Щепетнов Евгений Владимирович: другие произведения.

"Магия, детектив, принцесса" глава 9

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 6.00*3  Ваша оценка:

  Глава 9
  - Ты не сгоришь? - спросил я, глядя в спину жены, лежащей рядом. Василиса повернула голову и прищурившись улыбнулась:
  - Сейчас в тень пойду. И правда, всё тело уже зудит. Хоть и кремом намазалась, а всё равно что-то тяжеловато с непривычки.
  - Говорил тебе - рыжим нельзя сразу много загорать, а ты - 'Я не сгораю, я не сгораю!' Это ты в наших краях может и не сгораешь, а на море...
  - А с чего ты решил, что я не была на морях? - рассмеялась Василиса - я всё лето вообще-то пропадала на курортах. Только не в Сочи, конечно...
  - Ну да, да, забыл - ты дочь магараджи! Ясно дело - не в Сочи отдыхала.
  - Ага. И море там совсем другое...двадцать метров до дна - а просматривается, как будто и ничего нет. Как воздух. А ещё - рыбы. Много рыб. И кружатся, кружатся...
  - Акула - тяп! - за задницу. Вот и всё кружение закончилось - мстительно заметил я - кстати, а чего там у тебя за жених в Каннах? Твоя мать мне как-то говорила, что женишок у тебя есть в дальних краях.
  - Фффу...Вась - весело поморщилась супруга - ревность - это дурно! Но вообще, мне приятно, что ты запомнил и ревнуешь. Значит - и вправду любишь.
  - Ты не увиливай. Сдавай своего хахаля! Что там за женишок такой? Небось корявый, очкастый, с большим угрястым носом и здоровенным кошельком на колёсиках?
  - Как гадко сказал - фыркнула Василиса - точно ревнуешь. И никакой не угрястый. Юрий его звать. Бизнесмен, молодой, Мать его планировала мне в мужья. И совсем даже не корявый и очкастый. С тебя ростом, стройный, как ты. Кстати - чем-то вы с ним похожи. И кошелька на колёсиках у него нет. Банковская карта, как у всех. Ну да, я понимаю, это ты так постебался по поводу его богатства. Да - богатый. Папа оставил ему наследство, и большое. Он постоянно живёт за границей, в Россию приезжает только сделать какие-то дела. Ему двадцать пять лет. Но не беспокойся - я же тебя люблю, не его. И этой ночью доказала, не правда ли?
  - Как себя чувствуешь? После такой ночи?
  - Как? Как невеста после брачной ночи. Ты не поймёшь - хихикнула новоиспечённая жена - хорошо себя чувствую. Очень. Теперь, кстати, я не гожусь в доноры крови для зловредных магов?
  - Не годишься. Хотя...как посмотреть - подмигнул я - всё равно ты более привлекательна для колдовства, чем блондинки какие-нибудь. Ну, хватит - перебирайся под зонтик, а то облезешь, как капуста! Будешь ходить, сорить лохмотьями кожи по квартире!
  Василиса укоризненно хмыкнула, подхватилась и быстренько вскочив, зашагала к лежаку под зонтиком, в тень. Тело её слегка порозовело, и выглядело таким соблазнительным, что просто глаз нельзя было отвести.
  Мою супругу проводили взглядом ещё несколько мужчин разной степени раздетости и возраста, и честно говоря, в глубине души я почувствовал гордость - вон какую красавицу отхватил! Ни лишней морщинки, ни складочки, ни каких-то угрей или пятен - стройная, в меру худая, в меру полная, спортивная, упругая и гладкая...мммм...мечта любого мужчины! Её тело не отягощала ни одна тряпочка, так что легко было убедиться в совершенстве фигуры.
  Вообще-то, на пляже только процентов двадцать мужчин и женщин отягощали себя купальными костюмами. В основном это были люди старшего возраста - далеко за сорок и за пятьдесят лет. Дед мне рассказывал, что уже в его время купальные костюмы женщин уменьшались и уменьшались, вскорости умещаясь на скорлупе грецкого ореха. А когда изобрели гели, полностью уберегающие от вредного воздействия ультрафиолета, необходимость в купальниках совсем отпала.
  Кстати, можно проследить прогресс в этом деле со времён девятнадцатого века - когда-то женщины купались в костюмах, напоминающих туристические палатки размерами и количеством ткани. И когда появились так называемые бикини - это была настоящая революция. Но, как и всегда, прогресс не стоит на месте и за сотню лет всё-таки пришло к тому, что я вижу сейчас - полной обнажёнке.
  Кстати сказать - я так и не решился раздеться совсем, хотя Василиса и смеялась надо мной, называя древним старичком - плавки на мне были. Дело в том - я смущался того, что хотел свою супругу каждую минуту...секунду...и это было сразу видно. А ходить в возбуждённом состоянии по пляжу...хммм...как-то стрёмно. Сидеть постоянно в воде было ещё прохладно. Впору бежать домой и не вылезать из постели неделю, не меньше. Вот только пока рано. Я знал, что Василисе ещё не комфортно после первой ночи, больно. Надо, чтобы всё зажило. Я же не зверь какой-то, истязать молодую жену?
  Эту ночь я не забуду никогда. Для меня это был не первый секс с подругой, но первый с любимой женщиной, в которой растворяешься весь, без остатка. А это совсем другое дело, чем секс с случайной подружкой. Нас с ней просто трясло от возбуждения. И передать словами тогдашнее моё состояние невозможно.
  Встав с гальки-черепашки, я пошёл к лежаку, на котором соблазнительно возлежала Василиса. Порадовался, что настоял на использовании геля, полностью уничтожавшего волосы на теле - глупо выглядело бы - жгучая брюнетка с рыжей полоской внизу живота. И подозрительно...
  Я провёл по влажному бедру жены, и предложил:
  - Слушай, а давай придумаем что-то повеселее? Не надоело валяться на пляже? На сегодня хватит солнца, нет? Может, окунёмся, и потом сходим куда-нибудь?
  - А куда? - с интересом спросила Василиса, стряхивая с груди прилипшие песчинки. Я засмотрелся при этом на вздрагивающий розовый сосок, и заворожённый, не сразу ответил на вопрос. Затем встряхнулся, и с трудом сосредоточившись на мыслях, сказал:
  - А давай клад поищем?
  - Это как? - удивилась она - чего это ты решил?
  - Деньги нужны? Давай заработаем. Машину купим. А может и летательный коврик - хочешь над морем полетать? А яхту хочешь?
  - Хочу - с интересом сказала жена, прикрыв глаза рукой от солнца - а что нужно, чтобы его выкопать, клад-то?
  - Лопаты, кирки...и рюкзаки для добычи.
  - Хорошо. Ну вот мы как-то его нашли - а дальше что? Куда ты его денешь? Его же продать надо. Кому? Как получишь деньги?
  - Придумаем - бодро сказал я, не зная, во что мы скоро вляпаемся.
  
  Медленно поднимаемся по тропе. Жарко, душно, но с гор тянет прохладным ветерком. Призрак идёт впереди, указывая дорогу. Можно было бы, конечно, полететь по воздуху, но не хочется привлекать лишнего внимания. Так что мы вынуждены тащиться по тропе вдоль реки, шумящей где-то в стороне, далеко внизу.
  Призрак остановился, и бесцветным голосом сказал:
  - Вот тут, у дерева. Глубина по пояс. Я спрятал здесь наши сокровища, когда русские нас выселяли в Турцию. Народ убыхов ушёл, а сокровища остались. Перед тем как уйти, я заболел и умер. И теперь охраняю свои сокровища.
  - А чем ты провинился, что остался тут, а не ушёл на тот свет? - спросил я, осматривая окрестности на предмет наблюдения ненужных глаз. Но всё было тихо, шумела река, гудел в ушах ветер и пронзительно кричала какая-то птица в лесу, будто бы желая о чём-то предупредить.
  - Я отравил своего брата и забрал его жену. Женщины убыхов самые красивые в мире. И я не смог удержаться, чтобы не отнять женщину у своего старшего брата. После его смерти жена и всё состояние перешли ко мне. А то, что тут лежит, копили мой прадед, мой дед, отец. Они были храбрыми воинами, делали много набегов на соседей, торговали рабами и скотом.
  - То-то вас и выселили в Турцию - хмыкнул я - кому охота иметь терпеть рядом с собой таких соседей?
  - Мы жили по законам предков - возразил призрак - не нарушали их. Разве русские не жили по законам предков? Я понимаю их - им понадобилось освободить от опасных соседей территории, и они это сделали. Я не могу их винить. Это судьба. А то, что я наткнулся рукой на грязный сучок и заболел - это наказание Всевышнего за то, что отнял принадлежащее моему брату. Надеюсь, когда ты заберёшь сокровище, я освобожусь от своей обязанности и уйду в лучшие миры. Наверное Всевышний поставил меня сторожем для того, чтобы отдать сокровище тебе.
  - Интересно, а до этого кто-нибудь из людей пытался взять клад?
  - Ходили тут...кладоискатели. Со странными палками в руках. Но я всегда делал так, чтобы они проходили мимо сокровища. То камень на них уроню, то ветер подниму. Сокровище должно достаться тому, кому положено им владеть. Ты - можешь им владеть, я знаю.
  - Откуда знаешь? - полюбопытствовал я.
  - Знаю, и всё. Откуда ты знаешь, что существуешь в мире? Ты просто знаешь, и всё. И я знаю, что сокровище должен отдать тебе, что ты его хозяин. И мой хозяин.
  - А кто я? - допрос призрака продолжался. Мне всегда было любопытно - кого призраки видят во мне? Кто я для них? Или что? Почему они сразу признают во мне хозяина?
  - Ты - хозяин - бесцветно пояснил призрак, и замолчал.
  Круг замкнулся. Мне это живо напомнило фантастический рассказ Станислава Лема, который я читал в детстве. Там всё время фигурировали некие 'сепульки'. Гениальный фантаст, поиздевался над читателями, так и не открыв, что же такое сепульки, вокруг которых вертелся весь смысл рассказа 'Сепульки - важный элемент цивилизации ардритов с планеты Энтеропия. См. Сепулькарии.' Сепулькарии - устройства для сепуления. См. Сепульки'. Ты хозяин - и мы это знаем. Откуда знаете? Оттуда, что ты хозяин.
  Поняв, что больше ничего от призрака не добьюсь, я перешёл к следующему этапу - извлечению сокровища. Насколько я знал, оно лежало в медном котле на глубине около метра.
  Посмотрев на окружающую действительность, понял - работа лёгкой не будет. Вздохнув, поплевал на ладони (я видел, что так делают настоящие работяги из кинофильмов. Не знаю зачем - но раз так положено делать, значит так надо. Может обряд какой-то! Типа - колдовство.)
  После минуты работы киркой, под жалостливым взглядом жены, решил - никогда не пойду работать землекопом! Ясно, что эта работа не для меня. Она слишком интеллектуальна для оперуполномоченного.
  - Вась, а Вась, а чего ты мучаешься? - неожиданно вмешалась Василиса - может попросить призрака, чтобы он вытащил клад? Если уж они могут поднимать тела в воздух, то почему бы ему не поднять клад наружу?
  - Где ты раньше была? - досадливо буркнул я, покраснев от стыда - и правда, чего я не додумался? Лопат набрал - болван!
  Отбросил кирку в сторону под хихикание супруги (Какое приятное слово! Как подумаю, что могу вот так взять её за бёдра, упасть с ней на землю, пощекотать, чтобы истерически хохотала, лёжа на траве, укусить её за грудь, поцеловать...и таю от вожделения.)
  - Это что у нас за голубки? - неожиданно услышал я голос над собой, и сел рядом с лежащей, раскрасневшейся Василисой - разврат тут устроили? А поделиться с парнями? Девка-то хороша!
  Нас обступили пятеро молодых мужчин, или скорее парней, в камуфляже, с автоматами на плечах и пристёгнутыми пистолетами на бедре. Кобура была не российской конструкции - я такие видел в кино, у рейнджеров. Ремешок охватывал ногу повыше колена и кобура лежала на бедре, не мешая во время ходьбы.
  - Что вы хотите? - спокойно сказал я, вставая, и подав руку бледной Василисе, тут вскочившей на ноги. Её бёдра, обрисовывающиеся камуфляжными брюками, облизывались взглядами мужчин, заросших чёрной щетиной.
  - Получить компенсацию, конечно - усмехнулся старший кавказец, разговаривающий по-русски практически без акцента и притом на хорошем литературном языке - вы на берегу нашей реки, должны платить, за то, что тут копаете. Вы же золотишко собрались мыть? Только не врите, золотишко, я знаю. Кстати - его тут мало, а вот тех, кто моет - много. И вы тут совершенно не нужны. (Мне вспомнилась статья в местной газете о криминальной добыче золота в горах вокруг здешних рек, и что старатели бывает и пропадают. Но иногда намывают золота. Похоже, нас за таких старателей и приняли)
  - Ребята, мы не старатели, и не за золотом пришли. Просто гуляем - попробовал я обойтись без крови - отвяжитесь от нас, и идите своей дорогой, всё будет нормально.
  - Ти как разгавариваишь, ссабака! - вмешался один из бандитов, и шагнув, ухватил Василису за грудь и дёрнул к себе - дэвку давай, а то башку рэзать буду! Щьлюха! Хади сюда! Камандир, дай, я первый!
  Мир погас, померк, и я на долю секунды подумал - что, вокруг ночь? Ночи не было. Просто стало темно и странно, как будто я ушёл куда-то вовнутрь, в глубину своего тела.
   Сколько это продолжалось, не знаю. Когда шум ветра и грохот реки внизу снова ударил мне в уши - я стоял на том же месте, Василиса метрах в двух от меня, широко раскрыв глаза в ужасе, а вокруг меня лежали разорванные трупы боевиков.
  Именно разорванные - на куски. Мои руки были в крови, все брюки, рубаха, все вещи - всё в крови. Бойня. Самая настоящая бойня. Меня даже затошнило от вида разбросанных внутренностей и кусков тел, но я сдержался, в отличии от моей жены - та отбежала в сторону, метров на пять и сосредоточенно делилась своим завтраком с муравьями и мухами, ползающими возле одинокого, иссечённого ветрами дерева.
  Подхватив оба рюкзака, мой и Василисин, я поднял их на плечи и стал спускаться к реке, несущей свои бело-мутные воды к далёкому морю.
  - Василис, пошли, мне надо помыться - позвал я, окровавленными губами - потом с кладом разберёмся. Идёшь?
  - Иду - невнятно ответила жена, и снова согнулась в позыве тошноты.
  Мы подошли ближе к воде - идти пришлось сотню метров, не меньше, и оставив рюкзаки на берегу, я нашёл в реке место поспокойнее - за огромным камнем она образовывала что-то вроде небольшого затона. Плюхнулся в воду, прямо в одежде, смывая с себя чужую кровь.
  Отмывшись, снял с себя камуфляж, приобретённый вчера в магазине для охотников, хорошенько его выполоскал, выжал, и разложил на горячие камни, чтобы просох. Меня трясло от холода - вода в реке была ледяной, просто кусачей - она начиналась у ледников, и это не добавляло ей тепла. Василиса сидела на камне, с отрешённым видом, а когда я подсел к ней и обнял, вздрогнула, но тут же обняла меня и заплакала в моё плечо. Я гладил её по спине, пока она не успокоилась. Затем Василиса спросила:
  - Вась, что это было?
  - Хммм...Василис, что это было? - резко спросил я, мгновенно раздражившись, и тут же, устыдившись, добавил - прости, милая. Я не знаю. Ничего не помню. Это уже второй раз такое. Помнишь, там, у ночного клуба? Тогда ещё тебя усыпил маг из бандитской шайки. Так вот - я их всех убил. И как - не знаю. В глазах потемнело, я вроде как куда-то провалился. Очнулся - все трупы. А как это было - не знаю. Так что это ты мне расскажи - что видела, и как это вообще выглядело со стороны.
  Василиса помолчала, вздохнула:
  - Ты стоял, потом глаза стали красными. Не так красными, как бывает у людей - от усталости, или когда наткнулся на что-то и получил кровоизлияние в глаз - нет. Они светились! Бандит от неожиданности меня даже выпустил. А потом...потом я не могла рассмотреть как следует - вот только что ты стоял, и через мгоновение тебя уже нет. Вихрь, какое-то мелькание, - рраз! Голова одного отлетела. Ррраз! Голова другого отлетела. Ррраз! Полетела рука, нога - и всё это молча, только противное чавкание, стоны и стук частей тела по земле. Мне стало плохо, я отвернулась на несколько секунд, а когда снова посмотрела - ты стоишь и смотришь вокруг, будто не понимаешь, как тут оказался. Вот и всё, что я успела заметить. Нет - вру! Ещё - мне показалось, что у тебя что-то стало с руками, когда ты стоял красноглазым. Вроде как вместо пальцев были когти, или что-то такое.
  - Тебе, наверное, привиделось - устало сказал я - привиделось. Забудь. Уходить отсюда надо, пока нас не прихватили. Пятеро убитых рядом с нами - это не шутки.
  Я скомандовал духу принести клад, и через несколько минут ко мне подплыл медный котелок, испачканный землёй, который нёс бывший его хозяин, братоубийца. Котелок опустился передо мной, а дух замер, глядя на меня пустыми глазами, будто бы ожидая исполнения приговора.
  - Свободен! - сказал я, и привидение тут же с воем исчезло, как будто его втянуло под землю могучими руками. Может так и было...место братоубийце, конечно, в Преисподней. Но по крайней мере он начал отбывание своего срока, и возможно, когда-то искупит свою вину. Здесь же он был обречён скитаться на века вечные.
  Котелок был закрыт деревянной пробкой и залит густой смолой, отвердевшей от времени. Несколько минут я пытался выбить эту крышку и добраться до сокровищ, но так и не смог этого сделать. Плюнув, решил - ещё успею выпотрошить медный 'сейф'. Сейчас надо побыстрее отсюда свалить. Разборки с ментами, или товарищами этих бандитов не входили в мои планы.
  Собрав влажную одежду, натянул её на себя, уложил тяжеленный котёл в рюкзак и пристроил за плечи. Вызванная группа духов понесла нас вдоль русла реки.
  Летели мы не очень долго - посланный вперёд дух-разведчик вернулся, сообщив, что впереди находится группа людей - у берега реки, и я приказал отнести нас подальше от русла, в сторону, к тропе. По ней мы и спустились к городу, уже пешком.
  Идти было тяжко - котелок весил килограмм двадцать, если не больше, и сильно оттянул мне плечи. Примерно через два часа, мы сидели у себя в квартире, усталые, помятые, грязные. Поставив котёл на пол, я несколько минут созерцал его, не решаясь открыть и предвкушая результат. Василиса тоже не пошла мыться - не терпелось посмотреть, что же такое мы нашли. Наконец, я отправился на кухню и выбрав кухонный топорик для рубки мяса, подошёл к позеленевшему сосуду, который практичная Василиса положила на подстилку из большого полиэтиленового пакета из местного магазина.
  Бам! Бам! Бам! - окаменевшая смола поддавалась с трудом, обнажая покрышку из дерева и мешковины, отлетая черными кусочками, напоминавшими пластмассу. Удар, ещё удар - скололся большой кусок и в дыре что-то заблестело.
  Я наклонил котёл, и из него посыпались жёлтые кружочки, по размеру похожие на рублёвики и пятирублёвые современные монеты. Мы с Василисой переглянулись, потом она взяла одну монету и прочитала:
  - Екатерина...самодерж... 1763. Ух ты! Это сколько лет монете? Золотая, да?
  - Золотая - задумчиво сказал я - дело-то не в том, золотая она, или нет, дело в её редкости. В то время золота было очень мало. А она почти не потёртая - или грабанули кого-то, или торговали и получили, но факт есть факт. Надо смотреть дальше - если таких там много - мы богаты. Она может стоить десятки тысяч долларов, или сотни - не знаю точно. Но подозреваю, что много. И если все тут такие...
  Оказалось - не все. Были ещё петровские, павловские, анненские, александровские червонцы и пятёрки. Потёртые, и не очень. Всего - тысяча пятьсот сорок три штуки.
  Я слегка растерянно смотрел на кучку золота, и раздумывал о том, что мог бы стать миллиардером, если бы занялся кладоискательством с помощью призраков. Вот только куда их реализовать, эти самые сокровища?
  Оставив золото лежать на полу, сбросили одежду и пошли мыться.
  Через час, чистые, сытые, благостные, мы лежали на кровати, обнявшись, и обсуждали всё, что с нами происходило этим тяжёлым, очень тяжёлым днём. У меня побаливали мышцы - видимо нагрузка на них была запредельной - хотя я этого и не помнил. Меня беспокоило то, что со мной произошло - провал в памяти возник неспроста. Складывалось такое впечатление, что в момент реальной физической опасности что-то сильное, страшное, захватывает мой рассудок, отпуская только тогда, когда опасность исчезла, а эта сущность насладилась убийством и разрушением.
  - Вась, а почему твой боевой режим не включился, когда тебя захватила нимфа? - спросила Василиса, поглаживая мою грудь твёрдой маленькой ладонью.
  - Сам не знаю - ответил я, задумчиво щекоча её розовеющую мочку уха - может быть сущность, та, что во мне, не восприняла захват как опасность? Ведь мне ничего не угрожало в физическом смысле. Ведь нимфа не нападала на меня, не грозила смертью. А то, что она меня истязала потом - так я ей был благодарен, что божество нисходит до меня даже и с таким вниманием. Тьфу, противно даже вспоминать - но это так! Я искренне её любил и не мог противиться ей, когда Мария меня истязала, или истязала тебя. Вот если бы она попыталась реально меня убить - принести в жертву, к примеру, тогда, вероятно, боевой режим мог включиться. И то не факт.
  - А как ты думаешь - что это за сущность?
  - Не знаю - честно признался я - никогда не сталкивался с таким делом. Боюсь даже предположить. Это как-то связано с тем случаем, когда я упал на артефакт. Помнишь, я тебе рассказывал? Ага - помнишь. Так вот - чернокнижники проводили какой-то свой обряд, очень серьёзный, для которого убили несколько девушек. А может и несколько десятков девушек - мы ведь нашли только десять трупов, а исчезают каждый год множество людей. Куда они деваются? Вот вопрос. И этот обряд по всем признакам был направлен на вызов кого-то из другого мира. Вначале я думал, что они вызывают духов, но...нет, не духов. А вот духи постоянно называют меня хозяином. И заметь - большинство духов, что мне служат - при жизни были нехорошими людьми. Совсем нехорошими. Убийцы, грабители, разбойники всех мастей. Кто может быть хозяином душ этих нехороших людей?
  - Брррр...ты меня пугаешь! - поёжилась Василиса и прижалась потеснее к моему голому боку - как вспомню твои руки - ты даже не представляешь, что это было! Помнишь, старый фильм про Фредди Крюгера? Вот что-то подобное, только страшнее. Фредди карикатурный какой-то злодей, а ты двигался как тигр - мгновенно, так, что было видно только мелькающую тень. Честно говоря - я тогда больше испугалась тебя, чем этих бандитов. Чуть не описалась со страху!
  Мы помолчали, глядя в потолок, а потом Василиса нерешительно спросила:
  - Скажи, а сколько могут стоить эти монеты? Ну, если в долларах?
  - Милая, я не знаю. Если даже по тысяче долларов каждая, то их на полтора с лишним миллиона баксов. В общем-то мы можем несколько лет безбедно жить, не думая о том, как бы нам заработать на жизнь. А кроме того - это шанс попробовать добиться справедливости. Все чиновники любят деньги, и если подмазать кое-кого как надо - можно добиться хорошего результата. Можно нанять дорогих адвокатов, они найдут выходы на верха власти, а там...там мы уже поборемся. Знаешь, за то недолгое время, что работал в полиции, я узнал многое о нашей Системе. Она не меняется уже сотню лет, и наверное, не изменится никогда. Работа адвоката заключается не в том, чтобы пользуясь своим умом и знанием закона вытащить клиента в суде, уберечь его от отсидки своими юридическими заковыками, нет. Ну - почти нет, если быть точным. Главное - знать, кому и сколько дать, и добиться того, чтобы от тебя взяли.
  - Я знаю - усмехнулась Василиса - отец постоянно общался с дорогими адвокатами - без этого ни один бизнесмен не может. Постоянно какие-то переговоры, улаживания, утрясания - отец не афишировал свои дела, но какая-то информация всё равно просачивалась. Я же не слепая и не глухая. Но вообще, я тебе скажу - для серьёзных адвокатов полтора ляма это ничто. Ну, так как ты решил продавать монеты?
  - Знаешь, как поступим...завтра купим ноутбук с предустановленным интернетом, и посмотрим, что стоят эти монетки. Примерную цену, чтобы не быть лохами. Там же и поищем - кому и как продать эти штуки. Спешить нам некуда, делать всё равно нечего - будем заниматься.
  Через полчаса мы уже спали. Всю ночь я метался, так, и не сумев как следует отдохнуть. Мне снились какие-то странные сны - то я летал где-то в чёрной, безбрежной пустоте, то парил над Землёй, как орёл и высматривал внизу добычу, бросаясь вниз, будто коршун. Вот только вместо птичьих лап у меня почему-то были лапы, как у льва, или собаки... А на спине у меня сидела обнажённая Василиса, и заливисто смеялась.
  Во сне у жены были длинные, огненные волосы, которые развевались на ветру, и я чувствовал своей спиной гладкую кожу её бёдер и крепость рук, вцепившихся мне в гриву...
  
  - Вот этот, да. У него есть выход в сеть?
  - Да, доступ на год из любой точки страны. За рубеж выедете - там отдельный тариф по международным расценкам. Батарея на неделю, так что хоть в горы ходите, хоть по городу - будет работать. Заряжается всего за два часа на сто процентов. И весит всего двести грамм. Очень компактный. Берёте? В кассу у входа, пожалуйста.
  Дежурная продавщица, в милых беленьких шортах, подчёркивающих красоту её смуглых ног (Василиса сердито пихнула меня в бок, проследив за взглядом), оформила нам ноут, и скоро мы шагали к приморскому кафе счастливыми обладателями бука фирмы 'Симарс'. Не самая последняя, и не самая дорогая модель, но нам хватит. Главное - есть сеть, и батареи хорошие, надолго хватает.
  Устроившись за столиком кафешки, мы сделали заказ, и попивая холодный сок с солёными фисташками (Утро, а уже жарко! И есть не особо хотелось...), начали своё путешествие в сети.
   Виртуальный экран я сделал не очень большого размера, чтобы поменьше людей совали нос в то, что я рассматриваю. Впрочем - заглянуть можно только если стоять прямо за мной, а сбоку, чуть под углом, изображение теряется.
  Выдвинув виртуальную клавиатуру, я набрал в поисковике год монеты (я взял штук пять, на всякий - остальное спрятал под кровать и замаскировал бельём). Через долю секунды скоростной интернет выдал мне кучу всяческих сайтов. Покопавшись, я нашёл то, что собирался найти, и...обалдел. Только одна, единственная монета, та самая, Екатерининская, стоила около ста тысяч долларов.
  Оправившись от первого впечатления, я посмотрел на столь же ошеломлённую Василису, и тихо сказал:
  - Похоже, что мы разбогатели, а? Милая, если нас не грохнут - мы будет обладать состоянием примерно...даже боюсь подумать. Боюсь подумать!
  - Подожди - нам ещё их нужно продать, не забывай - резонно заметила подруга, охладив мой пыл.
   Впрочем, надо сказать - я не особенно-то и возбудился. Да - ценные вещи. Да - хорошие деньги. Но получить те деньги, что обозначены в ценниках на аукционах, мы не можем. Я отдавал себе отчёт в том, что хорошо, если половину настоящей цены дадут, если продавать просто так, с рук.
  Полазив по сети ещё минут десять, определил, где искать местных нумизматов. Оказывается, они уже лет сорок собирались в одном и том же месте на некой Художественной площади. По субботам и воскресеньям. Сегодня была именно суббота, половина десятого утра.
  Мы вызвали такси к кафе и уже минут через двадцать подъезжали к площади.
  Ещё не выйдя из машины, я заметил некое скопление народа на скамейках в скверике. Там было человек двадцать людей, прохаживающихся между скамейками и рассматривающих какие-то альбомы. По виду этих людей никогда бы не сказал, что они коллекционеры - здесь присутствовали 'всякой твари по паре' - и пожилые, седые, как пена моря мужчины, и молодые парни, шныряющие между маститыми коллекционерами и с почтением заглядывающие им в рот.
  Теперь надо было определить - к кому обратиться? Ну, наверное - к самым старым - если уж они до самой старости сумели пронести пыл коллекционера, то за ценой, вероятно, не постоят. Выбрав одного - в белой рубашке с отложным воротников и серых слаксах, седого, благообразного, похожего на старого бухгалтера, мы подошли к нему и тихо спросили:
  - Вы нумизмат?
  Мужчина настороженно оглядел нас с ног до головы, задержался взглядом, как все мужчины, на длинных ногах Василисы, и с интересом спросил:
  - Да. Вы хотите что-то продать?
  Я оглянулся на остальной коллектив - все делали вид, что не интересуются новыми посетителями, но явно их просто сжигало любопытство - что принесли приблудные лохи? Я просто-таки читал этот вопрос на их наморщенных лбах. Несколько человек сразу придвинулись к скамейке, рассчитывая перехватить выгодную сделку, и 'наш' нумизмат забеспокоился:
  - Давайте-ка отойдём в сторонку, в сторонку, а то тут бродят всякие типы, мешают нам разговаривать! - он покосился на конкурентов и сделал недовольное, хмурое лицо.
  Сзади нас кто-то буркнул, якобы под нос:
  - Опять Михалыч перехватил залётных! Вот зараза! Везёт же ему - потом громче, уже для нас тот же голос добавил - молодые люди! Если не договоритесь с Владимиром Михайловичем, подходите сюда, пообщаемся!
  - Отстань, Костя! - досадливо махнул рукой нумизмат и увлёк нас на скамейку подальше от толпы.
  Я сунул руку в карман, достал оттуда екатерининскую пятирублёвку я подал её мужчине, держа на ладони. Тот впился глазами в монету, несколько секунд молчал, потом достал из кармана большую лупу и взяв раритет у меня из рук с минуту внимательно его рассматривал.
  Затем скривился, и со вздохом сказал:
  - Вы что, так и таскаете монету, в кармане, без пакетика, без альбома? Это варварство, господа! За такие вещи надо руки отрывать! Так что вы хотите за эту монетку? Она, конечно, не высший сорт, но на хайфай потянет. На первый взгляд не фуфло. Так что хотите?
  - А вы что предложите? - я сделал глупое лицо и небрежно обнял Василису, блуждая взглядом в облаках. Мне было очень интересно - насколько постараются обуть заезжего лоха?
  Насколько я знал - читал в книгах - у всех коллекционеров считалось высшим шиком купить за копейку то, что стоило миллионы. Каждый коллекционер мечтал о такой сделке, как настоящий рыбак мечтает о большой рыбе. И вот - эти две рыбы, виляя своим хвостами и разевая рты в глупых головах, приплыли сюда, в тихий пруд, в котором все давно и крепко знали друг друга и надуть кого-то не представлялось никакой возможности.
  - Ну...Екатерина с шарфом на шее...ну да - тысячу баксов потянет, потянет. Могу дать тысячу, да. Хоть сейчас. Ещё что-то есть, как я понимаю?
  Глаза нумизмата блестели, и я боялся, что его взгляд прожжёт стёкла очков, настолько этот взгляд был пламенным. Он вцепился в монету, и только когда я буквально вывернул её у него из рук, отпустил вожделенный жёлтый кружочек.
  Глядя вслед исчезавшей в кармане монете, старик поспешно сказал:
  - Пожалуй, я добавлю ещё двести баксов. Ну что, пойдёмте, я сниму деньги с карты?
  - Вот ещё монетку оцените - попросил я, шарясь в кармане.
  Старик наклонился, его глаза вытаращились - он глядел на меня как на фокусника, ожидая чуда. И я оправдал его ожидания. Порывшись в кармане, достал жёлтый кружочек с надписью '1796', 'Не намъ, не намъ, а имяни твоему'
  Нумизмат поперхнулся, закашлялся, и я участливо спросил:
  - Что с вами? Вам плохо?
  - Нет, нет! - надсадно сказал старик, прочищая глотку. Затем взял лупу и долго рассматривал монету, под конец, сказав:
  - Ну да, неплохая монетка. Полторы тысячи баксов потянет. Ну что, делаем сделку?
  Я улыбнулся, и предложил:
  - Хочу всё-таки подойти к другим нумизматам. Может они мне побольше дадут? Мне кажется, вы слегка занизили цену, нет?
  Старик внимательно и долго смотрел на меня, потом улыбнулся, покачал головой и сказал:
  - Ай-яй, так посмеяться над старым человеком. Вы уж простите меня - ну да, жадность. Вы такие молодые, красивые, так и тянет вас надуть! Отомстить за вашу молодость и красоту. Простите старика. Присядьте со мной рядом. И не ходите туда. Не исключена возможность, что после того, как вы покажете свои монеты - лишитесь голов. Не сейчас, позже. Но лишитесь. Как и монет. Вы же знаете, сколько они стоят, так? А зачем разыграли комедию?
  - Вас Владимир Михайлович звать, да? - улыбнулся я - и вы простите. Хотелось немного позабавиться. Конечно, я не профессиональный нумизмат - такой как вы - но ведь интернет сейчас доступен даже бродячей кошке. Так что надо быть последним идиотом, чтобы идя на встречу с нумизматом, не поинтересоваться ценой монеты. Да, я знаю, что первая монета, примерно в таком состоянии, стоит полторы сотни тысяч долларов. А вторая - около двухсот. Состояние монет я сравнивал с десятком других - мои по сохранности получше многих. Мне надо их продать. И срочно. Потому - я не буду особо жаться с ценой. Кроме того - если вы поможете продать мне эти - я найду ещё. Например - вот эти.
  Я достал из кармана дукат Петра первого, ещё одну монету Екатерины второй - червонец, двухрублёвик Екатерины первой - всё, что захватил с собой. Глаза коллекционера вытаращивались всё больше, и завидя, как в нашу сторону направились трое коллег, он быстро накрыл монеты своей ладонью:
  - Спрячьте, скорее!
  - Что, Михалыч, что-то интересное? - небрежно осведомился один - крупный мужчина лет сорока, с неприятным лицом и маленькими бегающими глазками - может мы тоже посмотрим?
  - Нет, Сергей, для тебя ничего интересного нет - скучно ответил коллекционер, выжидательно глядя на конкурента, нарочито ожидая, когда тот уйдёт. Сергей пожал плечами и повернувшись, вразвалку пошёл прочь.
  - Не вздумайте с ним связаться. Тёмный тип. Сделал свой сайт по продаже монет, берёт на комиссию, но моё мнение - ждёт большого куша, чтобы нагреть кого-нибудь по-полной. Связан с бандитами, так что с ним можно попасть в большие неприятности. Так что вы хотите предложить? Слушаю.
  - Предлагаю десять процентов с суммы сделки. Продаю через вас все эти монеты - сколько получится - со всего десять процентов. Устроит?
  - Хммм...устроить-то устроит - задумался старик - вот только здесь вам эти монеты не продать. И мне не продать. Надо вызывать человека из Москвы. Есть у меня там несколько человек серьёзных - за хорошей монетой могут прилететь и сюда. Это не проблема. Проблема в том - не фуфло ли это. Просто таки этакие деньжищи никто не вывалит. Надо ещё посмотреть на монеты, капнуть на золото, посмотреть каталоги, а ещё - связаться с московскими людьми и показать объекты. Вы готовы поехать со мной?
  - Готовы, почему и нет? - пожал я плечами.
  Старик согласно кивнул головой, подошёл к скамейке, где он сидел раньше и взял оттуда рулончик ткани, длиной метра два. Затем, не обращая внимания на завистливые взгляды конкурентов, развернул ковёр в сторонке, на траве, и предложил:
  - Присаживайтесь. Летали когда-нибудь на коврике?
  Мы синхронно покачали головами - я в отрицание, Василиса - утвердительно, и старик улыбнулся:
   - Держитесь вот за эти петли.
  Я сел на ковёр, поморщился от неприятного запаха, а нумизмат, поняв, с усмешкой сказал:
  - Тот, кто придумает заклинание, уничтожающее запах летающего ковра - станет богат! Вонь ещё та, конечно. Интересно - какой придурок-изобретатель догадался пропитывать ткань смесью мочи и спиртного? Это точно алкаш какой-то! Нормальному человеку никогда это и в голову не взбредёт!
  Нумизмат пробормотал несколько слов, ковёр напрягся, сделался как деревянный, его края завернулись под углом, образовав барьерчики высотой сантиметров десять, а затем летающий ковёр медленно и плавно взмыл в воздух.
  Кстати сказать - над утренним Сочи хватало летающих ковров. Разной расцветки и размеров, множество ковров проносились и парили над городом, напоминая собой стаи воздушных змеев, запущенных детишками-великанами. На них сидели и лежали люди - и среди них было очень много раздетых, совершенно обнажённых. Они парили над морем на высоте пятиэтажного дома, и даже отсюда я видел на коврах подозрительное шевеление.
  - Развратники! - досадливо сказал старик - мы, в наше время, в начале двухтысячных, для этого дела хотя бы в кусты прятались, в машины с тонировкой, или в туалет ночного клуба! А эти у всех на виду! Иэххх...полное падение нравов!
  - А что, в туалете, это более нравственно? - невинно поинтересовалась Василиса, щуря глаза на встречном ветру.
  - Хотя бы никто не видит! - хмыкнул старик, подозрительно косясь на девушку, полусидя, полулёжа расположившуюся на ковре - а впрочем, вы правы - наверное, во мне говорит элементарная зависть. Может я и сам бы так кувыркался на ковре, над морем, если бы был помоложе лет на сорок. Или пятьдесят. А сейчас...вот всё есть - и ковёр, и деньги, а молодости нет. И не вернёшь их ни за какие деньги. Завидую вам - такие молодые, красивые, и любите друг друга - это сразу видно. Пока есть молодость, здоровье, красота - надо совершать безумства, любить, стремиться к чему-то прекрасному. А потом будет всё - а стремиться не захочется. И не будет ни здоровья, ни молодости. Увы. Да что я всё о грустном - давайте о хорошем: не расскажете ли мне, откуда у вас эти монеты? Для таких монет очень интересна и важна их история. Откуда они взялись, кто их собирал, где хранил. Понимаете - новых редких монет уже очень давно не вылезало на белый свет - всё что можно кладоискатели выкопали, все монеты, редкие и не очень, давно осели в коллекциях и музейных витринах.. А тут, я же вижу - это монеты не из коллекций. Вы даже не знаете, как правильно с ними обращаться, как хранить. Ну, так откуда у вас это сокровище?
  - Хммм...в общем так - начал я - они не украдены, это наши монеты. Они из клада. (Я так и думал! - воскликнул старик и заложил вираж, от которого у нас ухнули вверх сердца - продолжайте, продолжайте!) Где я нашёл клад, сколько там было монет - не скажу. Знаю доподлинно, что эти монеты ранее принадлежали роду убыхов, проживавших на месте нынешнего Сочи. Клад мне передал один из потомков этого рода.
  - Значит у вас и ещё есть монеты - оживлённо воскликнул старик, и потёр руки, бросив петли ковра, отчего тот чуть не встал как вкопанный и нас потянуло вперёд, едва не сбросив вниз. Нумизмат спохватился, снова ухватил за петли ковра и мы опять заскользили над городом.
  Чтобы управлять этим ковром надо было знать несколько слов заклинания, доступного каждому, даже не магу. Эти ковры были пропитаны специальным раствором, навечно превращавшим их в летательные аппараты - раствором вонючим, до безобразия. Управлялся он мыслью - надо было взять петли управления, подумать, куда лететь, и ковёр послушно полетит туда, куда надо.
  Поговаривали, что правительство хочет издать закон о том, что все летающие коврики надо регистрировать - участились случаи того, что некоторые придурки залетали на пути следования громадных авиалайнеров и гибли, сбитые крыльями и спалённые турбинами.
  Скорее всего, такой закон всё-таки примут, но пока - каждый мог купить такой ковёр и летать в своё удовольствие. Если у него есть сто тысяч долларов. Именно столько стоил летающий ковёр такого размера, как у старика-нумизмата. Ох, не прост был старик, точно не прост. Да старые нумизматы и не бывают простыми - простаки в этом деле не выживают. Нужно досконально знать своё увлечение, и уметь мгновенно разглядеть в случайной монете раритет, который принёс неизвестный человек. А ещё - не попасться на фуфло, которого немеряно ходило по рукам во все времена. Даже во время Петра первого, уже чеканили и отливали фальшивые монеты, за что им рубили башки и рвали ноздри раскалёнными щипцами. Но ничего не изменилось с тех самых пор - как были фальшивомонетчики, мошенники, так они и остались. Только теперь носят не зипуны и лапти, а куртки из бутиков и кожаные итальянские штиблеты.
  Заложив вираж, ковёр совершил посадку во дворе частного дома - одноэтажного, но построенного со вкусом, из красного кирпича, с синей черепичной крышей, вольготно расположившегося среди густого сада в Имеретинской бухте.
  - Посидите тут, в саду, хорошо? - старик ободряюще улыбнулся и добавил - не беспокойтесь - вы у меня дома, тут всё спокойно и безопасно. Сейчас я попрошу супругу принести вам чая...или лучше кофе, сок? И бутерброды. Пустой чай пьют только буржуи, а мы же русские люди, как без угощения? Всё-таки вы у меня в гостях. Давай ваши монеты, я покажу их человеку. Не беспокойтесь, не пропадут.
  Я спокойно достал из кармана монеты и передал старику, осторожно взявшему их в руки и опять укоризненно покачавшему головой - ну разве можно так хранить?
  Старик убежал в дом, и через несколько минут из дверей вышла пожилая женщина с приятным улыбчивым лицом. Она поздоровалась, расставила нам чашки, поставила тарелку бутербродов с копчёной колбасой, с маслом и сыром, печенья, шоколадные конфеты, поставила сахар и сливочник, пожелала приятного аппетита и ушла.
  Мы несколько минут молча пили кофе, потом Василиса задумчиво спросила:
  - Вась, а не проще было упереть деньги из банков или из чьих-то кубышек? Зачем мы заморачиваемся с монетами? Это же опасно.
  - Начнём с кубышек: вот представь, что у тебя есть деньги - ты продала дом, который строила всю жизнь. Тебе понадобились деньги на лечение, к примеру - отца. Или матери. Или себя самой. И вдруг - эти деньги исчезли. Их кто-то унёс, украл, забрал. Это хорошо? Представь просто на себе - это правильно? Ага - то есть по отношению к кому-то, это правильно. А если заберут у тебя - нехорошо. Дальше. Можно забрать у нехороших людей, бандитов. Ага, верно. Сам Бог велел забрать у этих подонков. Только вот подонков этих нужно ещё найти. Ну да - вот некий Сергей, нам сказали про него, что он плохой. А может старик просто его не любит, и пользуется слухами о связях того с бандитами? Может вся связь в том, что он платит бандитам дань? Духи не всеведущи. Они не разбираются - кто есть плохой, а кто хороший. Т приказал им принести денег - они принесут. Сбережения людей, копивших их всю жизнь - в том числе. Я не готов обирать людей, забирая у них последнее. Теперь - банки. Ну да, все мы не любим банки. Типа - они обирают народ, и так далее, и такое прочее. Но теперь подумай - КАК духи заберут деньги? Кстати сказать - и КАК они это сделают, забирая деньги у простых граждан? Технически как сделают, расскажи! Вот сам процесс. Ага - не знаешь. Я знаю. Духи переносят материальный объект в пространстве. Они не перемещают его мгновенно, куда тебе надо. Они просто поднимают пачку денег, та плывёт по воздуху, и выплывает из дверей банка, да? И все тупые банковские работники, беспомощно смотрят, как пачка денег от них уплывает. И все тупые охранники банка - смотрят тоже. Глупо звучит, да? Но выглядеть будет именно так. Дух не может пронести деньги сквозь закрытые двери. Он может двери выломать, выбить - если сумеет. А может и не суметь. Двери-то делают крепкие. А грохоту будет! Такой шум поднимется - на всю страну. Нам это надо? Притом, что банковские купюры частенько идут по номерам, стоит где-то эту купюру задействовать - тут же сигнал сирены и бравые опера поедут на захват. Теперь дальше: сколько нужно попереть долларов, чтобы обеспечить наши планы по восстановлению справедливости? Нам ведь что нужно - нормально, безбедно жить, раздавать взятки, оплатить услуги дорогих адвокатов. А ведь это миллионы долларов. Знаешь, какой объём занимает миллион долларов даже в стодолларовых купюрах? Я знаю. Дипломат. И десять миллионов - десять таких дипломатов. Ты представляешь, таскаться с таким количеством бабла? Тяжёлого, между прочим. Миллион весит десять килограммов - в стодолларовых купюрах. Резюме: нам нужно много денег, притом с банковской картой, желательно на чужое имя, или на предъявителя. И лучше не одну карту - мало ли как банкомат поступит - сожрёт карту, и потом восстанавливай её. Если мы сейчас наладим сбыт монет, можем поставлять кладовые монеты сколько угодно, вполне легально - если забыть, что по закону каждый клад принадлежит тому, на чьей земле его нашли. Но это ещё нужно узнать о том, что мы его нашли.
  - Хммм...я как-то и не подумала...а ты всё заранее продумал, да? - улыбнулась Василиса
  - Само собой - продумал. Это наиболее легальный способ заработать. И как ни странно - наиболее простой. И я намерен пользоваться им и в дальнейшем - посмотрим, как пройдёт эта сделка, и тогда примем решение.
Оценка: 6.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"