Щепетнов Евгений Владимирович: другие произведения.

"Монах.Путь к цели" глава 3

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:

  Глава 3
  Новые сапоги немного жали, или скорее - пока не размялись как следует. Андрею пришлось заехать в лавку башмачника, очень обрадовавшегося посещению своего случайного знакомого. Он и действительно сделал приличную скидку, и Андрей ушёл довольный - и обхождением, и скидкой, и приличными сапогами. Денег у него оставалось кот наплакал, так что любая скидка не помешает. Впрочем - теоретически денег-то было полно, но за ними надо ехать к Фёдору, а ему сегодня это делать не хотелось - пусть побудут одни, помилуются - ведь друг уже решил, что простился с близкими навсегда, а тут такая радость. Пусть уж отметят как следует...в постели. Да хоть он и не признавался себе - тянуло к Олре, соскучился за те часы что его не было с ней рядом. Женщина очень нравилась ему, если не сказать больше - может он и правда влюбился? Это мысль привела его в смешливое настроение, как какого-то мальчишку, и монах засвистел непонятную мелодию, слышанную им ещё на Земле.
  - Ты чего это? - подозрительно осведомилась Шанди, глядя ему в глаза круглыми 'изумрудами' - что за звуки? Это так ты показываешь своей самке, что готов к совокуплению? Интересный обычай. Только глупый. Если бы драконы ревели, подлетая к своей самке, она бы посчитала самца идиотом и отказала бы ему в оплодотворении яйца. Зачем ей потомство от идиота?
  - Ничего ты не понимаешь - оторвался от художественного свиста Андрей - это музыка, дурила!
  - Если это музыка, тогда я лошадь - уничижительно буркнула Шанди - и вообще, чем ерундой заниматься, ты бы лучше научился говорить со мной мысленно, а не болтать во всеуслышание. Тогда бы я, может, и поверила, что хоть капля мозгов у тебя есть. Закинуть несчастного дракона в мусорный бачок и совершеннейший дебил может, а вот ты попробуй мыслеречи научиться! Тут голова нужна.
  - А что для этого надо? Так-то я тебя слышу, значит, и ты меня должна слышать? Может это как раз тебе надо научиться меня слышать?
  - Дело в том, что пока ты не будешь выстраивать слова и образы в стройные структуры, до тех пор я буду получать вместо слов мешанину из образов и понятий. Наведи порядок в своей голове и научись говорить без слов. Когда ты произносишь слова, ты волей-неволей выстраиваешь из них стройную структуру, и тогда я тебя слышу и ушами, и в мыслеречи. Понял? Начни с того, что вроде как произносишь слова вслух, шепчешь, тихо-тихо, и обращаешь речь ко мне. А потом, как привыкнешь, и это перестанешь делать, будешь говорить не открывая рта.
  - Хммм...понял. Буду тренироваться. Скажи - а почему другие не слышат твоих слов?
  - Во-первых: я ставлю блок, чтобы они не слышали. А во-вторых: ты что думаешь все люди способны к мыслеречи? Кроме того - ты не совсем человек, или даже - совсем не человек. От человека у тебя только глупое человеческое понимание некоторых вещей, а тело у тебя нечеловеческое. Не забывай об этом. Кстати, ты когда займёшься моими крыльями?
  - Скоро. Выберу момент, и займусь. Инструменты есть, всё что нужно для операции, есть - теперь только помещение, и время. Не хочется на глазах той же Олры что-то с тобой делать. Не хочу раскрывать твою тайну. Ведь и драконам не нужно, чтобы информация распространилось? То-то же. Вот что, мне нужно зайти в лавку одежды и выкинуть последние деньги, так что потерпи немного. Ну не в этой же одежде к Олре идти - эдак она тебя вкусной печёнки лишит, а меня довольствия. Странно так - не я угощаю женщину, а она меня!
  - А что странного? У нас драконица самцу подарок приносит, быка - он поест как следует, и её хорошенько потопчет. А без еды - какая сила? Что же тут такого? Хочет, чтобы ты её потоптал как следует - пусть корм хороший даёт.
  - Хммм...что-то в этом есть - хохотнул Андрей - ты всегда отличалась практичным подходом к делу. Вот и лавка - по виду приличная. Всё, разговариваем только мыслесвязью.
  - Попробуем - хмыкнула Шанди - ты думаешь, это так просто?
  Через час одетый с иголочки, и даже вполне прилично, Андрей вышел из лавки, помахивая чемоданчиком. Денег оставалось только на хороший ужин, да два раза проехать на извозчике. Сегодня он ухнул столько, сколько не зарабатывает крестьянин наверное за всю свою жизнь.
  'Да, столица и вправду любит деньги' - подумал он и подозвал извозчика, с шиком подскочившего к богатому клиенту, сияя улыбкой на широком усатом лице. Сияние его быстро затихло, когда на его заломленные шесть серебряников клиент безапелляционно заявил - два, и не больше. Но это была справедливая плата и он, пожав плечами, повёз Андрея к гостинице. Она, кстати, называлась 'Синяя кровать'. Почему так назвали? Кто так назвал? Никто не знал, даже Олра. Гостиницу купил её отец, и очень давно. И вывеска была той же, только подновлялась каждый год после зимы. Клиенты сюда всегда шли, так зачем что-то менять? Ну - синяя и синяя...какая разница, в самом деле?
  - Привет, дорогой! - Олра чмокнула его в щёку, потом отстранилась и восхищённо сказала - оооо! Красавец! А куда прежнюю одежду дел? Бросил? Нашёл всё-таки своих друзей? Молодец. Не остался у них? Ещё больше молодец.
  - Я же обещал тебе прийти - улыбнулся Андрей - только я без денег теперь, всё потратил. Только завтра возьму - мои деньги у друзей остались. Как, не прогонишь?
  - Ну что ты ерунду говоришь? И вообще - я приказала отнести твои вещи ко мне в комнату. Ты уж прости, но как-то глупо комнату держать занятой, когда ты там не живёшь. Пусть лучше там клиенты спят. Кстати, какая безобразница там обои подрала? А кого веником? Ладно, не шипи - хрен с ними, с обоями. Шкафом задвинем. Ужинать будете? Да чего я спрашиваю-то...Мадра, быстренько нам сооруди чего-нибудь дельное! Супу давай - мужчине без супа нельзя, желудок болеть будет. И пирожков с мясом к супу - у нас сегодня знатные удались, мясо хорошее привезли. Я тоже с вами поем - весь день сегодня бегаю. А чего это у тебя за ящик такой? Или это секрет? - Олра скосила любопытные глаза на ящик с медицинскими инструментами, и Андрей задумался в поисках ответа, потом нашёлся:
  - Ты же говорила, что лекарем выгодно работать, вот я и прикупил медицинские инструменты. Вдруг пригодятся.
  - Ох, темнишь что-то - усмехнулась Олра - ты на лекаря похож, как я на призового бойца.
  - Не веришь? - усмехнулся Андрей - глянь.
  Он положил ящик на край стола и открыл крышку. Олра с любопытством заглянула в ящичек и удивлённо раскрыла глаза:
  - И вправду инструменты. Ты что, на самом деле решил лекарем заделаться? Хммм...а что - оценивающе прикинула она - ты бы имел успех у знатных дам. Такой красавчик, ощупывает, вставляет инструмент...
  - Тьфу, перестань! - рассмеялся Андрей - не хочу я ощупывать знатных дам и вставлять в них инструмент. Ешь давай, вы с моей кошкой обе злостные вредины.
  Они ещё минут сорок ели, болтали ни о чём, смеялись, и Андрей, поймал себя на том, что испытывает огромное удовольствие - как будто находился дома, некуда было спешить, нечего бояться и он сидит со старым другом, с которым не надо выбирать выражения и думать - обидит его сказанным словом, или нет.
  Андрей сидел, наслаждался теплом, и не сразу заметил, как глаза Олры внезапно расширились. Он сидел спиной к входу, что, кстати, противоречило его правилам, и с досадой подумал о том, что стал расслабляться, а это неверно. Так можно и жизнь потерять.
   Оглянувшись, чтобы посмотреть, куда она загляделась, Андрей увидел высокого, крепкого мужчину с саблей на поясе, в сопровождении трёх товарищей, шумно приветствующих бармена и подавальщиц. Человек передвигался ловко и стремительно, как танцор, и было видно что его тело великолепно тренировано и подчиняется своему хозяину до последней клеточки сильного организма. Это был настоящий боец - такой, как Андрей. Бойцы сразу видят кто есть кто, им не надо долго выспрашивать - какие дипломы и регалии имеет противник. Регалии - это тлен. Настоящий бой - вот что показывает, стоит ли своих регалий этот боец.
  Мужчине было лет тридцать, он довольно хорош собой, худощав, высок - выше Андрея, тонкая талия и длинные руки. Его спутники были похожи на него, как братья - а может это и были братья? Но скорее всего - нет. Андрей определил для себя род занятий этого человека как бретёр, телохранитель, или...наёмный убийца. Впрочем - частенько это профессии сливались в одну, уж это-то он знал великолепно.
  Андрей отвернулся от вошедших и спокойно продолжал есть и пить, как будто ничего не заметил. Олра напряглась, и искусственно улыбаясь, продолжила разговор, расспрашивая Андрея, в каких лавках они сегодня были и как нашли друзей. Позади послышались лёгкие, упругие шаги и к их столику подошёл тот самый мужчина. Он с улыбкой посмотрел на Олру, не обращая внимания на Андрея, и только собрался что-то сказать, когда она порывисто встала и резко, напряжённым голосом произнесла:
  - Халид, пойдём, поговорим с тобой. Извини, Андрей, я сейчас.
  Она пошла в противоположный угол комнаты, не дожидаясь, когда мужчина пойдёт за ней, и дойдя, повернулась лицом к залу и слегка присев на столик, опёрлась о него обеими руками. Мужчина лениво последовал за ней, осклабясь и криво усмехаясь, снисходительно поглядывая на женщину, встал перед ней, отставив левую ногу чуть вперёд. Андрей хорошо слышал даже шорохи мыши, копошащейся под половицей, чего уж тут разговор всего в десяти метрах от него. А говорили они вот о чём:
  - Ты мерзавец! Сбежал, да ещё и прихватил пятьсот золотых! Скотина!
  - Ну я отработал их, разве нет? - голос мужчины был усмешливым и ироничным - я старался той ночью. Ну, прости, милая. Не последние же у тебя это деньги! А мне они были очень нужны. Очень. Ты просто спасла меня - я так проигрался, пришлось даже бежать. Но теперь я вернулся, и всё пойдёт по-прежнему. Я же тебя люблю!
  - Пошёл ты нахрен, Халид!
  - Ты забылась, женщина! Я могу тебя поучить и по другому! Забыла, каков мой ремешок?
  - Скотина! Я тебя тогда простила, а зря. Тварь ты. Пошёл вон отсюда, и больше не приходи. У меня есть мужчина, и он не чета тебе.
  - Это вон тот сморчок, что ли? Да мне его только положить на ладонь, и прихлопнуть, мокрое место останется. И чем же он занимается, твой мужчина? Нищеброд небось какой-нибудь. Ты вечно привечаешь нищебродов.
  - Это точно - одни из них передо мной. А он - лекарь, и богатый. Ему мои деньги не нужны, в отличие от тебя, живущего за счёт баб! Ты не мужчина, ты сам баба!
  Послышался звук пощёчины, и голова Олры мотнулась, а на её щеке остался отпечаток ладони.
  Андрей вытер руки о полотенце, встал, и решительно зашагал к собеседникам. Подойдя к мужчине, стоящем к нему спиной, Андрей взял его за плечо, развернул, и нанёс оглушительный удар открытой ладонью - пощёчина, за пощёчину.
  Халид едва не упал - удар 'лодочкой' может сбить с ног обычного, неподготовленного человека, но этот был крепок. Он ошеломлённо посмотрел на Андрея и потянул из ножен саблю. Андрей изготовился к бою, но Халид остановился, глядя ему над плечом, и оглянувшись, Андрей увидел вышибалу с армейским арбалетом в руках, направленным на дебошира:
  - Ещё движение, и ты труп. Олра, отойди от него. И ты, Андрей. Я всегда говорил тебе, хозяйка, что ни к чему связываться с подонками. Халид, пошёл вон!
  - Ну что же - усмехнулся бретёр - вы считаете, что бессмертны, и что арбалеты имеются только у вас? Что, лекаришка, у тебя хватает смелости раздавать пощёчины лишь под прикрытием арбалетчика? А на дуэль выйти слабо?
  - В любой момент - пожал плечами Андрей - хоть сейчас. Только не здесь, конечно. И сабли у меня нет.
  - Саблю я тебе дам. Жду тебя через полчаса, на пустыре, к югу от трактира. Там очень удобное местечко, и нам никто не помешает. А если не придёшь - я спалю эту поганую дыру вместе с его сукой-хозяйкой. Клянусь. Пошли, друзья! - он махнул рукой своим товарищам, с интересом наблюдавшим за происходящим и крупными, лёгкими шагами, как будто шагал большой, сильный зверь, вышел из трактира.
  Олра устало присела на стул возле столика, и положила руки на колени. Потом посмотрела на Андрея и опустошённо сказала:
  - Зря ты вмешался. Только масла в огонь подлил. Он теперь точно не отвяжется.
  - Кто он вообще такой? - Андрей сел рядом взял её руку у свою - чего ты так всполошилась? Ну дерьмец какой-то, знавал я таких...наглец, живущий за счёт баб. И я вот, такой же - ем за твой счёт. И сплю в твоей комнате. Чего ты так перепугалась-то?
  - Да ну тебя - улыбнулась Олра - сравнил тоже, себя и его. Ты добрый, с кошечкой ходишь, а он...он опасен. Очень опасен. Спроси вон - его - она кивнула на подходящего к столику вышибалу - кто такой Халид.
  - Кто? - подхватил вышибала - тварь, ещё та. Когда он исчез, все вздохнули спокойно. И чего ты, хозяйка, терпела его столько времени? Давно надо было гнать дармоеда! Только и делал, что задирался к клиентам, да исчезал по своим тёмным делишкам. Мы из-за него несколько постоянных клиентов потеряли. Понимаешь - он что-то вроде наёмного убийцы. Дуэлянт. Он на дуэли убил людей больше, чем у меня на руках и ногах! Его давно замочить надо было, только никто не осмеливается. Халид связан с какими-то боссами преступного мира в этом городе, и выполняет их заказы. Вот как с ним связалась хозяйка, при её чутье на людей, пи её жизненном опыте и характере - до сих пор для меня загадка. Это только она может пояснить. Ладно, я ушёл работать, вы тут сами разберётесь. Да - опасайся левой руки - он обоеручнй боец и скрытый левша. Саблю я тебе дам - сейчас принесу из своей комнаты. Его надо завалить, и я надеюсь, что у тебя это получится. Потому что иначе нам тут солоно придётся. Учти это.
  Вышибала, тяжело проминая пол, зашагал в служебные помещения, а Олра грустно усмехнулась:
  - Всё верно сказал - как я с ним связалась, с Халидом? Сама не знаю. То, что он хороший, неутомимый любовник, меня не оправдывает. Как затмение какое-то нашло. И ведь знаю - человек-то дерьмо, а тянет к нему, и всё! Может околдовал как-то?
  - Там, откуда я родом, есть такая пословица: 'Любовь зла - полюбишь и козла' - усмехнулся Андрей - надеюсь, что теперь-то ты от этой любви излечилась?
  - Напрочь. И стоило лекарство всего пятьсот золотых. Согласись, не такая уж большая цена за излечение от такой дурной болезни? Слушай, Андрей, не ходил бы ты на дуэль, а? Как бы чего хуже не вышло. Я знаю, как выйти на главного бандита в нашем районе - мы платим ему мзду за то, чтобы нас не трогали. Он с ним поговорит, Халид отстанет. Ну, обойдётся мне в какие-то деньги, они есть, эти деньги. Может так сделать поумнее будет?
  - Даже и не знаю, что тебе сказать - хмыкнул монах - а если не отстанет? Если будет преследовать? Тем более, что от меня он скорее всего не отвяжется - может и на моих друзей выйти. Нет, его валить надо - правильно твой боец сказал.
  - А сможешь? - с сомнением и тревогой спросила Олра - он ведь и правда - один из лучших бойцов этого города. Я страшно боюсь за тебя. Если он тебя убьёт...мне будет очень, очень плохо. И не потому, что Халид вернётся - с ним я как-нибудь справлюсь - а потому, что тебя не будет. Похоже, что я влюбилась на старости лет.
  - Ну - до старости тебе ещё очень далеко - усмехнулся Андрей - а что касается 'убьёт' - я его убью. Стопроцентно.
  - Надеюсь - тихо шепнула Олра себе под нос, но монах её уже не слушал - он внимательно смотрел в зал. Двое из тех, кто был с Халидом вернулись, сели у стойки за столик и внимательно следили за тем, что происходит в зале, попивая из кружек и нарочито на обращая внимания на происходящее. За углом - он бы уверен, стояла ещё парочка таких же типов. В общем - обложили. Андрей поморщился - не вовремя. Ох, как не вовремя! Ему бы просидеть тихо неделю, ну а потом...потом уже можно и пошуметь - перед отъездом.
  У него кольнуло сердце - 'А как Олра? Оставлять её тут? Она же никуда не поедет...и как же их отношения?' - и сам ругнул себя - какие отношения? Они всего чуть больше суток знакомы! Уедет - она найдёт себе другого мужика, и всё. А может не найдёт? Каждому мужику хочется думать, что он такой особый, не такой как все, что женщина будет целыми днями убиваться по нему и плакать в подушку, вспоминая его нежные, сильные руки...тьфу! Просто сериал какой-то... А что не сериал? А то, что надо жить моментом, принимать всё так, как оно есть. И не задумываться о том, что будет дальше. Иначе жить невозможно, если всего бояться'
  Андрей усмехнулся своим мыслям и взглянул на подошедшего к нему вышибалу. Тот держал в руке свёрток из тонкой холстины. Положил его на стол, развернул - в нём оказалась сабля в ножнах. Вышибала аккуратно выдвинул узорчатое лезвие из ножен, и глядя на Андрея, сказал:
  - Трогать на остроту не советую - распорешь до кости. Это очень хорошая, булатная сталь. Потом вернёшь саблю - она призовая и я не намерен раздавать такие сабли направо и налево.
  - А если не смогу вернуть - усмехнулся Андрей - вдруг убьют?
  - Не убьют. Или я ничего не понимаю в людях. Только готовься - он один не ходит, и никто из них не собирается соблюдать дуэльный кодекс. Впрочем - а кто его вообще соблюдает? Если никто не видит, могут устроить любую пакость. Может в других странах и не так - но это - Славия. Тут ухо востро держи. Смотри, чтобы в кустах никто не засел. Я бы с тобой за секунданта пошёл, но рабочее место боюсь оставить - мало ли что тут без меня начудят. Тем более что вон они, придурки, сидят...
  - Иди, сходи с ним! Сходи, продержимся без тебя! Вдруг и правда там что-то нечестное будет? - Олра встрепенулась и засуетилась - арбалет возьми на всякий случай!
  - Нет. Я один пойду - твёрдо заявил Андрей - всё будет нормально, не беспокойтесь. Я попрошу - отнесите ящик в комнату, хорошо?
  - Хорошо... - вздохнула Олра - ты уверен, что один справишься?
  - Совершенно уверен. А сабля хороша! - Андрей погладил ножный, взял из в левую руку и плавным движением выхватило клинок. Он был отлично уравновешен, переливался морозными узорами и был как раз по лине его рук - не больше, и не меньше. Он снова вложил саблю, завернул в полотно и взял в подмышку:
  - Пошёл я.
  - Кошку с собой берёшь?
  - Конечно, улыбнулся монах - она потом меня обдерёт, если лишится такого зрелища!
  Олра неуверенно улыбнулась и проводила любовника взглядом. На душе у неё было отвратительно, и ужасно хотелось нажраться вина так, чтобы всё забыть. Ну, может быть, кроме этого мужчины с холодным взглядом убийцы...таким тёплым и нежным, когда он смотрит на неё.
  Шанди вскочила Андрею на плечо, когда он проходил мимо столика, где она сидела.
   Андрей с сожалением посмотрел на недоеденное и недопитое, вздохнул, и решил, что закончит позже. Не откажет же ему подруга в парочке пирогов на сон грядущий? Впрочем - с полным животом заниматься физическими упражнениями не очень-то комфортно...это касается, кстати, и дуэли.
  Монах вышел из дверей трактира, определился с направлением и бодро зашагал по улице, туда, куда ему сказал Халид. Он сразу засёк за собой 'хвост' - двое стояли через дорогу и всем своим видом изображали полное отсутствие интереса к своему объекту, а двое вышли из трактира следом за ним. Андрей усмехнулся - дилетанты чёртовы. Им не следить за кем-то, а гусей пасти.
  Пустырь открылся внезапно, когда улица завернула круто за угол какого-то дома, смахивающего то ли на склад, то ли на заброшенный завод. Она находилось под городской стеной, пыльная, затоптанная множеством ног. По-видимому, эта площадка постоянно использовалась для дуэлей, потому Халид так уверенно и отправил на неё.
  Андрей огляделся - заброшенное здание с выбитыми окнами стояло как раз напротив площадки, и ему показалось, что в окне на втором этаже что-то мелькнуло. Он подумал, и мысленно, стараясь точно передать все слова, обратился к Шанди:
  - Не хочешь позабавиться? Похоже, на втором этаже сидит стрелок. Полная свобода действий - хоть голову ему оторви.
  - Ловлю на слове! - ухмыльнулась 'кошка' и с опозданием спохватилась - ты всё-таки научился говорить мысленно?! Хммм...беру назад свои слова насчёт полного отсутствия у тебя мозгов. Побежала!
  Шанди соскочила с плеча Андрея и дала стрекача, задрав хвост трубой - прямо в тёмный дверной проём, а он сам проследовал к центру площадки, где его уже дожидался Халид.
  Убийца стоял со скучающей миной, видно было, что ему это не в первый раз и он полностью уверен в своём успехе.
  - А я думал ты не придёшь - с усмешкой сказал он - скажи, а ведь хороша она в постели, да? Я её многим штучкам научил. Так что можешь мне сказать спасибо, что перед смертью пришлось попробовать такую бабу. Надеюсь, ты хорошо её для меня разогрел? Не давал скучать? Как только я закончу с тобой - пойду, и как следует её отдеру, вспоминая, как перерезал тебе глотку. Мне будет вдвойне приятно!
  Андрей невозмутимо посмотрел на словоблудничающего бретёра, и спокойно спросил:
  - Скажи, как она могла запасть на такого пустозвона, и придурка, как ты? Вот не понимаю, и всё тут. Открой мне тайну, я же никому не расскажу - ты же меня всё равно убьёшь.
  - Убью. Почему запала? Пару капель специальной, разжигающей страсть жидкости, пару сладких слов, сильный амулетик, вызывающий тягу к партнёру - вот тебе и результат - сладкая задница каждый день, и открытый кошелёк. Что касается придурка и пустозвона - за это ты ответишь. Я хотел убить тебя быстро, а теперь вспорю тебе брюхо и задушу тебя твоими же кишками.
  - Это уж как получится - меланхолично хмыкнул Андрей и снял ткань с сабли, свернул покрывало её в рулончик, и аккуратно положил под соседнее дерево, там же оставив и ножны.
  - Ну что, начнём? Иди ты так и будешь, как ребёнок, хвастаться своими пакостями? Чего-то мне сдаётся, что ты зажился на болом свете. Тебе не кажется? Нет, вижу - не кажется - сказал Андрей, отбивая яростный выпад Халида.
  Андрей бился с саблей в правой руке, и кинжалом в левой. Поодаль стояли люди Халида - то ли подчинённые, то ли друзья. Их было четверо, а сколько пряталось в здании - неизвестно. Андрей не собирался затягивать поединок - ему нужно было скорее прикончить подонка, и идти по своим делам - пироги недоедены, а этот идиот тут железкой машет. Посему он начал ускорять темп.
  Вначале Халид ничего не понял - он решил, что встретил лоха, которому быстренько отрубит башку, и после этого пойдёт, и возьмёт его женщину. Однако 'лох' почему-то не желал дать отрубить себе башку, и более того, ни один, самый хитрый удар Халида не достиг цели. Этот незнакомец со скучающе-спокойным выражением лица отбивал все, самые хитрые и быстрые финты. А ведь Халид был признанным мастером клинка.
  Он начал ускорять темп, доходя уже до предела возможности, но этот человек ускорился сам, и так, что стал теснить Халида по площадке, загоняя к городской стене.
  Халид не прожил бы до таких лет, занимаясь грязными делишками, если бы не умел предусмотреть самые фантастичные и странные варианты развития событий. На всякий случай он поставил в здании напротив двух стрелков с арбалетами, они должны были выпустить болты по его команде, если что-то пойдёт не так.
  Халид отступил на шаг назад и подал условный сигнал, махнув саблей вверх и вправо, как будто отдавал салют. Но ничего не произошло, и только через секунду после этого из окна второго этажа вылетели два круглых предмета, в которых убийца без труда опознал головы его помощников. Они покатились по площадке почти к его ногам, и Халид замер на долю секунды, побледнев, как мел.
  Андрей не видел, что происходило за его спиной, но подозревал, что там случилось, и не обращая внимания на тыл, сделал несколько финтов, выпадов, затем ускорился в несколько раз и косым ударом через ключицу разрубил бретёра до самого сердца, ударив с потягом, как когда-то его предки-казаки.
  Он сделал шаг в сторону, почуяв шевеление за спиной, и вовремя - в том месте, где он стоял, свистнули две сабли - помощники Халида вступили в бой, и за ними спешили ещё двое.
  Молниеносный отбив, укол - сабля вышла из шеи одного, движение в сторону, подсёк, сверху добил - из черепа брызнула кровь и второй молчком упал, заливая площадку пенящейся в пыли кровью.
  Двое других дико закричали, и Андрей увидел громадную чёрную кошку, настигавшую убегавших бойцов. Она была размеров с лошадь, и у людей не было никакого шанса спастись, особенно, если они не бились с оружием в руках, а сбежали, подставив спину и спасая свои жалкие жизни. Впрочем - даже если бы они решили биться с ней лицом к лицу, с саблями в руках - им ничего не светило. Драконью броню можно было пробить только тяжёлыми копьями или стреломётами с теми же копьями или стальными дротиками.
  Беглецы погибли за секунду - когти дракона сорвали им головы, как если бы они были нарисованы на бумажных листках. Бой завершился катастрофическим и полным разгромом противника.
  Вокруг было тихо - и никто не интересовался - чего это тут шумели и кричали. Народ в Славии вообще-то отличался редкостным отсутствием любопытства - в тех случаях, когда кого-то убивали, насиловали или грабили. Зачем лезть не в своё дело? Это же их проблемы. Ходят где не надо, общаются не с тем, с кем надо. Вот теперь пусть и получают. Жертва сама виновата в совершившимся над ней насилии. Как говорил один персонаж: 'Наказаний без вины не бывает!' Никто ничего не видел, не слышал, ничего не знает. Как та китайская (или индийская?) мартышка.
  Андрей подошёл к обезображенному трупу Халида, обшарил карманы, извлёк кошелёк, собрал с него украшения и амулеты. Взял его саблю, ножны, положил под дерево. Обошёл остальных нападавших, собрал трофеи и с их трупов - деньги никогда не помешают, а он их честно заработал. Появилась Шанди - она была уже обычных размеров и её довольная мордашка просто светилась от счастья - ну как же, такое развлечение! А то, что это были люди, разумные существа - да какие они разумные? Они заслужили свою смерть на сто процентов.
  Впрочем - и Андрей ничуть не комплексовал по поводу совершившихся убийств. В отличие от своей земной деятельности, в этот раз он честно вёл бой (ну почти честно - если забыть о его способностях оборотня!). Те, кто нападает со спины не могут рассчитывать на снисхождение. Да и с какой стати? Они выбрали свою работу, свою судьбу. Есть определённые правила игры - по этим неписанным правилам они всегда могут быть убиты и живут на этом свете очень, очень недолго. Зато и получают яркую, интересную жизнь - по крайней мере - с их точки зрения.
  Трофеев оказалась приличная кучка - серебра - штук триста серебряников, золотишко - монет тридцать - в основном у Халида. Множество украшений - как всегда, бандиты имели склонность к цепочкам, кулонам и всякой такой возможно дребедени. На некоторых из них Андрей обнаружил ауру других людей и быстренько завернул всё добытое в тряпку, чтобы не касаться голыми руками - ему не хотелось видеть картинку того, как эти предметы попали в руки новых владельцев.
  Он собрал сабли, кинжалы - получилась небольшая вязанка 'хвороста'. Только было пошёл с места дуэли, как вспомнил - двое лежат наверху, в здании.
  Вошёл в заплёванный и загаженный подъезд, выбрал место почище, сложил туда трофеи. По деревянной скрипучей лестнице поднялся наверх - ну да, два кадра с оторванными головами. Хребты, белея костями торчат среди разорванных сосудов и ошмётков мяса.
  - Интересно, а вы, драконы, едите людей? Вот, приспичило тебе - стала бы есть этих вот придурков? - поинтересовался Андрей, обыскивая убитых.
  - Чего ты глупые вопросы задаёшь? - недовольно фыркнула Шанди - как будто вы, люди, не станете есть друг друга, если приспичит. По-моему вы только это и делаете. Гибель дракона от зубов другого дракона - редкость. Это событие, которое отмечается в веках, это ритуальный поединок - за власть, или за самку. А вы...вы походя убиваете друг друга, как будто раздавливаете насекомое. И ты после этого называешь людей разумными?
  - Что же, признаю - иногда люди хуже зверей - вздохнул монах - а чисто ты сработала. Они успели тебя увидеть?
  - А то ж! Иначе интереса никакого. Надо было видеть эти рожи...я думала у них глаза выкатятся, как игральные кости. Кстати - хорошо подготовился твой 'друг'. Уйти отсюда тебе было практически невозможно - если бы ты не был оборотнем, и если бы у тебя не было злобной, вредной и жадной подруги.
  - Ладно, ладно, признаю твои заслуги - усмехнулся Андрей получишь двойную порцию печёнки. Кстати - чего ты упёрлась в эту печёнку? Неужели ничего повкуснее нет?
  - Хммм...как-то не думала над этим. Ну, хочу я печёнку, и всё тут. Значит она нужна моему организму. Ты вот что-то любишь, а что-то не любишь - не значит ли это, что твой организм отвергает одну пищу, и хочет другую, и то, что он любит, наиболее подходит его телу?
  - Ага...ты это расскажи любителям картошки фри и бигмаков!
  - Не знаю что такое фри и бигмаки, но если им это нравится - пусть жрут. Каждый свободен в выборе своих действий и сам должен отвечать за то, что за ними последует.
  - Чего это тебя на философию пробило? Стареешь? Бабулька...
  - Сам-то! - фыркнула Шанди - если перевести на ваши годы, мне лет тринадцать на ваш манер, а ты уже старый пердун! Тебе несколько тысяч лет на наши годы! Кто бы говорил!
  - Да...иногда я кажусь себе таким древним, таким ветхим, что скоро не будет сил дёрнуть за хвост некую зазнайку! - Андрей схватился за вышеобозначенный предмет и хорошенько дёрнул его, под шипение и улыбку Шанди. Она в ответ укусила его за ухо, отчего монах вскрикнул и выругался. Все остались довольны.
  Пришлось подобрать арбалеты - они стоят денег, штучная работа - бросать их совсем глупо. Так что к трактиру Андрей направился тяжело нагруженным и в не очень добром расположении духа - одно дело шагать с небольшим свёртком в подмышке, а другое - '...лошадка везущая хворосту воз...'.
  Когда проходил мимо места схватки, заметил, что у трупов уже копошатся 'стервятники' - разувают, раздевают - в этом городе ничего не пропадает зря. Вдруг перед глазами появилось видение уличного продавца пирожков, стоящего у горящей жаровни...решил для себя - никогда больше не покупать пирожков на улице. В прошлый раз вкус купленных у торговца пирожков и вправду показался каким-то странным. Где они берут своё мясо?
  Зал стих, когда дверь распахнулась, и Андрей, чертыхаясь про себя, протиснулся в неё с ворохом трофеев. Из угла к нему метнулся вышибала и подхватил выпадающие арбалеты и кинжалы
  - Живой! Я и не сомневался - уродливое лицо парня расплылось в улыбке - я понимаю толк в людях. Иди скорее к Олре, она у себя в комнате, переживает.
  - Слушай, покорми, пожалуйста мою кошку, ладно? А то она уже мне ухо отжёвывает с голода. Печёнки ей дай, а то она скоро мою печёнку выест.
  - Щас, сделаем - рассмеялся вышибала - скачи мне на плечо, Чёрная смерть!
  - Слушай, а точное ты ей имечко подобрал - рассмеялся Андрей - ещё какая чума!
  - А что, я недостаточно смертносна? - возмутилась Шанди - кстати сказать, я сегодня больше тебя негодяев поубивала. Так что молчал бы уж!
  'Кошка' одним прыжком залетела на плечо вышибале, мстительно оставив на коже поморщившегося Андрея царапины, после чего он подумал, что надо делать какую-то подкладку, наплечники на одежде. Царапины, конечно, зарастают очень быстро, почти мгновенно, но ощущение-то гадкое.
  Он прошёл в комнату Олры. Та лежала на постели, закрыв глаза и дремала. Андрею сразу бросился в нос запах алкоголя из её дыхания, и он недовольно хмыкнул - не хватало ещё любить алкоголичку. Впрочем - он её ещё не видел пьяной, а сегодня...сегодня просто такой случай. Можно посчитать и так.
  Монах сел на постель рядом с женщиной и положил руку ей на плечо. Олра вздрогнула, ошалело подляла голову с раскрытыми в ужасе глазами и облегчённо простонала:
  - Тыыиии...ох, какой мне гадкий сон приснился. Халид убил тебя, пришёл в трактир, зарубил Никата, и пришёл ко мне... Живой, всё-таки живой...Иди ко мне, обними! Мне так плохо...я одна, совсем одна...
  Олра потянулась, обхватила Андрея за шею и зарыдала пьяными слезами, заливая ему рубаху на груди. От неё сильно пахло вином, волосы были растрёпаны, а глаза покраснели - то ли выпивки, то ли от тех слёз, что она сегодня пролила. Андрей обнял её за плечи, стал покачивать, как ребёнка, и неожиданно для себя запел:
  - Спи моя радость усни...
  В небе погасли огни...
  Он пел минут пять. Рыдания Олры стихли, женщина подняла голову, с интересом глядя на Андрея и неожиданно спросила:
  - А что ты сейчас пел, и на каком языке?
  Андрей чуть не откусил себе язык, ругаясь про себя последними словами - он пел по-русски.
  'Это же надо было настолько расслабиться!' - подумал он - 'Вот потому и нельзя профессионалам привязываться в женщинам. Это расслабляет, делает уязвимым. Только лишь попал я в город - и чем занялся? Начал мстить врагам своей подруги, как будто больше дел других нет. Что это значит? А значит, что я совсем размягчел. Эдак и до проигрыша недалеко...'
  - Это так, одна старая песня на старом языке. Колыбельная для детей. Забудь.
  - Ты меня баюкал как ребёнка? - рассмеялась Олра - а что, мне всегда не хватало матери...впрочем - и отца. Он постоянно болел, а когда не лежал, отходя от приступа, то ждал наступления следующего и заливал страх вином. Наверное, и я переняла эту привычку - заливать страх вином. Я так за тебя боялась. Прости, что я так напилась. Тебе, наверное, неприятно на меня смотреть. Сейчас, сейчас я приведу себя в порядок, сейчас! - Олра вскочила, пошатнулась, и чуть не упала. Если бы Андрей её не подхватил, она точно разбила бы себе голову о тумбочку.
  - Ложись, сейчас же! - прикрикнул он на неё - приведёт она в порядок! Лежи, и не шевелись. Закрой глаза!
  Андрей посмотрел на её ауру - в ауре проблёскивали красные нити - видимо её подташнивало и болела голова. Он собрал всё нечистое из ауры, вытянул чёрные нити, уравновесил завихрения - женщину как будто пробило током, она вздрогнула и открыла глаза:
  - Что, что ты со мной сделал! Ох, как хорошо себя чувствую...и голова не болит. А то раскалывалась, как треснутый кувшин.
  - Сейчас ещё лучше будет - коварно усмехнулся Андрей и добавил ей жёлто-оранжевого цвета вокруг живота.
  Женщина тут же задёргалась в оргазме, который не прекращался минуты три. Её глаза закатились так, что видны были только белки, а руки, сжатые в кулаки побелели, будто сделанные из мрамора. Андрей испугался - как бы не переборщил - и поскорее нормализовал ауру до повседневного состояния.
  Олра утробно простонала, и с трудом выговорила, разжав сжатые до скрежета зубы:
  - Ооооххх...никогда так больше не делай..никогда...я чуть не умерла...нет, делай...делай...охххх...ты кудесник. Ты Демон! Может ты и правда демон? - на Андрея глянули умные, прищуренные глаза совершенно трезвой женщины. Андрей полностью снял у неё не только последствия приёма алкоголя, но и остатки опьянения.
  - Не знаю - серьёзно ответил он - не знаю.
  
  - Всё подготовил?
  - Вроде всё - ответил Андрей, чувствуя, как его сердце готово выпрыгнуть из груди. Он погладил Шанди по спине, и волнуясь, сказал:
  - Ты ложись на грудь, и ни о чём не думай. Не бойся, больно не будет. Я сейчас боль уберу.
  - Ага, ни о чём не думай - ментальный голос драконихи как будто дрожал - не тебе крылья будут ломать, а мне! Постарайся, пожалуйста, ладно? А то я маме пожалуюсь!
  - Нет уж. Не надо нам мамы тут - усмехнулся Андрей - спи. СПИ!
  Дракониха клюнула головой и упала на стол, будто из-под неё выдернули землю.
  Андрей до сих пор не мог понять механизма воздействия на ауру, и действовал всё время совершенно интуитивно. Надо ему, чтобы дракониха уснула, он внушает ей - спи! Спи! И она засыпает. Ну а что, разве земные гипнотизёры точно знают, как они воздействуют на мозг человека? если и говорят, что знают, как это работает - врут. Человеческий мозг один из самый неизученных и тёмный объектов в мире, и таит в себе тайны, до сих пор не подвластные умам учёных. Единственно что - для того, чтобы пиоизвести какие-то действия с аурой объекта, Андрею нужно касаться этой самой ауры, чтобы его аура, аура того, с кем он занимается, соприкасались. Почему так - он, конечно, не знал. На расстоянии ничего сделать было нельзя.
  Шанди лежала на столешнице, такая беззащитная, такая маленькая...будто это не она сутки назад бегала за супостатами, как скаковая лошадь и не она оторвала им головы, как бумажные китайские фонарики со стены.
  Уже на следующий день Андрей решил попробовать провести операцию. Вернее - не попробовать, а провести. Какие там пробы, когда на кону здоровье и жизнь друга? Делать надо.
  Всё-таки он крепко привязался к этой взбалмошной девчонке, надо признать. И то, что сегодня ему предстоит сделать, было настолько важно, что у него руки тряслись от предвкушения и волнения. А вдруг не получится? Вдруг ничего не выйдет?
  Крылья дракона представляли собой полые, очень прочные кости, на которых натянута прочнейшая, покрытая чешуйками кожа. Ему предстояло убрать эти самые чешуйки, затем взрезать кожу, сломать кости, соединить их как следует, и заживить всё заново. Левое крыло вообще представляло собой жгут из неправильно сросшихся костей и рубцов кожи, правое не так сильно пострадало, но его кости торчали под прямым углом друг к другу. Рука подлейшего существа на планете, исчадья, была видна сразу. Если не сделать операцию, дракониха никогда не сможет летать. Впрочем - и теперь было неясно - будет ли она летать потом, после того, как ей вправят кости.
  Андрей вздохнул и приступил к делу. Фёдор и Алёна сидели рядом в комнате, но потом, когда Андрей стал специальными щипцами-зажимами выдёргивать чешуйки, женщина не выдержала, и зажав рот убежала, сказав, что не может на это смотреть и ей ужасно жалко Шанди. Настю они уложили в постель на послеобеденный отдых, так что в комнате теперь остались Андрей и Фёдор.
  Чешуйки скрипели под ножом хирурга - приходилось каждую подевать и отгибать вверх скальпелем, потому что они так плотно прилегали к телу, заходя друг на друга - никаким другим способом отогнуть их было нельзя. В образовавшуюся щель просовывался захват, чешуйка цеплялась стальными губками инструмента, и Андрей со всей силой тянул её из тела. После приложенного довольно большого усилия, она поддавалась и со звуком рвущейся ткани выскакивала из крыла.
  Драконы время от времени линяли, вместо старых чешуек вырастали новые, а старые сами по себе, или после почёсывания о камни и стены пещер, выскакивали легко и свободно. Они отсоединялись от своего корешка, как какой-нибудь молочный зуб у человеческих детей, и отпадали, как им и положено. Эти же чешуйки были молодыми, здоровыми, и яростно сопротивлялись изменению привычного местоположения.
  Пока Андрей очистил оба крыла, прошло два часа и весь он покрылся испариной. Слава Богу - Шанди всё это время спала. По прикидкам Андрея, боль должна была быть такой, как будто у человека выдёргивают ногти. У неё шла сукровица, а крыло выглядело так, как будто рыбу почистили на живую. В конце концов не выдержал и Фёдор, уйдя на кухню к жене, и заявив, что видеть это хуже, чем поле, усыпанное порубленными пехотинцами.
  Андрей залечил гнёзда, в которых раньше торчали чешуйки, и теперь, даже если Шанди проснётся, она не почувствует ничего кроме холодка на коже, не прикрытой чешуёй. Теперь предстояло самое важное.
  Взяв острейший нож, он, аккуратно проткнув кожу крыла, и стал надрезать её вдоль искривлённой кости. Теперь стало видно, что кость была изломана в нескольких местах и срослась этими осколками так, как будто сломали веник и его прутики срослись в нечто похожее на кучу веток, которые сгрёб бульдозер лесорубов. Андрей вздохнул - предстояла тяжёлая работа. Нужно было не повредить связки, суставы, и сломать кости там, где они срослись неверно.
  Он взял в левую руку ещё одни щипцы, крепко взялся за кость в том месте, где она срослась, образовав уродливый изгиб, напрягся...щелчок! Кость сломалась. Тогда он свёл концы в ровную линию и сосредоточился на ауре, заживляя, убирая красные и чёрные сполохи. Кость заживала медленно. Если ткани затягивались обычно за считанные секунды, то кость медленно-медленно, как минутная стрелка, затягивала место перелома, рассасывала уродливую шишку, образовавшуюся в этом месте. Андрей прикинул - на исправление одного перелома у него ушло не менее двадцати минут. Он вздохнул, прикинул - на все кости потребуется не менее трёх дней. Вылечить всё сразу он не сможет при всём желании - не хватит ни времени, ни сил.
  Так оно и вышло.
   Закончил Андрей поздней ночью, когда темнота уже накрыла своим плотным покрывалом весь мир, оставив на небе лишь мириады сияющих серебряных 'гвоздиков', чтобы запоздавший путник мог найти дорогу домой. Всё, что он успел за сегодняшний день - выправить несколько переломанных костей, вернее - две кости, сломанные в нескольких местах так, как будто их крутили в мясорубке. Ему пришлось сложить края распоротой кожи вместе, срастить её, чтобы Шанди могла нормально двигаться и оставить всё, как есть, до следующего раза - он решил завтра продолжить начатое прямо с раннего утра. Чешуйки так быстро не отрастут, так что завтра он сразу приступит к правке костей.
  Андрей разбудил Шанди, которая некоторое время никак не могла понять, что происходит, потом очухалась, и спросила:
  - Ты сделал? Получилось?
  - Нет, извини. Часть сделал, а осталось ещё процентов восемьдесят. Работа сложная, и я физически не успел. Но сделал уже многое. Ещё пару-тройку дней, и будешь как новенькая.
  Андрей почувствовал, как расстроилась Шанди, и поспешил её успокоить:
  - Ну не расстраивайся! Я же тебе говорю - всё будет отлично, всё замечательно! Идёт хорошо, кости выправляются, сращиваются. Вот - подвигай левым крылом - уже лучше расправляется, заметила?
  - Заметила. Но всё равно настроение плохое. Мне думалось, ты раз, два - и сделаешь. А тут - вон сколько времени, и почти ничего...что, уже вечер? Это я весь день проспала? - Шанди потянулась, приподняв крылья, помахала левым, прислушиваясь к ощущениями, потом сложила оба на место и превратилась в кошку.
  - Уже не вечер, уже глубокая ночь - хмыкнул Фёдор - он с тобой провозился весь день!
  Андрей замер, с раскрытым ртом, 'кошка' тоже перестала чистить 'пёрышки' и оба вытаращились на мужчину.
  - Федь, ты что, её слышишь? Как так?
  - А я знаю? - пожал плечами тот - слышу...раньше не слышал, а вот сейчас услышал. Откуда я знаю - почему?
  - Вероятно, я потеряла контроль над мыслями - невозмутимо пояснила Шанди - а у него природные способности к мыслеречи. Так что ничего удивительного.
  - Я и раньше слышал, как со мной разговаривал один дракон, ещё в молодости - продолжил Фёдор - так что, наверное, я могу разговаривать с драконами.
  - Не наверное, а можешь - усмехнулся Андрей, протирая спиртом хирургические инструменты и укладывая их в ячейки чемоданчика - ладно, нам пора. Чемоданчик положи подальше, чтобы по полу не валялся и Настёнка не нашла. А то ткнёт в себя этими скальпелями, а они острые, как сабли.
  - Сейчас скажу Алёне. Она там ещё не спит, вроде как на стол собирает. Вообще - какого рожна ты пойдёшь? Ночуй здесь. Тебе тащиться через весь город, а извозчиков ночью не сыщешь. Притом что освещается только район королевского дворца, да центральная площадь, темень, хоть глаз коли. Ещё шеи себе посворачиваете...
  - Федь, я вижу в темноте, как днём - усмехнулся Андрей - да и подружка моя крылатая не хуже видит. Олра будет волноваться, переживать, да и я тоже буду думать - как она там. Нет уж, пойду.
  - Кстати, после твоей дуэли ничего не было? Тихо? Никто не приходил, не предъявлял?
  - Пока нет. Но думаю - придут. Потому и волнуюсь - коротко ответил Андрей и заторопился - всё, всё - держи чемоданчик, мы побежали. Алёне привет, извинись, скажи - другой раз поужинаем. Отдыхайте. Завтра с утра приду.
  Андрей вышел на ночную улицу, вдохнул свежий осенний воздух и посмотрел на небо - оно было чистым, прозрачным, мерцали звёзды, незамутнённые пылью, поднятой дневными телегами и ногами многочисленных жителей города. Город спал. Люди ложились рано, чтобы и встать рано, с рассветом - чего зря жечь светильники. Было немного прохладно, и монах, шагая по гулкой улице, запахнул куртку зацепив петли на медные крючки.
  Шанди молчала, покачиваясь на плече и всматриваясь в окружающее пространство мерцающими зелёными глазами, напоминая демонического кота из ужастика.
  Андрей всегда удивлялся - в этом мире чёрные коты не имели такого сакрального значения, как на Земле, и никак не связывались с неудачами и невезением. Наоборот, чёрный кот считался приносящим прибыль, любовь женщин, и каждый второй из посетителей трактира норовил дотронуться до приносящей удачу Шанди, не подозревая, как близок от травмы. Хорошо ещё, что Никат пресекал попытки погладить 'кошку', отгоняя от неё непрошенных доброхотов.
   Шанди уже приноровилась сидеть рядом с ним в то время, когда он занимался своей работой, и щурилась, одобрительно поглядывая на то, как он выбрасывал подгулявших пьяниц. Дважды она даже набросилась на тех, кто пытался врезать вышибалу табуреткой, когда тот не видел, и в кровь разодрала им затылок. Никат довольно похохатывал и говорил буйным посетителям, что если они будут шуметь, он сейчас натравит на них Чёрную Смерть - и показывал на сверкающую глазами 'кошку' - она выдерет им глаза и отгрызёт нос. Как ни странно, хоть и преподносилось это в шутливой манере, на буянов действовало безотказно. Кто-то отшучивался, сдуваясь, как шарик, а кто-то опасливо косился на кошку и усаживался на место, представляя себе ужасы, грозящие от нападения страшного существа.
  Олра смеялась и говорила, что если Андрей оставит свою кошку в трактире, она возьмёт её на полное довольствие вышибалы, и ей-ей не прогадает!
  Она и не подозревала, как близка была к истине. Лучшего трактирного вышибалы, чем дракон - и представить трудно. Главное, чтобы не плевался огнём.
   Но с этим у Шанди пока было слабовато - железы, отвечающие за 'плевание' не до конца развились. Как-то Андрей спросил у неё, когда же это произойдёт и получил в ответ великолепный выплеск ярости и шипения, с туманными угрозами и оскорблениями, из которых следовало, что он бестактный болван, тупой урод и вообще - худший представитель рода человеческого и вообще - худший в этом мире. Потому что спрашивать такие вещи у драконов бестактно, гадко и подло.
  Размышляя потом над этим взрывом ярости, Андрей пришёл к выводу, что вероятно у его подружки имеется задержка физического развития в связи с сидением в тёмной пещере и отсутствием свободного передвижения, а пресловутые 'плевательные' железы равноценны с сиськами у малолеток - попробуй намекни девчонке, что у неё нет сисек и она плоская, как доска! Она тебя порвёт в клочья не хуже дракона. А при всём, при том, у Шанди, в связи с её инвалидностью, был ужасный характер - уродство точно не добавляло ей терпимости.
  Похоже, что развитие желез, выделяющих жидкость для образования огня, было в прямой зависимости от умения дракона летать. То-то она так трепетно ждала возможности научиться пользоваться крыльями - полёта, как символа её взросления, полноценности, как дракона. Чувство собственной ущербности, уродство, мучило её всю жизнь, с тех пор, как она начала осознавать себя как личность.
  Парочка прошла уже с километр, а топать было ещё километров семь, не меньше. Андрею внезапно в голову пришла одна мысль, он её обкатал в голове, хмыкнул, и предложил:
  - У тебя нет желания добраться до трактира побыстрее?
  - Само собой есть - буркнула Шанди - хочешь переброситься в Зверя? А что, давай. Всё равно ночью никто не видит.
  Андрей отошёл в сторонку, разделся, и уложил вещи в узелок, сделанный из куртки. Было уже холодно и дул отвратительный северный ветер, так что его зубы стали клацать и Шанли недовольно потребовала, чтобы он прекратил, потому что из-за него её саму пробирает дрожь.
  Преображение заняло полторы секунды - полторы секунды боли, вспышек и красной пелены перед глазами, и вот перед узлом с одеждой и поясом с деньгами стоит Зверь. Глава его светятся в темноте, а стальные клыки белеют, как будто сделаны из сахара.
  Он поднял зубами узелок, дождался, когда на спину вспрыгнет Шанди, и с места взял в карьер, летя над постовой громадными прыжками, пролетая по пять-семь метров кряду.
  Мелькали дома, деревья, неслась под ноги мостовая, стальные ноги оборотня несли его неутомимо и сильно, как будто он вышел на охоту в осеннем лесу. Уши Зверя прислушивались к тому, что происходит вокруг, поворачиваясь, как локаторы туда, откуда доносился хоть малейший звук.
  Внезапно, он услышал жалобный плач где-то вдалеке. Человек этого бы не услышал, но Зверь, которому подвластны были все звуки в мире, который мог услышать термита, прогрызающего нору в ножке старого стола, тут же отловил этот сигнал и внезапно остановился, насторожился, глядя в сторону далёкого нагромождения деревьев, по недоразумению именуемого городским парком. Плакала девочка, судя по всему - лет десяти-одиннадцати. Она заходилась захлёбывающимся криком и просила:
  - Дядечки, не надо, пожалуйста, не надо! Ну не надо, дядечки, миленькие!
  Зверь бросил узелок с одеждой под забор, и рванул с места так, что его когти высекли искры из мостовой. Через три секунды он был уже в углу парка, где у заброшенной будки смотрителя копошились трое мужчин, подмявшие что-то маленькое, хрупкое. Он сходу оценил ситуация, и когда один из насильников сказал:
  - Держите ровнее, что ли! Что вы возитесь?! После меня будете. И заткните ей рот, этой мерзавке - Зверь кинулся в атаку.
   Мгновенно распрощались с жизнью двое, которые придавливали тщедушное тельце девочки к земле - одному он оторвал голову, второй хрипел, пытаясь зажать разорванное горло. Третьего он отбросил к забору, сломав ему шею и перекусив глотку. Тот так и замер возле стены парка, со спущенными штанами и бессильно обмякшими гениталиями.
  Девочка была без сознания. Зверь осторожно взял её за шкирку и отнёс в сторону, метров за пятьдесят от этого места - негоже ей видеть, когда очнётся, обезглавленные трупы.
  Шанди соскочила с него в самом начале убийства насильников, и когда Зверь пробегал мимо к своему узелку с одеждой, обнаружил, что она яростно визжит и рвёт когтями спины убитых негодяев так, что летят клочья такни вперемежку с кусками кожи и мяса. Увидев, что Андрей бежит мимо, она помчалась за ним, и нагнала возле узелка:
  - Куда ты без меня побежал? Решил здесь оставить?
  - А ты чего там с ними делала? - спросил Андрей, перекинувшись в человека и спешно одеваясь.
  - Ненавижу тех, кто мучает маленьких девочек - ответила Шанди сердито - жаль, что ты не дал мне убить хотя бы одного! Следующий раз, когда будем охотиться на негодяев, оставь мне одного подонка, я с ним хорошенько позабавлюсь.
  - Договорились - рассеянно ответил Андрей и заторопился в парк.
  - Ты куда? - слегка растерянно спросила драконица
  - Неужели оставим девчонку тут? А если ещё кто-то к ней полезет? Надо отвести её домой.
  - А думаешь, у неё есть дом? - скептически спросила Шанди, и потрусила вслед за приятелем.
  Дом у девочки был. Халупа, за парком, в трущобах. Интересно, что парк находился практически в центре города, но за ним были такие убийственные трущобы, что волосы вставали дыбом от вида этого безобразия.
  Девочку звали Дирта, и ей было девять лет - по крайней мере она так сказала. Выглядела она моложе. Дирта вначале дичилась, а когда увидела перед собой в темноте мужчину, перепугалась, решив что это очередной насильник, и только когда заметила у него на плече кошку, успокоилась и горько заплакала, выплакивая волнение, боль, и свою несчастную судьбу. Потом успокоилась, и сказала, что до утра ей домой нельзя, так как у её мамы мужчина, и та выгнала её погулять, пока с ним работает.
  Андрея передёрнуло от её рассказа, и он решил всё-таки посетить эту любвеобильную мать - не оставаться же девочке на холодном ветру всю ночь - верный способ заработать воспаление лёгких. Тем более что её жалкое застиранное платьице было порвано и не могло укрыть своими обрывками даже мышь.
  Идти было недалеко - искомая хибарка находилась прямо за парковой стеной, в третьем ряду таких же убогих домишек. На стук долго никто не открывал, потом за дверь зашуршали и в проёме показалась растрёпанная женщина лет двадцати пяти, не больше. Она была завёрнута в грязное покрывало, расходящееся на поясе и демонстрирующее густой куст поросли внизу живота и ноги, все в расчёсах от укусов насекомых. Женщина держала в руках масляный светильник, мерзко воняющий прогорклым горелым маслом, а из жилища исходил запах пота, мочи, алкогольного перегара и мускуса - тут хорошо веселились. Это подтвердил и грубый голос мужчины из глубины комнаты:
  - Эй, кто ещё там! Я до утра оплатил! Пошли все на...... мать.... Суки!
  Женщина вгляделась в пришедших, и разглядев девочку, зашипела:
  - Ну чего ты сучка припёрлась! Куда бы тебя деть, тварь такую! Ни работать с тобой нельзя, ни жизнь устроить! Хотела ведь выскоблить тебя, суку, да отговорили! Мол, будете вдвоём работать, больше бабок зашибёте. А если пацан - ещё лучше, на его задницу много желающих, и подороже, чем за таких вот мокрощелок! Сказала же - не приходи до утра!
  - Эй, Жоанна, там твоя сучонка припёрлась, что ли? Давай её сюда, я тебе заплачу вдвойне за неё!
  Женщина перевела мутные глаза выше и тут только поняла, что девочка пришла не одна, с ней незнакомый мужчина.
  Она вытаращила глаза и злобно сказала:
  - Что, попользовался девкой? Плати! А то я сейчас Отрусу скажу, он из тебя дух выбьет! Десять золотых за целку! Она целка была! Что уставился, придурок, плати! Отрус, тут тип какой-то, платить за Дирту не хочет, и похоже её спортил. Ты же её сам хотел, а он спортил! Иди, разберись!
  Отодвинув Жоанну в двери появился здоровенный голый мужчина с болтающимися причиндалами, как будто двойник Никата - со сломанными ушами, носом, и с руками, напоминающими по толщине ногу обычного, стандартного человека. Он вытаращился на Андрея, и схватив его за грудки занёс дынеообразный кулак.
  Но не успел. С плеча мужчины слетела чёрная молния, и визжа, вереща, как бензопила 'Дружба' впилась в лицо подонку. Тот завыл, пытаясь оторвать от себя страшную фурию, но тут же захлебнулся в крови и упал, дёргаясь, и булькая кровью из разодранного когтями драконихи горла. Потом Шанди отпрыгнула в сторону, и шипя, стала вытирать окровавленные лапы об нападавшую под деревом листву.
  Андрей повернулся и пошёл прочь, от окаменевшей от ужаса Жоанны, держа Дирту за руку. Отведя молчаливую девчонку подальше, чтобы не было слышно и видно, он сказал её строго:
  - Никуда не уходи, стой здесь. Кошечка будет с тобой и не даст тебя в обиду.
  Затем он повернулся и пошёл назад, к дому её матери. Подойдя к дверям, увидел, что проститутка пытается оттащить в сторону труп клиента, и завидев посетителя, она злобно крикнула:
  - Чего зенки выставил? Убери его из дверей, мне спать надо, холодно ведь с открытыми дверями-то спать!
  Андрей пару секунд смотрел на эту тварь, потом подошёл, схватил её за голову обеими руками и мгновенным движением сломал ей шею. Хрустнули позвонки, женщина обмякла и упала на труп клиента. Монах повернулся и пошёл туда, где его ожидала девочка. Взяв её за руку, он снова пошёл по дороге в трактир, обдумывая, как и что скажет Олре, и как она воспримет его появление с нищей девчонкой. 'В крайнем случае' - думал он - 'придётся брать её с собой. Алёна не откажет помочь. Олра всё-таки человек непредсказуемый, он мало её знает - скажет - 'всех не пережалеешь', да и отправит его с нечаянным приобретением, куда глаза глядят. Зачем ей лишняя обуза?'.
  - Ты убил мою маму? - негромко спросила девочка, глядя в глаза спасителю.
  - С чего ты так решила? - сбился с шагу Андрей, а Шанди недовольно буркнула, чтобы он получше смотрел под ноги.
  - Я и сама хотела её убить...когда вырасту. Она меня всё время била, и говорила, что я плохо расту, клиенты отказываются меня покупать. Что у меня мослы одни, не на что посмотреть. А сама кормила плохо, а как я вырасту, если мне есть нечего, правда же? - девчонка смотрела в глаза Андрея синими доверчивыми глазами, а у него закипали слёзы горечи и ярости - ну не должно, не должно быть в мире такое! Никогда, нигде, ни за что!
  Он ни на миг не пожалел, что убил этих двух тварей, ни на долю секунды, но говорить девочке о том, что убил её мать не собирался - ни к чему. И Олре знать, что он так легко убил двоих людей этой ночью - тоже ни к чему.
  - Нет, не убил. Я дал ей денег и навсегда тебя выкупил у неё. Теперь ты никогда не вернёшься в этот вонючий сарай, а я отведу тебя к хорошей тёте, она тебя покормит и ты будешь там жить (Хорошо бы! Андрей в этом был не совсем уверен, но говорить девочке об этом тоже не собирался) Ты вымоешься, оденешь новое платье и будешь совсем хорошая девочка.
  - Ты будешь со мной спать? Будешь засовывать в меня свою штуку? Ты не сделаешь мне больно?
  Андрей закашлялся, потом сплюнул, и хрипловатым голосом ответил:
  - Нет, я не буду с тобой спать. Когда ты вырастешь, ты сама выберешь - с кем ты будешь спать. А до тех пор никто никаких штук в тебя засовывать не будет. Я тебе обещаю. Ты будешь жить, помогать на кухне, играть с котятами - как все девочки. Хорошо?
  - Хорошо - прошептала девочка - только ты не обманывай меня, ладно? Взрослые всегда говорят что-то, а сами обманывают...одни дяденька обещал мне конфетку, только бы я дала ему себя пощупать, он пощупал, везде пальцами залез, больно так, а конфетку не дал...я плакала.
  Андрей остановился, присел на корточки, посмотрел в синие глаза девочки и обняв её сказал:
  - Никогда. Больше никогда такого. Забудь. Это был сон, дурной, гадкий сон. Скоро ты проснёшься, и всё будет хорошо.
  Они посидели ещё немного, обнявшись, и вновь побрели по дороге к трактиру. Оставалось всего ничего - зайти за тот красный дом, повернуть за трёхэтажный и вот она - 'Синяя кровать'
  Ночь подходила к концу, и в зале оставались только самые завзятые гуляки. Со столов собирали кружки, подметали пол, Никат выносил гуляк в 'отстойную' комнату-вытрезвитель, на кухне гремели котлами, убирая в холодную кладовку, чтобы не испортился недоеденный гуляш.
  Олра не спала, и увидел Андрея, и рядом с ним маленькую девочку в накинутой куртке своего любовника, всплеснула руками:
  - Ты куда пропал! Я тут с ума схожу! А это что за маленькое чудо, где ты её взял?
  Андрей отвёл девочку к столику, посадил на стул и приказал сидеть и не сходить с места. Она понятливо кивнула головой и принялась с интересом разглядывать обстановку трактира, людей, а когда к ней подбежал котёнок, играя с упавшей коркой хлеба, нагнулась, подняла котёнка, прижав его к себе, а корку быстро засунула в рот, оглянувшись - не хочет ли кто-то её отобрать? И начала, давясь, жевать. Потом прижала котёнка к себе и стала баюкать, укачивая, как ребёнка. Котёнок вначале вырывался, а потом высунул нос и успокоился, мурча и закатывая глазки.
  - Вот так всё и получилось - закончил свой рассказ Андрей - я не мог её оставить. Если ты не сможешь принять её, она тебе в обузу - я отведу к своим друзьям.
  Олра помолчала и вдруг хлопнула его по щеке ладонью, яростно дыша. Андрей замер, потирая щёку, и глухо спросил:
  - Скажешь, за что?
  - За то, что так хреново думал обо мне! За то, что решил, что я могу выгнать девочку из дома! И кто ты после этого?
  - Свинья - улыбнулся Андрей, и облегчённо вздохнул.
  - Раз осознал - дай, я тебя поцелую. Ох щёчка моя...прости, милый...я не сдержалась. Я не должна была. Хочешь, ударь меня тоже? Хочешь? Врежь мне как следует! Я виновата. Надо сдерживать свои эмоции, я не должна была тебя бить. Простишь?
  - Не знаю...может быть - усмехнулся Андрей - но больше так не делай. По крайней мере прилюдно. Иначе ни меня, ни тебя не будут уважать.
  - Прости, пожалуйста - Олра виновато повторила, и встала на колени, не обращая внимания на ошеломлённые взгляды всего персонала - я никогда не буду больше так делать! Я так переживала, так представила происходящее с этой милашкой, что меня просто трясло от ненависти к этой мамаше, к насильникам. И ко всему этому дерьмовому миру, допустившему такое. И тут ты, решил, что я могу её выгнать на улицу. Нет, не бывать этому. Как её звать? Дирта? Дирта, детка, иди ко мне! Теперь ты будешь тут жить. Меня звать Олра, а это - Андрей. Сейчас я отведу тебя в мойню, вымоем тебя хорошенько, оденем, и ты пойдёшь баиньки. Мадра, Жугра, быстренько ко мне! Девочку в мойню - вымыть хорошенько, вычесать, у неё, наверное, насекомые - остригите её налысо и намажьте мазью. Приготовьте ей бульончика и пирожков - но немного, а то, как бы не заболела - похоже ей едишки перепадало совсем мало - вон, рёбрышки торчат. Впрочем - вначале бульона и пирожков, потом все мойки и стрижки. Это важнее. Быстро, быстро! - Олра захлопала в ладоши и закрутился хоровод.
   Вокруг девочки скакали, бегали, суетились полные, пышащие здоровьем женщины, а над ними стояла красивая, как фотомодель Олра и руководила процессом кормления, как капитан, на мостике своего корабля.
  Девочка с лёгким испугом смотрела на происходящее, но когда перед ней оказалась чашка с бульоном и пирожками, даже затряслась, почуяв запах, и захлёбываясь стала пить через край, обливаясь, и зыркая по сторонам, как будто боясь, что еду у неё отнимут. Потом затолкала в рот один пирожок и собралась затолкать другой, давясь и кашляя, когда Олра отняла у неё все пирожки, боясь, что та навредит себе. Тогда девочка тихо заплакала, и за ней начали рыдать женщины вокруг. Потом они подхватили её на руки и унесли в мойню, заверяя по дороге, что та получит пирожков столько, сколько ей надо, а Андрей остался сидеть на стуле, устало откинувшись на спинку.
  Ему было хорошо - ведь день прошёл не зря.
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"