Щепетнов Евгений Владимирович: другие произведения.

"Монах.Путь к цели" глава 7

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 7.61*5  Ваша оценка:

  Глава 7
  Небо серело, хотя тёмные облака закрывали небосвод толстой периной. Утро всё-таки медленно, но верно прогоняло ночь, отгоняя ночные страхи, волнения и тёмные мысли. Андрей покачивался в лапах Шанди, ему было немного неудобно, теснило в груди и он вздохнул, поглядывая вперёд, где как путеводный маяк реял огонёк костра друга. Его душа болела, щемило сердце - почему так всегда бывает? Почему ему не везёт, и он, как настоящий монах вынужден всю жизнь оставаться один, без семьи, без любимой женщины? Он как будто проклят судьбой.
  - Не переживай - вдруг вмешалась Шанди - я же чувствую, что ты сильно расстроен. Ну не получилось с этой самкой, получится с другой. Чего ты так горишь? Зачем сжигаешь себя?
  - Я ведь хотел как лучше. Она сама сказала - 'я бы их убила страшной смертью'. Я хотел сделать ей подарок. А что вышло? В её глазах я теперь хладнокровный убийца, монстр! Если раньше она просто это предполагала, а теперь увидела меня в действии. И правда - а кто я такой? Монстр и есть. Монстр!
  - Ну, если уж на то пошло - если кто и монстр из нас - так это я - усмехнулась драконница - так люди нас зовут, да? Что касается Олры - дура она. Надо было вцепляться в тебя и не отпускать! Если бы ты был драконом - да я бы тебя от себя ни на шаг не отпустила, а всем другим драконницам оторвала хвосты! Мы бы с тобой оплодотворили яйцо, и не одно. Плюнь ты на эту самку, не стоит она твоей печали. Перестань - а то я чувствую твою тоску и сама расстраиваюсь. А если я расстраиваюсь, то делаюсь несносной, злой нервной. Я не хочу быть злой. Все эти дни я чувствовала, что тебе хорошо, что ты счастлив, и мне было хорошо. Ты разве не чувствуешь протянувшуюся между нами нить? Так бывает только у близких родственников - у братьев, сестёр, матери с детьми. Я тебя чувствую на расстоянии многих километров. Помнишь, моя мать прилетела к нам? А думаешь - как нашла? Не задавался этим вопросом?
  - Честно говоря - нет - Андрей удивлённо поднял брови и посмотрел вниз, на проплывающий под ними осенний лес, сбросивший листья под мелким дождём.
  - Это драконье чутьё - мы видим, как на карте, тех, кто нам дорог, к кому протянулась ниточка.
  - Ясно. Это как будто на экране навигатора...интересно, действительно интересно.
  - Кстати, ты знаешь - а у меня ведь плевательные железы почти выросли за эти дни! Я ещё не пробовала ими пользоваться, но мне кажется, что у меня может получиться! - ментальный голос Шанди был смущённым, насколько позволяло ментальное пространство. Это было похоже на то, как если бы девочка сообщала, что у неё выросла грудь, и она уже надевает лифчик.
   Андрей усмехнулся, а потом искренне сказал:
  - Я так рад за тебя. Хоть у кого-то жизнь налаживается. Кстати - теперь мы всегда будем с хорошим костром! Как только прилетим, попробуем испытать на кучке дров.
  - Тьфу на тебя. У тебя такое приземлённое, такое людское отношение к таинству плевания! - рассмеялась драконница - попробуем. Мне самой не терпится. В городе ведь было некогда и негде - не палить же дома вокруг?
  - А ты сейчас попробуй - вкрадчиво сказал Андрей - пока летим. Кстати - уже скоро на месте будем - я огонёк уж давно заметил. Федя нас ждёт.
  - Сейчас...хммм...почему и нет - Шанди выдула из дырочки над пастью длинное облако желтоватой жидкости, распылённой в аэрозоль и тут же добавила в неё из второй 'ноздри'. Аэрозоль, соприкоснувшись с новой жидкостью мгновенно вспыхнул, да так, что Андрея обдало огненными облаком, облако ударило и в Шанди, на мгновение закрыв её от глаз 'груза'. Если бы не мокрые волосы и мокрая куртка, в которую впитались все капли дождя, что Андрей принял по дороге - он бы не избежал ожогов. А так - куртка нагрелось и парила, от волос тоже шёл пар, а ещё - отчётливо воняло горелыми волосами. Брови и ресницы высохли в мгновение ока и их концы закурчавились.
  - Ой, извини - растерянно сказала Шанди - и ты сам виноват! Кто подбил меня пробовать на лету? Облако отнесло ветром, и мы маленько погрелись.
  - Погрелись? Мы погрелись! - Андрей стал смеяться, истерически, до слёз, Шанди, неуверенно, подхватила этот смех, и так они и долетели до костра-маячка - смеясь и обсуждая происшествие.
  
  - Наконец-то! - облегчённо сказал Фёдор - Алёна с Настёнкой спят, а я весь на нервах. Как там всё прошло? Как Олра? Рада была отомстить подонкам?
  - Не надо про Олру - мудро заметила Шанди, глянув на Андрея и стремительно уменьшившись в размерах - расстались они.
  - Да? Ну вот...а я за них радовался - расстроился Фёдор - ну что делать будем? Снимаемся? Кстати - а чего там за вспышка такая была в небе? Это не вы там чудили? Гляжу - как будто звезда сорвалась с неба и летит! Думаю - неужто наши?
  - Наши, наши - задумчиво подтвердил Андрей - Шанди у нас повзрослела, пробовала пускать огонь. Это не драконница, а целый вулкан. До сих пор от моей задницы пар валит. Давай-ка Федь, едем отсюда, да поскорее - как бы погони не было. Чего-то нехорошо у меня на душе.
  Они быстро потушили костёр, забросав его мокрыми листьями и землёй, отчего сразу пошёл густой, сырой дым, заставивший из расчихаться, забрались в фургон - лошадей Фёдор не распрягал, и скоро фургон уже громыхал по твёрдому, каменистому тракту. Алёна с Настёной спали. Женщина лишь на пару секунд проснулась, приветливо помахала Андрею рукой и снова уснула, накрывшись одеялами. В фургоне было тепло - ветра не чувствовалось, пахло какой-то едой, копчёностями, пролитым вином - Фёдор видать опять лазил извлекая неприкосновенные запасы и неплотно закрыл пробку. Андрей устроился впереди, улёгшись поперёк фургона, а Фёдор правил, сидя на облучке, одетый в непромокаемый, промасленный плащ. Он оглянулся на друга, на прижавшуюся к нему Шанди, которую Андрей накрыл полой куртки, и ухмыльнувшись в пшеничные усы сказал:
  - Спите. Отдыхайте. Вам сегодня тяжко досталось видать. Потом поговорим.
  Андрей благодарно кивнул головой, натужно улыбнувшись и закрыл глаза. Сон не шёл. Он всё время думал и думал - почему так получилось с Олрой? Почему он вдруг стал ей так противен? Ведь она сама говорила - я хочу найти и убить этих людей. И вот - он осуществил её мечту. Так почему, почему такое резкое отторжение? Почему она оттолкнула своего возлюбленного...отца своего ребёнка? Или она увидела в нём то, чем он являлся на самом деле - безжалостного, хладнокровного убийцу, для которого убить человека легче, чем зажечь масляный фонарь? Что на самом деле произошло?
  - Ну чего ты не спишь? - вдруг раздался у него в голове голос Шанди - ты переживаешь, и я не могу уснуть. Я же чувствую твою боль... Ты думаешь о своей самке? Угадала?
  - Угадала.
  - Хорошо. Давай поговорим. Давай выясним - почему вы с ней расстались. Я тоже хочу это понять. Ведь вы попрощались навсегда, я так поняла?
  - Так. Навсегда. Я ей противен. Она меня боится. Разве ты не почувствовала этого?
  - Ты тоже эмпат? Я-то почувствовала, но ты как это почувствовал?
  - Для этого не надо быть эмпатом - горько усмехнулся Андрей - всё так очевидно...
  - Но ты почувствовал, что она сама себе отвратительна? Что она злится и ненавидит и себя саму?
  - За что?
  - Тебе виднее. Но это так и есть. Может за то, что ты заставил её совершить убийство?
  - Я не заставлял - угрюмо ответил Андрей - она сама этого хотела и мне говорила.
  - И что? Говорила - грустно засмеялась Шанди - ты вроде такой старый, а глупыыый...она женщина, мало ли что она говорила. Она, может, хотела произвести на тебя впечатление, показать, какая она сильная, какая жёсткая. А на самом деле, когда убила этого негодяя, поняла - что убила человека. И кто в этом виноват? Кто вложил ей в руку кинжал? Кто заставил её убить этого мужчину? Ты.
  - Это что, я значит и виноват ещё? Мне что, не надо слушать женских слов? Что-то ты загадочно говоришь, моя дорогая подруга.
  - Загадочно. Но вы, самцы, никогда не понимали и не поймёте женщин. Как говорила моя мама - иногда 'да', у женщин значит 'нет', а 'нет' - 'да'. Ты не поймёшь. Это поймут только женщины. У нас другая логика, и не важно - драконы эти женщины, или люди. Теперь смотри, что получилось - она винит себя за то, что заставила тебя убивать за неё, и винит тебя, что ты оказался болваном и пошёл у неё на поводу. И заставил её убить. И вы виноваты оба, и она не хочет видеть тебя перед глазами, как свидетельство своей вины, как свидетельство того, что она стала убийцей.
  - Что-то как-то сложно ты загнула. Такие переживания, что голова кругом. Впрочем - в твоих словах есть логика. Вероятно, что-то такое имело место быть - Андрей вздохнул и легонько погладил Шанди по боку - спи. Постараюсь об этом не думать, чтобы не отвлекать тебя своими несчастными мыслями и переживаниями.
  - Да ладно...переживай - усмехнулась Шанди - а лучше уснул бы ты тоже. Кстати - я бы перекусила хорошенько...но потом. Спать. Спаааать...
  Первый раз они остановились отъехав километров двадцать пять, ну, если не считать остановок чтобы сбегать в кустики. Фёдор нахлёстывал лошадей, справедливо полагая, что лучше оказаться как можно дальше от столицы, пока им не пожарили зад. За это время Андрей и Шанди выспались как следует, горели желанием съесть быка, так что волей-неволей нужно было остановиться на обед. Сделали они это на постоялом дворе - примерно через двадцать, двадцать пять километров по всему тракту стояли постоялые дворы, так что проблем с питанием не было - были бы деньги. А деньги эти заведения очень любили, впрочем - как и подобные заведения на Земле.
   Андрей всегда удивлялся, почему стоимость того же пирожка в городе в два раза меньше, чем на трассе, и шиномонтаж на трасе в два-три раза дороже.
   Так что цены на тракте этого мира были вполне столичные, заоблачные, что впрочем не особо беспокоило Андрея и его компанию - денег у них было много. Просто как-то неприятно чувствовать себя разводимым на деньги лохом, и всё. Кормили тут не особо как разнообразно - еда, как еда. Дичь - оленина, утки, глухари. Андрей усмехаясь обгладывал глухариную ногу, и думал о том, что за такой обед в земном ресторане с него содрали бы бешеные деньги - как же, дичь. Здесь это выглядело так, как будто охотник вышел во двор и настрелял воробьёв. Леса реально ломились от дичи, и когда фургон ехал по тракту, много раз перед ними выскакивали благородные олени, лоси, косули.
  Пообедав, прикупив овсяных лепёшек для лошадей, путники отправились дальше. Им предстояло преодолеть несколько сот километров пути, через всю страну.
  Дни шли за днями, дни за днями...ночёвки на постоялых дворах, один и тот же ассортимент блюд в трактирах, комнаты, с простынями разной степени застиранности. Тракт с пробитыми колеями и лужами, по которым хлопал тягучий осенний дождь. Впрочем - по мере приближения к границе Балрона, становилось всё теплее, и хотя дождь так и не прекращался, температура воздуха стала выше градусов на десять. Фёдор пояснил, что в Балроне, а особенно а Анкарре, будет совсем тепло - это южная страна. И кстати, если бы не холода в Славии, её давно бы завоевали. То, что не могли сделать бездарные полководцы этой страны, делали зимние морозы, уничтожавшие агрессоров. Впрочем, он тут же добавлял, что это такая версия - но она имеет право на существование. Так как он сам долго служил в армии, то видел её изнутри, и всегда поражался идиотизму её командиров, и очень удивлялся - как это они выигрывали сражения? Скорее всего, выигрывали за счёт упрямства солдат - когда солдаты упирались, крыли противника матом и никуда не хотели уходить. Андрей нашёл такую позицию смешной, но заметил другу, что ему виднее - он-то сам не служил в армии Славии.
  За это время Андрей узнал многое о тактике армии Славии. Как оказалось - таковой не было вообще. По крайней мере - в последние десятилетия. После того, как появились исчадия, тактика и стратегия была одна - выводят вперёд исчадье, и он нормально проклинает противника, от чего те или падают мёртвыми или заболевают. Главная задача противника была выбить исчадий - любым способом засадить им стрелу в глаз. Тогда всё их колдовство завершалась.
   В общем - вся тактика свелась к тому, что исчадия подлавливали подразделения Балронской армии и их искореняли колдовством, а балронцы охотились за исчадиями и строили им пакости, стараясь держаться вне зоны действия проклятий. Глупо, но эффективно. Так что извечная, можно сказать тысячелетняя война застыла в вялом противостоянии. Когда она началась, кто был первым, развязавшим эту войну - никто не знал. Фёдор пояснил, что когда-то страна была одна, но в результате действий неких сепаратистов, часть её откололась и стала самостоятельным государством. Какая часть? А вот это было самое интересное - каждая страна утверждала, что именно она основная часть, а враг - потомки сепаратистов, и следует восстановить мировой порядок и объединить обе страны. На самом деле, язык, обычаи обеих стран были практически идентичны - если не считать того, что в Славии были исчадья, а в Балроне нет. В Балроне, как только у кого-то проявлялись признаки владения умением исчадий - умением проклинать, убивать словом - его тут же уничтожали. Существовала специальная тайная служба, которая и занималась искоренением этой ереси, находила и убивала или захватывала потенциальных исчадий, во имя церкви. Что-то вроде инквизиции.
   Кстати сказать - церковь в Балроне была. В общем-то обычная церковь, где поклонялись Светлому Богу, и её высшие представители принимали участие в правлении государством. Ни один император Балрона не мог быть коронован без участия высших чинов Церкви.
  В то время, когда путники продвигались к Анкарре, правил там Император Зарт Четвёртый - мужчина около тридцати пяти лет от роду, женатый, но бездетный. Он сменил уже три жены, но дело как-то не пошло, и поговаривали, что Его Величество не может сделать наследника, и пора прибегать к услугам конюха, если государство не хочет погрязнуть в войнах за престол, когда Император сломает себе шею на очередной охоте, или когда очередная жена, которую он обвинит в неспособности произвести дитя, подсыплет ему крысиного яда. Вот, в общем-то, и вся информация что получил Андрей, информация о том государстве, в котором ему предстояло жить долгие годы, а может быть - всю жизнь.
  Всю дорогу Шанди улетала охотиться. Она уже великолепно летала, и часто возвращалась довольной, сытой и весёлой Андрей с ней больше не летал - случая как-то не было. Они вели долгие разговоры с Фёдором, с Шанди - о жизни, о людях, о драконах. Иногда обгоняли караваны купцов, или их обгоняли верховые, спешащие по своим делам. Когда Андрей видел верхового, его брови сдвигались, и он начинал задумываться - не гонец ли это, который передаёт приказ задержать подозрительного человека. Но до границы было ещё далеко, так что скоро он выбросил это из головы.
  
  - Наконец-то...видишь, вон - те две горы? Их называют 'Сёстры', Первая и Вторая. Так вот это уже Балрон. Граница проходит по этой реке, она называется Седр. Через неё каменный мост, построенный непонятно кем и непонятно когда. Вот тут и есть переход через границу. Пошлина - пять серебряников с человека, неважно - взрослые или дети.
  - Круто - хмыкнул Андрей. За пять серебряников, я помню, работал, как проклятый! А тут - просто пройти через мост.
  - Если пройти с грузом, товаром - ещё больше. А ты как думал? Государство своего не упустит. Всё ощупают, всё вызнают. Стойте в очереди - я пойду разведаю, как там дела, пошепчусь с возчиками. Что-то дофига скопилось народа - глянь, впереди сколько возов - штук триста! Это мы тут будем дня два стоять. Узнаю - в чём дело. Алён, ты сядь на облучок - от Андрюхи толку мало, он только морды бить умеет, а такое умное занятие как править повозкой не для него! - Фёдор весело подмигнул Андрею, слез с фургона и разлапистой походкой отправился туда, где вдалеке виднелись будки КПП. Андрей остался сидеть в фургоне - на всякий случай. Он верил в случайности, да, но предпочитал, чтобы их не было. Такое скопление народа перед границей его беспокоило, и даже очень.
  Фёдор появился через час:
  - Слышь, Андрей, поговорил я там кое с кем. Встретил охранников каравана, я раньше с ними ходил. Так вот - ищут тебя. Ну не тебя - Андрея - а мужчину с чёрной кошкой на плече, который снимал конюшню. Ты, оказывается, агент Балрона, а значит должен пробираться туда, выполнив задание по уничтожение влиятельных лиц государства, армии Славии.
  - Как вышли на меня? Впрочем - я и так знаю - нашли трупы, стали обшаривать местные дома и строения, нашли конюшню, нашли хозяйку, она описала внешность, сделали выводы, послали гонца - и вот, дело сделано. Так?
  - Так. Всё точно. Внешность у тебя неприметная, но наша подружка заметна сразу. Впрочем - и тебя описали отлично. Баба оказалась глазастой, у них рисунки с твоим портретом. Всех, кто походит на тебя, хватают, допрашивают - допрашивают и их соседей. Кроме того - там исчадье сидит. Заставляют тех, кто подозрителен, кто похож на тебя, совершать обряд поклонения Сагану. Почему-то мне кажется, что ты откажешься целовать перевёрнутый крест с демоном на нём. И тогда нам всем труба...
  - Как обойти пост? Тут есть объездные дороги?
  - Хммм...дороги, конечно, есть - контрабандисты были и будут, но они, тропы эти, проходят далеко отсюда, русло реки в этих местах неприступно. Да и по тем дорогам с фургоном не пройдёшь - только вьючные лошади, тропы такие скользкие, что переход доступен только летом, или просто в сухое время года. Кроме того - вёрст на двадцать вдоль реки, особенно у бродов, всё контролируется нарядами пограничной охраны. Они тоже не дураки, знают, где можно перейти, а где нет. Там, где броды - всегда сидят засады. А где засад нет - там обрывистые берега, бурное течение - особенно сейчас, когда река надулась от осенних дождей. Ты бы видел, как там несёт всё - брёвна, как былинки летят. Правда, сейчас - вряд ли будут какие-то засады - тут только перелетать через реку, никакие броды не помогут.
  - Летать, говоришь? - задумался Андрей - скажи, а ускорить как-то прохождение таможенного поста можно?
  - Можно, конечно. Но это привлекать к себе внимание. Пять золотых - и тебя в начало очереди. По крайней мере - такая такса была раньше. Но могут и заинтересоваться - чего ты спешишь, что у тебя за груз, начнут копаться - почему это простая семья выкладывает такие деньжищи, чтобы скорее проехать в Балрон - на всякий случай начнут проверять...нам это надо? В связи с последними событиями...
  - Понятно - Андрей задумался, посмотрел на нахмуренных Фёдора и Алёну, на нахохлившуюся под одеялом Настёнку, на Шанди, безмятежно поглядывающую в даль, и решил:
  - В общем - так: мы с Шанди сейчас уходим. Пойдём вдоль реки, найдём укромное место, и махнём на ту сторону. Там есть где-то постоялый двор? Не очень далеко, но и не близко от границы - вдруг агенты Исчадий толкутся поблизости. Мда... всё-таки они меня вычислили. Да это и ясно было, что вычислят в конце концов - трупы уничтожить я не мог, видно какой-нибудь бомж нашёл, слухи пошли. А руки у трупов связаны, остатки верёвок в конюшне на блоках, пятна крови на полу. Несложно. Знаешь, я тебе что скажу - при достаточной энергии, упорстве и финансировании любого можно найти. Если не находят тех, кто совершил преступление - значит не хотели найти. Или оказались слишком глупыми для этого.
  Андрей замолчал, подумал, и сказал совсем о другом:
  - Когда приедем в Анкарру, поселитесь отдельно. И мне спокойнее - если что, на вас не упадёт тень, и вам спокойнее.
  - И тебе лучше - в тон ответил Фёдор - ты ещё молодой мужик, может найдёшь женщину себе под стать.
  - Перестань - досадливо отмахнулся Андрей - я думать об этом не хочу. Женщину я найду, конечно - дочь Марка. Но и всё. Помогу ей, чем могу и займусь своими делами.
  - Ладно...рассказывай, рассказывай - усмехнулся Фёдор - летите. В двадцати верстах отсюда, от границы - постоялый двор. Вполне приличный, там большое село - Лебяжино называется. Вроде как из-за того, что там озеро и на нём лебеди любят селиться. Не знаю как лебедей, но....в общем женщин там разных много. Вдовушек! - Фёдор хмыкнул и покосился на Алёну, прислушивающуюся к разговору - бывало, мы как туда заедем, так...
  - Эй, эй, муженёк! Так вот чем ты занимался в свободное от работы время! - послышался голос Алёны - я тебе дам лебедей! Таких лебедей - забудешь, как гузка их выглядит!
  - Да я ничего! - пожал плечами Фёдор - мне и двух курочек хватает, зачем мне лебеди! Это я Андрюху наставляю на путь истинный.
  - Ты наставишь...кто там опять бутылку доставал, а? Кто пролил вино - я всё платье уделала! Федь, ну мы же с тобой договорились. Ну что ты как ребёнок малый - никак не можешь удержаться, а? Ну как тебе не стыдно? Как ты можешь мне в глаза глядеть? Ну вот что ты за человек такой - гляди вон, Андрюша, и не пьёт, и весь положительный - его даже драконы любят, а ты? Ну как тебе не стыдно?
  - Ну что ты заладила! - рассердился Фёдор - не стыдно? Не стыдно? Не стыдно! Я что, не имею права глоток выпить? Для согревания и расслабления? Вот баба вредная, а? Ты видишь, Андрей, что творится? Вот стоит выпить глоточек - запилит до смерти. Может я с вами полечу? Чего я это вот всё слушаю?
  - Ага. Полетишь - ехидно парировала Алёна - как двину сейчас - так и полетишь! Ребёнка заделал - давай, соблюдай семью. Говорю тебе - не пей! Ты уже не в том возрасте, чтобы здоровье гробить, чтобы пропивать своё здоровье. Вот случится что-нибудь с тобой, что я буду делать, а? С двумя-то детьми?
  Адёна начала шмыгать, Фёдор расстроился и скривив лицо, сказал:
  - Такое впечатление, что я собрался зарезаться, а не кружечку вина выпить. Интересно, все бабы такие? И ведь эта самая лучшая из них! Не считая Шанди, конечно. Шанди, давай я на тебе женюсь, а? Будешь мне давать выпивать?
  - Да хоть упейся - хмыкнула Шанди - мы, драконы, считаем, что каждый хозяин своей судьбы. Если ты считаешь, что тебе надо быть идиотом, одурманивать свою голову, не заботиться о семье - кто тебе может от этого отговорить? Только и яйца с тобой оплодотворять ни одна драконница на будет. Кому нужны дети от таких идиотов?
  - И эта туда же!- разочарованно махнул рукой Фёдор и выскочил из фургона - у тебя деньги есть, Андрюх, или достать из тайника?
  - Есть. Хватит нам на пару недель. А то и больше - смотря как тратить. Вряд ли вы дольше пары дней тут проторчите, так что не надо ничего доставать. Ну что - пока, Алён, Настюшка - увидимся! Мы ушли.
  Андрей посмеиваясь похлопал по плечу сердитого друга, подмигнул ухмыляющейся Алёне, потом взял в рук Шанди:
  - Забирайся-ка ты мне под куртку. Чтобы не видел тебя никто. Мало ли...ещё свяжут рассказы о человеке с чёрной кошкой. Кстати, не задумывалась, чтобы сменить свою маску?
  - Задумывалась.
  - Ну, и?
  - Потом, как-нибудь. Под куртку, так под куртку...ты когда мылся последний раз?
  Пересмеиваясь, Андрей и Шанди спустились с тракта к виднеющемуся внизу лесу.
   Здесь царило почти что лето - зелёные кустарники, зелёная трава, сочная, отросшая под осенними дождями. Чем дальше путники двигались на юг, тем больше пейзаж приближался к субтропическому. Андрею он чем-то напоминал пейзажи Пятигорска - залесённые горы, заросшие густым кустарником, скалы, озерца у подножия гор. Монаху и его спутнице нужно было отойти подальше от тракта, что никто не смог увидеть, что они творят. Иначе слухи разнесутся не только по Славии...
  Пришлось пройти не менее пяти километров, прежде чем они удалились так, чтобы тракта не было видно. Дорога шла вдоль подножия гор, над окружающей местностью, так что видимость, особенно в осеннем прозрачном воздухе, была невероятной. Если глядеть с дороги, тоже можно кое-что заметить - уж драконницу, размером с лошадь можно заметить точно, но уловить масштабы, понять, что это такое, было невозможно. С дороги Шанди должна была выглядеть как какая-то птица в вышине, что-то вроде орла. Этого Андрей и добивался.
   Перед тем, как переместиться в Балрон, Андрей подошёл к берегу реки - здесь она уже не гремела где-то далеко внизу,в глубине каньона, неслась возле ног, ворочая валуны. Прикинул - смог бы он перебраться через этот бурный поток сам, без дракона? Получилось - не смог бы. Даже в виде Зверя. Река была настолько бурной, настолько свирепой, что снесла бы и танк, если бы он вошёл в этот брод. Кстати сказать - это действительно был брод - на той стороне виднелись давние следы повозок.
   Андрей спустил Шанди с рук, и сказал:
  - Ну что, подруга дней моих суровых - опять мы с тобой вдвоём? Как и всегда. Куда ты пошла?
  - Куда, куда - тебе объяснить в подробностях?
  - Хммм...раньше ты не стеснялась делать это при мне. Чего это с тобой такое стало, а?
  - Взрослею, наверное - хмыкнула Шанди, и вдруг замерла, повернув голову. Замер и Андрей, глядя на выходивших из густых кустов людей в воинской форме Славии, в кирасах и шлемах. На поясе у них висели сабли, кинжалы, а двое держали арбалеты, направленные прямиком в грудь Андрею.
  - Эй, ты чего тут болтаешься, возле границы? - человек в куртке поверх кольчуги вышел вперёд и скрестил руки на груди - что, хотел перейти реку? Мы за тобой давно наблюдаем. Груза нет, налегке, значит не контрабандист, но переходить мост как все не желаешь. Лазутчик? Шпион? Ну-ка, вынь кинжал и брось его мне...только без резких движений, осторожно, иначе получишь болт в брюхо.
  - Господа - начал Андрей осторожно и примиряющее - мне бы не хотелось неприятностей. Позвольте нам уйти, и ничего не произойдёт. Вы меня не видели, я вас не видел, давайте разбежимся, а?
  - Гляньте - он идиот, что ли? Тебе чего сказали?! Снимай кинжал, и становись на колени! Вязать будем. На посту разберёмся, кто ты, и что ты...кстати - чёрная кошка мне о чём-то напоминает...ой-ёй, это не на тебя ли ориентировку давали?! Убийца-шпион? Да за тебя награда пятьсот золотых! По сто за каждого убитого тобой аристократа! Честно, парень, мне на них плевать, я сам этих богатеев не люблю - но ты слишком много теперь стоишь. А мне надо ростовщику отдать пятьдесят золотых, а Енга жена дерзает, что он денег мало приносит, а Пирсу надо на его молодую девку - она деньги очень любит. Да и остальным денежки нужны. Извини, но ты наш кошелёк, и мы тебя не отпустим. Впрочем - так и так бы не отпустили. А капитан молодец - послал заставы на броды! Голова! Говорит - беглец попытается обязательно проверить, можно ли обойти таможенный пост.
  - Ты чего такой болтливый - хмуро осведомился Андрей - считаешь деньги, не взяв кошелька? Ты ещё попробуй возьми меня!
  - Хммм...да, но ты погляди - нас восемь человек, а ты один. Мы вооружены, в броне, с саблями - ты с голыми руками и сторожевой кошкой. Ага - сторожевой кошкой! - человек расхохотался, и ему вторили все семь солдат - Рассчитываешь нас кошкой затравить? Ну, хватит, парень, сдавайся. Я не хочу, чтобы кто-нибудь пострадал. Мне придётся всадить тебе пару болтов в руки и ноги, и ты всё равно пойдёшь с нами. Лучше бы ты был здоровым, шёл сам - самому же приятно быть здоровым, правда же? Ну, вот смотри - раненый ты будешь, или не раненый - мы всё равно тебя доставим на пост - только в первом случае ты понесёшь ущерб, будешь мучиться, а результат ведь тот же. Шарс, пристрели его кошку - чего-то мы с ним слишком долго возимся. Надо чтобы ты понял серьёзность ситуации, а то мне кажется ты недопонимаешь. Шарс, чего встал то?
  - Жалко кошку, командир. Она удачу приносит! Как бы нам свою удачу не пристрелить...
  - Дай сюда, болван! - командир стражников выхватил арбалет у подчинённого и навскидку пустил болт в Шанди.
  Надо сказать - стрелять он умел. Металлический цилиндрик, пробивавший броню рыцаря, как картонную, с силой ударил в бок молчаливо сидящей драконнице, и отрикошетив, ушёл в сторону, выбив искры из соседнего валуна.
  Стрелявший вытаращил глаза, как на морского змея, а Шанди, раздосадованная задержкой в пути, громко сказала вслух, глуховатым граммофонным голосом:
  - Ну, всё, придурки! Он же вам предлагал, дебилы вы эдакие, разойтись миром! Теперь держитесь!
  На глазах потрясённых стражников Шанди выросла в громадного чёрного кошана, а затем, замерцав, в дракона, во всём его ужасе и великолепии.
  Драконница вскинула голову, и тут же из её ноздрей вылетела огромная огненная струя, ударившая в людей. Они дико завопили, бросились бежать, а Андрей запоздало крикнул:
  - Шанди, не надо - пусть живут!
  - Да я и не собиралась их убивать - засмеялась драконница - я поверх них пустила струю - так, слегка макушки поджарила. Ну да, да, засветилась - да наплевать! Всё равно нам отсюда улетать. А так бы пришлось их убивать. Я же знаю, что без нужды ты убивать не любишь. Ну что, полетели? Сейчас я полюбуюсь, как они бегут...ага, как лоси! Смотри - свои железки побросали. Дай-ка я их слегка погоняю, чтобы думали другой раз, как драконов обижать!
  Драконница с короткого прыжка взлетела и понеслась следом за убегающими стражниками, поливая огнём позади них, и улюлюкая с вышины:
  - Придурки, будете к незнакомым людям лезть? Будете стрелы в кошек пускать? Твари безмозглые! Ну-ка, быстрее, быстрее, а то сожгу!
  Потом, насладившись ужасом беглецов, Шанди, довольная, с чувством выполненного долга, подлетела к ухмыляющемуся Андрея и предложила:
  - Ну что, пора нарушить границу?
  Андрей кивнул головой, слегка наклонился...рывок! И вот он уже плывёт над лесом, над бурной рекой, уходя всё дальше в вышину.
  Шанди держит крепко, вцепившись так, что у обычного человека, наверное, треснули бы рёбра. Но даже оборотню трудно дышать, при всей мощи его могучих мышц. Когда Андрей прошлый раз попенял Шанди за такую могучую хватку, та резонно заметила, что если он не хочет сверзиться с высоты и сломать себе все кости в теле - лучше помолчать и немного потерпеть. Андрей и заткнулся. Правда, как и тогда, во время полёта он начал продумывать специальную сбрую - что-то вроде сиденья на подвеске. Когда они подлетели к деревне Лебяжино, о которой говорил Фёдор, у него уже сложилась в памяти чёткая схема - как надо сделать это сооружение для перелётов.
  Стражники остановились метров через сто после того, как Шанди от них отстала. Они бессильно сели на землю, вернее не сели, а свалились, и командир группы, отдышавшись, сдавленным голосом сказал:
  - Никому ни слова. Услышу, что кто-то расскажет об этом деле - зубы выбью, и добьюсь перевода в задрипанную деревню, где вместо баб только овцы! Будете там границу охранять!
  - Почему, командир? - не понял молодой рыжий парень, стряхивая с головы обгоревшие волосы. От него воняло палёной шерсть, как от туши свиньи.
  - Потому, болван, что нам никто не поверит, а пройдёт слух, что мы вместо службы нажираемся вина, и вообще - идиоты! - оборвал его другой стражник, мужчина лет сорока, с изборождённый глубокими складками лицом - командир дело говорит, парни! Молчим все! Ничего не видели, ничего не знаем. Не было никакого дракона. Всё. Пошли наше барахло собирать, а то капитан из жалованья вычтет, да ещё и выпорют.
  - А дракон? - испуганно вытаращился рыжий
  - Он улетел давно - хмуро ответил командир, вставая, и отряхивая с зада землю и травинки- и вообще - не было никакого дракона
  Стражники побрели к реке, постоянно поглядывая на небо, а командир думал о том, как несправедлива жизнь - вот они уже, деньги, казалось звенят в кармане, и тут...нет, несправедлива эта мерзкая жизнь.
  
  - Вот что, сестрёнка, может ты и вправду кого-то другого изобразишь? Что-то мы с тобой нарисовались, слишком уж, а?
  - А я не против. Даже забавно. А кого?
  - Давай хорька? Существо мелкое, шустрое, и в кармане сидеть может. Засунул тебя в карман, и спи ты там.
  - Должна со стыдом признаться, что я плохо представляю, как этот самый хорёк выглядит - смутилась Шанди - кошку-то я хорошо представляю, мне мама рассказывала и показывала, а вот хорька...
  - Да нет проблем. Лови картинки...хммм..правда, я тоже плохо представляю его раскраску. Вот - коричневая, ага. Вот так. Нет...хрень какая-то...ты на какашку так похожа.
  - Тьфу! Не хочу тогда быть хорьком! Чего ты из меня бегающую какашку делаешь? Может у меня и дурной характер, но не до такой же степени?! Или ты считаешь - до такой?
  - Извини - я виноват. О! Придумал. Ты будешь хорёк-альбинос. Великолепно! Итак: нос розовый, глаза красные, а шерсть белая, как снег. Всё, отлично! Ух, ты и красотка!
  Шанди и вправду была очень красива - белоснежная шерсть, глазки-бусинки. Её размер был поменьше, чем у кошки, так что она легко помещалась в кармане куртки, куда с удовольствием и забралась, приговаривая, что она достаточно сегодня носила Андрея, пусть теперь и он носит её.
  Они приземлились в полукилометре от окраины деревни, где собирались дожидаться, когда к ним приедет фургон с Фёдором. Приземлялись аккуратно, подходя к точке касания очень низко, над деревьями, укрываясь за неровностями рельефа. Если в Славии они и нашумели по-полной, то тут надо было быть очень осторожными, если хотят в этой стране жить долгие годы. Честно говоря - Андрей не знал, куда бы он вообще делся, если бы его начали преследовать в обеих странах. Весь материк был занят двумя странами, и были ли страны где-то ещё - он не знал. И местные жители не знали. Они вообще очень мало интересовались тем, что не твходит в круг их повседневных интересов. География не входила в их повседневные интересы.
  Первым делом Андрей, после того, как приземлился, торжественно надел на шею серебряный крестик на шёлковом шнурке - хватит уже ходить нехристем, он теперь в стране, где верят в бога. По крайней мере, он на это надеялся...
  Церковь стояла посреди деревни - с золочёными куполами, белыми стенами - нормальная, приятная на взгляд церковь, без всяких там перевёрнутых крестов и прочей гадости.
  Андрей вошёл в храм, вдохнув привычный запах ладана, воска, старого дерева икон, и на душе стало спокойнее - всё-таки не совсем плохо в этом мире, раз церкви стоят, иконы висят, а священники служат Богу. Он постоял позади группы прихожан, слушающих проповедь настоятеля храма - там было что-то о терпении, о том, что надо встречать беды стоически, и что это Светлый Бог посылает им испытания, чтобы потом поместить в рай. У него всё время на подсознании звенел звонок какой-то неправильности. Нет, тут сатанизмом и не пахло, скорее наоборот - прихожане были готовы растерзать всех попавшихся под руку сатанистов, и тех, кто на них похож - так следовало из проповеди священника. Может это и прозвучало звоночком - вера это хорошо, но фанатизм - это не очень как-то...впрочем - решив не делать вывода по первым впечатлениям, он размашисто перекрестился в последний раз и вышел из церкви, в поисках гостиницы.
  Первая встречная женщина указала ему на двухэтажное здание метрах в пятистах от церкви - здание с черепичной крышей, из которого валил густой сизый дым. Гостиницу сразу было видно - возле неё стояли несколько повозок запряжённых лошадьми - видимо только что прибыли в село. Андрей поспешил к постоялому двору - ему пришло в голову, что он может и не получить крышу над головой - уж больно большое скопление телег возле крыльца. И как в воду глядел: после того, как он заявил хозяину, что желает снять комнату, тот виновато развёл руками:
  - Два больших каравана зашли, все комнаты забиты. Хочешь - спи на конюшне. Или поищи в селе - там иногда женщины сдают комнату тем, кому не досталось места у меня. Извини, парень, что так вышло. Приходи обедать-ужинать - местечко найдём. Сегодня хорошие медвежьи отбивные с клюквенным соусом, и пироги с олениной - пальчики оближешь.
  С тем Андрей и вышел из гостиницы, заверив хозяина, что уж на ужин-то точно вернётся. Вернее - и на обед. До ужина ещё было далеко.
   Он с раздражением посмотрел на орущих и бегающих вокруг повозок с товаром возниц, отобравших его законное место в гостинице, и побрёл обратно к церкви, решив отловить кого-то их прихожан и узнать, у кого можно снять комнату. Так-то он мог и на конюшне переночевать, да, но имея в поясе сотню золотых, и привыкнув спать в приличных условиях (он с грустью вспомнил кровать Олры и её саму), ему не хотелось скитаться по пыльным сеновалам и нюхать лошадиное дерьмо.
  - Приветствую вас. Не подскажете - где можно снять комнату дня на два? - обратился Андрей к женщину, идущей впереди всех из церкви. Она подняла карие глаза, как будто не могла понять, что он от неё хочет, потом наморщила лоб, и сказала:
  - У меня и сможете снять. Теперь у меня места хватает... Мне деньги нужны, детей кормить надо. Если пройдёте со мной - я покажу вам комнату.
  Андрей слегка удивился такому попаданию в цель, и неожиданно его тонкий слух поймал разговора в толпе:
  - Вот сучка! Мужа только успели похоронить, а она уже мужика подцепила! И симпатичный какой! Везёт же этим шлюхам.
  Женщина слегка сгорбилась и пошла вперёд - Андрей за ней. Идти пришлось метров пятьсот - до белого, чистого домика с крепким забором и широким двором. Тут чувствовалась мужская рука, вряд ли одинокая женщина могла бы так содержать хозяйство. Видимо и действительно она только недавно схоронила мужа. На вид женщине было лет сорок - глаза красивые, но потухшие, лицо бледное, одежда неброская и неновая.
  - Вот, тут. Это наша с мужем комната была, спальня. Муж умер, так что я осталась одна. Я с детьми буду спать, а вы тут. Два серебряника в сутки, не много будет? В гостинице же вы больше бы отдали? Так ведь? Только вот мойни у меня нет...вернее есть - баня, но её топить надо, а дров у меня нет, только для хаты. Ну, так что, будете снимать?
  Андрей внимательно посмотрел на женщину - он чувствовал, как та боится, что клиент откажется - видать и вправду её припекло с деньгами. Однако ему не очень хотелось спать в доме, где поселилось горе. Ощущение пребывания на поминках не оставляло его всё время, что он находился в этом доме. Андрей немного подумал, и спросил, просто чтобы что-то сказать:
  - А дети где? Гуляют?
  - Я к соседке отвела. Сегодня сорок дней мужу, мне нужно было сходить поставить свечку. А то бы соседи глаз бы кололи тем, что не соблюдаю обычаев. Да и отец Никодим уже заспрашивался - надо, мол, на сорок дней заказать молитву, да свечей купить, да подношение церкви сделать. Последние деньги отнесла. Никогда не думала, что буду сдавать комнату... Вы не подумайте чего - дети у меня тихие, они не бегают, не кричат, спать не помешают. Будете отдыхать, никто не потревожит. Вы же ненадолго, да? На два дня, сказали?
  - А от чего муж умер? - спросил Андрей, колеблясь и раздумывая о своём - надо было предупредить трактирщика, что он живёт у этой женщины - когда Фёдор приедет, чтобы знал, где искать.
  - Убили его. Нашли за околицей мёртвым.
  - И кто убил? - вскинул брови Андрей - разбойники?
  - Нет. Зверь какой-то. У нас время от времени убийства. Уже много лет время от времени людей находят мёртвыми. И всё мужчины. У нас много вдов. Отец Никодим говорит, что это село проклято, потому что мы мало верим, перестали посещать церковь, погрязли в грехе. Может он и прав - мы истово никогда и не верили. Как все - свечу поставим, помолимся. Иконы-то у нас есть, да, вон они. Но чтобы целыми днями пропадать в церкви, да постоянно туда подношения носить - такого не было. Вероятно бог нас за это и наказал. Ну да ладно - это наши проблемы. Так что у нас с вами? Останетесь?
  - Останусь - немедленно решился Андрей - сейчас только схожу в трактир, пообедаю, да и приду.
  Он достал из кармана четыре серебряника:
  - Вот, плата. Возьмите сразу, чтобы не думалось. Я скоро приду.
  Женщина нерешительно убрала деньги, а монах вышел из дома на улицу. Здесь было довольно тепло - он прикинул - градусов пятнадцать, не меньше. Сразу вспомнилась земная весна - видимо погода навеяла воспоминания. Он любил весну - особенно ранний май, когда весь снег уже стаял, на улице днём тепло и солнечно, а ночью ещё холодает (Майскими холодными ночами...отгремев, закончились бои... - вспомнилась ему песня об однополчанах, о великой войне). Вот и сейчас - было похоже на май, или конец апреля - вышло солнце и приятно грело кожу, пахло мокрой травой и землёй.
  Андрей расстегнул куртку, и зашагал в трактир, ему даже захотелось насвистеть какой-то мотивчик - вот что делает солнце после многих дней слякоти, грязи, дождя и ветра.
  - Ну что, нашёл комнату? - трактирщик усмехнулся и налил очередному посетителю кружку пива - у нас это запросто. И комнату предоставят, и ещё кое-чего...только спроси. Обедать будешь?
  - А можно с собой взять?
  - Можно. Но придётся оставить залог за горшки и миски Принесёшь - верну деньги.
  - Без проблем. И корзину какую-нибудь, чтобы нести.
  - Вина положить? Какой обед-ужин без вина. Особенно с вдовушкой... - лицо трактирщика расплылось в скабрезной улыбке, и Андрею почему-то стало неприятно, захотелось врезать ему пощёчину и потребовать, чтобы он замолчал
  - Нет - сухо ответил монах - пива. Три кувшина. И давай чего получше из еды - и корзину побольше. Чтобы хватило подольше. Да, вот ещё что - свежая печёнка есть? Сырая? И молоко, мёд?
  - Есть, конечно. А чего ты с сырой печёнкой будешь делать? - насторожился трактирщик и понимающе кивнул, когда Шанди высунула голову из кармана - а! Понятно. Тогда две корзинки бери. С запасом получится. Ещё раз напомню - вернёшь - залоговые деньги возвращу.
  Через двадцать минут Андрей, нагруженный двумя корзинами с продуктами, шагал туда, где он снял комнату. Когда подходил к дому, услышал чьи-то голоса - мужской, злой, раздражённый, и женский - высокий, дрожащий и возмущённый:
  - Отстань! Не буду я с тобой! Ещё когда муж был жив - я тебе говорила - не лезь ко мне! Жаль, что он помер, а то бы тебе морду набил!
  - Что ты кобенишься? Без денег не хочешь? Твой муж был еретиком, он никогда как следует не веровал в бога! Он пособник исчадий! Не зря он всё время лазил в Славию. Контрабандист, говоришь? Никакой не контрабандист - агент исчадий он был! Не зря его бог наказал - жизни лишил. Тебе за счастье приласкать по-настоящему боголюбивого человека, может тебе твои грехи тогда простятся.
  - Какие грехи, ты, сладострастник и негодяй?! Если ты церковный староста, так это не означает, что ты император всего, что вокруг! Пошёл отсюда! Пошёл! - из ворот дома вылетел мужчина, лет сорока, со слащавой физиономией, приятной на первый взгляд, но сейчас перекошенной, как у демона. За ним из ворот показалась женщина, без платка, с непокрытой головой. Лицо её покраснело, а глаза метали молнии. Сейчас она меньше всего была похожа на забитую, придавленную жизнь неудачницу-вдовушку, которую Андрей встретил полтора часа назад. Вытолкнутый из дома мужчина злобно оглянулся, заметил Андрея, скривился, и сплюнув, сказал:
  - Что, к блуднице стремишься? Блуд поощряешь? Все в аду будете, все!
  Андрей нахмурился и сделал шаг к человеку, тот отшатнулся в испуге, и быстрым шагом пошёл вдоль по улице. Женщина обессилено опёрлась о воротный столб, и поморгав глазами на постояльца, извиняющее сказала:
  - Достал уже. Церковный староста. Я ему отказала когда-то, а потом он всё намёки делал, когда я уже замужем была. Муж его встретил, пригрозил, что башку оторвёт. Тот напугался, отстал - так-то он трус, только наглый - слишком уж власть забрал. Отец Никодим пьёт, на него все хозяйственные дела перевалил, а тот и рад стараться - все деньги, все подношения через старосту идут. Так-то отец Никодим хороший поп, но всё позабросил. Ему удобно - староста денег соберёт, настоятелю даст, сам поживится. А если есть деньги на вино и выпивку - чего беспокоиться. Совсем этот паук одолел. Ходит по вдовам...я точно знаю - многие уступают. Вот и ко мне подкатил. Да что мы стоим-то? Пойдёмте в дом, пойдёмте! Я комнату подготовила, всё в порядке.
  Андрей прошёл за женщиной следом. Комната и вправду была приличной - чистой, ухоженной, кровать широкая, чистые простыни, кувшин с водой, тазик. В доме не ходили обувшись - женщина сразу выдала тапочки, так что и в кухне, и в гостиной было очень чисто и уютно. Печь пока не горела - на улице тепло, да и Андрей подозревал, что денег на дрова у женщины не было совсем. Ему подумалось - как они вообще переживут зиму? Ну да, тут сильных холодов нет, но всё равно совсем даже не жара.
  - А дети где? - поинтересовался монах, усаживаясь за стол в гостиной и ставя корзины с продуктами на пол возле стола.
  - Они у себя в комнате. У меня сын и дочь, пять и семь лет. Они очень тихие, не помешают.
  Андрей присмотрелся к лицу женщины, и удивился -ему казалось ей далеко за сорок, но в ближайшем рассмотрении, без серой бесформенной одежды, ей оказалось не больше двадцати пяти, двадцати семи лет, а может и меньше. Если только не смотреть в потухшие глаза...
  - Ты не могла бы накрыть на стол? У меня в корзине продукты. И кстати, как тебя звать? А то как-то неудобно... Я - Андрей.
  - Нерта меня звать, Андрей. Сейчас накрою.
  Женщина быстро подхватила корзины, выставила горшочки на стол, достала из шкафа тарелки, ложки, кружку, красиво расставила перед Андреем, и было собралась уходить, но он остановил:
  - Погоди. Отнеси детям поесть. И сама присядь, поешь со мной.
  - Неудобно - сглотнула слюну Нерта - вы не должны за нас платить, это ваши продукты.
  - Перестань - поморщился Андрей - не будь дурой, дают - бери. Иди, отнеси детям и приходи - считай, это плата за то, что ты составишь мне компанию.
   Женщина слегка вздрогнула, не сразу поняв, о чём говорит постоялец, потом кивнула головой и стала несмело отбирать по кусочку пирогов каждого вида, и накладывать в миску немного гуляша с пряностями и овощами.
  - Да бери побольше! - махнул рукой Андрей - я много купил, надо будет - ещё куплю, деньги у меня есть, не пропаду. Бери, бери! Ты мне ничем не обязана, ничего от тебя не требую, просто посиди, поговори со мной, а то мне скучно.
  Женщина уже более смело набрала в чашки пирогов, жаркого, гуляша, и быстро скрылась на другой половине дома. Оттуда послышались радостные крики, и Андрей улыбнулся - всё-таки приятно сделать доброе дело. Самому себе кажешься таким хорошим, таким славным - особенно, когда для тебя это почти ничего не стоит.
  - Что, опять самку себе нашёл? - деловито спросила выглянувшая из кармана заспанная Шанди - надо бы подкрепиться. Что-то ты меня совсем голодом заморил.
  - Кстати - может слетаешь ночью на охоту? И сами поедим свежатинки, и женщине оставим? Да не моя она самка, просто жалко стало. Голодные, убогие...если могу помочь, почему и нет? Деньги у меня есть. Надо будет - ещё заработаю.
  - Ну, ну... - неопределённо хмыкнула драконница, скользнула из кармана на стол и фыркнула - где моя печёнка? Я не хочу пироги и гуляш! Молока и мёду хочу!
  - Ой, какая красавица! Это ему вы печёнки взяли - я видала в корзинке. А я-то думаю - зачем?
  - Ей - усмехнулся Андрей - положи печёнку в миску, хорошо? И ещё молока и мёда в мисочках поставь. Она у меня сладкоежка.
  - Сейчас, сейчас! Ой, красавица. А можно я потом её детям покажу? Они будут в восторге!
  - Она не любит, чтобы её показывали. Впрочем - я потом спрошу.
  Женщина весело рассмеялась шутке постояльца, и присев к столу начала жадно есть. Андрей налил кружку пива, поставил перед ней, она благодарно кивнула головой, и взяв кружку отпила из неё холодной шипучей жидкости. Закашлялась, покраснев и засмущавшись, потом успокоилась и снова приступила к еде.
   Андрей смотрел на хозяйку дома и думал о том, что всех, конечно, не пережалеешь. Но одно дело, когда человек попал в беду по своей вине, по своей глупости, но когда он ни в чём не виноват, и другое, когда оказывается в такой беде, такой, что ему и не снилось. За что? Почему? Бог испытывает? Кого любит, того испытывает? Андрею никогда не нравилось это выражение, это высказывание. С его точки зрения, гадости в мире творились не от Бога, а от Сатаны. И приспешники Лукавого искусно выдавали его деяния за проявление Божьей воли. Можно спросить тогда - а как же тогда с всеведущностью? Ведь Бог всё знает, всё ведает, так почему эти пакости творятся с его ведения? Андрей не знал этого. И для него этот вопрос всегда был загадкой. Освенцим, Бабий Яр, Треблинка - почему Он попустил? Как это могло быть? Нет ответа.
  Андрей встряхнулся, и выбросил эти богохульные мысли из головы, и спросил:
  - Чем ты вообще живёшь?
  Женщина слегка вздрогнула, почти перестав жевать, и потупив глаза, спросила:
  - Вам нужна женщина?
  - Да нет, ты не поняла... - начал Андрей, и тут же замолк, поняв - что, у вас много женщин оказывают услуги приезжим?
  - Многие - хмуро пояснила Нерта, отложив кусок пирога, который собиралась взять в руки - я не занимаюсь этим. По крайней мере пока. Хотя, возможно и придётся. Вы хотите купить мои услуги?
  - Даже и не думал - искренне удивился Андрей - а что, ты бы согласилась? И сколько это стоит?
  - Две серебряника за час. Пять-десять за ночь. Так все берут. Если что-то...особенное - золотой за ночь, или два.
  - Это не деревня, это бордель какой-то - тихо пробормотал Андрей, отхлёбывая пиво. Потом немного повысил голос и спросил:
  - А чем ты занималась до того, как муж умер? Что ты умеешь делать? Родители твои живы? Почему ты осталась одна, что, никого нет родни? Так же не бывает в деревнях.
  - Детей воспитывала. А родители у меня померли - в реке утопли. Сирота я. Братьев-сестёр тоже нет. Вернее - есть сестра, но она далеко, в Анкарре. Брат был - тоже утоп.
  - Чего это на них напасть такая, чего они все потонули-то? - удивился Андрей
  - Дак чем тут все промышляют - через речку контрабанду таскают. Вот как-то и полезли...а там, выше, затор образовался после дождей, запруда, а они-то не знали, и когда стали переправляться - запруду тут и сорвало. Ну и снесло их...потом нашли - живого места нет. Измочалило. Я как раз в невестах была - сразу и выскочила за Юрсана, он видный парень был. Хоть и без любви, но вышла - одной нельзя оставаться. Потом слюбилась, ничего. Хорошо жили, дети хорошие. Так и было бы всё хорошо, не пойди он как-то ночью за околицу, в лес.
  - А чего он посреди ночи-то туда потащился? Немного странно...
  - Тайник там был, он товар кое-какой туда складывал, хотел ночью забрать. Потом нашли его - без головы. Товара тоже не было. Но не бандиты - ран от оружия не было, похоже как зверь какой-то драл. Вот так я и осталась одна. Что умею делать? Шить умею, всегда любила шить. Но тут на кого шить? На церковного старосту? На вдовушек, промышляющих своим телом? Кому нужно моё умение?
  - В столицу поехать. Сестра ведь есть, говоришь? Там заняться пошивом. Если и вправду умеешь хорошо шить - дела пойдут.
  - А на какие деньги я поеду? Хату продать? Так деревенские же кровь с меня выпьют, купят её за медяки. Тут дорого не продашь, сразу всё прознают и скупят за бесценок.
  - А собой лучше торговать? Не за бесценок?
  - Так хоть есть шанс накопить...тогда и уехать. А что мне остаётся, что? - женщина даже рассердилась. Андрей, похоже, ткнул пальцем в открытую рану.
  - Ладно. Не мне судить тебя, только Бог рассудит. Пойду отдыхать. Приберёшь здесь, ладно? - Андрей пошёл к своей комнате, но остановился на пороге - вот ещё что забыл! Скажи, тут можно купить дров? Они дорого стоят? Я хочу, чтобы ты натопила баню - мне помыться надо. Давно в дороге уже.
  - Да, можно...воз дров стоит пятнадцать серебряников. Я могу сходить на лесопилку, договориться, чтобы привезли. И баню натопить.
  - Возьми - Андрей дал женщине золотой - купи. И натопи баню. Я пока подремлю слегка. Дрова наколотыми продают?
  - Да, готовыми. Так немного дороже, но выгоднее - возни меньше, а дороже ненамного.
  Андрей кивнул головой и прошёл в комнату. Сбросив куртку, он сел на край кровати, потом откинулся назад и упал на перину, раскрыв руки крестом. Мелькнула белая полоска, и рядом пристроилась Шанди, улёгшись под бок.
  - Наелась?
  - Наелась. Нынешнему моему образу поменьше нужно еды. Быстро наедаюсь.
  - А может тебе с таракана размером сделаться? Будешь питаться хлебными крошками - представляешь, какая экономия?
  - Андрей, ты чего задумал? - Шанди была серьёзна и не обратила внимания на шутки друга - ты же неспроста эту самку расспрашивал. Хочешь её облагодетельствовать? Эдак ты и совсем без денег останешься.
  - Да ладно! Что, денег у нас нет? Куча ещё денег. Особо не обеднеем. Всех облагодетельствовать не могу, но хоть кому-то помочь - разве это не достойно? Ну, скажи, Шанди? Что, у драконов не принято помогать другим драконам, попавшим в беду?
  - Нет. Не принято. Если только это не близкие родственники. И то, частенько, и у родствеников - вылетел из яйца - и живи, как хочешь. Мы же драконы, самые умные, самые сильные, самые долгоживущие разумные существа в мире! Зачем нам соплеменники - мы же выше всего человеческого! Выше жалости, выше сопереживания!
  - Что я слышу? - хмыкнул Андрей - у тебя проснулся сарказм в отношении соплеменников? Чего это вдруг?
  - Да так...навеяло. Когда мать меня кормила, поила сто лет, ей предлагали убить этого уродца - меня, или бросить - пусть подохнет. Зачем жить уродам? Ты знаешь - я у тебя многому научилась. Может вы, люди, и ущербные существа, но лучше быть такими ущербными, чем такими совершенными, как драконы, которым плевать на всё, кроме себя самих. Высокомерные, наглые, считающие себя надзирателями над всем миром. Не люблю я наш род - неожиданно заключила Шанди - ну, кроме мамы. Она у меня тоже нестандартная. Ущербная. Помнишь, ту историю, о которой я не хотела говорить? Про Драконью гору? Они с отцом моим там жили, не хочу называть его имя. Он и требовал, чтобы мама освободилась от меня, так как я мешаю им жить. И что они вместе из-за меня не могут летать там, где нужно, и делать то, что хотят. И он хотел меня убить. И мама его убила. Она сильная, мама, и она защищала меня - потому была сто крат сильнее. А он был в полтора раза массивнее её. Она порвала ему глотку, крылья и утопила в море. Моего отца. Только не говори, что я тебе рассказала - а то она сердиться будет. Это наша тайна. Почему тебе рассказала? Ты мне стал вместо отца и матери, второй матерью, если можно так сказать, и меня поражает твоё умение сопереживать - ведь кто тебе эта вот здешняя самка, ведь никто! И ты думаешь о её детях, о ней самой - ведь ты заранее купил еды больше, чем надо - знал, что будешь кормить её детей. И расспрашивать ты её стал потому, что заранее решил помочь. Ни один дракон даже не задумался бы о том, чтобы помочь другому дракону, его семье. Ни на секунду бы не задумался. А при возможности - забрал бы чужую добычу, и плевать - умрут те драконы от голода, или нет. Да, не все люди такие как ты, у вас тоже хватает таких 'драконов', но есть и подобные тебе. Может потому вы и размножились в таком количестве, что помогаете друг другу.
  - Что-то ты расхвалила меня, я даже застеснялся - усмехнулся Андрей - я наёмник, убийца-профессионал, и если и занимаюсь благотворительностью, помогаю людям, то может быть только для того, чтобы загладить свои грехи перед Богом. Воняют мои грехи перед Господом, смердят, душу рвут. Понимаешь?
  - Нет, не понимаю. Ну да ладно - главное, что ты такой, какой есть. И я с тобой рядом становлюсь лучше. Закроем тему. Лучше скажи - когда пойдём оборотня гонять?
  - Ух ты, чертовка! Раскусила? Как?
  - А чего тут неясного - ты ведёшь долгие разговоры, а между делом аккуратненько узнаёшь - как убили её мужа, где убили. И я чувствую твой азарт и нетерпение. Ты же уже знаешь, кто это, так?
  - А чего тут не знать...знаю. Я его ещё в церкви почуял...родная душа, всё-таки.
  - Да какая родная! Какое отношение он имеет к тебе, ты чего? То, что ты оборотень, не делает тебя зверем, а вот его...мне кажется, что звериная сущность раскрывает всё гадкое, что есть у человека. Если человек в жизни - человек, то и став Зверем он останется человеком. А вот если он и в жизни зверь, то...
  - Мне кажется, тут кроме утоления жажды убийства, ещё практические соображения. Помнишь, пропавшую контрабанду? Кстати - я так и не спросил чего они там возят. Может наркотики? Они ведь в Славии свободно разрешены, а тут не знаю. Скорее всего - нет. А может и ещё что-то подобное. Впрочем - какая мне разница - неинтересно. Наркотики зло, но всё идёт от Исчадий, не будет их, не будет и наркотиков - если власть как следует займётся этим делом. Прихлопнуть деятельность торговцев наркотиками не просто лёгкое дело, это не сложнее, чем муху прибить мухобойкой. Уверен. А раз это существует - значит кому-то нужно, чтобы эта деятельность существовала, гарантия.
  - Ты конкретнее - когда пойдём искоренять твоего...хммм...оборотня, в общем.
  - Вечером, охотница ты фигова! Поразвлечься захотелось? - ухмыльнулся Андрей.
  - А почему бы и нет? Это и есть настоящая дичь! И тем более - тоже помогу людям. Может и у меня какие-нибудь грехи есть, перед Богом наберу добрых дел.
  - Это какие такие у тебя грехи-то? - скептически хмыкнул Андрей - в носу, что ли, поковыряла? Или с высоты нагадила на телегу заночевавшего купца? Грешница, тоже мне.
  - Ага - у тебя есть грехи, а у меня нет! Может я вообще великая грешница! Только не скажу тебе ничего. Теперь точно не скажу.
  - Ну и не говори. И вообще не говори. Не очень-то и интересно.
  Собеседники замолчали, Андрея разбирал смех, Шанди же на него злилась, а потом тоже рассмеялась и выдала:
  - Может я в мыслях представляла, что ты дракон, и...нет, ничего тебе не скажу!
  - Вон чего...да, велик твой грех - улыбнулся Андрей - девочка, найдёшь ты себе ещё жениха. Найдёшь. Настоящего дракона. Не человека-оборотня, это точно. А то, что ты представляла - это не грех, это ты взрослеешь. Как-нибудь ударит тебе в голову весна, и понесёшься ты куда глаза глядят на поиски приключений...и забудешь про меня. Ладно, отдыхаем. Успеем наговориться. Кстати, один вопрос - вы с матерью мне говорили, что драконам запрещено вмешиваться в дела людей. Так как вы с матерью решились иметь со мной дело? Ведь драконы договорились, что не вмешиваются в людские дела. Вы что, за это можете и пострадать? Вдруг кто-то узнает о том, что вы со мной в дружбе? И что ты участвуешь в моих делах?
  - Я знала, что ты это спросишь - хмыкнула драконница - да, если кто-то узнает, что мы приняли от тебя помощь, если узнают, что я содействую тебе в твоих делах - будут большие, очень большие неприятности. Я не хотела тебя расстраивать и не говорила об этом. Но могут попытаться устранить и меня, и тебя. Нам нужно сидеть тихо-тихо, чтобы никто не мог догадаться, что мы с тобой проворачиваем какие-то делишки. Драконов не так много по миру, но есть и такие, кто следит за тем, что происходит у людей. И они тоже в общем-то нарушают закон, но есть обоснование - они следят за людьми.
  - Подожди - давай тогда выясним - что есть ваш Договор. Кто с кем договаривался? Ведь когда кто-то договаривается - есть несколько сторон, две или более. Кто договаривался у вас и с кем? Кто решил, что с людьми дело не имеют, не вмешиваются, и кто будет следить за исполнением Договора?
  - А разве мама тебе не рассказала? Она же, вроде, тебе всё уже об этом сказала, что знала. Нет? Ага, значит нет... В общем так: драконов в мире несколько сотен - двести с чем-то, точно не знаю. Большинство их летает по миру. Но часть - старейшины - есть и среди людей, надзирают за исполнениям договора. Старейшин трое. Имена их тебе ничего не скажут. Двое самцов и самка. Они были избраны всеми драконами на сборе много, много тысяч лет назад, и с тех пор не сменялись. Да и зачем? С того момента, как драконы сотрудничали с людьми, прошло много тысяч лет, и люди, в большинстве своём, забыли о том, что мы существуем. Кроме тех, кто случайно видел нас в небе, или на охоте. Но большинство драконов охотится там, где людей нет. Не было их и там, где жила моя мама, потом появились. Ей надо было давно оттуда улететь, но...почему-то не захотела. Почему? Вопросы к ней. Привыкла, может. Впрочем - она старалась летать только по ночам. Людей мы не трогали - если они сами к нам не лезли. Но вообще - последние годы что-то зачастили они с визитами, пора было менять логово, пора. Не знаю, чего мама там задержалась... Вот, в общем-то, и всё. Кстати - ведь мы умеем и быть невидимыми, не забыл? Помнишь, как мама пряталась от глаз. Но появляется это умение только с определённого возраста, и размера. Я пока так не умею.
  - Знаешь, что мне пришло в голову - в столицах обязательно есть хоть один старейшина, уверен. И ещё более уверен, что засветились мы по-полной, и они будут нас разыскивать.
  - Будут. Но... знаешь какая штука...они будут искать медленно-медленно, как всё то, что делают драконы. Они никуда не торопятся. Зачем спешить, если у нас в запасе десятки тысяч лет, практически бессмертие по вашим понятиям. Они будут ждать, пока мы сами на них не наткнёмся.
  - И тогда?
  - И тогда будут действовать. Как? Не знаю. Всё может быть. Надеюсь, до тех пор я стану большой, очень большой...а ты что-нибудь придумаешь, чтобы суметь пробить чешую дракона. Иначе нам конец.
  - Мдаа...жалко у меня тут нет автоматического гранатомёта, или же просто рпг - усмехнулся Андрей.
  - А что это такое?
  - Оружие. Которое применяется для убийства наших, стальных драконов. Да ну ладно, не забивай себе голову.
  - Нет - ну мне интересно, что за оружие. Расскажешь потом?
  - Расскажу. Всё, поспи, если хочешь. Вечером пойдём на охоту. Чувствую, будет она непростой...
Оценка: 7.61*5  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"