Щепетнов Евгений Владимирович: другие произведения.

"Монах.Путь к цели" глава 4

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:

  Глава 4
  - Ещё много?
  - Не лезь под руку! - Андрей сам не ожидал, что так рявкнет на друга, и тут же устыдившись, добавил - прости, я так устал, меня сейчас лучше не трогать.
  - Да-да, понимаю - согласно кивнул головой Фёдор и вышел из комнаты.
  Уже четыре дня, не считая первого, то есть - фактически пять дней, Андрей трудился над крыльями Шанди. Задача оказалась очень сложной, гораздо сложнее, чем он, по наивности своей, мог подумать. Каждую косточку, каждую складку кожи, приходилось расправлять, кроить и сшивать. Это напоминало составление мозаики. Только вот картинка из кусочков камня неживая, а тут - целый дракон, желающий свободно парить в небесах. Даже если Андрей как следует соберёт крылья - мышцы драконихи атрофировались - это всё равно как если бы инвалид с переломанными ногами долгие годы сидел в кресле, и вдруг ему собрали ноги и сказали - иди! Он попытался встать...и всё. Нечем двигать ноги. Не на что вставать. Обтянутые кожей кости и сухожилия. Мышц нет. И как клубок неприятностей сразу тянется недоразвитие организма, и даже сердечной мышцы - малоподвижный образ жизни,
  Шанди и бегать-то как следует не может. Рвануться на короткую дистанцию, и потом задыхаться, трепыхаясь своим маленьким сердцем. Андрею предстояло ещё придумать систему тренировок для драконихи - что было очень, очень непросто. Систем упражнений для крыльев дракона как-то не придумано, ни в одном из миров. А ещё сложнее - заставить её всё это делать. Страх, комплексы, нежелание признать себя ущербной, и обычная, кондовая лень - вот что предстояло преодолеть.
  Последний штрих был положен поздней ночью, когда Андрей закончил работать с правым крылом и зарастил крупную маховую кость. Работать с правым крылом было полегче, и мышц тут сохранилось побольше - дракониха кое-как могла им двигать, и когда заскакивала на возвышение, неосознанно размахивала им, как бы помогая себе взбираться.
  А вот с левым крылом всё было печально - даже левая сторона тела была заметно меньше, чем правая - из-за недоразвития спинных, самых мощных в теле дракона мышц. Хоть драконы и обладают способностью уменьшать своё реальный физический вес - иначе бы просто не смогли поднять свою гигантскую тушу в воздух - но всё равно, передвигать такую массу без сильных мышц - невозможно. Всё равно как бегун, который без должной тренировки ног не сможет пробежать по своей дистанции.
  Андрей устало сел рядом со столом, где лежала в забытьи Шанди, и коснувшись её ауры разбудил подружку. Она вздрогнула, очнулась, и повернув голову с небольшим шипастым гребешком, спросила:
  - Ты закончил, или ещё надо продолжать? Я смогу летать?
  - Шанди - начал Андрей осторожно - возможно, что ты сможешь летать. Вероятность этого высока. Однако - только при достаточных усилиях, и...
  - Прррррр... - Шанди изобразила из глотки звук, похожий на то, как кто- то выпускает газы - ты можешь сказать конкретно, без этой нравоучительной болтовни и чуши - я буду летать, или нет?
  - Ах так? - рассердился Андрей, не особо расположенный к реверансам - хочешь конкретики? Будет конкретика! Если ты дура - не будешь летать. А если у тебя есть хоть капля мозгов, и ты будешь слушаться, выполнять то, что я тебе говорю - будешь летать! Пока что предпосылки за то, что не будешь. Потому что ведёшь себя как избалованная тупая кукла!
  - И что мне нужно делать? - неожиданно спокойно спросила Шанди - я поставлю вопрос по другому - если я буду выполнять то, что ты мне скажешь, делать для того, чтобы я смогла летать - я смогу летать?
  - Да. С вероятностью девяносто девять процентов. - отрезал Андрей
  - Почему девяносто девять? Что за один процент? - подозрительно спросила дракониха
  - Психологический барьер. Ты подсознательно думаешь о том, что ты не можешь летать. И ты не можешь летать.
  - Это как так? - удивлённо спросила Шанди - или можешь летать, или не можешь летать - как это можешь, и не можешь одновременно?
  - Физически - ты сможешь. Когда накачаем тебе мышцы. А вот психологически...ну, представь, что ты хочешь перепрыгнуть широкую яму. Шириной метров десять. А прыгаешь ты на пять. Ты знаешь, что не сможешь этого сделать, а потому - как бы не пыталась - бесполезно стараться. Не перепрыгнешь. Ведь ты ЗНАЕШЬ, что не перепрыгнешь. Вот такой барьер сейчас образовался и в твоём сознании. И его будем ломать долго и трудно.
  - А мне кажется, ты какую-то чушь несёшь - раздражённо заявила Шанди - я хочу попробовать полетать. Вынеси меня во двор. Сейчас, наверное, уже темно? Вот и отлично. Там площадки как раз хватит для разгона, я попробую. А лучше, чтобы я стартовала прямо у тебя с плеча - так повыше будет, я сразу и полечу.
  - Ты что, не слышала меня? - угрюмо ответил Андрей, перемывая и складывая медицинские инструменты в ящик - ты не сможешь лететь. Впрочем - сейчас я закончу, и пошли, попробуешь. Только потом не плачь.
  - Сам ты плачешь! - ощетинилась дракониха - я крепкая, как кремень! И буду летать!
  - Будешь, будешь - вздохнул человек, и уложив последние инструменты на их место, защёлкнул ящик и предложил - забирайся. Пошли во двор.
  Шанди подпрыгнула, оттолкнувшись задними лапами с острыми коготками, уцепилась передними за рукав Андреевой рубахи, и перелезла ему на плечо, где и расселась, горделиво поводя полураспущенными крыльями и посверкивая глазами.
  Андрей вздохнул и пошёл на выход из дома. Пройти пришлось через гостиную, где сидели Алёна и Фёдор. Они явно ждали своего друга, и на столе стояли три прибора посуды, ложки, кружки, нарезанный хлеб и овощи. Имелась и большая чашка, в которой лежали ломти нарезанной печёнки - друзья уже знали вкусы Шанди. Стояла кружка с молоком, а рядом - плошка с мёдом.
  Обнаружилось, что дракониха ещё и сластёна. Открытие ей такой штуки как мёд, было для этого существа потрясением. Ведь на самом деле - что она видела? Чёрную дыру пещеры? Мусор на полу, с которым она играла, в ожидании матери? Вид от пещеры, на холодное море и Драконью гору, когда Шанди решала подышать свежим воздухом?
  Конечно, никто не баловал её особыми вкуснотами - мясо, мясо, мясо - разной степени свежести, и разного вкуса. И вот - пахучая плошка с веществом, тающим во рту, а его можно запить молоком...и приходит мысль - жизнь удалась? Удалась бы - если бы можно было летать... Оооо...полёт! Шанди видела во сне, как планирует над зелёными лугами...рывок, и вот блеющий барашек у неё в когтях...горячее, вкусное мясо! И тут - она просыпается - и всё по прежнему - безнадёга и тоска.
  Андрей вселил в неё жизнь, она реально поверила в успех - и не хотела поверить в неудачу. Никакие аргументы, никакие разумные доводы не могли убедить её в том, что заимев здоровые крылья она не полетит. И вот...первая проба. Надежда!
  - Готово? - встрепенулись Фёдор и Алёна - поужинаете? Мы вас тут ждём, наготовили всего. Согласитесь - надо отметить выздоровление нашей красотки! Скорее - за стол!
  - Нет - усмехнулся Андрей - потом за стол. Сейчас оне желают полетать в вышине! Оне не считают нужным тренироваться, а считают, что сейчас воспарят в небе, как горный орёл. Вернее - орлица.
  - Я тебя не хочу слушать! И не слышу! - заявила Шанди - неси меня на улицу, и хватит словоблудия!
  - Пусть попробует девочка, ну чего ты, Андрюш? - вмешалась Алёна - ну не получится - значит не получится. А вдруг? Она так мечтала...дай ей попробовать.
  - Правда, Андрей, ничего плохого же не случится - пусть попробует! - поддержал Фёдор.
  - Заговор с драконами? Иэххх...а ещё друзья! - покачал головой Андрей - да жалко, что ли? Пусть морду об землю разбивает, если такая дура. Пойдёмте, посмотрим на полёт нашего аэроплана.
  - А чего такое аэроплан? - с интересом спросил Фёдор
  - Это так..дракон такой железный. Летает, воняет, громко шумит и время от времени падает на головы прохожим. Точь-в-точь как наша Шанди. Всё, пошли!
  Андрей решительно зашагал к двери, захватив по дороге куртку, и толкнув скрипучую массивную дверь, вышел наружу, во двор, заросший мелкой травой-подорожником. Сзади шли Фёдор с Алёной, и женщина выговаривала мужу за то, что он никак не сподобится помазать маслом петли, и они скрипят так, что стыдно перед гостями. Фёдор вяло отбрёхивался, потом прикрикнул:
  - Ну что ты насчёт этой демонской двери?! Тут такой момент, а ты нудишь - дверь, дверь...тьфу!
  Алёна затихла, и последние несколько метров они шли в тишине, если не считать сопения и пыхтения - Фёдор и правда отрастил животик, мешающий ему передвигаться так, как в юности.
  - Вот тут - показал рукой Андрей - как раз метров двадцать свободного пространства - до конюшни - Федь, откати тележку с бочкой, ладно? А то она её башкой пробьёт ненароком. Может тебя подбросить в воздух, злыдня? Нет? Ну что же - сама, так сама. Ребята, зайдите мне за спину - существо маленькое, но вонючее - сейчас ещё вас снесёт.
  - Андрюш, ну чего ты её так ругаешь? - укоризненно покачала головой Алёна - девочка такая хорошая...
  - Хорошая? - разъярённо рявкнул Андрей - знала бы ты, как она сейчас меня материт! Я сейчас сам отсюда улечу, пусть делает то, что хочет! Всё, лети! Хватит мне тут вопить в башку!
  Шанди захлопала крыльями, подпрыгнула с плеча Андрея, поднялась вертикально вверх, как махолёт времён начала двадцатых годов на Земле...и рухнула вниз, перевернувшись, и громко хлопнувшись на спину у ног людей. Потом замерла на две секунды, встала на ноги, и побежала по траве, разворачивая крылья и маша ими всё сильнее, сильнее, сильнее... Люди замерли в ожидании, Алёна закусила губу, Андрей сжал кулаки, так, что ногти врезались в ладони, Фёдор вытянул шею, с волнением глядя за попыткой драконицы. Масляный фонарь, принесенный с собой, давал мало света, но и этого было достаточно, чтобы рассмотреть общую картину происходящего.
   Шанди подпрыгивала, яростно махала...и тут левое крыло подломилось, ослабев и она кувыркнулась в траву, как подбитая тетёрка.
  Поднявшись, сложила крылья и галопом побежала назад, добежав до людей, развернулась и снова побежала, всё пытаясь взлететь и не веря, что не сможет. Её тяга к небу, её упорство были настолько сильны, настолько истовы, что это вызывало не то что уважение - восхищение её упорством.
  - Шанди, может хватит? - негромко спросил Андрей, с грустью глядя на попытки подружки достичь недосягаемого - мы потренируемся, и у тебя всё получится! Шанди, девочка, хватит, а? Пойдём - поешь, отдохнёшь, а там мы с тобой решим, какие упражнения нужны, что нужно сделать, чтобы крылья стали работать как следует, чтобы ты смогла летать. Не мучай себя зря.
  Дракониха молчком поднялась, и пыхтя, как паровоз, снова совершила пробежку, падая, и утыкаясь в пыль. И так раз пятнадцать, не меньше. Потом осталась лежать в пыли, затихнув, несчастная, грязная и безмолвная. Андрей пошёл к ней, Фёдор было двинулся следом, но Алёна поймала его за руку:
  - Не лезь. Пусть останутся вдвоём. Пошли в дом. Пусть они тут посидят... - её женское чутьё подсказало, что эту парочку лучше сейчас не трогать.
  Хозяева дома тихо открыли дверь, даже не скрипнувшую, как будто она тоже чуяла торжественность момента и не хотела нарушить тишину, и ушли со двора.
  Андрей подошёл к необычно тихой и молчаливой Шанди, сел рядом с ней. У драконихи из глаз катились слёзы, как маленькие жемчужины, оставляя на её яркой чешуе дорожки, промытые в пыли. Андрей помолчал, потом осторожно поднял дракониху, посадил к себе на колени и прижал к себе, поглаживая по гладкой шее, закрытой плотной, непробиваемой чешуёй.
  - Ну, ну чего ты...не плачь. Всё будет хорошо. Я тебе обещаю. У тебя ещё и чешуя на крыльях не отросла, и мышцы не нарастила - ну как ты могла надеяться, что всё получится? Ты же умненькая девочка, ты сама всё знаешь. Я тебя понимаю, очень понимаю, и очень жалею тебя и люблю. Ты же мне как сестрёнка - маленькая, хулиганистая, но любимая. Я тебя не дам в обиду. Ну, не плачь...
  - А может я никогда не буду летать? Может всё напрасно? Зачем тогда жить? Зачем я, уродка, буду жить? К чему? Кому я нужна, такая?
  - Нельзя так говорить! - жёстко сказал Андрей - ты дорога мне, дорога маме, Никат тебя обожает, Олра любит - пусть и в виде кошки. Фёдор с Алёной тебя обожают, и жалеют,что не могут раскрыть твою истинную сущность Настюшке - она бы тебя целыми днями слюнявила, дай ей волю. Заобнимала бы до смерти. Так что нехорошо так говорить. Случись что с тобой - мы бы все рыдали. У тебя полно друзей, которые любят тебя, ценят тебя, думают о тебе. Вспомни-ка, кому ты была нужна, кроме мамы, когда сидела в этой пещере? А теперь - перед тобой весь мир, ты будешь летать, будешь! Или я ничего не смыслю в этой жизни! Всё, давай отряхнёмся, и пойдём в дом.
  Шанди, внезапно, раскрыла крылья, обняла ими Андрея и прижалась к его груди головой, увенчаной гребешком и украшенной рядами острых, как шила белых зубов.
  - Спасибо тебе, Андрей! Прости, что я была такой вредной и дерьмовой!
  - Ладно, чего ты - дрогнул голос мужчины - взрослеешь, видно. Всё, отряхиваемся, и пошли. Поздно уже. Посидим за столом с ребятами? А то неудобно...
  - Посидим. Они славные люди. Почти, как драконы. Всё-таки ты умеешь подбирать друзей. Одна я чего стою - усмехнулась дракониха - и кстати, не обольщайся, я всё та же, и характер у меня всё тот же! А то, что я расслабилась и потеряла контроль над чувствами - это ничего не значит.
  - Фффухххх...а я-то было и напугался! - усмехнулся Андрей - значит, всё в порядке. Шанди вернулась. Повернись-ка другим боком, я с тебя землю стряхну - иначе не пущу на плечо - ты мне всю куртку уделаешь.
  Шанди повернулась одним боков, другим, мужчина, сорванным пучком травы обмёл её как мог, заметив, что потребуется хорошая мойка, и потом торжественно водрузил на плечо. Шанди накинула личину кошки, и они пошли в дом.
  Сидели недолго - парочка торопилась в трактир. Пару тостов, пару славословий в честь в честь прекрасной драконихи, съеденная второпях печёнка и вылизанная плошка с мёдом, запитая кружкой молока - пора идти. Андрей тоже перекусил, правда второпях, решив поесть как следует уже в трактире.
  Скоро они уже стояли за забором и махали Фёдору с Алёной, закрывшим собой проход во двор. Поскорее отошли, чтобы не держать друзей не холоде, и Андрей, раздевшись под забором, в тени кустов сирени, перекинулся в Зверя.
  Обратная дорога прошла без приключений - как монах и надеялся. Сегодня у него не было ни малейшего желания выступать в роли Бэтмена или Супермена, защитника слабых и обделённых. Он устал и физически, и душевно. Всё, что ему хотелось - это забраться под бок к любовнице, на толстую перину, под тёплое одеяло с шёлковым пододеяльником, и задрыхнуть без задних ног.
  Так и получилось. Правда прежде пришлось посетить мойню, дабы не смущать свою подругу потными подмышками, да и нужно было отмыть Шанди.
  Теперь она спала в комнате Олры, за ширмой, которую настоял поставить Андрей, который заявил, что ему не нравится всякие бесстыдные животные, подглядывающие за людьми, на что Шанди заявила, что ей совсем не интересно подглядывать за тем, как они там тискаются, и вообще - это ещё надо посмотреть, кто животные. Разумные существа спариваются два раза в год, и только животные - каждый день. Однако Андрею иногда казалось, что он время от времени видит тёмный глаз, выглядывающий в щель ширмы, это его раздражало, а Олра смеялась и говорила, что он какой-то совсем дикий - как можно стесняться своей домашней кошечки? Да ещё такой милой.
  Утром Андрей позволил себе поваляться в постели подольше - не надо было срочно бежать ловить извозчика, чтобы ехать к Фёдору, и снова заниматься операцией, не надо целый день стоять над распоротым крылом драконихи - лежи, сопи и мечтай...
  Олра рано утром, на рассвете, тихо выскользнула из постели, оставив на подушке мятный запах волос, забрала из-за ширмы Шанди, топающую по полу как слон, в надежде, что о ней вспомнят, выпустят до ветру и поплотнее накормят, и спустилась в вниз, заниматься делами.
   Андрей замер в полудрёме, с наслаждением ощущая телом шёлковые простыни и пододеяльник. Если бы всё и дальше было так хорошо...но ничего не бывает вечного, думалось ему.
  Сквозь перекрытия пола доносился далёкий шум трактира - кричали чего-то возчики, разгружая мясные туши и перетаскивая ящики с фруктами и овощами, гремели бочонки с вином, перекатываемые по гулким полам - жизнь заведения продолжалась полным ходом. Перекрывая шум звенел чей-то детский голосок - Андрей улыбнулся - Дирта.
   Девочка быстро освоилась в трактире. Она была абсолютна приспособляема к любым условиям, и уже через два дня командовала похохатывающими грузчиками, требуя, чтобы они лучше делали работу и вворачивая такие матерные словечки, что окружающие падали со смеху - слышать такие выражения в устах ангелоподобной кудрявой девочки было очень смешно - они время от времени требовали повторить какой-нибудь особо заковыристый оборот, и она радостно повторяла, не понимая, чего так смеются все вокруг.
   Олра потом забрала её к себе, и долго внушала, что вот эти - ей пришлось повторить - слова, все нехорошие, и девочкам их говорить нельзя. После чего, как рассказывала Олра, она пошла к грузчикам, и сказала, что вот это, это, и это слово очень нехорошие (озвучила), и если они будут их говорить, она их накажет, побив палкой. После чего те впали в совершеннейший восторг, и ржали так, что сбежались кухарки, узнать - не случилось ли чего. Узнав причину, долго, с привизгом, смеялись, а под конец заявили - что и поделом им быть выдранным палкой, чтобы поменьше выражались в приличном обществе. Разборки на тему - является ли общество кухарок приличным, или надо ещё посмотреть, затянулись, и были пресечены Олрой, разогнавшей стихийный митинг.
  Теперь девочка была душой трактира, старалась помочь, чем могла, и только до сих пор её глаза страшно горели, когда видела еду, 'плохо лежащую'. Дирта старалась отщипнуть кусочек и украдкой сунуть в рот - ей казалось, что всё это кончится, и еды больше не хватит.
   Андрею по этому случаю вспоминался рассказ Джека Лондона 'Любовь к жизни', где человек, брошенный, преданный своим другом, полз через тундру на Аляске, не позволяя себе умереть, и когда его всё-таки, совершенно случайно спасли, взяв на шхуну, он ходил с протянутой рукой и выпрашивал у матросов кусочки галет, хлеба, консервы, а потом прятал в матрас, раздувшийся от накопленных запасов. Он всё время ходил время на кухню и долго расспрашивал кока - хватит ли им продуктов, достаточны ли у них запасы еды. Психоз.
  Что-то подобное было и у Дирты, и так же, как и у героя рассказа Джека Лондона, это скоро должно было пройти.
  Андрей сладко потянулся и снова забылся в полудрёме, из которой его вырвал стук открывшейся двери.
  - Андрей, вставай! Андрей! - голос Олры был тревожен, и монах тут же открыл глаза и сконцентрировал их на хмуром лице подруги.
  - Что случилось? Ты чего такая хмурая?
  - Там пришли...тебя требуют.
  - Кто? - лицо Андрея окаменело, и он спрыгнул с кровати, схватил брюки и не спеша, но и не задерживаясь, натянул их на бёдра - по Халиду?
  - Да. Сам Чёрный Абдул.
  - Кто такой?
  - Второй по значимости босс преступного мира столицы. Конкурент Хасса, которому я плачу за спокойствие. А может и равный ему. А может даже - выше Хасса статусом. Не знаю.
  - А Хасс - чего? Обратилась к нему? Что говорит?
  - Посылала Никата. Он сходил, вернулся, говорит - Хасс передал, что наши разборки с Халидом были разборками из-за бабы, то есть не по воровским канонам. Он вмешиваться не будет. Сами улаживайте.
  - Когда уже Никат успел сбегать-то? И Абдул всё это время тут сидел?
  - Нет. Он позже пришёл. С охраной - толпа уродов, каждый размером с Никата. До этого был посыльный, предупредил, что тот придёт, и зачем. Чтобы готовились.
  - Так, так... - сказал Андрей, натягивая сапоги - значит у тебя ленивая 'крыша'...ясно.
  - Что значит ленивая крыша? - не поняла Олра
  - Это выражение такое. 'Крыша' - те, кто 'кроет', прикрывает. То есть твой Хасс. А ленивая - они особо в твои дела не лезут, не вмешиваются, не пересчитывают твои доходы, довольствуясь определённой мздой, но и особо за тебя не впрягаются, если какие-то бандитские разборки. Главное, что тебя не трогают.
  - Да, именно так и было - удивлённо подняла брови Олра - а выражение интересное - 'крыша'. Надо запомнить. Так что делать будем? Надо ведь идти к ним, в комнате не отсидеться. Что-то надо решать.
  - И пойдём. Первое дело - надо выслушать то, что они скажут. Предъявлять будут мне, а не тебе, я постараюсь свести дело к счётам со мной. Возможно мне придётся уехать.
  - Я знала, что ты когда-то всё равно уедешь - грустно усмехнулась Олра, но не думала, что так быстро.
  Она помолчала, глядя в окно, потом обернулась к Андрею и изменившимся голосом сказала:
  - Знаешь, а у меня ведь задержка.
  - Что значит задержка - недоумённо спросил Андрей, голова которого была занята совсем другими проблемами.
  - То и значит. Похоже - залетела я. От тебя. Сын у тебя будет. Или дочь.
  - И ты так спокойно об этом говоришь? - усмехнулся Андрей - ты же мечтала об этом, хотела этого. А что же тогда такой трагический тон?
  - Мечтала. И сейчас мечтаю - улыбнулась женщина - но всё как-то...внезапно, что ли. Ты ворвался в мою жизнь, и всё стало меняться. Всё полетело кувырком - и вот - моя мечта, мой ребёнок - и тут навалилось какое-то дерьмо. Никогда не бывает, чтобы всё было абсолютно хорошо. Обязательно в противовес большому счастью - большая беда. Это как если бы в одном месте густо - другом пусто. Закон такой.
  - Угу. Такой закон - рассеянно проговорил Андрей - всё будет нормально. Всё. Пошли, потом обсудим наши отношения.
  Олра печально кивнула головой и вышла из комнаты. Андрей следом. Они заперли дверь, и пошли вниз, в обеденый зал.
  В зале было тихо - случайных посетителей, извинившись, выпроводили, дверь в трактир закрыли, двери на кухню и на склады - тоже, там командовали кухарки, стараясь не заглядывать в обеденный зал и тихо, перебежками, перемещаясь по подсобкам. Грузчики тоже притихли - информация расходится быстро, и никому не хотелось привлечь внимание к себе во время таких 'мероприятий'.
  В одном углу сидели Никат, рядом с возлежащей на столе Шанди, с ними - Дирта, притихнув, и испуганно наблюдая за происходящим.
   В другом углу - десять человек, среди которых выделялся длинный, худой мужчина лет пятидесяти, с длинным, слегка крючковатым носом и карими, умными глазами. Он был похож на лавочника средней руки, и одет небогато, но добротно, в тёмных тонов куртку, штаны, короткие, мягкие сапоги.
   Мужчина негромко беседовал с каким-то своим человеком, улыбаясь, и время от времени вставляя замечания, отчего тот бледнел, краснел, и начинал заикаться. Андрей уловил несколько последних слов, из которых явствовало, что этот человек проштрафился при сборе дани с рыночных торговцев, и ему предстояло возместить утерю круглой суммы из своего кармана, в тройном размере.
  Олра спокойно подошла к группе мужчин, и негромко сказала:
  - Абдул, ты хотел видеть моего мужчину? Вот он - она кивнула головой на Андрея, вставшего рядом. Говори, что ты хотел.
  - Что я хотел? - усмехнулся мужчина и кивком отпустил сидящего перед ним человека. Тот отошёл в сторону и сел чуть поодаль, хватая ртом воздух, как будто ему его не хватало. Андрей взял это себе на заметку - Абдул реально наводил страх на своих людей. Что же тогда говорить о простых гражданах?
  - Я хотел говорить с ним. Женщина, отойди. А ты, Андрей - так тебя звать? - присядь сюда - он указал на стул, на котором сидел перед этим провинившийся сотрудник, как бы указывая собеседнику его место в этом мире. Он заранее ставил его на роль провинившегося, будто сажая на скамью подсудимых.
  Андрей всё просёк и усмехнувшись, сказал:
  - Ничего, я пока постою. Может, вырасту побольше...
  - Ну-ну... - неопределённо сказал Абдул - хочешь вырасти таким, как я? На недостижимое надеешься? Что же - многие люди мечтают о несбыточном, хотя надо лишь делать то, что положено, и не допускать в голову беспочвенные фантазии. От этих фантазий голова пухнет, мозг разжижается и теряется разум, уберегающий от необдуманных поступков. Ты со мной не согласен?
  - Нет. Или я должен был сказать - да? Вероятно - все твои люди всегда тебе говорят - да?
  - Мои люди всегда говорят мне да - иначе они никогда больше не смогут говорить. Я вырву им язык. Может быть - вместе с головой. Как и тем, кто становится на моём пути. Или пытается это сделать...
  - Абдул, мне ещё нужно позавтракать, потом заняться неотложными делами - ты не мог бы подойти к сути вопроса побыстрее - Андрей зевнул, прикрыв рот рукой, а Абдул сверкнул глазами, напрягшись, и монах тоже напрягся, ожидая команды на атаку. Но нет, авторитет снова расслабился, и глаза его усмехнулись:
  - Ты наглец. Ты напоминаешь мне Халида. Он тоже был наглецом. Удачливым наглецом, и очень дельным. Он был умным и эффективным убийцей, и я не думал, что его можно так просто убить. Вместе с его людьми. Как погляжу - опасным ты не выглядишь, ничего особого в тебе - мужчина, как мужчина. И как это ты смог побить Халида? Ты им устроил засаду, да? Ты оказался умнее Халида. Это хорошо. Значит я приобрету себе мастера. Ты будешь работать на меня, пока не отработаешь свой долг. Впрочем - ты можешь сразу заплатить пятьсот тысяч золотых, и идти на все четыре стороны. И тогда я не трону тебя, и твою подружку. А также - твоих друзей и их дочку. Как их звать? Фёдор и Алёна? И Настя. Видишь - я всё знаю. Это же просто - посмотреть, куда ты едешь, спросить извозчика. Навести справки. Ты что думал, убивать моих людей без моего позволения можно? Ошибаешься. Моих людей могу убивать только я. Вот так! - откуда-то в руке авторитета появился небольшой метательный нож, и тот, просвистев в воздухе, вонзился в глаз человеку, кого Абдул распекал несколько минут назад. Мужчина задёргался, захрипел, и упал на пол. Под ним образовалась лужа крови, пропитывающая скоблёный пол, небольшой ручеёк стал подкрадываться к сапогам Андрея. Олра побледнела, а монах, брезгливо сморщившись, переступил через ручей и пожав плечами, спросил:
  - У меня есть время на размышление? Может я соберу пятьсот тысяч? Я ещё не решил.
  - Ты так богат? - поднял брови Абдул - хммм...может и вправду дать тебе время на размышление. Люди смертны, а пятьсот тысяч - есть пятьсот тысяч. Хорошо. Время тебе до завтрашнего утра. В это же время ты придёшь ко мне, и дашь ответ. Если не будет пятисот тысяч, или же ты откажешься на меня работать - умрут все, кого я перечислил. И те, кто под руку попадётся - надеюсь, ты не хочешь их смертей.
  Внезапно раздался визг, отчего все вздрогнули - на бандитов бросилась Дирта, и попыталась ударить кулачком Абдула
  - Гад, сука, ты... ... ... не трогай маму Олру! Я тебя убью! Сука, сука!
  Бандит поймал руки беснующейся девочки и усмехнулся:
  - Смелая. Пожалуй, я оставлю её в живых. Воспитаю, как надо. Таких смельчаков надо ценить. Забери её, женщина!
  Олра подхватила сразу затихшую девочку, и унесла в сторону, успокаивая и поглаживая по голове. Потом увела в подсобные помещения и передала с рук на руки Мадре, строго-настрого велев не давать ей выходить. Затем вернулась в зал, чтобы захватить последний этап переговоров.
   Абдул как раз уходил, бросив на ходу:
  - Завтра, в это время. Я пришлю посыльного. И не думай, что тебе удастся ускользнуть - твоя женщина остаётся тут, а если попробуешь сбежать с ней - везде мои глаза и уши. Ты даже не выйдешь из города. Эй, заберите это дерьмо - он указал на лежащего с ножом в глазу бывшего своего сотрудника.
  Бандиты вышли из трактира, откинув запорный брус, а Андрей, Олра и Никат остались в пустом зале.
  Олра присела к столу, положила на него руки, сжатые в кулаки и коротко простонала:
  - Ну зачем, зачем я связалась тогда с Халидом? Ну почему так случилось?
  Андрей сел рядом, и успокаивающе погладил её по плечу:
  - Не казнись. Вообще-то я знаю, как он тебя окрутил. Ты была права - он тебя околдовал, сам признался мне перед смертью. Он же думал, что я не выйду оттуда живым, и как человек тщеславный и самовлюблённый, похвастался мне, рассказал, как всё было сделано. Какие-то специальные капли, заговорённый на любовь - видимо на тебя лично - амулет, и ты уже только и мечтаешь о нём. Ты для него была кошельком. Ну и удобной повседневной...
  - Подстилкой, да? - горько усмехнулась Олра - нечего выбирать слова. Подстилка и была. Дура!
  - Я что-то подобное и подозревал - вздохнул Никат, и неожиданно ощерился в улыбке - ты видал, сколько охраны он с собой взял? И самых отборных! Я их знаю ещё по боям на арене. Лучшие бойцы. Видимо, всё-таки побаивался за свою жизнь. А покойника они унесли с собой? Ага - унесли. Эрдан был жадным человечишкой, и глупым - разве можно воровать деньги у Абдула? Он всё просёк, и казнил его специально, на твоих глазах, и на глазах своих людей - воспитательный момент.
  - Да я понял - отстранённо сказал Андрей, напряжённо о чём-то думая - скажи, Никат, кто основной конкурент Абдула?
  - Хасс, конечно. Они вечно на ножах, но уже давно заключили соглашение, поделив территории - Абдулу достался рынок - Хасс на него давно зубы точил, но обломался, слишком много крови надо пролить, чтобы его взять, ну а Хассу платят трактиры, лавки в купеческом квартале, ещё там кое-кто. Ну и все их грабители, воры - платят им дань, если работают на их территории. Вот так. А чего ты спросил? Думаешь Хасс за нас заступится? Тебе Олра не сказала?
  - Сказала. Есть у меня одна мыслишка...прикидываю, что получится. Где можно найти Хасса? Мне нужна с ним встреча. Время, ох как нужно время...срок до завтра очень, очень мал. Проводишь меня к Хассу, Никат?
  - Провожу, конечно - пожал могучими плечами вышибала - только смысл какой? Он же уже сказал - идём мы все на...в общем не будет он за нас заступаться.
  - Знаю, знаю - пошли к нему. Олра, не беспокойся, занимайся своими делами. Шанди, ты со мной пойдёшь?
  'Кошка' молча прыгнула со стола, с разгону забралась на плечо Андрея, где и пристроилась, весело глядя на окружающих. Предстояла веселуха, и она не могла остаться в стороне - а как же иначе?
  Через двадцать минут Андрей и Никат подошли к длинному, баракообразному строению, с множеством входов и выходов. Перед ним стояли группки людей, в основном мужчин, якобы праздношатающихся, но когда монах и вышибала приблизились к зданию на расстояние арбалетного выстрела, их тут же окружили и потребовали отчёта - куда и зачем они идут. В общем - это была охрана, первая линия обороны.
   Андрея это не удивило, и навело на мысль о том, что эти уголовные авторитеты живут тут довольно 'весело', каждую минуту опасаясь нападения. Или же он просто попал в такой день, когда между группировками обострились отношения. Впрочем - это ему было на руку.
  Их отвели в здание под конвоем, и после прохода по длинному коридору со скрипучим полом (Тоже элемент обороны? Что-то вроде сигнализации?), они, поднявшись на второй этаж оказались там, где находился 'офис' Хасса. Здесь было всего три двери, и сопровождающий, подойдя к одной из их, осторожно постучал, дождавшись ответа, вошёл, прикрыв за собой дверь. Потом выглянул, поманил рукой - айда, мол.
  Андрей вошёл, следом за Никатом, и оказался в большом кабинете, от которого пахнуло чем-то ностальгическим, земным - письменный стол, стулья, диван, кресла, столик для чайных дел, картины на стенах, ковёр на полу - не средневековый уголовный авторитет, а бизнесмен средней руки, вполне успешный и добропорядочный. Впрочем - а что, на Земле уголовные авторитеты бегают с ножами в зубах и размахивают пистолетами, зажатыми в обеих руках? Уголовный бизнес - это тоже бизнес. Времена Ваньки-жигана с кистенем в руках давно прошли. Теперь вместо кистеня дорогие юристы и правоохранительные органы, щедро финансируемые из общаков. Мелкая уличная преступность, по большому счёту, таким уголовным боссам неинтересна, и даже мешает. Куда выгоднее иметь постоянный доход от бизнесменов, то бишь лавочников и купцов, имеющих деньги стабильно, всегда, и охотно отдающих часть доходов за то, чтобы их не трогали. Впрочем, и уличную преступность тоже забывать нельзя - деньги не пахнут, как сказал один земной император, да и армия уличных преступников успешно пополняет состав армии авторитетов. Это пушечное мясо, которое можно легко бросить в горнило войны между преступными кланами.
  Хасс был человеком лет пятидесяти, со светлыми, русыми волосами, в которых почти не видно седины - настолько они были светлыми. Его глаза настороженно ощупали пришедших, а телохранители, стоящие по бокам его кресла, следили за каждым движением посетителей.
   Андрей повёл глазами по стенам кабинета, и заметил под потолком тёмные отдушины, не прикрытые сеткой. Он побился бы об заклад, рупь за сто, что за этими отдушинами стояли стрелки с арбалетами и фиксировали каждый шаг посетителей. Резкое движение, или команда босса - и во лбу этих людей расцветут экзотические цветки с металлическим стеблем.
  Андрей не обольщался - Хасс был такой же тварью, как и Абдул. Никакой защиты у него он искать не собирался - даже глупо было бы об этом подумать. У Хасса было одно неоспоримое достоинство - он был врагом Абдула. И этим всё сказано.
  - Так так...вот из-за кого весь этот шум поднялся! - усмехнулся Хасс и выйдя из-за стола, предложил посетителям присесть за столик возле стены, в кресла. Тут же уселся сам, и дожидаясь, когда 'гости' рассядутся, внимательно рассматривал Андрей, как будто просвечивал его насквозь.
  - И зачем вы ко мне пришли? Я же сказал Никату - мы не будем вмешиваться в это дело. Это не по нашим канонам, чтобы вмешиваться в разборки из-за бабы. Хотя Олра - сладкая, очень сладкая штучка! Не правда ли, парень? - Хасс улыбался, но глаза его были холодны, как у змеи - ну так что у вас? Давайте, выкладывайте, мне скоро обедать, я и так засиделся в кабинете. Тем более что меня ждёт бабёнка не хуже Олры - впрочем - я же ещё Олру не пробовал...может она гораздо лучше моей бабы. Вот только не хочет меня время от времени ублажать. Хотя я ей и намекал об этом. Может быть, тогда я и подумал бы о том, как её прикрыть. Ведь попала она в это дерьмо по твоей милости. Как там тебя звать? Андрей? Ага, Андрей. Баба твоя, так что и защищать её тебе. По моему мнению - ты всё сделал по понятиям - тебя вызвали, ты убил. А что там Абдул себе напридумал - это его дело. Но это ваши дела. Слушаю тебя.
  - Мне нужно схема того, где находится офис Абдула, где он живёт, куда ходит, расписание его поездок, наличие и расстановка охраны. Срочно. Чем быстрее, тем лучше.
  Хасс молча и немигающее посмотрел на Андрея, потом жёстко сказал Никату:
  - Выйди в коридор. И вы тоже выйдите! - он указал на телохранителей, жадно ловящих ушами каждую фразу. В комнате остались только трое - Хасс, Андрей, и сопровождающий, который привёл их в кабинет. Хасс посмотрел на него, и приказал:
  - Срочно Зирка сюда. Найди, пусть бросит все дела и идёт ко мне.
  Потом Хасс прикрыл глаза и расслабился, как будто заснул. Андрей не обольщался - стрелки в отдушинах остались, так что авторитет совсем не был безрассудным, отпуская телохранителей. Они, больше, были для антуража - положено иметь телаков - так почему и нет? Авторитета больше. Каждый уважающий себя бизнесмен должен иметь телохранителей - положено по статусу.
  Наконец, дверь хлопнула и в кабинете появился плотный, мускулистый мужчина среднего роста, набитый и крепкий, как надутый мяч. Он сильно походил на борца своими квадратными плечами, обритой головой и сломанным носом. Скорее всего, он и был бывшим борцом, однако, глядя в его маленькие глазки под тяжёлыми надбровными дугами, не следовало обольщаться - в глазах светился ум, а долезть до должности правой руки крупного авторитета, его начальника охраны, без светлого разума и холодной головы было невозможно. Зирк и являлся таким начальником охраны. А ещё - убийцей по призванию.
  - Присаживайся, Зирк. Вот он желает знать всю информацию по Абдулу. Где тот бывает, когда, что ест и куда ходит испражняться. Дадим?
  - Дадим - серьёзно ответил Зирк - а в нас рикошетом не ударит?
  - А как? Приходил за защитой, мы отказали. Всё. А что он там творит на свой страх и риск - это его проблемы. Тебе не кажется, что это решение?
  - Да, ты как всегда прав, хозяин. Мне можно идти?
  - Иди. Его бери с собой. Это всё, Андрей? Или есть ещё какие-то вопросы?
  - Нет. Только к Зирку.
  - Ну вот и иди с ним, задай вопросы. Мне уже недосуг - Хасс демонстративно зевнул и встал с кресла, показывая, что аудиенция закончена. Андрей коротко кивнул головой и тоже встал. Больше они не обменялись ни словом. Зирк оглянулся у двери, как бы приглашая Андрея, и тот прошёл за ним в коридор.
  Они спустились вниз - там у окна томился в ожидании Никат, и Андрей его отпустил, сказав, что всё нормально и пусть он идёт и успокоит Олру. Тот облегчённо и с готовностью кивнул, уходя из бандитского гнезда, а монах проследовал за своим провожатым в комнату на первом этаже, почти что копию кабинета Хасса. За исключением того, что вместо картин по стенам было развешано многочисленное оружие разным видов, родов и конфигураций.
  - Садись. Что тебя интересует по Абдулу конкретно? В первую очередь?
  - Где он ночует, где будет ближайшие сутки, и расположение постов охраны. Так же - их вооружение и квалификация.
  Через час Андрей вышел из 'штаб-квартиры' группировки Хасса вполне удовлетворённым и более спокойным, чем до прихода туда. Всё, что ему было нужно - он получил. Его не спрашивали ни о чём, кроме - почему он всегда ходит с кошкой, на что он ответил, что у каждого свои извращения, и он не обязан отчитываться в своих ни перед кем. На том вопросы и закончились.
  Всем всё было ясно. Ясно было - зачем Андрей пришёл к Хассу, это совершенно очевидно. Так же ясно - почему Хасс отказал в помощи Олре - какие-то там к чёрту каноны? Они просчитали на-раз, что Андрей квалифицированный убийца, и что он обязательно придёт к ним, чтобы разобраться с Абдулом - у него просто не было другого выхода. То, что ему потребуется информация - тоже очевидно, так она была у них с самого начала - группировки усиленно следили друг за другом, отслеживали передвижения лидеров.
  То, что между группировками заключены какие-то соглашения - не значило ровным счётом ничего. И дальше меньше, чем ничего. Хасс точил зубы на рынок, который был под Абдулом, Абдул спал и видел, как размажет Хасса - шла нормальная деловая жизнь столицы. И тут, у Хасса, появляется великолепная возможность убрать соперника чужими руками, не подставив своих людей - кто же этим не воспользуется? Совершенное оружие - вот кем был в его глазах Андрей. Умное, умелое, самостоятельное и эффективное оружие. А что делать с ним потом...видно будет. Конечно, лучше убрать. Зачем кому-то знать, что в эту самонаводящуюся торпеду были введены координаты цели именно Хассом - ни к чему знать, лишние неприятности. Да и человек убравший Абдула станет слишком влиятельным, слишком самостоятельным - вырастить ещё одного Абдула? Нет уж. Хватит. Абдул тоже когда-то начинал с обычного убийцы, и за счёт ума, хитрости, изворотливости, выбился наверх. Впрочем - Хасс был из той же породы.
  Андрей вёл свою игру. Честно сказать, в этой пакости, творящейся вокруг, он был как рыба в воде - этим Андрей занимался много лет. Убрать одного человека, ускользнуть от другого, получить информацию и узнать подоплёку всех событий - для него это было привычно и рутинно, если можно так выразиться. Антураж лишь другой, а так - чем эти авторитеты отличались от земных? Ничем. Запросы только поменьше, масштаб, а так - уголовщина, она и есть уголовщина. Он не сомневался, что уберёт Абдула. Вот только потом нужно было уцелеть, и не подставить под удар Олру и друзей. Как это сделать? Это и была его главная задача на ближайшие часы.
  В трактире его ждали. Олра нервно теребила платок, высовывающийся из-за обшлага платья, а Никат сидел хмурым, постукивая толстыми пальцами по столешнице, сидя на своём обычном месте к углу трактира.
  - Наконец-то! - подбежала к Андрею Олра - о чём ты разговаривал с Хассом? Никат ничего не говорит, отмалчивается! Чего вы от меня скрываете?
  - И я не скажу. Знает, есть такие вещи, которые лучше не знать. Спать спокойнее будешь. Обещаю, что до завтрашнего утра все наши проблемы будут разрешены. Будь уверена. Лучше дай-ка нам с Шанди поесть ты не забыла - я ничего ещё сегодня не ел, и у меня уже живот поёт песни. Не хочешь же ты заморить меня голодом?
  - Да, да, сейчас! - заторопилась женщина и порывисто убежала на кухню, отдавать распоряжения. Шанди соскочила на стол к Никату, Андрей присел с вышибалой рядом. Тот поднял на монаха внимательные глаза, и тихо, весомо, сказал:
  - Надеюсь, ты понимаешь, что делаешь. Если понимаешь... Тебе не кажется, что после того, как ты уберёшь Абдула, весь удар будет направлен на Олру? Ты-то будешь рядом с ней, все события произошли из-за неё, так что у неё точно будут неприятности.
  Андрей помолчал, и не отвечая на вопрос, задумчиво просил:
  - Скажи, у местных авторитетов есть какие-нибудь отличительные черты, когда они кого-то казнят? Ну, к примеру, подбрасывают какой-то знак, что это они убили...мол, убиты не просто так, а по приговору босса. Есть что-нибудь такое?
  Глава Никата расширились, и он с удивлением посмотрел на Андрея. Его лицо просветлело, и вышибала сказал:
  - Вот оно как...хммм...интересно. Да, может прокатить. Абдул, тот любит убивать собственноручно, он мастерски владеет метательными ножами - ну ты видел. Хасс предпочитает клинок держать в руках, когда убивает, а не метать его в кого-либо. Хотя и прекрасно владеет этим искусством. Что касается каких-то отличительных знаков - не помню про такое. Это из разряда каких-то романтических рассказок, мне кажется. Придётся тебе напрячь мозги - как перевести направление удара туда, куда нужно. Когда хочешь начать? Помощь нужна?
  - Нет - помотал головой Андрей - сегодня ночью. Только я....и моя подружка - он кивнул на Шанди, тихо прислушивающуюся к разговору.
  - Оставил бы ты её здесь - осуждающе мотнул головой вышибала - она тебя затормозит, сидя на плече, да и вдруг её зашибут - жалко кошатину. Я присмотрю за ней, не бойся, ничего с ней не случится.
  - Она мне этого не простит - усмехнулся Андрей - куда я, туда и она. Мы с ней неразлучимы, как небо и звёзды. Правда, моя дорогая?
  - Правда, дорогой - в тон другу поддакнула драконница, усмехнувшись и моргнув глазами - куда же ты без меня? Ещё подстрелит кто-нибудь. Кстати, мы когда займёмся упражнениями?
  - Скоро, сейчас поедим, и займёмся - ответил Андрей мысленно, а вслух сказал - говорит, что не пустит меня одного. Вдруг кто обидит!
  - Шутник ты - усмехнулся Никат - хотя, глядя на вас с кошкой, я иногда думаю, что она и правда понимает человеческую речь и тебе отвечает. Вы с ней настолько спелись, что уже как одно целое. Я уж и не представляю тебя без этой чёрной бестии на плече. Будто вторая голова у тебя выросла!
  - И надо заметить - самая умная и красивая! - хихикнула Шанди
  - Кстати - мы прокалываемся - серьёзно ответил монах - если Никат заметил, то и другие могут заметить. Нужно быть осторожнее. Учти это.
  Андрею и Шанди принесли обед, и они с полчаса наслаждались вкусной едой - готовили в трактире отменно, видимо потому тут всегда было много посетителей. Олра запрещала готовить из плохих продуктов, справедливо считая, что нарабатывается авторитет заведения годами, потерять же его можно вмиг - стоит кому-то отравиться несвежей рыбой или мясом.
  Закончив обед, Андрей поднялся и поманил Шанди:
  - Пошли, прогуляемся с тобой?
  - Куда прогуляемся? - передала она
  - Куда-куда...увидишь. Запрыгивай.
  'Кошка' взлетела на плечо, и монах пошёл разыскивать Олру.
  Она ходила где-то на заднем дворе, распекая возчиков, перегородивших проезд и сцепившихся колёсами. Они никак не могли разъехаться - один, гружённый мукой, почти до верху глубокой телеги, второй с бочками вина, уложенными рядами и весящими все вместе не менее тонны (как несчастная лошадь-то тянет? - удивился Андрей)
  - Ты посмотри, посмотри - какие идиоты! - увидев Андрея, яростно крикнула раскрасневшаяся Олра - нет бы пропустить - один идиот заезжает, и другому надо ! И всё одновременно! И теперь чего делать? Теперь из-за двух дебилов надо разгружать телеги, поднять их, расцепить, и потом уже снова загрузить! До склада далеко, грузчики отказываются тащить на такое расстояние, бочки катить по земле - все вымажутся и побьются, а за разгрузку кто будет платить? Вы, идиоты, вы зачем так сделали вообще-то? Ты вот - с какой стати одновременно с ним полез? - Олра обратила свой разгневанный взгляд на бородатого возчика, похожего физиономией на фото Льва Толстого.
  - А чего...моя очередь становиться под разгрузку, а он вперёд лезет! Я и поехал, я что, знал, что он рванёт вперёд меня? - вяло защищался возчик.
  - Моя очередь! Я отходил по нужде, а ты припёрся! Я должен был въехать! Вот он пусть и оплачивает разгрузку! - протестовал второй, молодой парень с прыщавым лицом и реденькой порослью над верхней губой - я вообще ни при чём! Он наглец, старый пердун! Раз молодой, значит можно нахрен посылать?! Пошёл ты сам нахрен!
  - Да я, тебя - бородатый возчик кинулся к истошно заверещавшему напуганному молодяку, схватил его за грудки и занёс корявый кулак.
  - Тихо все! - не очень громко, но резко сказал Андрей - отпусти его. В сторону!
  Возчики ошеломлённо и опасливо посмотрели на худощавого человека с чёрной кошкой на плече, и молодой шепнул старому:
  - Это Андрей, с Чёрной Смертью! Говорят - эта кошка по его команде сразу глотку перегрызает - только брызги летят! Страшный человек.
  Андрей усмехнулся - ему всё было слышно. Потом подошёл к телегам - задние колёса с торчащими в стороны втулками, попали друг другу в деревянные спицы и намертво заклинили проход. Телеги крепкие, и как взмыленными лошади не старались, они не могли ни сдвинуть, ни сломать колёса и только тяжело дышали, видимо возчики хлестали ух кнутами, требуя исправить плоды человеческой глупости.
  Андрей поморщился - он терпеть не мог, когда на слабых вымешали сою злобу и глупость. Посмотрел на виновных возчиков, попятившихся под его холодным взглядом, потом на группу возчиков, чьи телеги скопились перед заблокированным въездом, и глянув на колёса телег, спросил:
  - А чего эта толпа стоит? Взялись бы, да приподняли - вон сколько мужиков! Кишка тонка, что ли?
  - А мы чего, нанимались, что ли? - крикнул кто-то из толпы - чего мы пузо рвать будем из-за двух дураков? Да и не подлезть там - один или два встанут, а всей толпе не встать! Пусть они и разгружают.
  - Придётся и вправду разгружать - всплеснула руками Олра - а время идёт! Скоро народ пойдёт, а у меня на складах покончалось всё. Сегодня завезти хотела, и вот! Ладно, чего теперь, пойду грузчиков потереблю. А ты чего приходил, что-то спросить хотел?
  - Попросить хотел одну вещь...только не знаю, как сказать...
  - Ну, говори, говори - нетерпеливо бросила Олра - мне ещё этих олухов из подсобки вытаскивать, да за разгрузкой следить. Не уследишь - сейчас всё поваляют и в грязи вывозят. Говори, не молчи - не чужие ведь.
  - Мне комната нужна - для Шанди. Чтобы она там жила и ночевала. Можно такое устроить?
  - Хммм...не хочешь, чтобы она из-за ширмы подглядывала? - усмехнулась женщина - дам я ей комнату. Скажи Урквару, чтоб дал тебе ключ от угловой комнаты. И пусть последит, куда грузчики сложат мешки с мукой - прошлый раз они в сырой угол плюхнули, хотя я им говорила - не надо туда класть! Там угол отсыревает - крышу надо уже делать, где-то черепица отстала. Ну, всё, побежала я!
  - Погоди - остановил её Андрей - сейчас посмотрим, что можно сделать.
  Он обошёл телеги, пролез между ними, прикинул ещё раз - да, если приподнять и толкнуть - втулка выскочит из зацепа. И стоять можно было только одному. Прикинул вес - тонна-полторы, может и больше. Вздохнул - ну, выйдет, значит выйдет, не выйдет - попытка не пытка?
  Взялся за колесо, напрягся, пробуя - держат ли мышцы. Вроде ничего. Сухожилия тоже не трещат. Напрягся, ещё, ещё...телега с мукой заколебалась, дерево её основы, пошедшее наперекос, затрещало, но выдержало. Колесо пошло вверх - толчок! И телега уже катится по двору. Возчики зашумели, заговорили, а Олра, вытаращив глаза посмотрела на любовника, и восхищённо сказала:
  - Вы жизни бы не поверила! Я только в детстве видала, как ярмарочный силач приподнимал телегу - но он был раза в три шире тебя, и выше на голову, и вес в телеге был раз в два меньше! Что я ещё о тебе не знаю, а? Может ты и по воздуху летать умеешь?
  - Увы...если только на драконах - невозмутимо ответил Андрей, а Олра радостно рассмеялась:
   - У тебя и чувство юмора на высоте. Ты клад, а не мужик! Дай я тебя поцелую - ты заслужил.
  Женщина чмокнула Андрея в губы, под одобрительный гул толпы зевак и шутки возчиков, показала возчикам кулак, и сказала, что оштрафует этих двух идиотов по два серебряника каждого. И вообще их надо было оштрафовать на десять каждого, но в честь благополучного освобождения, она их прощает. Андрей же отправился на поиски Урквара.
  Маленькая комнатка, кровать, стол, два стула. Стол деревянный, тяжёлый - то, что нужно. Андрей аккуратно запер дверь на засов и снял со стола постеленную на него тонкую скатерть. Край стола выступал вперёд, и сам он был раздвижным - конструкция вечная, крепкая, и актуальная во всех мирах, где есть маленькие квартирки. Он ссадил с плеча Шанди, устроив её на столе, и приказал:
  - Прими образ дракона. Не полного размера, конечно. Ага, вот так. Теперь делаем так: я раздвигаю половинки стола...вот так...ты становись в центре...нет, вдоль стола, ага. Цепляйся лапами за края! Ну, крепче, крепче! И лети!
  - Как лети? Издеваешься? - обиделась Шанди
  - Да нет! - досадливо поморщился Андрей - раскрывай крылья, и маши ими, как будто ты летишь. Маши изо всех сил, пока не устанешь, пока не выбьёшься из сил! Ну! Хочешь отрастить себе плевательные железы? Хочешь летать в вышине? Тренируйся. Стол не даст тебе сорваться с места и улететь, а нагрузка на крылья будет такая, что, то тебе мало не покажется. Давай, давай, не ленись.
  Драконница распустила крылья, довольно большие по размаху - правое крыло чертило по стене, и пришлось отодвинуть стол. Теперь ничего не мешало.
  Шанди раскрыла крылья и начала ими махать, пытаясь поднять себя в воздух. Стол стоял крепко, не делая никаких попыток взлететь, и Андрей успокоился - всё шло отлично. Шанди работала вентилятором, перемалывая воздух крыльями, а он уселся на кровать, наблюдая за её тренировкой. Минут через пятнадцать драконница выдохлась, и тяжело дыша пробормотала:
  - Никогда не думала, что полёты такая тяжёлая штука! У меня сейчас сердце выпрыгнет из груди!
  - Это только начало. Потом легче будет. Вот так надо каждый день, каждый день - по многу раз. Сумеешь себя заставить - будешь летать. Для организма ты сейчас летала - значит у тебя наращивались мышцы, значит развивались все органы, и сердце в том числе. Скоро ты с этим столом в лапах летать будешь! Главное - у тебя крылья сейчас работают чётко, точно, всё раскрывается хорошо. Я поглядел - у тебя уже чешуйки новые начали вылезать - скоро покроешься новой чешуёй, блестящей, красивой. Давай, давай, детка, ещё разок, ну?
  И Шанди послушно заработала крыльями.
  Андрей лежал на кровати и смотрел, как драконница усиленно машет крыльями, и думал - останется ли она с ним, когда научится летать? Зачем ей одинокий человек, непонятно зачем оказавшийся в этом мире? Пока он был ей нужен - лечение, питание. А потом? Потом, когда она станет нормальной, половозрелой особью? Улетит, скорее всего. Но это нормально. Все дети улетают, отрастив свои крылья. Их не удержать подле себя. Их зовёт небо...
  Ему стало слегка грустно - привык уже в чертовке. Но он многое был готов отдать за то, чтобы Шанди стала нормальным, здоровым драконом.
  - Молодец. Хорошо получается. Вот так, день за днём - через месяц - мышцы окрепнут настолько, что ты сможешь летать. Обещаю. А на сегодня хватит, наверное - и так всё будет болеть.
  - Я не чувствую спины - созналась Шанди - мышцы онемели, как ватные. Уже не могу поднять крылья. Никогда так не уставала!
  - Знаешь, как давай сделаем - я не буду запирать дверь, так что когда ты можешь, будешь приходить сюда тренироваться. И спать будешь тут - и тебе удобнее, и нам мешать не будешь. А каждую свободную минуту тренируйся. Ты умненькая, и сама понимаешь, насколько это тебе надо. Ведь понимаешь же?
  - Понимаю - согласилась драконница - буду тренироваться. Знаешь, а я сейчас первый раз поверила на сто процентов, что полечу! Раньше как-то не очень верила, хотела, но не верила. А теперь верю. Почему? Сама не знаю. Наверное - потому, что это не колдовство, а труд, тренировка, и это зависит от меня. А раз зависит от меня, я всё сделаю, чтобы это получилось. Спасибо тебе.
  - Умничка. Иди ко мне! - Адрей прижал к себе драконницу, она прижалась к его груди головой, потом отстранилась и медленно, неуклюже полезло на плечо. По ней было видно, что Шанди и вправду так устала, что еле двигается.
  - Может поваляешься здесь? Или пойдёшь покушаешь? - предложил Андрей
  - Поесть надо. Потом отдохну. Сегодня пока что заниматься тренировками не буду. Как я поняла - сегодня ты намерен устроить большое веселье, с плясками и игрищами. Так что мне нужно быть в форме. Без меня тебе будет труднее. Что я буду делать, если тебя голову оторвут? Придётся уничтожать этот город - а мои соплеменники этого не поймут - Шанди хмыкнула и прижалась к Андрею.
  - Ну что же, пойдём, уничтожительница - он ласково похлопал драконицу по спине, она ойкнула, и попросила его быть поосторожнее - спина болит, как будто по ней били палками. Андрей задумался, потом хлопнул себя ладонью по лбу:
  - Ну-ка, ну-ка, сядь-ка на стол! Сейчас кое-что попробуем.
  Он усадил Шанди на столешницу, оставленную раздвинутой, посмотрел на её ауру внимательно и увидел красные сполохи.
  - Вот я болван - пробормотал он вслух - ну и осёл же я! Похоже, что мы сможем тебя натренировать гораздо быстрее! Сиди-ка...
  Андрей коснулся ауры драконницы рукой, и стал убирать её боль. Сполохи бледнели, бледнели, и исчезли совсем. Он сосредоточился на том, чтобы увеличить регенерацию тех мест, где у Шани были больные места, и скоро её аура засветилась ровным изумрудно-голубым светом, как и всегда. Она встрепенулась, расправила крылья и помахала ими в воздухе:
  - Не болят! Они не болят! Аааааа! Не болят! Я могу ещё потренироваться!
  - Давай. Без проблем. Теперь мы тебя быстро подымем в небо, уверен!
  Шанди уцепилась за стол и снова истово замахала крыльями, поднимая ураганный ветер. Колыхались занавески, приподнималось покрывало, а Андрей сидел счастливый, будто выиграл миллион долларов в лотерею - получилось!
  Он был ужасно рад за свою упрямую подружку. И сердит на себя, что не разглядел короткий путь к цели. Ведь всего-то надо было активировать регенерацию порванных от нагрузки волокон мышц, чтобы организм понял это как команду к наращиванию мышечной массы и начал срочно её восстанавливать в том объёме, который должен был быть изначально выращен, если бы драконница развивалась как положено. Теперь они и вправду могли её поднять на крыло за считанные дни. Хммм...скорее не поднять на крыло, а восстановить форму, нужную для поднятия на крыло, а уж сможет ли она преодолеть психологический барьер - это уже зависело только от неё.
  Через два часа, полностью выдохнувшаяся, но ужасно довольная Шанди была отрована от столешницы и насильно посажена на плечо:
  - Хватит. Твой организм больше не выдержит. Ты понимаешь, что он уже истратил все запасы ткани, чтобы набрать объём мышц? Чувствуешь, как тебе хочется есть? Мы сегодня уже семь попыток делали.
  - Да - призналась подружка честно говоря, я бы сейчас просто быка съела! Аж трясётся всё от голода.
  - Вот так. Теперь тебе пару дней отъедаться придётся. Будешь есть, есть, есть, пока не наберёшь массу. Потом продолжим. Думаю, что дня через три ты будешь полностью готова. У тебя уже левая сторона спины стала толстой, мускулистой, ты набрала мышцы. Эта сторона уже почти сравнялась с правой. Заметила, что тебя уже не тянет влево, и что левое крыло не так устаёт?
  - Ага, заметила! - счастливо рассмеялась Шанди - я буду летать! Я буду летать! Я БУДУ летать! Аааааа!
  - Всё, всё, тихо, оглушила - довольно рассмеялся Андрей - кстати, а ты можешь говорить просто по-человечески? Не мыслеречью, а глоткой?
  - А зачем? Мне и так хорошо. Я ваши слова понимаю, а с кем мне кроме тебя и Фёдора говорить?
  - Ну так, к примеру - идёт мужик какой-нибудь, а ты ему по человечески: 'Стоять! Бояться!' Он и обделался от страху. Забавно?
  - Забавно - хмыкнула Шанди - надо потренироваться в вашей речи. Так-то мы можем говорить обычной речью, но не любим. Вообще-то это считается ниже достоинства дракона, говорить по-человечески. Ну как если бы вы учили речь собак и тявкали с ними. Или блеяли с баранами. Но то, что ты сказал - интересно. Я подумаю.
  - Подумай - усмехнулся Андрей. Вообще-то он хотел научить Шанди человеческой речи не для того чтобы пугать случайных прохожих, это и ежу понятно. Ему хотелось иногда говорить с ней на обычном языке, и плюс ко всему, и основное - чтобы она могла разговаривать с обычными людьми, которым не доступна мыслеречь. Мало ли что с ним случится...хоть его и трудно убить, но он тоже не вечен. Пара стрел в голову...отрубленная голова...и нет оборотня. Голова - вот его больное место, его ахиллесова пята. Как, кстати, и у большинства людей - усмехнулся он - голова - больное место. Если бы люди могли как следует продумывать свои действия, могли как следует планировать их - сколько можно было бы избежать неприятностей и бед...
  День медленно, но верно подходил к концу. Они с Шанди крепко подзаправились, потом Андрей попросил у Олры бумаги, чернил, и что-то сосредоточенно выводил на листках, нарезанных на четвертинки. На её вопрос - что он делает? - Андрей отмалчивался, или шутил, что пишет ей любовные послания. Потом будет зачитывать - под настроение. Раздосадованная Олра ушла на кухню, где напала на несчастную Журасу и выместила на ней раздражение, отчитав за плохо вымытый котёл и бросив в неё половником, отчего та с визгом убежала. Потом Олра пошла в мойню, забрав с собой Дирту - та умудрилась перемазаться свекольным соусом, свалившись в котёл, откуда пыталась вымазать остатки кусочком хлеба - она так и не могла видеть пропадающую еду и старалась потребить её как можно больше, чтобы не пропала. Как не билась Олра и остальные женщины вокруг неё, доказывая, что еды хватит, и что она получит всё, что захочет - и пирожки, и мясо, и бульон с лепёшками - та только виновато хлопала синими глазами, и всё равно делала своё. Барьер. Психологический барьер. Еды мало - надо беречь.
  Когда стало темнеть, в трактир набился народ - на улице было холодно, осенний ветер завывал меж домов, разгоняясь в тесных улицах как в аэродинамической трубе. В трактире горел камин, потрескивали дрова, и посетители наслаждались теплом, горячими пирогами с бульоном, горячим вином и холодным пивом. Никат, как всегда был на страже - поле обеда он сходил домой, навестил свою семью, жену, и теперь был благодушен и спокоен, как танк, стоящий на постаменте памятнику танкистам.
  Андрей потихоньку поднялся, собираясь выйти из зала, Никат заметил это и сделал ему знак - подожди. Подошёл, посмотрел в глаза и тихо шепнул:
  - Удачи. Вернитесь живыми.
  Андрей усмехнулся - Никат не добавил - здоровыми. Тот знал, что предстоит сделать и был уверен, что это не то что не просто, это самоубийственно. Но что делать?
  Он кивнул головой вышибале и вышел из зала. Олра была у себя в комнате, она сидела на кровати и молчала, глядя в пространство. Когда Андрей вошёл, она подняла глаза и сказала:
  - А может уедем? Давай, уедем, а? Бросим всё - деньги у меня есть, пристроимся где-нибудь, и начнём жизнь с начала? Я беременна от тебя, мы будем жить, семьёй, и никто не будет знать кто мы. Я не хочу, чтобы тебя убили! Я готова бросить всё, и уехать. Поехали?
  - А Фёдор? Алёна с Настей? А Дирта? А те люди, которые на тебя работают, имеют кусок хлеба и крышу над головой? С ними как? Нет, милая моя. Один умный человек сказал: 'Мы в ответе за тех, кого приручили'. И вообще - чего ты меня раньше времени хоронишь? Поверь - всё будет нормально. Я и не из таких передряг выходил целым и невредимым. Какой-то придурок-бандит - тьфу одно! Размажем, как соплю по мостовой!
  - Размажем! - вдруг граммофонным голосом сказала Шанди, и Олра вздрогнула:
  - Она умеет говорить! У тебя говорящая кошка! Вот это да!
  - У неё много талантов - усмехнулся Андрей - но вот длинный язык, распускаемый не вовремя - не входит в её достоинства. Ага. Ну всё, всё мне пора.
  - Дай я тебя поцелую - Олратут же забыла о говорящей кошке, порывисто вскочила и обняла мужчину за шею, впившись в губы горячим, крепким поцелуем - вернись живым, пожалуйста! Я тебя буду ждать.
  - Ну как я могу не вернуться, если ты меня ждёшь? - усмехнулся Андрей - вернусь, конечно.
  Они с Шанди прошли в комнату, которую выделили для ней, потушили светильник, и Андрей осмотрелся: окно выходился во внутренний двор, а под ним была крыша мучного склада, покрытая черепицей.
   Андрей осторожно открыл петли окна, и протиснулся сквозь узкий проём. Опустил ноги на черепицу - попробовал - крыша держит. Прошёл к её краю, внимательно оглядываясь по сторонам - нет, во дворе никого не было. Он не стал выходить через центральный вход потому, что видел ещё раньше, что там, за углом, стояли соглядатаи Абдула. Пусть думают, что он так и сидит в трактире. Ему не надо было, чтобы все знали, будто он из трактира выходил. Никто не сможет связать его с будущими событиями. Ну - почти никто.
  Андрей спустился с крыши, отметив для себя, что черепица в углу и вправду была повреждена, и её надо менять - не зря угол протекал. И решил потом сказать это Олре, усмехнувшись - какие мысли лезут в голову накануне акции. Совсем одомашнился.
  Прыжок с забора, и вот он уже между домами, на тёмной улице, не освещаемой фонарями. До нужного места нужно было идти часа полтора - логово Абдула находилось на противоположном конце города, возле городского рынка. Но это - идти, а он идти не собирался.
   Раздевшись, Андрей сложил одежду в приготовленную заранее сумку, спрятал под дерево и прикопал её осенней листвой, оставив снаружи лишь пояс из-под денег. В него он напихал листки бумаги, исписанные заранее.
   Перекинувшись в Зверя, минут десять, урча, как трактор, раздражённо прилаживал на поясницу этот пояс, не смог, и повесил на шею. Шанди вспрыгнула на спину, как заправская наездница, и странная парочка понеслась сквозь ночь, распугивая заливавшихся лаем бродячих собак и шипящих, как спущенная шина, кошек.
Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"