Щепетнов Евгений Владимирович: другие произведения.

Нищий. Дикие земли.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


Читай и публикуй на Author.Today
  • Аннотация:
    Вторая книга о "Нищем" Главный герой пересекает Пустыню, попадает в Дикие земли...и так далее.
    КУПИТЬ КНИГУ "Нищий.Дикие земли." ТУТ

   Пролог.
   Я осторожно спустился по ступенькам вниз, в тёмный зев подвала. Моё магическое зрение позволяло видеть в темноте, и мне, как в приборе ночного видения были видны осколки непонятных механизмов, кости и пыль, толстым слоем устилавшие каменный пол древнего подземелья. Я сделал несколько осторожных шагов вперёд, раздавливая древние останки людей или каких-то существ, погибших в незапамятное время, и за поворотом открылся длинный коридор, ведущий так далеко, что я не мог рассмотреть, где он заканчивается. Я вышел за угол, и вдруг - загорелся красный мерцающий фонарь на стене, и такие же фонари вдоль коридора, раздался вой сирены, а небольшие механизмы на потолке порождающие мысль то ли о телекамерах, то ли об автоматических пулемётах, стали разворачиваться в мою сторону узкими торцами. Мне очень не понравилось их излишнее внимание, и так, на всякий случай, я рыбкой нырнул за угол, плюхнувшись на живот и подняв тучу едкой пыли.
  Там, откуда я только что удрал, вспыхнули серии огненных шаров, с треском ударившиеся в то место, где я только что стоял до бегства.
  Ах вы тварюги - чуть не завалили меня! - подумал я - похоже что-то вроде автоматических плазмомётов - родня моих файрболлов, только маленькие, зато много и очередями - раздолбают в клочья! Неужели после многих тысяч лет автоматическая защита комплекса всё ещё функционирует? Нет - ну ты же видел! - сказал я сам себе - чего тут придумывать. Чего придумывать? Есть чего - как пройти коридор, и проникнуть туда, чего эти плазмомёты защищают. А оно надо тебе? Почему не надо? Чего ради тогда мы тащились за полторы тысячи километров, чтобы взять и бросить - обязательно надо попасть! Сейчас я этим уродцам устрою...
  Я подготовил заклинание воздушного тарана и выглянув за угол, выпустил вдоль потолка мощную воздушную стрелу, как доминушки со стола, посшибавшую злостные механизмы! Вот вам, гниды!
  Опять завыли сирены и механический голос запричитал:
  - Проникновение на первый уровень Сектора Ж, уничтожены системы защиты один, два, три, четыре, пять! Внимание, опасность! Опасность! Опасность!
  Ага, заголосил, зараза! Как бы добраться до этого компьютера...вот живучесть, не то что земные жалкие компы.
  - Бабакан! - крикнул я гному, ожидающему наверху - спускайся, и зови ребят, все вместе пойдём, им будет забавно посмотреть!
  
  Глава 1.
  Селение Тартакон встретило нас суетой, шумом - я уж отвык от такого бурливого горнила. Все куда-то бежали, торопились, перегоняли стада овец и коров, всё это сборище мычало, блеяло, орало и пыталось всё время перегородить дорогу и застопорить нам движение. Бабакан матерился и хлестал направо и налево плёткой, получая в ответ отборную матерную брань скотоводов. Я всё ждал, что кто-нибудь решит физически покарать злостного гнома, но никто не решался - глядя на его широченные плечи, облачённые в поцарапанную кольчугу, и на огромную секиру у седла.
  Наш караван, из почти сорока лошадей протянулся на всю улицу, и мои спутники тоже зверски ругались, сдерживая прядающих ушами лошадей - кони волновались, всхрапывали и существовала вероятность того, что кто-нибудь из них начнёт брыкаться и тогда нам на самом деле придётся туго... Но всё обошлось. Скоро, наш караван стоял у постоялого двора на другой стороне поселения - здесь был и большой загон для скота, и склады для купцов, охраняемые стражниками поселения. К нам сразу кинулись барышники - один, рыжий бородатый тип тут же перешёл к сути:
  - Лошадей будете продавать? Дам самую выгодную цену! По десять золотых за лошадь!
  - Не слушайте его - тут же перебил цену другой барышник - я дам по двенадцать!
  - Ах ты тварюга, ты чего лезешь в торговлю?! Ты, гнида самозародившаяся в грязи, навоз больного осла! На, получи тварюга! - и рыжий барышник ловко навесил второму, брюнету, прямо в ухо, которое тут же распухло и стало красным. Брюнет не остался в долгу и подбил рыжему нос так, что у того закапало красным и они с визгом вцепились друг в друга. Стражники, стоявшие рядом похохатывали и делали ставки - кто кого побьёт. Гному ужасно понравилось зрелище, и он рёвом подбадривал бойцов:
  - Давай, навесь ему слева! Ага, вот так! - а ты пни, пни его в брюхо! Есть! Красиво!
  Я обратился к ближайшему стражнику, мужчине лет пятидесяти, сухощавому, со шрамом на жёстком лице, с улыбкой наблюдавшему за представлением:
  - Что, у вас всегда так? А власть, что, не разнимает?
  - А у нас своя власть. До столицы далеко, мы сами управляемся. Что касается драчунов - да повозятся на потеху толпе и успокоятся. Первый раз, что ли... вы откуда к нам прибыли? С побережья, как вижу? Вы правда хотите продать лошадей?
  - Да, а что? Есть предложение?
  - Я вот что вам скажу - эти вот два кадра, перехватывают купцов на подступах, дают гроши. Настоящую цену вам даст нормальный купец - сходите вооон в тот сарай - он показал рукой на длинное строение, выкрашенное зелёной краской, там есть купец Амардон, он занимается и скотом, и чем придётся - жадноватый, но цену более-менее нормальную даст. Опытным глазом скажу, что каждый из коней не меньше двадцать-двадцать пять золотых стоит. Меньше не отдавайте.
  - А не посоветуете дельного оружейника?
  - Да с ним и поговорите он всем, чем можно барыжит.
  Вечером мы сидели в гостинице, обсуждая дальнейшие планы и запивая всё это дело светлым пивом. Нас осталось пятеро - Виардон отправился домой, мы же продолжили путь в Дикие земли. Никто не знал, что там, за пустыней - какие страны, какие звери или люди - все, кого мы спрашивали, начинали нести какие-то небылицы - начиная с разумных собак и заканчивая драконами величиной с кошку. А может и не небылицы - ведь кто-то там всё-таки побывал, время от времени здесь появлялись и отряды кочевников из пустыни - орков. Пока я их тут не видел, но по рассказам Шаланнара, моего учителя-эльфа, они были низкорослы, чуть повыше гномов, имели грубоватые черты лица - что-то вроде портретов неандертальцев из учебника биологии в школе - скошенные лбы, сильные руки почти до колен.
  Со слов трактирщика, кочевники изредка привозили сюда различные артефакты, которые находили в где-то в Диких землях. Тут кочевников именовали орками, а дни, когда приезжали орки, были что-то вроде праздника - орки не понимали ценности многих предметов и сбывали их за гроши - обменивали на еду, на ткани, на оружие, на всё, что им могло приглянуться. Дела они с кем-то одним особо не вели, в селении не ночевали, приезжали ранним утром и вечером уже исчезали в степи. До пустыни здесь было километров двадцать, в неё никто не ходил, вернее так - находились время от времени смельчаки, которые пытались туда сходить - несмотря на запреты, поверья и разные там табу, всегда находились те, кто хотел быстро разбогатеть. Но эти смельчаки никогда не возвращались обратно. Что с ними происходило, куда они пропадали - никто не знал. Такое обстоятельство быстро поубавило прыть охотников за сокровищами, но всё равно, всё равно Дикие земли манили всех кладоискателей.
  Трактирщик, когда я начал его спрашивать о Диких землях, понимающе, грустно сказал:
  - И вы туда же! Лёгкого обогащения ищете? Там находят не богатство, а смерть. Вы хоть представляете, сколько людей сгинуло в этих землях? Только на моей памяти, в течение трёх лет туда ушли двадцать групп, и ни одна, ни одна не вернулась! Одумайтесь, езжайте на своё побережье - к морю, к лесам - ну что вам там, в Диких землях? Жить надоело?
  Я промолчал, но некий холодок закрался мне в душу - действительно, стоило ли туда лезть? И всё равно, всё равно зуд приключений толкал и толкал вперёд.
  
   - Ну что, друзья - поговорил я с трактирщиком - говорит, гиблые земли, никто не возвращается, может останемся? - полушутливо заявил я своим друзьям за вечерним столом - за три года ушло двадцать групп, и ни одна не вернулась. Что-то мне даже не по себе стало. Вот я и спрашиваю вас - может тут где-то осесть? Назад пока нельзя, опасно, вперёд - тоже опасно. Что будем делать?
  - Нееет...я тут не могу - прогудел своим утробным басом Бабакан - я тут с тоски сдохну. Ты сам-то, как себе представляешь, чтобы мы в этой дыре сидели месяцами? Каран, ты что думаешь?
  - Да ну что - подняв брови ответил своему другу воин - через две недели, мы тут взбесимся от тоски и скуки, и разнесём половину этой дыры. На нас организуют преследование, и мы так и так улепетнём в пустыню. Может не стоит дожидаться, пока мы тут устроим дебош и сразу пойдём в пустыню? Честно говоря - посерьёзнел Каран - я не верю, что мы там сгинем - у пропавших групп, уверен, не было в своём составе мага-стихийника, плюс некр....ну понятно. Так что мне пример этих идиотов - не пример. И не из таких передряг выходили.
  - Я вас понял. Алдан? Ты как?
  Эльф посмотрел на меня удивлённо:
  - К чему этот вопрос? Я уже и раньше говорил - я хочу посмотреть Дикие земли. Сестра идёт, а я останусь? Нет уж...
  - А меня чего не спрашиваешь? - Аранна наигранно сердито покосилась на меня - может я останусь с этими весёлыми наёмниками жить тут вечно! В этой заплесневелой дыре на краю света! - она прыснула со смеху, потом посерьёзнела - давайте думать о хорошем. Я не верю, что Викора может кто-то победить - он сам стоит небольшой армии, а может и большой - чего ему какая-то пустыня и Дикие земли?
  - Хорошо. С этим вопрос закрыт. Теперь вот странный вопрос: что нам делать с деньгами? После того, как мы продали лошадей, оружие, у на скопилась кругленькая сумма - около пяти тысяч золотых. Эти деньги принадлежат всем нам, я могу хоть сейчас их поделить на всех, но - мы собрались в Дикие земли, тащить с собой двадцать пять килограмм золота, рискуя всё время его потерять - считаю это идиотизмом. И оставлять - где? Я что-то не больно-то верю здешним банкам....хммм..а тут банки-то вообще, есть?
  - В империи есть - меланхолично сказал Каран, прожевав кусочек копчёного мяса - в столице Караса - тоже есть. В этой дыре - если и есть банки, то только глиняные, для масла. Выход один - закопать, и запомнить, где положили. Кто выживет - заберёт. До того - закупить снаряжения в дорогу. Впрочем - у нас его хватает...только продуктов закупить, и запастись мехами с водой. Воды надо будет ой, как много. В общем - как пойдём в поход, золотишко закопаем в тайном месте - вот и весь вопрос.
  - В общем так, раз решили - значит выходим послезавтра. Завтра посвящаем день отдыху и закупке снаряжения. Бабакан и Алдан останутся в гостинице - стеречь деньги, а мы с Караном и Аранной пойдём закупаться.
  - А чего мы, чего мы-то останемся? Я тоже хочу пойти! - забунтовал гном.
  - Каран лучше разбирается в нужном снаряжении - вряд ли ты в своих пещерах имел дело с мехами для воды - терпеливо объяснил я - и вообще - ну чего ты бунтуешь? Посидите в тени, пиво попьёте - да я лучше бы сам остался!
  - Вот и оставайся - посмеиваясь сказал Бабакан - а на кой ты потащишься закупать? Мы и без тебя закупим! Сиди тут со своей Аранной, пиво пей...хммм...ну и ещё чего-нибудь придумай, чего делать со своей подружкой, а мы и закупим, всё что надо!
  - Хммм...ну если есть желание - идите, я с удовольствием останусь. Сколько надо денег на закупку, Каран?
  - Ну, дай золотых пятьсот, не хватит - ещё придём, возьмём. Да хватит, я думаю. Воду заранее набрать, или потом уж...вечером наберём, не утром же лазить.
  - Ребята - когда набирать будете, киньте в воду, в каждый мех, по серебряной монетке, ага? - я посмотрел на друзей и кивнул - вода будет дольше храниться, не испортится подольше.
  - Ты уверен? - с сомнением протянул Бабакан - всё равно хуже не будет - сделаем.
  - Тогда всё - разбегаемся по комнатам? - предложил я
  - Да ты чего, Викор, самое веселье начинается! - Бабакан подмигнул и кивнул головой на стол, где играли в кости - мы ещё задержимся.
  - Что-то мне это всё напоминает. И не нравится. - осуждающе сказал я - только без членовредительства - мне не улыбается выкупать вас из тюрьмы, или убивать половину селения чтобы мстить за вас!
  - Не-не, командир - всё будет в рамках приличий! - заверил Каран, хитро улыбаясь. Обещаем никого не калечить! Алдан, остаёшься?
  - Куда же я без вас - надо кому-то же утереть ваши слёзы, когда вы все деньги продуете - улыбнулся Алдан. Посидим, Викор, не беспокойся - я особо не дам разгуляться этой парочке.
  Всё, ребята, мы пошли, а вы уж тут как-нибудь без нас. Утром нас не тревожьте - мы намерены валяться в постели до обеда - раз вы решили сами всё закупать. Алдан - пошли, я выдам денег, у себя в номере положишь, чтобы завтра нас не будить!
  Мы поднялись по лестнице наверх - гостиница была похожа на десятки и сотни гостиниц в этом мире, такое впечатление, как будто они строились по образу и подобию какой-то одной гостиницы, признанной эталоном - кстати - напрасно. Все они были тусклыми, унылыми - зал внизу, заполненный выпивохами и комнаты наверху - справа и слева от длинного, как кишка коридора. Эти комнаты служили одновременно и пристанищем гостей, и борделем - в них можно было быстренько справить своё желание с одной из девок, которые кучками толпились внизу и приставали к посетителям трактира. На меня тоже пытались бросить глаз размалёванные соблазнительницы не первой свежести, тошнотворно пахнущие дешёвыми духами, но Аранна так зыркнула на них зелёными эльфийскими глазами, что они предпочли держаться от нашего столика на расстоянии как минимум пяти метров. Да я бы и не соблазнился на услуги проституток - противно обниматься с ними, заниматься сексом, зная, что до этого в ней перебывала дюжина пастухов и столько же охранников.
  Я открыл дверь ключом, распахнул её...и замер. У меня даже застучало в висках - небольшое окошко, выходящее на пустырь, было открыто, в номере гулял ветер, колыша застиранные занавески. Я всё понял - кинулся к кровати, под которую засунул мешки с золотом - его не было!
  - Обнесли, падлы! Ребята, нас обокрали! Всё золото пропало. Осталось только то, что у нас в карманах. Алдан - быстро за ребятами - думать будем, что делать. Тащи их сюда, скорее!
  Через несколько минут в номер, с грохотом, вбежали Бабакан и Каран. Они были нахмурены и сосредоточены:
  - Алдан сказал, что нас обокрали! Неужели?
  - Точно. Через окно. Кто-то знал, что у нас деньги лежат в номере, и в номере именно у меня - к вам не полезли. Впрочем - может и случайность - кто-то влез в первый попавшийся номер и нашёл деньги. Только вот - он был не один, гарантия - с двадцатью пятью килограммами бегать некомфортно, а особенно - вылезать в окно. Давайте подумаем - когда мы оставили мешки? Два часа назад? Вот в этот промежуток, пока мы там болтались в трактире, нас и обнесли. Значит - следили. Так - зачем следили? Медяк за сто золотых - нас вели от самого барышника. Барышник навёл? Не думаю - ему не надо. Репутация дороже, тем более, что ребята тут, в диких местах - крутые, могут и руки поотрывать. Значит профессионалы. У вас остались золотые, которые взяли из мешков? Я перед выходом вам раздал!
  - Остались - Алдан протянул мне пять золотых - из мешка, как положил в карман, так и не доставал.
  - Ну что, попробуем найти наши деньги! - я взял золотые в руку и произнёс заклинание сродства.
  Мир сразу стал изменяться - исчезли стены гостиницы, я как будто повис над землёй, будучи не человеком, а чистым разумом... Постарался настроиться на золотые монеты, которые держал в руке - они были из тех монет, что лежали в мешке, а значит - тёрлись о них, на них был налёт молекул золота с тех монет, а на этих - с пропавших. Все монеты из мешка были сродни друг другу, значит, была надежда их разыскать. Нашёл же я эльфов, которые шли по нашему следу, всего лишь по общей ДНК в их телах!
  Сосредоточился на монетах - магический взгляд расширялся, как будто сознание растекалась по сторонам - я видел монеты в карманах Бабакана и Карана - они светились красноватым светом, будто мерцая, а вот монеты у игроков внизу - оставались просто жёлтыми, как и всё золото. Я ещё расширил взгляд, ещё, покрыл практически всё селение паутиной своего сознания - нет, не видать. Рванулся - максимально расширил взгляд - на пределе возможностей, примерно в девяти километрах от селения на востоке заметил мерцающее скопление золота. Оно быстро перемещалось на восток, но не точно на восток, а чуть севернее - видимо там была какая-то цель, база, или поселение, может ранчо. Сияние стало бледнеть, бледнеть - всё - вышел из зоны.
  Я устало вышел из транса и сказал:
  - Нашёл.
  Друзья встрепенулись, Бабакан яростно ударил кулаком по колену:
  - Где, где нашёл?! Поехали, отберём! Я сейчас за секирой и кольчугой сбегаю, щассс мы им врежем!
  - Погодь. Слушайте что: их вывезли из села. Деньги перемещаются на северо-восток - видимо - там какая-то база, или селение. Сейчас делаем так: Аранна остаётся здесь - нет, нет - не протестуй - кому-то надо охранять остатки нашего барахла. Вы все бегите в конюшню, седлайте лошадей, а я пошёл в трактир, к хозяину гостиницы - выясню, что там находится на северо-востоке. Разбегаемся. Как всё будет готово - встретимся.
  Я спустился вниз, нашёл глазами хозяина гостиницы, наблюдавшего, как официантки разносят заказы, подошёл к нему и спросил:
  - Уважаемый, подскажите, на северо-востоке отсюда, километрах в пяти-десяти, есть какой-нибудь населённый пункт, может ранчо - что-нибудь есть такое?
  Трактирщик задумался, потом глаза его сузились и он внимательно посмотрел на меня:
  - Что, у вас проблемы с Дарвасом?
  - Кто такой Дарвас? Не поясните? Я не знаю, кто это.
  - Ой ли? Ну да ладно - не моё дело. Но если вы так хотите - слушайте. Это крупный скотовод, только вот...скотовод ли? По слухам - не брезгует всем, чем угодно - скупает, перепродаёт, у него в подчинении группа крепких ребят - человек тридцать - они, опять по слухам! - подрабатывают воровством и грабежами. Но до сих пор только слухи, никто его не поймал, никто не мог ничего предъявить - пробовали, но свидетели как то сразу исчезали. Потому - если не имели с ним дела, то и иметь не стоит. Может плохо кончится. А живёт он - в десяти километрах к северо-востоку, у слияния двух речек. Сюда его люди частенько наведываются. Сегодня, видал, например - тут вертелись двое - мне показалось - за вами наблюдают. Я ничего не стал говорить - не моё дело - не нападают, и ладно. Ну, вот так. Если что - я вам ничего не говорил, хорошо?
  - А я ничего и не спрашивал...
  - Вот и хорошо - подмигнул трактирщик - мы поняли другу друга. Вам налить чего-нибудь выпить?
  - Нет, хочу свежим воздухом подышать, пойду пройдусь.
  - Вместе с вашими друзьями? Да, гулять ночью лучше толпой - места дикие, мало ли что случится - трактирщик улыбнулся и кивнул мне головой.
  Я вышел из гостиницы - мои спутники ждали за углом, держа в поводу лошадей.
  - Что, узнал? Я уж хотел идти за тобой - Бабакан грузно уселся на коня, нервно дёрнувшего ушами - поехали?
  - Поехали. По дороге расскажу, что узнал - нам ехать десять километров на северо-восток.
  - В общем вот так, ребята - выследили нас от самого барышника. А дальше дело техники - закончил я свой рассказ, вернее, свои крики - разговаривать, когда ты скачешь галопом, а ветер врывается в уши - как-то не особенно приятно. Приходится кричать во всё горло, чтобы перекрыть шум ветра.
  - Доедем до слияния рек - метрах в двухстах спешимся и проверим - там ли всё. Я думаю - там.
  Мы скакали медленным галопом минут двадцать - в сторону ранчо Дарваса вела натоптанная дорога, со следами копыт и тележных колёс.
  Скоро, невдалеке, показался огонёк - я увидел строения, корали, забитые скотом различного калибра, а также высокий забор, окружающий строения. Я сжал в кармане золотые монеты, выпустил заклинание сродства - есть! Точно - тут украденные деньги.
  - Ребята. Деньги тут, точно - отпустил я состояние магического сосредоточения - как будем брать? Есть два пути: первый - постучать в дверь и потребовать отдать, а когда откажут - убивать всех, кто нападёт. Второй путь: убивать всех, и забрать деньги. Какие есть предложения у вас?
  - Хе хе...да никаких - засмеялся Бабакан - всех валить, а там и разберёмся, где они наши, кровные денежки спрятали..
  -Тогда - делаем так: привязываем лошадей тут, я иду к воротам, стучу и вызываю хозяина, вы идёте за мной и прикрываете от ударов сзади, или - откуда я не вижу. Алдан, выцеливай лучников, очень не хочется стрелу в пузо. Готовы? Пошли.
  Сзади послышался свист меча и как будто что-то забулькало.
  - Чего там у вас?
  - Тут сторож был, спал, а потом кинулся на меня с ножом...вот я его и зарубил - ответил Каран.
  - Ясно, следите за флангами. Пошли.
  Я подошёл к воротам и громко постучал в створку. Вначале было тихо, потом кто-то подошёл и заспанным голосом спросил:
  - Кто стучит? Это ты, Алмакс, буянишь?
  - Нет, это не Алмакс. Позови хозяина!
  - Кто ты такой? Вали отсюда! Сейчас ребята выйдут - будет тебе хозяин!
  - Слышь, ты, болван - иди скажи хозяину, что пришли люди, за своими деньгами, которые у них украли. Хотим переговоров.
  - Какие ещё люди? Какие деньги? Пошёл вон отсюда! Щас ребята выйдут, объяснят тебе, как и куда идти. Эй, парни! Тут какой-то придурок рвётся в дом, хозяина требует! Проучите его!
  - Тьфу! Ну какие болваны! - подосадовал я и высадил дверь ударом воздушного тарана. Она с грохотом вылетела, оставив на косяке сиротливо торчащие петли. Я прошёл во двор и крикнул:
  - Эй, дебилы, последнее предупреждение - хозяина сюда! Иначе разнесу всё по камешку!
  Дебилы не вняли предупреждению, и на нас полетела галопом толпа человек десять - я встретил их ударом воздушного тарана, от чего человек семь взлетели, расплющенные ударом, и приземлились у забора, мертвые, как тряпичные куклы. Остальных, опрометчиво добежавших до нас, зарубили Бабакан и Каран. Пропела тетива Алдана и с крыши упал стрелок с луком - и когда успел забраться? Может у них там был пост охраны? Раздумывать было некогда и мы пошли дальше, поднимаясь по лестнице в дом. Входные двери я вышиб, с ними вместе троих спрятавшихся за ними бойцов, мои 'охранники' зарубили остальных ошеломлённых вояк - как я помнил - скопление монет было где-то на втором этаже - видимо там и был сейф, или хранилище хозяина дома. Путь наверх был тернистым и усеян..хммм...не шипами, а мечами. Скорее - трупами с мечами - охранников было насажено довольно густо, приходилось с боем брать каждый коридор, я бил заклинанием воздушного тарана, дважды - заморозкой, наконец - из одной из комнат вышел небольшой толстый человечек в домашнем халате и умиротворяющее подняв руки, сказал:
  - Ну всё, всё - заберёте вы ваши деньги! Хватит уже! Да, признаю, это была ошибка, мы не на тех напали - так откуда нам было знать, что он маг?
  - Ты даже не знаешь, какая ошибка-то - спокойно сказал я - Бабакан - убей его! Нам не нужно за спиной сильного врага. Больше я такой ошибки не допущу.
  - Нет, нет - не надо! - крикнул человечек, но секира гнома поднялась, опустилась и крик прервался.
  - Пошли деньги искать - позвал я своих спутников и мы вошли в комнату, из которой выскочил Дарвас. Это была спальня, с огромной кроватью, на которой, всхлипывая, прятались под одеялом две молодые девицы, явно не дотягивающие до возраста совершеннолетия. Они взвизгнули, увидев гнома с окровавленной секирой и заверещали:
  - Не убивайте, пожалуйста! Мы тут не по своей воле! Он нас заставил!
  - Ну что, прибить их? - нахмурился Бабакан - они всё разнесут по округе, кто тут был.
  Я подумал - так и так узнают, смысл какой в убийстве? Нет смысла.
  - Пусть живут. Эй, курицы, узнаю, что разболтали кому-то, кто тут был - найдём и порубим на куски! А теперь валите отсюда, быстро!
  Девки схватили разбросанную по полу одежду и выскочили из комнаты, сверкая голыми задами.
  - Эх, хорошие девки - прицокнул языком Каран - я бы не отказался....
  - Тощие больно - буркнул Бабакан - Викор, ищи деньги, время идёт.
  Я сосредоточился:
  - Тут, за полками - тайник видать! Руби!
  Бабакан размахнулся и сплеча ударил по изящным полкам, со стоящими на них статуэтками, вазами, какими-то картинками...всё это взлетело крошками, брызгами, отлетели щепки от полированных досок, полки провалились внутрь и глазам предстала массивная дверь, окованная железом. Она производила впечатление крепкой преграды и я остановил гнома, когда он хотел по ней врезать секирой:
  - Ну зачем тупить-то...сейчас мы её уработаем.
  Я произнёс заклинание хрупкости, и дверь, на вид не изменившись, стала не прочнее хлебного сухаря:
  - Вот теперь бей.
  Бабакан ударил, и едва не улетел внутрь, пробив дверь навылет. Он выругался, оглянулся на смеющихся Алдана и Карана, в сердцах, двумя пинками вышиб дверь и вошёл внутрь. Неожиданно он попятился, и грузно сел на пол:
  - Ох, худо, похоже меня убили! - из его груди торчали два арбалетных болта, пробивших и кольчугу, и его крупную грудь.
  - Каран! - быстро выдёргивай у него болты - крикнул я в ярости - я сейчас его лечить буду!
  Я тут же задействовал заклинание лечения, через магический камень-усилитель ардаман, вделанный у меня в браслете, в хрипло дышащего гнома потекла сила магического лечения - он застонал от боли, но его посиневшее лицо порозовело.
  Каран с матом вырвал оба болта, благо что они не имели никаких неизвлекаемых наконечников - просто металлические стрежни, и я продолжил лечение дальше. Через минут пятнадцать гном уже сидел на полу самостоятельно, крутил головой и ругался:
  - Я думал - мне конец. Я так и не понял, что там было - наступил на половицу - бах! В груди болты.
  - Похоже ловушка была - заряженные арбалеты - ты встал на половицу, она нажатием спустила механизм. Надеюсь - больше там ничего такого нет. Надо было прежде допросить этого Дарваса - а мы его кончили - я сглупил вгорячах. Да и ладно - главное, обошлось всё нормально. Пойду в хранилище, посмотрю что там.
  - Ээээ-нет! Викор, стой тут! Не хватало, чтобы тебя грохнуло! Если нас подстрелит - ты вылечишь, а если тебе в башку стрела воткнётся? Нет уж! - Каран отодвинул меня - сам пойду.
  Воин осторожно подошёл к дверному проёму, оглянулся - вернулся назад, взял толстенную табуретку из тёмного дерева и держа её перед собой, пошёл внутрь:
  - Так надёжнее будет!
  Больше ловушек не было. Скоро Каран позвал нас и мы вошли в хранилище. Я, вначале, даже обомлел - всё было заставлено мешочками, которые приятно звенели, если их потрясти. Я прикинул - тут было не меньше, чем тогда, когда я влез в хранилище к Канцлеру империи.
  - Вот так, ребята...что делать будем? Бросать такое богатство как-то жалко...всё равно мародёры разграбят, как нам его прибрать-то? И наши мешки, вон, лежат... Одни наши мешки весят за двадцать пять килограмм, а тут полтонны, не меньше!
  - Да делов-то! Сейчас перетаскаем! - бодро ответил отживевший гном. О его смертельном ранении напоминали только две дырки в кольчуге, обрамлённые ореолом подсыхающей крови.
  Около часа мы перетаскивали деньги во двор и пристраивали их на лошадей, зорко осматриваясь, на предмет скрытых по углам мстителей - но, то ли мы всех перебили, то ли они разбежались и попрятались - никого вокруг не было. Тишина нарушалась лишь кваканьем лягушек, да топотом наших ног.
  Мы вывели лошадей со двора я обернулся:
  - Ребята, отведите подальше - я сейчас подпалю этот домишко, чтобы и следа не осталось!
  - А стоит?- спросил Каран - только время потеряешь, да внимание привлечёт. Пусть торчит, может сгодится кому-нибудь.
  - Хммм...да и правда. Пусть торчит. Пошли быстрее. Лопаты нашли? Чем яму копать будем?
  - Нашли - успокоил меня гном - всё нормально.
  Мы пошли не к селению, а вдоль по реке, она уходила на юг от ранчо. Мы надеялись найти возле неё какой-то ориентир - большое старое дерево, или камень, или бугор - чтобы можно было сразу найти если что.
  Через два часа езды, такой ориентир нашёлся: огромный камень, величиной с дом - каким судьбами его занесло в степь, непонятно. Впрочем - почва была каменистая - может он состоял из горных пород большей прочности, чем остальные окружающие породы, потому они разрушились и превратились в песок и щебень, а он остался торчать. Мы подъехали к нему, осмотрели со всех сторон и я сказал:
  - Вот оно. Тут и закопаем.
  - Только вот как мы землю долбить будем - уныло сказал Каран - она тут как каменная, мало чем отличается от этого булыжника!
  - Ну, с нами же маг - усмехнулся Алдан - сейчас придумает что-то. Видишь, уже глаза таращит - сейчас дыра в земле будет!
  - Не сбивай - рассмеялся я, не удержавшись - сейчас готово будет. Есть! Давайте копать.
  Грунт, ослабленный заклинанием хрупкости, выбрасывался лопатой так, как будто это был не слежавшийся глинистый конгломерат, нашпигованный каменюками, а хлебный мякиш батона. Скоро мы выкопали яму глубиной метра полтора и начали опускать туда мешки с золотом. Интересно - подумал я со смешком - придётся ли нам когда-нибудь достать их оттуда? Уже лежит одно сокровище на дне колодца, на пиратских островах - может, ещё одно такое? Да что раздумывать - не тащить же полтонны рыжья через пустыню!
  Скоро, на месте раскопа была лишь утрамбованная земля. Ветром нанесёт песка, пыли, и раскопа не будет видно совсем. Оставили лишь мешок с тысячей золотых - нам за глаза хватит их, чтобы закупить всё необходимое, и ещё останется.
  Обратная дорога заняла больше времени, мы берегли коней и не гнали их, как в начале операции. Под утро мы были в гостинице.
  Хозяина не было - конечно, он уже спал, нам открыл заспанный вышибала, который, заперев за нами дверь, тоже отправился досыпать в свою каморку в глубине трактира.
  - Наконец-то! - бросилась мне на шею Аранна - я тут себе места не находила, ну всё передумала! Все целы?
  - Бабакана подстрелили, но я его вылечил. Ничего, ему полезно - чтобы не лез очертя голову, да и похудеет немножко. Давай отсыпаться - я намерен завтра поспать до обеда, пока наши друзья шастают по базару в поисках снаряжения - сами вызвались, никто не заставлял!
  Я рассмеялся, обнял девушку и мы завалились на кровать...со всеми вытекающими последствиями.
  Увы, поспать до обеда мне не дали - утром в дверь с грохотом кто-то постучал:
  - Откройте! Откройте, это стража!
  Я спросонок никак не мог понять, кто это там громыхает и крикнул:
  - Пошли вон! Я же сказал, что буду отсыпаться! Вы сами вызвались идти на базар! - спросонок, почему-то мне привиделось, что это мои друзья ломятся, чтобы перебить мне кайф от валяния в постели.
   Но голос не унимался и грохот тоже:
  - Господин Викор, откройте! Мы пришли по поручению главы Тартакона!
  - Сейчас, подождите, оденусь! - наконец я понял, что Бабаканом тут и не пахнет, и скорее всего что-то неприятное. Хмыкнул - а что ты ожидал, когда завалил одного из самых богатых людей в округе? Само собой, могут начать расследование. Да наплевать! Что они, считают что ему можно нас грабить, а нам это нельзя? Однако - однополярный мир, как говорили наши приснопамятные руководители. Врёте - теперь он двуполярный. Только вот они об этом не знают.
  Я оделся, натянул мягкие сапоги и открыл дверь:
  - Что желают господа стражники?
  Господа стражники, числом пять, желали ворваться в номер, топая грязными ногами, следом появился их руководитель - судя по его важному и самодовольному виду - и заявил:
  - Глава Морасс желает допросить вас в связи с гибелью его друга, господина Дарваса! Сейчас же пройдите с нами, в противном случае вы будете доставлены к нему принудительно!
  - Дааа? Интересно. А какие основания у главы, чтобы тащить меня к нему на правёж? Интересно, а как вы собираетесь меня доставлять принудительно? Вы считаете, что я это позволю сделать?
  - Да кудыж ты денешься? - хохотнул один из стражников, с любопытством разглядывающий плечи моей подруги, накрытой одеялом почти под подбородок - выглянувший кусочек голого плеча его интересовал гораздо больше, чем то, кто прибил Дарваса.
  - Капитан, или как вас там - я не собираюсь идти без завтрака, не умытым и заспанным - можете отправиться к главе и сообщить, что как только я позавтракаю, то приду и удовлетворю его любопытство. Если же вы попробуете сейчас хоть пальцем коснуться меня, или моей подруги - ни одного из вас не останется в живых в течении двух секунд, обещаю - я убедительно посмотрел в глаза начальника стражи и в подтверждение своих слов создал небольшую молнию и метнул её в хама-стражника, который разглядывал мою подругу. Тот, как подрубленный упал, замер на полу, дёрнувшись несколько раз в судорогах и замер.
  - Забирайте своего придурка - он живой, не беспокойтесь - и сваливайте отсюда, пока живы. Мне не нравится, когда меня будят по утрам грохотом и врываются ко мне в комнату. Всё поняли?
  Капитан побледнел, осторожно встал, косясь на меня:
  - Нам не сказали, что вы маг! В общем - глава ждёт вас. Ребята, подымите Хассура и пошли!
  Толпа стражников, оглядываясь на меня, вышла из номера, а я перевёл дыхание - при всём кажущемся спокойствии, мне было совсем не до смеха - кто-то донёс, что мы уезжали на северо-восток ночью, кто-то видел, ясно что остались в живых несколько бандитов Дарваса, а если глава друг этого Дарваса - то двух мнений быть не могло - нас ждут неприятности. И надо скорее отсюда сваливать. Или валить всех, кто попадётся под руку. В принципе - и то, и другое возможно, главное чтобы ребята успели закупиться - надо пойти проверить, у себя они, или нет.
  Моих спутников в номере не было, я сказал Аранне одеваться, а сам спустился вниз, в зал трактира.
  Заказав себе и девушке завтрак, я уселся в углу и стал внимательно смотреть и слушать, что происходит. Все посетители перешёптывались, рассказывали какие-то подробности чего-то жизненно важного - тут легко было сложить дважды два, но я подошёл к хозяину гостиницы, сидевшему за стойкой, и спросил:
  - Чего это все бегают, как муравьи? Что случилось?
  - А вы ещё не знаете? - он пристально посмотрел мне в глаза - кто-то убил Дарваса, забрал у него всю казну, поубивал его боевиков. Дарвас имел большие связи в руководстве городом - жертвовал на благоустройство, и так далее. Так что - кто бы это не сделал, ему надо очень быстро отсюда улепётывать - иначе на него ополчится и глава, и другие друзья покойного. Скажу, между нами - трактирщик понизил голос - Дарвасу давно пора было крякнуть! Он уже достал всех простых купцов...и трактирщиков. Мы каждый месяц отстёгивали ему круглую сумму 'за защиту'. От кого только защиту? От него самого? Так что - плакать о нём никто не будет, кроме его друзей - главы, начальника стражи, и ещё парочки таких же ублюдков. Но я вам ничего не говорил!
  Я кивнул головой, поблагодарил трактирщика за исчерпывающее объяснение и сел за свой столик. Ну что же - подумал я - мы грохнули местного главаря мафии, и теперь будем пожинать плоды. Может устроить чистку в этом городке? Не засиделись ли они тут без жёсткой власти государства? Впрочем - а что, при власти государства нет мафии? Нет - когда государство пожелает, мафии не будет. Государство само огромная мафия. А тут - государство в государстве. Дождаться друзей, или пойти самому? Мне кажется, или так и есть, что без прикрытия лезть к главе безрассудно? Всё-таки не кажется. Теперь, они знают, что я маг, могут треснуть по башке из-за угла, и ваши не пляшут! А я на что - неужели не успею отреагировать? Кстати, в последнее время, заметил, что заклинания вылетают у меня практически мгновенно. Я не произношу их про себя, а они пишутся перед внутренним взором, как на тёмном фоне. А эффект получается тот же! Это великолепно - прогрессирую, однако!
  Я с удовольствием отпил горячего чая и откусил здоровенный кусок пирога - неожиданно пробило на еду, видимо ночные 'гуляния' пробудили аппетит.
  - Ну что, ты всё-таки пойдёшь к ним один? - осуждающе поглядела на меня Аранна, усевшаяся за стол, поставив на него локти и пристроив на руки свою совершенную голову - не будь идиотом, дождись Бабакана с ребятами! А если они там навалятся на тебя толпой и ты не успеешь среагировать?
  - Может и навалятся. Вот только я успею прикрыться, а ребята попадут в самую гущу драки, мне это надо? Нееет...придётся одному идти. Вот что, милая, скажи ребятам, чтобы ждали меня за околицей на востоке - если я не успею вернуться раньше - как закончу разговор с главой, я к вам присоединюсь, хорошо?
  - Как знаешь. Но я считаю - это глупость. Что ты докажешь тем, что пойдёшь к главе? Знаешь же, чем это закончится! Ты всех поубиваешь. Тебе это надо?
  - Может и надо. Зуд такой вот - злодеев наказывать. Мы же никого не трогали, никого не обижали - а нас обобрали, а теперь ещё вот собираются наказать за то, что мы не позволили себя обобрать! Не пора ли вычистить этот гадюшник?
  - За нами такой шлейф тянется...если кому-то понадобится отследить наш путь - надо только заходит в селения и спрашивать - не было ли тут мага, который кому-то напакостил - ухмыльнулась Аранна - умеешь ты наживать врагов, однако.
  - Ладно - давай завтракать, да мне пора заниматься глупостями - досадливо остановил её я - сиди в номере и жди ребят, я тебе уже сказал.
  Завтрак мы закончили в молчании. Потом Аранна поднялась в номер, не отказав себе в удовольствии обернуться и укоризненно покачать головой, на что я махнул рукой и расплатившись с официанткой, вышел из гостиницы. Настроение у меня было препоганое, и сухая жара на улице, напоминающая о близости к пустыне, ничуть настроения не улучшило.
  Над коновязями, поилками для скота, над лошадьми проезжающих пастухов вились мухи, светило нещадно палило сверху, как будто облекая мир в горячую простыню и идти никуда не хотелось. Всё располагало к тени трактира, к кружке холодного пива с ледника и неспешной беседе...
  Я спросил ближайшего прохожего, где дом главы - меня направили в противоположную сторону от базара - ну ясно, что глава не желает слушать шум и крики в торговых рядах, и я пошагал по пыльной улице, поддавая ногой камешки и раздумывая, чем всё это закончится.
  Когда подходил к дому главы - заметил мельтешение вооружённых людей возле него, подумал - похоже, по мою душу собрались. Пожал плечами, и пошёл дальше. Дом, как и все дома богатых людей этих мест, был построен по лекалу - два этажа, какие-то лепные украшения, небольшие окна, застеклённые кусочками стекла, высокое крыльцо, всё напоминало дореволюционные особняки богачей где-нибудь в провинциальном городе Поволжья. У входа стояли двое вооружённых стражников, ещё с десяток прохаживались по улице. От простых наёмников их отличала серебряная бляшка с надписью 'Стража', чтобы граждане ненароком не ошиблись и не приняли их за бандюганов, на которых они были похожи, как две капли воды.
  Я поднялся по лестнице, подошёл к двери и объявил стражникам:
  - К главе, Викор.
  Они с испугом вытаращились на меня, один подхватился и как-то заполошно убежал внутрь дома. Второй продолжал съедать меня взглядом, как будто ожидая, что я сейчас превращусь в ядовитого паука или змею. Убежавший стражник появился через минуты две, распахнул дверь и сказал:
  - Вас ждут, проходите!
   И я шагнул в коридор. Через несколько секунд я уже считал, что мои действия глупы, опрометчивы, и что я болван. В тёмной прихожей на меня навалились несколько человек, сразу заткнув рот, схватив меня за руки и ноги так, что превратили в беспомощную куколку. В процессе поимки я получил несколько увесистых пинков по рёбрам, впрочем, расправу прекратил командир нападавших прикрикнув на подчинянных:
  - Не калечить! Болваны, глава сказал, чтобы целый был! Он сам хочет им заняться!
  Упс - да тут ещё и глава-садист, оказывается. Вишь, какой эстет - ему надо нетронутый материал! Ну что же, посмотрим на главу...
  Меня спеленали верёвками и потащили наверх, матерясь и приговаривая:
  - Мы что, подрядились грузчиками работать, что ли?! Пусть бы глава сам и тащил такого борова! Нет бы внизу его разделать - вверх надо переть! И это за те деньги, что он платит!
  - Цыц! Прекратить нытьё! Что вам скажут, то и будете делать! - опять вмешался их командир - наели зад на поборах с лоточников, пошевелиться уже не можете, поганцы! Тащить и не вонять!
  - Не повоняешь тут - опять проворчал кто-то из стражников - такого борова тащить.
  Но, скоро, стражники, по мере приближения к главе, затихли, и скоро я оказался пред светлыми очами местного главы. Очи его были и вправду светлые - серые, как будто выцветшие, глаза. Тусклые волосы мышиного оттенка, длинный, гусиный нос, как у гоголевского персонажа - унылая физиономия, никак не тянувшая на опереточного злодея. Герой-злодей должен быть бодр, весел, всё время сыпать шутками, обещающими мне, негодяю, муки и тожество бандитской справедливости. Тут ничего такого не было - унылая физиономия мужика лет пятидесяти, что-то вроде Чикатило местного разлива. Я даже фыркнул от смеха, после прихода такой мысли - уж очень он был похож на этакого престарелого маньяка-ботана.
  - Вы его не помяли? - заботливо осведомился 'Чикатило' - смотрите, шкуру спущу! Рот ему заткнули? А то сейчас колдовать начнёт, куда только ваши глупые головы полетят! А так он добрый, с заткнутым ртом, безопасный, никому не угрожает, правда, Викор?
  Его лицо искривилось яростной гримасой и он злобно прошипел:
  - Ты куда дел золото Дарваса? Скажешь - будешь жить! Там и наше золото было, ты понимаешь, что затронул интересы многих сильных мира сего, болван? Ну взял бы своё золото, и свалил! Наше-то какого чёрта прихватил? Сейчас я дам тебе перо, бумагу -пиши, куда дел золото!
  - Эй, Морасс, а ты чего допрашиваешь без нашего участия? - в комнату вошли ещё четверо людей разного возраста и облика - это общая касса, что, хотел прихватить потихоньку? Вечно ты норовишь скрысятничать!
  - Да я просто хотел предварительно допросить негодяя, при чём тут скрысятничать?! Ты вечно на меня наседаешь, Талбут, тебе не даёт покоя, что я перехватил тут сделку с кочевниками, в прошлом году, вот ты и обозлился на меня. Хватит уже распрей - сейчас все вместе допросим, и узнаем, где деньги. Он точно знает. Знаешь ведь, урод? - глава сильно ударил мне в живот так, что я задохнулся.
  Ну, суки - подумал я - сейчас я вам устрою! Я задействовал заклинание хрупкости, и верёвки тут же спали с меня трухой, выдернул кляп изо рта - глава завизжал, вызывая стражников, и на меня навалилась толпа вооружённых людей. Я тут же активировал заклинание защиты и возникшее твёрдое поле с силой откинуло от меня стражников так, что их разбросало по комнате. Я снял защиту, и пустил в сторону оцепеневших от ужаса главарей мафии заклинание заморозки - они так и замерли, стоя побелевшими от изморози статуями. Затем попробовал на полную мощность заклинание молний - пучки зелёных молний метнулись к стражникам - то ли они их убили, то ли вырубили - проверил - мертвы. Ну что же - очень эффективно. Теперь пора и сваливать отсюда. Подошёл к деревянной полке - поджёг заклинанием, пустил ещё несколько файрболлов по углам, вышел из комнаты, объятой пламенем, в коридор. Очень удачно они собрались все в одном месте - всю мафию одним ударом!
   Пламя гудело сзади и я, перепрыгивая через ступеньки выбежал на улицу. Там было чисто - видимо, все стражники, что были задействованы, собрались в доме. Тут же треснуло и осыпалось осколками окно, глядящее на улицу и из него повалил чёрный дым. К дому сбегались зеваки, а я, не задерживаясь, пошёл к гостинице - справедливо полагая, что мои друзья ещё не успели выехать за околицу. Всё произошло быстро, хорошо, если они успели вернуться.
  Так и оказалось - они только что пришли, и Аранна что-то им яростно рассказывала, изображая происшедшее в лицах. При виде меня, целого и почти невредимого, у неё вытаращились глаза от удивления, и девушка бросилась ко мне:
  - Ты что, всё-таки не пошёл к главе? И правильно, нечего там делать!
  - Викор, куда ты там собрался? Не ходи! Пошли они все! Пусть попробуют взять нас, а самим совать голову в петлю ни к чему, мы же не болваны! - Бабакан стукнул кулаком по тяжёлому столу и тот задрожал от удара - сейчас соберёмся и в дорогу, пусть попробуют поймать!
  - Сходил я, ребята. Конечно - там была ловушка. Теперь ловушки нет. И главы нет. Давайте в дорогу собираться. Всё-таки, не думаю, что нам нужно тут дальше задерживаться. Вы накупили мехов для воды?
  - Всё закупили, а заполнять, думаю, будем у колодца на выезде - там вода хорошая. Сейчас пойду, скажу чтобы наших лошадей вывели - Каран поднялся и пошёл к хозяину гостиницы, переговорив, в сопровождении парня-конюха вышел из трактира.
  - Ну что, по номерам! Давайте вещички собирать - предложил я - уберёмся отсюда. Лучше в дороге заночуем.
  
  
  Глава 2
  'Медленно в тиши бредут олени, чуткими ушами шевеля, нам ещё далёко до селений, а под ногами мёрзлая земля...' - вспомнились мне слова из слышанной где-то на Земле песни. Общего тут было только шевеление ушами - кони тащились по сухой, пыльной прерии, местами пересекаемой языками песка.
  Всё ближе и ближе была пустыня, до которой оставалось километров пять, не больше. Из селения мы ушли уже далеко за полдень, нас задержало наполнение воды у колодца на окраине. Наполняя меха, всё время оглядывались - не скачет ли рать, покарать негодяя, спалившего дом главного человека Тартакона, вместе с его уважаемыми гражданами - группой бандитов-мафиози. Но нет - видимо тайна пожара ушла в небытие вместе с мафиози и их охранниками. А может, побоялись - мало ли чего ждать от злобного мага? В любом случае - мы уже два часа тащились по пыльному пространству, на котором из движущихся объектов были только мы, да перекати-поле, вездесущие спутники караванов.
  Каждый из нас вёл в поводу грузовую лошадь, навьюченную припасами - они были привязаны к верховым лошадям, тоже увешанным сумками и различной поклажей.
  Сухой, горячий ветер сушил лицо, лошадь мерно покачивала меня, а в голову лезли воспоминания: казалось очень много лет прошло с тех пор, как я, инвалид, бывший офицер спецназа попал в этот мир. Начинал я с 'должности' нищего, попрошайничавшего у трактиров, и вот - я маг-стихийник огромной мощи. Кем я только не был - грабителем, учителем в школе фехтования, магом на военном крейсере, рудознатцем, и вот теперь - путешественник. Обстоятельства загнали меня в это пустое, пыльное пространство - мне нужно было время, чтобы всё утряслось, чтобы враги, поджидающие меня в лесах эльфов успокоились, чтобы их вывели на чистую воду мои друзья - Шаланнар, Виардон, клан гномов Синее озеро, который принял меня как родного. Я уверен, что они не оставят без внимания всё, что расскажет им Виардон - о секте 'Зелёных братьев', о том, как нас преследовали убийцы-эльфы, которых мы убили, о том, что глава секты Маннааон опасен и может угрожать безопасности всех родов и кланов. Но это потом - потом мы узнаем всё, что случилось, пока мы путешествовали в Дикие земли. А пока - впереди у нас была пустыня , а за пустыней - Дикие земли - запретная территория, оставшаяся после великой войны, уничтожившей древнюю цивилизацию на этом материке, а может, и на других материках этого мира.
  Копыта лошадей стучали по твёрдой земле, караван тянулся вперёд, змеясь между небольшими буграми, образованными там, где ветром набило пыли и песка на клочки осоки. Пустыня наступала -мне думается, если бы проводились исследования, они бы показали, что каждый год пустыня отвоёвывала несколько метров у степей. А может мне так только казалось - ведь за те тысячи лет, что существовала пустыня, она же не захватила всё пространство материка?
  Унылая полупустыня тянулась и тянулась, и мне всё время казалось, что вот-вот я сейчас увижу земных верблюдов, лица каких-нибудь туарегов или, в крайнем случае, туркменов.
  Ещё через два часа, наш небольшой караван вступил в зону основной пустыни - со всеми её прелестями - барханами, завихрениями ветра, кидающего пригоршни сыпучего мелкого песка нам в лицо, за шиворот, проникающего везде, где только может оказаться эта мелкая, как пудра, песчаная пыль.
  Ориентиров у нас не было никаких - я рассчитывал идти строго на восток, не придерживаясь каких-то оазисов и колодцев. Возможно, это и было глупо, но другого выхода не было. Перед походом, я попытался расспросить местных - насколько далеко простирается пустыня, и всё, что услышал в ответ - невнятные рассказы о её безграничности и бесконечности, да 'Да чо там той пустыни - на день пути!'. Стало понятно, что никто ничего ни черта не знал. Проводника, естественно, у нас не было, так что приходилось полагаться на удачу, да на мой дар мага-стихийника. Я уверен, что в случае чего, смогу найти воду даже под покровом песка. Так сколько протяжённость пустыни? По моим расчётам - километров четыреста-пятьсот. Если больше - тогда худо...тогда - магия стихийника и голодный паёк.
  Скорость нашего движения, в сыпучем песке, резко замедлилась - в день мы проходили не более пятнадцати-двадцати километров - это меня сильно беспокоило, так как я рассчитывал на гораздо более быстрое продвижение. Запасы воды и продуктов таяли, как и наше настроение - трудно было целыми днями, глядя на барханы, на белое, горячее небо и хрустя песком на зубах, сохранить хорошее настроение. Ночью же, температура опускалась до ноля и ниже, изо рта шёл пар, вода становилась ледяной. Готовить что-то горячее было не на чем - мы не взяли с собой дров. Питаться приходилось всухомятку - твёрдое, как камень копчёное мясо, твёрдые сухари - всё, что не портилось в жаре. А она была страшной, иссушающей, в тени, думаю, было не менее пятидесяти градусов. Воду, ещё, приходилось тратить на коней, и скоро наши запасы воды истощились - мы были в дороге неделю, но воды почти не осталось.
  Ко мне подъехали Бабакан и Каран:
  - Ну что будем делать, командир? Как бы нам в беду не попасть...если мы ещё в неё не попали - Бабакан вытряс песок из бороды и продолжил - ищи воду, иначе сгинем. Это уже край настал.
  - Хорошо. Достань немного воды и плесни мне на руку.
  Каран вынул фляжку с водой и налил в мою руку немного воды - я сжал её, и сказал заклинание сродства - первое что я сделал, это пустил сознание по спирали, как локатор осматривая окружающую местность. Вокруг были пески, пески, пески...я дошёл уже до десяти километров в диаметре...усилием воли раздвинул границы восприятия - этому очень помогала жажда, которую я испытывал, и предвкушения нашей бесславной кончины в песках. Дальше, дальше, ещё дальше...я уже на расстоянии пятнадцати километров...сильно заболела голова от напряжения, но я заметил что-то слева и впереди...вроде как источник, да! Что-то типа колодца в низине - похоже на оазис. Я вышел из транса, потирая пульсирующий болью затылок, и сказал:
  - Идём туда - вон в том направлении. Там, похоже, оазис. Там какой-то выход воды, вроде как испарения её над источником.
  - Ну слава богам! - с удовлетворением сказал Бабакан - теперь я понимаю, почему исчезали группы искателей. Чтобы мы делали без стихийника!
  - Не радуйся особо - до оазиса километров пятнадцать, не меньше. Сегодня до ночи точно не успеем - время уже к вечеру.
  - Сегодня не успеем - завтра успеем. Главное есть куда идти! - оптимистично заявил повеселевший гном. Вода пока есть, на одни сутки хватит. А там видно будет.
  Я облизнул языком высохшие губы:
  - Честно говоря, прямо-таки преступником себя чувствую. Что заманил вас на эту сковороду. Я думал, что будет хреново, но не до такой же степени!
  - Ну что теперь сделаешь - ответил мне Каран - выживем. Как всегда выживали. И не надо этого - 'заманил'! Мы сами знали на что идём.
  Конечно, в этот день мы не дошли, остановились на ночлег - последней водой напоили лошадей, сами выпили по кружке живительной влаги. Вода была тёплой, нагревшейся за день - но чёрт меня побери, если я пил что-то лучшее за свою жизнь! Я медленно выцедил кружку воды, сжевав кусок мяса, и мы улеглись вместе с Аранной, накрывшись одеялами с головой. Разговаривать не хотелось, а уж о каких-то сексуальных игрищах вообще речи не шло - ни сил, ни желания, да и не мылись мы уже больше недели...
  Поднялись мы очень рано - рассчитывая хотя бы часть пути пройти по холодку. Но в пустыне переход от холодка до одуряющей жары происходит в считанные минуты - скоро опять мы оказались на раскалённой сковороде. Лошади пока держались, хотя я подозревал, что скоро им наступит конец - если не будет отдыха. Вот тогда нам действительно будет конец. Перед выходом я определил направление до источника - да - мы шли верно, до него оставалось километров семь, и это очень радовало.
  Эти несколько километров достались довольно тяжко - понадобилось полдня, чтобы мы приблизились к источнику настолько, что могли уже видеть несколько деревьев и какие-то строения возле них, сложенные из камня, или глины - отсюда было не рассмотреть. Мы непроизвольно прибавили шаг, и через полчаса уже входили на твёрдую, утоптанную землю оазиса. Впрочем - наша радость была недолгой. Оазис оказался заброшенным, и скоро мы поняли - почему. Колодец, к которому мы подбежали, в надежде напиться, был накрыт крышкой из дерева, уберегающей его от песка, рядом лежало деревянное ведро, привязанное к длинной верёвке. Бабакан откинул крышку, проверил верёвку на крепость и стал опускать туда ведро. Верёвки не хватило - ведро повисло. Бабакан вытянул ведро наверх, ворча. Сходил за нашими верёвками - я знал, что придётся доставать воду с нескольких сотен метров, это нормально для пустыни - привязал ещё верёвок и начал опускать ведро. Все с замиранием сердца ждали всплеска, верёвка ушла вниз, потом ослабла...ничего последовало. Сердце у меня упало - колодец был сух. Я сел и бессильно прислонился к камню возле колодца - что делать?
  Как эхо, откликнулся Бабакан:
  - Что делать будем, командир? Давай, колдуй.
  - Да. Сейчас попробую посмотреть воду внизу - плесни каплю на ладонь.
  Бабакан перевернул открытую флягу и последние капли вылились на подставленную ладонь - я растёр их и выпустил заклинание сродства, уходя сознанием под землю. Глубже, глубже я смотрел - на глубине более двухсот метров проходил водоносный пласт, но он был истощён.
  Хотя все полагают, что в пустыне не бывает дождей - это не так. Редкие, но мощнейшие ливни иногда всё-таки идут в пустыне , и вся эта масса воды просачивается под землю, осаждаясь в водоносном слое, перекрытом водонепроницаемыми глинами. Кроме того, и основное - водоносные слои подпитываются инфильтрационными водами с огромных расстояний - в несколько тысяч километров, например - воды моря, давя на горные породы, отфильтровываются и, переходят под землёй по многочисленным трещинам в горных породах, порам и проникают в водоносный слой. Но он был истощён. Видимо - очень давно не было ливней, каналы подпитки от источников воды забились, результат был налицо.
  Что же - подтянуть воду ближе я не могу, её просто нет! Тогда напрашивается мысль - надо наполнить колодец сверху! Что ещё остаётся.. Смогу ли?
   Я встал на ноги и посмотрел на моих спутников, сидевших в тени полузасохших узловатых деревьев:
  - Ребята! Нам надо укрыть наш груз, спрятать под крышу сумы, я сейчас буду сильно колдовать, сам не знаю, во что это выльется. Может быть что-то вроде потопа! Осмотрите эти здания - что это такое, и как можно их использовать, а потом я и приступлю к делу.
  - Ты шутишь? Какой потоп? - недоверчиво спросила Аранна хриплым голосом - я скоро высохну, как этот песок, а ты про потоп! Не издевайся, и так тошно.
  - Проверьте помещения и расседлайте лошадей. Похоже, нам придётся застрять тут на неопределённое время.
  Бабакан кивнул головой, не комментируя мои слова, и мы вошли в низкие помещения с плоской крышей. В них были только низкие дверные проёмы, без следа навешиваемых дверей, окон не было - они мне, почему-то, напомнили какие-то военные доты. Внутри было прохладнее, чем снаружи - а ночью, скорее всего, теплее, чем на открытой земле. Они должны были неплохо уберегать от воздействия пустыни - для того и были построены эти строения, скорее всего. На первый взгляд им было по крайней мере несколько сотен лет, а может быть, и гораздо больше - такое ощущение было у меня, сам не могу определить - почему. Может из-за архаичности построек, а может сама пустыня навевала мысли о чём-то таком старом и вечном, как она сама.
  - Давайте, затаскиваем сюда вещи! Кстати - наберите сухих веток для костра - деревья почти совсем высохли, там сухостоя море!
  С полчаса мы рассёдлывали лошадей, затаскивали пожитки в самое большое строение, ломали ветки, таскали сучья внутрь. Наконец - всё было готово. Теперь оставалось сделать так, чтобы все эти наши приготовления не были смешными. Хотя - смешного тут было маловато.
  Я уселся на брошенное к стене седло:
  - Ребята! Ни при каких обстоятельствах меня не беспокойте, не мешайте, сидите тихо, хорошо? Дело слишком серьёзно.
  - Давай, командир! На тебя вся надежда!
  Я закрыл глаза, произнёс сложное заклинание сроднения с воздушной стихией, управления ветрами и потянулся вдоль ветров - почувствовал их течения, их потоки...внизу были горячие суховеи, отталкивающие холодный воздух - потоки разогретого воздуха восходили вверх, охлаждались в стратосфере, и уходили на окраины, в леса, в болотистые джунгли, где изливались проливными ливнями.
   Я протянул сознание на север, где буйствовали напитанные водой северные ветра и стал медленно, но уверенно направлять их к нам, в центр пустыни..они сопротивлялись, пытались уйти по прежним направлениям, но я не пускал, вцепившись в них как бульдог. Они несли в себе массу снега, воздух был охлаждён до минусовой температуры, и эта вся огромная масса придвигалась и придвигалась к нам. Пока что ветра были в вышине, но я придавливал их к земле.
  Сквозь транс я услышал голос Аранны:
  - Смотрите, смотрите - на небе появились облака! Скорее смотрите!
  Её прервал голос Алдана:
  - Заткнись сейчас же! Ты его можешь отвлечь!
  Я всё сгонял и сгонял холодный воздух и вот почувствовал, как первые капельки воды, дождя из ледяных объятий ветров вырвались и полетели вниз. Всё, дело было сделано и оставалось лишь ждать и уповать на то, что всё закончится нормально.
  Я открыл глаза:
  - Ну как, что у нас делается? Что-то уже получается?
  - Ещё как получается - со странной интонацией сказал Каран - я чегой-то даже как-то боюсь...слишком чего получается!
  Я осмотрелся - в помещении было темно, как ночью, выглянул из дверного проёма - небо закрыли тёмные, клубящиеся тучи и между ними со страшной силой били ветвистые молнии, перекрывающих полнеба.
  - Ребята, вы загнали лошадей в те помещения? Как бы беды не было! Что-то беспокойно мне... Давайте, загоним!
  Мы выскочили из здания, отвязали косящих глазом коней от дерева и стали загонять их в здания. Дверные проёмы как раз позволяли это сделать - возможно они как раз и предназначены были для этого.
   Только мы успели их загнать, и перекрыть дверь толстой веткой дерева, толщиной с ногу, чтобы не убежали, упали первые капли дождя и налетел ветер, поднявший тучу пыли, он завихрялся, поднимал кусочки дерева, песок и швырял его в лицо. Мы спрятались в здание, закрыв лицо куртками, чтобы не дышать поднявшейся пылью. Не было видно ничего на расстоянии двух метров. Дождь усиливался, усиливался, прибивая пыль, превратился в потоки воды, кинжальными струями бьющей в землю, и тут я заметил, как по земле прыгают куски льда, величиной с кулак взрослого человека. У меня похолодело внутри - если бы мы не убрали лошадей, их бы забило насмерть градом. Мои спутники притихли, вытаращив глаза от испуга - даже Бабакан был напуган и приговаривал:
  - Ни хрена себе! Вот это дождичек! Не хотел бы я, чтобы он полил меня в дороге!
  Сухие барханы, вначале, жадно впитывали воду, потом она перестала уходить в песок и стала скапливаться на земле, образуя вначале лужи, объединяясь потом в озёра и моря. Возле входа в наше убежище скопился целый сугроб из града, и я показал:
  - Давайте, нагребайте! Град уже кончился, не опасно! Растает - чистая вода будет!
  Мы развязали меха, и стали нагребать туда лёд, стараясь, чтобы попало как можно меньше песка. Я заметил, что здания построены выше земли, как бы на бугре - и удивился - откуда древние могли знать, что возможен такой потоп? Видимо в прошлом тоже бывали такие катастрофические ливни, и они это предусмотрели.
  А вода всё лилась и лилась потоками с неба, молнии всё били и били - но нам уже было легче - мы развели небольшой костёр, наложили в котелок льда и растапливали его, собираясь вскипятить чая. Уровень воды в пустыне поднимался, и достиг уже высоты по колено - натуральный потоп. Я не знал - на какое расстояние простирается этот катаклизм, но был уверен - на большое расстояние. Пустыня минимум как на десятки, а то и сотни километров вокруг от нас была накрыта ураганным потоком воды.
   Я применил для колдовства всю силу, которую мог применить, и теперь не знал, когда и как закончится всё это безобразие. Теперь я понял, зачем у зданий были высокие пороги, кроме того, что сами они стояли выше площадки минимум на полметра - вода уже достала до половины высоты порогов.
  В помещении было уютно, дым вытягивало в отверстие под потолком, а в дверной проём задувало холодным свежим воздухом. Я выглянул из дверей, тут же намочив голову как под душем и заметил, что лошади пьют дождевую воду, высовываясь за порог. Дождь вся лил.
  Подумав, я достал чистую рубаху из сумки, разделся догола и выбежал на дождь, потирая тело ладонями - крупные капли били по спине как из лейки, смывая грязь, пот, пыль, накопленные за путешествие. Продрогнув и очистившись, я забежал назад и растёрся сухой рубахой:
  - Ух, хорошо!
  Быстро оделся - увы, в старую пропотевшую одежду - и почувствовал себя гораздо лучше. Мои спутники, глядя на меня, проделали ту же штуку, только Бабакан заявил, что это всё глупости и настоящий гном должен пахнуть как козёл, иначе его женщины любить не будут. На что Каран ему ответил, что спать он будет в дальнем углу, так как он не гномья женщина, а потому терпеть такую вонь рядом с собой он не намерен. Аранна тоже помылась под дождём, ничуть не смущаясь, что её кто-то увидит нагой - эльфы на этот счёт были гораздо более свободных нравов, чем другие нации.
  Этой ночью мы спали гораздо более спокойно - вода была, а раз есть вода, есть жизнь. Вот только - сколько нам придётся ту сидеть, было непонятно. Пустыня превратилась в сплошное озеро.
  А тянулось это три дня - только на четвёртый день стало проглядывать солнце, тучи разошлись и под лучами светила заколыхались волны новообразованного озера. Теперь надо было ждать, когда спадёт вода. Это тоже заняло три дня - за шесть дней мы уже сожрали почти всё, что могли, еды осталось в обрез - дня на четыре, если сильно экономить. Мы продрогли, было сыро, отсырели все одеяла, вся одежда. Корм лошадям тоже кончился - мы давали им зерна, зерно было на исходе. Надо было срочно уходить отсюда - после угрозы гибели от жажда, теперь пришёл черёд угрозы гибели от голода.
   Мы начерпали из колодца воды - за эти дни он наполнился почти доверху, наполнили меха - хотя вода и была мутноватой, но вполне приемлемой - нагрузили лошадей и двинулись дальше.
  Уплотнившийся под струями дождя мокрый песок позволял идти гораздо быстрее, и за день мы сделали около сорока километров. Чтобы переночевать, расположились на вершине огромного бархана, подсохшего под лучами светила за день. Всё - ниже того места, где мы ночевали - было мокрое, а при низкой ночной температуре это было гибельно.
   Лошадям отдали последний корм, больше кормить их было нечем. Сколько они продержатся без еды - было неясно. Мы же съели по небольшому кусочку мяса, отсыревшему, противному, и легли спать.
  Следующий день был мучительным, голодные животы бурчали так, что было слышно за несколько метров - но мы шли, шли и шли. За день, по прикидкам, пройдено километров тридцать. Лошади худели на глазах, без еды они долго не протянут, но мы ничего не могли сделать - или дойдём, или не дойдём, тут уже без вариантов.
  Не знаю, может быть наши расчёты были неверными, может обстоятельства так сложились - но все наши расчёты пошли прахом - не хватило воды, потом просидели сиднем почти неделю из-за потопа - кончилась еда и корм, всё как-то покатилось как снежный ком, набирали обороты наши неприятности.
   На четвёртый день пала лошадь - она упала на песок, забилась, закатив глаза и умерла. Мы сняли с неё вещи, что-то пристроили на других лошадей, что-то бросили.
   Из коня вырезали здоровенные куски мяса, положили их на кусок брезента, и я заклинанием поджарил их до готовности - первый раз за многие дни мы набили животы досыта. Потом я поджарил мяса впрок, мы положили его в сумки и зашагали дальше. Ещё через день пала другая лошадь, через день сразу две... мы уже давно не ехали на них - хорошо хоть, что они ещё шли. Каждая из погибших лошадей давала нам питание, но было жаль великолепных животных. Они верно выполняли своё долг, и шли, шли, шли по пескам до изнеможения.
  К тому моменту, как мы вышли из песков, у нас остались только две лошади, и было неясно, как мы будем возвращаться назад. И эти лошади тоже были на издыхании, впрочем - как и мы. Когда я заметил впереди очертания деревьев, я не поверил глазам и решил, что это мираж - но деревья медленно, но верно приближались и я хрипло крикнул:
  - Прошли! Ребята, прошли! Вижу лес!
  Конечно - лесом это было назвать трудно, какие-то заросли кустарника, отдельные деревья, жиденькая трава - но это была уже не пустыня. Изголодавшиеся лошади кинулись к траве и стали жадно срывать чахлые листья, а мы, расседлав их, сбросив груз, пошли на поиски воды и дичи. Основной расчёт был на Алдана и Аранну - вернее, на их луки и умение стрелять.
  Скоро, они вернулись с завёрнутыми в шкуру кусками антилопы, а Каран прибежал с радостным известием, что неподалёку есть небольшая степная речушка, метрах в пятистах от того места, где мы остановились. Решили - сходить туда за свежей водой, но остаться пока здесь - дрова тут есть, еда есть, а лошади пусть отдохнут, попасутся, иначе и до реки-то не дойдут. К реке переместимся завтра.
  Этим вечером мы наелись мяса и уснули почти счастливыми. Я не знал - как мы будем возвращаться назад, но был рад, что мы хотя бы дошли живыми. Всё остальное потом - задачи будем решать по мере их поступления.
  Утром мы переместились к реке - это была небольшая речушка, похожая на многие из степных рек, ничего примечательного. Главное, что по её берегам росла трава для лошадей, воды была чистой, а по её берегам водилось множество дичи, которую регулярно отстреливали Алдан и Аранна.
  Мы ели, спали, ели, спали. Купались в реке, стирали одежду, снова ели и спали. Постепенно, стали приобретать более-менее приличный вид, ведь за время перехода по пустыне мы сильно исхудали, буквально высохли. Наши оставшиеся в живых кони, понемногу тоже стали не такими доходными, какими были, их бока округлились, хотя лошади ещё и не набрали той кондиции, которая была до похода.
  Как-то, на шестой день после того, как мы вышли из песков, я собрал своих спутников:
  - Не хватит ли нам валяться? Мы отъелись, поправились, не пора ли идти дальше?
  - Давно пора - проворчал Бабакан - я бы ещё в первый день пошёл дальше. Только из-за вас и сижу тут.
  - Да что ты?! То-то ты первые дни пластом лежал и почти не шевелился! - усмехнулся Каран - я тоже считаю, что мы готовы и пора идти дальше. Еду мы всегда добудем, хватит тут торчать.
  - Итак, решено! Собираемся, и пошли! Выходим через час.
  Мы собрали вещи, упаковали, нагрузили на лошадей и пошли вдоль реки, отыскивая место для брода. В одном месте я заметил пологий спуск - было такое впечатление, что он выбит в небольшом обрыве множеством копыт. Каран разулся, померил дно - по колено. Мы тоже разулись и перевели коней. На другой сторону Каран озвучил мысль, которая тоже пришла мне в голову:
  - Это брод искусственный! Здесь рядом люди! Нужно быть осторожнее - если я чего-то и знаю о Диких землях, это то, что кочевники очень неодобрительно относятся к нашему брату.
  Эта мысль нам очень не понравилась, но что могла изменить? Раз уж притащились сюда - идём дальше.
   Мы шли по едва заметной тропе, ведущей на восток - направление было одно - только на восток. Кустарники сменялись высокими деревьями с глянцевой листвой, более пышной растительностью, на недолгих остановках лошади объедались сочной травой. Многое из здешней растительности было нам неизвестно - даже эльфы, очень искушённые в определении растений, не могли определить, что это такое растёт.
  Пока, следов цивилизации не было видно. Мне некоторое время казалось, что за нами наблюдают, это ощущение не оставляло меня с тех пор, как мы вошли в тропический лес, и я сказал об этом моим спутникам . Алдан сознался, что он тоже это чувствует, и уже давно, но не хотел раньше времени нас пугать. Мы ещё больше насторожились, хотя куда уже было быть настороженнее? Бабакан держал руку на рукояти секиры, Каран, готов был выхватить меч, а эльфы несли луки, с наложенной на них стрелой. Ощущение взгляда не отпускало нас ни на минуту.
  Внезапно, я остановился и поднял руку:
  - Стойте все! Впереди что-то есть! Опасность! Все назад, мне за спину!
  Мы прошли ещё по тропе, и вдруг, за её поворотом глазу открылись десятка два всадников на небольших лошадках, чуть больше пони, темнокожие, раскрашенные белой краской так, что их лица были похожи на черепа.
  - Стойте на месте - напряжённо сказал я - сейчас пойду и поговорю с ними.
  Я спокойно, расслабленно пошёл по тропе к группе орков, они бесстрастно смотрели на меня - по их намазанным лицам нельзя было понять - то ли они сердятся, то ли доброжелательны.
  Подойдя на расстояние пяти метров, я хотел поздороваться на языке орков - ему обучил меня Шаланнар - но передумал, и сказал на языке империи:
   - Приветствую вас. Позвольте нам пройти - мы пришли без злых намерений, мы не хотим никому причинить вред. Стоявший впереди крупный орк, усмехнувшись, сказал со странным акцентом, как-то пришепётывая выговаривая слова:
  - А ты и не сможешь причинить нам вред! Ты жалкий мягкотелый белый слизень - что ты можешь сделать мне и моим воинам? Ты забава на вечернем костре, просто пока этого не знал. Теперь знаешь!
  - Я бы мог убить вас прямо сейчас, всех, сразу. Но не хочу этого делать. Я великий колдун.
  Стоящий рядом с предводителем воин негромко сказал ему, на наречии орков:
  - Он врёт. Белые всегда врут! Если ты сейчас не накажешь этого лгуна, воины увидят, что ты слаб, и не пойдут за тобой, Сарк! Убей его!
  - Не указывай, что мне делать! Это я военный вождь, а не ты! Вот встанешь на моё место, тогда и будешь указывать мне, что делать!
  - Боюсь, что это произойдёт уже скоро - твой авторитет падает.
  Предводитель с размаху ударил собеседника по лицу:
  - Считаешь, что я слаб? Вызываю тебя на поединок! Выиграешь - ты военный вождь! Ты и забёрёшь эту добычу - белых, их имущество, их женщину!
  Воины-орки зашумели, предвкушая драку, два предводителя спешились, не обращая внимания на меня и моих спутников - вроде как - эта дичь подождёт, пока мы выясним, кто будет её жарить! Я пожал плечами и вернулся к друзьям. Они стали жадно расспрашивать меня:
  - Чего они хотят? Что он сказал?
  - Ну что - мы их добыча, а тот, кто сейчас выиграет в поединке, будет их предводителем и получит право решать - то ли сразу нас убить, то ли поглумиться перед этим всласть. Аранна предназначена предводителю в сексуальные игрушки, ну а мы - в игрушки для их садистских развлечений. Ну вот, как то так.
  - Чего-то подобного я и ожидал - угрюмо сказал Каран - ну что, бородатый, есть повод омыть твою секиру в крови - не зря ты её не бросил в песках!
  - Чего это я её брошу? Это дедушкина секира, передаётся от деда к отцу, от отца к сыну. Ей тысяча лет, не меньше. Как я могу её бросить? А то, что придётся её омочить в крови - ну так что же - первый раз, что ли... Глянь, как ловко они там дерутся, любо-дорого посмотреть!
  Зрелище, и правда было интересное - бойцы дубасили друг друга мощными ударами, что-то по типу капоэйры, или что-то подобного, но при этом ещё, у них в руках были ножи, которыми они пользовались с большой ловкостью - ножи порхали у них в руках, как птицы, перелетая из руки в руку, сверкая, как зеркальца.
  Я обратил внимание, что ножи были стальные, похожие на те, что делались в Империи, или гномами. Ясно, что они поддерживали торговлю с 'запустыньем', выходя, как мне и рассказывали, к пограничным селениям.
  Удары бойцов большей частью уходили мимо, но вот, предводитель зацепил своего противника ножом, проведя глубокий порез по его груди - обильно потекла кровь и бой остановился. Похоже, что они дрались 'до первой крови'.
  Бабакан пренебрежительно хмыкнул:
  - Да что это за драка такая?! Чуть крови пустил, и всё кончилось! Как дети! Я думал они поубивают друг друга!
  - Если бы они каждый раз убивали своего соперника - у них не осталось бы воинов. Это правильно - пустил кровь, всё, победил - ответил я. Пойду-ка я побеседую с ними ещё раз.
  Я пошёл по тропе по направлению к воинам, как будто забывшим о нашем существовании, и сказал:
  - Сарк! Я предлагаю тебе пропустить нас. Мы такие же воины, как и вы, и не хотим лишних смертей!
  - Ты лживый червяк - то ты колдун, то ты, теперь воин - ты врёшь. Белые не могут быть воинами. Вы все трусливые бабы!
  - Хммм...а мне кажется, что трусливая баба, это ты. И как тут быть? Ты оскорбляешь незнакомых тебе людей, не зная ничего о них - это не признак ума. По-моему ты болван, и плохой воин.
  - Ты хочешь меня вызвать на бой? - усмехнулся Сарк, обнажил подточенные клыками передние зубы - что, превратишь меня в лягушку? Или может в дождевого червя? Колдун?
  - Я не хочу убивать вас, а потому не воспользуюсь своими способностями колдуна. Я вызываю тебя на ножевой бой. Вот мы и посмотрим, какой ты воин. Если я побеждаю - мы беспрепятственно уходим, и вы нас не преследуете. Если проигрываю - тут уже делайте, что хотите. Согласен? Или трусишь драться со слизнем?
  - Что же, народ амарак всегда рад хорошей драке. Даже если противник такой мягкотелый лживый слизень. Драться до смерти. А если ты победишь - уйдёшь со своими спутниками куда хочешь. И мои люди не будут тебя преследовать.
  - Какими ножами будем драться? Я без ножа.
  - Какой же ты мужчина, без ножа? - рассмеялся Сарк - киньте ему нож, кто-нибудь.
  - У меня есть нож, но он не подходит для драки. Ты что, считаешь, что определить, мужчина перед тобой или женщина, можно только по отсутствию или наличию ножа? Вижу, плохо ты разбираешься в мужчинах и женщинах...наверное у тебя с женщинами проблемы, да?
  Я нарочно ярил орка, чтобы он пришёл в ярость и совершил ошибку - но орк лишь усмехнулся:
  - Язык у тебя хорошо подвешен, посмотрим, как ты умеешь держать нож! Ну дайте же ему нож, кто-нибудь!
  Бывший соперник Сарка достал из ножен такой же клинок, как у предводителя и кинул мне под ноги.
  Сарк усмехнулся:
  - Что, сам не смог, так думаешь этот слизень сможет одолеть? Что же, может он окажется большим мужчиной, чем ты...
  На лице воина мелькнула гримаса ненависти, ясно, что если бы он мог, придушил Сарка прямо тут. Он ещё прижимал к грудину тряпку, остановившую лившуюся кровь.
  Я посмотрел на него и сказал:
  - Как только я убью Сарка - тебя вылечу. Будешь здоров, даже следа не останется.
  Тот удивлённо поднял брови, уважительно посмотрев на меня, а остальные воины притихли. Неожиданно я понял, что давно уже разговариваю с ними на оркском языке - сам не заметил, как перешёл на него.
  Я посмотрел на Сарка и сказал:
  - Может ограничимся боем до первой крови? Я не хочу тебя убивать.
  Предводитель подумал, потом нехотя сказал:
  - Нет. До смерти, так до смерти. Я заберу твоё имущество, твою женщину, а твоих спутников мы вечером подвергнем пыткам, чтобы усладить взор наших богов.
  - Ну что же, ты сам выбрал свой путь!
  Образовался полукруг, в центре которого остались стоять я и Сарк. Проверив баланс ножа, определил - ничего особенного, обычная гномья поделка, не из лучших.
  Я оглянулся на друзей, обеспокоенно наблюдавших за моими действиями и жестом успокоил их: всё нормально. Потом сосредоточился на бое.
  Орк бросился вперёд, утопив меня в вихре ударов, если бы хоть один из них прошёл - я бы уже лежал мёртвый. Но я заблокировал их и на отбиве порезал ногу Сарка, прочертив длинную борозду вдоль икроножной мышцы - а нехрена тут ногами махать, это тебе не балет. Он уже обеспокоился - хромой, а у меня не царапины. Этак можно и проиграть... Орк бросился вперёд, попытался сделать подсечку, удар ножом - звон клинков друг о друга - отпрыгнул - не успел: я полоснул ножом по руке и с неё потекла кровь. Сарк заволновался, и стал осторожно обходить меня по кругу, не решаясь напасть.
  - Сарк, может достаточно? Признаешь, что ты проиграл? - я отступил на шаг и опустил нож - мы пойдём дальше, а ты поедешь со своими людьми, куда тебе надо?
  Вместо ответа Сарк взревел и кинулся на меня, видимо, решив в последнем броске показать всё, на что способен. Я встретил его прямым ударом ногой в солнечное сплетение, выбившим из него дух, а потом полоснул ножом по шее. Орк забулькал, повалился лицом вниз, дернул ногами и застыл. Я метнул нож в землю под ногами, он воткнулся по рукоять и замер.
  - Видят боги, я этого не хотел! - обратился я к группе застывших в молчании орков - похороните его как следует. А ты, подойди ко мне - я вылечу твою рану - я кивнул на перевязанного орка. Он сделал ко мне несколько шагов и оказался на расстоянии вытянутой руки.
  - Сядь на землю, иначе потеряешь сознание - сейчас будет больно.
  - Воины не боятся боли! - прошипел сквозь зубы орк, однако на землю сел. Я наклонился над ним, содрал присохшую повязку, отчего сразу потекла кровь, произнёс про себя заклинание лечения и пустил сознание через магический камень. Из моих ладоней заструился жёлтый свет, почти невидимый в свете лучей светила, и рана на глазах стала затягиваться, превращаться в рубец, рубец рассасывался и скоро на груди не осталось ничего, кроме засохшей крови. Орк перенёс всё это стоически, не поморщившись, а его воины, увидя такой результат лечения, заговорили между собой о чём-то, уважительно поглядывая на меня.
  Потом, один из них подошёл ко мне и сказал:
  - Ты и взаправду колдун! А ты можешь вылечить нашего вождя? Это мой отец, и его одолела какая-то болезнь - он гниёт заживо, и скоро умрёт. Ему всего сорок лет! Только год назад он был здоровым мужчиной, могучим воином, а теперь это гниющий труп. Мы заплатим тебе за лечение! Моя семья богата, у нас много тех вещей, которые любите вы, белые - всякие странные штуки из развалин.
  - Конечно, буду лечить - не знаю, смогу ли помочь - зависит от того, как запущена болезнь, но сделаю, всё, что могу. Скажи - а разве у вас нет своего лекаря? Ну, шамана, как у вас там называется.
  - Наш шаман слаб в лечении - он боевой шаман, он может поднимать мёртвых, разговаривать с духами, он может насылать на врага огонь! - с гордостью ответил сын вождя - вот только вылечить так, как ты, он не может.
  - Ясно. Теперь к делу - далеко до вашего селения?
  - На лошади - около часа езды. Пешком - полтора часа. Кстати, ты можешь забрать коня и имущество убитого Сарка - теперь, по закону, всё его имущество перешло к тебе - конь, его дом, его жёны, его лошади и коровы! Ты можешь их получить, когда придёшь в селение.
  Упс! Только жён-орков мне не хватало - панически подумал я - Аранна их порвёт! Или они её... А вот насчёт имущества - это интересно.
  - Я возьму этого коня и всё имущество, только - то, что надето на Сарке, и его оружие - пусть возьмут воины, на память - я колдун, и мне оно не нужно.
  - В общем-то ты дрался, как настоящий воин, колдуны по-другому дерутся. Но если ты так хочешь - мы возьмём его оружие, украшения и одежду. Его тело будет доставлено в селение, для погребального костра. Ты готов последовать за нами?
  - Сейчас - я только сообщу моим людям, чтобы они шли за мной.
  Воин кивнул головой, а я взобрался на коня убитого мной Сарка и поехал к своему отряду. Подъехав, я быстро сообщил им новости:
  - Сейчас едем за ними, я буду лечить их вождя. Если вылечу - у нас будут великолепные возможности для работы тут. Ну а если нет...ну не будем думать о плохом. Кстати, я теперь владелец этого коня, и ещё непонятного количества коней, коров, овец, дома и нескольких жён-орчанок.
  - Каааких таких жён?! - угрожающе протянула Аранна - ну-ка иди сюда, расскажи, что там за жёны! Я тебе дам жён! Куда, куда поскакал?!
  Я пришпорил коня, и хихикая про себя поскакал к воинам, с недоумением наблюдавшим за действиями Аранны, показывающей мне вслед кулак.
  - Что это твоя женщина там угрожает вслед нам? Чем она так расстроена? - с недоумением спросил сын вождя.
  - Я сообщил ей, что у неё теперь появились подруги - мои новые жёны, и она распереживалась о том, что я теперь окажу ей меньше внимания.
  Воины, слушавшие наш разговор, рассмеялись, а сын вождя сказал с улыбкой, странно выглядевшей на раскрашенном белой краской лице:
  - Да, бабы они такие, им бы только свару устроить! Я, когда привёл вторую жену, отлупил обоих - они никак не могли меня поделить, всё время устраивали скандалы - пока не высек обоих плёткой, не успокоились! Хотя - и после этого не успокоились - со смехом признался он - вот когда подрались, подёргали другу другу волосы, тогда только успокоились! Тебя как звать, колдун? Можешь не говорить истинное имя, если боишься, но как-то же надо тебя называть!
  - Меня звать Викор
  - Как? - в замешательстве проговорил воин - Викор? Ты знаешь, что у нас в легендах, так звали тёмного колдуна, который уничтожил мир? Он с подозрением посмотрел на меня, даже немного отодвинулся от меня:
   - Ты не тот колдун, вернувшийся, чтобы уничтожить этот мир?
  - Ой, нет...уж чего-чего, но в мои планы не входит уничтожение этого мира. По крайней мере - не в ближайшем будущем -хмыкнул я. Моё настоящее имя Виктор. Викором стали звать в этом мире. Тьфу ! - Да я не чёрный колдун из легенды - я из другого мира, меня занесли оттуда злым колдовством, но я совсем не чёрный колдун, а совсем наоборот. А тебя как звать?
  Воин помедлил, видимо раздумывал - доверить колдуну своё имя, или нет, потом решился:
  - Я Крант. Мой отец - Красст. А из какого мира ты прибыл?
  - Я не могу тебе объяснить. Не потому, что не хочу - просто сам не понимаю. В общем - совсем другой мир, похожий на тот, что был тут, когда его уничтожил ваш тёмный колдун.
  - Давай мы тебя будем звать Витор? А то все пугаться тебя будут, ладно?
  - Ладно. Когда-то меня и так звали.
  Мы замолчали, и я стал оглядываться по сторонам, рассматривая окрестности.
  Тропа проходила через лес, состоящий из незнакомых мне деревьев - если в эльфийских лесах я мог узнать большинство из них - сосна, ель, берёза или ещё какое-то, то тут царили тропические породы деревьев, мне неизвестные. Они смыкались над головой, образуя что-то вроде тоннеля в зелёной массе леса, в глубине которой что-то ухало, кричало, жужжало и перемещалось.
  Переход от прерии к джунглям был довольно резким - видно было, что мы спускаемся в какую-то низину, возможно на плато, на котором с дождями не было никаких проблем.
   Через час мы подъезжали к селению, представлявшему собой ряды домов, сделанных из плотно переплетённых между собой веток деревьев - фактически это были дома из плетней. Навстречу нам сбежались толпы орков, приветствующих вернувшихся воинов. Крант что-то сказал встречающим, и по деревне прокатился заунывный крик-плач по погибшему Сарку - мне стало не по себе - как отреагируют его родичи на то, что я убил одного из них? Оказалось - никак. Его родственники причитали, а остальные соплеменники с жадным любопытством рассматривали приезжих, дотрагивались до вещей, с восторгом и ужасом смотрели на бородатого гнома с огромной секирой.
  Бабакан шёл ухмыляясь, время о времени делая страшные рожи и цыкая на местных детишек-орчат, отчего они взвизгивали и разбегались с криками.
  Наконец, мы остановились у большой хижины, или дома - неизвестно как их называть - к нам выбежали целая куча домочадцев, во главе со статной орчанкой средних лет. За ней стояли ещё две женщины, одна совсем молоденькая, другая с большим животом - на взгляд на месяце восьмом, не меньше.
  Крант сообщил старшей, что я теперь хозяин их хижины и, соответственно их муж, орчанки закрыли лицо руками и завыли, а потом повалились мне в ноги. У меня было отвратительнейшее чувство - одно дело, приобрести имущество, а другое - в довесок к нему - целую толпу баб и детишек - ведь фактически я лишил их кормильца. Как они теперь будут жить? Решил поинтересоваться об этом у Кранта:
  - Скажи, а если бы я не принял имущество - ну вот не нужны мне эти бабы и их дети, что бы с ними стало?
  - Да ничего. Их бы принял любой воин - их сыновья - будут воинами, ктгда вырастут, дочерей можно выгодно продать, бабы - молоденькую Сарк только что купил, отдал за неё коня и пять коров, дорогая баба. Любой с удовольствием возьмёт. Старшая - хозяйка хорошая, всегда в хозяйстве нужна, а эта, с пузом - плодовитая, ещё детей воину родит. Ничего бы с ними не случилось!
  Располагайтесь. А бабы пусть за вами ухаживают. Как отдохнёшь - пришли ко мне кого-нибудь из домочадцев, я приду за тобой. Ну, всё? Ещё что-то хочешь спросить?
  - Один только вопрос. Крант, скажи, а почему имущество Сарка перешло ко мне? Если вы с кем-то дерётесь, разве тот, кто убил воина на войне, приходит забрать имущество побеждённого?
  - Ну ты же сам сказал - на войне. А у вас был ритуальный поединок - ты его вызвал, как воин воина, ты его победил, он сам предложил поединок до смерти - а это значит что всё имущество переходит к победителю. Если бы ты проиграл, то всё твоё имущество, твои люди и женщина стали бы его собственностью. Это же просто. Разве у вас такого нет?
  - Нет, такого нет. Я как-то и не подумал об этом.
  - Ну вот, теперь знаешь. Отдыхай, и готовься к лечению моего отца.
  Воин ушёл, а я посмотрел на смирно стоящих моих спутников, наблюдающих за нашими беседами, на их лица, полные недоверия и удивления, и сказал:
  - Ну что, друзья - разрешите представиться, воин племени амарак Витор! А это мой дом. Мои жёны и дети.
  - Охренеть! - хмыкнул Каран - с тобой не соскучишься.
  - Я сам хренею. Куда мне этих жён девать. А особенно детей... Давайте разгружаться, я выясню, где мои кони и коровы, потом определимся.
  Я посмотрел на стоящую передо мной старшую жену и спросил её по оркски:
  - Как тебя звать?
  - Асанта, муж мой.
  - Асанта, ты знаешь, что я убил твоего бывшего мужа Сарка? Тебе не жалко его?
  - Нет, не жалко. На всё воля богов. А Сарк был не самым лучшем мужем. Надеюсь, ты будешь лучше.
  - Упс! Оказывается, всё не так просто...а почему ты считаешь, что он был не лучшим мужем?
  - Он плохо относился к жёнам. Мы не любили его.
  Женщина подняла карие глаза на меня, пожала плечами:
  - Что теперь расстраиваться - что есть, то есть. Пойдём в дом, отдохни с дороги мой муж...
  - Витор. Витор меня звать. А это мои друзья и моя...хммм...жена.
  - Жена? А кто тут будет старшей женой? - насторожилась женщина.
  - Давай мы расставим всё по своим местам: я тут ненадолго и собираюсь уходить в ближайшее время. Мне, от вас, жён, ничего не надо - кроме как - я возьму несколько лошадей, еды...и всё. После того, как я уйду, вы вольны делать всё, что угодно. Хоть заново замуж выходить. Мне безразлично. Вы можете прожить сами, без мужа? Я нездешний, потому не знаю о ваших порядках - у вас женщина может жить одна, без мужчины?
  - Может. Если у неё есть какой-то промысел - шить, гончарным делом заниматься, украшения делать...либо собой торговать. Не все же мужчины могут купить женщину, так что эти услуги всегда в цене. Ну ладно, входите в дом, мы поговорим обо всём под крышей, а то как-то нехорошо, даже соседи оглядываются.
  Женщина повернулась и пошла в дом, мы за ней следом. Несколько детей постарше схватили поводья лошадей и потащили их куда-то - видимо в кораль.
   Мы прошли в дом - там было тенисто, сквозь открытые двери продувал ветерок. Дом состоял из нескольких комнат - что-то вроде гостиной-кухни, спальня с циновками, женская половина, детская, ещё какие-то отделения - видимо кладовые. Нас усадили в гостиной - ели тут на полу, с камышовых циновок, сидя или лёжа. После долго путешествия я уже привык к такому способу питания, так что это не особенно меня напрягало.
  Мои спутники с интересом разглядывали обстановку и орков - эти существа были не так уж страшны, как их описывали - ну да, было у них что-то от неандертальцев, но, скорее они походили на каких-то индейцев майя или своими скошенными лбами, вот только на этом сходство и кончалось - они были низкорослыми и с длинными, мощными руками - даже женщины вполне могли, я уверен, состязаться по силе с мужчинами империи. Теперь понятно было пренебрежение орков-воинов, когда они говорили о белых мужчинах. Цвет кожи орков был светло-коричневый, как будто они долго загорали под солнцем на пляже. Одевались они просто - я ожидал, честно говоря, что женщины орков будут ходить обнажёнными - ну, в смысле, с обнажённой грудью и голыми ногами - оказалось, они обряжаются в нечто подобное индийским нарядам, типа сари, обвешивают себя украшениями, на ногах носят деревянные сандалии с кожаными ремешками. Воины же не утруждают себя ношением лишней одежды - благо климат позволяет. Их одеждой была набедренная повязка, что-то вроде шотландского килта, под которым не было ничего - это сразу было видно, когда случайный ветерок задирал подол их одеяния. Впрочем - мужчины этому ничуть не смущались. Видимо считая что так лучше оценят их достоинства. А вот варварский обычай подпиливать передние зубы был ужасен - представляю, какие муки они терпели при этом, чтобы превратить себя в этакую акулу. Странно было то, что нам их называли как кочевников - а они жили осёдло, скорее всего сведения об орках, как и о всех Диких землях, были неверными и отрывочными.
  Нам принесли угощение, и мы заработали челюстями, запивая всё отваром каких-то листьев - что-то вроде чая. Я посматривал на сидящую рядом старшую жену, она была спокойна но сумрачна - само собой - когда жизнь меняется так быстро и радикально, задумаешься тут...
  - Скажи, Асанта - много ли у нас лошадей?
  - Сто двадцать. Кроме того - сорок коров, сто овец.
  - Ничего себе! Да Сарк был богат! А как вы с ними обходитесь? Кто за ними ухаживает? Кто пасёт?
  - Они в общем стаде, за ними следят молодые парни, ещё не принятые в воины. Они пасут их, охраняют, оберегают от хищников и врагов.
  - А много врагов? Кто-то нападает?
  - Конечно! Постоянные войны - этот отряд, с которым ты приехал, как раз отправлялся в набег на племя татантуров. Мой покойный муж Сарк любил воевать, он много пригонял скота, привозил имущество и женщин. Что-то продавал, попользовавшись - женщин, к примеру, что-то оставлял - скот, украшения. Он был сильным воином, честь тебе, что ты сумел его победить в поединке. Он был предводителем одного из отрядов воинов, Белые лица. Никто его не мог победить. Только ты смог. Вы насытились? Отдохнёшь после обеда? Может прислать к тебе молодую жену, чтобы она усладила тебя ласками? Может ты хочешь меня? Я опытная женщина, тебе понравится.
  - Ох, нет...-усмехнулся я - я предпочитаю свою прежнюю жену, извини. Ты лучше пошли мальчишку к Кранту, пусть придёт за мной. Я же лекарь, колдун, умею лечить болезни. Меня попросили заняться вождём.
  - Колдун? Жаль, что ты уезжать задумал...нам бы все женщины завидовали - воинов-то полно, любимое занятие мужчин тыкать своими глупыми палками и железками друг в друга, а вот колдунов очень мало! Ты сильный колдун, сильнее нашего шамана?
  - Не знаю, сильнее ли...может и сильнее. Он же не может лечить, а я могу.
  Асанта крикнула бегающему возле дома мальчишке, приказав ему бежать к вождю, и тот унёсся, сверкая пятками.
  - Хорошо бы, чтобы прежде чем уйти, ты оставил ребёнка нашей младшей жене - нам бы нужен был ребёнок от белого колдуна - все бы женщины нам завидовали!
  - Сомневаюсь, что моя белая жена одобрит это - закашлялся я, поперхнувшись чаем.
  - А ты спрашиваешь её мнение? У вас женщины, как я погляжу, имеют много власти. Жаль, очень жаль, но всё-таки подумай над этим, она очень миленькая, Сарк за неё много скота отдал.
  Я передал моим друзьям то, о чём мы говорили с Асантой, опуская некоторые пикантные подробности, они заинтересовались, пыталшись расспрашивать, но я остановил их, говоря, что потом уясним детали, сейчас не до того, некогда, и точно - в дверном проёме показался Крант - я с трудом узнал его без белой страшной маски, нанесённой на лицо - он выглядел без неё вполне приличным парнем, с открытым доброжелательным лицом...хммм..пока не откроет рот и не покажет свои заточенные, как у акулы зубы. Тогда сразу вспоминаешь, что это не парень, загоревший на солнце, а опасный орк-убийца, с детства воспитываемый для войны, разбоя и грабежа.
  - Готов, Витор, лечить моего отца? Пойдём к нему?
  - Пошли. Ребята, оставайтесь здесь, я сам схожу. Скоро приду, и обсудим действия на будущее.
  Мы вышли из хижины и воин повёл меня в к центру деревни, где стоял большой дом - впрочем, ненамного больший, чем моя хижина. Видимо, покойный Сарк занимал в племени довольно высокое положение.
  
  
  
  
  Глава 3
   Пройдя через деревню, мы подошли к высокому дому в центре - как всегда, дом вождя, во всех сёлах, городах и столицах находился в центре. Возле дома стояли вооружённые воины, обвешанные оружием и смотрящие на меня так грозно, как на предположительного супостата, вероятно, намеренного унести их гниющего вождя в дальние страны.
  Мы вошли в хижину, и несмотря на проветривание, в нос шибанул отвратительный запах гниющего мяса - я уже понял, что работа будет нелёгкой...и сохранить бы в желудке то, что я опрометчиво съел полчаса назад.
  Вождь лежал на циновках, а рядом с ним - экзотическая личность, обвешанная амулетами, фигурками зверей, кусочками зеркал (где они их взяли? Видимо выкопали). В носу его была продета кость, что, впрочем, не мешало ему произносить заклинания - помогающие больному, как мёртвому припарки.
   Он оглянулся на нас и злобно прошипел:
  - Чего ты привёл этого белого? Если уж моя магия не помогла, белому тут делать нечего! Прогони его отсюда!
  - Магст, хуже уже не будет! - спокойно сказал сын вождя - дай ему полечить отца, почему ты против? Или ты ждёшь, что твой сын займёт место вождя, когда отец умрёт?
  - Ты, щенок, осмеливаешься мне, шаману, говорить такие слова?! Да я тебя прокляну сейчас так, что ты сгниёшь, как твой отец!
  Шаман вдруг замер, как будто спохватившись, что сболтнул лишнего, и вышел из хижины, бормоча на ходу проклятия всем этим белым и их друзьям.
   Вождь открыл глаза, потом с трудом спросил:
  - Кто это, Крант?
  - Это колдун, из-за пустыни! Я привёл его для того, чтобы он тебя полечил, отец. Позволь, он тебя полечит. Колдовство шамана всё равно не помогает...
  - Пусть лечит...- слабо двинул рукой вождь - всё равно мне осталось жить недолго. Хуже уже не будет. Может хоть умру быстрее...
  Крант махнул мне рукой - давай, мол, и я подошёл к постели умирающего.
   Зрелище было ужасное - с его тела слезала кожа, как перчатка, обнажившиеся мышцы местами почернели - похоже начиналась гангрена. Непроизвольно, я буркнул себе под нос:
  - Как он ещё жив-то, непонятно.
  Сын, похоже, меня услышал, и с гордостью в голосе сказал:
  - Он был очень сильным человеком, самым сильным в племени! Никто не мог его победить, даже Сарк! Потому и жив до сих пор, он сопротивляется смерти, не даёт себя увести.
  - Скажи, Крант, а когда это всё началось? Когда он заболел?
  - С год назад. Может поменьше...точно не помню. Вначале у него была слабость, лихорадка, потом всё хуже и хуже, скоро он не мог передвигаться без помощи, а сейчас он уже...ну сам видишь. Да - вот ещё что - волосы у него вылезли, и рвало его сильно.
  - А шаман лечил его? Давал ему что-нибудь пить - лечебные отвары, травы, какие-нибудь?
  - Да, лечил, постоянно был при нём. Витор, может к делу перейдёшь? Потом поговорим? Иначе он не доживёт до конца нашей беседы...
  Я согласно кивнул головой и сел рядом с больным, затем начал про себя читать заклинание лечения, пустив его через магический камень.
   Руки, как обычно, засветились и магия начала свою работу. Я сидел около часа возле вождя, вливая и вливая в него силу - к концу часа, он порозовел, стал нормально дышать, но до полного выздоровления было ещё далеко - я боялся запустить процесс на полную - у организма практически не было ресурсов.
  Вождь спал, дыхание его было ровным, этого пока было достаточно.
  Сын вождя с радостью сказал:
  - Ему лучше! Он хорошо дышит и язвы на руках затянулись! Спасибо, ты великий колдун!
  Я обернулся к Кранту:
  - Иди, полей мне на руки - я все их вывозил в гное, меня сейчас вырвет! Есть что-нибудь вроде мыла? Знаешь мыло?
  - Знаю, но у нас его нет - вот, почисти золой, а потом натрёшь вот этим корнем - будет хорошо пахнуть. Давай я солю тебе на руки...
  Я смыл вонючую грязь с рук, натёр их корнем, пахнущим мятой и устало присел рядом с хижиной на пенёк:
  - Крант, разговор есть. В общем так: не пускай сюда шамана. Ни под каким видом. Скажи, что ты недавно сказал о том, что он хочет своего сына поставить вождём?
  - Ну да...кстати - ты его лечил сегодня. Лучше бы его Сарк прибил... Если вождь умрёт, а Сарка теперь нет, то следующий, кто может занять место вождя - сын шамана Амрт. Ты что, думаешь, шаман приложил руку к болезни моего отца?
  - Я не думаю, я уверен. Вначале, скорее всего, вождь подхватил какую-то лихорадку - мало ли тут, в лесу болезней. Но потом, когда шаман стал его лечить, он добавлял в настои и травы какого-то яда, после чего у твоего отца вылезли волосы и он стал разлагаться, как живой труп. Не пускай к нему шамана, не позволяй, чтобы его поили чем-то, что не одобрю я, и он выздоровеет.
  - А разве ты его не вылечил? - удивлённо спросил Крант - я думал ты его совсем вылечил, ему вроде бы стало лучше, я видел!
  - Нет. За один раз это сделать нельзя. Его организм не выдержит такого лечения. Нужно ещё сеансов лечения штук пять, не меньше. Ещё раз - не пускай к нему шамана, иначе будет беда. Предупреди охранников.
  - Я сейчас поставлю у хижины тех, кто верен отцу - моих друзей, эти охранники ненадёжны, боюсь, что они не послушаются - это люди Амрта. Скажу, что это распоряжение вождя.
  - Ага, занимайся, а я пойду к себе. Если что - я на месте. Как отец проснётся - дай ему поесть - бульона, мяса немного пусть размельчат в кашицу - давай понемногу, пусть сил набирается. Я вечером ещё сеанс лечения сделаю. И вот ещё что - как освободишься - мне с тобой поговорить надо, зайди ко мне, ладно?
  - Хорошо, Витор, зайду.
  Мы расстались довольные друг другом и я пошёл в 'свой' дом. Превратности судьбы меня уже давно не удивляли - но вот это - стать владельцем трёх жён и толпы детей - это было как-то слишком. Я и об одной-то как-то не задумывался - ну есть подруга и есть, а чтобы официально оформить отношения...я и знать-то не знал, как это тут делается - как в империи, так и у эльфов. Надо будет поспрашивать у друзей - чисто интересно, как это всё происходит - свадебные обряды эти самые. Усмехнулся про себя - а что это я задумался над таким делом, вообще-то? В этом нестабильном мире создавать семью...а где он стабильный, мир? Если бы все рассуждали, как я, человечество бы вымерло!
  С этими мыслями я незаметно подошёл к дому, и вдруг, занятый своими мыслями, только сейчас заметил толпу возле дома - у меня захолодело сердце и я бросился вперёд, расталкивая веселящихся орков. В пыли возле дома катались Аранна и младшая жена - они визжали, били друг друга ногами и руками, таскали за волосы и кусались. Зрелище, конечно, было впечатляющее. Я ещё не успел ничего предпринять, как всё закончилось - Аранна ловким приёмом захватила голову соперницы на удушающий приём и та затихла - у неё потекли слёзы и орчанка похлопала эльфийку по руке жестом, похожим на жест борцов - хватит, мол!
  Аранна отпустила её, они поднялись, и орчанка, как побитая собака побрела в дом. Зрители радостно закричали что-то вроде:
  - Молодец, белая! Порадовала хорошей дракой! - и захлопали в ладоши, как после классного представления
  Эльфийка победно улыбнулась - ей всё было понятно, хотя она и не знала языка орков, и тут заметила меня, укоризненно покачивающего головой.
  - Чего тут у вас происходит? Чего вы сцепились?
  - Да нормально всё - ответил за неё подошедший сбоку Бабакан - классная драка. Было бы у меня две жены, я время от времени устраивал бы такие драки! Здорово смотреть, как бабы дерутся, ммм...как интересно! - он причмокнул губами и засмеялся - да ну что там - младшая жена решила проверить статус Аранны, и как всегда в бабском коллективе - способ один: устраивать пакости, толкать. Аранне это не понравилось, ну они и сцепились. Орчанки, конечно, сильные, не сильнее гномок, правда, но и эльфийка не промах - их с детства учат драться, всех, без исключения, и парней и девушек. Так что - умение против силы. Теперь она знает, что статус Аранны выше, чем у неё и пакостить больше не будет. Аранна - любимая жена у тебя. Получается так, что они дрались за статус любимой жены. Старшая жена у них по хозяйству, а любимая жена для постели. Вот как я разобрался! - Бабакан хмыкнул, с гордостью проведя рукой по бороде. Кстати - а орчанки неплохие, похожи на гномок, только похудее. И я им нравлюсь...ты не против, если я схожу к какой-нибудь в гости?
  - Бабакан, только чтобы не было проблем, ладно? - я озабоченно посмотрел в глаза гному и подмигнул - что, припёрло?
  - Нет - ну ты там кувыркаешься со своей эльфийкой, а я что, не мужик, что ли? И вообще - они меня тут сразу полюбили...а что, красавец-мужчина! - Бабакан снова огладил бороду и с гордостью сказал - у них все тут безбородые, не растёт она у них! Кстати - ты бы тоже перестал каждое утро скрести подбородок - выглядел бы настоящим мужчиной! Ну как без бороды, не понимаю?
  - Всё, всё - иди куда хочешь, красавец-мужчина! И Карана прихвати с собой, а то он уже глаза сломал на пробегающих орчанок! Вы скоро на деревья бросаться будете, не то что на баб.
  Я повернулся, вошёл в дом, где важно сидела и пила чай торжествующая Аранна. Она посмотрела на меня искоса, вроде как и не видела что я пришёл, потом отодвинула кружку с чаем и тоже налила мне чаю, в другую:
  - Попей - устал лечить? Расскажи, что там было?
  - Это ты расскажи, чего тут было? Что за цирк устроили? Иди сюда, дай я осмотрю.
  Я ощупал её распухшее ухо, посмотрел на подбитый глаз и активировал заклинание лечения. Она взвизгнула от боли, но я безжалостно продолжал её 'ремонтировать', пока ухо не приобрело нормальный вид, а синяк под глазом не исчез.
  - Следующий раз не буду лечить, так и проходишь с фингалом, пока сам не рассосётся! Гладиаторы, мать вашу! Ну-ка зови вторую участницу.
  Аранна встала, и через минуту вернулась с младшей женой - я так и не удосужился спросить, как её звать. Она испуганно глядела на меня, на эльфийку, видимо решила, что я сейчас её буду бить, или что-то такое. У неё было два синяка под глазами, и распухшай нос, расцарапана шея, а что под сари - я уже мог только догадываться. Кстати сказать, для орков она была довольно миловидна - не такие уж огромные руки, и даже фигура соблазнительна под сари....я встряхнул головой - чего это мне в голову лезет - бес в ребро?
  - Как тебя звать? Садись сюда, ближе ко мне.
  Женщина села, испуганно косясь на хмуро-многообещающую Аранну:
  - Масанта, о муж мой. Простите, что я подралась с вашей любимой женой. Она сильная жена, я думала белые женщины слабые, а она сильная. Простите, я больше не буду - не наказывайте меня.
  - Хммм...да я и не собирался - я вылечить тебя хочу. Сиди спокойно, сейчас будет больно, зато всё пройдёт.
  Я начал лечение, орчанка вначале вздрогнула, потом замерла с выражением обречённости на лице. Через несколько минут все её 'боевые шрамы' рассосались, и она перестала быть похоже на побитую бомжиху с площади трёх вокзалов.
  - Ну, всё. Иди, занимайся своими делами. Да! - вот ещё что - затеешь ещё такую свару, я скажу своей любимой жене, чтобы она отлупила тебя посильнее, и лечить не буду. Поняла?
  - Поняла, господин! - женищина проворно убежала в женскую половину, а сзади кто-то засмеялся:
  - Что, Витор, женщин учишь уму-разуму? Надо, надо, а то разбалуются. Так о чём ты со мной хотел поговорить? Об оплате труда лекаря, может быть? Так я тебе обещал - как отец поднимется, тебя наградят, не сомневайся.
  - Нет, Крант - с досадой отмёл я его слова - мне надо с тобой поговорить о цели моего путешествия.
  - Так какова цель твоего путешествия? - Крант с интересом посмотрел на меня, усевшись на коврик скрестив ноги - ты раньше об этом ничего не говорил, а я не спрашивал, считая невежливым. Но раз уж сам завёл речь...
  - Есть такая теория - начал я - что все - и белые люди, и вы, и гномы, и эльфы - суть одно и то же, один род - люди. Вначале были люди. Потом разразилась война, уничтожившая почти весь мир, и разделившая людей на расы. Основная цивилизация, средоточие, было здесь, в землях, которые у нас называют дикими. Моя цель - найти подтверждение тому, что все расы произошли из одного корня, ну и попутно заработать на древних артефактах - а почему и нет? Организовать экспедицию тоже чего-то стоит, не так всё просто.
  - И ты только из-за этой цели шёл через пески? - Крант проницательно посмотрел мне в глаза - неужто ты, великий маг, не мог заработать там, у себя? Тебе так необходимы эти артефакты?
  - Нет - честно ответил я - ещё - у меня проблемы с эльфами, некоторая часть которых собиралась меня убить. И мне пришлось бежать. Сюда они боятся идти, у них табу на эти земли.
  - Ну вот, это другое дело - а то - узнать про цивилизации! Набрать артефактов! Я тебе и так дам артефактов, не донесёшь, сколько дам. Чего тебе лезть в развалины, рисковать, зачем тебе это надо?
  - Сам не знаю...любопытство, видно. Ты разве никогда не делал ничего глупого ради любопытства? Чтобы узнать что-то запретное, или то, отчего нет выгоды?
  - Бывало... - сознался Крант - могу понять, да. Только у меня бывало это лет в десять! А потом я стал воином, и мне стало не до любопытства - уберечь стада и семью от набегов, самому сходить в набег, принести добычу в дом. В общем - я стал взрослым. А ты, как погляжу, нет? Впрочем - вы, колдуны, другие, вам положено узнавать неведомое, что воинам недоступно. Но ты и воин хороший. Что ты хочешь узнать от меня? Где развалины? Как туда добраться?
  - Да. Мне нужна вся информация. И ещё - как вы пересекали пустыню? Мы чуть не погибли в ней. Я не рассчитал сил, и мы застряли в одном оазисе с высохшим колодцем.
  - А что за колодец? Ну-ка, расскажи мне - опиши, что там находится.
  Я описал Кранту оазис, какие там здания, какие деревья и какой колодец, и он воскликнул:
  - Всё, я понял! Это оазис Маралатон. Да он сухой уже лет...хммм...сорок, наверное! Мне ещё дед про него рассказывал. Где ты там воду-то нашёл?
  - Я её пригнал. Устроил дождик, колодец наполнился. Думаю - и другие колодцы рядом - тоже.
  Крант вскочил на ноги, его глаза вытаращились:
  - Это ТЫ устроил этот потоп? В самом деле ТЫ? Ты великий колдун! А я с тобой так запросто разговариваю! Сейчас пустыня цветёт после тебя! Такого не помнят старики! Говорят, такое бывало раньше, но очень, очень редко, а на моей памяти - никогда! Многие из оазисов давно заброшены, как и оазис Маралатон! А сейчас в них появилась вода!
  - Да ладно, присядь...у меня не было выбора - только - или погибнуть, или вызвать дождь. Мы не рассчитали с водой. Как же вы ходите через пустыню?
  - Во-первых наши кони более выносливы, чем ваши, и воды им надо меньше. А во вторых - мы знаем действующие оазисы и идём от одного к другому.
  - А к вам кто-нибудь приходил с той стороны? Белые люди, или гномы с эльфами?
  - Люди бывали, но обычно они приползали уже при смерти и гибли, а кто не погибал - их убивали, или брали в плен. Есть где-то по племенам белые, языку учат, работают - назад никого не отпустили. Только ты тут теперь свой, других таких не было. Но ты же колдун, тебе можно.
  - Скажи, сколько племён тут, и сколько всего народа? Вообще, как вы себя называете? У нас всех вас зовут орками.
  - Да можно и орками...нам всё равно. Мы никак себя не зовём, потому что одного народа нет - есть племена, вот наше- амараки. Есть племя татантуры, есть...да много каких есть. Кто знает, сколько их - не знаю. В нашем - тысячи полторы. В других - может меньше, а может больше. Мы не общаемся, если только не на войне, а тогда общаемся с помощью копья и ножа.
  - Расскажи мне о этих землях - насколько они тянутся, кто там живёт, что опасно, а что нет.
  - Между пустыней и лесом - пояс степи - местами он узкий, как там, где вы вышли, местами на несколько дней пути. Потом идёт пояс лесов, он тянется неизвестно куда - говорят до самого моря, вдоль пустыни. Пустыня разделяет континент на две части. Леса идут километров на тысячу к востоку. За ними Мёртвая земля - там ничего не растёт. Там камни стали блестящими и оплавились, как сало. Теперь - развалины, тебя же они интересуют. Развалины во многих местах - в основном они там, где оплавился камень. Видимо, ударили очень сильными заклинаниями - древние обладали страшными знаниями - в этих местах находиться нельзя - после этого люди болеют, иногда умирают, но в любом случае, поход туда никогда не заканчивается хорошо. Впрочем - последний раз наши там были сотни лет назад - у нас табу на эти земли. Рядом с ними и лес какой-то неправильный, звери странные, туда лучше не ходить. Мы ищем артефакты на границе степи и леса - там ещё сохранились старые постройки. Они обрушились, но мы роем норы, отыскиваем, что можно. Ну вот так. Если захочешь - я тебе покажу, где мы копаем. Так-то там не очень жирно с находками, но безопасно.
  - А где жирно, но опасно?
  -Вот где я рассказывал тебе - про место на границе с Мёртвыми землями, их ещё зовут Запретные земли - где странные животные и растения, вот там есть развалины, подземелья, в которых много чудес, но из подземелий можно и не вернуться, а вокруг опасные звери, говорят - многие из них разумные. Они не любят, чтобы люди там бродили. После нескольких случаев гибели воинов, было решено туда не ходить. Говорю - давно это было, мне отец рассказывал. А ему его отец, а его отцу..ну, в общем, очень давно.
  - Скажи, Крант, а почему вы всё время воюете между собой? Почему у вас нет родов, кланов, как у гномов - чтобы они были все вместе, чтобы решали проблемы на сборах? Кстати - у нас всегда думали, что вы кочевой народ, а вы живёте в деревнях. Откуда информация, что вы кочевники?
  - А мы и есть кочевники. Только мы осели тут, в деревне, несколько поколений назад - тут рядом хорошие пастбища, много дичи, рядом древние развалины - зачем нам кочевать? Кочуют бедные племена. А войны - войны из-за пастбищ, из-за женщины, из-за скота, из-за всего. У нас считается, что нет лучшей доли, чем пасть в бою. Погибший попадает на небеса, где к его услугам тучные стада, много женщин, вкусная еда - так что, что он теряет, умерев? Сегодня будем хоронить Сарка - погребальный костёр будет. Потом будет пир в его память, двух пленных татантуров будем пытать, принесём в жертву, чтобы ему прислуживали на небесах. Посмотришь? Интересно, сколько продержатся! Все воины будут играть, ставки делать - сколько времени продержатся. Обычно шаман пытает - он умеет долго их пытать, чтобы и живы были, и кричали посильнее.
  Крант улыбнулся, а я похолодел - как отказаться, чтобы его не обидеть, но то, что я не собираюсь наслаждаться мучениями каких-то татантуров - это однозначно. И придумать-то ничего не могу. И куда запропастились гном, эльф и Каран...ох, во все тяжкие пустились, похоже..ну, гном-то точно, а эти куда делись? Вряд ли эльф соблазнится прелестями местных красоток.
  - Крант...как бы это тебе сказать...у нас не принято сидеть на похоронах убитого тобой, на это табу. Я не могу присутствовать на похоронном пире. Извини.
  - Жаль - искренне огорчился Крант - но раз табу, тогда конечно. У вас, колдунов, много странных табу. Вот наш шаман....
  Внезапно в дверном проёме потемнело и в проёме показалась знакомая зловещая фигура - мне сразу вспомнилась дурацкая пословица: вспомнишь дерьмо, и вот - оно. Это был шаман, и по всей вероятности очень разозлённый. Он посмотрел исподлобья на Кранта, на меня, и яростно спросил:
  - Почему ты велел не пускать меня к твоему отцу?! Кто тебе вбил в голову такую ересь?! Кто напел тебе на ухо порочащие меня слова - ОН?! Этот белый колдун? Он послан нам на погибель! Я видел в своих снах! Я сегодня гадал - он приведёт к гибели наше племя! Он убьёт твоего отца! Как ты посмел запрещать мне к нему приближаться?! Я прокляну тебя, и твоего белого колдуна, жалкий червяк!
  Шаман стал плеваться на все стороны, таращить глаза, приплясывать, греметь костяными белыми палочками, из которых были сделаны его бусы - я вдруг заметил, что это никакие не палочки, а человеческие кости, похоже фаланги пальцев. Мне стало противно, я с отвращением смотрел, как он плюётся и топочет, а Аранна, сидящая слева от меня, испуганно прижалась ко мне и спросила:
  - Чего это он? Больной, что ли? Не покусает? Глянь, как плюётся! Я этот чай пить не буду - может туда слюни долетели...тьфу.
  Я не выдержал:
  - Эй, уважаемый, может хватит дурака валять? Чего ты дёргаешься, как параличный? Лучше ответь - зачем ты вождя травил? И чем?
  - Ты, проклятый белый! Ты умрёшь! Будь ты проклят! И твоя белая сучка будь проклята! И твой дом проклят!
  - Да ты совсем ненормальный, иди отсюда! - я нешуточно разозлился, не стоило ему трогать Аранну - пришибу ведь, ненароком!
  - А сил хватит? - неожиданно спокойно заявил шаман - может, хочешь поединок? Магический поединок? Тогда и узнаем, какой ты колдун!
  - Я не против. Когда ты хочешь - сейчас?
  - Нет, белый, сегодня я занят. А вот завтра - я с удовольствием отправлю твою душу на небеса. Но скорее всего - я заключу её в труп убитого врага, и ты будешь гнить вместе с его трупом, вечно! Завтра.
  Шаман вышел из дома и исчез за углом.
  Крант был подавлен, некоторое время молчал, потом сказал:
  - Он очень сильный шаман, он разговаривает с мёртвыми. Ещё никто не мог его победить. На нас другие племена боятся нападать - он может демона вызвать, может мёртвых подымать. Плохое дело - если он тебя убьёт - умрёт мой отец, его сын станет вождём. Шаман всех подомнёт и меня изведёт. Если ты его убьёшь - другие племена будут знать, что мы стали слабее и нападут на нас, многие погибнут, если не все. Как быть - я не знаю. Ты знаешь, как быть? Ты же колдун, должен знать.
  - Не знаю. Мне ясно только одно - я-то никак не желаю, чтобы он меня убил. А значит умрёт он. Рассчитывай ситуацию исходя из этого.
  - Ладно, что теперь сделаешь - нахмурился парень - пошли, ещё отца полечишь?
  - Пошли, посмотрим - можно ли сегодня лечить - может ещё рано.
  Воины у хижины вождя были уже другие, они посмотрели на нас, но не сделали попытки задержать. Мы прошли внутрь, вождь проснулся - его поили бульоном из кружки - чувствовалось по запаху. Выглядел он гораздо лучше чем прежде. Мы подождали, пока его покормят, и когда он с удовлетворением откинулся на подушку, я его спросил:
  - Как самочувствие? Что-то болит? Что-то неприятное ощущаете?
  - Ты хороший колдун, белый.
  - Его Витор звать, отец - вмешался Крант - он сильный колдун.
  - Не мешай, сын - нахмурился вождь - я слышал, Витор, что ты сказал, будто бы в моей болезни виноват шаман? Это так?
  - Я считаю, что шаман. Признаки болезни таковы, что они похожи на отравление. Я знаю эти признаки.
  По лицу вождя прошла тень. Его глубоко запавшие глаза осмотрели меня с ног до головы, потом он сказал:
  - Ты понимаешь, что теперь ты нажил очень опасного и сильного врага? Что шаман тебе не простит разоблачения? Я вообще боюсь, как бы заговора не было, чтобы они просто не прибили нас тут всех, объявив, что белый колдун взбесился, всех убил, а потом пришлось убить и его.
  Вождь вздохнул, прикрыл глаза, полежал - казалось, он уснул, потом снова открыл глаза:
  - Убирать шамана надо. И сына его тоже. Только бы на ноги мне встать побыстрее...тогда и разберёмся с ними.
  - Ну так мы и пришли для того, чтобы быстрее поставить тебя на ноги - Витор сейчас тебя ещё полечит. Что касается шамана - у них с Витором завтра магический поединок до смерти. Так что шаман скоро исчезнет из жизни.
  - Поединок? - встрепенулся Красст - чего вы мне сразу не сказали! Плохая новость. Ох, плохая. Со всех сторон плохая! Он торопится убрать Витора, пока Витор меня не вылечил. А шаман очень опытный боец - он хорошо знает боевую магию. А ты, Витор, хорошо её знаешь? Часто её применял в жизни? Можешь противостоять шаману?
  - Скорее всего - да. По крайней мере, я не намерен дать себя убить, это точно. А каковы правила магического поединка? Можно ли вместе с магией применять физическую силу? Есть ли какие-то ограничения в магии?
  - Нет ограничений, нет правил - выходите биться вы двое, остаётся один. Впрочем - нет, есть одно - никто не может помогать ни одному из соперников. Ну и всё. Остальное - на их усмотрение.
  - Давайте-ка я вас полечу - а завтра - будет завтра. Не для того я пересёк пустыню, чтобы какой-то шаманишка меня завалил. Он очень, очень ошибается на мой счёт, будьте спокойны - я подмигнул вождю, слабо улыбнувшемуся в ответ, и приступил к лечению. Через минут пятнадцать я закончил - вождь выглядел неплохо - из гниющего полутрупа, он превратился во вполне симпатичного орка, правда - лысого, как коленка, и очень худого.
  - Следующий сеанс будем проводить дня через три, как вы наберётесь сил. Больше пока нельзя, иначе умрёте от истощения.
  - Спасибо, Витор. Надеюсь, ты сделаешь всё, чтобы третий сеанс состоялся - вождь расслабился и закрыл глаза.
  Мы с его сыном вышли из хижины, Крант проводил меня до моего дома, а по дороге спросил:
  - Может тебе надо какие-то обряды провести? Жертву? Я бы мог забрать одного пленника, ты ему вырвешь сердце, принесёшь в жертву богам, они, возможно, даруют тебе победу! Надо?
  - Кхе-кхе...нет, спасибо за предложение, я как-нибудь обойдусь.
  У меня от предложения парня аж дыхание перехватило - представил себя вырывающим сердце орка и пляшущим рядом с трупом. Бррр....
  Мы распростились. Парень ушёл, а я вошёл в свою хижину, и замер - на полу лежали большие куски окровавленного мяса, и в свете последних разговоров о жертвоприношениях и вырванных сердцах, мне почему-то привиделся растерзанный труп.
  Я сдавленным голосом спросил у сидящей возле кусков мяса Асанты:
  - Это ещё что такое?
  - Мясо...- удивлённо ответила женщина, странно посмотрев на меня - мол - не видит, что ли? Твои воины сходили на охоту, убили двух оленей, вырезали лучшие куски и привезли. А что такое? Ты не любишь оленину?
  - Люблю...это я так. Привиделось кое-что.
  - Понятно... - протянула Асанта - явно, ей было ничего не понятно, но что ещё сказать-то? - сейчас мы настругаем мяса, пожарим на углях, добавим соусов, овощей, положим на лепёшки, будет очень вкусно. Ты проголодался?
  Я, вдруг, почувствовал сильный голод, о чём тут же и сказал женщине. Все засуетились, как ни странно, Аранна тоже. Она занималась хозяйством вместе с остальными - резала мясо, нарезала овощи.
  - Аранна, а как ты с ними общаешься-то? Ты же не понимаешь ни слова?
  - Кое-что уже понимаю, но в основном жестами. Женщины всегда найдут общий язык!
  - Ага. Особенно после того, как набьют друг другу морды - усмехнулся я. А где Алдан и Каран?
  - Они пошли к ручью - все перемазались в крови. Моются и отстирываются. А чего не спрашиваешь, где Бабакан?
  - Да знаю я - небось к бабе какой-то завалился.
  - Точно. Вразнос пошёл - дорвался, понимаешь...сказал, что ночует у одной вдовушки.
  - Да пусть себе...ему тоже надо расслабиться.
  Незаметно подкрался вечер. На краю деревни - хорошо хоть, не рядом с нами, разожгли костёр, там шёл пир по случаю ухода Сарка в мир иной. Я боялся и представить, что там происходит. И уж тем более не хотел участвовать в этом 'торжестве'.
   Крики пытаемых жертв доносились даже сюда, Аранна вздрагивала, прислушиваясь, остальные женщины сидели у себя на половине - несмотря что Сарк раньше был их мужем - нынешний муж не пошёл на торжество, а значит и им сидеть дома. Вероятно они расстроились, что не участвовали в таком знаменательном событии, а может им было всё равно.
  Их понятия о жизни и смерти сильно отличались от понятий людей, эльфов и гномов, для них это был переход в более радостный мир, где будет вдоволь еды, удовольствий и развлечений - чего плакать? Что-то подобное, вспомнилось мне, я видел как-то раз по телевизору - племя индейцев хоронило своих умерших с песнями, плясками, весельем - чего расстраивать покойника своим грустным видом?
  Спали мы с Аранной отдельно от всех, в 'спальне', отделённой от остальных занавесями. Впервые за много времени, мы занялись любовью спокойно, с расстановкой, без оглядки на лежащих неподалёку друзей - хотя, впрочем, и тут уединение было чисто иллюзорным, каждый звук доносился в тишине ночи, как из громкоговорителя. Но что поделаешь - природа берёт своё... Друзья спали в 'гостиной' и демонстративно похрапывали, чтобы не смущать нас. А может и правда так устали, что дрыхли, как мёртвые.
  Ночью мне снились какие-то кошмары - я от кого-то убегал, на кого-то нападал, какие-то странные фигуры преследовали меня. Потом мне приснился Амалон - он положил мне руку на голову и сказал: 'Твоё время ещё не пришло, не бойся. Ты победишь этого шамана!'. Я успокоился...и проснулся посреди ночи, рядом с сопящей удовлетворённой Аранной. Я вспомнил весь сон, мне стало хорошо на душе - даже с той стороны друзья поддерживают меня - и я снова уснул.
  Утро встретило кудахтанием, криками женщин, гоняющих развлекающихся пацанят - я так и не познакомился с ними, как-то было не до того, да ещё, казалось странным - ну как я подойду и скажу - я новый муж твоей мамы, после того, как убил твоего отца! Мне это было дико, и я отодвинул проблему на далёкое будущее - всё равно скоро уходить, а оно как-нибудь само и рассосётся. Может быть.
  Мы уселись завтракать, и Каран спросил меня:
  - Какие планы, командир? Надолго мы тут задержимся?
  - Да, хотелось бы знать - что нам предстоит - поддакнул Алдан, прожёвывая кусочек лепёшки со сливками - так-то тут неплохо, но неизвестность беспокоит.
  - Планы? План такой - сегодня убить шамана этого племени, оставшись при этом в живых.
  Каран закашлялся, подавившись куском мяса:
  - Умеешь ты удивить. Я тебе это уже говорил?
  - Раз десять. А может больше. В общем - дела, ребята, такие:...
  Я обрисовал друзьям, как обстоят дела, они нахмурились, а потом Каран спросил:
  - А что с нами будет, если ты проиграешь бой?
  - Зря хоронишь раньше времени - усмехнулся я - но, вопрос закономерный. Плохо будет. Скорее всего вас принесут в жертву какому-нибудь из богов - их тут дохрена, и все любят свежие сердца. Ваши пойдут вне конкуренции - белых людей тут мало, так что...вы деликатесы. Ну а Аранна будет услаждать шамана изысканными сексуальными игрищами. Или его сынка.
  - Тьфу, как гадко сказал! - сплюнула эльфийка - я ему услажу - отрежу всё, что ему мешает жить спокойно. Впрочем - ты же не захочешь, чтобы твои жёны услаждали старого шамана?
  - Хммм...да как-то нет желания.
  - А может его просто подстрелить? - практично осведомился Алдан - всадить ему стрелу в глаз, и нет проблемы?
  - Тогда будет проблема со всем племенем. Мне не улыбается бегать по континенту, ожидая, когда эльфы или орки воткнут стрелу в мой нежный зад. Да ладно вам - я тоже как бы, не дитя, обломается этот урод!
  - Надеюсь... - угрюмо сказал Каран - мне моё сердце дорого, как то не хочется, чтобы его трогал мерзкий старик грязными немытыми руками.
  - В общем - ждём, готовимся ко всему. Наверное, меня пригласят на бой...не знаю, как у них тут всё это обставляется - процедура вызова, и так далее. Бабакана жаль нет, его предупредить надо.
  - О чём предупредить? - прогудел сзади знакомый голос - я и так всё знаю. Сегодня ты надерёшь зад шаману. Чего ты так распереживался? Я в тебя верю.
  Гном уселся у очага:
  - Уфф, ночка была. Эх, знойная вдовушка попалась! А сильная! Почти как я. Славно покувыркались. Есть что-нибудь пожрать?
  - А чего - тебя вдовушка не покормила, что ли? - фыркнула Аранна - плохо старался, видать.
  - Да я еле убежал - не до еды было! Она бы меня до смерти заездила! Чудом ушёл!
  Гном радостно заухал, его смех подхватили остальные друзья, а я задумался: смех смехом, но чего предстоит? Хуже всего, когда от тебя зависит судьба, сама жизнь остальных людей. А что, я разве не привык к этому в армии? Ну, да...но там, по другому всё. Впрочем - какого чёрта я занимаюсь самокопанием и расслабляюсь - ну нет у меня права на гибель! А значит - должен выиграть. Аминь.
  Мы ещё посидели, поговорили о том, о сём, я собрался сходить в гости к сыну вождя, когда он явился ко мне сам. Поприветствовав меня и остальных, Крант сказал:
  - Там шаман вызывает тебя. Стоит на том месте, где вчера развлекались по поводу похорон Сарка, у погребального костра, и завывает. Кричит, что ты побоишься идти к нему, так как жалкий белый лгун. Все попрятались - боятся проклятия. Вдруг промахнётся в тебя и попадёт в них. Ну что, пойдёшь? Он ведь не успокоится.
  - Сейчас приду - куда деваться-то. И чего это я всем покоя не даю? Где я их всех хоронить буду?
  Я усмехнулся и вышел из хижины, сопровождаемый взглядами друзей. Идти было через всю деревню - из хижин выглядывали жители, с ужасом глядящие на белого, идущего на верную смерть. Мне всё это напоминало какой-то вестерн - вот он идёт, главный герой, глаза с прищуром - на злого жгучего брюнета с щегольскими усиками над пухлой порочной губой! Мне стало смешно - как-то уж очень отличался маленький кривоногий старикашка, грязный и засаленный, от жгучего брюнета-злодея. Впрочем - усмешка соскользнула у меня с губ, когда я представил - насколько отличается по мощи этот 'смешной' старикашка от мифического злодея. Мысленно я уже составил себе план действий, но ещё раз прошёлся по своим пунктам - как защищаться, как нападать. Немного успокоился - хотя на душе было неспокойно - никогда не бывает, чтобы пошло так, как ты задумал. Хотя - почти никогда. Редко - но бывает.
  Я прошёл все ряды домов и уже слышал, как беснуется шаман, вызывая меня на бой. Это напоминало старый фильм 'Дети капитана Гранта' - 'Мганга идёт! Великий Мганга идёт!
  Вот и ситуация была серьёзная, но я не смог удержаться от улыбки - настолько потешно выглядел потный шаман, приплясывающий на месте и крутящийся волчком. По его морщинистому лицу текли ручейки пота - жарко, в самом деле, при температуре не менее тридцати градусов выше ноля, скакать в лисьей шубе! Да да - этот придурок напялил на себя накидку из лисьих шкур, и их рыжие хвосты развевались при вращениях как пропеллер, или как флаги.
  Скакал он вокруг остатков вчерашнего торжества - ещё дымил костёр, унесший на небо несчастного Сарка, а возле него лежали в рядок два трупа, обезображенные, с содранной местами кожей и вспоротой грудной клеткой. Меня непроизвольно передёрнуло от отвращения, а шаман радостно захихикал:
  - Что белый, не нравится? И ты такой будешь! Я принесу тебя в жертву бог Сангри-Ка, повелителю загробного мира. Готов отправиться к нему?
  - А ты, придурок, готов?
  Шаман выкрикнул какое-то заклинание, и в мою сторону полетел огненный шар - я успел создать энергетический кокон, шар разбился о него, не причинив вреда, я сбросил защиту и ударил молниями - шаман тоже окутался каким-то полем, молнии бессильно рассыпались и ушли в землю. Старик дико завыл, воздел руки - я прикрылся воздушным куполом - удара не ощутил, но позади, в пятидесяти метрах от меня, вылетела кусками стена хижины и перепуганные жители с визгом побежали вдоль деревни, спасаясь.
   Силён, собака, подумал я и врезал воздушным тараном - никакого эффекта, кроме разлетевшихся углей, поднявших тучу чёрной угольной пыли. Визг старикашки, и в меня полетели огненные стрелы, как из пулемёта - я едва успел прикрыться куполом и стоял, отдуваясь. Внезапно он выпустил воздушный таран, пустив его мне под ноги, выбил из-под меня землю, и я повалился навзничь, как подрубленный.
  Старик радостно захохотал и выпустил огненную стрелу - я еле увернулся, отпрыгнул в сторону и в долю секунды, пока он там колдовал, выхватил метательный нож и метнул в него. Орк дёрнулся в сторону, нож не попал в сердце, а воткнулся ему в плечо.
  Шаман взвыл и стал произносить заклинание, которое я узнал - он вызывал души умерших. Оп-па! И чего же это у нас такое будет? А было - вот что: два изуродованных трупа стали подыматься с земли, шаман крикнул им:
  - Убейте его! - и эти зомби со вскрытой грудью пошли на меня, глядя мёртвыми глазами. Параллельно шаман выпустил облако сверкающих игл, которые ударились о поставленный мной кокон и рассыпались в пыль. Я так никогда и не узнал, что это были за иглы - да и не до того было. Зомби отвлекали меня - я не мог снять защиту, а шаман ждал, когда я сниму защиту, чтобы пустить какую-то гадость. Что оставалось? Снять защиту и рыбкой влететь за огромное дерево, стоящее возле площадки. Тут же наготове заклинание развоплощения - как только появились в пределах видимости зомби - удар! Они упали. Тут же заклинание воплощения - души опять в телах!
  - Идите и убейте шамана!
  Мне показалось, или они действительно с гораздо большей скоростью побежали на шамана? Память-то у них прежняя, а теперь есть возможность отомстить мучителю.
   Они набежали на шамана, он не успел их развоплотить, закрылся, скривившись - нож-то так и торчал у него в плече. Я незаметно вынул второй метательный нож, который лежал у меня в кармане, когда шаман снял защиту и выкрикнул развоплощение - метнул его и попал точно в горло - может я и не такой опытный боевой маг, но владеть оружием я ещё не разучился.. Старик умер мгновенно, упав лицом в землю, а я сел рядом и замер в изнеможении. Получилось.
  Так я просидел минут десять, закрыв глаза и впитывая всем телов ощущение жизни - чирикали птички, пролетел жужжа какой-то большой жук, в хижинах переговаривались люди - я опять выжил.
  Упала тень, я открыл глаза - рядом стоял Крант и с уважением смотрел на меня, за ним стояли мои друзья, следом за ними жители деревни, выстроившиеся огромной толпой - тут собралась, вероятно, вся деревня - за исключением тех, конечно, кто пас стада.
  - Витор, тебе какая-то помощь нужна? - спросил Крант осторожно - может помочь тебе дойти до дома?
  - Нет, спасибо. Скажи, а имущество шамана теперь ко мне что ли перешло? Ну как с Сарком, так?
  - Нет - улыбнулся Крант - у колдунов, шаманов другие законы - тебе переходят только его артефакты, магические украшения, что на нём, а его стада и дом - родственникам.
  - Ясно - значит только эти костяные фигурки...пусть с ними горит огнём, урод противный.
  Я встал на ноги, подошёл к шаману и вынул из его тела ножи, вытер об одежду и положил на место. Они уже много раз выручали меня. Потом подумал, и сказал Кранту:
  - Хочешь завершить всю эту историю с заговором? Хочешь узнать, кто участвовал в заговоре против вождя, кто его организовал?
  - Неплохо бы, конечно, но кто расскажет? Шаман если только!
  - Шаман. Зови сюда людей, чтобы слышали все.
  Я сотворил заклинание воплощения и шаман медленно зашевелился и встал на ноги, смотря перед собой мёртвыми глазами. Дождавшись, когда подойдут, боязливо огладывающиеся на шамана, орки, я спросил зомби:
  - Кто я травил вождя Красста?
  - Я
  - Зачем травил?
  - Чтобы он умер.
  Тьфу - опять же я наступаю на те же грабли, как и тогда, с поднятым мёртвым эльфом - надо спрашивать конкретно и задавать правильные ответы!
  - Зачем тебе надо было, чтобы он умер?
  - Чтобы место вождя занял мой сын Амрт.
  - А зачем тебе нужно было, чтобы он стал вождём? Что ты хотел получить от этого?
  - Власть. Я бы управлял племенем, через него, имел бы много скота, женщин, хороших вещей, много пленных для жертвоприношения.
  Вот чёртов кровавый маньяк! Ну и последний вопрос ему.
  - Амрт был в курсе, что ты травишь вождя?
  - Да
  Толпа зашевелилась, из неё стал тихо выбираться сын вождя, Крант закричал:
  - Хватайте! Убейте преступника! Но Амрт ловко вскинулся на коня и унёсся по тропе - никто ничего не успел сделать.
  - Что, Крант, вопросы ещё есть к преступнику, или и так всё ясно?
  - Всё ясно. Пусть возвращается на тот свет.
  - Пусть возвращается.
  Я развоплотил шамана и его труп упал на землю. Собирать с него какие-то амулеты или украшения я не имел никакого желания, о чём и сообщил своему новому товарищу. Повернувшись к трупу шамана, я хотел уничтожить его каким-нибудь заклинанием, потом передумал:
  - Уничтожьте труп, чтобы никто не мог им воспользоваться...мало ли что может быть.
  - Да, так и сделаем - сказал Крант - отцу уже лучше стало, он встаёт, сам ест. Ты хорошо поработал, Витор.
  - Рад стараться - усмехнулся я - пойду отдыхать.
  И я зашагал к своему дому, в сопровождении друзей, похлопывающих меня по плечу, и моей женщины, которая повисла у меня на шее, а потом, всю дорогу, державшаяся за мою руку. Я хорошо поработал, и могу теперь отдохнуть.
  Следующую неделю я ел, спал, занимался сексом (только с Аранной! Хотя старшая жена упорно подсовывала мне молодуху), купался в реке, ездил по окрестностям с отрядом Кранта - он теперь занял место военного вождя - верховный же вождь, он же его отец - после третьего сеанса лечения совсем оправился и уже деловито расхаживал по лагерю, гонял подчинённых, распоряжался и был доволен жизнью. Через неделю, он пригласил меня к себе в дом на ужин. Как я догадывался, меня ожидал разговор об награде, о дальнейших планах, и вообще - обо всём, что интересно вождю.
  Вечером я сидел у него, вкушал разнообразные яства (от некоторых из них я категорически отказался - например - какие-то шевелящиеся толстые личинки с мой большой палец и жареные жуки, издававшие зловоние), и разговаривал обо всём- типа светская беседа. Если только можно назвать светской, беседу профессионального вояки и орка с подпиленными зубами.
   Кстати - обнаружил интересную вещь - подпиленные зубы после лечения почти совсем восстановились! К небольшому неудовольствию вождя Красста. Впрочем, он, как человек реально умный, отнёсся к этому с юмором, и спросил только: 'Интересно, а когда ты лечишь женщин, у них девственность не восстанавливается?' Я его разочаровал, сказав - что нет, как ни странно - не восстанавливается - проверено.
   Мы посмеялись, а потом он перешёл к серьёзному разговору:
  - Скажи, Витор, какие у тебя планы на будущее, и что бы ты хотел получить за то, что меня вылечил?
  Я уже давно определился, что я хочу, но сделал вид, что думаю над вопросом, потом только выдал ответ:
  - Я хочу попасть к запретным землям. Скажите, когда последний раз там были ваши соплеменники?
  - Очень, очень давно - нахмурился вождь - но там нельзя быть! У нас передавалось из поколения в поколение - те, кто приходит оттуда, долго болеют и умирают. Вот так, как я чуть не умер. Зачем тебе туда?
  - Но я не пойду в сами запретные земли - я хочу исследовать территорию рядом с ними. И мне надо, чтобы меня туда отвели и показали - куда соваться можно, а куда нельзя.
  - Это просто - там, где земля оплавлена, как сало - это и есть запретные земли. Если ты войдёшь на эти камни - ты труп. То, что рядом - там быть можно, но! - это опасные земли. Там живут очень много странных животных, таких странных, что мы не любим об этом говорить. И не спрашивай меня об этом. Даже когда я хочу рассказать об этих животных, мне становится нехорошо.
  Я слушал его, но не слышал. Потом, через много времени этот разговор всплывёт у меня в памяти, и я пойму - почему вождю было плохо при мысли о том, чтобы рассказать мне о странных существах, живущих рядом с запретной землёй.
  - А вы этих землях, рядом с запретными, вы часто бываете?
  - Нет, я один раз был. В молодости, такой же был сильный и глупый, как мой сын - вождь улыбнулся и дал ласковый подзатыльник Кранту - ничего, поумнеет, к моим годам. Будет кому племя передать....если доживёт. Вот об этом, я и хотел, в основном, с тобой поговорить.
  Вождь посерьёзнел и продолжил:
  - Нехорошие у меня сведения есть, колдун Витор: три племени, объединившись, идут на нас войной. Они прознали, что теперь у нас нет шамана. Как прознали? Очень просто - сынок шаманский навёл. Он, похоже, и ведёт их. Боюсь, что наши с тобой действия принесли беду племени - если бы мы с тобой умерли, племени было бы лучше. Вот только помирать как-то неохота было - усмехнулся вождь. А потому - давай думать, как из этого положения выкрутиться. Я ведь позвал тебя не только, и не столько за тем, чтобы наградить за лечение. Что проку тебе от награды, если тебя настигнут воины трёх племён? Ну, может, ты и выживешь - ты могучий колдун, и всё такое прочее - а ты сумеешь прикрыть своих друзей, свою белую жену? И не думаешь же ты, что они дадут тебе покопаться в развалинах? Тем более, когда ты убил могучего шамана. Да его сын будет землю рыть, а тебя найдёт и попытается убить. Значит, дело обстоит так: будет война, и ты мне нужен на ней, как боевой шаман. Это в твоих интересах. Побьём врагов - я тебе там отряд сопровождения, и иди в свои запретные земли. Вернее - не на них, а к ним - я всё-таки думаю, что ты не идиот-самоубийца. Хотя - усмехнулся он - судя по твоим действиям, это не очень заметно. Если бы не твоё умение воина - шаман мог тебя убить - мне рассказали. Ну что скажешь?
  - Дайте-ка мне расклад по врагу: какое у них вооружение, сколько бойцов, есть ли шаманы, когда, предположительно, будет нападение, сколько можете выставить бойцов вы, в общем - полный расклад мне. Я должен составить план действий.
  - Вооружение - как у нас. То есть: дубинки с вставленными туда металлическими шипами, копья, дротики, ножи. Стальной брони у нас нет, применяется броня из сухих коленчатых растений арсаза (бамбук - подумал я). Металла у нас много, но мы не умеем его обрабатывать. Все ножи, что у нас есть, а также наконечники копий и дротиков - мы получаем из-за пустыни, вымениваем их на артефакты древних.
  - А луки у вас есть?
  - Луки? Это такие штуки, как у твоей женщины и её брата? Нет. Мы не умеем ими пользоваться. У нас дротики, мы их умеем метать очень далеко с помощью специального приспособления - копьеметалка, атлатл, у нас называется. Дротик летит на сто пятьдесят метров. Каждое племя может выставить триста- четыреста бойцов, значит - их будет около тысячи. Мы тоже может выставить триста бойцов. Шаманы у них есть, но они слабые, не идут ни в какое сравнение с убитым Магстом. Нападение будет примерно через три дня - племена снялись с места и идут к нам со всем своим имуществом, жёнами и детьми. Это племена, с которыми мы враждуем давно, но они не осмеливались на нас нападать - пока был жив шаман. Шамана нет, им нужны новые пастбища с жирной травой - они будут убивать нас. Значит - нам или уходить от них, или принимать бой и всех уничтожить. Если сможем.
  - А ты не думал над тем, что даже если мы их победим, я уйду в запретные земли - они снова придут? Или кто-то опять придёт, другие племена?
  - Думал. Но решения не нашёл. Подумай и ты. Давай мы будем есть, пить, потом спать пойдём, а завтра к обеду соберёмся - и ты мне скажешь, что ты придумал. Хорошо?
  - Хорошо - угрюмо ответил я и чуть не сунул в рот шевелящуюся личинку, протянув руку не глядя и схватив её вместо куска мяса. Бросил, вытер руку о штаны и набил себе рот какой-то мясной приправой (надеюсь не из членов летучих мышей) - завтра, так завтра. Утро вечера мудренее...
  Глава 4
  Я рассказал друзьям о беседе с вождём - надо сказать, что особого восторга известие о том, что нам предстоит война с трёмя племенами, количеством превосходящих 'наше' племя в три раза - не вызвало. Можно сказать даже - наоборот - все были удручены - из огня, да в полымя, так называлось наше положение.
  Мы обсудили ситуацию, и пришли к выводу - воевать, так воевать. Основным орудием буду, конечно, я . И ещё - нельзя допускать врага до деревни - его надо встречать в поле, далеко от этих мест. Глупо отсиживаться в лесу, пока враг крадётся к нам. И ещё - возникла у меня одна мыслишка...решил обдумать её ночью...ну - после того, как исполню 'супружеский долг'. С Аранной.
  Кстати - она как-то спелась с моими 'жёнами' - уже довольно бойко болтает с ними на оркском языке - они целыми днями её обучали, и оказалось - память у неё отличная. Впрочем - а как оно могло быть иначе - если я дал друзьям мнемонизаторы, и Аранна, и Каран, и Алдан целыми днями зубрили слова оркского языка.
  Само собой - отвратительно жить в каком-то месте, где все разговаривают на неизвестном тебе языке - может они гадости говорят, или планируют тебе башку отрезать - а ты даже понять не сможешь. И в бытовом смысле - хотя бы напиться попросить - не дурацкими жестами и мычанием, а словами.
  Глубокой ночью, когда лежащая рядом Аранна спала, спал и весь дом, вся деревня - я думал о том, как быть с ситуацией.
  В голову лезло много вариантов, и все один хуже другого. Ну как сделать, чтобы принявшее меня племя жило, не имея своего шамана, и ещё, чтобы на него никто не напал, чтобы никто не позарился на его богатства, когда меня не будет в в племени? Когда я уйду настолько далеко, что ничем не смогу помочь?
   Буду рассуждать: как устранить проблему. Первое - уйти. Исчезнуть, оставив орков с их проблемами. Не буду морализаторствовать, говорить, что это нехорошо, бросить существ, принявших меня - рассмотрю с точки зрения практичности: уничтожают единственных союзников в этой стороне света. Что из этого вытекает? Вытекает - гибель. Нас будут преследовать - сын шамана, его новые союзники, ВСЕ. Мы будем скакать по лесу, степи, как загнанные олени и в конце концов закончится это плохо - кого-нибудь из моих друзей убьют. Или меня. О том, чтобы полазить по развалинам и речи идти в этом случае не может, даже жить проблематично.
  Дальше - если я помогаю амаракам победить противников - да, на время проблема устранится, но мне надо уйти, и где гарантия, что через неделю после моего ухода снова не повторится набег? А он повторится. Значит, что надо сделать? Устранить причину набегов. Какова причина? Да само существование орков! И что, убить ВСЕХ, кроме племени амароков? По идее можно...только решусь ли я на это? Смогу ли стать кровавым убийцей десятков тысяч орков? Стоп! А кто сказал, что надо всех убить? Их надо объединить - в одно племя, и тогда исчезнет угроза набега! По крайней мере, усилить племя так, чтобы на него не смогли напасть никакие другие племена - такого уровня шаманов, как был тут, и каким являюсь я - у них нет, значит - решают сила воинов, умение, и если я уйду - им уже никто не сможет повредить. Как подмять под себя максимальное количество племён, как создать империю из разрозненных оркских родов? Смогут ли племена принять владычество того же Красста, если у них поубивают воинов? Это вопрос...надо будет с ним это обсудить. Однако - выхода другого я не вижу. Завтра с утра с ним и поговорю. С тем и заснул.
  Утром, только продрав глаза и даже не попив чаю, я побежал к вождю. Воины, стоявшие на посту возле дома вождя меня узнали и не сделали попытки задержать.
   Я вошёл в дом - Красст сидел возле очага на циновке, его женщины наливали ему чай, подкладывали какие-то угощения и он задумчиво жевал. Заметив меня, он не удивился, хотя я и пришёл раньше назначенного времени, поприветствовал взмахом ладони и жестом пригласил присесть.
  Мне тоже подставили чашку чая, угощение и несколько минут мы жевали в полной тишине. Потом, вождь, прожевав, посмотрел на меня и спросил:
  - Как я понимаю - ты что-то придумал?
  - Вроде бы - как вы смотрите на то, чтобы стать вождём всех племён, а не только амароков?
  Красст как раз отпивал чая - он поперхнулся и закашлялся, брызнув жидкостью из носа, рта - откуда могло полететь, оттуда и полетело.
   Женщины сразу набежали, похлопали его по спине, сменили угощение, на которое полетели брызги, поставили новый чай, а он, откашлявшись, спросил:
  - Это всё, что ты надумал? Что за ерунда? Каким образом я смогу стать вождём всех племён, когда у них свои вожди? Ты уж предупреждай, когда такую штуку будешь заявлять - я чуть не помер, захлебнувшись со смеху!
  - А ничего смешного и нет. Если вы не станете императором, то после моего ухода вас всё равно задавят. Через какое-то время, само собой.
  - Кем-кем мне стать? Как ты назвал? - удивлённо поднял брови вождь - императором? Это как у людей, что ли? Да какой из меня император - я вождь племени амароков, вот и всё.
  - Ну, хорошо - давайте назовём Великим Вождём - так лучше? Привычнее? Суть-то от этого не меняется.
  В общем так, предлагаю: создать одно огромное племя из всех племён, которые тут есть. Оно будет называться не амароки, ни татантуры, ни месгии, а как-то по другому - чтобы не было обидно никому. Например - народ орков. Вас так люди называют. Орки. Чтобы создать империю орков, надо сделать так, чтобы все племена вам подчинились, выполняли ваши требования. Для этого, надо, чтобы все вожди этих племён или безоговорочно вам подчинились, или же были назначены вами самим. То есть - из числа ваших верных воинов. Тех, кто не захочет подчиниться, признать вас Великим Вождём - уничтожить. Их имущество, семьи - все перейдут в вашу собственность, и из их детей вы вырастите своих воинов. Начало будет положено вот этими трёмя племенами, которые на вас идут: когда мы их разобьём, весть об этом разнесётся по всем стойбищам, и все будут бояться вам прекословить. Их надо будет селить рядом с вами, строить деревни, воины будут служить у вас , и процесс пойдёт дальше - пока все орки не будут объединены в один народ.
  - Я не знаю, что сказать..я не понимаю, как это сделать, хотя, конечно, ты нарисовал впечатляющую картину. А ты уверен, что мы сможем победить объединённые силы племён?
  - Сможем. Я их уничтожу. Вопрос только в том, как воспользоваться результатами победы - сможете ли вы удержать в подчинении всех воинов? Все в одном месте жить не смогут, а в отдельных поселениях могут вспыхнуть бунты против завоевателя, значит, вам надо будет держать постоянный состав армии, для подавления бунтов, а их надо кормить - раньше они кормились от своих семей или от набегов, а теперь нечем. Значит, придётся разработать систему налогов с каждой семьи, нужны чиновники, нужны законы. Я вам, конечно, помогу - на первых порах наладить систему - а дальше вы уже сами. Дело сложное, но по-другому не получится. Крови прольётся, конечно, море...но вряд ли по иначе получится. Скажите мне - воины других племён подчинятся, или они предпочтут умереть?
  Вождь усмехнулся:
  - Ты наслушался рассказов о гордых воинах, предпочитающих смерть, а не подчинение? Всё бывало. И выкупают воинов, и отпускают, бывает, и в жертву приносят. Воины такие же, как и все - они жить хотят, а потому всё бывает. Хотя, уверен, найдутся и такие, что предпочтут смерть. Что теперь поделаешь? Значит смерть.
  Вождь пожал плечами и снова задумался, мы несколько минут молчали - было тихо, и слышно, как жужжит муха над тёплым очагом, да кричат ребятишки на улице.
  - Да, ты придумал очень серьёзную вещь, но что делать, кроме как следовать твоему плану? Бежать? Нет уж...империя - так империя. Сегодня вечером должны вернуться разведчики - они скажут, где находятся наступающие враги. Как только появятся сведения - я тебя приглашу, обсудим, где встретить и дать бой.
  Я понял, что 'аудиенция' закончена, попрощался до вечера и пошёл домой. Перспектива быть 'орудием главного калибра' меня не прельщала, но что оставалось? Чего я буду заниматься самокопанием? Что мне эти чужие орки - друзья, родственники? Нужно выкинуть из головы все мысли о жестокости происходящего, и делать то, что выгодно мне и моим друзьям. И моему племени... Я усмехнулся - а сколько у меня уже этих 'моих' племён? И у гномов я свой, и у орков...вот только эльфы как-то меня не залюбили. Впрочем - опять усмехнулся - не все.
  В дверях дома стояла Аранна - удивился - она была наряжена в местный наряд - что-то вроде топика, оставляющего обнажённым её плоский мускулистый живот, и повязки вокруг бёдер - открывающей выше колен её ноги. У местных женщин было несколько нарядов для повседневности - одеяние типа сари, и нечто среднее между сари и земным купальником. В здешнем тёплом климате тропиков не было необходимости рядиться в более серьёзные наряды. По примеру африканских племён, с голой грудью, женщины, тут не ходили, но табу на обнажёнку не было никакого - женщины купались и раздевались при мужчинах совершенно спокойно - как и мужчины при женщинах.
  И вот, эта орчанская эльфийка ждала меня в дверях дома и улыбалась:
  - Ну как, идёт мне этот наряд?
  Я осмотрел её с ног до головы и недоумённо спросил:
  - А что, ты постирала, что ли? Какой наряд?
  - Ну перестань! - я же орчанский наряд надела! Как я в нём выгляжу?
  Она повернулась спиной, демонстрируя соблазнительный обтянутый зад и голую поясницу:
  - Смотри, как мне идёт!
  - А я и не заметил...думал, ты просто свой эльфийский наряд постирала, вот он так и отстирался. Это орчанский наряд? Надо же...
  - Викор, ну перестань хулиганить! Ну правда, скажи, я хорошо в нём выгляжу? Лучше, чем в своём костюме? Он истрепался, да и жарко в нём тут, я и решила одеться как местные.
  - Нормально, нормально выглядишь. Не до того мне. А ты выглядишь соблазнительно во всех нарядах. Всё, пошли в дом, мне кое-что рассказать надо.
  Я прошёл мимо разочарованной Аранны - в комнате сидели Каран, Алдан, Бабакан - в общем все. Усевшись у очага, я внимательно осмотрел друзей и усмехнулся:
  - Что, тоже все под орков подделываетесь? Скоро зубы подтачивать будете и лица белой краской мазать? - друзья были по пояс голые, из одежды на них были только штаны.
  Бабакан поражал мощью, а также волосатостью - мне подумалось, со смехом, что если бы его, голышом, увидели где-то в земном лесу - точно бы приняли за йети:
  - Что переговорил с вождём, Викор? Что делать будем?
  - На войну пойдём, друзья...проблемы у нас - у всех. Сейчас я вам расскажу, что предстоит...
  И я изложил им всё, о чём мы говорили с вождём - о войне, о моём предложении ему, о том, какими средствами придётся достигнуть цели.
  После этого все задумались и некоторое время молчали, взвешивая сказанное.
  Гном, как всегда, был рад возможности как следует подраться, эльф спокоен и расслаблен - что будет, то и будет, и только Каран заявил неожиданное:
  - Викор - а ты не думал над тем, чтобы самому возглавить эту, новообразованную империю? Зачем тебе вождь? Они без тебя никто!
  Все ошеломлённо замолчали, и с ожиданием посмотрели на меня. Я тоже несколько опешил, потом собрался с мыслями:
  - Начнём с того, что как это ты себе представляешь, чтобы орки подчинились белому человеку? Одно дело - вождь, выбранный своим народом, уважаемый орк. И тут - какой-то страшный шаман, белый человек, который стремится захватить власть! Они не подчинятся, и будет та же история, что с эльфами - преследование, выстрел исподтишка, постоянная опасность быть убитым или отравленным - мне это надо? Я бы мог продолжить и сказать - что я не хочу себя связывать, не хочу вывозиться в крови по горло - но думаю, и первой причины достаточно. Пусть вождь хлебает всю радость быть императором....может и выживет.
  - Я думаю - достаточно - усмехнулся Каран - только зря думаешь, что не придётся вывозиться в крови по горло, если ты собираешься помогать вождю завоёвывать племена. Думал над этим, нет?
  - Думал. Я не тычь грязным пальцем в открытые раны...и так тошно. Деваться только мне некуда. И вам тоже. Может я ещё как-то и пристроюсь, свалю отсюда, но вас завалят точно. Думаешь, мне сладко принимать такое решение?
  - Извини, Викор. Ты прав. Деваться нам некуда. Делай то, что считаешь нужным. А мы тебя всегда поддержим - Каран ободряющего сжал мне плечо, а остальные согласно кивнули головами.
  - Хорошо, друзья, спасибо. Алдан, такой вопрос: луки, типа твоего, делать трудно?
  - Хочешь вооружить армию Красста? - понимающе кивнул головой эльф - трудно. Очень трудно. Этот лук составлен из кусков рога, соединённых особым образом, даже с умением, сноровкой, их делают очень медленно. Но кто тебя заставляет делать такие сложные луки? Ведь простой лук сделать довольно легко - ты сам рассказывал как-то, что в детстве вы делали простые луки. Так и тут - можно сделать лук из сухого крепкого дерева, а вот стрелы - если хочешь максимальной эффективности - мазать ядом. Это будет невероятно убойно - каждого воина племени вооружить луками, вдобавку к их дротикам. Я научу их делать простые луки, научу стрелять - через месяц, а то и раньше, они будут вполне сносно попадать в цель.
  - Хорошо. Бабакан - ты же гном, ты знаешь кузнечное дело?
  - Вообще-то я рудознатец, особо много по кузнечному делу не знаю - но да, знаю, как плавить металлы, как ковать простые вещи, или отливать их. Умею строить печи для плавки металла и горны для кузниц - это простейшие вещи, которых гномам учат с детства. Хочешь научить этот народ кузнечному делу? Запросто. Было бы у них желание...
  - Думаю - будет. Ну а ты, Каран - будешь обучать их фехтованию. Мы создадим армию, не хуже, чем имперская! Дайте только время...
  - А я что буду делать? - обиженно спросила Аранна - всем раздал обязанности. Одна я не при делах!
  - А ты - серьёзно и важно сказал я - займёшься самым важным делом, которое только может быть на этом свете!
  - Даааа?! И каким это? - живо заинтересовалась Аранна.
  Каран и Алдан уже поняли и захихикали в кулаки.
  - Ты будешь ублажать великого шамана Витора! Важнее нет в этом мире обязанности!
  - Тьфу на тебя! - засмеялась Аранна - я и правда думала чего важного ты надумал. Кстати, нам надо поговорить с тобой...без этих распутников.
  - А что это распутники-то? - прогудел Бабакан - да я вообще святой гном! Я спас от одиночества три...нет - четыре женщины-орчанки! Теперь они счастливы! Прошу звать меня теперь 'Несущий счастье'! так меня назвала одна вдовушка...
  Все начали смеяться, с нами вместе засмеялся и гном, а я подумал - хорошо, всё-таки, что судьба занесла меня в этот мир...ей-ей я тут на своём месте. А там - как вывезет...
  - Что, усладительница, пошли на речку купаться? Совершим омовение?
  - Пошли. А вы тут сидите и не мешайте нам купаться!
  - Нет-нет! Мы сейчас побежим за вами подглядывать! - хихикнул Каран - как же, мы спать не можем, всё думаем, как бы вас застать за этим делом!
  - Фи тебе! - тряхнула отросшими волосами Аранна и поднялась на ноги - пошли, Викор.
  Мы отправились на речку, находившуюся в двухстах метрах от деревни - небольшая речушка тут, в излучине, создавала небольшой затончик, с чистой, быстро текущей водой, с белым песчаным дном - она мне чем-то напоминала речку Медведицу в своих верховьях - такая же чистая и текучая.
   Разделись и медленно, с наслаждением зашли в прохладную воду.
  Я раскинул руки и ноги, закрыл глаза, вода медленно сносила меня по течению, обнимая прохладными струями. Внезапно кто то меня обнял и стал поглаживать...хммм...по всем местам. Не открывая глаз, я провёл по гладкому телу подруги, по голове...и вдруг обнаружил, что у Аранны слишком отросли волосы! Да и грудь как-то побольше вдруг стала...
  Я открыл глаза и перед собой увидел не эльфийку, а младшую жену, которая истово ласкала меня. Я всполошился - если сейчас Аранна увидит это дело, он меня просто разорвёт, вместе с этой бабой! И тут я заметил на берегу эльфийку, которая ехидно улыбалась и помахивала мне рукой. Ах негодяйки! Похоже спелись! Ну что же - раз так - я тоже не железный. Кто же из мужиков откажется от такого дела...только импотент, наверное. Я, таким, слава богам (или увы) не являлся, а потому - выбрался на берег вместе с девушкой и предался разврату (какой разврат, со своей женой, что ли?!) со всей страстью, какой мог. Как ни странно - она оказалась девственницей - видимо Сарк только что её купил и не успел 'оприходовать' до того, как я его прирезал.
  Назад, в дом, мы возвращались с Аранной. Она вела себя как обычно - разговаривала о том, о сём, как будто я только что не занимался сексом почти перед её глазами с другой женщиной. Поговорив с ней на незначительные темы, я решился, и спросил:
  - Что это было?
  - Ты о чём? А! - о Масанте? Мы с ней договорились, что будем с тобой по очереди. Я любимая жена, но ты же должен выполнять свои супружеские обязанности, тем более что женщины племени стали поговаривать, что ты слаб, как мужчина, что тебя хватает только на одну женщину, и то ещё неизвестно - может ты и с ней-то, не можешь, как следует. Погоди ещё - вот средняя жена родит...да и старшую хоть иногда надо утешить - иначе авторитет твой сильно упадёт. Шаманство шаманством, но тут импотентов сильно не уважают - мужчина должен осеменить как можно больше женщин, чтобы в племени было больше воинов и женщин для рождения воинов. Так что, милый мой, не отлынивай.
  Аранна усмехнулась и добавила;
   - Да я не против, мне тебя вполне хватает, тебя на сотню женщин хватит, не сомневаюсь. Не сотрёшься.
  - Не узнаю тебя - растерянно сказал я - да на той стороне ты бы меня в полосочку изодрала, если бы я на других баб посмотрел. А тут - так спокойно относишься?
  - Ну мы не на другой стороне - тут другие законы, и мы будем, пока живём с ними, жить по их законам...пока свои не установим. Они знают, что мы с тобой в конце концов уйдём. И не против, но хотят, чтобы ты оставил после себя крепких шаманов, или воинов, и чем больше, тем лучше.
  - Значит, я что-то вроде быка-производителя?
  - Значит - так! - радостно засмеялась Аранна - а вы что думали, мужчины - только вы управляете этой жизнью? Это только со стороны тут кажется, что всем заправляют мужики - однако, без мнения женщин тут мало что происходит, хотя женщины всеми силами стараются быть незаметнее и изображают бессильных и покорных. Без женщин тут все с голоду умрут, не будет ни молока, ни масла, ни тканей - в общем всего, что обеспечивает жизнь племени. Так что...вот так.
  - Ладно, разберёмся. Дни отдыха хоть оставите?
  - А как же! В эти дни не ты на нас, а мы на тебя! Лежи, отдыхай!
  Аранна ещё пуще залилась смехом, а я плюнул и махнул рукой: иногда лучше пойти на поводу у баб, чем тратить время и нервы на противостояние. Тем более, что этот порядок жизни был совсем неплох...любой мужик скажет.
  День прошёл в ожидании - когда появятся гонцы от вождя, когда станет известно о наступающем войске - за этими ожиданиями и разговорами с своими друзьями, я не замечал суеты женщин, подающих, убирающих, бегающих вокруг - это воспринималось как само собой, хотя я и отметил для себя взгляды и перешёптывание моих жён и приходящих к ним в гости соседских женщин. Подумал с возмущением - мерзавки - мои стати небось обсуждают!? Потом плюнул, и забыл. Пусть болтают.
   Я решил заняться одним делом, которое не давало мне покоя.
  Позвав Алдана с собой, объяснил ему, что я хочу, и он в восторге убежал в лес, возвратившись через полчаса с полным мешочком.
  Мы с ним вышли из моей хижины, осмотрели участок вокруг неё, и я определился - это будет здесь! Мне надоело жить в плетёной хижине и я решил построить себе дом.
  Кстати сказать - это будет и экспериментом - Шаланнар показывал мне, как растить дом, но до сих пор я этого ни разу не делал. Мы с старым эльфом делали упор на практику использования магических боевых заклинаний, а такие дела, как выращивание растений и уж тем более - домов, я ни разу не делал. После эксперимента, я решил поставить дома и своим друзьям - хватит им ютиться в моей хижине.
  Мы разметили, как и где должен располагаться дом - благо, что до соседних хижин расстояние было достаточно большое, места хватало - можно пять домов разместить. Ровно отчертили контуры дома - мне как-то не улыбалось жить в кривобоком монстре, и равномерно, через несколько сантиметров навтыкали в проделанные лунки семян железного дерева.
   Это дерево было настолько тяжело, что тонуло в воде, его с трудом брали стальные инструменты, и обычно из него делали оружие - копья, дротики, а до появления стальных ножей - и ножи. Ещё и сейчас, по рассказам местных, некоторые шаманы для своих обрядов применяли древние ножи из железного дерева - но, на мой взгляд, это было чистое пижонство и очковтирательство. Я не знал ни одного магического обряда, в котором придавалось бы значение инструменту, которым размешивали снадобья или резали травы.
  Почва был влажная и довольно чернозёмная, что мне и требовалось. Сзади столпились домочадцы - вывалили все - и жёны, и мои друзья, и разнокалиберные детишки - и 'наши', и прибежавшие со всех сторон. Это немного нервировало, но надо было приучаться колдовать не только в лабораторных условиях, но и когда на тебя смотрят множество глаз - вот как на поле боя.
  Я прикрыл глаза и обратился к заклинаниям роста - их было несколько, и нужно было выбрать необходимые. Наконец, я определился и начал колдовать: я представлял, как семена прорастают, как вытягиваются вверх, я стал одним целым с ними и чувствовал, как они выпускают корешки и вцепляются ими в землю, как тянут воду, перекачивают в себя соки, питательные вещества. Одновременно командовал им - вы должны занять вот это, это место, это место...вначале пол - он должен быть ровным, как стол...стол? Пусть будет стол, да...скамьи...огромное кресло у стола...дверной проём...окна? Нет, окон не будет...я заставлю сами стены светиться - когда я скажу нужное заклинание. Заранее вношу изменения в структуру дерева, с придачей ему свойств светящегося мха. Уж не знаю, как получится, но почему бы не попробовать? Сделали же тот магический светильник, что был у покойного Катуна.
  Теперь - стены, потолок...потолок высотой под меня...туалет! Вот что мне не хватало тут - надо сказать, что правила в деревне были строгие, и все отправления можно было отправлять только вне пределов деревни - под страхом немедленной казни - табу!
  Это было, понятно, что закономерно - в жарком климате, такая антисанитария в пределах деревни. Может привести к страшным результатам - а посему - загаживались все кусты ЗА деревней. Бегать каждый раз туда - целое приключение. А если живот заболит? В общем - я решил сделать так, как у Шаланнара - что-то вроде кормления деревьев, которые полностью поглощают нечистоты. Такой симбиоз выгоден всем, и людям, и дереву.
   Последний штрих - дверь. Дверь должна быть защищена от проникновения, и я сделал так, что закрыть и открыть её могу только я. В общем-то она всегда будет открытой, необходимости запираться от воров тут не было, но в случае опасности я мог сказать магическое слово, и деревья тут же заращивали вход, а в случае попытки разрубить его - могли ударить молниями - почти так же, как у Шаланнара.
  Всё это время я стоял с закрытыми глазами, полностью поглощённый выращиванием дома, чтобы ничего не отвлекало от работы.
  Я не знал, сколько прошло часов - сдаётся - часов пять, не меньше, у меня затекли ноги, устал, как собака, во рту пересохло, а голову страшно ломило.
  Открыв глаза посмотрел на своё произведение, которое 'видел' до того только 'глазами' деревьев. Получилось, может и дубовато, не так красиво, как у эльфов, но крепко. Я оглянулся - вокруг стояли орки, с любопытством и, мне показалось - страхом, наблюдавшие за процессом выращивания дома. Я прошёл в дом - он был живым, я ощущал его всем организмом - казалось, он разумен и узнал меня. Я сказал магическое слово - в доме загорелся свет, похожий на свет магического светильника Катуна. Свет был неярким, но вполне приемлемым - при нём можно было спокойно читать, и не только свитки, написанные крупными буквами, но и мелкий шрифт типа газетного. Я улыбнулся - газеты! Как далеко от меня был этот мир газет, ракет и президентов. Да и слава богам - даже и не тянуло туда - хотя моя жизнь в этом мире не отличалась безопасностью и постоянством. Я жил здесь по-полной, интересно и полноценно.
  Обойдя дом, я остался доволен своей работой - только вот не хватало очага и перегородок - но это я сделаю потом, что касалось перегородок, а вот очаг...хммм...стоило бы попросить Бабакана сделать печь - уж кто-кто, а гномы знают, как её сложить, из меня печник был никакой.
  Решил проверить двери, но на всякий случай вышел наружу. Прошептал слова - дверь затянулась толстыми ветками так плотно, что нельзя было сунуть палец. Я оглянулся, увидел нескольких воинов, с почтением наблюдавших за моими потугами сваять самый великий дом всех времён и народов (подозреваю, что среди орков он таким и будет, а я останусь в их памяти как Великий Белый Шаман - я хихикнул при этой мысли).
  Попросил одного воина:
  - Метни копьё в дверь. Только это...отойди подальше. Попадёшь с пятидесяти метров?
  - Шаман, не обижай воина! - усмехнулся раскрашенный белым орк - а чего далеко отходить? Хочешь дверь на крепость проверить? Я отсюда могу.
  - Отойди, отойди, можешь сильно пострадать. И вы отойдите - махнул я рукой на толпу зевак - сейчас проверим магические свойства дома!
  Все отошли подальше - и не просто отошли, а заполошно кинулись бежать, убежав за спину воину с копьём, где остановились с выражением жесточайшего любопытства на лице.
  - Бросай! - крикнул я воину.
  Орк размахнулся, и со всей силы метнул копьё прямо в дверь дома.
   Длинный снаряд, описав безупречно красивую дугу, с силой ударил в деревянную дверь. Однако, он не воткнулся, а как будто врезал в трансформатор высокого напряжения - полетели зелёные искры, копьё обуглилось, а в направлении метателя ударили длинные зелёные молнии, едва не дотянувшиеся до него. Если бы он стоял рядом, то его точно или убило бы, или оглушило.
  Воин вытаращил глаза и замер как соляной столб, все вокруг тоже замерли, а потом взорвались криками и захлопали в ладоши, как дети. Я пошёл к дому, поднял копьё - его наконечник был спалён, как высоковольтной дугой. Рядом с домом я почувствовал какое-то нервное напряжение - как будто он был разумным и волновался. Автоматически, как дворовую собаку я стал его успокаивать:
  - Всё в порядке, свои, свои, всё хорошо! - и произнёс слово открытия. Дверь медленно, осторожно, но открылась. Интересно - подумалось мне - а мои друзья смогут открывать и закрывать двери? Для этого ведь нужно владеть хоть зачатками магии. Вот Бабакан точно сможет - он ведь рудознатец, магией владеет, а остальные вряд ли.
  Поднявшись в дом, прошёл к столу, стоявшему ближе к входу - тут я планировал разместить гостиную и уселся на скамейку. Такое впечатление было, как будто стол не вырастили, а он был сделан где-то в мастерских - коры на нём не было, а открытая древесина сияла своей структурой, были видны прожилки, какие-то наплывы...всё идеально гладко. Я хлопнул по столу руками и сказал:
  - Ай да Викор, ай да сукин сын!
  По пандусу из дерева застучали чьи-то ноги, и в дверном проёме я увидел вождя Красста, с некоторой робостью заглядывающего в колдовское жилище. Он осторожно осведомился:
  - Я могу войти? Тут ничего меня не ударит молнией? А то мне такие страсти порассказывали! - вождь осторожно вошёл в дом, осматриваясь и слегка горбясь, как будто всё время ожидал молнии в башку .
  - Не бойтесь - дом наказывает только тех, кто пытается его разрушить. Не будете его ломать - и ничего вам грозить не будет. Я ещё не успел его доделать - завтра возьмусь, с новыми силами!
  - Боюсь, Витор, завтра не удастся - вождь устало присел за стол, на скамью и сложив руки. Разведчики вернулись - армия врага в двух днях пути. Утром надо выдвигаться - встречать их за лесом, дальше, в степи. Они идут вдоль границы леса, я уже отдал приказ отогнать стада в противоположную сторону, но они идут медленно, надо перехватывать их на подступах. Вот так вот. Ты готов завтра выехать?
  - Готов. Сколько у нас будет воинов?
  - Триста двадцать. И ты. Вся надежда на тебя.
  - Шаманы у них есть?
  - Есть, но только лекари. Боевых шаманов нет.
  - Это обнадёживает. Ну что же - во сколько выезжаем?
  - С рассветом. Я пришлю за тобой.
  Вождь поднялся и вышел из дома, уже не особо обращая внимания на чудеса шаманских рук - ему было не до того. Я тоже встал из-за стола и пошёл в хижину - ужасно хотелось есть, я весь день колдовал, и ничего при этом не ел, не пил. Пора было восстановить свои ресурсы.
  Моя хижина встретила меня шумом, беготнёй, друзья сидели вокруг очага и как будто подпрыгивали на месте:
  - Давай, рассказывай, чего там вождь приходил! - Каран хлопнул по коленкам - чую, неспроста он был. Когда выходим?
  - Завтра. Аранна, я хочу тебя оставить тут. Вдруг случайный дротик - и каюк. Друзья, может и вы останетесь? Это и вас касается - не дай боги я не успею вас вылечить...вы обязательно нос сунете, куда не надо, я ведь знаю!
  - Викор, ты что. Обидеть нас хочешь - подозрительно посмотрел на меня Бабакан - нас потом тут в племени вообще за мужчин считать не будут, ты что? И как это мы тебя отправим на бой, а сами сидеть по хижинам будем? Ты как себе это представляешь? Кончай это нытьё, уже сто раз заводил. Лучше расскажи, что там происходит, и что ожидать.
  - Что ожидать? Тысячу отборных орков с дротиками и копьями. При трёхстах двадцати наших. Следом за воинами идут их племена, в полном составе, чтобы занять благоприятные места - если не передерутся. План таков - дать им по сопатке, а тех, кто останется, подчинить и превратить в одно племя. Вот и всё. Раз уж вас не уговорить спрятаться, вы идёте со мной как моя личная гвардия и охраняете меня со всех сторон, чтобы не зашибли исподтишка. Когда я буду колдовать, мне будет не до безопасности, так что ваша задача, чтобы меня не грохнули в это время. Всё ясно?
  - Ясно! Будем охранять! - звонко и ехидно объявила Аранна - и даже не думай, чтобы я тебя отпустила одного. Глупости какие...
  - Всё! Сдаюсь - устало заявил я - мне жрать тут дадут? А то с голоду сдохну. Давайте поесть скорее. Кстати - вот по такому дому я выращу всем вам, чтобы жили как нормальные цивилизованные существа. Сегодня мы с Аранной спим в своём доме. А вы как хотите...
  - Это радует - пробурчал Каран - хоть выспимся как следует...без звукового сопровождения.
  Эту ночь мы с Аранной провели в новом доме. Мне было хорошо тут, спокойно, я запечатал дверь, и мы разлеглись на ворохе одеял, прямо на полу. Впервые за много дней и ночей, я был действительно наедине со своей подругой...не считая Дома, который, как будто одобрительно смотрел на нас своими стенами, потолком, полом. В этом доме была часть моей души.
  На рассвете нас разбудили крики - стучать в двери народ боялся, вдруг молнией врежет, поэтому им пришлось надрывать глотку во всю мощь, чтобы пробиться через толстые стены. Мы быстро оделись - Аранна надела свой эльфийский наряд, в котором прибыла сюда - и мы вышли во двор. Мои друзья уже были на конях, наших они держали в поводу. Всё-таки есть преимущество в должности руководителя! - с усмешкой подумал я - ни тебе коней ловить, ни седлать - всё уже готово. Сел и поехал!
  И мы сели и поехали. Отряд воинов во главе с вождём вышел раньше, и нам пришлось догонять, под ворчание Бабакана о засонях, которые ночь прокувыркаются, а утром зад поднять не могут. Но скоро мы догнали воинов, так как они двигались шагом, неспешно.
  Амароки были наряжены в лучшие одежды, их обнажённые по пояс тела покрыты узорами белой краски, лица тоже были белыми. Их лошади покрыты дорогими новыми попонами и сидели воины на них, как будто выехали на парад.
  Мне они напоминали индейцев - только убора из орлиных перьев не хватало... Некоторое время я думал - чего меня беспокоило, что бросалось в глаза, какая неправильность в том, что я видел? Потом, неожиданно, понял: стремена! У них не было стремян! Вот, казалось бы, такая простая штука - стремена, а орки её не знают. Они ехали на лошадях без сёдел, без стремян, на попонах, постеленных на лошадей. А что это значит? А значит это, что они не могут с коней кидать дротики, они не могут на скаку бить копьём, они ничего не могут с лошади делать!
  На Земле, изобретение стремян произвело буквально революцию в военном деле - у всадника освобождались руки, и он мог, не боясь упасть с коня - бить копьём, мечом, метать дротики и стрелять из лука. Это было одно из тех изобретений, о которых можно сказать - просто, и гениально.
  Если перевооружить армию амароков - ей не будет равных. Если мы выживем после этого столкновения....хммм...почему - если?! Когда мы выживем, устроим полную модернизацию армии - решил я для себя.
  Мы ехали весь день, остановившись ненадолго, чтобы покормить лошадей, напоить их, да самим слегка перекусить. Уже под вечер амароки остановились на равнине у небольшого ручья, вытекающего из леса - здесь было ровное поле, заросшее жирной зелёной травой, пахнущей мёдом и цветами, а также довольно высокий бугор, почему-то напомнивший мне бугры, на которых ставили радиолокаторы в военных частях и на аэродромах. Может это и был когда-то такой пункт радиолокации? Теперь этого нельзя было понять, теперь это был высокий бугор с заросшими разнотравьем боками. На нём и поставил Красст наблюдателя. До ночи ещё было далеко, когда наблюдатель крикнул:
  - Идут! Вижу войско!
  - Коней стреножить! Всем построиться в боевое построение! - скомандовал Красст.
  Воины забегали - те, кто не успел стреножить коней, делали это сейчас, а потом выстраивались в нечто подобное греческой фаланге - прямоугольник, ощетинившийся копьями, прикрытый длинными щитами. Щиты у амароков были деревянные, тоже выкрашенные белой краской. Они везли их за спиной, и теперь щиты стояли перед ними, узким, острым краем в землю. Впереди находились самые опытные и сильные воины, к задним рядам степень опытности и силы снижались - там были более молодые и не столь зарекомендовавшие себя в битвах бойцы - по крайней мере я так всё это понял.
  Мои друзья сосредоточились вокруг меня, Бабакан надел на себя кольчугу, шлем, которые не бросил даже во время нашего бесславного похода по пустыне. Они тоже взяли себе щиты, которые получили у вождя с племенного склада оружия, то есть из арсенала. Каждый из воинов имел собственное снаряжение, но часть оружия было общественным и хранилось в специальном складе.
  Я подошёл к вождю, и спросил:
  - Ну, что видать? Сколько их?
  - Боюсь, что слишком много - угрюмо сказал вождь. Как бы к ним не присоединилось какое-то ещё племя....видно прослышали о жирном месте, вот и полезли все. Тем более, что после твоего дождя в пустыне, степи тоже достался благодатный полив, - в этой местности, а вот степи дальше, на севере, выгорели от засухи. Ну что же, мы готовы. И ты не подведи...
  - Вождь....у вас принято вести переговоры перед битвой? Это считается в порядке вещей, или такого обычая нет?
  - Так-то бывает, но смысл какой с ними разговаривать? Они воспримут переговоры как признак слабости!
  - Не воспримут. И не забывайте - это ваши будущие подданные - чем меньше их погибнет, тем больше у вас будет подданных, понимаете? Давайте попробуем их уговорить...хммм...нет, не так - не уговорить, а внедрить им мысль о том, что в случае проигрыша, мы не будем их убивать, или приносить в жертву, а примем как соплеменников, и тогда, как только им станет туго, они вспомнят эти слова и не будут сопротивляться как загнанные звери, понимаете?
  - Я понял. В этом есть смысл. Ты очень разумный человек, Витор. Хорошо, сейчас мы возьмём щит миролюбия и пойдём к ним разговаривать. Подумай, о чём им скажешь.
  Вождь махнул рукой, и ему принесли щит, выкрашенный ярко красной краской. Он поднял его на копьё, прикрепив к наконечнику, и медленно двинулся вперёд, топча ногами сочными луговые травы. Я пошёл за ним, сопровождаемый Бабаканом и Караном, эльфов я оставил наготове сзади, они шли чуть поодаль - если что-то случится, они успеют прикрыть нас выстрелами из лука.
  Я вначале удивился - почему щит миролюбия выкрашен красной краской, потом, после размышления понял: белый цвет, как у индийцев, например, здесь, на поле боя, является цветом войны, смерти, а красный - цвет жизни. Вот поэтому, в отличие от Земли, щит и был выкрашен в красный цвет.
  Вражеское войско выстроилось в такую же фалангу, вооружение их - я сразу прикинул - не отличалось от вооружения амароков, вот только было победнее - меньше металлических наконечников, больше простых копий из железного дерева. Они встали строем в пятистах метрах от нас, и идти пришлось довольно далеко. Наконец, мы приблизились к ним на бросок копья и вождь закричал, так, что было слышно всем вражеским воинам:
  - Я вождь амароков Красст! Мы хотим поговорить с вождями!
  От стены щитов отделились четыре человека и пошли к нам. Я удивился - почему четыре? Ведь племён вроде как три? Потом сообразил - не три. Сведения разведки то ли устарели, то ли были неверными - тут было четыре племени. Значит, здесь не тысяча, а как минимум тысяча триста бойцов. По четыре на нашего одного. Красст, похоже, тоже это понял и сделался совсем хмурым. Однако, он был спокоен и сосредоточен - а что ещё оставалось? Паника и истерика были бы совсем ни к чему. Я даже восхитился его выдержанностью - ну ладно я, знающий свои способности, уверенный, что отобьюсь и помогу амарокам, но он-то не знал до конца мои силы и полагался лишь на слова.
  Эти четверо подошли к нам - их лица были разрисованы узорами, жёлтой, красной, синей краской и их сочетаниями. Как мне рассказали раньше, знающий орк мог сразу определить принадлежность к тому или иному племени, глядя на рисунки по телу.
  Неожиданно от рядов воинов отделился ещё один человек - пятый. Неужели пятый вождь? - ошеломлённо подумал я - это целая антанта какая-то! Хоронить вас замучаешься... Однако - нет. Это был отступник, сын покойного шамана Амрт. Я узнал его сразу - он был без 'боди-арта' - видимо, рисовать узоры амароков он не желал, а никакое другое племя его не приняло, чтобы он со спокойной совестью мог разрисоваться их цветами.
  Я на некоторое время забыл об этом предателе, и сосредоточился на вождях. Это были крепкие и сильные люди - как будто сделанные по лекалу и похожие на нашего вождя Красста. Я не знаю - добрые они были или злые, жадные или щедрые, но то, что они были профессиональными воинами и знали своё дело - было видно невооружённым глазом. Их движения спокойны, они шли с грацией львов, крадущихся к добыче. Главным, видимо, был один из них, шедший чуть впереди - мужчина с очень широкой грудью и могучими мышцами - Красст шепнул:
  - Это вождь татантуров Гаркст. Исконные наши враги...
  Подойдя, вожди замерли, рассматривая нас, потом Гракст надменно спросил:
  - Что ты хочешь, жалкий вождь жалкого племени?
  - А что, так необходимо оскорблять своего противника перед боем? Не унижает ли это воина - уподобляясь бабам, которые поливают друг друга грязью из-за молодого любовника?
  Гракст заметно смутился, даже слегка покраснел - это было видно на открытых участках щёк, не закрытых краской. Однако, он продолжил:
  - Вы зря пришли, мы всё равно вас убьём, заберём ваше имущество, стада, ваших женщин, а оставшихся в живых пустим на жертву богам!
  - В жертву, в жертву! Я хочу получить этого белого шамана и сына вождя - я с них живьём сдеру кожу! - выкрикнул из-за их спин Амрт.
  - Белого шамана? - удивлённо спросил Гракст - ты же сказал, что у них нет шамана? Ты нас обманул, Амрт?
  - Да это мошенник, который пришёл из-за пустыни! Он плохой шаман! Он убил моего отца обманом, убил ножом, а не колдовством! (Самое смешное, что он не врал! Я действительно убил шамана ножом) вы легко их убьёте, у них тучные стада. А какие пастбища - вы видите!
  Гракст обратил свой взор ко мне:
  - Значит, ты белый шаман...я сделаю из твоего белого скальпа коврик, и повешу на своей лошади. А прежде - наслажусь твоими муками у жертвенного костра.
  Я холодно посмотрел на него, и ответил:
  - Всё сказал, мечтатель? У меня есть предложение к тебе, ко всем вождям и к вашему войску. Я буду говорить громко, чтобы все слышали.
  Я прокашлялся, а потом мысленно произнёс заклинание усиления голоса - мне попалось такое в свитках Шаланнора. Мы опробовали его до этого, оказалось, что даже шёпот после этого колдовства слышится, как будто через громкоговоритель.
  - Воины племён! - мой голос нёсся, как будто с неба, гулко и ясно - это говорю вам я, великий белый шаман! Ваши вожди ведут вас на погибель! Если вы не остановитесь, вы будете убиты, а ваши души пожраны бездной! Я, великий белый шаман, предлагаю вам подчиниться вождю Крассту, объединиться в один народ, прекратить войны и жить сытой, спокойной жизнью! Вы будете пользоваться пастбищами амароков и других племён, будете жить в довольстве долгие годы и вам не будет угрожать смерть! Если же вы не подчинитесь - вас ждёт страшная участь! Даже мёртвые, вы не будете иметь покоя! Подумайте над этим, если ваши вожди всё-таки поведут вас в бой!
  Я убавил голос до нормального, 'выключив' заклинание и сказал вождям:
  - Мне очень не хочется убивать ваших воинов, но если придётся это сделать - я это сделаю. Степь зальётся морем крови, подумайте над этим! Если вы присоединитесь к амарокам, мы подчиним все племена орков, вместе, вы будете иметь богатство, спокойную жизнь без набегов, сытость, благополучие. Стоит ли идти на поводу у Гаркста и предателя, который травил своего вождя вместе с отцом-шаманом?
  - Травил вождя? - с удивлением спросил один из предводителей - Амрт, ты нам об этом не рассказывал! Я лично, не хочу участвовать в этой войне - оказывается нас ведёт предатель, отравитель вождя племени, притом, обманувший нас - он сказал, что у племени нет великого шамана! Я не участвую в таких необдуманных набегах. Я, с нашими воинами не участвую в битве. Мы отходим в сторону и посмотрим, чем это закончится. А по результатам - определимся.
  - Умрак, предатель! - яростно крикнул Гракст - неужели ты уходишь со своими скантарами? Мы же договорились!
  - Мало ли что мы договорились - ты тоже мне сказал одно, а оказалось другое - сказали, что у амароков нет шамана, а он есть, сказали что это священная битва с зазнавшимся вероломным племенем - а оказалось, что нас использует в своих целях предатель, травивший своего вождя! С него самого надо снять кожу, за покушение на своего вождя! Что, ты будешь поддерживать такого ублюдка? Да и вообще - что бы ты не говорил - но наши интересы ближе мне, чем твои. Ты тоже не вполне чист - все знают про твою давнюю вражду с амароками, решил отомстить за наш счёт? Нет уж...мы отходим.
  Умрак повернулся и пошёл к рядам воинов, отдал команду, после чего часть воинов отделились и пошла за ним к опушке леса. Я не стал смотреть, где они там расположатся, и только взял себе на заметку - этот кадр слишком хитроумный и вероломный, надо взять его на заметку - в будущем он может причинить нам много неприятностей.
  Я посмотрел на стоящих передо мной трёх вождей, и спросил:
  - Ещё есть кто-нибудь разумный, или вы так и хотите ввергнуть своих воинов в кровавую реку? Заверяю вас, я шаман не менее сильный чем тот, кого я убил. Сами задумайтесь - не он меня убил, а я его, и он ничего не смог со мной сделать. Подумайте над этим, мы сейчас пойдём к своим воинам, и будем ждать вашего решения - первые мы на вас не нападём. Потом - с теми, кто останется в живых, будем вести переговоры, с теми, кто оказался умным и понял ситуацию. Мы хотим объединить племена в один народ, народ орков, в государство, которое будет не менее сильным, чем государство белых людей! Где все будут жить по законам, не будет набегов и смертей, у всех будут равные права (я знал, что это не так, но что я мог ещё сказать? Что государство - это череда несправедливостей и беспредела власть имущих? Что никогда не бывает равенства и никогда не бывает мира? Я преследовал свои цели, и как политик, должен был врать, и врать убедительно.)
  - Мы уходим, а вы обсудите это со своими воинами, или сами примите решение - это уж как вам нравится.
  Мы повернулись и пошли к своим воинам. Я не чувствовал под собой ног, всё ждал предательского броска дротика в спину - от Амрта всего можно было ожидать. Впрочем - за его действиями внимательно следили Алдан и Аранна - вряд ли они позволили бы ему совершить такой поступок.
   Подойдя к своим воинам, мы встали возле них, наблюдая за действиями противника. Долго ничего не происходило. Потом, неожиданно, от войска отделилась ещё одна группа воинов и отошла к скантарам. Красст с радостью констатировал:
  - Теперь их только по два на нашего одного! Это уже терпимо! Но оставшиеся точно не отойдут. Настало время битвы. Воины, готовьтесь! - крикнул он зычно - держать щиты, ловить дротики! Задние ряды, изготовиться к броску! Ждём, как они пойдут, мы тоже сближаемся!
  Как услышав его слова, войска двух племён начали движение, вначале медленное, потом всё более быстрое и быстрое. Амароки тоже пошли вперёд.
  Я держался чуть в стороне, как-то не улыбалось попасть под основной удар. Однако, как показало будущее - я ошибался в том, что моё нахождение в стороне прибавит мне безопасности - как тополь на бугре, я виднелся рядом с войском, и похоже вожди отдали приказ в первую очередь завалить именно меня - большая часть дротиков полетела не в воинов, а в меня и мои друзья едва успели принять их на щиты, сразу ставшие бесполезными и неподъёмными, из-за множество воткнувшихся в них снарядов. Я крикнул:
  - Уходите назад! Я сам прикроюсь! - Бабакан попробовал что-то возразить, но я молча и яростно толкнул его назад - быстро назад! Мне некогда думать, приколят вас или нет! Смотрите только, чтобы с боков меня не завалили!
  Рванувшись вперёд, вновь увидел несущуюся на меня тучу дротиков - но в этот раз принял правильное решение - выпустил навстречу этой стае воздушный таран, разметавший дротики, как стаю воробьёв, а потом тут же ударил по стене наступающих файрболлами.
   Это было ужасно - огненные шары, как снаряды из танковой пушки, проделывали бреши в стройных рядах наступающих, полегло сразу человек пятьдесят, не меньше. Их военачальники, видя такое дело, отдали приказ о перегруппировке, и они бросились врассыпную, группками по два-три человека. Теперь нанести такого урона, как в первые минуты боя, было невозможно - палить по каждому воину было глупо, притом он мог увернуться - всё-таки скорость полёта файрболлов была гораздо ниже, чем у пули, и их было видно в полёте. Амароки сближались, осыпая противника дротиками и с той, и с другой стороны уже были потери - несущиеся дротики пробивали щиты, искали не закрытые щитами лазейки, и находили их. Я едва успевал отбивать направленные на меня снаряды, а запустить заклинание массового поражения у меня уже не было возможности - ряды соперников перемещались и пошла рубка человека с человеком.
  Недолго подумал, я бросился вперёд, к лежавшим на земле трупам - врагов и своих, и начал поднимать мёртвых. Трупы-зомби поднимались пачками, и я им говорил - врагам - убить своих соплеменников, ожившим амарокам - убить врага. Зомби подчинялись и шли в бой.
  Их движения были неуверенны, но они не могли не подчиниться моему приказу и вцеплялись в противника - кто бил дубинками, кто колол копьём, кто просто грыз зубами, как дикий зверь, что наводило ещё больше ужаса. Исход битвы был предрешён - чем больше падало мёртвых воинов, тем больше бойцов прибавлялось у нас. Неожиданно - с фланга, от стоящих в 'невмешательстве' воинов, полетели дротики в ряды амароков и половина стоящих в отдалении воинов кинулась на нас - это была, видимо, уловка, когда один из вождей изобразил, что он уходит, чтобы напасть со спины.
  Я выругался и переключил удары на бегущих, выкосив часть их, пока они ещё не успели добежать, а потом решился на самый страшный шаг - я вызвал Демона, чтобы перекрыть им дорогу.
  Страшное заклинание, отпечатанное у меня в голове, сработало, полыхнуло пламя, и когда оно развеялось, я с ужасом и восторгом увидел перед собой гигантскую фигуру, как из 'Парка юрского периода' - это был Он - величайший динозавр всех времён.
  Громадное тело покоилось на ногах-столбах, а если бы он встал на задние ноги, то заглянул бы в окно на двенадцатом этаже. Я сам был потрясён результатом своих действий - я и хотел вызвать что-то страшное, но не ожидал, что это будет ТАКОЕ. Все замерли - и те, кто был на поле битвы, и те, кто кинулся на помощь нашим врагам. Первый опомнился я, усилил голос и закричал, как можно страшнее:
  - Бросайте оружие, иначе мой демон вас растопчет!
  Какой-то отчаянный воин из тех, кто был в 'засаде', кинул копьё, и оно угодило в ногу чудовища. Это был идиотский поступок - для динозавра, весом не менее ста пятидесяти тонн, это было как угол иголкой в зад человеку, и очень болезненный укол.
  Он заревел трубным голосом, и обманчиво тонкий его хвост с шелестом пронёсся по воздуху, сметя нападающих, как пучок соломы в кучу, слабо шевелящуюся и постанывающую. Затем, приподнялся на задних ногах и опустил их у на эту кучку. Брызнула фонтаном кровь, стоны оборвались, а суперящер всё продолжал затаптывать это кровавое месиво в грязь. Потом встал и опять трубно заревел, как паровозный гудок. Нападавшие встали на колени, бросили оружие и накрыли головы руками - так выглядел у орков жест подчинения.
  Похоже, война всё-таки закончилась - теперь оставалось отправить монстра куда-то, чтобы не начались эпидемии...и надо будет выжечь территорию - подумал я.
   Ко мне подошёл вождь Красст:
  - Шаман, отправь его обратно в другой мир! Нельзя, чтобы такое чудовище ходило по нашей земле! Я такого ужаса, честно тебе говорю, ни разу не испытывал. Скорее отправляй его! Можешь?
  Я кивнул головой и стал произносить заклинание переноса, только с обратным эффектом - оно действовало только на объекты прибывшие первым заклинанием, поэтому вероятность того, что я отправлю кого-то из местных, была очень минимальна. Хотя, я подозревал, что могло быть и такое...
  Динозавр исчез в вспышке света. Красст перевёл дыхание и сказал:
  - Ты действительно Великий Белый Шаман. Об этой битве будут говорить все племена. Теперь, я думаю, наши планы осуществятся.
  
  
  Глава 5
  Оглянувшись на поле боя, я увидел, что зомби продолжают гоняться за вражескими воинами и нападать - те бегают от них кругами, иногда успешно, а иногда всё-таки попадают под удар живых мертвецов. Оружие бывшие враги бросили, и потому им оставалось лишь спасаться бегством.
   Поспешив к ним, я пробежал через толпы зомби, активируя заклинание развоплощения. Они падали пачками и больше не шевелились.
  Наконец,на ногах не осталось ни одного мертвеца, и я перевёл дух.
  Однако, оставалось ещё дело: нужно было обеззаразить то место, где стоял и убивал динозавр. Подойдя к месту бойни на расстояние двадцати метров, увидел кровавое месиво там, где монстр втоптал в землю группу орков. Оставшиеся в живых воины стояли рядом и с ужасом рассматривали результат действий этой огромной махины. Когда заметили, что я стою рядом, они шарахнулись от меня так, как будто я был исчадьем ада...
  Я крикнул им:
  - Отойдите подальше! Не стойте рядом, это опасно - и активировал заклинание поднятия температуры, распространив его на максимальную площадь, на какую хватало.
  Вначале от почвы начал подниматься пар, изуродованные останки как будто поджаривались - похоже было на работу свч-печи, затем пошёл чёрный жирный дым...через минут двадцать всё было закончено. О бесчинстве монстра напоминало лишь чёрное выжженное пятно, остатки костей, обугленных высокой температурой, да остатки металлических деталей оружия. Подумалось - буду надеяться, что никакой заразы не перешло в этот мир.
  - Ну что, Великий шаман, мы победили...
  Я вначале не понял, что Красст обращается ко мне, потом усмехнулся и кивнул головой:
  - Победили. Давайте, занимайтесь делом, собирайте пленных, ну и так далее. Не буду тебе указывать, что делать - ты лучше меня это знаешь. Кстати - а кто, какое племя напало на нас со спины? Кто это были?
  Красст усмехнулся:
  - Умрак. Этот поганец изобразил что уходит, а сам встал в засаде, чтобы напасть со спины. А вот второе племя - те и правда ушли. Во время боя они стояли и не вмешивались.
  - А он живой, этот тип? Где он?
  - До вон стоит, скучный такой...что с ним делать, не знаю.
  - Красст, тебе надо, чтобы он как-нибудь воткнул нож в спину? Нет? Тогда решай с ним.
  Я повернулся и пошёл к своим друзьям, которые стояли тесной группкой и смотрели на то, что происходит. Они тоже были бледны - появление монстра произвело впечатление и на них.
  - Да, Викор, ты сегодня превзошёл сам себя по разрушениям! - усмехнулся Бабакан - веришь, похоже, мне надо менять штаны, возможно я обделался!
  - Викор, хочу сказать тебе спасибо - задумчиво проговорил Алдан.
  - За что? - недоумённо произнёс я, притягивая к себе упругую Аранну , обняв её двумя руками сзади, за талию. Её волосы пахли какой-то травой, как обычно и хотелось уйти куда-нибудь в тихий уголок, забыть обо всех этих ужасах, о войне, и просто поваляться на солнышке у тихой речки...
  - За то, что не убил племя эльфов, за то, что не устроил кровавую бойню, когда ты мог это сделать, после несправедливого и подлого к тебе отношения.
  Я досадливо отмахнулся:
  - Алдан, я же не монстр, неужели я бы уничтожил родичей Аранны, и твоих? Давай не будем об этом, и так тошно. Надо закончить дела, хотя так хочется бросить всё и уйти отдыхать. Мне ещё тут прибраться надо...
  'Приборка' заключалась в том, что после того, как Красст приказал собрать трупы и врагов и своих - правда, в разные кучи, я спалил их заклинанием - нельзя было оставлять трупы гнить на солнце - это могло привести к эпидемиям. Подсчитали потери: у амароков погибло около пятидесяти человек, а у объединённых сил 'антанты' - около семисот человек. Большинство смертей врагов было результатом моих действий.
  Испытывал ли я какое-то сожаление о погибших? Терзался ли о том, что от моих рук погибли сотни разумных существ? Честно говоря - нет. Они знали, на что шли, они были готовы убивать, и быть убитыми. Вот только - я решил для себя, что жертвоприношений больше не допущу. Хватит.
  В живых осталось триста воинов из тех, кто не вступил в битву, и двести врагов. Их было бы больше, но пока я бегал, останавливая зомби, их количество сократилось на несколько десятков - зомби ничего не боялись, они, как бессмысленные механизмы, нападали и нападали на тех, на кого я их нацелил, пока душа не освобождалась из мёртвого тела.
  Испытывал ли я угрызения совести, что применил страшные, запретные заклинания? Тоже - нет. Я не хочу обосновывать это каким-то моральными причинами - что я делал хорошее дело, что я пытался избавить орков от постоянных войн путём одной войны, объединительной...не было этому оправдания. Но и терзать себя постоянными самокопаниями я не хотел. У меня был за спиной автомат, я обещал не применять его без нужды - такая нужда настала, и я не раскаивался, что его применил. Тем более, что это была другая страна, тут были другие законы, и здесь применение такой магии не считалось чем-то неприличным и незаконным.
  Пленных, и не вступавших в битву воинов чужого племени, собрали в две кучи, стоящие рядом. И тех и других лишили оружия - оно лежало кучей на земле, рассортированное по модели.
  Искали Амрта - он опять сбежал, воспользовавшись суматохой.
   Воины амароков выстроились в ряды, а перед ними вышел Красст. Он был торжественен и важен:
  - Воины! Теперь вы не воины какого-то племени, а воины народа орков! Я ваш Великий Вождь и поведу вас на новые завоевания, мы должны объединить все племена в один народ! Сейчас мы вместе поедем к вашим женщинам, и вместе с ними мы присоединитесь к стойбищу амароков. Там вы выстроите дома, и там теперь будет наше главное стойбище, наша столица, и называться она будет Амарок! Осталось одно дело - среди вас оказался вероломный преступник, который обманом изобразил, что он мирный, что не хочет на нас нападать, а сам таил планы ударить нам в спину, и ударил! Это бывший вождь племени скантаров Умрак! Я приговариваю его к смерти за предательство. И так будет со всеми, кто посмеет совершить предательство!
  Из-за спин воинов амароков вывели Умрака, со связанными сзади руками. Он не просил о пощаде, и только злобно зыркал на Красста, а особенно на меня, потом сплюнул на землю, выражая к нам своё презрение.
   Что ж, равнодушно подумал я - ценю твою стойкость. Вот только не надо было быть таким идиотом и переть на меня. Вот и поплатился.
  Умарока поставили на колени, а затем, один из воинов ударом булавы разбил ему голову. Тело недолго подёргалось и затихло.
  Красст подозвал вождя племени, отстранившегося от битвы:
  - Ты готов принести мне клятву верности, и признать меня великим вождём?
  Воин кивнул головой и низко склонил её перед Красстом.
  - Хорошо. Встань на колени, и повторяй за мной: Я навсегда признаю великим вождём Красста, и тех, кого он назначит вместо себя. И если я нарушу эту клятву, то могу быть убит, а моя душа отправится в преисподнюю.
  Вождь повторил эти слова, и замер, коленопреклонённый. Красст удовлетворённо посмотрел на него, подождал некоторое время, и сказал:
  - Теперь возьмите своё оружие, идите к своим женщинам и детям, ведите их к стойбищу амароков - теперь это ваш дом. А если вы посмеете нарушить клятву - вы будете страшно наказаны - и Красст посмотрел на меня. Я поморщился - вот только карателя из меня ещё не хватало. И ведь всё может быть...
  Ту же процедуру Красст провёл и с пленными скантарами, вот только в этом случае - вождя у них не было, и он был назначен из числа воинов амароков, из тех, кто пришёл на битву. Вначале я подумал, что Красст сразу же назначит вождём своего сына, Кранта - однако нет, видимо, он решил придержать его для других дел, более важных.
  - Красст, давай я поеду домой - предложил я - ты и без меня тут разберёшься, хватит мне сегодня дел.
  - Поезжай. Я и правда сам разберусь - вождь отвернулся от меня и похоже уже забыл о моём существовании.
  Мы ехали домой, покачиваясь в сёдлах, говорили ни о чём, старательно избегая серьёзных тем. Друзья видели, что я сильно расстроен и озабочен и не хотели меня тревожить. У меня же в голове всё время вертелось что-то тревожащее, какая-то мысль - правильно ли я делаю? И каждый раз, просмотрев свои действия, перемотав их как фильм, назад, отмечал - всё правильно. Как я мог поступить иначе? И ещё - неужели я нахожусь при рождении новой империи, новой цивилизации? Ведь при достаточных усилиях, империя орков может стать не менее могущественной, чем империя людей! Не зря ли создаю силу, которая сможет противостоять людям? Не предательство ли это рода человеческого? И сам себе ответил: но ведь ты же говорил, что орки это суть люди, только изменившиеся после катаклизма, так в чём измена? Кстати - не так уж они и изменились - есть отличия в строении тел - ниже ростом, сильнее, строение черепа немного другое - и что? Да одень их, посели в людской город и скоро ты не узнаешь их в толпе прохожих. Не предоставляется ли мне шанс создать великую империю из дикарей? Я могу прекратить войны, подтолкнуть прогресс, убрать человеческие жертвоприношения. Надо сознаться самому себе - мне нравится быть прогрессором! Я занимаю среди орков положение не меньшее, чем Великий вождь - без меня он был бы никто. Пусть думает, что это он главная спица в колеснице. А ведь можно поставить дело так, что моя жизнь тут будет и комфортнее, и спокойнее, чем на другой части этого материка, и даже на других материках. Удивительно ещё, что сюда до сих пор не высадились переселенцы из империи - видимо, слава кровожадных орков опережает их, но это ненадолго - когда-нибудь люди захватят и эту часть мира, как всегда и бывало. И вот тогда оркам придётся туго. Если люди с эльфами и гномами не церемонились, считая их дикарями, так какое тогда может быть отношение к раскрашенным и полуголым оркам? А в нынешнем состоянии орки никак не могут противостоять профессиональным легионам империи. Они просто растопчут дикарей стальным сапогом. Я же добьюсь, чтобы этого не было. Орки давно созрели для империи - перешагнуть из первобытно- общинного строя в империю - будет не так и сложно. У них уже есть иерархическая система, есть законы - пусть и не писанные на бумаге. Перестроим армию, перестроим государственную систему - и империя родится. Только вот время это у меня займёт - я же хотел двигаться дальше, в запретные земли, как с этим быть? Ну не так уж много и времени - понадобится несколько месяцев, чтобы обучить их, дать основу, знания, а там - пусть двигаются дальше. Я не обязан стоять над душой. Буду возвращаться из путешествия - будет ясно, как они смогли справиться.
  Наше поселение, а теперь город - Амарок - встретил нас шумом и криками, как оказалось, тут уже знают о битве, о победе, меня встречали как какого-нибудь военачальника, вернувшегося из- военного похода.
  Бежали толпы ребятишек, женщины амароков выкрикивали что-то вроде 'Славься! Славься!' - я до конца так и не понял, что они кричали, только Аранна наклонилась ко мне и со смехом, сказала:
  - Ты чего-то слишком популярен у женщин амароков...не вздумай по бабам отправиться!
  - Ты не последовательна, о любимая жена. Мне вас-то слишком много...достали приставаниями. Нет уж, хватит. О другом надо подумать.
  Следующие несколько дней были суетливыми и шумными - к населению Амарока прибавилось ещё несколько тысяч человек - всех надо было разместить, занять деятельностью. Я всё это время занимался тем, что обустраивал свой дом и выращивал дома для своих друзей. За три дня я вырастил ещё два дома - их тут же заняли Алдан и Каран - порывался вселиться Бабакан, но Каран ему заявил, что он и так живёт у вдовушки, так что не бездомный, как они, а посему нечего разевать свой рот на новый дом. Бабакан был вынужден согласиться, притом, что я пообещал, на днях, вырастить такой же дом и ему.
  Эльф и Каран тут же обзавелись женщинами из числа прибывших, заявив, что они тоже мужчины, и хотя орчанки не совсем в их вкусе, но что им, жить как кастратам?
  Впрочем - они лукавили. Среди орчанок тоже попадались очень даже симпатичные экземпляры - пример - моя младшая жена.
  В эти дни я редко общался с вождём, и то, как-то на бегу, он распоряжался, устраивал, суетился и ему было не до меня. Наконец, когда всё устроилось, общими усилиями построили новоприбывшим хижины и обеспечили пищей, он вызвал меня к себе.
  - Витор, ты меня втравил в идею с империей, давай помогай! Я всего лишь вождь племени. Я не знаю, как управлять такой массой людей. Не знаю и с чего начать-то...
  - В общем-то я тоже не знаю, с чего начать - сознался я - давай рассуждать: новоприбывших устроили. Теперь нужно выяснить, кто из них владеет каким ремёслами. Нам нужны: кожевенники, мастера-оружейники, все, кто умеет работать с древесиной, горшечники. Есть много вдов, которые могут шить, лепить и так далее. Ещё - среди мужчин нужно найти минимум человек двадцать тех, кто хочет обучаться кузнечному делу. У вас же не все мужчины становятся воинами? Кто-то же должен быть оружейниками, гончарами и так далее?
  - Обычно это мужчины с какими-то уродствами - нехотя пояснил вождь. Нет выше чести, чем быть воином, а потому - все хотят быть воинами.
  - Хммм...тогда вот что надо сделать: есть воины, которые уже не могут сражаться - получили какое-то увечье, их надо переучивать на ремесленников. Кроме того - нужно выбрать из подростков тех, кто поумнее, и кто не боится работы, и учить их ремесленному делу. Нам нужно изготовить несколько тысяч луков, стрел, нужно построить печи для плавки металла, нужно сшить несколько тысяч сёдел, выковать тысячи клинков и наконечников стрел. Необходимо добыть много металла - вы же его добывали раньше из древних развалин? Где вы его брали?
  - Да, в развалинах. Его раскаляли на кострах, и ковали - предки наши ковали камнями, а потом начали обмениваться с людьми, от них получали молоты. Но ковать, как белые, мы не умеем - наши изделия грубые, металл мягче. Поэтому они мало на что годятся.
  - Собери всех, кто имеет представление о кузнечном деле - завтра же надо приступить к постройке кузни, и не одной. Бабакан покажет, как строить. Прежде, чем заняться объединением племён, надо перевооружить армию - иначе у тебя будут огромные потери. Совсем не все с восторгом воспримут идею о едином государстве. Вот ещё одна проблема - деньги. Вам нужны деньги. Скажи, у вас есть где-то золотоносные россыпи? Вы вообще занимались добычей золота? Или серебра?
  - На севере есть рудники...там, говорят, добывали серебро. А золото...золото есть в ручьях на юге. Оно у нас не особенно в ходу - больше ценится железо, металл воинов. А серебро и золото - только украшения. Оно слишком мягкое.
  - Ещё понадобится медь. В общем - работы просто залейся. Ладно, начнём, вначале, с перевооружения армии. Собирай всех, мастеров, будем с ними говорить.
  
  Прошло три месяца с тех пор, как мы разговаривали с вождём по поводу ремесленников. По моему настоянию, всех, кто хоть что-то умел, пристроили к делу - работали все - женщины, мужчины, подростки, даже детей лет восьми-десяти уже учили, как будущих мастеров. Благо, что орки были плодовиты, и детей у них огромное количество.
  Новые члены сообщества влились в него не без трений - вспыхивали иногда драки, скандалы, последствия многолетней вражды племён. Это пресекалось племенной стражей, заведённой тоже по моему настоянию. Они гасили конфликты, разгоняли скандалистов и драчунов, и в общем-то, в конце концов, в Амароке воцарился мир и спокойствие. Да и некогда было скандалить - напряжённая работа отнимала всё время.
  Первые кузни задымили уже через месяц, а плавильные печи - через полтора. В печах плавили металлолом, который привозили караванами из ближайших развалин, из него делали мечи, наконечники стрел, ножи.
   Орки были совсем не глупым народом, они быстро перенимали все приёмы работы, всё то умение, которые мы могли им дать. Они с жадным любопытством внимали Бабакану, стоящему у наковальни, сделанной из огромного плоского камня с молотом в руках, и Алдану, рассказывающему, как сделать лук и стрелы.
  Наши сёдла были отданы на растерзание мастерам кожевенного дела, которые по их образу и подобию шили множество сёдел для воинов. Воины же, учились ездить со стременами и метать, прямо с коней дротики. После того, как Алдан научил нескольких мастеров оружейного дела делать луки - а он показал несколько вариантов изготовления - и простые луки, из сухого дерева, и сложные, мощные, по типу эльфийских, изготовление луков было поставлено на поток.
  В арсенале Амарока скопились сотни мечей, луков, десятки тысяч стрел. Пришлось построить специальный арсенал, из толстых брёвен, закрытый со всех сторон и охраняемый стражей. В нём, по меркам и орков, и людей, хранились огромные ценности - оружие.
  За три месяца не было никаких позывов напасть на племя, все как будто вымерли - Амарокцы же не собирались никуда идти в поход, пока не подготовятся как следует.
  Неожиданно, как-то утром, прискакал разведчик из передовых дозоров, отправленных на юг и на север - с севера шли несколько тысяч воинов-орков, с женщинами, детьми, со всем имуществом.
  Вождь собрал срочный совет, на котором участвовали младшие вожди - так стали называть командиров отрядов, на которые разделили всех воинов. В каждом отряде было сто всадников, вооруженных, пока что, тем же вооружением, что и было раньше - мы ещё не приступали к перевооружению всего войска, до того, как не появится достаточное количество нового оружия. Отличие было только в том, что всадники могли биться прямо с лошади - все воины уверенно сидели в сёдлах со стременами и каждый день тренировались в метании дротиков с седла и владению копьём, не слезая с лошади.
  После совета, навстречу мигрирующей толпе орков, выехали пятьсот воинов, вооружённых до зубов. Ну и я, соответственно. Судя по сведениям разведки, это были три племени, и по узорам - очень издалека с севера. Шли они со всем скарбом - гнали стада (кстати - очень небольшие), табуны лошадей (тоже на ахти какие), на конях сидели воины, отслеживая перемещения вокруг их колонн. Разведчики с трудом сумели скрытно подобраться и рассмотреть всё происходящее, как когда колонны прошли - по дуге обогнули медленно идущую орду и вернулись в Амарок.
  Наши кони шли быстрой рысью, и я рассчитывал, что до вечера мы встретим этих переселенцев. Так оно и вышло. Первые верховые показались на горизонте ещё до того, как солнце начало склоняться к вечеру. Орда шла медленно, а при виде нас, остановилась. От толпы отделились три всадника, один, в центре нёс на копье красный щит. Я облегчённо вздохнул - может в этот раз обойдётся без резни?
  Красст, я и Крант поскакали на встречу с посланниками. Мои друзья - а со мной были Каран и Алдан - порывались поехать тоже, но я их остановил. Вряд ли мне что-то грозило при переговорах, а показывать, что мы их боимся и вынуждены выезжать им навстречу бОльшим количеством бойцов, не хотелось.
  Подъехав к неизвестным воинам, мы увидели, что они одеты немного по-другому, чем здешние орки, и оружие у них было другое - очень мало металла, практически всё из дерева или кости. Впрочем - язык у них был такой же, оркский, только вот с каким-то акцентом - или мне просто это показалось.
  Один из приезжих, выехал вперёд, стукнув коня пятками, и сообщил:
  - Я вождь племени астаров Амбрад. Кто здесь старший?
  - Я. Великий вождь Красст. Что вам нужно на нашей территории?
  - Наши земли истощены. Великая засуха иссушила пастбища на севере, и мы переселяемся на юг. Если вы не позволите нам пройти, мы будем биться, хотя этого и не хотим - воин посмотрел в лицо Крассту немигающими глазами - мы уже прошли много земель, но там положение тоже плохое, и та земля нас не прокормит. Здесь земля жирная, сочные травы, хорошие пастбища, мы хотели бы тут жить, если договоримся с вами. Вы нам выделите часть земли, а мы не будем на вас нападать. Я вижу, что вас меньше чем нас, хотя ваше вооружение лучше нашего. Если мы будем биться, будут большие потери, так как нам некуда больше идти. Я всё сказал.
  - Я слышал тебя. Я так понял, что у вас тут три племени? А почему ты говоришь за всех?
  - Меня выбрали старшим вождём, поэтому я говорю за всех. Так что по моему предложению?
  - Наша земля богата, она прокормит множество отар овец, стада коров и табуны лошадей, но кто тебе сказал, что вам будет позволено селиться здесь на ваших условиях?
  - Каковы же ваши условия? - нахмурился Амбрад
  - Вы входите в империю орков, где правлю я, Великий Вождь, и тогда не будет астаров, или каких-то других племён, будут только орки, великое племя. Вам будут выделены пастбища, где ваши стада будут пастись вместе со всеми, вы будете жить по нашим законам. Если откажетесь - все те, кто поднимет на нас оружие, будут уничтожены. Вы, наверное, издалека пришли? Вы слышали когда-нибудь о Великом Вожде, о Великом Белом Шамане?
  - Нет, не слышали - ещё больше нахмурился Амбрад - не думаю, что мы пойдём на ваши условия. И сомневаюсь, что вы сможете нас одолеть - у нас тысяча пятьсот бойцов, три на каждого вашего, и даже если вы обладаете хорошим оружием, вас не хватит, чтобы нас остановить. Так что - ещё раз - или мы договариваемся на наших условиях, или будет битва!
  - Послушай, Амбрад, вот перед тобой Великий Белый Шаман - он может вызвать демона, может поднять ваших же мёртвых и пустить их на вас, может сжигать вас огнём и замораживать как столбы - мы убьём вас всех, всех, кто выйдет с оружием на бой, вы этого хотите? Вы же шли, чтобы найти спокойное будущее, чтобы у ваших семей всегда была пища и кров - мы дадим вам это. Зачем вам погибать? Последняя наша битва закончилась тем, что погибло восемьсот воинов врага, это было всего несколько месяцев назад. Те, кто остались - теперь стоят тут - в наших рядах. Зачем вам губить воинов, которые могли бы занять почётное место в строю наших воинов, получить лучшее оружие, обеспечить свои семьи?
  - Ты хочешь меня запугать? У нас тоже есть великий шаман. И возможно он сильнее вашего шамана. И воинов у нас больше. Так что - мы откажемся от твоего предложения.
  Я слушал этот разговор и думал - ну всё, переговоры зашли в тупик. Этот тупоумный вождь всё равно сведёт дело к резне. Впрочем - а так ли он тупоумный? Он встречает какое-то войско, в три раза меньше по силе, чем у него, у него есть какой-то шаман, видимо сильный, раз он так уверен в его мощи - почему он должен верить первому встречному?
  - Я вынужден прервать ваш разговор. Я Белый Шаман. Скажи, Амбрад, что бы тебя убедило в том, что мы не обманываем, и сильны так, как говорим? Может, какой-т о поединок, или ещё что-то? Может давай - сойдутся лучшие два воина - кто выиграет, того и правда? Ну ведь не хочется вас убивать! Нам нужны воины, нужны ремесленники, нужны скотоводы, ну чего вас так упорно тянет подраться? Почему ты упорно не хочешь верить в то, о чём мы говорим?
  - Ты шаман? - с оттенком презрения сказал Амбрад - по тебе не видно, что ты шаман. Шаманы одеваются так, что видно издалека - идёт шаман. А ты даже на воина не похож. Поединок, говоришь? Хорошо. Давай устроим поединок - ты с моим шаманом. Если победишь - мы снова поговорим.
  Я обратил внимание на слова чужого вождя - 'победишь-поговорим' - этот болван рассчитывает, что его шаман выиграет схватку, а потом, воодушевлённые победой воины сметут заслон амароковцев. Красст, видимо, тоже обратил внимание на его слова, потому переспросил Амбрада:
  - Давай-ка ещё раз - про бой шаманов. Если побеждает твой шаман - что будет? Если победа моего шамана - что будет?
  - Если побеждает мой шаман, мы остаёмся на этих землях , и вы нам не препятствуете. Если побеждает мой шаман...мы подчиняемся тебе. Только мой шаман ещё ни разу не проигрывал в битве, так что подумайте, прежде чем решиться. Хотя - ваше дело. Мы уезжаем к нашим воинам, ждём вашего ответа. Но долго ждать не будем...
  Амбрад повернулся и поскакал к рядам соплеменников, а мы поехали к своим. Красст озабоченно спросил:
  - Ты сможешь победить их шамана?
  Я непроизвольно усмехнулся:
  - А я знаю, что ли? Может там монстр какой-то, а не шаман. Ясно дело, не позволю себя убить...по крайней мере постараюсь это сделать. Вроде как не впервой... выхода-то больше нет. А пришли-то они очень издалека - здесь, в радиусе километров двести все знают о нас и не сунутся к нам, а эти очень издалека.
  - Да, я даже узоров таких не знаю...и речь у них какая-то странная, здесь такой нет -задумчиво протянул Красст - но не о том говорим, ты должен наверняка убить этого шамана, иначе крови будет море! Конечно, мы не дадим им тут обосноваться, даже если они тебя убьют - всё равно нападём, зачем мне тут под боком чужое поселение.
  - А как же договорённости, как же честь воина? - прищурился я ехидно.
  - Какая честь воина?! Они пришли в мой дом и распоряжаются тут! Это для простых воинов разговоры о чести, а я должен думать обо всём народе. Бесчестье я возьму на себя. А если с помощью поединка мы сможем сократить количество погибших - значит так и будет, и это хорошо. Береги себя.
  - Поберегу - хмыкнул я - сам не хочу...
  Мы подъехали к своим, и я вкратце объяснил друзьям, что происходило, потом спешился, и под их негодующие вопли о том, что пошли они с их поединком туда-то и туда-то, отправился в сторону вражеского войска.
  Остановившись посередине между нашими линиями, я усилил заклинанием голос, и громко, на всю округу сказал:
  - Я Великий Белый Шаман, я вызываю вашего шамана на бой. По договорённости с вашими вождями, если я побеждаю, то вы будете подчиняться нашему великому Вождю и станете с нами одним народом, если я проигрываю бой - поступаете так, как хотите. Выходи, шаман!
  Ряды противника раздвинулись, и через них вышло непонятное существо, покрытое шерстью, как леший, на голове его были рога, а по всему телу звенели кусочки металла - что-то вроде эоловой арфы, продававшейся во всех подарочных магазинах...или как там её называют, хрен её знает. В общем - все эти кусочки металла звенели, брякали, издавали мелодичный звон - действительно, как сказал Амбрад, было видно, что идёт шаман. Не сразу я догадался, что рога на голове были частью некого капюшона - как и шкура быка, накинутая на плечи и свисающая в виде плаща.
  Я присмотрелся, и от удивления присвистнул - это была женщина! Толстая, как снеговик, с засаленными длинными волосами, свисающими из-под капюшона пучками пакли, маленькими глазками, спрятанными в складах жира.
  Она смотрела на меня, помаргивая, и вдруг, мелодичным голосом, не вяжущимся с её карикатурной внешностью, спросила:
  - Ты так хочешь умереть, белый? Ты не похож на идиота, уходи, пока есть время! Я отпущу тебя.
  - Послушай, я не знаю как тебя звать - эти воины идиоты, им лишь бы подраться, я не хочу, чтобы проливалась кровь, послушай, что мы им предложили, и что здесь задумано сделать!
  И я изложил ей всё про империю, про перспективы, про то, как всё будет устроено. Она помолчала, и сказала:
  - Не знаю...может ты и придумал это, конечно, но рассказываешь ты интересно. Вот только поединка нам не избежать, понимаешь? Мы не можем так просто вернуться на место, без драки.
  - Почему это не можем - продолжал я убеждать шаманку - разве тебе не плевать на их мнение? Что для тебя интересы воинов? Разве ты не понимаешь, что должна заботиться обо всём народе, а не только о воинах?
  Шаманка усмехнулась:
  - Я всё понимаю, и ты прав, но дело в том, что Амбрад мой сын. И сейчас он великий вождь. И я не хочу, чтобы он стал простым воином где-то в числе твоих соплеменников - кстати - твоих ли? Ты же белый, ты же не из этого племени? Чего тебе эти орки, переходи к нам, и ты получишь место возле вождя!
  - Чудачка, я и так возле вождя, о чём ты говоришь? Одумайся и да....
  Мои слова прервал мощный файрболл, выпущенный шаманкой с расстояния в пять метров. Как я успел создать защиту - сам не понял, практически на уровне рефлексов. Похоже, мамочка решила прекратить разговор и заколбасить соперников сына.
  Она долбала по мне таким файрболлами, каких я не видел ни разу - метрового диаметра, и какого-то зелёного цвета. Я выругался про себя, глядя, как зелёное пламя обтекает мою энергетическую защиту и думал - ну как это злостную бабу забить? Она не давала мне передышки, долбя и долбя меня огненными шарами. Крестики и нолики какие-то получаются - с неудовольствием подумал я - кто первый начал, тот и выиграл, что ли? Я тут продержусь часок, а потом мне надо будет как-то и воздуха глотнуть! Да и что - отсиживаться всё время? Думай, Витя, думай... пускать отсюда энергетические заклинания я не могу - как не проникают ко мне с той стороны удары, так и удары отсюда тоже не дойдут. Попробовать вызвать демона? Перезаразит всю округу, а потом убирай за ним. Да и скорее всего кинется жрать воинов, а не неё. Она слишком уж невкусная на вид...я бы такую гадость жрать не стал. И ведь как долбает, скотина жирная! Даже не устала - а ведь минут пятнадцать уже долбит! Текс, текс..ну-ка заклинания сродства... - я плеснул на руку воды из тыквенной фляжки на поясе, и сосредоточился.
  Просматривая землю внизу - рядом проходил мощный пласт с грунтовой водой, а выше - толстый слой чернозёма. Я усмехнулся, и стал тихонько подтягивать воду через водоносный пласт, через вышележащий слой глины, проделав в нём канал, прямо под ноги шаманки, беснующейся и плюющей огнём, как вражеский дот.
   Вода подходила всё ближе, ближе, ближе...и вдруг, у неё под ногами заклокотало, забурлило, чернозём превратился в чёрную жижу, из которой ударил фонтан воды, и шаманка, имеющая совсем не отрицательный вес, ухнула в зародившееся болото. Топь поглотила её, видны были только шевелящиеся руки в грязной булькающей жиже. Шаманка боролась уже за свою жизнь, а не ради того, чтобы забить меня. Я решил не давать ей возможности вылезти и повторить свои упражнения в метании файрболлов - скорее всего она решила меня взять измором, слишком уж тупо было её беспрерывное метание шаров, или же она рассчитывала на то, что защита всё-таки не выдержит - этого я уже никогда не узнал.
  Быстро сняв защиту, я вдохнул горячий степной воздух, напоенный запахом разнотравья и мокрой земли, и выпулил заклинание заморозки. Грязный котлован, диаметром метров десять, тут же превратился в чёрный каток, потрескивающий льдом, в центре которого торчали руки несчастной шаманки. Она превратилась в ледяную статую.
  Я повернулся и пошёл к своим - дело было сделано.
  Неожиданно я услышал крик, оглянулся, и увидел, как обезумевший от ярости Амбрад летит на меня на всех парах, нахлёстывая коня.
  Прежде чем я что-то успел осознанно подумать, мозг уже выдал заклинание огненного шара, и раскалённый файрболл сходу сшиб вождя с его транспортного средства, превратив в фигуру 'боксёра', лежащую на земле. Конь, тоже, увы, умер - с отгоревшей головой не живут.
  В рядах неприятеля начались крики, они спорили между собой, основная масса осталась стоять на месте, а человек сто соскользнули с коней и кинулись в мою сторону, привстав, выпустили тучу дротиков, с жужжанием полетевших в меня.
  Не знаю, почему их дротики жужжали в полёте - может дырки сверлили в них для свиста, может ещё как то добивались этого устрашающего эффекта, но мне было некогда задумываться - я с замиранием сердца смотрел, как туча снарядов опускается на меня...и отскакивает, ударившись о прозрачный купол.
  Я оглянулся - позади меня с грохотом двинулась вперёд лава конников, каждый из них держал в руках дротик. Сблизившись на расстояние броска, они взметнули снаряды в воздух, и мятежная сотня полегла - процентов на семьдесят. Ещё туча дротиков, и упали оставшиеся мятежники, похожие на дикобразов из-за навтыкавшихся в них дротиков.
  Остальные воины стояли не двигаясь, и не вмешиваясь. Потом от них отделились два орка, один из них поднял красный щит. Похоже - началась сдача позиций...
  
  - Не опускай руку! Не опускай! Смотри - он сейчас ударит тебя по бедру! Отбивай круговым движением, затем обратным - руби его в бок!
  Я смотрел, как Каран обучает воинов сражаться мечами, и думал: ни одна цивилизация не обходится без войн. Никогда. И как ни странно, именно войны служат прогрессу. Парадокс? Казалось бы - что прогрессивного в убийстве людей? Ан нет...человек, над которым нависла опасность быть убитым, волей-неволей начинает развиваться, начинает думать, как ему выжить.
  Для войн изобретается всё новое и новое оружие. учёные думают - как создать для воинов оружие всё совершеннее и совершеннее. В результате - прогресс движется вперёд. Вот и сейчас, для того, чтобы покорить другие народы, племена, мы дали амарокам новое, совершенное оружие.
  Через полгода после того, как мы начали, вместо небольшого поселения появился настоящий город, в котором идёт бурная жизнь, дымят кузни, бегают толпы народа, а ещё через полгода, присутствовали все признаки настоящего государства - появились свои деньги. Первые деньги выглядели довольно убогими, они напоминали виденные мной старинные дирхемы и чешуйки времён Грозного, но это были настоящие деньги, изготовленные механическим способом - конструкцию пресса дал Бабакан, а воплощали в жизнь, уже ремесленники из числа орков.
  Раньше у орков не было письменности, я долго думал - как сделать, чтобы они могли издавать свои указы, чтобы законы записывались на бумаге, и пришёл к выводу - чем разрабатывать для них письменность, не легче ли просто взять и использовать уже готовое?
   Очень непросто было вдолбить в голову Красста и остальных вождей, что без письменности государство не может существовать, что оно обязано владеть письменностью - без этого нельзя ни собирать налоги, ни осуществлять управление. За основу был принят язык империи - рано или поздно, как я подумал, орки всё равно с ними будут тесно контачить, тем более, что они время от времени общаются, отправляя караваны через пустыню.
   Многие орки могли довольно свободно изъясняться на языке людей, а потому, им легче воспринимать их письменность. В обучении помогали мнемонизаторы - благо, что их тут было довольно много. Орки не знали их ценности, отдавали их за гроши, о чём я им и сообщил. Они отвозили их в поселения за пустыню, считая какими-то странными безделушками, которые охотно берут белые. Ну берут и берут...и отдавали.
  Мы организовали целую школу для обучения письменности - вначале я обучил ей нескольких молодых орков и орчанок, а потом они начали обучать остальных орков. Дело, благодаря артефактам, продвигалось быстро и уверенно.
  Завоевание территорий, происходило довольно быстро - вольные орки не могли сопротивляться мощи регулярной армии Амарокии, они или сдавались сразу, или уничтожались в считанные часы.
  Покоряемые народы мало что могли сделать - они не воевали с коней, стояли на месте и ждали, когда имперские орки слезут с лошадей и побегут с ними драться. А они не слезали, они просто на скаку расстреливали стоящих, как мишени воинов, почти не получая ответных ударов.
  После десятка таких сшибок, приведших к закономерному результату - племена сдавались безропотно. Их обкладывали данью, ставили туда небольшие отряды верных сторонников - государство расширялось.
  В общем-то, покорённые племена не испытывали никаких трудностей с своим новым подданством - всё, что они должны были сделать, на первых порах - заплатить десять процентов со своих доходов в казну империи, выступать на войну по первому требованию и предоставить своих воинов для обучения.
  Всё было - и локальные бунты, подавляемые жестоко и кроваво, и драки между племенами, по старой привычке - также подавляемые довольно жёстко - только государство могло воевать, никак не мелкие поместные князьки по своей воле. Самое главное, чего я добился - зародыш государства был налицо. Теперь никто из племён не мог напасть на Амарок, а воля вождя была главной волей как минимум половины территории, на которой жили орки.
  Мой статус в Амарокии был очень высок - фактически, я являлся вторым лицом после Красста, его главным советником. Без меня он не принимал большинства решений - иногда казалось, что это я, а не он, управляю этим государством.
  Я не забывал, что всё равно мне придётся уйти, и старался подталкивать вождя к самостоятельным решениям - насколько мог.
  Так прошло ещё полгода...уже полтора года я находился в стране орков. То, для чего я начал эту суету с империей орков, было выполнено. Бесконечная суета с новыми и новыми мелкими проблемами мне, честно говоря, сильно надоедала.
  Ещё одну важную вещь я сделал - собрал со всей территории, со всех племён, шаманов, и с их помощью организовал школу по обучению детей с магическими способностями. Что проку в огромной армии, что проку в новом вооружении, когда один маг может раздавить эту армию - надо было уметь противостоять магам, и самим воспитывать своих боевых магов, да и без лекарей не обойтись. Для этого и нужны были дети со способностями - их пришлось искать, прогоняя перед собой ряды и ряды потенциальных магов.
  И не только дети - в магической школе были и десятки взрослых людей - имевших способности, но ранее не обучавшихся.
  Мне пришлось целыми днями корпеть, переписывая заклинания лечения, заклинания для боя - всё, конечно, я не давал, а про некромантские заклинания вообще речь не могла идти, но многие нужные заклинания я перенёс на кожу. Бумаги у орков не было, так что кроме тонкой, выделанной кожи использовать для письма было нечего.
  Отвернувшись о созерцания того, как Каран гоняет рекрутов на тренировочной фехтовальной площадке, я пошёл по улице Амарока - город очень изменился. Теперь дома строили не абы как, а по плану, ровными рядами, и чтобы получить разрешение на постройку дома, надо было прийти к вождю - там его выслушивали младшие вожди, получали небольшой налог в виде какого-то взноса в казну, и только потом подданный приступал к строительству.
  Уже, вовсю, открывались лавки, торгующие различными товарами, необходимыми в хозяйстве - тоговля шла пока что и за деньги, и по натуральному обмену.
  Мы с Бабаканом сделали несколько экспедиций, в результате которых нашли россыпи золота, месторождения самородного серебра и меди. Они и раньше разрабатывались орками, но очень вяло - плавить в печах они не умели, а на костре много не наплавишь. Все месторождения были признаны государственной собственностью. Я втолковал Крассту, что деньги есть главный рычаг государства, для управления жизнью в нём, и боже упаси выпустить его из рук. Моих знаний вполне хватало для основания модели государства - эти вещи знает, практически, каждый современный человек.
  Я ему рассказал, как мог, о том, как соседствовать с другими государствами, как с ними торговать, что может грозить при столкновении с армией людей - всё равно когда-то оркам придётся с ними встретиться в поле боя. Рассказал о порядке цен на артефакты - он был очень удивлён и раздосадован.
  Я посоветовал ему регулярно отправлять караваны к людям, вот только не в пограничные зоны - а прямиком в город! Почему и нет? Там он получит хорошую цену, пусть и не максимальную, но точно превышающую цену скупщиков на границах в несколько раз.
  В общем, через полтора года я был готов покинуть город Амарок, столицу Амарокии, империи орков.
   Что толкало меня вперёд? Почему я не хотел сидеть на месте, наслаждаться покоем и сытостью, почему мне надо было куда-то стремиться и лезть, как ненормальному? Сам не знаю. А что заставляло людей путешествовать в средние века? Почему Афанасий Никитин, вместо того, чтобы сидеть в своей избе, вдруг поехал в Индию? Только ради денег? Сомневаюсь. Внутри каждого человека живёт авантюрист, мальчишка, заставляющий совершать безумные поступки и куда-то бежать и совать свой нос. Одни этого мальчишку погребают под грудой житейской тины тихого пруда, а другие, до самой смерти остаются этими мальчишками, и только зеркало выдаёт - а ты ведь уже седой взрослый мужчина, куда тебя несёт, зачем тебе это надо? Но ты убираешь зеркало, и вновь молод, полон сил, и... 'счастлив кому знакомо, щемящее чувство дороги, и ветер рвёт горизонты, и раздувает рассвет!'
  Перед входом в дом вождя стояли по периметру шестеро вооружённых воинов, с мечами, копьями, ножами и булавами - они напоминали выставку оружия средних веков.
  Их лица не были расписаны - краску больше не наносили, чтобы все орки считали себя одним племенем, без предпочтений какому-нибудь из племён. Это позволяло избежать раздоров.
  Воины пропустили меня к Крассту, даже не сделав движения, чтобы задержать.
   Дом вождя был построен из брёвен - плетёные хижины остались в прошлом и были уделом самых бедных орков, все богатые и знатные начали строить бревенчатые дома. Я предлагал вождю вырастить ему дом, но он отказался - у них сохранялся мистический страх перед живыми домами, ну а я больше не настаивал - не хотят, так не хотят. Заклинания эльфов по управлению растениями я записалв магической школе орков - пригодятся, когда они начнут массово заниматься сельским хозяйством. Пока что, дальше небольших полей, дело не шло. Всё-таки они были больше скотоводами-кочевниками, чем земледельцами. Но впереди, уверен, им не избежать участи всех цивилизаций - от кочевой жизни к осёдлости.
  Вождь сидел в большой комнате, посреди зала на вышитом ковре и женщины делали ему массаж плеч - он полуприкрыл глаза и наслаждался. За последний год он довольно-таки пополнел - подумал я - сказалась сытая, осёдлая жизнь и минимум движения.
  Красст открыл глаза:
  - Привет, Витор. Что хочешь мне рассказать? Как дела в твоей магической школе?
  - В школе - хорошо. Красст, я пришёл к тебе сказать, что ухожу.
  - Как уходишь? - расстроился вождь - и как я буду без твоих советов? Бросаешь меня? А имущество твоё? Дом, жёны, куда их?
  - Дом пусть стоит, меня ждёт. Вернусь же я когда-то...а жёны, жёны остаются - белая жена всегда со мной, а остальные - не пропадут. У старшей жены торговля - у неё цех по пошиву, пол-армии обшивает, и сёдла шьют, и одежду - да ты знаешь, что тебе буду рассказывать. Да и ты, наверное, не захочешь, чтобы они голодали, да, Красст? - я усмехнулся - ведь вдруг я ещё понадоблюсь, не навсегда же я ухожу. (А про себя подумал - кто знает? Может и навсегда... Человек предполагает, а бог располагает...) ты мне поможешь с сопровождением? Мне надо проводников, показать, где лежат запретные земли, подвести туда. Потом я их отпущу. Вроде как Крант хотел отправиться со мной, ты не против?
  - Против. Он мне тут нужен. Ты-то улепётываешь, мне что теперь, всех приближённых теперь с тобой отправить? Тем более, что он мой наследник...нет, не отпущу.
  Красст подумал с минуту:
  - У меня есть один вариант: есть старый воин, ему уже много лет, он не ходит на битвы, когда-то, он меня водил к запретным землям - это будет лучший вариант. Сходи к нему, мне кажется, он с тобой пойдёт. В крайнем случае - я ему прикажу, как великий вождь, никуда не денется. Но лучше, чтобы он своей охотой пошёл. Его звать Даркк. Когда-то он был великий воин, теперь просто доживает свой срок. Живёт он на север от меня, метрах в пятистах, в своей хижине - там спросишь. Раньше он на самой окраине жил, а как город расширился, так и он оказался в нём. Если не согласится пойти - ну, тогда придёшь ко мне, я с ним сам поговорю. Жаль, что ты уходишь - столько дел недоделанных! Может тебе что-то не хватает? Давай я тебе жён дам много, свеженьких, молодых! Хочешь, табун лошадей? Штук сто! Дам. А артефактов дать тебе? Мешок целый дам! Я тебе и так за лечение должен, а теперь вдесятеро больше дам! Вечером к тебе мешок принесут. Подумай, может останешься? Да ну их, эти запретные земли! Чего ты там не видал? Разговаривающих собак, что ли? Упс...что я сказал?
  - Про разговаривающих собак...что за собаки?
  - Какие собаки?
  - Ну - разговаривающие собаки, ты сказал!
  - Ничего я не говорил...какие собаки?
  Я посмотрел на вождя - издевается,что ли?! Но его лицо было недоумённо, как будто он ничего и вправду не говорил про собак. Вождь, внезапно, потёр затылок рукой:
  - Ох, как голова заболела! Иди, сходи к Даркку, а я пока отдохну.
  Вождь улёгся на ковёр. А женщины вокруг него засуетились, подложили подушку под голову и он тут же захрапел, глубоко заснув. Я с недоумением смотрел на происшедшее - такое впечатление, как будто ему поставили ментальный блок, и его отрубило, когда случайно тот дал сбой. Только кто поставил? Покойный шаман, что ли? Странно...
  Я отправился искать Даркка.
   Тащится пришлось долго, пробиваясь через ряды торговцев, толпы ремесленников, волокущих какие-то кипы тканей, шерсти, палки и доски - один поганец чуть не выколол мне глаз свисающей с плеча жердью и я дал ему пендаля под зад, от чего тот понёсся так быстро, что было непонятно - то ли это от моего пинка, то ли от ужаса, что его коснулся Великий Белый Шаман. Результатом покарания супостата с шестом, было то, что все теперь быстро расступались передо мной, узнав в прохожем ужас, летящий на крыльях...хммм...в общем - меня.
  Хижину старика нашёл не сразу - она как-то затерялась среди лавок торговцев и ремесленников, размножающихся со скоростью эпидемии чумы.
  Как-то оказалось, что орках очень даже по нраву торговать и выменивать, а участь воина, имеющего шанс, того и гляди, остаться гнить в степи, их как-то особо-то и не привлекала.
  Старик был дома, он угрюмо сидел возле очага и помешивал что-то в котелке. На мой приход он обратил внимания не больше, чем на жужжание мухи - ну пришёл и пришёл, белый, так белый, шаман, так шаман. Плевать!
  Это был высокий старик, довольно худой, но, когда-то, по оркским меркам, очень высокий, это было видно даже тогда, когда он сидел.
  Я прошёл в хижину, оглянулся, ища куда присесть, нашёл какой-то чурбачок и сел на него.
  - Ды Даркк?
  - Ну, я. И что? - старик зыркнул на меня чёрными, глубоко впавшими под надбровные дуги глазами - чего надо-то?
  - Я Витор.
  - Знаю. Витор. Кто не знает шамана! Дальше что? Хочешь меня превратить в жабу? Давай, всё веселее будет. Никак не сдохну, надоело уже всё.
  - А чего так бедно живёшь? Семья, дети где?
  - Дети? По войнам погибли. Дочери разбежались замуж, кто в набеге пропал. Внуков нет. Богатства тоже не нажил. Всё, как идиот, на войны бегал, честь зарабатывал. Кто теперь помнит, эту честь-то? Кому она нужна? Был когда-то великий воин Даркк, стал ненужный больной старик Даркк. Кого он интересует? Вот ты, зачем пришёл?
  - Мне нужен проводник, к запретным землям. Потому и пришёл.
  - А что, больше некому проводить? Или не хотят? - старик усмехнулся и положил на лист лопуха деревянную поварёшку, которой мешал варево - туда не больно-то кто пойдёт. Что, Красст прислал? Сам, небось, трусит туда идти?
  - Трусит или не трусит - не знаю, но у него странные провалы, когда он вспоминает о запретных землях. Есть ещё его сын - но он его тоже не отпускает - да и тот только примерно знает, куда идти. Я хочу найти старинные развалины, посмотреть, что там находится, а может к делу применить то, что там найду. Да и просто любопытно, что там есть.
  - Любопытно, говоришь? - хмыкнул старик - и мне когда-то было любопытно...только вот мы еле ноги оттуда унесли, Красст тебе не рассказывал? Он, как-то раз, примчался из развалин, с вытаращенными глазами, сказать ничего не мог, только кричал: 'Уходить скорее надо. Уходить! Опасность!' Мы оттуда и дали дёру. Только вот потом он не мог вспомнить, почему надо было бежать, что случилось. Но когда мы шли, мне казалось, что нас кто-то сопровождает, следит за нами. Это места опасные. У нас половина отряда пропала во время путешествия. Исчезали по одному, и всё. Отойдут по нужде, и пропали. Дошло до того, что стали нужду справлять на глазах друг у друга, и всё равно - только отвернёшься - а бойца нет. Вот тогда у нас настоящий ужас-то и начался. Бежали так, что только пятки сверкали. Куда пропавшие делись - до сих пор не известно. Ты всё ещё хочешь туда пойти?
  - Хочу. Хотя, честно, напугал ты меня рассказом.
  - Кто ещё, кроме тебя идёт? Твои друзья? Этот здоровяк и эльфы?
  - Вроде как все идут, правда я ещё не спрашивал...скорее всего - все. Главный вопрос - ТЫ пойдёшь? Или всё, зарёкся туда ходить?
  Старик задумался , минут пять в хижине было тихо, если не считать раздающихся с улицы воплей двух торговцев сапогами, заманивающих покупателей.
  Даркк поморщился:
  - Вот орут, как попугаи хреновы! Так бы и вбил им в глотки эти сапоги! Пойду я, пойду...терять мне нечего, а так, перед смертью хотя бы снова посмотрю запретные земли. Красиво там, всё-таки! Странные растения, странные звери, чудеса! Некоторые цветы ночью светятся...огромные такие, а в центре венчика сладкая жидкость. Думаю - зачем светятся? Потом увидел - садится на них ночной мотылёк - хлоп - закрылся цветок и переваривает. Там деревья шевелятся...как живые. Интересно, да? Когда хочешь выйти в путь?
  - Какое расстояние до запретных земель?
  - Километров пятьсот отсюда. По прямой. Только по прямой туда идти глупо - через болота и лес. Надо идти вдоль леса, по опушке, в степи, а в определённом месте сворачивать - там идёт такая тропа - вроде как осталась от древних - дорога была. Она заросла, конечно, нам иногда приходилось несколько часов тратить, чтобы обогнуть упавшее дерево - а они там бывают в пятьдесят обхватов - но всё-таки, дорога есть, это не болото, в котором можно остаться навеки. Эта дорога выводит прямиком к мёртвым землям - километров триста по ней идти. Получается - до дороги по степи восемьсот, и по дороге триста. Вот так, не близко, да? - старик усмехнулся и подмигнул - и ради чего, чтобы удовлетворить своё любопытство? Ты мне понравился. Я тоже был таким безрассудным мальчишкой - пойти за тыщу вёрст, чтобы посмотреть, что там есть! Готовь лошадей, снаряжение, надеюсь, ты знаешь, что с собой брать.
  - Знаю. Выходить наметил послезавтра, с рассветом. Готовься.
  - Да что мне готовиться? Ты готовься - я беден, у меня нет ничего...кроме пары лошадей, которые и доброго слова-то не стоят.
  - Я обеспечу тебя всем, чем нужно. На рассвете послезавтра подходи к моему дому, знаешь где он?
  - Кто же не знает дома Белого Шамана? - усмехнулся старик - послезавтра я у тебя.
  Выйдя из дома Даркка, я пошёл к себе - душа была в смятении - а надо ли мне это? Вдруг с друзьями что-то случится? А тогда зачем я сюда пришёл? Стоп - не лукавь, Витя - сказал я себе - ты пришёл, спасаясь от убийц. Теперь ты в безопасности. Зачем ты лезешь опять в пекло, да ещё тащишь с собой своих друзей? Это ж нахрена ты так делаешь? Может потихоньку свалить без них? Да они потом меня порвут ведь! И будут догонять, и ещё пропадут где-нибудь в лесу, в болоте. Нет уж, вместе так вместе.
  Вот так и продолжилось наше путешествие через континент...
  
  
  Глава 6
  Дорога, до поворота в лес, была довольно долгой, но не особенно обременительной.
  Наш небольшой караван шёл вдоль леса, который тёмной чертой виднелся у горизонта - идти ближе было трудно - на его опушке рос кустарник и небольшие деревья , мешающие проезду.
  Караван состоял из десяти лошадей, всех моих друзей и проводника - Даркка, развлекавшего нас рассказами о том, как он путешествовал и воевал в молодости.
  Ехать было реально далеко - на такие расстояния передвигаться на лошадях - с моей точки зрения, это был подвиг. В день мы проходили около пятидесяти-шестидесяти километров,, с небольшой остановкой на обед и отдых, ночевать старались возле речек, или ручьёв, в общем - возле любых источников воды, которые попадались нам по пути. Иногда, приходилось становиться на стоянку раньше - когда попадалось очень уж удобное место для ночёвки. Иногда тянули до темноты, и тогда уже с руганью, гнома и его приятеля Карана, мы разбивали лагерь в полной темноте.
  Путешествие шло тихо и мирно, если не считать одной встречи с орками из какого-то племени - их было двое, и они быстро скрылись, мы даже не успели разглядеть, кто и откуда они были.
  Ночью я спал с Аранной, друзья располагались в палатках по одному, разбивая их полукругом.
  Лошадей стреноживали, и они паслись на участках степи с сочной травой. Время от времени шли небольшие дожди но быстро заканчивались, не оставляя большой грязи, и лишь поливая траву, как заботливый садовник.
  В общем - тишь да гладь. Все мы уже привыкли к безлюдью и к безмолвию окружающего мира - после шумного города орков, вначале это казалось благом, а потом стало чего-то не хватать. За полтора года я привык к комфорту своего выращенного дома, к веренице женщин, заботящихся обо мне, крыше над головой и разнообразной еде, теперь же - мясная диета, из дичи, добытой Алданом и Караном, и жёсткое седло, надоевшее до-чёртиков.
  - Хоть что-то случилось бы, что ли - проворчал Бабакан, выслушивающий в очередной рассказ Даркка, как они ходили в набег за женщинами в соседнее племя и как он выбрал себе самую красивую, потому что он великий воин - ну так надоело всё это однообразие - целыми днями, степь, степь, степь... Ни тебе гор, ни тебе уютных пещер. У меня даже голова уже кружится от этого открытого пространства.
  - Это у тебя от обжорства кружится - парировал Каран - ты вчера целую ногу антилопы сожрал! Куда в тебя столько лезет-то? Ростом с гриб, а жрёшь, как медведь!
  - Мне надо поддерживать форму - довольно погладил живот гном - а ты тощий, тебе чего поддерживать-то? Тебе поковырять в зубах куском мяса с ноготь мизинца, и хватит! Ты как младенец ешь! Вот у тебя силы-то и нет!
  - Эй, вы, силачи! - засмеялся Алдан - кончайте призывать приключения на нашу голову. Лучше уж так - тихо, спокойно, никаких волнений, едем себе и едем. Мало еды - ещё настреляю. Надо?
  - Надо, конечно! - отозвался сердитый гном - всегда надо! Хочу сегодня съесть зайца! Мне антилопы уже надоели. У меня с них живот пучит. А может пучит оттого, что я вот этого тощего слушаю. Он как скажет чего-нибудь, так меня пучить начинает. Каран, я буду тебя звать Гороховая каша. Меня с тебя пучит!
  - Эй! Эй! - вмешался я - ну-ка прекратите, Бабакан, сейчас же перестань! Мне только ссор сейчас не хватало. Без обзываний давай.
  - А чего он меня грибом называет? Сам как гриб, только сморчок! Тощий и сморщенный!
  - Поеду, и правда поохочусь, что-то мне их дрязги уже надоели - пробурчал Алдан и пришпорил коня, конь прибавил шагу, перешёл на рысь, и скоро Алдан скрылся за ближайшим холмом.
   Его вьючная лошадь, и ещё несколько, были связаны в цепочку и тащились за моей лошадью, для удобства перемещения охотников - они в любой момент могли поскакать за дичью и им ничего не должно было мешать.
  - И чего им не нравится - удивился Даркк - едем хорошо, тепло, еда есть. Я бы так годами ехал - лучшая участь для мужчины - вечное путешествие!
  - Для мужчины - может быть - хмыкнула Аранна - а мне уже тоже надоело в седле набивать мозоли на....хммм....в общем мне хочется и мыться горячей водой, и спать под крышей, чтобы муравьи по телу не ползали, и....в общем ясно. Чего хорошего в вечном путешествии?
  - Наверное, ты права - подумав, грустно сказал Даркк - но, только представь себе: старый человек сидит в своей бедной хижине, всеми забытый, никому не нужный, и думает, что он тут сдохнет, протухнет, завоняет на всю улицу, и только тогда соседи вспомнят, что тут жил великий воин, сбросят его труп в яму. Как тогда он воспримет путешествие, любое, хоть к быку на рога?
  - Я понимаю тебя - кивнула Аранна. Но не понимаю, как твои соплеменники могли забыть о таком великом воине? Если он действительно был велик...
  - Намекаешь, что я был убогим воином? - усмехнулся Даркк - в прежние времена, когда я был молод, я бы уже вызвал бы твоего мужчину на поединок, за оскорбление, а тебя бы потом взял себе в жёны. Вот так делались дела в прежние времена! Нынешний народ измельчал, все стали рыхлые, слабые, всё договариваются, воевать не хотят, честь уже не в ходу. Испортились нравы!
  -О боги! - не выдержал я - стоило мне попадать в другой мир, чтобы в стопятьсотый раз выслушивать стенания стариков о падении нравов у молодёжи! Лучше посмотрите - там Алдан чего-то галопом скачет к нам, не дай боги вы накаркали, и что-то случилось.
  Впереди, метрах в пятистах, скакал Алдан, пришпоривая коня и поднимая за собой хвост пыли. Через короткое время он подскакал, остановил тяжело дышащую и поводящую боками лошадь, и сказал напряжённо:
  - Впереди орки. Отряд воинов человек сто. Они за мной погнались, хотели захватить, потом увидели, что не достают, отстали. Стоят впереди лагерем, все в боевой раскраске, настроены, похоже, решительно.
  - Вот настоящие воины! - торжественно сказал Даркк - есть ещё, остались вольные племена, которые придерживаются законов предков!
  Потом он погрустнел и добавил:
  - Вот тут нам и конец. По законам предков. Все мы должны потерять имущество и свои сердца - для развлечения племени. Мы вошли в их земли, и должны понести наказание за самонадеянность.
  - А как же вы проходили, со своим отрядом, когда шли в Запретные земли? - поинтересовался я.
  - Как-как - на свой страх и риск. Повезло. Никого не встретили, никого не видели. А сейчас нам не повезло. Эти, вон, болтуны, своими длинными языками накаркали! Отрезать им языки!
  - А я чо - а я ничо! - обиженно сказал Бабакан - я-то причём? Ну и что такого - сейчас наш великий шаман всех поубивает, и поедем дальше. Делов-то: жалкие сто воинов. Против нашего великого и могучего колдуна! - Бабакан хитро скосил глаза на меня - заметил ли я лесть?
  - Засчитал я, засчитал твой подхалимаж - ответил я Бабакану - когда будем готовить антилопу, дайте ему две ноги! За умелую лесть и подхалимаж! Может лопнет, всё таки...
  - Не лопнет - ответил Каран - он антилопу целиком сожрёт, и не лопнет! Гляньте, на его пузо - сложно ему две антилопьи ноги-то съесть?
  - Ребята, может хватит смеха? - озабоченно сказала Аранна - что будем делать, Викор?
  - Ну что - поедем вперёд, пока не увидим этих поганцев. Потом разговариваем и грозимся другу другу, рассказывая, какие мы великие. Потом дружимся и пируем вместе. Затем отправляемся дальше, оставляя их за спиной. Или - рассказываем, какие мы великие, нам не верят, мы ввязываемся в драку и я размазываю их по степи, раненых добивает Бабакан. Вот, как то так.
  - А чего я-то? Я что вам, палач, что ли? Чего я-то добивать? Пусть вон Даркк добивает, ему не привыкать раненых мучить! - Бабакан возмущённо фыркнул и указал на старого орка - вишь, у него зубы заточены как - ну зверь зверем, а я тихий и добрый гном, не хочу я никого добивать!
  - А чтобы не болтал, что скучно, и надо развлечений - ехидно ответил Каран - накаркал развлечения, вот и развлекайся!
  - Ну ладно, хватит! - скомандовал я - поехали вперёд, там и посмотрим, кого и кто будет добивать. Давайте шагом, и поближе ко мне держитесь, чтобы, если что, я мог прикрыть вас куполом защиты. Не нравится мне это всё...уж лучше бы и правда было скучно.
  Наш караван, тесно сжавшись, двинулся вперёд. Примерно через километр, мы заметили палатки, стоявшие ровным кругом. Возле них суетились орки, распутывающие лошадей и запрыгивающие на них верхом. На наших глазах сформировался отряд, человек пятьдесят, который поскакал к нам.
  - Даркк, ты знаешь, чьи это узоры? - спросил я старого орка - можешь что-то сказать об этом племени.
  - Не вижу ни хрена! - досадливо ответил Даркк - сейчас подъедут, посмотрю. Нет, не знаю. Хотя...хммм...слышал я про одно племя, с такими узорами. нехорошее слышал. Есть, вроде как, на юге одно племя, большое племя, как три наших, они совершают обряды каких и у нас нет - например - едят убитых врагов. Но может это только россказни! - спохватился он, увидев наши тусклые физиономии - всё, что я могу сказать, это то, что это племя мне неизвестно, что они не имеют контактов с людьми, и что настроены они очень даже решительно.
  - Это и дураку ясно, что решительно - ты только глянь на их рожи! Во сне приснятся - обмочишься! - ответил орку Бабакан - Викор, ради богов, не допусти, чтобы, чтобы они пообедали моей ляжкой!
  - Не всё же тебе кого-то есть - съехидничал Каран - не беспокойся, они ей отравятся. Ты когда мылся в последний раз? Мы тебя скормим им, чтобы они заболели с твоей немытой ляжки и передохли.
  - Посмеёшься скоро - буркнул Бабакан и потянул из петли на седле свою здоровенную секиру.
  Незнакомые орки подъехали к нам, выстроились в некое построение, что-то вроде боевого, и из их рядов выехал один всадник. Он ничем не выделялся среди остальных - ни ростом, ни статью, однако чувствовалось, что это и есть вождь.
  Всадник подъехал к нам, осмотрел коней, всадников, задержался взглядом на сидевшей рядом со мной Аранной, и сказал:
  - Приветствую вас. Я вождь племени гангуров Странт. Что вы делаете в наших землях?
  - Приветствую. Я белый шаман Викор. Едем через эти земли.
  - А кто вам давал разрешение ехать через наши земли? - вождь говорил нудным голосом, как с двоечниками, не понимающими очевидного.
  - А кто нам может запретить - нарочито удивился я - я Великий белый шаман, езжу, где хочу по земле орков.
  - Я не знаю такой - земли орков. Это земля гангуров. И вы въехали на неё без разрешения. А значит - должны заплатить.
  - И как же это мы должны заплатить? - поинтересовался я.
  - Своим имуществом. И своей жизнью. Мы принесём вас в жертву богу Калану, вкусим от вашей плоти могущества, а вы перенесётесь в чертоги бога, где будете жить вечно, в довольствии и сытости.
  - Какого хрена тогда ты сам туда не отправляешься, в чертоги эти - не выдержал гном - ну перерезал бы себе глотку, и всё тут! И сразу ты в чертогах, как зашибись-то!
  - Ну так что, вы сами сдадитесь, или надо, чтобы вас захватили воины?
  - Вождь, ты сильно рискуешь, ты что, никогда не слышал о Великом Белом Шамане? Я могу уничтожить тебя, и твоих воинов раньше, чем ты успеешь сказать 'я сожалею!'. Ты правда считаешь, что я вру? Иди, спроси у своих воинов, слышали они что-то о великом белом шамане, или нет. Я не хочу вас убивать, хотя, сдаётся, вы этого заслуживаете.
  - Да? Ты действительно шаман? Хорошо. Сейчас я поговорю со своими воинами, если ты действительно великий шаман, кто-нибудь должен был о тебе слышать. И тогда мы разопьём с вами праздничный сок дерева мануа, и вы поедете дальше.
  Орк повернул лошадь и медленно, важно отправился к своим соратникам. Они совещались минут десять, потом он повернул к нам и сообщил:
  - По нашему закону гостеприимства, вы должны отведать с нами праздничного сока дерева мануа, потом великий шаман и его спутники отправятся по своему пути.
  Подумав слегка, я отправился за вождём. Его воины повернули в лагерь, и уже подъезжали к нему. Через ещё минут пятнадцать, мы сидели кружком вокруг расстеленного полотна, на котором были разложены различные угощения. В тыквенные лёгкие кружки нам налили какой-то жидкости - по запаху, что-то вроде перебродившего винограда, или сливы - в общем, что-то хмельное.
   Бабакан тут же опрокинул в себя одну чашку и ему налили другую, остальные дожидались слова вождя.
  - Я пью за наших гостей, пусть их путь будет лёгким! - вожди выпил вино из чашки, мы последовали его примеру.
  Вино было лёгким, но я почувствовал, как зашумело в голове - видимо, я давно не пил спиртного, растренировался. Вождь ещё что-то говорил, но я плохо его слышал, видимо вино оказалось очень крепким, несмотря на то, что казалось лёгким.
  Посмотрев на спутников, я с удивлением заметил, как Аранна, будто подрубленная, свалилась на траву, на которой сидела, за ней свалился Алдан... Последнее, что я увидел сквозь туман в голове, это как на Бабакана навалились несколько орков, и он ворочался как медведь, сбрасывая их с плеч и матерясь...
  
  Пробуждение было совершенно отвратительным. Во рту был привкус, как будто я жевал тряпку. Попробовав пошевелить челюстью, обнаружил, что во рту и действительно какая-то тряпка, а сам я накрепко связан и стою на ногах, притянутый к столбу, вкопанному в землю.
  Мы уже находились не в степи, а где-то в лесу, на поляне. В середине её стоял огромный идол, сделанный, видимо, из ствола огромного дерева срубленного на высоте двух человеческих ростов. Дерево было огромным, так как толщина идолы была не меньше, чем метров пять. Этот мерзкий жирный истукан сидел на земле, щеря свои подточенные зубы и смотрел на меня глазами, нарисованным чёрной и красной краской. Губы у него тоже были красными, толстыми, похожими на губы жертвы пластической хирургии.
  Тщётно пытаясь прогнать из головы туман, я всё-таки, наконец, сообразил, что нас опоили.
  Я никак не мог сосредоточиться и поймать хоть какое-то заклинание, они ускользали от меня, как мыши на полированном паркете.
  Наконец, я ухватил заклинание лечения, чтобы выбить из себя хворь. Произнёс его...и практически ничего не произошло. Видимо, с меня сняли браслет с камнями. Я в который раз подосадовал, что не вживил эти камни в тело, всё время собирался, но то было некогда, то не хотелось резать себя - больно и неприятно - мол, кто сможет отобрать у меня камни? Пусть только подойдут! Вот и подошли. Моя самоуверенность сослужила плохую службу.
  Повернув голову, я огляделся, и с горечью увидел своих друзей, привязанных к столбам вокруг идола. Они были обнажены и все находились в бессознательном состоянии.
   Перед идолом стояло что-то вроде алтаря, или стола, украшенного узорами с различными сюжетами - какие-то оскаленные рожи, вереницы пленников, какие-то звери. Я посмотрел на алтарь, и пришёл в ужас - на столе лежал привязанный Алдан, а возле него скакал какой-то урод с бубном, в который усиленно бил, завывая при этом тонким противным голосом.
  Через пару минут он закончил скакать, остановился возле моего друга и закричал:
  - О великий Калан! Мы приносим тебе в жертву этого чужеземца, будь благосклонен к нам, твоим детям! Сделай так, чтобы наши кобылицы приносили здоровых жеребят, чтобы наши овцы и коровы приносили много приплода, чтобы наши женщины приносили много детей! О, Калан, прими первую жертву!
  Шаман поднял каменный нож и крестообразно провёл им по груди эльфа, рассекая кожу и ткани, от чего у него поперёк груди образовался глубокий разрез, из которого ручейками брызнула кровь. В разрезе было видно грудную кость, нож скрежетнул по ней, оставив глубокие царапины.
  Шаман оглянулся, и пошёл в сторону - видимо за инструментом, чтобы было удобнее разрубить кости. Он вернулся с чем-то вроде каменного молотка, или топора, на деревянной рукоятке....и тут, наверное, от ужаса и ярости, у меня прочистилось в голове!
  Первое, что я сделал - выпустил мощнейший файрболл, который спалил шамана, и ударил в идола, оторвав у него здоровенный кусок от жирной ляжки. Затем я пустил заклинание ветхости на свои верёвки, рванулся, и упал на землю, не удержавшись на ногах из-за того, что тело затекло, да и действие сонной жидкости хотя и ослабло, но всё ещё продолжалось. С земли я увидел, как на меня бегут несколько орков, потрясая копьями - их тут же снесло ударом воздушного тарана, расплющив в кровавое месиво. Я привстал на колени, вырвал изо рта кляп и стал методично, как танк, уничтожать всё, что хоть немного шевелилось и было похоже на захвативших нас орков.
  Я замораживал их, сжигал, бил воздушным тараном, сжигал повышением температуры, всё, всё что я мог вспомнить, что приходило в одурманенную голову, было выпущено в короткое время - вся бойня заняла, вероятно, минуты две или три. Никто из орков не успел убежать.
  Мне пришло в голову, что я не вижу Аранны - сердце у меня вообще замерло.
   Я встал, пошатываясь и зашёл за истукана - там я и обнаружил её.
  Аранна была тоже полностью обнажена, но в сознании. Она была привязана к чему-то вроде импровизированного гинекологического кресла, с раздвинутым коленями, по всему её телу виднелись ритуальные узоры, нарисованные красной краской.
  Похоже было, что её готовили к какому-то сексуальному обряду, в честь их кровожадного бога.
  Я тут же освободил её и крикнул хриплым голосом:
  - Быстро! Ищи мой браслет с камнями! Там Алдан умирает, а я не могу без них лечить!
  Она соскочила с секс-кресла, упала, как и я перед этим, потом на четвереньках побежала к трупам орков и стала их осматривать. Я тоже кинулся искать - скорее всего браслет должен был быть у вождя, но его нигде не было.
  - Викор, нет нигде! Наше барахло тут, всё цело, а браслета нет!
  - Аранна, ищи вождя! Этот ублюдок где-то тут должен быть, скорее всего у него мой браслет!
  Мы снова принялись за поиски. Я как мог, перетянул распаханную грудь Алдана своей рубахой, но кровь продолжала истекать из него, и скоро рубаха намокла и пропиталась красным. Ещё немного, и мне уже его не вернуть назад.
  - Аранна, ищи, ищи скорее! Эта сволочь где-то здесь!
  Вдруг я услышал где-то сзади топот копыт и увидел, как за редкими деревьями мелькает спина орка.
  Уходит, гад! - мелькнула у меня мысль и я выпустил файрболл, который разбился о дерево впереди, вырвав из него кусок.
  У меня чуть не слёзы из глаз покатились, от ярости и досады - уйдёт ведь, не достану! И тут, вдруг, орк вскинулся, выгнулся спиной и покатился с лошади, которая, вскоре остановилась, запутавшись брошенным поводьями в колючем кусте.
   Я оглянулся назад - Аранна опускала эльфийский лук:
  - Вот ради этого выстрела, наверно, я всю жизнь и тренировалась! Скорее, Викор. Алдан по-моему, уже умирает!
  Я бросился к упавшему орку, не обращая внимание колющие ноги ветки, колючки, рассадил палец о древесный корень, взвыв от боли, и наконец, подбежал лежавшему мёртвому вождю.
  Облегчённо вздохнул - на его руке красовался мой серебряный браслет. Правда, открыть его хитрые застёжки они так и не смогли, похоже их просто выломали.
  Я сдёрнул с его руки браслет, прикреплённый какими-то верёвочками - при этом чуть не порезал пальцы отрывая прочные завязки и бросился назад.
  Аранна стояла над телом брата и рыдала.
  Алдан уже не дышал. Глубокий разрез через его груди ещё сочился кровью, но струйки были слабыми и тонкими.
  Я сосредоточился и выпустил в его тело мощный заряд лечебного заклинания. Вначале ничего не происходило, потом страшная рана на груди, открывавшая кости и слабо дёргавшееся сердце, стала затягиваться, и скоро от неё остался только шрам, пересекающий грудные мышцы.
  Алдан не открывал глаза, Аранна приложила ухо к его груди, послушала и сказала:
  - Сердце не бьётся! Он умер, умер! - он зарыдала, бросившись ему на грудь.
  Я отошёл чуть в сторону - у меня в голове не укладывалось - ну как, как это случилось? Как я допустил гибель друга, и так глупо? Расслабились - вот одно слово. Расслабились, стали самоуверенными, уверились в своей неприкасаемости и хитрости, и вот результат - какой-то сраный провинциальный вождишка обвёл как вокруг пальца, как детей.
  - Чего это вы так вырядились? - неожиданно раздался голос эльфа - или, скорее, разнагишались!
  Аранна прекратила рыдать и удивлённо посмотрела на открывшего глаза брата:
  - Ты жив? Неужели ты всё-таки жив? Она снова зарыдала, теперь от счастья, и бросилась в объятья Алдана. Он похлопал её по голой спине, потом отстранил, смущённо кашлянув и сказал:
  - Это...ты бы накинула на себя чего-нибудь. Хотя, должен сказать, узоры по животу, груди и бёдрам, тебе идут. Очень, очень пикантно выглядишь!
  - Извращенец - фыркнула сквозь слёзы Аранна - я думала, что потеряла тебя!
  - Ну это не повод, чтобы залазить голой на брата! - хихикнул Алдан - ты и мёртвого поднимешь, такая красотка!
  Аранна покраснела и кинулась к куче нашего барахла, нашла свою одежду, и побежала к ручью, смывать с себя краску.
  Я же, не одеваясь, взял нож и побрёл к привязанным товарищам.
   Они так и продолжали спать - я разрезал верёвки, мягко уложил их на траву, последним отвязал старика-орка. Пустив в каждого импульс выздоровления, я изгнал из их организма заразу, опутавшую мозг наркотическим опьянением, теперь они просто спали. По примеру Аранны я взял одежду и тоже пошёл на ручей.
  Подруга там плескалась вовсю, разбрызгивая кучи брызг, до красноты тёрла тело песком, сдирая присохшую краску и выглядела просто прекрасно.
   Я плюхнулся в воду рядом с ней, и несколько минут с наслаждением лежал лицом вниз в прохладной воде, впитывая всем телом влагу. Потом встал на колени в неглубоком затоне, чтобы вода достигала мне до груди и тоже стал смывать с себя краску.
  Эта мерзость смывалась с трудом, видимо была сделана на масляной основе, и только с помощью абразивных материалов, то есть песка, удавалось от неё очиститься.
   Очищаться мне помогала Аранна, оттирая меня, как заправская банщица. Скоро, после её усилий, очищаться мне стало трудно, и наше очищение плавно перешло в сексуальные игрища, прервал которые голос Бабакана:
  - Хммм...чего это вы тут делаете?
  - А ты чего, не понял? - огрызнулась красная Аранна - иди отсюда, гном-извращенец!
  - Это вы извращенцы - тут один прудик на всю округу, мне что, как жабе ложиться в ручеёк глубиной по щиколотку, чтобы смыть эту пакость? Перемещайтесь куда-нибудь, я тоже мыться буду! - и Бабакан бесцеремонно плюхнулся рядом с нами - сейчас ещё и Каран сюда придёт, сваливайте побыстрее, отмылись уже!
  Мы с Аранной с позором, хихикая, побежали от ручья, при этом я прикрывал причинное место ладонью, дабы не смущать граждан-путешественников.
  
  Через два часа, мы, одетые и обутые, снова ехали караваном к своей цели. Алдан был ещё слаб, но держался на коне хорошо. Мы решили отъехать подальше от проклятого места, которое я, перед выездом, спалил огнём дотла. Идол горел жарко и весело...
  Остановились мы на ночлег в сумерках, возле небольшого степного озерца, питаемого подземными ключами. Пока на костре закипал чай и варилась похлёбка, мы рассуждали о происшедшем:
  - Знаю я эту жидкость - сказал Дракк - её делают шаманы из какого-то гриба, обычно дают или больным, чтобы боли не чувствовали, или же жертвам, когда надо чтобы меньше орали перед смертью. Ну кто знал, что они подмешают её в вино.
  - Викор, а как ты сумел очнуться, ведь тебя опоили так же, как нас - спросил Каран - мы-то только с твоей помощью вышли из забытья.
  - Бабакан, так две чашки хряпнул, и то, оно не сразу на него подействовало, похоже они потом его ещё допаивали, ты - ты так человек неопытный...а я...я, похоже, тренировку получил, когда у себя в мире сильно пил. Мой организм привык справляться с большим количеством алкоголя, вот, видимо, и вышел из опьянения раньше, чем они рассчитывали. Им надо было начать с меня, а не с Алдана. Кстати, если бы не твоя сестра, Алдан, лежал бы ты сейчас уже в земле сырой. Она сбила с коня вождя, который пытался удрать с моим лечебным браслетом. Всадила ему стрелу между лопаток, он даже пикнуть не успел. Молодец.
  - Она это может - с гордостью ответил Алдан - не хуже мужчин стреляет! Тетиву этого лука оттянуть-то не все могут, не то что попасть из него куда-нибудь, а она в соревнованиях выступала, наравне с мужчинами, и занимала призовые места. Кстати, сестрёнка, а чего там это хотели с тобой сделать орки? Что там за приспособление такое было?
  - Могу пояснить - откашлялся старик и лукаво посмотрел на покрасневшую девушку - это подношение богу Калану - кроме сердец врага, он любит ещё подношение в виде человеческого семени. Они собирались всем отрядом совершить жертвоприношение, а Аранна была средством для извлечения семени. Проще сказать - трахнули бы её сто человек, а потом так же принесли бы в жертву...то, что осталось.
  - А чего она в сознании была? - мы все опоенные, она-то тоже вначале опоенная, а потом почему оказалась в трезвом разуме?
  - Ей, похоже, дали противоядие. Во время обряда она должна была понимать, что с ней делают, кричать, стонать, просить по пощаде - так интереснее и богу угоднее.
  - Проклятые извраты! - с ожесточением выкрикнула Аранна - хорошо, что ты их всех убил, Викор! Надо было мне им всем члены ещё отрезать и на дерево повесить, чтобы соплеменники видели, для отстрастки!
  - Дракк, а откуда ты так много знаешь об этих изуверских обрядах? - с недоверием спросил Каран - неужели тоже в них участвовал?
  - Участвовать не участвовал, но слышать о них слыхивал. Мне ещё дед рассказывал о них. Это очень старые обряды, теперь их и не помнят. Только в глухих местах сохранились, вот как здесь.
  - Ты там жалобился, что старое ушло и его шибко жалко? - усмехнулся Бабакан - вот тебе и прошлое. Нравится?
  - Честно говоря - не шибко нравится - сознался Дракк - одно дело слушать рассказы стариков, а другое дело участвовать в этом. Тем более в виде жертвы. Ну их нахрен, эти старые обычаи! - он досадливо махнул рукой, а мы рассмеялись и стали есть наш ужин.
  Когда мы поужинали и перешли к чаю с мёдом, большую ёмкость с которым захватили в дорогу - его оставалось уже немного и скоро нам придётся пить чай без сладкого - я решился, снял куртку, рубаху, и сунул нож в костёр. Дождался, когда кончик его лезвия прокалился, попросил:
  - Каран, поди сюда. Да смой ты с рук этот хренов мёд! - заляпаешь меня всего. Держи нож.
  - Зачем? Чего ты задумал? - недоумённо спросил Каран
  - Сейчас ты, кончиком этого ножа, надрежешь мне кожу на плече, и засунешь под неё вот этот камень. Постой! - Бабакан, там у нас есть крепкое вино, или ты его всё вылакал?
  - Обижаешь, начальник! Ну, вылакал, да...но немного осталось, тут, во фляжке. Дать?
  - Давай сюда, пропойца - Аранна протянула руку и выхватила у виновато улыбающегося гнома заветную флягу - вот нельзя тебе доверять вина - сколько бы ни было, обязательно выхлебаешь!
  Я взял флягу, промыл ардаман в вине, потом плеснул на руки Карану, под жалобные стоны гнома - порча драгоценного напитка! - и приказал:
  - Давай, режь!
  - Плечо резанула боль, когда Каран наискосок воткнул мне лезвие ножа, отдирая кожу от мышц, потом боль, когда он засунул под кожу камень, не самый большой, но всё-таки выпятившийся из-под кожи ощутимым бугорком.
  - Всё, готово, лечись, Викор, а то смотреть на тебя страшно! - Каран отложил нож и отодвинулся от меня.
  По моей руке стекала тонкая струйка крови, рука пульсировала от боли, и я никак не мог сообразить и выхватить из мозга лечебное заклинание. Потом сосредоточился и вызвал его, пользуясь тем камнем, что засандалил в руку.
  Рука заболела ещё сильнее, так, что я скрипнул зубами, тело охватил огонь, сродни лихорадке, и рана стала затягиваться.
  Скоро, на месте разреза, остался только бугорок, который перекатывался под кожей. Боли не было, каких-то неприятных ощущений тоже. Я остался доволен произведённой операцией, облегчённо вздохнул и стал смывать с руки натёкшую кровь.
  - Всё, теперь камень всегда со мной. Давно хотел этим заняться, да никак не мог решиться. В этот раз мы чуть не упустили Алдана, когда этот урод-вождь отнял мой браслет - больше этого не повторится.
  
  Закончив наш ужин, и наговорившись, мы улеглись спать.
  День прошёл в высшей степени отвратительно, нервы просто звенели от перегрузки, и я долго не мог уснуть. Меня начало почему-то лихорадить, я долго вертелся, не давая спать Аранне, она ругалась на меня, и я заставил себя застыть в неподвижности, хотя так и подмывало повернуться так и этак, с одного бока на другой.
  Наконец, я забылся тяжёлым, горячечным сном. Мне снились странные сны - я летал в вышине, у меня выросли кожистые мощные крылья, покрытые снаружи зелёными чешуйками, и совершал немыслимые пируэты в воздухе, наслаждаясь простором, полётами, ощущениями воздуха, со свистом обтекающего мой стремительный силуэт.
  Далеко внизу неслось стадо антилоп, перепрыгивая колючие кусты и растекаясь по степи, как серо-жёлтый поток бурной реки.
  Я спикировал к земле так, что на мои крылья навалилась страшная тяжесть и острыми когтями, похожими на стальные кривые ножи, схватил одну из замешкавшихся рогатых поскакуний и с торжествующим рёвом поднялся ввысь, легко взмахивая крыльями. Даже такая тяжесть в сто килограммов, не смогла напрячь мои крылья, и я нёсся в синей вышине легко и уверенно.
  Подлетев к высоченному столбу, с плоской площадкой наверху, я уселся на неё, и стал пожирать ещё тёплое мясо, чувствуя, как оно проваливается в мой желудок, насыщая, и придавая мне новые силы для полёта. Неожиданно, сбоку кто-то нанёс мне удар, и я упал с каменного столба, едва успев развернуть крылья в падении, сделал вираж и увидел обидчика - это был дракон, переливающийся в лучах полуденного солнца зелёно-голубым оттенком крыльев, с голубовато-белыми цветами чешуи на брюхе.
   Я яростно набросился на агрессора и мы схватились в воздухе, обмениваясь ударами страшными когтями и крыльями, каждый удар которых мог расплющить человека в лепёшку. Я схватил его когтями за крыло и ударил головой в его шею, раз, два, как молотом ударяя в то место, где она соединяется со спиной и крыльями.
  Дракон замер, оглушённый и повалился вниз, увлекая меня за собой .
  Я выпустил его бесчувственное тело, и увидел, как тот падает, кувыркаясь и беспомощно раскидывая свои крылья. Затем, он, не долетая до земли несколько сот метров, с трудом расправил крылья и криво, с креном влево, как подбитый бомбардировщик, пошёл вдоль земли и скоро исчез за горным хребтом.
  Я победно заревел и сделал в воздухе 'бочку', затем спустился к чистому озерку в степи, чтобы запить свой обед, потянулся к воде, глянул на своё отражение в воде и замер, увидев в нём страшную рожу с громадными белыми клыками и рогами на голове.
  Я - дракон!? - с оторопью мелькнула у меня мысль, в ужасе, я тряхнул головой...и проснулся.
  Занималась утренняя заря.
  Я вылез из палатки, где разметалась обнажённая Аранна, раскинувшая ноги и руки на всю территорию, потянулся, и с удовольствием вдохнул утренний свежий воздух.
  Было свежо, вся трава покрыта слоем росы, а в небе пролетела стая гусей, негромко гагакающая в тишине. Ни ветерка...не шевелилась трава, не шевелились листья кустарников, а в небе догорали последние ночные звёзды.
  Мне почему-то не было холодно, хотя я был совсем обнажён. Тело покрылось испариной, меня ещё немного лихорадило, и ужасно захотелось окунуться в воду, чтобы смыть ночной пот.
  Подумав - я пошёл к озерку и зашёл в его ледяную ключевую воду, погружаясь всё глубже и глубже. Наконец, вода достигла мне до груди, и я лёг на неё, раскинув руки и погрузив голову вниз. В ушах толкалась кровь, и скоро мне захотелось вдохнуть воздуха...вдруг дикая мысль пришла мне - а почему я не могу дышать водой? Мне хотелось вдохнуть эту прохладную жидкость и уйти на дно, поплавать там в глубине... что за дурь?
  Я поднял голову на воздух, перевёл дыхание и поплыл назад, к берегу. Что-то странное сегодня творится со мной. И холода ледяной воды я не чувствую, только приятную прохладу...
  Есть хочется страшно, даже забурчало в животе, хоть и потрясывает, как от лихорадки. Может простыл вчера, когда нам держали привязанными? Или заразу занёс с камнем? Камнем? Может в нём дело?
  Я провёл ладонью по плечу, в которое вчера врезал ардаман, и ничего не обнаружил! Я не поверил, и ещё раз провёл рукой - никакого камня не было! Гладкая рука, ни следов повреждений, ни выпуклостей - как будто и не было под кожей никаких камней. Камень растворился в теле, растаяв как кусочек сахара в горячем чае.
  Отправившись к своей палатке, я оделся, подёргал за ногу спящую красотку:
  - Давай, поднимайся, светило уже высоко на небе!
  Она потянулась, выставив вверх крепкие молочно-белые полушария, и томно сказала:
  - Свинья же ты всё-таки Викор! Всю ночь спать не давал, метался, вопил чего-то, рычал как дикий зверь, а теперь будишь девушку ни свет, ни заря, да не ласковым поцелуем, а дёргая за ногу, как дикарь, волочащий меня на жертвенный камень! Гадина ты, одно слово.
  - А ты бы хотела, не на жертвенный камень, а получить любовь ста крепких оркских воинов? Надо было подождать вчера, пока ты ими не насладишься...
  - Тьфу, гадость какая! Убью тебя, гад такой!
   Я увернулся от метательного снаряда, в виде кожаного женского сапожка и пошёл разжигать костёр.
  Надо попить чайку - остался один переход до древней дороги в джунглях, стоило поторопиться, чтобы заночевать уже перед поворотом. Надеюсь, сегодня нам ничего не помешает идти. А там - дней четыре - пять, и Запретные земли. Стоило ли только туда идти? Теперь уж поздно об этом думать.
  Я раздул красный уголёк, оставшийся в кострище, подложил к нему пучок хворостинок, и скоро яркое пламя весело трещало, облизывая котелок.
  Друзья вставали ворча и поругиваясь на меня, который поднял их в такую рань, и только Дракк был бодр и весел, подтаскивая продукты и кружки поближе к костру. Его такой ранний подъём никак не напрягал, видно было, что всё это ему ужасно нравится.
  Сидя на покачивающейся спине коня, я опять думал: Что же это такое со мной случилось? Не надо себя обманывать - в моём организме произошли какие-то изменения, как будто я занёс туда какую-то заразу. Впрочем - зараза, это то, что губит организм, я же чувствовал себя великолепно, за исключением какого-то зудящего чувства - как будто меня переполняла энергия, да температура у меня была излишне повышена. Когда я взял за руку Аранну, она даже ахнула, и бросилась щупать мой лоб. После моих многочисленных заверений, подруга успокоилась, и только с усмешкой сказала, что вообще-то она любит...когда я горячий. И что надеется, что я не остыну, пока не наступить момент 'Х'. Опять вспомнился странный сон - было такое ощущение, как будто я и в самом деле стал драконом, летал в вышине...а этот вкус тёплого горячего мяса, с текущей из него пахучей кровью...я даже непроизвольно облизнул губы. А желание вдохнуть воду - это-то что было такое? Я что, самоубийца? Почему это вдруг мне захотелось покончить с собой?'
  Не придя ни к какому выводу, я отбросил все посторонние, раздражающие мысли и сосредоточился на дороге.
   Местность вокруг сменилась небольшими озерками, из которых поднимались тучи птиц - гусей, уток, каких-то цапель и куликов. Ехать стало труднее - приходилось постоянно преодолевать небольшие ручейки, объезжать озёра, но всё-таки, в конце концов, мы оказались перед тёмным прогалом между деревьями.
  - Вот этот поворот - благоговейно заявил Дракк, разглядывая тоннель между деревьями. Всё, как и было тогда, когда я последний раз выехал из этого леса. Как молод я тогда был... а деревья стоят, как и стояли. В сравнении с жизнью этих деревьев, наша жизнь - это один миг...
  - Интересно, когда я доживу до твоих лет, я тоже буду таким нудным философом? - ехидно заметил Бабакан.
  - Ты не доживёшь! - он ночью подкрадётся и вонзит тебе в шею два оставшихся у него заточенных зуба, пока ты спишь, и высосет из тебя кровь. После этого умрёт, так как кровь у тебя ядовитая - заметил Каран - кстати, Бабакан, может всё-таки стоило тебя скормить этим людоедам? Они бы точно отравились бы тобой, а те, кто выжил бы, неделю страдали поносом, а значит стали бы небоеспособны и мы бы их легко перерезали. Ты наше тайное оружие!
  Бабкан заухал басом, и чуть не упал со смеху на проползавшего под копытами лошади гада, по виду напоминающего земную гадюку, но вовремя спохватился и усидел в седле.
  - Интересно, Каран, ты так же бы смеялся, когда бы эти уроды жрали твоё сердце? Кстати сказать - более ядовитого гада, чем ты, я никогда не видал - хехекнул гном - впрочем - один только что прополз у моей лошади под копытами.
  - Тсссс..притихните все!- остановил я хохмачей - я вроде что-то слышал, как будто в лесу кто-то кричал! Никто ничего не слышал, нет?
  - Нет, не слышали - повели головами эльфы - а ты знаешь, слух у нас получше, чем у остальных. Тебе послышалось.
  - Ладно. Давайте на ночлег располагаться. В лес пойдём завтра, сегодня все на отдых.
  
  Мы с трудом нашли сухое место - почему-то тут было всё заболочено, и расположились на отдых.
   В отличие от сухой, чистой степи, в этом месте одолевали москиты, прокусывающие даже через ткань, так что спать пришлось одетыми, да ещё и накрывать голову тканью, во избежание обгладывания мерзкими существами. На болотах кто-то ухал, шлёпал ногами, плескался, так что ночь прошла тревожно.
  В те часы, когда я засыпал, я опять видел себя летающим в небе, как будто переживал свои прошлые воспоминания. А может я подключался к какому-нибудь реальному дракону? Я этого не знал, и сомневался, что узнаю когда-либо.
  Утром мы встали разбитые, не выспавшиеся, накусанные мошкарой, завтракать не стали, и сразу поехали по маршруту, договорившись встать на отдых и обед там, где будет поудобнее. Оставаться в этом гнилом месте нам не хотелось ни одной лишней минуты.
  Дорога вызывала огромное почтение. Даже тысячелетия, прошедшие после того, как исчезла великая цивилизация, не смогли уничтожить эту великолепную автостраду. А может не автостраду? Может это называлось как-то по другому - но выглядело оно именно так: прямая, как стрела полоса рассекала буйство джунглей, как меч, до самого горизонта. Я не знаю, из чего было сделано её покрытия, но до сих пор корни гигантских тысячелетних деревьев не смогли пробить это полотно. Джунгли ограничились тем, что сжали со всех сторон эту трассу и постарались завалить её своими трупами - по всей дороге лежали полусгнившие стволы деревьев, заросшие мхом и грибами. Пахло сыростью, экзотическими цветами, сладким запахом тлена и болотом. Утробно урчали лягушки, пролетали над головой какие-то существа, то ли летучие мыши, то ли...хрен знает кто там летал, но мои спутники очень неодобрительно воспринимали всё это буйство флоры и фауны. Да и мне не особенно нравилось наше окружение.
  Лошади бодро цокали копытами по твёрдому, похоже то ли на бетон, то ли на пластик, покрытию дороги и мы продвигались вперёд, каждый час делая по пять-шесть километров.
  Мы долго искали, где нам найти место для обеда и отдыха, плюнули и остановились прямо на дороге. Эльф, как наиболее умелый лесной житель ушёл в джунгли, искать, где напоить лошадей, но ничего пригодного, кроме мерзкого болота, не нашёл и вернувшись, отрицательно махнул головой - нет ничего.
  Через пару километров мы столкнулись с еще одним препятствием - огромный великан, дерево, метров десяти в диаметре преградило нам дорогу, упав наискосок, через полотно трассы. Я отправил вправо и влево эльфа и Карана, посмотреть, нельзя ли его обойти, чтобы не терять времени - оказалось - нет. И справа и слева были довольно глубокие овраги, наполненные болотной водой, и был определенный шанс погубить в них лошадей. Не оставалось ничего, кроме как прибегнуть к колдовству и попробовать уничтожить этого монстра.
  Друзья отвели лошадей подальше, а я остался у ствола, размышляя - как же мне его ликвидировать? Начал я с воздушного тарана - сжав его до узкого столба, я всей мощью ударил по стволу. От него полетели щепки, отлетели грибы и мох, и обнажились волокна, но особого успеха я не увидел. Я стал методично долбать и долбать по стволу, отгрызая от него кусок за куском. Через час я выдолбил в нём нишу, метра полтора глубиной и задумался - чего-то я не так делаю. Может не надо так тупо долбать, а придумать что-то поумнее? За час полтора метра, и притом, в самом начале, а дальше будет ещё толще... Думай, Витя, думай... Заморозить его? А потом долбануть тараном? Файрболлы? Нет. Придётся жечь его.
  Я стал поднимать температуру ствола, на участке шириной примерно два метра, до максимальной температуры, на которую могу её поднять. Я и сам не знал, насколько я могу поднять температуру, но пришёл к выводу, что если постоянно поднимать её заклинанием, у одного и того же объекта, то температуру можно поднимать практически до температуры солнца.
  Ствол задымился чёрным густым дымом, вспыхнуло пламя - я отошел на почтительное расстояние, чтобы не поджариться, и продолжал прожигать и прожигать ствол.
  Через полчаса усиленной работы в нём образовался тоннель, длиной метров десять, высотой примерно два-два с половиной метра и такой же шириной. Подойти к стволу пока что было нельзя - от него пыхало жаром и тоннель был заполнен удушающим дымом, но я придумал - пошёл вперёд и заклинанием заморозки остудил угли, после чего пройти через чёрный угольный тоннель было легко.
  Махнул рукой спутникам, подзывая, и скоро караван прошёл под стволом. Дальше уже дорога была свободна и мы снова пустились в путь.
  - Дракк, а как же вы прошли прошлый раз? - спросил я
  - А прошлый раз не было такого препятствия. Это уже после он свалился. Кстати - представьте, если бы кто-то решился идти к запретным землям через джунгли! Представили?
  Дракк усмехнулся и продолжил:
   - То, как мы тут идём, это просто счастье какое-то. Твёрдая дорога, никакого болота под ногами. Джунгли скрывают запретные земли как самая лучшая охрана. Единственно, как туда ещё можно попасть - это с моря. Или с воздуха. Но летать пока никто не научился...
  
  На ночлег мы встали тоже на дороге. Уходить куда-то в сторону было опасно, и решили по очереди охранять лошадей, чтобы на них не напал никакой зверь. Если мы останемся без лошадей - нам будет туго. Лошадям нужно было пастись, потому их свели на лужок возле дороги, поросший высокой сочной травой.
   Первым должен был дежурить Алдан, он уселся рядом на ствол упавшего дерево, держа на коленях лук со стрелами, а остальные заползли по палаткам. Вторым по очереди должен был быть Бабакан.
  Уже глубокой ночью я проснулся от дикого рёва гнома - там, где паслись лошади, что то ревело, ржало, хрипело и я выскочил из палатки как ошпаренный. Не понимая, что там случилось - ещё и темень была кромешная - несмотря на вышедшие на небо луны, под деревьями сохранялся полночный мрак - я выпустил поверх голов несколько файрболлов, вспышкой осветивших поле боя, думая, что если там напал кто-то из зверей, он забоится огненных шаров.
  На лугу Бабакан бился, рубя своей секирой здоровенную хрень, похожу на помесь жабы и крокодила - она уцепила зубами одну из наших лошадей за зад и утаскивала её в сторону болота. Лошадь хрипела, билась, лягалась, но тварь неумолимо тащила её в лес.
   Бабакан бил тварь по жирному боку, нанеся глубокие раны, но та плевала на его усилия и была сосредоточена только на том, чтобы сожрать нашу лошадь любой ценой.
  Хуже всего - я заметил, что в нашу сторону ползут ещё три такие твари, шлёпая лапами и плотоядно высовывая длинные красные языки из пасти. Их огромные белоснежные клыки сверкали в свете огненных шаров, и плевали они, что над головой чего-то там пролетает и освещает - крики, запах крови, вот что было главное! А то, что то-то там светится - это всё ерунда. Тем более что твари, похоже на то, не знали что такое огонь и не боялись его
  - Бабакан, брось уродов! Отходиии! - крикнул я и побежал к лошадям - быстро уходи! Я сам займусь!
  Бабакан оставил свою бесполезную борьбу и отбежал назад, тяжело отдуваясь, весь забрызганный какой-то зелёной жидкостью - видимо кровью чудовища. С него стекала слизь, а одна рука была поранена почти до кости - свисали лохмотья кожи.
  - Беги к ребятам, пусть тебе промоют раны! - крикнул я - я сейчас разберусь с уродами и приду!
  Я сосредоточился на наступающих врагах и выпустил файрболл в того, что тянул лошадь. У 'жабы' отлетела левая нога и вывалились кишки. К нему бросились ещё две 'жабы' и вцепились в волочившиеся внутренности - картина была дикая - полудохлый 'жаб' так и держался зубами за коня, а две другие 'жабы' сосредоточенно его пожирали. Я глянул - и ужаснулся - ещё с десяток жаб спешили на запах крови и вопли!
  Файрболлы летели, как трассирующие снаряды из автоматической пушки, я бил и бил - давно уже разлетелись первые 'жабы', от первой, нападавшей на лошадь осталась только часть головы, повисшая на крупе, две другие тоже разлетелись лохмотьями после мои 'выстрелов', но из лесу появлялись всё больше и больше тварей, которых тоже приходилось убивать.
  На лужке уже скопились груды воняющего мяса, а накат всё продолжался. Я не знаю, сколько это продолжалось времени, но скоро я заметил, что небо в прогалах между кронами деревьев стало сереть - наступал рассвет.
   Я уничтожил не меньше двух сотен чудовищ, а может и больше. Эта часть леса превратилась в бойню, и сам я был залит мерзкой липкой кровью с ног до головы. Всё-таки, как и всё в мире, 'атака' монстров завершилась и мне уже не в кого было стрелять.
  Наверное, я уничтожил всех существ этого вида в районе. А может и нет - может они просто попрятались на рассвете. Эта мысль заставила меня быстрее ретироваться к нашему лагерю, с тем, что скомандовать уходить как можно быстрее. Соседство с таким богатым кладбищем животным, порубленных как топором, не принесёт ничего, кроме атаки уже дневных животных, желающих полакомиться нарубленным мясом.
  Бабакану уже промыли руку - рана выглядела отвратительно - как он пояснил, монстр зацепил его когтем, когда он пытался обить его от лошади. Даже будучи так тяжело задет, Бабакан продолжал истово сражаться за нашу собственность.
  Я быстро залечил ему руку, не оставив и шрама, вот только она немного стала потоньше - был вырван клок мускулов с предплечья, но ничего - гном быстро нарастит его при хорошем питании - что я ему и сообщил сразу после лечения.
   Бабакан сразу победно уставился на Карана:
  - Видишь - мне надо усиленное питание! Попробуй теперь только сказать, что я слишком много жру!
  После Бабакана я принялся за лошадь. Она мелко дрожала и пугливо оглядывалась, двое эльфов с трудом её сдерживали. Её круп был глубоко разорван зубами чудовища, и хотя ребята постарались его промыть, особого результата это не дало - в раны вполне могла попасть какая-нибудь зараза. Я подумал - может лучше убить её, чтобы не мучилось? Потом всё-таки решил попробовать вылечить - хуже-то не будет, нам нужна лошадь, да и просто жалко животину.
  Я предупредил эльфов, чтобы они покрепче держали лошадь и не подставлялись ей под удары копытом - сейчас начну лечение. Выпустив лечебное заклинание, я стал заращивать раны - конь бился, ржал, ему было очень больно, я знал это, эльфы с трудом удерживали его, чтобы он не убежал, но раны стали затягиваться и исчезать. Скоро на их месте были только небольшие вмятины - через месяц вообще ничего не будет видно, как только нарастут мышцы.
  Только сейчас я понял, что лечил и Бабакана, и коня, без всяких камней! Видимо тот камень, что растворился в моём теле, сделал так, что теперь я мог, как заправский лекарь лечить, не пользуясь дополнительными приспособлениями. Это меня очень обрадовало, но было не до открытий.
  Быстро свернув лагерь, мы нагрузили лошадей и скорее двинулись из проклятого места. Впереди было ещё две с половиной сотни вёрст такой же пакостной дороги.
  
  
  Глава 7
  Мы продвигались по дороге медленно, гораздо медленнее, чем я предполагал. Мои залихватские планы продвигаться в день по пятьдесят-шестьдесят километров оказались несбыточной мечтой - двадцать - тридцать вёрст, в лучшем случае.
   Ещё дважды нам пришлось отбивать ночное нападение болотных гадов - один раз это снова были жабокрокодилы, другой раз - какая-то мелкая пакость, высотой по колено, но невероятно быстрые и состоящие, казалось, из одних зубов.
  Все получили как минимум по одному укусу, и мне пришлось лечить моих спутников, пришедших в совсем отвратительное настроение. Даже Бабакан с Караном были угрюмы, не перебранивались и тихо ехали на измученных лошадях.
  Животные тоже страдали - нам приходилось искать им площадки, пригодные для пастбища, буквально с боем, и несколько раз были нападения на коней - не массовые, но очень неприятные и опасные. В конце концов, одна лошадь всё же погибла, укушенная ядовитой тварью, похожей на огромную летучую мышь - среди белого дня, она приземлилась на спину лошади и укусила её за шею. После чего та забилась в судорогах и умерла в считанные минуты. Я даже не успел прибить эту тварь, так как она так же бесшумно унеслась непонятно куда, видимо, дожидаясь, когда мы отъедем, чтобы приступить к поеданию падали.
  Интересно, что даже когда лошадь уже была мертва, к ней не подбежал ни одни падальщик, хотя обычно, после убийства какого-нибудь обитателя леса, к нему тут же выстраивалась очередь из мелких животных-падальщиков и разных жуков-пауков, желающих полакомиться мёртвой плотью. Похоже, что эта тварь впрыснула в лошадь такой яд, что ни один падальщик не решился есть эту пакость.
  Да и по павшей лошади было видно - она за двадцать минут, пока мы перераспределяли вещи и собирались в дорогу, превратилась в желе, которое наполняло шкуру. Я не смотрел внутрь, конечно, но казалось, что даже кости растворились и стали густой жидкостью. Надо ли говорить, что мы свалил из этого места так, что наши пятки засверкали под лучами солнца, пробивавшимися через густые кроны деревьев.
  Лишь на десятый день мы стали выходить из отравленных джунглей, и они сменились более-менее привычным лесом, состоящим из сосен, елей, лиственных деревьев и кустарников. Сразу снизилась температура - складывалось такое впечатление, что мы поднялись на какое-то высокогорное плато - впрочем, наверное, так и было.
  Дорога медленно и незаметно забиралась всё выше и выше, и только в глухих джунглях, закрывающих обзор, это было трудно понять.
  Мы облегчённо вздохнули, хотя Даркк предупредил:
  - Будьте осторожны! Те джунгли, где мы шли, это ерунда, по сравнению с тем, где мы оказались. Вот в этом лесу и исчезали наши люди, стоило только отойти с дороги в сторону. Мой совет: не теряйте друг друга из вида, даже если отходите по нужде.
  - Тьфу, гадость какая! - отреагировала Аранна - Бабакан, если ты устроишься по нужде передо мной, я дам тебе пинка в зад! Мне сниться будет эта ужасная картина, и я потеряю сон!
  - Ничего ты не понимаешь в мужчинах! - хохотнул гном - за счастье тебе посмотреть на мой зад! Тысячи женщин мечтали бы его увидеть, только вот не позволяю. Не всем дано такое счастье!
  - Хорошо, что не всем. Главное - чтобы кормящие матери не увидели это страшное зрелище - твой волосатый зад, у них сразу молоко пропадёт!
  - Шутки шутками, ребята, не отрывайтесь никуда - я не хочу вас потерять! - остановил я шутников - вспомните ту, крылатую тварь, за пятнадцать минут растворившую лошадь изнутри - вы тоже хотите такого конца? Держитесь ближе, правильно вам сказал Дракк. Больше того, я вам скажу, что уже давно чувствую, как будто за нами кто-то наблюдает. Я не скажу, что этот наблюдающий - враг, но и доброжелательным его назвать не могу. Ощущение, как будто что-то огромное и разумное, смотрит на нас и решает - прихлопнуть этих муравьёв, или нет. Впору вообще за руки держаться, даже когда по нужде идём, так что хватит шуток.
  - Я тоже ощущаю, как будто за нами наблюдают - сказал эльф - и место наблюдения меняется - будто кто-то бегает и меняет пункт наблюдения.
  - Всё? Успокоились? - спросил я строго - смотрим во все глаза, с дороги ни шагу, на привале я попробую посмотреть, откуда ветер дует.
  В полдень мы встали на привал возле небольшого озера, образовавшегося возле дороги и заполненного прозрачной тёмной дождевой водой. Эта вода отдавала листьями, прелостью, но была прозрачна и самое главное - из неё никто не мог выскочить и вцепиться пьющим лошадям в глотку - что уже бывало в джунглях, и не раз.
  Я сел возле сосны, росшей прямо на краю дороги, опёрся на неё спиной и закрыл глаза. Затем я произнёс заклинание управления стихиями и потянулся сознанием к ветрам. Раньше мне это давалось довольно трудно - ветра ускользали, сопротивлялись, заклинание норовило всё время развеяться. В этот же раз - я слился со стихией воздуха легко, как будто занимался этим много тысяч раз.
  Я удивился этому так, что чуть не упустил контроль над ветрами, выправился и снова слился с ними, решив осмотреть местность с помощью магии воздушной стихии.
  Известно, что каждое существо испускает тепло, то есть, те кто за нами следит, должны тоже испускать тепло, а значит нагревать окружающий его воздух. Я, следя за потоками воздуха, увижу эти нагретые 'коконы' и по их очертаниям, смогу понять - кто это, люди или звери.
  Моё сознание распространилось по окрестностям, я сосредоточился...и увидел с десяток одинаковых по размеру пятен, окруживших нашу стоянку со всех сторон. Они перемещались, останавливались на несколько минут, потом опять перемещались...я подлетел поближе - это были существа, размером с крупную собаку, но отличающиеся от неё большой головой. Я не видел подробности - окраски, деталей строения, но основное рассмотреть смог.
   Неожиданно, как только я спустился пониже, вся стая бросилась прочь, оставив лагерь и понеслась на восток. Я последовал за ними, но они, вдруг, как будто куда-то провалились, и я не смог за ними последовать. Похоже, что они забрались в нору, вот только почему я не смог попасть за ними? Складывалось впечатление, что они закрыли за собой дверь. И ещё - мне показалось, что они почувствовали моё присутствие, потому и сбежали.
  Выйдя из транса, я сказал своим спутникам:
  - Всё. Они ушли. Вокруг нас никого нет, кроме мелких зверьков, оленей и птиц. Я их нашёл.
  - И кто это был? - с интересом спросил Даркк? Кого ты видел? Люди? Орки? Ещё кто-то?
  - Да, правда, кто это мог прятаться так, что я его не мог заметить? - поддержал орка Алдан - я ведь не из последних охотников среди эльфов, и слух у нас поострее, чем у людей, так кто это мог быть?
  - Я сам не знаю. Или волки, или какие-то крупные собаки. Странно то, что они каким-то образом сумели меня засечь, и скрылись. Сейчас вокруг нас нет ни одного наблюдателя.
  - Да, чувство, что за нами наблюдают, пропало - сказал Алдан и прислушался - слышу шуршание зверьков, мышь пищит...и всё. Никого.
  - Ну исчезли и исчезли, чего вы заморачиваетесь - буркнул Бабакан - пошли дальше. Даркк, сколько нам ещё до развалин осталось?
  - Один дневной переход...если всё нормально. Только вот сомневаюсь, что они оставили нас в покое. Давайте не расслабляться.
  - Это точно - поддержал я - сейчас ушли, потом придут, и неизвестно, что от них ожидать. Всё, пошли дальше, и смотрим по дороге хорошее место для ночёвки. Если появится особо удобное - становимся на ночлег и отдыхаем, за все дни, что мы мучились в джунглях.
  
  Удобное место мы увидели через два часа. Хотя сейчас мы и шли довольно ходко, на дороге ничего не затрудняло наше движение, однако и действительно нам следовало отдохнуть - мы все были грязны, одежда истрепалась, лошади были измождены, и хотя я всё время поддерживал их здоровье, лечение тоже отнимало силы.
   А если бы я вообще не лечил - и кони, и мои спутники давно бы заболели, и возможно погибли. Хорошо, что я вовремя вделал в своё тело камень - теперь лечение проходило очень просто, даже проще, чем тогда, когда я пользовался камнем, находящимся в моём браслете.
   Вообще - было странно - почему камень так растворился во мне? Что это было? Вернее - что теперь ЕСТЬ во мне? Мне продолжали сниться странные сны - то я в них летал, имея драконьи крылья, а теперь, добавились сны, в которых я плавал под водой, как дельфин.
   Иногда на меня накатывала волна жара, как будто в моём организме происходили какие-то перестройки, а иногда - моё тело было холодным, как лёд. Однажды Аранна подняла переполох - ночью случайно дотронулась до моей руки - она была холодна как лёд, и девушка подняла страшный крик, решив, что я умер. Поднялись все друзья, они тормошили меня, пытались разбудить, но я был в странной спячке, как зверёк в норе. Слава богам, что они догадались меня не трогать и посмотреть, что дальше будет.
  А дальше ничего не было - с их слов - я открыл глаза и недоумённо спросил, чего это они тут все выстроились возле меня и смотрят, как на морского змея. Меня теребили, расспрашивали, но я ничего не мог сказать - заснул, проснулся - вот они все меня теребят. Дальше ничего не помню.
  Конечно, всё это было результатом воздействия на меня камня - но камня ли? Можно ли считать этот предмет камнем? Хммм...может ли считаться собакой предмет, который лает и выглядит как собака? Может ли быть камнем то, что выглядит, как камень? Может быть. А может и не быть. В любом случае - это штука сейчас гуляет в моём организме, и помогает мне выживать. А разве этого мало?
  Место для отдыха, как всегда, было выбрано у водоёма. В этот раз это была довольно глубокая речка, протекающая метрах в трёхстах вправо от дороги. Здесь она делала изгиб, и её изогнутая, как лук часть, была обращена к нам. Над рекой находилась ровная площадка, на которой стояли отдельные деревья, не мешающие расставить палатки, да и до сплошного густого леса было далеко, и всё пространство просматривалось навылет. Никто не мог к нам подобраться безнаказанно - по крайней мере, мы так думали.
  Стреноженные лошади жадно ели высокую сочную траву, смачно похрупывая ей, а мы сидели возле костра, обсуждая дальнейшие планы.
  - Даркк, расскажи, что там впереди, где заканчивается Дорога? - спросил я старого орка.
  Надо сказать, что путешествие далось ему трудно - всё таки уже не мальчик, он сильно сдал в последнее время, хотя, опять же, я поддерживал его как мог. Орк осунулся, глаза ввалились, худые руки ещё больше истончились и держался он только благодаря моему лечению. Я опасался, что обратной дороги он не переживёт
  - Дорога...она упрётся в плоскогорье, на которое выходить нельзя ни в коем случае - так нам завещали старики, иначе заболеешь и умрёшь. Нам надо будет уйти с дороги вправо, вдоль реки и пройти километров двадцать, вот там и начинаются старые развалины, куда ты и хотел попасть. Мы дошли до этих развалин, но не смогли там ничего осмотреть - у Красста началась истерика, он вопил, кричал, требовал, чтобы мы все скорее ушли отсюда, мы и вернулись назад. Из этого похода вернулись только половина. Я не могу винить Красста - он тогда был ещё совсем молодым - даже опытные воины чувствовали тут страх, мы не могли спать, нас мучили кошмары. Больше всего страшила неизвестность - воины исчезали неизвестно куда, без следа.
  - А что за плоскогорье? - спросил гном - чего оно такое страшное-то?
  - Если на него войти, то ты ничего не почувствуешь - плоскогорье состоит из оплавленного камня, как будто кто-то взял горы и размазал их ровным слоем, как тесто. Камни даже блестят, как те, которые можно найти возле вулканов. Ты уйдёшь домой, а потом, через несколько дней начнётся болезнь. Она продлится долго - если ты не очень долго пробыл на страшном плоскогорье, и недолго, если ты там провёл целый день, или дольше, в любом случае - ты заживо сгниёшь. У тебя выпадут все волосы, ты покроешься язами, у тебя будет отставать кожа и мясо с костей. Хочешь зайти на плоскогорье, Бабакан? - орк криво усмехнулся и потыкал палкой в угли костра. Угли вспыхнули ярче и выбросили сноп искр.
  - Как-то не хочется - чего я там не видал - мне чудес и без этого по горло. Я всё думаю - как мы будем возвращаться, вот проблема! Так не хочется опять через поганый лес бежать, да по степи зад бить.
  - А куда деваться? - сказал Каран, задумчиво глядя на угли костра - этих приключений, наверное, мне на всю жизнь хватит. Я ведь тоже уже не молод - мне сорок лет...многие военные и до этих-то лет не доживают, а я, при таких приключениях, почему-то жив до сих пор.
  - Жив ты потому, что тебя Викор вытаскивал, и не один раз - прогудел Бабакан - чего уж говорить - забрались мы и правда далеко. Где там моя пещера, где мои соклановцы, где моя жена Шарана... В последний раз мы с ней крепко поругались, а теперь вспоминаю - и сердце тоскует, так хочется её прижать к себе так, чтобы косточки захрустели.
  - И я скучаю по нашему эльфийскому лесу - положив подбородок на руки, невнятно сказал эльф, потом выпрямился, вздохнул - чего теперь тосковать, мы шли за Викором, он сам нам говорил - останьтесь, не ходите, мы пошли. Теперь уж до конца пойдём...
  - Друзья! - остановил я - рядом с нами кто-то есть! Я сканировал лес, это существо сейчас сзади нас, метрах в десяти. Алдан, осторожно повернись и посмотри - кого-нибудь видишь?
  - Нет, не вижу - тихо сказал Алдан, сидевший вполоборота к 'цели' - эй, выходи, мы знаем, что ты есть!
  В сумерках уходящего дня, внезапно, стали видны сверкающие глаза, горящие зелёным светом, из темноты появилась фигура, похожая то ли на кота, то ли на Цербера из Ада, нечто среднее между собакой и пантерой. Существо медленно приближалось к нам, остановилось метрах в семи от костра и неожиданно прозвучал искажённый, как граммофонный голос, говорящий на языке орков:
  - Уходите! Рррр...уходите! Мы не хотим вас! Если вы останетесь здесь, вы умрёте!
  В зелёных глазах существа, всматривающихся в нас, плясали языки костра, а по его спине прокатывались волны могучих мышц. Существо было похоже на собаку, но собакой никак не являлось - огромная голова, лапы - нечто среднее между лапой собаки и рукой обезьяны, круглые уши, как локаторы, поворачивались во все стороны, как бы сканируя пространство. Окрас его был непонятным - серым, жёлтым, бурым...только потом я понял, что он мог принимать любой окрас и сливаться с фоном, на котором находится, как хамелеон.
  Я встал с места и пошёл к нему навстречу, подошёл метра на три, остановился, посмотрел ему в глаза и спросил:
  - Почему ты прогоняешь нас? Мы не хотим на вас нападать, мы не собираемся причинить вам зла - почему ты нас гонишь?
  - Уходите! - рыкнул цербер - вы зло! Предки нам завещали, что вас надо уничтожать, вы - зло!
  - А если мы не уйдём, что будет? - осведомился я спокойно, поглядывая на его лапы, которые сжимались и разжимались, как будто цербер волновался - вы что, убьёте нас?
  - Убьём! Всех убьём, как убивали раньше! - цербер рыкнул, и копнул лапами, как будто пёс, зарывающий нечистоты. Полетели камешки, палки, поднялась пыль, а цербер вдруг рванул с места так, как будто им выстрелили и оказался в десяти метрах от меня прежде, чем я успел отреагировать. Скорость его была просто феноменальна.
  Потом он вдруг вернулся назад, потянул широкими ноздрями воздух, его зелёные глаза расширились и цербер сказал:
  - Кто ты? Ты не такой как они! Дальняя родня? Что ты за существо? Я должен обсудить это со старейшинами - человекопёс рванул, как ракета и через несколько секунд он был уже в двухстах метрах от меня. Я прикинул - его скорость была не менее ста километров в час!
  Вернувшись к костру, я помолчал, переваривая увиденное, и с чувством сказал:
  - Вот это и правда проблема, ребята. Я просто не успею отреагировать, если они на нас пойдут. Максимум, что я успею сделать - если успею - это поставить защитный купол. Они нас просто порвут. На куски порвут.
  - А откуда они знают наш язык? - с страхом в глазах спросил орк.
  - Это-то просто - помнишь, ваших пропавших воинов? Вот оттуда и знают. Только как они сумели его выучить? И, кстати, почему они сразу нас не уничтожили, почему вас тогда выпустили, хоть и половину? Сдаётся мне, у них не все хотят придерживаться старинных обычаев - как увидишь человека - убей его.
  - Так мы и не люди! - возмущённо возразил орк - это людей он должен убивать, а не орков!
  - Во-первых, с чего ты взял, что не являешься человеком? Ты такой же человек, как и все мы, только модифицированный под какие-то условия, а во-вторых, для этого существа все мы люди, все на одно лицо, ну как собаки для нас - все собаки, одинаковые.
  - Слушай, Викор, а чего он сказал про то, что ты не такой как все? - вкрадчиво спросил меня Каран - что это там за дальняя родня?
  - А я знаю? Мало ли что у собаки в голове? - хмыкнул я и предположил - может быть я как-то по запаху отличаюсь! Вот Бабакана сразу по запаху отличить можно, а ещё по тому, как из его бороды мусор всякий сыплется. Скоро мыши заведутся...ты бы помылся пошёл, что ли? Бабакан скорее им всем родня - лохматый, пахнет псиной и рычит громко!
  - Что, сговорились с этим типом несчастного гнома мучить? - осведомился Бабакан - завтра, завтра помоюсь! Вот нежности какие, псиной пахнет! Радуйтесь, что не г...ом!
  - Ну нам только этого ещё не хватало! Спасибо, Бабаканчик, что хоть этого нет, в штаны не делаешь - нарочито поклонился гному Каран и они зашлись радостным смехом.
  - Ладно, ребята, пойду-ка я тоже сполоснусь...Аранна, пойдёшь со мной? - спросил я.
  - Нет. Брррр...как ты можешь купаться ночью, в такой холод, да ещё в неизвестном месте - а если кто за ногу схватит и утащит? Нет уж, я лучше побуду у костра. А может на берегу посидеть, постеречь тебя?
  - Не надо. Не хватало, чтобы меня стерегли. Что касается -утащит - если начнут тащить, чем ты поможешь? Вот то-то. Да не бойся, я днём смотрел - там дно просматривается, вода чистая, прозрачная, рыбки плавают, со мной ничего не будет. Кто-нибудь ещё пойдёт? Нет? Эх, мерзляки вы все!
  - Тебе-то не привыкать - буркнул гном - ты сам рассказывал, что у вас снег по нескольку месяцев, небось навострился плавать в ледяной воде, а мы существа нежные, цивилизованные, не может терпеть такое безобразие.
  - Это ты-то цивилизованный - фыркнул Каран - да ты давно ли научился....
  Я не стал дослушивать, чего там научился Бабакан и чем он не владеет, встал и зашагал в темноту, к реке, находящейся метрах в тридцати от костра. Ближе мы располагаться не стали, наученные горьким опытом - обычно из воды как раз и лезла всякая гадость, чудовища всякие и монстры.
   Реку и правда я проверил сегодня, как только мы остановились на постой - она была неширокая, чем-то напоминала Хопёр, но в отличие от нашей казацкой реки, была очень глубокой - где-то дно просматривалось до дна, а где-то глубина, возможно, достигала и больше десяти-пятнадцати метров, что для небольшой речки очень много. Скорее всего, она проходила по скалистому руслу и за сотни, а может и тысячи лет выбила в горных породах узкое и глубокое ложе. Не было видно, и того, чтобы у реки были какие-то старицы - вот как текла она в этом русле, так и течёт все эти века. Подумалось - а может её русло вообще искусственное? Почему оно описывает такую ровную дугу, сделанную, как по линейке?
  Мне захотелось проверить это, потому я и собрался нырнуть вниз. Видел я в темноте отлично, а потому мне не составляло никакого труда разглядеть, что делается внизу.
  Я разделся, сложил одежду на берег, оглянулся на пылающий невдалеке костёр, сфокусировал 'ночное зрение', после чего всё стало зеленоватым и двуцветным, и погрузился в воду, спрыгнув с твёрдого каменистого берега.
  Течение было довольно сильным, но спокойным. Я поплыл брассом, не напрягаясь, лишь добиваясь того, чтобы держаться на одном месте, хотя меня течением всё-таки сносило вниз по реке.
  Я посмотрел вниз - подо мной проплывали какие-то блоки, как будто на дне были искусственного происхождения строения, или это были пакеты из сланцевых пород. Опустил голову в воду, и вдруг сбоку от меня мелькнула какая-то тень. Рыба? Огромная рыба? Мне только крокодила не хватало - с запоздалым сожалением подумал я, и вдруг, какая-то сила мощным рывком утянула меня под воду!
  От неожиданности я выпустил целый сноп пузырьков, у меня сразу застучало в голове - воздух! Воздуха! Я стал отбиваться ногами, руками, изгибаться, бить по схватившим меня лапам - нет, ничего не помогало. В меня вцепились своими отростками несколько существ с такой силой, что у меня болели ноги, захваченные, как будто, стальными обручами. Я забился, теряя сознание, только одна мысль билась у меня в умирающем мозгу - жить! Жить хочу! Дышать! Воздуха! Воздуха! И я не выдержал и вдохнул ледяную воду, заполнившую мои лёгкие...
  Лёгкие? Лёгкие ли? Моя грудь мерно поднималась и опускалась, пропуская через себя холодную бодрящую жидкость, я посмотрел на свои руки - они превратились в лапы, как будто я был Ихтиандром и смотрел на себя со стороны.
  Тело видоизменилось - грудь стала очень широкой, почти треугольной, ноги утончились, но заканчивались ластами, как у аквалангиста. Пальцы тоже имели перепонки - я ощупал себя - слава Богам - хоть мужские причиндалы были на месте! Это мысль меня позабавила, я засмеялся, выпуская пузырьки воздуха из жаберных крышек на груди. Те, кто тащил меня, остановились, подплыли ко мне, осмотрели меня и кивнули головой удовлетворённо, потом один показал рукой - следуй за мной! - и гибкими движениями заскользил вперёд, как тюлень. Я попробовал повторить то, что он делает, вначале неуклюже, потом всё более уверенно, последовал за ним.
  Двигались мы недолго, скоро оказались у овального отверстия, тоннеля, в который и заплыли. Уровень воды понижался, и наконец, моя голова выскочила на воздух.
  Я посмотрел - на моих глазах 'тюлени' превращались в 'церберов'!
  Я осторожно выполз из воды на сухое, и попробовал снова превратиться в человека - закрыл глаза, и представил себя - свои ноги, руки, голову, всё тело. Меня обдало жаром - боли не было, но тело явно изменялось и ощущение было не из приятных. Скорее всего, при изменении мозг блокировал болевые ощущения, иначе бы метаморф выл от боли, а раз этого не происходило... Открыл глаза, осмотрел себя - всё было на месте. Посмотрел на церберов - они терпеливо ждали, потом один отрывисто, лающе, сказал:
  - Что, нельзя было сделать тело как у нас? Беги за нами!
  Цербер рванулся вперёд, остальные за ним, а я, медлительный человеческий детёныш-Маугли, пустился вслед, пытаясь хоть как-то не оторваться от скоростных существ.
  Бежать пришлось не так долго - около пятнадцати минут, но для меня это был запредельный бег - я бежал так, как будто от этого бега зависела моя жизнь, но не успевал за проводниками - им приходилсь несколько раз останавливаться и поджидать меня. При этом метаморфы оттягивали уголки губ, улыбаясь, как это делают собаки, и высунув красные языки отрывисто что-то говорили в мой адрес, явно не восхищаясь моими статями или болтающимися в беге причиндалами.
  В конце концов, я был вымотан...не как собака, а как человек, который пробежал три километра с скоростью спринтера, а не стайера. В общем - упал пластом.
  Коридор, по которому я бежал, был искусственного происхождения - состав его облицовки, видимо, был таким же, как и у Дороги, приведшей нас сюда. В конце коридора располагалась большая комната, с возвышением в центре, на котором сидели и лежали семь таких же 'псов', которые привели меня сюда, вокруг них, ниже, сидели ещё несколько десятков церберов.
  В комнате было темно, но свет не зажигал никто - я в темноте видел отлично, только, правда без цветов - чёрно-белое, церберам, судя по всему, свет тоже был ни к чему.
  - Кто ты? - тяжёлым рыком отреагировал на моё появление один из церберов на возвышении. 'Ну вот - ни здрассьте тебе, ни прощай!' - подумал я - 'Невежливые ребята!'
  - Я - человек.
  - Вижу, что не болотная змея - странно отрывисто зарычал спрашивающий.
  Только немного погодя, я понял, что он этак смеётся.
  - Ты - меняющийся. Как ты здесь оказался, почему с этими людьми? Чего тебя с ними связывает? Они - не меняющиеся. Они - Зло.
  - Они не Зло. Мы пришли издалека, из-за пустыни, я хочу побывать в развалинах цивилизации, посмотреть, что там есть.
  - Ты лжёшь! Один из тех, кто с тобой, был здесь раньше! Мы убили многих из них, и знаем, откуда они взялись! Они не из-за пустыни! Старейшины предлагают тебя убить. Ты опасен. Ты знаешь о нас, ты нас можешь видеть сознанием, не только глазами, тебя надо уничтожить, и всех твоих спутников тоже.
  - Объясните, почему обычные люди - зло? Почему их надо убивать? Я не могу понять этого - почему мы враги? Мы никому не хотим причинить зла!
  - Вы причините зло! Вы найдёте в развалинах и выкопаете Зло, и снова выпустите его в мир! Наши предки завещали - если появятся люди, надо их убивать. В противном случае, они вновь откопают Зло, и снова будет беда, Огонь, будут плавиться скалы, вскипит вода, сгорят леса и всё, что осталось после Большой Беды, исчезнет, и мы тоже! Так говорят наши предания. Таковы наши обычаи.
  Цербер помолчал, и продолжил:
  - Скажу тебе откровенно, человек, старые обычаи уже многих не устраивают, не все хотят сразу убивать людей, кое-кто считает, что настала пора поговорить с людьми, выяснить, что они такое, может быть они и не хотят уничтожать мир? Но есть большая часть меняющихся, которые желают убить вас, это приверженцы старых законов. Ты понял меня? Убеди меня, и остальных, что ты и твои спутники должны жить. Можешь это сделать? Сможешь - будешь жить.
  - А как они узнают, что я им скажу? Ведь на человеческом языке разговариваешь только ты!
  - Я передаю им всем сразу в мозг. Разве ты не умеешь этого делать? Ты же меняющийся! Расскажи, как ты стал меняющимся!
  Я задумался - как же этих паскудников убедить, не грохнуть меня? Если они навалятся толпой, от меня только ошмётки полетят! Я и пискнуть не успею, какие там заклинания?! Они с места за долю секунды сотню километров в час делают!
  - Скажите, а способность передавать из мозга в мозг, у вас сразу была, с самого первого поколения?
  - Это ты нас будешь допрашивать, да? А не мы тебя? Ну ты и наглец! - отрывисто зарычал-засмеялся цербер
  - Ну вы же меня спрашиваете, почему я не могу спросить? - невинно осведомился я - ведь в любом случае, если что, вы же не выпустите меня из комнаты. Вот и давайте поговорим на равных, как разумные существа.
  Цербер опять рассмеялся:
  - Ну давай, на равных. Разумное существо! Нет, таких способностей у нас не было, они развились уже после, со временем. У одних они слабые - могут только слышать то, что говорят сильные мыслители, другие - могут передавать - вот их и называют 'мыслителями', третьи, особо сильные - могут подчинять волю других. Таких очень мало, но они есть. Сейчас вот внушим тебе, что надо бежать отсюда как можно быстрее, и твоим друзьям тоже, и будете бежать через лес, пока не умрёте. Или пока по дороге вас не убьют наши товарищи, считающие, что жить вам нельзя. Ты не забыл, что ты должен доказать, что вы имеете право жить? Итак - как ты стал меняющимся?
  - Меняющимся? - задумался я - вообще-то у нас их называют метаморфами, ну это тоже самое как меняющиеся, только на языке одного народа, которого нет в этом мире. Как я стал метаморфом? Не знаю! Устроит такой ответ?
  - Это не ответ, а прошлогоднее дерьмо летучей мыши. Конкретнее давай, иначе дождёшься клыка в тёплый живот, не понимаешь, что ли?
  - Да уж куда конкретнее...не знаю. Со мной не так давно стали происходить странные события - я стал летать во сне, плавать в воде, бегать, как животное, мне снились кошмары, как будто я меняюсь. Но то этих пор, до того, как меня утащили под воду, я не мог менять своё тело! Я даже не знал, что это можно сделать! Ну как тебе ещё это объяснить? Я не лгу, абсолютно не лгу!
  - Я знаю - рыкнул цербер - когда вы лжёте, меняется запах - вы пахнете какой-то кислятиной, протухшей водорослью. Ты не первый человек, с которым мы разговариваем, но первый меняющийся из людей, которого я вижу перед собой. Итак, вспоминай - какие события привели тебя к твоему нынешнему состоянию?
  - Какие? - усмехнулся я - тебе начать с самого начала? Боюсь, что ты не поймёшь...
  - А ты начни, может и пойму - сверкнул глазами цербер - а чтобы тебе лучше вспоминалось, подумай о том, что сейчас вокруг твоего лагеря двадцать меняющихся, которые готовятся в любой момент, по сигналу, разорвать твоих спутников. Это как-то стимулирует твои мыслительные процессы? Или ты всё ещё сомневаешься, рассказывать что-то или нет? Шутки кончились! Твоя жизнь висит на волоске! Не только твоя! Если ты ещё не понял - я вполне мирно отношусь к людям, но если старейшины решат, что жить вам нельзя - вы все умрёте. Ты даже не успеешь применить свои жалкие заклинания, человек! Ты просто не успеешь даже выговорить их! И даже если кто-то из присутствующих погибнет - остальные, наверху, успеют десять раз порвать твоих людей. Ты усвоил, или повторить?
  - Да я хренею с вас, уважаемая редакция! Что же вы, суки, меня достали-то? - сказал я по русски с досадой. Положение было просто швах.
  - На каком языке ты сейчас говорил - заинтересовался цербер - какой-то язык людей?
  - Да. Только не людей этого мира. Я прибыл из другого мира, под названием Земля. Там я был воином, покалеченным воином, и какая-то сила - не знаю какая - перенесла меня в этот мир.
  - Ты не врёшь...это интересно. Старейшины заинтересовались тобой. Продолжай, ты на правильном пути - удовлетворённо гавкнул цербер.
  - Мой мир таков, как был ваш до катастрофы, которую вы называете Большой Бедой. С одной поправкой - чуть-чуть послабее в техническом отношении. То есть - мы стали бы такими, как ваши люди, создавшие вашу цивилизацию, но только лет через сто. До таких вершин, как искусственные организмы вроде вас, у нас ещё не дошло. Хотя - сделать такую пустыню, как запретные земли, наши вояки точно могут. И не один раз.
  - Продолжай, продолжай...тебя слушают - сузил глаза цербер.
  - В этом мире я вылечился, выучился на мага, вот теперь путешествую, мир смотрю. Хочу узнать, откуда все взялись.
  - Хочешь узнать, откуда все взялись? - рыкнул цербер - я тебе скажу. Те, кого ты называешь людьми - с кем ты пришёл - это враги тех, кто создал нас. У нас заложено в материнской памяти, передаётся из поколения в поколение, что мы должны убивать всех, кто появится тут, с определённым запахом. То есть врагов. Наши Создатели все погибли после вражеского удара, но успели отправить ответную Беду на своих врагов, только, как видим, неудачно. Создатели погибли, а враги остались. И теперь, мы, следуя заветам Создателей, убиваем всех 'врагов', что здесь появляются.
  - Да вы понимаете, что войны давно нет, что нет не только тех людей, что воевали с вашими создателями, но даже их пра-пра-пра-пра-пра внуки уже давно истлели, превратились в прах! - ошеломлённо вскричал я - как можно тысячелетями убивать и убивать людей, которые вам ничего не сделали, мало того, даже НЕ ПОМНЯТ о том, что случилось!
  - Зато - мы помним...- тускло и холодно ответил цербер - это память предков, память крови. Ну как тебе это объяснить - вот у тебя есть жажда, да? Представь жажду убить человека с запахом врага. Хорошо, если ты можешь контролировать эту жажду. А если нет? И представь, что при убийстве этого врага ты испытываешь наслаждение, как при соитии с самкой, тогда может быть, ты поймёшь - что происходит.
  Я задумался - да это же охренеть! Боевые живые машины, самовосполняющие свою численность, с генетически заложенным приказом убивать врага, и с стимуляцией в виде оргазма во время убийства! Мне реально стало страшно...
  - Что же делать? - с волнением сказал я - как доказать, что убивать других разумных существ только потому, что велит голос крови, это неправильно? Что войны давно нет, а люди давным-давно забыли об этой войне? Что мне делать? Как доказать, вам, что это всё неправильно? Я не знаю. Я человек из другого мира, воин, маг, вы сильнее меня, вас больше, но если вы тронете моих друзей, я всё сделаю, чтобы вас уничтожить. Любым способом. Может вы и сможете меня победить, а может нет. Это вам дорого обойдётся, я не щенок какой-нибудь!
  Голос мой сорвался, и я был готов к любым действиям церберов. Уж защитный купол я успею поставить, а там - кто знает ещё,как обернётся, кое-какие заклинания я могу и из купола реализовывать, посмотрим ещё, кто кого. А всё-таки Создатели гениальны - каких существ создали! Это что-то невообразимое!
  Неожиданно цербер засмеялся:
  - Старейшинам понравилась твоя горячность, то, что ты пытаешься защитить свою стаю. И то, что ты назвал себя НЕ щенком. Ведь ты на самом деле щенок. Нам по триста лет, как минимум, мы в десятки раз старше тебя! Ты дитя! Вернёмся к первому вопросу - как ты стал меняющимся? Изменю вопрос - ТВОИ соображения - как ты стал меняющимся?
  - Я думаю, это связано с камнями, ардаманами - так их у нас называют. Это очень, очень редкие камни - они усиливают магические способности у тех, кто ими обладает до максимально доступного его мозгу уровня. Это такой красный камень, похожий на каплю крови. Я врезал его себе в руку. После этого и начались странные события - камень растворился в моём теле, я стал видеть странные сны, как оказалось - могу теперь изменять тело, стал меняющимся.
  Цербер оглянулся на других старейшин, видно было, что у них идёт бурный обмен мнениями, и сказал:
  - Ты удивил нас. Мы считали, что эти способности передаются только по наследству! Как может какой-то камень передать эти способности - мы не понимаем. Мы не можем понять природу этого. И ещё - мы можем быть только в двух телах - водном и сухопутном - сухопутное то, которое ты видишь, а как ты можешь сохранять тело человека? Мы этого не понимаем. Это интересно.
  - Эти камни находили, очень редко, в пустыне, на другом материке. Я не знаю, откуда они взялись. Возможно, такие же исследования что и у ваших Создателей, велись на другом континенте, у врагов, в нашем мире тоже так было - все новые вооружения изобретались параллельно, или воровались друг у друга. Цивилизации Создателей и Других уничтожили друг друга - ваши - погибли все, Другие - опустились в дикое состояние, и только сейчас начали немного подыматься, образовав государства. Повторюсь - никто не помнит, что за война была, кто воевал и зачем воевал, и только вы, как забытое оружие, всё живёте войной! Не пора ли забыть эту древность, не пора ли выйти на свет и зажить нормальной жизнью? Что же касается моих других способностей - может у них существ, подобных вам, делали из людей? У вас же, похоже, за основу были взяты собаки, или волки?
  - А почему ты считаешь, что мы не живём нормальной жизнью - прорычал-засмеялся цербер - у нас есть всё: еда, кров, племя, стаи внутри племени, мы размножаемся - правда, дети рождаются у нас редко, увы, но, всё равно - у нас всё есть! Почему это мы не живём нормальной жизнью?
  - Разве это жизнь? Разве вам не хочется увидеть мир? Посмотреть, как живут другие существа в этом мире? Вылезти из своих нор на белый свет? Неужели вам в радость, сидеть, как животные и ждать, когда кто-то придёт, чтобы его убить?
  Воцарилось молчание, во время которого, похоже, шёл обмен мыслями. Неожиданно, два цербера, сидящие в углу с рычанием бросились друг на друга - их движения были настолько быстры, что смазались в нечёткое облако, вмешались ещё несколько особей, и вот уже целый клубок метался, рвал друг друга и рычал, хрипя из оскаленных пастей.
  Я ошеломлённо замер, не понимая, что это было, потом решился, и спросил:
  - Что случилось?
  Цербер долго молчал, игнорируя мой вопрос, потом, как будто нехотя, ответил:
  - Два молодых щенка поспорили по поводу того, надо нам выходить в мир, или нет. Молодёжь давно настаивает на том, что старые каноны уже не имеют смысла, и что нам надо самим строить свою цивилизацию, а не держаться за старое. Ну, как обычно, слово за слово... Тут и их родители вмешались. Вот и получился разговор, так сказать.
  - Понятно. Скажи, а вот над таким вопросом не думали - ты упомянул, что ваши щенки рождаются очень редко. А может это и есть результат того, что вы живёте рядом с запретными землями, и ваше размножение тормозится? Если бы вы вышли и стали жить наверху, может и детей бы у вас было больше?
  - Радуйся, человек, что у нас мало рождается детей - если бы мы размножались как вы - вам бы места в этом мире не было. У нас срабатывает какой-то механизм, который не позволяет рождаться щенков больше, чем необходимо - умирает один кралот, только тогда рождается новый, и никак иначе. Это тоже наследство от Создателей, как и жажда убивать врага. Если бы мы заполнили этот мир, да с жаждой убивать - людей бы не осталось, ни одного. Кроме того, мы привязаны к месту - только щенки, из последних помётов, могут отходить далеко от запретных земель - остальные начинают испытывать страшную боль. Вот я тебе и рассказал о нас, человек. Ты всё сказал, что хотел?
  - Нет, не всё. Я предлагаю вашим соплеменникам отправиться со мной в путешествие - мы попробуем проникнуть в закрытые лаборатории Создателей, попробуем понять, как, и откуда вы вышли, узнать больше о вашем прошлом, узнать, что стало со мной а потом мы с ними отправимся в большой мир - они будут со мной, пока им не надоест, и я гарантирую, что буду защищать их всей своей жизнью, как своих родственников. Потом, когда-нибудь, они вернутся домой и расскажут вам о мире, вы будете знать всё, что узнают они. Неужели вам не хочется знать, что делается в мире, даже если вы не можете покинуть пределов своей территории? Я предлагаю дружбу, сотрудничество, выгоду - вы наконец-то перестанете быть забытыми Создателями боевыми машинами, а станете свободными существами, пусть и в следующих поколениями, но свободными. Разве это не прекрасно? Вот теперь я всё сказал.
  - Хорошо. Мы выслушали тебя. Старейшины дадут свой ответ. Жди.
  Я стоял, переминаясь с ноги на ногу - сколько я уже был в 'гостях'? Или надо было сказать - в плену? Скорее - в плену. Я был готов уже ко всему, но если эти разумные собаки логичны, они увидят правду в моих рассуждениях. Вот только одна мысль меня мучила - правильно ли я делаю, выпуская в мир существ, которые превосходят людей по силе и скорости, являясь, по сути, совершенными боевыми машинами, которых практически невозможно убить, и которые сами себя воспроизводят? А если они вытеснят людей из этого мира? Если они решать, что люди зажились на белом свете, и пора им и на покой? Хммм...а у меня есть выбор? Если встаёт выбор между всем человечеством и, - моей семьёй, моими друзьями и мной самим, что бы выбрал другой человек? Этакие весы - на одной стороне всё человечество, цивилизация людей, а на другой чаше весов - моя семья - Аранна, толстый весёлый Бабакан, Каран, с его грустью и едкими шутками над другом-гномом, Алдан, который пошёл со мной на край света, потому что его совесть и честь не позволяли оставить друга в беде - они как? Да гори он пламенем, весь свет, всё человечество! Это мои друзья, моя семья, и я сделаю всё, чтобы они жили, и наплевать на последствия! Да и сомневаюсь я, что разумные собаки были такими же дурными как люди, развязывающие страшные братоубийственные войны. Собаки всегда были лучше, чище и вернее людей. Как там сказала Бриджит Бардо? 'Чем больше я узнаю людей, тем больше люблю собак' Аминь. Теперь только ждать решения этих самых собак - убить нельзя, помиловать? Я усмехнулся...время текло, прошло уже не менее пяти часов, с того момента, как я пропал. Друзья, наверное, там уже в шоке, горюют - ну как же, ушёл купаться, и нет, пропал! Представляю их состояние - оказаться в чужом, враждебном краю, без сильного мага и лекаря, три мужика, баба и старый орк...шансов добраться до дома минимум. Практически ноль. Всё-таки они молодцы, какие молодцы! Бросить всё, пойти за безумным человеком чёрте куда, подвергнув себя страшной опасности, Витька, ты же никогда не расплатишься за такую верность, такое самопожертвование! Всю жизнь посвятишь этому, и не расплатишься! Скотом буду, если когда-нибудь забуду то, что они для меня делали. Ну что же эти черти - уже два часа прошло, как они молчат, и только зыркают своими глазищами!
  Я уселся на пол по турецки, облокотился на колени и замер в ожидании. Голый зад неприятно холодили каменными плиты облицовки, а из тоннеля ощутимо потягивало лёгким сквозняком. Привычно подумал - геморрою бы тут не нажить! Или простуду! Потом засмеялся - судя по разговорам церберов, болезни мне как раз не очень-то и грозят, если они живут по столько лет. Упс! Это что получается, и я столько жить буду? А здорово бы, правда! Так хотелось всегда жить долго, посмотреть, что там через сто, двести, триста лет! Первые пятьдесят лет можно работать, зарабатывать. Потом, надоело работать - учиться чему-нибудь, потом путешествовать ещё полтинник, потом...да мало ли что потом! Столько можно придумать, когда ты не ограничен жалким сроком человеческой жизни. И притом - всегда сильный, здоровый, молодой! У меня от перспективы даже дух захватило. Я представил все возможности моего преображения...потом загрустил - я буду жить, а все мои друзья, моя женщина, все, все состарятся и умрут? Становилось не по себе от этого. И тут же я опять развеселился - ну я же найду способ как то сделать, чтобы и они жили! Так просто! Ну, чёрт бы их побрал, чего эти моськи медлят, может они давно спят, чёрт бы их побрал, собачий чёрт!
  -Старейшины приняли решение - поднял меня с задницы рыкающий голос цербера - мы отпускаем тебя и твою стаю. Мы разрешаем тебе посетить развалины Создателей, с тем, чтобы полученные знания ты передал нам. Мы обязываем тебя принять в твою стаю двух щенков, которых мы выберем. Они присоединятся к тебе в течение суток, и будут сопровождать тебя до тех пор, пока будет необходимость. Ты обязан будешь заботиться о них, и сообщать им всю информации, которую получаешь от мира. Они обязуются выполнять все твои требования, как вожака, пока ваше сотрудничество не перестанет быть нужным обеим сторонам. Тебя устраивают наши условия, человек?
  - Ещё бы не устроили - усмехнулся я - можно было бы и не спрашивать. А я должен был ответить - нет, убейте меня, пожалуйста?
  Цербер утробно зарычал, его примеру последовали большинство кралотов - как я понял - типа, гомерический хохот. Ну, пусть ржут, главное живой, к друзьям, жрать хочу, как из ружья. Всю ночь на ногах, да на голом заду, не жрамши, и трансформации ведь тоже требуют энергии! Это я почище Бабакана жрать теперь буду.
  
  Я бежал следом за проводником - одиноким кралотом, которого отправили вывести меня из подземелий. Решено было не тащить меня под воду, а нормально высунуть на белый свет из люка, чему я был несказанно рад. Всё-таки как-то не по себе от этих трансформаций...и лучше их совершать на сытый желудок, успею ещё поэкспериментировать.
  Злостный кралот загнал меня вусмерть, как и в прошлую мою пробежку - церберам как будто доставляло удовольствие всё время доказывать, что я слабее их и совсем никудышное существо, на что я мстительно подумал: 'А ты попробуй на стенку пописай!'
   Впрочем и это мысль печально канула в Лету - вероятно и в этом они меня превзойдут, надев своё подводное обличье. Мдя...что-то наша раса подкачала. Может мы потому и такие хитроумные, что всех зверей слабее, и только наш изворотливый ум позволяет выжить?
  Успокоенный этой радостной мыслью, я появился на свет божий из неприметного люка на склоне холма - люк за мной закрылся, приняв вид камня - каким, впрочем и являлся, и я остался наверху, хлопая глазами под лучами утреннего солнца.
  Дождавшись, когда глаза привыкнут к свету, я осмотрелся, и определил, что наш лагерь находится примерно в километре дальше, на восток, то есть кралоты вывели меня на Дорогу не так и далеко от лагеря. Осознав это, я бодро зашлёпал босыми ногами в сторону предположительного расположения лагеря. Через минут пятнадцать, я почуял, что пахнет дымом костра и пошёл точно на запах.
  Мои друзья сидели у костра - я видел издалека широкую спину Бабакана, рядом сидел Каран, а напротив них, повесив голову Алдан. Старика орка не было видно - видимо был где-то поблизости, Аранны тоже было не видать.
  Я продвигался осторожно - мерзкие палки и камни кололи ноги, и я совсем не хотел просадить ногу насквозь. Друзья меня не замечали, потом Алдан поднял голову, присмотрелся...и издал оглушительный вопль, который донёсся даже до меня. Он вскочил на ноги и побежал ко мне, перепрыгивая через кочки и пучки травы, за ним неслись остальные, в нескольких метрах позади. Алдан с разгону обнял меня так, что чуть не сбил на землю, за ним налетели остальные, чуть не раздавившие меня - особенно старался Бабакан - я реально боялся, что у меня от его медвежьих объятий треснут рёбра.
  - Живой! Живой! А мы думали всё, утонул! Одежда лежит, а тебя нет! Аранна рыдает лежит в палатке, мы боялись она с собой покончит - все ножи попрятали!
  - Вот так, друзья, сейчас я всё вам расскажу. Где я был, с кем я был, вы просто охренеете. Столько новостей, что на весь день хватит рассказывать. А где Дракк? Он куда делся? Спит, что ли?
  Лица друзей поскучнели:
  - Нету Дракка. Погиб он. Его ночью, когда тебя искали, разорвал какой-то хищник, мы подозреваем - один из тех, что приходил к костру. Растерзали так, что не узнать. Жаль старика - Бабакан грустно потупился. Похоронили его сегодня.
  - Вот гады эти кралоты! - с горечью сказал я - с одной стороны договариваются, а с другой в спину бьют.
  - Что за кралоты? - настороженно спросил Каран.
  - Пойдёмте, я вам всё расскажу - предложил я.
  Не успели мы дойти до лагеря, как из него выскочила Аранна и бросилась мне на грудь. Она вцепилась в меня так, что я не мог её оторвать, целовала мне лицо, как будто исследовала губами - всё ли на месте. Потом отстранилась и сказала:
  - Как ты мог? Как ты мог меня бросить?! - и горько заплакала. Её лицо, прежде невероятно прекрасное, как выточенное из белого алебастра, было некрасивым - глаза покраснели и распухли, искусанные губы тоже не вызывали восторга, волосы спутаны и висели сосульками - не эльфийка, а бомжиха. Я обнял её и прижал к себе, поглаживая по спине:
  - Ну, всё, всё...всё закончилось нормально. У меня столько новостей! И все хорошие. Жаль старика... Теперь всё будет нормально, всё будет хорошо. Держись.
  И я отправился одеваться. Предстояло многое рассказать и объяснить друзьям.
  Радость победы омрачалась гибелью старика - я уже привязался к нему. Как всегда в бочке мёда не без ложки дёгтя, увы....
  
  
  
  Глава 8
   Я жадно поглощал еду, не разбирая, что ем. Со вчерашнего дня у меня во рту не было ни крошки, а сил потрачено просто немеряно. Параллельно, после того как прожую и запью кусок, рассказывал друзьям о том, что со мной произошло.
   Наконец, я насытился, досказал о том, что со мной происходило, и спросил:
  - Как это случилось с Дракком? Рассказывайте.
  - Ну, что сказать - начал Каран - когда ты ушёл купаться, и долго не возвращался, мы пошли смотреть, где ты есть. На берегу лежала твоя одежда, в воде никого. Никто не знал, что делать, я и предложил - давайте пойдём вдоль берега - если какой-то зверь захватил, может увидим следы, хотя бы будем знать, что с тобой. Не можем же мы бросить тебя, будем искать до последнего. Ну и вот... - Каран замолчал, собираясь с мыслями - мы разошлись цепью, прочёсывая берег, Дракк был слева от меня, отвернулся, глянул вправо - потом влево - Дракка уже не было. Исчез. Бабакан говорит - давайте дождёмся, пока не рассветает - иначе сейчас всех растеряем. Мы и вернулись в лагерь. Утром, как немного рассветало, снова пошли искать. Недалеко от воды - мы ночью чуть-чуть не дошли - нашли Дракка. У него была оторвана голова, и сам он, чуть не пополам разорван. Мы там его и похоронили, выкопав могилу палками и мечами. Вот и вся история... да! - забыл сказать - рядом с трупом, на мокрой земле были следы, как будто топтался небольшой медведь, или тигр, в общем первая мысль была про этих собак, что вчера приходила. Как ты их там назвал? Кралоты? Ну, вот, они и есть.
  - Ну что же, Каран всё рассказал - печально добавил Алдан - больше и сказать нечего. Убили старика, ни за что.
  - Ребята, я вроде как договорился с кралотами, не знаю, что случилось. Подождём что нам скажут их посланцы - подавленно сказал я - неужели все их слова только прах...
  
  День прошёл грустно. Радость от моего возвращения была омрачена смертью Даркка. Всё было бы понятно, если бы он погиб в бою - ну да, неприятно, да очень печально, да - напал враг, и он с ним бился - это всё ясно! Но вот так, походя, растоптать, как забытую куклу... и что делать? Разорвать все договорённости с кралотами? Предъявить им претензии? Вчинить иск, понимаешь ли, и через Гаагский трибунал призвать к ответу? Ну что мы могли? На самом деле ведь никаких договорённостей-то и не было. Мы зашли на территорию сильного, жестокого народа, и нам позволили остаться в живых, потому, что они преследуют свои интересы. Усмехнулся - а мы, люди, разве не так поступаем с нашими животными? А неприятно почувствовать себя таким домашним животным, правда, Витька?
  Я должен был заботиться о моих друзьях, оставшихся в живых, и мне нельзя было идти на конфронтацию с кралотами. Да, я предъявлю им претензии, потрещу насчёт их беспредела и выражу протест - дальше этого я пойти не осмелюсь. Наверное... Кралоты нечеловеческая раса, и их мышление люди могут понять с трудом. У них могут быть свои выверты, и свои тараканы в голове. Не надо забывать, что для большинства из них мои спутники представляют собой ходячие источники удовольствия - убил - насладился. Я оправдываю убийцу моего товарища? Нет. Я пытаюсь понять. А это уже половина пути...к чему? К прощению? Я не прощу эту тварь. И если смогу - убью его. Эта мысль утвердилась у меня в голове, и я сделал для себя определённые выводы. Осталось ждать посланцев.
  
  Кралоты появились к вечеру, когда солнце уже склонялось к кромке леса. Их было трое - две особи, размером, каждая, с крупного дога, и один, в центре, похожий на амурского тигра.
   Они, как обычно, появились как будто из ниоткуда - вначале возникли их зелёные глаза, потом проявились и тела. Это не было действием магии - скорее всего, свойство, как у хамелеонов, позволяющее принимать окраску любого предмета, на котором они стояли. Но это свойство было развито до феноменального уровня - они принимали окраску всего, на чём находились мгновенно.
  Может и я умею так делать? Не знаю. Мои способности я так и не изучил - не до того, будет ещё время.
  Кралоты подошли медленно и плавно, под их лоснящейся на солнце шкурой перекатывались мышцы.
  Два кралота остались на месте, а тот, похожий размерами и статью на тигра, подошёл к нам и остановился, огладывая людей круглыми сияющими глазами:
  - Приветствую, люди. Старейшины кралотов приносят вам извинения в связи с потерей члена вашей стаи. Один из наших не сумел совладать со своей жаждой убийства и напал на человека, когда тот оказался у входа в наши тоннели. Это произошло без нашего ведома, и старейшины осуждают этот поступок. Однако, замечу, что вам известно, каково положение с убийством - старшие члены нашей стаи не могут избавиться от жажды убийства врагов. Мы думаем, что это должно служить смягчающим обстоятельством. Глава стаи, я слушаю тебя. Что ты думаешь по этому поводу?
  - Горе. Я испытываю горе и разочарование. В то время, как мы со старейшинами договаривались о дружбе и сотрудничестве, ваш соплеменник ради развлечения убивал моего товарища, члена моей стаи! Вам не стыдно сейчас?
  - Что такое стыд? - фыркнул кралот - в нашей жизни нет такого понятия, оно нам неизвестно. Есть совершившийся поступок, не одобренный старейшинами. Вы можете потребовать компенсацию за него. Мы признаём нашу вину. Как у вас принято принимать плату? Золото? Ещё что-то? Мы дадим вам столько, сколько вам нужно.
  - Вы предлагаете, чтобы я потребовал плату за смерть товарища? А завтра ваш соплеменник убьёт мою самку, и мне ещё требовать платы, да? А ещё остальных моих друзей? Плата будет ещё больше? Нет. Я не продаю своих членов стаи. Если ваши старейшины настолько слабы, что не могу совладать со своими подчинными - они ничего не стоят!
  - РРРРР....осторожнее со словами, меняющийся! Не забывай, что тебя слышат все кралоты! Оскорбляя старейшин, ты ничего не добьёшься, кроме зла! Что ТЫ требуешь в уплату за смерть?
  - Я не знаю ваших обычаев. В своём мире я бы потребовал судить преступника, или бы сам его наказал - смертью. Кстати сказать - такие безумные существа ни к чему вашим старостам - если он не может контролировать свои эмоции, свою страсть к убийству, он представляет угрозу для всего племени. Он неподконтролен старостам, а значит опасен.
  Кралот помолчал некоторое время, потом сузил глаза и сказал:
  - Ты хочешь вызвать обидчика на поединок? Ты уверен в своих силах? Ты сможешь победить кралота, ты, человек?
  Кралот зарычал, смеясь над глупым человеком, и продолжил:
  - У нас всё решают старейшины, помнящие все законы, данные нам ещё со времён Создателей. Один из них гласит: тот, кто хочет призвать к ответу члена стаи, может вызвать его на поединок. Что ты решаешь?
  - Викор, не надо! Пожалуйста, не надо - крикнула Аранна и подбежала ко мне, схватив за руку - это же самоубийство! Я не хочу остаться без тебя! А все мы - что будем делать, если ты погибнешь? В чужом краю, без помощи, без тебя! Не забывай, что ты тут не один! Брось свои благородные привычки! Мы оплачем Дракка, и всё пойдёт как прежде! Не надо. Пожалуйста!
  - Отойди. Я сам решу! - холодно сказал я и снова обратился к кралоту:
  - Я хочу знать, что будет с моими спутниками, если я погибну в поединке. Мне нужно, чтобы в случае моей смерти, их сопроводили, живыми и здоровыми туда, куда они скажут. Это будет сделано?
  - Да будет так - сказал кралот, поморгав глазами - старейшины уважают твоё решение. Ты вожак стаи, и ты можешь принимать такое решение. Твои люди не пострадают, если ты погибнешь, их сопроводят, куда они скажу. Вернее - когда ты погибнешь. Учти - у тебя нет ни одного шанса против кралота. Ты это понимаешь?
  - Понимаю. И всё же я настаиваю на поединке. Этот негодяй должен ответить за смерть моего товарища.
  - Хорошо. Жди. Преступник прибудет для поединка через полчаса. Вот эти кралоты - и он обернулся головой к двум ожидающим сзади существам - будут сопровождать тебя, как мы договаривались, если ты останешься жить. Или твою стаю - если ты будешь мёртв. Их звать Грракх и Тррана.
  Кралоты сделали несколько шагов ко мне, наклонили головы и понюхали мои руки, потом стелющимися шагами отошли в тень дерева и легли на траву. Типа - здорОво, начальник! Похоже, процесс знакомства на этом был завершён.
  Главный кралот повернулся, сделал несколько шагов и тут же исчез в деревьях, моментально слившись с окружающим фоном. Ни прощания, ни напутственных слов - просто, вот он стоял сейчас, а теперь его нет.
  - Викор, да ты спятил! Я сейчас тебе сам руки-ноги сломаю, чтобы ты не лез на самоубийственную драку! Ты что делаешь? - рассердился Бабакан - да эти твари в одиночку пол-армии разнесут! Нам-то что потом делать, как мы себя будем чувствовать, ты не подумал? Эгоист чёртов! Ну да, жалко старика, я сам к нему привык, так что же теперь, башку себе перерезать? Ты же блоха против эти зверей!
  - Потише ты - остановил я гнома - это совсем не звери. Они ещё поумнее многих людей будут. Но и самомнения у них выше крыши. Я думаю, что шансы у меня всё-таки есть, если хорошо подумать. Не забывай - я всё-таки маг, и маг неплохой!
  Я повернулся и пошёл к лежащим в обманчивой спокойной неге двум кралотам:
  - Кто Грракх? Кто Тррана? Вы умеете говорить на нашем языке?
  Один из них, тот, что покрупнее, открыл глаза и посмотрел на меня:
  - Умеем. Оба. Я Грракх. Это моя подруга Тррана. Ещё что-то хочешь спросить?
  - Хочу. Есть ли какие-то правила на поединке? Можно ли применять подручные предметы, или нужно драться только тем, что дала природа?
  - Никаких ограничений нет. Хоть луну обрушь ему на голову, если сможешь, или обмочи его, если он от этого умрёт.
  Оба кралота радостно зарычали, а Тррана ласково хлопнула друга по морде лапой, напоминающей одновременно и обезьянью лапу, и тигриную. Видимо так она восхитилась его искромётным юмором.
  Юмор, конечно, это хорошо, но мне с этой живой машиной убийства драться! Чем? А что у меня есть? Меч, ножи, магия. Залезть в купол и оттуда его доставать? Как может слабый человек победить эту тварь? Честно говоря - кроме как отсидеться в магической защите у меня дальше мысль не шла. Но ведь его надо как-то ещё и достать! Утопить его в болоте, как шаманку? Смешно. Кралот не шаманка, он это болото перепрыгнет, как лужицу перед домом. Голову сломал, не знаю, как это сделать!
  Я отправился к палаткам и присел на пенёк. До прибытия соперника оставалось минут двадцать, а я так и ничего не придумал.
  Пошёл, достал из перемётных сумм свой меч - давненько я его не доставал, проверил ножи в рубахе, и пошёл на площадку в сторону Дороги - тут имелось ровное место, величиной с футбольное поле, здесь и решил я встретить врага.
  - Викор, отмени поединок! - возле меня стояли мои друзья с похоронными лицами. Аранна опять была заплакана, и едва сдерживалась, чтобы сорваться в рыдания - не надо, отмени!
  - Поздно. Уходите все скорее и не вмешивайтесь! - сказал я негромко, глядя как по площадке идёт ко мне серебристый кралот, помахивая толстым, похожим на змею хвостом.
  Он выглядел великолепно. Стальной цвет - видимо тот цвет, который изначально был присущ кралотам - гладкая, сияющая под лучами светила, шерсть, мощные лапы, приводимые в движение перекатывающимися под шкурой мышцами - это была демонстрация совершенства.
   Умели Создатели делать вещи - подумал я.
  - Друзья, быстро отсюда! Вы мне только помешаете! - оттолкнул их назад и вышел навстречу зверю. Иначе я не мог его назвать - это был настоящий зверь - мощный...и абсолютно безжалостный. Он уже предвкушал оргазм от моего убийства и его глаза щурились от удовольствия. Что ему мог противопоставить человек, этот жалкий мягкотелый червяк?
  Мы замерли на расстоянии метров двадцати, я вынул из ножен свой меч, взял в левую руку метательный нож и замер в ожидании, потом подумал, какого хрена я жду? Валить его надо! Я рванулся, одновременно создавая заклинание...
  Но я не успел. Серебряный вихрь на летел на меня так быстро, что я не успел ни произнести заклинания, ни ударить мечом - стальные зубы сомкнулись на моей руке, рванули - и я услышал хруст костей и треск разрываемой ткани рубахи. Первыми же движениями могучих челюстей кралот едва не оторвал мне руку, мотнул головой, и я улетел кубарем под дерево, теряя по пути оружие и кровь.
  Правая рука была практически оторвана, висела только на разорванных мышцах и сухожилиях, хлестала кровь, на боку были три огромные рваные раны, видимо от когтей - я умирал.
  Глаза застилала пелена, я едва не терял сознание. С трудом встав на колени, опираясь левой рукой, я увидел, как на кралота несётся Бабакан, ревя как паровозный гудок. В его руках была знаменитая дедовская секира, которой он вращал, как вертолёт ми-6.
  Кралот отвлёкся на долю секунды, а я, от ужаса, от страха за друга неожиданно встряхнулся и...начал превращаться. Это происходило так быстро, что я даже не мог уследить, как всё это было - руки и ноги покрывались сине-зелёной чешуёй, кости тела трещали и видоизменялись, лопатки вытягивались и превращались в крылья. Одежда треснула, разлетелась в клочья и вот уже, на месте израненного, умирающего человека стоял дракон. Небольшой - в пределах веса - сто десять килограммов, но состоящих из стальных мышц, громадных клыков и стальных когтей.
  Я успел заметить, как отлетает к палаткам сбитый могучей лапой кралота гном, как вскочили на ноги и зарычали два 'наших' кралота, увидев вместо меня странное существо, и не раздумывая кинулся в бой.
  Да, это ему не мягкое тело человека рвать! Клыки кралота не пробили чешуи дракона, и только оставили на брюхе длинные царапины. Я рванул убийцу длинными белыми клыками за плечо, разодрав шкуру до кости - кралот заревел и попытался вырваться - не тут-то было! Совершенное оружие Других, бронированный убийца, летающий танк - дракон - вцепился стальными когтями, похожими на захваты погрузчика в бок серебристого монстра. Раскрылись огромные крылья, и я поднялся в воздух, всё выше и выше забираясь ввысь!
   Кралот вначале пытался вырваться, достать до моего горла, но захваты стальных когтей не позволяли ему сделать этого, впиваясь в его тело глубже и глубже.
  Как и в моём сне, я спокойно нёс вес, равный своему, даже не напрягаясь, и скоро был на высоте около километра. Противник визжал, потом даже обмочился, а я сложил крылья, как ястреб и со свистом пошёл к земле. На высоте около ста метров я выпустил кралота из когтей, и тот, как бомба из пикирующего бомбардировщика полетел вниз, извиваясь в воздухе, как будто надеясь замедлить падение.
  Не удалось. Тело кралота ударилось о каменный бугор возле дороги, величиной с два одноэтажных дома, и разбрызгало вокруг себя кровь и кусочки плоти. Моё острое драконье зрение позволило увидеть, что он ещё шевелится - право слово, эти живые машины были невероятно живучи!
  Я спустился вниз, затормозил, раскрыв крылья и приземлился на его, ещё тёплое тело. Хруст позвонков, движения острейшими когтями, лапами - оторванная голова кралота полетела в сторону.
  Я торжествующе заревел, крылья захлопали, поднимая меня в высоту и дракон понёсся в воздушных струях, сверкая на солнце зелёными чешуйками.
  Вдалеке был виден лес, джунгли, копошились какие-то звери и птицы, а мне, королю воздуха было привольно и хорошо в этом безбрежном океане неба...я облизнул раздвоенным языком окровавленные губы и с наслаждением ощутил вкус добычи. Мне захотелось поймать антилопу, впиться в её тёплую кровавую печень, разгрызть мягкий череп, чтобы добраться до желтоватого мозга! Вперёд! Вперёд, в прерии!
  Только одна мысль на периферии сознания не давала мне покоя - куда я? Куда? Я человек! Человек! Потом выскочила ещё картинка - гном, отлетающий от страшного удара лапы кралота - Бабакан! Что Бабакан? Что такое Бабакан?! Бабакан - друг! Друг!
  Я с трудом собирал мысли, ставшие мыслями дракона - я буквально растворился в нём, и сейчас пытался отделить своё сознание от инстинктов, ещё несколько минут вертелся в воздухе - меня раздирали страсти - моя человеческая часть сознания пыталась улететь на помощь Бабакану, а драконья составляющая, отправляла меня на охоту, так как я был голоден.
  Наконец, с огромными усилиями я-человек взял верх над я-драконом, развернулся и помчался к лагерю, рассекая воздух, как истребитель мессершмитт. Сделав вираж над лагерем, приземлился почти на головы двум кралотам, так и лежащим на земле под деревом. Они отпрянули, как от огня, я сложил крылья и с трудом выговаривая слова драконьей пастью выкрикнул, вернее заревел:
  - Я - вожак! ВЫ ПОДЧИНЯЕТЕСЬ!
  Кралоты приникли к земле, положив передо мной головы и громко прорычали:
  - Ты вожак! Ты вожак! Мы подчиняемся!
  Закончив этот своеобразный обряд инициации, я начал обратное превращение.
  Через секунд пять я уже был человеком и бросился бежать к лежащему у палаток гному. Его живот был разорван, а в широкой кровоточащей прорехе, виднелись кишки, свившиеся как огромные сизые черви. Я чуть не заплакал, глядя на него, и только сумел сказать:
  - Бабакан, ну как же так?! Держись! Я тебя не отпущу!
  - У него ещё рука сломана и позвоночник, скорее всего, он ног не чует - сказал подошедший сзади Каран. По его щекам стекали слёзы, он закрыл лицо руками, и зарыдал.
  Гном был с сознании, он поднял на меня глаза, криво улыбнулся и с трудом сказал:
  - Славно мы повеселились, правда?
  Потом его глаза стали закатываться...он умирал.
  - Нет! Не уйдёшь, болван! - заревел я и стал произносить заклятия лечения, вкладывая в них всю свою силу, всё своё желание чуда, которое было.
   Схватив края его прорехи на животе, я стянул края раны, чтобы она срослась как можно быстрее. Мои руки окутались серебристым сиянием, какого я раньше не видАл, и рана, прямо на глазах стала затягиваться.
  Гном задышал, его сердце снова начало биться. От раны на животе остался только шрам, потом и он исчез. Бабакан опять открыл глаза:
  - Ты меня не отпустил, засранец! А я уже с дедушкой разговаривал! Я ему спасибо сказал за секиру - я ведь ей всё-таки рассадил этому козлу плечо. Извини, что я вмешался, Викор, ты бы и сам эту поганую зверюгу ухайдокал. Хммм..а как ты его ухайдокал? Ты живой, значит всё-таки его прибил? Каким образом? Превратил в мышь и наступил ногой? - гном ухмыльнулся, потом скривился - я ног не чую, Викор, похоже он мне позвоночник сломал. Сможешь меня поднять на ноги, вылчить? Если нет - лучше убей. Я не могу валяться как бревно и гадить под себя...
  - Давай всё потом. Срастим мы тебе позвоночник, не бойся, только времени немного надо. Ребята, давайте палатку перенесём, чтобы накрыть его. Я сейчас лечить буду - вдруг дождь пойдёт, а его с места трогать нельзя.
  Друзья забегали, сняли палатку гнома и раскрыли над ним, воткнув колышки.
  Я пошёл за одежой, осмотрел себя - руки, ноги - всё цело. Видимо, при трансформации организм, под командой мозга, использует всю плоть для строительства нового тело, и безразлично - поранено оно или нет, в конечно варианте тело будет цело.
   Забавно - подумалось мне - эдак мне можно любые раны лечить - лишь бы башку не оторвали, как я этому кралоту.
  Найдя запасные штаны, я натянул их - так-то мне было наплевать, кто меня видит, кроме Аранны и моих друзей? - но хоть какие-то приличия всё-таки хотелось соблюсти...
  - Приготовьте мне воды и питья - придётся долго работать, это не брюхо срастить, кости штука сложная. Сейчас я ему ещё руку вправлю...лежи, Бабакан, терпи! Сейчас больно будет!
  Сломанная кость хрустнула, и встала на место. Я отпустил его руку, сел рядом с другом и сосредоточился.
  Я помнил, как долго Амалон лечил мне ногу. Впрочем - там было сложнее - он же ещё ломал ногу, сращивал и вытягивал. А тут надо срастить перелом. Хуже, что порваны нервы, управляющие конечностями, всей нижней половиной тела. Их выращивать долго и трудно...
  
  Лечение заняло у меня сутки. Я не прерывался, кроме как на еду и питьё, да на походы по нужде. Иногда засыпал - на полчаса - валясь от усталости, но снова и снова лечил, лечил и лечил.
  Бабакан был крепким существом, потому я не боялся применять максимум лечения. Он похудел, как спичка, пропал его толстый живот, одежда обвисла, щёки повисли, как у старого льва. На следующий день, к вечеру, я прекратил лечение, решив, что даже его организм больше не выдержит, взял нож и кольнул его в ступню:
  - Чувствуешь?
  Бабакан вздрогнул и дёрнул ногой:
  - Ещё бы не чувствовал! Воткнул мне кинжал в ступню и спрашивает мать его за ногу - чувствую ли я! Давай я тебе воткну, тебе понравится?
  У дверей опять заплакала Аранна, только в этот раз от радости:
  - Вернулся! Наш Бабакашка вернулся! Мне так не хотелось тебя хоронить!
  - Эй, эй! Никогда меня так не зовите! Прилипнет ещё, так и будут звать в клане - Бабакашка! Хуже не придумаешь, как будто 'Баба-какашка'! Тьфу, мерзость какая!
  - Слава богам, ты вернулся, друг...кого бы я тогда поддевал, если бы ты лежал сейчас в земле? Викор он без чувства юмора, да и начальник, Аранну - она всё рыдает, её неинтересно, Алдан - тоже нудный, как наш начальник, а над собой смеяться как-то глупо. Давай, пошли есть!
  - Сейчас, сейчас...ты не представляешь, как я есть хочу! Этот проклятый лекарь все соки из меня выпил, теперь наедать пузо полгода надо! Всю мою красу уничтожил!
  Бабакан попытался встать, но не смог. Его руки тряслись от слабости, ноги дрожали, и он не смог сделать ни шагу, даже сесть без посторонней помощи. Мы подтащили его к костру и Аранна тут же водрузила на огонь ногу антилопы, нанизанную на вертел.
  - Последнее мясо - сказала девушка - Алдан, сходил бы на охоту, что ли? Пока я тут разбираюсь с готовкой...
  - Сейчас схожу - Алдан поднял свой лук, колчан, вскинул их на плечо, но я его остановил.
  - Погоди - сейчас кое-что сделаем.
  Я подошёл к кралотам и сказал:
   - Нам нужно мяса. Сумеете притащить пару антилоп?
  - Как-нибудь сумеем - фыркнул Грракх и тут же галопом помчался к лесу. Его подруга отстала на долю секунды, потом догнала, и они побежали, перепрыгивая друг через друга и совершая немыслимые кульбиты.
  Я хмыкнул - всё-таки правда щенки. На вид - страшные зверюги, а поведение, как у щенят. Потом улыбнулся - а мы-то чем отличаемся? Иногда так дурим, что можно подумать, что мы не щенки, а вообще зародыши...
  Мы с гномом сидели у костра и обжигаясь ели горячее мясо. Вернее - не ели, а жрали! Не успевал первый кусок протиснутся внутрь, как следом отправлялся другой - было потеряно столько сил, что нам нужно было невероятное количество энергии, чтобы хоть как оправиться.
  Антилопья нога была обглодана в мгновение, и если Бабакан лежал, отдуваясь, то меня тут же потянуло в кусты, и через....минут я был снова голоден, как волк. Что за чертовщина? Что происходит? Я задумался - похоже, у меня взвинтился обмен веществ и все процессы в организме, в том числе и переваривание, сейчас многократно ускорены.
  Живот откликнулся бурчанием, я подосадовал, что мясо кончилось, и тут, вдруг, увидел два объекта, за которыми волочились туши диких буйволов. Я вначале не понял, как они могут тащить туши весом в тонну, потом заметил - они хитрым образом уложили буйволов так, что туша легла на плечи передней частью, а задняя часть волочится по земле. При этом кралоты держат буйволов за горло огромными клыками и взрыхляют землю, отталкиваясь от неё как трактор дт-75.
  Подойдя, к костру, они небрежным движением скинули туши на землю и Грракх прорычал:
  - Мясо. Хотели? Антилоп не было. Бегают быстро. Не догоним. - кралоты зарычали смеясь, а Тррана подпрыгнула на месте и хлопнула лапой своего самца, в восторге от шутки. Затем они, не обращая внимания на наши физиономии с отвисшими челюстями, пошли к дереву, улыбаясь всеми своими белоснежными собачьими зубами.
  Я подумал, а потом нарочито серьёзно спросил:
  - Вы там не падаль подобрали? Может они сами сдохли, от старости? Не отравимся? А то вы живых-то может и не догоните...
  Грракх зарычал, встопорщил шерсть на загривке от возмущения, а Тррана хлопнула его дапой и зарычала от смеха, потом сказала:
  - Свежее мясо. Сумели догнать. Не отравитесь - оба кралота стали смеяться и улеглись на спину, катаясь и оттирая со спины натёкшую кровь быков, так, что казалось, что они лапы к небу задрали, потешаясь над шутками.
  Надо признать - весёлых ребят к нам приставили - подумал я - хорошо, что они подчиняются безоговорочно. Хотя какую-нибудь шутку точно могут отчебучить, надо их пожёстче контролировать. Ладно, когда тут, в диких местах, а вернёмся в большой мир?
  Вдруг вспомнилось, как я летал - такое восхитительное чувство...вот только затягивает - нельзя допускать, чтобы дракон взял верх над моим сознанием, можно так и остаться зверем. Интересно - сколько таких зверей сейчас летает по миру? Хммм...а возможно и не одного. Я что-то не увидел у драконов органов размножения. Складывается впечатление, что в форме дракона метаморфы не могут размножаться. А в какой форме могут? Ну...это как бы...вечером проверим.
  Площадка у костра превратилась в бойню - все разделывали быков, даже Аранна участвовала - отрезала куски мяса. Но мы её прогнали готовить на костре - пришлось разложить костёр побольше, чтобы больше было углей.
   Все отходы складывали на площадке дальше от лагеря - кишки, рога-копыта. Когда закончили, на шкурах остались лежать то, что можно есть - мясо, печень. Остальное всё выкинули в кучу отходов.
  Я подошёл к кровавому 'мусору' и начал поднимать температуру, продолжая действия до тех пор, пока не осталась лишь кучка белой золы - нам ни к чему были толпы падальщиков, лазящие по лагерю.
  - Вы будете есть мясо сырым, или дождётесь, когда пожарим? - спросил я кралотов. Они переглянулись, потом Тррана сказала:
  - Слегка поджаренным, с кровью. Так вкуснее! - и она облизнулась красным длинным языком, выпустив из углов пасти тоненькие струйки слюны. В этот момент кралот был похож не на машину убийства, а просто на огромную собаку, ожидающую свою порцию еды.
  Весь вечер я отъедался и спал, друзья с ног сбились, поджаривая всё новые и новые порции мяса, и к ночи уже заметно округлился - если я раньше весил сто-сто десять килограммов, при росте в в сто девяносто, то теперь стал весить не меньше ста тридцати килограммов. Мой организм, похоже, запасал запасы, как будто собирался впасть в спячку. Мне даже стало страшновато - что это такое происходит? Я решил поинтересоваться у кралотов, и только собрался подозвать кого-нибудь из них, вдруг Грракх встрепенулся и вскочил на ноги: к костру вышел кралот-старейшина.
  Почему-то я сразу подумал, что это по мою душу - ведь, вообще-то, поединок был не чистым - вмешался гном, а если бы не он...может я бы выкрутился, а может и нет. Что теперь ожидать от Стаи?
  Кралот подошёл к костру, сел, глядя на нас, метрах в трёх, и проговорил рычащим голосом:
  - Мы признаём итог поединка. Мы не верили, что ты можешь победить, но не учли, что ты меняющийся. Твоя форма изменения нам неизвестна, и мы о такой не знаем.
  Кралот засмеялся, потом лёг, положив на передние лапы голову и продолжил, почти не открывая пасти:
  - Ты хорошенько щёлкнул по носу нашим старейшинам и всей Стае - мы всегда считали себя венцом творения Создателей, и думали, что нас победить нельзя. Мы ошиблись. Теперь все точно уверены, что надо как-то выходить в мир. Аррах, которого ты убил, всегда отличался мерзким, сварливым нравом, так что его никто особенно и не любил. Можешь быть спокоен, никто мстить не будет. А если и попробует - будет убит Стаей. Надеюсь, мы не ошиблись, принимая решение о сотрудничестве с людьми. Когда ты покинешь наши земли, учти - без нашего ведома никто не может войти на земли, предупреди всех - мы не хотим больше бессмысленных убийств, лучше пусть не провоцируют. Контакт мы будем держать только через тебя, и тех, кого ты назначишь. Для связи - Грракх и Тррана. Удачи, Викор! Приношу извинения читателям - продолжение вы будете читать уже в бумаге. Согласно требованию издательства сношу большую часть текста. Щепетнов Е.В.

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Г.Чередий "Связанные поневоле" (Любовное фэнтези) | | М.Дефо "Зять для папули" (Подростковая проза) | | С.Шавлюк "Начертательная магия" (Любовное фэнтези) | | А.Хоуп "Мир Белого дракона" (Любовная фантастика) | | Л.Ангель "Серая мышка и стриптизер." (Современный любовный роман) | | М.Акулова "Вдох-выдох" (Любовные романы) | | Л.Тимофеева "Заклятье для неверной жены" (Юмористическое фэнтези) | | Blackcurrant "Магия печатей" (Любовное фэнтези) | | Е.Горская "По праву сильнейшего" (Любовная фантастика) | | А.Ардова "Мое проклятие. Книга 3" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.
Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
М.Эльденберт "Заклятые супруги.Золотая мгла" Г.Гончарова "Тайяна.Раскрыть крылья" И.Арьяр "Лорды гор.Белое пламя" В.Шихарева "Чертополох.Излом" М.Лазарева "Фрейлина королевской безопасности" С.Бакшеев "Похищение со многими неизвестными" Л.Каури "Золушка вне закона" А.Лисина "Профессиональный некромант.Мэтр на охоте" Б.Вонсович "Эрна Штерн и два ее брака" А.Лис "Маг и его кошка"
Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"