Щепетнов Евгений Владимирович: другие произведения.

Манагер глава 7

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 7.61*5  Ваша оценка:

  Глава 7
  Порт открылся с высокого спуска, замощённого булыжниками. Я бывал на море - но разве это были моря? Турция - море? Тогда я - балерина! А это - было Море...
  Оно сверкало, оно пахло йодом и простиралось до горизонта, широкое, как небо, на котором, как облачка, были разбросаны белые паруса кораблей.
  Их было много, кораблей, так много, что я даже не ожидал - их было десятки, сотни, казалось, кораблями было заполненной всё пространство. Я никогда не видел столько парусов, и столько кораблей, стоящих на рейде и у пирсов. Теперь я точно поверил, что это был один из главных портов, если не самый главный порт империи.
  Вначале меня охватило благоговейное чувство от вида этого чуда, потом охватило восхищение красотой увиденного, а затем настал момент уныния - как я найду Аргану в этом городе? Как выручу её с одного из этих кораблей, если её увозят? Возможно, она сейчас сидит в вонючем трюме вон того великолепного парусника, распустившего свои белоснежные паруса и несущегося по волнам в открытое море, а может вон на той шхуне, которая идёт вдоль побережья в другую сторону, а может...да мало ли где она может быть!
  Я опомнился, сбросил с себя наваждение, наведённое видом сверкающего морского покоя, и кинулся по улице вниз, следом за повозкой Рагуна, уходящей к порту.
   Загар весело громыхал копытами по булыжнику мостовой - ему было легко тащить повозку вниз, приходилось сдерживать его и подстраховывать от того, чтобы не укатиться вниз и не вынести вход на портовую территорию.
   Въезд в порт тоже был платным - по три монеты с человека, и десять с загара. Покрасневший от лихорадки купец, блестя больными глазами, нецензурно ругался, под хихиканье своих шальных дочек, заявивших, что очень благодарны папе за новые слова, которые они узнали - они их обязательно возьмут на вооружение.
  Купцу же было не до смеха - его трясло, кидало то в холод, то в жар, и держался он только на своей воле, оказавшейся железной. Я даже выговорил его дочкам за то, что они так легкомысленно относятся к отцу и к его болезни - вместо того, чтобы поддерживать его и заботиться о нём.
  Рила на это мне сказала, что её отец её крепкий ствол железного дерева, и перенесёт, как и переносил раньше, и не такие раны и болезни. Он так лучше переносит болезнь, когда её как бы не замечают, а если начать его жалеть и сюсюкать над ним, он растечётся и тут же сядет на шею, как уже бывало.
  Въехав на территорию порта, мы потащились в дальний угол, к стоящему особняком длинному "ангару", на котором было написано на имперском языке "Пряности Мадурга! Лучшие в Империи!"
  Я научился читать за эти полтора года вполне недурно, как и писать - сам настоял, чтобы Варган меня обучил. Воинские искусства само собой, но без грамоты человек просто полудурок.
  Рила направила фургон к входу в ангар, где уже потирал руки высокий мужчина в яркой пятнистой ткани, опоясывающей его бёдра. Чёрные, с проседью волосы были напомажены, а усы завиты вверх стрелками, как у Сальвадора Дали. Личность была живописная - у нас таких называют метросексуалы. А иногда и по другому...
  - Ооооо! Кого я вижу! Мой друг Рагун! И его прекрасные дочки! Оооо! Как я рад! Скорее, скорее сгружайте ваши товары, я вас давно жду! Корабль отплывает сегодня в полдень, а нам ещё нужно погрузить ваши мешочки!
  - Погоди сгружать, Мадург! - прервала славословия "красавца" Рила - пойдём-ка, обсудим цену. В прошлый раз ты остался нам должен пятьсот монет. Я ещё сомневаюсь, что нам стоит с тобой иметь дело.
  - Что ты, что ты! - неподдельно испугался Мадург - у меня на этот товар уже заказ! Я задержал корабль ради вас - как так не иметь дело! Пойдём, обсудим! Я всё оплачу, как договаривались!
  Рила и Мадург скрылись внутри ангара, а купец, неожиданно, подмигнул мне глазом и сказал:
  - Сейчас она вывернет его наизнанку - а то, вечно - денег недодаст, товар уценит, всё норовит нас обмануть. Она молодец у меня, правда, если бы не она, нам бы худо пришлось. В кого только такая оборотистая - непонятно. Нагуляла, что ли, её мамаша. Только тссс! Я тебе ничего не говорил, и её не хвалил! А то совсем на шею сядет!
  Я посмеялся про себя - забавно, часто всё выглядит не так, как выглядит на первый взгляд. Люди часто хотят представить из себя тех, кем на самом деле не являются. Как это назвать? Лицемерие? Наверное...но, только, это вторая натура человека.
  Наконец, из дверей ангара появилась довольная, сияющая Рила и какой-то встрёпанный Мадург, с будто увядшими усиками.
  - Всё, мы договорились - объявила Рила - Манагер, пошли со мной - сейчас нам выдадут наши деньги, а потом, помолясь богам, и начнём разгрузку товара.
  - Ты что?! Не доверяешь МНЕ?! - вскипел Мадург, изображая вселенскую оскорблённость
  - Не-а - с усмешкой заявила Рила - давай не будет тут разыгрывать представлений. Я сама тебе могу сходу десяток сцен изобразить. Пошли - рассчитаешься, и тут же сгрузим товар. Ты знаешь, что мы никогда не обманываем, товар лучшего качества, отвечаю. Давай, давай, поторапливайся - у меня отец вон ранен, ему к лекарю надо, а ты время тянешь.
  Мадург развёл руками, как бы сдаваясь настырной девке, и мы прошли внутрь огромного склада, забитого какими-то ящиками, мешками, кувшинами. По дороге Рила негромко мне сказала:
  - Торгует редкостями - редкими тканями, украшениями, пряностями. Выжига - ещё тот. Всё время норовит надуть - то денег недодаст, то товар уценит, скажет, что он не стоит тех денег, что договаривались, то ещё какую-то гадость подложит. Приходится с ним работать - не везти же товар на Арзум самим!
  - А почему самим не везти?
  Рила как будто споткнулась:
  - Хмм...и правда - почему не везти? Надо искать покупателя там, на месте - ехать на Арзум, договариваться, нанимать корабль. Не так всё просто. Ладно - сейчас я буду считать деньги, а ты следи, чтобы Мадург и его подручные не попёрли ни одного мешочка - с них станется!
  Пересчёт монет не занял много времени, делалось это так: Рила пересчитала деньги в одном мешочке, потом положила его на чашку весов, по типу безмена, все же остальные мешочки, по очереди, водружала на другую чашку, кроме одного, неполного, его тоже пришлось пересчитать. Мешочков оказалось довольно много, видимо этот бизнес был довольно прибыльным.
   Удовлетворённая Рила потребовала большой мешок, в который и была сброшена вся касса за сделку.
  Мадург страдальческим взглядом провожал каждый мешочек, затем встал, и неожиданно звучным голосом распорядился:
  - Быстро разгружать фургон! Через два часа отплываем! Грузчиков сюда!
  Затем вкрадчиво-ехидным голосом спросил у девушки:
  - Надеюсь ТЕПЕРЬ ты не возражаешь, уважаемая Рила? Не обманул старый Мадург?
  - ТЕПЕРЬ не возражаю, уважаемый Мадург - в тон ему ответила девушка - и не такой уж ты и старый - продолжила она другим тоном - вполне крепкий и представительный мужчина, хоть куда! Наговариваешь на себя, а сам красавчик!
  Мадург порозовел от комплимента, непроизвольно провёл руками по усам и сказал:
  - Умеешь же ты работать, Рила! Выходила бы ты за меня замуж, мы бы с тобой таких дел наворотили! Подумай, уже в седьмой раз предлагаю! В восьмой раз не предложу!
  - Предложишь, куда ты денешься - усмехнулась девушка - как только настаЁт момент расплаты, так и предлагаешь.
  Мадург притворно-сокрушённо покачал головой, как бы укоряя дерзкую и острую на язык девицу, но по глазам было видно, что ему на самом деле нравится с ней общаться и вести дела.
  Рила подхватила мешок с деньгами, не пытаясь всучить его мне - я оценил этот жест - она сделала так не потому, что мне не доверяла, а как раз потому, что очень доверяла, как телохранителю, и не хотела, чтобы у меня были заняты руки, иначе ведь я не смогу её защитить как следует. "Ох, умна девка - опять подумал я - её хорошо иметь в друзьях. А вот врагам надо поостеречься" - и почему-то мне вспомнился охранник, исходящий на понос где-то в забытом богами постоялом дворе.
  Фургон разгрузили быстро, и скоро мы уже отъезжали от ангара.
   Рила спросила меня:
  - Ты сопроводишь нас до дома? А то сумма большая, как бы чего не вышло. Мадург мужик неплохой, но деньги есть деньги - наведёт ещё портовых бандитов. Заодно посмотришь, где мы живём...вдруг возникнет желание придти в гости.
  Купец покосился на неё глазом, но ничего не сказал, он уже перестал делать вид, изображая первую спицу в колесе.
   Но нет - слава богам - по дороге домой ничего с нами не случилось, никто на нас не напал, никаких происшествий не было.
   Загар весело дотянул пустой фургон до родного стойла, к нему сразу бросились двое слуг - или рабов, я так и не понял, кем они были, а мы пошли в дом.
  Рила отдала распоряжение слуге, чтобы отцу вызвали лекаря, а потом поманила меня в дом, так и волоча мешок с деньгами. В доме царила кутерьма - бегали и визжали разнообразные одетые и не очень девицы разных возрастов, одни кидались на шею старшим сёстрам, другие беззастенчиво разглядывали меня, отчего мне стало казаться, что я нахожусь в кабинете рентгенолога и меня просвечивают насквозь.
  Одна из девчонок, лет пятнадцати-шестнадцати, с уже сформированной грудью и всеми остальными местами довольно громко спросила Мираку:
  - Это что, дикарь акома, да? Рила с ним спит? Вот гадина! Всегда ей всё лучшее достаётся, а я обноски её донашиваю!
  - Тише ты, дура - зашипела Мирака - сейчас Рила услышит, она таких горячих тебе отсыплет, сразу забудешь об её мужиках! Иди лучше сиськи прикрой, ходишь как дикарка с голой грудью!
  Девчонка взвизгнула, поглядев на себя - поняла, что забыла как следует одеться и стоит перед чужаком практически голой, и унеслась вглубь дома.
  Мирака подошла ко мне и виновато улыбаясь сказала:
  - В кого мы такие уродились - сама не знаю. Матери вроде у нас добропорядочные, видно папаша постарался внести в нас пряностей...иди вон в ту комнату, Рила с тобой рассчитается. Да дождись обеда - сейчас все за стол сядем, пообедаешь, тогда пойдёшь.
  Я вошёл в указанную комнату - за столом сидела Рила и улыбалась:
  - Вот твои законные деньги. И ещё сто монет сверху - за защиту, и...хммм...ну вообще, за красивые глаза.
  - Ты бы ещё сказала - за доставленное удовольствие! Чувствую себя каким-то мальчиком для удовольствий при богатой матроне - притворно оскорбился я.
  - Ну не такая уж богатая, и совсем не матрона, и ты давно не мальчик - везде наврал - хихикнула Рила - забирай, пригодятся, тебе ещё много надо, чтобы хороших жён купить.
  Потом она погрустнела:
  - Может и правда останешься? Зачем тебе ваши жёны-акома? Я что, хуже? Будем вместе торговать, путешествовать...мне и мужиков-то не надо, если один будет, такой как ты. Странно, да? Не ты меня уговариваешь замуж за тебя выйти, а я тебя - жениться на мне! Знаешь, сколько мужиков делали мне предложение? Сколько в ногах валялись? А я всем отказала...может тебя ждала? Ладно, вижу - не ко времени разговор. Мужика нельзя брать так резко, напирать на него, наступит день - сам придёт. Иди, куда хочешь. Только помни - здесь тебя ждут. И чего я так на тебя запала?! Вот болезнь-то, так болезнь! Дикарь, меньше на полголовы, нищий, широкий, как шкаф - а запал ты мне в голову, не могу выбросить, и всё тут. Может ты заколдовал меня? Нет, вижу, не колдовал - не умеешь. А я бы могла - околдовала бы тебя, так, что никуда бы не ушёл, только бы за мою повязку бы держался - и Рила продемонстрировала шёлковую золотистую набедренную повязку, слегка прикрывающую её крутые гладкие бёдра.
  - Рила, ты мне нравишься, правда - начал я - только не могу я так...есть у меня дело, которое я не могу бросить, не могу оставить. Подруга у меня тут в городе, где - не знаю. Было у меня две подруги - рабовладельцы одну убили, а другую похитили. Я должен разыскать похищенную, освободить, отомстить за убитую Васону. А потом, возможно, я к тебе и вернусь. Если жив буду. Ты мне нравишься, правда, мне с тобой хорошо, но ещё один момент - я не буду у тебя на побегушках никогда, понимаешь? Ты должна это осознавать. Или отношения работодатель - работник, или муж - главный в семье и жена - его помощница, подруга. И только так. Так я воспитан.
  - Ясно - грустно и разочарованно ответила Рила - ладно, вот твои деньги. Останешься на обед?
  - Нет, пойду, а то за обедом твоя шайка меня по частям разберёт! Я, как вошёл, думал - они меня сейчас разденут и изнасилуют - ну и девки же в вашей семье!
  - Есть такое дело - весело усмехнулась Рила - да вам, мужикам, именно такие и нравятся - вы только морды делаете постные, типа блюстители нравственности, а сами и рады стараться сдаться на милость победительницы! Правда, не все, как оказалось - она грустно вздохнула и выразительно посмотрела на меня - учти, я всегда добиваюсь того, чего хочу! А я хочу получить тебя! Берегись!
  Она подмигнула и встала, потянувшись всем телом. Я загляделся на её изгибы, в лицо мне бросилась кровь и я поспешил ретироваться, боясь, что моё пребывание в этом доме затянется... Уже на пороге, обернулся и спросил о том, что не давало мне покоя:
  - Слушай, а где же три жены, о которых говорил твоё отец? Где ваши матери? Что-то я так их и не заметил - одни девчонки бегают.
  - А нет их - посерьёзнела Рила - поехали с отцом десять лет назад за товаром, и пропали. Отца нашли с разбитой головой, он ничего не помнит, а матерей наших нет. Скорее всего работорговцы захватили. Мы пытались что-то узнать - бесполезно. Так и не знаем, где они. Он иногда забывается и говорит о них, как о живых, о жёнах, которые ждут дома, а их нет. Может быть и в живых-то нет....
  - Извини, что спросил...у каждого своё горе.
  - Нет, ничего - мы уже привыкли. Так и живём вот толпой...
  Я ещё немного неловко потоптался на пороге дома, потом попрощался и вышел на улицу. Мой "рюкзачок" приятно оттягивали заработанные монеты, шлем и броню я тоже уложил в мешок, так что, так что моё разгорячённое бронёй и шальными девками тело обдувал свежий морской ветерок и шагать мне было легко и приятно. Теперь мой путь лежал на невольничий рынок.
  Рынок! При этом слове всегда вспоминается запах огурцов и помидоров, сладкий запах пряностей и вкусный запах копчёностей, кругом редиска, клубника, на плавящимся под солнцем асфальте стоят рядком тётки с вёдрами вишни и наперебой зазывают купить только их вишню, такую крупную и замечательную вишню.
   Мне и нравился базар, и не нравился - толкотня, жара, но зато, потом, поешь чего-нибудь вкусненькое, то, чего нет в магазине.
  Невольничий рынок - это нечто другое, это место отдавало безнадёгой, горем, проклятием и несчастьем. Огромное пространство городской площади было уставлено рядами деревянных клеток - сильно напоминало какой-нибудь вещевой рынок, с его боксами, контейнерами и нишами, вот только вместо обуви и куч различных штанов, в этих клетках находились люди. Кого там только не было! Любой возраст, любое состояние - от младенцев, до стариков. Рабы, как и все люди в экстремальной ситуации, вели себя по разному - одни плакали, другие смеялись, третьи спокойно сидели и ожидали своей участи. Большинство рабов были голыми - редко кого прикрывали остатки тряпок - зачем тратиться на одежду для рабов? На стоимость она не влияет, температура тут такая, что можно ходить голым круглый год - так зачем лишние расходы? Достоинство человека? Какого человека? Раба? Так какой же он человек...
  Мне надо было найти какой-то административный орган этого рынка, я был уверен, что он есть - клетки стояли ровными рядами, соблюдался порядок и чистота, даже испражнялись рабы в клетках в специальные параши, которые, видимо, в конце дня, куда-то выносились.
  Ко мне сразу бросились несколько торговцев живым товаром и сразу стали нахваливать своих рабов:
  - Господин - вот прекрасная девственница двенадцати лет! А вот мальчик четырнадцати лет, будет крепким рабом! А вот швея тридцати лет, да ещё с ребёнком! Берите, дадим скидку! Смотрите, у него все зубы целы - здоров, как загар! Это будет хорошее приобретение!
  Я смотрел, и меня слегка подташнивало от происходящего - вот, смотри, смотри Васька, от чего мы ушли! Это ведь наше прошлое! И твоё настоящее...
  Узнав у ближайшего торговца, где находится администрация рынка, я зашагал в дальний угол площади, где виднелись несколько развесистых деревьев. Там, в их тени, и стояла будка администрации. Ну, будка не будка, а нечто вроде летнего домика, с крышей и плетёными из прутьев стенами, хорошо пропускающими морской ветерок.
   Внутри сидел здоровенный бугай - первый раз за всё время на Машруме я увидел толстого человека. Видимо, у него было что-то с гормонами, поэтому его распёрло так, что он с трудом мог ходить.
  Взглянув на меня через порог, бугай сделал жест своим охранникам - пропустите! - и когда я приблизился к его столу, заваленному пергаментами и больше напоминающему аэродром, а не письменный стол, спросил:
  - Что хотел, акома? Давай, я угадаю - пропала какая-то баба из вашего племени, и ты пришёл её искать?
  Я ошеломлённо вытаращился на бугая, не понимая - как он всё узнал? Меня даже охватила лёгкая паника - что ещё ему известно?
  - Что, соображаешь, откуда я знаю? - довольно засмеялся-заухал бугай, верно истолковав моё замешательство - да ты не первый тут уже! Вы, акома, время от времени приходите сюда искать ваших соплеменников, как будто они у меня тут сидят, в этом столе. Да не знаю, не знаю я, где ваши бабы, куда они делись, не доставайте меня своими дикарскими рожами! Ваши бабы самый желанный товар на всём рынке, и на рынке практически не появляются - в основном они уходят сразу, к богатым людям, и увозятся с материка - иначе же вы в покое не оставите, будете лезть и лезть к новому хозяину бабы! Вы же безумные дикари, нет бы успокоиться - ну пропала и пропала, новую найду, так нет - надо беспокоить уважаемых граждан!
  Я давно так никого не ненавидел - у меня просто кровь бросилась в лицо, и мне захотелось размозжить башку этому уроду тут же, на месте, не смотря на последствия. Бугай заметил мою реакции, не испугался, и только угрожающе сказал:
  - Вон там в тебя целятся трое стрелков с луками - ещё движение, шаг, и тебя начинят стрелами, как рыбу мясным фаршем. Давай, вали отсюда, дикарская морда!
  Я глубоко вздохнул, повернулся, и вышел из дома администрации. Не время, ещё не время разбираться с уродом...мы ещё встретимся, я так думаю. Интересно, как это он до сих пор живой, с такой работой и с таким мерзким характером? Наверное, он только со мной такой мерзкий подлец - кто я для него? Безстатусный акома, дикарь из джунглей, а вот с богатыми и высокостатусными он ведёт себя по другому...
  Итак, рассуждаем: на рынке акома не продают - боятся мести соплеменников, кроме того - этот товар, обычно, под заказ. Но в этот раз заказа, скорее всего, не было, похищение, судя по всему, получилось спонтанно. Мне так кажется. Значит, похитители должны были искать покупателя, а значит - засветиться. Где они могли искать покупателя? Вернее, так: куда они могли пойти после того, как приехали в город - конечно, в забегаловку, с выпивкой и едой. Искать нужно не девушку акома, искать нужно отряд охотников за рабами, который недавно пришёл в город. Особая примета - в отряде недавно погибли люди. А уже там, где сидел этот отряд, нужно искать следы похищенной - они обязательно будут хвалиться, болтать, а персонал харчевни всё слышит, всё примечает. Итак, начну-ка я вояж по харчевням...
  По харчевням я ходил до глубокого вечера.
  К вечеру я уже отдувался от съеденного и выпитого - пришлось потребить множество местных блюд, оказавшихся довольно вкусными, для тех, кто любит острую пищу. Этот анабасис по харчевням пробил ощутимую брешь в моих финансах - цены в харчевнях у рынка оказались довольно высокими - ну это и понятно, сюда съезжались торговцы со всего мира, богатые, успешные, деньги не особенно считали, вот цены и "разжирели".
  Нужную мне харчевню я нашёл уже когда совсем стемнело - не помню уже какую по счёту харчевню - то ли пятнадцатую, то ли двадцать пятую. Они все слились у меня в бесконечный поток пьяных рож, кухонного чада, дыма курительных наркотических палочек и запаха пролитого вина.
  Это была небольшая харчевня, стоящая немного поодаль от невольничьего рынка.
   Я устало перешагнул её порог, огляделся - в углу нашлось свободное место за стойкой, у которой сидели несколько бойцов, по виду напоминающих то ли разбойников, то ли пиратов, то ли охотников за рабами - что, впрочем, суть одно и то же. Зал освещался каменными масляными светильниками, чадящими в потолок, уже чёрный, как уголь, от многолетних наслоений копоти. Я даже посмотрел вверх, определяя, не свалится ли мне в чашку кусок копоти с потолка. Бармен подошёл ко мне с немым вопросом и я попросил его принести кружку лёгкого светлого вина - ох, сколько я их сегодня уже выпил! Хорошо ещё, что мой организм разлагает этот алкоголь молниеносно, иначе я давно бы валялся пьяный под забором. Кружка обошлась в две монеты, я даже слегка крякнул.
  Мой сосед, мужчина лет тридцати с извилистым уродливым шрамом через правую щёку, с усмешкой сказал:
  - Да, тут цены кусаются. А что делать? Это же почти столица, большой портовый город. Зато - вино всё-таки хорошее, правда же?
  Я согласно кивнул, а сосед продолжал чего-то говорить, рассказывая, какой это важный город, как тут все могут добиться успеха, если голова на плечах и всю этакую тупую хрень, которую я и на Земле-то пропускал мимо ушей, считая её заманухой для приезжих. Видимо он увидел, что я акома (кстати - как они это определяют? Может по росту? Они все на полголовы, минимум, выше меня. Наверное - по росту.) Наконец, в речи хмельного собеседника скользнуло кодовое слово "рабы" - я прислушался - наёмник расписывал выгоду охоты за рабами, как можно быстро приподнять бабла на этом деле, угодном богам. Я перебил его вопросом:
  - Слушай, а недавно не приходил отряд охотников за рабами - человек двадцать? Точнее день-два назад?
  Наёмник насторожился, помедлил и нехотя сказал:
  - Ну, приходил. А что он тебе, этот отряд?
  - Да есть у меня дело к его командиру.
  - Какое дело? Никаких у тебя дел с ним быть не может - усмехнулся наёмник - Заркун надух не переносит ваших, акома. В этот раз они у него то ли три, то четыре человека убили, а один из них был его двоюродный брат - умер, пока они ехали в город. Так что - лучше тебе и близко к нему не подходить.
  - А куда, куда мне лучше близко не подходить? - я прищурил глаза и замер, ожидая ответа наёмника.
  Боец задумался, помолчал, потом поднял на меня глаза:
  - Хммм...вон какое, оказывается, у тебя дело к нему...мстить задумал? Говорят, они в этой вылазке акома потрясли, бабу хорошую взяли. Значит, Заркун тебе дорогу перешёл и ты хочешь, чтобы я его сдал? А с какой стати? Что мне с этого? Кроме неприятностей...если Заркун тебя возьмёт, ты ему всё расскажешь - и чего не знаешь, тоже расскажешь. А уж про меня расскажешь точно. А он, тварь злопамятная и мстительная - долго ли я проживу после этого? А? Не знаешь? Я знаю. Сутки, не больше. Так что - пошёл ты...не скажу я тебе ничего.
  Наёмник отодвинулся и замолчал. Потом взял миску с недоеденной жратвой, кружку и пересел на освободившееся поодаль место за столиком.
  Я проводил его взглядом и задумался: что делать? У меня есть имя командира отряда, у меня ...а больше-то у меня и нет ничего. Кроме знания о том, что "эта тварь мстительная". Так что делать? Ниточка у меня пока одна - вот этот наёмник. Да, если я начну расспрашивать, в конце концов, найду зацепку и выйду на Заркуна - или он на меня, ему тут же доложат что его разыскивают. Доложат? Его действия? Организовать охоту на меня. А что будет с Арганой? Не убьёт ли он её? Да не дурак же он - с какой стати-то, она больших денег стоит. В общем так: получить информацию о девушке можно только в отряде охотников за рабами, и скорее всего у командира. Расположение отряда мне неизвестно, и узнать его можно только (пока что) у этого наёмника. Итак - мне нужен этот наёмник.
  Я посидел над кружкой вина, искоса наблюдая за тем, что делает наёмник - он накачивался вином, с кем-то общался, ел, опять накачивался - и так до глубокой ночи. Уже далеко за полночь, он встал с места и слегка покачиваясь вышел из харчевни. Едва за ним захлопнулась дверь, как я рванулся к порогу, выскочил наружу, огляделся, и заметил, что спина наёмника исчезает за ближайшим углом.
  Подхватив свой объёмистый мешок, я пошёл в ту же сторону быстрым шагом, почти бегом, зашёл за угол - наёмник был впереди, в метрах двадцати - он, довольно уверенно и ходко шёл вперёд, совершенно не покачиваясь, как будто и не влил в себя минимум два литра вина.
  Прибавив шаг, я оглянулся - вокруг была темень, ни огней, ни фонарей - только багрово-красная луна освещала окрестности неверным светом. Спина мелькала впереди, и мне показалось, как будто солдат прибавил шагу. Я тоже наддал, и вдруг увидел, что спина исчезла. Остановившись - прислушался - шагов не было слышно. Где-то затаился - решил я, заметил, видать, преследование. Может и он следил за мной - уйду я или нет? Вполне вероятно.
  Делаю ещё несколько шагов, ещё несколько, ещё...бах! Мне в физиономию прилетает здоровенный кулак - скорее всего, если бы я не был по здешним меркам такого небольшого роста, кулак расплющил бы мне нос, а так он чиркнул по волосам, почти не причинив вреда.
  - Сучонок, следить за мной вздумал?! ННА! Получи! - наёмник нанёс страшный удар, который должен был бы проломить мне грудную клетку. Я аккуратно поймал его руку, закрутил по ходу движения, вывел парня из равновесия и тот с грохотом, описав в воздухе красивую спиральную траекторию, хлопнулся на булыжную мостовую, где и затих, как убитый. Я оглянулся - не видел ли кто-нибудь? Нет, вокруг было тихо. Пощупал его шею, сонную артерию - пульс бился довольно ровно - наёмник был без сознания, но жив. Это радовало. Не радовало только то, что я собирался с ним сделать. Совесть, конечно, меня немного ела, но с другой стороны - на войне как на войне. Притом - он сам был из числа охотников за рабами - одним больше, одним меньше. Просто - сегодня не его день...
  Я быстро связал его по рукам и ногам верёвками, которые купил ещё днём на рынке в лавке торговца скобяным товаром - почему-то я предполагал, что нечто подобно мне придётся делать, в рот ему засунул кусок тряпки, и закрепил верёвкой, обмотанной вокруг головы. Всё было готово. Опустив на землю рюкзак, я подхватил наёмника как большой куль и легко вскинул его на плечо. Затем снова надел на плечо вещмешок и быстро пошёл в сторону порта - ещё утром я заметил там укромные места вдоль забора, ограждавшего путь к порту - высокая сплошная стена в этих местах была закрыта тенистыми деревьями, под которыми сейчас, ночью, царила непроглядная тьма.
  Через полчаса быстрой ходьбы, слегка запыхавшись, я был в одном из этих мест. Привалив парня к стене, перевёл дух, потом похлопал его по щекам и достав тыквенную флягу плеснул в ему лицо.
  Наёмник замычал, вытаращил глаза и попытался что-то сказать, задёргался всем телом, обнаружил, что он связан и затих, яростно глядя мне в лицо.
  Я выждал минуты две, хлебнул из фляжки и спокойно спросил:
  - Успокоился? Теперь я говорю, а ты слушаешь: твоя жизнь теперь зависит от меня. Поверь, прирезать тебя, для меня - как высморкаться. И совесть мучить не будет - очень уж я не люблю охотников за рабами. Мне от тебя ничего не нужно, кроме информации. Сейчас я выну у тебя кляп, а ты будешь молчать, и говорить то, что мне надо. Если ты кричишь - я сразу перерезаю тебе горло, чтобы не нарушал красивую тишину этой ночи. Если ты молчишь и ничего не говоришь - я отрезаю тебе вначале одно ухо, потом другое, потом выколю глаз, потом...потом нарежу по кускам, как мясо для жаркого. Я сочувствую тебе, ты попал в эту засаду случайно - просто разболтался перед неизвестным человеком - увы, сегодня не твой день, ты страдаешь за свой язык. Но если не будешь следовать моим условиях - останешься калекой. Итак, ты будешь отвечать на вопросы? Кивни, если согласен.
  Парень кивнул головой - в свете луны было видно, как яростно сверкают его глаза - как же он меня ненавидел!
  Я развязал верёвку и вытащил кляп:
  - Вопрос первый и самый главный: где найти Заркуна?
  - Не знаю
  - Хорошо, допустим. Поставлю вопрос иначе - как ты думаешь, где сейчас может находиться Заркун? Не бойся его мести - как только я его найду - ему не жить. Я его убью.
  - Да ты в жизни не сможешь его одолеть! Он мастер меча, а при нём ещё всегда находятся пятеро его телохранителей! Ты болван, дикарь, ты к нему даже подойти не сможешь, идиот! Он тебя захватит, и мне конец!
  - Ну что ты заладил - конец, конец - тебе предстоит выбрать - или конец тебе сейчас, или когда-то там, и есть шанс, что не от руки Заркуна. Я тебе клянусь, что отпущу тебя, если ты скажешь мне, где его найти. Только хочу предупредить - если ты обманешь - я тебя убью. Тоже клянусь. Итак, я слушаю - где найти Заркуна?
  - Он базируется возле порта, гостиница "Жёлтый загар". Они второй день там зависают - празднуют выгодную сделку. Говорят, что поймали красивую бабу акома и выгодно её продали.
  - Куда, кому продали?
  - А я откуда знаю? Мне шепнул один из их команды - Валур, мы с ним когда-то вместе охотились, а теперь он прибился к команде Заркуна. Говорит - Заркун злющий, как зверь, после того, как его брата убили. Грозится всех акома извести, как увидит акома - так убьёт.
  - Можешь показать, где эта гостиница?
  - Могу, но не хочу! Я ещё не спятил! Тебе надо, ты и ищи!
  - А кинжал в глаз хочешь? Всё равно покажешь, только с одним глазом. И одним ухом.
  - Умеешь ты договариваться, дикарская твоя морда! Развяжи, скотина, покажу! Тут недалеко. Точно отпустишь?
  - Сказал же - отпущу.
  Я развязал ему ноги и поднял, схватив за волосы. Парень зашипел от боли и от злости:
  - Если бы не были руки связаны!
  На что я флегматично сказал:
  - Потому и не развязываю. Не хотелось бы тебя калечить. Пошли давай - болтаешь много, давно бы показал, да свалил по своим делам. Язык твой - враг твой.
  - Вот уж действительно - всю жизнь из-за языка страдаю - сокрушённо пробурчал парень. Как выпью кружку вина, так меня и несёт - всё выболтаю, ничего не держится. Пошли за мной.
  Я двинулся следом за наёмником, зорко следя, чтобы он не выкинул какой-нибудь штуки - мне и правда его не хотелось убивать - зачем лишние смерти?
  Через минут десять мы подошли к длинному двухэтажному зданию, на котором висела вывеска с надписью "Жёлтый загар", а для иностранцев и дикарей вывеска была проиллюстрирована довольно весёлым и толстым загаром, весь вид которого говорил о довольстве и весёлой жизни, как бы намекая, что посетитель тут разжиреет на харчах заведения и будет так же весел, как этот рогатый лимонный жеребец.
  - Вот тут они два дня гуляли - скорее всего тут и остались - а чего им уходить? Жрачка хорошая, вино тоже - так что, думаю, тут они зависли. Всё, давай, отпускай меня!
  - Отпущу. После того, как проверю, не обманул ли ты меня.
  - Вот ты скотина! - с сожалением протянул парень - так и знал, что обманешь. Да пошёл ты!
  Он бросился бежать в темноту, виляя на ходу, как будто ожидал удара сзади, связанные руки нимало не мешали ему бежать. Поразмыслив долю секунды, я сорвал с рюкзачка щит и метнул его вслед, подбив бегуна под ноги, после чего тот проехался по мостовой, как скутер.
  - Давай-ка, подожди тут у забора, в кустиках - говорил я наёмнику, снова стягивая ему ноги и затыкая рот - отпущу, конечно, отпущу! Вот сейчас проверю, и отпущу. Я тебе не доверяю, твоя репутация в моих глазах слишком мала - как я могу тебе верить? Всё - лежи, не рыпайся, и молись, чтобы со мной всё было нормально - вернусь - развяжу. Не вернусь - передай привет тем рабам, которых ты ловил раньше - уверен, охотники сочтут тебя приличной добычей - лес пойдёшь рубить, дороги мостить - крепкий парень!
  Оставив в кустах глухо мычащего и извивающегося наёмника, я пошёл к двери гостиницы и открыл дверь в помещение питейной.
   Меня встретил обычный кухонный чад и копоть светильников, но народа в зале было очень немного - за столиками сидели человека три посетителей, и из них два уткнулись в тарелки, побеждённые зелёным змием. Из угла комнаты ко мне вяло двинулся вышибала, который сделал странный жест большими пальцами рук - таким жестом тут отгоняли злых духов.
  - Акома, как я рад! Да не тебе рад, а рад тому, что Заркун со своими ребятами свалил отсюда! Если бы не это - сейчас бы уже отскребали тебя от пола - а я так не люблю запах кишок, выпотрошенных на чисто вымытый пол! И принёс же тебя сюда злой дух! Завтра сделай жертву Богу Удачи Одакому - он уберёг тебя от смерти. Что, решил тут комнату снять? Не советую - дорого. Лучше иди к городским воротам - там гостиницы дешевле, чем у рынка и у порта.
  - А куда Заркун ушёл, не знаешь? - спросил я, не обращая внимания на болтовню вышибалы - мне хотелось его увидеть и поговорить о смерти его брата.
  - А я откуда знаю - куда! Мне он что, докладывает? Свалил, и всё тут. Похоже, опять куда-то в набег отправились. Вернутся, дня через четыре-пять, куда они денутся. Заркун удачливый охотник. Ну, хватит болтовни - будешь снимать комнату, или заказывать ужин? Правда сказать - заркуновцы всё сожрали, мало что осталось. Ну решай, что ли - я спать хочу. Если не надо ничего - я дверь сейчас закрою, пора и нам отдохнуть.
  - А Заркун всегда тут живёт. Когда из набега приходит?
  - Когда тут, а когда в других местах. Лучше бы в других - мне с ними одни хлопоты - то подрежут кого, то морду набьют посетителю, а им ничего не скажи - наглухо больные на голову, одно слово - головорезы. Ну всё, всё - шагай отсюда. Вижу - не надо тебе ничего - и вышибала широко зевнул, пошлёпав толстыми, изуродованными шрамами губами.
  Я вышел из гостиницы и отправился к лежащему в кустах наёмнику. Подойдя, склонился над ним и молча развязал ему рот, руки и ноги.
  - Ушёл Заркун, но был там - не соврал ты. Так что - вали на все четыре стороны, отпускаю, как обещал.
  - Да пошёл ты - с горечью сказал наёмник и исчез в темноте. Я немного подумал и крикнул ему:
  - Увидишь Заркуна или кого-то из его придурков, скажи, что я его разыскиваю, чтобы поговорить о смерти брата.
  Я рассудил так - не вышло найти Заркуна, значит надо сделать так, чтобы он сам меня нашёл . Завтра ещё пойду по харчевням и в каждой буду говорить, что ищу его. Смерть брата для него, как красная тряпка для быка - услышав, что его ищет какой-то акома, он сложит два и два, и тут уже...тут уже надо будет решать, как выудить из него информацию. Убить-то его несложно, и даже вполне безнаказанно - я был уверен в своих силах, а вот получить информацию... тут я спросил себя: "Вася, ты реально готов пытать это человека? Ты, который треснул камнем по голове пацана, мучившего котёнка на заднем дворе школы? Куда делся твой гуманизм, твоя жалость к живым существам? Куда? Он остался в рабских казармах. Всё, что плохого получают рабовладельцы, охотники за рабами - они заслужили. Как заслужили ацтеки и майя гибель своей цивилизации - нельзя быть такими зверями, и рассчитывать на гуманное отношение к себе!"
  Ладно, теперь нужно найти пристанище на оставшуюся часть ночи. С этой целью я отправился от порта в гору - там город упирался в высокую скалу, называемую тут "Сторож". У подножия этой скалы не было домов, только заросли кустарника, городской стены тут тоже не было - скала неприступна, чего тут стены городить. Конечно, спать на земле не очень приятно - но зато я подпитаюсь от земли, да и бегать по городу в поисках ночлега как-то не очень хочется. Осталось спать часа три, перекантуюсь как-нибудь. Вообще, я и раньше заметил, что в этом мире стал очень неприхотлив - это я-то, который не мог уснуть, если на простыне была складка! Принц на горошине...
  Усмехнувшись своим мыслям, я улёгся под кустом, подложив под голову рюкзак, и забылся недолгим, тревожным сном. Спать-то я спал, но в голове всегда оставался настороже участок мозга, который внимательно следил за происходящим вокруг, и вот он, часа через два, сообщил мне, что вокруг происходит что-то неладное: сквозь сон я услышал голоса, и они говорили совсем мне неприятное:
  - Ты чо, это же акома! Вдруг проснётся - огребём мечом по балде!
  - Чо ты болтаешь! Ты разбудишь его, скотина! Спит он и спит, молчи, тссс! Давай сюда сеть!
  Сквозь полуприкрытые глаза я различил в предутреннем сумерке три фигуры, крадущиеся ко мне. Они были уже на расстоянии метров десяти - мой острый слух, или же утренняя тишина, позволили мне услышать их переговоры метров за пятьдесят, и к моменту, когда бандиты оказались на расстоянии броска сети, сна у меня не было ни в одном глазу.
  Я немного подумал, и решил:
  - Эй, уроды, если кто-то подойдёт ко мне ближе, чем на пять шагов - убью!
  - Хран, говорил я тебе - он не спит!
  - Чо ты, обделался что ли?! Он один, а нас трое! Набрасывай на него сеть, за него большие бабки дадут!
  Бандиты кинулись на меня с разных сторон, полетела ловчая сеть, которая, как я знал, делалась из специальной нити, вроде как, вырабатываемой из нити огромного лесного паука - у неё было одно свойство - сеть не слипалась между собой, но если касалась человеческого тела, то сразу прилипала, как намазанная клеем. Эти сети использовали все охотники за рабами - хоть она стоила недёшево, но оправдывала своё назначение на сто процентов. Мне вспомнилось, как билась в сети пойманная Аргана и меня охватила ярость.
  Сеть, утяжелённая каменными грузилами по бокам, летела, вращаясь, на уровне пояса и я перекатом поднырнул под неё, одновременно сокращая дистанцию до охотников.
  Первый удар пришёлся по голени одного из бандитов и практически отсёк ему ногу, повисшую на лохмотьях кожи, второй удар вспорол живот их главаря, с ужасом и недоверием смотревшего на кучу внутренностей, выскальзывающих у него из окровавленных ладоней. Он бестолково попытался всунуть их обратно в живот, потерял равновесие и упал, смотря незрячими глазами в розовеющее небо. Третий участник нападения, видимо, тот, что всё время предлагал оставить затею, бежал со всех ног вниз по склону и я не стал его догонять. Пусть живёт - на сегодня хватит пары трупов.
  Как там говорил Варган - "Надо поддерживать образ безжалостного и свирепого акома - убивать парочку головорезов в месяц". Ну вот, план по головорезам я и выполнил. Хотя - нет: второй, которому я отрубил ногу, был жив и только тихо скулил, зажав брызгающую фонтанчиками крови культю. Он что-то просил - вроде как доставить его к лекарю, обещал всяческие блага, но я поднял свой вещмешок и не обращая внимания на раненого пошёл от места схватки - дадут боги ему удачу - выживет. Нет - значит его судьба такая.
   Теперь я отчётливо понимал, почему в тёмное время суток улицы так пустуют, почему практически никто не ходит по одиночке, а только группами - ночные охотники за рабами не дремлют. Подумалось - надо будет узнать, как они обосновывают юридически поимку рабов - ну, вот поймал, и что? Он свободный гражданин, как рабовладелец узаконит своё "приобретение"? Это равносильно тому, как каждый мог бы угнать автомобиль, оставленный ночью на парковке и свободно на нём рассекать, не боясь за последствия. Какое-то же обоснование этому должно быть? Я сожалел, что не успел как следует расспросить Варгана об этой проблеме...но решил для себя - больше ночёвок под открытым воздухом в городе не будет. Хватит мне этих ночных развлечений... Хммм...хотя...одна мысль пришла мне в голову, но я решил её додумать потом.
  Пока я спускался с холма, уже совсем рассвело. Из-за спокойного, как зеркало моря поднимался багровый диск солнца. Я залюбовался картиной, и в голову пришла мысль - а солнце ли это? Тут оно называлось по другому, но то ли это солнце, что у нас? Луна-то точно не та, это я узнал ещё в первые дни моего пребывания на Машруме - здешняя луна была крупнее нашей раза в три, и имела багрово-красный цвет, цвет крови. По здешним верованиям, ей покровительствовал бог Войны Драганос, защитник и покровитель всех воинов этого мира.
  Кстати сказать - надо сходить в храм Драганоса и кинуть монетку в жертвенник - тут это положено делать, надо вживаться в шкуру местного жителя. Методом погружения скорее поймёшь здешнюю жизнь...заодно можно будет присмотреться - кто туда ходит, да и Заркун ведь обязательно принесёт жертву богу Войны...может там и повстречаемся.
  Выкинув второстепенные мысли и уворачиваясь от огромных телег, вползающих на территорию порта, я зашагал к центру города - мне нужно было сделать две вещи: а) позавтракать и в харчевне распустить слухи, что я ищу Заркуна. б) найти эту чёртову школу боевых искусств и повысить свой статус воина, хотя бы до третьего уровня, раз на большее денег нет.
  Начал я с первого пункта, и скоро уплетал кусок горячей, только что испечённой лепёшки, обмакивая её в мясной соус - мясо я уже быстренько подобрал, и теперь вылизывал чашку, усмехаясь и вспоминая, что мама меня ругала, когда я как колхозник подбирал с тарелки соус, вытирая горбушкой. Я подсмотрел, как это делала бабушка, когда я был у неё в гостях в деревне.
   Доев и допив, подошёл к бармену и спросил, не бывает ли здесь Заркун, а то я хочу отдать ему должок. Бармен ответил - бывает, но очень редко, уже год его не видал. Потом бармен хотел спросить меня о чём-то, но не решился. Следующим моим вопросом была просьба рассказать о дороге к школе боевых искусств - бармен охотно откликнулся и подробно объяснил мне, как туда пройти.
  Школа оказалась не в центре, а почти у самого въезда в город - длинное, приземистое серое здание из грубо обтёсанного камня, скреплённого между собой известковым раствором. Окна здания были заделаны прутьями железного дерева, а у входа стоял скучающий часовой, в полном боевом вооружении, меланхолично поигрывающий своим мечом.
  Он напомнил мне виденного однажды постового милиционера, который от скуки вертел свою дубинку, закручивая её то так, то эдак - жара, пыль, мухи, скука... На неотягощённом интеллектом лице часового читалось: "Мне скучно, мне мало платят, вы все твари неблагодарные, я вас не люблю, и это взаимно!"
  - Приветствую, уважаемый! - обратился я к этому стражу ворот - к кому мне обратиться, чтобы пройти экзамен на статус?
  Страж помолчал, чтобы дать понять мне ничтожность моего безстатусного состояния, потом нехотя сказал:
  - Закрыто ещё. Главный настоятель школы позавтракает, тогда вывесят флаг, что приём претендентов начат. Жди.
  - А когда, примерно, произойдёт это великое событие?
  Страж оглядел меня, подозревая, что я над ним стебаюсь, но не нашёл к чему бы придраться и сообщил, едва разлепляя толстые губы:
  - Сказано тебе - жди! Нечего беспокоить глупыми вопросами! Как позавтракает, так и вывесят! Ходют тут дикари всякие, службу нести мешают!
  Пожав плечами, я отошёл в сторону, перешёл дорогу и уселся на большой камень, лежащий на обочине и какими-то судьбами заброшенный к этому перекрёстку дорог. Отсюда мне хорошо было видно и школу, и город, спускающийся к морю, и само море, зеленеющее под лучами утреннего солнца. Ждать - так ждать, мне не привыкать...
Оценка: 7.61*5  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"