Шаст Олег Сергеевич: другие произведения.

Цена верности

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Судьба зачастую бывает обманчива. Она может бережно вести тебя за руку, а потом резко толкнет в бездонную пропасть. Сколько раз герои становились тиранами? Сколько раз товарищи предавали ради возможности ублажить собственную жадность? Никто не считал. Но когда нужен убийца, или предатель его всегда находят, и тогда возникает вопрос цены. Цены верности.

Цена Верности

 []

Annotation

     Судьба зачастую бывает обманчива. Она может бережно вести тебя за руку, а потом резко толкнет в бездонную пропасть. Сколько раз герои становились тиранами? Сколько раз товарищи предавали ради возможности ублажить собственную жадность? Никто не считал. Но когда нужен убийца, или предатель его всегда находят, и тогда возникает вопрос цены. Цены верности.


Цена Верности

Пролог

     Лучи клонящейся к горизонту звезды окрасили облака над океаном в красные цвета. Лёгкие волны неторопливо накатывали на заснеженный берег, который словно хищник ощетинился грубо сколоченными из досок причалами и, омывая небольшой участок суши, обнажали крупную гальку. Возле деревянных настилов, на воде покачивались привязанные к столбикам лодки.
     Над ними кружились синие чайки, привлеченные запахом легкодоступной пищи, а самые смелые из стаи, иногда пикировали вниз и, ухватив клювом, лежащую на сетях рыбу, уносились прочь. Никто не мешал им таскать доставшийся тяжелым трудом улов, и стоило лишь немного задрать голову вверх, чтобы понять почему. От горящего на холме поселка в небо поднимались плотные столбы дыма, уносящие с собой хлопья серого пепла.
     По мере приближения от пристани к поселку, запах гари становился невыносимым и дополнялся ароматами пролитой крови и горящей шерсти, а возле остовов догорающих домов, изломанными куклами лежали тела местных жителей. Всех до единого. Они пали от клинка обезумевшего рыцаря, да и его самого уже нельзя было называть живым.
     Рыцарь стоял на краю поселения, уткнувшись коленями в снег, и смотрел на горящие дома отрешенным взглядом. Белая одежда превратилась в пропитанные кровью лохмотья, а душа истлела от горя. Он не испытывал сожаления, но чувствовал, как внутри догорают остатки ненависти, оставляя после себя пустоту. Пустоту, заменившую боль и породившую чудовище.

Глава первая. Долг Хранителя

     Над домами небольшого северного поселка плыли плотные облака. Они накрывали деревянные жилища ползущей по белой земле тенью и нехотя пропускали свет звезды Ак’Шири.
     Когда лучам все же удавалось пробиться через завесу туч, снежные сугробы начинали искрить яркими переливами, и в такие моменты местные жители начинали щурить глаза, оберегая их от ослепительной белизны, или спускали на нос меховые шапки. Тяжелые головные уборы были вынужденной необходимостью и хорошо защищали от холодов, особенно вместе с тулупами и валенками.
     Северный посёлок, как и весь этот мир, населяли льветы. По своему телосложению они имели большое сходство с людьми, если не считать длинного хвоста, короткой шерсти и вытянутого лица, присущего крупным представителям семейства кошачьих. Необычные существа, хотя для них, встреченные на просторах космоса земляне, тоже выглядели странно.
     Место под строительство северного поселения льветы выбрали далеко не случайно, и здесь располагалась удобная бухта для пристани. Рядом с берегом проходило холодное течение, приносящее огромные косяки красной рыбы, а ее охотно покупали по всему миру и хорошо платили за деликатес.
     Поэтому, почти все взрослое население посёлка было связано с рыболовством. Большинство из них постоянно ходили на промысел в море, а остальные работали на заводе по производству консервов. Выловленной добычи сполна хватало не только на обеспечение семьи едой, но и на отправку крупных партий нежного мяса в города на юге, что приносило неплохой доход. Его половину почти всегда пускали на расширение поселения или на ремонт обветшалых домов. Несмотря на суровый климат, местные очень ценили свою родину и надеялись, что их поселение когда-нибудь дорастет до статуса маленького города.
     Хеалс Севен прибыл сюда уже пару дней назад и никак не мог привыкнуть к сильному морозу. Ему даже пришлось купить у местного лавочника серую меховую шапку. Она не сильно изменила общее состояние южанина но, по крайней мере, могла защитить торчащие на макушке уши от холода. Львет сожалел о вынужденной необходимости оставить привычный белый плащ, который сразу мог выдать в нем хранителя закона из-за его терморегуляции. Замечательная функция позволяла носителю не перегреваться в жару и спасаться от холода даже в сильный мороз. Нужно было лишь иногда подзаряжать ткань энергией и наслаждаться комфортом.
     Но ради исполнения цели, Хеалс сам решил на время отказаться от ношения положенной по статусу рыцаря одежды. Он надеялся, что в Ордене не смогут прознать от этом поступке, иначе по возвращению с задания, львету могли запросто назначить серьёзное наказание и лишить месячного жалования.
     Сейчас Хеалс одевался не броско, и в серой одежде походил на простого путешественника, притащившегося на север по никому не интересным делам. Он сидел в двухэтажной гостинице, единственной в поселке и старательно кутался в шерстяной плед. Рыцарь всматривался в покрытое изморозью окно, наблюдая за главной улицей и редкими прохожими. Утро еще только наступало, а уже все печные трубы выпускали в небо клубы плотного дыма. Хозяйки готовили стряпню возле огня, а запах свежего хлеба из местной пекарни плыл по улице и, проникая через щель в рассохшейся раме, попадал в комнату гостиницы, заставляя Хеалса давиться слюной.
      Из-за мороза стекло постоянно покрывалось корочкой льда и рыцарю часто приходилось отогревать его дыханием, чтобы сохранить возможность видеть хотя бы что-то. Правда, снаружи сейчас ничего и не происходило. Котята еще спали перед занятиями в Квадривиуме, а их отцы уже ушли на промысел в море, оставив льветесс заниматься хозяйством.
     Севен поежился от пробирающего через одежду холода и с тоской посмотрел на нетопленную каменную печь. Возле нее лежала растопка в виде оторванной коры и охапка сухих дров. Ничего не мешало ему разжечь огонь и согреть комнату, вот только хранитель не умел этого делать и ворчал на собственную глупость.
     Когда его заселяли, Хеалс прослушал инструкции хозяйки, и в итоге, проболтавшись по улицам поселения до темноты, львет вернулся в остывшую комнату и обнаружил, что ее никто не собирается отапливать. Возле печи он нашел охапку уложенных дров и попытался сразу же растопить каменку, вот только дым ни в какую не желал выходить наружу. Он скапливался в помещении, вылезая из всех щелей печки, и быстро заполнил помещение, грозясь задушить кота. Хеалсу пришлось заливать огонь водой и проветривать комнату несколько часов. Самое обидное, никто даже хвостом не пошевелил, чтобы прийти к рыцарю на помощь.
     По приезду Хеалс старался вежливо обходиться с местными жителями, но по незнанию северных обычаев, умудрился обидеть хозяйку гостиницы, когда та поинтересовалась причиной приезда хранителя. Он в шутку упрекнул женщину за любопытство и неожиданно заработал врага. Северянка холодным тоном пообещала, что больше не станет совать хвост в дела важного гостя, и после этого почти с ним не общалась. Севен попытался извиниться, но льветесса упрямо придерживалась своей позиции и предложила съехать, если его что-то не устраивает. Переселиться оказалось не куда, и из-за этого Севен уже две ночи спал под тремя одеялами, а утром делал силовую зарядку, разгоняя кровь по продрогшему организму.
     Пока что он не заболел, но подобный инцидент неумолимо приближался. Поэтому Хеалсу оставалось надеяться, что удастся разобраться с делами как можно скорее.
     Окно, перед которым сидел львет, снова замерзло, но Севен не стал на него дышать и скоблить иней пальцами. Рука с подточенными когтями потянулась к столу и подняла несколько исписанных разным почерком бумаг. Вертикальные зрачки Хеалса расширились и тут же снова превратились в две узенькие щели. Он невесело ухмыльнулся, обнажая острые клыки, и погладил подбородок, в очередной раз пробегаясь по знакомым символам.
     Документы в основном содержали сведения о бесследно пропавших жителях и патруле хранителей, отправленном в посёлок для расследования. С ними попросту пропала связь, а поисковая команда, облазившая всю округу, не смогла обнаружить никаких следов. Официально объявили о падении транспортника в море, но этот факт смотрелся слишком нелепо. Льветы уже давно научились сканировать подводное дно, а никаких обломков найти не удалось.
     Кроме странной пропажи, в орден поступило несколько доносов на подозрительный груз с товарного транспортника, развозившего красную рыбу по городам. В них говорилось о наличии в ящиках оружия и непонятных склянок с разноцветными жидкостями. Только через несколько дней после получения подобной информации, отправитель совершал необъяснимое самоубийство и вскоре подобные сообщения перестали появляться в Ордене. Но, несмотря на подсказки, рыцарям пока не удавалось захватить груз или отыскать производство. Отсюда следовало, что стоявшая за преступлениями организация обладает большими возможностями.
      Единственной зацепкой, за которую можно ухватиться, оставался торговый корабль. Хранители были уверены, что груз перевозят именно на нем, только две тщательно подготовленные облавы на транспортник не дали результатов. На борту находили только консервы или замороженные брикеты с рыбой.
     Несмотря на неудачи, и отсутствие доказательств Орден не мог просто закрыть глаза на подобную ситуацию и периодически отправлял рыцарей в посёлок, в надежде что рано или поздно кто-то из них преуспеет в расследовании. За раскрытие дела даже назначили награду в виде внеочередного звания и этот факт не смог не заинтересовать Хеалса Севена. Он уже давно стремился получить статус командующего и осесть в одном из маленьких городов, так что северный поселок со своими тайнами подвернулся львету весьма кстати.
     Зная расписание транспортника, составленное на пару недель вперед, Хеалс прибыл в поселок заранее. Прикидываясь историком, собирающим различные факты, он расспрашивал местных жителей на счет тех или иных зданий и просил поделиться необычным рассказом. Только за целый день пустых бесед с рыбаками, стала понятна бессмысленность этой идеи. Льветы с неохотой шли на контакт и старались отделаться от назойливого южанина как можно скорее. Даже предложение выпить за его счет не смогло привлечь больше чем пару самых ленивых и бездарных рыбаков, которые только хвастались нереальными подвигами или ныли на свою тяжелую жизнь, не сообщив ничего полезного.
     Потратив первый день в пустую, Хеалс предпочел сменить подход и прогуляться по поселку. Он планировал получше изучить местность перед прилетом транспортника и заодно поискать одних из самых надежных информаторов, а именно котят.
     Часто малыши могут услышать много интересного от взрослых, которые не обращают внимания на их присутствие и треплютсяна весьма деликатные темы. Считается, что котенок ничего не понимает, и не сможет навредить их планам, но он может все запомнить, а потом пересказать за сладкое вознаграждение. Хеалс уже не раз прибегал к помощи котят и благодаря им раскрыл не одно провальное дело.
     Шатаясь по поселку на протяжении нескольких часов, ему удалось отыскать подходящих для беседы котят. Шайка местных хулиганов, занималась тем, что развешивала рыбьи потроха на дверные ручки, самых вредных, по их мнению жителей.
      К радости Хеалса котята не стали разбегаться, испугавшись приезжего, и завалили его вопросами о южных городах. Рыцарю пришлось рассказать несколько захватывающих историй, а когда рты маленьких слушателей открылись от удивления, он поинтересовался на счет таинственных мест, куда запрещено пускать детей.
     Котята охотно рассказали об одной особенной пещере, недалеко от поселка. Получалось, что взрослые запрещают туда ходить и даже побаиваются подземелья сами.
     Казалось, Судьба улыбнулась рыцарю, и еще немного с ними побеседовав, хранитель убедил маленьких льветов отвести его туда.
      Дети заставили рыцаря полсти за ними по сугробам целый час, но показанное ими подземелье, оказалось небольшим по площади гротом, с несколькими нечитаемыми фресками на стенах.
     Хеалс облазил пещеру вдоль и поперек, но ничего не говорило о наличии тайных проходов или существовании мастерских. Кроме того к подземелью не вели следы по снегу, и Севен признал, что здесь ловить нечего.
     Отблагодарив котят несколькими монетками, и полюбовавшись их засветившимися от счастья лицами, львет пробрался по снегу обратно в посёлок. Теперь оставалось, только дожидаться прилета корабля и попытаться проследить за пассажирами.
     Закончив листать документы, и не обнаружив ничего нового, Хеалс швырнул их обратно на стол. Он взглянул на часы, и довольно улыбнулся. Оставалось подождать всего одну минуту, чтобы утро перестало считаться ранним, а это открывало возможность получить завтрак из свежеприготовленных продуктов.
     Пока что, единственным плюсом за всё его пребывание в заснеженном поселении была очень вкусная еда, которую подавали в общем зале. Всего один раз, отведав обжаренную в овощах рыбу с гарниром из морской капусты, он прочувствовал все великолепие северной кухни, и искренне наслаждался трапезой. После этого рыцарь сделал заказ на полноценную кормежку в течение всего срока съёма комнаты. Это было еще до того как рыцарь непонятным образом нагрубил хозяйке, и сейчас Хеалс искренне надеялся, что льветесса не плюёт ему в пищу из вредности.
     Стрелка на комнатных часах, сдвинулась на верхнюю отметку, и раздался слабый перезвон колокольчика. Хеалс сам выставил звонок, чтобы не пропустить начало завтрака, и как только его услышал, шустро вылез из пледа.
     Спустившись в общую залу, хранитель блаженно улыбнулся, сразу почувствовав приятное тепло от большого камина. По сравнению с его комнатой, находиться тут было очень комфортно, и рыцарь собирался просидеть за завтраком как можно дольше.
     Хеалс не спеша выбрал пустующий столик у окна и уселся за него, положив на скатерть, недавно купленную шапку. Рыцарю нравилось щуриться под лучами восходящей Ак*шири, и представлять тепло южных городов.
      Сейчас в гостинице кроме него больше не было постояльцев. В зале находился только сам Хеалс, и девушка подавальщица. Собирая для него поднос за стойкой, льветесса как бы невзначай расстегнула верхнюю пуговицу блузы и подмигнула сидящему у окна Хеалсу. Хранитель улыбнулся ей в ответ.
     Из-за аристократичной внешности красавца и манеры любезно держаться в присутствии девушек, ему почти всегда везло на милашек. Но каждую из них, Севен в итоге оставлял, и льветессы возвращались домой с разбитым сердцем. Хеалс стремился найти ту единственную и упрямо следовал своей цели. Он оставался рыцарем, и приходилось следовать священному кодексу, согласно которому брак разрешалось заключить только один раз, и коту не хотелось всю жизнь терпеть присутствие сварливой избранницы.
     Наконец, льветесса закончила собирать завтрак и принесла поднос к столику хранителя, специально наклоняясь пониже, чтобы ему открылась большая часть ее груди. Только Хеалс не собирался спать с ней, зная суровый нрав северных рыбаков. За такое они могли и поколотить, не обращая внимания на его заявленную принадлежность к историкам, а потом бы всем поселком доказали, что ученый перебрал и, навернувшись с лестницы, сломал шею.
      Вежливо поблагодарив девушку за оказанную услугу, Хеалс спокойно взял в руки столовые приборы и принялся за омлет из морских яиц. Он оказался весьма не плох, не смотря на зеленоватый цвет, и приятно освежал мятными пряностями.
      Подавальщица обиженно поджала губы, принимая на свой счет пренебрежение наглого южанина и задрав нос, удалилась за стойку, на ходу застегивая пуговицы блузы. Но рыцарь по-прежнему не обращал на ее внимания. Восхитительная еда всецело завладела сознанием львета и позволила вновь взглянуть на окружающий мир, только когда перекочевала из тарелки в живот.
     Наевшись, он счастливо выдохнул, мысленно воздавая хвалу кулинарным способностям хозяйки, и взял с подноса аккуратную чашечку с ароматно пахнущим глинтвейном.
      Обычно с утра его не подавали, но Хеалс доплатил за маленькое исключение и теперь блаженно щурился под прорывающимися через окно лучами, наслаждаясь пряным вкусом горячего вина с ягодами.
     Сейчас ему некуда было спешить. О прибытии транспорта станет мигом известно всему поселению, а в окно он пялился просто от скучного прозябания в не отопленной комнате.
      Медленно потягивая глинтвейн, львет спокойно размышлял над своей миссией. Если не оплошать с этим заданием, должность командующего перестанет казаться для Севена далекой мечтой, а станет приятной явью. Он желал осесть в маленьком спокойном городе, стоящем на берегу моря и обзавестись семьей.
     Хранитель считал, что уже достаточно постарался на благо родного ордена и пришла пора подумать о своём счастье. Пара подчиненных и отсутствие серьезных дел позволят насладиться жизнью, не подвергаясь постоянной опасности, а воспитание маленьких котят не позволит заскучать.
     Отхлебывая очередной глоток пряного вина, хранитель чуть не подавился одной из ягод, когда дверь в общую залу резко распахнулась, и внутрь вбежал львет с покрытым инеем лицом. Сразу заметив кашляющего рыцаря, он чуть ли не бегом направился к его столу и, не спросив разрешения, уселся напротив, растянув лицо в довольной улыбке.
     - Господин историк, я все узнал, как Вы и велели, - произнес кот и нахмурился, глядя на удушливый кашель Хеалса.
     Поднявшись со своего места, львет не жалея силы хлопнул хранителя по спине и злосчастная ягода, вылетев из горла, покатилась по скатерти, заляпав голубую ткань.
     - Как же Вы так, - сокрушенно покачал головой кот в заношенном до дыр полушубке, но тут же заткнулся, уловив недовольный взгляд Хеалса.
     - Давай рассказывай, что у тебя случилось, раз бежал, словно тут бесплатно наливают, - потребовал Севен.
     - Так я с того и начал, господин историк. Транспортник то ваш летит, вот я, как и было велено, прибежал сообщить.
     Хранитель резко вскочил и, наклонившись над столом, принялся скоблить окно, чтобы увидеть летящий корабль. Спустя несколько секунд усиленных стараний, через стекло стало видно затянутое облаками небо, на фоне которого четко различался силуэт приближающегося транспортника.
     Зрелище обрадовало Хеалса, и он радостно схватил свою шапку собираясь бежать к посадочной площадке. Только рука доносчика неожиданно ухватила его за плащ.
     - Простите за рыбацкую наглость, но может, рюмашку нальете, а то бежал ведь старался?
     Севен поначалу хотел отмахнуться от надоедливого кота, но вовремя сообразил, что тот просит справедливо и, пошарив по карманам, вывалил на стол несколько крупных монет.
     - Молодец! Держи награду и снимай шубник, Высайр, выпьешь, а потом прикупишь себе новый наряд. Твой я покупаю.
     Львет радостно улыбнулся, скидывая верхнюю одежду и сгребая со стола деньги. Только поблагодарить рыцаря уже не успел, как и задать вопрос, зачем историку поношенный шубник. Хлопнув дверью, Хеалс скрылся на улице, по дороге накидывая рыбацкую одежду.
     На шум с кухни выбежала подавальщица и, увидев грязного Высайра, схватилась за метлу, собираясь вытолкнуть взашей надоедливого попрошайку, но он бросил в нее монеткой.
     Поймав серебряный кругляш, девушка удивленно присвистнула и с наигранной вежливостью поинтересовалась, чего желает клиент. Высайр довольно улыбнулся, в этот день бедный львет мог позволить себе любой заказ.
     Хеалс выскочил из гостиницы и понесся по улице, на бегу поправляя наспех надетую шапку и застегивая пуговицы вонючего полушубка. Возможно, хранитель немного поспешил с оплатой, и одежонка ленивого кота могла обойтись ему в разы дешевле, но возвращаться было слишком поздно.
     Смирившись с потным запахом, Хеалс поплотнее затянул тряпочный ремень поверх полушубка. Убедившись, что все кроме сапог не выдает в нем приезжего, он специально потоптался в груде угля, сваленной возле одного из домов. Теперь блеск обуви сошел на нет, и Севен спокойно мог сойти за одного из рыбаков, решивших устроить себе выходной.
     Он выбежал к посадочной площадке как раз вовремя. Транспорт уже опустился на деревянный настил, очищенный от снега и глушил двигатели.
      Вокруг корабля успела столпиться приличная группа местных жителей, состоящая в основном из женщин и котят. С ним обычно всегда прибывал торговец, который мог побаловать северян диковинками из тёплых земель, а для поселка это было всегда значимым событием.
     Наконец, моторы транспортника замолчали, и в задней части медленно опустился трап, по которому первым как раз и спустился довольный лавочник. Вместе с ним шагали механические ноги, на которых были закреплены огромные раздвижные ящики.
     Как только кот оказался на земле, он дал команду железному носильщику, и механизм, приземлившись на краю площадки, развернулся, обращаясь стеллажами с различным товаром. Льветессы и котята сразу хлынули туда, освобождая проход с площадки, а на месте осталось стоять тольконесколько рыбаков и слившийся с ними Хеалс, в надвинутой на лицо шапке.
     Дождавшись когда станет посвободнее, с трапа спустился капитан судна в черном куртке наёмника. Его сопровождали двое здоровяков в сером пальто, из-под которых проглядывались силуэты плазменных метателей.
     Подобная охрана оказалась неожиданностью, и хранитель машинально ухватился за пояс, проверяя собственное вооружение. Убедившись, что силовая сабля с метателем на месте, он понял, что суета может привлечь лишнее внимание и сделал вид, что поправляет полушубок.
     Пока Хеалс размышлял над появлением опасных противников, наёмник спокойно сошел на площадку и махнул рыбакам. Они шустро устремились на корабль, а через пару секунд покидали его уже с ящиком в руках.
     Хранитель остался в одиночестве и уже собирался присоединиться к покупателям, чтобы не выделяться, но услышал адресованный себе окрик.
     - Эй, парень, ты новенький? Давай живо за ящиками, иначе останешься без награды за старание, - пробасил один из здоровяков и рассмеялся.
     Севен просто кивнул и рысцой устремился к транспортнику. Ему даже не пришлось импровизировать, и Судьба сама подбросила шанс проследить за грузом. Оставалось только понять, как в ящиках появляется контрабанда и миссию можно считать успешно выполненной.
     На корабле оказался еще один громила в черной куртке, он показывал рыбакам на дощатые коробки, которые необходимо вынести с корабля. Хеалс дождался своей очереди и, подхватив один из ящиков, поспешил за колонной рыбаков, идущих в сторону консервного завода.
     Это было самое большое здание в поселке, и тут работали почти все, кто не ходил на промысел в море. Из любопытства, рыцарь заходил внутрь на второй день своего пребывания на севере, но не обнаружил ничего интересного. Просто угрюмых котов, которые собирали пресервы и консервы на конвейерах, а потом паковали их в ящики.
     Втянувшись в распахнутые складские ворота, рыбаки складывали груз с транспортника возле входа и, подхватив коробку с упакованной рыбой, отправлялись обратно. Хранитель сходил с ними несколько раз, бесплатно поработав грузчиком, но после очередной возвращения на склад немногозамешкался и, дождавшись, когда цепочка рыбаков покинет помещение, залез за заваленные всяким хламом стеллажи.
     Там он прикрылся куском порванного брезента и приготовился ждать, когда рабочие закончат перетаскивать товар. Хеалса одолевало желание залезть в ящики, которые привёз транспортник, но следовало дождаться хотя бы ночи. Если в них находятся не пустые упаковки под рыбу для производства, а алхимические компоненты или детали для оружия, можно сразу связаться с ближайшим управлением ордена и вызвать помощь. Лежащий в кармане комуникатор мог быстро передать сигнал практически из любой точки мира, и рыцарь не сомневался, что вскоре им придётся воспользоваться.
     С реальными уликами появиться возможность расколоть рыбаков, и выйти на заправляющую производством банду. Но в случаи ошибки, подобная выходка могла сильно насторожить хозяев предприятия и тогда они затаятся еще сильнее, а Севен лишиться возможности стать командующим в ближайшее время.
     Пока хранитель отсиживался под брезентом, время тянулось достаточно медленно. Хеалс насчитал больше ста ходок грузчиков, прежде чем они закончили с перетаскиванием товара.
      Когда двери сарая закрылись, хранитель осторожно вылез из-за стеллажей, распрямляя затёкшие ноги. Прислушавшись к удаляющимся по снежной тропке шагам, он протяжно потянулся, согревая мышцы, и приготовился осуществить свою задумку, заглянув в ящик.
     Как и предполагал рыцарь, на улице наступила ночь. В расположенное под потолком узкое окно, было видно небесное сияние, которое появлялось только на севере. Севену нравилось следить за его переливами перед сном в гостинице, но было некогда любоваться видами.
     Львет осмотрелся в поисках монтировки.
     Небольшой металлический ломик нашелся довольно быстро возле пожарной бочки с песком. Подобрав нехитрый инструмент с пола, Хеалс наугад выбрал один из ящиков с надписью «консервные банки» и размахнулся, чтобы вогнать под крышку остриё монтировки. Но скрип двери в задней части склада и ворвавшийся в помещение свет, едва не застал рыцаряврасплох и он в последний момент остановил удар по ящику.
     Высунувшись из-за коробок, хранитель разглядел вошедших со стороны завода рыбаков и сразу же спрятался обратно. Коты в засаленных шубниках медленно приближались и Хеалс, отпихнув ломик в сторону, осторожно вынул из-под плаща лучевой метатель, переключив его на оглушающие заряды. Независимо от причастности рыбаков к клановым бандитам, Севен не любил убивать без необходимости.
     Тем временем, шаги становились все ближе с каждой секундой, и хранитель уже собирался выскочить из укрытия для атаки, но рыбаки резко остановились возле груды ящиков.
     - Опять наёмник возомнил себя самым главным. Почему мы должны заниматься этим по ночам?! Неужели рабочего дня нет? – произнес один из льветов ворчливым голосом.
     - Тише ты, нытик! Упаси нас Судьба, если они услышат твое недовольство. Вши в штанах покажутся невинными созданиями по сравнению с наказанием от этих громил. Давайте парни, берите по одному и тащите вниз, - сказал один из рыбаков сердитым басом.
     Работяги еще немного поворчали над своей нелегкой ношей, а потом взяли по ящику и понесли на завод.
     Услышав слово «вниз», Хеалс сомневался не больше пары секунд. Во время экскурсии по заводу он не заметил никаких признаков подземного этажа, а сейчас появилась хорошая возможность увидеть, где находиться тайник завода и возможно обнаружить мастерские или лаборатории.
      Сунув метатель обратно под одежду, он подхватил грубо сколоченную коробку и последовал за котами, надвинув на лицо шапку. В вонючем полушубке его было не отличить от местных, и попасться Севен мог, только если кто-то проявит исключительное любопытство и захочет поинтересоваться, откуда появился дополнительный грузчик, но на этот случай у Хеалса было припасено оружие.
     Когда группа вошла внутрь заводского помещения, хранитель начал осторожно осматриваться, примечая особые детали. Возле закрытых ворот, откуда его пропустили в прошлый визит, стоял один из здоровяков, которых львет уже видел у транспортника. Сейчас он откровенно скучал, подбрасывая на ладони камушек, и даже не посмотрел на рыбаков с ящиками.
      Помимо здоровяка рыцарь узнал капитана корабля в черной куртке. Он сидел возле одного из конвейеров, который отодвинули в сторону. Оказалось, что под механизмом располагался широкий спуск на подземный этаж.
     Наёмник так же не посмотрел на грузчиков больше чем один раз, и Хеалс мысленно выдохнул. Эти парни носили славу хороших бойцов, и даже один из них мог подкинуть хранителю много хлопот.
     Рыбаки молча спустились по ступенькам и оказались в большом помещении, заставленном ящиками различных размеров. Спрятанный под заводом склад, на который мечтал попасть хранитель, оказался реальным.
     Протащив свою ношу мимо первых штабелей, льветы устанавливали ящики на свободное место, после чего шли назад. Хеалс собирался воспользоваться предыдущей уловкой, и специально немного задержался, выбирая место, где можно спрятаться. Медленно переставляя ноги, он опустил ящик и уже собирался нырнуть за стеллажи, но вовремя заметил появление низкого львета в заляпанном фартуке, в сопровождении громилы.
     Быстро развернувшись, Севен направился за рыбаками, которые уже поднимались из подвала, но его окрикнули:
     - Эй, парень! Подойди, нужна твоя помощь!
      Хранитель медленно обернулся и, заметив на себе взгляды обоих котов, вопросительно ткнул себе в грудь, решая уточнить, к кому они обращаются.
     - Подери тебя вшивый выводок! Да, як тебе обращаюсь, иди сюда! – требовательно заявил здоровый львет и выжидающе упер руки в бока.
     - А-а-а, мне еще надо принести несколько коробок, - с легким заиканием проговорил Хеалс, пытаясь отбрехаться от новых работодателей.
     - Ты ничего не перепутал? Хочешь вылететь с работы и пойти в море за рыбой? Ну-ка живо подошел сюда и помог мне с ящиком!
     Понимая, что громила сейчас потеряет терпение, Севен, медленно переставляя ноги, приблизился к льветам и по дороге смог их внимательно разглядеть.
     У низкого кота в фартуке, был неряшливый вид, выраженный давно немытой шерстью на руках и лице, грязной одеждой и очках с треснутым окуляром. Он переминался с ноги на ногу, будто от нетерпения и, облизываясь, смотрел на один из ящиков пару минут назад принесенныйрыбаками.
     Здоровяк отличался от замаравшегося кота как день от ночи. Дорогая куртка с меховым воротником, кожаные перчатки и высокие сапоги сразу выдавали в нем представителя аристократии, с которыми всегда хватало проблем.
     Как только Хеалс остановился возле льветов с опущенной головой, показывая свою покорность, грязнуля в очкахсхватился за волосы на голове и недовольно посмотрел на здоровяка.
     - Чего ты ждешь?! Почему не берешь ящик и зачем позвал этого рыбака, от которого за дилерт несет рыбой?! – истерично завопил низкорослый, заставляя аристократа поморщиться. – Нам сейчас не нужен дополнительный материал, предыдущие еще держ…
     - Утихни Пузырёк! Неужели ты думаешь, я сам потащу такую неудобную штуку в твою лабораторию? Хотя этот парень действительно пахнет по-особенному отвратительно, зато будет лишний повод быстрее выгнать его обратно, а не пытаться опоить твоими зельями.
     В этот момент Севен искренне порадовался, за то, что переплатил за вонючий полушубок. Сам-то он уже свыкся с запахом, но для аристократа и львета со странным именем Пузырёк, он был почти невыносим.
     - Ладно, хватай его скорее парень! – завопил очкастый, закрывая нос ладонью. - Ты действительно не достоин моих замечательных смесей!
     Севен вопросительно взглянул на аристократа, надеясь, что здоровяк все-таки не выдержит вони, и отошлет его прочь, но тот поступил совсем иначе.
     - Бери, бери. Запахом нас не проберешь, - сказал он с легкой улыбкой и Хеалс, устало вздохнув, подхватил не такой уж и тяжелый ящик на руки.
     Кот в фартуке радостно запрыгал на месте, не сводя с него глаз, и здоровяк, закатив глаза, ухватил его за шиворот, потащив в противоположную часть подземного склада. Хеалс молча последовал за ними, а вскоре они вышли к массивной металлической двери, возле которой стоял пульт с сенсорной панелью.
     Не задумываясь не секунды, Пузырёк подбежал к нему и потыкал несколько кнопок. Это вызвало положительно прозвучавший гудок, и дверь плавно пошла в сторону, отодвигаемая неким механизмом. За ней начинался уходящий глубоко внутрь тоннель, в котором тускло светились развешенные по стенам светильники.
     Хранитель замешкался. Он начал опасаться продолжать игру в грузчика, и уже подумывал о припрятанном метателе, только аристократ просто подтолкнул Хеалса внутрь, не побрезговав ухватиться за шубник. Львет собирался вырваться назад, но потратил на колебания слишком много времени. Пузырёк и здоровяк уже прошли за ним следом, а толстая дверь благополучно закрылась, отрезая путь на поверхность.
      Севен узнал блестящий материал, из которого оказалась, сделана дверь и сильно удивился. Это был специальный металл, имеющий большое сопротивление силовому воздействию, и его было не так-то легко купить. Такую громадину будет сложно сдвинуть, не зная, кода или не имея взрывчатки. Значит, внизу действительно могли располагаться мастерские и лаборатории. Вот только раз их так хорошо оберегают, не было ли ошибкой соваться сюда одному.
     Рыцарь не сдержался и громко сглотнул вставший в горле комок, чем немного насмешил своих сопровождающих.
     - Трусливый рыбачок сегодня к нам забрел, попался на крючок наивный дурачок! – пропел Пузырёк, мерзко хихикая.
     - Не обращай на этого безумца внимания, - утешил Хеалса аристократ, - Единственное, что он может делать хорошо, это варить зелья. Все остальное время лучше с ним совсем не разговаривать.
     Рыцарь тихонько кивнул здоровяку, и покосился на кота в фартуке. Алхимик казалось, их и не слышал, а что-то тихо шептал, прислонившись к отшлифованной стене туннеля. Аристократ ткнул его в плечо, и Пузырёк поначалу взвизгнул, испугавшись прикосновения, а потом тихо захихикал.
     На протяжении всего спуска Хеалс осторожно всматривался в стены и сделал вывод, что проход сделали недавно. Если тут действительно готовят запрещенные зелья, или собирают оружие, должность командующего у него в кармане. Нужно только унести эту вшивую коробку и вернуться назад.
     Хеалс старался все воспринимать, как затянувшуюся разведку и не паниковать без причины. Наверняка аристократ постоянно заставлял грузчиков помогать с ящиками и все должно пройти хорошо, если Севен себя не выдаст.
     По дороге вниз им встретилось всегонесколько льветов. Все они были в фартуках как у алхимика, и одаривали Пузырька брезгливым взглядом. Ученые бросали на рыбака грустный взгляд, который наводил рыцаря на неприятные мысли, и молча проходили мимо.
     Хеалс предположил, что они не любят парня из-за его безумия. По крайней мере, такое объяснение было вполне понятным, а любой раскол среди противников, был только на руку проникшему в подземелье хранителю. Но почему ученые так на него смотрели…
     Когда спуск завершился, они вышли в необычное помещение, древние стены которого были покрыты изображением зверья и лесов. Из него вело несколько проходов, которые были прорублены уже современными резаками. Их края оплавились и попортили много необычных изображений,созданных мастерами ушедшей эпохи.
      Хеалс открыл от удивления рот, не в силах поверить, что под рыбацким поселком располагались руины древней цивилизации. Он представил, как историки института технологов прибегут сюда, когда Орден Порядка захватит подземелья, и обследуют каждый камешек. Ученые даже выразят ему благодарность за ценную находку и вклад в науку Льветара.
     Севен засмотрелся на поразительные фрески, и немного отстал от своих провожатых, уже заходивших в боковой проход. Пришлось побыстрее переставлять ногами, чтобы вновь пристроится за аристократом, а новый туннель нисколько не отличался от предыдущего.
     - А ты очень молчаливый, - высказал замечание аристократ, не оборачиваясь к Севену.
     - Простите, господин, просто я очень боюсь находиться под землей, - ответил Хеалс, не особо задумываясь над ответом.
     - Да ты просто трусишка, а у меня есть такое зелье, что может сделать смельчака из любого львета. Только представь, что будет, если ты его выпьешь, мой вонючий рыбачок! – возвышенным слогом пробасил Пузырёк с серьёзным видом.
     Аристократ только покачал головой на очередную выходку безумца, и вновь между ними повисла тишина.
     Вскоре туннель вывел их к очередному перекрестку. Теперь это был длинный зал с несколькими отходящими проходами, и не все из них выглядели свежими. Некоторые обрамляли венки из обломанных временем листьев. Вся лепнина выглядела искусно и легко, хотя и была выполнена из камня. Она создавала чувство присутствия леса, и Севену стало интересно, кому пришло в голову создавать такую иллюзию под землей.
      Шлепая по потрескавшимся от времени мраморным плитам зала за аристократом и алхимиком, Хеалс задрал голову вверх и с удивлением увидел девятиконечную звезду, с большим листком неизвестного растения в центре. Хранитель даже отстал, удивляясь необычному совпадению, всплывшему в памяти. Именно с такого знака начинался символ Ордена Порядка, и было весьма неожиданно увидеть его на руинах древнего города, давно поглощенного землей.
     - Интересный орнамент, не правда ли? - поинтересовался у Хеалса аристократ. - Мне всегда было любопытно узнать, кто же построил все эти здания, и что могло произойти в нашем мире, такого необычного, что немногие оставшиеся следы этой цивилизации слишком хорошо сохранились. Только представь, как бы мы продвинулись в развитии, если бы узнали секрет строительства таких прочных зданий, как это.
     - Мне кажется, в таком месте могло сохраниться много всего, помимо стен и рисунков… - произнес Хеалс и тут же мысленно выругался на свой длинный язык.
     - Какое тебе может быть дело до исторических находок, рыбак? Учти, все, что ты видел, должно остаться только в твоей голове, и если мы узнаем, что ты начал распускать слухи, - пригрозил здоровяк и Севен вжал голову в плечи.
     - Простите господин, мне следует смотреть под ноги, а не по сторонам, - виновато просипел Хеалс.
      - Хи-хи. Прищемили тебе хвост, как сопливому котенку! – пропел Пузырёк, поддавшись очередной волне своего безумия.
     На счастье рыцаря, весь дальнейший путь к нему не приставали с шутками или упреком. По дороге попадалось еще три перекрестка, каждый из которых размещался в погребенном под землей древнем здании или, по крайней мере, его части.
     Все они имели свою неповторимую индивидуальность, словно строились разными мастерами, вложившими в свои творения собственную душу. А последняя зала поразила Хеалса больше всех остальных.
      Огромные колонны, украшенные каменной листвой, удерживали высокий купольный свод, покрытый необычными кристаллами, которые давали приятный и яркий свет. Хотя, до этого освещение было сделано обычными Льветарскими светильниками на батареях.
      Помещение было сильно вытянуто в длину и имело сходство с галереей, какие рыцарю доводилось видеть в книжках, с изображением сказочных дворцов. Вдоль покрытых резьбой стен, так же как и в предыдущих залах, были вырезаны отходящие по сторонам туннели, но на этот раз льветы направились в самый конец колоннады, минуя их все.
     Там находилась искусно вырезанная дверь цвета белого мрамора, а по бокам от нее, на высоких постаментах гордо стояли облаченные в необычную пластинчатую броню статуи. Это были воители в закрывающих лица шлемах, и Хеалс не смог рассмотреть у них хвосты, что было весьма странным.
     Пока хранитель разглядывал скульптуры, Пузырёк веселой походкой подбежал к древним створкам и, надавив ладонями, толкнул их внутрь. Хеалс зажмурился от яркого света заполняющего открытую комнату и глаза смогли привыкнуть к такому освещению только через несколько секунд. Тогда львет уже перешагнул порог, подталкиваемый аристократом.
     Комната оказалась весьма своеобразной. Источником света являлись все те же загадочные кристаллы, которые покрывали не только потолок помещения, но и были грубо подвешены на стены. Но стоило осмотреться вокруг, как восхищение Севена сменилось тихим ужасом. Помещение, которое некогда было замечательной залой, превратили в лабораторию.
     На нескольких стоящих полукругом столах громоздились колбы и различные склянки с растворами. Вдоль одной стены шли стеклянные ящики, в которых на красном бархате было разложено множество непонятных вещей. А в самом большом из них висел скелет высокого человека, облаченного в истлевшую одежду и броню, какая была на статуях при входе.
      С другой стороны громоздились огромные кристальные генераторы, к которым был подсоединен широкий хирургический стол, с лежащим на нем телом львета.
     Хеалс сглотнул вставший в горле комок. Тем временем, очкарик уже успел умчаться к одному из столов и, схватив пару склянок, принялся смешивать содержимое в парящей над нагревателем колбе, а здоровяк заинтересованно наблюдал за его действиями.
     - Простите господин, а куда мне следует поставить этот ящик? – осторожно поинтересовался хранитель, желая поскорее вернуться наверх.
     Зрелище действующей лаборатории стало для него последней каплей в луже собираемых доказательств. Теперь он мог вызывать в посёлок рыцарей, чтобы они захватили это место, не опасаясь промашки. Оставалось лишь выбраться на поверхность и отправить послание.
     - Поставь в том углу, - небрежно сказал аристократ, показывая в сторону стеклянных шкафов и витрин.
     Хеалс молча кивнул и поспешил отнести коробку как можно скорее. Он выбрал длинный маршрут, в обход расставленных в центре столов, где резвился Пузырёк, и когда был уже на половине пути, заметил еще один проход, перекрытый решёткой.
     Из-за нее на рыцаря с грустью смотрели пропавшие в поселке льветы в грязной одежде. Хеалс замер, улавливая в их взгляде сочувствие и, поддаваясь всколыхнувшемуся внутри чувству угрозы, он резко повернул голову в сторону выхода.
      О спокойном уходе можно было забыть. Аристократ закрыл массивные двери и теперь вешал на створки толстый запор, не собираясь отпускать Хеалса назад.
     Рыцарь отпустил ящик, и он грохнулся на пол, зазвенев содержимым. Вокруг коробки начала быстро растекаться лужица, синеватого оттенка, подтверждая догадку хранителя о контрабандных реагентах.
     На шум сразу обратили внимание оба львета, и их реакция разительно отличалась друг от друга. Если аристократ просто молча покачал головой, то безумный алхимик завопил как резаный и бросился к Хеалсу, размахивая обычным ножом. Он собирался ударить рыцаря в грудь, но Севен небрежно пнул Пузырька, и он тут же отлетел назад, растеряв весь боевой пыл.
     - Ящик доставлен, господа. Можно мне уйти? – серьёзным голосом поинтересовался хранитель, уже зная ответ.
     - Как ты заговорил для обычного рыбака! Или стоит говорить, ваше рыцарство?
     - Что!? Откуда тебе…
     - Нам известно все, что касается поселка и прибывающих в него гостей, и отпустить тебя будет большим пренебрежением собственной безопасности. К тому же, здесь слишком много новых зелий и устройств, которые приходиться на ком-то испытывать, - вежливо сказал аристократ. - Будь добр, скинь с себя вонючий полушубок и зайди в клетку, по-хорошему.
     Хранитель знал, что сможет в любой момент выхватить собственное оружие и не сомневался, что справиться с аристократом. Он решил немного потянуть время, пытаясь получить как можно больше информации об этом месте и начал расстегивать пуговицы полушубка.
     - Хм... необычное предложение. Может, лучше поделишься, что лежит в тех стеклянных ящиках?
     Аристократ спокойно зевнул, прикрывая рот ладонью и искренне улыбнулся.
     - Ты очень любопытный, но я не стану ничего рассказывать. Вскоре сможешь сам узнать об этом месте много всего интересного, если конечно не сдохнешь сразу.
     В этот момент Хеалс закончил расстегивать последнюю пуговицу и, не особо расстроившись из-за провалившейся идеи, резко скинул его с плеч, подбрасывая высоко перед собой.
     Перекатываясь под защиту одинокой колонны, рыцарь увидел, как брошенный кинжал пробил одежду, отбросив ее прочь и, высунувшись с другой стороны, выпустил в аристократа несколько лучей из своего метателя.
     К удивлению Севена, здоровяк плавно ушел в сторону, избежав попадания, а через мгновение прятаться пришлось уже ему самому. Брошенный громилой нож, пронесся мимо львета, лишь слегка зацепив край колонны. Рыцарю оставалось затаиться за древней опорой, не имея возможности высунуться. Аристократ метко выпускал все новые ножи, и Хеалсу было проще дождаться, когда у него закончатся непонятно откуда взявшиеся лезвия, нежели сунутся под атаку.
     Наконец, наступило затишье, и обрадовавшийся хранитель выскочил из укрытия, собираясь разрядить в противника всюбатарею. Только его не оказалось возле, закрытой двери.
     Севен сосредоточился, перехватив оружие двумя руками и начал пристально осматривать комнату, пытаясь отыскать здоровяка. В лаборатории даже спрятаться негде было, а он исчез почти на пустом месте. Под столами вяло шевелился Пузырёк, который смотрел на рыцаря затравленным взглядом и издавал мерзкие смешки. Хранитель уже собирался потратить один выстрел на очкарика, испытывая к нему брезгливость, как ощутил позади себя тихое дыхание.
     Резко развернувшись, Севен увидел довольного аристократа и внутренне содрогнулся от неожиданности.
     Не поддаваясь панике, и не теряя не секунды, хранитель начал поднимать метатель, чтобы выпустить в него заряд, но здоровяк неожиданно стал каким-то размытым. Последовавший за этим удар по рукам рыцаря, выбил его оружие и отбросил к стеклянным ящикам.
      Не веря собственным глазам, Хеалс отскочил в сторону и выхватил пристегнутую к ноге саблю, приготовившись продолжить бой. Только мысль о том, что громила незаметно смог оказаться у него за спиной, не давала хранителю покоя.
     - Сабли значит? Почему бы и нет, если к нам забрел рыцарь, нужно проявить должное уважение, - с улыбкой произнес аристократ, направляясь к небольшому шкафу стоящему неподалеку от колонны.
     Там он спокойно открыл одну створку и, к удивлению Хеалса, достал наружу рыцарский пояс с клеймом ордена.
     - Откуда у тебя оружие ордена? – требовательно спросил Севен, не сводя глаз с блестящего на свету клинка. Было видно, что его не часто использовали.
     - Мне его отдали, а так же еще два комплекта. Я всегда испытывал слабость к подобным диковинкам. Вообще оружие и антиквариат это моя страсть, а тут подвернулся целый патруль рыцарей, и как можно было устоять?
     - Где они? – потребовал ответа Хеалс.
     - Не знаю, кормят червей или разлетелись пеплом по ветру, куда обычно деваются мертвецы?
     Хеалс зарычал, позволяя ярости хлынуть наружу, и стремительно напал на улыбающегося аристократа, используя свой лучший прием. Только тот даже не двинулся с места, отбивая его удар.
     Не позволяя себе удивляться, рыцарь усилил натиск, используя связки различных комбинаций. Его сабляпревратилась в смертоносный вихрь, способный уничтожить далеко ни одного врага. Даже наставники с восхищением аплодировали особому умению Хеалса, когда он использовал подобную технику. Но в этот раз все его удары проходили мимо цели.
     Так не могло продолжаться долго и вскоре, устающий хранитель заметил, как у здоровяка спадает улыбка. Обычно подобная смена настроения у его противника означала приближение победы, вот только в этот раз на лице аристократа была простая и нескрываемая скука.
     Неожиданно здоровяк особенно сильно отвел удар Хеалса в сторону, заставив его покачнуться, а потом, выбил из легких рыцаря весь воздух и повалил его на потрескавшийся от времени пол.
     Севен протяжно захрипел, откатываясь в сторону и только через пару секунд, он смог подняться на ноги, держась за грудь. Здоровяк уже не смотрел на него, а вернувшись к шкафу, достал ножны и убрал саблю обратно. За короткий поединок хранитель понял, что ни за что не совладает с этим противником на саблях, и пока аристократ был занят, оглянулся в поисках своего метателя.
     Он быстро нашелся, в нескольких шагах от рыцаря. Севен, радуясь удаче, со всех ног бросился к оружию.
     Уже слыша предупреждающий крик алхимика, Хеалс схватил рукоять и вскинул его в сторону аристократа. Палец сам нажал спусковой крючок, и мощный оглушающий заряд вырвался из ствола метателя, устремившись к громиле. Но он, прямо на глазах рыцаря, быстро сместился в бок и избежал поражения. Такой скорости у льветов Хеалс еще не встречал.
     Не мешкая, хранитель выпустил все оставшиеся в батарее заряды по аристократу, надеясь попасть хотя бы одним. Только противник увернулся, а потом очень быстро оказался возле рыцаря и резким ударом ладони, отбросил его с места.
     Ударившись о стену, Севен зарычал, пытаясь сохранить равновесие. В глазах помутилось, и появилось непреодолимое желание прилечь, но хранитель не хотел так просто сдаваться. Он потянулся за запасной батареей, надеясь успеть перезарядить оружие. Только через мгновение, его уже ухватила за грудь могучая рука аристократа и с небольшого размаха, повалила на пол.
     Изрыгая проклятья, Хеалс прикусил губу. Теперь она кровоточила, заполняя рот солоноватой жидкостью. К тому же рыцарь чувствовал, что сломал несколько ребер и вместе с ними потерял последние капли стойкости. От удара хранитель выронил батарею и метатель. Он знал, что оружие рядом, но продолжал неподвижно лежать не в силах даже поднять голову. Единственное что рыцарь мог делать, это всеми силами стараться удержать ускользающее сознание.
      Рядом раздался требовательный голос аристократа, но Хеалс не смог разобрать слов. Казалось, все вокруг начинает расплываться и рыцарь зарычал, понимая, что проиграл. Ему было видно, как очкастый алхимик встает на ноги и берет со стола вытянутый предмет. Хеалс разглядел мелькнувшую перед лицом колбу шприца, а потом почувствовал болезненный укол.
      Через несколько ударов сердца, разогнавших вещество по телу, Хеалс погрузился в крепкий сон, окончательно провалив миссию.

Глава вторая. Сломленный

     Наконец-то. Бумага назначения на пост командующего была перед ним. Миссия в занесенном снегом поселке успешно выполнена, а Первый рыцарь сдержал слово и лично повысил верного хранителя до следующей ступени.
     Замечательное место, чтобы насладиться покоем и вечерами любоваться на красоты природы. Городок на юге возле озера, где не было ни какого снега и вонючих рыбаков, а только трава, деревья и фермеры, выращивающие обильный урожай на своих полях. Но самое главное это белая башня управления, возле которой уже выстроилась пятерка подчиненных ему рыцарей. Как же долго Хеалс об этом мечтал.
     Не успел он сделать и шага на встречу выстроившимся хранителям, как перед ним словно из воздуха возникла стройная льветесса из аристократии. Единственная девушка во всем мире, с которой он чувствовал себя полным глупцом, не в силах построить ни одного правильного предложения и одновременно желал быть рядом с ней как можно дольше. Такую он до сих пор не встретил, и поэтому ее лицо скрывала розовая вуаль, опущенная с голубой шляпки, но Хеалс не сомневался, что девушка безумно красива.
     Севен галантно поклонился льветессе, заслужив легкий наклон головы в ответ, а потом помахал местным жителям и принял приветствие своих новых рыцарей. Они все собрались только чтобы увидеть, как он зайдет в башню, поднимется в свой кабинет и примет управление. Спокойное место и никакой опасности.
     Наслаждаясь сладостным чувством сбывшейся мечты, хранитель шагнул к двери высокого здания, и в этот момент его плеча коснулась крепкая рука. Обернувшись, Севен увидел позадильветессу, по-прежнему сокрытую вуалью. Она игриво склонила голову, словно собираясь что-то спросить, и неожиданно ударила его по лицу.
     - Что ты делаешь? – вскрикнул Хеалс, не понимая причины, а аристократка уже заносила руку для нового удара.
     - Просыпайся парень! Ты помер что ли? – произнесла льветесса хриплым голосом, и опустила ладонь.
     Севен зажмурился, принимая удар хрупкой, но сильной руки, а когда открыл глаза, городка, башни и девушки уже не было. Львет лежал за решеткой камеры на камнях, холод которых ощущался через тонкий слой подгнившей соломы, а над ним нависали лица троих очень грязныхрыбаков в лохмотьях.
     Хеалс медленно переводил изучающий взгляд с одного лица на другое и чувствовал, как изнутри начинает подкатывать ком тошноты. У одного рыбака с вытянутой мордой, покрытой шрамами илишенной волос, дергался глаз, а вторым он не видел совсем. Зрачок белого цвета очень красноречиво говорил о частичной слепоте кота. Второй львет сидел с механическим протезом вместо руки, и с высунутого на сторону языка капала вязкая слюна, а третий оказался с обожжённым лицом, на котором вместо глаз зияли темные провалы. Как раз он то и тряс хранителя за плечо, раздавая ему пощечины.
     - Уйди! – отмахнулся от него Севен и ужаснулся, не узнавая свой голос.
     От сквозившего в нем бархатного оттенка ни осталось и следа, а вырвавшееся слово было скрипучим словно поворот несмазанного колеса.
     - Говори тише, парень, -ответил ему слепец. – Они вышли, но скоро вернуться. Скажи, стоит ли ждать помощь?
     Хеалс выслушал слова рыбака и застонал. Теперь понимание затопило его разум, наполняя горечью. Выполненная миссия и башня командующего оказалась всего лишь сном, а он попался из-за собственной самоуверенности. Тот сверхбыстрый аристократ с легкостью вышиб из него дух, не обращая внимания на все мастерство Хеалса. Нужно было сразу выбираться с завода и вызывать помощь другиххранителей, а не лезть под землю с мыслями о геройстве.
     - Тише, тише, парень, сильно тебя потрепал этот здоровяк. Нам в свое время тоже досталось. Ты пока полежи, безумец влил в тебя одно из своих поил, так что скоро сможешь встать. Только скажи, стоит ли ждать рыцарей на выручку? Работать до конца своих дней в колониях всяко лучше, чем подохнуть в этой вшивой камере, после очередной алхимической бодяги.
     Севен посмотрел на лица рыбаков, ожидающих услышать добрые новости, но их не было. Никто кроме Первого рыцаря и нескольких хранителей не знал, куда отправился Хеалс, и хотя он верил, что второе лицо ордена не бросит в беде собрата, надежды в том, что его смогут найти под землей, были не так уж и велики. Хотя огорчать льветов рыцарь не собирался и попытался подсунуть туманный ответ.
     - Если меня не смогут найти, сюда прилетят другие. Они спасут нас, как только обнаружат вход в подземелье.
     На глазах Хеалса лица рыбаков омрачились скорбью и смирением. Не такой реакции он ожидал после своих слов, поэтому нашел в себе силы подняться и прислонился спиной к холодной стене камеры. Рыцарь опасался сокамерников и не знал чего можно от них ждать.
     Слепой медленно качал головой и, ударив кулаками по гнилой соломе, поморщился от боли.
     - Нас не найдут. Уже многие пытались это сделать, и ты первый кому улыбнулась удача, если это можно так назвать. Клан слишком ценит раскопки, чтобы отдать подземелья в руки ордена. Скорее всего, всех с кем ты говорил в поселке, уже прирезали или заставили молчать иначе. Надеяться не на что.
     Хеалс склонил голову, нехотя принимая позицию слепого. Получив ответ, рыбаки расползлись по тёмным углам камеры. Как бы, не печально прозвучали слова пленника, он был прав и Севен понимал это. Только вера в Первого рыцаря пока не оставила хранителя и маленькая надежда на поисковый отряд.
     Вскоре, в лабораторию вернулись аристократ и чумазый алхимик. Севен продолжал сидеть в своем углу, но сразу понял это, по раздавшимся в комнате шагам и боязливом перешептывании рыбаков. Он осторожно поднялся на ноги, приготовившись почувствовать боль сломанных ребер после драки с аристократом, но в теле была только усталость.
     Теперь ничего не напоминало о недавнем сражении, а кроме больного горла, отсутствовали другие признаки повреждений. В подобной ситуации хрипота была не сильно критичной, поэтому Севен постарался не обращать внимания на ожог. Еще Хеалс удивился наличию всей своей одежды, за исключением оружейного пояса. Находиться в добротных вещах было приятнее, чем сидеть тут в вонючем полушубке. Правда, все вшитые в ткань заначки пропали.
     Немного определившись со своим положением, хранитель решил послушать о чем говорят ученый с аристократом и, набрав воздуха в легкие, сделал первый шаг по направлению к решетке. Голова тут же закружилась, но рыцарь устоял и выпрямился, облокотившись на стену. Вскоре дурнота прошла и Севен, волоча ноги по соломе, подошел к прутьям вплотную.
     Из-за колонны было видно только половину лаборатории, но сейчас оба львета, посадившие рыцаря в клетку, находились на виду. Они что-то тихо обсуждали возле стеклянных витрин и ящиков с различным антикварным хламом, а здоровяк крутил в руках непонятный диск, похожий на паука. Судя по жестам и мимике, аристократ требовал от алхимика что-то сделать с этим прибором, а тот отрицательно качал головой, не соглашаясь.
     Льветы не смотрели в сторону клетки, поэтому Севен осмотрелся и заметил свое снаряжение. Сабля и метатель лежали возле шкафа, где аристократ хранил оружие. Нужно было придумать, как выбраться наружу, когда алхимик и здоровяк снова уйдут.
     - Отойди от прутьев, - прошипел слепой рыбак и Хеалс удивленно на него посмотрел, не понимая, как коту удалось определить, где он стоит.
     - Помолчи, пусть лучше его заберут на следующее испытание, а не одного из нас, - пробурчал львет с железной рукой, а нервный кот с порезанным лицом, заскулил, бормоча непонятные слова.
      Хеалс молча посмотрел на рыбаков и вернулся к своему наблюдению. Льветы продолжали разговаривать. Правда, аристократ уже вернул похожую на паука вещь под стекло витрины и с недовольным видом выслушивал визгливый монолог алхимика, который яростно размахивал руками, помогая себе выговориться.
     Неожиданно здоровяк поднял глаза и посмотрел прямо на Севена. Хеалс моргнул от неожиданности, а силуэт аристократа сразу немного смазался и через пару ударов сердца, он уже стоял возле решётки.
     Хранитель отшатнулся, ощетинившись оскалом. Он по-прежнему не понимал, как здоровяк может так быстро перемещаться.
     Аристократ, тем временем, с интересом его рассматривал, причмокивая губами. Бранившийся Пузырёк приблизился к нему сзади и тоже заглянул в камеру, после чего расплылся в довольной улыбке, радостно потирая руки.
     - Что скажешь? По-моему твое зелье неплохо сработало на рыцаре? – потирая подбородок, спокойно произнес аристократ.
     - Это великолепно! – воскликнул Пузырёк, прыгая с одной ноги на другую. – Всего два дня, а он уже на ногах! Хи-хи-хи! Я испытаю на нем все новые зелья! Это гораздо лучший материал, чем вонючие рыбаки!
     - Эй, хранитель, - окрикнул Хеалса аристократ, - быстро скажи несколько любых слов!
     - Да вшей тебе в гриву, выродок, - огрызнулся рыцарь скрипевшим голосом и закашлялся из-за обострившейся боли в горле.
     - Как я вижу зелье еще не идеально. По крайней мере, мне не хочется использовать такое для собственной регенерации и лишиться языка. Придётся тебе еще поработать, - заключил здоровяк.
     - Да я все уже пробовал! Это лучший вариант! Не нравится, не пей, а работы и без этого много. Если не сложно, вытащи хранителя из клетки, хочу попробовать на нем пару штуковин.
     Аристократ с недовольством посмотрел на алхимика, но не стал ничего говорить и молча открыл замок камеры. Рыбаки сразу притихли, а Хеалс бросился на здоровяка, пытаясь дотянуться зубами до горла. Только могучая рука львета перехватила рыцаря на середине пути.
     Здоровяк повалил Севена на пол и, бесцеремонно ухватив за шиворот плаща, потащил к операционному столу. Ткань больно врезалась в горло и Хеалс начал задыхаться. Он сучил ногами по полу, пытаясь подтянуться и снять напряжение, но ноги еще плохо слушались львета. Вскоре все закончилось, и аристократ забросил рыцаря на операционный стол.
     Алхимик радостно прыгал вокруг них, хлопая в ладоши, пока здоровяк пытался пристегнуть ремнями извивающегося Хранителя.
     Удерживая Хеалса одной рукой, второй аристократ потянулся за креплением, и рыцарь воспользовался подвернувшимся шансом. Он уже давно заметил скальпель, лежащий на подносе возле стола и, выгадав момент, схватил инструмент, собираясь всадить в шею громилы. Его задумка почти осуществилась, но в последний момент здоровяк разгадал план Хеалса и вновь ускорился, превратившись в смазанное пятно.
     Вместо горла тонкое лезвие скальпеля вошло ему в плечо, и львет взвыл, схватившись за рану. Только она не сильно навредила здоровяку, зато всколыхнула его ненависть. Хеалс ужаснулся от вспыхнувшей в глазах аристократа ярости, а потом кулак стремительно опустился на лицо хранителя и Севен потерял сознание.
     В следующий раз Хеалс очнулся через несколько дней, все в той же камере. Алхимик вновь накачал Севена своими зельями, и он чувствовал себя просто прескверно. Голова раскалывалась от распирающей изнутри боли, сердце бешено колотилось, а под когтями ныло, словно туда втыкали иголки.
     С трудом поднявшись на локтях, Хеалс с сожалением осмотрел превратившуюся в лохмотья одежду. Видимо Пузырёк не стал раздевать львета и просто срезал ткань в местах, которые ему были нужны, но для чего, Севен предпочитал не думать. Рыбаки все так же сидели по своим углам, а слепой протянул хранителю жестяную миску, в которой плавала желтая баланда с непонятными серыми кусками.
      При виде еды, хотя назвать жидкость в миске этим словом и было затруднительно, в животе хранителя требовательно заурчало, и Хеалс принял блюдо у рыбака, прохрипев благодарность. Из тарелки сильно воняло тухлятиной, но рыцарь не ел уже несколько дней и живот упрямо требовал пищи. Свыкшись с необходимостью заглотить это поило, хранитель зажмурился и влил в горло помои, едва не захлебнувшись от отвратительности.
     Правда, откашлявшись, Хеалс понял, что не все так плохо. Вкуса он не почувствовал, и ощущение было словно он выпил сырое яйцо. Севен подумал, что скорее всего это негативный эффект от зелья Пузырька, с помощью которого он вылечил тело рыцаря после драки с аристократом. Восстановитель, конечно, был бы намного лучше, но в полевых условиях флакон с таким раствором мог спасти жизнь. Замечательное решение но, любое изобретение предстоит многократно тестировать, а для этого нужно иметь материал, в роли которого оказался хранитель.
     Сидя в камере, Хеалс мечтал угадать подходящий момент и, убив аристократа, вырваться на свободу. Ему не хотелось медленно превращаться в лишенное воли существо, какими становились рыбаки, и чем дольше он будет тянуть, тем меньше сил будет оставаться. Севен подумал, что после последней попытки аристократ будет на стороже еще несколько дней, и значит нужно притворяться обессиленным некоторое время. Это может усыпить бдительность здоровяка, и тогда Хеалс планировал повторить прием со скальпелем. Всего один точный удар, и до свободы останется не так уж и много.
     Так хранитель и решил действовать. Продумывая план побега, Хеалс не заметил, как постепенно заснул, и видел он не башню командующего, а свет Ак*Шири, по которому уже успел соскучиться.
     Перед тем как аристократ вновь пришел за ним, Севен провел в камере несколько дней. Дважды в сутки алхимик приносил заключенным ведро помоев и льветы, зачерпнув по миске, расползались по углам, пожирать желтоватое на вид поило. За это время здоровяк забирал всех рыбаков по разу и Хеалс вздрагивал каждый раз, когда коты кричали, корчась в руках безумца.
     Льветы возвращались в камеру измученные и изрезанные, не имея сил для сопротивления. Огонь надежды для них был уже утрачен. Рыбаки просто сжирали свою порцию помоев и ложились спать, скорчившись на соломе. Глядя на них, Хеалс старался убеждать себя, что никогда не превратиться в подобное существо. Ему было страшно и, стараясь не потерять уверенность в предстоящем плане, хранитель думал не о долге рыцаря, а о желании прирезать мучителей и посмотреть на их страдания. Только для этого нужно было немного подождать.
     Когда аристократ пришел за Хеалсом, он не сопротивлялся и позволил здоровяку утащить себя на стол. Потом алхимик вколол Севену снотворное и начинал творить свои опыты, которых рыцарь не помнил. Так продолжалось несколько раз подряд. Хеалс не сопротивлялся, имитируя безразличие, а здоровяк просто таскал его туда-сюда, отпуская шутки по поводу слабой воли рыцаря, которого посадили в клетку. Хеалс по-прежнему не знал, что с ним делает Пузырёк, но всегда просыпался в камере, здоровым и жутко голодным, поэтому сразу же съедал очередную порцию помоев.
      Постепенно его план начал претворятся в жизнь и аристократ перестал так пристально наблюдать за хранителем. Пару раз здоровяк делал так нарочно, желая проверить, не притворяется ли Хеалс и как бы невзначай оставлял возле стола кинжал и даже метатель. Вот только Севен разгадал задумку и продолжал притворяться, притупляя бдительность аристократа. Однажды это сработало.
     В очередной раз, вытащив Хеалса из камеры и бросив на стол, здоровяк просто отошел к стене и уселся в кресло с книгой. Севен и раньше замечал за ним эту особенность, львет явно любил почитать, когда алхимик возиться с пленниками.
     Момент был просто идеальным и как только Пузырёк приблизился со своим шприцом, Хеалс схватил скальпель и, ухватив алхимика за шею, приставил к ней лезвие.
     Пузырёк завопил, призывая на помощь, а потом рассмеялся, когда хранитель воткнул в ученого его же шприц. Тело чумазого львета обмякло и, продолжая удерживать у горла безумца скальпель, рыцарь с оскалом посмотрел в сторону аристократа.
      Львет даже не пошевелился и продолжал читать свою книгу.
     - Слушай меня внимательно, - скрипучим голосом начал Хеалс, но здоровяк предостерегающе поднял палец, и хранитель заметил, как его глаза продолжают бегать по строкам.
     Он продолжал читать, не взглянув на рыцаря.
     Невозмутимость аристократа насторожила Хеалса, но не заставила отказаться от задуманного. Он медленно двинулся к стеклянным ящикам, не сводя взгляда с громилы, и потащил за собой алхимика.
      Уткнувшись в стену, хранитель опустился на четвереньки и, пошарив вокруг себя, нашел искомое. Его оружейный пояс с метателем, саблей и самое главное запасными батареями. Он уже давно ждал возможности вновь взять его в руки.
     Позволив себе отпустить скальпель, Хеалс быстро перезарядил метатель и направил его на аристократа, продолжая прикрываться уснувшим алхимиком.
     Наконец, здоровяк устало вздохнул и, загнув уголок страницы, положил потрепанный томик со стершимся названием на подлокотник кресла. Его взгляд встретился с глазами рыцаря, и на лице львета появилась легкая улыбка.
     - Прости за ожидание, просто очень интересный момент. Мне хотелось дочитать, прежде чем заняться тобой и оно того стоило. Замечательное произведение. Птица упала на дно пропасти с перебитым крылом и отчаянно пыталась оттуда выкарабкаться. В итоге, она умерла от голода. Ну, а ты меня сегодня прямо радуешь. Я ждал подобной выходки всю зиму. Почти половина цикла прошла, прежде чем ты соизволил раскрыть себя вновь.
     Хеалс вздрогнул от слов аристократа как от удара. Не может быть, чтобы он провел в подземелье так много времени. Но если все правда, значит, хранители не смогли найти лабораторию и скорее всего, записали рыцаря как пропавшего без вести. Значит, он тем более не имеет права на ошибку. Нужно прорваться на поверхность самостоятельно и связаться с управлением. Единственный шанс спастись и отомстить. Слишком долго он ждал этого момента, чтобы позволить здоровяку так легко с ним справиться. Переключатель оружия быстро сменил положение с оглушения на поражение.
     Через мгновение, выстрел из метателя прожог спинку кресла, опрокинув его на пол, и аристократ едва успел увернуться от заряда, бросившись за колонну. Следующим выстрелом Севен задел край его куртки и услышал тихое ругательство.
     В этот раз Хеалс не собирался допускать предыдущих ошибок и не тратил всю батарею за раз, а внимательно следил за здоровяком, чтобы предугадать его следующее движение. Аристократ был слишком быстр, рыцарь собирался выстрелить на опережение, как только сможет определить маршрут. Только таким образом он мог победить, но и здоровяк не собирался подставляться под заряд так просто.
     - Скажи мне, на что ты надеешься, пытаясь вырваться отсюда? – спокойно поинтересовался аристократ. - Сейчас в поселке нет ни одного хранителя и поисковой отряд, который очень хотел найти тебя, улетел не с чем. Кроме того, за этой дверью начинается настоящий лабиринт, из переходов и тоннелей в котором бродят верные мне льветы, не уступающие тебе по способностям. Это мой город, и ты не сможешь покинуть его по своему желанию.
     - А вдруг смогу? – проскрипел Хеалс, не теряя бдительности. – Ты всего лишь зазнавшийся аристократ, решивший нарушить законы кодекса. Рано или поздно тебя схватят и скорее всего, казнят, не давая возможности отправиться на рудники.
     Из-за колонны вылетел жакет здоровяка, и хранитель выпустил по нему заряд, реагируя на малейшее движение. Только он просчитался и за потраченное на выстрел время, аристократ успел выскочить с другой стороны и, преодолев путь до рыцаря, вырвал у него из рук оружие.
      Хеалс не мог поверить в случившееся. Он сидел на холодных плитах пола и молча смотрел на стоящего над ним здоровяка, ожидая расправы. Всего пара секунд, которые он потратил на пустой выстрел и проигрыш. Севен понимал, что не сможет совладать с противником без метателя, но все равно с вызовом поднял взгляд на стоящего перед ним львета.
     - Отличная попытка, - похвалил аристократ. - Весьма похвально, что ты борешься за свою жизнь, хотя в этом нет смысла. Хочу, чтобы ты знал, я лидер одного из самых влиятельных кланов столицы, Шрайс Красный коготь и бояться ордена мне не стоит. Клану известен каждый шаг рыцарей, поэтому белоплащникам никогда не удастся захватить наши посылки и выйти на логово. Так что, надеяться тебе не на что. Умрешь здесь от очередного зелья Пузырька, а тело бросят на корм рыбам.
     Хеалс больше не мог слушать здоровяка, а его откровенные слова задели самолюбие рыцаря. Раньше он ни за что бы, ни поверил, что кто-то из хранителей предаст кодекс, но сейчас все казалось вполне логичным. Стало понятно, почему пропавших рыбаков не искали, а лабораторию до сих пор никто не нашел. Севен сжал кулаки от злости и безысходности, а потом с рычанием бросился на аристократа.
     Удар метателем быстро обрушился на голову Севена, окончательно разрушая надежды на спасение. Он повалился на плиты, закатив глаза.
     После этого жизнь львета превратилась в существование. Он окончательно превратился в узника для опытов, постепенно утрачивая себя, после каждого укола алхимика.
     Учитывая его последнюю попытку сбежать, Пузырек больше не хотел становиться жертвой в собственной лаборатории. Поэтому перед тем как вытащить хранителя на операционный стол, чумазый кот вводил ему одно из своих усыпляющих зелий. Именно из-за них большую часть времени рыцарь проводил в беспамятстве и не представлял, сколько проходит времени между визитами алхимика в клетку. Единственное, что удавалось запомнить Хеалсу в небольшие проблески ясности, это заглатывание в рот очередной порции помоев, да скрип открывшейся двери, в которую за ним входят. И больше ничего.
     Проснувшись однажды на прежнем месте, Хеалс не смог найти слепого, а спросив о судьбе рыбака у его собратьев, узнал, что тот не выдержал очередного зелья алхимика и испустил дух. Если верить словам льветов, то выходило, что перед смертью слепой исцарапал все лицо когтями и сам вскрыл себе горло. Видимо Пузырёк попытался вернуть рыбаку зрение, но вместо этого просто убил несчастного, и теперь его страдания прекратилась.
     Вскоре Хеалс совсем перестал обращать внимание на окружающий мир. Жажда мести давно притупилась, как и надежда на спасение, а желание жить постепенно начало угасать. В небольшие моменты, когда разум ненадолго возвращался к рыцарю, он думал только о самоубийстве. Единственном способе вырваться из замкнутого круга плена. Только все это так и оставалось не более чем мыслями. Алхимик старался держать хранителя под контролем и не позволял ему ничего, кроме сна и еды.
     Немного придя в себя в очередной раз, Хеалс увидел как железнорукий рыбак, вспорол себе вены наточенным краем жестяной миски и быстро истек кровью, прежде чем это заметил алхимик или аристократ. Так пленников осталось двое, но никому из них не было никакого дела до смерти сокамерника. В накатившемся на разум безумии рыбака, ровно, как и в безразличии рыцаря, было спокойно, а реальность для них стала чем-то несуществующим.
     Через пару месяцев последний рыбак умер во сне и Хеалс остался один. Сколько после этого прошло времени он не знал, но просыпаясь для того чтобы заглотить очередную порцию помоев, начал отмечать, что у него отсутствует один глаз, а половина лица оказалось словно обожжена кислотой. Но боли не было, а остальное мало заботило сломленного хранителя. У Севена даже не было сил, чтобы схватить тот же скальпель и перерезать себе горло.
     Просыпаясь, когда в лаборатории отсутствовали его мучители, Хеалс тихо плакал, зачастую не понимая причину своей горести. Он уже не мечтал о спасении, и забыл, как желал смерти. К этому моменту рыцарь провел в камере пять долгих циклов.
     ***
     Громкие голоса разбудили спящего львета, некогда бывшего хранителем. Он захныкал, словно маленький котёнок, желая только покоя и, привычно потянулся за миской с помоями. Только посудина оказаласьпуста. Такого не должно быть. Кормёжка всегда была в камере Хеалса и он не разу не чувствовал потребность проситьеду.
     С трудом разлепив единственный глаз, заплывший гноем, Севен повернул голову к решётке. Возле нее стояли двое высоких котов, голоса которых его разбудили. Один из них был аристократом, который вытаскивал Хеалса на свет, а вот второй был ему незнаком. Зато одежды гостя слепили знакомой белизной и у Севена на глазах выступили слезы. Он не помнил, почему увидеть белый плащ так важно, но душа радовалась, а такого не случалось уже очень давно. Это было приятно.
     Хеалс хотел засмеяться, только вместо этого получился противный звук, похожий на скрип и бульканье.
     Аристократ и незнакомец замолчали, и обратили внимание на пленника. Здоровяк, однажды назвавший себя Шрайсом, принялся показывать на львета в камере пальцем, и отчаянно жестикулировать. Его гость в ответ отрицательно качал головой, а потом аристократ просто махнул рукой и отворил решётку. Он оставил незнакомца, удалившись в свое кресло, на котором темнела жженая дыра, смутно знакомая Севену.
     Дождавшись пока здоровяк усядется на стул и возьмется за книгу, гость осторожно вошел в клетку и присел рядом с почти голым льветом в грязных лохмотьях. Он внимательно осмотрел бывшего хранителя, и покачал головой, оценив общее состояние пленника.
     Хеалс смотрел на незнакомца отстраненным взглядом и не понимал, зачем тот пришел. В мыслях кота боролось желание увидеть помои в своей миске и трепетная радость перед белыми одеждами, которая пугала кота. Хотелось поесть и перестать бояться. Но белый плащ был таким красивым. Хеалсу захотелось потрогать его, и рука львета осторожно потянулась к гостю. Незнакомец удивленно вскинул бровь, наблюдая за пленником, только Хеалс так и не смог коснуться белой ткани. Он увидел, насколько грязной была рука, и побоялся испачкать гостя. Снова стало страшно и захотелось поесть. Хеалс заглянул в миску и захныкал, вновь не увидев помоев.
      Незнакомец нахмурился и склонился над лицом Севена, заглядывая в его единственный глаз затянутый пеленой.
     - Мне сказали, ты был рыцарем. Хочешь, я заберу тебя отсюда? – спокойно произнес гость.
     Когда-то Хеалс действительно хотел уйти, но что означало слово «рыцарь», он уже позабыл. Что же от него хотят? Непонятно. Перед глазами вновь всплыла миска с помоями, и кот тихо захихикал, пуская слюну.
     - Ты хочешь снова стать хранителем? – настойчиво спросил незнакомец, наклонившись ближе к лицу пленника.
     Слово звучало странным для Севена, но оно казалось очень родным, словно сон и еда. Возможно даже лучше них, и поэтому вызвало волну поднявшейся в душе радости. Хеалс хотел этого «хранителя» и радостно закивал, желая получить то, что так называется.
     Незнакомец улыбнулся пленнику и понялся на ноги.
     - Я зайду к тебе завтра. Постарайся найти немного разума, если хочешь снова вернуться в Орден.
     Гость покинул клетку, и подскочивший к решетке алхимик вновь запер ее, оставляя пленника в одиночестве. Помоев так и не появилось. Без еды Севен полежал еще некоторое время, тихонько поскуливая, а потом заснул, не зная чем еще заниматься. Он крепко проспал целую ночь, хотя под землей невозможно было отслеживать время, а открыв глаз утром, почувствовал давно забытое желание, что-то сделать.
     Конечно, в первую очередь Хеалс потянулся к миске, но она снова оказалась пустой, а желание не угасало. Только у него не было цели.
     Прелая солома под боком показалась жесткой, и поэтому, Севен придумал себе первую задачу. С трудом оторвавшись от пола, сначала он поднялся на четвереньки, а потом, опираясь на стену, осторожно встал на ноги. Его колени дрожали, но все же, впервые за долгое время Хеалс держался, не опираясь на руки, и радовался своему успеху как ребёнок.
     Позади него раздались хлопки и, поворачиваясь, львет не удержал равновесия. Он упал на солому, больно ударившись плечом. Но Хеалс не расстроился, потому что у клетки стоял вчерашний незнакомец, а его одежда очень нравилась Севену. Он даже помыслил, что хотел бы хоть раз надеть точно такую же, а потом заскулил, понимая, что испачкает красоту своимигрязными руками.
     Позади гостя появился знакомый аристократ, и радость Хеалса сразу улетучилась. В душе колыхнулось слабое чувство ненависти к здоровяку, только пока львет не мог вспомнить, за что так сильно его не любит. Все-таки он кормил его помоями и позволял спать на соломе. Он хороший, а не плохой. Хотя и очень строгий.
     - Я очень доволен. Увиденного вполне достаточно для трезвой оценки. Мне нужно забрать этого хранителя, - произнес незнакомец холодным тоном, не терпящим возражений.
      Правда аристократ все же отрицательно покачал головой и сложил руки на груди, демонстрируя собственную позицию.
     - Зачем он тебе нужен? Это уже не рыцарь, а всего лишь наша игрушка, котораяне умирает от испытаний зелий и очень полезна в лаборатории. Если заберешь подопытного, нам придётся вновь похищать рыбаков, а они не выдерживают больше чем один цикл.
     - Я так сказал, и отменять решение не собираюсь. Решил поспорить? Не думаю. Лучше скажи, как продвигается исследование амулета? Может мне стоит забрать его с собой?
     Аристократ нахмурился и с хрустом сжал кулаки, словно собирался уничтожить незнакомого Хеалсу кота прямо здесь и Севен затрясся, испугавшись за его жизнь. Но через пару секунд здоровяк успокоился и с вызовом посмотрел на львета в белом.
     - Мы сами разгадаем секрет этого артефакта, без помощи ваших специалистов. Я намерен дорого продать тебе результаты работы, а что касается пленника, можешь его забрать. Только запомни, что в этом городе везде мои подчиненные, а не твои и не стоит вести себя как хозяин.
     - Хорошо, как тебе будет угодно. Надеюсь, с амулетом удастся разобраться быстро. Твои льветы вынесут Хеалса наружу или позвать моих?
     - Не то и не другое. Если хочешь забрать это существо, тащи его сам, а откажешься, пусть остается у нас. Значит, он тебе не особо нужен.
     - Забываешься Шрайс, - процедил гость.
     - Может быть, в любом случае выбор за тобой, - спокойно произнес аристократ.
     Лежащий на соломе Севен слышал весь разговор, только не мог понять и малой части. Но в конце, незнакомец в белом зашел в клетку. Он склонился над пленным и попытался взять на руки. Хеалс испугался. Он не знал, что собирается делать гость и, поскуливая, забился в угол своей камеры.
     Глаза львета полыхнули злостью, но вспышка быстро исчезла, а на лице появилась улыбка.
     - Не бойся. Я заберу тебя домой…
     Последнее слово было хорошим. Даже лучше чем «хранитель» от которого поднималась радость. Хеалс с опаской посмотрел на вновь протянутые к себе руки, но не стал скулить и позволил незнакомцу прикоснуться.
     - Хорошо, потерпи еще немного, я тебя освобожу, - приговаривал гость, и осторожно обхватив исхудалого пленника, поднялся с ним на ноги.
     Севен притих, вытаращившись на белые одежды, которые оказались очень близко. Ему было страшно пошевелиться, чтобы неиспачкать ткань и незнакомец без резких движений вынес львета наружу.
     Аристократ посмеялся им вслед, но не стал останавливать.
     Когда несколько украшенных причудливым орнаментом залов, показавшихся Севену знакомыми, и плохо освещенные тоннели закончились, кот, несущий его на руках, уже выбился из сил. Хотя пленник быллегким, долгое блуждание по коридорам вымотало львета, но он продолжал идти пока не оказался в просторном помещении, заставленном ящиками. В них лежали продолговатые мертвые существа, поблескивающие чешуей. Хеалс вспомнил, что их называли рыбами и улыбнулся.
     В этом помещении помимо них находились еще двое льветов в белом. Незнакомец сразу же приблизился к ним и передал притихшего Севена в их руки. После этого, они все вместе поднялись наверх, и вышли на улицу.
     Хеалс сразу же затрясся, почувствовав пробирающий до костей холод. Вокруг была темнота, но странный и очень высокий потолок украшен очень красивым сиянием. Он смотрел, как переливается такая красота, пока бегущие льветы не поднялись внутрь странной железной бочки с мигающими огоньками.
     Внутри было тепло и Севена сразу же завернули в мягкое одеяло и сунули в руку тарелку. В ней была желтоватая вода сплавающими кусками. Такая еда не походила на привычные помои, и Хеалс не знал, что с ней делать. Он так и сидел с миской в руках, пока рядом с ним на колени не опустилась девушка в белом плаще.
     Она осторожно забрала у него тарелку, и поддев ложкой содержимое, сунула в рот львета. Севен покатал еду по рту, а распробовав, тут же проглотил и широко улыбнулся льветессе.
      Освобожденному пленнику показалось, что такой вкусной пищи он не ел никогда в жизни, правда хватать тарелку и вливать в себя суп кот не стал. Его смущала красота сидевшей рядом девушки с короткими волосами и черным пятном на носу. Слегка раскосые глаза смотрели на него не с состраданием, а с заботой, и Хеалс смущенно опустил взгляд. Он собирался отодвинуться, опасаясь испачкать ее одежду, только хранительница ухватила его за локоть и не позволила этого сделать. Ложка в руке льветессы снова подчерпнула суп и протянула Хеалсу. Севен смущенно улыбнулся и осторожно съел содержимое.
     Девушка понимала, что теперь львет может питаться самостоятельно, но все равно продолжала кормить его, пока тарелка не опустела. Затем хранительница отставила посудину за спину и взяла Севена за руку, от чего тот вздрогнул и потупил взгляд, а потом неожиданно поднял голову.
     - Ты хорошая и очень красивая, - прохрипел бывший рыцарь и сразу отвернулся, испугавшись, что страшный голос напугал девушку. Только она не ушла, и погладила его по обезображенной щеке.
     - Почему ты отворачиваешься?Мне хочется с тобой поговорить и видеть твое лицо, - ласково произнесла хранительница, но Хеалс продолжал сидеть к ней спиной.
     - Мне стыдно. Ты красивая, а я гадкий и голос у меня страшный. Тут много других красивых льветов, и будет лучше, если ты уйдешь к ним, - немного заикаясь, прохрипел Севен.
     Льветесса даже не улыбнулась на его слова. Она развернула кота к себе и посмотрела на обезображенное лицо.
     - Ты вовсе не гадкий. Мне хочется сидеть рядом с тобой. Не против, познакомиться? Меня зовут Эйлис.
     Хеалс смотрел на льветессу с легким трепетом в душе. Новое чувство словно возвращало его к жизни, и он очень не хотел, чтобы девушка в белом ушла, не смотря на свои слова. Просто ему казалось, что так будет правильным, только вместо этого Эйлис назвала свое имя и предложила познакомиться, сказав, что он не гадкий. Севен помнил свое имя, и пока что это была единственная частичка памяти, котораяоставалась у него после пяти циклов заключения.
     - Меня зовут Хеалс и я очень, очень рад, - с горящим огоньком в глазу произнес львет с запинкой, и девушка улыбнулась ему, став еще красивее.
     В этот момент подошел хранитель, который вынес Севена из камеры и, посмотрев на парочку усмехнулся.
     - Очень хорошо, что вы нашли общий язык. Раз такое дело, Эйлис, я попрошу тебя присмотреть за нашим новым другом во время полета. Ему не помешает компания и крепкий сон перед сеансом восстановления, - спокойно сказал львет и сразу повернулся к ним спиной, направляясь к кабине пилота.
     - Все будет сделано мастер, - склонив голову, произнесла девушка, а Хеалс поднялся на ноги и ударил себя в грудь.
     - Именем ордена Порядка, - прохрипел Севен и тут же сел обратно и съёжился, когда удаляющийся рыцарь резко остановился и посмотрел на него через плечо.
     Севен не знал, откуда в памяти всплыли эти слова, но сказал их без промедления, чувствуя, что так и надо сделать. Только по удивленной реакции всех окружающих Хеалса льветов, он испугался, что ошибся и сказал нечто непотребное. Севен уже собирался встать на колени и начать извиняться перед своими спасителями, но Эйлис и все остальные спокойно вернулись к своимделам, а хранитель продолжил путь в кабину пилота, напоминая, что Хеалсу следует выспаться.
     Улыбка девушки быстро убедила бывшего рыцаря в отсутствии причин для страха.Она погладила львета по руке, а потом сняла со стены скатанное полевое одеяло и уложила Севена. В этот момент Хеалс подумал, что красивая льветесса уйдет, но она села возле головы кота, и замурлыкала убаюкивающую мелодию.
      Очень скоро Хеалс мирно заснул, и впервые за последнее время, снилась ему улыбка хранительницы Эйлис, а не миска с отвратительными помоями.

Глава третья. Надежда на лучшую жизнь.

     После спасения Хеалса из подземного города прошло некоторое время. На период восстановления, его спаситель Лакас Аскан любезно предоставил рыцарю одну из комнат в своем загородном особняке и постарался создать оптимальные условия для реабилитации.
     Каждое утро львет начинал с тренировок. Хеалс заново учился обращаться с саблей и метателем. Он проводил очень много времени пытаясь вернуть телу подвижность, а сражения с рыцарями, которые иногда проводил Аскан, заново учили кота позабытым приемам.
      Собственными стараниями, Хеалс постепенно возвращал растраченные фрагменты памяти и через пару месяцев перестал мыслить как ребенок. Но из-за этого бывший хранитель стал много грустить и думать о времени, проведенном в плену.
     К сожалению, в результате нескольких попыток излечить изувеченное тело Хеалса, техникам не удалось вернуть ему прежний облик даже с помощью восстановителя. Действие зелий, которыми постоянно накачивали кота, изменили структуру организма. Теперь Севен был обречен оставаться обезображенным и слепым на один глаз. Это было трагично.
     Хеалс много переживал и носил на лице маску, страшась увидеть себя в зеркале. Каждый раз, неизлечимые раны напоминали бывшему рыцарю о тяжелых днях плена и вгоняли в сильную депрессию. Так продолжалось несколько недель, в течение которых Хеалс все глубже уходил в себя и почти перестал общаться с окружающими. И тогда мастер Аскан пригласил в свой особняк Эйлис.
     Хранительница уже в первую встречу смогла расположить к себе Хеалса, и только она обладала возможностью вернуть ему ощущение жизни. Девушка согласилась без колебаний и на следующий день лично разбудила спавшего рыцаря намного раньше положенного срока.
     Льветесса бесцеремонно выгнала сонного кота на улицу, с легкостью подавив вялые попытки сопротивления, и столкнула его в несвежий пруд, распугав десятки лягушек.
     Когда Хеалс смог выбраться на берег, весь перепачкавшись в тине и выплевывая затхлую воду, он несколько секунд буравил хранительницу негодующим взглядом, а потов громко рассмеялся. Нестандартный подход Эйлис смог пробудить эмоции львета с первого раза, и она не собиралась останавливаться на своем достижении.
     Спросив у Лакаса Аскана позволения остаться, и получив положительный ответ, льветесса успешно переехала в одну из пустующих комнат особняка. После этого, Эйлис обеими руками взялась за реабилитацию бывшего рыцаря и сама не заметила, как постепенно полюбила Хеалса.
     Вдвоем они проводили вместе все время с утра до вечера, на протяжении целого цикла. Хранительница занималась с льветом боевой подготовкой, часто устраивая спарринги, гуляя или просто разговаривая, сидя на открытой террасе особняка. Льветесса не замечала обезображенной внешности Севена и ценила добродушность, которая вновь появилась в душе львета.
     Однажды, когда они сидели под деревом на закате дня, решившись, Хеалс осторожно поцеловал девушку, всего на секунду соприкоснувшись с ее губами. Он сразу отпрянул, испугавшись собственного поступка, и львета даже затрясло от малейшей мысли, что Эйлис развернётся и уйдет.
     Хеалс собирался пролепетать много бессмысленных оправданий и извинений но, льветесса не собиралась их слушать. Она смущенно улыбнулась и, притянув Севена к себе, слилась с хранителем долгим поцелуем, окончательно разогрев затвердевшее сердце бывшего пленника.
     Льветы еще долго после этогосидели на поляне и обнимались, не обращая внимания на опустившуюся ночь и поднимающийся от земли холод. Вдвоем им было тепло, и Хеалс хотел, чтобы этот момент не заканчивался всю жизнь.
     Через месяц Севен решил нарушить обычный график тренировок и предложил льветессе прогуляться. Сонная Эйлис выглядела удивленной и милой. Она с улыбкой приняла предложение и через пару минут оказалась постностью готовой к выходу.
     Хеалс провел девушку через задний выход особняка, надеясь не разбудить дворецкого, и вскоре привел к усыпанной цветами поляне.
     Она располагалась за небольшим перелеском и льветесса никогда раньше не видела этого цветущего великолепия. Эйлис восторженно раскрыла глаза, любуясь покрытыми росой бутонами, которые еще только начинали распускаться и широко улыбалась.
     Хеалс любовался хранительницей, оставаясь позади нее, и переминался с ноги на ногу. Он сунул дрожащую от волнения руку за пазуху и замер в нерешительности. Следующий шаг был самым важным и значительным в жизни рыцаря. Он не случайно привел льветессу в это живописное место и теперь собирался с мыслями перед осуществлением своей задумки.
     Пока львет боролся с самим собой,Эйлис нагнулась к растущему возле ног цветку и осторожно прикоснулась пальцами к тонкому стеблю. Она склонилась над бутоном, вдыхая сладковатый аромат, и лукаво улыбнулась Хеалсу.
     - Что ты делаешь? - ласково спросил львет, наблюдая за девушкой и стараясь не выдать своего волнения в голосе.
     Он по-прежнему скрипел как не смазанное колесо, но девушка научилась различать интонации и легко понимала настоящие эмоции Хеалса.
     - А на что это похоже? - усмехнулась Эйлис, выпрямляясь.
     Льветесса оставила бутон на прежнем месте и только смахнула с него пару капель чистой росы.
     Хеалс пожал плечами, и девушка одарила кота грустной улыбкой.
      - Мне нравятся цветы, но я никогда их не срываю, - прошептала хранительница.
      - Почему? - удивился львет, а девушка пожала плечами и, приблизившись к нему в упор, обхватила руками шею, заключая в объятья.
     - Мне кажется, если сорвать цветок, растение потеряет частичку себя. Следующей весной ему потребуется намного больше тепла и влаги, чтобы бутон появился. Мне не хочется причинять им страдания, ведь цветы похожи на тебя...
     Хеалс удивленно хмыкнул, собираясь поинтересоваться, чем именно они похожи, но девушка укололась об спрятанный за пазухой подарок.
     - Ой! – вскрикнула она, дернувшись. – Ты что, зашивал одежду и забыл вытащить иголку?
     Хранительница полезла к нему под плащ, собираясь проверить, в чем там дело и ахнула, когда Хеалс с бережно вытащил обручальный венок. Он был сделан из цветов, стебель которых дополняли шипы и по неосторожности, девушка поранилась.
     Львет представлял себе более романтический момент, но теперь, тянуть не было никакого смысла. Он медленно протянул подарок хранительнице, стараясь, чтобы руки не тряслись.
     - Эйлис, ты примешь от меня свадебный венок и станешь моей избранницей? - произнес Хеалс ритуальную фразу, ни разу не запнувшись.
     Бывший рыцарь замер в ожидании ответа, опасаясь услышать отказ, но Эйлис неожиданно расплакалась и опустилась перед ним на колени.
     - Да, я согласна, - радостно сказала девушка, и Хеалс осторожно опустил венок на голову льветессы.
     Спустя еще один месяц, с разрешения хозяина особняка мастера Лакаса Аскана, они провели обряд соединения души и сделали первый шаг к счастливой жизни. После свадьбы даже негативные воспоминания Хеалса отошли на второй план. Вместе с Эйлис львет стал все реже вспоминать время, проведенное в плену. Он радовался новым эмоциям, которые испытывал в присутствии льветессы и перестал задумываться о мести.
     Вскоре после проведенного обряда Аскан признал реабилитацию рыцаря завершенной и вернул законное имя и звание Хеалса. До получения задания Севен числился в одном из провинциальных городков, но не пожелал туда возвращаться, поэтому Лакас позаботился, чтобы рыцаря взяли в столичное управление, где служила Эйлис, и львет погрузился в хлопоты своей новой работы.
     Восстановившись в ордене, он хотел встретиться с Первым рыцарем и подал прошение на аудиенцию, но оказалось, что тот львет подал в отставку и стал наставником в одном из храмов. Хеалс отправился туда, собираясь задать вопросы о давнишнем задании в северном поселке и остался разочарован беседой.
      Старый мастер внимательно выслушал обезображенного рыцаря, а потом рассмеялся ему в лицо. Он сообщил, что никогда не приказывал ничего подобного, а про львета слышит впервые в жизни. Еще наставник посоветовал успокоиться и поискать истину в другом месте, но раздосадованный встречей Хеалс не стал его слушать.
     По возвращению из храма Аскан побеседовал с рыцарем на счет результатов поездки и назвал старика сумасшедшим глупцом. Не просто же так мастера отправили на почетную пенсию в качестве наставника.
     Постепенно их разговор плавно перешел на работу в новом управлении и Хеалс воспрянул духом. Лакас подобрал правильные слова и разбавил печаль рыцаря положительными изменениями в его жизни.
     На следующий день, с рассветомСевен отправился в столичное управление, на знакомство с новыми обязанностями. К этому времени Хеалс уже достаточно восстановился для самостоятельных заданий и, командующий поставил его на патрулирование города вместе с остальными хранителями. Правда, у них с Эйлис оказались разные группы и маршруты, но львет не унывал.
     Кроме восстановления звания, Аскан также позаботился о жилье и выделил для подчиненных большую комнату с двуспальной кроватью на неограниченный срок. Он позволил жить в ней, когда заблагорассудиться и не задумываться о срочном переезде.
     Хранители пока еще не могли позволить себе купить свой угол в городе, и с радостью согласились.
     Только из-за этого Севену и Эйлис приходилось улетать в управление ранним утром, чтобы успеть к построению рыцарей, а возвращаться они могли лишь вечером. Все же особняк располагался на отдалении от города. Не смотря на это, льветы были счастливы и мечтали о собственных котятах, все чаще.
     Ежедневно патрулируя город, Севен начал задумываться над своим странным спасением. Он вспомнил, как Лакас пришел в подземелье и вынес его из камеры, но почему бандиты не стали нападать? Или как хранитель попал в лабораторию? Вопросы продолжали копитьсяи, однажды Хеалс пришел к своему спасителю за ответами.
     В тот вечер Аскан не смог отвертеться от встречи и принял рыцаря в своем кабинете. Он внимательно выслушал Хеалса, не показав не единой эмоции, а потом спокойно обрисовал Хеалсу совершенно неожиданную картину.
     Оказалось, что Лакас самостоятельно заключил договор с наёмниками, и не стал этого скрывать. Он набрал техников для изучения, обнаруженного под землёй города, а для их защиты нанял охрану. Львет не стал полагаться на рыцарей Ордена, заподозрив предательство, и поэтому действовал втайне от магистра.
     Поначалу, все шло как и планировалось. Под руководством ученых, рабочие довольно быстро отыскали древнее поселение и, пробурив тоннель, попали прямо к останкам древней цивилизации. Их первые находки сразу поразили воображение техников новыми открытиями, и Лакас рискнул развернуть подземные лаборатории.
     Позже, он решил вывести туннель на консервный завод, для тайного обмена ресурсами, а потом Аскан потерял контроль над своим детищем. Нанятые охранники оказались выходцами одного из бандитских кланов, который ощутил выгоду от данного предприятия и решил нагреть руки на раскопках.
     Они быстро подмяли под себя льветов посёлка и ученых на раскопках, установив свои порядки, а потом наемники начали воровать рыбаков для проведения опытов.
     Аскан слишком долго медлил, опасаясь потерять свое положение, если информация о раскопках попадет к магистру, а теперь не мог захватить подземелья из-за новой способности к ускорению, которую использовали некоторые наёмники.
     Благодаря исследованиям, которые проводятся в древнем городе по сей день, технологам удаётся получать очень необычные устройства и зелья. Забытая цивилизация, когда-то владеющая городом, имела развитые технологии и расшифровка сохранившихся записей, дает ученым много нового.
     Используя разработки технологов, бандиты смогли надёжно укрепиться в тоннелях, и любая попытка штурма обернётся большой кровью, не говоря о потере результатов всех исследований. Поэтому Аскану пришлось заключить с ними соглашение, чтобы сдерживать растущую мощь клана и ждать возможности вернуть себе город.
     Лакас очень доходчиво объяснил, почему все найденные артефакты не в коем случаи не должны попасть в руки Первого рыцаря. Он предоставил весомые аргументы в свою пользу и убедил Хеалса в готовящемся заговоре.
     Новый Первый рыцарь, Васиус Моран был хитроумным стратегом, стремящимся свергнуть сначала главу ордена, а потом и Правителя Льветара. Аскан предоставил много примеров, в которых Моран действовал исключительно для своей выгоды и двигался вперед, невзирая на жертвы. Желая получить власть, Васиус не пошевелил и пальцем, чтобы спасти единственную дочь и возможно сам натравил на свой особняк поджигателей.
     Таким образом, его больше не связывали семейные обязательства и, учитывая заслуги перед орденом, Магистр стразу поставил Васиуса на должность Первого рыцаря, а предыдущий львета, занимавший этот пост, ушел в наставники.
     Хеалс содрогался, слушая рассказ Аскана. Он не мог поверить, что все его понятия об Ордене оказались ложными, но Лакас умел убеждать и в итоге заставил львета относиться к Васиусу с осторожностью.
      В конце их разговора Аскан сказал, что не остановится не перед чем, чтобы остановить Морана, и предложил встать на свою сторону. Убеждения возымели свое действие, но Хеалс попросил время подумать.
     Для себя он уже знал, какую сторону принял, только не хотел сразу объявлять о своем решении и собирался еще раз все обдумать. Хеалс планировал разделить остаток жизни с Эйлис, не вмешиваясь в политику, и ему предстояло донести это до Аскана, так чтобы не нанести оскорбление. Севен был все еще благодарен мастеру за спасение, но если подумать, бандиты появились в посёлке благодаря ему и это не вызывало отклика в душе хранителя.
     Перед уходом, льветы поклонились друг другу, прощаясь как равные, а когда дверь за Хеалсом закрылась, Аскан задумчиво постучал пальцами по столу и опустился в кресло. Ему все еще был нужен верный львет, который не будет отказываться приказа, прикрываясь пунктами кодекса Порядка, и теперь план рушился прямо на глазах. Именно для этого он забрал Севена из лабораторий, вытаскивая на своих руках, но рыцарь перестал гореть жаждой мести и не собирался становиться оружием. Это было видно по лицу Хеалса без всяких вопросов.
     Лакас усмехнулся, обдумывая ситуацию. Он допустил одну единственную ошибку, пригласив Эйлис к хранителю. Обычная льветесса, в задачу которой входило всего лишь вернуть Хеалса к нормальной жизни, разрушила образ идеального исполнителя. Теперь Севен проводил с девушкой все свободное время, мечтая о спокойной жизни, и не собирался вставать на его сторону. Особенно после того как узнал всю правду о случившемся.
     Аскан отпил дорого вина из золоченого стакана и потянулся. В любой игре есть неожиданности, но все можно обратить себе на пользу, если вовремя сделать правильный ход.
     Хеалс открыл глаза, лежа на широкой постели в особняке Аскана. Он повернул голову на бок и, увидев спящую Эйлис, улыбнулся, погладив ее по щеке.
     Девушка мило замурлыкала и прижалась к рыцарю плотнее.
     - Почему ты не спишь? – поинтересовалась льветесса, не открывая глаз, и поглаживая Севена по груди.
     - Прости, просто я думаю, что мы слишком зависим от Лакаса, и нужно постараться накопить на собственное жилье в городе.
     Девушка подняла голову и положила ее на грудь хранителя. Она сонно улыбнулась своему избраннику и прикоснулась к его щеке.
     - Это добрая мысль Хеалс, у меня уже накоплена небольшая сумма и если удастся взять немного средств взаймы у казначея управления, мы сможем купить маленький домик на окраине столицы.
     - Я думал, ты начнешь меня разубеждать, - усмехаясь, прохрипел Севен.
     Его голос так и остался похожим на скрип несмазанного колеса, но он никогда не пугал льветессу.
     - А зачем возражать против здравой мысли? Лучше иметь свой маленький уголок, нежели жить в чужой роскоши и зависеть от благодетеля. К тому же, за городом не будет столько хранителей, сколько шатается в особняке гранд-мастера Аскана. Они меня напрягают, не позволяя расслабиться.
     - И как же давно, мою льветессу стали напрягать собратья по ордену?- шёпотом спросил Севен, обнимая Эйлис и медленно приближаясь поцелуем к ее губам.
     - Как только поняла, что у нас скоро появятся котята…
     - Ну да, мы уже давно обсуждаем это, только когда... Подожди. Что ты сейчас сказала?
     - Хеалс, у нас будет котёнок. Я беременна…
     Севен пару секунд смотрел на Эйлис, не мигая, а потом радостно вскочил и, подхватив свою избранницу на руки, закружился с ней по комнате. Она заливалась смехом, а счастливый рыцарь просто кружил девушку, пока от бессилия вновь не свалился в постель.
     - Эйлис, ты даже не представляешь, как я тебя люблю, - прошептал Севен, и льветесса прильнула к его губам, обхватив за шею.
     - Я тоже тебя люблю, - с улыбкой прошептала девушка, закончив поцелуй. – Мы вырастим котят в собственном доме, и они будут такие же сильные и добрые как ты.
     - Непременно, я сегодня же начну подыскивать нам жилье, а завтра поговорю с командующим, на счет займа. Думаю, он не откажет лучшим рыцарям управления в маленькой просьбе.
     - Не зазнавайся, - промурлыкала Эйлис, плавно выскользнув из объятий избранника. – Уже пора лететь в управление, а то мы никогда не накопим нужную сумму.
     - Постой, а раз ты беременна, может не стоит идти на дежурство? – нахмурившись, спросил Севен, свешивая ноги с кровати.
     - Хеалс, я беременна всего пару недель, поэтому еще рано беспокоиться. Да и что со мной может случиться на патрулировании. Я хожу туда в сопровождении двух рыцарей, а кому в здравом уме придёт в голову лесть на рожон к отряду хранителей?
     - Ну ладно, возможно ты права и мне не стоит беспокоиться, - нехотя признал львет.
     - Тогда хватит бездельничать! Одевайся скорее, и отправляемся! – бодро скомандовала льветесса и, подавая личный пример, подхватила с пола одежду. – Я первая в ванную, а ты пока постарайся отыскать второй сапог. Понятия не имею, куда его умудрилась зашвырнуть.
     Девушка быстро скрылась за дверью, и Хеалс, проводив ее улыбкой, нагнулся к полу и спокойно вытащил из-под кровати потерянную обувь.
     День выдался просто чудесным. Он начался с приятной новости Эйлис и укрепился назначением в патруль на одну из самых спокойных улиц столицы. Хеалс убедил собратьев по обходу прикрыть его от командующего на случай экстренного вызова, а сам отправился в пригородную зону. Там он прошелся по списку продаваемых домов и к вечеру, когда уже нужно было возвращаться в управление, он нашел идеальный вариант для покупки.
      Старенький, но ухоженный домик с маленьким садом и по приемлемой цене. Хозяйкой оказалась пожилая льветесса, которая уже не справлялась с содержанием строения и собиралась переехать в провинциальный городок к своей сестре. Она с уважением отнеслась к Хеалсу, как к хранителю порядка, а завалив его вопросами и выслушав историю львета, предложила покупать домик постепенно. Заплатив ей половину сразу и оформив документы, рыцари бы могли заселиться в новое жилище, а остальное предстояло выплачивать по мере собственных возможностей.
     Предложение тронуло Севена до глубины души, и он, поблагодарив пожилую женщину, пообещал вернуться на следующий день со своей избранницей, чтобы обсудить детали покупки.
      На вечернее построение он успел как раз вовремя, и так как за день не случилось ничего преступного, командующий быстро отпустил рыцарей до следующего утра.
     Хеалс сразу же отправился на транспортную станцию и быстро добрался до особняка Аскана. Они с Эйлис условились не ждать друг друга после работы, так как патрулирование иногда затягивалось или напротив, заканчивалось преждевременно.
     Но вернувшись в комнату с большим желанием рассказать льветессе о своей удачной находке, он разочарованно вздохнул. Эйлис еще не вернулась с работы. Такое уже случалось пару раз, когда девушку оставляли на дежурство, поэтому Севен просто лег спать, представляя, как поведет избранницу к их новому домику.
      Правда, проснувшись утром, он тоже не увидел девушку в постели и это начало вызывать опасения. Обычно с дежурств отпускали еще до рассвета, и Эйлис всегда успевала вернуться домой, чтобы немного поспать.
     Пребывая в недобром расположении духа, Хеалс собрался в управление, а по прибытию сразу отправился в кабинет командующего, желая узнать, куда пропала хранительница.
     Мастер поначалу нахмурился, собираясь отчитать обнаглевшего рыцаря, который ворвался к нему без стука, но как только услышал имя пропавшей льветессы, сразу сник. Командующий рассказал, куда отправилась ее группа и у Севена подкосились ноги, как только он услышал про посёлок на северном мысе материка.
     Оказалось, что вчера оттуда пришел донос на подозрительные действия нескольких рыбаков, и из дворца Порядка эту задачу поручили мастеру, а он в свою очередь, передал ее первому вернувшемуся с патрулированияотряду. У группы Эйлис оказался самый короткий маршрут и они, получив малый катер, обещали быстро во всем разобраться. Вот только связь с рыцарями пропала еще вчера вечером. Командующий сказал, что с другого управления туда уже прибыл отряд помощи, но они нашли только брошенный корабль и никаких следов группы Эйлис.
     Севен покинул кабинет мрачнее смерти. Мастер отказался давать ему катер, чтобы тоже отправиться на поиски, и рыцарь, не тратя время на споры, сразу решил связаться с Асканом. Лакас занимал место столичного гранд-мастера и командовал всеми управлениями в городе и вокруг него, поэтому мог с легкостью найти корабль. Кроме того, это его головорезы сидели в поселке и устанавливали там свои порядки.
     Получив тревожное сообщение Хеалса по коммуникатору, Аскан внимательно его выслушал и велел незамедлительно прилетать в особняк, обещая разобраться с ситуацией. Севен попытался возражать и требовать катер, но Лакас грубо накричал на рыцаря, и сказал, что уже ждет в кабинете.
     Когда злой и запыхавшийся хранитель прибыл в особняк, и ворвался к гранд-мастеру, он неожиданно столкнулся с двумя льветами в фартуках ученых. Они сидели в креслах для гостей и с интересом начали рассматривать остановившегося Хеалса, заставляя его нервничать.
     Постаравшись не обращать на них внимания, хранитель прошел мимо и навис над Асканом.
     - Как это могло произойти?! – прошипел Севен, сжимая кулаки. – Ваши наемники явно перешли последнюю черту!
     - Послушай Хеалс, я не знал, что в управление поступил приказ из дворца, - напряженно ответил Лакас. - Командующий сам отправил на мыс Эйлис, и все бы прошлохорошо, если бы мне удалось задержать вылет или предупредить охрану в поселке. Хранители увидели то, что не должны были видеть и Шрайс захватил их в плен. Я уже связался с ним, требуя дать объяснения, но он рассмеялся и сказал, что отныне не подчиняется моим приказам. Хеалс, подземный город вышел из-под контроля окончательно. Теперь не получится просто слетать в поселок и забрать оттуда рыцарей. Сейчас нельзя действовать необдуманно и нужно подготовить хороший план для спасения. Не горячись, прошу тебя…
     - Не горячиться?! Как вы вообще допустили подобную ситуацию?! Неужели было сразу непонятно, что так и будет! Эти бандиты с безумными алхимиками в роли ученых предали вас при первом же удобном случаи! Дайте мне корабль и отряд рыцарей. Нельзя ждать плана! Я знаю, как проникнуть внутрь и смогу отбить пленных, пока не стало поздно. Вы даже не представляете, что с ними может сотворить всего один Пузырёк, если мы станем медлить! – гневно высказался Севен, но Аскан только покачал головой.
     - Если бы все было так просто, мне бы не пришлось сотрудничать с наёмниками, а город бы уже давно контролировали рыцари. Как я уже говорил, техники бандитов самостоятельно смогли воссоздать один из обнаруженных в городе механизмов. Он дарует телу возможность использовать скрытые запасы энергии и ускоряться или усиливать себя, в зависимости от настройки прибора, - рассказывал львет, а Севен дрожал, вспоминая свой бой с аристократом.
     В прошлый раз Хеалс был гораздо ловчее и все равно не смог даже приблизиться к победе. Если отправиться туда сейчас и без должной поддержки, то Севен снова окажется в камере и никого не спасет. Но у них Эйлис, и он обязан хотя бы попытаться. На кону была не только ее жизнь...
     Уже не слушая Аскана, рыцарь отошел к стене и сел, прислонившись к каменной кладке. Львета била сильная дрожь, а все воспоминания о проведенном в плену времени хлынули в голову Хеалса бурным потоком. Он никак не мог совладать с ними, представляя на своем месте Эйлис.
     Перед глазами был операционный стол с лежащей на нем девушкой и мерзким алхимиком, который готовил инструменты. Ненависть и отчаянье захватило Хеалса, грозясь расплющить его словно муху, а потом рыцарь почувствовал, как щеку обожгло болью. Это помогло.
     Немного собравшись с мыслями, Севен убрал от лица трясущиеся ладони и посмотрел на склонившегося над ним Аскана.
     - Все потеряно… Они уничтожат ее, а Эйлис ждала котёнка. Мы не сможем ничего сделать. Против ускоренного бандита не выстоит ни один хранитель, как бы он не был хорош. Тем более с одним глазом…
     - Ты прав, это я имел в виду, говоря о сложности. Но у меня есть и решение. Подумай, кто одержит верх, бандит или рыцарь, если они оба будут ускорены?
     Хеалс вздрогнул, начиная понимать смысл сказанных Асканом слов. С таким устройством у него бы появился шанс на победу, хотя он все равно останется калекой.
     - У меня нет глаза, поэтому возможно, что победит бандит…
     - Я не считаю это проблемой, напротив так будет только легче. Нужно уметь превращать слабости себе во благо. Ты видишь потерю глаза, а я наличие хорошего места для дополнительного устройства, с которым ты сможешь усиливать эффект ускорения.
     Надежда зажглась на горизонте, и хранитель с силой сжал кулаки, собираясь согласиться на любые условия Аскана. Стать быстрее Шрайса? Да с такими способностями он в одиночку сможет зачистить весь подземный город и вызволить Эйлис.
     - У вас есть эти устройства? Тогда почему вы предлагаете их мне? Нужно было давно подготовить рыцарей и выбить наёмников. Я не понимаю…
     - Тут не все так просто. Никто кроме тебя не способен использовать сразу два устройства. Скорее всего, это из-за зелий алхимика. Они как-то изменили твое тело, и сделали его более выносливым. Но даже так, нет гарантий, что получиться соединить механизмы. Есть риск получить очень сильный ожог или даже умереть, - сообщил Лакас, но Хеалс только усмехнулся.
     - Действуйте, я должен попытаться, – уверенно произнес львет, и Аскан махнул рукой, подзывая к себе учёных.
     - Я знал, что ты согласишься. Поэтому позвал сюда технологов, которые смогут вживить устройства и даже вернуть утраченную часть зрения с помощью протеза. Операция займет пару часов, и потом, как только разберёшься с управлением новыми способностями, получишь самый быстрый катер, какой только можно найти в столице.
     Хеалс уверенно поднялся на ноги, внимательно рассматривая лицо Лакаса.
     - Несмотря на риск, у меня появиться шанс и это главное. Какая цена у вашего дара? – спросил он серьёзно и Аскан перестал улыбаться.
     - Сейчас важнее всего спасти моих рыцарей и наших друзей. Ты служишь мне, поэтому никакой цены быть не может, - ответил львет, а Севен понял, что придётся отдать в обмен на способности ускорения.
     - Хорошо. Я клянусь вам под светом фонаря богини, что буду служить верой и правдой, пока Судьба не разрушит эти узы, - произнес Хеалс, и Аскан кивнул технологам, позволяя увести хранителя.
     Он улыбался, провожая их взглядом.

Глава четвертая. Железноглазый рыцарь.

     Личный транспортник гранд-мастера несся над лесами и равнинами Льветара, держа курс на северный мыс материка. Хеалс Севен сидел в одиночестве на одном из сидений салона, и редко отрываясь от своих мыслей, бросал взгляд на спину пилота или в окно иллюминатора.
     После операции он получил два механизма, которым для работы нужно получить прямой контакт с мозгом. Один в виде паука, теперь располагался у него на спине, и почти не ощущался пока его не включить, а второй был сделан по типу механического глазного протеза и, закрывая обезображенную часть лица, плюсом восстанавливал зрительную функцию, позволяя Севену вновь широко смотреть на мир.
     Горящий ненавистью, и желанием спасти Эйлис, Хеалс освоил новые способности всего за пару дней.
     Как только операция вживления завершилась, хранитель сразу же принялся тренироваться. Он мог долгое время применять ускоритель в глазном протезе, но соединять его с пауком на спине получалось лишь на краткий миг. Устройства начинали сразу же нагреваться, и если бы львет продолжал их использовать, могли убить его. Только даже нескольких секунд объединения хватало, чтобы Хеалс превзошел любого рыцаря стократно. Поэтому, на последней проверке, он смог в одиночку справиться с двенадцатью рыцарями и даже не запыхался. Этого оказалось достаточно, и Аскан посчитал, что Севен готов. Как и обещал, он вызвал корабль из города и теперь летящий в нем хранитель молча ждал, когда транспорт приземлиться на заснеженную площадку северного поселка.
      В голову львета постоянно лезли страшные мысли изображающие участь девушки, попавшей в плен к безумному ученому. Хеалс каждый раз вздрагивал, когда не успевал отогнать очередную всплывшую в сознании картинку с обезображенной льветессой и тихонько рычал, сжимая рукоять сабли.
     Спасая его из плена, Аскан не позаботился забрать снаряжения рыцаря и, восстановив львета в должности, предложил взять новый комплект. Но испытывающий чувство вины Хеалс отказался и самостоятельно приобрел себе саблю и метатель на столичном рынке, как только получил первую Орденскую выплату. Они оказались сильно поношенными и покрыты ржавчиной, только хранитель собирался оставить именно их для напоминания о собственной глупости, из-за которой он чудом не погиб. Теперь же львет собирался забрать у аристократа собственный пояс с экипировкой и отомстить за пять циклов плена.
     Помимо спасения Эйлис и двух других рыцарей, Аскан дал Севену особое задание. Оно заключалось в добыче нескольких артефактов, изучаемых в подземельях. Особенно Лакас выделял некий амулет, способности которого пока не удалось раскрыть, и дал бумагу с наброском этого предмета.
     Пытаясь отвлечься от лезущих в голову мыслей, Хеалс развернул скомкавшийся в кармане листок и в очередной раз всмотрелся в изображение. Обычное украшение в виде красной жемчужины, которую оплетает хищная лоза.
     Севен не понимал, что можетбыть важного в этой безделушке, но Аскан недвусмысленно намекал на особенность амулета. Нужно было его найти, но все этот только после спасения Эйлис. Сначала Хеалс собирался спасти девушку и только потом выполнять задания гранд-мастера, как бы сильно тот не настаивал.
     - Хранитель, - раздался голос пилота в затемненном салоне, - мы подлетаем к поселку, приготовитесь к выходу.
     Хеалс встрепенулся, прогоняя задумчивость, и в клочья изорвал листок от нахлынувшего чувства ненависти.
     Раскидав мелкую бумагу по салону, рыцарь встал с кресла и приблизился к иллюминатору, пытаясь рассмотреть виднеющиеся вдали огни поселка. Они смогли добраться сюда только ночью, и кроме того снаружи бушевала сильная вьюга, мотающая транспортник в стороны. Если бы они летели на маленьком катере, то пришлось бы приземляться и пережидать поднявшийся буран, иначе его могло попросту разбить.
     Вглядываясь в слабые огни деревянных домов, Хеалс так ничего и не увидел, но вспомнил как прилетел сюда в прошлый раз, считая что скоро сможет стать командующим и получит пост в одном из управлений. Наивная глупость, за которую он понес жестокое наказание, оставила очень сильный след в душе львета, требуя мести, но пока у него есть Эйлис, Севен не собирался отпускать то добро, что в нем оставалось.
     Если бы не любовь девушки, Хеалс мог до сих пор пускать слюни на еду или вместо адекватных мыслей в нем бы постоянно кипела ненависть. Он просто обязан спасти Эйлис, и был готов заплатить любую цену. На этот раз даже Судьба должна проявить благосклонность, и смилостивиться над страданиями рыцаря.
     Транспортник начал снижаться на слабо освещенную площадку и его стало трясти сильнее. Впервые за долгое время Хеалс помолился богине, надеясь на ее помощь, и отвернувшись от иллюминатора, подошел к трапу, чтобы быстрее оказаться снаружи.
      Корабль тряхнуло в последний раз и, приглушив двигатели, пилот начал опускать тяжелую дверь отсека.
     Поток ледяного воздуха хлынул внутрь корабля, и даже плотный капюшон плаща Хеалса затрепетал от его порыва.
     - Как только я выйду, закройся в корабле и жди моего возвращения. Не вздумай никому открывать дверь и выходить наружу, - проскрипел Хеалс.
     Молодой пилот, появившийся в салоне, покорно склонил голову, хлопнув себя по груди.
     Немного поежившись, Хеалс покрепче сжал рукоять висящей на поясе сабли и, удерживая капюшон, вышел в бушующую метель.
     В такую погоду площадку никто не расчищал и львет сразу же провалился в сугроб по колени. Он сделал несколько шагов, загребая снег плащом, и обернулся. Пилот выполнил указания хранителя, и тяжелый трап медленно поднимался, закрывая отсек. Рыцарь кивнул собственным мыслям, и продолжил топтать дорогу к посёлку. В таких сугробах оба его механизма с ускорением, были бесполезны, и следовало попасть на расчищенную площадку как можно скорее.
     Преодолев где-то половину пути, Хеалс уже не смог разглядеть даже силуэта корабля из-за метели. К тому же пилот погасил аппаратуру, чтобы не выдавать свое присутствие, чем заслужил еще немного уважения у хранителя. Теперь позади осталась лишь темнота и крупные хлопья снега, пытавшиеся забиться под капюшон. Зато впереди, помимо огней поселка маячил одинокий фонарь, свет которого постепенно приближался к рыцарю.
      Севен уверенно пошел на встречу и вскоре увидел очертания завернутого в теплые шубы кота. Он был один и, судя по запыхавшемуся дыханию, сильно спешил на площадку.
     Хеалс подождал, пока львет приблизиться, а потом резко ухватил его за шиворот, и всмотрелся в напуганное лицо. Пойманный рыбак затрясся, боязливо разглядывая лицо рыцаря, и косился на виднеющийся под капюшоном протез.
     Излишнее внимание к механизму, немного разозлило Хеалса, и он встряхнул львета, чтобы вывести его из ступора.
     - Господин рыцарь! Простите, не признал поначалу, - залепетал рыбак, разглядев белый плащ. - Как же вы сюда добрались в такую метель? Небось, и корабль поломали?
     Хеалс смотрел на львета и пытался понять, что в его лице кажется знакомым, а рыбак продолжал сокрушаться на погоду и балаболить.
     - Вам бы в тепло, господин. Зябко нынче на свежем воздухе гулять. Скажите вы один прибыли или с товарищами? Может, помощь кому нужна?
     - Помощь сейчас потребуется тебе, - проскрипел Хеалс и рыбак начал икать, услышав скрипучий голос хранителя.
     Напрягая память, Севен узнал в работяге одного из грузчиков, к группе которых он присоединился на заводе, чтобы найти спуск в подземный город. Встреча оказалась определенно удачной, и теперь этот львет мог его немного выручить.
     - Слушай меня внимательно, если хочешь еще раз увидеть дневной свет. Пару дней назад в вашем поселке пропали хранители и мне известно, что их увели в подземелья под консервным заводом. Отведи меня туда, и я сохраню тебе жизнь.
     Рыбак начал дрожать, слушая слова Хеалса, и потянулся за пазуху, но хранитель, используя лишь малую часть ускорения, с легкостью опередил кота и, выхватив у него метатель, отбросил оружие в снег.
     - Ты видимо не понял?! Предупреждаю в первый и последний раз, если попытаешься дурить снова, я лишу твои плечи возможности носить тупую голову. Веди!
     После крика Севена, рыбак как то сильно сник и закивал, соглашаясь сопроводить рыцаря.
     Как только хранитель его отпустил, кот довольно бодро засеменил по засыпанной снегом тропе в сторону консервного завода. Хеалс отправился за ним, отмечая, что идти по следам гораздо легче, чем топтать дорогу самому. Открытие оказалось весьма необычным, так как львет вырос на юге и до прилета в этот посёлок никогда не видел сугробов. В прошлый раз ему везло с погодой, и таких метелей не было, но в прочем, сейчас она была только на руку.
     По пути к консервному заводу льветам не встретилось ни одного местного жителя, и Хеалс подозревал, что они покинут свои дома только утром, когда шторм утихнет. Пока они шли, хранитель спросил у рыбака, как много местных видело прилетевший транспорт, а кот сообщил, что корабль видел только он и то потому, что дежурил у локатора. Вот рыбак и побежал посмотреть, кто прибыл в такую метель, явно не ожидая встретить в темноте хранителя. После этого, он попытался убедить Хеалса, что ничего не знает о пропавших рыцарях. Севену даже пришлось легонько ткнуть кота саблей, чтобы оборвать льющийся поток слов. Львет замолчал и дальнейший путь до входа на завод не проронил ни слова.
     Остановившись возле неприметной двери запасного входа, над которой горел фонарь, рыбак постучал по ней кулаком. Через пару минут с другой стороны спросили пароль, а кот сказал что-то про запеченную в луке курицу. Внутри раздался смешок, и послышалась возня отодвигаемого запора. Дверь начала открываться и Хеалс решил немного помочь львету, со всей силы ударив по ней ногой.
     От пинка кот на другой стороне отлетел назад и упал, споткнувшись об ящики. Охранник не успел ничего понять, как хранитель ударил его по шее и охранник затих, потеряв сознание. Хеалс не знал, насколько рыбаки погрязли в делах клана и не хотел убивать невинных.
     Севен повернулся к выходу, собираясь загнать внутрь своего провожатого, только тот не тратил времени даром и уже скрылся в бушующей метели, бросив свой фонарь возле входа. Хранитель выругался, но решил не догонять сбежавшего рыбака и, заперев дверь на засов, осмотрелся.
     Запасной вход привел рыцаря в небольшой закуток, заставленный ящиками и разным хламом, а из него к конвейерам шел коридор, в котором стоял узкий стол с горящим на нем светильником и тарелкой с супом. Хеалс решил, что на этом месте как раз и сидел рыбак, открывший ему двери.
     Осмотрев стол с пустыми ящиками, и не обнаружив ничего полезного, рыцарь уверенно пошел по коридору и, остановившись перед освещенным проходом, выглянул в конвейерный цех, где располагался спуск под землю.
     Судьба улыбалась Хеалсу, и он оказался открыт. Вокруг сновало всего несколько рыбаков, которых гонял наёмник в черной куртке, поэтому хранитель вышел в помещение, не таясь, и быстрыми шагами направился к предводителю.
     Наёмник слишком поздно обратил внимание на удивленные возгласы рыбаков и Хеалс, не используя ускорение, смог с легкостью оглушить кота ударом гарды. Рыбаки несколько секунд смотрели на него, хлопая глазами, а потом как по команде выхватили метатели. Только ни один из них не смог попасть в ускорившегося рыцаря, а Хеалсу хватило всего минуты, чтобы быстро вывести стрелков из боя.
     Осмотревшись в поисках спрятавшихся бандитов или рыбаков и не обнаружив таких, хранитель быстрыми шагами спустился на подземный склад и, пропетляв между груд из ящиков, уткнулся в толстую металлическую дверь. Она оказалась закрыта. Попытавшись наугад ввести код, и потерпев неудачу, хранитель ударил по металлу кулаком, зарычав от досады. Ему была дорога каждая секунда, и ждать, пока кто-то надумает подняться из подземелья, было невыносимо.
     Собираясь вернуться наверх и привести наёмника в чувство, Хеалс случайно заметил движение в дальнем углу склада и, ускорившись, быстро обогнул ящики. За ними прятался львет в фартуке и обрадовавшийся хранитель поначалу решил, что поймал Пузырька. Но развернув ученого, Хеалс увидел совершенно незнакомого и сильно напуганного львета.
     Немного расстроенный промашкой, он бесцеремонно выволок упирающегося кота к двери.
     - Открывай, - рявкнул на него рыцарь, выхватывая саблю.
     Ученый трясущимися руками ввел необходимый пароль и дверь начала плавно открываться.
     Собираясь броситься в открывшийся проход, Хеалс на секунду замешкался, вспоминая про большое количество ждущихвпереди перекрестков. Ему был нужен проводник и поэтому Севен снова ухватил пойманного львета за шиворот и толкнул впереди себя.
     - Прошу вас господин, я всего лишь простой техник, не нужно меня убивать, - заскулил кот, спускаясь по коридору, перед рыцарем.
     - Не ной! Ты ставишь опыты на рыбаках, и получишь по заслугам.
     Львет затрясся еще сильнее и следующие слова Хеалс услышал от него, только когда они дошли до первого перекрестка.
     - Я никогда никого не мучал, господин рыцарь. Мне велено исследовать эти руины и расшифровывать надписи. Льветов мучает только Пузырёк…
     Ученый не успел договорить, как Хеалс ухватил того за фартук и развернул к себе.
     - Ты знаешь, где найти этого алхимика? – прорычал Севен и кот закивал головой.
     - Да, он всегда в своей лаборатории, но с ним клан-лидер и вам нужно опасаться его способностей. Техники вживили в него один из разработанных устройств ускорения.
     Наполненный ненавистью на своих мучителей он не сразу понял смысл слов ученого. Этот кот предупреждал его об аристократе, и неуместное проявление доброты, разозлило Севена еще больше.
     - Ты решил меня разжалобить, грязный комок шерсти?! Веди к лаборатории и молись Судьбе, чтобы плененные рыцари оказались живы.
     Львет отчаянно закивал и пошёл в один из проходов, послушно провожая хранителя. Правда, по его отчаянным взглядам, Хеалс вскоре понял, что парень желает еще что-то сказать и после следующего перекрестка спросил, что тому надо.
     - Господин рыцарь, вы можете меня тоже забрать? – на ходу задал он необычный вопрос.
     - В каком смысле забрать? Надоело сидеть в подземельях? – проскрипел в ответ рыцарь, озираясь по сторонам.
     Ему не хотелось попадаться в очередную ловушку, а в этом месте подобное могло легко случиться.
     - Меня держат тут против воли и заставляют изучать древние письмена. Знаете, как тяжело сидеть в этом городе, без возможности увидеть небо, на протяжении пяти циклов?
     Хеалс невольно усмехнулся просьбе львета. Он ведь пробыл в подземельях не меньше ученого, только в отличие от него, над парнем не проводили опытов и хорошо кормили. Хранитель собирался приказать коту замолкнуть, но не вовремя вспомнил сидевших с ним в клетке рыбаков.
     Всколыхнувшаяся внутри жалость не позволила отвернуться от, возможно, действительно не в чем неповинного львета.
     - Хорошо. Держись возле меня и тогда сможешь покинуть это место, - ответил хранитель, и ученый радостно встрепенулся. - Тихо, не радуйся преждевременно. Мне еще предстоит справиться с вашим главарем. Лучше расскажи все, что тебе известно про это место и назови имя, чтобы было сподручнее общаться.
     - Я Дайсин, был технологом в столице, перед тем как попал сюда. Та-ак, с чего бы начать… - парень представился и принялся выдавливать из памяти все сведенья, которые у него скопились за проведенное в подземельях время.
      Оказалось, что город еще не до конца исследован и раскопки продолжаются. Несколько обнаруженных залов приспособили под общежития наёмников и ученых, но Дайсин никогда не считал, сколько их было. Так же парень поведал о других лабораториях, где изучают древние находки, а так же, тренировочных площадках, на которых бандиты учатся управлять дисками ускорения. С его слов устройство удалось создать нескольким ученым после исследования одного из древних механизмов.
     Продолжая открывать тайны города, Дайсин вывел Хеалса в большое помещение с двумя статуями в броне и указал на дверь между ними. Хранитель вспомнил, то именно так выглядел вход в лабораторию Пузырька, когда он в прошлый раз спустился сюда в компании аристократа и алхимика. Севен по-прежнему не доверял Дайсину, но пока что тот действовал в интересах рыцаря и был весьма полезен. Хранитель даже не хотел представлять, сколько бы ему пришлось бродить по этому лабиринту в поисках одной злополучной комнаты без помощи этого паренька.
     - Стой здесь и не пытайся улизнуть, если не хочешь собирать свои кишки с пола, - предупредил ученого хранитель.
     Посоветовав парню притаиться за одной из статуй, Хеалс приготовил саблю и толкнул древнюю дверь. Она оказалась не заперта и медленно отъехала в сторону, открывая вид на слишком знакомую лабораторию.
     Помещение не изменилось и оставалось таким же, как запомнил хранитель. Зала с алхимическими столами, стеклянными ящиками и креслом в котором сидел читающий книгу аристократ. Но Хеалс смотрел не на него. Взглядом рыцаря всецело завладел Пузырёк, прыгающий возле хирургического стола и даже не повернувшийся на звук открывшейся двери. Аристократ бегло взглянул на хранителя, и удивленно поднял бровь, привычно загибая уголок потертой книги.
     Зарычав от ярости, Севен сорвалсяс места, используя ускорение, и почти мгновенно пресек комнату. Он схватил алхимика за шкирку, и с силой отшвырнул на стеклянные шкафы, подальше от колб и реагентов.
     Послышался звон бьющегося стекла, но Хеалсу было плевать на судьбу Пузырька и артефактов. Он сдернул простыню с лежащего на столе тела и тяжело выдохнул. Опасения оказались преждевременными, и перед ним лежал незнакомый львет, который не подавал признаков жизни.
     Одновременно радуясь, что это не Эйлис и испытывая чувство ненависти к алхимику, рыцарь до боли в кисти стиснул рукоять сабли. Он собирался силой выяснить, что сделали с его избранницей.
     В этот момент Севен ощутил движение, и резко развернулся.
     Аристократ, переместившись к шкафу с оружием, уже успел выхватить саблю и теперь с сосредоточенным лицом следил за хранителем.
     - Не знаю, откуда у тебя диск ускорения, но я не позволю безнаказанноврываться сюда всякому желающему, - уверенно произнес здоровяк, пытаясь заглянуть под опущенный капюшон. – Но мне уже доводилось побеждать рыцарей.
     - Где хранители, которых вы пленили пару дней назад? – требовательно спросил Хеалс, не сдвинувшись с места, а аристократ нервно дернулся, услышав скрипучий голос рыцаря.
     - Знаешь, однажды я знавал хранителя с таким же ужасным произношением. Мы выжгли ему горло эликсирами и превратили в безвольную куклу с обезображенным лицом. Неужели Аскан смог вернуть тебе личность? Интересно, даже удивительно. Приятно встретить знакомое лицо, и я с удовольствием сделаю тебя подопытным заново. Материала постоянно не хватает, а из пойманной троицы уже осталось только двое. Парень позади тебя помер сегодня, не выдержав действия нового эликсира Пузырька.
     - Где хранительница?! – проскрипел Севен, пользуясь болтливостью аристократа и перебарывая не вовремя появившийся в душе страх.
     Здоровяк пользовался ускорением намного больше рыцаря и являлся очень опасным противником. В прошлый разХеалсу не помогли все его уловки, и аристократ с легкостью смог одержать победу. Правда, теперь у рыцаря было преимущество, но избавиться от сомнений оказалось не просто.
     - Хранительница? Кошка-рыцарь которая возглавляла группу? Ха-а-х, значит, ты пришел сюда только ради нее?! Как же это мило и смело с твоей стороны! Страдаешь от неразделенной любви или просто дорожишь девчонкой? Хотя какая разница, я ее не отдам даже ради прежней дружбы. Сейчас она самая выносливая из пленников и должным образом сможет послужить науке, как и ты.
     Ненависть и жажда мести захлестнули Хеалса. Рыцарь отбросил капюшон, позволяя аристократу увидеть обезображенное шрамом и механическим протезом лицо и удовлетворенно зарычал, прочитав всколыхнувшее в глазах здоровяка удивление, сменившееся страхом. Он дрогнул, а Севен налетел на предводителя бандитов, используя ускорение механизма.
      Увеличивая скорость и восприятие, Хеалс обрушил на аристократа первый из ударов, и тот в последний момент смог парировать его собственным клинком. Со стороны они выглядели как два размытых пятна, которые кружились по комнате, круша колбы, пробирки и прочую алхимическую утварь, но для обоих, эта была смертельно опасная схватка.
     Выкладываясь на полную, они выдавали друг другу свои лучшие удары и ругались, когда не удавалось достать противника. Льветы отчаянно сражались, пытаясь провести обманные финты, хитрости и не жалея силу, но способности противников оказались примерно равными.
     Хеалс не понимал, где аристократ мог так много узнать о сражении с рыцарями, и никак не мог пробиться через его оборону, не нарушив своей. Только равновесие не могло сохраняться долго и вскоре, когда лаборатория была жутко разгромлена, клинок Шрайса больно кольнул ногу хранителя, на секунду лишая его подвижности. Воспользовавшись замедлением противника, аристократ ловко перехватил руку Хеалса и, выхватив у него саблю, отшвырнул ее прочь.
      Обезоруженный хранитель, больше не представлял опасности в его глазах и, обрадовавшись, здоровяк размахнулся, собираясь ударить рыцаря по голове. Он и в прошлый раз так сделал, отправив львета в бессознательное состояние, только в этот раз преимущество было на стороне Севена.
      Специально подставившись под удар аристократа, и прикинувшись слабым, Хеалс добился того, что громила на мгновение раскрылся. Технологи Аскана предупреждали, что объединённое действие устройств может оказаться нестабильным при продолжительномиспользовании и посоветовали приберечь такой ход на крайний случай. Он сам убедился в этом на тренировках, и теперь решил использовать свой козырь, собираясь нанести всего один точный удар.
     Продолжая использовать способности глазного протеза, Хеалс мысленно потянулся к диску на спине и включил механизм, позволяя сжигать резервы собственного организма в два раза быстрее. Рука аристократа замедлилась, приближаясь к лицу рыцаря и хранитель, выхватив из-за пояса кинжал, резко провел лезвием по животу Шрайса.
     Немного сместившись в сторону, Хеалс сразу отключил устройство на спине, чувствуя, как он успел нагреться за пролетевшие мгновения и мысленно поблагодарил Аскана за механизмы.
     Аристократ все же опустил руку на рыцаря, и только когда сабля чиркнула о пол, понял, что Хеалс смог избежать удара. Повернувшись к Севену и собираясь повторить попытку, он заметил расползающееся кровавое пятно у себя на животе, а когда ткань рубашки и кожа начала расходиться в стороны, с ужасом вскрикнул и отпустил ускорение.
     Хеалс видел, как медленно аристократ падал на каменный пол, пытаясь удержать в руках собственные потроха, и впервые в жизни не чувствовал сожаления. Этот львет заслужил смерть, как никто другой, и следить за его замедленными страданиями показалось хранителю приятным.
     Испугавшись собственных мыслей, Севен отпустил скорость, и мир вокруг начал двигаться в привычном ритме. Перед ним стонал львет, мучивший его пять долгих циклов, и отчаянно пытался закрыть руками рану. По самым смелым прикидкам, Шрайс должен был промучиться не менее часа, но Хеалс не хотел становиться чудовищем и, наклонившись к умирающему коту, перерезал ему горло.
     Не дожидаясь, пока конвульсии аристократа прекратятся, хранитель поднялся на ноги, и уверенно приблизившись к камере, заглянул внутрь.
     На прелой соломе, прижавшисьдруг к другу, лежали львет и льветесса, лицо которой Хеалс сразу узнал. Запор клетки полетел в сторону, отбрасываемый с нескрываемой ненавистью и, ворвавшись внутрь, хранитель склонился над Эйлис, проверяя ее дыхание. Девушка оказалась жива, но судя по разорванной во многих местах одежде, льветессу уже подвергали опытам и накачали эликсирами.
     Хеалс яростно зарычал, снимая свой плащ, и заворачивая в него Эйлис. На лежащего рядом с ней полуголого рыцаря он даже не посмотрел.
     Подняв льветессу на руки, Севен вернулся в лабораторию и крикнул ученого. Нужно было привести ее в чувство, а парень явно должен знать об том, как это сделать лучше рыцаря.
     Львет прибежал на второй окрик, и пораженно раскрыл рот, увидев учиненный погром. Хеалсу пришлось грозно на него зарычать, чтобы привлечь к себе внимание.
     - Можешь привести льветессу в сознание? – спросил Севен, и парень закивал головой.
     - Да, конечно, она вроде бы спит. У меня есть одно средство, которым иногда приходиться приводить в чувство моих коллег, надышавшихся газом у генератора, - затараторил Дайсин, копясь в маленькой поясной сумке укрытой за фартуком.
      Вскоре он вытащил оттуда маленький тюбик с прозрачной жидкостью и, откупорив крышку, поднес горлышко к носу девушки. От едкого запаха, вырвавшегося в воздух, даже у Хеалса заслезился глаз, а льветесса пронзительно закашлялась. Дайсин тут же закрыл пузырёк, а Эйлис начала приходить в себя.
     Оттолкнув от нее парня, Севен велел ему проделать такой же фокус с лежащим в камере рыцарем, а сам прижал девушку к себе. Хранительница открыла слипшиеся глаза и, увидев перед собой лицо Хеалса, крепко обняла его за шею и зарыдала.
     Севен гладил ее по спине и успокаивающе мурлыкал, убеждая, что все плохое позади, а Эйлис рассказывала ему о своей глупости, по которой решила разобраться с поступившим доносом на рыбака, убивающего местных жителей и попала в ловушку.
     Девушка говорила, всхлипывая через каждое слово, и когда дошла до пробуждения на операционном столе, со связанными руками и ногами, Хеалс мягко прервал ее слова поцелуем. Он знал, что могла испытать льветесса за эти несколько дней плена, и хотел, чтобы Эйлис поскорее забыла о случившемся. Его рука сама собой коснулась ее живота, когда рыцарь вспомнил про котёнка, и льветесса закивала головой, отрицая ужасные опасения. С малышом все было хорошо.
      Севен прижал избранницу к себе еще сильнее, стараясь не думать про эликсиры, которыми опоил хранительницу алхимик. Главное выбраться отсюда, а в столице Эйлис можно поместить в лучшую лечебницу.
     Закончив плакать и немного успокоившись, девушка поднялась на ноги, поддерживаемая Севеном и осмотрела разгромленную лабораторию, остановившись взглядом на мертвом Шрайсе.
     - Где рыцари, которые отправились со мной на это задание? – отстраненно поинтересовалась льветесса и вскрикнула, уставившись в сторону камеры для пленников.
     Хеалс мгновенно повернул голову туда же, и ненависть вновь вскипела в его крови.
     По полу медленно полз истекающий кровью Пузырёк, весь утыканный битым стеклом и сжимающий в руках кинжал. Севен собирался попросить девушку немного подождать, и разобраться с алхимиком, но в этот момент из камеры появился ученый, который помогал идти обессиленному рыцарю.
     Пузырёк, встретившись с ним взглядом, потянул к парню руку, и Дайсин вздрогнул, увидев ползущего к себе безумца. Он поспешно отпустил хранителя, прислонив его к решетке, и подскочив к Пузырьку, вырвал оружие из его окровавленных рук. Парень на секунду замер разглядывая лицо алхимика, а потом резко ударил ножом по его горлу.
     Дайсин некоторое время смотрел, какбезумец извивается на полу, размазывая кровь вокруг себя, а потом резко согнулся пополам, изрыгая содержимое желудка.
     Девушка смотрела на смерть алхимика с нездоровым огоньком в глазах и глупой улыбкой, поэтому Севену пришлось ее немного встряхнуть, чтобы привести в чувство. Нужно было как можно быстрее убираться отсюда, пока бандиты не переполошились. Парень показал, на чьей он стороне и заслужил право пойти с ними.
     Хеалс помог девушке подняться на ноги и накинул ей на плечи свой плащ. Ученый и спасенный хранитель тоже принарядились висевшей в шкафу одеждой аристократа, а Севен забрал принадлежащее ему снаряжение накидку одного из убитых рыцарей.
     Перед уходом он вспомнил про поручение Аскана, забрать артефакты из города и спросил на их счёт присоединившегося к ним парня. Но Дайсин сообщил, что на самом деле находок гораздо больше, чем представляет себе Хеалс, а в подземельях осталась лишь малая часть, которая изучается в лабораториях. По его сведеньям, в течение последней недели Шрайс переправлял артефакты в столицу. Только куда именно, не знал никто кроме главаря, которого Хеалс выпотрошил некоторое время назад.
     Аскан будет не очень доволен, но Севену не было до этого никакого дела.
      - Дайсин, а какие из этих артефактов ты можешь забрать прямо сейчас, и будут ли они иметь ценность? – уточнил хранитель, уже собираясь отказаться от идеи выполнить поручение.
     - Ну, в этой лаборатории как раз должны находиться несколько самых лучших образцов, - радостно сообщил парень и, продолжая что-то бубнить себе под нос, направился к разбитым витринам.
     Там он остановился и, покопавшись носком сапога в стекляшках, резко нагнулся, подхватив с пола непонятную безделушку.
     - Что там у тебя? – нервно спросил Хеалс, понимая, что они теряют время.
     - Амулет! Он считается самой загадочной и важной находкой в городе! Я даже не знал, что ученые отдали такой артефакт Пузырьку…
     Севен велел парню подойти и, рассмотрев пульсирующую красным светом жемчужину, сразу узнал украшение с наброска, который ему дал Аскан.
     - Отлично. Ты молодец, – похвалил хранитель Дайсина. – Убери к себе в сумку и постарайся не потерять эту вещицу. Мне она понадобится.
     Хеалсу было безразлично назначение амулета, хотя с этим артефактом можно считать, что задание гранд-мастера выполнено. Главное что Эйлис жива, а все остальное было уже не так важно для хранителя. Теперь оставалось выбраться наружу.
     Покидать лабораторию решили по четко организованному плану. Впереди шел сам Хеалс, удерживая наготове ускорение, за ним девушка с Дайсином, а замыкал процессию спасенный хранитель, которому досталось не так сильно как Эйлис. Его задачей было прикрывать тыл и сообщать Севену о любом подозрительном движении, даже если покажется, что это было всего лишь наваждение.
     Хеалс опасался бандитов с дисками ускорения, и его предосторожность показала свое полезность несколько раз. Дважды наёмники нападали на их отряд спереди и один раз сзади. Во всех случаях противники двигались быстрее обычных льветов, но благодаря своевременному предупреждению, Хеалс смог с ними справиться.
     Через три перекрестка они вышли к последнему туннелю, ведущему наверх и спустя несколько минут подъёма, оказались возле металлической двери. Открыть ее изнутри оказалось гораздо легче, чем снаружи, и просто ткнув на единственную кнопку, отряд Хеалса окончательно покинул подземелье.
     Дождавшись, пока дверь закроется, хранитель приказал Дайсину заблокировать механизм.
     Учёному пришлось поковыряться в панели пару минут, после чего он радостно заверил, что её не смогут открыть еще минимум пару дней. Теперь тыл стал безопасен.
     Севен попросил всех подождать, а сам в одиночку поднялся в конвейерный цех и осмотрелся. Хранитель не знал, сколько времени был под землёй, но в окнах под потолком уже брюзжал рассвет, а гул метели утих, сменившись давящей тишиной.
     Льветов, которых Севен уложил ночью не было видно, поэтому он на всякий случай оббежал здание, чтобы удостовериться, что они здесь одни и только после этого спустился на склад, чтобы помочь девушке и остальным в группе подняться.
     - Нужно быть осторожными. Наёмник и рыбаки, которые были здесь ночью ушли. Они могут ждать нас снаружи или возле транспортника, - предупредил Хеалс. – Действуем по прежнему плану, я иду впереди, вы за мной и так пока не окажемся на борту корабля. Только там мы будем в безопасности. Понятно?
     Рыцарь и Дайсин кивнули, соглашаясь с Севеном, а льветесса покачала головой.
     - Постой, мне очень нужно рассказать тебе про гранд-мастера Аскана. Понимаешь, он преследует странные цели и стремиться…
     - Эйлис, - прервал ее львет, мягко прижимая к себе, - благодаря Аскану я не только остался в живых после пленения, но и встретил тебя. Мастер дал мне механизмы ускорения, чтобы я мог попасть сюда. Он рассказал про предательство Васиуса Морана, и я стану держаться от Первого рыцаря как можно дальше. Лакас справедливый львет, который стремиться защитить Льветар и не даёт в обиду своих рыцарей. По крайней мере, он всяко лучше Васиуса, убившего собственную дочь ради власти.
     - Нет, все совсем не так как тысчитаешь. Мне пришлось стать пленницей, чтобы это понять. На самом деле Аскан…
     Снаружи раздался мощный взрыв, и Эйлис не успела договорить. Хеалс отстранился от девушки, бросившись к двери наружу, а распахнув ее, сразу увидел полыхающие останки транспортника на площадке, и собравшуюся вокруг пожарища толпу рыбаков.
     Рыцарь заметил, что у корабля так и не был опущен трап. Пилот выполнил приказ Хеалса, и бандиты уничтожили транспорт вместе с парнем, который мог запросто улететь, пожертвовав хранителем, но вместо этого предпочел ждать.
     Пожелав погибшему коту скорейшего перерождения, рыцарь обратил внимание на движение толпы. Она постепенно покидала площадку и собиралась возле заметённой снегом дороги, ведущей к консервному заводу. Среди шуб и тулупов местных жителей Хеалс рассмотрел несколько серых пальто бандитов, и со злостью сжал кулаки, догадавшись, кто управляет беспорядком.
     Как только львет убедился, что толпа действительно направляется к заводу, он закрыл дверь изнутри и подпёр ее несколькими ящиками.
     - Что там произошло? - поинтересовался Дайсин.
     - Наш транспортник уничтожен местными, а их вооруженная толпа движется сюда. Вам нужно спрятаться как можно надежнее, пока я постараюсь с ними справиться.
     - Нет, - прервала его Эйлис, - так не пойдет. Сколько примерно льветов ты видел?
     - Около двух сотен, - немного подумав, произнес Севен, хмурясь на льветессу.
     - Ты не справишься с такой оравой, каким бы сильным себя не считал. На складе внизу, я заметила пару ящиков с поднятыми крышками и внутри них лежали новенькие метатели. Поэтому, хочешь ты или нет, но мы будем участвовать, а если что-то не нравится, то лучше помолчи.
     Хеалс покачал головой, понимая, что спорить с девушкой бесполезно.
     - Хорошо, ты права, - медленно протянул Севен, осматриваясь.
     Вдоль расположенных под крышей окон, тянулся металлический балкон для наблюдения за рабочим процессом, который можно было использовать как хорошую позицию для стрелков.
     - Вы двое, - Хеалс посмотрел на рыцаря и Дайсина, только сейчас сообразив, что до сих пор не узнал имя у хранителя. – Спуститесь вниз и принесите сюда несколько метателей, чтобы на каждого было как минимум по четыре штуки, на случай если оружие бракованное и станет перегреваться. Найдите как можно больше заряженных батарей и размещайтесь на том балконе. Из окон вам будет удобно отстреливать рыбаков, а они в свою очередь не смогут зайти с тыла из-за сугробов.
     Льветы дружно кивали, слушая указания Севена, и как только он закончил, отправились к спуску на склад. Хеалс не сомневался, что они сделают все правильно, а с огневой поддержкой, он собирался отбросить рыбаков от завода, а потом прорваться в посёлок. Там была вышка связи и устройство, чтобы отправить сообщение о помощи Аскану. Оставалось только обезопасить избранницу.
     - Эйлис, я бы очень хотел, чтобы ты пересидела весь бой на складе под землёй, но знаю, что не послушаешь. Поэтому просто пообещай, что будешь осторожна и постараешься не рисковать своей жизнью и жизнью нашего котенка. Я не смогу одновременно сражаться и присматривать за тобой.
     Льветесса улыбалась, слушая Севена, а потом кивнула с серьёзным лицом.
     - Обещаю тебе следить за своим тылом и не отвлекать тебя глупым геройством. Давай постараемся сегодня выжить и вернуться домой.
     Хеалс крепко обнял девушку, прижимая к себе.
     - Мы обязательно выживем, Эйлис, и ты родишь замечательных котят, - прошептал Севен, гладя ее волосы и чувствуя нежный шёпот дорогого для него сердца.
     Девушка осторожно подняла голову и заглянула в глаза Хеалсу, не разжимая сцепленных за его спиной пальцев. На ее лице была печаль.
     - Прошу тебя, выслушай, что я скажу, - тихо произнесла она, умоляющим голосом. – Ты не должен так сильно полагаться на Аскана, он…
     - Идут! – раздался голос Дайсина с балкона.
     Он с рыцарем уже успели взять достаточное количество оружия и теперь спешно заряжали метатели, с опаской поглядывая наружу. Хеалс виновато посмотрел на льветессу и поцеловал ее в щеку.
     - Мы поговорим об этом, когда все закончиться. Помни про свое обещание и не ввязывайся в бой, даже если сильно прижмёт. Ты нужна мне живой, Эйлис.
     Отстранившись от девушки, Хеалс за пару секунд оказался на балконе, воспользовавшись ускорением. Он улыбнулся союзникам, напуганным его появлением, и посмотрел наружу через окно.
     Рыбаки уже преодолели больше половины пути, и теперь Севен хорошо видел зажатые в их руках сабли или метатели. Среди местных иногда мелькали бандиты и наёмники в черных куртках. Ему показалось, что их должно быть больше, но Хеалс мог и ошибаться. Льветы поднимались к заводу плотной колонной, и потерять среди них нескольких котов казалось вполне возможным.
     Хеалс прищурился, оценивая разделяющее их расстояние, и оно уже позволяло открыть стрельбу. Убедившись, что Эйлис тоже поднялась на балкон и приняла от Дайсина оружие, Севен вытащил свой метатель.
     - Постараемся выжить! - бодро крикнул хранитель и выпустил первый заряд.
     Идущий впереди колонны рыбак, рухнул как подкошенный, с дымящейся дырой в груди. На секунду в воздухе повисла тишина и замешательство, а потом на местных обрушился град из зарядов.Принцип «не убивать без лишней нужды» Хеалса временно отошел на второй план, и выстрелы льветов прожигали тела рыбаков, как горячий уголек сливочное масло.
     Местные бросились в рассыпную, спасаясь о плотного огня, но сугробы не позволяли им маневрировать, и пока рыбаки рассредоточились по полю, в снегу осталось много мертвых или раненых собратьев.
     Но атакующие не утихомирились и продолжили ползком продвигаться к заводу, затрудняя отстрел. Только хранители и Дайсин не обращали на упорство внимание. Они выпускали очередные партии зарядов, и хотя бы один из десяти лучей находил свою цель. Кучки с полными батареями быстро таяли, а парень уже пару раз бегал на склад за боеприпасами и собирался сделать это еще раз, когда снизу раздался грохот ломаемой двери.
     Хеалс кивнул союзникам, приказывая оставаться на балконах и продолжать обстрел, а сам перепрыгнул через перила и приземлился на конвейерную ленту, прямо у входа.
     После очередного удара с наружи, запор не выдержал, и дверь распахнулась, открывая дорогу группе из ускоренных бандитов.
     Севен не собирался пускать их на завод, и рванулся вперед, на мгновение включая сразу два механизма. Разрубив пятерку самых шустрых котов, рыцарь выскочил на улицу, прикрыв за собой дверь, на которую опустил уличный засов. Теперь льветы не смогут пройти внутрь, не тратя времени на снятие перемороженного бревна со скоб, а Хеалс мог сражаться, не отвлекаясь на защиту.
     Оказавшись на улице, хранитель отпустил силу нагревшегося диска, и схлестнулся сразу с несколькими бандитами, которые успели подобраться к заводу. На подходе были и другие.
     В перерывах между ударами и парированием клинков противника, Хеалс замечал черные куртки среди ползущих по снегу рыбаков. Пока продолжался обстрел, они не могли наброситься на хранителя все скопом, а с несколькими бандитами Севену было по силам совладать. Главное для него защитить Эйлис, и для этого рыцарь выкладывался по максимуму, нещадно убивая льветов.
     Как только дверь на завод снова закрылась, Дайсин бросился на склад за батареями. Он долго жил в подземном городе и не раз поднимался наверх, поэтому прекрасно ориентировался среди груд деревянных ящиков. Но спустившись на подземный уровень в этот раз, парень остановился, и прежде чем набрать кассет с зарядами, раскрыл свою сумку.
     В ней по-прежнему лежал амулет, найденный в лаборатории Пузырька, и Дайсин знал цену этого артефакта, хотя изучить его назначение пока так и не удалось. Ученые посчитали, что он связан с вечной жизнью, а какой богач откажется даже от призрачной надежды обрести бессмертие. Определенно это было самой дорогой пусть и не самой значимой находкой при раскопках. К тому же, все остальные артефакты попадались не в единственном экземпляре, и большая часть из них уже давно лежит на подпольных складах клана в столице.
     Покрутив пульсирующую жемчужину, Дайсин сунул амулет назад в сумку и заодно проверил её содержимое. Убедившись, что все лежит на своих местах, парень спокойно набрал как можно больше батарей из полупустого ящика, побежал назад к рыцарям.
     Эйлис разрядила очередную кассету в ползущих рыбаков и присела на корточки, меняя батарею. Её напарник тем временем стучал заклинившим метателем по стене, пытаясь восстановить оружие.
     - Возьми запасной и не трать время! – крикнула льветесса, и рыцарь послушно выбросил неисправное устройство.
     На балконе появился Дайсин, с полными руками батарей и принялся раскладывать их в почти опустевшие кучки, возле хранителей. Девушка отметила, что на этот раз парень ходил дольше, чем в предыдущие разы, и пристально посмотрела в лицо учёному.
     Дайсин широко улыбнулся хранительнице и, подхватив с пола свое оружие, продолжил стрелять по рыбакам, весьма метко поражая трудные цели. Эйлис так и подмывало спросить у парня, где он научился обращаться с оружием.
     Неожиданно, ползущие льветы вскочили на ноги и, обстреливая окна завода, бросились в атаку, увязая по пояс в снегу. Льветесса пригнулась, избегая зарядов, врывающихся в окна здания. Рядом с ней плюхнулся ученый и напарник, тоже успевая спрятаться. Только сидеть без дела им было нельзя.
     - Хватайте по метателю в каждую руку и бейте вслепую! Мы должны сдерживать их, если хотим выжить! – крикнула девушка и, подавая личный пример, первая поднялась на ноги и принялась разряжать батареи по рыбакам.
     Дайсин и рыцарь тоже подхватили метатели. Только когда парень вскакивал на ноги, его повело, и львет уткнулся в бок Эйлис, чем-то больно ее уколов. Девушка зарычала на ученого, и он, виновато залепетав извинения, откатился в сторону, присоединившись к обстрелу.
     Постепенно у них начало получаться сдерживать рыбаков. Наступающим льветам оставалось пробежать всего пару десятков лертов, но вместо этого, многие испугались и вновь попадали в снег. Они неуверенно отвечали редкими выстрелами, опасаясь подстрелить спины немногих собратьев, которые продолжали бежать.
     - Дайсин! Будь ты не ладен! Что у тебя такое острое в кармане? – воскликнул рыцарь и краем глаза, Эйлис заметила, что парень столкнулся с ее напарником.
     Внезапная догадка обожгла ее сознание и льветесса вскинула метатель, направляя его на учёного. Только не смогла выстрелить, палец не желал слушаться и нажимать на курок. Все тело быстро становилось ватным, а рука с оружием медленно опустилась. Через пару ударов сердца, девушка и сама рухнула на решётку балкона, выронив метатель.
     Рыцарь бросился к ней, мимо застывшего столбом парня и, опустившись рядом с льветессой на колени, перевернул её лицом вверх.
     - Обернись! – прошипела Эйлис, но напарник не успел ничего сделать.
     Дайсин просто приставил к его голове оружие и выпустил прожигающий заряд. В следующую секунду, тело рыцаря рухнуло рядом с девушкой.
     - Хеалс убьет тебя Дайсин… - вытолкнула слова льветесса. – Ты же не сможешь ускользнуть отсюда мимо него…
     Парень отбросил метатель в сторону и присел возле Эйлис, с виноватой улыбкой.
     - Прости, но по-другому я не могу поступить. Аскан не любит когда идут против его планов, а для тебя он отвёл особенную роль. К тому же я собираюсь уйти и для этого нужно очень много денег, которые появиться после продажи нескольких артефактов. А по поводу твоего избранника можешь не переживать. На крыше стоит катер, и поэтому ускользнуть я смогу в любом случае. В отличие от вас.
     Девушка болезненно поморщилась, догадавшись, кто перед ней на самом деле.
      - Значит, это ты настоящий клан-лидер, а не тот здоровяк с манерами аристократа…
     - Все верно Эйлис, только не держи на меня зла. Мы ведь оба работали на одного львета и должны понимать, когда нужно пожертвовать собой ради блага Льветара.
     - Тварь…
     - Возможно, но у меня нет времени сейчас чесать языком. Корабль следует подготовить к отлету.
     Дайсин поднялся на ноги и бодро зашагал прочь, оставляя парализованную девушку на балконе. Льветесса догадалась, что произойдет, но ничего не могла сделать, и из ее глаз хлынули слезы.
     Хеалс Севен сражался как одержимый. На нем уже было много порезов от клинков бандитов, но ни один из них не был серьёзным. Зато с их стороны потери были весьма ощутимы. Вокруг рыцаря лежало уже несколько льветов в черных плащах, а со временем он собирался отправить на перерождение и всех остальных.
     Рыбаки продолжали передвигаться ползком, опасаясь получить разряд из окна завода, а кто осмеливался вскочить, не успевал сделать и нескольких шагов, прежде чем раскалённый луч прожигал его тело. Но внезапно стрельба прекратилась, и местные жители начали осторожно подниматься из сугробов, с опаской посматривая на окна завода.
     В этот момент, с крыши донесся рокот запущенного движителя и на глазах столпившихся внизу льветов в небо поднялся легкий катер. Он покачнулся в воздухе, разворачиваясь в сторону материка, и сорвался с места, быстро уносясь вдаль.
     Как только корабль скрылся из вида, на заводе раздался мощный взрыв, превративший большое здание в полыхающие обломки.
     Всех льветов, которые были достаточно близко к заводу, раскидало, и их тела зарывались в мягкие сугробы изломанными куклами. Многие погибли, пораженные осколками стен, и лишь единицы поднимались на ноги и крутили головами, не понимая, что произошло.
     Хеалс лежал на снегу и смотрел на пожарище отсутствующим взглядом. Он не знал, что послужило взрывом здания, но внутри оставалась Эйлис, и теперь ее не стало.
     Скорее всего, он пропустил одного из бандитов, когда осматривал помещения и этот парень воспользовался катером, чтобы улететь, а попутно активировал взрыватели, решив уничтожить завод вместе с рыцарями.
     Мысль была настолько далёкой, и отстранённой что рыцарь её даже не замечал. Он не смог уберечь свою избранницу и сейчас не чувствовал себя как живым. Словно внутри что-то окончательно надломилось.
     Хранитель поднялся на ноги, и с трудом передвигаясь по снегу, направился к полыхающим останкам завода. Если Эйлис погибла в огне, то он тоже хотел отправиться с ней, не желая оставаться в одиночестве.
     Повсюду стонали раненые рыбаки, но Хеалсу не было до них дела, пока дорогу к заводу не перекрыли один из уцелевших бандитов и несколько местных жителей.
     Только Хеалс потерял оружие во время взрыва, и теперь с отстранённым взглядом смотрел на перегородивших дорогу котов.
     - Куда собрался, хранитель? Ты заплатишь сполна за убитых собратьев, – заявил львет в черной куртке, приставив к горлу рыцаря клинок.
     В опустевшей душе Хеалса плавали отстраненные мысли. Как они смеют говорить ему о долге, если отобрали у Севена самое дорогое. Они забрали любимую и ему нужно отправляться за ней.
     - Пропустите, - прохрипел хранитель и пошатнулся от навалившейся слабости. Ему надоело драться, а без Эйлис стало некого защищать.
     - После всего, что вы натворили? Мы выпотрошим тебя как рыбу, а потом отдадим алхимикам, - заявил один из уцелевших рыбаков, и от сказанного, ненависть вспыхнула внутри Севена, заполняя пустоту одним единственным желанием.
      Хранитель понял, все они знали, что происходит под посёлком, и продолжали прикидываться простыми работягами. Эти льветы хранили в секрете существовании лабораторий еще во время первого прилета в поселок, и предпочли встать на сторону клана. Значит, местные тоже виноваты в гибели Эйлис, и не меньше чем сбежавший бандит. Как же все оказалось просто…
      Новая, не на что не похожая жажда разгорелась внутри Севена, и хранитель с упоением поддался ей. Он засмеялся, не на что не похожим, скрипящим голосом, а когда закончил, с легкостью выхватил оружие у бандита, и принялся убивать. Убивать всех, без разбора. Не щадя раненых и умоляющих сохранить им жизнь. Он упивался их смертями, заполняя пустоту в душе, появившуюся с уходом Эйлис и не мог остановиться.
     Когда противники кончились, уставший Хеалс направил взор своего железного глаза на посёлок. Там жили семьи продавшихся клану рыбаков, и они тоже были виновны в смерти его избранницы, а все убийцы должны заплатить.

Эпилог.

     Серебристый транспортник опустился на бревенчатой площадке, возле покорёженного остова взорванного корабля. Пилотирующий судно львет, ещё издалека увидел столбы поднимающегося дыма, а подлетев поближе, ужаснулся, рассмотрев полыхающие дома. Он несколько минут колебался с посадкой, нарезая круги над пожарищем, а потом резко приземлил корабль, не желая отказываться от задуманного. Трап медленно опустился и львет в белом плаще гранд-мастера сошёл по нему на покрытые льдом брёвна.
     Лакас Аскан не любил это место, как и не любил находиться без окружения верных ему котов, но сейчас они все ему бы только мешали. Львет прекрасно видел, что сотворил железноглазый хранитель с рыбаками, потому что сам связал протез со своим терминалом, и теперь любой шаг Хеалса был для него известен. Хотя отправляя рыцаря на север, Аскан никак не думал, что справедливый хранитель сможет вырезать из мести целое поселение, не пощадив никого из семей живущих здесь рыбаков. Этовнушало страх, и одновременно открывало будущие перспективы.
     Лакас медленно шёл к некогда процветавшему посёлку, и без сожаления смотрел на остовы обратившихся пеплом домов. Он не сразу заметил сидящего в снегу хранителя и остановился, рассмотрев его окровавленный и закопчённый плащ.
     По железному протезу, заменяющему глаз рыцаря, Аскан сразу узнал в сидящем львете Хеалса. Он казался мёртвым, но приблизившись почти в упор, мастер заметил облачко пара от теплого дыхания хранителя.
      Лакас замер, пытаясь подобрать нужные слова, только этого не потребовалось.
     - Мне не удалось спасти Эйлис. Ваших механизмов оказалось недостаточно, - отстраненно произнёс Хеалс и Аскан вздрогнул, услышав его голос.
     - Что тут произошло? – осторожно поинтересовался Лакас, рассматривая лежащего неподалеку рыбака с распоротым животом.
     Он прекрасно знал ответ на свой вопрос, но хотел послушать, что может сказать Хеалс.
     - Они забрали у меня Эйлис, а я забрал жизнь у них. Не равный обмен. Настоящий ее убийца улетел незадолго до взрыва. Но все эти льветы заслужили смерть… - спокойно произнёс рыцарь и Аскан увидел тонкую нить слюны, стекающую по подбородку рыцаря.
     В тот момент, он мог просто уйти и оставить Севена замерзать. В хранителе осталось не так много жизни, чтобы он смог самостоятельно добраться до ближайшего поселения, но слишком многим пришлось пожертвовать для создания этого существа, а гранд-мастер не любил отказываться от своих идей.
     - Ты сделал все что мог. Не вини себя одного, потому что мы оба ошиблись. Если Эйлис погибла от взрыва, то ее убил львет по имени Дайсин. Он всех держал в дураках, оставаясь настоящим клан – лидером. Возможно, ты его встречал, пока был под землей, - виноватым голосом сообщил Аскан.
     Севен вскочил на ноги, сжимая в руках рыцарскую саблю, но сразу же рухнул обратно. Он очень долго сражался, и при этом использовал механизмы ускорения, которые высосали почти все силы из организма. Но Хеалс боролся, не позволяя себе потерять сознание.
      Лакас увидел, как губы хранителя шевелятся, пытаясь что-то сказать и наклонился.
     - Помоги мне отомстить, и я исполню обещание никогда не сомневаться в твоих приказах и исполнять любое задание, - прошептал Хеалс, неотрывно глядя на Аскана.
     - Так оно и будет. Мы отомстим за Эйлис, - сказал Лакас и поднял на руки Севена.
      Хранитель все-таки потерял сознание по дороге к кораблю, но это было даже к лучшему. Аскан добился желаемого и теперь сможет о нем позаботиться. Позаботиться, чтобы потом использовать в своих планах.

Послесловие.

     Вот и закончился мой рассказ. Возможно, он тронул вас до глубины души или наоборот показался пресным и не достойным потраченных на чтение минут. Однако, как человек, написавший этот труд, я благодарен за уделённое внимание и удивлен, если эти строки читают. Вам наверняка встретилось множество деталей, которые не были раскрыты, а не наказанное зло, вызвало обиду. Все верно, так и должно быть.
     Но история Хеалса Севена была написана не просто так. Судьба пока не спешит сбрасывать с игральной доски Железноглазого рыцаря, и опутывает его предназначение туманом. Впереди грядет время перемен. Время, когда мир погрузиться в тень, а лживая верность осыплется прахом.

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com С.Панченко "Warm"(Постапокалипсис) К.Федоров "Имперское наследство. Сержант Десанта."(Боевая фантастика) Б.лев "Призраки Эхо"(Антиутопия) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Минаева "Академия Высшего света"(Любовное фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези) М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис) В.Чернованова "Невеста Стального принца"(Любовное фэнтези) А.Ардова "Невеста снежного демона. Зимний бал в академии"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"