Щепетнов Евгений Владимирович: другие произведения.

Манагер глава 6

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Глава 6
  Лишь под утро мне удалось поспать часа два, но около семи часов утра я встал, как поднятый сиреной и стал собираться. Варган оставался ночевать в моей хижине, потому он тоже сразу вскочил на ноги.
  - Сейчас я принесу тебе снаряжение и оружие. Уговаривать остаться больше не буду - вижу, ты решил всё окончательно. Ну что же - надеюсь, твоё путешествие будет удачным, и для тебя, и для Арганы. Похитители, скорее всего, уже в городе, так что тебе нужно поторопиться. Я тебе дам немного денег - хватит на пару недель жизни, и на три экзамена - не забывай, что статуса у тебя нет, а значит, тебе придётся начинать всё с самой низшей ступени. Сейчас ты по уровню воинского мастерства на девятом или десятом уровне статуса, но не бросай тренировки и при каждом удобном случае тренируйся. Только твоё умение залог успеха, и даже жизни - знаний Хранителя в полном объёме ты не получил, потому - постарайся использовать то, что я тебе преподал за эти короткие часы. Ну, вот и всё, Ученик. Надеюсь, что ты всё-таки вернёшься.
  Варган закончил свою длинную речь и исчез за дверями хижины, а я прошёлся по комнатам, как бы прощаясь и с домом, и с лучшим периодом своей жизни...я рассматривал вещи, которые принадлежали девушкам, вспоминал свои дни с ними, и у меня опять защипало в глазах.
  Не позволяя себе раскиснуть, я встряхнул головой, глубоко вдохнул и проделал несколько упражнений для разминки, прогоняющих сон, потом несколько боевых ударов - бой с тенью, и закончил как раз перед приходом Варгана, вывалившего передо мной ворох различного барахла.
  Я стал разбирать снаряжение, а Варган продолжил своё напутствие:
  - Вот, возьми - это самая лучшая броня из железного дерева, а это самый длинный меч из нашего деревенского арсенала. Шлем и щит - тоже оттуда. Солдатские хренового качества, не пристало акома ходить с какими-то зубочистками. Запомни - ты - акома из деревни Алаур. Твоя кожа уже потемнела, так что от обычных акома тебя отличает только массивность, но тут ничего не поделаешь. Да и наплевать - кому какое дело? Может ты уродился таким - так и отвечай, если что. Воинские законы ты знаешь - слава богам - я тебе вдолбил их ещё год назад. Так-то я не особо боюсь - теперь ты можешь постоять за себя, но всё-таки будь осторожен. Никому не раскрывай сведений о себе, не рассказывай о цели путешествия - ты просто молодой акома, вышедший из леса на заработки, хочешь заработать на покупку жён. И вот ещё что - ты больше не Белый Вас. Под этим именем лучше не появляться в империи - не забудь - тебя могут помнить, как белого демона Васа. Придумай новое имя. Кем ты будешь зваться, чтобы я знал?
  Я подумал, слегка усмехнулся:
  - Манагер. Теперь я - Манагер.
  - Ну что же - Манагер, так Манагер. Созвучно с именами акома, так что всё нормально. Вместо набедренной повязки надень вот эти полотняные штаны и жилет - так ходят все воины в городах Империи. Ну что, теперь ты, вроде как, готов. Долгих прощаний не будет, слёз тоже. Возвращайся, Ученик!
  Варган вышел из хижины не оглядываясь, а я остался один.
  Надевать броню сразу я не стал - сложил в вещевой мешок, на него приладил щит, меч, кинжал повесил на пояс. Лука у меня не было, хотя я и хорошо умел из него стрелять. Варган мне объяснил, что лук выпадает из моей версии молодого акома, вышедшего на заработки - это орудие убийства стоило столько, что этот самый акома мог спокойно продать лук и купить себе минимум двадцать жён, да ещё и деньги бы остались на обзаведение.
   Ну, вот и всё. Я окинул глазами свой дом и решительно вышел за порог. Мне было немного страшно, немного грустно и немного печально - почему-то мне казалось, что я уже никогда сюда не вернусь.
  Из деревни в сторону города вела незаметная тропа - неопытный человек бы её и не увидел, но я знал, где она проходит и потому шагал по ней уверенно и быстро. Эта тропа километров через десять выходила на широкую тропу, которая использовалась всеми местными обитателями, а та, в свою очередь, выходила на широкую имперскую дорогу, ведущую прямо в город - так небольшие ручейки сливаются в полноводную реку, чтобы оказаться потом в море.
   Шагать было легко - на ногах у меня надеты новые сандалии, вторая пара лежала в рюкзаке, меч и кинжал шагать не мешали - они были приделаны к поясу по типу японских самураев - рукоятками вниз, клинком назад и вверх, броня весила немного, так что прогулка пока была почти что развлечением, если забыть, зачем я на неё отправился.
  Мои волосы сзади были стянуты воинским хвостом, и перевязаны кожаным ремешком - за полтора года они довольно прилично отрасли. Варган рассказал мне, почему, когда меня поймали охотники за рабами, мне сразу же отрезали волосы почти под корень. Дело в том, что воинский хвост имели право носить только воины, а отрезая мне волосы, охотники, символически лишали меня мужества, то есть, превращали в раба. Короткие волосы в этом мире носили только рабы и женщины.
  Да, да - женщины этого мира носили очень короткие причёски, у нас на Земле их назвали бы "мальчуковыми", не помню, как они точно называются - парикмахерское дело никогда не входило в перечень моих пристрастий. Я и длинные волосы-то на Земле отрастил себе потому, что страсть как не любил стричься. Теперь - мои волосы были моей гордостью, показывали всему миру, что я мужчина и воин. За отрезание волос у мужчины можно было поплатиться жизнью - он ухаживал за своими волосами сам, сам их подрезал, а отрезанное сжигал или закапывал - считалось, что в волосах заключена сила духа и удача. Интересно, что кроме коротких волос, женщины ещё уничтожали все волосы на теле - по крайней мере женщины акома. Хотя - я знал ещё одну женщину, в самом начале своего машрумского анабасиса - та рабыня, в бараке для случки - так она тоже была с короткой причёской и гладкая, как бильярдный шар.
  Ничего не могу сказать плохого об этом обычае - мне он очень даже нравился, хотя я так и не сумел дознаться - откуда это повелось и какими законами регламентируется. Вот принято так - и всё тут. На мои вопросы, все, с кем я разговаривал по этому поводу, даже Варган, только недоумённо пожимали плечами - чего, мол, пристал?! Ну вот такие обычаи, и успокойся. Мужчин эти обычаи не касались, они могли обрастать, как хотели, хотя бородатых я тоже не видел - растительность на лице уничтожали, используя листья одного из растений - они так "выжигали" волосы на подбородке (и не только на подбородке - как раз больше всего растение использовали женщины...) , что те не росли потом месяц и более - когда я первый раз использовал это средство, то подумал - если бы перенести растение на Землю, развести там плантации - да я бы озолотился! Если бы не пристрелили компании, делающие бритвенные станки и кремы для бритья...
  Дорога лентой тянулась под ногами, деревянные сандалии стучали по утоптанной земле, а я всё думал и думал: как мне найти Аргану в большом городе? А может её уже переправили на корабль и увозят на другой материк? Как только я приду в город - схожу на рабский рынок и попытаюсь получить там информацию, всё остальное потом. Надеюсь, что Аргана в городе - это облегчило бы мне всё дело. А если не в городе? А если не в городе - значит...приму решение на месте. Чего сейчас трепать себе нервы и увеличивать количество вариантов, это просто глупо.
  Параллельно надо поднимать свой статус - стоит сразу отправиться в фехтовальную школу на экзамен. Варган сказал, что мне хватит на три экзамена, значит я буду воином третьего уровня. Хмм..слабовато, но куда деваться? Надо зарабатывать самому, кто мне обязан давать деньги просто так?
  Большая торная тропа вышла на тракт.
  Этот тракт соединял город Скарламон с городами Империи, находящимися в глубине материка. Я расспрашивал Варгана о том, что из себя представляет Скарламон, и вообще - были ли у меня шансы после побега как-то устроиться в этом городе. Он долго думал, а потом сказал так: " Шансы были, но очень минимальные. Скорее всего ты или бы опять попал в руки рабовладельцев, либо спрятался бы в трущобах и занялся грабежами и разбоем, в конце концов окончив жизнь в руках у палача, либо на мече стражника. Основной вариант - первый, судя по тебе, ты вряд ли бы прирезал человека за его кошелёк. То, что тебе предлагали пробраться на какой-то из кораблей не исключает ни первого, ни второго варианта"
  Со слов Варгана, население города составляло около трёхсот тысяч человек - по меркам этой планеты, Скарламон был очень крупным городом, с ним могли сравниться по размеру только столица Арканака Аурена с населением около пятисот тысяч и несколько городов-портов на побережье - но те были гораздо меньше.
  В Скарламоне находился самый крупный невольничий рынок во всей Империи, сюда стекались рабы со всех сторон света и отсюда они растекались по городам и странам. Порт этого города мог одновременно принять несколько сотен кораблей, а вещевой рынок обслуживал тысячи и десятки тысяч купцов со всего света. В общем - это был огромный город-рынок, этакий "Черкизон" Машрума. В нём было довольно легко найти себе работу хорошему воину - каждый купец опасался грабежа, а количество грабителей, воров и всевозможных разбойников зашкаливало за все возможные пределы. Но это понятно - где деньги, там и те, кто хочет на халяву ими поживиться. Вот в какой город сейчас я направлялся.
  Расстояние до города было около семидесяти километров, и я не рассчитывал дойти за один день. Варианты были таковы - или ночевать в джунглях, рискуя подвергнуться нападению случайных грабителей или охотников за рабами, или остановиться в каком-нибудь из постоялых дворов, регулярно попадающихся через пятнадцать-двадцать километров вдоль тракта. Я склонялся к тому, чтобы заночевать в "мотеле" - деньги есть, пора приучаться к цивилизованной жизни, а то совсем одичал в джунглях. Всегда можно успеть залечь под куст...
  Мне повезло. Как только я вышел на тракт, через полчаса меня догнала огромная повозка, крытая плотной тканью и до смешного похожая на повозки переселенцев на Диком Западе - большие деревянные колёса, огромная телега, крытая плотным "брезентом", две "лошади", бодро влекующие по пыльной дороге это циклопическое сооружение, на облучке которого сидел кряжистый седой мужчина с красным носом и длинным воинским хвостом на затылке.
   Повозка обогнала меня, обдав облаком пыли, остановилась, метрах в десяти от меня из неё высунулся её хозяин и дождавшись, когда я с ним поравняюсь, спросил:
  - Привет, акома! Ведь ты же акома? Работа нужна? Всё равно же ты идёт в город, так может сопроводишь меня? Мой охранник заболел животом и остался в последнем постоялом дворе, а у меня время не терпит, надо доставить пряности до отплытия корабля. Говорили, что впереди, в ущелье Двух Сестёр пошаливают лихие ребята, потому охранник мне пригодится. Хммм...чего молчишь? Ты вообще понимаешь на нашем языке?
  - Понимаю - усмехнулся я - нужно обсудить мою плату, а там, возможно, и договоримся.
  - Ну что плату, что плату - пожал руками купец - обычная плата!
  Он сделал очень честные и правдивые глаза, после чего я сразу заподозрил, что сейчас меня будут разводить на бабки.
  - Кормёжка, и десять монет, когда мы прибудем в город. Если будет нападение и ты его отобьёшь - двадцать монет, если при этом будешь ранен, но отобьёшь - лёгкое ранение - тридцать монет, тяжёлое пятьдесят.
  - Увеличивай всё в два раза, и по рукам - ответил я уверенно. (Варган мне рассказал примерные расценки, и они были раза в три больше, чем назвал мне купец. Но я не собирался особо задирать цену - всё равно шёл в город, а так и на транспорте, да и деньги лишними не будут. )
  Купец попытался торговаться, но я, с каменным выражением лица, только отрицательно поводил головой и он, наконец, сдался.
  - Ладно. Мурак с тобой! Надевай свою броню, да внимательно следи за окрестностями. Говорят, неделю назад, Арнука ограбили в двух часах езды отсюда, тут стало неспокойно. Всякого безстатусного сброда развелось, как червей! Хмм...а у тебя есть статус? Нет? Впрочем - наверное ты собираешься его в городе получить, вы, акома, всегда там делаете. Какой, примерно, у тебя статус, как ты себя оцениваешь?
  Я покосился на грудь купца и увидел пять звёздочек - довольно высокий статус для простого, не знатного человека и уверенно ответил:
  - Выше, чем у тебя.
  - Я так и думал! - удовлетворённо воскликнул купец - вы, акома, всегда славились воинским умением. Что, на жену зарабатывать собрался - хохотнул он, и тут же примолк, увидев, как я нахмурил брови - ладно, ладно, твоё дело. Давай скрепим договор, и поедем - время не терпит, к вечеру мне надо добраться до постоялого двора у въезда в город, а утром в порт.
  Я запрыгнул на повозку, мы с купцом плюнули на ладонь и хлопнули ей по ладони противоположной стороны - так здесь скрепляли договор. Потом я с отвращением вытер ладонь о штаны - дикий мир диким миром, но моя нежная интеллигентная натура не выносила некоторых обычаев этого мира - брезглив-с. Знаю, что от некоторых понятий цивилизованного мира, таких как гигиена, здесь пора бы и избавиться, но ничего не могу с собой поделать.
  Итак, договор был скреплён, я надел свою броню, повесил на руку щит, и повозка снова медленно запылила по дороге. Я старался идти немного в стороне и впереди повозки, чтобы не задохнуться в облаке пыли, которое она поднимала - красноватая почва джунглей, в которой была выбита дорога, истолчённая сотнями тысяч колёс огромных повозок, представляла собой слой тонкой как пудра пыли, в которой ноги тонули по щиколотку. Пыль была горяча, и казалось, что ноги погружаются в слой горячей воды. Я знал, что в сезон дождей, который настанет месяца через три и продлится месяца два, эта пыль превратиться в непролазную грязную жижу, после чего движения на тракте практически остановиться, за исключением нечастых перемещений особо жадных или же особо рьяных купцов, а также имперских почтовых гонцов.
  Купец, довольный наймом охранника, всё время чего-то спрашивал, рассказывал, я односложно отвечал, особо не вникая в разговор, и внимательно посматривал по сторонам - купцу чего - болтай и болтай, а я, если хочу получить в дальнейшем хорошую работу, должен добросовестно сделать эту, иначе прокатится дурная слава...и останется одна забава - "пальцы в рот и весёлый свист".
  Однако, пока что всё было тихо и я слегка расслабился, всё более и более увлекаясь беседой с купцом. Как он словоохотливо рассказал мне - его товар требовал быстрой доставки, так как специи и пряности со временем теряют свои драгоценные свойства. В городе он сдаёт пряности оптом перекупщику, отправляющему товар на другой континент, и снова отправляется вглубь Арканака, закупая товары у плантаторов где-то в центре материка. Пряности - что-то вроде наших перцев и шафранов, самого лучшего качества, росли на окраине джунглей, на границе джунглей и пустыни Асанака - были пряности и поближе, но как сказал купец, они не отличались особо тонким вкусом и ценители желали именно пустынных пряностей. Почему? Да кто знает - может почва другая, может пустынная сушь так действовала на растения, но всё обстояло именно так.
   Со слов купца, дороги Империи были довольно спокойны, лишь иногда на них пошаливали разбойники - вот как сейчас - и то, их шайки обычно были небольшими - до десяти человек, и если им оказывали упорное сопротивление, они быстро отступали, предпочитая грабить одиноких путников. Хотя - всякое бывало, поговаривали, что в прежние годы, лет пятьдесят назад, дороги были непроезжи из-за толп грабителей, практически парализовавших передвижение по трактам. Это случилось после войны с Арзумом, когда император соседнего метрика-государства, разъярённый массовыми вылазками арканакцев на Арзум для захвата рабов, объявил им войну и высадил на материк экспедиционный корпус, огнём и мечом прошедший через всю имеприю. Захватчиков изгнали, но экономика Арканака пришла в такой упадок, что людям оставалось только или помирать с голоду, или грабить более удачливых соплеменников.
  Нынешний император, Око Машрума Сантанадапия, железной рукой навёл порядок после того, как его престарелый отец не выдержал потрясений войны и благополучно отправился в мир иной, лёжа на одной из многих тысяч своих наложниц - видимо перетрудился, думая о государственных нуждах. Часть грабителей были убиты, а часть отправилась в рабские лагеря, где и приумножила славу и богатство Империи.
  Так что, теперь, дороги были довольно спокойны, и вот уже десять лет купец Рагун спокойно ездит по тракту, зарабатывая себе на спокойную старость и обеспечивая свою многочисленную семью. Раньше, с его слов, он был очень неплохим рубакой, да и сейчас ещё мог постоять за себя, потому отправился в путь без своего заболевшего охранника - жалко его, конечно. Но делать? Бизнес, есть бизнес. Но купец заверил, что оставил ему достаточно средств, чтобы лечиться и питаться во время лечения. Семья у купца, как он сказал, состояла из трёх жён и десяти дочерей (!!!) - так что ему приходилось несладко, мужчин в семье больше нет, а боги, хотя он регулярно приносил жертву в храмы и богу Любви Аранасу, и богу Плодородия Гистасуну, и богу Удачи Одакому, приносили ему только девок, годных лишь для продажи в жёны. Вот только дают за них пока мало, хотя он не сказал бы, что девки такие уж и страшные!
  Как будто подтверждая его слова, из-под полога повозки высунулась довольно прелестная головка с короткими каштановыми волосами и курносым носиком, сказав:
  - Так папаша цену за нас такую залуживает, что у женихов сразу мужское нестояние наступает! Дождётся, когда мы все будем такими же старыми, как и он. И тогда вообще никому не нужны будем.
  - То то вы навёрстываете, шляетесь по мужикам, кувыркаетесь под кустами, пока отец в отъезде! Вот потому и не берут, что вы слишком слабые на передок! И вообще, чего ты подслушиваешь, бесстыдница! Сиди там и сиди с Миракой, а не вмешивайся в разговор мужчин!
  - Да ты так вопишь, что волей-неволей всё слыхать, все окрестные джунгли уже знают, какие мы шлюхи, и как нас никто не берёт!
  - А то они не знают, какие вы шлюхи! - парировал несчастный папаша - вот видишь, акома, какое воспитание у нынешней молодёжи! Ну никакого почтения к отцу, только неблагодарность и непочтение! Да, кстати, как тебя зовут? А то акома, да акома, надо хоть имя-то узнать того, кому доверил охрану своего богатства!
  - Дочерей, что ли? - усмехнувшись спросил я - Манагер меня зовут.
  - Да если бы! Тоже мне - богатство! Они прожрали продуктов уже больше, чем за них дадут женихи! Потаскушки чёртовы! Ну-ка залезь обратно в повозку, засранка ты эдакая! Увязались, на мою голову, город, мол, посмотрим, может жениха найдём! Приключений на свой зад ищут, а не женихов.
  Купец ещё что-то бормотал, а я искоса посмотрел на девушку, которая, не обращая внимания на бурчание отца, выпрыгнула из повозки на дорогу и потянулась всем телом, выгнувшись, как кошка. Это была довольно светлокожая девица, выше меня на полголовы, одетая в шёлковую набедренную повязку, открывающую на лёгком полуденном ветерке крепкие смуглые ягодицы и в что-то вроде топика, едва прикрывающего полную грудь и совсем ничего не скрывающего под собой. Её серые хулиганские глаза весело глядели на окружающих мир, курносый носик как будто принюхивался к запахам, а короткие каштановые волосы были густы, как шерсть норки.
  Девушка внимательно осмотрела меня с ног до головы и сказала низким вкрадчивым голосом:
  - Меня звать Рила. Ты Манагер, как я слышала? Какой ты маленький...хммм...но, довольно крепкий. Говорят, акомы очень хороши в любви? Надеюсь, мы подружимся...прежний охранник был совершеннейший мужлан и не умел обращаться с девушками. Вот и поплатился - закончил чёрным поносом.
  - Уж не ты ли пособила этому, бесстыдница? - крикнул с облучка повозки купец - уже и этого обхаживаешь! Ну не стыда, ни совести - прямо на глаза отца амуры крутит! Вот чёртова шлюха!
  - Ну хватит, папа! Не слушай его - обратилась она ко мне - если бы не я, он до сих пор торговал бы в лавке товарами для нищих - это я нашла ему клиента на пряности, я договорилась через знакомых, где пряности закупить по нормальной цене. Послушаешь его, подумаешь, что мы такие бесполезные телухи, годные исключительно для постельных утех и родов. А то, что охранник слёг - я его предупреждала - не жри всякую гадость у уличного разносчика - но вы же, мужчины, лучше всех всё знаете, такие великие - вот и дрищет теперь на постоялом дворе.
  - Фу, какая грубость! Вот видишь, Манагер, какие у меня дочери? Пока я был в разъездах, нахватались всякой гадости! Разве их возьмут приличные мужчины? Только какой-то приблудный безродный вояка, и то, сто раз подумает, прежде чем связать с ними свою судьбу.
  Купец осёкся, взглянув на меня - не обиделся ли я - ведь я-то как раз и был безродным приблудным воякой. Увидев, что я не обиделся, продолжил:
  - Вот так и живу - жёны дуры, дочери шлюхи, а сам вечно в дороге! Хорошо тебе - у тебя ещё жён нет, а вот появятся - сразу узнаешь, что почём, да будет поздно!
  Он глянул на меня и осёкся - видимо почувствовал, что затронул что-то больное, так изменилось моё лицо. Я опять вспомнил вчерашние похороны, вспомнил, зачем я иду и мне стало не до смеха. Сумею ли я когда-нибудь забыть Васону? Забыть не забуду, но боль в сердце останется надолго...
  Из повозки высунулось его личико - девушки помладше, лет семнадцати, с остроносым шустрым личиком. Она была одета примерно так же, как и Рила, только её наряд был ещё микроскопичнее. Вот нравятся мне здешние наряды, и всё тут - чего скрывать под тряпками такую красоту? Только вот, хммм..от работы отвлекает и навевает дурные мысли.
  Кстати, о работе - надо бы повнимательнее смотреть за окрестностями, а то отвлёкся на болтовню, а по времени мы уже возле того места, о котором говорил купец, ну, того, где ограбили предыдущего купца.
  Конечно, отчаянные люди эти купцы - пускаться в путешествие в одиночку, да ещё с дочерьми, которые сами по себе желанная добыча для рабовладельцев на мой взгляд, было совершеннейшим авантюризмом. Вот нарвались бы на тот отряд, который захватил Аргану, мало бы не показалось. А может это они и грабили на дороге? А что - вполне вероятно - по моим сведениям такие отряды как раз и состояли из деклассированных элементов, настоящих отморозков. Не всех перевешал император, ох, не всех.
  Но нет - и следующий час, и дальше - ничего плохого с нами не случилось. Мы прошли узкую теснину, ограждённую по краям пологими холмами, заросшими густым лесом - великолепнейшее место для засады - купец и девушки в этом месте притихли, перестали болтать и переругиваться, и воспряли духом только тогда, когда вышли из долины.
  
  Нападение случилось уже гораздо позже, когда до города оставалось каких-то десять километров. Уже смеркалось, и по вечерней прохладе загары ходко тянули повозку вперёд, предвкушая стойло, кормёжку и отдых. Днём мы остановились на небольшую по времени стоянку, напоили лошадей, не рассёдлывая их, накормили. Ну и сами пообедали чем боги послали. А боги посылали купцу вполне неплохую еду, которой было не стыдно набить живот даже такому привередливому манагеру как я - копчёная рыба, копчёное со специями мясо (я не хотел думать - что это было за мясо - вдруг ящерица какая-нибудь), много фруктов и лёгкого вина, от которого я отказался в пользу разведённого водой кислого сока, чем вызвал насмешки девиц - мол, какой мужчина не пьёт вина, только импотент какой-нибудь. Да, были поползновения заманить меня под кусток на предмет исследования моих мужских способностей, но я их быстро пресёк, чем вызвал гнев и неудовольствие женской части нашего экипажа.
  Итак, уже в сумерках, без каких-то нот об объявлении войны, без разбойничьих свистов и угрожающих потрясаний мечом, на нас было совершено нападение - дёшево, сердито и вульгарно.
  Из зарослей кустарника, тёмной грудой видневшихся за рощей деревьев, вылетел дротик и с силой ударил в бок загару, идущему слева в упряжке. Загар захрипел, завалился на бок и забился в постромках, мешая повозке двигаться дальше и напугав второго ударами копыт и запахом крови, текущей у него из ноздрей. Из зарослей выскочили шестеро тёмных фигур с замотанными мордами и размахивая различными предметами для лишения человека жизни и здоровья, понеслись на нас с недвусмысленными намерениями лишить всего имущества, а возможно и жизни.
  Пока они бежали к нам, я успел оценить вооружение и броню - как таковой брони на них не было, только "кольчуги" из пластинок дерева, оружие - обычные мечи, да по паре дротиков за спиной. Потом уже, размышляя над боем, я подумал - а чего они нас не изрешетили этими дротиками? При их-то умении метать! И рассудил - а зачем? Люди - потенциальный товар, их можно попробовать захватить живыми и продать, а с мёртвых какой прок?
  Не добежав до нас метров десять, бандиты остановились. Один из них вышел вперёд и сказал:
  - Предлагаю сдаться, быть рабом всё-таки лучше, чем гнить в джунглях.
  - Это ты так думаешь - послышался глухой голос купца - а по мне - так лучше сгнить в джунглях!
  - Ну что же - ты сам выбрал - равнодушно сказал предводитель и скомандовал - этих валим, а девок не трогайте. Если они ещё и девственницы - хороший куш дадут.
  - Обломался ваш куш ещё лет пять назад - пробурчал купец и сказал мне - ну что, акома, отрабатывай свою зарплату.
  Купец стоял рядом со мной с мечом в руках и кинжалом в руках, и видно было, что он умеет с ними работать. Краем глаза я успел заметить, что девушки в повозке успели успокоить взбесившегося от запаха крови второго загара и теперь держали поводья, не позволяя ему опрокинуть повозку.
  Двое грабителей напали на купца, а четверо на меня -подумалось - вот теперь у меня есть возможность на полную использовать то, чему научил меня Варган. Только в серьёзном бою и узнаешь, чего стоят твои умения.
  Четверо бойцов рассчитывали на свой перевес в силе и массе и кинулись в ближний бой, рассчитывая повалить меня не умением, так силой - и просчитались. Первого я встретил великолепным ударом щитом - даже Варган от такого удара летел, как кегля в кегельбане, чего уж говорить о каком-то простом вояке. Похоже, своим ударом я разбил ему голову всмятку, так как до конца боя он больше не шевелился. Удар меча второго я отразил так, будто бил не взрослый опытный боец, а второклассник пластмассовым мечом, и обратным ударом развалил его бок до позвоночника, прорубив и рёбра, и внутренние органы, отчего фонтан крови забрызгал меня с ног до головы. Двое остальных полегли за полторы секунды - пробитая острием меча деревянная броня и дырка в глазу другого, ведущая через него прямо в мозг.
   Приостановился, посмотрел - купец довольно ловко отражая удары двух соперников, но его уже зацепили - с плеча капала на землю кровь. Я напал на супостатов сбоку - один тут же умер, с разрубленным затылком, второй погиб от меча купца, отвлёкшись на моё вмешательство. Бой был закончен.
  Купец тяжело дышал, зажав рассечённое плечо, девушки с испугом, каким-то странным взглядом смотрели на меня, а вокруг была тишина и красота - солнце почти зашло, птицы тихо пели в кустах, а в воздухе разливался сладкий запах ночных цветов...и крови.
  - Да, Манагер, ты ГОРАЗДО выше меня по уровню воинского искусства, улыбнувшись сквозь гримасу боли, сказал купец - никогда ещё я не видел, чтобы так быстро разделывались с противниками. Думаю, ты отработал свой гонорар сполна. Давайте-ка свернём к ручью, смоем грязь и кровь, да и перевязаться мне надо. А тебе смыть с себя всю эту краску - а то в постоялом дворе примут за демона!
  Я посмотрел на себя - и правда - меня так залило кровью из ран противника, что она покрыла меня ровным слоем, как вишнёвым вареньем, только вареньем, пахнущим железом и смертью.
  Девушки выпрягли мёртвого загара, и оставшийся, ведомый под уздцы купцом, грустно потащил телегу вправо от дороги, к ручью, олицетворяя собой всю безнадёжность и бесперспективность существования тягловой лошади. Теперь ему до постоялого двора придётся тащить воз в одиночку.
  Прежде чем пойти к ручью, я, превозмогая отвращение, обшарил трупы убитых и забрал у них все деньги, что нашёл - их было совсем не много, двадцать с чем-то монет. Ну и это хорошо, пригодятся. Кроме того, содрал с них броню и забрал оружие - вот это уже весомо стоит денег, если уж я собрался зарабатывать на жизнь воинским ремеслом, на брезгливость у меня нет права. Кто знает, куда мне придётся ехать за Арганой и каких средств это потребует. Лучше быть здоровым и богатым, чем бедным и больным...
  Стащив ворох снаряжения к ручью и отойдя в сторонку от того места, где расположился купец, я разделся догола, выстирал в воде свои штаны, жилет, предварительно вытерев ими оружие и броню - не хотел совать в воду - всё-таки дерево, вдруг как-то распухнет и размокнет. (Потом я узнал, что это было довольно глупо - неужели оружейники делали бы такие вещи, не позаботившись о пропитке, защищающей их от воды - ну, к примеру, а если в дождь попал?).
  Развешав на ветке выстиранные и отжатые шмотки, я присел на травку, в вечернем сумраке рассматривая чужое оружие, и пришёл к выводу, что оно мало чем отличается от моего - может только какие-то неуловимые признаки отличия, которые мог бы заметить очень опытный человек, а так - мечи, как мечи. Тёмное железное дерево, имеющее красноватый оттенок, рифлёные рукояти с насечкой и рисунками, не позволяющие скользить ладони, даже если она измазана кровью (убедился). Я невольно залюбовался этим произведением искусства неизвестного мастера - видно было, что меч делали очень умелые и опытные руки, подумалось - надо узнать, кто мастер, сделавший этот меч и заказать ему клинок для себя. Вероятно, он стоить будет немало - хотя - продав трофейные клинки, я теперь получу достаточно средств для покупки меча и остальных нужных мне вещей.
  Сзади послышался шорох, и я резко обернулся, привстав и держа в руке трофейный меч - может какой-нибудь из супостатов остался в джунглях и норовит пресечь мою молодую жизнь? Но - нет.
  Низкий вкрадчивый голос негромко сообщил мне:
  - Ты был так прекрасен - весь залитый кровью, быстрый, как молния, настоящий мужчина! Я так возбудилась, глядя на тебя! Наплевать, что ты ниже меня, зато - самец, настоящий самец!
  Последние слова о том, что девица выше меня, как-то сразу охладили моё вспыхнувшее естество, и я подумал - "ЭЭЭ...а папаша-то был совершенно прав, насчёт своих дочек. Любит погулять девка-то...впрочем - а почему нет? Имеет право - если уж на измены жён тут смотрят сквозь пальцы, то уж незамужние женщины - тут им вообще карты в руки."
  Рила подошла ко мне, длинным пальцем отвела всё ещё направленный на неё меч, прижалась ко мне длинным гибким телом, потом наклонилась и крепко поцеловала меня в губы, прошептав:
  - Позже обсудим... - и пошла к повозке.
  Я натянул ещё не просохшую, волглую одежду и тоже пошёл к купцу, досадливо морщась трогающему повязку на предплечье. Заметив меня, он с сожалением сказал:
  - Старею, видать. Всё себя юношей чувствую, а сегодня еле отбился от каких-то двух жалких уродов, если бы не ты - тут нам и конец. Всё, больше таких глупых поездок, без охраны не будет. Два охранника, минимум, или одного такого, как ты.
  Увидев в моих руках трофейное снаряжение, он предложил мне сложить всё в повозку - он не претендует на него, считая всё барахло моей честной добычей.
  Так я и сделал, увязав снаряжение и оружие в аккуратный тюк и забросив в угол повозки.
  Пока всем этим мы занимались, уже стемнело, и купец предложил:
  - Давайте-ка мы тут и заночуем, раз уж не успели добраться до пригородного постоялого двора засветло. С утречка встанем, и спокойно докатимся до города - как раз и ворота уже откроют. Как только прибудем в порт и разгрузимся - я с тобой расплачусь, как договаривались, и добавлю ещё десять монет за спасение наших душ.
  - Да, папа, щедрость твоя не имеет границ! - фыркнула Рила - накинул бы уж парню сто монет, если бы не он - сейчас бы нас драли эти уроды, а ты бы валялся с выпущенными кишками! Вот ты барыга, так барыга! Совесть имей!
  - Его работа такая! - огрызнулся Рагун - а если всем раздавать свои деньги, останешься голым и босым! Дура ты, дура и есть! Ладно, добавлю ему ещё десяток монет, И ВСЁ! И вообще - нечего вешаться на шею первому встречному - я видел, как ты лезла к нему! У вас как мода какая-то, вешаться на моих охранников. Есть хоть один, которого ты пропустила?
  - Есть. Тот, которого убили в прошлом году, когда ты попёрся в рейс, хотя тебя предупреждали, чтобы не лез в этот лес, пока не придут стражники и не очистят местность. Мы тогда ещё всего товара лишились - хорошо хоть живым ушёл. Вспомнил того охранника, да?
  Купец покраснел, выругался, плюнул, и пошёл разводить костёр.
   Через полчаса пламя лизало круглые "варильные" камни, в деревянном котле плавали кусочки мяса, овощей, пряности, а девушки время от времени помешивали похлёбку и следили, чтобы температура бульона не снижалась.
  Местные похлёбки всегда имели привкус копоти, как ни старайся, видимо потому, в большом почёте пряности, а ещё - очень острые приправы по типу перцев.
  Когда-то я прочитал - почему в тропиках популярны острые, очень острые, жгучие приправы - это очень просто и тривиально - глисты, различные паразиты, размножающиеся со страшной силой и готовые выесть человека изнутри, если им дать такую возможность. Любой способ не допустить эту червивую пакость внутрь себя приветствовалась. Вообще-то мне всегда нравилась острая пища - ещё на Земле я всегда покупал корейские приправы, корейские вкусности типа острой морковки и грибов, ел, и наслаждался.
  Наевшись и напившись, мы отвалились от костра - я пошёл устраиваться на травку, взяв у купца одеяло - в принципе оно мне было не нужно, но выглядело бы странно, если бы я спал на голой земле, как мне того хотелось, так что...взял я одеяло. Место выбрал подальше от повозки, укромное, укрытое от глаз - если на повозку нападут, я смогу незаметно подобраться и решить вопрос с нападающими так, как положено по законам военного времени.
  Улёгшись отдыхать, уже привычно соединился душой с Семенем - оно откликнулось радостно, от него пошла волна любви и приязни. Немного понаслаждавшись единением, я отпустил нить и погрузился в темноту - надо было хорошенько обдумать всё, что сегодня было, и сделать выводы на будущее.
  Итак: сегодня было моё первое боевое крещение, и я убил пятерых человек. Жалел ли я их? Покопавшись в себе, понял - нет, не жалел. Они знали, на что шли, а я защищал мирных людей, посему - никакого сожаления, как и в первый раз, когда я убил уголовного авторитета рабов, и когда убил охотников на рабов, пытавшихся захватить Васону. Если бы я мог её вернуть - я бы убил этих охотников медленно, разрезая по кусочкам, и ничего в душе бы не дрогнуло. Я стал чёрствым, стал зверем? Не думаю - разве становились зверьми наши русские воины, защищавшие свои дома, свои семьи от грабителей и насильников - просто они делали то, что должны были делать, и никак иначе. Вот и я - выполнял свою работу, и слава богам, что она была такой правильной с точки зрения морали. Пусть и дальше она будет такой...
  Теперь о чисто технической стороне дела - меня удивило, как быстро я расправился с нападавшими - казалось, что они были детьми, по сравнению со мной. Это всё равно как первоклашки вышли бы против меня с игрушечным оружием. Почему так было? Да много причин - и феноменальная подготовка, данная мне Варганом за полтора года жесточайших тренировок, и моё инопланетное происхождение, с силой тяжести вдвое большей, чем тут, иии...да, похоже Семя тоже мне помогает, ускоряя мои процессы, позволяя двигаться гораздо быстрее и реагировать на раздражители молниеносно. Если так - я великолепное живое оружие, о котором может мечтать любой олигарх, желающий получить лучшее в этом мире. Только вот как доказать, как разрекламировать свои услуги? Что-то надо будет придумать...
  С этими мыслями я стал засыпать, но, как и ожидал, услышал лёгкие шаги и шорох - гладкое тело прижалось ко мне, и начался извечный танец, бой, в котором нет победителей, извечный процесс - соединение мужчины и женщины.
  Позже, когда мы лежали рядом усталые и довольные, Рила сказала:
  - Ты не только в бою хорош. Лучшего любовника у меня никогда не было, хотя, заверяю тебя, у меня их было достаточно...
  - Не сомневаюсь, что достаточно - усмехнулся я - тебе сколько лет?
  -Двадцать четыре. Считаешь, что я уже старовата? - Рила настороженно поднялась на локте и взглянула мне в лицо.
  - С какой стати? Ты сейчас в самом соку - красивая, пылкая, сильная. Ты мечта любого мужчины! Я вообще удивлён, что ты до сих пор не замужем. Как мужчины могли пройти мимо такого чуда?
  Рила усмехнулась:
  - Они и не проходят. Снять с меня набедренную повязку норовит каждый первый, а вот замуж, замуж не особенно берут - я слишком умна и независима для них, слишком сильна. А мужчины не любят, когда жена умнее их. Да и за кого замуж-то? Для чего? Чтобы сидеть дома и чистить горшки? Если честно - мне нравится путешествовать, нравится торговать, и если бы не я - мы бы давно голодали. Если ты не понял - папаша только хорохорится, представляя себя важным купцом, заправляю торговыми сделками на самом деле я, а потому он может заткнуться - буду делать то, что хочу, и спать с тем, с кем хочу.. Пока я ещё не встретила мужчину, с которым могла бы представить свою совместную жизнь..кроме тебя, пожалуй - усмехнулась она в темноте. Я не знаю, но ты чем-то отличаешься от остальных мужчин, которых я встречала - я не про строение тела или сексуальные возможности - она опять усмехнулась - я про что-то неуловимое, что в тебе есть. Я же вижу - ты умён, ты разговариваешь, как учёный господин, а не как выходец из леса, представитель племени дикарей, ты не тот, за кого себя выдаёшь. Может ты принц, путешествующий под чужим именем? Сознавайся! - они хихикнула и погладила меня по животу, а потом прижалась тёплой упругой грудью, уткнув нос мне в шею.
  Я ошеломлённо подумал: "Неужели всё так очевидно, и я так легко прокололся - первая встречная девушка расколола меня до самой...хммм...мдя. Печально. Надо обдумывать все свои слова...и молчать побольше. Непростительный прокол. Впрочем - она очень умна, очень - вот почему её и не берут в жёны..."
  Как будто подслушав мои слова, Рила негромко хмыкнула:
  - Не бойся, я никому не скажу про тебя, мой принц...если ты ещё разок доставишь мне удовольствие...или пару раз.
  
  Утром я был свеж, как тепличный огурец, только что опрысканный водой из лейки. Кровь в жилах играла, планы казались легко осуществимыми, а будущее радужно - видимо подействовала вечерняя победа, и ночные игры, а может то, что я ночью укоренился и слегка попитался из земли - если суп и недодал мне нужных веществ и минералов, то через корешки я всё дополучил в полном объёме. Напротив, купец был помят, с отёкшим лицом и дрожащими руками - похоже, ему досталось крепко, возможно, в рану попала зараза, что немудрено в тропиках, и его сейчас трясло в лихорадке. Рила кивнула мне и весело подмигнула, потом нагнулась к уху и сказала: " Ты был выше всяких похвал!" - отчего моё манагерское самодовольство выросло выше самого высокого дерева - вот ведь умеют же умные женщины польстить мужчинам. Может она это говорит каждому, с кем переспала, я прекрасно это понимаю, а всё равно приятно!
  - Давайте быстрее, ребята - хмуро сказал купец, глядя на наши подковёрные игры - меня трясёт, боюсь, что зараза проникла в кровь. Надо скорее к лекарю попасть, а лекарь в городе. Рила, давай на облучок, а Манагер и Мирака шагайте рядом - загару полегче будет. Я в повозку, иначе свалюсь. Поехали. Поехали быстрее, если хотите видеть меня живым и здоровым!
  Повозка заскрипела и выехала на тракт - трупы разбойников так и валялись у дороги, и только какие-то ночные мародёры-зверьки объели им лицо, так что казалось, что покойники улыбаются нам белыми зубами.
   Мирака недовольно посмотрела на трупы, раздражённо сплюнуло и прошептала про себя:
  - Скоты! Вчера я могла бы лежать под одним из них, а может и под всеми. Так им и надо, ничуть не жалко! Кстати, Манагер, у тебя совесть есть?
  Я опешил - чего это она вызверилась? Вроде никаких грехов я за собой не заметил, о чём не преминул ей тут же сообщить.
  - То-то и оно, что не заметил - старшую сестру заметил, а меня нет? Я что, уродка какая-то? С ней, значит, можно миловаться, а меня побоку? Бессовестные! Вечно я всегда при раздаче подарков последняя!
  - Ээээ..- я не знал, что сказать - а не рано тебе? Может ты ещё слишком молода, чтобы думать о мужчинах?
  - Ты, как будто, не акома - насторожилась девушка - ведь у вас девушки выходят замуж после первой крови! А ты рассуждаешь, как какой-то жрец из храма целомудрия.
  - Да это я так, к слову пришлось - отступил я на попятную - ты вправе решать сама, как и с кем будешь миловаться, согласен. Ну всё, отстань, дай подумать. Да и мне надо работать - вдруг кто-то выскочит и нападёт на нас снова! Не мешай наблюдать за окрестностями.
  - Да ты просто уходишь от разговора - проницательно сказала и ухмыльнулась Мирака - странный ты какой-то...но желанный. Потом обсудим.
  И она зашагала к сидящей на телеге сестре, хихикая про себя и чего-то бормоча, типа:
   " А задница у тебя ничего..."
  Я остался в гордом одиночестве и растерянности - это полный аут! Второй раз за сутки меня раскусывает, как орех влюблённая девица. Да что же это такое делается?! Или бабы мне попались такие хитроумные, или я полный лох - стою на лыжах, а лыжи не едут...или лето, или я...хммм. Мдя.
  Городские ворота ничем примечательным не запомнились, так как не отличались от каких-нибудь кремлёвских ворот, кроме дешёвого исполнения и явной функциональности - впрочем, одно врезалось мне в память - петли ворот были медные. На Машруме это было похоже на то, как если бы на Земле петли ворот сделали из золота или платины. Хотя - нет - из бриллиантов - такая была цена петель. Такие петли мог позволить себе только большой и очень богатый город, и никто больше. А в остальном - ничего особенного - так я себе и представлял средневековый город - каменная стена, высотой с пятиэтажку, часовые, бдящие возле ворот и на стене, будочка "дежурного", в воротах, для сбора мзды и осмотра груза, ввозимого в город - всё рутинно, пыльно, скучно. Монеты переходят из рук в руки, стражники скучают и вяло переругиваются, решая, кто пойдёт за водой, а то горло пересохло, затор в проезде с матом и криками - сцепились два торговца, не желавшие уступить друг другу проезд - если заменить всё это автомобилями и одеть людей в земную одежду, то и не отличишь от обычных горожан - хамство, скука и пробки на дорогах. Я даже слегка разочаровался - ожидал увидеть что-то эпическое, эдакое, соответствующее сказочным повествованиям и ролевым играм, а тут какое-то дежавю...
  Город, внутри, тоже не представлял ничего особенного - этакий арабский городишко, с налепленными друг к другу плоскокрышными зданиями, разноцветной, грязноватой толпой и сладким запахом помоев, знакомым мне по улицам одного провинциального города, в котором я был в командировке. Там, всего в нескольких кварталах от центра, добрые граждане плескали мочу из вёдер просто на мостовую, под ноги прохожим, и когда наступало лето, вся это жёлто-зелёная жидкость испарялась, создавая неповторимое амбре.
  До сих пор, название этого города ассоциируется у меня с мочой и помоями - возникла устойчивая мнемоническая связь. Что-то подобное было и здесь, с тем различием, что на Земле люди экономили на вывозе из выгребных ям, плеская помои на улицу, а тут никаких выгребных ям не было, а все помои текли по канавам сбоку улиц, попадая в конце своего пути в море - благо был уклон в сторону моря и дожди частенько помогали очистить этот город от нечистот.
  Во что правда было интересно - это народ на улицах - одетые и раздетые, чистые и грязные, белолицые и чернолицые - кого только не было - сразу верилось, что это громадный по здешним меркам, город-порт, город-рынок.
  С замиранием сердца я заметил на улицах города рабынь, которых вели на верёвках, прикреплённых к чему-то вроде собачьих ошейников. Рабыни, обычно, что-то несли за своими хозяевами или хозяйками - как собачки, на поводке. Они были, в основном, обнажены, частично, или совсем - похоже, хозяева не особенно заботились о сохранности чувства собственного достоинства у рабов.
   Кстати сказать - мужчины-рабы тут тоже не обременялись одеждой - хорошо, если им давали хотя бы набедренную повязку, а то и того не было. Видно, что степень одетости рабов - суть - вещей, неких одушевлённых механизмов - мало кого заботит и уж совсем не вызывает ни у кого никаких отрицательных или положительных эмоций - ну вообще никаких. Кому интересно - стоит автомобиль в чехле или нет? Вот так никому не интересно - одет раб, или нет. "Хорошо хоть тут климат такой, что одежда не актуальна" - подумал я.
  Для моих спутников картинки города были привычки и не вызывали никакого интереса, только Рила, заметив мой жадный интерес к окружающему, ехидно подмигнула:
  - Изображаешь, что никогда такого не видал? Ну ну...старайся, мой принц.
  Пройдя через город узкими извилистыми улицами, через два часа мы вышли к порту, конечной цели нашего маршрута.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"