Щербаков Дмитрий Анатольевич: другие произведения.

Зови меня...

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Те, кем кажемся себе и те, кем являемся на самом деле - одни и те же? Всегда? А если представится выбор - не станем третьим?

  Зови меня...
  
  
  -...что значит - НЕТ?! - ревет надсадно в правое ухо первая голова звероящера. Из пасти вырывается клуб смрадного дыма, угарного газа пополам с метаном. Раскаленные капли слюны брызжут на плечо, прожигая кожу. - А уговор?!
  -Передумал, - я осторожно отдергиваю конечность от разъяренной пасти, скашиваю глаза влево и упираюсь в заинтересованный взгляд ярко-желтых фонарей другой головы. Вертикальные зрачки пресмыкающегося пульсируют в такт сердечным толчкам, убаюкивая.
  -Переду-у-мал? - недоверчиво тянет вторая, оскаливая полуметровые белоснежные клыки. Раздвоенный фиолетовый язык скользит меж верхними резцами, любовно облизывая эмаль. - Нехорошо как-то, - резюмирует она, - я для тебя столько сделал...
  -Столько? - усмехаюсь одними глазами, а сам контролирую выражение третьей морды. Та внимательно наблюдает за происходящим, не вмешиваясь в разговор. - Выдернули из привычного мира, забросили неизвестно куда и что предлагаете в награду - торжественное аутодафе? Это, по-вашему, нормально?!
  -Зря ты так, - не соглашается Вторая. - Тебе дается шанс умереть во имя великой цели. Посуди, что тебя ждало на прежнем месте? Прозябание в забытом всеми мирке, волочение за самками из канцелярии и гонки со стритрейсерами по Началовскому шоссе.
  -Меня устраивает, - я облизал губы, прикинув в уме нарисованную перспективу - заманчиво, что и говорить. - Упустили еще жареную картошку, пиво и друзей.
  -Болото! - рычит сзади Первая, обволакивая дымом. - Застой... не заслуживающая участь для разумного!
  -Я сам выбираю стезю, - твердо произношу, прикидывая как выбраться из цепких лап Горыныча. Но гад ползучий вцепился намертво - мало того, что обвил тело хвостом, так еще и головы распределил - взгляд следующей перекрывает предыдущую. Это повезло, достался трехголовый, а не приведись встретиться с шести- или двенадцати? Хотя... разница в чем?
  -К тому же - не настаивал, - хмурю брови. - Не моя судьба - встревать в ваши заварушки!
  -Скакового коня в борону не запрягают, - тихо произносит Третья, ступая в игру. - Тебе предначертано влезть в данный катаклизм. Вопрос, чью сторону выберешь? Не торопись с ответом, обдумай...
  Ага, тактика незамысловата. Первая давит сзади - плохой следователь, Вторая - хороший, а Третья еще и к голосу совести взывает, на мораль бьет.
  -И думать нечего - не согласен. Возвращайте домой и все забудем.
  Одновременно:
  -Какой наглец! - грохочет Первая.
  -О реверсе в договоре ни слова, - печально качает башкой Третья.
  -Ты же понимаешь, раз отказался, придется залить этот мир кровью. Закон сохранения энергии, - поясняет Вторая.
  -Это неравнозначно! - теперь уже кричу я.
  -В данной точке пространства-времени ситуация сложилась таким образом - на одной чаше космических качелей ты, вернее твоя жизнь, - вновь Третья. - На другой - тысячи неповинных hom-ов. Ты отказался - весы пошли вверх. Чтобы уравновесить Универсум придется отправить к Море миллион агнцев. Или все-таки сделаешь выбор?
  Над головой шумно дышит Первая, черные огни глаз Второй парализуют волю, а Третья выбивает зубами непонятный ритм. Зомбируют...
  Но все перебивает стук собственного сердца. Мне действительно жаль невиновных людей, или как они их назвали - hom-ов, но еще страшнее добровольно, без принуждения взойти на костер. Ну почему так!
  Стирая зубы в порошок, скрежетнул, устремляя взор поверх голов гада. А посмотреть право есть на что. Я когда открыл глаза после переноса так вообще заорал от восторга.
  Вокруг бьется, клокочет, пенится и жадно урчит Крабовидная туманность. Огромные всплески протуберанцев местных солнц тянут щупальца в стороны. Буйство красок, эйфория стирает сознание. Лазурь, золото, багрянец, аквамарин... Бешеная какофония звуков, безумная скорость - пространство пронизано белесой паутиной, и ты в коконе - все видишь, слышишь, но дернуться не можешь.
  Световые волны набегают на оплавленный метеоритным ударом участок Универсума и с точностью метронома откатываются обратно, туда, где пенящееся месиво протонов и нейтрино смыкается у горизонта бесконечности с мутным краем, изорванным провалами черных дыр и вихревых колодцев, предвещающих космическое торнадо. Вакуум нехотя сплевывает мелкие, слабо светящиеся кляксы антиматерии, порождает спиральные рукава галактик, и солнечные ветра разносят их восвояси.
  В местах соприкосновения миров вяло дымятся, остывая спекшейся коркой, грани порталов. Тахионный шквал мечется над туманностью, свистит в сухих остовах безжизненных планет, немногих сохранившихся астероидов, ворошит грязный след пепла, обнажая трассовые пути сумасшедшей кометы.
  Мироздание равнодушно взирает на меня, пронзая всевидящим оком заодно и останки Вселенной. Плевать оно хотело...
  Но мне не все равно. Позвольте представиться - Юрий, кадровик войсковой части, порт приписки - Земля, что на Млечном Пути. Нет-нет, спешу предвосхитить дружный вздох уныния, опять очередной вояка - честно, действительно кадровый работник. Читая в молодости фантастику, сам не уставал удивляться обилию бывших десантников, бывших спецназовцев, бывших пограничников и вообще удалых ребятишек, кочующих по страницам периодики. Да нет на просторах нашей Родины такого количества "бывших"! Как не откроешь книгу - на тебе, бывший разведчик попадает в параллель и начинает творить чудеса, сотрясая миры объемами бицепсов и квадрицепсов. Ни культурологического шока, ни языкового барьера, все просто, как из соседней комнаты вышел - а тут новое Измерение, что ж, отчего не проветрится?
  Не бывает так! В армии еще служат тысячи и тысячи неприметных людей - тыловики, связисты, медики и в том числе кадровые работники. Роста я 1.80, худощавого телосложения, темноволос, глаза карие, нос прямой, губы тонкие, а прическа короткая. Холост. Встретишь на улице - мимо пройдешь. Но это и хорошо, потому как часть секретная, работаем на безопасность страны, и лишним знать нас в лицо не полагается.
  Вот произнес это и скуксился - в общем, прав Горыныч, ох как прав... Жизнь моя представляет... нет, пожалуй, представляла, скучный кисель из бытовухи и постылой работы. В одно время действительно пытался приударить за красавицами из группы делопроизводства - не вышло, пробовал влиться в движение стритрейсеров - не мое. Одно утешение - жареная картошка с грибами под бутылочку пива и друзья.
  Поэтому попытайтесь представить мое состояние, когда после очередного кабачка меня на улице захватывает черный вихрь и тащит в своем чреве черт знает куда. Открываю глаза - и в крик! Словами не передашь, хоть и попытался выше. Ощущение безысходности и ничтожности на фоне ТАКОГО! Но на тот момент я еще не видел своего собеседника...
  Вишу я стало быть, словно муха в паутине, в сердце клокочущего вакуума и тут прямо из бездны поднимается другое ТАКОЕ!
  Черная лоснящаяся броня драконьей шкуры отсвечивает сумасбродными отблесками, перепончатые крылья грациозно стирают хаос красок, три головы размером с "FORD EXCURSION" по синусоиде режут пространство - плывут в безвоздушном окружении навстречу мне.
  Я в панике - понятно, сожрет.
  А он величаво обвивает мое тело длинным хвостом с зазубренной на конце штукой, кожей чувствую, как разрываются в клочья джинсы и рубаха, капельки крови проступают сквозь лохмотья. Поднимаю глаза и упираюсь в шесть бездонных туннелей, беспристрастно разглядывающих добычу. Шесть желтых в крапинку вертикальных бойниц, шесть сгустков черного пламени, бьющихся внутри золотых колец.
  -А-а-а... - открываю рот, не в силах вымолвить и слова.
  -Юраль Лазурный? - внезапно ревет крайняя левая, и о ужас - я понимаю! Меня обдает ядовитой слюной, кожа горит огнем, волосы медленно плавятся, по телу расползается адская боль. Становится трудно дышать. Про то, как оно вообще осуществимо в вакууме, умолчу.
  -Юрий... Лазивин... - выталкиваю слова наружу, но вылетает - Юраль Лазурный.
  Замолкаю в изумлении.
  -Ты-то мне и нужен, - мурлыкает ящер центральной головой, оскалив острые клыки. - Я спас тебя, пришла твоя очередь быть благодарным.
  -Что... надо? - кровохаркаю я.
  -Умереть. Всего-то делов...
  -Я не готов! Не хочу!
  -В момент переноса был задействован стандартный протокол, - снисходит до объяснения третья голова. - Формальности соблюдены, договор заключен. Я свое обязательство выполнил - дело за тобой.
  -Нет, - заявляю я со всей решимостью, на которую способен.
  Первая голова спиралью закручивается за спину, горло сдавливается концентрическими кольцами змеиного хвоста.
  -Что значит - НЕТ?! - ревет надсадно в правое ухо...
  Ну, а дальше вы знаете.
  ...............................................................................................
  -Нет, - повторяю первоначальный вариант, исчерпав время на раздумья. - Не хочу.
  -Придется переходит к плану "Б", - вздыхает Вторая, - утопить миры в океанах крови.
  -Ты свободен, - говорит Третья.
  Неожиданно разжимается захват, больно, с оттяжкой, обдирая последние лоскутки ткани, развинчивается в обратку хвост Горыныча. Успеваю заметить злорадную ухмылку Первой - еще бы, твои штучки, садист.
  -Проваливай, трус!
  Невидимые захваты внезапно разжимаются, я соскальзываю вниз. Воздух стынет в легких, кислород рывками покидает тело, а кругом же вакуум! Нечем дышать, раздираю ногтями кожу на груди, спазмы удушья накатывают, поглощая меня целиком.
  Тело, внезапно обретя вес, ухает с огромной скоростью вниз, словно к ногам привязали железобетонную плиту. Страх заставляет сердце приостановить работу, а сознание глумится - где хваленая невесомость?
  Зажмуриваю глаза, тяну последние молекулы азота из окружающего пространства...
  
  .......................................................................................................
  ...и делаю вдох полной грудью. Чистейший, горный воздух свободно проникает внутрь, расправляя легочную ткань. Изумленный, открываю глаза.
  Нет, падать не перестал, но лечу теперь в безупречно синем небе. Воздух вокруг свистит с пугающей скоростью, легкие ажурные облака проносятся так быстро, что толком не успеваю разглядеть. Голая кожа начинает греться от трения. С изумлением осмотрел себя - нет, ничего не изменилось. Одежду разметало, на теле сплошные кровоточащие порезы и жгущие раны от ядовитой слюны. Провел руками по волосам - голова гладкая, аки бильярдный шар. Н-да, видок тот еще...
  Меня крутит, переворачивает - то лечу вверх ногами, каким-то чудом, выравнивая положение; то падаю головой вперед, разлапившись и жадно глотая встречные потоки.
  Попытался что-либо проорать, но ветер забивает слова обратно. Несколько раз крутанул сальто в воздухе, наконец, расслабился... действительно, чего кукситься - брякнешься с такой высоты - костей не соберешь, да и не видать края полета, отчего не насладиться процессом? Опять же, время есть разложить все по полочкам.
  Что имеем в активе? Некто, Внешне похожий на Змея Горыныча из русских народных, выдергивает меня с Земли. Как - не понятно, важнее - для чего? Перенести за миллиарды километров, чтобы уговорить принять добровольную смерть - не чушь ли? Хотя... с другой стороны, что мне известно о неисповедимых путях вселенского разума. Эх, знать бы, чем он руководствуется, попытаться найти логическое звено... И потом я не уверен, что под личиной Горыныча скрывается именно Змей-Искуситель, читай Люцифер в маскарадном обличии. Может происки инопланетных недругов?
  Но вот три головы на одном теле... Помнится, есть аналог троединству. Отец, сын и святой дух... То-то и оно. Но всевышнему прибегать к таким дешевым трюкам... нет, копай глубже.
  Выскальзываю из-под нижнего края облаков, чуть не задохнувшись от открывшегося вида. На секунду кажется, что небо и земля поменялись местами - внизу расстилается бескрайняя ширь голубой воды. Гладь, неподвижной россыпью волн замирает пред взором, не видно даже белых барашков, возникающих на гребнях. И катастрофически быстро приближается! Попытался принять нужную позу, чтобы не убиться о воду, но какая из них нужная? Немного поерзав, так и не скоординировался.
  Голубая ширь уже простирается до самого горизонта. Даже уголками слезящихся глаз, не видно ничего, кроме миллиардов тонн соленой воды.
  На Земле не убили, от Горыныча ушел, а тут непременно расплющит о воду.
  Сто метров. За мной, словно хвост от кометы, несется горячий поток с искорками. Пятьдесят метров! Вода уже рядом, хоть рукой черпай! МАМОЧКА Ж ТЫ МОЯ! Опять опускаю веки - погибать, так пусть не увижу воочию.
  Дергает, будто за спиной раскрывается парашют, осторожно зыркаю одним глазом вверх, но, разумеется, крылья не выросли. Странно... Падение, тем не менее, резко тормозится.
  -Что особенно приятно... ты не теряешься в нестандартных ситуациях, - медленно, с легким прононсом, говорит кто-то рядом.
  Судорожно поворачиваю голову влево - чисто. Вправо... Оба-на...
  На одном уровне со мной неподвижно висит в воздухе некто во всем белом - шорты, невесомая на вид рубаха и длинные волосы до плеч. Одно радует - рода человеческого. Хотя... не совсем - за спиной уютно сложены пушистые крылья.
  -Ты кто? - продрав связки, интересуюсь в целях поддержания беседы. Еще один желающий поговорить? А может тот же самый? Так сказать - метод кнута и пряника.
  -Урель? - меланхолично интересуется попутчик.
  -Зови меня Юрий, - качаю головой. Надо же, получилось...
  -Не актуально... Муркока читал? Про Вечного Воителя?
  -Допустим, - настораживаюсь я. - Но на всякий случай - я не он.
  -Как определил? - раскосые глаза с интересом впиваются мне в переносицу. Внимательно окидываю взором неожиданного попутчика, внешне - вылитый японский эльф. Тонкие черты лица, остроконечные уши и пронзительно красные, как у вампира в период голода, глаза.
  -Ну-у...
  -Вот и оно, - эльф перевернулся, усаживаясь по-турецки. Жестом предлагает сделать тоже самое. С некоторой опаской принимаю аналогичную позу. Напоминаю - висим на уровне 50 метрах от поверхности воды.
  -Не падаем, потому что время остановил, - словно жуя горячую кашу, поясняет альбинос. - Ты не Воитель, Змей ошибся...настоял на своем - молодец... упускать шанс насолить ящеру - не могу... перенес сюда... исчерпывающе?
  Я с полуминуты перевариваю лаконичную, словно программу для компа, речь ангела.
  -Не совсем - ты кто, и зачем я тебе?
  -Для личных нужд, - проигнорировал первую часть вопроса, эльф. - Факт сохранения жизни жертве... внесет определенный диссонанс в игру Змея... поставлю против... выиграю.
  -Что со мной будет? Можешь вернуть обратно?
  -Обратно - нет... вниз - да... автоматическая настройка сохранит сознание... до определенного момента...просите и...даровано будет...
  -А потом?
  -Найди Махнуса... объяснит...
  -Что?! - уже кричу не в силах разгадывать больше загадки.
  Но эльф опрокидывается навзничь, сальтует и в крутом пике уходит на бреющем по направлению к горизонту.
  -Сам...сообразишь, - доносит ветер его слова.
  Я же продолжил падение. Пятьдесят метров - это тоже МНОГО! Ближе к поверхности воды группируюсь солдатиком и большой БУХ! Сопровождаемый охапкой пузырей, погружаюсь глубоко, ноги включаются на полную, молочу, сбивая воду в кисель, рвусь к поверхности.
  
  Глава 1
  Выныриваю, жадно глотая соленые капли пополам с воздухом. В глаза брызжет яркий свет - полдень. И тут же в уши ударяет веселый гомон, девичий крик и музыка. Выхватываю мозаичные края бассейна, толпу юнцов в гавайских нарядах, расположившуюся на бортиках. Мужчины кричат, указывая на меня, девушки хлопают в ладоши.
  -Молодчина Юрль! Вот это прыжок!...
  Изумленный перевожу взор вправо - на краю бассейна высится многометровая вышка, верхняя планка еще дрожит от резонанса. Стало быть, я оттуда... Ага...
  Уверенными гребками подгребаю к самой оживленной группе людей. Мне протягивают руки, помогают взобраться на бортик.
  Сайдус ловким движением достает из-за спины запотевший бокал, по внешнему виду определяю как амброзию с водкой.
  -Слушай, не ожидал!- хлопает по плечу лучший друг. - Никто не верил, один я. Не такой hom, наш Юрль, чтобы вышки испугаться. И прав же? Ловко заткнул Прайма.
  -Спасибо Сайдус, - глотком осушаю бокал. - Не помнишь, где одежду оставил, а то от удара слегка память подрастерял?
  -Держи, - протягивает тогу Сайдус, вздыхает, - хотя будь у меня такая фигура, гулял голышом. Весна ведь.
  Осторожно скашиваю глаза вниз - мать чесная! - мышцы выпирают буграми, на животе кубы пресса переходят в красные плавка, которые топорщатся о-очень вызывающе. Руки словно обвитые удавами стволы деревьев, а ноги таковыми и являются. Провел по макушке ладонью - короткий ежик колючих волос приятно пощекотал руку. Ух-ты, оброс.
  -Пожалуй ты прав, - принял тогу, но не стал заворачиваться, - обсохну сначала.
  -Юрль! Давай к нам! - кричат с другого края бассейна. - Прайм новый вызов хочет бросить.
  И взрыв хохота. Несколько мужчин тащат за руки упирающегося темноволосого паренька, раскачивают и швыряют в воду. Фонтан брызг, вновь по ушам бьет веселье.
  -Ладно! - машу рукой. - Сейчас.
  Все-таки обматываюсь простыней, несолидно в неглиже разгуливать. А верхней половиной пусть любуются - не жалко. Пока обворачивался, поймал несколько заинтересованных женских взглядов, три из них - хоть лед топи.
  Кстати о температуре - действительно жарко, сверху припекает Лант, искусственный источник энергии. Наверное, техники передвинули излучатель на позднюю весну.
  -Может, в город махнем? - спрашивает подошедший Влад. - Мэрия какой-то праздник устраивает - повеселимся.
  Смотрит с надеждой на нас.
  -А что? - заинтригованный Сайдус мгновенно принимает решение. - Действительно, Юрль, давай?
  Пожимаю плечами - почему нет?
  -Пошли.
  Ноги делают первый шаг, а в голове, словно бомба взрывается - какой Сайдус? Влад, Прайм кто это?
  Как кто? Сайдус Прайм, старший координатор отдела технической связи академии, твой лучший кореш, не одну бутылку вместе раздавили... Влад Черри - уполномоченный группы спецавтотехники, женат, двое детей... Вон сидит, улыбается Юлия Ката - подразделение информационных технологий, замужем, но не прочь сходить налево, не первый год глазки строит... А вот бригада техников, хронические алкоголики, терпят только за профессионализм...
  Уф-ф, останавливаюсь, вытирая обильно выступивший пот, тогда кто я?
  -Юрль Лазур, старший координатор управления кадров, - усмехается Влад.
  В недоумении кошусь на него, а-а... задал вопрос вслух.
  -Точно. И примечательно - холост, в отличии от тебя, олуха, многодетного.
  -Это не показатель интеллекта, - отмахивается автомеханик. - Зато агрегат работает, - скашивает глаза вниз.
  -И это не показатель! - смеемся мы с Сайдусом в унисон. - Просто ты о контрацепции ничего не слышал.
  -Так идем или нет? - хмурится Черри.
  -Идем, идем, - обхватываю друзей за плечи, уверенно направляясь к лестнице в город.
  Ангел вроде упоминал об автоматической настройке - это она? В сознание хлынул поток информации, ранее блокированный волей местного Юрля. Кстати, что за устойчивая тенденция коверкать имя?! Я вспомнил себя, Горыныча и японского эльфа. А дальше? Кого надо найти, для разъяснения некоторых аспектов моей личности?
  -...Махнуса.
  Стоп. Именно его. Разворачиваюсь в поисках произнесшего имя и упираюсь в мимолетный скользящий взгляд зеленых, как трава по весне, женских глаз.
  -Вот что, ребята, вы идите, у меня тут некоторое дело намечается, - снял руки с плеч друзей, ненавязчиво подталкивая тех к лестнице.
  -Какое еще дело...? - в недоумении останавливается Сайдус, но перехватив мой взгляд, хмыкает.- Ага, ясно все с тобой. Пошли Влад, Юрль для нас на сегодня потерян.
  -Кобели, - бросает третий друг, и оба скрываются за парапетом.
  Я же быстро пересекаю площадь, направляясь к смешанной группе из соседнего корпуса. Перед Рогнором, широкоплечим гигантом, что прибыл к нам по обмену из параллельного хронопотока, стоит миловидная девчушка в облегающем зеленом наряде.
  -Платье удачно сочетается с вашими изумительными глазами, - автоматически бросаю первое, что приходит в голову, и ввинчиваюсь внутрь круга. - В чем дело?
  -Спасибо, - девушка слегка опешена, а Рогнор облегченно вздыхает - уж кадры-то разберутся.
  -Юрль, сами боги послали тебя. Будь другом, помоги разумной, она впервые здесь, только с перехода. А мы на море собрались, каждая минута на счету - вот-вот захлопнут портал, погода портится.
  -Без проблем, - пожимаю руку гиганту, и тот увлеченный остальными, стремительно улепетывает в направлении стационарной портальной станции.
  -Так в чем дело? - интересуюсь, внимательно рассматривая девушку, с каждой секундой погружаясь в зеленый омут. - Кстати, зови меня Юрль, это мое имя.
  -Я Элькса.
  -Серьезно?
  Неожиданно расхохотались. Она смеется в кулачок, а я демонстрирую отличную работу стоматолога - все тридцать два без единой царапины. И признаться, чем больше любуюсь случайной спутницей, тем больше теряюсь в сомненьях. Она не походит ни на одну из местных девушек, даже в соседних потоках такие не встречаются. Бледный цвет кожи, боится загара? огромные миндалевидные глаза. Только сейчас разглядел в глубине внезапный испуг, странно... Остренький носик, длинные белые волосы, забранные в пучок. Фигурка, правда, пальчики оближешь, подчеркнутая платьем из тончайшего, опять же - не местного, материала. На ногах узкие "лодочки" без каблуков. Оно и понятно, по булыжникам на шпильках не находишься. Приготовилась заранее? И все-таки - что она здесь делает?
  -Я так понял, вы ищите дорогу к Махнусу? - спрашиваю учтиво.
  -Нет, - трясет головой собеседница. - Мне нужен Михус.
  -Позвольте, - не соглашаюсь я, - у меня прекрасный слух и расслышал я правильно.
  -Вы ошиблись, - мило улыбается Ксаэль. - Сергей Валерьевич Михус. Вы его знаете?
  -Конечно, знаю, - задумчиво отвечаю, еще тщательнее рассматривая ее. Клянусь, был уверен, что назвала Махнуса. Или нет... Стоит - рот до ушей. Врет? Или подсознание выкинуло фортель - хотел, вот и послышалось? И тут снова что-то щелкает. Ага - мой Махнус и есть ее Михус. Запоздалая реакция автонастройки на Измерение.
  -Конечно, знаю, - повторяю уже оптимистично. - Старший координатор по особо важным поручениям отдела контроля за... Стоп, стоп, чуть было не выдал вам страшную тайну. Вы с какой целью интересуетесь?
  -У меня к нему личное дело.
  -Личное... ага, у меня к нему тоже пару вопросов есть, так уж совпало. Союзники? - протягиваю руку. Осторожно жму, и тут же отдергиваю - статическое электричество иглой прошибает кожу.
  -Ого, - она болезненно трясет ладонью.
  -Первая искра между нами уже пробежала, - замечаю я. - Может, перейдем на "ты"?
  -Согласна. Хорошо, что не черная кошка.
  Вновь смеемся.
  -Эй! - окликиваю пробегающего мимо парня из группы дежурного реагирования на парадоксы. Как его там...- Лавр! Серегу Михуса не видел?
  -Час назад копался в лаборатории.
  -Что он там делал? - недоумеваю я. - Он же из другого ведомства.
  -Ты спросил - видел? - Лавр остановился, переводя дух. - Я с ним не разговаривал. Да на кой он вам - дуйте на набережную, сейчас файеры запускать будут.
  -Нужен, - перехватываю руку Эльксы, горячая какая!
  Двинулись в направлении лаборатории. По пути, расспросив еще несколько человек, уточнили, что старший координатор покинул химиков, отметился в оружейной и направился на смотровую башню Довольно странные передвижения для координатора, чья работа заключается в согласовании... ладно, опять не в ту степь унесло.
  А город расцвел. Столько шаров, и флагов не видел со времен молодости, когда несмышленышем случайно провалился в анахрональную дыру и угодил в объятия Смотрителя за переходами. Была такая же весна, и Академгородок праздновал очередной юбилей. Надо же - двадцать лет прошло, а помню. Это не ты, сурово осадил сам себя - а Юрль! Ну и ладно, зато я, а не он идет с прекрасной незнакомкой по узким улочкам, сейчас я хозяин тела.
  -Ты слышал что-нибудь о ангелах? - вдруг спрашивает она меня
  -О ком? Ангелах? - подумал немного. Сознания настолько перепутались, что половину из памяти Лазивина - забыл. Компенсировал пробелы Юрлевскими знаниями, но и часть его памяти оставалась для меня за семью печатями. Настройка молчит - стало быть, хранилище пусто. - Ничего. Кто такие? Из соседнего хрона?
  -Не-е-ет, - смеется она дивным голосом, что мурашки бегут по коже.
  Мы двигаемся по широкому проспекту, маневрируя между шумными компаниями. Кажется, весь город высыпал на праздник. Пестрят кафешки, уличные торговцы наперебой рекламируют свои товары, нет бы присесть - расслабиться. Нет, нас несет общее течение - к Сереге Михусу. Ей по личному, а мне...гх-м, тоже по личному. Только что спрашивать? Часть сознания уверяет, что Сергей Валерьевич безнадежный холостяк, спиртного не употребляет, с девушками не заигрывает, свободное время проводит за компиграми. Сухарь и социофоб, одним словом. Как он может ответить - кто я? Или Серега не совсем тот, за кого его принимают. Эльф ведь конкретноавдал наводку - найдешь Махнуса - уточнишь. Ладно, дойдем - поинтересуемся.
  -А с чего ты спросила об ангелах? - пытаюсь поддержать разговор. Вот ведь, я-то настоящий, тоже не силен в общениях с прекрасным полом.
  -Смотри, - она указывает рукой на натянутую между двумя пожарными каланчами тонкую проволоку. По ней то, прикрепленные хитрым образом, скользят канатоходцы, облаченные в просторные халаты. Белые, черные, красные, словом - разноцветные. - Они как ангелы, парят над суетой и смотрят на нас с любовью и жалостью.
  -Сомневаюсь на счет последнего. В каждом, наверное, по пол-литра горячительного сидит. С трезвым рассудком лезть на такую высоту...
  -Давным-давно, в незапамятные времена, жил-был Господь Бог.
  -Кто? - перебиваю ее, одновременно ища нужный поворот...ага, вот он. Нам туда... Дергаю ее за рукав, сворачиваем, но вновь попадаем в густую толпу. Движения тормозятся. Обидно, до башни - плевком попасть. Вон уже виден провометеоритный козырек, и по-моему на самом краю маячит одинокая фигура. Михус!
  -Бог. Тот, кто сотворил Вселенную.
  -Вздор, - парирую. - Вселенная образовалась в результате Великого взрыва, это даже дети знают.
  -У вас нет религии? - ее глаза превращаются в две узкие щелочки.
  -А зачем она?
  -Странно, - Элькса в раздумьях. - Что за мир такой, впервые вижу.
  -Из Конотопа к нам? - пускаю пробный шар, расталкивая руками загулявшую молодежь.
  -Как догадался? - голос немного напряжен, но не враждебен.
  -Со вчерашнего дня открывались только три портала - на Дзурус, Конотоп и Вальдолгу, - воспользовался я памятью реципиента. - На Дзурусе осенний циклон - шквальный ветер второй месяц, на Вальдолге - буранит почти неделю, а вот в Конотопе солнечно. Ты же налегке, да в босоножках, а переход прошла недавно. Вывод..?
  -Ловко складываешь факты, - смеется она, - было подумала, не следил ли за мной?
  -Работа такая, - улыбаюсь и тут же без перехода, - так, что про ангелов?
  -Хорошо, - с секундным раздумьем отвечает она, - расскажу, но немного утрированно, чтобы понятнее было. Бог создал Вселенную - все, что видишь и то, что не можешь окинуть взглядом. И служили Богу ангелы - помощники его. И были они разные, как те жонглеры: белые, черные, серые. Летали в небесах, одаривая благодатью миры. Но поссорился однажды Бог с одним из первых своих ангелов, и ссора эта превратилась в войну меж ними. Звали его Денница, значит Светоносный. Рассудил он, что не вправе Бог решать за людей - не дал нам выбор, сразу всех в рай записал. И ангелы из-за этой вражды тоже воевать меж собой стали. Белые перешли на сторону Бога, а черные за Сына Зари сражались.
  -Забавно, - поразмыслил я. - А серьезно - чего не поделили?
  -Власть, - пожимает она плечами, - что же еще?
  Мы почти вышли на финишную прямую. Караульная башня высится в конце улицы, но с километр пройти придется. А наверху все так же терпеливо стоит одинокий hom. И как разряд прошибает его взор. Я аж остановился - помнится у нашего Сереги глаза карие, а тут полоснуло пронзительно голубыми, словно пламя ацетиленовой горелки. И как только рассмотрел меня в такой толчее? А разум пытается успокоить - твой Махнус, правильно идешь
  -А продолжение у сказки есть?
  -Это не сказка, - голос Эльксы становится тише, приходится немного напрячься, чтобы расслышать. - Есть продолжение. Борьба не ограничилась небесами, перешло сражение в души людские. Победил в войне Господь Бог с белыми ангелами и остался наверху, трон себе царский воздвигнув, а Денницу с помощниками низверг в гиену огненную, Господином разумных назначил. Потом помирились Бог с бывшим любимцем, разделили полномочия. Один в небесах, другой на тверди.
  -Странная легенда, - я задумываюсь. - Выходит, не сам я управляю желаниями своими, а перетаскивают меня с двух сторон разные силы?
  -Почти так. Но ты свободен в выборе, Юрль. До того времени, пока не отнимут душу твою, и не сделают рабом своим Бог или Светоносный.
  -Я не буду ничьим рабом, Элькса, - останавливаюсь, беру ее лицо в свои ладони, пристально вглядываюсь в выражение глаз. - Ты зачем мне это рассказала?
  -Но были еще одни ангелы, - не слыша меня, тихо вещает она, не отводя взора. И голос пробирается далеко по позвоночнику. - Серые... не вставшие ни на одну сторону. Возмутились они и стали биться насмерть и с ангелами и с демонами, ибо никому нельзя души людские разрушать, прикрывая корысть свою благими словами... И по сей день бродят они среди нас, сражаясь, ибо не должна душа человеческая в рабстве служить. Свободна она, как птица лесная, а в клетке хиреет да умирает. И не будет покоя им, пока есть в мирах рабство и те, кто возжелает оного...
  -Ты про себя говоришь? - словно очнулся я, отпускаю лицо спутницы.
  -Нет, что ты, - улыбается она. - Нашло просто.
  Но слова ее про ангелов этих, серобурказявчатых, плотным сгустком оседают у меня в голове. Или у Юрля, не знаю. Смешно выйдет, когда останется с мыслями один на один.
  -Пошли, немного осталось. Видишь, - указываю под козырек, - Серега уже ждет нас.
  И тот, будто услышав, приветливо машет рукой. И вновь освежающий взгляд переворачивает всего. Что-то не очень мне туда хочется. Словно взвесили, оценили и поставили на место - живи, мол, пока...
  Толпа схлынула, разделившись на мелкие ручейки, двигаться, стало намного свободнее. Звуки парада отнесло назад. Народ неспешно прогуливался, переговариваясь.
  Но грохот и свист с небес заставил всех закинуть головы вверх. Сердце сжалось, кажется знаю по чью шкуру...
  -Бегом! - чуть не выдергиваю руку Эльксы из плечевого сустава, прыгаю под укрытие стены ближайшего дома. Короткими перебежками несемся к башне. А девчонка молодец, не отстает. И дыхание даже не сбила. Я поднажал - не-а, висит на хвосте.
  Наверху тем временем разрывается небосвод, с противным ревом в клубах дыма и гари, валятся вниз странные предметы. Ну, я-то, который Юрий Лазивин, положим видел мультики про Чипа и Дейла. Особенно серии, где кроты бурили здание банка. Но вот местные...
  Конусообразные, размером с футбольное поле, с вращающимися пилами на концах падают таки на твердь. Механизмы приходят в движения, вгрызаются в почву, а макушки, как бутоны роз, раскрываются металлическими лепестками. Черной грязной волной, переливаясь через края, низвергаются наружу отвратительные создания.
  Народ визжит, праздник скомкан, уже горят несколько домов и чад пожарищ затрудняет дыхание.
  -Что происходит?! - кричит Ксаэль, кашляя и прикрывая рот свободной рукой.
  -АТАКА ПРОТИВНИКА С ПРАВОГО ФЛАНГА, ПЕЛЕНГ ТРИДЦАТЬ! ВХОД В БОЕВОЙ РЕЖИМ! - взрывается в воздухе информпакет городской системы ПЗО. - ГРУППЕ НЕМЕДЛЕННОГО РЕАГИРОВАНИЯ ПРИБЫТЬ В ОРУЖЕЙНУЮ! ПОВТОРЯЮ - АТАКА ПРОТИВНИКА...
  -Все, не успеем, - бормочу я, вытирая пот тряпкой, что намотана на бедрах. - Сейчас отрежут входы, свернут порталы и город закуклится.
  -Что нам делать?!
  Я смотрю на башню, Михус машет рукой, указывая налево. Потом исчезает в клубах огня - первый снаряд противника сносит смотровую площадку вчистую.
  -НЕТ! - визжит спутница. - Махнус!
  Ага, все-таки с ушами у меня порядок. Но времени торжествовать нет - на улицы выкатывается упругая стена черных воинов. Зло цыкаю зубом - вот ведь, Горыныч. Змей, гадина хладнокровная!
  -Групповая цель, статус враг... наблюдаю ускорение цели... обнаружено сканирование на ультракоротких частотах... скорость цели 148... цель разделяется... расстояние 700... - шипит со всех сторон противник и резким толчком разделяется на множество объектов.
  Пятиконечные черные твари, напоминающие формой звезду в полтора метра роста, скользкие, в чешуе. И на каждой конечности по змеиной голове. Им даже ходить не надо - перекатывайся колесом и все.
  Уже пущена первая кровь, острые зубы пресмыкающихся вгрызаются в плоть местного населения. Змеиные глаза - немигающие, холодные, буквально пригвождают к месту, вгоняя в ступор. Кролики перед удавами, проносится в сознании. Гипноз!
  -Не смотри им в глаза! - кричу напарнице, юркая в ближайшую дверь. Если память аборигена не сбоила - дом сквозной.
  Выскакиваем на соседнюю улицу, но и там не лучше. Громоздятся горы трупов. От обилия крови тяжелеет воздух - жара делает свое дело. Кружится голова, ноги скользят в красной жидкости, щедрым жестом расплесканной на мостовой.
  -Кто это такие? - голос Эльксы дрожит. - Что им от надо?!
  -И содрогнутся миры от обилия пролитой крови, - сквозь зубы цитирую я, выискивая проход. Не зря же Махнус указал влево. Только что там? - И превратится сад цветущий в обитель зла. Я им нужен, как ни печально звучит.
  -Кто ты, Юрль? - глаза попутчицы наполняются испугом, дыхание перехватывает, но рука по-прежнему цепляется за мою.
  -Странник, волею судеб заброшенный в данный отрезок пространственно-временного континуума. Давай туда! - указываю направление мимо фонтана, источающего струю окровавленной воды. Там, в торце водокачки едва виднеется массивная дверь.
  Небо заволокло черной пеленой, клубы гари кружат в бесячем танце. С одной стороны хорошо - под прикрытием дымовой завесы можем проскочить.
  Как назло перед нами выкатываются две шипящие черные звезды, встают в боевую стойку, озлобленно оскаливая зубы на всех пяти конечностях. Первого сношу мощным ударом в центр, змееныш улетает, отчаянно вереща. Другой же, воспользовавшись секундной заминкой, кидается на меня.
  -Предатель! - шипят раскрытые пасти. Пять раздвоенных языков скользят вразнобой. За спиной отчаянно верещит Ксаэль.
  Скрутив две головы, осознаю, что руки кончились. Пропускаю сильный толчок в грудь, чувствуя, как на ногах захлопнулись пасти рептилии. Впрыснут яд - организм кричит, сердце ускоряет ритм, в глазах темнеет, а острые пилы перепиливают берцовые кости.
  Взрыв! Наконец-то. Первый залп местной артиллерии. Ударной волной моего противника уносит в сторону, я же обессиленный валюсь на булыжники. Обидно, уже темнеет в глазах, а до заветного прохода осталось каких-то десяток метров.
  -Внимание, ракетная атака... прошу разрешения задействовать средства обороны... - раздается шепот-крик со всех сторон.
  Элькса, тяжело кряхтя, взваливает мою тушу на плечо и тащит к заветной двери.
  -Надорвешься, - плюю я кровью. Грани сознаний спутались окончательно - кто я, что происходит?
  -Ничего, - тяжело отдуваясь, шепчет моя спасительница. - Бог терпел, и нам велел.
  -Не верю я в твоего.. - теряю сознание.
  -Главное что он в тебя верит, - бормочет Элькса, заталкивая бесчувственное тело внутрь дома и захлопывает дверь.
  И словно набат, гулко бьют часы на городской ратуши, разгоняя сумрак. Ровно одиннадцать...
  Глава 2
  -Одиннадцатый! Эльф [elf - нем. одиннадцать]! Куда запропастился, мать твою?! - кто-то надсадно кричит в шлемофоне.
  Открываю глаза - ничего не понимаю - пустынные серые коридоры, тускло на потолке ряд неоновых ламп, работающих вразнобой - скачет напряжение. День или ночь? Но конкретики нет - в помещении отсутствуют окна, определить визуально время суток не удается. Перевожу взгляд в сторону - огромное зеркальное полотно во всю стену отражает две фигуры. Одна я - проверяю, подняв руку. Закованный в серебристый гермокостюм чел, обвешанный оружием, что Шварцепупер из видеоновостей. Серые безжизненные глаза, безусловно, многое видели в жизни. Косой шрам, на задубевшей от космических ветров, коже, перечеркивает правую скулу, затрагивая нижнюю губу. И от этого, кажется, что чел постоянно находится в плохом настроении. Черные с проседью, волосы гладко зализаны назад, скрываются под шлемом.
  А вот вторая фигура... Резко оборачиваюсь - за мной, в камуфляже из жидкой брони, сжимая в руках пехотный вариант скорчера, стоит невысокий паренек. Каска надвинута на глаза, вижу только краешек носа и тонкие губы.
  -Фамилия, рядовой! - рявкаю, взводя пальцем боевую систему. Средним сбрасываю предохранитель, а мизинцем толкаю флажок в автоматический режим.
  -Ксаэль Але, майор! - браво отвечает новобранец.
  Что за... Пальцем приподнимаю край каски - на меня с испугом и изумлением смотрят удивленные глаза, цвета морской волны.
  -Рядовой - ты женщина?!
  -Так точно, майор!
  -...!
  Она ловким движением избавляется от головного убора, взору предстает чертовски симпатичная девчонка, годов эдак двадцати. Правильное каре каштановых волос обрамляет слегка вытянутое лицо, острый носик вызывающе топорщится, но это только добавляет шарму его обладательнице. Мягкие губы слегка раздвинуты в белоснежной улыбке, отчетливо выделяясь на фоне загорелой кожи. Что-то до боли знакомое, но неправильное...
  -Эльф! - вновь кричит в ухе голос. - Юри! Куда запропастился! Тут такое...
  Звук исчезает в гаме стрельбы и треска.
  В непонятках, тыкаю в ухо пальцем. Характерный щелчок акустической ракушки - связь работает нормально, отключились с той стороны.
  Юри? Он сказал Юри? Первая волна понеслась по организму. Автонастройка...
  Ноги подкосились, медленно съезжаю по зеркалу. Ага, Горыныч и все такое. Значит, из первого мира выбрались? Озадаченный смотрю в лицо загорелой и подстриженной Эльксы, склонившейся надо мной:
  -Вам нехорошо, майор? Вызвать помощь?
  -Нормально, сейчас отпустит, - успокаиваю новобранца. - Доложите задачу... рядовой.
  -Доставка срочного пакета инфо первому заместителю начальника станции - Майклу.
  Станции? Какой еще станции? Куда делся искусственный мирок, наполненный жителями Академгородка?
  -Какой станции? - тру виски, пытаясь спровоцировать всплеск памяти майора.
  -Хрональная станция, созданная с целью контроля за темпоральными сдвигами. Подобного рода цитадели возводятся в непосредственной близи от мест прогрессивной разверстки анахрональных карманов, - чеканит по учебнику девушка.
  Точно... Что-то припоминаю. Но вот замначальника Майкл Первый ... Как он соотносится с Махнусом? Или один и тот же чел?
  Р-раз и полная картина встает перед глазами. Ух-ты, как завертелось-то... Кстати, это ведь действительно Элькса. Правда перекрашенная и немного улучшенная что-ли... Только это я прыгаю по мирам в поисках пресловутого чела с одинаковым именем, напоминаю себе. Как она здесь очутилась?
  -Как вы здесь оказались, рядовой? - выбираю для беседы тон военного. Интересно, помнит что-нибудь? Хмурюсь - не нравятся такие совпадения. Соглядатай Ящера? Но зачем?
  -Вызвалась добровольцем, - бодро рапортует Элькса... тьфу ты, Ксаэль. - Вчера прибыл транспорт с пополнением, ввиду сложившихся обстоятельств командование посчитало невозможным соблюдение протокола адаптации, нас сразу же распределили по службам.
  -Почему кадровик? Почему не задействовали курьера дежурной части?
  -Рядом со станцией зафиксированы возмущения пространство-временного каскада. Введен режим боевой опасности. Все на вахте, майор.
  -Ясно, - морщусь я. - Зови меня Юри.
  -Эльф! - ворвался в уши крик дежурного боевой части. - Одиннадцатый, где тебя носит?! Прием!
  Скосил глаз на грудь - на левой стороне висит жетон с цифрой 11. О, так это меня вызывают?
  -Слушаю, 32!
  -Ну, наконец-то! - кричит Говард, сержант морской пехоты. - Координаты? Где вы вообще?
  Бросаю взгляд на Ксаэль, та предусмотрительно тычет пальцем в мигающую точку на развернутом планшете. Шустрая у меня помощница.
  -15 квадрат к юго-востоку от энергопробойника. Нижний ярус.
  -За каким лешим вас туда понесло?! Первый зам наверху. Вы что, еще не доставили инфо?!
  -Нет.
  -Скорчем, слышишь Юри-эльф, сгустком плазмы на площадку развертывания, 44 уровень к западу.
  -Понял тебя, 32, - отключаю связь, забывая спросить, что там у них стряслось. - Все слышали, рядовой? Тогда помчались.
  Кряхтя встаю, удерживаемый рукой Ксаэль, ориентируюсь по встроенному навигатору, указываю направление: - Туда.
  ......................................................................................
  Обмундирование у вояк просто замечательное. Материал, из которого сделан АЗК [армейский защитный костюм], смахивает на слоеный пирог. Снаружи слой активной брони из полиморфного пластика, гибкого, по прочности не уступает композитной металлокерамике. Плюс адаптирующиеся нанопокрытие "хамелеон". Далее идет слой тончайшей огнеупорной фольги. Изнутри - такой же тонкий слой материала, утилизирующего пот и прочие выделения организма. Наши ребята как-то проверяли его в полевых испытаниях - все-таки десяток раз выходили наружу. Так вот веселая троица - Свальд, Глен и Черкад забрались в АЗК голышом, и не снимали его больше недели. По отзывам - особого дискомфорта при этом не испытывал ни один из них.
  Вдобавок, между внутренним и внешним покрытиями имеется слой противорадиационной и биологической защиты. В экстремальной ситуации за счет встроенных сенсоров и особых полимеров, интеллектуальная броня скафандра приобретает свойство изменяемой стойкости, что позволяет в течение нескольких микросекунд повысить уровень защиты в точке удара лазерного импульса или осколка плазмогранаты. То есть челу, заключенному в такой костюм не стоит задумываться о собственной безопасности - АЗК думает за вас, изменяя силу напряжения в точке попадания, перегруппируя защитные контуры в необходимое место.
  Интересно, о чем только не приходится размышлять, когда несешься извилистыми тоннелями в поисках источника информации.
  -Как самочувствие, Ксаэль? - бросаю в микрофон коротковолнового спикера, что притулился под нижней челюстью.
  -Отлично, майор! - голос рядовой свеж, даже не запыхалась.
  Вспоминаю наш прошлый неудачный вояж, там она тоже не страдала от одышки. Нет, все-таки странно - что она здесь делает? Ладно, один раз - случайность, второй - совпадение. Третий будет? А что если ее зацепило моим контуром? Тогда придется в этот раз держаться подальше друг от друга. Но почему-то уверен, что будет и третий, и пятнадцатый и сто сорок восьмой разы. Не добраться мне здесь да искомой цели. Органически ощущаю чужеродность данного мира - нет, не даст.
  Голова заключена в круглый, прозрачный шлем с меняющейся светопроводимостью. От моего желания зависит, дышать ли атмосферным воздухом, пропущенным через многоступенчатую систему фильтров или же подключиться к кислородному баллону. Я выбираю автономный режим, нутро подсказывает, что и здесь скоро будет жарко.
  Очевидно поиски чела со странным именем - Миша, а иначе никак не перевести, становятся моей навязчивой целью. Зачем он мне? Только для того, чтобы спросить... о чем? Кто я, и что мне делать дальше?
  А действительно - кто? Уже был Юрлем, Урелем, сейчас вообще - Юри-эльф. Одиннадцатый... ну и прозвище... Кстати, все последующие слепки, что накладываются на базисную матрицу, оставляя заметный след. Чувствую себя сейчас более уверенным в собственных силах, чем ранее. Готовым ко всяким неожиданностям. Вдобавок, прекрасно ориентируюсь в пространстве.
  Минуем уже 14 развилку, забирая вправо. Несемся по лестницам, чередуем лифты и эскалаторы. Всегда многочисленная, станция будто вымерла. Такое ощущение, что двигаемся в пустом помещении. Правда кое-где слышится шипение сервомоторов, срабатывание пневмокомпрессоров, но человского гомона не слышно.
  -Какие будут соображения, Ксаэль? - бросаю в спикер помощнице. - Где народ?
  -Перед тем, как вам стало плохо, по внутренней сети прошла информация о прорыве Инферно. Станция подверглась нападению, все на переднем рубеже.
  -Скорч меня подстрели, - скрежещу зубами. - Все там, а мы здесь?!
  -У нас важное поручение, майор, - осторожничает она.
  -Я же сказал - зови меня Юри! - бросаю в сердцах. - В отсутствии подчиненных официоз ни к чему. Что может быть такого важного в этот информере?
  -Я не в курсе.
  Всегда так - беги туда, неси непонятно что. Но пресловутый Майкл мне самому нужен, иначе бросил бы все и вернулся назад.
  В наушниках раздается громкий хлопок и сразу же:
  -Эльф! Избегайте лифтов - только лестницы. У нас такое творится...
  -Что случилось Говард?! - кричу в ларингофон, не успел перенастроить связь - Ксаэль слышит наш разговор.
  -Атака! Периметр нарушен - вторжение. А-а, черт...
  В уши отдает эхо выстрелов. Сжимаю крепче скорчер. Атака? Как вообще удалось пробить защиту станции?
  -32, ты жив? - бросаю в эфир.
  Сухое щелканье не предвещает ничего хорошего. Потом слышится кашлянье и другой голос:
  -Одиннадцатый, ты?
  Сознанье услужливо подсказывает, сканируя голос - Светозар, второй боевой расчет. Плазмоеда мне в печень, если уж задействовали их - дело труба.
  -Я.
  -Коротко. Сержант мертв, мы отогнали первую волну в шахты. Ты где?
  -37 уровень к западу.
  -О как... Тогда жди гостей. Прямиком выскочат на тебя. Да, имей в виду - огонь их не берет. Маневрируй.
  Еще бы. Удумали пугать плазмой детей дракона.
  -Как они выглядят? - задаю вопрос, хотя уже знаю ответ.
  -Полтора метром роста, черные, змеиные башки вместо конечностей. Вооружены нашими паллерами, видно вломились через запасники.
  -Попробуй фриз[freeze]-гранаты, - советую командиру группы БР.
  -Откуда знаешь? - практически вижу нахмуренные брови Светозара - страсть не любит непроверенной информации.
  -Верь мне, капитан. Отбой.
  Оборачиваюсь:
  -Все слышала?
  -Да.
  -Жаль... Молодая ты еще, не готова к смерти.
  -Я верую в Бога единого, - пожимает плечами Элькса-Ксаэль. - Воздастся детям его по заслугам в Царстве небесном.
  -А эта штука тебе не помешает в рай попасть? - язвительно киваю на ствол в ее руках. - Чего вообще в армию поперлась, раз такая убежденная?
  Это майор во мне проснулся.
  -Проповедник я, - голос Ксаэль стихает до минимума.
  -ЧТО?! У меня боевая кадровая часть, между прочим! Они там со всем с ума посходили?! Только миссионеров в отделе не хватало! Ну и что мне с тобой делать? - пытаясь перебороть праведный гнев вояки, спрашиваю более спокойно.
  -Я прошла полный курс боевой подготовки, - пытается обелить себя рядовая перед свирепым ликом майора.
  -Да ну? Тогда почему "скорчер", а не "импульсный плазмоган Сепкулова"?
  -Единственный вид вооружения, стоящий на довольствии действующей армии, названый не по имени создателя и тактико-технических свойств, - скороговоркой выпаливает напарница. - Скорчер при стрельбе издает характерные звуки, напоминающие шкварчание масла на сковороде. Но именно поэтому, логичнее было бы называть его - шкварчер, но приемная комиссия при Министерстве...
  -Отличница, етить его... - бесцеремонно прерываю словесный поток. - Ладно, смотри сюда. Забудь про одиночные выстрелы - только автоматические. Плазмоприемники спаяй в сцепку. Что значит чем? Плазмой и склей... Да не так! Дай сюда...
  Выдернув ствол из тонких рук, принимаюсь за работу.
  Она присаживается рядом, минуту делает вид, что интересуется процессом, потом переводит взгляд на меня. Через три минуты мне начинает это надоедать.
  -Ксаэль, я не картина.
  -А вы не похожи, - безапелляционно вдруг заявляет она.
  -Не похож на кого? Перестань говорить загадками!
  -На самого себя. Помните, визосъемку при сражении на Агусте? Правда там вы еще лейтенант... Из-за вас я и пошла в армию.
  -Гх-м, - кашляю в кулак, багровея от такой открытости. - Что значит из-за меня? Где ты ее вообще раскопала?
  -Вы такой решительный, - не слыша меня, задумчиво произносит напарница. - Смелый. Четыре проникающих, потеря крови несовместимая с жизнью, а взвод свой вывели. Сам министр наградил Плазменным Сердцем.
  -Вот что девочка, - говорю, а руки автоматически заканчивают подгонку снаряжения. - Ты эту дурь из головы выкинь. В твоей ленте не было, как я два года по госпиталям мотался? А как мне пять метров кишок вырезали? И что вместо правой ноги у меня тайларовый протез, и кроме канцелярской работы больше никуда не годен? Не было такого?! И что жена... с-су.. вообщем бросила, не захотела возиться с калекой?
  -Насчет ран знаю, а о жене...сказано в писании - не суди, да не судимы будете.
  -Гх-м, - еще раз прочистил горло. - Замнем диалог. Если помнится у нас приказ. Подъем рядовой, берите оружие.
  -Разрешите вопрос? - бросает Ксаэль, а в глазах веселые чертята бегают. - Как я поняла из вашего разговора с командиром группы быстрого реагирования, огонь противника не берет.
  -Ну?
  -У нас нет freeze-гранат, - подводит она черту. Вот тебе майор, раз такой умный - выкручивайся.
  -Черт!
  -Не стоит уповать на лукавого, - строго наказывает Ксаэль. - Лучше обратиться к Богу.
  -Так он и вытащит из запазухи перезаряжаемый моноблок с "заморозкой"?
  Брякнул, а сам думаю - что делать-то? Права девчонка. Стоп, раз такая песня - поворачиваю голову налево, вовремя останавливаюсь. Через то плечо плюют к нечистому, пробуем обратный вариант. Тихо дую [сыграем в противоположность установок] и говорю, адресуя почему-то тому узкоглазому эльфу [тезка!]: - что тебе стоит, поменяй плазму на фризы.
  И сразу рукой по подсумку - есть! Заметно тяжелеет пояс, пронизывающий холод пробирает до костей. Хорошо хоть ниже протез, а не то отморозил бы себе причинные органы.
  -На, - протягиваю связку. - Снаряжай.
  -Откуда? - широко раскрытые глаза напарницы изумленно вбирают меня целиком. А ведь хороша, констатирую некстати. Во сколько же ей встало, чтобы попасть в армию, притом на рабочую станцию, да еще и ко мне?
  -А что, в книжке не писали, какой я предусмотрительный? - коротко хмыкаю. - Все, попрыгали...
  ...................................................................................
  На первый отряд нарываемся совершенно случайно - вывернули из-за угла, а скользящие вот они, на ступеньках эскалатора сидят, перешептываются.
  Рефлексы толкают тренированное тело.
  -Ксаэль, с шести до двенадцати! - сам вправо и очередь по змееподобным.
  Первую десятку сносит ветром. Конечно, freeze действует иначе, но в мире, где существуют ангелы, а чел способен прыгать из одной головы в другую - все идет неправильно. Ледяные прочерки замкнули цепь - ствол-противник. И нет врага, только снежинки вокруг. Холодает.
  Слева [с шести до двенадцати - половина циферблата] закончили на несколько секунд раньше меня.
  -Ксаэль? - встревожено повышаю голос.
  -Цель уничтожена, зона чиста...Юри.
  Ай да проповедник мне достался.
  -Религия не помешала?
  -Пусть не поднимется рука на создание Божье, а в остальном - да убоится враг.
  Оп-па, ошибочка вышла, уважаемая Элькса. Ладно, возьмем на заметку.
  -Перебежками, я впереди, ты прикрываешь. Попрыгали.
  .................................................................................
  -Ты не веришь в единого Творца? - Ксаэль деловито бинтует правое предплечье - рукав оторван начисто. Черт его знает, какими "трассерами" пользуются "скользящие" - так я решил называть создания Горыныча. Оторвать кусок АЗК - это надо постараться, господа гражданские. За всю карьеру о подобных экспериментах слышал всего один раз - прямое попадание аннигилирующего снаряда.
  -Не то чтобы не верю... ай...осторожнее...просто не придаю значению вашей...гх-м... науке. Если прислушиваться, что болтает ваша братия, можно с катушек съехать. Не перебивай - не конкретно богопоклонники, а вообще - религиозные приверженцы. Тарнайцы, например, считают, что их жизнь принадлежит Страху, орчелы поклоняются прародителю всего сущего - Звездной пыли, жарпы возводят в ранг Первичный Сбой Великой программы, а кимурусы - энергетический скачок. Поэтому решил - пусть тешат себя, как хотят, а я пас. Атеист я, Элькса...
  -Можешь игнорировать Его, но Бог верит в тебя, - она не замечает оговорки. Зубами отрывает концы самоизолирующей повязки. - Главное не поддавайся влиянию Нечистого.
  -Кто такой?
  Движения предплечьем чуть замедлены, но в целом нормально. - Спасибо Ксаэль.
  Она моментально вспыхивает, пряча глаза. Заметила-таки... Каждый ведет свою игру. Но на данном участке мне нужен помощник. Одному к Майклу не прорваться. Не прошли и нескольких этажей после первой стычке, как угодили в массовый обстрел. Напарнице ничего, а я лишился защиты на правой руке.
  -Вторая половина Творца. Заметил он, что стали обуревать его мысли нехорошие, отторг от себя темную половины и нарек ее Люцифером. В надежде, что перевоспитается тот и станет Светлоносным, будет правой рукой господа и опорой его. Но не захотел...
  ......................................................................
  Предпоследний этаж дается тяжело. Приходится вновь задействовать японского ангела, теперь уже по части бесконечности патронов. Ксаэль хоть и заподозрила неладное, вида не подала. Все мы в игре...
  Обессиленные и опустошенные, вывалились в вентшахту.
  Сидим, дух переводим. От нечего делать решаюсь на продолжение больной для нее темы.
  -Я склонен придерживаться другой версии, - осторожно замечаю, автоматически проверяя затвор.
  -Какой? - живо интересуется она, развернувшись всем телом ко мне. Глаза вспыхивают двумя зелеными искрами, вспыхнули и погасли.- Что ты знаешь?
  Мы сидим, прислонившись спинами к холодной переборке. Позади энергетический отсек, но роторы работают в холостую, энергии на выходе ноль - станция обесточена. До Первого Майкла остался один этаж. По рации уже не свяжешься - сплошные помехи. Да и жив ли он? Не знаю...остается только надеяться, что ждет меня. Или нас..?
   Где-то наверху грохочут выстрелы, крики умирающих челов и шипение "скользящих". Значит, Светозар поверил, и передал остальным насчет "заморозки". Только нет у них бесконечного запаса, как у нас. Периодически пол и потолок коридора сотрясаются от тяжелых ударов. Но в канале, куда мы забились, пока пустынно. Поэтому позволяю себе на некоторое время расслабиться.
  - Люцифер пострадал не совсем заслуженно. На самом деле падение спровоцировал ангел чина Господств Ребелион, который хотел уйти из под воли Самого чтобы творить только для себя. Хитрый такой ангел... Никогда не ввязывался в полемику, всегда придерживался мнения большинства, а сам втихомолку...
  Останавливаюсь, замерев. Ксаэль смотрит раскрыв рот от ужаса и восхищения. Помотал головой - да что со мной твориться! Откуда? И ведь действительно вижу - и зал церемоний, и группу ангелов в штатном одеянии... Походный вариант небесного престола посреди залы, и у четырёх сторон главные архангелы: Михаэль - справа, Гавриэль - спереди и Рефаэль - за престолом. Кто слева - не видно, картина расплывается, глаза сами собой отводятся. Зато прекрасно вижу выражение глаз Ребелиона, источающих жгучую ненависть по отношению к трону. Крадучись, ангел покидает собрание.
  -Вообщем, такой расклад, рядовой. Читал, наверное, где-то... знаешь такие духоподнимающие CD для разных рас лежат на каждой тумбочке возле койкоотсеков? Армия большая, живности в ней служит немеренно. Может и из твоей Библии что почерпнул. Да наверняка оттуда. Ну так этот самый ангел чина Господств никогда не имел достаточно сил для открытого противопоставления Самому. Воспользовался смятенным состоянием Светлого ангела, ищущего решение - поклоняться ли Адаму, как завещал Сам, или ослушаться Господа. Именно Ребелион и уговорил его и еще треть братьев на смуту...
  -А дальше? - заворожено спрашивает девушка, сильнее прижимаясь к моему плечу. Даже через активную броню ощущаю ее упругую грудь. Пытаюсь отодвинуться, но она цепляется за рукав. - Умоляю...
  -Дальше...? Известно что - попытка не удалась, мятежники, не ведая, создали много зла. Темные ангелы были низвергнуты, но Ребелион, не принимавший в смуте непосредственного участия, а лишь объединявший своей волей восставших, избежал кары.
  -И где он сейчас? - в глазах напарницы внезапно вспыхивает такой огонь, что невольно вздрагиваю. Эк тебя, проносится в голове. Из-за чего разошлась, из-за пропагандисткой речевки..?
  -Он покинул небеса, но и в ад не попал. Бродит где-нибудь по мирам, сея смуту среди разумных.
  -Су-у-ка! - с присвистом выдыхает моя, теперь, наверное, постоянная попутчица. Зеленые огни морей медленно затухают, а я рефлекторно перехватываю оружие за цевье:
  -Тихо! Идет кто-то...
  .........................................................
  Последний, 44 этаж охвачен огнем. Кашляя и спотыкаясь от усталости, падаем на пол, раскаленный добела.
  -Ах ты диавол во плоти! - матерюсь, обжигая ладони. Руки моментально покрываются пузырями. Рядом беззвучно плачет Ксаэль.
  -Держись, проповедник. Немного осталось, - кашляя, успокаиваю девушку. В легкие моментально проникает едкая гарь от горящего пластика. - Скоро будешь агитировать по-настоящему.
  -Почему...почему так? - катятся слезы из глаз цвета морской волны, ищут меня в дыму. - Юри..?
  -Потому что это жизнь человская, а не придуманные истории о божественных предначертаниях.
  Едва различимый скрежет металла заставляет перекатиться на бок и выставить ствол в направлении звука. За стекло полимерной перегородкой приоткрывается дверь шлюза.
  -Эльф?
  -Первый - вы?!
  Неужели дошли? Сердце екает, рука сама находит закрепленный на поясе тубус с инфопакетом. Р-раз - по полу летит дискообразный предмет в сторону заместителя. В нижней части переборка подернулась рябью - открыт односторонний проход. Диск проскакивает сквозь дыру, подполковник прихлопывает его ногой.
  -Прости Юрии, сам понимаешь...
  Естественно. Майкл даже не думает открывать перегородку - не положено по уставу. Так и будет смотреть через прозрачный пластик, как нас режут, давя массой. Потому что, как помните - "заморозок" у нас бесконечное число. Так что смерть встретим в прямом эфире, он-лайн, как говорится.
  -Кто это с тобой? - в голосе зама сквозит едва различимое удивление.
  Из дыма медленно поднимается напарница, бросая скорчер на пол:
  -Рядовая Ксаэль, подполковник... двадцатый час на борту... академия Сепаратных миров
  -С ума сошла?! - шиплю я. - Быстро подними оружие, солдат!
  Но Ксаэль словно не слышит - внимание девушки поглощено Первым. Поминаю огненных жуков с планеты Девуль, переворачиваюсь на исходную, замираю.... Глаза заместителя начинают голубеть. Как и у Махнуса, наливаются непонятной силой, источая свежесть и опасность одновременно.
  -Значит, вдвоем пробирались? И как показала себя?
  Вопрос адресован мне. Отвечаю:
  -На все сто, подполковник. Наш чел.
  -А говорят что нет в академиях настоящих бойцов? Молодец рядовой. Ай да кекс!
  Это уже прямой приказ. Мысленно активирую закрытый Канал для ЭКстренных Сообщений.
  -Эльф! - врывается в уши холодный голос зама. - Не было вчера никакого транспорта с новобранцами. Да и кто пошлет желторотиков на рубеж атаки?! Кого ты притащил на боевой пост?!
  Я - то знаю - кого, но вот для майора слова звучат приговором
  -Майкл... я...
  Но душераздирающий визг Ксаэль и треск внезапно рухнувшей перегородки хлопает по ушам, пробивая барабанные перепонки.
  
  Глава 3
  -Не хлопай дверью - не казенная чай, - кривлюсь, когда Алекса, эта рыжая стерва в мини-юбке, запрыгивает на переднее сиденье джипа.
  -Не бузи, - вяло огрызается она, доставая из сумочки длинную тонкую сигарету с ментолом. Вот бестия - так и не поправила сбившуюся юбку, сиди теперь всю дорогу пялься на ее бедра. Но надо отдать должное - идеально выписанные бедра.
  -Ты что ли новый водила? Тебе шеф что приказал? Слушаться во всем Александру Константиновну. Так что закрой рот и рули. Твое дело - баранка.
  -Ага,- поддакиваю я, снимаясь с нейтрали. - Крепче за шоферку держись баран.
  -Поязви еще, - беззлобно бросает она, прикуривая от золотой зажигалки. - Кстати, как зовут тебя, смелый парниша?
  -Зови меня Юра...
  Выруливаю от редакции, описав пологую петлю, направляю "Круизер" к автостраде.
  -Не дымила бы этой гадостью, - приоткрываю окно со своей стороны. Тотчас же ворвавшийся ветер закручивает в тугую спираль ментоловый дым. - На газу едем.
  -А что, бензин нынче дорог? - ехидно интересуется журналистка, не думая выкинуть сигарету. - Или денег не хватает?
  -Не все же спят с главным редактором, - срывается с языка.
  БАБАХ!
  -За что! - ору я, когда маленькая ладонь со всего размаха финиширует на мой щеке. - Дура! Я же за рулем!
  -А чтобы сплетни всякие непроверенные не пересказывал!
  Гневно тушит сигарету, выкидывает окурок и прикрывает окно. Сидит, нахохлившись - маленькая, но гордая.
  Вклинившись в нестройный поток машин, занимаю свою нишу - для джипов на российских дорогах - центральная полоса.
  -Извини, Алекса, - робко кладу ей руку на колено.
  Отдергивает. Правильно... Как последняя секретутка, опустился до пересказывая досужих сплетен. - Извини, правда, не хотел.
  Некоторое время едем молча. Город неспешно зажигает фонари. Вспыхивают, накаливаясь, рекламные транспаранты. Вот ведь натыкали на каждом столбе - отвлекают. Но мне не привыкать - с 12 лет за рулем, победитель автогонок, все категории - справлюсь.
  -Обо мне действительно так говорят? - поднимает мокрое от слез лицо журналистка.
  Ну, Юрок, и скотина же ты!
  -Нет, сам придумал, - не отрываясь от дороги, уверенно лгу я.
  -Врешь? - недоверчиво тянет рыжая.
  -Честное слово. На, - левой рукой протягиваю платок, - вытрись.
  -Зачем ты так? - она аккуратно прикладывает платок к уголкам глаз, размазывая дорогую тушь по щекам.
  -Нравишься мне, - цежу, сквозь зубы. - А ты, то с одним, то с другим. Ну и вспылил нечаянно...
  -Дура-а-к... Я же по работе. А что делать - редактор орет надо, вот и работаю с каждым. А ты что же, думал - я с ними сплю?! - сине-зеленые глаза моментально превращаются в дула снайперской винтовки.
  -Нет, - не кривлю душой. - Не думал.
  -Правду ответил, - удовлетворенно кивает Алекса. - Я правду вижу - у меня бабка ведьма. А вот ответил бы по-другому... убила!
  -Верю, - на всякий случай отодвигаюсь от взбалмошной напарницы. И вправду может.
  Невысокая, симпатичная рыжеволосая девчушка с непонятными глазами, а строит редакцию на счет "раз". Огонь-девка. Как что в голову втемяшит - вынь и положь, никаких компромиссов.
  Незримой тяжестью ударяет сверху груз памяти. Придавливает плитой, растекается по плечам. Вздрагиваю - на этот раз накатывает быстрее, чем в предыдущие разы.
  Руки вздрагивают, передают толчок на руль. "Круизер", купленный на боевые чеченские, трясется всем корпусом. Машину сносит в кювет. Тихонько взвизгивает и затихает Алекса. Чертыхаюсь, плавно возвращаю машину на полосу.
  Перед глазами радужный туман, редкими всполохами проносятся огни. Третий раз - а привыкнуть не получается. Я запутался в своих копиях. Сначала казалось, что первоначальный Юрий, как осьминог, распространяя скользкие щупальца, захватывает тело подопытного. Но после первого же раза, перестал ощущать себя именно тем Юркой, которого выхватил из объятий реальности Ящер. Сейчас во мне находится минимум четыре личности. А сколько их на самом деле? Юрий Лазивин прекрасно помнит жизнь Юрля, сумасшедшего студента из искусственного созданного мира. В другой половине мозга поселился и не хочет покидать тело Одиннадцатый - бравый вояка из следующего столетия. И сейчас мы трое находимся в матрице Юрия Лазаря, водителя, подрабатывающего в местной редакции. Недавно с армии - уволен по окончанию контракта в чине капитана медицинской службы, все еще холост, живет с матерью в пригороде. И безнадежно влюблен в рыжую Александру - восходящую звезду городской публицистики.
  Стоп! Юрий Лазарь?! Алекса??
  Смотрю в зеркало заднего вида. Отражается там гладковыбритое худое, даже скорее - жесткое, лицо белобрысого парня лет 25. Карие глаза сузились в пронзительном прищуре, уголки рта опущены, острый подбородок выпячен, тараня воздух. Из одежды - темно-синяя толстовка с капюшоном, вся в китайских иероглифах.
  Оборачиваться не хочу - боюсь. Но имя и фамилия?! Неужели круг замкнулся?
  -Слушай, а куда мы собственно едем? - все-таки спрашиваю осторожно, одним глазом косясь на дорогу, другим на нее.
  Во-первых - ух ты - уже выехали за город, мчимся по объездной. Во-вторых - и "ух-ты" говорить не надо. Сидит рядом со мной все та же верная попутчица Элькса-Ксаэль. Вздыхаю - тенденция, однако. И что мне с ней делать? Сразу приступать с расспросами и потом убить, или наоборот? А не может статься, что ее присутствие как раз и не дает добраться до Махнуса? Очень даже может быть...
  - С дуба рухнул? - интересуется напарница, не замечая перемен. - Ты же у шефа сидел, сам слышал.
  Ответом интересуюсь краем уха, жадно впиваясь в пролетающий пейзаж. Господи, наконец-то! Я снова в 21 веке - родные мегаполисы с неповторимым бензиновым ароматом и ветром сточных канав. Разнокалиберные автомобили скользят по встречной, обдавая нас брызгами луж.
  Ах да - идет дождь, включены дворники. Гоняют жидкость по стеклу, смазывая реальность. Успеваю заметить номер региона на легко обошедшем меня "Volvo" - 69.
  Черт, Тверь... Не мой город. Но не расстраиваюсь - и год может не совпасть.
  Тверь, Тверь... что я знаю о тебе? Ни-че-го. Ан нет, услужливо подсказывает память Лазаря, где-то на окраине живет чета Смирновых - Серега и Анна, бывшие однополчане. Да и Мишка Скворцов, военный дружок, начальник разведки батальона прикрытия, из этих мест. Пожалуй, все...
  Руки дрогнули во второй раз. Цепляюсь за руль так, что белеют пальцы. Мишка, говоришь..? Ну-ну... Не к Скворцову ли в гости?
  -Я после армии немного контуженный - местами помню, а иногда целые куски выпадают, - цежу сквозь зубы, пытаюсь разведать обстановку. - Главный же напустит морока - без поллитры не разберешь. Давай по-простому, а?
  Сашка живо разворачивается ко мне, смотрит с удивлением и жалостью.
  -Серьезно? У тебя контузия? Ты воевал?
  -153 отдельный батальон прикрытия, - отвечает Лазарь. - Личное дело не читала?
  -Нет, - смущается компаньонка, и видимо, чтобы скрыть упущение, говорит речитативом: - Ладно, коротко введу в курс дела. Вчера вечером вызывает меня главный и говорит, что нам поставлена задача удивлять и наводить на размышления. Я понятно дело в штыки - только этим и занимаюсь уже три года. А он - твои статьи, просто страшилки для пугливых старушек. Удиви, мол, меня. И предлагает установку, спущенную сверху перевыполнить. Отвечаю - не впервой. А он грузит - считай это признанием твоего профессионализма... нужно сработать четко, оперативно и с холодной головой. А то стала принимать темы близко к сердцу. И соответственно из-под пера выходит не журналистика, а литература. Нет, каков?
  -Ближе к делу можно? - прорываюсь "я-настоящий" поверх "эмо-шелухи" Юрия.
  -Сам же просил, - обиженно надувает губки Алекса, но быстро отходит. - Сроку дал неделю, объем - сколько осилю. Но ты же меня знаешь, своего не упущу - вцеплюсь мертвой хваткой и...
  -Какая тема? - настораживаюсь я. Мурашки озноба, помчавшиеся по телу, переносят на своих ножках нехорошее предчувствие. К тому же день стремительно заканчивает существование - резко темнеет. Включаю дальний - поток света выхватывает из сумрака темный, в трещинах, асфальт второстепенной дороги. Куда несемся?
  -Тему тебе - жирно будет для простого водителя. Хотя...- достает из сумочки конверт, вытаскивает три фотографии на плотной бумаге, кидает на панель, - глянь...
  Глаза против воли настраиваются на сумрак кабины. Часть меня продолжает вести машину, реагируя на изменение дорожной ситуации - Юрка местный работает. А Юри-эльф пристально цепляет взглядом разложенные в веерном порядке фото. Я же с Юрлем осуществляю общий контроль. А что, при таком распределении труда, открываются интересные перспективы...
  Все изображения неясные, в мелкой "поземке", как снимали издалека на плохо освещенной местности, в темное время суток, да еще на скорости. Пейзаж на всех карточках один и тот же, между кадрами по секунде - значит три секунды действия. Раз...два...три...
  На первой фотографии, на обочине стоит длинная красная машина - кабриолет забугорного производства. Кусаю губы - Тверь не южный город, чтобы на машинах без крыш разъезжать. Но как бы специально неподалеку виднеется покосившийся указатель - "до Твери 60 км". На переднем сиденье молодая парочка - парень и девушка, нежно склонившая голову ему на плечо. И что? Всмотревшись, замечаю... ага, вот где собака порылась. На заднем сиденье, сгруппировавшись для атаки, притаился "скользящий". Змеиные глаза источают холодную злобу, пасть приоткрыта, свет луны играет на белых резцах.
  Смотрю исподлобья - соседка держится хорошо, или первичный шок уже прошел. Увидь я этот снимок в бытность Лазивиным - не знаю... Кстати змееныш одет по местной моде - черная кожаная куртка, конечностей не видно, а на псевдоголове бейсболка.
  Следующая картинка. Голова "скользящего" пришла в движение - мертвой хваткой вцепился в шею девушки. Видны струи крови, летящие по направлению к оператору. А вот и сюрприз - парень, что сидел за рулем практически исчезает в туловище второго змея, нависающего над машиной со стороны леса. Так-так. Охотятся группой?
   Последний снимок. Практически не отличимый от первого. Только машина пуста. Это что же получается - три секунды - и двух людей нет?
  -Как, испугался? - спрашивает Алекса, втайне, гордясь произведенным фурором. - Чужие среди нас?
  Скептически кривлю губы - знала бы милая, с кем имеешь дело. И осекаюсь, уп-с. Забыл перед кем кривлюсь.. Н-да, моя девочка знает их не хуже меня.
  -Кому повезло? - интересуясь, кивая на снимки, а сам внутренне соболезную родным фотографа. Остаться в живых после встречи со "скользящими" не реально.
  -Одному специалисту по экстремальным съемкам.
  -Бывшему?
  -Откуда..? - в ее глазах проносится непонятное выражение, но тут же берет себя в руки. - Тебе неинтересно?
   -Что ты, продолжай.
   -Так вот, - седлает снова любимого конька Александра. - Если заметил - номера на машине с трудом, но читаются. Пробила по базе данных и выяснила, что машина зарегистрирована на некую Светлану Викторовну Родионову. Но фактически, тачка из гаража криминального авторитета Михася. И...
  -Что?! - вновь не удается справиться с управлением - "Тойота", взвизгнув покрышками, идет юзом. Решив не искушать более судьбу, направляю ее к обочине. Съехав на грунтовку, не выключаю свет, страшно стало. От таких совпадений.
  -Повтори - кому?
  -Михасю... ты что, про него не слышал? - округляет глаза Алекса. - Где живешь, в другом мире?
  Уела она меня.
  -Мы к нему сейчас едем?
  -А то куда? Я достала через местных бандюков номер сотового, ох, не спрашивай какой ценой, созвонилась. Не сказать, чтобы крестный папа был рад встречи, пришлось заинтересовывать фотографиями. Та девушка - его племянница, дочка двоюродной сестры. Так что Михась согласился на аудиенцию, разрешил доступ к телу.
  -Ага, - обдумываю ситуацию. Просто так нас не пропустят, надо полагать у бандитов имеется охрана.
  -Когда сделаны снимки?
  -Неделю назад.
  "Скользящие" стало быть, уже наводнили пригород.
  -О массовых исчезновениях людей ничего не слышно?
  Алекса долгое время, молча смотрит на меня. Наконец спрашивает:
  -А кем ты служил, Юра?
  Отмалчиваюсь, но вывод напрашивается сам собой - пропали люди-то. Значит, на подступах нас будут ждать. Почему то Системы миров категорически не желают, чтобы я встретился с Махнусами-Михасями. Вот еще одна проблема сидит, ресницами хлопает. А не выкинуть ли ее из машины? проносится крамольная мысль. Но Алекса как чует, сразу с напором:
  -Из машины не выйду! Это мой репортаж!
  Вскипевшая злость также откатывает - да подавись! Все равно в следующей реинкарнации будешь рядом.
  -Нас встретят? - включаю передачу.
  -Да. Через пять километров, справа будет съезд, там ждут люди Михася. Проводят до загородного дома. К чему конспирация - как будто никто не знает, что коттедж у него в Желудевке. Вторая улица Строителей, дом 5.
  -Хорошо подготовилась, - хвалю неутомимую помощницу, действительно профессионал. - Пристегнись. Около охраны останавливаться не будем - дуем сразу в адрес.
  -Ты что? Они же перестреляют нас!
  -Если живы...
  Очередной вопрос потонул в звуке форсированного двигателя. Заметил, как только определяется направление к Махнусу, так события резко скачут вперед. Поэтому и сомневаюсь, что охрана ждет нас на развилке. Ждут, да не они...
  Пять километров начались и кончились. Издалека зоркий глаз выхватил две темные махины. Одна перекрывает въезд в поселок, а вот вторая лежит на боку в кустах, неумело замаскированная сломанными ветками. Фары выключены, горят только габаритные огни у первой. Как чувствовал - сердечно неуютно заныло. "Скользящих" не видно. Но не факт, что нет - сидят внутри фургона, нас поджидают.
  -А теперь по-настоящему приготовься! - бросаю рыжей и жму педаль газа до упора. "Круизер" рвет воздух на пределе мощи, сбивая внезапно выскочившие из-за кустов невысокие тени. Как кегли, разлетаются те в стороны от "кенгурятника". Джип натужно ревет, его трясет, но скорость я не сбавляю.
  -Ой! - кричит Алекса, вжимаясь в спинку сиденья. - Что ты делаешь? Ты людей сбил!
  -Это не люди, дорогая, - оборачиваюсь к ней с хищной улыбкой Юри-эльфа. - Парни с твоих слайдов.
  Лучше бы не делал этого. Теперь она неизвестно кого больше боится - меня или пришельцев.
  На мгновенье отвлекся, а машина уже заваливается набок, вращая пробитыми колесами. Как не заметил ежей! Упрекаю себя, выворачиваясь одновременно из-под ремня безопасности.
  -Давай! - ору журналистке, но та, похоже, впадает в транс.
  Машина переворачивается несколько раз, врезаюсь головой о потолок, кругом бьется стекло. Руки в порезах, шея кровоточит, но тяну в выбитую дверь Алексу, мертвым кулем повисшую на мне. Хорошо включились резервы Одиннадцатого, наложившись на способности Лазаря - все-таки ветеран боевых действий далекого будущего, это вещь!
  Определяю цель - здоровенный "Yukon", что стоит с незаглушенным двигателем. Воспользуемся машиной охраны. Рывком к ней, дверь настежь. И сразу же в упор получаю пулю в грудь. Валюсь навзничь, рыча от злости. Бесчувственная журналистка падает с глухим ударом мне на грудь.
  И следующие 5 пуль впиваются в женское тело с характерным чваканьем.
  -Что же вы делаете, гады?! - хриплю на последнем издыхании - пуля прошла через легкое, задев сердечную сумку. Воздух кровавыми пузырями выходит изо рта, смешиваясь с потоками грязи.
  С водительского места, спускается, скаля зубы-пилы, "скользящий" - сволочь в кепке.
  -Не хочу умирать! - воет в голове Лазарь.
  Юрль готовится достойно принять смерть, т.е. перейти на следующий уровень бытия.
  Я в беспомощности констатирую, что грудная клетка не вздымается и уже виден свет в конце тоннеля.
  Как и пару минут назад, ситуацию спасает четкий аналитический ум майора.
  -Придурок! - шепчут багровые от спекшейся крови, губы, а голова наклоняется вправо.
  Дую, вызывая узкоглазого ангела, но Одиннадцатый успевает раньше:
  -Ствол!
  И не целясь, выпускает всю обойму, 17 выстрелов сливаются в один. "Скользящего" отбрасывает под колеса "Yukonа", а из моей руки падает в жижу дымящийся "Глок".
  -Бронежелет! - это уже подключаюсь я.
  -Нет... ты все-таки непроходимый тупица, - еле ворочает языком майор. - Жизнь!
  И Сила бурлит - вижу, отторгается пуля и тромбируется рана. Скачком восстанавливается кислотно-щелочной баланс. Во рту вновь горячо, а в висках пульсирует сердечный ритм.
  -Девушку спасать будем? - деловито интересуется Юрль, отложивший познание загробных платформ на позднее время.
  -Жизнь Алексе!! - кричим хором через правое плечо.
  Ксаэль кашляет, пытаясь приподняться. Ладони разъезжаются по жидкой земле, девушка падает лицом в месиво из глины и песка.
  Дождь припускает сильнее. Горячие капли обжигают кожу - толстовка насквозь пропитана водой и кровью, неприятно липнет к телу. А вокруг вскипает грунт. Остроконечные пули дождя вскапывают чернозем, перемешивая верхние слои с нижними, текут потоки мутной жижи..
  Заталкиваю журналистку в теплый салон, прыгаю следом. Едва успеваю захлопнуть дверь, как удар снаружи заставляет качнуться на рессорах тяжеленный джип.
  -Милый, вывози!
  Ключи на месте! Отдаюсь на выучку и профессионализм Юрки-водилы.
  "Yukon" рвет с места. Комья грязи летят во все стороны, забрызгивая невысокие кусты. Тяжело елозя в колее, продукт General Motors Corpation, набирает скорость. Заднее стекло разлетается от выстрелов, щедро осыпая триплексом Алексу. Оглядываюсь и чуть не ору - на заднем сиденье, вповалку, лежит мертвая свита Михася в количестве четырех человек.
  Одним глазом на дорогу, другим на тела. Руки тоже живут отдельной жизнью - она на руле, вторая шарит по сиденью. Есть! Подбираю тяжелый пистолет, майор помогает проверить обойму - полная.
  Усиливается ветер. Через разбитое стекло хлещут водяные струи, но 8-и литровый движок свое дело знает. На коротком отрезке набираю максимальную скорость, около 150 км/час. Погони не видно, но будет однозначно.
  За перелеском, в глаза бросаются огни поселка - подъезжаем. Только где искать бандитское гнездо?
  -Чего там думать? - врывается в сознание ехидная память водителя. - Ищи самый крутой дом.
  И верно. Поддаю газу, под капотом ревут американские мустанги, и пять с половиной метров стали врываются на центральную улицу. Ширины как раз чтобы нам проехать. А в конце деревни высится средневековый замок с характерными постройками - то, что надо. Толкаю рукой напарницу, но бессмысленно. Ладно...
  Четыре тонны сносят ворота как пылинку. Руль вправо, закладываю вираж, оставляя "Yukon" поперек двора. Заодно послужат дополнительной преградой, вместо разломанных ворот. А ко мне через двор уже несется охрана, на бегу вскидывая короткоствольные автоматы.
  -Не стрелять! - рев боевого майора Юри-эльфа действует парализующе и отрезвляюще одновременно. Стража застывает в недоумении. Я тем временем выдергиваю Алексу, кидаю ближайшему охраннику:
  -Эту в дом! - и остальным: - К бою! - указываю на ворота.
  А там уже пришла в движение темная масса. "Скользящие" угрями ввинчиваются между забором и кормой джипа и тут же без раскачки бросаются на охрану коттеджа.
  Откуда-то сверху ухает крупнокалиберный пулемет. Ночь разрывается нитями "трассеров". По углам замка врубают мощные прожектора, и двор озаряется белым светом.
  Проследив за тем, куда уносят Алексу, разворачиваюсь и снимаю первым же выстрелом нападающего. Под ноги докатывается только кепка. Нет, не зря ценят наши стволы во всем мире. Против чужаков огнестрельное оружие made in Russia действует безотказно.
  Выпускаю еще пол-обоймы, прежде чем меня нокаутируют по затылку чем-то тяжелым. Свет меркнет, и я ухожу по пустынной тропе болевого шока.
  ...................................................................................................
  -Звони Кусту, пусть высылает пару бригад! - кричит кто-то над самым ухом. - Да не знаю, кто...может орловские наехали? Нет в городе? А кто тогда? Короче, делай что хочешь, но через 15 минут 50 "быков" со стволами у меня!
  Открываю один глаз - ага, лежу на мокром ковре в просторном холле. Рядом стоит крепкий парень в красном шелковом халате с павлинами и кричит по телефону. Окидываю взором обстановку - надо же, приволокли в хозяйские хоромы. Крепкая дорогая мебель из мореного дуба неуклюже сочетается с хай-теком. Обилие стекла и металла перечеркивает нормальное восприятие сотни квадратных метров комнаты. Одну стены занимает камин, огонь ласково лижет здоровенные бревна. Чувствую, как по чреслам расползается тепло.
  А за стенами раздается стакатто пулемета, короткие автоматные очереди прерываются вялыми одиночными выстрелами. И вновь продолжается бой...
  -О, - замечает мое оживление хозяин особняка. - Действуй, короче, а я тут "языка" попытаю.
  Наклоняется ко мне, поигрывая финкой:
  -Значит так паря, встрял ты по самое не балуйся. Давай-ка в темпе - кто такой, что здесь делаешь и кто на меня наехал? Финтить не советую - иначе...
  Острозаточенное лезвие колышется около самих глаз. Открываю второе око - снова ага. Делаю поправку на возраст, минус шрам через подбородок и плюс правая мочка - ну надо же...
  -Слышь, Скворец, - кряхтя, приподнимаясь. - Если ты не уберешь эту железку от моего лица, я тебе ее по самую рукоятку в жопу засуну...
  -Не понял... - по лицу Михася растекается глупое выражение. - Урий, ты что ли?
  Кстати - Урий - мой позывной, напоминает Юрка.
  -У тебя же феноменальная память, разведчик, - встаю на ноги. С меня течет, как только что из болота. По дорогому ковру и далее по паркету растекаются грязные лужи. - Раз уж я тебя узнал...
  -Урий! - орет бандюган, кидаясь в объятия. - Черт! Сколько лет, сколько зим...
  -Осторожнее, - кривлюсь от усердных ударов по спине. - Здоровый стал, бугай.
  -Станешь тут, - отстраняется Михась, лучезарно щурясь от радости встречи старого боевого товарища. - Область в руке держать - не фунт изюма скушать. То одни наедут, то другие.. Ты то какими судьбами?
  -Да вот услышал... решил в гости заглянуть.
  -Заглянул, твою мать! - теперь уже воет он. - Нахрена ворота снес? Людей моих положил?! Кого на хвосте притащил?!
  -Говорю же - проездом, - морщусь от боли в затылке. - Охрану твою они положили, - кивок в сторону окна. - Я только машиной воспользовался - моя вверх колесами на дороге лежит.
  -Так, - берет ситуацию в свои руки Мишка, и я узнаю бывшего разведчика. - Кто они, сколько, огневой потенциал? Короче - быстро суть.
  -Пришельцы, - усмехаюсь, а сам внимательно слежу за реакцией.
  -Орловские что ли?
  -Дались тебе эти рысаки. Нет, Миша, настоящие пришельцы - полтора метра ростом, змеиные головы и о-очень острые зубы. Кстати, это они из твоих стволов палят. Точное число змеенышей не знаю, но боюсь, скоро непровернешься.
  -Ты чего несешь? - недоверчиво тянет он. - Курнул накануне? Откуда в Твери пришельцы?
  -Не курю, да ты помнишь... Откуда...гх-м... да хоть из соседнего Измерения. Слушай, какая разница?! Валить надо отсюда и быстро!
  -А действительно - какая разница, - по глазам вижу, как разведчик прокачивает ситуацию. - Ладно, сейчас бригады подскочат - пусть разбираются. Давай за мной.
  И устремляется из комнаты. Дергаюсь за ним, но вспоминаю по Алексу.
  -Куда журналистку мою утащили? Без нее не могу.
  -Девку-то рыжую? В соседней казарме. Ладно, заскочим.
  Выбегаем из залы, Мишка тащит меня вверх по лестнице:
  -Перемахнем по крыше. Слуша-ай, - внезапно останавливается, - а как ты меня нашел?
  -Алекса тебе вчера звонила - стрелку забила, насчет племянницы... Светланы. А я водилой у них в редакции. Ну и вот..
  -А-а-а, - тянет он. - Ясно...
  А через несколько метров бросает на бегу:
  -Только... Урий, мне никто вчера не звонил. И племянницы у меня никакой нет - детдомовский я. Да ты помнишь...
  От оно как! Словно на столб налетел. Черт! Как же упустил-то?!
  -Чего молчал? - ору на Юрку. Тот оправдывается: - Извини, забыл...
  Забыл он! В бешенстве переворачиваю память парня снизу доверху - больше ничего не упустил?
  Михась тем временем вышибает дверь, и мы вваливаемся в казарму, где он содержит охрану. Содержал, правильнее было бы...
  -Твою мать...
  Помещение залито кровью. Несколько "быков" так и не встали с кроватей - рваные раны на шеях просто не дали этого сделать. Широкие кровавые полосы между рядами шконок заканчиваются грудой трупов около дальней двери в подсобку. А на стенах красные кляксы в хаотичном порядке. И запах...
  -Ты кого ко мне привел, Урий...? - тихо интересуется Михась, разворачиваясь.
  И вновь по глазам бьем пронзительно голубой цвет радужки. Дыхание моментально встает колом. Пробую раскрыть рот, да не получается.
  Хватаю бразды правления на себя, загоняя Одиннадцатого и Юрку в глубь сознания.
  -Я нашел тебя, Махнус. Ответь мне...
  Дальше не получается - армейский друг прыгает ко мне, а на груди со стороны сердца расплывается алое пятно. И только потом звук выстрела.
  Худая фигурка метнулась по лестнице, а я бестолково смотрю в холодные глаза Мишки.
  -Урий...зря ты...так...
  Друг умирает на моих руках. Воем втроем. Я от злости, что так и не узнал - зачем добирался до него, Юрка от горести, что погиб лучший друг, Эльф от того, что теряем время. Мертвому не поможешь, надо ловить снайпера и трясти из него правду.
  Найдем, успокаиваю его; соболезную, говорю другому. А сам уже лечу вниз по лестнице, опасаясь подвернуть ногу. Выскакиваю во двор - один прожектор еще светит на ворота, второй сдох. На земле несколько тел - и тех и других. Дождь стих, но грязь непролазная. Замечаю движение около хозблока. Крадучись бегу туда, и сталкиваюсь нос к носу с Алексой, стремглав вылетевшей из-за угла.
  -Юрка! - кричит она, и с размаху бросается на грудь.
  ................................................................................................
  -Не так все было, Юра, не так, - запыхавшись, бросает Алекса на бегу.
  -Что не так? - не понял я, перехватил девушку за поясницу и закинул на крышу приземистого сарая. Запрыгиваю следом. - Ты о чем?
  -Виноват был Сатанаэль в бунте против Бога, - она отползает к печной трубе, забиваясь в тень, - но только в том, что захотел для себя такой же доли, как и Сам.
  -Ты о чем? - повторяюсь я. - Мы с тобой вообще не разговаривали на эту тему.
  А память услужливо вставляет фрагмент разговора во время боя на хрональной станции. Нет, не может быть. Или она помнит то же, что и я? Неожиданно выкристаллизовывается мысль, что ничего про нее не знаю. Три мира - три девушки... то есть одна. Но кто она и что ей надо? И от меня ли?
  По словам рыжей - ее притащили в казарму, выставили охрану. Но спустя некоторое время в окна ворвались жуткие монстры и перебили людей на ее глазах. Дрожа от страха, воспользовалась моментом, что режут не ее - ускользнула. Но заблудилась в переходах. Так и гоняла между домиков, пока не нарвалась на меня. Кто стрелял в Михася - не знает, пряталась в это время в курятнике.
  А больше я ничего спрашивать не стал. Пока. Вот когда вырвемся - побеседуем, но сейчас..?
  -В машине бандитов ты бормотал о происках рогатого, его желании досадить Богу.
  -Эка вспомнила, - удивляюсь я, осторожно прощупывая память. Нет, не помню - я вообще не набожный, и рассуждения об уделе господнем не мой уровень. Осторожно глянул поверх крыши - нет, не видно погоню, должно быть сбились с курса. - Восстал и шут с ним. Разобрались же? А иначе - кина не было бы.
  -Жил-был Бог, - монотонно начинает рассказывать Алекса, не слыша моего возражения. - И решил он установить царство, которым мог бы править как Владыка. И называлось оно Царством Божьим. Но одно желания иметь Царство мало, нужны еще и личные подчиненные, которые бы служили Ему. И создал Бог два вида, чего мелочиться: ангелов, для того чтобы служили непосредственно в небесах и людей, что трудились бы на его благо в земной части Царства.
  От нечего делать прислушиваюсь к ее бормотанию, постепенно начинает разбирать интерес. Существует столько версий про бедолагу Денницу, что до истины ой как сложно докопаться. Если конечно напрямик не спросить, хе-хе...
  - Но Сатанаэль возжелал быть подобным Богу, и как Всевышний должен иметь вселенское царство, которым мог бы править аки владыка. Но у Бога были находящиеся в безгрешном состоянии ангелы, служащие Ему в Его Царстве, а у Сатанаэля - не было. И перед ним возникла проблема. Понял, что сам всего лишь создание, и способности творить ангелов у него нет. Самое большее, на что мог рассчитывать - убедить Божьих ангелов присоединиться к нему в восстании против Бога. И знаешь, он в этом преуспел.
  -Была там? - интересуюсь я, заглядывая в стеклянные глаза девушки. Вот ведь - да она в трансе! А говорят, Библия не зомбирует...
  -Сатанаэль превосходный оратор, убедил значительное количество ангелов присоединиться к нему. Даже его любимый ангел последовала за ним, предав Божью благодать...
  Глаза Алексы наполняются слезами.
  -Э-э-э, милая, - я осторожно осушаю уголком рубашки синие озера. - Полно тебе. Забудь. Да, не повезло Светлоносцу, бывает. Меня тоже несколько раз кидали, так что теперь - убиться?
  -Ты не понимаешь! - кричит вдруг Алекса. - Она ему верила! Всей душой! А оказалась всего лишь способом отвлечения внимания! И после всего что он с ней сделал, как дура, молча последовала за ним! Вот в чем трагедия...
  -Угу, - мрачно киваю я. Снизу тотчас же раздается шипение, лай собак и рев двигателя. Конечно - так орать, только глухие не услышат.
  -А что касается твоей истории, - встряхиваю ее за воротник, рывком ставя на нижние конечности, - включи любой канал, аналогичные байки травят с утра до вечера. Как начали с рабыни Изауры, так до сих пор остановится, не могут. Рвем ноги! БЕГОМ!
  Хватаю утирающую сопли-слезы по лицу, сентиментальную дурочку за руку, и мы задаем стрекача по крыше.
  .................................................................................................
  Финти - не финти, а загоняют они нас в подвал, затопленный водой. Повторюсь - на дворе поздняя осень, мы мокрые и дрожим от холода. Но страх за жизнь заставляет мерзнуть сильнее. И поэтому лезем в тухлую воду, и прячемся среди обломков каких-то сенокосилок, ящиков и бидонов.
  Обнявшись, прячемся за большой картиной - краем глаза вижу Мишку на коне, подражает, подлец, Георгию-Победоносцу.
  Зубы рыжей клацают на моем плече. Юрка успокаивает журналистку, осторожно гладя по спине, я в раздумьях, а Одиннадцатый рвется наружу - самое время для допроса! Давай старший, только прикажи.
  Что сказать? Удобно ли допрашивать дрожащую девушку, сидя по шею в холодной воде, в то время когда она в моих объятиях? В смысле - нравственно ли? Но Эльф, учуяв нотку сомнения, сдавливает локтем горло Алексе.
  -Ты...чего? - шипит журналистка. Глаза распахнуты, страх...боль...непонимание...и что-то еще. Не пойму.
  -Теперь быстро и четко! - шепчу в ухо. Рядом же змеиный десант, чтоб не услышали. - Кто ты?
  -Алекса...ндра...
  Еще нажим.
  -Что ты... делаешь?! - уже кричит шепотом рыжая. - Задушишь...
  -Мы с тобой умирали два раза, и ничего - живы здоровы! Говори!
  -Я...не знаю...что... - глаза журналистки начинают закрываться - мозгу не хватает кислорода. Э-э-э... тпр-р-ру, вояка! Майор ослабевает захват.
  -Ладно, Элькса-Ксаэль-Алекса. Я тебе расскажу, что мне кажется странным, не стесняйся - поправь, если неправ. Первая и основная твоя ошибка - внешний вид. Я меняюсь в каждом мире, ты же выглядишь практически одинаково. Трудно не узнать спутницу, с которой расстался только что. Что молчишь? Не знала по автонастройку на Измерения? С именами ладно, у самого еле отличаются, но корень один!
  -Второй просчет - искала ты все-таки Махнуса, но зачем-то соврала мне про Серегу Михуса. Не успела адаптироваться? И кстати, нет никакого перехода на Конотоп. Два года назад по тому времени его закрыли в связи с извержением вулкана, полностью уничтожившего уровень. Не знала?
  Юрль спрашивает, словно вбивает гвозди в крышку гроба. Пленница же только молча сопит, смотрит исподлобья. Включается майор Юри:
  -В третьих... связь в шлемофоне АЗК устроена хитро. Есть там, например, два закрытых канала, активируемые силой мысли. КЭКС - это не похвала, как ты могла подумать, а приказ о немедленном переходе на один их них. Первый Майкл успел крикнуть мне, что не принимала станция транспорт с выпускниками. Так откуда ты взялась, Ксаэль? Молчишь?
  Майор выдержал паузу. Мои губы практически уткнулись в ухо Алексы. Ах, если бы все сложилось по-другому... Я бы мог сейчас не шептать ей гадости, а целовать, нежно покусывая мочку. Черт! И угораздило меня встрять во все это!
  И еще понял, что практически люблю эту взбалмошную, принципиальную и хрупкую девчонку.
  А одиннадцатый уже заканчивает:
  -Был еще момент, Ксаэль. Бог не позволял тебе убивать своих созданий, но ты знала, что твари на станции порождения Ящера... Нечистого... или как ты еще его называешь? Знала, поэтому и стреляла. Откуда инфо? И Последнее - ты молча проглотила мою оговорку, когда назвал тебя Эльксой. Откликнулась даже... И болтовню про Бога затеяла только чтобы выведать у меня правду о Люцифере. Для чего?
  Алекса все молчала. Дыхание рыжей стабилизировалось, но зажим я больше не ослаблял. Чувствую, начал замерзать. Но закончить надо. Слово Юрке:
  -Не звонила ты Михасю вчера. Нет у него племянницы, сирота он. Насчет охраны в казарме не уверен - может не ты. Но вот в машине... не поминал я, ни Бога, ни черта. Когда за рулем молюсь только двигателю внутреннего сгорания и запасу тормозного пути.
  За стенами слышится шорох и шипение. Нет, не поспеют бойцы Кнута вовремя. Придется, как говорит Юрль, переходить на другие платформы бытия. Уже я вздыхаю и резюмирую:
  -Так кто ты Элькса? Зачем я Ксаэль? И наконец, с какой целью Алекса искала Мишку Скворцова?
  Она поднимает глаза, долго смотрит на меня. И плывет изображение - резкий переход от неуловимой влюбленности к ненависти... жгучей, испепеляющей.
  Я отшатываюсь, но Эльф и не думает отпускать шею девушки. Так что падаем оба. И как только наши головы покрывает вода, "скользящие" взрывают здание...
  
  
  Глава 4 [последняя]
  
  Смерть от утопления довольно нудное и неприятное зрелище. Поэтому не буду вам его навязывать, достаточно сказать - я умер.
  Умер и воскрес.
  И воскрес никем.
  Оставайся я Юрием Лазарем, подумал бы - вот Лазарь и повезло тебе с фамилией.
  Оставайся я Юрлем, подумал, что перешел на соседний хронопоток, материализуясь в теле донора.
  Оставайся я майором Юри-эльфом - командование Содружества ввело новую статью в уставе о недопущении подобных случаев среди офицерского состава, ввиду сложной обстановки на границе.
  Но я не остался. Довольно трудно чувствовать себя ничем и терпеливо ждать, вдруг всплывет, что из глубин подсознанья. Тщетно.
  А вокруг вовсю жарит весна. Свежий степной ветер хозяйничает в небесах. Лежа на склоне оврага, в молодой сочной траве, закинув руки за голову, смотрю вверх, бездумно считая белокурые облака. Взгляд, отсеченный краями воронки, самопроизвольно упирается в голубой купол. Становится по-настоящему страшно, щемящая боль негой разливается по телу. Ибо кроме меня и неба вокруг не существует ничего. Только я и глубочайшая синь мироздания...
  Нос улавливает миллиарды оттенков молодого мира. Ветер чуть слышно гудит сверху, но в затишье, где лежу, видны только колеблющиеся головки красных маков, подрагивающих в такт порывам. Если высунуть голову из временного убежища, то взору откроется горизонт цветов, словно красное море, колышущееся перед лицом. И, кажется, что алая кровь разлита по степи, а я в эпицентре побоища...
  Ломаные кривые стрижей на бреющей высоте будят несбывшиеся мысли о полете. Эх-х, почему люди не летают? Рулады многотысячной армии кузнечиков, соревнующихся кто громче, буквально сводят с ума. Пряный, тяжелый запах земли, только проснувшийся от зимы, будоражащий ноздри, разгоняет дремоту и недомогание.
  Я устал жить. Не осознавая себя, не видя цели для дальнейшего существования, подумываю о тихом уходе. А что - место располагает. Никуда не надо бежать, кого-то искать...
  Низкий колокольный звон взрывает окрестности. Перевернувшись на живот, раскрыл рот от удивления.
  На ровном месте из-под земли, коверкая пласты гранита, медленно поднимается ввысь огромная цитадель из сверкающего стекла и металла. По телу проносится электрический разряд - Я ЗНАЮ, ЧТО ЭТО ТАКОЕ!
  Вскакиваю и несусь что есть мочи к сторожевой башне. Спотыкаюсь, поднимаюсь и бегу... бегу.
  А на вершине кто-то стоит и внимательно смотрит за моими попытками.
  Заскакиваю на спиральную лестницу, та возносит меня на крышу, сталкивает со ступеней под ноги человеку во всем белом. Солнце бесстыдно слепит и кажется, что над головой его расцвел нимб, а за спиной притаились огромные крылья. Да ну, ерунда какая...
  -Здравствуй малыш, - вдруг гудит басом ангел. - Долго же ты ко мне добирался...
  В изумлении гляжу на него, но слова не идут. Мозг кипит от напряжения, еще немного и вспомню...еще...
  Словно лопается нарыв - ВСЕ! Обилие слов, запахов, воспоминаний... наваливается, стирая границы ассоциациями.
   Нет... вру. Память возвращается не вся, а большую часть. В бессилии опускаюсь на скользкий черный пол, из гексагональных плит, уложенных хитрым способом - что...а-а, звезда Соломона. Голова грозит лопнуть, подкидывая мне новые зацепки - автоматическая настройка, будь неладна. И понимаю, что она срабатывает при переносе меня в разные миры, открывая завесу непознанного в малых дозах, в целях наилучшего функционирования в данной ситуации.
  Но сейчас предо мной развеялась практически вся пелена. Я достиг финиша - значит полный объем. Но лучше от этого не становится.
  Я плачу. Горячие слезы, обжигая кожу, прокладывают каналы по грязным щекам. То слезы радости, горя и... вообщем все так перемешалось...
  Хозяин уровня с интересом смотрит на мои стенания. Грозный ангел, стоящий между землёй и небом, и меч обнажённый, в руке его. Одетый в льняные одежды, бёдра препоясаны Уфазским золотом. Тело, словно выточенное из цельного куска хризолита, лицо подобно молнии, а глаза как факелы горящие, руки и ноги его будто из меди сверкающей, и голос подобен гулу множества.
  -Здравствуй и ты...Князь Изральиский, - выталкиваю приветствие из себя, пытаясь привстать, опираясь рукой на хладные стены башни. Но рука соскальзывает, валюсь кулем обратно на обсидиановый пол.
  -Узнал! - грохочет глас архангела, сотрясая стены. Краем глаза вижу, как задрожали вершины далеких гор. Сдвинулись снежные шапки, поползли вниз по склонам. - Узнал... Наконец-то...
  Пазлы собираются в общую картинку - Михус - Махнус... Первый Майкл...Михась...все неверно, все пыль под ногами. Архангел Михаэль собственной персоной... первый в когорте Великолепной Семерки... стоящий по правую руку Господа...
  А я стою слева...
  Юрий...Урий...Юрль...Юри-эльф... а может правильнее - Уриэль?
  -Что я должен у тебя спросить? Для чего искал? - смотрю снизу вверх, стоя на коленях. Не пристало так разговаривать с ангелом Божьим. Кряхтя, все-таки приподнимаюсь. Если пласты памяти сдвинулись в нужном ракурсе - я, ведь тоже...в смысле один из них, ангелов.
  -Ты не меня искал, Уриэль - себя. Вот только нашел ли? - указывает на меня.
  Недоумевающее, следую взором за указующим перстом. На мне балахон песчаного цвета, на груди крест-накрест кожаные ремни - ни дать ни взять офицерская портупея 80-х годов. Ах, да... пора отвыкать мыслить Земными категориями - думай о возвышенном, Юра.
  Какая-то часть меня продолжает нагло цепляться за человеческое, не желая далеко отпускать - кто знает, может пригодится. Отставить, рявкает другая, большая часть - правильно говорить homo-вская.
  Руки стали темно оливкового цвета, словно намертво въелся средиземноморский загар, в отполированных ногтях отражается худощавое лицо мужчины средних лет, длинные волосы аккуратно заправлены за уши, темные брови, орлиный нос, и глаза... Вместо радужки, зрачки обрамляют язычки невесомого пламени, почти как у Горыныча. Кстати...
  -А где... - озираюсь по сторонам. - Со мной должна быть...
  -Алексиэль? - голос Михаэля звучит чуть насмешливо. - Обернись.
  Алексиэль значит, ну-ну. Не Ксаэль и Алекса, наоборот. Что ж... по крайней мере ее здесь знают. К тому же окончание имени - эль - означает принадлежность к ангельской когорте. Наша, стало быть...
  Оборачиваюсь и столбенею. Около холодной стены стоит большая клетка, в которой бьется ослепительно белое пламя, сжирая заживо извивающуюся тонкую фигурку девушки.
  -Звук, по понятным причинам, я отключил, - любезно подсказывает архангел.
  -Что ты делаешь?! - ору не своим голосом, бросаюсь к клетке, но неведомая сила отталкивает назад, обжигая ладони. - Останови это!
  -Не могу, - удивленно произносит Михаэль. - Ты же сам проклял ее.
  -Й-а? - в горле стремительно пересыхает. Как завороженный смотрю на мучения любимой, в бессилии что-либо предпринять. - Я??
  -Ах, да, - корчит гримасу quis ut Deus, словно откусил неспелую сливу. - Не ты - Главный судья, проклявший Алексиэль перерождаться и умирать страшной смертью. Твоя светлая половина, Уриэль.
  -Так я не он? - ничего не понимаю. - Ты же сам назвал меня... Пожалуйста, останови пытку.. - с мольбой заглядываю в ледяные глаза стража.
  -Уриэль - Свет Божий и брат мой определил наказание в виде испепеляющего ангельского огня изменнице, - голос архангела тверд как скала. - И никто не в силах воспрепятствовать этому, кроме него. Да и он не может, - уже тише говорит Михаэль, но я слышу. - Узрев содеянное в первый раз, повредил себе горло, чтобы никогда больше не проклинать...
  -Зачем она здесь? - спрашиваю я, не в силах оторваться от ненавистного зрелища. - Я возвращался домой, а она? За этим? - указываю на пылающий злобой ангельский огонь. - За что ее так?
  -Она близка к Сатане, - поясняет старший брат. - Тешила себя надеждой через меня умилостивить Бога о снисхождении возлюбленному.
  Вот где собака порылась, как же я не догадался! С таким надрывом и слезами не рассказывают просто так - только о себе. Глупец! Но кто мог предположить..?!
  -Она такой же Странник, как и ты.
  -Кто я? Демон? Почему не испепелишь меня вместе с ней? Ангел? Тогда почему не протянешь руку помощи? Ответь, Князь...
  -С тобой все намного сложнее, брат мой. Ты единственный случай, не поддающийся классификации. Ты и то и другое. Только ангелы могут приблизиться к Башне, но только демоны не выносят огонь наказания. Ладно, хотел услышать ...слушай. В середине VIII века христианской эры архиепископ Адальберт из Магдебурга - знаменитость, каких немного в анналах homo-вской магии - предстал перед судьями. Он обвинялся и, в конце концов, был осужден вторым собором в Риме под председательством папы Захария за использование в ходе представлений церемониальной магии имен "семи духов" - среди прочих и твоего, lux et ignis. Но так уж сложилось, что созданная hom-ами церковь не внемлила заветам Самого, стала выступать не против магии, а против тех магов, которые не соглашаются с ее методами и правилами вызывания духов. Улавливаешь разницу? В связи с этим чудеса, совершенные его высокопреподобием оказались не такого характера, чтобы их классифицировать как чудеса по милости Божией и во славу оного. Они были объявлены дьявольскими.
  Ты, брат Уриэль, оказался скомпрометирован такими проявлениями, и твое имя должно быть опозорено. Но, бесчестие одного из "тронов" и "посланников Всевышнего" уменьшило бы число абсолютных архангелов - нас - до шести, внеся тем самым путаницу во всю небесную иерархию. И hom-ы прибегли к помощи весьма хитрой и мудрой отговорки. Не новой, и не достаточно убедительной и эффективной.
  Самое страшное и нелепое - она сработала...
  Было объявлено, что Уриэль епископа Адальберта, не был архангелом, упомянутым во второй Книге Ездры; не был он также и знаменитым персонажем, столь часто упоминаемым в магических книгах Моисея. Как мог друг и компаньон Адама и Евы до их падения, и, позднее, приятель Сифа и Еноха, протянуть руку помощи колдуну?! Никогда! Никоим образом!
  Поэтому Уриэль, столь почитаемый церковью, остался таким же неприступным и непорочным, как и всегда. А миру явлен был демон с тем же самым именем - скрытый демон, поскольку он нигде больше не упоминался.
  Так появился на свет ты...
  -Раздвоился, хочешь сказать, - поправил я.
  -Нет, - печально качнул головой Князь Израильский. - Именно - появился. Уриэль - Свет Божий, до сих пор поддерживает с левой стороны небесный престол.
  Потрясенный, провожу рукой по мокрому от слез лицу - все-таки демон? Но как тогда объяснить золотой цвет одеж?
  -Ты до сих пор не определился с выбором,- поясняет Михаэль, облокачиваясь на парапет. - Все еще не ангел, поэтому одежды не белые, но уже и не демон - отсутствие черного цвета.
  -Такое возможно?! - кричу я, теряясь в самоопределении.
  -Мы, брат, принадлежим и к небесам, и к тверди, одновременно существуют в двух местах. Наши возможности легко послужили для церкви предлогом, чтобы обосновать твою двойственную природу, Уриэль. Да, тяжело осознать. Но и нам пришлось не сладко. Из-за того процесса над Адальбертом, незыблемое братство семерки абсолютных архангелов оказалось расколотой. Твой прототип был очень сильно скомпрометирован, а Скалтиэль, Йегудиэль и Барахиэль объявлены "подозрительными". После злоключений с епископом, вплоть до XV века имена лишь первых трех из нас - мое, Габриэля и Рефаэля сохраняли в полной мере свою славу и святость. Ваши же оставались проклятыми. Мы приложили немало усилий чтобы исправить положение и лишь в XVI веке церковь hom-ов наконец согласилась уступить в некоторых вопросах нашим требованиям.
  -Я не знаю, кто я, а ты рассуждаешь лишь о том, что наши имена прокляты?! - вскипел я. - Плевать мне на благозвучья, на черных и белых - кто я такой?! Я шел к тебе через Веер миров в надежде, что ты ответишь на мой вопрос..!
  -Мироздание, Уриэль, не настолько просто, как ты его себе представляешь, - медленно произносит Михаэль. - Понятно, долго жил среди hom-ов, восприятие все еще сильно ограниченно... Оно гораздо проще... Биполярность сущего придумана, чтобы хоть как-то объяснить структуру ограниченным мозгам, любому тупому обывателю, дабы не перегружать церковные каноны ересью. Куда уж проще: Бог-Люцифер, тьфу...называю по старинке - Сатана, конечно, добро-зло... Задумываться не надо - всего два пальца, не так ли?
  Хитро щурится.
  -Не так... - глухо ворчу я, смотря исподлобья на Михаэля. - У меня пальцев больше...
  -Заметил, - добродушно констатирует архангел. - Да, малыш, медленно, но выздоравливаешь. Добро и зло не однозначны в восприятии, у каждого, в общем-то, свой Бог и Диавол. Чем не повод задуматься о действительной структуре Универсума? Ты сам определишь, на какую сторону встать.
  Но я встаю рядом с ним, не приближаясь, чувствуя невидимую преграду. Кладу руки на камень, осматриваюсь. Отличный вид, что ни говори. Хорошо устроился старший брат. Всегда на свежем воздухе и все такое... И тут же думаю, что хватит говорить о себе в настоящем времени. Я перестал быть четвертым архангелом Уриэлем, но и не стал архидемоном Уриэлем. Я не человек, просто рядовой ангел с людскими замашками. Не черный, и не белый...
  А сколько вообще цветов у ангелов?... И чем они лучше людей?
  Ангелы являются в образе человеческих существ необычайной красоты. Но встречаются и разумные с ангельскими лицами.
   Мы перелетаем по воздуху и можем становиться невидимыми - hom-ы придумали самолеты и волновую физику.
  Жертвенные приношения, к которым прикасаются ангелы, пожираются огнём - тут и примеров не надо, достаточно вспомнить пару войн на Земле.
  Ангелы чисты и светлы, как небо, потому что состоят из огня и окружены сиянием - право спорный вопрос.
  Мы не вещественны и не подчиняемся ограничениям времени и пространства - тут действительно hom-ам нечем крыть. Но на дворе всего-навсего 21 век...
  Будучи сверхчеловеческими существами, мы принимаем, однако, человеческую форму - люди временами тоже прикидываются ангелами во плоти.
  В общем, ангелы представляются добрыми и не подверженными дурным влечениям. Поэтому десять заповедей к нам не относятся. Мы называем себя "святыми", в то время как люди нуждаются в двойном освящении, чтобы заслужить себе этот эпитет.
   Благодаря своим качествам, ангелы не питают чувства ненависти или зависти, между нами не существует разногласий, мы не проявляем злой воли -...ага, один Светлоокий чего стоит...
  Признаться, я так и не нашел кардинальных отличий между нами и людьми. И понял, что не могу поставить себя выше рода людского, как сделали братья. Не могу противопоставить себя Самому - не вижу смысла и причин. Но и стать hom-ом не готов.
  -Какую роль играл Змей?
  -Левиафан? Хотел услужить Лю...Сатане, разыскал тебя в отдаленном мирке и решил принести в жертву.
  -Зачем? - безучастно спрашиваю я, вдруг становится неинтересно - интриги, заговоры. Во имя чего? К чему вся это суета?
  -Добровольно принявши смерть от демона, ты встал бы с ними на одну грань. А сила перевоплощенного архангела - приравнивается к нашей. Их полку бы прибыло, а мы потеряли талантливого оратора.
  -Так я вам нужен только для этого? - вопросительно изогнув бровь, интересуюсь. - Некому вести легионы в бой?
  -Сила Бога - Габриэль, он встанет во главе армии ангелов. Ты же - Свет Божий, твое слово имеет больший вес, чем все оружие Неба. Отринутый ангелами, малыш Уриэль быстро бы напитался ненавистью, злобой и в твоей душе зажегся бы диавольский факел вражды. Ты бы стал рупором армии тьмы, брат.
  -Ему давно не нужны такого рода игрища, - вздохнул я, отчего-то уверенный в своей правоте. Но подумал: а вот вы никак не хотите успокоиться. - Не в силе Бог, а в правде.
  -Ты не можешь знать доподлинно, - мягко поправляет Михаэль. -Сам сказал - только на одной руке пять пальцев...
  Как раз я - то и знаю, но не решаюсь говорить - чего именно жаждет Светоносный несколько столетий, оторванный от Семьи. И война с Богом стоит для него на последнем месте.
  -А потом, когда я отказался? Почему Горыныч не убил на месте?
  -Принести в жертву и добровольная жертва - не тождественные понятия. Результат разный. И потом - Сила архангела-то от тебя никуда не делась, - хмыкнул Стоящий Справа. - В нужный момент включились бы скрытые резервы. Создал же сам себе дубля-хранителя?
  -Этот, с крыльями в самом начале - дубль? Я сам его сотворил?! - ошарашен, значит ничего не сказать. Даже рот открываю от изумления.
  -А кто еще? - уголком рта кривит мину Михаэль. - Вспомнил утраченные возможности, ну и... Пойми, все что ты делаешь - ты делаешь вот здесь, - он легонько стукнул мне лбу.
  -Да-а? - недоверчиво тяну я. Надо же - разговаривал с галлюцинацией.
  -Подсознательно испугался проявленной мощи, и среагировала homo-вским способом - свалила все высшие силы... Не совладал Змей с тобой. Поэтому и отпустил, в надежде, что доберешься до меня, а я тебя и упокою. Не мытьем, так катаньем. А чтобы по дороге скучно не было, подбросил изменницу - вдруг и у нее получится?
  Огонь за нашими спинами затихал, словно расслышал, про кого речь - медленно падало пламя, противно фыркая и шипя. Я старался больше не смотреть - не хочу знать, что стало с Ксаэль. Почему-то из всех наших реинкарнаций запомнилась именно она. Может, потому что призналась в чувствах?
  -Почему пришлось проходить через несколько миров?
  -Не из всякого сюда можно добраться...
  -Тяжело мне здесь, брат, - рванул ворот рубахи, холодный ветер приятно пощекочет кожу.
  -Уйдешь? - с жалостью спрашивает Михаэль. - Таков твой выбор?
  -Скорее всего, - не оборачиваясь, бросаю я. - И еще - ее заберу с собой, - указываю на тлеющую клетку, в которой извивается в божьих муках моя напарница.
  Алексиэль...ангел-изменник, любовница Люцифера, предавшая из-за него Бога. И моя возлюбленная... Как будем делить ее, Сын Зари?
  -Не могу отказать тебе...брат, - отвечает Князь. И тотчас путы удерживающие пленницу исчезают. Прутья клетки разлетелись, и рыжеволосая девушка без сил падает на холодный пол, корчась в судорогах. - Отныне, она твой рок, наказание и награда.
  Цикл завершен. Сколько их было, а будет? Чувствует ли воскресающий радость, что вновь жив, или боль, оттого что придется еще раз пройти через смерть?
  -Жестока же ты, божья любовь, - бормочу я, направляясь к ней. Узнает ли меня в новом обличии - своего палача? А ведь она сразу догадалась, кто я. С первого взгляда. Поняла, но не подала вида. Цель для нее оказалась важнее, вот и терпела рядом судью, сотворившего с ней такое. Ай да ангелы, ай да миролюбцы, хреновы! Возлюби ближнего своего и обрящите... да что говорить - пример стоит сзади.
  -Что ты знаешь о любви творца?! - сурово бросает звенящим голосом в спину Михаэль. - Пути господни неисповедимы, и не рожденному демоном поминать имя господа всуе!
  Оборачиваюсь, смотрю на подобного Богу. Взгляд у первоархангела становится злым, пронзительным, словно вспомнил о моей двуликой сущности. Так и есть Михаэль, если Уриэль еще сомневался в своей природе, то твой взгляд не оставляет мне выбора, подталкивая к принятию решения.
  -Ты эти же слова сказал ему, когда он пришел к тебе за советом? - тихо так спрашиваю.
  -Гордость закрыла от него реальность того, что существует лишь один Бог! - кричит Михаэль, искажаясь в гримасе ненависти и...боли? И содрогается земля, глубокая трещина поползла вдоль стены, кроша камень в пыль. Становится так тихо, что щемит в висках.
  А ведь он ни секунды не задумался - о ком, собственно, я?
  За моей спиной заворочалась, приходя в сознание, рожденная в страшных мучениях новая Алексиэль.
  - Он - единственный Владыка Вселенной и всего, что в ней! Ни одно творение не может стать подобным Богу!
  -Тебе виднее, - слова соскальзывают с языка быстрее, чем успеваю подумать. - Ты же до сих пор с ним в натянутых отношениях, из-за предательства брата. Уже Бог простил, а ты не можешь...
  Багровеет лицо первоархангела. Длань соскальзывает на рукоять меча - миг, и тот уже в богатырской длани. Белоснежные одежды разлетаются с хлопаньем. Взметнулся меч надо мной... Шаг... золотой пояс Михаэля ниспадает под ноги, и предстает ангел во всей красе - закованное в латы цвета бронзы, тело; шлем скрывает лицо, только горят неугасимым огнем прищуренные глаза, волосы разметались по плечам. Именно таким я вижу дарованной памятью его в ту самую ночь. В ночь, когда вершился суд Божий над изгнанниками.
  И бился брат с братом, и Михаэль низверг Светоносца вниз, не пожалел кровь родную, не уклонился от приказа. А Светлый ангел не силах был противостоять натиску любимца Божьего. Не потому что слабее, не смог поднять руку - брат все-таки...
  В своем первоначальном безгрешном состоянии этот превознесенный ангел был совершенным образцом творения, полного мудрости. Он был действительно мудрым, так как знал истинную конечную реальность, принимал ее как силу и позволял ей определять свою жизненную философию, ценности и область действия. Он был в совершенной гармонии с конечной реальностью. Но когда Денница позволил гордости наполнить свое сердце, то перестал быть действительно мудрым, и начал верить, что может быть подобен Богу.
  Так было. Нет ни подстрекателя-Ребелиона, ни непомерного стремления к власти, только простой промах - если одним можно, то можно и всем? Нет, низвергнутый брат, когда все равны, есть те, кто больше равнее.
  Я выпрямляю плечи, увеличиваясь в размерах, уподобляясь противнику. Тело стремительно наполняется бурлящей силой. Ветер откидывает со лба черную прядь волос.
  ... и встали мы на краю Царства Небесного, и зашаталась под нами Сторожевая Башня...
  Сила вернулась ко мне, хотя знаю, что уступлю в бою Михаэлю. Ведь он подобен Богу, читай практически - Сам. Вторым идет Габриэль - Сила и мощь Творца, потом Рефаэль - Достоинство Бога.
  Я же - четвертый архангел, пусть и незаконнорожденный. Я Уриэль! Свет Божий и огонь его! И сила моя не только в слове - жжет изнутри, праведный, нетерпеливый, но прирученный файер. Пламень наполняет каждую клеточку живительным теплом, по венам стремглав бежит огненная плазма. Я принял решение - на чьей стороне играть, и пальцев у меня больше чем два. Гораздо больше!
  Почувствовал, как всколыхнулись за спиной, разворачиваясь на всю ширь, ловя дуновенье ветра, серые крылья.
  Дернулся архангел, словно споткнулся. Медленно вкладывает меч в ножны, бросил печально:
  -Серый...опять..?
  ... были еще одни ангелы, - мысленно слышится едва узнаваемый голос Эльксы. -... не вставшие ни на одну сторону... по сей день ведущую войну за души человеческие...
  Все правильно - белый и черный при соединении дают серый цвет. Половина того и другого, нечеткая грань оттенков, расплывчатое представление о добре и зле...
  Я с удивлением осматриваю одежду - так и есть. Третий палец, третий цвет. Слегка усмехаюсь - у hom-ов оттопыренный средний палец прозрачно намекает...ну, вы в курсе...
  Протягиваю руку назад, помогая подняться Алексиэль. Даже не удивляюсь облику Ксаэль - значит действительно - моя.
   -Юра..? - она еще цепляется за мой пояс, но ее организм, словно почерпнув толику моего огня, быстро восстанавливается. Странно... узнала, но назвала земным именем. Обрывки воспоминаний?
  -Кто это? - женский голос предательски дрогнул. - Враг?
  -Сам еще не знаю, - голос нашедшего себя Уриэля на удивление звонок. Мы с Михаэлем вернулись к обычным размерам, встаем на расстоянии вытянутой руки. Он вновь облачается в белую хламиду, а цвет моих одежд остается без изменения.
  -Что ж... серый, - косая усмешка перечеркивает идеальные губы архангела. - Вижу, нашел что искал. Не смею задерживать... на этот раз.
  -Я не дам вам развязать новую бойню, - говорю спокойно, уверенный в своих силах. - Ни вам, ни им. Встану между вами и не позволю использовать род человеческий вместо полигона. Передай эти слова Главному. А до брата твоего - сам донесу.
  -Я же сказал - иди. Встретимся еще.
  -Не уверен, что горю желанием.
  -Твое мнение ничего не значит. Ты думаешь, это наш первый разговор?
  Прислушиваюсь к внутреннему голосу, действительно... Михаэль не врет. Ангелы ведь никогда не врут - двуличничают, убивают друг друга, придумывают адские наказания, но не врут. Я уже стоял на этом полу. Один раз ушел отсюда черным, два раза золотым, с десяток уходил человеком...
  Ни разу белым.
  -Зачем тебе это? - спрашиваю брата по крови, но не по духу. - Зачем возишься со мной, когда все махнули рукой? Ведь ясно, что рожден не таким и никогда не заменю стоящего слева от престола?
  Михаэль тяжело вздыхает, неуловимо горбится, опуская на мгновенье плечи и почти на грани слышимости шепчет, кажется, сам себе:
  -Искупаю один старый долг. Пусть таким образом...
  Наши глаза встретились. Тоска, глубокое море грусти, злость и вдалеке... маленькая искорка надежды - это у него. У меня же - свет чужих звезд, огонь будущих битв за души человеческие и зарожденная любовь. Но есть и кое-что общее - понимание и принятие этого самого понимания.
  Ксаэль с недоумением переводит взоры с одного на другого.
  -Юра? Мы свободны?
  -Да, - откликаюсь я, откинув надоевшую прядь волос назад, - свободны, как никогда. Теперь мы вправе сами выбирать дорогу. Алексиэль, ты пойдешь со мной?
  -Конечно, - она удивленно заглянула в лицо. - Зачем спрашиваешь? Ты ведь нашел ответ на свой вопрос?
  -Нашел, - усмехнулся я. - Благодаря тебе. Но останешься ли после того что alter ago с тобой сделал?
  -Останусь, - тихо, но твердо произнесла моя избранница, почему-то глядя на Михаэля. - Ведь мы изменились. Ты - не он, и я уже родилась другой... Это наш выбор, не их.
  Сощурив глаз, посмотрел на вереницу миров, лежащих перед нами. Выбираю один, манящий дорогой из желтого кирпича.
  -Так пойдем? Мне неуютно здесь, - легко подталкивает в спину маленький кулачок.
  -Конечно, - улыбаюсь. Морщины на лице разглаживаются и вдруг ощущаю себя единым. Никаких психоматриц, посторонних голосов - только я сам. Обнимаю напарницу... нет - жену, за плечи, - только зови меня Уриэль, это мое имя.
  -Я Ксаэль.
  -Серьезно?
  Оба легко смеемся, припомнив первое знакомство.
  Небесный огонь мягко льется сверху, ветер иноземья вновь взъерошивает волосы - вот ведь, придется стричься. Или шут с ним, потерпеть - никогда не носил длинных причесок. Делаю первый шаг, тронулись...
  Но все равно слышу:
  -Иди серый... будь гласом Божиим в наших сердцах. Иди вечный странник, коль не можешь иначе. Предрекаю судьбу тебе - стоять на страже меж Силами нашими. Не дай допустить повторения...
  Но когда башмак чувствует под собой кирпичную крошку, я оборачиваюсь:
  -Брата увижу, что передать?
  Едва заметная улыбка трогает уста архангела - первого после Бога:
  -Передай... Раз Он прощает - и я простил...
  
  14 - 18 мая 2009г.
  Писалось для конкурса остросюжетного
  рассказа - закончен 15 июня.
  Не оценили...
  А Вы?
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) А.Робский "Охотник: Новый мир"(Боевое фэнтези) А.Шихорин "Ваш новый класс — Владыка демонов"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Котёнок и его человек"(ЛитРПГ) П.Роман "Ветер бури"(ЛитРПГ) С.Бушар "Волчий билет, или Жена Љ2"(Любовное фэнтези) Д.Игнис "Безудержный ураган 2"(Уся (Wuxia)) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"