Щепетнов Евгений Владимирович: другие произведения.

"Слава. Дорога к звёздам" Глава 8.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa

  Глава 8
  - Осторожнее! Это вам не дрова возить! Это же генераторы! - Наташа стояла подбоченясь, как завзятый прораб и смотрела, как разгружают 'Соргам'.
  Он был битком набит бластерами, генераторами зарядки батарей, запасными батареями, бронёй, игловиками - всем, что нужно для хорошей войны. И плохой - тоже.
  За неделю это был седьмой рейс, но оружия всё равно было недостаточно. Всех бойцов землян вооружить не получится. Но и то - теперь вооружённых по последнему слову техники солдат будет не меньше, чем солдат Чёрного Корпуса. Захватчиков ждёт бааальшой сюрприз - как сказала Наташа.
  Рядом разгружали 'Хеонг'. Он уже разгрузился на Алусии, продав груз редкоземельных и тоже под завязку затарился лучемётами. По совету Сильмары, боевых роботов не покупали, как и флайеры. Почему? Бесполезно. При наличии огромного флота захватчиков, нависшего над головой, взлёт любого летательного аппарата, не принадлежащего к армаде, равносилен самоубийству - флайер засекается системами обнаружения за доли секунды и сбивается прямо с орбиты. А вот переносные ручные бластеры, которые могут если не сбить, то серьёзно повредить вражеский флайер - это актуально. И стоимость их не сопоставима со стоимостью роботов.
  И средства противокорабельной артиллерии совершенно необходимы - полевые бластеры, способные выстрелом сбить истребитель, не говоря уж о флайере, способные уничтожить боевого робота. Увы, что-то крупное, вроде мегабластеров, закупать бесполезно - после первого же выстрела вся армада кораблей обрушится на то место, откуда стреляли, уничтожив всё до основания. А гарантии, что одним выстрелом собьют, к примеру, даже средний крейсер - нет никакой.
  К кораблям, 'припарковавшимся' на военном аэродроме беспрерывно подезжали вереницы грузовых автомобилей, чтобы через несколько минут отъехать загруженными рядами ящиков с оружием. Солдаты - а их здесь было несколько тысяч - как муравьи сновали туда-сюда, вынося из трюмов кораблей драгоценные ящики. Здесь было всё, что нужно для зарядки и ремонта вооружения, от запасных деталей, до зарядных устройств. После того, как армада обложит небо Земли, взять запчасти будет неоткуда. Корабли 'Славы' не смогут прорваться через заслоны. А если и смогут - погибнут на подступах к Земле.
  Специальные люди корпорации вели учёт поставленного Земле снаряжения - что там, впереди, ещё не ясно, но ведь когда-то это война закончится, и правительство планеты будет рассчитываться по долгам. Благотворительность благотворительностью, но всё стоит денег. Понятно, что можно никогда не дождаться этих денег. Что же - риск есть риск. Но как записано у морских спасателей 'Без спасения нет вознаграждения'.
  Император стоял рядом с Наташей и следил за тем, как идёт разгрузка. Его лицо было спокойно-хмурым. В считанные дни правительству предстояло решить множество проблем, и таких, какие не доставались на долю ни одного правителя Земли.
   Он стоял и думал о том, что император, как его представляют в книжках, должен сейчас не наблюдать за разгрузкой кораблей, а наслаждаться пирогами из соловьиных язычков, пить дорогое вино, и строить интриги против своих недругов - как это делали французские короли. Увы, такой радости ему не досталось. Будущее неопределённо, и в высшей степени печально. Если оно вообще есть.
  Сергей посмотрел на стоящих рядом женщин, скосив глаза налево - Наташа стояла как обычно, в шортиках и топике, невозмутимая, с полуулыбкой на пухлых сочных губах, за счастье поцеловать которые тысячи мужчин отдали бы всё, что у них есть.
  Сильмара поражала своей опасной, неземной красотой - тонкие, европейские черты лица, очень правильные и строгие, при угольно чёрной, блестящей коже - это впечатляло. Её голова слегка наклонена и было видно, что женщина следит за разгрузкой так, как будто это хирургическая операция. Время от времени к ней подбегал человек за распоряжениями. Она что-то говорила, короткими фразами на незнакомом языке, и снова наблюдала за погрузкой, как беркут на столбе следит за передвижениями степных обитателей Оренбургских степей. От женщины веяло силой и опасностью.
   Впрочем - Сергей знал, как обманчива бывает внешность. По мановению пальца той же Наташи перемещались огромные средства и силы, сравнимые по мощи с силой целой планеты. И эта девушка совсем не была легкомысленной красоткой, какой выглядела - её мозг отличался природным умом, здравым смыслом, она легко схватывала проблему и на интуитивном уровне принимала верное решение. Впрочем - всё это происходило на фоне её весёлых выходок, которые заставляли улыбаться и самых серьёзных, даже угрюмых людей. Но - сейчас было не до выходок. Наташа тоже была сосредоточена и напряжена за фасадом своей легкомысленной внешности.
  Сергей повернул голову к своим соседкам, и вполголоса спросил:
  - На сколько нас хватит? Сколько времени у нас есть? - император понимал, что когда-то всё равно наступит тот момент, когда агрессоры решат - хватит! Прибыль от обладания рабами ниже, чем затраты от гибели техники и солдат. И тогда...
  - Неизвестно - не отрывая глаза от вереницы муравьёв-солдат ответила Сильмара - мы с Наташей обсуждали варианты, и пришли к одному выводу... Она замолчала, и повернув голову внимательно вгляделась в лицо своего собеседника:
  - Вам это не понравится.
  - Я знаю - угрюмо выговорил император и отвернулся к кораблям.
  - Или погибнет всё. Все, что есть на Земле.
  - Я не хочу заключать с ними соглашение.
  - Придётся. Частью своих подданных вы купите жизнь для остальных.
  - Меня проклянут. Я останусь в веках, в тысячелетиях, как первый император Земли, который продавал в рабство своих подданных, отдавал на смерть, на поругание, на издевательство! Лучше смерть.
  - Кому лучше - вам? Это легко - поднести дуло бластера к голове - вспышка! - и всё кончилось. Но это трусость. Это подлость по отношению к тем, кто доверил вам свои жизни. Вам придётся заключить такое соглашение. Но - после того, как вы дадите захватчикам катастрофический для них отпор. До тех пор они не будут разговаривать. Учтите - это не какая-то там политическая война, или война мщения. Это захват территорий с целью наживы. И главный фактор тут - выгода. Если выгоднее будет заключить с вами соглашение, а не уничтожать - значит это будет сделано.
  - И пойдут вереницы рабов...и будут проклинать меня, как исчадье ада!
  - Вы хотите услышать наш совет? Или так и будете причитать? - колко спросила Наташа, нахмурив брови и уперев правую руку в бок - ваша задача сохранить цивилизацию Земли, любыми средствами. Наша - тоже. Земля мне не чужая, я бы могла просто улететь, куда глаза глядят, и оставить вас с вашими проблемами наедине. И наслаждаться жизнью где-нибудь на планете Нитуль, у ласковых морских берегов. Или на той же Алусии - летать над поверхностью планеты в роскошном поместье и забыть о существовании несчастных землян. Но я так не могу. И вы не можете. Поэтому - отбросим эмоции и начнём размышлять логически: есть Земля. И есть захватчики. Есть на Земле Россия, раскинувшая границы от моря до моря. Что хотя получить захватчики - редкоземельные металлы и рабов. Где больше всего редкоземельных? В бывшем Китае, являющемся теперь частью России. Вам придётся бросить Китай, оставив его без помощи. Пусть захватчики выгребают редкоземельные, забирают рабов. Вам нужно ограничиться защитой России в прежних границах, и Европы. Пока это захватчики обоснуются на планете, пока они выберут всех рабов, тех, что возьмут в восточной части Земли - а вы в это время будете укреплять Россию, Европу, пытаться наладить производство оружия на вашей территории. И лучше всего - под землёй. На Алусии есть народ разумных многоножек - керкаров. Они живут в подземельях, уже тысячи, или сотни тысяч лет. И зелёные ничего не могут с ними сделать - по одной простой причине - для того, чтобы до тех добраться, надо уничтожить саму планету. А жить на планете, превращённой в оплавленный камень не очень-то приятно. Потому, если захватчики здесь укрепятся - они не захотят уничтожать Землю. А вы будете им мешать, нападать на них. Уничтожать технику, снаряжение, и в конце концов они сами предложат вам соглашение. И вот тогда вам придётся туго - моральные принципы уйдут далеко-далеко, туда, откуда...в общем - забыть надо будет о моральных принципах и сосредоточиться на выживании расы.
  - Страшную картину вы нарисовали, Наташа...безнадёжную.
  - Да. А вы бы хотели, чтобы рассказала вам сказку - жили они счастливо, и умерли в один час? Впрочем - такая сказка тоже имеет место быть - горько усмехнулась Наташа и незаметно вздохнув, простонала про себя: 'Где ты, где ты, Слава! Как нам тебя не хватает!
  
  Слава вздохнул, огладил жаберные щели и ободряюще подмигнул Лере, выглядевшей как царевна-лягушка. Только не в царёвненом, а в лягушачьем обличии - лапы с перепонками, ноги, похожие на ласты, большие глаза, закрытые прозрачно плёнкой. Уши закрыты кожистыми клапанами, нос тоже. Жуткое зрелище, но даже в этом виде Лера оставалась привлекательной. Как может быть привлекательным головастик размером с человека.
   Слава сообщил Лере о своём впечатлении, та расхохоталась и треснула его ладонью по чугунно-твёрдому заду. Слава притворно заохал и потёр ушибленное место - впрочем, не совсем притворно - ручка у жены была ох, какая крепкая.
  - Гена, аккуратнее, без вывертов и большой скорости, хорошо?
  - Хорошо, Слава! - послушно согласился монстр, и моргнул огромным, метровым глазом - я буду следить, чтобы вы не оторвались.
  - Следи - кивнул Слава и уселся на спине великана, использовав в виде кресла гребневидный нарост на его спине. Между этими наростами можно было легко сидеть, держась за один из них, как за спинку стула.
  - Поехали! Лер - ты устроилась? Ага. Давай, аккуратнее, не потеряйся. Гена, вперёд!
  Монстр медленно отделился от причальной стенки, под взглядами толпы аборигенов, почтительно наблюдавших за действиями пришельцев. Отход монстра напоминал отправление океанского лайнера, только без шума двигателей и грохота оркестра, провожающего в путь отважных исследователей пучин.
  Отплыв на расстояние метров ста от острова, монстр мощно ударил огромным хвостом, высунулся из воды, сделав что-то вроде 'свечки', и перегнувшись, как гигантский кит, нырнул под воду вниз головой, сразу уйдя на десять метров под поверхность озера.
  Слава непроизвольно затаил дыхание, зная, что это глупо, и держал в себе воздух, пока это не стало невозможным. Затем сделал вдох.
  Вода больно ударила в лёгкие, заполнив их до основания и распространив по груди ледяной холод. Тут же включились в работу жабры, питая кровь свежим кислородом, растворённым в воде. Сразу стало легко, сознание очистилось, и Слава стал с интересом смотреть вокруг.
  А смотреть было на что - стена острова уходила глубоко вниз, теряясь в тёмной дали. Вода совершенно прозрачна, и было видно, как ходят блестящие стаи каких-то рыбок, или рачков - маленьких, но стаи были такими плотными и огромными, что оставляли ощущение единого организма.
  Гена уходил всё ниже и ниже, и вода уже ощутимо давила на грудь Славы, выдавливая последние остатки воздуха. Кристально чистая вода позволяла видеть происходящее метров до ста, потом стало совершенно темно.
   Слава поправил на голове водонепроницаемый фонарь, найденный в селении хартов, и нажал кнопку включения. Белый яркий луч разрезал темноту, но за несколько десятков метров растворился, как будто съеденный жадной тьмой.
   Ниже, ниже, ниже...кожаные клапана на ушных раковинах плотно прижались к черепам, не позволяя воде проникнуть внутрь, нос тоже захлопнулся, не пропуская воду в тело. Стена острова тянулась и тянулась, высоченная, как небоскрёб.
  Слава прикинул в голове - это получалось, что посреди абсолютно круглого озера торчала многосотметровая круглая штука, которую они сейчас именуют островом, а на ней - высоченная башня. Что за сооружение? Зачем оно?
  Вот и дно. Покрытое слоем ила, напоминавшего тёмное толстое одеяло.
  - Вот тут! - передал Гена - тут, в стене! Надо подплыть, нажать головой на вон то круглое пятно, дверь и откроется. Вернее - раньше открывалась, теперь не хочет.
  - Раньше - это когда? - вкрадчиво спросил Слава
  - Не знаю... - неуверенно ответил монстр - давно. Очень давно...
  Слава отделился от спину монстра и медленно двигая ногами, поплыл к стене. Действительно - тут виднелось красное круглое пятно, диаметром около метра, что-то вроде огромной красной кнопки, нарисованной на стене. Человек потрогал её руками, попробовал толкнуть - ничего не произошло. Постучал - как в скалу. Никакого эффекта. Попросил:
  - Гена, попробуй ты открыть. Может она только тебе подчиняется?
  Монстр подплыл к 'кнопке' и попытался с разгону ткнуть в неё носом - без толку. Ещё, ещё попытка, многотонная масса била в кнопку, но та оставалась неподвижной, как будто вросла в скалу.
  - Всё, остановись! - скомандовал Слава - жди тут, не уплывай никуда.
  Гена повис над дном, как космический корабль в межзвёздном пространстве, а Слава медленно опустился на дно, увязнув в мягком иле буквально по шею. Поморщился, двинул ластами и поднявшись выше, предложил:
  - Лер, мне надо выйти из тела, а я боюсь упасть в эту жижу - он показал на облако грязи, медленно расходящееся от того места, где он плюхнулся в ил - может подержишь меня, пока я там болтаюсь?
  - Да чего придумывать - вон, Гена висит. Забирайся на него, и лежи. Я рядом постерегу.
  Слава подобрался к монстру, пошевеливающему своими ножищами, забрался ему на спину, лёг, удобно расположившись на твёрдой, гладкой поверхности, и закрыл глаза. Лера уселась рядом, держа его за руку, Слава со спокойной душой вышел из тела информационным облачком.
  Осмотревшись по сторонам, первое, что он заметил - невероятно мощное псионическое свечение, исходящее от Гены. Там, где был голова чудовища, просто-таки светился костёр, нет - прожектор псионического света! Слава в который раз подивился мощи монстра, и приблизившись к его голове, опустился на неё облаком искр.
  Мозг Гены впечатлял. Он был огромным, просто гигантским, и как поток лавы светился красным светом, пульсируя и вспыхивая, будто кто-то подавал сигналы изнутри. Слава досадливо подумал о том - почему он раньше не попробовал войти в мозг Гены? Проверить его воспоминания? Опуститься внутрь его памяти? Он дня три лазил по острову, общался с хартами, а вот главную фигуру-то и не заметил!
   Для него Гена был каким-то диким, экзотическим монстром, полукрокодилом, полуспрутом. И вот - открытие потрясало - мозг Гены был такой мощи, что не снилось самым сильным и умелым псионикам! Хммм...тогда почему же монстр рассуждал, думал на уровне трёхлетнего ребёнка? Это при таком-то мозге? Почему? Ну как почему - описаны же в литературе 'гениальные' идиоты - они могут перемножать в уме многозначные числа, но при этом едва могут обслужить себя самого. Такие вот они, эти 'гениальные' идиоты. Славу всё время не оставляло ощущение неправильности происходящего - существо с мощнейшим мозгом и на таком уровне развития? Как это понять? И наконец-то, он решил - понять. Правда для этого потребовалось забраться на глубину пятисот метров. А может и больше.
  Опустившись на поверхность мозга Гены, Слава поразился - она была огромной, гигантской, с множеством извилин, причудливо извивающихся и покрывающих мозг узором, напоминающим сюрреалистические картины. Мозг горел огнём, казалось, что он поджаривает пятки виртуальному Славе, который шагал, попирая вместилище разума монстра.
  Подойдя к центральной части мозга, Слава заметил посыл подчинения, который он вонзил в сознание Гены. Длинный гарпун пронзал доли мозга, связывая их вместе и уходил глубоко внутрь коры. Само собой - это было образ посыла, мозг Славы выстраивал себе те образы, которые более подходили к случаю, и вот этот посыл он видел как гарпун, воткнутый в кору головного мозга.
  Гарпун торчал в мозге наполовину, и Слава даже немного обеспокоился - он подошёл к рукояти, и вдавил гарпун ещё глубже вовнутрь, пока рукоять-посыл не вошла до самого основания. Слава подумал несколько секунд, потом создал ещё два таких гарпуна и пройдя по поверхности мозга загнал их в разных местах - для крепости. Если Гена выйдет из под контроля - им с Лерой не жить. Он точно не простит им подчинённости. Для него они будут лакомой и сладкой добычей, как харты, к примеру.
  Закрепив подчинение, Слава стал опускаться в глубины разума таинственного монстра. И то, что он увидел, бросило его в шок. Он просто не знал, что с этим делать.
  А ещё - он увидел, что монстр болен. Очень болен. Причина того, что он находился сейчас на уровне трёхлетнего ребёнка - опухоль в мозгу, развивающаяся всё больше и больше, занимающая уже не менее четверти пространства черепной коробки. Её чёрные щупальца пронзили всю толщу мозга, и напоминали огромных змей, высасывающих жизненную силу из этого существа.
  Зависнув в мозгу монстра, Слава застыл на месте, лихорадочно размышляя - что делать? Если сейчас он попробует избавить существо от болезни, не погибнет ли тот, лишившись части мозга? Ведь опухоль внедрилась в мозг крепко, как пиявка. Но если монстра не избавить от этой штуки, он умрёт. Или не умрёт? Опухоль висит на нём уже тысячи, сотни тысяч лет, и он пока жив, хотя и деградировал. Вначале опухоль была с горошину, а теперь её вес был в десятки килограммов, если не в сотни. Через какое время она заполонит всё, вытеснив мозг владельца? И вообще - как он, Гена, вообще может жить с такой штукой внутри себя? Откуда эта штука взялась? Впрочем - ответ таился в прошлом монстра - зараза. Зараза, занесённая с кораблём и попавшая в воду. Какое-то вещество, яд, или радиация, изменили мозг Гены до неузнаваемости, впрочем - как и тело. Последний из Предтеч...вот какие они были! Почему мы всегда думаем, что существа, основавшие цивилизации, заполонившие весь космос выглядели как люди? Разве не было примеров, что можно быть разумным, и совсем не походить на человека? Люди всегда были о себе самого высокого мнения, и считали, что они высшие существа, и только так могут выглядеть разумные. Оказалось - нет. И ещё как - нет!
  Изначально Гена не был таким огромным, таким страшным, ужасным монстром. Размером с аллигатора, обладающий могучими псионическими способностями - телекинезом, и всем, что сопутствует псионике, этот инопланетянин совсем не был безумным монстром, а эта планета была не совсем планета, и даже совсем не планета.
  Слава выскочил из мозга Гены, как ошпаренный, влетел в своё тело, укрепился, и с облегчением почувствовал холод озёрной воды.
  Он открыл глаза, и передал жене:
  - Лера, ты не поверишь! Ты просто не поверишь! Дураки мы с тобой, ей-ей...
  
  - Наташа, уходим! Уходим!
  - Сейчас я ещё парочку ублюдков срежу, и тогда уйду!
  - Наташа - к нам три тяжёлых крейсера идут! Быстро, улепётываем! Загубишь 'Соргам'
  - Не загублю...ннна! Ннна, суки! Получите! На чужой каравай рот не разевай, ублюдки зелёные!
  В космосе полыхнули четыре огненных шара, расширяющихся, как вселенная, рождённая из первоатома. До того - это были четыре средних крейсера, класса 'Соргама', но оказавшиеся гораздо слабее его по мощи.
  Армада захватчиков медленно кралась в Солнечной системе, опасаясь столкнуться друг с другом, и наткнуться на астероид. Они вычищали перед собой всё пространство, выжигая метеоры, астероиды, мелкие планетоиды, освобождая путь своим дредноутам.
  В центре шли транспортники - огромные, похожие на раздутых гусениц, сожравших весь урожай капусты. Вокруг них кишели мелкие крейсера и истребители, а по краям важно шествовали семь тяжёлых крейсеров класса 'Хеонг'.
  Они отличались от него только серебристо-синеватым цветом, а так - были полностью похожи на своего одноклассника - половинки толстого диска, похожие на разрезанную пополам Луну.
  'Соргам' был замечен агрессорами уже на границе Солнечной системы, когда в ожидании армады, висел в тени астероида. Не помогли и защитные поля - приборы тяжёлых крейсеров засекли корабль, как дважды два. Но это и следовало ожидать - враг был совсем не глупее, чем земляне и их помощники. И обладал достаточным средствами, чтобы установить на корабли любое оборудование.
  Тут же в погоню за 'Соргамом', силуэт которого, само собой, был известен вражеским капитанам, кинулась свора шакалов - один тяжёлый крейсер, четыре средних, и десяток лёгких крейсеров- истребителей. 'Соргам' сорвался с места, и окутавшись голубоватым сиянием планетарных двигателей стал уходить, но...двигаясь чуть медленнее, чем преследователи.
  Крейсер землян выпустил несколько ракет с антиматерией, как бы надеясь отогнать стаю, но космические торпеды благополучно разбились о защитные поля вражеских крейсеров, никоим образом не замедлив их ни на секунду.
  'Соргам' постоянно маневрировал, укрываясь за астероидами, меняя траекторию полёта, и получалось так, что тяжёлый крейсер, масса которого была гораздо больше 'Соргама', не успевал довернуть корпус, а значит не мог стрелять из тяжёлых мегабластеров. Средние и лёгкие крейсера на таком расстоянии не могли рассчитывать поразить древний крейсер наверняка. Они, конечно, палили, высылали тучу ракет, легко перехватываемых полями крейсера, но это было так...как птички нагадили. Даже меньше - ни один луч не коснулся обшивки 'Соргама'.
  Но - расстояние всё сокращалось и сокращалось, капитан тяжёлого крейсера преследователей уже торжествовал победу, выйдя на расстояние максимального поражения корабельными орудиями - одно неловкое движение, один неловкий поворот, и два громадных супербластера вспорют 'Соргам', как банку консервов - так думал чужой капитан. Он не знал, что управлял 'Соргамом' старый вояка, фронтовой лётчик, ас, который однажды вышел победителем из боя с трёмя мессершмидтами, сбив всех и не получив не одной пробоины! Семён не мог совершить ошибки. И не допустил её.
   Ювелирно точными движениями уходил из-под удара, пока не вышел на заданный рубеж. И тогда - рванулся в сторону, изображая испуг, тяжёлый крейсер преследователей повернулся за ним...и тут из-за огромного астероида выплыл 'Хеонг', полностью готовый к бою, с открытыми портами супербластеров.
  Слепящие потоки энергии из двух зеркальных выемок ударили в правый бок вражеского крейсера и сломили его защиту так, как если бы здоровенный молотобоец ударил шестнадцатикилограммовым молотом в дощатый забор, подгнивший от времени. Полетели обломки, куски обшивки, потом вспышка!
  И крейсер перестал существовать, разлетевшись на три неровных куска, продолживших свой путь в пространстве. Теперь на вечные времена.
  Сильмара, глядя на произведённый эффект, довольно улыбнулась - не зря они потратились на дополнительное усиление мегабластеров! Последнее изобретение - дополнительная накачка энергией, увеличившая силу бластера в полтора раза. Ну да - срок службы уменьшился. На пятьдесят лет. Теперь они прослужат не сто лет. Да наплевать! Новые купим, коли живы будем! Зато - поля защиты проломили так, как будто их не было! Увы - накачивать теперь не менее получаса, так что это оружие одного удара. Нет - стрелять можно, но только на прежнем уровне. По крайней мере эту толпу можно разогнать просто на-раз!
  И 'Хеонг' бросился в атаку, вычищая пространство от улепётывающих вражеских крейсеров. Они выжимали из своих двигателей всё, что можно, но разве можно уйти от луча света?
  Мегабластеры били точно, экономно, выпуская по три мега-импульса в секунду, и десяток крейсеров испарились в облаке плазмы всего секунды за две, не успев даже включить маршевых двигателей, чтобы попробовать с риском для жизни прорваться на свободу.
  'Соргам' в это время совершил резких разворот и обрушился на четыре средних крейсера, поливающих его смертоносными лучами.
  Усиленная защита 'Соргама' трещала, но держала удар, бластеры этих крейсеров не шли ни в какое сравнение с мегабластерами 'Хеонга', а защита 'Соргама' могла бы выдержать даже пару ударов этого звёздного монстра, усиленного в своё время покойным Браном, сыном-клоном советника Борана.
  'Соргам' выпустил тучу ракет с антиматерией - сразу штук тридцать, они врезались в защиту крейсеров и отняли какой-то процент защиты у врагов. Следом ударили лучи мегабластеров.
  Эффект был почти таким же, как от удара тяжёлого крейсера - бластеры 'Соргама' если и уступали по мощи орудиям 'Хеонга', то ненамного.
  Крейсера вспыхивали один за другим, как если бы мальчишка подносил факел к кострам, обильно политым бензином, и неуправляемые ядерные факелы понеслись в сторону армады вражеских кораблей, испуганно разошедшихся в сторону, чтобы пропустить горящие трупы.
  Три тяжёлых крейсера сходу нанесли удар по 'Соргаму' - защита заискрила, на ней заплясали голубые вспышки шаровых молний, но усиленная защита выдержала, позволив 'Соргаму' уйти за астероид, откуда через секунду он высунулся, чтобы разнести корму одного из преследователей. Тот окутался облаком вылетевшей замёрзшей воды и в его двигательном отсеке начался пожар, похожий на извержение вулкана.
   Несколько ракет с антиматерией полетели в разверстую рану, и взорвались, выбросив ярчайшую вспышку света.
  Этот крейсер, если ещё и был жив, то воевать точно уже не мог. Зато два остальных врезали по 'Соргаму так, что проломили силовую защиту, и только зеркальная броня, не так давно надетая на корабль, спасла его от уничтожения, позволив снова сбежать за астероид.
  'Хеонг' в это время вёл дуэль с трёмя другими тяжёлыми крейсерами, плюс остальная армада, подкусывающая его из под прикрытия своих дредноутов. Крейсер землян был окутан плазменным облаком - бластеры врага били в него беспрерывно, пытаясь накачать силовое поле так, чтобы генераторы 'Хеонга' не могли справиться с потоком разрушительной энергии.
   Генераторы визжали, выли, как взбесившиеся волки, корабль трясло, но поле держалось. Вначале вражеские крейсера маневрировали, помня об участи своего предшественника, но потом, видя, что мегаударов больше нет, решили, что это была какая-то разовая акция, скорее всего у погибшего крейсера было что-то не в порядке с защитой, потому он так легко и превратился в мёртвый кусок металла.
  Сильмара кусала губы и смотрела на часы - полчаса - это очень, очень много для скоротечных космических сражений. Накопители были заполнены только на сорок процентов, когда она приказала Олегу ударить тем, что есть, в расчёте, что когда они разобьют крейсер, остальные кинутся врассыпную, и позволят добраться до транспортников со звёздной пехотой. Ведь главной целью были совсем не крейсера - а вот эти тяжёлые, раздувшиеся от своего многотысячного содержимого гусеницы, несущие смерть голубой планете.
  'Хеонг' ринулся на центральный крейсер, не обращая внимания на скрестившиеся на нём лучи бластеров. Усиленная защита пока держала, и позволяла выйти на расстоянии наиболее эффективного выстрела.
  Трудно удержаться, когда корабль трясёт от ударов, а генератор визжит, выдавая весь ресурс, что у него есть. Олег в кресле покрылся потом, лицо сверкает, всё в блестящих каплях 'росы', а по груди, не прикрытой комбинезоном, стекают ручейки пота. Он весь в движении, весь в бою. Глаза его закрыты, как будто бы спит, но мозг пилота обсчитывает ситуацию и выбирает наиболее эффективное решение задачи. А задача сейчас одна - прорваться к центральному, флагманскому крейсеру и дать ему прикурить по-полной, чтобы остальные и не думали больше рыпаться. Если земляне сумеют разбить армаду, уничтожить 'Чёрный Корпус', враги не скоро заново соберут флот вторжения. Будет какая-то отсрочка, длительная, возможно именно такая, которая позволит в дальнейшем победить, усилив оборону планеты.
  Защита всё-таки не выдержала, и часть обшивки испарилась, обнажив голый металл второго слоя. Спасибо Борану за верхний слой, отражающую обшивку - она спасла землянам жизнь. Впрочем - на что-то подобное Сильмара и Олег рассчитывали.
  Наконец - расстояние эффективного удара достигнуто. Всплеск белого пламени затмил солнце! Пусть не полную мощность набрали накопители, всего половину, но удара двух бластеров в одну точку хватило, чтобы распилить вражеский корабль напополам. Другие двое испуганно прыснули в стороны, при этом тот крейсер, что справа, зацепил громадную летающую глыбу, пробившую своей массой брешь в его защите, чем 'Хеонг' не преминул воспользоваться - кинжальный луч распорол его сверху донизу, лишив управления. Корабль, беспорядочно кувыркаясь, по инерции полетел куда-то в сторону Солнца.
  Земляне не стали его добивать. 'Хеонг', не обращая внимания на окружающее, не глядя на то, что там происходит с 'Соргамом', понёсся выполнять главную задачу, ради которой всё было и затеяно - транспортники.
  Их было пять штук - они несли 'Чёрный Корпус' и его снаряжение, а также оборудование для колонистов. В каком корабле были десантники, а в каком снаряжение для горных работ - неизвестно. Но это не имело значения - уничтожать надо было все, что есть. Километровые гусеницы, медленно крадущиеся по солнечной системе, должны быть уничтожены.
  Первый транспортник принял удар орудий 'Хеонга' так, будто не тяжёлый крейсер ударил в корабль, а водичка брызнула на ветровое стекло автомобиля - брызги, туман...и всё. Никакого эффекта.
   У транспортников всегда была невероятно мощная защита и большой запас энергии - это их единственная возможность избежать гибели. Их оружием было время - продержаться, пока боевые корабли эскорта расправятся с агрессором. Но корабли эскорта частично погибли, частично сбежали, или увязи с бою с 'Соргамом', не дающим им двинуться на помощь транспортникам. Только лишь они начинают разворачиваться, чтобы последовать на помощь гибнущим соратникам, как в корму им бьёт зловредная Наташка.
  Сбежавший крейсер был где-то вдалеке, и описывал широкую дугу, чтобы вернуться в эскорт. Минут десять он был не опасен - так далеко сумел уйти в своём желании пожить подольше.
  Транспортник выдержал ещё пять ударов, пока не начал разваливаться на части. Удары бластеров прорубили в нём огромные расщелины, в которые свободно мог вплыть средний крейсер. Если там были люди, то они могли и выжить, одев скафандры. Каждый из десантников обязательно был одет в защитную непроницаемую броню, потому Сильмара не ограничилась тем, что раздолбала транспортник на части - она запустила в его прорехи кучу ракет с антиматерией, и только когда корабль охватила ядерное пламя перешла к следующей жертве.
  Второй корабль сопротивлялся дольше, и даже пытался огрызаться ударами ракет и бластеров, но закончил тем же самым - ядерным адом в котором сгорело всё, даже души людей.
  Сильмара стиснула зубы - она не позволяла себе думать о том, что сейчас в этих громадных металлических сооружениях, как в огромной печи, заживо сгорают десятки тысяч людей. Она повторяла себе: 'Это не люди! Это смерть! Это чума!' - но ничего не получалось. Каждый раз, когда она так говорила, перед глазами вставало лицо подруги Азуры, сержанта Чёрного корпуса, сослуживцев, некоторые из которых, возможно, ещё служили в рядах десантников, всех, кого она знала и видела, за время службы в Корпусе. У неё был выбор - или её нынешние друзья, или те, с кем она делила хлеб тогда, кому перевязывала раны и с кем дружила долгие годы. Она сделала свой выбор. Но ей было горько и противно.
  - Давай, Силя! - с экрана радостно закричала Наташка - мы держимся, долби их! Наша победа! Мы победим, и враг бежит, бежит, бежит!
  Вдруг лицо девушки нахмурилось, и она посмотрела куда-то за спину, затем тревожно спросила:
  - Это что такое?! Откуда? Ты не говорила, что они у них есть! Силя, это линкоры!
  Сильмара окаменела - из темноты космоса показались две сияющие точки, которые при увеличении изображения оказались двумя километровыми шарами. Она побледнела, и на это было страшно смотреть - чернокожая женщина стала серой, как придорожная пыль. Всё пропало! К ним двигались два смертносных создания, два самых страшных порождения цивилизации зелёных - боевые линкоры.
  Сильмара с несколько секунд ничего не могла сказать, будто парализованная, потом выдавила:
  - Наташа - уходим! Они каким-то образом добыли линкоры! Это смерть. Жаль, но у нас не получилось.
  - Что значит не получилось?! Бей! Бей их! Пока они подойдут - ты уже раздерёшь этих транспортников как тряпки! Бей!
  - И погублю корабль. И всех, кто в нём есть. Уходим! Наташа - уходи. Пока мы живы - надеемся. А шансов победить линкоры у нас нет. Они мощнее нас в десятки раз. Всё, пошли. Олег - выводи корабль из системы. Уходим на Алусию. Если сможем...
  
  - Пятый, занять позицию! Полевые бластеры развернули? Коновалов - я тебе лично морду набью, если через пять минут вы не будете готовы к стрельбе! Какого чёрта вы телитесь....мать! Я вам что сказал .... мать! Дол....ы! Быстро!
  Полковник с усталым, как будто покрытым пеплом лицом, бросил тангетку рации и откинулся на спинку кресла. Он не высыпался уже неделю. Хроническое недосыпание превратило его в подобие зомби - вроде и держишься на ногах, ходишь, думаешь, но... Он всегда вспоминал где-то прочитанное стихотворение: 'Как трудно мертвецу среди живых, живым и страстным притворяться!' Полковник всегда вспоминал эти строки, когда приходилось вот так, без сна и отдыха заниматься своей работой. А работа у него была одна - убить врага и остаться в живых. А ещё - попробовать сохранить этих пацанов, которые сейчас матерят своего командира почём зря, но понимают, что от того, развернут ли они батарею полевых бластеров зависит их жизнь.
  А ещё - жизнь целого города, который уютно раскинулся в низине возле широкой русской реки. Радиолокационные станции передали - в космосе, примерно над городом, висит здоровенная штука километровой длины. Передали они ещё вчера, и все, кто служил в этой части с тревогой всматривались в небо, пытаясь увидеть захватчиков, которые ступят на землю, чтобы отнять у землян всё, что у них имелось - землю, свободу и саму жизнь. В это десантной дивизии более половины бойцов были обстрелянными ветеранами, прошедшими первую войну с китайцами, поддержанными инопланетянами, так что они не строили иллюзий - победу придётся вырывать с кровью, и большой кровью.
  Почему инопланетяне наметили одну из высадок здесь, у большого приволжского города? Да кто знает. Возможно просто поставили точку на виртуальной карте - вот здесь - и всё. И судьба полутора миллионов человек решена. Возможно, когда-нибудь станет известно - почему они решили высадиться тут. Были догадки по этому поводу...и не зря тут скопились бойцы российской армии. Полковник был уверен, что те высадятся именно здесь. Но сейчас - какая разница, почему они тут высаживаются? Главное - закопаться поглубже, развернуть батарею бластеров и встретить орду захватчиков так, как встречали их наши деды, прадеды, удобрившие собой чернозём Родины. Ну а если придётся умереть - умрём, но эти твари дорого заплатят за нашу смерть. Так было всегда и будет всегда.
  - Второй! Мы готовы!
  - Хорошо. Не ждите команды - при появлении неопознанного объекта - огонь! В воздухе наших нет.
  - Понял, второй. Сделаем! Мы их всех сделаем!
  Полковник отложил тангетку и усмехнулся - эти - сделают. Он был уверен в своих подчинённых. Одна из лучших армейских частей, отборные, тренированные парни. Их успели полностью экипировать - броня, укрывающая от осколков, пуль, лучей лазеров, лучемёты, полевая артиллерия. Плюс всё то, чем когда-то они били китайцев, одетых в такую же броню - тяжёлые пулемёты, снайперские винтовки, а самое главное - гранатомёты. Броня не выносила прямого удара противотанковой гранаты, так что - мало этим зелёным педерастам не покажется!
  - Время ноль. На исходные позиции - раздался голос из другой рации, настроенной на волну командования округом. Полковник вздохнул, взял тангетку и передал:
  - Это второй. Ребята, началось. Удачи вам всем!
  - И вам удачи, второй! - раздался бодрый голос из рации, и полковник кивнул головой, подумав о том, что она, эта удача, очень им пригодиться. А ещё о том, что эти твари, похоже, будут захватывать атомную станцию - вот почему они высаживаются здесь. Но не у самой станции, чтобы не повредить её случайными выстрелами, а подальше. Что сейчас какие-то сто километров? Ерунда.
  Полковник взял со стола лучемёт, уже привычными движениями проверил заряд батарей, сунул в разгрузку несколько штук запасных, прицепил к ремню портативную рацию. Пошёл к выходу - вернулся - забыл армейскую кепку. Поморщился - плохая примета - возвращаться. Но не выходить же к подчинённым с непокрытой головой?
  Двое дежурных радистов с наушниками на голове внимательно вслушивались в эфир, и когда он встал, поднялись следом. Полковник махнул им рукой - сидите! - и вышел, вдохнув утренний, напоенный ароматами трав воздух.
  Командный пункт находился в нескольких километрах от реки, на опушке небольшой берёзой рощи, шелестящей на ветерке яркими зелеными листами.
  Картина идиллическая, достойная пера художника - подумалось полковнику - хотелось бы любоваться ей подольше. Лет эдак пятьдесят. И умереть в окружении внуков и правнуков. Но - это как карта ляжет. А ложится она не очень хорошо - полковник посмотрел на горку в полукилометре от него, прикрывая глаза от яркого солнца - там находилась одна из батарей полевых бластеров. Потом повернулся правее, в сторону Реки - ничего не видно. Хорошо закопались. Бетонные перекрытия уберегут от первых ударов а потом позицию придётся менять. Артиллеристы понесут самый большой урон - это знали все. Потому им сразу было предложено попрощаться с родными, написать посмертные письма. Никто из бойцов не отказался обслуживать артиллерийские установки, хотя и знали, что их шансы выжить склоняются к нолю.
  Полковник думал над этим - почему? Ну он-то старый служака, он не мог бы, а они, молодые пацаны - почему? Потом пришёл к выводу, что тут совокупность факторов - боязнь наказания, боязнь того, что их будут презирать окружающие, но главное, похоже - со всей своей самоуверенностью молодости они не верили, что погибнут. Ну кто в восемнадцать-двадцать лет задумывается о смерти?
  Мысли полковника прервал тонкий свист, и в небе появились три маленьких тёмных объекта. Он знал, что так свистят двигатели флайеров, когда те пробиваются через атмосферу, и на них не включены звукогасители. Флайеры, вначале, показались ему небольшими, по типу тех, которые участвовали в первой межзвёздной войне, как её окрестили журналисты. Но чем ближе они становились, тем больше виднее становилось - они огромны, и сравнимы с звёздными кораблями по размеру. Похоже - это были десантные боты, перевозящие людей и технику. Возле них вертелась куча маленьких двух-одноместных флайеров-истребителей, прикрывающих своих больших коллег. Они не были заметны на фоне ботов, но когда те приблизились, стала видна и стая этой 'мошкары' вертящаяся, как комары, при виде источника свежей крови.
  С земли протянулись цепочки, состоящие из фиолетовых сгустков плазмы, скрестившиеся на громадных кораблях, но они тут же разбились о защитное поле, заискрившее, как высоковольтная линия после попадания в неё грозовой молнии.
   'Мошкара' тут же бросила дредноуты, и тучей полетела туда, откуда летели смертоносные лучи. Теперь обмен смертью шёл и снизу вверх, и сверху вниз. Время от времени один из флайеров вспыхивал, летел к земле, как бабочка с обожжёнными крыльями, но и земля получила своё - всё вокруг горело.
   Лес, до того красивый и картинный, превратился в обугленную, чадащую помойку - стволы берёз рассечены очередями плазмомётов, ракеты, промахнувшиеся по артиллерийским установкам оставили в нём огромные воронки, а сбитые флайеры пропахали целые просеки, покрывая всё вокруг удушливым, чадным дымом.
  Наконец, наземные батареи перестали стрелять - полковник с горечью подумал - сколько же там ребят осталось в живых? Мало, очень мало. 'Мошкара' покружилась, и вернулась к основным кораблям, медленно заходящим на посадку в поле подсолнухов, жадно тянущихся к солнцу яркими жёлтыми головками.
  - Жаль урожай - буркнул под нос полковник, и приподнял голову над землёй, наблюдая, как ракеты ПВО России пытаются пробить защиту ботов. Сыпались осколки, и полковник, матерясь, заполз под укрытие из брёвен, свалившись в капонир танка, укрытого маскировочной сетью. Он постучал по броне, и из люка высунулся лейтенант, который, завидев полковник, приложил руку к шлему:
  - Товарищ полковник - мы готовы!
  - Ты не забывай - выстрел - и прячешься! Иначе сразу спалят.
  - Да они и так спалят - криво усмехнулся лейтенант.
  - Разговорчики! Пока спалят - мы их хорошенько потреплем! Давай, на место. Следи за командой.
  Полковник высунулся наверх и увидел, как дредноуты приземлились, глубоко вдавив свои туши в мягкий полевой чернозём. Огромные пандусы медленно и величаво стали открываться, обнажая внутренности, до отказа заполненные бойцами армии вторжения, отсюда казавшиеся чёрными, отблёскивающими на солнце муравьями. Они тут же чёрной волной ринулись наружу, как огненные муравьи, сжирающие всё живое на своём пути.
  Земляне открыли ураганный огонь и несколько секунд ничего не было видно из-за слепящих лучей...а также от всполохов разрядов, играющих на защитном поле. А оно прикрыло высадившихся десантников, сдвинувшись от корпуса корабля метров на двести. Полковник чертыхнулся - теперь у врага будет время, чтобы перегруппироваться и задействовать наземную технику. Увы, момент выхода, самый опасный для десантников корабля, не был использован землянами в полной мере. Теперь будет труднее.
  Наконец, десант принял какой-то боевой порядок, вперёд выдвинулись несколько сотен устройств, похожих на огромных насекомых - похоже, что это были боевые роботы, и вся орда застыла в ожидании.
  Полковник оглянулся, и сквозь дым пожарища увидел город на берегу Реки, длинный мост, по которому нескончаемым потоком шли машины, спасающие своих владельцев от неминуемой гибели или плена. Потом прикинул - успели ли жена с дочками выехать из города - он надеялся, что да. Затем приложил к плечу лучемёт и выбросил все сторонние мысли.
   Теперь всё зависело от того, правильную ли тактику выбрали земляне, и насколько умело они умеют обращаться с оружием. Пока всё шло так, как было запланировано - место приземления десанта вычислено, сюда стянуты достаточные армейские силы, подготовлены позиции - первый бой покажет, на что способны земляне, и что могут пришельцы.
  Полковник усмехнулся - он с генералом Кировым с пеной у рта доказывал, что вторжение будет осуществлено именно здесь - на это указывали множество факторов, начиная от висящего над этом местом громадного звездолёта, до расположения этого место на карте - здесь рядом была атомная станция, а главное - расположение плацдарма, в самом центре Росии, откуда можно в кратчайшие сроки добраться до любой точки страны. Здесь будет основная база пришельцев, отсюда они будут управлять Землёй. По крайней мере они так думают.
  Здесь были срочно подготовлены множество огневых точек, капониров, сделаны укрытия и траншеи. Работа шла днём и ночь, и закончилась за неделю до вторжения.
  Бойцы, участвующие в отражении атаки пришельцев были хорошо подготовлены - инопланетные инструкторы, нанятые Сильмарой, работали не за страх, а на совесть, готовя из обычных парней бойцов, способных противостоять вышколенным десантникам Чёрного Корпуса. Увы - за такое короткое время, конечно, подготовить бойцов в должной мере было нельзя. Но! - у землян было одно преимущество, которого не было у вторженцев: землян было много, очень много, и они бились за свою землю, за свою жизнь. А даже зверь дерётся за своё логово гораздо ожесточённее, чем обычно, особенно, если ему больше некуда деваться и он загнан в угол.
  Наконец, защитное поле исчезло, и толпа насекомоподобных механических тварей рванулась вперёд. Их было много, сотни две точно. Роботы стреляли экономными, точными выстрелами, и каждый их выстрел находил свою цель. Полковник с болью в сердце смотрел, как умирают его люди.
  Но и роботы несли потери - они не выдерживали прямого удара тяжёлого танкового снаряда, разлетаясь в клочья, как если бы мальчишка врезал дрыном по спелой дыне. Летели куски металла, шевелящиеся конечности, взрывались элементы питания - через пять минут после начала атаки роботов осталось штук двадцать, но и они скоро были уничтожены точным снайперским огнём батарей, танков и лучемётов.
  Танки тоже горели. Их сожгли больше половины, кроме тех, что были укрыты под тяжёлыми бетонными перекрытиями. Флайеры летали, как слепни, и жалили туда, где находилась боевая техника землян, откуда летели снаряды и очереди плазмоидов.
  В воздухе не было никого кроме вражеских флайеров - командование решило не выпускать истребители, пока не переоборудовали их под современные реалии - на них срочно устанавливали генераторы защитного поля и бластеры. Хотя делалось всё возможное, чтобы поскорее выпустить модернизированные истребители в бой, но дело это сложное, потому - к началу вторжения сделать это не успели.
  Полковник с интересом отметил, что десантники за защитным полем замешкались - забегали их командиры, отдавая какие-то приказы, и потом случилось неожиданное - десант вдруг стал быстро забегать внутрь транспортника, пандус закрылся и звездолёт стал подниматься вверх.
   Земляне закричали, зашумели - победа, победа! Но полковник с тяжёлым сердцем смотрел за уходящими звездолётами. Он знал - теперь они сменят тактику. На их месте он бы отказался от крупномасштабного вторжения в одном месте и начал бы просачиваться сквозь оборону землян мелкими группами. Так всё и будет. Это была проба сил. Теперь они будут осторожнее.
  Полковник вылез из укрытия и пошёл на командный пункт - пора было узнать, каковы потери в его подразделении. Сердце его ныло от нехорошего предчувствия. Он смотрел на выжженную землю, чадящие остовы танков и думал о том, что человек никогда не ценит то что имеет, пока не потеряет.

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"