Штайн Анна, Шельен Тикки: другие произведения.

Дорога

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 8.97*13  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Таймлайн - очень преканон по отношению к романам серии. Король слуа встречает в ночь Савани самого обычного человека. Дальше их дорога никогда не будет разделяться, а люди напишут о них в летописях и балладах

  Дорога
  
  (Анна Штейн, Тикки Шельен)
  
  'Его Сиянию Примасу Камафеи от о. Лимирия поклон, привет и любовь!
  
  Генваря 14 числа, когда Примас почтил меня беседой, мы говорили о том, что было бы хорошо, если бы отыскался какой-нибудь ясный и четкий след святого Кальсабера на нашей земле. Примас заметил, что благом для Церкви и для верующих была бы возможность благоговейно хранить и почитать таковое место и что вера людей усиливается, если человек имеет возможность посетить действующее святилище и своими глазами узреть, сколь многие невзгоды и трудности претерпел святой Кальсабер. Мне глубоко запали в душу слова Примаса о том, что паломники своими ногами укрепляют Церковь на земле, а огонь духовный ярче горит, когда его подпитывают вещественные знаки, и тем проще для простой души как бы стать помощником в Божием делании, сопричаститься трудов древних святых и обновить свою веру. Я спешу сообщить Вам, что один из молодых ревнителей, не так давно закончивший курс наук в Камафейском университете и рукоположенный в нашем округе, готов, нимало не медля, проследовать на север, в предгорья Кадакара, по пути святого Кальсабера. По своей молодости и энтузиазму он не страшится ни трудов, ни опасностей, и я бы сказал, что они даже вызывают у него некоторый мистический восторг. Я шлю Примасу это письмо в надежде, что брат Колен удостоится аудиенции Его Сияния, дабы Примас решил, можно ли полагаться на этого человека. От себя же скажу: брат Колен мог бы стать одним из лучших моих учеников, но как натура вольная и поэтическая, он легко воспламеняется и мало способен к рутинным делам, требующим дисциплины и прилежания. Возможно, он покажется Примасу несколько взбалмошным и чуть более горячим, чем должно для лица, осененного царственным священством, но все же брат Колен, по скромному моему представлению, способен безропотно снести удручения и опасности ради достижения поставленной цели и тем самым может принести пользу Церкви. Да и сомневаюсь, что кто-нибудь еще смог бы добровольно и с радостью вызваться на такой поход...'
  
  ***
  
  
  Развалины крепости походили на старые кости - серые, полуобглоданные, накрепко вросшие в скалу. Мох, лишайники, пожухший вереск, скрюченные деревья с облетевшей листвой - скудная растительность, ничем не лучше того, что росло дома. Старая яблоня-дичок, в серых пятнах на потрескавшейся коре, поскрипывала сухими ветвями, твердая почва была усыпана мелкими плодами, побитыми ранним морозом.
  Солнце давно свалилось за зубчатый хребет Кадакара, сумерки густели, скрадывая и без того скудные цвета. Небо, темное, высокое, исколотое мелкими звездами, выгибалось над горами.
  
  Яго хорошо видел в темноте - золотистые скорлупки аур мелких существ, зеленоватые и синие очертания заснувших на зиму растений и темный-темный силуэт крепости. Он втянул ноздрями холодный, колючий воздух и гортанно рассмеялся. Под копыта и в гриву коню наметало скудную снежную крупу. Вороной насторожил уши, зафыркал, Яго потрепал его по шее рукой в кольчужной перчатке. Поющий висел на ремне, перекинутом через плечо, ожидая своего часа, копье покоилось на серебряном крюке, меч спал в ножнах.
  Охота обещала быть хорошей.
  
  Добыча появилась заполночь - Яго успел обследовать окрестности форта, вспугнул пару сонных куропаток - но не за куропатками он сюда явился. Длинное бронированное тело вытекло из расселины, масляно переливаясь щитками на спине. Брюхо гигантской, с замковый мост, многоногой твари, топорщилось грубым мехом. Слуа перекинул Поющего на руку, прикрывая бок, поудобнее перехватил копье и погнал жеребца вперед. Тварь на мгновение остановилась, поводя в воздухе слабо светящимися сяжками, потом стремительно кинулась навстречу всаднику. Жесткие конечности прошипели по камням. Многоножка прянула. Яго ударил. Копье переломилось щепкой, окованный наконечник застрял меж двух хитиновых щитков. Вороной захрипел, врос копытами в землю, устоял. Многоножка свернулась кольцом, щелкая двумя парами челюстей возле раненого бока, потом судорожно разжалась, будто рука альханы-танцовщицы, замерла, задергала ногами. Однако ясно было, что копье не причинило ей большого вреда.
  Яго мимолетно пожалел, что отдал Луношип младшему брату. Луношип выпил бы жизнь добычи, как сухая глина пьет воду во время дождя. Он с силой ударил сжатым кулаком в центр Поющего, заставляя его издать низкий, страшный гул, от которого у врагов крошились зубы и шла кровь из носа и ушей. Тварь скрежетнула и бросилась, нацелив крючковатые серпы челюстей. Жеребец сделал вольт и с хрустом ударил ее в бок подкованными копытами, Яго сверху добавил мечом, сломав и сорвав одну из пластин. Обнажилась пересеченная сосудами мякоть, сочащаяся золотом в ночном зрении слуа. Добить, сразу, быстро, точным ударом сверху вниз... хорошая охота.
  Конь всхрапнул и начал оседать. Яго успел выдернуть ноги из стремян, выметнуть себя из седла в сторону. Над головой просвистел смертоносный серп, на щеку брызнуло жгучим, едким. Слуа перекатился по камням, меч вышибло из руки. Он перехватил Поющего, с трудом блокируя яростные атаки твари. Жеребец бился в агонии. Пришлось отступать к развалинам, шаг за шагом, не глядя. Ядовитые брызги попали в глаза, кольчужный капюшон спас от скользящего удара, но разодрал щеку.
  Яго мельком подумал, что в Аркс Малеум сегодня могут выбрать другого короля.
  Он уперся в каменную кладку, снова вскинул руки. Поющий выл и гудел от ударов. Стена крошилась от его пения. Потом вдруг лязгнул засов, скрипнули петли, и Яго упал спиной вперед, вцепившись в залитый липким ядом щит. Дверь в башню чуть помедлила и захлопнулась. Стало очень тихо.
  
  Когда в глазах перестало сверкать и яростный стук сердца чуть замедлился, Яго высвободил руку из ремней, отложил Поющего, с трудом поднялся на колени, проморгался. Дакини. Ну конечно. В крохотной, освещенной масляным светильничком комнате, бывшей караулке, наверное. Тощий, с растрепанными светлыми кудрями, одежда небогатая и поношенная, оружия нет. Стоит, прижав руку к лицу, - кровь идет носом, комната полна каменного крошева и пыли. Неудивительно: Поющий своим голосом и полуночных демонов, бывало, обращал в бегство. Яго переглотнул, потряс головой.
  - Добрый сэньо, все ли в порядке? - осведомился дакини, не выказывая особенной тревоги. - Мне показалось...
  Снаружи доносились глухие удары, башня слабо сотряслась. Яго не спеша стянул рукавицы, бросил их на пол, потом откинул с головы капюшон. Он знал, что сейчас открылось сердобольному дакини, спутавшему - вот беда! - короля Неблагого двора с человеческим рыцарем. Копна смоляных волос, длинные глаза без белков, сплошь залитые черным, подвижные звериные уши.
  - Все отлично, - ответил Яго, обнажая в улыбке острые клыки.
  Дакини не подумал испугаться, глянул с любопытством, потом шмыгнул носом, отнял от лица залитую красным ладонь, критически ее осмотрел. На шее у него болтался медный кружок, пересеченный крестом.
  - Я, может быть, помешал поединку? Но я подумал... Меня зовут Колен... из Камафеи. Твой щит больше не будет так гудеть?
  Что может быть хуже, чем поехать на охоту и потерять меч и коня? Только встретить в ночь Савани слугу Белого бога.
  
  ***
  
  
  - Есть немного сухарей, лепешки, сыр и пара яблок, - дакини порылся в тощем мешке, выложил снедь на доску, подпертую двумя камнями, - она заменяла стол. - Вода вот еще... Вино почти кончилось.
  Яго нерешительно прижал уши. С одной стороны - если дакини так глупо открыл дверь, да еще и еду предлагает... Может быть, он не глуп, а просто слишком могуществен? При мысли о силе существа, которое спокойно может себе позволить разделить пищу с полуночным, по спине пробежали мурашки. С другой стороны - он, наверное, просто не знает правила. С третьей - о силе служителей Белого бога в Полночи ходили легенды.
  - Я тут давно сижу, не рассчитывал до осени застрять, - продолжил дакини, нарезая сыр маленьким ножом. - Сначала приехал в монастырь, взял там проводников, но они испугались оставаться в крепости, пришлось их отпустить. Только я чую, нюхом чую, тут что-то есть. Записи какие-нибудь. Я просто еще не нашел. Если бы, конечно, я знал, что тут такие создания водятся...
  Дакини покосился на дверь и замолчал. Яго ковырял когтем кольчужные колечки на рукаве и тоже не произносил ни слова. Никогда в жизни ему не было так неловко, даже когда совсем мелким зверенышем он убежал в лес, заблудился там и рыдал под кустом, уверенный, что вот-вот начнется инсанья и принесет ему неминуемую гибель.
  - Она завтра уйдет, - сказал он наконец. - Это... король Сумерек в свое время сделал таких, всяких. Чтобы дакинийские земли завоевывать. Когда слуга Белого бога его изгнал, то твари разбежались. Тут хорошая охота. Коня жалко.
  - Король Сумерек? - ахнул дакини. - Черный Даг? Одержимый дьяволом? Тот самый, которого святой Кальсабер победил и изгнал?
  Яго кивнул. Он так и сидел на каменном полу, что-то мешало ему распрямиться во весь свой немалый рост. Дакини был такой замученный, невысокий, с бледной мордочкой и выцветшими волосами, постриженными кое-как. Встанешь - испугается еще, соврал он сам себе. Возбуждение битвы постепенно угасало, расточалось. Дакини впускали в свои жилища Полночь, чтобы вымолить себе силу и власть, заключить сделку или просто по глупости. Но из милосердия? Чтобы спасти? Яго не мог придумать, как ему поступить.
  Но дакини плевать хотел на то, что у него тут мается королевское величество: забрался на поломанную скамью и сладострастно прилип к крошечной бойнице, пытаясь разглядеть, что происходит снаружи.
  - Кажется, коня жрет! - отчитался он. - Здоровая какая! Она точно завтра уйдет? А то еда кончается, и холодно тут бывает по ночам - ужас. Я собирался после Савани назад возвращаться.
  - Что бы ты ел на обратном пути? - неожиданно для себя спросил Яго. - У тебя еда кончается.
  - Силки бы ставил. Я тут пробовал, на куропаток, только их оба раза ласки утащили. Эта твоя тварь, она еще и светится! Страх смотреть!
  Дакини приплясывал, балансируя на шатающейся скамье, и норовил всосаться в окошко. Яго машинально подпер скамью сапогом, чтобы не завалилась. Потом сунул в рот сухарь, захрустел. Какая-то была у дакини на этот счет поговорка.
  Снявши голову, по волосам не плачут, вот какая.
  - Если ты не боишься полуночных и потому радости от тебя никакой, то я бы, с твоего позволения, лег спать, - буркнул он спине, прикрытой холщовой курткой.
  - А почему я должен бояться?
  - Ну... я могу тебя сожрать, например.
  - На все Божья воля, - назидательно ответила спина и передернула лопатками.
  Яго мстительно доел сухарь, убрал ногу и завернулся в плащ. При надобности он мог спать и на снегу, а тут была сухая комната, укрытая от ветра, даже со скудным огнем, теплившимся в самодельном очажке. Оставалось надеяться, что об этом позорном приключении не узнают подданные.
  Спал он, тем не менее, плохо, то и дело просыпаясь. Клятый дакини, задери его наймарэ, насмотрелся наконец на творение короля Сумерек, отлепился от окна, достал свои бумаги, чернильницу и что-то быстро строчил, близоруко щурясь и бормоча себе под нос.
  'Уши и клыки зело длинные, - слушал Яго сквозь сон, - но, хотя видом страхолюден, нравом кроток и вежествен...'
  Утром точно сожру. Растерзаю. На самые мелкие кусочки.
  Ветер уныло завывал под крышей, по полу гуляли сквозняки, где-то неслась сквозь ночь Савани Дикая Охота, наводя ужас на окрестные поселения. Тихое бормотание одновременно злило и убаюкивало. Яго разозлился и заснул.
  
  ***
  
  
  'Из отчета брата Хонестия, субприора монастыря св. Вильдана, о пребывании брата Колена из Камафеи в стенах обители.
  
  ...Июня двадцать первого дня прошлого года, поздно вечером к нам прибыл некий монах, назвавший себя братом Коленом из Камафеи. При нем было письмо от Его Сияния Примаса, и встретили мы его со всем подобающим радушием и приветливостью. Брат Колен прибыл в нашу обитель без сопровождения, изрядно поизносившийся и в легкой одежде, что немало удивило нас и не вполне соответствовало письму, в коем утверждалось, что Примас направил сего монаха с чрезвычайно важной миссией. По моему скудному разумению, посланник самого Примаса должен быть экипирован значительно лучше. Но еще более удивил нас характер брата Колена и особенности его поведения. Казалось, что перед нами предстал не монах из Камафеи, доверенное лицо Его Сияния, ученик почтеннейшего и ученейшего о. Лимирия, каковым рекомендовался оный Колен, а бродячий гистрион, самочинно назвавшийся монахом. Нельзя не отметить, что начитан оный брат Колен преизрядно, и в Писании поднаторел, но, признаться, монахом его можно назвать лишь по одежде и ошейнику, а ошейник, как известно, монаха не делает. О. настоятель распорядился, чтобы посланник Примаса ни в чем не терпел ни нужды, ни отказа, препоручил заботу о пришельце брату Ардану, либрарию, и объявил, что гость наш останется с нами до тех пор, пока сам не пожелает двинуться дальше. Искал же он ни много ни мало, как следы самого св. Кальсабера, благословенного в очах Господних и совершившего в наших местах подвиг изгнания дьявола и разгрома дьявольских армий. Скажу не кривя душой, месяц пребывания оного Колена в стенах нашей обители показался мне преддверием ада и непрекращающимся бесстыжим карнавалом. Брат сей беспрестанно болтал, напевал, барабанил по столу и стенам, носился по всему монастырю, смешил окружающих, словно шут, и даже за трапезой не мог сохранять серьезность. Не скрою, что некоторым из братии, особенно из недавно принятых, не довольно еще укрепившихся в осознании долга монашествующего, таковые бесчинные повадки брата Колена пришлись весьма по сердцу. Кроме того, авторитет Его Сияния, выбравшего своим посланцем человека такого сорта, пагубно отозвался на молодых братьях. Нескромность этого посланника не имела никаких границ. Однажды он шел по двору, напевая песенку, которую самый снисходительный человек не смог бы счесть духовной, и я, не выдержав, заметил, что ему не хватает только лютни и бубенцов на рукавах! На что сей Колен в простодушии своем сказал, что на лютне он и верно умеет играть сызмала, и, что если бы здесь нашелся инструмент, то он с радостию исполнил бы кантиги во имя Госпожи Роз для удовольствия братии. Так и выразился - 'для удовольствия'! Брат Ардан, к слову сказать, души в нем не чаял - вышереченный Колен проводил с либрарием все время, пока не бегал туда-сюда по монастырю. Можно было легко понять, когда он в либрариуме: оттуда сразу же разносились крики, смех, перепалка - словно бы мы и не в книгохранилище, а в кабаке среди беспутных студиозусов, а то и вовсе на базаре. Благословенная тишина покинула наши стены и вновь водворилась только с отъездом этого человека. Он оставил нас так же нелепо и неуместно, как и, по-видимому, все, что он проделывает. В середине августа, в самую непереносимую жару, он отправился в предгорья Кадакара, взяв с собой двоих проводников и малый запас пищи. О судьбе его мне более ничего не известно. Надеюсь, он пребывает в добром здравии и Господь в милосердии Своем не попустит никакого зла по отношению к нему, кроме того, что послужило бы для его же вразумления. Хотя, по чести, я питаю некоторые сомнения, что тот человек и есть высокоученый брат Колен, облеченный доверием Примаса. Тем не менее, искренне желаю ему обилия Божьей благодати и спасения души, кем бы он ни был.
  Писано в обители святого Вильдана, третьего сентября сего года'.
  
  ***
  
  
  - Добрый полуночный сэньо, а она никуда не уходит. Даже и не думает.
  Яго открыл глаза и дико огляделся. Дакини давно проснулся и снова прилип к амбразуре.
  
  - Все еще ползает вокруг останков коня, - доложил прислужник Белого бога. - Я так разумею, она с прошествием ночи Савани должна бы исчезнуть. Как, впрочем, и ты, добрый сэньо. Почему сего не случилось?
  
  Яго сел, потряс головой. Потом рассмеялся.
  - Ты же меня пригласил в свое жилище, глупый дакини. Еды предложил. Я теперь никуда не денусь, пока сам того не пожелаю.
  Поднялся, подошел, сгреб дакини за шиворот, отлепил от окна. Выглянул. Бронированная ядовитая тварь свернулась вокруг останков коня, вяло шевелила конечностями и исчезать не собиралась.
  - У меня плохая новость. Король Сумерек скрещивал полуночных тварей с вашими, местными, чтобы они могли долго пребывать в срединных землях. Видимо эта - одна из них.
  - И что нам теперь делать?
  - Не знаю.
  Яго отшвырнул дакини, прошелся по комнате, резко разворачиваясь. Честно говоря, он думал, что днем все как-то наладится. Не налаживалось.
  - Я могу вернуться в Полночь, - наконец сказал он.
  - А я?
  - А ты тут сиди. Смертным в Полуночи не место.
  - Но ты можешь взять меня туда?
  - Может, и могу. Только ты там с ума сойдешь.
  Дакини немного подумал. Свел белесые брови.
  - Господь не попустит. Послушай, добрый сэньо. Выбора у меня все равно особого нет. Возьми меня с собой.
  Яго вздохнул, снова выглянул в окно. Ему для этого не требовалось вставать на скамью. Тварь ждала. Рядом с ее лежбищем поблескивали лужицы натекшего яда. Остов коня был изъеден, обглодан, белесые кости отсвечивали в скудных лучах зимнего солнца.
  - Если дойдешь со мной до нашей крепости... до холма яблок. Если сохранишь разум... У нас есть хранилище книг. Может, там и сможешь прочесть что-то о вашем святом Кальсабере. Летописи того времени у нас хранятся.
  Дакини просиял:
  - Этого я ожидал! Конечно, дойду! Поверь!
  Яго ощутил такую беспомощность, как в детстве перед лицом сходящего с гор грязевого потока. В смертных чудилась иногда сила... как та, что удерживала вместе камни крепости слуа. Мимолетно он подумал, что если бы сожрал ночью этого слугу Белого бога - а ведь тот сам отдал себя во власть Полуночного! - то порвал бы ядовитую многоногую тварь голыми руками: силы бы хватило. Но что-то удерживало. Оковы прочнее железа.
  - Что ж, идем. Я твой должник - ведь ты спас меня вчера. Меня зовут Яго мааб Ингрен и я владыка народа слуа, что живет в крепости, именуемой Аркс Малеум, - церемонно сказал он. - Принимаю на себя твою охрану в землях Полуночи и обещаю гостеприимство в своем доме.
  - Хвала Господу! - воскликнул дакини и схватил заплечный мешок. - Я только бумаги соберу! Я буду первым монахом, побывавшим в самом аду! Нам долго идти до адских земель? Дня три, наверное, не меньше!
  - Земли Полуночи - это не ваш ад, - ответил Яго. - Но ты все увидишь. Собирай свои бумаги и дай мне руку. Не бойся, дыши размеренно, а еще лучше - закрой глаза.
  Колен наспех засунул рассыпающиеся бумаги в мешок, отправил туда же чернильницу-непроливайку и связку перьев, подошел к слуа, схватил того за руку. Судя по распахнутым от любопытства светлым ресницам, он намеревался не пропустить ни единого мига вожделенного путешествия в - куда бы вы думали! - Адские Земли, где водятся демоны и твари, страшнее ночных кошмаров.
  'Дакини!' - мрачно подумал король слуа, подозревая, что это слово он будет повторять про себя не однажды и не дважды в день, только с разными оттенками безысходности, пока оно окончательно не превратится в ругательство.
  
  ***
  
  
  Во славу Господню! После того как король слуа в единый миг перенес меня в земли колдовские и престранные, мы идем по местам диким, заброшенным, полным неведомых существ. К счастью, чудовище, которое чуть не одолело моего спутника, кажется даже по здешним меркам - редкость. Терновое вино почти подошло к концу, хотя мы разбавляем его. (NB. Лепешки за два дня совершенно закаменели, а вино своих свойств не изменило, видимо, хлеб ведет себя здесь как-то по-другому). Добывать пищу приходится при помощи силков, так как у спутника моего остался из оружия только кинжал. Благодарение Богу, его охотничьи навыки значительно превышают мои, так что мы не голодаем. Я расспрашивал его про обычаи слуа и в частности узнал, что человек, добровольно предложивший полуночному созданию пищу, отдает ему себя полностью. Я, помнится, удивился, потому что телом и так во власти короля слуа, а душа разве зависит от подобных пустяков? Кажется, услышав это, мой спутник и друг слегка огорчился. Он очень любезен и всегда отвечает на все мои вопросы, даже если ответ, по его разумению, звучит неприятно для человека, 'дакини', как он нас называет. Бытование здесь довольно странное, и я чувствую себя не всегда хорошо - иной раз кружится голова, трудно дышать, будто поднимаешься в гору под ледяным ветром. Для ноября тут не слишком холодно, и на самом деле никакого ветра нет. Местами лежит снег. Иногда, если резко нагнуться, возникает ощущение, как будто находишься под водой, не хватает воздуха. Небо сумрачно-фиолетовое, и я ни разу еще не видел здесь солнца.
  Когда Яго в первый раз развел в полуночных землях костер, он воспретил мне смотреть в огонь, я все же посмотрел. Пламя было с голубоватым свечением, словно горит медь. В огне мне привиделись словно бы полупрозрачные змейки, я мыслю, что это могли быть саламандры. Дивное и завораживающее зрелище, жаль, что король слуа довольно скоро оттащил меня от пламени, поименовав довольно сердито.
  Самое тяжелое для меня в этих краях - что слова и мысли плохо повинуются, разбредаются и как бы рассыпаются на пустые звуки. Сложно удержать в голове порядок слов, даже простые молитвы. В первый день было бы совсем худо, когда б не розарий - я все время перебирал его тайком, и таким образом становилось много легче. Без своего спутника я не продержался бы здесь ни дня, канул бы бессмысленным животным в угрюмых пустошах, но Яго зорко следит за мной, и волей-неволей приходилось идти вперед. В одиночку человеку тут не выжить. (NB. Соль неплохо помогает в случаях помрачения и дурноты, если ее лизнуть, голова на некоторое время проясняется). Я спросил Яго, правда ли, что дети Полуночи не выносят соли, на что он ответил мне, что это правда, но не для его народа, так как они здесь - пришлецы, хотя и не по своей воле. Также он рассказал мне, что полуночные не жалуют рябину и полынь, а для самих слуа особо губительно железо, оно жжет их, как если бы было раскаленным. Примечательно, что про рябину и железо я уже читал в либрариуме у бр. Ардана - в 'Вертограде' Эвальда из Альмандина.
  Не все здешние ручьи годятся для питья, а как выбирать нужные, спутник мой не объяснил. Пожал плечами - удивительно человеческий жест! - и сказал 'никак'. Если хорошей воды найти нельзя, мы собираем снег и топим его в котелке. Под снегом и на поросших сохлой травой взгорках можно найти ягоды, похожие на нашу вецинию, но мельче и водянистее. Яго заваривает их в кипятке, они дают синеватый отвар, в меру вкусный. Он делает это не ради меня - слуа тоже вредна дурная вода. Не могу придумать, кто бы согласился селиться тут по доброй воле. Распахать эти земли невозможно, так как ничего путного не выродится, и кто поселится тут - должен либо охотиться, либо голодать. Охотник рискует сам стать дичью - ночью Яго остается дежурить у костра, отправляя меня спать. На мои возражения он заметил, что дакини здесь - никудышная охрана, а слуа могут не спать неделями. Он прав, я еле успеваю записать хоть что-нибудь, пока не усну. Сон здесь скверный, мучают кошмары и неясные видения, будто бы грезишь наяву. Яго знает, что я веду дневник, это нужно мне, чтобы ничего не забыть, а также чтобы собраться с духом и разумом. Замечаю, что писать с каждым разом становится все легче и легче, а первые страницы я заполнял с огромным трудом, словно бы держал в руках вместо пера толстенное бревно. Я беспокоился, что скоро кончатся чернила, однако Яго заверил, что до его владений не так уж и далеко, а там он велит дать мне целое озеро чернил, гору перьев, лично отведет в либрариум и там запрет на сто лет. Король мой иной раз склонен пошутить, но его шутки кажутся для скромного дакини столь же диковатыми, как и его улыбка. Возможно, причиной этому черные глаза без белков или слишком острые клыки, как у дикого зверя. В первые дни знакомства, когда спутник мой смеялся, я должен был всякий раз напоминать себе, что это творение Божие, дружелюбное и добросердечное, но все-таки с трудом перебарывал естественный страх перед его непривычной внешностью. Яго, прочитав эти строки у меня из-за плеча, говорит, что с удовольствием перекусил бы мне горло, но думает подождать, покуда я не опишу его младшего брата. Полагаю, это тоже шутка. Если бы он и в самом деле желал со мной расправиться, глупо было бы тащить меня в такую даль, преодолевая значительные трудности, ибо я, без сомнения, довольно обременительный спутник в здешних краях. У Яго черные жесткие и длинные волосы, он отменно сложен и высок, черты лица его чересчур тонки и правильны для человека, но одновременно есть в них некая надменность, свойственная, вероятно, всему народу слуа. Будет интересно сравнить короля с его собратьями. У него соразмерные руки и ноги, острые синеватые когти на пальцах, а о клыках я уже, кажется, писал. Строение челюсти внешне напоминает человеческое, что странно, с учетом клыков и той скорости, с которой мой спутник поедает жесткое полусырое мясо. Глаза чуть приподняты к вискам, черные, миндалевидные. Ресницы и брови густые, темные. Уши заостренные, длинные, чем-то напоминающие уши осла, подвижные, мочек практически нет. Несмотря на это, слуа носят серьги, по нескольку в каждом ухе. На лице короля вытатуированы замысловатые синие узоры, не лишенные своеобразной красоты. Яго сказал, что слуа таким образом украшают и защищают себя. Я спросил, татуируют ли они только лицо - или прочие части тела? Король ответил, что это кому как больше нравится, и добавил, что повар, которому меня отдадут на жаркое по прибытии на холм яблок, будет татуирован вплоть до неудобосказуемых мест, чтобы я мог вдосталь налюбоваться и все-все записать в свою книжечку. И что потом он, Яго, меня все-таки сожрет, а записями моими не без удовольствия подотрется. Из его слов можно сделать вывод, что одинаковые занятия порождают одинаковые привычки не только у различных людей, но даже у разных существ, ибо юмор такого разбора весьма в ходу среди камафейских рыцарей. Признаться, наблюдение это меня слегка успокоило, хотя, конечно, на все отчетливо Божья воля.
  Еще одно отличие слуа от дакини в том, что украшений, в которых мой король выехал на одинокую и опасную охоту, а вовсе не на увеселительную прогулку с двором, с избытком хватило бы, чтобы отлить из них небольшой серебряный колокол. На его пальцах я насчитал восемь перстней, весьма массивных, и четыре простых тонких колечка, кроме того на руках он носит замысловатого плетения браслеты. Грудь Яго покрывают многочисленные цепочки, ожерелья, хитро свитые из серебряной проволоки, и все это возлежит поверх широкой пекторали. В темные волосы короля также вплетены кольца, диски и капли литого серебра. Иного металла, как объяснил мне Яго, его народ не признает. Он вскользь обмолвился о том, что без серебра в Полночи не выжить. И в самом деле, суровый нрав моего спутника не дает заподозрить в нем расточительного щеголя. Очевидно, серебро как-то сглаживает для своих владельцев губительные свойства их неласковой земли. Золото же, столь ценимое людьми, для слуа - металл второстепенный.
  Я не спрашивал, молод ли Яго или нет по счету его народа, но, очевидно, весьма молод, ибо как иначе он мог отправиться на столь опасное приключение, совершенно позабыв об ответственности государя за свой народ. Король дакини, подвергающий себя подобному риску, - или слишком юн и горяч, или возмутительно беспечен. Я не знаю также, есть ли у него супруга и дети.
  (На этом месте рукопись обрывается, залитая чернилами. Первые два листа 'Полуночного дневника' заполнены лишь молитвой Госпоже Роз, переписанной более двухсот тридцати раз, с видимым изменением почерка, пока наконец святому Колену не удалось восстановить прежние навыки).
  
  ***
  
  
  - Вина и хлеба, - сказал Яго, проходя в рыцарский зал. Трактирная девушка, бросив взгляд на простую рыцарскую котту и латный кальсаберитский ошейник, охнула и опрометью кинулась исполнять распоряжение. Яго отодвинул скамью, сел. С тех пор как он в последний раз был в этих краях, народу здесь прибавилось: дорога к форту святого Кальсабера за последние пятьдесят лет была исхожена тысячами паломников. Люди шли и шли, пешком, босые, обутые, ехали верхом. По сторонам дороги отстроили несколько городков, занятых обслуживанием нужд пилигримов, кормежкой, поселением, торговлей предметами, необходимыми в пути, самыми разными сакраменталиями - от дешевеньких образков с изображением святого, до дорогущих привозных четок из Эреи и Светлой Вельи. На пожертвования местной знати возвели два новых монастыря - богатых и красивых. Ни днем, ни ночью эта дорога не пустовала, и жизнь в городках не умолкала.
  Яго терпеливо ждал, когда подадут еду, крутил на пальце массивный перстень с оскаленной песьей головой - знак своего командорства. Люди живут так мало. Ничтожно мало. Что можно успеть за маленькую жизнь, не длиннее жизни бабочки-огневки. Создать новую Дорогу. Написать множество книг. Крестить короля Полуночи.
  А вот он, долгоживущий, никогда за свою жизнь не болевший слуа, исцелявшийся от самых страшных ран не более чем за сутки, не успел. Не успел попрощаться с другом.
  Письмо пришло в Камафейское командорство две недели назад - как всегда, подробное, полное сердечных приветов и пространных рассуждений. Колен с возрастом не стал скупее на слова. Зато Яго всегда писал по делу, кратко. Он не любил пользоваться услугами секретаря, а держать перо в привыкших к мечу пальцах не слишком ловко. Перечитывая в сотый раз письмо друга, который давно оставил Камафейский университет Пречистой Госпожи Роз и поселился в предгорьях Кадакара, подальше от столичной суеты, Яго обратил внимание на пару строчек, ускользнувших от него прежде. 'Приезжай, что ли, мой прекрасный командор, проститься. Я уже не молодею, сам понимаешь'. Он отложил все дела и выехал тотчас, но опоздал. Зачем нужна длинная жизнь, если упустил главное.
  В углу шумели заезжие богато разодетые рыцари, тренькала лютня - с ними, как бывает, тащились жонглеры, странствующие переписчики и Господь знает кто еще. Яго уловил знакомое имя, чутко шевельнул ухом.
  
  Святой Колен уж так был свят,
  Что трое суток мог подряд,
  Не прерываясь, говорить
  И пары слов не повторить,
  И даже из монастыря
  Его поперли, чтобы зря
  Не расточал святого жара.
  И мы зовем его недаром -
  Святой Колен, святой Колен,
  Апостол Дара, -
  
  распевал оборванец в пестрой шапке. Лисья мордочка и черные лохмы выдавали в нем альхана. Рыцари веселились и подпевали.
  
  Святой Колен уж так был свят,
  Что даже в Полночи горят
  Четыре яркие свечи,
  Что им затеплены в ночи,
  Его недрогнувшей рукой -
  Святой Колен у нас такой,
  Исполнен пыла и отваги,
  Он обратил святого Яго.
  Святой Колен, святой Колен -
  Он молодчага.
  
  - Божегосподи, - пискнула подошедшая девица. - Вы их простите, добрый сэньо... они вас не видят. Я им сейчас скажу...
  - Не стоит, о прекрасная, - спокойно ответил Яго. Он не спеша придвинул к себе круглый хлеб, разломил, с наслаждением понюхал - так и не привык к тому, как вкусен пышный хлеб из доброй пшеницы. Налил себе вина в оловянный кубок, разбавил водой. - Чем плоха песня?
  И брат...мой... Колен ее любил, добавил он про себя. Смеялся всегда ужасно и переиначивал вольные куплеты то так, то сяк, в полное уж неподобие. Однажды Яго, новоиспеченный тогда еще командор ордена Кальсаберитов, гордый и непобедимый, как Божья гроза, попробовал наставить наставника на путь истинный. Что негоже, мол. Колен расхохотался и пригрозил написать про него такое жизнеописание, что ржать будут даже командорские кони. Яго струсил и пошел на попятную.
  Рыцари, привлеченные разговором, заоглядывались, один, с камафейскими гербами на плаще, видимо, узнал, побледнел до синевы, отвесил жонглеру подзатыльник. Яго успокаивающе поднял ладонь.
  - Ты продолжай, юноша. Повесели нас.
  Альхан потряс головой, оглянулся. Но отступать было некуда, и он вызывающе тряхнул головой и ударил по струнам.
  
  Святой Колен, услышь меня,
  Чтоб мне не видеть света дня,
  Когда б дерзнул я оскорбить
  Иль что постыдное просить.
  Ведь не хочу я ничего,
  Окромя дара твоего.
  И пусть я буду криворож,
  На человека не похож,
  И косоглаз, и хромоног,
  И даже нищ - помилуй Бог! -
  И буду лошадей пугать своею рожей,
  Но если будешь ты со мной,
  То верю я, заступник мой,
  Что через час, какой-то час
  Мне даже королева даст
  Во славу Бо... во славу Бо... во славу Божью!
  
  ...Сухая августовская трава. Старая олива с растрескавшейся корой. Яго оставил коня у вбитого в камень скалы крюка, спешился - как делал это сотни раз. Под оливой темнела свеженасыпанная могила, убранная полевыми цветами и пестрыми камушками - по местному обычаю. Местные крестьяне любили Колена и часто ходили к нему за советом и благословением. Белая безрогая козочка меланхолично ощипывала куст дрока, росший у входа в пещеру. Солнце палило нещадно.
  Опять ты отправился в путь в самое жаркое время года.
  Яго постоял около оливы, не зная, что сказать. В его народе не хоронили умерших, и он так и не привык к этому человеческому обычаю. Коза вздернула голову и уставилась на него желтыми выпуклыми глазами с продольным зрачком.
  Когда конь отдохнул и напился, Яго мааб Ингрен сел в седло и отправился в обратный путь.
  
  ***
  
  
  Добрые сэньо, слышали вы весть?
  Отошел ко Господу наш святой Колен.
  
  В день седьмой июня
  Розы зацвели.
  Ангелы Господни
  К Колену подошли.
  Розы источают
  Дивный аромат.
  Сами собой в церквах
  Колокола звонят.
  
  Добрые сэньо, слышали вы весть?
  Отошел ко Господу наш святой Колен.
  
  В Полночи холодной
  Часовенка стоит.
  На алтарном камне
  Свечка горит.
  Горит-не сгорает
  Вот уже сто лет.
  А кто ее затеплил -
  Того с нами нет.
  
  Добрые сэньо, слышали вы весть?
  Отошел ко Господу наш святой Колен.
  
  Вот по лесу мчится
  Конь во весь опор.
  Вихрем ворвался
  Яго-Командор:
  - Что же ты придумал,
  Друг мой Колен?
  На кого оставил ты
  Меня на земле?
  
  - Я тебя оставил,
  Богу поручил,
  Чтобы ты как должно
  Ему послужил.
  Чтобы на земле ты
  Веру защищал,
  Чтобы острой сталью
  Врага изгонял.
  
  Добрые сэньо, слышали вы весть?
  Отошел ко Господу наш святой Колен.
  
  - Если невозможно,
  Друг мой дорогой,
  К Господу сегодня
  Мне уйти с тобой,
  Я сниму доспехи,
  Брошу мир людей.
  Буду жить в пещере
  До скончанья дней.
  
  - Ты сними доспехи,
  Расседлай коня.
  У корней рябины
  Схорони меня.
  И во славу нашей
  Доброй Госпожи
  Розу, розу белую
  На грудь мне положи.
  
  Добрые сэньо, слышали вы весть?
  Отошел ко Господу наш святой Колен.
  
  В день седьмой июня,
  На закате дня
  Сами собою
  Колокола звонят.
  Ангелы Господни
  Осанну поют.
  В Полночи холодной
  Розы цветут.
  
  Добрые сэньо, слышали вы весть?
  Отошел ко Господу наш святой Колен.
  
  
  
   Прекрасная Пустельга (Ольга Случанко) нарисовала нам Калена и Яго [Ольга Случанко]
Оценка: 8.97*13  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"