Щепетнов Евгений Владимирович: другие произведения.

"Монах.Путь к цели" глава 2

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 6.00*3  Ваша оценка:

  Глава 2
  - Видишь, а ты говорил - гораздо старше? - Олра улыбаясь потеребила его воинский хвост, стянутый кожаным ремешком на затылке - а вот волосы тебе стоило бы постричь, тебе не кажется? Ну - хоть подравнять. Хотя тебе и так хорошо.
  - Погоди - Андрей мягко отстранил её руку, запрокинулся на спину, обнимая женщину и она ойкнула, а потом свернулась в комочек, прижавшись к его боку и глядя в лицо хитрыми глазами. Олра в этот момент почему-то так напоминала Шанди, что мужчина невольно улыбнулся и погладил её по гладкому бедру. Женщина прижалась ещё теснее и замерла, сопя ему в подмышку.
  - Скажи, Олра, как так получилось, что ты не можешь иметь детей? - начал он осторожно, ожидая любой реакции, вплоть до скандала и ругани. Но ничего не произошло, она лишь на мгновение прекратило сопение, и замерла, как окаменевшая, потом спокойно, даже очень спокойно, ответила:
  - Ты и вправду хочешь знать? Зачем тебе это?
  - Вероятно, чтобы знать...разве знания бывают лишними?
  - Некоторые - да - она отстранилась от Андрея и села на краю кровати, держась за спинку и глядя в пустоту - я расскажу тебе. Только после этого захочешь ли ты иметь со мной дело?
  - А это уже предоставь решать мне, ладно? - хмыкнул Андрей.
  - Мне было двенадцать лет. Была очередная война с Балроном. И меня изнасиловали пятеро солдат. Они порвали мне промежность, и я еле выжила. А ещё -наградили меня дурной болезнью, после которой из меня месяц вытекал гной. После этого я стала бесплодной. Где был мой отец в этот момент? Лежал в углу, с разбитой головой. Они ворвались к нам под утро, когда не было посетителей. Побили посуду и два часа насиловали меня всеми возможными и невозможными способами. Ушли, оставив с торчащей из меня бутылкой вина, радостно смеясь. Они были сильно пьяны. Отец потом долгие годы болел, и его били припадки, поэтому он три года назад и скончался. Последние несколько лет я сама вела все дела, без него. У него сильно была повреждена голова, даже мозг видно. Ну а я...я лечилась. Вылечила дурную болезнь. Шрамы на теле и внутри зажили. Вот только в душе шрамы остались, да детей я больше не могу иметь. Хотел рассказа? Ты его получил. Теперь как? Прикоснёшься к такой женщине, с дурными болезнями и ранами?
  - Это были солдаты Балрона? - сглотнув спросил Андрей, не обращая внимания на её горькие слова.
  - Нет. Наши, славские. Мы потом подавали жалобу, их искали, но не нашли. Вроде как не нашли. Да и что бы это изменило? Они сделали бы меня и отца здоровыми? Вернули бы нам отнятую радость жизни? Если бы я могла - я бы нашла их, и убила - мучительно, страшно. Вот, смотри - Олра подошла к столу, достала шкатулку и вынула из неё какой-то значок - это принадлежало одному из них. Он обронил, когда насиловал меня. Я отбивалась, как могла, но что двенадцатилетняя девчонка может сделать против здоровенного бугая? Я только помню тяжёлый гнилостный запах из его рта, и красный нос с прожилками вен. От него воняло перегаром, чесноком, и из его рта капали слюни, прямо мне на голую грудь...брррр...
  Андрей встал, подошёл к женщине, обнял, прижав к себе, и взял её руку в свою. Когда он взял руку подруги, внезапно его прошибло чем-то вроде электрического удара, он даже вздрогнул - Андрей увидел владельца значка! Его грубое лицо, с красными носом и синими прожилками на нём, его толстые губы и кривые, жёлтые зубы, ощеренные, как будто он хотел укусить. Картинка исчезла, но лицо человека осталось в его памяти навсегда.
  - Что с тобой? - обеспокоилась Олра - тебе плохо? Ты так вздрогнул...
  - Нет, всё нормально. А что с лечением, почему тебя не смогли вылечить?
  - Не знаю. Болезнь вылечили. А потом оказалось - не могу зачать. Я уже всяко пробовала - думала, дело в партнёрах. Но нет - во мне. Это точно. Лекари только руками разводили. И всё.
  - А живот иногда болит? - вскользь поинтересовался Андрей
  - Болит. А ты откуда знаешь? - удивилась она - побаливает, да.
  - Так...чувствую. Сейчас тоже болит?
  - Болит..немного...у тебя такое хозяйство - ты мне прямо в матку упирался, особенно, когда был сзади - ещё бы не заболело! - Олра насмешливо пришурилась и погладила его по руке - забудь. Мне было очень хорошо. А то, что немного больно - я к этому уже привыкла. А ты очень, очень хороший любовник. И ещё - почему-то с тобой так сладко...ты такой горячий...на самом деле горячий! Ну не смейся - ты как будто в лихорадке горячий! Но это так хорошо, так сладко... ты бы мог далеко пойти по стезе наёмного любовника, да! - она снова рассмеялась, как будто зазвенели колокольчики - что-то ты меня возбудил, может вернёмся в постель? А? ну чего тебе стоит, разок?
  - В постель пошли, но не для того. Хочешь, я попробую тебя вылечить?
  - Ты что, лекарь? - женщина удивлённо подняла брови.
  - Нет. Но я тоже кое-что умею. Ну так пойдёшь или нет? Хочешь иметь детей, или только прикидываешься? Решай быстрее, мне некогда, пора идти!
  - Издеваешься? - отшатнулась Олра - не ожидала от тебя!
  - Перестань. Никакой издевки. Иди ко мне! - Андрей подхватил закусившую губу женщину на руки и отнёс на постель - расслабься и лежи. Сейчас боль пройдёт!
  Он погладил Олру вдоль тела, женщина расслабилась и прикрыла глаза. Андрей коснулся её ауры возле живота, где полыхал красный комочек боли. Его прошибло потом, но он сдержался и не отдёргивал руку до тех пор, пока красное свечение не исчезло. Олра протяжно вздохнула и прошептала:
  - Как хорошо...ох, как хорошо...мне давно не было так хорошо! И ничего не болит...какие у тебя ласковые руки. Наверное, они самые ласковые руки на свете!
  Андрей криво усмехнулся, глядя на свои огромные кисти рук, свободно ломающие подкову и шею противника, и продолжил лечение.
  Теперь предстояло самое сложное - убрать черноту. Хорошо, что там, где была нарушена структура тела, не было костей - их пришлось бы ломать. А спайки, рубцы - те могут легко рассосаться - если на них воздействовать как надо. А он умел - как надо.
  Чернота медленно переходила на его ауру, светящуюся ярко и сочно, растворялась в ней и на долю секунды аура потускнела, но затем снова засияла ровным, сильным светом. Андрей задумался над тем, сколько же нужно болезни, чтобы его аура потухла совсем, и не влияет ли вот эта принятая на себя болезнь на здоровье.
  Прислушался к ощущениям, но ничего плохого не ощутил, никаких болезненных явлений, ни уколов, ни ломоты. Как было всё, так и осталось.
   Наконец, последние остатки черноты ушли из Олры, блаженно закрывшей глаза и распустившей красивые, пухлые губы. Андрей немного ещё последил за её аурой, и усмехнувшись, добавил в ауру над животом оранжевого цвета, нагнетая его до полной яркости. Он не знал, почему так сделал, чисто на основании интуиции (а может он подглядел, когда занимался с ней сексом?).
  Олра протяжно застонала, и вдруг её живот стал дёргаться, а всё тело свело судорогой, не проходящей несколько минут. Он пОходя устроил ей мощный оргазм, такой, какие у неё были этой ночью, а может даже сильнее.
  Через минут пять она успокоилась, широко открыла глаза и хрипловатым от возбуждения голосом сказала:
  - Кто ты такой?! Ты демон! Я никогда ещё не испытывала такого наслаждения, думала, я сейчас умру! Я потеряла сознание? Нет? У меня перед глазами точки плавают...ох, ты и...у меня слов нет. Может не пойдёшь никуда, поваляемся? Ну пожалуйста! Ну хоть полчасика! Успеешь к своим друзьям, никуда они не денутся! Ну пожалей меня, останься, мне так мало радости в жизни досталось!
  - Спекулянтка! - хмыкнул Андрей и решительно потянул с себя сапог...
  Вышел от подруги он только через час. Она была ненасытна, как течная кошка. И только когда он решительно оторвал от себя её руки, она сдалась, но пригрозила, если он не придёт вечером - найдёт его и искусает до полусмерти. На том и сошлись.
  Кстати сказать - одним из аргументов заманивания его обратно было обещание взять его вместе со всеми друзьями на постой, со всем обеспечением - лишь бы делал то, что сегодня ночью. В устах другой женщины это прозвучало бы глупо и вульгарно, как будто ему предлагали отрабатывать постой своим телом, но у Олры это звучало весело и непринуждённо - на неё трудно было обижаться. Она была откровенным и чистым человеком, настолько чистым, что даже трудно представить что-то такое чистое в этом чёрном, злом мире.
  - Ты - мерзавец! Я подозревала, что ты мерзавец - но не до такой степени!- Шанди шипела, скакала, как мяч и норовила тяпнуть партнёра за ногу - ты там совокуплялся, как бродячий кот, а я...а я...у меня последний глоток молока был вчера! Почти месяц назад!
  - Какой месяц? Ты с ума сошла? Ты же вчера вечером налопалась печёнки, напилась молока так, что пузо раздулось, неужели так проголодалась!
  - Проголодалась?! Да я сейчас тебя сожру, если ты не обеспечишь мне кусок печёнки и литр молока! А ещё, а ещё...я потом придумаю. Пошли, скорее! - Шанди, подняв хвост трубой, бросилась вниз по лестнице, а её напарник, усмехаясь, запер дверь в комнату и направился следом.
  Ему пришлось зайти в мойню после ночи с Олрой, и он немного задержался. Шанди, сидя в комнате сильно рассердилась, проголодавшись, так что её возмущение вылилось в великолепный фонтан ругани. Она шипела, как прохудившаяся шина и чуть не плевалась от ярости. Ну что же - она заслужила право на раздражение - гулянки гулянками, но тех, кого приручил, забывать нельзя. Особенно если он заперт в тесном номере гостиницы.
  В зале было тихо. Следы вечернего безумства убраны, а из столиков занято только два - за одним сидят вчерашние купцы, обсуждавшие поездку, а за другим...за другим Шанди, с урчанием пожирающая свежую печёнку. Рядом сидит Олра, и с улыбкой поглядывает на 'кошечку', поглощающую питание, как мусороуборочная машина.
  - Привет! Давно не видались! - поприветствовала любовника женщина - сейчас принесут пироги. Они сегодня удались. Эй, эй, не лезь за деньгами, в самом деле! Я, наверное, себе могу позволить угощать тех, кого хочу. Надеюсь, ты не задушен предрассудками насчёт того, что мужчине не пристало принимать подарки от женщин? Ну и славно. Ешь, скорее. Мадра, принеси ещё яблочного сока. С утра пить пива совсем не аристократично, не правда ли, мой дорогой? - обратилась она к Андрею, тот фыркнул, а Мадра, вытаращив глаза побежала исполнять заказ и сообщить о важной новости своим коллегам: 'Хозяйка нашла себе нового мужика! Да такого красивого! Вот везёт же! - Будет у тебя гостиница - тебе тоже так повезёт'
  - Ты найдёшь купеческий квартал? Может тебя проводить? - озабоченно спросила Олра, поводя хитрыми глазами.
  - Не сбегу я - ухмыльнулся Андрей - клянусь, что обязательно вернусь сегодня вечером. Если надо, конечно.
  - Ну вот зачем так сказал? - возмущённо фыркнула Олра - надо, конечно. А!- ты должен был услышать длинную тираду о том, что я не могу без тебя жить, и что ты обязательно должен оказаться со мной в постели, и лучшего чем ты любовника у меня не было? Ну - считай, ты услышал. Кстати, забыла спросить, а что с лечением? У тебя получилось?
  - Ты чувствуешь, чтобы что-то болело? И вообще - прислушайся к организму - как он себя ощущает? То-то же... я думаю, что у тебя теперь всё в порядке. Но не обольщайся - пройдёт какое-то время, прежде чем ты убедишься в том, что всё получилось как надо. Не жди молниеносного результата.
  - Я разве дала основания считать меня дурой? - усмехнулась женщина - знаю, всё знаю. Буду ждать. Ох, как я буду ждать! А ты постарайся...пока не уехал, ладно? Пожалуйста... Что касается купеческого квартала - я имела в виду - не послать ли с тобой проводника? Сейчас кликну кухонного парнишку, и пусть тебя проводит. Он рад будет поотлынивать от дела. А мне надо заняться приёмом товара - сейчас должны вино привезти, мясо, зелень, муку - да много чего привезти. Не уследишь - эти идиоты сейчас мясные туши на мешки с мукой взгромоздят, а зелень бросят под ноги и будут топтаться. Народ у нас совершенно бестолковый и безответственный.
  - Думаешь, только у вас? - рассмеялся Андрей - это во всех мирах...хммм...во всех городах такой. Меня всегда раздражало то, как человек даёт обещание, и не выполняет его. Или договаривается о встрече, и опаздывает на полчаса, или ещё большее время. Ну почему я должен ждать этого придурка? Почему он не ценит моё время, и так ценит своё?
  - С такими убеждениями трудно жить в мире - грустно улыбнулась Олра - я сама такая. Иногда просто хочется взять палку и побить этих паразитов. Вам, мужикам, легче - взял, да и отлупил негодяев. А нам приходится сложнее, приходится быть изощрёнными интриганками, воздействуя кнутом и пряником, уговаривая, взывая к совести...и проигрывая. В некоторых случая всё-таки надо прибегать к силе.
  - Есть такое выражение - добро должно быть с кулаками - усмехнулся Андрей, засовывая в рот последний кусок пирога, запивая его соком и нацеливаясь встать с места - ну всё, нам пора. Пошли, моя ласковая подруга!
  Андрей поднял Шанди, посадил на левое плечо, где она и устроилась, с удовольствием разглядывая окружающую действительность. Олра поцеловала его в щёку, чем вызвала бурный всплеск эмоций кухонного персонала, выглядывающего в окошко раздачи, и Андрей вышел на улицу, направляясь к центру города.
  Через минуту его нагнал пацанёнок лет четырнадцати, вертлявый и шустрый, как большинство городских пострелят и сообщил, что хозяйка отправила его показать, где находится купеческий квартал. И что лучше идти туда не через центр, а вот по этой боковой улице, потому что она кривая и выведет на другую улицу, которая поведёт к...в общем - лучше нанять извозчика и тот за пару серебряников довезёт туда, куда надо, и не нужно будет сбивать ноги. А он, если господин не против, побежит по своим делам - он же не может оставить трактир на такое долгое время без надлежащего присмотра?
   Андрей шибко сомневался, что мальчуган тут же побежит в трактир таскать воду и чистить овощи - скорее всего сдёрнет к своим уличным друзьям и займётся чем-нибудь поинтереснее, но его идея по поводу извозчика была совершенно верной. Тем более что один из представителей местного племени таксистов обнаружился на перекрёстке, уныло стоящим на 'пятаке' в ожидании выгодного клиента.
   Андрей бросил радостному мальчишке медяк и пошёл к пролётке, будя ошеломлённого 'водилу', уснувшего в своём 'рено' (Что?! А?! Как?! Да-да! В лучшем виде! Поехали! Иээххх!'
  Ехать до купеческого квартала оказалось довольно далеко - с полчаса пролётка петляла по кривым улочкам, громыхая окованными железом колёсами и с трудом разъезжаясь с встречными телегами и конкурентами 'таксёра' - с одним он даже крепко поругался, проскакивая мимо и норовя врезать по тому кнутом. Как понял из их перепалки Андрей, второй 'таксёр' был нарушителем конвенции и забрал клиента вне очереди, из под носа первого. За что его ожидала кара при первой же их встрече. Сейчас просто некогда, так как он везёт господина. Но вот потом...
  Что будет потом, Андрей не узнал, потому что второй извозчик ускользнул, нахлёстывая бодрую лошадку, а через минуту они уже оказались в квартале, состоящем из добротных домов, являющихся, в основном, лавками для продажи товара. Андрей расплатился, влез из пролётки и оказался посреди незнакомого города, не зная куда идти и с чего начать.
  Начинать, как всегда, нужно было с начала, так что он пошёл в первую попавшуюся лавку, над которой висел на цепях металлический сапог, поскрипывающий на лёгком утреннем ветерке.
  - Приветствую, господин! - встретил его улыбкой пожилой человек, сидящий в углу комнаты, заставленной полками с сапогами и башмаками различных видов и расцветок - вам подобрать что-то достойное вашей мужественной внешности? Такому красавцу не пристало ходить в простых, стоптанных сапогах!
  - Нет, благодарю - улыбнулся Андрей - я бы хотел кое-что спросить. Вы, случайно, не знаете тут дом, где живут мужчина по имени Фёдор, его жена Алёна и девочка Настя? Они не так давно прибыли в город, а я друг их семьи. Хотелось бы навестить, а как найти - не знаю.
  - Хммм...жаль, конечно, что вы не покупатель...но что поделаешь. Может и на нашей улице когда-нибудь перевернётся телега с золотыми. В общем так - слышать я не слышал про вашего друга - видимо ваш друг недавно сюда прибыл, но спрашивать нужно Симона. Симон - агент по недвижимости. Он, ваш друг, обязательно или снял жильё, или купил. А все сделки или проходят через Симона, или он знает, кто и что купил-продал. И не только - его связи простираются очень, очень далеко, и знает он многое - если не всё. Только должен предупредить - он человек, хммм...любящий деньги, скажем так, и за просто так ничего рассказывать не будет. А найти его можно, если пройти вот по этой улице два квартала, там будет серый дом в два этажа, с вывеской 'С'. Его легко узнать, не ошибётесь. На двери звонок - дёрните три раза подряд - так обычно звонят местные, что приходят насчёт покупки недвижимости - он, даже если в сортире сидит, сразу выбежит, даже не подтерев зада - ну как же, деньги могут уйти! Удачи вам в поисках.
  - Благодарю. Я вам что-то должен за информацию?
  - Да перестаньте! Я же не Симон! - старик весело фыркнул и снова уселся в своё кресло, протянув ноги на табуретку - лучше, как надумаете купить башмаки, или сапоги - придите ко мне. Я вам хорошую скидку сделаю, за то, что вы приятный уважительный человек.
  - Взаимно. Обязательно, как буду менять обувь - приду к вам. Обещаю! - Андрей улыбнулся и вышел на крыльцо лавки - в последнее время ему почему-то везло на хороших людей, и он даже слегка обеспокоился - как бы не исчерпать лимит.
  Но нет - Симон сразу восстановил баланс, так как оказалось, что это совершеннейшая гнида, мечтающая лишь о том, чтобы клиент пришёл, отдал денег, и...ушёл. Всё. До следующего раза - чтобы повторить пройденное.
  Маленький человечек, с торчащими из носа толстыми чёрным волосами и кудрявой головой, он напомнил Андрею одного знакомого адвоката, выжигу и аферюгу. Тот защищал бандитов и всех подозрительных типов, главное, чтобы у них были деньги. Андрей столкнулся с ним на заре своей деятельности, когда ещё числился в рядах вооружённых сил, но уже не очень чтобы так - числился, но выполнял задания совсем несовместимые с честью военного. За это ему уже платили деньги.
  Однажды он вляпался в непонятку, попав в милицию со стволом на руках, и занимался им вот этот самый адвокат, в считанные дни вытащивший его из застенков.
   В порыве откровенности, адвокат пояснил Андрею, когда отвозил его на своём бентли от сизо, что главная работа адвоката это не витийствовать на суде - забыть надо всяких там Плевако и Ария. Главное - наладить контакты. Чтобы знать - кому сколько дать. Берут все. Не берут только мёртвые. И главное в этом деле, когда попадёшься на взятке, молчать и никого не сдавать - ни судей, ни прокурских, ни ментов. И тогда, ты и на зоне будешь жить как человек, и выйдешь раньше, и бабла при посадке не лишишься, и можешь снова, быстро, заняться той же деятельностью.
  Адвокат был слегка пьян - он любил хорошие, дорогие вина. Вёл машину водитель. Почему он разоткровенничался перед незнакомым клиентом? Да кто знает - может хотел произвести впечатление, тщеславие. Да почему и нет? Он же ничего такого нового не сказал, это и так известно каждому первому.
  - Информация будет стоить пять золотых! - сразу безапелляционно заявил Симон - или ищите другого информатора! Мало ли зачем вы их ищете - может грохнуть хотите? А я потом проблем получу. Пять. Всё.
  - И если вы знаете, что я хочу их убить, всё равно дадите мне информацию? - спросил Андрей, чувствуя дрожь в руках от желания свернуть шею дерьмецу.
  - А что так возбудились? - усмехнулся Симон - если вы хотите их убить - ваши проблемы. Не я же их убиваю. Всё стоит денег. И вот эта информация стоит пять золотых. И я вам дам адрес. И я гарантирую, что те, кого вы ищете, находятся по этому адресу. По крайней мере а последние несколько дней они были там. Без меня вы будете искать их долго, несколько дней. Найдёте, да. Потратите время, деньги, силы, и найдёте. Или же пять золотых, и скоро вы обнимаете - или убиваете - тех, кто вам нужен.
  - Скажите - поинтересовался Андрей, ласково улыбаясь Симону - почему вы до сих пор живы? Вот я сижу, и думаю - а может ему шею свернуть?
  - А невыгодно. Я всем нужен. И вам нужен. Вот понадобится вам какая-то информация, или же контакт с каким-нибудь высокопоставленным негодяем - куда вы пойдёте? Что будете делать? Ко мне пойдёте. Зачем резать куицу, несущую золотые яйца? Смысла нет. Ну да, я негодяй. И что? Это как-то повлияет на качество информации? Я всегда держу слово, если я дал информацию - она на сто процентов точна. Зачем меня убивать?
  - Сука ты - буркнул Андрей - один золотой, и не серебряником больше.
  - Четыре
  - Два!
  - Три, и не меньше! Последнее слово. Меньше не будет, и то, только потому, что ты не собираешься их убивать. А так было бы дороже.
  Через десять минут Андрей шёл по улице вниз, под небольшой уклон, и думал о том, что всё-таки с такими откровенными циниками и подлецами иметь дело легче, чем с теми, кто внешне ставит себя ангелами, а в спину шипит гадости и исподтишка строит козни. Эти ясны, как божий день, а вторые - опаснее всего. Тут всё просто - отдал бабла - гони товар. Честная сделка.
  На перекрёсте стоял давешний извозчик, который обрадовался клиенту и вмиг домчал его до искомого адреса. И всего за серебряник. После долгого объяснения о трудностях жизни и дороговизне овса.
  Простой дом - крепкий, одноэтажный, с крепкими воротами. Там ли Фёдор? Сколько он уже его не видал? Несколько месяцев? Уже и не упомнить - сколько он не видел друга - пока был в плену у графа, потом путешествовал к Драконьей горе, потом добирался до столицы...
  Андрей решительно подошёл к воротам и забарабанил в калитку. Никто не ответил, и тогда он усилил напор. Опять ноль. Неужто - обманул Симон? Он уже долбил ногой, пяткой, когда калитка открылась и хриплый голос грозно спросил:
  - Какая сука тут ломает калитку? Вот я сейчас башку-то снесу! Там же есть верёвочка - дёрнуть, что, ума не хватает?
  - Не-а...глупый я совсем - признался Андрей - привет, друг. Как вы тут без меня?
  - Андрюха, ты!? - Фёдор выскочил из калитки, принял Андрея в медвежьи объятия и поднял, сдавив так, что у того хрустнули кости - наконец-то! Я знал, что этим козлам тебя не погубить! Скорее, заходи! Только у нас беда... - он вытер глаза левой рукой - в правой же Гнатьев держал неизменную саблю.
  - Что такое? Что случилось? - захолодел Андрей - кто-то напал, обидел вас? Исчадья?
  - Нет. Чума. Тсссс...а то нас тут запрут в доме, а дом спалят. Скорее заходи!
  Фёдор втащил Андрея во двор, и оглянувшись по сторонам - не видел ли кто - запер калитку.
  - Не знаю, где они подцепили - вначале Алёна слегка, потом Настёнка. Буквально вот - два дня как. Они на базар ходили, возможно подцепили от кого-то из приезжих. Тут это бывает. Смертность пятьдесят процентов. Обычно, как кто заболеет, из дома не выпускают, окна-двери забивают, только через месяц заглядывают - если выжили, значит выжили. Нет - значит нет. А дом сжигают. Я пока не заболел, держусь. Ухаживаю за ними. Они уже нарывами покрылись - смотреть страшно.
  - Ни хрена себе... Во ты меня радуешь. Веди к ним. Они в сознании?
  - Уже нет - бредят в горячке. Андрюха, спаси их, а? Ты же сможешь, Андрюх? - мужчина беззвучно заплакал, и по его щекам потекли большие, прозрачные слёзы.
   Всегда страшно, когда близкие тяжело болеют..а уж чума...
   Андрей никогда с ней не сталкивался, на Земле эта болезнь давно была уничтожена, но раньше, в средние века, она косила людей сотнями тысяч. Миллионами. Даже выражение такое появилось - 'Пир во время чумы' - когда люди, зная, что всё равно умрут, и спасения нет, пускались во все тяжкие - пили, гуляли, совокуплялись с кем попало - терять-то всё равно нечего! И действительно - многие их них умирали в считанные часы.
   Кстати сказать - земная чума отличалась от здешней - та убивала людей за часы - два-три часа, и труп. А тут - два дня, и только лихорадка, выживаемость пятьдесят процентов. У земной чумы смертность более девяносто процентов, это он знал точно. Как-то попалась статья о 'Чёрной смерти', так он с удивлением узнал, что некогда от чумы полегло более пятидесяти миллионов человек, и это тогда, когда населения-то было не как сейчас - миллиарды, а гораздо, гораздо меньше.
  - Пошли, пошли, ничего страшного, сейчас всё решим! - Андрей подтолкнул друга в плечо, и тот заторопился, заводя его в дом.
  В комнатах пахло тленом, смертью и затхлостью, как и всегда рядом с тяжело больным человеком.
  Андрей посмотрел на Шанди, и спросил:
  - Может погуляешь на улице? Во дворе? Чего ты со мной будешь болтаться - иди, подыши воздухом.
  - Я не против - кротко ответила дракониха - тем более что мне надо сходить по нужде. Только дверь на закрывай, чтобы я могла войти.
  - Не закрою. Федь, она просит не закрывать двери, чтобы могла потом сама войти. Оставь открытой, заодно пусть тут немного проветрится, а то запах ужасный.
  - Ты разговариваешь с кошкой? И она отвечает? - вяло удивился Фёдор - впрочем - рядом с тобой уже ничему не удивляешься. Пойдём вот сюда, тут они.
  Алёна и Настя лежали в комнате, накрытые тёплыми одеялами и тряслись в лихорадке. Их лица были красными, а когда Андрей откинул одеяла, то увидел несколько чёрных, с фиолетовым оттенком нарывов, выросших на их телах в подмышечных впадинах и на груди, животе, шее. Зрелище было отвратительным - чума, это не то зрелище, которое радует глаз. А тем более - нос.
  Чувствительный нос Андрея ощутил такую вонь, что у него чуть не помутилось в голове. Андрей пошатнулся, и Фёдор с испугом поддержал его под руку:
  - Что с тобой? С тобой всё в порядке?
  - Норма. Понимаешь, у меня нос стал как у собаки...я запахи чую, как охотничий пёс...вот и получил заряд запахов по носу. Ничего страшного, привыкну. Дай мне стул, и молчи, не мешай.
  Андрей осмотрел пациентов - над ними клубились сполохи чёрного и красного, охватывая их буквально со всех сторон.
  Начать он решил с Насти, как с самой слабой. Протянув руки вперёд, Андрей коснулся ауры девочки и его пронзил удар боли, такой, что он не смог удержаться и скривил лицо. Потом выправился, и стал всасывать в себя чёрную энергию болезни. Аура светлела, красного становилась всё меньше, меньше, чёрное серело...и через пять минут на постели лежала розовая, вполне на вид здоровая девочка. Её нарывы исчезли, рассосавшись, и не оставили на теле даже следа. Настя спала, дыша ровно и глубоко.
  Теперь настал черёд Алёны - тут болезнь зашла глубже, и монаху пришлось потрудиться больше. Он всосал в себя её болезнь минут за пятнадцать, не оставив в женщине ни следа от страшной чёрной смерти.
  Фёдор стоял рядом, вцепившись в спинку стула и молчал, потом, когда всё было закончено, он молча обнял Андрея и уткнулся ему головой в грудь. Плечи его тряслись, а Андрей смущённо приговаривал:
  - Ну, чего ты, всё кончилось, всё хорошо, перестань! Буди их - пусть прибираются, всю эту дрянь надо сжечь в печи, а комнату залить спиртом, вымыть всю, как есть - пол, стены, потолок. И дай-ка я на тебя погляжу - с тобой-то всё в порядке? Нормально. Здоров, как бык. Видать так проспиртовался, что болезнь тебя напугалась. Помоги мне - я что-то приустал... - Адрей тяжело встал, и у него в животе как будто что-то заболело. Он побледнел и побежал к выходу - только успел перешагнуть за порог, как его вырвало пирогами, которые он недавно ел. Фёдор с ужасом смотрел на него, и побледнев, сказал:
  - Так начинается чума! Неужто же и ты заразился?! Тебя-то чем теперь лечить? Ты сам никак не можешь себя вылечить?
  - Сейчас всё устроим - усмехнулся монах, и отойдя от опоганенного места, стал раздеваться, снимая одежду и обувь. Потом подал импульс, и быстро, в считанные секунды перекинулся в Зверя. Сделав несколько прыжков, он обернулся к ошеломлённому Фёдору, никогда не видевшему его в роли Зверя и помахал ему лапой, отчего тот ещё больше обалдел.
  Неожиданно, в дверях показалась Настёна. Она спросонок тёрла кулачками глаза, и увидев Зверя радостно пропищала:
  - Собачка! Пап, какая собачка хорошая! Ты купил собачку?!
  - Доча, иди в дом, иди! - Фёдор быстро затолкал Настю в коридор и махнул Андрею рукой. Тот снова перекинулся в человека, и быстро оделся. Чувствовал он себя отлично, его не тошнило, а тело было наполнено энергией так, что хотелось бегать, скакать, кричать.
  Андрей подавил порыв, и тут же сильно захотел есть - трансформация, есть трансформация, так просто не даётся. Он немного посидлел на улице, на скамейке возле входа, и пошёл в дом, где уже полным ходом шла приборка - Алёна встала с постели, бегала в кухне, таская кадки, тряпки, воду. Увидев Андрея, она подбежала и обхватив его за шею, поцеловала:
  - Наконец-то! Как ты вовремя! Почему-то ты всегда так вовремя, если бы не ты...не ревнуй, Федя, он мне дорог, как брат!
  - Я знаю - усмехнулся Фёдор - эй, Настёнка, глянь, кто пришёл!
  - Аааа! Дядя Андрей! Урааа! А где собачка? Это твоя там собачка была? Куда собачку дели? Пап, собачку!
  - Нет собачки. Зато есть кошечка - глянь, какая славная! - Фёдор кивнул на входящую в дом Шанди, и Настёнка с визгом бросилась к драконихе.
  - Осторожнее! - всполошился Андрей - это очень сердитая кошечка! Она может поцарапать!
  - Глупец - сразу отреагировала Шанди - я младенцев не трогаю! Они всяко лучше вас, взрослых - чище вас и порядочнее. Впрочем - если она будет дёргать мой хвост - я её выпорю!
  Шанди аккуратно отбила мягкой лапой руку Насти, тянущуюся к её драгоценному хвосту, и благосклонно дала погладить себя по голове. Потом легко вспрыгнула девочке на плечо, где и устроилась, как экзотический воротник, обернувшись вокруг шеи.
   - Славная кошечка - Алёна восхищённо посмотрела на разлёгшуюся Шанди и заторопилась - мужчины, идите разденьтесь! Одежду давайте сюда - я её всю выстираю. Как бы зараза не впиталась. Вообще - я бы выехала из этого дома, не зря дома сжигают после того, как в них заболевают чумой. Нет - мы вот как сейчас сделаем: кровати - во двор! Одеяла, подушки - на кровать! Раздевайтесь! Дочка - выйди, папка с дядей Андреем тут будут голыми задами сверкать, тебе пока рано на голых мужиков смотреть. Давай, давай отсюда, я сказал! Иди, кошечке покажи куколок, домик для них, поиграй с ней, а то ей скучно. Андрей - я видала голых мужиков, не сомневайся, так что можешь раздеваться - я на твою девственность не покушаюсь. Вынесли? Ага - одежду долой! Сейчас я вас Федины штаны принесу и рубахи. Только прежде - вымыться - сейчас корыто будет. Отмывайтесь хорошенько - это вам не что-то, это Чёрная Смерть! Я пока что комнату водкой ототру. Надо будет её ещё окурить - я потом куплю на базаре специальные коренья - есть такие для окуривания после болезней.
  Андрей натянул чистые Фёдоровы штаны, надел рубаху и усмехнулся:
  - Жена-то у тебя боевая стала. И куда делась та нерешительная, напуганная женщина, что мы встретили на дороге?
  - У тебя что-то с памятью - усмехнулся Фёдор - она и тогда была бой-баба. Вспомни-ка, как она выступала на толпу односельчан и собиралась пойти в лес биться за Настёну с кикиморой? То-то...а говоришь - нерешительная. Она мне вина пить не даёт - я только бутылку в руки - она в драку! Знаешь, я забыл, когда уже и вина-то как следует пил. И ещё - ты знаешь, она ведь беременна...
  - Поздравляю! - искренне порадовался Андрей - значит у вас на самом деле так всё серьёзно? Это здорово, я рад за вас.
  - Пока не видать живота, но уже... Что касается серьёзности - я и сам не думал, не гадал. Это я настоял - хочу ребёнка, и всё тут. Она не хотела, говорит - что впереди - непонятно. Но ведь если всё время ждёшь и ждёшь, когда заживёшь спокойно, можно и не дождаться счастья, не так ли? Мне уже за сорок, и ничего за душой, кроме старого дома, да сумасбродного друга, влипающего в неприятности. На старости лет встретить любовь - надеюсь, ты меня поймёшь.
  - Пойму... - усмехнулся Андрей и перед глазами почему-то встало лицо Олры - наверное, пойму.
  - Андрей, какие у нас планы? - осторожно поинтересовался Фёдор, расчёсывая деревянным гребешком мокрые волосы - ты так и собираешься в Балрон? Или решил обосноваться тут, в столице?
  - Да, собираюсь. И надеюсь, что вы последуете со мной. Почему? Потому что тут оставаться опасно. Потому что за нами тянется такой вонючий хвост, что его вонь может перебить все запахи жизни вокруг нас. Потому что...в общем ты и сам всё знаешь. Дом купил, или снял в аренду?
  - Купил - грустно ответил Фёдор, поглядывая в окно - ты прав, конечно. Я сам всё понимаю - вдруг сюда дойдёт информация Исчадий...кстати, а как ты с графом разобрался? Как ты вырвался от него? Расскажешь?
  - Расскажу. Я тебя тоже понимаю - дом, достаток, любимая женщина - и вдруг - пускаться в неизведанное путешествие, в какое-то чужое государство, неизвестно как там пойдут дела. С беременной женой и маленькой приёмной дочкой... Федь, я тебе одно скажу - там, где нет исчадий, какое бы оно государство не было - всё равно лучше, чем тем, где они есть. Согласись, что это так. Деньги у нас есть...кстати, ты не все ещё истратил? Нет?
  - С ума сошёл - там столько, что истратить трудно. Впрочем - если постараться - можно. Просто масштабы у нас не те. Я только на дом взял, да на проживание, и то - из своих. Твои все целы, я не трогал. Там ещё украшений на круглую сумму - хватит на всё.
  - Федь, ну чего ты ерундишь? Мне деньги нужны только для того, чтобы о них не думать. Бери столько, сколько тебе надо, не стесняйся. Это проклятые деньги, и чем быстрее они уйдут, тем лучше. Твоё-моё...ерунда какая.
  - Ты взрослый человек, тебе тоже нужны деньги на обзаведение в этом мире, ты не обязан нас кормить-поить. Я тоже взрослый, должен обеспечивать свою семью сам, а не рассчитывать на друга, иначе это не по-мужски получается - нахмурился Фёдор
  - Ну что ты за упрямый осёл! По-мужски - не по-мужски, чего ерунду порешь! - рассердился Андрей - говорю тебе - надо - бери денег! Если так тебе будет спокойнее - потом сочтёмся. Считай - в долг взял, если тебе так легче. Всё, вопрос закрыт - а то мне тебя уже треснуть хочется!
  - Эй, вы чего тут ругаетесь? - вошла Алёна - обедать пошли. Только прежде подпалите кровать с барахлом. Я там дровами обложила, бутыли с крепкой водкой рядом поставила - польёте, всё нормально и сгорит.
  - Может, когда будем уезжать, этот дом подпалить? - предложил Андрей - пропади пропадом эти деньги, зато никому чумной дом не достанется. А то вселятся люди, и подцепят заразу. Кстати - второй раз ей болеют? После того, как переболели?
  - Нет. Больше не болеют - отрицательно мотнула головой Алёна, и нахмурилась - всё-таки уезжать? Я знала, что так будет... - она тяжело вздохнула, потом встрепенулась и добавила - а подпаливать не надо. Я хорошо вымыла, а потом окурю всё. Жалко дом. Мы тут так хорошо жили... - она взглянула на Фёдора и её глаза затянуло поволокой, как будто она что-то вспомнила - ничего, ещё лучше дом купим. Правда, мужики?
  - Правда - усмехнулся Андрей - Фёдор, тебе не баба, а клад достался. Береги её! Не будешь беречь - я сам на ней женюсь! Такие бабы на дороге не валяются!
  - Но-но! - рассмеялся друг - такая самому нужна, особенно с тем, что у неё в животе!
  - Ну вот, всё выболтал - покраснела Алёна - я на третьем месяце уже, Андрей. Фёдор настоял...
  - И правильно настоял! - заверил монах - нечего откладывать, надо сейчас жить. А мы постараемся, чтобы твоему будущему ребёнку было где жить. Вот переберёмся в Балрон, купим дом, хороший дом, лучше этого, и будете в нём жить, поживать, добра наживать.
  - Всё, хватит болтать - за стол пошли. Федь, сходи, подожги эту заразу, а то забудем.
  - Вместе сходим - ответил за друга Андрей - вы с Настёной пока садитесь, ешьте, а мы через пару минут придём, хорошо? А то девчонку уж голодом заморили, ребёнку надо хорошо питаться, особенно после болезни.
  Алёна кивнула головой и исчезла в гостиной, а мужчины пошли во двор, где стояла деревянная кровать, на которой раньше лежала Алёна. На этой кровати стояла вторая кровать - Настина, и на них уже было навалено барахло Фёдора и Андрея - штаны, куртки, сапоги. Андрей пощупал пояс с деньгами - чуть не забыл про него и не отправил к небесам с чёрным дымом.
  Они обошли кучу, полили её из больших стеклянных бутылей крепкой водкой, практически спиртом. Потом Фёдор пощёлкал кресалом (Андрей так и не освоил в нужной степени это искусство - зажигать огонь с помощью таких древностей), и скоро голубое пламя взметнулось вверх, а за ним занялись сухие дрова, облизывая языками пламени заразные матрасы, одеяла, уничтожая Чёрную Смерть, въевшуюся в во все поры одежды, белья и дерева кроватей.
  Мужчины немного постояли у огня, глядя в языки пламени, как будто не в силах оторваться от зрелища, и Фёдор спросил:
  - Ты у нас, конечно, ночуешь? Кроватей нет, но мы постелим на полу - матрасы найдём!
  - Нет. Я в гостинице ночую - слегка смущённо ответил Андрей
  - Чего это в гостинице? Зачем? Деньги тратить! Мы что, чужие тебе? Ты чего стесняешься? Даже и не думай! Ночуешь тут! Никаких вариантов больше.
  - Я обещал, что буду ночевать в гостинице - усмехнулся Андрей.
  - Кому обещал? Чего это ты обещал...ээээ...друг мой - неужто свершилось? Монах, и завёл себе женщину? Ну-ка, ну-ка, с этого места поподробнее! Как её звать, кто такая, где живёт и чем занимается?
  - Ну щас прям! - рассмеялся Андрей - может тебе ещё рассказать в каких позах мы занимались любовью?
  - И это можно - невозмутимо парировал Фёдор - может я что-то новое узнаю. Может у вас там, в параллельном мире, какие-то особые выверты есть, так нам с Алёной может они и по ндраву придутся! Она любит всё экзотичное.
  - Это чего ты там про меня рассказываешь, охальник? - послышался весёлый голос Алёны - только оставишь этих мужиков одних, и тут же начинаются сплетни! Вы, в конце-то концов, пойдёте обедать, или нет?! Я сейчас вот вас веником погоню!
  - Погонит, погонит, злостная баба! - забеспокоился Фёдор - пошли за стол, там и расскажешь. Слышь, Алён, наш-то Андрей себе женщину тут уже нашёл! Вот тебе и Андрей, вот тебе и скромник!
  - А что, он мужик видный, почему бы и нет? - Алёна по-хозяйски окинула взглядом смутившегося монаха - он ещё как будто и помолодел с тех пор, как мы его видели. Красавчик, да и только! Смерть бабам. Если бы не ты, мой корявый, любимый муж, то... Ну пошли, пошли, щи стынут, а тёплые щи это уже извращение!
  Она прошли на кухню, пересмеиваясь и подшучивая друг над другом, и сели за стол. На его краю важно сидела Шанди, которую с рук кормила Настёна, громко восхищавшаяся статью и красотой кошки, отчего та млела и мурлыкала, как настоящая. Краснели тарелки с красным борщом, именуемым здесь то щами, то собственно борщом, стояла бутылка с вином, к которой Фёдор тут же радостно протянул руки, с криком: ' Повод есть! Есть повод - друг приехал!'
  Они разлили вина - Алёна тоже немножко плеснула себе в стакан, чокнулись, за встречу и выпили, шумно заедая горячим борщом. Он был просто огненным, потому приходилось дуть на ложку, благо, что ложки были деревянными и не обжигали губы.
   Несколько минут они насыщались молча, потом Фёдор приподнял бровь, и пожаловался жене:
  - А ведь ускользнул от ответа! Что за женщину встретил, где, кто такая, как звать! Алён, а ведь всё тихоней прикидывался. Я уж, грешным делом, стал подумывать - может он не женщин любит...
  - Тьфу на тебя! - фыркнул Андрей - ну женщина, как женщина. Олрой звать. Хозяйка гостиницы. Очень хорошая, приятная женщина. Но вряд ли что с ней что-то серьёзное - зачем я ей, перекати-поле этакое, злобный, побитый жизнью мужик...
  - Не знаешь ты себя, Андрей - усмехнулась Алёна, поглядывая на него исподлобья - многие женщины были бы готовы прожить рядом с тобой всю жизнь. В тебе есть стержень, ты не согнёшься и не сломаешься. Ты настоящий мужчина, а женщины всегда к таким тянутся.
  - Красотка, небось - усмехнулся фёдор - и богатая притом! Может и не поедем никуда? На кой нам этот хренов Балрон? Когда нам и тут хорошо.
  - Мы уже говорили с тобой об этом - посерьёзнел Андрей - ты лучше скажи, что это такое? - он полез в карман и достал завёрнутый в тряпочку значок, тот, который ему показывала Олра, значок, сорванный ей с насильника.
  - Хммм..откуда это у тебя? - настороженно спросил Фёдор, угрюмо рассматривая значок, на котором были изображены череп со скрещёнными костями и сабля - это знак полка королевской гвардии, в которой служат только дворяне. Паскудный, я тебе скажу, полк. Как воевать - их нет. А вот на парады, да по трактирам - это самое то. Напакостят, напоганят, потом родители их выкупают. Ты-то как с ними столкнулся? Лучше от них держаться подальше - себе дороже.
  - А как их можно найти?
  - Ну, как? В казармах королевского дворца, конечно. Только тебя туда не пустят. Ты в своём репертуаре, да? Опять? Пора фургон готовить? Ну чего ты мне моргаешь? Она всё знает. Я же не могу скрывать от своей жены. Мы по жизни вместе, и она имеет право всё знать. Настён, поела? Иди, доченька, положи кошечку поспать. Иди. Мы тут взрослые разговоры разговариваем, тебе неинтересно будет. Иди, моя хорошая.
  Взрослые замолчали, а Настёна побежала в другую комнату, откуда скоро послышался её весёлый голосок - она разговаривала с Шанди.
  - Что они натворили, сразу говори - нахмурился Фёдор - и к чему нам готовиться?
  Андрей вздохнул, пожал плечами, и начал свой рассказ. Когда закончил рассказывать - Алёна сидела бледная, прижав ко рту платок, а Фёдор туча тучей, постукивая ножом по столешнице.
  - Что тебе могу сказать, начал он хмуро - да, таких тварей надо убивать, это однозначно. Но как тебе подступиться к этому делу - не знаю. И тем более, что ведь, уверен, ты хочешь, чтобы она их убила, чтобы отомстила за отца и за себя? А она решится на это? А если решится, как вы после будете после этого выстраивать с ней отношения? Ведь она похоже думает, что ты что-то вроде солдата, наёмника, а не... И не проболтается ли она после этого? И где-то надо будет держать этих уродов после того, как ты их похитишь. И ещё - мы рассуждаем, что будет ПОСЛЕ того, как ты их похитишь, но надо ещё ведь их найти, и как ты это сделаешь? Прошло...сколько? Ей было двенадцать лет. Сейчас - около тридцати. Восемнадцать лет! Где ты будешь их искать? Им сейчас лет по сорок, если не больше, скорее всего они уже в чинах, а может и вышли в отставку - и где ты их найдёшь? Я понимаю, что для тебя нет ничего невозможного, знаю тебя, как облупленного, но мне кажется, что это и для тебя уже -слишком.
  - Есть у меня одна задумка. Дело в том, что я знаю, как выглядел один из них. Тот, кому, собственно, и принадлежал этот знак. У тебя найдётся уголёк и лист бумаги?
  - Хммм...сейчас поищем. Алён, найди, пожалуйста, а то я сейчас буду полчаса ползать. Ты вечно уберёшь куда-то, найти не могу.
  - Да куда я уберу? Всегда в одном и том де месте лежит - ты всё запомнить не можешь. Вот, на тумбочке. А уголёк сейчас принесу.
  Алёна вышля, а Фёдор внимательно посмотрел в лицо Андрею, и негромко спросил:
  - Зачем тебе это надо? Ну, Исчадья - ясно. Но эти-то? Они зачем? Прошло столько лет, уже всё устаканилось - зачем?
  - Федь, не городи ерунды. Представь, что то же самое сделали с Алёной - и что ты бы сделал?
  - Честно - не знаю - задумался Фёдор - за мной теперь ещё и Настёна, и тот, кто сидит в животе Алёны. Не знаю... Хммм...а ты попался! Алён, он попался! Он сравнивает свою...как её? Олру?! С тобой! Похоже втюрился наш недотрога, попался в ласковые сети. Вот так вот. Сколько не бегай, а всё попадёшься. Я, старый карась, думал так и помру в своём тихом пруду, не оставив наследника - а вот поди ж ты! Судьбу не обманешь...на вот тебе - бумагу, на - уголь. Что, рисовать будешь? А ты умеешь?
  - Баловался когда-то в детстве. Даже в художественный кружок ходил - рассеянно сказал Андрей.
  - Куда ходил? - не понял Фёдор.
  - Школа такая...для детей. Где художествам учат. Не мешай, мне сосредоточиться надо.
  Андрей взял в руки знак, и стал впитывать его ауру. Перед глазами снова встало лицо человека, вначале показавшегося ему взрослым, но теперь он видел, что это парень, лет двадцати - двадцати пяти. Двенадцатилетней девчонке он показался старым, конечно, но на самом деле он был вполне молод. Лицо носило следы распутной жизни - красный нос с синими прожилками, нечистое дыхание, жёлтые зубы, толстые, мокрые губы... Монах несколькими штрихами набросал лицо, подчеркнув губы, широкие брови, глаза, с немного раскосым разрезом...
  Через пару минут перед ним лежал готовый портрет, по которому можно было легко узнать этого человека.
  - Да ты талант! - с изумлением протянул Фёдор - ты мог бы прославиться, как художник! Тебе бы портреты рисовать, а ты железками размахиваешь! Ну и ну...
  - Портреты мне удавались всегда, это точно - усмехнулся Андрей - учитель рисования был в восторге. Но жизнь как-то так сложилась - ушёл в армию, а там...пошло-поехало. И уже из этой колеи не выскочить.
  - Да, знаю по себе - кивнул головой друг - я, и то вон, еле-еле выскочил...впрочем - не до конца. Как же ты будешь разыскивать этого гада? Есть мысли?
  - Есть - Андрей изложил свой план, а Фёдор и Алёна поохали, дивясь его придумке. Потом Андрей засобирался, и уже поднимаясь из-за стола, вдруг спохватился:
  - Слушай, такое дело - мне нужно купить набор медицинских инструментов - самый лучший, самый дорогой. Где это сделать? Вряд ли они тут на дороге валяются.
  - Что, ты хочешь этих уродов по кусочкам резать? - не понял, и нахмурился Фёдор.
  - Надо будет - порежу - резко возразил Андрей - и скальпели мне для этого не понадобятся. Мне для другого дела надо. Для лечения.
  - Кстати, ты так и не рассказал, что с тобой было после того, как мы расстались! - спохватился Фёдор - упёрлись в твою личную жизнь, да негодяев обсуждали. А самое-то интересное осталось в стороне. Нееет...пока не расскажешь, никуда не уйдёшь. Ну-ка, Алёна, подопри дверь! Успеешь к своей красотке - мы дольше ждали. Колись давай - где был, чего делал.
  Андрей закрыл глаза, и снова сел на место, тяжко вздохнув.
  - И нефиг вздыхать! Совесть нужно иметь! Появился через полгода, где был, чего делал - ничего не ясно. Притащился с какой-то кошкой, ничего не рассказывает, и тут же убегать. Нет уж, сиди. Алён, налей-ка нам чаю. А может ещё винца нальём?
  - Хватит тебе винца! - отрезала Алёна - повода уже нет. Всё. А чаю сейчас устрою. Андрюш, ты рассказывай пока, рассказывай - я слушаю.
  Рассказа затянулся более чем на час. Когда Андрей дошёл до того, как он пришёл в гостиницу, то замолчал, добавив:
  - Остальное вы всё знаете
   Наступило долгое молчание. Потом Фёдор откашлялся, и негромко сказал:
  - Если бы мне рассказал кто-то чужой - я бы не поверил. Но ты?! Драконы, чудеса...я просто в шоке. И ты хочешь лечить это существо? В голове не укладывается.
  - Алён - я не хочу при Настёне, ты не могла бы её уложить поспать после обеда? - попросил Андрей - она ребёнок, мало ли где случайно сболтнёт - могут быть большие неприятности. Уложишь?
  - Сейчас попробую. Если удастся. Впрочем - она уже и сама спит - сообщила Алёна, выглянув за косяк - с твоей 'кошкой' обнялась, и спит.
  - Шанди, иди сюда. Только не разбуди ребёнка - попросил Андрей.
  Дракониха тут же появилась в дверях, и независимо прошла к столу. Потом запрыгнула на него, и села, поглядывая на людей. На неё упал луч из окна, и глаза кошки засверкали, как два изумруда.
  - Видите, какая она у меня красотка! - усмехнулся Андрей, а ещё - вредина, злыдня и обжора.
  - Сам-то кто? - невозмутимо парировала Шанди - как ты вчера лопал - это надо было видеть. Как два дракона жрал!
  - Она говорит, что я не лучше - усмехнулся Андрей - Шанди, покажи нам свой реальный вид, только реальный не по размерам - стол сломаешь.
  Чёрная кошка на столе замерцала, и через пару секунд на её месте остался небольшой дракончик, переливающийся в лучах солнца всеми цветами радуги и сияющий, как драгоценный камень. Люди выдохнули от восторга, как будто получили в поддых, а Андрей, глядя на сидящих с вытаращенными глазами Фёдра и Алёну, с удовольствием сказал:
  - Теперь вы понимаете, почему я попросил увести Настю? Такое забыть нельзя! Эта красотка навсегда западает в душу.
  - Вот теперь хорошо говоришь! - хихикнула Шанди - говори, говори дальше.
  - К этому телу, да характер бы попроще - продолжил монах, подмигнув дракончику - теперь видишь, Фёдор, что мне предстоит сделать. Смотри - Андрей оттянул перевитые, изломанные крылья Шанди - надо сломать кости, выправить их, связать шинами, срастить...а потом ждать, сможет ли она летать. Пока - только бегать может, и то плохо. Ленивая, да и засиделась в своей дыре. Всё, перекидывайся в кошку.
  Шанди замерцала, и через секунду на столе уже сидела обычная чёрная кошка, с блестящей, антрацитовой шерстью, изумрудными глазами и нервно подёргивающимся хвостом.
  - Вот так вот, друзья. Ну всё, нам пора - Андрей встал, и оглядев себя, с усмешкой сказал - придётся в лавку заходить. Не буду же я в твоём барахле шастать. Оно мне на пару размеров шире, чем надо.
  - Это в талии - усмехнулась Алёна - а в плечах вон трещит всё. Кое-кто отрастил себе слишком большой живот, ты не находишь? Ничего, скоро будет худым и стройным, как и ты.
  - С тобой станешь! - ворчливо заявил Фёдор - поднимает с утра - то дай, это дай, то сделай, это сделай, и выпить не даёт!
  - Бунт? Будем пресекать! Сегодня ляжешь на кухне! - засмеялась Алёна.
  - Чего сразу на кухне-то? Чего сразу репрессии? - забеспокоился Фёдор - айда, Андрюх, провожу тебя. Заодно расскажу, где инструменты продают. Я видал там, когда за лекарствами моим ходил. Это лавка лекаря-травника - как выйдешь, сразу направо, потом...
  Андрей толкнул дверь, зазвеневшую колокольчиком, тут же у стойки образовался невысокий старичок, с белой, окладистой бородой. Что-то вроде земного звездочёта - каким его рисуют на картинках.
  Андрей усмехнулся про себя - длинная борода, седины - непременный атрибут местного лекаря, как он уже понял. Ну кто пойдёт лечиться к юнцу, не разбирающемуся в жизни - по причине малого жизненного опыта. А раз не разбирается в жизни - как он может разбираться в болячках?
  - Приветствую вас! Что хотели бы купить? Есть возбуждающие мушки - для всех возрастов. Выпить растолчённых мушек и будете заниматься любовью всю ночь напролёт. Или вот - корень дерева эффог, привезли из-за моря. Натереть его немного вашей даме в вино - она не отойдёт от вас целый день, и всю ночь! Очень, очень хвалили кавалеры!
  - Хммм...я как-то и без пожирания мушек справляюсь, и корнем мою даму не надо тыкать, чтобы она от меня не отходила - рассмеялся Андрей.
  - Да, скорее всего - справляетесь - задумчиво протянул старичку, глядя на поджарую фигуру с широкими плечами и мужественным лицом - и дама ваша, скорее всего, и так от вас не отходит....эх, где мои двадцать лет? Ну, так что вас привело ко мне, молодой человек? Порошок от изжоги? От поноса? Может наговорённый амулет для привлечения женщин? Ах, ну да, ну да...забыл.
  - Мне нужен набор хирургических инструментов - попробовал вклиниться в рекламу медицинских препаратов Андрей, опасаясь, что старик сейчас продолжит перечисление средств от поноса и он задержится в этой лавке надолго.
  - Интересно, очень интересно - старик приставил к глазу монокль и вперился в лицо пришельца - и с какой же целью вам этот набор, я могу узнать?
  - Нет, не можете - отрезал Андрей, не без основания подозревая, что сейчас начнутся долгие и трудные расспросы и он тут завязнет надолго - если у вас есть такой - я куплю. Если нет такого - я уйду и поищу его в другом месте.
  - Не сердитесь, простите уж старика - мне скучно, сижу тут один - приходит симпатичный молодой человек, и мне хочется поговорить. Есть такой набор, да. Но он очень, очень дорогой. У вас хватит на него денег? Вы уж простите меня - но он правда качественный, из лучшей стали, из которой делают булатные сабли, и он на самом деле дорог. Их мало покупают, а я как-то по случаю прикупил, и теперь не могу его продать. Покупают всё больше дешёвые, легко тупящиеся. А наши лекари народ жадный, глупый, им бы всё подешевле, да понекачественнее. Да-да, не хмурьтесь, уже несу! - старик достал с полки небольшой ящичек, инкрустированный серебром и костью, положил его на прилавок и раскрыл. В ящичке, размером сорок на шестьдесят сантиметров, лежали хирургические инструменты, каждый в своём гнезде, прижатые специальными захватами.
  - Видите, как сделано? Даже если уроните, они не сорвутся с места, и не поцарапают друг друга! Не затупятся, и не выпадут из ящичка! А ящик можно переносить за ручку - вот тут - аптекарь показал приделанную сбоку кожаную ручку - а сталь какая! Смотрите, как скальпель - да он прорежет всё, что угодно, и даже не затупится! Их и точить не надо, они сами затачиваются. Говорят - он понизил голос - здесь применена какая-то магия! Разве могут быть такие острые ножи, такие острые скальпели? А вот зажимы, расширители, ножницы - и все посеребренные, все острые, все высшего сорта! Сто пятьдесят золотых. Меньше - нет. Простите. Если честно - я их набор за сто пятьдесят и взял - клянусь. Он завис у меня, клиентов не нашлось. Может плохо искал, правда что...но вот так. Дешевле не будет. И кстати сказать - это дёшево! Понимающий лекарь отдал бы и тысячу за него. Вот только нет понимающих. Одни болваны пошли. Только денег взять, а работать не хотят. На днях один знакомый жаловался - лечили от простуды - горло болело. Он косточкой рыбной подавился, и она у него в горле торчала! Ну это ли не идиоты? Достал ему кость, что поделаешь. Вы скажите лучше - для кого набор хотите взять? Если собираетесь делать кому-то операцию, и я, как понимаю, тайно - так может я чем-то могу помочь? Много не возьму - двадцать золотых добавите, и всё. Зато я качественно сделаю. ('Нет уж! - подумал Андрей - 'потом вся округа будет знать, что и как делалось. Сам сделаю')
  Через каких-то двадцать минут Андрей выходил из лавки, став беднее на сто сорок золотых (он всё-таки сбил десятку - старик точно врал про сто пятьдесят, у Андрея чутьё на враньё развилось просто феноменальное) Кроме инструментов он купил хирургических ниток, спирта в бутылке (настоящий спирт, горит без запаха и копоти - проверил). В общем - к операции он был готов. Теперь нужно было навестить ещё кое-кого.
  - Я же сказал, что ты вернёшься! - обезьянья физиономия Симона выражала полное удовлетворение жизнью - и что теперь? Надеюсь не с претензиями, что твои друзья съехали? Нет? Ну и хорошо. Значит ты принёс мне ещё денег. Ведь ты же не поздравить пришёл старого доброго Симона? С подарками и приветственными одами? Нет? Вас хрен дождёшься, что бы вы просто так чего-нибудь дали. Заходи, не торчи тут, как столб! - посредник повернулся, запахнув цветастый шёлковый халат и пошёл в гостиную, где уселся на кресло перед камином. Хотя столица и находилась южнее, чем Нарск, но осень и тут уже вступала в свои права, медленно, но верно, потому на улице было прохладно и ветрено.
  Потрескивали дрова, перед Симоном на столе стояла кружка, от которой исходил аромат горячего вина и специй, и в гостиной было тепло и уютно. Мужчина взял в руки кружку и ворчливо сказал:
  - Ну так есть у тебя дело, или нет? Мне некогда с тобой рассиживаться, надо дела делать! - невозмутимо отхлебнул из кружки.
  - Мне надо найти человека - начал Андрей
  - Кто бы мог подумать? А я думал - дракона!
  - Почему дракона? - Андрей чуть не вздрогнул, насторожился и наклонился вперёд, глядя в лицо хозяина дома.
  - Да это выражение такое - пожал плечами Симон - 'Найти дракона', значит найти то, чего нет на свете (Вот мерзкая тварь! Я бы ему показала, кого нет на свете! - возмутилась Шанди - это такой дряни как он, я думала, нет на свете. Такой пакости, как этот мерзкий человечишка, даже на помойке не найдёшь! Крысы краше.) Кстати - продолжил посредник - кошка твоя очень даже симпатичная - не хочешь продать? Я хорошо заплачу.
  - Ты любишь кошек? - удивился Андрей и подумал о том, что ничего удивительного нет - Гитлер же любил собак, но это не мешало ему планировать уничтожение целых народов
  - Нет. Мне лекарь прописал - кошачьим жиром натирать ноги. Болят в непогоду, кости ломит. Только надо, чтобы кошка, когда из неё вытапливают жир, была свежей, только что забитой. А лучше - живой. Чего ты так на меня смотришь? Ну не хочешь - не продавай. Я найму людей, мне бродячих наловят. Твоя жирненькая, ухоженная, много жиру бы получилось, и качественного.
  'Нет, ну правда - откуда такие твари берутся?' - ошеломлённо подумал Андрей - 'а если бы ему прописали человеческим жиром натереть? Страшно и подумать...'
  - И ты теперь скажешь, что ваш человеческий род добрый и хороший? - угрюмо спросила Шанди - давай ему башку оторвём, а? Ну зачем эта тварь живёт?!
  - Вот - Андрей положил перед Симоном написанный углём портрет - этого человека мне надо найти.
  - Род деятельности? Где, предположительно, может находиться? Как давно там был последний раз? Сколько лет? Сословие? Давай всю информацию, что есть. - Симон насторожился, как охотничий пёс, и его умные маленькие глазки зашарили по портрету.
  - Гвардеец короля. Был таковым восемнадцать-двадцать лет назад. Сейчас ему лет за сорок, или около сорока. Вот, всё. Больше ничего не знаю. Нужно - его имя, где он сейчас находится, где живёт, его пути передвижения, его друзья и родственники - вся информация, которую можно получить. Сможешь?
  - Смогу, конечно, усмехнулся Симон - двести золотых.
  - Ты обалдел? В прошлый раз ты взял всего три!
  - Прошлый раз, ты искал обычных людей. Которые нахрен кому сдались. Я что, не видел этого? Сейчас ты ищешь одного из элиты этой страны, дворянина. И ищешь не с целью пожать ему руку - или я не Симон. К этому делу нужно подходить осторожно - обставить всё так, чтобы он не заподозрил о слежке, чтобы не перекрылся - для этого нужны люди высшей квалификации, а они стоят денег. В общем - за меньшее я не возьмусь.
  - Сроки?
  - Неделя, не меньше. Через неделю можешь зайти и узнать, как продвигаются дела. Деньги с собой?
  Андрей кивнул, со вздохом вытряс из пояса последние золотые, отсчитал нужную сумму и пододвинул к Симону. Тот аккуратно пересчитал монетки, выдвинул ящик стола и небрежно скинул стопу вниз.
  - Всё. Можешь идти отдыхать. Заказ будет выполнен.
  Андрей встал, пошёл к выходу, и на пороге оглянулся, посмотрев в глаза хозяину дома длинным, тягучим взглядом:
  - Надеюсь, не надо говорить, что никто не должен знать о том, что я ищу этого человека или когда-нибудь искал?
  - Ну я же не идиот - усмехнулся человечек - или ты меня убьёшь за длинный язык, или они убьют. Нет уж - я намерен пожить подольше. Чтобы воспользоваться заработанными деньгами. Я не выдаю заказчиков, и все это знают. Можешь не сомневаться. Ууу..какая жирненькая кошечка...аааа! Гадина! Вынеси эту тварь! Через неделю жду!
  Симон захлопнул дверь, ухватившись за окровавленный палец, а Андрей, негромко похохатывая, пошёл вниз по лестнице крыльца.
  - Молодец, подруга, наказала подлеца! - закончив хохотать, скал он драконихе.
  - А пусть свои поганые пальцы ко мне не тянет! - ответила довольная Шанди, тоже хихикая и щеря свои белые кошачьи зубы - ну что, пошли к твоей подружке? Что-то печёнки захотелось. Ты ей скажи - пусть печёнку выбирает посвежее! Вчера не совсем свежая попалась, вкус не очень сочный был.
  - А ты дала мне как следует поблагодарить её за печёнку? Вот будешь мне мешать - тебе вообще тухлую будут давать! Что заслужишь своим поведением, то и получишь. Кто вчера хулиганил, носился по коридору и скрёбся в нашу дверь? И в самый интересный момент! Ведь неспроста, зараза, ты этот момент выбрала! Ты что, можешь подслушивать мысли?
  - Ну так, чуточку - ухмыльнулась 'кошка' - да вы так там шумели, и без подслушивания было всё слышно! И вообще - мне было скучно, хотелось компании. Вы только о себе думаете, а я там скучаю в одиночестве!
  - Ну и посидела в запертой комнате одна. И зачем ты там обои ободрала? Вот как мне теперь отчитываться перед Олрой?
  - Да ладно...залезешь на неё пару раз, вот и отчитался. Делов-то...должна же я была показать тебе, что ты не прав?
  - Вот ты маленькая гадина - фыркнул Андрей - ладно, пошли печёнку жрать, проглотка. Сейчас только извозчика поймаю - отсюда тащиться все ноги собьёшь...
  
  
  
Оценка: 6.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"