Амарга, Штайн Анна: другие произведения.

Чудовы луга

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


Оценка: 5.45*46  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Это история о том, как добро победило зло, поставило на колени и собралось зверски убить, но не успело.

  
   Книга вышла, мы получили авторские и очень довольны качеством издания, заказать можно здесь http://book.mimolet.com/product/12-391470/
  
  
  

  
  
  
   Чудовы луга.
  
   Пролог.
  
   В рассветное небо поднимался столб дыма. Поначалу бледный, тоненький, он на глазах раздался вширь, налился чернотой, и верховой ветер размазал его по розовым облакам. Горел дом тетки Кани, вдовы Зерба-бортника, аккурат посреди деревенской улочки в десяток дворов. Хорошо горел, споро, сразу со всех четырех сторон. В запертом сарае заржали, заволновались кони, учуявшие пожар.
   В ивняке и черемухе на краю трясин заливался соловей. До полуденной жары было еще далеко, по болотам полз туман, дневные птицы только-только пробовали голос.
   Толпа деревенских, в сером и буром тряпье, тащили к лесу человека в кольчуге. Тащили на веревке, осыпая бранью, подталкивая вилами и кольями, выдернутыми из плетня. Человек - мужчина уже в возрасте, но по-волчьи жилистый и ладно скроенный - едва перебирал ногами, сгибаясь от рывков. Его шатало, черные с проседью волосы облепили синюшное лицо, в бороде блестела слизь. Подол суконной котты, по-найльски надетой под кольчугу, измаран в земле. Пустые ножны хлопали по бедру.
   Обнаженный меч нес в опущенной руке молодой парень, чертя концом кривулины по траве.
   - Пошевеливайся, твое лордское отродье!
   Удар колом меж лопаток вышиб дух, бросил на колени. Человек заперхал, захрипел под веревкой, перехлестнувшей горло, рванул связанные руки. Плюнул себе на грудь зеленой желчью.
   - С-скоты. Мои люди... доберутся до вас.
   - Оглянись, Дарге Дорхан, - к нему подошла тетка Каня - высокая тощая баба, босая, простоволосая. Неподпоясанная домотканая роба, наброшенная поверх рубахи, заляпана смолой, руки пусты. - Людишки твои погорели в хате, как лисы в норе. Глаз не продрав. Тебе я поменьше марева плеснула.
   - В-ведьма... Так и знал... что ты ведьма... старая корова. Потравила нас.
   - Это марево, чудье молочко. Зяблик вон ножа дедова не пожалел, в Чарусь к чуди ходил, лишь бы на тебя управу добыть.
   Парень с мечом осклабился:
   - Я б в пекло полез, если б черти помогли. За мою-то Ришу...
   - Мой сын вас в болото скинет, - Дарге Дорхан кое-как поднялся, тяжело дыша. - Чуди скормит. А тебе, Канела, в срамное место щелока насыплет и по полю погонит, с собаками. Жаль, я сам этого не сделал.
   Женщина засмеялась.
   - Ты сынка-то своего о прошлую зиму собственноручно прибил, Дарге! А то не помнишь?
   - Младший! - гаркнул тот и раскашлялся. - Потопчет вас, паскуды.
   - Не успеет. Что мы, дурни какие, твоих выродков ждать? Нам терять нечего, сукин ты сын, Дарге Кровохлеб. В Клищер уйдем.
   - Ищи ветра в поле! - захохотал Зяблик.
   Дарге Дорхан обвел толпу яростным взглядом. Похоже, он только сейчас понял, что холопы заманили его в ловушку не случайно, а намеренно. И что затеяла все Каня, у которой изба была чище и больше, а стряпня неизменно хороша. А про мужа ее Зерба, за нерасторопность привязанного во дворе на целую зимнюю ночь, Дарге напрочь забыл.
   Ветер донес облако сажи, осыпал толпу хлопьями пепла. Грохнули копыта в стену сарая, взвизгнула лошадь.
   - Не уйдете далеко. Плюю на вас, мразь косорылая.
   Он плюнул, но не достал. Важ Карнаухий, здоровенный мужик, до глаз заросший рыжим волосом, дернул веревку и рявкнул:
   - А ну, пшел! Варежку захлопнул! Шевели костылями!
   Без коня и меча, без свиты, Дарге Дорхан не внушал и десятой доли того ужаса, что превращал людей в грязь бессловесную.
   - Кончилось твое время, сволот! - заорали в толпе. - Ща тебя за яйца прищемим, посмотрим, кого ты там потопчешь! Топтун нашелся. Ща по-другому запоешь.
   - Идите уже, - прикрикнула Каня.
   Она пропустила мужиков вперед и двинулась за Дарге след в след. Того мотало на привязи, но он то и дело норовил выпрямиться и плечи развернуть. Лорд, иттить. Она стиснула зубы. Найлы - и то лучше, чем проклятый лорд Верети, хотя все они душегубы разбойные. Найлы хоть не глумятся, даже пьяные.
   В лес вела еле заметная тропинка. Птицы в ветвях уже свиристели вовсю, далеко-далеко продолжал выводить рулады соловей. Ковер кислицы под ногами пестрел белыми звездочками - будто молока наплескали на землю между стволов.
   Открылась поляна, в центре ее стоял дуб - большой, раскидистый, расколотый недавней грозой почти до самого комля. Землю усыпали щепки, мелкие веточки и листья. Запах свежей древесины и подвявшей зелени защекотал ноздри. Ярко светился разлом на темной коре, в разломе, чуть выше человеческого роста, виднелась распорка-чурбачок.
   Дарге подтащили к дубу, тыкая в спину кольями и вилами. Он зарычал, уперся было, рывок веревки повалил его на колени.
   - Вставай! - заорал Важ, намотав веревку на кулак, пиная упавшего ножищей в сыромятной чуне - злобно, но без особого успеха. - Вставай, мать твою через лавку в мертвый глаз!
   Кася Беляк схватил лорда за волосы, рванул вверх. Дарге ворочался среди щепок как кабан или медведь, хрипел, кашлял, но не сдавался. Лицо его посинело, веревка врезалась в горло. Зяблик суетился вокруг, неумело совал мечом в бок, но лезвие только царапало кольчугу. Бабы визжали, толкались, старались урвать хоть клок волос, хоть полоснуть когтями по морде.
   Каня сжала кулаки. В груди ее ширилась дикая черная пропасть, застилающая мраком глаза. Как долгий, ненасытный вздох, приподнимающий над землей. Сейчас ее удержала бы тонкая вязь травы, радужная пленка над безднами болот, она прошла бы, ног не замарав, до самой Верети, передушила бы все дорхановское гнездо голыми руками.
   Тень той же пропасти искажала лица ближних.
   - Стойте! - крикнула она не своим голосом. - Уймитесь, дуры! Убьете... раньше времени. Важ, Беляк, в дуб его. Зяблик, готовь кувалду. Дарге, слышишь? За Зерба моего, за Ришу, за Калю, за касину малявку...
   - Сдохни, тварь!
   - Гореть тебе в аду!
   - Убьюууууу!
   Дарге рванулся, напрягая все силы, вздулись жилы на мощной шее, веревка лопнула. Темный, страшный, он метнулся вперед, но подкосились ослабевшие от зелья ноги, и он рухнул, ударившись головой о ствол дуба, запятнав его красным.
   Бабы завизжали, Зяблик поднял меч, как палку, но Дарге лежал неподвижно, с вывернутыми за спиной руками. Сознание покинуло его.
   У Кани словно в глазах просветлело. Надо же... разошлись, как дарговы кровососы...облик человеческий потеряли... Видно и впрямь слово он какое знает, что людей на душегубство тянет, как зверей лесных.
   Ее родичи переглядывались, проводили ладонями по глазам, словно отбрасывая морок.
   - Мы сюда не юродствовать пришли, - проговорила Каня, обводя всех тяжелым взглядом. - А суд судить. Лорд наш клялся в верности земле, солю целовал. Чудовы Луга хранить обещал. А сам окаянствовал хуже врагов, хуже нечисти.
   - Сам он враг и нечисть! - выкрикнули из толпы.
   Обмякшее тяжелое тело перевалили через расщелину в дубе, под него подсунули меч. Зяблик, выдохнув, шибанул кувалдой по распорке.
   Освобожденное дерево стиснуло дарговы ребра, как клещами, голова вскинулась, глаза страшно выпучились и по бороде потекла алая кровь. Дикий рык исторгся из надсаженного горла.
   Каня бесстрашно подошла ближе, схватила лорда за спутанные волосы и приблизила искаженное лицо к своему.
   - Сто веков этот дуб простоит и будет тебя стеречь. Помучайся теперь стократ за всех, кого ты клялся защищать, а сам мучил и убивал.
   - Клялся, да проклялся!
   - Кровохлеб!
   Лорд захрипел, силясь ответить, на губах вздулись пузыри.
   - Тебе есть что сказать, Дарге? - Каня нагнулась ниже.
   - Лошадь... - выдавил он. - Отпусти...
   Женщина выпрямилась.
   - Кобылу-то твою? Вот еще. Всем известно, что кобыла твоя - мара полуночная. Какого рожна нам ее отпускать? Пусть сдохнет в сарае. Все твое - пусть сдохнет навеки, мучаясь, Дарге Дорхан. И тебе не будет легкой смерти.
   Она разжала пальцы, развернулась и пошла прочь.
  
   1.
  
   Тра-та-та! - пропел над стенами рожок. Ласточка остановилась, прислушалась, завертела головой, крепко прижав к груди плетеную кошелку. Из кошелки высовывались перья зеленого лука и морковная ботва. Еще она купила деревенской сметаны и кусочек грудинки.
   Мог бы получиться суп.
   Она обычно ходила за продуктами по средам и по субботам, когда не была занята в гарнизонном госпитале.
   Торговля шла на площади перед воротами. Сейчас ворота распахнулись, и большой отряд втекал в город, пестрой лентой протягиваясь меж лавок с полосатыми саржевыми крышами, высоченных корзин и клетей с живой птицей.
   Во главе отряда ехали два знаменосца. Треугольные знамена трепетали, щелкали хвостами. Одно - Маренгов, другое - с крылатыми кошками - королевское.
   Важное дело!
   Ласточка обратила внимание на одного из предводителей - его кольчуга сверкала, словно посеребренная. Злющий гнедой конь под ним гнул шею, грыз удила, недовольный тем, что приходится идти шагом и что шумит толпа.
   Рядом, на соловом жеребце ехал молодой мужчина с открытым лицом. Шлем он вез подмышкой, удерживая поводья одной рукой, спокойно оглядывал площадь золотыми рысьими глазами. Стеганый подшлемник развязан, ремешки болтаются свободно.
   За этими двумя следовали схожие, как ножи, рыцари в кольчугах, длинных налатниках, с треугольными щитами у седел. Разноцветные яркие плащи струились по крупам коней, головы, прикрытые глухими шлемами, высились над замершей в восхищении толпой.
   Всего отряд насчитывал около двадцати человек, все верхом. Горожане смыкались за ними, как вода, выкрикивали приветствия.
   Ветер рвал шелковую ткань знамен, раздувал юбки и плащи, пузырил навесы лавок. Гнал по осеннему небу овечью шерсть облаков.
   Снова затрубил рожок, за стеной отозвались еще несколько.
   Да, похоже, немаленькое войско явилось!
   Ласточка постояла еще немного, потом двинулась к стене и забралась по каменной лестнице на самый верх.
   Между серых, в человеческий рост, зубцов виднелись поросшие лесом Гривки, каменистые холмы, прикрывающие Старый Стерж с северо-востока. Прямо от Гривок начинались желто-зеленые лоскуты полей, низкие каменные изгороди и одинокие деревья, осенними факелами торчащие там и сям.
   Теперь, по остриженным волнам пашни, растеклась железом и конским фырканьем целая армия. Ярко золотились первые шатры, перекрикивались солдаты, разжигали огни походных кухонь.
   Подошел стражник, скучно оперся подбородком на обух двуручного топора, вытянул физиономию.
   - Зачем это, Корешок? - спросила лекарка. - Ты гляди, королевские рыцари, да от Маренга еще всадники.
   - Сотня хинетов из Доброй Ловли, ага.
   - Чего они в октябре?
   - По разбойничью душу, - стражник фыркнул. - Лорд наш все лето гонял каторжанцев по болотам, без толку. Теперь сам лорд-тень разгневался, что дело не движется, своих и королевских людей послал. Видала бастарда золотого? Он из нашего гарнизона еще полсотни морд затребовал.
   - Откуда знаешь?
   - Гонец вчера прискакал. Велено сбираться. И лорду тож. Поразвесят там, кого надо, и до снега вернутся. Эй, ты куда побегла-то? Ласточка!
   Она не услышала, вслепую спускаясь по скользким ступеням, придерживаясь рукой за стену. Кошелка с луком и сметаной осталась лежать наверху.
  
  
   Мастера Одо, прозванного своими учениками Акридой, Ласточка нашла в задней комнате, у кладовых. Старый лекарь стоял над душой у Виллы, госпитальной экономки, которая суетилась меж выдвинутых на середину комнаты ларей с откинутыми крышками.
   Видимо, Акрида получил приказ от лорда Раделя уже давно, а теперь, узнав о прибытии королевских рыцарей, срочно готовил фургон.
   - Мастер Одо!
   Пару мгновений Акрида, подслеповато щурясь, смотрел на Ласточку. Лысая, в коричневых змеиных пятнах голова на длинной шее клюнула вперед:
   - Ласточка... ты, что ли?
   - Я, мастер. Вы кого с лордом отправляете?
   - А-а, не твоя забота. Иди, Ласточка, иди. Валер поедет, я за ним послал.
   - Тут полотна на четыре локтя, мастер, - встряла Вилла, добыв из ларя ворох ткани. - Прикажете на бинты порезать или куском пойдет?
   - Куском, Вилла. Сами разберутся.
   - Как же, мастер, - заявила Ласточка. - Валер один не справится, вон какая армия! К тому же он все лето с лордом ездил.
   Акрида снова клюнул пятнистой головой и показал Ласточке шишковатый скрюченный палец.
   - Валер - слуга лорда нашего Раделя, как и мы с тобой, и будет делать, что прикажет лорд. - Для убедительности старик потряс крючком у Ласточки перед носом. - И наилучшим образом, женщина! А что до "один не справится", так ему в пару вильдониты своего брата отправляют, сведущего в нашем ремесле. С помощниками. От них и фургон, и все причитающееся.
   - Давно пора, - буркнула Вилла. - А то устроились на лордских-то харчах, и дом на Колодезной им, и Гусиный Луг, и пасеку в Бережках...
   - Ты не чужое добро считай, женщина, а свое! - Скрюченный палец ткнулся в экономку. - Что это ты на пол свалила? Вот это, что такое?
   - Так полотно же, мастер!
   - Почему на полу! Убирай сразу. Горазды чужое добро пересчитывать, а свое по полу разбросали!
   - Не на полу, а на тряпице, - обиделась Вилла, но сгребла ворох ткани и унесла его к дорожным сундукам.
   - У Валера младшему месяца не исполнилось, - сказала Ласточка. - И жена прихварывает. Я вместо Валера могу поехать, мастер. Я же одна, у меня нет никого.
   Вилла обернулась и уставилась на нее большими глазами.
   - А? Чего ты говоришь? - не поверил ушам Акрида.
   - Я говорю, что поеду вместо Валера, мастер!
   - Ты чего, женщина? - старый лекарь скривился. - За каким бесом тебе в болота? Зима на носу. Валер парень здоровый, он пусть и едет. Чтоб я баб посылал в гребеня, виданное дело! Сиди под крышей, раз добрый мастер позволяет.
   - Ха! - Вдруг воскликнула Вилла. - Зна-аю, с чего припекло нашу тихоню. Золотого рыцаря увидала!
   Какого еще золотого, подумала Ласточка. Там был какой-то золотой?
   Ласточкино замешательство поняли превратно.
   - Королевский! - Вилла подбоченилась победно. - Арвелевский бастард, да. Золотой, что твой самородок! И глазищи как у кота - во какие!
   Вилла растянула уголки глаз к вискам и стала похожа на чудь из болота.
   - А... - сказала Ласточка. - Ну что ты... При чем тут золотой рыцарь...
   - Дареная кровь! - не унималась Вилла. - Ах, смерть всем бабам и девицам! Сама бы... только меня благоверный прибьет.
   - Тьфу, дуры! - Акрида грохнул кулачком по крышке ларя, тот с лязгом захлопнулся. - Не шестнадцать лет ведь, окститесь. В болота она хочет, зимой, за рыцарем на белом коне...
   - На соловом! - вставила Вилла.
   - Да хоть на черте рогатом! Тьфу! Дуры, дуры бабы, стараешься для них, заботишься... Да поезжай, бог тебе судья, хоть в болота, хоть на край света... Иди с глаз моих!
   - Благодарю, мастер! - Ласточка поклонилась и поспешно убралась из комнаты под злорадное хихиканье экономки.
   И только выйдя за дверь, прислонилась к стене и закрыла лицо руками.
   Она сама не знала, плачет она или смеется.
  
   2
  
   В наступающих сумерках угасал шум лагеря. Мэлвир передернул плечами под ловко пригнанным стегачом, вдохнул поглубже сырой осенний воздух.
   Под плотно, до звона, натянутой тканью шатра, как в фонаре, ходили тени.
   Мэлвир мимоходом проверил пеньковые растяжки - гудят, как струны. Края матерчатых стенок надежно пригвождены к земле.
   Вокруг шатра главнокомандующего пестрели палатки и тенты сотенного отряда, чуть поодаль, в серой туманной взвеси, зажигал оранжевые огни и хлопал полотнищами отряд Раделя.
   Вчуже позавидуешь - слаженно, ловко ставятся, хотя приехали позже всех. Видно, что не одну кампанию вместе прошли. Кто-то уже тренькает на раздолбанной гитерне, подкручивает колки.
   И кашей тянет.
   - Аааать, ядрена вошь!
   Загрохотали доски, видно ухнули с подводы.
   Он нахмурился, резко распрямил пальцы в перчатке, словно отбрасывая что-то.
   Весь этот поход прямиком в северные болота нагонял на него тоску. Кому охота вылавливать по осенней грязи каких-то вшивых каторжников? Но долг солдата - сражаться там, где велено. Не рассуждать.
   Мэлвир в последний раз окинул взглядом засыпающий лагерь, вслушался. Дисциплина у старостержцев на уровне, остальное привычно, без изменений.
   Вроде все путем. Проверить амуницию, сделать запись в дневнике и в койку. Завтра ранний подъем.
  
   Он собрался уже скрыться в шатре, но увидел, что по склону холма торопливо взбирается худенькая фигурка. Напрямик, без дороги, местами помогая себе руками и цепляясь за сухие метелки чернобыльника.
   Мальчишка-подросток, паж или слуга - одет хорошо, добротно. Как раз со стороны гомонящей и звенящей раделевой стоянки. Затеяли гуляния на ночь глядя.
   Паренек вскарабкался наконец. Заметил широкоплечего рыцаря со скрещенными руками и светлой головой, поморгал.
   - Мой лорд и господин просит прибыть к его шатру, потому что они там с дядей... с сэном Марком барашка запекают! - выпалил он, опасаясь растерять заготовленную по дороге речь.
   Потом покосился на заломленную золотистую бровь и поник.
   - ... со всем тщанием, - обреченным голосом прибавил мальчишка.
   Мэлвир ободряюще улыбнулся ему и даже подмигнул.
   - Идем, только если ты не против, по дороге. Что-то мне неохота катиться с холма в кольчуге, - хмыкнул он и картинно положил руку на рукоять меча, болтавшегося в перевязи. - Показывай, куда идти.
   Он зашагал по изрытой колеями земле, на сапоги налипала вязкая осенняя грязь. Мальчик, достававший ему как раз до облитого железными звеньями плеча, семенил рядом. Поглядывал с любопытством, но без наглости.
   Дареная кровь, она да...и в сумерках ярко смотрится. Впечатляет, наверное.
   Рыцарь невольно пригладил коротко, к корням срезанные волосы. Он не терпел, когда обращали слишком уж пристальное внимание на явные знаки арвелевской породы - "волосы, брови и ресницы, как золотая канитель, глаза же сияющие, тако же злату подобные, в сердцевине с малым зернышком темным".
   Глаза свои в зеркале почитал он попросту желтыми, а клятая золотая канитель доставляла ему много хлопот с детства. Однажды только, годам к пяти, приходила монахиня-невенитка, осмотрела его придирчиво, вручила за терпеливость лакричный леденец и ласково кивнула матери.
   Вот и вся польза от дареной крови.
   Так что он стригся напрочь, хотя среди цветных лордов в столице было принято отращивать волосы и пониже лопаток. Не в волосах счастье.
   Королевских каман на своей котте он носит не за золотую масть, а за успехи на военной службе. Вот и все.
  
   Потянуло ветерком и топленым жиром, разогретыми травами. У длинного костра перед здоровенным прямоугольным шатром беседовали рыцари - дышащие в костровой яме угли озаряли лица, выхватывало белки глаз, блеск зубов. На решетке над углями пеклись куски мяса, капали с шипением в самый жар.
   Около походного стола на козлах трое оруженосцев стучали деревянными мисками, двигали кувшины.
   "Молодец лорд Радель, еще бы и младенцев с собой в военный поход потащил", - недовольно подумал Мэлвир.
   Вызвавший его недовольство лорд простецки восседал на бревне, разглагольствуя и поводя в такт своим словам тусклым оловянным кубком, зажатым в левой руке. Правую он эффектно упер в бедро, был хмелен, чуть растрепан и на вид совершенно доволен жизнью.
   Темные вьющиеся волосы и аккуратная бородка, живые блестящие глаза - Мэлвир не успел его толком разглядеть в Старом Стерже.
   Рядом строго взирал на жарящуюся снедь Марк Энебро, приведший рыцарей из Доброй Ловли. Коротко, как у Мэла, стриженые волосы, только черные, как смоль, бледное лицо, синяя котта собирается вертикальными складками на худых плечах. Он, не поворачивая головы и не отрывая взгляда от огня, что-то цедил сквозь зубы невысокому сухопарому человеку без оружия и кольчуги. Тот исправно кивал головой, словно намереваясь острым носом клюнуть Энебро в темя.
   - А, Соледаго! - приветливо воскликнул лорд Радель и отсалютовал кубком. - Отыскал тебя этот шалопай?
   Мальчишка неловко поклонился и сгинул куда-то в темноту, решив лишний раз не мозолить глаза лорду и господину. Другой оруженосец притащил походную табуретку, Мэл устроился, вытянул ноги, педантично расправил складки суконного плаща и принюхался.
   - Да ты не сомневайся! - Радель потянулся, подцепил двузубой вилкой кусок шкворчащего мяса, подал. - Барашек еще утром был очень даже живой. Привольно бегал под стержскими стенами. Наглотаемся еще солонины на болотах, задери меня демоны.
   - Вино кончилось, - заметил Марк, жестом отпуская своего то ли секретаря, то ли слугу.
   - Еще бы ему не кончиться, эти треклятые мальчишки вылакали половину, пока несли, - хмыкнул Радель, отирая попачканные пальцы пучком травы.
   Мэл молча жевал ароматное мясо, слушал. Удачно подвернулся этот барашек - разъяснить бы, что к чему, не доезжая до болот. Плохо воевать бок о бок с людьми, которых не знаешь. И которые должны слушаться твоих приказов в бою. Особенно если ты младше их лет на пятнадцать.
  
   Перед глазами мелькнуло костистое лицо Реда Маренга, черные, с иссиня-пепельными концами пряди, яркие не по возрасту кобальтовые глаза, золотая цепь на черном сукне, кунья оторочка плаща, тяжелый перстень на пальце.
   Лорд-тень.
   "Поезжай, мой мальчик, ты прекрасно справишься."
   Голос у него сухой, трудный, совсем не подходящий к роскошному облику придворного. Когда-то сорвал себе горло и с тех пор сипит, вымучивая каждое слово.
   Мэлвир терпеливо ждет, как подобает солдату, получившему приказ.
   "Все... что у тебя есть - способности. Ни земель, ни титула, не так ли?" - лорд-тень говорит прямо, без обиняков, но у него есть на это полное право. "Возьми достаточно людей и... наведи порядок. Покончи с разбоем. Торговые обозы должны доходить...в Добрую Ловлю, а не пропадать... в северных лесах. Тогда ты поднимешься на ступень выше, Соледаго."
   Отчего бы просто не сказать - Мэлвир Бастард...
   Мэлвир ждет. Он умеет ждать. Научился.
  
  
   - ... неплохо бы познакомиться получше! - продолжил хозяин стоянки, метко и сильно швырнув кубком куда-то под стену шатра. Тренькнуло, стукнуло, послышался обиженный ропот.
   - Эй, ленивые свиньи, хорош там валяться! Где наше вино?
   В темноте рассмеялись молодые голоса, потом кто-то выразительно захрюкал. Раскатился диссонансный аккорд.
   - Я... щас... всех тут...поставлю ...и.... в....! - рявкнул старостержский лорд. - Живо бочонок прикатили сюда!
   Марк приподнял темные брови, но промолчал.
   - Лорд Радель, позвольте спросить, - не выдержал Мэлвир.
   - Спрашивай, и для тебя я - Герт, - широкий взмах руки и ослепительная улыбка. Из недр шатра доносилось бодрое шуршание и потрескивание. Стукнула крышка сундука.
   - Мне интересно, как вы поддерживаете дисциплину?
   Герт хмыкнул, глянул доброжелательно. Потом кивнул на Марка. Ему через плечо протянули найденный кубок и торопливо подлили вина.
   - Это вот его отец меня научил, давным-давно. Я еще был сопливым щенком и таскал кувшины, когда в обеденной зале трубили воду. Простое правило. "Непослушание на пиру - веселье, в бою - повешение."
   - Ясно.
   - Драли меня все равно частенько, - рассмеялся Герт, пригубив вина. - Потому что для пажей пиршественная зала - это как раз поле боя и есть. Пока вбили в голову, я уже до оруженосцев дорос. А ты у кого бегал под началом, а?
   - Ни у кого, - спокойно ответил Мэлвир, в свою очередь протягивая руку за выпивкой. - Меня не обменивали. Я вырос при короле. Жил во дворце вместе с матерью.
   Воцарилась неловкая тишина. Рыцарь попробовал вино - сладковатое, чуть терпкое - молодое. Не виноград, что-то местное.
   - Из чего вино делаете? - как ни в чем не бывало спросил он.
   - Из терна, - наконец подал голос Марк. - Виноград здесь не растет, холодно.
   - Вкусное.
   - Еще бы.
   - Кто там еще с тобой приехал из королевских? - поинтересовался Радель. - Элспену молодого я разглядел, красавец парень вырос. Лэнга тоже узнал, нос у него такой же вздернутый, как у папеньки. А черноволосый хмырь в синем плаще - это кто был?
   - Радо Тальен.
   - А, старинный драконидский род, как не знать. Хотя по мальчишке и не скажешь...
   - Радо - славный рыцарь и хороший товарищ, - обиделся за приятеля Мэлвир. - Еще братья Дораны со мной. Шестеро рыцарей и сотня мечей, лорд-тень распорядился наверняка.
   Квадратная яма с углями жарко выдыхала. Липкая морось оседала на волосах, одежде, звеньях кольчуги. Вино - густое, темное, сладостью согревало язык и небо. Ветер царапался в пожухшей листве.
   Марк ломал в пальцах ветку, швырял кусочки в пламя. Герт притих, завернулся плотнее в плащ, состроил задумчивую и сложную гримасу.
   - Загвоздка в том, дружище, - сказал он вдруг, - что мы едем в самые что ни на есть говенные болота.
   Ветка снова хрустнула, вспыхнул огненными капельками кусок коры.
   - Я смотрел карты, - отозвался Мэлвир.
   - При всем уважении, карты не передадут и трети радости, с которой предстоит столкнуться, - Герт посерьезнел. - Осень. Бурелом. Топи.
   - Я представляю, - мягко ответил Мэлвир. - Но лорд-тень высказался однозначно. С разбоем на северных дорогах и в верховьях Ржи следует покончить до зимы. Королевский приказ. И он очень огорчен тем, что гонца с подробным докладом не прислали раньше.
   - Королевский приказ. - Радель опустил глаза и улыбнулся. Юному Асеро Лавенгу было всего девять лет. - Лорд-тень огорчен, что разбойники, улизнув от меня, распотрошили его рудник. Пополнили свои ряды и карманы за его счет.
   - Конечно, он не желает терпеть бесчинства на своих землях и терпеть убытки от всякой швали, - согласился Мэлвир. - Конечно, эта забота затрагивает его лично. И он лично позаботился, чтобы разбои прекратились.
   - Мы пытались справиться своими силами, - неохотно проговорил Радель. - Сюда вечно бежит всякое отребье - несчитанные мили трясин, дикий лес, граница. Черт, там с одной стороны найлы, с другой наши - можно представить! Лорд Кавен всю жизнь воевал с разбойными бандами.
   - Лорд Кавен убит. Обозы не доходят в Добрую Ловлю. Лисица перекрыта, а с нею - выход к Рже, все дороги на северный Элейр и Клищер. Вести о том, что на севере собралась армия удальцов, разнеслись аж до южного побережья, - Мэлвир подался вперед, не сводя глаз с освещенного алыми отблесками лица Раделя. - Поэтому, простите меня, добрые сэны, но мы будем мокнуть в болотах, пока не покончим с этой заразой раз и навсегда. Не думаю, что это будет так уж сложно - с королевскими рыцарями, сотней всадников и вашей поддержкой...
   Герт с Марком переглянулись.
   - Шиммель, - буркнул Марк, домучив, наконец, еловую лапку.
  
   "...Собрав воедино отряд лорда Гертрана Раделя, (пять рыцарских копий, полновооруженных и снаряженных, тако же обоз и лекарских два фургона) и дважды числом превосходящий под командой сэна Марка, проследовали далее к землям злосчастного лорда Кавена, элейрским лесам и далее границе.
   Должен посетовать, что дороги об эту пору преотвратные, немало напитанные дождем и слякотью, от того страдают тележные оси, и порча всякого армейского имущества происходит, движение же замедляется.
   Невзирая на трудности, боевой дух в армии на должной высоте пребывает. Королевские рыцари, что со мной из столицы прибыли, неизменно с одушевлением и радостью горожанами и вилланами встречаются, потому как в тревоге мирные жители пребывают постоянной, и на землях этих неспокойно.
   С огорчением великим должен отметить, что исход подобный в северные земли беглых преступников и бродяг разбойных не думает прекращаться, и слухи о гневе лорда-тени, хоть и разносятся повсеместно, но задачи нам не облегчают.
   В лесах здешних живы еще верования и обычаи, каковые в просвещенных землях давно позабыты, и проистекают едино лишь из темноты народной и отсутствия всякой учености. Нимало не усомнясь, приписывает молва теперешние беспорядки демону богомерзкому именем Шимиль или Шиммель, каковой демон на сивой кобыле по болотам носится и единым видом своим, а так же превеликой до человечьей крови похотью, понуждает мирных крестьян творить злочиния и умертвия.
   Поймать того Шимиля никакой нет возможности, оттого как кобыла его по болотам ступает, словно посуху и пышет из глаз и ноздрей зеленым колдовским огнем.
   Болтают, что разбойным людом в лесах правит какое-то шимилево отродье, атаманы почитают его самым богохульным образом и приносят кровавые жертвы, непременно светлой масти кобыл, свиней и младенцев.
   К тому должен я с прискорбием прибавить, что местное вино деликатно весьма, однако при недолжном злоупотреблении отяжеляет голову и омрачает утреннее пробуждение. Оттого полагаю, что болотные демоны и их нечестивые выродки того же корня в умах происхождение имеют, что и моя сегодняшняя утренняя хвороба.
   Лечить подобное потребно рассолом или кислым питьем, а для татей, по здешним лесам укрывающихся, имеется средство надежное, виселицей именуемое..."
  
  
   3.
  
   - Вот ты себе представь, - бубнили спереди на козлах. - Ты представь, в здешних лесах такое творится... О прошлую осень разбойники взяли Чистую Вереть, лорда нашего крепость. Большая крепость, гарнизон там был хороший. Говорят лезли на стены чуть ли не с голыми руками, дрались, как черти. Уймищу народу поубивали, да как зверски! Главарь их самолично лорда Кавена зарезал, не в бою - безоружного...
   Горбушка, возница, правивший лекарским фургоном, неопределенно хмыкнул.
   - Ты то откуда знаешь?
   - Да тут все знают. А когда лорд старостержский тут летом со своими людьми понаехали, разбойники сквозь землю провалились. Ищи свищи их по лесам. А они, ты слушай, по Лисице спустились до Ржи, и там на рудник маренжий напали. И нынче у лорда разбойного стока людей, что Вереть не вмещает, будто горшок с дурной накваской. По фортам да окрестным селам стоят.
   - Эва как...
   - И грозится разбойный лорд на Тесору идти и огню ее предать. А после - на Катандерану саму! Видать королевскую корону примерить хочет.
   - Да ну...
   - А то!
   Дождь зарядил пуще, хлестко стучал по кожаному пологу фургона, Ласточка даже подумала - не зашнуровать ли полотнище, прикрывающее вход, накрепко.
   "Ладно, доделаю штопку, а там уж можно и в темноте прокатиться"
   Чавкали колеса, проворачиваясь в раздолбанном пехотой и рыцарями дорожном месиве, поскрипывали ступицы, впереди хриплый голос затянул песню, такую же монотонную, как ливень за прогибающимися стенами повозки. Другие голоса - глуховатые, далекие - подхватили.
   Песня тянулась размокшей дорогой, иголка с привычным скрипом втыкалась в льняную ткань. Свет, проникающий внутрь фургона, был серым.
   Говорливый проводник на облучке притих, видно притомился чесать языком, сидел, покашливая в кулак. Горбушка бурчал что-то, потом угомонился тоже.
   По обеим сторонам дороги тянулись широкие поля, заросшие короткой пожелтелой стерней, за полями пушился темным лес, тяжелое небо налегало сверху.
   Ласточка шила, фургон трясся.
   В такую погоду только и делать, что вспоминать...
  
  
   ...Та весна походила на осень. Утренние сумерки перетекали в вечерние, днем шел дождь, а к ночи подмораживало. Поеденный туманами снег отступил в канавы и под заборы, обнажая тоскливый городской срам. Чуть позже весна прикроет его травкой, а лето - пылью, но пока Старый Стерж был похож на прокаженного в язвах и отрепьях.
   Поздно вечером кто-то затопал на крыльце и загремел кольцом, и Ласточка подумала, глядя на темный ставень, что откроет сторож. Но сторож спал пьяный и не открыл, а к грохоту кольца прибавились невнятные возгласы и удары ногой. Тогда Ласточка взяла свечу и отправилась открывать сама.
   - Кого мары принесли?
   - Ласточка! - заорали из-за двери. - Отворяй! Получи недожмура, пока дышит.
   Васк, угольщик из Бережков, он возил уголь и в гарнизонную больничку. Ласточка отвалила засов. В дверном проеме, на фоне синей мглы, нарисовалась горбатая фигура в обвисшей шляпе.
   - Что у тебя?
   Васк заслонился от света черной ладонью. Под ногами у него лежал ворох обледенелых тряпок, завернутых в рогожу, которой угольщик накрывал груз в повозке.
   - Да вот, валялся в колее... Кажись, придавил я его. Грех такое на душу брать, вот, тебе приволок.
   - Чтоб я о твоей душе позаботилась, да, Васк?
   - Он, видать, давно там лежал, в колее-то. Льдом схватило. Еле отодрал. Но я пощщупал - еще живой, ага. Не, думаю, надо до лекаря снесть. А то я ж прям наехал на него. Возьми его, Ласточка, голубочка...
   - Два мешка угля с тебя. Поверх того, что обычно привозишь. - Васк закивал, и Ласточка посторонилась, прикрывая огонек рукой. - Заноси в дом, раз до порога довез.
   Угольщик втащил сверток в сени, и дальше, в перевязочную комнату. Ласточка поморщилась - на недавно выскобленном и отмытом полу расплывались грязные следы, и с тряпья сыпалась серая ледяная труха.
   - Клади на лавку. Осторожней, черт косорукий, хочешь совсем добить, на дороге и добивал бы... Эй, куд-да? Рано удочки мотать, иди-ка ты на кухню, принеси мне ведро теплой воды. Котлы еще не остыли. Иди, иди, а то сейчас все мыть и драить заставлю, во спасение души.
   Васк, ворча, уплелся.
   Ласточка посмотрела на пару сизых босых ступней, торчащих из тряпок. Они были грязные, но не так, как грязны ноги бродяги. С васкова подарка явно стащили сапоги, пока он валялся в канаве.
   Ласточка аккуратно подвернула рукава, завязала узлом косы, чтобы не мешались, и приготовила сапожный нож, которым лекарь разрезал одежду. Пропитанная угольной пылью рогожа блестела как лаковая и стояла коробом. Ласточка отогнула край - на пол снова посыпались серые льдинки, тут же превратившиеся в грязную воду. Здорово, однако, подморозило, раз мокрая рогожа так заиндевела.
   Внутри... ничего неожиданного. Высокие лорды в канавах не валяются. Это, видать, какой-то подмастерье, или прислуга, рубаха на нем хоть и рваная в лоскуты, но на вшивую робу не похожа. Эва какая волосня длинная! Черные сосульки волос начали таять только под пальцами.
   Парнишка совсем молоденький. Отрок. Дышит плохо, коротко, поверхностно.
   Ласточка повернула ему голову, стирая ладонью грязь. Скула рассажена, губы разбиты, кожа синюшная. Под ноздрями, где смерзлась бурая короста, налилась и скатилась на пальцы алая капля. На ресницах и бровях седой строчкой лежал иней и таять не собирался. Двумя пальцами Ласточка раздвинула мальчишке губы - кровь была и во рту, но зубы, вроде, целы. На затылке, ближе к уху, нащупался обширный желвак, без кровоподтека. Понятно, получив по физиономии, парень приложился головой об стену. Ухо разорвано - сережку, видимо, вырвали. И - точно! - сольки тоже нет. Наверное, на свою беду, парень носил серебряную.
   Распоров рубаху, Ласточка бросила ее под лавку - пойдет на ветошь. Тааак, смотрим дальше. На тощих ребрах - пятна синяков, пока еще не расцветшие буйным цветом. Ласточка умело ощупала грудную клеть - два ребра сломано, еще одно, кажется, с трещиной. Если легкие не задеты, не страшно. Судя по отсутствию розовой пены, не задеты. Рука в плече вывернута, левая. Может, даже связки разорваны. Ну, левая - не правая, тоже не страшно. Молодой мальчишка, восстановится рука. Пока в тепле не появились запоздавшие отеки, пока обморок расслабил мышцы, пока парень не чувствует боли - поторопимся.
   Подвинув пациента, Ласточка села на лавку, подоткнула юбку, разула правую ногу. Ухватила мальчишку за кисть обеими руками, а босую пятку воткнула ему подмышку, нащупывая головку кости. Надавила как следует, одновременно потянув на себя и поворачивая по оси худую вялую руку. Головка вошла на место, раздался характерный щелчок.
   - Ого!
   Угольщик Васк поставил на половик дымящееся ведро. Воззрился на голую ласточкину ногу. Ласточка окинула его уничижительным взглядом и спокойно одернула юбку.
   - Поможешь мне сейчас. Я одна его не подниму, а придется ворочать.
   - Ласточка, окстись, мне уже пора дома быть, жена заругает!
   - А мне пора десятый сон видеть, Васк. Тащи сюда ведро. И вон тот таз тоже тащи. И сними свою робу грязнющую, и так уже на полы натряс!
   Штаны найденыша еще можно было спасти, и Ласточка стянула их со всей осторожностью. Ниже пояса увечий оказалось немного, только несколько синяков и старый шрам на бедре. Добавив в воду уксуса, Ласточка принялась наскоро обмывать пациента, одновременно командуя Васку принести бинты из ларя и скатать полотняный валик для подкладывания подмышку больного.
   Васк приподнимал мальчишку и поддерживал, пока Ласточка туго-натуго обматывала его полотняным, резаным по-косой, бинтом. Вправленную руку она примотала к туловищу до локтя, и едва успела сделать повязку-косынку, как больной вздрогнул, попытался вздохнуть и закашлялся.
   - На бок, его, Васк. Во-от так... - ухватив мальчишку за волосы, свесила его со скамьи, одновременно выдвигая ногой тазик.
   Ласточка была женщиной аккуратной и предусмотрительной, и не любила переделывать работу.
   Тощее тело несколько раз содрогнулось, в тазик изверглось некоторое количество желчи с пеной. Мальчишка давно ничего не ел. Парня еще немного покорчило всухую, потом Ласточка вернула его на скамью.
   Теперь пациента трясло от слабости и холода. Ласточку вдруг саму передернуло, словно ледяной ветер с улицы ворвался в дом. Склянки на столе задребезжали.
   Парень со свистом втянул воздух и заморгал. Иней на ресницах, наконец, растаял, потек по щекам пресными слезами. Парень зажмурился, дернул привязанной рукой, еще раз моргнул и, наконец, увидел Ласточку. Глаза у него были мутные и зеленые, как болотная трава.
   - Ну, - спросила Ласточка, - Живой? Рано помирать собрался. Господь тебе побольше отсыпал...
  
   ...Скрипит игла. Скрипит колесо. Осенним дождем текут воспоминания.
   Фыркают и звенят сбруей лошади.
   Возчик зашебуршился снова, ругнулся под нос за стеной. Фургон резко дернулся и остановился. Ласточка схватилась за край полога, вымочила пальцы.
   - Вона, - сказал он. - Гляди ко.
   Проводник хмыкнул, что-то глухо стукнуло.
   - На, выпей. На это дело натрезвяк смотреть вредно.
   - Далеко, не видать. Торчит чегой-то посреди дороги.
   - Дурной знак - шиммелевы воротца. Егойный знак.
   Ласточка прислушалась. Снаружи доносилась разнообразная солдатская ругань, потом повелительный голос сэна Мэлвира. Она уже приучилась отличать его - глубокий, ровный баритон. Сразу ясно - привык командовать.
   Пронзительно затрубил рожок, снова заорали впереди, фургон и не думал двигаться с места.
   - Лорд Кавен часовен понастроил на дорогах, - гнул свое проводник. - Давно еще. Как граница вроде. А местные теперь шиммелево отродье почитают. Боятся. Не, ты глянь, глянь...
   Ласточка подумала немного, отложила шитье, спрятала иголку в игольник на поясе. Зашнуровала поплотнее добротные сапоги с просмоленными швами, натянула грубого сукна плащ. Плащ застегивался спереди на пуговицы и чехлом защищал лекарку от непогоды.
   Она спустилась на дорогу, поморщилась, наступив в жидкую грязь, вышла на обочину, где росла трава.
   - Ты куда, эй? Ласточка? - возчик перегнулся с козел, не выпуская вожжи из смятых артритом пальцев, дохнул перегаром.
   - Пройдусь. Ноги затекли.
   - А ты лучше с нами посиди? Глотнешь сладенького?
   Лекарка покачала головой, хлопнула по крупу тощего гнедка. Тот добродушно отвесил губу.
   - Я, Горбушка, не пью, ты ж знаешь. Руки дрожать будут, и тебе же потом лишнее отрежу. Прогуляюсь.
   - Не, ну до чего бабы любопытные! Понесло ее под дождь, - послышалось за спиной.
  
   Ласточка пошла вперед, мимо терпеливо ждущих лошадей, вереницы обозных телег, прикрытых рогожами, мимо застывших всадников, мокнущих в сером мареве, мимо пеших воинов в тусклых кольчугах и бурых кожаных куртках.
   Мэлвир Соледаго вел в леса Элейра немаленькую армию. Фыркали сытые рыцарские кони с гривами, подстриженными щеткой, переступали копытами. Солдаты провожали идущую по обочине Ласточку хмурыми взглядами, дождевые капли собирались на наплечных щитках, стекали по рукавам. В два цвета крашеные щиты покачивались за спинами, короткие ножны оттопыривали складки плащей. В лужах завивалась белая пена - как в супе.
   Боевые псы Маренгов, белые, мордастые, широкогрудые урсино в стеганных попонках, стояли известковыми изваяниями - ни звука.
   Впереди на дороге маячило что-то темное, не разберешь. Пятно на дороге, арка, дверь, черт-те что...
   Шиммелевы воротца.
   Ласточка добралась до головного отряда и остановилась, отирая влагу с лица. Непослушная прядь выбилась из аккуратной прически и липла к щеке.
   Соледаго, без шлема, с откинутым кольчужным капюшоном, башней высился на своем прянично-соловом жеребце, здоровом, как корабль. Лицо бледное, глаза рысьи, злющие, губы сжаты, четко прорисованные золотистые брови - как приклеенные.
   Рядом недовольно переговаривались лорд Радель и второй командир, черноволосый и сероглазый - сэн Марк Энебро с Ока Гор. Его роскошные серебряные доспехи куда-то делись, и он был как все - в простой полнорукавной кольчуге. Гнедой конь в стеганой синей попоне - Ласточка помнила, что он гнедой, но масти можно было судить только по носу, ушам, да заляпанным грязью бабкам - помахивал хвостом.
   Как раз в районе конской морды маячил проводник, мял в руках войлочную шапку, шмыгал носом, но глядел упрямо.
   - Негоже, - повторил он, приседая от страха. - Проклятье от того может сделаться. Не трожьте, благородный сэн, ну его.
   Ласточка пригляделась и поняла, наконец, что затормозило и без того медленное движение армии.
   Когда-то это была часовня для проходящих путников: просторная и глубокая арка из темного дерева, поставленная прямо на дороге. Дверь, преграждающая путь, отсутствовала, зато имелась двускатная крыша, выложенная серой дранкой. Такие делают у колодцев. Открытая нишка под скатом крыши раньше вмещала благочестивую статую.
   Теперь там известково белел старый череп.
   Длинный, с темными проваленными глазницами и треугольным выростом на месте носа - лошадиный.
   Кто-то поставил его на место Невены, Госпожи дорог, а рядом привязал выцветшие ленты, пучки осенней рябины и грозди бронзовых колокольчиков - вроде тех, что вешают на шеи козам.
   Соледаго нахмурился еще сильнее, выслал коня вперед, едва не сбив проводника, опустил копье и ударил.
   Хрустнуло, брызнули белые осколки, остатки черепа вынесло из ниши на дорогу. Следом посыпался ворох погнившей уже травы.
   Аир, череда, осока. Ягоды рябины и боярышника.
   - Не потерплю богохульства и суеверий в собственной армии! - рявкнул Мэлвир и двинул лоснящегося бежевыми боками жеребца в арку, разрывая пряди тумана.
   Снова загудели сигнальные рожки, и войско пришло в движение, как ладно пригнанный механизм - неохотно, но неостановимо шагало сквозь пустые ворота, одиноко возвышавшиеся посреди чистого поля.
   Ласточка постояла немного, подождала, пока подъедут лекарские фургоны, и забралась обратно. Внутри оглушительно пахло аиром.
   Они вступили на земли, которые раньше принадлежали лорду Кавену, а теперь - разбойникам и никому.
  
   Правда и то, что земли Элейра на первый взгляд суровы и непримечательны, однако же обильны полезными рудами, пушниной и всевозможными богатствами лесными. От того разбойное самоуправство в этих местах недопустимо. С прискорбием обязан заметить, что лорд Радель, полагаясь летом на собственные силы, скверному положению дел невольно попустительствовал. С прошлой осени Чистая Вереть в разбойных руках содержится, Лисицу и основные подходы к дорогам до Нержеля преграждая. Хуже всего по моему разумению то, что жатву успели закончить, отчего осада с большими трудностями сопряжена может быть. Леса же элейрские оказались еще более велики и непроходимы, чем мне представлялось.
  
  
   3.
  
   В боку болело. Ныло и мозжило плечо, жгло ребра. Кай облизал сухие губы, попытался сглотнуть - горло драло, как теркой. Левая рука шевелиться не желала.
   Он приоткрыл глаза, с трудом разлепив ресницы, и тут же прижмурился снова. Был ясный день, солнце разгулялось, и в просторной комнате всюду зияли голубые квадраты чистого неба - окон много, решетчатых, часто переплетенных.
   В кои-то веки было тепло. Весеннее яркое солнце заливало помещение, и в полосах света поворачивались редкие пылинки.
   Кай поглядел на сводчатый потолок над кроватью - он лежал в нише у стены - увидел полустертые изображения каких-то длинноволосых старцев со свитками в руках и на мгновение испугался, что помер и попал в рай.
   Потом он вспомнил, что рай ему, в силу некоторых обстоятельств, никак не светит, немного успокоился, зашевелился и попытался сесть. Острая боль в боку оборвала попытки двигаться.
   - Лежи-ка, прыткий, - послышалось над головой.
   К изголовью подошла смутно знакомая женщина, в аккуратном голубом платье, сером переднике. В руках у нее темнела деревянная плошка с чем-то горячим - над краями поднимался пар.
   Кай потянул носом - может еда? - но ничего не почуял.
   - Еще и насморк, - заметила лекарка, не отводя зеленовато-серых спокойных глаз. - Получил по башке, ребра поломаны, глотка распухла. Откуда ты такой?
   - Из веселого дома, - зло просипел он и отвернулся лицом к стене.
   На койке была постелена суровая простыня, тощая подушка обтянута наволочкой.
   За спиной помолчали.
   - У меня очень много дел, - сказала женщина с плошкой. - Нет желания тебя уговаривать. - Она подсунула ладонь ему под голову, приподняла. - Пей.
   Кай подумал немного, взял плошку здоровой рукой и начал торопливо глотать тягучий отвар, зло зыркнув на настырную лекарку.
   - Ого, - сказала она. - Какой взгляд. Огонь! Не ты ли валялся ночью на пороге, гремя костьми? До горшка слезешь? Или утку принести?
   Кай сунул ей опустевшую посудинку и откинулся на подушку. Его лихорадило.
   Женщина, как ни в чем не бывало, повернулась спиной. У нее были красивые русые косы, подобранные и прикрытые полотняной косынкой.
   - Надумаешь про горшок - позови.
   - Мымра, - одними губами сказал Кай.
   Ему было ужасно худо...
  
   ...На улице заорали грубые голоса. Кай со стоном перевернулся на бок, поплотнее натянул на голову плащ. Из-под шикарной, отороченной соболем ткани в золотых ирисах, торчали грязные сапоги.
   - Вентиска! Эээй!
   - Нууу....
   Одна ставня обломилась и висела косо, во вторую забарабанили. Получилось плохо, тихо - загрохали ставней о стену.
   Кай взвыл и скатился с топчана на пол, стукнув локтями и коленками. В окно просунулась кривая разбойничья рожа с темными сосульками волос.
   - Это! Посольство к тебе, вот!
   - Заноза! Отстань... - промычал парень, опираясь спиной о топчан и кутаясь в свою роскошную меховую тряпку. - Убью.
   - Почтительно просят, - сообщила рожа и скривилась от почтения на другой бок.
   В дырку окна тянуло холодом, хлипкие рассветные сумерки лились, как сопли. Сырые углы хибары заиндевели.
   - Голова болит.
   - Так девки сейчас рассолу... твое лордское высочество... только вставай, потому как Мотыга и Клык просили... нижайше...
   - Рассол неси!!! Уууйй... - из сверкающих тускло складок выкопалась иззелена смуглая рожица с темными кругами под глазами. - Заноза, не зли меня.
   Полуоторванный ставень аккуратненько прикрыли, протяжно взвизгнув петлей.
   Кай зажмурил глаза и попытался представить, что его здесь нет. Только что же снилось... что-то хорошее... что ж так холодно-то!
   Мрачная страховитая девка принесла кувшин с рассолом. Кай сладостно застонал и выхлебал треть единым духом. Встряхнулся, как скворец - в волосах затряслись мелкие бусины, скатный жемчуг, цветные лоскуты в мелких косицах - швырнул плащ на топчан и вышел на улицу, зевая и обхватив себя руками за плечи.
   Деревню затянуло туманом, чернела покосившаяся изгородь, во дворовом очаге дышали еще теплые угли.
   Кай поскользнулся на поеденных временем ступенях и выругался, цапнув рукой подпорку навеса. Рука была загорелая и чумазая, с засохшей царапиной.
   Терпеливо ждущие темные тени у дома встрепенулись. Заноза стоял там, с пришельцами, что-то им втолковывал. Кожаная куртка топорщилась коробом. Низкие, сумрачные голоса отвечали.
   Найлы.
   Высокие, худые, волосы текут, как смола. В черных одинаковых плащах - как полночью выплюнутые.
   Кай привычно вздернул подбородок, глянул свысока.
   "Лучше с крыльца не спускаться, их главарю я достану ровно до подбородка", - подумал он. Усмехнулся краем рта и скрестил руки на груди.
   Неровные застежки на рукавах - переделаны из колец с каменьями.
   Правый рукав прожжен угольком.
   Найлы стронулись с места, как стая молчаливых воронов, слетелись к крыльцу, разглядывали, не таясь.
   Землистые безбородые лица, сжатые губы, тени под скулами, глаза - как черные угли из-под густых бровей.
   Кай глянул милостивее.
   Найлы молча ждали, то ли знака, то ли еще чего - черт их разберет. Среди набежавших к знамени с кобыльим черепом головорезов случались и с северной границы.
   Заноза проник в хибару, завозился там, выволок чертов плащ, заботливо накинул парню на плечи.
   Кай медленно сложил в уме найлское приветствие, заговорил, стараясь растягивать гласные по северному.
   Нахватался за год.
   Кто только не бежал под руку болотного лорда: с королевских земель, из Этарна, из Тесоры, из Перекрестка, с той стороны Сладкого моря... попадались выходцы с южного побережья, смуглые и темноволосые, и инги с далекого севера - рыжие, веснушчатые, закутанные в меха.
   Рваные, грязные, со сбитыми ногами или в дорогой обуви, снятой с убитых, с руками в крови, в немыслимой одежде, косорылые, клейменые, выблядки, маркадо, бывшие каторжники, опальные нобили - они пробирались в элейрские топи, чтобы поглядеть на чудо. Поглядеть, содрогнуться от сладкого ужаса, а потом упиться свободой, как волк упивается кровью.
   "На болотах, говорят, разбойный бог во плоти гуляет. Поведет бровью - осыпаются стены замков, добро само выпадает из сундуков, нобили от страха потеют золотом, купцы - серебром, крестьяне - медью. Сладкое мясо, душистое вино - нечего больше желать!"
   Вот и эти тоже.
   Пялятся, как на расписного. Ни слова в ответ.
   За оградой маячит светлая башка и зеленая куртка Клыка, ждет, что Кай тут начнет распинаться перед пришельцами, завлекать их болтовней.
   Кай смутно помнил, что у найлов в ходу сложные речи, но голова у него гудела, и слова застревали еще в желудке. В носу хлюпало.
   - Там со вчера вроде козу варили, - буркнул он, спускаясь и проходя мимо. У замирающих углей стоял котел. - Валяйте угощаться.
   Клык услышал, перекосился, даже вроде плюнул с досады. Кай зло улыбнулся, и ему сразу полегчало.
   Найлы переглянулись и подошли к костру, двое - носатые, узкомордые - своротили с котла крышку.
   Запах остывшей похлебки ударил в нос, в вареве белели хлопья жира, торчали костями кое-как разрубленные куски.
   Козу вчера выволокли из хибары и тут же прирезали, потому что Каю приспичило поесть супу. Хозяйка, уродливая старуха, замотанная в коричневые лохмотья, готовить наотрез отказалась и заругалась. Ее страховитая то ли внучка, то ли дочка вообще куда-то сгинула. Заноза накостылял вредной бабке по шее и взялся варить сам. Кай его стряпню так и не попробовал, потому что вечером набрался пьяным и заснул.
   А с утра и вовсе не хотелось. Пускай найлы жрут, наголодались в болотах, как волки. Вон как обтянуло скулы. И остывшее мясо им нипочем.
   Чинно расселись, вылавливают, что приглянулось. Жирный сок стекает по пальцам, запястьям.
   Бабкина дочка или внучка, черт ее разберет, которая с рассолом приходила, выглядывала из-за угла халупы. Волосы светлые, как пакля, сверху рогожный капюшон. И чего это недовольна? Платье не помято, не порвано, синяков не видать.
   Заноза козу зарезал, а шкуру и голову бросил вместе с кишками. Может девка из-за этого дуется? Лучше бы суп вчера сварила, дура, лентяйка.
   Кай улыбнулся и подмигнул, причмокнув. Девицу как ветром сдуло. Найлы поглядывали непонятно, ели. Заноза бубнил в халупе, бабка костерила его басом.
   "За каким чертом сам поехал за харчами", - тоскливо подумал Кай. Правда, в полной сквозняков крепости сейчас было еще паскуднее.
   "Тот же Клычара противный, белобрысый зануда, отлично бы справился. Съездил, развеялся, нечего сказать."
   Он сердито нахохлился и уставился на главаря пришлых, самого плечистого, высокого, лучше всех одетого и даже при мече. Сразу видно, не беглый каторжник с рудника, а воин, даже рыцарь, наверное. Вороненая кольчуга лежала поверх длинной котты, не отблескивая.
   Найл выдержал взгляд, не думая отводить глаза или выделывать охранные знаки. Наверное, не боялся, что попортят колдовством. Вон какой дуб здоровенный! Сам кого хочешь попортит...
   - Звать меня Лайго Горностай, - спокойно сказал он по-альдски. - А это все мои люди и спасибо тебе за угощение.
   Его люди, мосластые и худущие, с обведенными темным глазами, кусали вареное мясо, выколупывали мозг из расколотых костей.
   - А ты, как я вижу, тот самый болотный лорд, который собирает удальцов под свои знамена и хочет занять Тесору?
   Кай мысленно присвистнул.
   - Это что, в Найфрагире так говорят?
  
   * * *
  
   - Прими, прими! Аааа, ссука! Тиран! Убью заразу!
   Опять Марк с утра пораньше со своим конем воюет. До чего злая у него скотина, хоть и красавец редкостный...
   Осенние утра такие долгие, обморочно сонливые... но Мэлвир все равно заставил себя сначала облиться водой из кожаного ведра у коновязи, а потом уж вернулся в шатер, спокойно позавтракал.
   Он натягивал свежую полотняную рубашку, когда заметил, что к плечу пристал бурый осиновый лист. Мэлвир отлепил его и положил на край стола.
   Ило, его слуга, еще дрых за занавеской, да и пускай.
   Мэлвир любил утреннее одиночество - единственный момент, когда ты предоставлен сам себе. Не опоясанный рыцарь, не военачальник, не подающий надежды придворный...
   Просто человек, который готовит себе любимый напиток на походной жаровне. Нечастая радость.
   Холщовый мешочек с коричневыми зернами хранился в сундуке, где Соледаго держал всякие ценные вещи: карты, нарисованные на ягнячьем пергаменте, зрительную трубку, набор для письма, пачку тряпичной серой бумаги, флакон с минеральным маслом, пряности - и кофе.
   На плоской четырехногой жаровне томился медный тигель с длинной ручкой, в нем пенилось, подступая к краям, варево цвета корицы.
   Мэлвир добавил несколько сухих соцветий гвоздики, крошки муската, щепоть черного перца.
   Острое, пряное благоухание заполнило шатер, напоминая о доме.
   Так же пахло в комнатах его матери, леди Агаты. Только она предпочитала пить кофе вечером, покончив со всеми обязанностями при дворе.
   Мэлвир живо припомнил, как матушка сидит у окна на стуле с высокой резной спинкой, растирая в маленькой ступке кардамон, мускат и кусочки привозного леденцового сахара.
   ...Алые и золотые пятна подцвеченного витражным стеклом вечернего света лежат на гордой шее, на маленьком ушке с русым завитком у виска, драгоценными осколками украшают высоко поднятую прическу.
   Мама - самая красивая. Другие дамы королевы Райелы ей и в подметки не годятся, даже цветные.
   Аккуратно одетый мальчик терпеливо переминается около пурпурной юбки, расшитой цветами резеды, разглядывает затейливый шерстяной узор.
   Мать, наконец, обращает внимание на сдержанно сопящего сына и улыбается ему.
   "Переводить вкусный сахар на ужасно-горькую штуку - преступление" - написано на личике, обрамленном сияющей пряжей волос.
   Леди Агата с беспокойством смотрит на подсохшую царапину, пересекающую детски нежную щеку, неслышно вздыхает, потом выделяет наследнику сладкий осколок.
   Она никогда не ругает мальчика за драки во дворе и порванные одежки, украшенные ее руками.
   Мэл должен учиться быть сильным и храбрым. Ведь он растет без отца...
  
   Кофе запенился сильнее и собрался выплеснуться на угли, но Мэлвир подхватил посудинку и поставил на походный столик. Он ценил удобство, поэтому в шатре была мебель, еловые ветви на полу застелены шерстяным ковром, оружие, щит и доспех красовались на специальной крестовине у входа.
   Даже светильник горел без чада, потому что владелец шатра позаботился о хорошем фитиле.
   Сейчас он спокойно выпьет кофе и пойдет посмотрит, что там с дорогой.
   - ...потопло все к черту! - дверной полог откинулся и в шатер вломился Марк, злой, попачканный, со следами болотной зелени на щеке.
   Наткнулся на недовольный взгляд золотистых глаз и остановился. Потянул носом, огляделся.
   - Ты прям как Герт, ей-богу, - возмутился рыцарь. - Тот обвешал все шкурами и вечно ноет: того не тронь, это не испачкай, сапоги сними! Как баба, честное слово. Военный поход, черти болотные...
   - Я не готов лишать себя удовольствия снять сапоги в собственном жилище, - сказал Мэлвир спокойно. - Кофе? С перцем.
   - Благодарствую. Как-нибудь потом.
   - Что там опять стряслось?
   - Да с утреца подвалило счастье.
   - Тиран буянит? - Мэлвир все-таки налил себе кофе в серую каменную чашку. Тоже прихватил из дома.
   Марк досадливо махнул рукой, подтащил к себе табурет и сел, вытянув ноги. Мягко выделанные голенища покрывала болотная тина.
   - Тиран... Мои два полудурка-оруженосца его научиться седлать никак не могут. Постоят у коновязи, потом бегут ко мне и жалуются, что к жеребцу не подойдешь, и что это вообще не конь, а кусучая полуночная тварь.
   - Он и впрямь кусается.
   - Ну и что? Сопляки ленивые! Каждый день их гоняю и хоть бы хны. Так сам и седлаю. А после вчерашнего он не подобрел, знаешь ли.
   Гнедой Тиран, здоровый и злющий, как демон, вчера сцепился с мэлвировым Пряником.
   Пряник слыл конем добронравным и в злодействах доселе замечен не был, но тут вспылил и шибанул злюку копытом. Пришлось зашивать.
   - Ладно, Тиран, язви его мары. Нам ночью настил попортили. Половину переделывать! Дозорные раззявы, свиной хлев им сторожить, а не дорогу!
   - Кто попортил? - Мэлвир напрягся.
   Армия торчала у края трясин уже несколько дней.
  
   ***
  
   - Ку-у-да это ты собрался?
   Тощая фигурка в застиранной до прозрачности рубахе неловко дернулась, и ее шатнуло на косяк. Спутанные патлы закрывали мальчишке лицо, но Ласточка заметила, как он стиснул зубы.
   - Я ухожу, - просипел найденыш. - Отдайте одежду и сапоги. Спасибо... за благодеяния.
   Ласточка, подняв бровь, посмотрела на озябшие босые ноги. Они заметно дрожали.
   - Ошибаешься, - сказала она. - Здесь не богадельня. Это гарнизонная больница.
   - Отдайте сапоги.
   Найденыш тяжело дышал, прислонившись к двери. У него не хватит сил ее открыть, подумала Ласточка. Обитая войлоком и вощеным холстом, дверь была тяжела, как городские ворота.
   - Штаны твои штопать и штопать, а сапоги покинули тебя еще в канаве. Будь у тебя сапоги, ты бы мог расплатиться за лечение и место на койке. Но раз сапог нет, тебе придется остаться.
   - Мне остаться? - он нахмурился. - У меня и денег нет!
   - Я заметила. - Ласточка серьезно кивнула. - Ты отработаешь свой долг, не беспокойся. В больнице всегда полно работы. Чтобы побыстрее приступить к работе и отправиться туда, куда ты так стремишься, ты должен выздороветь. Марш в кровать.
   Зеленые глаза сощурились, лихорадка добавила им злого блеска. Парень смотрел из чащи волос, как куница из еловых веток.
   - Я не просил меня лечить!
   - Про свое недовольство расскажи угольщику Васку из Бережков. Это он виноват, что ты сейчас на грешной земле, а не отчитываешься Господу за все свои дела и помыслы. Ну, что? Сам пойдешь или мне позвать двух работников, которые держат больных при ампутации?
   - При... чем? - парень напрягся.
   - Бывает, что больному приходится отрезать руку или ногу, - охотно объяснила Ласточка. - Когда починить ее невозможно. У нас есть два здоровенных бугая на этот случай. Иногда я прошу их подержать пациента, если он не хочет пить лекарство или капризничает.
   В большом зале заперхали, и слабый голос позвал:
   - Тинь... Лас... кхе-кхе... Ласточка... кто-нибудь...
   - Иду, Крот, иду, - женщина смерила мальчишку холодным взглядом. - В койку! Сейчас же. Недосуг с тобой пререкаться.
   Парень дернул привязанной рукой, закусил губу и отлепился от двери.
   Помогая задохнувшемуся Кроту сесть и подсовывая ему за спину набитые соломой подушки, Ласточка послеживала, как найденыш бредет к своей нише, шатаясь и цепляясь за что попало. Потом он свалился на кровать и завозился на ней, не в силах даже подобрать ноги. Так и затих, мордой в подушку, ногами на полу.
   Ласточка помогла Кроту напиться, затем подошла к мальчишке, подобрала застывшие ноги и сунула их под одеяло. Найденыш отчетливо стучал зубами. Ласточка пощупала холодный липкий лоб и поморщилась. Прогулка даром не далась.
   - Если ты еще раз встанешь, я привяжу тебя к постели, понял?
   Найденыш тускло смотрел мимо. Взгляд у него расплывался.
   - Сколько мне... тут лежать?
   - Неделю отваляешься. Немного очухаешься - будешь на кухне отрабатывать и лечиться заодно.
   - А что... там делать?
   Ласточка подоткнула одеяло. Надо еще одно принести. Знобит парня.
   - Найдем работу. Гречу перебирать, например.
   - Чтоооо? Гречку? - Глаза у найденыша широко раскрылись от возмущения. - Это бабское занятие!
   - А ты на мужское не годишься сейчас. Но оно от тебя тоже не убежит. И дрова порубишь, и крышу починить поможешь, протекает после зимы, и еще что-нибудь полезное сделаешь...
   Парень закрыл глаза и отвернулся.
   - Как тебя зовут-то? - спросила Ласточка.
   Он не ответил.
  
  
   ***
  
  
   Не успев преодолеть и десятка миль по лесам, с новым препятствием столкнуться пришлось. Гать, что поверх гиблой трясины настелена была, то ли разбойниками, то ли еще кем сожжена оказалась, так что, сколько видит глаз, только озерки малые да сухая трава осока остались. Погорелые столбы, да бревна поломанные - не сказать, чтобы к радости и воодушевлению располагали.
   По этому случаю произошла между сэном Марком и лордом Раделем великая ссора и даже рукоприкладство. Не могу сказать, что неуместное чувство радости совершенно смог подавить, так как со словами, каковые Энебро в пылу гнева произносил, совершенно и полностью согласиться могу.
   Потому как заново мостки мостить для конных рыцарей, да телег тяжело груженных, дело тяжкое, неблагодарное. Единственная радость - дожди временно прекратились. Войско наше, не исключая королевских рыцарей, в лесорубов и плотников преобразиться принуждено было, лес валить, рубить сучья и по пояс в грязи колупаться.
   Время, на излете осени и без того драгоценное, словно вода утекает, и пока досадную задержку эту преодолеть мы не смогли. Досаднее всего мне то кажется, что от разбойников, каковыми по рассказам судя, леса эти кишмя кишат, мы пока и единого лошадиного хвоста не видели. Будто они все в бывшей кавеновой крепости попрятались, словно волки в логове, или выжидают чего-то.
   Я же, на теперешнее прегорестное положение вещей глядя, боюсь, что нам тут до снега никак не управиться и сам жду, пока подморозит как следует. Непроходимее здешних мест по осени ничего ранее видеть мне не доводилось.
  
  
  
   4.
  
    
    В середине первой четверти Ласточку растолкала Тинь, дежурившая в ночь. Она оказалась сильно напугана и бормотала только "Он замерз, замерз!" Кто замерз, почему замерз, Ласточка от нее не добилась.
   Пришлось натянуть платье, запалить свечу, потому что Тинь прибежала без света, и пойти смотреть, кто там замерз.
   Больничный зал встретил ее вздохами, покашливанием, стонами и шуршанием соломенных матрасов.
   - Девочки... что там? - прохрипел из своего угла Крот, которого ночью маяло гораздо сильнее, чем днем.
   - Замерз! - пискнула Тинь беспомощным голосом. Она плелась за Ласточкой и уже, видимо, сама не знала, почему так всполошилась.
   В спертом воздухе растекался запах перегоревшего масла. Ласточка остановилась перед темной лужей, в которой отразился огонек свечи. В луже поблескивали осколки светильника.
   - Тинь! С ума рехнулась? Сейчас же убери! Развезут же по всему залу!
   - Я нечаянно...
   - Вот и убери свою нечаянность. Кто у тебя замерз?
   - Новенький...
   Из ниши, где устроили найденыша, доносилось бормотание и хриплые вздохи. Скрипела веревочная сетка. Ласточка поставила свечу на каменный выступ - огонек заплясал от сквозняка.
   Сперва Ласточка даже не поняла, кто лежит на постели. Она собственноручно укладывала в нее черноволосого мальчишку, теперь же перед ней лежал абсолютно седой. Седина расползлась от концов волос, разметанных по изголовью, и только вокруг лица оставалась черная кайма. Лоб блестел от пота, на ресницах и бровях росой сверкали капельки.
   Найденыш мучительно вздохнул, перекатывая голову по тощей подушке, волосы с одной стороны натянулись, будто приклеенные. Не веря глазам, Ласточка нагнулась - и отшатнулась невольно. Это не седина, это иней! Не только на волосах, но и на наволочке. И откинутый край одеяла, и простыня - все, на чем останавливался потрясенный ласточкин взгляд - все покрывал тонкий серебрящийся налет, какой бывает на бревнах у банной отдушины в морозный день.
   Мары полуночные, такое кого хочешь напугает!
   Закусив губу, Ласточка заставила себя прикоснуться ко лбу найденыша. Жар, как она и ожидала. С парня льет градом, пот пропитывает волосы и белье, и застывает ледяной коростой. Откуда это?
   Она протянула руку в сторону окна и поводила ладонью в воздухе. Нащупала прохладную струйку из щели, с надеждой оглянулась на свечу - огонек исправно плясал, но сквозняка для такой пляски было маловато.
   - Вир... - пробормотал мальчишка и опять заерзал головой по подушке. - Ви-ир... Ммммм...
   Выпростал из-под одеяла непривязанную руку, зашарил вокруг, заворочался, пытаясь привстать.
   - Ви-и-ир...
   - Лежи, лежи! - Ласточка перехватила слабую мокрую от пота ладонь, возвращая ее под одеяло.
   В глубине комнаты поплыл огонек светильника: Тинь вернулась с тряпкой, подтирать масляную лужу.
   Мальчишка задохнулся и заперхал гадким верховым кашлем, который не отводит мокроту, а только мучает грудь. На каменном выступе, рядом со свечой что-то дзенькнуло, вниз, на подушку и на скорчившегося мальчишку посыпались осколки.
   Флакончик с цинковой мазью, забытый еще с вечера.
   В то же мгновение метнулось и погасло пламя свечи. Тоскливо запахло горелой бечевой.
   - Ласточка? - ползающая на карачках Тинь оглянулась.
   - Здесь дует, как я не знаю что, - недовольным тоном отозвалась Ласточка. Она надеялась, что голос у нее не дрожит. - У парня ледяная лихорадка.
   - Что у него? - Тинь поднялась с колен, бросив тряпку.
   В дальнем конце зала что-то забормотал Крот, но Ласточка его не слышала. Она слышала, как шумно, постанывая, дышит странный найденыш. Еще она слышала стук собственного сердца.
   - Ледяная лихорадка, - твердо повторила Ласточка. Она только что выдумала эту ужасную болезнь. - Я заберу его к себе. Не хватало еще, чтобы он перезаражал тут всех. Растолкай Зеба и Глухаря, пусть перетащат парня ко мне. Не выкидывать же его на улицу, право слово.
   - Он... он был весь как ледышка! - пожаловалась Тинь, не решаясь приблизиться. - Весь как снегом засыпанный!
   - Это соль. Когда пот сохнет, остается солевая корка. А постель у него вся мокрая, хоть отжимай. Белье надо снять и прокипятить с щелоком.
   - А ты не заразишься?
   - Я не заражусь, потому что я здоровая. И ты тоже, нечего трястись. А больных он может перезаражать. Тинь, быстро за помощниками! Я не намерена всю ночь тут сидеть!
   Тинь повернулась, поскользнулась на масле, чертыхнулась и убежала. Ласточка выдохнула и разжала кулаки. Посмотрела на мальчишку. В полумраке лицо его, очерченное инистой короной, казалось темным. Только белки слюдяными полосками посверкивали меж несомкнутых ресниц.
   Бывает так, что некоторые люди видят невидимое, слышат неслышимое, и делают невозможное. Бывает, человек поднимает тяжесть втрое большую своего веса, а потом не может сдвинуть ее ни на дюйм. Бывает, забирается на высоченное дерево или скалу, а потом не знает, как оттуда слезть. Бывает, посуда, ни с того ни с сего, падает на пол и разбивается, сами отворяются двери, вспыхивает или гаснет огонь, находятся и пропадают вещи. Люди пугаются этих явлений, приписывая их чуди из болота, дролям из холмов, марам из Полночи или чертям из-за печки. Не отказывая марам и чуди, Ласточка знала, что треть, если не половина этих явлений - дело рук самих людей. Или не рук, а помыслов, желаний и намерений, причем часто неосознанных. Некоторые люди способны задевать тайные нити, пронизывающие мир. Кто-то научен ими играть, но большинство - нет, большинство знать не знает ни про какие нити. И - дрожит и рвется паутинка, падают чашки со стола, загораются занавески, хлопает вьюшка в безветренный день.
   Не отказывая марам и чуди, люди кивают на колдунов.
   На злокозненных и продавшихся дъяволу. На насылающих мор, голод и град. На вынимающих следы и отрезающих пальцы у повешенных. На одиноких женщин и стариков, на чудаковатых, пришлых, нелюдимых или просто немного не таких. Не оправдаешься и не отмоешься, тем более, если есть очевидцы.
   Потеешь инеем, а склянки сами прыгают с полок? Значит, прошлогоднее наводнение на твоей совести, и пожар в торговых рядах, и что корова не доится и что тетка Мина из Белобрюхи окосела на левый глаз.
   Не надо пугать добрых людей, они этого не прощают.
   А что до странных способностей... Об этом Ласточке надо было подумать. Как следует подумать и кое-что вспомнить.
   Она вытащила у себя из-за ворота кожаный шнурок с медной, выбитой на затертой монетке солью. Нагнулась к мальчишке и накинула шнурок ему на шею. От тепла рук лед таял и волосы чернели под пальцами. Ласточка принялась отдирать примерзшую шевелюру от подушки, прядка за прядкой - осторожно, но поспешно.
   Пока не вернулась Тинь с помощниками, надо успеть привести найденыша в божий вид.
  
   ***
  
  
   - В Найфрагире чего только не болтают, - туманно пояснил найл, продолжая разглядывать Кая.
   На узком его лице не отражалось ничего - только, пожалуй, сильная усталость. Он покончил с мясом и бросил обглоданную кость в костер.
   - Мы родом с истинного севера.
   - А, военная добыча, - зевнул Кай без всякого интереса.
   Найгон и Найфрагир, два самых северных королевства, вечно враждовали.
   - Мы бежали и хотели обойти южные земли краем болот, - сказал Лайго.
   Вот. Для них найфрагирцы, живущие большую часть года среди снега и льдов - южане. А жители Найгона считаются да, истинные северяне. То есть, севернее только льды и тюлени. И Полночь.
   Леута и Химера, столицы двух этих стран, испокон веков скалились друг на друга сквозь холод и тьму Севера.
   Кай с тоской подумал о подступающей зиме - уже пережил одну в продуваемой всеми ветрами Верети. Осенний штурм оставил такие дыры в стенах и окнах, что проще было жить в каморке под крышей донжона, чем в лордских покоях. Даже огромная кровать не кажется привлекательной, когда за окном свищет ветер, гонит черные ночные облака и вымораживает пол под ногами.
   Найлам - хоть бы что! Они точно родственники моржам и белым медведям. И злым ледяным созданиям, которые живут в Полуночном море.
   - У меня есть люди из ваших, - важно сказал Кай. - Из Леуты тоже. Когда приедем в крепость...
   - Я не уверен, что мы пойдем в твою крепость, мальчик, - мягко произнес Лайго. - Ты славно принял нас, и мы, что скрывать, устали в дороге, но не думай, что проделали этот путь ради того, чтобы примкнуть к разбойной ватаге.
   Кай фыркнул, как камышовый кот, только что уши не прижал.
   А он то уже мысленно видел себя окруженным мрачными черными воинами, чья верность вошла в поговорку!
   - И куда же вас тогда несет через болота? - недовольно спросил он.
   - Домой. Я давно не видел дома, - ответил найл. - Я служил одному лорду здесь, на юге. Знаю, как видишь, язык и обычаи. Потом ненадолго вернулся. Потом попал в плен.
   - Какому лорду служил?
   - Неважно.
   - Ты опоясанный рыцарь?
   - Да.
   - И что, не пойдешь со мной осаждать Тесору? - Кай усмехнулся. - У Арвелей золотые простыни, серебряные одеяла. Давно пора взять то, что принадлежит мне по праву.
   - Я пошел бы, - прямо сказал Лайго. - Но думается мне, что ты слишком юн для того, чтобы разбираться в военных делах. Я не знаю, как ты захватил крепость лорда Кавена, случалось видеть ее в давние времена. Разве что орды демонов лезли с тобой на стены или у тебя звезда во лбу...
   - А если так, - Кай зло дернул углом рта, - если звезда, и ты просто слишком плохо смотришь? Или горит она неярко?
   Лайго так и не повысил голос. В его жизни было много таких костров и стылых октябрьских утренников, зевак, выглядывающих из-за плетня, лордов и рыцарей, ждущих, на чью сторону он встанет.
   - Я смотрю внимательно и вижу перед собой пригожего юношу, который годится в постель или в сыновья. Но не верится мне, что способен этот юноша водить воинов в битву.
   Его черная компания - ну чисто вороны, мрачные нахохлившиеся птицы с отсыревшим оперением! - согласно заклекотала по-своему.
   Кай взбеленился. Он как-то не привык, чтобы ему перечили. И в мечтах уже вообразил, что эти суровые рыцари перейдут к нему на службу, станут верной охраной. Разношерстная кодла благоговела перед своим болотным лордом, истерично, с суеверным страхом. Но он всегда мечтал о таких вот птицах - хищных, мрачных и гордых.
   - Вы это... вот что... знаешь, что!
   Он вскочил, плащ взвихрился, подняв тучу золы. Разбойничьи морды его соратников, повисших на плетне на манер диковинных украшений, выказывали любопытство. Им тоже было интересно, сладит их предводитель с гордыми найлами - или нет?
   Не сладил.
   - Недосуг мне беседовать. Мы за фуражом приехали...
   Он осекся.
   За околицей послышались испуганные голоса. Взвизгнула и запричитала женщина. И, заглушая все остальные звуки, залаяли, потом заскулили собаки во дворах, волной, начиная с ближнего края деревни, того, что упирался в болото.
   Кай переменился в лице и кинулся вон со двора, оставив гостей. Лайго проводил его взглядом, потом неспешно поднялся, кивнул своим людям.
   У края болот, там где настелили мостки для разных хозяйственных нужд, а дальше протянулась добротно проложенная гать из круглых серых бревен, идущая на Вереть, толпился деревенский люд. Серое, черное, коричневое, женщины кутались в шерстяные платки. Приблудилась пара детей, опасливо выглядывающих из-за мамкиных юбок.
   Бородатые мужики, мрачные, насупленные, выступили вперед, один держал рыбацкую сеть, другой - вилы. Мелькали в толпе дубинки.
   Народу становилось все больше,
   Кай бесстрашно прорезал толпу, вылетел на мостки, стуча каблуками. За ним спешил разномастный отряд лесных удальцов.
   Они ждали, стоя прямо на серой ряске. Маленькие, лупоглазые, с лохматыми, как утиные гнезда, головенками.
   Словно ребенок нарисовал на заборе - углом торчащие локти и коленки, тощее тельце, кое-как прикрытое травяной плетенкой, рот до ушей.
   Крестьяне сбились в кучу, ощетинились подручным оружием. Захныкал ребенок, которого нескладеха-мать толкнула, попятившись.
   - Чудь, чудь рыбоглазая из болот полезла, - забормотали в толпе. - Быть беде.
   - Ой, боженьки мои!
   Кай подошел к краю настила, нагнулся, с любопытством пригляделся. Горстка пришлецов пошипела, засвиристела по-птичьи, сухие серые пальчики трогали доски.
   Чудь повылезала на сушу, облепила парня со всех сторон. Десяток попятнанных брусничным соком рук вцепился в край плаща. Страшные малыши стояли, покачиваясь, изо всех сил растопыривая пальцы ног. Ступни у них были жутенькие, птичьи, с темными перепонками, намазанные холодной грязью.
   Как у гусей.
   Бабы снова завизжали, плотная толпа шатнулась вперед.
   Кай зло крикнул, замахнулся плетью. Его люди оттеснили народ от края трясины, удерживали, невзирая на недовольный ропот.
   - Вона! Наплодилось их за лето!
   - Вот кто Одда-покойника выкопал и пообглодал, когда его близко к кислой земле положили...
   - И корова моя, Милочка, сдохла о прошлой неделе! Раздулась вся! Они, они ее наговоренными стрелками истыкали!
   - Давайте, давайте, нечего, - Кай взял одного чуда за плетеную шкирку, поднял на руки, как младенца, прижал к себе. Тот немедленно вцепился в расшитый ворот плаща, урча, начал раздергивать золотное шитье на нитки. - Валите отсюда. Займитесь своими делами, добрые люди.
   "Добрых людей" он произнес с таким видом, что и камень бы перекосился.
   - Мы то пойдем, а они наших детей покрадут-попортят, - встряла какая-то тетка из бойких. - Ты бы их отослал, ваше лордское сиятельство. Негоже это!
   - И горшки переколотят! - добавила другая, у которой очевидно детей не было.
   - Молоко скиснет!
   - Зерно осклизнет все!
   - Я сказал, проваливайте! - Кай начал злиться.
   - Нидают сцццметаны, - тоненько проскрипел чуд, сидевший у него на руках. - Сцццлые! Хлебццца ни кросецки сссцимой!
   - Вот видите, - Кай скривил рот, шагнул к толпе. Болотные мотнулись за ним, вися на краю плаща, как битая дичь. - Обижали малышей?
   - Обисцали, црррррр! Обисцали! - подтвердил мелкий чуд, повторяя и щелкая, как скворец. - Малыцей! Цццц!
   - Нашел малышей. Ты их еще расцелуй, погань такую! Тьфу, прости господи! - взволновалась толпа.
   - Да он сам то!
   - Такой же!
   - Нетварь, демоненыш!
   - Болотное отродье.
   - Колдун!
   Разбойники теснили взбудораженный народ прочь от мостков, в ход пошли плети и тяжелые ножны, надрывно орал младенец, ругались женщины, вот кто-то вскрикнул, получив мечом плашмя по хребту.
   Кай жадно смотрел на сутолоку, прижимая к себе взьерошенного уродца из трясины, глаза его горели нехорошим болотным огоньком. Потом он наклонил голову, улыбнулся.
   - Вы, сукины дети, - сказал он тихо и очень зло. - Забыли кто я? Захочу, всех вас маленьким скормлю. Прямо сейчас.
  
   ***
  
   - Это чего?
   - Багульник.
   - А это?
   - Тополь.
   - А это?
   - Расцветет - увидишь.
   Ласточка варила луковый суп. Вкусно пахло поджаренными гренками, потрескивал огонь в изразцовой печи.
   Кай валялся в кровати, натянув одеяло до носа, и от нечего делать разглядывал убранство маленькой ласточкиной комнаты.
   Кроме кровати и печи тут еще помещался здоровый деревянный ларь со спинкой, сейчас аккуратно прикрытый лоскутным одеялом. Широкий подоконник превратили в стол с помощью дубовой доски. В нише полукруглого окна, глубокого, как замковая бойница, золотились связки лука. Вдоль покрытых белой штукатуркой стен тянулись темные полки с припасами, в ногах кровати стояла маленькая фигурка святой Вербы, покровительницы лекарей - в прошлогоднем веночке из сухих соцветий, с молитвенно сложенными у груди руками.
   На приоконной столешнице красовалась глиняная бутыль, из которой торчали голые прутья с набухшими почками. Они неприятно напоминали Каю пук розог, но Ласточка сказала, что в тепле они выпустят листья - ведь уже конец апреля.
   Кай украдкой просунул пальцы под плотную повязку и поскреб бок - ребра срастались, зудела кожа.
   Ласточка щедро сыпанула в кастрюльку какую-то пряность, запахло сладко, по-весеннему.
   - А это что?
   - Мускатный орех. Хватит меня отвлекать.
   Голос казался строгим, но Кай давно уже понял, что она не злая. Злая вышвырнула бы его обратно в канаву, а эта зачем-то забрала к себе, кормила с ложки. Сама вон спит на сундуке, постелив старую лисью шубу.
   Суп клокотал, исходил душистым паром. Ласточка знала толк в травах. В горшках на полке чего только не было.
   - А этооо? - заныл Кай, ерзая в кровати и пытаясь сесть.
   - Много будешь знать, плохо будешь... - начала она, но потом сменила гнев на милость. - Базилик.
   Оставила стряпню, подошла, присмотрелась, держа в руках деревянную ложку.
   Свет из окна падал сзади, подцвечивая русые ласточкины косы золотом. Кай видел россыпь крошечных веснушек на чуть вздернутом носу, ровные дуги бровей над спокойными, как у кошки, глазами.
   Суп благоухал. На лице и плечах лежали ласковые солнечные пятна.
   Кай сглотнул, почувствовал, что краснеет.
   Ласточка отложила ложку, мимоходом пощупала ему лоб, нахмурилась.
   - Горячий опять. И чего ты возишься? Неудобно? Рука затекла?
   - Сесть хочу.
   Зачем она все-таки забрала его к себе? Может, приглянулся?
   Его ловко придержали за плечи, помогли усесться, сунули под спину подушку.
   Одеяло поползло вниз, Кай здоровой рукой обнял лекарку за талию, ощутив под пальцами живое тепло.
   Базилик, лаванда, чабрец, розовое масло...
   Кай неловко ткнулся куда-то меж холстиной платья на плече и туго заплетенной косой, прижал губами горячую жилку.
   Ласточка замерла. Кай выдохнул, прижался теснее...
   Бдзынььь! - в ухе зазвенело. Ласточка вывернулась из объятий, преспокойно отошла обратно к плите, сняла с огня кастрюлю.
   Парень заполыхал ушами, зло закусил губу.
   Отвесила ему подзатыльник, походя, как ребенку! Что она себе думает!
   - Ты я гляжу, стремительно идешь на поправку, - хмыкнула лекарка, наполняя супом глубокую глиняную миску, посыпая сверху гренками и тертым сыром. - Отлично, завтра, думаю, сможешь начать помогать на кухне. Как думаешь?
   Кай мрачно молчал, в ухе звенело.
   - Сопение - знак согласия, - заключила она, ставя миску на табурет. - Держи ложку, горе луковое.
  
   5
  
  
   Взрывы хохота Ласточка услышала еще из коридора. Отворила дверь - смех и болтовня стали слышны громче, к ним прибавилось характерное позвякивание кружек. Ласточка прошла мимо исходящих паром котлов, где постоянно грелась вода, к большому столу, у дальнего угла которого собралась компания. Правда, рассмотреть ее подробно пока не удалось - посудомойка Лия загораживала обзор обширной кормой, украшенной крахмальным бантом. Корма соблазнительно покачивалась туда-сюда, бант покачивался вместе с ней. Ишь ты, праздничный передник надела.
   Саму Ласточку никто еще не заметил
   - ... поплясать-то, небось, любишь, да? Вот я в твои годы плясала так, что подметки горели! Я б и сейчас...
   - Да какие твои годы, теть Лия, - донесся знакомый басок. - Я б с тобой сплясал хоть сей момент!
   Грудной смех и многообещающее бульканье.
   - Ну, за крепость ножек и ручек, да еще кой-чего!
   Ласточка шагнула к полке с тазами и мисками, с этой точки зрения открылась следующая картина: найденыш (он соизволил представиться и объявил, что его зовут Кай. Без фамилии, без прозвища, просто Кай) вальяжно расселся за столом, положив ногу на соседнюю табуретку и упираясь кулаком в бедро. Другая рука, поддерживающая буйну голову, локтем въехала в горку гречи, насыпанной на полотняной салфетке. Конечно, перебирать крупу Кай даже не думал. За спиной его, полыхая щеками, стояла дуреха Тинь, водила гребешком по черной шевелюре и красиво раскладывала пряди по плечам. Она помалкивала, и Кай ее вроде бы не замечал, но время от времени касался щекой мелькающей сбоку руки.
   Рука мелькала там то и дело, видимо, в этом месте обнаружились самые запутанные колтуны. Тетка Лия, украсившись бантом и навалившись на угол стола, потчевала "голубчика" (а заодно и себя) церковным вином из заначки. Тинь, как здоровой и малолетней, вина не предлагалось (хотя она и без вина была пьяна, судя по разъезжающемуся взгляду). Чертов найденыш все это благосклонно принимал, мурлыкал, похохатывал баском и нежился в лучах. Немытая с завтрака посуда кисла в кадушке с щелоком.
   Ласточка выбрала миску побольше, налила в нее горячей воды, разбавила холодной, шагнула к столу, отпихнув табуретку, отчего нога Кая грохнулась на пол, а сам он покачнулся вперед от неожиданности. Болтовня пресеклась, Тинь побагровела еще больше и выронила гребешок. Ласточка поставила миску, принесла от буфета бутыль с уксусом, добавила уксус в воду, взяла миску обеими руками и сунула ее Тинь.
   - Я разбинтовала Дерка, но тебя мы не дождались. Давай-ка, милая, выполняй свои обязанности, а посиделки с винишком будете устраивать вечером, после смены.
   Тинь охнула, схватила миску, плеснув себе на грудь, и опрометью вынеслась с кухни. Хлопнула дверь. Гребешок остался лежать на полу.
   - Подними, - велела Ласточка Каю. - Вернешь девушке потом.
   На скулах у мальчишки проступили красные пятна. Он быстро нагнулся, подхватил гребешок и попытался было вскочить:
   - Я сейчас верну!
   Но был повергнут на табуретку точным толчком ладонью.
   - Где перебранная крупа? Не вижу. Ты всю больницу оставляешь голодной, Кай. Сейчас придет кухарка, и что она засыплет в котел? Корм для кур?
   - Экая ты суровая сегодня, - пробормотала Лия, сгребая со стола кувшинчик и стаканчики. - Еще ногами потопай. Налетела, раскричалась... не с той ноги встала, что ли?
   Кай закатил глаза и скорчил рожу, адресуя ее через плечо Ласточки сообщнице Лие. Та фыркнула согл асно.
   Криво ухмыльнувшись, мальчишка спрятал гребешок за пазуху. Рубаха на нем была низко расстегнута, чтобы показать обмотанную бинтами грудь. Как будто Тинь с Лией не знали, что это вовсе не боевые раны, а сломанные в пьяной драчке ребра... или по какому там случаю парня отпинали?..
   - У тебя шестая четверти, чтобы перебрать десять фунтов гречи, - железным тоном сообщила Ласточка Каю.
   - А если не успею? - противным голосом осведомился он. - Я, знаешь ли, не научен в крупе копаться. Сыпал в котелок какая имелась, не перебирая. Мой рыцарь ел и нахваливал!
   Ласточка помолчала, рассматривая наглеца. Про рыцаря она слышала впервые. Впрочем... на Кая она уже нагляделась, и могла сказать следующее - он не подмастерье и не наемный работник. Руки не те, и повадки не те. На оруженосца он тоже не тянул - опять, не те руки. Хотя черт его знает... Что можно было сказать точно - Кай, скорее всего, не из простецов по крови. Он не просто смазлив, смазливых среди юношей немало. У него лицо как нарисованное, четкое, чистое, ни единой неверной черты. Профиль - так вообще на монету просится. Не дареная кровь (которую Ласточка видела пару раз в жизни, да и то издали), но все едино - порода. Может, кстати, бастардик. Как их там называют... маркадо. Нет, даже не маркадо, у тех хоть что-то от дареной крови осталось, волосы там яркие или глаза. Кай же...
   Какое мне до этого дело?
   - Своего рыцаря, если он у тебя действительно есть, ты можешь кормить хоть отбросами. - Раздражение, которое Ласточка только что крепко держала в узде, вдруг вырвалось и взбрыкнуло. - Кормить дрянью моих больных я не позволю. Не успеешь - будешь сидеть до ночи, пока все не переберешь. Некормленый!
   Ух, как полыхнули зеленые глаза!
   - Мой рыцарь не питался отбросами! Мой рыцарь сиживал за столами лордов, куда тебя на порог не пустят!
   Ласточка дернула плечом и отошла к котлам. Налила кипятка в большую кружку, сама не зная зачем. Работа всегда ее успокаивала, но на кухне ей нечего было искать, только вот - заставить наглого найденыша заняться делом.
   - И кто ты такая вообще, чтобы здесь командовать? - не унимался Кай. Что-то его сильно задело. - Самая главная шишка в госпитале, да? "Мои больные! Не позволю!" - он опять скорчил рожу. - А какого черта вы покупаете крупу, которую надо перебирать?
   - Не трепи языком, а делай, что велят, - сказала Ласточка, поворачиваясь к нему. - С тобой не посоветовались, когда закупались. Я тебя не спрашиваю, где был твой драгоценный рыцарь, когда ты валялся в канаве.
   - На небесах мой рыцарь! - Кай стиснул кулаки.
   - Не ты ли его туда отправил?
   Крак!
   Что-то щелкнуло, шелестнуло - Бац! - и у Ласточки в руках вдруг полегчало.
   Она ошалело уставилась на ручку от чашки, зажатую в пальцах.
   У края ласточкиного подола, на дощатом полу, среди осколков лежал треснувший от удара ледяной цилиндрик. Тот, что пару мгновений назад был кипятком в кружке.
   Пальцы свело. Ласточка стиснула зубы. У нее в голове какая-то другая Ласточка панически визжала, махала руками и убегала прочь из кухни, подобрав повыше юбки, как от крыс.
   Убегала, убегала... Выдохнули!
   Она подняла глаза на мальчишку. Тот тоже смотрел на лед, вытаращив глаза. Лицо у него стало совсем детское и напуганное.
   Бросила взгляд на Лию - та как раз поворачивалась от кадушки. Медленно, как во сне.
   Выдохнули.
   Ласточка действительно выдохнула - шумно и резко. Два шага к Каю - он растерянно моргал. Крепко схватила его за ухо.
   - Пойдем, - голос сделался как чужой. Она потянула руку, поднимая мальчишку с табурета. - Расскажешь...
  
   ***
  
   - И что тут у тебя? - Мэлвир оглядел старательно замощенное начало переправы через болота. На сухом месте были огромной кучей свалены обрубки ветвей и их уже потихоньку растаскивали для костров.
   Двое солдат с чертыханиями волокли обтесанное бревно, взрывая дерновый покров.
   - А вот, полюбуйся, - Марк постегал по голенищу сапога обломанным ивовым прутом. - Глянь. Вон там, дальше.
   У ног рыцаря чинно сидел его пес, здоровенный Малыш, из тех белых урсино, что разводились Маренгами специально для войны. У Малыша была морда сундуком, меланхоличные глаза с красными подкружьями и добрый нрав. В бою Мэлвир этих псов пока еще не видел.
   Соледаго прошагал по свежему настилу - местами в стыках выплескивалась вода, но бревна лежали ровно - посмотрел и выругался сам.
   Середина свежеположенного настила была тщательно разобрана - словно испарилась. Просто прореха в деревянном полотне. Немаленькая, шагов двадцать. И никаких следов.
   - Выглядит так, будто кто-то нашу дорогу попросту украл, - Мэлвир нахмурил брови. - Кто-то, кто умеет ходить по трясине. Не могла же она затонуть. Со стороны лагеря никто не пройдет - собаки.
   - Собаки ночью беспокоились, - Марк постепенно делался все мрачнее.
   - И?
   - И ничего.
   - Кто дежурил?
   - Ищут. Смена с утра их не нашла. А мне додумались доложить недавно, раззявы.
   - Чьи люди стояли в карауле?
   - Мои, - подошел десятник из марковых людей, немолодой уже, с помятым после бессонной ночи лицом.
   - Докладывайте. И подробно.
   Мэлвир не терпел, когда его дергали по пустякам. Краденая дорога - не пустяк.
   Он бесстрастно смотрел на хинета, имени которого не помнил. В густом ельнике справа от болота сухо стучали топоры, перекликались солдаты. Рухнуло дерево, треща сучьями. Марк дернулся на шум, потом опомнился, зло сплюнул прямо в ржавую болотную траву.
   - Посты стояли как обычно, - неохотно, но обстоятельно начал десятник. - За охрану гати отвечал Ливьяно. Три костра, перекличка голосом - как всегда. Смена четырежды за ночь. Наша очередь была с середины первой четверти.
   - И?
   - По словам моих людей, последняя смена пришла под утро, все было в порядке. Утренняя стража обнаружила, что два поста пропали, - хинет докладывал спокойно, смотрел Мэлвиру в глаза. - Вместе с дорогой.
   - Улетели, - зло сказал Марк. - По воздуху. Вы чем тут смотрите, слеподырые! Разбойники могли подойти какой-нибудь тайной тропой. Что, думаете, раз гать от леса весь лагерь прикрывает, так можно на посту дрыхнуть? Где четверо человек! Дезертировали? Убиты? Почему мне сразу не доложили?
   - Поверял обстановку, - виновато сказал хинет. - Хотел сам убедиться.
   - Вот! Ты видел! - Марк обернулся к Мэлвиру, схватил за плечо. - А перед этим Ливьяно тоже сходил и проверил. В итоге скоро полдень, а мы стоим тут и видим вместо дороги дырку в жопе. Которую провертели за ночь. Да по воде каждый звук слышен!
   - Дождь ночью был, туман. Костры еле видно, звуки глохнут. Осень, сэн Марк.
   - Да хоть к чертовой матери зима!
   - Я полагаю, стоит пустить на поиски собак, - предложил Мэлвир. - А что говорят проводники?
   - А что они могут говорить? - неожиданно зло сказал хинет, вперившись в начальство темными глазами. - Говорят, что сэн Соледаго зря кобылий череп разбил. Что Шиммель гневается и болотных духов насылает. Что трясина всех пожрет, рано или поздно.
   - Так, - сказал Мэлвир.
   Потом замолчал. Надолго.
  
   ***
  
   Краем глаза Кай видел, что пришлые найлы стоят чуть поодаль от вопящей и беснующейся толпы, спокойные, собранные. Никто даже к мечу не притронулся - их не волновали разозленные крестьяне.
   Черные чуть раскосые глаза не отрывались от страшных чуд на мостках.
   "Они, там на севере, любят все волшебное. Чудеса. Ты хотел посмотреть на мою звезду, Лайго? Она светит зеленым, как гнилушки в осоке"
   Кай нарочито отвернулся от свалки, не беспокоясь, кто прикроет его спину. Прикроют.
   Маленькие тягали его за плащ, за ремешки на сапогах, скрипели и верещали по-своему. Он понимал с пятого на десятое.
   Беспокоятся, боятся, любят его, хотят предупредить...
   Все лето они помогали его людям проскальзывать сквозь пальцы лорда Раделя, уводили тайными тропами, заставляли сами болота расступаться и заплетали ветки бузины в узлы, от которых шарахались и не шли дальше рыцарские кони.
   "Видел ли ты когда-нибудь такое в своей Леуте, Лайго Горностай? Я болотный лорд. Это моя земля. Ее стерегут кобыльи головы. Смотри."
   Чуд оставил встопорщенные нитки шитья, гладил черные каевы волосы, перебирал пальчиками, чирикал. Острые птичьи ноготки цепляли слипшиеся пряди.
   Они вечно вплетали ему в шевелюру всякую дрянь: перья, обрывки лент, дырявые камни. А узлы, завязанные болотным народцем, не распутать - только остричь. Он так и ходил, как языческий идол с причудливой прической.
   Сын Шиммеля.
   - Тасцццятцца, едут! - защелкал чуд на его руках, сжав кулачки. - Цинят! Мы сцццломали бревныцццки.
   Армия на границе болот. Чума был прав, говоря, что они вернутся осенью.
   Кай почувствовал холод в груди, как всегда в минуты опасности. Захотелось бросить чуденыша обратно в трясину, вывести Стрелку из-под навеса и кинуться в крепость за советом и помощью.
   Ну уж дудки!
   Я - болотный лорд.
   - Много их?
   - Ццц! - чуд развел шероховатыми лапками, растопырив их в стороны, насколько мог.
   - Больше, чем летом?
   - Больце, больце! Тасцятца! Лыццари! Коцецки на флацццках! С крылыцццками!
   Его люди окриками и угрозами погнали селян по улице, загоняя по домам.
   Ну приходи, Радель. Поиграем. Пока не выпадет первый снег.
   Твое - то, что ты можешь удержать.
   Летом у него было меньше людей. Летом он еще многого не умел.
   Кай осторожно отцепил от себя чуденыша, поставил на мостки. Покопался в поясной сумке, сыпанул горсть стеклянных бусин прямо на доски - маленькие кинулись, началась свалка, шипение. Так гуси дерутся из за хлебной горбушки.
   Раздавать поровну все равно бесполезно, вечно они сварятся из-за ерундовых цацек.
   Он больше не обращал внимания на болотную нечисть, постоял немного, старательно дыша носом.
   Армия на границе болот. Птица с кошачьей головой на знамени, камана - это значит, что король прислал свои войска. Вернее, лорд-тень.
   Как много чести.
  
   Он пошел к навесу, под которым стояли лошади. За спиной все еще пищали и дрались за цветные бусины. Белогривая Стрелка узнала хозяина, дернула головой, фыркнула. Кай похлопал кобылу по шее, ткнулся лбом в теплый нос.
   Глаза застило туманом, он переглотнул, пытаясь обуздать свою силу. Заставил себя дышать ровнее.
   Мысли блуждали, он подумал, хорошо, что успели с восстановлением стены, походя подсчитывал верных людей, припомнилась карта и алые точки укрепленных лесных фортов, извилистая линия границы.
   Разведка. План действий. А потом война.
   Он рявкнул свите, чтобы те седлали и выметались.
   Вспомнил злой взгляд девицы, поморщился.
   Повычистить бы тут...все... да жратва нужна. Недолго сдерживал их ненависть залитый дегтем труп раделева капитана на сельской площади.
   Я пришлю вам новый. И немного тепла хмурым осенним утром.
   Перед тем, как сесть в седло, он запалил от еле тлеющих углей факел и швырнул его в сарай, на ворох сена.
   А чтобы помнили свое место.
   Найлы обступили Кая непроницаемой стеной.
   Лайго придержал ему стремя.
  
   6.
  
   - Да пусти меня! Больно ухо! - Кай отскочил к окну. - Я что, пятилетний? Ласточка? Сдурела совсем!
   Он запыхался, взмок и выпитое вино ударило в слабую после болезни голову. Стучало в висках молоточками. В глазах опять начало темнеть.
   Лекарка уселась на сундук и аккуратно расправила юбку. Потом положила обе руки на колени, ладонями вниз, очень ровно. Лицо ее ничего не выражало.
   Кай заметался по комнате, едва не сшибая все углы. Саданулся коленом о кровать, взвыл, уселся, смяв покрывало. Молоточки стучали все сильнее.
   - Не поднимай ветер, мальчик, - Ласточка продолжала сидеть спокойно. - Ты или расскажешь мне подробно и честно, что с тобой происходит, или я, как бог свят, выгоню тебя на улицу прямо сейчас. Я не могу допустить, чтобы ты в следующий раз выстудил кровь в жилах больного или обрушил кровлю.
   Кай потряс головой, словно отметая ее слова, со стоном прижал руки к вискам, свел брови.
   - Нечего тут стонать, рассказывай, - Ласточка была непреклонна. - Я не для того тебя держала у себя две недели и лечила, чтобы ты сам себя сгубил дурацкими выходками.
   - Я ничего не знаю! - Кай глянул честными глазами. - Со мной никогда такого не было! Я не знаю, ну Ласточка...
   - Хватит канючить! С тобой никогда такого не было, и потому я отдирала тебя от простыней, как рыбину со льда. Чтобы никто не увидел, что ты творишь в беспамятстве.
   - Так ты поэтому меня забрала?
   - А почему еще? - возмутилась лекарка. - Думаешь, мне приглянулись твои тощие кости? Или я обожаю не спать ночами, ворочаясь на сундуке? Он твердый, между прочим!
   Кай сполз на пол, подобрался поближе. Глянул снизу вверх.
   - Я не знал...- пробормотал он. - Я думал...
   - Ты думал, что я такая же дура, как шестнадцатилетка Тинь. Это ей ты можешь морочить голову, и строить глазки, а мне уже много лет, Кай. Я не интересуюсь сопляками, которым еще надо держаться за материнскую юбку. Кстати, где твоя мать? Кто она?
   - Умерла, - Кай уставился в пол, разглядывая чисто выскобленные доски. Провел пальцем по трещине в половице. - Моя мать умерла.
   - Рассказывай, - велела Ласточка, сверля взглядом его затылок. - Я не верю, что все эти штучки начались только сейчас.
   - Ну зачем тебе!?
   - А затем. Я может смогу что-нибудь для тебя сделать. А может, и нет. Но мне надо знать, кто ты и что с тобой происходит.
   Кай вздохнул, чувствуя давящее пожатие повязки на ребрах.
   Ничего плохого ему эта женщина еще не сделала. Наоборот. Ну за ухо оттаскала, это не в счет. Гречка... и черт бы с ней. Почему он на нее так зол тогда?
   - У тебя дети есть? - пробурчал он, не отрывая взгляда от половиц.
   - Нет.
   - А почему?
   - По кочану. Мы ведь сейчас не обо мне говорим, так?
   - А о ком?
   - Кай!
   - Ладно.
   - Что ладно?
   Он помолчал, подбирая слова. Это ей знать не надо, это и вовсе не стоит. И это. Вот то, пожалуй, тоже.
   - Я так и вижу, как ты крутишься и выдумываешь, как половчее меня провести, - проницательно сказала Ласточка.
   - Отстань, - огрызнулся он. - Я не люблю рассказывать.
   - Да-да, ты таинственный и непостижимый. Но придется.
   - Матери я не помню!- зло выпалил он, собравшись с духом. - Она была из благородных, это точно. Меня воспитал Вир, он брат ее был, двоюродный. Я жил с ним, пока не исполнилось пятнадцать. Был его оруженосцем. Я, наверное, плохо себя вел... А он...
   - Лупил тебя доской от забора. Я его понимаю.
   - Вобщем, он меня с детства опекал. Вир был странствующий рыцарь, иногда нанимался на службу на сезон-другой.
   - И тебя с собой таскал.
   - Ну да. Иногда мы часто переезжали с места на место. Он по-своему любил меня. И заботился.
   Кай снова глянул на Ласточку, стараясь сделать взгляд попроникновеннее. Женщина задумалась о своем, но слушала внимательно. А он вдруг вспомнил, живо и ярко, как все было. Сколько крови он попортил своему рыцарю.
  
   ... Кай зашевелился, неуверенно поднялся на четвереньки, зачем-то попытался поправить оторванный рукав. Разьезжающимися глазами посмотрел на стоявшего над ним Вира.
   Захихикал.
   Пьян он был вдребезги.
   - Вставай, - сказал Вир ровным баритоном. - Поднимайся на ноги, холера тебя забери. Не дело приличному юноше обжиматься в кабаках со всякой швалью.
   Кай неуверенно встал на одно колено, ощупал виски, дернул головой, откидывая длинные волосы.
   У Вира у самого были такие, смоляные, рассыпающиеся на отдельные перья, только с сильной проседью.
   Кай отлепил от лица мокрую прядь и облизал губы. Свет факела плясал на его рыцаре, выхватывая пятнами то худые руки, то тень под скулой, то злые блестящие глаза.
   - Вставай, Кай Вентиска - повторил Вир. - Нечего тебе тут делать. Пора спать. Пойдем.
   Кай вцепился Виру в штанину, попытался встать на оба колена, его повело. Второй рукой он сцапал широкий рыцарский пояс, повис, потом шатнулся, уткнулся лицом в непотребное место и снова хихикнул, как публичная девка.
   Ему было очень весело.
   Вир глубоко вздохнул и вздернул того на ноги одним рывком.
  
   Не зачем лекарке знать все это. Все равно ничего не поправишь.
   - Иногда мы ссорились, - выдавил из себя Кай. - И тогда случалось... всякое. Молоко кисло. Свечи гасли. Это у меня с детства. Когда я злюсь. Или когда мне плохо. Или больно.
   Он задрал голову, всмотрелся в спокойные светлые глаза. Неужели ей и впрямь не страшно? Слушает, что-то обдумывая про себя.
  
   ... - Иди вперед, я сказал! - взревел Вир, теряя последнее самообладание. - Иди, щенок, крысеныш, позор своей матери, пока я не погнал тебя пинками!
   Он широко зашагал по коридору, подталкивая Кая. Тот сшибал углы, цеплялся за стены и спутника, потом, почти у самой двери их комнаты, рухнул на струганные доски и облевал порог.
   Вир сцепил зубы, нагнулся и снова вздернул парня за шиворот. Другой рукой распахнул тяжелую дверь и швырнул его через всю комнату, не особенно целясь. Помедлил, переступил через пахнущую кислым лужу, заложил засов.
   Кай влепился в стену и сполз около умывальника. За оконными ставнями поливал осенний дождь, холодный ветер кидал капли горстью, как горох.
   Рыцарь перевел дух и привалился спиной к двери.
   - Ладно, - сказал он, остывая. - Приведи себя в порядок. Завяжи штаны. Умойся. И ложись спать. Нам завтра выезжать.
   Парень поднял голову и уставился на Вира сквозь спутанные пряди. Кривая ухмылка перекосила лицо.
   - Ты мне не брат, не отец - чтобы указывать!
   - Я твой дядя и опекун, этого довольно. Чего ты добиваешься?
   Ветер налетел с удвоенной силой и затряс деревянные створки, грохая задвижкой.
   - Я позор своей матери, ты сам сказал.
   - Твоя мать умерла, спасая тебе жизнь.
   - Ублюдок. Снежное отродье, - еще одна кривая улыбочка.
   - Вины твоей в том нет. Вставай. Умывайся. Ложись спать.
   Вир воспитывал мальчишку, как мог, а мог он плохо. Плохая нянька из бродяги рыцаря. Молчал почти до последнего. И только недавно, в пьяной ссоре, выложил ему всю правду.
   До того Кай еще носился со своими мечтами. Выдумывал себе родителя лорда, может быть даже короля. Это уже после того, как перестал считать, что его отец - Вир.
   Правда была неприглядной. Страшной.
   Не стоило ее рассказывать.
   Не стоило.
   - Не встану! Не хочу! Не буду!
   - Сейчас получишь по первое число! Ремнем по жопе! Хватит с тобой цацкаться!
   - Только тронь! Пожалеешь!
   - Ну все, ты меня достал! - взревел Вир, кидаясь вперед. Глаза его побелели от ярости.
   Бдзынь! Щелк! Глиняный кувшин на столе разлетелся вдребезги, и на лбу рыцаря набухла алая полоса. Осколок прорвал кожу, едва не воткнувшись в глаз.
   Молчание. Долгое, как ночь...
  
  
   - Год назад он погиб, - Кай переглотнул, помолчал. - Это было на юге, в Альта Марее. Я остался один.
   - Продолжал мыкаться по постоялым дворам?
   - Да.
   - И чем же ты зарабатывал?
   - Гречку перебирал.
   - Ты ведь куда-то едешь, - проницательно сказала Ласточка. - Упорно стремишься. Проделал такой путь, зимой, без денег, по бездорожью. Один.
   Знала бы она...
   - Еду. Мне надо на север. К отцу.
  
  
   ***
  
   - Все силы бросить на починку дороги, - чеканил Мэлвир. - Все, что есть. Если солдаты не справляются, будете валить лес сами.
   Он внушительно помолчал, ожидая возражений. Возражений не было.
   - И запомните - еще одно упоминание о демонах и болотной нечисти закончится плохо.
   Мэлвир оглядел собравшихся людей, сжал руку в кулак и резко распрямил пальцы.
   - Все ясно? В королевском войске нет места суевериям. Усилить посты. Используйте собак. И никаких россказней о злых духах.
   Десятники хинетов, наемники с Ока Гор и раделевские рыцари, командиры копий, мрачно внимали. Даже прибывшие из Катандераны молодые рыцари переглядывались и выглядели встревоженными.
   - Сэн Соледаго, - решительно высказался сэн Эверарт, марискаль лорда Раделя. - Всем рты не позатыкаешь. Среди солдат много местных, а проводники мутят воду и...
   - ... сеют панику, - заключил Мэлвир тихим голосом. Он всегда понижал голос, когда злился. Что толку орать. - Проводников я буду вешать. Или вы хотите застрять в этих болотах навсегда? Я - нет. Свободны.
   Приглушенные голоса, бряцанье железа - воины разошлись. Потемневшие глаза, угрюмые лица, на которых паутиной лежал страх.
   Кто-то справлялся с ним лучше, кто-то - хуже. Но все они боялись.
   - Болотные испарения лишают этих людей воли, - сказал Радо Тальен, королевский рыцарь, покачав головой. - А хинеты всегда были суеверны.
   - Они и своих баек с Ока Гор привезли, - согласился Мэлвир.
   - Местные байки ложатся на их собственные как масло на хлеб.
  
   Мэлвир вырос в Катандеране, среди ясной, точной стройности столичного фахверка, и не мог понять, как можно страшиться леса. Болотных огней. Тумана.
   Немыслимо.
   - Ты не перегнул палку, а?
   Лорд Радель стоял за его спиной, скрестив руки на груди.
   - Нет.
   - Видишь ли... - Радель погладил волнистую бородку, словно подбирая слова подоходчивее. - Мы с Марком пытались тебе объяснить...
   - Да, я понял, - Мэлвир решил сохранять спокойствие во чтобы то ни стало. - По владениям Кавена скачет демон на белой кобыле и наводит на людей мор, чуму, холеру и недержание. Я только не могу понять, как именно это соотносится с дисциплиной. Нашли часовых?
   Радель вздохнул.
   - Нашли. Собаки нашли. Идем, Соледаго.
   - Всех четверых?
   Герт дернул ртом.
   - Двоих. И не целиком.
  
   Тела погибших отыскали урсино. Они были спрятаны под кустами ольхи, в самой трясине, шагах в пятидесяти от дороги. Страшную находку с трудом выволокли из липкой жижи и уложили около лекарской палатки, за которой еще сохранилось чуток деревьев. Двое марковых людей сгинули бесследно.
   Невысокая лекарка на пару с монахом-вильдонитом в некрашеной холщовой рясе, осматривали тела. Рядом толклись пара мрачных, как полночь, солдат и проводник - усталые и грязные.
   - Вот, изволь взглянуть, - бросил Герт. - А потом, может, что-нибудь добавишь к приказу о повешеньи за распространение слухов. Подправишь, так сказать.
   - Пусть меня лучше сейчас повесят, - буркнул один из солдат, смерив обоих рыцарей не слишком почтительным взглядом. - Лучше в петле болтаться, чем так вот сгинуть без покаяния.
   Мэлвир кивнул лекарке, та отвернула промокшее грязными пятнами полотно, которым были прикрыты головы мертвецов.
   - Вот... благородный сэн, - голос ее отчего-то звучал виновато. - Это сделали не рыбы и не ящерицы.
   Мэлвир подавил подступивший к горлу ком. Лица погибших изувечены, страшно и жестоко. Запах тины и застывшей крови вызывал тошноту.
   - Силен, - заметил Герт. - Лично я блеванул, когда увидел.
   Лекарка смотрела на них прозрачными глазами, ждала, когда позволят прикрыть покойников. Вильдонит шептал молитву, время от времени прикасаясь к кожаному монашескому ошейнику, захлестывающему тощее горло.
   - Какова причина смерти? - спросил Мэлвир, когда желудок перестал бунтовать. На Герта он старался не смотреть.
   И какого черта ты спрашиваешь, Соледаго, подумал он. Что, не видно? Причина смерти в том, что кто-то изгрыз этим двоим лица. И руки. В том, что у них больше нет губ и части щек, а на месте глаз - залепленные тиной ямы. Спроси еще что-нибудь, столь же умное.
   - В них стреляли, благородный сэн. Вот этим.
   Лекарка протянула Мэлвиру что-то буро-зеленое, вроде палочки.
   - Не уколитесь, - подал голос вильдонит.- Вот, смотрите, на острие...
   Мэлвир воспользовался возможностью отвести глаза от жуткого зрелища и послушно уставился на стрелку.
   Она была свернута из плотного листа в конус, обмазанный чем-то вроде древесного лака или смолы. Легкая, маленькая - с ладонь. С острым кончиком, покрытым черными потеками.
   - С убитых сняли пряжки, застежки. Шнурки вытащили, растащили чешую. Кольчуги не тронули, - докладывал монах слегка дрожащим голосом. - Так и волокли... тяжесть такую...
   - Как это понимать?
   Герт кивнул проводнику. Тот неохотно подошел, старательно глядя под ноги. Лекарка наконец прикрыла обезображеные тела, тихо сказала что-то монаху и отошла.
   - Я слушаю, - Мэл сдвинул брови.
   - Я так полагаю, благородный сэн... - бедняга смешался и умолк. - Я слышал, что...
   Наступила тягостная пауза.
   - Я бы не хотел оказаться тем, кто сеет панику... с вашего позволения... - заключил он, не отрывая взгляда от видавших виды сапог.
   Мэлвир с трудом подавил желание осушить чертовы болота голыми руками и замостить их диким камнем. Засыпав сверху солью для верности.
   - Он просто хочет тебе рассказать кое-что, - хмыкнул Радель. Подошел к покореженной елке, отодрал смоляную слезу и размял в пальцах, вдыхая. Запах донимал и его. - Одной из распространенных местных историй является байка о дурачке, который нашел чудово гнездо. Жаль, ты мало интересуешься этими россказнями.
   - Сейчас самое время послушать сказки, - Мэлвир призвал на помощь все свое столичное воспитание. Проклятый Радель нюхал живицу и едва ли не ухмылялся. Но глаза были злые. - Я готов. Если они разъяснят смерть четверых человек и вот это.
   Он разжал стиснутый кулак с бурой стрелкой.
   - Так вот, деревенский дурачок нашел в болоте гнездо. Под елкой. Никто не знает, откуда чудята берутся, а он нашел. Его вроде как сплели из травы и перьев.
   - С колокольчиками, - еле слышно подтвердил проводник.
   Герт удовлетворенно кивнул.
   - Патка Козлик его звали, - проводник решил внести еще немного ясности.
   - Спасибо, - Герт и бровью не повел. - Так вот, с головой у почтеннейшего Патки было не ахти, так что он приволок гнездо домой и сунул за печь.
   - Хотел чудят маленьких посмотреть, - вставил один из солдат.
   - Так посмотрел. Они повывелись и зажрали беднягу до смерти, - заключил второй. - Одни кости остались. А потом по всему селу по погребам расползлись, народу перекусали - пропасть.
   - Детишек несколько заели и скотину всю, - подхватил проводник. - Попалить село пришлось. Потому как гаденыши людоедские. Нетвари.
   Около лекарской палатки воцарилась нехорошая тишина, прерываемая отдаленным стуком топоров.
   - Если я вас правильно понял, благородный сэн Радель, вы хотите сказать... - с усилием проговорил Мэлвир, борясь с желанием немедленно двинуть старостержскому лорду в ухо. - Если я верно понял, вы считаете, что попорченная дорога и четверо убитых - дело рук какой-то там болотной чуди?
   Герт облегченно вздохнул и состроил излюбленную гримасу, высоко подняв брови.
   - Я рад, что ты, наконец, это понял, сынок. К слову сказать, местные называют эти болота Чудовыми Лугами.
   Мэлвир побелел от злости.
   Лицо Раделя вдруг стало очень серьезным.
   - Только знаешь что... я никогда не слышал, чтобы чудь осмеливалась нападать на вооруженные отряды.
  
   Это он направляет их, больше некому, думала Ласточка, яростно оттирая руки пучком мочала. В деревянной миске плавали кровь и вода. И еще мыло. Всегда одно и тоже. Кровь и вода...
   Старостержский лорд что-то вполголоса втолковывал золотому рыцарю. Тот слушал, невольно поглаживая литую рукоять шестопера. Горяч. Но кое с чем придется ему смириться. С Элейром, полным тумана и злых сказок до краев, как миска с похлебкой.
   Она мельком глянула на брата Родрика. Тот все еще шептал молитву - лекарское ремесло тут уже не потребно.
   Золотой снова что-то сказал - не расслышать. Радель повысил голос. Они стояли у полотняной стены и спорили все сильнее. Ласточка не выдержала, с независимым видом откинула полог палатки и зашла внутрь, делая вид, что страшно занята. Остановилась, прислушалась.
   - Я говорю тебе, что летом выкинул их из Верети к чертям, - мягкий баритон Раделя теперь стал различим. - Я получил извести о смерти Кавена еще зимой и выступил сразу, как только очистились дороги. С большим отрядом. Мы маршем прошли до крепости, гать еще была цела, но...
   - Но?
   - Вереть пустовала. Разбойники ушли оттуда за день до нашего прибытия. Кто-то предупредил их. Умеющий очень быстро передвигаться по болотам. Да с таким перевесом мы смяли бы засранцев, как пук соломы.
   Ласточка перевела дух и коснулась рукой горла. У нее почему-то закружилась голова.
   - И ты оставил в Верети гарнизон, - голос золотого был холоден.
   - Оставил. Оттуда зимой начинается торговый путь по реке Лисице. Когда лед закрепится. Это важная крепость, черт, что я тебе рассказываю! Она держит границу с найлами и этот чертов сса...санный путь. Прошлой зимой ярмарку в Доброй Ловле пришлось отменить. Потому что в Верети уже сидел этот щенок, который называет себя болотным лордом.
   - И каким же образом щенок отбил крепость обратно?
   Глухо стукнуло за стенкой. Хлопал плохо натянутый полог. Ласточка села на крышку сундука и прикрыла глаза.
   - Известно, каким. Он дал кругаля на север, по землям найлов, - в голосе Раделя слышалось плохо скрытое раздражение. - Прошел дальше на восток и захватил оловянный рудник, принадлежащий Маренгам.
   Радель то ли зарычал, то ли выругался. Снова что-то стукнуло. Золотой молча слушал. Залаяла собака.
   - Он выпустил оттуда орду каторжников, которые отлично знают не только за какой конец держать кирку. В рудники просто так не пошлют. Он выпустил всех до единого. Святое дерьмо, говорят, он спустился в шахты и своими руками разбивал оковы!
   Молчание. Удар в деревянную подпорку. Палатку шатнуло.
   - Ты говоришь, что этот... их предводитель...он ведь молод?
   - Сопляк. Я допрашивал деревенских - он еще даже не бреется. Красивый, как девка.
   Тишина. Ветер шумит в ветвях. Стучат топоры. Целая сотня топоров.
   - Знаешь, что он сделал, когда вернулся обратно в кавеновы земли с толпой каторжного сброда? Отбил крепость, приказал повесить уцелевших защитников и разослал тела по всем окрестным деревням, - старостержский лорд с трудом сдерживался, чтобы не сорваться на крик. - Их тела до сих пор там, залитые дегтем. На каждой деревенской площади стоит ивовая клетка, а в ней - труп одного из моих людей. Я помню их по именам, Соледаго.
   - Он там не один, - наконец сказал золотой. - Теперь, когда ты рассказал подробно... У него наверняка есть кто-то опытный. Советник. Может быть рыцарь. На рудниках мог быть кто-то...
   - Он демон, - уверенно ответил Герт. - Исчадие этих земель, болотная тварь. И лучше бы тебе в это поверить.
   - Прости, не могу.
   - Но когда я доберусь до него, клянусь, я порежу парня на куски по числу этих чертовых клеток. Будь он хоть трижды демоном.
   - Извини, не выйдет, - в голосе золотого звучало вроде бы даже сочувствие. - У меня приказ лорда-тени: взять главарей живыми и привезти в Катандерану для суда и показательной казни.
   Ласточка сидела на сундуке, слушала и время от времени притрагивалась к горлу. Ей казалось, что в ямке меж ключицами застрял осколок льда.
  
   ***
  
   После Дня Цветения отправлю Кая к Фалену.
   Прошлогодние связки зверобоя превратились в пыльные веники. Ласточка сняла их с чердака, где сушились и хранились травы, и вынесла за дом, к мусорной яме. В коробах осталось немного травяных смесей, на полтора месяца хватит, а там будет лето и новый лесной урожай.
   На лето и осень Кай ей пригодится. Где еще найти такого смышленого парнишку, а помощник для заготовок Ласточке ой как надобен! Интересно, что он сегодня принесет в корзинке - корешки сныти, дудник или все-таки валериану?
   Когда Ласточке было пятнадцать лет, она сбежала из аптекарской лавки своего дяди с бродягой-школяром. Школяра звали Фален. Фален из Мисты, Фаль Черный Дрозд. Фаль держал путь из Адесты на побережье, в Южные Уста, где какое-то заморское светило читало лекции по алхимии и астрономии. В Вереске он остановился подзаработать в аптекарской лавке, и увел оттуда молоденькую племянницу хозяина.
   Ласточку соблазнили не красивые глаза, а красивые речи. Фаль был, наверное, немного чокнутым. Рассказы о превращениях вещества, о свойствах природных сил, о тайнах звезд, о невероятных явлениях, о влиянии всего перечисленного на человеческий разум и о влиянии разума на все перечисленное складывались в одно заманчивое и пугающее слово - магия. Ласточка тогда впервые увидела, как гаснет свеча в руках разъяренного дяди, застукавшего Фаля у запрещенных шкафов, и как дядя, неожиданно запнувшись на середине гневной тирады, смущается, теряется и начисто забывает, зачем спустился среди ночи в заднюю комнату. Фаль мог черпать ладонями раскаленные угли и не получить ни единого ожога. Он мог провести Ласточку по улице так, что никто, кроме собак и кошек, не замечал их. Фаль мог зарабатывать на жизнь фокусами и никуда не рваться, но он искал ответов на вопросы. Кое-какие ответы у него уже были. Но эти ответы порождали новые вопросы, и гнали парня из города в город, от одной ученой школы к другой.
   Ласточка странствовала с ним несколько лет. Женщин в университеты не пускали, единственный способ получить знания - это монастырь. Однако монастырь мог подождать, а пока Ласточка, зараженная той же неистовой жаждой, заменяла Фалю мать, сестру и любовницу, в обмен на крохи, которыми Фаль изволил с ней делиться.
   У Ласточки не обнаружилось ни малейшего таланта к магии, только неугасимый интерес, а этого было мало. Она не могла угнаться за Фалем. Это ее угнетало и, в конце концов, вынудило расстаться. Фаль отпустил ее неохотно, он привык к постоянной терпеливой заботе и безусловному пониманию. "Когда бы ты не вернулась, я буду рад" - сказал он на прощание. Раз в три-четыре года они переписывались, пользуясь оказией.
   Теперь, устав от метаний и остепенившись, Фаль устроился придворным медиком и алхимиком у лорда Арвеля в Тесоре.
   Солнце заходило, окрасив бронзой крыши и флюгера. Колокольня загораживала небо темным сквозным силуэтом, прохладная ее тень падала на двор. Орали вороны, кружась у шпиля, в воздухе томно пахло дымом - за стенами жгли траву. Куст бузины у крыльца выпустил малиново-бурые пучки листьев и соцветий, похожие на маленькие кочанчики.
   За кустом бузины, на крыльце, Тинь жаловалась посудомойке на несправедливую судьбу.
   - Он утром говорил, что пойдет копать аир к заводи, а я, как дура, напросилась к прачкам помогать. Так что ты думаешь, теть Лия, он там даже не показался. А я сказала, где мы будем стирать, у мостков! Там этого аира заросли... Не собьешься, туда дорожка ведет. Не пришел... Ну почему?
   Потому что про аир он тебе натрепал, копать аир еще рано, и я отправила парня совсем в другую сторону, подумала Ласточка, поднимаясь на крыльцо. Тинь потупила глазки и скорчила вежливую улыбку, Лия усмехнулась. Ласточка кивнула, прошла мимо, и за спиной тут же зашушукались.
   Болтают. Пусть их. Она не собиралась ни оправдываться, ни объяснять.
   Однако, темнеет уже. Пора бы и вернуться.
   Ласточка разожгла печку, сходила за творогом на ледник, достала из ларя муки и пару яичек. Замешала в миске тесто, добавив горсть изюма, по щепотке корицы и муската. Накалившуюся на огне сковороду помазала куском сала, наколотым на нож.
   За приоткрытым окном шелестели ветки, между ними проглянули первые звезды. Ласточка ловко перевернула творожник в золотистой корочке.
   За окном что-то шумно заскреблось, зашуршало, и вдруг завыло. Ласточка опрокинула сковороду над тарелкой, и ухватила ее поудобнее. В другой руке у нее была деревянная лопатка.
   Рама, скрипнув, отворилась шире, и в окно полезло что-то белое. Белое, бесформенное, рыхлое, как сугроб. Вой перешел в кладбищенский хохот, и тут Ласточку накрыла волна аромата, напрочь сметающая запах жареного теста.
   Горько-сладкий, свежий до одурения аромат цветущей черемухи.
   Он, наверное, целый куст выломал, подумала Ласточка.
   И еще она подумала - Ах!
   И засмеялась.
   Несколько белых лепестков осыпались на скобленый пол. Следом за огромным букетом в комнату влез Кай и тут же наследил глиной и ошметками прошлогодней травы. За спиной у него качалась грязная корзина, а плащ был извазюкан так, что стоял колом.
   - Аах... - выдохнула Ласточка, принимая букет. - Где ты ее нашел? Рано же еще для черемухи.
   - Поискал и нашел! Умммм, как вкусно пааахнет.. - Кай, румяный, взъерошенный, с веточками в волосах, зажмурился и повел носом.
   - Стой там! Не двигайся! Только вылези из сапог.
   Букет был мокрый и благоухал немыслимо. Ни в какой кувшин не влезет, только в ведро. Головы разболятся, ужаснулась Ласточка, но вслух ничего не сказала.
   Головы, кстати, не разболелись.
   А букет стоял неделю, не меньше.
  
  
   7.
  
   Тропа, по которой они шли, узкая, засыпанная хвоей, ползла по мокрому от дождя ельнику. Лошади растянулись цепью, всадники пригибались, оберегая лица от хлещущих веток. Сверху капало. Когда начался крутой подъем, Кай спешился и повел Стрелку в поводу. Копыта кобылы глухо стукали по выступающим корням, тонули в хвойной подстилке.
   Его люди хранили молчание, изредка перебрасывались словом-другим. Одного из найлов посадили на вьючную лошадь, и он замер в седле, странно скособочившись. Лайго не позволил товарищу идти в гору, тянул оскальзывающуюся на влажной тропе конягу под уздцы.
   Остальные пробирались следом, отводя мокрые еловые лапы. Навьюченные фуражом лошади тяжело ступали, продавливая тропу до суглинка.
   Вереть всегда открывалась глазам неожиданно, словно выныривая из лесной чащи. Кавенов прадед строил ее, опасаясь нападений с севера, поэтому со стороны болот ее не защищал ни ров, ни частокол - только сами болота. Крепость стояла на известковом взгорке, густо поросшем ельником, осиной и ежевикой. Если не считать одинокой тропы, служившей продолжением деревянного настила, с юга к ней было не подобраться - потонешь. Да и сама тропа, крутая, узкая, стиснута с обеих сторон темными чешуйчатыми стволами - черта с два проедешь.
   Кай упрямо тащил Стрелку за собой. Продираясь сквозь бурелом, все вверх и вверх. За спиной слышались звон, фырканье, треск хвороста. Яркая, как клок пламени, лисица метнулась наперерез, продралась в спутанные кусты малины и исчезла.
   Лес расступился, замаячила впереди серая поеденная временем стена. Тропа забирала здесь вправо и утыкалась в круглый бок сторожевой башни с черной щелью прохода.
   Кай перевел дыхание, коротко свистнул.
   Крепость утопала в молчании. Цвиркали синицы. Его отряд постепенно выбирался из чащи, выстраиваясь на расчищенной у стены плешине.
   - Не спать на часах! - крикнул Кай, приложив ладони ко рту. - Открыли быстро!
   Наверху что-то брякнуло, покатилось. Темная створка двери приотворилась, потом распахнулась до конца.
   Внутри башни было гулко и сыро, поскрипывала влажная от мелких частиц тумана цепь, удерживающая решетку, которую роняли в случае штурма.
   Кай два раза брал Вереть, и ни разу эта решетка не опускалась. Не успевали.
  
   Двор крепости - широкий, мощеный местным мягким камнем, теперь казался тесным. За лето сюда набилось столько беглого люда, что им не хватало места ни в здоровенном прямоугольном донжоне, увенчанном круглой зубчатой башней, ни в трех угловых, сторожевых. Казармы, пристроенные к южной стене - приземистое длинное здание, поддерживающее обходную галерею, тоже были переполнены.
   Крепость, рассчитанная на небольшой гарнизон, сейчас вмещала в себя около пяти сотен человек. Они спали на лестницах, на навесных хорах, в конюшне и даже в пустующем с прошлой зимы свинарнике. Еще почти сотня каевых людей стояла в Жуках, ближайшей к Верети деревне. Три лесных форта, ранее принадлежавших Кавену, тоже не пустовали.
   Черное знамя с кобыльим черепом притягивало беглых, как пылающий факел.
   Битые жизнью, злые, ободранные - они должны были стать острием его меча, направленным на Тесору.
   Это лавина. Лавина подхватила меня и несет, подумал Кай, привычно вдыхая тяжелый запах отбросов и чада с кухни. Если я упаду, мне переломает кости. Они разорвут меня в клочья. И я умру.
   Крепостной двор был битком набит грязными, плохо одетыми людьми с лицами убийц.
   Кай вдруг вспомнил отчаянные глаза Ласточки и ее пальцы, намертво вцепившиеся в край его плаща. Она тогда разжала их, медленно, по очереди, словно делая усилие. Поправила ему воротник и ушла в дом. А он уехал на север и оседлал лавину.
   Кай кивнул Лайго, поманил найла за собой. Бросил поводья, их сразу перехватили чьи-то руки. Сотня глаз с украдчивым любопытством наблюдала, как он идет по двору, топча сапогами прелую солому, не глядя по сторонам.
   У глухой стены донжона, сложенной из позеленевшего, испятнанного известняка, торчала рогатина, вбитая между плитами мостовой. Белый хрупкий череп осел на бок, через глазницу проходила трещина. Во дворе стояла страшная сутолока, но мертвая конская башка словно очертила вокруг себя незримый круг. Неподвижно свисали с деревянной поперечины выцветшие ленты, молчали бронзовые колокольцы.
   Разбойники старались не смотреть, не подходить, словно у стены - пустое место.
   Кай несколько мгновений завороженно глядел в черные провалы на месте глаз, потом опомнился.
   Может быть, я уже умер, подумал он. В тот момент, когда она разжала пальцы.
   Лайго легко коснулся плеча. Кай обернулся.
   - У нас раненый, - сказал найл. - Надо лекаря.
   - Лекарей здесь нет, - зло ответил Кай. - Только убийцы. Идем, покажу, где вы встанете.
   Они зашагали рядом, молча. Вороны, сидевшие на деревянной галерее донжона, повернули головы, глядя на черных пришельцев. Их не интересовала будущая осада. Ты просто взлетаешь - и все.
   - У тебя есть семья? Дети? - спросил Кай равнодушно.
   Лайго помедлил, потом перевел взгляд на бледного до зелени парня, которого незаметно поддерживали спутники.
   - Сын.
   Они обогнули каменный короб. Двери держали нараспашку, внутрь как раз затаскивали дрова. Второй камнемет, сломанный еще летом, так и не удалось починить, хотя Чума злился и настаивал. Кай, не долго думая, велел разломать и сжечь никчемную машину.
   В огромном зале чадно горел камин, пьяно хихикали деревенские девки, гудели грубые голоса. Когда Кай и пришлецы вошли внутрь, стало тихо.
   Он шел мимо попятнанных алым лиц молча, как смерть. Дрова в камине захлебнулись шипением и угасли. Истерически всхлипнула женщина.
   Лавина несет меня, пока они боятся.
   Найлы невозмутимо следовали за ним. Трудно втягивал воздух раненый.
   Винтовая лестница в углу вела сначала на хоры, перестроенные во множество комнат, потом в круглую башню.
   Лордские покои занимали весь второй этаж. Пыльные драпировки, полог над кроватью покрыт паутиной, в углу свалена поломанная мебель для растопки.
   Красивая темноволосая девка возилась с тряпкой и ведром, стирала глиняные потеки с широченного стола. Кай обычно ставил на него сапоги, чтобы не так отсыревали.
   Заслышав шаги, она обернулась, на детском еще лице мелькнул испуг, потом радость. Она прижала мокрую тряпку к выпирающему животу, по платью потекло.
   Кай застыл. Стиснул зубы.
   - Ты что здесь делаешь? - зло спросил он.
   Девка попятилась, умоляюще глянув куда-то Каю за спину, на высоченных черных воинов.
   - Кай...
   - Я тебе велел здесь не показываться, бестолочь? - прошипел он.
   - Но...
   - А ну проваливай в деревню, быстро! - он сжал кулаки и шагнул вперед.
   Девка всхлипнула, уронила тряпку и по стенке начала отходить к двери.
   - Еще раз тут появишься, скину со стены! - Кай захлопнул дверь, не обращая внимания на рыдания на лестнице. Потом повернулся к Лайго.
   - Это вроде как моя комната, пользуйтесь. Я сейчас живу... в другом месте, - буркнул он, отводя глаза. - Хотите прибираться - вот ведро. Жрать дают на кухне, если повезет. Не дадут - сунешь повару в рыло пару раз. Спать...
   Он покосился на широкую, как воротина, низкую кровать.
   - Короче, вы тут все поместитесь.
   Он пнул засаленную шелковую перину, оттуда с писком выскочила стайка мышей.
   - Топить можете вот этим хламом, что в углу. Хотите, стол сожгите тоже.
   Кай наконец поднял глаза на Лайго, пожал плечами и подошел к окну, распахнул рассохшиеся ставни, высунулся по пояс.
   - Коновал! - заорал он на весь двор. - Эээй! Найдите Коновала, скажите, чтобы тащился сюда. Живо! - он обернулся. - Скажешь ему, чтобы посмотрел твоего... сына. Будет ломаться, отрежь ему руку. Или ногу. Без разницы. Счастливо оставаться.
   Лайго покосился на закрывшуюся дверь и молча поднял с пола грязную тряпку.
  
  
   - Сколько их?
   - А я почем знаю. Болотные рассказали, я сразу приехал.
   В верхней комнате донжона было чисто. Жарко натоплено. На полу лежал выметенный ковер. Сырой камень стен затянут гобеленами. В душном полумраке пахло валерианой и терпентином.
   Ссутулившийся у огня старик выглядел грузным, оплывшим, как сальная свеча. Сивые космы спадали на плечи, распиравшие грубую полотняную рубаху. В распахнутом вороте серела шерстяная обвязка. Правый рукав, пустой по локоть, затянут узлом.
   Глаза, желтые, выцветшие под пегими кустами бровей, смотрели цепко и зло.
   Кай развалился в кресле у стола, на котором громоздились книги, свитки пергамента. Придавленная камнями карта, вычерченная умелой рукой, занимала добрую половину.
   - Рассказывай, что знаешь, - велел старик.
   Голос у него был сиплый, одышливый. Под глазами набрякли мешки. Левую щеку рассекал дурно сросшийся шрам.
   - Они встали лагерем там, где гать сожжена. Строятся. Скоро дойдут до Белых Котлов, - Кай притянул к себе глиняную кружку, заглянул внутрь, поморщился, потом все-таки отхлебнул.
   - Это три мили отсюда по-прямой, - старик гулко закашлял, сгибаясь, растирая грудь уцелевшей рукой. - Почему тебе не доложили раньше?
   - Потому, - Кай поставил локти на карту, уперся подбородком в ладони. - Очень быстро идут. Королевские войска. Мелкие расковыряли дорогу, это их как-то задержит, я думаю.
   - Сопляк самонадеяный! - вызверился старик.
   - Тогда скажи мне, такой умный, что делать. Или я сам справлюсь.
   Старик жестом подозвал Кая к себе, вцепился в плечо, с трудом выпрямился во весь рост. Оперся, тяжело проковылял к столу.
   - Откуда знаешь, что королевские?
   - Мелкие сказали, что на знаменах крылатые кошки. Это же вроде Лавенгов герб, королевский. И еще они сказали, что много народу. В железе.
   - Для них "много" - это все, что больше дюжины, - просипел старик, отобрал у Кая кружку, долго пил, с трудом проглатывая подогретое вино. - Если тень послал королевских людей, то наверняка с поддержкой Раделя и Доброй Ловли. Маренг тебе разоренный рудник не простит.
   Он навалился грудью на стол, ткнул пальцем в одну из гривок, помеченных на карте зеленым среди серых размывов болот.
   - Три мили. Три мили - и они ударят нам прямо в ворота. Это королевские рыцари, не местное ополчение. Они возьмут тебя за горло, мальчик.
   Кай посмотрел старику в глаза.
   - Чума. Скажи, что мне делать.
   Тот молчал, тяжело, с присвистом, дыша.
   - Вечером возьмешь людей, вернешься в Белые Котлы. Выяснишь точно, насколько велика армия. Тяжеловооруженных рыцарей можно остановить только на болотах. Когда они вылезут на сухое место, нам конец.
   Чума вдруг хряснул кулаком по столу, книги подпрыгнули. Кай вздрогнул.
   - Ты остановишь их, черт тебя побери! Лавенги, Маренг, Радель - мне все равно! Ты удержишь эти земли, потому что тебя ждет Тесора!
   Затем он неожиданно успокоился и сказал:
   - Скоро выпадет снег. И ты призовешь своего отца. С Шиммелем мы для них неуязвимы. Но для этого ты должен дожить до снега.
   Кай тупо смотрел в карту, в ушах звенело. Ему вдруг нестерпимо захотелось спать.
   Снег может лечь завтра. Через неделю. Никогда.
   Лучше бы никогда.
  
  
   ***
  
   Среди потоптанной зелени, по щиколотку в воде, Кай копал аир. Босая нога в разводах тины надавливала пяткой на лопату - хак! - лезвие выворачивало истекающий жижей, прошитый корнями пласт земли и глины. Аирный корень розоватый, петлистый, в прелых чешуях, толщиной в палец, на косом срезе копится слеза. Крепкий запах горечи щекотал ноздри.
   Ласточка выбирала аир руками, отрезая сапожным ножом свернутые в толстый рулон черешки. Бальзамический аромат смешивался с запахом гниющей под солнцем тины. Ласточка выпрямилась, загораживая ладонью глаза от блеска реки.
   - Хватит, Кай. А то не дотащим.
   Кай отряхнул лопату от глины, поднял к плечу и бросил на берег - сильно, с разворотом корпуса, как копье. Острие вонзилось в покрытый мелкой травкой склон среди ивняка.
   В четыре руки Кай с Ласточкой быстро наполнили корзину. Похоже, мы управимся раньше, чем рассчитывали, подумала Ласточка с удовольствием. Уж больно хорош июньский день на берегу Стержня.
   - Отлично! - похвалила она. - Добыча что надо. Теперь давай перетащим вон туда, на косу, и помоем. Эй, эй, не один! Не прижимай к себе корзину, измараешься!
   Куда! Кай уже тащил плетеный короб в охапке, продираясь сквозь тростники, прямо по мелкой воде. Подвернутые штанины вымокли и раскатались.
   Он плюхнул корзину в воду, обрызгав и себя и Ласточку.
   - Осторожней, оглашенный!
   - Высохнем, - он засмеялся. - Жарко же!
   Ласточка закатала рукава повыше и погрузила руки в корзину, полную воды и корней, выполаскивая маслянистый ил. Кай встал напротив и тоже сунул руки в корзину. Черная муть, клубясь, растекалась вокруг, скрывая ласточкины ноги и белый ребристый песок. Корни кувыркались, всплывая бело-розовыми боками, в их кишении вдруг почувствовалась ласка - что-то скользнуло по пальцам, по тыльной стороне ладоней... Ласточка спохватилась, только когда прохладные пальцы обняли под водой ее руки, поглаживая запястья.
   Она вскинула глаза - и встретилась с зеленым взглядом, просветлевшим от всполохов на воде. На спутанных, свисающих на лоб волосах, на бровях дрожали капельки, скулы были вызолочены солнцем, а белки в тени казались голубыми. Потом светлая зелень расплылась от приближения, Ласточка ощутила жар на лице - и отшатнулась. Только горячее, шершавое мазнуло ее по подбородку.
   - Кай, прекрати! - Она попыталась вырвать руки, но он держал крепко. - Я сказала, прекрати!
   Короткая борьба, несколько корешков выплеснулось из корзины, поплыло по течению. Мокрые пальцы, наконец, соскользнули, Ласточка отшагнула назад, гневно раздувая ноздри.
   - Я просила без этих твоих штучек!
   Он смотрел на нее, опустив руки, и она вдруг смутилась. Резко отвернулась, пошла к берегу, на ходу опуская высоко подоткнутую юбку. Лицо горело, то ли от волнения, то ли от жара едва коснувшихся губ.
   - Вытаскивай корзину и собирайся.
   Отыскала в траве свои башмаки, забралась повыше на косогор и села там обуваться. Обтирая нижней юбкой мокрые ступни, она не смотрела, как Кай возится с корзиной. Злилась на себя, что вспыхнула, как девочка, злилась, что убежала, вместо того чтобы спокойным голосом отчитать наглеца.
   Значит, мы не будем сидеть на берегу, пить квас и болтать, ожидая, пока высохнет аир. Не будем купаться в теплой воде и собирать землянику на склоне. Значит, мне придется полночи слушать, как это чертово чучело ворочается на сундуке и выразительно вздыхает... впрочем, вздыхает и ворочается оно почти каждую ночь.
   Лия и Вилла, две разумные, видавшие виды тетки, сказали бы мне: "Что ты, дура, сама маешься и парня маешь? Дай ему, и вся недолга. Хорошенький же!" Они бы сказали, да я не спрашиваю.
   - Собрался? Чего ты там возишься! Нам пора.
   - С корзины течет! - От обиды голос у Кая сделался по-мальчишески тонким.
   - Какая разница? Ты и так вывозился по ноздри, все равно все стирать.
   Постираться можно было и в реке, как раз бы высохло к закату.
   Ласточка решительно поднялась.
   - Ну? Долго будешь колупаться? Я пошла, догоняй.
  
  
   8.
  
  
   - Здравствуйте, госпожа Брана, - Ласточка степенно шествовала по площади, как назло, пройдя через главные ворота, вместо того, чтобы воспользоваться укромной калиткой в городской стене. Шла и здоровалась со всеми знакомыми. Знакомых набралось с полгорода.
   - Здравствуй, Велта.
   Кай тащил за ней корзину, плетеные веревочные лямки натирали плечи под рубахой. Солнце палило уже по-летнему. Чертовы корешки в корзине раздражали резким, сладковатым запахом.
   - Здравствуйте, госпожа Авента.
   Дерьмо, подумал Кай. Срань господня. Вот я влип.
   Он уставился на прямую спину Ласточки. Под серой тканью платья ходили лопатки. На шею из-под косынки выбивался русый завиток колечком. Плечи гордо расправлены.
   Злится.
   Он переглотнул, отвел глаза и принялся методично честить себя самыми злыми словами, которые смог припомнить. Хватило как раз до больнички.
   - Здравствуй, Тинь.
   - Здрасьте! - пискнула отиравшаяся в прохладе сеней Тинь и густо покраснела. Даже в полумраке было видно.
   Ласточка не остановилась, прошла мимо, к своей комнатушке. Кай разозлился окончательно.
   Ну почему эта дуреха с косами-бараночками и россыпью веснушек на вздернутом носу, заходится от одной улыбки, а вредная лекарка лишний раз не посмотрит в его сторону. Хотя все вокруг уверены...
   Черти, демоны и все полночные твари!
   Он притормозил, привалился плечом к беленой стене и улыбнулся.
   Тинь сделалась красной, как раскаленый уголь. Еще немного, и точно заплачет.
   - Привет, - сказал Кай. - Красивые у тебя ленточки.
   Тинь кивнула и уставилась в пол. Пухлые пальчики немилосердно теребили подол фартука.
   - Я вот что подумал... - начал было Кай, но тут дверь в коридор распахнулась и из комнаты высунулась мымра и вредина.
   - Неси корзину на чердак.
   Он отлип от стены, зыркнул из-за плеча Тинь на поджавшую губы лекарку и молча пошел к чердачной лестнице. Гладкий деревянный пол холодил босые ступни. Девица за его спиной судорожно вздохнула.
  
   На чердаке было свежо и просторно, от нагретой солнцем земли под стропила затекали ласковые воздушные струи.
   - Оставь девку в покое, - хмуро сказала Ласточка, разворачивая на горбатых щелястых досках кусок полотна.
   - Это почему еще? - ненатурально удивился Кай, вытряхивая корзину над подстилкой.
   Мымра, вредина и... и...мымра, в общем.
   - Потому, что она от твоих улыбочек голову теряет и коленки в разные стороны разъезжаются. А тебе того и надо. Свербит в одном месте, а?
   - Тебе-то что?
   - А то, что Тинь еще маленькая, - ловкие руки методично перебирали сырые корешки, раскладывали рядами. - У тебя совсем мозгов нету?
   - Сколько угодно. И нигде у меня не свербит!
   - Да ты готов влезть на все, что движется! Пошел на поправку, сразу видно. Ступай вон к Лие, она молоденьких любит.
   Кай фыркнул.
   - Нашлась тут, тоже мне!
   Мымра.
   Завиток на незагорелой шее не давал ему покоя. Он стал смотреть наверх, на серые от времени балки и торчащую клоками паклю.
   - Попортишь девчонку, я тебе лично ноги переломаю.
   - Да уж не сомневаюсь.
   На чердаке стало тихо. Со двора доносились приглушенные голоса.
   - Ласточка, выходи за меня, - вдруг выпалил он и прикусил губу.
   Поздно.
   Снизу вверх на него смотрели изумленные глаза. Она даже про корешки свои забыла.
   - За тебяааа?
   Лекарка подобрала ноги, села, обхватив колени. Вздохнула. Напряжение, которое копилось меж ними уже второй месяц, рассеялось.
   Кай уселся рядом, потом лег спиной на шершавые доски. Раскинул руки.
   - Ну если ты по-другому не хочешь, - пробормотал он, начиная дуреть от липнущего к губам и языку запаха аира. - Выходи?
   - Кай. Дурачок, - Ласточка начала накручивать на палец прядь его волос. Кай сладко зажмурился. - Ну как тебе объяснить...
   - Объясни словами. Я вроде говорю по-альдски.
   - Да мне тебя легче усыновить. Меньше болтать будут.
   - Усынови, - он перехватил запястье, погладил. Она больше не упиралась. - Я буду любящим и почтительным сыном.
   Ласточка вдруг захихикала, как девчонка. Осторожно отняла руку, провела теплыми пальцами, разглаживая брови, коснулась скулы, подбородка.
   Он не выдержал и поймал ее палец губами.
   - Хорошенький ты, - вздохнула лекарка. - Как дролери. Откуда ты взялся такой на мою голову, чертенок.
   Кай замер. Осторожно выдохнул. Сердце заколотилось о ребра.
   - А я и есть, - сказал он, открывая глаза.
   - Что?
   - Ну, то, что ты сказала.
  
   ***
  
   - До островка, с Божьей помощью, дотянули, - сказал брат Родер, входя в палатку. - Завтра лорд Гертран с людьми переправятся туда.
   - Там ведь леса немного?
   Ласточка сидела над открытым коробом и резала бинты. Рядом, на переносной жаровне, булькал котелок, в котором стоял прикрытый крышкой ковшик.
   Вильдонит поморщился, стянул отсыревший капюшон, помотал головой. Волосы у него были цвета прелой соломы и густые, как у молодого.
   - Да всякая дребедень, ольха и осина. Елочки полумертвые. Придется отсюда таскать.
   Подошел поближе, разглядывая ласточкино хозяйство. Забавно, еще в двух шагах вильдонит смахивал на двадцатилетнего костлявого парня с тонкой шеей и руками, как грабли - на вырост. Только вблизи становилась заметна сеть тонких морщин на конопатом лице. Брату Родеру было под пятьдесят.
   - И кого лорд берет с собой? - поинтересовалась Ласточка.
   - Меня.
   Вильдонитский фургон берет. А мы с Горбушкой как всегда поедем в хвосте. Конечно, с островка к Верети ближе, но толку-то... Ласточка не очень представляла, как она может помочь Каю или помешать Соледаго. И вообще, зачем она сюда напросилась?
   Но дважды в день бегать на стену и прислушиваться к каждой сплетне, как в мае, уже невыносимо. Говорят, хуже нет, чем ждать и догонять. Ждать не можем, и что мы сейчас делаем? Ага - догоняем.
   Вильдонит с озабоченным видом прошелся по палатке.
   - Ты тут клюкву намедни собирала, осталось еще? Лорд Гертран морсу желает.
   - Ты б сам, любезный брат, по кочкам поползал, э? Ладно уж, забирай, вон в миске стоит. Все равно для него собрано.
   На сегодняшний день мы имеем шестерых мертвецов, пару обваренных рук, сломанный палец, рассаженное топором колено и несколько сотен текущих носов и перхающих глоток. Армия золотого бастарда захлебнется соплями, мстительно подумала Ласточка и фыркнула. Сопливые или нет, гать они дотянут, и разбойникам придется туго.
   И Кай не уйдет, как ушел от Раделя в мае.
   Скоро первый снег.
   За полотняной стенкой к стуку топоров примешался собачий лай. Лают, словно дичь подняли.
   Ласточка прислушалась, встретилась взглядом с монахом и покачала головой.
   - Пойду, гляну, что там псы заливаются. Постереги напар, хорошо?
   Она натянула суконный плащ, накинула капюшон и вышла наружу.
   В воздухе висела морось, небо навалилось животом на черные верхушки деревьев. Мертвая трава полегла от сырости. Поеденные чернотой палые листья тут же налипли на подол. Развороченная до самой глины лесная подстилка скользила и чавкала под ногами.
   Сейчас где-то середина второй четверти, но день, считай, прошел. При свете костров деревья валить несподручно. За осинником, у края болот, скопилась непроглядная серость - то ли сумерки ползут, то ли волглый туман.
   С другой стороны светил оранжевыми глазками лагерь, а собаки лаяли где-то сбоку, недалеко от гати. Слышались хриплые окрики сэна Марка - это его собаки. У бревенчатого настила и частично на нем столпились рыцари и солдаты, все куда-то смотрели, размахивали руками. Вдруг - хор возбужденных воплей, хохот, свист.
   Лай оборвался. Вместо собак голосили люди, кто-то забористо чертыхался, кто-то стучал оружием по щиту. Ласточка прибавила шагу.
   - Малыш, Разгон, Снежок! - перекрыл гвалт голос сэна Марка. - Сюда, сюда!
   По болоту, прямо по трясине, лихо прыгая с кочки на кочку, бежали белые маренжьи псы. У одного в зубах болталось что-то темное, то ли выдра, то ли птица какая, не разберешь. Толпа раздалась, пропуская собак в обшитых кольчужным полотном попонках. Лапы у них до плеч были вымазаны болотной жижей, белая шкура забрызгана, попонки снизу тоже замараны.
   Толпа снова сомкнулась, поверх капюшонов и подшлемников проплыла непокрытая золотая голова.
   - Ай, Малыш, ай, умница! - нахваливал Рыцарь Медведя, - Ай, славный пес!
   Ласточка поднырнула кому-то под руку, ткнула локтем в бок второго, перелезла через кучку бревен и выбралась на настил.
   - Экую погань приволок, - хмыкнул Соледаго. - Это и есть кошмар местных болот?
   - Выходит, что это. - Лорд Радель тоже оказался здесь. Он задумчиво пощипывал бородку. - Сколько слышал, а вижу впервые.
   Два урсино крутились на пятачке, хлеща хвостами хозяина по сапогам, а один стоял, прижимая лапой какой-то невнятный узел с ветошью. Сэн Мэлвир нагнулся, рассматривая добычу.
   - Света принесите! Не вижу ни черта... Ну, надо же, какая мерзость.
   - Осторожнее, господин! - всполошился кто-то из солдат. - Не ровен час, кинется!
   Соледаго бровью не повел.
   Из узла торчала пара черных гусиных лап с перепонками. Ветошь напоминала плетеную циновку из мха и болотной травы. Где у твари голова, было не понятно.
   По рукам передали факел. Один из раделевых оруженосцев опустил огонь пониже.
   В ветоши зажглись стеклянные бусины, заблестела какая-то металлическая штуковина... пряжка! Пряжка с человечьего пояса, обмотанная травой, в связке с изогнутыми корешками, перьями и кусочками меха. Затем Ласточка разглядела сжатую в кулачок ящеречью ручку трупно-серого цвета, и невольно передернулась.
   Сэн Марк, потрепав собак по головам, оглядел их добычу и легонько пошевелил ее носком сапога.
   - Дохлое? - спросил Радель, не спеша подходить.
   - Бес его знает. Гляди, Мэл, это что за хрень?
   - Духовая трубка, - золотой рыцарь подобрал с земли веточку и поддел лохмотья.
   - Ай, оно шевелится! - пискнули сбоку. - Рубаните его, благородный сэн!
   - Меч марать о такое не буду, - скривился Марк. - Палками его, да известью засыпать.
   - Оно не шевелится, - сказал сэн Мэлвир.
   Ласточка зачарованно следила, как обломок ветки стащил грубый плетеный капор, открыв копну иззелена-черных волос, унизанных бусинами и прочим хламом. Под копной пряталось маленькое жабье личико. Глаза у нетвари были накрепко зажмурены, и плотно сомкнут широченный, от уха до уха, безгубый рот. Нос походил на рыбий - две дырочки под едва заметным бугорком - а брови отсутствовали вовсе.
   - Что скажешь, Малыш? - обратился Соледаго к собаке, сидевшей напротив, - Оно живое или как?
   Пес застучал хвостом.
   - А вот тут, - Соледаго снова ткнул веткой в чуденыша, - у него сумка со стрелками.
   Он нагнулся еще ниже, пытаясь веткой откинуть плетеный клапан. Ворох мусора дернулся, прянул вперед, сверкнули зубы, похожие на двойной ряд сапожных гвоздей. Ласточка мельком увидела пару черных, без зрачков, косых щелей на сплюснутом лице, в них даже огонь не отразился.
   - А-ать, паскуда! - Рыцарь отпрянул, широко взмахнув рукой.
   Травяной узел с лапками-перепонками перевернулся в воздухе, пролетел шагов восемь и ляпнулся прямо в воду, подняв тучу брызг. Разом взлаяли собаки и рванулись следом, в болото.
   Нетварь побарахталась, поплескалась, вдруг собралась комком и понеслась по воде как на салазках - в сторону от гати и от кочек, по которым прыгали псы.
   - Отзови их, Марк! - послышался взволнованный голос Раделя. - Там трясина под водой, не пройти.
   - Малыш! - заорал Рыцарь Медведя. - Назад! Разгон! Снежок!
   - Ч-ерт, - выругался Соледаго, выдавливая из пальца капельки крови. - Ушел, поганец. Вот хитрая сволочь!
   - И, небось, преядовитая, господин. - Ласточка поспешила подойти к нему. - Разрешите взглянуть на рану?
   - Да какая там рана... О, проклятье!
   Укушенный палец темнел и раздувался на глазах.
   - Ты, - Ласточка повернулась к растерянному оруженосцу. - Скидывай плащ и стели на землю, немедленно. Благородный сэн, а вы ложитесь. Сейчас же ложитесь на плащ!
   - Я пока на ногах стою, женщина, - нахмурился Соледаго.
   - Руку опустите... вот так. - Повернулась к оруженосцу: - Непонятно сказала? Стели плащ для господина рыцаря. Хочешь, чтобы он без руки остался? Сэн Мэлвир, мы не знаем, что это за яд, но действует он быстро. Ложитесь, пока ноги держат, потом поздно будет.
   - Мэл, ложись, в самом деле, - лорд Радель шагнул ближе. - Наль, расшнуруй ему наруч, нужен жгут. И принесите пару копий, отнесем Мэла в шатер.
   - Еще чего! - Возмутился укушенный. - Я сам дойду.
   Вечно они упрямятся, а потом умоляют - "Лекарь, сделай что-нибудь!" И ты еще оказываешься виноват, что делать "что-нибудь" поздно. Чем моложе, тем упрямее.
   - Тогда постойте чуточку. Руку держите вниз.
   Ласточка опустилась на колени на расстеленный плащ, принялась высасывать ранку. Отек был большой и продолжал увеличиваться, кисть стремительно распухала. Оруженосец, сопя от волнения, расшнуровал и снял наруч. Ласточка смогла добраться до широченного рыцарского запястья. Нашла и придавила пальцем вену.
   Над головой озабоченно бубнили.
   - Надо прижечь.
   - Вином залить.
   - Вино внутрь.
   - Жгут, жгут нужен! Чтобы дурная кровь не пошла к сердцу.
   - Разрезать раскаленным ножом, крест-накрест...
   - Лягушек наловить и сварить. Моя бабушка...
   Сплюнув последний раз, Ласточка поднялась, не выпуская запястья.
   - Жгут? - сунулся Радель.
   - Здесь нужна повязка, милорд. Пока я пальцами держу. Поддержите сэна Мэлвира с другой стороны, милорд, на всякий случай.
  
   ***
  
   Укушенную руку нестерпимо жгло. Холод разливался по жилам, цепкая хватка лекарки уже почти не чувствовалась, потому что кисть, запястье и предплечье онемели. Мэлвир, который никогда толком не болел, даже испугаться не успел.
   Локоть прошило раскаленной иглой, потом заныла спина, и вдруг подогнулись колени.
   Перед глазами все поплыло, он тяжело навалился на лорда Раделя, успел заметить его ощеренные от напряжения зубы, сведенные брови.
   Попробуй удержи тяжеленного рыцаря в броне! Лекарка ловко подперла его с другой стороны.
   - Эээ, Соледаго! - голос Герта слышался как из под воды. - Ты чего? А ну прекрати это!
   В итоге Мэлвир рухнул как раз на постеленный плащ. В толпе дружно ахнули.
   Как это, успел подумать он. Мелкая болотная дрянь укусила, и что - это все? Какого черта!?
   Лекарка захлопотала над ним, велела кому-то держать руку, быстро проверила пульс под ухом, оттянула веко.
   - Ты что возишься, а ну лечи давай! - выкрикнул откуда-то сверху Марк.
   Его хриплый, севший от простуды голос тоже расплывался и замедливался, будто под водой.
   Сердце колотилось в горле, дыхание останавливалось.
   Мэлвир из последних сил напряг зрение и вдруг наткнулся на очень спокойный, словно оценивающий взгляд лекарки, имени которой даже не помнил.
   - Кровь пусти, женщина! - продолжал командовать Рыцарь Медведя, любивший решительные методы. - Ты его что, убить хочешь?
   Зеленоватые глаза оставались неподвижными, не отрывались от мэлова лица.
   Потом ресницы чуть дрогнули, меж бровей проявилась черточка.
   Мэл совершенно некстати вспомнил, что кровь при ядовитых укусах отворять не рекомендуется, а то и запрещается. Потому что хуже будет.
   Об этом ему сам королевский лекарь-вильдонит рассказывал.
   Свободная рука лекарки дернулась было к ножу, свисавшему с плетеного пояса. Прозрачную зелень глаз словно затянуло льдом.
   Что я ей сделал?
   Черточка исчезла.
   - Вот еще, - сказала вдруг лекарка, обращаясь видимо к разъяренному рыцарю за своей спиной. - Я дареную кровь пролью, а вы меня потом к ответу. Запрещено это, не хуже меня знаете, благородный господин. Тут и без меня найдутся любители кровь пустить. В болотах окрестных.
   Потом она обернулась и рявкнула на толпу любопытных так, что Мэл все-таки прикрыл глаза и попробовал потерять сознание.
   Судя по тому, что его подняли и скоренько понесли куда-то, даже не особенно раскачивая, такой способ командования всем оказался привычен и развеял любые сомнения.
   И все же.
   Что я ей сделал?
  
  
   9.
  
   Он рассказал ей все, знал, что поймет. Вытряхнул, как горькие коренья из корзины. Лежал, смотрел в потолок и говорил, не останавливаясь, чтобы подобрать слово. О том, как Вир, намаявшийся с неуправляемым подростком, однажды ляпнул в сердцах - нетварь.
   Нетварь - это хуже отродья. Хуже швали подзаборной.
   Нечеловек.
   Каева мать, Крита Арвель, приходилась Виру двоюродной сестрой. Ни он, ни она не унаследовали легендарной золотой масти, так и жили. Что же. У нее были каевы зеленые глаза, пушистые каштановые волосы.
   Кай ее никогда не видел, а Вир помнил и часто говорил.
   Не дареной крови, меньшую ценность в семье, ее выдали замуж за полезного лорду Арвелю рыцаря - Кавена с северной границы.
   Свадебный поезд выехал из Тесоры, миновал Старый Стерж, а на Чудовых Лугах его атаковали разбойники. Стояла весенняя распутица, и с ними ездил Шиммель.
   - Ты же нездешняя, - сказал Кай уверенно.
   - Я в Вереске родилась, далеко.
   - Есть такое поверье, если дать Шиммелю лошадь - он будет ездить с бандой всю весну, пока снег не сойдет. Или всю осень, пока реки не встанут. Вир говорил... тогда поздняя весна была. В начале мая еще лежали сугробы в оврагах. Ну и вот...
   Кай рывком сел, вызывающе вздернул подбородок. Ласточка смотрела мимо него, куда-то в свои собственные воспоминания.
   - И этот Шиммель, кем бы он ни был, взял твою мать силой, - сказала она, наконец. - Чужую невесту. Что ж, бывает.
   - Ты не понимаешь, - Кай говорил отстраненно, словно не о своей истории. - Он полуночный. Демон. Выбрал ее. Приглянулась.
   Ласточка скривилась, но ничего не ответила. Кто бы на его месте не начал приукрашать неприглядную правду.
   Бывает и такое - юная девушка едет к свадьбе и почестям, а попадает в грязные лапы. И носит потом... майское дитятко. Чтобы родить в самую лютую стужу, февральские беспросветные сумерки.
   - Кавен хотел, чтобы я... чтобы она... вобщем, чтобы ребенка не было. Но она сначала болела, а потом уже было поздно.
   - Хорошо, хоть в живых оставил, - безучастно сказала Ласточка.
   - Это мать. Она написала Виру и упросила, чтобы он меня забрал. Когда я родился, она сразу ушла, встретиться с ним. И меня унесла. Он ждал...недалеко, с лошадьми. Только она слабая была, он сказал - истекла кровью, пока ехали.
   Кай то ли кашлянул, то ли всхлипнул, слепо глядя на изнанку крыши. Глаза его были зелеными и грешными, как зимний омут, как заводь у чертовой мельницы.
   - Так ты лорденыш, получается, - протянула лекарка. - Из высоких, из Арвелей... надо же.
   Если не врешь, как обычно.
   - Ну... да, из благородных, - Кай хмыкнул. - Да что мне с лордской крови. После того, как Вир забрал меня от кормилицы, я большую часть жизни ночевал под забором. Вон, смотри - золотые кудри. Родичи мигом признают.
   Он потыкал пальцем в глянцевые черные пряди.
   - Да и сам я... чистое золото.
   - Золото, золото, - Ласточка рассмеялась. - Костлявое только. Зловредное костлявое золото.
   Кай заржал, как конь и выбил босыми ногами дробь по полу. Тяжелые мысли задерживалось в нем так же надолго, как вода в решете.
   Оставайся, едва не сказала она.
   - Что же ты... осенью отца искать? - язык произнес совсем другое.
   Парень посерьезнел, насупился.
   - Хотел бы я глянуть на него, - сказал он, наконец. - Но, видишь ли...
   - Что?
   - Где я его найду? Он же полуночный. Да и...
   Творожники, было написано на скуластой рожице. Творожники, луковый суп, чистое белье, тепло очага...
   Ласточка.
   Дура ты немыслимая, подумала лекарка. Дурища.
   - Зимой возьму отпуск, поедешь со мной вместе в Тесору, - Кай навострил уши. - К ...одному моему другу. Он, может, возьмется тебя обучать. Чтобы ты не снес тут полгорода. А пока будешь ходить в учениках у меня. Согласен?
   - Ура! - Кай перекувыркнулся назад, подняв облако пыли, потом встал на руки. Подол рубахи свалился ему на голову, обнажив впалый загорелый живот, длинные лохмы волоклись по полу, ноги выписывали в воздухе кренделя.
   На сына знатной леди и полуночного демона он походил, как кошка на кучера.
   - И не вздумай больше ко мне подкатываться, - строго сказала Ласточка. - Забудь.
   - Да, хозяйка! Как скажете!
   Он рухнул обратно и сотряс весь чердак.
   - Я даже могу пойти спать на сеновал, - он глянул хитро. - Ну, чтобы не мешать.
   - Щасс, - лекарка скептически хмыкнула. - Чтобы к тебе таскались туда все стержские девки?
   - И теть Лия!
   - Во-во.
  
   ***
  
   В холодном свете луны болотная вода поблескивала, будто смола. Кай змеей заполз на травянистый пригорок, пригляделся к пылающим в темноте пятнам костров.
   Много. Черт.
   Ближе не подберешься, собаки почуют.
   Из Верети был еще один путь, далекий, обходной, основную группу он послал именно туда, посуху. Сам не пошел, потому что дорога пролегала мимо того места.
   Вот лежит носом в грязь Кай Вентиска, любящий и почтительный сын полуночной твари.
   Спи отец. Спи пока.
   Ради господа и всех его святых, спи.
   Он передернул лопатками от холода и снова уставился в ночь. Огни освещали сухой каменистый остров, который выперло из болота на середине дороги от рыцарского лагеря к Белым Котлам. Стало быть, что часть войска уже переправилась туда, заняла позиции. Безопасной тропы они не знают, значит - будут продолжать строить дорогу.
   Упорные ребята.
   Свежеположенная гать полыхала кострами, как огненная нить в полмили длиной. Перебрехивались псы. В тихом воздухе голоса разносило далеко над водой. Лагерь не спал даже ночью.
   Кай всей шкурой чуял стылую тоску лежащих под темным небом болот. Здесь, в безвидном, плоском пространстве он терялся, переставал быть мыслящим теплокровным существом, становился частицей изрезанного берега, придонным илом, распавшейся плотью и костями всех, кто веками ложился в ржавую грязь. Жесткими хохолками осоки, холодной клюквенной россыпью, отпечатками птичьих лап на сером песке.
   Чудовы луга.
   Бескрайняя, замершая в вечном покое топь чутко молчала, покачивая уголья костров в каменных ладонях.
   Он мог бы сосчитать их все, отсюда, не прилагая никаких усилий - горячие булавочные точки в мшистой ткани.
   Кай ткнулся лицом в траву, прижался к сырой земле всем телом и прикрыл глаза. Так ему было проще видеть. Горсть углей, охраняемый периметр, обжигающая пальцы струна гати. Топочут лошади, живые лошади, спят, молятся, бодрствуют люди.
   Осторожное внимание псов, ну и здоровенные же!
   Блуждающее в пространстве сознание натолкнулось на каплю расплавленного золота, Кай замер, зарывшись пальцами в мелкий гравий. Он словно бы плавал в бессветной толще воды, вылавливая смутные образы и осколки.
   Там, в самом сердце человечьего лагеря был кто-то... золотая кровь струится по жилам и жилочкам, до самых кончиков пальцев, золотая, золотая...
   Родич.
   Словно солнечный осколок упал в подернутую инеем осоку, в спящие торфяники.
   Вот ты, - подумал Кай. Мысли его сейчас были короткими и мелкими, как у мыши-полевки.
   Ты.
   Такой же, как я, только не знаешь об этом.
   Он потянулся, приглядываясь, принюхиваясь, заворожено, как чуденыш, углядевший блестящую бусину.
   Ты кто такой.
   Кто.
   Круги расходятся по воде, колеблется эхо.
   Этот, в шатре, не спит. Мает его что-то. Болит рука, правая. Пошипливает перо, которое держат в левой, стремительно пробегая кончиком по рыхлой тряпичной бумаге.
   Пишет.
   Мысли золотого тоже блуждают по болотам, подгоняемые болью и лихорадкой, но их направляет воля, ясная и прямая, как взгляд.
   Пляшет огонь светильника. Носятся по тканевым стенам темные тени.
   Хочется коснуться ледяными пальцами и затушить свет.
   Расплавленное золото застынет. Останется слиток металла, медленно коченеющее тело за столом.
   Тыыыыыы....
   Замедляется дыхание, сердце еле бьется. В стеклянном ночном воздухе мечутся силуэты нездешних птиц или бабочек. Лепет их крыльев сбивает с толку.
   Все равно, что пытаться погасить отражение свечи в зеркале.
   Пальцы скользят по стеклу.
  
   Кай вздрогнул и пришел в себя.
   Он совсем закоченел, лежа на земле. Даже теплый плащ и кожаные штаны промерзли насквозь. Край капюшона заиндевел.
   Нестерпимо хотелось есть.
   Ничего не вышло.
   Слишком сложно. Слишком далеко.
   Что-то еще было рядом, невидимое. Зашуршало. Тыркнулось ледяным в рукав.
   Кай осторожно повернул голову. Оцепенел. Закусил губу.
   Мимо лица, приминая кустки травы, лилось чешуйчатое тело. Долгое, темное, маслянистое.
   Потрескивала, ломаясь под тяжестью, тонкая корка льда у берега.
   Голова уже утекла вперед, Кай ее не видел.
   Прошла целая вечность, пока болотная тварь, толщиной с поваленный ствол, не канула с суши под воду. Неслышно втянулся хвост.
   Тишина.
   Сколько времени она пролежала рядом? Беззвучно. Неощутимо.
  
   Кай выдохнул, облизнулся и почувствовал на губах соленое.
   Привиделось, наверное.
   Он не любил и боялся, когда начиналось такое. Уж лучше по честному надраться пьяным и упасть мордой в стол, чем чувствовать, как весь мир меняется, плавясь, как воск.
   Он выждал еще немного, чтобы удостовериться, что рядом с ним на островке точно никого нет, потом скользнул обратно в камыши, бесшумно и осторожно. У края болот его ждала Стрелка.
  
   ***
  
   Чума долго слушал его, хмурил брови. Вернувшиеся с утра дальней дорогой соглядатаи подтвердили - предводительствует войском арвелевский бастард.
   - Судьба, - сказал Чума.
   И еще:
   - Надеюсь, он не похож на отца.
   Известие о королевской армии всколыхнуло всю крепость. Теперь она напоминала разворошенный палкой муравейник. Разговоры, оживленный гогот, выкрики - у этих людей за плечами уже было несколько побед.
   Каждая - кирпичик в стену власти болотного лорда.
   Кай стоял на самом верху донжона, глядя во двор. Чума кое-как вылез вслед за ним, кутался в теплый плащ. Сивые его волосы трепал ветер.
   Он-то не боялся.
   Кай все думал, что надо пережить и каким сделаться, чтобы спокойно глядеть в лицо опасности, воспринимая ее так же спокойно, как игру в шахматы.
   - Ты побит, - вот что часто слышал он зимой, отдавая ферзя, ладью и горсть пешек. - Зарвался. Чем ты думаешь, мальчик?
   Потом его брали за шкирку и объясняли, что надо так, так и так.
   И снова.
   - Ты побит.
   Чума играл в шахматы, как играла бы змея. Спокойно. Учитывая все возможности. Выжидал момент и кидался молниеносно, без промаха. Воевал он так же.
   - Видишь ли, я просто не могу проиграть, - сказал он как-то. - У меня нет руки, я больше не усижу в рыцарском седле, но это неважно. Секрет в том, что надо использовать все шансы. Любые. Каждый шанс, который предоставляет тебе судьба.
   Здесь для него нашлась целая крепость тех, кто мог сражаться. Только направь их.
   За Чумой они бы не пошли. Шли за Каем, болотным лордом, сыном их разбойничьего божка.
   Чума использовал все шансы. Он не верил ни в богов, ни в полуночных демонов, ни в любовь, ни в ненависть, ни в примирение врагов.
   Зато он знал, что делать с теми, кто верит.
   - Ты дерешься хуже Клыка, - как-то сказал он, глядя на то, как Кай мается, прилаживая к растянутому предплечью капустный лист. - Неплохо, но Клык лучше.
   - Ты так и не научился пользоваться особенностями рельефа, не помнишь, как много зависит от направления ветра, забываешь, что люди спят, едят и болеют. Ты плохой стратег, я лучше, потому что опытнее.
   Кай молчал, приносил Чуме его вонючие лекарства, самолично заматывал ему больную спину шерстяным платком и впитывал, впитывал военную науку, как только мог.
   Иногда засыпал прямо на волчьей шкуре в круглой жарко натопленной комнате, въехав сапогами в очаг.
   Кай тоже неплохо умел использовать обстоятельства. Больной и злющий старик был его шансом.
   С самой зимы, когда Чума появился в Верети, ввалился в главную залу, заледеневший и слабый, ведомый под руки двумя оборванными бродягами, Кай твердо помнил, что это единственный шанс.
   Однорукого калеку в тот вечер оттолкнули от очага, пронесли мимо чашку с горячим питьем.
   Кай спустился по лестнице, поглядеть, кто пришел. Их мало еще было тогда, зимой, в полупустой крепости, промороженной насквозь.
   Недостаточно быть сыном демона, чтобы удержать власть. Взять можно - удержать нет. Кай маялся, боялся, не знал что делать с толпой грязных бродяг. Стыдно вспоминать, но как-то он даже разревелся ночью, от холода, страха и одиночества. От жадных взглядов, которыми провожали его собственные люди, начавшие недоумевать, какого черта они пошли за смазливым сопляком.
   Когда шиммелева сила покидала его, Кай становился просто пятнадцатилетним мальчишкой, злым и неопытным.
   И тут явился Чума. Как подарок на день рожденья.
   Какой день рожденья - такой и подарок. Еле живой калека с вывернутыми на дыбе суставами, соо скверно сросшимися ребрами, без руки. Один из лучших рыцарей Бельо Арвеля, высокго лорда Тесоры.
   На следующий день Чума спал в просторной комнате наверху, к нему приставили слугу и Коновала. С тех пор он почти никогда не спускался оттуда - болели опухшие суставы, мучала одышка.
   Кай и старый рыцарь заключили безмолвное соглашение.
   Я дам тебе знания, передам опыт, натаскаю, как натаскивают псов и соколов. Помогу удержать крепость, в которой пробиты бреши и не хватает половины защитных сооружений. Помогу превратить свору голодных и пьяных каторжников в войско. Научу быть лордом и военачальником.
   А потом ты поможешь мне отомстить.
   Кай счел сделку выгодной.
  
   Теперь они вдвоем глядели на крепость с высоты, оценивая, что удалось сделать за лето.
   Ворота, проломанные еще осенью - заделаны. Камнемет на северной башне в порядке. Барбакан, заградительный вал, утыканный заостренными кольями, сухой ров - все в порядке, насколько может быть что-то в порядке в переполненной бандитами крепости.
   В Верети было только три башни из четырех, южная рухнула еще при Кавене, не выдержал подмытый паводком известняк. На ее месте так и осталась неровная каменная осыпь. Хорошо, что с той стороны не подойдешь - засосет.
   - Выдержим, - то ли утверждая, то ли спрашивая, сказал Кай. - Должны продержаться. До первого снега.
   Чума поморщился.
   - Проверим твое новое приобретение, - сказал он. - Найлы хороши в драке. Враг сейчас разделен, они не знают, сколько нас людей. Уверены в своей силе.
   А нас больше.
   - Проверим, так ли они крепки. Нападем первыми.
   Кай кивнул.
   - Ты с ними не пойдешь.
   - Но...
   - Я сказал, нет. Успеешь еще мечом помахать.
   Кай не обольщался. Жалости Чума не испытывал.
   Просто Кай нужен для другого.
   Он сделал пару шагов вперед и встал меж зубцами башни, так, чтобы его было видно снизу. Шиммелево знамя за спиной трепало ветром, как полосу черного пламени.
   Люди во дворе приветственно заорали, стуча оружием.
   Знамя с кобыльим черепом тоже выдумал Чума.
   Людям нужен знак, символ, на который они будут молиться, сказал он. За который они будут умирать.
   Все средства хороши. Если вера в полуночных демонов поможет достичь цели, используй и ее.
  
  
   10.
  
   Ночью Каю снился прошлогодний штурм. Снова и снова, повторяясь. Он ничего не мог поделать, тонул в воспоминаниях, захлебываясь ими, как кровью.
   В последнее время он, наверное, слишком много вспоминал.
   Они проникли в крепость по осыпи, которая осталась на месте разрушенной башни. Никто другой не прошел бы по жидкой, прихваченной морозом грязи, а Кай - прошел. И своих провел.
   Никто из Кавеновых людей не ждал нападения с той стороны.
   В Верети тогда праздновали День Цветения, конец ноября, нагие деревья, оставшиеся в крепости, мигали огнями пирамидальных свечек в память о чуде св. Альберена.
   Почти все обитатели собрались на праздничную службу.
   - Вспыхнуло древо цветами огненными, - выводили суровые мужские голоса в крепостной часовне. - Плавится плоть моя пред очами Всевышнего.
   Загорелось сено под навесом, перекинулось на окрестные строения. Одно из деревьев полыхнуло снопом огня,
   Захрипел часовой, которого походя рубанули мечом, рухнул с галереи на крышу казармы.
   - Из пламени неминучего изведи мя, Господи... Да снидут ангелы небесные, согласно хотению твоему...
   Отец шел за ними, и Каю было худо. Так худо, что он половины не помнил, словно бредил наяву.
   Снег кружился хлопьями, залеплял глаза, таял в чаду пожара.
   - Щенок, - сказал ему лорд Кавен, когда короткий бой кончился.
   Рыцаря держали, не давая упасть.
   Парадная белая котта испятнана черным, слиплись волосы, густые капли стекали по светлой бороде и застывали на холодном ветру.
   - Помнишь мою мать?
   Он много раз выдумывал, как это будет.
   Хотел посмотреть, может поговорить. Узнать, почему.
   Но отец тенью стоял за его спиной, молча, ожидая обещанного.
   Кавен наверное мог разглядеть темный силуэт среди снега и алых отблесков. Если бы оглянулся.
   С треском провалилась пылающая крыша сарая. В конюшне ржали и бились напуганные лошади. Звенели мечи, хриплые крики доносились с башен и стены.
   Кавен без страха смотрел, как выползает из его собственных ножен широкий охотничий нож. Поморщился брезгливо.
   - Прощай, - сказал Кай.
  
   ***
  
   Он в который раз за ночь проснулся, сел, слепо таращась в пространство. Сотни свечных огней в изломанной паутине веток все еще плясали перед глазами, сливаясь в вихрь, пустое бесконечное кружение. Еле слышно потрескивали поленья.
   Под сердцем у него вдруг заныло - как бывает в предчувствии большого снега, перемены погоды.
   Осень умирает.
   Чума опять сидел за столом, перекособочившись, глядя в окно, за которым наливался жиденький серый рассвет - как мучная болтушка в миску.
   - Не спится, - в его голосе не прозвучал вопрос. - Зря переживаешь. Лайго справится, получше чем ты.
   Они должно быть уже выехали.
   Вышли.
   На самом деле в крепости было немного лошадей - тяжело прокормить, мало зерна. Набеги на деревни не слишком выручали. Так что бывших кавеновых скакунов, которые пережили зиму, можно было пересчитать по пальцам. Если заодно снять сапоги.
   - Слышь, Чума, - спросил Кай без обиняков, садясь и подбирая ноги. Опять он заснул на полу, на волчьей шкуре. - Насколько все плохо?
   Чума глянул на парня блеклыми глазами, без всякого выражения. Пальцы с короткими желтоватыми ногтями пробарабанили по столу.
   - А ты сам как думаешь? Изложи варианты. С доказательствами.
   Кай сдвинул брови, потом нехотя поднялся, подошел к столу.
   Так толком и не выспался, только в голове шумело.
   - В лучшем случае... - начал он.
   - В лучшем! - хмыкнул Чума. - Про лучший я и сам знаю.
   - А про худшие я говорить не желаю. В самом худшем нас разорвут лошадьми в Катандеране, что тут доказывать, - Кай зевнул, потом заглянул Чуме через плечо. - Предварительно выпотрошив.
   На пергаменте красовалось родовое древо Арвелей, с подробными пометками - владения, замки, бракосочетания. Где-то там отмечен он сам - не цветной сын не цветной матери. От имени лорда Арвеля проходит прямая стрелка, подписано: "Мэлвир Соледаго, бастард. Дареная кровь проявлена".
   Тот самый парень, который движется сюда столь поспешно.
   Чума славился дотошностью.
   А что бы стал делать я, подумал Кай. Что стал бы я делать, если бы меня схватили по ложному обвинению, полгода продержали в темнице, время от времени подвешивая на дыбе. Что стал бы делать я, если бы меня судили и подвергли публичному наказанию, лишили руки, изгнали из города под конец осени.
   Если бы я спал под мостом, отморозил себе легкие, застудил суставы.
   Хватило бы меня на то чтобы думать о мести?
   Интересно, глядя на меня - видит ли он черты ненавистного рода? Что он вообще видит, ослепленный неодолимым продвижением к цели.
   Чума внимательно посмотрел на него, покачал головой.
   - Ты все-таки еще очень молод, Кай, - сказал он неожиданно мягко. - Тебе представляется, что месть должна приносить удовлетворение.
   Кай смутился.
   - Ты убил лорда Кавена своими руками, - старик осторожно взял гусиное перо, поставил еще одну отметку на попятнаном рыжим пергаменте. - Свершилась ли месть? Когда я увидел тебя зимой, ты не знал, что делать с разоренной крепостью и толпой головорезов.
   Кай вспомнил хрип и страшно выкатившиеся глаза Кавена, мгновенно отступившее опьянение битвы.
   Шиммель, Шиммель! - кричали его люди, занявшие крепость.
   Человеческая кровь на снегу ничем не отличается от крови важенки или кабана, она так же парит, так же сворачивается темной пленкой, тело так же коченеет, брошенное на застывшую землю.
   - Молчишь, - отметил Чума. Перо противно скрипнуло. - Месть нужна для того, чтобы восстановить справедливость. Когда я затевал заговор против лорда Тесоры, Бельо Арвель мог бы играть со мной честно - но он предпочел обвинить меня в том, чего я не делал. Кроме того, выставил меня идиотом. Тыкать мечом в его племянника, да еще по смехотворному поводу, может только идиот.
   Чума аккуратно обмакнул перо в чернильницу и добавил еще пару штрихов к своему древу мести и справедливости.
   Одинокий старик в маленькой крепости, которая будет осаждена со дня на день.
   - Обвинение не должно бросать впустую. Я выпущу их золотую кровь. Пролью ее всю, до последней капли. Во имя справедливости.
   Посыпал пергамент песком.
   - Дар святой Невены прожжет их жилы и впитается в землю.
   Кай молча смотрел в желтые глаза безумца, не зная, что сказать.
   Чума тонко хихикнул. Звук казался странным для такого огромного, скрученного немощью тела. В смешке звучали злые, кощунственные нотки.
   - Вера, - медленно проговорил он, - творит чудеса. Кому, как не тебе, знать это.
   Кай вздрогнул, отвернулся.
   Кому как не мне знать, что ты прибил бы меня к древку знамени, если бы это имело смысл. Ты, одержимый старик.
   Ему было страшно.
   Он давно успел понять, что Чума начинает речи о мести и справедливости, когда ему делается хуже. Старик боится умереть, не отомстив, и подстегивает измученное тело этими разговорами, как кнутом подстегивают загнанную лошадь.
   Только не помирай, Чума, только не помирай, твердил Кай про себя, стараясь справиться с волной страха, захлестывающей помимо воли.
   Не сдохни, ты, старый хрен. Не сдохни, что я буду делать без твоего опыта и злости, ты, стервячья добыча, отвратный калека, как же я тебя ненавижу... И эту крепость, и отморозков с рваными ноздрями, и старое привидение, своего папашу, гори он сто лет в аду...
   - Кай! - гневный окрик привел его в себя.
   Тот стиснул зубы, глубоко вздохнул.
   - Ты заморозил мой отвар.
  
  
   ***
  
   " ...Названия в здешних местах встречаются самые странные и любопытные. Если бы не постоянный тяжкий труд, который всех нас истощает и доводит до ночных кошмаров, я бы полюбопытствовал подробнее, а пока остается только сожалеть, что нет времени. Вот к примеру прелюбопытное селище, которое именуют Белые Котлы. Нужно заметить, что стоит оно неподалеку от места, где в известковых ямах бьют прозрачнейшие и наичистейшие ключи с водой, которую почитают за целебную.
   Я же, со своей стороны, как бы ни стремился всей душой посмотреть на целебные источники, ни мига свободного не имею, оттого остается только в записях запечатлеть, что есть тут такая диковинка.
   Странно думать, что крестьяне, которые рядом с красивым и благодатным местом живут, помыслы все вовсе не к нему обращают, а к зловонной трясине, которая ни глаз не радует, ни сердца не возвышает. Ужас их перед болотами таков, что солдатам передается, тем, что попроще и посуевернее. Некоторые даже решаются оставить войско и свой долг, и бегут, не думая о справедливом наказании. Враг еще не явился, а паника уже достигает опасного предела.
   Я отдал приказ вылавливать беглецов с собаками и вешать напоказ, но, похоже, страх перед петлей не так силен, как страх перед болотами..."
  
   ***
  
  
   Стрелы полетели из темноты беспощадно и точно.
   Лучники незамеченными взобрались на каменистый взгорок, у подножия которого раделев отряд разбил лагерь. Единственный наблюдательный пост на самой вершине поросшего чахлым ельником острова был сметен в несколько мгновений.
   Одетые в черное тени торопливо вскарабкались по почти отвесному склону со стороны болот, цепляясь крючьями, вылезали на ровное, разбежались в стороны от опасного света сторожевого костра, попрятались в тенях за каменными глыбами.
   С одного из убитых стражников сорвали плащ, швырнули поверх горящих угольев и несколько пар ног сплясали на нем молчаливую бешеную чечетку.
   Сумерки скрадывали цвета и контуры, только слабо мигали внизу костры на гати и около рыцарских шатров.
   Лайго, раскрашенным сажей лицом похожий на полуночного демона - одни глаза сверкают - вгляделся в лежащий в низине лагерь, молча поднял руку с растопыренными пальцами. На открытой, без перчатки, руке, блеснули тяжелые боевые перстни.
   Внизу заметили погасший костер, кто-то предупреждающе крикнул. Десятки мелких огней затеплились взамен на обмотанных смоленой паклей наконечниках, кто-то ругнулся сквозь зубы, обжегшись.
   Лайго резко опустил руку. Взвыли спущенные тетивы.
   Стрелы ударили выбежавшего в круг света мальчишку-оруженосца в грудь и под колено сбоку, он выгнулся и рухнул в костер. Светлые волосы полыхнули факелом.
   Чадящие древки впились в стены центрального шатра, часть погасла. Пропитанная от сырости воском ткань занялась сразу в нескольких местах, по темной копне походного жилища поползли огненные ручейки.
   С треском расселась полотняная стена, кто-то пропорол ее ножом, не рискнув выбираться положенным путем. В прореху посыпались рыцари.
   Злая оса нашла цель, пробила плетение железной проволки. Один из рыцарей свалился, подогнув колени, откинул руку с наброшенным щитом.
   В сумерках свистел деревянный ливень, глухо стучали головки стрел, втыкаясь в еловые стволы, опоры, прошивая кольчуги и живую плоть.
   Выползшие из шатров рыцари, подняв ошалевших со сна солдат руганью и пинками, ринулись на приступ, обтекая неприступный в лоб холм с двух сторон.
   Выровнялись щиты, послышались повелительные выкрики.
   Раделевы лучники похватали оружие, отступили от костров, ответили дружно и слитно, как горсть гороха метнули.
   Они били наугад в темноту, но смертоносное шипение поутихло. Двумя темными рукавами отряд Раделя поднимался в гору.
   Значительно превосходящие числом разбойники не стали ждать, когда раделевы люди взберутся наверх, ударили первыми. Рыцари увязли в плотной, вооруженной до зубов толпе, их стиснули, не позволяя развернуться.
   Здесь, на крутых осыпающихся склонах, превосходство тяжеловооруженного отряда оказалось спорным. Несколько изувеченных тел покатилось вниз. Разбойники теряли трех-четырех своих за одного нападающего, но и это было удачей.
   Лайго выкрикнул короткий приказ, часть его людей, с мехами на плечах, проскользнула мимо сражающихся и кинулась к гати. Оставшиеся постепенно оттеснили противника обратно к шатрам.
   Чертову дорогу на Вереть нужно было разрушить любой ценой.
   В низко лежащем плотном тумане, ползущем с болот в преддверии утра, хрипели и сшибались щитами люди, зазубривались и сыпали искрами клинки. Запахло кровью, сыростью, взрытым торфом.
   Разбойничья ватага хлынула с холма, обтекла раделевых людей, замкнув их в заслонившееся щитами кольцо, вырвалась на полотно дороги.
   Раделев шатер полыхал, как стог сена, освещая место сражения, сверкание стали, зло ощереные лица.
   С гати доносилось рычание урсино, крики раненых, треск бревен.
   Заскулила собака. Неистово трубил рожок, призывая подмогу.
   Земляное масло расплескали по сырым бревнам, воздух напитался резким запахом.
   Урсино выли, рвались вперед, не обращая внимания на отточенное железо. Клацали страшные челюсти, причиняя раны, похуже мечных.
  
   ***
  
   Мэлвир проснулся от далекого и тревожного сигнала. Сел в постели, прислушался.
   Заржала лошадь, простучали копыта. Перекрикивались снаружи грубые голоса.
   Рожок загудел снова, надсадно и отчаянно.
   Ясно.
   - Ило, доспехи, - крикнул он. Поднялся, поморщившись от боли.
   - Но милорд... - чернявая встрепанная голова высунулась из-за перегородки. - Ваша рука...
   - Я левша, ты отлично знаешь! Помоги одеться и оседлай мне коня.
   Пряник под навесом шумно втягивал воздух, подрагивал шкурой, переступал копытами. Отдаленный шум битвы будоражил жеребца.
   Мэл потрепал его по шее, проверил подпругу.
   Теперь и он уже слышал звон и выкрики, приглушенные расстоянием в полмили. Каменный остров, на котором стоял отряд Герта, казалось, пылал. На глазах Мэлвира взметнулся огненный факел - видимо занялось сухое дерево.
   Мэлвир торопливо отдавал распоряжения, таща Пряника под уздцы, велел Энебро удерживать лагерь. Марк, злой, не выспавшийся, воспротивился было, собираясь сам повести отряд в бой.
   Соледаго рявкнул на него, вскочил в седло и поднял Пряника в тяжелый галоп.
   За ним последовал конный отряд - бледные злые лица, наспех застегнутые шлемы, обнаженные клинки.
   Правая рука плохо слушалась, Мэлвир с трудом сжимал пальцы на поводе, но в седле сидел крепко. Щит он не взял.
   Копыта загрохотали по деревянному настилу, брызги воды и щепа полетели в стороны.
   Туман наползал клочьями, доходя Прянику до носа. С обеих сторон от дороги, прямо в трясине, тускло светили зеленые огни.
   Выкрики, звон оружия и треск пламени стали слышнее.
   Плотный, липкий туман ловил алые отблески, тек струями, колыхался от потоков жаркого воздуха. Запах дыма, и крови разъедал ноздри.
   Они подожгли мою дорогу! - у Мэлвира потемнело в глазах от дикой ярости.
   Он пришпорил жеребца, поднял копье и каменным ядром понесся по обугленной и чадящей гати. Кровь стучит в ушах. Вслед за ним коротким галопом скакали конные, растянувшись по узкой дороге попарно.
   В дыму и огне Мэлвир выломился на сухое место, пара разбойников выскочила навстречу - и отлетела в топь. Копье хрустнуло, нападавший рухнул с торчащим обломком в груди.
   Пряника схватили за повод, тот рванулся, злобно взвизгнув
   Мэлвир вытянул из петли на поясе шестопер, ударил, не глядя.
   Они подожгли мою дорогу!
   Против конницы у разбойников не было ни шанса. Ржали и крутились на месте кони, скалили зубы, королевские рыцари с хаканьем наносили удары. Тяжелые мечи опускались, рассекая доспехи, шлемы и головы.
   Снова полетели стрелы, одна ударилась в щиток мэлвирова наплечника.
   Кони оскальзывались на влажных камнях, били копытами. Один из рыцарей начал оползать в трясину вместе с конем, тот рванулся, подгибая задние ноги, заржал. Кто-то из разбойников швырнул топорик, попав всаднику в забрало. Мэлвир вывернулся в седле, проносясь мимо, ударил врага крепко, с плеча, раздробив шейные позвонки.
   Гать очистили в считанные мгновения. Белые как смерть, урсино рычали и грызли врага у ног коней.
   Мэлвир проскакал к догоравшему шатру, огляделся, тяжело дыша. Справа и слева от него рубились пешие и конные, шум битвы сливался в непрекращающийся грохот и рев. Глаза застилало красной пеленой. По лицу под шлемом струями катился пот.
   Почти рассвело. Мэлвир выхватил взглядом плотную группу оборонявшихся, признал цвета Раделя - лиловый и золотой, пробился туда, топча тела убитых.
   На его глазах рыцарь в богатой кольчуге получил мечом под щит, упал на колено. Шлем с него давно слетел, лоб рассечен, мокрые волосы прилипли к ране.
   - Герт!
   Пытаясь подняться, тот глянул на надвигающуюся громаду коня и всадника. Мэлвир понял, что лорд Радель оскальзывается в собственной крови.
   - Гееерт!
   Сомкнулись щиты, прикрывая лорда и господина. За спиной Мэлвира кто-то коротко вскрикнул. Лязгнула сталь.
   Несколько черных фигур, высоких, хорошо закованных, с боем отходили к трясине, прижимаясь к краю холма. За ними устремились остатки разбойничьего войска.
   Они отходят к трясине! Значит, там есть тропа...
   Быстрый промельк справа. Мэлвир снова опустил шестопер, не глядя, куда бьет, почти не ощутив сопротивления. Пряник споткнулся на мягком, скакнул вперед.
   Сражение затухало, словно водой плеснули. Лошади не могли преследовать отступавших, трясина их не держала.
   Мэлвир спешился, бросил поводья и подбежал к стоявшему на коленях Раделю.
   У того приняли щит, двое поддерживали раненого. Подол котты стремительно темнел, на камнях растекалась глянцевая лужа.
   На измученных боем лицах его людей проступал ужас. Они любили своего лорда.
   - Лекаря! Лекаря! - не своим голосом закричал Мэлвир. - Сейчас же!
   Герт прижал ладонь к бедру, стиснул зубы. Его повело вперед, скулы побледнели. Голова упала на грудь, вьющиеся волосы закрыли лицо.
   Остов шатра догорел и рухнул, подняв тучи сажи и искр.
  
   11
  
  
   - Здравствуйте, госпожа Авента. Здравствуйте, госпожа Брана. Привет, Васк, добрый вечер, Мирина, с праздником вас! Здоров будь, Корешок! Велта, что это такое ты тащишь интересное?
   - А пирог с ливером, луком и яйцами, теть Ласточка! Глянь, какой большой!
   Пирог и впрямь был огромный, Велта несла его на голове, на плоской плетенке для хлебов, он один занимал всю плетенку.
   - А у вас что? - девушка кивнула на полотняный узел на каевом плече. Узел размерами не впечатлял, но был тяжеленький, словно камнями набитый.
   - Тебе понравится, - пообещал Кай. - Если сядешь поближе.
   - Да тут на один зубок, - Велта смерила взглядом узел вместе с хозяином.
   Кай прищурился:
   - Мал золотник, да дорог!
   - Халва там, - объяснила Ласточка. - Ореховая. Нашим золотником собственноручно тертая. А потом многажды дегустированная.
   - Чего многажды? - не поняла девица.
   - А-ам, - сказал Кай, сладко улыбнулся и тронул пальцем губу.
   Велта вспыхнула, фыркнула и понеслась вперед, будто он ей непристойный жест показал.
   Ласточка только головой покачала.
   - Что-то ты рано начал праздновать, парень.
   - Почему же рано? Самое время. Ого, смотри, сколько всего натащили!
   Торговую площадь перед воротами очистили от палаток и заставили столами на козлах. Запах свежей древесины мешался с благоуханием горячего печева, имбиря и меда, корицы, муската, жарящегося мяса и яблок.
   Дощатый помост в центре площади, с которого каждую пятницу лорд Радель творил суд, покрыли цветным сукном, а над лордским местом соорудили шелковый балдахин, украшенный флагами, перевитыми лентами рябиновыми венками и пучками колосьев. На помосте тоже расставили столы для знати и застелили их новыми скатертями в два слоя. Перед помостом оставалось свободное пространство для танцев и представлений.
   В истоке улицы, подымающейся от площади к лордскому замку, выстроили ворота - подобие тех, что ставят на дорогах, пересекающих границы владений. Сверху, из ниши, на площадную суету смотрела статуя святой Невены с чашей в руках, у воротных столбов красовались пшеничные снопы, створки отсутствовали, а с перекладины свисала бахрома пестрых лент.
   На нескольких открытых очагах жарились целиковые туши - вклад в праздничный пир от слободы медников и камнетесов. Полуголые парни, прячась от жара за сырыми плетеными ширмами, накручивали вертела. На площадь стекались разряженные горожане, несли кульки и корзины со снедью, женщины и девочки споро распределяли дары по столам. Разномастные гости, охочие до дарового угощения, шныряли тут же. Сегодня на праздник пускали любого, кто не оскорблял взгляд и обоняние своим видом, даже городским нищим в стиранных лохмотьях поставили стол у самой стены и выделили котел для похлебки.
   Сегодня никто не брал денег за хлеб и мясо, за музыку, цветные огни, фокусы и кувыркание акробатов - изобилие множит щедрость, щедрость угодна Господу, а грядущее изобилие в руце Его.
   За почетным столом у помоста Ласточка увидела мастера Одо в компании с лордским библиотекарем. Две сдвинутые лысины - крапчатая и обрамленная сивым пухом - нависли над каким-то свитком, у библиотекарского носа то и дело мелькал крюковидный акридовский палец. Блюдо с пирожками было пренебрежительно сдвинуто в сторону, а его место занял горящий светильник, хоть вечер только начинался.
   Вручив женщинам узел с халвой, Кай сцапал в одну руку кусок сыра, в другую - яблоко, и откусил сразу от того и от другого. На лавках потеснились - Ласточке и Каю нашлось место за средним столом.
   - Тра-та-та! - запели трубы от пшеничных ворот.
   - Лорд едет! - Народ заволновался, завертел головами. - Да здравствует господин наш, лорд Гертран! Ура лорду Герту! Ура леди Дитте! Молодому господину Грано ура! Молодым леди трижды ура!
   Ленты в проеме ворот раздвинули копьями, пропуская лорда Раделя с семейством и свитой. Площадь встретила их восторженным криком, в котором потонули голоса труб. Лорд, в праздничной лиловой котте с золотыми шнурами, помахал рукой и разулыбался, кивая направо и налево. В седле перед собой он вез белоголовую девочку лет семи, вторую, младшую, вез его наследник, отрок лет четырнадцати, с такими же как у отца каштановыми кудрями по плечам и голубыми глазами матери. За ними ехала леди Дитта - цветущая светловолосая дама с тяжеленными косами. Под широким платьем леди заметно круглился живот. Срок у госпожи как раз под Юль выйдет, подумала Ласточка.
   Под приветственные крики лорд доехал до помоста и взошел на него. Пока его семейство и свита устраивались за столами, лорд шагнул к краю и поднял обе руки ладонями вперед, утихомиривая площадь.
   - Друзья мои! - заговорил он, когда гомон немного приутих. - Нынче возблагодарим мы Всевышнего и заступницу нашу святую Невену, что поля наши убраны, а закрома наполнены. Каждый сегодня делится своим достатком, чтобы преумножить его, каждый делится своим весельем, чтобы трижды преумножить его, во славу Господа, во славу короля, во славу лордов, во славу себя самого среди людей. От чистого сердца приношу вам свои дары, выпейте за меня и мою семью, как я буду пить за вас и ваших детей.
   Лорд прижал правую руку к груди и низко поклонился горожанам. В толпе заорали, засвистели, люди поднялись с мест, стуча кулаками по столам и хлопая в ладоши, а на свободное место перед помостом уже выкатывали бочки из лордских подвалов.
   К бочкам тут же выстроилась очередь, Кай, схватив кувшин, побежал туда же.
   - Что за парнишка у тебя, Ласточка? - спросила госпожа Брана, жена капитана городской стражи. - Экий шустрый. Родственник?
   - Ученик, - Ласточка ощутила тепло в груди и невольно улыбнулась.
   - Хорошенький мальчик.
   - Хороший, да.
   Госпожа Брана посмотрела на нее, подняв бровь, ничего не сказала и вернулась к пирогу.
   Посуду для праздника делали на один раз - нарочито грубая, кособокая, обожженная не в печи, а в яме у реки, она не должна была пережить эту ночь. Столы - козлы и доски, крытые соломенными циновками. Яблоки и орехи, горами наваленные на столах, затекали в блюда с пирогами и прочей снедью, просыпались на землю, под ноги пирующим.
   Кай приволок кувшин красного виноградного вина - редкое угощение для простецов. С другой стороны мужчины понесли куски жареного мяса - от его аромата рот наполнялся слюной. Кай набросился на еду как голодающий - только хрящики захрустели.
   - Кай! - К столу протолкалась Тинь - разрумянившаяся, возбужденная, с блестящими глазами. Она немного задыхалась. - Еле нашла тебя. Пошли скорей!
   - Ага, иду.
   Кай поспешно запихал в рот кусок, кривовато улыбнулся Ласточке, но ответить на ее вопросительный взгляд не смог - рот был набит мясом. Поэтому он просто махнул рукой, вытер ладонь о штаны и канул в толпу следом за Тинь.
   - Ах, молодежь, - покачала головой Брана, - Шестую четверти посидеть за столом не могут.
   Ласточка опустила глаза и разломила пирожок.
  
  
   ***
  
   Когда Кай спустился по лестнице, уже почти рассвело. Он так и не смог заснуть, проходил полночи по комнате, потом Чума разозлился и выгнал его вон.
   Он спускался вниз, во двор, когда увидел, что дверь в лордские покои приотворена и оттуда пробивается огонь свечи.
   Кай постоял, подумал, потом вошел без стука.
   Сын Лайго не спал, сидел на широченной кровати, мрачно глядя перед собой. В вороте черной рубахи виднелись свежие бинты.
   Услышав скрип петель, он обернулся, привстал, замялся, не зная, как приветствовать хозяина крепости.
   - Да брось, - сказал Кай, садясь рядом. - Не выдумывай. Тебя как зовут?
   - Лаэ.
   - А меня Кай. Просто Кай.
   Они помолчали, украдкой разглядывая друг друга.
   Сыну Лайго было примерно столько же, сколько самому Каю - лет шестнадцать. Темные глаза еще не приняли обычное для найлов высокомерное выражение, казались улыбчивыми. Дышал он тяжеловато, скверно, видно оберегал рану.
   - Тебя куда ткнули?
   - Под ребра. Плохо зарастало, - Лаэ виновато пожал плечами. - Мы не могли ждать, пробирались к границе.
   - Полечил тебя Коновал?
   Лаэ снова улыбнулся, потрогал бок.
   - Почистил рану и сунул туда овечьей шерсти. Странно. Но уже лучше.
   - А, это поможет, - Кай нахватался в свое время при госпитале. - Шерсть с овечьего вымени вытянет гной, а потом ее надо выскрести и все зарастет.
   Лаэ глянул на него с уважением.
   - Понимаешь в лечении?
   - Ну... - парень смутился. - Так. Кое-что. Устроились вы тут?
   Его подмывало расспросить о Лайго, который без единого слова принял на себя командование частью войска Верети и уж явно был не из простых найлских рыцарей, судя по тому, как с ним обращались его люди.
   - Нормально. В болоте хуже.
   Лаэ видно тоже разбирало любопытство, но он мялся и не решался спросить первым. Он покачался на перине, хрустнул пальцами.
   - Сюда приходила та девушка, Лана - сказал он. - Которую ты выгнал.
   Кай нахмурился.
   - Да, черти полуночные... Я же ей велел не таскаться в крепость! Мозгов у нее нет.
   Не объяснять же этому пареньку, что был в стельку пьян, когда ее притащили зимой крестьяне из Жуков, "в дар шиммелеву сыну". Теперь и глядеть на нее не хочется.
   - Она плакала, - нерешительно сказал Лаэ. - Ее из дома выгнали... А внизу страшно, там народ всякий.
   - Ну и возись с ней, коли охота, - буркнул Кай. - Мне недосуг. Делать ей нечего, на сносях по разбойничьей крепости бродить. Тут скоро ад разверзнется.
   Лаэ прикусил губу, уставился в пол.
   - Боишься за отца?
   - Кто бы не боялся? Он ведь живой, из плоти и крови. Меня не взял в бой, сказал, что слабый еще.
   - Ты у него один?
   - Ага. Скажи, Кай...
   - Ну?
   Давай, спроси, правда ли я сын демона и правда ли, что я могу убить взглядом любого. Я тебе что-нибудь отвечу. Возможно, даже правду.
   - Тяжело быть лордом? - спросил вместо этого Лаэ.
   Кай помолчал, подумал. Потом тоже покачался, болтая ногами. Кровать заскрипела.
   - Иногда я думаю, легче сдохнуть, - честно ответил он.
  
   ***
  
   - С божией помощью поправится, - лекарь-вильдонит утер пот со лба чистой тряпицей. - Вовремя вы подоспели, сэн Соледаго.
   Лорд Радель лежал в чудом уцелевшей госпитальной палатке. В сознание он так и не пришел, потерял много крови. Кроме колотой раны в бедро, у него была рассечена ключица и разбит лоб.
   - Если бы я подоспел вовремя, ничего бы этого не случилось, - мрачно сказал Мэлвир.
   Пот лил с него градом. В палатке было жарко натоплено, чтобы не застудить раненого.
   - На все воля божья.
   Как же, подумал Соледаго, но вслух ничего не сказал.
   - Я видел на карте деревню, в которую упрется гать, - сказал он вслух. - К вечеру закончим строительство, перевезем туда раненых и оборудуем большой лазарет. Будет проще.
   Брат Родер закивал. Он с ног валился - раненых после этой ночи было много. А уж убитых... Им еще предстояло ждать своей очереди на небеса и родственников, которые погребут их и оплачут. А пока - залить смолой, зашить в рогожу и погрузить на телегу мертвых.
   Тела разбойников без церемоний скинули в топь, Мэлвир даже за капелланом не послал.
   Начало тропы, по которой, видимо, пробрались на остров нападающие, обнаружилось, но использовать ее не смогли - вешек не отыскали.
   Мэлвир еще раз глянул на лорда Раделя, обвел взглядом лежащие вповалку тела его людей.
   Слишком много. И я видел найлов. Что они делают здесь, в этом богом забытом месте? Найлы служат не за деньги, а ради чести. А какая честь в разбое?
   Он коротко выдохнул, разжал пальцы и пошел допрашивать пленных.
   Из головы не выходили крики, которые он слышал ночью, в ярости поражая врагов.
   Чертовы земли. Гадючье гнездо. Сюда надо было крестовым походом идти, с армией священников.
   Я не верю в тебя, Шиммель.
  
   12.
  
   Стемнело, на столах расставили фонари и плошки с маслом, а лордский помост осветился огнем сотни факелов. Маленьких дочек лорда отправили домой, Акрида и библиотекарь тоже ушли, лордское вино выпили и перешли на гораздо более дешевые терновое вино и медовуху, выставленные народу старостержскими купцами. Ласточка сидела с приклеенной улыбкой и крошила хлеб - кусок в горло не лез. Очень хотелось уйти домой, но уйти раньше Браны не позволяла гордость.
   Она слепо смотрела, как пляшут перед помостом альханы - щелкая кроталами, звеня монистами и взмахивая пестрыми юбками. Альханская певица - костистая тетка со смуглым грубоватым лицом - выводила на удивление сильным, страстным голосом:
  
   - Ай, уходит милый
   Как солнце под вечер,
   И река не плещет,
   Птицы не щебечут.
   Ай, мой милый!
   Птицы не щебечут
   И река застыла.
  
   Ласточка бросила на землю раздавленный мякиш и отряхнула ладони. Пропасть с ней, с гордостью.
   В этот момент на противоположной стороне площади, у пшеничных ворот, взвизгнула сопелка и загремели трещотки. Дрогнули, раздвинулись ленты, пропуская гурьбу ряженых чертей, впряженных в большую телегу. На телеге, груженой хворостом и обмолоченными снопами, взявшись за руки, плясали Смерть и Дева.
   Тинь! - узнала Деву Ласточка. Скромница Тинь, с косичками-бараночками, теперь у всех на виду красовалась в нижней распоясанной рубахе, испятнанной пурпурным ягодным соком, босая, с руками, голыми по плечи, с венком из рябины на распущенных волосах. Смерть схватила ее за талию, приподняла и закружила в добрых трех ярдах от земли.
   Госпожа Брана ахнула и схватилась руками за щеки.
   - Девка-то! Куда мать смотрит! Она ж как пить дать до утра с девством распрощается!
   - Мать в Дальних Ключах, - хмуро отозвалась Ласточка. - Мал мала меньше у нее... не приехала.
   - А вы куда смотрели?! Ты, Вилла, Лия? Проглядели!
   Ласточка смотрела на Смерть.
   У Смерти были черные волосы ниже лопаток и маска на лице, изображающая череп. И знакомые размашистые жесты. И знакомые старые черные штаны, которые Ласточка собственноручно стягивала с замерзшего найденыша, а потом штопала, а потом отправила в ветошь, потому что они ни на что уже не годились.
   Сгодились, поди ж ты! На них нашили бубенчики и известью нарисовали кости. Голое тело паршивцу вымазали сажей и размалевали под скелета, а на морду нацепили жуткую безносую личину с дырами вместо глаз.
   Телегу окружала черно-пестрая толпа - свита Смерти и свита Девы. Чертенята с хвостами и рогами, с вымараными черным физиономиями, вопили и прыгали, швыряя в пирующих пригоршни дробленого угля. Разряженные девицы в лентах, с цветами в волосах, приплясывали и разбрасывали крашеное зерно. И зерно и уголь потом бережно соберут те, кто не проспит рассвет, и будут эти зернышки и угольки панацеей от всех болезней и несчастий на весь следующий год. Кропотливо отделенные от пыли и объедков, сохраненные в тряпицах за образками, напитавшиеся людской верой. А пока они летели на столы и на головы, сыпались за пазуху и в тарелки, и скрипели на зубах.
   Панацея - это вера, подумала Ласточка, а не мусор, выметенный из-под лавок. Но, бросая уголек в чашку с питьем для больного, она никогда не говорила таких слов, и даже не думала, а просто надеялась, что поможет.
   Телегу выкатили в центр площади. Музыканты у помоста наяривали так, что в ушах звенело. Смерть и Дева самозабвенно скакали по куче хвороста, непонятно было, как они не сваливаются вниз, там же места с поросячий пятачок. Впрочем, скакал по большей части Кай, то и дело подбрасывая Тинь в воздух. Хм, а Кай-то уже не хилый малец, вон как девахой размахивает, только рубашонка дыбом и визг стоит. Дрова-то он рубит с гораздо меньшим пылом.
   Виолы, дудки и сопелки разом смолкли, остался только грохот барабана и дребезг десятка бубнов. Смерть притянула Деву к себе, черные и белые руки переплелись. Девушка и Смерть целовались под гром барабана. Люди поднялись с лавок, вытягивая шеи, а кое-кто полез на столы, чтобы лучше видеть. Хором запели рожки. Лорд Радель спускался с помоста с факелом в поднятой руке.
   Он, не спеша, прошествовал через площадь, откинув тяжелый плащ и улыбаясь - зубы блестели от близкого пламени, горела брошь на плече. Остановился перед телегой - и сунул факел в обмолоченный сноп.
   Вспыхнул, взвился огонь, стремительно оплетая высокий воз, заорали люди, пронзительно задудела труба. На возу Смерть и Дева разомкнули руки, Дева сорвала и швырнула под ноги венок. Лорд Радель отступил на шаг и приглашающе раскрыл объятья, Тинь с визгом сиганула сверху ему на грудь. Кай сорвал и бросил маску Смерти - и тоже спрыгнул на землю, с другой стороны.
   Воз охватило пламя. Лорд закружил и поцеловал хохочущую Деву, второй после Смерти. Поцелуй Девы - удача на весь будущий год. Кай же, хрипло гаркнув, махнул рукой, собирая своих чертей - и кинулся на пирующих. Визг и вопли перекрыли музыку, люди отшатнулись от ворвавшейся в толпу черной своры, бросились кто куда.
   БА-БААХ! Фииииу-БАБАХ! Фииииу!
   В горящей телеге врывались петарды. Огненные столбы осыпались искрами на мечущуюся толпу. Добропорядочные жители, гости города, лавочники, хинеты и рыцари удирали от чертей и гонялись за девицами из свиты Тинь. Черти хватали кого ни попадя, ставили сажистые отпечатки на одежде, волокли к телеге, превратившейся в огненную гору, и вталкивали в сумасшедший хоровод. Хоровод на глазах расширялся, обрастая кольцами. Первая жертва чертей - мясник Борг с Земляной улицы - выделывал немыслимые кренделя, несовместимые с его лысиной и пузом. Приседая и подскакивая, он тащил за собой все удлиняющийся, меченый сажей хвост, рыская из стороны в сторону, выплетая головокружительные зигзаги, ныряя под столы и пробегая сверху, пока они не превращались в кучи обломков. В этом месиве визжали девицы и дико завывали черти.
   Ласточка вовремя покинула свое место - стол, за которым она только что сидела, покачнулся как палуба под пятой здоровенного рыцаря в залитой вином котте, и завалился на бок, увлекая и самого рыцаря, и кувыркнувшегося на него чертенка, вперемешку с осколками и объедками. Их сейчас же накрыла петля безумного хоровода.
  
   Грудью разорвав сцепленные руки танцующих, на открытое место вырвался Кай - бледное пятно лица и черное, словно смолой облитое тело с поплывшими от пота полосами извести. Глаза блестят лихорадочно и темным обведены, то ли от усталости, то ли краской испачкал, на щеках пятна, волосы прилипли ко лбу. Смертушка и есть - что снимал маску, что не снимал...
   Он оглядывался, выкрикивая что-то - она не слышала в общем гаме. Хоровод мелькал у него за спиной, кружился колесом, Ласточка смотрела, как он озирается, шарит глазами по толпе, как кричит неслышно, и вдруг до нее дошло, что это ее имя, звук за звуком, выпархивает у него изо рта, раздвигая крыльями губы.
   - Ласточка! Ласточка!
   Он сделал шаг вперед, поскользнувшись на раздавленном яблоке, стоящие рядом с Ласточкой шарахнулись от Смерти прочь, она одна осталась стоять перед ним.
   - Ласточка!
   Черные руки метнулись, схватили ее за плечи. С Каем пришла горячечная волна и неистовое напряжение, тут же отозвалась и загудела в жилах кровь. Глаза его казались непроглядными, как две дыры в земле.
   Она не отстранилась, когда он притянул ее к себе, пятная сажей платье, и когда грязная пятерня отвела выбившуюся прядку с лица, а потом скользнула в волосы и легла на затылок. Это всего лишь пепел преисподней, самый чистый из существующих, в нем сгорели все грехи.
   Встретив его губы, она улыбнулась. Под пеплом было жарко, очень, очень.
  
   ***
     
      - Да что же это вы, благородный сэн! Как же в голову такое пришло! В драку кинуться больному...
      Молчи, женщина, устало подумал Мэлвир, но ничего не сказал вслух. Ему снова было худо, лихорадило и от запястья к локтю проскакивали колючие иглы. После утреннего боя он еще полдня провел на ногах, пока не пришла вредная лекарка и не загнала его в госпитальную палатку на господскую койку.
      Впрочем, если бы она этого не сделала, золотой полководец, наверное, сам бы свалился. Теперь она причитала над ним, как над покойником, глаза блестели. Наверное от того, что стало известно про ранение Герта. Раделевы люди любили своего лорда так преданно, что Мэл диву давался. Не боялись, не почитали, а именно любили. Вот и эта обычно спокойная женщина не может скрыть своих переживаний, и руки у нее дрожат.
      Герт остался на островке с братом Родером, его побоялись переносить.
      - Говорят найлы были среди нападавших? - вдруг спросила она, осторожно отлепляя повязку с целебной мазью.
      - Были, да. К чему тебе это?
      - Так просто, - лекарка пожала плечами, нахмурилась. - Ох, сэн Соледаго... как же вы это...
      Она сообразила, что пошла по второму кругу и осеклась.
      - Придется кровь отворять, - заключила она, сдвинув брови. - Полежите денек в постели, подумаете, как мечом махать...
      Вечно ты ломишься вперед, как молодой бык, Соледаго, - просипел лорд Маренг где-то на задворках сознания. Больше хладнокровия и меньше щепок от сломанных копий.
      Больше хладнокровия.
      Мэлвир кивнул, снова и снова прокручивая в голове полученные от уцелевших скудные сведения. Пленных разбойников развесили по деревьям на островке, за исключением одного. Всегда найдется кто-то, кто больше остальных боится умереть. Слишком молодой или слишком слабый...
      - Я позову вашего слугу?
      - Конечно...
      Опять он забыл, как ее зовут. По-птичьи как-то... пеночка... соечка... ах, да...
      - Конечно, Ласточка. Скажи, чтобы Ило пришел.
      По обычаю, на пролитие дареной крови требовалось согласие. Закон строго карал ослушников.
      Дареная кровь - драгоценность, которую воспрещено лить на землю.
      Несколько веков назад король Лавен объединил земли Дара под своей рукой. Несколько веков назад святая Невена поднесла ему чашу с волшебной кровью в знак любви. Двенадцать рыцарей выпили - Лавен и его верные. Волосы их окрасились в сияющие, нечеловеческие цвета, глаза приняли все оттенки радуги. Болезни обходили испивших стороной, век удлинился на несколько десятилетий, а смерть приходила милосердно и быстро, не истощая тело, не туманя разум.
      Божественная, благословленная кровь...
      Лавенги - среброволосые, прекрасные - с тех пор правят Даром, опираясь на мечи потомков одиннадцати цветных лордов.
      Дареная кровь - неприкосновенна. Даже кровь бастарда.
     
      Вошел Ило, невысокий, темноволосый, с темными глазами андаланца - мать Соледаго выкупила его из рабства несколько лет назад, совсем мальчишкой. Глянул с беспокойством - в руках недоплетенный кошель. Не любит сидеть без дела.
      - Слушай и запоминай, - сказал Мэлвир, припоминая принятую формулу.
      Лекарка звякала ножами, но что ему звон стали...
      Ило кивнул согласно.
      - Разрешаю и велю этой женщине пролить мою дареную кровь во имя исцеления, - четко сказал Соледаго.
      - Я услышал и запомнил, сэн Соледаго.
      Ило посмотрел на хозяина с испугом, заломив тонкие брови. Раны и увечья не пугали его, но у андаланца было нежное сердце.
      Что не помешало ему нажить клеймо строптивца на плече, рубцы на запястьях и полосы от плети на спине.
      - Да ладно тебе, Ило, - добродушно сказал Мэлвир. - Что мне сделается.
      А Герт потерял столько крови, что не пришел в себя и на тот момент, когда Мэлвир уезжал с острова. Лекарь поил его каким-то кроветворным отваром, вливая снадобье по капле...
      Ило жалобно всхлипнул и Мэлвир счел за лучшее отпустить парня на улицу, сковырнется в обморок еще. И так третьи сутки переживает, что драгоценный сэньо помрет от укуса болотной твари, почернеет и распухнет, и придется везти его в таком виде матушке, леди Агате.
      Сам он с равнодушным видом смотрел, как лекарка отворила вену и как темная влага ползет в подставленный таз, сворачиваясь смородиновым желе.
      Женщина молчала, погруженная в какие-то свои мысли, смотрела, как течет золотая кровь, хмурила брови. Под глазами пролегли слабые морщинки - словно кистью провели.
      - У тебя, может, кто был в отряде сэна Раделя? - проявил догадливость Соледаго. - Уж не убили ли его?
      - Да не знаю я, благородный сэн, - с тоской ответила лекарка. - Ничего я не знаю. Может и убили.
      Она отошла, взяла со стола моток полотняного бинта. Постояла немного, не поворачиваясь лицом.
      Странная какая-то.
      - А обратно как затворишь? - спросил Мэлвир с любопытством. Ему ощутимо полегчало. - Ты верно заговоры знаешь? Леди моя матушка, бывало...
      - Не знаю я никаких заговоров. Замотаю бинтом покрепче, и все хорошо будет. Руку не трудите пару дней, благородный сэн.
      Она ловко остановила кровотечение, наложила повязку, взяла таз и вышла из шатра.
  
  
   Кровь, выпущенную из вены, принято сжигать. Так же, как остриженные волосы или ногти. Ласточка понесла таз к костровой яме. Что-то маяло ее под сердцем, словно тупая щепка засела. Она даже знала, что именно.
   - У тебя... кто-то был... - звоном отозвалось в ушах. - Уж не убили ли его...
   На глаза словно сетку набросили, повело в сторону. Руки ослабли. Таз выскользнул из безвольных пальцев.
   Лекарка усилием воли справилась с тошнотой, проморгалась и глянула под ноги.
   Золотая драгоценная кровь разлилась по земле и попачкала ей башмаки.
  
  
   13.
  
  
   - Спляши со мной! - шепнул он ей на ухо.
   Ласточка давно уже забыла, как это - отплясывать под пронзительную, неостановимую музыку, которая уже и музыкой перестала быть, превратившись в звуковую плеть. Забыла, как толкает и несет толпа, как крепко надо сжимать горячие, скользкие от пота пальцы партнера, чтобы кружение не вырвало их у тебя из рук. Как раз за разом проносится во мраке пылающая гора, словно падающее солнце перед концом света.
   Они сцепились руками и взглядами, а тень и свет меняли маски на лице Кая. Отблески пламени приближали его, окрашивая кровью и золотом, глаза становились рыжими, рысьими, шальными; в следующий миг тень отодвигала его далеко-далеко, лоб и скулы схватывал иней, а глазницы проваливались двумя полыньями во льду.
   Как срывается дыхание и пересыхает рот, Ласточка тоже напрочь забыла.
   - Кай, Кай, хочу пить. Пойдем, глоток воды поищем... - Она остановилась, тяжело дыша. По вискам текло, прическа растрепалась и липла к шее.
   - Вон там бочки выкатили новые. - Он оказался рядом, притиснувшись боком и грудью, провел ладонью по щеке, стирая пот, потом прижался губами, слизывая. - Ты пьянее вина, - сообщил он и засмеялся в ухо.
   Ласточка огляделась. За скачущими головами, в нескольких шагах от помоста, толпился народ. Кай по-хозяйски обнял ее черной рукой... впрочем, уже не черной, большая часть сажи переместилась Ласточке на платье, и повлек к помосту, свободной рукой разводя толпу, как святой Карвелег разводил морские волны.
   - Вина моей прекрасной леди, - гаркнул он людям перед бочками. - Или отправлю всех отплясывать свою удачу!
   - Пощади, Смертушка, - фальшиво взмолился кто-то весьма нетрезвый. - Ща наб...булькаем и тебе и леде твоей... Все чин-чином, не того... не гневись. Братцы, у нас там кубок по рукам гулял, иде он?
   - Ба, - воскликнул другой, - Да это никак Ласточка! Мать, ты?
   - Я, Корешок. - Ласточка приняла оловянный кубок с вином, уже изрядно помятый.
   - Эк тебя пометили! - восхитился стражник, тыча пальцем в сажистые пятна. - До утра не отпляшешь.
   - Отпляшет, - пообещал Кай, наблюдая, как она пьет. И добавил вполголоса, то ли для себя, то ли для Ласточки: - Не слезу, пока не отпляшет.
   - А со мной поплясать не хочешь?
   Кто-то отделился от толпы и шагнул вперед. Ласточка вскинула голову, но рыцарь - а это был рыцарь, здоровенный, в залитой вином котте, Ласточка вспомнила, что именно он повалил их стол - обращался не к ней.
   - Я, знаешь, не привык от смерти бегать, - он прищурился, разглядывая Кая с высоты своего роста. - Я вот ее на танец приглашу, нашу Смертушку. Пойдем, дорогая, попрыгаем.
   Светлые, коротко стриженые волосы торчали перьями на рыцаревой голове. Улыбка плавала, взгляд тоже плавал, но на ногах рыцарь держался крепко. Он сунул пальцы за широкий клепаный пояс и осклабился.
   - Увы, благородный сэн, - Кай тоже выпрямился и смерил его взглядом. - Смерть сама выбирает, с кем ей танцевать. А тех, кто ее зовет, обходит стороной.
   - Да ну? - рыцарь шагнул еще ближе и сграбастал Кая за плечо. - А если я настойчивый?
   - Эй, благородный сэн, - вмешался Корешок. - Ты бы того... не настаивал бы. Беду накличешь.
   - Да трахал я вашу смерть! - захохотал тот.
   Кай дернулся, сбрасывая его руку, рыцарь, продолжая хохотать, перехватил его запястье.
   - Ишь, строптивая! Пойдем, напугаешь меня голой задницей.
   - Каррахо!
   Каев сапог пришел рыцарю точно в коленную чашечку.
   - А, сученыш!
   Рыцарь размахнулся, Кай едва успел отдернуть голову - огромный кулак, слава Богу, не в кольчужной рукавице, смазал его по скуле и уху. Удар развернул парня и отшвырнул на несколько шагов.
   - Стража! - закричала Ласточка. - Корешок, кто-нибудь, растащите их! Сейчас смертоубийство начнется!
   Мужчины у бочек растеряно переглянулись.
   - Да я не на дежурстве... - промямлил Корешок.
   Кай приподнялся на руках, облепленный какой-то шелухой, глянул с ненавистью.
   - Ну? - выплюнул рыцарь. - Тебя еще приласкать? С-сладкая моя?
   Кай зашипел и оскалился. На скуле у него наливалась ссадина. Ласточка взвесила в руке кубок, но он был слишком легкий, чтобы причинить вред. Но хоть отвлечет...
   Рыцарь вдруг остановился, не дойдя до Кая пары шагов. Постоял мгновение, покачнулся - и рухнул навзничь. Рухнул, как падает дерево, всем телом, уголь, зерно и ореховая скорлупа фонтанчиками выплеснулись из-под него.
   Пару мгновений никто не шевелился.
   Потом Ласточка отбросила кубок и решительно подошла к упавшему. Он глядел стеклянными глазами в рыжее от сотни огней небо, и лицо у него было как известь. Ласточка наклонилась, щупая у него под челюстью, потом опустилась рядом на колени. Надавила двумя пальцами на зрачок - под пальцами тоненько хрупнуло и потекло слезой, зрачок сжался вертикальной щелью.
   Она тряхнула головой, не веря. Лед в глазах?
   Оттянула ему губу - слизистая оказалась очень бледной, зубы обведены траурной каймой, при нажатии пальцем на десну остался темный след. Во рту у мертвеца было холодно, словно он уже остыл. Ласточка приблизила палец к лицу - подушечка испачкана кровью. Что с ним такое?
   Кто-то поднес факел, стало лучше видно.
   - Че с ним, Ласточка?
   - Он мертв, Корешок. Похоже, удар.
   - Иттить твою через колено! - высказался стражник. - Прям кувырнулся - и привет?
   - Такое случается с полнокровными людьми в сильной ярости.
   Удар! Как бы не так!
   Ласточка смотрела, как капля крови пролилась из ноздрей и потекла по щеке, оставляя едва заметную мокрую полоску, а следом за ней поползла другая, с края губ. Даже при плящущем свете факела было видно, что кровь жидкая, очень жидкая, как разбавленный клюквенный сок.
   У мертвых кровь не течет.
   Если только в момент смерти она не остановилась, оледенев, в жилах.
   Когда она оттает, внутри у бедняги будет каша, подумала Ласточка, вставая. У нее внутри тоже было холодно. И пусто. Голоса столпившихся зевак больно отдавались в ушах. Ласточка поморщилась.
   - Ну что, мужики, что вы смотрите? Идите, наконец, за стражей. Пусть заберут покойничка. - Она отряхнула юбку. - Я ему больше не нужна.
   - Я ж говорил - беду накличет! - Корешок досадливо махнул рукой. - Как в воду глядел. Видали, парни, что будет, если поднять руку на Смерть?
   - Смерть и будет, - ответили ему. - Сам виноват.
   Ласточка, раздвинула зевак и выбралась из толпы. Где Кай?
   Он отодвинулся с того места, куда отбросил его удар, но на ноги так и не встал. Сидел, скорчившись, уткнувшись головой в колени, обняв сам себя за щиколотки.
   - Кай! - Ласточка пошевелила его за плечо, потом присела рядом на корточки. - Что с тобой, эй?
   Он поднял голову, разлепил глаза. Скула у него распухла и почернела. Не ответив, Кай вцепился Ласточке в рукав и попытался привалиться к ней.
   - Вставай. Пойдем отсюда. Что с тобой?
   - Все... ездит... - пробормотал он. - Тошнит... очень.
   Ласточка кое-как перекинула его руку себе на плечи, обхватила за пояс.
   - Кай, надо встать. Давай, соберись... давай, одну ногу, потом другую... Пойдем домой.
   Он замычал, но поднялся.
   Площадь, запруженная народом, продолжала праздновать. Кое-где взрывались хлопушки, визжали виолы и бухал барабан. Воз тускло светился алым над волнующимся морем голов, и вот, прямо на глазах у Ласточки, он дрогнул и медленно провалился сам в себя, подняв к небу столб крутящихся искр. Перекрыв музыку, над площадью проплыл долгий тоскливый звук, похожий на вздох.
  
   ***
  
   Художник, возившийся в часовне с положенной на козлы дверью, не замечал ничего вокруг.
   Год назад он приехал к Кавену по обету и с тех пор работал над убранством с помощью ученика. Он пережил резню в Верети, голодную зиму и кратковременное вторжение раделева гарнизона.
   Кай запретил трогать мастера, тот иногда даже обращался к болотному лорду с мелкими просьбами.
   Просьбы у него были чудные - то извести, то воску, то рыбьего клея, то еще чего. Кай помогал, чем мог, когда был в настроении.
   Священник сбежал, в часовне больше не служили, что не удивительно.
   Но... все-таки...
   Раскрашенная статуя святой Невены стояла на алтарном возвышении, капюшон темного плаща опущен, в руках - простая деревянная чаша. У ног жались две серые кошки.
   Выше, в полукруглой конхе был изображен Спаситель с мечом в руках, амо эспаданьядо, как звали его на западе. По худым ладоням с ранами от гвоздей и по обоюдоострому клинку стекали алые струйки.
   "Не мир пришел я принести, но меч...", по складам прочел Кай и отвел глаза.
   Святая Невена молчала, прижимая к груди чашу, молчали ее кошки. Ярко светились черепки с маслом, темнота плавилась, мерцая.
   Лаэ, пришедший вместе с ним, то ли из любопытства, ведь найлы были язычниками, то ли еще почему, почтительно молчал рядом.
   А я сам...
   Кай бездумно коснулся медной ласточкиной сольки, болтавшейся меж ключиц.
   Я и сам не знаю, кто я.
   Он никогда бы не признался себе, что приходит сюда не для молитвы. Что ему, бродяге, было просить у Госпожи дорог...
   Серое простое платье, неулыбчивые крепко сжатые губы... Кай мог бы поклясться, что если статуя откинет с лица капюшон, то на него глянут зеленоватые глаза Ласточки.
   Он еще немного постоял перед статуей, покачал головой и развернулся, собираясь уходить.
   Лаэ с интересом разглядывал скудное убранство часовни, потом подошел к козлам. Одна из створок, покрытая чем-то белым, плотным, вроде густого мела, стояла, прислоненная к стене. Рядом возился худенький мальчишка в обносках, разглаживал деревянным бруском и без того лоснящуюся поверхность.
   Заметив широкоплечую темную фигуру при мече, мальчишка вздрогнул и втянул голову в плечи.
   Художник отставил плошку с тертой краской и подошел.
   - Вы уж не пугайте мальца, господин, - решительно сказал он, оттесняя удивленного найла в сторону. - Он и так пуганый, из огня его прошлой осенью вытащил. Не в себе он. Лощит доску, и ладно.
   Мальчик, худющий, с неровно обрезанными русыми волосами и россыпью веснушек на носу, понял, что опасности нет, и снова взялся за брусок.
   Кай молча наблюдал, не вмешиваясь. Ученика художника, такого же смуглого андаланца, зарубили при штурме. Кай даже не знал, кто. Тогда мастер пригрел вот этого, какого-то бывшего кавенова слугу. Заморыш так и жил в часовне, шугаясь каждого звука и высовываясь только половить рыбу в Лисице.
   - Я только хотел посмотреть, - пробурчал Лаэ, смутившись. - Интересно. У нас такого нет.
   - Да у вас на севере, с позволения сказать, только снег да лед, - мастер пожал плечами. На смуглой щеке засох потек яичного желтка. - Хотя интересная резьба по камню встречается, встречается...
   - В Леуте красиво, - ревниво вступился за родной город Лаэ. - Но такого и впрямь у нас не рисуют, добрый мастер.
   Кай вдруг ощутил смутную ревность. Сын Лайго оживленно болтал с художником, говорил по альдски чисто, почти без акцента, только чуть упрощая фразы. Еще пара фраз, и вечно настороженный андаланец принялся объяснять Лаэ, как растирают краски и как добавлять очищенный желток, чтобы схватилось. Даже всполошившийся поначалу подмастерье оставил работу и подошел, потом робко улыбнулся, открывая щербину на месте зуба.
   На подготовленной к росписи створке уже были нанесены четкие линии заготовки, прописаны одежда, доспех и крылья. На дверях часовен обычно изображали двух вооруженных ангелов, охранявших вход в святилище.
   Вместо лица и рук будущего ангела светилась желтая охра подмалевка.
   Кай приблизился, глянул поверх спины склонившегося над изображением Лаэ.
   - Чешуя обычно на пряжках держится, добрый мастер, а у вас вроде как сплошной доспех, - Лаэ со знанием дел потыкал пальцем ангелу в бок. - А так здорово нарисовано, как живой.
   - Все никак не могу нашего лорда уговорить мне позировать, - посетовал художник, бросая на Кая укоризненный взгляд. - Лицо то... ну как такое не нарисовать.
   - Да ну его, - недовольно проворчал Кай. - Ангелов еще не хватало... сказал же, нет.
   Мастер и впрямь донимал его весь последний месяц, появляясь в самые неудобные моменты. Увещевал он высокочтимого лорда Верети самым наилучшим и разумным образом. "Вот убьют вас, благородный господин, или повесят чего доброго", бубнил он, окидывая взбешенного Кая взглядом профессионального закройщика гробов, "вот убьют, говорю, ненароком, в схватке смертельной, а лицо-то останется навечно, в божественной форме запечатленное. Не можно такой натуре восхитительной пропадать."
   После таких слов рука сама к мечу тянулась.
   - Гордыня - великий грех, благородный господин, - снова пошел в атаку андаланец. - А красота должна служить просветлению умов и умиротворению жестоких сердец.
   Кай перекосился. Лаэ фыркнул.
   Кай с трудом подавил матерное ругательство и чуть не плюнул с досады.
   - Так, все, - сказал он вслух. - Давай, рисуй. Только быстро. Спать я хочу.
   - Вьюшка, принеси картон, - велел обрадованный художник. - Вон тот, у стены. Давай-ка его сюда. Воот, давно он тут стоит, вас поджидает...
   Кай сидел на неудобной дубовой плашке, заменявшей здесь стул, а временами, похоже и стол, смотрел, как бегает по серому картону свинцовый карандаш, и боролся с дремотой.
   Глаза слипались, как заклеенные, потрескивало пламя светильников. Лаэ негромко разговаривал с парнишкой-подмастерьем, позвякивали цепочки ножен - наверное, вытащил кинжал показать.
   Женщина в плаще за его спиной разжала руки и выронила чашу. Та со звоном покатилась по ступеням алтаря, плеснула темная жидкость. Протяжно замяукала кошка...
   Кай вздрогнул и обернулся. Тишина. Привиделось наяву.
   В открытый дверной проем занесло грубые голоса. Послышался сиплый стон.
   - Извини, добрый мастер, - Кай поднялся, кивнул Лаэ. - Пойдем, отец твой вернулся.
  
   ***
   Сознание возвращалось небыстро, обрывками. Кай плавал во тьме без конца и края, слыша тяжкий шум крови в ушах, звон колючих льдинок, шорохи в пустоте.
   В темном гулком безвременье хлопьями сыпался снег.
   Какая-то часть него понимала, что он лежит на знакомой постели. Слабо пахло лавандой, резко - сажей, вином, валерианой.
   Смутно знакомая женщина сидела за столом, обхватив голову руками.
   Потом он снова проваливался во тьму, хруст льда и сиплое пение замерзающей воды.
   Ночь и зима накатывались на уставшую землю.
   Среди голых стволов пылал костер, хрипло орали пьяные голоса.
   Хрупнул и застонал лед под копытами одинокой лошади.
   Хруп. Хруп... Хруп...
   Я сойду с ума.
   Кай заорал в голос и сел в кровати, схватившись за севшее от крика горло.
   В маленькой комнате было жарко натоплено. Потрескивала свеча, сладко пахло воском и сургучной смолой.
   Он так и лежал поверх одеяла, в одних штанах, прикрытый сползшей теперь овчиной. По рукам и плечам бегали мурашки. Кто-то стер с них сажу и известь. В воздухе витал слабый аромат уксуса.
   Кай потряс головой и все вспомнил.
   Ласточка, медленно водившая пером по запечатанному конверту, отложила его и обернулась.
   Лицо ее осунулось, несколько прядей выбилось из всегда аккуратной прически. На подбородке - черная полоса.
   - Тебе надо уехать, - произнесла она медленно, словно не веря собственным словам.
   Кай обнял себя за плечи, снова потряс головой, не понимая.
   - Что, вот так подняться - и в ночь? Ты меня гонишь?
   Лекарка подошла, села рядом. Провела пальцем по каевой груди, словно не узнавая. Палец казался ледяным.
   - Кай... - она замолчала, опустила голову.
   Он отстранился, сквозь ватное оцепенение чувствуя жжение ярости.
   - Я уеду, хорошо, - сипло сказал он, оттолкнул ее руки, поднялся.
   Его одежда, чистая, аккуратно расправленная, лежала на сундуке.
   Не смущаясь наготы, Кай стянул старые штаны, превратившиеся в грязную тряпку, швырнул их в угол.
   - Я написала Фалю, - тусклым голосом сказала Ласточка. - В Тесору поедешь.
   Кай, не слыша, стиснув зубы, одевался. Не сразу попал в рукава рубашки. В ушах звенело.
   - Возьмешь в конюшне лошадь, я скажу, что послала тебя по делам.
   Кай, не оборачиваясь, взял куртку.
   На полу лежала холщовая сумка, набитая, с туго стянутыми завязками.
   Ясно, она все решила, пока он валялся тут и бредил. Нет смысла оставлять при себе парня, который жжется, как кусок льда. К чему ей...
   Наконец он обернулся.
   Лекарка каменно молчала, зеленоватые глаза под тонкими бровями смотрели, не отрываясь.
   - Письмо не забудь, - шевельнулись губы.
   Кай молча взял закапанный сургучом конверт, сунул за пазуху. Постоял, не зная, что сказать. Тишина гудела осиным роем.
   Он порывисто шагнул вперед, протянул руку. Ласточка невольно зажмурилась.
   Тогда Кай сделал то, о чем мечтал все лето.
   Вытянул из туго сплетенного узла волос шпильку, еще одну.
   Русые косы упали на плечи, потекли по спине, распадаясь на пряди.
   Закусив губу, он расплел их все, тщательно, словно не было дела важнее. Потом вышел, не оборачиваясь.
   Выехав из города, он порвал письмо на мелкие клочки, швырнул на дорогу и развернул лошадь носом к болотам Элейра.
  
  
   14.
  
  
   Осеннее безумие разливалось по жилам, туманило рассудок. Кай пробирался все дальше и дальше на север, продолжая путь, с которого сшибло его весной. В дремучих лесах Элейра, крутился ворот, натягивая струну, захлестнувшую горло.
   Летом она ослабла, Кай думал - порвалась.
   Жидкое вино в тавернах, в которых он останавливался, лилось в глотку, не принося облегчения. Он плохо спал, хотя теперь дорога была проще - Ласточка сунула ему в сумку горсть монет, наверное, большую часть своих сбережений.
   Впрочем, он почти не помнил Ласточку.
   Он вообще ничего не помнил.
   Возможно, он ехал всего несколько дней. Возможно, год успел провернуться и пойти на следующий круг.
   Тележное колесо года, попачканное дегтем, скрипело, медленно вращалось, и Кай поворачивался вместе с ним, распятый на ободе.
   Если жилья не предвиделось, он продолжал двигаться по размокшим дорогам, бросив повод, глядя прямо перед собой. Лошади не требовалось принуждение, она упрямо, тряским шагом, двигалась вперед, такая же безумная, как и ее всадник.
   Если ночь заставала его у жилья, он просился на ночлег, пугая хозяев остановившимся взглядом. Даже за серебро его пускали не всегда, хотя народ здесь был бедный, монеты видел только на ярмарках.
   Привычный мир лопнул, как переспелый плод, мякоть, ошметки кожуры и семена растеклись липкой кашей.
   Лежа по ночам без сна, он видел, как лиловым светится воздух, слышал биение живой плоти за стенами. Веки не смыкались, но и, закрыв их усилием воли, он продолжал кружиться вместе с чудовищным колесом новогодья.
   Наматывались на единое веретено дороги Элейра, движение длилось и длилось, не прекращаясь ни на миг.
   Сырой осенний ветер срывал с деревьев бурую листву и тоскливо посвистывал в ветвях. Кай видел его прозрачное течение, струи и потоки в густом от тумана воздухе. Временами парню казалось, что порог безумия уже пройден и дороги назад нет.
  
   Смеркалось. Маленький деревенский дом стоял на отшибе. Тянуло дымом, прелой соломой, подгорелым зерном. На покосившемся плетне темнели пустые горшки.
   Кай спешился, привязал понурую кобылу. Овес в торбе весь вышел. Он виновато похлопал по конской шее, ощутив под пальцами свалянную клочками гриву, и двинулся к крыльцу. Деньги у него еще оставались. Надо было купить еды и фуража.
   - Кого несет на ночь глядя? - спросили за дверью.
   Слышно было, как в доме канючил младенец, голосили и дрались старшие дети.
   - Пусти переночевать, добрая женщина, - Кай постарался смягчить осипший на ветру голос. - Я хорошо заплачу.
   Стукнул засов, в щель просунулась растрепанная женская голова. Из натопленного помещения повалил пар, запахло едой и сладковатым скотьим духом. Пронзительные вопли стихли.
   Кай отстранил женщину и вошел, хрустя сухой соломой. В углу, за загородкой топталась коза, с печи уставились на пришельца три пары блестящих глаз, круглых от любопытства.
   Грубо сколоченный стол, сундук вместо лавки, лестница из горбылей прислонена к темному проему, ведущему на чердак.
   Небогато.
   Кай сунул хозяйке архенту, скинул плащ и сел за стол, задвинувшись в угол, в самую тень. Масляный светильник чадил и потрескивал, освещая в основном сам себя.
   Разглядев серебряную монету, женщина успокоилась и захлопотала вокруг позднего гостя - выставила перед ним чистую миску, протерев ее передником, наскребла овсянки из горшка, отрезала ломоть хлеба.
   Кай принюхался, повертел носом. В последнее время он ничего толком не мог в себя запихать. Есть хотелось ужасно, но вид пищи вызывал отвращение. Хлеб - и тот в горло не лез.
   Пока он ковырял овсянку, залитую духовитым козьим молоком, хозяйка накинула кожух и вышла во двор, обиходить кобылу.
   Дети на печи зашевелились, повысовывали головы, начали шушукаться. Кай глянул на них равнодушно, зачерпнул каши, попробовал проглотить.
   Не лезет.
   - Слушай, свари мне супу, - попросил он, дождавшись, когда стукнет дверь. - Я тебе дам еще денег, много. Супу хочется.
   Накатила усталость, такая сильная, словно он не ехал неделю по относительно ровной дороге, а тяжко работал. Тело болело, как избитое.
   Хозяйка пожала плечами, кивнула. Поковырялась в ивовой корзине, достала несколько луковиц, муку из ларя.
   Пряностей в этом бедном доме, конечно же, не водилось.
   Коза в углу возилась, постукивала копытами, дергала солому из подстилки.
   - Одна живешь, - сказал Кай, чтобы не молчать. - Что так?
   - Муж с борти упал о прошлом годе, - неохотно ответил женщина, стуча ножом. Резко запахло луком, Кай поморщился. - Сгорел в единый месяц. А чего тебе?
   - Как же ты тут одна справляешься?
   - Да пропросту, что же сделаешь. Зимой тяжко, но держимся, а дров свекор подкинул.
   Жареный лук шкворчал в масле, в горшок сыпанули муки.
   Дети заныли, подталкивая друг друга локтями и норовя соскочить вниз.
   - А ну цыть, оглоеды! - прикрикнула на них мать. - Вы-то супа не заслужили, бездельники.
   - Ну мамаааа... - нудела старшая девочка с крысиными светлыми хвостиками, свешиваясь едва не по пояс. - А чего ему супу, с маслом, а нааам... вон он какой здоровый!
   - Будете приставать, приедет Шиммель и заберет вас! - пригрозила хозяйка. - Посажу в мешок и отдам, не пожалею, разрази меня сто чертей и сивая кобыла!
   Кай насторожился, прислушался.
   - Кто это, Шиммель? - спросил он, стараясь не выдать своего интереса. - Я не местный...
   - Вижу, что не местный, местный разве поехал бы в такую темень, да еще осенью... - женщина отложила ложку, принюхалась. - Да так, сболтнула я в сердцах. Эти обормоты к ночи всю душу повытрясут. Не слушайте ерунду всякую, господин.
   - Шиммель на сивой лошади ездит! - пискнули с печи, - Она сама, как скелетина, из ноздрей огонь пышет!
   - Шиммель - убивец страшный, пьет людскую и звериную кровь, взглядом леденит...
   - Глаза у него, как плошки, совиные, во тьме видит! Удальцы лесные ему в жертву лошадиную голову приносят, а он им силу дает, кровушки насосавшись!
   Хозяйка с раздражением гремела посудой, потом схватилась за огниво и бересту. Дрова не хотели разгораться. Искры сыпались и гасли в сухом мху. Огонь задыхался, не родившись. Каменные стенки печи выстыли изнутри, чадила потухшая лучина около прялки. У Кая зазвенело в ушах, предметы начали расплываться.
   - Замолчите уже, окаянные! - женщина повернула к Каю перемазанное мукой и сажей лицо. - Городят, сами не знают, что. Свекор наплетет им... Это все дела разбойничьи, страшные, а он, всем известно...
   - ...сам в разбойниках ходил и душегубствовал! - ликующе завершила старшая девочка и уставилась на гостя.
   - Да заткнетесь вы, стервецы мелкие! - взвыла доведенная до отчаяния мать и запустила на печь ухватом.
   Наверху захохотали и заухали на разные голоса, не хуже стаи болотных привидений..
   - Сладу с ними нет, - слышал Кай словно из-под воды. - Помогите, добрый господин, огонь разжечь. Не любит меня эта печь, гаснет и все тут. Холодная, как могила.
   Кай пошевелился, пытаясь подняться. Пламя в светильнике трепыхнулось и умерло. Слабое мерцание в раскрытом зеве печи сменилось чернотой.
   Стало очень тихо.
   Хозяйка всхлипнула и в который раз ударила кремнем о кресало.
   Судорожно втянула воздух и попробовала снова.
   Ворох искр. Слабый белый дымок. Темнота.
   Кай неторопливо выбрался из-за стола.
   Напуганная женщина услышала шорох, выронила огниво и отступила назад, закрыв руками лицо.
   - Осторожно, - сказал он. - На ведро наткнешься.
   Тьма оказалась проглядной. Кай ясно видел очертания предметов и слабо подцвеченные золотым контуры женского силуэта. В висках стучало, сердце прыгало, как после порции хмельного.
   Хозяйка заскулила, продолжая отступать. Ведро опрокинулось, плеснула вода. Дети сидели тихо, как мыши.
   - Вот что, - Кай разозлился. Вот дура!- Я пойду наверх и спущусь через шестую четверти. Свари мне суп. Я не знаю, как ты это сделаешь, но я хочу жрать, черти полуночные! И ты мне его сваришь.
  
   Он растянулся на чердаке, на чем-то сухом и колком, уставившись в сизое небо, плывущее и пляшущее над ним. Крыша больше не служила помехой взгляду.
   Мысли метались и гасли, как искры в печи.
   ...взглядом леденит... пропищал в голове детский голосок. ... убивец страшный...
   Внизу стучали, шептались, грохнуло и разбилось что-то глиняное. Заплакал ребенок. Потом все стихло, потянуло сквозняком.
   Кай понял, что замерзает, плюнул и спустился обратно. Его встретила одна коза, неприязненно зыркавшая через загородку. Вокруг тела животного тоже золотилось неяркое сияние.
   - И ты меня боишься, дурища стоеросовая, - парень протянул руку.
   Коза замекала, отпрянула, перескочила через перегородку и умчалась в распахнутую дверь, стуча копытами.
  
   ***
  
   В пустом холодном доме оставаться не хотелось, и Кай выехал в ночь. Приведет испуганная тетка односельчан с дубьем - кому охота?
   Добравшись до кромки болот, он остановил кобылу, задумался.
   Деревянная осклизлая тропа вела вглубь трясины, но выглядела достаточно надежной на вид.
   В лунном свете поросшие мхом и осокой кочки казались твердой землей, ступишь - и иди себе.
   Чудовы луга, так говорили местные.
   Ступишь - и потонешь вместе с лошадью, концов не сыщут.
   Не сыщут.
   Кай привык бродяжить, с самого рождения - в седле, в дороге, редкие остановки в трактирах, в фортах, черт знает, куда занесет на следующий день. Толкнулось воспоминание, размывчатое, как из прошлой жизни, как не с ним бывшее... Горит камин, и Вир, живой, мрачный, усталый, сидит около огня, вытянув ноги.
   Очередной форт, в гарнизоне которго можно переждать очередную зиму.
   - Холодно, - ноет Кай, совсем еще мелкий.
   И сыро, и овсяная похлебка на ужин, и злющий повар, и скользкое бревно во дворе, где тренируют мальчишек с деревянными еще мечами...
   - Потерпишь.
   - Я б во дворце пожил, - Кай смотрит в огонь и щурится, стараясь высмотреть саламандру. Трактирные байки: будто саламандры живут в языках пламени, в огне спят, огнем питаются.
   Кто огненную змею увидит - век счастлив будет.
   Нет змеи.
   - Дворцы все заняты, - Вир возится с прорехой на крутке, тянет дратву, что-то там не ладится у него. - Вот вырастешь добрым рыцарем, пойдешь служить самому государю Лавенгу, или кому-нибудь из высоких лордов, насмотришься.
   Он критически оглядывает дело своих рук и дергает краем рта.
   - Если раньше не сдохнешь.
   - А я слышал, у дролей город есть, где дома один краше другого. Да только в тех домах ни души. Заходи, кто хочешь, живи.
   - Опять бабских сказок наслушался?
   - И тепло там, - продолжает Кай упрямо. - И деревья даже зимой в цвету стоят, и музыка играет - не пойми откуда, красивая... А дома пустые... и у каждого дома - чаша с огнем, чтобы всякий мог во тьме увидеть и дойти до города того...
   - Так чтож там сами дроли не живут, а?
   - Не знаю...
   Глухой стук копыт увязал во влажном воздухе. Ночной холод слегка отрезвил парня, но вокруг лошадиной гривы все равно мерцало золотое.
   Остовы деревьев на редких взгорках, выпиравших из вязкой жижи, торчали темными скелетами. Лунные полотнища лежали на них издырявленной тонкой кисеей.
   Когда по обеим сторонам гати зажглись зеленые огни, Кай не испугался.
   Мир оказался... не таким. Словно выворачивался наизнанку, с каждым днем и шагом - все сильнее. Места для страха не осталось.
   Огни прибывали, роились в трясине, промелькивая сквозь туман, как летние мотыльки. Послышалось цвирканье, скрипы, свист - высокий, тонкий, еле различимый человеческим ухом.
   Кай не обращал внимания, ехал шагом, покачиваясь в седле и слепо уставившись на дорогу меж ушами лошади.
   Кобыла не беспокоится, значит ничего страшного - снова мерещится.
   С некоторых пор он стал доверять лошади больше, чем себе.
   Парня донимал голод. Он так и не проглотил ни ложки в негостеприимном доме. Воображаемый аромат сдобренного приправами лукового супа преследовал его, смешиваясь с тоскливым запахом болота и подгнившей травы.
   Кобыл прянула ушами и стала, как вкопанная. Кай чертыхнулся, глянул вперед.
   Сначала ему показалось, что из молочной пелены выходят дети, совсем крохи с зелеными фонариками. Их оказалось много, целая толпа угловатых темных силуэтов. Плетенки в маленьких руках отблескивали гнилушечным светом, переливались.
   Я все-таки схожу с ума.
   У детей не бывает таких плоских лупоглазых лиц, растянутых до ушей узких ртов...
   Нетвари окружили усталого всадника на тощей кобыле, примолкли, стояли, покачиваясь на тонких ножках. Снизу вверх глядели на Кая черные щели глаз.
   Каждую фигурку окаймляло зеленое свечение.
   - Чего вам надо? - спросил Кай.
   Голос его прозвучал странно и одиноко. Дыхание становилось паром в холодном воздухе. Тяжко выдыхала трясина.
   Горбатая громада каменного острова темнела по правую руку, щетинилась кривыми соснами.
   - Пустите, мне надо проехать, - попросил Кай. - Отойдите.
   Болотные чуда не двинулись с места, словно ждали чего-то.
   Кай вздохнул, вынул ноги из стремян, спешился, присел на корточки.
   Его обступили плотнее, заглядывали в лицо, прикасались к волосам и одежде, осторожно, боязливо.
   Защелкали, засвиристели, отталкивая друг друга, стараясь подобраться поближе.
   Кай ощущал запах сырости, глины, слышал шелест, словно от змеиных чешуй.
   - Вы как хотите, - сказал он, вставая. - Я пошел. Поняли? Я спать хочу. И есть. Я устал.
   Повел кобылу в поводу, проталкиваясь среди косматых уродцев, стараясь не наступить ни на кого.
   Стайка нетварей со скрипом шатнулась вслед за ним, вокруг заплескало. Кай понял, что страшные малыши шлепают прямо по трясине, не проваливаются.
   Тянуло к полуночи. Он уже так замерз и устал, что чувствовал только тупое безразличие.
   Сейчас я лягу и они меня сожрут. Ну и ладно.
   Кай добрался до твердой земли, выбрал место посуше и сел, привалившись к заросшему мхом камню, завернулся в плащ.
   Кобыла, по-прежнему не обращавшая на болотный народец никакого внимания, принялась обдирать полуоблетевший ольховый куст, дергая головой и позванивая сбруей.
   Кай вздохнул и прикрыл глаза.
   Явись сюда хоть огнедышащие демоны, он бы не пошевелился.
   Цвирканье и свист раздражали слух, не давали провалиться в плывущее марево сна.
   - Ну вас, - пробормотал Кай, натягивая плащ на уши. - Уйдите...
   Щебет поутих, сделался нежным, успокаивающим, слился со скрипом ветвей и шелестом сухой осоки. Зашуршало, сухо и ломко, стало теплее, запахло водорослями.
   Кай завалился на бок, на мягкую подстилку, появившуюся неведомо откуда. Его дергали за рукава, птичьи коготки перебирали волосы, послышался певучий звон - должно быть, чуденыши добрались до кошеля с монетами.
   Кай засыпал, неудержимо и стремительно, его уносило, как лодку в открытое море.
   Что-то шершавое, душистое сунули в рот, словно птенцу, он разжевал - вкусно - сглотнул.
   Обсевшие парня малыши зачирикали оживленно. Скормили сонному еще ягод, полосу крошащегося сладковатого мяса, корешок, едкий и соленый.
   Кай понял, что может есть, жевал жадно, не разбирая, что дают, чувствуя, как приходит сытость и прибавляется сил.
   Звенели монеты, кто-то зашипел, кинулся - видно маленькие разодрались из-за добычи.
   - Забирайте, - пробормотал Кай, не разлепляя глаз. - Если людям это не нужно...
   Из-за ворота осторожно потянули шнурок с подвеской, он прижал ее рукой, сам не зная зачем, стиснул пальцы покрепче.
   Так он и заснул - в самом сердце чудовых лугов, на груде сухой болотной травы, скрючившись и зажав в кулаке медную сольку.
  
  
   ***
  
   К деревне под названием Белые Котлы, лежащей по ту сторону болот, он добрался только к полудню.
   Ночные привидения, повстречавшиеся на гати, к утру растворились бесследно, оставив на память только травяную подстилку.
   При свете дня он обнаружил, что из заботливо подшитых еще Ласточкой рукавов и ворота рубашки вытянули нитки, оставив края ткани махриться. Из куртки вытащили плетеный шнурок.
   Исчезли все монеты, а в спутавшихся волосах Кай нащупал заплетенные косицы, обрывки перьев и еще черт знает что, он даже разбираться не стал.
   Пока он спал на острове среди болот, даже его кобыла обзавелась косами в гриве и колтунами в хвосте. Из жестких черных волос торчали сухие пучки травы и чуть ли не ящерицыны лапки.
   Ну и видок у меня, думал Кай, бросив повод. Я похож на бесноватого. Или на колдуна.
   Об угощении, которое ему подсунули ночью, он старался даже не думать - подступало к горлу.
   Что я такое ел... нелюдскую пищу...
   Хотя сил прибавилось, и голод больше не донимал.
   Когда показался плетеный забор Белых Котлов, Кай мечтал только о постоялом дворе. Вымыться. Глотнуть вина. Поесть супу, черт возьми.
   И не подходить к огню. К людям тоже лучше не подходить.
   Мары полуночные...
  
   Против ожиданий деревенская улица пустовала. Даже дети не бегали по осенним лужам. Довольная жизнью пегая свинья разлеглась поперек проселка и не обратила на одинокого путника никакого внимания.
   Кай услышал шум голосов, выкрики, гомон. Проехал дальше - чуть не все население Белых Котлов толпилось на площади у длинного приземистого дома, крытого серой дранкой. Женщины, некоторые с детьми на руках, мужики с мрачными лицами, седобородые старики...
   Двери длинного дома были распахнуты, внимание толпы приковано к происходящему внутри.
   В центре площади недвусмысленно возвышались столбы с перекладиной и парой веревочных петель.
   Толпа расступилась перед странным незнакомцем, сомкнулась снова за лошадиным хвостом. Кай спешился, подошел к распахнутым дверям, пригляделся.
   Внутри тоже толпился народ, почище и поважнее, женщин не было. У дальней стены сидел за дощатым столом добротно одетый рыцарь в котте с кавеновым гербом.
   Сколько раз Кай расспрашивал Вира о Чистой Верети и своем несостоявшемся отчиме! "Три золотых сокола на синей перевязи", стукнуло в груди. Кровь бросилась в голову, прилила к щекам. Парень застыл в дверях, неподвижно, пожирая рыцаря глазами. Потом понял, что это не Кавен. Лорд Кавен, по словам Вира, был светловолосым, а сейчас, наверное, седым.
   Рыцарь, черный, скуластый, похожий на грача, только что налил себе питья из стоящего рядом на столе кувшина, отхлебнул, утер губы.
   За его спиной маялись двое солдат, обводили толпу скучающими взглядами.
   - Обвиняется, - лениво сказал рыцарь, даже не заглядывая в лежащий перед ним пергамент. - Дуко, сын Карпа, по прозванию Заноза, родом из селища Белые Котлы, в нижеследующих преступлениях...
   - Не ходил я на найлскую сторону, - безнадежно пробубнил здоровяк в рваной куртке, со связанными за спиной руками. - Ну вот не ходил и не ходил, ваша милость... чего забыл я там... и Кукша не ходил, потому как делать там нечего...
   - И Симен, сын Карпа, по прозванию Кукша, - продолжил рыцарь, - обвиняются совместно в преступных с найлами связях, незаконной торговле...
   Похоже, нарвался на лордский суд. Сам лорд не поехал, мелкие сошки, послал кого-то из капитанов.
   "Это дела разбойничьи", вспомнил Кай.
   Может они знают что про Шиммеля. Вот только... после того, как из-под ног вышибут полено, ничего уже не скажешь, как бы далеко ни вывешивался язык.
   - ... в проведении ритуалов языческих, господу нашему противных, - список обвинений оказался изрядным. - В пролитии крови звериной и человеческой, в угоду злокозненному демону Шимилю, в поклонении оному, а тако же разбою, с оным Шимилем совместно чинимому, что есть преступление претяжкое, кое шибеницей карается.
   Заноза, виновато бубнивший что-то насчет найлов, замер. Похоже, такого он не ожидал.
   - Поклеп это! - наконец дернулся он. - Не было такого!
   - Ага, поклеп! - вскинулся один из стариков, столпившихся у стола. - А кто сивую кобылу-трехлетку прошлой весной с собственного двора свел неведомо куда! Все знают, что их резать надобно в жеребячьем возрасте, а ты ее кормил, а потом и увел! Шиммелю лошадь готовил!
   - Да продал я ее, - оправдывался Заноза. Светловолосый и всклокоченный Кукша, видно младший брат, молча стоял рядом, белый, как известь, изредка оглядывал толпу, словно в поисках подмоги. - Тебе бы только чужую кобылу зарезать, Куча!
   - Так батя твой против был, все помнят! Он тебя еще по селу с батогом искал, а ты кобылу увел, увел вопреки воле отцовской. А весной разбойники опять лютовали!
   - Дак я то при чем?
   - А при том, что кобыла твоя была!
   Седенький и согбенный Куча постучал палкой по половицам.
   - Всегдааа, всегда такой супостат найдется, который Шиммелю лошадь даст! Малые Козлищи весной пожгли? Пожгли! С амбарами и коровником вместе.
   - И девок всех тамошних перетрахали! - встрял из толпы молодой голос.
   - Да, хорошие девки были, между прочим!
   Рыцарь поморщился и поднялся. В толпе поутихли.
   Кай вслушивался и вглядывался до рези в глазах. Странно, никто не отодвинул его от входа. Он так и маячил в дверном проеме - один.
   - Согласно воле лорда Кавена, приговариваются вышеозначенные Дуко и Симен к повешению за шею, до самой смерти.
   Заноза опустил голову. Брат его задергался, стараясь сбросить веревки.
   - Не боится твой лорд в шиммелевых землях распоряжаться словом-то своим? - выкрикнул он срывающимся мальчишечьим голосом. - Может, это я кобылу продал, кому надо, а брат ни при чем! И теперича на моей кобыле сам по лесам ездит!
   Толпа испуганно загудела. Факелы на стенах дернулись, как от сквозняка.
   Кай прижал рукой место, где полагалось быть сердцу. Оно что-то не торопилось стучать.
   Эти двое что-то знают. Они должны выжить и рассказать ему.
   Чувствуя, как знакомо плывет сознание, он шагнул вперед. Пространство расширилось, голоса слышались, будто в тумане, далеко, но резко.
   В толпе испуганно ахнули. Рыцарь насторожился, положил руку на меч.
   - Что, забоялся! - торжествующе заключил Кукша и истерически захохотал. - Шиммелева милость всем известна - холодное железо! Повесишь нас, как бы он под ваши ворота не пришел, с удальцами лесными!
   Рыцарь не слушал, он оглядывал толпу, в которой началось шевеление и послышались выкрики. Взгляд его несколько раз скользнул по Каю, не задерживаясь. Мужики начали пробираться к выходу, хватаясь за бороды и щеки.
   Кай отлично понимал что происходит. Это страшно, когда гаснет огонь, дыхание начинает превращаться в пар, леденеют губы, в жарко натопленной комнате хватает за пальцы мороз...
   Когда кровь стынет в жилах.
   Под ребрами стукнуло, раз, другой.
   Бегите, подумал он. Бегите, поднимайте панику, вышибите косяк.
   Теряйте разум от ужаса.
   Чем сильнее вы боитесь, тем проще мне.
   Он чувствовал, как волны людского ужаса сладко толкают его в грудь, заставляя откликнуться и забиться сердце. Люди, ломившиеся на улицу, обтекали его, как вода обтекает камень - словно не замечая.
   Вы еще будете проливать кровь ради меня.
   Он сделал еще шаг. Погас последний факел. Щелкнул пузырь в окне, прорвался клочьями.
   Народ кинулся к выходу, толкаясь и пробиваясь вперед.
   Кукша, выпучив глаза и оскалив зубы, выкрикивал что-то о демонах, мести и колдовстве. Но кавенова посланца было просто так не испугать.
   - А ну прекрати свое колдовство, парень! - рявкнул он, мгновенно осипнув от холода. Похоже, он подумал, что непотребство творится из-за Кукши.
   У Кая мягко стучало в висках, будто от вина. Губы горели.
   Связанный парень голосил, Заноза озирался, соображая. Страха в его глазах не было.
   Шаг, еще один, словно против течения.
   Меч рыцаря мелькнул в полумраке. Кукша захлебнулся криком и рухнул лицом вниз.
   - Вытаскивайте второго, - махнул капитан своим спутникам. - Повесим его к черту, и дело с концом. Потом лорд священника пришлет. Ррразвели тут нечисть полуночную...
   Кая словно в прорубь швырнули. Кожу обожгло. Мир качнулся и поплыл, накреняясь колесом.
   Текущая по истоптанным половицам кровь впитывается в щели, мешается с серой пылью...
   Кто-то страшный, с темными провалами глаз и пергаментной кожей заворочался на дне разума, поднял голову...
   Свело губы, перехватило дыхание.
   Я умираю.
   Кувшин на столе взорвался, как стручок спрыг-травы. Осколки брызнули в стороны, рыцарь выронил меч и схватился за лицо. Из-под пальцев потекли темные струйки.
   Кай наконец смог вздохнуть.
   Остатки толпы вынесло прочь из дома. Заноза кинулся за остальными, не обращая внимания на связанные руки. Ноги у него оставались свободны.
   Резануть по пеньковым путам ножом - дело недолгое. Когда Кай сцапал беглеца за рукав и потащил к кавеновым лошадям, никто не осмелился им помешать.
   Рыцарская лошадь, на которую в спешке запрыгнул Кай, оказалась серая, как пепел. Такую масть называют седой или сивой.
  
   15.
  
   - Нету, нету простыней, сэн Соледаго! - кастелян, отвечавший за обоз, испуганно развел руками. - Эта женщина! Она просто сумасшедшая!
   - Что за женщина? - голос Мэлвира сделался опасно тихим. День выдался не из легких. - Мастер Нито, я не понимаю, почему я не могу поспать в чистой постели? Вы думаете, что в военном походе можно на это наплевать? Война - дело рыцарей и солдат, а ваше - поддерживать в чистоте и порядке вверенные вам вещи.
   Кастелян потупился и молчал, боясь перечить разгневанному рыцарю.
   - Посылая слугу, я рассчитывал получить извинения и простыни, именно в таком порядке, а вместо этого, мастер Нито, я вижу вас лично и выслушиваю чушь про сумасшедших женщин. Где. Мои. Простыни.
   - Так пришла эта лекарка и забрала, - пробормотал мастер Нито. - Сказала, что все чистое полотно требуется в лазарет. И простыни ваши прихватила. А меня в ухо стукнула и нечестивыми словами обругала...
   Ухо несчастного и впрямь багровело, как свекла.
   - Ах, вот как...
   Мэлвир нахмурился.
   - Можете идти, мастер Нито. Я сам разберусь.
   Кастелян ушел, оглядываясь и причитая себе под нос.
   Мэлвир молчал, бездумно раскручивая кусок фитиля для светильника. Раздергал пеньку, завязал узел, другой... Потом опомнился, отложил, потер туго забинтованное запястье.
   Делать нечего. Может оставленный в живых разбойник и наболтал напраслины, но расспросить надо. Не звать же ее сюда...
  
   Походный лазарет устроили в доме для собраний, выперев оттуда деревенских старейшин. Королевская армия влилась в Белые Котлы, как вода в мелкий сосуд, расплескавшись и заполнив его до краев.
   Почти во всех домах расположились рыцари с оруженосцами и прислугой, потеснили напуганных крестьян. Некоторые, и Соледаго в том числе, предпочли холодные шатры вшивым избам.
   Около лазарета суетились местные женщины, тащили пухлые свертки, тазы, кувшины. При виде представительного господина в белом плаще они, как по команде, замерли, захлопнули рты и уставились перед собой.
   Самая младшая, светловолосая, разрумянившаяся от холода девица, хихикнула и жеманно присела, опустив ресницы. Ее соседка, высокая и тощая, как щепка, толкнула подругу локтем.
   Мэлвир рассеянно кивнул и отворил дверь, сразу ухнув в привычное и ненавистное болото госпиталя.
   Вязкий жаркий воздух, стоны, заляпанные темным повязки, чад светильников...
   Едкий аромат снадобий и арварановки не мог заглушить запаха болезни и мучений.
   Соледаго, осторожно ступая меж разложенными прямо на полу тюфяками, прошел вперед, высматривая лекарку.
   Она недовольно выговаривала двум замотанным вильдонитским монашкам.
   - Вы почему грязь развели? - тихо, но зло шипела Ласточка, без всякой жалости глядя на бледных от усталости парней. - На прогулку приехали, или войску помогать? Думаете, раз мастер Родер весь день резал, да зашивал и теперь с ног свалился, можно лоботрясничать? Мне ваши страхи до звезд небесных, вы банки с лекарствами закрывать извольте! Что, войны не видели? В штаны наложили? Война - дело рыцарей, да солдат, они пусть и думают. А ваше дело - известно какое...
   Мэлвир поймал себя на том, что одобрительно кивает в такт каждому слову.
   - Отдыхать дома будете, когда вернетесь, - припечатала лекарка, потом примолкла на пару мгновений, заметив Соледаго.
   Монашки похватали тазы с инструментами и корпией и поспешно отступили.
   Лекарка глянула на золотого полководца снизу вверх, поджала губы и с ходу кинулась в атаку.
   - Ваши простыни тут нужнее, благородный сэн. Что хотите со мной делайте, а раненые на соломе лежать не будут! Это ж надо, сколько народу утром порубили!
   - Что, в лекарском обозе бинтов не нашлось?
   - Да не режу я простыни ваши, благородный сэн. Пока. Кто знает, сколько мы здесь проторчим.
   Она глянула сердито, как встрепанная куропатка, которую сгоняют с гнезда.
   - Вы, здоровые, и так поспите, а мои раненые на чистом лежать будут. Сколько вашего брата от пустяковых ран в землю легло, только потому, что лишний раз белье им сменить поленились. Мастер Родер привык у себя лихорадки да переломы лечить, а я при гарнизоне всякого насмотрелась.
   - Я по другому делу пришел, - торопливо сказал Мэлвир. - И вот что, если рук не хватает, скажи мастеру, пусть деревенских наймет.
   Лекарка вздохнула.
   - Без деревенских мы бы тут уже в кровавых тряпках потонули. Баб наняли стирать и полы мыть. А если вы к мастеру Родеру пришли, добрый сэн, так он сейчас спит, намаялся. Я пойду?
   - Погоди, - Мэлвир старался подыскать слова. - Я хотел спросить...
   Ласточка сцапала за рукав пробиравшегося мимо монашка и мигом развернула обратно, только что пинка не отвесила.
   - Перевязку сделал, а пользованые бинты на пол швырнул. Убирать кто будет? Я? Или мастера разбудить? Извините, благородный сэн...
   Она отодвинула Мэлвира в сторону и открыла короб с лекарствами. Резкий запах камфары шибанул в нос.
   - Мне донесли, что преступник, именующий себя болотным лордом, зимой ездил в Старый Стерж.
   Лекарка достала нужную банку, сунула в карман фартука, стукнула крышкой.
   - Как раз в ваш госпиталь, - уточнил Соледаго. - Не знаешь, кого он навещал?
   - Откуда бы мне знать, - она глянула недоумевающее. - Больше мне дела нет, как за другими доглядывать. Посторонитесь, благородный сэн, аккурат на дороге стоите.
   - А ты, стало быть, из госпиталя одна поехала?
   - Нет, не одна. Горбушка со мной, возница.
   Ласточка прихватила со стола ворох разрезанного полотна.
   - Что же, лекарей-мужчин не нашлось?
   - Толку от мужчин маловато, а от кого есть толк, тому за восьмой десяток перевалило. - Она недовольно кивнула в сторону своих помощников. - Вон они, свинарник развели, хуже младенцев. Так у вас какое дело-то? Будить мастера Родера?
   - Не надо.
   - Ну, на нет и суда нет. Рука не беспокоит, благородный сэн?
   Мэл покачал головой.
   - Слава Богу. Я пойду, с вашего позволения.
  
   * * *
  
   Не дождавшись вестей от Кая, Ласточка написала Фалену. "Никто ко мне не приезжал, - отвечал тот. - Что у тебя стряслось?"
   У меня пропал мальчишка.
   Он действительно пропал, как она и доложилась Акриде, может, сглазила? За пропавшую вместе с ним лошадь Акрида велел до весны вычитывать треть из ласточкиного жалования, но это была меньшая из ее потерь. Насмешница Вилла оттачивала язычок, Лия, решив что ласточкин прикормыш махнул хвостом, от всей большой души жалела несчастную, а Тинь, за осень превратившаяся из потешной девчонки в красивую, знающую себе цену деваху, держалась с Ласточкой холодно. Она была уверена, что злая тетка выгнала Кая из ревности.
   Никогда не любившая сплетен и слухов, Ласточка научилась к ним прислушиваться. Болтали разное, но колдунов, убивающих людей на дорогах, не упоминали. Кай пропал, как в воду канул.
   Зато после Юля заговорили о разбойниках, особо зверствующих в верховьях Нержеля и на Лисице. Говорили, что с Лисицы в Добрую Ловлю на новогоднюю ярмарку никто не смог доехать, говорили, что Чистая Вереть, пограничная крепость на той самой Лисице, захвачена, то ли разбойниками, то ли найлами, а тамошний лорд Кавен то ли убит, то ли бежал к Маренгам. И что старостержскому лорду весной придется ехать на север разбираться. Ласточка прислушивалась к этим разговорам только потому, что о Кавене упоминал Кай.
   В середине февраля солдаты по пьяному делу спалили баню и прачечную при гарнизоне. Больнице повезло, огонь до нее не добрался, но больных повытаскивали на мороз и распихали кого куда, что, конечно, на пользу им не пошло. Чтобы умилостивить возлютовавшего Акриду, комендант отправил на подсобные работы десяток плечистых остолопов, которых больничные лекари принялись гонять в хвост и гриву.
   Поздним субботним вечером двое остолопов таскали ведра в ласточкину комнату и выливали горячую воду в огромную бадью, спасенную из погорелой прачечной. Ласточка не пожелала идти мыться в городскую баню и воспользовалась даровой рабочей силой.
   Выпроводив последних посетительниц, она прибиралась в перевязочной, когда в дверь заглянул один из водоносов.
   - Все готово. Можем идти?
   - Полную натаскали?
   - Кипятка две трети, как ты велела. И пара ведер с холодной, отдельно. Теперь мы пойдем, да?
   - Идите, бог с вами.
   Они, конечно, наплескали там и наследили, но это уже мелочи. Ласточка заперла ящики с лекарствами и поспешила к себе, пока горячая вода не простыла.
   По коридору вела цепочка водяных клякс и мокрых следов. Отворив незапертую дверь, Ласточка шагнула в комнату - и остолбенела.
   Посреди комнаты в клубах пара стояла бадья, оттуда высовывалась черноволосая голова. На полу, прямо в мыльных лужах, валялась смятая одежда.
   - Привет, - сказал Кай. - Я тебя жду, жду...
   Он улыбался, беспечно, как прежде, но прищуренные зеленые глаза не улыбались.
   - Ты? - голос вильнул, словно поскользнулся на мокром.
   - А ты кого ждала?
   Кай изменился. Она стояла, потеряв дар речи, пытаясь отыскать в здоровенном парне прежнего забавного мальчишку.
   На ее аккуратной кровати лежала кольчуга, сверху - перевязь с мечом. Роскошные вышитые сапоги брошены как попало - один около бадьи, другой в углу.
   - Кай... живой!
   - Живой. - Он задрал голову, с волос текло. - Что, не рада?
   - Где ты был?
   - Далеко.
   - Что у тебя на голове? Боже, какой ты грязный!
   Кай поморщился. Похоже, за несколько месяцев он отвык от нравоучений.
   - Да вот как-то времени для купаний не случилось.
   Он оперся руками о края бадьи и выскочил, выплеснув на скобленый пол мутные потоки.
   Ласточка дернулась к двери, но ее поймали за руку и сгребли в охапку.
   - Забыл...кое-что... когда уезжал...
   Лекарка молча и сосредоточенно вырывалась, уклоняясь от поцелуев.
   - Порву платье, - пригрозил Кай и прижал ее к стене.
   Ласточка наступила башмаком на босую ногу, Кай зашипел.
   - Ладно.
   Он неожиданно разжал объятия и отступил на шаг, скрестив руки на груди. Вода лилась с него ручьями.
   - Ты, похоже, меня не слишком ждала! - выпалил он. - Раз так, я уезжаю обратно.
   Ласточка, в платье мокром от ворота до подола, встрепанная, мрачно сопела.
   - Вот вам, пожалуйста! - взорвался Кай. - Я еду черт знает откуда, через метель, прячусь от стражи, залезаю в окно, как вор, а она ругается, что я грязный. Куда ты пялишься!?
   - В прошлый раз ты выглядел попристойнее, - Ласточка подняла взгляд и улыбнулась.
   - Так я пошел? - Кай шагнул к двери, как был, голяком.
   - Еще чего! Позорить приличную женщину! - она уперла руки в бедра и загородила выход. - Так я тебя и выпустила, разбежался!
   Кай подошел вплотную. Пришлось задрать голову, чтобы взглянуть ему в глаза.
   Вырос и вернулся, стучало в висках. Живой. Ко мне.
   - Я вернулся, - горячие губы коснулись уха. - И не выдумывай, что не рада. Все равно не поверю.
  
   Она сопротивлялась, уже зная, что сдастся. Все было решено меж ними, еще тогда, летом. Он не обещал остаться, вообще ничего не обещал. Потащил к кровати, схватив, за что попало, недолго думая, подставил подножку. Рухнул сверху, скользкий, жаркий, мокрые жгуты волос хлестнули по щеке.
   Зажмурившись, она двинула ногой, куда попадет, но он держал крепко. Сплошные кости, натянутые до звона струны мышц, колени, локти...
   Не церемонясь, Кай задрал ей юбку, задел бедро жесткой ладонью.
   Ласточка стиснула зубы, чтобы не закричать.
   Хоть бы дверь запер, бесстыжий мальчишка.
   Кай дышал тяжело и быстро, ребра ходили ходуном, скользили под пальцами. Остывающая вода текла в рукава.
   Дверь... дверь... в смятении подумала Ласточка и вцепилась в смуглое плечо зубами.
   Где же... ты... шлялся...
   Загрохотало железо, стекла на пол забытая кольчуга, узкая ласточкина кровать скрипела чаячьим голосом.
   Запах луга, запах речного берега... Аир, мята, чабрец, душица... солнце дробилось под веками на яркие осколки, слепило закрытые глаза.
   Где же...ты...
   Аирная горечь плыла по комнате. Свалилось с лавки ведро, вода разлетелась колкими ледяными брызгами.
   Кай всхлипнул и шепотом позвал ее по имени.
  
  
   16.
  
   - Кай, мне тяжело. - Задохнувшись, она кое-как сгребла каевы сырые волосы с лица. - И мокро.
   - М-м-м...
   - Кай, пусти. Слезь с меня. Надо перестелить.
   Он громко сопел ей в ухо и двигаться не собирался. Ворча, Ласточка зашевелилась, перевалила тяжеленное тело на бок, и Кай с грохотом рухнул с кровати.
   - Э-э! - возмущенный вопль.
   Она села - и чуть не опрокинулась обратно. Комната сделала полный поворот.
   Кай вскочил, поскользнулся, крепко чертыхнулся, ухватившись за спинку. Вода на полу замерзла ледяной дорожкой.
   Мокрые пятна на платье мгновенно остыли, холодя живот и ноги. На груди шнуровка оказалась разорвана.
   - Эй, погоди! - Кай, сунувшийся было в постель, был остановлен выдернутой простыней. - Я не собираюсь валяться на мокром. Достань из сундука чистое белье.
   Кай пошлепал к сундуку, поджимая пальцы на ледяных кляксах. Ласточка, бурча под нос, перестлала постель, перевернула подушку, бросила в угол испятнанное мокрым белье.
   - Платье порвал все-таки, - разворчалась она. - С мясом выдрал.
   - Ну, не сердись. Почти ведь незаметно. - Кай пригладил лоскут, заглянул в лицо. В глазах его не было и тени раскаяния. - Давай его вообще снимем.
   - Осторожно!
   Он сдернул платье одним движением, вместе с нижней сорочкой, чуть не оторвав Ласточке голову. В отместку Ласточка сильно толкнула его в грудь, Кай с хохотом повалился на постель. Попытался затащить ее следом, но она вырвала руку и, оскальзываясь на тающих лужах, пошла запирать дверь. Мимоходом заглянула в бадью - там белесо светился ледяной горб, а сама бадья расселась и треснула. Ой, что тут будет, когда этот оковалок растает!
   - Поздно спохватилась! - рассмеялся Кай. - Невинность уже убежала!
   Ласточка фыркнула, накидывая щеколду.
   - Вот я и запираю, чтобы ей не вздумалось вернуться.
   Она забралась под одеяло, в протянутые руки, и Кай тут же облапил ее, посмеиваясь и тычась губами куда попало. Принялся вытаскивать шпильки из волос.
   Ласточка чуть отстранилась.
   - М?
   - Ты очень изменился, Кай. Где ты шлялся, рассказывай!
   Он сцапал ее палец губами, чуть прикусил, прижмурился.
   - Рассказывай.
   Попытался отвлечь ее поцелуями, но Ласточка отвернулась.
   - Рассказывай! Уехал, ни слуху, ни духу. Фаль пишет - никто к нему не приезжал. Где ты был? Почему только сейчас объявился?
   - Решил сам себе подарок сделать. За все годы.
   - Ах, да, - вспомнила Ласточка. - Ты же февральский. А я, выходит, подарочек.
   - Угум. Самый... лучший...
   - Погоди. Значит, в Тесору ты не поехал. А с этим, - она кивнула на талую лужу, растекающуюся от бадьи. В ней дрожали и множились отражения светильника. - С этим как справляешься?
   Кай сунулся лицом ей в грудь и задышал там жарко.
   - А-ах... погоди, что ты делаешь... Мары полуночные, Кай... Ты говорил, что от стражников прятался! Почему? Что ты натворил?
   Он поднял лицо, продолжая прижиматься, посмотрел снизу вверх.
   - Ласточка... - невнятно. - Милая. Прекрати меня допрашивать. Я приехал на пару дней всего.
   Она дернулась.
   - Ты ведь... сказал, что вернулся.
   Опустил голову.
   - Не могу остаться, прости.
   Ласточка закусила губу. Кай прислонился лбом к ее плечу.
   - Когда ты меня выперла, я плюнул на все и к отцу поехал.
   - К Шиммелю этому?
   - Да.
   - И что?
   - Ты мне совсем не рада! - Поцелуй в плечо. - Ла-а-асточка... - Он потерся щекой, ласкаясь. - Я так скучал. Взгляни понежнее!
   На руке у него был шрам, чуть выше локтя. Поперечная полоска, толщиной с пеньковый жгут. Не такая уж давняя, она не успела еще побелеть. И другой шрам, более ранний - Ласточка отодвинулась, нащупав его на ребрах - безобразная кривулина, стянувшая кожу.
   - У-у! Кто зашивал?
   Кай жмурился и потягивался под ее руками.
   - Да есть у нас там... Коновал.
   - Оно и видно. - Ласточка погладила страшненький рубец. Шрамы украшают мужчину, но этот не украшал. Впрочем, и не уродовал особо. - Ты сражался, - сказала она. - Это мечная рана.
   - Не твои ручки шили, конечно. - Кай поймал и поцеловал ее ладонь. - Ладно. Я расскажу. - Голос стал серьезней. - Расскажу.
   Пауза. Потрескивал и мерцал светильник на столе. За окном, в застрехе, выл ветер. Капала и журчала вода, стекая сквозь щели в подпол.
   Глаза у Кая казались темными, тянущими, как болото. Под скулами легли тени.
   - Я собрал людей и взял Чистую Вереть. Тебя, между прочим, лорд обнимает. Довольна?
   - Так это про тебя рассказывали? - Она чуть нахмурилась и потрогала Кая пальцем меж бровей, словно там отразилась ее собственная морщинка. - Это твои разбойники? У нас тут много про Вереть болтали. Ты знаешь, что лорд Радель по весне поедет вас выкуривать?
   - Конечно, - Кай беспечно улыбнулся. - Посмотрим, кто кого.
   - Ты занял крепость своего отчима... Сколько у тебя людей?
   - Достаточно. Две сотни. К лету будет еще больше.
   - Ого! Погоди, - она тряхнула головой. - Две сотни кого? Разбойников? Каторжан? Бродяг всяких и браконьеров?
   Кай прикрыл ладонью ласточкин рот.
   - Тссс. Ну и что!
   Рука скользнула на затылок и надавила, заставляя нагнуться, навстречу протянутым губам. Ласточка уперлась локтем Каю в плечо.
   - Как "ну и что"? У них мечи-то хоть есть? Или ты их дубьем и цепами вооружил?
   - Тссс! Я разберусь. Не волнуйся. Я - сын Шиммеля. Шиммель - лорд Чудовых лугов. Вереть моя по праву крови.
   - Когда он был этим лордом, окстись! А до Лавена тут найлы сидели, если кто из них о своем праве заявит, его что, слушать будут?
   - Шиммеля помнят и знают. Он до сих пор ездит с ватагами от снега до льда и от льда до снега. Его боятся. Это - сила, Ласточка.
   Она покачала головой.
   - Это морок болотный. Дух неупокоенный.
   - Это - сила. И она моя. Она вот тут, - Кай прижал кулак к груди, между ключиц. Под кулаком темным кружочком лежала медная солька. - Я ею владею.
   - Ты владеешь? Или она тобой? - Ласточка покачала головой. - Шиммель! Он что, правда ездит с твоим войском? Ты видел его?
   - Да, - сказал Кай.
   Он приподнялся на локте, приблизив лицо. Дыхание его шевелило прядку волос на ласточкиной щеке.
   - Ты даже не знаешь, что на него смотреть нельзя. Никому из смертных. Понимаешь, он всегда за спиной, совсем рядом, между людей, лошадь его сивая меж других лошадей... Зацепишь взглядом - то ли он, то ли твой товарищ едет. Будешь присматриваться - удача отвернется, зарубят в первой стычке. Парни даже флягу через плечо передают, не глядя. Закон такой разбойничий.
   - Душегубы всегда суеверны.
   - Правда это, поверь мне. Не с чужих слов рассказываю, сам видел.
   - Ты сказал, что видел Шиммеля.
   - Да. Я - видел. Даже говорил с ним. Мне можно. Я такой же как он, наполовину. Кровь от крови.
   - Какая кровь у мертвеца? Ты же не дух, ты живой, теплый, вот, - она положила руку ему на грудь. - Сердце стучит. И солю носишь.
   - Соля даже чудь болотную не пугает. - Кай прижал ладонью ее ладонь, вздохнул и откинулся на подушку. - И Шиммель на мертвеца не похож. И на демона тоже. Только вот... - Он на мгновение отвел взгляд, огонек в светильнике вдруг присел, зашипел, плюясь искрами, тени, колеблясь, придвинулись из углов. - Только не дай Бог, Ласточка, повстречать меня, когда отец со мной. Не хотел бы я тебе таким показаться.
   - Почему? Глаза огнем горят и дым из ноздрей?
   Она не сдержалась, фыркнула, и Кай посмотрел на нее с каким-то непонятным, несвойственным ему прежде выражением. Как на малявку, ляпнувшую глупость. Ласточка даже бровь подняла. Что-то парень навыдумывал несусветного.
   - Ты на самом деле хочешь все знать?
   - Да уж рассказывай, куда ввязался.
   Кай помолчал, сдвинув брови. Потер ладонью впалый живот.
   - У тебя пожрать что-нибудь найдется? Горячего бы...
   - Печку надо растопить.
   Она приподнялась, Кай тут же поймал ее за руку.
   - Не надо. Не сейчас. Потом. Хлеба дай с салом, если есть. А утром супчику сваришь, ладно? Так скучаю по твоей стряпне... - Неловкая улыбка. - Ласточка, я тебе подарков привез. Золото, шаль шелковую. Посмотришь?
   Она снова покачала головой. Во рту было горько.
   - Сейчас принесу тебе хлеба. А ты рассказывай. Рассказывай.
  
   ***
  
  
   - Что там дальше? - Кай обернулся и посмотрел на Занозу.
   - А пес его знает, - тот почесал в затылке, сморщился. - Ежели напрямки пойти, то потопнешь, а ежели кругаля дать на север - так к найлам попадешь.
   - Нам туда, - Кай указал вперед. - Я знаю. Должна быть тропа.
   - Нету там тропинок. Это ж болото, - Заноза глянул виновато.
   С тех пор, как Кай вытащил мужика из передряги, а потом рассказал, зачем он здесь - тот поверил сразу и бесповоротно.
   Свел с нужными людьми.
   "Нужные люди", которых лорд Кавен нещадно гонял по лесам и вешал при первой возможности, выглядели не ахти. Заросшие, грязные, злющие.
   Клык, здоровенный парень с белыми, как пенька кудлатыми волосами, Щавлик - молодой, пухлогубый, с усами-черточками. Рыня Оголец, дюжий мужик с бельмом на глазу. С ними - еще дюжина, Кай их даже по именам не помнил.
   "Шиммелев сын", сказал им Заноза.
   Кай назвался им именем, которое не носил уже давным-давно. Вентиска. Вир прозвал его так, потому что он родился в феврале, среди вьюги и мглы.
   На андалате это значило - "метель".
   Имя, как имя, не хуже и лучше многих.
   Теперь эти люди шли за ним, каждый миг ожидая страшного чуда или знамения.
   Кай не знал, как сделать так, чтобы случилось чудо, да и не хотел. Он ехал вперед, по еле намеченным лесным тропам, иногда через непролазный бурелом или по колено утопая в черной грязи.
   Не останавливаясь.
  
   Он спешился, кинул повод Занозе. Новая кобыла, светло-серая, с перечно-сивой гривой, покосилась на хозяина глазом навыкате, прижала уши.
   На всю компанию у них было еще четыре лошади, остальные шли пешком.
   Кай прошелся вдоль края топи, приглядываясь. Лесной длинный мох проваливался под сапогами, чавкал, в глубокие ямины следов сразу же затекала ржавая вода.
   Впереди, выпирая среди ровной болотной глади, маячил очередной островок, таких тысячи по всему Элейру.
   - Должна быть дорога, - он снова глянул на Занозу.
   - Эй, Вентиска, не все ли едино, где болотного лорда звать, - вмешался Клык. - Раньше мы бывало...
   - Что было раньше - не имеет значения, - отрезал Кай, вглядываясь в островок воспаленными глазами. - Мы должны перебраться туда.
   Клык отошел, ворча недовольно. Разбойники - а что греха таить, прибившиеся к Каю бродяги были именно разбойниками, отыскали место посуше, начали возиться с костром. Сырые дрова дымили, и никак не хотели разгораться.
   Заноза ходил за Каем хвостом, сопел за плечом.
   - Парни дело говорят. Шиммеля где позовешь, там он и явится. Главное, чтобы кобыла была, да первый снег посыпался. От снега до льда болотный лорд на свободе ходит...
   Кай не слушал, выломал палку, потыкал в мягко подающуюся грязь.
   Глубоко.
   - Ты бы им хоть слово сказал, хоть полслова, они ждут же... если ты и впрямь шиммелев сын. Ну, колдунство сделай какое-нибудь...чего тебе стоит... - ныл Заноза не переставая. - Они ж за тобой тогда куда хошь пойдут, хоть в болото, хоть в огонь... ты ж можешь, я знаю, видел...
   - Заноза, отстань.
   Парень обиделся, замолчал, потащился к костру, хрустя облетевшим подлеском.
   Кай попытался промерить глубину в другом месте, вытащил палку, сделал несколько шагов, с трудом вытягивая ноги, оступился, упал ничком, вляпавшись в ледяную жижу, прикрытую пожелтевшей ряской.
   У костра примолкли, но помогать никто не кинулся.
   Кай с трудом выбрался на берег, лег на спину, отдыхиваясь. Вытер лицо рукавом.
   Голые ветки деревьев кружились над головой, как черная сеть.
  
   - Что он там застрял? - Клык подвинул в огонь подсохшее полено, сплюнул. - Закоченел что ли?
   - Лежит, не шевелится, - Заноза с беспокойством глянул вниз, с заросшего кустарником холма, на котором устроили стоянку. - Черт его разберет, зачем. Пойти поглядеть...
   - Сиди, - Клык поймал парня за рукав, удержал. - Не трогай ты его. Если он и впрямь шиммелево отродье...
   - То что?
   - Я с Шиммелем об прошлый год ездил. Знаю. Ежели сынок в него пошел... смотри, разозлишь его, огребешь себе беды на голову.
   - Да брось, Клык, глянь на этого Вентиску, - подал голос Рыня Оголец. - Какой он шиммелев сын! Разве может у мертвяка дите человеческое родиться?
   - А я почем знаю, - отрезал Клык. - Только когда Шиммель с ватагой ездит, точно так же сердце колотится, мурашки по коже и холод до костей пробирает.
   - От Вентиски точно мороз по коже, - вставил Репа, здоровенный чернявый парень с найлским горбатым носом и круглыми светлыми глазами, доставшимися от матери-альдки. - Не знаешь, что от него ждать, то ли слово доброе скажет, то ли мечом рубанет.
   - Холод до костей пробирает, потому как осень на исходе, - рассудительно заметил Оголец, протягивая ладони к неяркому пламени. - При чем тут Вентиска-то?
   - Если болотный лорд парня признает, мы первыми при нем будем, - мечтательно протянул Репа. - На золоте спать, с золота есть. Кабы шиммелева сила да круглый год при нас была...
   - Помечтай еще! Раззявил рот...
   - Так Заноза же рассказывал... а ты, Клык, что тогда тут задницу морозишь? - прищурился Оголец. - Чего ждешь?
   - Первого снега, - Клык подкинул в еле тлеющий костер ветку. - Чего ж еще. Кобыла сивая при нас, люди бывалые собрались. Прошлой осенью позвали его, погуляли на славу. И этой осенью погуляем. А с мальчишкой этим чудным пускай он сам разбирается.
   Заноза обернулся, сощурил глаза.
   Плотная пелена тумана колыхалась внизу, накатывая с мертво молчавших болот приливом, разбивалась о корявые стволы. Слабые зеленые огни вереницей двигались к берегу,
   - Поглядеть бы... - повторил он неуверенно. - Может, случилось чего...
   - Сам и иди, раз такой умный. Как раз чудь болотная тебя сожрет, косточки растащит, - хмыкнул Клык. - На, хлебни лучше горяченького.
   Он сунул Занозе в руки побулькивающую флягу.
   Тот подержал ее в руках, вздохнул тяжело, потом поднялся.
   - Все ж пойду, спущусь. Туманом его накрыло, не видать...
   - Вентиска! Вентиска, эй! - Щавлик решил докричаться. - Ты где? Иди сюда!
   - А ну цыть, что орешь! - одернул его Клык. - Хочешь у Кавена в петле ножками подрыгать?
   Щавлик испуганно умолк.
   Заноза спустился к трясине, оскальзываясь на крутом склоне, настороженно вздрагивая и тараща глаза в темноту.
   - Вентиска? - шепотом позвал он. - Отзовись? Ты уснул что ли? Пошли к огню.
   В темноте и тумане не разглядеть собственной руки. Огни роились, перетекали с места на место в седой мгле. Слышалось шлепанье, потрескивание.
   Заноза поскользнулся, ухватился за чахлую елку, выворотив ее с корнем, исколол ладони.
   - Эй... - он зажмурился на всякий случай.
   Никого.
   - Эй... сожрали тебя что ли? Я того... пойду...
   Кто-то коснулся плеча.
   Заноза вскрикнул, дернулся.
   -Ты чего орешь? - голос звучал смутно, расплывался в сыром воздухе. - Испугался?
   Приглушенный смешок.
   - Испугаешься тут... - Заноза облегченно выдохнул. - Ты где ходишь?
   - Дорогу нашел, - шиммелев сын смотрел из темноты, белое лицо с черными провалами глаз подцвечено зеленым, как у мертвяка.
   В руке у него мерцал неярко фонарь, из тех, с которыми чудь по болотам шастает.
   - К-к-какую дорогу? - прозаикался Заноза.
   - К острову. Я возвращаюсь туда.
   - Как же ты? В темноте?
   Вентиска снова хмыкнул, развернулся и пошел прочь, чавкая сапогами по грязюке. Волосы намокли, прилипли к плечам, но он словно не чувствовал холода.
   - Я там вешки поставил, скажешь завтра этим... захотят, придут.
  
  
   ***
  
  
   Кай умолк, откинулся на подушку. Потрогал влажные еще пряди.
   - Слушай, не хочу я про это, Ласточка. Я...убивал, много. Не надо тебе про такое знать.
   - Что ты мне особенного расскажешь? - фыркнула лекарка. - Про то, что вы, мужики, друг с другом вытворяете? То-то новость для меня.
   - Может, и новость.
   - Кай.
   Он отыскал в темноте ее руку, поцеловал, прижал к груди. Вздохнул, подбирая слова. Заговорил снова, стараясь не пропустить и не забыть ничего.
  
   ***
  
   От холода и сырости спасались яблочным вином и медовухой, в которые Клык понемножку добавлял арварановки. Заноза выстлал просмоленой рогожей щель между каменных глыб, натаскал воды, набросал раскаленных камней. В горячее озерко опускали мех с вином, когда он нагревался, Клык опорожнял туда свою флягу, и мех пускали по рукам. Смесь хорошо согревала и дурманила преизрядно. Другого горячего питья у них не было, да и еды оказалось маловато. В силки иногда попадались зайцы, Заноза собирал клюкву у края трясин и поздние черные опята в лесу. Щавлик пошел порыбачить к затону на дальний конец острова, но вернулся без рыбы и без сапог, и хорошо, что вообще вернулся. Он рассказал, что наткнулся на останки деревни, древние и черные, наполовину ушедшие в болото. Заноза даже не знал, что когда-то здесь жили люди.
   Предзимье тянулось вторую неделю, по небу гуляли тучи, по болотам - туманы, днем моросило, к ночи влага превращалась в иней и округа обнадеживающе белела. К утру все таяло, и начиналось по новой: слякоть, серость, морось, озноб. Снегом даже не пахло.
   Парни пили, мерзли и роптали.
   - Он чокнутый совсем, - бубнил Щавлик, пристраивая поближе к огню ноги в берестяных опорках. - Зачем только поехали за ним... Снег до Юля может не выпасть, что, так и куковать тут? Сидел бы я сейчас у Маруши на печке...
   - Тебя никто не держит, - буркнул Заноза. - Сваливал бы вместе с Огольцом.
   Два дня назад Рыня Оголец ушел сам и увел еще троих. Исходу предшествовали ссора и мордобитие. Рыня и его подпевалы объявили Кая нетварью и колдуном, который завел их в глушь, чтобы скормить чуди. Они вооружились горящими ветками и поискали Кая вокруг лагеря, дабы опередить и прищучить, но по темноте не нашли. Потом поиски Кая перешли в поиски жбанчика с арварановкой, припрятанного Клыком для обряда, и тоже успехом не увенчались. Клык наотрез отказался признаваться, где спрятал жбанчик, парни до утра выясняли, кто самый подлый негодяй, а с рассветом Рыня с подпевалами, утерли юшку, собрали манатки и отчалили. Кай обнаружился только к полудню, отмахнулся от Занозы, поредевший отряд пересчитывать не стал, погрел руки над углями, отказался от еды и снова ушел бродить по островку.
   - А Оголец, может, и прав, - бубнил Щавлик. - Снега нет, Шиммеля нет, зато чудь обнаглела, на сухое вылазит. Сегодня шуганул парочку от землянок. Это Вентиска их приваживает.
   - Чудь огня боится, - неуверенно сказал Заноза.
   - Хрена она боится. - Мрачный Клык задвинул поглубже в костер прогоревшее бревно. Сырая кора зашипела, повалил белесый дым. - Вот как заплюют нас из темноты стрелками своими, поглядим, кто кого боится.
   Бывалый Клык держался дольше всех, но и он начал сдавать. Заноза поерзал на чурбачке - зад ныл, спину ломило, замерзший тыл, обращенный к лесу и болотам, уязвляли воображаемые стрелки.
   - С нами он не ест, не спит, - гнул свое Щавлик. - Потому как чудь его кормит, и гнездо ему свила из травы сухой Как туман находит, так чудь вылезает и Вентиске жрачку несет. Видел я то гнездо, люлька такая из мха, травы и веток. Под обрывчиком!
   - С чего ты взял, что он в ней спит? - нахмурился Заноза, шевеля под курткой лопатками.
   - А кто? Там чудовых следов полно вокруг, а гнездо само большое, не по росту чудикам. Для Вентиски вили, зуб даю. Где он тогда ночует, скажи мне, а?
   - Почем я знаю, может, он не спит вовсе.
   И не ест, ага. Вторую неделю.
   - Насулил золотые горы. - Репа, до того молча вертевший ножом дырки в поясе, поднял замотанную в капюшон голову. - Приманил нас как перепелок. Слушьте, парни, мож того? Пристукнем его, покуда не поздно? Зачем нам чудий выродок?
   - Он не чудий, а шиммелев! - поправил Заноза, стараясь не подать виду, что испугался. Пристукнут Кая, там и до Занозы дело дойдет - кто Вентиску с ребятами свел?
   - Наболтал, а вы поверили.
   - Ты тоже поверил.
   - Ну и я вместе с вами. Уж больно складно врал. На золоте есть, на бархате спать...
   Не сулил он ничего, подумал Заноза, но благоразумно промолчал. Это ты, Репа, сам себе насулил. А теперь виноватого ищешь.
   - Говорил я уже, - Клык зло сплюнул в огонь. - Было дело. Я под стол пешком ходил, а помню хорошо. Вся округа шумела. Что кавенову женку Шиммель обрюхатил, когда она ватаге попалась, вместе с поездом свадебным. Потом баба то ли родами померла, то ли Кавен ее кончил, вместе с дитем, тут уже разное болтали. А Вентиска аккурат по возрасту подходит.
   - Да услышал где-то и примазался, - фыркнул Репа. - Наживка на дурней нужна? Нужна. Мы и клюнули.
   - И сожрут нас с потрохами, - торжественно заключил Щавлик и чертыхнулся, вскочив - от правой опорки повалил дым.
   Помолчали, слушая шипение и проклятия Щавлика, пинающего сырой растоптанный мох. Заноза ерзал на чурбачке.
   - С другой стороны, - протянул Клык, - Хотел бы он нас скормить - давно бы скормил. Вторая седьмица на исходе. Ждет он чего-то. А чего здесь можно ждать?
   Заноза с уважением посмотрел на Клыка. Варит котелок у парня. Действительно - наглая чудь могла бы их давно стрелками перещелкать, по одному, если б захотела. Если б Кай захотел. Ан нет, ждет, бродит, у дуба страшного сидит. Значит, не врал. Таки Шиммеля ждет.
   - Пойду лошадей гляну. - Заноза встал, растирая поясницу. От бездействия и холода все тело затекло.
   Он вышел из круга света в мокрый мрак, мимо землянок, крытых ветками и дерном, к навесу. Заслышав шаги, лошадки зашевелились, зафыркали, потянули морды через хлипкую загородку. Среди темных морд одна белесо светилась в ночи - каева сивка ткнулась мягким храпом Занозе в ладонь. Тот скормил кобылке припрятанный с ужина сухарь, погладил ее по носу. От лошадей тянуло теплом, хотелось втиснуться между ними и заснуть. Но спать стоя Заноза не умел, а в сырую вонючую землянку надо забираться всей гурьбой, иначе сдохнешь от холода.
   Он вздохнул, поежился, потер ссутуленные плечи и побрел в темноту, от ствола к стволу, ощупывая их протянутой рукой. Другой рукой он прикрывал лицо от веток.
   Рыжее пятно костра осталось за спиной, глаза кое-как научились отличать черное от непроглядно-черного и черно-серого. Под подошвами чавкало, над головой тяжело волоклось беззвездное сизое небо. По вершинам потянуло ветром, и воздух стал свежее.
   Рука не нащупала ни стволов, ни веток, Заноза почувствовал подъем и остановился. На краю слуха что-то звякало печально и сипло, словно дух сгинувшей скотинки заблудился во мгле. Перед глазами плавала и ветвилась чернота.
   Что-то коснулось лица, погладило - нежное и влажное, как рука призрака. Пахнуло прелью.
   Заноза подскочил, мгновенно облившись потом, треснул себя по щеке изо всей силы. Пальцы опутало волглое, прохладное, невесомо упало на голову. Саван утопленника! Заноза взвыл, судорожно стряхивая невидимые путы.
   - Ай-ай-ай, спасите меня! Господи помилуй, ой-ей-ей!
   Бродячая скотинка зазвякала колокольцами теперь уже повсюду, потом хрипло расхохоталась:
   - Заноза, успокойся! Это лента с дуба на тебя напала, ты ее оборвал.
   - Вентиска? - голос у Занозы дрожал.
   - Я, кто же еще. У тебя под ногами ствол поваленный. Кувыркнешься. Обходи слева.
   Заноза, испуганно таращась в темноту, двинулся налево, на голос. Это всего лишь сгнившая лента с дуба, одна из многих, которыми увешаны ветви. И бронзовые колокольчики - подношения Шиммелю с тех времен, когда люди помнили, где лежит кровожадный верейский лорд. Ленты тканы из хорошего льна, дождь и ветер портят их намного медленнее, чем живую плоть.
   Всего лишь лента?
   Или сам Шиммель похлопал Занозу по щеке? Мол, молодец, что пришел, и людей привел, и сына моего, и сивую кобылу. Молодец, Заноза, попомню тебе...
   Господи помилуй!..
   - Корни, осторожней, - сказал Кай. - Садись, здесь сухо.
   - Я постою.
   Слева проступила и разрослась черная стена. Заноза нащупал мокрые складки коры, поспешно отдернул руку и вытер пальцы о полу. Дуб. Тот самый, уродливый. Страшный.
   - Я за тобой пришел. - Заноза потихоньку приходил в себя. - Ты бы посидел с парнями, а? Негоже от людей прятаться. Ты даже хлебом нашим брезгуешь, обижаются парни.
   - Мне нет до них дела, Заноза.
   - Как - нет? За тобой люди пошли, под руку твою, ты ж сыном Шиммелевым сказался, тебе ватагу водить!
   Усталый вздох.
   - Не звал я их. Они мне не нужны.
   - Да как же не нужны! Ты Шиммеля призвать собрался, как же без людей? Разбойничий лорд он, Шиммель-то, спокон веку лихие люди его призывают, зачем же его просто так вызывать?
   - Уффф... надоело уже. Сколько тебе объяснять...
   Рядом зашуршало, затрещали веточки в лесной подстилке, поднялась фигура - темная, в размытой серой мгле. Пятно лица с провалами глаз, тусклый отсвет пряжки на плече. Заноза не ощутил ни тепла от нее, ни человечьего запаха - только тлен лесной, горечь палых листьев.
   - Шиммель мне отец, Заноза. Я хочу его увидеть. Все.
   - Да нельзя его видеть, дурень! - Заноза даже голос повысил в негодовании, только его исказил и выпил туман. - Кто Шиммеля увидит, тот недолго проживет - зарубят, стрелу схлопочет, споткнется и шею свернет. Сказывают, он и своих не жалел никогда, а теперь проклятье на нем такое. Думаешь, проклятье разбираться будет, сын ты ему или не сын?
   Кай молчал.
   - А вот парни не стерпят, порежут тебя, потому как ты нетварей привадил, того гляди, на людей натравишь! Хошь железо в печенку? Еще денек - и никакие речи разумные их не удержат.
   Кай молчал, только запрокинул лицо, в темных ямах глазниц слюдой заблестели белки. Заноза распалил сам себя, страх, усталость, горькая обида за неоцененную верность слепились в ком за грудиной и заворочались там больно и колюче.
   - Пойдем к людям!
   Он протянул руку, чтобы ухватить Кая за плечо, но темнота обманула, Кай стоял гораздо дальше, чем Занозе казалось. Или он отшагнул назад, а Заноза не заметил.
   - Пойдем, Вентиска, чтоб тебя мары задрали!
   Короткий смешок.
   - Ржет еще! Поржешь с пером под ребрами! Пойдем, говорю!
   - Не ори, Заноза. - Опять тихий смех, от которого волосы зашевелились. - Хватит орать. Смотри. - Кай поднял руку, ладонью к небу. - Снег пошел.
  
  
   Он тенью скользнул мимо, вниз по склону, влажный треск сучьев и хлюпанье раскисшего мха словно не из-под его ног доносились. Воздух разом посветлел от падающего снега, очистился от болотных испарений. Заноза глубоко вздохнул - и тут из чащобы, от едва видного рыжего пятнышка между деревьями, донесся многоголосый ликующий вопль.
   Заноза поспешил к костру, заслоняясь руками от веток, а Кая уже и след простыл. С каждым мгновением снег падал все сильнее, наполняя лес бледным свечением, и таял, не долетая до земли. Воздух сделался густ и полон небесного шороха, а сердце колотилось в предчувствии пугающего чуда.
   У костра вовсю суетились. Не жалея, грузили в огонь весь приготовленный на долгую ночь хворост, все ценные еловые дрова, рубили орешник на шесты, Клык приволок заветный жбанчик. Заноза вытащил из захоронки последние два меха с яблочным. Щавлик, еще не принявший сверх обычного ни капли, вдруг расхохотался и прошелся колесом вокруг костра, дрыгая ногами в размотанных опорках.
   Огонь заревел, поднялся высоко, раздвинув полог валящегося снега, искры плясали и перемешивались с белыми хлопьями. По рукам поплыла первая чаша. Заноза сделал глоток и едва не подавился - на этот раз не арварановку добавили в вино, а вино в арварановку.
   Из снега вышел Кай, ведя лошадь цвета пепла. У костра она заартачилась, видно испугалась высокого пламени и возбужденных людей, присела на задние ноги, прижала уши. Кай перехватил повод в левую руку, намотал на кулак, не позволяя кобыле подняться на дыбы. Правой рукой выдернул охотничий нож и чиркнул размашисто, от себя, над светлым кобыльим плечом.
   Темная струя окатила его от шеи до пояса, залила лошади грудь и ноги, дымясь, как смола. Кобыла захрипела, рванулась на дыбы, Кай повис на поводе, пригибая кобылью голову к земле. Кровь толчками хлестала на него и на землю, попадала в огонь, шипела, выплевывая желтый дым. Разбойники вопили, кобыла билась, разметывая клочья дерна. Кая мотало, но держал он крепко. Струя опала, стало слышно, как свистит и клокочет в перерезанном горле. Ноги у кобылы подогнулись, она рухнула на колени, потом тяжело завалилась на бок. Кая, не успевшего высвободить руку, бросило на землю, и лошадиная голова ткнулась ему в бедро. Издыхающая кобыла дернула задней ногой и затихла.
   Разбойники заорали с новой силой, Заноза заорал вместе с ними. Забулькал мех, медный запах свежей крови и вонь горелой смешались с острым, кисловатым духом яблочного. Хохотал, не останавливаясь, Щавлик.
   Кай выпутал руку из липкой веревки, поднялся неловко. Лицо у него было забрызгано, одежда блестела, будто лаком залитая, и с нее капало на сапоги.
   - Шест, - прохрипел он, выговаривая слова с трудом, будто онемели губы и гортань. - Топор. Дайте.
   Отрубленная кобылья голова со слепым белым глазом, со свисающими лохмотьями шкуры и жил оказалась на шесте. Разбойники словно обезумели. Горящие волчьим глаза, припорошенные снегом бороды, оскаленные зубы.
   Снег летел из тьмы, со всех сторон сразу, завивался белыми струями.
   Кай снял недоуздок, вложил в ощеренный рот кобыльей головы железные удила, набросил оголовье. Замер неподвижно, ожидая чего-то. Утер взмокший лоб окровавленной рукой.
   - Приходи, Шиммель... - одурманенные крепким питьем мужики забормотали вразнобой, проглатывая слова. - Шиммель, приходи. Шиммель!
   Молчание. Оглушающий шум леса. Потрескивание костра.
   Еле слышное лошадиное ржание вдалеке.
   - Приходи Шиммель! - уже громче и увереннее. - Приходи, Шиммель!
   Вой ветра и нестройные выкрики постепенно соединялись в слитный шум, от которого начинало звенеть в ушах и колотилось сердце.
   Кай обернулся к сплотившейся у костра толпе, стоял молча, пугающий, далекий. Он смотрел куда-то за спины, в темноту, словно видел что-то, другим недоступное. Грубый плащ трепало ветром, мокрый снег слепил глаза. Оглянуться никто не решился.
   - Шиммель! Шиммель! - взвыли разбойники.
   Их подхватило и понесло знакомой волной, означавшей, что он явился.
   - Коня, - тем же чужим, трудным голосом приказал Кай.
   Заноза подвел своего.
   Кай вскочил в седло, ветер рвал его одежду, трепал волосы.
   Глаза казались пустыми, как у ведьминой куклы.
   - Кто за мной? - вдруг закричал он в ночь, громко и звучно, легко перекрывая шум бури и скрежет веток.
   Многоголосый вой был ему ответом.
  
   - И они поехали за мной, - Кай чуть запнулся, прикрыл глаза, вспоминая. Тени от масляного светильника очертили складку у губ, впадины под скулами. - По болоту. Не разбирая дороги. На следующий день мы захватили один из фортов лорда Кавена, а у меня было меньше десяти человек. Потом они начали прибывать, как лавина, слухи расползаются быстро... В конце ноября мы взяли Чистую Вереть и люди назвали меня болотным лордом.
   Ласточка молчала, не зная, что сказать.
   - Ты... ты думаешь, что этот... Шиммель... он вселяется в тебя? Как в одержимого?
   - С чего бы? - удивился Кай. - Он делится со мной силой, признал. Когда мы уехали с острова, метель выла... Мело, как у черта в крупорушке. А отец... отец ехал за нами следом. Я чуял его... видел...
   - Демона с черными крыльями и зубами, как ножи? На хромом лошадином скелете?
   - Знаешь, моя сладкая... он совсем как обычный человек. И лошадь у него самая обычная. От других всадников не отличишь.
   - Не страшный?
   Кай ответил не сразу.
   - Как тебе объяснить... Сам не страшный, когда с ним ездишь - не страшно. И потом... когда ночью заснуть не можешь или один сидишь... тоже не страшно... почти. Ну вот словно макового настоя напился, страх как бы есть, но его почти не чувствуешь. Стараешься не думать - и вроде не страшно.
   - А если думать - то страшно?
   - Ну... я же говорю, как настоя напился.
   Ласточка пошевелилась, убрала затекшую руку.
   - И ты предпочитаешь не думать.
   Кай молча дернул плечом.
   - Ладно, - сказала она сурово. - А если тебя поймают? Тебя уже не вздернут на суку, как обычного разбойника. Тебя лорд судить будет и четвертует, или лошадьми разорвет, или что таким как ты положено...
   - Я не дамся живым.
   - Если б каждый не давался живым, палачей бы не существовало, Кай.
   - Вереть моя по праву. Я ее удержу.
   - Лорд Гертран сильнее Шиммеля.
   - Посмотрим. - Он зыркнул угрюмо. - Будешь опять меня воспитывать, Ласточка? Я вырос уже.
   - А ума не вынес. Не буду воспитывать. Я сама виновата, что отпустила тебя.
   - Выгнала.
   Она вздохнула.
   - Надо было с тобой ехать. В Тесору, - Ласточка прикрыла глаза. - Что теперь болтать про если бы да кабы. Останься со мной.
   - Не могу.
   Опять молчание, долгое как ночь. Капает вода, воет ветер. Жук точит стену в углу - скррр, скррр... скррр, скррр...
   - Он... обещал мне...
   Кай смотрел во мрак, где стояла в нишке фигурка святой Вербы. Тонко пахло прошлогодним вереском от ее венка.
   - Он обещал, что заберет меня к себе, если я позову. Он сказал, чтобы я не боялся ничего. Не боялся мучений и смерти. Что смерти не будет, если я позову его. Хоть из тюрьмы, хоть с эшафота.
   Ласточке стало холодно.
   - Я смерти не боюсь, - сказал Кай. - Есть вещи похуже.
   Она нашарила его руку и потянула к себе, положила себе на шею. Рука была жесткая, неловкая.
   - Не буду его звать. Слышишь? Даже если заживо на части рвать начнут. Как подумаю, что придется вечно с отцом бок о бок ездить, из снега и грязи каждую осень подниматься... - Кай вздрогнул, Ласточка прижала к себе мокрую голову, затаила дыхание.
   - Лучше б... я не родился...
  
   17.
  
   В доме сладко пахло осенними яблоками, подсушенным сеном. Лорд Радель лежал на опрятно прибранной кровати, в бинтах, но уже не синюшно-бледный, блестел глазами.
   Ярко горели свечи, дорогие, восковые - из собственных лордских запасов. Герт не желал лежать в вони и сквозняках общего госпиталя и потребовал перенести себя в избу почище.
   Красивая хозяйская девка крутилась вокруг него, то одеяло поправит, то ложку с похлебкой поднесет.
   На вошедших она посматривала ревниво и неласково, вот еще сию минуту вытащат пригожего рыцаря из постели, посадят на коня и прости прощай ласковые речи и радость побыть рядом не абы с кем - с хозяином Старого Стержа...
   Герт благосклонно кивал ей, улыбался, но слушал пришедших гостей внимательно, иногда сдвигая темные брови в черту.
   - Форт на Козловом озере мы бы удержать не смогли, - твердо сказал Мэлвир. - Вышибить оттуда бунтовщиков было не сложно, но оставлять полсотни воинов для охраны малозначимой крепости...
   - Это была довольно хорошая крепость... совсем новая, - еле слышно пробурчал под нос Радель.
   - Горела она и впрямь хорошо, - зло высказался Марк. - Сэн Соледаго полагает, что выжженная земля - это лучший способ сломить сопротивление.
   - Сэн Энебро возможно полагает как-то иначе, - холодно ответил Мэлвир, покосившись на распростертого на койке Раделя. - Я вполне понимаю его стремление сохранить старому другу по возможности нетронутые укрепления...
   Радель нахмурился сильнее.
   - ... но я предпочитаю поберечь людей и выполнить свою задачу, - закончил Соледаго.
   - Вообще-то, Герт, он прав, - неохотно буркнул Марк. - Форт стоял у нас аккурат за спиной, людей не так уж и много... построишь новый, что там...
   Герт молча закатил глаза и сказал девке, чтобы вышла.
   - Сразу видно, Соледаго, у тебя своей земли нет, - укорил он.
   Едва дышит, а поучает, с неудовольствием подумал Мэлвир.
   - Ты еще амбары с зерном начни жечь, чтобы разбойников продовольствия лишить. Крестьян перевешай, чтобы приют душегубам не давали...
   Судя по взгляду, которым Марк наградил золотого полководца, этот вопрос обсуждался.
   - Я действую так, как подсказывает военная наука, - ответил Мэлвир. - Первым делом следует лишить врага припасов и укрытий. Мы выяснили, что разбойники прекрасно передвигаются по болотам, знают тайные тропы. Не стоит давать им лишнюю возможность разделить наши силы.
   - На словах все это звучит очень умно.
   - Вероятно, лорд-тень не послал бы меня сюда, если бы не был уверен в моих способностях.
   - Я преклоняюсь перед твоим военным гением, Соледаго, но постарайся взять Вереть, не разрушив ее до основания, прошу. Ты в Катандерану уедешь и рыцарей королевских увезешь, а мне крепость удерживать всю зиму, еще и найлы налезут... чертов Кавен, угораздило его помереть и навесить мне на шею этот хомут с бубенцами!
   Герт откинулся на подушки.
   - Если бы... - начал Мэлвир, но осекся.
   К чему в сотый раз говорить о том, что Вереть можно было бы лучше укрепить летом. Что земля застит глаза, как женщина, которую слишком любишь.
   - Я привез с Козлова озера тела твоих людей, - сказал он. - Мы сломали клетки и достали... то что осталось. Их похоронят вместе с остальными погибшими.
   - Спасибо, - Герт снова побледнел, осунулся, ему было лихо.
   - Кончайте с этим болотным лордом, - попросил он. - Сил нет тут лежать. Муторно.
   - Он действует так, как я и предполагал, - заметил Марк. - На болотах нас застали врасплох, но на сухой земле...
   - Форт на Козловом почти не охранялся. Селяне говорят, что за четверть до нашего прибытия разбойники снялись с места и поспешно отступили. Мы нашли брошенные припасы и различные... следы, - Соледаго поморщился.
   - Чудь предупредила, - мрачно сказал Радель. - Я до сих пор не могу взять в толк, как тварь, которая сейчас сидит на кавеновом месте, с ними договаривается. Может и впрямь человеческие жертвы гаденышам приносит...
   - Ничего страшного. Пусть бегут, прячутся. Я бы не хотел всю зиму ловить бунтовщиков по элейрским чащобам, как тараканов.
   - Болотный лорд стянет все силы в Вереть и мы накроем поганцев одним махом, - заключил Марк. - Они не обучены биться против рыцарей, числом надеются взять.
   - Мне нравится этот план, - признал Соледаго. - Выковырнем их из оставшихся укрытий. Герт, на карте помечены еще два форта. Ты можешь что-то добавить?
   - Да что тут добавлять, - пробурчал лорд Радель, прикрывая от слабости глаза. - Они деревянные. Отлично горят. Не думаю, что смогу тебя переубедить.
   Мэл покачал головой. Коротко стриженые волосы при свечах отблескивали ясным золотом.
  
  
   Вроде он получше сегодня выглядит? - Соледаго вопросительно глянул на своего спутника.
   Марк хмурил брови, молча шагал рядом, думая о чем-то своем.
   Который день дождь моросил и моросил сверху, нудный, выматывающий, готовый обернуться снегом в любое мгновение. Лужи под вечер подергивались хрупкой ледяной корочкой и хрустели под сапогом.
   Однако сегодня, как неожиданный подарок, проглянуло солнце, и день выдался ясным, прозрачным, как слюдяная пластинка.
   - Не держи на меня сердца, Энебро, - примирительно сказал Мэлвир. - Я бы рад сохранить Раделю эти укрепления. Но сам знаешь, какие у нас потери. Половина войска, черт побери, небоеспособна. Эта погода...
   - Да, мары болотные, у самого в груди печет, - признался Марк. - Не привык я к такой сырости. Герт прав, надо кончать с разбойниками, очищать лес и уходить.
   Мимо них прошла группка деревенских парней, настороженных, подобравшихся. Видно ждали от людей с оружием чего угодно, кроме хорошего.
   - Пуганые они тут, - Мэлвир глянул вслед. - Ты сказал своим, чтобы не наводили шороху?
   - Спрашиваешь! Лорд Маренг за беспорядки по голове не погладит.
   - Место все-таки ужасное. Я думал, вылезем из болот на сухое, передохнем слегка и вперед, на Вереть...
   Марк хмыкнул.
   - Быстрый ты. Вон, грязи полное поле. Хватай Пряника и скачи. Можешь таран прихватить. Что это там за хрен торчит, кстати?
   - Языческий пережиток, - чопорно ответствовал Соледаго. - Символ плодородия. Можешь пойти, ознакомиться.
   - Аааа ... - Марк на некоторое время задумался. - Нет, спасибо, я видел. У нас в Кадакаре такие же стоят, только каменные.
   - У вас их тоже маслом к зиме натирают?
   - А ты откуда знаешь?
   Мэлвир замялся.
   - Меня утром поймали около шатра какие-то сумасшедшие девки и попросили помочь. Откуда мне было знать, что они задумали?
   Марк фыркнул и раскашлялся.
   - А, ну да, ты же у нас пригожий. Прям таки ясно солнышко. Миску с маслом держал? Или мазать пособлял?
   - Сэн Марк!
   - Да ладно, брось. Ясное дело, девки на тебя вешаются. Даже странно, что ты их сторонишься.
   - Негоже разбрасывать свое семя где попало.
   - Да, черт, ты же дареной крови. Стриженый, вот и забываю.
   - В этих Белых Котлах даже священника нет, - с возмущением заметил Мэлвир. - Чуди по вечерам таскают молоко в блюдцах, сам видел. Поля утыканы этими... хренами, как ты изволил выразиться. Приметы, суеверия на каждый случай... Неудивительно, что разбойники, прикрываясь болотными демонами, навели на людей такого страху.
   - Знаешь, Соледаго, - Марк снова гулко закашлялся, сплюнул на дорогу. - Я вырос в крепости Око гор. Ты наверное о ней слышал. Там у нас и священники, и служба в церкви каждый день - а десять шагов пройдешь - и Кадакар.
   - Ну и что? Непроходимый горный хребет, камнепады, единственный перевал, если судить по книгам...
   - Ты по книгам судишь, а я там вырос. Да хоть Герта спроси - он у моего отца в свое время в оруженосцах бегал.
   - И о чем же я его должен спросить?
   - Почему в Кадакарские горы не ходят. Кто ходит - может живым не вернуться. А кто вернулся - расскажет и про демонов, и про чуд невиданных, и про такое, чему у людей названия не сыщешь. Так что не слишком доверяй книгам... да и своим глазам тоже.
   - А ты во что веришь?
   Марк задумался.
   - В холодное железо, - ответил он. - И в то, что сердце подскажет.
   Рыцарь отворил калитку, прошел за ограду дома, в котором остановился. Потом обернулся и посмотрел на Соледаго.
   - А сердце мне подсказывает, что нахлебаемся мы тут еще по уши, - заключил он. - Что там, кстати, твой пленный, заговорил?
   - Заговорил. И я бы хотел, чтобы ты его послушал.
  
   Пленного разбойника держали в полупустом амбаре - там, где должно бы храниться зерно. Зерно разбойники вымели подчистую еще в начале осени, и теперь на остатках утоптанной соломы сидел остролицый парень с льняными волосами до плеч, в подранной саржевой куртке и кожаных штанах.
   Ноги его были босы, а руки - не связаны. Зачем веревки, когда у порога лежат два здоровенных урсино, лениво поглядывая на доверенного им человека. Такому псу достаточно прыгнуть с маху на плечи, чтобы переломить беглецу хребет.
   - Это ты тут кричал, что благородных кровей? - хмуро спросил Марк, притворяя дверь амбарчика. Хмыкнул, обвел смазливого разбойника тяжелым взглядом. - Ну да... сразу видно... Благородный, стало быть, сэн. Кланяюсь, кланяюсь.
   Парень сник и прижался плечами к бревенчатой стене. На правой скуле у него багровела ссадина, уродовавшая лицо.
   - И чего ты не повесил эту шваль с остальными вместе, Соледаго?
   - Он говорит и много, - пожал плечами Мэлвир, даже не стараясь скрыть неприязнь в голосе. - Довольно занятные вещи рассказывает.
   Марк сложил руки на груди и застыл статуей, ожидая пояснений.
   - Между прочим, поведал, что этот их болотный лорд собирался следующей весной идти на Тесору.
   - На Тесооору? А на Катандерану он идти не собирался? Или что там, Добрую Ловлю взять для начала... Для таких смелых бойцов, как эти - задача ничтожная. Слушай, Соледаго, а может нам присоединиться к Вентиске? - хмыкнул Марк. - Глядишь, получили бы кус арвелевских земель...
   - Увы, я уже присягнул королю, сэн Марк.
   - Тогда ничего не поделаешь. Ну, ты, благородное отродье, - рыцарь Медведя подошел ближе, возвышаясь над пленником, как осадная башня. - И чьей же семье такое позорище досталось?
   - Я из Сессенов, - буркнул паренек, светлые глаза его от страха близкой смерти стали совсем водянистыми, почти белыми в полумраке. - С каторги сбежал.
   - Хм... с каторги на виселицу... Это ты неплохо сбежал, удачно. Не иначе, мары помогали.
   - Сэн Соледаго обещал мне помилование! - воскликнул паренек, заслоняясь рукой. - Я в разбойных деяниях не участвовал! Не убивал!
   - А что ж ты делал? - умилился Марк. - Цветочки собирал? Прищучили тебя в старом форте, около пожженного села, с другими такими же паскудниками. Не убивал он...
   - Меня Вентиска туда послал, потому как не сошлись мы с ним! Не сошлись и все тут, а убивать я не убивал!
   Один из белых псов покосился на раскричавшегося пленного и открыл пасть, чтобы гавкнуть, но передумал.
   Щелк! - клацнули сахарные клыки.
   Разбойник испуганно умолк.
   - Ты говори, говори, не стесняйся.
   - Говори, - велел Мэлвир. - Не отвлекайся и не выкрутасничай. Нас не интересует, виноват ли ты. Пойман в бандитской крепости - значит виноват. Боюсь, что семейство твое только спасибо мне скажет, если велю тебя повесить. Так что говори по существу, по возможности - быстро.
   - В крепости сейчас первого снега ждут, - зачастил светловолосый. - Ну, поверье у них такое. Вроде как у Вентиски сила удесятеряется в это время. Темный народ, что с них возьмешь...
   - Ты когда в крепость попал? - спросил Марк.
   - Летом...
   - Ясно. И что ты знаешь про колдовские штучки?
   - Ни про какие штучки я не знаю! Мало ли, что болтают. У Вентиски советник есть, старик страшный, вот кто всем заправляет! Я его видел пару раз - злющий, как черт.
   Марк заинтересованно поднял бровь.
   - Чумой его кличут, истинно чума и есть - говорят прошлой зимой приволокся, Вентиска его слушает, по струнке ходит, все делает, как скажут - потому как сам сопляк несмысленный, - пожаловался разбойник.
   - Я тебе говорил, что у парня есть кто-то старше и опытнее, - напомнил Соледаго. - Может даже рыцарь.
   - Истинно, рыцарь бывший. Его старый лорд Арвель к усечению руки приговорил, рассказывают, и из Тесоры изгнал с позором. Так он теперь в Верети объявился, как сыч страшный. Грозится все арвелевское семя извести!
   Парнишка замолк и с надеждой глянул на Мэлвира. Страх перед виселицей затмевал в нем всякое разумение.
   - Ладно, черт с тобой, - рыцарь отвел взгляд. - Посиди тут, может вспомнишь еще что.
   Марк закашлялся, развернулся, так что край тяжелого синего плаща разметал солому на полу, встретил вопросительный взгляд Соледаго.
   - Там уже баньку растопили, - сказал он. - Пойду пропарю кости, кашель замучал. Хорош я буду во время штурма, дохая, как больной телок. Еще с коня свалюсь... Что ты на меня так смотришь, Мэл?
   - Я вспомнил одну историю... год назад Расона Стэсса золотой лорд судил и руку ему отсек. В Тесоре было дело, под осень.
   - Да ну? - Марк аж остановился. - сэна Расона Арвель осудил за что-то? Вот это новость! Ты не путаешь?
   - Нет, я прекрасно помню, в королевском дворце много об этом говорили. Вроде бы Стэсс зарубил парнишку, племянника арвельского, дареной крови.
   - Черт возьми, я знаю его. Лет десять назад на турнирах блистал, здоровый был рыцарюга, - в охрипшем голосе Энебро звучало неподдельная досада. - Ты еще около мамкиной юбки бегал, а мы с Гертом были в Тесоре, роскошный турнир затеял тогда лорд Арвель. Так Стэсс половину рыцарей из седла повышибал. Красавец был, копна волос светлых, плечи - не обхватишь, а уж копьем владел... неужели Арвель его без руки оставил?
   Марк невольно глянул на собственную ладонь, широкую, жесткую, покрытую мозолями от меча.
   - Как это я пропустил такое известие? Год назад под осень, говоришь? Я в Око Гор, к отцу как раз ездил осенью.
   - Ну...вот, - Мэлвир пожал плечами. - Я думаю, не он ли объявился в Верети? Там, знаешь ли, темная история была. Поговаривали, что тесорский лорд обвинил Стэсса в пролитии дареной крови, потому что кое в чем другом обвинить не решился.
   - Политика, как всегда.
   - Я точно не знаю, а домысливать не хочу.
   - Ну и зачем ты меня потащил в этот грязный амбар? Душу только разбередил. Страшно подумать, что добрый сэн Расон преступником стал, с рабойниками якшается... Набрехал поди этот нобленыш задрипанный.
   - Может и набрехал, - Мэлвир шел мрачный, думая о своем.
   - Иэээх, собачья солдатская доля! - Марк стегнул плетью ни в чем неповинный куст репейника, брызнувший рассохшимися колючками. - Пойдем париться. С тех пор, как мы выбрались из этих Чертовых лугов, я весь тиной воняю.
   - Чудовых.
   - Один хрен.
  
   На главной площади пестрели шатры хинетов - вольных наемников, приехавших с Энебро аж из Доброй Ловли, с того берега Ржи. Хинеты - сборная солянка, служить щедро платившему Маренгу приезжали даже с юга. Основная часть войска встала за околицей, укрепив временный лагерь земляным валом и частоколом.
   Пользуясь короткой передышкой, хинеты растянули посреди площади полотняную палатку, служившую походной баней, оттуда валил пар и слышались радостные вопли.
   - Половина младенцев в следующем году родятся чернявыми, - хмыкнул Марк, глядя на то, как разряженные крестьянки вьются около походных костров. - Почему бабы так южан любят, ты мне скажи?
   Соледаго пожал плечами.
   - Пусть любят. Главное, чтобы боевой дух не подрывали.
   - Ах, краса с огнем во взоре,
   Разреши от злого горя! - увлеченно распевал плечистый смуглый парень с целым ворохом иссиня-черных кудрей. Правой рукой он отстукивал такт, левой - обнимал раскрасневшуюся девицу с пшеничными косами.
   - Я давно к тебе стремился,
   Только...чем-то зацепился! - Закончил певец под одобрительный гогот рассевшихся на помосте наемников. Помост раньше служил для судилища и наказаний, но веселых парней это не смущало. За их спинами в промельках между плотно стоявшими шатрами серел общинный дом, превращенный теперь в госпиталь.
   В разлитых по площади лужах отражалось жидкое северное небо, полотняные стены походных жилищ, почерневшие от времени деревянные столбы на помосте.
   Завидев рыцарей, хинеты притихли, оставили выпивку и девиц. Только из шатавшейся купальни доносилось молодецкое уханье и шипение воды.
   - Доброго дня, благородные сэны, - сверкнул улыбкой черноволосый. - Выпьете с нами?
   - Благодарю, Хасинто, - Марк принял почтительно поданный рог, обвитый оловянными лентами, отпил, передал Мэлвиру.
   - Ты что же, парень, еще с Доброй Ловли такой знатный рестаньо везешь? - удивился рыцарь. - И как это вы еще не вылакали все до донышка?
   - Обижаете, сэн Марк. Мы еще в Старом Стерже разжились винишком у тамошних купцов. Сладкое конечно, как компот, не то, что седа или там хесер, но пить можно. Все ж наше, из самой Альта Мареи. После болот здешних не помешает принять пару капель, а?
   - Ну, развлекайтесь, - Марк милостиво кивнул.
   - А ты, девушка, - он глянул на пригревшуюся около пригожего южанина селянку, - этого певуна не слушай. Он тебе напоет с три короба. Пообещает жениться, гони в шею - ему еще за полгода верной службы заплачено.
   - Так я через полгода и женюсь, - не растерялся Хасинто. - Крепость возьмем - и ей же ей, женюсь!
   - Если вы мне крепость полгода будете брать, лентяи, я сам на вас женюсь, причем, не снимая доспехов... - проворчал Энебро.
   Рыцарь забрал у Мэлвира пустой рог и кинул обратно.
  
  
   18.
  
   - Они в Белых Котлах встали, окопались, вал земляной насыпали, - Кай пнул носком сапога шишку, она полетела полого, упала с всплеском и медленно поплыла по течению. - Смотри, как вода в Лисице поднялась. Осенью всегда так, а весной аж до крепостного холма доходит.
   Лисица, мелкая, широко разлившаяся, с темноватой торфяной водой, текла по ржавому песчаному ложу, неспешно огибая поросшие осинами и ракитником островки. Почерневшие палые листья лежали на дне, их шевелило и переворачивало течение. Полоскались обросшие тинистой бородой бурые водоросли.
   Лаэ уже очухался после болезни, держался прямо, поверх длинной найлской одежки тускло блестела вороненая кольчуга, пояс оттягивали ножны с мечом.
   Кай с молодым найлом бродили под северной стеной Верети, около старой полуразвалившейся пристани. Известняковые наплывы здесь покрошились, щетинились бурьяном, влажный речной песок намывало течением под крепостной холм.
   Крепость гнездом нависала сверху, серая, древняя, плоть от плоти каменного холма, спящего под земляной шкурой.
   - Тяжеловато придется, - Лаэ подошел к самой воде, слабенькая волна плеснула ему на сапоги. - Надолго пришли сюда королевские рыцари.
   - Они еще и лесопилку ладят, - Кай фыркнул. - Осадные башни собираются строить, мужиков согнали.
   - Ты спокоен, я погляжу.
   Багряный, как брусника, клест уселся на свисающую над водой еловую ветку, покачался, тенькнул.
   - А с чего мне беспокоиться? Твой отец хорошо их на болотах потрепал. Королевские рыцари еще неделю отдыхать будут и раны зализывать, - Кай посмотрел на клеста, кровяной шарик на трепещущей ветке.
   - В крепости народ беспокоится, - сказал Лаэ. - Я сегодня драку разнимал, ножи достали.
   - Да они вечно грызутся, как псы. Особенно осенью. И весной, перед ледоходом. Отец просыпается, они чуют.
   Лаэ согласно кивнул.
   - Вы, найлы, около Полночи живете, с демонами за руку здороваетесь, - Кай пнул очередную шишку, поднял голову, вглядываясь в сосны, растущие на дальнем, высоком берегу. - Страшно там?
   - Где?
   - Ну, в аду этом.
   - Ты видно что-то путаешь, - Лаэ глянул удивленно. - Я знаю про ваш ад. Полночь - совсем другое.
   - Да неужели? Ну, у нас там всякое рассказывают. Хочешь сказать, что папенька мой - не адова тварь? - голос Кай звучал напряженно.
   - В аду вроде как горят заживо, - дотошно пояснил найл, - а в Полночи холодно, очень холодно. Мы кладем своих мертвых в лодки и отпускаем в Полуночное море. Лодки уплывают, без весел и паруса...
   - Куда?
   - Те найлы, которые прожили жизнь, как подобает, достойно и не кривя душой, поднимаются высоко и уходят, у нас не рассказывают, куда. Ладьи же, несущие нечестивых и трусов, тонут под тяжестью злых деяний. Холодный Господин сетью вылавливает их из полуночных вод.
   Кай молчал, упорно выглядывая что-то среди красноватых сосновых стволов. Клест вспорхнул и улетел, уронив шишку.
   - Холодный Господин вовсе не жесток, - сказал наконец Лаэ. - Он только забрасывает сети. Люди сами запутываются в них.
  
  
   ***
  
   Рослую мрачную деваху, носившую под подоткнутой юбкой мужские штаны, заправленные в сапоги, звали Котя. Катина, то есть. Девка оказалась сноровистая, сильная, не болтливая, крови не боялась, делала, что прикажут, и делала хорошо. Лежачих ворочала ловчее мужиков, к тому же аккуратно. Ласточке она сразу приглянулась.
   - Пойдем-ка, Котя, я тебя к лорду Раделю приставлю, - сказала Ласточка. - От его оруженосцев и девок толку мало, один шум и суета. А у тебя сил достанет придержать лорда, а то он все встать норовит, бойкий очень.
   - Тю! - опешила Котя, выронив половую тряпку. - Аж к самому лорду? Меня? А не погонит? Я ж того... - она растерянно похлопала себя по изгвазданному фартуку. - Ни рожи, ни кожи... За лордом Мыся с Зорькой ходят, они красивые, нарядные...
   - И бестолковые. Передник я тебе свой выдам, чистый. Не бойся, лорд Радель добрый и веселый. Только получше ему стало, он и забаловал. А ему еще лежать и лежать. Мы с братом Родером все время сидеть над ним не можем, оруженосцы ему не указ, а девки его не удержат. Ты уже закончила тут? Руки сполосни и пойдем. Он тебе понравится.
   - Ой, ты скажешь, теть Ласточка! - Девка зарумянилась. - Наш лорд тут каждой собаке люб. Кабы я ему пришлась, каб не погнал...
   - Пусть только попробует, - фыркнула Ласточка и пошла за чистым передником.
   На улице впервые за много недель распогодилось, выглянуло солнышко. Оказалось, что в мире есть не только черные и серые краски. Полегший бурьян под заборами прятал в глубине собирающуюся перезимовать зелень, на избах серебром блестела ольховая дранка, и деревья облетели не полностью, пестрели над крышами желтым и красным.
   Еще дальше, над верхушками елок, поднимался длинный холм, увенчанный силуэтом крепости - донжон и три башни. Ласточка в первый раз увидела Вереть, ранее сокрытую нескончаемым туманом, хмарью и полотнищами дождя. Как близко! Мили три-четыре по прямой.
   Она остановилась, прищурилась, заслонилаись рукой - с непривычки глаза слезились от яркого света.
   "У тебя... кто-то был"
   У меня кто-то был. Был или есть? Жив или нет? Три мили по прямой. Я собиралась их бегом пробежать в первый же вечер, как только наш фургон переправится к Белым Котлам. Вместо этого - хожу за лежачими, чищу раны, варю живицу и белый мох.
   - Ага, - сказала за спиной Котя. - Вишь, гнездо-то разбойное, во-о-он оно, рукой подать. Им до нас тож рукой подать, злыдням. Пока лорд с благородными сэнами не подошли, шлялись тут паскудцы как хотели.
   - Я слыхала, главарь у них молоденький очень, - забросила крючок Ласточка.
   - Да он колдун, - Котя пожала плечами. - Колдун, известное дело, личину носит, какую пожелает. Душа-то у него черная, проклятая.
   - Он правда такой злодей, как о нем рассказывают?
   - Да нелюдь же, нетварями выкормленная. Ни жалости в нем нет, ни совести, ничего человеческого, и от мамки не досталось. Да и чего та мамка - относила, родила, да и сгинула.
   - Погоди, кем, говоришь, он выкормлен?
   - Чудью, кем. Мать его как родила, так в ту же ночь из крепости ушла. Одна ушла, и ребенка унесла, ночью, в пургу. Больше не видели их. А прошлой осенью он вернулся, ага. Вырос, значит, возмужал, да своего захотел.
   - А чудь тут причем?
   - А где он столько лет отсиживался-то? У чуди, ясное дело. Они его маревом выпоили, мертвечиной выкормили, а теперь он их приваживает, добычей своей разбойной делится, пленников гаденышам на прожор отдает. Они уж на сухое вылезают, не боятся ничего, скоро посреди улицы нападать бы стали, не приедь до нас лорд с сэнами...
   - Разве чудь зимою ходит? Ты ж говоришь - мать Вентиски в пургу ушла.
   - Как-то, видать, до Чаруси дошла, Чарусь в любой мороз дымится, горячие ключи там. Туман стоит теплый, и топи теплые. Тропки есть, но их знать надо.
   - Вряд ли несчастная женщина тропки эти знала.
   - Да не знала, конечно. По льду дошла до Чаруси, а там мож потопла, мож просто в теплую трясину легла, намерзнувшись. - Котя говорила так уверенно, что Ласточка поверила бы, не расскажи ей в свое время Кай настоящую историю. - Гаденыши ее нашли. Саму, небось, сожрали, а дите с собой взяли. Потому как дите-то от Шиммеля, диавольское дите. Маревом выкормили.
   - Чем-чем?
   - Чудьим молочком. Чудь им детенышей своих кормит. Если простого человека маревом напоить, он заснет и не проснется. А для шиммелева отродья - сам раз еда.
   - Это яд что ли какой?
   - Если много выпить - то яд. А если по чуть-чуть, то можно палец отрубить - ничего не почувствуешь. Жар сбивает, лихорадку унимает. Гнилой огонь им лечат. Бабка моя, пока совсем не состарилась, знатной повитухой была, она и роды принимала у матери аспида нашего. Лорд Кавен ее привечал. Всю историю я от нее слышала, из первых, почитай, рук. Если роды трудные, она роженицам марева по капельке давала.
   - Впервые слышу. - Ласточка всерьез заинтересовалась. - Марево. Где его берут?
   - У чуди. В обмен на что-нибудь ценное. Нож или котелок железные, отрез ткани или хлеб.
   - Так с чудью торговать можно? Я бы купила этого марева.
   Котя поморщилась, покачала головой.
   - Это надо в Чарусь идти, там торговаться. С теми, что здесь шарахаются, не столкуешься. Подлые они, хитрые, обманут, подсунут подделку. Как проверишь? А сейчас и вовсе обнаглели, с Вентиской этим. Сейчас, небось, и за железный нож марева не выторговать.
   - И у бабки твоей не осталось?
   - Да нет, откуда. Ни у кого не осталось. Отец, упокой Господи его душу, пару раз в Чарусь ходил, дядя Зарен из Жуков ходил, а больше на моей памяти никто. Себе дороже, пока дойдешь... особенно сейчас.
   Ладно, обойдемся без чудьего молока, подумала Ласточка. И вообще это, скорее всего, выдумки.
   Ласточка с Котей, огибая шатры на деревенской площади, свернули к огородам. Одинокое пугало за покосившимся плетнем охраняло пустые грядки с кучками сопревшей ботвы. За облетевшими кустами дымила труба маленькой баньки, слышалось хихиканье и мелькало что-то пестрое. Несколько девок, разодетых как на праздник, топтались у двери и пересмеивались. Внутри чертыхались басом.
   - А вот водичка холодненькая, благородные сэны! - Девица в красной юбке поскреблась в дверь. - Велите внесть?
   - Венички дубовые, можжевеловые! - крикнула в щель другая. - Пустите, добрые сэны, попарим вас как следовает!
   - Кваску, кваску яблочного не желаете, золотой сэн?
   - От, кошки! - скривилась Котя. - Хвосты задрали и мяучат как в марте.
   - Вееееничком обязательно! Для здоровьичка, благородные господа, чтоб душе и телу легче стало!
   Одна из девиц попыталась оттеснить другую от щели, и они подрались.
   - Идите прочь! - гаркнули из бани. - Тут и так не повернуться!
   Сэн Марк, узнала голос Ласточка. Банька и правда была крохотная, к тому же в землю ушла по самое окошко, затянутое промасленной холстиной. Как в ней помещаются предбанник, печь с котлом и два здоровенных рыцаря, Ласточка представить не могла. Там и выпрямиться в полный рост невозможно.
   Внутри что-то грохнуло, зашипело, чертыхнулось в два голоса. Дверь распахнулась в клубах пара, из бани, спиной вперед вывалился Соледаго, голый и красный, с полотенцем вокруг бедер. Девицы восторженно взвыли, потом расхохотались. Плечи, загривок и стриженое темечко королевского рыцаря были черными от сажи. Следом выскочил Марк, красный, голый, без полотенца, и злой как черт.
   - Козы, дуры! - заорал он. - А ну, брысь! Щасс собак спущу!
   Собак рядом не наблюдалось, но девки с хохотом прыснули в разные стороны. Марк схватил ведро с холодной водой и вылил себе на грудь.
   - Ошпарились, сэн Марк? - заботливо спросила Ласточка.
   - А ты что тут толчешься? - рявкнул он, страшно сверкая глазами на красном лице. - Спятила, что ли? Марш на свое место!
   - Свое место я и без вас знаю, благородный сэн, - Ласточкино достоинство было непоколебимо. - А если ошпарились, приходите, мазью помажу. А вы, сэн Мэлвир, ох, лучше б и не мылись! Чище были б.
   - Твоя правда, - растерянно пробормотал рыцарь, щупая загривок и рассматривая измаранные пальцы.
   - Если обожглись, пописать надо на ожог! - посоветовала издали девка в красной юбке.
   Марк зарычал от ярости, Ласточка подтолкнула остолбеневшую Котю:
   - Пойдем, пойдем.
   - А ты не боишься их совсем, теть Ласточка, - пробормотала Котя, когда они отошли подальше.
   - А что их бояться, - фыркнула та. - Поорут, перестанут. Пусть их разбойники боятся, а нам с тобой они худого не сделают.
  
  
   В сенях Ласточка придержала Котю - в зимней избе шумели, лорд Радель отрывисто командовал, два молодых голоса ныли и причитали в ответ.
   - Наль, затягивай шнуровку. Туже, я сказал. Теперь подставь мне плечо.
   - Милорд, вам нельзя вставать!
   - Ах, лежите, не вставайте! Ах, что вы делаете, господин!
   - Мыся, отодвинь табуретку, на дороге стоит.
   - Милорд, запретили же лекаря! Заругают...
   - Сейчас я тебя заругаю. Почему кольчуга не чищена? Почему у тебя в волосах солома?
   - Милорд, я...
   - Молчать! Приказываю - выполняй. Куда пошел? Плечо подставь, дурень! Мыся, не суетись. Отойди с дороги! Табуретку, черт!..
   - Я так и знала, - пробормотала Ласточка. - На солнышко пополз. Ни на миг одного оставить нельзя.
   Она распахнула дверь, но не успела перехватить самовольно поднявшегося лорда. Ноги не удержали его и пары шагов, Радель завалился на бок и рухнул, ругаясь, повалив мальчишку-оруженосца и опрокинув табуретку с чашками и склянками. Девка, приставленная за сиделку, отчаянно взвыла.
   - Котя, хватай его за ноги! - быстро распорядилась Ласточка. - Наль, за плечи. Так, на счет "два" подняли - и на кровать. Лорд, заткнитесь, это мне ругаться надо. Не дергайтесь, разорви вас мары, лежите смирно! Мыся, иди к черту и убери осколки! Ну-ка, раз, два - на кровать!
   Втроем они подняли скрипнувшего зубами больного и затащили на постель.
   - ...ать! - вырвалось у Гертрана Раделя. - Дъявол меня побери! Это проклятая табуретка!
   - Горазд ругаться, - рявкнула Ласточка. - Ноги не ходят, а язык как помело. - Она повернулась и влепила мальчишке затрещину. - Я тебе что говорила! Уморить лорда хочешь?
   - Он приказывает! - пискнул Наль. - Не могу ослушаться.
   - Можешь, когда надо. Тебе голова зачем дадена? Если лорд твой не соображает - соображай за лорда. Мыся, я сказала - проваливай отсюда!
   - Ласточка, какого... - лорд Радель зашевелился, но был опрокинут на подушки толчком ладони.
   - Еще раз попробуете встать - привяжу к кровати. - Ласточка выдохнула и постаралась взять себя в руки. - Я не шучу. Мне нравится ваш сын, господин мой лорд Гертран, но я считаю, ему еще рано становиться лордом.
   Она отвесила короткий поклон, и Радель усмехнулся, покачал головой и промолчал.
   - Наль, сними с лорда сапоги. И дай их мне, я их спрячу. Господин мой, лорд Радель, посмотрите на эту девицу. Это ваша новая сиделка.
   Радель перевел взгляд на Котю и пару раз моргнул длиннющими коровьими ресницами.
   - Ах, - сказал он слабым голосом. - Этот дракон будет меня охранять? Ласточка, я же удеру при первой возможности.
   - Шиш, - отрезала Ласточка. - Чтобы удрать, вам придется выздороветь как можно скорее.
  
   18.
  
   Каю не хотелось возвращаться в переполненную крепость. Они с Лаэ долго бродили по извилистому берегу Лисицы, плутая среди сухого рогоза и полузатопленного валежника.
   - Есть охота, - Кай похлопал себя по тощему животу, звякнуло железо. - А в крепости одна солонина.
   - Давай рыбы наловим, у меня где-то крючки были, - Лаэ порылся в поясном кошеле, достал кусок кожи с прицепленными к нему черными крючками.
   - А к чему привяжем?
   Лаэ уже разматывал волосяную леску, добытую из того же кошеля.
   Кай хмыкнул, перевернул сапогом обомшелую корягу, пачкая расшитый носок.
   - Что-то тут шевелится, - он выковырнул из влажной земли белесую многоножку, зажал в пальцах. - Будет рыба это жрать?
   - Вполне.
   Удить, сидя на стволе нависшей над Лисицей старой толстенной ивы оказалось удобно. Лаэ следил за леской, намотав ее на палец, маслянистая вода в тени морщинистого от древности ствола шла медленной рябью.
   Кай некоторое время следил за темной жилкой, уходящей в глубину, потом заскучал.
   Найл терпеливо выжидал, острый профиль казался вырезанным из гладкого дерева, плечи, прикрытые воронеными кольцами, сливались с темной корой дерева.
   Кай лениво перевел взгляд на колышущуюся границу меж водой и топким берегом, замер, заметив движение.
   Отливающее зеленым и бронзовым змеиное тело, покрытое чешуей, как кольчугой, шевельнулось меж вывернутых корней, сдвигая палые листья. Почудился слабый шелест, свист - пронзительный, на грани слышимого. Приподнялась над водой треугольная голова величиной с два сдвинутых кулака, тускло сверкнул янтарный глаз.
   Кай приподнялся, всматриваясь. Лаэ, неотрывно смотревший на воду, закрывал ему обзор. Пестрели листья, дробились на воде солнечные блики, сбивая взгляд, отводя его.
   - Ого! - найл закусил от охотничьего азарта губу, поводил леску, подсек, вода вскипела, пошла волнами. Он быстро выбрал слабину и схватил за жабры плоского, как полупустой мех, леща. Мелькнул немаленький рыбий хвост, Каю на лицо попали холодные брызги.
   - Вот и наш обед!
   Лаэ ловко стукнул бьющуюся добычу обушком ножа по затылку, и та затихла.
   - Кай?
   Парень моргнул, потер глаза.
   Извивы облепленных мхом корней, листья, холодные отблески на воде.
   Показалось.
  
   ***
  
   Строевой лес в здешних местах растет только у озера, Козловым именуемым. Побеседовав с лордом Гертраном, едва от боевых ран воспрянувшим, учинили мы в тех местах лесопилку. Река местная по осени сделалась полноводна, но все же возможно по моему разумению плоты вверх по течению поднять вплоть до крепостных стен. Щиты для осадной башни ладят на Козловом, а собирать их думаю на месте, у Верети, так что со дня на день осадить ее собираемся. Досадная заминка в делах произошла по вине местных крестьян, каковые за надобные нам сырые шкуры для обтяжки строительных щитов серебро получили полной мерой, но, опасаясь к зиме без скотины остаться, возроптали. К великой моей досаде, сэн Энебро, нравом весьма крутой и вспыльчивый, в огонь недовольства смолы плеснул, пообещав недовольных перепороть, а самых ретивых повесить заодно с бунтовщиками. Узнав о таком деле, лорд Гертран весьма огорчился и сэна Энебро поименовал всякими словами, каковые опять же приводить я тут воздержусь. После чего велел себя одеть, посадить на коня и самолично с недовольными говорить уехал, из-за чего теперь сильное беспокойство о его здоровье к моим заботам прибавилось.
  
   ***
  
   - Так ты говоришь, девушка, что к Верети длинной дорогой проехать можно? - Мэлвир внимательно вгляделся в скуластое лицо под дерюжным капюшоном.
   Вроде бы уверенно говорит, не сбивается. Должно быть, и впрямь знает местные болота.
   - Ясное дело, - крестьянка, высокая, широкоплечая, утвердительно кивнула. - Вы, благородный сэн, ежели на закат от деревни поедете, там взгорочек будет, с него крепость как на ладони видать, а уж под взгорочком - брод. Дорога подоле выйдет, зато кони даже хвостов не замочат и телеги пройдут. По осени вода поднялась, но все едино - удобнее. А как брод минуете, до Верети уже рукой подать. Лорд Гертран, как услышал про то, что я все здешние тропки знаю, сразу меня к вам и послал. Иди, говорит, Котя, и скажи сэну Мэлвиру, что я подробно все велел обсказать...
   Мэвир живо представил умоляющий взгляд раненого лорда, означавший примерно "забери от меня эту драконицу, будь другом" и улыбнулся.
   - Ладно, Катина. Поедешь с отрядом к дальним фортам. Мои люди разведали переправу поближе, только там мостки ладить придется, долго. Так что если не ошибаешься, удачно выйдет. Поедем, покажешь мне все на месте.
   Девица просияла и улыбнулась так благодарно, что стало ясно - ее хлебом не корми, дай вырваться из деревни на волю.
   - Собирайся, через шестую четверти выступаем. Вовремя тебя лорд прислал. Уверена, что дорогу хорошо помнишь? Поможешь, отблагодарю тебя денежкой.
   - Обижаете, золотой сэн, - Котя немедленно насупилась. - Да я тут каждое дерево, каждую поляну... ночью с закрытыми глазами отыщу, что нужно.
   - А Шиммеля неужели не боишься?
   - Так Шиммель красивых девок любит, - не дрогнула она. - А мне бояться нечего, благородный сэн. Меня и замуж то не берут, а Шиммель и подавно не позарится.
   - Тем лучше, значит не придется тебя защищать силой оружия. Иди, иди, поторопись.
   Крестьянка поклонилась и ушла, широко, по-мужски, ступая.
   Соледаго достал из кошеля выделанный до прозрачности клок пергамента, пробежал глазами по убористым строчкам. Лорд-тень требовал отчетов каждую неделю.
   Маявшийся рядом Ило поднес рыцарю пестрого черно-белого голубка, из тех, что в большой деревянной клетке приехали с обозом из Старого Стержа. Мэлвир аккуратно свернул письмо, прикрепил к красной лапке. Вестник смирно затих в смуглых пальцах андаланца, вертел головкой, поглядывал круглым блестящим глазом.
   - Отпускай, - Мэлвир проследил, как птицу подбрасывают ввысь и как та делает плавный круг над полотняным лагерем, пестрыми лоскутами полей и деревенскими домами.
   Голубь развернулся и устремился к лесу, изнанка крыльев сверкнула на солнце белым.
   Ило чуть слышно вздохнул и повесил черноволосую голову.
   - Не грусти, парень, скоро домой поедем, - рыцарь ободряюще кивнул.
   Вернуться бы в Катандерану, стрелой, не сворачивая и не останавливаясь глотнуть воды, как этот голубь. Вдохнуть полной грудью воздух, насыщенный влагой Сладкого моря. Увидеть широкую дугу гавани, полной кораблей, ярусы белых фахверковых зданий на пологих склонах холмов, тройной пояс стен. Летящую над морем крепость Лавенгов, с яркими полотнищами знамен на высоких башнях.
   Шестеро королевских рыцарей, одетых для битвы, с не меньшей тоской проводили взглядами улетавшего к Старому Стержу вестника.
   - Все готово, Соледаго, - сказал молодой Элспена, чья лощеная столичная внешность слегка поблекла под неярким северным солнцем. - Поехали. Раньше сядем, раньше слезем.
   - Еще немного, и я заржавею тут вместе с доспехами, - поддержал его Радо Тальен, поморщившись. - Боже и святые угодники, как я хочу поспать в нормальной постели на сухом белье!
   - Радуйся, что сегодня не льет с небесной крыши тебе на голову.
   Мэлвир с трудом отогнал видение бесчисленных огоньков свечей и бликов на натертом паркете в королевских залах, постарался забыть слабый аромат розовой воды и воска, мягкое эхо голосов под высокими сводами.
   Раньше сядешь, раньше слезешь, истинно так.
   - Выступаем. Поднимайте людей.
  
   * * *
  
   - ...и я обещаю вам, что как только мы возьмем Вереть и восстановим мир и порядок, из Старого Стержа будет пригнано стадо вдвое большее, чем это.
   Лорд Радель указал здоровой рукой за спины насупленных мужиков, столпившихся у загородки. Размашистый жест не обманул Ласточку, рука дрожала, и заметно. Лорд был страшно бледен, но сидел в седле прямо и голову держал высоко. Широкий плащ, подбитый лисьим мехом, скрывал примотанную к груди левую руку и ремень, которым лорд был пристегнут к седлу. Из глубокого рыцарского седла непросто выпасть, но Ласточка настояла, чтобы больного привязали.
   Дорога до лесопилки вела по ухабам, с горки на горку, и с едва схватившейся раной ехать по ней верхом было сумасшествием. От носилок Радель наотрез отказался. На крики и ругань лорд пригрозил отослать Ласточку от себя вообще, и ей пришлось смириться.
   Весь путь она молча буравила взглядом его затылок. Она и сейчас не спускала с лорда глаз, сидя за спиной раделева оруженосца, пока сам Радель держал речь перед обиженными крестьянами. Воображение живо рисовало промокшие под одеждой бинты, разошедшиеся швы и долгую выматывающую лихорадку, которой по началу почти удалось избежать. Шиш теперь избегнешь. Ласточка мрачно сопела, Наль ежился и передергивал плечами, словно ожидал подзатыльника.
   За загородкой мычала и мекала скотина, которую из теплого хлева вытащили в лес, под открытое небо. По небу бежали облака, то и дело прикрывая солнышко. Остро пахло свежей древесиной, сосновой смолой. Топоры молчали - все работники сошлись слушать, что скажет старостержский лорд. Лорд покрылся испариной от слабости, но говорил громко и твердо:
   - Каждая семья, лишившаяся коровы, еще до Юля получит двух коров. У кого забрали нетель, получит дойную корову, за лошадь верну лошадь, а к ней добавлю мешок зерна, за козу или овцу я дам пару. Также деньги, которые заплатил вам сэн Энебро, останутся у вас, и вы сможете потратить их, когда и как захотите. Я оставлю в крепости своих людей и обяжу их помогать вам отстраивать пожженные дома и подворья. Таково мое слово, слово лорда. Помогите мне сегодня, и завтра вам воздастся вдесятеро. Я приехал защитить вас не только от разбойников, но и от нужды, запомните это!
   Мужики переглянулись, загудели одобрительно. Радель выдохнул, попытался откинуться в седле и не сдержал гримасы. Скорее бы он уже заканчивал, подумала Ласточка. Стащу его с лошади и перебинтую. И не меньше получетверти он у меня отдыхать будет. Может, уговорю его все-таки обратный путь на носилках проделать. Хороший у нас лорд, но дурак, прости Господи. Помрет - где второго такого найдешь?
   - Варас! - Радель, справившись с обморочной слабостью, подозвал писца. - Списки Энебро у тебя с собой?
   - Конечно, милорд! - костлявый вильдонит слез со своего мула и поспешил расстегнуть сумку.
   - Отлично. Впиши-ка туда, кому сколько надо вернуть взамен отобранного. Пиши на двух листах, второй отдашь мастеру Нито когда вернемся.
   Писарь поклонился и ушел к длинным обеденным столам под навесом, уводя с собой гомонящую толпу. Радель устало опустил плечи, склонил кудрявую голову и - кулем осел в седле. Сэн Эверарт, дежуривший справа, мигом оказался рядом.
   Ласточка ткнула Наля кулаком промеж лопаток, соскользнула по конской попоне и спрыгнула в засыпанную щепками грязь.
   - Милорд! Милорд, прошу вас, пожалуйста...
   Сэн Эверарт приобнял родича, поддерживая, голова Раделя ткнулась ему в плечо. Лорд был бледен до зелени, глаза закрыты. Лордская кобылка переступала, оглядывалась, фыркая паром на соседнего коня.
   - Он потерял сознание, - сказал рыцарь. - Господа, снимаем его.
   - Осторожно! - взвыла Ласточка, едва не плача.
   Все насмарку, лечение насмарку, и ради чего! Почему нельзя было передать свои обещания через Соледаго или Марка? Почему необходимо лично тащиться к кучке недовольных простецов и обещать им звезды с неба?
   Перед глазами все как-то поблекло, расплылось, Ласточка, сжав зубы, провела по лицу жестким рукавом. Еще разреветься недоставало!
   Она поморгала, но картинка не прояснилась. Все словно кисеей задернулось, редкой, рваной, шевелящейся. По носу, по лбу, по щекам, мазнуло мокрое, холодное - сразу же тая и подтекая пресными слезами.
   Солнышко еще светило сбоку, сквозь пелену бесшумно валящегося снега, небо казалось белым. Темные фигуры за колышущимся занавесом двигались медленно, как во сне. Ласточка снова тряхнула головой, глухота спала с висков и ушей как перьевая подушка. Она услышала крики и ругань, приказы сэна Эверарта и одинокий лай какой-то псины.
   Невидимые облака закрыли солнце, снег припустил гуще. Черная земля, засыпанная ветками и щепками, курганы рыжих бревен, дерновые крыши землянок на глазах белели и меняли очертания. Тревожно зашумели под ветром сосны.
   Люди Раделя перенесли своего лорда в большую палатку для охраны, уложили на одну из складных коек. Ласточка потребовала теплой воды, жаровню и фонарь - в палатке оказалось темновато.
   Швы разошлись, крови натекло полный сапог. Ласточка выгнала из палатки всех, кроме Наля. Наль уже кое-как наловчился помогать ей, что не скажешь о втором оруженосце, Руфе. Но Руфа, слава богу, лорд оставил в Белых Котлах.
   Когда Ласточка начала шить, Радель очнулся и застонал. Наль дал ему привезенного с собой макового отвара и держал, пока лорд снова не впал в беспамятство. Рана у лорда находилась в месте неудобном, с внутренней стороны бедра, почти в паху, и обезопасить ее было невозможно. Малейшее движение рану тревожило, что тут говорить о поездке верхом...
   - Молись о своем лорде, парень, - сказала Ласточка, затянув последний узел на бинтах. - Молись вслух. Не дай бог, загниет рана. Тогда все, что было, цветочками покажется.
   Наль не ответил, и Ласточка удивленно посмотрела на него. Он хмурился на полотняную стенку палатки, стенка вздрагивала от ветра, по ней ходили тени снежных шквалов.
   - Наль, ау.
   - Послушай, - парень перевел взгляд на Ласточку. - Слышишь? Что там такое?
  
   19.
  
  
   Отряд Соледаго маршем прошел до Снегирей, воспользовавшись переправой, подсказанной раделевой крестьянкой.
   Весь путь девица проделала сидя на крупе Пряника, вцепившись Мэлвиру в пояс и боясь дышать. Сидеть было высоко, как на заборе.
   Пряник с легкостью нес на себе закованного в железо хозяина, кольчужную попону и полуобморочную от восторга Котю.
   Форт стоял пустым, как и тот, другой, на Козловом озере. Ворота нараспашку, валяется впопыхах брошенный мешок, высыпались зерна овса. Грязная земля истоптана, посередь двора грубо вырубленная колода с водой.
   Неугомонный Элспена разочарованно стащил шлем, откинул кольчужный капюшон. Выбеленные солнцем пряди прилипли к загорелому лицу, покрытому испариной.
   Молодой рыцарь заглянул во двор форта, придерживая перекошенную воротину, болтающуюся на одной петле. Раздался мерзкий скрип.
   Двор, навесы для сена, обходная галерея и центральная двухэтажная башенка с пристройкой, были пусты.
   Элспена выругался, сплюнул прямо в грязь и выехал вон, стегнул коня.
   Мэлвир с высоты рыцарского седла кивнул лучникам, те выстроились цепочкой, встали в позицию, подожгли паклю на стрелах. Девица за спиной, вцепившаяся в его пояс, как клещ, восторженно пискнула.
   Раздался резкий свист спускаемых тетив. Огненные птицы пали с неба, вцепились в серебристую крышу, крытую дранкой, в сено, заготовленное на зиму, в плохо проконопаченные щели меж бревнами.
   Тальен, небрежно уронив повод на переднюю луку седла, смотрел на разгоравшееся пламя с поэтичной задумчивостью. Точно с таким же задумчивым видом он недавно предложил пленным разбойникам рассчитаться на "первый, второй", поэтично направив одних на дерево справа, а других - на дерево слева.
   Черные, странно разрезанные, приподнятые к вискам глаза отражали алые блики, лицо оставалось неподвижным.
   Соледаго почему-то вспомнил, что предки Радо сражались на территории Дара сотни лет назад, еще в то время, когда большая часть будущих лордов дареной крови была, что греха таить, пиратами, моряками и простыми наемниками.
   - Есть в драке радость,
   В пламени алом.
   В объятьях жарких,
   Вине багряном, - Радо скривил узкогубый рот в знакомую Мэлвиру усмешку. От его шуточек мороз иногда подирал по коже, никогда не поймешь - серьезно парень говорит, или шутит.
   - Скажу охотно -
   Не вижу счастья
   В грязи болотной,
   Среди ненастья, - Радо явно импровизировал, но даже не запинался, чтобы слова подобрать.
   Форт пылал, огонь охватил стены и крышу башни, языки пламени вырывались из окон. Вспыхнул и затрепыхался оранжевым клоком черный разбойничий штандарт.
   - Есть в плеске боя
   Живая прелесть.
   Умоюсь кровью,
   Огнем согреюсь, - Радо еще немного полюбовался на пожар, похлопал своего черного, как смоль, жеребца по прикрытому стеганым сукном плечу.
   - Мой изысканно тонкий слух подсказывает, что удалившийся в столь сильном раздражении благородный сэн Элспена только что влетел в засаду и, пока мы тут разводили майский костер, заполучил все веселье.
   Молодой рыцарь снял с луки седла шлем, надел, не удосужившись даже застегнуть подбородный ремень.
   - Раньше не мог сказать? - буркнул Мэлвир.
   Теперь он и сам различал крики и звон ниже по тропе, там, где стволы деревьев закрывали обзор.
   - Вы не спрашивали, мой капитан, - голос Тальена звучал теперь гулко, как из бочки. Лязгнул меч, плеснуло крыло синего плаща. Радо скомандовал своему копью и понесся вниз по тропе, не дожидаясь приказа.
   От горящего форта тек жаркий воздух, снопы искр взлетали в белесое, готовое просыпаться холодной крупой, небо.
   - Слезай, Катина, - строго сказал Мэлвир, придерживая Пряника. - Рубанут тебя еще. Слезай, с солдатами побудешь.
   Котя неохотно отцепилась и сползла на землю. Прикрыла глаза рукой и уставилась на пожарище. Горячий, как из печи, ветер, раздувал выбившиеся из прически льняные пряди.
   Соледаго, не обращая на нее больше внимания, пришпорил жеребца. Грохот и крики ниже по тропе усиливались. Элспена, по своему обыкновению, нашел себе приключений.
   В узкую прорезь шлема Мэлвир разглядел темные фигуры на дороге, десятка два, сомкнувшиеся вокруг серого жеребца. Тот приседал, вертелся и скалил зубы не хуже волка. Щегольскую шелковую попону забрызгало кровью аж до седла. Всадник вращал мечом, бросив щит и перехватив рукоять обеими руками.
   Тальеновы пехотинцы и сам рыцарь уже ввязались в драку. Радо вломился в слитную толпу разбойников, как в трясину, смял кого-то, широким взмахом отбил две нацеленные на него рогатины и расхохотался. Конь его заплясал, выгибая шею по лебединому. Солдаты орудовали мечами со сноровкой дровосеков - только щепки летели.
   Мэлвир натянул повод и остановился. На узкой тропе, стиснутой с обеих сторон крутыми, поросшими лесом склонами, не оставалось места для третьего всадника. В кишении коричневых курток и белых королевских нарамников, Тальен и Элспена высились островами в бурной воде. Под ногами сражающихся валялось брошенное тряпье и несколько неподвижных темных тел.
   Пехотинцы сдвинули щиты и теснили разбойников вперед, под рыцарские мечи, словно к серпам сенокосилки.
   Похоже, Элспена наткнулся на хвост отходивших из форта защитников и очертя голову, кинулся в драку.
   Отходящих... но крепость в другой стороне. Это дезертиры. Войско болотного лорда разбегается.
   Тальен поднял белого жеребца на дыбы, легко, словно играючи отмахнул мечом по мужику в кожаной кирасе, разрубив древко топора, усиленный железными пластинами доспех, мышцы и плечевую кость.
   Разбойник молча рухнул на дорогу. Радо вывернулся в седле и вторым ударом отсек голову парню с рогатиной. Брызнула кровь, прочертив темную полосу по крупу коня, испятнав котту и стальное забрало.
   Тройка разбойников кинулась в лес, поспешно карабкаясь по заросшему склону. Мэлвир поднял руку, свистнули стрелы, пресекая попытку к бегству.
   Оставшиеся в живых бросали оружие, сдаваясь, сбивались в кучку. Соледаго крикнул, приказывая прекратить избиение.
   Элспена, уже замахнувшийся для удара, в последний момент вывернул клинок, ударил плашмя. Его противника отнесло к обочине, он упал и больше не шевелился.
   Радо, упиваясь дракой, даже не подумал сдержать удар. Кожаный шлем лопнул, смялся, еще один разбойник свалился в грязь с разрубленной головой.
   Пряник беспокойно топнул копытом, вцепился зубами в железку. Ему тоже хотелось ринуться в бой, кусаться и топтать пеших копытами. Мэлвир выдохнул, понял, что пальцы, сжимавшие повод, закаменели под перчаткой, словно он сам только что размахивал мечом.
   Содаты привычно согнали пленников, оттеснили их к краю дороги, окружили. Лесная тропа была разбита копытами, грязь почернела, пенилась. С десяток мертвецов валялись среди награбленного и брошенного добра, как тюки с тряпьем.
   - На месте этого Вентиски я бы что сделал? - крикнул Тальен, направляясь к Мэлвиру.
   Шлем он уже содрал, на скулах пятнами горел румянец, вороные пряди слиплись от пота. С лязгом вбросил меч в ножны, подъехал вплотную, отерся сапогом о звякнувшее стремя. Пряник злобно захрипел и прянул боком, прижав уши.
   - Я бы поглядел на костерчик, который мы тут запалили, и послал бы наперерез отряд. Здоровенный такой отряд, а, Мэл? Ну что мы тут с полусотней по задворкам шарахаемся! Встретим их?
   Черные глаза сверкали нескрываемой радостью. Грудь под нарамником тяжело вздымалась.
   - Не наигрался, злыдень, - поддел его Элспена, утирая раскрасневшееся лицо краем забрызганного плаща. - Мэл, правда. Уходим. Кончаем их и возвращаемся. Слишком долго тут толчемся. Смотри, снег пошел. Заметет нас.
   - Помилуйте, господин! - взвыл кто-то из толпы пленников.
   Мэлвир даже головы не повернул. Радо рассмеялся своим бархатным, красивым голосом и проехал дальше по дороге, моментально забыв про врагов, которые уже не годились для драки. Он подставил лицо под холодные перья, ловил их губами.
   Снег сыпался с белесого, как глаза безумца, неба, таял еще в воздухе, не касаясь кровавой грязи под ногами.
   По тропе, от исходившего черным дымом и пламенем форта, шла Котя, набросив на голову капюшон и кутаясь в дерюжную накидку. Снег высветлял одинокую фигурку, летел девушке в лицо, она отмахивалась, как от мух.
   Глаза ее горели не хуже тальеновых. Злым, бесстыдным торжеством.
   - Повесьте их, благородный сэн! - звонко выкрикнула она. - Повесьте всех до единого! Или дайте мне, я сама веревку затяну!
   Радо присвистнул сквозь зубы, глянул сверху.
   - Садись в седло, девушка, - он подъехал ближе. - Я тебя домой отвезу. Не годится девице на такое смотреть.
   - Нет уж, погляжу! - Котя не сдавалась. - Столько времени они у нас по деревням паскудничали! Что, не помог вам старый черт? И его вы предали!
   Она не сводила пронзительного взгляда с посеревших, перепачканных лиц, словно стараясь запомнить их все. Потом плюнула под ноги и отвернулась.
   - Заканчивайте, - Соледаго кивнул солдатам. - Уходим.
   Когда дорога опустела, снег полетел густой сетью, постепенно скрывая липкую осеннюю слякоть, цветастые тряпки, потоптанные в драке, и превращая брошенные тела мертвецов в сугробы - одинаковые и неподвижные.
  
  
   ***
  
   Снаружи шумели сосны, хлопал отвязавшийся полог, кто-то надсадно ругался, проклиная все на свете, но вдруг он замолк, и Ласточка услышала нестройный хор - мычание, блеяние, испуганное лошадиное ржание, словно рядно, прошитое нитью собачьего воя. Снова взрыв ругани, сменившийся невнятными воплями.
   - Поди, взгляни, что случилось, - велела она Налю.
   Оруженосец поставил фонарь на крытый войлоком пол и направился к выходу. Вопли стремительно накатились, сопровождаемые треском, топотом, лязгом оружия.
   - АААААААаааа!!!!! - взвыл кто-то у самой палатки, крик оборвался бульканьем и хрипом, завизжала лошадь.
   Ласточка успела увидеть, как Наль, отпечатавшийся силуэтом на фоне стены, выхватывает меч, но тут стена пошла рябью и потекла складками вниз будто овсяный кисель. Что-то темное ударилось о палатку снаружи, по желтовато-серому полотну плеснуло красным, горизонтальный шов потолка перекосился, опрокинулся, и все внутреннее пространство заплясало, оплывая и валясь Ласточке на голову.
   - Шиммель! Шиммель! - вышелушилось из многоголосого воя.
   Ласточка дернулась к лорду и прикрыла его собой, прежде чем куча вощеного тика накрыла ее саму. Складная койка под ними накренилась, тошнотворно повернулась вместе с земной твердью, Ласточка ткнулась лицом во мрак, несколько долгих мгновений не чуя ни верха, ни низа.
   Вой и вопли гремели сверху и со всех сторон, недвижимое тело под Ласточкой плыло как на плоту, спину и затылок придавило словно божьей дланью - невесомой, но головы не поднять, не вздохнуть, не пошевелиться. Содрогнулось месиво ткани, совсем рядом прокатилось что-то тяжелое, Шиммель! Шиммель! Шиммель! ААААААаааааа!!!
   Фонарь, думала Ласточка настойчиво, фонарь, огонь, загорится, прямо тут загорится...
   Кто-то хохотал, хохотал, хохотал надорванной глоткой, хохот выворачивался в треск рвущейся ткани, в перистый посвист железа, в отрывистое хаканье, в клекот, в топот, в хрип. И снова - Шиммель! Шиммель! Шиммель!
   Волна откатилась дальше, распалась на отдельные всплески. Земля понемногу перестала дрожать. Ласточка с трудом разжала стиснувшие тряпки пальцы, пошарила вокруг. Волосы под рукой, скользкий мех плаща, чуть дальше - холодный ободок уха и теплая жила на шее. Пощупать. Бьется. Тикает. Дышит.
   Открыть глаза. Поморгать, поморгать, поморгать. Под веками мокро и полно пыли. Вслепую потереть кулаком лицо.
   Темно. Темновато. Между складок сочится слабый свет, кипы отсыревшего тика, влажный холод упавшей ткани.
   Тишина. Закладывает уши. То ли оглохла, то ли действительно ничего не слышно. Пошевелилась - шуршит. Не оглохла.
   Тихо. Совсем тихо.
   Наль, он не успел выйти. Где-то тут. Должен быть.
   Хотела окликнуть, но сбоку донеслись голоса. Шаги. Приближаются.
   - Там смотрели? Клык?
   - В землянках пусто.
   - В лес убежали. Наследили вона. Поискать?
   - Скотину поищи.
   Голос... голос!
   Ласточка закусила губу. Это он. Боже Господи, святая Невена-заступница, это он!
   Она едва сдержалась, чтобы не позвать. Лорд. Лорд со мной. Была бы одна...
   Может, отсидимся.
   Шаги приближались. Под сапогами идущих поскрипывал снег.
   - Здесь. Кто-то есть живой. - Хриплый, огрубевший, но это его голос! - Щавлик. Распори тут.
   Возня, сопение, треск полотна. Совсем рядом.
   - Ого, как замотался! Как кроль в силке. Не, вы гляньте, это ж надо так самого себя увязать! - Уже слышанный Ласточкой отрывистый хохот.
   - Задохнулся, похоже, - хмыкнул еще один голос. - Ткнуть его для верности?
   - Оттащи пока в сторону. Тут тоже кто-то есть. Двое. Вот тут.
   Не отсиделись.
   Тяжелые шаги, натянулось полотно. Визг ткани о лезвие, темнота распалась.
   Белый свет резанул глаза, Ласточка зажмурилась, невольно уткнулась лбом Раделю в грудь.
   - Гляньте, и правда двое! Гляньте, баба! Ха! Вот так подарочек!
   Прикрываясь ладонью, Ласточка подняла голову, поглядела между пальцев. Глаза жгло.
   Темная фигура перед ней расплывалась. Темная, черная на белом. Грива волос, цветные лоскуты, бусины, какой-то сорочий хлам в шевелюре. Рваная кромка плаща. Золотное шитье, бурые пятна, мокрый заляпанный бархат. Ноги широко расставлены, руки на бедрах. Тяжелый рыцарский пояс, под ним - тонкий, плетеный, с каменьями.
   Взгляд сверху вниз. Лицо... волчье.
   Чужое.
   Кай...
   Губы не слушались. Ласточка только открыла и закрыла рот.
   - Чиво с этими, Вентиска?
   Он досадливо поморщился, потом отвернулся, уставившись в дрожащую кисею снега. Вокруг, скалясь, толпились разбойники.
   - Эту, - небрежный кивок головы, - забираем в крепость. Остальных прикончите.
   - Ты что! Ты что! - обрела голос Ласточка, чувствуя, как из глаз все-таки потекло. - Это ж сам лорд Радель! Не смей!
   Сильная рука схватила ее за шиворот, приподняла, отрывая от раненого, за которого она цеплялась обеими руками. Потом пальцы разжались.
   Кай усмехнулся, показав зубы, зло прищурился.
   - Надо же. Высоко взлетела. Ласточка.
   Быстрое, размазанное движение - так плавится воздух в жаркий день. Человек не может... не должен так двигаться.
   - Забирайте всех троих.
   Он развернулся и пошел прочь.
  
  
   20.
  
  
   Возвращались быстро, по знакомой дороге. Первый порыв непогоды иссяк, побелели ветки, куртины сухой травы осыпало снежными хлопьями. В небе, теперь прозрачном, дымчато-голубом, как роспись на драгоценной тарелке драконидского фарфора, кружились редкие белые пушинки.
   Три рыцарских коня перебирали копытами, шли быстрым шагом пехотинцы, закинув щиты за спины.
   Котя, примостившаяся на крупе тальенова вороного, держалась обеими руками за высокую, как спинка кресла, луку и все оглядывалась - черные, тянущиеся вверх столбы дыма нарушали холодную красоту первого зимнего дня.
   - Разговоров о колдовстве... только языками трепали, - разочаровано пожаловался Радо. - Я уж не чаял сразиться с толпой демонов, поглядеть, каковы они...
   - Это ж беглые были, добрый сэн, - неожиданно пояснила Котя, оглядываясь в очередной раз. - Станет им разве Шиммель помогать? Они его предали, отреклись. Шиммель теперь с сыночком своим ездит, руку его держит.
   - Это мы посмотрим, - Радо фыркнул.
   - А чегой тут смотреть? - удивилась Котя. - Шиммель раньше человеком был, разве ж сына оставит? Ясное дело, поможет отродью своему.
   - Человеком? - Радо навострил уши. Ехать было скучно, отчего не послушать пару сказок.
   - Он еще полста лет назад в здешних местах лордом сидел, сэн рыцарь, - Котя зажмурилась. - Ох, и рассказывают про него... великий лиходей, ни своих, ни чужих не жалел. Бешеный.
   - Наверняка свои и прикончили, - хмыкнул Радо, не поворачивая головы.
   - Если бы. Такие же душегубы, ворон ворону глаз не выклюет. Это Канела, дева прекрасная, волшбу сотворила и лиходея остановила. Шиммель-то, известно, до красивых девок охоч был, прям удержу не знал. Вот и нашла коса на камень. А было это так...- Голос Коти сделался мечтательным и зазвенел, как колокольчик. - Жила-была в наших краях девушка по имени Канела, собою хороша как заря, косы пшеничные до пояса, глаза, как озера синие, щеки румяные... и говорили люди, что знает она травы и слова волшебные, и кровь может заговорить, и ветер вызвать, и болезнь злую наслать, если что не по нраву ей придется...
   - Заливай больше, селянка, - подначил ее любопытный Элспена, подъезжая ближе и придерживая коня вровень с вороным.
   - А не любо, не слушайте, добрый сэн, - не унималась Котя. - У нас эту историю каждая собака знает.
   - И что ж, Канела эта?
   - А то, что Шиммель окаянный прослышал про прекрасную деву-волшебницу и поклялся страшной клятвой, что заполучит не только ее саму, но и волшебством ее попользуется. Как-то на исходе осени наехал он со своими людьми в ее хижину, что в лесу стояла, целую ночь над ней куражился, а наутро приставил к горлу девушке свой острый меч и говорит: "Сделай меня бессмертным и в бою непобедимым, а не то жизни лишу!"
   - Ха, губа не дура была у вашего Шиммеля!
   - Вечно жить хотел, - зло сказала Котя.
   Тальенов вороной переступил через выпирающий корень, нервно вскинул задом. Крестьянка сунулась носом в колючий рыцарский плащ и пискнула, цепляясь изо всех сил.
   - Ты там держись, э!
   - Держусь, благородный сэн. Несподручно без седла.
   - А тебе в рыцарское седло надо сесть? - хохотнул Радо и нарочно кольнул вороного шпорой. Тот шарахнулся, снова скакнул вперед. Элспена, которому прижало правую ногу, выругался и добавил вредной скотине плетью поверх попоны.
   - Эээ!
   - Прекратите, - Мэлвир начал потихоньку закипать. - Что с вами сегодня?
   - А я не знаю! - Тальен зло сверкнул глазами. - Так и жмет что-то под сердцем. То ли запеть хочется, то ли еще порубить кого. Ровно вымороженного вина напился. Приедем в лагерь, помашем мечами, а? Мэл?
   - Намашешься еще, - Соледаго потер лоб, пригладил короткую золотую стерню, огляделся по сторонам. - Что за отвратный день...
   - Ты рассказывай, девушка, - сказал он Коте. - Может в твоей сказке полезное поучение отыщется.
   Котя тяжело отдыхивалась, до боли стиснув пальцы на высокой луке.
   - Ну вот... ффух...Вобщем, делать нечего, согласилась Канела сделать его бессмертным и в бою непобедимым. Только сложное это дело, сказала. Не всякий выдержит. Тут разобрало Шиммеля. Я, говорит, не всякий! Все выдержу! Сказывай, что делать надо! Опоясалась тогда Канела пояском вышитым, что ей от матушки остался, заткнула за него топор батюшкин, а в рукав зеркальце серебряное спрятала, что жених подарил.
   Котя рассказывала вдохновенно, не сбиваясь - должно быть, обрадовалась, что кому-то еще неизвестна с детства заученная сказка.
   - И повела храбрая девушка супостата...
   - Бывшая девушка, - дотошно поправил Тальен.
   Котя сбилась, замялась, но потом продолжила:
   - Так вот, повела Канела супостата по тропке между болот к вековому дубу...
   - Еще и дуб, - не выдержал Соледаго, который ехал рядом и прислушивался против воли. - Радо, правда эта история смахивает на ваши драконидские сказки? Когда злодея кладут в котел, сковывают железными цепями и на всякий случай топят в море.
   - Ага, на мой вкус вернее злодея сжечь, - поддержал Тальен. - Слишком много мороки с дубами и цепями. Тюк по башке и в костер, вот как надо.
   - Ни в какой котел Канела Шиммеля не клала, - обиделась Котя. - Я про дуб вам толкую, а вы про котлы... Вы дальше слушать-то будете?
   Рыцари нестройно прогудели согласие, и Котя продолжила:
   - Привела Канела злодея к дубу вековому, поставила к стволу и привязала матушкиным поясом. А пока привязывала, слова волшебные говорила: "Как этот пояс вьется-оплетает, так кора дубовая вейся-заплетай". И Шиммелю сказала потом:
   "Стой, сказала, смирно, не рвись, и людей своих не зови, как бы тебе холодно и голодно не пришлось, что бы тебе не привиделось и не прислышалось. Если выстоишь до первого снега - смерть от тебя отступится, а вместо нее сила небывалая явится. А по первому снегу освободит тебя первый, кто сюда придет". Так сказала, повернулась и ушла. А когда между болот проходила, вынула зеркальце, разрубила его топором напополам, да и бросила половинки в разные стороны. "Как половинки друг к другу стремятся, так и вы, воды болотные, друг к другу стремитесь!" И стало по ее слову - поднялось болото и слилось воедино, и отрезало к дубу дорогу.
   - Вот хитрая девка! - восхитился Радо. - Наобещала золотые горы и оставила в лесу куковать, когда они с неба свалятся.
   - Так что же тогда ваш Шиммель до сих пор по лесам шарахается? - скептически поинтересовался Элспена.
   - А про то уже другая история, добрые сэны. - Котя с удовольствием огляделась - трое благородных рыцарей с интрересом смотрели ей в рот. - Ни единую живую душу не любил Шиммель-лихоимец, только кобылу свою сивую любил. А кобыла та была, надо сказать, презлющая, хуже мары полуночной. Никого к себе не подпускала, окромя хозяина. Так вот, как стало известно, что хозяин сгинул и следов его не сыскать, на кобылу молодой лорд сел. Она его об стену расшибла, а сама к хозяину кинулась, по болотам, не разбирая дороги. Так в трясине и потопла.
   Рыцари сочувственно молчали.
   - Только вот что... - Котя понизила голос. - Кобыла, говорят, и дохлая к нему пришла, и хозяина освободила, по слову Канелы. Вот с тех пор Шиммель по первому снегу выходит, если ему сивую лошадь послать. От снега до льда и от льда до снега - его пора.
   - Это как? - поинтересовался Элспена. - От первого снега - понятно, а почему до льда?
   - Ну как же, добрый сэн, сами посмотрите, кобыла-то выйти из болота может до тех пор, пока лед не станет. А летом дуб Шиммеля сторожит, пока соки под корой текут. Вот и остается им по чуть-чуть от целого года, да и то, если какой злодей проклятый кобылу зарежет. Только уж если они выйдут - мало не покажется. - Котя помолчала мрачно, потом добавила: - И ведь всегда подлец найдется...
   Радо невольно передернул плечами, должно быть, вообразив себе полуистлевший труп верхом на кобыльем скелете, страшном, заросшем водорослями и болотной тиной.
   - Ну и сказочки тут у вас. В сам раз младенцам рассказывать...
   - Постой-ка, - Мэлвир приподнялся в стременах, выпрямив ноги, пригляделся.
   Дымы поднимались не только за их спинами - впереди, над близкой деревней, сгущалось сизое многоногое облако.
   Элспена прищурился и длинно присвистнул.
   - Вот, - сказала Котя мрачно. - Снег пошел, они и повылазили. Все потому, как Шиммель...
   Соледаго рявкнул на девицу так, что ее чуть не снесло с крупа коня. Вороной слегка осел на задние ноги. С веток спорхнула пара перепуганных клестов. Тальен едва заметно поморщился.
   - Ты бы поберег голос для битвы... - рыцарь осекся, прислушался. - Сюда скачет кто-то. Один.
   Лязгнули мечи. Котя покрепче вцепилась в седло.
   Глухой топот копыт стал отчетливее. На дороге появился всадник на тонконогой южной лошадке, в изрубленном плаще, с буйной гривой смоляных волос... Хасинто.
   - Давайте к деревне! - закричал он сорванным, осипшим голосом. - Одно нападение отбили... Сэн Мэлвир, поспешите! Мы...
   Мэлвир выругался, беззвучно одними губами.
   - Мы потеряли лорда Раделя, - закончил южанин, натягивая повод и разворачиваясь.
   Глаза у него были слепыми от гнева, рот перекошен. Край плаща махрился темными покоробленными лоскутами. Клочья пены падали с лошадиных губ, вскипали на потемневшей лоснящейся шее.
   Не дожидаясь ответа, Хасинто развернулся и поскакал обратно. Хлестнули тяжелые еловые ветви, роняя снежные шапки, южанин пригнул голову, его лошадь перескочила поваленный ствол и скрылась за тем же поворотом.
   Рыцарские кони тяжелым галопом понеслись за ним. Солдаты ускорили шаг, на ходу перекидывая со спин щиты.
  
   ***
  
  
   Ласточке связали руки впереди и накинули петлю на луку седла. На той же лошади везли лорда Раделя - завернутого в плащ и перекинутого как тюк через конскую холку. "Осторожней! Осторожней!" - впустую заклинала Ласточка. Разбойники похохатывали и перекидывались шуточками, к мольбам и увещеваниям прислушивались не больше, чем к скулежу замерзшего пса. Цыкнуть и замахнуться, вот и весь разговор.
   Кай куда-то делся. Да Кай ли это был? Исчез как призрак. Снег повалил гуще, ничего не разглядеть.
   Когда лошадь тронулась, Ласточка попыталась ухватиться за стремя, но всадник, тощий как пугало парень с торчащим кадыком, редкими усиками и козьми сумасшедшими глазами, пнул ее сапогом в плечо. Засмеялся отрывисто, словно лисица затявкала. Снежный след его сапога отвалился, и на плече Ласточки, на сером сукне, осталось пятно - перемешанная с грязью кровь и сосновые иглы.
   Некоторое время вся ласточкина забота была о том, как бы не упасть. Лошадь шла шагом, но снег залеплял глаза, ни капюшона накинуть, ни подола поддержать - руки связаны. Сквозь пургу двигались тени, слышались голоса, спереди и сзади. Каждая проплывающая мимо фигура, каждый голос мерещились ей каевыми. Но - мерещились или были?
   Под ногами ощутился подъем, потом подъем стал круче, а снег реже, тропу стиснули черные ели, над головами крышей сомкнулись обремененные снегом лапы. Разбойник-хохотун слез, повел лошадь под уздцы. Ласточка боялась, что сверток с несчастным лордом соскользнет наземь, а поддержать его плечом никак не удавалось - под ноги лезли корни и собственный подол.
   Подъем неожиданно закончился, распахнулся лес, обнаружив небольшую проплешину прямо под стеной высокой круглой башни. Снегопад прекратился, только редкие снежинки кружились в воздухе. Из-за стены доносился невнятный гомон, выкрики и смех. Шедшие впереди разбойники один за другим скрывались в узком проходе. Дверца оказалась низенькой, верхом не проедешь.
   Темный тоннель под башней вывел отряд во двор.
   Боже, сколько тут народу! Они мельтешили, суетились вокруг, размахивали руками и орали. Толкучка, как на базаре, только продавцы и покупатели все взвинченные, нечесаные, с цепами, рогатинами и топорами, в одежде с чужого плеча и грязные донельзя. Они кишели во дворе, на галереях, на стенах и внешних лестницах. Все внутренние постройки облеплены навесами, шалашами, плетеными из ивняка, кое-как сбитыми из досок и крытыми рогожей. Альханский табор какой-то, а не крепость. Двор, может быть даже мощеный, сейчас напоминал сточную канаву.
   Прибывший отряд продвинулся недалеко и завяз в сутолке. Лошадь, груженая бесценным свертком, остановилась на краю пустого пятачка, под глухой стеной донжона. Здесь не было никаких ветошных пристроек, только серая стена в известковых потеках. На ее фоне, на шесте, вбитом в грязь, торчала мертвая конская голова цвета неочищенной соли.
   Совсем свежая голова, с глянцевой еще шерстью, с не запутавшейся гривой. С новым оголовьем, украшенным серебряными бляшками. Черные сгустки облепили шест, на светлой шкуре, у пряжки оголовья, отпечаталась красным чья-то пятерня.
   Хотя, почему - чья-то?
   Ласточка стиснула зубы, помотала головой, перемогая внезапную боль за грудиной.
   "Не надо тебе об этом знать"
   Не надо было, ты прав.
   Она поморгала, дернула веревку, огляделась.
   Похоже, сюда, незадолго до них, вошел еще один отряд. Кажется, там были раненые - вон кого-то волокут на плаще под навес.
   Впереди, в буром месиве толпы, как вороны среди галок, высились несколько черных фигур. Кольчуги, вороненые шлемы, мечи.
   Найлы? Откуда у Кая...
   А вот и он.
   Ей не померещилось. Это он добыл их с Раделем из-под палатки. Это его шевелюра полощется на ветру, полная колтунов и мусора. Это его бархатный плащ распущен лентами, словно все кошки святой Невены его драли. Это его - проклятье! - длинный меч на тяжеленном рыцарском поясе, с какого несчастного снятый, с бывшего лорда этой пропащей крепости, должно быть...
   Стоит спиной, разговаривает с найлами.
   - Кай! - закричала Ласточка. - Подойди сюда, сукин ты сын! Ка-ай!
   Он слегка повернул голову, не прерывая разговора, рассеянный взгляд мазнул Ласточку, тюк на спине лошади, задержался на кобыльей голове...
   - Кай!
   Когда требовалось, Ласточка умела крикнуть так, чтобы ее услышали в любом гаме. Несколько десятков глаз обратились к ней, но не каевы, нет. Паршивец отвернулся и продолжил разговор.
   - Ты будешь последним ублюдком, если погубишь лорда Раделя! - кричала Ласточка, дергая веревку. - Он твой заложник, бестолочь! Если он помрет, королевские рыцари сроют всю вашу Вереть до основания, и ничто их не остановит! Радель спасет тебя! Он спасет тебя, свинья неблагодарная! Ты слышишь? Кай! Змееныш, жабья кровь, гадина ты болотная, тупоголовая, больше ничего... Ай!
   В глазах полыхнуло черным, в голове загудело. Земля ударила Ласточку под колени, руки чуть не вырвало из суставов. Она опрокинулась на спину и проехалась по грязи - лошадь, испугавшись, прянула в сторону.
   - Ить, разоралась, кошка драная! - знакомый отрывистый смешок.
   Пинок в бедро - больно, черт! Ласточка, кое-как прозрев, завозилась на земле, силясь подняться.
   Убьют. И меня и лорда. А Кай даже не почешется.
   Что-то свистнуло, на Ласточку обрушилось... одна из галерей, полная бандитов, не меньше. Запястья и локти опять чуть не вылетели прочь. Лекарка взвыла, отпинываясь ногами... от бандитов... от одного бандита. От рухнувшего тела. Повернулась с трудом - и застыла.
   Из растоптанной грязи на нее смотрели безумные козьи глаза и кривились губы под маленькими усиками. Отпавшая от затылка шапка блестела засаленным нутром. Из обрубка шеи толчками выплескивалось красное.
   Она забыла рот закрыть. Перевела взгляд выше - размазанный полукруг плаща, проблеск стали под ним, разворот, Кай уже уходил, повернувшись спиной, оставив на земле обезглавленное тело своего человека. И свою бывшую возлюбленную, пока еще живую, тоже.
   Как он успел оказаться рядом и ударить - бог весть. Кай дошагал до найлов, что-то коротко приказал одному из них, и, не оглянувшись, канул в толпу.
   Найл - молодой парень с непроницаемым лицом - впрочем, морды у всех найлов непроницаемые, как их проклятая Полночь - приблизился, на ходу вытаскивая кинжал.
   Ласточка, умудрившаяся, наконец, забрать веревку в одеревеневшие пальцы, напряглась, примериваясь, как бы ловчее двинуть ему пяткой под колено. Юбка промокла, и сидеть в слякоти было прегадостно. Волосы противно липли к лицу.
   Не дойдя пары шагов, найл остановился и заговорил на хорошем альдском языке, почти без акцента:
   - Прекрасная госпожа, - сказал он. - Позволь, я разрежу веревки и помогу тебе встать.
  
   21.
  
   Деревня затихла, словно мор прошел. На площади хлопала непривязанная дверь шатра, валялся мусор. Мэлвир проскакал по главной улице, обогнул общинный дом и уткнулся в проломленную деревенскую ограду. Похоже, тут пронесся весь отряд хинетов - верхняя жердь слетела, сломана пополам. Земля взрыта копытами.
   Теперь стало ясно, что горит здоровенная рига с сеном, торчавшая посреди поля, перед лагерем. Сама же стоянка...
   Столпотворение и суета, тающие снежные заносы... темное на белом, много...
   Слышится надорванный простудой голос Энебро, выкрики, сип раненой лошади.
   Копыта скребут землю, двое пехотинцев пытаются вытащить из-под нее упавшего всадника, тот, что справа, наносит резкий, быстрый удар.
   Лошадь умолкает и больше не дергается..
   Пахнет паленым, воет белый пес, осев около еще одного неподвижного тела. Лай множества песьих глоток
   Легкая хинетская конница, весь сотенный отряд, галопом разворачивается за заваленной телами насыпью, возвращаясь в лагерь.
   Мэлвир обвел глазами поле боя - а здесь был бой, не маленькая стычка - пытаясь подсчитать потери.
   Зацепил взглядом синюю попону Тирана, две фигуры рядом.
   Сэн Марк, вне себя от ярости, тряс за плечи мальчишку-оруженосца в раделевых цветах.
   Того мотало, как соломенную куклу, голова болталась.
   - Ты почему бросил своего лорда одного, сученыш!? - орал рыцарь.
   Мальчишка только жмурился и дрожал, ожидая, что его сейчас прикончат.
   - Марк, оставь парня.
   Мэлвир спешился, подошел. Тяжесть кольчуги на плечах вдруг сделалась непереносимой.
   Заболел, что ли...
   Марк разжал пальцы, Наль не устоял, уселся прямо на землю и позорно всхлипнул.
   Выла еще одна собака, далеко, в деревне.
   Соледаго, избегая смотреть на почерневшее от гнева лицо маренгова военачальника, уставился на ближайший шатер, провисший от мокрого снега.
   "Под сердцем жмет", сказал Радо.
   Под сердцем.
   Собака заходилась, как истеричная девка, только выла низким, тяжелым голосом боевого пса.
   - Лорд Гертран убит?
   Приготовимся к худшему.
   Вместо ожидаемых бунтовщиков лорд-тень четвертует на Четверговой площади меня. Будет совершенно прав.
   - Увезли его! - выкрикнул мальчишка, даже не пытаясь подняться с растоптанной земли. - Увезли, и лекарку с ним... а остальных... и сэна Эверарта и сэна Крида...
   Это дурной сон. Кошмар.
   Размечтался, как же.
   - Марк?
   - Не знаю я ничего, - Энебро схватился за ворот кольчуги, царапая железом по железу. Мэлвира передернуло. - Этот сопляк свалился мне на голову на чужой лошади, весь в крови, в чужой естественно. И бормочет, что Герта... лорда Гертрана увезли в крепость, лесопилку разнесли в клочья со всем, что там было. Как он тогда выжил? Как ты выжил, щенок, а!?
   - Они думали, что я задохнулся под палаткой, - Наль наконец совладал с собой и поднялся на трясущихся ногах. - Оттащили в сторону и бросили. А сами - словно пьяные... или бесноватые. Забыли про меня совсем, а сначала хотели мечом ткнуть. Их главный не велел. Я откатился и в кусты.. метель была, не видно ничего...лошадей порубили почти всех, скотину тоже...зачем?
   Губы мальчика, белые, искусанные, кривились, но он не плакал.
   - Башни? - Мэлвир уже бросил надеяться, что спит.
   - Башни целы...а сэн Эверарт...у них и мечей нету ни у кого! - выкрикнул Наль.
   - У вас что? - Мэлвир перевел взгляд с шатра на земляной вал, покрытый телами, темными на сивом снегу.
   Смотреть куда угодно, только не на Марка.
   Одинокий всадник, похоже, кто-то из хинетов, неспешным шагом проехал мимо, направляясь к деревне. В лучах заходящего солнца его фигура казалась черной.
   Голова гудела, как с похмелья.
   - У нас был бой, тяжелый. Ты не заметил?
   Заржала лошадь, глухо, точно из-под воды.
   - Днем повалил снег, и они напали тут же, быстрые, как демоны. Сотни две, не меньше.
   Рыцарь тяжело закашлялся, его согнуло пополам.
   - Прорвались в лагерь, никакой вал их не сдержал. Дрались, как черти, никогда такого не видел. Мары болотные, не успел я сесть в седло, как мне срубили наплечник и разнесли в щепки щит. Топором.
   Марк говорил, задыхаясь, серые глаза блестели от лихорадки.
   Мэлвир не отвечал, слушал молча.
   Еще пятно на валу, на сей раз светлое, рыцарский плащ расплескался крылом. Один из Доранов.
   Соледаго не хотел спрашивать, кто это, Кунрад или Ворран. Не хотел знать.
   - Снег застил все, стеной сыпал. Собственного меча было не разглядеть. Я отвел людей из лагеря, и построил там, у ограды. Эти... они сражались как звери, как одержимые... - Марк переглотнул. - Мэл, я промахивался - так быстро они двигались. И другие тоже...
   - У тебя жар.
   Кто же там лежит. Который из братьев?
   - К черту жар. Я отвел своих, мы закрепились, а Хасинто ударил с тыла. Поднял хинетов, они снесли ограду к дьяволу и ударили все вместе. Если бы не легкая конница и не собаки, мы потеряли бы половину войска.
   Мэлвир как слепой, двинулся к лежащему лицом вверх рыцарю.
   Светлые волосы перьями рассыпались в темной луже, глаза распахнуты. Через нижнюю губу идет старый шрам.
   Кунрад.
   - Где его брат?
   - В лазарете. Получил по башке.
   - Что с вами, королевские рыцари? Что с вами, если толпа разбойников творит здесь, что пожелает? - очень тихо спросил Мэлвир, чувствуя, что его подташнивает от злости.
   Кунрада ткнули под подбородок, точно и безжалостно, похоже, рогатиной. Рядом, черное с белым, ничком лежал зарубленный найл.
   - А ты бы помолчал, молокосос! - вызверился Марк. - Я двадцать лет сражаюсь! Ты не видел, что тут творилось.
   - Мы четверть тому назад смяли точно таких же разбойников, как скорлупу! - глаза застило от ярости. - А эти... опились какого-то зелья! Воспользовались вашей беспечностью! Вы должны были покрошить их, как цыплят, черти б вас драли кверху задницей!
   Марк закаменел лицом, потом в воздухе мелькнул затянутый железной рукавицей кулак. Мэрвир уклонился, отводя удар левой, тут же ударил в ответ.
   - Какого черта!
   Где-то за спиной выругался Элспена и кошкой повис у Мэлвира на плечах.
   Наль, молча, закусив губу, кинулся наперерез Марку, заставив рыцаря остановиться.
   Мэлвир зарычал и рванулся, его перехватил еще кто-то. Потом недрогнувшая рука сунула ему за шиворот комок мокрого снега.
   Соледаго взвыл, перед глазами все покраснело.
   Марк, тяжело дыша, отпихнул раделева оруженосца и прижал руку к груди.
   - Охолони, золотой полководец.
   Радо, а это был его язвительный голос, протер для верности снегом еще и лицо.
   - Хочешь еще трупов добавить? Правильно, поубивайте друг друга, а мы с Элспеной примем командование. Героями домой вернемся.
   Мэлвир с трудом отдышался, чувствуя, как колотится сердце, открыл рот, чтобы рявкнуть на засранца и понял, что у него свело губы и язык. В ушах нарастал тяжкий гул.
   Его противник выглядел не лучше. И тоже молчал.
   - Вы понимаете, что нам теперь придется идти на переговоры с бунтовщиками? - выговорил он наконец. - Если только лорд Гертран и впрямь еще жив.
   - Я понимаю, что крепость надо штурмовать немедленно, если только целы башни, - зло ответил Марк. - Иначе мы столкнемся еще с каким-нибудь "зельем" и идти на приступ будет некому...
   Он осекся, оглянулся.
   Через поле бежала растрепанная девица, та самая, что слушала песенки Хасинто. Мэлвир узнал ее по роскошным пшеничным косам.
   - Ой, беда, обороните нас, добрые сэны! - закричала она, вцепившись в мэлов плащ. - Вы же священника с собой привезли, так скажите ему!
   Девица заплакала, лицо ее некрасиво сморщилось.
   Мэлвир испытал жгучее желание рубануть ее мечом, чтоб заткнулась. Аж пальцы свело.
   - Да что ты... прекрати... что еще?
   - Мужики, кого на лесопилку не погнали, как обезумели, передрались все! Брата моего ножом порезали! - судорожный всхлип. - Хорошо...не до смерти... мы думали, хоть об эту осень вы нас избавите... Шиммель встал, по лесам скачет, в деревню заехал!
   - Да с чего ты взяла?
   - Амбар, в котором вы разбойника пленного держали, нараспашку стои-и-и-т....
   Подошла Котя, хлопотавшая над ранеными, и молча принялась отдирать девицу от плаща. Губы ее были плотно сжаты.
   - Нараспашку, а в нем мертвец лежит, заледенелый весь... и собаки ваши... мертвые.
  
  
  
   * * *
  
   Молодой найл, назвавшийся Лаэ, привел Ласточку на второй этаж донжона. Здесь находилось около десятка комнат, выходящих на общую галерею. Внизу пропастью темнел большой зал.
   Два хмурых найла, молчаливых или не разговаривающих по-альдски, несли на плаще бесчувственного лорда. Сознание к нему еще не вернулось, и Ласточка гнала мысль, что, может, вообще не вернется.
   - Милорду нужна комната с камином, - заявила Ласточка категорично. - И с окном. И с кроватью. Не сломанной!
   Лаэ отворил очередную дверь, и Ласточка покачала головой. Если в комнате имелся очаг, то вся мебель, включая кровати, давно уже туда перекочевала. Эти скоты спали на полу, на каких-то драных тряпках, среди хлама и грязи. Вереть пропитывал тяжелый запах сырости, гари и старого пота, в комнатах воняло еще хуже.
   - Выбирать не из чего, прекрасная госпожа, - сказал Лаэ. - Везде одинаково. Зато тут есть камин, и он почти не дымит.
   - Тогда пусть твои люди набьют несколько мешков сеном и принесут сюда. Сено же у вас найдется? Или солома на худой конец.
   - Сено найдем.
   Ласточка, хрустя мусором, вошла в комнату, огляделась. Здесь кто-то жил, везде разбросаны вещи, на старых плащах валялась раскрытая сумка, куски кожи, дратва и сапог с оторванной подошвой. У стены - что-то вроде стойки для оружия, пустой. Каминная полка засыпана покрытыми пылью осколками.
   - Кладите лорда Раделя сюда, - Ласточка стряхнула сапог и сумку на пол. - Временно, пока я не вычищу эту конюшню. Мне нужно: шесть мешков, набитых сеном, несколько одеял или теплых плащей, простыни... все, какие найдутся. Полотно. Полотно в сундуках осталось или все изгадили?
   - Не знаю, прекрасная госпожа, поищу. Может, женщины знают.
   - Здесь есть женщины? - удивилась Ласточка, опускаясь на колени рядом со свертком и раскрывая его. - Совершенно незаметно. О, проклятье! Я так и знала. Черт, он как печка, весь горит... Черт, черт! И бинты все мокрые... - Ласточка подняла глаза на найла. - Ну что стоишь, прикажи своим людям, пусть принесут горячей воды, полотна, уксус... У вас тут ничего нет? Вообще? Никаких лекарств?
   - Сейчас позовут Коновала.
   Лаэ что-то быстро проговорил на гортанном найльском языке, двое его людей вышли, закрыв за собой дверь.
   - Ты понимаешь, что лорд Радель очень ценный заложник? Пока он жив, вы можете требовать выполнения своих условий, если он умрет...
   - Я это понимаю, прекрасная госпожа. Кай тоже понимает, уверяю тебя.
   - Да ну? А мне показалось, ему голова нужна только чтобы хлам разный на нее цеплять... Кай? Ты по имени его зовешь? Не служишь ему разве?
   - Служу. Но мы друзья, потому и зову по имени.
   Хрипло вздохнул лорд Радель. Замычал, завозил головой по плащу.
   - Пусть хоть воды принесут! - Ласточке оставалось только отирать ладонью его лоб и щупать пульс под челюстью. - Потерпите, милорд, миленький. Потерпите немножко...
   Скрипнула дверь, в проем всунулась кипа белой ткани. Протиснулась и вплыла, верхом на торчащем далеко вперед животе, а следом появилась владелица живота - молоденькая чернявая девица. Она робко улыбнулась Ласточке.
   - Это Лана, - представил девицу Лаэ. - Будет тебе помогать. Лана, эту даму зовут Ласточка.
   - А это - лорд Гертран Радель, - Ласточка не смогла скрыть усмешку в адрес "дамы". - Давай сюда полотно. Очень хорошо. Принеси теперь горячей воды. Лаэ, доставай кинжал, сейчас нарежем бинтов.
   - М-м-м... - мычал Радель, ерзая затылком. Влажные волосы свивались кольцами, цеплялись за лисий мех. Лорду было жарко. Он тяжело, с хрипом дышал.
   Лана принесла воды, с трудом опустилась на колени. Поддержала голову лорду, помогая Ласточке напоить его.
   - Я видела милорда этим летом, - сказала девица. - Веселый был, щедрый. Жалко его.
   - Подержи здесь, - велела Ласточка, завладев кинжалом найла. - Да чтоб у меня руки поотсохли, опять все разошлось! Лана, вот я его чуть поддержу, а ты подсовывай полотно... Сумка у меня с собой была, там и осталась, под палаткой...
   - М-м-м... - застонал Радель и вдруг хрипло принялся звать: - Марк! Марк... пп... подойди...
   - Тихо, тихо... Лана, придави ему рукав коленом. Так, держи теперь здесь... Проклятье, чем мне его лечить, слюнями?
   - Ему бы чудова молочка, - вздохнула жалостивая Лана. - Враз бы жар сняло.
   - Кто его видел, это чудье молочко?
   - Я видела. - Ласточка мельком заглянула в темные, честные глаза. Девица покивала для убедительности. - Дядь Зарен ходил, приносил молочко-то. Стеше, сеструхе моей приносил, когда она Веську рожала. Чуть не померла Стешка от горячки, на молочке только и выкарабкалась.
   - А еще осталось? Молочко это. У дяди твоего?
   - Да не... Он принес-то чуточку совсем. Да и расходится оно враз. У всех что-нить болит, или мает, или сон нейдет...
   - Ну и нечего мне голову морочить тогда! - рявкнула Ласточка с досады.
   Девица моментально съежилась и закусила губу.
   У двери забубнили, вошли несколько человек. Приволокли мешки с сеном и резаный торф для камина.
   Один, здоровенный громила, лысый, с бровями как два можжевеловых куста, протопал к куче тряпья, на которой лежал Радель и смерил его взглядом.
   - Это чтоль лорд старостержский?
   Голос у него был как из колодца, гулкий.
   - А ты, что ли, Коновал? - Ласточка ответила таким же неприязненным взглядом. - У тебя лекарства есть? Хоть какие-нибудь?
   - А то! - громила сунул большие пальцы за пояс, уложил щетинистый подбородок на грудь и пошевелил бровями. - Собачий жир есть. Сера еловая топленая, деготь, льняное масло. Сулема.
   - Хотя бы ивовая кора, прах тебя побери, есть?
   - Нет. Мазь есть из лягушачей икры. Тока ему, - он кивнул на Раделя, - оно уже не поможет. Горячка у лорда вашего. Гнилой огонь начинается.
   - Сама знаю что горячка. Поди и надери коры! Коновал!
   Громила хмыкнул.
   - Я те не коза, кору драть. Вон пусть мальчишка найльский дерет. Или девка брюхатая, им все равно делать нечего. Тока и кора ваша ему не поможет.
   - Проваливай тогда отсюда! Помрет лорд, тебя первого к воротам приколотят! - в сердах заорала лекарка.
   - Ты меня не пугай, пугало нашлось, - Коновал преспокойно развернулся и исчез, даже не посмотрев на раненого.
   Ласточка закусила рукав и молча засопела. В комнате стало тихо, только слышно было, как кричат во дворе и стонет лорд Гертран.
   - Я пойду, постараюсь сделать что-нибудь, - подал голос Лаэ. - Может у Кая найдется это... снадобье.
  
  
   22.
  
   - Что там еще? - Кай полулежал в кресле, закрыв глаза.
   У кресла была жесткая деревянная спинка и все остальное не мягче, поэтому он свернулся немыслимым образом, перекинув ногу в грязном сапоге через подлокотник.
   Лаэ внимательно оглядел круглую комнату, принюхался.
   - Твой учитель тебя не убил, за то, что ты в таком виде?
   - Кто мне учитель? Чума, ха! - Кай приоткрыл один глаз. - С какого перепрыга он мне учитель? Меня учить не нужно. Ушел наверх, не желает на меня смотреть, такого некрасивого. Змеенышем обозвал. Сговорились они, что ли?
   - Наверх?
   - На крышу. Стоит, поди, обозревает земли, которые я ему завоюю.
   Кай перестал ухмыляться, сел, выпрямился.
   - Чего там? С лордом этим?
   Лаэ внимательно смотрел на друга, словно не узнавая.
   - Ну и что ты так на меня уставился? Все-таки думаешь, я демон?
   - Я думаю, что ты иногда сам не осознаешь, что делаешь, - спокойно сказал найл. - Довольно часто.
   - Хорош меня поучать, ладно? Я устал. Будто все кости повытаскивали.
   Кай потянулся, потом зевнул с подвыванием.
   - С лордом Гертраном не все ладно, - сказал найл. - Госпожа Ласточка просила...
   - Вот как? Ласточка? Уже познакомились? - Кай прищурил зеленые глаза, голос его стал холодным.
   - Ты же рассказывал о ней, - Лаэ глянул с недоумением. - Конечно, я знаю, как ее зовут. Что с тобой, а?
   - Забудь, что я о ней рассказывал. Я думал... ладно, неважно, обойдусь.
   - Лорд очень болен. У него жар.
   - Я вне себя от горя.
   - Она просила какое-то снадобье... называется чудье молочко, - найл старательно выговорил незнакомое название.
   - Чудье молочко? Луну с неба не надо ей?
   - Кай.
   - Я не понял, почему она тебя посылает? Пускай сама придет, скажет, обсудим, что ей там нужно. Для красивой женщины ничего не жалко! - он презрительно скривил рот.
   - Она очень занята, лорд без сознания, и еще Лана с ней там...
   - Ясно, нашла, кого можно лечить, и счастлива. Кто бы сомневался.
   - Я пойду, позову ее?
   - Стой, подожди, - Кай вскочил с кресла, подошел к двери, ведущей к лестнице на крышу, и аккуратно заложил засов. - Еще придет старый хрен и помешает. Ну-ка, полей, я весь в кровище.
   Лаэ взял кувшин с водой, стоявший у каменного умывальника, плеснул другу на руки. Потекли ржавые и бурые струйки, железистый запах резанул ноздри.
   - Мне кажется, что это не отмоется, - рассудительно заметил Лаэ. - У тебя плащ с правой стороны даже не сгибается.
   - Ну и ладно, пускай зато видит, что я пытался, - Кай извернулся, пытаясь посмотреть на плащ сзади. - Мда... В окно его.
   Лаэ покачал головой.
   - Я ее позову.
   Кай содрал плащ, скомкал и вышвырнул в окно. Хлопнула ставня. Потом быстро оглядел комнату Чумы, передвинул пару предметов на столе, придавил карту стопкой книг, поставил поближе золотой кубок и рухнул обратно в кресло.
  
   Дверь приоткрылась, Ласточка вошла неторопливо, как всегда, остановилась посреди комнаты. Кай небрежно глянул на нее, оперся локтем о стол. Перелистнул страницу толстого фолианта.
   Серые внимательные глаза осмотрели опрятно убранную комнату, ровно горящие свечи, заправленную койку. Во взгляде Ласточки отразилось удивление.
   - Так чего тебе? - спокойно спросил Кай, глядя на нее поверх кипы бумаг. - Что там нужно твоему...лорду?
   Лекарка поджала губы.
   - Девушка одна сказала... про чудье молочко. Есть оно у тебя?
   - А, Ланка что ли, - Кай хмыкнул, повертел в руках гусиное перо. - Без нее не обошлось. Чудьева молочка тебе, значит? Для лорда.
   - Для лорда.
   - Да я понимаю, как не понять. Я понятливый.
   Болван ты последний, отразилось в серых глазах. Лекарка сжала губы сильнее, чтобы не ляпнуть что-нибудь.
   - Что ж тебя понесло в наши трясины? - болотный лорд ухмыльнулся самым мерзким образом. - Жить надоело?
   Ласточка не опустила глаз.
   - Кай, потом поговорим. Если будет у тебя такое желание. Есть у тебя это снадобье или нет? Умрет лорд - вам тоже не жить.
   - Тебе что с того? Советы мне давать приехала?
   Кай в сердцах схватил кубок, отпил добрый глоток, страшно скривился и замолчал.
   - Снадобье. Или иди и прикончи Раделя сам, - лекарка скрестила руки на груди. - Своими руками.
   Молчание.
   Дьявол! Опять Чума намешал в свое питье какой-то невыносимой дряни!
   Кай махнул Лаэ рукой, уводи ее, мол. Тот сделал бровями вопросительный знак, Кай непримиримо вздернул подбородок.
   Чертово лекарство воняло, как стая дохлых мышей, ни проглотить, ни сплюнуть.
   - Да что же ты с собой сделал! - воскликнула Ласточка, приходя в отчаяние. - Ты же был... казался... умным парнем. Кай! Что ты молчишь!?
   - Прошу, прекрасная госпожа, - Лаэ учтиво отворил дверь. - Я уверен, что наш лорд найдет способ отыскать то, о чем вы просите.
   Найл выпроводил женщину, вышел в коридор,
   Кай, не в силах больше сдерживаться, выплюнул пакость прямо на ковер.
   Чертова дура, предательница!
   Он шарахнул кулаком по стене, ободрав костяшки.
   Нашла себе кого получше.
   Предательница.
   Она еще пожалеет, что разговаривала с ним так нагло.
  
   * * *
  
   Плохо дело. Ласточка понюхала бинт с пятнами скудных выделений и поморщилась. Гнилостный запах был ей слишком хорошо знаком. Бледная сухая рана с отечными краями, грязноватый налет. К вечеру жар у Раделя спал, после проливного пота начался озноб. Лорд очнулся, но сознание оставалось спутанным. "Голова болит, - пожаловался лорд. - Позови Марка".
   Ласточка почистила рану, превязала ее заново. Напоила лорда вином, разбавленным теплой водой - вино в маленькой баклажке принес найльский паренек. Он же принес пучок лент ивовой коры, нарезанной под стенами крепости, на берегу Лисицы. Ласточка который раз за сегодня поблагодарила бога, что им достался такой заботливый страж.
   Беременная девица перетащила в комнату свою подстилку, и без особой нужды за дверь не выходила. Снаружи несколько раз шумели и ругались - это приходили бывшие жильцы, рвались внутрь, требовали хотя бы вернуть вещи. Лана сгребла в охапку кучу вшивых тряпок и демонстративно вышвырнула их за порог. Постояла, послушала ругань и угрозы, потом сморщила носик и улыбнулась Ласточке.
   Ласточка криво улыбнулась в ответ. Ничего не кончилось, глупая девочка, подумала она. Пока лорд Радель жив - мы отделены от разбойников запертой дверью и парочкой суровых найлов. Если Господь таки приберет его, найлы и дверь испарятся, как не было... Да и защита разве те найлы? Когда их хозяин своим же людям головы походя рубит. Про Шиммеля тоже сказывали, что он ни своих, ни чужих не жалел.
   И ты теперь такой, Кай?
   - Ммммм, жарко... - промычал Радель, только что стучавший зубами под плащами и одеялами. - Окно открой... дышать... нечем...
   По полу дуло, тянуло сквозняком. Кособокий ставень завесили рогожей, но спасала она мало. Гертран Радель метался и царапал желтыми пальцами шнуровку на груди.
   - Милорд, миленький, потерпите. Нельзя окно открывать. Простынете, еще хуже будет. Давайте отвара выпьем, надо больше пить, чтобы жар вымыло... Лана, поддержи-ка милорда... подсунь ему мешок под спину, вот так. Вам удобно, милорд?
   - Мммм... гадость... - взрослый мужчина морщился и отворачивался от чашки, как мальчик.
   Стукнула дверь, открытая пинком. Вошел Лаэ, как-то странно вошел, мелкими шажками, закусив губу и не сводя глаз с чего-то маленького, то ли живого, то ли очень хрупкого в своей ладони. В другой руке у него болтался фонарь. Лаэ остановился посреди комнаты, твердо встал обеими ногами, и только тогда перевел взгляд на Ласточку.
   - Вот, - сказал он. - Ты просила, прекрасная госпожа. Снадобье.
   Ласточка подошла и заглянула в найльскую ладонь. Там лежало яичко - охристо-серое в пляшушем свете каминного пламени, с темным крапом, с обоих концов залепленное пуговками из древесной смолы.
   - Что это?
   - Бери. Кай передал. Осторожнее!
   - Ох... - яйцо оказалось неожиданно тяжелым, а скорлупа такой тонкой, что прогибалась под пальцами. - Там молочко? Как его оттуда достать?
   - Не знаю. Разбить над чашкой?
   - Я знаю! - Лана сунула любопытный нос. - Сейчас покажу. Клади его вот сюда, тетенька.
   Она нашла на полу подходящий черепок, потом выколупала из мешка соломинку, переломила ее на две неравные части и аккуратно воткнула обе половинки в верхнюю пуговку, под небольшим углом друг к другу.
   - Марево в воду добавляют, по капельке, - объяснила Лана. - Вот смотрите, берем чашку, наливаем воды, а потом делаем так...
   Она подставила чашку под короткую соломинку, а в длинную подула. На соломинке выступила и налилась изумрудно-зеленая капля. Сорвалась в чашку, как спелая ягода, потянув за собой длинную медовую нить. Ударилась о воду и потонула, распуская зеленые пальчатые щупальца, окутываясь молочным дымом.
   Лана покачала чашку в руке, перемешивая. Жидкость побелела, сделалась и правда похожа на молоко, только в глубине зажегся радужный опаловый огонек. Ласточка принюхалась, но никакого особенного запаха не уловила. Или ей обоняние отшибло от тутошней вони.
   - Он звезду с неба достанет, если захочет. - Девица вздохнула, сунула чашку Ласточке и отвернулась. - Вишь, приказал - чудь сама прибежала, марева принесла, в тот же день, солнце еще не село. А дядь Зарена в Чаруси змеюка укусила, полноги выгнило, и молочка он принес чуть-чуть, самому хлебать пришлось...
   Ласточка взглянула на Раделя. Тот раскинулся на плащах, мешки с сеном разъехались. Волосы потемнели от пота, глаза провалились, а губы обметало.
   Ласточка не привыкла давать своим больным непроверенное лекарство. Пусть даже и хваленое сто раз. Если уж мы потравимся, то оба, подумала она, поднося чашку к губам.
   У марева оказался слабый горьковато-сладкий вкус и необыкновенно приятное сливочное послевкусие. Захотелось сделать еще один глоток, потом еще и еще...
   - Теть Ласточка! - в голосе Ланы зазвучала обида. - Это же для лорда Раделя! Ты так все выпьешь! Тебе-то зачем?
   А девчонка явно надеется, что ей тоже достанется пара капелек, поняла Ласточка. Может, и достанется, чем черт не шутит. Штука интересная, посмотрим, как подействует. Ласточку познабливало от усталости, ныли ноги и гудела голова.
   Любопытно, из чего чудь молочко делает? И для чего? Неужели детенышей им выкармливают? А проводник на болотах рассказывал, что чуденыши новорожденные человека живьем зажрали, и вообще они из яиц выводятся...
   Ласточка прислушалась к себе и успела заметить, как постепенно, словно талая вода, отступает ноющая боль в ногах. Как гул в висках сменяется благословенной легкостью и уходит гнетущее напряжение, сутулившее плечи.
   Привычная усталость, которую Ласточка почти не замечала, сгинула, сдернув серую пелену с глаз. Ого, подумала лекарка, а я забыла уже, каково это - когда ничего не болит, не ноет, не ломит и не отваливается.
   - Ну-ка, милорд, выпейте, это вам поможет. Точно говорю, поможет, в кои веки деревенские побасенки оказались правдой... Поддержи его, Лана. Пейте, милорд, миленький, пейте, попустит вас с божьей помощью...
   Может ли Господь действовать руками дьявольского отродья? Ласточка фыркнула. Господь все может, а отродье...
   У отродья есть душа живая... по крайней мере, была. Хорошее было отродье, неглупое, незлое. Взбаламошное, конечно. Замечательное было отродье, чего уж там говорить. Самое лучшее на свете. Любимое. Что ж теперь... ничего не осталось?
   - Передай спасибо господину твоему, - Ласточка подняла голову и посмотрела на молодого найла, с любопытством наблюдаюшего за лечением. - Каю то есть. Спасибо передай.
   А спасибо передать дайствительно было за что. Радель кое-как, с уговорами, опростал чашку марева, и ему получшало на глазах. Жар сократился, пот выступил и высох, дыхание выровнялось. Исчезли алые пятна на скулах. Белки больше не блестели обморочно меж слипшихся ресниц, веки сомкнулись, и мучительное забытье перешло в сон.
   - Заснул, - шепнула Лана, сидевшая на своей свернутой подстилке у изголовья лорда. - Теперь на поправку пойдет. От единой капельки сон хороший, здоровый сон, две капельки маету ночную вылечат... - Она растопырила пятерню и принялась загибать пальцы. - Три - сон будет тяжкий, с кошмарами, четыре - пару суток будешь спать беспросыпу. А если пять накапать - то и не проснешься.
   - А следующую порцию когда можно милорду давать? - спросила Ласточка, поправляя меховой плащ..
   - А вот проснется - и наново напоим. Ты, теть Ласточка, тоже спать ложись, я подежурю. Я тут, рядышком, посижу, посторожу...
   - Марево маревом, а кормежка нужна лорду хорошая. Супчику бы ему сварить куриного. Лаэ!
   Но молодого найла в комнате не оказалось. Когда он ушел, Ласточка не заметила. Дрова в камине прогорели, Ласточка встала, чтобы подкинуть еще. Спать ей не хотелось. Открылось второе дыхание, будто десять лет свалились с плеч долой. Надо найти Лаэ и потребовать супу, или курицу для супа, и котелок, и соли, и...
   Дерюга, прикрывавшая косой рассохшийся ставень, шевельнулась от сквозняка. Скрипнула дверь, Ланка вдруг пискнула и мышью шарахнулась в темный угол.
   Ласточка обернулась.
   На пороге стояло дъявольское отродье, картинно прислонившись к косяку, сложив на груди руки. Глаза сумрачно мерцали из чащи волос, из пестрого хлама. Мерцали не менее таинственно, чем бусины и монетки в колтунах, и не менее ярко, чем золотное шитье на сапогах. Сапоги были другие, чистые. И плащ другой, целый. А отродье было все то же, с надменной позой и лицом оскорбленной принцессы.
   Пришел, подумала Ласточка. И чего же ты пришел, красота моя несравненная, любопытно стало?
   Оказалось, что она произнесла это вслух, Кай вздернул голову, зазвенели побрякушки в черной гриве.
   - Любопытно, да, - сказал он, и голос у него был хриплый, то ли простуженный, то ли надорванный. - Любопытно, что у тебя за спасибо такое. Лаэ сказал, ты тут спасибо направо и налево раздаешь...
   Ласточке вдруг сделалось весело. Весело и просто.
   Или да, или нет - куда уж проще.
   Я ничего не теряю.
   Ничегошеньки.
   Она улыбнулась, разглядывая отродье. Замурзанное. В глазах укор. Щеки горят. Такой весь из себя растакой. Явился за спасибом.
   Сейчас получит.
   Она шагнула вперед - раз. Как по воздуху, как во сне. Хороший сон, на поправку сон.
   Два - маету ночную вылечит.
   Три - тяжкий сон с кошмарами.
   Четыре - пару суток без просыпу.
   Пять - не проснешься никогда.
   Заглянула в лицо, близко-близко. Ей казалось, что она смотрит на Кая сверху вниз. Подцепила пальцем завязку у ворота.
   Дернула на себя.
   - Эй! - удивилось отродье. - Ты что...
   Дальше он только мычал. Шестой шаг они сделали вместе - Ласточка вперед, Кай - назад. Он ударился спиной о дверь и начал медленно проваливаться вовне, вместе с дверью, вместе с Ласточкой, прижавшейся раскрытым ртом к губам, грудью к груди, животом к животу, воткнувшей колено между ног, скрутившей ворот расшитой рубахи, как петлю.
   - М-м-м!!! - наверное, он что-то сказать хотел.
   Потом скажешь, мой прекрасный.
   Она отпустила ворот, позволив ему вздохнуть, провела руками по ребрам, сжала ладонями бедра его сквозь одежду. Притиснула к себе, притиснулась сама - пахом к паху, накрепко, м-м-м-м, мой хороший, больше не вырываешься? Вот тебе спасибо, спасибо, спасибо, все спасибы для тебя, ни одного не утаю, спасибо такое, спасибо сякое, спасибо разэтакое! Спасибо огромное!
   Дверь распахнулась, Кай вцепился в косяк, чтобы не упасть - но он уже отвечал, отвечал, да.
   На спасибо отвечал.
   Пожалуйста, отвечал. Всем телом. Особенно, одним местом.
   Пожалуйста!
   Ну, пожалуйста!!!
  
   23.
  
   С хмурого неба снова посыпал снег - тонкими белыми лепестками, светлым пухом - словно черемуха опадала или цвели тополя.
   Земля засыпала смертным, холодным сном.
   Мелодично звонил колокол.
   Священник, молодой, узколицый парень с яркими глазами маркадо, выпевал слова господней мессы.
   Растерзанный лагерь привели в порядок, тела погибших лежали в ряд, накрытые плащами.
   У раскрытой полотняной палатки, в которой шла служба, стояли рыцари с непокрытыми головами.
   Светлые, темные, рыжие головы. Золотая. Тальеновы вороные пряди.
   Ворран, притащившийся из лазарета, со злым, бледным лицом, узкие губы сжаты, глаза темны.
   Второй священник-вильдонит сидел у походной исповедальни - попросту пары досок с решетчатым окошком, установленных на распорках, принимал покаяние у запоздавших. С другой стороны доски преклонил колени кто-то из хинетов, истово кивал, стучал в широченную грудь кулаком и покаянно встряхивал черноволосой головой.
   Дилинь-дилинь, - снова зазвякал колокольчик над накрытым белой тканью алтарем.
   Бомм! - ответил ему гонг.
   - Святая заступница Невена, святые заступники Кальсабер и Альберен, предстоят за нас перед Господом, - кобальтово-голубые, как у всех Маренгов, глаза священника горели несокрушимой верой. - Да сохранит Он нас от всякого зла, укрепит души наши и дарует победу в грядущем бою, как даровал ее святому Кальсаберу в сражении с диаволом.
   От всякого зла... от зла, которое ходит средь бела дня, упивается кровью, будоражит яростью сердца.
   От зла, которому положено полвека гнить в могиле.
   Зло, в которое мы так долго не хотели верить.
   Я верю в силу меча и силу руки, которая держит этот меч. Я верю в слово рыцаря, в королевский приказ, в то, что правота торжествует всегда, рано или поздно.
   Господь Всевышний, Амо Эспаданьядо, Господь мой, сжимающий обоюдоострый клинок в пронзенных гвоздями руках...
   Что я сделал не так?
   Отчего зло во плоти бродит меж моих людей, питая их страхом?
   Священник поднял наполненную вином чашу, бережно, как величайшую драгоценность.
   Он-то не боялся.
   - ...подал им и сказал: пейте из нее все, ибо сие есть кровь Моя, за вас и за многих пролитая во оставление грехов.
   Отпечаток конского копыта, четкий, глубоко вдавленный в размокшую землю.
   Иней на бревенчатых стенах амбара.
   Два мертвых пса, тело пленного разбойника, белые от страха заледеневшие глаза, волосы, примерзшие к соломе...
   Когда тело подняли, полусгнившие соломины так и остались торчать из волос жутковатым нимбом, ледяной печатью нечистого.
   Кого призывал несчастный в свой последний миг, когда зло, в которое и он не верил, заглянуло в глаза?
   Сэн Эверарт.
   Мертв.
   Кунрад, веселый и верный соратник.
   Мертв.
   Сэн Гертран...
   Разве поможешь мне Ты, если я сам буду слаб?
   Я верю в сталь и огонь.
   - Скажи только слово и исцелится душа моя, - произнес Соледаго одними губами, единым выдохом, вместе со всем своим войском.
   Чаша с алой густой влагой подплыла к нему, как во сне, и он преклонил колени.
  
  
   ***
  
   Галерею освещала только пара факелов по сторонам охраняемой двери; Ласточка если бы хотела - не заблудилась. Один найл стоял, как черный журавль, согнув ногу и опершись о стену спиной и пяткой, другой, по другую сторону, сидел на корточках, свесив длиннопалые руки между колен. В зубах у него торчала трубка.
   Он посмотрел на Ласточку непроницаемыми черными глазами и не пошевелился. Второй, а это оказался Лаэ, кивнул, отлепился от стены и отворил перед ней дверь.
   - Ты спишь когда-нибудь? - спросила Ласточка, проходя.
   - Я отдохнул положенное время, не беспокойся обо мне, прекрасная госпожа.
   Откуда она явилась в такой глухой час и почему без сопровождающих, он не спросил. Голос был спокоен и исполнен уважения, только в глазах мелькнула искорка. Или Ласточке показалось.
   - Лаэ? - сидевшая у изголовья больного Ланка оглянулась.
   Улыбка слетела с ее лица, губы поджались. Ланка отвернулась и насупилась.
   Ласточка подошла к лордскому "ложу". Радель не спал, лицо у него осунулось, под глазами чернели круги, но взгляд оказался живой и блестящий.
   - Милорд? Как вы себя чувствуете?
   - Гораздо лучше. - Он улыбнулся. Гертран Радель никогда не жалел улыбок, и дарил их всем подряд - и простым людям, и непростым. Он и животным улыбался так же сердечно. - Милая девушка поит меня каким-то волшебным эликсиром. - Он улыбнулся насупленной Ланке, потом перевел глаза на Ласточку. - С тобой все в порядке? Тебя не обижали?
   - Лорд Герт беспокоился, как бы тебе зла не сотворили, - не поднимая глаз, процедила Ланка.
   - Все в порядке, милорд, я сама ушла.
   - Я так и сказала, - ядовито вставила Ланка.
   Ласточка подняла бровь, но выяснять причины ланкиных обид не стала. Потрогала Раделю лоб, посчитала пульс, посмотрела язык. Чудье молочко, из чего бы его не делали, положительно творило чудеса. От Бога или от черта - потом разберемся. У лорда есть духовник, а Ласточка давно уже этот вопрос для себя решила. Все, что облегчает страдания и дарит исцеление - благо.
   А в тонкостях пусть священники и монахи разбираются.
   Ласточка поинтересовалась, кушал ли милорд, Радель заявил, что воздержался в пользу притесненных женщин и сирот. Бадейка жидкой ячменной каши, едва сдобренной солониной, стояла на теплом камне среди углей. Найлы принесли с общей кухни кормежку сразу для всех, и Ланка, судя по всему, изрядно к вареву приложилась. Ласточка понюхала, покачала головой, поднялась и направилась к двери.
   На стук ее кулака открыл Лаэ, и Ласточка тут же ухватила его за складку плаща у горла.
   - Милорду требуется курица для супа. Не утка, не гусь, не солонина. Не каша. Курица! Добудь мне курицу, хоть из под земли!
   - Это непростая задача, прекрасная госпожа. У нас и солонина на исходе. К тому же сейчас ночь.
   - У вас в заложниках не абы кто - лорд старостержский! И он ранен. Владетели замков кормят благородных пленников со своего стола, напомни об этом своему лорду, если он забыл. Что ты так смотришь, или в Найфрагире другие порядки?
   - Порядки те же. - Найл покачал головой. - Только со своего стола Кай может прислать разве что жбан яблочного вина. Ты удивишься, прекрасная госпожа, но, по-моему, он вообще ничего не ест.
   - Как не ест? - поразилась Ласточка. - Вообще? Не может быть!
   Лаэ пожал плечами.
   - По крайней мере, ему не готовят отдельно. Мне приходилось видеть пару раз, как он ковырял в миске и отодвигал ее, нетронутую. Если он что-то ест, я этого не заметил, а в Верети я редко отхожу от него надолго.
   Ласточка нахмурилась и решила выяснить этот вопрос позднее.
   - В любом случае, милорду не следует подавать бурду для разбойников. Милорду требуется хорошая свежая и легкая пища, которая положена больным. Достань мне курицу, где хочешь. Озаботь Кая, пусть чудь где-нибудь украдет, если в деревне не найдется. Еще мне нужен котелок для варки. И свежая вода. И пусть кто-нибудь вынесет помойное ведро. И...
   - Хорошо, хорошо, прекрасная госпожа. - Лаэ быстренько захлопнул дверь. Залязгал ключ в замке, словно найл не Ласточку запирал, а от Ласточки запирался.
   Через некоторое время Лаэ принес петуха. Яркого, рыжего с зеленым, нанизанного на стрелу, как на вертел.
   - Это же Горлан бабки Леши! - поразилась Ланка. - Он пуще ворона хитрый, никто его добыть не мог. Щавлик аж головой клялся, что самого сожрет, а перо с хвоста в шапку воткнет. Как же тебе-то удалось?
   Лаэ хмыкнул.
   - У Щавлика теперь ни пера, ни шапки, ни головы. А как добыл... Я одного из наших попросил, мы всю деревню обошли, все сараи прочесали. Кур таки нет, а этот красавец заорал к половине четверти, как петухам положено. А нашего я не просто так просил, у него удача вот тут спрятана, - Лаэ растопырил два пальца, указательный и средний. - Как раз в промежутке. Стрелковая удача. Ему сам Аранон Арфист струною пальцы заплетал.
   - И что, теперь твой приятель промаха не знает? - Радель, то засыпавший, то просыпавшийся, повернулся на шуршащих мешках. - Ваши барды такие сильные колдуны?
   - Некоторые, любезный сэн, - уважительно ответствовал найл. - А Аранон - король бардов, ему тысяча лет. Он великий волшебник. Если уж он удачу струной от своей арфы примотает, вовек ее не потеряешь, удачу свою. Главное - струну не потерять.
   - Что же, к какому месту примотать, то место удачливей прочих окажется?
   - Удачливей, любезный сэн, но не за счет прочих. За счет самой удачи, что сбежать не может.
   - А, вот это дело! Польза немалая, должно быть. - Радель негромко хохотнул. - А скажи мне, добрый юноша, на какой же член все больше удачу прикрепляют?
   Лаэ опять хмыкнул:
   - Да вы же знаете ответ, любезный сэн. Два члена у человека в жизни самые важные. Десница и тот, что между ног.
   - Интересно, - Радель приподнял бровь. - А ты бы который выбрал?
   Лаэ пожал плечами.
   - Никоторый. Я бы голову выбрал.
   Лорд Гертран расхохотался, но тут же сморщился и скрипнул зубами, неловко двинувшись. Ласточка, потрошившая ощипанного петуха, дернулась было к больному, но Лана уже поправляла постель, помогая милорду улечься поудобнее.
   - Ты, парень, непрост, я смотрю. - Радель отдышался и снова разулыбался. - Говоришь складно, хоть и найл, и акцента не слышно. Ты ведь благородной крови?
   - Мой отец Лайго Экель, по прозвищу Горностай.
   - Экель? Погоди, ты найгонец? Из Леуты?
   - Пока в Леуте сидел Сагарэ Аверган, отец был в изгнании. Мать с сестрой погибли, а меня он вывез. Служил у Кадора Тернского ровно десять лет, потом вернулся. Я в Даре большую часть жизни прожил, от того и говорю складно.
   - Твой отец с тобой?
   - Это я с ним.
   - Как так получилось, что вы на службе у самозванца оказались?
   - Судьба. - Лаэ растянул в улыбке губы, но глаза не улыбнулись. - Хуго Вольк захватил наш корабль, мы бежали из плена. Отец хотел нас вывести через дарские земли, мы еще до дождей поднялись по Реге, но потом нарвались на засаду и заблудились в болотах на границе. Я ранен был и совсем ослабел.
   Ласточка слышала достаточно историй про зверски жестоких ингов, которым Найфрагир отдал Немой Берег под поселения. Сказывали, что Химера нередко делает свои дела ингскими руками.
   - Судьба или случай вывели вас к Верети, это я понял. - Лорд Радель смотрел на найла, приприподняв бровь. - А по какой причине вы пошли служить разбойнику и злодею?
   - Так это для вас он разбойник и злодей, - мягко отвечал Лаэ. - А мы увидели звезду во лбу у него.
   - Какую еще звезду?
   Лаэ помолчал, потом сказал тихо:
   - Есть такой изначальный закон, любезный сэн, оставшийся нам от старых богов. Принявший угощение, а паче спасение из рук волшебного существа, обязан отблагодарить его так, как оное существо пожелает. Кай пожелал службы.
   - Волшебное существо? - Радель криво усмехнулся. - Священники говорят, что он продал душу дьяволу или что родился демоном. По-твоему это не так?
   - Да хоть бы и так. Закон есть закон.
   - Это правда. - Радель откинулся на мешках, глядя в пыльную тьму под потолком. - Поэтому Соледаго, королевский рыцарь, скоро пойдет на приступ. Рано или поздно он возьмет Вереть. Я знаю, что найлы честно сражаются за тех, кому служат. И вы ляжете в эту землю, так и не увидев дома.
   Ланка шевельнулась на своей подстилке, блеснули в полумраке испуганные глаза.
   - И вы тоже, любезный сэн, - спокойно ответил Лаэ.
   - Да, скорее всего, - согласился Радель.
   - Неужели сэн Мэлвир и сэн Марк не пойдут на переговоры? - Ласточка стиснула кулаки, но, сдержавшись, разжала их и скрестила руки на груди.
   - Марк-то пойдет. Но войском командует Соледаго. - Радель продолжал разглядывать темноту над головой. - А каков он, когда понадобятся решительные действия... не знаю.
   - К вам на помощь, милорд, он бросился, забыв про раненую руку. Хотя за полчетверти до того, как на вас напали, лежал без памяти и бредил. Сэн Мэлвир не оставит вас в беде! Вот увидите, как только рассветет, он пришлет парламентеров.
   - Хорошо бы.
   Радель замолчал, стало слышно, как булькает суп в котелке, как потрескивает и осыпается в камине торф. И как воет ветер снаружи, сотрясая старые ставни. И как галдят и ссорятся над крышами вороны.
   Вороны проснулись? Уже рассвет?
   Ласточка потерла лицо, тряхнула головой. Действие чудьего молочка закончилось, тело ныло и гудело от усталости. Она с трудом поднялась, хватаясь за поясницу. Подошла к окну, откинула рогожу. Выдернула комок ветоши, затыкающий щель в ставнях. Внутрь потек сырой белесый воздух, пахнущий снегом, разбавляя угарную духоту в комнате.
   Рассвет был синим, как асулинский кобальт. Окно смотрело на юго-запад, на ровную васильковую синь без оттенков. Угол стены и башня расплывались чернильными кляксами, кромки заснеженных крыш существовали только в воображении, глаз не различал грани снега и неба. Ворот отсюда не разглядеть, виднелась лишь яма двора в лоскутьях времянок и дно ямы, темно-голубое, как небо, еще не тронутое ничьими сапогами.
   А, уже тронутое. Наискось по двору спешила чья-то фигура в развевающемся плаще. В вороньи крики и посвист ветра вплелся знакомый звук. За стенами трубили рога.
   - Милорд! - Ласточка обернулась от окна. - Слышите? Я же говорила, что сэн Соледаго вас не бросит!
  
   .
   * * *
  
  
   Пожалуйста, не уходи... хотел сказать Кай, но он уже засыпал и распухшие от поцелуев губы едва шевельнулись.
   Сладковатый вкус марева вязал рот. Слабый-слабый, еле уловимый, ускользающий привкус отравленного молока.
   В голове было пусто и звонко, словно рухнули стены или разлетелась стая нетопырей, угнездившихся там давным-давно.
   Кай закинул руки за голову, даже не стараясь сдержать разъезжающуся на пол-лица улыбку. Облизнулся. Прикрыл глаза.
   Потом сообразил, что валяется на каких-то тряпках в комнатушке настолько тесной, что сапоги торчат в коридор, не давая двери закрыться.
   В коридоре слышался недовольный голос Ласточки, выговаривающей то ли страже у комнаты ее разлюбезного лорда, то ли еще кому.
   Мары болотные, лежу здесь, как девка с задранным подолом... Надо встать, что ли... Неплохо будет, если мои люди найдут своего лорда в таком виде...
   Губы разъезжались.
   Паутина на потолке свисала клочьями. Ее шевелил сквозняк
   Вот она ходит там по коридору, его хорошая, и ей нужно то и се, пятое и десятое. Лаэ наверное с ног сбился.
   Требовательная она очень, его хорошая.
   Она хочет, чтобы огонь горел в очаге, и варился суп, и чтобы простыни были чистыми.
   Он разрушает.
   Она возводит.
   К чему это...
   В спину упиралось что-то твердое, кололось. Должно быть, смятая корзина. Пересохшие ивовые прутья разломились и торчали, как иглы.
   Далеко-далеко слышался голос, тихо, на грани сознания, ускользая, как шепот.
   Кай узнал его, напрягая слух.
   Ветер... свистит ветер, проникая в узкие бойницы на вершине башни. Сыплет и сыплет сухую снежную крупу.
   Хлопает ткань.
   Темно.
   Голос цедит слова по капле, как лекарство в стакан.
   Ему отвечает молчание ночи и холодный голос ветра, пробирающий до костей.
   И...кто-то еще стоит там наверху. Бесформенная расплывшаяся тень, прореха во тьме.
   Отец.
   - Повремени, наешься еще, - просипел первый голос.
   Кашель, жуткий, надсадный, знакомый с прошлой зимы. Длинный хрип, склеивающий легкие.
   - Не время... лить кровь, не думая. Скоро... остановятся реки, и ты станешь бессилен. Тогда крепость возьмут, а мальчишку увезут на муки. Дай нам время. Потом... на улицах Тесоры, натешишься... вдосталь. Я обещаю.
   Молчание. Рвется и полощется черная ткань.
   - Ты же был когда-то рыцарем. Для нас важны эти... переговоры. Важен пленник. Подумай о сыне. Казнят его, и ты... ничего не сможешь сделать... - сиплый кашель. - Когда ляжет лед...
   Я сплю, подумал Кай и попытался сжать руку в кулак.
   Пальцы не сгибались.
   В запястья вгрызлось железо.
   Я сплю.
   Ломило ладони, плечи, ребра и под вздохом - ни глотка воздуха не схватить.
   Занозистые доски пола тошнотно затряслись, норовя разъехаться и выронить его в пустоту. Кай рванулся, лязгнули цепи, больно вывернуло руки.
   Стук...
   Снова спиной и головой о горбатые доски.
   Скрииип. Скрииип.
   Вертится колесо.
   Колеса.
   Кричит и завывает толпа на площади.
   В многоголосый рев просачиваются каплями слова того, кто стоит сейчас на вершине башни.
   О чем... они там беседуют. Старый филин и темнота за оборачивающимся по кругу краем башни.
   Тень во тьме, повторяющая все изгибы развевающегося на ветру штандарта, то и дело меняет очертания, плывет. Но ее присутствие невоможно не ощутить.
   Она там, наверху. Неутолимая жажда, нацеленная, как стрела. Жажда, которая с равным согласием впитает золотую и алую кровь.
   Кровь своих и чужих, ребенка, лошади, рыцаря, возьмет крошечную жизнь лесной птицы. Кай знал это.
   Сила, подобная урагану, собиралась вокруг башенного парапета, свиваясь в тугую пружину.
   Разум, холодный и бесстрастный, пытается сдержать ее, заговаривая наполненную снежными хлопьями полночь.
   И в самом ее сердце соткался безмолвный ответ.
   - Лед...уже...никогда... не ляжет.
   Радостные крики толпы. Зычный голос глашатая. Вой ветра. Скрежет железа.
   Я не хочуууу!
   Кай снова дернулся, закоченев от страха. Рука освободилась, схватила что-то живое, теплое.
   - Вентиска, эй! Эй! Ты чего...
   Напуганное лицо Занозы чуть расплывалось в сумраке.
   Кай тяжело задышал, разжал пальцы.
   Разбойник опасливо отошел, растирая запястье.
   - Что? - выговорил наконец Кай, пытаясь унять острую боль где-то под ребрами - словно крюк воткнули. - Чего ты тут забыл?
   - Дак утро уже... твое лордское высочество...ищем-ищем, с ног сбились, а ты тут...
   - На черта я вам сдался? - Кай подтянул ноги и попытался встать. Все тело затекло, не гнулось и болело - словно сапогами пинали. - За каким траханым дьяволом я тебе понадобился, а?
   - Так... - Заноза выглядел встревоженным. - Вроде как посольство приехало. Про пленного лорда говорить желают.
  
   ***
  
   Сводчатая комната внутри крепостного барбакана была тесной, как крысиная нора. В пробитые в толстенных стенах бойницы задувало холодом.
   Соледаго неподвижно сидел на грубо сработанном табурете и ждал.
   Ждали королевские рыцари.
   Тальен по правую руку, Дорран - по левую, подпирая макушкой низкий свод, сработанный из известкового камня.
   Соледаго согласился на переговоры скрепя сердце, хотя понимал, что надо атаковать немедленно и потом будь, что будет.
   Атаковать. Выжечь это нечестивое гнездо дотла.
   Большая часть войска стояла под стенами Верети, две осадные башни собраны из перевезенных через брод деревянных щитов.
   Месса отслужена.
   Мертвые отпеты.
   Остался лорд Гертран - раненый, но живой, по крайней мере, пока.
   Мэлвир ждал, спокойно и собрано, все еще ощущая на губах вкус вина причастия.
   Есть ситуации, когда приходится выступать самому, никто не заменит.
   Кто он, человек, два раза застигший его врасплох, убивший стольких его людей? Чудовище? Талантливый военачальник? Нечисть из трясины?
   На лестнице послышались голоса.
   Тальен чуть двинул рукой, опуская ее на оголовье меча. Дорран отбросил плащ, открывая ножны. Мэлвир не пошевелился.
   Низкая дверь со скрипом приоткрылась, и в тесную комнату шагнул мальчишка.
   Разряженный в золото и бархат, в подбитом дорогим мехом плаще.
   Смазливый сопляк с гладкими щеками и подбородком, с волосами, длинными, как у девушки, спутанными в косицы.
   Вслед за ним вошли двое черных, как сажа, найлов и молча встали у двери.
   В руках мальчишка сжимал кусок холщовой тряпки, знак мирных намерений. Он подошел к столу, на котором мерцал масляный фонарь, швырнул тряпку на столешницу и вдруг белозубо улыбнулся.
   Чуть только не подмигнул.
   Мэлвир смотрел, не веря глазам.
   Потом заставил себя кивнуть в ответ.
   - Привет... братец, - сказал мальчишка и все-таки подмигнул.
   Мэлвир отшатнулся, словно бы на него зашипела змея.
   - Ты, видно, безумен, - ответил он, стараясь говорить ровно.
   Разодетый, как принцесса, черноволосый парень придвинул ногой вторую табуретку и уселся, вальяжно развалившись. От него несло потом, кровью и отвратительными сладкими духами или какой-то травой.
   До тошноты свело челюсти, рот наполнился слюной.
   На Мэла неподвижно уставились раскосые, кошачьего разреза глаза. Такие же, как у него самого.
   Только не золотые.
   Зеленые.
   Рыцаря передернуло.
   Против воли он начал дрожать мелкой, противной дрожью, зарождающейся где-то в животе и сердце. По загривку пробежала волна ледяных мурашек. Заныла укушенная неделю назад рука.
   "Рубаните его мечом, благородный сэн!" пискнул кто-то на задворках сознания.
   Нечисть болотная. Подменыш. Известью тебя засыпать.
   Раскосые глаза смотрели равнодушно и зло, хотя губы улыбались.
   - Побеседуем откровенно, - сказала тварь из мэловых ночных кошмаров и положила ногу на ногу. - Как любящие родственники.
   Мэлвир молчал, сминая дубовую столешницу пальцами и глядя прямо перед собой. До хруста стиснул зубы.
   Да. Перед ним арвелевский выродок, несомненно. Никаких других доказательств не нужно. Глаза, брови, форма носа...
   Как у него самого.
   Кривое зеркало, тень, глядящая на тебя из черной полыньи.
   Все что у Мэлвира было светлым - у него темное. Черные перья волос, ни намека на арвелевское золото... темные дуги бровей, аирная зелень радужек...
   Двойник из болота, тощая змеюка с переливчатой чешуей.
   Ядовитая.
   Тальен за его спиной не удержался и присвистнул.
   Холера.
   Чума холерная.
   Я его боюсь.
   Сопляка, которого могу пришибить ударом кулака, даже не обнажая меч.
   "Есть создания, живущие на границе света и тьмы. Оборотни, принимающие облик избранной жертвы", вспомнился голос матери. "Они смеются и играют, переливаясь блеском чешуй. Их стихия - грань воды и воздуха, место, где искажаются солнечные лучи. Никогда не вглядывайся в поверхность стоячего пруда... Никогда не вслушивайся в шум деревьев в лесной чаще.
   Бойся их. Бойся."
   Бабьи сказки.
   - Не надейся, что безумная радость по поводу встречи с родственником лишит меня рассудка, - процедил золотой полководец. - Жив ли лорд Радель?
   Кто ты такой?
   Кто?
   - Жив, что ему сделается, - равнодушно бросил мальчишка, глядя куда-то в сторону. Наваждение исчезло, как сдернутое солнцем полотно тумана.
   Это просто разодетый, как дешевая ярмарочная кукла, разбойник.
   - В крепости лежит. За ним твоя лекарка ходит. Отдать его назад?
   - На каких условиях?
   - Вы снимаете осаду и уходите. Нечего делить, Вереть моя по праву.
   - По праву убийцы?
   - По праву наследника, - мальчишка подался вперед, зеленые глаза сверкнули. - Моя мать была замужем. В отличие от твоей, Мэлвир-бастард.
   - Неужели? - Соледаго поднял бровь.
   Оскорбление, нанесенное человеком без чести, не может ранить.
   - Даю слово.
   - Что мне твое слово. Докажи свои права на крепость.
   - И докажу!
   - Когда станешь искать доказательства, - Соледаго поднялся, глядя на разбойного лорда сверху вниз. - Когда станешь искать их, не поленись, поднимись на башню, оглянись вокруг. Посчитай, вдруг умеешь. Если лорду Гертрану причинят хоть малейший вред...
   - Не причинят. Если сам не помрет, - разбойный лорд тоже встал и оказался одного роста с Мэлвиром, только в плечах поуже. Пару мгновений они мерялись взглядами через стол, потом черноволосый криво улыбнулся.
   - Уводи свою армию, Соледаго. Убирайтесь в столицу. Или я сделаю так, что против вас восстанут болота и деревья. Это моя земля, она не потерпит рыцарских лошадей.
  
   24.
  
   В ризнице пустующей часовни давно уже поселился художник со своим подмастерьем. Дверь не заперта - от кого запирать. Каевы люди не жаловали часовню своим вниманием, старались обходить. Да и кому нужно навлекать на себя проклятие из-за пары чашек с краской и горсти цветных стекол.
   Не выветрившийся с лета запах стружек и клея мешался с сырым воздухом с улицы. Подкованные железом сапоги стучали по некрашеным доскам, отдавались гулким эхом.
   Кай молча толкнул дверь в ризницу, шуганул оттуда мальчишку, сонно протиравшего глаза. Тот схватил облезлую овчину, которой укрывался, и выскочил вон. Самого мастера не было видно. Кай мельком подумал, что тот сбежал или пришибли под горячую руку, даже пожалел, но тут же забыл, сощурил глаза, пригляделся.
   В крошечной темной комнате было душно, слабые остатки тепла вытекали в распахнутую дверь. Пахнуло старой хвоей, деревом, тлеющим торфом. Неяркий свет проникал в затянутое проклеенным холстом оконце, едва выхватывая из полумрака наклонный каменный стол и высокую нишу в стене, забитую коробками на деревянных полках. Ворох тряпок на подстилке из еловых веток, раскрытый ларь с красками и прочим рисовальным припасом.
   В сложенном из обкатанных Лисицей валунков очажке тлел торф, испуская кисловатый дымный запах.
   Кай постоял, заложив пальцы за пояс, потом развернулся к окну, неловко зацепив ножнами глиняный горшок, стоявший на скамье, сшиб. Резко запахло олифой. Он выругался, отшагнул назад, въехал локтем в висящий на стене деревянный ушат, сорвал его и отшвырнул подальше.
   В последнее время он как-то плохо уживался с собственным телом. Словно бы сделался больше него, даже больше крепости. Стены казались слишком тесными, хотелось разнести их к чертовой матери, так чтобы щепки полетели...
   Передернул плечами, нахмурился.
   Как въяве вспыхнул злой и яростный блеск золотых глаз, пальцы, рысьими когтями вцепившиеся в край стола....
   Выйти... один на один. На мечах схватиться... Братец хренов. Здоровый бык...
   И сколько презрения на арвелевской незагорелой морде.
   Кай вспомнил, как выли от радости каторжники на освобожденном маренжьем руднике. Вспомнил свои руки, державшие тяжелый молот, осыпанные серо-зеленой пылью. Все тогда было в этой пыли, сапоги, плащ, волосы. Пахло паленым камнем, горячим железом...кровью.
   Всегда пахнет кровью.
   Какое право ты имеешь меня презирать?!
   Я еще встану перед тобой в бою. Какие, к черту, переговоры!
  
   Он выдохнул, вспомнил наставления Чумы. Засопел, стиснул кулаки.
   План, да... Заложник.
   Бумаги.
   Комната словно сжималась вокруг, сдвигая стены. Тусклый свет вливался сквозь ткань, как творожная сыворотка, жидкий, никчемный. Впрочем, Каю хватало. С тех пор, как он зарезал сивую Стрелку под крепостной стеной и взамен отнятой жизни снова ощутил присутствие отца за спиной, временами и вовсе никакого света не требовалось.
   Особенно в драке.
   Шиммелева заемная сила была словно прилив. Накатит, захватывая дыхание, закроет зрение алой пеленой, вынесет напрочь из привычного мира, а потом отойдет волной, оставит после себя песок и камни на берегу, дрожь в пальцах и гул в ушах.
   Неуправляемая, злая сила.
   Без которой нельзя побеждать.
   Будь она проклята.
  
   Кай провел рукой, вывернул с полки потрескавшийся кожаный короб, снял крышку, принялся копаться в пергаментных листах, с трудом разбирая написанное.
   Не зря Чума жучил его всю зиму и весну, безжалостно честя олухом, недоноском и ленивой сволочью. Буквы как-то приставлялись одна к другой и даже складывались в слова.
   Ровно разрезанные куски, черные строчки...
   Счета, расписки... не то.
   Он сунул ларец обратно, кое-как прикрыв крышкой. Та скрипнула и повисла на одной петле, часть записей просыпалась.
   Еще один короб, деревянный... неровные обрезки, даже не исписанные... не то.
   Кай еще немного порылся на полках, потом растерянно оглянулся.
   На столе лежали какие-то гладкие деревянные плашки. Россыпью. Несколько таких же валялось на подстилке рядом с куском овчины.
   Вентиска из любопытства взял одну, повертел. "Ангел" - гласила аккуратная надпись. Рядом была нарисована простенькая крылатая фигурка.
   Наверное художник сделал игрушку для своего подмастерья, чтобы между делом выучить мальчишку грамоте.
   Кай сгреб сразу пригоршню, начал разглядывать.
   "Кот", "Река", "Дерево", "Чайка", "Хлеб", ...
   Дощечки с глухим стуком попадали на пол.
   Где же эти чертовы документы.
   Чума предполагал, что они должны храниться здесь, но Каю все время недосуг было сходить. Теперь вот думай, ищи...
   Найти записи, сунуть их под нос золотому рыцарю, чтобы перекосился как следует...
   А потом показать ему, где раки зимуют.
   Но где их, черти-демоны болотные, искать?
  
   За неплотно прикрытой дверью послышались осторожные шаги. Кай повернул голову, отшвырнул последнюю дощечку.
   Мастер то, оказывается, не помер. Жив вполне. Вошел в обжитую ризницу, осторожно прижимая к животу миску с кашей. Запах перепревшего в котле зерна распространился по тесной комнате.
   Кай переглотнул. Чем дальше, тем его сильнее мутило от запаха еды. Воображение рисовало то ласточкины творожники, то суп, духовитый и прозрачный...
   На деле же он давно питался тем, что приносила чудь. Странная их сухая еда, которая и на еду-то ничуть не походила, хотя бы проглатывалась.
   Андаланец без удивления смотрел на непрошенного гостя, серьезно и молча. За его спиной жался выгнанный подмастерье
   - Вы что-то ищете, милорд? - спокойно спросил художник. - Можно войти?
   - Ищу, да. Можно, - Кай отошел к окну.
   - Разделите с нами трапезу?
   - Нет, не разделю. Я ищу записи.
   - Старые?
   - Ну... да, - Кай помялся. - Лет пятнадцать тому назад сделанные. Должно же сохраниться?
   Художник кивнул на наклонную крышку стола.
   - Поднимается.
   Кай погладил шершавый камень, потом подцепил за край, поднатужился... крышка повернулась на петлях, и в столе обнаружилась ниша, глубокая, как раз, чтобы вместить деревянный ларец.
   - Вынимай, - бросил он андаланцу.
   Внутри лежала пачка пергаментных листов, прошитых и пронумерованных, исписанных разными почерками. Хроники Верети, которые вели сменявшиеся священники.
   Интересно, кто их пишет сейчас? - мимоходом подумал Вентиска. Должен же кто-то...
   Не обращая больше внимания на художника и напуганного мальчишку, он вышел из комнаты, захлопнул дверь и уселся на ступеньки перед алтарем. Лампада, качавшаяся около статуи святой Невены, еле теплилась, но ему хватало и полумрака.
  
   ***
  
   - И ты оставил его в крепости? Не получил никаких гарантий? - взгляд Энебро был тяжелым, как кольчужня рукавица.
   - Я выполняю приказ лорда-тени, а значит - самого короля. Какие гарантии я мог получить, если Вентиска требует увести войско из под стен. Я не для того ломился через эти адовы дебри, чтобы просто извиниться и уйти.
   Мэлвир в который раз проклял свою молодость. Все, все наперекосяк.
   Раделевы люди волновались, лишенные командования, сэн Эверарт был мертв, их лорд - в плену в разбойничьем логове. Формально они сейчас подчинялись Соледаго, на деле же...
   - Лорд-тень сидит в Катандеране. Он не знает точно, что здесь происходит.
   - Почему не знает. Я регулярно посылаю донесения.
   Энебро сощурился.
   - Ты действуешь, как кукла на ниточках.
   - Я действую согласно приказу.
   - Удобная отговорка. Не забудь повторить ее над могилой Герта!
   - Мэл, он прав, - вмешался Тальен.
   - Радо, ты уже принял командование армией?
   - Нет.
   - Тогда заткнись.
   - Да, сэн Мэлвир.
   Радо молча налил себе вина и уставился на груду серых камней - стены, три угловые башни и громаду донжона.
   Рыцари сидели на брошенных седлах у фургона с фуражом, посреди разбитого у стен Верети временного лагеря. Не слишком близко - стрелу не добросишь. Но и не слишком далеко.
   Вечер и ночь потратили на то, чтобы перебраться через указанный Котей брод, перетащить разобранные башни. Жуки встретили их молчанием и страхом, никто не выбегал на улицы приветствовать королевское войско. Ни одна ставня не хлопнула, даже собак на улицах не было видно, попрятались.
   Вереть, выстроенная когда-то как щит против набегов с севера, лучше всего была укреплена именно с этой стороны. Мощная стена, ров с кольями по краю, зубчатый барбакан, прикрывающий подходы к подьемному мосту.
   Зато поле под стеной, будто нарочно выглаженное, позволяло подкатить осадные орудия.
   - Я не стану жертвовать успехом кампании ради одного человека, будь он хоть сам король Лавен, - ровно сказал Соледаго.
   Разорви вас всех черти болотные.
   - Интересно, если бы ты был там, а Радель здесь? - Тальен не глядел на своего командира, не отрывал глаз от обветренных стен, повитых клоками тумана.
   - Не думаю, что я потребовал бы за себя такой выкуп.
   - Какого черта ты сам поехал на переговоры? - вызверился Марк.
   - Такого, что ты немедленно пообещал бы этому щенку все, что угодно, лишь бы вызволить своего дружка.
   - Дружка? - Энебро словно поперхнулся.
   Тальен кинул на командира предостерегающий взгляд. Не хватало снова сцепиться.
   Но ничего не произошло. Марк просто налил себе еще вина, потом долго смотрел перед собой, словно не замечая золотого полководца.
   - Ты прав, - наконец сказал он очень спокойно. - Гертран мне друг. Он мне дороже всего на свете. И сейчас ты его убиваешь. Ради того, чтобы выполнить букву приказа.
   - Думаешь, что у меня нет сердца?
   - Сердце... оно у тебя еще не выросло.
   Теперь замолчал уже Соледаго.
   - Лорд-тень прислал меня обеспечить поддержку Раделю, - сказал он наконец. - И взять крепость. Разоренный рудник, перерезанный торговый путь, бесчинства на дорогах - ты хочешь, чтобы я договаривался с... с созданием, устроившим все это. Ты ведь тоже служишь Маренгу. Ты его человек.
   - Прислали обеспечить поддержку, так обеспечивай, черт возьми! Надо вытащить Герта из плена любой ценой.
   - Не любой.
   Молчание, тяжелое и звенящее, как сталь. Радо продолжал потягивать вино, не вступая больше в разговор. Он думал о чем-то своем и выражение его бледного, с раскосыми темными глазами, лица, не предвещало ничего хорошего.
   Возможно он думал о том, что мог бы сейчас точно так же лежать в разбойничьей крепости, раненый, и ждать решения.
   Меньшая ценность.
   Туман рвался длинными полотнищами, слоился, оплетал стены и зубчатый край барбакана. Там, в тумане...что-то было.
   - Я и так затянул переговоры насколько смог, - Соледаго пожал плечами. - Этот Вентиска хвалился, что у него есть доказательства прав на Вереть. Возможно он не лжет.
   - Ты...
   - Сэн Мэлвир, прошу прощения.
   Усталый, в забрызганной грязью одежде, незнакомый юноша торопливо поклонился.
   - Письмо от лорда-тени. Вчера утром в Старый Стерж прилетел голубь. Я ехал так быстро, как мог.
   Соледаго молча протянул руку. Разгладил тонкий клок пергамента, долго читал, затенив глаза золотыми ресницами. Красивое его лицо ничего не выражало.
   - Наш спор не имеет смысла, - сказал он наконец. - Лорд-тень чрезвычайно недоволен промедлением и приказывает покончить с разбойным гнездом любыми средствами. Он приложил к письму королевскую печать.
   Энебро молча склонил голову.
   - Радо, передай приказ по командирам... - Мэлвир осекся, огляделся. - А где он?
   Через шестую четверти выяснилось, что Тальен исчез из лагеря вместе с конем и оружием.
  
   25
  
   - Пограничной крепости... нужен защитник. Нужен верный человек... способный командовать гарнизоном. Нужен... опытный командир... за которым идут люди. Который... в случае нужды... так же может... прийти на помощь своему лорду.
   Темный сипловатый голос произносил слова неспешно, но дыхания на целое предложение ему не хватало. Паузы возникали через два слова на третье.
   - Человек... который знает крепость и все укрепления... как свои пять пальцев. Которого... приняли... которому... подчиняются Чудовы Луга.
   С одной стороны было холодно, с другой жарко. Что-то шуршало, потрескивало. Далеко, за коконом тепла, за каменой скорлупой, выл ветер. Качалось каменное яйцо, твердь кренилась как плот, ветер вдувал в трещины ледяные струи. Жар очага уносило вверх, в сажистое горло трубы. Холодные течения сновали по полу, искали живого тепла. Забирались под одежду, спина мерзла, и вой ветра слышался яснее. У ветра трудный, задыхаюшийся голос:
   - Этот человек... у вас есть... милорд.
   - Уууууууу-у-у-у-у....
   Так воют волки, хлопают крыльями вороны, скрипят старые деревья, столпившись на узких гривках среди трясин. Так со снежным шорохом бредут по небу облака, движутся хляби, такие же беспросветные как внизу. Так, шурша, катятся с кочек в ржавую воду почерневшие, никем не собранные ягоды. Ни шага в сторону, утонешь, сгинешь, как шиммелева кобыла.
   Медленный голос медленно проговорил:
   - У вас есть этот человек... милорд.
   - Пшшшшшш!!!
   Ласточка вздрогнула и проснулась. Шипел, убегая, куриный суп. Ласточка поспешно вскочила и чуть не грянулась на пол - затекшее тело плохо слушалось. Прихватила подолом и сняла котелок с углей. Пена опала, стало видно, как под янтарным бисером жира всплывают и опускаются на дно куски белого мяса. От сытного горячего запаха рот наполнился слюной.
   - Сэн Расон, вы, вероятно, говорите о себе?
   Это был другой голос. Мягкий, проникновенный голос лорда Раделя. Ласточка, наконец, осознала, что в комнате находится чужой, и повернулась от очага.
   Рядом с ложем лорда, на кованой треноге, накрытой ветошью, сидел большой белесый старик, грузный, как медведь. Снятая с треноги жаровня стояла у него под ногами на обломке каменной плиты.
   - О себе и о своей правой руке, милорд. Как вы успели заметить, она теперь существует отдельно от меня.
   И правда, войлочный плащ старика был откинут, обнаруживая полупустой правый рукав, подвязанный узлом ниже локтя. Левая, широкая, с шишковатыми суставами ладонь спокойно лежала на колене. Вены на тыльной ее стороне торчали так, что, казалось, их можно подцепить пальцами. Лицо у старика было тяжелое, в морщинах; плоть под кожей истаяла и кожа сделалась велика даже для его крупных костей. Обтянула мощный лоб, виски и скулы, повисла складками на щеках. Одну из щек уродовал еще и шрам - когда-то эта рана срослась без шва, может, даже, не под повязкой. Грудь поднималась тяжко и медленно, с сипом и потрескиванием - легкие, скорее всего, застуженные, никуда не годились.
   - Вместе... мы составляем одного... очень хорошего коменданта. У меня есть мозги и опыт... у Вентиски... способность поднять и вести людей... молодость и энергия. Вам так или иначе... придется оставлять в Верети... кого-то из своих командиров, милорд. И не одного его. Вам придется... восстанавливать разрушенное... много строить... много тратиться.
   Радель молча слушал. Он смотрел на старика приветливо, без страха. Но не спешил отвечать. Ласточка, двигаясь как можно тише, сполоснула единственную миску над ведром, налила в нее немного супа, покрошив помельче белое мясо, чтобы его можно было выпить вместе с бульоном. Старик говорил:
   - Никто не отменял... старых альдских законов, милорд. Кто смел, тот и съел. Кто взял и смог удержать... тот и хозяин. Если... Катандерана... и Тесора... почти не помнят законов предков... то здесь, на рубеже... старые законы сильны. Вам ли не знать? Кто взял... и смог удержать... тот может и защитить.
   - Это сделка? - наконец, разлепил губы Радель.
   - Конечно. - Старик закашлялся хрипло, вытащил из-за пазухи тряпицу, сплюнул в нее. - Честная, заметьте. Вы получаете мою верность... вместе с моей головой. Я ли не заложник ваш, сэн Гертран?
   - Пока наоборот, - усмехнулся Радель.
   Пошевелился, поморщился, поискал глазами помощниц. Ланка спала у стены, ногами к очагу, Ласточка подошла, поставила на пол миску, помогла лорду сесть на мешках поудобнее.
   - Поешьте, милорд, - шепнула она. - Пока горячее. Отличный бульон получился.
   - Сэн Расон, не присоединитесь ли к трапезе?
   - Благодарю, - старик кивнул сивой головой, утонувшей в широченных плечах. - После того, как вы насытитесь, милорд.
   "Милорд", подумала Ласточка. Радель не лыком шит, но и старикан, похоже, умен. Радель-то ни слова не сказал против "милорда". А Кай, значит, "правая рука".
   И Соледаго, выходит, не ошибся.
   Ласточка вспомнила, как стояла за тонкой стеной палатки и впервые в жизни подслушивала. Подслушивала разговор лорда и золотого полководца. Соледаго тогда сказал:
   - Вентиска там не один. У него наверняка есть кто-то опытный. Советник. Может быть рыцарь. На рудниках мог быть кто-то...
   На рудниках! Отрубленная рука... Севшие легкие... Сэн Расон!
   "Я ли не заложник ваш, сэн Гертран?"
   Что ж, действительно честная сделка. Боже правый, святая Невена-заступница, пусть безрукий рыцарь уговорит Раделя! Хоть Кай сам-с-усам, и делал вид, что никакого советника у него нет. Советник есть и знает свое дело, Радель воинственностью никогда не отличался, и дай Бог им договориться...
   Лорд попробовал супа и удовлетворенно кивнул.
   - Все бы хорошо. Если бы не Шиммель. У вас есть, что сказать на этот счет, сэн Расон?
   - Шиммель тоже в ваших руках... милорд.
   - Неужели?
   - Он бесчинствует дважды в год... и ему нужна жертва. Белая или светло-серая кобыла. Довольно редкая... масть.
   - Предлагаете вывести всех белых лошадей в Элейре? - Радель усмехнулся. - И в Этарне, на радость Маренгам. И в Найфрагире заодно.
   - Зачем же. Вам достаточно... призвать на это время Вентиску к себе, в Старый Стерж. Без Вентиски Шиммель соберет обычную банду... как всегда это было. Да и то не каждый год. Побуянит - и сгинет. Но это... на всякий случай. Вентиска не будет вызывать Шиммеля.
   - Вот как? И вы можете это обещать?
   - Вполне. - Старик наклонился ниже. - Он ненавидит отца, милорд. Ему тяжело дается его присутствие.
   Правда, подумала Ласточка. Истинная правда.
   - Если вы дадите ему возможность... избавиться от Шиммеля... Кай будет благодарен вам.
   - Я хочу это услышать от самого Вентиски.
   - Безусловно... вы это услышите. Как бы то ни было... по отцу и отчиму... он наследник Чудовых Лугов. Он будет служить вам... как лорд Кавен. Как некогда отец Вентиски... служил вашему предку... пока не превратился... в проклятие этой земли.
   Радель помолчал, качая в миске суп.
   - Как все складно у вас получается, сэн Расон.
   - Мы с Каем много говорили... об этом. Он хочет... вернуть наследство. Я хочу... прожить, что мне отпущено... под крышей, а не под мостом. Вы хотите... чтобы границу сторожил верный человек. Лорд-тень... в лице сэна Соледаго... хочет навести здесь порядок. Мы все... можем дать друг другу... желаемое.
   - Лорд-тень хочет порядка, а лорд Маренг хочет наказать виновных в нападении на его рудник.
   - Виновные будут наказаны... милорд. В доказательство... сэн Соледаго привезет их головы....
   - Залитые смолой. - Радель тихонько фыркнул. - Ну, предположим. Однако, вы не внесли в список Шиммеля, сэн Расон.
   - Разве черта... спрашивают, чего он хочет?
   Радель допил суп и облизнулся. Помолчал, раздумывая. Потом сказал:
   - Кстати, о чертях. В списке есть еще один интересующийся. Церковь. Вряд ли церковники обрадуются, если я отдам лен демоненку.
   - Он не демоненок, милорд! - Это проснулась Ланка. Повозилась на своей подстилке, с трудом села - живот ей мешал. Выбившиеся из косы волосы падали на лоб. - Он солю носит, к благости Господней причастен.
   - Откуда ты знаешь, девушка? - повернул голову Радель.
   - Я солю видела. Под рубахой ее носит, как доброму человеку положено. Вот вам распречестное слово, господин! - Ланка истово осенила себя сантигвардой. - Не разродиться мне, если вру. Вот и тетенька подтвердит! - Лана потыкала в Ласточку пальцем. - Ты ж видела на Кае солю, тетенька?
   Еще бы. Я сама эту солю на него повесила. Но у него была другая, он рассказывал. Материна, арвелевская, золотая. Сорвали ее в той канаве, тогда же и сапоги сняли.
   - Девица права, носит он солю. Под рубашкой.
   - Под рубашкой, говорите. - Лорд Радель посмотрел на Ласточку долгим проницательным взглядом, потом на Лану, потом опять на Ласточку. - Шустрый мальчонка, - фыркнул он, наконец.
   Ласточка выпрямилась и опустила глаза. На Лану она не глядела, но слышала, как та взволнованно сопит. Вот, значит, чей детеныш у тебя в животе, Ланочка. И тебе очень хочется, чтобы Кай оказался не чертом, а человеком, пусть и колдуном. Очень-очень хочется.
   - Что ж, - сказал Радель. - Если Вентиска согласен публично покаяться и отречься от демонов и всякого зла, то нам действительно есть, о чем говорить. Церковники могут потребовать провести над ним обряд экзорцизма.
   - Он согласится, милорд.
   Хорошо бы, подумала Ласточка. Но, зная каево упрямство...
   - Скоро святой праздник, - продолжал лорд. - День Цветения, замечательный повод покаяться при всем честном народе. Покаяние примет мой капеллан. Потом Вентиске придется подтвердить отречение перед старостержским епископом, в аббатстве святого Вильдона, когда ему назначат. Скорее всего, на Юль. И только после этого я смогу подтвердить передачу лена, не раньше.
   - Вентиска сделает все... что от него потребуется... уверяю вас. - Старик прижал к груди левую руку и склонил голову. - И он, и я будем счастливы... служить вам, милорд.
   - Вы так уверенно обещаете за него, сэн Расон...
   - Здесь шесть сотен каторжников и бродяг... а Вентиска - всего лишь молоденький мальчик. Имя его отца... способно сплотить разбойников для драки... но не способно сделать... из разбойников гарнизон. А здесь, милорд... именно гарнизон... уже год как... хотя он больше похож на разбойничье гнездо. Каторжники не перерезали друг друга... не перерезали крестьян... не разбрелись кто куда. Почему? Ведь Шиммель держит их от силы два месяца в году. Кто, спросите, держит их остальные десять?
   - Это вы велели Вентиске разослать по деревням клетки с телами моих людей?
   - Я, милорд.
   - Сам бы он не догадался? - Радель болезненно скривил рот и прикрыл глаза ладонью. - А сколько драчливых разбойников повисло во дворе?
   - Достаточное количество, милорд. Не больше, чем следовало.
   - Вентиске есть, чему у вас поучиться.
   - Он учится, милорд. Он делает все, как я велю. Ему хватает ума слушаться.
   - Отрадные слова. Я думаю...
   Пламя в камине вдруг пыхнуло искрами и клубами дыма, сократилось и погасло. Огонек в светильнике тоже умер - незаметно. Заперхала Ланка, она ближе всех сидела к камину.
   В наступившей темноте стала видна рыжая полоса приотворенной двери.
   - Лайго, - раздался из мрака голос Кая. - Огня принеси.
   Дверь распахнулась шире, вошел один из найлов с факелом и направился к камину. По комнате заметались тени.
   Ласточка глядела на Кая. Когда он успел войти? Ласточка прозевала этот момент, и остальные тоже прозевали. В молчании Кай отлепился от косяка, где стоял в любимой позе, перекрестив на груди руки. В волосах, как всегда, блестела мишура, за пояс заткнуты какие-то бумаги.
   - Что, уже продал меня? - спросил он неприятным голосом. - Успешно?
   Старик, чуть ли не скрипя, повернулся.
   - Ты сам и продать себя толком не можешь, Кай. За фигляра не дорого дадут... так, пару серебрушек...
   - Проваливай, Чума. - "Чума" он прошипел сквозь зубы. - А то от моего фиглярства у тебя разом кишки вымерзнут. Надоели твои советы. Недалеко ты ушел от моего родича - такой же старый упырь. Плевать я хотел на вас обоих. Лайго, выведи его.
   Найл подбросил в огонь еще пару брикетов и подошел к старику.
   - Сэн Расон, прошу вас.
   Старый рыцарь, не говоря ни слова, поднялся и оперся на подставленную руку. Стоять ему было тяжко.
   Кай прошелся по комнате, ни на кого не глядя, огонь в камине никак не хотел разгораться, вспыхивал и угасал снова, расползаясь кислым дымом.
   Ласточка невольно вспомнила мертвого рыцаря на старостержской площади, широко раскрытые заледенелые глаза.
   В комнате стало совсем тесно, словно бы кто-то незримый, огромный, вошел и заполнил ее всю, разом.
   Чужое, давящее присутствие.
   Вон оно, ее сокровище, мечется от стены к стене, а это страшное движется вместе с ним. Лорд Радель не сводит с парня обведенных темным глаз и, похоже, все благие речи каева советника пропали даром.
   Никто не отдаст крепость безумцу.
   Кай остановился и поглядел на Ласточку, потом на раненого лорда.
   - Мне не в чем каяться, - вдруг сказал он и криво улыбнулся. - Я нашел записи... того года, когда родился.
   Тряхнул волосами, словно отгоняя злые мысли. По стене запрыгала тень от факела, распласталась в углу. Потом шагнул к Ласточке, сунул ей ворох разрозненных листов.
   - На, погляди. Обхохочешься. Мою...мать, оказывается, священник благословил.
   - Теперь мне никто не указ, - выдохнул Кай. - Ни чертов старик, ни привидение из могилы! Я сам справлюсь. Один.
   Он рассмеялся, торжествующе и зло. У Ласточки зазвенело в ушах от этого смеха, заледенели пальцы. Беременная девица в углу тихо охнула.
   - Может все-таки... обсудим наше будущее? - осторожно предложил лорд Гертран.
   Кай замер посреди комнаты, склонив голову набок и прислушиваясь настороженно, как дикий зверь. Хрипло задышала Ланка, потом с улицы донеслись невнятные выкрики, гомон, деревянный стук чего-то тяжелого, потом тяжкий глухой удар.
   - Поздно.
   Он шагнул к окну, так быстро, что очертания фигуры расплылись в полумраке. Сдернул рогожу, со скрежетом раскрыл перекошенные ставни, выглянул. Холодный ветер, ворвавшийся в комнату, растрепал спутанную гриву, пронзительно взвыл в каминной трубе, ударился в дверь, сотрясая ее на петлях, распахивая настежь.
   - Надо же, - сказал Кай, улыбнувшись мечтательно, словно девушка, к которой впервые посватались. - Мой драгоценный братец не держит слово. Тем хуже для него. Разве можно быть таким нетерпеливым...
   Повернулся к лежащему. Пальцы стиснули рукоять меча.
   Ласточка, превозмогая накатившую тоску, смертную, стылую, как вода в полынье, схватила первое, что попалось под руку - деревянный ковш.
   - Я наверное должен бы тебя прикончить, - сказал Кай сипло. - Может, скинуть со стены... под ноги Соледаго.
   Лорд Гертран приподнялся на локтях, лицо его исказилось от непомерного усилия. В темных глазах полыхнула ярость, словно угли раздули.
   Кай отнял руку от оружия, кивнул.
   - Потом...поговорим.
   Через мгновение его уже не было в комнате. Ласточка не успела заметить, как он вышел - только тень мелькнула.
   Она так и осталась стоять, с тяжелым черпаком в одной руке и пачкой смятого пергамента - в другой.
   Ланка, тяжело поворачивавшаяся на своей подстилке с боку на бок, снова охнула и вдруг взвыла в голос.
   - Ой, теть Ласточка, кажись началооось! - всхлипнула она, хватаясь за поясницу. - Тянет то как! Ой, боженьки мои, помру теперь, чертово отродье у меня в животе, как есть чертово...
   - Началось, ...! Лучше времени не нашла.
   Ласточка со всей силы саданула черпаком о стену.
   Раздался треск и в стороны полетели щепки.
  
   ***
  
   - Не прогневайтесь, добрый господин, но в Чарусь я больше не ходок. Зарекся уж два года как. И не упрашивайте, и не грозите, сам не пойду, и девку с вами не пущу.
   - А ты мне не батька, дядь Зарен, чтобы указывать, куда ходить. - Котя упрямо зыркнула исподлобья. - Я, небось, не хуже тебя болота знаю, господа рыцари меня в проводники себе взяли. Я через Дальний брод войско королевское провела!
   - Носом крышу не проткни, - окоротил ее мужик. - Ишь, задрала до небес. Дальний брод это тебе не Чарусь. Ты бы им еще до овина путь указала.
   Котя ощутила, как сапог рыцаря легонько постукивает ее по щиколотке под столом. Глянула на Тальена недовольно - "Помолчи" выразительно сказали черные глаза.
   Она вздохнула, сложила руки и принялась рассматривать миску с квашеными яблоками. Пусть господин рыцарь сам дядьку уговаривает.
   - Зарен, - мягко сказал рыцарь. - Знаешь, сколько платит проводникам Соледаго? Две кольдеры в день. Я плачу две архенты.
   - Ага. - Зарен выглотал кружку ягодной бормотухи (рыцарь поостерегся это пить), крякнул и сунул в рот кусок серого хлеба. - Видали мы ваши архенты. Вон, мужикам из Котлов за битую скотину золотой рыцарь выдал по монете серебряной. Так они по сю пору гундят. А нам так вообще бумажки выдали, мол, когда-нибудь воздастся. - Он почавкал, шмыгнул носом. - Вы того, кушайте, кушайте, добрый господин. Яблочки да капусту, сметаны-то у нас нет, масла тоже. А яблочки удачные получились, крепкие. - Подцепил моченое яблоко и с хрустом отъел половину. - Так нам что монеты, что бумажки, ни сыт, ни согрет с них не будешь.
   Что-то мелькнуло у Коти перед глазами, брызнуло, грохнуло, раскатилось. Дядя Зарен шмякнулся лицом в осколки, присыпанные мокрой ржаной соломой. Затылок дяди стиснула крепкая рыцарская рука. Яблоки разбежались со стола как живые.
   - Значит, ты покажешь дорогу даром, - не повышая голоса, проговорил Тальен, сжал пальцы и повозил строптивого мужика мордой в расплывшейся луже. - Или я сейчас запихну твои яблочки тебе же в задницу.
   На полатях кто-то из мальцов тихонько ойкнул. Стало слышно, как журчит рассол, протекая в трещину стола.
   - Да охота вам руки марать, господин, - пробурчал Зарен невнятно. - Вон вентисковы бандиты тоже, чуть что - в рыло сунуть норовят.
   - Поговори у меня!
   Лоб Зарена глухо стукнулся о столешницу.
   - Да я молчу, молчу.
   Котя вздохнула. Дядька Зарен был далеко не трус, трусы в Чарусь не ходили. И упрямец он был знатный, и вредности хоть отбавляй. Красивый черноглазый рыцарь мог бы его отлупить, но принудить - вряд ли. А если б рыцарю вступило мальцов с полатей стащить, да пригрозить, упрямец-Зарен мог бы и в топь завести, с него станется. Котя надеялась, что рыцарь таки не разбойник, и на крайности не пойдет.
   Но вытрясти дорогу из дядьки надо. Кроме него - некому.
   - Поведешь или нет, зараза?
   Тальен вздернул дядьку за волосы, развернул лицом к себе, приподняв так, что бедняге пришлось привстать на цыпочки.
   - Вот я вам кое-что покажу, господин, - прохрипел мужик. - Мож, раздумаете в Чарусь идти.
   Из ноздри у него текло, прям на рыжую бороду, в которой потерялась квашеная солома.
   - Ну, покажи. - Тальен отшвырнул строптивца, обтер руку о подол.
   Зарен шмыгнул носом, утер рукавом юшку и отошел к лавке. Поставил на нее правую ногу и принялся закатывать широкую штанину из серого кудлатого сукна.
   Котя заранее стиснула зубы. Этой раны она не видала уже года два.
   С тех пор рана ненамного изменилась. Да трудно назвать раной сплошь изъеденные черными дырами голень и икру. Ниже колена нога дядьки походила на вскопанную грядку. Тогда, два года назад, в ней еще и черви кишели.
   Зареново упрямство было сильнее увечья, и дядька почти не хромал. Все и позабыли, как он едва не лишился ноги.
   Рыцарь присвистнул.
   - Чем это тебя так?
   - Змеюка ядовитая тяпнула. - Мужик опустил штанину и сел на лавку. - Свезло, я домой уже шел, марево нес. Им и полечился, а так сдох бы нахрен, и чудики меня б стрескали.
   - Что, змей там много, в Чаруси вашей?
   - Кишмя кишат. Князь-змея там живет, а то детеныши его. Вот один меня и ужалил.
   - Князь-змея? - заинтересовался Тальен. - Это что же за тварь такая?
   - Змеючина здоровенная! - Мужик широко раскинул руки. - Толстенная! С тебя, добрый господин, в обхвате будет, а уж длины немеряной! Башка у нее - во! Глазищи - во! Зубищи - во-о!
   Котя хмыкнула и заработала от дядьки уничижительный взгляд. За два года "большая черная гадина" превратилась в "князь-змею длины немеряной".
   - Интере-есно, - протянул рыцарь, и в глазах у него появилось мечтательное выражение. - Там еще и огромная змея... знаешь что... э-э, как бишь тебя?
   - Зарен, - подсказал Зарен.
   - Зарен, ага. Давай, Зарен, мириться. Человек ты десятка не робкого, как я погляжу. Идти не хочешь не из трусости.
   - Да уж поверьте, господин.
   - Верю, верю. - Рыцарь пододвинул табурет и уселся за разгромленный стол. - Давай-ка, Зарен, выпьем. Зла я на тебя не держу, и ты на меня не держи.
   - Вот, другой разговор, господин хороший! - оживился мужик. Засуетился, поднял опрокинувшийся жбанчик, зубами выдрал пробку. - Не побрезгуйте, господин, терновую я сам варил, такое дело бабам доверять нельзя.
   Котя, не дожидаясь приказа, быстренько прибирала разгром. Занавески на полатях заколыхались, там происходило шевеление. Затаившиеся мальцы выдохнули.
   Тальен накрыл свою кружку ладонью.
   - Я, Зарен, вино не пью. Я лучше свое, арваранское. - Он отстегнул с пояса флягу. - Угощу тебя, хочешь? Из самой Катандераны приехало. На мне.
   Дядька опомниться не успел, как в его кружку с бормотухой набулькали прозрачного, как вода, зелья. Тальен звякнул фляжкой о край.
   - Твое здоровье! - и приложился к горлышку.
   Зарен выпил, крякнул, отер усы и велел Коте:
   - Полезай в подпол, девка, тащи нам сала. Там шмат под плитой захоронен.
   Котя взяла с теткиной прялки лучину, запалила ее и полезла в подпол. Когда она, еле отыскав в темнотище "плиту", под которой дядька запрятал припасы, вернулась с завернутым в тряпицу бруском, рыцарь и мужик, сдвинув головы, раскладывали на столе огрызки и объедки замысловатыми узорами.
   - Знач, от вдоль Вагина ручья до Жабьей Горки, оттеда держи на полночь, тропа там провешена. Пройдешь до островка малого, круглого, Кулачок называется. Там березу ищи о два ствола, оба наверху обломлены, она одна такая. От нее, значит, опять на полночь и чутка на закат возьми, пока в поперечную косу не упрешься. А с косы уже Чарусь видна, эт как облако на болото легло. По ночи оно зеленым светится. Девка, ты че ворон считаешь? Сало принесла? Режь давай!
   Буль-буль-буль! - лилось в подставленную кружку рыцарское зелье.
   - Значит, от березы на север?
   - Слуш сюда...
   - Может, все-таки сам покажешь?
   - Неее! Там з-змеюка. И тебя она съест!
   - Твое здоровье.
   Дзень-брень. Буль-буль-буль.
   - Чуди набегут, кричи: "В Чарусь, в Чарусь". Не тронут. А мож тронут, бес знает, что им втемяшится.
   - А ты так и кричал?
   - Я всяко кричал. Слегу из рук не выпускай, понял?
   - Понял.
   - И это. Того. Подарочков гадские старики затребуют. Есть подарочки у тебя?
   - А что им дарить?
   - Ножи железные, побрякушки. Есть у тебя побрякушки?
   - Коть, поройся в сумке. Там в мешочке бархатном. Зарен, а по самой Чаруси как идти? Расскажи подробно.
   Буль-буль-буль. Дзень-брень.
   - Слуш сюда...
   Котя втащила на лавку седельную сумку и развязала ее. Мешочек из бархата лежал неглубоко.
   - Ой, добрый сэн, а зачем вам зеркальце? И гребни какие красивые! Ой, и ленты шелковые...
   - А чтоб девушкам дарить, - рыцарь рассмеялся. - Хочешь, Котя, зеркальце? Дарю, твое будет.
   - Ой, добрый сэн... спасибо...
   Котя в жизни не видела зеркала. Это было серебряное, овальное, с решетчатой ручкой. От него тут же отскочил и побежал по бревенчатым стенам светлый как солнышко зайчик. Собственное котино лицо мельком отразилось в серебре, как растекшийся на сковороде блин. Котя перевернула зеркальце и хлопнула его на колени, словно увидела что-то запрещенное. Сердце колотилось.
   Почему-то было ужасно неловко разглядывать себя. Вот если бы я была красивая, как дева Канела...
   Котя вдруг тихо ахнула и закусила губу.
   Пояс на ней был еще материн, узорами тканый.
   Зеркальце только что подарил... Суженый?
   Она испытующе посмотрела на черноглазого рыцаря.
   - До двустволой березы, - бормотал он, черкая горелой лучиной по тряпице из-под сала, - От нее на север... Коть, ты чего так смотришь?
   - Ничего, - сказала девушка хрипло. - Дядь Зарен, одолжи мне топор, а?
  
   ***
  
   Началось!
   Кай вылетел на стену, как на крыльях, не ощущая веса кольчуги на плечах, меча на поясе и щита на руке. Упер щит острым концом в сапог, глянул из-за плетеного ограждения вниз, на мерзко темнеющую жижу во рву, на приземистую башню барбакана, прикрывающую поднятый мост.
   Ивовые плетенки понатыкали меж каменных зубцов повсюду по настоянию Чумы.
   Разбойники, как осы облепившие деревянную галерею, приветствовали своего вожака радостными воплями.
   Кай, не обращая на них внимания, жадно вглядывался в ровное поле перед крепостью, за которым расположился рыцарский лагерь, а еще дальше серели длинные деревенские дома.
   Сердце бешено колотилось о ребра - не от страха, от радости.
   Похоже, Соледаго решил не ждать завершения переговоров. И плевать ему на пленного старостержского лорда.
   Ровным строем шла пехота. Развевались треугольные знамена. Рыцарские кони, закрытые яркими попонами, вышагивали степенно, как на параде, неся закованных в железо всадников.
   С натугой двигались две осадные башни, скрипели колесами, взрывали поросшее жухлой травой поле, оставляя за собой глубокие борозды. Солдаты налегали на упряжь, подбадривая друг друга хриплыми выкриками.
   Следом волокли таран с треугольной крышей, облепленной пестрыми шкурами.
   Кай дурными словами проклял слепящее безумие, которое каждый раз накатывало на него в бою. Если бы, перерезав охрану на лесопилке, он сподобился пожечь заготовки для осадных орудий...
   Но тогда за его плечами стоял отец, злой и яростный после нескольких месяцев голодного заточения. Что ему было до каких-то деревяшек.
   Старое привидение.
   Вот и сейчас Кая начало знакомо потряхивать, он стиснул челюсти, не желая впускать в себя шиммелеву силу. От нее он становился, как пьяный, цвета выворачивались, растягивалось время...
   Не сейчас. Сам справлюсь.
   Кай повел плечами, облитыми тяжелой кольчугой, резко выдохнул.
   Гул в ушах и заполошный плеск крови отступили, словно бы тот, кто стоял за его плечом, перестал понуждать, затягивать горло стальным арканом. Петля его ослабла, но никуда не делась.
   В прошлом году, после смерти Кавена, его люди праздновали победу, перепились, а он без сил лежал в каком-то закуте, дышал через раз и не знал, на каком свете. Вспышка шиммелевой ярости стала непомерным грузом для пятнадцатилетнего мальчишки.
   А сейчас лишь отголосок ее растекался по жилам, как пьяное зелье, будоражил кровь и расправлял плечи.
   - Вырос...мальчик мой... - вспомнился ему горячий шепот Ласточки и обжигающее прикосновение ладони к животу, натянувшиеся мышцы... - Какой же ты вырос...
   Захочу, горы сверну, - подумал Кай и нетерпеливо улыбнулся.
   Ну. Давай же.
   Это моя крепость.
   Грубо сработанные деревянные башни ползли медленно, скрипя и пошатываясь, грозя завалиться при каждом новом рывке - и все таки не заваливались. Под колеса подкладывали обтесанные бревна, чтобы ловчее было волочить эти махины по грязи.
   - Не терпится? - подошел Лайго, неся под мышкой вороненый шлем с кованой личиной, кинул быстрый взгляд в смотровую щель. - Первая осада?
   - Снаружи был, - отрывисто ответил Кай. - Только мы оба раза изгоном крепость брали, гарнизон даже решетки не успевал опустить... раззявы...что ж они так медленно ползут то...
   - Когда Сагарэ Аверган штурмовал наш родовой замок, осада длилась больше года, - спокойно сказал найл. - А ты хочешь одним днем все успеть?
   - Сколько? Да я тут состарюсь!
   - Я послал усиление в привратную башню, - Лайго сдвинул брови, прищурился, прикидывая расстояние. - Кто бы ни вел этих людей, он умеет поддержать порядок. Смотри, как ровно они идут.
   - Это мы еще посмотрим, что он там поддерживать будет. Пусть только дойдут уже.
   Кая охватило злое нетерпеливое веселье. По правую руку, на угловой башне, возились Клыковы парни, накручивая веревки камнемета. На стенах, укрываясь за плетеными щитами, ждали лучники, но расстояние все еще было слишком большим.
   Время тянулось медленно, как кисель. В разрывах облаков проглядывало солнце, и тогда равнина перед крепостью расцвечивалась яркими красками.
   Кай глянул на спокойного, как статуя, найла и тяжело вздохнул.
   - Черт, ну сколько можно! Выйти подтолкнуть что ли?
   Солнце в очередной раз скрылось за облачным клоком и в накатившей тени пешие воины, все еще ровно державшие строй, рассыпались, как горох и перебежками кинулись вперед.
  
   26.
  
   - Вот, - Котя удовлетворенно отряхнула руки. - Здесь он сутки простоит, ничего ему не сделается.
   Котя знала, что искать, и нашла ее - небольшую пещерку между огромных валунов, составляющих Жабью Горку так же, как и другие болотные гривки. Они вдвоем с Радо (про себя Котя называла рыцаря по имени, не прибавляя даже необходимого "сэна") расчистили вход, срыли часть земляного покрова настолько, чтобы внутрь можно было провести рыцарского коня.
   - Какие же моря обкатали эти гальки? - удивлялся Радо, озирая гладкие выпуклые стены, даже лишайником не заросшие по причине пещерной темноты. - Я чувствую себя муравьем на пляже.
   - Не знаю, благородный сэн. Они всегда тут были. А моря у нас нет, море ух как далеко, на полночь, найльское море, не наше. И королевское море, что на полдень, тоже далеко...
   - Не королевское, а Сладкое, девушка. Я читал, что на заре времен море плескалось повсюду. Может, это камни как раз из него, древнее тверди.
   Котя впечатлилась и тоже заворочала головой. Венчик из смолистых стружек на конце еловой палки вспыхнул и стал угасать.
   Они вылезли наружу, и Котя заморгала от снежной белизны.
   - Отличная нора, - сказал Радо. - Ни снег, ни ветер, ни звери не достанут. Дождется нас как лапочка. Ну что, чертяка, пойдем в конюшню? Тут, конечно, не просторный денник как дома, но лучше чем под кустом в лесу.
   Котя обиделась за красавца-вороного.
   - Зачем вы его так, благородный сэн, справный же конь!
   Радо расхохотался.
   - Зовут его так, девушка. Имя у него такое, Чертолом. Чертяка - это ласково. - Рыцарь потрепал жеребца по крутой шее. - Вот ты у нас - Катина, а ласково - Котя.
   И точно таким же хозяйским жестом похлопал Котю по спине.
   - Снимай, Котя, седло и сумки. И мешок с овсом доставай, повесим его Чертяке на нос.
   Пока Радо обустраивал коня в пещерке, Котя нарубила еловых веток, чтобы прикрыть вход. Снег лежал не густо, сам был сырой и липкий. Мхи и сухая трава торчали из-под белого, тут и там темнели влажные бока огромных валунов. Удары котиного топора спугнули парочку белок, на снегу остались лежать чешуйки и хвостики растерзанных шишек.
   Сквозь голые ветви виднелись топи - мили бурой равнины в белых рябинах и рыжих проталинах, словно каменный великан из найльских сказок щипал небесного петуха. Горизонт задернут сизой болотной дымкой, сквозь нее проступают зубчатые хребты далеких гривок.
   Где-то там Кулачок, один из малых островов.
   Котя собрала и отнесла еловые ветки к пещере, а потом верулась и вырубила в орешнике две хорошие слеги.
  
  
   ***
  
  
   - Всссх! - ухнул камнемет, скрипнул всем костями, связанной веревками рамой.
   Неровный кусок известняка с треском рванул воздух, прочертил дугу и вломился в деревянный борт осадной башни.
   Гурьба разбойников, распоряжавшихся переправкой во врага каменных глыб, обрадовано заорала.
   Кай, стиснув пальцы на рукояти, наблюдал за маневрами пеших воинов под стеной. С высоты их фигуры казались совсем небольшими, вроде шахматных.
   Рыцари в атаку не пошли. Направив своих людей, они спокойно ожидали вдалеке, неподвижно застыв в седлах.
   - Струсили.
   - Не думаю, - Лайго пожал плечами. - Они ждут, пока разобьют ворота. Боевые кони не полезут по лестницам, сам понимаешь.
   - Ладно, мы тоже подождем, - сквозь зубы процедил Кай.
   - Вссссххххскрииип! - камнемет вышвырнул следующий снаряд.
   Медленно ползущая башня сотряслась.
   - Эту завалим, - в спокойном голосе Лайго слышалась уверенность. - Хорошо пристрелялись. Жаль, машина у нас только одна.
   - И еще нет десятка рыцарских лошадей, - подначил Кай. - Хотелось бы проскакать по мосту в полном облачении, а?
   Лайго Экель, двоюродный брат найгонского герцога Даго Экеля, слабо улыбнулся.
   - Сражайся, как можешь, только не теряй чести, - сказал он, не отводя взгляда от статных всадников в высоких седлах. - Если не можешь сломать копье, бери меч и дерись пешим. Но дерись. Так у нас говорят.
   - Всссхххх...
   Не дожидаясь команды, вступили в бой лучники, надежно укрывшиеся за деревянными стенами навесных галерей и за плетеными щитами. Из под стен донесло сухой стук, звон и матерные проклятия.
   Разбойники били точно, часто, хоть и вразнобой. Нападавшие прикрывались щитами, перебежками двигались вперед, волоча длиннющие лестницы и связки веток. Первые раненые уже повалились на сухую траву.
   Кая затрясло сильнее. Он закусил губу, прогоняя подступающее безумие. Привкус крови только усилил лихорадочную маету.
   - Шлем надень, - Лайго надвинул свой, скрыл лицо под вороненой маской. Застегнул ремешки.
   Кай нетерпеливо отмахнулся, вытянул из ножен меч. Сердце тараном колотилось о ребра. Свист стрел, вопли и грохот прокатывающегося по каткам дерева сливались в болезненное, раздражающее многоголосье.
   Снова ухнул камнемет, словно бы его собственные жилы и кости вывернулись, посылая тяжеленную каменюку. Одна из башен накренилась и повалилась набок, выставив залитое грязью днище и бесполезные теперь колеса.
   Лучники с верхней площадки, выбирались через пробоины и незакрытую заднюю стенку. Заняли позиции, ответили залпом стрел. Рухнувшая махина превратилась в неплохое укрепление.
   Вторая башня, въехав в наспех забросанный ветками ров, качнулась, клюнула вперед и проломила крытую галерею. Откинулся мосток, выдвинулась ощетинившаяся клинками стена щитов, над которой виднелись только верхушки шлемов.
   За спиной Кай слышал злые выкрики, лязг крючьев приставных лестниц, надсадное хаканье.
   Глянул через плечо, одну из плетенок снесло, лестница надежно вгрызлась в известняк. К проему меж зубцами подволокли короб с известью-кипелкой, накренили, посыпалась вниз серая едкая пыль. Короб полетел следом. С той стороны взвыли вразнобой, закашлялись.
   В тот же миг одному из его людей стрелой пробило кожанку, раненый посунулся вперед, упал, страшно захрипел, задергал ногами.
   Привкус крови во рту сделался непереносимо сладким. Воздух смоляным комом застрял в гортани.
   - Шиммель! Шиммель! - доносилось с открытой стены, и с галереи и с обеих башен.
   Это я вас веду, не он, - хотел крикнуть Кай, но губы уже свело привычной судорогой.
   - Шиммеееееель!
   Прямо на него вынесло одного из соледаговых солдат - плотную стену нападающих уже разбили, растащили на отдельные группки.
   Сверкнула блестящим боком рыбина клинка, целя в незакрытую голову.
   Кай не глядя отмахнулся, пнул ногой в черно-белый щит. Мечника пронесло мимо, разворачивая. и он тут же получил в спину рогатиной.
   Жаркое золотисто-алое марево застлало глаза. Злость и ярость сотен его людей сделалась ощутимой, вещественной, как жар из печного жерла.
   Грязевой поток, сметающий все на пути. Лавина.
   Уносящее разум ощущение бессмертия и неуязвимости.
   Не думай. Сражайся. Убивай.
   И все будет хорошо.
   - Шиммеееель! - дико заорал Кай вместе со всеми и кинулся на галерею, к пролому, в самое пекло. Призрачная кобыла несла его, и чужая, призрачная рука поддерживала меч.
  
  
   ***
  
   На западный, самый дальний конец косы, они выбрались уже в сумерки. Погода портилась, стемнело раньше обычного, все небо затянуло тучами. Радо ворчал и чертыхался под нос - он рассчитывал дойти до места по светлу. Котя помалкивала, то и дело останавливалась, поворачивалась спиной к ветру и, щурясь, изучала исчерканную угольком тряпицу.
   Зарен мог бы рассказать дорогу подробнее. А Радо мог бы аккуратнее рисовать.
   Они шли и шли по кочковатой травяной косе. Ни кустов, ни елочек - только седая осока, поломанные куртины камышей, исчерна-зеленые листики брусники, пятна мокрого снега. Ветер трепал плащи, толкал в грудь, заставлял жмуриться. Котя давно уже подоткнула юбку повыше, чтобы та не стесняла шага. Радо, окинув взглядом, мужские порты, заправленные в сапоги, криво усмехнулся, но язвить не стал.
   Он шевелился уже не так резво, как в начале пути. Рыцарь, несущий на себе пару квотеров железа, не привык мерять ногами мили колдобин и жидкой грязи. К концу дня Тальен сделался скуп на лишние жесты и лишние слова.
   Очередной раз вытащив карту, Котя обнаружила, что не различает больше угольных черточек на замусоленной тряпице, как ни щурься и ни криви рожицу. Сумерки обесцветили все кругом, размыли контуры и тени. Из серой мглы над головой посыпался снег, вызвав у Тальена новый поток проклятий. Котя поспешно спрятала карту за пазуху.
   Слипшиеся комками хлопья несло шквалами, как носит ливень: пару мгновений ничего не видать, залепляет глаза и течет за ворот, потом передышка, и ты можешь наблюдать, как стена снега движется в двух шагах от тебя.
   Котя, зазевавшись, с размаху ткнулась в широкую спину рыцаря, обтянутую отсыревшим плащом.
   - Ни хрена не понимаю, - проворчал Радо. - Мы заблудились?
   - Вроде не... Пока идем по косе, по сухому. - Котя потерла ушибленный нос и добавила: - Благородный сэн.
   - Боюсь, здесь уже не сухое.
   Радо потыкал слегой перед собой. Котя отшагнула в сторону и тоже потыкала. Слой мха и травы был тут заметно толще, а твердь уходила под него, чем дальше, тем глубже. Коса закончилась, они с Тальеном стояли на границе трясин.
   - Твой дядька говорил, что Чарусь видно с косы. Мы всю косу прошли, не видно ни шиша.
   - Так снег же...
   Радо задрал к небу голову, капюшон сполз, волосы раздуло вороньим гнездом. Глазницы тут же залепила холодная каша. Тальен отер лицо рукавом, сплюнул и выругался.
   - Паскудство! И чудей этих не видно. Должны тут кишмя кишеть, куда подевались?
   - Наверное в Чарусь сползлись все. Они ж как лягухи, холода не терпят, засыпают. Слушьте, добрый сэн. Переждать снегопад-то придется.
   - Еще чего! Времени и так в обрез. Куда дальше топать?
   - Да кабы я знала...
   - Карту давай.
   Котя отступила.
   - Не дело, добрый сэн, незнамо куда в болото идти. Да еще по ночи. Сгинем, тьфу-тьфу-тьфу. Переждать надо.
   - Я сказал, карту давай!
   Рыцарь рванулся вперед, но девица оказалась проворней. Отпрыгнула, увернулась от тальеновой слеги. Отбежала на несколько шагов.
   - Ишь ты, - сказал Радо, отирая прилипшие ко лбу волосы. - Хорошая реакция.
   - Чего хорошее? - насторожилась Котя.
   - Шустрая ты коза, говорю.
   - Я не коза!
   Он оперся на шест, устало прислонился к нему лбом. Их с Котей снова накрыл шквал. Снег повалил так густо, что девушка потеряла фигуру стоящего напротив. На пару мгновений ей показалось, что твердь сократилась до крохотного пятачка под подошвами, а снег идет снизу вверх, словно падаешь сквозь него, а потом вбок, и наискосок, и в другую сторону, и нет больше ни неба, ни земли, а есть падение или полет сквозь полное белого крошева пространство.
   - Катина-а!
   Она ухватилась за голос, как за протянутую руку.
   - Я тут, добрый сэн!
   Из крошева выдвинулось темное, громко дыша и позванивая железом, ухватило Котю за плечи.
   - Не вздумай бегать! Ищи тебя... потеряться не хватало. Идем.
   - Куда, добрый сэн? Переждать надобно...
   - Вон туда. - Ее крутнули на месте, лицом в летящий снег. - Видишь?
   Серая муть и клубящиеся хлопья. Теперь они валились прямо на Котю, чуть завиваясь посолонь, словно она возносилась в небо.
   - Вон она!
   За белыми спиралями, за снежной маетой мгла будто чуть истончилась, просвечивала зеленоватым, подводным светом. Не укажи Тальен пальцем, Котя не заметила бы. Да и сейчас не была уверена - мерещится, нет?
   - Чарусь, - уверенно заявил рыцарь.
   Это мог быть обманный огонек, свободный, или в фонарике у чуди - равно гиблый для доверчивого путника.
   - Переждать бы, добрый сэн, опасно вслепую...
   Тальен отстранил девицу, сделал шаг вперед и потыкал слегой в снег. Еще пару шагов - опять потыкал. Зачавкало, следы тальеновых сапог наполнились черной жижей. Еще шаг.
   Темная, исчерканная снегом фигура пошатнулась, зашарила шестом и вдруг разом ополовинилась, словно кто прихлопнул ее сверху и загнал по пояс в землю.
   - Ложись! - заорала Котя. - Ложись на слегу! Радо!
   Он копошился в метели, и сумрачно-белая скатерть болота пятналась черным. В глубине утробно булькнуло. До котиных ноздрей донеслась вонь стылой прели, вскрытого болота, смешанная с острым, пустоватым запахом снега.
   - Радо, не шевелись! Я щасс...
   Попал прямиком на еланок, упрямец.
   Ловко орудуя шестом, Котя обогнула опасный участок, утвердилась на кочке и протянула слегу Тальену.
   - Держись!
   Дернуло, потянуло. Он молча вцепился, стал подтягиваться. Тяжелый, мары его подери, в железе своем, в мокрых тряпках. Котя уперлась ногами в кочку.
   Снова булькнуло, вздохнуло. На белом пролегла черная борозда.
   Кое-как Радо поднялся, опираясь на шест. Забрызганное грязью лицо, сверкнули зубы - то ли улыбка, то ли оскал.
   - Назад не пойду, - опередил он котины увещевания. Похлопал себя по бедру, отер ножны краем промокшего плаща. - Драконы не летают задом наперед.
   С одежды у него капало. В спешке Котя тоже черпанула в сапоги. Чертов благородный сэн. И какие еще, к марам, драконы?
   Котя слизнула с губы соленый пот. Вытягивая обвешанного железом рыцаря, она взопрела, от дыхания валил пар.
   Бледно-зеленое свечение плавало в клубящемся мраке далеко впереди. И стало, вроде бы, поярче. Или просто наступила ночь.
   - Да бог с вами, добрый сэн, - сказала Котя. - Пойдемте, что бы там ни было. Только, чур - я впереди иду.
  
   27.
  
  
   - Кай, не ходи туда.
   - Еще чего? Лаэ, ты сдурел? А ну пропусти.
   - Ты же сам велел никого не пускать, - настаивал молодой голос.
   - Чтооо? Я тебе меня не велел пускать?
   Ласточка с трудом разлепила глаза - в который раз за сегодня. Несколько дней спала урывками - сколько бог пошлет. Иногда не соображала уже, на каком свете - виделись яркие обломки снов, летние, душистые, полные ветра и солнца... потом ее будил стон Ланки, которую в очередной раз начинало прихватывать, или голос лорда Гертрана. Он еще толком и повернуться не мог, а единственная ласточкина помощница некстати завалилась рожать.
   Ласточка даже не знала, чем штурм кончился, слышала только днем радостный рев во дворе и как выкрикивали имя молодого лорда.
   За дверью препирались. Слышен был сорванный каев голос, в котором проскальзывали злые нотки.
   - Там Лана родами мается, - решительно сказал найлский парнишка. - Не ходи.
   - Нужна она мне. А ну отошел от двери.
   Ласточка потерла виски, голова отяжелела - то ли от чадного воздуха, то ли от духоты.
   Надо бы открыть, зарубит еще парня сгоряча. Она уж и сама не знала, чего ждать от болотного лорда. Временами он еще походил на ее, прежнего Кая, веселого, хоть и вздорного нравом мальчишку. А временами...
   Чей ты теперь...
   Встала, кутаясь в нагревшийся плащ, пошла к двери, высунулась, увидела узкую черную спину Лаэ. Перед ним застыл Кай, страшный, встрепанный, грязнущий - правая рука лежит на рукояти меча.
   - А, ты не спишь, - увидел Ласточку, отодвинул найла в сторону, шанул вперед.
   Без церемоний сгреб в охапку, притиснул к себе, поймал губами губы.
   Здоровый стал, черт.
   Жаром и смертью так и шибало от него, словно только что из пекла вылез. Смертью, желанием, дикой, необузданной силой, которой неведомы запреты.
   Ласточка жмурилась и подставляла лицо под поцелуи, жадные и горячие, нимало не заботясь о том, что на них смотрят три пары глаз.
   Кай так и остался стоять на пороге, немедленно распустил руки, едва под подол не полез. Дышал тяжело, словно пробежал миль десять без остановки и все прижимал ее к себе, крепче и крепче, с силой проводя по спине, по плечам, бормотал на ухо.
   - Моя хорошая, сладкая...
   У Ласточки поплыло перед глазами, воздуха не доставало - как в тисках зажали.
   Она наконец опомнилась и уперлась руками в прикрытую кольчугой грудь, вырываясь.
   Кай только усмехнулся, поднял ее в воздух и закружил, не обращая внимания на тесноту в комнате. На щеке алела широкая спекшаяся полоса, запачканная белыми потеками.
   Запах недавнего боя, исходивший от него, тяжелый, острый - крови, железа, извести и пота, отчего-то не казался ей отвратительным.
   Запустить бы руки в спутанные волосы... забыть... обо всем...
   Хоть на пару мгновений.
   - Ух ты, - сказал вдруг Кай, - это ты для меня сварила?
   Удушающий захват разжался. Ласточку поставили обратно на пол и прошли мимо, к камину, где томился котелок с супом.
   Лекарка украдкой перевела дух и огляделась. Лорд Гертран откровенно ухмылялся, блестя зубами в полумраке, а Ланке было не до того, чтобы смотреть, что происходит вокруг. Девица скрючилась на своей подстилке, на боку, и молча кусала рукав платья, время от времени всхлипывая.
   Страшное шиммелево отродье, нетварь и колдун, уставилось на котелок с куриным варевом, как на чашу с дареной кровью, и блаженно разулыбалось.
   Хлопнула дверь, похоже, Лаэ догадался ее прикрыть. Кай вздрогнул и обернулся.
   Ласточка успела заметить на его лице тоскливое, дикое выражение, какое наверное бывает у волка, заглядывающего зимой в окно человечьего жилья. Мелькнул и погас в глазах алый отблеск углей.
   - Мда, - сказал он. - Вряд ли это мне?
   Ласточка решительно отлила супу в пустую миску. Потом сунула Каю в руки котелок.
   - Пополам, - сказала она.
   Лорд Гертран хмыкнул в углу, но промолчал.
   Кай сел около огня и взял ложку. Держал он ее неловко, словно отвык и пальцы отказывались брать что-то помимо рукояти меча.
   Ласточка прислонилась спиной к двери, сложила руки на груди и молча ждала, пока он поест.
   Кай пару раз черпанул из котелка, потом скривился, отер лицо рукавом - видно почувствовал наконец ожог.
   - Вода есть?
   - Подожди... - лекарка подошла, плеснула в кружку с водой немного уксуса.
   Белое - это вроде известь, едучая штука. Случалось видеть...
   Она осторожно смыла присохшую кипелку, смазала струп кусочком куриного жира.
   -Ууууу, - простонала Ланка, вытаращив темные, лихорадочно блестящие глаза. Видно ей стало совсем невмоготу. - Хоть бы ты сдох поскорее. И никто тебя сегодня мечом не рубанул, паскуду...
   Ласточка напряглась. Но Кай невозмутимо хлебал суп, повернувшись спиной к камину и вытянув ноги в заляпанных белым покоробленных сапогах. То ли начало его попускать после драки, то ли просто устал.
   - Найдется на тебя управа! - взвыла Ланка, цепляясь за края подстилки. - Уйййй...
   - Да чего ты орешь? - неожиданно миролюбиво спросил Кай. - Первая в мире что ли рожаешь? Подумаешь, важное дело.
   - Тебе бы так! Узнал бы, что к чему!
   - Я рожать не намерен, да к тому и не приспособлен, - Кай допил остатки куриного варева через край и блаженно зажмурился.
   - Ка-те-го-рически.
   - Кобель подзаборный! Да что б ты сдох! - Ланка пошла по второму кругу.
   - Погоди, может желание твое еще исполнится. Довольно скоро.
   Кай отставил пустой котелок, поднялся, потом кивнул Раделю.
   - Не произвел ваш золотой полководец на меня впечатления. Как-то он не проявляет старания. Может, я тут тебя на дыбе подвесил или собакам скормил, что ж они не усердствуют?
   - Ты мой суп сожрал, - мрачно ответил старостержский лорд.
   - Половину.
   Кай поманил к себе Ласточку.
   - Запри дверь как следует, - сказал он тихо. - И больше не впускай никого, даже меня. Поняла?
  
   ***
  
   - Отбились? - Чума безразличо смотрел в окно, на остатки навесной галереи и торчащую верхушку осадной башни.
   Отдаленно стучали топоры, верхушка тряслась - башню подрубали у основания, чтобы завалить в ров - ни к чему оставлять лишнюю лазейку на стены.
   - Отбились, - Лайго утомленно потер лоб, на котором четко отпечатался край подшлемника. Длинные черные волосы найла слиплись и свисали прядями, безбородое лицо выглядело бледнее обычного. - Я бы не сказал, что королевские войска так уж стараются взять крепость, сэн Расон. Мы отбросили их довольно легко. Противник потерял обе башни, в ворота даже не ударили ни разу. Пробились на стену, но наши люди дрались, как звери. Боги, я никогда не видел такого. Руками рвали. Страшное зрелище.
   - Это все мальчишка, - проворчал Чума. - Заводит толпу, как пьяное зелье. Мозгов бы ему еще...
   - Он словно слепнет в бою, - Лайго сокрушенно покачал головой. - Если бы я не знал его раньше, решил, что это безумец, одержимый.
   - В некотором роде он и есть безумец, - Чума крепко потер лицо, собирая кожу складками. Глаза его покраснели от бессонницы. - Совершенное оружие... и никогда не знаешь, когда оно обратится против тебя самого. Тебе снятся кошмары, Лайго Экель?
   - Случается.
   - Вот и мне, бывает, снятся. Будто бы... - он чуть запнулся, склонил тяжелую голову, словно сраженный усталостью. - Будто бы десница вернулась ко мне в целости, даже шрама не осталось. Пальцы, ладонь, все такое... живая, шевелится.
   Лайго внимательно слушал, поставив кольчужный локоть на издрызганную карту Верети.
   - Только она... я не могу ей приказывать, - закончил старый рыцарь. - Не могу запалить свечу или отворить дверь. Кончается всегда одинаково... когда я пытаюсь вытянуть меч из ножен, рука разжимается и вцепляется мне в горло.
   - Может быть...стоит прислушиваться к тому, о чем говорят сны, - серьезно сказал Лайго.
   - Глупости, - Чума придвинул к себе исписанные листки, подслеповато вгляделся. - Лучше скажи мне, Экель, сколько человек участвовало в штурме?
   - Сотни полторы. В железе, все как на подбор. Королевских цветов.
   - А маренговы наемники?
   Лайго призадумался.
   - И впрямь, я ни одного не видел. Даже среди убитых. Может быть, они стоят в резерве?
   - Может быть, - сказал Чума. - Может быть...
   Лайго прижал карту ладонью, задумался. Черные непроницаемые глаза тоже обвело алым с недосыпа - были пределы даже силам несгибаемого найла. У рта залегли жесткие складки, делавшие длинное лицо совсем уж тощим и костистым.
   - У нас южная башня плохо прикрыта... - сказал он наконец. - Возможно, пойдут в обход...
   - Верно мыслишь.
   - Если бы эти люди нормально слушались приказов... - найл стиснул руку в кулак. - Но они - как звери. Толпа кровожадных баранов. Мой сын говорит... что жажда крови застит им глаза.
   - Твой сын умен для своих лет. Не то, что этот чертов мальчишка! - Чума не выдержал и ударил ребром уцелевшей ладони по столещнице. - Я смотрел из окна - когда штурм захлебнулся, вы могли бы ударить в ответ, контратаковать... А он вместо этого носился по стене, как бесноватый упырь. Кидается только на то, что видит!
   Старый рыцарь поперхнулся и задышал тяжело, с присвистом.
   - Когда мы начали побеждать... я не решился открыть ворота, - Лайго покачал головой. - Вся толпа ринулась бы наружу, рассеялась и их перебили бы по одиночке. Невозможно командовать людьми, которые не слушают приказов. Только те, кто пришел со мной, и сохранили какое-то подобие рассудка. Боги, легче сражаться с помощью лесного пожара...
   - Так было и в прошлый раз! Мальчишка убивал для собственного удовольствия, чтоб у него руки отсохли, вместо того, чтобы сжечь лесопилку... И его оборванцы вслед за ним лакали кровь, как псы. Отказался он от бесовской силы, как же! Сам по себе... щенок он сам по себе, хоть и вырос здоровенный бугай...
   - Но он дальновидно пощадил лорда Раделя.
   - Дальновидно... он и слова-то такого не знает. Демоны того спасли... Не иначе. Да черт с ним. Пускай рубит, кого хочет. Лишь бы продержался до того, как ударят морозы. Радель готов к переговорам, а вот тот, другой... видимо, королевский приказ звучит недвусмысленно.
   - Смерть настигает нас лишь однажды, - задумчиво сказал Лайго. - Не о чем жалеть.
   - Я не хочу, чтобы смерть настигла меня должником, Экель. Я всегда расплачивался, всегда.
   - Осыпь на южной башне можно укрепить...пару возов туда поставить. Если основной прорыв начнется здесь... - Лайго потыкал в карту. - Похоже, что их предводитель не из тех людей, что легко отступают. Тропа узкая, но людей провести можно, мы сами там шли. Я поговорю с Каем.
   - С таким же успехом можешь о стену лбом побиться. Поверь мне, он уже в стельку пьян и валяется у своей бабы...
   В дверь постучали, вежливо, но решительно.
   Лайго встал, звякнув железом, отпер засов. На пороге мялся Заноза.
   - Вы это... благородные сэны... слышь, Чума... там их лордское высочество праздновать затеяло.
   Чума выматерился себе под нос.
   - Приглашает вас, гневается, - гнул свое разбойник. - Отчего мол, нету на пиру. Солонины бочонок открыть велели и вот еще вина, которое у купцов зимой взяли. Ты его еще на лечение себе отложил...
   Найл поднял бровь. От Занозы ощутимо несло дорогим хесером.
   - Лайго, помоги подняться, - мрачно сказал Чума. - Пойдем, поздравим наше блядское высочество с великой победой.
   - Сэн Расон...
   - Да-да, знаю, ты ему служишь, не мне. Но надо втемяшить в смазливую башку хотя бы начатки плана. Может, пока пьян, легче пойдет.
   Лайго молча поднял увечного рыцаря на ноги и подставил плечо.
  
   28.
  
   Зеленое свечение ширилось, разрасталось, а потом воздух вокруг и даже падающий снег засияли зеленым. Светился туман, фосфоресцирующее облако, окутанное перистым покрывалом парящих снежинок, темных на фоне сияния. Снежинки уже не долетали до земли, и под ногами чавкали лужи.
   Дохнуло теплом, сладковатым запахом цветения и тлена. Сияние приняло Котю как парная вода, и сомкнулось за спиной Радо, отделив их от холодной ночи на пороге зимы.
   Тальен тихонько присвистнул.
   - Да тут прямо лето. Курорт.
   - Ку... что?
   - Место для отдыха нобилей. В приятной местности. Для поправки здоровья. Когда-то многие южные города были драконидскими курортами. Аметист, например. Альта Марея.
   - Где это?
   - Ох, Котя. Потом расскажу.
   Тальен вертел головой. Разглядеть можно было лишь небольшой пятачок под ногами, кочки с бурой, но живой травой, пятна разноцветного мха, желтенькие цветы, похожие на гусиный лук. Жидкую грязь покрывали пурпурные полосы и пятна золотистой охры - то ли пыльца, то ли цветущая плесень.
   - Дядь предупреждал, змеюк тут много. Смотрите в оба, благородный сэн.
   - Смотрю, смотрю... Где чудь ваша? Попрятались, что ли?
   - Мож, и попрятались. Подглядывают втихую, небось.
   - У-ух! Грязь-то теплая! Сквозь сапоги чувствую...
   Котя тоже чуяла, как потихоньку отмерзают ноги в промокших сапогах, как отпускает стиснутые на слеге пальцы. Тепло благодатно, особенно для усталого и намерзшегося в снегу. Вот так и вентискина мать, бедная женщина, легла на теплый мох. И больше уже не встала. Спать в Чаруси нельзя, не вернешься.
   А он тут жил столько лет. По этим мхам ходил, этим воздухом дышал. Тяжелый между прочим, воздух-то. Отравный. Подышишь лишку - внутри и захлюпает, как у батьки хлюпало.
   - Ого, какие штуковины тут растут!
   - Не троньте, добрый сэн, почем знать, мож ядовитые!
   - Ясно, ядовитые. Такая хренотень не может не быть ядовитой.
   Штуковин тут росла целая полянка. Беловатые фунтики в багрово-черных прожилках, будто свернутые из крыльев гигантских бабочек, каждый с цветком-бабочкой на гибком стебельке. Тальен прошелся по фунтикам концом слеги - трррр! Хлоп-хлоп-хлоп! - в ответ цветы захлопнулись, словно крышки кувшинов, явив бурые шипастые изнанки.
   - Хищ-щ-щники! - непонятно чему обрадовался Тальен.
   - Змеюка ползет! - Котя взяла наизготовку шест.
   - Гусеница, - успокоил ее рыцарь. - Корова какая! Кто ж из нее выведется?
   Зеленая гусеница величиной с руку несла на заду рог с красными флажком и пару нарисованных глаз. В три приема перевалив через кочку, она ляпнулась в багряную грязь и медленно затонула. Флажок некоторое время торчал из грязи, но затем утянулся и он.
   - Гусеница, змеюка, - проворчала Котя, сурово всматриваясь в зелень. - Один черт...
   Зелень тут, правда, была все больше бурая, лиловая или пурпурная. Крупные листья, цельные или прихотливо изрезанные, петлистые стебли, воздушные корни. Цветы, один другого удивительней. Все покрывала водяная пленка или капли росы.
   - Ау! - Тальен сложил ладони рупором. - Есть тут кто? Вылезайте! Чудь-чудь-чудь! Цыпа-цыпа!
   Голос увяз в тумане. С листьев и травинок беззвучно капала вода. Кочки и мшистые гребешки разделяли озерца разноцветной жижи, в свою очередь расчерченные ручьями чистой воды. Кое-где торчали спины камней - таких же окатанных и круглых, как у Жабьей Горки. Виднелись желтые и белые намывы песка.
   Пейзаж не складывался. Отдельные картинки на пару мгновений всплывали в опалесцирующем тумане и погружались в него, сменяясь другими. Небо над головой замыкалось тесной млечно-зеленой сферой. Воздух, влажный даже наощупь, походил на пар.
   - Жарко... - Радо стянул с плеч промокший, облепленный грязью плащ. - Баня натуральная. Термы. Я ж говорю - курорт. - Он принюхался. - Тут просто обязано пахнуть тухлыми яйцами.
   Пахло немногим лучше. От грозди коричневых то ли плодов, то ли бутонов одуряющее несло забродившим солодом. От огромного цветка, похожего на ободранную тушу с раскрытым веером ребер, разило сырым мясом. Синевато-сизые ленты внутренностей вдруг ожили, зашипели и превратились в плоскую, как пустой рукав, змею.
   Котя тихо взвизгнула, отскочила, замахнувшись шестом. Тальен выхватил меч.
   Но змея не бросилась, и рубить он не стал. Обошли осторожно.
   - О! - Воскликнул Радо, приподнимая слегой темную облиственную плеть. - Виноградные улитки! Здоровенные! Жаль, нет хесера или хотя бы лимончика. Коть, может, поищем какую-нибудь фруктину? Не все же здесь ядовитое?
   Он приподнял другую плеть - под ней пряталось семейство бледных светящихся личинок.
   Котя замотала головой.
   - Ой, нет, добрый сэн, нельзя тут ни есть, ни пить! И спать тут нельзя! Это ж чудья страна, поел-попил - назад не пришел!
   - Да ну, глупости.
   - Вот вам святой знак! - Девушка истово осенила себя сантигвардой и, на всякий случай, обмахнулась большим пальцем от нечистой силы. - Ничего тут без спросу брать нельзя!
   - И купаться нельзя?
   - Нельзя!
   Радо вздохнул, пробурчал что-то под нос. Они прошли мимо большого, по плечо рыцарю, то ли гриба, то ли цветка, похожего на замысловатую птичью клетку. В клетке роились сверкающие мошки... или искорки... или споры. Меж двух камней тянулись и колыхались туманные пряди. Тальен, опершись на слегу, перескочил ручей.
   - Даже тут?
   Песчаный намыв обнимал небольшую заводь, такую прозрачную, что можно было пересчитать все пестрые галечки на дне. Под высоким камнем бурлило, вспучивался пенный горб, от него разбегались пузыри и мелкие волны. Чуть дальше, теряясь в мареве, меж плоских листьев качались крупные розовые цветы, похожие на кувшинки. Над поверхностью озерца, словно волосы русалки, вились и стелились туманные нити. Сонно, едва слышно журчала вода.
   - Умыться, наверно, можно... - Котя нерешительно огляделась. С изогнутых травинок, просверкивая, падали капли. На теплом камне сидела ящерка - бронзовая, разрисованная алым крапом, как дорогая игрушка. - Если не глотать...
   Тальен воткнул меч в песок и решительно взялся за пряжку пояса.
   - Добрый сэн!
   - Коть, хорош меня уже добрым сэном прикладывать. Какой я к демонам добрый. Зови по простому, Радо.
   Рыцарь глубоко вдохнул горячий влажный воздух, и даже зажмурился от удовольствия. - Когда мы отсюда выберемся, если выберемся, я все прокляну, ясное дело. Но больше месяца без горячей воды - ты и представить себе не можешь, как это ужасно...
   Котя подумала, что прекрасно представляет, но промолчала.
   Радо вытряхнулся из кольчуги, стащил стеганку, рубаху, швырнул все в кучу.
   - Промокнет! - пискнула Котя.
   - Оно и так уже все мокрое, - он повернулся, подозрительно вглядываясь в чистую, как дождевая, воду.
   Котя украдкой глянула на широкую незагорелую спину, удивленно вздохнула - прямо по коже, переплетаясь и свиваясь, как змеи, ползли алые и багряные полосы, словно кто-то исхлестал рыцарскую спину смоченной в краске многохвостой плетью.
   Она даже вздрогнула от неожиданности, потом пригляделась - ленты вроде как складывались в рисунок.
   - Ты чего там затихла? - Радо глянул через плечо и подмигнул. - Нравится?
   - Это у тебя крылья, да? - Котя от любопытства заговорила шепотом. - Драконьи?
   - Ага, - Радо самодовольно ухмыльнулся. - Я старший сын в семье. Ношу их по праву.
   - А они не того? - Котя понизила голос еще сильнее. - Не летают, нет?
   - Увы, нет. Зато есть драконий хвост, не желаешь полюбоваться? - сказал рыцарь таким же заговорщическим шепотом и недвусмысленно взялся за завязки исподнего.
   Котю отнесло за куст. Тальен расхохотался.
   - Вы уж там сами... со своим хвостом! - обиженно крикнула она. - Я туточки подожду. А то подкрадется кто, вот и останетесь и без хвоста... и без головы.
   - Ну Котя, не сердись! - крикнул Радо из-за копны красноватых листьев, вырезанных стрелками. Среди стрелок пушились длинные белые усы, как рыцарские султаны. - Я не со зла... уж очень ты потешная.
   Котя мрачно молчала, стиснув шест покрепче. Выдумал тоже... шутник.
   За кустом фыркнули, плеснули, потом раздался мощный плюх и Котю обдало веером горячих брызг. Девушка с тоской пошевелила пальцами в отсыревших сапогах, думая, что хорошо бы тоже выкупаться в теплой водичке, под покровом тумана.
   Однако отцов запрет сидел в ней крепко и она только утерла взмокшее лицо. Не для людей вся эта ядовитая краса и тепло это тоже не для них. А кто не слушает - либо пропадет, либо вовсе с человеческого пути собьется, как проклятый болотный лорд... глянешь спроста - цветок на вид прекрасный, а нутро злое, ядовитое.
   Котя задумалась, пригрелась, села на скользкую от пара корягу и терпеливо ждала, пока Радо накупается. Она старалась поглядывать по сторонам, но то и дело клевала носом.
   В очередной раз вздернув голову, девушка спохватилась - вокруг нее замерла тишина, первобытная, непроницаемая. Казалось, шумы и шорохи никогда не нарушали ее. Слышалось только мерное цоканье капель, ритм, который завораживал и клонил в сонное небытие.
   Радо... не слышно его? Заснул, что ли?
   Вставать не хотелось, но беспокойное упрямство заставило пошевелиться и подняться с влажного теплого песка. На сероватой поверхности осталась неглубокая выемка. Когда это она успела сползти с деревяшки, на которой сидела и улечься, да так, что вылежала себе ямку?
   Котя осторожно обогнула куст, держа посох наготове. Поглядела по сторонам - никого. Перемазанные болотной тиной одежки и пояс с ножнами так и валялись на камнях, рядом торчал воткнутый в песок меч - светлое полотнище запотело и туманилось разводами. На оплетенной кожей рукояти сверкали капли.
   Радо заснул прямо в воде, положив облепленную мокрыми черными прядями голову на камень. Во сне лицо его разгладилось, расправились жесткие складки у носа, угольными мазками темнели покойно сомкнутые ресницы. Вода парила, туман свивался ветхой пеленой повитухи, обтекая широкие плечи и мерно вздымающиеся ребра. Остальное скрывала поверхность бьющей ключом заводи. Котя всмотрелась и поняла, что за левым плечом спящего рыцаря намыло светлый песчаный холмик, стекающий двумя узкими щупальцами к беспечно открытой шее и локтю.
   Неужто столько времени прошло...
   Девушка подошла ближе, едва не замочив носки и без того сырых сапог.
   - Добрый сэн... - шепотом позвала она, словно боясь спугнуть тишину этого сонного места. - Радо...
   Он не слышал ее, погрузившись в сладостный сон без сновидений, вымывающий усталость из расслабленного тела и мысли из отяжелевшей головы. Вороные пряди полоскались в воде, как диковинные водоросли.
   Над облизанной течением головой колыхались грозди крупных бутонов, розовато-алых, напоминающих сложенные щепотью женские пальцы.
   На глазах у Коти Радо вздохнул, повернулся на бок, выставив татуированное красным плечо и обнял камень, как лучшую пуховую подушку.
   - Добрый сэн!
   Не надо его будить, мелькнула осторожная мысль. Он уже принадлежит этому месту, обведенным илом корням, ручьям, туману и дурманящим цветам. Заспится до смерти, жаркая прозрачная вода обгложет его косточки и станет Радо Тальен ездить на вороном жеребце вместе с Шиммелем и его сыном-колдуном по лесам. Взовьются за плечами алые, как пламя, драконьи крылья и темным золотом прорежет зрачок...
   А она, Котя, дело делать одна потащится, как полная набитая дура.
   Ну уж нет!
   Девушка закусила губу и из всех сил ткнула спящего поддых концом шеста.
  
  
   ***
  
   - Ага, вот и мой наставник пожаловал! Д-рагоценный! - Кай увидел неловко ступающего Чуму и внезапно обрадовался старику, как родному.
   Крепкий хесер, заглоченный на голодный желудок, туманил разум и веселил сердце. В голове гудело, но кто и когда образал внимание на такие мелочи.
   - Пришел-таки! Выпей, а?
   Кай оттолкнул Клыка, навалившегося на стол и все норовившего заснуть - дневной бой дался мужику нелегко.
   - Иди, садись рядом со мной! Лайго, и ты тоже! Мы тут празднуем, а вы по углам отсиживаетесь! Нехорошо.
   Чума без лишних слов начал проталкиваться средь шумной гуляющей толпы. Главный зал донжона был набит до отказа - лишний раз не вздохнуть. Лайго Экель шел рядом, высокий, черный. Согнутый в три погибели, хотя и кряжистый старик едва достигал его плеча.
   Кай смотрел на этих двоих сквозь хмельную пелену и ему чудилось, что кабан и ворон приближаются к нему, раздвигая подвыпивших бандитов в стороны, как ветви кустарника.
   Послышалось злобное хрюканье, маленькие, налитые глазки приблизились к лицу, смрадное дыханье и холод острых клыков...
   Кра-кра-кра!
   И хлопанье крыльев, распарывающее воздух.
   Кай помотал головой и поспешно налил себе еще хесеру из кувшина с надбитым краешком. Закуси было мало, а выпивки - пожалуста, целый бочонок. Здоровенный, а кому не хватило - выкатили жбаны с медовухой и яблочным.
   Жгучая, едко-соленая, отдающая железом влага продрала глотку.
   Кра-кра-кра! Краааа...
   Маревом расплывался гул голосов, ходили по углам тени.
   - Ну, Чума! Садись... садись рядом!
   Ватага гуляла, те, кто не поместился в главном зале, колобродили на улице, не чуя по пьяному делу холода. Нестройные голоса затянули песню.
   Нужно дать им упиться своей победой, потому что этот бой - не последний.
   Старый рыцарь доковылял наконец до скамьи во главе стола. Клык, как свалился на пол, так и спал, подтянув себе под голову клок истоптанной соломы. Лайго отошел к своим, державшимся особняком, его скрыли спины и разномастные головы.
   Кай с лордского возвышения наблюдал за гульбой, по ногам тянуло холодом из открытой двери, ревело пламя в камине - дров навалили щедро, но весь жар тотчас выносило в трубу.
   - Завтра День Цветения, вот и попразднуем, довольно поститься. Год, как крепость наша. Ну что, Клык, Заноза? Стоящее дело было?
   Клык не ответил, дрых под столом - отвоевался на сегодня.
   Чума вертел в узловатых пальцах глиняную кружку, щурился на свет факелов.
   - Завтра доколотим королевских рыцарей, - Кай рассмеялся, обнял старика за плечи. - А? Еще удар и покончим с ними, чтобы не мерзли у нас под стенами. Что скажешь? Давай, поцелуй меня, старый хрен, хватит зыркать.
   Чума еле заметно поморщился, или это плыло у Кая перед глазами от вина и злой радости.
   - Что, не хочешь? Западло с демоном полуночным обниматься? - Кай поднял бровь. - А вот Занозе не западло, да, парень?
   Заноза истово закивал, прижимая к груди кувшин с выпивкой.
   - Мать моя между прочим, настоящей праведницей была, - громогласно объявил болотный лорд. - Так что нечего косорылиться, я может еще и в рай попаду. А, молодцы? Что скажете? Кому там место занять?
   Молодцы радостно загоготали и зазвякали посудой, желая вожаку крепкого здоровья. Похоже, что в рай они попасть не стремились.
   Чума придвинулся ближе, стукнул кружкой о край каева кубка, глянул приветливее.
   Парень обрадовался. Все-таки не держит старый рыцарь на него зла. Поладить с ним можно, и чего вечно грызутся.
   - Ради своей матери, - произнес Чума негромко. - Ради нее поклянись, что завтра будешь слушать меня, а не решать сам.
   Кай моргнул, подпер кулаком щеку. В голове бродил хесер, взрываясь феерверками.
   - Ты ж знаешь отлично, что я во время боя не соображаю ничего. Но...если тебе так спокойнее...клянусь.
  
   ***
  
   Среди промозглой тьмы, осторожно отводя колкие еловые ветки, вереницей поднимались тени.
   Темные - человеческие. Туманно белели в ночи огромные молчаливые псы.
   Ничто не выдавало их присутствия, казалось, что цепь призраков плывет вверх по заросшему склону. Ни звука, ни шороха.
   Безмолвие.
   Скоро оно взорвется, как брошенный со стены стеклянный сосуд.
  
  
   29.
  
  
   - Ццц...
   Чудовы старейшины выглядели точно так же, как и остальная чудь. Маленькие, встрепанные, с растянутыми до ушей ртами на лупоглазых лицах.
   Радо стоял впереди, бесстрашно разглядывал мелких нетварей, время от времени потирая бок - Котя ткнула его хорошенько.
   И на удачу. На яростные вопли драконида сразу чудь набежала. А не то бродили бы еще невесть сколько времени. Или Тальен пришиб бы ее под горячую руку.
   - Покажите нам дуб, - Радо вынул из кошеля золотую авру, повертел перед малышами. - Мы заплатим.
   Старейшины залопотали что-то между собой, часто кивая. Потом самый всклокоченный, с мелкими зелеными бусинами в гнезде волос, требовательно протянул сухую лапку.
   Взял блестящий кругляш, оглядел, надкусил. Потом снова повертел перед глазами.
   Котя отчетливо видела зеленые тягучие потеки на жарком золоте.
   - Ццц!
   Ядовитые! Серебро бы разъело поди, а золоту хоть бы хны.
   Старейшина вразвалочку подковылял, вцепился в кошель.
   Тальен без возражений отдал оставшиеся монеты.
   - К дубу, дубу ведите, - нетерпеливо повторил он.
   Истинно нелюди, подумала Котя. Служат своему колдуну, а папашку его готовы за золото людям на растерзание отдать.
   Это потому что родства не различают, как гадюки или лягухи.
   К счастью для нас с Радо.
   - Не вецем, - проскрипел чуд в бусинах. - Холоцно. Покаццццем.
   - Так покажите.
   Чуд прищурил свои плошки и они сделались, как у змеюки.
   - Сцамое дорогое.
   - И что это? - Тальен тоже прищурился, приобретя внезапное сходство с нетварью. - Золота мало?
   - Сцамое дорогое. И она, - чуд потыкал пальчиком. - Сцамое дорогоеццц.
   - Ну у тебя, предположим, самое дорогое - это девство, - заметил Тальен, оглянувшись на Котю. - Эх, надо было раньше расстаться с этакой драгоценностью.
   Девушка смолчала, закусив губу.
   Чуд пялился на Радо, змеиные щелки сделались совсем узкими, черными.
   Котю мороз продрал по спине, хотя влажно и жарко было, как в бане.
   Рыцарь не отводил глаз, потом шагнул вдруг вперед, чудята попятились все, кроме самого главного.
   - Черт с вами, - выдохнул Тальен и поднес руки к пряжке ремня.
   Котя зажала себе рот, глядя в ужасе.
   Изукрашенный бляхами рыцарский ремень падает наземь. Остается только простой кожаный, с мечом в ножнах. Позолоченные шпоры.
   Одна. Вторая.
   Чудята молча смотрели.
   Радо оглянулся. Бледное, покрытое испариной лицо не выражало ничего.
   Шпоры и рыцарский пояс отдать! Да как он решился на такое!
   - Ну, - сказал он. - Давай. Самое дорогое.
   Котя воровато, пряча глаза, приблизилась к груде металла и пристроила с краю дареное зеркальце.
  
   ***
  
   " ... надо сказать, что прошлым летом Руц Двоебородый привез каменотесов из Доброй Ловли для обновления нашей церкви и починки башни, о чем я упоминал в надлежащем месте. С ними приехал святой старец из прореченской обители, именем Авва, почтенной сединой убеленный, богонравием славный".
   - Ай-яй-яй! - взвыла Ланка, перекрывая доносящийся сквозь запертую дверь разбойничий хор. - Мамочки, рожаю!
   Она даже не попробовала поспать, как велела ей Ласточка, скулила и хныкала всю ночь, не давая спать лорду. А теперь завопила, корчась на подстилке.
   - Ай! Ой-ей! Рожаю, рожаю, взаправду рожаю, тетенька-а!
   Голос у нее был звонкий, хороший голос. Она, наверное, пела хорошо.
   Ласточка отложила непереплетенные листы, поднялась, морщась от колючих мурашек в затекших ногах, подошла к девице.
   - Ну что ты там рожаешь, дай-ка гляну. На спину ляг.
   - Ой, болит, спина болит! Ой, тетенька, я прям чувствую, идет уже! Прям лезет, уже совсем, мамочки, господи, больно-то как!
   Ласточка вытащила руку из мокрых юбок.
   - Воды отошли, но рожать ты еще не начинала. Лежи себе смирно на боку, или на четыре становись, как псица, все полегче будет. И дыши - смотри на меня - вот так дыши, ну ка?
   Ласточка показала, как дышать, Ланка засопела старательно, всхлипывая.
   - И не бойся, все у тебя путем. Бабы к родам знаешь, как хорошо приспособлены? А ты - лучше многих, молодая, здоровая, бедра широкие...
   - Дите-то правильно лежит?
   Ланка с Ласточкой одинаково вздрогнули, уставившись на кучу мешков и тряпок, в которой потерялся старостержский лорд. Зашуршала солома.
   - Дите, спрашиваю, правильно расположено?
   - Правильно, милорд, все правильно, все как надо идет. - Ласточка обмахнулась большим пальцем, чтоб не сглазить, поднялась с колен и подошла к Раделю. - Всем бы так рожать. Как милорд себя чувствует?
   Потрогала Раделю лоб, пощупала под челюстью. На бледной коже выступила испарина, действие марева закончилось.
   - Я свою Лару сам на руки принял, - похвастался лорд. - Застряли мы у Рандов на Волоках, Нержель поднялся от дождей... помнишь, какой буран был четыре года назад?
   - Еще бы не помнить. Столько крыш посносило. Я помню, как вы в город с малышкой въехали, по размытым улицам. Вокруг разгром, а вы с леди Диттой аж светитесь.
   - Помнишь, да? - лорд разулыбался, треснула корочка на губах. - Я и после Дитту за руку держал, когда она прошлой зимой Рамиро рожала.
   - Дай бог миледи такого счастья еще много раз.
   Внизу, в зале, голосили разбойники. Во дворе плясали или дрались. В трубе выл ветер, огонь едва шевелился среди торфяной трухи. Пахло кислым дымом.
   - Сейчас повязку поменяем, - сказала Ласточка. - Милорду что-нибудь требуется? Накапать еще чудова молочка?
   - Лорду твоему горшок требуется. И воды простой напиться. А с молочком этим обождем пока. Не след мне привыкать к мороку. Не помер - и хорошо, а там по старинке как-нибудь справимся.
   Он прав, думала Ласточка, пока руки выполняли привычные действия. Капелька на язык - и нет ни усталости, ни боли, годы долой, голова легка и взгляд ясен. Ласточке не помешала бы эта капелька - чтобы спину не ломило, чтобы не щипало глаза, чтобы сбросить одурь недосыпа... а через полчетверти еще капельку, а потом еще, а потом еще...
   Она помотала головой и тут же пожалела об этом. Глухая ночь. Каевы люди гуляют. Утром штурм. Чем закончится, даже думать неохота. Ничего, в могиле наспимся.
   "...названный священник смело приступил к божьему делу, а кроме того, проповедовал простецам, призывая их отбросить богомерзкие ритуалы языческие и заменить их обрядами пути Спасения. Так-то, благословлял поля, дабы полные непристойности детородные члены, из дерева излаженные, перестали умащать маслом и медом, сочетал браком живших доныне во грехе и окунал в купель младенцев"
   - Ыыыыы! - подвывала Ланка. - Господи боже, за что мне наказание такое, мамочки мои!
   Она стояла на коленках, повиснув на перекошенной стойке для оружия, и покачивалась из стороны в сторону.
   - Это не наказание, а обычное для бабы дело, - Ласточка передвинула светильник поближе. - Рожать ты, дай бог, через полчетверти начнешь.
   - А ты, тетенька, сама-то рожала?
   Огонек гнулся и плясал от сквозняка, ласточкина тень, горбатая, как горгулья, раскачивалась на стене.
   - Нет, Лана, не рожала. Но сестры вашей навидалась немало, и деток немало приняла, так что слушай старую мудрую тетеньку, и все будет хорошо.
   "Каждое воскресенье читал он святую божью проповедь, и, да будут все окрестные жители мне свидетелями, всякая из них была понятна и благочестива, как истинно божественное откровение"
   - Ой-ей-ей, молочка бы мне, тетенька! Сил нет терпеть.
   - Правда, дай ей зелья, - подал голос лорд Радель.
   - Не дам, милорд. Ничего сверх того, что женщина вытерпеть может, с ней не происходит. Если что пойдет не так - тогда дам.
   - Злая ты, тетенька! Не ты Каю ребеночка рожаешь, вот и ревнуешь.
   Ласточка хмыкнула.
   - Кай наш дурень еще, чтоб спасибо тебе за ребеночка сказать. Живы будем - разберемся, кто кому за что спасибо скажет.
   - Он-то, может, и дурень, а ты-то... ой-ей-еоооой! Что б тебя так же скрючило, тетенька!
   Ласточка снова хмыкнула, переворачивая лист.
   "К великому прискорбию моему и всех жителей Верети, когда нареченную лорда нашего, леди Криту, в бесчуствии полном из лесу привезли, а с ней рыцарей ее, мертвых или израненных прежестоко, претерпели мы горе дважды большее"
   Ланка взвыла с новой силой:
   - Ай, разорвет он меня изнутри, как бог свят, разорвет! От демона же ребеночеееек!
   Ласточка поморщилась.
   - Что за чушь. Никакой Кай не демон, человек он. Кровь у него красная, и солю носит. Ты же сама лорду говорила. Он в церковь ходил со мной.
   - Демон, демон! Взглядом леденит, Шиммель ему отеееец! Разорвет меня его отродье! Изнутри проест!
   - Ну, тогда чудье молочко тебе вообще нельзя. Так ты у нас вроде мученица получаешься, а демонские милости известно куда приведут.
   - А милорд-то пиииил! И ты пила!
   - А с милорда спрос другой. Он как в сознание пришел, так сразу отказался. А я проверяла, можно ли милорду. Ланка, будешь нести бред, головой в ведро макну. Хочешь головой в ведро?
   Ланка, упершись лбом в доски, тихонько скулила.
   В пару ей выл ветер, одиноко и особо жалостно. Разбойники, вроде, угомонились.
   " Мрачнее тучи ехал лорд Кавен по правую руку от повозки, ужас внушало чело его, рука на мече лежала.
   Остановил блаженный старец свадебный поезд у ворот, и благословил леди бесчувственную, как благословлял до того поле засеянное, жатве обреченное.
   Помутился тогда разум у лорда нашего, и с содроганием написать я должен, что пал его меч, как молния разящая, и отсек голову благочестивому старцу".
   - Милорд, - Ласточка, повернувшись от света, потерла пальцем лоб между бровей. - Не подскажете ли мне, милорд, где принял кончину святой Авва Старосольский?
   - Где-то в наших краях, - Радель поворочался на мешках, устариваясь поудобнее. - Тело привезли в Проречь в пчелиной колоде, когда ее вскрыли, оно оказалось нетленно. Отец рассказывал, был большой шум, Маренги собственного святого заполучили. Я тогда как раз в Оке Гор служил, оруженосцем у сэна Лобо. А что ты его вспомнила?
   - Почитайте это, милорд.
   Ласточка передала Раделю пергаменты и перенесла поближе светильник.
   Ланка затихла, улеглась на подстилку, свернувшись клубком. Ее отпустило, не надолго, конечно. Ветер тоже утих, стало слышно, как наружи кричат вороны.
   Еще одна ночь прошла.
   Сунув пару брикетов на уголья, лекарка помахала фартуком, раздувая.
   - Милорд, укройтесь получше, проветрим немножко. Дышать у нас нечем. И ты, Ланка, укройся.
   Отошла к окну, сдернула рогожу, отворила перекошенный ставень. Небо было цвета старого шелка, цвета жемчуга над заснеженными крышами, над горбом осыпавшейся башни. Провал двора полон ледяного тумана, в воздухе морозная взвесь, синее и серое глубоко внизу, пепельно-розовое, золоченое над краем стены.
   Солнышко выглянуло, нежданный гость. От свежего воздуха закружилась голова.
   Глубоко под туманом, на дне двора, чернели полосы грязи. Ночью тут катали телеги, что ли?
   - Слушай, - сказал из комнаты Радель. - Это же конфетка. Сахарный пирог. И я его так подам, что церковники слопают и еще попросят. Оно и Соледаго убедит. И Маренга, если постараться.
   Ласточка повернулась к говорившему. Холодный воздух потек ей за шиворот. Светлое утро стояло перед глазами, и она, как ни смаргивала, не могла разглядеть лица Раделя.
   - Конечно, старый вояка Кавен в гробу перевернется, - говорил тот, шурша пергаментом. - Но нам надо думать о живых. Наш Вентиска - это прямо таки кара божья, ниспосланная на головы убийц святого старца. А? Звучит неплохо.
   Ласточка молчала, боясь спугнуть удачу.
   - Ну-ка, позови его ко мне, - велел лорд. - Скажи охранникам за дверью, если парень пьян, пусть принесут его. - Бледная рука сжалась в кулак. - И пусть готовят белый флаг. Переговоры. Я сам поговорю с Мэлом.
   Глубоко внизу, во дворе, кто-то закричал. Неразборчиво, кажется, по-найльски. Затрубил рожок.
   Ласточка выглянула - сквозь туман, по внутренней галерее стены, словно рыбы в илистой воде, проносились белые тени. Одна, другая... третья.
   Крики внизу. Коротко взлаяла собака.
   - Что там? - спросил Радель.
   Пересекая следы тележных колес, по двору бежал человек. Белая тень - с галереи или откуда еще - нагнала его, опрокинула ничком, сорвалась дальше. Белая на белом, почти не видно.
   Под стеной донжона пробежали еще двое, черные, с мечами. Ува-увауваааааааа, выл рожок. Кричали по-найльски.
   - А-ай! - откликнулась Ланка. - Ай, мамочки! Ай, не могу!
   - Там урсино, - сказала Ласточка, повернувшись в комнату, но голос потонул в воплях.
   Радель ее не услышал.
  
   ***
  
   Когда Мэлвир выбрался из шатра, уже рассветало. Энебро давно ушел, а молодой рыцарь долго сидел без сна, думая о предстоящем штурме.
   За несколько долгих недель он уже свыкся с мыслью о том, что каждую часть победы, даже самую маленькую, приходится выгрызать зубами. Никакого геройства. Никакой славы. Только унылая постоянная работа.
   Мельник, пахарь, жнец, любой крестьянин или ремесленник поняли бы его.
   В уме он разделил приготовления по борьбе с разбойниками на множество мелких частей. Закончив одну, тяжелую и нудную, следовало переходить к следующей. И так - до конца.
   Соледаго окинул взглядом просыпающийся лагерь. Шатры, наспех разгруженные телеги, пятна погасших кострищ. Тянуло холодным ветром с Лисицы, медленно несущей темные воды вдоль пологого берега. Ровно шумели сосны на левом, высоком и отвесном, источенном ласточкиными норами. На торчащих балках заснеженной пристани лениво переговаривались две галки.
   Он вспомнил красивое и надменное лицо Тальена, поморщился. Дезертирство с поля боя каралось повешением. Что вступило в голову гордому и надменному дракониду, если он позволил себе поступить подобным образом...
   Черт его разберет. Предатель.
   Вереть, углами и зубцами башен проступавшая в тумане, местами уже была подцвечена лучами восходящего солнца. Дневное светило, яркое, праздничное, проглядывало сквозь седую взвесь, расплываясь по ней топленым золотом. Оранжевые лучи окаймляли тяжелую, смутно видимую громаду крепости.
   Туман все наползал, уплотнялся, поднимаясь с реки и из низин, солнце полосовало его, как мечом. Башни и стены вдруг засияли таким нестерпимым светом, каким горит во время святой мессы чаша священника.
   Мэлвир сморгнул, прогоняя резь в глазах.
   Странно.
   Вереть, разбойничье гнездо, нора каторжников и душегубов...
   Золотое сияние сбивало с толку, превращая суровую северную крепость в ангельский город из детских сказок.
   Это нечестно, подумал рыцарь. Нечестно, когда нельзя понять, что перед тобой - твердыня зла или замок небесных жителей.
   Нечестно.
   Холодное ноябрьское солнце поднималось все выше. Ветви облетевших деревьев обволокло золотым, алым, багряным.
   День Цветения.
   Сегодня мы покончим с той мерзостью и возрадуемся.
   Наполненная негреющим светом ладья всплывала по серым волнам. Снег, слабый и местами прорванный, лежал на взгорках и ровной земле, на палых листьях, на скатах крыш.
   "Возвеселитесь, живые и мертвые...сила, слава на небесах и для праведных вечная радость...".
   Пахло морозным воздухом, тлеющей листвой, угольями от костра. Речной засыпающей водой, дохлыми перловицами, известью.
   От Верети, по развороченному осадными башнями полю двигался ровным шагом всадник на светлой лошади. Вот он попал в косой сноп солнечных лучей, шею и голову лошади окрасило розовым и золотым. Блеснуло стремя, пряжка на поясе, полосы металла на наруче. Серые или седые волосы свисали на плечи, кольчужный капюшон откинут.
   На мгновение у Мэлвира мелькнула шальная мысль, что это сам демон Шиммель, полновластный хозяин окрестных лугов и болот, едет сразиться с ним в поединке.
   Однако лошадь и всадник заехали в глубину тумана и пропали, как не было.
   Даже глухой стук копыт сделался не слышен, только базарили галки и жалостно нудел отчитываемый оруженосец у какого-то из рыцарских шатров.
  
  
   30.
  
   - А здесь, господин хороший, надо уже слегу брать, - сказала Котя.
   Впереди, сквозь зеленоватый туман, проступала мутная мгла. На краю Чаруси было так же душно и влажно как в глубине, но по ногам тянуло сквозняком.
   Радо перескочил темный ручеек с бурой накипью по берегам.
   - Посеял я где-то слегу. Хорошо еще, меч при мне.
   - Держитесь тогда за мной, добрый господин, след в след... эх, рыцарские шпоры и пояс чудикам отдали...
   - Котя, отстань. Слушай, а где чудики-то? Проводники наши где?
   Чудей след простыл. Вот только что косматая копешка в бусах маячила перед носом, а вторая, с хохлом из перьев цапли - по правую руку. А теперь нет никого.
   Котя заозиралась. Тишь, гладь, кочки торчат, рыжая осока, желтенький гусиный лук. Падают капли. По разноцветной грязи текут ручьи.
   Ой, батюшки-светы, это не ручей!
   Котя вскинула руку, но Радо уже увидел, судя по сиплому вздоху за спиной.
   По цветной грязи потоком земляного масла текло змеиное тело. Совершенно бесшумно. Мох и осока плыли отражениями в черных боках, расчерченные косой сеткой чешуй. На мгновение Коте показалось, что это их с Радо несет вдоль неподвижно лежащего гада, словно вся Чарусь отчалила с исконного места и пустилась вплавь.
   Взгляд метнулся вперед - между кочек черным грибом вырастала голова, плоская, треугольная, с соляной короб размером. Котя ясно видела желтый глаз, похожий на накрытый льдинкой листочек смятого, а потом расправленного сусального золота, прорезанный вертикальной щелью зрачка.
   - Чертовы чудики, - пробормотал Тальен. - Надули нас, паскудцы. Но глянь, до чего хороша тварюка!
   - Это князь-змея, - шепотом сказала Котя, покрепче сжимая слегу. - Помните, дядь Зарен сказывал?
   - Это не змея, - вполголоса ответил рыцарь. - Это вурм.
   - А?
   - Вурм. Бескрылый и безногий дракон. И далеко не самый крупный. Я читал, были такие, что могли дважды опоясать город.
   - Что же они жрут, такие здоровые?
   - Девственниц, естественно. Надо было тебе все-таки распрощаться с самым дорогим...
   Котя надулась и замолчала. Черная голова покачивалась над осокой. Коте казалось, что вурм смотрит прямо на нее.
   Девушка переложила слегу в левую руку, а правой потянула из-за пояса топор.
   - Не надо бояться, - сказал Тальен.
   - А я и не боюсь.
   - Тогда убери топор. Я думаю, разойдемся. Раз он сразу не напал.
   - Пусть попробует!
   - Стой спокойно.
   Голова на длинной шее с шумом упала в осоку как подрубленное дерево. Маслянистая струя медленно потекла по грязи, истончаясь. За спиной Коти лязгнул вернувшийся в ножны меч.
   - Ццц! - Котю подергали за штанину. - Не цапал цец, ццц! Не цапал! Пойцем, покацем! Цзуб покацем.
   - Что? - спросила Котя, пытаясь разжать стиснутые на слеге пальцы.
   - Цзуб!
   - Дуб, - перевел Тальен. - Они все-таки покажут нам дуб.
  
   * * *
  
   Просыпайся, сын.
   Когда Кай поднял со стола тяжелую, налитую похмельем голову, во дворе уже кричали, хрипели и умирали его люди.
   Последнее, что он помнил - как держал за ворот недовольного Чуму и признавался тому в любви, как девке.
   Потом похоже дотащился до комнаты, где поселил найлов, уже в полном беспамятстве, и уснул, не дойдя до кровати и не сняв сапог.
   Сны ему снились скверные.
   Посвист поземки, скрип выдираемых из земли морозом корней и огромные белые звери, скользящие в темноте, как зимние мороки.
   Кай огляделся, потер глаза. Найлов нет, ставни распахнуты настежь, в окно задувает.
   Не так уж и холодно. Во сне ему чудилось, что пробирает до костей.
   Выкрики, звон железа, гортанная речь, которой он уже не слышал целую вечность. Язык южного побережья.
   Низкое, яростное рычание.
   Просыпайся, сын.
   Сквозь дурнотную тяжесть толчками пробивалась знакомая жажда.
   Пробуждение было столь внезапным, что Кай не успел поймать за хвост самого себя, и шиммелева ярость схватила его, как хватают зверя железные клыки капкана.
   Сквозь толстый камень стен он видел, как падают и гаснут золотистые оболочки людских тел, как мечутся по двору четвероногие зубастые твари, слышал, как свищет и лязгает железо. Пружина ветра над центральной башней свилась так туго, что у него заломило зубы.
   Не помня себя, он шагнул и оказался у двери в главную залу, как-то миновав крутой лестничный виток.
   Дверь была заперта. Накрепко.
   Кай зарычал и ударился плечом о дубовые, прошитые поперек железом доски.
   Дверь дрогнула, но устояла.
   В зале слышались громкие, спокойные голоса.
   За стеной взлаяла и заскулила собака.
   - Стрелы поднесите.
   Лайго Экель.
   Кай переглотнул, привалился к двери.
   - Лайго, - позвал он, стараясь совладать с непослушной глоткой, откуда рвался звериный рык пополам с поскуливанием.
   - Лайго...
   Получилось почти ласково.
   Он прижался щекой к выглаженным временем доскам, повозил лицом, словно пытаясь стереть злобный оскал.
   - Лайго, почему ты запер меня?
   Золотое сияние за дверью приблизилось. Ровный, чуть пульсирующий свет.
   - Мой лорд.
   - Лайго, выпусти меня, Лайго...
   - Нет.
   Треснула длинная щепка, отломившаяся от двери.
   - Лайго...лучше открой.
   Только открой...
   - Я не могу тебя выпустить, мы заложили вход в башню и отстреливаемся. Если открою дверь, ты своих порубишь, - долгое молчание. - Мой лорд.
   - Убью.
   - Как тебе будет угодно. Но после того, как мы отобьемся.
   Найл отошел от двери. Такого не уговоришь.
   Кай, пошатываясь от подступившей ненависти, побрел вверх по лестнице.
   Если я не выберусь отсюда, шиммелева сила разорвет меня на куски.
   Проклятье.
   Недолго думая, он вернулся в комнату, выглянул в окно. Верхняя губа дернулась, обнажая зубы.
   Двор, еще вечером чистый и присыпанный снегом, был истоптан, взрыт до серого камня, обильно полит кровью. Серое и бурое тряпье его людей смешалось с сине-белым.
   Хинеты, пешие.
   С ними полсотни псов.
   Скорее всего, пробрались через калитку в южной башне, пока все валялись пьяные. Кто им открыл...
   С нижних этажей, с галереи, донесся женский крик.
   Кай зарычал в ответ.
  
   * * *
   Бегать по болоту - смерть торопить, но осторожничать невмоготу уже. Так Котю не трясло, даже когда она провалилась под лед ранней весной, и четыре мили бежала по лесу в мокрой насквозь одежде.
   Сейчас одежда была всего лишь отсыревшая, но и миль оказалось не четыре, да и быстрый, по возможности, шаг бегом не назовешь. И небо на восходе посерело только-только. У Коти болело в груди и под ложечкой, пот заливал глаза, и трясло ее так, что зубы клацали. Радо громко сопел за спиной, от него валил пар.
   Чуд с бусами начертил в грязи стрелку точнехонько на Полночь и трижды перечеркнул ее - "Зцемля!" Две гривки они с Радо уже перевалили, третья смутно чернела впереди.
  
   * * *
  
   Сорвать ставни было несложно. Кай высунулся по пояс, пренебрегая осторожностью. Прикрытые кольчужными попонками псы безжалостно рвали его людей. На глазах одна из белых тварей перемахнула через телегу, груженную известняком, которой найлы ночью укрепили осыпь. Перепрыгнула с легкостью и тут же кинулась на бородача в коричневом кожушке. Тот упал, с тошнотворным стуком ударившись затылком о камни. Пес молча вцепился в толстый ворот, но тут же оставил мертвеца, поднял голову.
   Черная найлская стрела клюнула его под лопатку.
   В коридоре послышались шаркающие шаги. Чума спускался со своего насеста.
   Опомнился Кай уже с внешней стороны стены, на выступающем углу каменного четверика, на котором стояло круглое тело башни. Высота и скользкие камни не помешали ему.
   Это была...ерунда.
   - Вентиска!
   Чума высунулся в окно, выглядывал его.
   - Вернись, чертово семя! Вернись! Ты же, сука, поклялся! Не лезь туда!
   Старик поперхнулся собственным криком и закашлялся, сорвав глотку.
   Кай с легкостью прошел по каменному карнизу, спрыгнул на крышу часовни, под ногами загудела черепица.
   Присел, скрытый выступом колокольни, кинул еще один взгляд на месиво людских и звериных тел внизу.
   Хрип, бульканье, полное злобы, сухой стук стрел.
   Он то и дело смаргивал, пытаясь отогнать жаркое марево.
   Просыпайся, сын. Я...люблю тебя.
   Пружина ветра хлестнула, разворачиваясь.
   Кай взвыл от боли, потом зажмурился.
   Снег повалил разом, с четырех сторон. Человек бы ослеп.
   Кай рассмеялся, вытащил меч и спрыгнул вниз, в густую толпу, вяло ворочащуюся в снежном месиве. Туда, где призывно сияла золотым и алым скорлупа человечьих тел.
   Глаза он так и не открыл.
  
   31.
  
  
   Когда-то здесь была деревня. Теперь хилые деревца торчали из перекошенных, съехавших в болото срубов. Заплетенные ежевикой осклизлые бревна загромождали дорогу. Снег присыпал ямы и колдобины, пройти, не переломав ног, невозможно. Как называлась деревня, и кто тут жил, Котя не знала. Даже отец с дядей Зареном никогда об этом месте не рассказывали.
   Кое-как обойдя деревню и выбравшись на твердую землю, путники присели отдышаться.
   - Не ешь снег, - хрипло сказала Котя. У нее пересохло во рту, а питье, кроме жгучей рыцарской арварановки, давно закончилось.
   Радо что-то буркнул и потер снегом лицо. Волосы у рыцаря так и не высохли. Он вынул флягу с арварановкой, отвинтил крышку, понюхал - и завинтил обратно.
   - Искать в лесу дерево - занятие не для слабых умом. - Радо сухо сплюнул под ноги и поднялся. - Уже светает. Надо торопиться.
   Слава богу, что светает. В темноте отличить одно дерево от другого - задача не для смертного.
   Они поднялись на взгорок, где вперемежку росли березы и елки, и тут не ожидавшая подвоха и отбросившая слегу Котя провалилась в яму.
   Почва под ногами просела и хрустнула, вместе в Котей вниз ушла масса веток, снега и перепревшей листвы. Берлога? Из-за плеча развернулся веер обломанных жердей.
   Она провалилась неглубоко, подоспевший Радо тут же выдернул ее за руку.
   - Волчья яма? - спросил он, жадно рассматривая ловушку.
   - Нет. Не глубокая. Но это, вишь, люди строили, не звери. - Котя потерла плечо. - Повезло, тама тварь какая могла зазимовать.
   - Вот вторая, - Тальен указал на впадину, заросшую сухим бурьяном, из нее тоже торчали старые отесанные жерди. - Те дома в болоте куда как старее.
   Дальше, между елок, они нашли конский скелет, наполовину затянутый палой хвоей. Рядом с островками снега кости казались серыми. Череп отсутствовал.
   Котя осенила себя сантигвардой. Радо пнул сапогом, проломив пустую грудную клеть.
   - А башку, небось, на шесте унесли, - шепнула Котя. - С собой.
   Наверное, чудь точно так же показала дорогу Вентиске-колдуну. Это он тут кобылу зарезал. И землянок накопал для своей ватаги. А их с Радо змеюка чудом не тронула. Мож, почуяла в дракониде родную кровь. Мож, потому что Радо - драконид, они мало того, что живы, еще и на нужное место вышли.
   Драконид вдруг насторожился.
   - Тссс, - сказал он Коте, хотя она молчала. - Слышишь? - Она не слышала. - Вот, опять! Брень, брень... слышишь?
   Где-то печально брякал колокольчик. Вон за теми елками, недалеко, словно скотина заблудилась. Бродит туда-сюда нерешительно. Трень-брень... трень... брень...
   За елками открылась просторная поляна, а на ней, розовея в рассветном сиянии, колыхалась толпа привидений.
   - ...трень-брень... трень... брень... - под горестные неживые звуки.
   Ничего более тоскливого Котя в жизни не слыхала.
   Радо присвистнул.
   - Святое дерьмо, - сказал он. - Во понавешали добра! Сколько же оно тут висит?
   Котя выдохнула. Она увидела дуб, серый, корявый, уродливый. Саваны приведений обратились в ветхие ленты на ветвях. Когда-то цветные, а сейчас почти прозрачные, сивые, пепельные. Леденцовая глазурь рассвета красила их, как красят - Котя однажды видела такое - лица покойников, чтобы они выглядели пристойно и не пугали прощающихся.
   Между лент свисали гроздья колокольцев, седых от патины. Перекрученные сучья. Ствол в наплывах, наростах, старческих шишках.
   Белесый, посеченный временем гроб старого упыря.
   Радо подошел к нему, попинал ногой вспучившие землю корни. Обошел вокруг, задирая голову.
   - Не таких заваливали, - сказал он. - Давай-ка за хворостом, Коть.
  
  
   ***
  
   Южане горазды лазать по скалам. Хасинто должен по тихому открыть южную калитку и, если повезет, захватить главную башню. Пока внутри пьянствуют, радуясь победе.
   Соледаго ждал сигнального рожка, неподвижно сидя в седле, уперев копье о подставку. Сквозь узкую прорезь шлема можно было смотреть только вперед.
   Пока хинетов будут выковыривать из донжона, ударим, вышибем ворота.
   Завыло, засвистело со всех сторон сразу. Ударил ветер, рванув тяжелый плащ.
   Гигантское решето трясли над крепостью, сеяли овсяную муку. Небо потемнело, солнечные лучи, минуя снежную кисею, сделались изжелта тусклыми.
   Словно старым лаком покрыло ветви, стены, землю и черепичные крыши
   Ветер выл, бился, как цепью прикованный.
   Элспена крикнул, указывая рукой.
   Снег сеялся только над крепостью. Там, где ждало сигнала Мэлвирово войско, не упало ни снежинки.
   Только ветер.
   Он летел в сторону Верети, закипал в ней, как в ведьмином котле и клокотал, просыпаясь вихрями мерзлой воды.
   Еще несколько мгновений и королевское войско дрогнуло бы, не увидев боя. Разбежались бы. Только рыцарская воля и страх сильнее страха перед колдовством удерживали ряды пехоты сомкнутыми.
   Черные створки ворот, замком скреплявшие ощетинившийся кольями вал и глубокий ров, распахнулись сами собой.
   Рухнул мост.
   Мэлвир помянул имя Господне и двинул Пряника вперед, разгоняя жеребца на тяжелый галоп.
  
   ***
  
   - Не могууу я больше!
   Ланка откинула голову на подстилку, глаза закатились.
   Темная влажная прядь перехлестнула рот, обвилась вокруг шеи.
   Ласточка забеспокоилась.
   Не все шло так гладко, как хотелось.
   Мары полуночные, ничего уже гладко не шло.
   Дитя рвалось наружу, будто на пожар спешило.
   Схватки сначала шли, как положено, вдруг потом усилились и участились, не давая роженице передохнуть.
   В стену бился ветер, сотрясал крепостные камни, загонял в выстывшую комнату острые льдинки.
   - Аыыыы...
   Блестели в полумраке зубы, содрогался тяжелый живот, то и дело становясь твердым, как камень.
   Быстро как...
  
   ***
   Снег. Ледяной ветер. Вышибает слезы из глаз, лезвием ножа проникает в прорезь шлема. Хорошо, что прикрыты руки. Хорошо, что под кольчугой - теплая стеганая куртка.
   Пряник хрипит, и пятится, мотая головой.
   Вспышкой вспоминается утренний сон.
   Хорошо, что люди придумали шпоры и железные удила для коней.
   И виселицы для тех, кто вздумает отступить.
   Вперед!
   Простучим по мосту.
  
   ***
   - Помру, - всхлипнула Ланка. - Все из-за твоего выкормыша проклятого.
   - Не болтай.
   - Из-за него!
   Ласточка тупо смотрела прямо перед собой. Перед глазами роились белые мошки, в ушах противно гудело.
   Разродится, и спать лягу. Вот прям тут лягу и засну.
   Если разродится.
   Схватки идут и идут, а толку...
   За окном уже не выло - визжало. Вроде и гром ударил.
   - Из-за негоооооо! Рогами зацепилось оно! Ой, мамочки...
   - Ага, - сказала Ласточка. - Теперь давай.
   Ланка ухватилась за измятую рогожу, поднатужилась.
   Показалось покрытое мокрыми волосенками темя, но тут же скрылось обратно.
   - Не могу... больно
   - Лана, - сказала Ласточка как могла убедительнее. - Еще немножко. Подумай о ребенке.
   - Больно!
   - Молчи и старайся.
   Ласточка выждала момент и положила руку на закаменевший живот.
   Господи помоги.
   Только бы девка не увидела, что в другой руке она держит ножик, который ей отдал Лаэ.
   Ланка проследила затуманенным взглядом, увидела.
   - Убить меня хочешь! Да что же это... милорд! Помогите!
   - Заткнись.
   - Покалечить решила!
   - Я покалечу, я же и зашью. Порвешься, кровью истечешь, дурища.
   Снова схватка и натужные Ланкины всхлипы.
   Ласточка дождалась, пока головка появится снова, и надавила на живот как следует.
  
  
   ***
  
   Из ворот вышла буря. Темные тени мчались в ее теле, стучали копыта и сорванные голоса призвывали Шиммеля.
   Шиммель гнал их, как гонит жажда крови Дикую Охоту.
   Пешие - темная пена у ног рыцарских коней.
   Конные - в молчании, опустив копья для удара. Найлские шлемы, черные плащи.
   Соледаго углядел, как тенью проносится мимо всадник в вороненой кольчуге, с хрустом переломилось копье.
   Загудел окованный железом щит Элспены.
   Сшиблись мечники, скрежет и звон железа умножился стократно.
   Ветер хохотал, плакал, кликушески завывал.
   Шим-мель! Шим-мель!
   Мэлвира вынесло на середину моста. Пряник поднялся на дыбы, потом встал, как вкопанный.
   В сердце снежной бури было тихо.
   Тишина.
   Тот, кто ждал в этой тишине, казался неподвижным.
   Единое биение сердца.
   Тварь, сидевшая на худющей сивой лошади - ни шлема, ни щита - подняла голову и открыла глаза.
   Зеленые.
   Мэлвир медленно опустил копье.
   Он нацелил его верно.
   Кай бросил повод, оттолкнулся от седла и прыгнул.
   Размазанный в воздухе силуэт.
   Удар.
   Хлесткий щелчок лопнувшей подпруги.
   Выроненное копье падает под ноги бегущим, гудит, со стуком катится по деревянному полотну моста.
   Прикрытая снегом жидкая грязь во рву чавкнула и расступилась, принимая два сцепившихся тела.
  
   32.
  
  
   Котя рубила и таскала еловые лапы, Радо крушил валежник голыми руками. Потом он взял у девушки топор и срубил пару елок - на дрова. Котя надрала бересты для растопки. Наконец-то она согрелась, даже упарилась. Когда солнце взошло, дуб был полностью обложен смолистыми ветками и хворостом, под которым прятались чурбачки посерьезней.
   В берестяном гнездышке между веток Радо разжег огонь, и поднял его сразу во весь рост, напоив жгучим зельем из фляжки. Котя махала подолом, раздувая. Радо щедро плескал зелье на кору.
   Огонь опьянел, обезумел, и кинулся на дуб.
   По серым морщинам полетели черные тени копоти. Кукожились и осыпались резные розетки лишайников. Котя снова рубила и таскала еловые ветки. Радо, похохатывая, направлял, натравливал огонь, как живого зверя. Трещали сучья, огонь ворчал все громче.
   В потоке теплого воздуха тревожно забренчали металлические язычки. Заволновались, заплескались крыльями бесцветные ленты, вот на одну, потом на другую, на третью прыгнули и понеслись вверх сгустки пламени, пожирая ветошь и плюясь искрами.
   Надтреснутыми голосами, вразнобой раскричались колокольцы. Ленты заметались высоко вверху, истаивая в невидимом огне, лица окроплял невесомый пепел. Сыпались угольки, выеденный изнутри мусор, сажистое крошево. Светлый жар прыгал по кроне, заметный только корчами веток и дрожанием воздуха. Сверху вдруг полетели горящие капли, голоса колокольцев потонули в реве пламени. Дуб полыхал.
   Тальен оттащил Котю подальше.
   Рыжее зарево развернулось вокруг. Лес испуганно столпился по краю поляны, смотрел, замерев, как старейший из дерев один на один бьется с огненным драконом.
   Ударил ветер, лоскутьями разрывая полотнища пламени. Взвыло где-то вверху, и Котя ахнула. Небо почернело, опустилось, как перед грозой, вкипели тучи, завиваясь над головами.
   - Ра-адо! Смотри! Шиммель идет!
   - Свят-тое дерьмо. - Тальен задрал голову, жмурясь от пепла, потом схватил Котю за плечи. - Дуб надо сжечь полностью, тогда будет толк. Чтобы кости старые сгорели. - В глазах у драконида плясали язвяще-алые огни. Он вдруг выкрикнул что-то на незнакомом языке, словно заклинал пламя разгореться еще сильнее.
   С темных небес обрушился снежный шквал. Наотмашь - мокрым снегом по разгоряченным лицам. Зашумело, затрещало в кроне, посыпались пылающие ветви, шипя на лету. И снова шквал - сплошной стеной, грудью сшибаясь с горящим дубом, сотрясая клубящуюся огнем крону.
   - ШШШшшшшшшш!!!!!!! Псссссссссшшшшшш!!!!!!!
   Повалил обжигающий, как из котла, пар, полетели уголья.
   - Радо, прячемся! - Котя вцепилась в сырое сукно рыцарского плаща. - Шиммель пришел!
   - Учуял, мерзавец, - Радо оскалился в воющую муть. Плащ поднялся черным крылом и отвесил Коте подзатыльник. - Зато старый черт свалил с Верети, теперь парням полегче станет. Ничего, пообщипали мы ему перышки.
   - Под деревья, пойдем под деревья!
   Пламя металось в коконе пурги и пара. От треска и воя закладывало уши. Новым ударом Котю сшибло наземь, ее схватили за локоть, вздернули на ноги, поволокли прочь. Мокрый снег, полный колотого льда, залеплял глаза, набивался в ноздри и в разинутый рот. Ветер норовил закинуть мгновенно оледеневший плащ на голову. Котя задыхалась и почти ослепла.
   Потом стало чуть легче - они добрались до деревьев.
   - Сюда! Ныряй сюда!
   - А?
   Тяжелая рука с силой надавила ей на загривок и подтолкнула вперед. Котя упала на колени, ее пихнули в зад, по лицу проехались колкие лапы, и стало можно дышать. Она споро переползла по хвойной подстилке, позволяя Тальену вползти следом.
   Под елью, в шатре склоненных до земли ветвей, оказалось темно, просторно и сухо. Ствол гудел, раскачивался где-то наверху, но здесь было покойно, как в норе. Котя села и отдышалась.
   - Ух, - сказал Тальен. Он ворочался во тьме как медведь. - Мы герои. Почти. Жалко, не удалось до конца сжечь, старый черт остался живехонек. Зато перетрусил, сюда кинулся. Эх, никто не узнает ни про наше геройство, ни про то, как демона доковырять.
   - Почему? - Котя сгребла промокшие косы и выкрутила их. Вода бесследно канула в хвойный ковер. - Даст бог, вернемся, расскажем. Ежели Шиммель елку с корнем не выдерет.
   - Коть, ты дура что ли? Куда мне возвращаться? Я дезертир.
   Голос у Радо сделалася холодным и жестким.
   - А...
   Котя вспомнила, как отыскивали с собаками и вешали бежавших солдат, по приказу золотого полководца. Дезертиров королевский рыцарь на щадил. Но, одно дело - солдаты, другое - рыцари. Котя не видела, чтобы вешали рыцарей. И не слышала.
   Выяснять, что сэн Соледаго сделает с Радо, если тот вернется, она не решилась. Кому докажешь, что Тальен не трус, и ушел жечь шиммелев дуб для их же блага? Ее, Котю, что ли, послушают? Или чудь болотную?
   Потому она спросила только:
   - Куда ж вы теперь, добрый сэн?
   - Меня Радо зовут, - буркнул рыцарь. - Договаривались же.
   - Радо, - повторила Котя робко.
   Тот в темноте вскинул голову.
   - В Химеру. Надо только Чертяку с островка забрать. А потом - через границу, до Ржи, на корабль - и до Химеры. Давно хотел поглядеть, как найлы живут. Кстати, найлы называют Ржу - Реге.
   - Они же там все колдуны поголовно! - испугалась Котя. - С марами полуночными в родстве! Язычники все поганые, человечину едят, в зверей морских обращаются...
   - Чушь, Котя. Сказок наслушалась. Люди как люди, колдунов еще поискать, а рыцари у них знатные. И не с марами они в родстве, а с фолари.
   - Один черт...
   - А то, что я в родстве с драконами, тебя не смущает?
   - Ну... ты-то другое дело! Ты добрый и... и.. добрый!
   Тальен мягко расхохотался. Повозился, подобрался поближе. От него тянуло теплом. Котя слушала, как он дышит, а в носу засвербело вдруг и горло сжалось. Уедет, ой-ёй... уе-е-едет!
   Радо склонился к самому котиному уху и сказал тихонько:
   - Поехали со мной? Посмотришь, один это черт, два или три совершенно разных черта. М? Поехали?
   - Хорошо.
   Котя сказала и сама испугалась.
   Так испугалась, что когда Радо нашарил ее в темноте и прижал к себе, она сама вцепилась в его плечи, только бы не отпускал.
  
  
   ***
  
   Слитная толпа оборванцев в черном и коричневом заполонила мост, теснила рыцарей, как грязевая лавина. Кони хрипели и упирались, на узком полотне было не развернуться, пешие оскальзывались на обледеневших досках и сыпались вниз, подобно черным зернам.
   Снежная пелена во рву прорывалась, обнажая черные полыньи. Их сразу же заметало снова. Остатки вчерашнего штурма - вязанки хворосту, вырванные из вала колья и обломки осадной башни выпирали изгрызенными костями.
   Мост грохотал.
   Липкая, тяжелая грязь хватала своих пленников за ноги и не хотела отпускать.
   Выбраться из ловушки - в железе, по отвесным стенкам не представлялось возможным.
   Щит кажется неподьемным.
   Но грязь держит не только рыцаря в тяжелых доспехах.
   Зеленоглазая тварь тоже замедлилась, проваливается по пояс. Меч в ее руке разит стремительно, но выпад не удается, здесь невозможно рвануться и убить.
   Нужно двигаться медленно.
   Мэлвир отбил удар кромкой щита, утвердился на ногах покрепче. Подошвы сапог скользили.
   Шаг, еще шаг, медленный, плывущий, самый маленький шажок...
   Потом он вспомнил, что нет меча.
   Кровь заливала глаза от натуги, двигаться здесь все равно, что шмелю в паутине. Под лицевой пластиной тек жар собственного дыхания.
   Шестопер все еще висел на поясе, Соледаго нащупал рукоятку.
   Зеленоглазая тварь отступала спиной, не отводя взгляда, пустого, как промоины в известняке.
   Отыскала бревно или связку хвороста, наступила, вырвавшись из грязюки по колено.
   Мэлвир упрямо пошел вперед, прикрывшись щитом.
   Буря постепенно утихала.
   Лязг и грохот на мосту - нет.
   Нельзя позволить противнику выбраться на сухое, он быстрый, слишком быстрый. Идет так, словно у него глаза на затылке, не беспокоясь, куда ступить.
   Тварь поднялась еще выше. Мечом она помахивала небрежно, как прутиком, держа руку по-дурацки, на отлете.
   Он ведь играет, похоже.
   А меч тяжеленький.
   Его собственный меч, который тварь умудрилась вытащить из ножен.
   Падение никак ей не повредило.
   Тусклая полоса железа притягивала взгляд.
   Он быстрее, но я тяжелее.
   Мэлвир шагнул в сторону, обходя сваленные в кучу обломки справа.
   Размытое, еле уловимое движение, удар в голову.
   Гулкий звон, темнота в глазах.
   Он ломанулся вперед, выдираясь из грязи, ударив наугад.
   Не попал.
   Снова кружение, связка ударов, быстрых и точных, на этот раз ни один не достиг цели. Мэлвир отработал шестопером, вложив в удар всю силу.
   С нечеловеческой быстротой тварь снова отпрыгнула назад, балансируя на переломанных осклизлых бревнах, покрытых потеками глины и снежной кашей.
   Подвернется нога и мне конец, подумал Мэлвир. Ухну вниз и все.
   Он тщательно проверял, куда ступить. Ни черта не разберешь в этом месиве, хотя снег изрядно поредел.
   Наверху надсадно завизжала лошадь, раненая или умирающая. Мэлов противник дернулся, застыл на мгновение. Взгляд его стал совсем пустым и мертвым, как у покойника.
   Что-то случилось.
   Мэл ударил его щитом в лицо, быстро и безжалостно.
   Вентиску отнесло в сторону, развернуло, бросив на стену рва.
   С моста спиной вниз рухнул гнедой конь, опасно мелькнули подкованные копыта. Баррикада из досок и бревен разломилась под такой тяжестью. Рядом упал всадник, черный найл с обломком копья, вбитым меж ключиц.
   Шиммелев выкормыш потряс головой, страшный удар щитом казалось никак не повредил ему. Он снова кинулся вперед, перепрыгнул через дергающуюся лошадь, наступил на мертвого найла. Тускло сверкнул клинок.
   Мэлвир не увидел бы этого удара, но он ждал его. Это был простой, самый обычный прием, которому учили оруженосцев.
   Зеленоглазая тварь была быстрой, но слишком беспечной.
   Мелкнул шестопер, раздался сухой хруст, Кай молча упал на колено.
   Вторым ударом Мэлвир разбил бы ему голову, но вовремя вспомнил, что этого делать нельзя.
   Он выпустил оружие, повисшее на кожаной петле и по простому саданул болотного лорда кулаком в висок.
  
   ***
  
   - Девочка, - сказала Ласточка. - Это девочка.
   Руки противно дрожали.
   Перекрученная сизая веревка пуповины пульсировала. Скоро она истончится и побелеет, тогда и перерезать можно.
   - Нету рогов у нее. И не будет, с божьей помощью. Разве сама потом кому-нибудь наставит.
  
  
   33
  
   Сон затягивал Ласточку все глубже, заманивал яркими огнями.
   И не вернусь, подумала она. Хорошо бы... не возвращаться.
   Там, во сне, было тепло.
   Алые кленовые листья лежали на прозрачной воде.
   Каменный берег рукотворного пруда порос мхом, камни оплыли и покрошились. Полная шуршащей скрученной листвы чаша фонтана молчала.
   Солнечные пятна колыхались на воде, покойно спали на светлых мраморных плитах и на ласточкиной руке.
   Сквозь щели в мраморе пробивалась острая молодая трава, листья одуванчиков и стрелки подорожника.
   Пустота.
   Дома, не тронутые непогодой, сползлись к воде, вытянулись вдоль мощеных улиц. Плющ, ежевика, дикий виноград обтянули их дикой шкурой, листвяным пестрым мехом.
   Серая белка проскакала через дорогу, вскарабкалась по стволу клена. Во взрытом листвяном покрове, толстом, годами нетронутом, тоже жили какие-то мелкие, украдчивые зверьки.
   Ласточка моргнула, огляделась. Прошла по пустой дорожке к одному из домов. Двери были открыты, внутри горел камин, словно хозяин только что вышел. Светильники на стенах трепетали алыми языками.
   Странно горело, без дыма и копоти, ровное ясное пламя.
   Ласточка заглянула в следующий дом, до самой крыши оплетенный диким виноградом.
   То же самое.
   Теплые, спокойные отсветы в камине. Круг света на деревянных половицах. Дверь нараспашку.
   И никого.
   Ей захотелось примерить пустующее жилье на себя, войти, посидеть у огня. В открытый дверной проем она ясно видела стол, лавки и нетронутую утварь на полках.
   Отвлекло движение около озерца.
   Там бродил кто-то, видимо человек - стройная, хорошо различимая фигура. Издалека казалось, что это тень, расчерченная белыми полосами, движется вдоль каменного бортика.
   Ласточка осторожно отошла за дерево, подпиравшее угол пустого дома. Ей отчего-то не хотелось, чтобы ее заметили.
   Человек... хотя, какой к марам это человек - слишком высокий, движется не по-людски легко, длинные волосы льются по плечам, спине, глянцево черные у корней, перетекая в молочную белизну.
   Плечи, руки, бедра - все тело темной лентой обвивает сложная татуировка.
   Юноша был наг.
   Он прошелся по замшелому бортику, легко, без усилия сохраняя равновесие на узком крае. Потом уселся, опустив ноги в воду.
   Ласточка прислонилась плечом к каменной чаше, неведомо зачем поставленной рядом с домом. Она понимала, что видит сон, что ее смотрило от усталости, что надо бы подняться...
   Вереница видений падала слоями прозрачной кисеи, запеленывая, как куклу. Сон дробился и плыл перед глазами, так же, как дробится свет на поверхности тихой заводи.
   Ласточке показалось, что она тонет в этой прозрачной толще, смотрит на удаляющееся небо широко раскрытыми глазами, не имея возможности сморгнуть.
   Плеснуло - и тугое, черное тело огромной змеи втиснулось в воду рывками и петлями, разматываясь как тонущая бухта каната.
   Плоская голова метнулась к ней, безмолвно разевая пасть
   Ласточка вздрогнула и очнулась.
   Мертвая, звенящая тишина, солнце стояло в зените, лишив заброшенный город тени.
   Юноша все еще сидел, отвернувшись, касаясь рукой воды. Черные полосы ползли, стекали с него, обнажая незагорелую кожу.
   Вода всколыхнулась, закипела, чешуйчатое, петлями, змеиное тулово заполнило водоем.
   С нагого предплечья размотался заостренный хвост, канул в глубину, и бурление стихло. Неподвижный силуэт сделался светлым, без единой темной полоски.
   Сплю... что бы значил такой сон. Фаль наверное разгадал бы.
   Ласточка провела рукой по каменной чаше, стоявшей на квадратном постаменте. Над чашей дрожало зыбкое марево.
   Такие же постаменты были расставлены здесь повсюду, у домов, вдоль дороги.
   Ночью, наверное, в них виден огонь, такой же, который горит здесь в пустых каминах и светильниках, лишенных масла.
   Она заглянула внутрь, в лицо повеяло жаром. Чаша была пуста, ясно просматривалось мраморное, с прожилками, дно.
   Ласточка протянула руку и словно горсть углей хватанула.
   Боль от ожога швырнула ее прочь, сквозь давящие пласты сна, дальше и дальше, к поверхности, в душную комнату в башне старой крепости.
   Все, что осталось в памяти - сухой треск невидимого пламени и дробящиеся блики на воде.
  
   ***
  
   - Баю-бай, баю-бай, попадем с тобою в рай...
   Ласточка села, протирая глаза, бока у нее сладко ныли от долгого лежания.
   - Теть Ласточка, - сказала Ланка. - Проснулась, наконец. Я уж боялась, мары твою душу утащили.
   - Я долго спала?
   - Да сутки, почитай.
   Лорда в комнате не было, на его ложе, на его меховом плаще устроилась Ланка с ребенком на руках. Рядом стояла жаровня, светильник и какая-то посуда.
   - Что там? Штурм был?
   - Ты все проспала, тетенька. Господин королевский рыцарь взял Вереть. Разбойников, какие в драке не полегли, повесили всех!
   - Всех?
   Лана прищурилась, потом откинула голову и улыбнулась, сверкнув ровными зубами.
   - Небось, за Кая спугалась, тетенька? Жив пока. В столицу повезут, на казнь.
   Ласточка поднялась, моргая. Она спала на чьих-то сложенных плащах, накрытая другими плащами, тепло укутанная... Почти сутки!
   - Где милорд?
   - А забрал его господин рыцарь один. Не королевский, а другой. Черный такой, в синем плаще. Он еще Лаэ бедного ударил. Не до смерти, но все равно бедняжку в госпиталь унесли. Господин милорд, дай Бог ему вечного здоровья, сказал господину рыцарю, чтоб не трогал Лаэ. Мол, Лаэ - его человек. Так и сказал! И велел позаботиться о нем, чтоб, значит, в госпиталь снесли. Я к нему заходила, он уж в себя пришел. Лаэ, хотела сказать, не милорд. А лаэного отца убили, да. И всех найлов переубивали, один Лаэ остался, и милорд сказал, что он его человек.
   Ласточка посмотрела на спящую кроху. Если она и будет похожа на Кая, то потом когда-нибудь. Сейчас это был просто маленький червячок с личиком альрауна.
   - Еще господин милорд велел мне тут сидеть, - тараторила Ланка. - Еды горячей прислал. Велел тебя не будить. Я и не будила, а ты почти сутки проспала.
   Милорд заботлив, как всегда, и помнит даже о последней своей слуге.
   Рядом с камином, на куче торфа лежали разрозненные листки пергамента. Ласточка подошла, подобрала несколько листков.
   - Ты что... огонь ими разжигала?
   - Так милорд не взял это, бросил. - Ланка тут же напряглась, стала защищаться. - Я не знала, что тебе нужно! Ты же их милорду отдала, а милорд бросил!
   Ласточка подобрала оставшиеся листочки, сложила их и сунула за пояс. Она сама не знала, зачем их подбирает. Знала только, что не хочет, чтобы их уничтожили.
   - Ты куда? - Ласточка подошла к двери. Дверь оказалась не заперта, просто плотно прикрыта. - Рань же несусветная. Спят все.
   - Мне надо во двор.
   Ласточка вышла на темную галерею, пожалела, что не взяла света, но возвращаться не стала. Внизу, в большой зале, горел один или два факела - достаточно, чтобы не сломать на лестнице шею.
   Снаружи было пусто и тихо. Небо только-только начинало сереть над кромкой стены, вычищенные камни двора покрывала пленка инея. По стене, от фонаря к фонарю бродил часовой. Все ветошные халупы снесены, кучи мусора выметены, Вереть словно сбросила шелуху, сделалась строгой и простой северной крепостью. Под стеной донжона, где раньше торчала на шесте кобылья голова, остались только седые от инея камни.
   У конюшен, уткнув в землю свежетесанные оглобли, стояла телега. На телеге возвышалась клетка, железная, в мокрой ржавой коросте. Ласточка однажды видела эту клетку - ее сняли со столбов посреди деревни, когда королевская армия вошла в Белые Котлы. На тот момент содержимым клетки были залитые смолой останки командира верейского гарнизона. Сейчас внутри было пусто.
   Ласточка подошла к воротам. Целые, висят ровно, тараном в них, похоже, не били. Запертые. Скрипнула дверь караулки.
   - Кто такая, чего тут шастаешь? - голос простуженный, но не сонный. - Ба! Ласточка! Живая! Вот уж не гадал тебя снова увидеть!
   - Фетт Одноухий. - На болотах, когда мостили гать, Фетт едва не стал еще и Одноногим, рубанув себя топором по колену. - Взаимно рада видеть тебя живым. Меня с милордом вместе схватили. Я смотрю, ворота целые?
   - Дык! - солдат поглядел на ледяной туман, обесцветивший двор, натянул капюшон поглубже. - Кхе-кхе! Не видала, что тут творилось?
   - Проспала. - Ласточка развела руками.
   - Во даешь! Я думал, разбойничьи завывания аж в Стерже слышны были. Кхе-кхе! Пойдем в тепло, посидим, побалакаем?
   - Насиделась в четырех стенах, Фетт, не хочу под крышу. Извини уж.
   Солдат откашлялся, сплюнул и махнул рукой:
   - Ладно, отдышись. Я тож с тобой проветрюсь. - Он оперся спиной о ворота, перенес вес с раненной ноги на здоровую. - Слышь, что говорю-то! Выли они, как черти, уши закладывало. Мы еще подойти не успели, как они открыли ворота и выкатились кучей, на мосту прям с рыцарями нашими и сшиблись. Не сиделось им, бесноватым, за стенами. Кхе-кхе! А Вентиска ихний - наперед всех, на сивой кобыле. Видать, дъявол у него на плечах сидел, потому как честное железо паскуду не брало. Но сэн Мэлвир все одно покруче оказался. Наехал на него, да и вышиб из седла одним ударом, прямо в ров! Кхе-кхе! И, слышь, сам за ним спрыгнул, с моста-то, и вколотил погань такую в грязь по самые уши.
   Ласточка смотрела Одноухому прямо в рот, на щель между желтыми передними зубами, широкую, мизинец просунешь. В зубах прорешка, твердила она про себя, не разгрызть орешка. В зубах прорешка... Смотреть солдату в глаза было невыносимо.
   - И, слышь, такое дело, - увлекся Одноухий. - Как только сэн Мелвир нелюдь прибил, так вся его банда разбежалась, как тараканы. Вот прям сразу и побежали, ты представь. Кхе-кхе! Токо найлы до конца дрались, все полегли. Да они не бандюки, говорят - рыцари настоящие.
   - Прибил?.. - Ласточка услышала свой голос с опозданием.
   - Прибил, да не до конца. Приказ же королевский - живым в Катандерану привезти. Ноги сэн Мелвир ему перешиб, да велел в железо заковать и запереть покрепче, а поутру уж повезут. Кхе-кхе. Клетку приготовили, во-он она стоит, дожидается.
   Ласточка послушно повернула голову и стала смотреть в угол двора, на ворота конюшен.
   - А кто повезет? - спросила она безразлично. - Сэн Мэлвир?
   - Не, сэн Мэлвир тут пока останется, и сэн Марк тоже, шушеру по болотам отлавливать. Разбежались, говорю, в разные стороны. А десятка два по речке на лодках ушли, увел их кто-то из разбойничьих командиров. - Одноухий опять раскашлялся, отхаркался и сплюнул. - Лорд Гертран в Стерж поедет, а с ним сэн Вито Элспена и сэн Ворран. Они Вентиску дальше в столицу повезут.
   - А довезут? - спросила Ласточка, глядя, как за краем стены яснеет небо. - В каком он состоянии?
   - Да что с ним сделается, с нетварью? - Снова продолжительное отхаркивание и отплевывание. - Его ж, говорю, золотой сэн по башке шестопером охерачил и ноги переломал, а ему все непочем. Он, сука, потом еще двоих угробил колдунством своим. Касю-кузнеца и хинета одного. Обоих в ледяные столбы обратил, когда его в башню отволокли и в цепи взять хотели. Без памяти валялся, а туда же. Люди, конечно, возмутились, потребовали пожечь паскуду, как упырей жгут - тело на одном берегу реки, а голову - на другом, пока солнце не село. Но сэн Мэлвир сказал, что не позволит, у него приказ, и велел всем держаться подальше, тогда и жертвов не будет. Потом к Вентиске вошел и горячей смолой солю на лбу ему начертал, и ничего сэну Мэлвиру не сделалось, потому как сам Господь его руку направлял!
   - Понятно. Не пускают, значит.
   - Не, и не думай. Обожди немного, вот вытащат его, и в клетку посадят, тогда любуйся, сколько влезет. Только близко не подходи. Крыса-то и с хребтом перешибленным опасна. А куском навоза можно и издали приласкать. Кхе-кхе! Пойду я под крышу, Ласточка, замерз с тобой стоять. А ты куда?
   - В госпиталь, куда мне еще идти. Где его устроили?
   - А вон тамочки, там коровник, что ль, бывший, или амбар. Почистили его и под госпиталь пустили.
   Ласточка кивнула и пошла.
   Ей открыла заспанная Мыся.
   - Теть Ласточка! А мы уж думали...
   Тепло, духота. Сонная тьма, огонек светильника у двери. И запах, неизбывный, сердечную тоску вызывающий. Мыся моргала красными с недосыпу глазами.
   - Дежуришь?
   Мыся закивала.
   Безрукая девка, подумала Ласточка.
   - Кто тут за старшего? Котя где?
   - Пропала Котька, - сказала Мыся. - С концами пропала, незнамо куда. Брат Родер тут управляет. Хорошо, что ты вернулась, тетенька.
   Ласточка поморщилась на "тетеньку", взяла светильник и прошлась по проходу, вдоль лежаших на соломе, закутанных в одеяла тел.
   Вздохи, кашель, кто-то ворочается, кто-то стонет. Через каждые пару-тройку шагов в проходе стоят жаровни на треногах. Мыся плелась следом.
   - У вас тут найл должен быть. Парнишка молоденький.
   - Есть, есть, - Девка потянула Ласточку за рукав. - Вот тут он.
   Опять тебе досталось, Лаэ. Ласточка нагнулась, рассматривая осунувшееся лицо, сведенные во сне брови. Один остался, без отца, без товарищей, без лорда. Радель назвал Лаэ своим, но это не так, покуда жив тот, кому он клялся служить.
   - Что с ним?
   - По голове, вроде, приложили крепко.
   - Я смотрю, не разбита.
   - Брат Родер сказал, мозги у него взболтались. Так вроде ничего, но выворачивает сильно, и ходить не может.
   "Мозги взболтались". Ласточка хмыкнула и поправлять дуреху не стала.
   Дай бог тебе удачи, Лаэ, веришь ты в Господа нашего или нет, пусть он тебе поможет.
   Вернулась к выходу. Взгляд упал на большой таз, полный окровавленной одежды и бинтов. Рядом, на полу, валялась приличная куча.
   - Не разобрали еще, - пискнула Мыся. - Не успели.
   - Я постираю.
   Ласточка забрала таз и вышла на воздух. Постояла у дверей, зажмурившись, потому что яркий свет резал глаза. В пустом небе кружили вороны. Венцы башен озарились, иней на них холодно розовел, словно в глазурь добавили каплю свекольного сока. Вереть просыпалась. Хлопали двери, кто-то забористо ругался, всхрапывали и звенели удилами кони.
   Фетт Одноухий снова вылез и выпустил Ласточку из калитки наружу.
   На стене рядком болтались повешенные, много. Отшагнув, Ласточка посмотрела на синие босые пятки ближайшего, распоясанную, в грязных пятнах, рубаху, лысую макушку и знакомо, только чуть боком уложенный на грудь щетинистый подбородок. Глаза Коновалу уже выклевали.
   Она повернулась и пошла дальше, по взрытому полю, к реке. На краю холма, прямо перед спуском к пристани, был собран сруб высотой по пояс, устеленный хворостом и еловыми ветками. На ветках, прикрытые черными найльскими плащами, лежали мертвые тела. Ласточка пересчитала их - семеро. Все тут.
   Она поставила на землю таз и постояла немного рядом, склонив голову и сложив руки на животе. В сухом бурьяне посвистывал ветер. Внизу, бурая на белом, лежала петля Лисицы, топорщась островками рыжего камыша. Лисица впадает в Ржу, а Ржа несет свои воды аж до Полуночного моря, за которым кончается земля.
  
   ***
  
   - Да я уж привык, если честно, - Энебро хмыкнул и оглядел двор, на котором кипела работа. Разгребали завалы досок, волокли тачки с известью, стучали молотки и топоры. - Вечно несешься его спасать сломя голову, думаешь все, на куски порвали - ан нет, живехонек, даже с прибытком. Не первый раз.
   - Действительно, повезло.
   - И я о том же. Любит Герта удача, как пришита к нему. Вышибаю дверь в комнату, ну, думаю, помер, хоть глаза закрою. А там тепло, едой пахнет, младенец сопит, а друг ненаглядный шипит на меня - не трожь, мол, найлского мальчишку, это мой человек! Хорошо я его не сильно приласкал, найла этого. Не совсем уж до смерти.
   Соледаго молча слушал, прислонясь к деревянной стене часовни и смотрел на распахнутые ворота главной башни. Оттуда выволокли всю дрянь и грязь, убрали мертвые тела.
   По двору провели покрытого попоной Пряника, жеребец шел спокойно, не артачился, аккуратно переступал через разбросанный хлам. Навоевался, черт соловый.
   - Он вчера побоище на мосту устроил, когда тебя из седла вынесло. В ворота в первых рядах вломился. А народу потоптал...
   - По-моему, эту войну выиграли псы и кони.
   Тут и там во дворе белели урсино, разлеглись, радуясь осеннему солнышку, или ходили за хинетами, вывалив языки и вертя хвостами.
   - Надо до сильных холодов крепость в порядок привести. И все-таки ярмарка в Доброй Ловле состоится. Я, грешным делом, думал до весны здесь проторчим.
   - Может и проторчим. Я то уж точно останусь, пока Герт не оклемается и не придумает, кого на кавеново место посадить.
   - Похоронные команды надо назначить, - Мэл отвечал каким-то собственным мыслям.
   - Крестьян наймем.
   Самое главное эти двое не обсуждали, молчали, как сговорившись.
   Во время штурма Энебро обыскал всю крепость в поисках лорда Стесса, кумира своей юности. Невзрачный, закутанный в старое тряпье однорукий старик, как ни в чем не бывало сидевший внизу у пустого камина, буркнул, что Стесс мол помер, нет его больше.
   - Проваливай отсюда, старик, - сказал тогда Соледаго. - Зашибут еще.
   Потом уж стало ясно, кого он отпустил.
   Марк покашлял, придумывая, чтобы еще сказать.
   - Смотри, капитана твоего кажись в плен взяли, - Мэл показал рукой.
   - Где?
   - Да вон, погляди, у ворот.
   Хасинто, который вышел из вчерашнего боя целым и невредимым, как заговорили его, теперь выглядел довольно грустно. Рядом шел тяжелый, коренастый мужик с сивой бородищей, и вел за руку красотку с пшеничными волосами.
   - Ааа, гляди-ка, у прекрасной мельничихи отец имеется.
   Мэлвир огляделся по сторонам, соображая, куда бы отступить.
   Мужик решительно пер в их сторону, как кабан на случку, и волок дочь за собой. Та ненатурально всхлипывала.
   Хасинто смотрел мрачнее тучи.
   - Справедливости прошу, благородный сэн! - рявкнул мельник, пытаясь согнуться в поклоне.
   - Слушаю, - неприветливо ответствовал Энебро.
   - Вот человек ваш! Вербу мою спортил.
   - Ээээ, спилил? Хасинто, тебе что, деревьев в лесу мало?
   Хасинто закатил глаза.
   - Верба - это дочь моя! Девицей была! На выданье! А теперь говорит, что брюхатая.
   Дочь покаянно возрыдала.
   Марк беспомощно посмотрел на Мэлвира, тот - на суетившихся рядом с часовней плотников. Они волокли две ярко расписанные створки.
   - Девушка, он тебя принуждал? Силой взял?
   - Нееет, - Верба для верности помотала головой, крепко зажмурившись.
   Мельник нахмурился и отпустил руку дочери. Та мигом отбежала к черноволосому капитану и вцепилась ему в рукав кольчуги.
   - Он жениться обещал! Солю целовал!
   - Ну так пусть женится, - не выдержал Соледаго. - Из-за чего сыр-бор?
   - А зачем мне зять-рубака? - прогудел мельник. - Чтобы он шлялся незнамо где, да мечом махал, а потом и вовсе где-нито голову сложил? Не пойдет! Я дочу не для того ростил, думал хоть будет с кем бу...эээ поговорить, вобщем. Пусть деньгу дает лучше.
   - Да ты сдурел, хрен бородатый! - вызверился Хасинто. - Ты мне скажи спасибо, что я ее...
   Он спохватился и замолчал, сверкая глазами.
   - Хасинто, я тебе Снегири отдать хотел, - мрачно сказал Марк. - Там отстраивать наново все нужно.
   Верба мигом перестала хныкать.
   - Комендантом форта?
   - Точно так. Рыцарский пояс получишь.
   - И часовню надо обновить, - заключил Мэлвир. - Лучше начать со свадьбы, чем с отпевания.
   - Он согласный! - сказала девица таким тоном, что бедняга южанин счел за лучшее промолчать.
   К дверному проему подтащили новехонькие, пахнущие краской створки, начали навешивать.
   Мастер-рисовальщик, переживший каким-то чудом вчерашнюю бойню, стоял рядом, давал указания.
   Рыцари, отделавшись от мельника, подошли глянуть.
   - Вот те раз, - сказал Марк. - И когда только успел.
   Мэлвир молча смотрел.
   Фигуры двух ангелов, которым должно было охранять вход в часовню, изобразили с большим мастерством. Крылья и нимбы сияли, драконидские чешуйчатые кирасы выписаны тщательно, со знанием дела.
   У ангела ошую были раскосые зеленые глаза, черные волосы, капризно выгнутый рот. Тот, что стоял одесную, сжимая в руке обнаженный клинок, одарил Мэлвира знакомым золотым взглядом.
   - Вам не кажется, любезный мастер, что ни мне, ни ему не место на дверях божьего дома? - мрачно спросил Соледаго.
   Мастер чуть помедлил с ответом, разглядывая рыцаря без всякого стеснения. Плотники замялись, не зная, продолжать ли - вдруг рыцарь разгневается.
   - Вы, благородный сэн, смотрите шире, - наконец сказал художник. - Лет через двадцать, если часовня с божьей помощью столько простоит, никто и не вспомнит, кто тут был герой, а кто демон. Останутся только лица. Красивые, глаз радуют. Чего еще желать?
   Он повернулся к замершим в нерешительности парням.
   - Ну, что оцепенели? Делайте свое дело.
   Створка заскрипела и встала на место.
  
   ***
  
   Кровь с рубашек клубилась под водой багровым дымом. Алый след плыл по реке, постепенно расточаясь, расходясь на десяток рукавов. Сколько крови! Полощешь, полощешь - а она не убывает, не смывается.
   Опершись коленом о валун - последний в каменистой косе - Ласточка принялась хлестать его рубахой. Летом здесь можно пройти, ног не замочив, теперь же вода только чуть опала после осенних дождей.
   Руки закоченели и не чувствовали ничего. Не упустить бы белье... Рубаха снова погрузилась в воду, кровоточа, как в первый раз. Не смывается! Течет алое с полотна, мутит воду. Течет-течет, до самого Полуночного моря, до края земли.
   Перестук копыт по доскам. Звяканье уздечки. Ласточка разогнулась, придерживая тяжелую рубаху одной рукой, другой отирая лоб.
   На дощатой пристани стояла сивая лошадь, опустив голову, свесив до самой воды гриву цвета пепла. Человек сидел в седле прямо и смотрел на Ласточку. Длинные, черные с проседью волосы трепал ветер, то и дело бросая ему на лицо. Кажется, это лицо Ласточка уже видела - мельком, краем глаза, в толпе, среди всадников, то ли недавно, то ли давно... не упомнить.
   Говорят, на Шиммеля нельзя смотреть - потеряешь удачу, сгинешь, упадешь на ровном месте и шею свернешь. Ласточка молча смотрела всаднику в глаза.
   Глаза у него были обычные, серые, выцветшие. Пустые.
   Встретив ее взгляд, демон моргнул и отвернулся. Тронул поводья. Зацокала копытами кобыла.
   Ласточка терпеливо перехватила тяжелую рубаху обеими руками, приподняла над водой.
   С подола красными струями стекала кровь.
  
   34.
  
   Одноухий соврал - сэн Мэлвир перебил Каю не обе ноги, а только одну. Правую.
   Золотой бастард собственноручно выволок пленника во двор и запихнул в клетку. Разрезал веревки, надел железные браслеты и завинтил болты. Прутья стремительно побелели, обросли инеем. С перекрестьев повисли сосульки. Толпа ахнула, но Соледаго только подышал на замерзшие пальцы и закрутил болты потуже.
   Кай был босой, в распоясанной заляпанной рубахе - как и разбойники, повешенные на стене. Цветной хлам из волос то ли сорвали, то ли срезали, заиндевевшие волосы неровной копной свисали на лицо. Голова болталась.
   Соледаго прикрепил к браслетам цепи и вздернул каевы руки крестом, притянув их к прутьям, чтобы преступник не вздумал лечь на пол.
   Толпа с благоговением наблюдала. Солдаты оттеснили зрителей к стенам, но никто и не рвался подходить ближе.
   Ласточка пробралась к крытому возку, где устроили лорда Раделя.
   - Милорд!
   Он оторвался от беседы с сэном Марком, доброжелательно посмотрел на лекарку.
   - Разрешите перевязать, милорд. Если не перевязать, гнилой огонь убьет его раньше, чем довезут до столицы.
   Лорд Гертран покачал головой.
   - Сожалею, Ласточка, но тут я не волен. Пленник принадлежит сэну Мэлвиру, обратись к нему.
   Соледаго уже отошел от клетки, отряхивая руки. Махнул страже.
   - Готово. Открывайте ворота.
   - Сэн Мэлвир! - Ласточка поднырнула под древко и подбежала к нему. Повторила просьбу, стараясь убрать из голоса умоляющие нотки.
   - Нет, - ответил Соледаго. Золотые рысьи глаза смотрели на Ласточку равнодушно. - Вчера он убил двоих, больше жертв я не допущу.
   - Но...
   Рядом невнятно забубнили, зашевелились, "Ку-уда, черт чокнутый?" рявкнул стражник. На скрещенных копьях повис Лаэ - бледный как смерть, с провалившимися глазами.
   - Пустите! - крикнул он, цепляясь за древки. - Я должен... сопровождать моего лорда.
   Кай в клетке встрепенулся. Поднял уродливо обкорнанную голову. На лбу у него чернел смоляный крест, замкнутый в круг.
   - Лаэ Экель.
   Он заговорил негромко, но все услышали. Затихли, испуганно ежась.
   - Благодарю за честную службу, Лаэ Экель, и отпускаю тебя. Ты свободен. Ступай с миром.
   Солдат сбросил найла с древка на руки стоящим сзади. Стоящие сзади расступились, Лаэ осел на землю. Похоже, он потерял сознание.
   Не затоптали бы, подумала Ласточка, но тут отворились ворота и возок лорда Раделя, и всадники, и телега с клеткой медленно тронулись с места.
  
   ***
  
   Все, что посылает нам Господь, мы способны выдержать.
   Фургон трясло. В нем ехали домой Ласточка, добрый сэн Эверарт, молодой Кунрад Доран, молодой Лэнг и Сэнни Радель, самый молоденький из всех, двоюродный племянник и оруженосец лорда Раделя. Мужчины ехали в больших кожаных мешках, аккуратно зашитых и просмоленных, а Ласточка, скорчившись у борта, куталась в суконный плащ.
   Придерживая постоянно заворачивающийся полог, она пыталась читать спасенные из камина листочки. Буквы прыгали и расплывались, но Ласточка, шевеля губами, упорно всматривалась в поблекший от времени текст.
   "...несчастье..."
   Полог снова завернулся. Ласточка подняла голову. Разводы сырости на плотной ткани окаймлены известковым налетом. Меж незашнурованных краев сочился серый свет. Солнце с утра не показывалось. Холодно.
   Несчастье...
   "...преследует нас. Я говорил младшему Дорхану, чтобы он не пытался совершить это, но Шиммель, проклятая кобыла лорда Дарге, превратилась в идола для его людей.
   Такая же безумная, как и старый лорд Верети. Обезумевшая еще больше от голода и страха."
   Ласточка смотрела на качающийся полог. За ним медленно текла узкая и грязная деревянная тропа, настеленная людьми поверх бездны. Бездна под настилом слоилась, веками наращивая плоть, будто годовые кольца. Под шкурой сплавины, стиснутые пластами ила и перепревшего мха, лежали старые и новые кости, и нетленные тела, бурые и черные, и цвета глины - люди, кони, собаки, звери лесные, и даже птицы. И те, кто лежал глубже всех, некогда видел, как уходил на Полночь гигантский ледник, волоча камни, величиной с гору.
   Где-то далеко, в коконе зеленого света, в облаке испарений, бурлили горячие ключи, оберегая от морозов пятачок кислой земли. Там слепо, кругами, от кочки к кочке бродила неумирающая, дряхлая весна. Там малыши на утиных лапах с благоговением столпились над сброшенной шкурой огромной змеи.
   А сама змея, в новой глянцевой коже, спала на дне теплого ручья.
   В торфяных кавернах под коркою льда спали, свернувшись, гады, большие и малые, ядовитые и нет, в шипах и чешуе, или гладкие, как галька, с ножками, слабыми и тонкими, или с когтистыми лапами, или и вовсе без лап.
   Ниже, в подземных пузырях, полных синеватого свечения, кружили огни и неясные тени, и странный тоскливый гул шел оттуда, словно нескончаемый стон.
   Еще ниже, в озерах черной воды, плавали белесые твари, без глаз и без рта, и там царило безмолвие.
   А еще ниже, в самой немыслимой глубине, текла река крови.
   "Эти головорезы заставили мальчишку сесть на безумную лошадь, двое суток простоявшую в запертом сарае, и теперь он лежит в моей комнате с разбитой головой. Голод и жажда не отняли у бестии сил, напротив, добавили неистовства. Дарге Дорхан убивает своих сыновей, даже лежа в могиле.
   Говорят, что лошадь вырвалась, пронеслась по пустой деревне и бросилась прямо в болото"
   Позади лордского возка и впереди покойницких телег, в ряду уставших всадников, ехал человек на сивой лошади. И те, кто ехал в одиночку, молчали угрюмо, думали о своем и стискивали кулаки. Те же, кто ехал попарно, не искали друг для друга добрых слов, а говорили слова злые и обидные, то и дело хватались за рукояти мечей. Ссоры вспыхивали тут и там, и только узость настила и неуклонное движение вперед не позволяли людям начать сводить счеты.
   "Я пишу лорду Раделю письмо с известием о том, что больше некому оградить эти земли от набегов с севера.
   Люди лорда, устрашившись собственного поступка, гуляют и пьют на крепостном дворе. Их крики доносятся даже сюда.
   Проклятое место. Проклятая земля"
   В голове процессии ехала телега с клеткой, на которую Ласточка не хотела бы смотреть. Чтобы не смотреть, она спряталась под полог, к мертвецам. Но полог не спас, и мертвецы не защитили - она видела поникшую фигуру сквозь белое от инея железо, распахнутый крест рук, оледенелые волосы и черный знак на лбу.
   Она не хотела смотреть настолько, что вереница всадников и телег выцвела, окуталась золотым свечением и превратилась в ожерелье огней, ползущих по лугам, серебристо-седым и волнующимся, как овсяное поле. Среди сияния и волн Ласточка ясно видела только троих - себя, Кая и Шиммеля на сивой кобыле.
   Господь не посылает нам ничего такого, что мы не могли бы выдержать.
   Сколько раз я говорила это безнадежно больным. Ведь дело всякого - заботиться о своей душе, а не о чужой. Я и забочусь - я лечу, а не убиваю. Я не воин, не палач. Не в моем праве распоряжаться чужой душой.
   Я вправе только наблюдать - справится эта душа или нет.
   Наблюдала же раньше, и не однажды, точно отмеряя капли в бокал - раз, два, три, четыре... утишить боль, усыпить, а если не действует - терпи.
   Терпи!
   Ничего такого, что выдержать невозможно...
   "Зловонное дыхание болот проникает сквозь запертые ставни. Мне чудится, что я слышу визг утопающей в трясине лошади.
   Молиться, вот и все, что мне осталось..."
   Господи, прости за самовольство, не выдерживаю.
  
  
   ***
  
  
   "... Теперь, когда я отправил преступника в столицу, под должным конвоем и в сопровождении хорошего отряда, меня все-таки мучают сомнения. Не должен ли был я сам сопровождать его и доставить лорду Тени. После всего того, что я видел здесь, вера моя в стройное и правильное устройство мира изрядно поколебалась. Должно быть, прав все-таки сэн Марк - многое невозможно понять разумом, и остается только молиться и уповать на то, что козни дьявола не могут коснуться того, кто прав.
   А я прав. Крепость нуждается в восстановлении и надлежащем присмотре, Энебро все еще недужен и не справится здесь один. Лорд Радель обещал прислать сюда кого-нибудь, но зимой дороги завалит намертво.
   Надеюсь, сэн Вито исполнит свои обязанности сопровождающего наилучшим образом.
   И да поможет ему Господь, как помог мне.
   Думаю, что я исполнил свой долг так, как подобает. Жаль, что по неведомой мне причине никакой радости от этого я не испытываю.
   Падающий без остановки снег несколько скрадывает тоскливую скудость этих мест, и днем крепость выглядит празднично и нарядно. Но, если не кривить душой, мысль о том, что придется остаться здесь до того, как откроется санный путь, наполняет меня такой тоской, что я готов броситься на собственный меч..."
  
  
  
   ***
  
   - Он не препятствовал мне заботиться о лорде Раделе, святой отец. Неужели мы с вами поступим хуже демона?
   - Он убьет тебя, женщина, если ты коснешься его.
   - Молитесь за меня, святой отец.
   Солдаты молча смотрели. Они до холодного пота боялись закованного, запертого в клетку демона, а с наступлением сумерек стали бояться еще пуще. Разложили костры по периметру большого круга, в полсотни шагов шириной, старались не смотреть в его сторону. Несколько белых урсино, выделенных сэном Марком в сопровождение, жались к ногам и не желали отходить от огня.
   Сэн Вито Элспена покачал головой.
   - Это наша с тобой забота, отец Элерик, довезти преступника живым. Твоя и моя, а не этой слабой женщины.
   - Но вы не лекари, - Ласточка выпрямилась, держа в руках ковшик с парящим вином. В другой руке у нее были бинты и пара оструганных дощечек.
   В соснах шумел ветер. Тьма стояла меж стволами. Отойдешь по нужде на пару шагов - и сорвешься с каменной гривки в трясину.
   За деревьями горели другие костры, там кто-то пытался петь, но песня не получалась. Слова слипались и разрывались в неположенных местах, голос ветра стирал их, как вода стирает следы на песке. Люди, повернувшись спиной к ночи, глядели в огонь и пили, передавая посуду по рукам. Тощий угрюмый юнец протягивал флягу ветерану с разрубленной бровью, а тот, глотнув, не глядя совал ее соседу, человеку в длинной найльской кольчуге надетой поверх котты.
   Подняв голову, человек смотрел сквозь ночь, сквозь стволы, кусты и чужие костры в сторону клетки. На пути его взгляда стояла Ласточка и не чувствовала себя достаточной преградой ему.
   - Не по душе мне это, - сказал молодой Элспена и положил руку на рукоять меча. - Но мы и впрямь не лекари. Пойдемте, святой отец, поможем, чем сможем.
   - Лучше фонарь подержите, - сказала Ласточка.
   Замок на клетке прихватило инеем, рыцарь замешкался, отер рукавом белый налет, только потом сунул в скважину ключ.
   - Господь -- пастырь мой; я ни в чем не буду нуждаться, - бормотал капеллан. - Он покоит меня на злачных пажитях и водит меня к водам тихим...
   Кай не пошевелился, когда отворилась дверь. Волосы его казались седыми, и одежда, и солома на дне клетки. От него пахло холодом - не так, как могло пахнуть от человека раненного, извалянного в крови и грязи, сутки просидевшего в цепях под открытым небом. На мгновение показалось - может, он уже мертв?
   Ласточка поставила завившийся паром ковшик в седую солому, схватилась за решетку и влезла на телегу. Засунулась в клетку наполовину - для двоих там места не было. Иней празднично засверкал от света близкого фонаря.
   Шумел ветер, фляга плыла по рукам, белому псу хотелось выть.
   В холодной жиже у берега плеснуло, зашуршало. Потекло - черным по черному, маслом по глине, смолою по праху.
   У прогоревшего костра снова затянули песню, и белый пес все-таки завыл.
   Человек в длинной кольчуге смотрел Ласточке в спину.
   - Если я пойду и долиною смертной тени, не убоюсь зла, потому что Ты со мной...
   Сунув руку под оледеневшие волосы, она коснулась щеки, пощупала под челюстью. Точно таким жестом тысячу лет назад она коснулась его в первый раз - костлявого найденыша, которого принесли ей под дверь в рогожке, как котенка.
   Теперь ему любая рогожка мала.
   Ласточка подняла ему лицо. Глаза открытые, темные. Огонь в них не отразился.
   - Отец идет за мной, - одними губами прошептал Кай. - Ждет...пока я его позову. Я ведь позову, не выдержу... Ласточка...
   - Я знаю, - сказала Ласточка. - Не бойся.
   Вынула из-за пазухи тряпицу, достала теплое, будто живое, крапчатое яичко. Сковырнула ногтем пуговку, сжала скорлупу пальцами и уронила в вино целиком.
   Покачала жидкость в ковше.
   - Пей, Кай. Пока горячее.
   ...пять - не проснешься никогда.
   Ладонью - под затылок, оловянный край - к губам. Господи, прости меня!
   Он выпил все, жадно, не отрываясь, почти не пролив. Задохнулся, откинул на плечо голову. Звякнули цепи.
   Она почти не видела, что делает. Разгребает ломкую перемороженную солому, ощупывает одеревеневшее бедро, подсовывает под него дощечку, накрывает другой, и обматывает, обматывает бесконечной лентой полотна.
   Сколько раз ей приходилось делать это. Вправлять вывихи, бинтовать раны, унимать кровотечения.
   Сначала очень больно, потом... тоже больно, а потом, потом, потом - боль проходит.
   Забинтовать покрепче... и хорошо будет.
   Покрепче.
   Спи, мой хороший.
   Сука, беззвучно сказал демон за ее спиной.
   Железные прутья покрылись холодной моросью, оковы почернели от влаги, и вдруг стало очень темно.
   - Смотри-ка, растаяло! - удивился Элспена. - Хорошо же вы молились, святой отец.
   Ласточка неловко спрыгнула с телеги. Рыцарь подхватил ее под локоть и что-то проговорил, Ласточка не поняла. Земля ворочалась под ногами и норовила встать на дыбы. Оглушающе шумели сосны. Потом оказалось, что Элспена сует ей в руки фонарь, а сам поворачивается, чтобы закрыть замок.
   Капеллан, нагнувшись, тронул Ласточку за плечо.
   - Иди к огню, - велел он мягко. - Тебя теперь саму отпаивать надо.
   Она послушно кивнула и пошла - к костру и мимо костра, к другим кострам и мимо них, мимо шатров, мимо людей, мимо покойницких телег, в тьму, которая и тьмой-то перестала быть.
  
   ***
  
   Ночь разомкнулась, посторонился лес, Ласточка увидела беззвездное небо, перья облаков, и луну, круглую и большую, в темных проталинах, словно ребенок забавлялся, прижимая пальцы к заиндевевшему окошку. Поставила ненужный фонарь под куст и пошла дальше, не зная, куда себя деть.
   Чудовы Луга покрывал светлый туман, такой ранним летним утром можно видеть на полях. Зеленоватые огни светились в нем, и тонкой вязью в тумане проступали стебли молодой, еще не зацветшей травы.
   Лошадь, сивая, пузатая, с млечно белым хвостом, бродила среди деревьев, глубоко продавливая мох и палую листву, пофыркивала, пила слоистый туман.
   Луна освещала ее полосами, и деревья ложились длинными тенями.
   Демон подошел и встал за левым плечом.
   Ласточка упрямо смотрела в сторону болот.
   Ты отняла у меня сына, женщина, сказал демон. Гори в аду.
   Ласточка засмеялась, зло и обидно.
   - Ах, Дарге, - сказала она. - Дарге, Дарге...
   Дарге Дорхан.
   Она почуяла, что полуночная тварь дернулась за ее спиной.
   Знаю, как тебя зовут, Дарге, убийца своих сыновей.
   - Этого ты не убьешь. Не выйдет. Я...
   Я сама убила его.
   Ей было все равно.
   Но старый лорд Чудовых Лугов стоял молча, не слышно было даже дыхания.
   Луна в черном небе звенела тоненько, как звенят толкунцы над озером в жаркий день.
   Рыжий огонь фонаря, покинутого на краю топей, вдруг вздернулся вверх, закачался, будто обретя волю и крылья.
   Кто-то поднял его и теперь шел по пологим, поросшим обманной травой болотным кочкам, которые не сдержат человека.
   Этот кто-то хромал, сильно припадая на правую ногу, свет фонаря раскачивался по дуге, глазам стало больно. Еще один огонь затеплился совсем далеко, такой же живой и рыжий. И еще один. И еще. Целая цепочка протянулась.
   - Знаешь что, Дарге Дорхан, - сказала Ласточка. - Отвези меня домой. Устала.
   Забредшая в болото кобыла подняла голову, раздула ноздри.
   Она чуяла зимний холод, поднимающийся со дна ручьев, медленно зреющий в стеклянистом воздухе.
   Встанут подо льдом реки, смертный сон скует землю.
   Но не навсегда.
   Не навсегда.
  
   Эпилог.
  
   Дорога уходила все дальше, ровная, вымощенная плитами - по ней было легко шагать. Чтоб не тревожить ногу, Кай выломал себе палку в зарослях орешника.
   Вдалеке, почти у горизонта, не отдаляясь, но и не становясь ближе, горели огни незнакомого города.
   Дорога очевидно вела к нему - вечером, когда опускались сумерки, на обочинах, в каменных чашах вспыхивало яркое пламя, цепочка огней, не дающих сбиться с пути.
   Оно горело и днем, только казалось бледным и прозрачным на фоне небесного кобальта и рыжей осенней листвы.
  
   Вечером он разжег костер в укромном закутке, между кустами шиповника, ежевики и оплетенной хмелем и диким виноградом руиной стены, врастающей здесь в землю с незапамятных времен.
   Камень, нагревшийся за день, потихоньку отдавал тепло. У самого подножья стены, в сухой траве, путались кустики земляники - ягоды и цветы одновременно.
   Ворох багряно-красных георгинов соперничал яркостью с пламенем костра.
   Ежевика созрела, а жасмин еще только-только начинал цвести.
   Сквозь роскошный золотой ковер палой листвы беспечно пробивались анемоны и гиацинты.
   Казалось, что так и должно быть
  
   Кай покопался в сумке, добыл котелок, принес воды, поставил на огонь. Бросил в воду горсть вяленого мяса, добытый тут же дикий сельдерей, перья лука, листья щавеля, кислицу и несколько клубней ятрышника.
   Лиловые, собранные в кисти цветы он положил рядом, просто чтобы смотреть. Из-за руины прилетало с теплым током воздуха благоухание ночных фиалок.
   Суп побулькивал, ворковал что-то на углях. Кай подумал и добавил соли.
   Пока он возился с едой, в ветвях зашуршало и сквозь листву просунулось узкое скуластое лицо,
   - Ну и что ты там сидишь? - спросил Кай.
   Он почуял чужое присутствие, еще когда начал разжигать костер.
   - Ты чей? - пришелец попался любопытный.
   - Я... - Кай не знал, что ответить.- Ласточкин.
   - А мою маму Голубка звали.
   - Ты иди к огню, - сказал Кай. - Темнеет.
   Пестрый, как сорока - черные у корней, а дальше наполовину белые пряди - юноша выбрался из колючих кустов и вступил в круг света. Глаза у него оказались огромные, раскосые, темные, как две полыньи.
   Кай молча подвинулся, давая место сесть.
   - Так что, - спросил пестроволосый, принюхиваясь. - Где твоя Ласточка? Это она сделала? Человечью еду? Неплохо пахнет. А я тебя знаю. Что это у тебя на лбу намалевано?
   Кай невольно потрогал смоляную метку. Она так и не оттерлась, словно вьелась навсегда. Ну и ладно.
   Гость тоже оказался меченым: змеиная чешуя вилась по запястью, затекала под рукав рубахи - черно-синий, кажущийся выпуклым узор. Знакомый... такой знакомый.
   Когда он произносил слова - тягуче, нараспев, словно вслушиваясь в непривычное плетение речи, то мелькали клыки, чуть выступающие из-под верхней губы.
   - Да ну, - сказал Кай. - Я сам сварил. Делов-то.
   И когти у пришельца острые, темные, словно краской покрытые.
   Занятный.
   - Ты - дролери?
   - Шмолери, - ответ ничего не прояснил. - Что, страшно?
   - Да вообще, - ответил Кай равнодушно.- Помираю от ужаса. Есть хочешь?
   Он помешал в котелке, стряхнул с оструганной веточки обрезки солонины обратно в варево.
   - А ты дашь?
   - Почему нет.
   - Это твоя человечка тебя научила? А где она?
   - Я не знаю, - ответил Кай, разглядывая гостя. - Я думаю... наверное ей понравилось бы здесь. Она любит цветы.
   Ночной гость смотрел на него темными, без белков, глазами и молчал.
   На самом деле ему не слишком интересно было слушать про Ласточку.
   Он хотел супу.
   Золотая розга, можжевельник, вереск.
   Мята, розмарин, лаванда, аир, багульник, таволга, чабрец, душица, хмель.
   Полынь.
   Кай теперь мог бы с закрытыми глазами найти любую травку, любой лист.
   Но некому было попросить.
   Одуряющий, свежий, горьковатый запах цветущих трав плыл волнами во тьме, стекал по каменистым холмам, расточался теплым паром над многочисленными озерами.
   Он был так силен, что простирался до самого горизонта.
   До стен города, который вечно ждет и вечно распахивает двери, но отчего-то все еще остается пустым.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
Оценка: 5.45*46  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  С.Александра "Демонов вызывали? или Попали, так попали! " (Попаданцы в другие миры) | | К.Огинская "Касимора. Не дареный подарок" (Юмористическое фэнтези) | | С.Шёпот "Лерка. Второе воплощение" (Приключенческое фэнтези) | | Т.Бродских "Иногда Дтп только начало" (Современный любовный роман) | | А.Рэй "Эро-сказка 1. Как приручить графа" (Романтическая проза) | | А.Минаева "Всплеск силы" (Приключенческое фэнтези) | | М.Фомина "Ты одна такая" (Короткий любовный роман) | | Э.Шторм "Тёмный лорд: Бери пока дают " (Любовное фэнтези) | | О.Обская "Единственный, или Семь принцев Анастасии" (Попаданцы в другие миры) | | Н.Соболевская "Темная страсть" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Котова "Королевская кровь.Связанные судьбы" В.Чернованова "Пепел погасшей звезды" А.Крут, В.Осенняя "Книжный клуб заблудших душ" С.Бакшеев "Неуловимые тени" Е.Тебнева "Тяжело в учении" А.Медведева "Когда не везет,или Попаданка на выданье" Т.Орлова "Пари на пятьдесят золотых" М.Боталова "Во власти демонов" А.Рай "Любовь-не преступление" А.Сычева "Доказательства вины" Е.Боброва "Ледяная княжна" К.Вран "Восхождение" А.Лис "Путь гейши" А.Лисина "Академия высокого искусства.Адептка" А.Полянская "Магистерия"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"