Щепетнов Евгений Владимирович: другие произведения.

"Монах.Путь к цели" глава 6

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Глава 6
  - С разгона, или опять с меня будешь прыгать?
  - С разгона - Шанди отошла к забору, полуоткрыла крылья, и поводила ими вверх-вниз, готовя к 'пробам'.
  - Может рано ей? - опасливо осведомился Фёдор - опять себе шишек набьёт.
  - Во-первых шишек у меня не бывает, а во-вторых - не мешайте! Я начинаю!
  Шанди помчалась вперёд, не прыжками, как обычно, а иноходью, раскрыв крылья широко в сторону. Это было похоже на то, как большая радиофицированная модель самолёта начинает разбег. Единственно что - звука работающего двигателя не было, а так - все атрибуты аэроплана.
  Её ноги топотали по земле, прибитой слабым дождиком, и даже в рассеянном свете, падающем на землю сквозь осенние облака, она была прекрасна - сверкающая, как ёлочная игрушка.
  Андрей, в который раз залюбовался драконницей. Жаль, что они не живут рядом с людьми - жаль, что люди не видят, как прекрасны драконы. Впрочем - как не живут? И Гара, мать Шанди, и сама Шанди, говорили, и не раз, что драконы живут среди людей, смотрят за ними, обретая облик домашних животных. И Андрей задумался - как узнать драконов среди тех живых существ, что их окружают? И тут же сделал вывод - по ауре, как же ещё. Драконница светилась особым светом - голубовато-зелёным, ярким и ровным. У животных ауры были слабыми, обычно сероватыми. Коричневатыми. Разумные существа - люди, драконы - ярко светились. У людей ауры были разного цвета, но на основе жёлтого, с вкраплениями других цветов.
  Шанди разгонялась, разгонялась, и с Андрей с восторгом заметил, что между ней и землёй появился просвет, а ноги лишь слегка касаются почвы. И тут она остановила движение крыльев поджала ноги и спланировала в угол двора, врезавшись в кучу мётел, которые упали и прижали её к земле. Андрей бросился к ней, схватил, и подбросил высоко в воздух, раз, два, ловя и смеясь:
  - Молодец! Орлица! Настоящая дракониха! Федь, видал, как она неслась! Только напугалась немного, и перестала махать крыльями, а так - всё, полетела наша Шанди! Ураааа!
  - Ну - уж полетела - скромно ответила довольная драконница - так, немного спланировала. Но да - крылья держат. Знаешь, я ведь теперь их чувствую! Я опираюсь на них! Они меня держат и я почти перестала бояться!
  - Ну, вот и славно - довольный Андрей поднял Шанди над собой обеими руками - давай сейчас я тебя толкну вперёд, а ты подхватывай воздух крыльями, и вперёд! Только не увлекайся, и не взлетай выше забора, а то кто-нибудь увидит. Хорошо ещё, что забор высокий.
  - Тут все такие заборы - ответил довольный Фёдор - столица, никто не хочет, чтобы соседи к нему заглядывали. Это в деревнях всё настежь, всё видать. Ух ты, глянь - летит, и правда летит! Молодец, девочка! Андрей - ты молодец! Это же надо - собрать из кучи костей настоящие крылья и научить летать драконницу! Тебе надо присвоить звание 'учитель драконов'. Как, Шанди, достоин он такого звания?
  - Достоин - хрипло крикнула Шанди человеческим, утрированным, как граммофонным голосом - Андрей, ты учитель драконов!
  Они ещё с час 'запускали змея', пока не надоело и не решили, наконец отдохнуть и попить чаю. Тем более, что Настёна уже рвалась на улицу, посмотреть, чего там дядя Андрей с папкой делают, и куда дели кошечку.
  Ещё полтора часа Андрей с Шанди наслаждались покоем и теплом в семье Фёдора, а потом заторопились.
  - Нам пора. Надо ещё в пару мест зайти - уклончиво сказал Андрей
  - Эй, приятель, надеюсь ты не побежишь сейчас искоренять супостата-исчадье? - тревожно спросил Фёдор - нам бы не хотелось сниматься прямо в ночь.
  - Нет - усмехнулся Андрей - посмотреть - посмотрю, что там за урод. Но трогать его пока не буду. Потом. Придёт и его черёд. Пока что надо завершить другие дела.
  - Это хорошо - облегчённо вздохнул Фёдор - а как ты догадался, что эта болезнь совсем не чума? Что это Исчадья напускают? И вообще - что это за болезнь-то? Я так и не понял.
  - Просто ты меньше меня общался с Исчадьями, потому и не знаешь. Я, когда услышал про то, как болезнь внезапно развилась после похода в город - сразу заподозрил неладное. Ещё когда тебя, Алёна лечил, с Настёнкой. Странно было - вы болеете, а Фёдору хоть бы хны? Как так? Не может такого быть. И почему часть умирает, а часть нет? Чума, настоящая чума, вообще-то невероятно заразная и скоротечная штука - заразился, два часа - и труп. А тут? Несколько часов, а то и дней, и Фёдор, который ходит себе между больных. Этого не могло быть. А потом Никат - то же самое. Знаешь, что у вас общего с женой Никата? Вы очень красивые женщины. Ты бы видела его жену - красота неописуемая. Просто совершенство. Конечно, Исчадье сразу ей заинтересовался и захотел. Ведь у них как - захотел - взял. Отказали - проклял, или убил. Проклясть выгоднее - а вдруг ты передумаешь и побежишь к нему ублажать? Тогда он снимет болезнь. Уверен, они могут снимать наведённую ими же болезнь, проклятие. Так что всё логично укладывалось в рамки моего понятия их сущности. Тем более, что Исчадья на меня грозились навести порчу, и даже пытались это сделать - не смогли.
  - Почему не смогли? - с интересом спросила Алёна
  - Не знаю. Не смогли, и всё - пожал плечами Андрей, допил чай из чашки и встал - ну, всё, пора. Эй, летающая кошка, запрыгивай!
  Шанди фыркнула, но ничего не сказала, и устроилась на плече приятеля.
   Андрей попрощался, вышел из дома и открыв калитку пошёл вверх по улице к центру. На душе было хорошо - друзья живы и здоровы, Шанди почти по настоящему летает - что ещё нужно для счастья? Он не стал рассказывать друзьям о его разборках с Абдулом, о том, что те несколько дней жили под прицелом арбалетов - зачем их беспокоить? Потом когда-нибудь расскажет. Ему ужасно хотелось выбраться из этой страны, но, одновременно не хотелось уезжать - тут Олра, тут ему было хорошо. Душу разрывали противоречия и он в который раз подосадовал - ну почему нельзя, чтобы всё сразу было хорошо? Чтобы страна была нормальной, не под властью демона, и чтобы друзья были всегда с ним, чтобы была нормальная семья, и чтобы не было никаких проблем, заставляющих отправляться на край света. Ну не на край света, в чужую страну, в Балрон, но всё же...
  - Эй! Эй, сюда! - Андрей махнул рукой, подзывая извозчика, и тот подскочил, высекая искры из мостовой коваными колёсами пролётки. Они быстро договорились, и скоро экипаж с грохотом нёсся по улицам, а извозчик покрикивал, распугивая прохожих и щёлкал кнутом, погоняя застоявшуюся лошадь.
  - Заходи - не здороваясь кивнул Симон. Он был на удивление серьёзен, хмур и внимательно осмотрел улицу вокруг.
  - Сюда садись. Заказ выполнен. Только не знаю - отдавать ли тебе все сведения - Симон был предельно серьёзен и испытующе смотрел в глаза Андрею - ты понимаешь, что будет, если ты уберёшь командира дивизии гвардейцев короля?
  - А причём тут командир гвардейцев - вначале не понял Андрей, а потом, хмыкнув, сказал - ах, вот как. Значит так. Ну что же - командир, так командир. И что? Это он, с рисунка?
  - Да. Ладно, я деньги взял, а возвращать их не хочу. Вот тут, на бумаге - имена всех пятерых. Все они действующие командиры гвардии, все из родовитых и очень, очень влиятельных семей. После того, как начнётся шум - будут искать того, кто их убрал. Кстати, предупреждаю - если ты меня убьёшь - вся информация сразу будет передана родственникам этих семей. Потому - убивать меня бесполезно. Я знаю кто ты, где ты живёшь, кто твои друзья. Не обольщайся - я всё выяснил сразу - предпочитаю знать, с кем имею дело. Кстати - с Хассом ты элегантно провернул - Симон усмехнулся, немного помолчал, и продолжил - теперь подумай - стоит ли их убирать?
  - А с чего ты решил, что я собираюсь их убирать? И тем более - тебя?
  - А это логично. Ты - убийца. Да, да, я всё знаю. Убийца высшей категории. (Ни хрена ты не знаешь - подумал Андрей - знал бы, сейчас обделался) У тебя заказ на этих людей. Ты их убьёшь, будет шум, будут искать - кто это сделал.
  - К тебе придут?
  - Вполне вероятно.
  - Ты дашь информацию?
  - Само собой - дам.
  - Какую?
  - А вот это правильный вопрос. Очень правильный. Ты мой клиент. Значит выдавать тебя мне нельзя. Но и не выдавать тебя - тоже нельзя. Значит - нужно выдать кого-то, кто и будет убийцей. Того, на кого всё свалят. Чтобы я дал информацию, и одновременно не дал её. Пока что я не знаю, как это сделать. У тебя есть предложения?
  - Только одно - ты сдашь меня, но не засветишь тех, кто мне близок. Потому что в противном случае я приду и убью тебя. Убью страшно. Буду живого резать на куски. Веришь мне? И никто меня не остановит. И ничто. Итак - к тебе пришёл человек - опишешь меня. Заплатил денег, чтобы узнать информацию. Кто он, и что он - не знаю. Мне не надо, чтобы ты сваливал на кого-то. Впрочем - твои проблемы.
  Симон посидел, подумал, пожал плечами и вздохнул:
  - Что-то подобное я и предполагал. Что же, работа есть работа. Мы поняли друг друга.
  Он достал несколько листов бумаги и передал их Андрею. На листках убористым почерком были написаны имена, адреса, всё, что было нужно убийце. Он коротко кивнул головой, встал и пошёл к выходу. Говорить больше было не о чем, грозить, предупреждать - глупо. Не дети же, к чему эти пафосные мелодраматические трюки.
  Он вышел из дома Симона и уселся в пролётку, ожидающую его поодаль. Скомандовал извозчику ехать, и погрузился в свои мысли.
  Да, задача был нелёгкой. И очень, очень нелёгкой. И десятикратно сложнее потому, что сделать то, что он хотел, было почти невозможно. И надо ли? Прошло столько лет...неожиданно для самого себя, он приказал:
  - Стой - извозчик дёрнул поводья, лошадь недовольно заржала, а пассажир спросил:
  - Скажи, где у вас можно снять помещение - ну, типа склад? Или конюшню?
  - Хотите организовать дело? - понимающе кивнул кучер - в купеческом квартале, где же ещё. Сейчас, мигом домчу. Поехали?
  - Поехали - Андрей поднял верх пролётки и уселся поглубже в полость - начал накрапывать дождичек, ветерок пробирал даже сквозь куртку, да и не хотелось показывать всем свою физиономию. Бережёного Бог бережёт.
  Через полчаса они оказались в купеческом квартале. Андрей приказал извозчику проехаться по улицам, чтобы посмотреть - не сдаются ли помещения. Он уже заметил, что там, где сдают дома или что-то подобное, вывешивают табличку или рисуют мелом некий значок - треугольник. Он пытался узнать - что означает этот треугольник, но так и не узнал - мол, повелось так, и всё. И Андрей выбросил это из головы, как фактор, не относящийся к важным, влияющим на события. Ну - треугольник, да. А если бы квадрат? Или круг?
  Заметив длинный сарай, похожий на склады или конюшни, с искомым знаком на двери, сказал извозчику 'стоп', и пошёл посмотреть, что это за такое за здание. Пахло сеном, навозом - конюшня. Осмотрелся - рядом дом, метрах в десяти. У кого выяснить - чья конюшня? Само собой - у соседей. Он бы мог, конечно, снять помещение через Симона - тот и занимался сдачей и продажей помещений. Но - светить заранее тайное место? Нет уж. Не надо об этом здании знать Симону. Постучал в дверь - долго не открывали, потом калитка распахнулась - женщина, лет шестидесяти. Смотрит пристально и хмуро:
  - Чего ищешь?
  - Хозяина конюшни. Хочу взять конюшню внаём.
  Черты женщины разгладились, вздохнула:
  - Я хозяйка. Вообще-то я продать хотела. Недорого прошу. Но что-то никак покупателей не найду - то ли торговля лошадьми стала плохой, то ли...как муж помер, так мне эта конюшня ни к чему.
  - А много хотите?
  - Пять тысяч золотых. Конюшня тёплая, зимняя, на пятьдесят стойл, плюс двор закрытый, манеж. Недорого прошу.
  - Всё-таки - сколько будет стоить, если снять на месяц?
  - А зачем тебе на месяц? - глаза женщины подозрительно сощурились.
  - Хочу партию лошадей для пробы на продажу пригнать, надо где-то разместить. Если пойдёт - тогда куплю конюшню.
  - Аааа...понятно. Нууу...двадцать золотых. Устроит? Договор сделаем, чин по чину.
  - Вначале посмотреть бы - чего там внутри.
  - Да, да, конечно, сейчас посмотрим. Подождите здесь.
  - Только не забудьте документ - подтверждающий собственность - что там у вас есть? Я же вас не знаю.
  - Шатра меня звать. Документ из магистратуры есть. Сейчас принесу.
  Женщина исчезает и появляется минут через пять в накинутом тулупе и платке:
  - Вот, гляди - всё нормально с документами. И печать есть. И мужа печать есть - купец Экрон. Так что не сомневайся. Пошли.
  Большой замок, скрипучие ворота, запах сена, соломы. Чистые денники...стены толстенные, кирпичные - обожжённый кирпич. Система блоков.
  - Это что за блоки такие?
  - Муж придумал. Можно подцеплять грузы, вот по колёсикам, вдоль конюшни - тюки с сеном, ещё чего-то. Больших денег стоило - говорю - зачем тебе это? Отвечает, мол, так работать проще, один человек всех может обслуживать. Ещё делал очистку механическую - не доделал. Чума сгубила. (Опять чума! Они, эти исчадья, охренели тут совсем! А чего я хотел? Сагану нужна мана, нужны жизни людей...)
  Через час, Андрей ехал в трактир, имея договор, подписанный, с печатью купца, и облегченный на восемнадцать золотых - выторговал два. Не торговаться - подозрительно - купцы так не поступают.
  - Когда задумал? - неожиданно спросила Шанди
  - Через неделю. Кстати, в моих планах большое место отводится тебе, учти.
  - Дааа? И какое же место?
  - Увидишь. Кстати, эту неделю займёмся усиленными тренировками, так что готовься. Завтра поедем за город на весь день.
  - Замечательно! А на чём поедем?
  - Тьфу. Эй, уважаемый. Стоп! - разворачивай!
  
  Фёдор удивлённо поднял брови:
  - Не ожидал тебя сегодня увидеть. Что случилось?
  - Помощь твоя нужна. Завтра нужно поехать за город, подальше - надо Шанди тренировать. И как следует. И ещё - я предупредить заехал.
  - Что, пора?
  - Пора. Через неделю уезжаем. Скажи Алёне. Готовьтесь. Здесь оставаться нельзя.
  - Я знаю - лицо Фёдора было спокойным, хотя восторга не наблюдалось - в общем-то я даже рад - каждый день ждал, что ты скажешь эти слова. Жизнь в подвешенном состоянии надоела. Ладно - где тебя завтра забрать? В какую сторону поедем - через южные ворота, или северные?
  - Где есть гора, с пологим склоном, чистым от кустов и деревьев?
  - На юге - не задумываясь ответил друг - там горы, в стороне от дороги, верстах в пяти от города. Мне за тобой ехать, или сюда подскочишь?
  - Хммм...давай всё-таки за мной. Пока это я найду извозчика, пока доеду - целая история. Через час после рассвета давай, чтобы не слишком рано.
  - Сделаю. Сейчас Алёне скажу насчёт переезда - она будет не шибко рада... - Фёдор грустно усмехнулся.
  - Федь, не рви душу, а? Мне тоже не очень хочется уезжать, но чувствую - мы тут не засидимся в любом случае. Кроме того - скоро шум большой будет.
  - Как тот, что после убийства Абдула? - проницательно сощурился Фёдор
  - Откуда знаешь? - поднял брови Андрей
  - Хммм...если ты не говоришь - я не могу сложить дважды два? Слухи ходят, Андрей - про драконов, про какое-то существо, что бегает по ночам и пугает прохожих. Что это существо убивает негодяев. Народ на базаре только об этом и говорит.
  - Базар...тоже мне - источник информации - скривился Андрей
  - А ты не недооценивай базар. Это источник информации, источник слухов, и если уметь отделять ненужную информацию от той, что нужна - можно узнать много дельного. Засветились вы. Как бы Исчадья не всполошились. Ты бы прекратил ходить с Шанди на плече - пусть посидит дома. Или как-то ещё...уже все тебя знают - слухи, что в трактире Олры сказочный богатырь, жонглирующий лошадьми. И на плече у него всегда сидит чёрная кошка. Чего ты там такое натворил, что все уже знают? Чем ты там жонглировал?
  - Тьфу! Телегу приподнял, всего делов-то - сплюнул в сердцах Андрей
  - А разнесли - ты там чуть не в каждой руке по телеге держал. И Зирк к тебе на поклон ходит...
  - Ух, бред какой...ну всё, мы уехали. Завтра жду - Андрей попрощался, дошёл до пролётки с извозчиком, терпеливо ожидавшим выгодного клиента, и поехал в трактир. Настроение у него резко испортилось.
  'И что я думал? Что всё останется незамеченным? Даже когда бежишь по улицам - за окнами ведь живые люди. Может кто-то воздухом подышать подошёл, или выглянул на улицу просто так - не спалось. И вот - результат. И Зирк чего-то там намекал. Горит земля...неделю - максимум. И надо уезжать'.
  
  Тишина. Стих трактир, стихли усталые кухарки, похрапывая во сне, спит Дирта, улыбаясь и прижав к себе куклу, что подарила ей Олра - у неё никогда не было игрушек, и теперь девочка не расстаётся с этих чудовищем, с намалёванными красными щеками и тряпошными мягкими руками. Никат ушёл утешать жену, и делать новую дочь - он сильно переживает и совсем перестал улыбаться. Спит город - даже уличная шпана разбежалась по своим притонам и валяется, обкуренная маком и захлебнувшаяся в дешёвом вине.
  - Хорошо с тобой. Так хорошо, что и представить не могу - женщину уткнулась аккуратным носиком в плечо Андрею, и тихо дышит, щекоча его тёплым воздухом из ноздрей. Поёжился, погладил её по руке, обнимавшей через грудь.
  - Поедешь со мной?
   Напряглась, замерла:
  - Когда уезжаешь?
  - Через неделю.
  - Надолго? Или...навсегда?
  - Не знаю. Не знаю...мне здесь оставаться нельзя. Я и на тебя беду навлеку. Хочу, чтобы ты уехала со мной.
  - И что мы будем делать? Куда ты вообще собрался уезжать?
  - В Балрон. В Анкарру. Что делать? Купим трактир. То же самое и будешь делать, что и здесь.
  - А люди? Люди как? Их куда?
  - Поставишь управляющего. Будет работать, передавать тебе прибыль через посыльных.
  - Разворует. Растащит всё. Всё, что мой отец делал, всё, что я строила, берегла долгие годы...
  - Я тебе дам денег - не хуже трактир построишь. И этот можно продать - он в хорошем месте стоит, купят. Тут опасно.
  - А где не опасно? В Анкарре не опасно? Ты шутишь?
  - Нет, не шучу. Там хотя бы исчадий нет. А тут - безобразие. Там ещё в бога верят, а здесь...
  - Кому надо и здесь верят. И для этого не нужно храмов. Бог в душе. А исчадия - чего они нам, исчадия. Они нас не касаются. Живём себе и живём.
  - Пока не касаются - так и вы и живёте. А как коснутся? Тогда что будете делать?
  - Я как-то не думала над этим (Неуверенно) - так-то я не против уехать...но через неделю - никак. Надо подыскать покупателя на трактир, надо организовать переезд, устроить людей - я же их не брошу, в конце концов.
  - У меня будет тебе сюрприз - через неделю. Перед отъездом.
  - Как-то подозрительно и многообещающе - усмехнулась и погладила выпуклую, мощную грудь любовника - что за сюрприз?
  - Какой это сюрприз - если ты о нём узнаешь заранее? Нет уж. Потом скажу, как время придёт. Кстати, как у тебя самочувствие? Не тошнит?
  - Отличное самочувствие, на удивление. Слышала, что многие женщины страдают - тошнота, рвота, а у меня как будто и нет беременности! Это всё благодаря тебе, я знаю. Спасибо тебе.
  - Из спасибо шубу не сошьёшь. Где реальная благодарность? Выраженная в правильных действиях?
  - Сейчас будет...иди-ка ко мне...так...так..охххх...ну ты и силён всё-таки...не останавливайся, убью, если остановишься! Охххх....
  
  - Далеко ещё? Боюсь, застрянем - Фёдор внимательно осмотрел место, и направил лошадей под высокую сосну - давайте-ка мы пешком пройдёмся - пройтись метров двести не помешает. Для здоровья полезно. Небось, растолстели на сытных харчах в трактире!
  - Сам-то! - фыркнула Шанди - пузо-то вон какое отрастил.
  - Это не пузо. Это стратегические запасы - парировал Фёдор - пошли быстрее. Не терпится посмотреть, как ты в небесах парить будешь и плевать на нас сверху.
  - Обязательно плюну. Как же не плюнуть-то, если можно плюнуть? Согласись!
  - Ну, в общем, да... - раздумчиво заметил Фёдор - для того и влезают в вышину, чтобы поплевать на тех, кто ниже тебя. Разве не так, Андрей?
  - Ну вас нафиг - рассмеялся монах - вы слишком глубокомысленны, аж до тошноты. Мой слабый разум не понимает ваших аллегорий.
  - Никаких аллегорий - это Фёдор там чего-то придумывает, философствует - рассмеялась Шанди - а знаешь, почему? Федь, сказать?
  - Предательница! Когда-нибудь тебе нос-то прищемят, чтобы не совала, куда не надо! - грозно зашевелил усами мужчина
  - А чего я...ничего. И даже не видала, как он бутылку в карман прятал!
  - Чтоб ты в дерьмо коровье приземлилась! А лучше - в человечье!
  - Тихо вы - улыбнулся Андрей - послушайте лучше - никого вокруг? Я за вашей болтовнёй никак прислушаться не могу. Нам лишних глаз не надо. Кстати, Федь, ты опять за бутылку? Какого хрена?
  -И ничего не за бутылку...в честь полёта можно! Насчёт глаз - да кто тут будет? Мы забрались в глушь, тут нет деревень, а тракт в пяти верстах отсюда. Эта дорога, вижу, к покосу идёт. Осенью тут никто не ездит. Так что сейчас выйдем на склон горы, и лети, метла!
  - Сам метла! - запоздало крикнула Шанли и забралась к Андрею на плечо - знаешь, меня что-то трясёт всю. Я так волнуюсь...не забыл ли ты взять чего-нибудь поесть?
  - Не забыл, не забыл - усмехнулся 'драконий учитель' - пошли, ребята.
  Тропинка, усыпанная осенними листьями...голые стволы деревьев, намоченные мелким нудным дождиком. Андрей поёжился и поднял воротник. Холодно, да. А что делать? Не в городе же тренировать Шанди в настоящем полёте?
  - Ты думаешь, я смогу? - с надеждой смотрит в лицо друга - я полечу?
  - Уверен! - сказал, а в глубине души копошатся сомнения - а если врежется куда-нибудь? Хряпнется с высоты, и костей не собрать? - конечно уверен! Ты самая лучшая летунья в мире! Остальные драконы тебе и в подмётки не годятся. Даже твоя мать. Кстати, когда ты с ней в последний раз связывалась?
  - Сегодня утром... - я всегда с ней на связи.
  - А чего молчала? Я-то думал, она тебя забросила, и всё.
  - И ничего подобного. Просто она считает, что не должна вмешиваться в дело воспитания. Раз отдала меня воспитывать 'драконьему учителю', значит так и должно быть. Зачем лезть?
  - Интересная новость - усмехнулся Андрей - ладно, потом обсудим. Гляди - видишь склон - там высовывается здоровенная глыба. С неё удобно стартовать - не бойся, ты лучшая летунья в мире. Уверен. Иди туда, залезай на глыбу, и прыгай. Я рядом, если что.
  Шанди быстро понеслась вверх по склону, а у Андрея замерло сердце - как пройдёт? Говорить уверенные слова, важно вещать - одно. А вот что получится в итоге...
  Драконница приняла свой драконий вид, забралась на камень, посмотрела вниз:
  - Ух, страшно! Ты соберёшь меня, если что? Разбросаю тут свои косточки...
  - Может тебе из Фединой бутылки отпить? - усмехнулся Андрей
  - К сведению - алкоголь на нас не действует. У нас организмы другие. А что действует как алкоголь - не скажу. Фигу вам.
  - Не очень-то и интересно. Так - ты чего там болтологией занимаешься? Чего время оттягиваешь? Ну-ка прыгай, или я сейчас пойду и сам тебя скину!
  - Злыдень проклятый! Изверг! Ааааааа! Лечу! Я лечу! Ааааааа! Аааааа! Мама, я лечу!
  Андрей вздохнул, и отпустил закушенную губу, прижав её тыльной стороной ладони - да, она летела. Летела красиво, плавно и мощно размахивая крыльями, рассекая воздух, как истребитель. Несколько секунд - и Шанди исчезла за горой, как будто и не было никогда никакой маленькой драконницы. Андрей даже немного расстроился - вот сейчас махнёт крыльями, плюнет им на маковку, и улетит...куда глаза глядят.
  - Как тут классно! Если бы ты мог летать! - послышался голос Шанди - как прекрасен мир!
  Драконница показалась точкой на горизонте, заложила вираж и неловко приземлившись, хлопнулась на тот камень, с которого вылетела в свой настоящий полёт.
  - Ой! Больно! Надо приземление отрабатывать. Ничего, научусь...ну, как? Вам понравилось? Чего молчите-то?
  - Ты была великолепна! - искренне ответил Андрей - у тебя получается даже лучше, чем я думал. Теперь - сделаем одну штуку. Ну-ка, прими свой реальный облик!
  Замерцал воздух, и на месте маленькой драконницы, размером с большого голубя, возник Дракон.
  Андрей с восхищением посмотрел на Шанди:
  - А так всё-таки красивее! Слушай, а ты вроде как даже подросла за это время. Гляди, какая толстая сделалась. Интересно, как ты умудряешь наедать основное тело с помощью своего мелкого изображение, проекции.
  - Вам не понять - рассмеялась драконница - и вообще - брехня. Я не толстая, я сильная! Это мышцы. Натренировала. Ну, держитесь! - драконница прыгнула с камня, распахнула крылья и заработала ими со всей силой своих могучих мускулов. Вокруг замерших Андрея и Фёдора завихрился ветер, поднимая тучи листьев, разбрасывая веточки, миг, и она уже плывёт на деревьями, уходя всё дальше и дальше в небо.
  - Слушай - такое впечатление, как если бы лошадь поднялась и полетела - потрясённо прокомментировал полёт Фёдор - а я всё - Шандичка, Шандичка, а в ней тонна, не меньше, весу! Как же они умудряются поднять такой вес? Это сколько они энергии должны потратить?
  - Честно говоря - сам не знаю, как они поднимают этот вес - признался Андрей - драконы мне говорили, что как-то умеют уменьшать вес своего тела, перекидывая его в подпространство. Как перекидывают своё основное тело, оставляя здесь лишь проекцию. Так же они и меняют внешний вид, принимая чужие образы. Только не спрашивай меня - как. Это драконья магия, нам недоступная. И пониманию недоступная. Даже не хочу спрашивать, как это происходит - только голову сломаешь.
  - Что это? - с удивлением показал Фёдор - кто это с ней? Их двое!
  - Точно... - удивлённо протянул Андрей и спросил - Шанди, кто с тобой?
  - Мама прилетела! Мама! Хочет тебе сказать спасибо!
  - О боже! Как она огромна! - со страхом сказал Фёдор, глядя, как крылья громадной драконницы Гары, закрывают небо.
  Почему-то Андрею запомнилось, что она была поменьше, может разъелась? Она была не просто велика - громадна. Размером в десять Шанди, с крыльями, превышающими размер крыльев дочери в несколько раз, с уродливой, и одновременно прекрасной головой, украшенной гребнями, с белыми клыками и красно-синей чешуёй - Гара вызывала почтительный ужас и восторг. Андрей уже как-то и отвык от её вида. А уж что говорить о Фёдоре, никогда не видевшем этого чудо? Он замер, с отвисшей челюстью, и лишь когда драконница приземлилась перед ними на склон, осыпав старыми листьями с ног до головы, очнулся, и достав из кармана бутылку с вином, осушил её до дна. Только после этого его глаза приобрели осмысленное выражение.
  - Привет, Андрей! - громыхнул голос Гары - я обязана тебе. За мной огромный долг, который вряд ли может быть оплачен - драконница наклонила голову и поклонилась Андрею, отчего её голова, возвышавшаяся в нескольких метрах на людьми, стала вровень с их головами - Шанди здорова, и даже неплохо воспитана, как я вижу. Как хорошо, что я в тебе не ошиблась и не съела тогда, когда встретила!
  - Мам, если быть объективными - он не очень-то и дал себя съесть, если ты забыла? - усмехнулась Шанди, и в её ментальном голосе прорвался некий оттенок ревности
  - Защищаешь друга? У моей дочери появились друзья? Дочка, ты становишься взрослой. Я счастлива. Теперь, давайте решим - ты остаёшься с ним, с Андреем, или летишь со мной? Ты всегда хотела летать вместе со мной, ведь так? Охотиться, парить над гладью океана? Ну, что?
  Шанди долго молчала, потом вздохнула, и сказала:
  - Мам, я пока останусь с Андреем. Не могу его бросить. Вдруг с ним чего случится - кто ему поможет? Без меня ему будет плохо, правда, Андрей?
  - Правда - Андрей сглотнул комок в горле, и откашлялся. Его глаза слезились - осенний ветер бросал песок и ледяным дыханием выдувал из тела тепло
   - Всё правда. Мне без неё будет очень плохо. Она мне ведь как сестра. Не могу даже представить себе, как буду без неё.
  - Ну что же - пусть будет так, кивнула Гара - если я понадоблюсь - позовёте. Я рада за тебя, дочка. И подарочек возьмите - поедите как следует. Шанди нужно хорошо питаться, сил много на полёты требуется. Держите! - только сейчас Андрей заметил, что драконница сидит на туше оленя, держа его когтями. Она легко, как тряпочную, подняла трёхсоткилограммовую тушу лапой и бросила к ногам людей - Фёдор вздрогнул, и схватился рукой за плечо Андрея, как будто ища защиты. Затем Гара захлоплала крыльями, снова подняв ураган, скакнула со склона вниз, и вот уже, её гигантские паруса-крылья понесли это чудо природы в небо.
  
  - Как ты умудрился развести костёр? Тут ведь всё мокрое! - Андрей с удовольствием вгрызся в кусок жареной оленины, истекающий соком - мммм...как вкусно! Шанди, умеет твоя мама выбрать дичь! Мясо прямо-таки тает во рту!
  - Опыт. Поохотишься десять тысяч лет - и тоже научишься выбирать жирненького оленя - драконница поодаль с хрустом дожевала ляжку оленя и довольно рыгнула.
  - Фффууу..где твои манеры, девушка! - поддразнил Фёдор
  - Манеры? - задумчиво спросила Шанди, открыла пасть, похожую то ли на пасть крокодила, то ли на ковш экскаватора, запустила туда лапу, и поковырявшись когтем в зубах, чего-то достала и с удовольствие всосала обратно - хорошие у меня манеры! На свои-то посмотри!
  - Меня сейчас вырвет - страдающим голосом сказал Фёдор - я не могу видеть такую невоспитанность! Андрей - ты когда преподашь её уроки хороших манер?
  - Тебя вырвет потому, что ты выжрал уже две бутылки вина...вру - три. И сожрал кусок мяса с килограмма на четыре! - мстительно заметила Шанди.
  - Меня с вина не тошнит - заметил Фёдор и поудобнее устроился у костра - ох, как хорошо...а я бы тоже полетал! Жалко, что у меня нет крыльев... ай, ай, гадина! АААААА!! Андрей, Андрей! Чего она делает! Ааааааа! Ааааай!
  - Шанди, перестань! - Андрея начал бить истерический смех, и он никак не мог остановиться - Федь, ты же мечтал полетать! Шанди, осторожнее! Детка, ты ещё не очень хорошо летаешь! Не урони! Шанди!
  Драконница, пока Фёдор, полуприкрыв глаза устраивался у костра, разогналась, и схватив его на ходу за шиворот, поволокла вверх, в небо, как сокол, налетевший на суслика. Фёдор, конечно, не был сусликом, с его ста тридцатью килограммами весе плюс одежда, но... В общем он висел, орал, матерился и требовал спустить его назад, под хохот драконницы. Наконец, она нахулиганилась и приземляясь плюхнула его на склон горы, приземлившись чуть поодаль и опасливо отбежав подальше.
  - Ну, ты гадинааа! Ну Шандючка - погоди, вот станешь опять 'кошкой', я тебя за шиворот-то оттреплю! Вот негодяйка, а? - жалобно сказал Фёдор - я сейчас обнюхаюсь! Мне кажется - я того...
  - А чего цеплял её? - рассмеялся Андрей - Шанди, пожалуйста, не делай так больше. Предупреждай заранее. А вообще - молодец. Поднять такой вес! Скажи, а какой вес вообще могут поднять драконы?
  - Точно не знаю - хмыкнула довольная драконница - точно знаю одно - до собственного веса. То есть - сколько я вешу, столько могу нести. Некоторые могут и больше. Мне мама показывала картинки - её знакомый самец дракон нёс в когтях кита! Представляешь, какой вес? Если мы можем уменьшать свой вес, значит можем уменьшать вес и того, что несём в когтях. Как действует этот механизм - я не знаю, но это так.
  - А когда ты несла его - устала?
  - Есть, немножко. Вон он какой здоровенный. Оленины слопал столько, сколько сам весит. Конечно, мне его трудно нести. Но, в общем-то, терпимо. Я бы могла его отнести до города и обратно, и не уронить.
  - Я не согласен - у тебя есть учитель, вот его и носи! Хулиганка! И не подходи ко мне даже!
  - Да я не собираюсь тебя трогать, чего ты там разволновался-то? - хихикнула драконница - Андрей, не хочешь полетать?
  - Только не роняй, ладно? - нервно усмехнулся драконоучитель.
  - Перестань. Ты поменьше весишь чем Фёдор, да и скорее я сама упаду, чем тебя выпущу!
  - То-то и пугает - пробормотал Андрей - а как летать? На твоей маме мы сидели с удобствами, спина-то у неё вон какая. А ты как будешь меня держать? За шиворот? Не хочу за шиворот - это Фёдор пусть так летает, ему всё равно. Не всё равно? Ну и мне тоже. И ещё - а как ты разгоняться будешь? Пока плохо представляю это.
  - Я могу только с разгону - пока только так. Ты становишься на чистом месте, я разгоняюсь, взлетаю, цепляю тебя лапами за спину и тащу. Пойдёт?
  - Хммм...как-то не нравится мне быть сусликом в когтях ястреба. А с места? Попробуй взлететь вертикально. Без разбега.
  - Ну, не знаю...(неуверенно) Я не пробовала ещё.
  - Так пробуй, пробуй! - не выдержал Фёдор - ты мне воротник чуть не оторвала! Тренируйся!
  - Тренируюсь! А если сейчас под руку вопить не перестанешь - сейчас я тебе ещё и рукава оторву!
  - Андрей! Приструни свою агрессивную воспитанницу! Она обижает пожилых, беззащитных людей!
  - Так, тихо все! Шанди, попробуй взлетать вертикально - это очень важно. Ты должна этому научиться. Я тебе потом расскажу, как это важно. У нас с тобой неделя, чтобы ты научилась этому искусству. Иначе - все планы летят к чёрту.
  - Хорошо...сейчас попробую - Шанди отошла от костра и встала, распустив крылья. Потом захлопала ими, пытаясь взлететь, и тут же плюхнулась вниз, приземлившись на зад.
  - Не получается - досадливо рыкнула драконница - не могу!
  - Не спеши. Не надо спешить. Пробуй. У тебя обязательно получится! Так, так...ничего, ещё разок, ещё!
  
  Неделя пролетела так быстро, что Андрей и не заметил. Рано утром он уходил, оставив Шанди отсыпаться и отъедаться - каждую ночь она вылезала из окна трактира, и как летучая мышь, носилась над крышами домов, на тёмным городом - туда, где ждали поля, леса. Она упорно летала и летала, тренировалась и тренировалась. На её крыльях уже почти полностью отросли чешуйки, и теперь она вся переливалась в свете луны. Те, кто случайно видели её над городом, или проносящейся над полями, говорили, что появились демоны. Особенно, когда начали находить оторванные головы косуль и оленей - Шанди почему-то не нравилось разгрызать черепа. Она говорила, что не может питаться вместилищем разума, это слишком по звериному. Предпочитает выедать мозг морально.
  Шанди всё-таки научилась взлетать вертикально вверх, хотя для этого требовались большие усилия, и пять ночей тренировок.
  На шестую ночь они с Андреем впервые полетали вместе.
  Они ушли из трактира в ночь - Олра пыталась узнать, куда они собрались, но Андрей лишь отшучивался - погулять! Подруга слегка обиделась, и отстала - Андрей не сильно переживал, зная, что ночью она его простит... Парочка летунов отошла подальше, на пустырь - тот самый, где некогда бился на дуэли Андрей.
  - Тихо? Никого?
  - Тихо. Превращайся.
  - Готов?
  - Угу. Держи крепче! Давай!
  Шанди подпрыгнула вверх и мощно забила крыльями, обхватив Андрея лапами за поясницу. Потом она изменила направление движения своих 'полотнищ' и начала медленно сдвигаться вверх и вперёд, уходя по косой черте в небо. Андрей смотрел вниз, на удаляющиеся дома, на тёмный город и наслаждался полётом. Это было так, как будто он словесными командами управлял махолётом:
  - Левее. Быстрее, вперёд. Выше, поднимись на десять метров. Хорошо. Теперь набери максимальную скорость! Вот так!
  Воздух свистел в ушах, крылья драконницы вспарывали осеннюю ночь, и хотя ветер резал глаза и задувал в уши, Андрею хотелось петь - полёт, это прекрасно!
  - Как я тебе завидую! - искренне сказал он - я тоже хотел бы летать! Как великолепно!
  - Согласна. Это великолепно - рассмеялась Шанди ещё быстрее заработала крыльями, так, что через несколько минут они уже выскочили за пределы города.
  - Всё, возвращаемся. Шанди, хватит, неси обратно. Пока летим, я тебе расскажу, слушай меня. Итак, завтра ночью...
  Все эти дни Андрей уходил из трактира с одной целью - следить за своими жертвами. Он знал имена всех, он уже знал их в лицо, знал по фигурам, знал, как они выглядят, чего едят, чего пьют. Он следовал за ними, когда они выходили из дворца, знал особняки, в которых они жили. У Андрей были сведения Симона об составе охраны, о том, где можно их найти. Но этого было мало. Он мог убить их много, много раз. Многими способами. По одному. Но не это было ему нужно. Его план был радикальнее и страшнее. Он хотел сделать так, чтобы наказание было страшным, и чтобы подонки знали, за что умирают. Ну что проку, если ему в глаз воткнётся стрела или болт арбалета, или воткнётся метательный нож? Что с этого? Преступник должен знать - за что наказан. И что наказание будет таким же страшным, как преступление.
   Времени для полноценной работы по объектам слежки было не очень много. Всего неделя - это очень даже мало. Но почему-то Андрей чувствовал, что ему нужно покинуть столицу именно через неделю. Что это было? Предвидение, или же опыт человека, много лет находящегося на нелегальном положении? Кто знает...но он знал, что про него не забыли, что погоня идее по пятам. Кто это мог быть? Люди графа Баданского? Или же адепты Исчадий? Он не знал. Но чутьё зверя подсказывало - уходи. Уходи!
  Фёдор и Алёна срочно укладывали имущество, готовясь к поездке, вздыхая и сопя. Дом продали - с потерей в цене, тому же Симону. Считай - за полцены. Тот был очень доволен. Но бросать дом просто так было глупо - сожгут, или разграбят.
  Сходил Андрей и на базар, посмотрел на исчадье, насылавшего порчу. Это было в последний день перед 'Ночью длинных ножей', как он потом её называл.
  Он вошёл в храм исчадий, настороженный, как зверь, идущий по опасной тропе. Стояли обычные урны для сбора средств - все подходили, клали туда монеты. На стенах храма исчадий висели обычные их 'иконы' - какие-то страшные лики, вернее - морды. Исчадье в красной хламиде сидел на возвышении, в кресле и следил, как прихожане делают подношения, иногда подзывая кого-то из толпы прихожан, и что-то им говоря. Андрей прошёл к ящику для подаяний и бросил в него серебряник - меньше не было, а специально разменивать идти неохота. Он повернулся уходить, увидев то, что хотел увидеть, когда неожиданно исчадье его окликнул:
  - Эй, ты, иди сюда!
  - Я? - Андрей недоумевающее поглядел на исчадье, и коснулся груди рукой, как бы не веря ушам
  - Ты, ты - сюда иди.
  Андрей подошёл и уставился в лицо исчадья. Это был мужчина лет тридцати, с толстыми, как раздутыми, губами, слегка на выпяченными. Глаза белесые, навыкате, цепкие. Длинные волосы - редковатые, ухоженные и чистые. Почему-то бросилось в глаза - пот на лбу. Чего вспотел? В принципе - в храме было сильно натоплено, горела печь. Рядом алтарь - с отвращением увидел бурые потёки и почувствовал сладковатый запах тлена - чуть не передёрнуло. Сдержался, и молча стал ожидать слов исчадья. Тот помолчал, и подозрительно осведомился:
  - Кто такой? Откуда? Я тебя раньше не видел. Купец? Чем торгуешь? Что-то твоя физиономия мне подозрительна. Не пойму - где я тебя видел?
  - Лошадьми хочу торговать, сам с юга - спокойно ответил Андрей - вот, смотрю, цены какие узнаю. Только что приехал в город. А что, случилось что-то?
  - Тебе-то какое дело? Я спрашиваю, ты отвечай - холодно отбрил исчадье - что-то в тебе такое...неправильное. Какая-то дрожь у меня от тебя...ну-ка, пошли за мной!
  - Куда? - напрягся Андрей
  - За мной иди, говорю! Раскудахтался! Проверим тебя...может ты боголюб скрытый.
  Исчадье встал, и не оглядываясь пошёл в помещение за алтарём, в небольшую дверь, в которую, чтобы войти, надо было наклонить голову.
  Над дверью находился рисунок Сагана, попирающего светлого бога, пронзающего его здоровенным кривым ножом. Похоже, что по задумке проектировщиков этого здания, каждый входящий волей-неволей должен был преклонить голову перед великим Саганом, наклоняясь при входе. Андрей усмехнулся про себя - глупость и пафос. Внешне можно и прогнуться, а кто следит за 'прогибанием' внутри?
  За дверью оказалась довольно большая комната - с алтарём, и широкой кроватью посредине. Простыни измяты и валялись чьи-то трусы - явно женские, с кружавчиками. Тут, видать, и пользует своих прихожанок этот адепт - подумалось Андрею. Трусы только что-то совсем маленькие, как детские. Ему стало противно, и монах отвёл глаза от этого предмета интерьера.
  - Сюда иди! - адепт подошёл к большому распятию, перевернутому вверх ногами, где вместо бога была изображена распятая женщина, в которую Саган вонзает нож - целуй крест!
  Андрей посмотрел на распятие - оно было в тёмных пятнах. Потом посмотрел на адепта, и тихо сказал:
  - Пошёл на...
  - Боголюб. Так я и знал. Я вас, паскуд, за версту чую. Братья мне всегда говорили - Хедран, у тебя чутьё, как у зверя! То-то ты так косился на лики Сагана, тварь. Ну что же - умри, тварь! - он направил на Андрея палец руки и замер с торжествующей улыбкой.
   Андрей почувствовал, как его серебряный крестик, который он держал в потайном кармашке на груди, в рубахе, ожёг ему грудь. Андрей невольно поморщился - потом справился с собой и перевёл взгляд на адепта Сагана. Тот вытаращил глаза, и его улыбка медленно сползала с лица.
  Андрей сделал шаг вперёд, к шарахнувшему мужчине, и прежде чем тот закричал, или же схватился за лежащий возле распятия кривой нож, коротко и сильно ударил тому в грудь так, что услышал хруст костей. Исчадье запрокинулся назад, упал, ударившись головой, и из его рта потянулась кровавая струйка. Андрей наклонился, пощупал пульс - адепт был мёртв. Удар раздробил ему грудную клетку и острые осколки рёбер воткнулись в сердце.
  Монах перевернул мертвеца и вытряс его из длинного красного плаща с капюшоном. Быстро надел плащ, оглянулся - стоило бы обыскать комнату - может деньги тут есть, в путешествии пригодятся - в дороге ничего не лишнее. Деньги лишними не бывают. Потом передумал - времени мало, надо уйти, пока никто не пришёл. Никто из его коллег. Иначе будет большой шум, а ведь ночью акция - нельзя поднимать шум. Ещё посмотрел вокруг, обошёл вокруг кровати, прикинул - ощупал матрас, приподнял его - ну да, под матрасом имеется полость, углубление. Подхватил труп исчадья, перетащил, накрыл матрасом, застелил одеялом - вроде как спутанные простыни, одеяла, и всё. Если кто-то заглянет - не сразу хватятся. Тем более, что сейчас адепт 'уйдёт'. Заметил на полу кровь - сморщился. Всё надо вытирать. Схватил полотенце, ещё одно - вытирал, пока не осталось ни капли. Полоденца спрятал под простыни. Есть. Теперь валить отсюда. Надвинул капюшон, запахнул - лица не видно, особенно если наклонить голову. Немного коротковат, но ничего, пойдёт. Выглянул в дверь - две женщины кладут подношение. Вышли. Больше никого. Быстро выскочил, прошёл к выходу и зашагал по улице. Прохожие шарахаются, как от чумы - исчадье, лучше его не трогать - убьёт, или проклятье напустит. Никто не смотрит в глаза. Не старается увидеть лицо. Главное - 'своих' не встретить, те живо заинтересуются - куда бежит коллега. Завернул за угол, бросился в кусты. Скинул хламиду, свернул, засунул под корень гнилой берёзы. По кустам прошёл вдоль базарного сквера, осмотрелся - вдали какие-то прохожие, но всё тихо. Получилось удачно - хотел исчадье утром грохнуть, после того, как разберётся с делами, а видишь, как получилось. Всё что бог не делает - всё к лучшему. И вправду так.
  Зашагал к центру города, ловить извозчика. Теперь исчадье не скоро спохватятся - если только он не должен был вечером служить службу...чёрт! А ведь должен. У них же в двенадцать ночи служба! Ну и чего теперь? А ничего. Может проскочит, а может нет. Что теперь - целовать окровавленные богомерзкие деревяшки? Нет уж. Нет. Точка. Что вышло, то и вышло.
  Извозчик за серебряник мчит в трактир. Привычная уже суета, хлопоты, сопящая на постели Шанди, развалившаяся поперёк кровати - пусть спит. Сегодня будет тяжёлая ночь.
  
  Особняк - тёмный, но во дворе какое-то шевеление. Сторож ходит? Андрей замер в тени дерева и задумался - хозяин дома подонок, да, а слуги? Чем виноват этот сторож? Извечная проблема - 'ты виноват лишь тем, что хочется мне кушать'. Увы - если придётся убить - значит убить. Вариантов нет. А у него семья...а у него дети. Выругал себя - стареет, что ли? Раньше о таком не задумывался. Убивал, и всё. Теперь - семья, дети...того и гляди у самого семья заведётся - может потому и так расслабился? Выбросил лишние мысли из головы и сосредоточился на задаче: проникнуть в дом. Найти хозяина особняка. Уйти без шума.
  Разделся, сложил вещи под дерево - крестик оставил дома, в трактире (Дома?! Ничего себе...мда. Дом...) Боялся, что придётся бросить вещи, потому и оставил.
  Время идёт, уже за полночь - самое то для тайных операций. Уже разоспались, а до утра далеко. Помчался Зверем вокруг дома - не может быть, чтобы нигде нельзя было войти. Бесполезно. Забор метра четыре высотой, с острыми пиками наверху, но хуже всего - запах собак и топот лап по мостовой - они на ночь выпускают собак. Убить псов не сложно, а шум? Будет столько шума, что безболезненно не уйдёшь.
  - Готовься. Заберёшься меня через пять минут возле дерева.
  - Хорошо, я готова - голос Шанди спокоен.
  Встал у дерева, приготовился - накрыла огромная тень, цепкие лапы схватили поперёк туловища (снова перекинулся в человека), потащило вверх.
  - Балкон видишь? Туда давай.
  Шанди, как громадная летучая мышь зависла над домом. Её крылья работали как у бабочки, она висела в воздухе - много, очень много тренировок, много усилий, но если медведя учить - на мотоцикле сможет ездить. Отпустила, Андрей спрыгнул на широкую площадку, опоясавшую фасад с улицы. Видимо, тут гуляли, дышали воздухом, переходили по этому балкону вон на ту площадку над садом - вероятно, завтракали или пили чай в виду фонтана (теперь затихшего). В голову лезет всякая ерунда - как они тут фонтан запитали, если нет двигателей? Ручные насосы? Может и так. Криво усмехнулся - надо же, о чём голова задумывается в самый ответственный момент.
  Подошёл к двери, ведущей в дом - довольно мощная, но ничего особенно страшного - тихонько нажал..ещё...ещё...в господском доме точно не применяют здоровенные засовы, как у городских ворот. Запор лопнул, не выдержав напор человека, и дверь распахнулась, впустив осенний ветер в большой зал - видимо что-то вроде бального зала. Прикрыл дверь, как мог поставил на место запор, чтобы дверь сама не раскрывалась и не колыхала занавески - демаскируют. Хоть персонал дома и спит, но...на всякий случай.
  Пол паркетный, натёртый, и...тёплый. Система труб под полом, отапливает. Приятно наступать босыми ногами. Коридор - длинный, просто длиннющий. Немного растерялся - где искать негодяя? Где он спит? Где спальня? Прошёл мимо ряда дверей...стоп! - отпрыгнул в нишу. Пост! Солдат стоит! Хммм...важный чин, командир дивизии - это тебе не простой дворянин. Поставили пост. А где ставят пост? У самого важного объекта. Где ночью самый важный объект?
  Солдат с саблей, в полном вооружении - кинжал, кираса какая-то, шлем на голове - смешной, чем-то напоминает древние конкистадорские. Древние? Это Андрею древние - а тут в самый раз. Увы,солдат, ты оказался тут не в то время...медленные-медленные движения, как будто кошка подкрадывается к добыче. Встал в нише, закрытой занавесью, готовясь к броску и вдруг замер - шаги!
  - Пост сдал! Без происшествий.
  - Принял. Или, хлебни пивка на кухне.
  Солдаты отсалютовали, и сменившийся, вместе с разводящим офицером ушёл вниз по лестнице.
  Посмотрел на затылок часового - не повезло ему. Удар по шее сзади - то ли сломал, то ли просто вырубил. Скорее всего - наповал. Толкнул дверь - поддалась, но двойная, за ней тамбур. Прикрыл первую, толкнул вторую - есть! Комната в шелках, ковры, посредине кровать с балдахином. Опустил часового на пол - тащил его с собой. Отсутствие часового на посту лучше, чем труп возле дверей. Пошёл к кровати, всмотрелся в лежащего. Спит не один - девка какая-то. Что не жена - это точно. Ей лет семнадцать, максимум, а рядом валяют шмотки то ли кухарки, то ли швеи - не дворянские шмотки. Остановился, подумал - схватил девку за горло, секунда, две - рот зажат, пытается мыкнуть чего-то - обмякла в обмороке. Хорошо. Не убил - это уже хорошо. Мужчина встрепенулся, сел в постели, пытается всмотреться в тёмную фигуру возле кровати, протянул руку к звонку - удар в челюсть - обмяк, упав на спину. Подошёл к упавшему, всмотрелся в лицо, изучая - да, он. Только более холёный, сытый, и гораздо старше. Слегка за сорок. Спит в длинной рубахе и колпаке на голове. Натянул ему колпак на голову, забил кляп, закрыв глаза, связал руки разорванной простынёй, связал ноги - вдруг очнётся, чтобы не брыкался. Легко поднял, как мешок с сахаром, и положил на плечо. Прислушался - пока тихо.
  Быстрым шагом прошёл к двери, приоткрыл, прислушался к происходящему в доме. Всё спокойно. Пробежка по коридору к балкону, вышел:
  - Готов. Забирай меня и груз. Осторожнее.
  - Поняла.
  Шанди налетела из темноты, зависла над балконом, и тут откуда-то снизу послышался крик:
  - Демон! Демон! - в доме зашумели, закричали.
  - Цепляй, скорее! - Андрей обхватил свою жертву обеими руками, наклонился и приготовился к захвату. Рывок, даже в глаза потемнело - драконница захватила его сходу, с налёту. Снизу посыпались стрелы - часть ударила в чешую Шанди, не оставив на ней и царапины, часть чудом миновала жертву, одна стрела пронзила Андрею бок, и по бедру потёк ручеёк крови, тут же запёкшийся на ветру.
  - Ранен? - испуганный голос Шанди
  - Плевать! Нормально всё! Лети к конюшне.
  Проплывает под ногами город, рвёт болью бок, холодит встречный ветер...кажется, что полёт никогда не закончится. Прошло с начала полёта всего-то десять минут от силы, а кажется - часы. Опустились за конюшню, выпустил пленника. Тот ещё без сознания. Бьёт дрожь - больно и холодно. Сломал стрелу, вырвал из бока. Вроде как жизненно важных органов не задела, но больно ужасно. Перекинулся, потом назад - всё, слава богу, здоров. Достал из-под камня заранее приготовленные ключи, отпер дверь. Шанди скользнула вперёд - уже маленькая, снова кошка. Подхватил пленника, втащил в конюшню, оттащил в дальний угол и положил в денник. Дверь в конюшню закрыл, пошёл в помещение для конюхов. Хорошо, что сообразил и положил тут комплект одежды - иначе так бы и разгуливал по холоду голышом. Вначале ведь как планировал - забраться в особняк в виде Зверя, но когда увидел, что это практически невозможно - пришлось сразу задействовать Шанди. И вот - результат.
  После того, как оделся. Андрей пошёл к стойлу, где лежал пленник. Он уже шевелился - нокаут продлился недолго. Андрей бил только для того, чтобы оглушить. Взял заранее приготовленный масляный светильник, чертыхаясь, зажёг его, используя кресало - это заняло почти столько же усилий, сколько похищение аристократа. Наконец, зажёг. Подвесил в стойлу, прицепив за перегородку. Потом посадил мужчину к стене и снял у него с головы колпак, вынув кляп. Тот очумело мотал головой, таращил глаза, потом его взгляд стал осмысленным, и он спросил:
  - Ты кто? Шпион Балрона? Как смог меня похитить? Из-под охраны? Я готов заплатить за свою жизнь. Скажи - сколько? Мы договоримся. Или могу работать на Балрон - передавать сведения. Пощади!
  Лицо аристократа было перекошенным от страха, в глазах метался ужас. Он смотрел на незнакомого мужчину и на сидящую рядом с ним кошку, и видно было, что всё больше и больше впадает в панику.
  - Кто ты? Что ты хочешь? Скажи мне, и я всё сделаю! Почему молчишь?
  - Вспомни - восемнадцать лет назад, трактир, девчонка лет двенадцати. Ты, и твои дружки её изнасиловали, и бросили, изуродованную. Думали, что она мертва. Вспомнил?
  - Не знаю никакой девчонки! - моргнули глаза аристократа, и скосились в угол. Врёт - это было видно сразу. Андрей встал и сильно ударил ногой ему в бок, так, что в нём что-то хрустнуло. 'Два ребра как не бывало' - подумал Андрей
  - Ещё раз задаю вопрос: помнишь ту девчонку, в трактире, восемнадцать лет назад? Ты и четверо твоих дружком насиловали и издевались над ней несколько часов, разбив голову её отцу. Вспомнил?
  - Помню...только это не я голову отцу разбил, это Луан. А Сирд был первым на девчонке, он и предложил запереть трактир и как следует повеселиться. Я только третьим был на ней...ну и потом ещё пару раз. И бутылку ей Сирд засовывал! Это он ногой ей забивал, я не делал ничего, так, слегка позабавился! Я был сильно пьян!
  - Вас потом искали власти - как вы смогли уйти от ответственности?
  - Наши родители самые влиятельные в стране - они откупились от стражи и от суда. Послушай, она же осталась жива, я же знаю! Я готов заплатить столько, сколько ты скажешь! Я компенсирую!
  - И здоровье ей вернёшь? И годы, прожитые без детей! И отца её из могилы поднимешь? Если бы не вы - он бы ещё жил и жил. Тебе не кажется, что хватит уже коптить небо?
  - Пощади! У меня дети! Жена! Я нужен государству!
  - А когда ты насиловал девчонку, ты думал, что у неё тоже могут быть дети? Что вы изувечили её на всю жизнь? Хватит болтовни. Ещё слово - и я сломаю тебе пару рёбер. Отвечаешь только на мои вопросы. Если понял - кивни головой.
  Аристократ с готовностью кивнул, и Андрей начал допрос. Через полчаса он уже точно знал - сведения Симона верны, и время на слежку за объектами потрачено не зря. Все те, кто был указан в списке - были виновны, и были теми, кого он искал.
  Андрей снова завязал рот пленнику, привязал его к системе блоков, чтобы руки были вытянуты вверх и двинутся тот не мог. Затем отправился за остальными.
  Понадобилось около четырёх часов чтобы собрать всех. По часу на каждого. И это притом, что такой охраны, как у первого, у них не было. Обычные слуги-сторожа. В двух местах его обстреляли, правда безрезультатно. Сирд оказал сопротивление - он даже спал с саблей. Оказался крепким бойцом. Но не против Андрей. Тот выбил у него саблю, удар в солнечное сплетение - и мужчина обмяк.
  Под утро всё было готово.
  Шанди осталась в конюшне, следя за пленными - Андрей собрал их в одном месте, подвесил за руки так, чтобы они стояли и были на расстоянии двух метров друг от друга. Они могли видеть, слышать товарищей по несчастью, но коснуться их не могли. Оставлять их под охраной драконницы было совершенно безопасно - никто не смог бы войти в конюшню безнаказанно, пока она стояла на часах.
  Андрей вышел из помещения. Посмотрел на небо - оно было ещё черно, рассвет должен наступить часа через два-три, так он прикинул. Время осеннее, так что ночи длинные. До рассвета он должен уйти из города. Постучался в трактир, сильнее - вышел заспанный кухонный мужик Гитан, очумело вытаращил глаза:
  - Ты чего, не ночевал, что ли? А я думал - ты с хозяйкой.
  - Не запирай. Мы сейчас с ней сходим кое-куда по делам. Коммерческие дела.
  - Ладно - мужик недоумённо пожал плечами. На его лице читалось - какие коммерческие дела в пять утра? Но он ничего не сказал, подумав, что у богатых свои проблемы - пусть их и решают. А он спать пойдёт. Взяли дурную привычку шастать по ночам.
  Олра спала, разметавшись на постели и была такой домашней, такой родной, что у Андрей защемило сердце. Он переодел рубаху, положил к сердцу крестик, надел куртку. Ещё раньше он переправил отсюда свои рюкзаки - один с вещами, другой с драконьими чешуйками, в фургон Фёдора. Они выехали вечером и должны были ждать его километрах в десяти по тракту на юг, разжечь костёр - как и тогда, когда он убегал из Нарска. Только тогда он уходил по канализации, а теперь...теперь его способ бегства был гораздо экзотичнее.
  - Олра, вставай! Олра! - Андрей тихонько потеребил спящую женщину за плечо, и она вскинулась, с недоумением глядя на одетого мужчину. Потом её лицо изменилось, сонные глаза распахнулись, и она убитым голосом спросила:
  - Всё-таки уходишь?
  - Да. И хочу, чтобы ты ушла со мной. А сейчас собирайся! Будет тебе сюрприз, который я обещал.
  - Какой сюрприз? Я так не хочу, чтобы ты уходил, вот это был бы лучший сюрприз, если бы ты остался...
  - Собирайся, пожалуйста! У меня мало времени. Ну! Скорее, скорее!
  - Сейчас...сюрприз тут, или куда-то надо идти?
  - Идти. Оденься потеплее - там ветрено и холодно.
  Через пятнадцать минут они вышли из трактира, Андрей огляделся по сторонам - тихо. Идти было довольно далеко, и он всё время поторапливал подругу. Та недоумённо хмурилась, но молчала, доверяя мужчине безоговорочно. Андрею было приятно, что она не раздумывая пошла с ним куда угодно, посреди ночи, в холод, ветер, дождь, не спрашивая, куда он её ведёт. Наконец, через час перед рассветом они оказались в конюшне.
  Олра глубоко вздохнула, успокаивая дыхание после долгой беготни - они почти бежали всю дорогу, и улыбаясь, спросил:
  - Ну, и где твой сюрприз? - в конюшне было темно, особенно с улицы, и она не могла рассмотреть, что там находится. Андрей снова начал процедуру по разжиганию фонаря, Олра посмеиваясь отобрала у него кресало и через минуту фонарь снова горел. Женщина прибавила пламени, отдала светильник Андрею.
  - Показывай твой сюрприз! Что-то ты вконец заинтриговал меня!
  Андрей взял Олру за руку и повёл в дальний конец конюшни. По мере того, как они подходили к стоящим на полу, подвешенным за руки людям в исподнем, лицо женщины изменялось - от предвкушения удовольствия, до непонимания, растерянности и ужаса.
  - Что...кто это? Зачем ты меня сюда привёл? - Олра была близка к панике. Андрей обхватил её за плечи:
  - Тихо. Успокойся. Это те, кого ты мечтала увидеть восемнадцать лет. Те, кто убил твоего отца. Те, кто изувечил тебя.
  - Не может быть... - голос женщины был тихим и усталым, как будто она заново проживала всю свою жизнь. Олра не глядя взяла из рук Андрея фонарь, подошла к первому и стащила с него колпак, затем сорвала повязку, закрывающую рот. Андрей сразу предупредил:
  - Кто сейчас крикнет, я выколю глаз! - он достал кинжал и демонстративно стал чистить им ногти. Олра сняла повязку со второго, с третьего...пятого... Долго всматривалась в их лица, потом хрипло прошептала:
  - Да, это они... - она ещё минуту молчала, потом всхлипнула, опустила на пол фонарь, и вытянув вперёд руки с загнутыми как когти пальцами, подошли к одному из них - Сирду. Её лицо было белым, страшным, как у Медузы Горгоны, Олра всхлипнула и с силой вонзила пальцы в лицо поддонка, опустив их сверху вниз и сдирая кожу полосками. Он закричал, Андрей поморщился - впрочем тут же подумал, что всё равно особо никто не слышит - это не тот город, чтобы тут бежали на помощь - и успокоился.
  С лица негодяя свисали кровавые лохмотья кожи, и Шанди с уважением заметила, что у подруги Андрея когти, как у драконницы. Олра тяжело дышала, глядя в лица своих насильников, подвывающих от ужаса и молчала.
  - Возьми. Делай с ними что хочешь - Андрей вложил в руку женщину кинжал, и она недоумённо на него посмотрела. Потом снова подняла глаза на пятерых мужчин, подошла к Сирду и без размаха, неуклюже, неумело, ткнула его в живот раз, два, три, пять раз. Она била его и била, била и била, пока живот мужчины не превратился в сито. В конюшне отвратительно запахло дерьмом и кровью. Двое из подонков потеряли сознание, глядя на расправу, а ещё двое лихорадочно чего-то бормотали, обещали, просили, плакали. Наконец, Олра остановилась, тяжело дыша и всхлипывая, непонимающе посмотрела на дело рук своих, на кинжал, зажатый в руке. Разжала руку и клинок упал на пол, воткнувшись в пол конюшни. Потом побежала в сторону, и её долго и тяжко рвало, со стонами и вскриками. Андрей подошёл к ней, Олра отрицательно мотнула головой:
  - Не могу. Больше не могу!
  Андрей кивнул, понимая - убить человека очень непросто. Он помнил первого, которого убил. Не в бою. Это был почти мальчишка - он выскочил из дома, когда они проверяли один аул. Он нажал на спуск, но забыл снять автомат с предохранителя - это уже после определили. Это спасло Андрею жизнь. Очередь из автомата разрубила парня пополам. И Андрей так же отбежал в сторону, и...полоскало его крепко. Потом уже привык к мертвецам - своим, и чужим.
  Монах подошёл к мужчинам, поднял кинжал, подошёл к первому и косо, под рёбра, воткнул клинок прямо в сердце. Потом второму, третьему...через полминуты все были мертвы. Олра стояла как мёртвая, бледная, будто статуя из мрамора и глядела за тем, что он делал. Андрей вытер клинок об одежду одного из мертвецов, вложил в ножны и подошёл к Олре, взяв её за руку. Та вздрогнула, и ему показалось, будто ей ужасно хотелось отдёрнуть руку, будто ей стало неприятно, что он её держит. Андрей горько усмехнулся и опустил руку.
  - Пройди в помещение. Там есть скамьи, посиди, я сейчас тут приберу, и отведу тебя домой.
  Женщина безжизненно кивнула, и молча пошла к открытой двери помещения для конюхов. Андрей срезал путы, мертвецы свалились на пол и он, взяв в каждую руку по трупу, как трактор, потащил их в сторону выхода. Он ещё днём приметил люк канализации и заранее его приоткрыл, чтобы потом легко поднять крышку. Через пятнадцать минут все пять трупов были сброшены в подземелье, и Андрей вернулся за Олрой.
  - Пойдём. Всё готово.
  Женщина вышла, неосознанно стараясь не коснуться Андрей даже рукавом, и пошла вперёд. Проходя мимо пятен крови на полу, она вздрогнула, и заторопилась, зажав рот, справилась с собой и выскочила из конюшни, ловя ртом утренний воздух. Андрей закрыл конюшню, положил ключ под камень и через минуту они шагали по мостовым к трактиру. Теперь подгонять Олру не было нужды - она неслась, будто за ней гнались все демоны ада, хотя позади был всего лишь Андрей. Дошли быстро, Олра замерла на минуту на пороге трактира, и Андрей грустно сказал:
  - Давай прощаться? Ты приедешь ко мне в Анкарру? Я буду тебя ждать.
  - Мне нужно подумать - Олра потупила глаза, и когда Андрей попытался её поцеловать, слегка отшатнулась. Её щека была твёрдой и холодной. Андрей последний раз окинул её взглядом и сказал:
  - Прощай.
  Больше не оглядываясь, он сбежал с лестницы крыльца, и уже вдалеке услышал, как хлопнула дверь трактира, закрывшись за его любовью.
  Андрей пошел подальше, чтобы никто не видел, как он взлетает с Шанди, и не связал с трактиром. Опять дуэльная площадка - серое осеннее утро, Шанди, молчаливая и мрачная. Захлопали крылья, унося пару друзей в небо, и скоро город остался внизу - с его исчадьями, с его людьми - плохими, и хорошими, с осенними парками и замёрзшими возчиками, стоящими у городских ворот в ожидании, когда их запустят в город.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"