Шелихов Игорь Сергеевич: другие произведения.

Ссср 2056

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    За окном 2056 год. Советский Союз возродился из пепла словно феникс. Космические корабли как могут бороздят просторы космоса. В этих условиях живёт себе поживает Макс.

  4 октября 1957 года - запуск первого искусственного спутника Земли.
  12 апреля 1961 года - первый полёт человека в космос.
  16 июня 1963 года - первый полёт женщины в космос.
  18 марта 1965 года - первый выход человека в открытый космос.
  14 июня 2052 - года - прибытие на Марс первого корабля с роботами и материалами для постройки первой марсианской базы.
  20 ноября 2056 - торжественное открытие первой марсианской базы прибывшим на планету экипажем.
  
  - Аллё, Макс? Как поживаешь?
  - Да, потихоньку. Заказ крупный получил, - ответил Жилин, давая понять, что сейчас занят и не хочет долго болтать по телефону.
  - Понятно. Я просто узнать хотел, ты столетие праздновать с кем будешь?
  - Ээ... Чьё столетие?
  - Ну ты чего? С ума сошёл? По всем каналам об этом полгода уже твердят, первого полёта человека в космос естественно. Как ни крути целый век прошёл. Надо отметить.
  - А, точно! Я и забыл совсем. Заработался просто. Так ты что, пригласить меня хочешь?
  - Конечно, приезжай ко мне одиннадцатого числа. Мы как раз всей компанией соберёмся. Юлька тоже, кстати, будет. Помнишь её? - с некоторой издёвкой в голосе спросил Андрей.
  - Ещё бы! Конечно, помню. Придётся ехать. Ладно, бывай, я занят очень.
   После этих слов Максим Жилин отключил связь, не дожидаясь, что скажет его давний товарищ. Ну, некогда ему болтать!
  Он был владельцем небольшой мастерской по ремонту дроидов в провинциальном городке Томске, что в Сибири. Ближайший крупный завод по ремонту оных находился в Новосибирске. Но, чтобы не возить своих металлических и стеклопластиковых помощников в соседний город, некоторые владельцы отдавали их на ремонт в местную мастерскую. Так выходило чуть дешевле, если ремонтировать маленькую партию. Это владельцы десятка и более дроидов отправляли их в ремонт в другой город. Больше двух десятков роботов иметь частным лицам, было запрещено.
  Максим, с рождения, от которого прошло чуть больше четверти века, был здоровым и крепким человеком. "Четыре двести!" - обрадовал врач родителей малыша при рождении. В детском саду мальчик стал задиристым драчуном. Он был выше своих сверстников почти на голову. Это позволило ему почти безнаказанно отбирать у других детей игрушки, а впоследствии сделало из него излишне самостоятельного человека, который не любит спрашивать у других разрешения на что-либо. То и дело у его машинок отлетали колёсики, у мишек отрывались уши, у хрюшек изнутри высыпался паралон.
  Однажды отец купил ему дорогую игрушку - робота. Макс был очень доволен такому подарку, как и любой другой ребёнок. Но вскоре ужасная участь ждала и эту игрушку. Когда голова робота попала в кастрюлю с супом, видимо что-то случилось с его электронными мозгами. Отец ребёнка сильно расстроился, достал из своей мужской сумочки отвёртку и решил попытаться отремонтировать игрушку. Прошёл час. Ещё один. Но ничего сделать не удалось.
  Маленькому Жилину тоже стало до слёз жалко свою игрушку, поэтому, как только отец вышел на улицу покурить, мальчик взял отвёртку в свои маленькие детские ручки. Что-то поковыряв внутри, покрутив какие-то проводки, что-то потянув, мальчик понял, что игрушка вновь работает. "Предъявите документы! Вы арестованы!" - стал твердить робот. На лице мальчика появилась искренняя улыбка, и он тут же побежал хвастаться об этом вошедшему в квартиру отцу.
  С тех пор он очень заинтересовался различными роботами и механизмами. Он любил технику, а техника любила его. С годами увлечение не пропало, а наоборот - стало сильнее. Макс поступил в Томский университет систем управления и радиоэлектроники. Но как ни странно, он оказался не очень прилежным студентом. Нудные лекции, да и вообще любая теория его мало интересовали. Гораздо более приятным для него было держать детали в руках, паять их, свинчивать, снова разбирать, снова паять, снова свинчивать. Если такие предметы, как робототехника, информатика, программирование он ещё мог как-то стерпеть, понимая их важность, то с гуманитарными была вообще беда.
  С горем пополам Жилин закончил ВУЗ, в основном, конечно, выехал благодаря тому, что ладил с техникой. Стоило ему лишь подойти к сломанному прибору, будь то холодильник, робот или фен, как тот начинал работать без всякого ремонта. Визит-эффект давал о себе знать.
  Несмотря на приглашение на работу аж в ЦНИИ робототехники в Ленинград, Макс отказался, решив открыть собственный малый бизнес в родном городе.
  Окончив университет, он получил от государства типовой дом на окраине. Хотя это довольно скромное по современным меркам жильё, купить даже такое на свои деньги пока не представлялось возможным. Приходилось довольствоваться тем, что есть. Можно было вместо дома выбрать квартиру, однако в этом случае открыть мастерскую было бы негде. Дом всё-таки попросторнее.
  Потеснив все нужные в быту вещи в небольшую комнатёнку, остальное пространство Макс забил инструментами, оборудованием и принесёнными на ремонт дроидами. За два года работы на себя удалось купить для собственных нужд двух роботов. Со всеми заказами справляться самому уже не удавалось, даже пожертвовав выходными.
  Дела шли в гору. Жаль лишь, что принимать заказы на ремонт более чем десяти роботов по закону было нельзя. Такие контракты уже считаются крупными и выполняются государством.
  Девушка от Макса давно ушла, заявив, что её он любит меньше, чем свои промасленные машины. Последний раз он общался с прекрасным полом на Новый Год, отмечая его в квартире лучшего друга Андрея. Хотя отсутствие женщин не мешало ему заниматься работой, а даже наоборот, он всё же решил отметить предстоящий праздник в компании друзей. Друзей и той самой Юли, которая не требовала от него никаких ухаживаний, а лишь была приятным моментом в его жизни.
  Придирчиво осмотрев лежащего на рабочем столе робота-грузчика с оторванной ногой, Макс полез в ящик с запасными частями. Порывшись в куче деталей, он достал оттуда специальный сустав-шарнир, пару небольших электродвигателей, несколько проводов, собранную ступню и ещё пару железок. Положив их рядом с "больным", он подумал, что правильно сделал, не пойдя работать на завод, куда его завали месяц назад. Хотя техник на заводе одна из самых престижных профессий, всё-таки на любом производстве полно движущихся деталей, которые опасны не только для людей, но даже для таких вот роботов.
  Безопасность важнее зарплаты, которую предлагали довольно солидную. Правда если не лезть, куда не следует, то ничего с тобой не случится, на то техника безопасности и инженеры по ней. Но в то же время на то и правила, чтобы их нарушать. Макс знал, что его любопытство сильнее любого инстинкта самосохранения, так что обязательно захочется не просто чинить технику на заводе, а куда-нибудь залезть и пощупать какой-нибудь механизм. Лучше уж здесь, в мастерской привинчивать роботам-калекам оторванные конечности и вправлять электронные мозги.
  Не успел Жилин отрезать болгаркой остатки прежней голени робота, как в дверь кто-то позвонил. Пришлось отложить работу на потом, хотя так хотелось закончить с этим до обеда. После нужно будет "оперировать" ещё двоих.
  - Кто там? - спросил хозяин мастерской, одновременно смотря в глазок.
  Там стоял статный седовласый мужчина в костюме для официальных церемоний. Пару дней назад он привозил на машине человекоподобного универсального робота в ужасном состоянии. Пришлось покопаться в мозгах железного, привинчивать левую руку, пальцы правой, выправлять вмятину со стороны спины и заваривать рваную дыру спереди.
  - А, это Вы. Извините, я забыл, как вас?
  - Николай Степанович.
  - Точно! Николай Степанович, что-то не так с роботом, которого я вчера вам вернул?
  - Нет, нет. Скорее всё наоборот. Любой ремонтный завод отправил бы такого робота под пресс. Я, честно говоря, не верил в то, что вам удастся его починить, ещё и так быстро.
  - Что же тогда? Принесли ещё заказ?
  - Нет. Мне нужно с Вами поговорить. Может откроете?
  - Николай Степанович, честно говоря, я немного занят, но если коротко, то можем поговорить. Проходите.
  Двое мужчин вошли в чистое помещение, порядок в котором поддерживал специальный робот-уборщик, у хозяина времени на такую мелочь не было. Стол, имеющий с каждой стороны по стулу, стоял сразу возле дверей. Здесь владелец мастерской обычно принимал заказы, выслушивал "симптомы болезни", ставил "диагноз", вёл документацию. Последний пункт для частных предпринимателей очень важен: в конце каждого месяца нужно сдавать отчёт о работе в специальные органы. К счастью сейчас это не занимает много времени, всё можно сделать через интернет, не нужно никуда идти.
  Пришедший мужчина выглядел доброжелательно, хотя и официально. Сев за стол он сразу стал говорить, с какой целью пришёл.
  - Не буду зря отнимать ваше время, скажу прямо. Тот робот, что я приносил, помните?.. Все его повреждения не случайны. Мы сделали так, чтобы вам пришлось провести все виды ремонтных работ. Вы воспользовались компьютером, поработали руками, проявили смекалку, ловкость, силу, ум. Это была проверка. Наши органы давно вами заинтересовались...
  - Постойте, меня, что в чём-то подозревают? Я все дела веду честно! Плачу налоги, сдаю отчёты. А то, что у меня в мастерской сейчас больше десяти роботов, ещё ни о чём не говорит, это не один заказ, а четыре. Я уважаю закон.
  - Не горячитесь, не горячитесь. Дайте договорить. Мы изучали данные по вам. По ним выходило, что вы прямо Эйнштейн какой-то в деле техники! От одного лишь вашего присутствия техника начинает работать лучше. Нам и нужен был именно такой человек. Честно говоря, мы засомневались в ваших способностях, изучив отметки в вашем дипломе, поэтому и решили устроить эту проверку с роботом.
  Противоречивые чувства сейчас разыгрались в Максиме. С одной стороны ему было страшно, с другой интересно. Используя свой незаурядный ум, он пришёл к простому выводу и сказал:
  - Как я понимаю, вы хотите сделать мне какое-то предложение? И что это за органы, на которые вы работаете?
  - Просто госорганы. Это не имеет значения. Важно лишь то, что ровно через три месяца с Восточного стартует Союз - 3000 с очередным экипажем для нашей марсианской базы. У нас на Марсе уже достаточно роботов и есть обслуживающий персонал для станции. Скоро будет запущена линия для воспроизводства дроидов. Самые трудноизготовимые детали будут присылаться с Земли, но основная часть будет изготавливаться сразу на месте. Поэтому мы отправляем пятерых техников для работы с роботами. Они довольно автономны, но всё-таки необходим контроль. Давайте я вам приведу пример, хотя вы наверняка и так догадываетесь зачем нужны техники. Бывают ситуации, когда один робот, работающий самостоятельно перетаскивать условные контейнеры из точки А в точку Б. Второй робот в это же время, выполняя схожий вид работ перетаскивает эти же контейнеры из точки Б в точку А. Такая вот круговерть иногда получается. Недостатки программного обеспечения, конечно же. Программисты исправляют, но долго и не всё сразу. Поэтому нужны техники, которые будут контролировать их работу и заниматься ремонтом.
  - То есть вы хотите взять меня в экспедицию на Марс? С чего это вдруг?
  - Да хотим. Просто недавно мы получили сведения, что один из участников экспедиции работает на иностранную разведку. Естественно мы не можем отправить его на марсианскую базу, которая обходится нам дороже, чем празднование Нового Года по всей стране. Конечно же, у нас есть два запасных экипажа, среди которых у двух человек схожая с вами квалификация. Но мы подозреваем, что наши заморские "друзья" основательно подготовились к внедрению агента на марсианскую базу, так что и запасные варианты заподозрены в работе на потенциального противника. Больше информации я вам сообщить не могу. Не имею права. Исследовав несколько тысяч досье, мы выбрали вас.
  Услышанная информация немного шокировала. Жил-был Максим Жилин, занимался ремонтом, а тут на тебе: приглашают в космонавты. Ещё несколько секунд потратив на осмысливание услышанного, Макс продолжил:
  - Ладно, с этим ясно. Но разве мне не нужно несколько лет тренироваться, проходить тесты?
  - Как я уже сказал, один из тестов вы уже прошли. КГБ тоже вас проверило. Вы идеальный кандидат. На счёт тренировок не беспокойтесь, мы проверили ваши результаты сдачи нормативов ГТО. Вы в отличной физической форме. Всё, чему вам ещё нужно научиться, мы обучим вас за три оставшихся месяца до старта. К сожалению, больше времени мы не можем потратить. Старт нельзя откладывать. Он спланирован как раз так, чтобы время полёта до Марса было минимальным. Это позволит экипажу получить значительно меньшую дозу радиации, которая и так уже стала меньше благодаря использованию композитных материалов.
  - Знаете, это так неожиданно... Я даже не знаю, что ответить. Я уже не маленький мальчик, чтобы мечтать стать космонавтом, но... Вот сейчас мечта маленького мальчика можно сказать сбылась, но я почему-то не очень рад. Ведь обратной дороги нет, так?
  - Пока нет. Через три года мы планируем завершить строительство стартового комплекса на Марсе. Сможем запустить оттуда пилотируемый корабль со всеми нашими марсианами, которые захотят вернуться на Землю, отправив им на смену других спецов. Ну а пока экономим на топливе для обратной дороги. Слишком уж низкий КПД получается, если добавить в конструкцию межпланетного корабля ещё и аппарат для возвращения. Полёт в одну сторону занимает почти год. Продукты и аппаратуру возим быстрее: их можно немного подвергнуть воздействию радиации, зато выиграть во времени. С учётом дороги, пробудешь на Марсе три года, а потом можешь домой, если захочешь, конечно, - усмехнулся Николай Степанович.
  - Я даже не знаю, надо подумать. Хотя, давайте отвечу сейчас, а то передумаю. Я согласен. Полетели. Пусть я сейчас уже не мечтаю, стать космонавтом, но я осуществлю мечту своего детства. Давно изменившегося и выросшего маленького Макса.
  
  - Раз!.. Два! Раз!.. Два! - Командным голосом чеканил сержант тренировочного центра, заставляя членов предстоящей экспедиции готовиться до седьмого пота. - Встать! Тренировка окончена, все бегом в душ!
  Захватив из шкафчика полотенце и мыло Макс вместе с коллегами вяло побежал умываться после изнурительной тренировки. Бежать быстро не мог - слишком устал. Опять при спуске по лестнице будут подгибаться колени. Идти шагом тоже нельзя - опять сержант раскричится. Доставалось ему здесь больше других. Хотя он и был в хорошей физической форме, но до остальных ему было далеко. Когда он первый раз оказался в центре подготовки, его коллег готовили уже около года.
  Следующей трудностью было влиться в коллектив. Ведь остальные четверо техников уже сдружились друг с другом, многому научились, через многое вместе прошли. Макс же только учился азам, и было у него на всё про всё три месяца. Это тогда. Сейчас оставалось две недели. То ли от переизбытка информации, которую приходилось заучивать, то ли от сегодняшней тренировки в центрифуге голова шла кругом. К счастью начальник по подготовке сказал, что завтра всех отпустят на пять выходных. Последних.
  - Аллё, пап?
  - Сынок! А чего звонишь со своего Пасси, а не со служебного компьютера? Что случилось?
  - Да, выходные просто будут пап, скажи маме, что завтра приеду!
  
  Двери автобуса распахнулись. Внутри оказалось почти пусто. Макс сел на ближайшее к двери сиденье. Водитель, увидев в зеркало заднего вида, что все желающие вышли и зашли, закрыл двери и тронулся с места. К сожалению машины ещё не научили реагировать на людей, голосующих на остановках, а также желающих выйти из автобуса. Поэтому общественным транспортом пока управляют люди, а не электроника. Скоро и это исправят. Люди должны заниматься высококвалифицированным умственным трудом, а не крутить часами баранку. Ну а пока немногочисленные пассажиры сидели в своих креслах, откинувшись на спинки, и смотрели телевизор. Дорога из Звездного городка до аэропорта неблизкая, так что кто-то даже решил вздремнуть.
  Макс за два с половиной месяца привык ложиться и вставать в одно и то же время, так что спать ему не хотелось, он смотрел новости по телевизору в автобусе.
  
  - Добыты первые сто тонн газогидратов со дна Байкала! Мастер буровой и остальные рабочие награждены медалями за трудовую доблесть.
  Отыне вся имеющаяся информация в интернете проверена нашими специалистами. Таким образом, положен конец лжи во всемирной сети. Теперь вся информация будет релевантной. Предупреждаем, что теперь за размещение в интернете недостоверной информации предусмотрено наказание в виде лишения свободы от года до пяти лет.
  Выпущен Пасси-4. Теперь вы сможете не только применять свой универсальный документ для оплаты счетов, перевода средств, а также для звонков и сообщений, но и использовать его в качестве дистанционного пульта управления для всех современных видов электроники. Это не говоря уже о таких функциях, как видеокамера, медиаплеер, калькулятор, будильник и игры. Только представьте: вы сможете благодаря ему ставить машину на сигнализацию, включать мультиварку, управлять телевизором и не только. Входить в стандартный пакет обеспечения граждан Союза Пасси-4 начнёт с первого января следующего года, а пока вы можете купить его в любом магазине Госэлектроники всего за девять тысяч девятьсот девяносто девять рублей!
  Переговоры с представителями Китая относительно создания единой валюты вновь зашли в тупик.
  Количества разведанных запасов нефти по расчетам учёных хватит ещё на двадцать пять лет.
  Со следующего года в стандартный пакет снабжения граждан к имеющимся стандартному жилью, бесплатной медицине, лекарствам, образованию, электричеству, транспорту, интернету, кроме Пасси-4 добавится также бесплатный автомобиль. Выдаваться он будет совершеннолетним гражданам, имеющим образование не ниже среднего специального и водительские права. Модель автомобиля пока не уточняется. Однако известно, что, как и в случае с жильём, доплатив определённую сумму, можно будет получить автомобиль более высокого класса.
  Завтра начнётся празднование дня космонавтики. В этом году праздник будет отмечаться с особым размахом, ведь прошло целых сто лет со дня первого полёта человека в космос. Минздрав предупреждает: будьте осторожны во время использования фейерверков. Процедура отращивания пальцев может отвлечь вас от работы почти на месяц. Всего доброго!
  
  Вот и аэропорт. Пора выходить. Через час будет самолёт. Сильный ветер вздымает коротко стриженные тёмные волосы Макса. От потока воздуха сводит дыхание, приходится отворачиваться в сторону от ветра. Ещё раз Макс проверил свои синие брюки, не замарались ли, пиджак такого же цвета, галстук, рубаха. Всё в порядке, осталось лишь начистить туфли и можно лететь. Выглядит будущий космонавт идеально.
  Заняв место бизнес-класса, сейчас все места такие, но название ещё у многих на слуху, Жилин решил немного попереписываться с друзьями в интернете. Благо теперь во время полёта это не запрещено, да и связь позволяет общаться прямо в воздухе. Планы несколько изменились, и теперь не он поедет праздновать день космонавтики к другу. Вместо этого они приедут в дом его родителей. Нужно всех пригласить. Ближайшие года четыре он их точно не увидит. Можно будет лишь обмениваться видеосообщениями да и то с небольшой задержкой во времени.
  Второй раз в жизни Макс летел в самолёте, но страха не было. Хотя бояться хотелось. Не давало лишь то, что скоро придётся лететь намного быстрее и дальше, так что сейчас трусить нельзя - статус не позволяет.
  Три часа полёта прошли незаметно. По прибытии встречала вся родня. Даже когда парни уходят на год в армию и то собирается весь народ с округи. Что уж говорить о проводах космонавта.
  Отец увёз Макса домой на своей машине. За ними ехало ещё три с родственниками и друзьями. Целый кортеж.
  За столом собрались все, кто был дорог Максу, все родственники, немногочисленные друзья, даже бывшая пришла попрощаться, да и Юля тоже.
  - Сынок! - начала мама космонавта со слезами на глазах. - Я так горжусь тобой! Ты у нас не только богатырь вырос, но ещё и космонавт... - Мама вытерла слёзы. - Я рада, что ты сделал этот выбор, очень рада. Только возвращайся поскорее, больше я ничего не прошу.
  - И сообщения присылай почаще, - добавил отец.
  
  - Три... Два... Один... - звучал голос в наушниках.
  Загрохотал двигатель ракеты, которая тут же стала набирать скорость. Космос ведь совсем рядом, на машине можно доехать всего за час. Если машина сможет ехать вертикально вверх. Учёные уже ни первый год обещают закончить проект космического лифта, что значительно ускорит и удешевит вывод грузов в космос, но пока что нет. То им материал сверхпрочный требуется, то грунт, который не просядет под такой тяжестью, то слишком велика скорость вращения Земли. Без ракет пока никак.
  - Поехали! - Выкрикнул капитан экспедиции традиционную в таких случаях фразу.
  В сиденье вдавливает сильнее, чем во время езды на самой быстрой тачке. Термоядерный движок выдаёт ускорение в четыре же. Длится это не так уж долго. Скоро выход на геостационарную орбиту, где уже ждёт космический многоразовый грузовик "Гагарин-2М". Топливо и продукты в дорогу на него уже завезли. Проверка всех узлов завершена. Несмотря на три уже проделанных рейса до Марса и обратно, он почти в идеальном состоянии. Осталось лишь пристыковать шаттл с космонавтами, который затем будет использоваться при посадке. Сам же грузовик, сделав несколько витков на орбите красной планеты, полетит обратно к Земле за новым экипажем. Там, вновь пройдя проверку и небольшой ремонт, если потребуется, состыкуется с СКС. Затем он будет ждать новую порцию топлива, провизии и новый экипаж.
  Ну а пока ему нужно доставить на ржавую планету пятерых техников, у каждого из которых есть и вторая функция. Здесь и врач, и капитан, и психолог, и пилот, и бортмеханик. Последнюю по списку, но не последнюю по важности роль ближайший год будет выполнять Максим.
  
  Третьи сутки полёта.
  - А ты чего своим не звонишь, Макс? Смотри, чем дальше, тем больше будет задержка во времени при разговоре. Когда прибудем, вообще можно будет только видеосообщениями обмениваться, вживую не поговоришь.
  - Да как не звоню, Виталя? Звоню я. С утра сегодня звонил.
  - А, ну смотри, дело твоё. Я вот постоянно на связи со своими.
  - Так ты же психолог, что тебе ещё делать-то?
  - Щас я тебе дам ничего не делаю! Ну-ка иди сюда, я тебе покажу, что психологи страшные люди.
  - Да я и так вижу, что ты страшный!
  
  Двадцатые сутки полёта.
  - Классная музыка, Макс! Врубай погромче!
  - А ты что, любишь современный рок?
  - Конечно! Это же моя любимая музыка!
  
  Сто девяносто третьи сутки полёта.
  - Третий, система жизнеобеспе...
  - Отремонтирована.
  - Четвёртый...
  - Курс стабильный, без отклонений.
  - Пят...
  - Здоровье членов экипажа в норме. Центробежная система создания гравитации в спальном отсеке, позволяет поддерживать в форме...
  - Принято, проехали.
  
  Триста первые сутки полёта.
  - Да выруби ты эту музыку! Достал уже, меломан фигов.
  - Лучше рот свой прикрой, а то мухи налетят! Вообще-то ты говорил, что тебе нравится эта музыка!
  - Надоело! Тысячу раз уже переслушал всю эту ерунду, наизусть знаю уже каждую песню!
  - И что дальше? Мне может тоже надоело смотреть, как твои волосатые ноги летают впереди меня по кораблю! Да и вообще нечего в одних трусах на корабле находиться!
  - Так-так, ребята, потише! - вмешался в разговор бортовой психолог. - Нам ещё два месяца лететь. Нельзя чтобы бортмеханик убил пилота или наоборот. Всё, брейк. Таймаут. Разлетелись по углам. Сделали глубокий вдох...
  
  Триста пятидесятый день полёта.
  - Всем пристегнуться! Через пять минут начнём замедляться, затем по дуге будем спускаться на поверхность! - проинформировал экипаж командир. - Виталий, теперь всё зависит от Вас. Штурвал вам в руки.
  Полёт экипажа подошёл к концу. За это время все уже успели подружиться друг с другом, затем стать врагами, затем снова друзьями. Малочисленность коллектива давала о себе знать. Также минусом было наличие экстравертов в отряде, которые успели поднадоесть друг другу и остальным. Хотя наличие их на корабле не рекомендовано, а каждый член экипажа проходит долгую психологическую подготовку перед полётом, наряду с физической и технической, перепалки неизбежны. Пять человек однозначно надоедят друг другу за год.
  Но сегодня настрой был у всех отличный. Каждый день красная точка в иллюминаторе становилась крупнее и крупнее. Уже давно она выглядела больше, чем Луна при обзоре её с Земли. Сегодня вид приближающегося бога войны был особенно впечатляющим. Смотрелся он почти также эффектно, как Земля с орбиты. Изъеденный осколками метеоритов, с крупным шрамом на поверхности от пробороздившего когда-то его астероида, он выглядел завораживающе.
  Экипаж пересел в спускаемый челнок и был готов к приземлению. Грузовик, сделав несколько витков на орбите, вновь начнёт набирать скорость, которую сбавлял почти полгода и вернётся на Землю в автоматическом режиме. Сегодня будет самый напряженный день за весь полёт. Ежесекундно с Земли, хоть и с некоторой задержкой от момента отправления, приходили сообщения. Работали не только люди, но и электроника. Электронный мозг челнока с колоссальной по человеческим меркам скоростью вычислял оптимальную орбиту для посадки. Дюзы манёвровых двигателей то и дело выпускали в черноту космоса крохотные порции сжатого газа, однако, достаточные, чтобы слегка скорректировать траекторию небольшого объекта в вакууме.
  Челнок без проблем вошел в разряженную атмосферу Марса. Экипаж почти неощутимо затрясло. Замигали тумблеры на пульте управления. Лёгкое волнение настигло всех. Глупо было бы погибнуть здесь и сейчас, проделав такой путь, преодолев такое расстояние.
  К счастью приземление прошло на удивление гладко. Никаких внештатных ситуаций. Не было их и на протяжении всего полёта. За исключением случая, когда чей-то носок залетел в вентиляцию.
  
  Тормозные двигатели работали на полную мощность, когда опора челнока соприкоснулась со ржавой поверхностью планеты. Посадка прошла идеально, после этого все встали и принялись обнимать и пилота и пожимать ему руку. Благодаря вращающимся вокруг оси грузовика жилым помещениям, в которых за счёт этого создавалось подобие гравитации, люди сохранили хорошую физическую форму во время полёта. Также этому поспособствовали специальные тренажёры, закреплённые внутри на пружинных резиновых опорах, чтобы не повредить корпус.
  До базы было не больше двух десятков километров. Выяснив местоположение приземлившихся, с помощью спутников на орбите Марса, со станции выслали марсоход-трал и марсоход-кран, предназначенные специально для подобных операций. Выход на поверхность из челнока не был предусмотрен, его следовало совершить внутри помещения с нормальной атмосферой. Поэтому жизни космонавтов сейчас зависели от "марсиан". К счастью, на Марс берут только лучших из лучших. Поэтому лучший на красной планете крановщик с лёгкостью погрузил приземлившийся челнок на трал. Тут уже в дело вступил лучший марсианский водитель трала. Аккуратно он тронул с места свой марсоход и повёз свежих марсиан на первую и пока единственную базу СССР на Марсе.
  Через два с половиной часа трал, вместе с челноком заехал в самый просторный купол базы. За ним закрылись гермодвери. Компрессорная установка стала впускать воздух в купол. Через несколько минут помещение наполнилось ледяным воздухом.
  Давление в челноке и куполе выровнялось. Люк открылся, из космического транспорта вышли пять человек. К этому моменту в зале встречать их собралось уже три десятка человек. Все аплодировали, радовались, смеялись. В воздухе грохотали специально припасённые для таких случаев хлопушки, рассыпая по полу конфетти. Система очистки воздуха легко справится с продуктами сгорания пороха.
  - Седьмая экспедиция! Как же мы вас ждали!
  - Как долетели?
  - Как там на Земле?
  Если на Земле полёты в космос вызывали уже не такой ажиотаж, как век назад, то здесь собирался весь люд со станции, чтобы встретить новичков.
  Минут через пять после множества рукопожатий и просто приветствий толпа расступилась. Навстречу пятерым космонавтам шёл солидный высокий мужчина, лет тридцати пяти на вид. Дождавшись наступления тишины, он начал свою речь:
  - Здравствуйте, друзья. Меня зовут Евгений Николаевич Бородин. Я начальник марсианской экспедиции. Ну, а по совместительству ещё и электрик, - начал он. - Мы все очень рады вашему прибытию. У нас куча работы, а людей не хватает. Ваши каюты уже подготовлены. Будете жить по два человека. Кто с кем решайте сами. Один может жить отдельно, вас ведь пятеро? Или на полпути ещё кого прихватили?
  Раздался дружный смех. Хотя все здесь работают не покладая рук, почти без выходных и по двенадцать часов в сутки, а проживать здесь в разы опаснее, чем на Земле, настрой был у всех отличный. Всегда во время прилёта были восторженные крики, торжественный обед, и прочие церемонии. Больше всех радовались, естественно, члены первого экипажа, когда прилетела вторая экспедиция. Но и седьмую встречали тоже очень тепло.
  - Единственная неприятная новость для вас, это то, - продолжил Бородин, - что восьмая экспедиция с пятью женщинами на борту прибудет только через полгода. - Вновь прозвучал хохот на весь купол. - Экипажи не отправляют смешанными, во избежание конфликтов и прочих осложнений. Но в ЦУПе заинтересованы в том, чтобы никто из марсиан не захотел назад на Землю. Поэтому через полгода после старта мужского экипажа отправляют женский, ну вы и без меня в курсе. Я это к тому говорю, что свободных девушек у нас почти нет. Так что на чужой каравай во избежание конфликтов... Вы меня поняли. Неприятности, думаю, никому не нужны. Всё, не буду вас больше задерживать, идите выбирать каюты, а через два часа жду вас у себя.
  Каюты находились внутри купола по кругу. Пять кают, все свободные, рассчитанные на двоих каждая. Несмотря на то, что все пять техников, каждый специалист в своей области, жутко друг другу надоели и не скрывали этого, поселиться по одиночке не решились. Приказ нужно выполнять. Лишь капитану, вытянувшему короткую спичку, не досталось сожителя, и он мог блаженствовать один во всей каюте.
  Макс поселился с Аркадием - техником по строительству, а во время полёта ещё и медиком. Этот человек за время полёта почему-то надоел ему меньше других, очевидно, потому, что имел два высших образования и был чуть старше и значительно умнее других.
  Две койки, расположились друг напротив друга на манер купе люксового вагона поезда. Такие до сих пор сохранились кое-где и возят туристов, для которых главное не время, а романтика этого старинного вида транспорта. Над койками были полки для вещей. Хотя скорее это были не полки, а второй ярус кроватей, на случай если вдруг придётся экстренно кого-то подселить.
  Закинув свой рюкзак с немногочисленными вещами, Макс решил немного прогуляться по базе. Наверняка здесь есть какая-нибудь новая техника, которую он ещё не видел. Интересно же. А за два часа, которые были в его распоряжении, можно обойти всю станцию. Главное, не увлечься слишком сильно, а то можно и опоздать. Всё-таки техника была слабостью Макса. Особенно роботы, которые здесь выполняли основную часть работы ещё до прибытия людей.
  Станция состояла из десятка куполов разного размера и назначения, соединённых между собой коридорами. Всё было герметично. Каждое помещение было отделено от другого гермодверьми на случай разгерметизации одного из куполов или коридоров. Самым отдалённым объектом станции был термоядерный реактор, обеспечивающий энергией весь обитаемый Марс. Хотя в случае аварии, вероятность которой меньше, чем шанс победить в финале футбольного чемпионата со счётом десять - ноль, отдаление источника энергии не поможет спастись колонистам. Но отдаление его нужно было, чтобы поселенцы хотя бы чувствовали себя в безопасности. Для этой же цели поверхность всех куполов была непрозрачной. Всё-таки когда не видишь небо, не осознаёшь что находишься на таком отдалении от Родины. От старой.
  За очередной дверью нашлась система регенерации воздуха. Дружно гудела дюжина генераторов кислорода. Через систему вентиляции отработавший воздух поступал сюда, после чего пройдя через специальные фильтры, углекислый газ вновь превращался в кислород. Немного подкрутив пару вентилей, ориентируясь на звук и ещё какие-то ведомые лишь ему приметы, Макс, довольный, осмотрел ещё несколько приборов, находящихся здесь. На его взгляд они работали отлично, поэтому их он трогать не стал.
  В кабинет к Евгению Николаевичу он пришёл последним. Кабинет был крохотным. Позади него была дверь, ведущая в каюту начальника Марсианской экспедиции. Максимальная производительность труда возможна только когда дом рядом с работой. А работы у начальника было немало. База постоянно строилась и расширялась, требовалось каждому работнику отправить пакет с задачами, а в "свободное" время выполнять ещё обязанности электрика. Это на Земле незаменимых нет. Тут каждый на счету.
  - Здравствуйте, Евгений Николаевич! Вызывали?
  - Вызывал. Садись. Давай доступ к своему Пасси.
  Макс, сев напротив, нажал что-то на сенсорном экране своего универсального документа и средства связи. Через мгновенье там появилась новая запись: "20.04.2062 принят инженером по строительству и ремонту куполообразных зданий. База 001, Марс.
  - Так сегодня же девятнадцатое! - тут же заметил инженер.
  - Сегодня выходной, отдыхай, осваивайся. Хотя как вижу, ты уже освоился, я очень кстати смотрел за показаниями камер наблюдения. Видел, как ты в системе жизнеобеспечения порылся.
  - Ну послушайте, просто мне показалось, что...
  - Да всё правильно тебе показалось. Мы слегка перенастроили систему, чтобы проверить одного из техников, прибывших с тобой. Он будет как раз инженером по жизнеобеспечению, а то нынешний без сменщика работает, совсем бедолагу загоняли. Но ты нашёл неисправность раньше. Молодец.
  - Ух ты! Ну ладно тогда, - обрадовался Жилин. - А почему инженер по строительству? Я думал, что роботов буду...
  - Будешь. Будешь роботов, а роботы будут куполообразные здания.
  - А, ну тогда ясно! - довольно сказал Макс.
  - Ещё какие-то вопросы будут? - поинтересовался Бородин.
  - Нет, всё отлично! Можно идти?
  - Иди. С прибытием тебя. Вижу, что не зря тебя отобрали, много пользы от тебя будет. Инфопакет с задачами на завтра скину сегодняшним вечером. Топай.
  
  ***
  Первые полгода марсианской жизни пролетели незаметно. В работе. Роботы строили новые купола из имеющегося материала. Периодически их приходилось латать, смазывать, чистить. Скоро должен прибыть груз с оборудованием для запуска линии по производству дроидов. К этому времени нужно подготовить место для него. Года через три база разрастётся до запланированных размеров и станет автономной. Всё необходимое можно будет производить на месте, даже полупроводники и чипы. А пока оборудование приходится ждать по году.
  Печалило лишь одно: две недели назад внезапно началась песчаная буря. Аппаратура на поверхности по какой-то неведомой причине не смогла зафиксировать её приближения. Засекли её лишь спутники, о чём тут же доложили Максу, работавшему в это время вне купола. Он руководил своими синтетическими подопечными снаружи. Но не стал слушать начальство, больше поверив своей установке контроля климата. До этого она никогда не отказывала. Работала как часы.
  Без потерь не обошлось. Два дроида и переносной пульт контроля были унесены стихией в неизвестном направлении. По поводу роботов можно было не беспокоиться: добыча руды уже ведётся, а автоматизированная линия по сборке металлических помощников скоро будет запущена. Но вот с пультом для контроля железяк было куда хуже. Такая аппаратура производится только на Земле, запасных нет. А с помощью Пасси управлять дроидами не очень-то удобно, особенно на Марсе. Он не предназначен для таких экстремальных условий, долго не выдюжит.
  Выслушав порцию брани от Евгения Николаевича, расстроенный Жилин отправился в каюту обдумывать дальнейшие планы. Уяснив из разговора, что пульт непременно нужно найти, он всё же решил отложить это дело на потом. Через две недели должна прибыть восьмая экспедиция с женским экипажем, а купол для них ещё не подготовлен, нужно достроить и провести кучу проверок. А потом ещё обустройщик должен будет смонтировать металлическую мебель, затащить синтетические матрасы и ещё кучу всяких прибамбасов.
  Вот сегодня, наконец, настал тот день, когда можно и нужно заняться поисками пульта. Управлять роботами изнутри базы с помощью Пасси уже смертельно надоело. Пульт удобнее, более специализирован, позволяет контролировать сразу десяток работников. А самое главное с ним не страшно работать снаружи, а это гораздо удобнее, когда роботы монтируют купол.
  Сегодня ночью прилетят девчата, так что всё равно спать не придётся, все будут готовиться их встречать. Чтобы не терять зря времени, Жилин решил не сидеть в каюте, дожидаясь восьмую экспедицию, а пойти поискать этот злополучный пульт.
  Максу предстояло надеть компактный скафандр - это уже не те громоздкие костюмы, которые придумали сотню лет назад. Это что-то вроде акваланга, придуманного Жаком Кусто, для погружения под воду, только уже более технологичное и предназначенное для космоса. Регенератор кислорода позволяет дышать за пределами базы столько, сколько позволит батарея. Она же в свою очередь, расходуя энергию и на восстановление кислорода, освещение, радиосвязь и обогрев, может работать без подзарядки около двух суток. Внутрь костюма был также встроен компьютер и медицинская система ввода стимуляторов, рассчитанная на экстренную ситуацию. На груди такого скафандра закреплён специальный контейнер, содержащий суточную порцию еды и воды, которую марсианин может употреблять в любое удобное для него время через специальную трубочку. Для последствий употребления пищи и воды контейнеры тоже есть.
  Надев на себя это чудо техники, Максим захватил с собой фонарик в дополнение к имеющимся на шлеме источникам света. Ведь возможно вернуться до заката не получится. Ещё он взял с собой металлоискатель, действующий в радиусе десяти метров. Без него поиски точно будут напрасными. К креплению на поясе Макс прикрепил что-то наподобие сапёрной лопатки - пульт, возможно, занесло песками. На спину он закинул обычный рюкзак, чтобы не тащить пульт в руках.
  Маршрут начался вполне привычно: коридор, шлюз, откачка воздуха, открытие гермодверей и лёгкий толчок вперёд - весь воздух откачать всё равно не получается и он устремляется наружу, толкая марсианина вперёд. Затем выход на истоптанную следами поверхность - не только Макс выходит со станции по рабочей необходимости.
  Идти техник решил в ту сторону, в которую пронеслась песчаная буря две недели назад. Нужно успеть вернуться к прилёту девчат, завести себе, наконец, марсианочку, а то расхватают всех, пока вернётся.
  Шаг за шагом Макс удалялся от базы всё дальше. Металлоискатель перестал попискивать, обнаруживая металлические каркасы сооружений. На ржавую пыль Марса он не реагировал. Специальная разработка.
  Идти приходилось зигзагом, чтобы просканировать как можно большую территорию. Местность напоминала пустыню в Мексике. Не хватает только кактусов. Учёные обещают начать терраформирование сразу же, как только научатся создавать или усиливать магнитное поле целой планеты. С тем, которое есть, ничего не выйдет, даже если генетически изменить растения. Атмосфера всё равно сдувается Солнцем. Потом уже можно будет и кактусы посадить.
  Вдруг откуда-то с Востока, прямо оттуда сейчас шёл Макс, полетели рыжие пылинки. Это слегка насторожило техника, он обернулся. Главная опасность здесь помимо радиации и метеоритов - песчаные бури. Ему очень не хотелось бы во время поисков пульта контроля роботов пропасть самому и стать первым трупом колониста.
  Не успел он об этом подумать, как, обернувшись, увидел, что за частицами пыли появилась стена песка, неумолимо приближавшаяся к нему. Жилин не испугался, страх приходит обычно уже после его причины. Однако среагировать успел - прыгнул за камень, возвышавшийся неподалёку. Фронт бури пролетел мимо, затормозив о камень.
  Осмотревшись по сторонам, Макс понял, что видимость сейчас не больше двух метров. Марсианский песок летел с дикой скоростью. Теперь Максим понимал, почему выход из купола в вечернее и утреннее время разрешён только в экстренных ситуациях. В это время часто дуют сильные ветра, об этом он вспомнил лишь сейчас и сильно пожалел, что вышел наружу без одобрения. Заложенная с детства привычка не спрашивать разрешения сделать что-либо не впервые сыграла с ним злую шутку.
  Металлоискатель и сапёрная лопатка куда-то исчезли, очевидно, во время прыжка за камень он бросил их. Слишком быстро пришлось действовать.
  Шла минута за минутой. Час за часом, а буря не прекращалась. Ноги Макса уже затекли от пребывания в одном положении. Пошевелиться было страшно - камень закрывал лишь крохотный участок поверхности, в котором можно было укрыться. В голову стали закрадываться нехорошие мысли.
  Найдут ли его? Будут ли искать? Что кончится раньше - батарея, восстанавливающая кислород или буря?
  Связаться с базой не удавалось - песчаная буря создаёт сильные помехи для радиосвязи.
  Оставалось только лежать и ждать благополучного конца, надеясь, что его не отстранят от работы за такой проступок.
   Неожиданно буря прекратилась. Недолго думая, Макс тут же вскочил из своего укрытия и собирался бежать со всех ног на базу, не дожидаясь пока буря вновь начнётся. Но не тут-то было, оказалось, что буря вовсе не собиралась прекращаться, это было лишь кратковременное затишье. Секундная пауза, за которой вновь двигалась волна песка и пыли. Она тут же подхватила техника и понесла за собой.
  На этот раз Максим испугался по-настоящему. Кровь мгновенно наполнилась адреналином, сердце стучало быстрее, чем у испуганного кролика. Верх и низ перестали существовать. Жилин катился кубарем, не в силах противостоять потоку частиц песка и пыли.
  Внезапно он почувствовал резкую боль в спине, в глазах потемнело. Его приложило о какой-то камень, который он даже не успел разглядеть. Его несло дальше и дальше, он не мог зацепиться за поверхность, она была слишком рыхлой. Всё, что ему оставалось - это беспомощно скользить по поверхности красной планеты. Боль в спине лишь усиливалась от многочисленных переворотов и падений. Максим превратился в подобие африканского перекати-поля, продвигаясь таким образом дальше и дальше вместе с бурей. Потерять сознание из-за боли ему не давала лишь огромная порция адреналина в крови. Скафандр лишь каким-то чудом не разгерметизировался, немного смягчая удары о поверхность.
  
  Боль. Однозначно, боль была причиной его пробуждения. Глаза начали видеть несколько позже. Первым, что они увидели, была жёлтая пелена, сквозь которую сочился яркий свет. Мысли в голове были перепутаны как во сне. Трудно было понять, что происходит, да и вообще осмыслить своё существование. Еле-еле разжав губы Макс произнёс слабым голосом:
  - Что происходит... Есть ли я вообще... Я мыслю, следовательно существую... - сумел он вспомнить когда-то услышанное выражение. Оно помогло прийти ему в чувство.
  Стоило лишь немного пошевелиться, как сразу стало ясно, что жёлтая пелена перед глазами всего лишь песок, насыпавшийся на шлем. С огромным усилием подняв руку и стряхнув его, Макс прищурился - в глаза ударил яркий свет. Попытался встать. Понял, что не сможет. Подняв вторую руку, увидел в ней откуда-то взявшийся пульт контроля роботов, прикреплённый к стойке. "Нашёл!" - промелькнула радостная мысль в голове.
  - Вы в критическом состоянии. Пожалуйста, возвращайтесь на базу, - прозвучал приятный женский голос компьютера в шлеме.
  Пролистав с помощью языка и специальной панели данные, выводимые на забрало шлема, Макс понял, что проснулся только из-за стимуляторов, введённых в кровь автоматикой скафандра, заподозрившей неладное. Связи не было. Шкала, показывавшая уровень сигнала, мигала красным. Или антенну повредило или далеко унесло. Оба эти варианта пугали.
  Нужно было двигаться на базу. Но как ни грустно это было, ноги почему-то не слушались и вообще не ощущались. С трудом Жилин перевернул себя на живот, чтобы суметь хотя бы ползти. Пульт управления, после отделения от стойки, был небрежно закинут в рюкзак на спине. Стойку сперва хотелось выкинуть, но потом Макс решил с её помощью двигаться, отталкиваясь от поверхности на манер весла или трости.
  Труднее всего дались не первый и не последующий "шаги". Труден был каждый толчок стойкой. Несмотря на кучу стимуляторов и обезболивающих введенных в организм скафандром, боль давала о себе знать. Говорят, человек не может ощутить сильную боль в нескольких местах одновременно. На Макса это правило почему-то не действовало. Болело всё. Каждый метр давался с трудом. Бесчувственные ноги волочились по земле, словно хвост русалки - такие же бесполезные они были теперь на суше.
  Однообразный марсианский пейзаж пугал. Максим не знал, в какую сторону нужно ползти. Он просто доверился своим чувствам. Подсознание почему-то всегда лучше определяет куда двигаться, чем разум.
  Преодолев около сотни метров, Жилин остановился, чтобы перевести дыхание. Всё-таки он был не в такой уж хорошей физической форме - в спортзал, имеющийся на базе, он не ходил. Слишком много работал. Головой.
  Единственным плюсом была слабая гравитация Марса, но она сейчас почему-то казалась ничуть не меньше земной.
  Немного передохнув, он вновь двинулся вперёд. Теперь, немного приспособившись к передвижению с помощью палки, он решил преодолеть хотя бы "шагов" двести, прежде чем отдохнуть. Но не тут-то было. Эти сто дались ещё тяжелее, после которых пришлось вновь делать перерыв.
  Языком Макс нащупал специальную трубочку в скафандре для питания. Нужно немного перекусить нагрудным пайком и выпить немного воды. Несмотря на тяжёлое состояние, организм требовал порцию калорий для продолжения работы.
  Чтобы руки не так сильно уставали, Максим отталкивался от поверхности стойкой то с левой стороны, то с правой. Это позволило делать мышцам немного меньшую работу и меньше уставать. До вечера Максим сделал ещё два десятка таких переходов. После этого силы оскудели до невозможности. Ползти дальше не удавалось. Устроив себе лёгкий ужин, Макс оставил небольшую дозу еды на завтра. Не нужно съедать всё разом. Завтра тоже понадобятся силы.
  На этот раз пробуждение было ещё более тяжёлым. Тело болело не только от ушибов, но и от вчерашних перемещений, а стимуляторов в скафандре было меньше. Батарея, подогревающая находящегося внутри советского марсианина и восстанавливающая кислород, должна была разрядиться к вечеру. Плохо будет дело, если к этому времени не удастся вернуться на базу. Ни один раз успел уже Максим всеми бранными словами обругать тот день, когда согласился участвовать в седьмой экспедиции на Марс. У Николая Степановича, предложившего ему это, сейчас наверняка огнём горели уши.
  Мысль о том, что сейчас творится на базе и в ЦУПе на Земле вызывала смех. Им сейчас было не намного лучше, чем ему. "Пропал космонавт" - наверняка эта фраза была озвучена сегодня в отправленном сообщении утренней сводки. Вчера вечером его пропажу могли и не заметить - встречали девчат из восьмой экспедиции.
  - Расхватают ведь! - чуть ли не во весь голос выкрикнул Жилин, подумав, что не успеет первым познакомиться с прибывшими девушками и придётся целый год до следующей женской экспедиции быть одному. Это не радовало, зато придало сил. Ползти Макс стал вдвое быстрее. Какая бы опасность не угрожала мужику, но о девушках он думает всегда. Даже когда их нет.
  Индикатор зарядки батарей неумолимо полз вниз. Пришлось снизить уровень подогрева, и выключить освещение, чтобы хоть немного выиграть времени. Стало холодно. Остатки пайка были высосаны через трубочку. То же самое случилось и с водой. Контейнеры с отходами Макс отстегнул ввиду их наполненности. Лишний вес ни к чему.
  На поверхности Марса уже стало темнеть, когда Жилин увидел на песке следы колёс.
  - Ищут! - радостно прокричал он, как будто не болело у него ничего, а батарея была полной. - Ищут! Спасён! - кричал он, хотя спасения могло и не случиться.
  Марсоход к сожалению не попадался, так что радость техника постепенно сошла на нет.
  - Успеть бы. Только бы успеть... - шептал он.
  Но взобравшись на небольшой холмик, он сумел разглядеть вдали...
  - Огни! База! Да! Да! - кричал он.
  Теперь он стал ползти с новой силой. Но холод становился всё сильнее, а дыхание чаще. Кислорода организму не хватало, и он заставлял лёгкие делать вдохи чаще. Чтобы его заметили, он включил, предусмотрительно взятый с собой фонарик, закрепив его в специальный разъём на плече.
  Руки костенели, губы тряслись от холода. Дыхание было настолько частым, что началось головокружение от нехватки воздуха. Огни базы уже не были столь чёткими. Они растягивались, мигали, превращаясь в замысловатые фигурки. Купола базы превратились в огромных черепах и поползли, но огни остались на месте. Вот один из них стал похож на собаку, которая бегает за своим хвостом и светится при этом. Вот идёт её хозяин с фонарём, он кричит и почему-то пританцовывает. Тело вдруг стало лёгким и полетело куда-то ввысь, словно в детском сне. Рядом летят роботы, а мама смотрит и улыбается.
  - Возвращайся поскорее! - просительно произносит она. - И сообщения отправляй! Возвращайся!
  - Возвращается! Возвращается!
  - Да, я никуда и не уходил, - попытался произнести Макс, но вышло лишь нечленораздельное мычание.
  - Проснулся? - спросил кто-то за гранью сознания, словно с того света.
  - Да... - еле слышно произнёс Жилин.
  - Как себя чувствуете? - вновь произнёс всё тот же потусторонний голос. Видимо он принадлежал едва различимому силуэту среди света.
  - Да... - произнёс Максим, не в силах сказать что-то другое.
  - Как самочувствие спрашиваю?
  - Хо... Хорошо, - на грани слышимости произнёс техник, приложив для этого всю силу воли и силу ослабевшего тела.
  Силуэт, окруженный светом, удалился. Свет погас.
  Проснулся Максим спустя несколько часов. В палате кроме него никого не было. Помещение было тускло освещено дежурным освещением. Это значит сейчас поздний вечер или ночь. Он пытался сопоставить в голове случившееся, но ему не дал вошедший человек.
  - Не спишь? В себя пришёл? - спрашивал уже подошедший ближе Евгений Николаевич. - Давай помогу сесть.
  Начальник марсианской экспедиции помог технику подняться на кушетке. Затем включил дневное освещение и сел рядом с больным.
  - Ну, Жилин... - со значением произнёс он. - Скажу честно: было бы дело на Земле - уволил бы, не задумываясь за такое. А тут сам понимаешь...
  - Каждый на счету?
  - Вот именно. Ты хоть знаешь, что тут творилось из-за тебя, дурака?
  - Догадываюсь...
  - Догадывается он. Из-за тебя как следует восьмую экспедицию не встретили. Девчат только сегодня привезли на базу, знали ведь, что ты в одном лишь скафандре долго не протянешь, они могут в шаттле чуть дольше посидеть. Мы всю технику на твои поиски отправили! А ты, гад, даже никому из наших на глаза не попался. Дополз сам до базы и стал в шлюз колотить. Помнишь хоть?
  - Ну...
  - Что, ну?
  - Я только собачек каких-то помню, фонари...
  - Тьфу! Собачек. Кислородное голодание мозга это называется. И откуда тебя такого взяли? Это тебе не Сибирь, тут медведи по городам не ходят. Это самый дорогостоящий и наукоёмкий проект Советского Союза, а ты нам такие сложности создаёшь. Надо было тебе всё высказать ещё тогда, когда ты в систему жизнеобеспечения полез после прибытия. Не твоё это дело! И поиски пульта управления тоже! Я бы снарядил отряд на его поиски в конце недели, пока не до него было. Что делать-то планируешь теперь?
  - Ну... Вон тот робот-санитар чего-то скрипит. Надо разобрать посмотреть, а там видно будет.
  - Ишь, ты! Робот... Ты хоть знаешь, что наш хирург уже тебе операцию на позвоночнике сделал? Случись с тобой такое лет двадцать назад, остался бы инвалидом на всю жизнь, а сейчас... Будешь со стальной пластиной в спине ходить. Ладно, отдыхай. Две недели у тебя на отдых, потом будешь только роботов чинить, никаких выходов из купола. Я лишил тебя допуска. А там посмотрим, как себя вести будешь. Бывай.
  Макс, утомлённый беседой, всё ещё не окрепший, решил снова поспать.
  Теперь, проснувшись, он чувствовал себя гораздо лучше, чем вчера. Позавтракав, он ощутил, как возвращаются силы. Больше лежать на месте он не мог. С помощью Пасси вызвал одного из роботов, дав тому команду отвезти его в мастерскую. Очень уж соскучился по любимым роботам. Решил заняться хотя бы их осмотром, прямо лёжа на кушетке.
  Заехав в купол на своём транспорте, он не заметил, что в дальнем углу помещения сидела девушка и что-то разглядывала на столе.
  - А вот и ты! - сказала она своими пухлыми губами, которые очень выразительно смотрелись на таком милом личике. - После того, что мне о тебе рассказали, я так и думала, что ты заберёшься сюда. Хотя, если честно, ты немного опоздал. Я уже час тебя тут жду, - произнесла она и мило заулыбалась.
  Повернувшись к ней, Максим улыбнулся. Её волосы были его любимого цвета - рыжие. А фигура была точёная, как у осы. С улыбкой на лице он произнёс:
  - А почему ты меня ждёшь?
  - Просто хотела посмотреть на человека, который в первый же день пребывания здесь починил систему регенерации кислорода. Я тоже своего рода специалист, только в своей области. Тоже обожаю свою работу - я программист.
  - Успел...
  - Прости, что?
  - Говорю, как твоё хорошее настроение?
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Н.Лакомка "Любовная косточка" (Короткий любовный роман) | | Р.Навьер "Искупление" (Молодежная проза) | | Н.Королева "Кошки действуют на нервы -1-" (Юмористическое фэнтези) | | М.Ваниль "Чужая беременная" (Женский роман) | | У.Соболева "Твои не родные" (Современный любовный роман) | | Н.Ерш "Разведи меня, если сможешь" (Любовная фантастика) | | Наталья "Знай " (Современный любовный роман) | | Ф.Вудворт, "Особые обстоятельства" (Любовное фэнтези) | | Anna Platunova "Искры огня. Академия Пяти Стихий" (Приключенческое фэнтези) | | Жасмин "Несносные боссы" (Романтическая проза) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"