Щепетнов Евгений Владимирович: другие произведения.

Блуждающие тени глава 3

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Глава 3
  Долго я в палате не залежался - меня поволокли на обследования - брали кровь, просвечивали мозг, руки-ноги, всё тело моё исследовали как подопытную собачку, не отвечая ни на какие вопросы.
  Я вообще не знал, где нахожусь - то ли подземелье, то ли высоко над землёй, а может под водой - да чёрт их знает! Эти грёбаные врачи - или не врачи? - молча, как автоматы, бегали вокруг меня и только подавали однообразные короткие реплики - подержи то, подержи сё, наклонись, выпрямись, не дыши - дыши.
  Аппаратура, которую они использовали, была мне незнакома, одно было ясно - эти приборы очень дороги и вряд ли стоят в районной больнице города Заплюевска.
  Столько исследований моё тело не видело никогда - тем более, что я и болеть-то не особо болел...
  В конце всех процедур меня повели в небольшую комнату, обставленную аскетично, но стильно - кресло из белой кожи, столик из толстого тёмного стекла, какие-то картинки на стенах - всё в тон, всё нарядно и даже на вид дорого. Там сидел приятный мужчина лет пятидесяти, с седоватыми волосами и голубыми пронзительными глазами, смотревшими весело и немного с насмешкой.
  - Прветствую вас, молодой человек. Вас звать Пётр, насколько мне известно. Меня - Алексей Фёдорович. Я ваш куратор по паранормальным явлениям группы "Ночь". Присаживайтесь, поговорим. Итак, насколько я знаю, вы обладаете способностью напускать порчу на людей, с тем, чтобы они теряли здоровье и умирали. Расскажите мне с самого начала - откуда у вас взялась эта способность? Чувствовали ли в детстве свою необычность? Бывали ли у вас в роду такие аномальные способности? - он расположился поудобнее и закинул ногу на ногу - не спешите, у нас много времени - рассказывайте всё, с самого начала.
  И я рассказал. Всё. Или - почти всё. Зачем им знать, что я могу видеть картинки, или же, что я могу взглядом остановить человека? Чем больше у меня есть неизвестных им способностей, тем сильнее я буду против них. Никакой уверенности в том, что спецслужбы - а это были именно они - отпустят меня хоть когда-нибудь у меня не было совершенно - да, я не сталкивался с ними никогда в своей жизни (если только в булочной, в дверях), но то, что войти сюда можно, а выйти нет - об этом рассказывали тысячи книг и документальных свидетельств. Нет бывших шпионов, как нет бывших ментов - профессия навсегда накладывает отпечаток на человека.
   В общем, я рассказал ему про слизняков, про лечение, про напускание слизняка - только сразу предупредил, что напускать слизня осмысленно я не могу - у меня получилось это один раз, и то, когда я был в страшной ярости и ненавидел этого человека. Поэтому - скорее всего, пользы от меня будет мало. Вот снять слизня - пожалуйста, а напустить его - это не очень-то в моих силах.
  Послушав мой рассказ, куратор недолго помолчал, потом усмехнулся как-то грустно и сказал:
  - Мы тебе поможем развить свой талант - хочешь ты этого, или не хочешь, не беспокойся. Мне кажется ты парень неглупый, и даже себе на уме, так вот, я без обиняков сразу хочу тебе сказать - жизнь твоей матери зависит от того, как ты себя поведёшь - пока ты слушаешься - жива и она, если мы придём к мнению, что ты бесполезен, что ты сопротивляешься обучению и нашим указаниям - матери будет плохо, а тебя могут выкинуть с промытыми мозгами, с лоботомией на улицу. Мы же не можем оставить на свободе - и не на свободе тоже - здорового колдуна-монстра, способного убить любого человека, в том числе из руководства страны? Или ты у нас под контролем и подчиняешься нашим указаниям, или ты умираешь, превращаешься в овощ, исчезаешь. Тебе это понятно? Помнишь кино "Никита"? так вот, ты сейчас наша Никита, более того - от тебя зависит жизнь твоей матери, и если надо будет тебя сломать - мы ни минуты не будем колебаться и сделаем это, с помощью твоей матери, используя её. Извини, Пётр - таковы правила игры. Ты не в то время и не в том месте...сунул пальцы в розетку. Мне жаль тебя, но если нужно будет для дел, я лично перережу горло тебе и твоей матери.
  - И после этого вы говорите, что наше государство правовое, и что у нас всё по закону? - со злобной досадой выдавил из себя я, кипя от бессильной ярости - а что будет, если я сейчас напущу на вас порчу, и вы будете умирать в корчах много дней, зная, что никто не сможет её снять? Вот прямо сейчас напущу - не боитесь?
  - Боюсь - спокойно сказал куратор - но это моя работа, а если ты это сделаешь, твою мать убьют медленно и мучительно, и покажут тебе фильм, как это делали, и ты запомнишь на всю жизнь, как убил свою мать. Если тебя оставят жить. Кроме того - найдут всех твоих родственников - да что их искать? Все они известны. Тётки, двоюродные и троюродные братья - погибнут все. Ты их фактически убьёшь. Ты ещё хочешь напустить на меня порчу?
  - Хочу. Но не напущу. Я вас ненавижу - вы даже хуже этого сраного полковника - он был просто мздоимцем, подлецом, а вы реально нелюди.
  - Согласен. Иногда я сам себя ненавижу...а что делать? Так получилось. Ты не один в группе - там есть ещё люди с паранормальными явлениями - гипнотизёры, экстрасенсы - не те придурки, что устраивают клоунады на телевизионном экране - нет, настоящие экстрасенсы - ты с ними познакомишься. Заодно и проверим, как на тебя действует тот же гипноз. Кроме тренировок по экстрасенсорике, ты пройдёшь полный курс обучения диверсанта-разведчика. Что толку от твоего проклятия, если ты не сможешь подойти вплотную, на рабочее расстояние к объекту нападения? И зачем нам терять ценного агента, если ты не сможешь уйти с места происшествия? Ты получишь полный курс - тебя будут учить переодеваться, менять внешность, добывать документы, убивать людей голыми руками и подручными предметами, стрелять, метать ножи, ездить на всех видах транспорта. Хочешь стать Джеймсом Бондом? Неужто нет? А! - ты хочешь свернуть мне шею? Ну что же - и шею сворачивать тебе придётся. Будет такая возможность. Отмечу хорошее - у тебя будет столько денег, сколько тебе надо - дорогая машина, квартира или дом, путешествия за границу, красивые женщины - плата только одна - в определённый момент, ты напускаешь порчу на того, на кого мы укажем. Без вопросов и сомнений. Все сомнения будут расцениваться как предательство и ты, или твоя мать, будут наказаны. Запомни ещё раз и забудь о бегстве или каких-то вредоносных действий в отношении кураторов группы "Ночь" - ты наш. Навсегда. Не обольщайся, что отсюда куда-то там сбегают - не сбегают. Из тюрьмы можно сбежать, из психушки, откуда угодно - от нас - нет. Тебя найдут всегда и везде на этой Земле, в любом её уголке. И расплата будет страшной.
  Куратор помолчал. Его жёсткие, как ледяные иглы, глаза потеплели и он усмехнулся:
  - Да ну чего мы заладили - расплата, расплата - гляди - ты жив, здоров, чистый, сытый, впереди интересная жизнь - чего печалиться? Сейчас ты пройдёшь в один кабинет - будет немного больно, потерпи. Пошли за мной.
  Куратор поднялся и вышел из кабинета, дождавшись, когда я поднимусь и пойду за ним.
  Недолго прошагав по коридору я оказался в белоснежной комнате, по типу операционной, в которой стоял стол , над которым горели мощные светильники и вокруг стояли двое людей в хирургических масках и костюмах.
  - Снимай рубаху и ложись на стол. Сейчас будет немного больно, но придётся потерпеть, это необходимо.
  С замиранием сердца я стащил с себя полотняную рубаху, улёгся на живот и стал ждать. Стоявшие справа и слева прихватили мои руки ремнями, закрепили ноги, голову, и один из них протёр мне резко пахнущей жидкостью место где-то у левой лопаткой. Затем последовала резкая, шипучая боль - у меня даже искры из глаза посыпались и закапали нежданные слёзы, и всё прекратилось. Мне залепили место укола пластырем, развязали, и я кривясь и морщась оделся.
  - Вот теперь, уважаемый Колдун - кстати, ты так и проходишь теперь по нашим документам - мы будем знать всегда, где ты находишься, с кем ты находишься и слышать все твои разговоры. Это сделано для нашей и твоей безопасности. Мы же не может допустить, чтобы такой ценный агент как ты, пропал, исчез где-то в неизвестном направлении? Ты всегда будешь на наших мониторах, и мы будем знать жив ли ты. Капсулу, которая в тебе теперь сидит, извлечь трудно - сам ты это точно не сделаешь, а при попытке извлечения, она может взорваться и убить тебя заложенным в ней мгновенно действующим ядом. Так же - мы можем взорвать её на расстоянии, если увидим, что ты совершаешь что-то такое, что входит в разрез с данными тебе инструкциями. Учти это. Ты наш - навсегда! Теперь можешь идти в свою комнату - тебя проводят. Завтра будет первый день твоих занятий. О расписании тебе расскажет тот, кто провожает. Ну что же, добро пожаловать в группу "Ночь", Колдун!
  Моя комната ничем не отличалась от всех здешних комнат, которые я видал - аскетизм, чистота, стерильность и ничего лишнего. На письменном столе в углу - компьютерный монитор, рядом ноутбук, авторучки, листы бумаги. В углу - кровать - довольно широкая, можно сказать двуспальная.
  Посмотрел - рядом вход в ванную комнату, сверкающую кафелем и хромированными ручками кранов, унитаз, биде и кабина душа. Была и ванная - тоже сверкающая и стерильная так, что хотелось в неё плюнуть, чтобы хоть как-то нарушить совершенство этого царства чистоты. Была и кухня - оборудованная огромным количеством всякой бытовой техники, от посудомоечной машины до каких-то комбайнов, мне непонятных и неизвестных. Два огромных холодильника были заполнены всевозможными продуктами - деликатесами и полуфабрикатами.
   Как сказал мой провожатый, человек лет тридцати, представившийся Николаем, я могу обедать в столовой, где обедают все курсанты, а могу сам себе готовить что-то в этой кухне - по желанию. Продукты будут автоматически, по мере их трат, восполняться. Если есть какие-то пожелания - что-то хочется из продуктов или что-то не хочется - оставлять записку на холодильнике, прикрепив магнитом, всё будет сделано. Одежду и бельё, которое нужно постирать, надо оставлять в крытой пластмассовой корзине. Компьютеры подключены к интернету, так что можно читать и смотреть всё, что угодно, связываться со всеми, с кем угодно - только с одним условием - как только я попытаюсь нарушить государственную тайну - интернет отключат, а я понесу наказание. Вся моя жизнь теперь под контролем. Приводить в свою комнату я могу всех, кого пожелаю, оставлять на ночь и делать с ними всё, что хочется, в пределах разумного, конечно - убивать их нельзя, калечить тоже, а так - кувыркаться в постели можно с кем угодно, женщинами, мужчинами и даже баранами, если я тут их отыщу - не возбраняется. После 22.00 ходить по коридорам воспрещается, только по вызову руководства. Начало занятий в восемь ноль ноль, подъём в семь. В двенадцать ноль ноль - час на обед, потом занятия до семнадцати ноль ноль. После занятий - свободное время и отбой двадцать два ноль ноль. За соблюдением распорядка строго следят, и за злостное невыполнение распорядка может быть назначено наказание. Какое? От банального избиения, до дополнительных нагрузок на обучении - а это ещё хуже. Теперь всё. Если чего-то понадобится - всё, что угодно, просто нужно сказать вслух - я хочу то-то и то-то, и мне это доставят. Женщину? И женщину тоже - по моему выбору. Антилопу гну? Вряд ли - если только со спиленными рогами.
  Когда я остался один, то скинул кроссовки и бросился на постель, раздумывая о том, что на меня навалилось... лежать на мягкой упругой постели было хорошо и приятно, но мысли были совсем неприятные - стелят-то мягко, спать вот жёстко... Фактически - я раб. Элитный раб, да, мне дают всё, всё, о чём может мечтать обычный человек - сытость, удовольствия, зрелища, но отнимают за это свободу. Я даже сходить погадить не могу без того, чтобы кто-то не слышал, и не видел, как я это делаю! Даже рабы могли это делать без глаз и ушей надсмотрщика, а я не могу! Ну не скотство ли?
   Спина болела, ощущая наличие в моей спинной мышце надзирающей бомбы - без неё ещё как-то можно было надеяться на благополучный побег, но с ней - как я с ней убегу? Грохнут на взлёте, как дурную заполошную утку из двустволки... ну что же - пока я жив - надеюсь. Надеюсь на то, что они сами воспитают из меня то, что потом сможет их победить. Пока я обычный пацан, никакой - но в будущем - посмотрим, кем я буду в будущем. Человек всегда найдёт дырку, даже в непроницаемом заборе, в этом я был уверен.
  Пойдя на кухню, открыл холодильник и порывшись в нём с удивлением и удовольствием отрыл здоровенную банку чёрной икры, несколько бутылок пива разных видов, сырокопчёную колбасу, виноград, груши, яблоки - выложил всё богатство на стол и стал поглощать всё это дело с мстительным удовлетворением - хоть обожрать их, моих пленителей, раз убить не могу!
  Появившийся в дверях кухни Николай с улыбкой осмотрел это торжество плоти и сказал с усмешкой:
  - Главное, чтобы завтра на занятиях не обделался, а то от такой еды точно пронесёт. Вот тебе расписание - завтра, в первой половине дня занятия по физо и рукопашному бою, после обеда спецзанятия, по твоему профилю и теория по общим основам разведки. В восемь утра ты уже должен быть в спортивном зале, налево десятая дверь. Одежда - кимоно и кроссовки - они будут лежать у твоей постели. И без опозданий, помни, что я говорил о наказаниях.
  - Николай, а сколько вообще это обучение будет длиться? Когда я смогу выйти из этого здания на свободу?
  - На свободу? Никогда. Из этого здания, на землю - когда закончишь обучение. А обучение закончится тогда, когда мы сочтём тебя к нему готовым. Обычно оно длится от двух лет, без выходных и отпусков. Выходные не предусмотрены - на том свете отдохнём. Твоя задача пройти обучение как следует - от этого зависит длина твоего поводка, на котором тебя будут отпускать ходить по земле.
   - А мать я смогу видеть?
  - Только по телевизору и по специальному разрешению, раз в месяц. Для неё ты в важной правительственной организации и контакты с тобой запрещены законом. Впрочем - это так и есть. Ну всё, отдыхай. Не забудь завтра вовремя прийти на обучение. Телевизор можешь смотреть через компьютер - там всё налажено, шестьсот каналов. Удачи, Колдун.
  Я остался перед своей грудой продуктов - есть уже расхотелось. Мысли о несвободе и о неясном будущем не способствуют хорошему аппетиту.
  После обеда, пошёл, включил компьютер - полазил, почитал новости, включил телевизор и улёгся на постель, незаметно угрелся и уснул.
  Проснулся уже ночью, поглядел на мерцающий экран монитора, на котором дикторша вешала что-то важным голосом исходящим из неподвижной манекенной головы, нажал кнопку выключения и снова уснул сном младенца - после диких условий сизо, эта золотая клетка казалась просто раем.
  Мне приснилось, что на меня летит огромный тепловоз - с рёвом, шумом колёс - я еле успел от него увернуться, проснулся в холодном поту и понял, что ревел не тепловоз, а сигнал побудки, видимо, проведённый в каждую комнату курсантов. Кстати - я так и не знал, сколько курсантов будет обучаться вместе со мной - Николай только сказал: увидишь! Возможно, он и сам не знал полностью, до конца, сколько курсантов будет.
  Я быстро позавтракал, оделся в кимоно, оказавшееся мне точно по размеру (да и глупо было бы, если это бы не так), натянул кроссовки и вышел в коридор.
   Оглянулся - двери снаружи никак не запирались - впрочем, изнутри я тоже запоров не заметил. А от кого запираться? Чужие тут не ходят, всё просматривается, а у рабов нет интимных секретов и быть не может.
   Прошлёпав по коридору, отсчитал двери, толкнул десятую и замер - это был громадный зал, теряющийся где-то далеко-далеко, даже не видно где. На нём находились какие-то постройки и странные сооружения - видимо для бега с полосами препятствий.
  В углу, у входа, уже кучковались человек десять молодых ребят, одетых как я - в кимоно. Их возраст колебался от семнадцати до двадцати пяти лет, впрочем - я могу и ошибаться, физиогномистика никогда не была моим сильным местом. Женщины - то выглядят моложе своих лет, то старше своих лет, парни...по парням я вообще - пас. Даже пройдя через тюрьму...
  Я подошёл к группе, поздоровался, и уставился на Николая, стоящего рядом с человеком среднего роста, лет сорока с небольшим - коротко стриженным, с шеей, плавно переходящей в пулевидную голову - похоже, это был наш тренер.
  - Курсанты! Это ваше тренер. Вы будете его звать Мастер. Обращаться друг к другу только по псевдонимам, потом вы узнаете, какие у кого псевдонимы. Мастер будет руководить всей вашей физической и рукопашной подготовкой на всё время обучения. Он же - ваш экзекутор, если вы проштрафитесь. Я вас покидаю до конца занятия, Мастер - они ваши.
  Николай усмехнулся и неслышными шагами пошёл к двери, скрывшись из глаз за плотно притворённой белой металлической пластиной. Мастер внимательно оглядел нас маленькими жёсткими глазками, и сказал:
  - Вы все - дерьмо! Вы никуда не годные твари, которых одним пальцем убьёт любой из спецназовцев. А вы должны быть круче их, вы должны быть настоящими убийцами, убийцами от бога, вернее - от сатаны. Я научу вас убивать голыми руками, предметами, холодным оружием - так естественно, как будто вы просто едите вилкой и ложкой. Это будет очень жёсткое обучение, и выбывшие тут будут только на тот свет. Вас уже предупредили об этом. Кончились детские игры, кончились шуточки - вы - группа "Ночь", вы блуждающие тени в ночи, вы хуже чем ночь - ночь отпускает, а вы не должны отпускать, если вцепились в жертву. Мы будем заниматься рукопашным боем, физической подготовкой, психологической подготовкой к тому, чтобы вы были готовы убить. Это непросто, это очень непросто. Ударить человека, покалечить его - это одно, а убить его, одним ударом, так, чтобы он больше никогда не смог жить - это совсем другое, особенно, когда вы смотрите ему в глаза, видите, как он умирает - это вам не из винтовки стрельнуть за два километра. Впрочем - и этому вас научат. Запомните - вы Тени! Вы незаметные, невидные, каждый из вас обладает каким-то особым умением, которое он применит в своей деятельности. Это умение будет отдельно развиваться, в особом порядке, а я вас буду обучать общему курсу, который никогда не преподаётся ни в одном спецподразделении, кроме - подобном нашему. Вы элитные убийцы, и вы всегда у нас на прицеле, вы оружие, запомните! Но пока - вы дерьмо. И из этого дерьма мы будем лепить стальной клинок. Вот ты, увалень. или сюда - как тебя звать? Ну да, ты, ты, бестолковая орясина!
  - П..Колдун.
  - Так вот, Колдун - ты что-то умеешь, с помощью чего ты можешь убить человека, такого же сложения и роста как ты?
  - Умею. Взять нож и воткнуть ему в сердце.
  - На, возьми нож. Попробуй, воткни мне в сердце - Мастер подал мне тупой пластиковый чёрный нож, я неловко взял его, покрутил в руке и неожиданно выбросил руку вперёд, надеясь покончить с наглым и самодовольным преподавателем раз и навсегда. Конечно, ничего у меня не вышло, но попробовать-то стоило?
  Я плюхнулся на маты со всем весом своих девяноста килограммов и из меня улетучился весь воздух, вдобавок Мастер вывернул мне руку с ножом так, что я с минуту вопил и пытался удержать слёзы, катящиеся из глаз от боли - ещё немного, и он сломал бы мне руку.
  - Видите - как ни в чём не бывало спокойно продолжил Мастер - здоровенный детина, плачет как дитя, когда дядя взял его за ручку! Вот и все вы такие - рыхлые, самодовольные, необтёсанные! Ничего, я вас доведу до ума...вставай, детинушка. Встать в строй.
  Теперь замечание по тому, что вы сейчас видели - забудьте то, что я сейчас делал - вы будете изучать другой рукопашный бой. В том приёме, которым вы будете действовать в аналогичной ситуации - нет места удержаниям или болевым приёмам, вам не для чего захватывать противника. Вам надо его убить - кратчайшим и наиболее эффективным способом - его же ножом или голыми руками. Предупреждаю - рядом всегда дежурит группа реанимации, но некоторые из вас могут и не дожить до конца обучения. Зато оставшиеся выйдут сухими их любой ситуации. В основу нашего комплекса рукопашного боя, входят выжимки из всех известных человечеству и из всех неизвестных большинству людей, стилей борьбы с оружием и без оружия. Никаких балетов, никаких па и пируэтов - удары ногой не выше пояса. Выше пояса - только руки. Никаких прыжков, никаких грозных и красивых стоек - каждый ваш удар это и защита и нападение, каждый удар - смерть противнику, или тяжёлое увечье, на худой конец, и только так. Итак, начинаем с пробежки, становитесь - побежали за мной!
  Примерно с час мы бегали, отжимались, кувыркались, разминались. Потом приступили к тренировке.
   Время пролетело незаметно, и когда появился Николай, все уже порядочно вымотались и покрылись слоем синяков. Мне даже некогда было рассмотреть своих одногруппников - только успел заметить, что парней, вместе со мной, было пять человек, а девушек шесть. Странно. Подумалось мне - почему девушек больше, и почему вообще их так много в этой группе? Потом рассудил - для убийцы важно быть незаметным, выглядеть безобидным и беззащитным - кто лучше всего подходит для этой роли? Конечно, девушка.
  Николай объявил:
  - Сейчас все на обед - перерыв час. Столовая в третьей двери отсюда, направо, или каждый может пообедать у себя. В своей комнате - помыться, переодеться в слаксы и рубаху. Приготовиться к теоретическим занятиям. С собой блокнот для записей и авторучку. Предупреждаю, что нагрузка будет увеличиваться с каждым днём, и через полгода время вашего дневного обучения уже составит двенадцать часов в день. Пока - всего восемь. Вот ещё что - девушкам не рекомендуется оставлять длинные волосы - всем, у кого они отличаются от длины волос парней, постричься. После окончания курса, при желании. Вы снова отрастите свои волосы. Сейчас они будут только мешать. Впрочем - потом - они вам тоже будут мешать - вас легко схватить за эти волосы и лишить подвижности, а то и искалечить. Ну всё, по домам! Учебный класс располагается в восьмой комнате. Номер на двери. Разбежались! - Николай негромко хлопнул в ладоши и мы медленно стали вытягиваться из помещения.
  Я искоса смотрел на своих соратников и думал - чем же их могли сюда залучить? Каким способом? Наверное, не менее радикальным и отвратительным, чем тот, которым воздействовали на меня. И ещё - что они умеют? Это ведь не простая группа, как мне сказал куратор - кто есть кто из них? Ну да ладно - скоро я всё и так узнаю. Возможно.
  Обедать я решил у себя - перекусил, попил чаю, выпил стакан сока, выжатого из грейпфрута - а чего себе отказывать? - и поплёлся на занятия по теории.
  Все уже сидели в "классе" - приготовив ручки и блокноты. Особо экстраординарного ничего не было - ознакомительные лекции по теории наблюдения, слежки, изменения внешности - кое-что я даже встречал в популярной литературе. Мы записывали, и украдкой рассматривали друг друга.
  Девушки были вполне миловидные, особенно понравилась одна, с короткой чёрной стрижкой, типа "тифозная", её большие зелёные глаза восемнадцатилетней ангелоподобной детки невинно хлопали ресницами, и на лице было всё, кроме отражения того, что сейчас она учится на спецкурсах по убийству людей. Кто мог заставить такую невинную особу заниматься таким неблаговидным делом, и КАК её заставили? Это я узнал уже после, через несколько месяцев после начала занятий. Сейчас я знал только то, что её псевдо был Ласка.
  Когда я услышал его, усмехнулся - вообще-то ласка совсем не ласкова, это страшный зверь, очень быстрый, жестокий, просто невероятно жестокий, при своей красоте. Это один их немногих зверей, которые убивают ради удовольствия - если ласка завелась в курятнике - она убьёт всех кур, а сожрёт только одну и то не целиком. Соответствовала ли девушка своему звериному аналогу? Я не знал этого.
  Остальные девушки тоже были вполне симпатичны, и как бы это сказать...незаметны. Если она не накрасится, не наденет что-то вызывающее - пройдёт мимо и потом не вспомнишь, что она тут проходила.
  Таковы же были и парни - среди них лишь я выделялся ростом - всё-таки у меня рост был за сто восемьдесят сантиметров, сто восемьдесят пять, если быть точным, а они все были ниже меня сантиметров на пять-десять.
   Так что тут сидела группа действительно теней - пройдут незаметно, и человек умер, не успев осознать, что он уже труп, и никто потом не сможет вспомнить лицо этого среднестатистического человека-убийцы.
  Как оказалось - мне не будет позволено знать, какими сверхнормальными способностями обладают мои соратники.
  Через два часа после начала занятий, нас развели по разным комнатам. В моей комнате оказался куратор Алексей Фёдорович, и небольшой сухонький человечек академического вида. Он жадно разглядывал меня, подробно расспросил о моих ощущениях, а потом спросил:
  - Сейчас вы ни на ком не видите, как вы говорите - слизняка?
  - Нет, ни на ком. Вы чисты.
  - Славно, славно - потёр руки человечек - а наслать его на кого-нибудь можете, например - на него? Он показал пальцем на недовольно поморщившегося куратора - попробуйте, нашлите на него порчу!
  - А потом у меня будут неприятности? - подозрительно ответил я - гарантируете, что проблем не будет?
  - Гарантируем, гарантируем - вы тут же и снимете слизняка с него!
  - А вдруг не смогу снять? - мстительным удовлетворением сказал я - вдруг я могу снимать только чужих слизняком. Да и не думаете ли вы, что после снятия слизняка, процессы могут быть необратимыми? Например - он как-то запустит процесс образования раковой опухоли, и она будет развиваться сама по себе, не думали над этим?
  - Хммм...- выпятил губу человечек - не думал. Нет, не думал. Возможно. Возможно.
  - Так если возможно - так какого хера вы, профессор, напускаете его на меня - рассердился куратор - давайте вам посадим на шею слизня, чтобы вас потом скрючило! Я вам что, подопытный кролик! Курсант, я запрещаю вам без моего разрешения подсаживать кому либо эту сущность, вы поняли меня? Под страхом жестокого наказания! А вы профессор, вначале думайте и прикидывайте на себя, прежде чем ляпнуть!
  - А что я, что я - чисто академический интерес - засуетился профессор - что такого-то? Ну оставим пока эту тему, потом обсудим. Перейдём к другой проблеме: скажите, юноша, а какие-то другие паранормальные способности у вас не проявлялись?
  Мне показалось, что и куратор и профессор замерли, будто охотничья собака, вставшая в стойке над дичью - но нет, хрен вам!
  Я сделал как можно более простое и невинное лицо, и сказал:
  - Нет, ничего - только порча и её снятие. В основном снятие - порчу я напустил только один раз.
  - А сейчас мы проверим, проверим - почти пропел профессор - сейчас я попытаюсь вас погрузить в гипноз - вы знаете, что это такое. Не сопротивляйтесь мне и смотрите в глаза.
  Профессор пристально посмотрел мне в глаза и я буквально почувствовал, как его воля обволакивает меня и заставляет подчиниться.
   Я никогда раньше не участвовал в сеансах гипноза, и не знал, как это выглядит, но представлял, что это выглядит именно так - без каких-то блестящих шариков, раскачивающихся на нитке - просто человек скажет, чтобы другой человек спал, и тот заснёт.
   Это же попытался сделать и мой собеседник, вот только промахнулся с выбором объекта - как только на меня стало наваливаться ощутимое ментальное давление, я легко толкнул сжимающую мой мозг стенку, и она рассыпалась мелкими кирпичиками.
  Профессор покраснел, вытер пот со лба и с сожалением сказал:
   - Он не поддаётся гипнозу! Я встречал подобные случаи, но очень редко. Против меня ещё никто не устоял, он первый - я сильный менталист. Давайте его попробуем на детекторе лжи - там уже чисто механические факторы, устоять может только человек тренированный, или от природы умеющий регулировать процессы, протекающие в организме. Ну что, проверим его?
  - Давайте - охотно согласился куратор.
  Ну а моего желания никто и не спрашивал...
  Мне нацепили кучу присосок, проводков, и начали кружить по всем пунктам моих ответов, начиная с детских мастурбаций и заканчивая отношением к политике руководства России.
   Я отвечал не думая, быстро и уверенно - да-нет, да-нет. Скоро они подкрались и к моим способностям:
  - Владеете ли вы каким-то паранормальными способностям, о которых не знают кураторы?
  - Нет.
  - Пользовались ли вы каким-то паранормальными спосбностями, о которых не знают кураторы?
  - Нет.
  И вот такая бодяга тянулась около часа, пока мои мучители совсем не выдохлись и куратор не заявил:
  - Хватит уже. Оператор чётко сказал - все совпадения стопроцентны, он реально не врёт. Увы... ладно, отпускаем его и обсудим, как нам тренировать его в его способности напускать порчу. Есть у меня одна задумка... Иди Колдун, в свою комнату. Или в столовую, если хочешь. Свободен!
  Выйдя из комнаты, я тоскливо побрёл к себе - мне было скучно, тоскливо..решил на ходу - пойду в столовую, хоть с с кем-нибудь пообщаюсь, и то ладно, всё веселее будет.
  В столовой было безлюдно - сидели только пятеро из тех, кто был в группе - отдельно сидела Ласка, по двое - ещё четверо.
  Я подошёл к стойке раздачи, взял себе поднос, наставил на него салатов, сам налил в чашку борща, положил второго - раздатчика тут не было, всё делали сами - даже объявление было такое: "Курсанты обслуживают себя сами, грязную посуду сбрасывают в бак для посуды".
  Собрав эту всю еду, громоздившуюся на подносе, как гора, я подумал, и подошёл к столику Ласки:
  - Можно к тебе присесть?
  - А зачем?
  Я сделал глупое лицо, и сказал:
  - Ну как - сейчас я присяду, потом сделаю какое-то забавное замечание, ты улыбнёшься, мы вступим в разговор, в процессе разговора почувствуем приязнь друг к другу, решим закончить беседу у меня в комнате. Там выпьем, расслабимся, и на основе одиночества и оторванности от привычной среды, вступим в интимные отношения...два раза. Или три - я сегодня в ударе. Так как, я присяду?
  - Хммм...присядь - улыбнулась Ласка - хорошо излагаешь! Только вот интимных отношений не обещаю. А так - почему бы и не пообщаться? И правда, скучно. А где ты научился так излагать свои мысли?
  - В тюрьме. Мне учил один из самых крутых аферистов во всей стране - Профессор его погоняло.
  - Ты был в тюрьме? - удивилась девушка - за что? За кражу подштанников на общественной кухне? Или за совращение малолетних неформалок?
  - Если бы - тогда я бы был почтенный крадун или брачный аферист - сидел всего лишь за колдовство и снятие порчи!
  - Ага - вот откуда у тебя имя Колдун...ну что, Колдун, пошли исполнять следующую часть твоей программы-максимум? Доел?
  - Доел. Пошли.
  Мы направились в мою комнату, под взглядами моих соратников по группе и под неусыпным взором невидимых телекамер.
  Подходя к дверям комнаты, Ласка сделал неприличный жест куда-то вверх и со злобой сказала:
  - Смотрите, суки! Ещё не на всё вы наложили свою лапу!
  Затем она толкнула дверь и вошла в мою берлогу.
   Конечно, уже через час мы были вместе в постели - Ласка отличалась невероятно привлекательной фигурой - смесь спортивной девчачьей фигуры, мальчишеских бёдер и полной груди одалиски.
  Она была очень страстной - уверен, от её стонов и криков у всех, кто подглядывал в этот момент за нами через камеры, была устойчивая эрекция. Надеюсь - они стали после этого импотентами.
  Мне было вначале очень неудобно, зная, что за нашими выкрутасами наблюдают внимательные и похотливые глаза, а потом это даже стало возбуждать, и я развернулся во всю силу, держа в руках бёдра трепещущей смуглой фигурки Ласки, содрогающейся в череде непрерывных оргазмов.
  Это безумие продолжалось часа два, потом Ласка оторвалась от меня, неожиданно спрыгнула с постели, и закинув на плечо свои штаны и майку, как была, голышом, открыла дверь и вышла за порог, сказав:
  - Хорошего понемножку - это было здорово, но спать я люблю одна. Ты молодец - как-нибудь повторим это дело. И почему я раньше не спала с теми, кто долго сидел и был всё это время без бабы? Я много потеряла! - она озорно усмехнулась и её босые ноги зашлёпали по пластиковому полу коридора, я же остался лежать на постели, среди запахов женщины, мокрых пятен и сумбурных мыслей о происшедшем.
   День прошёл хорошо - подумал я и моментально уснул, несмотря на то, что тело ныло от непомерных перегрузок, болели синяки от ударов, полученных на тренировке и болела вывернутая Мастером рука. А может именно потому и уснул как убитый - плюс ко всему - два часа приятной физкультуры с новой подружкой.
  Новый день повторил прежний, изменений не было, за исключением того, что больше попыток заставить меня вызвать слизняка не было.
  Ласка вела себя ровно, как будто и не скакала на мне вчера, как на необъезженном жеребце - похоже что для неё это было не впервой.
   В столовой её не было, так что вечером я поплелся домой один, и очень удивился, когда увидел её в своей постели, уже раздетую и готовую к сексу:
  - Ну что встал? Не нравлюсь? - она приподняла обнажённую гладкую ногу совершенной формы и пошевелила розовыми пальчиками - смотри-ка сюда, а мне нравится моё тело!
  - Мне тоже оно нравится! - внезапно охрипшим голосом сказал я и на ходу сбрасывая с себя одежду помчался к вожделенной цели.
  Ласка хихикнула, стала притворно отбиваться, и всё закончилось к нашему вящему удовлетворению - стонами, криками, судорогами наслаждения и мокрыми телами, скользкими от любовного пота.
  Спал я опять один - да и к лучшему, я тоже не любил спать с кем-нибудь, лучше всего - встретились, покувыркались и разошлись по своим комнатам. Только в этом раз я нашёл в себе силы дотащиться до душа и всё-таки смыть с себя любовные соки и пот - хоть и трудно было поднять своё измученное тело. Подумалось - эдакими темпами я загоняю себя вусмерть - днём Мастер измывается, вечером Ласка - и куды крестьянину подацца?
  Следующий день принёс сюрприз - нет, не в боевой подготовке - в кабинете, где обсуждали мои способности, снова сидели куратор и профессор - я так и не знал его имени - профессор и профессор, и вообще мне до лампочки его имя. Скорее всего и у куратора было не то имя, которое он мне назвал. Имена в этом мире мастеров плаща и кинжала имели второстепенное значение...
  - Итак, молодой человек - сейчас вы продемонстрируете нам, как вы умеете напускать порчу. Объектом будет вот этот человек - профессор указал на тридцатилетнего мужчину с жёстким взглядом и шрамом на щеке. Сосредоточитесь и напустите на него порчу. Давайте, давайте, не стесняйтесь - он в курсе, на службе и полностью осознаёт последствия.
  Я пожал плечами, сосредоточился...и у меня ничего не вышло. Ещё раз попробовал - опять не вышло. Третий раз - ноль.
  - Не могу, не получается - удручённо сказал я - наверное, прошлый раз, у меня вышло потому, что я сильно ненавидел этого полковника, а тут я этого человека и знать-то не знаю.
  - Ага. Ясно - задумчиво сказал профессор - ментальный барьер. Основан на порядочности испытуемого - нельзя вредить тому, кто не сделал ему зла. Я что-то подобное и предполагал.
  Он кивнул человеку в камуфляже, тот подошёл ко мне и ударом ноги в грудь сбил меня со стула, потом начал пинать меня ногами, попадая во все болезненные и уязвимые места. Я вертелся ужом, сопротивлялся, вернее - пытался сопротивляться, но он был безжалостен и избивал меня со знанием дела.
  Уже почти теряя сознание от боли в разбитом носу, в отбитых почках, я выстрелил в него слизняком, и это был слизняк в два раза больший, чем на полковнике!
  Он обхватил его голову, как огромный нарост, и человек прекратил избиение, застонав и схватившись за голову.
  Я злорадно смотрел, как он корчится у стены и чувствовал, как в меня вливаются силы и заживают мои раны. Легко поднявшись, я сел на стул и продолжил смотреть за мучениями палача. Кровь у меня уже не капала, синяки исчезли и даже усталость пропала, как будто не было тяжёлого насыщенного занятиями дня.
  - Колдун! Сними с него проклятие! - приказал куратор, с тревогой глядя на корчи человека в камуфляже.
  Я немного выждал, кивнул головой и медленно пошёл к пострадавшему. Мне хотелось ещё немного оттянуть момент освобождения его от слизняка - вливаемая слизняком сила была так восхитительна, так хороша - теперь я до конца осознал, как я смог продержаться в вонючем сизо - если бы не то, что на полковнике сидел мой слизняк и передавал мне его здоровье - мне было бы очень, очень тяжко.
  Наконец, я справился с собой, подошёл к зажавшему голову человеку - было такое впечатление, что его руки уходят куда-то в угольный мешок, и легко коснулся слизняка рукой. Тот привычно неслышно хлопнул и исчез в сером вихре.
  Мою голову кольнуло, я потёр висок, но всё было нормально - никаких последствий резкого разрыва с выпущенной мной сущностью не было - я так же чувствовал прилив сил, свежести и был бодр, как будто отдыхал много, много часов.
  Наоборот, палач в камуфляже выглядел отвратительно - он был бледен, исхудал, и как будто постарел на несколько лет - стоял дрожа и пошатываясь, как пьяный.
   Профессор достал телефон, набрал несколько цифр и через несколько минут "камуфляжника" укатили на каталке для обследования.
  Куратор и профессор были чрезвычайно довольны, только что не мурлыкали:
  - Великолепно, молодой человек! Эдак мы и сломим ваш ментальный барьер и вы сможете кидать проклятие, ненаучно выражаясь, на любого человека! Тут ведь как: надо, чтобы вы знали, что невыполнение приказа - не направление проклятия на объект, всегда связано с болью. Ваш организм это запомнит и будет выпускать слизняка каждый раз, как вы пожелаете. Кстати, а почему эффект проклятия был таким явным? Мне казалось, что вмешательство в организм проклятого идёт слабее, как вы думаете, молодой человек?
  И вот тут я допустил ошибку - занятый своими мыслями, ляпнул то, что было у меня в голове:
  - Потому, что он сильно избил меня, а слизняки это не только и не столько проклятие, они служат для восстановления жизненных сил, здоровья своего хозяина! Вот почему.
  Куратор и профессор переглянулись, а потом куратор с непонятной мне интонацией медленно сказал:
  - Значит, чтобы ускорить процесс умирания объекта, вытягивания его жизненных сил, надо нанести ущерб твоему телу, и чем больше ущерб, тем больше энергии надо на восстановление, и тем скорее скончается проклятый...ин-те-рес-но....
  У меня замерло сердце - ну, писец! Какой я болван! Ну кто, кто тянул меня за язык? Эти люди не остановятся ни перед чем..и я дал им такой прекрасный и эффективный способ убивать людей с различной степенью замедления, а самое главное - я при этом буду терпеть страдания! Стоит прострелить мне грудь, когда я буду в связи со своим слизняком на жертве, и жертва неминуемо отдаст мне все свои силы! О, Боже мой...ну я и попал...
  В это вечер Ласки не было. Я полазил в сети, почитал сайты, посмотрел новости и спокойно лёг спать. Конечно, мне хотелось бы, чтобы она пришла - чисто физически, а морально - можно немножко и отдохнуть.
  Последующие несколько недель, я немного сблизился с остальными своими соратниками. Особой дружбы не было, она и не поощрялась, хотя, по понятным причинам, никто не собирался останавливать связи между мужчинами и женщинами - даже такие жёсткие руководители, как наши кураторы, прекрасно понимали, что нельзя противостоять инстинктам, запретом тут ничего не сделаешь.
  Они и не запрещали. Они только нагружали нас так, что домой мы приползали, высунув язык, как загнанные лошади.
  Ласка приходила ко мне довольно часто - иногда два дня подряд, иногда три - нас, практически, ничего не связывало, кроме отмороженного, отвязного секса, в котором она была мастерица, не знавшая никаких запретов, никакой брезгливости или недозволенности.
  В нашей паре, скорее всего, вела она - несмотря на кажущуюся хрупкость и субтильность, обладая сильным, развитым телом и железной волей.
  Мы не разговаривали ни о чём, кроме секса и некоторых нюансов работы. Иногда мне казалось, что рядом со мной лежит не человек, не женщина, а некий прибор, механизм для удовлетворения моих страстей, а иногда - наоборот - что я для неё не парень, с которым она проводит время, а механизм для удовлетворения её похоти.
  С этими рассуждениями я совсем сломал голову, и решительно приказал себе забыть о них - идёт, как идёт - мне хорошо с ней, лучшей сексуальной партнёрши у меня не было за всю мою недолгую жизнь (чего там - пару девчонок - одна из которых меня наградила триппером - пришлось втихую от матери колоть уколы), так что зачем мне суетиться? Нет душевной близости? А может и к лучшему - зачем мне сейчас создавать какие-то отношения, в которых я точно долго не останусь - после того, как покину это заведение, после обучения.
  А обучение шло полным ходом - скоро мы занимались по десять часов в день, и темп тренировок наращивался.
  После того, как несколько месяцев нас готовили к рукопашных боям, настал момент, когда мы должны были показать, на что способны, как мы усвоили уроки убийства. Да, мы спарринговались, да, иногда даже наносили друг другу такие удары, что противник терял сознание, несколько дней не мог заниматься, но мы не убивали. А без того, чтобы убить по настоящему - какие мы убийцы.
  Наши добрые наставники это предусмотрели - мы должны были не только быть настоящими убийцами, но ещё и должны были быть повязаны кровью, до конца.
   В общем - настал черёд "манекенов". Да, именно так здесь называли людей, которых мы должны были убить. К этому нас подводили месяцами, промывали мозги - рассказывали об очищении государства от плохих людей, о тех, кто не имеет права жить - педофилы, маньяки, серийные убийцы, сумасшедшие изуверы - да, я знал о таких, всегда знал, и когда видел их по телевизору, негодовал, что их оставляют жить, сажают в какие-то колонии пожизненно, - уничтожать их надо! Вот только никогда не задумывался - а КТО будет их уничтожать, КТО будет палачом?
  Теперь, оказалось - палачами предстояло стать нам. Это произошло после полугода нашего обучения. К этому времени мы прошли большой курс рукопашного боя, с оружием и без оружия, фактически уже были на уровне сильного спецназовца - наверное ещё круче - специальные тренировки, ежедневно, без выходных, без праздников, по шесть часов в день - волей-неволей станешь крутым.
  Так что, когда однажды утром Мастер выстроил нас перед собой, он сказал:
  - Сегодня приступим к реальным боям с реальными противниками. Никаких ограничений. И у противника, и у вас, задача одна - убить. Если он убьёт кого-то из вас - его статью переквалифицируют, или его спишут по здоровью - якобы умер, а на самом деле куда-нибудь переведут, это ему обещано. Вы должны его убить любым доступным способом - рукопашным, или своими способностями. Как умеете. Но убить обязательно. У вас сегодня будет по два противника. И так будет постоянно, всё время ваших тренировок - вы будете убивать людей, пока это не станет для вас простым, как нарезать хлеб. Чтобы вас не мучила совесть, скажу, что на совести у каждого из этих людей по несколько загубленных душ - некоторые убивали ради развлечения, мучили, пытали, издевались над детьми, рвали их на части. Вы обязательно должны их добить, если раните, как и они добьют вас. Если они вас не добьют - убьют их. Если вы не добьёте - вас изобьют так, что вы долго не сможете встать, а потом снова поставят напротив этого противника. Остаться в живых должен только один, учтите это. Скидок на то, что против вас будет мужчина сильнее и выше вас - не будет. Вы подготовлены, они нет, вы тренированы, а многие их них нет, хотя среди них есть очень сильные и тренированные люди - бывшие бойцы, боксёры, единоборцы. В общем - всё как в жизни. Теперь вы будете в месяц убивать по несколько человек - сколько - это решим мы, когда увидим, что вы ГОТОВЫ к убийству. Выбор противников будет определяться жеребьёвкой - вон там, стоит коробка, в ней номера противников. Идёте и вытаскиваете по одному номеру. Всё, пошли!
  И мы потянулись к простой картонной коробке, в которой лежали чьи-то жизни....
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"