Щепетнов Евгений Владимирович: другие произведения.

"Монах" глава 13

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Глава 13
  Прыжок, ещё прыжок! Ревущий, где-то позади от монаха, шипящий и плюющийся огнём "КрАЗ" неумолимо настигал, и Андрей уже подумывал, что пора бы и в оборотня перекинуться - чёрт с ней, анонимностью, с секретами и всяческими слухами - не сдохнуть бы тут! Дракон, несмотря, что бежал по камням, делал это с такой скоростью, как атакующий носорог, врезающийся в малолитражку туристов где-нибудь в Африке. Его скорость, ловкость и ярость были просто потрясающими!
  
  
  
  
  - Да обнаглели с такими ценами - где это видано - три медяка за лепёшку овса?! Ну и что, что везти надо? Вот негодяй! - обратился к Андрею его спутник, здоровенный рыжий мужчина лет тридцати пяти по имени Афон - эти трактирщики так и норовят раздеть до нитки! Если так пойдёт дело, пока мы доедем, будем спать уже не в комнатах, а на сеновалах конюшни!
  - Да ладно тебе - остановил его Андрей - не обеднеем. Хватит нам. В крайнем случае, я свои добавлю - потом с графа возьму. Всё, пора ехать! Хватит пререкаться, если карта верна, мы к вечеру будет у Драконьей горы.
  Мужчины тяжело влезли в сёдла и тронули своих коней вперёд.
  Уже месяц они были в дороге, проходя в день пятьдесят-шестьдесят вёрст. Маршрут был разработан и утверждён капитаном стражи графа и самим графом, и теперь Андрей и его спутники следовали строго по заданному направлению, к побережью моря, до которого было около полутора тысяч километров.
  Ещё во время прибытия сюда, Андрей заметил, что времена года тут меняются довольно медленно - когда он появился в этом мире, была поздняя весна, сейчас же - только осень, почти - как октябрь на Земле.
  Ночи становились всё более и более холодными, а дни быливсё ещё тёплыми и ясными - им повезло, сезон дождей пока не начался, так что лошади ходко шли по утрамбованной тысячями ног и копыт дороге.
  Этот тракт отходил в сторону перпендикулярно тому тракту, по которому они ехали с Фёдором - ещё когда ехал на фургоне, он это заметил ответвление, и когда спросил солдата о том, куда оно ведёт, тот ответил - к побережью Северного моря.
  Согласно карте, там находилась гора, которую местные издавна звали драконьей - они боялись к ней подходить, так как уже бывали случаи, когда люди погибали из-за своего любопытства, подойдя туда слишком близко - они или пропадали, или же их обугленные трупы находили где-нибудь в окрестностях деревни, и местные жители считали, что эти огарки дракон проносил туда, дабы устрашить любопытных. Ну, не хотелось ему, чтобы кто-то лез в его жилище...
  Это рассказал Андрею капитан, когда они уже вышли из кабинета графа.
  Он виновато посмотрел в глаза монаху и сказал:
  - Прости, коллега, но я ничего не могу сделать - это практически самоубийственное поручение, и я это прекрасно осознаю. Я постараюсь сделать так, чтобы ты получил лучшее снаряжение, деньги, всё, что нужно...но шансы вернуться минимальны.
  - Он это придумал из-за графини? - Андрей внимательно посмотрел в глаза Марну, но тот выдержал взгляд и честно ответил:
  - Не совсем. Вообще-то ему даже лучше, чтобы ты нормально трахал её - или она тебя (он хохотнул) - и эта чертовка не ползала по всем, у кого есть мужские части тела - а что - ты чистый, свой, нечто среднее между бойцовским псом и производителем. Нет. Это не главное. Его снедает тщеславие - он хочет вернуться в столицу, а для этого нужно сделать подношение императору - только у того есть броня из чешуи дракона, и она не полная - в ней не хватает несколько потерянных со временем чешуек, вернее - нескольких десятков. Представь - он преподносит императору такой драгоценный подарок - неужели он не сделает его своим фаворитом? Идёт вечная игра, игра за власть, за влияние при дворе, в этом и есть вся жизнь дворян. А мы с тобой, боевые псы, делаем эту жизнь безопаснее, теряя жизнь и здоровье в боях и поединках. Что же - надеюсь при следующем возрождении мы займём другое место в жизни, лучшее... ну да ладно, оставим теологические рассуждения, дак вот - ты будешь не первым, а пятым, из тех, кто пытался добыть чешую. Думаешь - откуда у него чешуйка? Один из героев проник в гнездо и успел унести одну драгоценную чешуёвину. Ну может и не одну...в общем нашли его обугленным на краю деревни, возле берега - там деревни рыбаков - и в его руке была зажата эта чешуйка. Обнаружили, когда хоронили - двое его спутников отказались идти к горе, и остались живы. Трое, те, что с ним пошли - вместе с этим человеком и погибли. Впрочем, если быть точным, никто не знает что случилось с теми кто пропал - нашли-то труп одного, скорее всего погибли. Оставшиеся в живых бойцы похоронили несчастного, нашли чешуйку и привезли её графу. С тех пор никто не решается поехать на поиски чешуи - какие бы деньги граф не сулил, и чем бы не угрожал, уже год никто туда не совался - и вот появился ты. Граф сразу, одним выстрелом, убивает двух, даже трёх оленей - если ты гибнешь - он избавляется от любовника жены, потрафляет самолюбию своих обиженных соседей, говоря, что послал тебя на безнадёжное дело, на верную гибель, для того, чтобы доставить удовольствие им, а если ты выживаешь и приносишь чешую - плевать ему на соседей! Он на белом коне, в столице, в фаворе у императора. Самое интересное - что и денег-то ему не надо - власть, вот что привлекает, власть. Так что, собрат мой, предстоит тебе тяжёлая задача. Хочу предупредить - у твоих спутников приказ - стрелять в тебя, как только ты попытаешься сбежать. А в остальном - ты командир, со всеми вытекающими последствиями. И ещё - если через два с половиной месяца ты не возвращаешься - твои друзья на фургоне, что исчезли в столице, будут найдены....и им будет плохо. Более скажу - уже посланы люди на их поиски. Их найдут, это точно. Вот так. Теперь иди, собирайся...
  Так началось путешествие Андрея к Драконьей горе.
  Ехали они впятером, ведя, каждый, вьючную лошадь в поводу.
  Медленно проплывали леса, поля, реки и ручейки, таможенные заставы - которые они проходили моментально, предъявляя бумагу с печатью графа Баданского - менялись и не запоминались однотипные заезжие, постоялые дворы, конюшни, пылила дорога, болтали спутники, с которым Андрей так особо и не подружился - да и зачем? Он ни на минуту не забывал, что фактически они не товарищи его, а приставленная охрана, для того, чтобы не сбежал.
  Впрочем - если бы он хотел сбежать, сделал бы это без малейших проблем, неужели его могли бы удержать какие-то пять стражников? Нет, не в этом было дело. Ему было интересно. Интересно так, что жгучее любопытство мучило его и не давало покоя...драконы!
   Драконы - о которых он читал в книгах, которые носились по небу, сверкая своей бирюзовой чешуёй - вот что он хотел увидеть! Существо, которого нет на Земле и которое присутствует во многих сказках и легендах, существо, которому приписывают магические свойства и которое, как выяснилось, ненавидит исчадий! Существо, которое даже из описаний Фёдора было настолько прекрасным, что у него захватывало дух при мысли, что увидит ЭТО...ну как он мог упустить такую возможность, увидеть чудо света? Может - последнего дракона в этом мире...
  За всю дорогу ему так ни разу и не удалось поохотиться в виде Зверя - стража не отпускала его одного ни на минуту - чуть ли не стоя в сортире, когда он там делал свои дела. За это ему очень хотелось оторвать им всем головы, о чём он как-то и сказал старшему, предупредив, что если они не прекратят свои дурацкие просмотры Андрея, сидящего на горшке - первое, что он сделает, оторвёт ему голову и засунет её в этот горшок, а потом накроет головами остальных.
  После того, прессинг слегка снизился - всё-таки его репутация, репутация непревзойдённого бойца и безжалостного убийцы сделала своё дело. Однако - следили за ним всё равно истово - возможно граф дал им такие указания, пообещав, что вздёрнет на виселицу, если они проморгают - о чём-то таком намекал капитан перед отъездом.
  Может потому Андрей до сих пор и не пооткручивал им головы - всё-таки люди подневольные, фактически такие же как он, ну а потом, в конце концов, их отношения уже перешли к лёгкому приятельству - не дружбе, нет, но уважительному отношению коллеги к коллеге. Они разговаривали, Андрей задавал наводящие вопросы, исподволь выясняя некоторые, интересующие его моменты.
  Например - он выяснил, почему основной гарнизон составляют наёмники, и что это за такой статус - "наёмник".
   В общем-то это были такие же наёмники, как и в средние века на Земле - люди обучались воинскому делу, в армии, или же частным образом, а потом шли к какому-нибудь капитану, заключали контракт, с указанием условий службы - обычно стандартный - и работали, получая жалование. Откуда брался капитан? Такой же наёмник, только авторитетный, иногда ещё и из обедневших дворян, сумевший авторитетом и своими умениями - воинскими, дипломатическими - собрать отряд, с которым можно было поступить на службу к крупному дворянину, или же выступить, по найму, в междуусобной войне в пользу какой-нибудь из воюющих сторон.
   Да, у них был свой кодекс - прописанный в их уставе, но бывало что его и не соблюдали - как всегда - были капитаны приличные, как Марн, а были отмороженные - полубандиты и бандиты. Те же капитаны иногда захватывали целые территории, собирая дань с проезжающих, и тогда их приходилось выкуривать регулярными имперскими войсками.
  Интересна была информация об отношениях знати и исчадий - оказывается, знать сильно не любила исчадий и старалась, по возможности, не иметь с ними дела. Ну, это и понятно - если вспомнить, как исчадье использовал дочь одного из купцов.
  С дворянами, конечно, было всё сложнее - мелкие исчадья не могли так запросто использовать крупных дворян вроде графа Баданского, но если же исчадье высокого ранга пожелал бы, чтобы тот выполнил его требования - он бы, конечно, это сделал.
  Исчадья, несмотря на свою абсолютную власть, всё-таки опирались на знать, и совсем не хотели, чтобы она вышла из-под контроля и началась гражданская война, ну а дворяне очень щепетильно относились к своим привилегиям - как и во всех мирах и во все времена, поэтому исчадья старались их особо не ужимать, довольствуясь истязанием простолюдинов.
  Фактически в империи была двойная власть - светская, императора и духовная - исчадий, и они не очень любили друг друга, тем более что в числе исчадий больше девяноста процентов были люди из простого народа, случаем заброшенные на вершину власти.
   Возможно, что потому они так себя и вели - очень часто нувориши ведут себя совершенно мерзко, как говаривал русский народ - из грязи, да в князи - вчерашние торговцы-лоточники и мелкие клерки вдруг обретают богатство, власть и становятся вершителями судеб людей - немудрено, что при этом у них ехала крыша от вседозволенности.
  Они творили страшные вещи, такие, которые нормальный человек не сделает - но всё это укладывалось в то, как представляют себе власть сатанисты.
  Вообще - было непонятно, как эта империя держалась, не разваливалась - с одной стороны деструктивное влияние исчадий, растление народа и презрение исчадий к законам, а с другой - империя требовала жёсткой иерархии, порядка - ни одна империя не может жить без чёткой бюрократической системы. Конгломерат беспредела и закона был неустойчив, но держался - как подозревал Андрей, только потому, что такую махину как огромная страна, развалить сразу было невозможно - действовали законы инерции. А может - были и ещё какие-то факторы, о которых он не подозревал.
  К вечеру, около четырёх часов пополудни, они уже подъезжали к деревеньке на берегу моря.
   Дорога, не сильно наезженная, но вполне различимая, привела к куче домишек, столпившихся поодаль от берега, на границе берегового песка, гальки и сосен, разлаписто выстроившихся вдоль всего побережья.
  Эти места были довольно глухими, новых людей не видели месяцами, потому население деревеньки с любопытством повылазило из домов, чтобы посмотреть на прибывших.
  Большинство из аборигенов были женщинами, детьми и стариками - мужчины промышляли, ставя сети и работая с неводом где-то дальше, вдоль побережья, подальше от Драконьей горы - это объяснила экспедиции молодая женщина, с узловатыми, изломанными холодной водой и тяжёлой работой руками.
  Даже на первый взгляд, народ тут был беден и изнурён непосильным трудом - грязные детишки, в рваной одежонке, женщины в застиранных и аккуратно заштопанных платьях, старики в портках и опорках, которые видали виды и давно должны были быть отправлены на помойку - всё это удручало. Их не интересовали политические события, они не знали, что делается в мире и что вообще представляет собой этот мир - главное - чем сегодня набить живот и прикрыть наготу от ледяного ветра с моря.
  А ветер и правда был холодным - близость севера дышала на людей так, как будто открыли огромный холодильник.
  "Что же будет тут зимой?" - подумал Андрей - "Если уже сейчас так холодно, то зимой они просто околеют! Чем они тут зимой занимаются?"
  Как оказалось - зимой они занимались тем же самым, только ловили не с лодок, а со льда, протаскивая сети через прорубленные во льду дыры.
  Их избы, почти наполовину ушедшие в землю, неплохо держали тепло, но ночевать в них было противно - блохи, мыши, тараканы и ещё чёрт-те-сколько насекомых скоро выгнали путешественников на открытый воздух, и несмотря на приглашение старосты, они ушли ночевать в лес, оборудовав там нормальную стоянку - с навесом от возможного дождя, с настилом и очагом.
  До настоящих холодов ещё было далеко, ветер в лесу не доставал, а запаса одеял хватало, чтобы укрыться от ночного холода, доходившего уже до заморозков. Шерстяные же одеяла вполне справлялись с холодом, так что заночевали путники вполне пристойно.
  Проснувшись утром, как от толчка, Андрей долго лежал, не желая вылезать на морозный утренний воздух и минут пятнадцать отходил от сна, раздумывая, как ему быть дальше.
  Как было ясно, его служба у графа не была такой службой, за которую надо держаться - в любой момент капризный и своевольный граф мог отправить его куда угодно, и на верную смерть тоже - разменная монета, какой-то там наёмник, чего его жалеть? Этот путь к вершинам власти в этом мире был тупиковым, кроме того - ему пришло в голову, что его могут узнать те, кто видел его бой на Круге - конечно, с тех пор он изменился, но кто знает? Некоторые люди обладают абсолютной фотографической памятью...а что умеют исчадья - знает только их Хозяин. Значит нужно было выяснять, что там с драконами и выбираться из этих мест - одному, без сопровождающих.
  Видимо поэтому, подсознательно, он и не стремился подружиться со своими спутниками - ведь ему, возможно, придётся всех их убить! Даже при нынешнем положении дела, трудно убивать людей, которые делили с тобой хлеб полтора месяца, бок-о-бок ехали в неизвестность, навстречу опасности.
  Он решил для себя - если будет возможность - оставит их в живых...
  Наокнец, Андрей всё-таки решился встать, и шипя, передёргиваясь от бодрящего морозного холода, выполз из своего "гнезда", протягивая озябшие руки к костру, весело трещавшему сухими сучьями и облизывающего два здоровенных сука, приволочённых из гущи леса.
  Дежурный боец весело поздоровался с ним, его некрасивое, конопатое лицо озарилось улыбкой и он добродушно спросил:
  - Ты сегодня полезешь в логово? Ты там это...постарайся не попасться гадине - прошлый раз, когда я тащил предыдущего лазильщика, от него так воняло - я потом жареное мясо не мог есть целый год! Как унюхаю, вспомню - блевать тянет. Кстати, почему...
  - Заткнись, Голс! - прервал его холодный голос рыжего Афона - ты чо придурок несёшь? Парню в логово лезть, а ты ему про сгоревших! Кашу помешай лучше, идиот! Я подгоревшую тебе на башку вывалю!
  Голс бросился помешивать, виновато пожав плечами, Афон же посмотрел на Андрея и извиняюще добавил:
  - Ты это...не думай...мы тоже за тебя переживаем. Не хотим, чтобы ты сгинул у чудовища в логове. Давай, ешь, отдыхай, скоро придёт проводник - пойдём в драконье гнездо. Ты сегодня готов пойти? Может поживём,здесь, пока надумаешь? Посмотрим, как дракон прилетает-улетает?
  - Нет. Сегодня идём. Времени нет - Андрей потёр руки над огнём и принюхался к запаху овсяной каши с мясом, глотая слюни - вот сейчас жевнём слегка - и вперёд.
  Слегка - две здоровенные миски с верхом - Андрей съел минут за пятнадцать и с наслаждением чувствовал, как по жилам расходится энергия, дающая жизнь.
  У его тела было множество преимуществ, но и один огромный недостаток - приходилось поглощать столько пищи для поддержания жизни, что незнакомые люди вытаращивали глаза, видя, сколько он съедает. Его спутники привыкли к такому аппетиту, но тоже иногда подшучивали над обжорством товарища.
  Иногда он задумывался - ну а правда - что будет, если долго, очень долго не есть? Организм впадёт в спячку? Или же просто съест себя, растворит вначале весь жир, мышцы, а потом примется за жизненно важные органы? Наверное так - ведь человеческий организм так и поступает при длительном голодании. Отличие лишь в том, что обычный человек может спокойно пробыть без еды два месяца, а вот оборотень...хорошо если на две недели хватит запаса энергии.
  Поохотиться, а значит поесть как следует, он не мог, так что приходилось восполнять недостаток энергии громадным количеством обычных человеческих продуктов, приносящих меньше пользы для его организма.
  Проводник пришёл позже, чем обещал - чему Андрей ничуть не удивился - деревня есть деревня - тут время течёт медленно, тягуче, куда торопиться, когда то же самое будет завтра...послезавтра...через неделю....месяц...десять лет...
  Это был старик неопределённое возраста - худой, беззубый, с седыми клочковатыми волосами и закрученной на сторону бородой, развевающейся на ветру. Время оставило на его щеках многочисленные следы своей разрушительной деятельности - пигментные пятна, глубокие морщины и шрамы - может от рыболовного крючка, а может от падения на камни после неумеренного потребления спиртного.
  Он жадно уставился на котёл с кашей, и ему была выдана плошка с парящей субстанцией, которую беззубый всасывал осторожно, явно наслаждаясь каждым кусочком благословенной пищи.
  Андрей смотрел на него и думал о том, что похоже, им тут не особенно часто приходится поесть каши и мяса... Само собой - рыба - основное блюдо этих рыбаков, и её никогда не бывает достаточно.
  Наконец - блюдо было вылизано - Андрей с отвращением на это смотрел - старик как собака лизал блюдо до блеска, смахивая с глаз влагу и покряхтывая от удовольствия, и отряд, наконец, отправился в дорогу, оставив в лагере одного бойца и всех запасных лошадей.
   Старик ехать на лошади категорически отказался, шамкающим голосом заявив, что: "Энтова чудища он боится пуще дракона, так что пусть господа едут, а он пойдёт пешочком, так ему ловчее!"
  Ехать оказалось не очень далеко - через два часа они доехали до подножия Драконьей горы, обогнули её слева, и упёрлись в небольшую горушку, с пологой верхушкой и каменистым основанием.
   Впрочем - небольшой её было назвать трудно - если только по сравнению с Драконьей горой, которая возвышалась над всей округой как Эльбрус над Кавказом. Так-то она была довольно высокой, но с пологими длинными склонами, похожая на огромную пирамиду ацтеков.
  Старик остановился и показал рукой:
  - Вот тута, на горе, и есть драконье гнездо. Я сам туды не хаживал, но видал, што туды летали энти чудища. Туды хаживали и не един раз всяки люди, но чудища их всех убили. И вас убьют. Мне была обещана серебрушка - может дадите сичас? А то потом с каво брать?
  - На, вымогатель! - Афон кинул ему монетку и старый рыбак быстро поковылял от опасного места - конечно,останься тут, эдак и серебрушки, и жизни лишишься...
  - Ну что, Андрей, ты готов? - Афон выжидающе посмотрел на Андрея - тебе дать мешок?
  - Какой мешок? - не понял монах - ааа! Для чешуи, что ли? Давай. Вообще-то лучше бы вещмешок, с лямками - не в руках же мне тащить, если что!
  - Ага! Вот, бери! - рыжий вытряхнул на жухлую осеннюю траву содержимое вещмешка - лепёшку, сушёное мясо, бутылку с водой и кружки, и подал мешок Андрею. - лямки подгони под себя - у тебя плечи-то пошире, а то не вздохнёшь с такими лямками.
  Андрей кивнул головой, отрегулировал ремни вещмешка, накинул его на плечи, предварительно завязав горловину рыбацким узлом и по привычке военных разведчиков, задумавшись, попрыгал на месте - не мешает ли чего, не гремит ли...
  Бойцы посмотрели на него с недоумением, а Афон сказал:
  - Я видел, кто так делает - разведчики и лесные бойцы специального назначения - типа лесные убийцы. Ты что, служил на границе? Впрочем - можешь не отвечать, это не наше дело. В общем так: мы отъезжаем подальше и ждём наготове - как только появишься, бежишь к коням, и мы сразу забираем тебя и уходим отсюда как можно быстрее. Если будет реальная опасность всем нам и мы ничего не сможем сделать - мы не дожидаемся тебя и убегаем - уж прости...мы не нанимались лазить по логову чудовища. Ну, всё - обниматься не будем - удачи, Андрей.
  Наёмники влезли на коней, и ведя в поводу лошадь Андрея поехали назад, оставив его стоять на месте.
  Монах присел на большой камень, валявшийся у подножия горы и стал осматриваться вокруг, запахнув куртку от ветерка, порывами задувающего с моря.
  Драконья гора возвышалась над окружающим её с трёх сторон лесом, как громадная пирамида, вызывая почтительный страх и ощущение своей ничтожности перед силами природы. Её склоны были голы и усыпаны огромными камнями, видимыми и на расстоянии сотен метров.
  Андрей пожалел, что не спросил старика - почему ЭТА гора называется драконьей, когда Гнездо было устроено на соседней горе, более пологой, задернованной и вполне доступной для восхождения?
   Две горы стояли, как зубы челюсти - одна - огромный чёрный клык, а вторая, как коренной зуб, что навевало мысль о том, что каждый, кто попадёт эти зубы, неминуемо погибнет, раздавленный тисками челюстей судьбы.
  Андрей отбросил от себя упаднические мысли и невольно залюбовался морем - огромная, безграничная водяная поверхность, покрытая волнами с пенными барашками, простиралась до самого горизонта...волны разбивались о подножие Драконьей горы, как о волнолом громадного корабля, несущегося в неведомые страны. На пределе видимости, возле берега, виднелись паруса рыбацких судёнышек, а возле леса, как будто великан вытряс из мешка десятки коробков спичек, притулилась деревня.
  Он вздохнул - "Гляди не гляди, а идти на гору надо, ведь именно для этого они тащились полтора месяца через всю страну!"
   Поднялся, вытряхнул из черепной коробки все лишние мысли и вошёл в режим "на щелчке" - это когда оружие снято с предохранителя и ждёшь выстрела, брошенной гранаты или любой другой опасности, которая может подстерегать бойца в рейде по тылам врага.
  Шаг, ещё шаг, ещё...задернованная поверхность горы медленно менялась на каменистую, осыпающуюся под ногами поверхность, и если бы не кожаные мокасины с мягкой подошвой, цепляющейся за землю, Андрей уже мог бы свалиться вниз.
  Наконец - крутизна горы сменилась пологой площадкой, переходящей к центральной части, где виднелось огромная чёрная дыра, явно искусственного происхождения.
   Андрей осторожно подошёл к дыре на расстояние десяти метров и прислушался - всё было тихо, никаких звуков, шорохов...хотя, ему показалось, что в этой пещере кто-то есть. Ощущение было такое, как будто кто-то на тебя смотрит, но ты никак не можешь увидеть, кто это, и как будто этот кто-то сидит за кустами и ждёт удобного момента, чтобы всадить тебе нож в спину.
  Андрей непроизвольно поёжился, но сделал шаг вперёд, ещё шаг, ещё...и вот он стоит перед огромным тёмным тоннелем, уводящим вглубь горы.
  Размер входа был таков, что в него мог въехать грузовик "краз", с установленной на нём будкой-кунгом. Пологое дно тоннеля уводило куда-то вниз и терялось за поворотом, слегка изгибаясь и унося от взора путешественника то, что находится за гладкой, как будто оплавленной стеной.
   Монах подумал: "Не выстою я тут ничего! Идти, так идти!" - и решительно шагнул в тёмный зев тоннеля.
  Шагать было легко - чистый каменный пол, без каких-то следов мусора или щебня, был таким гладким, что не было никаких сомнений - он или прожжён в скале, или же сделан каким-то другим искусственным способом.
  Коридор прихотливо изгибался, наводя мысли о лабиринте, от него отходили ещё ответвления - похожие по размеру и по качеству обработки камня, и Андрей начал отмечать на стене стрелкой, куда надо идти, чертя на камне кинжалом, взятым с собой. Саблю или лук он брать не стал - против дракона он всё равно не имел никаких шансов с этим оружием, а вот помешать ему спастись бегом они могли запросто.
  В тоннеле было темно, но Андрей прекрасно видел в темноте - глаза, хотя внешне они и оставались глазами человека, приобрели новые свойства - если бы кто-то сейчас на него посмотрел, то увидел бы, что его зрачки расширились, но не так, как у людей, а почти во весь глаз и стали вертикальными, а веки практически не моргали, давая уловить любой квант света, случайно залетевший в эту преисподнюю.
  Окружающее виделось ему как в приборе ночного видения - ярко, но двуцветно.
  Внезапно, где-то впереди, он скорее ощутил, а не увидел, ауру живого существа - аура была странной - она переливалась почти всеми цветами радуги от синего, до оранжевого, сияя, как неоновые фонари, и только в одном месте её цвет был красным, багровым, как запекшаяся кровь, вызывая отторжение и чувство диссонанса во всей структуре излучения тела.
  Само же это тело было маленьким - размером с небольшую кошку - перед Андреем, на каменном подобии лежанки, находилось существо, похожее одновременно и на динозавра, и на ящерицу, и на китайские сказочные картинки!
   Это был Дракон. Нет - дракон. Нет - лучше вот так вот: дракошка!
  Он мог легко уместиться в ладонях Андрея - они были как раз для ношения таких вот микродраконов - широченные, как лопаты.
  Монах застыл в благоговении, переросшем в недоумение и удивление - дракон? ЭТО - дракон? И чего они боялись, такого малыша?
  Осмотрев пещеру, он заметил в углу кучу мусора, среди которого Андрей увидел ту самую, вожделенную чешую. Видимо, со временем, она постепенно падала с драконов и сметались ими в этот угол, служащий чем-то вроде мусорного ведра. Присмотревшись, удивился - чешуйки были таким огромными, что никак не могли подходить этому микродракону!
  Он вслух выругал себя за тупость:
   - Ну ясно дело - это или детёныш, или же какой-то урод, мутант!
  - Сам ты урод! - прозвучал голос в пещере. Андрей оглянулся ища источник голоса - никого не было, кроме этой "кошки".
  - Эта кошка разговаривает? - непроизвольно воскликнул монах.
  - Идиот! Какая я кошка?! Я дракон!
  - Так это точно ты со мной разговариваешь? - потрясённый Андрей чуть не выронил из рук рюкзак, в который набивал сухие и лёгкие чешуйк, похожие на пластмассовые пластинки.
  Завязав узел, он забросил рюкзак за плечи и подошёл к сидевшему на "кровати" существу.
  - Извини - я почему-то думал, что драконы гораздо больше. А как ты со мной разговариваешь?
  - Сейчас? Мысленно, конечно. Я говорю, а ты слышишь. Говорить ртом я ещё не могу - это доступно только взрослому дракону, а мне ещё только сто лет.
  - Сто лет?! Ничего себе! И ты вот такой, с кошку размером?
  - Хммм...могу и такой быть, да... - непонятно сказал дракончик и осведомился - ты зачем мусор собирал? Ты что, ешь эти чешуйки? Вы, люди, какие-то ненормальные...за эти сто лет человек пятьдесят сюда приходили, а потом исчезали - мама их всех убивала, чтобы не лезли больше ко мне. Кстати - ты не задумался о том, что сейчас прилетит мама и оторвёт тебе голову? Предупреждаю - меня трогать нельзя, лишишься жизни за это! Уходи отсюда! Я маму позову!
  Андрей зашагал к выходу, и вдруг одна мысль пришла к нему в голову:
  - Слушай, а чего у тебя такое с крыльями? А что за повреждения на спине? У тебя что, болит там?
  - Откуда ты знаешь? - удивлённо спросил дракон - ты что, видишь ауры?
  - А вы что, тоже их видите? - Андрей сделал два шага к дракончику - вижу, конечно. Только я...хммм...не совсем человек, потому и вижу. Я оборотень.
  - Дааа? Никогда не слышал о таких...жаль, что тебе придётся умереть...мама тебя всё равно убьёт..а мне было бы интересно с тобой поговорить. Меня звать Шантаргон, а тебя как?
  - Андрей.
  - Андрей...Андрей...как-то не интересно - вон Андрогон - было бы красивее, правда? Как у драконов. У нас красивые имена! Мою маму звать Гараскарания, или просто Гара. Жаль, что тебе не придётся с ней поговорить - она добрая, умная...ей уже десять тысяч лет! Она в самом расцвете сил.
  - А сколько же вы живёте?
  - Сорок, пятьдесят тысяч лет. А если впадаем в спячку - то и дольше. Когда мы спим, то не стареем. А у тебя есть дети? - дракончик неожиданно сполз с "кровати" и подбежал к нему, глядя в глаза и высовывая длинный, раздвоенный язык.
  - Хммм...может быть. Но я о них ничего не знаю! - сказал Андрей и перед его взглядом промелькнули сотни женщин, с которыми он занимался сексом - кто знает, может у какой-то из них и правда был от него ребёнок? - слушай, а всё-таки, что у тебя с крыльями? Чего там на спине такое?
  - Чего? - и в "голосе" дракона послышалась грусть - когда-то один из вас проник в Гнездо и попытался меня украсть - я тогда был ещё совсем маленьким (уж куда меньше-то, с усмешкой подумал Андрей) - и он, сломал мне крылья, чтобы я не улетел и не вырвался. А может случайно сломал - они во младенчестве такие хрупкие...в общем с тех пор я не летаю. Мама меня кормит, а я вот такой урод, как ты и сказал. Иди отсюда, все вы люди сволочи! Подлые двуногие твари! Не зря мама вас убивает!
  - Постой, Анди, я же не человек - давай, я попробую тебе помочь?
  - Это как? Я с тобой не пойду никуда, даже и не думай!
  - Да не надо никуда ходить - я умею лечить, правда пока пробовал только на людях, но вы, драконы, тоже живые существа, так почему и не попробовать, может получится?
  - А трогать будешь? Если дотронешься - я тебе палец откушу! А может и всю руку! - дракончик щелкнул челюстью так убедительно, что было ясно - откусит, гадёныш...
  - Нет. Стой вот так, я постараюсь немного попробовать полечить - у тебя они болят? Или просто не работают?
  - Болят... - угрюмо сообщил дракон - ещё как болят...всё время болят. Жаль, мама его не успела убить до того, как он сломал мне крылья. Мы не умеем лечить - вот с камнем работать - да. Или с огнём. А лечить - нет. Ладно, болтаем много - пробуй давай, а то скоро мама прилетит!
  Андрей наклонился к дракончику и осторожно, памятуя о его обещании оттяпать палец (он ухмыльнулся - как это он стал бы отгрызать руку? Если только у трупа, неделя труда - руку перегрызена!), дотронулся до ауры существа.
  Ауры соединились, засветились ярче, как будто подпитанные дополнительной энергией, и монах сосредоточился на том, чтобы красные сполохи ушли из ауры дракончика.
  Вначале ничего не получалось, но потом ауры начали как бы мигать, смешиваться...в руку Андрея пошла волна боли и он чуть её не отдёрнул, но сдержался и продолжил - наконец, багровый цвет с чёрными прожилками стал уходить, превращаясь в розовый и оранжевый, сияющий свежими оттенками жизни.
  Дракончик вздохнул, в тишине пещеры и высунул красный язык:
  - Ох, как хорошо! У меня ничего не болит, яж забыл, как это бывает! Вот только летать всё равно не могу - он помахал кривыми крыльями и удручённо добавил - всё равно урод!
  - А пойдём наверх? Знаю-знаю! - не трогаю тебя! Просто пошли, я посмотрю, что там с твоими крыльями. Тут я вижу...но по другому. Я бы хотел увидеть твои крылья га солнечном свету, узнать, что там с ними случилось и как можно помочь. Не боишься?
  - Не боюсь - дракончик неожиданно ловко подпрыгнул и уцепился коготками за штанину Андрея, а потом, перебирая лапами, залез ему на плечо - я тут поеду. Шагай наверх.
  Андрей усмехнулся, поглядывая на мелкую зверюшку, отдающую приказы командирским тоном и пошёл наверх, ощущая на спине рюкзак, раздувшийся от драгоценной чешуи.
  Он подумал: "Там этой чешуи - на полки латников! Гора не менее пяти метров высотой и длиной метров десять! Это сколько же лет, нет, тысяч лет! - они накапливали эти сокровища? Впрочем - это для нас сокровища, а для них просто чешуя - вот было бы забавно, если бы какие-то гномы собирали наши отстриженные ногти или серу из ушей, и считали это величайшим сокровищем! Хорошо хоть дерьмо драконов не считается лучшим средством от импотенции! Впрочем - откуда я знаю? Может и считается!" - от этой мысли Андрей засмеялся вслух, закашлялся, а дракончик больно вцепился коготками ему в плечо, достав до тела.
  - Эй, мелкий, ты там поосторожнее с когтями-то! Расцапал, демон когтястый!
  - А ты не дёргайся - я чуть не свалился! И вообще - сам мелкий - вот увидишь мою маму, узнаешь, какие крупные-то бывают!
  Впереди забрезжил свет, ослепивший глаза оборотня яркими лучами, и он стал моргать, нормализуя своё зрения.
  Зрачки моментально съёжились, стали человеческими, и Андрей вышагнул из тёмного тоннеля, рассматривая всё, что происходило снаружи и косясь на существо на своём левом плече.
  - Ты сам слезешь, или тебе помочь спуститься? - спросил Андрей не решаясь дотронуться до дракона.
  - Помогай. Только аккуратно. Без резких движений. Поставь меня вот сюда, на камень.
  Андрей снял существо, взяв его обеими руками - весил он не больше маленькой кошки, но оставлял ощущение какой-то силы - вряд ли та же кошка, или даже собака с ним бы справилась - его тело было как стальной механизм, сгибающийся во всех направлениях. Андрей даже подумал - может они какие-нибудь искусственные образования? Типа искусственные интеллекты в механических телах? Ну где это видано, чтобы существо жило столько лет? Потом отбросил эти мысли до лучших времён и сосредоточился на драконе.
  Дракончик стоял на камне, весело задрав хохолок - что-то вроде гребня на его голове, держась за камень крепкими, слегка кривыми лапами, заканчивающимися острыми серпообразными когтями - Андрей подумал о том, что вероятно, они очень ловко лазят по скалам и бегать тоже должны неплохо - если смогут убрать когти, они же должны им мешать бегать?
  Дракончик был очень красив - сияющее бирюзовое брюшко, переходящее вначале в серебристо-серый цвет, а потом, начиная от середины, в раскраску, похожую на армейский камуфляж - тёмно зелёный цвет с коричневыми пятнами и полосками.
  Андрей сразу понял - зачем нужен такой цвет, бирюзовый - когда дракон был в небе, эта окраска должна была укрыть дракона от жертвы - посмотрев наверх, потенциальная жертва увидела бы только голубое небо, перед тем, как на неё обрушится летающий хищник. Камуфляжный - ну, тут понятно - прижавшись к земле, дракон точно не был бы виден противникам, можно было бы пройти мимо него и запросто принять его за камень.
  "Ох, и красавец!" - подумал Андрей, и как нарочно, из за нависших над миром серых осенних облаков вышло солнце и осветило эту "зверушку" - дракон засиял как яркая ёлочная игрушка и монах замер в восхищении, не в силах сдвинуться, боясь упустить такое зрелище.
  Неожиданно солнце исчезло: "Опять облака! Не дадут полюбоваться!" - подумал Андрей, и только сделал шаг к дракончику, когда вдруг тот радостно сказал:
  - Вот и мама! Мама прилетела! Сейчас я вас познакомлю!
  Андрей поднял голову вверх и увидел пикирующий на него объект, размером с "краз", нет - с два "краза"!
  Эта самая "мама" была настроена очень решительно - с вытянутыми вперёд лапами, украшенными когтями величиной с половину человека, с откинутыми в стороны крыльями, она напоминала истребитель-бомбардировщик. Из её "ноздрей", которые так живо описал Фёдор, неслась струя огня, точно нацеленная в макушку непрошенному гостю - благо что он стоял метрах в пяти от дракончика, отступив от него, чтобы полюбоваться этим чудом природы.
  Думать тут было нечего, и переключившись на сверхскорость оборотня, Андрей рванул вниз по склону, со всей возможной прытью, которую мог развить.
   Дракониха пропахала когтями то место, где он находился только что, секунду назад, сложила крылья и превратившись уже в сухопутное, бегающее со скоростью буйвола, существо, бросилась за ним, отбрасывая когтями огромные камни и стреляя струёй из "огнемёта".
  Андрей мчался как скаковая лошадь, с ужасом чувствуя, что вот-вот, он споткнётся о камень и она его настигнет. Однако, расстояние между ними оставалось прежним, и петляя, как заяц, он спустился с горы, молясь, чтобы не подвернуть ногу и бросился в сторону стоящих вдалеке спутников с лошадьми.
  Напрягшись, Андрей припустил сильнее - на ровной местности ему было легче бежать, чем по склону горы, перепрыгивая через валуны - расстояние между ним и преследующей его взбешенной драконихой стало увеличиваться и уже было хорошо видно наёмников, суетившихся и запрыгивающих в сёдла.
  Дракониха, видимо поняв, что достать его бегом не сможет, распахнула крылья, которыми можно было бы, наверное, покрыть футбольное поле, и тяжело взмахивая ими понеслась низко над землёй.
  Андрей этого не видел, он был сосредоточен на том, чтобы не споткнуться о лисью нору или о случайный камень, и лишь успел увидеть, как наёмники пришпорили лошадей и помчались от страшного места, бросив его на произвол судьбы.
  Стальные когти схватили его сзади, сжав, как тисками, и земля стала уходить вниз. Деревья, прибрежные камни, скачущие наёмники, всё уменьшались и уменьшались, и побережье показалось во всей своей красе, с высоты птичьего полёта....
  Сердце Андрея захолодело, и он попробовал ослабить хватку когтей, обхвативших его тисками со всех сторон и замкнувшиеся, как кольцо, вокруг тела, но не смог сдвинуть их даже на миллиметр...
  Дракониха сделала вираж и зашла на пике, похоже решив вбить негодяя в грешную землю, как пикирующий бомбардировщик бомбу во вражескую автоколонну.
  Уже отчаявшись, предвкушая сброс "бомбы", Андрей обернулся Зверем, извернулся, сдирая кожу с боков, и со всей мощью своей звериной силы вонзил когти в брюхо драконихи так, что сумел пробить его чешую и зацепиться как раз в тот момент, когда она разжала свой захват.
  Оборотень повис у неё на животе, как огромный клещ, а дракониха заревела трубным гласом и распахнув крылья стала выходить из пике, едва не касаясь брюхом склона горы.
  Наконец, её это удалось, и она заработала крыльями, направляясь в сторону своего Гнезда, видимо рассчитывая расправиться с "клещом" уже на месте - неизвестно почему, но похоже, она не догадалась попробовать сорвать этого "наездника" тут же, в воздухе.
  Андрей ни разу не разговаривал как человек, в образе Зверя, потому не знал - сумеет ли его звериное горло выдать членораздельные звуки, однако решил попробовать:
  - Эй, Гараскарания, хватит чудить! Давай поговорим! - голос вышел хриплым и отрывистым, как будто он лаял - я не трогал твоего дракончика, я его лечил!
  Дракониха молчала, будто и не слышала.
  - Опусти меня на землю, давай всё обсудим!
  - Молчи! - громыхнул голос драконихи, похожий на раскаты грома - я по-твоему куда лечу? У меня от твоих когтей просто зудит всё! Не дёргайся! Сейчас прилетим...
  Сделав вираж, огромное существо приблизилось к площадке, откуда началось бегство Андрея, дважды хлопнуло крыльями, приземляясь, приняло горизонтальное положение на земле и сказало:
  - И что бы это значило? Слезай с меня, надоел!
  Андрей, сжавшись, как пружина, отпрыгнул от драконихи, всё ещё покрытый лохмотьями, оставшейся после трансформации одежды, с рюкзаком, так и повисшим за спиной и приготовился дать дёру, если повторится атака.
  Уж теперь, в образе Зверя, он точно не даст ей себя обидеть!
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"