Щепетов Андрей Борисович: другие произведения.

Хроники космического пирата

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Выполняя задание, Сергей оказывается в сложнейшем положении: он остаётся без тела. Кроме того, его сознание подвергается изощрённым истязаниям. Неизвестно, чем бы всё закончилось, если бы на выручку не пришла та, от кого ждать помощи, вроде бы, не приходилось. Оказавшись в виртуальной реальности, главный герой сталкивается с другими, едва ли не более серьёзными, чем потеря тела, проблемами и снова пытается выжить.

  
  
  - Скворцов, вы меня слышите!? - человек с улыбкой младенца и взглядом змеи смотрел на меня в упор.
  - Но шеф, - попытался возразить я. - Эксперимент ещё не завершён, до конца не отработаны элементы выхода, взаимодействия и...
  - У нас нет времени! В Москву назначен новый американский посол, Эштон. Надеюсь, не надо объяснять, что это значит?
  Он по очереди оглядел присутствующих в кабинете людей - половину лаборатории.
  - Ещё раз повторяю задачу, - он снова повернулся ко мне, - тебя встроят в телевизор Эштона, и ты внушишь ему, что не надо здесь никаких революций. Кроме того ты должен убедить его переслать в ФСБ все планы по готовящемуся перевороту. Осуществит вставку чипа вот этот, - шеф достал из стола снимок, - агент. - Я обомлел, с фотографии смотрела дама, объём которой превышал мой, наверное, втрое. - Это - горничная в американском посольстве. Она же, капитан Строева. Она же, когда операция будет завершена, произведёт выемку чипа. Что с вами, Скворцов?
  - А это он переживает, как бы им не увлеклась капитанша, - Марик Бергман ткнул пальцем в снимок.
  - Напрасно, - судя по всему, шеф опасений Бергмана не разделял, - он не в её вкусе. Хрупковат! Так! - прервал он раздавшиеся смешки. - На подготовку даю две недели. Вопросы есть? - вопросов не было, о чём свидетельствовала мёртвая тишина, накрывшая кабинет. - Всё, выполняйте!
  
  - Не дрейфь, старик! - похлопал меня по плечу Бергман, когда мы выбрались в коридор. - Всё сделаем без шума, без пыли.
  Я глянул в чёрные глаза товарища. Удивительно, как в одном человеке уживаются гений и разгильдяй... Это именно он предложил совать людей в телевизоры, приёмники и ещё бог знает во что.
  Когда год назад американец Джек Прайсли открыл принцип нейронной диффузии, позволяющий нейроны мозговых клеток перемещать в цифровые устройства, мир словно свихнулся, все кинулись в киберпространство. Кто за новыми ощущениями, кто из любопытства, кто-то от скуки. Марик Бергман нашёл изобретению Прайсли другое применение.
  Припёр в лабораторию похожую на футляр фигню, повозился с неделю, а потом заявил, что всё готово. В этот момент спокойная жизнь, - впрочем, не только моя, - кончилась.
  - Ты, главное, не зажимайся! - наставлял меня Марик, пристраивая к моей голове провода с присосками на концах. - Просто расслабься и получай удовольствие.
  - Сам получай! - буркнул я, с опаской оглядывая оборудование, которое походило скорей на последнее пристанище, чем на нейронный преобразователь. - Лучше скажи, эта хрень, - я обвёл глазами прибор, - точно сработает?
  - А то! - Бергман едва не подпрыгивал от нетерпения. - Всё рассчитано до муллиметра! Ну, а если что - не переживай, - он приляпал к моему лбу ещё один провод, - телу твоему пропасть не дадим. Вон хоть Лидочке, - он подмигнул единственной в лаборатории девушке, - предложим. Как, Лидочка, примете Скворцовское тело на хранение?
  - Если муж разрешит, - буркнула Лидочка, прилаживая к моему уху какую-то блямбу.
  Несмотря на шуточки, напряжение чувствовалось. Всё-таки первый случай, когда человека приделывали к телевизору. Но, несмотря на все опасения, переход оказался быстрым и безболезненным, и ничем не отличался от обычного перехода в виртуал. Те же покалывания по телу, цветные круги, ощущение зыбкости, потом полёта. Но вот дальше начинались отличия. Притом неприятные. Провал, темнота! Полнейшая утрата времени. Секунда прошла или год, непонятно.
  Наконец, яркая вспышка пронзает сознание, вырывая из небытия. На меня в упор глядит Марик, как всегда, с плутоватой улыбкой. Вроде рядом, но и не здесь. Экран! - осенило меня. - Он по ту сторону экрана. А я... Я, получается, внутри телевизора, значит, всё удалось.
  - Эй! - Бергман постучал по экрану. - Ты здесь?
  Здесь. И мне не по себе, нет ощущения тела, словно от меня осталось только сознание. Впрочем, так оно и есть. Ещё этот шум, непрекращающийся ни на мгновение шум. Я вдруг понял, что это телевизионная передача. Судя по всему, шли новости, диктор что-то монотонно бубнил.
  - Можешь что-нибудь сказать? - продолжал допытываться у телевизора Марик. - Попробуй настроиться на этого, - он снова постучал по экрану, - который в новостях.
  Сам бы лез и пробовал. Я попытался представить себя в роли телеведущего, сконцентрировал импульс и выплеснул из себя.
  - Сам дурак! - не меняя интонации и выражения лица, проговорил диктор, освещавший до того ситуацию на Ближнем Востоке.
  Никогда до этого я не встречал человека, который так радовался тому, что его обозвали. Марик Бергман едва не подпрыгивал.
  - Ещё! - постучал он по телевизору, я ощутил неприятную вибрацию. - Скажи ещё что-нибудь.
  - Не стучи, - велел ему диктор, в очередной раз оборвав новости, - в лоб схлопочешь!
  - У-ты мой красавец! - Бергман припал к экрану губами, оставив на нём мутный след. Если б я мог сплюнуть, обязательно сплюнул бы, но за неимением рта оставалось только праведно возмущаться.
  - Марик, - сказала Бергману девушка, рекламирующая женские гигиенические средства, диктора сменила реклама, - ещё раз так сделаешь, прокляну!
  - Ладно! - гений отошёл от экрана на несколько шагов. - Теперь попробуй перейти в ультразвук. Погоди, - поднял он руку, - я принесу звуковой сканер.
  Он пропал из поля зрения, вместо него показалось симпатичное Лидочкино лицо.
  - Как ты? - она протёрла салфеткой след, оставленный губами Марика.- Живой?
  Не уверен, разве можно быть живым, не имея тела. Кстати, как оно там. Я хотел уточнить это у Людочки, но не успел, в комнату, волоча что-то странное, вернулся Бергман.
  - Давай! - он щёлкнул тумблером на приборе. - Начинай! Только разочек, - пообещал он, - и сразу назад!
  Я попробовал сделать голос тоньше, получилось вроде комариного писка. Марик досадливо поморщился. Я взял выше, потом ещё, по расплывшейся физиономии друга понял, что у меня получилось. Я стал выдавать заученные слова, фразы, стрелка на сканере прыгала, отмечая исходящие от телевизора ультразвуковые волны.
  - Молодец! - Марик снова нагнулся к экрану.
  - Только попробуй! - предупредил я голосом диктора, и тут меня отключили.
  Снова полёт, цветные круги. Резкий свет. Я зажмурился, не понимая, где я и что происходит.
  - Серёжа! - меня легонько похлопали по щеке, я открыл глаза и увидел Лидочку. Её лицо казалось встревоженным, пахло нашатырём.
  - На, понюхай!
  Она поднесла резко пахнущую вату к лицу, я очнулся окончательно. Выбрался из преобразователя, немного мутило. В остальном - всё в порядке.
  - Ну, старина! - на плечо сзади легла рука Марика. - С меня причитается!
  - Ящик! - обернулся я к другу. - Французского!
  Разумеется, я имел ввиду не шампанское.
  
  С того дня прошло несколько месяцев, мы провели ещё несколько экспериментов с телевизором, и вот это неожиданное совещание у шефа. Ни Марик, ни я, ни кто-либо другой в лаборатории ничего подобного не ожидал. Как ни был успешен эксперимент, прошло слишком мало времени, чтобы переходить от лабораторных опытов к реальной работе. Наверняка, это понимал и сам шеф, и он не стал бы нас торопить. Но над ним есть своё начальство, а над тем другое, и так далее...
  Две недели пролетели, как мгновенье. В назначенный день я вышел из дома раньше обычного, захотелось пройтись, подышать воздухом. Стояла глубокая осень, деревья уже избавились от листвы, прикрыв корявую наготу первым снегом.
  Мне вдруг вспомнилось, как примерно в это же время, выпускник факультета психологии МГУ Сергей Скворцов боясь опоздать, торопился на собеседование. Человек с неприятным взглядом задавал вопросы, один нелепей другого. В сознании словно перелистывались страницы: я склонился над столом, изучаю психотипы людей, их привычки, манеры, пристрастия. Подбираю индивидуально для каждого словесный алгоритм, чтоб внушаемый поверил в то, о чём ему будут не переставая твердить. Вот я уже старше, ко мне подходит Марик с таким лицом, словно на него свалилось наследство.
  - Знаешь, - шёпотом говорит он, - я влез в ЦРУшную базу. Помнишь, мы разрабатывали одного чиновника, ну, из Штатов? - я кивнул, было такое. - Так вот недавно он передал нашим какие-то сведения, а ихнего начальника службы безопасности понизили в должности. Вот, полюбуйся, - он сунул мне распечатанную на принтере фотографию человека широкоскулого, с высоким лбом и холодными, как у рыбы, глазами. Внизу стояла фамилия - Чернятински.
  Развенчанного ЦРУшника сменило лицо шефа, в ушах зазвенел его голос: "Тебя встроят в телевизор Эштона". Эштон, - я нахмурился, - полный человек, на вид добрый дядюшка Сэм. А на самом деле расчётливый циник и делец. В каждой стране, где он появлялся, начинались беспорядки, заканчивающиеся либо свержением власти, либо гражданской войной. Или и тем и другим сразу.
  - Чего хмурый! И пешком? - невесть откуда взявшийся Марик вернул меня в настоящее.
  - Так, - вздохнул я, припоминая любимый фильм, - что-то смутно и тягостно, захотелось развеяться...
  - Ты эту ипохондрию брось! Мне в телеке нормальный человек нужен, а не кисейная барышня.
  - А что значит "кисейная"? - остановился я.
  - Откуда я знаю? - пожал плечами Бергман. - Но тебе сейчас точно подходит.
  - Да, ладно, - отмахнулся я, - нормально всё! Это я так...
  
  Я вошёл в преобразователь, надо мной принялись колдовать Марик с Лидочкой.
  - Не хандри, старик! - подбодрил меня Бергман. - Вернёшься - на рыбалку поедем. Хочешь на рыбалку?
  - Что я, больной, в такую холодину рыбачить?
  - А мы палатку возьмём, а чтоб не скучно было, пригласим Лидочку. Как вы, Лидочка, смотрите на перспективу провести чудный романтический вечер? Знаю, знаю, - пошёл на попятную Марик, поймав суровый Лидочкин взгляд, - если муж разрешит. А мы его вместе, так сказать, коллективно попросим, не откажет же он коллективу...
  - Нет, конечно, - пожала плечиком Лидочка, пристраивая на моём плече датчик, - догонит и ещё раз не откажет!
  - Он у вас, Лидочка, эгоист! Пользуется вами единолично, и как ему только не совестно!
  Дать достойный ответ Лидочка не успела, потому что в лабораторию вошёл шеф. Змеиный взгляд куда-то исчез, шеф смотрел, - трудно было в это поверить, - едва ли не ласково.
  - Наставлений давать не буду, - начал он, обращаясь ко мне, - сто раз всё обговорено. Что делать, знаешь. В общем, - он похлопал меня по плечу, - удачи! - и, развернувшись, направился к выходу.
  - Что это было? - озадаченно проговорил Марик. - Это вот, - он кивнул на хлопнувшую дверь, - был наш шеф или у меня галлюцинация?
  Действительно, странно. Уж в чём-в чём, а в сентиментальности шефа заподозрить было сложно. Но, как говорится, всё течёт и меняется.
  - Ну что готов? - Марик посмотрел мне в глаза, я кивнул. - Начинаю отсчёт: десять, девять...
  Я зажмурился. Возникли покалывания, затем цветные круги, меня оторвало от пола. Наступила темнота. Затем - вечность.
  
  Раздался щелчок, экран засветился, я ожил. Передо мной - большая гостиная, с дорогой мебелью и картинами. Напротив меня, вернее, телевизора, расположился огромный диван. Видимо, оттуда и смотрит телевизор Эштон. А вот и он.
  В поле зрения возник грузный человек средних лет, в халате и тапочках. Сел на диван, откинулся на подушки, устроившись полулёжа. Принялся переключать каналы. Неприятное чувство, будто раздают подзатыльники. Ага, кажется, выбрал. Я прислушался - надо же, думал, новости включит, а он комедию нашу нашёл. Сидит, лыбится. А говорят у америкосов чувства юмора нет.
  Ну, начнём, благословясь. Я сконцентрировал импульс и выплеснул заученные слова в ультразвук. Эштон никак на это не отреагировал, значит, не слышит. И не надо. Главное, чтоб воспринимал. Приободрившись, я выдал очередное внушение:
  - Россия не враг! - это надо повторить тридцать раз, дальше: - Америка не должна бояться России. - сорок раз. - Америке следует дружить с Россией.
  И всё в таком духе. На первый взгляд наивно, но если твердить бесконечно одно и то же, можно убедить хоть чёрта лысого, что он праведник. Дальше будут формулы посложней, насчёт правильного курса нашей страны, о том, что не следует проводить никаких недружественный акций. И что, если это произойдёт, только навредит самой же Америке. И ещё много чего. Но начинать надо с простого.
  Эштон, досмотрев кино, щёлкнул пультом, и меня окутала темнота. Как показалось, через секунду, экран снова вспыхнул, я разглядел дородную женскую фигуру с пылесосом, гул от которого доставлял почти физические страдания. Дама, словно прочтя мои мысли, отключила воющий агрегат, вынула из кармана пакет с влажными салфетками и двинулась в мою сторону. Тут я её узнал, из-под дурацкого чепчика выглядывали чёрные глаза капитана Строевой, по совместительству - горничной в американском посольстве.
  Подойдя ближе, она едва заметно подмигнула в экран и принялась протирать корпус телевизора. Надо было как-то обозначить, что я тут и что со мной всё в порядке. В общем-то, это было необязательно, даже, рискованно, но не ответить мне казалось невежливым. К тому же, приятно, когда о тебе помнят, пусть даже такая вот капитанша. Я сконцентрировался и выдал следующую фразу:
  - Мадам! Не могу выразить, как я рад нашему знакомству!
  Капитан Строева вперила глаза в экран, только сейчас до меня дошло, что я разговаривал голосом мужика, рекламирующего средство от потенции. Ловелас сомнительной внешности, одетый в трусы, задорно махал цветастой коробочкой с экрана. Извинялся за меня уже другой человек.
  - Пардон! - буркнул метеоролог, тыча указкой в Урал.
  Горничная улыбнулась. Значит, не обиделась, это хорошо. Всё-таки, ей меня отсюда вытаскивать. И должно это произойти через три недели, не позже. Потому что открытие Прайсли при всей его значимости имело один существенный недостаток: тело отдельно от разума могло существовать только месяц.
  Пока сознание болталось в киберпространстве или, как в моём случае, сидело в телевизоре, тело погружалось в анабиоз, все процессы в нем протекали нормально, но на тридцатый день начинали замедляться, а после тридцать пятого останавливались полностью, и вернуть сознание в тело не представлялось возможным. Так что, капитан Строева была не просто агентом, она была мостиком, связывающим меня с моим будущим. Если подумать, то и с прошлым тоже.
  На следующий день всё повторилось, с той лишь разницей, что я усложнил внушение, расширив его на несколько фраз. В какой-то момент Эштон заснул, прямо перед телевизором. Я решился использовать голос, обычный, без ультразвука. Момент был как раз подходящий, на экране шла постельная сцена, парень с девушкой что-то страстно шептали друг другу. Главное, чтоб не орали.
  Я собрался с духом и принялся дрожащим от вожделения голосом внушать спящему Эштону, чтоб он оставил глупости с переворотом, а ещё лучше, взял бы, и переправил все сведения об этом в ФСБ. Разумеется, слова были другими, фразы составлялись заранее, но смысл был примерно таким. Наверное, это был первый в истории случай, когда вербовка велась в любовном порыве. Хотя, не секрет, что через постель добывалось множество разных тайн. В том числе, государственных.
  Дни тянулись за днями, я, как мог, обрабатывал Эштона. Иногда, с неизменным чепчиком на голове и пылесосом, появлялась капитан Строева. Не забыв подмигнуть, она протирала корпус и экран и уже не казалась мне, как тогда, на совещании у шефа, излишне крупной и непривлекательной. Нормальная тётка, ну слегка габаритная, разве это недостаток, скорей отличительная особенность.
  Шёл восемнадцатый день, когда телевизор включили, и возле экрана возник человек, которого я раньше не видел. Весь в чёрном, в затемнённых очках, он сжимал в руках сумку. С минуту помедлил, затем присел на корточки, расстегнул на сумке молнию и вынул голову. Это была голова капитана Строевой. Я едва не закричал, а человек в чёрном, усмехнувшись, постучал по экрану:
  - Что, жалко девушку? - говорил он с акцентом, сильно картавя слова. - Мне тоже, - нарочито жалобно вздохнул. - Но как её такую, - он изобразил руками нечто объёмное, - незаметно вытащить? Только по частям! - и он рассмеялся противным каркающим смехом.
  Я молчал, не в силах что-нибудь предпринять. В это время негодяй, перестав веселиться, сунул голову несчастной капитанши обратно в сумку, вынул оттуда бейсбольную биту и снял очки. Я его узнал - это был человек с фотографии, той самой, что мне показывал Марик. Бывший шеф службы безопасности Чернятински. Последней моей мыслью, перед тем как мир разлетелся на части, была мысль о том, что я так и не узнал, что означает "кисейная барышня".
  Безвременье продолжалось вечность, а может быть день. Или даже минуту. Внезапно по ушам резанул незнакомый марш. Бравую музыку сопровождали английские слова. Ничего не видно, только в темноте маячит какая-то рябь. Грязно-розовая и рваная, словно отблеск далёкой грозы, она тревожила и пугала. Где я?
  Я напряг память, вспомнился Эштон, потом капитан Строева. Её голова, её отрезанная голова. В сознание, как монстр, вплыло улыбающееся лицо Чернятински, меня передёрнуло.
  Так, спокойно! Я попытался привести себя в чувство. Чёртова музыка не давала сосредоточиться, тем не менее я пытался рассуждать. Итак, Чернятински разбил телевизор, это ясно. Если я могу слышать, значит, чип не оставили в телевизоре, не выбросили на помойку, а изъяли и куда-то вставили. Вероятней всего в радио, раз я слышу, но ни фига не вижу. Или в какую-нибудь аналогичную фигню. Но почему поют не по-русски? Да мало ли, может, настроились на западную станцию. Или это запись? Вставили флэшку и гоняют, что нравится. Хотя кому такое может нравится? Марш сменился другим маршем. Парад у них, что ли?
  - Эй! Вы меня слышите? - раздался глухой стук, стучали, скорей всего по корпусу. Голос был женский и обращался ко мне по-английски.
  Я попытался ответить, но разговаривать в темпе военного марша оказалось непросто. Вместо слов получалось нечто нечленораздельное. Тот, кто со мной разговаривал, видимо, это понял и принялся настраиваться на другую волну, от помех мне стало не по себе, ощущение было такое, будто камнем возят по стеклу. Наконец, радио забубнило что-то о том, как обустроить садовый участок, сколько для этого нужно навозу и какой лучше подходит. Пусть, лучше про дерьмо слушать, чем бьющие по ушам марши.
  - Так нормально? - поинтересовался голос.
  - А вы кто? - ответил я вопросом на вопрос, прервав описание компостной ямы.
  - Линда! Инженер по периметру.
  - Какому периметру? - мне всё это не нравилось. - Где я?
  - В тюрьме Джефферсон, штат Коннектикут.
  Плохая шутка, не смешно.
  - Нет, правда... - я попытался настроить собеседницу на серьёзный тон.
  - Ваш чип привёз Чернятински, велел найти какую-нибудь рухлядь, собрать переходник и с его помощью вставить чип. Сказал, что тут его русский друг и надо сделать так, чтоб он не скучал. И рассмеялся.
  - И куда ты меня вставила?
  - В радиолу, 1951 года выпуска.
  Всё это похоже на дурной сон, на чёртов кошмарный сон. Я хочу проснуться, очень хочу...
  - Чернятински - садист, - оборвала захлестнувшую меня панику Линда, - он пытает заключённых. Тебе тоже приготовил сюрприз.
  - Какой? - проговорил я голосом девушки, рекламирующей средство для похудания.
  - Он сказал, что принесёт граммофон, и чтоб я придумала, как можно пристроить к нему чип.
  В сознании всплыл древний аппарат с ручкой и трубой, на котором крутится заезженная пластинка, и трескучий голос поёт старинный романс. И ни скрыться, ни убежать. Ни даже убавить звук. Пытка, настоящая пытка. Лучше уж смерть.
  - Линда, послушай, - чёрт, даже невозможно изменить интонацию, девка из радио, зараза, радостно стрекочет про талию, - послушай, спрячь меня, а? Или выбрось.
  - Не могу, - послышался вздох, - Чернятински меня убьёт. Я его боюсь.
  - Ну, как мой русский дружок, всем доволен? - послышался голос, который я узнал бы из тысячи. - Я смотрю, вы уже подружились? Согласитесь, Сергей, - Чернятински постучал по корпусу радиолы, - вы не можете меня упрекнуть в негостеприимстве Тут вам и музычка, и красивая девушка. Впрочем, вам ведь не видно. Ну, ничего, обещаю, скучать не придётся, - он рассмеялся, словно закаркал.
  Послышался шорох, затем испуганный вздох Линды. Раздался удар, меня словно прошил высоковольтный разряд, и я провалился в небытие.
  Темноту прорезали горизонтальные всполохи, что-то ярко моргнуло, через мгновение передо мной раскинулся унылый пейзаж: пыльная площадка без растительности, за ней трёхэтажный барак с решётками на окнах, позади - бетонный забор с колючей проволокой.
  Я вспомнил разговор с Линдой. Как она говорила, кажется, Джефферсон. Точно, тюрьма Джефферсон в штате Коннектикут.
  - Сергей? - в экран заглянула девушка, симпатичная, светлоглазая, с ямочками на щеках и распущенными волосами, спадавшими ей на спину. - Вы меня слышите?
  Значит, меня снова сунули в телевизор, я прислушался к программе, шла трансляция хоккейного матча.
  - А как же граммофон? - поинтересовался я голосом комментатора.
  Линда улыбнулась, красивая улыбка, как на рекламе.
  - Не принёс он его, наверное, не нашёл. Да где эту рухлядь возьмёшь, разве у коллекционеров. Или в какой-нибудь лавке старины. Я тебя пока в телевизор встроила, подумала, всё лучше, чем в радио торчать?
  - Спасибо, - поблагодарил я, - скажи, а что ты здесь делаешь?
  - Окончила технический колледж, - она пожала плечами, проведя ладонью по корпусу, - раскидала резюме. Без опыта никто не брал, а эти, - она махнула себе за спину, - предложили. Я согласилась. Теперь - вот, обслуживаю периметр, слежу за приборами, напряжением. И всё такое...
  - Линда! Девочка моя, - в поле зрения вплыла фигура в чёрном, я мысленно сплюнул: Чернятински. - Кто тебе позволил помещать нашего друга в телевизор? Нехорошо, - он покачал головой, - разве не видишь, там ему неудобно. - Он повертел головой, будто что-то искал, схватил прут арматуры, валявшийся тут же, и двинулся в мою сторону.
  - Погодите! - выкрикнул комментатор.
  Через мгновенье экран взорвался яростной вспышкой, я ощутил мощнейший разряд и снова погрузился в чернила беспамятства.
  Через год, день или секунду я услышал детский голос, рассказывающий сказку про Белоснежку. Может быть, именно так умирают, под нежный голос и сказку? Не самый плохой вариант, по-моему. Во всяком случае, лучше, чем сдохнуть под граммофон.
  - Сергей! - я узнал голос Линды. - Вы меня слышите? Как вы?
  - Хрен его знает! - ответила Белоснежка.
  - Сергей, - пропустив мимо ушей грубость сказочной девочки, продолжила Линда, её голос казался встревоженным, - он его принёс...Граммофон!
  Только не это! Сукин сын решил меня извести...
  - Я подумала... Вы меня слышите?
  - М-м, - промычал кто-то из сказки, кажется, гном.
  - Я хочу вам помочь, - она что, шутит, чем ему можно помочь, - я придумала одну вещь. В общем, можно ваш чип подключить к сети, понимаете?
  - Не совсем, - признался я голосом Белоснежки.
  - Ну, вы попадёте в киберпространство. Лучше в какую-нибудь игру, там ему вас не достать.
  - Послушайте, Линда, - меня вдруг осенила догадка, - если хотите помочь, просто выньте чип и отправьте его почтой в Россию. Адрес: Москва, Лубянская площадь, дом...
  - Не получится, - послышался вздох, - отсюда невозможно ничего вынести, нас обыскивают и сканируют. Да и ещё... - она замялась. - Не хотела вам говорить, но вы здесь уже третий месяц...
  Меня словно окатило ледяной водой. Сознание, единственное, что осталось от Сергея Скворцова, отказывалось понимать то, что сейчас сказала Линда. Выходит, моего тела больше не существует.
  - Так вы согласны? Сергей, вы меня слышите, ответьте!
  - А вы? Что будет с вами?
  - Не знаю, - голос Линды сделался тише, будто она боялась, что её услышат, - придумаю что-нибудь. Не убьёт же он меня, в самом деле... Удачи! - и меня снова окутала темнота.
  
  Глава 2.
  
  Мрак рассеялся, я смог разглядеть огромные створки платинового цвета, возле которых повисли две горизонтальные рамки. Металлический голос, раздававшийся, казалось, отовсюду, равнодушно пробубнил:
  - Введите логин, пароль!
  Неизвестно откуда материализовалась клавиатура с кнопками-сенсорами. Значит, Линда не обманула, и ей удалось сунуть меня в виртуал.
  - Введите логин, пароль! - напомнил о себе невидимка.
  Откуда-то снизу возникла виртуальная рука, вернее её часть, потому что начиналась от локтя. Каким-то образом я мог ей управлять, как своей собственной. Впрочем, не совсем так, тактильных ощущений не было, что, в общем-то, понятно, рука же не моя. Зато слушалась. Я принялся набирать пароль - семь цифр вразнобой, привычную комбинацию, которой я не раз пользовался раньше. Теперь логин, чёрт его знает, какие тут приняты. Попробуем "Скворец", я набил производную от собственной фамилии в прямоугольник.
  - Используйте латинские буквы! - металлически попросил голос.
  Не мог сразу сказать. Я стёр предыдущую запись, перевёл клавиатуру в английский регистр, написал "Скворец" латинскими буквами.
  - Такой логин уже существует!
  Надо же, значит, я не один тут Скворцов. Так, нужно придумать что-нибудь эдакое, позаковыристей, но и чтоб язык не сломался. Назовёшься Джавахарлалом, с таким никто дела иметь не захочет, потому что скорей сдохнешь, чем выговоришь. Скворец, скворец, как по-английски будет? Старлинг, кажется. Наверняка, и такой уже есть. А что если соединить нашего скворца с ихним. Я попробовал - вышло Скворлинг. Херня какая-то. Надо переделать. Пусть я лучше буду Скрайд. А что, коротко, звучно и ни хрена понятно! То что надо!
   Я ввёл придуманную галиматью в окно, как и следовало ожидать игрока с подобным ником не оказалось. Ничего, теперь будет. Нажал "Enter", металлический голос так же равнодушно, как только что предлагал ввести ник, поздравил:
  - Добро пожаловать, Скрайд, во вселенную Горд!
  Из пространства материализовался экран, при этом клавиатура с полурукой не исчезли.
  - Пожалуйста, выберите расу!
  На экране показались шесть фигур. Средний был человек, а вот с остальными вышла загвоздка, ничего подобного раньше видеть не приходилось. Одна раса называлась "мардаки". Натуральные орки, здоровые, с рыжей шерстью и свирепым рылом. Посмотрим, что про них пишут, - возле картинки расположился небольшой текст, судя по всему краткое описание расы.
  "Абсолютная всеядность, слабая мыслительная деятельность, культ силы, технологически не развиты, однако имеют многочисленный вооружённый флот, раса характеризуется мощнейшей экстенсивной колонизацией".
  Всё ясно - один в один мангалоры из "Пятого элемента". Нет уж, увольте, быть обезьяной с гранатой совершенно не светит.
  Дальше - пенальцы, На экране возник зелёный урод с жабьей головой, четырьмя руками и ногами, напоминающими ласты. Относятся к классу жаброшеих амфибий, - меня передёрнуло, - приспособлены к существованию как в жидкой среде так и на суше, способен дышать любыми газами, включая азот, пища - кислотный планктон и каловые рифовые отложения с планеты Краб. К горлу подступил ком - нет уж, питаться, пардон, дерьмом, каким бы вкусным оно не было, это без меня.
  Для себя я уже решил, что выберу расу людей, слава богу, что есть такой выбор, но прочесть об оставшихся расах всё же не поленился. Надо иметь представление о тех, с кем придётся столкнуться.
  Фаряне - зелёного жабоида сменило существо с головой, напоминающей треугольник, огромными, занимавшими почти пол-лица миндалевидными глазами, сплющенным носом и ртом без губ. На лбу имелся костяной нарост, кожа гуманоида была розового цвета. Из одежды - что-то вроде платья до пят. Фарянин вызывал смешанные чувства, в нём странным образом сочетались привлекательность и уродство.
  Раса гуманоидов-гермафродитов, - принялся читать я, - малоподвижные, с высокими умственными способностями. Могут делить сознание и фасеточное зрение на участки, функционирующие самостоятельно. Здесь точно мимо, быть гермафродитом с расчленённым сознанием меня не заставили бы даже под пыткой.
  Ещё одна раса - Гаэляне. На экране возникло существо, по сравнению с которым пеналец-жабоид казался красавцем. Голова, - трудно даже описать, - вот если взять и побрить морду лошади, получится что-то похожее. Эта голова торчит непонятно откуда, тело гаэлялнина представляло массивную тумбу без ног, пятнистую, посреди которой мерцало небольшое окошко неправильной формы. В том, районе, где у человека находились бы плечи, виднелось странное образование, то ли части тела, то ли приборы. Они светились, и внутри них что-то двигалось.
  Посмотрим, что из себя представляют. "Гуманоиды, тысячелетиями развивающие свою физиологическую форму путём генетических модификаций эмбрионов. Первоначальная форма расы уже неизвестна. Культивируют конструктивизм и гуманизм. Относятся ко всем, как друзьям и партнёрам, даже если те таковыми не являются".
  Н-да, с такой философией им долго не протянуть. Хотя, кто его знает.
  И последние - Клитаны. Появилось изображение непонятно чего - какое-то зелёное членистое кольцо. Так это же не существо, это корабль. Что за хрень ещё, я принялся читать описание.
  Клитаны - это раса-загадка, известно, что у них есть головной корабль, матка, называемый "Марталла". Считается, что выяснить причину вторжения клитан можно только при встрече с Марталлой. Но поговорить с ней никому не удавалось. Клитанские корабли никогда не выходят на связь и не просят пощады. Структура их кораблей толком не изучена, потому что никому не доставался целый корабль. Лишь обломки, называемые "протоплазмой". Протоплазму больше не раздобыть нигде, поэтому это - очень дорогостоящее вещество, его используют в производстве оружия и в других сферах.
  Информация о клитанах чем-то встревожила, я снова перечёл сообщение. Ага, вот оно - "вторжение". Раз вторглись, значит, враги. Как насчёт подробностей, неожиданно заметил внизу экрана небольшую сноску "Вселенная Горд". Щёлкнул по ней, возник текст.
  "К трёхтысячному году человечество освоило межзвёздные перелёты и вступило в контакт с четырьмя другими цивилизациями: мардаками, пенальцами, фарянами и гаэлянами. Их отношения складывались непросто, но, тем не менее, они принимали совместные решения на Галактическом Совете.
  Внезапно из неизведанных областей галактики появилась новая раса, клитаны. И без каких-либо переговоров стала захватывать одну звёздную систему за другой. Началась кровопролитная война коалиции пяти цивилизаций против захватчиков. Для каждого воина галактики стало делом чести вступить в схватку с агрессором. Многие корабли клитан были уничтожены, но подобраться к кораблю-матке, Марталле, не удалось никому. Возможно, это удастся тебе".
  На фиг надо. Что я - больной. Развели тут патриотическую богодельню, а на самом деле, всё как везде - постараться не сдохнуть и, по возможности, набить карманы. Вот и вся философия.
  Я вернулся в предыдущее меню, с шестью расами. Кликнул по строке "человек". Но это было ещё не всё.
  - Пожалуйста, выберите статус.
  Мне предлагалось три варианта: воин, пират, торговец. Я не стал вдаваться в подробности, во-первых, мне уже порядком надоело торчать в этом предбаннике, к тому же и так всё понятно: воин склонен к боям, торговец тяготеет к торговле, ну, а пират - соответственно к грабежу. Я вспомнил, как в детстве зачитывался книжками про пиратов, острова, сокровища, всё такое... Может, и пожалею потом, но, - была не была, - я ткнул в строчку "Пират".
  Экран пропал так же внезапно как появился. Платиновые створки бесшумно раздвинулись, я шагнул вперёд. Шагнул?! Я замер, как вкопанный, медленно, боясь спугнуть происходящее, оглядел себя сверху вниз. Взгляд скользнул по стального цвета костюму, - то ли лёгкий скафандр, то ли униформа, - переместился к ногам, обутым в мудрёные сапоги. Я поднял ногу, шевельнул рукой, всё работало. Мало того, я мог чувствовать. Чтобы снять последние сомнения ущипнул себя за руку. Никогда я так не радовался боли.
  - Что, новенький? - раздался квакающий голос, меня похлопали по плечу.
  Я обернулся, здоровенный пеналец-жабоид улыбался во весь лягушачий рот.
  - Вижу, выбрал пирата, - продолжал квакать пеналец, - правильно, лучше, чем совать башку в пекло или трястись над кошельком. Кстати, не одолжишь пару кредитов?
  - Я? Да у меня нет ничего, - для достоверности я похлопал себя по бокам.
  - Как? Всем новичкам полагаются подъёмные, пошарь по карманам.
  Я принялся обследовать костюм, который, - тут жабоид был прав, - просто изобиловал карманами, пеналец следил за мной, нетерпеливо поквакивая, и уходить, похоже, не собирался. Наверное, уже считал содержимое моих карманов своей собственностью. Разумеется, я не собирался ничего давать первому встречному, особенно такому, и, найдя деньги, нашёл бы слова, чтоб вежливо отказать, но ничего объяснять не пришлось, зазвучала сирена, и мой зелёный знакомец, забыв о деньгах, сорвался с места.
  Мимо, едва не сбив с ног, пронеслась туша, окатив меня отвратительным духом, по огромным ушам я узнал в пробегавшем мардака. Со всех сторон слышался топот ног, люди, мардаки, пенальцы, фаряне, - все мчались как угорелые.
  - Ты чего встал?! - на всём ходу в меня воткнулся, - хоть тут повезло, - человек. - А-а, новенький, - что-то надоело мне это, звучит, как насмешка. Все когда-то бывают новенькими.
  - Что случилось? - я указал на общий исход.
  - Клитаны! Напали на систему Грампела. Подлетай, если надумаешь, хоть протоплазмой разживёшься. Только в пекло не лезь, а если что, прыгай на какую-нибудь планету, их там как грязи. Или кричи - подскочу. Понял? - чего понимать-то, в двух словах, если шухер, надо валить или кричать караул. Я б и сам догадался. - Как звать? - поинтересовался мой собеседник.
  - Серг... Скрайд.
  - Меня - Сибл, всё, бывай! - помахав рукой, он помчался дальше.
  Вскоре всё стихло, я, наконец, смог осмотреться. Зал, где я находился, выглядел так, как и должна выглядеть межзвёздная база: по форме круглая, ничего лишнего, всё стального и матового оттенка, пол с мерцающей подсветкой, сверху сферический купол, сквозь который виднеются звёзды. Из обстановки какие-то пульты, экраны, непонятного назначения кубы с дверьми, может быть, комнаты отдыха или свиданий, хрен его знает. По периметру тоже двери, как раз в них и скрывались все, кто спешил драться с клитанами. Чуть в стороне я заметил что-то вроде барной стойки. Почему вроде, она самая и есть. Я вдруг поймал себя на том, что не ел несколько месяцев.
  За стойкой хлопотал человек без обоих рук. Вернее, они были, только механические.
  - А-а, новичок, - прокряхтел бармен, на вид обычный мужик, короткая стрижка, прямой нос, тонкие губы. Портил только шрам через всё лицо. - Как звать?
  - Скрайд, - буркнул я, устраиваясь на стуле, - а тебя?
  - Берг, - механическая рука, жужжа приводом схватила стакан, другая принялась его протирать, - выпьешь? - он кивнул за спину, намекая на батарею из бутылок.
  - Слушай, я б лучше съел чего-нибудь.
  Берг наградил меня долгим взглядом.
  - Первый раз вижу воина, начинающего путь со жратвы. Обычно все мчатся смотреть на корабль.
  - Какой корабль? - я сглотнул, мне что полагается корабль? - А где...
  - Там, - Берг кивнул в сторону периметра, - сразу увидишь, он там один, все улетели.
  Я привстал, не терпелось глянуть на личный звездолёт.
  - Эй, а завтрак?
  Действительно, что это я. Как нетерпеливый ребёнок, которому подарили велосипед.
  - Что есть? - я уселся на место.
  - Карванские снедки, вешские гурты, - свежие, только вчера завезли, - или вот, - двумя пальцами механической руки он выхватил из кастрюльки нечто напоминающее банан, только с клешнями, - крабский карандр. Хотя, его лучше с пивом...
  - А чего-нибудь простого, яичницы нет? - без особенной надежды спросил я.
  - Я понял, - кивнул Берг, - предпочитаешь традиционную кухню? - ещё бы, жрать каловые отложения, тем более за деньги, точно не стал бы. - Яичница так яичница, - бармен полез в холодильник, - сколько яиц?
  - Три!
  - Бекон добавлять?
  - Валяй! - брякнул я и прикусил язык, надо бы уточнить из чьего мяса, но отменять заказ не стал. Не солидно для пирата менять решения. - Слушай, Берг, прости, конечно, что спрашиваю...
  - Не извиняйся, - брякнув на плиту сковородку размером с Плутон, пробубнил Берг, - все спрашивают. Ты про руки? - я кивнул. - Хреновая история вышла, так же вот, как сегодня, - он кивнул на периметр, - напали клитаны, и я совсем близко подобрался к Марталле, их матке. Думал, сейчас уделаю тварь, а вышло, - он горько усмехнулся, - что уделали меня. Хорошо ещё жив остался, руки только оторвало. Ну вот, хотел в реал выйти, а оказалось, там, снаружи недоглядели, из вирта не вынули вовремя, на сороковой день только спохватились...
  Я вспомнил, было несколько громких скандалов, люди лишались своих тел из-за безалаберности игровых корпораций. Но дела быстро заминались, скорей всего, с помощью денег.
  - А дальше?
  - Фаряне приделали мне вот эти, - он с жужжанием помахал механической рукой, - грабли, и теперь я - бармен.
  - А что те, из реала?
  - А что они, - пожал плечами Берг, - сказали, что создали базу данных вероятных доноров, и как только появится тело, я буду первый, кто его получит. Только не верю я. Кто добровольно расстанется с телом? Вот ты бы расстался? - он посмотрел на меня в упор.
  Я собрался ответить, но тут разглядел мой будущий завтрак. На огромной сковороде шкворчала глазунья с такими глазами, что мои вылезли из орбит. Тут либо курица размером с корову, либо коровы стали нестись...
  - Яйца гипадиуса, - пояснил Берг, заметив мою растерянность, - три штуки, как заказывал.
  Вот змей, не мог предупредить. Этими тремя яйцами можно накормить взвод, и ещё останется. Интересно, денег-то хватит, я потянулся рукой к карманам, мой жест незамеченным не остался.
  - Не переживай, с тебя - тридцать кредитов. А в твоём кошельке - триста!
  Во мне крепла уверенность, что меня обдирают как липку, но ничего поделать не мог. Сам виноват, не фиг быть слишком доверчивым.
  - Ты проверь, проверь, - кивнул на мой костюм Берг, - посмотри хоть как кредиты выглядят, ещё там коммуникатор есть, маленькая такая хреновина.
  Действительно, кроме денег, обнаружился чёрный прямоугольник размером со спичечный коробок и с одной единственной кнопкой.
  - Нажми! - кивнул Берг.
  Я послушался, в ту же секунду коробочка увеличилась, превратившись в устройство, напоминающее планшет, во всяком случае, форма и размер были точно такими. Экран засветился, на нём возникло изображение человека, одетого как и я, в стального цвета комбинезон. Над фигурой виднелась надпись - Скрайд, 1 уровень
  - Это же... - я поднял на Берга глаза.
  - Ну да, ты.
  Я принялся разглядывать себя, до этого момента мне это как-то не приходило в голову, наверное, совершенно отвык от тела. Вернее, привык, что его у меня нет. С экрана на меня смотрело чужое лицо. Не сказать, что неприятное, - черноволосый, с короткой причёской, прямым носом, карими глазами, и волевой складкой у губ, - персонаж выглядел вполне ничего, но непривычно. Непривычно ощущать себя в новом теле, и необычно. Я усмехнулся. Любой, кто лишился бы тела, был бы, наверное, подавлен, а я чуть ли не в восторге. После того, как от меня остался лишь разум, обретённая плоть, пусть даже виртуальная, казалась лучшим подарком.
  - Там все твои показатели, - подсказал мне бармен.
  Действительно справа от персонажа расположилась таблица с какими-то данными, и вгляделся внимательнее:
  Опыт: 0
  Навыки: Техника: 0; Лидерство: 0; Маневренность: 0; Торговля: 0; Обаяние: 0
  Репутация: -10
  Звание: салага.
  Характер: начинающий пират, родился на планете Земля, в чём-либо предосудительном, впрочем, как и в позитивном, замечен не был. Тяготеет к грабежам, насилию и убийствам. Взят на заметку фарянами.
  - Ну, как, - отвлёк меня Берг, - ознакомился?
  Я пожал плечами, больше всего мне не понравилось звание, что это, в самом деле, такое - салага.
  - Тут вот звание... - я замялся, не зная, как точнее сформулировать вопрос.
  - У пиратов, - ухмыльнулся Берг, - свои звания, - он брякнул передо мной тарелку с дымящейся яичницей. Пахло ничего, аппетитно.
  - Какие? - поинтересовался я с набитым ртом.
  - Салага, - я чуть не поперхнулся, - юнга, рейдер, шкипер, и так далее. Самое высокое - Барон. У военных всё по-другому, там - новичок, кадет. До адмирала...
  Я вздохнул, в принципе, что новичок, что салага - один хрен. Надо прокачаться быстрее и стать шкипером, хотя бы. Юнга тоже как-то, не очень.
  - А репутация, почему она с минусом, я же ничего плохого не сделал.
  - Как это? - округлил глаза Берг. - А кто выбрал пирата?
  - Ну и что?
  - А то, что пиратов не особенно любят. Поэтому и рейтинг изначально снижен, понял?
  Если честно, не очень, какая-то дискриминация по призванию. Но уточнять не стал, всё равно уже выбрал.
  - Кстати, если хочешь сменить, - я думал скажет ориентацию, но обошлось, - статус, можешь это сделать в любой момент. - это интересно. - Только не советую.
  - Почему?
  - Потому что поновой придётся качать навыки. Те, что хороши для пирата, не годятся для воина или торговца. Ну, и наоборот, разумеется.
  - А какие для пирата качают? - я отодвинул почти полную тарелку, больше запихивать в себя не было силы.
  - Разберёшься... - уклончиво промычал Берг.
  Так, этот криворукий хрен что-то скрывает. Или, - меня пронзила догадка, - хочет денег. В принципе понять можно, любая информация чего-нибудь стоит, а за возможность немножечко заработать осуждать глупо, особенно в моём положении. Я отсчитал пятьдесят кредитов, положил их на стойку. Бармен взял тридцать, остальные подвинул обратно.
  - Сдачи не надо! - с видом человека, привыкшего сорить деньгами, произнёс я.
  Полтиник исчез со стойки с космической скоростью, Берг, протянув мне стакан с водой, пояснил:
  - Пирату лучше качать обаяние и технику.
  Вот уж не думал бы, пират и обаяние сочетаются примерно как бегемот с виолончелью, хотя, смотря какой пират.
  - Обаяние, - продолжал ликбез бармен, - снижает негативную реакцию окружающих на разные "шалости", там убийство, грабежи и всё такое. Одновременно, если сделаешь что-то хорошее, поднимает тебя в глазах всё тех же окружающих.
  Всегда подозревал, что обаяние - штука полезная. А что с техникой?
  - Техника, - словно читая мои мысли, проговорил Берг, - снижает износ оборудования. Уменьшает повреждения техники, - корабля, к примеру, - в бою. Соответственно, меньше требуется денег на ремонт. Качают навыки протоплазмой.
  В голове стал выстраиваться план моей будущей тактики, основанной на пока что примитивном алгоритме: протоплазма - навыки - прогресс.
  - Репутация, - перешёл к следующему пункту Берг, - основана на успешных действиях и имеет направленность. К примеру, если много грабил, будешь иметь высокий пиратский рейтинг, и к тебе хорошо будут относиться другие пираты. Если много воевал - в почёте у воинов, выгодно торговал - у торгашей. Ясно?
  Ну, в общих чертах. Непонятно только, как исчисляется этот самый рейтинг, если я, к примеру, буду грабить и воевать одновременно.
  - Там сложная формула, я сам до конца, да, по-моему, никто толком не понимает. В общем, чем больше награбишь, тем больше рейтинг... Что ещё? - Берг почесал подбородок механическим пальцем. - Поначалу в драки старайся не лезть. С пукалкой, что у тебя на корабле, много не навоюешь, из неё только по мутёнкам стрелять.
  - По кому? - нахмурился я, снова возникло ощущение, что меня оскорбляют. Не многовато для одного дня?
  - По мутёнкам, - оскалился Берг, - это такие мелкие корабли клитан. По одному не страшные, а вот толпой - могут пришить. В общем, как увидишь - не спутаешь: зелёная мелкая шлюпка, правда, говнистая.
  Обалдеть, какое изящное описание, так и стоит перед глазами: зелёное и говнистое.
  - Ещё можно собирать обломки астероидов, сильно на этом не разживёшься, но с голоду не помрёшь. Исследуй планеты, на некоторых интересные артефакты бывают. Ну и квесты, без них сложно качаться, бери задания, выполняй. Вроде, всё, остальное сам узнаешь.
  - Ну, я пошёл! - я поднялся. - Бывай, Берг!
  Бармен помахал мне жужжащим протезом, я направился к периметру. Створки двери бесшумно разъехались - у меня захватило дух, вот это размах: база была невероятных размеров с множеством причалов для кораблей, складами, ангарами, ремонтными базами и ещё бог знает с чем. Причаливали и отлетали какие-то, явно не военные, скорей всего грузовые суда. Огромные и неповоротливые, они напоминали китов.
  Свой корабль я определил с первого взгляда. Он, объятый клешнями захватов, сиротливо висел между пустых причалов и имел на вид мощный и довольно объёмный корпус, четыре крыла, - по два с каждого боку, и передний отсек, где, скорей всего, находится кабина пилота. А вот оружия что-то не видно.
  - Твоё ведро? - послышался голос, ко мне направлялся человек в робе. Это что, про мой звездолёт? - Оглох, тебя спрашивают...
  - Мой, только не ведро, а...
  Типу в робе было до фени, что там у меня, хоть садовая лейка. У него, впрочем, как и у бармена, был ко мне исключительно монетарный интерес.
  - Пушку будешь ставить? Или так полетаешь?
  Что за вопрос, какой пират без оружия. Без оружия пират - это не пират, а пародия.
  - Буду, - уверенно кивнул я.
  - Тогда сто кредитов!
  У меня возникли смутные подозрения, что пока из меня не высосут всё, я отсюда не улечу.
  - Ладно, - я отслюнявил сотню и протянул её механику, - что хоть поставишь?
  - На такое ведро - только фотонную пушку.
  Пукалка, догадался я, мне вдруг стало смешно. Я представил, как пират в звании салаги носится по космосу на ведре, поливая всех из пукалки.
  - Чего ржёшь? - удивился механик.
  - Не обращай внимания, - отмахнулся я.
  - Дроид нужен? - с явным подозрением на мою неадекватность, поинтересовался мой собеседник.
  - Зачем?
  - Для ремонта.
  - Сколько?
  - Семьдесят.
  - Давай, - ещё одна порция денег перекочевала в ненасытные руки механика.
  Он ушёл, а я, наконец-то, смог подняться на борт.
  
  Глава 3.
  
  Пройдя по широкому коридору с матовой обшивкой и стальным полом, я очутился в святая святых любого корабля - кабине пилота. Собственно, кабина - это неверное слово, помещение, куда я попал, представляло скорее огромный зал, с обзорными окнами и потолком, сквозь которые можно было наблюдать за всем, что твориться снаружи. В передней части кабины находилось возвышение, на котором расположилась огромная панель управления с большим экраном посредине.
  Часть панели заслоняло кресло пилота с впечатляющей спинкой и подлокотниками, на которых смогла бы свободно разместиться, к примеру, шахматная доска. Обойдя кресло, я в него сел и словно попал в объятия, мягкие и заботливые. То ли материал кресла был необычный, то ли конструкция, но находиться в нём было одновременно приятно и удобно.
  Я принялся изучать приборную панель, вокруг экрана располагалось множество мелких табло с различными данными. Одно содержало сведения о прочности корабля. Стойкость корпуса, - прочёл я, - 200 единиц, обшивка блокирует до 2 единиц ущерба. В этот момент корабль едва заметно качнуло, одно из пустующих табло замерцало голубым светом, в нём возникло изображение оружия. Я понял, что техник за мою сотню оборудовал корабль фотонной пушкой или, как он изящно выразился, "пукалкой". Дальность стрельбы -320, мощность заряда - 50. Судя по всему, мощность не ахти какая, иначе бы за фотонной пушкой не закрепилось уничижительное прозвище.
  В нижней части панели, под экраном расположилась панель под названием "Трюм". Я обратил внимание, что его ёмкость совпадает со стойкостью корпуса и составляет 200 единиц. После же того, как звездолёт оборудовали оружием, объём трюма уменьшился и составлял теперь 170 единиц. Получалось, что трюм уменьшается ровно на столько, сколько на корабль навешано оборудования. Интересная особенность, но неприятная. Если вооружиться до зубов, как полагается приличному пирату, то не останется куда складывать награбленное. И, наоборот, если полно места для барахла, то нечем будет его отвоёвывать. В общем, нет в мире совершенства и нужен какой-то баланс, какой именно - придётся разбираться на практике.
  Так, что дальше, - я продолжил изучать оборудование, - двигатель. Скорость 100, число парсек гиперпрыжка - 5. Вероятней всего - тоже минимальные значения, так что на первых порах, наверное, в скорости буду проигрывать. Надеюсь, что не всем. И недолго. Надо будет при первой возможности мощность движка увеличить. Пока же придётся довольствоваться тем, что есть.
  Следующий показатель касался непосредственно предыдущего - топливный бак. Его ёмкость составляла 6 единиц. Сколько это в относительном выражении было совершенно неясно, я нигде не нашёл сведений о расходе топлива, зато была информация о наполненности бака. Корабль оказался заправленным под завязку, и это не могло не радовать, поскольку денег у меня оставалось кот наплакал.
  Ещё одно окошко называлось радар. Я нажал под ним кнопку, на экране возникла карта с указанием созвездий, космических баз и непонятных объектов, назначений которых я, во всяком случае, пока, не знал. Полезная вещь. Потому что без карты в Галактике, корабль всё равно что слепой - ни проложить маршрут, ни рассмотреть, что твориться вокруг. Единственной характеристикой радара являлся радиус действия, у моего был 3000.
  Рядом мерцало табло, которое меня заинтересовало едва ли больше всех остальных, поскольку совпадало с психологией пиратов вообще и меня, как представителя грабительского сообщества, в частности, и называлось "Захват". Я пригляделся внимательней - захват представлял из себя две на вид металлические, состоящие из множества сочленений, руки, растущие из нижней части звездолёта, вероятней всего, из трюма. Захват обладал собственной характеристикой, которая обозначалась цифрой 50.
  На панели присутствовали ещё несколько, таких же по размеру и форме, как и предыдущие, окна, но они были пустыми. Как я понял, для дополнительного оснащения, которое мне, возможно, понадобится в будущем.
  Я откинулся на сидении, прикрыл глаза, в сознании замелькали цифры, радары, захваты. От обилия оборудования, с которым я столкнулся впервые, и от различных данных стало не по себе. Всё смешалось в один информационный коктейль, в котором порядку было примерно столько, сколько бывает в холостяцкой квартире. Вполне естественно, что у меня возникли опасения, смогу ли со всем этим управиться во время полёта или боя. Я успокаивал себя тем, что к любой технике следует приспособиться, и вполне вероятно вскоре я буду летать не хуже других.
  Кстати, насчёт управления. Ничего похожего на руль не наблюдалось. На тыльной стороне одного из подлокотников я нащупал какой-то нарост, надавил сильнее, тут же, серьёзно меня напугав, из пола выскочила конструкция, напоминающая полукольцо на ноге. Кое-как уняв сердцебиение, я понял, что это не что иное как штурвал. Часть его была украшена переключателями и кнопками, особенно выделялась одна, красного цвета с изображением взрыва. Не надо быть академиком, чтобы понять, что это - гашетка для выстрела.
  Подавшись вперёд, я осторожно взялся рукой за штурвал, кресло мгновенно перестроилось так, чтоб мне было максимально комфортно. Отлично, не придётся в критической ситуации отвлекаться на ерунду. На рукояти выделялась схема со стрелками, которая показывала, как следует управлять кораблем. Изучив с минуту чертёж, я пришёл к выводу, что ничего сложного в управлении нет. Толкаешь штурвал - двигаешься вперёд, на себя - гасится скорость, лево-право тоже понятно.
  Мне вдруг нестерпимо захотелось сделать так, чтоб взревел двигатель и чтоб машина сорвалась с места, взвизгнув шинами и оставляя за собой шлейф жжёной резины. Увы, колёса звездолётам без надобности, зато имеется всё остальное: двигатель, корпус и пилот, обуреваемый, - вероятно, после длительного бездействия, - жаждой движения. К тому же никаких дел на базе не осталось, и торчать тут было бессмысленно.
  Я снова оглядел приборную панель, сжал штурвал. В этот момент в обзорном окне что-то мелькнуло. Полетав туда-сюда, оно замерло, уставившись на меня глазками-пуговками. Тут же ожило ещё одно табло на панели, появилась надпись "Ремонтный Дроид" и картинка, один в один повторяющая контуры того, что прилепилось к окну. Дроид сильно напоминал пылесос старых конструкций, когда их делали в виде шара или шарообразного цилиндра. Но в отличие от своего древнего собрата он имел четыре руки-манипулятора и два глаза, которыми немигающе осматривал, - во всяком случае, мне так казалось, - интерьер звездолёта. А, может, и меня, поручиться за робота я не мог.
  Дроид, - прочёл я, - модель DF 70 модификации РА. Мощность - 7. Это всё, больше никакой информации не было, зато был тумблер, который я раньше не видел, а теперь разглядел из-за того, что рядом с ним замерцал бледно-розовый индикатор. Тумблер назывался "Дроид" и имел два положения: автоматическое управление и ручное. Про себя я рассудил, что так откровенно пялиться на хозяина, как это делал сейчас механический ремонтник, не вполне прилично для роботов, хватит с меня одного техника, который обзывал мою ласточку ведром, - и я перевёл Дроида в автоматический режим. Лупоглазый ремонтник тут же исчез, отправившись вероятней всего в то место, где ему определено быть по статусу, наверное, в какой-нибудь инвентарный отсек.
  Наконец, после всех приготовлений я нажал кнопку "Пуск", корпус корабля вздрогнул, послышался едва слышимый рокот двигателя. Мысленно поплевав через плечо, я аккуратно толкнул штурвал от себя. Корабль задрожал, но с места не сдвинулся. Вероятно, требуется усилие больше, чтоб отчалить от базы. Рычаг переместился ещё на несколько сантиметров вперёд. Гул усилился, корпус завибрировал, но звездолёт по-прежнему не желал покидать причала.
  Внезапно, через боковое окно я заметил того самого техника, что устанавливал на корабль пушку. Он усиленно жестикулировал и кричал, обращаясь ко мне. Возможно, я не понял бы, что он хочет сказать, но техник сопровождал своё возмущение такими жестами и словами, - я смог прочесть по губам, - которые не меняются с течением времени и не нуждаются в пояснениях. Ещё раз бросив взгляд на панель, я заметил сенсорную кнопку, подрагивавшую в такт корабельного подрагивания, она имела двойное название "Стыковка/Расстыковка".
  Я, пожурив себя за невнимательность, ткнул в неё пальцем, в ту же минуту корабль оторвался от причала, и вновьиспечённый пират оказался один на один с космосом. Первым делом следовало поупражняться в вождении, ведь чтобы кого-нибудь догонять или, наоборот, удирать самому, требуется умение. Я принялся, стараясь на всякий случай не особенно удаляться от базы, летать туда-сюда, сначала осторожно, а потом усложняя маневры. После приблизительно часа пробных полётов я решил, что достаточно тренирован для более дальних путешествий.
  Ткнув кнопку "Радар", попытался отыскать на звёздной карте созвездие Грампела, о котором второпях рассказал Бэйл. Оно, как оказалось, располагалось от базы не очень далеко, на расстоянии в двадцать пять парсек.
  Была не была, я выбрал сенсор "Гиперпрыжок" и утопил его в приборной панели. На мгновение меня окутал туман, сквозь который я наблюдал трассирующие следы то ли от пролетающих мимо звёзд, то ли это пространственный тоннель давал такой странный эффект. Продолжалось всё недолго, как мне показалось секунд пять, и вскоре мой звездолёт уже дрейфовал среди незнакомых созвездий, с удивлением взирающих на непрошенного гостя.
  Впервые с тех пор, как я очутился в виртуальном пространстве, мне сделалось не по себе. Торчать одному посреди Галактики, не имея возможности перекинуться с кем-нибудь словом, не самое приятное занятие. Впрочем, - я попытался себя подбодрить, - я пират, а пират может быть каким угодно, - безногим, безглазым, безликим, - но унывающим - никогда.
  Я снова потянулся к кнопке Гиперпрыжок, меня ждал неприятный сюрприз, оказывается, совершать прыжки в нуль-пространстве подряд невозможно. Двигатель должен восстановить первоначальную мощность, а для этого требуется время. В моём случае, десять минут. На первый взгляд немного, но чтобы достичь созвездия Грампела мне требовалось прыгнуть пять раз, нетрудно подсчитать, что добираться придётся почти час. А если бы требовалось лететь на, скажем, триста парсек, я бы тогда скорее состарился или помер с голоду прежде чем добрался до цели. Нет, при первой же возможности надо усовершенствовать движок, иначе я буду не бороздить Вселенную, а по ней ползать.
  Размышляя подобным образом, я потерял бдительность, поэтому не заметил опасность, которая меня подстерегла. Раздался ужасающий грохот, корабль тряхнуло так, что я едва удержался в кресле. На боковом обзорном окне образовалась трещина, а чуть в стороне, на расстоянии какой-нибудь сотни метров парила в невесомости гранитная глыба неправильной формы с рваными углами по краям.
  - Ущерб от столкновения составляет двадцать восемь единиц! - сообщила панель механическим голосом.
  Не успел я осознать случившееся в так сказать, практическом аспекте, как по ту сторону окна, прямо возле трещины, материализовался мой недавний знакомец - Дроид DF какой-то там, - хрен вспомнишь, - модификации и принялся, как попавший в борщ таракан, мельтешить всеми имеющимися у него щупальцами, ремонтируя повреждения. Со своей задачей он справился, правда, на это ушло минут пятнадцать, если не больше, но это была не его вина. Причиной такой медлительности, как я уже понял, являлась моя недоразвитость. Не как индивида, разумеется, а как персонажа первого уровня, который имеет в своём распоряжении всё самое примитивное. Дроид в этом смысле исключением не был и нуждался в серьёзном усовершенствовании.
  Пока робот возился с поломкой, я, чтобы избежать новых эксцессов, внимательно наблюдал за тем, что летает в округе. Пару раз мне пришлось сманеврировать, иначе, - во всяком случае мне так казалось, - новых столкновений было не избежать.
  Наконец, Дроид закончил ремонт. Подождав, пока он отправится восвояси, я совершил новый прыжок. Пребывая в вынужденном бездействии и не забывая следить за экраном, я думал о том, какой резкий виток совершила моя жизнь. Ещё недавно я был совершенно обычным человеком, живущим работой и повседневными заботами и ни о каких космосах не помышлял. А потом случилось так, что я потерял тело.
  Врагу такого не пожелаешь, ведь то, что от меня осталось невозможно даже увидеть. А говорить я мог лишь чужими голосами, да и то, если меня приделывали к какой-нибудь рухляди, вроде древней радиолы. Перед глазами всплыл старинный прибор, меня передёрнуло.
  Чернятински, - я вспомнил ухмыляющуюся физиономию, - сволочь... Решил устроить мне вечную пытку, урод. Неожиданно, со всей ясностью я вдруг осознал, что со мной сотворил бы, вдоволь натешившись, этот психопат. Он бы встроил меня, - скорей всего заставил бы сделать это Линду, - во что-нибудь такое, где я не смог бы ни видеть, ни говорить, ни слышать. Я бы просто существовал, как растение, как бестелесный дух, как сознание, выброшенное за ненадобностью. Пытка, нескончаемая, не прерываемая ни на мгновение пытка...
  Я поймал себя на том, что ощущаю себя едва ли не счастливчиком оттого, что оказался тут, в этом мире. Пусть он непривычный, не мой, но всё-таки мир, где можно жить полной жизнью. Хотя, возможно, она будет непродолжительной. Я не знал, что случается с теми, у кого нет тела в той, в предыдущей реальности. Вероятней всего, вместе с гибелью персонажа наступает настоящая смерть, ведь переносить сознание некуда. Наверное, поэтому Берг работает барменом, а не водит корабли по Вселенной, надо порасспросить его на досуге.
  Совершив ещё несколько гиперпрыжков, я очутился там, куда так стремился - в созвездии Грампела, атакованного клитанами. С момента, когда я, находясь на базе, расслышал первые звуки сирены до настоящего момента прошло уже много времени и я, откровенно говоря, полагал что явлюсь к шапочному разбору, надеясь только на то, что не все Клитанские останки собраны, и часть протоплазмы болтается космосе, дожидаясь того, кто её подберёт. Но я ошибался, бойня была в самом разгаре, и мне ещё повезло, что я оказался не в её эпицентре. Иначе бы меня перемолотили если не чужие, так свои, потому что плотность боя была такой, что рябило в глазах. Сплошная стена огня, не разобрать, где корабли союзников, а где - интервентов.
  Динамик наполнился звуками выстрелов, взрывов, обрывками матерных фраз и просьбами о помощи. Чат, расположившийся в низу экрана, также изобиловал сообщениями. По большей части они касались непосредственно сражения и также не являлись образцом изящной словесности. Пусть все воюют, а я, согласно намеченному плану, примусь пусть за не вполне благовидное, зато прибыльное занятие - сбор того, что навоевали другие.
  Настроив радар на максимальное расстояние, - если что, предупредит об опасности, - я принялся барражировать в поисках протоплазмы, стараясь, как и прежде, держаться от сражения подальше. Результат не заставил себя ждать, вскоре я её увидел. Зрелище завораживало, мерцая и переливаясь разноцветными отсветами, протоплазма напоминала кусок Северного Сияния, неизвестно как заплутавшего в космосе. Вместе с тем этот кусок, размером с небольшой автомобиль, казался вполне материальным. Во всяком случае, массу и объём он имел, о чём свидетельствовали данные на мониторе. Его ёмкость, если верить показаниям радара, составляла 40 единиц.
  Это обстоятельство меня несколько обескуражило, выходило, что при ёмкости трюма в сто семьдесят я смогу взять на борт всего лишь четыре таких вот кусочка, которые большими не назовёшь при всём желании. Н-да, трюм у меня хлипковат. Зато добыча халаявная, - подбодрил себя я и ткнул в кнопку "Захват".
  Две механические клешни не спеша отлипли от корпуса и потянулись, расправляя многочисленные суставы к дрейфующей протоплазме. Вскоре первая моя добыча заняла место в трюме. Не успел я, как следует порадоваться, как заметил ещё один бесхозный кусок, чуть больше предыдущего. Орудуя штурвалом, направил звездолёт к добыче, одновременно строя планы по усовершенствованию корабля.
  Вот у меня уже на вооружении лазерная пушка или лучше лучемёт, вместо маленького трюма - большой танк, а двигатель по мощности превосходит двигатели остальных звездолётов. Очнулся ятолько когда заметил в обзорном окне подозрительное движение.
  - Опасность, - равнодушно бубнил радар, - мутёнок клитан. Опасность, мутёнок клитан... - и далее, без остановки.
  Сквозь осознание собственной беспечности в голове промелькнула мысль о том, как плохо находиться среди бездушных приборов. Им с их микросхемами по фигу, опасность кругом или, к примеру, Новый год. О том и другом они твердят одинаково, без эмоциональных всплесков и не меняя интонации.
  Мелькнула яркая вспышка, и корабль тряхнуло так, словно он на полном ходу врезался в стену. Взревела сирена, а механический голос равнодушно сообщил:
  - Ущерб составляет двадцать пять единиц!
  Не успел он договорить, как звездолёт содрогнулся от нового взрыва.
  - Ущерб составляет двадцать пять единиц!
  У меня засосало под ложечкой: если так пойдёт дальше, меня замочат минут через пять, если не раньше. В самый разгар паники я заметил, как Дроид, игнорируя опасность, возится возле обзорного окна, стараясь залатать повреждения от взрывов. Хладнокровность, с которой он делал свою работу, привела меня в чувство: получалось, что какой-то набор гаек и тот оказался смелее космического пирата.
  Схватив штурвал, я навёл прицел на противника.
  - Мутёнок, корабль клитан! - механически сообщил радар.
  Название соответствовало тому, что я увидел. Зелёный, с расчленённой кормой, напоминающий пушистый кошачий хвост, и двумя чёрными точками в головной части, он напоминал скорее кутёнка, чем межзвёздный корабль. Вот только вёл себя не особенно ласково, поливая меня из незнакомого оружия, одним словом, как правильно охарактеризовал его Берг, был зелёный и говнистый. Радар принялся бубнить, сообщая различные данные о противнике, но я его не слушал, всё моё внимание сосредоточилось на мутёнке. В перекрестье прицела показался клитанин, палец надавил на гашетку.
  Бледный жёлтый луч с бешеной скоростью устремился к вражескому кораблю, через мгновение тот распался, ослепив меня яркой вспышкой, на множество кусков протоплазмы. Вряд ли когда-либо я испытывал подобное удовольствие от разрушения. Уничтожать врага, наблюдая за тем, как его звездолёт разлетается в клочья, оказалось неожиданно приятно.
  - Вами получено двадцать очков опыта! Вам начислено пять кредитов!- послышался приглушённый голос, доносившийся... из меня.
  После нескольких секунд ступора, я понял, что это коммуникатор. Маленькая коробочка сообщает мне о первых зачётных очках, появившихся на моём счету после уничтожения вражеской шлюпки.
  Меня захватило чувство, похожее на азарт. Очень кстати я заметил ещё одного мутёнка, он летел с той же стороны, где находился подбитый звездолёт. Новый выстрел, второй мутёнок отправился к праотцам. Снова опыт и ещё пять кредитов на депозит.
  Просканировав окружающее пространство, радар засёк ещё парочку шлюпок, летевших, судя по направлению, по мою душу. Что ж, встретим гостей по-нашему, по-пиратски. Я направил звездолёт навстречу клитанам, приготовившись к стрельбе. Как только мутята оказались на расстоянии выстрела, я надавил на гашетку, зелёный разлетелся на части, в перекрестье показался второй.
  Я готов был поклясться, что мутёнок не выстрелил, это было отчётливо видно, тем не менее, по мне шарахнуло так, что я едва не вывалился из кресла.
  - Ущерб составляет шестьдесят единиц! - донеслось с пульта.
  Сначала я подумал, что это, скорей всего, астероид, который я проморгал в пылу схватки. Глянув на экран, понял, что действительно, проморгал, только не астероид. А ещё один клитанский корабль, подкравшийся сзади. Вполне распространённая тактика, если вдуматься, известная с древних времён. Называется отвлекающий маневр. Пока одни домогаются противника, изображая из себя главные силы, другие обходят с флангов или, как мне, в тыл. И всё, как говорится, адьёс амигос.
  - Рогит, корабль клитан! - равнодушно пробубнил радар.
  Да, это не уже не малыши-мутята, тут корабль серьёзней. На экране красовался зелёный кольцеобразный звездолёт с белыми пятнами, напоминающими бойницы, которые на глазах делались светлей, будто наливались огнём. Решение пришло в одно мгновение, я бросил свой звездолёт в сторону, маневр оказался как своевременным, так и эффективным. Своим выстрелом рогит подбил не меня, как намеревался, а своего собрата, мутёнка, протоплазма которого отправилась болтаться по космосу.
  Воодушевившись успехом и заминкой, связанной с тем, что рогиту требовалось время, чтобы саккумулировать очередной заряд, я навёл, даже не особенно торопясь, на него перекрестье и с присущей пиратам хладнокровием выстрелил. Жёлтый луч разметал в прах вражью посудину, а я ощутил себя если не повелителем Вселенной, то уж первым на это высокое звание претендентом.
  Как это часто бывает, триумф сменился смятением. Произошло это оттого, что радар принялся перечислять всех, кто за время схватки подкрался из космоса. Собственно, это тоже были клитаны, но их было много... Рогитов я насчитал трёх, а мутят было, наверное, с дюжину, и весь этот летучий отряд располагался так, что я оказался в кольце. Когда только успели.
  Странно, но страха или паники я не испытывал, может, так происходит адаптация к новым реалиям. Или во мне атрофировались некоторые инстинкты, например, чувство самосохранения. Так это или нет, сейчас это неважно, важно принять решение.
  Собственно, их было два, и о них меня предупреждал Сибл, когда спешил к звездолёту: звать на помощь или укрыться на ближайшей планете. Я решил совместить, - да простят опытные вояки новичка, - оба варианта сразу. Активировал на панели микрофон, - до этого момента будоражить эфир мне ещё не приходилось, - и, что есть силы, проорал: "На помощь! Убивают!"
  
  Глава 4
  
  Одновременно я набил на клавиатуре СОС и отправил сообщение в чат, затем, стараясь действовать максимально быстро, активировал карту, радар выдал мне скопление планет, расположенных вокруг двойной звезды. Верно подметил Сибл, планет тут как грязи, я выбрал ближайшую, и, не забивая голову даже элементарной информацией о ней, проложил маршрут. Только собрался отправить корабль согласно намеченному курсу, как по мне шарахнули сразу из нескольких орудий. Я думал, моя бедная посудина развалиться, но она выдержала. С экрана неслось что-то про урон, выла сирена, но всё моё внимание сосредоточилось на сенсоре под названием "Старт".
  Я видел собственную руку, которая почему-то, во всяком случае, мне так казалось, тянулась к светящемуся пятну еле-еле, как в замедленной съёмке. Обзорные окна озарились вспышками сразу нескольких выстрелов. В этот момент палец достиг заветной кнопки, меня вжало в кресло с такой силой, что будь оно менее прочным, я пробил бы его насквозь. Сквозь красный туман в глазах, вызванный перегрузками, я наблюдал, как вражеские снаряды, достигнув точки, где мой звездолёт находился мгновенье назад, взрываются, сталкиваясь друг с другом.
   Правда, взрывались не все. Некоторые, миновав собратьев, устремились к клитанским кораблям, оказавшимся после моего молниеносного маневра аккурат на их траектории. Как ни крути, а окружение, при всей его привлекательности, имеет побочный эффект - стреляя в противника, можно угодить в своего. Зелёные вспышки за обзорным окном ознаменовали конец ещё нескольким мутятам и, кажется, одному рогиту.
  Несмотря на страшную скорость и перегрузки, которым подвергалось моё бедное тело, сознание отметило примитивность, с какой клитаны пытались покончить со мной. Ну, окружили, молодцы, - хотя, будь я чуточку повнимательней, может, этот номер у них и не прошёл, - а дальше давай разом палить. Нет бы, как-то синхронизировать действия, скоординировать огонь, ничего подобного, лупят по цели, не думая о последствиях.
  Такая баранья тактика свидетельствует либо о том, что клитаны не отличаются особенной сообразительностью. Или их производят в таких количествах, что не особенно жалко. Может, освоили какое-нибудь сверхрентабельное производство и лепят протоплазму прямиком из космоса? Возможно, хотя, маловероятно.
  Перегрузки закончились так же внезапно, как и начались, глянув в экран, я ничего не обнаружил. Вернее, не так. Не было видно клитан, космическая бойня осталась где-то далеко, да и самого космоса, как такового не наблюдалось. Вместо чёрной пустоты, наполненной звёздами, колыхалась белёсая дымка, которую, не спеша, прошивал мой звездолёт.
  Вероятней всего, я достиг той планеты, Рат кажется, и теперь просто болтаюсь на её орбите. Посмотрим, - я с трудом выпрямился в кресле, настроил радар на сканирование. Так и есть, планета, - я принялся изучать предоставленные мне сведения, - двадцать восьмая по удалённости от Грампелы (двойной звезды), дальше - масса, плотность, площадь. Ага, вот: ландшафт преимущественно гористый, воды нет, атмосферы нет, развитые формы жизни не зарегистрированы. Дыра!
  Да ещё, - я с ужасом смотрел на экран, на котором коричневую планету огибала белая нить, как я понял из схемы, траектория моего звездолёта. И она менялась, направляя корабль к безжизненной поверхности. Происходило это из-за того, что её плотность, которую радар услужливо вывел на экран и отметил красным, - видимо для особенно "одарённых" космонавтов, - была невероятно большой, и планета притягивала к себе всё, что попадало в зону её влияния. Я почувствовал себя мухой, угодившей в паучью сеть.
  Противиться гравитации было глупо, но я всё же попытался. Двигатель работал на полную мощь, звездолёт мелко вибрировал, как в лихорадке, толку - ноль. Проклятая планета, совершенно не замечая моих потуг, тянула к себе. Перестав мучить машину, я перевёл управление в автоматический режим, и, откинувшись в кресле, принялся анализировать положение, в котором очутился.
  Как ни крути, а оно было хреновым. Совершенно один, на незнакомой планете, почти без горючего, - показатель топлива болтался возле нуля, - без возможности вырваться с этого забытого богом угла, и перспективой закончить свои дни здесь - вот такой невесёлый калейдоскоп сложился в моей голове. Прибавить сюда отсутствие продовольствия - так вообще получалась картина маслом. Чудом избежать страшной участи в реале и сгинуть от банального голода в виртуальном космосе - горькая ирония судьбы, не иначе.
  С другой стороны, - попытался я подбодрить себя, - несколько минут назад меня могли вообще расщепить на атомы, - значит, всё не так плохо.
  Мягкий толчок отвлёк меня от размышлений и ознаменовал начало освоения бесхозной планеты, двадцать восьмой по счёту от местной звезды и первой по невзрачности во всей Галактике. Во всяком случае, будь я художником, ни за что не стал бы расходовать краски, изображая унылый ландшафт, расстилавшийся передо мною.
  Грязно-рыжий песок покрывал всё в обозримом пространстве. На горизонте виднелись то ли горы, то ли холмы, не разобрать - чересчур далеко. Над головой - белёсая облачность, скрывающая двойное светило, отчего планета, и так не привлекательная, выглядела ещё более тусклой. Пустыня, самая отвратительная в мире. Наверное, бог, создавая вселенную, намеревался устроить тут отхожее место. Прости меня господи...
  Неожиданно радар, который, в отличие от меня не причитал, а делал сво ё дело, сканируя окружающее пространство, замер, сфокусировав сканер на каком-то нагромождении. Увеличив масштаб, я оторопел. Вот тебе и безжизненная планета: на металлическом, - во всяком случае, мне так показалось, - основании, лежали, сложенные аккуратно, куски протоплазмы, бочки с горючим и ещё какие-то коробки то ли с оборудованием, то ли с оружием, в подробности я вдаваться не стал, поражённый внезапной находкой.
  Выходит, до меня здесь уже побывали, да мало того, устроили небольшой склад и даже не удосужились как следует его спрятать. В принципе, понять устроителя перевалочной базы можно: планета - барахло полное, лететь сюда - только тратить горючее и время, так что вероятность, что кто-либо обнаружит добычу и умыкнет, близка к нулю. А вот нахапать полный трюм добра и сгрузить его где-нибудь неподалёку от битвы, а потом снова сгонять за трофеями, идея не такая плохая. Пока долетишь до какой-нибудь базы, пока сдашь, пока вернёшься обратно - за это время войнушка может закончиться и останется лишь сожалеть об упущенной выгоде. А так - и хапнуть успел, и бензин сэкономил, короче, сплошные выгоды.
  Я активировал на приборной панели "Захват", металлические клешни пришли в движение, и, расправляя многочисленные суставы, потянулись к добыче. Первым делом топливо, я стал собирать бочки с горючим, с удовлетворением отмечая, как наполняется бак. Конечно, мощность двигателя от его полноты не зависит, и преодолеть притяжение проклятой планеты это вряд ли поможет, но машину лучше держать заправленной, мало ли что.
  После горючего я принялся изучать незнакомые коробочки, которые мне раньше не попадались. Просканировав их содержимое, у меня учащённо забилось сердце: там хранились артефакты, один под названием "Чёрная жижа". Помещённая в топливный бак, - читал я предоставленную радаром информацию, - Чёрная жижа восстанавливает в нём топливо и увеличивает мощность двигателя.
  Выглядел артефакт как обыкновенная грязь, но если то, что о ней сказано правда, то у меня есть шанс вырваться с этой треклятой планеты. Подчиняясь команде, Захват сграбастал коробочку с Жижей и плеснул её в топливный бак. Где-то внутри звездолёта глухо булькнуло, я глянул на показания двигателя, его мощность росла на глазах. Отлично! Я удобней устроился в кресле, взялся рукой за штурвал, тут мой взгляд снова упал на протоплазму.
  Конечно, не стоило рисковать, понятно - чем больше груз, тем сложней будет взлетать. Но, видимо, зачатки пиратского сознания уже проросли во мне первыми всходами, а может, сработала обычная житейская скаредность. В общем, Захват принялся один за другим загребать куски клитанских обломков и складывать в трюм. На всё про всё ушло минут десять, трюм маленький, много в него не напихаешь. Разве ещё вот эту коробочку, - в пылу погрузки и от радости, что у меня стал мощнее движок, я совсем позабыл про ещё один артефакт. Назывался он нанитоид - вдаваться в описание я не стал, решив и его взять до кучи.
  Пока захват возился с коробочкой, меня привлекло движение в обзорном окне. Направив радар в район, где наблюдалась активность, я обомлел: на меня пёрла червеобразная труба диаметром не меньше метра, в передней части чудовища имелся огромный рот, сплошь заполненный пластинами, острыми, как хирургический скальпель. Этих пластин было около дюжины и все они, не переставая перемалывали камни, попадавшиеся чудищу на пути.
  В общем-то, бояться особенно нечего: ну, зверушка, ну, своеобразная, не лишённая экзотических вывертов. Но и у меня не карточный домик, а звездолёт. И оружие имеется. Я направил фотонную пушку на представителя местной фауны, дождался, пока тот шире откроет рот, и выстрелил. Жёлтый заряд угодил точно в цель, вот только монстру нисколько не навредил. Ужасный червяк просто проглотил плазму, что-то внутри него бумкнуло, сквозь пластины показался жёлтый дымок, и, червяк, как ни в чём не бывало, продолжил свой путь. Который лежал прямиком ко мне.
  Вероятно, эволюция на этой планете совершила какой-то немыслимый фортель, завернув в кошмарный тупик. Зверушка, способная проглотить фотонный заряд, вполне способна и на более серьёзные пакости. Так это или нет, я решил не проверять, а, просто надавил кнопку "Старт". Вместо ожидаемого рывка, корабль едва оторвался от земли и стал медленно, словно перегруженная баржа, набирать высоту.
  Монстр тоже прибавил, расстояние, отделявшее его от корабля, он преодолел за считанные мгновенья и, подпрыгнув, - как ему удалось при таком притяжении, - впился зубами в обшивку. Взвыла сирена, на пульте замелькали разноцветные индикаторы, механический голос твердил про ущерб, но всё моё внимание сосредоточилось на черве, который, словно это был пряник, а не железо, жевал обшивку моего корабля.
  Из недр звездолёта выполз дроид и принялся, мельтеша клешнями, латать повреждения. Моя оторопь тут же прошла, маленький робот своей активностью снова привёл меня в чувство. Решение пришло мгновенно, я активировал захват и направил его на обнаглевшую тварь. Металлическим клешням удалось отодрать её от корабля и сбросить вниз. Мы к тому времени поднялись уже достаточно высоко, и я не отказал себе в удовольствии понаблюдать, как хлопнулся о земную твердь поедатель железа. Впрочем, вряд ли он сдохнет: твари, способные жрать звездолёты, как правило, довольно живучие.
  Вскоре корабль разогнался так, - чёрная жижа делала своё дело, - что я смог преодолеть проклятое притяжение и покинуть негостеприимную планету. Меня обуревали два одинаковых по эмоциональной нагрузке и противоположных по значению чувства. С одной стороны не могла не радовать добыча, которой мне, не прилагая особенных усилий, удалось разжиться. С другой - терзала тревога оттого, что пришлось пережить, ведь не окажись на складе Чёрной жижи, я бы вместе с собственным звездолётом переваривался сейчас в желудке страшного червяка.
  Неожиданно меня привлекла приборная панель. То есть с ней всё было в порядке. Вот только индикатор рядом с табло "Дроид" мерцал красным, издавая едва слышимый, но неприятный звук. Я похолодел: робот-ремонтник, к которому я уже успел привыкнуть, как к само собой разумеющемуся и неотъемлемому оборудованию, был повреждён, причём достаточно сильно. У него не хватало нескольких пальцев на механической руке, другую проклятая тварь оторвала примерно по локоть. Кроме того, имелись повреждения на корпусе, но по сравнению c травмами рук они казались незначительными.
  В общем-то, ничего страшного, доберусь до базы, там наверняка можно всё починить. Вот только, - я нахмурился от догадки, - случись что в дороге, кто будет ремонтировать звездолёт? Некому, разве самому лезть в космос с отвёрткой. Боюсь что толку от такого ремонта вряд ли будет много. Разве только смогу нацарапать на фюзеляже неприличное слово. И то не от невоспитанности. От безысходности.
  Наверное, я накаркал. На экране возникла чёрная точка, которая начала увеличиваться с каждым мгновеньем. Одновременно динамик неприветливо рявкнул, обращаясь ко мне:
  - Эй ты, недомерок! - голос был неприятный. - А ну стой!
  - Это вы мне? - на всякий случай уточнил я, хотя и так было понятно.
  - Тебе не говорили, что воровать нехорошо?
  Ах, вот в чём дело, у бесхозного клада объявился хозяин. Ну, правильно, не могло же добро собраться в кучку само по себе, кто-то ведь его доставил на забытую богом планету, и этот кто-то не желал расставаться с тем, что нажито непосильным трудом.
  - Простите, но я не воровал, а взял, что валялось! - парировал я и, сказать по правде, не особенно кривил душой. Потому что между понятиями "красть" и "одолжить", пусть даже без спросу, существует разница, которую я с присущей мне прямотой и постарался донести до собеседника. - Поэтому ваши претензии считаю необоснованными и притянутыми за уши, - добавил я.
  Вероятно, мне не следовало препираться с поборником частной собственности и отдать всё, что удалось умыкнуть, тем более что мой противник был на порядок, если не на несколько, сильнее. Это было заметно по звездолёту, который был гораздо крупнее моего; по вооружению, то ли лучемёт, то ли бластер. Да и по тому, как легко меня догнали, также следовало, что корабль противника имеет преимущество в скорости. Но последние перипетии несколько расшатали мои нервы, да и обращение ко мне как к какому-то неполноценному также вызывало в исстрадавшейся пиратской душе гневный протест.
  Кроме того у меня имелась Чёрная жижа, и это вселяло надежду на благополучный исход. В общем, я, готовый в любую секунду сорваться с места, взялся за штурвал, а домогающийся меня индивид продолжил предъявлять претензии.
  - Слышь ты, - угрожающе прорычал он, - лучше по-хорошему отдай, а то расфигачу на атомы, - его оружие встрепенулось и исторгло пару красных лучей, которые с шипением пронеслись мимо моего корабля.
  - В таком случае, - проговорил я, изо всех сил стараясь сохранять невозмутимость, - вы потеряете то, что считаете своим, а это, согласитесь, глупо. Не проще ли меня просто отпустить, а я вам буду за это бесконечно признателен.
  Вероятно, мои слова стали последней каплей, переполнившей чашу терпенья.
  - Ну, всё! - сообщили мне и уже собрались, как, собственно, и обещали, распылить на молекулы, как я с силой толкнул штурвал от себя, устремив корабль в звёздную даль.
  Направления не выбирал. Главное было оторваться от прилипалы, пожалевшего капельку протоплазмы. В принципе, можно было совершить и гиперпрыжок. Но, если не задать направления, может вынести в такую глушь, что не выберешься и сгинешь где-нибудь на отшибе Галактики, проклиная себя за жадность и недальновидность. В общем, это самый крайний случай, нынешняя ситуация, как мне казалось, пока ещё к такому не относилась. Хотя, - я глянул на показания радара, - меня настигали. И достаточно быстро. Значит, расчёт на Жижу, каким бы замечательным артефактом она не была, - оказался неверным. Если не сказать ошибочным.
  - Опасность! Наведение бластера! - равнодушно пробубнил радар, словно речь шла не о жизни и смерти, а о том, как вязать варежки.
  Я рванул рычаг вправо, смертоносные лучи пролетели мимо. Вот блин, за какие-то куски металлолома, пусть и ценного, меня готовы прикончить. Куда катится мир...
  Выжать из звездолёта максимум - только эта мысль билась сейчас в голове, отодвинув на второй план всё второстепенное. В какой-то момент даже показалось, что удалось оторваться. Но то ли у моего преследователя имелся, как и у меня, топливный артефакт, то ли он включил форсаж, а только расстояние между нами вновь начало сокращаться. Хотя и не так быстро, как раньше.
  Неожиданно прямо по курсу показался незнакомый объект. Радар сообщил, что это - ещё один корабль. Он так же, как и корабль моего преследователя, был мощней моего, и оружие на его борту посерьёзней. Главное, чтоб не по мою душу, а там - хоть авианосец. Но я снова ошибся. Наверное, сегодня - не мой день. Или мой, но последний.
  - Как поживает мой русский дружок? - прозвучало с экрана, я похолодел.
  Всё что угодно, только не это. Мерзавец, желавший превратить меня непонятно во что, в вечно страдающий разум, в непонятную субстанцию без тела, оказался здесь, в виртуале? В это было трудно поверить, однако никаких сомнений в том, что в звездолёте, мчащемся на меня, находился именно он, мой враг, не осталось.
  - Нехорошо покидать гостей не прощаясь, невежливо, - на мониторе показалось лицо человека, не похожего на Чернятински, - чёрные волосы, прямой нос, тонкие губы, - но вот взгляд. Взгляд был, - как ему удалось, - оставался таким же, холодным и безжизненным, словно у рыбы.
  - В гости, - проговорил я пересохшим ртом, - сами ходят. А ты меня притащил силой, да ещё в чипе.
  - Хорошего человека не грех и в чипе привезти. Согласись, что этот экзотический вил перемещения не так уж и плох. Хотя бы тем, что никогда не знаешь, чем обернётся новое пробуждение.
  За показной вежливостью читалась угроза, наверное, так разговаривают маньяки, прежде чем расправиться с жертвой.
  - Что тебе надо? - задал я вопрос, который был, скорей, риторическим, потому ответ на него лежал на поверхности.
  - Ничего особенного, - вздохнули с экрана, - смерти! Желательно долгой, но можно и так!
  Радар заверещал очередным предупреждением об опасности, я понял, что меня будут расстреливать. И неизвестно, чей снаряд прилетит быстрее, потому что за время нашей беседы я не только сблизился с кораблём Чернятински, меня успел настичь любитель протоплазмы. С экрана донеслось новое предостережение, обокраденный кладовладелец также решил меня пристрелить.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) В.Лесневская "Жена Командира. Непокорная"(Постапокалипсис) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"