Щеглов Виталий Николаевич: другие произведения.

Ответы на анкету составителя книги "Мозаика судеб биофаковцев Мгу"

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:


В. Н. Щеглов

Ответы на анкету составителя книги "Мозаика судеб биофаковцев МГУ"

  
  
   Недавно я получил от своего университетского друга книгу "Мозаика судеб биофаковцев МГУ 1930 - 1960 годов поступления. В 2-х томах. Сост. Л. И. Лебедева. - М.: Тов-во науч. изд. 2007", в т. I на с. 464 - 471 приведены мои ответы, которые были написаны еще в 2003 г. и также переданы Тульскому университету для размещения в Интернете. Прошло уже более 6-ти лет со времени их написания. Привожу здесь эти ответы с небольшими поправками и дополнениями.
  
   1. Когда Вы учились на биолого-почвенном факультете МГУ?
   Учился на биолого-почвенном факультете МГУ с 1950 по 1956 годы на кафедре высшей нервной деятельности, 4 марта 1952 года всех ребят, прошедших специальное медицинское обследование, насильно перевели на химический факультет - требовались специалисты по радиоактивности. Троим нам зам. министра высшего образования разрешил заниматься дополнительно заочно и на биофаке. Практически, конечно, приходилось учиться сразу на двух факультетах, на химфаке я специализировался по радиационной химии (химии воздействия ионизирующего излучения). Года два был в аспирантуре у ак. Спицына на химфаке по планированию экспериментов.
   2. В каком городе Вы окончили среднюю школу?
   Окончил среднюю школу в Туле, запомнилась наша преподавательница математики, бывшая дворянка Софья Алексеевна Орлова, оказавшая большое влияние на мое увлечение математической логикой.
   3. Каковы были мотивы выбора профессии биолога? В каком возрасте определился Ваш выбор?
   Этот выбор определился прежде всего отношениями в семье отчима, где я жил - старался как можно больше быть вне дома, часто ходил с друзьями в лес под предлогом сбора грибов, орехов или на речку на рыбалку, военные и послевоенные годы были трудны. Помню, что на меня большое влияние оказала книжка Верзилина "По следам Робинзона", я ее наивно воспринимал, скорее всего, как путь к свободе от дома, от матери. Когда мы были в эвакуации (1942 - 43 годы, т. е. когда мне было лет 10) в Шиморском (около Выксы в Горьковской области), я уходил самостоятельно в дальние походы и, не умея еще плавать, переправлялся через Оку и обратно на старой лодке, заткнутой кое-где тиной. Основная мечта, если признаться, была у меня найти отца Сергея Сергеевича Королева в Москве (он работал маркшейдером в метрострое), в те годы я еще не знал, что он погиб в московском ополчении. Любовь к природе и к биологии у меня имела первоначально, так сказать, прикладной характер.
   Лишь в старших классах школы все чаще стал возникать интерес к исследованию сознания, почему мы всё воспринимаем именно так, а не иначе (часто искаженно, я имел в виду прежде всего мать). Организация мною кружка математической логики и психологии в 10-ом классе, интерес к решению сложных математических задач (целых два урока показывал решение одной алгебраической задачи, с которой никто не мог справиться). Решение исследования творческого сознания на основе физиологии высшей нервной деятельности (поступил в МГУ без экзаменов по медали, но как позже выяснилось, приняли почему-то на почвенное отделение - странное решение каких-то университетских чиновников; примерно через год меня перевели на биологическое).
   4. Кто из преподавателей и сотрудников остался у Вас в памяти? Почему?
   Запомнился профессор анатомии Гремяцкий и, как не странно, своей "божественной" латынью; Успенский, который помогал препарировать нам трупы, - постоянно завернутые рукава его халата открывали волосатые руки. Профессор геологии Якушева, со вкусом и наслаждением читавшая нам свой курс, иллюстрируя всё диапозитивами. Служитель на кафедре физиологии, показывавший, как надо точить скальпель, чтобы, разрезав верхний листок папиросной бумаги, не повредить лежащий ниже. Прекрасная летняя практика в Турово на Оке - красивая местность, сосновые посадки, роскошные луга, озеро, около которого мы отдыхали. Осталось фото, где мы с нашим ботаником и руководителем Н. Н. Каденом отдыхаем, я рядом с Катей Сидоровой, нашей красавицей, в ее волосах белая лилия, за которой я плавал в это озеро. Друзья по соревнованиям по бегу на 3 км и моя победа: обогнал нашего силача Орлова ("Ну, Витя, дай мне свою лапу!"). Толя Напалков, которому я помогал в опытах на собаках (я обычно не ездил на каникулы домой, а оставался работать на кафедре). Участвовал в опытах на самом себе с радиоактивным йодом, что сказалось позже на здоровье. Вечер нашего курса в нашем клубе на ул. Герцена, Н. Воронцов у рояля, наши песни; на спор с друзьями прямо со сцены сорвал красный цветок герани и подарил его Кате, погоня за мной охранника по всему клубу... После окончания вечеринки, мы с Воронцовым, обнявшись за плечи, гуляли по улице Горького, громко распевая какие-то разгульные студенческие песни (в том числе, помню, и начало гимна древних латинских университетов "Gaudeamus"). На химфаке запомнилась доцент математики Рацер-Иванова, она легко и сжато излагала сложнейшие построения из области математического анализа - без всяких конспектов, из головы. Это было проявление в чистом виде творческого сознания. Лишь ее легкая улыбка появлялась в конце сложнейших доказательств, наверное, как дань признательности удивительным возможностям ума человека. Я завидовал ее этой способности - конструировать "из ничего" нечто такое, о чем никто из нас не знал. Еще на химфаке запомнилась преподавательница по количественному анализу: неделя сложнейшей работы и определялось количество (и название) неизвестного вещества с большой точностью. Окружающий нас мир связан какими-то точными законами... Органический синтез, кажется, Смолина была руководителем. Я синтезировал фенамин, причем для этого потребовалось граммов сто цианистого калия, отдельная лаборатория с мощной вытяжкой, противогазы... Дипломную работу я делал в ин-те физхимии АН (по кафедре радиационной химии), искал среди лейкоцианидов триарилметановых красителей те, которые более чувствительны к гамма-излучению. Использование этого лейкоцианида для конструирования простейшего танкового дозиметра - первая моя статья в академической книге. "Переложение" Гегеля на язык учения Павлова. Организация на химфаке кружка по математической логике, признание профессора философии Фурманова: "А я не читал Гегеля".
   На биофаке прошел дополнительно ко всему большой практикум по биохимии животных, который вела Миловидова М. К. Ее большой такт и внимательность ко мне и к моим способам решения сложных систем химических уравнений; они же все делали на интуитивном уровне. Была какая-то жажда знания. Вспоминаются лекции по патофизиологии в какой-то гинекологической клинике, занятия в ин-те Мозга, лекции и практические занятия в знаменитой "Кащенке" по психиатрии (проф. Федоров). Там же я сделал свою дипломную работу для кафедры ВНД по моделированию кататонической фазы шизофрении. Вообще, надо заметить, что большинство лекций в Университете я пропускал, иначе бы не смог выполнить все практические занятия. Мои две зачетные книжки были забиты пометками о сдаче всевозможных зачетов.
   5. Какие формы обучения оказали на Вас наибольшее влияние?
   В основном это летняя практика и так называемые "большие" практикумы, определяющие специализацию молодого ученого. За пропуски лекций меня "гоняли" под лестницу, где заседало комсомольское бюро. Я предлагал провести эксперимент: кто лучше сдаст экзамен, тот, кто слушает лекции или тот, кто работает сам с книгой... Мое глубокое мнение, что только те лекции нужны, которые несут явную новизну, если же лектор почти полностью повторяет материал учебника, это лишь потеря времени. Мы стали настоящими учеными (физиологами, химиками, математиками) в основном благодаря хорошо продуманным практикумам и самостоятельным работам. Большое влияние именно на меня (невозможность посещения всех лекций) имела работа в нашей библиотеке (круглый Актовый зал с колоннами) и, еще более, в Ленинской б-ке, я ее называю моим третьим факультетом. И еще, не знаю, стоит ли это назвать формой обучения, на первых курсах много времени отдавал занятиям в секции бокса, а позже, во время работы на биофаке перед отъездом на Урал - в шлюпочной секции, тренировались севернее Москвы.
   6. Как складывались Ваши связи с однокурсниками и МГУ после окончания?
   В основном я дружил со своим товарищем по смежной комнате в общежитии в новом здании МГУ Германом Самойловым (специалистом по стабильным изотопам), так продолжалось лет 30, в последние годы с ним что-то произошло... Была у меня хорошая компания из химиков (Феоктистов, Иванов, Самойлов и другие), которые активно посещали мой кружок по творческому сознанию, я был у них чем-то вроде, как сейчас говорят, гуру. Стипендия у нас была относительно большая (спецпоток, и еще я сдавал все сессии на отлично), после получения стипендии мы ходили обычно в кафе "Арарат". Некоторых из моих друзей перед самым окончанием выгнали из Университета за недозволенные радиопередачи по университетскому радио. Часто встречался с Виктором Хоботьевым с кафедры ихтиологии, он также как и я окончил два факультета. После окончания МГУ я некоторое время работал в ин-те биофизики АН (остались весьма мрачные воспоминания о нем). После развода с женой (не по моей вине!) я ушел опять в родной Университет и уехал в Уральскую экспедицию обследовать результаты взрыва нескольких хранилищ долгоживущих изотопов в Кыштым-Иртяше на Урале. Во время своих поездок в Москву иногда останавливался у Мелихова, Шамина, Кузнецова, Стрельникова, Козлова, Самойлова; по старой памяти иногда бывал у Кати Сидоровой... Большую помощь мне оказал МГУ по оформлению удостоверения ликвидатора аварии на ПО "Маяк". В те годы мы называли этот плутониевый завод как "Челябинск-40", а я в письмах, верный географической топонимике, как Кыштым-Иртяш. Городок находился на полуострове около чудесного озера Иртяш: вода до горизонта, далее на запад в фиолетовой дымке Урал. Сам статус ликвидатора позволил мне в последние годы несколько улучшить свое материальное положение. Вспоминаю встречу по этому поводу с проректором МГУ, кажется, в 1993 году, сердечный и теплый разговор и воспоминания о прежних временах... МГУ в буквальном смысле как Alma Mater.
   7. Каков, с Вашей точки зрения, Ваш основной вклад в науку, в педагогику, в жизнь общества, в семью?
   Основной мой вклад в науку заключается в создании практически нового метода получения логических (непротиворечивых) выводов из больших массивов информации. Ранее этот метод был скрыт в недрах интуитивистского направления в математической логике и в соответствующих алгебраических моделях. Мне удалось как бы "переоткрыть" в конструктивном (численном) виде этот метод, который вначале использовался мною в булевом варианте с использованием некоторых топологических ограничений, что позволило резко увеличить размерность массивов данных. Работа в основном велась на уровне или отдельных аппаратов или на уровне информационного обеспечения цеха в области химической технологии с громадным числом переменных. После моего доклада в Совете по кибернетике при АН под руководством В. В. Налимова, была опубликована моя статья в журнале "Заводская лаборатория", который в те годы выходил миллионным тиражом и переводился на английский в США. Вышла моя статья и в Докладах АН.
   Сразу появилось много последователей, которым было нужно было что-то "минимизировать" (метод был внешне похож на обычную минимизацию булевых функций). После выхода множества статей на эту тему и кандидатских работ меня пригласили для защиты в технологический ин-т им. Ленсовета. Тут же оказалось, что мои ученики уже сделали очень много в этой области, и мне предложили как-то обобщить метод. В это время, к счастью, вышла прекрасная монография Драгалина А. Г. "Математический интуиционизм. Введение в теорию доказательств". - М.: Наука, 1979, согласно которой я назвал свой метод алгебраическими моделями конструктивной (интуитивистской) логики (АМКЛ) и, что самое главное, сама модель стала отображаться как интуитивистское исчисление предикатов. Если булева форма АМКЛ была очень удобна для качественной интерпретации исследуемого объекта, то АМКЛ в предикатной форме давала набор кратких выводов (синдромов). Их уже можно было непосредственно использовать как, например, новые рекомендации для управления процессами, или как метод распознавания образов, выявления новых ситуаций, или, при введении соответствующих временных показателей, с целью прогноза сложных процессов. Во всех же случаях по сравнению с другими подобными методами метод АМКЛ удобен для качественной интерпретации полученных непротиворечивых на исследуемом массиве выводов с помощью априорных (литературных) данных.
   На основе этого метода было написано много статей в области химической технологии, горной химии, теории многомерных систем управления, системного анализа, спектрального анализа, прогноза инфаркта миокарда, структуры заболеваний участников ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС и заболевших различными видами злокачественных новообразований, электроэнцефалографии, построения контекстно-развивающейся базы данных для построения логической интеллектуальной системы, используемой в здравоохранении и, наконец, статьи по обоснованию некоторых теорий, используемых в парапсихологии, и по исследованию структуры древних текстов (библейских заповедей). Вышла моя книга "Творческое сознание. Интуиционизм, алгоритмы и модели. - Тула: Гриф и К, 2004. - 200 с.".
   Вклад в педагогику трудно оценить. В ин-те биофизики АН я преподавал метод меченых атомов для научных сотрудников из Восточной Европы. Работая в филиале ин-та биофизики Минздрава в Кыштым-Иртяше, делал доклады сотрудникам по методам выявления "чужеродных" эритроцитов и оценки полученной дозы излучения. Далее, работая в основном в системе ОКБА (по автоматизации в химической промышленности) делал много докладов непосредственно по методам усовершенствования регламентов различных производств, как в самой организации, так и в промышленных организациях, куда часто приходилось выезжать. Защиты диссертаций моих учеников часто вызывали интересные дискуссии о выгоде использования прямых логических методов по сравнению с другими традиционными методами. Сейчас мне известны четверо моих последователей-учеников, защитивших докторские диссертации на основе АМКЛ. Количество защищенных кандидатских диссертаций по этой теме явно больше.
   Мой вклад в жизнь общества, по-видимому, частично можно оценить (помимо чисто научного вклада) как экономический эффект моих новых разработок (в том числе и в медицине как результаты лечения). До сих пор горжусь, что мой метод диагностики последствий инфаркта миокарда позволяет проводить более адекватное лечение, и по сообщению клиники (в СПб) смертность больных у них заметно уменьшилась.
   Вклад в семью: у меня в Щёкине, где я живу (это южнее Ясной Поляны) жена, в Москве живут два сына от первого брака (они близнецы), я горжусь их внешним обликом, здоровьем, материальным благополучием, но, к сожалению, они не пошли по моему направлению, занимаются бизнесом... Для меня же Университет помимо всего прочего дал еще некоторую нравственную основу - служение всем людям и некоторый идеализм. Есть еще четыре внучки...
   8. Основные этапы Вашей научной и педагогической деятельности.
   Ин-т биофизики АН, старший радиотехник; МГУ, мл. научный сотрудник; филиал ин-та биофизики Минздрава ("Маяк", Кыштым-Иртяш), мл. научный сотрудник (жалею, что так и не повидался с Тимофеевым-Ресовским, он работал совсем близко, по уральским масштабам). Заболел лучевой болезнью (лейкопения), уехал в Кишинев, работал химиком в Ин-те микропровода. Дикий национализм, отсутствие своей квартиры..., приглашение в Рубежное (Луганская область), где мне дали, наконец, большую квартиру, старший химик ЦЗЛ химкомбината. Северодонецкий филиал ГИАП, старший научный сотрудник. Тула, ЦНИИСУ (системные исследования в производстве взрывчатых в-в), ведущий инженер. Тульское и Щекинское ОКБА (автоматизация и моделирование химических и горных процессов), руководитель бригады, защита кандидатской диссертации в технологическом ин-те им. Ленсовета по управлению сложными системами на основе алгебраических моделей интуиционистской логики. И, наконец (после выхода на пенсию), Тула, Ин-т новых медицинских технологий, исследование влияния переменных магнитных полей на психическое состояние здоровья населения, ведущий сотрудник, старший научный сотрудник по специальности "управление в биологических и медицинских системах". Компьютерный центр здравоохранения Тульской области, ведущий специалист, разработка и использование интеллектуальной системы для исследования структуры заболеваний ликвидаторов аварии на ЧАЭС, заболевших злокачественными новообразованиями (по всему кадастру облученных в России). Руководство подготовкой к защите врачей в различных направлениях здравоохранения (кандидатские и две докторские диссертации).
   9. Ваши пожелания, замечания, предложения о дальнейшем развитии университетского образования.
   Больший универсализм в образовании - в университетах надо в значительно большей мере способствовать полному (и практическому, где возможно, компьютерному) усвоению основных концепций современной науки. В частности, это надо сделать в области изучения оснований математики и математической логики (например, интуиционизм как модель творческого сознания), в области основных весьма продуктивных в конструктивном смысле физических концепций - теории относительности (и обобщающей ее теории калибровочных полей) и квантовой теории, в значительной мере несущей непосредственный отпечаток нашего сознания. Это надо сделать в области изучения Космоса; мы должны знать, где мы живем и что мы не одиноки, но существует предел знаний, ограниченный временем существования нашей цивилизации. Надо знать наиболее фантастическую из всех концепций, созданных человеческим разумом - существование таких областей (черных дыр, "сгустков гравитации") в пространстве-времени, изнутри которых никакая информация, не может достигнуть внешнего наблюдателя, но эволюция которых странным образом весьма похожа на процесс "обучения", т. е. на один из "механизмов" сознания, на исчисление предикатов. Студентам на биофаке надо также усвоить основные концепции как общей биологии, генетики, развития живого мира, так и основные концепции физиологии и биохимии, а на почвенном отделении - концепции исторической геологии и почвообразования. Все же оставшееся время следует оставить практическим и научным занятиям. Знание всего вышеописанного должно способствовать развитию у студентов университетов развитию творческого сознания и генерированию принципиально новых гипотез, стимулирующих их научное творчество также и в самом университете.
   10. Как Вы общаетесь с природой?
   Лыжные походы, летние путешествия в нашей местности, поездки на юг - в горы или на море. Почти каждый год последнее время (писал это в 2003 году) в середине лета дней на девять уезжал один в Оптину Пустынь, точнее на озеро, расположенное восточнее километрах в трех. Там еще я писал свои статьи (во время отсутствия клева) и беседовал на потусторонние темы с паломниками или такими же туристами. После того, как рюкзак становился легким, уходил с утра в монастырь, проводил там целый день и поздней ночью уезжал домой. Иногда бываю в Ясной Поляне, это совсем близко.
   11. Ваше хобби?
   Вообще, с удовольствием пишу свои воспоминания и разнообразные статьи, в которых используется сам формализм построения АМКЛ. Регулярно просматриваю Вестник РАН. Но самое большое удовольствие для меня - это перед сном на полчаса погрузиться в чтение Толстого, его дневники, его ранние романы. В духовном смысле после моего отца он наиболее близкий мне человек.
   12. Какие у Вас предложения по формам общения с однокурсниками и выпускниками МГУ?
   Лучше всего, встречи, как и ранее через несколько лет.
   13. Какой случай (случаи) из студенческой жизни Вам особенно запомнились?
   Летняя практика в Турово и Катя Сидорова (очень коротко об этом я писал выше). Вспомнилась еще после чтения "Мозаики судеб" Инна Зенина, которая писала мне в Тулу и которая рано ушла от нас. В ее туристской песне (с. 475 "Мозаики") чувствуются намеки на меня. Неисповедимы пути нашей души, соединяющейся с другими... Есть еще подробные мои воспоминания в книге "В. Н. Щеглов (В. С, Королев). Дальний путь. Возвращение отца: воспоминания, письма, дневники. - Тула: Гриф и К, 2003. - 224 с.", которая есть в б-ке МГУ, в Ленинке, в Исторической б-ке, в Российской национальной б-ке (СПб), в б-ках Тулы и др., и также в Интернете (с продолжениями).
  
   См. мои публикации в Интернете: http://lib.ru ("Самиздат", " Щ"), http://publ.lib.ru. Некоторые фото, комментарии и иные тексты в http://www.diary.ru/~corol, http://shcheglov.livejournal.com/, http://community.livejournal.com/shivaganga/. Мой фотоальбом: http://4put.ru/pics/u_135/. Эл. почта: corolev32@mail.ru, тел. 8 905 119 70 97 .
  

В. Щеглов

14.05.09 г.

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

1

  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"