Щепетнов Евгений Владимирович: другие произведения.

"Серый Властелин" глава 2

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 5.94*5  Ваша оценка:

  Глава 2
  Выскочив из фургона, Влад некоторое время не мог ничего понять - группа вооружённых людей, человек тридцать - сразу и не посчитаешь, может тридцать, может сорок - крепко насели на охрану барона Некайло. Охраны было вдвое меньше, но надо отдать им должное - обступив карету с хозяевами, охранники отчаянно дрались, звеня клинками и вертясь на конях, как на горячей сковороде.
  Клинки сверкали в лучах осеннего солнца, взблёскивая, как молнии, и на глазах мага двое защитников упали, обливаясь кровью. Лошадь одного из них со ржанием поскакала в сторону, раненая в ляжку и потащила за собой застрявшего в стремени всадника - то ли живого, то ли мёртвого. Кучер барона уже лежал мёртвым под колёсами кареты, а его место занял один из нападавших, пытавшийся подобрать вожжи и угнать карету в сторону от тракта.
  Как всегда бывало в критических ситуациях, мозг Влада переключился на боевой режим - люди двигались медленно-медленно...
  Медленно повернулся один из нападающих и как в замедленной киносъёмке показал рукой на мага, выскочившего из фургона. Его слова, вылетевшие из обрамлённого усами и бородой рта Влад воспринял как какое-то низкое-низкое рычание, даже сразу и не разобрать, что он сказал. По ситуации было ясно, что это что-то вроде: "Убейте этого!"
  Несколько всадников бросились на мага, стоявшего в одной рубахе и полотняных штанах на морозном ветерке. Он не чувствовал холода, и с секунду стоял неподвижно, оценивая ситуацию со всех сторон - за эту секунду целый ворох размышлений и умозаключений проскочил в его голове, как будто работал суперкомпьютер: "Это не бандиты. Хорошо одеты, вооружены примерно одним и тем же оружием. Не нападают на обоз, а сосредоточились на карете с бароном и баронессой - бандиты в первую очередь выпотрошили бы повозки с барахлом. Вывод - это нападение имеет целью захват, или убийство барона. По большому счёту мне плевать на этих извращенцев, однако без них мои планы рухнут, а посему - нападающим не жить. Чем бить? Руками, или магией? Пока я буду отворачивать им головы - они отвернут голову барону - вон, в двери кареты уже полезли. Вперёд!"
  Влад сходу врезал воздушным кулаком по скачущим на него всадникам и смёл их, как метлой. Жалобно заржала раненая лошадь, и у Влада испортилось настроение - бандитов ему не было жалко. А вот лошадей...они за что страдают? Ещё удар - намеревавшийся влезть в карету разбойник с криком пролетел по воздуху и захрустев рёбрами врезался в соседнюю сосну, оставив под ней лужу парящей на морозце горячей крови. Влад расширил фронт удара воздушного кулака и выбрав группу противника, ударил по ней, стараясь не зацепить охранников барона. Нападавшие вначале не понимали, что происходит и по инерции продолжали наскакивать на охранников барона, а двое снова поскакали на легко одетого парня, выскочившего из фургона.
   Со стороны, наверное, это виделось так: стоит некий прощелыга и с интересом наблюдает за дракой, а то, что дерущиеся почему-то разлетаются в стороны - какое отношение это имеет к данному индивидууму? Нет никаких молний, искр и огня - просто поднимаются в воздух бойцы и расплющиваются о деревья. Только вот раздражает этот хлыщ - а не отрубить ли ему голову? Поскакали!
  Скачущих на него всадников Влад встретил мощным ударом воздушного топора - он сплющил кулак в подобие огромного лезвия и до него доскакали лишь половинки бандитов, активно фонтанирующие из остатков тел. Отпрыгнув в сторону, чтобы кони его не сшибли, маг медленным шагом пошёл к основной схватке и стал методично выбивать всадников из сёдел, действуя аккуратно и ювелирно-точно, стараясь не задеть своих бойцов. Только когда от нападавших осталось меньше четверти, они, наконец, сообразили, что происходит непонятное и бросились наутёк.
   Увы для них - уйти им Влад не дал. Последние восемь человек были сметены ударом в спину и полетели по земле, как кегли, сбитые шаром для боулинга. Сила толчка была такова, что людей кувыркало по земле до тех пор, пока их не останавливало какое-нибудь дерево. В живых после этого вряд ли кто остался, а тем более тот бандит, которого пробило сухой веткой дуба, стоявшего на обочине тракта, от ключицы до зада. Он повис на дереве будто жук, наколотый на иглу естествоиспытателя.
  Маг осмотрелся. Битва закончилась - из защитников барона в живых осталось процентов сорок. Перевес нападавших в количестве бойцов был слишком велик, так что потери защитников тоже были велики.
  К Владу подскакал командир охраны - он остался жив, и даже невредим - соскочил с коня и с почтением спросил:
  - Это же вы устроили, господин Олег? Я не знаю, как вы это сделали, но спасибо вам, вы нас спасли.
  - Раненые есть? - не отвечая на вопрос, спросил Влад - я имею в виду наши раненые. Впрочем - из нападавших кто-нибудь остался в живых? Кто это вообще такие были? Это же не бандиты?
  - Нет, не бандиты - угрюмо ответил охранник - я узнал их главного. Это был один из людей племянника барона, Армура.
  - А какого демона они на нас напали? В чём дело?
  - Видимо, хотел прибрать дядюшкин капитал. Барона с баронессой на тот свет, а он ближайший, самый первый наследник. Я слыхал - дела у него не шибко хорошо идут. Да и как они хорошо пойдут, когда вместо заботы о своём поместье, о своих землях, сплошные кутежи, разврат, пьянство и рыцарские турниры. Начитался рыцарских романов в детстве, а послеп того, как папаша, брат барона помер, так он как с цепи сорвался. Вот так и прокутил состояние. Крестьяне от него бегут - впали в полную в нищету. Он выгребает у них все запасы, перетрахал их дочерей и жён - тех, что покрасивее - кто у него будет жить? Большая часть его крестьян сбежала на земли к Владу. Ну вот и результат его беспутства - докатился до убийства дяди с тётей! Ну да демон с ним - а вы чего про раненых спросили? Неужто лечить можете? И чего это я про Армура распинался - вы же лучше меня его знаете...вы же тоже родстенник барона.
  - Могу. Только давай договоримся с тобой, Сагрин - ты молчишь о том, что случилось, и о том, что сейчас будет. По крайней мере до тех пор, пока я не разрешу. Начнёте болтать в поместье у графа - лично головы оторву. И это не пустые слова - Влад жёстко посмотрел на охранника, сразу побледневшего лицом и как будто вытянувшегося перед молодым парнем. Так он не вытягивался даже перед самим бароном.
  - Вы можете поотрывать, это точно - кивнул головой Сагрин - обещаю, что все наши будут молчать...сколько смогут - он усмехнулся - зачем мне вам врать? За себя я могу ручаться, а за них, если подопьют...в общем - что смогу - сделаю. И обслугу предупрежу. Да они, скорее всего, и не поняли что случилось.
  - Расскажи им вот что - появился неизвестный мужчины в тёмном плаще, маг, и перебил всех грабителей. Это были грабители, ты понял, да? Не надо никому знать про Армура...мы им потом займёмся. А пока - веди к раненым.
  Сагрин кивнул головой и заспешил к лежащим на земле трём парням - у одного была разрублена ключица, так, что задело и лёгкое и он теперь умирал, истекая кровью и пуская кровавые пузыри из раны Двое других были ранены не так тяжело, но тоже изрядно порублены.
  Влад тут же занялся ключицей - через десять минут от раны не осталось и следа. Параллельно маг - на всякий случай - внедрил ему в мозг верность к себе, Владу. То же самое он проделал и с другими двумя охранниками.
  Поднявшись с колен, лекарь пошёл к карете, в которой так и сидели барон и баронесса. Дверь была заперта, он постучал в неё, но никто не откликнулся - как будто все умерли.
  Влад усмехнулся и подал голос:
  - Откройте, это я! Всё закончилось!
  - Это ты? - в карете зашуршало и из-за приоткрывшейся дверцы выглянуло смазливое личико баронессы - разбойники ушли?
  - Ушли. На тот свет. Вы в порядке? Как там барон?
  - Я в порядке! - барон тоже выглянул из кареты - кто это был? Чего они хотели?
  - Племянничек ваш, Армур. Желал вашего перехода в мир иной.
  - Вот сучонок! - побагровел барон - я ему башку снесу!
  - Только после того, как я разрешу - холодно заметил Влад - вначале мы займёмся графом, ну а потом - можете делать с вашим племянником всё, что захотите. Хоть на кол посадите.
  - Так и сделаю! - обрадовался барон - дорогая, посадим Армура на кол?
  - А что, всё какое-то развлечение - обрадовалась баронесса и порозовела от предвкушения - только перед этим надо раздеть его догола! Пусть....
  Влад не стал дослушивать эротико-палаческие фантазии баронессы, с чувством омерзения отвернулся и скомандовал Саграну, что-то втолковывающему группе охранников:
  - Посади кого-нибудь на облучок кареты! И соберите трофеи - оружие и коней. Все ценности, что найдёте - ваши. Убитых врагов бросьте на месте. Наших бойцов соберите и сложите в повозку, или на лошадей - потом похороним.
  Сагрин, как будто всю жизнь подчинялся Владу, кинулся выполнять распоряжение, и закипела работа. Довольные стражники вычищали карманы и кошельки убитых врагов, ловили их лошадей, привязывая их позади повозок. Затем настал печальный момент - собрали всех убитых бойцов и привязали к лошадям.
  Влад этого уже не видел - не дожидаясь окончания работ, он прошёл в повозку комедиантов и с облегчением улёгся на пушистый ковёр. Маг хорошо потрудился. Разве он не заслужил отдыха?
  
  Марьяна вышла из избы - там было душно и темно. Крестьянские избы не отличались комфортом - в основном это были полуземлянки, вросшие в землю. Главным их достоинством было то, что они хорошо держали тепло и могли противостоять долгой и холодной северной земле. Её всегда удивляло - почему они не строят вместо землянок добротные бревенчатые дом? Но после размышлений, пришла к выводу, что при крепостном праве это невыгодно. Строишь, строишь, а завтра хозяин продаст семью какому-нибудь другому рабовладельцу, и в твой дом заселится кто-нибудь из соседей, а тогда зачем вся эта стройка?
  Следом вышла Марина:
  - Ну что они там? Марьян - придётся по хатам идти. Они сейчас попрячут детей и мы никого не найдём!
  - Похоже - придётся. Глянь - они со всей деревни в сто дворов нам выставили двадцать детей! И это при семьях в десять-двенадцать человек! Старосту надо за бороду брать!
  Марьяна рассерженно прошла мимо скопившихся на площадке крестьянских детей - выбрали самых убогих, кривых, хромых, увечных.
   Магиня направилась к большой бревенчатой избе, где жил староста деревни, и решительно протопав по крыльцу ударом ноги раскрыла входную дверь:
  - Ты чего, борода распутная, издеваться вздумал? Ты чего нам выставил? Ты каких детей нам дал, гадина? Ну-ка иди, посмотри на них!
  Она схватила старосту, сидевшего возле стола в одной рубахе и приступившего к обеду - за шкирку, и не обращая внимания на его вопли, поволокла к входной двери. Его зад прогремел по деревянным ступеням и мужик полетел в замёрзшую лужу, проехался по ней спиной и остановился, уткнувшись в смёрзшуюся коровью лепёху. Староста замер, с ужасом глядя на разъярённую магиню и только тихо подвывал, искоса посматривая на яростную женщину.
  - Быстро - встал, и пошёл к тем детям, которых ты приготовил для нас! Давай, давай, пошевеливайся! - Марьяна, не дожидаясь, когда староста встанет, пошла к группе детей, стоящих возле колодца, на деревенской площади.
  Староста притащился через несколько минут, уже в треухе и тулупе, накинутом на плечи домочадцами. Марьяна уже остыла после вспышки и оставила свои кровожадные мысли о том, что хорошо бы мужика утопить в колодце - чтобы другим неповадно было.
  - Смотри, болван - вы чего нам все отбросы собрали? Где остальные дети? Где незамужние и неженатые парни и девушки?
  - Не губи, госпожа! - староста бросился в ноги - им ещё жить и жить, зачем их убивать? Вот эти, убогие, им всё равно жить да мучиться, а молодых, здоровых, зачем убивать?
  - Ты чего, с дубу рухнул, старый? - опешила Марьяна, растерянно переглянувшись с Мариной - с чего это ты решил, что мы собираемся их убивать?
  - Ну как - все знают, что вы будете откупаться от ящеров подземелий, чтобы они не трогали других людей! Все знают, что вы с ними договорились, что людей им дадите для еды!
  - Вон оно что...задумчиво протянула Марьяна - значит это для того ты этих детишек собрал? Ну ты и скотина...прибить тебя, что ли... да ладно, живи, гадина. Рассказываю - для дураков: дети нам нужны для того, чтобы выявить среди них тех, кто обладает магическими способностями! Никто никого убивать не будет! Они пойдут в магическую школу, и там станут магами, лекарями, боевыми магами! И нам нужно много магов, так что нужны все люди, что у вас есть, чтобы выявить способных! Те, кто уже женат или замужем - брать не будем! Собирай сюда всех, кто есть, и не отвиливай - узнаю, что кого-то скрыл - повешу тебя самого! Больше тебе скажу - те, кого мы заберём, сразу получат вольную, будут работать по контракту за жалование. Бегом исполняй!
  Староста с надеждой посмотрел на стоящих магичек и побежал по избам односельчан собирать народ. Марьяна пожала плечами:
  - Вот скажи, Марин, откуда у них такие сведения? Кто это дерьмо придумал? Дикость какая!
  - Кто-кто...темнота, крестьяне, что ты от них хотела? Забыла, какие они? Ты же возле них сколько лет прожила? Кто-то придумал, брякнул, остальные подхватили страшилку - вот и понеслось! Кстати - а что с этими убогими будем делать? Им всё равно жизни в деревне нет...
  - Заберём с собой. Сделаем им нормальные тела, воспитаем из них нормальных людей. Учиться посадим. Не магами, так ремесленниками будут, или воинами. Воспитаем в преданности и верности стране.
  - Владу, ты имеешь в виду? - усмехнулась Марина.
  - А и Владу, да. А ты что, против?
  - Как я могу быть против - с ума сошла? Само собой - за. Слушай, насчёт Влада - надо подумать - может на него пора корону императора надеть? Надо с ним поговорить насчёт этого. Тогда было бы проще собирать вокруг себя сторонников.
  - Я с ним пыталась говорить по этому поводу - он только отмахивается. Говорит - не до того, да и неохота ему императорствовать. Это же на самом деле не особенно сладко - определённые границы, рамки, правила, законы - а он терпеть не может никаких рамок и клеток.
  - Кстати, а ты давно с ним связывалась? Он как улетел к Некайло, так и нет его. Тарлов с Бориславом замки соседей громят, а о нём не слыхать ничего.
  - Он время от времени связывается со мной, шлёт письма, иногда ночью связывается мысленно - менталистка я слабоватая, потому только во сне могу с ним поговорить, и то недолго. Говорит - едет к графу Раганору, а это очень важно. Всё с ящеролюдьми улаживает. Говорит - с ним всё нормально
  - Это хорошо. Скучаешь по нему?
  - Скучаю. А что сделаешь? Мужчины - они такие - летают туда сюда, мечутся...а наша жизнь проходит. Ты знаешь, Марин, хочу семьи. Хочу свой дом, постоянного мужчину, который не улетает куда угодно спасать мир.
  - Ну-ну...мечтай. - Марина пожала плечами и посмотрела направо - вон, наконец-то, староста гонит к нам толпу претендентов. Займёмся-ка делом. Война закончится, тогда и будем улаживать личные дела.
  - Да, ты права...чего-то я расслабилась. Не до того сейчас.
  Марьяна встряхнулась и пошла навстречу группе молодых крестьян.
  
  Столица встретила Амалию знакомым запахом помоев, а ещё - гари. Прошло слишком мало времени, чтобы следы штурма исчезли с лица города. Стены кое-где были побиты камнями из камнеметательных машин, некоторые дома так и стояли сгоревшими, чернея остовами под осенним дождём.
  Девушка поёжилась - ей пришлось наскоро прополаскивать окровавленную верхнюю одежду в ручье возле того места, где она разгромила отряд, направленный на её поимку. Кровь смылась, но одежда промокла и холодный ветерок пронизывал через мокрую одежду прямо до костей.
  Прохожие без интереса смотрели на нищенку - по большому счёту их одежда мало чем отличалась от наряда этой убогой - только почище, да чуть поновее. Амалии показалось, что горожане стали гораздо хуже одеваться, и вообще - в городе царила атмосфера страха - прохожие боязливо жались к стенам домов, в отличие от того времени, когда тут правил император Истрии. Тогда горожане были нагловатым, шумным и скандальным народом. Эти же, нынешние горожане, молчком скользили по мостовым, искоса оглядываясь, как будто готовые нырнуть в ближайшую подворотню при любом шуме.
  Девушка инстинктивно сразу же восприняла их способ передвигаться и существовать в этом новом мире - так же жалась к стенам, так же торопливо семенила и искоса поглядывала по сторонам.
  Первой её целью была лавка сапожника на углу базарной площади. Увы, здесь её ждала неудача - вместо лавки чернело пятно, в центре которого лежала куча кирпичей и недогоревшие концы брёвен. Внимательно осмотревшись, Амалия заметила, что в ряду лавок и мастерских, как дырки на месте зубов, зияют пустые места - вместо домов успешных торговцев и мастеровых. Она немного подумала - вначале было хотела зайти в соседний дом - насколько она помнила, там жил портной и располагалась успешная пошивочная мастерская, но передумала. Ставни мастерской опущены, как будто люди забаррикадировались внутри дома.
  Слегка пожав плечами, девушка отправилась в порт - благо что он находился недалеко от базарной площади, чуть ниже по кривой улице, именуемой, как ни странно, Портовой. В порту находилось злачное заведение, хозяин которой был связан с местными бандитами и промышлял перепродажей награбленного и украденного.
  Амалия, когда Влад дал ей задание вычислить лидеров организованной преступности в городе, сразу вышла на него, и висеть бы ему на городской виселице, если бы он не пошёл на вербовку. За то, что он поставлял сведения о происходящем в преступном мире, да и вообще в низах городских трущоб, его и не трогали. Это был один из основных агентов Амалии, умный, беспринципный и деловой человек. Звали его Гарсан, кличка же его была - Паук. Фактически это был один из главарей преступного подполья, отличающийся от своих соратников изворотливым умом, фантазией и деловыми качествами - если кто и выжил в этом изменившемся городе, так это он. По крайней мере - так думала Амалия...
  Дорога в порт заняла минут двадцать - кривая улица тянулась, заворачивая из стороны в сторону, ветвилась узкими тёмными переулками, заканчивающимися тупиками или переходящими в сеть других переулков. Как помнила девушка, выход из некоторых переулков был через подвалы хибар, стоящих по бокам этих узких помоечных улочек - заходишь в дом, и если ты свой, тебя выпускали через специальный лаз на соседнюю улицу. Когда делали облавы на уголовных авторитетов, приходилось учитывать эту особенность здешних трущоб - Амалия сделала так, что никто не ушёл. Остались лишь те, кто был нужен спецслужбам. Да это и не ново - всегда и во все времена организованная преступность контролировалась спецслужбами во всех мирах. Хотели бы извести - извели бы за считанные месяцы. Значит это не нужно.
  Трущобы тоже потерпели ущерб - многие дома сгорели, некоторые как будто просели внутрь, обвалившись крышей. Девушка даже удивилась - ведь прошло совсем немного времени, как за такое время эти жилища могли прийти в такое ветхое состояние? И пришла к выводу - а из чего они сделаны? Фанера, куски дерева, земля, строительный мусор и камыши - как они могут противостоять непогоде и времени? Даже крестьянские дома, полуземлянки, и то, в сравнении с этими халупами казались дворцами. За тёмными маленькими окошками, затянутыми то ли бычьими пузырями, то ли кусочками украденного низкокачественного мутного стекла двигались тени, виднелись какие-то огоньки - трущобы жили.
  Амалии всё время казалось, что кто-то смотрит ей в спину - она оборачивалась, осторожно прислушиваясь и горбя спину, но никого не видела. В конце концов, ей подумалось, что это сами трущобы, как многоголовый демон, следят за ней, почуяв чужого, пришельца и только и ждут момента, чтобы ударить в спину. Давать такую возможность трущобам она не собиралась, а потому была предельно осторожна и готова к любому проявлению агрессии и насилия. Что может быть лучше беззащитной жертвы в виде хромой старушки? Наверняка у неё есть пара медяков, а жизнь такого убогого существа не стоит и одного медяка - по мнению большинства обитателей этих "фавел".
  Слава богам! - трактир "Чёрный парус" стоял на месте, и вроде как в нём клубился какой-то народ. Ставни были плотно закрыты, двери тоже, но сквозь тонкие щели пробивался свет, а из трубы шёл дым. За ставнями слышались пьяные голоса, звенели струны и хрипло смеялись завсегдатаи этого заведения. Чёрный парус был местом встреч многих разбойников и воров, как всегда, наводнявших припортовые зоны и рынки города.
  Амалия приостановилась, подумала - что делать? Если войти через центральный вход, она сразу обратит на себя внимание - такие грязные старушонки не сидят в залах трактиров и не общаются с главарями бандитов. С чёрного хода? Тоже самое - заявить - "Я пришла, чтобы встретиться с Пауком!" Вот посмеются... ну да, она их перекидает за окно, раскроет себя, и что? Ей нужен этот шум? Совсем не нужен! А значит что? Значит - надо думать...
  Девушка оглянулась по сторонам и найдя глазами скамейку под деревом у одной из хибар, посеменила к ней и уселась, зажав клюку между ног. Было пополудни, довольно светло, и только хмурые, тёмные тучи затемняли мир, создавая впечатление наступившего вечернего сумрака. Людей на улице почти не было, если и проходил кто-либо, то нёсся так, будто за ним гнались все демоны мира.
  Амалии подумалось - на какие деньги в этом трактире всё гуляют? Деятельность порта практически затихла - после захвата его викантийцами, в порту осталось совсем мало целых строений, а корабли купцов теперь обходят столичный порт далеко стороной. Проедают старые запасы? Грабят оставшихся жителей? Скорее всего.
  По улице промаршировал взвод викантийцев - несколько десятков человек, ощетинившихся оружием, с закрытыми железом телами - они кутались в какие-то накидки, и выглядели сколь грозно, столь и смешно - климат столицы, гораздо более мягкий, чем климат севера Истрии, всё-таки был слишком холоден для них, истых южан. Амалия отметила, что солдаты смотрели на трактир, но проходили мимо, как будто его и не существовало. Вряд ли они посещают трактиры, в которых заправляют местные - минимум, как в тарелку плюнут, максимум - толчёного стекла или яду подсыплют. Кому это надо?
  Посидев и понаблюдав за трактиром около часа, Амалия заметила группу девиц - человек пять, которые были одеты в яркие одежды и сильно накрашены, что не оставляло сомнения в их профессиональной принадлежности. Они подошли к трактиру, поднялись по крыльцу и постучали особым стуком, который девушка, с её очень тонким слухом, уловила совершенно отчётливо. И запомнила. Дверь открылась, и стайка девиц впорхнула внутрь, исчезнув, как облачко дыма над лесом под осенним ветерком.
  Амалия приняла решение, и зашагала вверх по улице, отыскивая нужный объект. Через минут десять ходьбы, она свернула в небольшой переулок - довольно чистый и ухоженный, на нём даже не было груд мусора и луж с содержимым ночных горшков. Это был так называемый "Платяной переулок", где одевались и обувались обитатели "фавел", в том числе и "ночные бабочки". Девушка прошла к одной из лавок, тоже закрытой, над которой висела вывеска с улыбающейся красоткой, выставившей вперёд полушария, больше похожие на те ядра, которыми Влад топил вражеские суда. Постучала в дверь - молчание. Ещё постучала - молчок. Повернулась спиной, и стала методично долбить в дверь пяткой, надеясь, что грохот разбудит даже мёртвых - если они там, внутри, все перемёрли.
  После десятого, или пятнадцатого удара, её каблук не нашёл опоры и провалился вовнутрь, ударил во что-то мягкое, ойкнувшее и заругавшееся отборным матом:
  - Ты что, старая, охеренела? Ты чего барабанишь, старая кошёлка! Я сейчас тебе такого пендаля выдам, что ты полетишь, как кусок дерьма в придорожную канаву со скоростью осеннего урагана!
  Подтверждая свои слова, лавочник попытался схватить старуху за воротник. Схватить-то ему удалось, а вот выдать пендаля - не очень. Он полетел в лавку вверх ногами так, что обутые в мохнатые тапки ноги вскинулись вверх, как клешни опрокинутого краба.
  Лавочник вскрикнул от неожиданности, и лёжа на спине потёр ушибленный затылок:
  - Это как это? Ты как это? Ты кто?
  Амалия притворила дверь и снова закрыла её на толстый дубовый засов. Не отвечая на вопросы валяющегося на полу мужчины - лысоватого рыхлого человечка среднего роста, полноватого, с маленькими свинячьими глазками, девушка перешагнула через него и резко спросила:
  - В доме кто-нибудь ещё есть?
  - Служанка...больше никого.
  - У тебя есть платья для шлюх? Краски для лица?
  - Хммм...есть, да. Да вы кто?
  - Твоё какое дело?! Распорядись, чтобы служанка принесла сюда тазик с тёплой водой, мыла, и найди платья - какие имеются - примерно на мой рост и худощавое сложение. Поторапливайся!
  Амалия стащила с головы платок и стала оттирать им своё лицо, испачканное в грязи.
   У лавочника расширились глаза, и он ахнул, прикрыв рот рукой:
  - Вы? Да как вы решились? За вас объявлена награда! Пять тысяч золотых! Да любой, кто вас выдаст, обогатится! А кто скроет - того принесут в жертву Аштарте! Особо мучительным способом!
  - Послушай меня - неприятно улыбнулась Амалия - если ты сейчас не сделаешь то, что я требую, предам тебя в жертву особо мучительным образом - я. И заверяю - способ этот будет очень непростым, и очень мучительным. Когда-то там тебя поймают или нет оккупанты, а я - вот она, тут. Что выбираешь?
  - Да, да, сейчас, сейчас... - лавочник побежал в другую половину дома, и стало слышно, как мужчина требует приготовить воду. Через десять минут тазик с горячей водой и мыло уже стояли на табуретке посреди комнаты. Рядом лежало чистое полотенце и небольшое зеркальце из полированной бронзы.
  Амалия с наслаждением зачерпнула горячей воды и стала умываться, смывая грязь и остатки присохшей крови врагов, убитых ей в лесу. Потом она, не стесняясь присутствия хозяина лавки разделась догола, и протёрла влажным концом полотенца всё тело, чувствуя, как кровь быстрее побежала по жилам. В лавке было тепло, и после промозглой улицы и хождения в одежде, промокшей от дождя и стирки в ручье, это тепло казалось ещё более приятным.
  Лавочник положил на стул рядом чулки, несколько платьев, платков для головы и девушка, выбрав ярко-алое, облегающее платье, стала одеваться. Натянув чулки, Амалия почувствовала себя гораздо лучше, даже настроение улучшилось. Крепкие осенние туфли и почти новое пальто поверх наряда довершили переодевание. Затем настал черёд боевой раскраски - через двадцать минут в лавке стояла красивая девушка, с пухлыми, ярко красными губами, подведёнными синими глазами, с налётом порока на совершенном лице.
  Посмотрев на себя в зеркало, Амалия удовлетворённо кивнула - настоящая шлюха! Повязав платок на голову, она спрятала свои короткие волосы, и теперь была готова к посещению трактира.
  Посмотрев на лавочника, девушка достала из-под юбки кошель с монетами и кинула на стол два золотых. Подумала - добавила ещё один:
  - Молчишь. Узнаю что болтал, что рассказал обо мне - всё равно найду и убью. А я узнаю. Понял?
  Лавочник молча кивнул головой, прошёл к двери, и вынул запирающий брус, выпуская страшную Главу Тайной Службы на улицу.
  Амалия вышла из дома и дверь за ней захлопнулась, как будто её ударило ветром. Девушка усмехнулась - помнят ещё, боятся - значит жива ещё. Откуда лавочник её знал - она не задумывалась. Дел с ним она не имела, но те, кто живёт в трущобах должны много знать, так легче прожить. И вообще - немного подольше пожить. Может - видел где-нибудь рядом с Владом - скорее всего так. Ей это было неинтересно.
  Скоро она снова была у трактира. Немного помедлив, осмотрелась - вокруг было тихо. Поднялась по лестнице на крыльцо и отстучала в двери запомненный ей ритм - дверь открылась.
  В трактире было очень тепло, даже жарко. Гремела музыка - музыкант пел что-то разухабистое, с матом и прибаутками. Мужчины, вид которых сразу наводил на мысль о ножах и кастетах, что-то распевали не в такт музыке, гремели кружки, стучали ложки - жизнь шла, как будто и не было никакого вторжения оккупантов.
  Впустивший Амалию вышибала с недоумением уставился на неё:
  - Ты откуда такая взялась? К кому? Я тебя не знаю!
  - Я к Пауку. Он меня знает.
  - Уверена? Как о тебе доложить?
  - Скажи - старая знакомая, за жизнь хочет поговорить.
  - Мутная ты что-то, старая знакомая. Оружие есть?
  - Нет. Где я тебе спрячу это оружие? - и Амалия продемонстрировала платье, сидевшее на ней как вторая кожа. Заметно было, что оно надето на голое тело - съёжившиеся на холоде соски крепких грудей оттопыривали тонкую ткань платья.
  - Ндааа...тут не спрячешь - ухмыльнулся мужчина, и шмыгнул перебитым бесформенным носом - стой здесь, сейчас я ему скажу.
  Амалия отодвинулась в угол, скрывшись от глаз за вешалку с верхней одеждой. Вышибала пошёл к лестнице, ведущей наверх и исчез за плотной массивной дверью, открывшейся и закрывшейся легко, без скрипа, видимо петли были густо смазаны маслом. Появился вышибала через две минуты и кивнул головой на дверь:
  - Иди, он ждёт! Он говорит - ты знаешь куда идти - в глаза вышибалы было немое изумление - какая-то шлюха, и вдруг хозяин так быстро и беспрекословно её принимает, будто важную персону.
  Девушка проскользнула мимо него, как уж в нору, и по скрипучим ступеням поднялась наверх. Её почему-то удивил контраст - хорошо смазанная дверь, и такие скрипучие ступеньки. По короткому размышлению, решила - вероятно, чтобы было слышно, когда кто-то поднимается. Своего рода сигнальная система.
  Паук сидел где и всегда - в кабинете в конце коридора. Там у него было что-то вроде конторы, где барыга принимал посетителей, скупал и продавал ворованные товары. Дверь была полуоткрыта, и заслышав скрип половиц, Паук крикнул бархатным голосом, под стать его благообразной внешности:
  - Я жду, жду..проходите!
  Встреть такого человека на улице, никогда не подумаешь, что это один из самых опасных людей в столице - этакий одуванчик, с седыми пушистыми волосами, длинной ухоженной бородой и залысинами на высоком лбу - ну ни дать, ни взять профессор, или учитель естественных наук. Однако Амалия знала, что на руках этого "учителя" десятки, а то и сотни загубленных жизней купцов, торговцев, или тех, кто просто имел несчастье встать на его пути.
  - Я так и знал, что это вы, госпожа - усмехнулся Паук, увидев Главу тайной Стражи - кто ещё из женщин мог так нагло требовать встречи со мной. И что вам от меня нужно? Кстати, замечу - ВЫ теперь не власть, теперь здесь другая власть.
  - А тебе не кажется, что эта власть ненадолго? Что ещё вернётся власть императора Истрии?
  - Честно скажу - сомневаюсь. Хотя я сам бы желал, чтобы прежняя власть, прежняя жизнь вернулась. Мне было легче жить при той власти, а это слишком уж жестока.
  - Кроме того - как будто не замечая слов Паука холодно продолжала Амалия - достать человека можно и не находясь у власти. Есть тысячи способов превратить его жизнь в сплошную неудачу, или же вообще лишить его самой жизни.
  - Понимаю - усмехнулся Паук и его глаза сверкнули красным, как глаза крокодила в лучах фонаря охотника - угрожаете - мол - руки длинные, достанем! Верю. Вам - верю. Ладно. Не о том речь. Что хотите? Какую информацию? Предупреждаю - информации у меня теперь немного - сильная власть не выносит соперников и уничтожает все преступные сообщества - так вроде называют нас ваши друзья-стражники? Наши организации практически полностью разгромлены, оборота товаров в порту нет, наши соратники разбежались. Какую информацию я могу вам дать?
  - Мне нужно знать всё, что происходит в городе. Как настроение горожан, как обстоят дела с продуктами в городе, как работают структуры власти оккупантов, как они работают с населением, где стоят гарнизоны, сколько их, ну и так далее. Уверена, что ты всё это знаешь.
  - Знаю. Ну ладно, слушайте: мы живём в загоне для скота. Всё население столицы скот. В любой момент мы можем оказаться на жертвенном алтаре. Время от времени хватают первых попавшихся, и совершают жертвоприношения. Вначале все думали, что эта власть такая же, как и остальные - установят свои порядки, и всё пойдёт по накатанной - приспособимся к этим законам, и снова заживём. Ан нет - первое, что сделали завоеватели - дали понять жителям столицы, что они скот. Первое время ещё можно было уйти из города с семьёй, с вещами. Теперь нет - бежать из города нельзя. Беженцев легко отследить по повозкам, вещам. Заворачивают обратно. Скоро начнётся голод. Люди спасались тем, что придумал ваш маг - как его там? Макобер? Везде, где только можно, выращивают мясницу. На всех клочках земли, на всех газонах маленькие огородики, которые жители защищают, как свой дом. Этим и живут. Но скоро стукнут морозы - мясница помёрзнет. Что есть? Нечего. Вот такая ситуация. Этот город огромный загон, в котором люди - корм для завоевателей. Думаете это пустые слова? Нет. После того, как людей приносят в жертву, их тела скармливают летающим драконам. Они очень любят человечину... Попытки бунта пресекаются сразу, быстро и жестоко. Убивают всех, кто живёт рядом, правых и виноватых. Говорят - эти земли слишком для вас хороши, надо освобождать их для викантийцев и аштаратцев. Пожили - и хватит. Мастеровые работают на армию вторжение - шьют, куют. Фактически в рабстве, за еду. Уйти не могут. Город-тюрьма, вот что это такое.
  - А как ты-то тут устроился? Я смотрю - тебя не трогают, трактир живёт - Амалия подозрительно сощурилась, внимательно глядя в глаза Пауку. Тот выдержал взгляд и пожал плечами:
  - А куда мне деваться? Живу...во все времена и при всех властях людям нужно пить-есть, всегда находятся люди, у которых есть деньги, и они желают весёлой жизни. Вот и кручусь как-то...
  - Ну-ну... - неопределённо протянула Амалия, раздумывая над сказанным - расскажи-ка о том, как организована служба в городе, где стоят войска, где ходят патрули, ну и так далее - всё, что знаешь.
  Паук начал рассказа, и не менее получаса Амалия слушала и впитывала сведения о вражеском гарнизоне, иногда перебивая и задавая вопросы. Потом Паук замолчал, выдохнувшись. Амалия тоже не нарушала тишины и слышно было, как внизу, в питейном зале, шумят посетители и гремят стулья по полу.
  - Ты куда сейчас пойдёшь? Где ночевать будешь? - неожиданно спросил Паук - нет-нет, я просто хотел предложить - можешь переночевать у меня, комнаты свободны, посетителей мало. Только шлюхи с клиентами. Выбирай любую комнату и ночуй!
  - Нет, спасибо, у меня есть где переночевать - тут же отвергла предложение Амалия. Ночевать ей было негде, но в душе девушки шелохнулся какой-то тревожный звоночек - то ли Паук глазами как-то стрельнул в сторону, то ли ещё что-то, но её предчувствие говорило - уходи отсюда! Быстрее уходи!
  - Мне пора! - Амалия поднялась с места и решительно зашагала к выходу - я тебя ещё навещу, и не раз.
  - Да, да, конечно - засуетился Паук, поднявшись с места - может задержишься - поужинаешь, выпьешь? А там и видно будет?
  - Нет. Ухожу - девушка надела пальто с капюшоном и начала спускаться по лестнице вниз. Её что-то так и настораживало, и она не могла понять - чего. А раз тут запахло неприятностями - правильно будет сбежать как можно быстрее. Что она и сделала.
  Через пять минут девушка уже шагала по грязной улице вверх, к центру города. Ночевать ей было негде, но у неё были в запасе ещё три адреса людей, которые на неё работали. Один из них, мясник, жил в доме на Мясницкой улице, в получасе ходьбы отсюда - туда девушка и направилась.
  Пока она посещала портного, а затем сидела у Паука, тусклый день сменился не менее тусклым вечером и стало смеркаться. Неожиданно, девушка заметила в тёмном переулке справа от себя какое-то движение, и молниеносно поднырнула под летящую на неё сеть. Раздался отборный солдатский мат, и вдруг улица наводнилась десятками людей, выскакивающих из переулков справа и слева, а также из домов, фасады которых выходили на улицу.
  Она секунду осматривалась и оценивала ситуацию - все пути отступления - улица, переулки - были отгорожены сетями и толпа медленно сближалась, уменьшая и уменьшая свободное пространство. Амалия рванула с места так, что лопнул подол её алого платья и с разгону попыталась перепрыгнуть стену сетей - увы, неудачно. Сети предусмотрительно были укреплены на шестах, и девушка с разгону врезалась в эту мягкую, коварно-плетущуюся стену.
  И тут - всё завертелось, закружилось - толпа захватчиков, состоящая из крупных, массивных мужчин навалилась на запутавшуюся в сетях Амалию. Она ворочалась в сетях как медведь, или скорее носорог - если можно сравнить с носорогом небольшую, худенькую девушку. Впрочем - наверное, можно, потому что результат её разрушительной деятельности был сравним с ударами стальных мышц носорога.
  Первые ряды нападавших, что соприкоснулись с Амалией, полегли убитыми или ранеными - даже зная о её необычайных способностях, они не ожидали такой чудовищной физической силы в таком хрупком на вид теле. Девушка, рыча как пантера, и завывая, как гиена, рвала тела всех, кто с ней соприкасался - одному она вырвала руку из плеча одним рывком, другому сорвала голову с плеч, третьему, запустив пальцы в мышцы бедра вырвала их, как хлебный мякиш из буханки хлеба.
  Враги кричали, стонали, всё вокруг было залито кровью. На Амалию накручивали и накручивали всё новые слои сети, сделанной из необычайно крепкого материала, обматывали верёвкой, параллельно стараясь сорвать с неё одежду и добраться до амулетов - все попытки оглушить её не проходили - амулеты гасили все удары. Наконец, какой-то удачливый захватчик, умудрился сорвать с неё и откинуть амулет из чёрного алмаза, висевший на её шее, тут же на неё посыпались тяжёлые удары, приведшие её в полубессознательное состояние. На этот амулет была завязана и её система регенерации, так что и восстановиться было нечем.
   Этот "удачливый", тут же поплатился жизнью за свою шустрость - девушка последним усилием свернула ему шею - но дело было сделано. Амалия лежала на земле спелёнутая, как муха в паутине паука, и только бессильно смотрела в темнеющее осеннее небо. Сквозь туман в ушибленной голове, толчками горячей крови билась горькая мысль: "Всё. Теперь всё. Жаль что так всё закончилось. Эти - живой не выпустят. Мучиться буду долго - тело крепкое. Прости, Влад...не надо было лезть сюда."
  Она последним усилием воли послала в пространство мысль - то ли прощальную, то ли мольбу о помощи - а вдруг услышит? И усмехнулась про себя - она никогда не отличалась ментальными способностями, увы. Девушка закрыла глаза - теперь оставалось только лишь принять свою участь - какой бы она не была.
  Вокруг суетились люди, стонали и матерились. Её несколько раз сильно пнули в бок, так сильно, что если бы не её модифицированные кости, рёбра бы точно сломались.
  - Ты чего, болван! Убьёшь - Шамасс тебя в жертву принесёт за такие дела!
  - Да эта сука наших положила шестнадцать человек! А ещё десять покалечила! Я бы эту тварь...
  - Тихо ты! Я тебя самого сейчас! Сказано - доставить живой, и по возможности невредимой! Вам же было сказано, что девка очень опасна. Вы сами вызвались идти, вознаграждение получили - чего теперь тут ныть? Амулет её подобрали?
  - Подобрали. Странный какой-то амулет - никогда такого не видал - с чёрными камнями. Интересно, из чего сделан?
  - Тебе какая разница, болван?! Берите её на руки и потащили - темнеет уже.
  - А что с ранеными?
  - Давай за повозкой, и пятеро останьтесь тут, охраняйте раненых.
  - А что насчёт моего вознаграждения? - неожиданно прозвучал знакомый бархатный голос - это я вам её сдал, где получить пять тысяч?
  - Все вопросы к Шамассу - я тебе чего, трактирщик, с собой пять тысяч ношу? Обещано - значит получишь. Или не получишь. Это не моё дело. Всё, отвали отсюда. Ребята - аккуратнее тащите. Узнаю, что её повредили, уронили или ещё чего - вы пожалеете что родились. Будете по городу бегать без кожи и с отрезанными яйцами. Пошли! Всем смотреть по сторонам, в случае нападения - те, кто тащит девку - в центр строя и беречь даже ценой своей жизни. Она очень нужна Шамассу. Уж не знаю зачем...
  Дорога показалась Амалии вечностью - её несли, толкали, исподтишка щипали и били, к концу пути её тело немилосердно болело и горело, как будто её протащили по земле за лошадью несколько вёрст. Глаза ей завязали, так что видеть, куда её несли, она не могла. Больше всего она жалела, что оставила свою клюку-меч возле лавки портного - спрятала возле входа, прикопав в кустах. Странно бы выглядела проститутка с клюкой - так что пришлось оставить. С мечом они её так бы легко не взяли....
  Загремели ворота, распахнулись двери в помещение. Ударяя пленницу о косяки, её пленители начали спускаться в подземелье - голоса гремели эхом в замкнутом пространстве.
  - Сюда её давай. Тут прикуём!
  - Эй, ты смотри, она сильна как бык - может и цепи порвать!
  - Эти не порвёт. Даже бык не порвёт. Держите её руку - заковывать буду.
  - Неее...так не пойдёт! Тащи сюда воронку, и тащи дурманящую жидкость - я не буду её освобождать без этого. Эта тварь убила голыми руками шестнадцать человек, и десять покалечила! Это же демоница! Ослабнут путы - нам тут всем конец.
  - Дааа? А по ней не скажешь...ладно, сейчас принесу.
  Минут пятнадцать было тихо, слышалось только дыхание стоящих рядом мужчин, да скрип сапог, переминающихся с ноги на ногу солдат, потом дверь снова открылась:
  - Вот. Хватит и быка уложить этой гадостью.
  - А она не подохнет? Смотри, Шамасс кожу с живого снимет, если она помрёт.
  - Не...я дозу знаю. Отключится, потом через сутки очнётся. Заливай ей в глотку.
  - А чего я-то? Ты палач, ты и заливай!
  - Я палач, а за то, чтобы моим клиентам заливать в глотку дурман мне не платят. Это твоё дело. Заливай, а я погляжу!
  - Ну скотина же ты Мардук...кстати - ты мне ещё пять серебряников должен, не забыл? Вот хрен тебе больше в долг дам!
  - Ну ладно, ладно, залью, я пошутил! Держите ей башку! Эй, сучка, пасть свою раскрой! Раскрой, говорю! Всё равно залью! Ну что делать - она пасть сжала, не даёт воротку вставить!
  - Забей ей воронку туда!
  - А зубы?
  - Хрен с ними, с зубами! Есть другие предложения? Нет? Давай!
  Палач приставил к передним зубам Амалии горловину воронки, и сильно ударил сверху рукой - горловина скользнула по зубам и рассекла ей дёсны, отчего рот наполнился кровью, он поправил воронку и ещё раз ударил - никакого эффекта.
  - Глянь чо - какие зубы крепкие, мне бы такие. Никак не пробить! Надо дыру пробивать чем-то, а то и воронка сломается. Щас я молотком...
  Палач загремел какими-то инструментами на железном подносе, оттянул губы девушки и с силой опустил узкий молоток на её передние резцы. Зубы хрустнули и сломались, оставив острые пеньки с осколками зубов и дикую боль, с которой мало что может сравниться.
  - Ну вот, теперь можно и воронку засунуть, и ещё чего поинтереснее - шлюхе-то без передних зубов оно как раз! - засмеялся командир группы захвата - заливай, только смотри, чтобы зубами не подавилась!
  - Переверните её, вытрясите зубы. Эй, сучка, выплюнь зубы, всё равно сейчас пальцем залезу и вытрясу их!
  Амалия, почти потерявшая сознание от боли, выплюнула на пол осколки белых зубов, её снова положили на спину и в рот просунулся хобот воронки. Через секунду, из него потекла горькая, пряная жидкость. Девушка было стала выплёвывать, но ей зажали нос, и через несколько минут, не выдержав, она вдохнула воздух ртом и чтобы не захлебнуться стала глотать дурманящий напиток. Скоро он начал действовать - боль ушла, сознание растворилась в темноте и Амалия впала в забытье.
  
  Влад лежал в двуспальной кровати, растянувшись рядом с уставшей, посапывающей Ариной и размышлял о своих планах на будущее. Пока что всё шло по плану. Он стал засыпать, сытый и ублажённый подругой, когда вдруг перед ним возникло лицо Амалии. Она смотрела на него горестно и печально, и потом сказала лишь: "Прости. Прощай" Затем её изображение исчезло.
   С Влада как рукой сняло сон, он стал размышлять - что же это было - то ли сон, то ли... Не придя ни к какому выводу - решил - завтра свяжется в замком. Скорее всего просто какой-то кошмар. С этими мыслями он уснул.
  
  
  
  
  
Оценка: 5.94*5  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"