Шауров Эдуард: другие произведения.

Звезда Иуды

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


 Ваша оценка:

  
  В тёплом ночном воздухе пахло гиацинтами, миррой и кислым дымом остывающих жаровен. Где-то смеялись детские голоса, тихо ворковали женские. Окна соседних домов истекали масляным жёлтоватым светом. Там пили вино, блаженно развалившись на подушках, вели неспешные беседы, читали нараспев пасхальную хаггаду.
  - Алаха паси унтс"ар йаси, - прошептал Иуда.
  Его нога упёрлась в развилку ствола акации, пальцы уцепились за край ограды. Молодой мужчина легко подтянулся и замер.
  - Эй! - прокричал со стороны террасы знакомый с хрипотцой голос. - Эй!..
  Стараясь не шуметь, беглец лёг животом на верхушку каменной стены, под тень раскидистой кроны.
  - Кусок ослиного дерьма, - хрипло проговорили на террасе. - Неужели, смылся? Эй!
  Несколько секунд Иуда лежал неподвижно, вслушиваясь в звук удаляющихся криков, затем, всем телом перевалился на ту сторону и спрыгнул вниз. Больно ободрав колено, он упал на землю, вскочил и, откинув со лба прядь красивых вьющихся волос, чуть прихрамывая, заспешил в сторону Верхнего города.
  
  ***
  
  Пётр дважды обошёл все хозяйственные постройки, сделал ещё один круг по двору и, бормоча ругательства, вернулся в верхние комнаты. Там, среди чашек с остатками марора, среди блюд с костями ягнёнка и кусочками пресного хлеба, среди горящих лампад плыли по полу ленивые сонные тени. Пригнувшись, Пётр вошёл и остановился в дверях. Участники вечерней трапезы зашевелились, приподнимаясь и оборачиваясь в его сторону.
  - Похоже, маленький мерзавец удрал, - сказал Пётр, обводя всех бешеными глазами.
  - Может, и не удрал, - засомневался Тфома.- Ты где его искал?
  - Везде искал. - Пётр сел на одну из циновок и уставился на рабби.
  - Но мы же не можем огульно... - начал было Тфома и замолчал от тычка в бок.
  - Учитель заранее говорил о предательстве, - сказал рассудительный Иоанн. - Хлеб с ним преломлял каждый, значит нужно было держаться плана Иакова и оставаться всем вместе. А если Иуда сбежал, значит...
  - Нужно уходить, - решительно произнёс Пётр. - Прямо сейчас... Что скажешь, рабби?
  Ешуа поднял глаза от подола льняного хитона.
  - Уходя откуда-то, всегда приходишь куда-то. - Губы учителя тронула слабая улыбка. - Впрочем, мне действительно пора... Вино выпито, хлеб съеден.
  Пётр с готовностью закивал.
  - Это правильно, - сказал он, оглядываясь на Андрея и Левия. - Через Новые ворота, а потом на Вифлеем.
  - Или в Гезер, - добавил Симон.
  Ешуа поднял ладонь
  - Нет, - сказал он твёрдо. - Сегодня мы не пойдём ни в Гезер, ни в Вифлеем, мы пойдём через Сионские ворота в Гефсиманию, заночуем там. Я бы хотел напоследок подумать и помолиться. А после будет видно.
  - Как скажешь, рабби, - пробормотал Пётр, и все зашевелились, поднимаясь, сворачивая циновки, собирая остатки праздничного седера.
  Изрядно заполночь дюжина мужчин в светлых шерстяных симлах вышла из дверей безымянного двухэтажного особнячка. Никем не замеченные, они пересекли Нижний город, миновали Силоамский пруд, затем цитадель Давида, затем освещённые одиноким факелом Сионские ворота, а потом двинулись по тропинке между акаций к Масляничному холму. И лишь когда Ирушалимские стены остались далеко позади, у Петра немного отлегло от сердца.
  
  ***
  
  В Гефсиманском саду пели соловьи. Казалось их трели, пронизывая листву, вплетаются в верхние ветви олив. Внизу, среди травы, соловьям вторили цикады, а чуть в стороне убаюкивающе журчала вода ручья. Пётр клюнул носом и сразу вскинулся.
  Учитель был здесь, сидел в двух шагах от своих добровольных стражников, на разостланном покрывале. В лунной полутьме матово светилось его лицо. Глаза смотрели печально и задумчиво.
  - Скоро придёт время, и я оставлю вас, - тихо произнёс Ешуа, и его слова смешались с треском цикад.
  - Рабби, о чём ты? - Пётр оглянулся на Иоанна, яростно тёршего веки кулаками. - Если из-за собачьего сына Иуды, так это пустое. Мы уйдём завтра, уйдём полями, прямо в Вифлеем или в Ир-Мелах, и никто нас не схватит. Пусть Каифа пришлёт всех своих солдат и прихлебал. Ты мне веришь?
  Ешуа грустно улыбнулся:
  - Для того Господь и придумал дороги, чтоб проходить их с начала и до конца. Нельзя сглотнуть воду наполовину или наполовину родиться. Это противно самой сути человеческой... Я иду, как писано мне, хотя порою очень хочется свернуть в лес или в поле.
  - О чём ты, учитель? - беспомощно пробормотал Иоанн. - Мы с тобой, мы спасём тебя, скроем до нужного часа...
  - Всё это брен. - Ешуа тихо засмеялся. - Я знаю, вы ждёте, что я стану царём, но я не буду царём, моя судьба - стать дверью. В доме из сплошных стен можно лишь копать пол, погружаясь во прах и глину. Чтобы спастись и выйти вон, необходим проём. Но дверь не может пробить себя сама. Сначала нужен зодчий, чтобы найти место, потом разметчик, чтоб нанести контур и, наконец, каменщик с киркой, который разобьёт и разворотит камни, как бы больно им ни было... Пришла пора, дети мои, и разметчик уже чертит квадрат.
  - Я не понимаю тебя, учитель, - горестно сказал Пётр. - Ты же знаешь, мы готовы на всё...
  Рабби покачал головой:
  - Даже вы готовы не на всё. Легко вести лодку по течению, труднее плыть против, редкий корабел, чтоб приплыть в нужную гавань, бросит судно в бурные пороги, но кто решится своими руками пробить дно своей лодки?
  Пётр и Иоанн переглянулись.
  - Говорю вам, - Ешуа поёжился от ночной свежести, - скоро многие из вас соблазнятся обо мне, меня же самого ждут испытания, но во сто раз будет горше тому, кто предал меня. Имя своё вместе с душою обрёк он на вечные муки и проклятия... Если бы я мог облегчить его участь... - Учитель помолчал. - Но он знает, на что идёт, а всяк должен нести своё.
  - Рабби, - испуганно произнёс Иоанн. - Почему ты говоришь так, будто всё уже случилось?
  - Потому что всё уже случилось. - Рука Ешуа поднялась, указывая на склон холма.
  Пётр вскочил на ноги. Иоанн оказался рядом. Там, внизу, где между олив и тутовника остались иные ученики, мелькали многочисленные огни факелов. В кустах мирта захлебнулся сдавленный крик. Пётр шагнул вперёд.
  - Бежим, - крикнул Иоанн, оборачиваясь к учителю.
  Ешуа медленно поднялся с покрывала.
  - И это уже не нужно, - сказал он очень спокойно, и Пётр с Иоанном увидели два десятка огненных светляков, окружающих поляну.
  Фигуры в островерхих шлемах, прорывая покров ночи, возникали из темноты, словно камни из чёрноты мелеющего водоёма. Пётр, не отрываясь, глядел на одного: коренастого и чернобородого с костяным жезлом и в кожаном панцире. За его широким плечом, обшитым медными бляхами, в неровном свете факела маячило знакомое и ненавистное лицо, обрамлённое ухоженными локонами волнистых волос. Пальцы, хрустнув, сжали рукоять длинного широкого ножа, и сразу ладонь учителя легла на запястье.
  - Уберите оружие! - Ешуа обвёл взглядом воинство Каифы. - Не надо крови! Чего вы хотите?
  - Мы ищем Ешуа по прозвищу Ха-Норци, - отозвался чернобородый здоровяк.
  - Вот он я, - сказал рабби. - Я Ха-Норци. Берите меня, но отпустите моих учеников.
  Чернобородый смерил его взглядом и вопросительно покосился на Иуду, кусок дерьма судорожно кивнул. В тот же миг, рванув лезвие из ножен, Пётр прыгнул вперёд, и почти сразу его сбили на землю. Ворочаясь под навалившимися сверху телами, пытаясь достать кого-то ножом, он видел, как вяжут лежащего в траве Иоанна, как Иуда, прорвавшись к окруженному солдатами Ешуа, падает, обхватывая руками его колени, как рабби в светящейся тьме нагибается к предателю и прижимает его лоб к своим всеблагим, всепрощающим губам.
  А над всем этим ревёт голос чернобородого начальника:
  - Вяжите! Именем Каифы! Именем Каифы и прокуратора!
  
  ***
  
  Когда последние отсветы багрового заката погасли над дальними холмами, и в небе, взрезанном узким серпом луны, начали зажигаться звёзды, Кривой Ицхак с Сирийцем перебрались через изгородь и затаились недалеко от вшивой глинобитной мазанки с тростниковой крышей.
  - Видать, не сильно зажируешь с проклятых денег, - прошептал Сириец.
  - Это точно, - согласился Ицхак. - Не забогател, ублюдок.
  - Обождём ещё?
  - Нет. - Ицхак всмотрелся в тёмное окошко. - До посёлка далеко. Да и не ходят они сюда, я спрашивал, а зайдут, так скорее нам помогут.
  - Тогда пошли?
  - Пошли.
  Источенный узкий нож, скользнув в щель между стеной и кривобокой дверью, легко сдвинул хлипкий засов, и двое мужчин, уже не пытаясь скрываться, ввалились в хижину. Сонный, мало что понимающий, хозяин вскочил с лежанки и тут же полетел на земляной пол, сбитый ударом кулака. Лезвие ножа, нырнув под красивую стриженую бородку, прижалось к шее.
  - Тихо, - прошипел Ицхак. - Тихо, сучий выкормыш. Иди со мной и не дёргайся. А ты найди что-нибудь ему под ноги, - добавил он, обращаясь к подельнику. - Верёвка у тебя?
  - У меня, - отозвался Сириец.
  - Дай кусок, свяжу ему руки.
  Луна, поднявшаяся к созвездию Кесиль, заливала водянистым голубым светом истоптанные грядки маленького огорода, яблони и ухоженные саженцы смоквы. Капая кровью из свёрнутого носа, Иуда стоял на коленях под толстой веткой старого карагача. Сириец прилаживал верёвку. Сбоку от него на горке рыхлой земли валялась щербатая лопата.
  - Эй, собака, - позвал Исхак, рассматривая содержимое почерневшей шкатулки. - Почему здесь так мало?
  Иуда поднял испачканное лицо.
  - Все что было, - проговорил он невнятно.
  Ицхак взял его за волосы.
  - Хочешь сказать, что продал своего рабби всего за тридцать монет?
  Иуда мучительно сглотнул.
  - Вам нужны деньги?
  Ицхак оскалился:
  - Плевал я на твои деньги. Воды в Иордане не хватит, чтоб отмыть их дочиста. Мне нужны те деньги. Я должен отдать их одному человеку.
  - Здесь всё, - тихо повторил Иуда. - Я не прикасался к ним, с тех пор, как зарыл в тайнике.
  Секунду Ицхак испытующе всматривался в залитое кровью лицо.
  - Ты знаешь в чём твой грех? Понимаешь, что будет дальше? - спросил он сквозь зубы. - Знаешь, что за всё надо платить?
  - Я ждал вас, - Кадык на худой шее скакнул вверх-вниз. - Я знаю...
  Сириец закончил крепить верёвку.
  - Готово, - сказал он, устанавливая под петлёй низкую скамейку.
  Ицхак сплюнул под ноги.
  - Взяли, - скомандовал он Сирийцу.
  Они подхватили Иуду под руки, поставили на скамейку, накинули на шею петлю.
  - Ты можешь помолиться и покаяться, - разрешил Ицхак.
  Пленник улыбнулся разбитыми губами.
  - Я не могу каяться, - проговорил он с невыразимой горечью, - Хотел бы этого больше всего на свете, но не могу. Моё проклятье в том, что мне не в чем каяться. А кто не может раскаяться, того нельзя и простить.
  - Что он там болобочет? - удивлённо спросил Сириец.
  - Как может каяться младенец за то, что терзает лоно матери? Как может каяться зодчий за то, что пробивает дверь в стене дома?
  Палачи недоуменно переглянулись.
  - Но ты будешь вечно гореть в аду...
  - Я знаю. - Иуда запрокинул голову к небу, усыпанному огромными светляками звёзд. - Рабби! - крикнул он. - Я верю в тебя...
   Нога Ицхака ударила по краю скамейки. Коротко всхлипнув, нагое тело Иуды рухнуло вниз и закачалось, задёргалось в петле.
  
  ***
  
  Жаркое полуденное солнце светило в ажурные решётки окна, отбрасывая на каменные плиты яркие световые пятна.
  "Экая всё же разбойная морда", - думал Иоанн, рассматривая обезображенное шрамом лицо Ицхака.
  - Это всё, что вы нашли? - спросил Пётр, брезгливо перебирая дерхемы в шкатулке с треснувшей крышкой.
  - Да, мой господин. Он так сказал.
  - Странно, - пробормотал Пётр. - Я думал, что ему заплатили больше. Он не пытался бежать?
  Ицхак ухмыльнулся:
  - От меня не сбежишь. Хотя... - Он поскрёб кривую переносицу. - Ни бежать, ни уговаривать он даже не пробовал. Просто - раз! - и задёргался на ветке.
  Пётр захлопнул шкатулку и протянул её одноглазому визави.
  - Я хочу, чтобы ты выбросил это в море. Найми лодку, отплыви подальше от берега и высыпь монеты в воду, - сказал он Ицхаку. - Это проклятое серебро. Оно просто должно исчезнуть.
  - Хорошо, мой господин.
  - Вы дали ему помолиться? - неожиданно спросил Иоанн. - Он каялся перед смертью?
  Ицхак пожевал губами.
  - Мы разрешили ему покаяться, мой господин, но он начал нести какой-то бред. Говорил, что хочет каяться, но не может потому, что ему не в чем каяться, будто это его крест. Болтал про зодчего, который пробивает какие-то двери, про роженицу.
  - Что пробивает? - На лице Иоанна проступило изумление.
  - Дверь. Дыру в стене... Я думаю, он просто слетел с катушек.
  Иоанн ошарашено выпрямился, пытаясь ухватить мысль юркую и страшную, как песчаная гадюка. В животе похолодело.
  - А вы предали тело земле? - спросил Пётр.
  Громила вдруг стушевался.
  - Тут такое дело, - пробормотал он. - Едва мы хотели снять его с дерева, как он вспыхнул.
  - То есть?
  - Загорелся, что твой факел. Живот лопнул, и весь ливер заполыхал будто кедровая ветка, даже искры посыпались. И сразу же земля у нас под ногами загудела, вздыбилась и треснула. Вот так. - Ицхак показал пальцами. - От того места, где был тайник до самой его глиняной халупы. Мы с Шурканом повалились друг на дружку, а потом вскочили и кинулись удирать от греха подальше... Думаю так, что это Бельзевул забрал мерзкое отродье в преисподнюю. Гореть ему там до скончания веков. Амэн.
  - Амэн, - машинально повторил Пётр и оглянулся на замершего с приоткрытым ртом Иоанна. - Ты молодец. - Он похлопал Ицхака по плечу. - Если будет нужда, я сам тебя найду.
  - Хорошо, мой господин.
  Пётр проводил одноглазого, затворил дверь и вернулся в комнату.
  - Вот так, - сказал он, - дело сделано.
  Иоанн неподвижно смотрел мимо Петра, куда-то на солнечные пятна.
  - Тебе не кажется, что мы совершили большую ошибку? - спросил он в пространство.
  - Какую ошибку? - Пётр нахмурился. - Грешно убить человека. Но это не человек, это хуже ядовитого гада. Не прогневится Господь, когда давишь ногой скорпиона.
  - ...дверь не может прорубить себя сама, - вдруг проговорил Иоанн. - Нужен зодчий, чтобы найти место, нужен разметчик, чтоб обозначить контур и нужен каменщик с киркой, чтобы разбить и разворотить камни... Он не был в тот день у грота. Он не мог слышать слов учителя. А значит...
  Пётр покачал головой:
  - Да нет. Ерунда. Просто Ицхак что-то напутал.
  - Легко вести лодку по течению, труднее плыть против, редкий корабел бросит судно в бурные пороги, но кто решится сам пробить дно своей лодки?
  Пётр медленно сел на скамью.
  - Нет... - произнёс он с ужасом. - Этого не может быть. Ты ошибаешься...
  Иоанн криво усмехнулся.
  - Тогда откуда он мог знать?
  - Знать что?
  - Что искать рабби следует у грота?
  С минуту Пётр потрясённо молчал, затем, качнувшись вперёд, закрыл лицо руками.
  - И ещё мне кажется, - сказал Иоанн негромко, - что об этом лучше никому не знать.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Межзвездный мезальянс. Право на ошибку" С.Ролдугина "Кофейные истории" Л.Каури "Стрекоза для покойника" А.Сокол "Первый ученик" К.Вран "Поступь инферно" Е.Смолина "Одинокий фонарь" Л.Черникова "Невеста принца и волшебные бабочки" Н.Яблочкова "О боже, какие мужчины! Знакомство" В.Южная "Тебя уволят, детка!" А.Федотовская "Лучшая роль для принцессы" В.Прягин "Волнолом"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"