Шек Павел Александрович: другие произведения.

обновление

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Peклaмa
  • Аннотация:
    Крайнее обновление

  
  В лагерь я возвращался в глубокой задумчивости. В голове крутились настолько кровожадные мысли, что становилось жутко. Не припомню за собой подобного. Да, я мог быть зол на кого-нибудь, мог желать и добиваться чьей-то смерти, но вот так, хотеть истребить пару легионов и всех магов - это со мной впервые. И ведь находил для себя десятки оправданий подобной кровожадности!
  
  - Не хочу! - тихо выдавил я. - Так...
  
  - Берси? - Илина с тревогой заглянула мне в глаза. Она держала меня под руку, помогая идти. - С тобой точно всё в порядке?
  
  - Я справлюсь, - хмуро проворчал я.
  
  Ответ её не успокоил. Она задумалась, прикидывая какой из успокоительных трав меня лучше напоить.
  
  - Тишина давит, - сказал я, пытаясь её успокоить. - Вот мысли дурацкие в голову и лезут.
  
  - Ты напряжён, - сказала Диана. - Не физически. Внутри. Расскажи нам, что тревожит. Полегчает. Я знаю.
  
  - Боюсь, если я расслаблюсь хоть немного, то начну убивать всех, кто попадётся мне на глаза.
  
  - А, ну это мы умеем лечить, - сказала Илина, перехватив меня крепче, чтобы я не вырвался.
  
  - Надеюсь, не методом запирания в тёмных подвалах?
  
  Со стороны дороги можно было увидеть, как десяток оборотней что-то делают у шатров на самой вершине холма. Думаю, что со стороны реки их тоже видели. Интересно только, к каким выводам придут маги. А ещё хотел знать, что они планировали делать с асверами, если бы никто кроме них не выжил.
  
  К нашему возвращению палаточный лагерь интенсивно разбирали. Отряд Бальсы собирал вещи и грузил их в телегу. Отдельно в кучу складывали сёдла. Ещё одна группа оборотней пыталась вытолкать на дорогу фургоны целителей, но их проще было перенести, чем пытаться убрать с пути тела. Похоже, оборотни пришли к такому же мнению и, подняв фургоны, вынесли их на открытый участок дороги на руках.
  
  Даниель вместе с Бруно и Раулем составили из ящиков импровизированный стол, за которым и собрались. Смотрелось это необычно: маг, великан и большой чёрный оборотень. Подходя, я услышал вопрос Рауля о том, как генерал попал в необычное положение, встретив конец света лёжа на земле.
  
  - Это он пытался спорить с Берси, - сказал Даниель, показывая мне на свободный ящик. - Пытался сказать, что это всё глупости, и никто в здравом уме не станет убивать всех нас.
  
  - Да кто ж мог такое предположить?! - низким голосом прогудел генерал. - Чтобы так, как разменную монету! Вот они сейчас увидят, что твои волки по холму шастают, и ещё раз жахнут.
  
  - Жахнут, - ехидно сказал Рауль, передразнив голос Бруну. - Фракта - это тебе не светляк Мильфры, которых можно за пять минут сто штук повесить. Чтобы ты знал: каждый маг, вписавшийся в заклинание, теряет канал. И даже если найти сумасшедших, кто согласится потерять их пару, то из-за большой нагрузки они не смогут повторить заклинание. Эта сила их просто убьёт.
  
  - Если придётся драться, я могу их всех убить, - озвучил я мысль, не дававшую мне покоя.
  
  - Ты на себя со стороны посмотри, - в голосе Рауля звучала укоризна. - Я догадываюсь, что ты и тот лохматый последователь Зиралла сделали. И если прав, а я прав, - серьёзно сказал он, - тебе надо отдохнуть и восстановить силы.
  
  - Три к одному, что нас так просто не выпустят, - вставил Бруну.
  
  - Никто не станет нас останавливать, - сказал Даниель. - Сейчас не станет. Если не будем ждать, пока они решатся на этот шаг, поняв, что терять им теперь нечего.
  
  - За то время, пока меня не было в столице, Вильям так сильно растерял влияние на Совет и герцогов? - спросил Бруну.
  
  - Не сильно, но к этому всё идёт, - ответил Рауль.
  
  - Бруну, сколько у тебя людей осталось? - спросил Даниель.
  
  - Чуть больше восьми тысяч.
  
  - Берси, - герцог перевёл взгляд на меня. - Всё ещё хочешь пойти на юг? Если бо́льшая часть огненных псов пала здесь, то сил у Бруну хватит, чтобы сбросить иноземцев в море.
  
  - Нет, нет, - я покачал головой. - Домой. Всё, что следовало, я уже сделал.
  
  - Хорошо. Бруну, я дам тебе несколько людей, чтобы ты спокойно добрался до легиона. Что бы ни ждало нас впереди, тебе как можно быстрей нужно разобраться с армией иноземцев...
  
  Я закрыл глаза, борясь с усталостью. Она накрыла высокой волной, заглушая все звуки. Мне показалось, что я взлетаю высоко-высоко над землей. Внизу остался холм, заваленный телами, изгиб реки, поле боя, от которого в небо поднимался чёрный дым разлагающихся тел огненных псов. Вдалеке за рекой ровными рядами стояли имперские легионы, опустив щиты и выставив в нашу сторону длинные чёрные копья. Я всё быстрее и быстрее махал крыльями, чтобы взлететь ещё выше, но силы покинули, и я камнем полетел вниз. Чьи-то нежные и ласковые объятья не дали мне разбиться, подхватив у самой земли.
  
  Сквозь сон пробился стук колёс по каменной дороге. Фургон немного качнуло, и я окончательно проснулся. Кто-то выбросил из фургона лавки, застелив пол слоем шкур в половину локтя толщиной.
  
  - Хочешь пить? - голос Илины.
  
  Судя по ощущениям, мы неспешно двигались, отчего фургон совсем немного раскачивался. Внутри, кроме меня и Илины, никого не было. Она протянула мне флягу.
  
  - Что я пропустил? Где мы сейчас?
  
  - Недалеко от Саморы. Час пути.
  
  Самора - один из небольших городов на пути к Витории. Примерно день пути от холма. Я добрался до полога фургона, выглядывая наружу. Так и есть - солнце клонилось к западу. Позади нас тащились ещё один фургон и с десяток телег на высоких колёсах. Движущей силой вместо лошадей выступали оборотни. Всего в отряде герцога их насчитывалось немногим больше сотни. Я поднял руку, встретившись взглядом с Дианой, которая шла позади фургона. Рядом с ней появилась улыбающаяся Вьера, помахав мне в ответ.
  
  - Драки не было? - спросил я у Илины, вернувшись в фургон.
  
  - Нет. Мы просто прошли мимо легиона. Никто даже не пытался нас остановить.
  
  - Интересно, пустят ли нас в город?
  
  - Почему нет? - не поняла она, протягивая мне корзинку, в которой лежали хлеб и вяленое мясо.
  
  - Потому, что пока мы живы, оправдываться за применение Фракты им будет сложно. И нас попытаются убить как можно быстрее.
  
  - Ты прав только отчасти, - в фургон на ходу вошёл Даниель в облике человека. - Нас не станут убивать до тех пор, пока не предъявят ультиматум.
  
  Герцог удобно устроился рядом, кивнул, когда я протянул ему корзинку. Взял один из ломтиков мяса.
  
  - Хотите сказать, что нас в чём-то попытаются обвинить?
  
  - Нет. Смотри на всё происходящее с другой стороны. Что я буду делать, когда доберусь до столицы? Буду искать того, кто отдал приказ убить моих людей, - глаза герцога на секунду похолодели, выдавая в нём именно это намерение. - Поэтому он сам придёт к нам. И поставит перед выбором: либо мы переходим на его сторону, либо он объявит войну мне, а значит и моей провинции. Тот гарнизон, который остался охранять её, вряд ли сможет что-то противопоставить любому легиону с полной поддержкой магов. И если начнётся война, то мы потеряем много. Всё то, что накопили несколько поколений.
  
  - Война... - я на минуту замолчал, неспешно жуя мясо. - Если опасность для нас представляют только маги и легион, то мы не проиграем. Не скажу насчёт победы, но любое количество войск, которое войдёт на наши земли, останется там навсегда. Я знаю как минимум два заклинания, которые уничтожат хоть один, хоть десять легионов вместе с магами. Фракта меркнет на их фоне. Даниель, не сдавайтесь и не идите у них на поводу, - серьёзно сказал я.
  
  - Сдаваться, - он улыбнулся такому слову, - Блэс не умеют. Но выступить против коалиции, собравшейся в Совете, будет сложно. Нам понадобится сильный союзник.
  
  - А может проще устранить всех, кто против нас?
  
  - Идти таким путем ещё сложнее. Когда людям нечего терять, когда они будут уверены, что ты доберёшься до них в любом случае, они пойдут на самые крайние меры.
  
  - Что же делать?
  
  - Ждать, - коротко ответил он.
  
  
  
  * * *
  
  
  
  Витория, вечер, дом семьи Хаук
  
  
  
  Бристл уже привыкла каждый вечер проводить с супругой Императора, ведя неспешные беседы. Госпожа Елена была прекрасным собеседником и в вопросах политики, и в разговорах о семейных делах. Во время таких бесед Бристл узнавала много интересного о жизни во дворце, о бесконечной борьбе за власть и за внимание императорских особ. У Елены был особый талант рассказывать всё так, что из этого выходила небольшая и обязательно поучительная история. Поэтому принцессы всегда с удовольствием слушали эти рассказы.
  
  - И если не секрет, - говорила Елена, - почему ты решила пойти на имперскую службу? Довольно неожиданный выбор для молодой девушки благородного происхождения. Охотиться на магов, гоняться за ними по всей Империи...
  
  - У меня это неплохо получалось, - ответила Бристл. - Сейчас мне кажется, что я просто хотела показать себя. Доказать окружающим, что могу делать что-то не хуже мужчин. Устала смотреть, как бароны и отпрыски герцогов бегут из нашего дома, когда речь заходила о том, чтобы узнать тебя поближе. Стоило появиться перед ними в облике оборотня, и они начисто забывали и о приданом, которое собрал папа, и о богатых землях. Думала, что среди военных будет больше смелых мужчин.
  
  - Не разочаровалась? - хитро улыбнулась Елена.
  
  - Нет, - Бристл покачала головой, тоже улыбнулась. - Было весело. Хотя я быстро поняла, что так сильного мужчину не найти.
  
  - А что Берси? - спросила она.
  
  - Из всех мужчин только он смотрит на меня одинаково, независимо от того, в каком я облике.
  
  - Там приехал кто-то, - сказала Кара. Она сидела у окна, слушая разговор взрослых. - Гвардейцы и карета дорогая. Герб не вижу...
  
  - Самые неприятные - это те... - сказала Елена.
  
  - ...кто приезжает без приглашения, - закончила за неё Кара. Она опустилась обратно в кресло, изображая на лице печаль, заранее соглашаясь с вышесказанным.
  
  - Герцог Янда, - сказала Бристл, услышав разговор внизу. - Собственной персоной. Неожиданно. Среди его людей как минимум три мага. За бумагами приехал?
  
  В гостиную вошла Рут.
  
  - Незваные гости, - сказала она, вложив в голос неприязнь. Елена лишь улыбнулась такому поведению молодой горничной. Если бы приехавший был другом семьи, то её тон прозвучал бы оскорбительно. - Герцог Янда. Хочет говорить с госпожой Еленой и госпожой Бристл.
  
  - Кара, Лейна, поднимитесь в свою комнату, - сказала Елена.
  
  - Тали спит? - спросила Бристл у Рут.
  
  - Госпожа утомилась и спит. Не нужно её будить. Мы с Юной можем прогнать незваных гостей.
  
  Юна была одной из асверов, живущих в палатке за домом. Раньше они жили в доме напротив, но после того, как он сгорел, перебрались в палатку, поставив её за домом так, чтобы со стороны улицы не было видно. Пары менялись примерно раз в сутки, но чаще всего на посту была неразговорчивая девушка Юна, которая легко нашла общий язык с Рут.
  
  - Не нужно, - сказала Елена. - Можно его выслушать, раз он решил прийти сам. Если будет вести себя плохо, я скажу, что ему пора уходить. Вот тогда можешь его выставить.
  
  - Хорошо, - кивнула девушка и вышла из комнаты.
  
  Спустя минуту в гостиную вошёл серьёзный мужчина в дорогих одеждах, расшитых золотом. Цвета герцогов Янды включали красный и оранжевый, и их всегда можно было выделить среди других. Бристл его видела лишь издалека и не могла похвастаться личным знакомством.
  
  - Ваше Величество, - коротко поклонился герцог. Его слова не звучали уважительно, лишь констатировали факт. - Бристл Блэс, - короткий кивок в её сторону.
  
  - Герцог, - лицо супруги императора было холодно и, казалось, немного равнодушно. Для Бристл эта эмоция была в новинку, и она с интересом наблюдала за ней. - Вы выбрали необычное время для прогулки. Что привело Вас в этот дом?
  
  - Я хотел предложить Вам, Ваше Величество, вместе с принцессами переехать в более подходящее Вашему статусу место.
  
  - Мы прекрасно проводим время в гостях у Блэс и возвращаться во дворец пока не желаем. Ваша забота нам приятна, но не более.
  
  - Я не имею в виду дворец, - сказал герцог. - Я с удовольствием предложу вам свой дом. Который не ограничен одной комнатой и одной служанкой.
  
  На несколько секунд повисло молчание. Супруга императора словно ждала, что ещё предложит герцог. Бристл же мысленно улыбалась, запоминая этот приём.
  
  - Это всё? - на секунду опередив герцога, спросила Елена. - Кроме размера Ваш дом ничем не может похвастаться? Не нужно, - она жестом остановила его. - Вы не в силах обеспечить нам комфортный отдых, поэтому мы отказываемся от Вашего предложения. Только ради этого Вы заглянули к нам?
  
  - Нет, - герцог Янда неплохо владел собой, чтобы не показывать эмоции. Но Бристл с уверенностью могла сказать, что он был раздражён. Не тем, что ему отказали, а тем, как это было сделано. - Жаль, что Вы не приняли моего предложения. Это бы многое упростило в наших отношениях. Я очень настойчив, Ваше величество. Мы ещё обязательно вернёмся к этому вопросу.
  
  Герцог повернулся к Бристл, одарил её тяжелым взглядом.
  
  - Между Янда и Блэс нет вражды. Я искренне не хочу, чтобы она началась. Отдайте то, что принадлежит мне.
  
  - Что же, по-Вашему, есть такого у Блэс, что принадлежит Янда? - приподняла бровь Бристл.
  
  - Бумаги Лоури, - голос герцога стал на тон ниже. - Мой младший сын Алеш, - его взгляд мазнул по супруге Императора, - станет герцогом провинции, которая раньше принадлежала Лоури. И всё, что оставил после себя Геррих, теперь моё.
  
  - Герцог, - Бристл удивилась, - Вам не кажется странным говорить об этом со мной, а не с моим супругом? Вы хотите вести дела с женщиной за спиной главы семьи? Боюсь даже представить, что о Вас будут говорить в обществе.
  
  - Сейчас я готов отдать за эти бумаги сто пятьдесят тысяч золотом, - сказал он. - В следующий раз я приму их только в виде подарка.
  
  - Мой супруг не дарит подарки мужчинам. Его интересуют исключительно женщины.
  
  - Герцог Блэс и Ваш... супруг, уехали на войну, - процедил он. - А это, иногда, смертельно опасное занятие. Люди смертны, помните об этом.
  
  - Вам пора уходить, герцог, - сказала Елена. - В следующий раз потрудитесь предварительно отправить письмо, чтобы мы смогли подготовиться к Вашему визиту заранее.
  
  - Я пришёл... - герцог не договорил, так как маленькая ручка взяла его за локоть и ловко развернула лицом к лестнице. - Кто смеет прикасаться ко мне! - едва не взревел он от такой наглости.
  
  - Я помою руки, не бойся, - ответила Рут, подтолкнув его в спину.
  
  Довольно крупный мужчина не смог остаться на месте, сделав два шага от такого толчка. Он резко крутанулся на месте, пытаясь понять, кто посмел это сделать, но увидел лишь белый платок, повязанный на голову. Он немного опустил взгляд, глядя на молоденькую девушку. Она, в свою очередь, сердито посмотрела на него в ответ, надув губки.
  
  - Ты! - от накатившей злости он покраснел, поднимая руку, но Рут вроде бы легонько толкнула его в грудь, отчего герцог сделал ещё два шага назад, выходя из комнаты. Затем послышались его неразборчивый голос и грохот скатывающегося по ступенькам тела. Несколькими секундами позже хлопнула входная дверь.
  
  Женщины переглянулись, не в полной мере осознавая, что только что произошло.
  
  - Думаю, что это первый в истории случай, когда герцога спустили с лестницы, - немного ошарашенно сказала Бристл.
  
  - Второй, - поправила её Елена. - Но в прошлый раз это были два герцога, не поделившие замок. И тогда всё закончилось большой войной. Брис, где Вы нашли это маленькое очарование, которое сейчас исполняет обязанности горничной?
  
  - Я не говорила? Берси привёз из путешествия на юг. Это дочь знакомых Наталии, которую она взяла на перевоспитание.
  
  - Перевоспитать её будет непросто, - покачала головой Елена. - А может, ты отдашь её мне? Во дворце, в нашем крыле, она будет незаменима.
  
  - Спасибо, но мы попробуем сами справиться и с ней, и с последствиями. Нет, ну какой... наглец! - вспылила Бристл. Она хотела вставить другое слово, но их подслушивали принцессы, притаившиеся на лестнице. - Решил угрожать нам. Мне стоило самой спустить его с лестницы.
  
  - Мы поддержим тебя, - сказала Елена таким голосом, что Бристл почти сразу остыла. - Янда затеяли большую игру. Они пытаются проглотить больше, чем помещается им в рот. И я прослежу, чтобы они подавились.
  
  - Давайте для начала дождёмся возвращения Берси.
  
  - Да, это здравая мысль, - кровожадный взгляд исчез, и Елена вновь улыбалась, словно ничего не произошло. Но Бристл была уверена, что супруга Императора всерьёз думала о том, как перерезает горло герцогу и его сыну.
  
  
  
  * * *
  
  
  
  До Саморы мы дошли к позднему вечеру. Это был типичный каменный город для центральных провинций, который давно вышел за пределы невысоких стен крепости. И если вокруг было много зелени, то внутри города я не увидел ни одного деревца. Только бледно-жёлтый камень и серая черепица. Насколько я знал, в Саморе делали саму дорогую и качественную льняную ткань. Не ту, которая шла на палатки и шатры, а из которой шили одежду, к примеру, для тех же жрецов Зиралла. А ещё льняную ткань смешивали с древесной шерстью, получая одну из самых дорогих и богатых тканей империи. Здесь же её красили и вывозили в столицу.
  
  В сам город идти таким большим отрядом смысла не было, поэтому мы остановились на окраине, немного напугав местных жителей. В том плане, что оборотни в компании полудемонов - не самые частые гости в этих краях. Ещё надо учесть количество 'нелюдей', чтобы понять, насколько быстро опустел пригород. Когда же оборотни разожгли костры, обустраивая лагерь, появился наместник города в сопровождении начальника гарнизона. Вполне адекватные люди. Они интересовались, победила ли Империя, и не нужно ли выводить людей из города. Узнав, что армия иноземцев была разгромлена, несказанно обрадовались и даже предложили на радостях пополнить наши припасы еды. А вот лошадей на продажу у них не оказалось совсем. Была пара буйволов, но герцог рассудил, что одна пара нас не спасёт и только замедлит.
  
  Пока готовился ужин, я заглянул ко второму фургону, в котором путешествовали целители.
  
  - Привет, - я подошёл к костру, который для них разожгли оборотни. Над огнём уже висел большой покрытый копотью котелок, а несколько женщин хлопотали над корзинами с продуктами.
  
  - Берси, - обрадовалась Клара, подошла, взяла меня под руку, подводя к парочке складных стульев, стоявших недалеко от костра. - Как себя чувствуешь?
  
  - Берси, привет, - послышались голоса женщин. Мне показалось, обстановка вокруг немного оживилась.
  
  - Всё хорошо, - сказал я. - Нет, нет, спасибо, мне пока кушать нельзя - у меня режим приёма зелий. Вам в фургоне не тесно? Может кто-то со мной завтра поедет?
  
  - Нет уж, - Клара многозначительно посмотрела на меня. - Асверы и так на нас косятся, а тут прям смотрят кровожадно. Да всё нормально, пару дней потерпеть можно. Тем более, всё закончилось. Пусть и так... неожиданно. Кстати, что с тем парнем, Вигором? Он ещё жив?
  
  - Жив, - улыбнулся я. - Лежит красный как рак варёный. Не может в себе ценное лекарство удержать, переводит его зря. Мы его в этом городе оставим. Ничего с ним не случится. Если хотите поблагодарить, у вас ещё есть время.
  
  - Скажи, а что это было? Магия?
  
  - Ты ведь всё прекрасно поняла, - я подобрал с земли маленькую веточку и бросил её в костёр. - Давай лучше поговорим, что мы будем делать, когда вернёмся в Виторию. Я обещал вас к делу приставить. Сразу много золота не обещаю, но со временем это будет прибыльнее, чем чистить каналы магам. И безвредно для здоровья.
  
  - Даже не представляю, что это может быть, - улыбнулась она. К нашему разговору прислушивались, и сейчас женщины собрались вокруг. Даже Риза, которая чистила овощи, подвинулась ближе.
  
  - Мы откроем свою гильдию. Будем делать и продавать дорогие зелья. Вроде тех, которые я давал магам герцога Блэс. Нам нужны будут несколько ферм, где мы сможем выращивать необходимые травы. А ещё лавка алхимика в столице, где будем их продавать. Только есть несколько нюансов. Во-первых, вам придётся вспоминать академический курс по травам. Во-вторых, Витория холодный и сырой город, и не любая трава растёт в таких условиях. Кому-то придётся ехать в южные и восточные провинции.
  
  - Звучит не слишком многообещающе, - сказала Клара.
  
  - Решайте, - сказал я. - Сейчас это всё, что я могу предложить. В любом случае, те из вас, кто решит уехать из Витории, смогут немного подзаработать. За корзинку редких трав, вот такую, - я показал на корзину с овощами в руках Ризы, - я готов платить около тысячи золотых. Неплохие деньги за пару месяцев. Нет, - я рассмеялся, уловив чьё-то намерение, - телегу, доверху набитую травами, я не куплю. По крайней мере, до тех пор, пока не будет большого спроса на зелья.
  
  - А бароны все такие? - спросила кто-то из женщин.
  
  - Берси, не обижайся, - быстро вставила Клара. - Ника хочет сказать, что тысяча золотых - это огромные деньги. Это больше, чем годовой доход небольшого захолустного отделения целителей.
  
  - Что, слишком много? Хорошо, давайте по триста золотых за корзинку.
  
  - Мы обязательно договоримся, - сказала Клара. - Ты хочешь, чтобы я занялась сбором разрешений для создания гильдии? Или планируешь самостоятельно обивать пороги имперской канцелярии?
  
  - В этом вопросе полагаюсь на тебя.
  
  - Отлично. Сразу же по возвращению в Виторию и займёмся. Точно не хочешь поужинать с нами? - спросила она, когда я встал.
  
  - В другой раз. Прошу меня простить, я хочу поговорить с герцогом.
  
  Почти весь следующий день мы спокойно двигались на север. Миновали несколько деревень и один небольшой городок. Из всех оборотней за эти два дня только Даниель позволял себе менять облик. Остальные же спасались от тяжёлых мыслей за ликом зверя. И если чистокровные легко могли находиться в этом облике сколько угодно долго, обращённым было тяжелее. Я чувствовал их желание превратиться в человека хотя бы на час или два. Я хотел поговорить с Даниелем, но потом понял, что он разбирается в этом лучше меня. А ещё мне стало интересно, как в легионе обстоит дело с оборотнями, когда на небо восходит полная луна. И что чувствуют другие легионеры, зная, что бок о бок с ними воюют кровожадные монстры, которые раз в месяц теряют рассудок.
  
  Часа через три после полудня мы вышли на холмистую равнину, поросшую зелёной травой и редкими деревьями. Если ориентироваться по карте, мы проделали ровно половину пути до Витории. Где-то недалеко была стоянка легиона провинции, но дорога обходила её стороной. Маясь со скуки в фургоне, я перечитывал героическую балладу о своих приключениях на севере. Услышав голоса снаружи, отложил книгу и удивлённо посмотрел на Илину. Мы одновременно пробрались вперёд, выглядывая наружу. Узкая дорога огибала овраг и медленно поднималась на пологий холм. С той стороны к нам бежал бурый оборотень, подгоняемый десятком всадников в лёгких доспехах легиона. Они пытались достать его копьями, но оборотень был слишком проворный. Поняв, что не смогут его догнать, всадники сбросили скорость. Затем они неспешно развернулись и начали подниматься на холм.
  
  Выпрыгнув из фургона, я поспешил к Даниелю, который с утра находился в облике оборотня. Мы с разведчиком подошли к нему почти одновременно. Бурый оборотень тяжело дышал.
  
  - За холмом... - сказал он, пытаясь отдышаться, - легион. Двадцать четыре на стягах. Красные утки. Два отряда тяжёлой пехоты, шесть лёгкой и десять турм конницы. Обоза нет.
  
  - Шестьсот человек и три сотни всадников, - сказал Герцог. - Плюс маги.
  
  Без обоза легион мог уходить только на три-четыре часа пешего марша от лагеря. И вряд ли это был дозорный отряд.
  
  - Ты сказал маги? - к нам подошёл Рауль, повязавший на лицо платок. Свою маску он так и не смог найти. Теперь ходил как бандит с большой дороги в чёрном платке.
  
  - А кому принадлежит двадцать четвёртый? - спросил я.
  
  - Янда, - почти в один голос ответили Рауль и Даниель.
  
  - Их земли рядом, - добавил Даниель.
  
  - Сейчас, - я оглянулся в поисках Бальсы. Она, как и Рауль, носила платок на лице, только повязала его немного по-другому. Она обернула шейный платок вокруг головы, а только потом закрыла лицо, оставив небольшую щель для глаз. Шрамы на лице у неё сходили медленно, и большую часть времени она ходила в таком вот виде.
  
  Когда она подошла, разведчик ещё раз описал то, что увидел за холмом. И если легион ждал нас, то обойти его стороной мы не могли. По той причине, что дорога в этих краях была одна. А тянуть телеги и фургон через поля и холмы просто нереально. Не говоря уже о такой глупости, как идти пешком.
  
  - Я могу...
  
  - Нет, - остановил меня Даниель. - Никакой 'страшной' и масштабной магии. Пусть для них твои способности останутся тайной, чтобы в будущем иметь преимущество. Тысяча человек - это не так много. Часть от легиона, которая никогда не покидала пределов центральных провинций и не пробовавшая на вкус крови. Если они вздумают пойти против нас, мы обратим их в бегство. Только надо что-то сделать с магами. Но, для начала, не мешало бы их выслушать, - он показал в сторону холма, на котором появилась ещё одна группа всадников. - Римус, готовь людей. Проверь, чтобы у всех были амулеты.
  
  Первый центурион легиона, крупный оборотень тёмно-серого окраса, слушавший нас, находясь метрах в пяти, прорычал что-то невнятное и поспешил к телегам. Мы, в свою очередь, направились по дороге к холму. Секундой позже к нам присоединились Диана и Вьера. Всадники, среди которых было четверо благородных господ, двинулись нам на встречу.
  
  - Неожиданно, - сказал Рауль, щурясь, разглядывая всадников. - Берси, видишь вон того высокого светловолосого молодого мужчину? Это второй сын Фартария, Луис. А я думал, что кровавый культ убрал его, когда он стал им не нужен. А справа от него заместитель Яна Сметса, главы экспертного совета, Ольгерт Крус, брат герцога.
  
  Мы остановились, ожидая пока гости подъедут. Благородные особы спешились, хотя я уловил желание остаться в седле и говорить с нами так.
  
  - Доброго дня, господа, - первым поздоровался Ольгерт. Не припомню, чтобы мы раньше встречались. Типичный маг, практикующий время от времени. Лицо приятное, гладко выбритое и немного блестящее от недавно нанесённого масла. - Дамы, - он кивнул асверам.
  
  - Не ожидал увидеть тебя здесь, Ольгерт, - сказал Рауль. - Да ещё в такой необычной компании.
  
  - А я, напротив, рад тебя видеть живым и здоровым, - в его голосе промелькнуло удивление. Он не сразу узнал Рауля. Слова же звучали совершенно не искренне, и это мог понять не только я. - Мы здесь для того, чтобы проводить вас в столицу. Вы ведь не станете отказываться от нашей компании? Так ведь, герцог Блэс? - он легко узнал герцога в облике оборотня. Может потому, что чёрных оборотней было мало. Я, к примеру, таких как Даниель, ещё не встречал.
  
  - Ваша помощь нам не нужна, - сказал Даниель, глядя на мага с лёгким прищуром. Он как будто оценивал, доберётся до него одним прыжком, чтобы распороть горло, или нет. - Ступайте своей дорогой. А если встанете у нас на пути, пожалеете.
  
  Мага его слова ничуть не задели и не испугали. Просто он был глуп. Но если бы он мог чувствовать чужие намерения, как асвер, то понял бы, что прозвучавшая угроза - это не просто слова.
  
  - Дорогой герцог, - Ольгерт показательно вздохнул. - Давайте не будем ссориться. Поверьте, нам есть что обсудить.
  
  Я перевёл взгляд на третьего из благородных. Не ошибусь, если это один из старших сыновей герцога Янда. Просто удивительное фамильное сходство. Перед нами словно герцог стоял, только лет на двадцать помолодевший.
  
  - Если у тебя есть что сказать, говори сейчас, - Даниель скрестил массивные лапы на груди, выпрямляясь во весь рост.
  
  - Подобные вопросы не обсуждаются при посторонних, - Ольгерт посмотрел на меня, на асверов.
  
  - Он хочет предложить Вам отдать меня, - сказал я. - Да уж, первый раз вижу, чтобы человек хотел испить моей крови. Вы же не вампир, маг Ольгерт, зачем Вам моя кровь? А вот Луис, - я перевёл взгляд на него, - думает, быстрее он асверов или нет. Успеет ли отделить мне голову от тела, до того, как они вмешаются. Нет, Луис, не успеешь, они быстрее тебя.
  
  - Луис! - вмешался сын герцога Янда, видя, как тот тянется к оружию. Только за моим плечом уже стояла Диана, держа руку на рукояти меча. Она бы давно бросилась их всех вырезать, если бы я не сдерживал её. Настолько сильно они хотели моей смерти и моей крови.
  
  - И ты, Янда, тоже хочешь моей крови, - мне показалось, что говорил кто-то сидящий глубоко внутри меня. Пришлось с силой сжать зубы и кулаки, чтобы подавить нахлынувшую эмоцию.
  
  - Даниель, - сказал Рауль, готовя какое-то заклинание, - Ольгерт точно знает, что Луис Фартария подозревается в связях с культом Кровавой Луны. И привёл его с собой. Не удивлюсь, если они все связаны с культом. И человеческую кровь пьют по этой самой причине.
  
  Луис, тем временем, сжал в руке магический кристалл-накопитель. Присутствующие маги почувствовали, как в воздухе разливается сила. Нас разделяло около пяти шагов, которые Луис преодолел быстрее, чем за секунду. Будь у меня меч, я бы попробовал блокировать удар, так как знал, откуда он придёт.
  
  Диана шагнула вперёд, отстраняя меня и легко останавливая выпад. Луис действительно был быстр. Я не разглядел серию ударов, лишь услышал, как дважды столкнулись мечи, один из которых со звоном сломался. Отлетевшее лезвие по чистой случайности не проткнуло Ольгерта. Ещё секунда, и Диана раскроила Луису череп. Её клинок вошёл в его висок, снеся часть головы. Он не был хорошим мечником и, наверняка, полагался на скорость, допустив грубейшую ошибку. Он попытался разорвать дистанцию, сделав всего один шаг назад. Против длинного меча подобное не работало.
  
  Ольгерт успел выхватить из внутреннего кармана куртки короткий костяной посох, наставив его на нас.
  
  - Это Язык Фель! - предупредил он. - Он сотрёт нас всех с этой дороги. Рауль может подтвердить. И даже асверам не поздоровится.
  
  - Я советую тебе готовиться к мрачным подземельям замка Ламбера, - Рауль тоже извлёк из-под плаща короткий посох. - Берси, Даниель, у него в руках действительно страшная вещица. Из запретной секции Яна Сметса, главы экспертного совета и хранителя 'поганых' артефактов.
  
  - Пусть бегут, - я махнул рукой, спокойно глядя на них. - Мы ещё вернёмся к этому разговору.
  
  Гости довольно резво забрались на лошадей и поспешили прочь. Я бы мог попробовать прибить их, но не хотелось рисковать. Как только я доберусь до столицы, попрошу Тали достать кого-нибудь из них и хорошенько расспросить. А пока я подошёл к телу Луиса, опускаясь рядом с ним.
  
  - Не довезём до столицы, - скорее констатировал, чем спросил я. Даже будучи мёртвым, тело продолжало разливать вокруг грязную магию как треснувший кувшин.
  
  Чтобы подтвердить догадку, я распорол его куртку. На груди мужчины виднелся недавно заживший рубец.
  
  - Два дня, - сказал подошедший Рауль. - Да и от перенасыщения магией тело быстро разлагается. Надо сжечь. Элеонора не рассердится, если мы привезём ей прах.
  
  - Вьера, отнеси его к целителям, - попросил я.
  
  Девушка подхватила тело, стараясь не запачкаться в крови. Я же посмотрел на меч в руках Дианы. На режущей кромке осталась большая зазубрина. Я только недавно узнал, что асверы при ковке используют многослойный сердечник. Это делало оружие дороже и сложнее в изготовлении, но зато позволяло вот так вот расправляться с дешёвыми мечами.
  
  - Рауль, - я посмотрел на мага. - Если я тебе бездонный накопитель с очень чистой силой дам, сможешь черпать оттуда магию? Каналы не повредятся?
  
  - Накопители... - под платком он покривил губами. - Обычно из них надо клещами вытягивать силу. Перегружу каналы, и пару недель буду чувствовать себя как старое разбитое кресло, то есть, скрипеть и стонать.
  
  - Ты хотя бы попробуй. Только аккуратно - там ограничителя нет.
  
  - Надо посмотреть...
  
  Оборотни закончили сборы, разбились на два больших отряда и убежали в сторону вершины холма. Стоило как можно быстрее занять его, чтобы получить преимущество. И два десятка всадников помешать им не могли. Половина из асверов бежала параллельно с ними, нацелившись на нерасторопных легионеров. Бальса планировала завладеть хотя бы парочкой лошадей. Пока мы поднимались следом, группу догнала Ивейн. Она передала мне куб с магическим тараном, который я вручил Раулю.
  
  С вершины холма открывался прекрасный вид на окрестности. И на несколько отрядов лёгкой пехоты, которая хотела занять вершину раньше нас. То ли они не рассчитали расстояние, то ли не учли, что мы первые пойдём им навстречу, но они успели проделать только половину пути. Вдалеке, рядом с тяжёлой пехотой, развернулся большой отряд конницы. Позади них позицию заняли маги в красных плащах. С ними как раз разговаривали Ольгерт Крус и наследник герцога Янда. Я так и не узнал его имени.
  
  - Идиоты, - высказал своё мнение Рауль, разбираясь с артефактом. - Разделять войско перед сильным противником может только полный невежда.
  
  Даниель пробежал между отрядов оборотней, что-то сказав своим заместителям. Я сразу понял, что он задумал воспользоваться таким шансом. Сотня оборотней против всего трёх сотен легиона. Они обратят их в бегство до того, как подоспеет тяжёлая пехота или вмешается конница.
  
  - Подде́ржите их? - спросил я у Бальсы. - Я когда-то обещал, что вам не придётся сражаться, защищая меня.
  
  - Глупые обещания, - оборвала она меня.
  
  Возразить я не успел, так как пятнадцать пар асверов уже мчались навстречу наступающим отрядам. Оборотни задержались лишь на мгновение дольше. Склон в этом месте был довольно пологим, чтобы не свернуть шею, сбегая вниз. Лёгкая пехота от тяжёлой отличалась тем, что они не носили доспехи, а вместо большого ростового, или, как они его называли, башенного, несли обычный овальный щит. Главным оружием такой пехоты было лёгкое копьё и пара метательных дротиков.
  
  Лёгкая пехота умело и быстро остановилась, поднимая стену щитов с выставленными вперёд копьями. А из задних рядов навстречу оборотням и асверам полетели дротики. И если полудемонов дождь из дротиков не задел, то кто-то из оборотней споткнулся и покатился кубарем. Я следил за Даниелем, бежавшим впереди и одним из первых вломившимся в строй легионеров. Представляю, что чувствуют люди, когда на тебя бежит волна монстров с волчьими мордами, огромными ручищами и такими же, кажущимися непропорционально большими полуторными мечами. Причём сражались оборотни так яростно, как будто несчастный двадцать четвёртый легион являлся причиной всех их бед. Один из необычно крупных оборотней швырял людей как тряпичных кукол, не замечая, что в него вонзаются острые копья.
  
  И если с той стороны, где сражались оборотни, было настоящее месиво, то асверы дрались более методично. Длинными медвежьими копьями они разили людей, снося им головы и пробивая щиты. Три десятка полудемонов справлялись с двумя отрядами лёгкой пехоты не хуже, чем сотня оборотней. Мне показалось, что и закончат они гораздо быстрее.
  
  В небе над сражением полыхнул огонь, бесследно растворившись. Видя, что отряды легиона тают, командующий бросил в бой конницу.
  
  - Дилетанты и слабаки, - послышался голос Рауля. Он держал куб обеими руками. Перед ним в воздухе появилось необычное красное плетение заклинания. - 'Прошёл боров мимо кле́ти, - тихо произнёс он, а заклинание пополнилось несколькими линиями, - много крови, плачут дети. Бок вспороли два клыка, похоронят мужика'.
  
  Я узнал старую считалочку. Думал, что её знают только дети, выросшие в бедных городских кварталах. Всего в ней было четыре куплета, и в каждом охотник, спешащий накормить голодных детей, погибал. Не знаю, как Рауль увязывал простые стихи с формулой заклинания, но с последней строчкой рисунок вспыхнул и погас. В это время отряд конницы накрыло мутное облако. Его заполнили тысячи небольших огоньков, похожих на небольшие палочки размером с фалангу пальца. Всё, чего они касались, воспламенялось, а в месте соприкосновения появлялся отчётливый ярко-алый отпечаток.
  
  Лошадиное ржание и крики людей были слышны сквозь шум битвы даже на вершине холма. Обожжённые лошади метались по полю, сбрасывая людей, которые срывали с себя плащи и доспехи. При этом огоньки, соприкасаясь с плотью, не гасли. Они продолжали гореть, прожигая свои жертвы насквозь. Словно под напором ветра огненное облако колыхнулось и начало двигаться в сторону тяжёлой пехоты. Люди дрогнули и под звук горна побежали прочь, бросая своих братьев по оружию.
  
  - Рауль, - я быстро шагнул к нему, забирая куб и помогая сесть на землю.
  
  - Не рассчитал немного, - тяжело дыша, сказал он. - Маловато каналов у меня для такой магии.
  
  Я проверил, но последствий в виде загрязнения у него не было. Разве что каналы стали ещё чище, чем до этого.
  
  - В порядке, - сказал я. - Через пару часов придёшь в норму.
  
  Лёгкая пехота к этому времени была почти разбита. Её остатки пытались бежать, но с одной стороны их легко настигали оборотни, с другой стороны асверы даже не дали им такой возможности. Проявлять жалость к врагу сегодня никто не собирался.
  
  Короткое сражение задержало нас до самого вечера. Из асверов пострадал один мужчина, которому проткнули бок копьём. Рана не страшная - он даже крови почти не потерял. Достаточно было одного среднего исцеления. Остальных от случайных ран защитили изрядно побитые пластинчатые доспехи. В отряде Бальсы все, кто носил подобную броню, сражались в первых рядах, принимая на себя удар. Остальные поддержали их, когда строй щитов был прорван.
  
  Среди оборотней раненых насчитывалось два десятка. Они оказались настолько живучими, что даже серьёзные ранения не становились смертельными. Ещё более удивительным было то, что чистокровным оборотням вообще не потребовалось лечение. Я видел одного, у которого шерсть на боку обильно запачкало кровью, но рана затянулась ещё до конца боя. Тот самый здоровяк, которого истыкали копьями, выглядел вполне нормально. Что касается крови, то запачканы они были ею с ног до головы, то есть до морды.
  
  Команда Клары Тим всех раненых поставила на ноги меньше чем за час. Я лишь немного помог им, исцеляя одного из оборотней, которому метательный дротик пробил шею. Затем мы тихо собрались и двинулись дальше на север, спеша до темноты покрыть как можно большее расстояние. В свете междоусобных войн и сражений за территорию, всё произошедшее ни на кого не произвело большого впечатления. Многие даже порадовались тому, что поминальный костёр пришлось разводить только для Луиса Фартария.
  
  
  
  * * *
  
  
  
  Столица Империи встречала нас буднично, можно даже сказать, скучно. Нам всё-таки удалось разжиться лошадьми, за которых герцог отдал огромные деньги. Не то, чтобы он переплатил, просто и так немалые цены на лошадей взлетели до небывалых высот. Я почему-то вспомнил сгоревший отряд конницы и, пересчитав в золотом эквиваленте, долго не мог прийти в себя. Рауль, кстати, всю оставшуюся дорогу пребывал в глубокой задумчивости. Как оказалось, он рассчитывал накрыть конницу не смертельным, но неприятным заклинанием, чтобы испугать лошадей и посеять панику. А получилось очень странное и, по его словам, неизвестное заклинание. В итоге мы сошлись на том, что так произошло из-за высокой чистоты силы. Он прикинул силу заклинания и количество потраченных сил - это и заставило его задуматься. А ещё смущало то, что после заклинания ему стало лучше. Он говорил, что последний раз чувствовал себя так хорошо, когда я чистил его каналы.
  
  Перед тем, как войти в город, Даниель рассчитался с целителями и асверами, отсыпав и тем, и другим по тысяче золотых монет. Когда мы уходили с того злополучного холма у реки, оборотни успели захватить с собой казну трёх легионов. Много ли там было - я не знаю, но вряд ли это могло хоть как-то покрыть убытки от потери целого легиона. Ведь, по большей части, это были люди из северных провинций. Те же маги, которых просто невозможно оценить в золотом эквиваленте. И это я не говорю про репутацию Блэс. Сначала победа, потом такой обидный разгром. Не знаю, сможет ли он набрать магов, когда начнёт восстанавливать легион.
  
  С Кларой мы успели обговорить все детали создания новой гильдии, и она обещала найти меня как только продвинется в войне с Имперской канцелярией. Отряд Бальсы проводил меня до самого дома и убыл в сторону гильдии. Я же заметил, что рядом с домом пропала повозка дворцовых слуг и заранее обрадовался. Но увидел в окне любопытное личико Кары, младшей из принцесс, и радость немного поутихла.
  
  Возвращаться домой после долгого путешествия всегда приятно. Особенно когда на тебя перестает давить груз ответственности. А ещё очень хочется увидеть дорогих сердцу людей.
  
  - С возвращением, - на пороге меня встречали Рут и Сесилия, последняя забрала пыльный плащ. А Рут я вручил магический куб и сумку с книгами.
  
  - Я дома, - с улыбкой сказал я, аккуратно поймав появившуюся в воздухе Тали. Рут, глядя на это, печально вздохнула, наверное, думая о том, как это удобно перемещаться таким образом.
  
  Тали опустилась на землю, крепко обняла меня.
  
  - Хорошо, поговорим чуть позже, - кивнул я, отвечая на её взгляд. Я чувствовал общее нетерпение женщин и молодых девушек, собравшихся в гостиной. Не стоило заставлять их ждать.
  
  За время моего отсутствия в доме ничего не изменилось. Госпожа Елена читала книгу на полюбившемся диване. Улыбающиеся принцессы. Не думал, что они так сильно соскучатся. Бристл в любимом домашнем платье.
  
  - Берси, - Бристл заключила меня в объятия, поцеловала в щеку. - С возвращением!
  
  - С возвращением, Берси, - сказала Елена. - Мы тебя очень ждали. До столицы новости доходят с опозданием, и каждая следующая страшнее и нелепее предыдущей. Ох, прости, ты, наверное, устал с дороги.
  
  - Ты неважно выглядишь, - подтвердила Бристл. - Похудел немного. И эти синяки под глазами... - она коснулась ладонью моей щеки.
  
  - Всё в порядке. Я последний день пути только и делал что отдыхал. Это всё последствия неумеренного применения силы. Пара дней, и приду в норму. Я вам всё расскажу, только ответьте на пару вопросов. Куда делась повозка со слугами? Во дворце сейчас всё спокойно? И какие именно 'нелепые' слухи добрались до столицы?
  
  Бристл усадила меня в кресло. Сесилия как раз принесла большой чайник на подносе.
  
  - В твоё отсутствие, - сказала Бристл, вручая мне кружку, - приходил герцог Янда. Приглашал госпожу Елену погостить в его доме, - взгляд госпожи Елены при этом на секунду стал зловеще-холодным. - Потом требовал отдать ему бумаги, оставшиеся от Лоури. Грубил, угрожал. В конце концов Рут спустила его с лестницы.
  
  - Ух ты, - удивился я, представив себе, как герцог скатывается по лестнице, а затем молодая девчонка за шкирку выкидывает его на улицу. - Прямо-таки, спустила? Дела...
  
  - На следующее утро двух фрейлин у нашего дома нашли мёртвыми. Кто-то умудрился их отравить так, что этого не заметили ни гвардейцы, охраняющие улицу, ни асверы.
  
  - Я настояла, чтобы все вернулись во дворец, - сказала Елена. - Они лишь причиняют беспокойство и мешают.
  
  - А вчера наёмники пытались убить Сесилию и Рут, когда они ходили на рынок, - добавила Бристл. - Одному Сеси свернула шею, а вот второй умудрился сбежать.
  
  - Как-то очень грубо и мелочно, - высказал я своё мнение. - У герцога имеется сотня других возможностей отомстить.
  
  - Мы подумали точно так же, - кивнула Елена, не став озвучивать мысль, что кто-то до сих пор желает убить её и принцесс. Наверняка вспомнила случай с сундуком.
  
  - В ближайшее время не стоит ждать ничего хорошего, - добавила Бристл. - А что касается второго вопроса, то до столицы добрался слух, будто после того, как вы разбили армию иноземцев, они послали против вас чуть ли не тысячу огненных псов. И магам пришлось пустить в ход самое страшное из своих заклинаний. В городе говорят, будто вас всех это заклинание погубило. Но, - она посмотрела на Тали, - Тали сказала, что ты жив, только потерял много сил.
  
  - Империя празднует большую победу, - непонятно к чему сказала Елена.
  
  - И кто же взял на себя ответственность за эту... победу? - спросил я. - Гильдия магов? Или Крус и Янда?
  
  - Маги, - сказала супруга императора. - Их позиция в последнее время сильно пошатнулась, и они спешат заявить о своем триумфе.
  
  - Ну да, ну да, - хмуро ответил я.
  
  На какое-то время в комнате повисло молчание. Я грел в руках чашку с чаем, думая о гильдии магов.
  
  - Берси, скажи, ты сделал всё, что задумал? - спросила Бристл. - Планируешь вновь уехать? Как твой друг Азм?
  
  - Азм погиб, - я вынул из-за пазухи бусинку, положил на стол. - Он оставил немного холодного пламени. Если нужно будет кого-нибудь сжечь, можете смело использовать. Оставлю его дома, как последний аргумент. Вдруг герцог Янда надумает что-нибудь нехорошее. Покажите ему Азма - пусть с ним договаривается, если сможет. А насчёт того, что произошло... Маги действительно убили всех собак. Кроме одной, но не это уже не важно.
  
  Я думал, рассказывать или нет всю правду в присутствии принцесс. Но получилось так, что я начал говорить и уже не мог остановиться. Я пересказал почти всё, что произошло, даже то, что я просил Угу защитить оборотней, а Зиралл вмешался и спас несколько людей. Рассказал о маленьком сражении по дороге в столицу. Все слушали очень внимательно, а у Бристл на лице читалась ненависть и злость на магов за такую жертву в честь победы.
  
  Закончив рассказ, я извинился и, стараясь не показывать эмоции, поднялся в рабочий кабинет. Заперев дверь изнутри, я убрал амулет с холодным огнём в тайник. Бристл знала о нём, и что там хранится. Если понадобится, она сумеет им воспользоваться. Мне же нужно было убрать его из рук, так как я очень хотел выпустить пламя погулять где-нибудь на территории гильдии магов. Или в поместье одного герцога.
  
  - Что тебя гнетёт? - спросила Тали. - Расскажи мне.
  
  Я оглянулся. Она стояла посреди комнаты, глядя на меня серьёзным взглядом. Сделав короткий шаг, она скользнула над полом, проплыв прямо ко мне. Потянулась, взяла меня за руку.
  
  - Что не даёт тебе покоя? Расскажи. Я чувствую сильное волнение, - она пристально на меня смотрела, ожидая ответа. Вот только я не мог описать простыми словами, что творилось внутри меня. - Ты же чувствуешь её, ту, которую зовёшь Великой матерью. Чувствуешь, как она переживает за тебя. Даже я, находясь так далеко от неё, вижу, сколько усилий она прилагает, чтобы сдержать тебя. Если это жажда крови... Я не должна тебе говорить... ты должен сам понять и почувствовать, что это такое. Ты должен проявить силу воли, даже если будет невозможно терпеть. А потом это пройдёт.
  
  - Нет, как раз это я давно понял. Дело в другом. В последнее время мне всё тяжелее и тяжелее давить сильные эмоции. Постоянно хочется решать любые проблемы самым кардинальным образом. Хочется убивать. И знаешь, это очень неприятно. Ты права, если бы не Уга, я бы, наверное, так и поступал.
  
  - Ах, - она улыбнулась с некоторым облегчением. Прижала ладони к моим щекам, затем крепко обняла и целую минуту не отпускала. Когда отстранилась и посмотрела на меня, я увидел, как ярко в её глазах сияет золото. - Ты же многого не знаешь. Пойдём, - она потянула меня к креслу у книжного шкафа. - Садись. Мы все через это проходим. Матео, я, тётя Лиц, несчастный Балин, даже его несмышленая дочь.
  
  Тали подтянула стоявший рядом стул, чтобы сесть как можно ближе.
  
  - Это просто сила. Назовём это так. Сейчас тебя трудно убить. Мать демонов покровительствует тебе, защищая от магии. У тебя сильное тело, и ты можешь исцелить его практически от любой раны. Пройдёт немного времени, и убить тебя станет ещё сложнее, - она продолжала смотреть на меня так, словно я маленький ребенок. - А недавно ты понял, что можешь легко убить много, очень много людей. И вышло так, что моя кровь в тебе отвергает всё человеческое. В том числе и людскую мораль. Закон этого мира таков, что чем ты сильнее обычных людей, тем меньше вас связывает. Ты можешь не следовать придуманным ими правилам и законам. Можешь поступать так, как захочешь, ведь никто не сможет ничего тебе сказать или остановить. Ты приближаешься к богу в понимании людей. По крайней мере, становишься на ступеньку выше.
  
  - А это значит, - продолжила она, - что ты перестаешь быть человеком. В записях, который хранил мой отец, а ему они достались от его отца, сказано, что великая сила приносит лишь смерть и разрушение. Когда-то один из нас решил править людьми. Они слабы, жестоки, алчны. Разве могут они создать сильную империю? И он стал их королем, их богом. Наказывал людей за непослушание, за нарушение законов, пытаясь сделать так, чтобы они жили правильно с его точки зрения. Но со временем его начало раздражать, что люди продолжают нарушать законы, несмотря на неотвратимость наказания. И он стал казнить их. Посеял в их сердцах страх. Тогда люди восстали против него, даже зная, что не смогут убить. Лишь вмешательство Высших поставило точку в том противостоянии.
  
  - Отец говорил, что ты всё поймёшь только когда осознаешь, что в убийстве людей нет смысла. В убийстве демонический псов его не больше. Всегда найдется тот, кого будет за что убить. Но спроси себя, зачем?
  
  - Предлагаешь уединиться на краю земель, в замке с высокими стенами? - спросил я. - От одиночества можно помереть от скуки и покрыться плесенью.
  
  - Нет. Не надо никуда сбегать. Мы молоды, мир вокруг не познан и интересен. Я лишь хочу сказать, что защищая семью, не надо идти по пути тёти Карины. И не строй свою Империю. А злость и желание убивать - с этим очень легко справиться. У тебя сейчас много врагов. Хорошо подумав и взвесив, выбери одного. Убив его, ты поймёшь, о чём я говорю.
  
  Мне почему-то вспомнился тот огненный маг, который хотел вызвать меня на поединок. Стоило ли его убивать, и был ли в этом смысл?
  
  - Я подумаю над этим, - пообещал я. - Если бы ещё не чувствовать намерения людей, которые готовы тебя растерзать на месте и съесть, пока тело не остыло...
  
  - А ты думал, этот дар принесёт тебе благо? - она немного улыбнулась.
  
  - Я не настолько наивен. Да, скажи, зачем кому-то могла понадобиться моя кровь? Магам, например.
  
  - Кровь важна, - многозначительно ответила она. - Спроси у Матео. Он лучше понимает магов.
  
  - Кажется, он говорил об этом, - я попытался вспомнить момент, когда он рассказывал что-то о крови. - Спасибо, Тали. Мне действительно полегчало. Пойдём, посидим в гостиной. Я расскажу вам ещё кое-что интересное, что со мной произошло.
  
  
  
  * * *
  
  
  
  Два дня я не выбирался из дома, понемногу приходя в себя. Ждал, что вот-вот должно что-то произойти. Герцоги Янда и Крус объявят нам войну, или маги придумают очередную пакость. Но всё было подозрительно тихо. Доверенный человек госпожи Елены во дворце сообщил, что герцог Блэс встретился с Императором, и они полдня что-то решали. Но ни срочных собраний Совета, ни каких-то разбирательств по поводу магов, убивших столько подданных Империи, не намечалось. А вот празднование в честь победы планировалось. Причём во дворце и с размахом. Хотел бы я знать, почему они решили праздновать, не одержав окончательной победы. Кто им сказал, что все огненные псы были убиты?
  
  Утром третьего дня пришло письмо из Торговой гильдии с просьбой о встрече. У меня намечались дела в городе, поэтому я не видел причин отказывать им. К слову, пока я путешествовал, стараниями Бристл мы обзавелись двумя новенькими повозками. Одной небольшой, для разъездов по столице, и второй точно такой же, как у семейства Блэс для дальних путешествий. С печкой, вместительной багажной полкой и высокими широкими колесами. Я пока смог увидеть только первую и был приятно удивлён. Если снаружи она выглядела неказисто - почти так же, как и обшарпанные городские повозки, то на отделку салона денег не пожалели.
  
  Торговая гильдия. Насколько я знаю, официально в неё не входил ни один землевладелец. Сделано это было для того, чтобы наместники не имели на гильдию влияния. Так как большинство герцогов, как тот же Кортезе, предпочитали самостоятельно торговать всем, что производила провинция, конкуренция и борьба за рынок среди первых и вторых велась ожесточённая. Взять, к примеру, Блэс. Даниель лично контролировал продажу меха, серебра, драгоценного и полудрагоценного камня. Но он физически не мог следить за тем, чтобы в северные города поступали самые простые товары с юга. Не хватало провинции соли, простой ткани, того же железа. И чтобы привлечь товар на свой рынок, ему приходилось платить торговой гильдии.
  
  Очень тесно с гильдией был связан покойный Лоури. Почти всё, кроме серебра, он сдавал им по той цене, которую считал приемлемой. Его не интересовало, сколько будет стоить белый мрамор на юге, и как его туда собираются доставлять. Главное было получить прибыль здесь и сейчас. Другие герцоги не одобряли подобный метод ведения торговли, но признавали, что личная галера для перевозки товаров - слишком расточительное удовольствие.
  
  С одним из глав гильдии я был знаком. Это на их галере доставляли купленный мною скот с юга. И мне пришлось отсыпать золота за простой судна, так как свободных мест для животных на складах не нашлось. А ещё платить за уборку галеры от навоза, и ещё за сброс его в реку. Нет, второй раз я на такое не пойду. 'Бесплатная' доставка мяса мне обошлась в круглую сумму. И о тратах я никому не рассказывал по той причине, что мне было стыдно.
  
  Здание Торговой гильдии находилось не в самом центре города, но на одном из широких проспектов, где всегда много людей. Именно здесь велись переговоры о покупке и продаже всего, что можно купить или продать в Империи. Иногда гильдия брала деньги только за то, чтобы свести покупателя и продавца, а также предоставить услуги посредника в вопросах выполнения обязательств. На купчих бумагах, оставшихся от Герриха, помимо имперской канцелярии стояли печати гильдии. Которая и должна была следить за тем, чтобы без разрешения на землях Лоури ничего не добывали, и данный товар не продавался. В случае нарушения, я мог потребовать от них возмещение ущерба в полной его стоимости. Поэтому я и не переживал, что без моего ведома бароны Лоури возьмутся за разработку карьеров и рудников.
  
  В гильдии меня ждали. Стоило только появиться на пороге, и уже через пару минут я входил в кабинет главы. Точнее, кабинет глав, так как гильдией руководили двое. Не знаю, с чем это связано, и как они делили обязанности и полномочия. С одним из них, как говорил выше, я был знаком. Бенедикт Штейн, упитанный мужчина лет сорока. Крепкого телосложения, светловолосый, любитель дорогих колец и золотых цепей. Второй - Томас Бельц, низкорослый, пузан лет на десять старше. Хотя, я думаю, что над его здоровьем пекутся не самые простые целители, и он гораздо старше. Просто взгляд у него тяжёлый, как у древнего старика.
  
  - Господин Хок, - наигранно и очень профессионально обрадовался Бенедикт. - Мы Вас ждали. Очень ждали.
  
  - Доброго дня, барон Хок, - голос Томаса звучал нейтрально-деловым.
  
  - Доброго утра, уважаемые, - поздоровался я, проходя к высокому и удобному креслу для гостей. - Чем могу быть Вам полезен?
  
  - С порога и сразу о делах! - всё ещё радостно сказал Бенедикт. - Вот что значит деловая хватка. Многим баронам стоит у Вас поучиться.
  
  - Не обращайте внимания, барон Хок, - вставил Томас. - Бенедикт любит заливать гостей потоком словесной патоки. Если хотите, мы можем выпить чаю и послушать. Он в этом деле мастер, поверьте мне на слово.
  
  - Злой ты, - проворчал Бенедикт, разом посерьёзнел, прошёл по кабинету и сел в кресло.
  
  - Мы знаем, барон Хок, что Вы читаете мысли и желания людей, как открытую книгу, - спокойно сказал Томас. - А Бенедикт пока не умеет льстить от чистого сердца.
  
  - Ты ещё скажи, что не уверен, есть ли у меня вообще сердце, - хмыкнул тот.
  
  - Скажите, это проницательность или что-то более? - спросил у меня Томас. - Строго между нами, - добавил он вполне искренне.
  
  - Врождённый талант и немного практики, - я пожал плечами, как бы говоря, что ничего в этом особенного не вижу.
  
  - Эх, если бы не законы... - покачал головой Бенедикт. - Барон, если Вы захотите немного заработать, то мы готовы щедро платить Вам за консультации во время торговых переговоров. Естественно, не раскрывая Вашу личность. Не отказывайтесь сразу, подумайте, - быстро добавил он, поймав мой взгляд.
  
  - Мы пригласили Вас поговорить о купчих, - сказал Томас. - Тех самых, которые наделали в торговой среде много шума. Гильдия хочет выкупить их. По честной цене, без обмана.
  
  - Простите, но продавать бумаги я не стану. Ни Вам, ни кому бы то ни было.
  
  - Вы ведь рассудительный и умный человек, - Томаса мой отказ ничуть не удивил. Он был уверен, что я откажусь. - Я вижу три главные причины, почему это выгодно Вам, и всего одну, по которой это не выгодно. Во-первых, это исчерпает конфликт между Вами и герцогом Янда. Герцог, который имеет весьма серьёзные планы на провинцию Лоури. Хотя теперь её уже надо называть провинцией Янда. При этом гильдия не отдаст ему бумаги. Мы готовы заплатить за них огромные деньги и планируем извлечь прибыль, которая покроет все затраты.
  
  - Во-вторых, - поддержал его Бенедикт, показав два пальца, на каждом из которых красовался огромный золотой перстень, - использовать бумаги по назначению не так просто, как Вы думаете. Деньги, доверенные люди, пошлины, взятки - всё это потребует огромных затрат. И привлечь людей Блэс вряд ли получится по многим причинам.
  
  - Третья причина - личное время, - сказал Томас. - Готовы ли Вы посвятить себя такой банальной деятельности как добыча и продажа мрамора или леса? Если предположить, что нет, то пройдёт не так много времени, и Император задастся вопросом, почему богатая земля перестала приносить прибыль. Деньги всегда, поверьте мне, всегда выше и важнее таких вещей как личная симпатия или дружба. Сегодня Император благоволит Вам, а завтра опала.
  
  - Есть ещё с десяток менее важных причин, почему эти бумаги проще и выгоднее продать, - подытожил Томас. - Но, вместе взятые, они не перевесят и одну из озвученных выше, поэтому их можно опустить. Так как, мы смогли Вас убедить?
  
  - Действительно, звучит очень убедительно, - согласился я. - Только я не планировал нырять с головой во всё это прямо сейчас. За пару лет сумею наладить и добычу, и продажу.
  
  - Мне нравится, что Вы говорите об этом так уверенно, - выдал дежурную улыбку Бенедикт. - Но чаще всего людей губит именно самонадеянность. Пусть это не прозвучит как оскорбление.
  
  Помолчали. Томас Бельц встал, сходил за неказистой глиняной чашкой, в которую налил что-то горячее. Затем засыпал знакомые высушенные корешки. Они выглядели как маленькие монетки, цвета потускневшей кости.
  
  - Позвольте полюбопытствовать, - спросил я, показывая на шкатулку с корешками.
  
  - Прошу, - он передал мне её.
  
  - Вас мучает головная боль или бессонница? - я взял один, потёр между пальцами. В воздухе запахло горечью.
  
  - И то, и другое, - сказал он. - Господин Сильво говорит, что это возраст и переутомление. Магия тут бессильна.
  
  - Конский редис, причём не самого высокого качества, - сказал я. - Предположу, что после приёма головная боль утихает, и Вы стараетесь уснуть минут за двадцать. Но если не успеть - тошнота, головокружение и чувство, словно голову набили мокрой шерстью.
  
  - Всё именно так, - кивнул он.
  
  - Не пейте эту гадость, - серьёзно сказал я. - Убить она Вас не убьёт, но я бы и за деньги не стал так издеваться над своим телом. Лучше вскипятите ещё воды. У меня есть средство и от головной боли, и от бессонницы.
  
  В помещение заглянула Ивейн.
  
  - Принеси из повозки сумку с травами, - не оборачиваясь, сказал я на языке асверов.
  
  - Уважаемые главы торговой гильдии, - улыбнулся я, глядя на немного недоумевающих мужчин. - Я планирую открыть в Витории лавку Алхимика и создать соответствующую гильдию. Нет, не такую, которая уже есть. Не собираюсь варить мыло и дорогие духи. Это будут зелья. В основном для магов. Но и простым людям мне есть что предложить. О сотрудничестве мы поговорим позже, а сейчас, в знак дружбы, я приготовлю для вас особый отвар. Он избавит от головной боли днём и позволит легко уснуть ночью.
  
  - Это будет очень кстати, - немного недоверчиво сказал Томас. Он встал и снова прошёл в дальний угол кабинета к пузатому чайнику.
  
  - Мне запретили заниматься магической практикой, - добавил я. - Но никто не запрещал мне лечить людей другими способами.
  
  Бенедикт пожал плечами, как бы говоря: 'Делайте что хотите, я никуда не спешу. Какие такие важные переговоры, о чём вообще речь?'
  
  Через минуту появилась Ивейн и вручила мне небольшую сумку с травами, которые я хотел отвезти в поместье Блэс. Достав пару тряпичных мешочков, взвесил их в руке.
  
  - У вас не найдутся две ёмкости для трав? - отдавать всё я не собирался. Томас вернулся с кружкой и двумя серебряными шкатулками. - Вот здесь, чёрные корешки - это от головной боли. Достаточно трёх-четырёх жилок, в зависимости от того, как сильно болит. Добавляете на кончике ножа порошок из второй шкатулки. Вода должна чуть-чуть остыть, но можно и не ждать. Заваривается в течение пяти минут. Так что вы предлагали по поводу купчих?
  
  - Золото. Мы предлагаем много, непомерно много золота, - сказал Бенедикт. - Этого хватит и Вам, и вашим потомкам на многие поколения.
  
  - Давайте будем откровенны, - сказал я, убирая оставшиеся травы в сумку. - Я хочу сделать так, чтобы герцог Янда проклинал тот день, когда связался с провинцией Лоури. И при этом самому получать прибыль. Я не отдам эти бумаги. Но мы можем договориться вот о чём...
  
  
  
  * * *
  
  
  
  Император Вильям, тюрьма для магов, полдень
  
  
  
  Карета Императора в сопровождении двух отрядов гвардии въехала во двор бывшей крепости. Вильям не раз бывал на территории тюрьмы, и каждый раз его не покидало ощущение, что место это проклято. Словно тёмные маги, мучительно умершие, или те, кто ещё мучается, отравляли не только воздух, но и пропитали чистым злом камень, из которого была сложена крепость. Отец Вильяма говорил, что удерживает подданных от преступления не то, насколько сурово наказание, а его неотвратимость. Но, попадая на территорию тюрьмы, Император сомневался в этом утверждении. И жалел о том, что академия перестала водить сюда студентов, чтобы они в полной мере осознали, что ждёт их, вздумай они коснуться тьмы или пойти против Империи.
  
  Дверь кареты открыл лично хозяин крепости и начальник тюрьмы - Рене Ламбер. Когда-то красивый, но потерявший стройную форму мужчина. Многие считали его помешанным из-за долгого пребывания в замке, но Вильям знал, что это лишь образ. Рене был проницательным и умным человеком. Он хранил столько тайн и секретов, что его самого стоило бы заточить здесь, как можно глубже под землей.
  
  - Ваше Императорское Величество! - Рене поклонился, отступая в сторону, готовый подать руку или поймать за локоть Вильяма, если он оступится, выходя из кареты.
  
  - Барон Ламбер, - Вильям кивнул ему, ступая на крупные каменные блоки двора. Несмотря на тёплый день, камни крепости казались холодными, а по двору гулял сквозняк.
  
  Вильям обернулся, посмотрел на сопровождающую его пару асверов. Женщина со шрамом, перечеркнувшим красивое лицо, коротко кивнула. Ещё одна пара, находившаяся с другой стороны кареты, спешилась, пристально разглядывая стены, на которых расположились люди с арбалетами.
  
  - Простите, что не вовремя, но это происходит всегда вот так, неожиданно, - Рене щёлкнул пальцами, как бы демонстрируя степень неожиданности.
  
  - Веди, - коротко сказал Вильям.
  
  - Конечно, следуйте за мной, - он сделал жест в сторону главного входа.
  
  Вдвоём они вошли в пустой зал крепости. Почти сразу от входа Рене свернул в сторону боковой лестницы, ведущей наверх. Вильям только порадовался, что не придётся спускаться в подвалы. Ему докладывали, что на верхних этажах сейчас заключены семеро магов, трое из которых попали туда совсем недавно, по указанию гильдии. При этом гильдия настаивала, чтобы их подержали на первом уровне подвалов, но не предоставила обвинительный лист. Вильям старался не лезть в их внутренние дела, но то, как вела себя гильдия в последнее время, заставляло его всё чаще задумываться о самых радикальных методах наведения порядка. Именно поэтому он не подписал указ о наказании, попросив барона Ламбера поселить магов на самом верху. И, по словам начальника тюрьмы, заключённые сами не знали, за что именно их так сурово наказали. У Вильяма были доверенные люди в гильдии магов, и они обещали в ближайшее время выяснить, что же там всё-таки происходит.
  
  Ламбер остановился на третьем этаже, который являлся средним уровнем тюрьмы. Влияние пагубного артефакта ощущалось здесь едва заметно, и сюда переселяли провинившихся магов из подвалов, чтобы дать им немного прийти в себя. Пройдя по узкому коридору, Рене остановился у нужной двери. Сдвинув заслонку на глазке смотровой щели, он приложил к ней глаз и долгих тридцать секунд смотрел внутрь. Только после этого он коснулся одного из амулетов на груди, и в двери перед ним что-то щёлкнуло.
  
  - Прошу не пересекать черту, - предупредил Рене, открывая дверь. - Мы держали его слишком близко к сердцу тюрьмы, и он уже не будет прежним.
  
  Любая камера на среднем уровне могла похвастаться высокой кроватью с мягкой периной, парой удобных стульев и низеньким столиком. При желании заключённый мог попросить у начальника книгу чтобы скоротать время за чтением. После тёмного подвала подобная обстановка казалась поистине королевской. А ещё заключённых сытно кормили и иногда баловали хорошим вином. Вильям знал, что всё делалось только для того, чтобы быстрее сломить волю мага. Чтобы он готов был на всё, лишь бы не возвращаться в мрачное и лишённое света подземелье.
  
  На койке, в луче света, падающего из узкого окна, сидел тёмноволосый маг в сером бесформенном балахоне. Если раньше сложно было определить его возраст, то, после недолгого заключения, он выглядел лет на шестьдесят. Лицо похудело, осунулось и покрылось мелкими морщинками. Рафаэль Соллер, бывший глава гильдии магов, сидел с задумчивым и отрешённым видом, грызя ноготь на большом пальце. Он даже не заметил вошедших, погружённый в свои мысли. Вильяму достаточно было посмотреть на кровать и стул, стоявший рядом, чтобы понять, что маг старался сидеть в узком лучике света, двигаясь вслед за ним.
  
  Помещение делилось на две части грубой деревянной рейкой, прибитой к полу. Заключённый маг, прикованный цепью к противоположной стене, при всём желании не мог дотянуться до рейки, переступать которую разрешалось только охране.
  
  - Магистр Соллер, - позвал мага Рене Ламбер. - Вы требовали пригласить Императора. Так склоните голову перед ним.
  
  Бывший магистр неожиданно резко и дёргано поднял голову, затем вскочил, отчего цепь натянулась и звякнула.
  
  - М... мой Император, - глаза мага расширились. Он судорожно пытался вспомнить, как же надо приветствовать императорскую особу, заглянувшую в гости. В итоге он выдал какой-то нелепый поклон, путаясь в складках балахона. - Я так... Вы пришли. Я счастлив принимать Вас у себя.
  
  - У нас мало времени, - сказал начальник тюрьмы. - Повторите то, что Вы говорили мне вчера. По поводу барона Хаука и его исключения из гильдии.
  
  - Барон Хаук, да, мы исключили его из гильдии. Это было необходимо! Он слишком много работал. Чистил каналы боевым магам. Мы должны были оградить его от этой грязи, сохранить его тело в чистоте. Мой Император, - он снова дернулся вперёд, натянув цепь, и даже не заметил этого. - Такой шанс выпадает раз в тысячу лет. Упустив его, мы будем проклинать себя всю оставшуюся жизнь. Короткую жизнь...
  
  - Ближе к делу, - прервал его Рене. - Книга и тёмная магия.
  
  - Не тёмная! - возмутился маг. - Не тёмная. Просто старая книга, в которой описан ритуал. Если найти кровь, пропитанную чистой магией, то можно продлить собственную жизнь на сто, а может и на двести лет. Двести лет, мой Император! Можно увидеть смерть внуков и правнуков. Можно править так долго, как не снилось другим владыкам. Первая ступень к бессмертию.
  
  Глаза мага забегали из стороны в сторону. Он что-то забубнил под нос и вновь принялся грызть несчастный ноготь.
  
  - Платок, - поторопил Рене, направляя его мысли в нужном русле.
  
  - Да, мы достали платок с его кровью, - встрепенулся маг. - О, это настоящее сокровище. Это работает. Я был свидетелем этого. Шесть мест, мой Император. В ритуале примут участие шесть человек. И одно из этих мест по праву должно принадлежать Вам. Я могу достать книгу из хранилища. У меня есть доступ. Только... - он оглянулся, словно кто-то мог подслушивать разговор. Затем приложил палец к губам. - Они узнали об этом. И теперь хотят убить его только затем, чтобы сорвать ритуал.
  
  - Кто 'мы'? - спросил Вильям. - Совет гильдии? Кто 'они'?
  
  - Нас всего четверо, - быстро сказал маг. - Вы будете пятым, а господин Ламбер - шестым. Только нужно торопиться. Пока они не добрались до него раньше. Они призвали кровавый культ на помощь. Нужно успеть раньше них...
  
  Маг начал мерять комнату шагами, натягивая рукой цепь, проверяя, не стала ли она длинней, и можно ли снять кольцо с шеи.
  
  - Кто 'они'? - повторил вопрос Вильям.
  
  - Оставим его ненадолго, - сказал начальник тюрьмы. - Через полчаса он успокоится и можно будет продолжить. 'Они' - это очень серьёзно. Вам стоит об этом услышать.
  
  
  

Популярное на LitNet.com М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис) В.Василенко "Статус D"(ЛитРПГ) А.Рай "Академия залетных невест"(Любовное фэнтези) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) М.Федоренко "Крылья свободы"(Постапокалипсис) Э.Холгер "Шесть мужей и дракоша в придачу 2 часть"(Любовное фэнтези) Е.Райнеш "Кэп и две принцессы"(Научная фантастика) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Ардова "Брак по-драконьи. Новый Год в академии магии"(Любовное фэнтези) А.Григорьев "Биомусор 2"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"