Щепетнов Евгений Владимирович: другие произведения.

Монах-4 глава 4

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa

  Глава 4
  Секретарь подал графу Гегайло футляр, запечатанный печатью императрицы. Граф, полный мужчина лет сорока, с глазами навыкате и широким жирным лбом, посмотрел на этот футляр, будто в нём могла лежать ядовитая змея.
  - Что это? Откуда? - воззрился он на секретаря Жасиора, человека лет тридцати, шестого сына мелкого чиновника Управы, работавшего у графа второй год - ты где это взял?
  - У посыльного, господин граф - секретарь склонился в поклоне, усмехаясь себе в усы. Интересно было посмотреть, как у графа, наглого и самодовольного типа трясутся поджилки при виде имперской печати.
  - Какого посыльного, болван?! - вспылил граф, стукнув кулаком по столу - ты можешь объяснить как следует?! Какого демона ты паясничаешь?
  - Простите, господин граф! - ещё ниже согнулся секретарь - и мысли не было паясничать! Приехал посыльный на коне, передал привратнику грамоту, сказал, что это письмо Императрицы, и всё - ускакал! Я не знаю, что это такое. Оно запечатано личной печатью императрицы. Это всё, что я знаю!
  - Распечатывай - приказал граф, глодая ножку фазана, запечённого под сильванским соусом с яблоками - читай, только почётче, я стал что-то плохо слышать. (Жир тебя душит, гадина ты эдакая! - подумал секретарь - а жалованье зажимаешь, гнида обжорская!)
  Мужчина сломал печать, и достал из футляра свёрнутый в трубочку листок бумаги. Она была непривычно белой - говорили, что советник императрицы наладил производство такой бумаги, отличающейся от старой, коричневатой, похожей на кожу. Эта приятно похрустывала и была на порядок выше качеством, чем прежняя.
  - Читай, читай быстрее! - потребовал граф, и даже отложил на время фазанье крылышко, которое собирался положить в рот.
  - Господин граф! - нараспев начал секретарь - Я, Императрица Антана, приветствую вас, своего верного подданного. В это непростое время, я уверена, каждый человек в империи думает о том, как помочь родной стране преодолеть трудности, связанные с тем, что мятежники пытаются начать братоубийственную войну. Как известно, победить в войне без армии невозможно, а на неё нужны средства. А где взять средства, если некоторые подданные забывают вовремя заплатить налоги? Уверена, что вы просто забыли выплатить свой долг казне, размером в семьсот восемьдесят тысяч золотых. Кроме того, как верноподданный, уверена, вы не откажете казне в небольшом займе, размером в десять миллионов золотых..
  - Сколько?! - прервал секретаря граф, вытаращив свои рачьи глаза так, что они чуть не выпали на стол
  - Десять миллионов золотых - равнодушно повторил секретарь, и продолжил - как мне известно, вы располагаете такой суммой. Только лишь недавно вы забрали из имперского банка двенадцать миллионов золотых, мотивируя это желанием прикупить новое поместье и земли. Уверена, вы поможете империи в такое непростое время, и ссудите короне деньги под полпроцента годовых. Жду вашего письма с датой и временем передачи денег в казначейство, с учётом задолженности по налогам.
  Императрица Балрона Антана, дата, подпись.
  - Это что такое?! Это грабёж! - яростно крикнул граф, и не успел затихнуть его крик, как в двери появился мажордом:
  - Господин граф! Здесь к вам граф Хаденор! Что ему сказать, вы его примете?
  - Болван! Конечно! Давай его сюда!
  Минут десять граф Гегайло яростно расхаживал из угла в угол, плюясь и ругаясь всеми чёрными словами, что знал, потом уселся и стал ждать гостя, сцепив руки в замок так, что его толстые, как сосиски пальцы побелели.
  Граф Хаденор, высокий, импозантный мужчина лет пятидесяти появился в дверях, держа в руках футляр, похожий на тот, что получил Гегайло. Он был хмур, сосредоточен и молчалив более обыкновенного. Без лишних слов и околичностей, он кивнул на стол Гегайло, где лежало такое же письмо, и спросил:
  - Что думаете по этому поводу? Сколько она вам выставила?
  - Десять. А вам?
  - Тринадцать.
  - Ну да, вы же побогаче меня. А забрали из банка, наверное, пятнадцать? - усмехнулся толстяк - всегда считал, что держать деньги в банке - всё равно как размахивать ими на перекрёстке дорог - смотрите, сколько у меня есть!
  - А зачем тогда клали на счёт? - пожал плечами Хаденор
  - Ну не дома же хранить! Всегда было надёжно. А как война началась, я так и решил - могут пропасть денежки. И снял. И вы так же сделали, да?
  - Сделал. И не жалею. На кой демон нам поддерживать этих выскочек? Якобы она происходит из семьи герцога Паленского, а он - из графов Ворновых! Лгут, как рыночные торговцы! Слепили документы, и всё! Весь архив в руках императрицы, делай что хочешь. Так что будем делать, Габраил?
  - Сермон, уважаемый, я только что получил это письмо. У меня голова кругом идёт, я не знаю что делать! Может вы что-то посоветуете, как я понял, у вас было больше времени, чтобы подумать над посланием. Когда вы его получили?
  - Час назад. Почитал, подумал, и сразу к вам. Послушайте, может она знает, что мы связались с Гортасом? Что его отец был приятелем моего, и учился вместе с вашим в одной школьной группе?
  - Нет. Они выскочки. Им никто ничего не скажет. Императрица и советник не нашего круга. Кстати, слышали - якобы сын императрицы, будущий император, очень похож на советника!
  - Перестаньте. Сколько ему - несколько дней? Три? Четыре дня? Как можно сказать, от кого он? Младенцы все на одно лицо. Хотя...слухи такие ходили. Уж очень этот тупой рубака близок к Антане. Женщины любят вояк...
  - Вам-то это точно известно - криво усмехнулся Гегайло - ходят легенды о ваших победах над дамами, генерал. Замужними, в основном.
  - Перестаньте. Сейчас не до легенд. Итак - запрос императрицы. Что делать?
  - Бежать, конечно. Уехать из города. Немедленно. Поехать в дальнее поместье, ближе к югу, и ждать Гортаса. Взять сильную охрану, погрузить золото, и в путь.
  - Всё золото?! Вы представляете, сколько оно весит? - хмыкнул Хаденор - вы же не сможете взять всё! Вам понадобится караван из десяти возов! А мне из двенадцати. И охрана. Я только из хранилища банка возил их несколько дней. Кстати - у вас задолженность по налогам есть?
  - А у вас?
  - Девятьсот тысяч. За несколько лет.
  - А чего не платили?
  - А вы? Чего глупые вопросы задаёте?
  - Успокойтесь, Хаденор, мы с вами сидим на одном стуле. Платить, конечно, глупо - завтра Гортас придёт, а мы деньги отдадим этой курице! И её петуху! Уезжать надо. Деньги спрятать в поместье, а с собой забрать то, что уместится в одной повозке. Уверен, у вас есть тайник, который найдёте только вы. И у меня есть. Так что даже если заберутся в дом, ничего не найдут. Впрочем - здесь оставим сильную охрану, и всё будет нормально. Мы двое самые богатые люди в этой империи, или одни из самых богатых, скажем так. Чего нам бояться эту выскочку? У нас сильная охрана, наёмники, плюс наши гвардейцы, которые не чета рохлям Антаны. Если что - пробьёмся!
  - Уверены? Говорят, что гвардия императрицы в последнее время стала гораздо более боеспособной. А ещё - этот самый спецназ, как его называют. Вырядились в странную форму, как грязную, всю в пятнах, и бегают, палят из этих штук - ружья называются. Не опасно будет выезжать?
  - Демоны! Что, горите желание вывалить ей тринадцать миллионов? Пока за нас не взялись - бежать надо! И прямо сейчас, в ночь! Иначе поздно будет. Вы как хотите, а я уже собираюсь - Гегайло посмотрел на Хаденора, и вдруг за его спиной увидел небольшую чёрную кошку. Она как будто улыбалась, глядя на графа, и в её глазах ему привиделся демонический блеск.
  - Откуда здесь эта тварь?! - яростно крикнул Гегайло, и будто несчастная кошечка была виновата в его бедах, изо всей силы кинул в неё фарфоровой чашкой с остатками чая.
  Конечно, не попал, и только лишь забрызгал тёмной жидкостью рукав камзола Хаденора. Пока извинялся, пока искал глазами кошку - та уже куда-то исчезла.
  - В общем, Хаденор, я выезжаю. Что касается этих ружей - чушь собачья! У меня пятьдесят лучников, да пятьсот солдат в полном вооружении! И здесь остаётся двести человек. Пусть попробуют взять!
  Караван был готов через три часа. Доверенные слуги долго перетаскивали мешки из потайной комнаты в тоннеле под домом, следя за тем, чтобы никто не увидел, где она находится. Затем граф собственноручно запер потайные двери хитрыми замками, подобрать отмычку к которым было невозможно. Его домашние уже сидели в карете - старший сын, с вечно недовольным плаксивым лицом, похожий на отца как две капли воды, дочь, еле влезшая в очередное парчовое платье и жена, надменно взирающая на своего мужа, менее родовитого, чем она. Она его всегда презирала.
  После того, как Гегайло взгромоздился в карету, заскрипевшую под его немалым весом, караван двинулся из открытых ворот. Управляющий поместьем остался стоять у ворот, провожая хозяина, а гвардия Гегайло и наёмники, закованные в броню, ощетинившиеся клинками разнообразного первоклассного оружия, обступили карету живой, закованной в железо толпой, расталкивая случайных прохожих и нещадно хлеща плетьми куда попало. А попадало так, что некоторые падали, сбитые с ног ударом тяжёлой плети с вплетёнными в неё свинцовыми шариками.
  Вечерние улицы были свободны В последнее время деловая жизнь столицы затихла, уснула, в ожидании перемен и грядущей войны. Дождь, как будто напугавшись грозного вида отряда графа, заполонившего всю улицу от стены до стены, тоже притих, и даже ветер не колыхал поверхность больших луж и намокшие плюмажи шляп челяди графа.
  До городских ворот они добрались за час - отряд шёл небыстро, да и огромная лакированная чёрным лаком карета шла медленно, влекомая четвёркой лошадей. Кроме того - три воза с деньгами, окружённые охранниками в блестящей броне, непробиваемой даже стрелой, не располагали к бодрой скачке.
  Граф прикинул, что до первого поместья они доберутся к утру - дорога от столицы до поместья была булыжной, так что особых хлопот не предвидится.
  Поместье большое, окружённое мощными стенами, можно сказать даже крепость, так что взять там графа будет очень трудно, особенно с его войском. Оттуда он разошлёт гонцов по остальным своим поместьям, и скоро соберёт войско, сравнимое даже с императорским. Денег у него хватает, оружия тоже. Несмотря на свой смешной облик, граф совсем даже не был дураком. Наоборот - он обладал трезвой головой и ясным умом, не зря в первую очередь Хаденор бросился именно к нему. Гегайло умел в определённый момент выбрать правильное решение.
  Неожиданно отряд остановился. Гегайло открыл дверцу карету и покричал своего секретаря. Жасиор выслушал приказание, пришпорил коня и поскакал в голову колонны, узнать, что там случилось. Через несколько минут вернулся со слегка растерянным видом:
  - Господин граф! Ворота закрыты! Стражник сказал, что у него есть приказ не выпускать вас из города.
  - Чтооо?! Это как понимать?! Да я их...я их...в порошок сотру! Я их уничтожу!
  - Габраил, мне всё это не нравится - слегка гнусаво сказала графиня - чувствую, это неспроста. Не спеши. Выясни, в чём дело. Как бы беды не было...
  - Думаешь, они закрыли ворота в связи с письмом? - нахмурился Гегайло - впрочем, я сейчас узнаю.
  Пыхтя, как паровоз, Гегайло вывалился из кареты, и мимо строя своих латников пошёл к воротам. Перед опущенной стальной решёткой стоял парень в солдатской одежде с алебардой, разговаривающий с какой-то красивой рыжеволосой девушкой. Они увлеклись разговором, смеялись, и обращали на Гегайло и отряд латников внимания меньше, чем на муравейник.
  Граф, кипя от злости подошёл к парочке и только тут заметил, что парень был одноглазым - вместо одного из глаз была чёрная повязка, а на виске шрам, как будто через глазницу что-то прошло и вышло через висок.
  Парень мельком глянул на подошедшего графа, которого сопровождали секретарь и командир графской стражи, сорокалетний мужчина с жёстким, угловатым лицом и прищуренными, как у кота глазами, и снова отвернулся к собеседнице, звонко рассмеявшейся на какие-то слова парня. И только когда Гегайло рявкнул, повернулся, и выжидательно уставился в лицо графа:
  - Вы граф Гегайло? Замечательно. И вы спрашиваете, почему ворота закрыты, и какого хрена вас не выпускают? Отлично. Вы тот, кто нужен. У меня грамота, которую я обязан вам отдать, предварительно прочитав во всеуслышание.
  - А кто ты такой? - презрительно спросил граф, мучительно вспоминая, где он видел этого наглеца.
  - Я Зоран, секретарь Первого Советника Императрицы - спокойно ответил парень, и граф, наконец-то вспомнил - да! Этот наглец всегда был рядом с советником. И девицу он где-то видел, но где - неизвестно.
  - Так вы готовы выслушать указ императрицы, господин граф? Он касается персонально вас.
  - Читай, а потом открывай ворота, иначе мы их сами откроем - прорычал граф - хамы! Наглецы! Пороть вас надо, твари безродные!
  - Я, Импаратрица Бларона милостью Божьей, Антана, объявляю:
  Граф Негайло, который, вопреки моей воле, попытался скрыться и лишить короны принадлежащих ей денег в виде укрытых от нас налогов, а также, будучи уличён в связях с бунтовщиком и богоотступником Гортасом, объявляется государственным преступником и подлежит императорскому суду.
  Имущество графа Негайло и его состояние конфискуется в пользу империи, а сам он будет препровождён во дворец для решения его судьбы.
   Всякий, кто осмелится оказать ему помощь, материальную или военную, также объявляется государственными преступником, и подлежит наказанию в соответствии с законами Балрона.
  Императрица Антана, сего года, сего числа, четырёх часов пополудни, императорская резиденция.
  - Вот, господин граф, получите указ. Вопросы есть? Сами сдадитесь, или же нужно прибегать к силе? - наглое лицо парня светилось довольством, он как будто не видел стоящих против него нескольких сотен тяжеловооружённых солдат и ему нравилось играть с судьбой.
  - К силе? - ошеломлёно спросил Гегайло - К СИЛЕ?! Он завопил так громко, что вспугнул птиц, клевавших лошадиное дерьмо немного поодаль, на дороге, возле серо-жёлтой лужи с грязной водой, перемешанной с лошадиной мочой.
  - Ты что, идиот?! Открывай ворота, одноглазая помесь свиньи и петуха! Иначе мы их сейчас сами откроем! А тебя повесим на этих самых воротах, дебил!
  - Господин граф, это же бунт, бунт против короны - громко и чётко произнёс парень - я же зачитал и передал вам указ нашей императрицы, да продлит Господь её дни!
  - Императрицы?! Этой смазливой шлюхи? - завопил Гегайло, совсем потеряв разум от ярости - да пошла она...! Грабить взялась?! Как разбойница?! Да она медяка от меня не получит, медяка, ломаного и тёртого! Рийтер, открыть ворота! А этого придурка повесить на них!
  Короткая команда, и двое латников бросились к Зорану. Не успели они добежать, как прогремел гром, и оба упали на землю, как подкошенные, и под ними начала образовываться красная лужа.
  Гейгало побледнел и рысью побежал назад, за прикрытие из своих солдат. Они образовали каре, выстроившись боевым порядком - привратная площадь это позволяла - и начали двигаться к воротам короткими приставными шагами, прикрывшись окованными железом щитами. Позади закованных в сталь латников выстроились несколько десятков лучников с наложенными на тетиву стрелами - благо что дождь ненадолго отступил, и тетивы оставались сухими, пригодными для стрельбы.
  Внезапно откуда-то выскочил большой отряд солдат в странной форме, покрытой разводьями, пятнами, будто бойцы недавно валялись в грязных лужах. Они заняли позицию перед воротами. Передний ряд бойцов держал огромные квадратные щиты, упёртые нижним краем в землю под углом в сорок пять градусов. Невысоко над землёй в щитах были сделаны прорези, в которые бойцы высунули непонятные сдвоенные трубки. Кроме того, такие же солдаты появились на крепостной стене, и тоже держали трубки, укрепленные на деревянной ложе. Эти штуки чем-то напоминали арбалеты, но на ложе не было стального лука.
   Рийтар помедлил, засомневавшись, но потом подал команду на атаку:
  - Лучники - стрельба по моей команде! Первый взвод - бегом в атаку и захватывать механизм подъёма ворот! Начали!
  Стая стрел с убийственной точностью вылетела с луков наёмников и с огромной, кажущейся невероятной, силой вонзилась туда, куда они метили - в ноги, руки, в части тела, случайно выглянувшие из-под щитов противника. Остальные стрелы воткнулись в странные щиты, завязнув в них, мелко дрожа, будто боясь того, что сейчас могли бы наделать.
  На крепостной стене не было ни одного раненого. Бойцы прикрылись зубцами, а кроме того, у них тоже были щиты, подобные тем, за которыми прикрывался отряд внизу. Стрелять из луков наверх было гораздо сложнее, точность была меньше.
  Всех вместе бойцов, противостоящих пяти сотням наёмникам Гейгало, было около двухсот человек, потому Рийтар и решился на эту атаку. Весь его воинский опыт говорил о том, что перевес на его стороне. Но он просчитался.
  Ответный залп был ошеломляющим. Пули со стальными сердечниками из нарезных двуствольных штуцеров буквально вынесли первые ряды нападающих. Промазать было невозможно - в тесном строю атакующие латники бежали друг за другом, и тяжеленные пули, пробив, как картонные, латы нападавших, прошили их тела, а на излёте, ранили или убили тех, кто бежал следом. Второй залп прозвучал через секунду после первого, затем наступила тишина, которую нарушали лишь стоны и крики раненых, да звон гильз, выброшенных эжектором штуцеров на мостовую.
  Те, кто сидел на крепостной стене, были вооружены не штуцерами, а длинноствольными винтовками, партия которых сдана буквально на днях.
  Их было шестьдесят человек, самых умелых стрелков, выделенных их общей массы рекрутов после длительных, изнуряющих тренировок с ружьями. С ними они отстреляли не менее тысячи патрон каждый. На овладение новым оружием, винтовками, у них ушло дня два, потому Фёдор очень волновался, как они покажут себя в снайперской стрельбе. Для короткоствольных штуцеров дальность была неважна - главное большой калибр и скорострельность. По толпе невозможно промахнуться, а вот снайперы с винтовками должны были быть очень умелыми.
  Да, часть стрелков всё-таки промахнулось, но большинство попало в цель.
  Половина лучников полегла сразу, остальные получили по стреле и болту из крепостных луков и арбалетов от затаившихся рядом традиционных стрелков, что тоже не было полезно для здоровья. Оставшихся лучников добили снайперы с винтовками. Хотя они и стреляли гораздо медленнее штуцеристов, но их скорости хватало, чтобы перезарядиться раз в несколько секунд - дёрнуть затвор, вогнать патрон, навести - бах! Пуля со стуком пробивает латы, оставляя маленькую дырочку с неровными краями и... всё. Совсем всё. Навсегда.
  Отряд наёмников споткнулся о трупы товарищей, наваленные как дрова, замешкался, и был расстрелян на месте, как стадо куропаток, любопытно поднимающих голову навстречу смерти - откуда же она летит? Пока наёмники сообразили, что единственный выход, это упасть на землю и закрыть затылок руками в знак сдачи в плен, от отряда осталось в живых около ста человек, и те были в основном ранеными.
   Рийтар погиб одним из первых - штуцерная пуля разворотила ему грудь, и сломав грудину, ушла вверх, выйдя через правое плечо, оставив тоннель, через который кровь вылетела за считанные секунды.
  Гейгало, который до начала атаки ушёл назад, туда, где стояла его карета, остался жив, и получил лишь ранение в щёку - шальная пуля ударила в карету, отщепила длинный кусочек лакированного дерева, и тот воткнулся ему в подбородок, как маленькая стрела. Бежать он не успел - улица позади него уже была перекрыта стражей, и Гейгало оставалось лишь трястись, как пудинг и ждать своей участи.
  ***
  - Не подранили? - Андрей обернулся к Зорану, спокойно стоявшему у стены с пачкой документов в руке. После того, как парень получил ранение, лишившее его глаза, он стал спокойнее, и как-то...злее, что ли. Раньше он просто лучился светом и весельем, теперь его душу будто подёрнуло пеплом, как на тлеющие угли.
  Андрей мог бы вернуть ему глаз, вылечить, но пока не хотел этого делать. Светить свои способности не хотелось. Потом, когда-нибудь. Да и времени не было. Растить глаз - это не кровь остановить. Процесс сложный и длительный.
  - Нормально. Мы сразу нырнули за будку привратников, так что до нас ни одна стрела не долетела. Ох, и месиво же там получилось! Я думал, госпожа Шанти испугается крови, а она молодец, даже не вздрогнула - Зоран с любовью посмотрел на драконицу, и Андрей слегка нахмурился - этого ещё не хватало! Влюбиться в драконицу, которая не может ответить тебе тем же - это ли не трагедия? Зоран не знал, что Шанти не человек. Для него она была яркой красоткой с огненными волосами, мечтой мужчин.
  - Записали, что говорил Гегайло?
  - Всё, до слова. Судья подписал. Свидетели тоже. Они прятались на стене.
  - Перепугались?
  - А то ж...судья чуть под себя не наделал от страха, когда засвистели стрелы - это мне ребята со стены рассказали. Но всё оформил как надо, так что для суда всё готово. Там вас дожидается Патриарх, позвать его? Вы назначили ему на полдень. Похоже, что он кипит от злости - обед - дело святое. Гораздо святее, чем молитва. А вы его лишили обеда.
  - Ничего. Иногда надо отказаться от яств в пользу бедных, попоститься - безжалостно отрезал Андрей - пусть посидит, ему полезно. Спесь сойдёт. Что там с Гегайло? Остальные деньги? Сопротивления в особняке не было?
  - Нет. Мы доставили его туда, к воротам, и он приказал открыть их. Потайную комнату вскрыли, деньги перевезли в хранилище банка, оформили поступление на счёт казны. Оформляем документы на переход права собственности всего его имущества.
  - А семью куда? Жена, дети?
  - А не всё ли равно? - равнодушно пожал плечами парень - уехали куда-то, к родне своей. Она же из знатного рода, супруга его. Только матерится, как сапожник. Нас материть боится, а мужа крыла так, что уши в трубочку сворачивались. Злостная баба.
  - Сколько поступило в казну от Гегайло?
  -Шестнадцать миллионов триста восемьдесят три тысяч двести три золотых, и...серебро надо упоминать?
  - Нет. Медяки тоже. Неплохо, неплохо. Но мало. Надо гораздо больше. Что там со вторым магнатом?
  - Граф Хаденор заперся в своём особняке, и держит оборону. Выходить отказывается. Есть сведения - Зоран посмотрел на Шанти - Хаденор хвалится, что досидит в своей крепости до прихода Гортаса. У него там большие запасы еды, воды, кроме того, к дому подходит виадук с чистой проточной водой. Поместье большое, и в нём не менее тысячи человек охраны. Мы блокировали его со всех сторон, но не штурмуем, ждём вашего указания. Генерал Гнатьев сейчас там, осматривает позиции, готовится к атаке. Спрашивал у вас - когда начать.
  Андрей недолго подумал, и сообщил:
  - Атаку запрещаю. Займите позиции вокруг поместья, на высоких домах. Если таких рядом нет, постройте вышки на таком расстоянии, чтобы до вышек не мог добить ни один лук или арбалет. Посадите там снайперов с винтовками, самых лучших. Пусть палят во всё, что шевелится. Не давайте им жизни. Пусть стреляют по окнам, по лошадям, по всему, что там есть. Отсоедините их виадук. Разрушьте его. Поставьте баллисты, и забрасывайте в поместье дохлых собак, кошек - всю дохлятину, что найдёте.
  - А трупы бродяг можно? - счастливо спросил Зоран, поблёскивая здоровым глазом
  - Нет. Они не заслужили. А вот трупы наёмников, выступивших против короны - все туда. Пусть они будут вместе - мёртвые бунтовщики и живые. Стены крепкие?
  - Крепкие. Высота десять метров, на стенах охранники, лучники. Укрыты за щитами и зубцами. Это настоящая крепость, по типу императорского дворца. Выкурить оттуда их будет сложно.
  - Ничего. Как вонять начнёт, так быстро повылезут. Время от времени бросайте туда листовки с предложением сдаться. Обещайте наёмникам жизнь и свободу. Что с остальными должниками? Есть подвижки?
  - Пока мало - признался Зоран - пока что пришли в банк и сдали требуемое лишь процентов пять от тех, кто должен. Всех переписали. Добавилось три миллиона пятьсот шестьдесят тысяч золотых. Мелкие держатели счетов. Остальные думают.
  - Готовьте казнь Гейгало. На центральной рыночной площади, сегодня, в четыре часа пополудни. Там эшафот уже есть, как я знаю.
  - Способ казни? Голову рубим, или вешаем? Вешают обычно воров и грабителей, благородным рубят голову.
  - Какой, к демонам, он благородный? Предатель! - отрезал Андрей - в петлю его! А потом насадить тело на кол, и пусть стоит на площади. Прицепить табличку: 'Граф Гейгало, клятвопреступник и вор! Так будет со всеми с предателями и ворами' Тогда и посмотрим, как понесут деньги в банк. На воротах усилили пропускной режим?
  - Да. Прежнюю стражу сняли, теперь только спецназ. Проверяют все фургоны, вскрывают мешки. Пропускают только простой люд, благородных заворачивают назад. Уже было два инцидента - благородные попытались напасть на охранника у ворот, чтобы заставить его пропустить наружу. Оба застрелены на месте, как вы и сказали.
  - А как определяете - благородные они, или нет? - усмехнулся Андрей
  - Да гонор-то куда спрячешь? - ухмыльнулся Зоран - у наших людей глаз намётанный. Ну - может кто-то и проскочил, но только без золота, это точно. Золото всё в городе.
  - Отлично. Что с мастеровыми, механиками?
  - Везём! Собрали, откуда могли - теперь отправились в северные провинции. Забираем с семьями, с инструментом, со всем скарбом, и сюда.
  - Поаккуратнее с ними. Народ творческий, не любит грубости. Дома для них построили?
  - Днём и ночью строят. Бараки, вы так их назвали?
  - Пока бараки - поморщился Андрей - потом те, кто захочет, останутся здесь навсегда. Дадим им настоящие дома. А сейчас пусть живут в бараках. Обеспечьте доставку воды, еды. Постройте вокруг несколько трактиров. Но без крепкого спиртного! Только пиво, и то слабое. Проверю, узнаю, что торгуют вином - управляющего повешу.
  - А вы не совершаете ошибку, господин советник? - осторожно спросил Зоран - не лучше ли обеспечить их и вином, и пивом, и всем, чем захотят? Пусть только оставляют деньги в наших трактирах - деньги и вернутся. Вот вам и ещё источник дохода.
  - Он верно говорит - вмешался молчавший до сих пор Казначей - деньги вернутся назад. Трактиры-то все наши...
  - Нет! - резко сказал советник - никакого вина! Вы не понимаете - слегка смягчился он, глядя на недоумевающие лица своих соратников - вино разрушает людей. Мы больше потеряем, когда те же мастера сопьются, запорют нам детали оружия, и оно в самый ненужный момент откажет. Кстати, Зоран, на вечер собери мне механиков. Будем говорить прямо на заводе. Нужны бумага, карандаши, хорошее освещение. Всех механиков и инженеров, что есть собери. Ещё - мне нужны корабелы. Найти всех, кто занимается постройкой судов, и ко мне. Завтра утром, на десять часов - он взглянул на стол, и помягчел лицом - часы! Наконец-то часы! Грубые, не очень точные, но настоящие часы. Он так страдал здесь без часов. Время встречи здесь можно было назначить только примерно - плюс-минус полчаса, час. Здешний народ никуда не торопился... Один из механиков понял, что нужно советнику и часы были изготовлены в рекордные сроки, всего за неделю. Уровень здешней механики это допускал. Просто до сих пор не было желания сделать что-то подобное. А ещё - не было идеи. Вот, например, стремена. Казалось бы - чего проще стремян? Ну такая простая штука! Однако изобретение этих штук полностью перевернуло военную тактику и привело к усилению роли всадников в военном деле, превращению их в 'танки'.
  - Исполним - синхронно кивнули головой Зоран и Казначей. Если они и не поняли, то выполнят наверняка. В самодержавии есть свои преимущества. Никто не будет тянуть с выполнением приказа, каким бы глупым он не казался - можно и головы лишиться. Увы, в этом случае всё зависит от того, насколько умным окажется самодержец. С умным - страна пойдёт вперёд семимильными шагами. Ну а с глупым...понятно.
  - Вот ещё что - пусть стряпчие подготовят проект указа. По нему - всё винокурение будет только государственным делом. Каждый, кто торгует вином, должен взять лицензию у государства. Все винокурни облагаются налогом в семьдесят процентов с оборота. Если нет желания платить - могут продать казне свои предприятия. Уклоняющиеся от винных налогов будут казнены. И вот ещё что - сделайте указ, по которому все, кто уклоняется от налогов будут подлежать суду и конфискации имущества в размере, тысячекратно превышающем сумму задолженности.
  - Полетят головы, чую я! - усмехнулся Зоран, переглянувшись с Казначеем - народ не привык платить налоги.
  - Добавь - о том, что сборщики налогов, которые будут взимать их с превышением суммы, или же вымогать взятки - будут казнены.
  
  Отпустив Зорана и остальных выполнять кучу отданных распоряжений, Андрей остался вдвоём с Шанти, с насмешливым превосходством поглядывающей на своего друга-брата. Её элегантные сапожки, на которые она сменила сандалии, блестели свежим кремом, а мужской костюм, обрисовывающий крепкие бёдра, был чист, как только что из мастерской портного.
  - Когда успела переодеться?
  - А может я никуда не выходила из дворца? Откуда ты знаешь? - рассмеялась драконица - лежу тут в кроватке, наслаждаюсь покоем...
  - Ладно, ладно - усмехнулся Андрей - а то я не видел, как Зоран на тебя смотрел, когда говорил про полученную информацию. Шпионишь в виде кошки? Уже слухи прошли, что императрица оборачивается кошкой и ходит, подсматривает, подслушивает...
  - Откуда слухи? - нахмурилась Шанти - А! Вспомнила! Эта жирная тварь, Гегайло, видел меня у себя в доме. Увы, придётся осваивать другой образ. Смотрю - у тебя всё крутится, всё бурлит?
  - Бурлит. Кошмар какой-то. Времени так мало, а надо успеть так много... да ладно. Ты расскажи, чего там у тебя?
  - Ну что же...начну с главного. Пираты. У них своя база, где они ремонтируют корабли, потрёпанные в штормах и в драках с купцами. (Кто бы мог подумать! - буркнул Андрей)
  - Хватит ёрничать! Ты же не знаешь, где эта база!
  - И где? В море на острове, да?
  - Да, в море на острове. Да. И я знаю - где. Мало того, я там была. Слетала. Это сто миль на северо-запад. Большой остров, сорок вёрст в длину, и двадцать с чем-то в ширину. Большая бухта, свежая вода, лес - всё, что нужно для жизни. Город с населением тысяч в десять - все, кто обслуживает пиратов. От проституток, до корабельных мастеров. Там пираты отстаиваются, оттуда идут на 'охоту'. У нас в порту они появляются как добропорядочные купцы, под флагами каких-то вымышленных купеческих контор. Все всё знают, но молчат. Начальник порта Грист получает хорошие взятки. Здесь, в порту, корабли пиратов разгружаются людьми Данеро, грузят необходимые припасы, товары, и снова к себе на остров. Например - сейчас у причальной стенки стоят пять пиратских судов, изображающих честных купцов.
  - И морская стража их не трогает?
  - А чего ей их трогать - начальник морской стражи тоже имеет мзду. Так было заведено испокон веков.
  - А что, никто не обращает внимания на то, что там банда головорезов?
  - Они никого не трогают. Ходят себе по берегу, не хулиганят, не дерутся. Почти. Оружие? Оно у всех есть, и у купцов - тоже. Баллисты на носу и корме? У каждого первого купца. Вообще, такое впечатление, что и купцы, бывает, подрабатывают пиратством. Трудно отличить пирата от купца. Или купца от пирата.
  - Предлагаешь захват?
  - Почему нет? Пять отрядов с пистолетами и штуцерами. Снайперы, как ты их называешь, на причале - сбивают всех, кто пытается убрать верёвки, привязывающее к стенке
  - Отдать швартовы это называется - автоматически поправил Андрей.
  - Да мне чихать как это называется. Только захватить эти суда легче лёгкого.
  - Уверена, что это пираты?
  - Медяк ставлю против тысячи золотых. Данеро-то у нас на что?
  - Кстати - как он к тебе относится? Как ты с ним общаешься?
  - Боится. Он же видел меня кошкой. Большой кошкой. Думает, что я колдунья. Это хорошо. Пусть думает. Информацию он поставляет, деньги отдал, всё идёт как надо. Вернёмся к пиратам - ты думаешь захватывать эти корабли, или нет?
  - Думаю. И думаю захватывать все пиратские корабли, что подойдут к причалу. Мы как только эти возьмём, сразу же их отгоним в другой порт, и пока пиратские капитаны сообразят, что исчезают суда неспроста - захватим десяток кораблей.
  - Что будешь делать с пиратскими экипажами?
  - А что с ними...на каторгу. Пусть строят завод. Что у тебя с сетью осведомителей? Или ты так и будешь сама шастать в образе зверей и подслушивать?
  - А что, плохо подслушиваю? Если бы не я - сбежал бы из города этот пузан, и конец всей операции.
  - Ну, положим, я что-то подобное предполагал...и за ними всеми следили...и на воротах мы бы их не выпустили....но вообще - ты молодец. Да. Вовремя предупредила, и получилось красиво. Умница.
  - Ладно. Прощён. В общем, так - бандитов я попугала, подружилась, среди них теперь есть осведомители. Являлась к ним в разных видах, несколько человек пришлось крепко побить. Ничего, выживут. Теперь они тащат мне информацию. И деньги. Я с них деньги вымогаю.
  - Почему-то я и не сомневался, что так будет - вздохнул Андрей - куда тратишь?
  - На тех же осведомителей. Мальчишек, кухарок, проституток. Кстати - девицы очень, очень много знают. В постели клиенты расслабляются и болтают, похваляясь своими подвигами. А девки мне всё рассказывают. Я с ними подружилась. Побила пару-тройку жестоких клиентов, девчёнки ко мне и прониклись.
  - Я смотрю, ты там весь преступный мир терроризируешь...а кем представилась девицам?
  - Долго думала - что же им сказать, кто я такая. Так и не придумала. Прихожу, когда мне захочется, ухожу, когда захочется, появляясь тогда, когда мне надо - кто смотрит за мышами или крысами? Или кошкой - куда она ходит? Они считают меня ведьмой на службе у Данеро.
  - Чисто интересно, а как с позиции твоего племени, ты видишь проституцию? Ну, вот что ты чувствуешь, когда общаешься с этими девушками? Мне просто интересно. Противно тебе, или ты сочувствуешь им?
  - Ничего не чувствую - хмыкнула Шанти - ну хотят они этим заниматься, и ладно. Их дело. У драконов такое просто невозможно. Мы совокупляемся лишь для размножения. Удовольствие можно получить и другим способом -например поедая вкусную пищу. А такое явление, как проституция возможно только у людей. Мне всё равно, в общем. Хотя я и против того, чтобы их обижали - они тоже самки, и если какой-то противный самец норовит причинить им вред - это меня злит. Я его накажу. Вот и всё. Давай к делу, а? У меня встреча через полчаса, а у тебя там патриарх сидит, не забыл? Он сейчас половину бороды сжуёт!
  - Когда узнает, зачем я его позвал, вторую половину сжуёт. Я жду Акодима, он должен присутствовать. Как бы проблем не было.
  - Хочешь ограбить церкви? - понятливо кивнула Шанти - а что, великолепная задумка. Разжирели они, раздобрели. Вера в бога в душе, а не в золотых побрякушках. Можно бы и поделиться с государством частью сокровищ. В общем так - я отправила купцов, снабдив их своим товаром - на разведку к Гортасу. Дороги ужасные, тащиться они будут долго, но через месяц-полтора, надеюсь, мы кое-что узнаем от наших торговых шпионов. Можно было бы туда слетать, конечно, но не хочется бросать дела здесь. Я неплохо всё наладила, но нужно держать все нити в руках.
  - Я как раз хотел с тобой об этом поговорить. Я хочу, чтобы ты полетела к Гортасу и попыталась его убить.
  - Оп-па! Интересно. С тобой полететь?
  - Я не могу оставить дела. Мне нужно держать на контроле строительство оружейного завода. Плюс - добыча денег. Их ещё мало. Придётся тебе. Если бы удалось убрать Гортаса - мятеж бы задохнулся в зародыше. Они бы все там передрались, и тогда можно было бы вздохнуть посвободнее. Понимаешь? Армия недостаточно обучена, и я боюсь, что пушки к нужному сроку не будут готовы. Одними ружьями воевать будет труднее.
  - А моё дело? Тут как?
  - Я думал над этим. Знаешь, что предлагаю - возьми себе в помощницы Олру. Она умная, хитрая, и самое главное - полностью мне лояльна. Ей можно доверять. Сейчас она живёт во дворце, после родов уже окрепла, так что может работать. И она тоже занимается тайными делами для меня - работает с знатью. Узнаёт их настроения, интригует, втирается в доверие. Возьми её в заместители, если ты не против, конечно.
  - А как я ей представлюсь? Кто я?
  - Так и представься - Шанти, моё доверенное лицо, Глава тайной службы. А я сам с ней поговорю. Передай ей нити, те, что считаешь возможными передать, и отправляйся к Гортасу. Только, сестричка, осторожнее, пожалуйста, ладно?
  - Ты будешь расстроен, если меня убьют? - усмехнулась Шанти
  - Не то слово! Мы с Антой будем рыдать до конца своей жизни.
  - Врёшь, что до конца. Но - наверное всё-таки поплачете - ухмыльнулась Шанти - впрочем - я не дам вам такой возможности. Меня невозможно убить. Я непобедима!
  - Болтушка ты - рассмеялся Андрей - помни о тех старейшинах, и если почуешь их - не лезь. Возьми с собой пару пистолетов с патронами, пригодятся.
  - Нет. Ваши человеческие придумки мне ни к чему. Я убью Гортаса сама, своими лапами!
  - Ох, что-то у меня тяжело на душе от твоих речей...уже жалею, что попросил тебя - признался Андрей - давай-ка мы отменим твой полёт. Слишком уж ты самоуверенна. Боюсь за тебя.
  - Перестань! Что за недоверие! Я разве когда-нибудь тебя подводила?! Вспомни сундук с золотом! А вспомни...
  - Помню, всё помню. Ты молодец. Только вот не на месте у меня душа, и всё тут. Ноет что-то...предчувствие какое-то и всё. Ладно. Лети. Души гада.
  - Не хочу душить. Я ему голову оторву! - хихикнула Шанти
  - Смотри, он не простой человек. Он оборотень, как и я. И вокруг него, возможно, его Стая. Будь ОЧЕНЬ осторожна.
  - Била я уже оборотней, побью и этого. Всё, братец, я побежала искать Олру.
  - Чего искать? Она сейчас у Анты. Иди к ней, там и поговоришь. Всё, вали, и зови Патриарха - похоже я так и не дождусь этого демонова Инквизитора!
  - Кто там демонов поминает в связи с моим именем? А вот анафемкой приложить?
  - Сам тебя приложу чем-нибудь, Акодим! - рявкнул Андрей, приветствуя входящего Первого Инквизитора - ты где бродишь?! Когда я за тобой послал? Там Патриарх весь на дерьмо изошёл, ожидаючи! А я без тебя с ним говорить не хочу. Слишком важный разговор. Шанти, девочка, беги, отдыхай. Мы всё обговорили.
  - Да, братец, побегу к девчонкам, поболтаю! - весело подхватила Шанти и вышла из кабинета, вильнув бёдрами.
  Акодим проводил её восхищённым взглядом и задумчиво сказал:
  - Где мои двадцать лет? Был я молод, да не висели на шее матушка с пятью детьми - ушёл бы за этой егозой на край света! Ты тут чего, советник, не прелюбодействуешь,случайно? Против такой красавицы может устоять только пень, или старый пень - вроде меня.
  - Она названная сестра моя - не вдаваясь в подробности пояснил Андрей - и по совместительству Глава Тайной Службы, чтобы ты знал. Только языком не болтай. Не о том речь, а о том, что...оооо! Приветствую вас, Патриарх! А чего вы такой сердитый? Проходите, садитесь сюда, вам будет удобнее...может вина подать? Чаю? У нас важный разговор, так что...успокойтесь, располагайтесь поудобнее - Андрей встал из-за стола, приветствуя сердитого мужчину с длинной окладистой бородой и вызолоченной тиарой на голове.
  Патриарху подчинялись все приходы страны, так что это был очень большой, важный человек. Формально он подчинялся императору, но с давних времён повелось, что церковь была сама по себе, а император сам по себе. Патриарх автоматически поддерживал императора, настраивая своих подчинённых на то, чтобы те направляли прихожан в нужное русло, а император не трогал доходы Церкви, очень недурные даже по нынешним временам. Фактически Патриарх был первым после императора в списке самых богатых персон Империи. Состояния тех, кого сейчас терзал Андрей, вымогая у них деньги, по сравнению с состоянием Патриарха были крошками на обеденном столе. Но подходить к вопросу следовало очень, очень осторожно. Настроить против себя церковь, означало получить много хлопот вплоть до бунтов. В истории такое случалось.
  - Вы меня интригуете - насторожился Патриарх, и сел в кресло напротив Андрея - только не говорите, что вы собираетесь со мной поступить так же, как с несчастным Гегайло.
  - С вами? Да нет, что вы...а что с Гегайло такого? Он нормально через два часа лишится головы на рыночной площади. За предательство, за оскорбление Её Императорского Величества, за связь с бунтовщиком Гортасом. А что, вы тоже связались с Гортасом? Умышляете против престола?
  Патриарх внимательно и молча посмотрел в глаза Андрея, спокойные и тёмные, как омут, в котором можно потерять свою жизнь. Он ответил не сразу, но веско и без обиняков:
  - Что, деньги?
  - Да. Мне нужны деньги на войну с Гортасом.
  - Вы не посмеете. Вы глубоко верующий человек, я знаю. Вы не пойдёте против Веры.
  - Против Веры - нет. Против Церкви - запросто. Если придётся. Вы часть государства, почему вы не заботитесь о том, чтобы в нём было хорошо, спокойно, чтобы не было бунтов и потрясений?
  - Мы над политикой. Мы служим Господу нашему. А грабя Церковь, вы грабите Господа.
  - Ничего подобного. Бог - в душе. Но не в золотых побрякушках, которые вы носите - Андрей посмотрел на Патриарха, и вдруг на долю секунды ему показалось, что в полированной столешнице, у которой тот сидел, отразились часы на руке священника. Он встряхнул головой, отгоняя призрака - видение пропало.
  - Вы набили карманы сокровищами, и вас не заботит, что казна пуста! - продолжил Андрей - а любой намёк на то, что у вас попросят денег взаймы на нужды государства вызывает такую бурную реакцию. Почему? Вы же должны служить Господу нашему, а не золоту! Для службы хватит и простого полотняного одеяния, а для еды - простой пищи, без особых изысков. Не кажется ли вам, святейший, что вы заелись? Устроили государство в государстве?
  - А не кажется ли вам, господин советник, что вы слишком уж резко берётесь за дело? - патриарх пристально посмотрел в глаза Андрею - если вы меня сместите, начнётся смута! Многие верующие примут это как сигнал того, что вы идёте против Веры, что вы адепт Сагана! Вам это надо? В такое время?
  - Угрожаете? - Андрей наклонился вперёд, и со стороны казалось, сейчас он ударит священника - а вам не кажется, что сейчас вы работаете на Сагана?
  - Да как вы смеете так говорить?! - возмущённо вскричал священник и вскочил с места - я потомственный священник, мой отец был Патриархом, мой прадед был Патриархом! Мы служили Господу с незапамятных времён! А вот вы откуда взялись - это ещё надо посмотреть! Мой ответ - нет! У Церкви нет денег на гражданскую войну претендентов на трон! А если вы попробуете забрать деньги сами, ограбить церкви - будет бунт! На улицы выйдут сотни тысяч людей! Они сметут вас! Прощайте. Да просветлит Бог вашу заблудшую душу! - Патриарх широкими шагами вышел из кабинета, не затворив дверь, и грузно топая по коридору, исчез за поворотом. Воцарилось молчание, потом Андрей со всей силой ударил по столешнице так, что она жалобно хрустнула и едва не переломилась пополам. Если бы не умение неизвестных столяров, сделавших из дуба не только произведение искусства, но и крепчайшее сооружение, стол вскорости оказался бы на мусорке.
  - Тварь! Скотина! Но надо отдать ему должное - он стойко держался. И не дал себя запугать. Это вызывает уважение. Как считаешь - Андрей встал и прикрыл дверь в кабинет - если его прихватить, и вправду могут начаться волнения?
  - Он имеет огромное влияние в церковной среде - неохотно признал Акодим - многие из настоятелей крупных храмов больших городов - его ставленники. Зажми его - начнутся проповеди о сущности власти, о том, как она погрязла в Зле и так далее. И правда может довести до бунта. Тем более, что они сразу могут перекинуться к Гортасу и готовить народ к смене власти, настраивать против правящей императрицы. Вся задача Церкви была в том, что она настраивала людей на верность власти, престолу, ну и Церкви, само собой разумеется.
  - То есть ты считаешь, что стрясти с Церкви денег не удастся? - нахмурился Андрей - я всё-таки рассчитывал, что он напугается. А видишь, как вышло... Так как на него воздействовать? Убрать его совсем, обвинив в пособничестве Гортасу? Снести башку?
  - После того, как ты прижал аристократию? Мало того, что ты рассорился с аристократами, так ещё и Церковь пнёшь? Может начаться такая смута...война с Гортасом покажется детскими играми. Страна сгорит в пламени бунтов. И тот же Гортас придёт как освободитель, избавитель от злой власти.
  - И что делать? Деньги нужны!
  - Пока что деньги на первое время у тебя есть. Не горячись. Обдумай всё. Я тоже помозгую, как быть. Там и решим, что делать. Мдаа... - Акодим встал с места, и стал ходить по комнате, заложив руки за спину. Паркетный пол стонал под его массивной тушей, а борода торчала вперёд, как таран корабля.
  - Задачка...деньги, всюду нужны деньги. Ну что могу тебе сказать - собирай с народа. Недоимки, налоги. Тряси аристократов. Купцов. Всех богатых людей. Это всегда было и будет - как только короне нужно денег, она трясёт народ. Армия у тебя уже сильна, ты это продемонстрировал всем, кому надо - так что организуй команды силовой поддержки сборщиков налогов, и вперёд. Злостных по тюрьмам, пока не расплатятся. Что ещё можно придумать?
  - Мда...надо думать. Надо думать. Слушай-ка, скажи, а если Патриарх будет как-то опорочен? Ну я имею в виду - замечен в нехороших поступках? Поднимется за него Церковь?
  - Скажут - напраслину возводишь. Специально это сделал - нахмурился Акодим - нет, скорее всего - не проскочит такое дело.
  - А что у Церкви считается таким, что за это можно лишить поста, если не сана?
  - Ну за что могут сместить...всё, как обычно. Прелюбодеяние, пьянство, непристойное поведение. Но это надо ведь зафиксировать, под присягой. Чтобы все видели - это правда. А потом суметь довести до сведения людей. А как ты доведёшь до их сведения? Гонцами? Так они, гонцы, государственные. Значит вам, власти, подвластные. Фактически это вы говорите то, что они читают на площадях. А может напраслину возводите?
  - Угу, понял - медленно ответил Андрей, думая о чём-то о своём - скажи, а у нынешнего патриарха есть конкурент? Такой, чтобы метил на его место? И вообще - как происходят выборы Патриарха?
  - Император вносит кандидатуру, а Синод утверждает. Тут есть нюансы - Император вначале консультируется с Синодом, надо ли им этого Патриарха...предлагает три кандидатуры. Утверждают одного.
  - Кто входит в Синод?
  - Двенадцать архисвященников, главы самых крупных приходов, по числу областей Балрона. Из них и выбирают Патриарха. Если им представить доказательства неправедного поведения Патриарха - они его сместят и выберут кого-то из своего состава. Самый реальный претендент - архисвященник Хессонского прихода Шаларон. Они с нынешним патриархом не любят друг друга с детства - вместе учились в церковной школе и вечно соревновались, кто выше подымется. Фактически они ненавидят друг друга. Но - против Церкви ни один из них не пойдёт, даже если между собой они режутся на ножах, учти это. Вот такой расклад.
  - Ясно. Давай прощаться. Если что - я тебя позову. Мне надо зайти к императрице, посоветоваться, а потом...потом надо посетить казнь Гегайло. Противно, но надо.
  - Удачи! - Акодим кивнул головой и вышел в коридор.
  Андрей остался один, со своими мыслями и проблемами. Впрочем - как и обычно.

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"