Шатров Дмитрий Валериевич: другие произведения.

Темная сторона старушек, Часть 1. Про внука Петеньку

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
Оценка: 5.59*37  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Внешне они одинаковы, словно работает в стране некий секретный завод, выпускающий их с конвейера. Боевая старушка ростом невысока, широка в плечах и имеет смещенный вперед центр тяжести ...

Аделаиде,
с благодарностью!

Вступление
  
   Вы видели московских старушек?
   Они одинаковы на вид, словно работает в стране некий секретный завод, выпускающий их с конвейера. Боевая старушка ростом невысока, широка в плечах и имеет смещенный вперед центр тяжести. Подтянута и деловита. Обладает высокой скоростью и маневренностью. В быту носит ниспадающие одеяния аляпистых расцветок, на людях предпочитает одежду практическую, добротную, исполненную на совесть ...
   В ее глазах пылает неукротимый огонь, она закалилась в боях и пережила множество эпох. И вас тоже переживет. Никогда не пробуйте остановить целеустремленную старушку! Даже не пытайтесь!
   Я преклоняюсь перед этими людьми ...
   Все нижеследующее прошу воспринимать как литературную шутку.
   С уважением к старости,

Автор

* * *
  
   Петенька страдал от них, сколько себя помнил. Мучения начались в раннем детстве, когда родители, стесненные жилищным вопросом, отдали Петеньку на попечение бабушки, Сталины Агаповны.
   Сталина Агаповна на размен не согласилась, заявив, что только умалишенный переберется по собственной воле в коммуналку. Сама она, старушка уважаемая, обретались в двухкомнатной квартире с видом на тихий скверик, детскую площадку и живописную гряду мусорных баков, в простонародье - помойку.
   Долгая экологическая война жильцов и ЖЭКа окончилась полным поражением последнего, в результате чего над въездом во двор повесили кирпич, а для вящей убедительности, чтобы малограмотные водители не доставали, установили шлагбаум. И пространство перед домом превратилось в Заповедник.
  Основное население Заповедника составляли старушки, узурпировавшие власть и распространившие свое влияние не только на двор, но и на прилегающие территории. Изредка в жилищном потоке попадались старички, тихие и затравленные, при этом трогательно одинокие, как ирисы на болоте.
  Молодежь инстинктивно сторонилась Заповедника, и те немногие ее представители, кого угораздило в доме проживать, старались без нужды не высовываться и о себе не напоминать.
  Заповедник ломал самых беспокойных обитателей. Стоило некоему особо рьяному жильцу пару раз пройти сквозь "подъездные чистилища", как он сразу терял былую спесь и становился ручным и обходительным.
  Если же смутьян не успокаивался и продолжал свои "неправомерные действия" (а список их был ой как велик!), старушки мстительно поджимали губки, и тогда в бой вступала тяжелая артиллерия. Враг подвергался ковровой бомбардировке в виде участкового. В осажденной квартире еще не утихли взрывы негодования, как управляемой ракетой приходила первая бумага из ЖЭКа – ответом на серию жалоб со стороны соседей. И напоследок, глотая валидол и нервно тряся конечностями, неосторожный индивид попадал под струю напалма в виде сплетен, одна другой невероятнее, приводивших к серьезным неприятностям. Дольше третьей стадии не держался никто.
  Так как список неправомерных деяний был велик, старушечьи войска без работы не сидели. В свободное от "чисток" время они собирали информацию: восседали на скамеечках возле подъездов и знали все. И что Тонечка из восьмой квартиры понесла от слесаря из соседнего дома, и что Колюня из десятой, студент недоделанный, по ночам с девками да гитарами шляется, и не работает, а сессия у него провалена и пойдет в армию, тунеядец! Что молодежь совсем от рук отбилась, поясницу ломит к холодам, а ноги - к исчезновению из продажи сахара. И многое, многое другое ...
  Вот в эту самую идиллию Петеньку и угораздило попасть.
  Нельзя сказать, что он был единственным ребенком в доме. Изредка во дворе появлялась девочка Катя, особа избалованная, писклявая, к тому же, раскормленная околоподъездными подаяниями. До появления Петеньки Катя была бессменным фаворитом старушечьей общины и ново обретенным соседом очень тяготилась.
  Старушки же, наоборот, очень полюбили Петеньку. Они потянулись к мальчику, как пропитые работяги к винному магазину, и все время норовили покормить ребенка то овсяным печеньем, то блокадным сухариком, то поседевшей шоколадкой ... Как-то раз мальчик заглотил лакомство, прислушался к ощущениям и поклялся никогда больше не касаться приманок!
  В последствии Петенька уверял, что однажды, когда он развернул обертку и разломил соевый батончик, оттуда выпорхнули бабочки. Ну, может это была одна бабочка, к тому же, обычная моль - врать не будем, не видели.
  В общем, пока Петенька сидел в коляске, он стойко переносил шквал забот.
  "А отчего он такой бледненький? А мальчик хорошо кушает?"
  Петенька кушал хорошо. Это спасало его до поры, но меч неусыпной заботы уже завис над детской головенкой. Старость бережлива, потому Петенька кормился из бабушкиных стратегических запасов и потреблял то, что уже давным-давно пережило срок годности и грозило испортиться по-настоящему.
  Нельзя сказать, что Петенька отдавал предпочтение сладостям, однако варенье любил. Но коварная старушка с легкостью отбивала массированные налеты на сервант, где хранилось ОНО – заветное, вишневое, и Петенька был вынужден перейти на полулегальное положение, занявшись партизанщиной. В неполные пять лет мальчик догадался смазать дверцы серванта, закапав в хлипкие петли бабушкины ушные капли на камфорном масле, и процент успешных рейдов повысился.
  Сладкое было страстью Сталины Агаповны и в этом заключался первый парадокс воспитания Петеньки: ограничивая внука в варенье, старушка повсюду расставляла вазочки, наполненные слипшимися до состояния полной окаменелости конфетами. Вазочки эти были хаотично раскиданы по квартире, напоминая капканы на крупную дичь. Внук же полагал конфетницы за мины, а потому старательно обходил угощения стороной. Не верьте сказкам о том, что дети любят спрессованную карамель! Эти байки выдуманы апологетами старушек!
   Эпопея с вареньем закончилась грустно: никакой минер не ошибается дважды и, однажды, мальчик нарвался на очень старую банку. Крышка проржавела и ссыпалась внутрь, а на самом дне, припорошенный пылью, покоился засахарившийся мышиный трупик.
  Мальчик явственно представил себе, как несчастный зверек пробирается в ночи, а сзади подкрадывается старушка. Или соскальзывает с подоконника коварный соседский кот, проникший в квартиру через балкон, и загоняет беглеца на полку. А мышонок срывается и падает, падает, падает ... И проламывает белую корку уже тогда старого варенья.
  Петенька задумчиво потряс гробницу, слушая, как стучат по стенкам ягодные косточки, вздохнул и поставил банку подальше в сервант. Мышонка было жалко.
  
* * *
  
  Другой слабостью Сталины Агаповны был ремонт.
  Ремонт, словно майский клещ, нападал на старушку неожиданно, и проследить, как идея вызревала, не было никакой возможности.
  Обычно старушка просыпалась глубокой ночью, долго вздыхала и изучала потолок, потом поднималась с постели, тихо подходила к спящему внуку, садилась подле кровати и начинала СМОТРЕТЬ. Петенька ворочался. Снилось ему странное. Что соседская кошка с лицом Кати подъела из вазочек все сладкое, и сейчас у нее начнется мистическое несварение, которым постоянно пугали у подъездов. Или виделась соседка, поварешкой указывающая путь колоннам тараканов, начинающим шествие из кухонного крана, марширующим через стол и прыгающим в шипящее на сковороде масло ...
  Всякое виделось. Спустя полчасика кошмаров мальчик вскидывался, бешено орал и смотрел глазами совершенно круглыми.
  -- Фефю-ю-ю-юня, а не зафеять фи нам фефонт?
  Бабушка спохватывалась, выуживала из стаканчика зубки и поясняла уже внятно:
  -- Ремонт!
  Таинство начиналось глобально. С побелки потолка. Затем ремонт переходил в стадию покраски балкона и плинтусов, после чего заканчивался переклейкой обоев и циклевкой пола. К счастью, Сталина Агаповна не умела класть кафель.
  Ремонт отдавался в детской голове запахами олифы и растворителя, заляпанными газетами и убегающими из-под ног рулонами обоев веселых расцветок, например, с красненькими лютиками на желтом фоне (Сталина Агаповна не выносила мрачных тонов).
  Впрочем, еще на стадии концептуального анализа ребенка выселяли к родителям.
  
* * *
  
  К пяти годам Петенька произносил речитативом фразу "Уважаемая редакция, спешу довести до вашего сведения ..."
  Бабушка имела обыкновение, печатая гневные письма в газету, сопровождать творческий процесс чтением вслух. Впрочем, после одного-двух абзацев энтузиазм спадал и она бормотала несвязное, постоянно перечитывая ...
  
* * *
  
  С шести лет началась битва за телевизор.
  Старушки очень любят смотреть взрослые передачи, замирая сердцем и крича восторженно "Нет, ну вы только посмотрите! Какая пакость!".
  Так совпало, что Петенька тоже приобщился к чуду двадцатого века и всякий раз искренне недоумевал, чем это бабушка так возмущается. Сталина Агаповна увлечение внука не одобрила, полагая, что режим нужно блюсти и вообще, не детское это дело - глупый ящик смотреть.
  Она перегородила комнату тяжелой портьерой, Берлинской стеной отделившей кровать мальчика от центра развлечений. Петю не устроила перспектива довольствоваться одним лишь звуком, и он быстро нашел выход из положения. Воспользовавшись шурупчиком от конструктора, мальчик провертел в занавеске дырочку и всякий вечер спокойно припадал глазом к "амбразуре".
  Но как-то раз Сталина Агаповна уловила странное покачивание шторы и заподозрила неладное. Обман раскрылся и в воздухе зазвучали угрозы отдать внука на растерзание родителям. Запахло валерьянкой, после чего бабушка, скрепя сердце, приняла решение переселить внука в другую комнату.
  Сколько Петенька себя помнил, ведущая туда дверь была закрыта, и не просто закрыта, а задвинута комодом. Почему так, мальчик не задумывался. Просто принимал как данность. На комоде, среди прочей рухляди, покоилась цветочная кадка с древним камешком земли, больше смахивающим на почвенный анализ соляной пустыни, чем на чернозем. Раньше в горшке рос то ли фикус, то ли кактус, а может быть алоэ или какое другое растение, по останкам – двум сухеньким веточкам - определить не представлялось возможным. Цветок умер еще до рождения мальчика.
  Во второй комнате не было ни серванта, ни телевизора. Не было даже тараканов. Зато было много пыли, ненужных вещей и нафталина. Но мальчик и тут приспособился. Пока бабушка гуляла по гастроному, пополняя стратегические запасы, он изучил геометрию квартирного пространства и чуть-чуть подвигал мебель в большой комнате. После чего сподобился смотреть телевизор, используя осколок зеркала, опущенный к щели под дверью, благо спал Петенька головой к выходу.
  Первая победа над старушкой дала необходимую уверенность в собственных силах, но последней каплей, переполнившей чашу терпения ребенка, стало не это.
  
* * *
  
  Решающим фактором послужили ангелы, прибывшие в карете Скорой Помощи унылым декабрьским вечером.
  Колыбельная песня уверяла, что "лишь зеленая карета мчится-мчится в вышине", но Петенька не смог определить ее цвет, потому как лежал пластом. Зато прекрасно видел самих посланцев Божьих. Белые, высокие, они кружились по комнате и ласково пели, а бабушка аккомпанировала озабоченным кудахтаньем ...
  За час до этого случилось следующее:
  -- А во-о-от на-ам се-еренький за-айчик! – радостно сообщила старушка и завертела перед носом внука порождением воспаленной фантазии работников фабрики им. Бабаева - обернутой в фольгу заячьей фигуркой с тупой улыбкой на морде.
  Петенька развернул шуршащую обертку и горестно подумал: "Был зайчик серенький, а стал седенький ..." Возраст лакомства предполагал, что сей представитель шоколадного зверинца если и представлял ценность, то, скорее, музейную, нежели пищевую. Судя по всему, он был выпущен известной фабрикой еще в первых партиях в тысяча девятьсот очень далеком году.
  Ребенок вкусил сладкой плоти, но всего зайчика не осилил – дошел только до веселых глазок, отъев ушки. Кто такой товарищ Бабаев, Петя не знал, но возненавидел героя кондитерской промышленности на всю жизнь, потому как скрутило Петеньку, что называется, не по-детски!
  Внучок Сталины Агаповны травился часто. И домашними грибками, и холодцом, всякий раз вареным по рецепту с опечатками в графе "количество", и фамильным пирожком с мясом, отдающимся слабостию кишечника, и консервами, отмечающими юбилеи в желудке ... Потому он сразу распознал симптомы надвигающегося действа, покорно лег на диван и закатил глаза, привычно ожидая стражей здоровья ...
  Но приезд неотложки не облегчил страданий ребенка.
  -- А-а, снова Петенька? – обрадовался доктор, - что у него на этот раз?
  -- Кушает плохо ... – пожаловалась Сталина Агаповна, - животиком мается.
  -- Что вы говорите? – картинно удивился врач, прислушиваясь к жалобным стонам, доносящимся из глубин пациента, - а мне сдается, что кушает, да-с! Очень даже кушает! Только не то, что надо!!!
  Врач перешел на крик и замахал руками. Старушка вторила робким басом и пыталась выпроводить гостей из квартиры. А потом мальчик отключился ...
  
* * *
  
  Петя провел в детском отделении почти неделю. Если жизнь среди старушек научила его основам выживания, то больничный опыт эти навыки отточил и закрепил.
  Мальчик не знал, какие мудреные процедуры он исполнял в день своего поступления на баланс оздоровительного учреждения. Началось все с очищения желудка при помощи рвоты, метода, именуемого дядями-йогами "ваман-дхаути", и переведенного на родной язык медсестрой как "да шоб проблевался!". Далее следовало промывание водой, что тоже называлось умн`о – "кунджаля", но искажалось все той же медсестрой до русского "а теперь долив после отстоя!"
  На этом йога и закончилась. Петеньку отправили в палату, чтобы на рассвете потащить на процедуры ... Никакого времени не хватит описать все больничные приключения нашего героя, потому остановимся на сухих фактах:
  Петенька пережил бесчисленное количество желудочных испытаний и возненавидел слово "зондирование";
  Мальчик поглотил ударную дозу всяких химических препаратов, призванных лечить, а делающих обратное;
  Он прошел все круги больничного ада, от безобидных анализов и рентгена до коварных гастро-, фиброгастро, колоноско- и прочих скопий;
  От употребления пищи на маргарине "Солнечный" у него таки развился гастрит, к вящей радости врачей, моментально болезнь обнаруживших и лечение начавших ...
  Однажды Петенька перенес десять часов изнурительной процедуры, в инквизиторской классификации именуемой как "взятие желудочного сока". После этого малолетний заключенный пробрался на больничную кухню, где обнаружил стоящую на плите тридцатилитровую кастрюлю остывшей манной каши. И тогда Петенька познал, что чувствовал летающий в невесомости Пончик, уплетавший ее, холодную, комьями!
  Мальчик стремительно терял в весе и неизвестно, чем бы кончилась наша история, если бы ребенка не спровадили домой. К родителям. Родители имели обыкновение забирать Петеньку либо по случаю особых катаклизмов, либо на празднование эпохальных дат, как то Новый Год или День Рождения. А тут получилось так, что события совпали.
  Но временное переселение в коммунальный рай предков не внесло успокоения в жизнь мальчика. Сгущающимся призраком замаячил Заповедник и поджидающие обитатели. Петенька стал плохо спать. Он мучался кошмарами, просыпался в холодном поту и продолжал худеть.
  Он рассказал все родителям, но взрослые не прониклись горем сына и посоветовали, для лучшего засыпания, считать перед сном барашков.
  Маленький Принц из Петеньки не получился: мальчик считал не барашков, а бабушек.
  Ночной сценарий был примерно одинаков:
  Маленькие, кругленькие, старушки курсировали по коммунальному коридору, напоминая кораблики в игре-автомате "Морской бой". Они заглядывали в углы, толклись на кухне, непрерывно что-то бормотали и пытались угостить Петеньку лежалым печеньем. Потом к старушкам присоединялись зайцы. Они водили хороводы, скрывались в общих туалетах и выбегали оттуда веселые, а старушки поджидали шоколадных зверей и отгрызали у них лапы и хвостики ... Словом, Босх отдыхал.
  И Петенька не выдержал.
  Он, глотая слезы, торжественно поклялся отомстить.
  Мальчик объявил Заповеднику войну.
  
(продолжение следует)

Оценка: 5.59*37  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Емельянов "Тайный паладин"(Уся (Wuxia)) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) С.Панченко "Warm"(Постапокалипсис) А.Емельянов "Последняя петля 6. Старая империя"(ЛитРПГ) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) Е.Флат "Похищенная невеста"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Священная война. Том первый"(ЛитРПГ) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"