Щепетнов Евгений Владимирович: другие произведения.

"Слава.Звёздный Посланник" глава 7

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 9.00*4  Ваша оценка:

  Глава 7
  - Вот такой у нас расклад. Фактически наш бизнес умер - Слава откинулся в кресле и отхлебнул пива из высокого стакана.
   Он никак не мог приспособиться к разным пузырящимся и хихикающим напиткам ядовитых цветов радуги, что были в ходу на Алусии. А вот девушки с удовольствием пробовали всё то, что приготовила цивилизация зелёных. Надо отдать зелёным должное - они были очень изощрены в приготовлении всяческих наркотических и полунаркотических напитков, вызывающих чувство эйфории, сексуальное возбуждение или картинки, которые трудно было даже представить - трёхмерные, яркие, вызывающие полное ощущение реальности.
   Слава как-то попробовал напитка, сделанного из гершанки, которой сам же и торговал, так потом не мог оторваться от Леры несколько часов - сексуальное возбуждение превзошло все мыслимые пределы. Иногда он начинал думать, что если зелёным не давать этот афродизиак, они вообще перестанут размножаться. И подобных штук в том мире было изобретено невероятное количество.
  В рубке собрались все, кто был в его небольшой команде - Лера, Наташа, Сильмара, Семён и Пётр - эти - в виде голографических фигуры и тела, сделанного системой обеспечения. Не хватало только Олега, оставшегося на вахте вокруг Земли, вместе с отрядом керкаров.
  Сильмара в очередной раз выслушала рассказ Славы, и спокойно сказала:
  - Итак - если я правильно понимаю - мы должны убить Борана, но мы не должны убивать Борана. Две взаимоисключающие себя вещи. То есть - убить его явно мы не можем - на нас обрушится Совет всей своей мощью. Но и не убивать его мы не можем - потому что он угрожает нам, Земле, нашему бизнесу.
  - Всё верно поняла - кивнул головой Слава и постучал пальцами руки по голой коленке Леры, сидящей рядом и обнявшей его за талию - мы должны убрать Борана - вариантов нет. Давайте взвесим всё на весах: если мы не убираем Борана, то рано или поздно нам всё равно придётся с ним столкнуться. Он будет слать корабли на Землю, с целью её поработить, кстати - скоро он пожелает узнать - куда делся его так называемый сын. Нам предстоит с ним встретиться в любом случае - нападём ли мы сами, или же он сам начнёт боевые действия - первым. Да, на нас обрушится Совет. Но тут есть нюанс - надо, во-первых, сделать так, чтобы совет обрушился на определённое лицо - например - на меня. То есть - вы все должны остаться вне подозрений. Пусть они гоняются за мной лично. То, о чём я договорился с Эндраном, выглядит так: мы убираем Борана, а Эндран сразу же организует дело так, что тридцать процентов от торговли редкоземельными пойдёт в Совет. Он собирается в ближайшее время занять там место Советника, вместо погибшего Хармана, а Боран проталкивает своего сына-клона. То есть - мешает Эндрану. Убирая Борана мы убиваем двух зайцев - проталкиваем в Совет своего человека и уберегаем свой бизнес, и те более свою родину от нападения врагов. Да, Совет сразу встанет на дыбы - убивать Советника нельзя. Это чревато большой местью и наказанием, и первое время - год, да, три - меня будут активно разыскивать, пытаться поймать, убить, наказать за преступление. Но со временем преступление уйдёт в тину, затянется ряской болота повседневных проблем, и обо мне забудут. Всё это время вы будете работать - получать редкоземельные и гершанку, покупать и передавать на Землю и керкарам нужные им товары. В общем - будете олигархами.
  - А сколько получит Эндран лично? - усмехнулась Наташа
  - Пятнадцать процентов от дохода редкоземельными и гершанкой - пожал плечами Слава - а куда деваться? Зато мы получим возможность вести свой бизнес.
  - А кто мешает ему сделать так же, как Борану? Захватить весь бизнес, и послать нас по адресу? - пожала плечами девушка
  - Слава, резонно ведь Наташа говорит - зачем ему мы? Стоит организовать добычу, как Боран, и всё.
  - Хорошо - давайте рассудим. Во-первых особой добычи-то и нет. Я постоянно на связи с Учителем и Великой Матерью Роя. Во время последней вылазки они уничтожили половину землеройных машин врага и сбили два флайера. У наших керкаров погибло несколько десятков воинов, но они остановили работы на карьере полностью. Нет никакой добычи. Боран тупит - надо посмотреть старые хроники - всё это уже было, всё повторяется - за исключением того, что теперь врагам помогают мятежные керкары. Но они ничего не могут сделать - мы успели хорошо вооружить наш Рой. А воинов у них хватает, и Мать производит их снова, постоянно, каждый день. Растут они быстро, и кроме того - в войне участвуют дружественные Рои, признавшие главенство Роя Шиннун. То есть ресурсы солдат у них практически бесконечны. Итак, что происходит: добыча ведётся вяло, мало, опасно. Погибло много зелёных и рабов, используемых на этих работах. Рабов жаль, но что теперь поделать... Уничтоженное оборудование стоит столько же, сколько получилось выгоды с карьерных разработок.
  - Так может подождать, когда тому же Борану надоест, и он бросит это дело? - осторожно осведомился Семён - чего зря подставляться?
  - Ну а Земля как же? Во-первых скоро Боран примется за Землю, тем более что будет желание мстить за захваченного клона. И потом - рынок торговли редкоземельными он всё-таки держит! Мы не сможем торговать полученными с Земли металлами - по крайней мере легально. Всегда будет опасность потерять бизнес. Всегда можно остановить нелегальную торговлю - если правительство захочет. Частенько все препоны ставятся лишь для того, чтобы получать незаконную прибыль от тех, кто будет обходить закон. Как говорил наш юморист - чего охраняешь, того и имеешь. Чем больше запретов - тем больше людей, старающихся их обойти. Это закон. Значит, контролирующие органы будут больше иметь. Итак - всё упирается в Борана. Теперь - давайте-ка рассмотрим варианты - как его убить?
  - Проникнуть в его резиденцию невозможно - вспомни, как мы заходили к Эндрану - все - слуги, гости, секретари и персонал - голые. Ничего скрыть и пронести нельзя. Никакого оружия на теле и внутри тел. Полный тотальный контроль. Движения гостей контролируются специальными службами - это я точно знаю. Кроме того - в отличие от Эндрана Боран не допускает к себе незнакомцев. Впрочем - и Эндран не допускает - поправилась Сильмара - мы ведь были у него в гостях после того, как с ним договорился его подчинённый, его доверенное лицо, человек, который был ранее моим любовником. Мы несколько лет были настолько близки, что он не опасался моих действий, зная меня. Но Боран ещё более предусмотрителен и осторожен. Итак - проникновение в его поместье исключено. С боем мы тоже его не возьмём - так, как ты взял Агарлока - тот всё-таки был классом пониже. Нападение на Советника вызовет такой шум, что туда соберутся половина вооружённых сил Алусии. И всех мы не убьём. Нас просто размажут, несмотря на наши исключительные боевые способности. Попробуй-ка голыми руками справиться с боевым роботом! Борана надо куда-то выманивать, чем-то завлечь. То, что ты хочешь вызвать огонь на себя - дело твоё. Но прежде нужно организовать бизнес, а потом исчезать. Ведь мы сильно зависим от тебя - все финансовые потоки идут через тебя. Как мы будем, к примеру, закупать товары для обмена, когда тебя не будет?
  - Я сделал карточку и документы Наташе - она останется контролировать бизнес. Ты займёшься охраной, обеспечением безопасности, перевозками - всем, чем нужно для дела. Её задачи - контролировать поступление средств, переводить деньги и вместе с тобой решать все вопросы. Вам придётся нанять людей - и для охраны, и для бизнеса. Я переговорю с Колей - нам нужно представительство на Земле, и нужно представительство на Алусии. Снимете или купите офис. Конечно, всё это нудно, но нужно. Наташа - твоя карточка оформлена на меня, но управлять ей ты сможешь. Очень надеюсь на тебя. Впрочем - и на всех вас. Что касается того, как нам выманить Борана и его уничтожить - есть у меня одна мыслишка...в общем, слушайте.
  
  - Вы советник Боран? - Слава стоял перед трёхмерным изображением высокого человека с зелёной кожей и внимательно его рассматривал.
   Человек этот не вызывал никаких отрицательных эмоций - ну человек и человек, только кожа зеленоватая. А так - обычный чиновник, или предприниматель, лет тридцати - все богатые люди этой цивилизации выглядели на тридцать лет - если имеешь деньги, никто не запрещает тебе поддерживать своё тело в том тонусе, как ты хочешь иметь и менять тела по мере изнашивания внутренних органов. Боран был каким-то безликим - ни истеричных криков, как у Хармана, ни некой харизматичности и чёрного юмора, как у Эндрана.
  Боран тоже рассматривал Славу, бесстрастно и молча. Потом без обиняков спросил:
  - Что вы хотите мне предложить? Советник Зарг сообщил мне, что вы желаете что-то продать, то, чего нет ни у кого в этом мире. Так что именно вы предлагаете? У меня мало времени, давайте к делу.
  - Моё имя Вольф - невозмутимо сказал Слава - я хочу предложить вам купить живой корабль.
  Глаза Борана расширились, и он с удивлением воззрился на собеседника:
  - Это что, тот корабль, что висит на орбите Алусии? Вы его хозяин?
  - Да, я его хозяин.
  - Цена?
  - Сто миллиардов.
  - А не слишком ли велики ваши аппетиты? - Боран серьёзно посмотрел в глаза Славе - сто миллиардов такие деньги, что и не все планеты имеют такой денежный запас. С чего это вы решили, что он столько стоит?
  - Этому кораблю миллионы лет. Он будет служить тому, на кого я ему покажу. В нём хранятся сведения о цивилизации Предтеч, об их базах, о хранилищах древних машин и механизмов. Он стоит гораздо больше.
  - А почему вы сами не воспользовались этой информацией? Почему хотите продать за такую...маленькую сумму, когда можете иметь гораздо больше? Триллионы кредитов! Мне это непонятно! - глаза Борана сверлили Славу подозрительно и внимательно, как будто владелец их старался залезть в мозг собеседнику - и вообще - где вы взяли этот корабль?
  - Я не смогу освоить эту информацию - уровень не тот. Узнают конкуренты - отнимут всё. Лучше я буду иметь гарантированную сумму и жить в своё удовольствие, на проценты. Вам легче совладать с врагами, вы влиятельный человек. Кроме того - мне нужны деньги. Вы уничтожили мой бизнес на Алусии - я торговал с керкарами, теперь бизнеса нет. Что касается того, где я взял корабль - вам-то какая разница? Купите - узнаете. Там есть ещё много чего интересного, в том месте, где был этот корабль. Он живой и разумный, на уровне умного животного. Вы ему приказываете - он делает то, что вам нужно. Сам себя восстанавливает, например. Он не боевой корабль, это база для боевых кораблей и десантников. Зачем он мне, когда я человек мирный и не хочу никаких конфликтов. И базы эти древние с их машинами тоже не нужны - ну зачем мне их древние генераторы, боевые роботы и живые флайеры? Вот и возник вопрос - как и кому это продать. Я рассмотрел многие варианты, и кроме как обратиться к вам - другого варианта не нашёл. Мне сказали, что такие деньги легко можете выложить только вы. Впрочем - можно предложить корабль какой-нибудь из воюющих планет, но это хлопотно и можно при продаже попасть в неприятности. Предпочитаю иметь дело с одним человеком, и ещё - таким уважаемым и влиятельным, как вы. Мне кажется, что председатель Совета не может быть негодяем и обмануть меня.
  - А вы откуда родом? - с лёгким интересом спросил Боран.
  - С одной из заштатных планет. Вам её название ни о чём не скажет. Я с детства бредил рассказом о космосе, о древних, затерянных в пространстве и времени цивилизациях, и вот - по случаю купил списанный грузовик и начал путешествовать. В одной старой библиотеке у себя на планете я нашёл упоминание о какой-то заброшенной базе, на сателлите второй планеты нашей системы. И там мне повезло. Я нашёл корабль. Он оказался вполне исправен, и я прилетел продавать его на Алусии. Через случайных знакомых сумел выйти на советника Зарга, и он свёл меня с вами. Это стоило мне приличных денег. Но я надеюсь, не зря.
  - Хммм...да, вы не зря обратились ко мне - скучно сказал советник - я могу вам помочь. Конечно, не сто миллиардов....но миллиардов сорок я бы дал. Если корабль действительно исправен и в нём есть нужна информация. Что касается вашего бизнеса - да, я слышал, что вы налаживали бизнес с керкарами - я уже навёл о вас справки. И дела у вас шли недурно. Только это теперь мой бизнес. Впрочем - если мы заключим сделку, я, возможно, позволю вам торговать с керкарами, но только на моих условиях - весь товар будете продавать через меня.
  'Вот сучонок!' - подумал Слава - 'Что, обломались твои карьеры? Вот хитрозадый гад! Я буду ему доставать металлы, а он будет скупать у меня их по дешёвке! Впрочем - это тоже слова - замануха? Посулы, чтобы согласился на снижение цены? Посмотрим, что дальше скажет. Сейчас он видит перед собой лоха - конкретного, розового, пускающего слюни. Сейчас он предложит, чтобы я прибыл на переговоры к нему, я откажусь - вдруг чего со мной там у него случиться, тогда он с неохотой предложит, чтобы переговоры продолжились у меня на корабле, прибудет с отрядом десантников, поставив рядом 'Храсс' - так, на всякий случай - ну и потом...'
  - Итак, предлагаю вам прибыть ко мне в поместье, и мы там обсудим условия сделки - безлично предложил Боран - когда вы готовы ко мне приехать?
  - Я бы не хотел приезжать к вам, тем более, что вам же необходимо побывать в корабле, раз вы собираетесь совершить покупку - как же вы совершите сделку, не посмотрев на объект? Разве вам не интересно, что вы покупаете? Мне это странно...зачем тогда вам я? (Чтобы вставить в башку хорошую штучку, называемую контроллер, и потом делать то, что ты хочешь! Зачем же ещё-то? Не прокатило. Значит - вариант второй)
  - Хорошо. Как я вижу - вы опасаетесь неприятного подвоха. Напрасно, но я могу вас понять. Я сам прибуду к вам. Только предупреждаю - со мной будет охрана. Вы тоже меня поймите - мало ли что ожидает меня у вас на корабле! Мне докладывали, что корабль не оборудован, как военный - по крайней мере внешне это не видно, но всякое бывает - я прибуду на линкоре. Он постоит рядом с нами во время наших переговоров. Вы знаете, что такое линкор, так что шутить со мной не советую. Я буду у вас завтра, в тринадцать часов по времени Алусии.
  Изображение Борана пропало - он отключил коммуникатор. Слава вздохнул и расслабился - первый этап операции прошёл так, как и задумывалось.
  Вытащить Борана из-под защиты орудий Алурина было непросто. Слава долго думал - как и чем того заинтересовать, чтобы Боран осмелился вылезти из своей раковины? Достать его в городе без разрушения всего города целиком было невозможно. А какой смысл в разрушении, если не уверен, что советник находится именно там? Честно говоря Слава не испытывал никакой печали при мысли, что ему придётся уничтожить целый город - эта цивилизация не вызывала у него никакой жалости. Но где гарантия, что он пробьёт защиту города? Что за время уничтожения защиты Боран никуда не денется, не улетит? И что он там вообще находится в момент атаки? А как только Слава начнёт штурм главного города Алусии, тут же на него набросятся все вооружённые силы планеты! Нет, действовать надо было тоньше и коварнее.
  И он придумал - надо предложить Борану такое, от чего у него просто челюсть отвиснет - живой корабль - легенду, миф и быль. А уж если это всё приправить россказнями о древних базах... Само собой - Слава не строил иллюзий - Боран не собирался платить ему никаких денег. Оглушить, вставить контроллер - и работай с кораблём, как хочешь. Это же очевидно - есть лох с дорогой вещью - надо дать ему по башке, забрать вещь - и пусть он на тебя работает - например - поставляет металлы. 'Два в одном - шампунь и кондиционер!' - вспомнился ему дурацкий слоган рекламщиков.
  Боран категорически не мог оставить живой корабль в покое - каждый, кто получает такую вещь, сразу становится выше статусом, чем остальные. То есть - получает какое-то преимущество - а если кто-то из советников проделает то же самое? Эдак можно и власти лишиться. Значит - надо или купить корабль, или его отобрать, или...уничтожить. Это ясно, как дважды два. Потому Боран довольно легко повёлся на выдумку. То ли он не знал, что корабль подчиняется только псионику, то ли сделал вид, что не знает, то ли, скорее всего, решил, что псионик будет делать то, что ему скажут. А могло это быть только в одном случае - если этот псионик был рабом. То есть Боран готовился к захвату - это однозначно.
  - Как ты говорил, так и получилось - усмехнулась Сильмара - ну что же, мы готовы - с керкарами я провела инструктаж. Всех попрячем в бывших рабских загонах - по команде сразу выскочат. Если будет надо. Интересно, на чём он прилетит?
  - Что-то вроде 'Хеонга' будет - усмехнулась Наташа - ты как там, хорошо попрощалась с Олегом?
  - Нормально попрощалась! - усмехнулась женщина - а что тебя интересует - сколько раз и в каких позах? Так вот - восемь раз, и во всех мыслимых позах.
  - А можно описать более красочно? - невозмутимо осведомилась Наташа - всё веселее будет коротать время до коварного убийства высокопоставленного чиновника!
  - Иди ты...! - усмехнулась Сильмара - и я пойду. Спать. Завтра будет тяжёлый день, как я чувствую. И ты бы попрощалась...
  - И я... - грустно улыбнулась Наташа и взглянула на Славу - и как ты можешь меня оставить? Как я буду без тебя?
  - Наташ, это необходимо, прости - развёл руками Слава - будешь пока с симулятором...только не ходи в город, ладно? Не дай бог с тобой что-то случится...не подумай, что уберегаю тебя от случайных связей - хотя и это тоже - подцепишь какую-нибудь инопланетную заразу. Потом тебе новое тело заказывай - сгниёшь вся изнутри.
  - Да не собираюсь я таскаться по мужикам! - нахмурилась Наташа - бабы таскаются, когда у них нет рядом настоящего мужика. А если симулятор есть - зачем эту грязь собирать?! Не волнуйся, не буду я мужиков водить. И к ним таскаться тоже не буду. Грустно просто - вы улетаете, а я остаюсь. Плакать хочется... - Наташа и правда захлюпала носом, Лера всполошилась, побежала к ней, и через минуту они обе рыдали, обнявшись и закрыв глаза.
   Слава смотрел на них и думал о том, что и видавшие виды, прошедшие огонь и воду женщины бывают настолько сентиментальны, что диву даёшься. Впрочем, у него самого защипало в глазах и встал комок в горле. Самое страшное оружие женщин - слёзы. Ничто так не выводит мужика из равновесия - ни сковорода, ни скалка. Слёзы - оружие разрушительное и всегда точно попадающее в цель.
  Слава подошёл к рыдающим подругам, постоял перед ними, не зная, что сказать, потом легко, как детей, поднял их на руки и понёс в каюту. После таких переживаний секс обычно очень сладок.
  И он был сладок - как никогда. Только вот Наташа настояла, чтобы они все надели шлемы симуляторов, и включила на запись. Слава не протестовал - пусть лучше его виртуальная копия останется у неё в симуляторе, чем она и правда начнёт бегать по мужикам - от скуки и безысходности - кто знает, сколько времени ему придётся быть в бегах...может даже годы.
  Уже глубокой ночью, удовлетворённый и удовлетворивший, слушая ровное сопение своих жён, Слава связался с Учителем. Обрисовав ему ситуацию, он получил смешливое одобрение и 'благословление' на дальнейшие действия. У керкаров всё было нормально, работы на карьере практически остановились, и не практически - а просто остановились последние землеройные роботы были добиты, а флайеры теперь не рисковали торчать над вентиляционными шахтами - ракеты земля-воздух и полевые мушки-бластеры, вместе с боевыми роботами сделали своё дело.
  
  Боран прибыл на Шаргион в здоровенном корабле, напоминающем 'Соргам'. Только 'Соргам' был как-то постройнее, а этот дредноут своим пузом походил на кита. Орудийных портов у него не было, потому Слава решил, что это что-то вроде десантного бота (как потом и оказалось). И нёс этот бот около тысячи десантников звёздной пехоты, в полном боевом вооружении.
  Бот медленно вплыл в пустой трюм Шаргиона, в котором могли разместиться десятки кораблей, и замер возле коридора, ведущего вглубь корабля. Некоторое время корабль стоял молча и тихо, потом его шлюз раскрылся и оттуда организованно и быстро выскочили лучемётчики в броне, прикрывающие проход своего хозяина - они выстроились колоннами вдоль прохода. Слава наблюдал за ними через видеодатчики. Затем они рассыпались по территории, проникая вовнутрь корабля, как микробы в здоровое тело. Боран вышел через несколько минут после того, как его 'охранники' рассыпались вокруг и проверили всю территорию. Он остался доволен увиденным - всё было тихо, пусто - лох был на месте один и значит, операция по изъятию корабля не будет сложной.
  Слава вышел из рубки и направился встречать 'гостей'. Он был один - Кроме Леры в каюте и керкаров в дальнем загоне в корабле никого больше не было. Он всех отправил прочь на 'Соргаме' и 'Урале', не желая светить их перед Бораном - негоже, если эти корабли свяжут с его именем. Им тут оставаться, а после конфликта будет слишком горячо.
  Боран встретил его возле корабля, скучный и кислый, как на экране. Вокруг стояли, прикрывая его телами в броне, несколько десятков десантников. Слава подошёл поближе, сопровождаемый взглядами стволов лучемётов, и улыбнувшись, сказал:
  - Как видите, господин Боран - вы в живом корабле. Никакого обмана. Предлагаю пойти за мной, я продемонстрирую вам святая святых корабля - рубку для связи с Шаргионом. Так звать корабль. Мы можем присесть на гравиплатформу, она доставит нас к рубке.
  - Охрана пойдёт со мной! - подозрительно и холодно ответил Боран, осматриваясь вокруг.
  Слава никак не мог поймать его мысли - то ли тот был далеко от него, то ли...то ли у него была какая-то защита от псионической атаки. Охранники так и не отступали от советника и он не подходил к Славе ближе, чем на пять метров.
  - Хорошо. Грузитесь на вторую платформу - пожал плечами Слава.
  Тут же выскочила вторая гравиплатформа, которая могла взять сразу человек пятьдесят. Боран загрузился на неё, так же окружённый ощетинившимися лучемётами десантниками, Слава и человек десять солдат сели на другую платформу и весь этот 'поезд' начал движение, проносясь по галереям корабля.
   Слава нарочно попросил Шаргиона слегка покружить их по галереям вокруг, чтобы впечатлить и слегка утомить его 'гостей', так что, когда они через минут двадцать прибыли на место, внимание охранников слегка ослабело, а когда они увидели огромную рубку Шаргиона, с архаичными экранами во всю стену, их внимание вообще было разделено пополам - и на хозяина, и на странное помещение. Кресло управления так и стояло на месте, мерцая углублениями для рук.
  Слава указал на кресло, обернувшись к Борану, с интересом разглядывающего корабль:
  - Вот рубка, в которой устанавливается контакт с кораблём. Потом он уже поддерживается на псионическом уровне. Если вы не обладаете псионическими способностями - кораблём управлять невозможно. А вот, посмотрите, картины того, что помнит Шаргион - экраны корабля замерцали, и на них появились странные сооружения, подземелья, территории каких-то баз, странные механизмы и роботы, непохожие ни на что современное. Слава попросил Шаргиона найти что-то в уголках своей памяти и тот вытащил обрывки воспоминаний, пришедшиеся как раз в кон.
  Боран внимательно смотрел на происходящее, так и не приближаясь к Славе, досадующему, что не может влезть к тому в мозг, и медленно, с расстановкой сказал:
  - Значит ли это, что я не могу управлять кораблём без псионика?
  - Ну я же вам чётко сказал - не сможете. Ищете пилота-псионика и работаете с кораблём. Чего сложного-то? Летите на базы Предтеч и забираете их сокровища. Всё легко просто.
  - Да, если есть пилот-псионик. Вы считаете, что они валяются на всех тротуарах городов Алусии? Нет. Не валяются. Большая редкость. А значит - придётся обходиться тем, что есть. В общем так, парень - у тебя два варианта - сдаться самому и принять моё господство, или же это будет сделано насильно. Этого требуют государственные интересы, ничего личного. Мы не можем позволить, чтобы такая здоровенная подозрительная штука болталась на орбите нашей планеты.
  - Подождите - а как же оплата за корабль? Как же наши договорённости? - скривил ухмылку Слава
  - А у нас не было никаких договорённостей. Я прибыл для того, чтобы переговорить. Увидел, то, что увидел, и решаю - этот корабль подлежит конфискации, вместе с его хозяином. Не противься - рабы не так уж и плохо живут - если ведут себя правильно. Возьмите его!
  На Славу обрушились удары нескольких станнеров, обездвиживших его на долю секунды. Система регенерации тут же заблокировала действия излучателей, но Слава не стал демонстрировать этого Борану. Он замер, как статуя, ожидая, что тот подойдёт поближе, но советник, как будто чуя подвох, так и не подошёл на расстояние, достаточное, чтобы его достать, а охранники так и не ослабили бдительности, направляя лучемёты в голову захваченного.
   Слава вздохнул, и перешёл к плану 'В'.
  Охранники рванулись к нему и попытались схватить за руки, собираясь набросить магнитные наручники, но не успели это сделать, отброшенные короткими, точными ударами землянина. Не спасала и броня - он просто поднимал нападавшего и швырял его в толпу так, что те сбивали своих товарищей, как шар сбивает кегли в боулинге. Его облепила целая толпа - они били его нейрокнутами, пытались схватить за руки и за ноги, но он ворочался как медведь, не давая себя повалить.
  Внезапно, послышались крики с разных сторон и нападение десантников ослабло и сошло на нет - откуда ни возьмись, на них набросились толпы пауков - они вылезали откуда-то из стен, выпрыгивали из тоннелей и затопили толпу десантников , как морской прилив затапливает береговые камни.
  Десантники стреляли в гущу 'пауков', те падали, сбитые выстрелами, но всё равно ползли и вцеплялись в противника своими жвалами.
  Самое интересное, что броня не была для них преградой - после того, как граны - а это были именно они - вцеплялись в противника, тут же начинала работать плазменная дуга и скафандры превращались в клочки изрезанного как бумага металла.
  Металл плавился, стекал каплями, вгрызаясь раскалёнными жалами в мягкие человеческие тела, и люди терпели страшные муки - до тех пор, пока челюсти-жвала гранов не добирались до их жизненно важных органов. Тогда крик прерывался, и был слышен только треск костей, хлюпанье вытекающей крови и чавкание раздираемой плоти.
  Через несколько минут всё было закончено - на тех местах, где лежали трупы убитых десантников, не осталось ни кусочка плоти или клочка брони. Нетронутым осталось лишь оружие - оно валялось повсюду, как будто люди бросили его нарочно, убегая по неотложным делам.
  Боран, как и десантники, исчез, съеденный 'фагоцитами' корабля. Теперь он стал его частью.
  Слава сел в кресло, положил руки на подлокотники и расслабился. Тело болело от ударов нейрокнутов, система регенерации срочно восстанавливала тело после побоев и хотя болевой порог у Славы был повышен, он всё равно ощущал, как ноют и болят все клетки тела, принявшего на себя десятки ударов болевиков.
  Неожиданно завибрировал коммуникатор, Слава достал его из кармана и посмотрел на пульсирующий сигнал. Его брови поднялись вверх - он с удивлением увидел, что ему звонит Боран! Помедлив пару секунд, Слава включил аппарат и перед ним возникло изображение советника.
  - Ты что, на самом деле думал, что я потащусь к тебе, в ловушку, не предприняв мер безопасности? Идиот! Я бы не занял кресло Председателя, и не дожил бы до своих лет, если бы не умел думать! Ну что же - пора с тобой разобраться как следует. Сейчас ты или сдаёшься - вылетаешь ко мне на флайере, или будешь уничтожен. Советую сдаться - будешь жить, управлять своим кораблём - моим кораблём. Теперь это мой корабль. Или погибнешь вместе с ним. На раздумья тебе десять минут. И не пробуй бежать - ты окружён минами с антиматерией, кроме того - 'Храсс' на прямой выстрел от тебя. И ещё три линкора совета - если не заметил! Плюс флот Алусии. Так что без фокусов - садись во флайер и вылетай ко мне на 'Храсс'!
  - Интересно, а как ты смог выжить? - небрежно сказал Слава, лихорадочно обдумывая, что делать. Он сканировал органами чувств Шаргиона пространство вокруг, и действительно обнаружил в пределах видимости ещё три линкора, одного класса с 'Храссом'. Они сумели незаметно подобраться с стороны Алусии, прикрываясь полями невидимости. Кроме того - вокруг сновали десятки беспилотников, крейсеров, каких-то непонятных торпед и ракет.
  Если бы тут была Сильмара, она бы пояснила, что из себя представляют эти военные машины, но её не было. Впрочем - Слава особенно и не заморачивался с определением машин убийства и их моделей. Ему было совершенно не до того. Четыре линкора - это был перебор. Если даже они просто зажмут Шаргиона в 'коробочку', он и двинуться не сможет. Если он нападёт на один из линкоров, три остальных начнут долбать его со всех орудий, и ещё неизвестно, чем это закончится - успеет ли корабль отвести из себя поглощённую энергию? Не взорвутся ли его накопители?
   Включить маршевые двигатели? Шаргион дал ему понять, что в этом случае его может выбросить неизвестно куда - влияние масс находящихся рядом объектов было слишком велико. Нельзя было определить направление прыжка. Он мог закончиться и внутри какой-нибудь звезды...
  - Это был мой клон, деревенщина! - презрительно усмехнулся Боран, пока всё, что подумал Слава проносилось в голове, как скоростной экспресс - я им управлял и видел всё его глазами. Конечно, задумано было неплохо, но ты не учёл моего ума - так что - не теряй времени, садись во флайер и вперёд - на 'Храсс'!
  Слава выключил коммуникатор и сосредоточился на пространственной картинке, видимой Шаригоном. Он вытянул руки и положил их в углубления, сделанные Предтечами с тем, чтобы сидящий в кресле полнее сливался с своим кораблём. Теперь Слава будто стал Шаргионом, ощущая его полностью, до последнего страдающего от боли в оторванной лапе грана.
  Вокруг, как шахматные фигурки на поле выстраивались корабли - четыре громадных шара линкоров, тяжёлые крейсера, уступающие им по мощи - их было десять штук и множество лёгких и средних звездолётов, перекрывающих всё пространство для отступления.
   Сильмара пояснила ещё раньше, что Председатель Совета был ещё чем-то вроде главнокомандующего, и в экстренных случаях мог задействовать армию Алусии. Вот только странно - неужели Боран счёл проблему с живым кораблём такой важной и животрепещущей, что решился пойти на такой шаг? Ведь задействование таких сил, способных уничтожить несколько вражеских экскадр, не останется незамеченным!
   'Представляю, каков мандраж сейчас у наших на 'Соргаме' и 'Урале'! Такого месива тут,у планеты, видат, давно не было. Хорошо, что я успел сделать так, что все деньги пойдут на карту Наташи - мою они точно заблокируют...если я останусь жив. Итак - бежать не грохнув Борана нельзя. Значит что? Значит драться и убить Борана! Выбор-то не велик...по крайней мере теперь я знаю, где эта скотина сидит - в 'Храссе'' - Слава усмехнулся под нос и сверился со временем - до конца отпущенного ему времени осталось пять минут - 'Итак - если я даже и погибну - Боран будет убит. А значит - девчонки сделают то, что нужно для дела. Земля будет прикрыта. Леру зря оставил в корабле...' У Славы заныло сердце - если погибнет он, значит погибнет и Лера. И поделать было ничего нельзя...
  Он ещё раз определился в пространстве - 'Храсс' висел за густой цепью мин. Три остальных линкора тихонько двигались с разных сторон, как будто загоняя живой корабль на минное поле. А может и действительно загоняли...
  'Бить корабли Алусии мне нельзя!' - рассуждал Слава - 'А может как раз на то и расчёт? После того, как я уничтожу сколько-нибудь кораблей федерации, обратного пути мне не будет - я буду враг на всю жизнь. Одно дело убить частное лицо, пусть даже и такое высокопоставленное, а другое - открыть боевые действия против государственного флота. Первое можно списать на личные неприязненные отношения, на дела бизнеса, но вот второе... Итак - цель - 'Храсс'. Не обращать внимания на выстрелы с государственных кораблей'
  Слава тихонько двинул корабль вперёд, подводя к границе минного поля.
  Шары, диаметром с хороший флайер, висели в космосе как ёлочные игрушки, блестя в лучах звезды серебряными боками. Из корабля они не казались опасными, однако каждый из них был мощнее, чем несколько ядерных бомб, сброшенных на Хиросиму и Нагасаки - это Слава знал точно. Орудийные порты Шаргиона были скрыты за толстыми мембранами, так, что снаружи не было видно и следа от тоннелей, в которых ждали своего момента три чудовищных мегабластера последнего поколения.
   Слава уже определил для себя тактику боя и выполнял намеченное. Пока что всё шло как и задумано.
  Подведя Шаргиона к краю минного поля, Слава как будто задумался, что ему делать, и вдруг резко стартанул в сторону 'Храсса' - первые мины, которых коснулся корабль, взорвались с ярчайшей белой вспышкой, высвободив чудовищную энергию, частично поглощённую, а частично отражённую покрытием корабля. Тут же открыли огонь те линкоры и крейсера, которые стояли настороже у него за кормой, и в Шаргиона воткнулась целая река белого огня.
  Мгновенно температура корабля превысила критические значения, отчего в некоторых местах его обшивки начался процесс разрушения - если сравнивать с человеком - кожа начала слегка облезать, как у человека, обожжённого солнцем на пляже. Это было ещё не опасно, если бы только вовремя уйти из-под тяжелейшего удара бластеров. Но корабли цепко держали своего живого собрата в 'перекрестии прицелов' и Славе становилось ясно, что ещё несколько минут такого обстрела, и Шаргиону придёт конец. Это можно было сравнить с перееданием, как если бы кто-то заталкивал в глотку и утрамбовывал рукой кучи сытнейших бифштексов. 'Желудок' когда-нибудь всё равно бы не выдержал и лопнул.
  Шаргион сделал несколько 'плевков', но это не помогало - нагрузка от взрывов мин и ударов бластеров была слишком велика.
  Когда корабль выбрался из минного поля, проутюжив его своим перламутровым телом, вид его был плачевен - обшивка почернела и висела лохмотьями, от перламутра не осталось и следа, местами зияли глубокие раны, открывающие багровую плоть корабля.
   Корабль испытывал сильнейшую боль, такую, что её с трудом переносил даже Слава. Но землянин упорно двигал корабль в сторону 'Храсса', так и не открыв мембраны орудийных портов. В тот момент, когда взорвалась последняя мина с антиматерией, навольно освободив дорогу орудиям 'Храсса', тот ударил по Шаргиону сразу из трёх орудий, добавляя повреждений подбитому кораблю.
  Накопители Шаргиона не справлялись с таким потоком энергии, не успевали сбросить лишнее в космос - кроме четырёх линкоров в битве участвовали ещё и тяжёлые крейсера, каждый из которых по мощности был равен по крайней мере половине линкора.
  'Желудок' Шаргиона 'раздулся' от такого количества пищи. Слава отчётливо ощущал боль, и то, что переполненные накопителю в любую секунду могут взорваться и убить корабль. Но он уже был в прямой досягаемости до вражеского линкора, и собрав все силы, все резервы, так 'плюнул' в 'Храсс', что тот тут же замер в космосе, как бесполезный кусок металла, мёртвый метеорит или планетоид. У него выключились все приборы, отрубились генераторы защитных полей и питание мегабласетров.
  И тут пришло время пустить в ход мегабластеры Шаргиона.
  Мембраны, сдирая с себя куски обгоревшей плоти раскрылись, засветились, разгораясь, огромные 'глаза', направленные прямо на врага.
   Удар по незащищённому полями линкору был такой силы, что потоки энергии, выпущенные из бластеров, пробили 'Храсса' навылет, проделав в нём тоннели, сквозь которые стали видны звёзды Млечного пути. Слава, скрюченный от боли Шаргиона, слегка сдвинул угол удара бластеров, перемещая их чаши следом за убитым линкором, и длинные белые 'мечи' рассекли линкор на части, светившиеся красным расплавом. Впечатление было такое, будто кто-то взял огромный резак и располосовал металлический шар на несколько частей.
  Эти части медленно разошлись друг от друга, и потом в космосе ударил такой взрыв, который затмил всё, что Слава видел до сих пор - казалось, что взорвалась небольшая звезда. Видимо каким-то образом сдетонировали боеприпасы линкора, а может взорвались двигатели. В любом случае - волна энергии была такой силы, что Шаргион уже не мог справиться и один из накопителей рванул, проделав в корабле громадную рану, как будто кто-то откусил от него двадцать процентов тела. Уже теряя сознание, Слава скомандовал кораблю прыгнуть в подпространство - куда угодно, лишь бы уйти из под ударов остальных кораблей.
  Включились маршевые двигатели - они были глубоко в корабле и не пострадали при ударе, а энергии второго накопителя с лихвой хватало для активирования всех механизмов и приборов. Корабль, вздрагивая от боли, корчась в судорогах, нырнул в чёрную тьму и через секунду вынырнул в непонятном месте, где не было видно ни одной звезды. Ещё нырок - снова вынырнул - какие -то звёздные скопления, звёзды - Слава, почти потерявший сознание от страшной боли приказал выбрать звезду с жёлтым светом - наиболее приближенную к Солнцу по спектру, и двигаться туда. Ещё два нырка, и корабль, обожжённый, полуразрушенный, завис над большой планетой, превосходившей Землю раза в полтора.
  Теперь Слава позволил себе потерять сознание.
  Очнулся он это рывков, толчков и тряски. Посмотрел вокруг - стены тоннеля почему-то качались, а прямо перед глазами была чья-то голая спина. Он не сразу сообразил, что его куда-то тащат на плече, а когда сообразил, понял, что это Лера несёт его прочь из рубки Шаргиона. Слав пошевелился и попросил:
  - Всё, всё...опусти меня на пол!
  Лера молча повиновалась, и Слава встал вертикально, опираясь на одну из стенок галереи. Его тут же вырвало и несколько минут он не мог успокоиться, пытаясь выкинуть свои внутренности через рот. Потом утёрся, и спросил:
  - С тобой всё в порядке?
  - Со мной-то всё - грустно ответила Лера - я уже думала тебе кранты. Не могла тебя поднять. Ты весь в жёлто-зелёных кровоподтёках, от шорт-то одни остатки висят. Считай голышом сейчас стоишь. Похоже досталось тебе крепко. Система обеспечения отключилась, мозг Базы молчит, и чувствуешь - воздух стал нехорошим? Затхлым каким-то стал. Пахнет падалью, или как в комнате у больного человека. Что там случилось снаружи? Можешь мне вкратце сказать?
  - Лер, сейчас не до того, но вкратце - я уничтожил 'Храсс' вместе с Бораном. По крайней мере на это надеюсь. Но ни нас крепко приняли - четыре линкора, десять тяжёлых крейсеров по типу 'Хеонга', и с сотню лёгких и средних. Я не верю даже, что Шаргион выдюжил. Такого даже для него оказалось слишком. Пошли на базу, только помолчи пока - мне надо пообщаться с кораблём.
  Слава, пошатываясь, побрёл к рубке Базы, до которой идти было не менее двух километров. Он попробовал вызвать гравиплатформу, но никто не появился - мехаизмы, похоже, не работали. Под ногами вяло копошились граны, и как он заметил - многие были неподвижны или вообще лежали вверх брюхом. Его охватило отчаяние - неужели всё? Неужели этот великолепный корабль погиб - по воле людей, по его воле? Он не хотел в это верить. Такого просто не могло быть. И вставала другая проблема - если корабль погиб, то он не может очищать воздух, не может поддерживать целостность мембран - так что скоро космический холод ворвётся вовнутрь, и они погибнут. Или же задохнутся в продуктах разложения тела корабля.
  Он попытался, уже в который раз, связаться с кораблём - и в очередной раз не получил отклика - корабль или умер, или находился в таком глубоком болевом шоке, что не мог нормально функционировать.
   Слава выдохнул воздух, который держал в груди, не дыша, во время попытки связи, и снова задумался - у них было одно спасение - флайер в порту, и десантный корабль Борана.
  - Лер, нам надо в порт - боюсь, что Шаргион умер. Там ведь два корабля стоят - в крайнем случае в них отдышимся. Можно будет спуститься на планету, и попробовать там выжить. Здесь точно гибель.
  - Нет порта. Вернее есть - но кораблей нет. Груды металла. Когда рвануло, видать достало и до порта - часть обшивки, часть базы, всё прахом. Погибли и часть керкаров - осталось примерно половина, около семидесяти. Гарны успели заблокировать дыры, прежде чем весь воздух вылетел в пространство, но ни мозг Базы не работает, ни система обеспечения - ничего. Но я это тебе уже говорила. Не знаю, что делать.
  - Плохие новости - Слава кашлянул и сплюнул сгусток крови из разбитого рта - корабль не отвечает, флайеров нет. Похоже последний парад наступает, а, подруга моя боевая?
  Он усмехнулся и подмигнул Лере, у которой из глаз покатили слёзы.
   Она обняла Славу, и всхлипывая, сказала:
  - Зато мы вместе. Всё равно вместе. Только страшно как-то...ни детей не нажила, ни дома. Как там девчонки без нас, как мама, папа, Коля...жалко, что не увидим племянника, Славку!
  Она ещё горше заплакала, а Слава обнял её за плечи и снова попытался связаться с кораблём. И на этот раз ему показалось, что Шаргион шевельнулся в ментальном пространстве, как будто выходя из тяжёлого сна или обморока.
  - Тихо! - неожиданно резко приказал он, и Лера вздрогнула, остановившись на полувсхлипе - вроде как корабль жив! Он откликается,только очень слабо. Ему больно, ему плохо,и ему требуется материал для постройки! Вода, вода для генераторов! И химические элементы для восстановления корпуса! Я попробую посадить его на планету. Гравигенераторы пока работают, это точно. Иначе мы сейчас летали бы по всему коридору, как мыльные пузыри. Сядь на пол - сейчас начнём спуск! Боюсь, что приземление будет жестковатым.
  Приземление было не просто жестковатым - Шаргион, как громадный болид, пронёсся через небо чужой планеты, и пробороздив джунгли, свалив несколько сотен гигантских деревьев, похожих на секвойи, плюхнулся краем диска в большое озеро, подняв волну и перемешав чистые голубые воды с грязью. Последним усилием своих разряженных, пробитых батарей он открыл выход для Посланника и затих, впав в кому.
  Он был жив, но для его восстановления требовались многие месяцы, а то и годы. Он медленно всасывал в себя воду озера, а граны, едва шевелящиеся и полумёртвые, начали заглатывать землю, камни и волочить их вовнутрь корабля. 'Пауков' осталось тоже немного - для их воспроизводства было нужно, чтобы восстановились накопители, чтобы в них попала энергия, чтобы в организме Шаргиона оказалась вода, необходимая ему для процессов и улетучившаяся при взрыве в открытый космос. Процесс шёл, но так медленно, что при таких темпах дело могло затянуться на сотню лет.
  Корабль глубоко погрузился в планету, уйдя туда на две трети, так что открытая им шлюз-мембрана оказалась невысоко над поверхностью планеты, на высоте, достаточной, чтобы экипаж мог спрыгнуть вниз.
   Вот только спрыгивать пока что из людей было некому - при этом тяжком приземлении Слава и Лера получили такие ушибы, что потеряли сознание минимум на пару часов. Керкары, с их многоножием, пострадали от удара меньше, хотя и среди них были ушибленные и побитые.
  Они взяли своих командиров на руки, и вытащили через небольшое отверстие в мембране - то ли у Шаргиона не хватило энергии, чтобы открыть мембрану на полную, то ли он специально не стал открывать широко, чтобы не подвергать своего Посланника и экипаж излишней опасности - мало ли что там на планете делается. В любом случае - в проход могли пройти только один человек или керкар, двое сразу уже бы не протиснулись.
  Во время приземления отключились генераторы гравитационного поля, и разумные многоножки сразу почувствовали затруднения при передвижении - сила тяжести была минимум на четверть больше, чем земная. К земной они уже привыкли, но сила тяжести на этой планете слегка придавила их, как будто на каждого воина взгромоздили по мешку с землёй. Впрочем - это не сильно повлияло на скорость их движения - в телах многоножек таился огромный запас сил, и тела командиров были споро вынесены из Шаргиона, а затем уложены под высокое дерево, на сухую площадку. Возле них выставили пост с лучемётами и копьями, похожими на мечи с длинной рукоятью - любимым оружием керкаров, без которого они не появлялись 'на людях'.
  Представить себе воина керкаров без этого копья было невозможно, всё равно как мужчину без мужских причиндалов. Никакие лучемёты, никакие приспособления цивилизации зелёных не смогли заставить их отказаться от этого оружия. И теперь, они застыли с этими копьями возле людей, как изваяния из белого мрамора.
  
  Слава открыл глаза от того, что ему что-то лилось на голову. Он отмахнулся и попал по чему-то ойкнувшему, окончательно очнулся и увидел перед собой лицо Леры с зажатым глазом.
  - Вот ты звезданул! Ни фига себе! Теперь фингал будет! Аж искры из глаз посыпались!
  - Прости... - Слава хрипло откашлялся и осмотрелся - он лежал под огромным деревом, крона которого виднелась где-то на высоте девятого этажа, а ствол был таким толстым, что землянин никак не мог определить его толщину. Рядом стояли керкары, радостно трещавшие и щёлкающие жвалами. Один из них на языке зелёных сказал:
  - Ты жив, командир! Мы рады! Это хорошая планета - тут много дичи. Хочешь поесть? - керкар протянул Славе кусок окровавленного мяса на большом зелёном листе. Слава начал раздумывать - в какие слова облечь свой отказ грызть кровавое мясо, чтобы не обидеть дарящего, когда неподалёку послышался яростный стрёкот, и землянин увидел, как керкары волокут человека, сдавленно стонущего и вращающего вытаращенными от ужаса глазами.
   Слава отстранил лапу керкара с мясом, поблагодарив его и сказав, что пока некогда есть - надо заняться воинским делом. Керкар согласно стрекотнул в ответ - само собой - воинское дело прежде всего, особенно для командира!
   Человека подтащили к Славе, с криками:
  - Двуногий! Убить двуногого! Смерть двуногим!
  Слава вскочил - если можно так сказать - вернее - с трудом поднялся, пошатываясь и опираясь на ствол дерева и приказал на языке керкаров:
  - Оставьте его! Не трогайте! Никого из разумных не убивать без моего приказа - ни двуногих, ни многоногих! Повторите приказ!
  Керкар-сотник повторил приказ и отсалютовал копьём. Затем керкары отошли в сторону и занялись трапезой - переключались они с дела на дело мгновенно, как будто наглухо забывая о происшедшем минуты назад. Эта способность всегда была присуща керкарам и Слава иногда ей поражался - вот только что какой-нибудь керкар в ярости махал копьём - а через несколько секунд он уже тих и спокоен, как камень.
  Слава посмотрел на того, кого они приволокли, и присвистнул - это был мужчина, лет двадцати - двадцати пяти, практически обнажённый, не имеющий на теле ничего, кроме яркого цветного пояса. Он был холёным, ухоженным, на руках и ногах ногти обработаны. На теле практически не было волос - такое впечатление что их выщипали специально, или их не было от природы. Глаза его были затемнены, как у представителя сексуальных меньшинств - тени,румянец на щеках, местами стёртый. Он с ужасом смотрел на захватчиков и молчал. Молчали и Слава с Лерой, не зная, как с ним говорить. Местного языка, само собой, они не знали.
  Слава задумался, потом подозвал сотника:
  - Мне нужен мкар и медицинский робот. Сможешь попасть в корабль и принести? В рубке базы, рядом с креслом командира. Там, в нише.
  Керкар окинул взглядом вход в корабль, расположенный на высоте полутора человеческих ростов и коротко прострекотал команду. Два керкара метнулись к поросли деревьев и стали вырубать что-то вроде длинных шестов.
   Слава присел к дереву, опреревшись на ствол и стал дожидаться, когда многоножки выполнят команду. Его голова кружилась, но он не позволял себе расслабиться. Скоро медицинский слизняк его подлечит, через мкара они выяснят язык аборигена и узнают, наконец, куда они попали...
Оценка: 9.00*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"