Щепетнов Евгений Владимирович: другие произведения.

Монах-4 глава 2

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa

  Глава 2.
  Зал был полон процентов на семьдесят. Время обеденное, но в такие заведения люди ходят совсем даже не просто так пообедать, притом, завсегдатаи трактира появлялись обычно поздним вечером. Хотя - и сейчас около десятка бандитов сидели в дальнем углу и пили горячее вино.
  Данеро знал, что они скоро незаметно исчезнут, отправившись на вечернюю 'охоту'. Лавки закрываются ближе к вечеру, и есть шанс выследить купца, идущего домой с приличной суммой денег. Потому торговцы частенько старались совместить свой дом и лавку - живёшь наверху, торгуешь на первом этаже. Но что поделаешь, если дом стоит не в проходном месте? И если до него надо ехать минимум час? Потому и случались в городе время от времени исчезновения людей или кровавые ограбления.
  Несколько проституток зорко поглядывали за входной дверью, чтобы броситься навстречу посетителю и перехватить его, прежде чем им займётся 'коллега' по ремеслу. Доходило до жесточайших драк, однажды такая драка даже закончилась убийством. Данеро сквозь пальцы смотрел на это безобразие, если только оно не лишало его выгоды - никаких убийств, никаких членовредительств - девку, лишившую жизни свою товарку, он приказал задушить на глазах всего 'коллектива', в назидание остальным шлюхам - драться деритесь, но уничтожать станок, штампующий деньги - не моги! И ломать его нельзя - изуродованная девка не принесёт дохода.
  Так-то даже интересно, когда девки дерутся за клиента - народ ради таких зрелищ бросает игру в кости и свои разговоры о том, кто кого сегодня выгодно прирезал в переулке. Но - всё должно быть в меру.
  Данеро даже время от времени, каждую седмицу, устраивал борьбу шлюх - совершенно голые девки боролись на ковре посреди трактира, пытаясь положить одна другую на лопатки, а победительница потом собирала то, что ей накидали щедрые, или не очень посетители.
  Немногие знали, что из этих денег девкам достанется хорошо если треть - остальное забирал Данеро.
  Честно сказать, он уже давно не испытывал необходимости в деньгах. Денег у него было столько, что он мог бы купить несколько таких трактиров со всем персоналом впридачу. В тайном укрытии у него лежало больше двух миллионов золотых. А кроме того - он тайно скупал недвижимость - дома, землю. Но - как жадный паук, он не мог удержаться, чтобы не высосать сок ещё из одной жертвы, не мог остановиться, отказаться от денег, так и плывущих в его руки. Но при всём, при том, он был скромен, питался простой здоровой пищей, не курил наркотиков, не выпивал вина более бокала за день, и то разведённого. Любил женщин, да - а кто их не любит? Но и это не было его страстью - любая из проституток, умелых, тренированных, и частенько довольно красивых, обслужила бы его так, как он хочет. И обслуживали. По первому требованию, или скорее - кивку головы. Они боялись его до потери пульса и говорили о нём только тихим голосом, десять раз удостоверившись, что никто их не подслушивает. За 'язык' Данеро карал нещадно.
  Внешне это был очень приятный человек лет пятидесяти, пятидесяти пяти - седоватый, с чистыми волосами, затянутыми сзади в воинский хвост. Одевался неброско, говорил тихо, вежливо, никогда не матерился и не богохульничал. Но при всём, при том это был один из самых страшных людей в империи, если не во всём мире.
  Как он умудрялся при такой деятельности оставаться в живых? Имея при этом кругленький капитал? Легко. Это был главарь всего преступного сообщества столицы Балрона. Но самое интересное, что об этом не знал никто, кроме доверенных лиц - нескольких приближённых, осуществляющих от его имени управлением боевыми группами бандитов.
  Все бандиты платили дань - двадцать пять процентов с награбленного, наворованного, отнятого и украденного. Чёткая бухгалтерия и многочисленные информаторы не позволяли преступному миру обманывать с 'оброком', а те, кто противился воле Данеро, исчезали, как вода из лужи под летним жарким солнцем. Акул в море много...им тоже надо есть.
  Существовало несколько 'уровней' знания о Данеро.
  Первый - для большинства - трактирщик, в трактире которого можно хорошенько выпить, и куда редко захаживают патрули городской стражи, то есть - здесь безопасно. А ещё - можно найти доступную женщину.
  Второй уровень - для завсегдатаев - трактирщик, скупающий награбленное, тёмный махинатор, но - барыга, человек не их круга. Презираемая личность. Кто уважает барыг? Никто, кроме них самих. И кто уважает сутенёров? Вообще никто. Ни клиенты, ни проститутки. Почему до сих пор башку ему не разбили? Да кто знает - говорят, кто-то за ним стоит, кому-то он платит за защиту.
  И третий уровень - это настоящая жизнь Данеро - главарь преступного мира столицы. Об этом уровне знали единицы. Три человека приближённых, главари самых крупных банд города, да ещё пара-тройка доверенных лиц.
  Данеро не был женат. Зачем? Женщины есть всегда, а детей он не любил - от них одни хлопоты. Власть и деньги, деньги и власть - вот что главное в мире. Ему доставляло удовольствие смотреть на посетителей трактира из-за своей стойки и думать о том, что он мог бы любого из них стереть в порошок. Сломать жизнь, уничтожить, убить морально и физически. И не делает это только потому, что он МОЖЕТ это сделать. А раз можешь - зачем делать на самом деле? Разве предвкушение не слаще самого удовольствия? Вот ты добился, получил то, что хотел, а потом? Разочарование. Как с женщиной, которую ты добивался, взял её, как хотел, а потом, застёгивая штаны, разочарованно подумал: 'И зачем это было? Что у неё по другому, не такое, как у предыдущих женщин?' И остаётся лишь чувство досады...до следующего предвкушения, до следующей победы.
  Данеро был в некотором роде эстет, и если бы он знал, что говорили по этому поводу мудрецы из параллельного мира, очень бы удивился - насколько их мысли совпадают. 'Главное не цель, главное - путь к цели'. И сказал бы, что они совершенно правы.
  Парочка прошла в освещённый из окна угол - тут было меньше всего народа. Посетители трактира, как ночные животные, не очень любили освещённые места и старались забиться в угол, где темно. Пусть даже солнце и было скрыто за облаками, но инстинкт говорил - спрячься, не показывай себя!
  Похоже, что этой паре инстинкт изменил. Или его не было вообще - мало того, что они уселись на самое освещённое место, так девица ещё скинула свой дождевик и осталась в одном зелёном шёлковом платье, тесно облегающем её упругие бёдра и грудь, норовившую выскочить из лифа.
  Данеро невольно вздохнул - девица была хороша! Она просто светилась молодостью, чистотой, каким-то добрым весельем, и после взгляда на неё, трактир казался ещё более грязным, тёмным и подозрительным местом, чем даже на первый взгляд.
  Трактирщик задумался - девка-то высшего сорта. Может, заняться ей? Граф Турасов любит таких - невинных, свежих. Обламывать их любит. Пытать. Можно взять с него большие деньги. Очень большие. Сомнения вызывает только этот мужчина в надвинутом капюшоне - кто он такой? Впрочем - важные персоны сюда не ходят. А с остальными справиться легко. Сравнительно легко. Все люди смертны...всё-таки, вначале нужно посмотреть, присмотреться к посетителям.
  ***
  - Как я поняла, ты привёл меня сюда развлекаться - промурлыкала Шанти, оглядываясь по сторонам и примечая, где кто находится. Она вздохнула, и с удовлетворением отметила, что несколько мужчин неподалёку дёрнулись, сопровождая её соблазнительные полушария жадным взглядом.
  - В общем-то да...только уже жалею, что привёл тебя сюда - сознался Андрей, оглядывая зал из-под капюшона - ощущение у меня нехорошее. Знаешь, я некогда воевал в горах, так вот, бывало идёшь, и вдруг - чувствуешь, что кто-то на тебя смотрит. И не просто смотрит - он твой враг! Он тебе хочет зла! Он сейчас в тебя выстрелит! Падаешь - и вовремя. Выстрел! И если бы ты не упал, лежать бы тебе с пробитой пулей башкой. Это непередаваемо. И не всем дано. Но я умел почувствовать. Может потому и жив до сих пор. И вот здесь - тяжёлая атмосфера. Угроза не от этих придурков с разбойничьими рожами, нет. Что-то другое. Более опасное. Как будто где-то в темноте сидит чудовище и поджидает меня, приготовившись к прыжку.
  - Поэтично как! - восхитилась Шанти - вот так надо излагать свои мысли! А то - крысы, мыши...пугаешь меня всякой гадостью. А тут весело. Очень интересно! А что, хорошее место - много придурков, которых можно выкинуть в окно, много еды...кстати, чего там насчёт еды? Эй, милая, ну-ка, поди сюда! Брось ты их - иди сюда.
  Подавальщица, девица лет двадцати пяти в ярком, облегающем её прелести сарафане подошла к столику, и завлекательно улыбнувшись мужчине в капюшоне, ласково спросила:
  - Чего изволите? Есть хорошая оленья поджарка с крюолями, суп из осьмоногов с мидиями и артусами, сладкие булочки с мёдом, пироги с олениной и ещё много, много вкусного! И вино - хорошее, кракасийское - белое и красное. А ещё - она наклонилась пониже - возбуждающие мушки! Если мужчина употребит их за полчаса до постели - потом с себя не скинете! Затопчет!
  Шанит хихикнула и спросила по мыслесвязи:
  - Не хочешь меня потоптать? А потом я тебя!
  - Жесткосердная драконица! После того, как ты потопчешь своей тушей...нет уж, обойдёмся без топтания!
  - Нет, пока обойдёмся без топтания - лучезарно улыбнулась Шанти - оленьей печени. Почти не обжаренной, чтобы кровь сочилась. Мяса без специй. Слегка обжарить. Ну и...пирогов, пряного мяса с овощами, сладостей, пива - тащи всего побольше.
  Подавальщица удивлённо вскинула брови, но переспрашивать не стала. Кивнула, и пошла выполнять заказ, виляя бёдрами так, что казалось, она извивается, будто змея. Видимо такой эффект создавали узоры на её сарафане, выполненные в виде переплетённых нешироких линий. Мужчины за столиком рядом проводили девицу взглядом, а один, когда девушка проходила мимо погладил её по заду, за что получил соблазнительную улыбку. Похоже, что девушка работала тут не только подавальщицей...
  Андрей привычно осмотрел зал, как когда-то вышибалой, и отметил для себя трёх здоровенных парней - собратов по ремеслу, которым он некогда промышлял в Славии. Вышибалы были не очень крупные, но такие...квадратные, что ли - жилистые, сильные, с цепкими внимательными глазами. Они гасили конфликты в зародыше - достаточно было им только лишь подойти к скандалистам, как те сразу же замолкали, утихали, или выходили наружу, за дверь.
  Проследив за взглядами вышибал, советник нашёл главного - мужичка лет за пятьдесят, скромно стоящего у стойки, и прихлёбывающего что-то похожее на сок из высокого хрустального стакана. Именно хрустального, а не стеклянного - Андрей отчётливо видел прихотливые изгибы стакана, а ещё - тонкую золотую гравировку в виде вычурных вензелей. Похоже, что это был именной стакан с гербом его владельца. Такие изделия были недёшевы, если даже забыть, что отделка золотом стоила больших денег.
  Андрей задумался - этот штрих как-то выпадал их общей картины. Он чуял здесь что-то неправильное, неестественное. Но потом отогнал мысли - мало ли где трактирщик мог добыть этот стакан! На базаре купил, например. А то, что этот человек совершен точно внимательно разглядывал его и Шанти, проявляя большой интерес - так это благодаря драконнице, устроившей тут чуть не сеанс стриптиза. Её грудь, выпадающая из платья привлечёт внимание и совершеннейшего импотента, что уж говорить про обычного половозрелого голодного до баб мужика.
  Они занялись едой. Шанти с удовольствием поглощала сочные куски печени, резала ножом сочащееся кровью мясо и насмешливо поглядывала на Андрея, который механически жевал то, что ему подали, практически не разбирая вкуса.
  Он думал о том, как ему создать самую могучую армию в мире и при этом не замарать рук. Почему он должен был марать руки? А как иначе добыть деньги? Казна пуста. Его личные деньги кончаются. Что делать? Увеличить налоги? Да хоть разувеличавайся вхлам - если ты при нынешнем уровне налогов собираешь ноль, то увеличь налоги на четверть - ты будешь собирать больше на четверть от ноля. То есть - опять ноль.
  Самое неприятное было в том, что армия волновалась. Не хватало денег на её содержание. А как сказал Наполеон: 'Тот народ, который отказывается кормить свою армию, будет кормить чужую'. Перефразируя его, можно сказать так - если они с Антаной не накормят свою армию, то...в общем хреново им придётся. А ведь ещё нужны деньги на оружейный завод, высосавший у него львиную долю всех личных сокровищ и опустошивший казну. Расходы на завод уже составили более трёх миллионов, а если продолжать его перестройку, строить новые прессы, создавать новые машины, то эта сумма может утроиться. Где взять деньги?
  Внезапно в его голову пришла мысль - а не посоветоваться ли ему с 'женой'? Олра очень умная женщина, и она долгое время в одиночку вела все дела своего трактира. А теперь - занимается коммерцией и общается с элитой столицы Балрона. Что она посоветует? Больше всё равно ничего в голову не приходило - кроме вульгарной экспроприации денег у богатых людей. Но это порочный путь. Это приведёт к бунтам, мятежам и у Гортаса многократно увеличиться сторонников.
  Неожиданно его внимание привлёк голос подавальщицы. Она что-то настойчиво у него спрашивала, и выйдя из своих раздумий, Андрей спросил:
  - Чего? Что ты хочешь?
  - Она хочет, чтобы мы с тобой прошли в кабинет хозяина и с ним побеседовали. Говорит, что за то, что нас беспокоят, за обед с нас денег не возьмут.
  - А кто хозяин? - неопределённо пожал плечами Андрей.
  - Вы его видели - извиняюще улыбнулась подавальщица. Он стоял там, у стойки. Невысокий такой мужчина с седыми волосами. Это наш хозяин господин Данеро. Очень, очень влиятельный человек. Поговорите с ним, пожалуйста, он будет вам очень обязан.
  - Пойдём? - мысленно передала Шанти - сдаётся мне, что будет забавно.
  - Ага, будет - мрачно передал Андрей - я так и знал, что тут тухлецой пахнет. Будь настороже. И это...без нужды не показывай истинную сущность. Иначе придётся всех, кто видел, поубивать. А так - просто поколотим их слегка, и всё.
  Они прошли за своей провожатой через весь зал, потом через длинный коридор - куда-то вглубь здания, затем подавальщица оставила их возле мрачного мужика, шагающего с грацией боксёра-средневеса, который уже вывел их в большую комнату, в которой стояли несколько стульев вокруг овального стола.
  В этой комнате всё дышало покоем - на стенах развешаны картины художников, изображающие вишни и яблони в цвету. Стены, оклеенные обоями с рисунками ручной работы были выполнены в пастельных тонах, а там, где должны были быть окна, висели картины, изображающие пейзаж за окном. Полотна написаны так искусно, что создавалось впечатление полной реальности увиденного. Это усиливалось шёлковыми занавесями обрамляющими картины - как будто хозяин только что их отодвинул, чтобы полюбоваться видом из окна.
  Данеро сидел за столом. Перед ним стояли три прибора дорогой посуды - одним он воспользовался, другие два были предназначены для гостей.
  Трактирщик жестом предложил Андрею и Шанти присесть, и когда они сели в кресла с высокой спинкой украшенные искусной позолоченной резьбой, сел и сам, испытующе глядя на посетителей.
  Андрей прощупал хозяина заведения эмпатически, но ничего особенного не уловил - тот сочился довольством, радостью, и чуть не мурлыкал от удовольствия, как сытый кот. Ни агрессии, ни ненависти или готовности напасть - ничего. Спокойное доброжелательное настроение, как у радушного хозяина к своим желанным гостям.
  Больше в комнате никого не было, хотя за дверями чувствовалось присутствие нескольких человек, затаивших дыхание, пахнущих агрессией и страхом. Оборотень хорошо слышал их хриплое пыхтение даже за толстой пластиной двери позади трактирщика.
  - Осторожнее - передал Андрей мыслесвязью - за дверь толпа уродов наготове. Чего-то задумали, твари.
  - Не учи учёную - усмехнулась Шанти, и сладко потянулась так, что её 'мячики' чуть не выскочили из лифа - знаю. Я что, не эмпатка, что ли? А слух у меня не хуже, чем у тебя.
  Андрей промолчал, и попытался пододвинуть кресло к столу поближе - оно было поставлено почему-то чуть дальше чем надо, и до стола пришлось бы тянуться. Но ничего не вышло. Кресло оказалось намертво приделано к полу, так что сдвинуть его не было никакой возможности.
  В голове Андрея что-то мелькнуло, какие-то ассоциации были связаны с этим креслом. Он напрягся, чтобы вспомнить, и вдруг в голове возник образ электрического стула и Андрей всё понял - но было поздно.
  Из потолка над ними, мгновенно, как выстрелили, выскочили две стальные клетки, с грохотом вонзившиеся в пол, из которого выскочили зацепы, тут же пристегнувшие сооружения к полу. Теперь советник понял - почему кресла нельзя было сдвинуть. Он почуял опасность - не зря эти седалища были так намертво прикручены, но додумать не хватило времени.
  Шанти вскочила с места, её лицо исказилось, но прежде чем она что-то сказала, Андрей предупредительно передал:
  - Тихо. Сядь! Успеем. Послушаем, что эта гнида скажет. Наше приключение становится очень, очень интересным. Просто захватывающим. Не правда ли?
  - Правда - хихикнула Шанти - это не драчунов в окно выбрасывать. Наклёвывается что-то поинтереснее.
  Оно и наклюнулось. Данеро встал со своего места и подойдя к клеткам, в которых сидели двое людей, удивлённо спросил:
  - А чего не кричите? Чего не возмущаетесь? Надо ведь угрожать, кричать, что найдёте на меня управу, что вы важные вельможи, и что все знают, куда вы пошли. И что за вас страшно отомстят, вытянув мне язык через зад. Где ваши правильные слова? - Данеро подошёл к решётке, за которой сидела Шанти, и тут же отшатнулся - 'девушка' стала хохотать, заливисто, звонко. Андрей ей вторил, и с минуту они не могли успокоиться, искоса поглядывая на ошеломлённого бандита.
   Он, сам не зная того, озвучил то, что и на самом деле бы произошло. Если б с ними что-то случилось - Антана срыла бы с землёй этот поганый притон, разыскивая любимого и подружку. Видимо, трактирщик уже не раз слышал подобные угрозы, и давно не придавал им значения - мало ли что наболтают жертвы в порыве гнева. Потом, обычно, они умоляли о пощаде и сулили капиталы, принимаемые бандитами с благодарностью. Затем - умирали. Без мук, просто и чисто - чик в сердце! И в море. Никаких извращений, никаких мучений. Всё по-деловому, всё, как положено.
  Трактирщик дёрнул за одну из бахромчатых нитей на занавеси у картины - в комнату тут же вошли трое мужчин. Крепкие, мускулистые, похожие на солдат-наёмников или же призовых бойцов. Они молча сели у стола, и тоже уставились на клетки с людьми.
  - Скажите мне, друзья - начал трактирщик - как это понимать? Эти два создания сидят в клетках, и смеются в голос над несчастным стариком Данеро! Я разве заслужил это? Я что, клоун? Кстати - я так и не узнал, что это за человек под капюшоном. Васило, сходи, помоги ему снять капюшон. Надо же мне видеть лицо такого весёлого человека. Познакомиться с ним.
  Мужчина встал с места, пошёл к клетке с Андреем, но тот сам снял капюшон, откинув его за спину. Наступило молчание, и трактирщик наморщил лоб:
  - Где-то я уже видел эту физиономию...где-то видел...тихо, молчите - хочу сам вспомнить. Где-то видел...нет, не может быть! Тьфу, демонство какое! Фу-фу-фу... - Данеро присел на стул, упёрся руками в колени, и наклонившись вперёд несколько раз выпустил из груди воздух, пошлёпывая губами - вот так встреча! Господа! Вы знаете, кого я поймал? Это же советник императрицы господин Андрей!
  - А я тебе и хотел об этом сказать - прогудел один из подручных трактирщика - это же тот самый победитель Турнира! Хозяин, вляпались по самое не хочу. То-то он и смеялся над нами, дураками! И что будем делать?
  - А что вы вообще собирались с нами делать? - спросил Андрей - не поясните? Просто из чистого интереса спрашиваю.
  - Что, что - задумчиво ответил Данеро - девку одному важному господину за хорошие деньги - он любит попытать таких свеженьких красоток, ну а тебя в расход. Чтобы не пылил на горизонте. В море. Акулам на корм.
  - Так и не поздно, хозяин! - с надеждой сказал другой - девку продать, а этого в море! Кто дознается-то? У нас куча свидетелей, что они отсюда уходили! Посидели - и ушли. На улицу. А куда - откуда мы знаем?
  - Нееет - протянул Данеро - она может сболтнуть графу, а тот потом будет меня шантажировать. Или шепнёт императрице. Императрица крута на расправу - потом на этом месте тридцать лет ничего расти не будет - даже солью место засыплют. Весь наш бизнес порушат. Если в море - обоих. Хоть я и люблю деньги, но ими ещё нужно воспользоваться. А это будет проблематично.
  - А если их отпустить? Извиниться, дать денег? Мол - попутали, господин советник, прости бога ради! - сказал другой мужчина, упёршись глазами в пол - господин советник, вы как, не против?
  - Он-то не против - сухо ответил Данеро - только верить ему нельзя. Вдруг - он обиделся, и потом нам отомстит? А ещё пуще - он поборник справедливости, и решит, что нам не место на этом свете? Да на кой мне это дело? Нет уж, ребята. Отпускать его нельзя.
  - Так что - валим его? - спросил первый бандит - только это...девку жалко просто так валить. Попользуемся, а потом уже и завалим! Чур - я первый!
  - Нет - ласково ответил Данеро - у меня есть другой план. Гораздо более выгодный. Фиртан, у тебя на юге хорошие контакты? Ты же оттуда родом.
  - Да - понимающе кивнул головой мужчина лет сорока с шрамом, пересекающим его левое надбровие и спускающимся до скулы - хочешь его Гортасу продать? Голова! Ну ты и голова, хозяин! Двух зайцев сразу убиваешь - и денег срубим, и поддержку будущего императора получим. А девку как заложницу подержим. Если этот чемпион заартачится - мы её пополам порвём. Отдадим парням - они её наизнанку вывернут. А он будет смотреть!
  - Ну что, пора? Или ещё послушаем дебилов? - передала Шанти - предвкушаю, какие у них будут рожи!
  - Да вроде всё, что надо услышали - пожал плечами Андрей - можешь начать развлечение. А я посмотрю. Только это...без огня, без эффектов и побереги платье - ты в нём такая красавица! Не забрызгай мозгами. Стой! Погоди! Эту тварь сохрани живым. Мы его с собой заберём. Есть у меня одна мыслишка по его поводу. Рано ему умирать. Давай, пора... Стой! Этих тоже не убивай. Так, поколоти слегка, развлекись.
  - Так, парни - пусть они пока посидят в клетках, а мы сейчас пойдём, обсудим... - голос Данеро замедлился и затих совсем. Глаза его вытаращились, как будто он, стоя на корабле, увидел морского змея, спросившего, как проплыть к городской магистратуре. Ну, сказать на милость, кто не ошалеет, глядя на это зрелище?
  Стальная клетка была сделана из длинных прутьев, перевитых между собой короткими. Толщина каждого прута примерно в мизинец - это сооружение точно удержало бы тигра, или льва. Или слона. Данеро не любил пускать дело на самотёк и предпочитал перестраховаться - он не любил некачественных вещей. При всей патологической жадности, для себя он приобретал лишь самое дорогое и сделанное на высшем уровне. Так и с решёткой - ему пришлось отдать за эти клетки кругленькую сумму. Зато - он всегда был уверен, что эти сооружения не подведут.
   В них перебывали уже много 'клиентов' - от приглашённых в гости конкурентов, до потенциальных жертв грабежа, уверенных, что хозяин приглашает их на приватный разговор из уважения к их высокому социальному статусу. Как говорил Данеро своим приближённым - люки, отправляющие 'клиентов' в подвал уже на актуальны, прошлый век. Надо работать с душой, с выдумкой, чтобы всё было красиво, но при этом эффективно.
  Миленькая девушка, мечта извращенцев, вдруг начала раздеваться. Она сняла с себя красивое шёлковое платье, повесила его на спинку кресла, оставшись совершенно обнажённой, и не обращая внимания на вытаращивших глаза мужчин, осмотрела себя со всех сторон, огладила крепкую грудь, колыхнувшуюся под напором её ладоней. Потом сняла с себя сандалии, соблазнительно изгибая стройное тело. Затем взялась за прутья решётки и почти без усилия дёрнула их в стороны.
  Металл с жалобным стоном поддался, разойдясь, как если бы прутья были сделаны из картона, а девица, примерившись розовой гладкой ножкой, аккуратно пролезла в образовавшуюся дыру.
  Секунда - и вместо мечты всех мужчин на полу стояла громадная чёрная кошка, размером с телегу!
  Прыжок! И один из бандитов, сообразивший, что надо бежать, был настигнут у выходной двери.
   Удар лапой! И он врезается в дверь головой, как будто его сбил грузовик. Андрей даже поморщился от громкого стука - получилось так, как будто в дверь запустили пластиковой бутылкой с водой.
  Две совершенно незаметных удара - и два других бандита, потянувшихся за висевшими на поясе подобиями мачете, почему-то именуемыми здесь ножами, повалились, как кегли, сбитые тяжёлым шаром.
  Данеро, обладавший быстрой реакцией и великолепной сообразительностью, за те секунды, что 'кошка' расправлялась со своими врагами, сделал две вещи: шагнул к столу и что-то сделал - похоже, вызвал подмогу - и второе - бросился к потайному ходу, открывшемуся за стеной, на которой висели картины с пейзажами.
  Обои треснули под напором потайного механизма, открыв сводчатый кирпичный ход, ведущий куда-то вниз, в сторону порта. Андрей хотел крикнуть, предупредить Шанти, но та успела перехватить негодяя прямо на пороге, зацепив его за одежду огромными когтями и отбросив в сторону, на противоположную стену. Пролетев по воздухе метров десять, преступник ударился о неё с противным шмяком, будто огромная жаба, и сползя вниз, остался недвижим, как труп.
  - Эй, дорогая, аккуратнее! - взволновался Андрей - он мне нужен живой! Вот этих можешь терзать как хочешь, а его поаккуратнее!
  Андрей имел в виду 'этих', которые ворвались в кабинет с оружием в руках - пятеро одетых в кольчуги и шлемы бойцов с короткими, тяжёлыми абордажными саблями в руках, и два арбалетчика со стальными арбалетами двойного заряда - каждый мог выпустить по две стрелы, расположенные друг над другом.
  Увидев громадную чёрную кошку, они на долю секунды оторопели, но к их чести - тут же бросились в атаку. Арбалетчики спустили курки и тяжёлые стальные болты полетели в 'кошку'.
  Два из них Шанти смахнула лапой, как мошкару, а два ударили ей в грудь, и видимо ощутимо, потому что она утробно заревела, и бросилась вперёд с яростным криком:
  - Шкуру портить?! Чешую царапать?! Грязные твари!
  Через секунду тела арбалетчиков валялись на полу. Драконица сорвала их головы с плеч, и они покатились по разным углам как детские мячики.
  Пятеро остальных попытались ударить её со спины, один даже успел опустить свою саблю ей на спину, отчего по всей комнате раздался скрежет, как ножом по сковороде, но это был последний удар в его жизни.
  Молниеносным движением Шанти буквально переломила бойца пополам. Остальные расстались с жизнью в течение двух секунд - за ударами драконницы мог уследить только Андрей - настолько они были молниеносны. Через несколько секунд после начала расправы, в комнате наступила тишина, прерываемая лишь хриплым дыханием выживших бандитов, лежащих в бессознательном состоянии.
  Андрей удовлетворённо осмотрел поле боя, потом ухватился за стенку клетки, и дёрнув вверх, вырвал её из зацепов на полу. Поднял, и вышел наружу, не глядя бросив клетку позади. Подошёл к лежащему на полу Данеро, и внимательно посмотрел его ауру. У того была сломана ключица, раздроблен плечевой сустав, которым Данеро врезался в стену, три ребра, сотрясение мозга и перелом костей ноги. Андрей обернулся и погрозил кулаком 'кошке', с довольным видом поглощавшей какое-то угощение с тарелки Данеро:
  - Чуть не прибила гавнюка! Я же тебе сказал - аккуратнее! Вот ты негодная! Развлекаться надо со смыслом! Слушать надо, что тебе говорят!
  - Ну - извини, извини - ответила Шанти без всякого смущения - ну - погорячилась. Больно уж шустро он удирал! Вот я и перестаралась. Но ведь живой же? Живой. Подлечи гада, и будет как новенький!
  - Подлечу, не сомневайся! - буркнул Андрей, и вздохнув, приступил к лечению. Ему очень не хотелось этого делать, но...куда деваться. Этот человек был ему нужен. Впрочем - человек ли? Разве можно назвать таких тварей людьми?
  Через пятнадцать минут чёрные и красные пятна в ауре бандита были сведены до едва заметного уровня, а цвет лица Данеро стал из землистого розовым, дыхание нормализовалось. До лечения тот дышал прерывисто, как будто задыхался.
  Проверив остальных оглушённых, Андрей остался доволен - побиты, но не сильно. Шанти била лапой с закрытыми когтями, так что они пребывали в банальном глубоком нокауте.
  - Вот тут всё в порядке! Что, не могла и с этим обойтись помягче? Иэххх...руконогая! Вот есть у нас пословица - 'Заставь дурака богу молиться, он и лоб расшибёт' Ты не пояснишь её? А то я всё думаю - о чём это она?
  - Ну хватит измываться! - буркнула Шанти - ну погорячилась - с кем не бывает? А сам-то, сам-то...
  - Ну, и чего сам-то? Где я допустил такую ошибку? Расскажи - вкрадчиво спросил Андрей, грозно глядя на 'кошку'.
  - Не хочу. Настроения нет - сварливо ответила та, опасливо косясь глазом на 'брата' - и вообще, чего ты пристал? Думай, как доставить этих гадов во дворец. Ты же для того их сохранил? Чего-то от них хочешь?
  - Сиди тут и охраняй. Всех, кто сюда зайдёт - глуши. Можно не до смерти. Или у тебя лапа может только убивать?
  - Ты бываешь таким нудным! Таким вредным! Даже вреднее меня - сварливо парировала драконица - куда пошёл - за охранниками?
  - Само собой. Думал, вначале - послать гонца, потом передумал. Тут идти пару кварталов - сам добегу. Пока дождёшься... Постой-ка - надо посмотреть, куда ведёт подземный ход. Не хочу вытаскивать их на глазах посетителей. Нам лишний шум ни к чему.
  - А чего такого? Может кто-то возмутится...есть повод его выбросить в окно. Веселье будет!
  - Нет! Я же тебе сказал - всё должно быть тихо и мирно. Пока что тихо и мирно. Мне кое-что надо обдумать.
  ***
  Потолок был низким - Андрею приходилось нагибаться, чтобы не бить макушкой по кирпичам. И скорее всего, этот подземный ход был гораздо старше самого здания - кирпичи старые-престарые, позеленевшие от времени, покрытые каким-то сероватым мхом. Освещения не было никакого, но Андрей великолепно видел в темноте, его глаза оборотня улавливали очертания коридора, круто забирающего вниз под углом почти в тридцать градусов, повороты направо и налево - коридор разветвлялся на три таких же тоннеля, ведущих в неизвестном направлении.
   Немного подумав, Андрей выбрал прямой тоннель, ведущий в сторону порта и ничуть не удивился, когда тот метров через сто пятьдесят выправился, стал пологим, и через ещё сто метров вывел в широкий канализационный тоннель, сквозь который городские нечистоты выливались в бухту.
  Выйдя в канализацию, Андрей прошёл туда, где брезжил дневной свет, и скоро оказался за портовыми складами возле береговой линии прибоя. Тут орали чайки, хватая куски пищи, сконцентрированные в потоке дерьма и бороздили океан плавники акул, занимавшихся примерно тем же.
  Вдохнув свежий морской воздух, особенно сладкий после путешествия по миру нечистот, советник быстрым шагом стал подниматься в гору, проскальзывая сапогами по скользкому глинистому склону, заросшему бурьяном и забросанному различным мусором, вроде подозрительных костей и драных тряпок.
  Сержант и остальные охранники сидели в трактире, возле камина с потрескивающими в огне дровами и весело смеялись какой-то истории, которую им рассказывал конюх. При виде Андрея, они с готовностью встали, а сержант, отсалютовав, спросил:
  - Прикажете во дворец? А где госпожа Шанти? Что-то случилось?
  - Пойдёмте со мной - Андрей отвёл сержанта в сторону и объяснил, что тот должен сделать. Затем последовала команда, и всё солдаты дружно встали и вышли из трактира, оставив на столе допитые второпях кружки из под пива и вина.
  Через двадцать минут они были у выхода в канализацию - Андрей показал место, сидя на облучке рядом с кучером. Оставив здесь небольшую охрану, отряд, во главе с советником и сержантом, вошёл в трубу и хлюпая ногами по вонючему содержимому, пошёл к месту выхода тайного тоннеля.
  Солдаты тихо матерились сквозь зубы, сослепу наступая на трупы животных, застрявшие в тоннеле, на мусор и утопая выше щиколотки в наслоениях ила, дошли до места.
   Путь назад, в комнату Данеро, был потруднее чем из неё - пришлось идти вверх по тоннелю, осклизлому и покрытому плесенью - двое солдат всё-таки грохнулись, подскользнувшись на полу, и едва не улетели назад, как по ледяной горке. Однако, не без приключений, они но всё-таки добрались до комнаты, где скучала Шанти, уже успевшая принять человеческий облик и развлекавшаяся тем, что время от времени тыкала саблей в совершенно голого мужика, стоявшего в клетке. Он жалобно завывал, а на его заднице виднелись следы многочисленных уколов, от которых тонкие дорожки крови протягивались до самых пят. Отряд застал её как раз в тот момент, когда она в очередной раз спрашивала:
  - И как ты хотел меня насиловать? Вот этим отростком, что ли? А ты вообще им можешь чего-нибудь? Он тебе, такой маленький и не нужен! Дай-ка я его отрежу...- она деловито приподнимала оный предмет острым концом сабли, пропуская его между ног супостата, и делала вид, что сейчас же кастрирует негодяя. Негодяй завывал, и под ним уже образовалась вонючая лужа - от страха тот потерял контроль за функциями организма.
  Завидев Андрея Шанти слегка разочарованно убрала саблю, бросила её на пол, и доложила:
  - Приходили ещё двое - вон, в углу лежат. Живые. Может их тоже захватим?
  - А этот как здесь оказался? - с интересом спросил Андрей, разглядывая трясущегося человека в клетке.
  - А он очнулся. Пришлось посадить в клетку. Позабавилась немножко. Уж больно он наглый был. И куда чего делось-то, когда оказался без штанов...
  Сержант и солдаты удивлённо переглядываясь смотрели то на 'поле боя', то на весёлую и довольную Шанти, красиво отставившую ножку в элегантных сандалиях, а потом взялись за дело.
  Их было десять человек, так что на каждого из бандитов пришлось минимум по два человека. С подручными Данеро Андрей приказал не церемониться, ни с живыми, ни с мёртвыми, но его самого сказал нести аккуратно и без повреждений.
  Мёртвых бандитов скинули в канализацию, навстречу светящимся в темноте крысиным глазам - сегодня у них будет пир. Живых - погрузили в карету, уложив штабелем, как дрова.
   Данеро положили сверху, на трясущегося от ужаса голого бандита. Андрей лично предупредил этого человека, что если тот нагадит в карете - он сам отрежет ему голову. Бандит мелко и часто закивал головой, карета тронулась, поскрипывая, и будто тяжело вздыхая под тяжёлым грузом поехала вверх, из порта, по направлению к императорскому дворцу.
  ***
  - Мы не собирали внеочередных сходов уже пятьсот тридцать лет. Мы собрались для того, чтобы обсудить важную проблему, назревшую практически мгновенно, на протяжении всего одного года - огромный черночешуйчатый дракон поднял уродливую, украшенную рогами голову и посмотрел на собравшихся.
  Драконы спокойно ждали, никто не торопил, никто не кричал: 'Давай! Не тяни! Ближе к делу!'
  'Чёрный' усмехнулся - с одной стороны это было хорошо - никто не нервировал, никто не теребил оратора требуя немедленного объяснения, не требовал ускорить течение сбора, иначе у них сорвутся все дела. А с другой - раскачать драконов, заставить их принять какое-то определённое решение, было задачей непростой.
  Главный принцип принятия решений драконов был: 'Давайте подождём. Может быть оно само как-то рассосётся?' И как ни странно, частенько и рассасывалось, или...вот это самое 'или' знали немногие. Председатель совета старейшин и его заместитель частенько действовали на свой страх и риск. Впрочем - какой риск? Что им будет, если узнают, что они постоянно подправляют историю людей, устраивая заговоры и притормаживая развитие науки и техники? Хмм...он частенько задумывался над этим вопросом. В совете старейшин - может быть и ничего, но остальные драконы...
  Эти бездельники, парящие над морем и пикирующие на оленей в лесах и прериях до сих пор пребывают в неведении по поводу того - кому они обязаны своим многотысячелетним ничегонеделанием. Попробуй им скажи, что Закон не выполнялся ни одного дня. Что старейшины только и делают, что суют свою морду в людские дела. Что они уже давно живут среди людей, 'очеловечились', и вообще давно предпочитают не парить над гладью моря, а жить во вполне комфортных условиях, с туалетом, водой из виадука, разнообразной вкусной едой и красивой одеждой. И не дай боже узнать всей этой массе простых драконов, что им НРАВИТСЯ вершить людские судьбы! Что нет большего наслаждения, чем видеть, как по твоей воле возникают и исчезают огромные государства, полные сотен тысяч и миллионов людей, как рушатся и возносятся наверх судьбы отдельных личностей, через которых можно управлять этим скопищем двуногих тварей, гордо именующих себя разумными людьми.
  Председатель прервал паузу, которая в человеческом обществе показалась бы странной, неприличной, и продолжил:
  - У нас имеются сведения, что один или несколько драконов, не входящих в Совет, живут в человеческом обществе, вмешиваются в дела людей - притом на самом высшем уровне. Более того - рядом с этим драконом или группой людей находится человек, который владеет знаниями, могущими перевернуть жизнь людей, увести их от праведного пути, и приняв эти знания, люди будут угрожать жизни, и самому существованию драконьего рода. Вот тема, обсуждению которой мы и посвятим сегодня наш внеочередной сбор.
  Председатель тяжело опустился на каменную плиту высокого помоста, возвышающегося над полом пещеры на высоту драконьего роста - место для произношения речей - и мысленно выругался, перекрыв каналы мыслесвязи: сейчас бы он великолепно чувствовал себя в человеческом теле. Легко, уютно. А вынужден пребывать в многотонной туше, носить которую отказываются его древние ноги и крылья. Давненько он уже не был в своём родовом теле. Обычно - или человеческое, или птица. И летать легко, и жить приятно.
   Усмехнулся - вот бы узнали о его мыслях соратники! Как бы они отреагировали? Заклеймили позором отступника? Честно говоря, он подозревал, а иногда и знал, что у его коллег, таких же древних монстров как и он, со стотысячелетней жизнью, те же самые проблемы. Вот только признаться друг другу они не могут. Драконы сами по себе невероятные индивидуалисты, трудно сходящиеся с другими драконами - если только не для зачатия - а тут ещё такие интимные размышления. Нет, исключено. Никто и никогда не признается, что ему надоело жить в драконьем теле и как диким зверям охотиться за свой добычей.
  Интересно было бы проследить за тем, как проводят время остальные члены Совета - можно поставить свою жизнь против чешуйки старой драконницы, что они болтаются где-нибудь в тёпленьких местечках возле людей и прожигают жизнь по образу и подобию презираемых ими людишек.
  Драконы помолчали, затем старая драконица, которая была старшей в совете, и похоже старше даже Председателя, сказала:
  - Ты нагнетаешь атмосферу страха. Никто и никогда не смог противиться воле драконов. Ты же утверждаешь, что вся наша жизнь висит на волоске. Вот я и думаю -для чего это тебе нужно? Что ты хочешь?
  - Я что хочу? Да ты заигралась в человека, Натороканта! Тебе всё время мерещатся заговоры, интриги! Я лишь хочу, чтобы всё оставалось по прежнему, как было!
  - Я заигралась? - насмешливо хмыкнула старая драконица - а не ты ли? Ты уже забыл, когда надевал своё родовое тело! Я что, не знаю, что ли? Вечно строишь козни людям и манипулируешь правителями! Тебе ли упрекать меня?
  'Старая сволочь! Откуда она знает?! И ЧТО она знает?!' - подумал Даранаяс, но для всеуслышания, как можно любезнее, сказал:
  - Давайте не будем сводить счёты, когда касается такого важного дела...
  - Важного?! - снова фыркнула Натороканта - это для тебя важного! А мне, в Островном государстве, плевать, что происходит в твоём провинциальном Балроне! Мне нет дела до него! И считаю, что нечего было тащить меня сюда! Только моя любовь к порядку, к традициям, заставила меня прилететь на этот брошенный богом остров в затхлую пещеру Совета! И ведь знала - ничего хорошего ты созвать не можешь! Я была против, когда тебя избирали. Ты не можешь сам решить даже такую простую проблему - найти какого-то там нарушителя Договора и человечишку, изобретшего какую-нибудь чепуху. Не можешь сам устранить проблему, не хватает ума, и ты вытащил всех старейшин, чтобы показать свою несостоятельность, как Председателя! Нееет...следующий выборный совет, через пятьсот лет, я буду настаивать на смене Председателя. Я не вижу, чтобы ты мог и дальше эффективно возглавлять Совет. Какие-то истерики, запугивание, наведение тени на очевидные вещи. Я очень, очень разочарована в нашем председателе, старейшины.
  Драконица замолчала, а Даранаяс, кипя от злости, нарочито спокойно сказал:
  - Ещё будут мнения? Или вы хотя бы поинтересуетесь, ЧТО именно изобрёл этот, как выразилась наша самая СТАРАЯ старейшина? Даранаяс специально выделил слово 'старая', чтобы уколоть драконицу, намекнув, что она впала в маразм от старости. Но никто, даже она сама не повёлся на провокацию. Драконы молчали, и от них исходила волна равнодушия и скуки. Даранаяс сразу остыл, и ещё более спокойно, добавил:
  - Хорошо. Если Натороканта выразила всеобщее мнение, то я ставлю на голосование один вопрос: 'Даёт ли Совет полномочия Председателю Даранаясу на то, чтобы по своему разумению устранить проблему с человеком, угрожающим существованию рода драконов, а также - найти и покарать по своему разумению дракона, нарушившего Договор о невмешательстве в дела людей без разрешения Совета старейшин'. Начинаем голосование, кто за разрешение?
  - Один...два...пять...
  - Скоро этот Председатель будет ставить на голосование - раздавить ли ему насекомое на своём брюхе, или нет! - злобно проворчала старая дракониха, но тоже подняла головной гребень в знак согласия на дачу полномочий. Ей хотелось скорее убраться из этой дыры и залечь в благоуханную ванну в королевском дворце островной империи, где она играла роль не кого-то, а Королевы.
  - Итак, Совет единогласно принял решение. Если больше вопросов нет - Совет окончен. Уважаемые старейшины - запомните это решение и передайте его вашим преемникам - произнёс Даранаяс старинную формулу окончания голосования. Старейшины могут покинуть пещеру Совета - до следующей встречи!
  Драконы медленно потянулись к выходу по длинному тоннелю, который потом будет запечатан Председателем.
  Через пятнадцать минут в пещере остались только двое - Даранаяс, и его приятель Хевессанор, с которым они вместе выросли и который был заместителем Председателя и мог созывать Сбор Старейшин и ставить на нём вопросы, если Председатель отсутствовал и его не могли найти. Правда такое трудно было даже представить - но закон есть есть закон - положено так, издревле. Совет не должен оставаться без главы ни секунды. Не мы эти законы утверждали, не нам их отменять - так думали драконы, самые консервативные существа в этом мире, а может и в других мирах тоже.
  Приятели выждали минут пятнадцать с того момента, пока не исчез последний дракон, затем Хевессанор радостно засмеялся:
  - Ты гений интриги! Как ловко всё обстряпал! Фактически ты получил полномочия на открытое вмешательство в человеческую жизнь, и ни одна сволочь не догадалась! Спасибо тому человечку, спасибо неизвестному дракону. Они нам помогли. Теперь можешь развлекаться без оглядки на Совет - разрешение у тебя есть. Может ты сам возглавишь эту страну? А что - будешь императором. Хватит уже сидеть в тени. Хватит драконам прятаться, как крысы, по тёмным углам!
  - Не забывай - буркнул довольный похвалой Даранаяс - есть ещё сотни простых драконов, которые считают, что мы только и думаем, как соблюсти закон. Не нужно засвечиваться, не нужно, чтобы знали, что мы занимаемся тем, чем занимаемся - пусть всё идёт так, как нужно. Я и из тени сделаю всё, что нам нужно. Кстати - люди очень размножились, ты не находишь? Пора слегка уменшить их количество. Что-то давно не было хорошей войны. На юге засел этот Гортас, надо бы ему помочь. Пусть он станет императором...в обмен на лояльность некому обществу 'Чёрных плащей'. Вот как мы назовёмся. Якобы есть такое общество людей-колдунов, и оно будет ему помогать. Будем рядом с ним, станем направлять его помыслы. Будет много, очень много крови...
  - А что с тем человечком? Что с драконом-отступником?
  - Сейчас сезон дождей - у меня нет желания летать в Балроне под струями воды. Отправляемся на Юг, где сейчас посуше и хоть иногда выглядывает солнце, будем разговаривать с Гортасом, а как только дожди закончатся - вернёмся назад и растопчем этого поганца с его изобретениями. А отступника найдём - как ты помнишь, он изображал мёртвого императора...вот тут и таится какая-то интрига, и я хочу её разгадать. Но потом. Сейчас главное Гортас. Он должен идти на Балрон! Он должен взять трон. И мы должны сделать так, чтобы с ним ничего не случилось. У меня есть основания думать, что его попытаются убить. Это же напрашивается само собой - если есть дракон-отступник, участвующий в интригах, то что ему стоит полететь к Гортасу и нормально оторвать тому голову? Я бы так и сделал.
  - А кто тебе мешает оторвать голову этому человечку? - задумчиво спросил Хевессанор - войти во дворец, и рраз! Готово.
  - Фу! Вульгарно. И неинтересно. Притом - зачем? Пусть он делает то, что делает. Мы успеем с ним покончить, и выберем момент тогда, когда он не ждёт. Пусть люди как следует покрошат друг друга, уменьшат поголовье...ну а там и мы вмешаемся.
  - Всё интриги строишь - с сомнением покачал головой Хевессанор - а как же его изобретения? Угрожающие драконам и такие потрясающие мир?
  - Да ладно тебе смеяться. Первый раз, что ли? Никто и не вспомнит этого изобретателя, когда он исчезнет. А в то, что он может сделать что-то, что РЕАЛЬНО может повредить драконам - я не верю. Это было сказано так, для этих дураков. Всё, давай-ка, полетели. Я что-то проголодался, а нам ещё нужно лететь и лететь, да ещё под этим демоновым дождём. Бррр! Как я ненавижу дождь! Говорят, что наши предки вышли из морской пучины - бред, враньё и наговор! Ненавижу воду.
  Драконы выползли из пещеры, упёрлись в огромный круглый камень с три человеческих роста высотой, и перекатили его к дыре, закупорив её как пробкой. Потом Даранаяс выпустил долгую струю пламени, оплавившей край скалы и край камня, соединив их в единое целое. Пещера была запечатана.
  Неожиданно Хевессанор спросил:
  - А почему мы тогда не поддержим этого человечка? Зачем нам Гортас? Честно сказать, я слышал, что человек-то он гадкий, подонок, одним словом. Так же можем устроить бойню - уничтожив войско Гортаса!
  - Во-первых САМИ мы ничего уничтожать не будем - открыто. Одно дело под прикрытием ночи сжечь домишко вместе с его хозяином, а другое - целое войско. А во-вторых - против нас играет неизвестный дракон, аура которого не походит ни на одну знакомую ауру. Это не член Совета. И мне интересно - как он будет нам противостоять! Там дракон, и тут драконы, там армия, и тут армия. И...началась резня! Это будет забавно.
  - Хмм...ты всё забавляешься - хмыкнул приятель - уже десятки тысяч лет строишь интриги и сталкиваешь людей лбами. Не надоело?
  - Глупец! Это единственное, ради чего стоит жить -интрига, власть над живыми существами! Иначе - что остаётся? Животное существование? Жрать, пить, совокупляться подобно этим тварям, именующим себя людьми? Это не для драконов. Это удел животных. Это не для меня.
  Через минуту со скалы, нависающей над бушующим морем, сорвались две большие морские птицы, и понеслись на юг, рассекая воздух и струи дождя своими мощными крыльями. Они не отличались от других таких птиц, но горе тому хищнику, который попытался бы встать на их пути, и горе всем, кто соберётся помешать их полёту...

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"