Демина Инна: другие произведения.

Фыр-мяу: призраки и проклятый

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Убийцы княжича Иолатэ найдены, расследование завершено. Однако мечтать о спокойной жизни Яросу, по-прежнему обретающемуся в теле милого пушистого котика, не приходится. На голову внезапно сваливаются родственники жены, да не просто так, а с требованием немедленного возврата долга жизни. Призрак, убивающий эльфов Мерисского квартала, до сих пор не обезврежен, а времени до его следующего нападения катастрофически мало. Да еще и помощница богини жизни рассчитывает на помощь в деле свершения справедливой мести. И таки шо еще остается бедному котику?! Только взять ноги в руки, в смысле, лапы в лапы, и с помощью супруги ввязаться в новое расследование. Часть текста. Указание, где искать книгу полностью, есть в конце ознакомительного фрагмента.

  Инна Демина
  
  Фыр-мяу: призраки и проклятый.
  
  Пролог. 12 июня, вечер.
  
  Искалоть Иолатэ Эль-ала-Антир,
  княжна Мерисская
  
  Звон дверного колокольчика разорвал тишину лаборатории. От неожиданности рука моя дрогнула вместе с зажатой в ней пробиркой, и несколько капель зелья попали на поверхность алхимического стола, оставив на ней некрасивые пятна. Я коротко выругалась и поспешила убрать пробирку в подставку, пока еще что-нибудь не заляпала. Ох, что мне за это будет...
  Открывать дверь я не собиралась, тем более, звон шел от входа в 'Дух из реторты' - сейчас тот, кто так настойчиво желает попасть в лавку господина Тоббера, вспомнит о времени или заметит, наконец, табличку с надписью 'Закрыто' и уйдет. А я тем временем переведу дух, глотну компотика и продолжу варить зелье.
  Колокольчик, однако, настойчиво продолжал звонить. Неужели Эми забыла ключи? Хм, вроде она перед выходом проверила содержимое сумочки, да и дверь запирала сама. Да и что-то рановато она, ведь собиралась вернуться ближе к полуночи. Тогда в чем дело?
  Так уж вышло, что весь сегодняшний день я провела в лавке господина Тоббера в одиночестве. Не считая, конечно, Яроса, который, по-прежнему не приходя в сознание, тихонько лежал в смежной комнате.
  Дело в том, что хозяин лавки вместе с прибывшими вчера армейскими друзьями - подполковником Лиррианом Мрраксом и магом-ритуалистом в звании майора Арзабалем Торриком - с утра отбыл на рыбалку. И моего кота эти трое зачем-то прихватили с собой! А Фыр и не думал сопротивляться, будто так и надо. Даже командирским мявом подгонял сборы друзей! А меня, значит, оставил одну... Предатель хвостатый!
  Последнему обстоятельству я, в свете недавних событий, обрадовалась. И, пользуясь отсутствием необходимости давать очередные показания, выполнять очередное поручение неугомонного кошака или заниматься еще какой-нибудь ерундой, решила посвятить дни до возвращения Ансельма плотному изучению алхимии. А как такое может обойтись без практики? Да и вообще, мне к поступлению готовиться надо!
  Для отработки навыков варки зелий мне приглянулась лаборатория Ансельма. Однако тот и слышать не хотел о том, чтобы допустить меня туда в свое отсутствие! Не говоря уж о том, чтобы позволить мне что-то там изготовить! Хотя прекрасно знает, что я аккуратная и всегда четко следую инструкциям. Но то ли жадность его одолела, то ли вредность, но трясся он над своей драгоценной лавкой так, будто я одним своим существованием ставила ее существование под угрозу.
  Уговаривать его пришлось часа два, отпаивая то успокоительным (я под руководством Эми), то элитным вином (подполковник с майором), то настойкой валерианы (Фыр). Кот же ему и напомнил, что, взявшись учить претендента на поступление в магунивер и не сумев должным образом подготовить его к вступительным экзаменам, наставник лишается права быть таковым, и приемная комиссия магунивера обязательно доведет сей факт до широкой общественности, и обязан выплатить провалившемуся на экзамене ученику кругленькую компенсацию. Как и о том, что оспаривание решения комиссии и ученического договора - дохлый номер. В общем, пришлось алхимику, скрепя сердце и нагрузив печень, позволил мне поработать в своей лаборатории. Но только после того, как я поклялась не отступать от оставленных им рецептов ни на йоту, а Фыр - в том, что Ярос, как очнется, компенсирует убытки, если я причиню таковые.
  И не оправдала оказанного мне доверия - стол испортила, хоть и сама того не желая. Эх...
  Звон ненадолго смолк, чтобы через десять минут раздаться снова, причем на этот раз он доносился уже со стороны задней двери. Но для этого незваному посетителю пришлось бы перебраться через трехметровый забор, пройти мимо злющего пса и через охранное заклятье! Хм, интересно, зачем звонить в дверь, обладая такими талантами? Или это все же Эми?? В общем, самое время размяться, решила я и, отложив рецепт, отправилась на кухню.
  Распахнув заднюю дверь, я увидела настойчивого посетителя - рослый мужчина, на голову выше меня, на вид от сорока до пятидесяти, светловолосый, хоть и назвать его блондином язык не поворачивался, но с неожиданно темными, почти черными глазами, взгляд которых просто-таки излучал властность. На лицо его трудно было названо симпатичным - черты его, про которые говорят 'как топором вырубили', густые прямые брови, крупный нос, выступающая вперед нижняя челюсть. Но главное даже не это, а манера держаться и мощная аура властности, которую незнакомец даже не пытается приглушить... У меня, при одном взгляде на него, затряслись колени и появилось абсолютно нелогичное желание пониже склонить голову, упасть и ползать на брюхе у его ног, вымаливая прощение. И удерживает меня от того, Храрг побери, только инстинкт самосохранения, чувство собственного достоинства, изрядно подросшее за последнее время, да статус княжны. Кстати, поведение Фыра тоже иммунитет к подобным начальникам вырабатывает. И, раз уж у меня хватает духу возражать хвостатому поганцу, то и с этим властным типом я справлюсь.
  Оборотень, вдруг осенило меня! Первый, с которым мне довелось столкнуться в этом мире, не считая, конечно, меня самой! И не простой, а вожак стаи. Зачем он так настойчиво пытался попасть в лавку?
  - Лавка закрыта, - сообщила я, не размениваясь на приветствия. - Господин Тоббер в отъезде, будет через пару дней.
  Оборотень не спешил уходить. Он быстро, за миг до того, как у меня возникла мысль захлопнуть дверь перед его носом, поставил ногу на порог и медленно окинул меня изучающим взглядом, задумчиво склонив голову к плечу, после чего заявил:
  - Я не к Тобберу. Я к тебе.
  - Ко мне?! - удивилась я. - Этого не может быть. Я Вас не знаю!
  Оборотень неприятно усмехнулся, и при виде этой усмешки по коже побежали мурашки. Но не только вид нежданного визитера и острое ощущение угрозы стали тому причиной - впервые за долгое время дала себя знать память реципиентки. Моя предшественница прекрасно знала этого оборотня, знала, на что он способен, равно как и то, что лично ей эта встреча не сулит ничего хорошего. И от того во мне поселился настоящий страх.
  - Врать ты всегда была горазда, - усмешка незнакомца (незнакомца ли?) неуловимо изменилась так, что ее теперь было очень трудно отличить от оскала. - Этого у тебя не отнять. Но на одном вранье далеко не уедешь, ведь так, Й'егрес? Не хочешь, кстати, с дядюшкой поздороваться? Только не ври, что не признала, я с нашего последнего разговора ничуть не изменился.
  Я уронила челюсть. Я довожусь племянницей этому типу?! Вернее, не я, а моя предшественница... А зачем она ему понадобилась сейчас, по прошествии полутора месяцев? Впрочем, еще неизвестно, сколько реципиентка по стране моталась, прежде чем в лапы к бандитам угодила...
  - Дай пройти! - потребовал оборотень, воспользовавшись моим замешательством.
  Я послушно отступила, не смея воспрепятствовать, и только потом, когда дядюшка, о котором я не знала ничего, даже имени, прошествовал в гостиную, я запоздало подумала, что имела полное право послать его к Храргу и вытолкать на улицу. Но тут же поняла, что никогда бы не осмелилась на что-то подобное, потому что с вожаком не спорят, ему беспрекословно подчиняются.
  Мысль о том, что я могу выскочить на улицу сама и позвать стражу мелькнула краем сознания и пропала, стоило оборотню приказать мне следовать за ним. И я, из последних сил держа голову поднятой, а спину прямой, пошла за ним. Как есть, индивид, приговоренный к казни, но не сломленный, а не побитая собака, покорно ожидающая, пока хозяин решит ее судьбу.
  Оборотень прошествовал в гостиную, по-хозяйски уселся в кресло, закинул ногу на ногу, не сводя с меня пристального, буквально примораживающего к полу взгляда. Чего-то ждет?
  В попытке справиться с охватившей меня тягой к подчинению, я начала совершать мелкие бытовые действия, которые, по моему мнению, должны были помочь мне сбросить это наваждение, собраться с мыслями и пробудить мою собственную волю. Разожгла очаг, поставила чайник на огонь, достала с верхней полки серванта красивые чашечки для, как сказала Эми, особых гостей...
  Пристальный взгляд незваного гостя сверлил мне спину. Будто через прицел смотрит, Храрг побери! Ох, как же мне сейчас не хватает Фыра! Тот мигом выкинул бы что-то такое, что существенно поколебало бы образ вожака стаи и поубавило бы дядюшке желания распоряжаться в чужом доме. Хотя... Хм, а я ведь тоже кое-что выкинуть могу. Вон, и чайник уже закипел...
  Подойдя с подносом, на котором уже стояли чайник, чашки и вазочка с печеньем, к 'дорогому' гостю я склонилась, будто желая поставить свою ношу на кофейный столик рядом с его креслом. И тут же, сделав вид, что запнулась, постаралась опрокинуть поднос на дядюшку. Увы... Он тоже оборотень, реакции его превосходят человеческие, так что поднос он каким-то невероятным образом поймал за миг до того, как содержимое чайника выплеснулось ему на брюки. Храрг!
  - Хорошая попытка, - сухо бросил он, взглянув на меня как-то заинтересованно. - Но глупая.
  Поднос с гулким стуком опустился на столик.
  - Я ж тебя как облупленную знаю, Й'егрес. А вот ты не меняешься...
  Меня затрясло. Я не угодила вожаку! А он и так на меня зол! Я... я еще слишком молода, чтобы умирать!.. Храрг побери, Лотя! Ты просто на себя не похожа! Хм, если дома у этой Й'егрес постоянно такое творилось, неудивительно, что она сбежала! И наверняка предварительно нагадила по полной, раз уж дядюшка племяшку разорвать готов. Эх, наломала дров моя реципиентка, а сомнительная честь разгребания последствий досталась уже мне. Грр! Вот это подстава!
  Я медленно отошла от оборотня и, лишившись сил, рухнула на диван. Получила еще один неодобрительный взгляд, видимо, сесть без позволения было нарушением оборотнячьего этикета, но мне было уже все равно. Потому что голова у меня, наконец, заработала. И пришла в нее простая мысль: раз уж он, как бы ни был зол, не убил меня сразу, значит, ему от меня что-то нужно. Раз так, надо начать переговоры и потянуть время.
  Дядюшка налил себе чай, чуть пригубил и, поморщившись, отставил чашку, после чего вновь соизволил заговорить со мной.
  - Другое имя, другой город, скоропалительное замужество... Надо сказать, ты неплохо поработала, заметая следы.
  - Но этого оказалось недостаточно, да? - глухо осведомилась я, холодея от собственной смелости.
  Еще бы, открыла рот без дозволения альфы!
  Оборотень кивнул. А я задумалась, какую реакцию вызовут весьма актуальные для меня в настоящее время вопросы: 'Дядюшка, а как Вас зовут?' и 'Какого Храрга Вам от меня надо?'.
  - Недостаточно. Ты плохо знаешь обычаи своего народа, Й'егрес. Ты не изгнана из рода официально, так что я нашел бы тебя везде, где б ты не пряталась.
  В тот же миг я ощутила довольно болезненное покалывание на левом плече, непроизвольно схватилась за больное место и, так как на мне была блузка с короткими рукавами, увидела, как под кожей проступил красный рисунок - оскаленная морда большой кошки.
  - Клеймо рода Тар-Граорр, - пояснил дядюшка, чуть изогнув бровь в ответ на отразившееся на моем лице непонимание. - К которому ты, позволю себе напомнить, все еще принадлежишь.
  Й'егрес Тар-Граорр... Вот, значит, как звали мою предшественницу. Уже что-то. Можно поискать информацию о ней... если, конечно, у меня будет такая возможность.
  - Так вот, Й'егрес, я пришел, чтобы напомнить тебе о том, что на тебе долг перед семьей, который из-за твоего бегства и навлеченного на нас тобой позора, изрядно увеличился. Я хочу знать, когда и каким образом ты планируешь отдать его.
  Я ошарашено хлопала глазами.
  - Какой еще долг?!
  - Не прикидывайся, что не помнишь! - оборотень раздраженно поморщился.
  Я и не прикидываюсь. Я не то что не помню - я не знаю! Как-то умолчала реципиентка о невыплаченных долгах, когда предложила мне в новое тело переселиться. Подстава, Храрг побери! Ох, как же мне сейчас Фыра не хватает! Как не вовремя Ансельм забрал моего котика!
  Дядюшка расценил мое молчание по-своему.
  - Ну что ж, раз твоя память настолько дырявая, я напомню...
  
  Интерлюдия 1. 20-26 мая.
  
  Й'егрес, юная оборотница
  неизвестно где
  
  Пробуждение после нападения на караван вышло несахарным. На глазах повязка, руки и ноги связаны, тупая боль лениво пульсирует в затылке, к горлу подкатывает тошнота, тело ноет от долгой неподвижности, да и замерзла я порядком. Доброе утро, Й'егрес! Хотя, какое оно, к Храргу, доброе?! Паршивое, причем на редкость!
  А сейчас именно утро, я точно знаю. Я ж чистокровный оборотень и, в отличие от большинства рас этого мира, способна получать четкую информацию не только с помощью зрения и слуха, но и обоняния. А в каменной стене, отделяющей меня от свободы, есть окно, сквозь которое пробиваются лучи солнца, щебет птиц, легкий ветерок, шелест трав и запах можжевельника. Готова поспорить, что место, где меня держат, находится в лесу. В том самом, на дороге через который на нас вчера и напали. Организованно так, со сноровкой, выдающей немалый опыт в нелегком деле нападения на торговые караваны. Ох, задери их всех Храрг! Да и Трентина, жадюгу полоумного, вместе с ними!
  Купец Трентин, к слову, был владельцем торгового каравана, с которым я, на свою голову, отправилась в столицу. Этот гремлинов выродок так сильно дрожал над партией масел, тряска которых неминуемо привела бы к частичной потере ими полезных свойств и, соответственно, к падению их стоимости на рынке, что наплевал на все меры предосторожности, предупреждения стражей из близлежащих селений о лесной банде и на опыт начальника охраны каравана. В итоге, через лес мы плелись со скоростью дряхлой черепахи и, конечно же, стали для бандитов легкой добычей! Зато масла своих свойств не растеряли, Храрг их побери! Вот бандиты-то обрадовались дополнительному источнику прибыли! А сам жадюга, небось, сидит в таком же каменном мешке, как и я, и сулит бандитам щедрый выкуп за собственную плешивую голову.
  Жаль, меня выкупать никто не станет... Хоть и есть у клана Тар-Граорр возможность заплатить за мое освобождение, но вот расстались мы с ними нехорошо. Да и родичи мои таковы, что тот, кто рискнет сунуться к ним с требованием выкупа, будет требовать справедливости у богов, причем лично. Этот вариант спасения моей шкурки вычеркиваем... А какие варианты у меня остаются?
  Для начала я попыталась избавиться от веревок, связывающих меня по рукам и ногам, и уже через несколько минут с бескрайним сожалением констатировала: путы затянуты таким хитрым образом, что от моих подергиваний лишь крепче затянулись. Кроме того, они, похоже, были еще и зачарованы от повреждений, потому что разорвать их я, несмотря на все свои старания, так и не смогла. А старания оборотня, пусть и не достигшего первого возвышения, это отнюдь не жалкие трепыхания городских девиц!
  Потом была безуспешная попытка сменить облик, в результате которого шею обожгло сильной болью. Храрг побери! На меня надели ошейник, запирающий оборотня в одной ипостаси! Но почему?! Я точно никому в караване не говорила о моей расовой принадлежности! И во время нападения не перекидывалась - просто не успела. Что-то метко прилетело мне по затылку до того, как в воздухе засвистели стрелы, и я отключилась. Эх... Оборотень-архаик, отпрыск семьи Тар-Граорр, оказалась бессильна против пошлого удара по голове! Не смогла ни почуять, ни уклониться от него! Позорище!
  Под конец, больше от отчаяния, я попыталась магичить. Не представляю, как дар мага жизни, раскрывшийся лишь частично, мог бы помочь мне в этой ситуации! Разве что боль от удара по голове успокоит... Увы, из этого тоже ничего не вышло - стоило мне начать плести заклятие, как мои внутренности пронзила острая боль, да такая, что я едва смогла сделать вдох. Ох, Храрг их всех побери! Сколько ж амулетов на меня навесили?! Еще, небось, и ритуальный круг на полу начертили, не поленились. Как-никак, оборотня готовились удержать. И вырубили сразу, что настораживает...
  Как правило, начиная сражение, нападающие стараются нейтрализовать тех, кто может дать им отпор. В нашем случае это были охранники каравана и обозный маг, на худой конец, вооруженные помощники купца, но никак не тощий мальчишка-подросток в замурзанной одежонке, под видом которого я и путешествовала. Но первый же снаряд, предположительно, камушек из пращи, прилетел мне в голову. Выходит, бандиты знали, что в составе обоза Трентина путешествует оборотень. Но откуда?!
  Первой мыслью было, что меня сдал кто-то из клана, однако, пораскинув мозгами, я от нее отказалась. Конечно, родичи имели полное право смертельно обидеться на меня, ведь мой побег чреват неприятностями для них. Кроме того, я прихватила с собой дядюшкин кошель вместе с его содержимым и еще кое-что по мелочи, после чего со спокойной душой покинула дом, в котором жила с рождения. Я еще за неделю поняла, что придется уносить оттуда ноги, и путями отступления озаботилась заранее, конечно, втайне от родных. Так что никто из родичей точно не знал, куда я направляюсь... Да и, как бы ни была велика их злость на меня, им нет смысла сдавать меня головорезам! Нет, мотивы у них, безусловно, есть - ревность, месть, зависть, твердолобая уверенность в том, что я, архаик, порчу породу, а также в том, что я опозорила весь клан и теперь должна смывать этот позор... Да уж, страсти в добропорядочном семействе Тар-Граорр кипят нешуточные. Но подставлять меня под удар, рискуя навлечь на свою голову гнев богини Шарканти, покровительницы оборотней, они не стали бы, ведь за попытку убийства оборотня-родича, пусть и чужими руками, расплата будет серьезная. Стало быть, родню из числа подозреваемых их можно исключить.
  А больше никто не знал о том, что Й'егрес Тар-Граорр оборотень. Нет у меня никого, настолько близкого, кому я осмелилась бы рассказать о готовящемся побеге. Тогда кто? Кто сообщил бандитам обо мне? Судя по тому, что меня не убили сразу, а заперли, надежно обезвредив, я бандитам для чего-то нужна. Ох, боюсь, ничем хорошим для меня эта затея не обернется...
  Размышления мои были прерваны лязгом засовов. В камеру - а как еще назвать каменный мешок, в котором меня держали?! - вошли двое.
  - Вот, оборотница, как Вы и заказывали, господин! - елейно пропел грубый мужской голос.
  Таким бы команды отдавать, а не подлизываться, подумалось мне. А этот именно подлизывается. Да что там - пресмыкаться готов, в ногах ползать, лишь бы не прогневать второго. Пугает он его до дрожи в коленках. И меня тоже пугает, хоть еще и не сказал ни слова. Все внутри меня кричало об опасности и требовало срочно уносить отсюда ноги. Кто это такой, Храрг побери?!
  - Посмотрим, - глухо, без тени эмоций отозвался второй.
  Повязку сорвали с моих глаз. Я рефлекторно зажмурилась от непривычно яркого света, а когда смогла открыть глаза... Ох, лучше б я их не открывала! Лучше б все это оказалось кошмарным сном, и я проснулась бы на чердаке заброшенного дома, где провела ночь перед отъездом из города!
  На меня, не мигая, смотрели два черных, без малейшего намека на белок и радужку, глаза. Два черных провала. И я вдруг ощутила, как мои силы и жизненная энергия уходят, втягиваются в эти провалы. Жуть...
  Я сразу поняла, в чьих руках мне, на свою беду, довелось оказаться: это Гаэрр Ларсхнет, чаще называемый Гаэрром Проклятым или, среди оборотней, Вечным Охотником. Оборотень, дерзнувший бросить вызов кому-то из древних богов, побежденный и проклятый последним. Гаэрру оставили не только жизнь, но и способности оборотня. Зато энергетическую оболочку разрушили почти полностью и, если верить легенде, сделали энергетическим же вампиром, единственным в своем роде. Чтобы продолжать жить, он питается энергией живых существ, причем больше всего сил он получает от 'съеденных' оборотней. А уж если оборотень еще и магическим даром наделен...
  По той же легенде, первыми жертвами Вечного Охотника стали его жена и дети - им не повезло оказаться единственными оборотнями в непосредственной близости от свежеиспеченного Проклятого. А после, осознав, что натворил, Гаэрр поклялся отомстить коварному божеству, и с тех пор ходит по земле в поисках способа свершить свою месть, попутно питаясь сородичами - надо ж дожить до сладкого мига мести!
  Храрг побери! Конечно, я сразу поняла, что это он! Еще б не узнать того, кем меня с детства пугали! А я боялась так, что по полночи не могла уснуть, кутаясь с головой в одеяло, прислушиваясь к каждому шороху и боясь пошевелиться. Только маме было под силу развеять ужас маленькой девочки. Она брала меня на руки, целовала и начинала тихонько укачивать, напевая колыбельную, и только тогда, убедившись в собственной безопасности, я успокаивалась и засыпала. А десять лет назад мама пропала... Как же мне не хватает ее! Будь она жива, бывшие родственники не посмели бы поступить со мной так, как хотели...
  - Действительно, оборотница, - в глухом рокочущем голосе слышалось одобрение. - Большая кошка. Хм, не обманула, шельма...
  Ладонь, сухая и шершавая, как древесная кора, опустилась мне на лоб. Брр! Будто кусок льда приложили! Я хрипло застонала и заворочалась в бесплодной попытке отстраниться, но Вечный Охотник не обратил на это внимания, сосредоточившись на своем вампирском считывании.
  - Молодая еще, не возвысившаяся, но потенциал велик, велик... Порождение самой богини жизни, маг, архаик... Хм, интересно... Сильные дары-то, видать, чудили твои предки с магией. Что ж ты делаешь здесь, вдали от дома? Родня выгнала, согласно обычаю? Рановато, тебе до возвышения полгода, не меньше... Да и выгонять тебя было бы верхом глупости. Сама сбежала? Почему? А, неважно, сойдешь.
  - Для чего? - пискнула я.
  Ответ был мне предельно ясен. Но в глубине души я все еще надеялась, что ошибаюсь.
  - Чтобы внести посильный вклад в дело моего отмщения, - так же, без тени эмоций сообщил Вечный Охотник. - Я возьму твою силу, твой дух и твою жизнь, чтобы воздать Лаату по заслугам. Ты должна гордиться собой: выпив тебя, я, наверное, смогу вскрыть его усыпальницу в междумирье...
  Я не ошиблась... Но, как не тряслась от ужаса, не могла не съязвить - это искусство я отточила до рефлекторности, и применять его, наживая себе врагов, могла в любом состоянии. Сейчас обидные слова не сделают мою участь хуже, по крайней мере, я так думала. Кроме того, мне вдруг вспомнился отрывок из многокилометровой саги о войнах богов, частично проливший свет на судьбу самого Лаата, покровительствовавшего обманщикам, плутам, мошенникам и интриганам всех мастей...
  - Выколупать обидчика из спячки в междумирье, куда его запихнул Адес, вконец разъяренный после предательства союзников... Н-да, легенды не лгут, утверждая, что Вечный Охотник недалек умом. Думаю, Лаат будет безмерно благодарен тебе за такую 'месть'. Глядишь, в благоарность еще как-нибудь над тобой пошутит...
  Проняло! Лицо, когда-то широкое и скуластое, а теперь больше похожее на деревянную маску, обтянутую сухой серой кожей, осталось бесстрастным, но я инстинктивно ощутила волну ярости, всколыхнувшуюся внутри него. И то, сколько сил отнял этот взрыв эмоций! Вот, значит, в чем причина его бесстрастности! Надо бы развить успех, пока Гаэрр не совладал с собой!
  - Стихией Лаата были хитроумие и обман доверчивых простаков вроде тебя, Гаэрр! - прошипела я. - А еще он, имея тысячелетний опыт интриг, наверняка знал, что ему грозит вечное заточение в междумирье, и своевременно озаботился науськиванием идиота, который вытащил бы его оттуда. Наверняка для тебя еще и награду припас. Вечное упокоение, например! Впрочем, нет, упокаивать тебя слишком расточительно. Ты ж сколько сил нажрал с сородичей! Нет, ты и после смерти будешь рабом Лаата, и, может быть, он даже вложит немного мозгов в твою убогую черепушку...
  - Все, хватит языком трепать! - не знаю, чего это стоило Вечному Охотнику, но он наконец-то смог обуздать эмоции.
  Я невольно прикусила язык, инстинктивно подчиняясь более сильному. Однако с мстительным удовольствием отметила, сколько энергии выплеснулось вовне за краткий, в общем-то, всплеск эмоций. Выходит, его энергетическая оболочка как дырявый тазик с затычкой в виде ледяного кокона бесстрастия...
  - Знаешь, девочка, до этих слов я просто выпил бы твои силы, - голосом, полным рыкающих звериных ноток, сообщил Вечный Охотник. - Ты умерла бы легко и быстро, как будто заснула. Но теперь ты меня разозлила, и заслуживаешь наказания. Так что с тобой предварительно развлечется вся банда Черогора - они давно не видели женщин. Ты девочка большая, догадаешься, какого рода развлечения тебя ожидают. А мне твои эмоции только на пользу. Это тоже энергия, ты не знала? Мы скоро вернемся, не скучай.
  И Гаэрр, все еще кипя сдерживаемым гневом, покинул мою камеру. Наверное, ушел медитировать или еще как-то успокаиваться. Следом за ним ушел и здоровенный мужик с внешностью законченного бандюгана, напоследок одарив меня масляным взглядом. Главарь шайки, наверное. Хм, как говорится, за погляд денег не берут. Но мне эти уроды заплатят сполна! Эти и та шельма, что пустила Вечного Охотника по моему следу. Узнаю и по жилке размотаю! На ленточки когтями изрежу! Грр! Дайте только срок! Но для начала надо выбраться из этой камеры.
  Думаю, у меня есть не меньше получаса, и я не буду терять время даром, снова пытаясь магичить или перекидываться. Я обращусь к Иннерлии, богине жизни, напрямую. Мама всегда говорила, что она мне покровительствует. Не знаю, по какой причине, но сейчас это и не важно, лишь бы помогла. В моем положении этот тот самый последний шанс, соломинка, за которую хватается утопающий - попроситься в услужение к богине. Насколько я знаю, перводемонов у нее пока нет, и, думаю, она не откажет мне в становлении первым из них. Молодая богиня, не зажравшаяся, как тот же Адес, к примеру, или Карвонель, так что отбор кандидатов в первоангелы, в смысле, в перводемоны (Иннерлия - темная богиня, хоть и, как это не парадоксально, ведает жизнью), не должен быть слишком жестким. А нужную молитву я знаю - мама в свое время заставил выучить, все повторяла, что пригодится в минуту опасности. И пригодилось же! Спасибо, мамочка...
  Я с силой прикусила губу и, чувствуя, как струйка теплой крови стекает по подбородку, мысленно воззвала к Иннерлии. Богиня меня услышала, и душа моя покинула тело, устремилась, подчиняясь мелодичному зову, ввысь, в божественные сферы...
  После того, как началось мое собеседование у богини на предмет трудоустройства, какая-то часть моего сознания все же продолжала обретаться рядом с моим бывшим телом. А как иначе объяснить тот факт, что, общаясь с богиней, я продолжала слышать все, что происходило в камере?
  Итак, вскоре после отбытия моего на разговор с Иннерлией в камеру вошли двое головорезов с явным намерением доставить меня на трапезу Вечному Охотнику, разумеется, в качестве главного блюда. Веселые такие, сальными шуточками перебрасывались, в глазах радость, а похоть через край... била, пока мужики не сообразили, что девчонка не подает признаков жизни. Вот тут-то разбойнички едва не обделались от ужаса, понимая, что с ними сделает Проклятый, когда узнает о смерти 'обеда', и, недолго думая, решили представить все так, будто я, пытаясь сбежать, упала в глубокий овраг и свернула себе шею. Пока они волокли мое тело к ближайшему оврагу, уговорились молчать, что именно они обнаружили оборотницу мертвой, и что тело покинуло темницу их стараниями - мол, маг из банды с Гаэрром сами защиту ставили, сами рунный круг на полу камеры чертили и сами узлы на пленнице вязали, с них и спрос. М-да, наивные нынче бандиты пошли... Впрочем, судьба этого отребья меня не волновала. А вот собственной тушки - очень даже!
  Вечный Охотник появился примерно спустя полчаса. Постоял, посмотрел молча... Ох, как же я перепугалась, что он сейчас полезет в овраг пульс мой проверять! Ну, уже не мой... Но это тело-то было моим больше семнадцати лет! И я, Храрг побери, имею полное право за него переживать! Тем более, что Гаэрр мог в любой момент понять, что оно живо, и устранить сей 'недостаток'. К счастью, он удовлетворился собственными ощущениями. И лопаты у него с собой не было, так что вся процедура погребения несостоявшегося ужина свелась к энергичному топтанию на краях оврага, глубокомысленному взгляду в небеса и бурчанием о том, что скоро начнется дождь, и вода, подмыв уже рыхлую почву, довершит начатое. И ни на миг, гад, не задумался о том, чтобы хоть как-то обозначить место захоронения! Ой, о чем это я?!
  Тогда я, поддавшись внезапной вспышке злости, поклялась отомстить за себя - и этому энерговампиру, и тому, кто пустил его по моему следу! Тут же ощутила, как силы, что стоят над богами и перводемонами, скрепили ее. Храрг побери! Теперь придется выполнять, не отвертишься...
  Иннерлия, выслушав мою историю, согласилась принять меня в услужение и даже произвела в перводемоны, но не все прошло гладко. Загвоздки в деле имелись, целых две.
  Во-первых, вернуть мою душу в прежнее тело Иннерлия не смогла, так как формула служения подразумевала отказ от всей прежней жизни, в том числе от физической оболочки, так как физическое тело мало приспособлено к жизни в божественных сферах. Не сказать, что я обрадовалась, но отыгрывать все назад было поздно.
  Во-вторых, как не парадоксально в свете первой загвоздки, смерть моего прежнего тела шла вразрез с планами сразу нескольких божеств-собратьев-конкурентов Иннерлии, и рушить их чревато крайне неблагоприятными последствиями, так что оборотница должна продолжать жить. А для этого нам нужно было найти подходящую душу в одном из соседних миров и уговорить ее на переселение. А для того, чтобы новая душа оказала минимальное влияние на предначертанный Й'егрес путь, она должна относиться к категории, так называемых, чистых - тех, что живут первую жизнь и не несут на себе отпечатка прошлых. Я еще удивилась, где ж они обитают, чистые-то...
  А новоявленная повелительница рассмеялась и огорошила меня тем, что устроит мне небольшой экзамен: я за оставшееся время до смерти покинутого мной тела (на тот момент оно составляло около двух часов) должна сама уговорить чистую душу на переселение! Именно уговорить, а не отправлять силком - добрая воля является обязательным условием для того.
  Я приуныла, так как даже не представляла, какие слова найти, чтобы неведомая душа согласилась занять мое место. И это не говоря уж о том, что условие ограничения по времени печалило меня до крайности. Но тут богиня заговорщицки прошептала, что имеет на примете одну женщину из закрытого от магии мира и многое знает о ее судьбе. И это знание, определенно, мне поможет, если я распоряжусь им правильно...
  Я и распорядилась, да еще как! Убедить рохлю, выбранную Иннерлией, занять мое место было не сложнее, чем конфетку у ребенка отобрать! Ну, в том смысле, что сложно, но выполнимо - дитя-то с конфетой легко и просто не расстанется. Вот и замена моя, хоть и хотела перемен в жизни, далеко не сразу справилась со своим недоверием. А времени на этот разговор было отведено немного. Вот и пришлось форсировать события, уговаривать ее, и даже просить Иннерлию о подарке, чтобы подкупить ту несговорчивую - дар истинного алхимика, между прочим! А после поймала-таки ее на слове. И все, договор заключен!
  Божественная моя покровительница, правда, ворчала по поводу того, что я свою память от заместительницы закрыла. Но поделиться с ней столь личным я не смогла. Решила оставить себе то, что осталось от прежней Й'егрес. А Искалоть пусть начнет жизнь с чистого листа, без привязки к личности бывшей владелицы тела. Тем более, базовые воспоминания о мире, в котором ей предстоит жить, в ее черепушке остались, и откроются ей... со временем. И пусть я останусь для нее лишь коварной проводницей, умолчавшей о некоторых деталях перемещения. Так будет лучше и для нее, и для меня. А мы с богиней будем за ней присматривать.
  Итак, рохля, то есть, теперь уже Лотя, очнулась оборотницей, а я начала привыкать к роли перводемона. Кстати, должна сказать: я и в облике перводемона красотка! Гибкая, стройная, грудь на два размера больше, чем у меня прежней, ножки стройные, изящные, фигурка - песочные часы, талия тонюсенькая, шикарная грива иссиня-черных волос, и даже прячущиеся в ней маленькие острые рожки и длинный гибкий хвост с кисточкой на конце не портят картину. Кожа приобрела нежно-бирюзовый оттенок, стала похожа на змеиную. Но на ощупь осталась мягкой, нежной и теплой, но что-то подсказывает мне, что надо очень постараться, чтобы повредить ее. Ушки аккуратно заострились. Черты лица остались прежними, но, в то же время, как-то неуловимо изменились, стали более резкими, что ли. А уж крылья! Сильные, кожистые, как у летучей мыши, все того же бирюзового с переливами цвета! Загляденье! Одно слово - демоница! Прелесть! И даже то, что я в росте потеряла сантиметров десять, меня не расстроило!
  Имя, я, кстати, тоже сменила - все равно судьба Й'егрес Тар-Граорр отныне не является моей судьбой. Тряхнула собственными познаниями в языке темных эпохи Заселения и придумала: Лерисах, что означает 'Воспарившая над телом'. Ну, звучит лучше, чем, например, Аскапернот, 'Живущая в двух телах' или Чаргамышцерь, 'Дарующая жизнь'. По крайней мере, не вызывает ассоциаций с какой-нибудь гадостью или болезнью.
  В божественных сферах мне, в целом, нравится. Паришь себе в воздухе, за событиями на земле наблюдаешь, будто в окошко к соседям подглядываешь. Тихо, тепло, уютно, не орет никто, на мозги не капает, учить не порывается. Иннерлия, правда, ворчит, но, надеюсь, надолго ее не хватит.
  Еще здесь очень красиво! Я как будто оказалась под водой оказалась! Прохладная бархатистая субстанция, разлитая в здешнем воздухе, напоминала воду, только в многократно разреженной концентрации. Здесь вполне можно дышать.
  Вокруг густой лес из высоких тонких водорослей, колышется, хоть, готова поклясться, ни ветра, ни течения я не ощущаю. Время от времени меж высоченных травянистых растений снуют разноцветные стайки то ли рыбок, то ли птичек. Пол моей обители устлан мягким белым песочком, в котором ноги утопают едва ли не по щиколотку. А единственный предмет мебели - широкая удобная лежанка, на которой могли бы вольготно развалиться трое таких, как я - был изготовлен из неизвестного мне материала, мягкого и пластичного, отлично поддерживающего мое тело в любом положении, да еще и обладающего похожей на шелк поверхностью, приятной к телу. Вот честно, даже слезать не хочется! Солнце здесь тоже есть, стоит сейчас в зените, и я могу смотреть на него сквозь голубую толщу 'воды' без риска получить ожог сетчатки. Сфера богини жизни... Хм, похоже, не так уж не правы ученые умы, утверждающие, будто вся жизнь на земле из воды пошла. Хорошо здесь.
  Умиротворение так волнами и накатывает... первые полчаса. Потом становится скучно. Ну, по крайней мере, мне. Натура-то у меня деятельная! Правда, подозреваю, долго мне отдыхать не придется - скоро Иннерлия вспомнит обо мне, и начнется для меня карьера личного секретаря по связям с общественностью. В смысле, девочки на побегушках. Всю жизнь мечтала, Храрг меня покусай!
  - Ты действительно думаешь, что я тебя сразу к работе со страждущими допущу? - рассмеялась богиня в ответ на мой робкий вопрос о том, когда же я приступлю к обязанностям перводемона.
  - Но тут же скука смертная! - сдуру брякнула я. - Вернее, бессмертная...
  И тут же нарвалась на длительную пространную нотацию, общий смысл которой сводился к тому, что я вместо того, чтобы глупо скучать, могла бы пробовать силу перводемона или хотя бы пролистать энциклопедию целителя, которую Иннерлия специально для меня раздобыла в мире живых. Ага! Иннерлия раздобыла! Да десять раз! Это я по ее указке стащила его в одной из столичных книжных лавок! Пролистала, конечно. Но ничего нового для себя под яркой красочной обложкой не нашла - я же до бегства из дома собиралась в магунивер поступать, как раз на целительский. Я ж маг жизни! А потом та ситуация с компаньоном дядюшки, позором на весь клан, бегством и Гаэрром Проклятым... В общем, никуда я не поступила. Может, замене моей в этом больше повезет? Вон, у нее в этом деле даже помощник появился - милый пушистый котик... пока спит. А как проснется, так гадючий характер никаким внешним очарованием не скомпенсируешь!
  А потом Иннерлия предоставила мне самой общаться с опекуном моей замены. А заодно и с теми, кому понадобится помощь богини жизни. И, если со страждущими я общалась более-менее нормально, то первое же обращение котокняжича, коему вздумалось помагичить, просто вывело меня из себя. А я, если злюсь, такого могу натворить, что потом сама себе поражаюсь! Вот и понесла первую пришедшую мне в голову чушь. А чушь, надо сказать, вышла занятной - котенок от Яроса и Лоти, да еще и сюда, в божественную сферу! И зачем мне тут земной котенок? Что я с ним делать буду? Мне б тут самой освоиться. Но нет же... В итоге Ярос повернул разговор так, что я и от котенка по доброй воле отказалась, и еще должна осталась! Как?! Я и сама толком не поняла. И тут же пожалела, что его из мертвого озера выловила! Вот, была б на то моя воля, утоп бы он там к Храрговой матери! Но, увы...
  Не успела я толком на свой новый облик налюбоваться, божественную сферу обжить да свод инструкций помощницы богини дочитать, как Иннерлия отправила меня на выполнение следующего, еще более странного, неожиданного и совершенно несуразного для перводемона богини жизни задания! Я с какого-то перепугу должна была спасти некоего полуэльфа, которого собирались утопить в озере! Я! Перводемон богини жизни! И это, Храрг побери, далеко не единственная странность нового задания! Во-первых, спасаемый был наполовину эльфом, что означало принадлежность к так называемым 'светлым' расам и покровительство одного из светлых богов. Следовательно, вопросами спасения его должен заниматься покровитель, а никак не богиня жизни. Во-вторых, в мою задачу не входило исцеление или спасение его жизни, я должна была лишь вытащить из озера тело и оставить его где-нибудь неподалеку, но так, чтоб в глаза не бросалось. И, в-третьих, меня кольнуло предчувствие неприятностей. Увы, пришлось это задание выполнять - богине-покровительнице не отказывают.
  Так что в состоянии тихого бешенства я нырнула в кладбищенское озеро, в которое два нервных индивида только что спихнули мешок с телом полуэльфа. Ох ты ж! Непростое озерцо-то, непростое, просто-таки резервуар с жидкой некроэнергией! Такое, скорее, для Проклятых земель характерно. И как оно возникло здесь, в огромной Наргонте?! Храрг побери! Это озеро из меня энергию только так тянет, как вампир кровь! Хорошо хоть я щит умею ставить - научилась уже.
  Найти мешок я смогла быстро, благо клиент был не только еще жив. Попыталась вытащить его из воды, но не тут-то было - ноша оказалась слишком тяжелой. Тогда я догадалась порвать мешок, после чего, обхватив утопленника со спины и щедро делясь с ним жизненной силой, а заодно и максимально замедлив процесс сгорания остатков кислорода в его легких (лучше так, чем по принципу 'изо рта в рот'), кое-как вытянула его на поверхность. Пришлось буквально из кожи вон лезть! Но иначе он не дожил бы до того момента, как я сумела бы порвать или отвязать веревку, которой к его ногам был привязан здоровенный, килограмм на тридцать булыжник. Хорошо еще, совсем рядом обнаружились руины какого-то строения с насквозь проржавевшими решетками на оконных проемах, за одну из которых я смогла зацепить утопленника одной рукой, после чего, заклятием начав выгонять воду из его легких, занялась веревкой.
  Попытка порвать ее, увы, закончилась неудачей: она оказалась толстой, скользкой, а сил из меня некроозеро к тому времени вытянуло изрядно. И, самое мерзкое, она каким-то образом обмоталась вокруг моей щиколотки! А после моего неосторожного движения камень снова потянул полуэльфа на дно, на этот раз вместе со мной.
  Чтобы отвязать от себя проклятую веревку, мне пришлось выпустить из рук тушку клиента, и, пока я возилась, тот снова скрылся во тьме озерной глубины. Пришлось поплавать, чтобы найти его, тем более, что огонек жизни полуэльфа угасал, и чувствовала я его гораздо хуже, чем в первые минуты после погружения. Но нашла! Все-таки нашла! Вытащила на поверхность и вновь прицепила рукой к части мраморной колонны на фасаде утопленного здания. И на этом сочла свою миссию выполненной, потому что сил у меня осталось ровно на то, чтобы перенестись в божественную сферу, рухнуть на свою лежанку и тут же заснуть.
  Успела только подумать, что тот полуэльф всю голову сломает, пытаясь понять, как ему вообще удалось выбраться из мешка и избавиться от камня. Если, конечно, жив останется. Воды он, конечно, наглотался изрядно, но, согласно моим ощущениям, необратимых повреждений внутренних органов, равно как и иной угрозы для жизни тела, нет. Разве что высокая степень истощения и переохлаждение... Но самым странным на тот момент было то, что души в том, еще живом теле не ощущалось. В таком же состоянии находилось тело Й'егрес Тар-Граорр в то время, когда прежняя душа покинула его, а новая еще не вселилась. Что, скоро у меня появится напарник, а сам полуэльф в это время уговаривает очередную чистую душу на переселение? Или у Иннерии на него иные планы? При мысли об этом меня снова кольнуло предчувствие неприятностей. Неужто этот смертный представляет угрозу для меня? И если да, то как именно он способен навредить мне, на минуточку, перводемону Иннерлии?! А, что гадать? Поживем - увидим.
  Это потом уже выяснилось, что Иннерлия выбрала оного недоутопленника на роль опекуна Лоти, предварительно поместив его душу в кошачье тело. А мне пришлось вести с этим гаденышем все дела от имени богини. Не обманула чуйка на неприятности, Храрг побери...
  
  Интерлюдия 2. 30 мая.
  
  Лерисах
  
  Мой первый вызов оказался самым настоящим боевым крещением. Кроме того, он принес мне одно любопытное знакомство. Но, отправляясь на него, я ни о чем подобном не думала.
  Итак, я оказалась на окраине Гадовьих болот в обществе абсолютно невменяемого индивида - орка в лохмотьях, грязного, как поросенок. Он в истерике носился вокруг меня, крича, что некая загадочная кормилица его погибает в болоте, и умолял меня спасти ее. Однако на мои попытки узнать, что это за 'кормилица', как угодила в болото, что с ней вообще стряслось и, главное, где она, он не реагировал. Пришлось на его успокоение крупицу магии потратить. Эх... Ничего, счет потом предъявлю. Зато хоть узнала, где искать пациентку.
  Оказалось, что она буквально в нескольких десятках метров от меня... через топь, Храрг побери! Причем топь ядовитая, то и дело выплескивающая вверх столпы вонючих газов, отчего у меня сразу начался жуткий кашель. Вот уж воистину не зря их Гадовьими назвали! Гадость тут даже в воздухе витает, во все деревья въелась, а уж соваться в местную воду я не согласилась бы ни за какие коврижки. Поэтому использовала способность демонов к полету, чтобы оказаться на островке, где раскинулась огромная, мелко вздрагивающая глыба, поросшая густой бурой шерстью - та самая кормилица! И благо, что я не стала приземляться сразу, а решила издали посмотреть на существо, спасения которого похожий на бродягу орк желал так сильно, что докричался до божественной сферы Иннерлии! Потому что этой твари, оказавшейся жуткой помесью медведя, змеи, скорпиона и паука, да еще и размером с двухэтажный дом, вздумалось перевернуться на спину, и, если б я в этот момент стояла рядом с ней, то от удара жуткого вида лап точно плюхнулась бы в зловонную жижу. Брр! Фу!
  Кстати, не похоже это существо на создание природы. Скорее, разума. Химера, то есть. Это... не то, чтобы сложнее - в конце концов, жизнь есть жизнь, даже в искусственном ее проявлении. Но мне как перводемону богини жизни такая пациентка неприятна. Впрочем, это как раз то самое личное, которое не стоит смешивать с рабочим. Так что вперед, перводемоница!
  Тем временем химера, поерзав, улеглась, раскинув лапы, и снова начала мелко дрожать, но на этот раз низкие рокочущие стоны боли огласили болото. Присмотревшись к поросшему густой свалявшейся шерсть брюху, я заметила несколько светящихся изнутри разрывов, причем довольно глубоких. Каждая новая световая вспышка делала рану больше и глубже, и то, что 'кормилица' еще не отбросила копыта, означало, что убивающее ее заклятие еще не добралось до жизненно важных органов. Впрочем, судя по глубине ран, вот-вот доберется, так что мне следует поторопиться, если я хочу спасти химеру. А хочу ли? Впрочем, это для меня она мерзкая, а для того орка, его орки и орчат она, наверное, что-то вроде любимой сторожевой псины? Или коровы? Или... не знаю, не настолько богатое у меня воображение, чтобы придумать иную ситуацию, когда мерзкое и явно опасное существо можно было бы назвать 'кормилицей'. Впрочем, отказаться от выполнения задания орка я не могу, если уж ответила на вызов. Эх...
  Химера забилась в конвульсиях, отчего небольшой островок едва не погрузился в зловонную жижу вместе с ней. Храрг побери! У нее вот-вот начнется агония, времени у меня в обрез, а я еще не знаю, что именно убивает 'кормилицу'. Нет, исходя из видимых эффектов, я могу с уверенностью сказать, что это что-то из разряда магии света, причем, скорей всего, именно жреческой магии. Но вот что именно? Заклятия света, Храрг их за ногу, все светятся, хоть бытовые, хоть лечебные, хоть боевые! А я маг жизни, к тому же темная - мне в магии света разбираться по статусу не положено! Поэтому я, для начала, решила влить в химеру изрядную порцию жизненной силы, чтобы та не сдохла раньше, чем я разберусь с заклятием. А заодно отправила ее в глубокий обморок, чтобы хоть ненадолго перестала дергаться. Шутка ли, если тебя изнутри то ли жгут, то ли режут?! Тут не только в конвульсиях биться будешь, тут в болото побежишь топиться! И целителя, будь он хоть трижды перводемон, за собой утянешь!
  Сказано - сделано. Туша 'кормилицы', а заодно и клочок суши под ней перестали ходить ходуном, и я рискнула-таки спуститься туда и подойти поближе к пациентке. А заодно вспомнила, что заклятие определенной стихии можно нейтрализовать соразмерным по мощности сгустком магии стихии противоположной направленности. Итак, если химеру убивает заклятие света, мне надо лишь создать равнозначное ему заклятие тьмы, и только после того можно браться за лечение. Ну-ну! И где, спрашивается, мне взять заклятие тьмы, да еще с такой же энергоемкостью, что и те жгуще-режущие вспышки? Я перводемон жизни, и не ношу в кармане темные артефакты! У меня в тунике и карманов-то нет, да и туника-то... одно название. Короткая, чуть выше колен, и облегающая. Но очень красивая!.. Так, о чем это я?
  Магию тьмы мне взять было неоткуда. Но магия жизни тем и хороша, что из нее можно вылепить, что угодно! Разумеется, при должном уровне старания и правильном приложении вектора воздействия. Так что я, сформировав пять, по числу ран в туше химеры, сгустков чистой силы, кое-как сконцентрировалась, чему, кстати, вопли бегущего сюда орка отнюдь не способствовали, и, вызвав ассоциации с магией тьмы, вложила эти импульсы в заготовки для нейтрализующего заклятия, после чего запустила темные сгустки в раны монстра. Получилось вроде бы неплохо: тело пациентки вновь начали сотрясать конвульсии, но свечение в ранах, прощально помигав, погасло. А я приступила к заращиванию ран. М-да, глубоко 'кормилицу' порезало, почти до внутренних органов. Если б не мощные костяные панцири под кожей, не дождалась бы тварюшка помощи перводемона.
  - Не волнуйся ты! - успокаивала я как раз добежавшего сюда орка. - Сейчас будет, как новенькая. Отлежится, отъестся и... а это еще кто?!
  Только сейчас я заметила, что из-под туши чудовища торчат чьи-то ноги в легких сандалиях и кусок какой-то грязной тряпки. Ну-ну, самая подходящая обувь для прогулки по болоту!
  - Э-э... - орк подавился стенаниями, видимо, моя находка стала для него неожиданностью. - Где?! Никого там нет!
  Но я уже, едва не надорвавшись, столкнула бессознательную тушу с бедолаги в сандалиях. Ух, тяжеленная! Не будь я перводемоном, и помер бы этот странного вида субъект, раздавленный химерой. Ну, или задохнулся бы от ее зловония... Уж и не знаю, что хуже! А так спасенный индивид получил шанс выжить, раз уж до сих пор каким-то чудом еще дышит!
  Итак, дыхание хриплое, прерывистое, то и дело сбивавшееся. На губах пузырится кровавая пена, ребра переломаны - это заметно даже при поверхностном осмотре. И наверняка тяжелые повреждения внутренних органов и обширное внутреннее кровотечение. Плюс еще и черепно-мозговая травма, по счастью, закрытая. И цвет кожи странный какой-то, что, возможно, является следствием отравления. Хм... И как он с такими повреждениями до сих пор не умер?! Вот специально сейчас спасу - просто из любопытства! Должна же я, перводемон богини жизни, знать причину такой живучести представителя человеческой расы! Да-да, чутье перводемона жизни подсказывало мне, что сей субъект является человеком. А еще я могла сказать, что это довольно молодой мужчина, вернее даже, парень, хоть носит длинные волосы и одет почему-то в платье, рваное и грязное настолько, что угадать его первоначальный цвет не представляется возможным. Еще я успела отметить, что правой рукой он намертво вцепился в какую-то гладко оструганную палку, большая часть которой все еще была скрыта под тушей дорогого орочьему сердцу чудовища. Зачем она ему? Отбиваться от 'кормилицы'?..
  - Так что с моей питомицей? - прервал мои размышления голос орка. - Она будет жить?
  - Будет-будет, - отмахнулась я. - Сейчас придет в себя, и делай с ней, что угодно. Как, кстати, за помощь расплачиваться будешь?
  Орк не ответил, лишь пронзительно свистнул. И в ту же минуту тварь, до того спокойно валявшаяся пузом кверху, в мгновение ока подскочила, без лишних сантиментов обхватила меня шестью из восьми лапищами и потащила в пасть, явно намереваясь откусить мне голову. Одновременно за спиной свистнул длинный тонкий хвост с огромным жалом, вполне способным прошить меня насквозь - видать, это на случай, если с головой не прокатит.
  Сказать по правде, сперва я опешила от такой наглости! Это что, от нежелания расплатиться за оказанные услуги?! Но Иннерлия не устанавливает четкую цену за мою работу, это зависит от степени сложности и результативности лечения! Плату за свою божественную милость - жизненную энергию, годы жизни или, в отдельных случаях, еще что-нибудь - она взимает уже по факту оказания услуги. Причем независимо от желания 'клиента', ведь согласие на подобный расчет получено в момент обращения к божеству! Так что сейчас вопрос оплаты поднимать уже поздно! Конечно, 'клиент' может дополнительно отблагодарить чем-нибудь и непосредственного исполнителя божественной воли, но это уже по желанию... Короче, смысла в нападении на меня сейчас у орка нет. Тогда какого Храрга?!
  Острая боль вернула меня в реальность: чудовище почувствовало, что я выскальзываю из его лап, и выпустило когти, вонзив их мне в спину, заднюю поверхность бедер и, простите, в ту часть тела, на которой я сижу. Ауууу!!! Подхлестываемая опасностью, я не стала церемониться и мгновенным импульсом остановила сердце твари. Все три сердца! А следующим разорвала три крупных нервных узла, заменявших химере мозг. Туша мгновенно рухнула в болотную жижу, едва не утянув за собой и меня. Последним конвульсивным движением тварь когтями превратила проколы в моем теле в рваные раны. О-ох! Больно!!! Но иначе я не вырвалась бы из ее хватки так быстро.
  Оказавшись на земле, я медленно повернулась к быстро удирающему по кочкам орку. Сообразительный, гад, шкуру свою спасать решил! Поздновато... Он что, всерьез решил убежать от разъяренного демона жизни?! Ага, конечно! Да я его, несмотря на раны, вмиг догнала и за шкирку поймала! Параллельно узнала, что он вооружен, что под лохмотьями у него скрыта крепкая кожаная броня, и что он промышлял разбоем: заманивал путников, идущих по расположенному недалеко отсюда тракту, на окраину болот, где их убивала его дрессированная химера, а предприимчивый хозяин присваивал себе пожитки жертв. Вот уж точно - кормилица. Тьфу!
  В качестве мести, а также платы за свои услуги я отняла у орка всю жизненную энергию, после чего труп в том же болоте и утопила. Нет, я не кровожадная, и не злая! Я просто мерзавцев не люблю, особенно тех, что меня убить пытаются! Ох, доберись я сейчас до Вечного Охотника или до той шельмы, которая выдала меня... Увы, пока что не могу. Раз так, пора вернуться к делам насущным.
  Одно такое дело, внезапно образовавшееся несколько минут назад, как раз дожидалось меня на уже знакомом островке. Еле дождалось, надо признать. Если б я перед нападением химеры не выделила ему толику жизненной энергии, парень уже точно испустил бы дух. М-да, знатно его покойное ныне чудовище отделало, знатно - мне работы на час, не меньше. Да и парень-то в долгу не остался, ответил заклятием света. Почему я так решила? Все дело в том, что, вливая в несостоявшегося мертвеца жизненную силу, я смогла получше рассмотреть дубинку в его руке. И поняла, что никакая это не дубинка, а посох адепта света - длинное, гладко оструганное и отполированное древко венчало навершие из прозрачного камня ромбовидной формы. В сочетании с надетой на парня рваной, некогда белой мантией, которую я по ошибке приняла за платье, находка свидетельствовала о том, что передо мной как раз такой адепт. Доводилось мне видеть этих типов в Тарлонге! Все учение света проповедовали, а заодно самоотречение, скромность и непритязательность, доходящие до абсурда. Монахи-бессеребренники, короче, да еще и фанатики, только магией владеют и Ану, богу света, служат.
  Хм... Маловат у парня камешек-то, похоже, это адепт первой ступени - послушник. И каким ветром его в Гадовьи болота-то занесло? Да еще и в одиночку, ведь, оглядевшись, я не заметила никаких признаков других адептов, ни живых, ни мертвых. А, не мое дело!
  Однако, лежа на земле рядом с послушником (сидеть было больно) и сращивая разрывы в его легких и печени, я не переставала думать о том, что же неожиданный пациент забыл в этом мало приспособленном для кого-то, кроме черных троллей, месте. А также о том, что, раз уж парень не просил Иннерлию о помощи, еще неизвестно, как именно он отреагирует на свое спасение. Вдруг решит, что я осквернила его, и в трясину топиться полезет? Да и плату за свои старания я вряд ли получу... Впрочем, последнее меня не волновало - я с орка получила намного больше, чем планировала, так что могу и бесплатно поработать. Чем, кстати, сейчас и занимаюсь, отложив лечение собственных ран на 'потом'. Заодно узнаю скорость регенерации у этого тела.
  Завершив последний этап лечения - снизив парню внутричерепное давление и срастив сломанную в двух местах левую руку, я влила в него еще одну порцию жизненной силы. А после, убедившись, что жизни пациента больше ничего не угрожает, привела его в чувство. Причем на этот раз без помощи магии, а более традиционным отвешиванием оплеух - не могла отказать себе в удовольствии. Помниться, как-то в детстве я перекинулась на глазах одного такого проповедника, так тот на весь рынок визжал: 'Нечестивая! Нечестивая!'... Жаль, не того урода на сию болотную кочку занесло!
  На четвертой пощечине послушник, наконец, отреагировал: протестующее замычал и попытался отмахнуться рукой с посохом, да так резво, что я едва успела отшатнуться и вскочить, иначе схлопотала бы древком по лбу. Но тут же подобралась, растрепала волосы так, чтобы стали видны рожки на лбу, и, улыбаясь во весь рот, нависла над парнем. Я очень хотела насладиться священным ужасом служителя света, который он испытает при виде своей спасительницы!
  Послушник, однако, смог меня удивить. Едва открыв глаза, зеленые, как вечный полумрак Гадовьих болот, и сфокусировав взгляд на мне, он тихо спросил:
  - Святая Гарисса?
  - Эм-м... нет, - я, вскинув бровь, отрицательно покачала головой.
  Но парень не смутился.
  - Пресветлая Мрита?
  - Снова нет, - я скроила самую зверскую физиономию, на которую была способна, и подумала, что у паренька нелады со зрением.
  - Лучезарная Катарина? - не сдавался послушник.
  - Опять не угадал, - еще шире улыбнулась я, демонстрируя клыки для слабых зрением.
  Или скорбных умом? У меня чуть челюсть не заклинило, Храрг дери всех адептов света!
  - Э-э... - на миг задумался юноша. - Просветленная Хург-Сса'Ра?
  - Нет, Лерисах, перводемон Иннерлии, - сдалась я, испугавшись того, что он сейчас всех святых, просветленных и прочая женского пола перечислять начнет.
  Парень, увы, вместо того, чтобы испугаться, с абсолютно счастливой улыбкой провозгласил:
  - Отец Майал истину на проповеди глаголил: даже демон достоин милости Ану, если раскается в деяниях своих, впустит свет в свою душу и положит всего себя на служение свету! А я, дурак, не верил, подумал грешным делом, что он это для пущего эффекта придумал... Но ныне я раскаиваюсь в неверии своем и надеюсь, что Ану простит меня!
  И, пока я, хлопая глазами, переваривала услышанное, поднялся, опираясь на посох, который так и не выпустил из рук, и тут же принял молитвенную позу: сам на коленях, посох воткнут в землю, руки обхватили древко, голова склонена так, что лоб уткнулся в древко, глаза закрыты, губы беззвучно шевелятся. Все, ушел в себя, вернусь нескоро... Э, нет, так дело не пойдет!
  - Э-эй! - я потрясла его за плечо. - Эй, ты, как тебя там? Сейчас не самое подходящее время для молитвы! А место еще менее подходящее!
  Послушник не реагировал. Я с раздражением хлопнула себя по лбу. Нашла, чем увещевать фанатика! Да он и в раскаленном жерле вулкана первым делом молиться будет, не то что в вонючем болоте! Но вколотить в его голову мысль о том, что ему надо убираться отсюда как можно скорее, необходимо, иначе мои старания на ниве благотворительности пойдут прахом. Хм... Может, попытаться смутить его?
  - Эй, парень! - ехидно протянула я, глумливо улыбаясь (надо же соответствовать образу). - Ты б перед тем, как в молитвенный экстаз себя вгонять, срам бы прикрыл!
  И ото всей перводемонской души шлепнула его по полуголой из-за разорванного до пояса подола мантии заднице. Оп-па! Проняло! Подскочил и стыдливо запахнул разорванное одеяние. Даже в царившем здесь полумраке мне было видно, как щеки его вмиг стали пунцовыми.
  - То-то же! - я назидательно погрозила послушнику пальцем. - В другой раз советую, прежде чем что-то сделать, задуматься об уместности своего поступка. А то смущаешь голым задом невинную дев... перводемоницу! И это адепт света! Ай-яй-яй, как нехорошо! Совет бесплатный, кстати...
  На этот раз парень, хоть и красный, как вареный рак, вместо того, чтобы каяться, уставился на меня во все глаза, будто впервые увидел, и тихо спросил:
  - Невинная перводемоница? Это как?
  Взгляд его медленно, будто парень изо всех сил сопротивлялся тому, скользнул по мне, после чего ряса его красноречиво оттопырилась спереди, и адепт света сконфузился окончательно. А я, вспомнив о том, что на мне надета лишь легкая, короткая туника, которая теперь украсилась разрывами от когтей химеры, вдруг смутилась сама, да так, что начисто забыла все, что хотела сказать послушнику. Чувствуя, как краска заливает щеки, я, впервые за все время служения Иннерлии испытывая сильное желание прикрыться, отвесила ошалевшему от обилия эротики парню смачную оплеуху, да такую, что у того аж голова мотнулась. Послушник охнул, схватился за щеку, на всякий случай проверил подвижность челюсти, после чего с облегчением выдохнул:
  - Благодарю, невинная... Воистину, неисповедимы пути света: демоница помогла мне справиться с искушением! Источником которого, кстати, сама и стала...
  А я снова не знала, что ответить, и, завернувшись в крылья, как в плащ, хлопала глазами. Надо было сказать что-то, как-то срезать нахала в рясе, но слов у меня не было. К счастью, послушник, как только окончательно совладал с собой, сам нашел тему для разговора:
  - Я не умер, да? - спросил он, снова трогая место оплеухи.
  - Угу, - подтвердила я. - Живее всех живых. И останешься таковым, если немедленно уберешься с Гадовьих болот.
  Послушник запахнул свою рясу, так, что она обтянула его отнюдь не целомудренно, и сел на землю, опираясь на посох. Вот же многофункциональная штуковина! Тоже, что ли, такую раздобыть?..
  - Это многое объясняет! - с глубокомысленным видом заявил он. - А я, признаться, поначалу не мог понять, почему сад Ану выглядит в точности так, как место моей гибели, у его ворот меня встречает полуголая девица, а не благочестивый святой или отмеченный светом праведник иной градации, моя ряса порвана, а сам я такой грязный. А потом я испугался, что при жизни моя вера в свет и преданность делу Ану оказались недостаточны для достойного посмертия... А знаешь, - парень перескочил с одной темы на другую. - Я ведь не смогу заплатить тебе за исцеление, и меня тяготит эта мысль...
  - А, за это не переживай, - поспешила успокоить его я. - Твой предшественник оплатил счет по максимуму, так что я могла позволить себе заняться благотворительностью...
  - Благотворительностью? - переспросил послушник, задумчиво потирая лоб и делая вид, будто его очень интересует собственный посох. - Это все равно, что милостыню подать, да?
  Я, подумав, кивнула.
  - И изрек Ану, что каждый, кто в стремлении очистить душу свою служением свету будет добрые дела творить бескорыстно, добро и милосердие понесет в мир, очистится, возвысится духом, и снизойдет на него милость света, и понесет тот милость сию дальше по жизни своей, - парень, похоже, цитировал что-то из священных текстов адептов света. - Я хотел нести добро и свет, но сам стал жертвой чьих-то низменных желаний. А ты, перводемоница, спасла меня, да еще и бескорыстно. Выходит, порождение тьмы тоже может творить добро. Странно, на проповедях обычно другое говорят... Меня, кстати, Ирливэл зовут, можно просто Вэл. А можно я буду звать тебя Лерой? Это очень похоже на человеческое имя.
  Ох! Когда это мы успели перейти на 'ты'?! И что это за фамильярничание с перводемоном?!.. Надо бы отругать паренька, но у меня все никак не получалось вклиниться в поток его рассуждений. А он тем временем, изо всех сил стараясь не пялиться на мои ноги, лишь до колен скрываемые крыльями, продолжил разглагольствовать о неисповедимости путей света. Я же, склонив голову к плечу, разглядывала этого представителя рода человеческого. Сказать по правде, он меня даже забавлял. Симпатичный, хоть и худоват немного, на вид лет двадцать, не больше, язык хорошо подвешен. А то, что адепт света - так это дело поправимое... Жизнь в лице недружелюбно настроенных обывателей таким быстро мозги вправляет.
  - Слушай, а ты как тут оказался? - спросила я, дождавшись, пока он остановится перевести дух.
  - Я несу свет! - патетично воскликнул послушник, но под моим полным скепсиса взглядом виновато улыбнулся и заговорил нормально: - Я направляюсь в поселение черных троллей, чтобы проповедовать там учение света.
  - Дурак, что ли?! - вырвалось у меня.
  Послушник, видимо ожидая иной реакции, только глазами хлопал, а я, представив, как он в своей порванной до пояса рясе вещает о заветах Ану толпе крайне недружелюбных аборигенов Гадовьих болот, поигрывающих дубинами размером с самого проповедника, не выдержала и расхохоталась. Вэл фыркнул и через силу отвел взгляд. Обиделся что ли?
  - Ну, дурак ты или нет, тебе виднее! - сообщила я, отсмеявшись. - Но ты точно самоубийца. Ану таких не одобряет. И это еще мягко сказано.
  Вэл вдруг улыбнулся, светло и даже радостно.
  - Возможно. Но именно волей бога света этот жребий выпал мне при распределении на миссионерскую деятельность, я принял его и готов исполнить возложенную на меня миссию, чего бы мне это не стоило.
  У меня в первую секунду даже дар речи пропал. Ну да, иди, дорогой, проповедуй... Только паства твоя к учению Ану глуха, у них свои боги. А еще черные тролли чужаков не любят, характер имеют суровый, а дубины у них тяжелые, как раз с проповедника размером. Ну, разве что пожалеют его, как скорбного умом, или из любопытства оставят как экзотическую зверушку...
  - Тебе не кажется, что бог света желает твоей смерти? - только и осведомилась я, подавив желание высказать все, что думаю о тех, кто дает ученикам заведомо убийственные задания. - А твои жрецы-наставники ему в том изо всех сил способствуют?
  - Ну, раз так, то на все воля его, - покорно склонил голову Вэл. - Жрецы-наставники обязаны исполнить волю Ану, такова суть их служения. И кто я такой, чтобы противиться воле мудрейшего?
  Я только вздохнула. Фанатик, и этим все сказано.
  - Впрочем, - продолжил, улыбаясь, послушник. - Мое направление сюда в качестве проповедника не случайно. Светлейший Ану, видимо, решил показать мне, что мир не всегда таков, каким кажется, вернее, каким учили его видеть меня. Вот, сегодня, например, свел меня с перводемоницей, что спасла и исцелила меня бескорыстно, по велению сердца своего, и которой не чужды священные тексты Ану.
  Я захотела схватить его за загривок и с размаху постучать лбом о ствол ближайшего дерева. Останавливало меня лишь соображение о том, что поставить его мозги на место это не поможет. Увы. Обидно... хотя мне-то что с того? Вот интересно, какие способы промывки мозгов используются в обучении адептов света? Вижу их высокую эффективность. Может, и Иннерлии их взять на вооружение? Кстати, священные тексты Ану я знаю лишь в пересказе, иногда очень вольном, адептов света, облюбовавших для своих проповедей большой сквер перед домом семьи Тар-Граорр - хочешь, не хочешь, а услышишь.
  - Прости, но до встречи с тобой о демонах и перводемонах я знал лишь то, что это мерзкие темные твари, наслаждающиеся страданиями других и стремящиеся множить эти страдания, - улыбка на миг покинула лицо молодого адепта, уступив место печали и искреннему сожалению. - Что они есть зло, разрушение и искушение. Сейчас же я вижу, что не все так однозначно... Впрочем, зерно истины в словах моих наставников все же есть: ты действительно источник искушения.
  Я почувствовала, что снова краснею, и сомкнула крылья над головой, на миг спрятавшись от взгляда Вэла. Вот же ж!.. А когда смогла справиться с охватившим меня смущением, выглянула из своего укрытия и наткнулась на лукавый взгляд послушника, в котором, кстати, не было и тени неприязни. Эх, впервые в жизни встретила нормального парня... вроде бы нормального. Но, увы, адепт света - это не лечится.
  - На тебя здесь напало чудовище, - вспомнив изначальную причину, по которой решила спасти Вэла, я решила сменить тему. - Чем ты его приложил?
  - Свет карающий, - Вэл, похоже, тоже рад был поговорить о чем-то еще. - Заклятие второй ступени, самое мощное оборонительное из тех, что подвластны мне. Сгустки чистого света разрывают плоть. Жаль, слишком медленно, это... существо успело напасть на меня, прежде чем погибло. Я хоть и закрылся щитом первой ступени, но существо обладало высокой сопротивляемостью к магии, так что щит, хоть и не с первой попытки, но пробило. Хорошо еще, что я в последний момент успел несколько исцеляющих заклятий на себя наложить, иначе меня бы на куски разорвали. А дальше я почти ничего не помню.
  Я вздохнула. Вот и раскрыт секрет живучести послушника. А я-то надеялась... да ладно!
  - Твой карающий свет ту тварь не прикончил, - сообщила я, помедлив. - Я ее исцелила. А потом прикончила.
  - Почему? - удивился Вэл.
  - Исцелить ее просил тот, по чьей просьбе я явилась в мир живых. А потом чудовище по приказу хозяина напало на меня, когда я увидела тебя. Орк, хозяин чудовища, был разбойником, заманивал путников в болота, где их убивала его химера, а потом прикарманивал все ценное, что у них было.
  - Да, - вздохнул послушник. - Я именно так на болоте оказался. Шел по дороге, тут бродяга какой-то выскочил из кустов, стал кричать, что ему нужна помощь... Эх... Что? На тебя напало чудовище? Ты ранена?!
  Предчувствие неприятностей кольнуло меня пониже спины, но я, тронутая сочувствием и искренним беспокойством молодого человека, все же нехотя кивнула, благоразумно не уточняя, какие именно части моего тела пострадали. Вдруг опять решит, что я искушать его собралась.
  - Насколько серьезно?! - всполошился Вэл. - И ты не можешь исцелить себя? Почему?!
  - Занята была, - брякнула, не подумав, я. - Тебя от смерти спасала. Да не волнуйся ты так, ничего страшного.
  Видимо, последняя моя фраза прозвучала неубедительно, потому что Вел не унимался:
  - Тогда позволь мне это сделать!
  - Э-э... - замялась я, чуть запоздав с отказом.
  И, пока я собиралась с мыслями, чтобы вкратце изложить причину, по которой не стала латать раны от когтей орочьей химеры, адепт света схватился за свой посох, в мгновение ока направил его навершие на меня и произнес ритуальную фразу заклятия, призывая свет исцелить мои раны. П-придурок! Идиота кусок! Адепт света на всю голову-у-у!!! Это ж додуматься надо: перводемона заклятиями света лечить! Да меня чуть живьем не поджарило! Нет, правда, ощущения были таковы, будто я на раскаленную сковороду задом плюхнулась. И я не выбирала слов, описывая их сконфуженному донельзя и морально раздавленному осознанием последствий своего поступка Вэлу. Описывать, кстати, пришлось, сидя едва ли не по шею в болотной жиже, куда я прыгнула, чтобы хоть немного унять жар и боль в частях тела, подвергшихся лечению идиотом в рясе. А сам идиот, взволнованно бегая взад-вперед вдоль берега, умолял меня о прощении. Надо полагать, со стороны это смотрелось очень смешно. А вот мне было не до смеха!
  Поняв, что против боли от ожогов, оставленных целительным заклятием Вэла, бессильны и холодная вода, и хваленая регенерация перводемонов, я, напоследок трехэтажно обругав несчастного послушника, ретировалась в сферу Иннерлии. И с тех пор лечусь примочками, компрессами и мазями, бинтую пораженные участки тела, чтобы поменьше бередить их, и соблюдая постельный режим, игнорирую вызовы от смертных. Иннерлия, конечно, могла бы мне помочь, но, как только я поведала ей о том, как именно получила ожоги света, богиня долго смеялась, а после отказалась исцелять меня сама. Как она выразилась, выздоравливай обычным путем, и пусть это послужит тебе уроком. И оставила меня в неведении относительно того, какой именно урок мне следует извлечь из сложившейся ситуации! Думай, мол, сама. Но что-то мне пока что не до раздумий.
  Раны потихоньку затягиваются, каждое движение уже не отзывается резкой болью, и, если верить тому, что показывает зеркало, следов на коже остаться не должно. Иначе, клянусь, найду адепта света по имени Ирливэл и засуну ему его же посох в то место, которое не принято упоминать в приличном обществе. Пастве на потеху, ага!
  А пока что мне остается только лежать, лелеять планы мести, менять повязки и изучать целительскую литературу. Понятия не имею, как Иннерлия добыла ее на этот раз, ведь кроме меня других помощников в мире живых у нее нет... Или есть?
  
  Интерлюдия 3. 10-12 июня.
  
  Лерисах
  
  С началом лета жизнь в империи, казалось, замедлила ход - жара, шевелиться лень, не то что приключения на пятую точку искать и влипать в чреватые травматизмом различной степени тяжести передряги, после которых только перводемон Иннерлии с того света и вытащит. Красота! Так что я, пользуясь моментом, решила заняться личными делами, в частности, поискать-таки Гаэрра Проклятого, чтобы отомстить ему от всей перводемонской души, а заодно вычислить, кто же сдал меня этому охотнику на оборотней. Ну да, с той же целью.
  Конечно, было бы неплохо разобраться с обеими поставленными перед собой задачами одной левой, но, стоило мне только взяться за их выполнение, как обнаружились сразу несколько препятствий для претворения моих планов в жизнь. Да каких!
  Во-первых, Гаэрра я, как не старалась, увидеть не смогла. То ли дело в том, что сфера Иннерлии направлена, прежде всего, на живых, а энергетического вампира точно нельзя отнести к таковым (хотя он и нежитью в традиционном смысле этого слова не является), то ли Вечного Охотника что-то защищало от моего взора. Признаться, я склонялась ко второй причине, так как нежить из божественной сферы Иннерлии просматривалась неплохо, хоть и не так четко, как живые. Стало быть, защита... Поиск это, конечно, затруднило, но есть и другие способы. Вот если б у меня была частичка тела Гаэрра - ноготь, волос, капелька крови или что-нибудь еще - я б его мигом отыскала, сколько б амулетов он на себя не навесил. Вот только взять частичку негде. Впрочем... О, идея! Известно, что у грозы оборотней были дети, которых он не пощадил в своем стремлении выжить и отомстить. Вот бы найти их могилы и добыть частичку праха! Конечно, это дела далекого прошлого, но все же не настолько далекого, чтобы в архивах империи не сохранились сведения о том. Увы, наведаться туда лично я не смогу, потому что массовый сердечный приступ у работников архива мне Иннерлия не простит. И еще по той причине, что мой доступ в мир живых ограничен: находиться там по собственной инициативе, а не по зову адепта Иннерлии, я могу лишь один час в сутки, а с таким ограничением по времени много сведений не накопаешь. Особенно с учетом того, что разбираться с лохматыми от древности имперскими хрониками мне придется без помощи работников архива.
  Во-вторых, будем смотреть правде в глаза: опыта работы сыщика у меня нет, читать детективные истории, как и что-нибудь вообще я не любила, предпочитая сему скучному занятию подвижные игры вместе с многочисленными кузенами и кузинами, так что сама я, боюсь, с вычислением предателя не справлюсь.
  Из этого следует, что мне необходим помощник в мире живых, но вот где ж его взять? Единственный мой знакомый, кто мог бы справиться с этой задачей, все еще обретается в кошачьем облике, живет в Наргонте, от которой до Тарлонга путь неблизкий, покидать город в обозримом будущем не собирается, да и вообще... Дружба с княжичем Иолатэ у меня, мягко говоря, не сложилась, так что вряд ли он станет помогать мне просто так. А нанять этого пушистого сыщика я и пытаться не буду - наверняка заломит за свои услуги такую цену, что я взвою. Нет уж, надо искать кого-нибудь еще. Клич по всей империи бросить, что ли? Ага, написать на каждом заборе что-то вроде: 'Перводемону срочно требуется мальчик/девочка на побегушках, цена договорная, торг уместен, обращаться с молитвой к Иннерлии'! Можно, конечно, попытаться, но вряд ли будет результат. Вернее, результат-то будет, но не тот, на который я рассчитываю: вместо одного потенциального сыщика ко мне через Иннерлию будет взывать боевой отряд братьев света, готовых немедленно предать смерти обнаглевшее порождение тьмы. Нет уж, затея с объявлением слишком рискованна, надо придумать что-то другое.
  Вот в процессе придумывания я и ощутила то, что принято называть благословением света. В смысле, мощный подзатыльник, прилетевший из ниоткуда, от которого я кубарем скатилась со своего ложа и плюхнулась на песок. Так, кому пришло в голову просить милости Ану для перводемона темной богини?! Кажется, я уже знаю ответ. И, раз уж мой лимит пребывания в мире живых на сегодня не исчерпан, сейчас одному адепту света не поздоровится. Очень сильно не поздоровится! Еще и за прошлый раз достанется...
  Мстить я кинулась сломя голову, не потрудившись предварительно разведать, где именно находится мой знакомый адепт света, так что немало шокировала прихожан храма, появившись из ниоткуда рядом с молитвенным алтарем, на который тут же, поскользнувшись на до блеска отполированном мраморе, плюхнулась задом. Н-да, никогда не видела, чтоб почтенные благообразные старушки ТАК бегали! А уж какие выражения слетали с их языков в процессе, так сказать!.. Тут не то что мне - самому Храргу было чему поучиться! Хорошо еще, что это все днем случилось, когда народу в храме было не так уж много, а то ведь напуганные прихожане могли бы меня числом задавить. А город, как позже выяснилось, сонный, насквозь провинциальный Курзон, после того, наверное, лет десять гудеть будет растревоженным ульем, а этот день будут отмечать наравне с праздниками. Ну да, явление натуральной демоницы в храме бога света - событие и ряда вон выходящее. Интересно, храм теперь перестраивать будут или переосвящением алтаря ограничатся?.. Пф! Пусть радуются, что я, помня реакцию Вэла на свое обычное одеяние, перед вылетом превратила тунику в длинное платье из плотной ткани, иначе без инфарктов не обошлось бы. Спасай их потом, бабулек... А злиться не на кого, сама виновата. Ну, если только на одного послушника! А где он, кстати?
  Упомянутый послушник обнаружился прямо за алтарем. Он пребывал в глубоком обмороке, куда его, как оказалось, отправил мой хвост, которым я под воздействием эмоций размахивала слишком сильно. Вернее, мой хвост начал, а бортик алтарного ограждения, на которое с размаху приземлился головой этот недотепа, закончил... Я тогда не на шутку испугалась, ведь на мгновение мне почудилось, будто Вэл мертв, и весь мой гнев вмиг улетучился, будто его и не было. Это уже потом, убедившись, что послушник всего лишь без сознания, а башка у него чугунная, потому как ее не смог пробить мраморный бортик, я наконец-то справилась с эмоциями и смогла оказать ему помощь. И за ту искреннюю, неприлично счастливую улыбку, которой он одарил меня, едва придя в сознание, я его почти простила.
  - Лера! - глаза послушника сияли. - Ты пришла! Я молился за тебя...
  И умолк, натолкнувшись на мой взгляд, не суливший ему ничего хорошего. Я ж говорю: почти простила. А он, дурак, еще и напомнил! Грр!
  - Не смей, - прошипела я, рывком вздергивая его на ноги и приближая к себе так, что мы едва не стукнулись лбами. - Никогда не смей упоминать меня в своих молитвах! Иначе я тебе твой же посох засуну... сам знаешь, куда!
  - Но почему?! - удивился Вэл.
  - Потому что я перводемон, балбес! - взвыла я, тряся его, как крестьянин яблоню по осени. - Перводемон! И мне твоя молитва как молотком по черепушке!
  Сначала Вэл мне не поверил и даже вознамерился поставить эксперимент, на что я чувствительно ткнула его кулаком в живот, и, пока послушник пытался отдышаться, предельно ясно, не стесняясь в выражениях, объяснила ему всю глубину его заблуждений. Парень вроде бы проникся, попросил прощения и пообещал, что больше ни-ни. Я сделала вид, что поверила, а Вэл, воодушевленный этим, изъявил желание загладить свою вину. Видит Иннерлия, он сам напросился, я его к тому не подталкивала!
  Короче, воспользовавшись недальновидностью послушника, я обязала его помогать мне в поисках. Так что прямо из храма Вэл отправился в городской архив - разыскивать сведения о самом Гаэрре Проклятом, его семье и, особенно, о месте их захоронения. Наверное, он рассчитывал отвертеться от демоницы, просто добыв интересующую меня информацию. Мой бедный наивный Вэл...
  Кстати, прихожане с чего-то решили, что злобная демоница была низвергнута во тьму именно его молитвами, так что статус героя за ним закрепился мгновенно, прочно и, кажется, навсегда. Со всеми вытекающими последствиями, хи-хи. А так как у жителей Курзона понимание роли местного героя оказалось весьма своеобразным... Да, бедный, бедный Вэл! Он очень скоро задумался о смене места проповедования.
  Своего добровольного помощника я навестила вечером следующего дня, явившись в заранее оговоренное время в маленькую, скудно обставленную комнатку в одной из храмовых построек. Вэл уже ждал меня - с ароматным липовым чаем, яблочным пирогом, скромным букетиком полевых цветов и несколькими выписками из древних летописей. И, пока я оправлялась от удивления, успел быстро изложить найденные сведения: жена Вечного Охотника вместе с детьми упокоилась на ее родине, на берегу реки, в пещере, вход в которую закрыт печатью Сарахны, забытой ныне богини, покровительствовавшей грешникам, желающим вымолить прощение - при жизни и за гранью мира живых. Видимо, таким было пожелание самого Гаэрра.
  А потом Вэл, как ни в чем не бывало, завел рассказ о том, как черные тролли, явно не желая постигать учение Ану и приобщаться к вере в свет, дубинами выгнали его с Гадовьих болот, едва не пришибив по дороге. Как его, выбежавшего на один из проходящих мимо несостоявшегося места проповедования имперских трактов, подобрал междугородний почтовый дилижанс, следующий в Курзон. Как его приютил жрец-настоятель местного храма Ану, теперь Вэл, ожидая нового распределения, помогает старику проводить службы, ну и по хозяйству заодно.
  Я же по мере его повествования, не имеющего отношения к моим интересам, испытала целый калейдоскоп эмоций. Сначала я пыталась справиться с разочарованием. Дело в том, что добытые Вэлом сведения были, по сути, бесполезны - рек в империи несколько десятков, протяженность их составляет тысячи километров, большая часть их берегов заросла лесами всех мастей, пещер там тоже завались, не говоря уж о том, что я понятия не имею ни о Сарахне, ни о ее священных камнях. Потом, разозлившись, захотела треснуть послушника по голове первым, что попалось под руку - чайником ли, подносом или массивным блюдом с пирогом - за то, что, потратив целый день впустую, не нашел ничего стоящего. А после вдруг засомневалась, что Вэл поведал мне все, что нашел про усыпальницу семьи Вечного Охотника - смотрит уж больно многозначительно, и улыбка у него какая-то... загадочная. Хм... А под конец задумалась, к чему вообще это все - цветы, пирог... наверняка у него еще и бутылка вина припасена! Однако, как не принюхивалась, запаха спиртного я не уловила. Впрочем, это еще ни о чем не говорит... Хм, наверное, сейчас попытается моей руки коснуться или в щечку поцеловать... Знаю я таких соблазнителей доморощенных! Даром что адепт Ану, которым вообще-то воздержание положено! Вот сейчас я ему устрою! Хм, а с чего он так уверен в моей благосклонности?!.. Ах ты ж! Точно! И как я сразу не догадалась?! Он точно знает или может с высокой вероятностью предположить, где находится искомое место! И понятно, что хочет за это знание... Наивный! Как будто перводемон не способен вытрясти из тебя правду иным способом...
  Пока я предавалась размышлениям, коварный послушник закончил свой рассказ и испытующе поглядывал на меня, ожидая чего-то.
  - Ну, насчет реакции жителей Гадовьих болот на появление проповедника учения света я тебя еще при первой встрече предупредила, - хмыкнула я.
  - Да я и сам был уверен, что так случится, - тяжело вздохнул Вэл. - Но таково было решение Ану, и кто я такой, чтобы спорить с ним? Вот когда тролли сами от меня отказались, да еще и в форме, не оставляющей возможностей для сомнений...
  - Едва не пришибив своими дубинами, - вставила я, усмехясь.
  - Ну да, - согласился послушник. - Так что теперь я полностью свободен, по крайней мере, пока жрецы-наставники не отправят меня еще куда-нибудь.
  Ах, вот оно что... Мои руки сами собой сжались в кулаки. Он ищет, с кем бы скоротать свободное время до нового назначения! Козлина! Хотя, не буду отрицать, симпатичная... Так, о чем это я?
  - И ты хочешь, чтобы я скрасила твое ожидание? - улыбаясь, как могла бы улыбаться голодная гюрза, спросила я.
  - Ты его уже скрашиваешь, - лучезарно улыбнулся Вэл.
  И заговорил о том, как он, благодаря мне, вместо приведения в порядок обоих храмовых двориков или еще какой-нибудь работы по хозяйству, полдня важно сидел в городском архиве, читал сказки и легенды, лопал вкусности, которыми его наперебой угощали сотрудницы архива, до которых уже дошел слух о вчерашнем изгнании демоницы из храма. Впрочем, Вэл тут же посетовал, что горожане ему весь день просто проходу не дают, требуя то благословить, то совет дать, то угостить чем-нибудь, то рюмку выпить, то на рыбалку позвать, то... Я слушала, посмеиваясь. Фантазия жителей Курзона в деле вовлечения адепта света в общественную жизнь т отрывания его от служения оказалась поистине безграничной. И, если с начала этого разговора я намеревалась как следует намять Вэлу бока, то теперь отказалась от этой идеи, рассудив, что большей гадости, чем сделать его в глазах местных героем-демоноборцем, я и выдумать не могла.
  - Уверена, большая часть тех, кто желает, хм, выразить тебе почтение тем или иным образом - это молодые привлекательнее девушки, - мой голос и, подозреваю, милая улыбка так и сочились ехидством. - А также не очень молодые и не очень привлекательные, да. И откровенно немолодые и непривлекательные.
  Вэл фыркнул не хуже Яроса Иолатэ в пушистом обличье.
  - Да, так и есть, - нехотя признался он. - Двое сразу, не размениваясь на знакомство, заявили, что хотят от меня ребенка. Еще три молодых особы приглашали заглянуть вечером на чашку чая, естественно, с продолжением и уверяли, что мужей-детей-родителей ночью не будет дома. Это я еще пережил. Но, когда ко мне с похожей просьбой подошел один почтенный отец семейства, мол, мы с женой намедни родителей повидать в деревню уезжаем, дочки дома одни остаются, а им вдруг так захотелось учение Ану со знающим человеком обсудить...
  Я не выдержала и расхохоталась в голос, едва не падая с табурета.
  - А остальные несколько десятков просто знакомиться подходили или о житейских пустяках поболтать, - закончил он, глядя на меня с немым укором. - Твоими стараниями, Лера, я уже на улицу высунуться боюсь. Я, конечно, обет воздержания давал, но, боюсь, поклонницы могут ворваться сюда и силой заставить меня нарушить его. Думаю, мне стоит покинуть Курзон...
  - Но цветов ты к моему приходу нарвал, - хихикнула я. - И пирогом разжился. Это уже на свидание похоже, разве нет?
  Вэл улыбнулся и пожал плечами, мол, понимай, как знаешь.
  - А как же обет воздержания? - не отставала я.
  Зачем я задала этот вопрос? Что хотела услышать в ответа? Сама не понимаю. Но дразнить и подначивать этого парня мне, определенно, нравится.
  - А он на бессмертных не распространяется! - хитро прищурился послушник. - Могу дословно процитировать, если не веришь. И, кстати, я могу еще кое-что поведать об усыпальнице семьи Гаэрра Проклятого... Если сойдемся в цене, так сказать.
  Я только глазами хлопала, а слова, что я только что намеревалась произнести, застряли в горле. Вот это поворот! Вот тебе и скромник в рясе!
  Послушник же, вдоволь насладившись моим видом, довольно рассмеялся.
  - Да ладно, Лера, расслабься, я пошутил.
  Но я уже впала в контролируемое бешенство. Пока еще контролируемое... Одним прыжком я перемахнула через стол, сшибла шантажиста на пол и прижала к полу, сомкнув пальцы с мгновенно удлинившимися ногтями на его горле. Краем уха услышала треск рвущейся ткани - это непривычно длинный подол зацепился за щербатый край столешницы, и платье, не выдержав моей стремительности, начало рваться... Но мне было не до того.
  - И в чем же заключалась твоя шутка? - тихим, свистящим шепотом осведомилась я, сжав пальцы чуть сильнее, отчего мои когти впились ему в кожу, и под ними показалась кровь. - В том, что ты попытался принудить меня переспать с тобой? Или в том, что утаил от меня часть сведений, по сути, сделав изложенную мне часть бесполезной? Ну же, не молчи, Вэл, не доводи до греха!
  Может, кто другой и испугался бы, но не этот придурок! Он вдруг обнял меня, на миг сильно притянув к себе, а потом его руки мгновенно переместились мне на ребра, и в следующий миг он начал щекотать меня, а я, с детства боявшаяся щекотки, визжала и пыталась вырваться из его рук, сползти с послушника, но тот, изверг, держал на удивление крепко. Так продолжалось несколько мучительно долгих минут, пока Вэл, наконец, не сжалился и не выпустил меня. Я же первым делом отползла подальше от коварного истязателя и, только переведя дух, заявила:
  - Ну ты и... даже не знаю, как тебя и назвать!
  - Назови милым, очаровательным, умным, сообразительным, на худой конец, исполнительным и инициативным, - послушник был само очарование. - Или еще каким-нибудь, но чтоб мне стало приятно от того, а не так, как у тебя на лице написано.
  Я в раздражении хлестнула хвостом по полу, взметнув мелкую щепу и оставив изрядную вмятину в половице, потом сделала несколько глубоких вдохов, обрела видимость спокойствия, и только после этого поинтересовалась:
  - Так о чем ты умолчал? Ты знаешь точное место захоронения семьи Гаэрра?
  Вэл загадочно улыбнулся.
  - Не знаю. Но могу расшифровать найденные в архиве сведения.
  - Так расшифровывай давай! - заорала я. - И поживее, у меня времени мало!
  Но адептов света демоническими воплями не пронять!
  - А что мне за это будет? - с той же хитрой улыбкой, что уже несколько раз на протяжении нашего разговора появлялась на его лице, осведомился послушник.
  Я так и подскочила на месте, нервно размахивая хвостом. Вот наглость-то!
  - Ничего! - прошипела я сквозь зубы. - Ничего тебе за это не будет, потому что, позволю себе напомнить, ты сейчас отрабатываешь вчерашнее благословение света мне по маковке...
  - А это я уже отработал, - сообщил Вэл. - Ты же сама велела мне найти в архиве нужные тебе сведения. Я и нашел, и сообщил их тебе, так что считаю все твои условия выполненными, а себя - прощенным.
  Я недоверчиво изогнула бровь.
  - Но вот расшифровка тех сведений - это знания моей семьи и лично мои, полученные, кстати, по моей же инициативе, и делиться ими за 'просто так' я не согласен. Поэтому и хочу знать, что мне светит за то, что я поделюсь ими с тобой. Впрочем, если не хочешь, могу не делится. Можешь сама побегать вдоль речных берегов, поискать...
  Я тяжело вздохнула. Выбора у меня не было, придется соглашаться на его условия.
  - И что же ты хочешь за расшифровку? - хмуро поинтересовалась я, уже предполагая, каким будет ответ.
  - Одного поцелуя будет достаточно, - подумав нарочито долго, решился юноша. - Но настоящего, в губы, а не просто 'клюнуть в щечку'.
  - Нахал! - сообщила я.
  Вэл не стал спорить, только улыбнулся и руками развел, мол, на том и стоим.
  - Как ты вообще в адепты света угодил? - не успокаивалась я.
  Но этот нахал, полностью оправдывая данную мной только что характеристику, отвечать не стал, лишь пожал плечами.
  - Выкладывай свою расшифровку, - сдалась я, для порядка посверлив послушника уничижительным взглядом.
  Не то чтобы я была против того, чтобы поцеловать его. В конце концов, мне, согласно верованиям адептов света, положено праведников к греху склонять. Но пускай не думает, что перводемоны так легко сдаются.
  - А поцелуй?
  - Не так быстро, - осадила его я. - Я тоже за бесполезный треп никого целовать не собираюсь!
  Но, натолкнувшись на щенячий взгляд молодого послушника, смягчилась:
  - Выкладывай. Если я по твоей наводке найду нужную усыпальницу, я тебя аж два раза поцелую. А если нет, то влеплю три пощечины.
  - За что?! - округлил глаза Вэл.
  - Первую за наглость, - загнула палец я. - Вторую за шантаж, а третью... да хотя бы за то, как ты на мои ноги пялишься! Адепт Ану, ага...
  Ну да, порванное платье открывало весьма интересную, с точки зрения послушника, картину.
  - Э... ну... в общем... - смутился пойманный с поличным Вэл. - Не только на ноги... Ты бы и вправду срам прикрыла, а то у меня сейчас вся расшифровка из головы вылетит...
  Расшифровкой этот нахал со мной все же поделился, хоть и позубоскалил изрядно, так что вечером следующего дня я стояла на левом берегу одного из притоков Наргонтии, исследовала пространство на предмет наличия вкраплений родонита и лениво разглядывала окутанные предрассветной дымкой очертания города на противоположном берегу.
  Ветер шелестит в кронах деревьев, волны медленно накатывают на прибрежные камни, ласково целуя их, в воздухе разлиты ароматы трав и листвы, еще свежих, не успевших огрубеть от летнего зноя... Да-а, отвыкла я от мира живых, отвыкла. Нет, я, конечно, часто бываю здесь по, так сказать, долгу службы, но у меня в процессе выполнения заданий нет ни сил, ни времени, ни желания любоваться красотами мира живых или вспоминать, как сама жила в нем. Тогда все воспринималось иначе. Не так остро, что ли... Но вновь привыкнуть вряд ли успею, я ж перводемон теперь, у меня сфера обитания другая, а здесь я так, проездом, можно сказать.
  Несколько пластов родонита, который, как выяснилось, и является священным камнем почившей ныне в забвении покровительницы кающихся грешников, обнаружились примерно в километре выше по течению притока, в основании поросших лесом холмов, расстилавшихся на несколько миль от берега притока и до самого Южного тракта (да, такое заклятие перводемонам тоже доступно!). Это, кстати, и есть причина того, что Наргонта не стала расширяться в эту сторону.
  Так вот, наличие пластов родонита в крайне скромном количестве, да еще и расположенных, на мой взгляд, бессистемно, в этих местах вряд ли объясняется естественными причинами, ведь что скальное основание холмов состоит, в основном, из известняка и песчаника, которые вряд ли находятся в родстве с черно-розовой породой. Стало быть, Вэл не ошибся, по крайней мере, хоть в чем-то.
  Еще, если верить ему, жена Вечного Охотника была родом из Наргонты. В прочем, тогда тут и города-то никакого не было, так, несколько сел. И почему-то ее и ее детей не стали хоронить на общем сельском кладбище - том самом, что нынче называют Старым и обходят стороной... ну, все, кроме Лоти и ее бедового муженька - этих туда уже несколько раз заносило! И сейчас я очень надеюсь, что не уподоблюсь им.
  Помимо нужного мне камня поисковое заклятие обнаружило еще эманации какой-то сложной волшбы, творящейся в непосредственной близости от одного из холмов с точечным вкраплением родонита, а заодно присутствие там четырех взрослых мужчин. Что за дела?! Не мешкая ни минуты, я перенеслась туда, но, не зная, с чем мне предстоит столкнуться, решила не лезть на рожон, а для начала спрятаться и понаблюдать. Разведать, так сказать, обстановку.
  Как оказалось, непосредственно до волшбы у подножия ближайшего к берегу 'родонитового' холма дело не дошло - симпатичный храгын, в котором явно угадывалась изрядная примесь крови иной расы, то ли человеческой, то ли эльфийской, увлеченно чертил на небольшой поляне какую-то мозголомную фигуру. Следом за ним шел обрюзгший, обильно потеющий человек в одежде, больше подходящей для города, чем для леса, и лил на прорезанные линии какое-то зелье из внушительных размеров бутыли, отчего они вспыхивали ровным белым светом. Еще двое находились чуть поодаль, видимо, чтобы не путаться под ногами - сидели на поваленном бревне за пределами поляны, и наблюдали за действиями первых двух. Один из них, крупный мужчина с выправкой и повадками военного, то и дело пытался завести ничего не значащий разговор со вторым, который его собеседник отнюдь не стремился поддерживать. Впрочем, последний, скрытый от меня стволом мощного дуба, здорово нервничал. Его волнение, нетерпение и беспокойство просто-таки витали в воздухе. Зуб даю, что это по его инициативе эти четверо и заявились сюда. И мне почему-то кажется, что я... Хм...
  Терзаемая любопытством и надежно скрытая от глаз смертных пологом невидимости, я подбираюсь поближе. О, знакомые все лица! В смысле, морды! Одна наглая серая морда, если быть точной...
  
  Глава 1. 12 июня, вечер.
  
  
  Ярос Иолатэ Эль-ала-Антир,
  вообще-то княжич Мерисский,
  но ныне кот по кличке Фыр
  
  Сидеть на стволе поваленного бурей дерева было бы вполне сносно, если б не мелкие бурые муравьи, то и дело норовившие забраться в мою густую шерсть. А пока их оттуда выгонишь, все нервы себе истреплешь! И чешется - жуть! Надо бы перебраться подальше от муравейника, но некуда - муравьиная колония разрослась едва ли не на сотню шагов вокруг поляны, которую Арзабаль выбрал для проведения ритуала призвания духа. С ритуалистом его уровня в профессиональных вопросах не спорят, так что приходится терпеть. И, если честно, лень после четырехчасовой пешей прогулки по лесной чаще. Стало быть, придется чесаться и выгрызать из шубы пронырливых насекомых. Фыррр!
  С легкой завистью смотрю на Лира, вытянувшегося на стволе напротив. Он-то отправился в поход в армейской броне, с которой муравьи просто соскальзывали, едва начиная карабкаться по гладкой, пропитанной зельями поверхности доспеха! Так что мой друг мог бы даже подремать, хоть и предварительно застегнувшись под горло и, подозреваю, обмазавшись зельем от насекомых. Но дремать Лир не хотел, он очень хотел пообщаться со старым другом, которого не видел уже несколько лет. Ирония в том, что старый друг сейчас лишен возможности полноценно разговаривать, ограничиваясь лишь примитивным 'да' и 'нет', вернее, 'мяу' и 'фыр', так что беседы наши с Лиром и Арзабалем больше походили на допросы меня пушистого.
  - И все-таки, не понимаю, почему в кота, а не в кобеля? - Лир приподнялся на локте и с любопытством посмотрел на меня.
  Это он еще со времен моей службы в третьем заградительном успокоиться не может. Ну, дал я тогда маху, встречаясь одновременно с тремя: полковой сестрой милосердия, потомственной фермершей из поселка Зомбеевый-1 и с веселой вдовушкой из деревни Упыриха, которой в наследство от почившего мужа осталась мельница. С сестричкой - по воле сердца, а вот с остальными двумя исключительно для пользы нелегкого дела снабжения полка свежими овощами и пшеницей и большой скидкой на помол зерна. Бюджет-то не резиновый! А покупать зерно, а после превращать его в муку на мельнице почему-то выходило дешевле, чем сама мука. Плюс скидка... Как и гарантия того, что фермерша гнилья не подсунет, да под настроение тоже скидку сделать может. Или подарочек от себя добавить - лишний килограмм яблок или корзинку не предусмотренной бюджетом и планом по питанию клубники. Все любят свежие овощи, фрукты и ягоды лопать! Особенно если до того полгода на кашах и мясе гусениц сидели! А мне все: 'Кобель, кобель!'.
  - Ну, а что мне, тебе медаль за старания выдать? - ехидно осведомился Лир, когда я выказал свое возмущение по этому поводу. - А отчеканить на ней что? То место, которым ты те скидки и подарки выбиваешь? И приказ официальный издать с указанием твоих заслуг? Да тебя ж тогда твои же подружки на клочки порвут! А где я еще такого снабженца найду? И друга? Не говоря уж о том, то со снабжением полка продуктами питания снова проблемы возникнут! Нет, Яр, даже не проси!
  Эх, нет в жизни справедливости...
  Более того, когда Лир с ранением средней тяжести попал в руки полкового целителя, уход ему был обеспечен по высшему разряду. Кстати, после этого события Агнесс, наш с которой роман на тот момент потихоньку угасал сам собой, обратила пристальное внимание на молодого командира, и их роман растянулся почти на четыре года. А потом контракт Агнесс закончился, и продлевать его, дальше работая в Проклятых землях, она не стала. А Лир, к тому времени еще не выслужил дворянство, так что последовать за возлюбленной не смог. Так все и закончилось...
  - Кобель стал бы более точным отражением твоей сущности, Яр, - продолжил Лир, не дождавшись от меня какой-либо реакции на свою предыдущую фразу.
  Легонько взмахиваю хвостом - этот жест призван заменить пожимание плечами, после чего фыркаю. Рассказать другу о том, что Иннерлия так и не соизволила объяснить мне, какими соображениями руководствовалась при выборе временного пристанища для моей души, у меня не было возможности. Потому что спирит-доску Ансельма я вчера в порыве раздражения сам спихнул на пол, отчего она разлетелась на куски. Вчера друзья, далеко не сразу поверившие в мое окошачивание, устроили мне настоящий допрос с целью выведения нас с Ансельмом на чистую воду - думали, мы сговорились разыграть их. Ага, десять раз! А я в какой-то момент устал отвечать на их вопросы и рассердился. И так уж вышла, что точкой приложения моей злости стала ни в чем не повинная деревяшка с цифрами и буквами - единственное, на сегодняшний день, средство донесения моих мыслей до окружающих.
  Новую спирит-доску Ансельм, до сих пор не простивший мне старую, приобрести не успел - мы уехали из города еще до рассвета.
  Покинули Наргонту мы опять-таки по моей инициативе. Вернее, с моей подачи. Рассказывая друзьям о своих злоключениях, я поведал и о наметившемся прогрессе в деле об убийствах эльфов из Мерисского квартала, а Арзабаль, маг-ритуалист по призванию, заинтересовался возможностью поймать призрака, ну и, конечно, награду от князя Мерисского получить за посильную помощь в раскрытии дела. Дед, правда, сам еще не знает, что награду за помощь в раскрытии обещал... Ничего, раскошелится, несмотря на свою прижимистость и нежную любовь к деньгам - я знаю, как его заставить. А Арзу дополнительный стимул не повредит.
  Вот честно, у храгына, до того лениво-расслабленного (отпуск же, зачем напрягаться?), глаза засветились, и выражение лица стало таким, что все присутствующие на той дружеской попойке мгновенно поняли: господин Торрик уже придумал пару-тройку способов поиска в чистом поле призрака с водной маскировкой. А то и использования его в хозяйстве. Хм, надеюсь, под хозяйством он понимает третий заградительный полк, а не семейную империю его папеньки - западный док со всеми хозпостройками (а по совместительству - черный рынок Аргеля), завод по переработке морепродуктов и сеть борделей. Хотя, в Проклятых землях недостатка в нежити нет...
  Воодушевившись, Арз потребовал карту города и карту сопредельных территорий, потом порядком достал меня, без конца уточняя место появления призрака-убийцы и, особенно, направление, в котором тот удалился. Параллельно он изучал обе карты, одну даже слегка порвал от усердия, и в результате обозначил примерный участок берега Гетиры, притока Наргонтии, куда мог спешить призрак.
  - Они, как правило, не рискуют сильно удаляться от места последнего пристанища, - пояснил ритуалист. - Подобным тварям это грозит постепенным развоплощением, а инстинкт самосохранения есть даже у нежити.
  Если верить карте, в обозначенной Арзом местности не было ни поселений, ни кладбищ. Только густой лес на много миль вокруг, да узкая полоска каменистого берега, из чего следовал простой вывод: могилы у того, кто ныне стал призраком и взимает долг жизни с обитателей мерисского квартала, нет. Значит, придется попотеть, чтобы найти то, что осталось от трупа. Впрочем... Арзабаль тут же, азартно блестя глазами и оживленно жестикулируя, начал сыпать специфическими терминами, из чего мы поняли, что он знает, как доработать стандартный ритуал призыва духа и упростить поиск. И на этом перестали его слушать, отдавая должное вину (парни) и разбавленной настойке валерианы (я).
  Отправиться в леса на берегу Гетиры мы решили тогда же, а скромный котик мысленно потирал лапки, довольный тем, что рыбки заглотили крючок. Так что и рыбам приключение, и для расследования моего польза. Арзабаль вон как идеей загорелся. Лир тоже был не против загородной прогулки. И правильно - не тратить же весь отпуск на кабаки, драки и сомнительных девиц!
  Лишь Ансельм скривил физиономию, но, в конце концов, дал согласие проветриться, а еще после двух бутылок - на то, чтобы леди Иолатэ попрактиковалась в варке зелий в его лаборатории. Я так и не понял, что послужило истинной причиной такой сговорчивости алхимика - вино, совместные уговоры двух взрослых мужиков и одного кота, страх за собственную репутацию или же неожиданно проснувшаяся совесть? Или, может, возобладавшее над другими желание плюнуть на все и просто побыть с друзьями?
  Не помню точно, кому из нашей компании пришла в голову идея нанять лодку, благо для этого можно было еще вечером отправить в порт единственных свободных трезвенников в лавке Ансельма - нас с Лотей! - и добраться до нужного места напрямик, а не делать крюк в двадцать миль по суше. Точно не мне! Но пришлось подчиниться требованию большинства, - так мы могли бы вернуться через пару дней, а не через неделю. Пришлось Лоте топать в порт. Она у меня умница, обо всем договорилась сама, я почти не вмешивался, просто сидел у нее на плечах, одобрительно мурлыкал и... ну да, периодически заглядывал в вырез ее платья. Валерьянка из головы так до конца и не выветрилась... С другой стороны, должны же у котика быть хоть какие-то радости жизни, так? Так-то так, но мне почему-то неловко, хоть Лотя вроде бы и моя законная супруга. Фиктивная, да... Но она, вроде, не возражает.
  Отплытие состоялось сегодня утром, еще затемно. Надо сказать, плавание на шустром парусном суденышке стало для меня испытанием - инстинктивный кошачий страх перед водой, ранее присутствовавший в моей жизни, усилился после вынужденного визита на завещанный мне маяк. Так что те невероятно долгие пять часов и двадцать восемь минут, пока лодка выходила из порта, поднималась по Наргонтии, входила в Гетиру и пересекала ее, шла вдоль берега, выбирая место для швартовки, и причаливала к берегу, я просидел на плече у Лира, самого высокого из нашей компании. Забрался бы и на голову, но тут дружеские чувства победили. Кроме того, тот честно предупредил, что в этом случае я полечу за борт. А еще друг называется! На голову влезть не позволяет, да еще и подтрунивает постоянно! Фыррр!
  Потом было долгое плутание по лесу и поиски оставшегося без погребения тела, которые ожидаемо не принесли результатов. Тогда Арзабаль решился-таки провести свой ритуал. Выбрал подходящую полянку, на которой, взяв в помощники Ансельма, прямо на земле принялся чертить ритуальную фигуру. А нас с Лиром попросили постоять в сторонке и с настоятельной просьбой не путаться под ногами.
  Мы и отошли, устроившись на поваленных стволах. Только у Лира получилось отдохнуть, а меня вот муравьи донимают. Ну и еще дурацкие напоминания о моей кобелиной сущности, сейчас отчего-то особенно раздражающие. Наверное, из-за того, что я пока что вынужден жить в облике кота.
  - Да ладно, не злись, киса, - хохотнул подполковник. - Я все никак не могу уложить в голове произошедшее с тобой, как и то, что это действительно ты. Боюсь даже представить, каково тебе приходится...
  Я фыркнул. Пусть даже не пытается. Это действительно невозможно представить. Можно только пережить. Кстати, могу в порядке исключения обратиться к Иннерлии с просьбой на время переместить душу Лира в тело какого-нибудь зверя, раз уж подобный опыт кажется ему интересным.
  Лир понял, что мне неприятно говорить о своем вынужденном перевоплощении, так что сменил тему разговора:
  - Хорошо у вас в Наргонте. Вроде и не столица с ее суматохой и бешеным ритмом жизни, но и не сонное болото вроде Курзона или Телеха, вполне себе интересненько. Думаю, может, дослужусь до полковника, стану аристократом, выйду в отставку и осяду здесь. В столицу-то возвращаться не тянет...
  Согласно мяукаю, припомнив историю его перевода в Проклятые земли. Да уж, малоприятный случай... Так что его нежелание возвращаться в родной город вполне объяснимо. А Наргонта столице нисколько не проигрывает - ни в экономическом, ни в культурном, ни в социальном плане. И климат тут более благоприятный. А политика... пусть она в столице и остается!
  - Осяду, домик прикуплю, займусь чем-нибудь... А сейчас неплохо было бы невесту присмотреть, а, Котяра?
  Я поперхнулся фырканьем и закашлялся. А Лир вдруг хитро улыбнулся, подмигнул мне и невинным тоном осведомился:
  - Поможешь? У тебя в этом деле уже опыт есть, как-никак, первый из нас женился. Ну, не считая Ансельма, конечно. Но тот, между нами, вряд ли может считаться экспертом в этой области.
  И ржет, глядя на мою ошарашенную морду. Хотя прекрасно знает, как и из каких побуждений я взял в жены Лотю, и что при иных обстоятельствах этого бы не произошло. Но возможность подковырнуть друга не упустил. Будет мне еще эта женитьба аукаться...
  - Да ладно, расслабься, сам справлюсь, - расхохотался Лир. - Ох, жаль, не могу запечатлеть выражение твоей пушистой мордочки иначе как в памяти!
  Фыркаю. Ну да, справиться он! Раз уж на то пошло, со всеми его пассиями я его знакомил, с одной даже сводил целенаправленно, очень уж они, на мой взгляд, друг другу подходили. Увы, не срослось.
  - Вот у твоей оборотницы, к примеру, сестры есть? - полушутя интересуется он. - Или тетушка вдовая?
  Прищуриваюсь. Что, подполковник Мрракс, снова следуем проторенным путем? А вот и нет, тут я ему не помощник, потому что о семье леди Иолатэ ничего не знаю. Упущение с моей стороны, конечно, причем серьезное - мало ли какая родня на пороге нарисуется? Надо бы заняться выяснением сведений о родственниках жены, да и о ней самой не мешало бы разузнать побольше. Вот этим и займусь, как с призраком и его хозяином разберемся.
  - Хреновый ты собеседник, котяра, - со вздохом констатировал Лир, поерзав на своем бревне. - Зря доску Ансельма расколотил... Хоть бы мяукал иногда, что ли. А твои взгляды и ужимки пусть леди Иолатэ расшифровывает.
  Фыррр! То 'кобель', теперь вот 'котяра'... Может, мне обидеться? Пожалуй, стоит попробовать. Нарочито медленно привстаю, поворачиваюсь спиной к Лиру и сажусь, обернувшись хвостом.
  Тот хоть и усмехнулся, но позу мою оценил правильно - подполковник же, не хвост собачий.
  - На правду не обижаются, кисик.
  Фыркаю снова. Нашелся правдолюб на мою голову.
  Лир фыркнул в ответ и углубился в пространные рассуждения о том, что на красивого ухоженного кота юные девы должны слетаться, как мухи на мед (ну, или на что там они слетаются?), а он уж не растеряется. Я делал вид, будто не понимаю столь прозрачного намека, и становиться свахой не желал. Фыррр! Нашел, что предложить приличному коту! Меня ж эти прелестницы, юные и не очень, насмерть затискают! Или, того хуже...
  Додумать о том, что может быть хуже участи кота, затисканного сотнями надушенных и наманикюренных ручек, я не успел, потому что у меня внезапно возникло острое ощущение опасности, грозящей... кому?! Подскакиваю, оглядываюсь вокруг, принюхиваюсь, втягивая богатый букет лесных запахов. Далеко не все из них удается идентифицировать, но угрозы вроде бы не несет не один. Конечно, лесовик из меня никакой, даром, что эльф наполовину. Однако кошачья составляющая вроде бы спокойна. Тогда в чем дело?!
  Заметив проявления беспокойства хвостатого собеседника, Лир одним плавным бесшумным движением встал с бревна, вынул из ножен меч и медленно огляделся, одновременно подняв вверх левую руку, чтобы привлечь внимание Арза и Ансельма. Вот что значит военный, полжизни проведший на границе с Проклятыми землями, где от точности и аккуратности твоих действий жизнь зависит! Причем не только твоя! Ничего лишнего вроде глупых вопросов 'Что-то не так?' или 'Что, киса, муравьи одолели?', только мгновенная готовность к бою, отточенная до такой степени, что уже превратилась в условный рефлекс. Вблизи мест обитания нежити приходится обращать внимание на беспокойство собак и кошек, имеющих повышенную чувствительность к нежити.
  Заметив сигнал командира, Арзабаль выпустил рукоять ритуального кинжала, так и оставив его в земле, и схватился за собственное оружие, таким же отточенным движением заведя Ансельма себе за спину, и тоже начал оглядываться и прислушиваться.
  Время шло, минуты утекали в вечность, но ничего страшного не происходило. И ощущение опасности понемногу притуплялось. Кажется, тревога ложная. Я негромко мяукнул, давая парням понять, что все вроде бы в порядке. Но те не спешили убирать оружие в ножны, что опять-таки объяснялось военной выучкой. А наш друг-алхимик и вовсе сел на корточки, прикрывая голову руками, для чего ему - неслыханно! - пришлось отшвырнуть бутыль с дорогостоящим эликсиром, и, кстати, собственноручно изготовленным. Чудо, что она не разбилась! Иначе пришлось бы возвращаться в Наргонту.
  Кстати, мне действительно нужно в Наргонту! Домой! Точно домой? Я попытался сосредоточиться на собственных ощущениях, но тут, как назло, Лир тоже поверил, что опасности для нас нет, и вновь завел разговоры о всякой ерунде. Храрга пинком через коромысло! Я зло взмахнул хвостом, спрыгнул со своего дерева и чуть углубился в лес, однако, стоило мне удалиться шагов на двадцать (кошачьих, не человеческих), как беспокойство пропало, будто его и не было. С чего бы? Я вернулся к поляне, однако новой вспышки беспокойства не последовало. В целях эксперимента я, стараясь не отвлекаться на ехидные комментарии подполковника, еще дважды обогнул поляну, но на этот раз ничего необычного не произошло.
  - Все, Котяра, ложная тревога! - крикнул Арзабаль. - Сядь уже, не мельтеши, а то собьюсь, начерчу что-нибудь не то, результат будет непредсказуемым!
  Ну вот! Еще один!
  Громко фыркнув, я вернулся на прежнее место, приготовился снова фыркать Лиру в ответ, как вдруг все повторилось: беспокойство, сильный страх за кого-то близкого, кому угрожает серьезная опасность. На этот раз я был начеку и прислушиваться к собственной интуиции начал сразу. И почти сразу понял, что беда вот-вот случиться с единственным чело... тьфу, оборотнем, с которым я связан божественными узами. С Лотей! Неужели девчонка в мое отсутствие куда-то вляпалась?! И что за нерешительная опасность ей повстречалась? То ли случиться, то ли нет. Непонятно... А ощущение, только схлынувшее, через несколько минут накатило вновь. И так еще несколько раз. Кажется, мне срочно нужно вернуться в Наргонту!
  Подбежав к Арзабалю, сосредоточенно ковыряющему ритуальным ножом мягкую лесную землю, я выпрямился на задних лапах и, опершись передними о колено ритуалиста, заглянул ему в глаза, нетерпеливо дергая хвостом, ушами и шерстью на спине.
  - Мяу?
  Арзабаль понял мой немой вопрос.
  - Еще долго, Котище, часа три, не меньше. Фигура сложная, потом еще силовые точки вычислять и накопители на них устанавливать, потом противовесы, чтобы сработало все, как я задумал... Короче, торчать нам тут до завтрашнего вечера. Сходи, что ли, мышей полови, если тебе скучно.
  В другое время я бы подумал над его предложением, но только не сейчас. Ох, Храрга мне в глотку! До Наргонты несколько часов пути даже напрямик через реку. Даже если мы сейчас бросим все и рванем обратно, в город прибудем только к утру. А утром, чувствую, будет слишком поздно. Я должен быть рядом с женой СЕЙЧАС! Но как? Интересно, сможет ли Иннерлия перенести меня к Лоте?
  Секретарша богини ответила сразу, стоило мне только начать воззвание. И на этот раз ехидства, пролившегося на мою остроухую голову, было гораздо больше, чем раньше. Мне, однако ж, было не до препирательств и обмена любезностями, так что я, громкой матерной отповедью вклинившись в ее эмоциональный монолог, потребовал немедленно перенести меня к жене, мотивировав тем, что ей угрожает неведомая опасность, и добавив пару лихо закрученных матерных оборотов - в целях увеличения сознательности одной невоспитанной особы. Та, надо сказать, в долгу не осталась, обложила меня в ответ, но, чувствую, забеспокоилась сама и решила проверить, как дела у моей балбески. Отсутствовала незримая хамка буквально несколько секунд, после чего сама вышла на связь со мной и уже совсем другим, исполненным беспокойства голосом сообщила, что к Лоте нагрянул неожиданный гость - ее дядюшка-оборотень, глава клана Тар-Граорр. Надо сказать, я очень удивился. Откуда секретарша богини знает дядю Лоти и почему одно упоминание о нем приводит ее в ужас? Вот честно, она вмиг ругаться перестала и заговорила нормально, только голос дрожит! Какие, интересно, дела у нее могли быть с этим оборотнем? Понадобиться - спрошу. Сейчас главное, чтобы она меня к жене перенесла!
  - Да перенесу! - рыкнула секретарша, подслушав мои мысли. - Только не физически. Котом ты ей не поможешь, так что я в виде исключения снова перемещу твою душу в родное тело. Но только сейчас и только в виде исключения, чтоб не сильно повлияло на договор! Только на два часа, больший срок нужно с Иннерлией согласовывать, а она, похоже, занята. Согласен на такой вариант?
  Еще как согласен! Давай уже переноси! Ох, чует мое сердце беду похлеще внезапно свалившегося на голову дядюшки. В конце концов, с родственниками и договориться можно...
  - Перенесу! И даже сил придам, чтоб ты там не только бревнышком валялся, но и хоть на какие-то активные действия был способен! По хорошему, за это отельную плату брать надо, но ради Лоти, так уж и быть, поработаю за 'спасибо'. А с тебя, котяра, 'Большое спасибо', понял?
  Фыркаю. Не она первая желает 'большого спасибо' с моей стороны - с тех пор, как я стал вице-консулом, количество желающих за небольшую услугу сделать меня по гроб жизни себе обязанным резко возросло, так что я неплохо умею справляться с подобного рода шантажистами. В смысле, четко давать им понять, что 'большое спасибо' - это еще не понятно, то ли будет, то ли нет, а вот от 'большого пожалуйста' отвертеться никак не удастся. Хотя предложение ее меня заинтересовало - слишком свежо было воспоминание о предыдущем спонтанном возвращении в свое родное тело, когда я и пальцем не мог шевельнуть. Что, впрочем, не помешало мне напомнить вымогательнице о том, что она сама по какой-то причине заинтересована в том, чтобы я мог помочь Лоте. Стало быть, мою благодарность за жест доброй воли придется разделить на два. А лучше на три, так как моя жена тоже не будет против такого развития событий. В итоге, в остатке имеем не такое уж серьезное 'спасибо', а уж если...
  Вот тут секретарша Иннерлии прервала мою мысль, причем весьма грубо, и сквозь зубы пробурчала, что согласна на треть 'спасиба' и хочет получить ее услугами Арзабаля! А я должен выступить посредником между ними. То есть, в нужный момент просто призвать ее сюда, на поляну. Я даже не успел толком оправиться от удивления и попытаться представить, для чего ей мог понадобиться маг-ритуалист, как мне тут же посоветовали держать пошлые мысли при себе. Какие именно? Моя незримая собеседница не уточнила, ограничилась лишь бурчанием, что это, мол, не то, о чем я подумал. Обидно, я и подумать-то не успел... почти.
  - Тебя, кстати, дружки не хватятся? - осведомилась она. - А то сорвутся с места, не доведя дело до конца, потащат тебя в Наргонту к целителям... то есть, к ветеринарам...
  Я демонстративно зевнул с громким подмяукиваньем, потом, убедившись, что привлек внимание Лира, свернулся клубком на животе у последнего и сделал вид, что заснул. Подполковник не преминул отмочить очередную штуку про котов, спящих по двадцать часов в сутки, но мне было уже все равно.
  Конечно, подполковник Мрракс был против, и даже попытался спихнуть меня. Но кто б его спрашивал? Кстати, Лир тут же уснул сам, просто-таки мгновенно - его рука, которой он, видимо, собирался схватить меня за шкирку и убрать подальше от себя, на полпути безвольно обвисла - секретарша богини решила мне подыграть.
  - Неплохо придумано! Но и наглый же ты тип, княжич Иолатэ, - нервно хихикнула секретарша. - Вот сейчас из тебя истинная суть поперла, да так, что не остановишь!
  Я пожал бы плечами, если б мог. Н-да, недалекая девица... Да я просто не хочу, чтобы за то время, что я Лотю спасаю, муравьи у меня в шерсти филиал муравейника устроили! А живот Лира сейчас самое удачное место для того, чтобы держаться подальше от надоедливых насекомых.
  - Надо бы подкинуть Иннерлии идею о том, что тебе в кошачьей шкурке жить комфортнее! - не успокаивалась та. - Не надо лезть из шкуры вон, чтобы скрывать свои темные стороны, казаться лучше, чем ты есть, чтобы хоть кто-то в этом мире мог относиться к тебе хорошо, не говоря уж о том, чтобы любить тебя. Тебя и так будут любить, умиляться тебе...
  Коротким матерным оборотом я прервал ее разглагольствования, после чего велел не тратить время зря и перенести меня в Наргонту, потому что как раз в этот момент испытывал новый приступ беспокойства, гораздо сильнее предыдущих. Девица ойкнула, скомкано извинилась (не иначе как в состоянии сильного душевного волнения, напрочь отключившего последние мозги), и у меня резко закружилась голова, а после сознание на миг захлестнула тьма, сквозь которую я успел услышать крик той самой секретарши:
  - Мое имя Лерисах! Теперь ты знаешь, к кому обращаться!
  Лерисах. Я запомню.
  А в следующий миг я открыл глаза, увидел над собой беленый потолок, украшенный абстрактной аппликацией из самых разнообразных пятен. Знакомая картина! Не раз наблюдал ее в лаборатории Ансельма, пока пережидал порывы исследовательского вдохновения друга. Вот так же сидел в кресле с бокалом вина и разглядывал потолок, слушая туманные разъяснения алхимика то о взаимодействии компонентов сложного зелья, то еще о чем-то столь же недоступном моему пониманию. Я и сейчас нахожусь в том же раскладном кресле, только не сижу, а лежу, вместо вина капельница с каким-то зельем, да и про алхимию никто над ухом не трындит.
  Решение вернуть мое тело в дом Ансельма я принял под влиянием Эми. Та была уверена, что без должного врачебного присмотра дядя Ярос может умереть, и сильно сомневалась, что Лотя способна обеспечить таковой. Нет, она, конечно, старательная, и желание поскорее остаться вдовой скрывает от окружающих пока еще успешно, время от времени пытается с ним справиться, и даже периодически делится со мной жизненной энергией, но вот доверие племянницы Ансельма она как целитель пока еще не завоевала. Кроме того, Эминара нашла подработку на существенном удалении от моего дома, так что заходить по пути ко мне, чтобы проведать пациента, ей стало неудобно. Так что пришлось, успокоив Ансельма тем, что следствие по делу об исчезновении консула Иолатэ завершено, и повышенного интереса со стороны органов охраны правопорядка ему можно не опасаться, возвращать бесчувственное тело обратно. Лотя, конечно, ворчала, но в данном случае ее мнение меня не интересовало.
  Пытаюсь поднять руку. И получается! Не обманула секретарша! Откидываю одеяло и сажусь на своей постели, недолго жду, пока прекратиться легкое головокружение от быстрой смены позы, потом вытаскиваю из вены на сгибе локтя иглу капельницы и зажимаю ранку взятой тут же ваткой, спускаю ноги на пол, позволив себе пару мгновений насладиться охватившей ступни прохладой, и встаю. И тут же непроизвольно зажмуриваюсь. Ох, отвык я, обретаясь в кошачьем тельце, от высоты собственного роста! Сейчас смотрю сверху вниз, и просто-таки дух захватывает! Так, Яр, пока находишься в родном теле, вниз не смотри - посоветовал я себе, после чего собрал волю в кулак и открыл глаза. Окинул взглядом лабораторию в поисках какой-нибудь одежды. Не бежать же на помощь жене с голым задом! А то, боюсь, помощь может понадобиться уже мне, а на этот раз просить ее будет не у кого.
  Одежды в комнате, как назло не оказалось, так что пришлось заворачиваться на манер древнеимперской тоги в одеяло, которым накрывали мою бессознательную тушку, и так топать на поиски Лоти. Да уж, в таком прикиде особо не подерешься - толстое одеяло оказалось тяжелым и здорово стесняло движения. Впрочем, 'тогу' я замотал не туго, можно легко сбросить при необходимости. С другой стороны, учитывая теперешнее состояние моего тела, боец из меня никудышный, так что придется делать упор на мирные способы разрешения конфликта. Знать бы еще, какого рода тот конфликт...
  Лотя обнаружилась на первом этаже в гостиной, сидела на диване, опустив голову, сгорбившись и сложив руки на коленях - прямо-таки примерная школьница, пойманная на экзамене за списыванием. Да не одна, а в компании свирепого вида мужика, сурово втолковывающего ей что-то о долге, который она, негодяйка такая, и не думает отдавать, тем самым втаптывая в грязь честь семьи, а саму семью - в нехилую неустойку. И это все таким тоном и с таким выражением лица, что у меня руки зачесались дать ему в морду. Увы, душа 'за', а тело очень даже 'против', так что сейчас придется прислушаться к мнению последнего. Но ничего, дядюшка, это наверняка не последняя наша встреча! А еще мне весьма любопытно, что ж такого ему задолжала моя балбеска, так что подслушивать под дверью, пропустив часть разговора, смысла не было. Кроме того, дядюшка-оборотень наверняка уже учуял меня (ну да, после того, как я несколько недель провалялся в коме, запашок от меня тот еще), так что на сохранение в тайне своего присутствия не приходится. Итак, господа и леди, мой выход!
  
  Глава 2. 12 июня, поздний вечер.
  
  Ярос
  
  - Не помешаю? - осведомился я, картинно замерев на пороге гостиной.
  М-да... Если оборотень при моем появлении лишь удивленно изогнул бровь, то та гамма эмоций, промелькнувшая на лице леди Иолатэ, радовала и одновременно озадачивала своей широтой: все от тихого безнадежного ужаса и до надежды на спасение вперемешку с огромной радостью. Ну, судя по бледности ее лица, оборотень и до моего появления напугал ее изрядно (фырр, прибью!). А вот радость... Позволю себе надеяться, что она связана с моим выходом из комы, а не только с тем, что Лотя увидела в моем появлении надежду на спасение от притязаний незваного гостя. Конечно, я не настолько наивен... Но поздно - у меня при виде нее защемило в груди так, что я в какой-то момент не смог вдохнуть. Плохой признак, очень плохой! Хотя, кто-то, романтически настроенный, назвал бы его хорошим. Храрга пинком через коромысло! Ей еще восемнадцати нет, а мне через год сорок стукнет! Это даже не пропасть, это два разных мира, которым храргово сложно найти точки пересечения! А если таковые и найдутся, тут же решил я, то очень ненадолго, и только по делу - это я про помощь в расследованиях, теперь, похоже, уже взаимную. А после каждый из нас заживет своей жизнью. И точка. Ни к чему хорошему наше с Лотей сближение не приведет.
  Леди Иолатэ беспокойно заерзала, не в силах оторвать от меня взгляда. А мое сердце вдруг забилось в ускоренно темпе.
  Я ободряюще улыбнулся ей. Не бойся, я своих не бросаю! Разберемся с твоими проблемами! И ввалился в гостиную, с размаху плюхаясь в свободное кресло. Удобная позиция для того, чтобы держать в поле зрения и Лотю, и ее гостя.
  - Ты кто? - рыкнул оборотень, по-прежнему не в силах совладать с удивлением.
  Видимо, не ожидал, что в доме Ансельма будет кто-то еще помимо Лоти.
  - Ярос Иолатэ Эль-ала-Антир, - оскалился я не хуже оборотня. - Наследный княжич Мерисский, консул и муж леди Искалоти. Любить не прошу, а вот уважения требовать буду - и ко мне, и к моей жене, и к моему временному пристанищу тоже.
  Лотя ахнула и, закатив глаза, медленно откинулась на спинку дивана и затихла. Обморок? Ах, какие нынче чувствительные оборотницы пошли! Э, нет, в обморок юные девы так удачно и картинно красиво падают только в дамских романах. Притворяется, стало быть. Впрочем, хороший ход - спрятаться за маской беспомощности, предоставив мужчинам самим разбираться с проблемой. Не такая уж и балбеска... Или это я на нее так влияю?
  Оборотень брезгливо покосился на племянницу, видно, тоже понял, что обморок она симулирует. Потом вперил тяжелый, будто пронизывающий насквозь взгляд в меня. Выдержать его, подавляя неожиданно возникшее желание признать его вожаком, склониться перед ним и униженно ползать на брюхе, пока не вымолю прощение за свою дерзость, было непросто. Но я выдержал, закаленный жизнью, а также столькими представителями разумных рас, желавших надавить на меня авторитетом и тем самым прогнуть под себя, что я уже давно со счета сбился. Один дед чего стоит! Так что я, в ответ одарив оборотня насмешливым взглядом, произнес:
  - Не действует. Я не из твоей стаи и не стремлюсь туда.
  Тот хмыкнул с выражением 'Да не больно-то и хотелось' на грубо вылепленном лице.
  - И моя жена, кстати, тоже, как бы ты не желал обратного. И, во избежание дальнейшего непонимания и необоснованных притязаний к леди Искалоти, сообщаю, что я женат на ней божественным браком, так что она теперь не имеет к твоей стае никакого отношения.
  Оборотень фыркнул, разглядывая меня с возрастающим интересом, при этом не переставая давить на меня и взглядом, и аурой вожака. Однако возражений с его стороны не последовало, так что я смог закончить свою мысль:
  - И, если имеешь какие-то претензии к моей жене, княжне Мерисской, оформи их в письменном виде и пришли в княжеское консульство. Рассмотрю в тридцатидневный срок, согласно должностной инструкции, и дам ответ в письменном виде.
  Оборотень задумался, потирая затылок, и даже, кажется, слегка растерялся, не ожидав утраты инициативы и отпора на законных основаниях от какого-то полуэльфа. И это не говоря уже о том, что он все никак не мог оправиться от эффекта неожиданности, накрывшего его при моем появлении.
  - Думаю, если мы не придем к соглашению, подобная переписка послужит весомым доказательством факта попытки досудебного урегулирования спора.
  Оборотень, кажется, слегка поплыл от обилия юридических терминов. Да что там! Даже Лотя ни мгновение вышла из образа - приоткрыла один глаз и украдкой бросила любопытный взгляд сначала на меня, потом на оборотня.
  Да, давить я тоже умею, жизнь научила - интернат, учеба, армия... Иначе как бы я, полукровка, держал в подчинении чистокровных эльфов, болезненно, едва ли не до безумия гордящихся собственной чистокровностью и презирающих тех, кому такое счастье от рождения не обломилось? Но если авторитет оборотня держится преимущественно на иерархическом инстинкте, который в большей или меньшей степени присущ каждому живому существу в этом мире, то мой - на жизненном опыте, знании основ психологии разумных и имперских законов. Что я, зря десять лет консульским правоведом отпахал? Там такое поле для деятельности! Один покойный Арисаэль, не к ночи будь помянут, столько нервов мне перемотал, что непонятно, как я еще на валерьянку не подсел... впрочем, теперь-то уж точно подсел - сомневаюсь, что пребывание в кошачьей шкурке пройдет для меня бесследно.
  Взгляд упал на продолжающую симулировать обморок жену. И я всей своей прозорливой на неприятности кожей в области копчика почувствовал, что эта балбеска вместе со своими родственничками (формально - бывшими, но от этого не легче) способна дать фору покойному консульскому жрецу. Ох, мне ж теперь нового жреца искать!.. А еще, счетовода, правоведа... Да всех, кроме помощника и делопроизводителя! Надеюсь, Герлиан еще не сбежал обратно в Мерисс. В свете последних событий этот молодой эльф проявил себя преданным служакой и раскрылся с неожиданной стороны, так что мне было бы очень жалко лишиться его.
  - Я, знаешь ли, скажу просто, без всей этой официальщины, - ухмыльнулся оборотень. - По родственному, так сказать. Для начала, позволь представиться...
  Новоявленный родственник, как я и предполагал, оказался главой клана Тар-Граор, носил мудреное имя Хар'Эгронэль-Ту, тут же сокращенное мной до Хара, и по праву вожака стаи, то есть, старшего в роду, до недавнего времени являлся опекуном моей жены. Причем его власть над бедняжкой Лотей, лишившейся матери и, соответственно, защиты от произвола вожака, еще в детском возрасте, была поистине неограниченной, вплоть до того, что от воли Хара зависело, жить юной оборотнице или умереть. Справедливости ради следует отметить, что дядюшке и в голову не приходило принимать столь радикальные решения в отношении племянницы, но вот жизнь ее, как я понял из весьма пространного рассказа, была с подачи того же Хара четко регламентирована. И конечно, неблагодарная Лотя, в смысле, Й'егрес такой заботы не оценила, протестовала, всеми силами стремилась вырваться из, как она выражалась, тюрьмы строгого режима, и не была особо щепетильной в выборе методов достижения своей цели.
  Еще Хар поведал мне о нескольких эпизодах этой партизанской войны, что оказалось достаточно для того, чтобы я в первый момент внутренне содрогнулся, подивившись долготерпению дяди-оборотня, и подумал, что сам такую племянницу придушил бы очень быстро или же сдал дедушке с Иранэлем на перевоспитание - причем еще неизвестно, что хуже. А потом, пару минут спустя, когда я взял по контроль эмоции и вернул себе способность соображать, подумал, что оборотни сами виноваты в сложившейся с Лотей-Й'егрес ситуации - перегнули палку с ограничениями, запретами и наказаниями. Что Хару с племяшкой еще повезло: окажись я на ее месте, точно довел бы опекунов-контролеров до сердечных приступов, потому что в стремлении к свободе, небрезгливости в методах ведения войны и безжалостности к врагам, явившихся в обличье родственников, превзошел бы женушку. И еще, что было бы неплохо познакомить его с моей матушкой, эти двое точно нашли бы повод для общения. Сидели бы рядом и бесконечно жаловались бы друг другу - он на племянницу, она на сына...
  А потом... потом я вдруг начал сомневаться, что описываемая Харом Й'егрес и моя Лотя - одна и та же личность. Будучи котом, я, что греха таить, изрядно действую ей на нервы, Лотя злится, орет, ругается последними словами (а растет словарный запасец-то, растет!) и грозит хвостатому гаденышу всеми карами небесными, пару раз даже произвела экзекуцию в виде купания, но пакостей в духе Й'егрес с ее стороны не последовало. По сравнению с последними купание с последующим вычесыванием из шерсти цирковых блесток - детский лепет. Племяшка Хара могла бы меня и в тазик с горячей щелочью затолкать... Впрочем, переживи дядюшка-оборотень хоть часть описанных им издевательств, он был бы уже или мертв, или в психушке. Хм, напрашивается вывод, что глава клана Тар-Граорр зачем-то мажет грязью племянницу. Хочет опорочить ее в глазах законного супруга? А зачем? И это при том, что до сих пор не поведал мне о цели своего визита! Всех ходит вокруг да около. Хм, интересно...
  Кстати, пожалуй, в целях разграничения деяний племянницы Хара и своей жены, буду первую называть именем, данным при рождении, а вторую - тем, под которым знал ее лично, иначе запутаюсь.
  А дядя Хар продолжил свой рассказ. Пока проделки Й'егрес не выходили за пределы клана, жизнь была еще более-менее терпимой. Дядя, бабушка, добровольно взвалившая на себя обязанности по присмотру и воспитанию юной оборотницы и в процессе доведенная выходками внучки до нервного срыва, и другие родственники, несмотря ни на что, не хотели портить жизнь девочке и не обращались к целителю-душеведу или в органы правопорядка. Просто решили, скрепя сердце и булки, дождаться совершеннолетия Й'егрес, и после, согласно традициям оборотней, изгнать из клана архаика, коим и являлась доставшая всех девица, и забыть о ней.
  Вот тут я задался простым, в сущности, вопросом: раз неуправляемая, с удовольствием подстраивающая родным всякие пакости, девица так всех достала, то почему не решить проблему посредством отсылания ее в какой-нибудь закрытый пансионат? Не пришло в голову? Нет, вряд ли. Точно есть другая причина. Или, повторюсь, деяния Лоти, то есть, Й'егрес сильно преувеличены.
  Как я и предполагал, однажды девушка зашла слишком далеко. В результате очередной ее выходки серьезно пострадал компаньон Хара, глава клана Гритраг, в недобрый час явившийся в дом клана Тар-Граорр, намереваясь за чашкой чая обсудить изменение условий сотрудничества. Надо ли говорить, что тот злополучный чай заваривала племянница Хара? Й'егрес замечательно готовит, а уж заваривание чая ее настоящая страсть, и оборотень сомневался, что кто-то из индивидов мог сравниться с ней в этом хитром деле. Так вот, повздорив накануне с главой клана, девушка решила отомстить и воспользовалась случаем: подмешала в кружку, предназначенную любимому дядюшке, смесь из сонного, рвотного и слабительного. А чай из этой чашки посредством глупого стечения обстоятельств достался компаньону Хара.
  Я ушам своим не поверил. Лотя - мастер поварского искусства и заваривания чая?! А сейчас что-то не порывается встать к плите, предпочитая столоваться у Мелиссы, покупать еду с лотков или питаться в заведениях общественного питания... Единственная попытка приготовить еду за все время нашего с ней знакомства имела место дня четыре назад, когда они с Эми готовили диетическую еду для Фыркиса. Получилась жуткая гадость, которую я не смог взять в рот даже под умоляющими взглядами двух девчонок. Эй, дядя, ты точно о моей жене говоришь? Может, ты все-таки ошибся?
  Впрочем, излагать свои соображения, я не торопился, предпочел сначала выслушать дядюшку до конца - жизнь и юридическая практика отучили от поспешности.
  Так вот, в результате спровоцированной Й'егреc ситуации позора вожаку клана Гритраг все-таки удалось избежать, так как девушка не подрассчитала с дозой, и действие зелий началось до того, как случайная жертва покинула особняк Тар-Граорров. Но, к несчастью, у него обнаружилась сильная аллергия на один из компонентов зелья, отчего бедолага едва душу богам не отдал.
  Вот тут я едва сдержался, чтоб не расхохотаться и не бросить в лицо Хару что-то вроде 'Врешь, так ври правдоподобно!'. Оборотень с аллергией... ну-ну! О представителях этой расы мало что известно, но их здоровье и невероятная живучесть уже вошли в легенды, а тут вдруг - аллергия. Хар еще бы астму сородичу приписал или псориаз... Хотя, как минимум, одному из известных заболеваний оборотни подвержены - блохи-с! Звериная ипостась берет-таки свое. У леди Иолатэ их пока что нет, и, надеюсь, не появятся. Но обработку хотя бы раз в полгода делать надо... Вот как меня неделю назад от блох обрабатывали, грр! Только на нее флаконов двадцать противоблошиного зелья уйдет...
  А рассказ дяди Хара лился легко и свободно, будто не единожды перед зеркалом отрепетированный. Разобравшись в ситуации, вожак клана Гритраг заявил, что, раз едва не погиб от рук несовершеннолетней племянницы альфы Тар-Граорров, то на всем клане теперь висит долг жизни и перед ним лично, и перед всем его кланом. И этот долг он готов был принять только ребенком совместной крови, причем матерью его должна была стать виновница происшествия, а отцом - сын Гритрага-старшего. Нет, о браке речь не шла - много чести поганке! Й'егрес должна была стать наложницей указанного главой клана лица, забеременеть, родить ребенка, желательно, девочку, но сойдет и мальчик. После чего по-тихому свалить на все четыре стороны, оставив дитя Гритрагам.
  Вот тут я уже не смог молчать, чувствуя, как гнев, до того вполне сдерживаемый в узде из стальной воли, начинает превращаться в бешенство. А с контролем бешенства дело у меня обстоит гораздо хуже.
  - И как потом должна была жить Ло... Й'егрес? После того, как ей воспользовались бы как живым инкубатором? - звенящим от ярости голосом осведомился я.
  Лотя приоткрыла один глаз - так, чтобы не видел дядюшка, и с затаенной надеждой воззрилась на меня. Я сурово нахмурился и едва заметно качнул головой - разберемся, мол, не встревай пока.
  - Вернулась бы домой, - пожал плечами оборотень. - Или, если бы к тому времени достигла совершеннолетия, то отправилась бы, куда пожелала. Архаик...
  Н-да, приплыли... Я почти ничего не знаю об оборотнях. Но после таких слов заочно стал считать их засранцами, особенно представителей кланов Гритраг и Тар-Граорр. И, видимо, в тот момент мнение об указанных персонах четко отразилось на моем лице, раз дядюшка счел за нужное пояснить:
  - Не самый дрянной способ искупить свою вину, если вдуматься.
  Я криво усмехнулся.
  - Звучит прямо как оправдание...
  Хар сузил глаза и метнул в меня убийственный взгляд. Не понравилось. Ха, еще бы!
  - Скажите, почтенный, как на духу, - я медленно, очень медленно, мысленно сопровождая малейшее движение собственной руки, откинул с лица прядь волос в надежде хоть так отстраниться от собственных эмоций. - Если б Й'егрес доводилась Вам не племянницей, а родной дочерью, вы придерживались бы такого же мнения на этот счет?
  Оборотень выдал короткую эмоциональную речь о том, что родной дочери, если б она у него была, он никогда бы не позволил вести себя так, как вела Й'егрес, и что долг жизни, как не крути, обязательно должен быть возвращен. Я очень медленно, контролируя движение каждой мышцы, выбивал замысловатую дробь по подлокотнику кресла. Мне пока еще удавалось сдерживаться...
  - Видеться со своим ребенком, полагаю, ей бы никто не позволил, - я не спрашивал, я констатировал.
  Оборотень кивнул, подтверждая.
  - И в случае отказа клан Тар-Граорр навлекает на себя божественное проклятие, попадает на огромную неустойку, да еще и получает существенный удар по репутации.
  Еще один кивок.
  Я на мгновение прикрыл глаза рукой, пытаясь успокоиться. Так, ладно, Яр, не стоит сейчас вдаваться в моральный аспект ситуации и искать совесть у родственников Й'егрес! Сейчас надо думать, как спасти Лотю от незавидной участи инкубатора, и для этого было бы неплохо узнать побольше о правовой подоплеке дела.
  Можно, конечно, попытаться отговориться божественным браком, следствием заключения которого является, в частности, прекращение любых обязательств, связанных с родственными связями, так как женщина после этого становится частью семьи мужа. Но, боюсь, что не все так просто. Дело в том, что такой анахронизм как долг жизни - явление не только (и не столько) юридическое, но и магическое, и энергетическое. А такие штуки, если прицепятся к ауре, быстро выкачивают из носителя сначала магические, а потом и жизненные силы, и это никакая воля божества не отменит. Потому что тут затронуты уже законы мироздания. Это краткое объяснение. Более развернутое нам точно преподавали в магунивере рамках курса по теории магии, однако я этот предмет изучал очень выборочно и ровно в том объеме, чтобы сдать экзамен хотя бы на 'удовлетворительно' - уж больно дисциплина тягомотная, да еще и так все запутано, что без бутылки не разобраться. Помнится, мы еще шутили, что именно поэтому студенты-первокурсники магунивера перманентно пребывают в подвыпившем состоянии. Эх, давно это было...
  Короче, сейчас в первую очередь выяснить, хотя бы для самого себя, вопрос о виновности моей жены в ситуации с вожаком Гритрагов. Сомнение в том вместе с уверенностью в, как минимум, предвзятости Хара в отношении Лоти (а как максимум, во вранье напропалую!), возникло у меня почти сразу, как только тот начал рассказ. В общем, настал мой черед задавать вопросы. И начать я решил издалека, незаметно для себя перейдя на сухой юридический тон, насыщенный канцелярскими выражениями. Иными словами, эта ситуация стала восприниматься как рабочая, без лишних эмоций. Хорошо! Это означает, что эмоции по годами выработанной привычке отошли в сторону, и до открытого конфликта не дойдет. Надеюсь. Но мне, если честно, очень его хочется. Аж руки зачесались! Ух, если б я успел восстановиться после покушения...
  - Скажите, почтенный, а почему Вы так уверены, что гремучая смесь зелий оказалась в чашке Гритрага именно по вине Й'егрес?
  Оборотень, пытаясь справиться с охватившим его раздражением, вновь начал, было, рассказывать о том, какая поганка эта Й'егрес, но я останавливаю его, властно вскидывая ладонь, и дядя Хар сразу замолкает, причем инстинктивно, не успев даже задуматься о том, стоит ли подчиняться требованию остроухого полукровки. Ну да, княжич я или так, хвост собачий? Я у деда много разных повадок перенял, не только чуднУю манеру речи!
  - Переформулирую свой вопрос, - тоном судебного обвинителя продолжил я, не давая ему опомниться. - Есть ли у Вас ДОКАЗАТЕЛЬСТВА вины Й'егрес или же все обвинения базируются на умозаключении: 'Да она это, больше некому'?
  Оборотень хлопнул глазами от удивления, на лице его проступило выражение легкого обалдения - то ли под воздействием моей наглости, то ли от того, что раньше ему таких вопросов не задавали. А я, наслаждаясь зрелищем, продолжил допрос.
  - Велось ли дознание? Официально? Неофициально? Ну, хоть как-то?!
  Оборотень покачал головой.
  - Нет, мы сами...
  Этого мне было достаточно, чтобы окончательно убедиться: разбираться в ситуации никто не стал. И окончательно же разъяриться. Ну, все, огребут у меня родственнички по полной!
  - Признание Й'егрес имело место? - я, не мигая, уставился на Хара, пытаясь разглядеть малейшие признаки лжи на его лице, в жестах или позе.
  - Нет, - нехотя признался 'добрый' дядюшка. - Но она...
  - Какие именно зелья были подмешаны Гритрагу? - перебил я, сознательно не позволяя ему сориентироваться.
  Иначе, боюсь, правды мне от него не добиться. С Лотей-то я поговорить смогу и позже, а вот общение с Харом по времени ограничено, так что не стоит тратить его попусту.
  - Да обычные вроде, - нахмурился оборотень, видимо, соображая, куда я клоню.
  - Обычные, каких в любой алхимической или травнической лавке навалом, да? - чисто для проформы уточнил я, уже предполагая ответ.
  Скупой кивок, глухое раздражение в глазах, но желания свернуть мне шею пока что не очень бросается в глаза. Интересно, почему? Ведь мои намеки на недоказанность вины Й'егрес более чем прозрачны. Что, не взбесил я 'клиента' до нужной кондиции? Что ж, продолжим.
  - Продаются без рецепта... - продолжил я с задумчивым видом. - И наверняка были в вашей домашней аптечке. Й'егрес была единственной, кто имел доступ к домашней аптечке?
  - Нет, конечно! - фыркнул Хар. - Но она точно знала, что с чем нужно смешать и в каком количестве, чтобы...
  - Так инструкции по применению, как правило, на каждый флакон с зельем вешаются, Вы не знали? - с ехидством парировал я. - И Вы, почтенный, сами сказали, что она неподрассчитала с дозой, и гремучая смесь сработала почти сразу, стоило пострадавшему чайку попить.
  На миг замолкаю, переводя дух и с вожделением косясь на чашку с чаем. В горле-то пересохло!
  - То есть, взять зелья мог кто угодно, - холодно бросил я и, видя, что оборотень готов возразить мне, вновь вскинул руку в лучших традициях княжеского внука. - Продолжим. Зелья были добавлены в чайник или в чашку?
  Сосредоточившись, оборотень пожал плечами. Понятно... И зачем такими мелочами заморачиваться?!
  - Кто-то, кроме Й'егрес, притрагивался к чайнику, чашкам и прочим чайным принадлежностям?
  Дядя поначалу снова пожал плечами, а потом, почесав затылок, сообщил, что чайные принадлежности внесла служанка. Кто такая? Как зовут? Хозяина такие мелочи не интересуют, обязанности по работе с обслуживающим персоналом лежат на плечах его матери, с нее и спрос.
  Врет, конечно. Вряд ли в доме Тар-Граорров такая храгова туча слуг, что даже оборотень, ориентирующийся в мире запахов получше охотничьих собак, их не различает. Я глубоко вдохнул, потом медленно выдохнул, утихомиривая пылающую во мне ярость. Спокойно, Яр, время для мести еще не пришло, пока что первоочередная задача - выяснить все обстоятельства дела и сделать все, чтобы обезопасить жену. А она будет, месть... Я после того, как Лотя помогла мне найти и покарать моих убийц, за нее любого порву! Ни это не говоря уж о том, что я женат на этой балбеске.
  - Служанка - тоже оборотень? - осведомился я, сохраняя невозмутимое лицо, дабы мысли о кровожадных планов не проступили на нем раньше времени.
  - Нет, - на этот раз Хар ответил сразу и с уверенностью. - Я бы не потерпел!
  - Кто разливал чай по чашкам?
  - Служанка и разливала! - рыкнул оборотень. - Я что ли этим заниматься должен?!
  - А где была сама Й'егрес после того, как вы попили чай с сюрпризом?
  - Нагло валялась в своей комнате...
  Я снова прикрыл глаза рукой, на этот раз удостоившись короткого, едва слышного смешка со стороны дивана. Что, кто-то осмелел настолько, чтобы напомнить взрослым дядям о своем существовании? Я метнул еще один строгий взгляд на жену, и та, спохватившись, продолжила симулировать потерю сознания.
  - Итак, подведем предварительный итог дознания, - я задумчиво побарабанил пальцами по подлокотнику. - Й'егрес, у которой, как мы видим, неплохо развит инстинкт подчинения вожаку, желая из мести сделать дядюшке, тому самому вожаку, гадость, хватает первые попавшиеся зелья из домашней аптечки, добавляет их в чай неустановленным образом, после чего спокойно отправляется к себе в комнату вместо того, чтобы спрятаться куда-нибудь. Бредовая ситуация, не находите? Кстати, моя жена истинный алхимик и, уверен, если б ей приспичило травить дядюшку, она бы придумала состав похитрее, да и эффект от него был бы... повеселее. Она же, судя по Вашему рассказу, девушка с фантазией и без моральных стопоров.
  Оборотень чуть слышно скрипнул зубами. А потом, когда до него дошел полный смысл сказанного, я заметил удивление на его лице.
  - Истинный алхимик?! Маг жизни?!
  - Так и есть, - кивнул я.
  Я и сам удивился. Он что, не знал об этих особенностях своей племяшки? Серьезно?! Семнадцать лет прожить с девочкой под одной крышей и не заметить?! Даже не знаю, что сказать... Хотя, нет, знаю: он только что почувствовал себя полным идиотом, лично выбросившим в помойку кольцо с бриллиантом. Тем сильнее, к сожалению, будет его желание выцарапать Лотю, ценность которой в его глазах увеличилась десятикратно, обратно в клан. Но забрать ее силой он не решится. Одно дело воевать с растерянной напуганной девчонкой, и совсем другое - с эльфийским аристократом, за которым стоит целое княжество, и божеством, благословившим наш с Лотей брак. Расстановка сил не в его пользу. Так что он будет давить на долг жизни и необходимость его немедленного исполнения.
  - Ни у кого из домашних, кроме Й'егрес, не было мотива... - Хар сделал еще одну попытку завести прежнюю песню.
  - А я сейчас не о мотиве говорю, - я снова беспардонно перебил новоявленного родственничка, вызвав новую волну агрессии в свой адрес. - А о том, что сама ситуация с подсыпанием почтенному Гритрагу слабительного выглядит весьма странно, алогично и, я б даже сказал, противоречит здравому смыслу. А Вы и тот самый Гритраг, не к ночи будь помянут, на основании сомнительных фактов, даже не взяв на себя труд разобраться, чуть девчонке жизнь не сломали, да и сейчас смеете что-то требовать от нее и льете помои! Нехорошо, господин оборотень. И не по-мужски.
  Вот тут я его зацепил за живое, и Хар натурально взбесился. Глаза вспыхнули, из сиреневых стали желтыми, зрачки вертикально вытянулись, уши тоже потянулись вверх и заострились, а при виде когтей, вмиг измочаливших подлокотники кресла, я непроизвольно задумался о путях отступления. Ух, какой грозный у Лоти дядюшка! Так, хорошо, я довел-таки его до нужной кондиции: думаю, частичная трансформация свидетельствует, что эмоции взяли верх над разумом. Но теперь я должен быть очень осторожен, иначе под воздействием негативных эмоций звериное начало возьмет верх, и нам с Лотей придется туго.
  - Допускаю, что на вас всех - и на Тар-Граорров, и на Гритрагов - нашло некое... помутнение рассудка, вследствие которого вы и наломали дров, - мягко произнес я. - Но теперь самое время прислушаться к голосу разума, не находите?
  Ага, сейчас! Судя по злобному взгляду глаз, принадлежащих то ли кому-то из семейства больших кошек, то ли крокодилу, и скрежету когтей о каким-то чудом уцелевшую основу для подлокотников, разум оборотня сейчас где-то далеко, а из моей речи он понял пару слов, не больше. Единственным, что удерживало Хара от решительных действий, были остатки инстинкта самосохранения, тихо нашептывающие своему владельцу, что нападение на представителя эльфийской аристократии точно выйдет ему боком, да еще мой мягко-спокойный тон, резко контрастирующий с прежним обличительно-непреклонным.
  - Да, самое время, - негромко, повторил я и, со странным удовлетворением отметив, как дрогнули, ловя звук моего голоса, кончики видоизменившихся ушей оборотня, после чего вновь вернулся к допросу, на этот раз решив зайти с другой стороны:
  - Чья была идея выплатить долг жизни именно ребенком Й'егрес? Гритрага или Ваша?
  - Что за вопрос?! - опомнился, наконец, оборотень. - И почему ты вообще...
  - По праву мужа Вашей племянницы, - холодно ответил я. - По праву того, кто ныне и впредь единственный властен в ее судьбе, жизни и смерти.
  Ух, ты! Нашел, куда ввернуть цитату из брачной клятвы! Которая, кстати сказать, сама собой на язык скакнула.
  - Брак, заключенный с благословения божества, дает мне право за шкирятник притащить тебя, уважаемый дядюшка, в первый попавшийся храм, - медленно, с расстановкой говорил я, роняя каждое слово как камень. - Тебя, а заодно судебного исполнителя, дознавателя стражи, инспектора по делам несовершеннолетних и князя Мерисского как старшего в роду Эль-ала-Антир, членом которого отныне является Лотя. И уже там силой божества, благословившего наш с леди Иолатэ брак, вытряхнуть из тебя всю правду о той ситуации. Так что, Хар, если Вы хоть каким-то боком причастны к подставе вашей племянницы - а это, Храрг побери, именно подстава! - то Вас из того храма выведут уже в наручниках, потому что солгать или утаить правду иным образом на таком допросе Вы не сможете.
  Оборотень то ли мне не поверил, то ли под влиянием рвущейся наружу звериной ипостаси утратил способность мыслить рационально. Интересно, его при каждой проблеме в семейном деле так корежит, или только когда дело касается лично его? В общем, пришлось потратить еще несколько минут драгоценного времени на то, чтобы расписать ему некоторые тонкости, вытекающие из такого привета древности как божественный брак. Правда, о том, какое именно божество освятило наш союз с Лотей, я умолчал - намеренно, так как понятия не имел, где находится ближайший храм Иннерлии, равно как и о том, существуют ли таковые вообще на территории империи.
  - Выбор за Вами, - нарочито равнодушно закончил я. - Разговариваем здесь, в узком семейном - тут я позволил себе легкую, полную иронии улыбку - кругу в доверительной обстановке или же в храме и при свидетелях и нежелательных для Вас должностных лицах. Нежелательных же, да?
  Оборотень не ответил, но по глазам его я понял, что победа в этой битве осталась за мной. Но война только начинается, так что расслабляться рано. Храрг побери...
  - Итак, я жду ответа на поставленный ранее вопрос.
  Хар рассказал, что заиметь в собственном клане дитя, кровно связанное с кланом компаньона (и, отчасти, конкурента) возжелал Гритраг, но о причинах такой потребности пострадавший умолчал, а вожак клана Тар-Граорр не счел целесообразным поинтересоваться ими. На мой вопрос о том, пытался ли Гритраг до того получить дитя совместной крови более традиционным способом вроде заключения брака с одной из женщин и клана Тар-Граорр, Хар ответил отрицательно, добавив, что незамужних женщин в клане не так уж много - его мать, две его внучки, и дочь брата. До недавнего времени была еще и Й'егрес, но сбежала, поганка, не пожелала долг жизни отдавать.
  Хм, странная ситуация... Определенно, есть над чем подумать. Более того, к тому моменту, как разговор зашел о способе выплаты долга жизни, Хар уже вполне совладал со своими эмоциями, так что поручиться за правдивость его слов я не могу. Н-да...
  - А кто из этих незамужних, кроме, разумеется, Вашей матери, вошел или скоро войдет в брачный возраст? - спросил я, повинуясь какому-то внезапному импульсу, который, зная себя, с уверенностью мог счесть проявлением интуиции.
  Оборотень рыкнул, что не мое это княжеское дело, так как непосредственно к разбираемой ситуации отношения не имеет. Я, буквально кожей ощущая, как утекают отпущенные мне мгновения, не стал тратить время на споры с дядюшкой Лоти, вместо этого решив поскорее спровадить нежеланного гостя, чтобы успеть поговорить с женой с глазу на глаз и оставить ей инструкции.
  - Последний вопрос, почтенный Хар, - слово 'последний' я выделил голосом и интонацией. - Зачем Вы сейчас явились к моей жене? Почему, зная, что она замужем, Вы не пришли с разговором о висящем на ней и на всех Тар-Граорррах долге жизни ко мне? Вы ведь специально выбрали момент, когда Лотя была одна.
  По лицу оборотня побежала едва заметная тень, и я понял, что снова прав. Интересно, чего же добивался дядюшка, стремясь остаться с Лотей один на один и едва ли не с порога начав подавлять ее? Поначалу я был уверен, что визитер намерен просто убить мою жену, но сейчас, выслушав его и обдумав ситуацию, понял, что ему смерть Лоти невыгодна. Думаю, он хотел вынудить ее согласиться на позорный долг или просто, воспользовавшись сильным влиянием иерархического инстинкта на ее сознание, подавить ее и заставить покорно следовать за ним в дом Гритрагов. Или вынудить сделать еще что-нибудь в таком духе - не знаю. С уверенностью могу сказать лишь, что леди Иолатэ нужна ему живая и здоровая.
  Но, если верить ощущению, взбаламутившему меня не так давно (да и не только меня!), опасность угрожала жизни Лоти, или, как минимум, здоровью. И какой из этого вывод? Дядюшка ли подлинный источник опасности? Или так, отвлекающий маневр? Ох, Храрг побери! И заклятие-то сканирующее с целью поиска недружелюбно настроенных личностей в доме или в непосредственной близости от него не запустишь! Потому что физические-то силы Лерисах восстановила, а вот насчет магического резерва разговор не шел. И я, дурак, о том даже не подумал, на выручку к жене торопясь! Идиот...
  - Я пришел напомнить ей о долге, - произнес дядюшка, с любопытством изучая мое лицо, на котором, несмотря на все мои усилия, отразилась-таки напряженная мыслительная деятельность. - Не только перед Гритрагом, но и перед кланом. О том, что она обязана ответить за свое преступление и...
  - Я понял тебя, - еще один властный взмах руки и вновь спонтанный переход на 'ты', который в моем понимании символизировал, что можно более не церемониться с дядюшкой. - И готов дать ответ. Так вот, он таки резко отрицательный.
  Тьфу ты! Опять заговорил прямо как дедушка Изялиниэль!
  - Никому моя жена внебрачных детей рожать не будет и уж тем более бросать их на произвол судьбы - это раз. Никакой неустойки на основании столь хлипких аргументов обвинения я выплачивать не буду - это два. Я разберусь во всей этой ситуации и найду виновных - это три. И эта наша встреча точно не последняя... дядюшка.
  О том, что я окончательно решил наведаться в Тарлонг, в гости к родственникам жены, да не один, а в компании судебного поверенного и инспектора по делам несовершеннолетних, я пока умолчал. Сразу, как только разберусь с текущими делами. Осталось только договориться с Лерисах. Ох, боюсь даже предположить, что она запросит за свои услуги... Впрочем, она не единственная, к кому можно обратиться с подобной просьбой!
  Оборотень степенно поднялся.
  - Я тебя услышал, княжич. Услышь и ты меня: я позор клана и невыплаченный долг жизни терпеть не буду, и, если ты и твоя - пауза и презрительный взгляд в сторону Лоти - жена не согласитесь на выплату долга по-хорошему, ждите повестку, а то и сразу судебных исполнителей. Это точно не последняя наша встреча.
  - Не терпи, - усмехнулся я. - Выплати деньгами, тебе ж никто не запрещает.
  Оборотень смерил меня убийственным взглядом, но промолчал.
  - Засим позвольте откланяться, - холодно бросил он. - Не провожайте, выход сам найду. Княжич! Леди!
  И все откровенно издевательским тоном. Ладно, еще встретимся... дядюшка.
  
  Лотя
  
  Стыдно признаться, но при появлении в гостиной Яроса, который вообще-то должен лежать в коме этажом ниже, я на самом деле упала в обморок! Вот после требования незнакомого мне оборотня (это остатки памяти моей реципиентки его узнали!) бросить все и немедленно отправиться с ним в Тарлонг, чтобы отдать долг жизни его компаньону, мне только этого и не хватало! Супруг очнулся! И, мало того, самостоятельно завернулся в одеяло и дошел от подвала до гостиной! И стоит, улыбается так нехорошо. А меня так захлестнули эмоции, причем настолько противоречивые, что я, с одной стороны, радовалась его появлению и даже робко надеялась, что муж отвлечет дядюшку и даст мне возможность унести отсюда ноги, но, с другой, испугалась еще сильнее, потому что не знала, чего от Яроса ожидать. Я ж, во-первых, сама не понимаю, как меня угораздило стать его женой, и, во-вторых, я не знаю, что он за индивид. Впечатление, конечно, определенное сложилось по рассказам Эми, Ансельма, Мелиссы и остальных, но узнать, насколько оно соответствует действительности, можно только в личном общении. И А потом в глазах потемнело...
  Очнулась я быстро, наверное, практически сразу. Однако оповещать о том всех присутствующих не спешила - они все равно не бросились приводить меня в чувство. Ладно, думаю, полежу, послушаю, понаблюдаю. А заодно и решу, что делать.
  Услышанное и подсмотренное меня приятно удивило. Нет, не так! Я была поражена до глубины души тем, что Ярос не просто встал на мою сторону - он начал защищать меня! Да как! С готовностью к бою, металлическими нотками в голосе и огнем во взгляде! Наблюдая за ним из-под ресниц, я в какой-то момент забыла, что он только что вышел из комы и едва на ногах стоит (странно, что вообще смог подняться!). Он же настоящий боец, пусть и юридического фронта! Да что я - тут даже дядю-оборотня проняло, и он, хоть и пытался свою линию гнуть и требования выдвигать, а внутренне растерялся. Не ожидал получить отпор, да еще и такой юридически обоснованный, да еще и от того, кого изначально в расчет не принимал! Ну да, глава клана Тар-Граорр знал о наличии у меня мужа, как и о том, что в настоящий момент место его нахождения не известно. И тут столкнулся с ним лицом к лицу!
  А я... Я впервые за обе жизни почувствовала себя защищенной. Никто прежде не вступался за меня! Кроме Фыра, конечно. Но он кот, и, по умолчанию, лучше многих разумных, что встречались на моем пути за обе жизни. А вот супруг мой котом не был... Хотя, что-то кошачье неуловимо чудилось мне в его облике. Да и как защитник Ярос, исхудавший, бледный и осунувшийся, не выглядел. Но, стоило ему заговорить, нездоровый вид и внешняя беспомощность отошли на второй план. Без всякого преувеличения скажу: он был великолепен! Правда, о мотивах супруга в тот момент я старалась не думать.
  Более того, я, инстинктивно чувствуя растерянность оборотня, избавлялась от пут его воли быстрее и легче. Сбегать с территории, которую хоть и временно, но считала своей, не собиралась, и подбирала слова, как бы позаковыристее послать дядю реципиентки со всеми его притязаниями. Однако сама вступать в беседу не спешила. Из любопытства - хотела знать, как повернется их разговор. Ну и наслаждалась новыми для себя ощущениями, конечно... До самого дядюшкиного отступления.
  А дальше подошло время объяснения с моим благоверным. А я, если честно, совершенно не представляю, как вести себя с ним. Ох, надеюсь, исполнения супружеского долга от меня с ходу не потребуют! Хотя, какой там, к Храргу, супружеский долг?! Ему двигаться-то с каждой минутой все труднее и труднее, а взгляд карих глаз, прежде ясный и острый, сейчас будто подернулся мутной пленкой.
  - Тебе срочно нужно в лекарню! - воскликнула я, понимая, что он вот-вот лишится сознания или, хуже того, опять впадет в кому.
  И тут же вскочила с дивана, готовая то ли немедленно бежать за целителями, то ли на себе тащить супруга в ближайшую лекарню. Обеспокоилась я, кстати, вполне искренне. А позорную мыслишку о том, что это было бы лучшим вариантом развития событий, я тут же прогнала. Какие бы отношения не сложились между нами, Ярос, определенно, не заслуживает такой участи.
  Княжич, однако, лишь отмахнулся. Он что, всерьез? Как можно так наплевательски относиться к своему здоровью?! Или он просто не понимает серьезности ситуации? Ну, конечно! Он же только-только очнулся и сразу, образно выражаясь, бросился в бой! У него просто не было времени обдумать происходящее!
  Увы, мои попытки воззвать к его разуму были пресечены тем же властным, истинно княжеским жестом, который даже на главу клана Тар-Граорр произвел должное впечатление. А вместо согласия обратиться к настоящему целителю я услышала:
  - Ничего не хочешь мне сказать?
  Ну, началось...
  
  Ярос
  
  Как только задняя дверь лавки захлопнулась за оборотнем я, мельком бросив взгляд на часы и убедившись, что времени на разговор с женой осталось крайне мало, меньше часа, заговорил с ней. Правда, сначала пришлось утихомирить ее целительский пыл - время терять не хочется, поговорить мне с ней теперь просто необходимо, а целители мне сейчас не помогут. Хотя, не скрою, мне приятно ее беспокойство.
  - Ничего не хочешь мне сказать?
  - Хотела бы, - вздохнула Лотя, вновь опускаясь на диван, правда, на самый его краешек, готовая в любую минуту вновь вскочить. - Но... даже не знаю...
  Вот эта заминка мне очень не понравилась.
  - Говори, как есть, - велел я. - А начать рекомендую с признания, действительно ли ты виновна в том, что некий Гритраг в доме твоего дядюшки уснул, обделался и едва не умер от аллергического шока.
  Лотя прикусила губу, машинально поправила растрепавшийся 'хвостик' и беспокойно заерзала. О, Иннерлия! Неужели она все-таки виновата?! Тогда я точно разочаруюсь в женушке - надо ж так хитро все провернуть и так бездарно подставиться при этом! Не говоря уж о том, что все мои старания по поиску доказательств ее невиновности пропадут втуне, и придется срочно менять линию защиты.
  - Колись, дорогая! - я подпустил металла в голос, отчего она невольно вздрогнула. - Да или нет?
  Лотя вздохнула, помялась еще пару секунд, после чего дала-таки ответ, который, признаться, меня ошеломил.
  - Я... не знаю.
  - Как так?! - удивился я.
  - Не знаю, - Лотя снова прикусила губу и задумчиво уставилась куда-то влево от меня. - Вернее, не помню. Я вообще себя помню только с того дня, когда очнулась в том овраге... А до того - сплошной провал в памяти.
  Это откровение произвело эффект сродни удара обухом топора по темечку. Я даже не сразу нашел, что сказать - уж больно много слов просилось на язык в тот момент, и цензура одобрила бы едва ли пятую часть их. Но десять лет практики дали себя знать - я быстро сориентировался и выцепил из того потока мыслей главное:
  - То есть, ты не можешь с уверенностью утверждать, что приходивший по твою душу оборотень является твоим дядей??
  - Боюсь, что могу, - нехотя призналась женушка, все так же отводя взгляд. - Я когда его увидела... В общем, сразу признала в нем родича. Вожака, понимаешь. Которому нельзя не подчиниться...
  - Ну, последнее ни о чем не говорит, - хмыкнул я. - На меня он тоже пытался авторитетом надавить.
  - И как? - невесело улыбнулась девушка.
  - Как видишь, - развел руками я, улыбаясь в ответ.
  - Не подействовало, - констатировала Лотя с легким оттенком зависти.
  - Нет, но пришлось постараться, чтобы выдержать то давление, - фыркнул я. - Но у меня-то опыта в таких делах побольше будет, чем у тебя. На мою голову в свое время свалилось слишком много начальников, и дедушка-князь - первый из них. Научишься справляться с таким влиянием, если захочешь рассудок и нервы сохранить. Да я и сам начальник, так что ненавижу подчиняться.
  - У нас разный жизненный опыт, - вздохнула девушка. - И характеры тоже.
  Прямого взгляда на меня она по-прежнему избегала. Почему? Ей есть, что скрывать? Боится? Стесняется? Ха! Тут мне впору боятся, ведь я, взбреди ей в голову прямо сейчас стать вдовой, защитить себя не смогу, и она наверняка это понимает - маг жизни все-таки. Впрочем, с реализацией своего тайного желания не спешит, что радует.
  - Вопрос покажется тебе странным, - продолжил я, внимательно наблюдая за ней. - Ты точно Й'егрес Тар-Граорр?
  Ответом мне стала демонстрация левого предплечья и рассказ о родовом тотеме, который сейчас незаметен, но Хар своей волей заставил его проявиться.
  Я задумался. Раз так, Лотя действительно кровно связана с кланом Тар-Граорр, то это значит... Это значит, что надо побольше узнать о родовых тотемах и об оборотнях вообще. У меня слишком мало информации, чтобы делать какие-либо выводы.
  Впрочем, один вывод я сделать все же могу: не факт, что Й'егрес и Лотя - одна и та же личность, уж слишком разнится то, что я имею возможность наблюдать уже три недели, с тем, как охарактеризовал ее дядюшка.
  Проверки ради я дотянулся до чашки, из которой пил Хар и сделал глоток, причем со стороны ручки, там, где губы оборотня края точно не касались. Хм, ничего необычного я не ощутил, чай как чай. Эх, не любитель я этого напитка, не гурман и не специалист, способный различать 'тончайшие нюансы вкуса и терпкие нотки ароматов' в остывшей бурде. Бодрит, жажду утоляет и ладно. Эх, провалилась проверка!
  - Пить хочешь? - встрепенулась жена. - Давай свежего заварю!
  И, не дожидаясь моего ответа, бросилась на кухню. Я, было, открыл рот, намереваясь позвать ее обратно, но внезапно осознал, что в горле действительно пересохло, да и пожевать что-нибудь было бы неплохо - хоть так ощутить себя по-настоящему живым. А Лотя-то... Ее забота обо мне кажется вполне искренней. Хотя, как знать... Возможно, ей просто нужна пауза, чтобы собраться с мыслями. Или же она так не хочет находиться со мной в одной комнате, что даже готова заботиться обо мне?
  Когда жена вернулась с большой чашкой чая и бутербродами, у меня в голове уже сложился план ее действий на следующие полтора-два дня до моего возвращения.
  - Надеюсь, ты ешь ветчину и сыр.
  Девушка поставила передо мной тарелку со странными сооружениями из разнящихся по форме брусков продуктов, с одного взгляда на которые в голову невольно закралась мысль, что при изготовлении оных Лотя использовала не нож, а топор. Гений кулинарии, ага...
  Но, как не сильно было желание сыронизировать, внезапно проснувшийся голод оказался сильнее, и я, велев Лоте принести карандаш и бумагу, накинулся на еду, мимоходом успев умилиться тому, что она не поленилась украсить 'шедевры' веточками зелени. И все равно, что среди веточек укропа и петрушки мне попались листья ромашки обыкновенной. Они ведь сильно похожи на укроп, да? Особенно на взгляд крайне взволнованной и напуганной, и от того не способной усидеть на одном месте девицы, сейчас изображающей бурную деятельность по поиску бумаги и писчих принадлежностей, мимо которых, к слову сказать, она проходит уже третий раз. А на самом деле она просто пытается справиться с обуревавшими ее чувствами посредством преобразования их в движение. Знакомо.
  Я сам такой же, только по собственному опыту знаю: в деле взятия собственных эмоций под контроль никакое метание по комнате (саду, улице, княжескому дворцу, тюремной камере, вестибюлю перед залом суда - нужное подчеркнуть) не сравниться с благородной и, главное, вполне законной возможностью начистить морду зарвавшемуся аристократу, дуэлью до первой крови именуемой. Дуэль до смерти вне закона и карается наравне с предумышленным убийством, о чем я иногда жалею... Именно поэтому я на определенных жизненных этапах буквально нарывался на светскую драку, а вовсе не из желания заиметь соответствующую репутацию. Ну да, репутация сама приложилась.
  Быстро расправившись с бутербродами, я встал и, чувствуя неприятную слабость в ногах - еще один звоночек, предвещавший близкое окончание времени, отпущенного мне на пребывание в своем настоящем теле, сам достал с каминной полки перо, чернильницу и небольшой блокнот, переставил все на стол. После чего поймал за плечо в очередной раз пробегавшую мимо жену.
  - Сядь уже, а. А то у меня от твоей беготни голова кружится и в глазах рябит.
  Та настолько погрузилась в эмоции и невеселые мысли, что, встретившись со мной глазами, не сразу смогла понять, что я тут делаю, а осознав, кажется, напряглась еще сильнее. Так сильно, что стало невмоготу справляться с этим в одиночку. И Лотя, не иначе как в порыве слабости, сжала мою руку и шепотом спросила:
  - Что же теперь будет?
  - Будем искать выход из сложившейся ситуации, - спокойным, уверенным тоном произнес я, глядя ей в глаза и сжимая ее ладонь в ответ. - Одно могу сказать точно: рожать от Гритрага ты не будешь ни в коем случае.
  Девушка не сдержала вздоха облегчения, но глаза ее все равно были полны печали и страха.
  - Эй, такой вариант развития событий не в моих интересах, - я чуть улыбнулся, пытаясь подбодрить Лотю. - И дело даже не в репутации и не в иных светских условностях. Дело в том, что, во-первых, ты сама того не желаешь. Во-вторых, ты здорово помогла мне в лице моего же фамилиара при вычислении и поимке моих убийц, так что с моей стороны было бы верхом неблагодарности оставить тебя один на один с этой... проблемой. И, в третьих, став твоим мужем, я взял на себя ответственность за тебя, так что твоя проблема - это и моя проблема тоже. А еще мне очень важно не только отмазать тебя от возвращения долга жизни, но и очистить твое имя от грязи, в которой его вымазали твои же родственники. Так что, повторюсь, будем искать выход. Вместе.
  Лотя мне вроде бы поверила и чуть-чуть успокоилась. А я вдруг заметил какую-то тень, мелькнувшую в окне. Что, дядюшка подслушать решил? Ну, если так, с семейкой Тар-Граорр все еще хуже, чем я думал. А если не Хар, то кто? А, кто бы ни был, он уже сбежал.
  Я сделал запоздалый шаг к окну, но тут ноги мои подкосились и, если б Лотя не успела подхватить меня, я б точно рухнул на пол. Но леди Иолатэ успела вовремя. Перекинула мою руку через свое плечо и дотянула до дивана. Сама села рядом, нащупала пульс на запястье. А потом силы мои стали прибывать, а туман в голове развеялся. Вот, значит, как действует прямое вливание жизненной силы.
  Лотя тем временем взялась за перо.
  - Итак, записывай, - велел я. - Завтра прямо с утра пойдешь в консульство к Герлиану и передашь ему мое распоряжение нарыть побольше информации об оборотнях вообще, их традициях и связанном с ним обычным правом, а также о кланах Тар-Граорр и Гритраг - любой, личного, семейного, финансового характера. Короче, Герлиан сам знает. Еще пусть обратит пристальное внимание на жизненный путь Й'егрес Тар-Граорр. А заодно пусть разведает общую политико-экономическую ситуацию в Тарлонге и то, каким боком в ней задействованы интересующие нас кланы. Это первое.
  Лотя, высунув язык от усердия, старательно переносила мои мысли в блокнот, не задавая вопросов и не пытаясь систематизировать сей поток сознания. То ли понимала, что сейчас не стоит сбивать меня с мысли, то ли сосредоточилась на том, чтобы удержать перо в дрожащих пальцах.
  - Второе! От Герлиана пойдешь с тем же вопросом к Орбену Глиссу или к дознавателю Рамодору, пусть поищут по своим каналам. Первый мне кое-чем обязан, второй явно тебе симпатизирует, так что хоть от одного из них будет результат. От них - к дознавателю городской стражи Калусу, он тоже тебе не откажет, если ты сошлешься на меня, а управа, к которой он приписан, находится в двух кварталах к западу от дома Ансельма, найдешь.
  Я перевел дух и на миг прикрыл глаза рукой, пытаясь хоть так унять головокружение.
  - Что третье? - осведомилась тем временем Лотя.
  - Третье... После того, как передашь мое поручение работникам системы правопорядка, иди в Храм Всех Богов, что на Дворцовой площади, и закажи там проведение ритуала сканирования ауры, чтобы убедиться в том, что долг жизни на тебе действительно висит. И чтобы в процессе проведения ритуала жрец обращался к Иннерлии или еще кому-то из темных богов.
  Я перевел дух, замолчав на мгновение, после чего, игнорируя накатившую слабость, надиктовал жене следующее поручение на завтра:
  - Четвертое. Когда вернешься, изложи на бумаге все, что помнишь из своей жизни, начиная с того момента, когда очнулась в том овраге, и до сегодняшнего вечера, все до мельчайших подробностей. Потом дашь Фыру прочитать и ответишь на его вопросы.
  В том, что вопросы у меня возникнут, я не сомневался. Причем вопросы не только к Лоте.
  - Пятое - это можно не записывать. Отдохни сегодня, как следует, выспись. Завтра тебе понадобятся силы.
  - Точно все? - Лотя подняла на меня глаза. - Уверен?
  Я вскинул бровь, не понимая, куда она клонит.
  - А насчет тебя самого никаких распоряжений не последует? Может, давай я отвезу тебя в лекарню? Господин Майнес позаботиться о тебе. Или, может, отвезти тебя к князю? Я подумала, раз уж ты пришел в себя, тебе нужен хороший уход и реабилитация. Не уверена, что мы с Эми сможем обеспечить их тебе... то есть, Вам.
  Я мысленно хлопнул себя по лбу. Действительно, про себя любимого забыл.
  - Ну, для начала, не стоит 'выкать' законному супругу, - я снова прикрыл глаза в надежде, что разноцветные круги все-таки пропадут. - Зови меня по имени.
  Лотя неопределенно хмыкнула.
  - А в отношении моей тушки... Верни, где была, воткни в вену капельницу, не говори Эми о нашем с тобой разговоре и о том, что я приходил в себя. И, Лотя, хватит мечтать остаться вдовой, это меня здорово нервирует!
  - Что, так заметно? - потрясенно спросила 'добрая' женушка.
  Голос жены слышался, как сквозь вату. Счет идет уже на минуты.
  - У тебя такие громкие мысли, - улыбнулся я. - Даже до коматозника долетают. А мне обидно, между прочим, потому что я тебе пока что ничего плохого не сделал. Я не враг тебе, Лотя.
  - Прости, - чуть слышный шепот, едва заметное движение губ и тень раскаяния в ярко-голубых глазах.
  - Проехали, - махнул рукой я. - Так уж вышло, что нам придется доверять друг другу.
  - Кстати, Ярос, - тон девушки резко изменился, из взволнованно-виноватого, исполненного сожаления, стал весьма заинтересованным и, я б даже сказал, жестким. - А почему мы женаты? Как так получилось?
  К счастью, внезапный провал в темноту спас меня от необходимости говорить с Лотей на крайне опасную тему моей спонтанной женитьбы на ней. Вовремя! Ну да, должно же хоть что-то в этой жизни случаться вовремя и к месту...
  
  Глава 3. 13 июня, ночь.
  
  Фыр-Ярос
  
  Легко сказать: не думай, не анализируй и не строй предположения, не зная толком ситуации. Выполнить гораздо сложнее, особенно если проводишь время в вынужденном бездействии, и мысли поневоле вновь и вновь возвращаются к жене, ее семейке и незнакомым пока что Гритрагам. А я последний час до выбранного Арзабалем времени начала ритуала вынужденно бездельничал! Растянулся на ветке осины, нависавшей над оккупированными муравьями стволами, наблюдал за суетой своих друзей на поляне и предавался размышлениям. Мог бы сидеть у Лира на животе, где противные насекомые меня не достали бы, но, стоило мне вновь очнуться в кошачьем теле, как его растолкал Ансельм и тут же позвал на помощь пыхтящему над особо сложной загогулиной Арзабалю. И я остался не у дел, потому что, цитирую, 'допускать котов к подготовке сложного ритуала, малейшая ошибка при проведении которого чреватого серьезными последствиями, дураков нет'. Вот и пришлось лезть туда, где, с одной стороны, я никому не помешаю, и, с другой, муравьи не беспокоят - на осину.
  Обстановка на поляне становилась нервозной. Арзабаль, ползая по земле с рулеткой и циркулем, дотошно проверял каждую часть сложного рисунка, вычерченного прямо на земле, по нескольку раз проверял каждую часть ритуальной фигуры на соответствие той, что он, разрабатывая ритуал, ранее нарисовал в своем блокноте. Потом тщательно, опять-таки с измерительными приборами выбирал места для установления так называемых вершин силы, потом... в общем, дел у него было много. Ансельм и Лирриан носились на подхвате. Вернее, носился один подполковник, таская вслед за Арзом небольшую, но тяжелую конструкцию, с помощью которой ритуалист как-то вычислял текущее положение звезд. А наш друг алхимик к тому времени уже с трудом переставлял ноги, однако с покорностью судьбе продолжал выполнять поручения ритуалиста, понимая, что тот все равно не отвяжется. Эх, находись я в собственном теле, тоже суетился бы вместе с парнями! Так что и в кошачьем облике есть свои преимущества. Лежу вот, отдыхаю впрок, обмозговываю ситуацию с Лотей и ее долгом жизни, направления предстоящего расследования намечаю, они же - позиции для оспаривания притязаний Гритрага в суде. У меня не было и тени сомнения в том, что таковой состоится - настрой дяди Хара не оставлял даже иллюзии сомнений в этом.
  Н-да, дядя Хар... Вот интересно, какова его роль во всей этой истории? Не уверен, что она ограничивается образом мудрого главы клана, который смиренно готов выплатить долг жизни пострадавшему в его доме... кому - компаньону или все же конкуренту? А что, вполне возможно, ибо в деле предпринимательства все друзья до первого столкновения интересов. Если так, случившееся предстает в совершенно ином свете... Так, стоп, не будем забегать вперед, пока не узнаем о финансовых делах обоих кланов. Но если не принимать в расчет финансовую сторону, все равно получается... странно.
  Часть доводов, на основании которых моей подзащитной... в смысле, моей жене было предъявлено обвинение, оспорить проще простого, а часть - просто домыслы, высосанные из пальца. И я готов поставить собственный хвост на то, что Лотин дядя думает так же. Однако по какой-то причине глава клана Тар-Граорр предпочел проигнорировать возможность отмазаться от долга жизни и подставить под удар доброе имя и репутацию всего клана в целом и своей племянницы в частности, а заодно и рискнуть весьма крупной суммой. Не знаю, как насчет денег, но вот имя и репутация в среде местных предпринимателей значат очень много. Можно остаться с голым задом, но сохранить репутацию. В первом случае гильдия поможет, во втором - никто.
  Так вот, зачем Хар, зная буйный нрав племянницы, пошел на такой риск? Возможно, ему очень нужен ребенок от Гритрагов, пусть даже незаконнорожденный. А зачем? Согласно имперским законам, такой малыш никаких имущественных или обязательственных прав не имеет и наследником не является ни при каких обстоятельствах. Усыновление или официальное признание может скорректировать ситуацию, но лишь отчасти - возникновение наследственных и части имущественных прав оно не повлечет, клеймо 'незаконнорожденный' в империи это, увы, на всю жизнь. Так что мысль о том, что дядюшка решил потихоньку прикончить всех членов клана Гритраг, после чего, получив по праву кровного родства опеку над ребенком Лоти, заграбастать все имущество компаньонов (конкурентов?), можно смело отметать. Хотя, что-то в ней, определенно, есть...
  И еще мне не дает покоя сама случайная жертва моей жены - Гритраг, тот самый оборотень с аллергией. Есть у меня сомнение в подлинности его диагноза, как и в случайности попадания к нему в чашку зелий-аллергенов. Неясно только, организовал ли этот случай кто-то из Тар-Граорров или же Гритрагу так понадобился незаконнорожденный отпрыск совместной с кланом Тар-Граорр крови, что тот не побоялся жизнью рискнуть. Чем больше думаю над этой ситуацией, тем сильнее ощущение, что и со стороны жертвы дело нечисто.
  Да еще и долг жизни... Не сказать, что это анахронизм вроде божественного брака, но все же не столь часто встречающееся явление. Дело в том, что сейчас законодательство империи в части уголовного и договорного права предусматривает разрешение таких казусов не только в эквиваленте 'жизнь за жизнь', но и более цивилизованными способами. Та же денежная компенсация, например, еще неустойкой именуемая. Почему Хар отказался ее выплатить, ведь ответственность за жизнь гостя в любом случае лежала бы на нем, как на главе клана? Денег пожалел? Что, дела Тар-Граорров настолько плохи, чтобы рискнуть именем и репутацией? Или же Лотин дядюшка в этой части не соврал, и Гритраг отказался от неустойки? Или... что? Просто голова пухнет.
  А еще неплохо было бы прояснить вот какой момент: каким боком ко всей этой ситуации относится перводемон Иннерлии? Подозрительно, что узнав о визите к Лоте ее дяди-оборотня, Лерисах вдруг стала покладистой настолько, что даже не навесила на меня долг за внеплановое перемещение в собственное тело и закрыла глаза на нарушение условий сделки с Иннерлией! Такое поведение указывает на личную заинтересованность в жизни моей жены. А откуда б ей взяться? Хм... Насколько я знаю, перводемоны и первоангелы получаются из смертных, чем-то угодивших богам, ну, или же просто сумевшие заинтересовать их - при жизни или уже в посмертии. Вполне возможно, Лерисах при жизни являлась родственницей Лоти. Мать? Сестра? Судя по характеру, лексикону, манере разговаривать скорей второе, причем младшая. Но сестер у Й'егрес вроде бы нет... Определенно, надо вызвать сию особу на беседу.
  В истории имперской правоприменительной практики подобных прецедентов не описано, что, впрочем, не означает, что это не возможно. Кроме того, гражданско-процессуальный кодекс не запрещает привлечение потусторонних сущностей в качестве свидетелей, думаю, и показания перводемона суд примет. Осталось только допросить саму Лерисах. Но как это делать? Да еще и под протокол? Не знаю. Можно, конечно, попытаться воздействовать через Иннерлию, но этот вариант оставим на крайний случай, если строптивая перводемоница окончательно полезет в бутылку, а у меня не останется времени и сил на уговоры. В ином случае подобное вряд ли поспособствует откровенности Леры (для удобства буду сокращать ее имя). Есть, конечно, надежда на ее добровольное сотрудничество, весьма небольшая, зная вредный нрав этой девицы. Но вдруг повезет? Должно же нам с Лотей хоть иногда везти!
  Итак, что касается направлений для расследования... Направление только одно - Тарлонг. Дальше уже так, ответвления: клан Тар-Граорр, слуги в их доме, клан Гритраг, лекарь, обслуживающий главу последнего, прочие индивиды, которые могли бы опознать (или не опознать) в моей жене Й'егрес Тар-Граорр, рассказать о ней беспристрастно, а также пролить свет на события ее жизни, имевшие место до потери памяти. Уверен, по ходу дела, появятся новые ответвления - я ведь еще не знаю, что происходило с Лотей после побега. Узнаю, когда вернусь. И, чувствую, мне очень не понравится то, что напишет леди Иолатэ по моему же поручению, равно как и то, что мне предстоит разбираться и с ее приключениями после побега из дома. Н-да...
  От обдумывания технической части предстоящего визита в Тарлонг, а именно того, как временно перетащить туда мою коматозную тушку с минимальным риском для последней, меня отвлек Лирриан. Он с ехидной ухмылкой подошел к осине, на которой устроился я, и, отвесив шутовской поклон, полным официоза тоном сообщил:
  - Пожалуйте, господин Котяра, сеанс связи с потусторонними сущностями по Вашему приказанию подготовлен! Извольте поприсутствовать-с.
  Фыркаю, но, тем не менее, милостиво стекаю с ветки прямо на любезно подставленное плечо друга и позволяю отнести себя к месту проведения ритуала. Там меня уже ждали Арзабаль, переодетый в серую ритуальную мантию, и усталый Ансельм, растянувшийся на траве и то и дело прикладывающийся к маленькой фляжке.
  - Что, начинаем? - деловито осведомился ритуалист, расчехляя посох - здоровенную складную жердь из черного дерева, украшенную навершием из черного камня, кажется, мориона, и светящимися черепами каких-то мелких рогатых тварей. - Не передумал?
  Вот, казалось бы, зачем спрашивать-то, если мы еще позавчера все обговорили, и я уже дал свое согласие на ритуал? И ведь знает, что иной возможности узнать хоть что-то о призраке, убивающем моих сородичей, у меня нет! Как и то, что кроме консула вести расследование столь необычными методами никто не будет, по крайней мере, до того, как я не найду способ предъявить им убийцу, одновременно разрушив его водную маскировку и походя посадив дознавателей и экспертусов городской и Тайной страж в лужу! Но у них, ритуалистов, свои причуды. Так что я лишь согласно мяукаю.
  - Уверен, котя? - усмехается Арзабаль, машинально поглаживая древко посоха, и я вдруг понимаю, что за шутливым тоном и нарочито беззаботным выражением лица мой друг пытается скрыть собственную нервозность. - Может, все-таки передумаешь?
  Нервничает. Конечно, сложно проводить ритуал со спокойной душой, зная, что разработан он в три часа на коленке, особенно если ценой твоей ошибки может стать жизнь друга. Ведь неправильно проведенный ритуал бьет не столько по самому ритуалисту, сколько по заказчику.
  Снова мяукаю, на этот раз во всю мощь легких. Да знаю я, знаю, о последствиях он меня уже два дня предупреждал! Но Арзу я верю, да и иного выхода у меня, раз уж я хочу разобраться в этой истории с призраком, все равно нет.
  Кивнув, храгын велел всем отойти подальше от ритуальной фигуры и вскинул посох, творя заклятие призыва. Воздух тут же наэлектризовался, да так, что у меня шерсть дыбом встала. А на самой вершине матово-черного камня, венчающего посох Арза, вспыхнула, дрожа и громко потрескивая, бело-голубая искра. Быстро увеличившись в размерах, она обхватила собой весь камень, от которого уже более мелкие искры растеклись по нитям, удерживавшим черепа, и пустые глазницы вспыхнули тем же бело-голубым светом. Завораживающее зрелище, надо сказать. И только когда искры стали перескакивать на древко посоха, а оттуда - на руки мага, Арзабаль вышел из заклинательного транса и, раскатисто выкрикнув ритуальную фразу призыва, перевернул посох и с размаху вонзил его в линию ритуальной фигуры у собственных ног.
  Бело-голубое сияние быстро распространилось по взаимосвязанным линиям, образующим сложную систему рисунков. Слабое зеленоватое свечение, до того исходившее от линий, полностью растворилось в бело-голубом, лишь слегка изменив его оттенок. Легкий дымок начал куриться над разложенными в узлах силы ингредиентами. Резко похолодало, отчего на траве в мгновение ока образовался тонкий слой инея. А чуть поодаль от центра ритуального рисунка из воздуха сконцентрировалась белесая полупрозрачная фигура, силуэтом напоминающая представителя разумной расы. Призрак явился на зов! И мне оставалось лишь надеяться, что это тот самый призрак, что помог отправиться на суд богов уже четверым жителям Мерисского квартала. Впрочем, Арзабаль еще на стадии разработки плана ритуала заранее предусмотрел вызов призрака, в энергетическую структуру которого вплетено заклятие водной стихии, так что велика вероятность, что этот нечеткий силуэт и есть наш убийца.
  Арзабаль продолжил накачивать силой ритуальную фигуру, отчего на поляне стало светло почти как днем, а очертания призрака становились все четче, и казалось, что мы вот-вот сможем разглядеть его лицо. Но этого все не происходило, а сам ритуалист нахмурился и сжал губы в нитку (незабываемое зрелище, учитывая наличие крупных клыков и слегка выступающую вперед нижнюю челюсть, доставшихся от генетических родственников - орков). Кажется, что-то таки пошло не так.
  Краем глаза я заметил, как дрожит в ознобе Ансельм, громко выстукивая зубами замысловатый ритм. Потом ощутил, как Лир, обхватив себя за плечи, тоже начал приплясывать на месте. Еще б я не ощутил! Я ведь всю эту феерию с призванием призрака наблюдал, предусмотрительно не покидая плеча друга, так что мне удалось уберечься от стремительно распространяющегося по земле холода. А вот парни в легкой одежде и тонких ботинках порядком замерзли - лето на календаре, все-таки! Это плохо. Холод может отвлечь ритуалиста, заставить совершить ошибку, что чревато серьезными проблемами для нас всех - выходцы из загробного мира, особенно те, что явились в мир живых не по своей воле, дружелюбием не отличаются, зато сил у них полно, и голод до энергии живых огромен. Стало быть, придется маленькому пушистому котику вмешаться в процесс.
  Поднапрягшись, я влил в сплетенное Арзабалем заклятие толику магии огня - такое вмешательство тоже было оговорено заранее... ну да, жизнь на границе с Проклятыми землями поневоле сделает тебя перестраховщиком. При соприкосновении чистого импульса магии огня с заклятием конфликтной стихии, вплетенным в энергоструктуру призрака столь плотно, что последний с ним прямо-таки сроднился, пар повалил столбом, температура на полянке поднялась достаточно, чтобы иней на траве начал таять, а мои чуткие уши резанул дикий вопль боли на самой границе восприятия человеческого слуха. Храрга пинком через коромысло! Я аж присел! И уши прижал изо всех сил! Никогда бы не подумал, что некротвари способны чувствовать боль! Или дело в проводимом ритуале, отчасти возвращающем призраку ощущения? Да Храрг его знает! Ритуалистика - обязательная дисциплина для будущих магов, однако я, признаться, сразу понял, что это занятие, требующее педантичности, ангельского терпения и великой усидчивости, не для меня, и на предмет откровенно забил. Сдал кое-как на 'удовлетворительно', и ладно. Так что радуюсь наличию способов воздействия на заупрямившегося духа.
  Пока призрак визжал от боли, Арзабаль смог взять его под контроль и приступить к допросу.
  - Назови себя! - приказал храгын.
  Но отвечать на его вопросы призрак стал не сразу, далеко не сразу. Примерно после четвертого огненного импульса. Упорный, гад! Я к тому времени исчерпал свой скромный резерв до дна, был близок к потере сознания от постоянных акустических ударов и безвольной тряпочкой лежал у Лира на руках.
  - Должник... - нехотя просвистела некротварь. - Должник...
  - Назови свое имя! - велел Арз. - То, что носил при жизни!
  - Не помню... Я должник.
  Ожидаемо. Призрак - это не душа индивида, это лишь слепок с нее, частично обладающий памятью того, кем был когда-то. Причем воспоминания эти о том, что держит его в мире живых и не дает обрести покой. Этот вот задолжал кому-то, да по крупному, раз ни о чем ином воспоминаний не осталось.
  - Кому ты задолжал? - продолжил Арз, стукнув посохом.
  Черепа громко застучали друг о друга и о древко, зловеще мерцая бело-голубым светом в глазницах.
  - Смертному, - прошелестел призрак.
  Ну да, глупо ждать откровенности от некротвари, равно как и развернутого ответа на вопрос. Лгать призрак не может, так как его нематериальных мозгов на это не хватает, да и ритуал призыва сводит любую возможность допрашиваемого искажать сообщаемые сведения. Зато призрак вполне мог умолчать о чем-то, если не задать ему конкретный вопрос, предполагающий однозначный прямой ответ. А этот конкретный выходец из мира мертвых явно не настроен сотрудничать, так что Арзу придется постараться, чтобы заставить призрака поделиться нужными мне сведениями, да и мне как единственному в нашей компании магу-стихийнику тоже - подбавить огоньку, если некротварь вновь заупрямится. Хорошо хоть план допроса мы составили заранее, и теперь Арз просто читает вопросы из блокнота, а не придумывает их самостоятельно - импровизация не всегда к месту.
  Лир пристроился справа и чуть поодаль от ритуалиста, готовый, если что, броситься на защиту друга. Он не маг, но опыта борьбы с разного рода некротварями у него больше, чем у каждого из нас, а меч в ножнах особый, с добавлением серебра и с целым комплексом наложенных на него заклятий. Кроме того, броня и карманы подполковника Мрракса тоже полны крайне неприятных для порождений некроса сюрпризов.
  Ансельм же, придя в себя, уже разложил писчие принадлежности, готовый фиксировать показания призрака. Юридической силы такой протокол иметь не будет, так как составлен в отсутствие представителей властных структур, но может быть использован в качестве доказательства официальным следствием. Так что составляется он по всей форме, с описанием ритуала призыва духа, в присутствии двух свидетелей, а под конец Арзабаль на него еще и магическую печать наложит. Ну да, юрист я или кто?
  А я, в свою очередь, занял наблюдательную позицию и принял на себя нелегкую задачу общего руководства операцией, а заодно заранее закрепил за собой право остановить ритуал. Ну да, скромный я, скромный... Короче, все при деле.
  - Назови имя смертного, которому ты задолжал, - потребовал Арз, вновь стукнув посохом.
  По полупрозрачному силуэту побежала рябь.
  - Нет. Запрещено.
  Что ж, такой ответ тоже вполне предсказуем - раз уж тот, кто натравил призрака на жителей Мерисского квартала, озаботился сокрытием следов некротвари заклятием Плаща Воды, то уж запретом называть собственное имя - и подавно. Но я, к счастью, предусмотрел и такой вариант, так что, дважды мяукнув, дал Арзу знак приступать ко второму блоку вопросов. Тот едва заметно кивнул. Принято.
  Дальше последовали вопросы о жизни призрака до того, как он, собственно, стал таковым. И эта призрачная сволочь еще и юлить пыталась! Хотя ума не приложу, как ему, обладающему лишь обрывками личности, воспоминаний и разума, это удавалось! Пришлось даже еще раз вжарить по некротвари огоньком, чтоб посговорчивей стала. Это стоило мне минутной потери сознания, но допрашиваемый проникся, и стал отвечать на вопросы Арза более конкретно. Выяснить удалось немногое, но это было уже хоть что-то.
  Жить нашему призраку выпало в то непростое время, в летописях названное Войной Объединения. Тогда молодое военизированное государство Миаствер, образованное союзом людей, трегничей, жугернов и храгынов, начало магией и мечом подминать под себя чужие земли, и результатом тех военных походов стало образование империи в том виде, в котором мы знаем ее сейчас. Конечно, разрозненные племена и государства, не сумевшие договориться между собой и не имеющие столь мощной и отлаженной военной машины, проигрывали, хоть и сопротивлялись яростно. В итоге земли от Тарлонга до восточного побережья океана оказались под рукой Миаствера. Независимость сохранили лишь мало пригодные для жизни территории вроде Крайнего Севера, Гадовьих болот или Костяного Кряжа, и то только потому, что изначально не были интересны завоевателям. Да еще и земли эльфов - Великий Лес и три княжества, но это потому, что те каким-то образом смогли пробудить природную магию и поставить ее на защиту своих владений. Силой их не сломили, так что в ход пошло экономическое давление. В итоге противостояние новоиспеченной империи с эльфами завершилось мирным договором и взаимными уступками: первые сохранили за собой и земли, и суверенитет, вторые получили в свою армию эльфийских бойцов и магов и еще много чего. Процесс рождения империи растянулся на сто двадцать два года. Сколько крови пролилось тогда, историки так и не смогли подсчитать, но много, храргово много. Война Объединения... Этим все сказано. Страшные времена, отголоски которых так же, как и Эпохи Заселения, мы, ныне живущие, ощущаем до сих пор.
  В те времена Наргонта как таковая еще не существовала. В учебнике истории, кстати, содержится крайне скромное, я б даже сказал, мимолетное упоминание вскользь о том, что в те времена на месте второго по значимости города империи располагалось лишь несколько небольших сел, и рассказ призрака это подтвердил. Хотя, судя по расположению, рельефу и климатическим условиям, эти места должны были быть заселены гораздо плотнее. Хм, надо бы заслать Лотю в архив, пусть поищет информацию, тем более, для общего развития полезно. Но в этом случае есть риск того, что Ансельм всерьез озаботится претворением в жизнь угрозы сделать из меня коврик за то, что я отрываю ученицу от учебного процесса, который он, кстати, иногда сам тормозит... Ничего, у меня под рукой, в смысле, под лапой еще два офицера в отпуске, хе-хе.
  Так вот, призрак, хоть и не помнил своего имени, поведал, что при жизни был женщиной, принадлежавшей к расе трегничей. Всю жизнь будущая убийца живущих в Наргонте мериссцев прожила в этих краях, к аристократии не принадлежала, но и в число отбросов общества не входила. Зарабатывала на жизнь шитьем и тем, что делала уборку в башне мага-отшельника, выбравшего глушь Срединных лесов в качестве места проживания (маг это хорошо, обрадовался я, это просто замурррчательно, потому что упоминание о нем точно должно содержаться в староимперских хрониках!). Рано овдовела. Имела троих малолетних детей, да еще и заботилась о престарелых родителях и младшей сестре, волей судьбы утратившей способность передвигаться самостоятельно. Вот из-за семьи-то и завертелась вся эта история.
  К небольшому поселению, где жила наша призрачная убийца, быстро продвигалась часть объединенной армии Миаствера, и, судя по слухам, обгонявшим ее, на милость завоевателей рассчитывать не приходилось, они с местным населением не церемонились. Те, кто мог покинуть опасное место, уже сделали это, остальные же, в том числе и та, кому предстояло разменять посмертие на возврат долга, вынуждены были оставаться на месте и ждать смерти. Наша же безымянная трегни не желала своей семье участи развлечения для озверевшей от крови солдатни, и, не имея возможности спасти ее своими силами, решила обратиться к магу. Видимо, тому самому, в берлоге которого наводила чистоту каждую неделю. Маг согласился ей помочь. Он обещал приставить к каждому из членов ее семьи духов-защитников, которые не позволили бы им пропасть до того, как истечет срок, отведенный им богами. Взамен же благодетель потребовал безграничного служения - по полному обряду, с принесением соответствующей клятвы.
  Видимо, оговорку 'безграничное' маг употребил не просто так, потому что трегни погибла на пути от башни мага к поселению. Как это случилось? Увы, призрак не знал обстоятельств собственной смерти, не помнил ничего, что могло бы хоть как-то пролить свет на это событие, как и то, что происходило с ним до призыва в мир живых. А после был приказ: уничтожать врагов потомка мага, с которым был заключен кабальный договор. Кабальный с моей точки зрения, сама призрачная трегни его таковым не считала, наоборот, готова была ноги магу-контрагенту целовать. Но о том, выполнил ли он свою часть сделки, трегни не знала, как и о судьбе своей семьи и самого контрагента. Единственное, в чем у призрака не было сомнений, так это в его смерти, причем уже довольно давнишней.
  Я задумался. Сложность заключалась в том, что для исполнения данной уйму лет назад клятвы призрака призвал потомок того мага, не по прямой линии, но связанный с последним кровным родством. И еще в неясности причины, по которой этот самый потомок мага, велел ей убивать эльфов. Хотя, сам механизм выбора жертв был для призрачной леди предельно ясным: чистокровные эльфы, проживающие на территории исчезнувшего поселения, на которых укажет хозяин. О способе такового указания она тоже ничего не сказала. Сообщила лишь, что чувствует будущих жертв. М-да...
  Забывшись, я задумчиво почесал за ухом, за что был обруган Кейном - чуть слышно, но трехэтажно. Но я не стал фыркать в ответ - не до того было. Что-то здесь не сходится! Или это я не понимаю смысл сего действа? Зачем напускать довольно-таки опасную, но далеко не самую сильную некротварь на живущих в Наргонте эльфов? До сих пор призрак убивал эльфов по одному, хотя способен за раз высосать жизнь из четырех-пяти индивидов, причем это знание подтверждено моим собственным армейским опытом. Что, есть ограничение на количество жертв? А зачем оно нужно? Нет, я еще могу понять, почему она выбрана в качестве орудия убийства: точную причину смерти установить очень и очень сложно, если заранее не подозревать вмешательство порождения некроса. А откуда бы им взяться в защищенном от подобных случаев городе? Хм, с этой защитой явно что-то не так, раз ее уже не первая некротварь берет с наскока...
  И, кстати, откуда на призрачной убийце взялось заклятие Плаща воды? Неужто хозяин подсуетился? Умно, это действительно затрудняет поиски и работу экспертусов. С другой стороны, ограничивает само орудие убийства только дождливой погодой. Напрашивается вывод, что нынешнему хозяину призрака торопиться некуда.
  Интересно, какую цель он преследует, натравливая свое некроорудие на мерриссцев? Чтобы напугать эльфов, посеять панику и заставить бежать из города, по дешевке продавая дома, а то и просто бросая их, этого явно недостаточно. Ситуация, возможно, осложнилась бы с началом затяжных ливней, которые обрушиваются на Наргонту в конце июня - начале июля вот уже два десятка лет подряд (маги-погодники постарались), но к тому времени мы с Лотей и Герлианом уже доведем до жителей Мерисского квартала технику безопасности.
  Кроме того, подданных князя Изялиниэля несколькими смертями не запугаешь. Разозлить можно, что и случилось, но напугать... тут нужно что-то более грандиозное, что затронет не только один квартал в Наргонте, но и само княжество. Мериссцы-то давно под рукой деда существуют, знают, что тот в беде их не бросит. Да и в городе живут долго, покидать его желанием не горят, и под давлением обстоятельств - гибель сородичей это не кот начихал! - будут следовать моим инструкциям, что позволит избежать лишних жертв и вполне мирно сосуществовать с призраком. До той поры, пока жрецы, обе стражи и городские власти не раскачаются и не выпишут по его душу (или что там от нее осталось?) отряд импов специального назначения... Признаться, рассматривая ситуацию с учетом полученных от призрака сведений, я почти сразу подумал о мести. О такой вот изощренной, растянутой во времени, но неотвратимой мести... И еще меня не отпускает ощущение, что некротварь чего-то недоговаривает.
  Спрыгиваю с плеча Кейна и, осторожно приблизившись к Арзу, поднимаюсь на задние лапы и упираюсь передними в колено друга, слегка выпустив когти - заранее оговоренный знак: дожми, врет. Ритуалист коротко кивнул и вновь заговорил с призраком, не забывая то и дело тыкать навершием посоха в линии ритуальной фигуры, чтобы тот не забывал, где находится. Да и я, вернувшись на плечо Кейна, старательно поджаривал несговорчивую собеседницу, пока Арз переводил дух.
  Призрачная трегни, образно выражаясь, вертелась, как угорь на сковородке, но, на наше счастье, призвавший ее не установил прямого запрета на рассказ о принципе отбора жертв, и, изрядно попотев, мы все же вытянули из нее признание: маячком для призрака служит особая метка, энергетический след в ауре кандидата в покойники. Метку оставлял лично нынешний хозяин призрака, и последним она воспринималась как холодная клякса темно-синего цвета. И призрак по своей инициативе пытался утаить эти сведения, считая, что, сообщив их нам, выдаст 'нанимателя'. Н-да, вот тебе и безмозглая нежить! Видимо, долг и сохраненные благодаря нему остатки личности сделали свое дело. При жизни, надо думать, эта трегни отличалась честностью и самоотверженностью. И сейчас я искренне надеялся, что жертва ее не стала напрасной.
  Мы с Лотей все равно будем искать сведения о маге, с которым она заключила сделку, так, может, удастся найти сведения о ней самой и ее семье? Попытаться стоит. А еще однозначно надо как-нибудь прозрачно намекнуть городским властям, что не мешало бы доработать охранно-защитную систему чар над городом.
  - Думаю, призрак поведал все, что мог, - сообщил Арзабаль, кивком головы указывая на дрожащее белесое пятно чуть в стороне от центра ритуальной фигуры, в котором уже почти невозможно было разглядеть очертания силуэта. - Вряд ли удастся вытянуть из него еще что-то. Да и, если нажмем еще чуть-чуть, рискуем развеять призрака. А можно и просто так его развоплотить... Решай, Котяра.
  Я задумался. Велико было искушение добить эту некротварь окончательно, однако никаких гарантий того, что хозяин призрака не найдет иное орудие убийства, не существовало. Ведь не факт, что его месть свершилась, и больше смертей среди жителей Мерисского квартала не запланировано. Нет уж, лучше известный убийца, чем неизвестное зло, которое мне предстоит искать, что называется, с нуля. Стало быть, призрака надо отпускать, предварительно навесив следилку и наложив запрет рассказывать о текущем допросе кому-либо. Но сначала пусть с ним побеседует одна перводемоница...
  Велев Арзу ждать, я позвал Лерисах. Надо сказать, явление сей перводемоницы произвело впечатление на парней, по крайней мере, в первый момент. Ну, еще бы - высокая фигуристая девица в коротком, выше колен, одеянии. Подумаешь, кожа синяя, рога и хвост! Кто вообще обратит внимание на такую ерунду при виде шикарного бюста размера этак третьего, если не четвертого, обалденных ног и не менее обалденных нижних полушарий мозга?! Я б тоже слюной истекать начал, если б не имел возможности пообщаться с ней заранее и ознакомиться с мерзким характером и поганым языком этой привлекательной особы. Так что только фыркнул снисходительно, давая понять, как на самом деле отношусь к ее позерству, за что заработал уничижительный взгляд перводемоницы. Парни, впрочем, тоже отошли от первого впечатления довольно быстро. Лирриан как командир до мозга костей быстро вспомнил о том, что прелестные девы, являющиеся из ниоткуда, могут таить в себе нешуточную опасность, и подобрался, готовясь к бою. Арз, сын и наследник хозяина сети борделей, повидал немало красоток, да и вообще в силу собственного характера инстинкты умел неплохо сдерживать, тоже военнослужащий и, хоть и маг, потому и реакция аналогичная - перехватить посох на манер боевого и подготовиться к удару. Ансельм же просто выбился из сил, и на что-то большее, чем пара восторженных вздохов и пассивное разглядывание, сейчас не способен.
  - Хочу задать призраку пару вопросов! - заговорила Лера, не размениваясь на приветствия, указывая точеным пальчиком с кроваво-красным ногтем на Арзабаля. - И это мяукающее недоразумение обещало, что ты мне в том поможешь!
  Храгын перевел на меня недоумевающий взгляд. Пришлось согласно мяукнуть и даже качнуть головой, пытаясь выразить взглядом, что все объясню им потом. Ритуалист пожал плечами и воззрился на Лерисах - оценивающе, будто пытался прикинуть стоимость ее на одном специфическом рынке услуг. Та слегка стушевалась, но тут же совладала с собой, облила всех презрением, и начала раздавать команды.
  Я не очень-то следил за происходящим, обдумывая сведения, полученные от призрачной трегни. Однако краем уха все же расслышал, что перводемоница посредством бедолаги Арзабаля, который под конец той беседы едва не грыз свой посох от злости, расспрашивала ту о захоронениях по соседству, искала гробницу, где обрела последний приют семья - женщина с двумя детьми. Судя по тому, что перестала ругаться на чем свет стоит, костеря и Арза, и призрака, и остальных здесь присутствующих, и вообще весь этот лес, нужные сведения она все-таки добыла. И уже собиралась уйти на радость парням, в глазах которых быстро растеряла большую часть своего очарования, открыв рот, но я вновь мысленно обратился к ней, решив заручиться поддержкой существа, знающего о магии гораздо больше всех нас вместе взятых. По крайней мере, я на это надеялся.
  - Лера, ты же способна видеть ауры живых существ, ведь так?
  И, дождавшись горделивого кивка, продолжил:
  - Тогда просмотри ауры всех эльфов Мерисского квартала на предмет наличия меток, похожих на синюю кляксу, от которой так сильно веет холодом, что это даже призрак почувствовал.
  Обалдевшая перводемоница на миг утратила дар речи. А я смотрел на нее с плеча Лира и просто наслаждался зрелищем - округлившиеся глаза и широко распахнутый рот, в который ветер-шутник ловко закинул прядь черных полос, на синем чешуйчатом лице выглядели весьма забавно.
  - Знаешь, хвостатый, а ты очень большой наглец! - Лера машинально ухватилась за кончик собственного хвоста и начала плести косички из шерсти на его кисточке. Нервничает, что ли? - Требовать ответа от перводемона, едва ли не в ультимативной форме, да еще и ничего не предложив взамен...
  - Короче, просьбу ты мою выполнить не можешь, - подытожил я. - Жаль. Придется поискать иного помощника. Правда, это займет время, несколько дней, как минимум. А я мог бы потратить это время с большей пользой, принимая во внимание тот факт, что на мне лежат сразу два расследования, одно из которых в твоих интересах...
  - Цыц, хвостатый! - рыкнула перводемоница, перебив меня. - Могу! Но, сам понимаешь, не бесплатно, иначе свои же уважать перестанут.
  - И что же ты хочешь за свои услуги? - осведомился я, предчувствуя, что какой-нибудь банальностью вроде толики жизненной энергии или традиционной жертвы Иннерлии эта девица не ограничится.
  Перводемоница на миг закусила губу, будто пыталась справиться с волнением. О, я заинтригован!
  - Моя цена: ты не бросишь расследовать дело Й'егрес Тар-Граорр даже после того, как докажешь невиновность Лоти, и обязательно докопаешься до правды, - выпалила она. - Найдешь истинного виновного в том, что случилось с Гритрагом.
  Ох, долго ж ты с духом собиралась, хвостатая!.. А что, ей можно дразнить меня наличием хвоста, а мне нельзя?! Она-то, между прочим, тоже обладает сим продолжением позвоночника, да еще таким, что мой ни в какое сравнение с ним не идет. Да, не идет! Зато гораздо симпатичнее, пушистый, как теперь и я сам, и девушкам нравится.
  - Я все слышу! - грозно сверкнула глазами перводемоница.
  Я только фыркнул и мысленно поздравил ее с наличием хорошего слуха, получив заковыристое ругательство в ответ.
  - И еще ты перестанешь звать меня Лерой! - поставило новое условие это хвостатое чудо. - Так меня позволено звать только близким друзьям, в число которых ты не входишь, и вряд ли когда-нибудь войдешь.
  Мысленно пожимаю плечами. Как хочешь, дорогуша, мне не сложно. Я могу и иное обращение к тебе придумать.
  Лерисах исчезла, просто растворилась в воздухе - к радости Арзабаля и сожалению остальных членов нашей чисто мужской компании. Лир с Ансельмом устроились чуть сбоку от демонической девы, подсветили предусмотрительно захваченным фонарем, и получили свою толику удовольствия от созерцания прелестницы. Особенно им понравилось, когда она начала теребить свой хвост - туника-то задралась сзади... Эх, измельчали нынче перводемоны! А было время, страх до испачканных штанов наводили.
  Арзабаль, завершив все оговоренные манипуляции, отпустил призрака и устало сел на траву, утирая обильно струящийся по лбу пот. Лир и Ансельм, обсуждая впечатляющие достоинства перводемоницы и сокрушаясь об отсутствии борделя поблизости, взялись за уборку поляны, уничтожая следы магического вмешательства: один собирал в сумку Арза разряженные артефакты-накопители и сметал в специальный совочек остатки ингредиентов, другой поливал линии ритуальной фигуры обычной водой, отчего жидкость, ранее залитая в них, с легким дымком испарялась, стирая любое упоминание о сотворенном здесь ритуале. Еще день-другой, и ничто более не будет напоминать о том, что происходило здесь этой ночью. Подобная предосторожность в свете подкованности хозяина призрака в магии может оказаться совсем не лишней.
  Я же, устроившись рядом с Арзом, налетевшим на корзину с едой и напитками, быстро вытребовал себе толику вкусностей и, утолив голод, развалился на расстеленном на траве все тем же ритуалистом одеяле и вновь задумался о хозяине призрака. Выходило, что сам он (или она), определенно, является магом, причем не из слабых, имеет склонность к водной стихии, о чем свидетельствует цвет метки в аурах жертв. И, одновременно, является ритуалистом или же имеет какой-нибудь хитрый артефакт, потому что иной возможности нацепить на столь неустойчивую, прямо-таки эфемерную субстанцию как призрак заклятие Плаща Воды, требующее устойчивого в физическом мире объекта наложения, я не видел. Впрочем, вряд ли этими умениями и талантами наделен один индивид. Скорей всего, у хозяина призрака есть сообщник - один или несколько. К тому же, осуществить подобную операцию, да и вообще додуматься до такого, способен лишь незаурядный ум, гений вроде моего сводного братца. Итак, что это дает? Не так уж много, в сущности. В поисках подозреваемых нам с Лотей придется прошерстить на предмет наличия соответствующих талантов всех действующих магов, а также студентов и выпускников магических учебных заведений, дающих более или менее серьезные знания. И я уже в ужасе, ведь количество университетов и школ, соответствующих данному критерию, переваливает за десяток! Хорошо хоть шарашкины конторы, специализирующихся не столько на развитии магических талантов, сколько на выдаче сертификата с невнятным определением 'маг скользящего профиля', можно оставить без внимания. А то развелось их по стране... Ох, Храрг побери! Есть ведь еще и обучение в частном порядке... Кошмар! Все равно, что иголку в стоге сена искать! И далеко не факт, что найдешь...
  Попробуем зайти с другой стороны. Нам понадобится более обстоятельно изучить личности всех жертв, покопаться в их прошлом, вытащить на свет все грязное белье (не сомневаюсь, что последнего у них полно), и, может быть, я смогу найти некое обстоятельство, объединяющее их, выяснить, кого обидели эти четверо. А они точно кого-то обидели, причем сильно! Или же те, кому они дороги - родители, супруги, родственники, друзья... Демоны меня задери! Круг индивидов, подлежащих проверке, растет просто-таки в геометрической прогрессии! И как же все обхватить бедному котику с подручной оборотницей?! Нет, в этот раз без привлечения к делу помощников мне не обойтись. А вот они, помощнички, уборку на поляне делают. И еще одна обещала эльфов Мерисского квартала на синие метки в ауре проверить.
  И, наконец-то, третье и самое, на мой взгляд, бесперспективное направление расследования: поиски мага, которому задолжал призрак-убийца, и проследить его родословную до наших дней, попытаться выявить возможных потомков и искать подозреваемого уже среди них. Зная, какой кавардак творился на начальном этапе становления нынешней империи, я сомневался, что найду хоть какие-то концы. Но, тем не менее, попытаться стоит, а также поискать сведения о семье призрака-убийцы. Ох, чувствую, много я о себе услышу нового и интересного - и от друзей, и от жены...
  
  Интерлюдия 4. 12 июня, ближе к рассвету.
  
  Лерисах,
  перводемоница на карачках
  
  Ползти по узкому туннелю воздуховодной шахты, коих в данной усыпальнице при оказалось аж целых три, было весьма некомфортно - темная, пыльная, узкая, с шероховатыми стенками, о которые отлично было обдирать кожу с боков и бедер, и мелкими камешками на полу, которые больно впивались в ладони и колени. Но я героически ползла, изо всех сил упираясь всеми четырьмя конечностями, чтобы только не скатиться вниз, так как шахта шла сильно под уклон. И героически терпела неудобства, подстегиваемая своей целью... Ровно до того момента, когда, остановившись перевести дух, не задала себе вопрос: а почему я, слегка изменившая пропорции своего тела, чтобы влезть в эту проклятую шахту, не могу пойти дальше по пути модификации собственного организма до змееподобного, например, состояния, в котором ползти по узкому рукотворному проходу в толще скалы гораздо легче? Храрг побери! И почему я не подумала об этом раньше?! За неимением возможности хлопнуть себя по лбу - держалась за стенки туннеля из опасения улететь вниз - я постучала лбом о пол, о чем, кстати, сразу пожалела, так как набила себе шишку.
  Изменив свое тело, я проделала путь до первой камеры усыпальницы примерно за десять минут, а ползком я б наверняка все сорок пыхтела. Не сказать, что данный способ передвижения простой или удобный, особенно если принять во внимание, что опыта перемещения в измененном теле у меня не было совсем, но я справилась.
  А, пока проделывала этот путь, обдумывала разговор с Яросом. И сама не верила, что этот полукровка действительно готов ввязаться еще в одно расследование, причем не только ради Лоти, но и ради меня тоже. Да, в обмен на ответную услугу, но все-таки... И потом, мне нравится его отношение к Лоте. Ведь мог бы просто послать дядюшку вместе с долгами, Гритрагами и прочей ерундой. Или, например, откупиться, тем более, что такой вариант дядю наверняка устроил бы, он тот еще скряга. Но нет же - надо докопаться до истины! А услышав пассаж про восстановление доброго имени, я - смех сказать! - едва не разревелась, как девчонка. Храрг побери! С тех пор, как не стало мамы, никого и никогда не интересовали такие 'мелочи' как доброе имя Й'егрес Тар-Граорр, не говоря уже о ее душевном состоянии - ни родственников, ни приятелей по школе. Друзей, увы, у меня не было - не сложилось, равно как и с возлюбленными...
  Уже потом, кое-как утихомирив всколыхнувшиеся эмоции, я напомнила себе, что княжич Иолатэ не по доброте душевной решил влезть в эту историю. Что у него есть личная заинтересованность в чистой репутации жены, потому что любое пятно на ней бросает тень и на него. Тем более, попытка убийства, хоть и не удавшаяся - подозреваю, именно в таком свете попытается выставить произошедшее мой дядюшка! А о том, чтобы вернуть Гритрагу долг жизни предложенным дядей способом, сдав жену в безвозмездное пользование, для него и речи идти не может.
  А уж что творится в душе бедолаги Лоти, и представить страшно! Она мало того, что отношений с мужчинами избегает из-за какой-то душевной травмы, так еще и, наверное. До сих пор от известия о своем скоропалительном замужестве не отошла. А тут такое...
  Конечно, эти двое сейчас будут носом землю рыть, чтобы разобраться в ситуации с 'покушением' на Гритрага и доказать невиновность Лоти, то есть, Й'егрес. И я тоже не могу оставаться в стороне! Вернее, могла бы, но точно не усижу на попе ровно, получив шанс оправдаться.
  Я... Й'егрес отнюдь не была паинькой, но покушения ни на дядю, ни на кого-либо еще из родственников, ни на Гритрага, хоть он и противный, не устраивала. Не совсем же я идиотка, вполне могла просчитать последствия! Я понятия не имею, как снотворное со слабительным оказались в желудке дядиного компаньона! Я их ему точно не подливала! И Ярос, надо отдать должное этому мерзкому субъекту, пришел к совершенно правильным выводам: Й'егрес действовала бы хитрее, и Храрга с два ее, то есть меня, вычислили бы. А если б и вычислили, я вполне смогла бы унести ноги и спрятаться, переждать гнев родственников в тихом месте, что я, кстати, и сделала, когда дядюшка поставил мне ультиматум - или я добровольно отправляюсь в дом Гритрагов, или меня везут туда силой. Сбежать-то было несложно. Сложности начались потом...
  Кстати, моя вина есть едва ли в четверти случаев, описанных дядюшкой Яросу, остальные чистейшей воды подставы от дражайших родственников - двоюродных братьев и сестры, а кое-где постаралось и младшее поколение клана Тар-Граорр. Те очень быстро поняли, что на оставшуюся без защиты матери Й'егрес можно валить все свои 'косяки', отрабатывать навыки подставы ближнего, да и просто срывать на ней плохое настроение. Ведь никто из взрослых членов клана не будет ни в чем разбираться, искать истинного виновника, если есть такая удобная девочка для битья как Й'егрес. До сих пор как вспомню, руки сами в кулаки сжимаются. Но до той подставы с Гритрагом эти 'милые розыгрыши' не заходили так далеко... Случайность? Или кто-то из младших членов клана решил избавиться от меня?
  Хм, одно хитрое дело Ярос уже распутал, так что, думаю, есть надежда, что он и с текущими справиться. Тогда Лотина помощь и связи княжича оказались отличным подспорьем для того. А хватит ли этого для схватки сразу с двумя могущественными кланами оборотней? Боюсь, без помощи того, кто знает ситуацию изнутри, этому следователю о двух ипостасях не обойтись, стало быть, я буду помогать ему по мере сил. И даже еще одного помощника на добровольных началах организую - есть у меня одни знакомый адепт Ану, который мается бездельем и тяготиться курзонским обществом. Осталось только решить, куда его заслать - в Наргонту или сразу в Тарлонг? Хм, над этим стоит поразмыслить.
  И еще одно я для себя решила: если княжич-полукровка сумеет вычислить истинного виновника и доказать его вину, что, соответственно, повлечет оправдание и Й'егрес, и Лоти, я прощу ему и мерзкий характер, и периодическое нарушение договоренности с Иннерлией, и долги по перемещению его души из пушистого тельца в родное, полуэльфячье. В конце концов, дармовую энергию для того перводемону жизни всегда есть, где почерпнуть...
  Тут мне в бок ткнулся очередной острый камень, и я, едва сдержавшись, чтобы не взвыть в голос, вернулась в реальность. А ведь еще обратно ползти, Храрг побери... Впрочем, может, мне повезет, и выйти из гробницы через главный вход будет проще, чем войти?
  Да уж, тот, кто запечатывал сию усыпальницу, сделал свою работу на совесть. По моим прикидкам, сделанным по результатам двадцатиминутного топтания перед входом в гробницу, он же - выход, и часового бегания вокруг холма в поисках иного способа пробраться внутрь, чтобы снять те магические печати и остаться при этом живой и относительно здоровой, пришлось бы припахать пятерых таких умельцев, как Арзабаль. Да и то они на один только расчет ритуала потратили бы не меньше недели. А я просто не смогу столько ждать! Нет уж, решила я, должен быть иной способ попасть внутрь, и занялась исследованием холма, в скальном подножии которого располагался последний приют жены и детей Вечного Охотника. И нашла три воздуховодные шахты! Зачем столько? А, какая мне разница?! Главное, это существенно облегчает мне жизнь!
  Более детальное изучение обнаруженных шахт поумерило мои восторги: одна из них обрушилась, другая была слишком узкой, вот я и выбрала третью, самую короткую, с самым крутым спуском и самую бесячую. А куда деваться? Ползла вот по ней, оставляя ошметки кожи на стенах и сбивая в кровь колени, под конец даже пальцы на правой руке из суставов повыбивала. Раны-то для перводемона пустяковые, но обидно. И больно, Храрг побери...
  Кстати, оказавшись в усыпальнице и вернув тело в первоначальное состояние, я вновь стучала себя по лбу. И какого адепта света я, придав змееподобность собственному телу, не догадалась сделать кожу более плотной? Заразилась скудоумием от Вэла? Или просто еще не привыкла к тому, что теперь я перводемон, не приняла новую сущность до конца, и продолжаю цепляться за опыт смертного? Кто ж меня знает? Может, с Иннерлией поговорить по душам, если выдастся минутка? Надеюсь, богиня жизни не поднимет меня на смех. Иначе... Иначе пойду зализывать душевные раны к Яросу! Он такой милый в новом обличье, так бы и затискала - самое то для утешения девицы в расстроенных чувствах. А что характер у котика мерзкий и язык без костей... ничего, переживем. Тем более, что, будучи крепко прижатым к груди и стиснутым в не менее крепких объятиях, не очень-то поязвишь. Нарисованная воображением картина о том, как полупридушенный котяра всеми силами пытается вырваться из моих цепких объятий, а я медленно, очень медленно, сжимаю руки еще крепче, и на губах моих играет мстительная улыбка, подняла мне настроение. И нет, я не собиралась претворять сию фантазию в жизнь... по крайней мере, пока хвостатый гаденыш не узнает, кто на самом деле подставит Й'егрес Тар-Граорр. А дальше посмотрим, как он вести себя будет. Но что-то я отвлеклась...
  Гробница встретила меня темнотой, вековой пылью, затхлым, несмотря на количество вентшахт, воздухом и таким количеством агрессивно настроенной магии, что, будь я смертной, уже точно отбросила бы тапочки (это иносказательно, перводемоны в обычной жизни обуви не носят!). Осматриваясь и, одновременно, приходя в себя после нескольких мощных магических ударов, я все никак не могла взять в толк, что же угрожало этому захоронению. Ну, от кого или от чего нужно защищать умерших? Ведь самое худшее с ними уже произошло. И ладно бы здесь куча золота и драгоценностей была, так нет же! Все строго и просто, никаких излишеств, только три каменных саркофага на постаментах - один большой и два поменьше, ворохи засохших цветов на каждом, да несколько игрушек на тех, в которых лежат останки детей Вечного Охотника. Надо ли говорить, что от малейшего движения воздуха, вызванного моими перемещениями по гробнице, они тут же разлетелись в пыль? Впрочем, мне это даже на руку.
  Испытывала ли я стыд, страх или хотя бы трепет, оскверняя захоронение? Ужасалась ли своему поступку? Нет, лишь сожалела о трех жизнях, оборвавшихся слишком рано из-за малодушия одного двинутого богоборца, да о том, что не могу удержать матерные слова на языке, сдвигая тяжеленную крышку саркофага. Ох, не будь я перводемоном... Все равно надорвалась, Ану их побери! Если б не подкачала сил из резерва, так и осталась бы лежать на полу в пыли, дрожа всем телом от перенапряжения и слабея еще больше из-за сильного носового кровотечения. Да, вот так бездарно расходуются нынче ценнейшие ингредиенты, за которые смертные алхимики готовы если не руку отдать, то палец-то точно.
  Усмехнувшись собственной идиотской шутке, я кое-как сгребла конечности в кучку и, ухватившись за край саркофага, встала на противно подрагивающие ноги. И снова ощутила слабость! Демонова каменюка вытягивала из меня жизненные силы! Ох, Храрг побери! Осмотрев саркофаги повнимательнее, я заметила тонкую паутину смертельного заклятия, филигранно вплетенную в саму структуру камня. Н-да, не будь я перводемоном - причем перводемоном богини жизни! - и валялся бы тут через пару минут после прикосновения к первому же саркофагу мой мумифицированный труп. И что же такого интересного внутри каменных ящиков, раз на них такая защита стоит?! Раздираемая любопытством, я полезла в малые саркофаги. На этот раз мне хватило ума спихнуть крышку с саркофага, предварительно нацепив на руки призванные из сферы Иннерлии толстые перчатки с антимагической пропиткой - разжилась ими во время предпоследнего визита в Курзон, всего за малую пробирку крови. И ведь не зря же, не зря! Радости моей нет предела от того, что теперь заклятие, призванное вытягивать жизненную силу из того, кто тронет саркофаг, на меня не реагирует.
  К счастью, больше магических сюрпризов усыпальница не преподнесла, и я смогла, осторожничая без меры, взять по косточке у каждого из детей Вечного Охотника, одновременно прося у них прощения за святотатство и обещая щедрое подношение их душам, если они еще не ушли на перерождение. Хотя, конечно, уже ушли, и не раз, ведь сколько времени прошло... Или все же нет, ведь их убийца все еще ходит по земле? Впрочем, подношение в любом случае не помешает, особенно если сделано перводемоном богини жизни.
  Изначально я не собиралась вскрывать саркофаг жены Гаэрра, но глаза мои заметили под слоем пыли какую-то надпись. Сметя пыль, я сумела прочесть высеченные в камне письмена: 'Его смерть держу в ладонях'. Ух, а что так витиевато? Еле разобрала! Интересно... На этот раз мне пришлось приложить гораздо больше сил, но, бросив взгляд на останки лежащей в саркофаге женщины, я поняла, что оно того стоило: истлевшие пальцы сжимали короткий кривой клинок с вырезанными на нем непонятными символами. Магии в нем не чувствовалось - та грозная сила, что таилась в загадочном оружии, не имела отношения к магии. Увы, это все, что я могла сказать о ней.
  Подумав, я бережно забрала клинок из рук мертвой женщины. Что-то подсказывало мне, что так будет правильно, да и любопытство оказалось сильнее осторожности - еще бы, я ж таких штук никогда не видела! А так появится еще один повод для разговора с Иннерлией. Мысль о том, что, может, лучше пока оставить все, как есть, и только потом, вооружившись знаниями и, при необходимости, щипцами или еще какими-нибудь подручными средствами, соваться в саркофаг за находкой, лишь на миг мелькнула в моей голове и тут же скрылась за ненадобностью.
  Я повертела в руках клинок - конечно, сначала в перчатках - но ничего не произошло. Осмелев, я коснулась странного оружия незащищенной рукой. Снова ничего. Явственно ощущая укол разочарования, я даже осторожно лизнула лезвие. Ни-че-го! Эх, а я-то надеялась на что-нибудь эдакое, масштабное... Ладно, потом разберемся.
  Но, стоило мне подойти к выходу из камеры с саркофагами, намереваясь пересечь первую камеру и выйти отсюда тем же путем, что и пришла, как вдруг яркий свет резанул глаза: пол и потолок обеих камер усыпальницы покрывали сложные узоры, среди которых я, проморгавшись, с ужасом разобрала символы смерти, призыва, жертвы и клятвы, и все вместе они рисовали довольно-таки зловещую картину. Впрочем, я все еще жива, и никакого воздействия на себя не ощущаю, не считая того, что не могу оторвать ноги от пола, стало быть, не так уж все плохо. Каково бы не было назначение этого заклятия, до этой минуты спящего (иначе я бы его почуяла!), почему-то я была уверена, что смерть мне не грозит. Не так-то просто убить перводемона... Но это, в целом, возможно, при должном уровне знаний, умений и сноровке. А тот, кто украсил усыпальницу жены и детей Вечного Охотника ритуальными фигурами, боюсь, как раз знаниями и умениями обладал...
  Пока я обдумывала происходящее, в дальнем конце 'прихожей', у самого входа в гробницу материализовалась высокая белая фигура. Еще один призрак?! Не многовато ли для одной ночи?
  Впрочем, очень скоро я поняла, что существо, что явилось сейчас передо мной, порождением некроса не является. Слишком четкое изображение, слишком осмысленный властный взгляд и голос, буквально прижимающий к полу. Сюда явился дух, тот, кто еще при жизни добровольно обрек себя не знать покоя в посмертии, пока не исполнит некое обязательство. Но главным отличием духов от призраков является то, что те полностью сохраняют свою личность, свои знания и умения, пусть и лишаются возможности применять их полностью или отчасти - в связи с потерей физического тела. А еще владеют телекинезом и неплохо умеют убивать. И один из таких духов стоит сейчас напротив меня - красивая высокая женщина с длинными распущенными волосами, определить возраст которой 'на глаз' я не смогла. Под длинным, в пол платьем не было видно ног, да и само место, где должны быть ноги, растекалось туманом. И мне почему-то кажется, что при жизни она тоже принадлежала к расе оборотней, и, скорей всего, ее второй ипостасью был представитель семейства песьих - волчица или, может быть, крупная собака.
  Дух оборотницы изучающе разглядывал меня, не спеша начинать разговор. Я же, в свою очередь, села прямо на пол, давая понять, что совершено никуда не тороплюсь. Теперь к полу прилипли ноги и попа. Брр!
  Молчание затягивалось. И только когда я недвусмысленно дала понять, что намереваюсь вздремнуть, леди-дух наконец-то соизволила заговорить:
  - Не ожидала увидеть здесь бессмертное существо. Вернее, почти бессмертное.
  Голос духа был под стать внешности - такой же низкий и властный, но мой слух он не коробил.
  - А кого ожидала? - осведомилась я.
  - Теперь это уже неважно, - сообщила оборотница. - Тебе хватило ума и сил проникнуть сюда и забрать клинок из рук моей бедной дочери. Значит, ты сможешь и применить его по назначению.
  - Дочери? - изогнула бровь я. - Ты мать жены Вечного Охотника? Его теща?
  Короткий, исполненный величия кивок.
  - Это так. При жизни я носила имя Рейелирэ Диарр. Может, слышала?
  Я покачала головой.
  - Ни о чем не говорит.
  Женщина-дух лишь пожала плечами, нимало не расстроенная моей неосведомленностью. И замолкла, снова разглядывая меня. На этот раз под пристальным взглядом белых глаз я почувствовала себя несколько неуютно.
  - Ты ведь принадлежала к расе оборотней? - зачем-то уточнила я, больше для того, чтобы заполнить образовавшуюся паузу.
   - Это так, - на белом лице Рейелирэ появился намек на улыбку. - Но я не просто оборотень, я одна из сильнейших магов своего времени. Была таковой, по крайней мере. Так что мне есть, чем отплатить тебе...
  Я зажала уши руками и демонстративно замотала головой. Потом заерзала, устраиваясь поудобнее, насколько это вообще было возможно на жестком холодном полу. Параллельно отметила, что сила притяжения ловушки несколько ослабла. Так, вредить мне призрачная леди не хочет. А чего она тогда хочет?
  - Даже слушать ничего не хочу. Никаких заданий, поручений и просьб, пока не объяснишь, что тут, Ану побери, происходит, и какого адепта света я не могу сойти с этого места?
  Дух расплылся в хищной улыбке, сильно похожей на оскал.
  - Мне нравится твой настрой, девочка! Сама ни за что не стала бы возносить молитвы такому ничтожеству, как Ану. Увы, времени у меня не так уж много, так что давай отложим разговор о религии до лучших времен.
  Я была не против.
  - Как ты уже поняла, здесь похоронены моя единственная дочь и мои внучки, принявшие смерть от рук своего мужа и отца. Ведомо ли тебе, как так вышло?
  Помедлив, я кивнула. В принципе, я не видела причин скрывать свою осведомленность относительно Гаэрра и его семьи. И, надо сказать, ответ мой понравился оборотнице.
  - А знаешь ли ты, что случилось потом?
  - С кем именно? - уточнила я. - Если речь идет о Гаэрре Проклятом, прозванном также Вечным Охотником, то знаю в общих чертах: становление энергетическим вампиром, высасывание жизненной силы сородичей с целью поддерживания собственной жизни и желание отомстить богу Лаату, который, собственно, обрек Гаэрра на такое существование.
  И тем самым заслужила еще один одобрительный кивок.
  - Когда я узнала о случившемся, - заговорила оборотница, пристально глядя на меня. - Я поклялась их памятью, что отомщу убийце. Но эта тварь с душой мелкой шавки - даром, что оборотень с двумя возвышениями за плечами! - резво смазала пятки салом и весьма успешно скрывалась от меня. Да и убить его не так уж просто, как выяснилось. И я посвятила остаток жизни поиску способа сделать это, душу заложить не побрезговала ради того, чтоб мои дочь и внучки были отомщены. А свое посмертие - ожиданию того, кто смог бы привести приговор в исполнение. И я дождалась.
  - Способ - это клинок, что я забрала из саркофага твоей дочери, - догадалась я, вспомнив надпись на каменном гробе. - А я, надо думать, исполнитель...
  Еще один величественный кивок.
  - Тебе хватило сил, знаний, и умений, чтобы проникнуть сюда. Хватит и для того, чтобы окончательно упокоить эту шавку, - при упоминании зятя голос Рейелирэ буквально сочился презрением. - Я заложила собственную душу, чтобы создать клинок истинной смерти, но вот использовать по назначению уже не смогла - силы были не те.
  Клинок истинной смерти! Я уважительно присвистнула. Творить такие артефакты впору лишь богам, да и то не всем, а только наиболее сильным и опытным. Иначе артефакт может обернуться против своего создателя. И - да! - так можно убить и бога.
  Смертный тоже способен создать такой артефакт, но только если является очень сильным магом, и если бог, могущественный и опытный, даровал ему часть своей сути. Да-да, именно сути! Цена за подобную помощь - пожизненное служение, душа и, зачастую, посмертие. Я задумчиво повертела в руках клинок. Ну, кто бы мог подумать, что мне доведется такую игрушку в руках держать? Уверена, леди Рейелирэ не солгала о принадлежности к сильнейшим магам, раз смогла создать его. Хотела бы я знать, кто из богов помог ей в этом сложном деле... Иннерлия? Вполне могла бы, помощь страждущим в ее характере... Вот только случилась история с Гаэрром давно, больше двух тысяч лет назад, когда моя покровительница богиней еще не была, да и не факт, что вообще на свет родилась. А кто тогда?
  - Что за манеры, юная леди? - женщина-дух недовольно поморщилась.
  Пожимаю плечами. Иных не держим. Конечно, бабушка пыталась вколотить в Й'егрес Тар-Граорр этикет и манеры светской дамы, но девочка оказалась слишком строптивой, чтобы усвоить хоть что-то. Впрочем, из бабули учитель тот еще... Вон, даже у кошака, судя по поведению Лоти, и то лучше получается.
  - Не о манерах речь, леди, - вздыхаю я. - Давайте ближе к делу. Вы хотите, чтобы я помогла вашему зятю отправиться на суд богов?
  - Суд уже состоялся, можешь мне поверить, - невесело усмехнулась Рейелирэ. - Приговор вынесен, только привести в исполнение не выходит. Эта шавка насобачилась ловко прятаться... Но ты сможешь его найти. Ты единственная из всех, кто являлся в эту усыпальницу, догадалась прихватить кости моих внучек.
  - Ну, я, собственно, за тем и пришла... - я замялась и непроизвольно съежилась, ожидая, что на мою голову вот-вот прольется гнев несчастной женщины, разом потерявшей троих любимых. - За костями детей. По ним можно выйти на его след...
  - Я не злюсь на тебя, не бойся, - мягко произнесла Рейелирэ. - Перводемону ли бояться какого-то духа?
  Я с недоверием воззрилась на нее, и увидела лишь доброжелательный взгляд и легкую, теплую улыбку, и вдруг почувствовала, что растекаюсь лужей. Просто... просто уже давно никто так не смотрел на меня и не разговаривал со мной так. С тех пор, как не стало мамы...
  - Я прекрасно понимаю, - продолжала тем временем оборотница-дух. - Что иной возможности найти шавку, которую однажды угораздило стать моим зятем, кроме как по поиску родной крови, просто нет. Более того, ты искренне раскаивалась в своем проступке и намеревалась сделать подношение душам моих дочери и внуков. Стало быть, грех твой не столь уж и велик, - слово 'грех' она произнесла с ядовитой иронией. - А уж по сравнению с тем, что наворотил мой зятек, и вовсе как песчинка рядом с валуном. У меня нет причин держать зло на тебя... А как, кстати, твое имя, девочка?
  Я представилась. А потом, едва сдерживая слезы, поведала духу свою историю - про Й'егрес Тар-Граорр, ее жизнь, смерть и последующее перерождение. О, как оборотница-дух умела слушать! Леди Рейелирэ качала головой, да изредка уточняла какие-то детали. Ни осуждения даже во взгляде, ни малейшего намека на критику, лишь доброжелательность и искренний интерес. Я и сама не заметила, как рассказала ей все. Даже про Лотю, ныне обретающуюся в моем бывшем теле, и про то, как она стала эльфийской княжной, не забыв упомянуть и о Яросе. О своих странных отношениях с адептом Ану по имени Вэл я все же решила умолчать, интуитивно понимая, что такого оборотница не одобрит...
  Из омута воспоминаний и переживаний меня выдернуло ощущение холода - леди Рейелирэ как-то незаметно для меня приблизилась и сочувственно положила узкую ладонь мне на плечо, а другой рукой ласково гладила меня по волосам.
  - Все образуется, Лери, - только и сказала она. - Все обязательно будет хорошо.
  Я рассеянно покивала, сама пока не понимая, как именно все должно образоваться, чтобы результат можно было охарактеризовать словом 'хорошо'. Лери... так назвать меня мог лишь тот, кто меня любит, и дело тут даже не в самом сокращении от выбранного имени, а в том, как его произносить - мягко, с затаенной нежностью и едва заметной ноткой горечи. Мне стоило невероятных усилий, чтобы взять себя в руки и вновь заговорить о деле.
  - Как вы поняли, леди, я и сама не прочь осложнить жизнь Вечному Охотнику...
  Разговор наш затянулся до позднего утра, и гробницу семьи Гаэрра Проклятого я покинула с клинком истинной смерти, двумя детскими костями, камешком, который я выломала из стены гробницы и с гудящей от обилия новых знаний головой - леди Рейелирэ поведала мне не только о том, как использовать клинок, но и много о чем еще. Она оказалась просто кладезем знаний, и явно не прочь поделиться ими со мной, да и просто пообщаться - посредством того самого камешка.
  Выбиралась из гробницы я, кстати, все через тот же воздуховод. И уже потом, вдыхая свежий лесной воздух, я вдруг вспомнила, что среди умений перводемонов числится и телепортация... Н-да, где бы еще подробную инструкцию к новой тушке раздобыть? И, кстати, пока не забыла!
  Оставив трофеи в божественной сфере, я переместилась прямиком в храм бога света в Курзоне. Где же делать подношение душам умерших, чьи останки я осквернила, ведомая желанием мести, как не в храме бога света, пусть и, по мнению леди Рейелирэ, полного ничтожества? Тем более, у меня там знакомый послушник работает! Конечно, можно было наведаться в наргонтский храм Всех Богов или же прогуляться до Тарлонга и посетить храм Шарканти, между прочим, один из трех на всю империю. Но, как не тяжело мне было признаться себе в том, после случившегося мне вдруг очень захотелось увидеть Вэла, поговорить с ним или хотя бы просто издали поглядеть на этого несносного адепта света! Почему? Да какая разница?! Просто захотелось, и все! После беседы с леди Рейелирэ мою голову посетила мысль о том, что не так уж много на этом свете живет тех, кто дорог мне. А потом захотелось увидеть Вэла. И пускай он опять будет подкалывать меня, пытаться защекотать или выводить меня из себя пошловатыми намеками - мне все равно.
  Вэл, по счастью, еще не успел покинуть Курзон. И, вопреки моим опасениям, на этот раз молодой послушник вел себя просто идеально. Может, проникся уважением к причине моего появления в храме, а может, прочел на моем лице что-нибудь вроде 'только попробуй - мало не покажется!'. Так или иначе, он с готовностью провел обряд и помог мне принести дары душам, в процессе подготовки ритуала сообщил, что думает покинуть город. Я, кстати, его в том решении поддержала, настоятельно порекомендовала отправиться в Наргонту и, сославшись на меня, обратиться к Мерисскому консулу за помощью в обустройстве на новом месте. А там, уверена, у Яроса появится еще один помощник в его расследованиях.
  Но каково же было мое удивление, когда часть благодати, посланная мной душам жены и детей Вечного Охотника, вернулась ко мне!
  - Что это значит? - спрашивала я потом свою покровительницу.
  Иннерлия предположила, что я являюсь новым воплощением одной из дочерей Гаэрра. А я вдруг подумала, что это похоже на правду, и причина расположения леди Рейелирэ ко мне кроется как раз в том, что она почувствовала во мне душу внучки. Надо бы расспросить ее при случае. Вот только случай представится еще не скоро, так как следующая наша встреча должна состояться не раньше, чем дух накопит достаточно сил для разговора, а я узнаю, где же скрывается Вечный Охотник.
  Еще моя божественная покровительница обмолвилась, что ей очень интересно, чем же закончится моя охота на Вечного Охотника, и что наблюдение за ней доставит ей великое удовольствие. Означало это одно: помогать мне Иннерлия не собирается, однако и мешать не станет. Уже неплохо, если подумать. А вообще, она мне в этом деле полную свободу действий даровала. Иносказательно, правда, но... Но поздно, Ваша Божественность, поздно.
  
  Глава 4. 13 июня.
  
  Лотя
  
  Ночь прошла без сна, так что утром я чувствовала себя разбитой, и побороть сие мерзкое состояние не получилось даже после трех кружек крепкого чая с настойкой тонизирующих трав. Увы, накануне я поддалась эмоциям и, вместо того, чтобы послушаться совета Яроса и, выпив успокоительное, завалиться спать, сначала полночи просидела в подвале, куда оттащила вновь впавшего в кому мужа. Пыталась уложить произошедшее в голове и придумать, как вести себя с мужем, если он вновь выйдет из комы. И, если с первым худо-бедно получилось, то со вторым - полный провал. Примиряло меня с тем фактом, что супруг снова может выйти из своего растительного состояния и вмешаться в мою жизнь только одно: на первой нашей встрече он показал себя вроде бы вполне адекватным индивидом. Хорошо, если так пойдет и дальше - можно попробовать договориться только на фиктивный брак.
  Хотя, мне он понравился. Не столько внешне, сколько той внутренней силой, которую он демонстрировал в разговоре с дядюшкой-оборотнем во время нашей первой встречи. Странно, но за предыдущую жизнь мне ни один такой не встретился. То ли скрываются хорошо, то ли на моей Родине таких больше не делают... Впрочем, внешне он, несмотря на нездоровый вид и болезненную худобу - не понятно, как он под весом одеяла не падал! - мне тоже понравился.
  На вид вроде бы ничего особенного. Довольно высокий, над сородичами-эльфами, наверное, возвышается на целую голову. Физически крепкий и, похоже, не новичок в драке. Черты лица приятны - копия Мертона Пиллегри, разве что с поправкой на эльфийскую правильность черт. На князя Изялиниэля, кстати, не похож вообще. Обаятельный малый, наверное, хоть и писаным красавцем не назовешь. Внешнее сходство с эльфами ограничивается лишь заостренными кончиками ушей, излишним для мужчины изяществом рук, да чем-то нечеловеческим в разрезе глаз. Ну и цвет их, разумеется - за все время жизни в Наргонте я ни разу кареглазого эльфа не видела. Волосы темно-каштановые раньше были подстрижены достаточно коротко, а сейчас, отрастая, прикрывают уши и спускаются на затылок. На вид... ладно, вид трогать не будем, так как отравление и кома никого не красят. В целом, думаю, симпатичный, и женщинам, наверное, нравится. Эдакое сочетание привлекательной внешности, обаяния, мускулов, принадлежности к аристократии и высокой должности. Ну и внутренней силы, этого не отнять. Да уж, встретилась мне недавно его обуреваемая ревностью бывшая, она же - одна из убийц...
  - С бывшими своими сам разбираться будешь! - грозно прошипела я. - На меня больше не рассчитывай!
  Да, глупо и нелогично! Но так нашли выход мои злость и растерянность.
  А потом добавила:
  - На супружеский долг не рассчитывай!
  Потом целый час бегала по дому, пытаясь справиться с кипевшими внутри эмоциями. А после вернулась в подвал - почему-то рядом с Яросом мне становилось немного спокойнее! - и до утра пыталась во всех подробностях изложить на бумаге свои приключения от момента попадания в этот мир и до настоящего момента. Но, к сожалению, мысли путались, то и дело перескакивали с одного события на другое, руки, и так не очень-то привыкшие писать гусиным пером (алхимический карандаш я в порыве чувств сломала почти сразу), предательски дрожали, с кончика пера то и дело срывались кляксы, уничтожая те скромные плоды моих стараний, что уже легли на странички блокнота. Единственным результатом тех мучений стал испорченные, изорванные и залитые чернилами остатки блокнота, который я на рассвете отправила-таки в мусорное ведро, острое ощущение собственной никудышности, да осознание того, что зря я мужа не послушалась. Эх...
  Подозревала я, конечно, что жизнь моей реципиентки простой и гладкой не была, но мне и в кошмаре не могло присниться, что именно мне придется разбираться с ее проблемами, чтобы избежать весьма печальной и мерзкой участи. Тьфу, от одной мысли передергивает! Хорошо хоть, не в одиночку - помощь котика никто не отменял, да и муженек неожиданно показал себя с хорошей стороны.
  Сейчас, когда кухонные часы показали половину восьмого утра, мне вдруг очень захотелось спать, так сильно, что я начала клевать носом. Но я каким-то чудом переборола себя, вытащила свою сонную тушку из подвала и, влив в себя сразу три кружки чая с тонизирующим настоем, потопала собираться - у меня куча дел на сегодня, вон, целый список по диктовку мужа написала. До сих пор не понимаю, как он вчера пришел в себя. Но очень вовремя он появился! Иначе... Храрг! Я даже представить боюсь, чем могла бы закончиться наша встреча с дядюшкой, если б не он. Надо признать, от княжича Иолатэ ощутимая польза есть. Может, я действительно зря время от времени мечтаю стать вдовой?
  И вовсе уж странно то, что Ярос после этого снова впал в кому. Я уже кое-что смыслю в целительстве - почитала на досуге одну книженцию, рекомендованную господином Майнэсом - и могу с уверенностью утверждать, что так оно и есть: все симптомы как по учебнику, даже зрачки на свет не реагируют. Вновь растительное состояние. Непонятны только причина и сам механизм шатания моего муженька туда-сюда. Впрочем, мне ли жаловаться?!
  Убедившись, что состояние мужа с прошлой ночи не изменилось, я заменила флакон с зельем в капельнице, влила новую толику силы в очищающее заклятие и отправилась приводить себя в порядок. Заодно приготовила нехитрый завтрак для себя и Эми, которая вот-вот должна была вернуться с подработки в лекарне. Готовить завтрак, да... Сильно сказано! Готовка ограничилась нарезанием кособоких бутербродов с ветчиной и сыром вроде тех, коими я вчера кормила Яроса. Впрочем, Эми - человек деликатный (местами, правда), и об истинном своем отношении к результатам моих кулинарных потугов, откусывая от которых рискуешь вывихнуть челюсть, умолчит, отговорится тем, что перекусила в лекарне или по дороге домой. Но и есть эти бутерброды не будет, так что придется мне давиться ими в одну мордочку. Не то, чтобы я была против, но... В общем, про риск вывиха челюсти я уже упоминала.
  Эми вернулась как раз, когда я, дожевав последний бутерброд из своей доли, начала присматриваться к доле моей... Вот обдумать, кем же стала для меня племянница Ансельма за то время, что я живу в Наргонте, я не успела, потому что легкий ветерок, просочившийся вслед за ней в заднюю дверь лавки, принес какой-то запах, смутно знакомый и, как мне показалось, не характерный для небольшого садика, разбитого на заднем дворе дома-лавки господина Тоббера. Однако, стоило мне начать принюхиваться с большей интенсивностью, как девушка захлопнула дверь.
  - Устала, будто поле вспахивала, - пожаловалась она, кое-как стаскивая туфли с опухших ног. - Причем вместо лошади плуг тянула.
  Я могла ей только посочувствовать, а потом предложить завтрак и рассказать о состоянии Яроса. О том, что вчера он приходил в себя, как и неожиданном визите родственника, я решила пока умолчать, понимая, что рассказ займет много времени, а Эми устала, да и мне следовало поторопиться, чтобы выполнить все поручения муженька сегодня. Так что я, попрощавшись, пожелав ей хорошего дня и выслушав ответное пожелание, вышла из дома - на заднее крыльцо, намереваясь попасть на улицу через неприметную калитку. Мы предпочитали пользоваться ей, пока главный вход через лавку был закрыт.
  Вот только уйти далеко мне не удалось, так как новый порыв ветра вновь донес тот самый запах, на этот раз более сильный, и ноги сами понесли меня вглубь сада Ансельма. Зачем? Почему этот запах так беспокоит меня? Ответа у меня не было. Зато было смутное предчувствие еще больших неприятностей, чем те, в которые меня уже втравили Й'егрес Тар-Граорр и вся ее семейка.
  Предчувствие, надо сказать, оправдало себя на все сто: прямо на идеально подстриженном газоне, скрытый от взгляда с заднего крыльца дома высоким - мне до пояса - и тоже подстриженным кустарником, ровно посередине между пятью небольшими грядками, в совокупности образующими личную делянку Ансельма, лежал труп мужчины. Причем то, что он мертв окончательно и бесповоротно мне стало понятно еще до того, как я медленно, будто во сне, приблизилась к нему настолько, чтобы увидеть пустой остекленевший взгляд широко распахнутых глаз и жуткие раны, про которые с уверенностью можно сказать: несовместимы с жизнью. Ну да, продолжать жить с разорванным горлом и вырванной печенью невозможно, если ты, конечно, не божество, перводемон или еще кто-нибудь из обитателей божественных сфер. А тот запах, что привлек мое внимание, теперь однозначно опознан как запах крови, давно свернувшейся и уже засохшей. Ой, мамочки!..
  Я потрясла головой, потом ущипнула себя в робкой надежде, что все это - лишь плод моего воображения. Увы, не помогло. Тогда я, вспомнив книги, фильмы и сериалы на детективную тематику, прочитанные или просмотренные мной в подростковом возрасте тайком от мамы (она, мягко говоря, не одобряла такое чтиво), отошла подальше от места преступления и уже хотела было броситься звать стражу, как вдруг остановилась, задумавшись. Ну, позову я стражу, и что? Да они мне сразу обвинение предъявят и в камеру закроют! Я ж идеальная подозреваемая: прошлого своего не помню, предыдущие сутки провела в лавке господина Тоббера, за исключением тех двух часов что общалась с дядей в присутствии Яроса, алиби не имею - вожак клана Тар-Граорр вряд ли подтвердит его, а насчет мужа тоже не все так однозначно... Но это при условии, что того мужчину убили в эти два часа! Иначе мы возвращаемся к тому, что алиби леди Иолатэ не имеет. Да уж, ситуация... Потом дознаватели, конечно, разберутся, что к чему, но время-то я потеряю, не говоря уж о нервах. А не хочется, очень не хочется.
  Может, пока не поздно, перекинуть труп за забор на улицу? Или на соседний участок? Или вообще спрятать, а ночью подкинуть куда-нибудь подальше отсюда? Внимательно оглядев место преступления, я предположила, что, судя по отсутствию следов крови на траве вокруг тела, а также по отсутствию примятостей на траве, погиб незнакомец не здесь, а тело просто перенесли сюда, в палисадник господина Тоббера. Вернее, не перенесли, а перекинули, что странно... С другой стороны, сейчас моих следов рядом с телом нет, а если я перемещу его, отговориться отсутствием улик уже не получится. Ох, тяжелый выбор! Правда, делать его мне так и не пришлось.
  - Лотя, что это?! - раздалось восклицание Эми у меня за спиной, отчего я подскочила на месте и поймала себя на том, что едва удержалась от того, чтобы впечатать кулак в ее нос.
  - Ну... ты!.. - только и выдохнул я от избытка чувств.
  - Ну я, - не стала спорить племянница Ансельма. - А это кто?
  - Понятия не имею, - развела руками я. - Никогда его раньше не видела. А ты?
  - И я тоже, - Эми обхватила себя за плечи, будто ей, несмотря на теплое летнее утро, стало зябко. - Вроде трегнич...
  Осмотрев труп более внимательно, я отметила и золотистый, даже несмотря на мертвенную бледность, оттенок кожи, и кудрявые рыжие волосы, и длинное, сужающееся к подбородку лицо с узкими челюстями, и непропорционально длинные конечности, не характерные для представителей иных светлых и нейтральных рас. А еще поняла, что одежда - сюртук модного кроя до середины бедра и узкие брюки со стрелками - на нем отнюдь не за грош куплена, ткань достаточно дорогая (был у нас с Фыром еще один выход за шмотками, и наглый кошак заставил меня заказать костюм для своего коматозного хозяина из подобной ткани, так что цену ее я прекрасно знаю), а обувь и вовсе запредельно дорогая, да еще и начищена так, что отражение свое увидеть можно. Погибший точно не бродяга, а весьма зажиточный господин. И как же его угораздило оказаться у Ансельма на делянке?
  - Похож, - согласилась я, благо уже имела возможность сравнивать внешний вид представителей разных рас. - У тебя много знакомых трегничей?
  Понимаю, вопрос не к месту, но лучше уж так или, к примеру, поболтать ни о чем, чем скатиться в истерику. А она подкатывает, истерика, я чувствую! Слишком много свалилось на меня за последние сутки, прошлось частым гребнем по нервам. Но шуметь сейчас нельзя, надо сперва решить, что с трупом делать.
  - Есть такие, - сдавленным голосом произнесла Эми, которая, видимо, испытывала схожие чувства. - Но я уже сказала, что этот мне незнаком.
  Киваю.
  - Что делать будем? - вполне по-деловому осведомляюсь я, мысленно прикидывая, куда можно до ночи спрятать тело.
  - Как что?! - Эми от удивления даже про испуг позабыла. - Стражу звать надо, они разберутся...
  - Они здесь все вверх дном перероют, - со вздохом сообщила я. - Это твоему дяде не понравится...
  Эми досадливо поморщилась, пробурчав себе под нос, что Ансельму вечно что-то не нравится, но это же не повод добровольно обрекать себя на обвинение в пособничестве преступлению. В том, что оно будет, это обвинение, девушка не сомневалась, ведь, судя по внешнему виду убитого, у него наверняка есть семья, родственники или друзья, которые будут его искать. И, принимая во внимание широкий выбор способов поиска, в том числе магических, рано или поздно найдут. И мои следы на трупе найдут тоже. Ох, Храрг! Об этом-то я не подумала. Стало быть, прятать тело - не выход? А что тогда?
  - Нельзя светить перед местными правоохранителями Яроса, - выдвинула я еще один аргумент в пользу сокрытия трупа, на этот раз, как мне показалось, железный.
  - В дом сунуться не должны, - с сомнением в голосе протянула племянница Ансельма. - Труп-то на улице лежит, к дому отношения не имеет...
  - Так-то так, - вздохнула я. - Только вдруг кто неофициально заглянет, в туалет там, или водички попить. Вдруг найдут Яроса, да заинтересуются, почему это княжич мерисский у вас в подвале нагишом лежит и признаков жизни не подает.
  Эми на минуту задумалась, потом внесла свое контрпредложение:
  - Мы просто закроем лабораторию дяди, ключи спрячем, и на все вопросы будем отвечать, что без хозяина мы эту дверь открыть не сможем, потому что ключи он с собой забрал. И лавку тоже закроем, и кабинет дяди, и его спальню, а заодно мою спальню и вообще все, кроме кухни и гостиной. Нечего по личной территории законопослушных граждан шастать!
  Я со вздохом признала, что предложение дельное. Но снова общаться со стражниками и дознавателями мне по-прежнему не хотелось, хватило общения по поводу Яроса и его сводных брата с сестрой. И тогда мне в голову вдруг пришла мысль о том, что это дядя Хар прикончил того трегнича, которая и перевесила все доводы в пользу моей версии разрешения ситуации. Ведь, если 'добрый' дядя-оборотень приложил лапу к тому, что предстало передо мной сегодня поутру, то настроен он весьма и весьма серьезно. На что? Да на то, чтобы племяннице с ее несговорчивым мужем жизнь осложнить! Хм... Хотя в этом случае ситуация бредовая выходит. Самому так подставиться, чтобы чете Иолатэ насолить? Не слишком ли сложно? Можно было и проще поступить.
  - Похоже, его когтями подрали, - вновь подала голос Эми. - Рукой так не ударить, да и раны от оружия по-другому выглядят.
  Будущая целительница, она быстро взяла себя в руки при виде трупа. А я вот еще плаваю. Ох, Храрг побери! Права она, надо стражу звать, и поведать им, что я накануне с дядюшкой беседу имела, пусть прощупают его на предмет причастности. Самое плохое, что и мне от прощупывания не отмазаться. Ну да ладно, не в первый раз. В этой смерти я невиновна, на том и стоять буду. И вообще, княжна я или так, хвост кошачий?! Ага, Фыркин!
  - Закрывай лабораторию, я за стражей, - я наконец-то решилась.
  И началось!
  Вскоре по заднему двору бродила целая толпа народа: стражники, экспертусы, дознаватель, секретари, еще какие-то личности - я так и не поняла, каким боком они относятся к следственному процессу. Мы с Эми честно и бессчетное количество раз отвечали на вопросы и объясняли, что и как. Впрочем, племянницу Ансельма как раз сильно не мучали, узнав, что вечер и всю ночь девушка провела в лекарне, набираясь опыта под чутким руководством господина Майнеса. Дознаватель пообещал, конечно, проверить ее алиби, но уже и сам понимал, что к появлению трупа у дядюшки на делянке она отношения не имеет.
  Со мной же было все не так однозначно, так что весь энтузиазм дознавателя - Тергона Айви - обрушился на мою бедную головушку. И я уже то ли в десятый, то ли в двенадцатый раз повторяла свою версию событий. Рассказывала про то, что являюсь ученицей господина Тоббера и в его отсутствие изучала теоретическую часть сложной науки алхимии, о нежданном визите Хар'Эгронеля-Ту Тар-Граорра (ура, запомнила!), о том, что мы почти два часа проговорили о делах насущных, а после тот удалился несолоно хлебавши. Нет, о причине конфликта я говорить не буду, это давняя история и дело чисто семейное, и ни интересов следствия, ни Вас, господин дознаватель, не касается. И да, мой муж присутствовал при разговоре. Правда, почти сразу отбыл пред светлы очи князя Мерисского. Ах, после того, как дед назначил его наследником престола, забот у моего мужа прибавилось! Увы, консульских обязанностей с него тоже никто не снимал, вот и разрывается, бедняжка, между княжеством и Наргонтой. Да, пропадал, да, вернулся в Наргонту... ненадолго. Отбыл вчера вечером, после разговора с дядей. Вот надо ж такому случиться, что именно в этот момент дядюшку принесло! Вот совсем некстати! У нас, между прочим, планы на это время были! А мысленно охала: слышал бы меня Ярос! Впрочем, подумалось мне, он тоже, окажись на моем месте, врал бы о чем-то подобном.
  Почему не княжич Иолатэ обнаружил труп? Так он же полуэльф, а их природа не одарила столь чутким нюхом, как оборотней. А с заднего крыльца дома увидеть труп нельзя, только если ближе подойти. А я вот... учуяла. На свою голову.
  Знакома ли я с погибшим? Нет, впервые вижу. И, забегая вперед, сразу скажу, что понятия не имею, как он оказался на делянке Ансельма. Ох, как господин алхимик орать будет, узнав, что его делянке конец пришел! Ну да, следственные действия явно не пошли растениям на пользу. Проще говоря, затоптали их к храрговой бабушке в поисках улик! А господин Тоббер непременно потребует возмещения ущерба! Он же на той делянке редкие травы выращивал, которые использовались при изготовлении мази от гемор... Короче, мази, облегчающей страдания, причем барон Фавер, начальник городской стражи Наргонты, постоянно заказывает ее у господина Тоббера. И он наверняка очень расстроится, не получив свой заказ вовремя по причине гибели растений на делянке! Очень!
  И так часа два, не меньше. Ф-фу-у-у! Но так и не добился господин Айви от меня чистосердечного признания, хоть и пытался, еще как - и так, и эдак, только я знай одно твердила, и на удочку из каверзных вопросов попадаться не спешила. Спасибо Фыру - научил, как с дознавателями общаться. Да и опыт уже наработан, на том же Дарии Рамодоре.
  Господин Айви решил прервать допрос, то есть, опрос свидетельницы и, оставив меня на кухне, вышел на задний двор, к делянке, где до сих пор колдовали экспертусы. А я, выждав минуту, вышла следом, будто воздухом подышать, и навострила уши. Интересно же, к каким выводам пришли работники экспертного управления, единственного на всю Наргонту, между прочим. Да и Фыру рассказать не помешает, он точно происшествием заинтересуется. Ну да, кот, и что? Зато умный. И у него ментальная связь с Яросом, фамилиар, как-никак. Так вот, поведаю о подслушанном Фыру - узнает и муженек. И мне почему-то кажется, что знание лишним не будет.
  Со стороны все выглядело вполне невинно: стоит княжна на крыльце, чаек пьет из большой кружки, облачками на небе любуется, изредка кидая скучающие взгляды на разгромленную делянку и тех, кто там находился. Подслушивать мне ничего не мешало, разве что то и дело снующие мимо меня помощники-секретари... И откуда ж их столько набежало?! А, какая разница? В разговоры вступать не пытаются, и на том спасибо.
  А на делянке было интересно. Экспертусом оказалась невысокая женщина средних лет, и, видимо, очень опытная, так как общался с ней дознаватель Айви весьма почтительно. Едва ли не с поклонами выспрашивал, к каким выводам пришла госпожа Брит по итогам осмотра тела и места преступления.
  - Это точно не место преступления, - с уверенностью, если не сказать, с безапелляционностью заявила женщина. - Крови на земле нет, следов, кроме тех, что оставило само тело, тоже. Да и эманаций смерти ни я, ни Анилл не ощутили.
  - Стало быть, убили его в другом месте, а сюда только подбросили, - задумчиво потер лоб Айви. - Причем, на участок не заходили, из-за забора... это метров пять, не меньше. Да и забор высотой метра два, не меньше. Либо убийца очень силен физически, либо без магии тут не обошлось. Посмотрите еще на этот предмет.
  Госпожа Брит кивнула и жестом подозвала черноволосую, худенькую до прозрачности девушку, явно принадлежащей к расе храгынов - видимо это и есть та самая Анилл - и дала ей соответствующие указания.
  Господин же Айви... Да какой он, к Храргу, 'господин'? Парень лет двадцати пяти, не старше, белобрысый и при этом почему-то конопатый, рыхловатый, весь какой-то округлый, с уже наметившимся пузиком, которое в определенном ракурсе мундиром уже не скрыть. Изо всех сил изображает строгого служителя закона и бывалого сыщика, но внешность-то подкачала, не в масть, что называется. Впрочем, дознавательская хватка чувствуется. Контраст с Дарием Рамодором, кстати, тоже. В целом, Тергон Айви произвел бы на меня благоприятное впечатление, если б не пытался вытянуть из меня признание в убийстве.
  - Ну, Тер, выводы твоя забота, я лишь факты сообщаю, - леди Брит стянула перчатки и дружески похлопала дознавателя по плечу.
  Парень кивнул, опасливо косясь на секретаря, бодро строчащего протокол осмотра места происшествия. Похоже, опасался, что тот заметит неслужебные отношения, связывающие его с женщиной-экспертусом. А та, проследив взгляд собеседника и тень, одновременно пробежавшую по его лицу, лишь улыбнулась уголками губ да поправила выбившуюся из прически прядь.
  - Убитый наш стал таковым вследствие нанесения ему ран, предположительно, когтями. У убитого разорвано горло и вырвана печень. Удары нанесены точно, уверенно. Нанесли их твердой рукой. В смысле, лапой... лапами. Навык боя у убийцы точно есть, но в то же время... Знаешь, есть у меня ощущение, что не планировалось это убийство, сгоряча все произошло, и раны наносились... как бы это сказать... в сильном эмоциональном порыве.
  - Непредумышленное убийство, выходит, - понятливо кивнул Тергон, и на этот раз косой взгляд пухлячка в синем мундире достался уже мне. - Думаете, убийца - оборотень?
  Женщина пожала плечами.
  - Может, и оборотень. Или еще кто когтистый. Орк, например. Или и вовсе призванное существо вроде демона. Точно скажу после экспертизы. Хотя, я все-таки склоняюсь к первому варианту.
  - Может, она? - дознаватель едва заметным движением подбородка указал на меня.
  Экспертус, переглянувшись с помощницей, отрицательно покачала головой.
  - Вряд ли. Аура у нее яркая, насыщенная, такая бы точно следы оставила. А ее энергослед за пару шагов от трупа обрывается. Не касалась леди Иолатэ убитого, по крайней мере, за то время, что он здесь лежит.
  - И так мы плавно переходим ко времени смерти потерпевшего, - усмехнулся господин Айви.
  Госпожа Брит сообщила, что погиб незнакомый мне трегнич в промежутке от девяти до одиннадцати часов вечера. То есть, дядя Хар вполне мог его прикончить, так как ушел около десяти...
  - Кстати, у него в кармане именные карточки лежали.
  Дознаватель принял из рук экспертуса бежевый кусочек картона. Именные карточки? А, визитки! Это ж просто замечательно! Сейчас следствие установит личность убитого.
  - Малья Эбир Саноффи, частный сыщик, - прочел господин Айви, подтверждая мои предположения. - Почти коллега. Из Тарлонга. И что ж его, интересно знать, сюда занесло? Работа или так, развеяться приехал?
  Экспертус пожала плечами и жестом велела санитарам, маячившим неподалеку, увезти труп. Те подчинились, а так как по комплекции своей оказались близки к слонопотамам, то вмиг уничтожили остатки ансельмовой делянки. М-да, алхимик точно будет рвать и метать.
  - Не уверена насчет 'развеяться', - впервые за все время разговора подала голос худосочная брюнетка. - В Тарлонге, с точки зрения развлечений, куда как веселее. Жила, знаю. А если б захотелось частному сыщику спокойного отдыха, то он наверняка отправился бы куда-нибудь на побережье. А хоть бы в тот же Эвенри.
  Тергон кивнул, выражая согласие со словами экспертуса.
  - Я тоже думаю, что его привело сюда расследование. Надо бы узнать, что он раскапывал. Возможно, господин Саноффи узнал слишком много, потому и...
  Довести свою мысль до конца ему не удалось: на задний двор лавки быстрым шагом вошел страж с сержантскими нашивками на мундире и, приблизившись вплотную к следственной группе, торопливо заговорил о чем-то вполголоса, так, чтобы слышали только дознаватель и экспертусы. А заодно и я, растягивавшая удовольствие от питья чая и любования ясным летним небом уже просто до неприличия. Не все, конечно, лишь обрывки фраз, но их мне было достаточно, чтобы понять: прочесывая квартал, стражи обнаружили место преступления. Вернее, закуток, где, скорей всего, и закончил свой земной путь господин Саноффи. Обрывок сюртука, следы крови и ошметки чего-то, подозрительно похожего на удаленный орган упомянутого господина, в наличии. Причем тупичок сей недалеко, в аккурат за таверной 'Черная лоза', что через две улицы отсюда. Обычно использовался для погрузки-разгрузки товаров, уединения стихийно возникших парочек, ну и порой для отправления естественных потребностей. А вот для убийства впервые. А оттуда уже тело перенесли к лавке господина Тоббера и перекинули через забор - служебная собака смогла-таки взять след. Увы, не убийцы, так как шла она, ориентируясь на запах крови и одеколона господина Саноффи. Да, негусто, но уже что-то.
  Экспертусы с одобрения дознавателя отправились вместе с сержантом. Сам господин Айви чуть задержался, давая указания секретарю. Тут я его и отловила, схватив для надежности за рукав:
  - Так что, господин Айви, мы с Эми свободны?
  Тот нехотя кивнул, однако попросил нас обеих пока что не покидать Наргонту. Настойчиво так. После же, не найдя причин задерживаться на заднем дворе 'Духа из реторты', отправился к предполагаемому месту убийства. А, стоило ему скрыться из вида, я тут же подхватила сумку и, попрощавшись с засыпавшей на ходу Эми, побежала выполнять поручения мужа. Хотя бы часть успеть за сегодня!
  
  Глава 5. 13 июня, день.
  
  Лотя
  
  Как и думала, проще всего мне было договориться с Герлианом. Эльф, хоть на него и свалилась вся работа консульства, деловито записал поручение Яроса, после чего заверил меня, что постарается добыть информацию завтра к вечеру. При этом даже не поинтересовался причинами возникновения у консула интереса к делам двух кланов оборотней в Тарлонге. Интересно, он от природы такой нелюбопытный или это у него профессиональное? Видимо, совмещенная должность помощника консула и делопроизводителя, предполагает определенное уважение к чужой частной жизни, равно как и к корреспонденции. Или же дело в чем-то другом? Надеется получить информацию из иных источников, предполагая, что я не в курсе дел мужа? И работу в консульстве совмещает со службой в управлении государственной безопасности княжества Мерисс? Надо бы намекнуть на это Фырчику и Яросу, когда последний выйдет из комы, пусть потрясет своего фактически заместителя. Хотя, нет, лучше только Яросу! Иначе, боюсь, трясти Герлиана под руководством котика придется мне.
  В Тайной страже мне не повезло. Орбен Глисс на момент моего визита уже два часа сидел на совещании у начальства, и конца-края тому совещанию видно не было. А Дарий Рамодор, второй мой потенциальный информатор, находился в долгосрочном отпуске, по окончании которого и вовсе намеревался уволиться со службы - по крайней мере, ходил такой слух. А слухами со мной щедро поделилась девушка-дежурная, явно скучавшая на рабочем месте. Еще бы, целых три дня ничего не происходит, тишь да гладь просто. Отчего ж не поболтать со знакомой оборотницей, да еще и княжной? Да, за время разбирательств в покушении на Яроса обзавелась здесь знакомыми!
  Решив не дожидаться окончания совещания или, как выразилась дежурная, выщипывания подчиненным пуха и перьев из чувствительных мест, я нацарапала запрос на предложенном листе блокнота и, письменно же передав большой привет от консула Иолатэ и пресветлого князя Изялиниэля, подсунула под дверь кабинета господина Глисса. А потом побежала в Храм Всех Богов, благо он находился не так уж далеко, менее чем в часе ходьбы. Ну да, бешеной оборотнице полтора километра - не крюк!
  Вот там-то мне послушники буквально всю душу вымотали - что, как, зачем, по какому поводу, как звезды в день моего рождения стояли... Ох, как я их не отматерила, не знаю! Впрочем, вовремя вспомнила про универсальный способ сделать людей сговорчивее и доброжелательнее - деньги. И - о, чудо! - стоило зазвенеть монетам, как служители храма стали милыми, обходительными, услужливыми и охотно взяли на себя все необходимые для ритуала расчеты, так что от меня требовалось только явиться через два дня к одиннадцати часам пополудни. Я и явлюсь, уважаемые, можете не сомневаться. В компании мужа - пусть только попробует в сознание не прийти! И котика прихвачу, он тот еще... диверсант. Ничего личного, ребята, вы меня просто разозлили.
  Последним пунктом моего забега стал четвертый участок городской стражи Наргонты, тот самый, что в двух улицах от 'Духа из реторты'. Зашла я туда просто для очистки совести, уверенная, что дознавателя Каалуса мне сегодня поймать не удастся, так как рабочий день к тому времени уже закончился. Но, оказавшись внутри, я едва не застонала от разочарования и досады: прямо в холле участка на самом видном месте висел портрет немолодого обрюзгшего жугерна в траурной рамке, подпись под которым гласила, что это и есть дознаватель Каалус, и умер он не далее как позавчера. Жаль, очень жаль! Этот источник информации утрачен навсегда. Пришлось удалиться, несолоно хлебавши, соврав что-то дежурному, участливо осведомившемуся, что я забыла в участке в такое время.
  Оказавшись на улице, я подумала, что сейчас самое время поужинать. На глаза попалась вывеска 'Черная лоза'. Кажется, на задворках этой таверны убили господина Саноффи. Хм, не много ли нитей тянется в Тарлонг? Внезапно свалившийся на мою голову дядюшка, частный сыщик, погибший неподалеку от лавки Ансельма, а после каким-то образом оказавшийся на его же делянке... А ведь вполне возможно, что глава клана Тар-Граорр и нанял господина Саноффи для поиска пропавшей племянницы. Но зачем тогда ему убивать сыщика? Не захотел платить за работу? Да нет, это глупо. А если сыщик действовал по воле кого-то еще? Того же Гритрага, например? Или кто-то еще озаботился поиском Й'егрес? Или все это - просто совпадение? Сейчас, когда все дела на сегодня уже сделаны, а до сна есть еще пара часов, мне захотелось хоть немного прояснить ситуацию. Хотя бы попытаться, Храрг побери! Она же напрямую касается моей реципиентки, и, стало быть, меня тоже. Определенно, стоит зайти, поесть, а заодно поболтать со служанками. Вдруг они могут рассказать что-нибудь о последних часах жизни господина Саноффи? Я, конечно, не могу назвать себя талантливым сыщиком, но, думаю, Фыра этот рассказ заинтересует.
  Оказавшись внутри, я с разочарованием констатировала, что снаружи данное заведение выглядит аккуратнее и ухоженнее, чем изнутри. Впрочем, я пришла сюда сведения собирать, так что несимпатичный внешний вид можно и перетерпеть. К тому же, живот сводило от голода, а доносящиеся с кухни запахи вызывали у меня не отвращение, а обильное выделение слюны. Так что вперед, Лотя!
  По счастью, посетителей в этот час пересменки между желающими просто поужинать и любителями ночной жизни было немного, так что выбрать стол для вечерней трапезы я смогла без помех. Устроилась я за тем, что располагался почти рядом со входом на кухню - там неподалеку в нише под лестницей на второй этаж прятался низенький диванчик с изрядно потертой обивкой, предназначенный для отдыха персонала. Подозвала девушку-подавальщицу, заказала блюда, которые будут готовиться гарантировано долго, только салат попросила принести самый простой, чтобы острое чувство голода не сыграло со мной злую шутку, притупив слух в нужный момент.
  Расчет мой был прост: чем займутся подавальщицы, коих в 'Черной лозе' набралось аж три штуки, в то время, когда посетителей в таверне немного, повара колдуют над котлами и сковородками, а невысокая, плотно сбитая женщина в богатой одежде, видимо, хозяйка заведения, пользуясь случаем, уединилась в подсобке с вышибалой? Правильно, начнут самозабвенно сплетничать. И надо ли говорить, что сегодня станет основной темой для девичьей болтовни?
  Как я и предполагала, служанка, поставив передо мной тарелку с салатом и кувшин ягодного компота, удалилась на диванчик к своим товаркам, и тут же вступила в обсуждение достоинств некого мясника из Третьего Кривоколенного переулка. Этот разговор я спокойно пропустила мимо ушей, поглощая салат. Причем заставляла себя есть медленно, делая вид, что никуда не тороплюсь, что было непросто при поистине зверском чувстве голода.
  Вскоре я была вознаграждена за терпение: одна из девушек заговорила-таки о трегниче, убитом прошлой ночью за таверной. И - радости моей не было предела! - подавальщица, что обслуживала меня, заступила на работу буквально перед моим приходом и о главной новости этого дня ничего не знала, так что коллеги тут же принялись, азартно блестя глазами, наперебой вводить ее в курс дела. Причем быстро увлеклись и позабыли о необходимости говорить вполголоса, что тоже сыграло мне на руку, избавив от необходимости напрягать слух. Так что очень скоро у меня была почти полная картина произошедшего.
  Покойный ныне господин Саноффи явился в 'Черную лозу' вчера вечером, устроился за столиком у окна, заказал легкий ужин, явно кого-то ждал, но только безрезультатно. Ужин, кстати, обошелся ему в кругленькую сумму (служанка ее, понятное дело, не озвучила, но глаза сделала очень выразительные). Тем обиднее, наверное, трегничу было, когда он по прошествии двух часов окончательно понял, что тот, кого он ждал, не придет. Впрочем, сильно расстроенным он, по мнению рассказчицы, от того не выглядел. Утолил голод, расплатился, оставив неплохие чаевые, и ушел. Хозяйка, кстати, намеревалась поближе познакомиться с состоятельным клиентом, впустую прождавшего почти два часа, но не срослось. И неудивительно: посетитель выглядел вполне респектабельно, и сразу становилось понятно, что хозяйка для него и простовата, и, чего уж греха таить, старовата, о чем трегнич недвусмысленно дал ей понять. Хозяйку, госпожу Мархин, отказ просто взбесил, а у нее, между прочим, на почве отсидки мужа в местах, не столь отдаленных, бешенство матки приключилось, но об этом тс-с-с!.. А днем в 'Черную лозу' заявились стражи, дознаватели и экспертусы с ошарашивающей новостью о произошедшем убийстве и наскоро набросанном портрете жертвы, в котором и подавальщицы, и хозяйка узнали давешнего клиента. Хозяйка теперь очень переживает из-за того, что случившееся бросит тень на репутацию заведения. А нервы, видимо, лечит постельной гимнастикой, мысленно усмехнулась я. В этом деле и вышибала - мрачного вида бугай с жуткими шрамами на лице, отсутствием едва ли не половины зубов и водянистыми, ничего не выражающими глазами - сойдет.
  Я подумала, что поболтать с трактирщицей, определенно, стоит - уже хотя бы потому, что она, возможно, последняя, с кем разговаривал убитый господин Саноффи. Вдруг заметила или услышала что-нибудь, что может оказаться важным для расследования? Какую-нибудь незначительную, на первый взгляд, деталь, которая укажет на убийцу? А может и не заметила... Но не могу же я заявиться к ней с рассказом о том, как нашла труп гостя из Тарлонга у господина Тоббера на делянке и теперь собираю сведения об убитом для своего кота! В этом случае она просто сочтет меня сумасшедшей и пошлет куда подальше! Впрочем, есть у меня одна идея, которую надо бы обмозговать, чем я и займусь, пока свидетельница приводит, так сказать, нервы в порядок. Тем более, мне уже несут горячее и десерт.
  Хозяйка 'Черной лозы' появилась как раз тогда, когда я запивала чаем последний кусочек очень вкусного яблочного пирога со взбитыми сливками. Несколько раскрасневшаяся и растрепанная, но выглядящая вполне прилично, что на мой взгляд, свидетельствовало о немалом опыте супружеских измен и, соответственно, о владении азами конспирации. И это просто замечательно, потому что те, у кого, образно выражаясь, рыльце в пуху, неплохо умеют подмечать признаки того же самого за другими. Иными словами, хозяйка должна быть очень внимательна к деталям, что мне только на руку.
  Расплатившись за заказ, я отправилась прямиком к барной стойке и сразу завела разговор с госпожой Мархин на интересующую меня тему. Та поначалу восприняла мое любопытство относительно покойного господина Саноффи в штыки. Но я вовремя озвучила придуманную на ходу легенду: назвалась внештатной сотрудницей популярной в Наргонте газеты, сказала, что пишу в колонку ежедневных новостей, и прекрасно знаю о том, по какому поводу сегодня утром в 'Черную лозу' набежала целая толпа работников органов охраны правопорядка. Но, вместе с тем, хочу, чтобы меня взяли в штат, а обязательное условие для того - написать большую статью, а лучше сразу несколько, да таких, чтобы гарантированно заинтересовали широкую аудиторию. И загадочная смерть гостя из Тарлонга, который, по слухам, являлся частным сыщиком, кажется мне вполне подходящей темой для цикла статей. Так что я планирую провести собственное расследование, подробно описать его ход и сама выйти на след убийцы. И пусть главный редактор 'Наргонтских ведомостей' только попробует не взять меня в штат после этого! Я на него своего кота спущу!
  Легенда моя на откровенность госпожу Мархин не вызвала, но немного успокоила. По крайней мере, женщина перестала угрожающе сверкать глазами и неосознанно тянуться пухлой рукой со слишком ярким, но уже порядком облезлым маникюром (да-а, Фыр мне за такое уже все мозги профыркал бы!) к скалке, зачем-то спрятанной под барной стойкой. И тогда я выложила последний козырь, пообещав, что в обмен на ее подробный и обстоятельный рассказ о последнем ужине господина Саноффи не буду в своих статьях выставлять ее заведение в невыгодном для 'Черной лозы' свете. Например, не буду высказывать предположений о том, что убийцу на бедолагу трегнича натравила сама госпожа Мархин, желая, скажем, ограбить денежного клиента. Или же из мести за то, что последний отверг ее общество и, так сказать, благосклонность. Или еще что-нибудь придумаю - у журналистов фантазия богатая. Но, если госпожа поведает мне о том, что меня интересует, да еще и результатами собственных наблюдений поделится, то я обещаю сделать небольшую рекламу заведению. Так что, на ваш взгляд, госпожа Мархин, более выгодно?
  Упомянутая госпожа хмурила брови, кусала губы, недовольно ворчала, но, в конечном счете, согласилась на условия 'журналистки'.
  - Но, сама понимаешь, ежели наврала, я ужо с тобой иначе поговорю... журналистка! - напоследок пригрозила мне хозяйка таверны, многозначительно косясь на взопревшего от трудов, медленно стекающего вдоль стены вышибалу. - Ну, да так уж и быть, расскажу, что приметила...
  На первый взгляд, щеголеватый трегнич заявился в 'Черную лозу' ради любовного свидания - об этом свидетельствовали расфуфыренный внешний вид посетителя, тонкий аромат туалетной воды, а также набор заказанных блюд: изысканные закуски, легкие салаты, много разнообразных сладостей и бутылка игристого вина. Ну, согласитесь, набор для делового ужина должен быть несколько иным. Вот только ни традиционного букета для дамы, ни каких-нибудь цацок в подарок госпожа Мархин, подойдя к нему с намерением познакомиться поближе, не заметила. Стало быть, если он и ждал женщину, то просто рад разговора.
  - А что? - ощетинилась трактирщица в ответ на мой ехидный взгляд. - Мужик видный, и, раз уж случилось ему коротать вечер в одиночестве, почему бы достойной женщине не составить ему компанию? Я свободная и привлекательная, трегнич тот тоже не женат, по крайней мере, ни обручального кольца, ни браслета, ни чего-либо подобного я у него не углядела.
  Я только хмыкнула, после чего дипломатично перевела разговор обратно на покойного. Не повторять же госпоже Мархин слова ее работниц относительно причины отказа сыщика познакомиться с хозяйкой 'Черной лозы' поближе! Кстати, увидев эту женщину вблизи, я мнение подавальщиц не разделила. 'Простовата' - еще мягко сказано. Определение 'неряшлива' гораздо ближе по смыслу: и руки не мешало бы в порядок привести, и бровям собольим форму придать, и зубы отбелить или хотя бы губы кроваво-красной помадой не красить, и дыхание освежить не мешало бы, и платье заляпанное сменить... В общем, правильно господин Саноффи не вдохновился.
  А трактирщица, тем временем, продолжила свой рассказ, обильно сдабривая его возмущением по поводу того, что нахал-трегнич посмел ее отшить.
  - Не его уровень! - шипела моя собеседница. - Нет, ты только подумай, журналистка! Не его уровень! И морду такую скорчил, будто я коровья лепешка и к его ботинку пристала!
  Мне осталось лишь сочувственно кивать да изредка вставлять, изо всех сил стараясь не допустить и тени сарказма в голосе, что тот хам, наверное, имел в виду, что трактирщица для него слишком хороша, а привык он к женщинам более низкого пошиба. Ну, нет в Тарлонге столь эффектных дам, да и вообще вряд ли что-то понимает в женщинах. А что же вы хотите? Провинция-с, там дамы куда как попроще будут...
  Госпожа Мархин кривила губы, снисходительно хмыкала, недоверчиво выгибала бровь, но, определенно, польстить ее самолюбию мне удалось. Впрочем, сочувствие и терпение мои были вознаграждены: спустив пар, госпожа Мархин вспомнила о том, что, когда она только подошла к столику, за которым сидел сыщик, последний машинально вертел в руках небольшой листок бумаги, на котором женщина четко разглядела несколько строк, а еще эмблему одной из городских гостиниц. Предусмотрена в них такая услуга, как передача письменного сообщения кому-либо из постояльцев, а особо респектабельные и дорогие заведения, коих в городе около двух десятков, даже специальную бумагу и конверты для того заказывают и стопкой на стойке регистрации складывают, чтобы любой желающий мог оставить сообщения для кого-то из постояльцев. Конфиденциальность, естественно, гарантируется: каждый такой конвертик на глазах отправителя запечатывается сургучной печатью и отправляется в ячейку для корреспонденции под тем же номером, что и комната адресата. Или за отдельную плату немедленно доставляется адресату прямо в руки, если, конечно, тот находится в гостинице - но это уже от обстоятельств зависит.
  - А за десяток золотых я тебе даже скажу, из какой именно гостиницы был тот листок с запиской, - с хитрющей ухмылкой закончила трактирщица. - Вам, журналюгам, на такой случай подъемные выдают, я точно знаю!
  - Я внештатник, - напомнила я, слегка обалдев от столь наглого вымогательства.
  - Тогда десять золотых - не такая уж и большая цена за возможность попасть в штат, - парировала трактирщица. - А судя по тебе, журналистка, деньга у тебя водится. Впрочем, не хочешь - не надо, я тебе и так наводку на гостиницу дала. Сама можешь их обойти, да поспрашивать про того трегнича...
  И улыбнулась столь торжествующе, что мне захотелось треснуть ее по носу. И я поспешила охладить ее пыл:
  - Медяк ломаный - цена того секрета. Вы же наверняка уже поведали о том дознавателям?
  И получила отрицательный ответ. Как оказалось, известие об убийстве давешнего клиента привело госпожу Мархин в состояние, близкое к истерике, к тому же господин Айви не был столь чуток к переживаниям женщины, как я, вот она и не вспомнила о записке. Зато сейчас, выговорившись и получив толику сочувствия... Но завтра женщина непременно исправит эту досадную оплошность. Завтра, прямо с утра... Короче, такое ее промедление стоило мне еще пяти золотых.
  Я мысленно выругалась, продолжая очаровательно улыбаясь. Расставаться с круглой суммой мне не хотелось. Но бегать по городу, выясняя, в какой гостинице остановился господин Саноффи, тоже не было никакого желания. К тому же подобная активность чревата нежелательным вниманием стражи. Стало быть, придется расстаться с деньгами. Вот только отдавать ей все пятнадцать симпатичных блестящих кругляшей - десять за название гостиницы и пять за неторопливость в исполнении своего гражданского долга - меня жаба душит. Надо бы попробовать сбить цену. Хотя бы за название гостиницы.
  - Могу и прогуляться, - я нарочито безразлично пожала плечами. - Мне не особо к спеху. Три золотых!
  - Гуляй, коль ноги не жаль, - в тон мне отозвалась женщина. - Ладно, на первый раз уступлю сведения за девять.
  - Четыре! - не сдавалась я. - И в два раза больше скрытой рекламы в статье.
  - Восемь! Неизвестно, выйдут твои статьи или нет, а денежка душу греет.
  - Пять! - я возмутилась так, будто и в самом деле собиралась писать цикл статей по расследованию. - И ни малейшего намека на любовь хозяйки заведения наставить рога мужу!
  В общем, до пяти и сторговались, так что я отсчитала запрошенную сумму. Однако, прежде чем деньги перекочевали в цепкие лапки госпожи Мархин, я, понизив голос, сообщила, что, если трактирщица мне солгала, и погибший трегнич не имеет никакого отношения к названной ею гостинице, то ей придется иметь дело с одной очень влиятельной в городе персоной. И столь многозначительным тоном, что госпожа Мархин прониклась. Бормоча, что наличие записки из гостиницы не всегда означает, что клиент в ней останавливался, она скинула еще один золотой. В итоге я, расставшись с четырьмя монетами, узнала название гостиницы: 'Золотая подкова'.
  Засим я поспешила откланяться и, едва выйдя за порог 'Черной лозы', сразу поймала извозчика, велев отвезти меня к гостинице, где, предположительно, остановился господин Саноффи. А вдруг удастся узнать еще что-нибудь про него? Например, не с моим ли дядюшкой он должен был встретиться вчера вечером? Конечно, свидетельница убеждена, что сыщик ждал на встречу женщину, но мало ли, какие вкусы у вожака клана Тар-Граорр? Вдруг он как раз сладкое любит? Я не могу в этом вопросе полагаться на память реципиентки в связи с отсутствием оной.
  Возможно, я просто потрачу время впустую, но... Храрг побери! Неловко признаваться самой себе, но меня вдруг охватил сыщицкий азарт и сильное желание добыть информацию. Сейчас мне почему-то казалось очень важным прояснить ситуацию. А еще я вдруг осознала, что мне не хватает привычного в прошлой жизни удовольствия от аналитической работы. Конечно, в бытность свою ревизором я анализировала финансовые документы, но вдруг и с сыскной деятельностью получится? В крайнем случае, я просто нарою побольше информации, а там пусть пушистый следователь голову ломает.
  От мысли о том, что затея моя может оказаться опасной, я просто отмахнулась. Угрозы для собственной жизни я в том не видела. В конце концов, крохотный опыт расследований у меня есть, постоять за себя я могу, да и статус княжны Мерисской - это тоже не пустой звук.
  Сложность была лишь в том, что я понятия не имела, как буду узнавать у сотрудников гостиницы о том, кто писал записку для господина Саноффи, и как смогу попасть в его номер, но решила с планом действий определиться на месте. Но сегодня я, не иначе как вследствие вчерашних переживаний, испытала доселе невиданный прилив вдохновения, а вдобавок очень к месту вспомнился опыт прежней жизни, потому что мысль о том, как построить разговор с персоналом и в каком образе предстать, посетила мою голову почти сразу. Итак, в вестибюль 'Золотой подковы' влетела, запыхавшись и едва не растянувшись на полу, испуганная и растерянная девица, крепко прижимавшая к груди сумку-планшет.
  На бегу я успела бросить взгляд в висящее при входе зеркало. Здорово! Вот что значит правильно выбранный образ! Эдакая молодая, легкомысленная особа, частенько что-то путающая или забывающая. То ли секретарша, то ли личная помощница. Серая юбка, жакет строгого покроя ей в цвет, нарочито скромная блузка (расстегнула на оду пуговицу больше, чем позволяют приличия), минимум украшений, маленькая сумочка через плечо, туфли тоже вполне можно отнести к так называемому офисному стилю. В походке и жестах сразу бросается в глаза высокая степень нервозности, во взгляде - волнение, нижняя губа закушена. Прическу, правда, изменить пришлось - растрепала свою французскую косу на легкомысленные локоны и собрала их яркой заколкой. Да, немало таких особ мне довелось повидать в бытность свою ревизором - вечно то документы какие-нибудь важные забудут положить и потом доносят, то перепутают чего, то еще... перечень допущенных из-за невнимательности косяков обширный. Как правило, эти девочки меня изрядно раздражали.
  Да, перевоплощение в такую вот 'секретаршу' мне ничего не стоило. Разве что сумку-планшет, в которых здесь носят бумажные документы, я, выскочив по дороге из двуколки, выкупила прямо на улице у одного припозднившегося клерка. Ох, представляю себе состояние парня: идет он спокойно по улице, вдруг раздается крик: 'Стоять!', прямо возле него останавливается двуколка, ржет лошадь, матерится возница, и выскакивает, азартно поблескивая глазами, вполне приличная с виду леди. С виду, потому что тут же наставляет на бедолагу палец на манер пистолета и заявляет: 'Планшет или жизнь?!'. Да, его лицо надо было видеть! К счастью, я успела объявить, что это шутка до того, как клерка хватил инфаркт, а затем, не давая ему толком опомниться, предложила продать планшет за серебрушку, а содержимое он, конечно, мог оставить себе. Парень, видимо, решил, что судьба столкнула его с опасной сумасшедшей, потому как возражать даже не пытался, просто молча освободил планшет, забрал деньги и поспешил ретироваться. Сообразительный оказался...
  Обрадовавшись тому, что освещение на нижнем этаже 'Золотой подковы' было приглушенным в этот поздний час, а растрепанные волосы упали на лицо, что должно еще сильнее затруднить узнавание, я бросилась к стойке регистрации, за которой в одиночестве скучала молоденькая жугерна в форменном платье.
  Я бросилась к ней так быстро, насколько позволили уставшие от дневной беготни ноги, всем весом обрушилась на стойку и, тяжело и шумно дыша, зачастила:
  - Пожалуйста, очень Вас прошу... Малья Эбир Саноффи, частный сыщик, прибывший из Тарлонга... Он здесь остановился?! Умоляю, скажите, что здесь!..
  Жугерна, непрерывно прося меня успокоиться, любезно налила в стакан воды из графина на стойке и предложила мне утолить жажду, а сама полезла в журнал регистрации постояльцев. Вскоре она подтвердила, что гость из Тарлонга действительно остановился в 'Золотой подкове', однако тут же предупредила меня, что этот господин в настоящее время в гостинице отсутствует, покинул ее еще вчера, примерно после обеда, о месте его нахождения ей ничего не известно, как и о том, когда он вернется сюда.
  Просвещать ее относительно участи сыщика я, конечно же, не стала. Вместо этого я завела жалостливый рассказ о том, что работаю чуть больше месяца в сыскном агентстве личным секретарем господина Саноффи, что мне, вчерашней студентке, невероятно повезло устроиться на это место - платят неплохо, учат по мере возможности, со временем обещают карьерный рост и закрыли глаза на отсутствие опыта работы. Единственная проблема - непосредственный начальник, который из-за любого мало-мальского косяка - не в ту папку документы убрала, чернила ему принесла не того оттенка, блокнот для записей на слишком большом расстоянии от его рук положила - такой визг поднимает, что по всей конторе дым коромыслом стоит. Жуткий педант, моралист и скрытый садист. А неделю назад я по совету подруги сделала попытку перевести наши с ним отношения в менее формальное русло, так Малья Эбир взбесился и час орал, что никакого панибратства в конторе не потерпит, а девицу, которая столь навязчиво пытается влезть к нему в постель, сам выставит за порог пинком под зад. И это после того, как я всего-то предложила ему как-нибудь пообедать вместе! Потом все же чуть смягчился и, решив дать мне последний шанс, предупредил: еще один промах, и он меня уволит, после чего в интересах расследования, которое вел в тот момент, убрался в Наргонту. Уже оттуда он связался со мной и велел переслать кое-какие бумаги, что я и сделала. А сегодня утром я обнаружила, что накосячила снова, и на этот раз действительно по крупному: забыла отправить вместе с тем пакетом документов результаты одной очень важной экспертизы. Почему - ума не приложу! Наверное, гадская бумажонка завалилась в папку с конторскими бумагами! И она может понадобится господину Саноффи в любой момент, хоть завтра, и, сегодня я, не желая терять работу, схватила злополучную бумагу и, ухнув большую часть личных сбережений на портал до Наргонты, бросилась искать начальника, благо, уже успела узнать, что в дешевых гостиницах и на постоялых дворах у дорог он не останавливается. Весь день проносилась, и все без толку. Короче, 'Золотая подкова' уже восьмая гостиница, в которую я пришла в поисках противного Мальи Эбира! И, клянусь, если б мне не повезло на этот раз, то я точно рухнула бы на пороге и умерла, после чего стала бы призраком и в посмертии портила бы жизнь тем, кто довел меня до такого состояния. Но, к счастью, на этот раз я не ошиблась в выборе. Так что теперь у меня есть огромная просьба к милой девушке-регистратору:
  - Умоляю! - почти кричала я, изображая истерику. - Мне очень нужно доставить бумагу с результатами экспертизы господину Саноффи! Раз он отсутствует, я могу войти в его номер вместе с горничной и просто положить бумагу в его дипломат, будто она там и лежала! И вполне могу сделать это в присутствии хоть работников гостиницы! Я заплачу...
  Мысленно я извинилась перед покойным. Я не знала тебя при жизни, Малья Эбир, и не имею права обмазывать грязью сейчас, когда ты и оправдаться-то не можешь. Но ты же наверняка понимаешь, что так нужно для дела. Ты ведь хочешь, чтобы твой убийца был найден и наказан? Так что терпи, сыщик...
  Жугерна от исполнения моей просьбы отпихивалась руками и ногами, ссылаясь на правила гостиницы: никаких посторонних в номерах в отсутствии постояльца не будет. Но я могу оставить бумагу на стойке регистрации, и, когда господин Саноффи вернется, она или ее сменщица обязательно передадут ему эту злосчастную бумагу.
  Я же, демонстративно задумавшись и выхлебав еще один стакан воды, выдвинула встречное предложение: мне сдают номер в этой гостинице на одну ночь, чтобы я могла хоть немного отдохнуть и прийти в себя, а утром, если к тому времени не появятся мой начальник, я приму предложение жугерны-регистратора. А до того, пока во мне еще остались крохи решимости встретиться с Мальей Эбиром лицом к лицу, я останусь в гостинице. И даже заплачу за номер!
  Вероятность того, что мне позволят обшарить номер залетного трегнича, пусть даже под присмотром кого-то из персонала, была невысока, но я должна была попытаться. Уже хотя бы потому, что иные способы проникновения в заветную комнату будут менее законными.
  Жугерна, подумав, махнула рукой, правда, сразу предупредила, что моих средств - двух серебряных монет и двадцати медяшек - на съем номера в 'Подкове' не хватит, но предложила занять один из свободных номеров, правда, с условием освободить его тотчас, как появится постоялец. И - вот так удача! - предложенный мне номер находился рядом с тем, что занимал покойный господин Саноффи. Должно же было мне повезти!
  Поломавшись для вида, я согласилась, и вскоре оказалась в небольшой, темной из-за того, что растущий прямо за окнами гостиницы вяз закрывал окно почти полностью, но достаточно уютной комнатке. Да я, собственно, и не рассчитывала на шикарные апартаменты, и обстановка мне сейчас до фонаря. Главное, этаж всего лишь второй (падать, если что, не так уж высоко), окна открываются, подоконники широкие, добраться по ним до соседнего окна несложно. А уж то, что окно номера господина Саноффи было прикрыто неплотно, что избавило меня от необходимости разбивать его для проникновения внутрь, и вовсе привело меня в столь прекрасное расположение духа, то я едва напевать и пританцовывать не начала. Но смогла сдержать эмоции и, убедившись, что в апартаментах, точной копии тех, что отвели мне для ночлега, кроме меня никого нет, а также в том, что под дверью никто не подслушивает, приступила к обыску.
  Вещей у покойного Мальи Эбира было немного: пара костюмов в шкафу, стопка белья, запасная пара ботинок, туалетные принадлежности, разве что средств для ухода за кожей многовато для мужчины. Впрочем, мне до них не было никакого дела. Гораздо больше меня заинтересовал дипломат сыщика, оснащенный самым простым замком, который я легко открыла разогнутой скрепкой. Внутри обнаружилась пухлая папка с записями о его последнем расследовании, а сверху в ней лежал отчет с кратким описанием оного, заглянув в который, я была неприятно удивлена: Саноффи разыскивал Й'егрес Тар-Граорр по заданию ее, а теперь уже и моего дядюшки Хара. Нет, конечно, я предполагала, что так и будет, но одно дело - предполагать, а совсем другое - знать точно.
  И что из этого следует? Что двор для подбрасывания трупа сыщика был выбран не случайно? Да нет, тогда логичнее было бы выбрать дом Яроса или Мелиссы, где я снимала комнату до сих пор. Или кто-то следил за мной и потому точно знал, где я нахожусь? Или это все - просто дичайшее совпадение?
  Да к чему такие сложности? Убийца желал подставить меня или моего дядюшку, у которого алиби на время смерти сыщика может и не быть? Или же 'подарочек' подбросили в качестве устрашения? Но кому он адресован? Мне? Или же Ансельму? Или Эми? Просто голова идет кругом!
  Хорошо, зайдем с другой стороны. Итак, предположим, сыщик в ходе расследования раскопал какой-нибудь секрет, за который вполне мог поплатиться жизнью. Хм, остановился в одной из самых дорогих гостиниц Наргонты, сделал в 'Черной лозе' заказ на кругленькую сумму, все вещи дорогие, отличного качества, не говоря уже о принадлежностях для бритья и прочей мелочевке. Да, поневоле начнешь разбираться в качестве вещей, сходив два-три раза с Фыром за покупками!
  Надо думать, господин Саноффи привык жить на широкую ногу, а такой образ жизни требует немалых финансовых средств, и, возможно, сыщик, почуяв, что сохранение тайны принесет больше прибыли, чем ее огласка, попытался шантажировать... Кого? Видимо, своего будущего убийцу. А последний просто прикончил шантажиста? Хм, а зачем тогда подбрасывать тело сыщика на делянку Ансельма? Неужели нельзя было избавиться от него наверняка, просто выбросив в реку, например? Или же оставить его посреди людной площади, приколов на груди записку 'Смерть шантажистам!', раз уж так хотелось привлечь внимание к трупу? Нет, что-то тут не вяжется. Надо бы обдумать все еще раз, причем не в одиночку, а вместе с одним хвостатым сыщиком.
  Толстая папка слегка оттягивала руки. Ох, Храрг побери! Я сейчас держу в руках то, что содержит разгадку смерти господина Саноффи и, скорей всего, здесь же кроется причина, по которой убийца попытался подставить главу клана Тар-Граорр. Ну, или леди Иолатэ.
  Я едва сдерживалась, чтобы не начать читать содержимое папки прямо здесь, в номере покойного Мальи Эбира, причем отнюдь не царящая внутри темнота, разбавленная лишь льющимся из окон светом ночных светил, служила сдерживающим фактором - благодаря своей второй ипостаси я отлично могу читать в таких условиях. Нет, сосредоточиться на описании расследования исчезновения Й'егрес Тар-Граорр прямо сейчас мне не позволила вполне, на мой взгляд, здравая мысль о том, что не стоит давать столь ценные сведения в руки имперским дознавателям. По крайней мере, не стоит это делать до того, как сама прочитаю все материалы и выясню, из-за чего погиб проводивший расследование сыщик. А заодно... Есть у меня надежда, что эти материалы прольют свет на личность моей реципиентки и на ее жизнь до того, как я заняла ее место. Вот эти сведения мне бы тоже не хотелось доводить до широкой общественности - во избежание, так сказать. Мало ли что... Эх, Лотя, дожила! Уже улики из-под носа официального следствия воруешь! Может, это из-за того, что меня Фыр укусил пару раз? За то время, что я знаю этого кошака, я смогла убедиться, что он тот еще жук, и, преследуя свои (и не только) интересы, может пойти на нарушение закона. Верно говорят, что с кем поведешься, от того и наберешься! Так, если меня поймают, буду валить все на кота.
  Спрятав папку под жакет и, для верности, примотав ее тонким вязаным шарфом, найденном тут же, в шкафу среди вещей Мальи Эбира (и зачем он понадобился сыщику в июне-месяце?), я покинула номер тем же путем, что и проникла в него. И, только оказавшись в отведенном мне месте для ночлега, рухнула на застеленную кровать и дрожащими от нетерпения руками раскрыла папку...
  
  Глава 6. 14 июня, утро.
  
  Лотя
  
  Рассвет застал меня в состоянии глубокой задумчивости и весьма понуром расположении духа. Я, поджав ноги, сидела на кровати, обложившись бумагами, смотрела в стену, и последние крохи надежды на быстрое завершение расследования таяли, как капля росы под солнечным лучом. Изучение материалов последнего расследования сыщика Саноффи, самым интересным и информативным среди которых оказался блокнот с его личными записями, прояснило кое-какие важные для меня моменты, касающиеся личности Й'егрес, но вопросов породило еще больше.
  Как мне стало ясно из записей сыщика, моя реципиентка действительно доводилась племянницей Хар'Эгронэлю-Ту Тар-Граорру - была единственной дочерью его старшей сестры, пропавшей без вести почти десять лет назад и сейчас уже объявленной умершей. Короткая заметка рядом с этим записанном на шершавой, чуть желтоватой бумаге была сделана чернилами другого цвета и гласила: 'Место нахождения и возможная причина смерти либо неизвестна заказчику, либо тщательно замалчивается, равно как и ЛЮБЫЕ сведения об отце девочки'. Надо думать, Малья Эбир специально выделял свои мысли по поводу расследования, чтобы потом самому не путаться. И как же хорошо, что почерк у него ясный и разборчивый! Теперь его аккуратность и отсутствие лени очень облегчат мне жизнь. Спасибо, господин Саноффи! Я помолюсь за упокоение твоей души. При случае.
  Хм, а то, что качество канцелярских принадлежностей оставляет желать лучшего, означает, что контора, в которой работал трегнич, переживает не лучшие времена. Или просто экономит на всем, на чем только можно. Или же это обстоятельство подтверждает мою догадку о том, что сыщик был стеснен в средствах? Ну, на дорогую одежду они есть, а вот на предметы служебной необходимости - увы. Как-то так...
  Но вернемся к Й'егрес. Итак, родилась в Тарлонге, росла и воспитывалась дома, сначала матерью, Айрэ'Крис Тар-Граорр, а после ее смерти - всеми членами клана понемногу, но, в основном, бабушкой, Бер'Эурре Тар-Граорр. До пятнадцати лет находилась на домашнем обучении, школу, соответственно, до последнего курса не посещала, однако в последний год обучения сумела-таки уломать дядю и бабушку, чтобы те позволили ей учиться вместе со своими ровесниками. И, видимо, напрасно, так как хватило ее лишь на половину учебного года - не сложились отношения ни с одноклассниками, ни с учителями. Короче, выпускные экзамены оборотница вновь сдавала отдельно от прочих учеников, а аттестат получила по почте. Потом был почти год добровольного (добровольно-принудительного, по мнению Мальи Эбира) затворничества, в течение которого нервы Тар-Граоррам портились с особым рвением, и кульминацией этого стало происшествие с главой клана Гритраг в начале апреля. А через пару недель Й'егрес по-тихому пропала (по мнению сыщика, она попросту сбежала из дома, причем не без помощи кого-то из членов клана), не утруждая себя составлением прощальной записки и прихватив денежки на дорогу из дядюшкиного сейфа, причем не все, а лишь небольшие кучки серебра и медяшек.
  Конечно, сыщику было бы гораздо проще начинать расследование по горячим следам, а не три недели спустя, когда дядя Хар нанял его для поисков племянницы. А до того... То ли оборотни пытались отыскать девушку своими силами, то ли поначалу махнули на нее рукой, а потом, под гнетом изменившихся обстоятельств передумали, но след Й'егрес уже простыл, так что иного пути, кроме как обращение к частному сыщику с хорошей репутацией, у них не оставалось - Малья Эбир так и не смог найти ответ на этот вопрос. Хотя его блокнот содержал немало нелестных эпитетов в адрес заказчика. И еще его несколько настораживало то обстоятельство, что Хар Тар-Граорр сразу поставил ему условие: об обращении к официальным властям или в храмы не может быть и речи. А господин Саноффи, надо сказать, в процессе своей деятельности частенько к указанным организациям обращался, привык, что часть работы они делают за него, и это условие заказчика было ему как кость в горле. К тому же, цена за услуги частного сыщика была на тот момент уже оговорена, а это условие существенно влияло на то, сколько из этих денег Малья Эбир положит себе в карман - неофициальное сотрудничество со жрецами и органами охраны правопорядка, да еще и в тайне от заказчика, обойдется в два раза дороже. Хорошо, если всего в два раза. Но, так или иначе, сыщик нуждался в деньгах, поэтому взялся за это расследование.
  Начать он решил с самого простого: поискать, у кого могла бы спрятаться беглянка, и пройтись по городским и пригородным моргам в поисках трупа с подходящим описанием. И в обоих выбранных направлениях для расследования сыщик потерпел неудачу.
  Неопознанных трупов оборотниц, как юных, так и не очень, в моргах Тарлонга, не оказалось.
  Параллельно выяснилось, что друзей у девушки не было, знакомых можно было по пальцам пересчитать, круг ее общения ограничивался семьей, и среди этих индивидов точно не было никого, кто мог бы помочь Й'егрес спрятаться. Причем дело даже не в том, что пропавшая особа не отличалась приветливостью и дружелюбным нравом, хотя характер Й'егрес сыграл далеко не последнюю роль в ее непростых отношениях с окружающими, а во влиянии клана в Тарлонге - связываться с ними рисковали лишь отпетые самоубийцы да те, кому уже нечего терять. Н-да, вздохнула я, повезло мне с родственничками...
  А на следующих страницах нашлись стенограммы бесед сыщика с родственниками моей реципиентки, коих набралось аж восемь штук, с немногими одноклассниками, которые вообще могли сказать хоть что-то о пропавшей, и с посторонними индивидами, контактировавших с Й'егрес за две недели до ее исчезновения. Содержание их я не смогла читать без лошадиной дозы успокоительного, взять которое, конечно, было негде, а потому эти страницы я малодушно пролистала, решив оставить на потом. Читала лишь пометки Мальи Эбира, благодаря чему узнала, что бабушка Й'егрес явно недолюбливала и старшую внучку, и ее мать тоже; что дядюшке Хару племянница дорога, но лишь как средство достижения некой цели, которую до сыщика, естественно, не довели (а когда нам с Яросом рассказывал про договоренность с Гритрагом, так естественно изображал нежелание сдавать племянницу в аренду... вот актер - 'Борсокап' по нему плачет слезами горючими!); что младший сын дяди Хара, Эри'Грир, скрывает что-то, связанное с Й'егрес, и это 'что-то' заставляет его стыдится; что кузину пропавшей, Ар'Рию, дочь младшего брата главы клана, до сих пор перекашивает при одном упоминании о Й'егрес - явно ненавидит ее и почему-то сильно ей завидует; один из одноклассников оборотницы до сих пор сходит по ней с ума, а бывшая, настоящая, а потом снова бывшая его девушка - от ревности. Короче, недоброжелателей у моей реципиентки полно. Но что это мне дает?
  Господину Саноффи, как я понимаю, собственные догадки и предположения тоже ничего не дали, ну, кроме, разве что ничем в записях не обоснованным выводом: Й'егрес жива, по крайней мере, была таковой, когда покидала Тарлонг.
  А дальше сыщик, предположил, что, желая начать жизнь с чистого листа, подальше от родни, и будучи неглупой девушкой, Й'егрес могла отправиться в большой город, где проще затеряться. А еще, имея, со слов одноклассников, магический дар, она наверняка попыталась бы поступить в магический ВУЗ. Так что Малья Эбир принялся рассылать соответствующие запросы в управления магического контроля Миаствера, Наргонты и Аргеля, естественно, не ставя в известность о том дядюшку Хара. И не прогадал, так как вскоре из Наргонты пришел ответ с упоминанием о некой оборотнице, Искалоти Иолатэ, поступившей в обучение к титулованному алхимику Ансельму Тобберу. И господин Саноффи, сообщив предварительные выводы заказчику, отправился в Наргонту, прибыл сюда восьмого июня - о том свидетельствовала последняя запись в блокноте. Н-да...
  Так или иначе, мне предстояло еще не раз перечитать записи господина Саноффи, чтобы от моего внимания не ускользнуло ничего, даже самая мелкая, на первый взгляд, и незначительная деталь. Но это будет потом, когда я окажусь в более спокойном месте. А сейчас пора уносить ноги из 'Золотой подковы', пока не начался рабочий день у дознавателей городской стражи, и господин Айви вместе со следственной группой не явился обыскивать последнее пристанище гостя из Тарлонга. Так что я оставила на стойке регистрации одно из экспертных заключений, которое нашлось в папке с материалами дела Й'егрес - все равно оно касалось какой-то малозначительной ерунды (но суть его я, на всякий случай, в блокнот переписала). Потом поблагодарила добрую жугерну и, сославшись на служебную необходимость, вынудившую меня проснуться ни свет, ни заря, откланялась.
  Возвращаться в лавку Ансельма я не спешила. Хотелось привести в порядок мысли и успокоить нервы прогулкой по городу, так что сначала я направилась к дому Мелиссы. И застала у входа хозяйку, вооруженную метлой, и ругающуюся на чем свет стоит: ночью кто-то подбросил на крыльцо сразу несколько мертвых крыс, причем у каждой было вспорото брюхо. Ф-фу! И, как назло, первой этот кошмар увидела Лана, в кои-то веки отправившаяся на учебу вовремя! А она крыс и живых-то боится до одури, а уж убитых таким зверским образом... Короче, девушка в истерическом состоянии заперлась у себя в комнате и выходить оттуда наотрез отказалась, а Мелисса теперь вместо того, чтобы успокаивать внучку и готовить завтрак, вынуждена убирать это безобразие. Так что я, с точки зрения домовладелицы, появилась очень и очень вовремя.
  Увильнуть от настойчивого, я бы даже сказала, ультимативного предложения разделить с домовладелицей тяготы незапланированной уборки я бы не смогла при всем желании - совесть не позволила бы. Пришлось, внутренне содрогаясь от жалости и омерзения, садовыми вилами подбирать трупы несчастных зверьков и складывать в мешок для мусора, который держала Мелисса. К счастью, она не пыталась заставить меня мыть крыльцо, так что я смогла аккуратно проскользнуть в дом, переоделась в своей комнате, взяла кое-что из вещей и сумку побольше, в которую спокойно помещалась папка с материалами расследования господина Саноффи.
  А потом я постучалась к Лане и почти полчаса, пока не вернулась ее бабушка, гладила испуганную девушку по голове, отпаивала ее успокоительным и старалась отвлечь от неприятных воспоминаний, болтая о всякой всячине. Сама же, как назло, именно сейчас вспомнила, как Фыр заставил меня съесть крысу, и вынуждена была подавлять дрожь и рвотные позывы. Брр! Ужас! Вот скормить бы милому котику то, что мы с Мелиссой только что с крыльца убрали... Но ладно уж, пусть живет, я не кровожадная. К тому же успела сильно привязаться к этому поганцу, и мне, если что, будет очень его не хватать - это я теперь так успокаиваю себя, когда вредный кошак в очередной раз что-нибудь выкидывает.
  Поручив Лану заботам Мелиссы, я попрощалась с домовладелицей, пообещав скоро зайти снова, и отправилась к дому Яроса - пора бы уже проверить, как там Рози и малыш, сводный брат моего мужа. А то забегалась я с этими расследованиями. Вдруг им нужно что-то? Конечно, никто не бросил ее с грудным ребенком в пустом особняке. Мы с Фыром целый штат прислуги наняли - дворецкий, две горничных, кухарка, няня... Да там при Яросе столько не работало! Вот только несостоявшаяся мачеха моего супруга хозяйкой там себя не чувствует совершенно, пусть даже временной (Фыр поставил нас обеих в известность, что позже подыщет ей другое жилье). Наоборот отчего-то уверена, что всем наемным работникам обязана по самое некуда (не говоря уже обо мне и Яросе), и с лишней просьбой к персоналу не обратиться. Так что строить прислугу приходится мне, ну и котик тоже отмечается. В прошлый наш визит пушистый поганец так кухню проинспектировал, что кухарку полдня успокоительным отпаивали, а горничным пришлось вынести предупреждение за грязь под кроватями. Впрочем, сегодня я приду одна, так что прислуга может вздохнуть свободно.
  Однако, стоило мне войти в особняк на берегу Наргонтии, как дворецкий сразу бросился ко мне с известием: кто-то ночью подбросил на порог дохлых птиц, причем каждой оторвали голову. Неожиданно! И второй раз за утро... Это, определенно, стоит обдумать.
  Наказав дворецкому и остальному персоналу в его лице ни слова о находке Рози не говорить, я отправилась навестить ее и малыша. Поболтала о пустяках, поумилялась забавному крохе, правда, от предложения подержать Агриса Пиллегри отпихивалась руками и ногами - страшно, вдруг уроню. Или вдруг он на меня свои делишки сделает! Тогда точно уроню... Нет уж, пусть его Рози держит. Она, кстати, очень милая, хоть и жизнью затюкана...
  Увы, пообщаться долго не было возможности, так как малыш захотел спать. Да и меня, признаться, раздирало любопытство - очень хотелось узнать, не подкинули ли на порог 'Духа из реторты' мертвых голубей или крыс. Или же трупа господина Саноффи достаточно? Я, конечно, не уверена, что эти два события - звенья одной цепи, но вдруг так и есть? Вдруг кто-то настолько ненавидит бедняжку Й'егрес, чтобы помимо трупа трегнича подбрасывать ей еще и мертвых животных? Бред, конечно, но... кто ж их, психов, знает? В общем, я, попрощавшись с нежданно-негаданно обретенной родственницей, отправилась в лавку Ансельма. И, надо сказать, предчувствие меня не обмануло: на этот раз оказаться под дверью, разорванной на куски, не повезло змее. Возможно, это была гадюка или ужик... И счастье, что Эми отсыпалась после вчерашнего, а Ансельм еще не вернулся! Хотя, счастье это продлилось недолго, минут пятнадцать от силы.
  Да, пока я стояла над залитым кровью и змеиными внутренностями крыльцом, соображая, как бы убрать это все побыстрее, к дому подошла непривычно тихая компания: Фыр, Ансельм и армейские товарищи моего мужа. Они должны были вернуться только к вечеру! А тут такое... Короче, картина маслом, 'Нежданчик' называется...
  
  Фыр-Ярос
  
  Фыррр! Вот в довесок к призраку-убийце, огромной работе по поиску зацепок, ниточек, способных привести к его хозяину, дядюшке-оборотню с долгом жизни и жене с неясным прошлым мне еще психа, подбрасывающего к дверям всякую гадость, только и не хватало! Да еще и Ансельм нервно так на Лотю поглядывает, чувствую, готов схватиться за любой повод, чтобы отказаться от дальнейшего обучения моей жены. И даже если выяснится, что подброшенный труп змеи - происки конкурентов. Просто так, на всякий случай... Эх! Всем хорош алхимик, жаль только, трусоват без меры! Стало быть, мне снова придется подбивать парней полечить ему нервы совместным распитием вина и кое-чего покрепче, а потом и культурным визитом в бордель - они после явления перводемоницы прийти в себя не могут, так что такому повороту событий будут только рады. А для меня главное улучить момент, когда все трое вернутся домой в отличном расположении духа, и тогда поручить каждому участок работы. Да, коварный я, коварный! Но Лотю я к расследованию 'призрачного' дела подключать не хочу, а своими силами мне не справиться - я сейчас, увы, всего лишь кот, так что приезд Лира и Арза оказался весьма кстати. И я окажусь полным придурком, если упущу возможность поручить часть своей работы другим. Ребята все равно в отпуск приехали, так, самое большее, через пару недель совместных возлияний, борделей и драк заскучали бы. А так я им развлечение организовал. Вот и пускай... развлекаются.
  Хотя, тут, по ходу дела, внеплановое развлечение кто-то организовал уже мне! Вдобавок к уже имеющимся! Храрга пинком через коромысло! И ведь Ансельм не успокоится, пока я не выясню, кто и с какой целью подбросил ему змею! Еще один камень на мою пушистую шею! Слов нет, мяв один...
  Куда?!!! От моего пронзительного, надсадного вопля леди Иолатэ так и подскочила на месте и, к счастью, инстинктивно отшатнулась от крыльца, бормоча что-то вроде: 'Да я это... просто убрать...'. Убрать, ага! Щаззз! Кто же убирает место преступления, пока его не осмотрели экспертусы? И в данном случае неважно, что в роли таковых выступят кот, трусливый алхимик и два офицера в отпуске!
  Спрыгнув с плеча Лирриана - остальные меня на себе нести отказывались, отговариваясь то хрупким телосложением, то слабым здоровьем, не позволяющими долго таскать на себе тушку десятикилограммового котика - я оттеснил Лотю в сторону и принялся обнюхивать крыльцо вместе с омерзительным 'подарочком'. Так, кровь, внутренности, камень, из которого сложено крыльцо, мох - это все понятно. Еще голуби, крысы, помойка и, возможно, канализация. А вот еще один запах был явно лишним для такого экстерьера, я бы даже сказал, чужеродным. Не вяжется как-то запах духов с разорванной на части змеей! И, хоть я и не могу точно определить, что это за духи, готов поклясться: они женские. Ну, вряд ли мужику придет в голову облиться духами с акцентом на фруктовые и цветочные ароматы, пусть даже и в целях конспирации! Стало быть, пакость подстроила особа женского пола.
  А кому? Ансельму? Или Эми? Или Лоте? Хотя, последнее вряд ли - моя жена к 'Духу из реторты' никакого отношения не имеет, просто приходящая ученица. А вот в чем смысл пакости? Предупреждение? Устрашение? Просто выпускание пара?
  Я повернулся к Арзабалю и, выразительно глядя на него, громко мяукнул, потом не менее выразительным взглядом окинул безобразие на крыльце. Вдруг я за мелкой пакостью какого-нибудь ритуала не разглядел и недоброй волшбы не почуял? А раз он в них разбирается, то пусть посмотрит. Может, заодно, еще какую улику разглядит.
  - Да понял я намек, понял! - храгын, к счастью, не стал прикидываться дурачком, чтобы отвертеться от этого дела. - Сейчас посмотрю! Отвали в сторонку, командир, дай дорогу профессионалу. И же... хозяйку свою оттащи подальше, не надо женщине это видеть. Ан, хорош за кустом прятаться, топай сюда!
  Я в глухом раздражении дернул хвостом. Чуть не спалил, поганец!
  Лотя на почти допущенную оговорку внимания вроде бы не обратила, но кто ее знает? Сейчас не среагировала, так потом вспомнить может, а может и не вспомнить - тут все зависит от того, насколько ее голова сейчас забита другими мыслями. А она ведь усиленно над чем-то размышляет - вон, брови хмурит, лоб то и дело ладонью потирает, губу закусила, будто пытается удержать пламенную речь, то и дело кидает на меня умоляющие взгляды. Наверное, хочет поговорить со мной наедине. Раз так, поговорим, мне не сложно. Только для начала неплохо было бы тут осмотреться и обмозговать случившееся по горячим следам, так сказать.
  Тут Лотя поведала мне про то, что подобные пакости этой ночью имели место еще у дома Мелиссы и у моего собственного дома. Грр! Кто посмел?! Ну, теперь точно найду смертницу и порву на лоскуты. Сам не смогу - так у меня отчасти дрессированная оборотница имеется. Но сначала пакостницу нужно найти... Хм, можно, конечно, обнюхать еще два крыльца, но, так как там уже точно сделали уборку и все хлоркой залили, бесполезное это занятие, только время потеряю.
  А ведь наличие сразу трех пакостей в местах, где могла оказаться Лотя, существенно меняет дело! Возможно, трупы несчастных зверушек, птиц и пресмыкающихся подбросили именно для нее. Но зачем? Просто настроение испортить и заставить тратить время на уборку? Вряд ли, слишком сложно, слишком... противно для обывателя, проще куриными яйцами дом закидать или собачье дерьмо в почтовый ящик бросить. Да и подобная выходка, пусть даже с использованием представителей животного мира, убитых довольно-таки жестоким образом, скорее разозлит, чем напугает, и следствием того вполне может стать обращение в городскую стражу, которая, принимая во внимание то обстоятельство, что среди прочих пострадало крыльцо особняка эльфийского княжича, должна хоть как-то отреагировать. Хм... Если только это не зашифрованное послание, понять которое способна лишь Лотя, в смысле, Й'егрес. Вот только она память потеряла, так что не дошло послание до адресата. Интересно, повторное будет? Надо бы пару следилок навесить, глядишь, и появится шанс поймать нашу пакостницу.
  Ну, даже если акция разовая и больше не повторится, то пакостницу ловить все-таки надо. Нельзя такое безнаказанным оставлять. Раз так, думай, Яр, шевели мозгами! Итак, какие выводы можно сделать, проанализировав ситуацию? Ну, во-первых, она небрезглива, достаточно жестока, да и фантазией его боги не обделили. Я бы, например, если б хотел напугать кого-то с утра пораньше, придумал бы что-нибудь более веселое и менее кровавое, и уж точно никого бы убивать не стал - не хочу без крайней необходимости. А эта особа женского пола перед смертью тварей бессловесных не остановилась...
  Во-вторых, есть еще странность: крыс и голубей вокруг полно, они везде обитают, а вот змея... Что-то не припомню, чтобы в Наргонте по улицам змеи ползали! Но откуда-то ее взяли. Из лесу притащили? Далековато будет.
  - Гадюка, - коротко сообщил Арзабаль, на мгновение обернувшись. - Рвали ее прямо здесь, живую и, похоже, когтями. Или чем-то другим небольшого размера, серповидной формы и очень острым.
  К списку установленных черт личности пакостницы добавилась еще и смелость. Ну, или безрассудство. Определенно, нужно быть или очень смелой, или безрассудной, чтобы таскать с собой ядовитую гадину. Ну, или если сильно припрет, однако этот вариант я отбросил как не соответствующий действительности - вряд ли нагадить Лоте на крыльцо может для кого-либо являться вопросом жизни и смерти.
  Еще я подумал, что змеей можно разжиться там, где продают алхимические ингредиенты. Надо бы пройтись по близлежащим торговым точкам соответствующей направленности, вдруг да вспомнит кто-то из продавцов, кто накануне гадюку покупал.
  Я запрыгнул на забор, удобно сел на все четыре лапки, обернулся хвостом и еще раз задумчиво оглядел диспозицию. А пакостница-то вполне могла попасться на глаза кому-то из соседей! Запустить, что ли, Ансельма на обход близлежащих домов? Он-то точно жаждет узнать, кто ему на крыльцо нагадил, вот пусть и общается с горожанами, ищет случайных свидетелей.
  И под конец сего анализа ситуации мою пушистую голову посетила еще одна мысль, которая, определенно, заслуживала подробного рассмотрения, а также хорошо продуманного плана, результатом которого может стать не только вычисление, но и поимка пакостницы с поличным. Я вдруг подумал, что тройная пакость с мертвыми животными может означать: в следующий раз найдешь своего кошака в таком же виде. Ну да, о привязанности леди Иолатэ к милому красивому котику многие в городе знают. Так почему бы не прикончить ее любимого пушистика, раз добраться до самой леди Иолатэ руки коротки? Итак, Яр, велика вероятность, что некая особа женского пола вскоре попытается похитить тебя с крайне недобрыми намерениями. Впрочем, я не прочь побыть живцом, если это поможет выяснить, кто пытается портить нервы моей женушке. Это вообще-то только моя прерогатива, конкурентов я не потерплю! Но, повторюсь, нужно все хорошенько обдумать.
  Упомянутая женушка к тому времени уже порядком извелась в ожидании, все губы искусала, а взгляды на меня кидает - один красноречивее другого. Так бы и хватила за шкирку и утащила бы куда-нибудь в уединенное место для беседы. Что ж, не буду заставлять девушку ждать. Лаборатория Ансльма вполне подойдет для беседы с глазу на глаз... Хотя, нет, туда Арз сейчас дохлую змею потащит, чтобы рассмотреть под увеличительными стеклами, Так что разговаривать с Лотей мне лучше в кабинете алхимика - все равно последний Арза в своей лаборатории без присмотра не оставит, да и сам, может, тоже окинет ползучую жертву неведомого пакостника профессиональным взглядом. А Лирриан... О, немалый жизненный опыт виден сразу: подполковник не стал дожидаться ценных указаний от меня, он сразу, как только заметил, что Лотя в замешательстве стоит перед крыльцом, встал у входа в палисадник, отделяющий вход в 'Дух из реторты' от улицы, намереваясь не пускать никого туда до тех пор, пока не получит соответствующее распоряжение от меня или Арзабаля (на Ансельма в данном случае надежды нет), и даже успел цыкнуть на парочку излишне любопытных.
  В общем, все при деле, так что я, коротко мяукнув, спрыгнул с забора и, задрав хвост трубой, прошествовал на задний двор лавки, ничуть не сомневаясь, что леди Иолатэ топает следом. Она и топала. И даже мямлила что-то нечленораздельное:
  - Эм-м... Фыр, там... Ну, в общем, там... Как бы тебе сказать...
  Подгоняемый предчувствием крупных неприятностей, я ускорил шаг.
  Заграждение из красно-желтых лент, коими городская стража места преступлений огораживает, бросилось мне в глаза сразу. Та-а-ак... Поворачиваюсь и вопросительно смотрю на женушку. Та со вздохом обвела рукой делянку Ансельма, наверняка загубленную. Ох, крику будет!.. Но с алхимиком потом поговорим, сейчас мне важно узнать, что, Храрга пинком через изгородь, здесь произошло!
  - Вчера утром я обнаружила там труп, - поведала Лотя с таким виноватым видом, будто она лично тому поспособствовала. - Ну и завертелось...
  Жена, устроившись на заднем крыльце дома, вполголоса рассказывала о неожиданной находке, об общении с дознавателями, и о том, что ей удалось узнать при попытке раскопать сведения о последних часах жизни частного сыщика из ее родного города, а я, забравшись к ней на колени, мурлыканьем выражал согласие с ее действиями. Это ж надо: рискнуть забраться в гостиничный номер погибшего прежде, чем туда заявится с обыском официальное следствие! Это я на нее так влияю? Или Лотя наконец-то решила проявить инициативу? Ну, поживем - увидим. А пока что благодаря смелости и находчивости моей жены у нас есть ценная информация о последнем расследовании сыщика. А вывод из той информации напрашивается такой, что смерть заезжего трегнича связана с визитом Лотиного дядюшки. И что разгадка этой смерти тоже кроется в истории Й'егрес. Да еще и с учетом мертвых представителей местной фауны у главных входов сразу в три дома некий общий почерк вырисовывается... В общем, еще один повод пролить свет на эту историю.
  И еще я почему-то склоняюсь к мысли о том, что, забрасывая труп сыщика на делянку Ансельма, убийца больше думал о том, чтобы подставить мою жену, нежели дядюшку Хара. Почему? Интуиция, наверное. Тем более, недоброжелателей у нее, если верить записям погибшего сыщика, полно. И трупы животных - не дядюшке же их подбросили.
  Да, записи надо бы изучить поподробнее. И узнать о том, какой информацией обладает следствие. Так, Лотя же называла фамилию дознавателя, который ведет это дело! Айви, кажется. Хм, не знаю такого. Но знаю, у кого можно навести о нем справки. Осталось только придумать, как бы покопаться в бумагах дознавателя, подслушать экспертусов и, если повезет, то осмотреть тело и одежду погибшего... Ох, чувствую, ждет меня еще одна спецоперация под кодовым названием 'Кот-диверсант против всех'. Хотя, может, и удастся договориться по-хорошему.
  А еще мне очень хочется надеяться, что женушка не сильно наследила в гостинице. Иначе мне придется думать еще и над тем, как отмазать ее от обвинений в препятствовании следствию. Фыррр! Меня всего два дня не было! Голова кругом идет...
  - Хочешь почитать? - Лотя открыла стоящую здесь же, на крыльце сумку и продемонстрировала мне пухлую картонную папку, зачем-то обмотанную шерстяным шарфом.
  Мяукаю. Еще как хочу - и материалы расследования почитать, и на шарф поближе посмотреть. А то пахнет от него знакомо - теми же духами, что я на парадном крыльце унюхал. Хм, шарф шерстяной. Тонкий, но, вместе с тем, достаточно теплый. И кому же он понадобился по наргонтской жаре да в июне-месяце? Расцветка достаточно нейтральная - серый с черным и графический орнамент. Вполне может быть и мужским, и женским. Но духи...
  - Мяу? - осведомился я, для понятности тронув лапкой шарф.
  - Все там же, в номере господина Саноффи, - ответил Лотя. - Схватила, потому что надо было чем-то папку на себе закрепить, иначе свалиться могла бы. Я ж как-никак через окно в номер влезла и вернулась тем же путем.
  То есть, взяла первое, что под руку подвернулось... А что, по логике, должно лежать так, чтобы подвернуться под руку? Или то, что сыщик сам использовал постоянно или более-менее часто (шерстяной шарфик в июне?), или же вещь, забытую кем-то из гостей, и которую нужно вернуть владельцу в ближайшем будущем. А кто мог зайти в гости к заезжему сыщику? Заказчик, в первую очередь, но что-то подсказывает мне, что дядя Хар вряд ли станет носить шарфы и поливаться женскими духами. Кто-то из персонала гостиницы? Вполне возможно, но эти в униформе ходят, которая шарфов точно не предусматривает. Девицы легкого поведения? Снова шарф маловероятен, представительницы этой профессии одеваются так, чтобы выставить напоказ как можно больше, нежели скрыть. Кто-то из знакомых? Вполне возможно, хотя наш убитый и жил в Тарлонге. Эх, зря Лотя не расспросила сотрудников гостиницы о том, кто приходил к этому Саноффи за то время, когда он жив в 'Золотой подкове'! Впрочем, это и сейчас не поздно сделать. А заодно надо бы установить круг знакомств сыщика здесь, в Наргонте. Ох, как же я надеюсь, что дознаватель, ведущий дело, сумеет раздобыть эти сведения к вечеру, в крайнем случае, к завтрашнему утру, и не откажется этими сведениями поделиться! Иначе... Иначе жизнь у него станет в разы тяжелее - это уж маленький котик с поддержкой одной оборотницы и двух скучающих офицеров-отпускников ему обеспечит! Вот только сроки отъезда в Тарлонг сдвинутся на неопределенное время. А не хотелось бы.
  - Тогда ты не против, если я пойду отдохну? - выразительно зевнула Лотя. - Я не спала всю ночь.
  Я великодушно мяукнул, подтверждая.
  - Я оставлю папку на столе в гостиной, - женушка встала, стряхнув меня с колен, и взялась за ручку двери. - Поручения Яроса я, кстати, почти все выполнила. Только вот путь свой до Наргонты не описала, но сейчас на это сил нет. Может, вечером? Или завтра? Не сейчас. Я спать. Если что, буду у Эми.
  Да, конечно, милая, ты заслужила отдых. Вот только сначала неплохо было бы покормить любимого котика! Так что я, состроив умильную мордочку, потерся о ноги женушки, давая понять, что голоден.
  - Фыр, прости, у меня нет сил варить тебе кашу. Давай я попрошу Эми...
  Пронзительный вопль, полный искреннего негодования сам собой вырвался из груди. Не надо мне кашу! Дай мяса! Или курочки! Или рыбки! Кусок сыра, на худой конец!
  - Фырчик, ты толстеешь! - строго произнесла Лотя и наставительно подняла вверх указательный палец. - Тебе нужно правильно питаться...
  Фыркаю. Ну, ты мне еще про активный образ жизни расскажи! Вот только начни - и пожалеешь, я тебе точно пакость сделаю какую-нибудь! Я со 'спокойной' кошачьей жизнью и так не присяду лишний раз, не говоря уже о том, чтоб прилечь - куча расследований на мою пушистую шею! Да еще эта балбеска с подачи Эми меня на диету посадить пытается!
  - Ну, раз так, может, поохотишься? - предложила упомянутая балбеска. - Голубя поймаешь или, например, крысу?
  Я даже фыркать не стал, просто смерил ее мрачным взглядом. Тебе что, сегодня крыс и голубей не хватило? Могу добавить!
  Мяукаю. Лотя, я же приличный домашний кот, а еще, по совместительству, эльфийский княжич и консул. Я не могу питаться крысами и прочей помойной живностью! И вообще, я сейчас не способен сам приготовить себе еду! Ну, покорми меня, пожа-а-алуйста!
  Лотя еще держится, бормоча, что не хочет преждевременной смерти котика в результате ожирения, но мой умильно-умоляющий взгляд способен разжалобить и кого-нибудь покрепче леди Иолатэ.
  - Ладно, паршивец, - наконец, махнула рукой жена. - Я открою тебе холодильный ларь, а дальше ты уж сам. Но только на этот раз, слышишь! Только сейчас. А потом кашка!
  И потопала выполнять свое обещание. Я насмешливо посмотрел ей вслед. Только сейчас, ага. Какая ж ты у меня еще наивная...
  Утолив голод, я отправился в лабораторию, где мои друзья втроем изучали убитую змею. Действительно, не стоило вести разговоры с Ансельмом на пустой желудок. Мне ему еще про подброшенный труп заезжего сыщика рассказывать, а это та еще головная боль. И, как оказалось, я поступил абсолютно правильно, когда решил не взваливать ее на хрупкие (обманчиво хрупкие) плечи Лоти, иначе, боюсь, друга я потерял бы навсегда, а жену - лет на десять, так как последняя просто прибила бы алхимика в приступе ярости. Да что говорить! Я и сам едва сдерживал желание покусать эту истеричку мужского пола и, если б не парни, внесшие свою лепту в дело успокоения и вправления мозгов господина Тоббера, точно сорвался бы и покусал. Фыррр! Будто какая-то дворняга! А нечего приличных котов доводить до белого каления! Тем более, у меня и так нервы отнюдь не железные!
  В общем, жаркая дискуссия, в ходе которой был опустошен почти весь холодильный ларь, выпиты все успокоительное в доме (Ансельмом) и большая часть алкогольной заначки алхимика (Лиром и Арзом), выяснилось, что убийство змеи на крыльце лавки точно является не каким-нибудь ритуалом злобной направленности, а именно пакостью, мои друзья едва не передрались, а мои лапки настолько устали двигать указатель на спирит-доске, что просто отказывались держать тело, завершилась вполне мирно. В итоге пьяная компания из трех взрослых мужиков, схватив в охапку одного трезвого и крайне недовольного меня (у, друзья называется, хоть бы валерьянки для успокоения нервов накапали!), поперлась в районную управу к дознавателю Айви. Не знаю, кому именно первому пришла в голову эта мысль - точно не мне! - но большая часть компании ее поддержала. И даже причину вполне благородную придумали: не стоит смущать девушек своим поведением и мешать их отдыху. Не спорю, девушкам действительно не стоит смотреть на их пьяные рожи, но... Но не настолько нежные цветочки у нас Лотя и Эми, они, оборотница с будущей лекаркой, сами кого угодно смутят, да потом еще и люлей навешают - каждая по-своему, но навешают. А вот взрослые мужики в дневное время в таком виде на улице точно окажутся в районной управе, вот только не в кабинете дознавателя, а в камере предварительного заключения, и рискуют провести там не несколько часов, а целых пятнадцать суток.
  Возражения мои, однако ж, не возымели должного эффекта. Ансельм с криком: 'Твоя жена - тебе и разбираться!' просто сгреб меня в охапку и потащил с собой, Лирриан и Арзабаль, поддерживая друг друга, плелись следом. По дороге парни вели себя вполне прилично, к попавшимся навстречу горожанкам не приставали, горожан не задирали и на драку не провоцировали, разве что песни немузыкально горланили да шутили слегка похабно. И было им настолько весело, что сопроводить их в управу пожелали аж три патруля, попавшихся нам по дороге. И каждому отряду подполковник Мрракс умудрялся объяснить, что они и так туда идут (да-да, и кошака с собой тащат, не оставлять же его одного дома!), и даже не нуждаются в сопровождении. В итоге в управу мы дошли с ненавязчивым сопровождением, которому, правда, хватило ума держаться на некотором отдалении от подвыпившей компании. Да и компания за время пешей прогулки слегка протрезвела, так что к месту назначения парни прибыли в более или менее вменяемом состоянии.
  Дознаватель Айви, как не пытался, не смог скрыть своего удивления, когда к нему в кабинет ввалилась шумная компания из троих мужиков уже вполне взрослого (а один даже вполне себе солидного) возраста, один из которых с размаху поставил на его письменный стол крупного серого кота и безапелляционным тоном заявил:
  - Вот ОН все объяснит про жену свою, ее родственников, подброшенный труп и какую-то бабу, напакостившую утром на порог моей лавки!
  Дознаватель, молодой парень лет двадцати пяти с самой простецкой внешностью, перевел недоуменный взгляд на спутников мужчины с котом, которые уже успели, не дожидаясь приглашения, развалиться на стоявших в кабинете стульях, и те слаженно закивали, подтверждая слова товарища.
  - Я сейчас охрану позову! - пришел в себя дознаватель, однако прозвучало несколько неуверенно.
  И покосился на окно, подозревая (и абсолютно справедливо), что к нему наведались психи. Изрядно нализавшиеся психи. А от таких действительно лучше держаться подальше.
  - Зови лучше мага-менталиста! - по-хозяйски распорядился Кейн. - А то заколебаешься буквы в слова складывать. Котик-то поговорить любит, и ему надо многое сказать тебе. Он у нас, знаешь ли, фамилиар княжича Иолатэ, ментальную связь с ним имеет.
  - Иолатэ... - задумчиво протянул дознаватель, медленно пятясь к окну. - Не знаю такого, хотя фамилия кажется знакомой...
  - Не местный, что ли?! - удивился Ансельм, изрядно осмелевший от выпитого. - Этого шалопута все в Наргонте знают! Местная достопримечательность и, по совместительству, муж твоей подозреваемой. Лично присутствовать на беседе не может, так как его сейчас нет в городе. Вот, кота прислал. Ну, менталиста зови, вам такой точно по штату положен!
  Дознаватель тер лоб, пряча затравленный взгляд в ладони, видимо, усиленно соображал, как поступить. Я громко мяукнул, привлекая к себе его внимание, и, когда Айви соизволил перевести на меня взгляд, выразительно покосился в сторону парней и дернул кончиком хвоста, всем своим видом стараясь выразить простую мысль: с психами лучше не спорить. Парень вздохнул, согласился пообщаться с котиком и, сообщив, что пошел за менталистом, выскользнул из кабинета. Хотелось надеяться, что он вернется сюда с магом, специализирующимся на чтении мыслей, а не с отрядом бойцов быстрого реагирования, чтобы скрутить буйных посетителей и препроводить их в камеру. Впрочем, окно открыто, так что я в любом случае успею унести отсюда лапы...
  Однако, против моего ожидания, примерно через четверть часа дознаватель вернулся, да не один, а с невысокой, болезненно худой брюнеткой. Н-да, не думал, что представительница расы храгынов может быть похожа на пособие для изучения анатомии, причем настолько, что это заметно даже под форменной мантией экспертуса - та на ней даже не мешком висит, а все равно что пододеяльник на швабре. Храрг! Как девушка ее вес выдерживает-то?! Да еле-еле! Потому и сутулится, что крючок рыболовный. Ох уж мне эти органы на бюджетном финансировании! Девушку не мешало бы сначала подкормить, а потом уже работой загружать. Может, надоумить работников управы и экспертного управления скинуться всей управой на полноценное питание девушки в местной столовой? Или хотя бы парням подкинуть идейку сходить за чем-нибудь съестным? Вроде видел я булочную неподалеку, вдруг там что-нибудь вроде мясного пирога продается?
  - Анилл Вихмер, экспертус, - представил ее дознаватель. - А это, видимо, владелец 'Духа из реторты', господин Тоббер со спутниками. И с котом. О поводе визита я тебе уже рассказал. Так что только госпожа Вихмер способна дать ответ на мучающий меня вопрос: то, что вы мне поведали, господа - это невероятная правда или массовое помешательство на почве злоупотребления алкоголем?
  - Мы менталиста просили! - недовольно буркнул Кейн.
  - Ставка штатного менталиста свободна, - криво усмехнулся дознаватель. - Причем в третий раз за последние полгода. Не задерживаются они у нас что-то. Неудивительно, кстати, с тем несоответствием размера зарплаты объему выполняемой работы. Но сейчас ведь речь не о наших профессиональных трудностях, да? А Анилл по первому образованию именно менталист, хоть и недоучившийся, это потом она решила сменить профиль деятельности.
  После объяснения дознавателя ребята кандидатурой посредницы между представителями разумных рас и котом остались довольны. Однако все тот же Лир предложил девушке озвучить какую-нибудь мысль 'этого хвостатого засранца', а они будут оценивать результаты эксперимента. Я был не против, дознаватель и экспертус вроде бы тоже. Так что милый котик, стоило Анилл осторожно коснуться его лба, тут же начал усиленно думать о том, что Арзу, как самому твердо стоящему на ногах, было бы неплохо сбегать в ближайшую булочную за едой, да посущественнее, а потом и сладкого к чаю купить.
  - Вот обжора! - делано возмутился храгын, однако спорить не стал, поднялся со стула и, слегка пошатываясь, направился к двери. - И как тебя Ярос прокормить умудряется?!
  И вышел из кабинета, сопровождаемый криком Кейна: 'Спецназу привет!'.
  Я едва слышно фыркнул. Наверняка сидит отряд под кабинетом дознавателя, ждет от последнего условного сигнала, чтобы начать атаку. Вот только господин Айви подать этот сигнал не торопится, его, похоже, перспектива пообщаться с княжичем Иолатэ, пусть и в облике серого кота, заинтересовала. Да и Анилл смотрит на меня с любопытством, изучает. Но хоть тискать не порывается, и на том спасибо. А я молчу пока что, понимая, что для увеличения шансов убедить дознавателя сотрудничать с частным следствием (да, просто 'не мешать' мне мало - нужные сведения я все равно добуду, просто это потребует больших усилий и, таки да, больших разрушений), нужно проводить беседу в неформальной обстановке. Так что я с нетерпением ждал возвращения Арза.
  И параллельно, пока все присутствующие знакомились и обменивались дежурными фразами, магически прощупывал Айви и Анилл, осторожно, легонечко, само заклятие как дуновение ветерка - имею полное право собой гордиться. Те сканирующего заклятие вроде бы не заметили, по крайней мере, никаких изменений в их поведении или в ауре я не заметил. Ну да, надо ж иметь представление о тех, с кем имеешь дело. А вот результаты оказались интересными, особенно те, что получены по итогам сканирования девушки-экспертуса. А неплохой был бы козырь в деле установления дружеских отношений с уклоном во взаимопомощь... Но сейчас не о том речь, да?
  Арзабаль, к счастью, не заставил себя долго ждать: вернулся минут через двадцать с двумя большими коробками в одной руке и непрозрачный пакетом в чем-то позвякивающим в другой.
  - Ребятам снаружи я тоже флакон поставил, - с порога сообщил он, довольно ухмыляясь. - Чтоб им в коридоре торчать нескучно было.
  Мяукаю одобрительно. Вот жучара!
  В большой коробке оказался рыбный пирог с рисом, в коробке поменьше - клюквенный, а в пакете, как уже догадались все присутствующие, несколько бутылей, причем с вином была только одна, а остальные - с орочьим самогоном (как не придумывай красивые названия, суть останется прежней). Надо ли говорить, что вскоре официальный допрос превратился в шумные посиделки?
  Результатом этих посиделок я был весьма доволен. Дознаватель, поломавшись для вида, не стал отказываться от добровольной помощи следствию со стороны княжича Иолатэ, пусть и при посредничестве кота-фамилиара, и его подручных, тем более, что о невиновности леди Иолатэ в гибели заезжего сыщика он уже знал. А мои показания свели на 'нет' его версию о том, что убийцей последнего является Лотин дядюшка - согласно результатам вскрытия, трегнич умер в промежутке с половины восьмого до девяти вечера, то есть, как раз в то время, когда основной подозреваемый 'мило' общался с племянницей и ее мужем.
  Тергон еще потрепыхался, не желая принимать мысль о том, что старшего Тар-Граорра придется отпускать. Предположил, что последнему с его деньгами и связями не было необходимости убивать сыщика лично, он вполне мог нанять кого-то для этой цели. То ли молодость вкупе с врожденным инстинктом ищейки не давали ему так просто сойти со следа, пусть даже ложного, то ли сам дядя Хар за недолгое время нахождения под арестом так достал дознавателя, что тот предпочел бы игнорировать доводы разума и держать подозреваемого в КПЗ до посинения. Правда, неизвестно, кто посинел бы первым... Мне даже жаль было его разочаровывать, но версию о том, что глава клана Тар-Граорр организовал убийство сыщика, который по его же собственному заказу занимался розыском пропавшей племянницы, я разбил одной фразой:
  - С его деньгами проще было бы заплатить Саноффи за проделанную работу, всяко дешевле вышло бы. И проблем меньше. В крайнем случае, можно устроить тому 'несчастный случай' где-нибудь подальше от города. Например, по пути из Наргонты в Тарлонг. А вот так, демонстративно... Больше на подставу похоже. На крайне прямолинейную подставу.
  Тергон, как не бесился, вынужден был признать мою правоту. Правда, на свой лад: пообещал выпустить Лотиного дядюшку, но только завтра утром. Как только с обычной текучкой разберется. После обеда. Если не забудет. Но к вечеру-то точно. Если не нароет ничего, что давало бы основание предположить причастность дяди Хара к смерти частного сыщика... Ну-ну.
  Впрочем, сочувствия к родственнику жены я не испытывал, вправлять мозги господину Айви не нанимался (мне и Лоти хватает), и во внутренние дела органов дознания лезть не собирался, так что лишь взмахнул хвостом, да задумчиво почесал подбородочек задней лапой. И заодно подмигнул Арзу, мол, наливай еще. Храгын понятливо и, главное, едва заметно кивнул и потянулся к уже второй по счету бутыли самогона.
  Лир, вроде бы уже пьяный в дымину и тихо похрапывающий в уголке кабинета, на миг приоткрыл глаза и вопросительно изогнул бровь, будто спрашивая, не хватит ли. Тихо фыркаю. Нет, не хватит.
  Одной бутыли хватило для повышения степени сговорчивости дознавателя и успокоения его совести, чтобы он не просто согласился принять помощь в расследовании от княжича Мерисского в лице его супруги и кота, а принять ее, супругу, внештатным помощником дознавателя на время расследования, ну и выдать соответствующую корочку. И пусть радуется, что я того же для котика не потребовал!
  Конечно, можно было бы сделать мою жену (временно!) сотрудницей Мерисского консульства. Однако авторитет сотрудника имперской стражи, пусть даже внештатного, выше, чем у представителя народа эльфов, хотя бы настолько, чтобы граждане не посылали его в пешее эротическое путешествие в ответ на расспросы. Да и сама Лотя так будет в большей безопасности. Чужой город, недружественно настроенное семейство, а я всего лишь кот... Мало ли что. Хотя, удостоверение работника консульства тоже будет не лишним, так что надо бы и его оформить.
  К счастью, Тергон оказался догадливым парнем, помощницу на добровольных началах, целую княжну, терять не захотел, так что пообещал завтра все сделать. А я изо всех сил сдерживался, чтобы не дать волю скепсису. Завтра, ага! В лучшем случае, дня через три. Знаю я местную волокиту и любовь дознавательского начальства к таким вот внештатникам! Надеюсь, этого времени нам хватит, чтобы вычислить хозяина призрака и как-то обезвредить его.
  Но это лишь часть того, чего я намеревался добиться, отправляясь на встречу с дознавателем. Жаль, конечно, что у меня не было времени обдумать стратегию беседы, так что приходилось импровизировать. С другой стороны, Тергона Айви сложно было назвать серьезным противником - слишком молод и прямолинеен, да и опыт общения с представителями органов охраны правопорядка у меня большой, так что сомнений в том, что дознаватель в конечном итоге выполнит все мои условия, у меня не было.
  Вот Анилл, которая явно себе на уме, беспокоила меня гораздо сильнее: как не крути, а мы тут будем обсуждать вещи... не совсем законные, так что свидетели, не способные удержать язык за зубами или ушлые личности, не гнушающиеся подзаработать шантажом или подсидеть коллегу, мне ни к чему. Впрочем, у самой госпожи Вихмер есть секреты, раскрывать которые она не желает настолько, что вынуждена постоянно носить магическую личину. Потому она, кстати, и такая тощая, что неясно, в чем душа держится - на постоянное поддержание изменяющего внешность заклятия тратиться уйма магических сил и ресурсов организма. И, готов поставить свой хвост, она живет под чужим именем! Так что я, определенно, смогу заставить менталиста-посредника молчать об услышанном. Кстати, надо сказать, из всех присутствующих в кабинете не пили только я и она. Я - понятно почему, а она? Понимает, что частной беседы после уламывания дознавателя не избежать, и хочет сохранить трезвую голову? Вполне возможно. Так или иначе, не стоит ее недооценивать.
  Орочий самогон, принесенный Арзабалем, хоть и носил красивое название 'Старая пристань', дело свое делал. Вообще, влияние этого пойла на всех, кто не относится к расе изготовителей, весьма своеобразно: вроде бы и с ног не валит, и голова более-менее ясная, а на подвиги тяне-е-ет... Наутро сам себе не можешь объяснить, как тебе в ту самую более-менее ясную голову пришло ТАКОЕ! А главное, как ты, пьяный в лоскуты, ухитрился все это провернуть! И ведь все-все помнишь, хоть и воспоминания эти сродни самым безудержным фантазиям.
  Вот и Тергон Айви завтра будет стучать головой о стену в бесплодных попытках понять, как он мог пойти на должностное преступление и утаить от начальства, да и от всех вокруг сведения о том, что одна из подозреваемых обскакала его в поиске улик и сумела увести одну из них из-под носа у официального следствия. Оно, как оказалось, заявилось с обыском с обыском в 'Золотую подкову' через пару часов после того, как Лотя покинула гостиницу и, естественно, никаких записей погибшего сыщика там не обнаружило! А сам дознаватель к тому же пошел на подлог улик, согласившись оформить изъятие материалов расследования господина Саноффи задним числом - якобы они были найдены при обыске в тайнике среди личных вещей сыщика! Леди Иолатэ при этом вообще никоим образом не упоминалась. Да, получит господин Айви по шапке от начальства за косяк в оформлении документов - не в первый и, уверен, не в последний раз. И, вместе с ним, шанс быстро распутать это дело, а еще расположение княжича Иолатэ и всего Мерисса в моем лице. А это немало, очень даже немало. Кстати, осмотреть тело сыщика он мне разрешил, пусть и неофициально. И выводами следствия под влиянием самогона поделился.
  А копия материалов оставалась у меня. Ох, как бы выкроить время, чтобы изучить их внимательно, а не скакать по верхам! Увы, пока что я себе такой роскоши позволить не могу. Покойный трегнич может подождать, а вот еще живые эльфы, которым угрожает призрак, нет. Так что... Впрочем, глядя на веселые, раскрасневшиеся лица друзей и дознавателя, которого трое бывалых мужиков уже крепко взяли в оборот, я так и не смог набраться окаянства, чтобы выдать всем троим поручения по сбору информации о призраке. Ладно, пускай сегодня расслабятся, а завтра уже поговорим на эту тему предметно. Тем более, состояние всех троих уже таково, что они готовы наплевать на все и отправиться 'к бабам'. Что ж, не стоит им препятствовать. Тем более, что у меня сейчас, кажется, тоже свидание намечается. Правда, не любовное, а вполне себе деловое.
  
  Глава 7. 14 июня, вечер.
  
  Фыр-Ярос
  
  Забегая вперед, скажу, что свидание выдалось не просто деловое, а еще и продуктивное. Настолько, что я даже и представить себе не мог. Правда, без приключений не обошлось, так как местом для 'свидания' дама выбрала мертвецкую, расположенную в здании по соседству с районной управой, а пронести меня туда предложила в своей сумочке.
  - Только так, - безапелляционно заявила Анилл, когда я решительным фырканьем попытался возразить. - В туда не допускаются животные, какими бы милыми они не казались. Неужто Вы, Ваша Светлость, этого не знали?
  Ваша Светлость... Она впервые обратилась ко мне официально за все время беседы. 'Неужели догадалась?!' - такой была первая после этой оговорки мысль. Я метнул обеспокоенный взгляд на дознавателя Айви, но тот был уже слишком пьян, чтобы обращать внимание на что-либо, кроме самого себя и собутыльников. Потом взглянул на прячущую усмешку Анилл, и только тогда понял, что сдал себя с потрохами: она, если и начала подозревать, что фамилиар никакой не фамилиар, уверенности в том у нее не было, и липовая храгына решила устроить мне простенькую проверку. Словесную ловушку, в которую я так бездарно попался. Храрг побери! Ну, не привык я к тому, что у меня кто-то в мозгах копается! Впрочем, слабое оправдание - с моим-то дедом. Последний, конечно, не тратил силы на то, чтобы лично выяснить, что твориться в голове у внучка-бастарда, и, возможно, то обстоятельство, что я даже близко не мог считаться его преемником и почти все время жил в Наргонте, играло в том не последнюю роль. Увы, относительно спокойная жизнь закончилась с официальным назначением меня наследником княжеского престола, так что придется перестраиваться и следить не только за словами и поступками, а еще и за мыслями.
  - Иной возможности пробраться в мертвецкую у Вас нет, - напомнила о себе Анилл, гостеприимно распахнув сумку. - Разве что по вентиляционным шахтам. Но там пыльно, грязно, крысы бегают, как у себя дома, лопасти крутятся... Не самое подходящее место ни для княжича, ни для приличного кота.
  Подумав, я решил принять ее предложение. Оно, хоть и вызывало опасения, но путешествие по вентиляции нравилось мне еще меньше. Да уж, у меня теперь с женскими сумками связаны не самые приятные воспоминания, но... А, Храрг побери! Да, я и сам не прочь поболтать наедине с этой загадочной особой. Любопытство так и подзуживает. А оно немало кошек сгубило! С другой стороны, куда ж без него? Не будь я любопытным, особенно в том, что касалось странных смертей эльфов Мерисского квартала и моего собственного убийства, я б сейчас здесь не сидел, а лежал бы тихонечко в озере на Старом кладбище. Или, что более вероятно, шатался бы по кладбищу поднятым мертвецом и вел бы задушевные беседы с господином Шакхуром.
  Вот тут-то приключения и начались, причем не только у меня. И, если о приключениях армейских друзей, которые, с двух сторон подхватив дознавателя, быстро утащили его с собой, я узнал только на следующий день, то часть приключений Анилл мне довелось пережить на собственной шкурке. И это не говоря уже о своих собственных!
  Для начала, госпожа Вихмер точно имела зуб на одного из членов отряда спецназа, вызванного Тергоном на подмогу. Иначе объяснить тот факт, что она, стоило веселой компании из двух офицеров, одного дознавателя и одного алхимика скрыться за поворотом коридора, вдруг вытряхнула меня из сумки, опустила ее на пол, так как держать ее ей было тяжеловато, и, присев на корточки, принялась что-то в ней искать, я не могу.
  Заинтригованный донельзя, я обозрел диспозицию у кабинета дознавателя, полюбовался на спящих вповалку друг на друге бойцах, явно распивших принесенную Арзабалем бутыль, а потом, не удержавшись, заглянул в сумочку лже-храгыны, невольно подпихнув ее под локоть. И да, самогон для вызванной Тергоном 'кавалерии' был с секретом, иначе с чего вдруг шесть здоровых мужиков быстро и качественно вырубились, забив болт на служебные обязанности?
  - Что, Ваша Светлость, нахватались кошачьих повадок? - не удержалась от подколки она. - Немудрено в Вашем-то положении. Но как же воспитание, этикет и прочее?
  Фыркаю. Этикетом пусть аристократы - настоящие, а не отщепенцы вроде меня! - страдают. А с кота какой спрос? Анилл, которая так и не стала разрывать ментальный контакт между нами, решив, что потратит больше сил на разрыв старого и установление нового контакта, нежели поддерживая уже имеющийся, юмор оценила. А у меня появилась возможность оценить ее чувство юмора: та обработала лицо и руки одного из стражей, судя по нашивкам на броне, сержанта и командира отряда, какой-то жидкостью из флакончика с пульверизатором, бесцветной и не имеющей запаха.
  - А нечего было сплетни про мои несуществующие болячки разносить! - только и пояснила она, довольно улыбаясь, в ответ на мой недоумевающий взгляд.
  Оставшуюся во флакончике жидкость она распылила на одежду несчастного.
  - Страшная Вы женщина! - восхитился я, одновременно якобы случайно назвал истинную ее расу.
  Дело в том, что от безобидного, на первый взгляд, зелья парень покроется мерзкой сыпью, которая будет жутко чесаться и перерастать в фурункулы, сочащиеся зловонным гноем. Все вместе - это симптомы одной срамной болячки, так что в ближайшие пару недель парню не позавидуешь.
  Анилл, не обратив внимания на мою оговорку, пробормотала что-то насчет беззащитности девушек перед лицом жизненных обстоятельств и, как следствие, о праве защищать себя любыми способами. Как и мстить за себя.
  - Только себя? - как бы невзначай уточнил я, ловя некую смутную мысль, промелькнувшую в голове.
  Лже-храгына с тяжелым вздохом подтвердила: только себя. Близких и родных у нее нет, друзьями, возлюбленным или хотя бы приходящим любовником обзавестись не вышло. Я сделал себе заметочку на будущее и свернул разговор на личную тему. До поры.
  А потом была довольно долгая, не меньше получаса, по моим подсчетам, качка в сумке, в ходе которой меня несколько раз чувствительно приложило боком о жесткие стены казенного учреждения. Тяжеловат я оказался для истощенной заклятиями Анилл - ее под моим весом шатало, будто пьяную. Впрочем, лже-храгыне хватило сил спокойно, не вызывая подозрений и делая вид, что никаких неудобств не испытывает пройти через два пропускных пункта - на входе в здание и на входе в мертвецкую. Но, стоило ей оказаться внутри и убедиться, что никого кроме нее в этот вечерний час там не оказалось, весьма невежливо вытряхнула меня из сумки и, устало рухнув на стул, простонала:
  - Ох и разожрались же вы, Ваша светлость! Мне всю спину на правую сторону перекосило, да так и заклинило, кажется. Не знаю, разогнусь ли...
  Насмешливо фыркаю в ответ, принюхиваясь к местным запахам. О том, кому принадлежала идея принести меня сюда в дамской сумочке, я деликатно напоминать не стал. Лишь мысленно возблагодарил того, кто ввел моду на объемные сумки.
  - Кстати, княжич, не сочтите за дерзость, но по какой причине Вы оказались в столь... незавидном положении?
  - По той же, что и талантливые магички вынуждены жить под чужим именем, прикрываясь магической личиной и постоянно меняя место жительства, - мысленно парировал я. - Жизненные обстоятельства, увы. А Вы недавно в городе, да?
  Задавая этот вопрос, я уже знал ответ. Более того, я мог примерно обозначить время ее прибытия в Наргонту и поступления на работу в экспертное управление - недели две максимум. Иначе она уже точно узнала бы что-нибудь о покушении на убийства мерисского консула, даже если лично не работала по этому делу. Да, органы охраны правопорядка на самом деле тесный мирок, где новости распространяются молниеносно. Знаю, сам не раз пользовался этой особенностью.
  Однако мне требовалась небольшая пауза, чтобы собраться с мыслями перед осмотром трупа. А мертвецкая, с моей точки зрения, все-таки не самое подходящее место для мыслительной деятельности. Хотя некоторые личности придерживаются иного мнения, правда, я предпочитаю держаться от подобных экземпляров подальше.
  Кстати, Анилл мою догадку подтвердила: в Наргонту она прибыла в этом месяце, и в управлении работает всего неделю. Расследование гибели частного сыщика из Тарлонга - ее первое дело на новом месте.
  - Имя у Вас, я так понимаю, тоже новое, - предположил я и, дождавшись очередного кивка 'через силу', продолжил: - И часто Вам приходится... переезжать?
  Анилл пару минут молчит, задумчиво разглядывая меня, и лишь потом находит в себе силы ответить:
  - Чаще, чем хотелось бы.
  Вот так уклончиво и неопределенно, да еще и с весьма явным намеком на то, что хватит, уважаемый княжич, эту тему развивать, а то выставлю из мертвецкой за шкирку. Но вот актриса из нее неважная, так как боль и горечь в голосе скрыть она так и не смогла. Тяжек путь бегства, которому конца-края не видно? Хотя, почему не видно? Мне вот он очень даже заметен. А ей? Впрочем, она сама не желает обсуждать эту тему: мало кто из индивидов желает обсуждать со случайными знакомыми собственные неприятности.
  - Как Вы поняли, что на мне личина, княжич? - поколебавшись, все-таки спросила Анилл.
  - Давайте на 'ты', - предложил я. - Глупо 'выкать' и вспоминать о титулах, нарушая закон и пару-тройку должностных инструкций. И зовите меня по имени.
  Анилл криво усмехнулась.
  - И каким же именем тебя называть? Ярос? Или кличка 'Фыр' тебе больше по душе?
  Пытается шутить, делая вид, будто все в порядке. Но столь натянуто, что не смогла бы обмануть и полного идиота.
  - А какое тебе больше нравится? - вопросом на вопрос, вполне в духе деда, ответил я.
  Анилл, подумав, решила называть меня Яросом. Я не возражал, хоть и уточнил, что это - только наедине. При свидетелях я Фыр, Фыркис, лапочка пушистая, милый котик и все от этого производное. И, ладно уж, если очень хочется, то и 'наглая серая морда'. Ну, как я могу отказать даме?
  А потом я поведал, что маскировку ее просек только потому, что сил на поддержание последней у нее практически не осталось, и, если внешне личина еще выглядит вполне пристойно, то при прощупывании магией из образа храгыны-экспертуса, образно выражаясь, нитки торчат.
  - Значит, времени у меня немного, - равнодушно констатировала Анилл.
  А мне в ее словах почудилось едва заметное облегчение.
  - Боюсь, что так и есть, - я не стал тешить ее иллюзиями. - Максимум полгода, если не перестанешь тратить силы на ее поддержание, да и вообще магичить в ближайшие несколько месяцев. А работать ты сможешь и того меньше.
  Анилл отвела взгляд, разглядывая холодильные шкафы. И молчание ее был столь красноречиво, что я сразу понял: личину она не снимет даже при угрозе смерти от истощения.
  - Долго скрываешься, да? - осведомился я, больше для того, чтобы заполнить гнетущую паузу.
  - Долго, - глухо ответила Анилл. - Почти десять лет. Всю империю исколесила. В Наргонте была года три назад, правда, надолго не задержалась. Но меня везде находят...
  - Магический поиск?
  - Не только... - сухо ответила женщина, не вдаваясь в подробности.
  - И в Проклятых землях была? - оживился я. Мысль, поскребшаяся в сознание немногим ранее, вновь напомнила о себе. - Там вообще такой кавардак твориться, что сам Храрг ноги переломает. Данные любого поиска, в том числе магического искажаются так, что выправлять - только портить.
  Анилл покачала головой.
  - Туда просто так не попасть. А я не гожусь для военной службы или для службы в сопутствующих частях. Сразу не сообразила, а сейчас здоровье уже не то.
  Я хитро прищурился:
  - А Вы, госпожа, замуж не хотите?
  Судя по округлившимся глазам и слегка отвисшей челюсти, мне удалось ее удивить.
  - Вы уже женаты, княжич! - только и выдавила она, машинально вновь перейдя на 'Вы'.
  - А при чем тут я?! - делано удивился я. - Речь не обо мне!
  Анилл вопросительно изогнула бровь.
  - Речь о том, чтобы отправиться в Проклятые земли в качестве офицерской жены, - тоном заправского соблазнителя протянул я, благо ментальный канал между нами давал возможность транслировать друг другу эмоции, хоть и при определенном усилии.
  - Издеваешься? - Анилл уже справилась с удивлением.
  - Нет, предлагаю сделку: твое полное содействие и предоставление любой информации в кратчайшие сроки в обмен на брак с офицером, приписанным к приграничной части, который по истечении месяца отправится туда, где тебя даже через поиск по крови отыскать не получится. А дальше... дальше все будет зависеть только от тебя.
  Анилл невольно выпрямилась на стуле и подалась вперед.
  - Ты серьезно?!
  - Абсолютно, - я широко улыбнулся бы, если б мимика кошачьей мордочки предусматривала сие действие. - Я могу тебе помочь, дать шанс начать жизнь заново. Скажу даже больше: потенциальный жених уже почти согласен. Ну, что думаешь?
  Женщина сверлила меня недоверчивым взглядом. С одной стороны, она четко усвоила, что подарков судьба не делает, если, конечно, не имеет намерения обернуть подарок еще большими проблемами. С другой, умирать ей не хотелось, а бежать и скрываться она уже устала, и ей очень-очень хочется поверить мне, получить еще один шанс.
  А что до меня, то сложившееся положение дел меня вполне устраивает. Мой холостой друг, который и холост-то только потому, что крепко привязан контрактом к месту службы, а жить в Проклятых землях готова далеко не каждая, получает шанс наладить личную жизнь, продвинуться по службе и - чем Храрг не шутит! - года через три, когда невеста восстановится после иссушающей ее волшбы, обзавестись ребенком. А у Анилл появится шанс спастись, если, конечно, ей хватит ума и такта для того, чтобы расположить к себе Лирриана. А мне почему-то кажется, что хватит. Что то она, битая жизнью, оценит жениха по достоинству, закрывая глаза на недостатки, в частности, на то, что полк для него всегда будет на первом месте, а еще на навеки въевшуюся в него привычку командовать. Да еще и будет благодарна ему, ведь, насколько я знаю Лира, он из кожи вон вылезет, чтобы помочь близкому человеку. А Анилл вполне может стать таковой для последнего, а не просто понравиться ему. А оттуда - и до любви недалеко. И подполковника Мрракса, к слову, никто за язык не тянул сообщать мне, что хочет жениться, и, более того, просить меня о помощи в столь деликатном деле. МЕНЯ! О ПОМОЩИ! На том лишь основании, что я сам недавно женился! Зная об обстоятельствах этой самой женитьбы! Вот я и стараюсь по мере сил моих кошачьих. Ну, глупо же упускать то, что само в руки идет!
  - Я тебя не тороплю, - вновь заговорил я, наслаждаясь ошалелым лицом лже-храгыны. - Подумай, взвесь все 'за'. Ну, и 'против' тоже, если они, принимая во внимание твое положение, вообще есть. А я пока взгляну на нашего покойника.
  Анилл только кивнула и молча выдвинула нужный ящик.
  - Вещи его осмотришь потом, - отрывисто бросила она. - Они в хранилище улик на другом конце цоколя.
  Киваю и, преодолевая легкую брезгливость, запрыгиваю на выдвинутую полку холодильного шкафа. К счастью, Малья Эбир Саноффи после смерти выглядит лучше, чем Арисаэль, так что мне на этот раз не стоит беспокоиться о том, чтобы не оставить съеденное на трупе.
  В целом, осмотр ничего особо не дал. Труп выглядел вполне пристойно, не считая развороченного горла и дыры на месте печени (сама печень висит в воздухе в большом прозрачном контейнере под стазисом). Правда, я заметил несколько царапин на теле жертвы, слегка подживших, но, тем не менее, сразу обращавших на себя внимание. Две рядом с левой ключицей и три пониже, у плечевого сустава. Еще две чуть ниже сердца и три сбоку, в области ребер. И три на правом бедре. Неглубокие, продольные, достаточно ровные и тонкие, расстояние между ними вроде бы одинаковое и в каждом случае сходятся под одинаковым углом. Хм... Одной рукой нанесены.
  - Как думаешь, эти царапины получены при жизни? - на всякий случай осведомился я.
  Я не экспертус все-таки.
  - Конечно, - Анилл поднесла к заинтересовавшим меня ранкам увеличительное стекло и дала мне возможность рассмотреть их самому. - На момент смерти они уже начали заживать. Думаю, получены примерно за сутки до смерти.
  - А насчет того, когда и при каких обстоятельствах он мог их получить, есть мысли? - озвучивать свою догадку я не спешил, хотел собрать побольше доводов в пользу этой версии.
  - Мало ли, - пожала плечами экспертус. - Вариантов много. Мог и сам случайно оцарапаться. В процессе расследования всякое случается... В кустах, например, сидеть приходится, подслушивая чужие разговоры.
  - А, на мой взгляд, эти царапины нанесены в процессе... э-м-м... любовной игры, так сказать.
  Анилл воззрилась на меня, изумленно вскинув бровь, но ничего не сказала. Но сама приложила руку к царапинам на ключице, пытаясь прикинуть, каким именно движением они были нанесены.
  - Думается мне, дама была сверху, - вновь 'заговорил' я. - Поза наездницы, так это называется. Сначала скакала на лежащем на спине Саноффи, повернувшись к нему лицом, а потом - спиной. Ну, или наоборот, не суть важно. Темпераментная особа, надо сказать. И ногти у нее длинней, чем у тебя.
  Произнеся эти слова, я внимательно наблюдал за выражением лица женщины-экспертуса. А посмотреть действительно было на что: тень смущения, стыдливость, пунцовым румянцем разлившаяся по щекам, и, одновременно, холодный азарт ищейки, уловившей след. Интересная особа, очень интересная.
  - Уж не личный ли опыт заставил тебя сделать столь... нескромное предположение? - осведомилась она, пытаясь справиться с охватившими ее эмоциями.
  Я деликатно промолчал. Ну, не рассказывать же ей о своих любовных похождениях, тем более со столь интимными деталями.
  - Ох, княжич, сдается мне, и твое тело не раз такие же точно царапины украшали, - голос лже-храгыны так и сочился ехидством.
  Ну, раз уж ей так хочется подробностей...
  - Не совсем такие, - лукаво ухмыльнулся я, благо, коты это умеют. - Самая горррячая моя любовница, муррр, была левшой. И во время секса ей больше нравилось кусаться, нежели царапаться.
  Анилл закашлялась. А пунцовый румянец, только-только начавший сходить с ее лица, вспыхнул вновь. Да ладно, откуда такая стыдливость? Все-таки не юное трепетное создание, которое в силу возраста и воспитания не осведомлено об этом аспекте отношения полов. Но, по счастью, и не бабулька, иначе я не стал бы сводничеством заниматься. Судя по тому, что я смог увидеть сквозь расплывающуюся личину, девица-то в самом соку... была бы, если б не степень истощения 'непонятно, как ноги волочит'. Хотя, даже в таком состоянии заметны и миловидные черты лица, и возраст не больше тридцати пяти.
  - Хм... версия, конечно, имеет право на существование, - Анилл предпочла сменить тему. - Увы, согласно показаниям работников 'Золотой подковы', посетители к господину Саноффи не приходили, не считая твоей жены в маскировке. Даже девицы легкого поведения!
  - Но это, как не парадоксально, не значит, что посетителей у него не было. Наверняка в гостинице есть пара-тройка черных ходов. В крайнем случае, со слов моей жены, номер убитого располагался на втором этаже, рядом растет дерево, так что забраться туда не так уж сложно.
  Мы немного поиронизировали над тем, что раньше мужчины к возлюбленным в окна залезали, а теперь все как-то наоборот, потом вновь вернулись к нашему спору относительно личной жизни погибшего. И лже-храгына, желая поставить в нем точку, вознамерилась сейчас же приступить к исследованию улик, изъятых из гостиничного номера. Как оказалось, этим она и занималась, когда дознаватель Айви сдернул ее с рабочего места, умоляя поработать переводчиком с кошачьего мысленного.
  Однако перемещение в хранилище пришлось отложить до окончания осмотра тела. И, как вскоре выяснилось, не зря я заставил себя продолжить неприятную процедуру: похожие царапины обнаружились и на спине, в области лопатки. Похоже, моя версия получила еще одно подтверждение, а у сыщика накануне гибели выдалась бурная ночка. А еще эти царапины и пахнущий духами шарфик, утащенный Лотей из его номера, вполне возможно, звенья одной цепи.
  Как же жаль, что труп уже успели обмыть! Дорого бы я дал за возможность обнюхать его до помывки. Храрг! Неужели я действительно хочу нюхать покойника?! Докатился, Яр, докатился... Надеюсь, постирать одежду сыщика никому здесь не пришло в голову?
  - Не волнуйся, - успокоила меня лже-храгына. - Все улики сразу помещаются в специальные контейнеры под стазисом и опечатываются, а работники хранилища за них головой отвечают. Ну, не в прямом смысле, конечно. А жаль, жаль...
  Фыркаю. 'Добрая' женщина. Я ж говорю, у нее есть все шансы понравиться Лиру!
  А Анилл тем временем стала рассказывать мне о выводах, к которым пришла в ходе вскрытия:
  - Раны, послужившие причиной смерти, нанесены острыми продольными предметами, загнутыми на концах, предположительно когтями, быстро, практически мгновенно, и с большой силой. Рана на горле правой, предположительно, лапой, на животе - левой. И, думаю, почти одновременно, в крайнем случае, с секундной задержкой, так как обе раны нанесены стоящему, причем стоявшему лицом к убийце. И, судя по тому, что рана на горле нанесена слегка под углом по сравнению с раной на животе... короче, не буду утомлять тебя подробностями, скажу лишь, что убийца ниже жертвы - на голову, не меньше. Кстати, твоя жена вне подозрений еще и поэтому, ее рост почти совпадает с ростом жертвы, и раны, нанесенные ею, выглядели бы несколько иначе.
  Я с уважением посмотрел на нее. Профессионал, что не говори.
  - Будто зверь встал на задние лапы, - констатировал я. - И этот зверь неплох в драке, а? Раз так хорошо владеет и правой, и левой ру... то есть, лапами. И реакция, видно, отменная. Получилось выяснить, что именно это был за зверь?
  - Предположительно, кто-то из больших кошек, - помедлив, ответила она.
  Большие кошки, значит. Скорей всего, все Тар-Граорры во второй ипостаси являются кем-либо из этого обширного семейства, стало быть, все попадают под подозрение, кроме, разве что, дядюшки Хара. И еще Лоти.
  - Вряд ли его убил зверь, - снова подала голос Анилл. - Сам подумай, откуда ему взяться посреди большого густонаселенного города? Ребята из стражи тот квартал частым гребнем прочесали, опросили всех, но никто о крупном звере не вспомнил. А зверь, судя по размеру когтей, должен быть очень крупным. Поэтому у нас, по секрету сказать... Хотя, для тебя это уже, наверное, не секрет. Короче, рабочая версия: этого трегнича убил оборотень. Но точно можно будет сказать только после завершения всех экспертиз.
  Мяукаю. Похоже на правду. И идея с подставой тогда состоятельна. Ну да, желая подставить оборотня, да еще и так явно, глупо убивать жертву холодным оружием или магией. Когти - самый явный след. Но как-то это все... глупо. Слишком нарочито.
  - Оборотень в звериной ипостаси, конечно? - уточнил я.
  Глупый вопрос. Ежу понятно, что пальцами тело так разорвать невозможно. Ну, разве что обладая физической силой, позволяющей голыми руками размалывать в порошок каменные глыбы. Правда, при таком раскладе от тела осталось бы лишь кровавое месиво.
  Анилл кивает. А я продолжаю рассуждать.
  Версия о том, что кто-то, желая подставить Лотю или ее дядюшку, а то и бросить тень на всех оборотней Тарлонга, притащил с собой огромную хищную зверюгу, разгуливал с ней по городу и сидел в засаде за трактиром, поджидая сыщика, не выдерживала никакой критики. Во-первых, столь колоритную парочку точно заметили бы. Во-вторых, зверь наследил бы - шерсть, слюна, помеченный столбик фонаря - да как угодно! Ему же не объяснишь, что улик оставлять нельзя! В-третьих, для больших кошек характерно нападать со спины, впиваясь клыками в шею или же, а в случае с двуногими, опрокинуть жертву на спину и разорвать горло, но не бить передними лапами, стоя при этом на вытянутых задних. А именно из такого положения, учитывая рост Саноффи, должны быть нанесены смертельные удары. Да и вообще... слишком уж рискованная эта затея. Тут уж проще нанять настоящего оборотня.
  Но оборотень в звериной ипостаси - та же громадная зверюга, которая, как ни осторожничает, все равно рискует засветиться. Значит... Рискну предположить, что при убийстве заезжего сыщика имела место частичная трансформация, когда оборотень по своей воле делает звероподобной только часть своего тела, в данном случае, руки. Хм... Не знаю, насколько распространено среди оборотней такое умение, но моя жена им точно не владеет.
  - Не знаешь, при каких условиях возможна частичная трансформация у оборотня? - осведомился я.
  Память услужливо подсунула воспоминание о подлокотниках кресла в гостиной Ансельма, измочаленных когтями Лотиного дядюшки, когда я очень сильно разозлил его. Значит, сильные эмоции, которые оборотень не может контролировать, могут спровоцировать частичную трансформацию. Учтем.
  Лже-храгына только покачала головой и изрекла общеизвестную истину о том, что оборотни - закрытое сообщество, и сведения о себе охраняют пуще глаза. Н-да, не повезло. Лотю тоже спрашивать бесполезно. Разве что дядюшку Хара разговорить. Да, хорошая мысль! Увы, лично мне беседовать с ним не стоит - из опасения засветить 'фамилиара' раньше времени. Хвостом чую, что в Тарлонге мне очень даже на руку будет то, что окружающие будут считать меня обычным котом, придурью леди Иолатэ, и никому из них не придет в голову стесняться милого домашнего любимца, обсуждая текущие дела и семейные тайны.
  - Завтра, как только Тергон будет в состоянии воспринимать окружающую действительность, подкинь ему идею о частичной трансформации преступника и намекни расспросить о такой способности бывшего подозреваемого. Я главу клана Тар-Граорр имею в виду.
  Уголки губ Анилл поднялись в блеклой улыбке.
  - Если, Ярос. Если он будет в состоянии хоть что-то воспринимать в ближайшие пару дней. Судя по тому, как накачали его твои дружки, так и будет. Кстати, ты, случайно, не предлагаешь мне выйти замуж за одного из них?
  Прозвучало так, что сразу стало понятно: потенциальный жених ей не понравился. Вот же ж!.. В ее ли положении разборчивой быть, а?! Впрочем, расписывать ей достоинства Лирриана здесь, в мертвецкой, я не собирался, будет другое время и место. Я вообще не хочу находиться здесь больше, чем требуется для осмотра трупа.
  - А если и так? - нахально прищурился я.
  - Кто? - с кислой миной спросила женщина. - Надеюсь, не брюзга-толстяк? Я ж с ним и недели не проживу, пристукну сковородкой в порыве злости.
  - Да не настолько он и толстый, - обиделся я за Ансельма. - Но да, брюзга тот еще! Сам порой едва сдерживаюсь... Но нет, этот из Наргонты носа не высунет.
  - Человек или храгын? - Анилл не сдержала вздоха облегчения.
  - Человек, - я решил более не мучить ее неизвестностью.
  Я, признаться, так и понял, обрадовала ее эта новость или огорчила. Навесив на лицо непроницаемое выражение, Анилл вновь сменила тему.
  - Говорят, Тергон пить вообще не умеет, - со вздохом сообщила она.
  Мяукаю. Я это уже понял.
  - Да и вообще звезд с неба не хватает. Ты, кстати, не хочешь дознавателем поработать? У тебя получилось бы лучше, чем у господина Айви. Насколько я знаю, он до частичной трансформации не додумался.
  Фыркаю. Нет уж, мне и в консульстве неплохо.
  - А если ты волнуешься, что я могу настучать начальству о ваших с ним совместных делах, то не стоит. Делить мне с Тергоном нечего, от того, что его отстранят и начнут служебное расследование, я ничего не выиграю, наоборот, меня начальница со свету сживет - ее с господином Айви связывают какие-то неслужебные отношения, в дебри которых я предпочитаю не лезть. И потом... Ярос, это и мои дела тоже. Я принимаю твое предложение. Так хоть тень надежды появляется.
  Мяукаю. Я и не сомневался. Теперь осталось только придумать, как сказать подполковнику Мрраксу о невесте.
  И тут, чувствую, я много чего о себе узнаю, нового и интересного. Эх... А я ж о его интересах пекусь! Ему-то служить еще долго, больше десяти лет, если мне память не изменяет. А какая нормальная, благополучная и, что немаловажно, адекватная женщина бросит налаженный быт в большом, относительно безопасном городе (или хотя бы надежду его устроить) и попрется в земли, оккупированные порождениями некроса?! Туда, где жизни и здоровью постоянно угрожает опасность вплоть до того, что по нужде просто так, без настроенного на поиск нежити артефакта, не сходишь - мало ли, что в сливной яме с прошлого посещения обосноваться решило?! От великой любви? Ну-ну... Конечно, неплохой сюжет для любовно-приключенческого романа, рассчитанного на совсем юных девушек, но в жизни ситуация из разряда фантастических. Да и откуда ж ей взяться, великой любви, за неполный месяц, оставшийся до окончания отпуска Лирриана? Да еще и при том, что у него даже кандидатуры на роль дамы сердца нет! Да он и сам это понимает. Так что нечего кривляться, надо брать, что есть, а там откормит, одежек нормальных прикупит, в нормальный вид приведет... со временем. Жалованья подполковника на это вполне хватит! И еще останется! Но это так, крик души.
  Поняв, что больше ничего интересного осмотр тела не даст, я дал Анилл отмашку сопроводить меня в хранилище улик. То есть, посадить в сумку, повесить ее себе на плечо и, мысленно стеная и обзывая обжорой, оттащить в другое крыло здания. А там уже моему взору предстали вещи покойного - и те, что были на нем в момент смерти, и те, что официальное следствие выгребло из его гостиничного номера.
  Ну, что могу сказать? Одежда погибшего оказалась целой, не считая разорванных когтями сюртука и рубашки.
  - Стало быть, твоя версия о том, что покойный получил несколько царапин в процессе расследования, например, сидя в кустарнике в ожидании... неважно чего, не получила подтверждения, - констатировал я.
  Вышло несколько насмешливо.
  - Ну, хорошо, - сдалась Анилл. - Но согласиться могу лишь с той частью твоей версии, где говорится о том, что парень получил эти царапины в голом виде. А вот то, что их ему в порыве страсти оставила некая неустановленная особа с экстремальным маникюром, из этого вовсе не следует.
  Мне кажется, или она меня подначивает?
  - Действительно, - нарочито серьезно отозвался я. - Наверное, порезался, когда брился. И бритва-то какая чудная. Такой самое то по волосатому бедру повозить.
  Лже-храгына смерила меня сердитым взглядом, но промолчала. А потом ее голову посетила поистине гениальная мысль:
  - Постельное белье из номера тоже изъяли! А до того не меняли три дня, то есть, следы царапучей особы вполне могли там остаться. Ну-ка, сейчас посмотрим...
  Экспертус зарылась в ящики и пакеты с вещдоками. А я, посоветовав посмотреть еще и на полотенца, отполз подальше, не желая случайно схлопотать упакованной уликой, и, пользуясь случаем, занялся изучением остальных вещей господина Саноффи. Средств по уходу за кожей было столько, что мне бы на пару лет хватило. Белье тоже дорогущее. И украшения - цепочка с небольшой подвеской, перстень-печатка и браслет жутко сложного плетения - не лишены изящества. Надо думать, любовь к себе у господина Саноффи просто-таки зашкаливала. Увы, от преждевременной смерти это его не спасло... Так, а это еще что?!
  Громко мяукаю, подзывая Анилл, и, когда та, оторвавшись от исследования большой шелковой простыни, подошла, ткнул лапой в свою находку - маленький волосок, зацепившийся за звенья браслета. Даже не волосок, а шерстинка. Этого явно недостаточно, чтобы появилась возможность найти предполагаемого убийцу магическим способом, так как волосяной луковицы на ней нет. Но хотя бы понятие о цвете шерсти оборотня-убийцы у нас есть: платиновый блондин. И, рискну предположить, шерсть у него достаточно длинная, чтобы сыщик мог случайно зацепить ее браслетом на запястье.
  Но главное то, что, принюхавшись, я учуял запах тех же самых духов, которыми пахло на крыльце лавки Ансельма. И по совокупности улик напрашивается вывод о том, что на крыльцах лавки Ансельма и наших с Мелиссой домов напакостила женщина, и она, определенно, имеет отношение к гибели сыщика. Оборотница. Платиновая блондинка - как минимум, в одной из своих ипостасей - невысокого или среднего роста, способная к частичной трансформации и любящая духи... не знаю, как они называются, но запах, в целом, приятный. А еще имеющая некий зуб на Лотю. И, может быть, на ее дядюшку.
  Так, было же в записях покойного что-то подобное, Лотя мне что-то такое говорила. Только вот я толком и прочесть-то не успел, только по верхам проглядел. Решил сначала успокоить Ансельма, пока тот дров не наломал! Зря, ох как зря! Ничего, сейчас закончу с исследованием улик и отправлюсь обратно в 'Дух из реторты', почитаю материалы расследования повнимательнее.
  - И все-таки вы правы, Ваша хвостатая Светлость! - признала, Анилл, закончив с простыней. - Кувыркался погибший с некой неустановленной особой. Но что это нам дает?
  Я ответил, что мне надо подумать, так что самое время вынести котика на свет божий. А заодно выползти самой, потому что рабочий день уже давно закончился, а она едва на ногах стоит от голода и усталости. Да и мне подкрепиться не мешало бы.
  - Как насчет 'Черной лозы'? - предложил я.
  Лже-храгына замялась. С одной стороны, голод она все-таки испытывала, с другой... Она все же не настолько смелая, как моя жена - та-то спокойно с котом по заведениям общепита ходит.
  - Я угощаю, - продолжил 'соблазнять' ее я. - Кроме того, и не позволишь же ты маленькому беззащитному котику, волей судьбы и зеленого змия оставшегося без спутников, поздним вечером добираться домой в одиночку! Ты же добрая, тебя совесть загрызет...
  И мордочку умильную состряпал. Самое черствое сердце не устояло бы, а сердце Анилл и подавно.
  - Неужели это происходит со мной?! - вздохнула она и, тем не менее, посадила меня в сумку.
  Ужинали мы тоже вдвоем, благо идти пришлось недалеко. Болтали о всякой всячине, заранее условившись не говорить о расследовании. И, что примечательно, никто не попытался нас выгнать. Приятно, что моя пушистая персона уже успела примелькаться и даже вызвать определенное уважение!
  Ну да, репутация хозяина 'фамилиара' помогла мне и здесь, особенно в том, что покормили хорошо, плотно - и рыбкой, и курочкой, и кусок сыра с большим блюдечком молока на закуску. Эх, жена меня так не покормит - диета, Храрг ее побери! Причем, если Лотю в одиночку я уломаю, то в компанией с Эми... Одно слово - лекарка, хоть и будущая, характер в плане выполнения пациентами рекомендаций жуткий, и ее разжалобить у меня пока не получается. Но я над этим работаю, ибо кушать-то хочется, и не овсянку на воде с овощным пюре, а нормальную еду! Переживают девчонки, что котик помрет от ожирения... И ведь не объяснишь, что с такой жизнью я, если не буду нормально питаться, скоро буду таким же щуплым и истощенным, как Анилл! Вот и приходится изворачиваться...
  А под конец трапезы, кое-как осилив весьма скромный ужин, лже-храгына, потупившись, шепотом подтвердила согласие на брак с Лиррианом. Потом, махнув рукой, добавила:
  - Возможно, потом пожалею... А, Храрг и с тобой, и с тем пьянчугой! Хуже уже не будет!
  Согласно мяукаю. После чего мысленно выказываю ей одобрение и прошу записать все на счет Яроса Иолатэ. А после мы прощаемся на крыльце трактира, и я отправляюсь в лавку Ансельма.
  Я специально выбрал именно 'Черную лозу' в надежде проследить путь убийцы с трупом сыщика на руках (на плечах, спине, в зубах - нужное подчеркнуть). Однако ей не суждено было оправдаться - запахи на открытом воздухе улетучиваются быстро.
  Взамен судьба подкинула мне другой подарок: пройдя закоулками, я уткнулся в стену заднего двора 'Духа из реторты', задумчиво осмотрел все, обнюхал, после чего кое-как забрался на нее и задумчиво оглядел кусты вдоль забора и развороченную делянку, находящуюся чуть поодаль. Хм...
  Результатом моих наблюдений и усиленной работы мысли стало невероятное, на первый взгляд, умозаключение: их было двое, один убил Саноффи, а другой помогал скрыть следы преступления.
  В пользу этой теории говорит, для начала, то обстоятельство, что убийца среднего или низкого роста, что по физическим меркам не превышает ста семидесяти сантиметров, а высота забора больше двух метров, и никаких калиток-подпорок-приступочек на десятки метров вокруг не наблюдается. Стало быть, рост индивида, который, пусть и подтянувшись на руках, мог бы заглянуть за забор, должен быть не меньше ста восьмидесяти.
  Второй довод, на основании которого я пришел к умозаключению о наличии у убийцы помощника, вытекал из первого и гласил так: взобраться на этот забор и зашвырнуть труп на делянку без посторонней помощи, да еще так, чтобы одежку последнему не попортить, не получится. А вот подтянуться на руках, используя в качестве опоры для ног чью-то любезно согнутую спину, а потом принять труп из рук сообщника - самое то.
  Есть и еще один довод, хоть и несколько спорный: делянка расположена на расстоянии двух-трех метров от забора, и забросить туда тело сыщика мог только физически сильный индивид. Но большая физическая сила, как правило, прилагается к немалому росту. Спорный-то спорный, особенно в отношении оборотней. Но в совокупности с первыми двумя - уже не очень.
  И еще... Я вдруг вспомнил, что на одежде Саноффи, в которой он встретил смерть, не было никаких посторонних волокон, волос, шерстинок, даже крови и уличной грязи, да и разрывов тоже не было, за исключением тех, что появились одновременно со смертельными ранами. А из этого следует сразу два довода в пользу версии сообщника.
  Во-первых, тот, кто помогал замести следы преступления, является магом. Вряд ли это сам убийца щеточкой очищал костюм жертвы от шерстинок, волокон и дорожной пыли... А ведь ничего из этого на одежде не обнаружилось! Не знаю, как именно сообщник убийцы такое провернул. Но навскидку могу назвать сразу три заклятия, результатом применения которых мог бы явиться подобный эффект. Я бы, например, обдул мощным воздушным потоком.
  Кстати, сообщник-маг сыщика точно не убивал. Они, как правило, в каком бы состоянии не были, сначала шарахнут заклятием, а потом уже добавят тем, что под руку попадется. А сыщик погиб именно от ран, нанесенных когтями, что для мага, хоть и оборотня, не характерно. Хотя, если убийство произошло под влиянием эмоций... М-да, слишком мало сведений. Но необходимости основательно все обдумать это не отменяет.
  И, во-вторых, убийца-оборотень тащил труп (если тащил) в человекоподбной ипостаси, иначе мелких разрывов от когтей было бы не избежать. А вот восстанавливать поврежденную ткань так, чтобы латки выглядели как родные, для мага, конечно, работа посильная, но уж больно долгая и кропотливая, требующая аккуратности и внимательности, чему истекающий кровью труп под боком отнюдь не способствует.
  Эх, хотелось бы мне знать, из каких побуждений загадочный маг помогал убийце сыщика! А еще меня в связи с новым поворотом расследования начал терзать один вопрос: оба соучастника ненавидят Лотю или только один из них? И как, Храрг побери, защитить жену от... неизвестно от кого! Увы, ответа у меня не было. Пока что.
  По возвращении в лавку Ансельма меня ждали девчонки, отругавшие меня за позднее возвращение, миска жуткого склизкого варева, разумеется, обалденно полезного для бедного, загибающегося от ожирения котика, которое я, поганец хвостатый, проигнорировал с презрительным фырканьем, втайне радуясь, что уже ужинал, и материалы последнего расследования Саноффи. Горячо желая добраться до последних, я как-то упустил из виду многозначительный вид девчонок и их хитрые переглядывания. А стоило бы, Храрга пинком через коромысло!
  Потому что Лотя тут же, не скрывая торжествующей улыбки, обрадовала: в мое отсутствие девушкам пришла в голову та же мысль насчет змеи, что и мне несколькими часами ранее, и они решили пройтись по близлежащим лавочкам, торгующим всякой живностью, и попытаться выяснить, не покупал ли кто-нибудь прошлым вечером живую гадюку. И выяснили же! Но! Поделиться сведениями о внешнем виде покупателя змеи, а заодно и о том, в какой именно лавке была приобретена несчастная гадюка, эти поганки были согласны лишь на том условии, что я съем любовно приготовленную ими гадость!!!
  Конечно, я гордо отвернул нос от миски, облив обеих шантажисток ледяным презрением! Вот еще! Мучиться и глотать их варево, зная, что сам завтра вполне смогу раздобыть эти сведения - дураков нет! Хотя... Парни, думаю, заявятся только под утро, и в таком состоянии, что пару часов, как минимум, будут неработоспособны. Да и потом вряд ли будут настроены на полноценную помощь в расследовании. Еще трое поганцев! Лотя, боюсь, из принципа откажется совершить еще один поход в ту лавку. А вот торговец вряд ли захочет общаться с котом и, явись я в одиночку, меня либо выставят пинком под зад, либо оставят в качестве товара. Разве что Анилл еще на несколько часов ангажировать... Нет уж, пусть лучше с уликами работает, а то таскать ее с собой мне будет совестно - бедняга еле ноги передвигает. Хм, не очень перспективы-то... Нет, если б я не торопился, нашел бы другой выход, а так... Жалобный взгляд не растопит сердца мучительниц? Нет, увы... С этих двоих сейчас хоть скульптуру ваяй вроде 'Непреклонность и неподкупность'. Ну ладно, Храрг с вами, давайте свою гадость!
  Вот за что люблю кошачий организм, так это за своевременность физиологических реакций! Стоило мне лизнуть мерзкое варево, как в горле очень своевременно возник комочек шерсти (каюсь, вылизываюсь, иду на поводу у инстинкта, но уж лучше так, чем купаться!), и я метко исторгнул его прямо в миску со склизкой гадостью. При этом не забывая подергивать мышцами спины, судорожно взмахивая хвостом и издавая поистине ужасающие звуки, будто вот-вот испущу дух. А потом, тяжело дыша, лег рядом с миской и закатил глаза.
  Девчонки прониклись. Лотя сразу подхватила меня на руки и прежде, чем Эми очнулась и уличила меня в симулировании, утащила наверх, в гостевую спальню, где ночевала, пока постигала алхимическую премудрость. Она меня все-таки любит. И там, уложив меня в уютное гнездышко из одеяла, одной рукой гладя по спинке, а другой почесывая мне пузико, рассказала о том, что змею в зоологической лавке купила некая женщина невысокого роста, в скромной, незапоминающейся одежде, скрывавшая лицо за широкими полями шляпки, волосы под платком, а фигуру - под какой-то мешковатой накидкой. И с длинными, замысловато накрашенными ногтями, которые особенно запомнились продавщице. Невысокая, значит... Эх, жаль девочки по запах духов не спросили!
  Негусто сведений, негусто. Совпадение только по росту и, предположительно, маникюру, которым она вполне могла оставить те царапины на теле убитого. Осторожничала, лицо и волосы спрятала, рост... ну, только рост к делу не пришьешь, одежду неприметную надела, только с ногтями прокололась. Стало быть, убийца и наша пакостница - одно и то же лицо... Как-то мелковато после того, как своими руками трегнича разорвала, на крыльцо дохлых зверей подбрасывать! Только если в расчете на то, что Лотю попугать, мол, я скоро кота твоего прикончу, а потом и до тебя доберусь. Но зачем? Не проще ли сразу убить? Или же моя догадка верна, и смерть Саноффи - лишь следствие охвативших убийцу эмоций? Воистину, есть от чего голове пойти кругом! Она и идет! Эх...
  Одеяло было мягким и теплым, ласка жены - приятной, да и само ее присутствие странным образом успокаивало, да так, что я почти забыл о попытках кормить меня всякой дрянью. Хорошо. Мурлыканье само рвалось из груди, а сон потихоньку мягкой лапой давил на веки. И надо бы встать и пойти читать материалы расследования, но это оказалось выше моих сил. Тем более, что Лотя устроилась рядом на кровати, прижала меня к груди и, судя по глубокому ровному дыханию, тоже уснула. Ладно, решил я, записи Саноффи никуда не убегут, а отдых не помешает. Тем более, что завтра предстоит очередной полный хлопот, беготни и Храрг знает чего еще день.
  Уже засыпая, я вновь увидел Солнышко - оно возникло прямо у меня над головой, облетело комнату, потом мигнуло, будто дав мне понять, что намерено охранять наш сон, зависло у окна. Я только кивнул ему в ответ - давно тебя не было, светлячок! Ты буди меня, если что - и тут же провалился в сон.
  
  Глава 8. 15 июня, утро.
  
  Фыр-Ярос
  
  Утро принесло с собой новые проблемы, о которых я накануне и помыслить не мог. И начались они, пока я еще, в кои-то веки радуясь возможности спать столько, сколько хочу, медленно и со вкусом отходил ото сна - потягивался всем своим пушистым тельцем, перекатывался с боку на бок, греясь в лучах утреннего солнышка, потом вновь закрывал глаза, на несколько минут проваливаясь в блаженную дрему. Хорошо-о... Нет, я не забыл о своих расследованиях и о запланированных на сегодня делах, связанных с ними. Как можно?! Вот поваляюсь еще десять, ладно, пятнадцать минут, и снова за дело. Или, может, двадцать...
  Наверное, я слишком расслабился в тихой спокойной обстановке, слишком обрадовался возможности полениться - ранее я почти не позволял себе этого. Но, так или иначе, когда дверь гостевой спальни открылась, и в нее плечом к плечу вошли Лотя и Эми, полностью одетые, причесанные и накрашенные, да еще и пряча за спинами что-то большое, я не почуял подвоха. Девушки улыбались, ласково ворковали о том, что их любимый котик, наконец, проснулся. Хороший Фырчик, милый, любимый, он не будет кусать и царапать Лотю и Эми, он пойдет на ручки и вообще будет паинькой... И как я повелся?! Как не почуял подвох?! Я потом весь день задавался этими вопросами и так и не смог найти на них ответ, кроме одного: я начал доверять жене и, в связи с этим, преступно расслабился, забыл о том, как коварны бывают женщины. Храрга пинком через коромысло! Ничему-то меня история с Эрликой не научила! Да и до нее случались в моей жизни женщины... всякие, в общем.
  Короче, я спокойно позволил им приблизиться ко мне, позволил Лоте протянуть к себе руки, доверчиво подставился под ласку, замурлыкал, когда та начала почесывать мне пузико... Тем острее ощущались разочарование и поистине вселенская обида, когда ласковые руки жены вдруг сгребли меня в охапку и попытались запихнуть в любезно раскрытую Эми сумку-переноску для животных! Но, как бы там не было, сдаваться без боя я не собирался.
  - Ты пойми, Фырчик, - уговаривали меня эти... даже слова не могу подобрать, чтобы охарактеризовать их! - Надо показаться ветеринару, вдруг ты болен?
  Я упирался стенки, окружающие дверцу переноски всеми четырьмя лапами и яростно шипел, выражая свое отношение к их затее. Если б мог, то и хвостом уперся бы! Увы, продолжение позвоночника лишь извивалось и яростно раскачивалось из стороны в сторону, давая девицам понять, что идти к ветеринару я не согласен ни в коем случае. Я здоров, отлично себя чувствую, обладаю хорошим аппетитом, и, если б не расследования, жил бы в свое кошачье удовольствие, и радовался! И не нужен мне никакой звериный лекарь!!!
  - Фыр, ну, будь хорошим котиком, полезай! - пыхтела Лотя, поочередно отрывая мои лапы от переноски. - Ветеринар тебя просто посмотрит, больно делать не будет!
  - Вырвало же тебя вчера! - вторила ей Эми, пытаясь свернуть меня клубком и затолкать в переноску. - Чем не повод лекарю показаться?
  Я презрительно обфыркал племянницу Ансельма. Да, Храрг побери, вырвало! Комочком шерсти!!! С котами такое бывает!!! И ты, раз уж избрала для себя стезю целителя и озаботилась здоровьем пушистого любимца подруги, могла бы навести справки о физиологических особенностях котиков!
  А то, что комок шерсти был исторгнут мной именно в вашу стряпню - так это случайно вышло! Почти случайно! Все равно та невнятная гадость ни на что другое не годилась!
  Сопротивлялся я героически, но, увы, недолго: эти коварные вредины, догадавшись объединить усилия в нелегком деле по запихиванию кота в переноску, все-таки добились своего, хоть им для этого пришлось изрядно попотеть. А я ни одну даже не укусил и не поцарапал - я ж их обеих люблю все-таки, соответственно, и разозлиться на них до степени членовредительства у меня не получалось. У, пользуйтесь, поганки, моей добротой! Но имейте в виду: всепрощением милый Фырчик не страдает, и мстя его не заставит себя ждать. Пока не знаю, как именно буду мстить, но придумаю обязательно, у меня воображение богатое! Фыррр!
  Заперев меня в тесном темном гибриде мешка и ящика, поганки тут же рухнули на пол, утирая трудовой пот, мол, устали. Я же, окинув обеих презрительным взглядом, повернулся к ним пушистой задницей, демонстрируя глубокую обиду, и улегся на пол переноски, набираясь сил для сопротивления в лечебнице. Ох, не обещаю я ветеринару, к которому я заведомо никаких положительных чувств не испытываю, легкой жизни! Без кровавых потерь он сегодня точно не обойдется! Фыррр, жестко пузику маленького котика! Хоть бы одеяльце догадались подстелить, заразы!
  Кстати, пока меня несли через гостиную, я успел увидеть в забранное сеткой оконце друзей, дрыхнущих там в художественных позах, причем среди них с удивлением заметил Тергона Айви, почему-то сменившего мундир дознавателя на клоунский костюм. Да и парни выглядели... интересно - все в блестках, конфетти, да и некоторые детали одежды тоже навивают мысли о цирке: у Ансельма галстук-бабочка на шее, и спит он, положив под голову рыжий кудрявый клоунский парик, Арз сменил легкий костюм на облегающее трико, правда, поверх необычного одеяния нацепил свой сюртук, а Лир закрывал лицо высокой шляпой-цилиндром. Что же произошло, когда они вышли из управы? Вместо борделя в цирк завалились? Вроде, ходили слухи о гастролерах как бы не из самого Миаствера - акробаты, силачи, клоуны, звери дрессированные... А, сейчас их все равно расспрашивать бесполезно, потом разберусь! Только надеюсь, парней не разыскивает вся городская стража за хулиганство и порчу циркового имущества! А то и за что-нибудь похуже...
  Всю дорогу до лечебницы я не менял позы, даже не пошевелился, хоть было неудобно и укачивало немилосердно. Зато бальзамом на мою кипевшую от возмущения душу пролилось то, что я понял из разговоров, вернее, ничего не значащей болтовни девиц: Лотя сомневалась в правильности именно такого способа притаскивания меня любимого к звериному лекарю, ей казалось, что лучше было бы пойти путем уговоров и посулов, к тому же женушку понемногу начинало терзать чувство вины передо мной. Эми же убеждала ее в правильности действий, упирая на то, что любую болезнь лучше лечить на ранней стадии, соответственно, чем быстрее они покажут меня ветеринару, тем будет лучше для меня же. Лотя понуро соглашалась, хотя уверенность ее таяла, как кусочек льда под палящим солнцем. А у меня вдруг защемило сердце от внезапно свалившегося на меня осознания: они действительно беспокоятся обо мне, переживают, им не все равно, как я, дурак, себя чувствую! А уж если вспомнить, как встревожилась Эми, увидев меня полумертвого на спине незнакомой оборотницы, как старательно выхаживает в ущерб сну, отдыху и прочим своим делам... Мне даже стыдно стало!
  И задумался я над тем, что, хоть я и живу под небом этого мира уже почти четыре десятка лет, тех, кого я могу назвать близкими, не так уж много. Лир, Арз, Ансельм, Лотя, Эми... Вот, пожалуй, и все. Основой дружбы с первыми тремя послужили чувство долга, взаимовыручка, совместное несение службы и разделение ее тягот, сплоченность перед лицом опасности и прочие совместно перенесенные трудности. В эту картину как-то не вписывается трогательная забота друг о друге. А в случае с девочками - очень даже. В основе моей связей с Лотей и Эми лежит иное... Определенно, стоило умереть и переместиться в кота, чтобы узнать о весьма нежном отношении ко мне этих двух юных особ. Почему? Для одной я - любящий дядюшка, всегда находящий время поиграть и пообщаться с девочкой, помочь ей в решении ее детско-подростковых проблем и, если нужно, прикрыть перед Ансельмом - здесь все понятно. Для другой - любимый котик и, по совместительству, неожиданно свалившийся на голову муж-коматозник. И вроде понимаю, что привязанности именно ко мне, Яросу Иолатэ, у Лоти нет, но все равно приятно.
  Забегая вперед, скажу, что визит к звериному лекарю завершился лучше, чем я ожидал. Однако, без неприятных моментов не обошлось. Ха! Неприятных - это еще мягко сказано!
  Начать хотя бы с того, что молодой ветеринар, эльф, у которого, судя по пышной шапке рыжих кудрей, бабушка загуляла с трегничем, до обидного легко вытащил меня из переноски! Причем без толстых матерчатых перчаток! Хоть я и сопротивлялся изо всех своих кошачьих силенок, и пытался достать его когтями задних лап, что уже говорит о немалой сноровке в обращении с трудными пациентами и определенной степени бесстрашия!
  Осмотрев меня, он уверил девушек в абсолютном здоровье их любимца, а также в том, что сажать его на диету нет никакой необходимости. Храрг побери! Я уже люблю этого парня!
  - Кот не страдает ожирением, - уверял он кусающую губы Эми. - Не страдаешь ведь, здоровяк? Просто сам по себе крупный, метис, наверное. Похоже, мамаша с диким котом учудила. Ну, или бабушка - с рысью.
  Фыркаю. Конечно, не страдаю. Да и какое ожирение с моей жизнью? Вот только за эти слова я благодарно вытерпел осмотр зубов и ушей, и даже - верх унижения! - позволил измерить себе температуру, хоть и обложил трехэтажным кошачьим проклятием всех присутствующих и их родственников вплоть до пятого колена. Вот если б знал, как котам температуру измеряют, Храрга с два меня затолкали бы в эту переноску и притащили бы сюда! А так пришлось стерпеть. Но я уже пообещал отомстить, да?
  - Животное здоровое, чистое, блох нет, - резюмировал ветеринар, закончив осмотр.
  Обращался он по-прежнему только к Эми, а к Лоте, хоть она и с ходу сообщила, что является хозяйкой кота (хотя соответствие данного утверждения действительности вызывает бо-о-ольшие сомнения!), относился как к предмету интерьера. Хм... Заинтересовался, что ли? Похоже на то. А Эми ветеринар интересовал только в плане его профессиональной деятельности, в частности, его внимательность по отношению ко мне. Но это, насколько я мог судить по собственному опыту, еще ни о чем не говорит... а может говорить о многом. Женщин понять вообще непросто, и в этом деле помощь кого-то, кто эту самую женщину знает едва ли не с пеленок, будет просто неоценима. Короче, парень, тебе лучше со мной дружить, если ты хочешь познакомиться с хорошенькой серьезной девушкой поближе! Вся проблема в том, как донести сию простую мысль до звериного лекаря. У самого-то шансов нет, если я еще хоть что-то понимаю в индивидах.
  А парень тут же потерял еще часть очков в моих глазах, предложив девицам сделать мне обработку от блох, глистов, а заодно прививку от бешенства и еще какой-то кошачьей хвори. Гад!!! Нет, я, конечно, понимаю, что со здоровьем не шутят, что любую болезнь лучше предупредить, нежели лечить, да и вообще не могу я себе сейчас позволить такой роскоши - заболеть. Но! Все, Храрга пинком через коромысло, упирается в одно маленькое, но весьма существенное 'но': одна из вакцин вводится посредством клизмы в... да, именно в то место, о котором не принято говорить в приличном обществе. А второго за прием подобного издевательства над собой я не потерплю!
  Впрочем, мне хватило ума не выказывать свой протест относительно подобной перспективы сразу. Так что я спокойно вытерпел сначала разбрызгивание на холку какой-то в меру вонючей гадости, а потом и заливание в пасть двух мерзких на вкус порций лекарств. Клизму эльфенок приберег напоследок. И, обманувшись покорностью пациента, подступился ко мне без защитного костюма, решив, по наивности своей, обойтись одними короткими перчатками из плотной кожи. И тут же пожалел об этом. Еще бы! Только что смирно сидящий на смотровом столе котик вдруг с места подлетает над столом и, сделав невероятный кульбит через голову, вырывается из его рук, при этом вдосталь проходится крепкими острыми когтями по груди, животу и предплечьям звериного лекаря - в той части, что не была защищена перчатками. А нечего суперпрофессионала из себя изображать и во время столь деликатных манипуляций с пациентом перья перед девушкой распускать! Будет парню впредь наука! Только, боюсь, не впрок...
  Лотя с Эми отчего-то бросились меня ловить. Ага, так я и дался! Пришлось пометаться по кабинету, уворачиваясь от их рук и подыскивая подходящее укрытие, в итоге я запрыгнул на высокий шкаф, забитый справочниками. И уже оттуда я с огромным удовольствием взирал на учиненный нами разгром в кабинете, окровавленного ветеринара, Эми, деловито копошащуюся в шкафу с перевязочными материалами и какими-то склянками, и Лотю, пытающуюся выманить меня со шкафа. Да, по деньгам визит выйдет затратным, потому что придется компенсировать клинике ущерб, но мои нервы были успокоены, а самолюбие и чувство собственного достоинства - полностью восстановлены и отомщены. А это важнее любых денег.
  Кстати, сейчас Эми уделяла-таки внимание незадачливому ветеринару: стащила с него форменную рубашку и, вооружившись ватой, йодом и антисептическим раствором, оказывала парню первую помощь. Эльфенок же, будто почувствовав мой взгляд, поднял голову, встретился со мной глазами и, улучив момент, когда Эми отвернулась к шкафчику с перевязочными материалами, довольно улыбнулся и показал мне большой палец. Вот ведь! Изодран на совесть, счастлив и уверен, что я нанес ему болезненные саднящие раны только ради того, чтобы привлечь внимание девушки к его персоне. Раненый боец, да... Болван, что тут скажешь! Хотя, понять его я могу. Сам по молодости глупости совершал, готов был терпеть лишения и буквально-таки совать голову в петлю ради внимания прекрасных дев. Ладно, пусть его. Лови момент, лекарь звериный! Только имей в виду: должен будешь. И не думай, что я забуду. Эх, жаль мага-менталиста под рукой нет, иначе я бы предупредил звериного лекаря: обидишь девочку - я к тебе снова на прием приду! Или еще что-нибудь придумаю. Но тебе, рыжик, в любом случае мало не покажется!
  Возвращение в 'Дух из реторты', по счастью, обошлось без приключений. А вот побудка храпящих отпускников и примкнувшего к ним Ансельма - дознаватель Айви, по счастью, уже проснулся и по-тихому ретировался из лавки - нет: меня два раза пытались поймать за хвост, три - за шкирку, четыре - отшвырнуть подальше, несколько раз кидались подушками, а обматерили и вовсе без счета. Но я, разогретый посещением ветеринара, проявлял чудеса ловкости в деле обеспечения сохранности собственной шкурки, а настойчивость моя в достижении одной конкретной цели была тоже велика, так что парням волей-неволей пришлось вставать. Но, пока они сгребали конечности в кучку и приводили себя в вертикальное положение, пока сжимали готовые разорваться от боли головы, похмелялись - девочки по доброте душевной сходили за пивом - завтракали, пили антипохмельное, потом умывались, приводили себя в порядок... Короче, полдня коту под хвост! Да-да, полдня полезного времени туда, куда мне едва клистирную трубку не воткнули! Фыррр!
  Конечно, я злился из-за того, что в расследовании возник непредусмотренный простой. Но злиться-то я мог сколько угодно, а пока помощнички не придут в себя настолько, чтобы адекватно воспринимать окружающую действительность, толку от того не будет! Так что я нахально отозвал Эми на кухню и там выразительными взглядами и громким требовательным мявом, от которого сдержанно матерились страдальцы в гостиной, вытребовал у лекарки полную миску тушеной курицы, кусочек сыра и вареное яйцо. Та, конечно, пыталась возражать, но я, имея в качестве аргумента мнение ветеринара, лишь добавлял децибел в голос и орал все более скандально, визгливо и пронзительно. Эми сначала попыталась воззвать к моей совести, потом к инстинкту самосохранения ('Фырчик, ты же хочешь быть здоровым!'), но сдалась, когда ее дядя проорал из-за стены что-то вроде: 'Да дай ты ему жратвы, пусть хоть подавится, лишь бы заткнулся!', а еще два мужских голоса поддержали его согласными матюгами. Девушка печально вздохнула, водрузила миску с новой порцией на обеденный стол и молча вышла из кухни, напоследок окинув меня укоризненным взглядом. Я его выдержал спокойно, хоть совесть меня слегка куснула. Но, так как я понятия не имею, сколько мне еще находиться в кошачьем тельце, надо свести к минимуму визиты к ветеринару, диеты и прочие лекарские заморочки, так что придется племяшке Ансельма на собственном опыте убеждаться, что со мной шутки плохи, а инициатива наказуема. И, кстати, надо парням мозги вправить, чтобы выбирали выражения в присутствии девушек.
  После обеда, когда Ансельм, Лирриан и Арзабаль более или менее пришли в себя и втроем вспоминали, что же произошло с ними вчера после того, как они, волоча за собой слабо упиравшегося дознавателя, вышли из районной управы, я решил обозначить каждому из них фронт работы на сегодня-завтра.
  Итак, Арзабаля я планировал взять с собой в храм Всех Божеств, где у нас с Лотей на сегодня был запланирован ритуал сканирования ауры - пусть выступит независимым экспертом и заодно проследит, чтобы жрецы ошибок в ритуале не допустили. А назавтра храгыну предстояло отправиться в городской архив на поиски сведений о фигурантах истории тысячелетней давности.
  Ансельму выпало навестить Герлиана в консульстве и забрать у него запрошенные Лотей сведения. А потом зайти в бюро погоды и узнать, когда будет дождь. Надеюсь, с этим он справится.
  Но больше всего поручений выпало на долю Лира: визит в Тайную стражу, где уже должны были собрать сведения про дела Тар-Граорров и Гритрагов, а потом к дознавателю Айви - проверить, жив ли этот... клоун. Заодно узнает, как продвигается расследование убийства заезжего сыщика. А после пусть зайдет к экспертусу Вихмер, она как раз должна закончить исследование улик. Вот, кстати, и познакомится с будущей женой! Да, я не стал умалчивать о том, что подыскал женщину, готовую выйти за него замуж и отправиться на границу, а также о том, что потенциальная невеста - девушка с большими проблемами, вынуждена скрываться неизвестно от кого, в связи с чем здоровье ее на сегодняшний день оставляет желать лучшего.
  Лир на сообщение о предполагаемом сватовстве отреагировал вроде бы спокойно. По крайней мере, не стал возмущаться, орать, швыряться предметами, не попытался прибить меня на месте. Хотя, может, дело тут не в том, что подполковник Мрракс одобряет кандидатуру невесты, а в том, что его похмелье не отпустило? Проливать свет на этот вопрос Лир не стал, он задал лишь два вопроса, и, надо признаться, смог-таки удивить пушистую сваху.
  Первый звучал так:
  - Котяра, ты серьезно?
  Мяукаю в ответ. Спокойно не получилось, раздражение прорвалось-таки. Видимо, мяукнул я слишком громко, потому что Лир поморщился и схватился за левый висок. У-у, определенно, они после того, как кончился самогон в управе, снова в питейное заведение завалились, и градус попойки явно мотало из стороны в сторону. Неужто пили с циркачами?
  Второй вопрос и вовсе поставил меня в тупик:
  - Котяра, ты специально?
  Видимо, мой недоумевающий взгляд был слишком красноречив, раз Арзабаль счел нужным вмешаться и пояснить:
  - Да про нас с Лиром и так уже слухи ходят, будто мы - сладкая парочка, потому что всегда вместе. Сам понимаешь, сплетникам не объяснишь про дружбу и про то, что связывает нас, всех четверых. Вот и... домысливают ситуацию. Тебя и Ансельма от сплетен такого рода спасает то, что вы живете в Наргонте, а вот нас, служивых, не спасает ничего, потому что действующая армия - мирок, на самом деле, узкий.
  Я скривился. Да уж, парням можно только посочувствовать.
  - И тут ты ему невесту подыскиваешь точь-в-точь как я, - продолжил Арз. - Если Лир женится на 'Арзабале, хоть и женского пола', это только удобрит почву для сплетен.
  Я задумался. Как-то упустил я из виду, что потенциальный жених не видел Анилл без личины, так что для него она - худосочная храгына с магическим даром, темными волосами и полным отсутствием даже намека на женские формы. Действительно, похожа на Арза.
  - Так ты поэтому жениться решил?! - догадался я.
  Лир уклончиво ответил, что есть и другие причины, более весомые, однако вдаваться в подробности не стал, а я не стал настаивать. Вместо этого сообщил, что потенциальная невеста вынуждена носить магическую личину, а вообще она русоволосая и сероглазая и вроде бы даже человек. Точно не храгына, не орка, не кердонг, не оборотень и уж точно не жугерна. Тощая, правда, но килограммы - дело наживное. И, кстати, пусть сводит девушку пообедать куда-нибудь, заодно и пообщается с потенциальной невестой. А то и впрямь нехорошо получится... Кроме того, мне наверняка выпадет сомнительная честь быть вечным стрелочником в их семейных конфликтах. Но что не сделаешь ради счастья друга?
  А Арз, дождавшись, пока Лирриан вышел из гостиной, шепнул мне, что звание полковника и, соответственно, командира третьего заградительного полка, тому действительно светит лишь после женитьбы. Неженатым на таких должностях доверия нет.
  Вот оно что! Я насмешливо фыркнул, после чего снова взялся за указатель спирит-доски:
  'Надеюсь, мне не придется искать невесту и для тебя?'
  - Э, нет! - рассмеялся храгын. - Меня в родном Аргеле невест постоянно аж две-три штуки дожидаются, каждый год ротируются, так я туда ни ногой - мне пока что свобода дорога, а звание майора и должность начмага третьего заградительного полка меня вполне устраивают. И знаешь, Котяра, если я решу поискать невесту самостоятельно, то ты будешь последним, к кому я обращусь за помощью в этом деликатном вопросе.
  Фыркаю. Не зарекайся, друг мой. Жизнь - штука непредсказуемая. Однако доводить до Арза свой скепсис я не стал.
  - Котя, иди уже жену свою поторопи, что ли, - посоветовал ритуалист. - А то хотелось бы вернуться к ужину.
  И то верно. Поднявшись в гостевую спальню, где Лотя собиралась для визита в храм, я с радостью отметил, что моя жена уже готова к выходу. Она даже попыталась посадить меня к себе в сумку, только я, взглянув на нее с немым укором, увернулся от ее рук, всем своим видом показывая, что мое доверие и честь носить меня в сумочке еще надо заслужить. Лотя вздохнула, но спорить не стала, молча последовала за мной.
  Внизу к нам присоединился Арз, к которому я тут же нагло забрался на плечи (храгына повело в сторону, но на ногах он все-таки устоял). А уже на выходе из лавки мы столкнулись со странной процессией: пятеро представителей разных рас, явно страдающих похмельем и вообще пребывающих в сильном раздражении, в которых по отдельным деталям одежды можно было предположить цирковых артистов. Судя по тому, как быстро Арзабаль прикрыл лицо, в цирке парни вчера все-таки побывали, а потерю памяти кое-кто симулировал... Мне не терпелось узнать подробности ночных приключений парней, и в другое время я с удовольствием остался бы посмотреть на их разборки с циркачами, однако дело превыше всего. Потом ребят попытаю.
  В храме нас уже ждали жрецы, едва не приплясывающие от нетерпения, послушники, валящиеся с ног от усталости, но тоже терзаемые любопытством, служки, да и просто любопытствующие. Еще бы, не каждый день им доводится столь сложный ритуал провести! Лотя, увидев такую толпу зрителей, невольно попятилась и в какой-то момент была готова развернуться и уйти, вернее, убежать со всех ног, и, если б я вовремя не запрыгнул ей на плечи, то точно претворила б в жизнь сие намерение. Ну да, с котиком не больно-то побегаешь, особенно если последний весит десять килограммов (ветеринар затащил-таки меня на весы!) и выпускает когти - боль прочищает мозги и отвлекает от ненужного стеснения. Но, тем не менее, делать из ритуала шоу я не собирался. Так что, граждане, придется освободить помещение.
  - Что, леди Иолатэ, спустите на нас своего котика? - нарочито добродушно осведомился главжрец после приветствий. - Наслышаны о его проделках в городе! Но у нас тут святое место, так что, пожалуйста, будьте добры сдерживать его... порывы!
  Лотя фыркнула, я тоже. И спустил на них майора третьего заградительного и без пяти минут мэтра ритуалистики. Арзабаль, фас!
  А потом нам с Лотей осталось, скромненько стоя в сторонке, как и подобает истинной леди и ее благовоспитанному питомцу, наблюдать, как майор третьего заградительного полка строит храмовых служащих и выгоняет любопытствующих. И, после представления его Лотей как друга мужа и, по совместительству, независимого эксперта в ритуалистике, требует расчеты, на основании которых подготовлен ритуал, опускает жрецов на уровень плинтуса из-за найденных ошибок, заставляет их вносить коррективы в ритуальную фигуру. Параллельно он, кстати, нашел огрехи в архитектуре храма, которые, хотя и не влияют на точность ритуалов, но волю божеств, если она вообще будет явлена в этом месте, исказить могут. Недовольство жрецов и их слабые попытки выставить слишком активного храгына вон завершились тем, что Арз выкинул пару самых ретивых за пределы ритуальной залы, а на остальных цыкнула уже Лотя, да душевно так, ото всей оборотнячьей души, что те возражать не осмелились. Короче, жрецы, доведенные им до нервного тика, шепотом и очень проникновенно умоляли Лотю больше 'этого Храргова храгына' в Храм Всех Богов не приводить. А моя жена, у которой в свете последних событий стремительно портился характер, наивно хлопая ресницами, заявила:
  - О, господин Торрик старый друг моего мужа, к тому же сегодня оказал мне неоценимую помощь! Так что, когда он выйдет в отставку и переедет в Наргонту, что случиться очень скоро, мы с радостью предоставим ему кров. И как при таком раскладе запрещать ему, индивиду очень набожному и крайне религиозному, посещать храм?
  Жрецы после такого отползали понуро, тихо и бесшумно, опасливо косясь на Арза - не услышал ли? А я веселился от души, мурлыкал и терся мордочкой о щеку жены: умница.
  Сам ритуал сканирования ауры, на который я возлагал огромные надежды в плане хоть какого-то прояснения ситуации в темном деле взаимоотношений моей жены и двух кланов оборотней, а также в плане выбора стратегии защиты последней, зрелищностью не отличался: Лотю поместили в центр ритуальной фигуры, пропели соответствующие молитвы-заклинания, влили немного магии, и аура моей женушки стала видимой.
  А после ее окутало сияющее облако считывающего заклятия, результаты которого писались на артефакт в виде целой сети кристаллов, а оттуда посредством специального шлема - прямо в голову находящемуся в состоянии транса жрецу. Тот быстро строчил протокол ритуала, один экземпляр которого мы заберем с собой, а второй останется на хранение в архиве храма.
  Однако, будучи единственным сторонним свидетелем ритуала (Арзабаль не в счет, его мы просили выступить в качестве независимого эксперта, что он и сделал), я уже понимал, что никакого долга жизни, равно как и проклятий, серьезных прегрешений и иных неприятных вещей на моей жене не висит. Аура ровная, четкая, цвета правильные. Во внешнем слое преобладает красная гамма, но это вполне объяснимо - Лотя пребывает в раздражении. Хм... Ободрительно мяукаю. О, розовые вкрапления добавились - она меня все-таки любит. Приятно.
  Так, второй слой ауры... Со здоровьем у нее вроде тоже все в порядке.
  Третий... Ну, тут все характерно для оборотня. В целом...
  Четвертый и дальше я смотреть не стал - все, что меня интересовало, я уже узнал. И лишние сведения о жене мне были не нужны. Должны же у нее, в конце концов, хоть какие-то тайны от меня остаться?
  По виду, с Лотиной аурой вроде бы все в порядке. Правда, бросилось мне в глаза большое бурое с красными прожилками пятно в области затылка, объяснения которому я так и не смог придумать. Оставалось лишь надеяться, что жрец со всем разберется. И ждать. Если протоколирование результатов ритуала не займет много времени (а я очень на это надеюсь), я сегодня еще успею почитать записи сыщика. Да и Лотю надо бы после усадить за изложение рассказа о своих злоключениях после побега из дома, а то меня эта неопределенность здорово нервирует.
  Согласно протоколу, полученному Лотей полчаса спустя и прочитанному тут же, в храмовом скверике, пятно на затылке оказалось меткой некого кармического долга, тянущегося от предыдущего воплощения, и возникшего, предположительно, из-за невозможности воздать кому-то по заслугам. Отомстить, то есть. Но кому и за что она должна была мстить, в протоколе описано не было. Да и вообще, слово 'предположительно' относило этот вывод жрецов в раздел 'догадки', так что его с чистой совестью можно было отбросить. Н-да, кармический долг, прошлая жизнь... мудрено это все как-то. Короче, это пятно я решил проигнорировать.
  Гораздо больше меня заинтересовало и обрадовало то, что моя догадка подтвердилась: долга жизни на моей жене нет, и в ситуации с Гритрагом она невиновна.
  Еще жрецы таланты Лоти расписали: оборотень-архаик, истинный алхимик, маг жизни. Никаких сюрпризов, что просто отлично.
  Ну и метка о заключении божественного брака, куда ж без нее.
  А аура у Лоти, надо сказать, интересная. Мало того, что имеет сразу несколько особенностей, расшифровать которые жрецам оказалось не под силу, так еще и дополнительный, восьмой слой - чистая тьма с вкраплением чистого свет, незначительным по размеру и сконцентрированным преимущественно в области груди и живота. Причем эти две стихии-антагониста в том слое не смешиваются и не думают конфликтовать, а неплохо уживаются, образуя мощный симбиоз двух сил, отлично дополняющих друг друга. Как такое могло получиться? Жрецы храма Всех Богов не смогли дать точный ответ, предположения строить не рискнули, отговорились волей богов. А мне, надо сказать, такая особенность женушки сейчас до фонаря. Потом сама выяснит, что и почему, когда в магунивер поступит.
  А в лавке Ансельма тоже было интересно. В гостиной обнаружились не только хозяин 'Духа из реторты' и подполковник Мрракс, но и делегация циркачей в полном составе. Судя по количеству пустых бутылок из-под пива, похмелялись они активно, но при этом не переступили грань, отделяющую опохмел от новой попойки. То есть, вменяемые и адекватные. Относительно. И мрачные какие-то. Ох, хвостом чувствую, не к добру!
  Арз быстро сориентировался и отправил Лотю наверх, а сам, подхватив меня под пузо, отправился в гостиную, чтобы присоединиться к невеселой компании. Я был не против. Посижу, послушаю, о чем речь.
  - О, Котяра вернулся! - воскликнул Лир. - Наконец-то!
  Лицо его при виде моей пушистой персоны озарила такая искренняя радость, что я лишь укрепился в мысли о том, что здесь происходит что-то нехорошее.
  - Глянь-ка на документы своим юридическим взглядом, - попросил Ансельм, подсовывая мне небольшую стопку бумаг.
  Лица циркачей надо было видеть! И мою мордочку, когда я начал читать договор, наверное, тоже! Потому что там было ТАКОЕ! В общем, мысли мои заскакали вспугнутыми зайцами, и в ту минуту было их немного.
  Первая: алкоголь - это страшная сила, а самый страшный - тот, с которого тянет на подвиги.
  Вторая: хорошо, что я вчера с парнями не пил.
  И третья: хорошо, что они вчера в цирк завалились, а не в храм, например.
  Видимо, взгляд мой, которым я окинул непривычно тихих друзей и все еще пытающихся отойти от шока циркачей, оказался настолько выразителен, а немой вопрос: 'На хрена?!' читался в моих глазах и без спирит-доски, что все присутствующие наперебой принялись рассказывать, что же произошло вчера.
  Вкратце ситуация выглядела следующим образом: по дороге из управы в бордель порядком набравшиеся парни и пьяный в лоскуты дознаватель отчего-то решили сделать изрядный крюк и заглянуть на Старорыночную площадь, где расположился на гастроли столичный цирк. Зачем? Детство где-то заиграло? Ребята и сами не могли объяснить. И вместо того, чтобы смотреть представление, веселая компания прорвалась за кулисы, где готовилась к выступлению цирковая труппа. Что там случилось дальше, никто толком так и не смог вспомнить, ну, не считая, того, что пили все... А сейчас вдруг выяснилось, что мои армейские друзья каким-то образом стали владельцами цирка, причем по итогам некоего пари, детали которого в договор о передаче цирка вписаны не были, а память, утонувшая в алкоголе, не удержала! Жаль, жаль...
  И теперь ребята хотели знать, не кроется ли подвоха в передаче права собственности на, гм, объект культурно-массового назначения, да и что им вообще с этим объектом делать. А циркачи пришли поинтересоваться, какие последствия повлечет лично для них смена владельцев цирка. Н-да, только этого мне в довесок к имеющимся проблемам и не хватало! Тут впору за голову хвататься!!! Что я, кстати, и сделал, и даже мордочку меж диванных подушек спрятал.
  Все присутствующие как-то сразу поняли, что сегодня я свое экспертное мнение относительно ситуации высказать не готов и прошу время на ознакомление с документами. Так что циркачи, опасливо косясь то на новых хозяев цирка, то на кошака-юриста, поспешили откланяться, а парни вместо того, чтобы обмывать приобретение, крепко задумались над тем, как бы побыстрее от него избавиться. Но, так как ничего путного им в голову не пришло, они принялись вспоминать, что же там было за пари и кому вообще понадобилось его заключать. Я же, поняв, что сегодня отправить их выполнять мои поручения не смогу, отправился наверх, в гостевую спальню. Документы по передаче цирка так и остались лежать на кофейном столике в гостиной, ничего с ними не станет - парни уберут, как полаются всласть.
  Меня же ждали другие документы - те, что касаются последнего расследования сыщика из Тарлонга. Однако почитать их и на этот раз не вышло: в комнате появилась Лера...
  - Для тебя - Лерисах! - с ходу прошипела перводемоница.
  О, кто-то сильно не в духе! Еще больше, чем я! А что случилось?
  - Он еще спрашивает! - всплеснула руками она. - Сам запряг меня искать метку в аурах эльфов! Я и искала! КАЖДОГО просмотрела! А их в городе больше трех тысяч живет!!!
  - Нашла?!!
  - Нет, Храрг дери всех остроухих! - с досадой пробурчала перводемоница. - Нет ни у кого такой метки! Ничего, что подошло бы под твое описание!
  Я похвалил ее за проделанную работу, посоветовал ей выражать свои эмоции потише, если она не хочет, чтобы сюда сейчас все, кто находится сейчас в лавке, сбежались. И велел назавтра продолжить поиски метки, то есть просмотреть ауры эльфов заново. После чего снова услышал о себе много чего, правда, шепотом. Злым свистящим шепотом. Пришлось посоветовать ей выражаться без молодежного сленга, забористых словечек и прочих непечатных конструкций. Как результат - новый поток ругательств в мою сторону. Фыррр! Хоть бы подошла к делу творчески, а не повторяла по десять раз одно и то же!
  И еще эта поганка хвостом лампу с тумбочки сбила, после чего на лестнице послышался топот ног и голоса парней, а сама перводемоница предпочла ретироваться. Видимо, не нравится ей, что те на нее пялятся. А, по уму, нечего в коротенькой полупрозрачной рубашонке перед мужиками щеголять! Впрочем, вправлять мозги еще и этой особе я не нанимался, сама осознает неуместность своего внешнего вида... лет через пять-шесть, не раньше.
  А я, когда Эми убрала обломки лампы, а остальные высказались по существу ситуации, смог, наконец, добраться до бумаг Саноффи... чтобы тут же вырубиться прямо на них. И даже сам не заметил, как это произошло. Умотала жизнь котика. И это я еще расследованиями почти не занимался...
  
  Интерлюдия 5. 15 июня.
  
  Лерисах, перводемон Иннерлии
  
  День прошел... Прошел, и хвала всем богам! Ужасно прошел, Храрг побери! Я по своей основной деятельности так не выматывалась, как выполняя поручение Яроса! Кошак помоечный! Валерьянку ему под хвост и пусть трое суток вылизывает! Он даже примерно не представляет, сколько в Наргонте эльфов! А я теперь знаю: девятьсот шесть - и это только те, кто живет здесь более-менее постоянно! Плюс сто девять приезжих! Лично пересчитала, пока ауру каждого на предмет темно-синей метки просматривала! И хорошо еще, что у меня после становления перводемоном память абсолютная, иначе пришлось бы не по разу проверять.
  Да, Ярос просил меня проверить ауры эльфов Мерисского квартала, вот только забыл сообщить, по каким признакам я должна вычислять оных. А я, оказавшись на улицах Наргонты, была неприятно удивлена тем, что все они похожи друг на друга, и ни на ком клейма 'Мерисс' или 'Подданный князя Изялиниэля' не стоит. И что прикажете делать бедной перводемонице, которая тоже свой интерес в расследовании кошака имеет?! Вот я и решила всех просмотреть. Хорошо еще, Ярос уточнил, что все предыдущие жертвы - именно чистокровные, и полукровок, коих раза в полтора больше, я с чистой совестью пропустила. Иначе я б его точно придушила, когда он сказал, что завтра с утра надо бы повторить. А я что, виновата, что ни у одного остроухого в Наргонте той метки нету?!
  Короче, плохо мы с кошаком поговорили. Осадок у меня неприятный остался. И сильное желание ему напакостить, от немедленного претворения которого в жизнь меня удерживало лишь то, что Ярос взялся оправдать меня, то есть, Й'егрес Тар-Граорр, и уже сделал некоторые шаги в этом направлении. Я уже говорила, что благодарна ему уже за одно только намерение, а уж за то, что он подверг сомнению слова моего бывшего дядюшки, расцеловать готова. Но! Только в лобик и только в виде кота! Котик милый, на вид - просто лапушка, хоть и крупноват. А выражение лица Яроса-полуэльфа при виде меня, я вполне могу себе представить, и ничего хорошего я там не увижу. Не могу сказать, что сильно переживаю по этому поводу, но неприятно. И целовать я его после этого точно не захочу.
  Кстати! Я с размаху хлопнула себя по лбу и прошипела заковыристое ругательство в адрес кошака и его армейских друганов, не желая попадаться на глаза которым, я забыла сообщить Яросу пару важных вещей. В частности, что мой дядюшка - не единственный мой родственник, находящийся в настоящее время в Наргонте, а также о том, что в дождь в городе пойдет завтра ночью. А в погодном бюро, куда хвостатый сыщик намеревается отправить одного из своих друзей, всю последнюю неделю отбивают у природы еще пару сухих дней, и о том еще не знают,. Да и не факт, что будут знать с утра! Погодное бюро работает так, что... В общем, анекдот 'Маги-погодники проспорили ящик орочьего самогона больному ревматизмом' далеко не на пустом месте возник.
  Так вот, за метаниями по городу едва успела в храм Всех Богов на Лотино сканирование ауры. Но успела! А как в этом деле без меня? Еще углядят жрецы лишнее, да поймут, кто перед ними, так потом бедная Лотя от них не отмашется. Живо в оборот возьмут: потенциальный перводемон, мол, надо срочно под присмотр взять... Хотя, я бы посмотрела, как Ярос будет выкручиваться из этой ситуации, жрецов гонять и с храмом судиться - а те точно до суда дойдут из-за божества. Но - нет уж, пусть лучше расследованием занимается.
  В общем, показания прибора жреческого я чуть-чуть сбила, образ нижних слоев ауры леди Иолатэ подкорректировала, чтобы у жрецов лишних мыслей не возникло, да и подстроила длиннорясым пару мелких пакостей, да таких, чтобы они с одного взгляда уверились: в их неприятностях повинен хвостатый любимец клиентки, хи-хи. Как чувствовала, что он мне вечером свинью подложит! Толстую такую свинью, весом в тысячу пятнадцать эльфов! Грр!
  Увы, если для смертных мое присутствие в храме во время проведения ритуала так и осталось незамеченным, то боги меня спалили! И почему-то им не понравились шутки-пакости. Так что сначала меня спешно вызвала к себе Иннерлия и отругала. Потом, почти сразу заявился Храрг с нотой протеста и требованием принести извинения не только богам, но и жрецам. А после меня целый час чихвостила леди Рейелирэ на тему того, что уважающие себя леди ТАК себя не ведут, и уж тем более не подставляют своих близких (а Лотя мне близкая, как не крути) и союзников (это она про Фыра-Яроса) вообще, а уж по собственной мелочной прихоти - и подавно. Да, дух бабушки из прошлой моей жизни всерьез решил взяться за мое воспитание и в этой, переселился в мою божественную сферу - с полного одобрения и при полном содействии Иннерлии! - и теперь имеет возможность читать мне нотации в любое время суток. Эх, бедная я, бедная...
  Повелителя демонов я просто послала, напомнив, что вообще-то являюсь представителем тьмы, стало быть, мне, по глубокому, тысячелетиями взращиваемому убеждению смертных, положено время от времени устраивать им, смертным, пакости, а после - о том, как пакостит сам Храрг. Увы, Иннерлию и мою самопровозглашенную бабулю пришлось смиренно выслушать, так как ссориться с ними - себе дороже. Да и... умеет леди Рейелирэ разбирать чужие проступки, причем тактично, без уничижения оппонента и превознесения себя любимой! Я прямо заслушалась! И даже ощутила укол совести за содеянное. Жаль, я в этом земном воплощении рано осталась без мамы, а бабушка, на чьи плечи легла обуза в виде маленькой Й'егрес, талантами леди Рейелирэ не обладала. Да и вежливой, тактичной и сочувствующей ее, старую матерую оборотницу, не назвал бы даже такой закоренелый оптимист и адепт света на всю голову как Вэл.
  Как там он, кстати? Отбыл ли из Курзона? И, если да, то куда его занесет нелегкая? Он ведь порой ведет себя, как дитя малое! Так и пропадет где-нибудь или опять приключений найдет вроде орка с его химерой... Нет уж, надо бы проведать его, приглядеть! Лично встречаться не буду, просто издали прослежу, чтобы этот дуралей в неприятности не вляпался.
  Увы, сразу отправиться к адепту света у меня не вышло: кому-то из смертных понадобилась помощь перводемона богини жизни. Я поспешила на зов и оказалась в плотном кольце вооруженных до зубов и весьма недружелюбно настроенных эльфов. Ну да, как бы остроухие дети леса в распускаемых слухах о себе любимых не позиционировали себя белыми и пушистыми, а еще чистыми, прекрасными, справедливыми и тому подобное, да и вообще самой что не есть светлой расой, зубы у них есть, и пользоваться ими остроухие умеют очень хорошо. Просто их темные стороны не афишируются. М-да, мои приключения на сегодня еще не закончились...
  - Вы, ребят, ничего не попутали?! - ошалело выпалила я, и не подумав поздороваться.
  А сама непроизвольно втянула голову в плечи, готовая выслушать очередную отповедь от новообретенной бабули. Тактичную, вежливую, но отповедь. И очень строгую, которой хочешь - не хочешь, а проникнешься. А из божественной сферы Иннерлии очень хорошо наблюдать за моими приключениями в мире живых. И я уже знала, что по возвращении меня ждет детальный разбор всех моих косяков... то есть, каждое нарушение правил поведения в обществе. М-да... Хорошо еще, что призрачной оборотнице хватает ума не устраивать его, заявившись прямо к месту вызова. А вот моя бабушка, то есть, бабушка Й'егрес уж точно не упустила бы такой возможности. Радует, что сегодня я преобразовала повседневную полупрозрачную тунику в плотные блузку и бриджи, так что выволочки за ненадлежащий внешний вид удастся избежать... Так, стоп, не о том я думаю. Надо собраться!
  - Лечить умеешь? - из отряда эльфов вперед выдвинулся один, видимо, главный в этой шайке (командир, начальник, главарь, вожак - нужное подчеркнуть). Кстати, единственный, рискнувший снять шлем в присутствии порождения тьмы, и приблизиться ко мне почти вплотную.
  Киваю, разглядывая потенциального контрагента. Да, я много умных слов знаю, как-никак в клане Тар-Граорров выросла, а те и торговцы, и промышленники, пусть и не самые крупные, и еще много кто по мелочи! Ну и общение с Яросом сказывается, как без этого?
  Да-а, вот смотришь на таких и сразу понимаешь, что главный. Как? Почему? Сразу и не скажешь. Выправка, посадка головы, взгляд (пристальный холодный взгляд профессионального убийцы), скупые жесты (коротко, ясно и по существу), бритая голова (вкупе с остроконечными ушами смотрится так... по-орочьи, только татуировок грозных не хватает) и шрамы на физиономии, явно боевого происхождения. Плюс повадки, манера держать себя так, что никому и в голову не придет возразить... Цепной пес. Наверняка верой и правдой служит хозяину. И кто же у нас хозяин?
  - Насколько хорошо? - продолжил допрос командир.
  - А настолько, - прищурилась я, изрядно разозленная его тоном и отсутствием должного уважения к своей персоне. - Что вы рискнули вызвать меня для решения своей деликатной проблемки! Впрочем, возможно, вы ошиблись, и вам нужна помощь представителя иного божества. Тогда я пошла. Вот только за ложный вызов...
  - Нам нужна помощь целителя, - перебил меня командир. - И срочно.
  - Так веди к больному, - еще сильней разозлилась я. - Не будем время терять! На месте определимся, смогу ли я помочь или уже пора перводемона бога смерти вызывать.
  К чести бритоголового эльфа, чинить задержек он не стал, а, жестом велев мне следовать за ним, отправился в ближайшее строение, на поверку оказавшееся чем-то средним между деревянным домом и тюремной камерой. Там на узкой кровати под присмотром одного из подчиненных бритоголового лежала молодая женщина, явно человек и явно без сознания. Как ее угораздило-то?
  - Кто это? - удивилась я.
  - Неважно, - отрезал эльф. - Приступай.
  - Что с ней? - я проигнорировала начальственный тон, больше из вредности, нежели по необходимости, так как все диагностические манипуляции я вполне могла произвести, не прикасаясь к пациенту.
  - Сама должна знать, раз на самом деле так хороша, как о себе думаешь, - брезгливо поджал губы бритоголовый.
  И отступил на шаг, давая понять, что помогать мне не собирается. А выражение его лица без слов свидетельствовало: он уже раз десять пожалел о том, что вызвал меня. Да ладно, не больно нужно его содействие!
  Впрочем, о неласковой встрече я забыла почти сразу, так как состояние пациентки внушало серьезные опасения: концентрация снотворного зелья в ее крови была запредельная, что чревато если не остановкой сердца в ближайшие полчаса, то уж необратимыми изменениями мозга точно. Но, раз уж я здесь, то худший сценарий можно отбросить. Однако совсем без последствий для женщины попытка самоубийства - а что это еще могло быть? - не обойдется. Может, функции какие утратит или, например, читать разучится. Но это лучше, чем помереть в довольно молодом возрасте. Так, вольем для начала щедрую порцию жизненной энергии, да почки заставим работать усиленно, чтобы остатки сонного зелья, что еще до мозга не добрались, сами естественным путем из организма вышли. А то потом, во время манипуляций непосредственно с мозгом и нервной системой будет не до того - слишком тонкие материи, чтобы распылять силу.
  - Берешься? - подал голос эльф. - Она нужна живой. И сохранной - более или менее.
  На этот раз я вдруг уловила его легкую нервозность. Значит, все-таки этому булыжнику не чужды эмоции. А с чего это он так переживает за человечку? Или не столько за нее, сколько за то, что хозяину ее смерть ой как не понравится? А, не мое дело.
  - Берусь. Расценки мои знаешь?
  - Знаю. Годами жизни берешь. Мы с парнями скинемся, раз уж сами виноваты. Но желудок ей мы сами прочистили, укрепляющие зелья влили, часть твоей работы сделана. Скидку сделаешь?
  Я аж словами поперхнулась. Это ж надо! Требовать скидку от преводемона богини жизни, единственного, кто может спасти - да уже спасает, Храрг побери! - незадачливую самоубийцу - это верх наглости. Я, часом, не в Мериссе ли оказалась?
  Бритоголовый подтвердил мою догадку, а потом поинтересовался, как я догадалась об этом. Я была не прочь поболтать между делом, тем более, что легкий треп здорово помогает сбросить напряжение, неизбежно возникающее от одного только осознания: в твоих руках жизнь и здоровье живого существа, и одно неосторожное движение может оборвать ее - и даже против твоего желания.
  Так что я поведала, что периодически с Яросом общаюсь, ментально, конечно же, и таким образом могу подслушивать его мысли, из которых знаю о том, что его дедушка, князь Изялиниэль, натура весьма и весьма специфическая. Да и сам княжич тоже... тот еще дедушкин внук! Постоянно умудряется то договор с моей покровительницей нарушить, то с меня какие бонусы стребовать. И ведь получается у него, гаденыша хвостатого! И вроде бы все правильно, мне даже и возразить-то ему нечего!
  Что за договор? Э, о том говорить я не уполномочена, связана волей богини и буквой договора. К тому же, жена княжича новоиспеченная мне тоже не чужая... Но, стоп! Это уже личное, так что не стоит развивать эту тему. Сказала же, не буду! И не надо мне ментальным считыванием грозить, а то сейчас брошу человечку лечить и уйду, а Вы, любезнейший, останетесь локти кусать возле овоща. Да, если я прерву работу сейчас, женщина останется жива, но разум ее, увы, будет мертв. А это не в Ваших интересах, господин... Не знаю Вашего имени, Вы же не сочли нужным представиться при знакомстве! И вся нарочито возмущенная тирада с интонациями леди Рейелирэ, хе-хе. Новоявленная бабушка наверняка гордиться тем, что я уже кое-чему научилась у нее за столь недолгое время нашего общения.
  Иранэль - такое имя носил бритоголовый, оказавшийся к тому же начальником личной охраны князя - возражать мне и не думал, мои воспитательные экзерсисы, итогом которых стало лишь то, что он соизволил-таки назвать свое имя, пропускал мимо ушей. А сам аккуратно, то задавая наводящие вопросы, то применяя иные психологические трюки, пытался вытянуть из меня сведения о Лоте и о договоре Яра с Иннерлией. И, вполне возможно, вытянул бы, так как под конец беседы, больше походящей на допрос, я так запуталась в словесных кружевах нашего с эльфом общего плетения, что и сама не могла сообразить, о чем проговорилась, а о чем нет. Но, судя по скрытому торжеству в глазах остроухого, узнал он вполне достаточно.
  - Довели ее вы, мериссцы, своим ментальным считыванием! - проворчала я, пытаясь скрыть досаду.
  Ох, нагорит мне теперь от покровительницы! И от бабушки Рейелире тоже!
  Как не вы? А кто тогда? Ах, сама себя! Ну-ну... Совесть замучила, говорите? Так и быть, сделаю вид, что поверила.
  Иранэль причастность эльфов к доведению до самоубийства отрицал, сухо сообщив, что женщина, хоть и оказалась в Мериссе против своего желания, жила во вполне комфортных условиях, ни в чем не нуждалась, и, прекрасно зная, что ждет ее по возвращению в Наргонту, на том и не настаивала. Но и в гостях у пресветлого Изялиниэля она оказалась не просто так, а с целью считывания ее воспоминаний, так как сия благородная - на первый взгляд! - леди участвовала в покушении на наследного княжича...
  - Так это бывшая Яроса, что ли?! - удивилась я, повнимательнее разглядывая пациентку. - Как тесен мир!
  Хм, симпатичная блондинка, фигура тоже ничего так, хотя грудь могла быть и побольше. Много общего с Лотей. Прослеживаются предпочтения кошака, однако...
  Бритоголовый с трудом скрыл неудовольствие от моей осведомленности. Тем не менее, смог закончить свой рассказ о пребывании блондинки в Мериссе, из которого я узнала, что побочным эффектом ментального сканирования воспоминаний является обострение мук совести. А грехов на Эрлике Истер как блох на бродячей собаке, хотя по виду и не скажешь. Так вот, загрызла совесть ее, несчастную, и стала она жаловаться на плохой сон, да снотворное прятать, а как набрала достаточно, чтоб помереть с гарантией, так все и приняла. Так что вина эльфов лишь в том, что не уследили. Но хорошо хоть вовремя сообразили, что с пленницей, в смысле, с гостьей что-то не так, первую помощь, как могли, оказали, а потом кто-то из подчиненных Иранэля о богине жизни вспомнил. Так меня и вызвали.
  Я покачала головой, делая вид, что верю его словам. Потом, как раз закончив с бывшей Яра, сдала ее Иранэлю с рекомендациями по уходу, сделала-таки эльфам скидку за свои услуги в обмен на сведения о том, чем отличаются подданные князя мерисского от прочих эльфов. Нет, у Яроса я спросить не могла - засмеял бы, паршивец! А после, не удержавшись, подгадила-таки этой леди Истер, чтоб впредь моих близких ядом травить неповадно было! Да, Яр мне теперь близкий, хоть он и та еще заноза в неприличном месте. А Эрлика будет, мягко говоря, в шоке, когда обнаружит мой 'подарочек'... Пусть подергается месяцок, и Яра тоже подергает, хе-хе! Последний, надеюсь, впредь десять раз подумает, прежде чем добровольным помощникам трудновыполнимые задания давать.
  Пока окончательно убедилась в том, что жизни леди Истер больше ничего не угрожает, получила плату за свои услуги, и сбежала от неожиданно ставшего словоохотливым Иранэля... В общем, к Вэлу я отправилась лишь поздно вечером.
  Послушник обнаружился примерно в пятидесяти километрах от Курзона, в лесу, в полукилометре от стоянки каравана, и в сильно растрепанном состоянии. Он бестолково бродил по подлеску, пытаясь одновременно собрать хворост, наломать еловых ветвей - видимо, для того, чтобы устроить себе ночлег - надергать мох, и найти себе хоть что-то на ужин. И нашел же, дуралей! Грибы ядовитые! Тьфу, зла на него не хватает! Храрга пинком через коромысло (от Яра я это выражение подцепила, что ли?!)!!! Опоздай я на час (а быстрей он с розжигом костра и жаркой грибов точно не справился бы) - лишилась бы парня... В смысле, ухажера... знакомого... добровольного помощника для следствия, во!
  Но я успела. Констатировала полное отсутствие у него навыков выживания в дикой природе, хлопнула ладонью по лбу (легонечко и любя - на кой он мне стукнутый нужен?), потом отобрала грибы, велела сосредоточиться на сборе хвороста, а остальным занялась сама. В итоге уже через полчаса мы вдвоем сидели на плаще Вэла, брошенном поверх наломанного лапника, у небольшого костерка, жарили нанизанные на прутья боровики, и я, хихикая, слушала его душещипательный рассказ о том, как он оказался в этом подлеске.
  Все просто: утром он, оплатив место в торговом караване, выехал в Наргонту. Но, так как денег у него было немного, ему предстояло идти пешком всю дорогу. А от Курзона до Наргонты километров четыреста, не меньше! М-да... Надо ли говорить, что Вэл, непривычный к длительным и быстрым переходам, да и к серьезным физическим нагрузкам вообще, быстро выбился из сил. Тут-то его и приметила торговка средних лет и отнюдь не средних объемов, путешествующая одна в огромной повозке, доверху груженой каким-то барахлом. Сия особа на привале зазвала к себе молоденького симпатичного адепта света под предлогом беседы на религиозные темы (а этот дуралей ей поверил и пошел поболтать!), и предложила побеседовать... тут же, на тюфяке для ночлега, предложив в обмен место на своей повозке. Вэл отказался - он адепт Ану, ему воздержание положено! Да и дама оказалась, мягко говоря, не в его вкусе.
  Торговка, однако, отказа не поняла. Решила, что смазливый паренек просто так набивает себе цену, и за остаток дня так достала Вэла своими приставаниями и намеками, мол, 'только темноты дождусь, сладенький, так мы с тобой и...', что тот, едва караван остановился на ночевку, тут же сбежал в лес. И, имея лишь смутные теоретические познания о жизни в лесу, попытался устроиться на отдых. Да, видела я его попытки... А к той тетке я наведаюсь попозже и покажу, как на мой кусок пирога рот разевать. Вломлю от всей души перводемонской... Но Вэлу о моих планах знать не обязательно, а то загордиться еще, а ему ведь нельзя! Адепт бога света - не кошак чихнул! Хе-хе...
  Послушник приуныл от осознания глупости ситуации, в которую угодил, и моих ехидных комментариев. Так что я, желая подборить его, поведала о забавном цирковом представлении, которое я, пользуясь способностями перводемона и необходимостью просмотра аур эльфов, присутствовавших в тот вечер в цирке, посмотрела с огромным удовольствием, хотя цирк с детства не люблю, а цирковых силачей и вовсе побаиваюсь.
  - Жаль ты не видел! - смеялась я. - Представь: полный зал народа, ярко освещенная арена, сплошь заставленная акробатическими приспособлениями, под потолком натянуто столько канатов, что поневоле возникает ассоциация с паутиной. И тут появляется сам акробат в блестящем трико и маске, пьяный в дупель, настолько, что еле ноги волочил, и храбро полез на эти приспособления. И умудрился держать зрителей в напряжении до конца выступления, едва не погибнув раз десять, но каждый раз умудряясь в последнюю секунду избежать падения. Вот честно, на него ставки делали, и кое-кто здорово обогатился в тот вечер. Не говоря уж о том, что его кульбиты повеселили публику сильней, чем шутки выступавшего перед ним клоуна.
  Вэл качал головой и удивлялся, кто такого артиста вообще на сцену выпустили. Кажется, он уже отвлекся от своих неприятностей. Вообще, этот парень обладает завидной способностью быстро переключаться с одного на другое. Я так не могу.
  - Следом на сцену снова вышел клоун, - продолжила я. - Вполне себе традиционный, только в мундире дознавателя. И тоже пьяный. Начал истории якобы из дознавательской жизни рассказывать, протоколы цитировать, начальство дознавательское в лицах изображать, да так, что зрители лежали от смеха. А после него фокусник с ассистенткой, тоже пьяные. И если фокусник еще более-менее приличный - во фраке, цилиндре и с галстуком-бабочкой, правда, без рубашки, то ассистентка толстая, с сильно выдающимся вперед пузом, грудью размера эдак третьего, кривыми короткими ногами, все это обтянуто розовым полупрозрачным трико с балетной пачкой. Плюс сноп блондинистых кудряшек и макияж из серии 'вырви глаз'. Ужас! А какие фокусы показывали-и!.. Та еще клоунада! Одна попытка распила ассистентки, брыкающейся и вопящей: 'А ты, кошачий сват, пилу дезинфицировал?! Если нет, то вали к Храргу, не смущай девушку!!!' чего стоила! Короче, публика ржала так, что лавка, торгующая одеждой и нижним бельем, расположенная на той же площади, где остановился цирк, наверняка тоже озолотилась.
  Вэл смеялся вместе со мной, а потом и сам стал вносить свою лепту в спонтанное веселье этого вечера, рассказывая случаи из собственной миссионерской деятельности, и так, что я смеялась до колик.
  А потом, воспользовавшись благодушным настроением парня, сообщила послушнику, что он вместо Наргонты должен отправиться в Тарлонг, выслушала его ворчание о перводемоницах, у которых семь пятниц на неделе, но за один поцелуй он готов простить ей все. Нормальный поцелуй, в губы, а не чмок в щечку! Вот... еще один Яр-Фыр на мою голову... Ладно уж, поцелую. Но на этом все, уже спать пора! Да, пора! Уже перевалило за полночь, караван двинется в путь ровно в семь, а до его стоянки еще нужно добраться, да и усталость берет свое. Так что я не без сожаления свернула веселую беседу, тоном, не терпящим возражений, заявив:
  - Пора спать.
  - Только спать? - разочарованно протянул Вэл, не сводя с меня лукавых глаз.
  Я подтвердила: да, только спать! Если он рассчитывает на то-то большее, то ему придется постараться, чтобы понравиться мне. Да и вообще у него воздержание! А если его что-то не устраивает, то он может идти к той торговке, что его к себе в повозку звала. Вэл только вздохнул, напустив на лицо щенячье выражение, но меня этим не проймешь. Все, чего он добился, был короткий поцелуй в щеку, после чего я устроилась у него под боком, обняв этого шалопута одной рукой и позволив обнять меня в ответ. Уснули мы почти мгновенно.
  И сны мне этой ночь снились странные. То леди Рейелире, с нежностью рассказывающая Иннерлии о своей внучке Янни: и характер у нее такой, что ей изначально следовало родиться мальчиком, и погибла она первая, бросившись на защиту матери и младшей сестры, и боги поступили воистину мудро, в одной из следующих жизней поместив ее душу в тело 'этого полуэльфенка'. То князь Изялиниэль, задумчиво вертящий в холеных руках изящный венец с крупным драгоценным камнем, и бормочущий: 'Таки нашелся внучек!'. Странные сны... Как, впрочем, и вся моя жизнь.
  
  Глава 9. 16 июня, утро.
  
  Фыр-Ярос
  
  Утром я, передумав отправлять в консульство кого-либо из своих друзей, решил наведаться туда сам в сопровождении жены - надо же узнать, как идут дела, лично все проинспектировать и Герлиану, который фактически остался единственным работником представительства княжества Мерисс в Наргонте, посильную помощь оказать. Ну и ценные указания выдать, если потребуется. Так что, разбудил Лотю пораньше - она, конечно, была против, но когда это меня останавливало? - и, пока жена собиралась, проинструктировал друзей, которые так хотели получить бесплатную юридическую консультацию, пусть и от кота, что и не думали противиться 'общественной работе', и даже успел по несчастно-укоризненным взглядом Эми набить брюхо впрок. Поэтому в двухэтажный особняк на окраине Старой Наргонты я прибыл мало того, что в сумочке леди Иолатэ, так еще и в прекрасном расположении духа. И надо ли говорить, что мне тут же начали его портить?
  Для начала меня ввело в недоумение запустение, царившее на первом этаже консульства - духота, следы грязной обуви и клоки пыли на полу, мусор по углам, паутина под потолком, кабинеты закрыты. Здесь давно не делали уборку, но и вообще заходят ненадолго и только по крайней необходимости. Что, после пожара двухнедельной давности так никто и не навел порядок?! Фырр! Р-распустились тут без меня!!!
  Не приведи боги, зайдет сюда кто-то из местных чиновников! Точно дождемся вскоре после этого письма с предложением потесниться и сдать неиспользуемую часть здания в субаренду. С настойчивым таким предложением! И доказывайте потом, господин консул, что все здание представительством Мерисса занято не только на бумаге! Причем не только в местной администрации, но и в суде! Еще гоняйте потенциальных субарендаторов, мотайте нервы себе и окружающим, несмотря на плачевное состояние здоровья, тратьте драгоценное время на разборки и волокиту. А призрак четвертого уровня, да еще и замаскированный водным заклятием, будет и дальше убивать живущих в Наргонте эльфов. И к моей жене каждый день будут наведываться родственнички с песней 'Пора бы долг жизни отдать'! Нет уж!!!
  Хорошо, что сам пришел. Надо бы провести беседу в Герлианом, пусть займется подбором персонала. И поиском новой уборщицы, кстати, тоже! Потому что ту, которая развела здесь такую грязь, я сегодня же уволю к храрговой бабушке!
  Кстати, срок аренды здания, в котором располагается консульство, и клочка земли под ним, подойдет к концу лет через четыре года. Так что самое время настоятельно обрабатывать дедушку на предмет приобретения их в собственность княжества. Тем более, у нас как у действующих арендаторов есть преимущественное право покупки особняка. Все переговоры с властями, оформление сделки, участие в торгах, если таковые все-таки будут иметь место, и даже выбивание скидки я готов взять на себя. Князю Изялиниэлю останется самое трудное - расстаться с крупной денежной суммой, чтобы оплатить недвижимость. И ладно, что из княжеской казны, а не из собственного кармана... Хотя, в понимании деда, это одно и то же. Ох, чувствую, тяжелые уговоры мне предстоят через несколько лет! Но что-то я отвлекся.
  Поднимаясь на второй этаж, мы с Лотей уже слышали звуки набирающего обороты скандала. А, оказавшись в приемной, вынуждены были с неудовольствием убедиться: нам, вернее, мне как 'фамилиару' консула, придется принять в урегулировании его самое активное участие, соответственно, и пробудем мы в консульстве намного дольше, чем мне хотелось бы. Но и остаться в стороне, исчезнув по-тихому, уже не получится - Герлиан уже заметил Лотю за спинами скандальных посетителей. Перекрикнув слаженный хор возмущенных голосов, делопроизвдитель и личный помощник консула извинился, попросил визитеров подождать десять минут, и бросился к леди Иолатэ с выражением такого искреннего счастья на лице, какое, наверное, и матушке эльфа в его детстве не каждый день доводилось лицезреть.
  - Леди Иолатэ, мое почтение!
  Эльф по мере приближения к Лоте и раскинул руки так широко, будто хотел заключить мою жену в объятия - подозреваю, не только радуясь ее появлению, но и не желая не дать ей опомниться и ретироваться. Однако в последний момент вспомнил о субординации и этикете, поэтому ограничился поцелуем руки. Которую, однако, отпускать не торопился.
  Лотя, ошарашенная столь эмоциональным приветствием, промямлила что-то в ответ. Да что там! Я сам обалдел в первые секунды - до того непривычным было поведение моего помощника! Обычно он ведет себя столь сдержанно, что следующая ступень сдержанности по сравнению с ним - шкаф с документами. Ну, или иной предмет мебели. Видно, сильно достали парня визитеры.
  Последние, кстати, временно позабыли о скандале и теперь с откровенным любопытством таращились на леди Иолатэ, в молчании прислушивались к их светской беседе с Герлианом, да с таким тщанием, что у них кончики ушей дрожали, и наверняка у них уже чесались языки обсудить жену консула. Мериссцы, надо сказать, и так излишней деликатностью не отличаются, а уж тут такая тема для сплетен и пересудов! Даже страх перед гневом консула не остановит их от активного обсуждения его супруги! Так что я должен остудить их пыл, а, в идеале, и вовсе сделать явление княжны чем-то незначительным на фоне какого-нибудь другого события. Иначе по городу пойдут слухи о ней, один неправдоподобнее другого, в итоге моя жена расстроится, а то и в длительные переживаняе впадет, и мне придется выводить ее и этого состояния. Увы, этого я себе позволить не могу, на мне два расследования и один цирк висят, да и... не хочу, чтобы Лотя переживала! Повторюсь, расстраивать, злить, выводить из себя княжну Иолатэ - исключительно моя прерогатива!
  Итак, список первоочередных дел, отодвинув оба расследования и еще кой-чего по мелочи на задний план, возглавил вопрос о переключении внимания скандальных посетителей с Лоти на что-то другое, что должно произвести на них гораздо более сильное впечатление. И, принимая во внимание повод, по которому скандалисты и пришли в консульство, выполнение этой задачи мне вполне по силам, даже напрягаться особо не придется. Потому что сложно приумать более подходящий для того случай, чем свадьба!
  Да, компания из восьми эльфов притопала с утра в консульство не просто так. Двоим из них вздумалось пожениться, причем именно сегодня (эк они спешат, раз согласны на сокращенную церемонию, да еще и выходных не дождались!). Остальные - родители невесты, свидетели, подруга невесты и какой-то родственник жениха - явились в приемную в качестве поддержки брачующихся. Очень активной поддержки...
  - Леди, умоляю, выручите меня! - умолял Герлиан, понизив голос так, чтобы слышали только мы с Лотей. - Я и так зашиваюсь с делами, как-никак, единственный работник на все консульство! Даже уборщица уволилась! У меня нет возможности полдня убеждать их - он бросил обеспокоенный взгляд в сторону потенциальных молодоженов - в том, что в отсутствие консула и вице-консула, а также штатного жреца поженить их у меня нет никакой возможности!
  Я навострил уши. Ладно, с тем, что Герлиан не переадресовал их, к примеру, в Храм Всех Богов, я согласен - там заявление на бракосочетание надо за несколько недель подавать, а потенциальные молодожены явно спешат узаконить отношения. И для этого им понадобился консул, который, являясь членом княжеского рода, может временно принять на себя полномочия жреца и свершить таинство брака. Должность-то консульского жреца после гибели Арисаэля вакантна - пресветлый Изялиниэль пока что никого на нее не назначил. Но есть и еще один случай обязательного присутствия консула при заключении брака: если один из брачующихся не является подданным Мерисского князя. И я изо всех сил надеюсь, что это не он, так как чреват последствиями, проблемами и увеличением объема работы консульства. Что крайне нежелательно, учитывая, что на все представительство остался один единственный работник! Но даже если и так... .Ох, мать моя эльфийка!
  У этих двоих не выйдет пожениться в консульстве ни сегодня, ни завтра, ни в обозримом будущем! И дело даже не в отсутствии должностных лиц, а том, что сейчас это технически невозможно - консульский алтарь осквернен! Я совершенно забыл об этом... Должен был сразу поставить в известность Герлиана, но забыл! Просто забыл! Впрочем... А стоит ли казнить себя за это? Определенно, нет.
  Да и парочка подозрительная, что ни говори. Что за необходимость оформлять отношения прямо сейчас? Да еще и с подданной иного княжества? С чего такой вывод? А с того, что жениха я, присмотревшись, узнал, причем не только в лицо, но и по имени, и даже по проблеме, с которой он зимой обращался в консульство - что-то, связанное с открытием своего дела. А вот ни сама невеста, ни ее родители знакомы мне не были. Конечно, есть вероятность, что они прибыли из Мерисса во время моего вынужденного отсутствия, и отмечались у Герлиана, но что-то мешало мне в это поверить. М-да...
  Конечно, может это и любовь с первого взгляда и на всю голову, тянущая перевести отношения в горизонтальную плоскость с такой силой, что и минутка промедления смерти подобна. Но, во-первых, среди эльфов и среди имперских подданных сейчас вполне терпимое отношение к добрачным связям, не то что пару веков назад, и, во-вторых, подобное 'большое и светлое' чувство возникает, как правило, в силу принятия любовного зелья или же под воздействием приворота иного вида, что уже не законно. Так или иначе, надо бы присмотреться к парочке. И окончательно распрощаться с надеждой уйти из консульства по-быстрому.
  - Да, конечно, - растерялась Лотя, нервно теребя сумку. - Только я понятия не имею, чем именно могу помочь...
  - Свяжитесь с княжичем Иолатэ и обрисуйте ему ситуацию, - попросил помощник консула. - Пусть предпримет хоть что-нибудь. А я... Я подержу их еще час-полтора, но потом, боюсь, просто вызову стражу...
  Через час-полтора плюс... сколько они уже тут скандалят? Ну, тоже около часа - столько прошло с начала рабочего дня. Ух ты, какой у меня помощник терпеливый! Я б визитеров минут через пятнадцать послал далеко и конкретно, а через двадцать вызвал бы... Вот и нет, не стражу! Такое стремление пожениться именно в день обращения, не взирая на отсутствие возможности консульства зарегистрировать этот брак, ОЧЕНЬ подозрительно. И, так как этот случай подпадает под юрисдикцию княжества, я просто вызвал бы костоломов деда, то есть, гвардию князя Мерисского. Вот, кстати, вызвать их будет совсем не лишним, пусть растрясут жирок и докажут, что не зря хлеб с икрой лопают. Короче, план действий на ближайшее время определен.
  Выпрыгиваю из сумки, мягко приземлившись на пол, и негромко мяукаю, привлекая к себе внимание.
  - Фамилиар в качестве разнимающей стороны подойдет? - мгновенно сориентировалась Лотя.
  Герлиан посмотрел на меня, тяжело вздохнул, но махнул рукой, давая поднять, что уже на все согласен. Мол, была - не была.
  - И что ты надумал? - осведомилась Лотя, взяв меня на руки. - Гер, в консульстве есть что-то вроде спирит-доски? Это такая доска с буквами и указателем.
  Эльф с тенью сомнения в глазах долго тер подбородок, будто принимал решение. Потом попросил Лотю следовать за ним в рабочий кабинет консула и, как только толстая дверь отрезала нас от просто-таки обжигающих любопытством взглядов, вынул из шкафа некое приспособление. Состояло оно из квадратной коробки с небольшим рупором-динамиком и штуковины, похожей на заколку для волос, соединенных между собой длинным пучком проводов.
  - Транслятор мыслей, - пояснил Герлиан под нашими недоумевающими взглядами. - Опытный образец. Одолжил у знакомого, он в одной из артефакторных лабораторий при магунивере работает... Я подумал, вдруг пригодится. Не лично распоряжения от княжича получить, так хоть через котика - у него, фамилиара, постоянная ментальная связь с хозяином быть должна.
  Я заинтересованно уставился на помощника. Любопытные у него знакомства, однако! Откуда бы? И этот знакомый что, так просто позволил Геру вынести опытный образец из лаборатории?! Не верю! Ох, что-то мне подсказывает, что не просто так князь Изялиниэль именно ему поручил за внуком приглядывать, и этот парень еще немало козырей в рукаве прячет. Как буду в Мериссе, обязательно просмотрю досье на него - я знаю, где дед подобные документы хранит.
  - Ну, спирит-доска как-то уже привычнее... - с сомнением протянула Лотя, рассматривая артефакт.
  - Возможно, - вздохнул помощник консула. - Но этот артефакт может существенно сократить временные затраты на общение с котом консула, в смысле, с консулом через кота. Не будет нужды следить, на какие буквы указывает кот, записывать их, а потом читать записанное - транслятор преобразует мысленные сигналы в слуховые. По крайней мере, должен. Если он, конечно, в рабочем состоянии... Да и лапы у кота не будут уставать.
  Я настолько умилился столь трогательной заботе о любимце леди Иолатэ, что захотел подойти к Герлиану, потереться о его руки и помурлыкать. Однако вовремя спохватился, вспомнив, что мой помощник, по совместительству, еще и шпион деда. Так что степень моего доверия к нему не настолько высока, чтобы хорошее отношение выказывать! Впрочем, лично мне он пока что ничего плохого не сделал, вон, старается, из кожи вон лезет, тянет работу консульства, чтобы места по возвращении консула не лишиться. Зря, кстати, боится, увольнять его я не буду, буду перевербовывать - грех такой канал для дезинформации деда не использовать.
  - Ну, можно, конечно, провести испытание на кошках, то есть, на коте, - Лотя идею, в целом, одобрила, но так, что у меня от ее взгляда шерсть дыбом встала. - Впрочем, последнее слово за Фыром. Что скажешь, котище? Устроим испытание опытного образца?
  Я поколебался секунд десять - все-таки доверия менталистам, как и их совместным с артефакторами поделкам у меня нет! Но потом все же решился.
  - Мяу.
  Однако, как не спешил Герлиан нацепить на меня этот агрегат, Лотя на защиту пушистого любимца грудью стала, и не позволила испытывать на мне этот транслятор до тех пор, пока эльф не объяснил ей принцип работы опытного образца. Очень коротко, путано, явно своими словами и не особо разбираясь в том, как этот артефакт на самом деле устроен. Причем из их эмоционального диалога я с удивлением понял, что моя жена неплохо осведомлена об устройстве подобных штуковин, по крайней мере, замысловатыми терминами, среди которых едва ли затесался пяток смутно знакомых мне, играла столь ловко, что Гер быстро стушевался и начал потихоньку пятится к выходу из кабинета. Но, услышав настойчивый стук в дверь, свидетельствующий о том, что у жениха с невестой и их сопровождения заканчивается терпение, резво потопал к окну, чем повеселил и меня, и Лотю.
  - Ладно уж, - разрешила жена. - Цепляй на Фыра заколку и заводи артефакт. Давно хотела узнать, что у этого гаденыша в голове творится.
  Не могу сказать, что использование опытного образца легкое и приятное занятие. Одна 'заколка', прицепленная к шерсти на макушке, чего стоит! Она точно на кота не рассчитана - мало того, что тяжелая, скользкая, слишком большая для меня, так еще и со слишком крупными зубьями, чтобы удержаться на короткой мягкой шерстке. Пришлось сидеть идеально прямо и держать голову так высоко, что даже Герлиан восхитился и объявил, что вот он, настоящий фамилиар особы княжеских кровей. Я бы на него фыркнул, если б мог, однако все мои силы на тот момент уходили на удержание на голове приемника транслятора - так Лотя назвал хреновину с зубьями. Пришлось ограничиться лишь сердитым, но исполненным ленивого достоинства взглядом. А из передатчика, стоявшего рядом со мной, сквозь шорох, дребезжание, скрипы, хрипы и прочие звуки, свидетельствующие о невысокой степени надежности артефакта, послышалось короткое емкое ругательство.
  - Невероятно! - выдохнул потрясенный Гер, который, как ни пытался всем своим видом доказать обратное, так до конца и не верил в успех этой затеи.
  - Урррааа! Работает! - взвизгнула Лотя и, не в силах сдержать своего ликования, вскочила с кресла и закружилась по кабинету. - Герлиан, я хочу забрать этот транслятор! Пожалуйста, хотя бы на время! Очень, знаешь ли, надоело посредством спирит-доски общаться.
  Эльф попытался возразить, мол, он и сам еле выпросил транслятор, по очень хорошему знакомству, скрепленному тремя бутылками дорогого ликера, и только на неделю. Но Лотя сразу нашла аргумент, против которого не устоял бы ни один ученый: сообщила, что готова лично спонсировать дальнейшие исследования того артефактора, в том числе и усовершенствование опытного образца. На это помощник консула сказал, что идея, определенно, достойна рассмотрения, так как выделяемое магунивером финансирование весьма скромное, если не сказать, скудное, бедолага-изобретатель экономит на всем, на чем только может, и Гер готов переговорить со своим знакомым хоть сегодня. Если, конечно, его не доведут до нервного срыва с этой свадьбой...
  Вот тут я, отложив до лучших времен вытрясание из женушки сведений о том, на какие деньги она собирается спонсировать доведение транслятора до ума, понял, что пора навести порядок в этом бедламе и, призвав обоих толкателей науки к порядку, принялся раздавать указания. А голос из передатчика, надо сказать, звучал на редкость жутко: шелестящий, лишенный намека на эмоции, просто мертвый, но при этом очень громкий, просто-таки прибивающий к полу. Вот честно, у меня просто мороз по коже пробежал! Почти так же разговаривали те личи, в засаду которых угодила поисково-разведывательноя экспедиция, возглавляемая одним крайне заносчивым, самоуверенным и от того весьма глупым офицером-импом, который имел весьма теоретическое понятие о Проклятых землях... Так, стоп, не время придаваться воспоминаниям! Руководить пора!
  Первым делом я велел всем присутствующим в кабинете успокоиться, сесть и внимательно слушать меня. Те и не думали ослушаться. Только Лотя пробормотала себе под нос загадочную фразу:
  - Так вот ты какой, миелофон...
  К чему это она? А, все равно нет времени выяснять. Да и желания тоже. Так что я вернулся к выдаче ценных указаний: велел Герлиану отправить брачующихся вниз, в ритуальный зал, пусть готовятся к бракосочетанию. Которое мало того, что не состоится, так еще и обернется серьезной проверкой на искренность чувств жениха и невесты, хе-хе. Впрочем, о последнем я помощника предупреждать не стал, чтоб тот мне развлечение не испортил.
  Герлиан, не скрывая удивления, повиновался, видимо, воля консульского фамилиара оказалась сильней здравого смысла.
  - Надеюсь, Вы знаете, что делаете, господин княжич, - только и сказал он перед тем, как выглянуть из кабинета и объявить скандалистам консульскую волю.
  Брачующиеся тоже удивились - они-то рассчитывали на новый виток скандала по отстаиванию своего права добровольно сунуть лапу в капкан, а то и голову в петлю. Но спорить не стали, потопали на первый этаж. А я, дождавшись, пока приемная опустеет, выдал своему помощнику следующее указание: теперь ему предстояло активировать артефакт экстренного вызова Мерисской гвардии и маячок для портала, через который отряд гвардейцев прибудет сюда. А как обойтись без дополнительной поддержки, когда подданная князя Ваэтрасского, того самого, будущий сын которого является следующим после меня претендентом на престол Мерисса, так рвется замуж за подданного князя Изялиниэля, что даже пару недель подождать не может, пока консульский алтарь переосвятят и жреца нового пришлют?! Вот пусть подчиненные Иранэля и разбираются, кем же на самом деле является эта эльфийка - пылкой влюбленной, воспитанной в строгих традициях древности, или же незадачливой шпионкой?
  По счастью, мне не пришлось объяснить мотивы, побудившие меня принять это решение - Гер все понял и так, а Лотя отгородилась от окружающего мира чтением написанной от руки инструкции к опытному образцу. И что она пытается найти в десятке строчек, написанных корявым почерком? Ладно, захочет - расскажет.
  - Сведения готовы? - осведомился я, намеренно не уточняя, что именно это должны быть за сведения.
  Гер закивал и достал из ящика стола две тонкие папки.
  - Это все, что я смог найти, - вздохнул мой помощник. - В черной папке досье на погибших. В зеленой то немногое, что я смог накопать по тем двум кланам оборотней... Да там, по сути, они упоминаются лишь вскользь, там больше про экономическую ситуацию в Тарлонге в целом. Увы, это все, что я смог найти. У Мерисса почти нет интересов в этом городе, - закончил он, будто извинялся.
  Я сдержанно поблагодарил его, после чего переключился на жену. Осведомился, не желает ли она присутствовать на свадьбе, получил отрицательный ответ, удовлетворенно мяукнул и приказал помощнику снять с меня 'заколку'.
  - Я здесь побуду, - сообщила мне леди Иолатэ, утраиваясь в моем рабочем кресле, - папки полистаю, может, и найду что-нибудь интересное.
  Что ж, я не против, пусть читает. Будет занята, пока я не вернусь. Глядишь, и в неприятности не вляпается за время моего отсутствия. Я еще успел заметить, что Лотя первым делом потянулась к зеленой папке, прежде чем Герлиан, сообщив, что мои указания выполнены, и мы можем отправляться в ритуальный зал, осторожно взял транслятор и, пригласив меня следовать за ним, отправился в ритуальный зал.
  Я и последовал. Через четверть часа. Этого времени Геру как раз должно было хватить, чтобы открыть святая святых консульства (вторую после кабинета счетовода), разжечь огонь в алтаре, побросать туда все нужные для призыва пресветлой Лерианимели травы, воскурить благовония в специальных приспособлениях, водрузить толстый молитвенник на треножник рядом с алтарем и раскрыть его на нужной странице, брачующихся с сопровождением запустить, и, главное, незаметно пристроить транслятор. Дел много! А я не хотел путаться у него под ногами. Да и светить мое фамилиарство раньше времени не хотелось - слишком велик был соблазн увидеть ошалелое выражение на лицах такого количества сородичей сразу, чтобы ему противиться.
  Мой помощник не подвел - в ритуальном зале все уже было готово к церемонии. Брачующиеся замерли перед алтарем - глаза в глаза, рука в руке, красивые, нарядные, влюбленные и счастливые, или, по крайней мере, неплохо притворяющиеся таковыми. Молодые, да... Эльфы до глубокой старости юно выглядят, а уж сколько лет каждому конкретному остроухому знает лишь Храрг, да департаменты регистрации актов гражданского состояния, причем насчет Храрга я до конца не уверен. Это так, лирическое отступление.
  Свидетели, родители невесты и какой-то родственник жениха чинно расселись по изящным резным скамьям, делают вид, что любуются счастливой парой, а на самом деле внимательно разглядывают следы недавнего пожара, о котором консул Иолатэ тоже благополучно забыл... Все, кроме будущей тещи, то и дело кидающей на без пяти минут зятя такие взгляды, что без слов становилось понятно: жизнь его после свадьбы простой и легкой не будет. Да, надо спасать соотечественника, даже если то, что происходит сейчас, действительно свадьба в состоянии умственного помутнения, а не операция по внедрению шпиона Ваэтрасса в Мерисский квартал.
  Выждав еще пару минут, я, гордо вскинув голову и задрав хвост, царственной походкой вошел в ритуальный зал, прошествовал, демонстративно не обращая ни на кого внимания, по проходу между скамьями и запрыгнул на алтарное возвышение, где уже ждал меня опытный образец транслятора мыслей, молитвенник, нервный Герлиан и веселье.
  Реакция у присутствующих на мое появление была неоднозначной: от невестиного 'Ой, какой хорошенький!' до тещиного: 'Развели тут гадость! Одно слово - мериссцы!' и свидетельского: 'Брысь!' при неловкой попытке выгнать меня. Но я не обращал внимания на них - аристократ не опуститься до подобного. Даже если он - кот.
  И вот я уже сижу пушистой задницей на оскверненном алтаре - он уже осквернен, так что пресветлая Лерианимель не обидится, а если и обидится, то это ее проблемы! - с торжественно-невозззмутимым видом и приемником на голове, который, если его пристегнуть поперек макушки, так похож на княжеский венец.
  Герлиан громким, хорошо поставленным голосом объявил, что ввиду невозможности личного присутствия консула и штатного жреца на бракосочетании, функции по проведению церемонии, внесению соответствующих записей в документы и подписанию свидетельства о браке возьмет на себя фамилиар княжича - кот Фыр. А потом мы с ним имели удовольствие наблюдать, как вытягиваются лица, округляются глаза и отвисают челюсти, красивые лица сначала теряют краски, а потом наливаются дурной кровью. М-да, иногда я жалею, что не художник и не могу запечатлеть увиденное иначе как в собственной памяти, чтобы согревать душу долгими зимними вечерами в одинокой старости. Если, конечно, доживу до нее.
  Ух, от возмущенных воплей, казалось, стены содрогнулись! И я, послушав с полминуты, громким мертвым голосом, многократно усиленным акустикой зала, вопросил:
  - Так жениться будем или нет?!
  Невольно присели все, даже Герлиан, уже на тот момент осведомленный, чего ждать от опытного образца. А я тоже решил стать спонсором артефактора-изобретателя, создавшего такое чудо. Ну, или орудие массового воздействия. Или оружие?.. Хм, надо бы еще предложить помощь с получением патента... за процент от реализации изделия, конечно.
  - Если передумали, вы знаете, где выход, - закончил я. - А у нас полно работы.
  И мысленно фыркнул, причем уже по привычке, а вовсе не из желания выразить свое отношение к происходящему фарсу. И тут все, включая меня, узнали, как звучит кошачье фырканье, усиленное передатчиком. Храрг побери! Будто потолок вот-вот рухнет на голову! У меня от этого звука шерсть дыбом встала, спина сама собой дугой выгнулась и когти выскользнули из подушечек лап! А из передатчика одно за другим вылетали громкие, лишенные намека на эмоции ругательства, которые, однако, остались незамеченными всеми присутствующими - они, крича, ругаясь, а то и вовсе молча, одинаково быстро заползали под скамьи. Причем первой под скамью ринулась невеста, позабыв обо всем и вся, а жениха, единственного из всех замеревшего столбом, в ненадежное деревянное укрытие тянул друг-свидетель. Показательно, однако.
  Ладно уж, побегали и хватит. Пора переходить к главному.
  - Все, ложная тревога, - сообщил голос из передатчика. - Обвал отменяется, свадьба продолжается. Просьба брачующимся пройти к алтарю, время дорого.
  Да, получилось откровенно хамски. Но на то она и проверка чувств. В горе и радости, хе-хе...
  Эльфы опасливо вылезали из-под скамей - все растрепанные, в пыли и паутине, в мятой одежде (ну да, уборщица почти сразу после пожара уволилась, больше двух недель назад то есть). Как бы сказал мой дед, таки да, торжество момента безвозвратно упущено. Вон, невеста оглядывает свое чудесное платье цвета топленого молока, нервно ощупывает то, что осталось от прически, озирается в поисках потерянной серьги и едва сдерживает слезы. На жениха, который неловко пытается ее успокоить и смотрит на всех так, будто не до конца понимает, что он здесь делает, внимания она почти не обращала. Зато теща вот-вот обратит, да еще как! Вон, рукой шевелит так, будто ищет что-то потяжелее. А тесть, прикинувшийся ветошью и тихонько отползавший в сторону, только подтвердил мою догадку. Да-а, я, определенно, на правильном пути и, похоже, прошел не меньше половины его, и все благодаря опытному образцу. Осталось только добить...
  Хвост раздраженно заметался из стороны в сторону. Где же Храрг носит псов Иранэля?! Они что, на своих двоих из Мерисса топают?! Герлиан маячок для портала на моих глазах провесил и сигнал о помощи с помощью специального артефакта послал. Было это полчаса назад. Этого времени вполне достаточно для сборов отряда быстрого реагирования и перемещения сюда! Еще и в уборную сбегать успели бы!
  - Ужасно! - всхлипывала невеста, пока жених очень аккуратно вел ее к алтарю. - Милый, это же наша свадьба! Самое счастливое событие в жизни! Да, я понимаю, мы с тобой подданные разных княжеств, и свадьба в консульстве - это вынужденная необходимость, но я даже подумать не могла, что все произойдет... ТАК ужасно!..
  Жених забормотал что-то успокаивающее, однако мне вовсе не было нужно, чтобы эта фифа успокаивалась. Поэтому я вновь взялся за расшатывание ее нервов, разумеется, под видом искреннего желания сочувствия и не менее искреннего желания помочь. Эх, хорошо, что опытный образец эмоций не передает, а то бы точно спалился!
  - Не беда, госпожа, это, можете мне поверить, далеко не самое худшее, что может случиться на свадьбе! Вот мой хозяин, к примеру, вообще женился на кладбище. Холод, сумерки предрассветные, вместо свадебных нарядов - мокрые рваные тряпки у меня и мокрая шкура у невесты, вместо свидетеля - поднятый мертвяк за ближайшим могильным камнем, вместо жреца и алтаря... ну, не суть важно. Впрочем, могу устроить нечто подобное, я теперь с хозяином аттракциона 'Старое кладбище' в неплохих отношениях... вроде бы. Хоть сейчас! И доставка до места силами и средствами принимающей стороны.
  Невеста, побледнев, икнула, жених инстинктивно подался к выходу из зала, потянув ее за собой. И вытянул бы, не вмешайся будущая теща - грудью просто-таки выход перегородила. Остальных гостей тоже пробрало, и кое-кто вроде бы даже тихонько испарился через окно. Похоже, все очень хорошо представляют себе, какие именно силы и средства могут быть у хозяина Старого кладбища. Хм, слабонервные нынче эльфы пошли...
  - А тут всего лишь кот вместо жреца и консула, пыли немножко да чудо артефакторской мысли... слегка недоработанное, но это мелочи, - продолжил я. - Вы просто в неудачный день зашли... Да и, кстати, такие мероприятия как свадьба заранее намечают, за две недели хотя бы.
  Будущая теща, кстати, единственная, кто пришел в себя, тут же уперла руки в бока и выдала длинную эмоциональную тираду, смысл которой сводился к тому, что нечего ее дочурку к блуду добрачному склонять, и, уж коль родители всего на пару дней приехали, извольте, гражданин кот-консул-жрец или как Вас там, сделать свое дело и оформить отношения чин по чину. А как же мне в тот момент хотелось взять уложение о консульстве Мерисском, регламентирующим деятельность сего учреждения, и ткнуть ей лапкой в пункт двадцать один дробь три, в котором говорится о том, что заявление о заключении брака подается не позднее чем за две недели до предполагаемой даты! Увы, этого полезного документа Арисаэль, ныне покойный, на своей территории не держал, а бежать за ним на второй этаж мне не хотелось. Да и не принесу я Уложение - оно слишком большое для моих зубов.
  Мать невесты вроде бы и старалась говорить грозно и безапелляционно, а вздрагивала, когда я ей поддакивал и охал-ахал заинтересованно - чудо-звуки из передатчика доносились! Вот поеду в Мерисс, этот опытный образец точно с собой возьму. И спонсором тоже стану. Надо бы, кстати, надоумить изобретателя того какой-нибудь артефакт для защиты от ментального считывания сварганить, чтобы только дед мне в голову влезть попытался, а ему сразу голос лича песенку колыбельную петь начинает. Или анекдоты пошлые рассказывает...
  Пока я предавался мечтам, будущая теща (хвала всем богам, что не моя!) сумела построить всех, и изрядно приунывшая пара вновь стояла перед алтарем, требуя поженить их, только уже как-то неуверенно. А чуткий кошачий слух уловил заданный едва слышным шепотом вопрос: 'Может... в другой раз?'. Ответом, увы, стал одновременно брошенный молодыми взгляд на мать невесты. Эх, тяжела доля консула...
  Я, едва сдерживаят, чтобы мысленно не начать костерить на все корки Иранэля и его подчиненных, принялся читать воззвание к Лерианимели, божественной покровительнице эльфов, очень надеясь, что она его проигнорирует. Напрасно, кстати.
  Едва Герлиан бросил первый пучок ароматных трав в разведенный на алтаре огонь, пламя тут же взметнулось столбом и обрело нежно-розовый цвет, а я всей кожей ощутил присутствие богини. С чего я взял, что именно пресветлая почтила наше скромное заведение? Так опыт общения с Иннерлией имеется, исходя из которого могу с уверенностью утверждать: ощущение, что говоришь с одной из таких сверхсущностей, словами не описать, это прочувствовать надо.
  Я и прочувствовал - сначала заинтересованность, потом недоумение, а потом и жгучую ярость, вызванную, надо думать, пониманием того, что посвященный ей алтарь осквернен подношением к богу тьмы. И не стала слушать объяснения о том, что алтарь до нас осквернили, а просто вдарила по нему сырой божественной силой! Я, мысленно проорав: 'Ложись!!!', мгновенно напружинил лапы и врезался серым мохнатым снарядом в грудь замешкавшегося Гера, заставив того попятиться и, запнувшись о что-то, плюхнуться на задницу. В консульстве и так все работники разбежались, так еще и последнего терять?! Нет уж! Да и где я еще толкового помощника найду?!
  И вовремя, Храрг побери! Потому что в тот же миг, когда мой помощник плюхнулся на пол, алтарь взорвался, разлетевшись по ритуальной зале каменным крошевом. Хорошо, что мы недалеко от него отлетели, иначе без повреждений не обошлось бы. Но радоваться тому буду потом.
  Запрыгиваю на чудом оставшийся стоять треножник, опасно закачавшийся подо мной, и обозреваю ритуальный зал. Н-да, сначала пожар, потом взорванный алтарь... Без ремонта точно не обойтись, причем не косметического, а очень даже капитального. А что у нас с визитерми? Все живы, хоть и видок у них такой, что невольно слезу вышибает. Кого-то посекло, но вроде бы ничего серьезного. Успели, значит, спрятаться.
  - Из того следует, шо богиня таки однозначно против бракосочетания! - в манере князя Изялиниэля подумал я, и едва не слетел с треножника, когда мысленно произнесенная фраза громыхнула с потолка.
  Опытный образец уцелел! И даже венец-заколка на моей голове удержалась! Надо же!
  Брачующиеся с родственниками-друзьями свидетелями на этот раз и не подумали возражать. Стояли, ошалелые, да головами вертели. А тут дверь ритуальной залы распахнулась, и в нее, организованно беря свадьбу в тиски, тенями просочились бойцы гвардии князя Мерисского. Фыррр! И полгода не прошло!
  А Иранэль уже спешил ко мне с самым суровым видом, сразу давая понять, что избежать серьезного разговора не удастся.
  
  Глава 10. 16 июня, день.
  
  Лотя
  
  Оставшись в одиночестве в кабинете консула, я налила себе лимонада (Герлиан, уходя, шепнул, как найти в приемной закуток с холодильным шкафом) и насыпала в миску орешков, после чего, прикрыв окно занавеской, удобно устроилась в рабочем кресле муженька и взялась за чтение подготовленных помощником Яроса материалов. Хотела начать с того, что спецслужбам Мерисса и самому Герлиану удалось накопать на кланы Тар-Граор и Гритраг, однако, подержав зеленую папку в руках, пока не нашла в себе сил открыть ее. Встречаться лицом к лицу с той, не моей жизнью мне не хотелось. Да и страшновато, несмотря на все заверения Яроса. Ладно, посмотрю пока другую папку.
  В черной папке содержалось краткое досье на всех эльфов, погибших в Мерисском квартале Наргонты начиная с марта этого года, из разряда 'родился, учился, женился'. На первый взгляд, ничего интересного - так, обычные обыватели, которых объединяло лишь подданство, место постоянного проживания и чистокровность, то есть отсутствие предков, не являющихся эльфами, вплоть до пятого колена. Правда, последняя жертва, из этого ряда выбивается - внедренный агент короля эльфов, если верить Фыру. Та-а-ак, а в досье этой информации не отражено... Что, впрочем, объяснимо. Спецслужбы Мерисса, видимо, не знали о том, что красотка Талли, устроенная покровителем в консульство на должность правоведа, на самом деле является лейтенантом разведывательной службы его остроухого величества. Раз так, то я сейчас впишу сии ценные сведения в досье. Так, где тут у Яра писчие принадлежности?
  Разжившись обычным карандашом, двумя алхимическими - черного и красного цветов - и большим блокнотом на планшете, я склеила вместе несколько выдранных из блокнота листов и взялась за расчерчивание таблицы, в строки которой я внесла имена жертв призрака, а в столбцы - основные моменты их жизни. Еще в том мира мне проще было анализировать финансовую деятельность проверяемых организаций, расчерчивая таблицы, диаграммы и графики, так почему бы не применить эти же методы здесь? Там точно ничего важного от меня не ускользнет. Хоть и возни много, конечно...
  В результате еще раз убедилась, что у погибших действительно нет ничего общего - ни места и времени рождения, ни то, где родились, учились, женились, ни источника средств к существованию, даже проживали в разных точках Мерисского квартала. Жертвы даже не были знакомы друг с другом. Ну, если только шапочно. Как, например, Дэйлинн Асуррэ был соседом Мирсаниэля Ллилиу, а последний изредка захаживал в лавку третьего убитого Идорэля Хиззиниарна. Сведений о контактах последней жертвы, бывшего юриста консульства, с тремя предыдущими не было вообще. Хм... Выходит, действительно, только подданство и место проживания. Разный пол, разная внешность, разный круг общения. Семья? Да нет, семейные там только двое, у одного двое детей, у другого дочь. Третий вроде бы имел отношения с некой особой, которая даже на похороны его не явилась. А про четвертую, не считая связи с предыдущим консулом Мерисса, который, ее, собственно, туда на работу-прикрытие и устроил, и вовсе ничего не известно. Разве что...
  Высунув язык от усердия, я добавила еще один столбец в таблицу, в который внесла почерпнутую из досье же информацию о том, что Таллириэль за пару недель до смерти вынуждена была сменить место жительства - перебралась из небольшого, но роскошного особнячка в жилье попроще. Надо думать, срок аренды помещения закончился, а продлить его, лишившись спонсора, она уже не смогла, и пришлось умерить аппетиты. А куда перебралась? Сняла комнату в доме у некой госпожи Бонавэ. Где это? О, далековато и от консульства, и от прежнего места жительства. Видно, не так уж состоятельна оказалась. Или же все деньги спонсора и те, что в консульстве заработала, на наряды и косметику спускала? Впрочем, какая мне разница?
  Так, а остальные жертвы недавно место жительства не меняли? Семейные точно нет, а холостой?..
  Вот во время поиска ответа на этот вопрос здание консульства ощутимо тряхнуло, да так, что вся мебель в кабинете, в том числе тяжлый письменный стол и кресло подо мной, подпрыгнули. Стекла в окнах потрескались, одно даже разбилось, одновременно жалобно зазвенело что-то в шкафах, и посыпались с них самих всякие вазы, сувениры и прочие бесполезные в хозяйстве штуковины. А я, падая вместе с креслом, едва успела выдернуть папку с досье на жертв призрака и любовно расчерченную таблицу из-под заваливающейся набок чернильницы. А, оказавшись на полу, лишь чудом увернулась от летящего сверху металлического канделябра, быстро юркнув под стол, и только там рискнула перевести дух.
  Что, Храрг побери, происходит?! Землетрясение?! Здание рушится?! На нас напали?! И где Фыр?!! Убедившись, что руки-ноги целы, я вылезла из своего укрытия и, на ходу схватив со стола испачканную в чернилах черную папку, бросилась прочь из кабинета. Ох, надеюсь, мой котик не пострадал, или, если пострадал, то не сильно! К счастью, я знала, где находится ритуальный зал, так что не тратила время на поиск нужного помещения...
  На первом этаже оказалось людно - гвардейцы князя Мерисского в количестве пятнадцати штук под руки выводили из ритуального зала незадачливых бедолаг, которым в недобрый час вздумалось пожениться, их родственников и гостей, и тут же утаскивали их в открытый посреди холла портал. А те были слишком ошеломлены и растеряны, чтобы сопротивляться, многие были ранены, но вроде бы ничего серьезного. Фыр! Что с ним?!
  - Где мой кот?! - я поймала за рукав одного из эльфов в темных доспехах.
  Тот сперва хотел меня проигнорировать, но, когда понял, что высвободиться из моей хватки ему просто так не удастся, кивком указал на двери ритуального зала, одна из которых, кстати, едва держалась на одной петле.
  - Там, леди. Разговор у них.
  Я бросилась в указанном направлении и успокоилась только тогда, когда своими глазами увидела целого и невредимого Фыра - тот, задумчиво вылизывая лапу, слушал уже знакомого мне бритоголового эльфа. Ну да, главу телохранителей князя Мерисского и, по совместительству, начальника княжеской гвардии, я знаю лично, так что бросилась к нему с намерением узнать, что, Храрг побери, здесь произошло. Однако в последний момент передумала, натолкнувшись на предостерегающий взгляд Фыра. Ну, ладно, я и в сторонке постоять могу... Но только если буду уверена, что здание консульства не обрушится нам на голову!
  - Все в порядке, Лотя! - раздался сквозь шипение, свист и хрипы мертвый голос из небольшой черной коробочки, стоящей рядом с котом. - Просто небольшой форс-мажор, и он закончился. Остались только последствия... Устранение которых Иранэль, несомненно, возьмет на себя.
  О, транслятор уцелел! Еще одна хорошая новость.
  - Вы же не откажете мне, господин начальник гвардии, и обеспечите работу консульства в столь непростое для нас всех время? - кот состроил умильную мордочку, так не вязавшуюся с доносящимся из передатчика голосом.
  Иранэль скривился, будто у него заболели сразу все зубы, всем своим видом выражая отношение к просьбе Фыра. Однако того недовольными гримасами не проймешь - уж я-то знаю.
  - Светлейший князь ведь просил Вас, господин Иранэль, оказать всестороннее содействие княжичу Иолатэ. Вот и окажите! Сами видите, ритуальная зала требует ремонта...
  - И кабинет консула тоже! - вклинилась я в речь кошака.
  - Да и здание в целом тоже не мешало бы привести в порядок! - сориентировался Фыр. - А также заняться подбором персонала. Тут, кстати, рекомендую привлечь к делу Герлиана... А где он, кстати? Только что рядом стоял...
  Помощник консула обнаружился сидящим на одной из скамей, и мне было достаточно одного взгляда на него, чтобы понять: господин Лаэри сильно ударился головой и получил сотрясение мозга. Иначе с чего он сидит, зажмурив глаза и обхватив голову руками, а сам при этом красивого бледно-зеленого цвета?
  Наверное, я свой диагноз вслух озвучила, потому что с потолка просипело:
  - Но по голове ему точно не прилетало! Я бы заметил.
  - Я приложился затылком о стену, когда падал, - слабым голосом произнес Герлиан, боясь открыть глаза. - Все произошло мгновенно, я не успел правильно среагировать... Прошу меня простить, господин княжич!
  Кот замысловато выругался.
  - Не стоит переживать! - добавил помощник консула, да так поспешно, будто хотел оправдаться. - Вы мне, считай, глаз спасли, господин... фамилиар. А я как увидел, что кусок алтаря прямо в лицо летит, так и замер... Не знаю, что на меня нашло... Ох! - он, не договорив, зажал рот рукой, сдерживая рвоту.
  Кот громко фыркнул.
  - Так, слушать всем сюда! Лотя, окажи помощь раненому, пока мы с Иранэлем договорим!
  Я кивнула и, оставив спасенные документы под присмотром котика, направилась к Геру. Да-а, невезучий он какой-то - то изобьют, то от коллеги достанется, то вот, как сейчас, головой ударится до сотрясения. И это не говоря уже о том, что этот бедолага уже почти три недели один за все консульство работает, умудряясь еще и для нас с Фыром информацию находить! На месте мужа я б ему премию выписала, да еще и в должности повысила бы - хоть и соглядатай, а ценный кадр, такого еще поискать.
  Об этом я и говорила Герлиану, пока, по мере сил и умений, оказывала ему первую помощь. Увы, силы были, а вот умения для работы с такими сложными материями как мозг у меня нет. Надо бы сказать Фыру, что его лучше отвезти в лекарню, под опеку того же мэтра Майнеса, например. А то я даже за уменьшение размеров гематомы браться не рискую - она на очень неудачном месте, где кровеносных сосудов много, вдруг я там что-нибудь не то пережму. Или давление в неудачном месте повышу, обеспечив тем самым Геру апоплексический удар - вполне вероятный вариант развития событий с его-то везучестью! Так что я в лечении эльфа пошла по проторенной дороге: выделила толику жизненных сил, да давление кровяное чуть-чуть понизила. Теперь до лекарни доберется точно, а там о нем позаботятся.
  Это я и озвучила Фыру, который к тому времени как раз закончил беседовать с сурового вида эльфом. Ну, как беседовать... Говорил, в основном, Иранэль, негромко, стараясь, чтобы слышал только кот, а последний низвел общение до уровня 'мяу-фыр', видимо, из заботы о подчиненном своего хозяина. Молодец, без моих подсказок сообразил, что любой скачок давления у пациента сейчас может привести к самым непредсказуемым последствиям. А голос из транслятора не только скачки давления вызывает, но и дрожь в коленях, обильное потоотделение, заикание и прочие малоприятные ощущения.
  - Раз уж мы пришли к соглашению, - громко 'произнес' кот, заставив нас с Гером одновременно вздрогнуть, - то, уважаемый Ири, - буду так называть Вас для краткости! - извольте доставить Герлиана в лекарню к господину Майнесу. Вы знаете, где это.
  Бритоголовый эльф едва заметно кивнул.
  - А потом, раз уж князь временно отдал Вас в полное мое распоряжение, - при этих словах глаза кота полыхнули просто-таки неприкрытым торжеством, что мне стало жаль бедолагу Иранэля. - Буду ждать Вас через два часа в 'Духе из реторты' для получения дальнейших инструкций.
  Начальник гвардии скрипнул зубами, но возразить ему было нечего. Пришлось наступить на горло собственной гордости и пойти организовывать своих подчиненных для выполнения поручения хвостатого начальника. Подчиняться Фыр ему явно претило, но деваться-то некуда - княжеская воля, однако!
  А сам кот обратился ко мне:
  - Лотя, забирай транслятор и документы, мы идем к Ансельму. По дороге расскажешь, что удалось найти.
  Мне оставалось лишь подчиниться. И надеяться, что Фыркис поведает мне о загадочном катаклизме в консульстве, когда мы придем в лавку Ансельма.
  
  Фыр-Ярос
  
  Да уж, насыщенный денек выдался! Самое противное, что он еще даже за середину не перевалил, время только к обеду подбирается! И я каждой шерстинкой на хвосте чувствую, что этот день еще таит в себе неожиданности, причем вряд ли они будут приятными.
  Предчувствия получили подтверждение почти сразу: пока Лотя собирала бумаги и пыталась уместить в свою сумку опытный образец, в моей голове раздался голос Леры, сообщивший, что, во-первых, она нашла метку для призрака, причем в ауре Иранэля, и, во-вторых, дождь прольется на Наргонту уже сегодня ночью. Стало быть, призрак выйдет на очередную охоту...
  Времени у меня совсем нет, с досадой констатировал я после того, как замудреной матерной тирадой выплеснул охватившие меня эмоции. Храрга пинком через коромысло! Надо срочно бежать в 'Дух из реторты', собирать парней, да и самого Иранэля подтягивать и совместно разрабатывать план, как и на хозяина призрака выйти, и жизнь намеченной жертве сохранить. Заодно надо выудить из главы гвардии Мерисса сведения о каждом его шаге, каждой встрече и поступке за последние двадцать четыре часа. Может, удастся найти если не указание на хозяина призрачной трегни, то хотя бы найти зацепку? Да! Надо не забыть посоветовать Ири разжиться защищающими от порождений некроса амулетами, а заодно... О, кажется у меня появилась еще одна идея!
  - Лера, ты еще здесь? - мысленно позвал я перводемоницу.
  - Я, кажется, просила не называть меня так! - холодно процедила та.
  Тьфу, я и забыл! И неудивительно, кстати - с такой жизнью еще и не то забудешь.
  - И как же мне тебя называть? - саркастично осведомился я. - Саха? Лери? Иса? Короче, как определишься, поставь меня в известность. Но речь сейчас о другом! Ты, вроде, говорила, что у тебя жрец есть знакомый и даже обещала направить его в Наргонту?
  - Ну-у... - замялась перводемоница. - Он пока только послушник... И я уже направила его в Тарлонг...
  - И на... зачем? - только и спросил я, едва сдерживаясь, чтобы не высказаться крепче.
  Лера пробурчала что-то насчет того, что тут мы с Лотей почти справились и, раз после того, как разберемся с призраком, собираемся поставить точку в истории Й'егрес, она подумала, что проще послушника направить сразу в Тарлонг. Тот все равно путешествует на своих двоих, хоть и с попутным караваном, и как раз к вашему прибытию туда и притопает. Вот ведь... Слов нет, одни эмоции!
  - Лера, слушай меня внимательно! - приказал я, едва сдерживая рвущееся наружу раздражение. - Ты сейчас же отправишься к тому послушнику и к вечеру доставишь его к Ансельму. Как - твои проблемы, хоть на закорках тащи.
  Перводемоница стушевалась:
  - Яр, я уже столько раз ему направление и конечную цель пути меняла, что он меня, наверное, уже не и слушать не будет...
  Ох, с кем приходится работать! - мысленно посетовал я. И Лера, которая не Лера, а может вообще Саха, вроде бы этого не услышала - то ли увлеклась переживаниями, то ли я отточил навык в мыслеречи настолько, чтобы прятать от собеседника хотя бы часть собственных мыслей.
  - Э-эй, я не просил менять ему цель путешествия! - напомнил я. - Я просил переместить его сюда! А объяснения я, так уж и быть, возьму на себя. Обещаю при этом не выставлять тебя полной дурой.
  Та задохнулась от возмущения, однако так и не нашлась с возражениями.
  - И еще одно! - продолжил я. - На несколько дней мне необходимо вернуться в собственное тело. Вернее, мне нужна возможность по собственному желанию перемещаться из кота в свое тело и обратно. Надеюсь, тебе не нужно объяснять, для чего?
  Перводемоница уныло сообщила, что и сама уже догадалась, что в облике кота мне будет гораздо сложнее разрабатывать операцию и претворять ее в жизнь. Однако это будет нарушением условий договора с Иннерлией, и она не уверена, что богиня жизни воспримет очередную уступку мне благосклонно. Все, как обычно...
  Я же, вовсю пользуясь юридическим опытом, в очередной раз напомнил ей, что Иннерлия изначально сама умолчала о многих факторах, связанных с выполнением договора, что изначально мои обязанности не включали в себя отстаивание чести Лоти, разбирательства сразу с двумя кланами оборотней, да еще и помощь одной перводемонице, несколько выходящую за рамки моего договора с ее богиней-покровительницей. Так что Лерисах придется пойти мне навстречу. А что до договора... Я согласен провести несколько дополнительных дней в теле кота, раз уж Иннерлии так хочется. Но потом, когда с обоими (ОБОИМИ, слышишь!) текущими расследованиями будет покончено.
  - Да, мне мало просто вернуться в свое тело, - продолжал 'радовать' я и без того поникшую Леру. - Я должен быть готов действовать немедля. Посему прошу выделить мне жизненную силу в объеме, достаточном для полноценной жизни в эту неделю, а также для возможности пользоваться магией. Короче, ловить призрака и его повелителя я должен в нормальном состоянии, а не полутрупом-коматозником!
  Лера молчала. Ох, какими же бесконечно долгими показались мне эти пара минут!
  - И, кстати, я знаю, от кого князь Изялиниэль и его псы узнали, что я теперь в теле кота обретаюсь! - 'добил' я. - Так что ты мне задолжала... Лера.
  Тяжелый вздох ее был полон столь неизбывной тоски, что я на краткий миг даже ощутил укол совести.
  - Я переговорю с Иннерлией, - решилась она, наконец. - Но имей в виду: за ее решение я ответственности не несу. И за последствия этого разговора тоже. Не прощаюсь!
  И ушла. А я прикрыл лапой мордочку, борясь с желанием побиться головой о стену. Да что же все так сложно-то?! Даже Иранэлю было проще объяснить, почему важно как следует допросить несостоявшихся молодоженов и их близких, а также проверить их и их окружение на предмет связи со спецслужбами Ваэтрасса или его королевского величества. Кроме того я, пустив в ход все свое красноречие, убедил начальника гвардии отслеживать все случаи внедрения эльфов, имеющих иное подданство, в княжество или же Мерисский квартал. Например, если подданный Ваэтрасса попытается потихоньку в консульство устроиться, пусть даже и уборщиком. Или очередная смазливая мордашка, с какого-то перепугу покинув Великий Лес, будет набиваться в любовницы к кому-то из мерисских чиновников или же к кому-то из ближнего круга князя... Вполне возможно, что эта нелепая свадьба - не более чем прикрытие для настоящего внедрения шпиона, вроде как возьмите тех брачующихся недоумков, а я проскользну к вам в тыл по-тихому. Короче, бойцы Иранэля сами разберутся по ходу дела, есть там ребята с большим опытом вычисления шпионов-диверсантов.
   А у нас с Иранэлем, которого, несмотря на крайнюю степень недовольства последнего, дед определил в полное мое подчинение, были и другие дела, касающиеся работы консульства. Однако в свете последних событий эти дела вполне могли подождать. А вот поиск хозяина призрака стал делом первостепенной важности! Тем более, сейчас у меня появилась возможность поймать порождение некроса на живца и вынудить его, вернее, ее, вывести нас на того, кто отдает ей приказы. Уверен, приманка будет не против. Надо только тщательно подготовиться, ибо цена ошибки - жизнь. Как бы я не относился к Иранэлю, я не могу не признать, что он важен для всего Мерисса в целом, и для князя Изялиниэля в частности, что на сегодняшний день во всем княжестве нет того, кто мог бы заменить его на посту начальника гвардии. Так что этот храргов сын всем нужен живым. Так что я приложу все усилия, чтобы он таковым и остался. Но для этого придется все очень точно рассчитать, да и без помощи и участия парней никуда...
  Лотя, которая, наконец, справилась с задачей по впихиванию невпихуемого - опытного образца, двух папок с документами и длинной бумажной 'портянки' с какой-то таблицей, с которой она старалась обращаться особенно бережно - в дамскую сумочку, подхватила меня на руки и потащила прочь из консульства, приговаривая:
  - Не хочу оставаться здесь дольше, чем необходимо! Вдруг здание рухнет?
  Я лишь тихо фыркал. Увы, успокоить ее, сообщив, что здание укреплено какими-то хитрыми вставками или другими специальными архитектурными примочками, я не мог. Во-первых, без подручных средств я общаться с ней не способен, а, во-вторых, все равно не смог бы объяснить, по какой технологии тут все укреплялось, так как все эти строительно-инженерные темы для меня - темный лес.
  А на полпути к лавке Ансельма, снова закрытой для покупателей по случаю чрезвычайных обстоятельств, моя знакомая перводемоница вновь напомнила о себе:
  - Ладно, будь по твоему, - ее голос, раздавшийся в моей голове, отнюдь не лучился оптимизмом. - Иннерлия согласилась, но просила передать, что, выражаясь вашим юридическим языком, без штрафных санкций эта затея для тебя не обойдется. Уж она-то придумает что-нибудь веселое, не сомневайся! Не то что Ее Божественность считает, что ты не прав в своих требованиях, но наглость и самоуправство она спускать не намерена даже тебе. Особенно тебе!
  И пропала. А я ошарашенно тряхнул головой, пытаясь осмыслить, чем могла обернуться для меня оговорки богини 'даже тебе' и 'особенно тебе', однако не успел, так как сознание мое тут же погрузилось в темноту...
  
  Ярос
  
  ...чтобы тут же вернуться вновь. Однако на этот раз, стоило мне разлепить веки, увидел перед собой заляпанный несмываемыми пятнами потолок в лаборатории Ансельма. Неужели получилось? Закрыл глаза, прислушался к себе. Ощущения немного непривычные, все-таки три недели в теле кота даром не проходят, но ни слабости, ни боли я не чувствовал. Было лишь сильное желание потянуться, и я не стал ему противиться - вытягивался так, что металлическая койка ходуном ходила и скрипела жалобно. А потом выл и громко матерился от боли в икроножных мышцах, уже успевших позабыть, что такое нагрузка... Храрг побери сводную сестрицу и ее подельников! Валяюсь тут колодой! Еще месяц, и тело, которое после покушения и так далеко не в лучшем состоянии, окончательно придет в негодность, так что придется мне заново учиться ходить, есть самостоятельно, а то и голову поворачивать! А в моем нынешнем положении такая беспомощность - верная смерть!
  Так, не время предаваться унынию, надо собраться! Тем более, что состояние вроде бы вполне приемлемое. Итак, я слез с кровати, еще раз потянулся, заставляя кровь быстрей бежать по сосудам, разогревая мышцы, заставляя противно хрустеть позвонки, потом, гордо вскинув хвост... Хвост?!! В ужасе оборачиваюсь, рискуя свернуть шею, и точно потянув мышцы. Неужели?.. А, нет, нет хвоста в искомом месте, даже намека на него. И область копчика выглядит вполне по полуэльфийски, разве что кости торчат, но это не беда - отъемся. Ф-фу! Не обманула перводемоница, я действительно вернулся в свое тело! Самое время привести себя в порядок, а то попахивает от меня... Да и зарос изрядно. Нет уж, сначала ванна, чистые волосы, бритье, чистая одежда (где б ее взять еще?), а потом все остальное. Хорошо еще, что в лавке сейчас никого нет, некому и пугаться моего вида - Эми еще не вернулась с учебы, парни должны были отправиться выполнять мои поручения, а Лотя вместе с Фыром еще не добрались сюда. Наверняка она сейчас рассказывает котику о том, что ей удалось узнать из найденных Герлианом документов, не подозревая, что тот, кому адресованы ее слова, ее не услышит. Ничего, расспрошу ее потом. А сейчас мыться!
  Сначала я не мог понять, почему мне не удобно передвигаться. Дополз до лестницы на первый этаж, прежде чем сообразил, что передвигаюсь на четвереньках. Что, очередной 'привет' от котика? Привык я обретаться в пушистом тельце, привык, этого нельзя отрицать. Ну да, даром такое переселение точно не проходит... Надо, перемещаясь в родное тело, контролировать каждое свое действие хотя бы поначалу, чтобы, забывшись, не начать чесать за ухом ногой или мяукать, если сказать что-нибудь захочу! Так что по лестнице, ведущей из подвала на жилые этажи, я поднимался на своих двоих. Ноги, правда, норовили шагнуть в разные стороны, но это ведь меньшая из моих проблем, да? И с ней вполне можно справиться.
  К тому времени, как народ начал подтягиваться в лавку, я уже обрел более или менее приличный вид и восполнял ресурсы организма, потраченные за последние три недели. В смысле, уничтожал запас продуктов. Да, знаю, что после долгого вынужденного голодания нужно соблюдать строгую диету, питаясь только слабым бульончиком и кашами на воде, но сейчас мой желудок так настойчиво требовал мяса, что я едва слюной не захлебывался. А руки сами потянулись к ножу, чтобы отмахнуть от запеченного окорока несколько толстых ломтей, соорудили бутерброды, а мозг подключился только на стадии, когда руки все это ароматное великолепие - с хлебом, ломтиками огурцов и сладкого перца, листовым салатом и еще какой-то зеленью! - ко рту подносили. Как подключился, так и выключился, не рискнув входить в жесткую конфронтацию с потребностями тела. Да и сам вспомнил, что у меня в должниках аж перводемоница богини жизни, давшая мне обещание поддерживать это тело в нормальном рабочем состоянии, так что отъедался со спокойной душой. Правда, пришлось мысленно выслушивать ругань Лерисах, которая, как оказалось, создала постоянный канал подпитки меня любимого, по которому теперь ко мне шел мощный поток жизненных сил. Но я не в обиде - мысленно показал ей язык и пригласил зайти на огонек. Но только вместе с ее послушником! Та, конечно, принялась возмущаться, что никакой он не ее, но кто б ей поверил?
  Вскоре у меня появилась компания - почти одновременно вернулись парни и все дружно обал... то есть, изумились от факта лицезрения меня, живого, в сознании и на двух ногах, да так, что до синяков себя защипали, пытаясь убедиться, что Ярос на кухне настоящий, а не является галлюцинацией вследствие обильных алкогольных возлияний.
  Потом, когда шок от моего появления прошел, оказалось, что они тоже голодные, так что пришлось отдать оставшуюся часть окорока им, а самому довольствоваться супом, что тоже неплохо. О, на подоконнике стоит ваза с фруктами, а в ближайшем к окну шкафу есть пара упаковок печенья... Хм, если я и ими не наемся, то, боюсь, и диетическим кошачьим кормом не побрезгую - купили Лотя с Эми большой пакет, когда решили котика на диету посадить. Правда, так и не открыли по причине упорного нежелания Фыра худеть, хе-хе. Впрочем, надеюсь, до кошачьего корма все-таки не дойдет.
  Потом пришли девочки и Фыр, и холодильный ларь в доме Ансельма опустел окончательно. Надо бы отправить Иранэля за продуктами, когда тот придет в 'Дух из реторты' - раз уж дедуля отдал мне его в пользование, то и пользоваться надо по полной. А вот, кажется, и он...
  Реакция на мое явление была разной. Радостная ирония Кейна и Арза ('О, Котяра вернулся! Ты надолго? Побухать успеем али как, снова в серую шкурку?' И медвежьи объятия, и мощные хлопки по плечам, от которых я чуть снова в кому не впал). Щенячий восторг Эми и настойчивые попытки немедленно сдать меня мэтру Майнэсу для обследования и исследований ('Дядя Ярос!!! Ты как в сознание пришел?! И как сам передвигаешься?! Да еще и ешь то, от чего у тебя заворот кишок непременно случится!!! Срочно в лекарню!!!). Тихая искренняя радость Ансельма ('Ну, благодарение богам, перестал лежать колодой! А к себе когда вернешься? И жену забрать не забудь!'). Ошалелое недоумение Лоти, которая при виде меня лишь рот раскрыла, силясь что-то сказать, да так и осталась сидеть, сверля меня взглядом (пришлось ей чудом уцелевшее яблоко отдать, чтобы делом занялась, пока в себя приходит, и с таким глупым видом не сидела). Благосклонная радость Фыркиса, который с порога запрыгнул мне на колени, умильно глядел в глаза и громко мурлыкал, потираясь головой о ладони - те, видимо, так вкусно пахли мясом, что кошак полюбил меня с первого взгляда, и я скормил-таки серому поганцу последний кусок окорока. Кислое выражение на лице Иранэля - он, конечно, промолчал, но его 'счастье' при виде поистине воскресшего из мертвых княжича и так считывалось на раз. Вроде все в сборе, все, кроме начальника мерисской гвардии и Лоти, утолили голод (первому уже ничего не досталось, а второй при виде моей скромной персоны даже яблоко в горло не полезло), можно начинать мозговой штурм. Итак, с кого бы мне начать?
  Начать я решил с Иранэля - попросил его за продуктами на рынок сходить, Эми отрядил ему в помощь, шепнув последней, чтобы не стеснялась использовать бритоголового как тягловую силу и кошелек в одном лице. И чтобы очень внимательно приглядывалась к нему - с кем здоровается, разговаривает, переглядывается, куда пойдет... Короче, Эминара девушка умная, сама разберется.
  Потом я спровадил парней в гостиную, шепнув по секрету, что у Ансельма под диванной подушкой бутылка виноградной настойки заныкана. Правда, не стал уточнять, что в той бутылке миллилитров триста от силы, что на троих взрослых мужиков - так, горло промочить. Напиваться им сегодня нельзя, им еще вместе со мной план придумывать о том, как и Ири жизнь сохранить, и от призрака Наргонту избавить, предварительно заставив его вывести нас на его хозяина, а потом его еще и в жизнь притворять.
  А уж как звонко Ансельм себя по лбу хлопнул и громко заявил, что просто забыл о захоронке... Ну-ну! Впрочем, действительно мог забыть, учитывая, сколько они вчера и позавчера выпили.
  - Зеленое тебе не идет, - с ехидной ухмылкой сообщил Арз, покоившись на надетую мной рубашку. - От него ты еще бледнее, и кажется, будто снова сейчас в кому впадешь.
  - Вообще-то это твоя рубашка, - не удержался я от ответной шпильки. - Извини, пришлось позаимствовать твою одежду, но больше ничья мне сейчас не подошла бы.
  Действительно, собственный гардеробчик далековато, сбегать за ним к себе домой у меня не было возможности, да и висели бы на мне собственные вещи, как на вешалке. А из одежды мощного Кейна или раздобревшего на спокойной жизни Ансельма я и вовсе вывалился бы. Методом исключения остались только вещи тонкокостного Арзабаля. Ну, не у девчонок же мне одежду заимствовать! Хорош бы я был - охотник на призраков в брючках в облипочку и кружевной блузке в горошек! Вся нежить в округе со смеху бы второй смертью померла!
  Арз хихикнул, видимо, подумал о том же.
  - Я не расстроюсь, если ты ее испортишь, - ухмыльнулся ритуалист. - Мне зеленый тоже не к лицу.
  Ну да, с его-то серой кожей только зеленое и носить, чтобы на мертвяка восставшего походить.
  - Не с нашей жизнью о сохранности тряпья заботиться, - только и усмехнулся в ответ я, подавив желание спросить, как эта кошмарная тряпка оказалась в его гардеробе.
  Я, собственно, потому ее и выбрал, что, случись какая неприятность, выбросить будет не жалко.
  Оставшись один на один с Лотей (кошак, вольготно развалившийся у меня на коленях, не в счет), я попросил ее дать мне взглянуть на нарисованную ей таблицу, а заодно поделиться выводами, которые она сделала, изучая досье погибших эльфов.
  - Но я же рассказала все тебе... э-м-м... то есть, Фыру, - выдавила из себя женушка, наблюдая за мной столь неотрывно, что я ощутил себя слегка... неуютно. - Ты разве не слушал через него? Ты ведь всегда так делаешь...
  Да уж, если за тобой начинает пристально следить девушка, которая в любой момент может перекинуться в здоровенную хищную зверюгу, очень голодную к тому же, так как она не обедала толком, то поневоле занервничаешь.
  - Слушал, - нашел я выход из положения. - Но только на слух, не видя твоей таблицы, не очень-то понял. Плюс параллельно занимался приведением себя в порядок, чтобы не стыдно было за общий стол сесть. Да и состояние было так себе. Так что извини, пропустил почти все. Повтори, пожалуйста, - и взгляд Фыра, когда тот у меня кусок окорока выпрашивал.
  Лотя вздохнула, но иного повода отвертеться от общения со мной не придумала, так что со вздохом разложила большой лист бумаги, расчерченный на клетки, на столе и взялась за рассказ. Как оказалось, она пыталась найти у всех четырех жертв нечто общее. Правильная инициатива, сам мыслил в том же направлении, правда, только до того момента, пока меня убить не попытались. И вроде бы нашел то, что связывало всех погибших - все они мужчины, мериссцы по подданству, постоянно проживавшие в Мерисском квартале Наргонты. Однако потом погибла Талли, и, как минимум, один пункт из этого списка можно было вычеркнуть. А то и два, если вспомнить, что бывший юрист консульства на деле оказалась глубоко законспирированной подданной Его Величества короля эльфийского. И третий пункт, кстати, тоже, так как следующая жертва призрака точно в Мерисском квартале не проживал. Вот так и начинать все сначала... Хорошо хоть Лотя решила помочь. Может, и заметит что-нибудь, что ускользнуло от моего внимания и от внимания дознавателей, ведущих дела о тех смертях.
  - Лирриан сумел достать копии протоколов осмотра мест преступлений, протоколов вскрытия и допроса семей жертв - сообщил я, передавая ей пухлую папку. - Как - не спрашивай, сам точно не знаю, но, видимо, воспользовался служебным положением.
  - Хочешь, чтобы я посмотрела их? - понятливо осведомилась Лотя.
  Стоило разговору зайти о деле, как ее испуг и зажатость как рукой сняло. А в глазах - азарт гончей, бегущей по следу. Хорошо. Она с интересом за это дело взялась, вот и пусть дальше занимается - если будет при деле, в гущу событий не полезет. Да и общаться со мной нормально сможет. Эх, и где ж тот азарт раньше был? Видимо, используя дознавательскую терминологию, жена у меня скорее кабинетный аналитик, нежели оперативник, работающий в 'поле'. И талантам ее нужно искать соответствующее применение. Вот, например, как сейчас.
  - Хочу, - кивнул я. - Может, увидишь, что другие пропустили.
  - Хорошо, - не стала спорить она.
  И, помедлив, добавила:
  - Я тут пока шла сюда, вдруг подумала: все жертвы погибли в ночное время и на улицах, не дома и не в помещении...
  И замолкла, постукивая себя пальцем по губам. Явно что-то обдумывает.
  - Так и есть, - подтвердил я. - На улице, в промежутке с одиннадцати вечера до пяти утра. И что из этого следует?
  Лотя побарабанила пальцами по столу.
  - Как бы сформулировать покороче... В общем, двое убитых - эльфы семейные, прочно женатые и с детьми. Так вот, что эти двое делали ночью на улице, да еще и в одиночестве? Ладно тот, что холост, и сотрудница консульства, у них семей не было. А те двое... Я подумала, что, может, кто-то выманил их из дома. И этот кто-то вполне мог попасться кому-то на глаза или наследить.
  Я звонко хлопнул себя по лбу. А мысль-то дельная! И почему я сам об этом не подумал?! Наверное, потому что сам никогда не был женат, да и никого из тех, кто в разное время не ответственность за жизнь Яроса Иолатэ, не интересовало, где и с кем я провожу свое время, соответственно, и отчитываться о своем местонахождении я не был обязан. Вот и не пришла мне в голову подобная мысль. А Лоте пришла. Умная она у меня, все-таки.
  - Намек понят! - заверил ее я. - Когда Иранэль вернется, попрошу его сопроводить тебя к семьям жертв, чтобы ты смогла прояснить все, что сочтешь нужным. С тобой их жены вряд ли стали бы разговаривать, а присутствие начальника гвардии князя Мерисского развяжет им язык.
  Лотя кивнула, машинально потирая руки.
  - Понимаю, ты вести расследование не планировала, - мягко произнес я, внимательно глядя на жену. - Но сейчас мне не обойтись без твоей помощи.
  И тут она меня удивила:
  - Да ладно, чего уж там. Я и сама рада прежнюю жизнь вспомнить, тем более, есть куда приложить опыт и навыки, - и осеклась, поняв, что сболтнула лишнее.
  Я во все глаза уставился на нее. А та, опустив голову, задумчиво водила пальцем по столешнице и смотрела куда угодно, только не в мою сторону, так что понять по выражению лица шутит она или говорит всерьез, я не мог. Если всерьез, то либо она соврала, что ничего о себе не помнит, либо память потихоньку возвращается, либо... А любопытные у нее опыт и навыки! Не очень-то характерные для семнадцатилетней девчонки! У Тар-Граорров набралась или еще где? Что-то я сомневаюсь, что дядюшка Хар малолетку, которую, по его словам, надо в клетке держать, к семейному делу допустил бы. Максимум, отрядил бы в помощники секретарю - чай готовить, раз у Й'егрес к тому талант был. Впрочем, вспоминая историю с его компаньоном, теперь он Лоте даже заваривание чая не доверил бы... Так что навыки по расчерчиванию таблиц-портянок у нее точно не от работы в семейном подряде. А откуда тогда? В школе научили? Сомнительно что-то...
  Или все-таки третий вариант? Как бы невероятно не звучало предположение о том, что в теле Й'егрес Тар-Граорр каким-то образом оказалась душа другого индивида, сбрасывать его со счетов не стоит. Есть в истории описания подобных случаев. В конце концов, так можно объяснить многие ее странности: и незнание местных реалий, и невесть откуда взявшиеся навыки аналитика, и поведение, слишком осторожное и благоразумное для юной оборотницы, спокойствие, с которым она носит скромную, без ярких вызывающих деталей одежду, и лексикон, кстати, тоже, и пропавшее умение заваривать чай... И потеря памяти о жизни души-предшественницы тоже вполне укладывается в эту картину. Инстинкт преклонения перед вожаком... Ну, это, наверное, общее для всех оборотней. До сведений о расе, в целом, руки у меня пока еще не дошли, к сожалению... Да и вообще, образец поведения семнадцатилетней пигалицы у меня есть - вон, всплывает периодически ехидным голоском в голове и городит всякую чушь. Это я про Леру. И, в свете догадке о замене душ мне понятен интерес перводемоницы и к восстановлению доброго имени Й'егрес Тар-Граорр, и к судьбе леди Иолатэ...
  - Ярос, а ты к нам надолго? - помолчав, осведомилась женушка.
  - В смысле? - поглощенный размышлениями относительно происхождения ее аналитических навыков, я не уловил сути вопроса.
  - Неправильно выразилась... Я хотела узнать... Храрг, сложно-то как все! В общем, в прошлый раз ты вышел из комы всего на пару часов, потом вновь туда вернулся. А сейчас?
  - Сейчас задержусь подольше, - миролюбиво улыбнулся я, изо всех сил сдерживая рвущееся на язык: 'Что, не терпится от меня избавиться?'. - На несколько дней. Потом опять... Дел много, Лоть. Призрака упокоить, хозяина его найти и Иранэлю сдать, потом с твоими родственниками разобраться. Здесь личное присутствие требуется, а не действия через мяукающего посредника.
  Та кивнула, признавая мою правоту.
  - Надеюсь, ты за всеми этими делами успеешь поведать мне, как я, сама не ведая, стала твоей женой? И что вообще происходит? Ты то в коме, то вышел, но через несколько дней опять туда собираешься... Я ничего не понимаю!
  Она, наконец, оторвала взгляд от столешницы и посмотрела на меня тяжелым изучающим взглядом - точно, храргот из засады за жертвой следит. Пугать меня, что ли, вздумала? Так это зря, жертва жертве рознь. Иногда такие попадаются, что с ними врагов не надо. Или...
  Вот я дурак!!! Снизошедшее на меня откровение было сродни ударом молотка по черепушке. Она же сама боится, вот и нервничает! Мало того, что не поняла, как замужем оказалось, так еще неизвестно, как с мужем себя вести - она ж его вообще не знает! Общение с Фыром не в счет. А вдруг он исполнения супружеского долга прямо сейчас потребует? Или еще чего-нибудь... эдакого? И как-то запоздало в мою черепушку поскреблась запоздалая мысль, что я, вместо того, чтобы объяснить ей, как обстоят дела, отчего-то играю в молчанку и опасаюсь за сохранность собственной шкурки. А еще юрист с десятилетним стажем, Храрга пинком через коромысло!
  - Лоть, если выкрою во всем этом бедламе хоть полчаса, то обязательно расскажу, как было дело, - пообещал я, стерев с лица все намеки на улыбку. - А пока скажу одно: брак - это, прежде всего, совместное противостояние супругов жизненным трудностям. Трудностей у нас, сама знаешь, немало, и боремся мы с ними плечом к плечу, и без помощи друг друга нам не обойтись. Это я к тому, что брак у нас хоть и фиктивный, но в чем-то и настоящий, да?
  Н-да, путано получилось. Но основную мысль Лотя вроде бы поняла, расслабилась, и взгляд ее смягчился. Еще чуть-чуть, и улыбаться начнет.
  - Что за бедлам намечается? - Лотя, едва успокоившись, занервничала вновь. - Это связано с призраком?
  - Еще как связано, - невесело усмехнулся я. - Сегодня ночью будем его ловить и заставлять вывести на хозяина. А до того надо обсудить с парнями подробности операции и все подготовить. Так что у меня сегодня много работы.
  - Я буду тебе нужна? - осведомилась она.
  Подумав, я заверил ее, что мы с парнями справимся своими силами.
  - Но таблицу по погибшим, пожалуй, надо доделать. Вдруг пригодится.
  Лотя напомнила мне, что уже согласилась довести анализ досье погибших до конца. А потом сказала, что до возвращения Иранэля хочет просмотреть принесенные Лиром документы и так, чтобы ей никто не мешал. Я не возражал, только извинился за то, что ей на обед ничего, кроме яблока не досталось, после чего подхватил на руки Фыра и отправился в гостиную.
  За неполные два часа, что Иранэль и Эми потратили на приобретение продуктов, я успел рассказать парням о новом повороте, которое приняло 'дело призрачной трегни', объяснить, как и зачем я вышел из комы и какого демона не договорился с 'той фигуристой девахой' на более длительный срок, чтобы и расследования до конца довести, и с друзьями успеть пообщаться. А заодно узнать, как Арз сходил в городской архив.
  - Да почти никак, - поведал ритуалист, что-то чиркая в своем блокноте. - Давно это было, письменных источников не сохранилось - сгорели в пожаре семисотлетней давности, соответственно, узнать, что за трегни-белошвейка жила в одном из поселков, из которых потом Наргонта выросла, что стало с ней и ее семьей, возможным не представляется.
  Н-да, это плохо, хоть и вполне ожидаемо. Впрочем, отсутствие результата - тоже результат.
  - Может, просто архивариусу искать было лень? - больше для проформы осведомился я, не особо надеясь на положительный ответ.
  Арз снисходительно посмотрел на меня, качая головой.
  - Котяра, ты всерьез думаешь, будто я не способен заставить бегать работников архива? Только им и бегать особо не пришлось. Парень-архивариус вспомнил, что у них уже был подобный запрос в январе этого года, даже в журнале запросов строку нашел.
  - Кто?! - я так и подлетел над диванной.
  - Увы, это только по официальному запросу, - поскучнел храгын.
  Я тоже поскучнел... сначала. А потом с недоверием посмотрел на Арзабаля.
  - А неофициально? Неужто ты, целый майор вооруженных сил, сын негласного хозяина части Аргеля и самый дотошный из всех известных мне ритуалист, довольствовался фразой 'по официальному запросу' и ушел просто так?
  Арз хитро прищурился.
  - Официально - я так и сделал. Неофициально... Архивариус даже не заметил, - храгын жестом фокусника извлек из кармана брюк клочок бумаги и протянул мне. - Кстати, ритуалисты, не отличающиеся дотошностью и педантичностью, долго не живут. И неловкие тоже.
  Я развернул бумажонку, оказавшуюся квитком из прачечной, прочел имя и фамилию лица, интересовавшегося событиями, без малого, тысячелетней давности и задумался. Вот, значит, как... Знаком с ним, хоть и шапочно, на уровне 'здравствуй - до свидания'. Откуда у сего субъекта интерес к истории доимперского периода, не связанной с эльфами? И, главное, что это нам дает? Я пока не знаю. Однако, думаю, Иранэля тоже стоит просветить на этот счет. Или лучше сразу деда - и пусть уже у него голова болит о том, кого из подчиненных ставить в известность относительно этого? Или... не знаю, слишком мало фактов, слишком много предположений.
  Я задумчиво постучал пальцами по колену и продолжил бы стучать дальше, если б кот, решив, что я с ним играю, не бросился на мою руку всей своей зубасто-когтистой десятикилограммовой тушкой. Ай, больно! Я кое-как отобрал исцарапанную руку у хвостатого охотника.
  - Что, покушение на хозяина? - хмуро осведомился я у Фыра, сверля кота взглядом.
  Серый поганец, однако, на меня только фыркнул, после чего очень внимательно уставился на мою руку. Вот ведь... Это я на него так повлиял, или этот котяра сам по себе такой? Ладно уж, сделаю бантик на веревочке и поиграю с питомцем, если время будет.
  - Отвлекись от собрата, друг мой остроухий, - ехидно пропел Арзабаль, наблюдая эту возню. - И послушай, шо один мудрый храгын имеет тебе сказать за дела давно минувших ней.
  Я невольно вздрогнул и вытаращился на него. Господин Торрик-то с чего в манере князя Изялиниэля заговорил?! Он же с дедом не знаком, это точно...
  - Так вот, сведений о трегни-белошвейке я не нашел, - ухмыльнулся Арз, наслаждаясь произведенным эффектом. - Зато разузнал кое-что о жившем здесь маге. Сведения об одаренных, видишь ли, включались сразу в несколько письменных источников, один из которых проходил по военному ведомству, потому и сохранился... И не делай круглые глаза, Яр! Ты и сам порой начинаешь так говорить.
  Я вскинул брови. Что, правда? Слаженные кивки друзей послужили подтверждением того.
  - Котяра, это бесит, - констатировал Лирриан. - Правда что ли, что сам не осознаешь? Тебе надо меньше с дедулей общаться.
  - И как же? - вздохнул я.
  - Ты ж у нас умный, - подполковник нагло осклабился. - Сам придумай.
  - Придумаю, - фыркнул я. - А ты уже придумал, куда будущую жену на первое свидание поведешь?
  Лир открыл, было, рот, намереваясь достойно ответить, однако тут самым бесцеремонным образом вмешался Арз:
  - Ребят, про баб потом потреплетесь, а сейчас давайте к делу!
  Мы с подполковником сделали вид, будто нам стыдно, хором извинились и попросили его продолжить. Ритуалист скептически хмыкнул, выражая свое отношение к нашему раскаянию, однако заострять на том внимание не стал и вновь завел рассказ о событиях последних дней жизни призрачной убийцы.
  - Мне удалось навести справки о маге, жившем в этих местах в интересующий нас отрезок времени. Действительно, был маг, единственный на несколько миль в округе, жил в башне чуть в стороне от поселков. Жугерн по имени Хуг Ахвоос, специализация - погодник, дата рождения неизвестна. После того, как территорию будущей Наргонты включили в состав будущей империи, он еще почти десять лет прослужил захватчикам - до самой своей смерти. Умер, кстати, от разрушения печени, вызванного неуемной любовью к спиртному.
  Арз замолчал, мелкими глотками потягивая воду из стакана.
  - Какой необычный жугерн! - хмыкнул Лир. - Они обычно кушать любят, а не пить... Вот и лопают все время.
  - Редкий организм с такой 'диетой' справится, - подал голос Ансельм. - Но соглашусь: пьянство абсолютно не в стиле жугернов. У них ферменты какие-то отсутствуют, разлагающие алкоголь, так что пьянство убивает их гораздо быстрее, чем представителей иных рас.
  А я, признаться, решил, что алхимик спит...
  - Да и воздействие выпивки на них в разы разрушительнее, чем на иные расы, - подавив зевок, продолжил Ансельм. - И отходняк в разы сильнее. Я ж, пока учился, в общаге магуниверовской жил, так моим соседом по комнате как раз жугерн был, так что я знаю, о чем говорю.
  Хм, спившийся маг-жугерн... С чего вдруг? Из любви к спиртному? Ой, вряд ли. Для того, чтобы сознательно травить себя, нужен веский повод. Вопрос лишь в том, могла бы служить таковым невозможность выполнить свои обязанности по договору с несчастной трегни? Или же дело в том, что он и не собирался их выполнять, а также приложил руку к безвременной кончине заказчицы? Теперь уже не узнать, даже дух вызывать бессмысленно - душа ушла на перерождение, а если и осталось от нее что-то в мире живых, уже наверняка развеялось.
  Погодник... Как-то не вяжется сия специализация с условиями договора: служение, пожизненное и посмертное, в обмен на духа-защитника для каждого члена семьи той трегни... Духи-защитники - это, скорей, ритуалистика, причем тот ее раздел, что, по сути, является некромантией (ну, или некромагией - от того, как называть этот раздел магии, смысл не изменится). Или, если 'духи-защитники' на деле оказались демонами или ангелами, то маг, с которым заключила договор трегни, ныне ставшая призраком, вполне может оказаться и жрецом. Конечно, бывают случаи, когда маг имеет две или более специализации, но они, как правило, близки по сути своей или хотя бы сходны - например, я, стихийник, имею специализации мага-воздушника и мага-огневика. А тут...
  Маг-подгодник нацелен прежде всего на восприятие окружающего мира, улавливание происходящих там процессов вплоть до тончайших их нюансов (процессы эти непрерывные, факторов, на них влияющих, полно, а нюансов - и того больше, так что нет ничего удивительного в том, что погодники часто ошибаются). При этом влияние на него он осуществляет по минимуму, только при крайней необходимости и с величайшей осторожностью. Вроде бы сродни и ритуалистам, и жрецам, однако не все так просто. У первых специализация не позволяет временем и вниманием разбрасываться, ибо, перефразируя Арзабаля, торопливые, невнимательные и ленивые ритуалисты долго не живут, да и по-настоящему серьезная ритуалистика, к коей относится и некромантия, и, в частности, защитники из мира мертвых - это не хобби, не левый приработок, это призвание. А вот жрецы, хоть и нацелены на восприятие, но у них оно является более узконаправленным по сравнению с погодниками, да и в происходящее вокруг они вмешиваются куда как активнее, правда, только в рамках воли божества, которому служат, и установленных им же правил.
  А вывод из всех этих рассуждений такой: вряд ли неведомому Хугу Ахвоосу было под силу спасти семью трегни, равно как и поставить ее дух служить себе после смерти. Да и, помнится, призрак говорил, что принес клятву безграничного служения... Что-то я склоняюсь к тому, что безымянная трегни заключала сделку не с жугерном-погодником, а с кем-то другим.
  Это умозаключение я и изложил парням. А Арз, кстати, его подтвердил - сам пришел к такому же выводу, с тем лишь исключением, что кандидатуру жреца в качестве контрагента для призрака не рассматривал, а только ритуалиста. Такая вот профессиональная деформация.
  - А почему сразу не поделился соображениями? - хмуро поинтересовался я, машинально играя с котом.
  - Хотел убедиться, что мой старый друг еще не утратил способность шевелить мозгами самостоятельно, - хитро прищурился храгын.
  Я вскинул брови, одновременно отбирая у кота руку. Снова укусил, гаденыш! Да еще и рукав рубашки когтем зацепил... Увы, реакция у меня сейчас не та, что до покушения. Очень надеюсь, что это временно, иначе...
  - И как? Доволен?
  Ритуалист лишь сдержанно улыбнулся.
  А я недоумевал, зачем ему понадобилось устраивать мне проверку на сообразительность. Это совсем не в его правилах! Да и... Если майор пограничных войск действующей армии и главмаг третьего заградительного полка, тебе проверку на сообразительность устраивает, поневоле подвох искать будешь.
  Впрочем, сейчас не о том речь. Да и вид у Арза все еще многозначительный. Что, проверка еще не кончилась?
  - Это все? - осведомился я, сверля храгына взглядом.
  - Почти, - сообщил тот с непроницаемым видом. - Еще мне удалось узнать, что у Хуга Ахвооса ученик был, эльфеныш, сгинул в военном лихолетье. Сведений о нем почти нет, да и тех крупиц, записанных со слов переживших нашествие армии Миаствера, не сохранилось бы, если б по прошествии нескольких лет после того, как территорию будущей Наргонты присоединили к империи, туда не заявились эльфийские рейнджеры в поисках того самого ученика. Оказалось, в Великом лесу его разыскивают за то, что учинил какую-то магическую пакость местной шишке, причем именно посредством заклятия с элементами некромагии.
  Я подпрыгнул в кресле, неловко задев хвост Фыра, отчего вновь оказался укушен, поцарапан и обложен витиеватым кошачьим ругательством, после чего кошак, обидевшись, перебрался на спинку кресла и уже оттуда ловил меня за стянутые в хвост волосы. Обида обидой, а играть ему хотелось.
  - Думаю, у жугерна он не столько обучался, сколько прятался от возмездия, - озвучил я очередное свое умозаключение. - Действительно, чему погодник может научить ритуалиста? Да ничему. А нам знание о нем дает с право предположить: хозяин призрака, являясь потомком того ученика, может быть эльфом, полуэльфом, эльфом-квартероном или же иметь предка-эльфа. Негусто, но позволяет хоть как-то очертить круг подозреваемых.
  - И внести уточняющий элемент в заклятие, сплетенное посредством ритуала, - добавил Арз, несколько раз беззвучно хлопнув в ладоши. - Молодец, Котяра, не разочаровал!
  Котяра... Прилипло прозвище-то.
  - А еще ваш подозреваемый должен быть магом, - подал голос Лир. - И храргово хорошим магом. Как бы он иначе метки жертвам ставил и водную защиту на призрака повесил?
  Арз кивнул, подтверждая правоту подполковника, и снова увлеченно зачиркал в блокноте.
  - По оборотням есть что? - запоздало спохватился я.
  Храрг! Если дать ему с головой погрузится в расчеты, Арз может и вовсе перестать реагировать на внешние раздражители, а мне ведь еще и на завтра дела планировать.
  - Расслабься, Котяра, - усмехнулся Лир. - Все есть, вон, в папке на подоконнике лежит.
  Бросив взгляд в указанную сторону, я действительно заметил такую пухлую папку, что невольно присвистнул.
  - Это только по интересующим меня кланам или и по оборотням в целом?
  - В целом, - ухмылка подполковника стала совсем уж глумливой. - Сам подумай, откуда бы в архиве взяться сведениям о текущих делах кланов? А вот в Тайной страже...
  Подполковник запустил руку под стол, вытащил оттуда внушительного вида коробку и с довольным видом плюхнул ее на журнальный столик прямо передо мной. Столик покачнулся и жалобно скрипнул, а я присвистнул вторично, только теперь я едва сдержался, чтобы не выругаться. Впрочем, тут же вспомнил про оборотницу с аналитическими способностями, мысленно порадовался, что мне не придется просматривать все эти бумаги в одиночку и успокоился.
  - Знаешь, не стоит распыляться, - посоветовал мне Лир, по-своему трактуя мое молчание. - Сначала с призраком разберемся, потом в бой за честь своей благоверной кинешься. Честь подождет, призрак - нет.
  Я кивнул, признав его правоту, и попросил убрать коробку обратно под стол, чтобы ее вид перестал действовать мне на нервы.
  - У тебя, кстати, есть что-нибудь по призраку, ее родственникам или магу?
  - Меня с этим вопросом в архив послали, - Лир веселился вовсю. - Ну, то есть, к Арзу. Не держат тайнюки настолько древних сведений, все через положенный по инструкции срок в архив отправляют.
  - Жаль, - вздохнул я, исподлобья разглядывая довольную физиономию друга. - Но это уже не имеет значения.
  А вот свербящее желание заставить подполковника Мрракса обрести более серьезный вид я игнорировать не стал, и в качестве маленькой мести спросил:
  - Ты лучше скажи, с чего довольный такой? Неужели с Анилл сладилось? На правах свата требую подробностей!
  И, видя, как ухмылка стекает с его лица, уступая место... смущению?! Глаза меня не обманывают? Ох, ничего себе резвые!
  - Да ладно?! - Ансельм от любопытства даже смертельную усталость перестал изображать и резко выпрямился. - И как?
  - Что, прямо в экспертном управлении, на ее рабочем месте, среди бумаг и вещдоков, плюнув на должностную инструкцию и трудовую дисциплину? - настал мой черед подтрунивать над подполковником. - Или хотя бы обеденного перерыва дождались? Хотя, в случае невесты пропустить обед просто преступно!
  Лир сидел пунцовый, то и дело открывая рот с явным намерением осадить меня, однако подходящие слова так и не были произнесены.
  - И кто после этого кобель и котяра?! - я, наслаждаясь происходящим, патетически закатил глаза и прикрыл лицо рукой.
  - Яр, заткни фонтан, а! - подполковник, наконец, пришел в себя. - Или я тебя сам заткну!
  Эк его проняло-то!
  - Ну вот! - с притворным разочарованием протянул я. - Даже о нравах современных посокрушаться не дают, расправой угрожают... Но ладно ты! А Анилл-то, Анилл! Она показалась мне серьезной, ответственной молодой женщиной строгих моральных принципов...
  - Яр!!! - громыхнул подполковник, наконец, совладав с собой.
  - Тридцать девять лет Яр, - с ехидной усмешкой ответил я. - Ты давай, выкладывай, пока Иранэль не вернулся, а то мы с Ансельмом из любопытства, подогреваемого твоей довольной рожей и загадочным молчанием, сейчас Храрг-знает-что надумаем.
  Подполковник смерил взглядом меня, потом Ансельма, шумно выдохнул, ругнулся и начал рассказ, и которого стало ясно, что с потенциальной невестой он встретился, поговорил, угостил обедом в ближайшем трактире, и даже букет цветов ей купил. И не было у них ничего такого, что мы своей извращенной фантазией надумали! Мы с Ансельмом с понимающими улыбками переглянулись. Ну-ну... Не было ничего, ага! Слишком уж он довольный для 'ничего не было'!
  Лирриан, видя это, только выматерился, после чего сурово и тяжеловесно, будто своим подчиненным разнос устраивал, припечатал:
  - У нас с ней ничего не было!
  Мы закивали, делая вид, что поверили. Подполковник тяжело вздохнул.
  - Ну, правда, мужики, не было! Что уж я, совсем что ли... Имею ведь понимание-то...
  И замолчал, будто не желая сболтнуть лишнего.
  - Но? - я подался вперед, заинтригованный донельзя.
  Рядом так же заерзал Ансельм. Лир еще раз, потом, махнув рукой, раскололся:
  - Но задавала такие вопросы, что, по моим ощущениям, у меня с ней точно что-то было.
  Вот это поворот! Тут навострил уши даже Арз, до того полностью погруженный в свои вычисления.
  - П-подробности! - выпалил алхимик, вперив в подполковника взгляд абсолютно круглых глаз.
  - Присоединяюсь к озвученному требованию! - вторил ему я.
  Арзабаль поддержал нас активным киванием. Кажется, даже Лотя высунулась из кухни.
  Лир только открыл рот, намереваясь то ли пересказать нам разговор с Анилл, то ли послать всех к демонам, однако в этот момент вернулись Иранэль и Эми, следом за которыми в дом Ансельма ввалились трое мерисских гвардейцев, нагруженные сумками - ушлый начальник гвардии не пожелал сам тащить продукты, подчиненных подключил. И заинтересовавшие нас вопросы Анилл как-то сами собой отошли на задний план. Но пусть Лир не думает, что легко отделался, я обязательно вернусь к этой теме!
  
  Глава 11. 16 июня, ближе к вечеру.
  
  Ярос
  
  Я тут же зазвал Иранэля в дальний угол гостиной и негромко, чтобы никто, кроме него и парней не слышал, поведал ему о призраке-убийце, о том, что нам удалось узнать о нем, а под конец сообщил, что из достоверного источника мне стало известно, что Иранэль назначен следующей жертвой подневольной нежити.
  Начальник гвардии Мерисса если и удивился или испугался, то виду не подал, лишь плечами пожал, да с бесстрастием, достойным матерого цепного волкодава, поинтересовался достоверностью источника. Пришлось сослаться на Леру, которая оказала мне посильную помощь в поиске потенциальных жертв призрака. Хорошо хоть, Иранэль знал об убийствах в Мерисском квартале, иначе введение в курс дела могло бы затянуться.
   Иранэль только кивнул - с указанной перводемоницей он уже имел счастье сталкиваться по ходу разруливания 'одной внештатной ситуации'. А мне вдруг стало крайне любопытно, что за внештатная ситуация имела место в княжестве, раз бравым гвардейцам, на минуточку - эльфам, которым по факту рождения предписано поклоняться Великому Лесу и светлой Лерианимели, пришлось звать на помощь перводемона темной (!) богини. Однако учинять допрос начальнику гвардии я пока не стал - времени нет.
  - Ты хочешь, чтобы я стал приманкой для призрака? - прямо спросил Иранэль, когда я закончил свой рассказ.
  - Да, хочу, - не стал юлить я. - Боюсь, иного выхода у меня нет. И у тебя тоже, так как призрак вряд ли оставит тебя в покое, пока на тебе метка.
  Иранэль лишь скупо кивнул.
  - Думаешь поймать его?
  Я покачал головой.
  - Не только. Я хочу заставить его вывести нас на его хозяина.
  И, подумав, добавил:
  - С помощью парней я мог развоплотить призрака раньше, но решил подождать. Потому что он, вернее, она - лишь орудие. Лишившись его, хозяин придумал бы что-нибудь другое. Так что я решил, что лучше зло известное, чем неизвестное.
  Иранэль, продолжая изображать бесстрастие, дал согласие на участие в операции, однако с тем условием, что он примет участие в ее разработке и подготовке.
  - Я предпочел бы сам держать руку на пульсе и контролировать процесс, - он вдруг с чего-то решил пояснить свое решение, выдавая охватившую его легкую нервозность потиранием бритого затылка. - В конце концов, собственной шкурой рискую.
  Я кивнул.
  - Твой опыт, несомненно будет полезен нам, - краем глаза я заметил, как из кухни в прихожую метнулась Лотя, схватила с вешалки для одежды свою сумку и принялась копаться в ней так увлеченно, будто клад искала. С чего бы? - Только сначала тебе придется рассказать нам, в том числе и леди Иолатэ, что ты делал в последние сутки. Вдруг поможет в расследовании?
  Иранэль, помедлив, кивнул. Он проследил мой взгляд, отреагировал на энтузиазм леди Иолатэ в деле археологических раскопок в собственной сумочки едва заметным поднятием брови, после чего со вздохом решился:
  - Давай, чего уж там... Раньше сядешь - раньше выйдешь, как Пресветлый говорит.
  Я выскользнул из гостиной и, лавируя между топтавшимися на кухне подчиненными Иранэля, которые под руководством хозяина лавки разбирали и раскладывали покупки, подошел к жене. Та, сосредоточенно нахмурившись, осторожно, двумя пальцами держала в руке какой-то смятый клочок бумаги и беззвучно шевелила губами, будто проговаривая про себя... что? Неужели у нее появилась версия? Скосив глаза на лежащий рядом на тумбочке лист бумаги, я понял, что это копия протокола осмотра места преступления, судя по дате, составленный на месте обнаружения первой жертвы призрака. Что же в нем так заинтересовало мою жену? И что она искала в сумочке?
  - Лоть, пойдем, - я осторожно забрал сумочку из ее рук и взял жену под локоть. - Допросим почти жертву и без пяти минут свидетеля. Когда еще такая возможность представиться?
  Лотя покивала с отсутствующим видом, однако не сдвинулась с места. Мне пришлось повторить вопрос погромче и слегка потянуть ее в сторону гостиной, прежде чем до нее дошел смысл сказанного.
  - У меня есть предположение насчет того, что объединяет всех жертв, - шепотом произнесла она, задумчиво глядя на меня. - Оно подтверждается, как минимум, в одном случае. Но, думаю, семейная ситуация второй жертвы тоже позволяет предположить нечто подобное...
  И снова ушла в себя.
  - Ло-о-отя, - протянул я, помахав ладонью у нее перед лицом. - Пятая Жертва ждет. У тебя есть возможность получить ответы на свои вопросы из первых уст. Пойдем!
  Леди Иолатэ, рассеянно кивнув, позволила увести себя в гостиную, правда, с полпути вернулась за своей портянкой, несколько увеличившейся в размерах, и карандашом. Я не возражал, хоть мне самому не терпелось вытрясти из Иранэля интересующие меня сведения и перейти к обсуждению плана избавления Наргонты от призрака и его хозяина. Ну, или хозяйки.
  Так или иначе, все мы - Лотя, Лир, Арз, Иранэль, и я - устроились в гостиной вокруг журнального столика (Ансельм предпочел лично руководить процессом раскладывания продуктов питания), и начальник гвардии Мерисса коротко поведал о том, чем занимался в прошедшие сутки.
  Как оказалось, сутки его прошли, как обычно - Мерисс, казармы, доклад у князя, обучение, тренировки, короткий отдых и снова все по тому же кругу, так как никаких поездок пресветлого за пределы княжества в обозримом будущем не намечалось. Вернее, прошли бы, если б не случилась загадочная 'внештатная ситуация'. В чем именно она заключалась, Иранэль, как мы его не пытали, говорить отказывался, ссылаясь на интересы княжества и прямой приказ Пресветлого Изялиниэля, и активно убеждая всех нас, что она-то точно к делу не относится.
  Правда, бритоголовый посетовал, что, пока все носились с этой 'внештатной ситуацией', любимый песик леди Эллидрейн - она сейчас как раз гостит у отца - умудрился найти и сожрать какую-то дрянь, отчего шавке стало так плохо, что точно издохла бы. И, надо сказать, Иранэль сам втайне мечтал о таком исходе, потому что псинка обладала отвратным внешним видом, мерзким характером, сварливым нравом, способностью оказываться в самых неожиданных местах, где ее точно быть не могло, а также тем, что средняя дочь князя донельзя обожает собаку. Да еще и князь, изрядно разозленный неспособностью гвардейцев отыскать пропавшего Яроса, именно начальнику гвардии и его заместителю поручил присматривать за шавкой. И - не уследили, отвлеклись на более важное дело - ту самую внештатную ситуацию, в результате которой Иранэль имел счастье познакомиться с перводемоницей Иннерлии, узнать от нее, что случилось с княжьим внуком, и, отвлекая ее внимание, позволил князю спокойно покопаться в ее голове. Лерисах и не заметила ничего!
  Конечно, по итогам той встречи пресветлый Изялиниэль все простил проштрафившимся подчиненным. Однако леди Эллидрейн, обнаружив полудохлого песика, оставшегося без присмотра гвардейских шишек, подняла такой крик, что князь Мерисский, едва сдерживаясь, чтобы не морщиться от омерзения, попросил Иранэля 'таки разобраться в ситуации' и 'хоть перводемоницу опять приглашать, а решить вопрос с шавкой'.
  - Леди Эллидрейн с этой собачонкой, будто с ребенком носится, - фыркнул неестественно словоохотливый Ири, всем своим кислым видом выражая отношение к причуде княжеской дочери. - Таскает везде с собой, тискает, нацеловывает, сынком зовет время от времени... А если с псиной случается что, то полдня в истерике бьется. Представляете, что творилось в княжеском дворце, когда это тявкающее недоразумение едва дух не испустило?
  И внимательно так меня глазами сверлит, отслеживая реакцию. Но мне было не до заскоков родственницы - я с возрастающим интересом наблюдал за Лотей. А посмотреть-то было на что: стоило Иранэлю завести разговор про собаку, она, до того скромно сидевшая в кресле, зажатая, не в силах поднять глаза от своей портянкообразной таблицы, вдруг встрепенулась, всем телом подалась в сторону свидетеля, раздувая тонкие ноздри - один в один гончая, взявшая след, и готовая умереть, но не сойти с него. Глаза горят азартом, пальцы нетерпеливо вертят карандаш, да и вообще видно, что она еле сдерживается, чтобы не поторопить Иранэля, причем самым бесцеремонным образом. Но сдерживается же! Понимает, что так можно пропустить что-то важное. Умница! И очень красивая, кстати - тонки пальцы, изящные запястья, плавная линия шеи, выставленная напоказ собранными в высокий хвост волосами...
  В какой-то момент она перевела взгляд с Иранэля на меня, да так быстро, что я не успел среагировать и отвести свой взгляд от нее. Вопросительно шевельнула бровью, желая знать причину моего повышенного внимания к ее персоне. Едва заметно качаю головой, мол, ничего, не обращай внимания. А сам мысленно стучу себя по лбу. Нечего пялиться на девочку и нервировать ее! Ей еще уйму бумаг перелопатить и проанализировать! Да и вообще... Нечего! Ау, Ярос, сосредоточься на деле! На деле, говорю тебе!!!
  И Иранэль, гад такой, просто-таки глаз с меня не сводит! Да и что отслеживать? Будто я раньше не знал, что леди Эллидрейн, хоть и произвела меня на свет, никаких чувств, кроме отрицательных, к 'ошибке юности' не испытывала! У меня по этому поводу давно все пережито, переосмыслено и отболело, так что зря он сейчас пытается раскачать меня на эмоции. Не очень понимаю, с какой целью, но так и есть. Проверка? Желание уколоть в больное место? Еще что-то? Да Храрга ж пинком через коромысло! Будто мне сейчас больше голову ломать не над чем, кроме как над мотивами начальника гвардии Мерисса!
  Кстати, нет ничего удивительного в том, что ей собака фактически ребенка заменила - больше-то детей у нее не было, хоть она уже и больше тридцати лет замужем за высокопоставленным чиновником из Великого Леса. А ведь хочется, наверняка хочется... Бывает такое с эльфийками, осмелившимися (или имеющими глупость) зачать полукровку. Временное бесплодие называется. Почему? Это лучше выяснять у ритуалистов и целителей, как и тот вопрос, почему срок длительности такого явления строго индивидуален, и, зачастую, исчисляется десятилетиями. И то, что моя биологическая матушка в отсутствии детей избрала объектом для приложения материнского инстинкта собачонку, вполне объяснимо и закономерно.
  Так что я с немым вопросом воззрился на Иранэля, недоуменно заломив бровь и перебирая пальцами шерсть Фыра - серый пушистик снова забрался ко мне на колени. Мол, чего тянешь? Давай ближе к делу, время дорого. Иранэль едва заметно дернул уголком рта, и вернулся к рассказу.
  В общем, пришлось ему хватать мелкую, тощую, покрытую редким сизым пушком тушку, судорожно подергивающуюся, пускающую слюни рекой и жалобно поскуливающую, и, недолго думая, порталом переноситься в Наргонту. Там он быстро нашел ветеринарную клинику с хорошей репутацией, благо, сопровождая князя в деловых и не очень поездках в ближайший к княжеству имперский город, не пренебрегал изучением его плана и инфраструктуры, где и поручил песика заботам профессионалов. Конечно, можно было поискать целителя и в княжестве, однако Иранэль решил, что сегодня с него хватит нервотрепки и истерических завываний княжьей дочери, а охрану Мерисса, его главы и прочих приближенных к нему лиц на двенадцать часов можно оставить и на заместителя. И ночь он провел в номере ближайшей к ветклинике гостиницы.
  А утром отправился за мерзкой животиной, которую, как оказалось, успешно откачали, и теперь тощая, постоянно дрожащая пучеглазая тварь, так и норовящая цапнуть своего спасителя мелкими острыми зубками, сидела у него на руках. Правда, сразу уйти из клиники у него не получилось: пришлось ждать, пока шавке дадут успокоительное (уж больно разошлась, бедолага, при виде Иранэля!), а самому начальнику гвардии - рекомендации по диете и лечению для псинки. Так что в Мерисс он вернулся гораздо позже, чем планировал. Собственно, это послужило одной из причин того, что гвардейцы так позорно опоздали явиться на срочный вызов в консульство. Остальные - затянувшийся доклад деду, возвращение питомца его дочери, неоднократное разъяснение рекомендаций ветеринара, потом выслушивание решения князя о переходе Иранэля в подчинение консулу Иолатэ...
  Н-да, мысленно вздохнул я, сразу видно отношение и к консульству, и ко мне лично. Примерно как у пожарных из анекдота к возгоранию в здании налоговой инспекции.
  - В какую именно клинику Вы отнесли собаку? - Лотя сидела как на иголках и едва дождалась моего кивка в качестве разрешения задавать вопросы.
  Название клиники - 'Помощь для друга' - показалось мне смутно знакомым, Лотя подпрыгнула в кресле и вскинула руку в победном жесте, а Фыр, до того мурлыкавший у меня на коленях, глухо заворчал, вонзая когти мне в бедро. Что? Не понял!
  - Мы туда Фыра на осмотр возили, - пояснила жена. - А еще первая жертва лечила там кота за день до смерти, что подтверждается квитанцией в его кармане, обнаруженной по итогам осмотра тела. И, рискну предположить, остальные жертвы тоже каким-то боком соприкасались с этой клиникой - уже хотя бы на том основании, что у второй жертвы тоже есть ребенок, у которого тоже мог иметься занедуживший питомец, а третья состояла в любовной связи с администратором клиники.
  Настала нам с парнями очередь в креслах подпрыгивать. Есть! Неужели?!
  - Не помните, кто из администраторов работал в тот день, и какой именно ветеринар лечил собаку? - продолжала допытываться женушка.
  Выяснилось, что администратором оказалась курчавая низкорослая храгына со сломанным верхним левым клыком, а вот мерзкую псину пестовал молодой рыжий эльф, судя по выговору и некоторым повадкам, недавно перебравшийся из Великого Леса. Уж не тот ли самый, что осматривал Фыркиса? Неожиданно.
  План действий по подготовке к охоте на призрака и его хозяина начал складываться в моей голове.
  - Лотя, бегом на опрос родственников жертв! - принялся руководить я. - Иранэль, отряди своих людей в сопровождение.
  Моя жена согласно кивнула и, буквально расточая вокруг себя волны боевого, вернее, сыщицкого азарта, принялась аккуратно сворачивать портянку. И такой довольной она выглядела в тот момент, что я всей шерстью, тьфу, кожей почуял неладное и поспешил добавить:
  - В клинику ни ногой! На пятьсот шагов не приближаться! Иранэль, проконтролируй!
  Лотя слегка поскучнела, обиженно фыркнула, но возражений не последовало. Начальник гвардии тоже понятливо кивнул и покосился на составленную Лотей таблицу.
  - Ты не могла бы оставить свою таблицу здесь? - спросил я жену.
  Та, подумав, аккуратно положила ее на стол, после чего, пристально глядя на меня, отчего я вновь подумал о притаившемся в засаде храрготе, отчеканила:
  - За сохранность головой отвечаешь... дорогой!
  И отправилась собираться. А я непроизвольно сглотнул и под понимающие усмешки друзей передвинул сию портянку подальше от заинтересованно поглядывающего на нее кошака - и поближе к Иранэлю, который тут же развернул ее и быстро заскользил глазами по строчкам. Эй, я еще не закончил команды раздавать!
  - Дальше! На тот случай, если Лотина догадка подтвердится, а сегодняшняя охота не даст результатов, нужно как-то изъять журнал посещений в клинике, чтобы посмотреть, на чье дежурство приходились визиты жертв. Или хотя бы потихоньку заглянуть в него.
  Иранэль молча кивнул, постукивая пальцем по губам.
  - Еще неплохо было бы нарыть побольше сведений о сотрудниках 'Помощи для друга'. И понаблюдать за ними.
  Еще один скупой кивок. Все внимание - на таблицу. Ладно, Храрг с ним, с Иранэлем. А нам самое время обсудить предварительный двухступенчатый план поимки хозяина призрака.
  Расследование, определенно, вышло на новый виток. И, кажется, подходило к концу...
  
  Лотя
  
  Покинув дом госпожи Бонавэ, которая сдавала комнату последней жертве призрака, я сообщила сопровождающему, что закончила и пора возвращаться в 'Дух из реторты', и тот быстро поймал экипаж. Дело в том, что довольно ветхий особнячок, спешно переделанный в пансион, находится на изрядном расстоянии от лавки Ансельма. Кстати, расстояние от него до Мерисского консульства, где работала последняя жертва призрака, еще больше, так что я этой Талли даже посочувствовала немного - ей, наверное, приходилось часов в пять утра вставать, чтобы на работу к восьми успеть. Потом, правда, вспомнила нашу с ней единственную встречу, и сочувствие как рукой сняло. Впрочем, мне в любом случае повезло больше, чем ей.
  Трясясь в древнем, как сама империя, экипаже по пути к месту встречи с муженьком и его боевыми соратниками, я вместо того, чтобы глазеть на незнакомую часть города, решила разложить по полочкам все, что мне удалось узнать по интересующему меня вопросу из разговоров с семьями и близкими погибших, а заодно сформулировать краткие тезисы для внесения в таблицу. И для доведения до сведения Яроса, а то, боюсь, длинные пространные рассуждения он сейчас вряд ли способен воспринимать - не та ситуация.
  Итак, если вкратце...
  Первая жертва, Дэйлинн Асуррэ, отец двоих девочек, в день смерти принес в ветеринарную клинику 'Помощь для друга' кота со сломанной лапой - тот неудачно упал с дерева. Зареванные дочки пришли в клинику вместе с отцом и запомнили, что их Пушка лечил смешливый рыжий эльф. Скорей всего, тот самый, что осматривал Фыра, потому что больше я рыжих парней в той клинике не заметила.
  Кстати, в половину двенадцатого ночи примерного семьянина выгнала та же семья - у одной из девочек от переживаний подскочила температура, и отец семейства побежал в круглосуточную лавку за лекарством. И ни его, ни лекарства... Его, кстати, и нашли раньше других, всего через полтора часа после смерти.
  Вторая жертва, Мирсаниэль Ллилиу, привел в клинику занемогшего животом пса за шесть часов до того, как встретился с призраком. Кто именно лечил собаку, мне узнать не удалось. А вечером эльф поссорился с женой, и та выгнала его из дома на ночь глядя. Теперь, конечно, жалеет...
  Третья жертва, Идорэль Хиззиниарн, помог любовнице, на тот момент администратору клиники 'Помощь для друга', дорабатывавшей там последний день, забрать вещи. Приехал в конце рабочего дня, забрал большую коробку с вещами, при этом попался на глаза всем сотрудникам клиники, бывшим в тот день на рабочем месте. В том числе и рыжему эльфу, да. И, так как с девушкой они вместе не жили, то доставил ее с вещами домой, где пара поужинала - с продолжением, да - а потом, уже после часа ночи, Идорэль отправился домой, а по дороге его и нагнал призрак.
  И, наконец, стесненная в средствах Таллириэль, проживая у госпожи Бонавэ, по договоренности с последней раз в неделю таскала ее аллинорского розового глуска (даже представить себе не могу, что это за существо!) в ветеринарную клинику неподалеку от пансиона на целый комплекс процедур, за что домовладелица делала ей скидку на аренде комнаты. Но в последний раз эльфийка отправилась с питомцем госпожи Бонавэ не в ту клинику, куда ходила обычно, а в 'Помощь для друга'. Почему? Да кто ж ее знает. А уж причину, по которой Талли оказалась в час ночи на улице, я знаю и так.
  Вот так все и было. И что в итоге? Да то, что мое предположение о том, что объединяло всех четверых, подтвердилось. Да и сбрасывать со счетов рыжего ветеринара, на мой взгляд, преждевременно. Хоть он и отметился лишь в двух случаях (в трех, если считать случай начальника гвардии Мерисса), но что-то подсказывает мне: без него не обошлось и в остальных двух. Эх, жаль. Мне он показался неплохим парнем...
  А еще меня все время, что я в сопровождении молчаливого эльфа с непроницаемой физиономией ходила по родственникам жертв, терзало любопытство на предмет того, зачем Иранэль поручил ему получить портреты погибших. И ведь уже раза четыре пыталась то так, то эдак вывести его на разговор, но сопровождающий отмалчивался, делая вид, будто не понимает, что я хочу от него. Может, попытаться еще разок? Или подождать и получить ответ на этот вопрос уже у мужа?
  По возвращении в лавку я, заглянув в гостиную и махнув Яросу рукой, отправилась утолять голод, благо холодильный ларь и кладовую подчиненные Иранэля полностью забили вкусностями. А что еще надо голодной и уставшей, но довольной от осознания сделанного дела оборотнице, как не большой кусок копченого, сочащегося жирком окорока, легкий салат из свежих овощей и пирожного на десерт? Вот я и совершила налет на продуктовые запасы, пока муженек смог вырваться из обсуждений и уделить мне пять минут времени.
  Да, именно пять минут и заняло наше с ним общение этим вечером - рассказать, что и как, высказать предположение относительно рыжего подозреваемого и попросить таблицу для вноса новых данных. Яр послушал, покивал, задумчиво потирая затылок, однако весь вид его говорил о том, что мысли его где-то далеко. Эх, не дождаться мне сегодня ни похвалы, ни благодарности...
  - Тебе точно не нужна моя помощь? - больше для проформы осведомилась я, разворачивая на кухонном столе свою драгоценную таблицу. - Ну, с призраком...
  - Точно не нужна, - подтвердил Яр, бездумно наблюдая за моими действиями и явно выискивая повод сбежать обратно в гостиную. - И сразу говорю: никакой самодеятельности! Эту ночь ты сидишь здесь, читаешь что-нибудь по алхимии и спишь. Завтра - по обстоятельствам.
  Я только вздохнула. Все, выдал 'ценные указания'.
  - Да я и не собиралась никуда лезть, - из вредности я сделала вид, будто обиделась. - Тем более, что у тебя в помощниках сразу два действующих офицера с границы... Просто предложила свою помощь. По дружески. Но если не нужна...
  Настала очередь Яра вздыхать.
  - Лоть, ты и так много сделала, - сказал он, кивнув на 'портянку'. - Ты очень помогла мне, всем нам. Найти общее у четырех, по сути, совершенно разных личностей - это многого стоит. Но в этом деле, да и в любых последующих тоже, я готов принять от тебя только такую помощь - в тишине, с бумагами и под защитой и присмотром! Никакого риска в полевых условиях, никакой угрозы для жизни! До сих пор жалею, что подверг тебя опасности, пока покушение на себя расследовал.
  - Да уж... - при воспоминании о том, как я оказалась в плену у родственничков мужа, меня невольно передернуло. - Но там твоей вины нет, все само собой вышло. Да и я сглупила...
  - Это так, - не стал спорить он. - Но, если ты пострадаешь от призрака, это будет целиком и полностью моя вина. Так что, Лотя, еще раз повторяю: ты свое дело уже сделала! Никаких приключений в полевых условиях! Никакой самодеятельности! До утра. Дальше видно будет.
  Ох, как мне не нравится эта его оговорка... С другой стороны, раз он отказывается от моей помощи, да еще и в таком жестком ключе, то не очень-то и хотелось!
  - Если я с таким подходом к утру вдовой останусь, не обижайся, - буркнула я, взяв карандаш. - Помрешь - домой можешь не возвращаться!
  Ярос издал короткий смешок, кивнул и вышел из кухни. Решил, что я пошутила. А мне вот было не до смеха. И нет, не переживаю я за него! Просто так, волнительно немного...
  Внеся новые данные в таблицу, я почти успокоилась, поняла, что Яр прав, и мне на сегодня хватит нервотрепки, и, занеся таблицу обратно в гостиную, решила принять ванну, а потом отправиться на боковую.
  В гостиной царила нормальная здоровая атмосфера мозгового штурма, и я явно была там лишней, поэтому тихонько положила 'портянку' на комод у двери и выскользнула, никем, кроме Фыра, не замеченная - кошак вышел следом за мной и, мяукнув, принялся тереться о мои ноги, намекая, что неплохо было бы его покормить. Вот обжора! И предатель, кстати - как Яр из комы вышел, так от него и не отходит! Да, конечно, любимый хозяин, с которым кот связан ментально и магически... Но, Храрг побери, я этому гаденышу тоже не чужая! Мы столько с ним пережили, что с его стороны вот так повернуться ко мне хвостом и игнорировать весь день - просто свинство.
  А гаденыш поднял умильную моську, смотрит на меня хитрющими глазами и мурлычет. И как на него можно злиться?
  - Ладно, покормлю! - смягчилась я. - Эх, благодари доктора, который сказал, что тебе худеть не надо! Жаль его, конечно.
  Кот согласно мяукнул и впереди меня побежал на кухню, где и получил свою порцию. После чего я смогла-таки спуститься в ванную, где расслаблялась не меньше часа, а когда вышла, вся компания охотников за привидениями уже свалила, оставив нам с Эми беспорядок в гостиной. Фыра, кстати, тоже брать с собой не стали, чему я была несказанно рада - ну, люблю я этого паршивца! А таблицу мою взяли с собой, да... О, а это что?
  В центре журнального столика белел выдранный из блокнота листок, на котором четким, каким-то квадратным почерком было выведено: 'Мечтать не вредно'. И инициалы вместо подписи - 'Я.И.'. Шутник, Храрг побери! Очень надеюсь, что ты вернешься с этой охоты живым - так у меня хотя бы будет возможность вытрясти из тебя всю правду о том, какого хвоста кошачьего мы с тобой женаты оказались...
  
  Ярос
  
  Сначала все шло по плану. Большой сквер в той части Мерисского квартала, которая выходила на набережную, выбранный в качестве места для устроения засады. Не бросающееся в глаза оцепление вокруг него - во избежание случайных жертв и любопытных взглядов. Ритуальная фигура, расчерченная на брусчатке на перекрестке двух аллей и до поры скрытая каким-то хитрым составом, добавленным в краску. Такие же, только меньше - на стволах четырех дубов, растущих вокруг перекрестка. В центре фигуры скамья, притащенная откуда-то бойцами Иранэля под руководством Лирриана - подполковнику не нашлось дела при подготовке ритуала, так что он взял на себя общее руководство операцией. На скамье нахмурившийся Иранэль, явно жалеющий, что ввязался в эту опасную для жизни авантюру. Ну и остальные действующие лица, рассредоточившиеся по кустам неподалеку от наживки. Понимаю, для призрака наше присутствие, несмотря на все меры предосторожности, вряд ли останется тайной, но искренне надеюсь, что из всех смертных, присутствующих этой ночью в сквере, его заинтересует лишь тот, у которого синяя метка в ауре, а остальные будут ему глубоко безразличны.
  - Простите, княжич, не понимаю, к чему такие сложности? - недоумевает, клацая зубами рядом со мной послушник. - Я мог бы просто отпустить призрака, когда он появится! Для этого нам не обязательно мерзнуть здесь. Да и спать хочется... Умаялся я, пока по лесу бегал, уж простите.
  Я лишь тихо фыркнул. Да уж, явление в гостиной Ансельма перводемоницы, тащившей на закорках этого индивида, произвело фурор. И, если б Иранэль не сдержал своих бойцов, те их из самострелов приголубили бы. Лера, увидев полтора десятка направленных на сладкую парочку недружелюбных взглядов, тут же испарилась, пробормотав напоследок что-то вроде: 'Ну, вы тут и без меня разберетесь!'. А парень в грязном, подранном по подолу балахоне, с голодными глазами и жреческим посохом в исцарапанных руках остался сидеть на журнальном столике, где его оставила 'заботливая' подружка. Н-да... Но посох вроде похож на те, с которыми служители Ану расхаживают. Может, и адепт настоящий, не обманула Лера?
  Как выяснилось из короткого разговора, не обманула. Адепт представился Вэлом, рассказал, что пару дней назад покинул Курзон и с тех пор по просьбе Леры мотается по дорогам империи - то в Наргонту, то в Тарлонг. Ну, просьбы постоянно меняются, как и конечные цели его путешествия... А сегодня ему и вовсе пришлось покинуть караван, с которым он путешествовал, и прятаться в лесу, потому что некая купчиха объявила его насильником и убивцем, который ее, по ее же собственным словам, сначала обесчестил во все отверстия самым противоестественным образом, а потом еще и демоницу какую-то подослал, чтобы прикончить пострадавшую. И решил парень, которому только разборок при всем караване для полного счастья и не хватало, сбежать в лес, пока не повязали. Там и блуждал весь день, замерзший и голодный, пока его Лерисах не отыскала и сюда не притащила.
  - Призрака упокоить сможешь? - только и спросил у него я, слегка обалдев от услышанного.
  И получил простодушный ответ:
  - Не знаю, ни разу не пробовал. Но готов сделать все, что в моих силах, чтобы помочь неприкаянной душе обрести покой, ибо деяние это угодно Ану!
  После чего ненадолго задумался, потом решил, что попытаться можно, но и запасной вариант лучше предусмотреть. После этого я отправил Лира в поход по артефакторским лавкам в поисках чего-нибудь для борьбы с призрачной некросущностью. И что-то он, вроде, нашел - вон, они с Арзом торопятся разобраться с приобретением до прибытия главного действующего лица.
  Сам же послушник успел лишь руки и лицо умыть, да перекусить, чем гвардия мерисская обеспечила. Переодеваться во что-то он отказался, заявив, что, согласно принятому обету, будет носить только эту мантию, латанную-перелатанную, но благословленную Ану, до тех пор, пока с послушника до подмастерья не дорастет. И теперь мерзнет в ней, идиот! А уже темнеет, от реки веет ощутимой прохладой (день сегодня, кстати, выдался нежаркий), ветер усиливается, воздух сотрясается от громовых раскатов, небо затянули тяжелые черные тучи, и на землю вот-вот хлынут потоки воды. Романтика, Храрга пинком через коромысло! Ох, надеюсь, ритуальные фигуры Арз чертил водостойкой краской...
  - Слушай, Вэл! - сдержанно рыкнул я, ибо адепт Ану уже начинал меня бесить. - Во-первых, ты сам отказался от нормальной одежды, во-вторых, всем нам тут несладко, в-третьих, дело прежде всего. Отдохнем, когда закончим.
  - Понимаю, княжич...
  - Можешь называть меня по имени, - разрешил я и, не удержавшись, ввернул цитату из учения Ану: - Ибо нет для истинно верующих ни чинов, ни званий, ни происхождений, ни привилегий - все равны пред лицом света и свет светит одинаково для всех!
  Послушник вдруг улыбнулся так счастливо, будто к нему сам Ану с неба снизошел. А я всего-то повторил одну фразу из стандартного набора, что жрецы бога света на площадях, рынках и в иных общественных местах озвучивают.
  - Как скажете, княжич! То есть, Ярос. Понимаю, Вам... тебе не близко учение Ану, да и любое религиозное учение, надо думать, но я все же благодарен тебе за эти слова. Они греют мне душу и оставляют надежду, что...
  На что этот парень надеется, мне в ту ночь так и не довелось узнать, потому что ослепительно ярко сверкнула молния и раскат грома заглушил все звуки вокруг. А следом хлынул долгожданный ливень. Итак, призрак вот-вот появится. Готовность номер один!
  Призрак пришел за жертвой в начале двенадцатого, обозначив свое появление резким похолоданием, будто на скверик враз опустилась если не зима, то уж поздняя осень-то точно. Мокрые волосы на лбу мигом схватились сосульками, и мы все очень порадовались тому, что догадались надеть непромокаемые плащи. От холода они, конечно, не спасали, но хотя бы оставили одежду сухой, иначе мы потом отдирали бы ее вместе с кожей. А хуже всего пришлось Вэлу - он вообще околел в своей мантии на голое тело. И, конечно, Иранэлю, которого, несмотря на огромный опыт внештатных ситуаций, боевую закалку и кучу амулетов, начала охватывать паника - видимо, так на него действовало приближение призрака.
  Да-а, странно и непривычно было смотреть, как начальник гвардии Мерисса, чей возраст перевалил за сто пятьдесят, боевой опыт и вовсе запредельный (и это не голословное утверждение!), а внешний вид внушает уважение даже оркам, забыв о том, что на него подчиненные смотрят, вдруг заерзал на скамье, затеребил края одежды, потом прикусил ноготь, несколько раз порывался встать, но силой воли удерживал себя на месте. Храрг! Мне его даже жалко стало! Захотелось подойти, плюнув на заранее оговоренные детали операции, хлопнуть по плечу и сказать какую-нибудь банальность вроде: 'Держись, мы с тобой!'. Но я вовремя одернул себя. Краем глаза наблюдая за остальными, вижу, что они тоже трясут головой, будто морок отгоняя. А Вэла я и вовсе еле успел за шкирку поймать, иначе точно бросился бы на помощь матерому мерисскому волку. Неужели и на нас идет ментальное воздействие? Если так, то призрак знает о нашем присутствии. А какие действия он, вернее, она предпримет теперь, я даже и предположить не могу! Как и то, к какому уровню по классификации некротварей можно отнести призрачную трегни. Явно не к четвертому, максимальной для бестелесных сущностей, ее уровень повыше будет...
  Белесое пятно возникло будто из ниоткуда и закружило над Иранэлем, быстро снижаясь. Призрак еще не понял, что снова угодил в ловушку, только пока еще не активированную. Пора!
  Лирриан, чей пост в засаде находился ближе всех к потенциальной жертве, ломанулся из кустов и за шкирку вытащил впавшую в ступор жертву за пределы ритуальной фигуры, не потревожив ни самой крохотной черточки. Здоров, медведище! Вот что значит опыт!
  Одновременно на другом конце перекрестка из кустов быстро и бесшумно выскользнул Арзабаль со своим посохом и осторожно коснулся внешней линии пока еще незаметного рисунка на брусчатке, плавно переходящего в рисунок на деревьях, приводя ловушку в действие. Ритуальная фигура мгновенно вспыхнул бледно-голубым светом, а призрак заметался, скованный заклятием. Пронзительный вой на самой границе слышимости сотряс воздух не хуже раскатов грома. Все! Теперь только довести призрачную убийцу до нужной кондиции, чтобы сама к хозяину побежала, а заодно и нас отвела.
  Увы, тут действительность внесла в отлаженный, казалось бы, план свои коррективы - ритуальный рисунок вдруг потускнел, заискрился, внутренний контур потерял четкость и поплыл, будто размываемый водой. Но как такое возможно?! Он же нарисован водостойкой, мгновенно сохнущей краской!
  Уже понимая, что что-то пошло не так, поднимаю взгляд на Арзабаля, читаю на лице его подтверждение своей догадки.
  - Некротварь стала сильнее! - крикнул ритуалист, не рискуя отвести навершие посоха от линий ритуальной фигуры. - Наверное, это из-за того, что не только дождь идет, но и река рядом, и призрак, возможно, получил подпитку от этой стихии. Так или иначе, план изменился! Долго не удержу!
  Храрга пинком через коромысло! Нельзя дать ей вырваться, иначе, боюсь, отстоять Ири не удастся! А если принять во внимание то обстоятельство, что призрак, вырвавшийся из магической ловушки, будет просто в ярости, то жертв может быть и больше! Да, первоначальный план полетел Фыру под хвост, значит, пора переходить к запасному.
  - Я могу войти туда? - спросил я, кивком указывая на трещащую по швам ловушку.
  - Можешь! - отозвался Арз. - Ты же живой, а мое заклятие на мертвых рассчитано! Вернее, на не-мертвых... Ох, в рот мне ноги! Сильна стала! Котяра, не затягивай! Только рисунок не повреди, иначе... сам понимаешь...
  Надо сказать, после слов Арза уверенности у меня поубавилось, так как я испытывал определенное сомнение в том, что меня сейчас можно назвать живым. Но иного пути, кроме разговора с призраком, я не видел. Так что, была - не была. В конце концов, я уже побывал на той стороне...
  Набрав в грудь побольше воздуха, будто перед прыжком в ледяную воду, я переступил внешний контур рисунка, к которому уже подбиралось расплывающееся пятно - именно в это превратились центр ритуального рисунка - и... Ощущения поистине незабываемые. Будто я в мгновение ока перенесся из достаточно теплой Наргонты на один из заснеженных, скованных вечными льдами пиков северной горной гряды, причем в разгар зимней бури - мгновенно промерз до костей, по коже разлилось онемение, а пальцы рук и ног утратили подвижность и чувствительность. Надо думать, это призрачная трегни, пытаясь вырваться из магических пут, тянула энергию из всего, что под руку попадалось, в том числе и из безрассудного идиота, по доброй воле сунувшегося в ее магические путы, пусть и трещащие по швам. Но иначе она меня не услышит... Храрг! Лишь бы голос не подвел!
  - Эй, белошвейка! - проорал я, оказавшись под призраком.
  Она на мгновение замерла на одном месте, обратив, наконец, на меня внимание, потом плавно спустилась, оказавшись лицом к лицу со мной, а у меня появилась возможность рассмотреть ее вблизи. Черты, сотканные, казалось, из тумана, искажались, плыли но тут же возвращались в первоначальное состояние. Лицо вполне традиционное для трегни - вытянутое, заостренное книзу, с выпуклыми глазами и тонким длинным носом. При жизни, надо думать, была очень симпатичной... Да Храрг побери!!! Впервые в жизни нахожусь так близко к призраку (да, в здравом уме и по собственной инициативе!), понимаю, что жизнью рискую, а все туда же...
  - Бесполезно, - произнес я, неотрывно глядя на нее и стараясь, чтобы голос звучал ровно, твердо и с легкой ноткой не то грусти, не то трагизма (спасибо деду за науку!). - Они мертвы.
  И замолкаю, давая ей осознать сказанное и, что характерно для женщин, особенно запутавшихся, поглощенных переживаниями и беспокойством, домыслить ситуацию. Она и восприняла мои слова на счет тех, кто был дорог ей при жизни, кто составлял смысл ее существования и ради кого она и заключила эту кабальную сделку - на счет своей семьи.
  - Ложжшшшшь... - прошипела она.
  - Ты чувствуешь, когда живые лгут, - напомнил я об одной особенности призраков, чей уровень превышает отметку 'три' по классификации бестелесных некротварей. - Разве я солгал?
  Призрак молча облетел вокруг меня.
  - Ты считаешь мои слова ложью? - повторил я свой вопрос, повысив голос и усилив накал эмоций.
  Нельзя было дать ей собраться с мыслями и сообразить, что слова 'Они мертвы' можно толковать не то что двояко, а в бессчетном множестве вариантов. А я, если подумать, действительно не солгал. Просто, так и эдак покатав в голове то, что удалось узнать о семье нашей призрачной убийцы, я понял лишь одно: на сегодняшний день они все точно мертвы ('на сегодняшний день' - деталь в данном случае явно лишняя, так что я ее опустил). А души наверняка отправились на перерождение, ведь прожить тысячу лет никому из смертных не под силу. Разве что князю Изялиниэлю это, может быть, удастся, но это особый случай, там пресветлая Лерианимель сама села в лужу, сдуру пожелав обзавестись первоангелом...
  Так что лжи призрак почувствовать не должен, потому что, повторюсь, я не лгу. Или, по крайней мере, полностью уверен в своих словах, а подобная уверенность вполне может быть принята за правду.
  - Они мертвы, - повторил я. - Так что твое служение осталось неоплаченным. Так стоит ли продолжать его?
  - Хозссссяин дал клятву... - попытался возразить призрак, впрочем, без особой уверенности.
  Обуревавшие ее сомнения я расценил почти как победу. Только спокойно, Яр, - тут же одернул я себя - нельзя, чтобы призрак почувствовал твое ликование, иначе может заподозрить неладное. Так что веди себя спокойно, приняв скорбный вид, прямо как поверенный на оглашении завещания.
  - Давай спросим его самого, - предложил я вкрадчивым тоном прожженного искусителя.
  Да, не вяжется с выбранным образом, но подействовало - призрачная трегни встрепенулась, как мокрый воробей, и тут же вознамерилась лететь на поиски хозяина - видать, и сама уже сомневалась насчет того, что ученик мага-погодника выполнил свою часть сделки, а тут еще я подлил масла в огонь ее сомнений.
  - Подожди! - проорал я ей вслед. - Тебе нужны будут независимые свидетели, это я тебе как юрист говорю!
  Призрак замер, обернулся, задумчиво оглядел меня, а потом выдал фразу, от которой я на мгновение лишился дара речи:
  - Ты присссстрасссстен, ззссаинтересован в исссходе дела, ты не можешь быть ссссвидетелем.
  Юридически подкованная нежить... Куда мир катится?! Ущипните меня кто-нибудь! Эдак Лиру с Арзом зомби какой на границе будет Конвенцию о правах разумных цитировать!
  Впрочем, я быстро пришел в себя и сориентировался. Десять лет практики, как-никак.
  - Адепт Ану подойдет? Он точно лицо стороннее во всей этой истории.
  Призрачная трегни заинтересовалась.
  - Он отпуссстит меня, если ты сссказззсссал правду, ссссмертный?
  - Он сделает все, о чем я его попрошу, - я был храргово убедителен. - Но времена сейчас неспокойные, служители божеств по одному не ходят, только с сопровождением из двух боевых офицеров, нескольких эльфов-гвардейцев, обязательно с начальником, одного алхимика и одного юриста.
  В общем, призрак решил не тратить время на возражения, и к его хозяину мы двинули всей компанией, оставив в сквере нескольких бойцов Иранэля на уборку следов ритуала.
  
  Глава 12. 17 июня, ночь.
  
  Ярос
  
  Идти вслед за призраком пришлось долго - далеко за пределы Мерисского квартала, за пределы Старой городской стены, в Новую часть города.
  К счастью, дождь не прекращался, гроза, хоть и слегка поутихла, тоже, и на улицах по причине непогоды не было прохожих, так что добраться до места назначения удалось спокойно. И, самое забавное, что система охранных заклятий над городом на призрака действительно не реагировала! То ли ее давно надо обновить и подзарядить, то ли доработать, то ли тот, кто вешал водное заклятие на призрака, действительно гений.
  Путь наш закончился на стыке Кожевенного и Второго Промышленного кварталов, в зоне жилой застройки. Ну, как жилой... Покосившиеся развалюхи в два ряда, врастающие в землю в ожидании сноса. Заселена, по счастью, едва ли половина. Не понимаю, как можно жить в таких условиях!
  Призрачная трегни ринулась в крайний домишко по правой стороне кривой улочки - через стену, не тратя время на отпирание двери. А нам вот пришлось повозиться, так как дверь оказалась неожиданно крепкой, а замок упорно не поддавался. А из-за двери тем временем донесся чей-то пронзительный вопль.
  - Давай в окно! - Лир хлопнул меня по плечу, отчего я чуть не влепился лбом в стену домишки. - А то прикончит баба-нежить клиента, и допросить-то не успеем. Слышишь, бушует?
  В стену действительно с глухим стуком врезалось что-то тяжелое, послышались крики.
  - Это клиент! - возразил я. - Призраку шум поднимать без надобности. Но ты прав, надо ставни ломать. Правда, шуму наделаем...
  Шумели, вопреки моим ожиданиям, не сильно - вполне можно было списать на грозу. К счастью, среди бойцов Иранэля нашелся еще один взломщик, а замки на ставнях оказались похлипче, чем на двери. И, что примечательно, в доме все оказались одновременно - и те, кто пытался открыть дверь, и те, кто лез в окна.
  И застали чудную картину: в углу единственной комнаты, служившей и спальней, и столовой, и гостиной, сжался в комок, поскуливая и подвывая на одной ноте, молодой эльф, а над ним, покачиваясь в воздухе, висел белый силуэт призрачной мстительницы, замогильным голосом вопрошая:
  - Выполнены ли уссссловия сссссделки?!
  В ответ ей эльф лишь выдыхал нечто нечленораздельное, бешено вращал глазами, да, прикрыв руками голову, пытался вжаться в стену. Из его криков мы поняли следующее: он понятия не имел ни о какой сделке, призраков раньше никогда не видел, сейчас испугался едва ли не до мокрых штанов и молился всем богам, чтобы только порождение некроса оставило его в покое. Рыжий, знакомый. Ветеринар из клиники, Храрг его побери! Вроде добродушный малый и животных любит... Хоть и подозревала его Лотя, и я, соответственно, предполагал, что он и окажется хозяином призрака, однако предполагать - это одно, а вот убедиться - совсем другое. Эх, давно я так в разумных не ошибался! Впрочем, от допроса его тот факт, что призрачная трегни признала его своим хозяином, все равно не убережет. И от допроса с пристрастием, если понадобится...
  - Что сссс моей ссссемьей?! - не унимался призрак.
  - Уйди! Уйди! Уйди! - на одной ноте подвывал рыжий бедолага.
  - Определенно, пора вмешаться! - подал голос Иранэль, делая какие-то знаки своим подручным.
  Сам он предпочитал далеко от входной двери не отходить, в центр действа не лезть, да и вообще обращать на себя как можно меньше внимания, видимо, сильно не хотел попадаться на глаза призраку. Оно и правильно.
  Я кивнул, отодвинул к теплой печке послушника, который замерз так, что даже говорить не мог, после чего, бросив взгляд на Лира и Арза, вклинился между призраком и его, с позволения сказать, хозяином. Друзья молча отошли к стене, всем видом показывая, что главный здесь я, однако без помощи меня, если что, не оставят
  - Итак, в настоящее время имеет место спор между сторонами договора, который сами стороны разрешить не в состоянии! - изрек я, обращая на себя внимание этих самых сторон. - Таким образом, предлагаю свои услуги в качестве третейского судьи для разрешения этого спора.
  Призрак и ветеринар воззрились на меня круглыми глазами. Она - осознавая смысл сказанного, он - видя во мне призрачную (хе-хе!) надежду на спасение и не в силах поверить в нее.
  - Так как? Принимается? - продолжил я, дав им пару секунд на размышление. - Ну, молчание - знак согласия, тем более, других юристов здесь нет. А любой договор имеет юридическую силу, даже если заключен посредством магии и тьму лет назад.
  Помолчал, дождавшись сдержанных кивков от обоих, потом продолжил:
  - Итак, гражданин, от правдивости Ваших ответов на мои и этой леди вопросы будет зависеть Ваша жизнь. Я понятно изъясняюсь? Моргните, если Вы меня поняли.
  Конечно, он заморгал, еще как! Так, разумом от страха не повредился, уже хорошо.
  - Итак, господин...
  - Клаир Эрриль, - чуть слышно представился эльфеныш.
  Он уже успел немного прийти в себя, заметить, что кроме меня и призрака в доме полно народу, большинство из которых явно военные, и окончательно сник, мысленно прощаясь с жизнью. А меня вдруг царапнуло сомнение в том, что расследование окончено. Неприятное такое сомнение...
  - Так вот, господин Эрриль, какое дело, - продолжил я, как ни в чем не бывало. - Эта призрачная леди утверждает, что Вы являетесь ее хозяином...
  - Бред! - голос ветеринара от изумления окреп, он даже сам попытался приподняться, однако, встретившись взглядом с призрачной трегни, тут же сел обратно. - Полный бред! У меня даже хомяка нету! Не то что призрака... Да вы сами подумайте, откуда у меня, простого ветеринара, призрак?!
  - И, тем не менее, это так! - отчеканил я. - Можно сказать, призрак получен Вами по наследству от очень дальнего родственника, который, к сожалению, отдал богам душу давным-давно.
  - Что, правда?! - мои слова, похоже, донельзя удивили его. - Да нет, Вы, должно быть, шутите!
  - Эта госпожа похожа на реквизит для розыгрыша? - мягко осведомился я, взглядом указав на призрака (трогать ее я не буду ни за какие коврижки!).
  Ветеринар замотал головой.
  - Правильный вывод, - похвалил его я. - Так вот, собственно, возвращаясь к ситуации! Призрачная госпожа намерена уточнить у Вас, господин Эрриль, насколько качественно Ваш далекий предок выполнил свою часть заключенной с ней сделки, да и выполнил ли вообще. Но, я так понимаю, Вы не владеете интересующими ее сведениями.
  Снова энергичные кивки.
  - Я, признаться, ни про сделку, ни про предка, ни про призрака до этого момента ничего не знал, - сообщил Клаир, осмелев.
  Я задумчиво смотрел на него и думал, что либо парень гениальный актер, либо действительно говорит правду. Но как он в этом случае мог отдавать ей приказы? Ведь она абсолютно точно уверена, что рыжий ветеринар - и есть ее нынешний хозяин, иначе не привела бы нас к нему. Впрочем, я намерен прямо сейчас устроить проверку на 'право владения источником повышенной опасности'.
  - Раз так, то, рискну предположить, что в услугах призрачной леди Вы, господин Эрриль, больше не нуждаетесь.
  - Да! - воскликнул эльфеныш. - Да! Понятия не имею, что это за услуги, но... Храни боги от таких подчиненных! Так что - да, тысячу раз да!
  Я тихо фыркнул. Не знает он, что за услуги ему призрак оказывал... А ничего, что связанная договором нежить без приказа не 'танцует'? Да и водное заклятие на ней тоже вызывает вопросы... Но это потом, а сейчас надо избавиться от бывшей белошвейки - как бы то ни было, а она свою роль в этой истории уже сыграла.
  - Вы слышали, госпожа? - обратился я ко второй заинтересованной стороне. - Ваш хозяин более не нуждается в Ваших услугах. Увы, прояснить ситуацию с Вашей семьей он не может, так как в то время еще не родился.
  Ветеринар подтвердил мои слова столь интенсивными кивками, что я начал всерьез опасаться за его шею.
  - Но чшшшто сссс моими родными? - призрачная трегни смотрела на меня с такой мольбой, что я почувствовал себя последним негодяем.
  - Только то, что я уже сказал: они мертвы.
  Призрак ненадолго замолчал, опустив голову.
  - Хочешь отправиться к ним? - тихо спросил я. - Вы вполне можете встретиться в очередном перерождении, если боги будут благосклонны к тебе.
  Та, помедлив, кивнула, после чего вновь вперила пронизывающий до костей взгляд в ветеринара:
  - Отпусссти!
  - Отпускаю! - выдохнул тот, утирая пот со лба. - Хоть Вы, госпожа, и напугали меня до дрожи в коленках, но Вы точно заслуживаете того, чтобы быть с теми, кого любите... любили при жизни. Я не знаю Вас, но... Простите меня, пожалуйста! И моего предка, с которым заключили договор, тоже простите! Уверен, если он и не выполнил свои обязанности по нему, это была не его вина.
  Под нашими пристальными взглядами парень стушевался, опустил глаза, напоследок чуть слышно выдохнув:
  - Простите... И будьте свободны от своего слова, госпожа...
  А меня снова когтистыми кошками зацарапали сомнения. Однако я заставил себя оставить их на потом - у меня еще будет время и возможность, чтобы развеять их. А пока что, раз уж расторжение договора со стороны заказчика-хозяина имело место быть, самое время избавиться от призрака. Тем более, что Вэл отогрелся достаточно, чтобы приступить к выполнению своих прямых обязанностей.
  Упокоение призрака прошло быстро. Однако назвать это событие чем-то незапоминающимся или даже будничным ни у кого из нас не повернулся бы язык. Да, уже один тот факт, что призрак не имел ничего против, наоборот, сам желал быть упокоенным, делает событие поистине уникальным! А уж то, с какой верой и горячностью молодой адепт взялся за молитву своему богу, как ярко вспыхнул камень в навершие его посоха и то, как почувствовали себя все присутствующие, вполне позволило предположить, что сюда, влекомый верой послушника, действительно снизошел бог света. Потому что одухотворение накрыло всех - это я понял по изменившимся лицам своих друзей, мерисских гвардейцев во главе с их начальником и ветеринара-подозреваемого - и каждого по-разному. Никто потом не признался, о чем думал в момент молитвы Вэла, но лица у всех присутствующих были такие... просветленные, будто они только что увидели решение моральной дилеммы, терзавшей их, или нашли выход из какой-то сложной ситуации, причем простой и понятный.
  Сам же я вдруг ощутил спокойствие и железную уверенность в том, что и оба расследования доведу до конца, причем так, что невиновные не пострадают, а виновным мало не покажется, и со свалившимся на голову престолонаследием как-нибудь разберусь, и с женой-оборотницей, и даже настолько удачно, что жив останусь. В свете обуявшего меня чувства уже не казалась такой безумной идея о возвращении на границу, равно как и женитьба на оборотнице, котораях хоть и младше меня аж на двадцать два года, но с новой душой разница в возрасте и мировоззрении заметна лишь когда я о ней вспоминаю. Так что, может, и стоит сделать попытку к сближению? Вдруг на этот раз получится? Хотя... Нет, ей еще учиться надо, здесь, в Наргонте! А мне придется уехать, потому что живой наследник мерисского престола в моем лице ни королю эльфов, ни его вассалу - князу Ваэтрасскому - не нужен. В покое меня не оставят, убийц подсылать будут, соответственно, мои близкие тоже окажутся в опасности - их точно попытаются взять в заложники... Так что нет, пусть для широкой общественности Лотя остается фиктивной супругой.
  Что это было? Божественная благодать снизошла или эмоциональный раздрай в моей душе наконец-то утих. Так или иначе, но результат явно положительный.
  Камень-навершие посоха Вэла светился все ярче и к концу молитвы, которую сам послушник не произносил, а просто-таки пел, как красивую балладу о любви, сиял так, что у всех слезы на глаза навернулись, но отвести взгляд никто не мог. В этом ярком белом свете было видно, как распадается, будто кокон грязно-белый силуэт призрака, оставляя вместо себя полупрозрачный образ молодой красивой женщины-трегни, которая весело смотрела на всех присутствующих, задержав взгляд сначала на мне, потом на рыжем эльфе, от любопытства позабывшем о страхе и рискнувшем подняться на ноги. А потом она, блеснув на прощание лучезарной улыбкой, растаяла в воздухе, рассыпалась золотыми искрами. Видимо, душа ее наконец-то обрела покой.
  - Покойся с миром, дитя Ану! - закончил свою молитву-песнь Вэл и отметил окончание ритуального действа ударом посоха об пол.
  И свет померк, тлея крохотной искоркой в навершие посоха.
  - Ох, мать моя храгына! - выдохнул, отмерев, Арзабаль. - Вэл, мне показалось, или сюда сам Ану снизошел?
  Послушник перевел на него счастливый блаженный взгляд и, широко улыбаясь, ответил, едва не захлебываясь от восторга:
  - Ану явил нам свою милость! Причем столь великую, что ее почувствовали все вокруг, а не только я, скромный слуга его! Это... это... - слова у него закончились, остались лишь междометия.
  Судя по взгляду, которым Лирриан окинул послушника, тот трудоустроен на ближайшие несколько лет - на границе с Проклятыми землями его талантам точно найдется применение. Дело за малым - уговорить Вэла. Но в этом деле у подполковника Мрракса большой опыт.
  - Эта хибара теперь все равно, что храм, - присвистнул всегда сдержанный Арз. - Столько здесь божественной благодати пролилось... Слышишь, Клаир? Ты теперь можешь эту развалюху храму Ану золотом по весу продать, а те возьмут, как миленькие, и будут считать, что дешево взяли! Если, конечно, будет у тебя такая возможность... - он настороженно взглянул на меня.
  Я только плечами пожал. Пока еще рано делать прогнозы относительно будущего господина Эрриля.
  - Этот дом не принадлежит мне, - пояснил ветеринар, еще не понимая, куда клонит Арз. - Я его снимаю. Условия, конечно, так себе, но дешево...
  Поймав взгляд Иранэля, иду к нему и тихо отдаю распоряжение:
  - Активируй карманный портал. Дальнейшие разбирательства переносятся в Мерисс.
  - Сам пойдешь или здесь останешься? - только и спросил он, деловито расчехляя какую-то штуковину размером с пол ладони.
  - Все пойдем, - сообщил я, повысив голос. - Только оставь тут кого-нибудь прибраться. А то есть у меня смутная догадка о том, что лучше пока что держать операцию в тайне.
  Иранэль, подумав, кивнул, потом вновь принялся отдавать приказы. А я подошел к ветеринару.
  - Господин Эрриль, сейчас вы посредством портала отправитесь с нами. Прошу подчиниться, иначе за действия гвардейцев я не отвечаю. И не стоит пытаться бежать или выкидывать иные фокусы.
  Рыжий посмотрел на меня взглядом побитой собаки.
  - У меня есть выбор?
  Я честно ответил, что нет.
  - Что ж, ваша компания от меня все равно не отстанет, - тяжело вздохнул он. - Это из-за призрака?
  - И из-за него тоже, - я пока не стал зачитывать ему обвинение, решил повременить до застенков княжества. - Но обещаю, господин Эрриль, что Вам нечего бояться, если Вы невиновны, конечно.
  - Я не сделал ничего дурного! - эльф возмущенно вскинулся, но тут же сник, понимая, что тут никому нет дела до его возмущения. - Но кому я это говорю... Вы вломились, даже не назвали себя... Явно представители спецслужб... Королевских, княжеских или имперских? Да какая, в сущности, разница? И так все ясно...
  Он только безнадежно махнул рукой.
  - Мы во всем разберемся - пообещал я ему, чувствуя, как предательски щемит сердце.
  Да что ж такое-то!
  
  Ярос,
  полтора часа спустя
  
  Застенки и комнаты для допросов почему-то всегда выглядят одинаково. Это не зависит от того, где они находятся и кому принадлежат - империи, Мериссу или, например, Великому Лесу. Каменный мешок в подземной части здания с крохотным оконцем под самым потолком, холод, сырость, темнота, с трудом разгоняемая единственным источником света, минимум мебели, и та ужасно неудобная, но хуже всего - обволакивающее, противно липкое, прибивающее к каменному полу чувство безнадеги.
  Вот и от Клаира Эрриля, которого ввели, наконец, в курс дела, веяло безнадегой. Узнав, что он повинен в убийстве четверых эльфов, парень сначала не поверил, потом, когда на стол перед ним легли четыре портрета, а несостоявшаяся жертва явила-таки ему свой суровый лик, пришел в ужас, а после... После было ощущение, что из него враз все кости вытащили, оставив тело растекаться лужицей безнадеги.
  - Они что, правда, умерли? - чуть слышно спросил он, косясь на портреты. - Это не шутка?
  - К сожалению, нет, - сухо бросил Иранэль. - Все четверо умерли в промежутке с конца марта по май, убиты призраком, хозяином которого ты являлся, и по твоему приказу.
  - Клянусь, я ничего не знал о призраке, - уже в который раз повторил ветеринар. - Ее появление стало для меня настоящим шоком, а уж ее претензии...
  Иранэль и разбуженный среди ночи дознаватель насели на парня с вопросами из серии 'родился, женился, учился', потом расспросили про его жизнь в Наргонте, про работу в 'Помощи для друга', съемное жилье и круг знакомств, а после стали подбираться к теме призрака. Настойчиво интересовались, был ли он когда-нибудь на месте упокоения трегни-белошвейки, доводилось ли ему участвовать в каких-либо ритуалах в тех местах и так далее.
  Как оказалось, Клаир Эрриль, чистокровный эльф тридцати шести лет от роду, что по меркам сей долгоживущей расы находилось на уровне 'молоко на губах не обсохло', родился и первые пятнадцать лет жизни провел не где-нибудь, а в Ваэтрассе. Не из аристократов, но и не из низов, твердый средний класс. Единственный сын лекаря, добрую треть своих знаний унаследовавший от отца, так как с более или менее сознательного возраста проводил время не в играх с другими эльфятами, а в приемном кабинете, помогая по мере сил и впитывая лекарские премудрости, как губка.
  Потом отец почему-то сорвался с насиженного места и решил перебраться в Великий Лес, причем, желая взять с собой часть домашнего скарба, в том числе книги по медицине, и сэкономить на поездке, купил места в торговом караване. Увы, решение это стало роковым для Эрриля-старшего - караван, в составе которого путешествовала их семья, подвергся нападению бандитов, в результате которого отец Клаира погиб, а им с матерью удалось спастись только чудом. Конечно, все имущество пропало, и в Великий лес остатки семьи Эрриль прибыли, можно сказать, голыми и босыми.
  Впрочем, совсем пропасть им не дали родственники мужа - голодать не позволили и предоставили крышу над головой, однако на что-то большее уже пришлось зарабатывать. Госпожа Эрриль устроилась лаборантом к одному из местных алхимиков, а Клаир совмещал учебу в школе с работой уборщиком в лекарне. Денег, однако, хватало только на жизнь, а вот на то, чтобы начать откладывать на образование для Клаира - уже нет. Поэтому мечта мальчика - пойти по стопам отца и стать лекарем - с каждым прожитым годом все больше обретала флер нереальности, и тот почти смирился с мыслью о том, что его потолок - санитар в той же лекарне после училища.
  Однако тут жизнь Эррилей сделала новый кульбит - мать Клаира, еще молодая красивая эльфийка, вышла замуж за своего начальника и бросила все силы на обустройство быта новой семьи. Потом появился младший братик, и на старшего сына у бывшей леди Эрриль не осталось ни времени, ни сил. Клаир, конечно, радовался за мать, но радость эта была омрачена простым соображением: отныне строить свою дальнейшую жизнь он будет в одиночку. Как? Выход подсказал новый муж матери, который, кстати, не горел желанием видеть пасынка: надо ехать в империю, там возможностей несоизмеримо больше. Клаир и поехал, едва справив двадцатый день рождения. У матери новая семья, с родственниками отца отношения не особо задались, ни друзьями, ни приятелями, не говоря уже о возлюбленной, он в Великом Лесу тоже не обзавелся, так что парня ничего там не удерживало.
  А дальше начались его скитания по империи. Парень исколесил всю западную половину страны, побывал и в городах, и в деревнях, перебивался случайными заработками - в основном, на черных работах, но случалось подрабатывать и санитаром, а пару раз даже ассистентом лекаря. Полноценно лекарить получалось лишь в деревнях, где на его опыт работы всем было наплевать. Больших денег такая подработка, конечно, не приносила - крестьяне расплачивались, в основном, продуктами. Зато практики хоть отбавляй. Но главным было даже не это: во время жизни в деревнях пациентами Клаира становились не только индивиды, но и животные, и в какой-то момент парень осознал, что лечить бессловесных тварей ему нравится гораздо больше, чем тех, кто ходит на двух ногах и наделен даром речи.
  Потом судьба занесла Клаира в Миаствер, где парню повезло - первый и последний раз в жизни - имперское ветеринарное училище, несмотря на то, что на дворе стоял конец августа, объявило дополнительный набор, и господин Эрриль, имея вполне приличный уровень знаний и богатую практику, с легкостью стал студентом, причем ухитрился поступить на бюджет. Три года учебы, щедро разбавленных подработками и ежегодной практикой. Итог - диплом ветеринара, приглашение поработать в столичной клинике и... полное одиночество. Не складывалось у парня что-то с установлением контактов, хоть он и из кожи вон лез, пытаясь хорошее впечатление на потенциальных друзей-приятелей-девушек произвести. Потом случилась одна крайне неприятная история, в результате которой Клаир вынужден был покинуть столицу.
  И снова начал скитаться по стране, пока в начале этого года не прибыл в Наргонту, обустроился, спасибо за помощь случайному попутчику, потом начал искать работу. До 'Помощи для друга' парень успел поработать в трех ветеринарных клиниках, однако нигде не задержался дольше, чем на пару недель - не везло капитально, то с руководством, то с коллективом. Не жаловались только клиенты, вернее, хозяева клиентов, так как ветеринаром Клаир оказался, что называется, от богов, и немалым подспорьем в том ему служили не только знания и опыт, но и вдруг раскрывшийся талант сродства с природой, в той или иной степени свойственный всем чистокровным эльфам. Короче, он хвостатого пациента чувствовал, как себя, что позволяло быстро и точно угадывать его недуг и лечить его.
  В 'Помощи для друга', куда его порекомендовал бывший начальник, парню понравилось: небольшая клиника, куда ходят, преимущественно, жители Мерисского и Вишневого кварталов, уютная, с гибким графиком, приемлемыми ценами, вполне приличной, по его мнению, зарплатой и, на удивление, домашней атмосферой. И в коллектив он, в кои-то веки, влился. Не без скрипа, конечно, но по сравнению с предыдущими разами... В общем, проработал он в клинике больше четырех месяцев, что, по меркам невезучего эльфа, бесконечно долго. Клаир даже позволил себе надеяться, что сможет-таки со временем обрести здесь новый дом. Даже попытался познакомиться поближе с понравившейся ему девушкой, которая, хоть и не являлась хозяйкой пациента - здоровенного серого кота милой наружности и вредного характера - но так искренне переживала за хвостатого, что ее так и хотелось погладить по голове и почесать за ушком. Не эльфийка, да, так и Клаир не из благородных. Да и вообще, отчитываться за свою жизнь парню уже давно не перед кем, только сам себе судья и сам за себя ответственный. Да, все было хорошо до сегодняшней ночи... Случились, правда, несколько неприятных моментов уже со стороны клиентов, но тут эльф не стал раскрывать, в чем была суть претензий, сказал лишь, что это его личное дело, его заморочки, и с профессиональной деятельностью не связано. Вообще он, при всем своем лучезарном дружелюбии, оказался довольно закрытым парнем. И, если поначалу мне казалось, что он вроде Вэла, то теперь я уже не был так уверен.
  Пользуясь тем, что про меня все забыли, я уселся за столом для секретаря, ныне пустующем, так как беседа велась не под протокол, разложил на нем Лотину таблицу и взялся за перо. К счастью, место на бумаге еще позволяло вносить в нее новые данные. И, надо сказать, картина по мере их внесения вырисовывалась неоднозначная, но очень интересная. Я даже несколько раз вклинился в допрос - то просил повторить ответ на один из предыдущих вопросов, то уточнял кое-что, то просил осветить момент более широко. Короче, через час приглашенный дознаватель меня уже ненавидел, Иранэль, несмотря на дедов приказ, едва сдерживался от того, чтобы взять меня за шкирку (как кота, да!) и выкинуть из допросной, но я чувствовал, что иду верной дорогой. И когда мысль в моей голове оформилась окончательно, подошел к столу, за которым сидел подозреваемый и положил перед ним портрет первой жертвы.
  - Это Дэйлинн Асуррэ. Что конкретно он сделал тебе?
  - Ну... Это мое личное... - промямлил он, пялясь в стену.
  - Нет, Клаир, - вздохнул я. - Этот парень, примерный муж и отец двоих детей, стал первым из убитых призрачной трегни. Случилось это в ночь на двадцать третье марта этого года, как раз после того, как этот парень привез тебе на лечение кота со сломанной лапой. Так что это уже не личное, это уже наше общее дело.
  Ветеринар, потерев затылок, нехотя признался:
  - Этот тип издевался надо мной в школе. Был главным в компании таких же отморозков, которые планомерно, на протяжении четырех лет, превращали мою жизнь в подобие преисподней.
  - В школе? - уточнил я. - В Ваэтрассе?
  Клаир скупо кивнул, глядя в стену. Смотреть на кого-либо из присутствующих он избегал.
  Плюс один довод... Ладно, посмотрим дальше.
  - А этот? - я пододвинул рыжему ветеринару изображение второй жертвы.
  - Крупно подставил меня на первом месте работы, - вздохнул Клаир. - Некрасивая история, увы. А я тогда был слишком юн и наивен, чтобы заранее просечь схему подставы и предпринять хоть что-то для своей защиты. А потом... потом стало поздно, пришлось уходить с позором...
  Через полминуты я знал и название клиники, и то, что находится она в Миаствере, а также точный период времени, когда случилась эта история. Плюс два довода... Храрг побери!
  Далее выяснилось, что третья и четвертая жертвы призрака очень жестоко подшутили над невезучим парнем на выпускном вечере в ветеринарном училище. Еще плюс два...
  - Мне не жить, я знаю, - подал голос Клаир прежде, чем я начал выяснять, чем же насолил ему Иранэль. - Там, где бандиты во власти, на иное рассчитывать не приходится. Я только об одном хочу попросить... Не тяните.
  - Бандиты? - изогнул бровь я, пнув под столом дознавателя, тоже открывшего рот. - Это ты о ком?
  Ветеринар исподлобья глянул на Иранэля.
  - Вот он, сидит передо мной, главарь той банды, что на наш караван напала. Он же собственноручно отца заколол.
  На лице Иранеля, в обычные дни по эмоциональности недалеко от кирпича ушедшем, проступило удивленное возмущение. Пробрало, что ни говори, сравнение с бандюганом с большой дороги. Дознаватель тоже взирал на подозреваемого круглыми от удивления глазами. А тот был слишком подавлен, чтобы заметить, как изменились лица ведущих допрос эльфов.
  - О, господин Иранэль! - протянул я с усмешкой. - Вы, никак, разбоем на досуге промышляете?
  - Я на службе князю Мерисскому, не в обиду будет сказано, уже давно смысл слова 'досуг' позабыл, - Иранэль тер бритый затылок, вроде бы уловив, куда я клоню. - За девяносто восемь лет-то. Нет у меня его! Жена уж и забыла, наверное, как я выгляжу...
  - Господин Иранэль служит князю Мерисскому уже почти век, - включился в разговор дознаватель. - И за это время ни в чем предосудительном не замечен. Ну, разве что по прямому приказу светлейшего Изялиниэля... Но тот вряд ли приказывал начальнику гвардии нападать на торговые караваны, идущие из Ваэтрасса в Великий Лес. Далековато от Мерисса будет, да и нет у нас там интересов.
  Клаир непонимающе воззрился на Иранэля, явно пытаясь уложить в голове внезапно возникшее несоответствие своего видения действительности с этой самой действительностью.
  - Иранэль на момент смерти Вашего отца, господин Эрриль, уже давно верой и правдой служил князю Мерисскому, уже тогда был начальником гвардии, - медленно, так, чтобы подозреваемый мог услышать и осознать каждое слово, произнес я. - У него не было нужды грабить караваны.
  - Н-но... как же? - подозреваемый круглыми глазами то разглядывал Иранэля, то с мольбой смотрел на меня, прося объяснить, что, Храрг побери, здесь происходит.
  Я не стал томить его ожиданием:
  - А так, господин Эрриль, что убитые призраком эльфы в Ваших злоключениях не повинны. Вот господин Иранэль, например, точно не убивал Вашего отца, так как имеет железобетонное алиби, как, впрочем, и все остальные убитые. Дэйлинн Асуррэ родился и вырос в Мериссе, соответственно, учился во второй мерисской общеобразовательной школе, и портить Вам жизнь в школе Ваэтрасса не мог физически - расстояние между княжествами несколько сотен километров пустоши, кроме того, он школу закончил, когда Вы еще не родились. Мирсаниэль Ллилиу, второй убитый, ветеринарного образования не имел, всю жизнь проработал инженером в одном из конструкторских бюро Наргонты, на мостах специализировался, кажется. Короче, нечего ему было делать в столичной ветеринарной клинике. Идорэль Хиззиниарн почти всю жизнь прожил безвылазно в Мериссе, только четыре года назад переехал в Наргонту, открыл бакалейную лавку, с того и жил - ветеринарного образования у него не было, необходимости в нем тоже, соответственно, и в столичном ветеринарном училище ему делать было нечего. Таллириэль, четвертая убитая призраком, единственная из всех жертв какое-то время жила в Миаствере, но этот период времени, кстати, имел место до того, как туда прибыли Вы, получила юридическое образование... Да и ее, рафинированную красотку, более всего пекущуюся о собственной внешности и устраивавшую истерики из-за сломанного ногтя, сложно представить в роли ветеринара, да? Стало быть, если она и портила кому-то выпускной, то точно не Вам, господин Эрриль.
  Клаир, слушая мой рассказ, растерянно хлопал глазами, а потом не сразу смог открыть рот, чтобы ответить.
  - Но... О, боги! Я ведь узнал их, их всех... Но... Как же так?!
  И умоляюще смотрит на меня, будто надеется, что я сейчас скажу нечто вроде: 'Это была шутка!'. Или хотя бы проясню ситуацию до конца. Видимо, счел, что я - единственный вменяемый индивид здесь.
  - Так. И, тем не менее, Вы узнали в них, сторонних, в сущности, эльфах, своих обидчиков. Что дальше? Вы пожелали им смерти?
  Рыжий подпрыгнул на стуле:
  - Нет! Нет! Нет, они... они, конечно, далеко не душки, ну, в смысле, те эльфы, которых я знал, и много пакостей в жизни сделали, причем не только мне. Но желать им смерти - это слишком... Кроме, разве что, него, - Клаир впервые прямо посмотрел на Иранэля. - Вот ему да, желал. Еще подумал, как его земля носит... А он, оказывается, и не он вовсе... Ничего не понимаю!
  - И, тем не менее, Вы, увидев своих обидчиков, ну, или тех, кого по какой-то причине приняли за таковых, наверное, очень разозлились... - не отставал я.
  Клаир признался, что так и есть.
  - Такая ярость захлестнула, причем с одного взгляда на них... Я едва смог питомцев их лечить!
  - Но как-то смог, да? - вдруг подал голос Иранэль.
  Ветеринар кивнул.
  - Ну, звери ведь ни в чем не виноваты, и им действительно было плохо. Ради такого я готов забыть о личных проблемах и делать свою работу. У кота был сложный перелом, пришлось...
  Я перестал вслушиваться в экскурс о болячках питомцев жертв призрака и еще раз попытался соотнести сказанное подозреваемым с данными из Лотиной таблицы и с собственными выводами. Как оказалось, изначально с мотивом действий хозяина призрака я угадал - это действительно месть. Но вот общая картина вырисовывалась такая, что и призрак, и его рыжий хозяин - всего лишь орудия. В чьих руках? Боюсь, пока я не получу точный ответ на этот вопрос, не смогу поставить точку в расследовании этих смертей. Значит, Яр, рано расслабляться, надо продолжать рыть носом землю. И еще мне почему-то не хватало духу отдать невезучего ветеринара в лапы Иранэля... Храрга пинком через коромысло! Вот оно мне надо, а?! У меня и так забот хватает! А с этим что, пусть Иранэль со своими дуболомами занимается?! Так ведь запорят дело-то! И ветеринара погубят зазря... Ох...
  - Господин Эрриль, вы маг? - спросил я, перебив его душещипательный рассказ о последствиях кормления сдобным печеньем аллинорских глусков.
  И ожидаемо услышал в ответ:
  - Нет, конечно! Иначе кто б меня из Великого Леса выпустил?
  - А в Вашем окружении маги есть?
  Парень только руками развел.
  - Если и есть, я ничего об этом не знаю. У меня окружение-то...
  - Вот о Вашем окружении мы сейчас и побеседуем, - сообщил я, почти физически чувствуя, как на шее моей повис еще один камень.
  Задать вопрос наш подозреваемый решился далеко не сразу:
  - Простите, Вы ведь не дознаватель, да? Тогда зачем Вам все это?
  И тут я вспомнил, что, поглощенный мыслями о расследовании, забыл представиться. И, как выяснилось, хорошо, что забыл, иначе не получилось бы столь эффектного хода, какой я намереваюсь сделать сейчас.
  - Нет, это я прошу меня простить. Ярос Иолатэ Эль-ала-Антир, княжич и консул мерисский. Считайте меня своим адвокатом, господин Эрриль.
  Лица присутствующих надо было видеть. Да уж, увидел, как начальник мерисской гвардии изображает окуня - считай, все в этой жизни увидел, можно ложиться и помирать спокойно... Эй, это была шутка! Не дождетесь!
  Первым отмер Иранэль. Ну да, профессионал...
  - Ярос, ты хорошо себя чувствуешь? Может, у тебя жар?
  - Нет у меня жара, - отмахнулся я. - Я на полном серьезе. Что, кто-то сомневается в моей квалификации?
  - Нет, но... - Иранэль не нашелся со словами.
  Дознаватель, забыв о церемониях и субординации, притянул его к себе и начал что-то тихо говорить на ухо.
  А я, дав им полминуты на то, чтобы посекретничать, выдвинул первое свое требование в качестве адвоката Клаира Эрриля:
  - Итак, у меня есть все основания полагать, что на моего подзащитного оказано сильное ментальное воздействие, в результате чего эльфы-клиенты были приняты им за собственных обидчиков, что и стало своеобразным приказом призраку-убийце. Таким образом, я требую немедленного проведения ментально-магической экспертизы.
  Мой подзащитный от неожиданности икнул и, закатив глаза, рухнул со стула. Обморок? Похоже на то. Ох, Храрг побери, какие нервные ветеринары пошли...
  - Что ты хочешь этим сказать? - все никак не мог взять в толк Иранэль.
  Он что, все ушам своим поверить не может? Я только вздохнул и сказал то же самое на понятном ему языке:
  - Иди, Ири, поднимай князя с постели, пусть берет всю свою коллекцию мозгоклюйных артефактов и идет сюда, вместе будем у парня ментальные закладки искать и думать, как дальше быть. И поспеши, а мы пока с господином дознавателем ветеринара в чувство приведем...
  При этих словах Иранэль не выдержал - схватил меня за шкирку и вытащил из допросной, на ходу рыкнув дознавателю, чтоб тот сам позаботился о задержанном. Утащил, впрочем, недалеко - всего лишь за угол коридора, что в нескольких шагах от двери в допросную, в глухой узкий закуток, сделанный не иначе как для неделикатного улаживания противоречий следствия, где с силой швырнул в стену, да так, что воздух резко вылетел из легких, потом схватил за грудки и, кипя от праведного гнева, вопросил:
  - Ты что себе позволяешь, щенок?!
  - Котяра! - поправил я, восстановив дыхание. - Разрешаю так себя называть, но только в неформальной обстановке. Мы ж не чужие друг другу...
  По глазам Ири я понял, что он едва сдерживается от того, чтобы ударить меня. Да, сильно я его достал за сегодня! Да и вообще у него вчера и сегодня тяжелые дни выдались. Но, с другой стороны, начальнику гвардии легкой жизни никто не обещал, так что и угрызений совести за свое поведение, в том числе за то, что отвел ему роль живца в операции по поимке хозяина призрака, я не испытывал. К тому же, объяснять, почему для выявления ментального воздействия на бедолагу-ветеринара самоназначенный адвокат требует именно князя Мерисского, действительно лучше наедине.
  - Да ладно, расслабься, выдохни, - спокойно, изо всех сил стараясь скрыть так и рвущуюся из меня издевку, произнес я, в упор глядя на оппонента. - Успокоительного глотни. Или что там у тебя во фляжке за пазухой?
  Ири ответил нечленораздельным рычанием, но меня отпустил-таки. Сам, видимо, начал осознавать возможные последствия собственной несдержанности. А я подавил тяжелый вздох... Н-да, будь я в прежней форме, Храрга-с-два он таскал бы меня за шкирятник, как кота нашкодившего. Хорошо хоть никуда носом не потыкал...
  - А пока хлебаешь и успокаиваешься, я подкину тебе информацию к размышлению, - продолжил я, понимая, что гнев начальника гвардии схлынул, и моей шкурке ничего не угрожает. - Живет в Наргонте некий Эллитар Лаэвинь. Знаешь такого?
  Иранэль, последовав-таки моему совету, молча кивнул.
  - Ну, еще б ты не знал второго помощника посла Его Величества короля эльфов, он же - ответственный за госбезопасность при посольстве эльфов в Миаствере, - ухмыльнулся я. - Так вот, он не далее как в январе этого года искал в городском архиве все, что связано с событиями тысячелетней давности, предшествующими появлению призрака-убийцы. Наверняка, если покопаться в архивах, например, Ваэтрасса или Великого Леса, можно найти аналогичные запросы от господина Лаэвиня или от кого-либо из его коллег. Настоящих коллег, я имею в виду, а не служащих посольства.
  У Иранэля, образно выражаясь, уши торчком встали, как у ищейки, взявшей след.
  - Откуда у тебя эти сведения? Источник проверенный?
  - Не волнуйся, источник - журнал запросов городского архива, а сведения достоверные, хоть и получены неофициально, - ответил я. - Важно другое: понять, с чего посольство Великого Леса вообще заинтересовалось этой темой, а также насколько доказуем тот факт, что они приложили руку к гибели подданных князя Мерисского. И, сам понимаешь, пресветлый Изялиниэль должен быть в курсе событий. Причем узнавать новости лучше из первых уст, разве нет?
  Иранэль тер затылок, переминался с ноги на ногу, кусал нижнюю губу, еще пару раз приложился к своей фляжке, однако поднимать деда с постели не торопился. Ох, я готов прозакладывать собственный хвост в кошачьем обличье, что его сообщенная мной новость крайне взволновала. И, похоже, он хочет что-то сказать мне и, в то же время, не решается. Если не поторопить, так до утра сомневаться и будет.
  - Что, Ири? - понизив голос, настороженно осведомился я. - У тебя такой многозначительный вид, будто теперь уже я чего-то важного не знаю.
  Против ожидания, Иранэль замялся еще сильнее. Та-а-ак...
  - Знаешь, то, что ты мне сказал, выставляет ситуацию совсем в ином свете, - вздохнул, наконец, начальник гвардии.
  Киваю. Так и есть. Сам очень удивился, когда про интерес второго помощника посла узнал. И понял, что без деда в этом деле точно не обойтись.
  - Ну, в общем... А, к демонам! Ты ж все равно узнаешь! - махнул рукой Ири, чем заинтриговал меня, уже порядком заинтригованного, донельзя. - У жертв призрака есть еще кое-что общее, кроме того, что они зверей своих у того рыжего лечили: они все прошли стажировку на базе Красный Лист, что в северной части Великого Леса, причем в один и тот же период времени - весной прошлого года.
  Да, дела... Я только присвистнул, когда челюсть подобрать смог.
  - Но это же военная база!.. Хочешь сказать, у меня в квартале законспирированные бойцы разведывательно-диверсионной специализации обретались? И, возможно, до сих пор обретаются...
  Иранэль покачал головой, прижал палец к губам, призывая говорить потише, после чего нехотя пояснил:
  - Из всех жертв боевую специализацию, не считая меня, имела только ваша правоведша, остальные выполняли техническо-обеспечивающие функции. И я, кстати, был туда приглашен в качестве наставника!
  - М-да, неожиданно... А почему этого не было в досье на погибших? - осведомился я.
  - Тебе его Герлиан составлял? - уточнил Иранэль и, дождавшись утвердительного кивка, продолжил: - Ну, ему, такой высокий уровень доступа не положен. К тому же, он же с тобой работает...
  У меня даже слов не нашлось - черное бешенство враз захлестнуло. Доверие, да... И ведь знали, уррроды, что погибают подданные князя Мерисского от неизвестных причин, что версий рабочих нет, что расследование изначально в тупике! Знали и молчали, уррроды! И Иранэль тоже! Гад! Нет достаточного уровня доступа, фыррр! А сами палец о палец не ударили, просто сидели и смотрели, как погибают мериссцы, и как я бьюсь с органами правопорядка, пытаясь выцарапать у них хоть крохи информации, как пытаюсь вести свое расследование, как... Храрг побери! До сих пор бился бы, что та рыба об лед, если б не то покушение, не переселение в кота и не встреча с Лотей!
  - Слушай, Ири, почему мне вдруг так захотелось убить тебя, а? - тихо, проникновенно произнес я, сверля его взглядом.
  - От плохого характера и повышенной склочности, видимо, - отозвался он, искривив уголок губ в намеке на ехидную усмешку. - А если серьезно, то я погибших по именам не знал, только в лицо.
  - Поэтому тебе понадобились портреты жертв! - догадался я. - Но...
  - Я не знал, что именно они погибают, - вздохнул Иранэль. - На Красном Листе никто друг друга по именам не называет, там псевдонимы в ходу. Знал бы раньше, так сказал бы. А портреты... считай, интуиция сработала. В моем деле приходится прислушиваться к ее голосу.
  Обуявший меня гнев тут же потух, будто его и не было. Зато мозг, получив новую порцию сведений, заработал с утроенной силой, в результате чего выдал сразу несколько версий, вроде бы похожих на правду, но нуждающихся в детальном обдумывании и обсуждении.
  - Ну, навскидку, либо наш заклятый друг-сюзерен (а по чьей еще указке зашевелится посольство Великого Леса?) желает убрать именно тебя, но так, чтобы не вызвать подозрений, и остальные четверо жертв понадобились для отвлечения внимания, - начал я, загнув палец.
  И тут же был перебит Иранэлем:
  - Да неужели? - голос его так и сочился скептицизмом, хоть выжимай. - И в том желании убрали и своего же собственного внедренного агента?
  - Вполне могли, - возразил я. - Думаю, за Талли приглядывали, и то, что Арисаэль каким-то образом сумел заставить ее плясать под его дудку, очень не понравилось куратору засланной эльфийки. Ты в курсе, что он от нее потребовал?
  Ири покачал головой.
  - Эх, не интересуешься ты последними событиями в Наргонте, - по стариковски проворчал я, грозя ему пальцем. - А зря! Дело в том, что Арисаэль, ныне покойный, за каким-то демоном влез в торговлю дурманом и организовал собственный канал поставки - через консульскую почту. И надо ж такому случиться, что посылку с грузом доставили не в расчетную дату, а накануне вечером, она попала в руки консула, который, решив разобраться с ней утром, закинул ее в свой личный сейф и отправился к любовнице. Там его отравили, а почти труп утопили в озере на Старом кладбище, конечно, вместе с ключами от сейфа и отпирающим это чудо техномагической мысли артефактом. Так что Арисаэль отправил ее добывать посылку из сейфа, что она, кстати, и сделала. Так вот, просчитать наиболее вероятный исход этой ситуации, когда Талли или погибла бы от рук торговцев дурманом, или попала бы в руки органов правопорядка, несложно.
  - Она почти засветилась, - хмыкнул Иранэль. - А это убило бы ее ценность как агента под прикрытием. Веский повод списать в расход... И так, чтобы делу польза была. Талант! Думаю, если мы обвиним Великий Лес и его Величество в гибели мериссцев, те будут отнекиваться и упирать на то, что их подданная погибла тоже. Еще версии есть?
  - Версия вторая, она же - третья: вы, пятеро, узнали на Красном Листе нечто, для вас не предназначенное, какой-то секрет Великого Леса или что-то в этом роде, поэтому оставлять вас в живых опасно. Но убирать нежелательных свидетелей надо так, чтобы на его Величество и его окружение никто не подумал. Псих-одиночка с призраком на поводке - неплохой вариант, хоть и не идеальный.
  - Идеальный, - усмешка начальника гвардии стала еще печальней. - Если надо еще и ткнуть Мерисс носом в слабость действующей власти.
  Я только вздохнул.
  - Кстати, третья версия кажется мне наиболее интересной с точки зрения перспективности, - я решил выложить последнюю карту. - Она почти как вторая, с тем лишь отличием, что тех, кто повышал квалификацию на Красном Листе, убирают из опасения, что они могут узнать кого-то. Некую личность, с кем контактировали на той базе, которая, кстати, либо уже внедрена, либо готовится к внедрению в Мерисс. Но тут уж ты более подкован, кто к нам на работу просится.
  Иранэль только кивнул с задумчивым видом. И нехорошая это была задумчивость. Многозначительная.
  - Жаль, я сразу всех подробностей не знал, - сокрушенно вздохнул я. - Самое поганое, даже если б ты изначально увидел всех жертв и догадался про их связь с королевской военной базой, все равно не поставил бы о том в известность ни меня, ни официальные власти Наргонты.
  Злость, вроде бы успокоившаяся, вновь подняла голову в моей душе.
  - Не положено, - отрезал Ири. - Государственная тайна, сам понимаешь.
  Я только рукой махнул.
  - Ладно, оставим эту тему, все равно каждая сторона останется при своем мнении. Сейчас важно решить, что делать - и с ситуацией в целом, и с невезучим ветеринаром в частности. Так что, мне самому деда с постели поднимать, или это сделаешь ты? Просто ты, как начальник гвардии, с этой задачей справишься и легче, и проще. А то меня далеко не все телохранители князя в лицо знают, так что без конфузов не обойдется.
  - Сам разбужу, - поморщился Ири. - Сейчас пойду... Слушай, я спросить хотел...
  Да ладно! Целый день наблюдаю начальника княжеской гвардии в сомнениях, смятении и неуверенности! Неужто завтра море выйдет из берегов, а небо упадет на землю?
  - Слушаю тебя.
  Иранэль помялся еще минуту.
  - Там, в Проклятых землях, с призраками всегда так?
  Настал мой черед тереть затылок.
  - По-всякому. Там, как правило, призраки попроще, уровнем пониже. Зато по одному не нападают, всегда ментально подстегивают, выводят на эмоции - так им проще жизненную энергию из жертвы тянуть. Так что я прекрасно знаю, что ты чувствовал, пока живцом был.
  - Сам, небось, становился объектом пристального внимания этих существ, - Иранэль, склонив голову к плечу, смотрел на меня с таким пристальным вниманием, будто у меня на лбу божественное откровение проступило.
  К чему он ведет?
  - Было дело, - не стал отнекиваться я.
  - И как справлялся? - не отставал Ири.
  - Убегал, - честно признался я. - Мне с моим магическим талантом ничего иного не оставалось. До ближайшего освященного места, коих по Проклятым землям раскидано не так уж много - жрец-то в третьем заградительном гость редкий, по крайней мере, на моей памяти. Или за линию базирования полка, под защиту заклятий и артефактов. Да, от призраков хотя бы убежать можно. А вот от некоторых иных порождений некроса... - меня передернуло. - А, не будем о грустном!
  Иранэль кивнул и вдруг протянул мне руку, которую я сначала автоматически пожал, а потом только сообразил, что подобного жеста расположения от начальника гвардии удостоился впервые.
  - И что это было? - удивился я.
  И вдруг заметил отблеск уважения в глазах эльфа. Храрг побери! Завтра, самое меньшее, снег пойдет.
  - Не дурак, сам догадаешься, - был ответ, после чего Иранэль развернулся на каблуках и быстро пошел к выходу из подземелий дворца.
  А я остался стоять в этом закутке с острым чувством, что мир перевернулся и отныне никогда не будет прежним.
  - Убедись, что у тебя жара нет! - успел крикнуть я, прежде, чем двери подземелья захлопнулись за начальником гвардии.
  И поспешил обратно в допросную, искренне надеясь, что дознаватель в мое отсутствие не угробил подследственного.
  
  Глава 13. 17 июня, день.
  
  Ярос
  
  В Наргонту я вернулся только к обеду, вымотанный, но довольный результатами своих, да и не только своих стараний. Лира и Арза гвардейцы еще до наступления утра под почетным усиленным конвоем отослали в Наргонту - уж не знаю, что они натворили, но я такой чести ни разу не удостоился.
  Результатом многочасовой словесной баталии с дедом, Иранэлем, дознавателями и магами, щедро разбавленной магическими экспертизами, заклятиями и последовательным построением, критикой и разрушением рабочих версий, стал стихийно разработанный план операции по выведению истинных виновников этой затеи с призраком на чистую воду. Конечно, он не предусматривал восстановления справедливости и наказания виновных в общепринятом понимании - в свете открывшихся обстоятельств это дело единогласно отнесено к ведению Мерисса. Кроме того, учитывая, откуда в этой истории ноги растут, рассчитывать на честный, справедливый и беспристрастный земной суд не приходится. Так что придется довольствоваться малым - исполнителями, в лучшем случае, четким пониманием того, что князь Мерисский этим не ограничится (еще бы, эта история - существенный удар по его авторитету!), и осознанием того, что еще одну жизнь я все-таки спас.
  Да, Клаир по итогам нашего экстренного совещания признан невиновным, таким же орудием в чужих руках, как и сама призрачная трегни. В голове у парня обнаружилась целая система из ментальных блоков, установок и ложных воспоминаний, установленных, по мнению деда, 'таки вполне профЭссионально', однако князь Изялиниэль сумел-таки пробиться сквозь нее, хоть и не без помощи еще двух магов-менталистов, разобраться в хитроумном заклятии, а заодно вычленить главное для моего подзащитного: он оправдан. Хоть и хозяин призрака, но ни умысла, ни желания убивать кого-либо у него не было. Увы, от личного волеизъявления ветеринара в этой ситуации ничего не зависело.
  Дело в том, что работавшие с ним маги ювелирно подменили образы индивидов, когда-либо причинивших ветеринару зло, на образы определенных мериссцев, заложили в сознание обязательную реакцию на них - тот самый безудержный гнев, о котором говорил Клаир! - которая и становилась для призрака сигналом к действию. Образов иных потенциальных жертв призрака в памяти ветеринара не обнаружилось, что, на мой взгляд, говорит о том, что Иранэль должен был стать последним, или же о том, что кто-то периодически обновляет 'картотеку'. И подозреваемый наш действительно не был магом, соответственно, поставить метку в ауре потенциальной жертвы или же, например, навесить заклятие Плаща Воды на призрака ему просто не дано. Из этого мы сделали вывод, что маг должен постоянно находится где-то неподалеку и держать руку на пульсе, контролируя все контакты господина Эрриля. Два мага - водник и менталист. Уж не знаю, служат он Аллуриону Второму за деньги или за совесть... Кроме того, неподалеку от хозяина призрачной трегни должен находится и куратор - представитель спецслужб Великого Леса, ответственный за проведение операции. И эти трое должны быть хорошо осведомлены о ходе событий. Вот их-то и неплохо было бы поймать в первую очередь, причем живыми и умственно сохранными. Если же нет... это усложнит задачу, но отнюдь не сделает ее невыполнимой.
  Еще дед сумел вытащить из головы Клаира воспоминание, где тот участвовал в ритуале пробуждения призрака. Зима, лес, ночь, жуткий холод, какой-то бурелом, ни малейшего понятия о том, как он там оказался, куча незнакомых эльфов, и полная неясность относительно происходящего и своего дальнейшего будущего - ветеринар был искренне уверен, что его либо принесут в жертву, либо просто дождутся, пока он сам умрет от переохлаждения, а потом зароют, в снегу под тем же деревом, к которому он был привязан. Поэтому, когда у него всего лишь сцедили немного крови, которую тут же вылили на расчерченную ритуальную фигуру, он не мог поверить своему счастью. А потом в него силком влили какое-то зелье, от которого парень мгновенно отключился, а проснулся уже в собственной постели, где и провалялся почти три недели с воспалением легких. О ритуале в зимнем лесу он до сего момента ничего не помнил. М-да, невесело...
  Об этом воспоминании нам поведал дед. Он же обмолвился, что в ритуале пробуждения призрака участвовало сразу несколько знакомых ему лиц ('Причем не только лиц, но и остальных частей тела, да...'). Ему, а не бедолаге-ветеринару! К сожалению, делиться подробностями князь не стал, предпочел пока что придержать это знание при себе. Перевел тему на предложения по поимке агентов Великого Леса. И его, главным образом, интересовало 'таки шо нам имеет сказать господин адвокат?'.
  Сказать я имел очень много и, для начала, озвучил свои предположения относительно целей устроителей всей этой затеи. Потом выслушал шквал критики и сомнений. Дальше настал черед уточняющих вопросов, переросших в коллективный мозговой штурм, итогом которого стало рождение более-менее нормального плана действий на ближайшие пару дней.
  Во-первых, гвардейцы сегодня же потихоньку возвращают Клаира Эрриля в съемную халупу, где тот лежит несколько дней и приходит в себя после трехстороннего ментального считывания - последствия этого похожи на симптомы сильного отравления, так что подозрений у наблюдателей от Великого Леса вызвать не должны. За ним присматривают агенты Мерисса из числа глубоко законспирированных, внимательно отслеживают, кто и с какой целью наведается к ветеринару, и пока что ни во что не вмешиваются. Если, конечно, не возникнет прямая угроза жизни единственного свидетеля. Да-да, теперь он очень ценный свидетель, его беречь надо! Правда, по решению князя Изялиниэля его воспоминания и о ритуале, и о призрачной трегни, да и вообще о событиях сегодняшней ночи пока что заблокировали, предварительно сняв копию на носитель информации. Во избежание неожиданностей со стороны заклятых друзей и ненужной инициативы самого Клаира.
  Во-вторых, по Наргонте пустят слух о том, что начальник гвардии Мерисса этой ночью подвергся нападению призрака, сумел его развоплотить - помог случайно оказавшийся рядом адепт бога света. Однако сам Иранэль при этом едва не погиб, да и сейчас находится на волосок от смерти, лежит во второй специализированной лекарне под присмотром господина Майнэса и, конечно, своих бойцов. Князь Изялиниэль не верит в то, что начальник гвардии, столько лет прослуживший ему верой и правдой, безнадежен, и вот-вот направит туда мерисских магов-целителей, а то и целого перводемона богини жизни. Кстати, Вэл, согласно этой же легенде, прибыл в Наргонту вечером, не сумел найти ночлег и решил заночевать в том же сквере, где едва не погиб Иранэль.
  Если целью Великого Леса было устранение цепного пса пресветлого Изялиниэля, его точно попытаются добить в ближайшие сутки. А гвардия и спецслужбы Мерисса устроят засаду в лекарне и попытаются взять исполнителей, чтобы через них выйти на заказчиков, или хотя бы на посредников.
  В-третьих, дознаватели Мерисса в целях выявление потенциального шпиона-диверсанта тайно и с величайшим пристрастием прошерстят всех кандидатов на более или менее значимые посты в княжестве, особенно заострив внимание на тех, что являются подданными Великого Леса или княжества Ваэтрасс. И отдельно выяснят, так ли случайно отравилась псинка леди Эллидрейн, как это кажется на первый взгляд.
  Вот пока и все. В дальнейшем план действий будет скорректирован в зависимости от открывшихся обстоятельств.
  Мне в тех мероприятиях никакой роли не отвели - как ехидно сказал дед, в деле выведения заклятых друзей на чистую воду адвокат таки точно лишний. Так что я тоже вернулся в Наргонту, намереваясь в ближайшие несколько дней отправиться вместе с женой в Тарлонг и вплотную заняться решением ее проблем. Эх, если б кто-нибудь год назад сказал мне, что я женюсь на оборотнице с кучей родственников, которые спят и видят сдать ее в безвозмездное пользование клану-конкуренту, наплевав на то, что она вообще-то замужем, проблем и полным комплектом когтей и зубов - я бы посоветовал ему проспаться! А в итоге... И, главное, не от большой любви или хотя бы симпатии, а из-за необходимости легализовать Лотю и, заодно, прикрыть ее от негативных последствий, которые с очень высокой вероятностью наступили бы в результате проноса ею моей полумертвой тушки по улицам города! Иначе я бы о браке с ней и не задумался! Жена поневоле, да... И муж по стечению обстоятельств!
  Эта самая жена, кстати, встречала меня на крыльце лавки Ансельма. Лотя взволнованно прикусывала губу и беспокойно оглядывалась по сторонам, будто высматривала кого-то. Неужели за меня волнуется? Об этом я и спросил ее, едва оказавшись рядом. А потом счел нужным добавить:
  - Знаешь, твоя таблица сегодня спасла, как минимум, одну жизнь.
  Говорить о том, что она же добавила мне хлопот, я не стал - Лоте это знать ни к чему.
  Жена, однако, с одной стороны, обманула мои надежды, и, с другой, тоже заставила волноваться, сообщив:
  - Ярос, Фыр пропал! Как ушел с утра, и не возвращался!
  - Ну... он и раньше уходил, - помедлив, ответил я, больше для того, чтобы хоть немного успокоить ее.
  Самому мне до успокоения было далеко. Конечно, кот уходил и раньше. Только я прекрасно знал, где этот хвостатый гаденыш, потому что сам управлял его тельцем! А сейчас... Храрга пинком через коромысло! Он же может попасть в беду! Перед глазами сама собой всплыла растерзанная змея на крыльце 'Духа из реторты'... Храрг побери!
  - Он пропустил завтрак! - выдвинула Лотя последний аргумент в пользу паники.
  Я против воли кивнул. Зная пушистого обжору, это уже повод для беспокойства. Эх, как бы мне не хотелось того избежать, придется вновь переместиться в Фыра.
  - Лотя, идем в дом, - я потянул девушку за локоть. - Не могу же я соединяться сознанием с котом прямо здесь.
  Та, уже зная, что последует за перемещением моего сознания в Фыркиса, безропотно позволила увести себя и даже пообещала позаботиться о моей коматозной тушке. Добрая она у меня! Но хорошо хоть не пристает с вопросами вроде: 'Ты где был всю ночь и почти весь день? Лир, Арз и Вэл еще до рассвета вернулись!' - беспокойство за котика вытеснило остальные мысли. Так что в любом событии можно найти положительные стороны...
  
  Фыр-Ярос
  
  Когда тьма перед глазами, символизирующая перенос сознания из одного тела в другое, рассеялась, обнаружил себя, вернее, кота сидящим на ветке дерева. Я находился то ли в одном из городских парков, то ли вообще за чертой города - во всяком случае, вокруг меня был лес, и ни малейшего намека на признаки жилья. Правда, дерево, на котором сижу теперь уже я изрядно отстоит от остальных, да и вообще находится на какой-то порядком захламленной поляне. Но тот хлам, что валяется внизу - какие-то обломки, ящики, ржавые металлические хреновины непонятного назначения, а также некие конструкции, в которых при большом напряжении фантазии можно угадать остовы мебели - не позволяет предположить, что здесь поблизости кто-то живет, скорей наводит на мысли о стихийно возникшей свалке или о чем-то подобном. Однако характерных для свалки запахов чуткий кошачий нюх не уловил, не считая, разумеется, запахов мокрого гниющего дерева и ржавчины, что позволило предположить, что кто-то единоразово привез сюда скопившийся хлам и оставил. И ведь давно стоит, прогнило и проржавело все! М-да, раз городские коммунальные службы до сих пор не убрали это безобразие, местечко-то безлюдное, сюда крайне редко кто-то заходит. Судя по запаху, только бездомные собаки... Тогда как здесь оказался я, то есть, мой кот?! И что я... он? Мы! Хотя, нет, так не пойдет. Пожалуй, буду по-прежнему говорить о себе в первом лице, иначе запутаюсь. Так вот, как я тут оказался и что делаю - непонятно.
  И надо бы спуститься вниз и осмотреться. Однако здесь же, под деревом, обнаружилась стая из шести крупных, явно одичалых собак, взявших дерево в кольцо и бросавших на меня плотоядные взгляды! Поэтому Фыр и предпочел сидеть на ветке дерева подальше от земли, а не исследовать окрестности в поисках тропки к цивилизации. А уж мне как обрадовался! Мурчит, о ствол и ветку трется, ластился бы, будь я в тот момент физически воплощенным. Ну, еще бы! Та-а-ак... Выходит, кот каким-то непостижимым образом перенесся из лавки Ансельма на стихийную свалку. Странно все это!
  Я осторожно перетек на ветку пониже, делая вид, что просто отдыхаю. Псины оживились, видимо, подумали, что добыча по какой-то причине решила прекратить борьбу за жизнь и добровольно прыгнуть к ним в пасть. А вот и нет! Просто с более низкой ветки вести огневой обстрел удобней, угол обзора больше, а при таких условиях вероятность промазать куда ниже. Ну, кто тут первый кандидат на подпаленную шерсть? Может, вон тот здоровенный кобель с порванным ухом и располосованным носом? О, а царапины-то свежие, вон, одна еще кровит! Наверное, Фыр их и оставил - котику уже пришлось сражаться за жизнь. Увы, силы оказались не равны, а численный перевес - не на стороне жертвы, так что мурлыке пришлось спасаться бегством.
  За время, проведенное в кошачьем облике, мне, конечно, приходилось становиться объектом пристального внимания собак, однако заканчивались подобные встречи вполне мирно, хоть и в состоянии военного нейтралитета. Но городские псинки понимали, что кошак - серьезный противник. Крупный, с крепкими длинными когтями, отнюдь не миролюбивым нравом и изрядным опытом в драке... Кроме того, вполне могли чувствовать присутствие в теле котика второй, магически одаренной души, которая тоже дружелюбием и всепрощением не отличается. Так что, ведомые инстинктом самосохранения, псы предпочитали обходить Фыра стороной. А вот стая, что караулила моего кота под деревом, таких особенностей пушистика не прочухала, и сейчас поплатится за это. Ну-ка, ну-ка...
  Зарождавшийся огненный шарик - маленький, с ноготь размером - уже готов был сорваться в прицельный полет, обжигая и причиняя невыносимую боль, заставляющую срываться с места и, не разбирая дороги, мчаться к воде или кататься по земле, однако этого так и не случилось. Потому что в этот момент на небольшой полянке с деревом, на котором я скрывался от стаи псов, появилось новое действующее лицо - симпатичная миниатюрная блондинка, кутавшаяся, несмотря на жаркий день, в длинный шерстяной кардиган. Псы, едва завидев ее, резко забыли про загнанную на дерево добычу и, ощетинившись, начали медленно пятиться к лесу. И, Храрг побери, у них действительно была весомая причина опасаться милой и хрупкой на вид девушки - я всем своим существом, буквально каждой шерстинкой чувствую, что блондинка - самый настоящий хищник, опасный, и пребывает она далеко не в лучшем расположении духа. Вернее, она просто в ярости, и готова порвать на лоскутки любого, кто встанет на ее пути, будь то стая бродячих собак, медведь или сам Храрг. Хм, оборотница? Ии кто же, интересно, так ее разозлил?
  - Пошли прррочь, ш-ш-шавки! - рыкнула блондинка, скаля зубы, сейчас слишком длинные и слишком острые для человекоподобной ипостаси. - Порррву!
  Частичная трансформация под влиянием эмоций, обуздать которые сей юной особе не под силу. Да она и не пытается.
  - Прррочь!!!
  Псы инстинктивно отпрянули, ведомые страхом за собственную жизнь (один оборотень против шестерых собак - это без шансов для последних, насколько я знаю Лотю), однако все тот же инстинкт не позволял уйти просто так, оставив добычу более сильному сопернику. Вот для вожака стаи, того самого кобеля с располосованным носом, отсутствие попытки отстоять добычу приравнивалось к потере авторитета в стае - положение его, надо думать, уже было весьма шатким. Так что он, отодвинув в сторонку инстинкт самосохранения, воздвигся, непроизвольно поджимая хвост, между деревом и оборотницей и даже успел оскалиться в ответ... прежде чем 'милая' девушка, молниеносно оказавшись рядом, ударом когтистой лапы, только что бывшей рукой с оригинальным маникюром, разорвала ему горло до самых позвонков! Остальную стаю как ветром сдуло. А девушка, вернув руке нормальный вид и брезгливо поморщившись из-за испачканной одежды, перевела злобный взор на меня.
  - Вот ты где, киса! - улыбка блондинки была откровенно плотоядной. - Сбежать от меня надумал? Зря старался, я твой запах запомнила, я теперь тебя везде отыщу. Да и ошейничек у тебя... В общем, за уличного кошака не сойдешь.
  Фыркаю в ответ. Ну да, ошейник у меня действительно что надо - темно-синий, строгого сдержанного вида, без всяких производящих лишний шум висюлек, пошлых бантиков и стразиков, которые очень пришлись по душе Лоте. И, будь она реальной моей хозяйкой, а не номинальной, точно приобрела бы для меня какую-нибудь розовую жуть с фальшивыми самоцветами и связкой колокольчиков. Или что-то кожаное, с металлическими шипами - она и такой вариант рассматривала. Ага! Нет уж, я заставил ее приобрести самый нормальный вариант, всего лишь с тремя заклепками темного металла. Просто, строго, и хорошо заметно на светло-серой шерстке. Так, о чем это я?
  - Иди сюда, кисуля! - продолжила тем временем блондинка. - Слезай сам, не беси Ари сильней, чем уже выбесил. Не заставляй меня лезть за тобой на дерево, тогда, может, до алхимической лавки доживешь...
  Хм... Зовут ее Ари, упоминание алхимической лавки, видимо, 'Духа из реторты' Ансельма тоже не случайно, а если вспомнить, что, согласно разведданным девчонок, змею покупала женщина невысокого роста, в теплом пальто и с замысловатым маникюром, то при виде ногтей блондинки и шерстяного кардигана напрашивается вывод, что передо мной двоюродная сестра Й'егрес, Ар'Рия Тар-Граорр. И какими судьбами она оказалась в Наргонте? Одна? Или еще с кем-то? А дядя Хар знает? И где он сам, кстати? Надеюсь, дознаватель Айви все же выпустил его из КПЗ. Что, вспоминая события предыдущей ночи (обильные алкогольные возлияния, несостоявшийся поход в бордель, выступление в цирке вместо клоуна), и предполагая события грядущих двух дней (тяжелый отдохняк, осознание того, что свершилось под воздействием орочьего самогона, тяжелый разговор с начальством), наверняка было очень проблематично...
  Пропуская мимо ушей раздраженное шипение и ругательства, я внимательно посмотрел на блондинку, пытаясь отыскать признаки сходства с моей женой. Надо сказать, таковых нашлось немного - кроме цвета волос (признак, надо сказать весьма сомнительный, так как Лотя блондинка с пшеничным оттенком, а эта - платиновая) еще отметил сходную форму ушей и носа. А вот дальше - одни отличия. Ну, надо сказать, Лотя гораздо симпатичнее будет, у нее и черты лица тоньше и ближе к правильным, и фигура более пропорциональная, и ростом выше головы на полторы, да и вообще... Как бы это сказать? В общем, глядя на Лотю, никаких отрицательных эмоций не испытываешь, а вот при виде ее кузины не все так однозначно. Я, например, с одного взгляда на Ар'Рию подумал, что у девушки не все дома. И что я с ней не сработался бы так, как с Лотей.
  - Кис-кис-кис, - нараспев протянула оборотница, вплотную приближаясь к дереву, на котором сидел я, и оглядывая его, будто решая, как будет удобнее добраться до меня - в звериной или человекоподобной ипостаси.
  А я лихорадочно соображал, как мне что же мне делать дальше - сделать вид, что покорился судьбе, и сдаться в ее когтистые руки, что, учитывая судьбу найденных на крыльцах зверушек, весьма опрометчиво, принять бой, исход которого невозможно предугадать заранее, или же попытаться спастись бегством? Хм, жизнь ставит меня перед подобным выбором уже второй раз за последние полчаса. Тенденция, однако, причем вызывающая здравые опасения...
  Можно, конечно, засветить в лоб блондинке приготовленным для псов огнешариком, потом отправить вдогонку что-нибудь из разряда магии воздуха, и завершить все это прицельным попаданием десятикилограммовой когтистой тушки на макушку - на более масштабные боевые действия времени и возможностей, боюсь, не хватит. Однако я, во-первых, не имею опыта драк с оборотнями и даже примерно не могу представить, чего ждать от Ари (Лотя не в счет, она, как бы не злилась на меня, убить всерьез еще ни разу не пыталась). Во-вторых, не факт, что смогу унести ноги, лапы и хвост целым и невредимым, а также что вообще живым останусь после такого. Ну и, в-третьих, упущу шанс узнать побольше о родственниках жены. Да-да, именно родственниках, во множественном числе! А то я сильно сомневаюсь, что оборотни, у которых приверженность иерархии и подчинение тем, кто стоит выше них по иерархической лестнице стаи, вколочено на уровне инстинкта, отпустили бы несовершеннолетнего члена клана, тем более, девочку, в чужой город одну, даже не организовав присмотр на расстоянии! Тут, конечно, можно вспомнить о Й'егрес, что поставит под сомнение мой вывод, однако тут есть железобетонный аргумент 'против': моя жена сама сбежала из этой семейки. А что же насчет Ар'Рии? Тоже сбежала? Или нет? Будет шанс выяснить, если изображу покладистость.
  С другой стороны, я подумал и решил, что убивать любимца двоюродной сестрички прямо сейчас она не станет - Ар'Рии мало просто подбросить хладный трупик любимца кузины на крыльцо 'Духа из реторты' (или куда там она собралась его подбрасывать?), ей соответствующий антураж нужен - выпущенные кишки, лужа крови, агония и предсмертные конвульсии. Так что убить кота она планирует там же, где и оставить труп или рядом с тем местом, а никак не в лесу или укромном уголке парка. Стало быть, у меня действительно есть шанс пожить еще час-другой... А начать швыряться файерболами никогда не поздно! И, если вспомнить, что я не далее, как нынешней ночью в здравом уме и по доброй воле сунулся в активированную, накачанную магией ритуальную фигуру, чтобы поговорить с призраком, то мне сейчас сами боги (ну, или Храрг - как посмотреть) велят произвести разведку. Раз так, то лови меня, Ари, и не жалуйся потом на мерзкий нрав пушистых созданий! А что, где вы котов без характера видели?
  Зевнув, спрыгиваю с дерева и, изображая полного идиота рода кошачьего, встаю напротив нее, делая вид, что очень заинтересовался чем-то в траве. Хвост только раздраженно качается из стороны в сторону, да мышцы спины непроизвольно подергиваются, выдавая брезгливость, но тут ничего не поделаешь - эмоции.
  Впрочем, Лотина кузина тоже не сильно разбиралась в кошачьей психологии, так что с торжествующей ухмылочкой сграбастала меня одной рукой - весьма грубо, надо сказать - и потащила куда-то в лес. Легкий запах духов от ее кожи и волос я, кстати, тоже узнал - именно его я почуял на крыльце лавки Ансельма, когда крыльцо с растерзанной змеей обнюхивал. И еще я почти сразу ощутил, что оборотница постоянно дрожит от холода, с кожи ее не сходят мурашки, и она, стоит попасть под поток теплого летнего ветра, начинает стучать зубами так, будто в буран попала. С чего бы? Она что, больна? Ну, для того, чтоб жарким летом кутаться в теплый кардиган, нужна веская причина...
  - Ох и заставил ты меня побегать, кисуля, - ворчала она, то и дело больно щипая меня за бока. - И всего на минуту отвернулась, а ты уже деру дал... И как только клетку открыл?..
  В общем, из ее полусвязного злого бреда я понял, что кота поймала она, дождавшись, когда тот по какой-то надобности покинет пределы участка Ансельма, однако убивать его сразу, среди бела дня и на глазах у прохожих не решилась, а притащила в гостиничный номер, где намеревалась держать до ночи, и уж тогда... О том, кто пребывает вместе с ней в Наргонте, Ари не обмолвилась ни словом, а я, хоть сейчас и лишен возможности задавать вопросы, но, надеюсь, скоро это выяснить. Сопровождающий Ари Тар-Граорр родственник наверняка знает о ее неуравновешенности, так что вряд ли рискнет надолго оставить девушку в одиночестве.
  По мере нашего продвижения в одном Ари известном направлении дикая чаща обретала все больше признаков окультуривания - появились сначала мощеные брусчаткой дорожки, потом следы садовых ножниц на кустах, а после и редкие фонари, количество которых, впрочем, с каждой полусотней шагов увеличивалось. Все-таки я по-прежнему в Наргонте, что радует меня настолько, что почти примиряет с положением добровольного пленника злобной девицы! Так, а в какой именно точке Наргонты? Парков-то в городе четыре, досконально я знаю лишь два - тот, что неподалеку от школы-интерната, где я провел часть детства и юности, и тот, что ближе всего к Мерисскому кварталу. Столь глухой угол теоретически может находиться в любом из трех оставшихся. Впрочем, скоро Ари, миновав главную аллею парка со всеми ее скульптурами, фонарями, фонтанами, музыкантами и лотками со всякой всячиной, вышла на одну из городских улиц. 'Проспект Третьего августа' - прочел я надпись на указателе, а потом долго пытался вспомнить, в какой именно части города располагается эта улица. Долго... Не потому, что я плохо знаю Наргонту, а из-за того, что в последний раз, когда я был в новостроящихся кварталах, эта улица носила другое, менее пафосное название (какое - убей, не помню), но точно не в честь государственного праздника - даты окончательного объединения империи под рукой Миаствера. Да и за последние два с половиной года здесь многое изменилось. Но я теперь точно знаю, где нахожусь. И, благодарение богам, Ари не пришло в голову утащить меня за пределы Наргонты! Иначе как бы я потом к жене возвращался? Да, коты, как известно, могут отыскать дорогу к дому, находясь даже на огромных расстояниях от него. Только я-то не совсем кот! И о том, как пользоваться внутренней навигационной картой не имею ни малейшего понятия! Пришлось бы по старинке - с указателями и попутками.
  Пока я предавался размышлениям, Ари принесла меня в какой-то двухэтажный особняк, оказавшийся семейной гостиницей, явно с трудом сводящей концы с концами, в уныло обставленный номер. Кое-как впихнула в клетку, видимо, предназначенную для морской свинки, беерского голохвоста или иного некрупного животного, едва ли в половину кота размером, водрузила импровизированную тюрьму на обеденный стол. И, закутавшись в толстую вязаную шаль, сама устало плюхнулась на стул.
  - Заставил ты меня побегать, - выдохнула она сквозь барабанную дробь, выбиваемую ее же зубами (на лестнице сквозняк случился). - Ничего, недолго тебе бегать осталось...
  Я только фыркнул, устраиваясь в клетке поудобнее, что было весьма и весьма непросто, так как для того, чтобы выпрямиться, мне пришлось упереться головой и спиной в потолок клетки, отчего хлипкая конструкция тут же едва не отделилась от основания. Пришлось останавливать 'потягушки' на полдороги, чтобы Ар'Рия не заметила, что клетка сломалась и не пересадила меня еще куда-нибудь, в мешок, например. Храрг! Ну, надо ж иметь интеллект на уровне табуретки, чтобы запихивать крупного тяжелого кота в домик для мелкого грызуна и надеяться, что он станет крепкой тюрьмой для крупногабаритного пленника! А я еще жену балбеской называл... Прости меня, Лотя! Впрочем, все познается в сравнении, да? И, раз на то пошло, хлипкость стен тюрьмы - это, скорее, плюс, чем минус.
  - Хорошо, что до ужина вернулись, - продолжала Ари, то и дело кидая взгляды на дверь номера. - И бабушка не узнает, что я выходила. Она скоро вернется, обещала быть к ужину. Хорошо... Но, может, сходить за чаем? А то холодно ужасно! Брр! - и закуталась в шаль с головой.
  Я снова фыркнул. Бабушка, значит. Бэр'Эурре Тар-Граорр, мать дяди Хара и, согласно заметкам покойного ныне сыщика Саноффи, настоящий теневой управитель клана. Очень любит младшую внучку, а вот старшую почему-то еле терпит. И как я сам не догадался о личности сопровождающего?! Ну кто, кроме любящей бабушки мог бросить все и помчаться с любимой внучкой в неизвестную Наргонту? Или броситься туда вслед за ней? Уж не знаю, покинули ли эти женщины из клана Тар-Граорр Тарлонг одновременно, но вот уверенности насчет того, одновременно ли они оказались в Наргонте, у меня не было. Было лишь предположение, сделанное на основе улик, добытых в номере сыщика, и того, что Лотя разузнала о его последнем ужине...
  - Ладно, я за чаем, - решилась, наконец, Ари. - Иначе вообще околею в этом клоповнике! Щели в рамах такие, что в них крыса спокойно пролезет! - и добавила пару ядреных словечек в адрес хозяев гостиницы.
  Я снова фыркнул. Да не в гостинице тут дело! И номер хоть и небогат, и явно требует ремонта, но в нем достаточно тепло - окна выходят на юг, и от лучей полуденного солнца здесь довольно жарко. Дело, видимо, в состоянии самой Ари. С одной стороны, постоянный озноб может быть симптомом некой болезни, от банальной простуды и до... ну, я в медицине не силен, но знаю, что список можно продолжать бесконечно. С другой, я эту девушку наблюдаю уже, как минимум, час, и иных симптомов вроде повышения температуры тела, кашля, насморка или чего-либо еще пока что не заметил. Выходит, это не болезнь, а состояние такое? Причем, рискну предположить, что длится оно уже не первый день. И эта постоянно мерзнущая девушка вполне могла забыть шерстяной шарф в номере Саноффи. Даже знаю, при каких обстоятельствах.
  Странно только, что любящая бабушка до сих пор не притащила внучку в лекарню и не стоит над душой у целителей, требуя, чтоб те разобрались с причиной ее странного состояния и, наконец, начали лечение. Вместо этого она покорно сидит с ней в Наргонте, помогая покрывать ее делишки, а то и сама принимая непосредственное участие в них, рискует попасться на глаза сыну, да и вообще... Ну, нетипично поведение бабушки Бэр для такой ситуации! Так что думаю, она знает, что происходит с внучкой. И знает, что целители ей не помогут. Или же просто не в силах взять упрямую деваху в ежовые рукавицы и отвести, куда следует.
  - Ишь, расфыркался, - по-старушечьи проворчала Ари, сверкнув глазами из-под шали. - На Й'егрес фыркать будешь! Хотя, нет, уже не будешь, ха-ха... Короче, я скоро вернусь!
  И, так и обмотанная шалью, утопала вниз, на гостиничную кухню. Отсутствовала она минут десять, если верить часам на стене напротив. Я как раз успел кое-как устроиться в своей хрупкой тюрьме, хитро растекшись пузом и лапами по полу клетки, чтобы можно было мгновенно вскочить на все четыре лапы и сорвать верх клетки. А то, что конечности не затекают, так это, видимо, особенность кошачьего организма.
  Вернулась Ари с большой, исходящей паром кружкой в руках, с ногами уселась все на тот же стул и принялась осторожно потягивать обжигающе горячий напиток. Мой острый нюх уловил, что чая кружке была хорошо если половина, остальная часть - смесь из пряностей для глинтвейна, красного вина, виноградного спирта и тонизирующего зелья. Сильно, видать, замерзла девушка, да и нервишки успокоить надо. Но, воистину, нужно лошадиное здоровье, а также наплевательское к нему отношение и куриные мозги, чтобы принимать внутрь ту ядреную смесь, да еще и в горячем виде! Кажется, я начинаю понимать бабулю Тар-Граорр - вести ее внучку к целителям точно бесполезно. Эх, так или иначе, мне все равно придется разбираться в тонкостях взаимоотношений в этой семейке...
  Как оказалось, принюхиваясь, я снова фыркнул. Непроизвольно, и сам не заметил. Зато Ари заметила.
  - Смотрю, больно выразительно ты фыркаешь, - задумчиво протянула она тоном, не предвещавшим мне ничего хорошего. - Никак, сказать чего хочешь?
  Сказать я хотел много чего, только не мог - ни транслятора мыслей, ни спирит-доски у нас не было. Проходилось ограничиваться фырканьем и выразительными взглядами. С другой стороны, коту иного и не полагается.
  - Ты всерьез думаешь, что мне было бы интересно мнение какого-то блохастого коврика? - Ари, предварительно приложившись к кружке, обдала меня запахом спиртного, отчего я, как и любой нормальный кот, брезгливо поморщился.
  Оборотница продолжила злиться и явно искала повод выпустить пар, а раз я сейчас - единственный доступный ей объект для этого. Раз так, мне и быть громоотводом. Или дерьмосливом - думаю, это определение ближе к истине. Нет, убивать меня Ари пока не будет - уж не настолько она психопатка, чтобы из-за вспышки эмоций упустить возможность посильнее напугать двоюродную сестру. Но вот попытаться поглумиться, унизить, морально растоптать вполне способна. И вряд ли в таком состоянии в блондинистую голову постучится мысль о том, что перед ней всего лишь кот, существо по умолчанию разума лишенное, по крайней мере, если шибко умным ученым верить. Ирония, конечно!
  Но, так уж и быть, я готов к обрушению на свои треугольные ушки потока оскорблений вперемешку с жалобами на жизнь. Но! Только при условии, что среди этого словесного мусора будут сведения, позволяющие мне увидеть полную картину того происшествия, которое повлекло за собой заключение позорной для Й'егрес и Лоти сделки, а также того, кто помог сыщику Саноффи отправиться на суд богов. Ну, или хотя бы часть этой картины, тем более, что примерные наметки у меня уже есть.
  - А знаешь, я даже рада, что все случилось именно так, как случилось, - заговорила Ари после короткой паузы, во время которой уполовинила кружку, вернее, бадейку миллилитров на четыреста, лишь немногим уступавшую по объему пивной. - Иначе так и сидела бы в Тарлонге безвылазно еще год, до совершеннолетия.
  Год и два месяца, мысленно поправил я, так как, согласно записям Саноффи, Ар'Рия родилась в августе, и моложе Й'егрес меньше, чем на год.
  - А так... началась вся эта история, скажу я тебе, не очень хорошо - с одного большого облома. Для меня, не для клана... Дела клана, да, общие интересы превыше интересов отдельного члена семьи, ведь, в конце концов, то, что делается на благо клана, делается и на благо всех его членов. Ну, почти всех... Примерно так, кисуля, ездил мне по ушам дядюшка Хар, когда убеждал сидеть тихо, не высовываться, не мстить и проглотить обиду. И я ведь даже отказать ему не могла, не говоря уж о том, чтоб возмутиться и послать куда подальше! Глава клана! Вожак стаи, Храрг его дери... Знает, что не могу я ему противоречить, это ж и бабушку, демоны, расстроит, и на родителях моих отразиться... Я ж не Й'егрес, чтоб, не выбирая выражений, в лоб ему высказывать, что с его решением не согласна в корне!
  И таким отчаянием повеяло от ее слов, от позы, от взгляда, лишь слегка затуманенного алкогольной дымкой, что мне стало ее жаль. Правда, всего лишь на пару секунд - ровно столько понадобилось мне, чтобы вспомнить о судьбе несчастных голубей, крыс и змеи, попавшихся в наманикюренные лапки Ари, о том, что Фыра ждала бы та же участь, если б я вовремя не переместился в котика. А потом я вдруг подумал, что внутри этой юной оборотницы клокочет, как раскаленная лава в вулкане, целое море злобы, и Й'егрес, вернее, теперь уже Лотя - единственная, на кого она может свободно и безнаказанно изливать ее. Конечно, навредить моей жене по-крупному этой мстительной особе не под силу, но вот пакость вроде убитого кота Ари сделает с удовольствием. А вот насчет того, что она так же относится и к другим разумным, попавшимся ей на пути, я сомневался. Да и убийство любимца - не такая уж и пакость, если вдуматься...
  - Кис, я лично против тебя ничего не имею, я к кошкам нормально отношусь, сама как-никак кошка, хоть и крупная. Просто тебе с хозяйкой не повезло, - сказала Ари и рассмеялась.
  Я поерзал в клетке, устраиваясь поудобнее и, подперев щеку лапой, весь обратился в слух. Готов выслушать с величайшим вниманием. И Ари, будто интуитивно восприняв мой посыл, начала свой рассказ.
  Девушка росла и воспитывалась в большой семье Тар-Граорр (в 'семейном дурдоме', как она выразилась), где все подчинялись вожаку клана - старшему брату ее отца Хар'Эгронэлю-Ту и вдове деда, бабушке Бэр'Эурре. И все было в порядке, все согласно традициям оборотней, по крайней мере, Ар'Рии, любимице бабушки, которая всегда прикрывала ее перед вожаком и другими членами клана, так казалось. Ну, если кому-то что-то не нравилось, недовольный переживал это по-тихому, не вынося это на всеобщее обозрение. Бунтовала одна Й'егрес лет с одиннадцати, но ей-то, лишенной защитников и покровителей после того, как сгинула ее мамашка (иначе назвать сестру дяди Хара Ари не могла), ничего другого не оставалось. И ведь отлично понимала, что от этого только хуже, но поделать с собой ничего не могла. Бунтарка по натуре, видимо, это здравому смыслу не поддается и не лечится. Но есть в этом и свой плюс: Й'егрес можно было устраивать любые пакости, чем младшее поколение клана никогда не пренебрегало, и им за это ничего не было - поначалу взрослые отмахивались от жалоб малолетней заразы, потом та перестала жаловаться, осознав тщетность своих попыток воззвать к справедливости. Впрочем, в плане пакостей, безобидных и не очень, в долгу не оставалась, и уж тут-то получала от взрослых по полной.
  - Хорошее время было, - с мечтательным выражением на лице произнесла Ари. - Можно было делать все, что левой пятке захочется, и тебе за это ничего не будет! Разве что дядя поворчит, но так, без энтузиазма.
  Идиллия закончилась, когда Ари исполнилось пятнадцать: на один из семейных праздников были приглашены все члены клана Гритраг, глава которого с недавних пор стал торговым партнером клана Тар-Граорр, где юная Ари увидела племянника главы клана, Роарна, и влюбилась - с первого взгляда, безоглядно и по уши. Весь вечер девушка не отходила ни на шаг от избранника (и, надо думать, порядком его достала, ехидно подумал я), всячески старалась привлечь его внимание, очаровать, обольстить, а то и влюбить в себя (у-у-у, точно достала, до зубовного скрежета), и, хоть и не добилась того эффекта, на который рассчитывала (видимо, чтобы рекомый Роарн тут же пал к ее ногам с предложением руки и сердца), кое-каких результатов достигла. Молодой оборотень был милым, обходительным (насколько таковым может являться представитель темной расы, хе-хе) и изо всех сил пекся о репутации Ари, а именно - ни под каким предлогом не оставался с ней наедине (н-да, так выдавать желаемое за действительное... поистине, блажен, кто верует). Да и вообще, он замечательный! Самый лучший!
  Ари тут же поделилась с бабушкой столь замечательной новостью, однако та, против обыкновения, не порадовалась за внучку, а, нахмурившись, быстро свернула разговор и ушла (ну, конечно, мысленно прокомментировал я, она должна просто прыгать и визжать от счастья, узнав, что малолетняя внучка втрескалась в явно неподходящего парня! Почему я решил, что неподходящего? Так по реакции бабушки Бэр все понятно, да и последующий рассказ Ари подтвердил этот вывод). А на следующий день дядя Хар отозвал Ари в сторонку и открытым текстом заявил: забудь о Роарне! И даже причину объяснять не стал, просто сказал, как отрезал, а потом еще и, как выразилась Ари, 'вожака включил'. Переводя с подросткового на общеимперский, надавил авторитетом на инстинктивном уровне, как попытался со мной и Лотей. Что-то у него в последнее время не очень получается...
  Конечно, Ари не успокоилась. Вернее, на глазах у членов клана она изображала вселенскую грусть, печаль, переживания по утраченной любви и покорность воле дяди, но на самом деле кипела от злости и с огромным трудом сдерживала себя, чтобы не сотворить какую-нибудь глупость в духе Й'егрес (еще бы, мысленно фыркнул я, не дали избалованной, не привыкшей к отказам девчонке новую игрушку, у-у, бяки такие!). И, конечно, деятельная девушка не стала сидеть сложа руки, а потихоньку искала встреч с объектом своей влюбленности, подбрасывала ему милые пустячки в напоминание о себе, а параллельно попыталась выяснить, почему дядя с бабушкой (та тоже потом долго просила Ари забыть молодого Гритрага и переключить внимание на кого-нибудь из ее школы, к слову, самой престижной во всем Тарлонге) сочли Роарна неподходящей партией для нее. Действовать приходилось очень осторожно, однако Ари, хоть и не прошла возвышения и еще не имеет полноценной звериной ипостаси, обладает отлично развитыми инстинктами оборотня, в том числе и нюхом на опасность. Она отлично справилась с этой задачей: ей удалось наладить тайный канал связи с объектом обожания - подговорить двоюродного брата передавать ему записки через доверенную служанку младшей сестры Роарна - и выяснить, что, по мнению первых лиц клана, сей парень не имеет за душой ни гроша, сам работать желания не имеет, а жить собирается на часть имущества дяди, которую тот, по слухам, собирается отписать племяннику. Лично для себя Ари ничего отталкивающего из этих слухов не вынесла, сама знала, что ей в случае замужества положена часть имущества клана в качестве приданого - хорошо жили бы. Правда, обмолвился кто-то, что у избранника юной Тар-Граорр есть проблемы с законом, правда, не понятно, какого рода... Но, если подумать, то у какого оборотня их нет? Нрав горячий, инстинкты прут... Ничего такого! (Тут я даже не комментировал, просто дал себе слово получше приглядывать за Лотей. Она, конечно, вроде милая и спокойная, ни в чем такой не замечена - если, конечно, я никуда не втравлю. Но мало ли... попрут вот инстинкты в один прекрасный день... Фыррр!).
  Так продолжалось несколько месяцев, потом клан ослабил контроль за Ари, та получила возможность тайком встречаться с объектом влюбленности, и, конечно же, ее не упустила. А дальше... дальше на мои бедные ушки обрушился такой поток славословий в адрес незнакомого мне Роарна, что меня начало подташнивать. Или это снова комочек шерсти? Вот как попросится сейчас обратно - образ разрушу... Впрочем, Ари на мой образ уже параллельно.
  Еще из рассказа юной оборотницы я, умудренный жизненным опытом почти что сорокалетний мужик, почерпнул следующее: парень не смог ответить на ее чувства тем же, да и не пытался, а просто использовал влюбленную девчонку - сначала в качестве бесплатной, ничего не требующей любовницы, а потом и втемную в каких-то своих делишках, потому что Ари несколько раз по заданию любимого осуществляла функции то курьера, то связного, то разведчика, то охранника, причем о конечной цели операций, в которых ей с легкой руки любовника приходилось участвовать, юная Тар-Граорр ничего не знала. Увы, ей розовый туман глаза и мозги до сих пор застит, так что все странности в поведении Роарна Гритрага она объяснила себе (и мне тоже) просто: Ро лезет из кожи вон, чтобы обеспечить их совместное будущее, ведь они поженятся, когда Ари достигнет первого возвышения! Правда, родственники с обеих сторон против, но что их несогласие на фоне огромного всепоглощающего чувства? Конечно, поженились бы, а родичи поворчали бы и приняли сей брак, никуда бы не делись. Поженились бы... если б не Й'егрес, чтобы ее Храрг сожрал! Казалось бы, причем тут моя жена, если той Роарн до фонаря? А дело было вот как.
  Незадолго до того чаепития у Тар-Граорров, что разделило жизнь Й'егрес на 'до' и 'после', Роарн объявил Ари, что придумал, как заставить главу клана ТарГраорр дать согласие на брак. В суть своего плана он девушку посвящать не стал, ограничился, как всегда, описанием той его части, выполнение которой возлагал на 'любимую', да Ари и не настаивала. Ей вполне достаточно было знать, что скоро в гости к Тар-Граоррам по какой-то надобности наведается вожак Гритрагов, и Ари предстоит сделать так, чтоб в его еде или питье оказалась немудреная смесь из пары зелий, на которые у Р'Еара Гритрага - о, неисповедимы пути богов, а уж их чувство юмора и вовсе не подвластно никакой логике! - сильная аллергия. После чего пострадавший будет вправе обвинить хозяев, самое меньшее, в непредумышленном причинении вреда здоровью (это уже моя формулировка), милостиво уговориться не бежать с заявлением в стражу и в качестве компенсации потребовать выдать Ар'Рию за своего племянника, и тут уж дяде Хару деваться будет некуда.
  С чего вдруг Гритраг-старший, ранее и мысли не допускавший о подобном браке, изменил свое решение? Почему дядя Хар должен обязательно пойти на его условия, а не затеять собственное расследование или предложить денежную компенсацию? Насколько достоверны сведения про аллергию? Увы, Ари и в голову не пришло задать Роарну эти вопросы, она уяснила главное для себя - по окончании этой авантюры она станет госпожой Гритраг - и наплевала на все остальное.
  Так что появление смеси зелий-аллергенов в чашке Гритрага-старшего - дело рук Ари Тар-Граорр, которая в целях выполнения плана любимого привычно подставила кузину, заварившую тот злосчастный чай. Просто отвлекла служанку, несшую поднос с угощением в гостиную, и ловко вылила смесь зелий в чайничек. Дело - на две секунды. А служанка потом, когда Гритрагу стало плохо, и все бросились его откачивать, и забыла, что Ари перед гостиной обратилась к ней с каким-то вопросом. А для усиления эффекта от потери памяти женщина тут же с подачи все той же Ари была отправлена бабушкой Бэр в длительный отпуск.
  И вроде бы все получилось, но... Ох уж это вечное 'Но'! Постоянно вылезает некстати, превращая достижение в провал, а получение вожделенно приза - в большой облом. Так, как известно, и случилось с Ари - очнувшись, Гритраг в качестве компенсации потребовал не отдать Ари за племянника, а отдать тому самому племяшу в наложницы Й'егрес, да и то лишь до тех пор, пока та ребенка не родит. Вот тут у моей собеседницы, казалось бы, должны, наконец, открыться глаза... Но не тут-то было! Вечное 'но', да... И, самое главное, дядя Хар полностью согласился с требованиями компаньона, лишь попросил отсрочку, чтобы уговорить племянницу! Этого Ари уже никак понять не могла.
  Шокированная таким поворотом дел, оборотница бросилась к Роарну, а тот лишь руками развел, мол, дядя так решил, а с вожаком не спорят-с. Так что прости-прощай, дорогая, не судьба нам быть вместе. Хм, если раньше я еще мог допустить, что Гритраг-старший развел и племяша, и несостоявшуюся невестку, то после этой фразы с уверенностью могу сказать: оба Гритрага действовали заодно, а объектом разводки стала Ари. Вот насчет дяди Хара не уверен - уж слишком быстро сей мутный тип согласился сдать Й'егрес в 'аренду', тут явно что-то нечисто.
  После этого Ари на два дня заперлась в своей комнате и молча лежала на кровати, пялясь в одну точку. И, кода ступор прошел, решила сама бороться за свое счастье. Как именно? А очень просто: ни много, ни мало, а устранить Й'егрес - ведь, если б не эта дурында, избранницей Роарна точно стала бы Ари! Ну, тот факт, что избранница, наложница и жена - в корне разные не только понятия, но и судьбы, ее снова не смутил... Ох, как же я порой завидую такой незамутненности сознания, когда мир для тебя поделен на черное и белое, и существует лишь твои желания, твое мнение и твои методы, а на все остальное можно наплевать! У самого никогда такого не было, с самого детства привык оглядываться на других и по сторонам, разумеется. Впрочем, хорошо, что меня такая зацикленность на собственной персоне мииновала, иначе, боюсь, я бы и не дожил до своих лет. И жена у меня, по счастью, не такая. И друзья тоже - иначе они не были бы таковыми.
  Как именно юная оборотница собиралась устранять 'счастливую' соперницу, мне она так и не поведала - не успела ничего придумать, так как Й'егрес вскоре сбежала. Однако это обстоятельство не заставило Гритрага изменить решение - в качестве 'компенсации' он хотел получить только ее. С чего вдруг такое упорствование? Ари не знала, да ей, по сути, это было неважно.
  Кроме того, сорваться сразу в поиск и преследование Й'егрес по горячим следам Ари не смогла - ее, оборотницу, вдруг свалила какая-то болезнь, диагностировать которую приглашенные лекари и целители так и не смогли. Девушку постоянно бил озноб, она не могла согреться даже вблизи камина и под грудой одеял, на нее нападали приступы противной слабости, да такие, что даже поход в уборную в таком состоянии приравнивался к подвигу, еда просто не лезла в горло, наваливались сильные головные боли, а сердце заходилось в бешеном ритме. О том, что помогло ей сейчас чувствовать себя более-менее нормально, хоть и по-прежнему постоянно мерзнуть, оборотница рассказывать не стала, как и о причине заболевания, обмолвилась лишь, что больше трех недель потеряла впустую. Впрочем, о причине я догадался и сам: видимо, так проявлял себя то ли долг жизни, правда, не перед Гритрагом-старшим, а перед Й'егрес, то ли божественное наказание за подставу все той же Й'егрес. Так или иначе, помочь девице могли лишь в храме.
  А потом, через месяц Ари случайно подслушала разговор бабушки с дядей, из которого поняла, что для поисков сбежавшей племянницы последний нанял частного сыщика, и почти сразу у нее появилась мысль упасть тому на хвост и так найти Й'егрес, а дальше действовать по обстоятельствам. Причем юная оборотница уже твердо знала, что, как бы не сложились эти самые обстоятельства, спокойная жизнь двоюродной сестре не светит - Ари сделает все, наизнанку вывернется, но доведет эту гадину или до сумасшествия, тюрьмы или могилы, уж как получится.
  Надо сказать, сам сыщик на мою собеседницу впечатления не произвел, однако пренебрежения своего она никак не выдала (ну, судя по записям Саноффи, очень даже выдала), спокойно ответила на его вопросы, сама между делом отлично его запомнила, так что отыскать его даже в густонаселенном городе для нее не стало бы проблемой. Потом, через пару месяцев, понемногу разговорив бабушку, ей удалось узнать, что Саноффи удалось-таки выйти на след Й'егрес - поганка обнаружилась в Наргонте. И Ари сама отправилась во второй по значимости город империи. Да, тоже сбежала. Занятная семейка...
  А дальше я и сам мог поведать о приключениях Ари: добралась до Наргонты, отыскала нанятого дядей сыщика, вытянула из него сведения о местонахождении двоюродной сестры в обмен на постельную гимнастику (ну, или прикинулась девицей легкого поведения и, получив таким образом доступ к документам о расследовании сыщика, нашла в них все необходимое). Однако хлебнуть самостоятельности девушка не успела, так как бабушка Бэр, видимо, разгадав замысел внучки, примчалась в Наргонту вслед за ней. Здесь у них состоялся долгий тяжелый разговор, во время которого бабушке было сказано, что, пока угроза личному счастью Ари со стороны Й'егрес не устранена, она никуда отсюда не уедет, а под конец внучка еще и самоубийством пригрозила, так что деваться матриарху клана Тар-Граорр было некуда, пришлось остаться и помогать Ари по мере сил и возможностей. Наверняка в надежде образумить свою любимицу. Или хотя бы подчистить за ней следы во всех ее шалостях. А это было непросто, очень непросто... Да еще и осложнялось необходимостью скрываться от прибывшего в город дяди Хара. В общем, ситуация...
  Уж не знаю, кто из них - бабушка или внучка - и с какой целью назначил Саноффи встречу в 'Черной лозе' и кто потом убил его - увы, Ари не успела поведать мне об этом (но я с уверенностью могу сказать, что тело сыщика на делянке Ансельма они прятали вдвоем), так как на этом этапе ее рассказа пришла Бэр'Эурре Тар-Граорр и прервала внучкины словоизлияния одной лишь фразой:
  - Что, поймала? А ты уверена, что это тот же самый кот?
  - В смысле? - вскинула брови Ари. - Думаешь, я не в состоянии отыскать одно единственное животное?
  Бабушка Бэр окинула меня пристальным взглядом.
  - Ведет он себя иначе, чем днем, - резюмировала она после паузы. - Днем озирался затравленно, шипел на нас и под диваном прятался, а сейчас сидит напротив тебя спокойно, будто более сильного хищника в тебе не чувствует.
  Ари тоже воззрилась на меня. Долго смотрела, больше пяти минут, и с течением минут взгляд ее становился все более подозрительным и колючим.
  - Действительно, ба, - подвела она итог своему наблюдению. - И смотрит, как душевед, к которому меня мать отправляла - снисходительно так... Мне всегда хотелось ему по морде дать, а потом кишки размотать по кабинету!
  - Ари, приличные девушки так не выражаются! - строго одернула внучку леди Бэр.
  Но на ту тон бабушки впечатления не произвел.
  - Может и не выражаются, - скучающим тоном протянула Ари. - Но желать подобного исхода событий им никто не мешает. Другое дело, не все признаются... Хотя, кишки по спальне, например, это мысль!
  - Ари! - предупреждающе рыкнула бабушка.
  Но девушка только отмахнулась. Леди Бэр тяжело вздохнула, села рядом с внучкой, покосилась на пустую кружку неодобрительно, но ничего по поводу того, что ее несовершеннолетняя внучка потребляет дикую алкогольную смесь, не сказала. Заговорила она совсем на другую тему:
  - Завтра утром мы возвращаемся в Тарлонг.
  - Нет, ба, ни за что... - попыталась возмутиться Ари, однако леди Бэр властно подняла руку, требуя дать ей договорить, и внучка подчинилась. В кои-то веки.
  - Мы возвращаемся. Мне удалось узнать, что у Хара'Эгронеля возникли срочные дела дома, требующие его личного присутствия, и завтра с утра он возвращается. А, так как он последние двое суток провел в камере городской стражи, то настроение у него, сама понимаешь, отнюдь не миролюбивое. Так что лучше ему не знать, где мы провели эти несколько дней. Иначе мой сын догадается, кто, в конечном итоге, поспособствовал тому, что его посадили в эту самую камеру.
  Ари при упоминании дяди слегка побледнела и притихла, впрочем, ненадолго.
  - Нет, ба, я никуда не поеду. Я ее измотаю и...
  - Чем? Будешь и дальше трупы зверушек на крыльцо подкидывать? - леди Бэр устало откинулась на спинку стула и прикрыла глаза рукой. - Так надолго этой затеи не хватит, особенно принимая во внимание тот факт, что этой ночью ты намерена столь же демонстративным образом прикончить кота Й'егрес. Так вот, для последней станет делом чести выследить тебя. Уж не знаю, что она предпримет позже, но этого она тебе не спустит - или сама в засаду сядет и выследит, или в стражу заявит. Она ж теперь жена какой-то местной шишки, так что послать ее у последних вряд ли получится! Сама понимаешь, одним устным внушением в этом случае ты не отделаешься. И я вместе с тобой!
  Девушка прижалась к ней, преданно заглядывая в лицо.
  - А как же иначе? Ты ведь моя любимая бабушка.
  На мой взгляд, искренности в проявлении чувств к старшей родственнице было немного, а вот желания привязать ее к себе посильнее, чтобы было кому обеспечивать прикрытие - неважно, перед законом или дядей Харом - хоть отбавляй. Я, конечно, лицо пристрастное, но вряд ли меня кто-то осудит за негативное отношение к моей потенциальной убийце.
  Леди Бэр, видимо, фальши в словах внучки не уловила, наоборот, подобрела - улыбаться стала, обняла Ари и поцеловала в висок. Да, с одного взгляда становится понятно, что матриарх клана Тар-Граорр младшую внучку обожает до безумия. Тем тяжелее ей было услышать следующие слова своей любимицы:
  - Ты, помнится, говорила, что Й'егрес больше не будет проблемой... Выходит, ты солгала?
  Выражение лица леди Бэр мгновенно изменилось - стало жестким, даже каким-то хищным.
  - Не все в этой жизни зависит от меня, - только и сказала она. - И давай закроем эту тему.
  Ари не стала возражать, вернулась к уговорам 'остаться еще хоть на несколько дней', бабушка приводила аргументы 'против'. А я вдруг задумался над тем, что же бабушка Лоти имела в виду, когда говорила, что старшая внучка больше не проблема? Помнится, жена говорила, будто помнит себя лишь со вполне определенного момента, правда, что это была за момент, так и не рассказала, вернее, не написала, поганка! Так не приложила ли бабуля руку к тому, что предшествовало этой амнезии? Если выяснится, что моя догадка верна, то я этого так не оставлю! Как минимум, компенсацию за вред здоровью и ненадлежащее исполнение обязанностей опекунов стрясу, а там пусть с этой семейкой инспекторы по делам несовершеннолетних разбираются! Фыррр!
  Разговор бабушки и внучки затянулся до темноты, причем в голосе обеих уже отчетливо слышались рыкающие нотки - оборотницы понемногу выходили из себя. И я готов был прозакладывать собственный хвост, что в случае протеста леди Бэр просто сгребет несовершеннолетнюю строптивицу в охапку и увезет домой силой. Это же поняла и Ари, так как интенсивность ее возмущения и попыток убедить бабушку в том, что ей жизненно необходимо остаться в Наргонте и дальше портить Й'егрес кровь, со временем уменьшались. В конце концов, леди Бэр вроде бы удалось убедить Ари в своей правоте - та нехотя согласилась вернуться в Тарлонг, и бабуля, поверив ей на слово, расслабилась, ослабила бдительность, выпустила внучку из зоны досягаемости. И та не преминула воспользоваться предоставленной возможностью Чем та и воспользовалась - схватила клетку со мной, в мгновение ока выскочила в окно и понеслась, путая следы, по переплетению улиц, переулков и закоулков одним ей ведомым маршрутом.
  - Нет уж, я остаюсь, - сообщила она мне, когда остановилась перевести дух. - Ро мой, Й'егрес может утереться... И утрется, когда будет кошака своего оплакивать, ха!
  Я только вздохнул. Бесполезно ей объяснять, что кузина о том Ро ни сном, ни духом, это Гритрагам она зачем-то понадобилась, так что пусть с ними и разбирается - не услышит.
   А госпожа Бэр почему-то не спешила вдогонку за внучкой. Почему? Понятия не имею. Гораздо важнее мне сейчас понять, что в голове у похитительницы. Хотя, думаю, ничего хорошего - наблюдение показало, что Ари окольными путями медленно, но верно приближалась к лавке Ансельма. Стало быть, развязка уже близка...
  
  Глава 14. 17 июня, вечер.
  
  Фыр-Ярос
  
  За то недолгое время, что оборотница кралась окольными путями к 'Духу из реторты', я успел 'слетать' обратно в свое тело и предупредить Лотю и ребят, оказавшихся в тот вечер в лавке Ансельма, о том, что у них вот-вот будет гостья, а также обрисовал специфику и намерения этой юной особы. Те сразу развили бурную деятельность. Ансельм, испугавшись за парадное крыльцо своей лавки, тут же бросился к главному входу и коршуном засел там, сжимая в руках склянку с какой-то тускло светящейся жидкостью. Пришлось попросить парней сказать алхимику, решившему в кои-то веки храбро стать на защиту своей собственности, чтоб те придали господину Тобберу более естественный вид, иначе он ненужные подозрения у Ари вызовет. Хотя я и не был уверен, что она, даже догадавшись о засаде, откажется от затеи умерщвления кота.
  Лотя, весь день не находившая себе места от беспокойства, обрадовалась перспективе наконец-то выпустить пар и, кровожадно сверкая глазами, заявила, что сама разберется с похитительницей своего любимца, и просит под ногами у нее не путаться, после чего отправилась на второй этаж - перекидываться. Лир и Арз пока что держали нейтралитет, в бой не рвались, но переглядывались многозначительно. Я лишь выразил надежду на то, что они не дадут моей женушке наломать дров, получил одобрительные кивки в ответ, после чего вернулся обратно в Фыра - своего кота я один на один с неуравновешенной девицей, жаждущей крови, не оставлю!
  Вернулся я вовремя: Ари, решив штурмовать 'Дух из реторты' с тыла, бродила вдоль забора заднего двора лавки, выбирая, где удобнее перелезть через него. Клетку с Фыром она так и держала под мышкой, так что попыток побега пушистый узник пока не предпринимал. Выпускать переносную тюрьму из рук оборотница вроде бы не собиралась, но это только пока - с ее-то небольшим ростом ей вряд ли под силу перемахнуть через ограждение одним прыжком. Значит, сначала поставит на забор (он каменный, достаточно широкий) - как раз дотянется, встав на цыпочки и вытянув руки, - а потом уже полезет на стену сама. Вот тогда и наступит пора ломать клетку и делать лапы. А дальше... посмотрим.
  Так и случилось. Пока младшая Тар-Граорр подтягивалась на руках, я встал на лапы, потянулся от души, выгнув дугой спину, отчего моя хлипкая темница развалилась на две части, верхнюю и нижнюю. Причем верхняя так удачно упала на голову Ари, что подарила мне еще несколько секунд форы, пока оборотница выдирала прутья клетки из волос, поливая отборной бранью и меня, и клетку, и Лотю, вернее, Й'егрес. За что последнюю? А за компанию. И вместе с клеткой она, кстати, изрядного клока шевелюры лишилась, что сказалось на ее настроении не самым лучшим образом.
  Н-да, теперь боевой настрой сменился яростью - не холодной и расчетливой, а той безумной, что имеет свойство отключать мозги. Не всегда, конечно, есть и счастливые исключения, но вот Ари Тар-Граорр к ним не относилась. Едва оказавшись на заднем дворе лавки она, забыв об осторожности и необходимости действовать тихо, начала бегать за мной, с треском ломясь через кусты (прости меня, Ансельм, я тебе все возмещу, обещаю!), изничтожая то, что осталось от делянки, и ругаясь столь громко и грязно, что точно уже обратила на себя внимание жителей всех домов по соседству. И да, я специально бегал от нее - тянул время до прибытия подкрепления в виде жены и друзей. Оно и прибыло... Но в каком виде!
  Задняя дверь дома распахнулась, и из нее медленно и величаво вышла Лотя в звериной ипостаси, на миг остановилась на крыльце, окинув гордым взглядом задний дворик, увидела злую растрепанную Ари, поймавшую-таки меня за хвост (мяу-у, больно!) и теперь пытающуюся вытащить из кустарника, и янтарные глаза королевского храргота олыхнули чистой незамутненной злостью. И я при виде нее вдруг отчетливо понял, что Ари сейчас будут убивать, причем по-настоящему - нападения на любимого кота Лотя никому не простит, и смыть такое можно лишь кровью.
  Это же поняла и младшая Тар-Граорр, однако ноги уносить и не подумала, а быстренько выпустила мой хвост и, не снимая одежды, начала перекидываться, но совсем не так, как Лотя. Лицо ее в несколько секунд стало похоже на морду кого-то из больших кошек: верхняя часть будто смазалась, стала плоской, потеряв четкие очертания, в то время как нос скулы и нижняя челюсть вытянулись вперед, стали еще тяжелее, а из-под верхней губы показались внушительные клыки. Тело же, несколько раздавшись в плечах и грудной клетке, сохранило человеческие очертания, разве что руки удлинились, а ногти превратились в длинные крепкие загнутые когти. Нежно-розового цвета, с тем же темно-синим рисунком, что я успел в деталях разглядеть на ногтях Ари, пока та изливала мне душу... Почему-то именно когти с маникюром вызвали у меня приступ неконтролируемого смеха-фырканья, отчего младшая Тар-Граорр, не глядя, швырнула в мою сторону булыжник, между прочим, только что выцарапанный из мощеной дорожки Ансельма. Не попала, но Лотю выбесила окончательно. М-да, ситуация...
  - Вот так индивиды и показывают истинное лицо! - послышался ошарашенный возглас подполковника из-за кухонной двери.
  Я даже фыркать не стал. А как тут возразить, если миловидная девушка вот так, всего за несколько секунд девушка в нечто среднее между человеком и животным? Надо думать, это и называется полной версией 'частичной трансформации'. Не самое эстетичное зрелище, и это еще мягко сказано... В случае дяди Хара все гораздо симпатичнее выглядит - это я про то, как он подлокотники кресла рвал. Хм, а Лотя перекидывается мгновенно, и полностью в зверя... Вроде родственницы достаточно близкие, а такая разница! Почему, интересно? Потому что Ари еще не достигла совершеннолетия или, по оборотнячьему, первого возвышения? Или причина в том, что она, в отличие от кузины, не архаик? Надо бы просмотреть папку от Герлиана, надо! Но где на то время взять? Эх...
  Пока я предавался раздумьям, да сохранность собственного здоровья обеспечивал путем уворачивания от булыжника, Лотя перешла в наступление: здоровенный золотисто-черный храргот, в сумерках похожий на тень, бесшумно спустился с крыльца на мягких лапах, а за ним... А за ним, в четыре руки держа хищную кошатину за хвост и упираясь изо всех сил в попытке затащить ее в дом, вышли Лир с Арзабалем! Ну, как вышли - моя жена за собой их вытянула! Двух взрослых мужиков, боевых офицеров! И даже не запыхалась особо, лишь хвостом пару раз дернула, мол, прилипло к нему что-то! Но, Храрг побери, когда я просил их уговорить Лотю не делать глупостей, а просто оказать нам троим силовую поддержку, я совсем не это имел в виду! Хотя, судя по тому, что я вижу, леди Иолатэ, желая отомстить за кота, закусила удила, послала всех советчиков к храрговой бабушке и пошла наводить справедливость по мере сил и душевного состояния.
  Если она не солгала про полную потерю памяти, то Ари ей сейчас никто, а Фыр - любимый котик, не раз выручавший из беды! Хоть и тот еще поганец тот еще, да... А если солгала, то любить двоюродную сестру ей особо не за что, так что намечающаяся расправа в данном случае - воздаяние по заслугам, прошлым и нынешним. В любом случае, осудить мою жену с точки зрения морали нельзя. А вот с точки зрения закона очень даже можно! Даже с учетом всех смягчающих обстоятельств вроде незаконного проникновения потенциальной жертвы в жилище и покушения на собственность леди Иолатэ (это я про Фыра). Кроме того, терять основную свидетельницу, а то и обвиняемую в деле об убийстве сыщика Саноффи, нельзя ни в коем случае. Да-а, как бы грозно не выглядела младшая Тар-Граорр, а сомнений в исходе схватки у меня не было. Подозреваю, а когда Лотя в таком состоянии, она и при отсутствии боевого опыта противницу разорвет. Тем более, мы с парнями выступим на ее стороне. А Ари же просто глупая взбаломошная девчонка, которой, если и доводилось убивать, то только на эмоциях и по чистой случайности. Увы, придется сохранить ей жизнь и здоровье (пускай и относительное), даже если ценой тому станет злость Лоти на меня лично - переживу. Вернее, выживу. Но по носу младшая Тар-Граорр точно получит, обещаю...
  Но Лир и Арз... Вот... Позорище! А еще армейские офицеры, причем не штабисты какие-нибудь! Всю службу провели на границе с Проклятыми землями, не раз сталкивались с самыми разнообразными порождениями некроса, и не смогли справиться с одной оборотницей! У-у! Фырррр! Вот тут я все-таки не сдержал эмоций, и выдал-таки громкую визгливую тираду, пока карабкался обратно на забор. Жаль, слов никто не разобрал, а то душевный мат получился, до печенок пробрал бы...
  Так вот, на забор я вскарабкался с одной единственной целью - самому иметь возможность влиять на ситуацию и не допустить смертоубийства. А сделать это сейчас можно было лишь одним способом - вырубив Ари после того, как Лотя отвесит ей пару плюх. Леди Иолатэ, как бы сильно не злилась в этот момент, бессознательную и беспомощную родственницу добивать не будет. И вырубать наглую похитительницу домашних любимцев придется чем-то из арсенала магии воздуха. Ну, не огненной же - шкуру подпалю, тем самым дав Тар-Граоррам повод для иска о возмещении вреда здоровью, и доказывай потом, что имела место необходимая оборона... Нет уж, небольшой заряд небесного электричества от маленькой молнии (на большую я не способен в принципе, на среднюю - только если сделаю кое-какие приготовления и как следует постараюсь), направленный точно в затылок или же основание шеи, лишит вздорную девицу сознания. Главное, следов от него не останется! А после мы ее свяжем и отправим кого-нибудь за стражей.
  Да, есть у магов-воздушников такой способ вырубания противника без причинения ему тяжких повреждений, испытанный веками практики - я про него в магунивере узнал. А после жизнь и мне пару раз предоставила шансы на деле убедиться в действенности этого способа. Сейчас, видимо, будет третий раз...
  Сказано - сделано. Дождавшись, пока девушки (то есть, две жуткие хищные зверюги, одна на двух ногах, другая на четырех лапах) перейдут от ритуальных танцев с 'прощупыванием' друг друга, обменяются первыми, еще слабыми ударами и перейдут к схватке всерьез, я сотворил нужной заклятие.
  Атаковав с наскока, Ари врезала Лоте по шее, а в ответ получила по лицу (морде?) тяжелой лапой двоюродной сестрички. Вдогонку еще и по пятой точке хвостом хлестнуло, что особенно обидно! Младшая Тар-граорр отскочила к забору, надеясь обрести пространство для маневра, и на миг замерла спиной ко мне, а ее волосы, тоже собранные в конский хвост, качнулись и упали на плечо спереди, открывая шею, я отправил молнию в короткий полет.
  Сгусток небесного огня бело-голубого цвета с тихим, лишь кошачьим ухом различимым треском преодолел расстояние от меня до цели и влепился точнехонько в основание шеи оборотницы. Та, как стояла, так и повалилась лицом вниз, врезавшись любом в мощеную булыжниками дорожку. Как статуя, а не живой индивид! И никаких конвульсий, обязательно имеющих место при ударе электрическим током! Ни звука! Ни малейших признаков жизни! Храрг побери! Она вообще дышит?
  Лир и Арз, до того благоразумно решившие держаться подальше от девичьей драки, осторожно приблизились к лежащей колодой Ари и под недоумевающее порыкивание Лоти попытались нащупать у нее пульс.
  - Вроде жива, - неуверенно резюмировал Арзабаль. - Но одеревенелая вся. Парализована, короче. Возможно, в сознании, но я не уверен.
  Вот даже как! Вместо того, чтобы вырубить, мое заклятие ее парализовало! Ну, с одной стороны, меня такой результат тоже устраивает, с другой, повторюсь, терять ее нельзя, особенно сейчас, когда в деле Саноффи еще столько белых пятен! Интересно, откуда такая реакция? Снова следствие, предположительно, долга жизни или чего-то подобного? Раз уж на температуру окружающей среды ее тело реагирует постоянным ознобом, то от небольшого электрического разряда вполне могла и в кому впасть, а то и вовсе туфельки отбросить. Эх, не подумал... Ладно, корить себя за опрометчивое решение буду позже, сейчас надо девчонку спасать, а то мало ли...
  - Слышь, Котяра, - подал голос Арз, по-прежнему державший руку на сонной артерии Ари. - Вроде дышит, но пульс слабый, нитевидный, не ровен час богам душу отдаст. Надо ее в лекарню, и как можно быстрее.
  Согласно мяукаю. Я и сам это понимаю, и очень жалею, что нашего штатного лекаря, Эми, сейчас нет дома - племянница Ансельма дежурит в лекарне. Я мысленно позвал Лерисах, однако та, против обыкновения, не отзывалась и, чувствую, не из-за занятости. Видимо, опасалась, что я начну задавать всякие неудобные вопросы. Например, почему о том, что в Наргонте присутствуют бабушка и двоюродная сестра моей жены, я узнаю не от нее лично, и только после того, как оная сестра похищает моего кота с самыми садистскими намерениями?! Не предупредила, поганка такая, хотя это и было в ее интересах! Почему? Интересно...
  Можно, конечно, схватить Ари в охапку, водрузить на женушку и отвезти к господину Майнесу, где о ней гарантированно позаботятся, но на это потребуется время, минут сорок, как минимум, а судя по выражению лиц парней, Ари может и не протянуть столько.
  Лотя, думаю, вполне способна оказать помощь сестричке, но только после долгих уговоров, на коорые сейчас совершенно нет времени. Кроме того, спасать Ари лучше под контролем кого-то более оптного в лекарском деле, чем леди Иолатэ. И у меня даже есть кое-кто на примете! И ничего страшного, что не маг и вообще ветеринар! Ари-то наполовину животное, ей и звериный врачеватель сойдет, тем более, что практика у моего подзащитного, Клаира Эрриля, обширная. А в доме его я вчера заметил небольшой шкафчик с лечебными зельями, специальный стол и яркую лампу над ним, из чего сделал вывод, что эльфу четвероногих (шести-, восьми- и так до бесконечности) пациентов и на дом приносят, стало быть, оказать Ари помощь он сможет и на месте. Кроме того, в процессе подготовки к операции специалистами из Мерисса было изготовлено несколько карманных порталов, ведущих как в дом главного свидетеля, так и в укромные места неподалеку от него, и я, пользуясь правами адвоката, вытребовал себе один такой. А второй стащил по-тихому, пока никто не видел - как чувствовал, что пригодится! Так что перенестись к Клаиру можно мгновенно. Конечно, есть определенная сложность - после ментального считывания, а потом и наложения сразу нескольких ментальных заклятий состояние у ветеринара сродни тяжелейшему похмелью, и он не факт, что ноги до смотрового стола доволочет. Но я планирую взять с собой Лотю, которой вполне по силам привести его в норму, пусть даже относительную. И потом, где это видано, чтобы адвокаты за бесплатно работали?! Понятно, что денег за свои услуги я с господина Эрриля не взял бы в любом случае, но попросить его об ответной услуге - вполне. Как начало дальнейшего и плодотворного сотрудничества - у меня же кот есть. И жена-оборотень с полным комплектом родственников! Только тещи не хватает!
  Итак, решено! Быстренько возвращаюсь в родное тело (Лера снова молчит, видимо, чувствует, что накосячила), кое-как встаю, борясь с затекшими мышцами (позаботилась обо мне женушка, ага!) и оправляя измятую одежду, спешу на задний двор раздавать указания. Не сказать, что мое предложение вызвало единодушное согласие у всех участников действа (Ари, понятное дело, не спрашивали), но за неимением лучшего его приняли. И, к чести присутствующих, от внепланового визита к ветеринару никто не отказался. Правда, пациентку связали на совесть.
  К господину Эррилю мы так и отправились впятером - я, Лир и Арз, несущие 'статую' за руки и за ноги, и Лотя, ради позднего визита принявшая человеческий облик. Крайне недовольная - не вышло спустить пар в драке, а душа-то требует. Ничего, если в ближайшее время ей не представится возможность подраться, устрою очередную пакость, и пусть бегает за мной, пока не свалится без сил. Делянке Ансельма это не повредит - ее во время следственных действий извели под корень, а то, что не извели, мы с Ари сегодня повытоптали. Конечно, главным образом, Ари. Но мне все же лучше пока алхимику на глаза не попадаться. Мало ли что...
  
  Ярос
  
  Клаир если и удивился, когда наша живописная компания оказалась внутри снимаемой им халупы, то виду не подал, не говоря уже о том, чтобы попытаться выставить нас или хотя бы узнать причину полуночного визита. У бедолаги просто не было сил оторвать голову от подушки, не то что встать и попытаться нас выставить, да и любое движение вызывало всплеск головной боли и, судя по нежно-зеленому цвету лица, сильную тошноту. Пока Лотя приводила его в чувство, а парни водружали так и не вышедшую из состояния одеревенения Ари на смотровой стол, я, не найдя себе занятия, огляделся. И с досадой констатировал, что подчиненные Иранэля, если и опекали подозреваемого, то очень уж ненавязчиво. Настолько, что это уже очень тесно граничило с пренебрежением и полным пофигизмом в отношении приказов начальства. Хоть бы сиделку специально обученную приставили, что ли! Непременно заявлю Иранэлю адвокатский протест при первой же возможности!
  Лотя справилась быстро - не прошло и десяти минут, как Клаир, внешний вид которого улучшался прямо на глазах, чесал в затылке, вздыхал: 'Не соскучишься с Вами, господин адвокат!', но первичный осмотр парализованной оборотницы все же производил, а Лотя под его руководством уже приводила в состояние готовности самую простецкую капельницу. Лир и Арз, воспользовавшись тем, что ветеринар не придумал им занятия, тихо отползли в отгороженный занавеской закуток, отведенный под кухню, и тихо ворчали оттуда, что у некоторых в холодильном ларе целый выводок мышей повесился. А я, признаться, очень удивился уже самому факт наличия здесь холодильного ларя.
  - Поставлю капельницу с мышечным релаксантом и укрепляющими зельями, - сообщил ветеринар. - А зелье, понижающее давление и унимающее тахикардию я ей уже дал. Но, боюсь, пока что это все, что я могу сделать для Вашего питомца. То есть, родственницы... Уж простите, но раньше мне не приходилось лечить оборотней. Они, вроде, и не болеют. Здоровы, что те кони...
  - До лекарни довезем? - уточнил я, со все возрастающим успокоением наблюдая, как понемногу меняется поза Ари.
  Клаир заверил меня, что в ближайшие несколько часов жизни младшей Тар-Граорр ничто не угрожает.
  И в этот момент кто-то начал открывать входную дверь снаружи, и вроде бы даже ключами. Открыли бы сразу, если б не щеколда - здесь неизвестному визитеру пришлось пустить в ход какое-то иное приспособление, и пришлось провозиться минуту-другую. Впрочем, замки хлипкие, щеколда ржавая, а дверь, по моему мнению, сделана из прессованного картона - с полпинка можно вышибить, и с отмычками заморачиваться не надо. Не надо было бы, не будь она перекошена - мы, собственно, потому с ней вчера столько времени и провозились.
  - Ждешь кого-то? - спросил я ветеринара.
  Тот, немало удивленный и настороженный поздним визитом, покачал головой.
  - Нет, я живу один! А если кого из пациентов несут, то стучатся... Ключи я никому не давал. Разве что домовладелец может прийти... Но не на ночь глядя же. Да и незачем вроде, я плату в этом месяце уже вносил.
  Я подумал, что ребята Иранэля, если им что-то понадобится в доме Клаира, воспользуются карманным порталом, и вряд ли будут тратить время на открывание замка. Стало быть, гость действительно незваный.
  - Тогда ты не возражаешь, если я его встречу? - светским тоном осведомился я у хозяина дома.
  Конечно, ветеринар не возражал. Я жестом велел высунувшимся из-за занавески друзьям оставаться в импровизированной кухне в качестве резерва, а Лоте спрятаться под стол (та, увы, не послушалась, а уточнив, где здесь можно переодеться, скрылась в закутке за печью), шагнул к двери. Ровно за миг до того, как щеколда сдалась, и входная дверь начала открываться. Благо, открывалась она наружу, так что я даже легким пинком придал хлипкой створке ускорения, надеясь, что полуночный визитер получит по лбу. Сдавленное шипение с улицы подтвердило, что без последствий открывание этой двери для визитера не обошлось, однако, как выяснилось в последствии, получил он не по лбу, а по руке. Получила - незваная гостья оказалась женщиной. Но на тот момент я еще об этом не знал.
  - Могу я Вам помочь? - я, сияя светской улыбкой, встал на пороге так, чтобы войти внутрь, миновав меня, было невозможно, и иметь возможность быстро отпрянуть в сторону.
  И на мгновение остолбенел от удивления, потому что узнал эльфийку, стоящую передо мной. Ох, с нашей последней встречи прошла храргова прорва лет - в тот день мы вместе с остальными выпускниками магунивера подбросили в воздух академические шапочки, получили дипломы и ушли во взрослую жизнь. Она порядком изменилась, причем это касается не только внешности и одежды с аксессуарами - платье и накидка на ней стоили столько, что я на эту сумму ритуальный зал консульства отремонтировать мог бы и пару статуй на прилегающую территорию приобрести, а украшения... не одного простого, все либо магические накопители, либо защитные амулеты. Повзрослела, обрела лоск истинной аристократки. Но я ее узнал! Анвэль Вираиэнн! Храрг побери, я на третьем курсе, желая добиться ее расположения, отправился на Старое кладбище добывать кость из склепа древнего эльфийского рода, которым она, предположительно, приходилась дальней родней. Не подтвердилось, кстати...
  Да, вот уж ее никак не ожидал здесь увидеть! Мир тесен или... Я вдруг вспомнил, что специализацией Анвэль в магунивере была магия воды, причем она, полунищая безродная студентка, была одной из лучших, ей даже какую-то крутую стажировку предложили после окончания ВУЗа. Так, а у меня один из организаторов убийств мериссцев в Наргонте - как раз талантливый маг-водник. И кандидатка на эту роль стоит сейчас передо мной.
  Известно, что магическая специализация, если отдаваться ей полностью, без остатка, накладывает отпечаток на тело мага, в том числе и на его внешний вид. Так случилось и с Анвэль. Раньше она была невысокой хрупкой блондинкой с огромными, как и у всех эльфов, глазами оттенка прозрачного льда, тонкой, почти прозрачной кожей, и фигурой из разряда 'чуть рельефнее доски'. А нынешняя госпожа (леди?) Вираиэнн обрела округлости в правильных местах, глаза ее стали темно-синими, волосы радовали глаз оттенком то ли бирюзы, то ли морской волны, даже кожа, кажется, обрела едва заметный голубоватый отлив и рельеф, будто морозные узоры на стекле. Хм, защита? На вид не очень прочная, но, один удар меча, наверное, выдержит. Или когтей. От кого же Анвэль собралась защищаться в этой хибаре? От ветеринара, который с его-то везучестью способен на ровном месте убиться?! Или так, на всякий случай по привычке? А откуда берутся подобные привычки? Уж не от сотрудничества ли со спецслужбами Великого Леса?
  - Ярос?! - она тоже узнала меня, хоть и не сразу. - Подумать только! Сколько лет, сколько зим!
  - Здравствуй, Анвэль! - улыбаюсь в ответ. - Ты очень изменилась. Но узнать тебя все еще можно.
  Особенно тому, кто знал тебя очень близко. Бывшему любовнику, например. Но окончание фразы я благоразумно удержал на языке, ибо лишних ушей слишком много, и среди них моя жена, хоть и фиктивная.
  - Ты тоже уже не тот мальчишка, что год лез из кожи вон, чтобы я обратила на него внимание, - улыбнулась эльфийка, видимо, вспомнив былое, но тут же посерьезнела. - Что ты здесь делаешь?
  Не думаю, что ее на самом деле интересовал ответ на этот вопрос. Скорее, она тянула время, решая, что делать со случайным свидетелем.
  - Да вот, кошку молнией от артефакта шибануло, принес к знакомому ветеринару, - ответил я. - Говорит, жить будет. А ты здесь какими судьбами, да еще и в столь поздний час? Тоже животное принесла? А где оно?
  За ее спиной кто-то едва слышно кашлянул, потом, судя по тому, как поморщилась эльфийка, ее или ткнули в спину, или дернули за волосы, напоминая о своем присутствии. Ага, животное таки да, присутствует! И что же это за зверь и, главное, чего от него ожидать? И, главное, как скоро Анвэль опомнится и начнет делать то, зачем пришла - убирать хозяина призрака или же создавать в его голове новую ментальную закладку? Вот интересно, она и ее, так сказать, животное собираются подождать, пока ветеринар закончит с хвостатым пациентом (хотя, хвоста у Ари, по-моему, нет), или все-таки попытаются меня прикончить? Если она знает, что я внук князя Мерисского, то второе. Хм, я в годы учебы не распространялся о своем происхождении, предпочитал оставаться для всех полукровкой из интерната, но что мешало Анвэль и ее 'животному' навести справки обо мне? Или заказчики просветить могли.
  - Может, хватит на пороге стоять? - вроде бы доброжелательно и с улыбкой спросила элфьийка, но тон ее неуловимо изменился. - Давай внутри поговорим.
  - О, конечно! - я хлопнул себя ладонью по лбу и, делая вид, будто, попытавшись отойти, запнулся и падаю, одновременно делая парням знак приготовиться к обороне.
  Увы, эльфийка поняла мою задумку, так что действие ее заклятия я ощутил на себе мгновенно: легкие и дыхательные пути наполнились водой, отказываясь пропускать воздух. Вода хлынула изо рта и носа, но я, как не силился, не мог исторгнуть ее и, клянусь, она имела запах и привкус точь-в-точь такой же, как вода в озере на Старом кладбище. Храрг побери! Я же сейчас просто захлебнусь, утону в хижине ветеринара, вдали от каких бы то не было источников! Смерть вполне себе в духе Яроса Иолатэ... Нет уж, не дождетесь! Второй раз за неполный месяц я захлебываться не собираюсь!
  Со стороны кухонного закутка тоже донеслись кашляющие звуки - присутствие Лира и Арза не стало тайной для мага воды. С секундной заминкой закашлялся и ветеринар, от которого, видимо, тоже решили избавиться - то ли согласно полученной инструкции, то ли просто так, на всякий случай. Кашля Лоти пока что не было слышно, что, с одной стороны, меня порадовало, но, с другой, еще ни о чем не говорило. Храрг! Искренне надеюсь, что бойцы Иранэля где-то поблизости, держат ситуацию под контролем и придут нам на помощь, иначе... Иначе я начальника мерисской гвардии сам утоплю, причем в выгребной яме! А если сам не смогу, то жену настропалю - та и топить не будет, так порвет на лоскутки! Но, как говорится, на гвардию надейся, а спасение утопающих - дело рук самих утопающих (черноват юморок-то! Тем более, от почти профессионального утопленника!). Так что я, изо всех сил давя панику, старался убедить себя, что минута у меня есть - столько, если верить расхожему мнению, может разумный прожить без воздуха. И усилено шевелил мозгами, пытаясь придумать, что же предпринять ради спасения своей и не только шкурки.
  Пока соображал, услышал низкое хищное рычание, сигнализирующее о том, что королевский храргот вышел на охоту и, собрав остатки воли в кулак, заставил себя посмотреть в ту сторону. И увидел, как Анвэль, стоявшая буквально в двух шагах от меня, зажимая рукой располосованную ударом тяжелой лапы руку, окутывает себя плотной полупрозрачной сферой, будто наполненной водой изнутри. Водяная сфера, кажется. Заклятие мощное, энергоемкое, призванное защитить мага от любых механический повреждений и воздействий извне. Похоже, магичка уверена, что никто из присутствующих, кроме Лоти, больше не представляет для нее угрозы, и приготовилась защищаться лишь от физического воздействия. Выходит, на помощь мерисской гвардии можно не рассчитывать? Эх, снова только на себя. Ничего, не впервой, все, как обычно...
  Подтверждая мою догадку насчет Водяного Щита, Лотя с размаху врезала лапой по сфере, намереваясь подрать магичке ногу, но тут же была отброшена на два шага отдачей от защитного заклятия. Приземлилась на лапы, но тут же затрясла головой, приходя в себя, потом с непониманием воззрилась на правую переднюю лапу - то ли не могла поверить, что ее удар не смог даже приблизиться к цели, то ли испытывала дискомфорт. Вроде бы не должна, хотя... Да кто их, сильных магов воды, знает - Анвэль вполне могла вплести в защитное заклятие какую-нибудь гадость. И сама магичка, судя по тусклому свечению вокруг ее пальцев, плетет что-то убойное... А леди Иолатэ кружит по комнате, ежесекундно меняя дислокацию, и наверняка продумывает план нападения. Умно, но в столь ограниченном пространстве это ее не спасет. Разве что время потянет... А где второй, кстати?
  Оглядываюсь, сжигая почти все остатки кислорода в груди. И понимаю, что спутник Анвэль уже не представляет угрозы - лежит, отдыхает с большой кастрюлей на голове. Наверное, кто-то из парней успел бросить, прежде чем попасть под воздействие водного заклятия. А уж о стену этот болезный, после того, как кастрюля наделась ему на голову, шандарахнулся сам... Надо бы еще чем-нибудь тяжелым и металлическим добавить, пока не очухался!
  Пока эти мысли галопом проносились в голове, я тоже не терял времени даром - плел собственное заклятие. Медленно, кое-как, превозмогая себя, но в данном случае точность и красота плетения, равно как и сила заклятия, не важны, важна лишь суть - молния. Потому что я еще из школьного курса физики помню, что будет, если через воду, которая, по сути, и составляет нутро защитной сферы, которой окружила себя Анвэль, пропустить электрический ток. Да, это будет не совсем честно по отношению к женщине, с которой я одно время состоял в близких отношениях, но, если объективно, случилось это после того, как она оставила меня захлебываться магически созданной водой в легких, так что совесть моя чиста. И уже отключаясь, я услышал мерзкий треск и пронзительные женские крики - сотворенная мной молния достигла цели. Одновременно успел почувствовать, будто тяжесть в груди несколько уменьшилась и, напоследок обматерив Лерисах, провалился во тьму, холодную и пахнущую застоялой водой, как в озере на Старом кладбище.
  А очнулся, кстати, от того, что леди Иолатэ, не утруждаясь перекидыванием в человекоподобную ипостась, перевернула меня на бок и лапой мягко, но настойчиво давила на грудь, заставляя исторгать из себя воду, одновременно тычась мокрым носом мне в лоб. Надави она чуть сильнее, и точно переломала бы мне ребра! Но я жив, и это главное. Открыл глаза... М-да, мне, едва пришедшему в себя, огромных трудов стоило не заорать от ужаса. Но я сдержался, потрепал хищную кошку по морде, потом, держась за нее, кое-как принял сидячее положение. Отдышался, откашлялся и огляделся. А посмотреть-то было на что!
  В хижине суетились гвардейцы Мерисса, а все участники недавней стычки были, по счастью, живы, а некоторые даже и здоровы, хоть и относительно. Лир, Арз, Клаир - сидели рядком на кровати ветеринара, поочередно прикладывались к фляжке подполковника. Первые двое были еще в состоянии давать ценные указания бойцам Иранэля и подшучивать над ними довольно злобно. А Клаира развезло по полной, парень еле держался в сознании, и я, подумав, решил не мешать ему снимать стресс хоть таким способом. Все равно Ари, на которую нападавшие не обратили внимания, по-прежнему лежала под капельницей и, судя по степени одеревенения, лежать ей там еще не меньше часа. И вряд ли еще кому-то в ближайшее время потребуется помощь ветеринара. В крайнем случае, Лотя подстрахует, она вроде успокоилась. И искренне переживает за меня.
  - О, Котяра! - подполковник заметил, что я пришел в себя и приглашающе махнул рукой. - Присоединяйся, у нас еще орочий самогон остался!
  Я отказался, понимая, что разговор с Иранэлем, который наверняка находится где-то поблизости и точно явится сюда контролировать действия подчиненных, лучше вести на трезвую голову. А сам решил взглянуть на пленных магов, тем более, что оба живы, хоть и не совсем здоровы, и находятся в этой же хижине. Тот маг, что был с кастрюлей на голове, вроде бы пришел в сознание, но, кажется, ему потом еще походя от Лоти досталось, так что он, похоже, страдал частичной потерей памяти, потерей ориентации в пространстве и все никак не мог взять в толк, где находится и что делает. То ли все и на самом деле так, то ли прикидывается. Ничего, дед со сворой своих мозголомов разберется. А 'кастрюльный' маг пусть еще спасибо скажет, что жена у меня добрая, и лапой бьет, когти не выпуская!
  А вот Анвэль пострадала не так сильно - кожа ее воспалилась и обожжена, где-то меньше, где-то сильнее, волосы до сих пор частично стояли дыбом, глаза красные, как у кролика, да взгляд расфокусирован. В сознании. На первый взгляд, ничего серьезного. Впрочем, я не лекарь, мне сложно судить. На руках эльфийки антимагические кандалы. Плюс кандалы обычные на руках и ногах. Плюс еще амулеты из тех, что подавляют магию. Неплохо ее 'спеленали'.
  И ей очень хотелось задать мне один единственный вопрос:
  - Почему ты никогда не говорил, что являешься внуком князя Мерисского?
  - А зачем? - я сделал вид, что не понял намека. - Незаконнорожденный, по какой-то прихоти признанный членом рода. По факту - княжич, но почти бесправный. Во время учебы в магунивере мне происхождение никаких бонусов не приносило бы, только дало бы окружающим лишний повод для насмешек и пересудов.
  Анвэль удивилась, насколько я мог понять по ее мимике. А мимика у нее после воздействия небесного электричества была... своеобразная.
  - Но сейчас ты консул, первый кандидат на княжеский венец и вообще...
  Я усмехнулся. Эх, сколько лет прошло, а любовь моей юности все так же свято уверена, что без происхождения нигде не пробиться, хоть и сама маг-стихийник не из последних.
  - Ну, работой в консульстве я обязан, прежде всего, жизненному опыту, обретенному за время жизни в интернате, учебе и службе в армии, а также умению строить отношения с имперскими властями и представителями разных рас, - ответил я. - Серьезно, для чистокровного эльфа, пусть даже и проведшего часть жизни в империи, это редкое качество. А уж для того, кто родился и вырос в исконно эльфийских землях и вовсе невероятное. И работать я начинал на самой, что не есть, обычной и весьма геморройной должности снабженца, прямо как в армии, да... Уже потом поднимался по карьерной лестнице, выворачиваясь из шкуры вон, параллельно получил второе образование... Юрист, вице-консул, консул, коим стал недавно. И уж поверь мне, если б я все это время в потолок плевал вместо того, чтобы впахивать, уповая на то, что я, мол, княжий внук, дед бы меня точно уволил, да еще и пинка напутственного дал бы. А по поводу скоропалительного назначения наследником... Тут я даже говорить ничего не буду, сама знаешь, что есть такие наследники, чтобы время потянуть, пока более достойного подготовят. Ну, или сделают. А что касается княжения, то мне оно не нужно, мне и консульства хватает.
  Не знаю, дошел ли до нее смысл моих слов. Да мне, признаться, все равно. Храрг побери! Если честно, то я все-таки время от времени вспоминал ее, очаровательную в своей хрупкости девчонку, казавшуюся мне неземным существом, от которой я в свое время потерял голову настолько, что второй раз потащился на Старое кладбище, несмотря на поднятых мертвяков, зачарованные склепы и смотрителя, обиженного на меня еще с предыдущего моего визита. И в груди нет-нет, да тянуло болезненно: а вдруг? Вдруг все могло бы сложиться иначе, если б я тогда, фактически завоевав ее, повел себя по-другому, стерпел бы ее инстинктивную неприязнь и пренебрежение к безродному полукровке и слабому магу, если б у меня хватило терпения переубедить ее... Видимо сегодняшнюю встречу устроила не иначе, как сама судьба, позволив мне понять: ничего не сложилось бы, так как мы с ней изначально имели разные взгляды на жизнь, даже если б я являлся образцом покладистости, а она не выказывала бы своего недоумения насчет того, что 'что это недоразумение делает рядом со мной?!'. И окончательно закрыть эту дверь.
  Лотя чувствительно подтолкнула меня лбом в бедро, мол, чего застыл, тебя от магички давно уже лекари оттеснили. А так как облик она так и не сменила, я едва не рухнул на того самого лекаря, что точно сказалось бы на репутации княжича Иолатэ не лучшим образом. Впрочем, мою репутацию уже ничем не испортишь, можно даже не стараться.
  - Р-р-р? - осведомилась женушка, покосившись на Ари.
  Я тяжело вздохнул, собираясь с мыслями. Лотя права: пора отбросить воспоминания и размышления о собственной жизни и вернуться к текущим делам. И, для начала, решить, что делать с младшей Тар-Граорр, ну, помимо того, что ее все-таки стоит отвезти в лекарню к господину Майнесу. Хотя, что тут решать? Решение здесь может быть только одно: сдать ее Тергону Айви, ведущему дело об убийстве Саноффи, и пусть он с ней разбирается, вытаскивает информацию о том, что произошло тем вечером в закутке за 'Черной Лозой', и кто из них - бабушка или внучка - нанесли смертельные раны частному сыщику. Впрочем, насчет внучки я уже сильно сомневаюсь - убивать заезжего трегнича ей было ни к чему, она добилась от него всего, что хотела, иным способом, да и частиц лака для ногтей Анилл в ранах не обнаружила. Последнее, впрочем, еще ни о чем не говорит...
  И еще нам с Лотей и Фыром пора выдвигаться в Тарлонг. И в качестве средства выдвижения я, подумав и скрепя сердце, выбрал путешествие на корабле. Да, в свете событий, имевших место в последний месяц моей жизни, я разлюбил воду, но, раз уж до Тарлонга почти четыре дня пути, то путешествовать лучше с комфортом и в спокойной обстановке. Порталом, конечно, быстрее, но в дороге можно изучить документы, до которых у меня так и не дошли руки. Так что можно и потерпеть. Да, четверо суток, и это если сесть на корабль сегодня. Интересно, на котов нужно отдельный билет покупать? А на оборотниц?
  
  Интерлюдия 6. 18 июня, утро.
  
  Лерисах
  
  Сначала я рвала и метала, потом сломала пару деревьев и попыталась от злости на себя разбить пинком скалу, но тут выяснилось, что физические возможности перводемона все же небезграничны, так что я тут же взвыла от боли и свалилась в траву, где, заливаясь слезами от злости и боли (да, именно в таком порядке!), не менее получаса сращивала сломанные кости ступни. Да, только этого мне под конец дня и не хватало! А, закончив, перекатилась на спину и бездумно уставилась в ярко-голубое летнее небо. Силы покинули меня окончательно, а вслед за ними, кажется, и эмоции. Странно, мне раньше никогда не приходило в голову, что можно просто так лежать на траве, смотреть в небо и вообще ни о чем не думать. Правда, не приходило... Почему, интересно?
  Может, дело в моем нынешнем состоянии, когда осознание того, что я упустила единственную возможность отомстить и за себя, и за только-только обретенную семью, случилось в полной мере, а ни сил, ни возможностей хоть что-то исправить у меня уже не осталось? Не знаю, я не жрица и не душевед, я просто девчонка, облажавшаяся по полной из-за своей глупости и самоуверенности. К тому же, подвела очень близкого мне чело... оборот... тьфу, призрака. Эх... И даже слез больше не осталось, лишь пустота в душе, да острый жгучий стыд - не смогла, не выполнила взятую на себя миссию, не оправдала возложенных на меня надежд. М-да, хоть и стала перводемоном, по факту осталась все той же глупой, самоуверенной девчонкой. Еще и на редкость бестолковой, никчемушной и насквозь прогнившей изнутри - во всяком случае, все в клане Тар-Граорр, за исключением моей мамы, считали именно так. И, видимо, не зря...
  Вернуться в божественную сферу Иннерлии я просто не могла, ведь там меня уже ждет леди Рейелирэ, а как я буду смотреть ей в глаза после всего случившегося?! А случилось... Короче, я потеряла клинок из гробницы жены и детей Вечного Охотника! Хотя, 'потеряла' - не то слово! Тут более подходят слова 'прогадила', 'проморгала' или 'профукала'... И как! Фактически собственными руками отдала единственное оружие, которым можно было убить Гаэрра, ему самому! Да-да, именно потенциальной жертве! И как же так получилось? Ох, непросто все, непросто...
  Сейчас, когда в голове было пусто, буря эмоций, наконец, утихла, и никто не донимал воззваниями и просьбами о помощи (свербело, конечно, что-то краем сознания - то ли ругал меня кто-то, то ли на разговор вызвать пытался - но сигнал достаточно слабый, вроде как муха рядом жужжит, так что я его со спокойной совестью проигнорировала), память сама собой стала разворачивать передо мной картины прошедших трех дней, безжалостно выставляя напоказ сделанные мной ошибки...
  Нет, сначала-то все шло хорошо. Я сама с помощью леди Рейелирэ провела ритуал поиска Веченого Охотника по крови ближайших родственников (ну, ладно, не кровь, а кости, что сути дела не меняет). Пришлось потеть несколько часов, прежде чем получить хотя бы намек на результат. Да уж, навертел, гад, вокруг себя защитных заклятий, что та капуста! Но я смогла пробиться через этот кокон! Так что можем с полным правом собой гордиться. Увы, это было еще только начало.
  Потом я на основе результатов поиска прицепила к Гаэрру Проклятому хитрое следящее заклятие, сплетенное на основе магии жизни с вкраплениями магии крови (тут мы, мстительницы доморощенные, точно не обошлись бы без помощи Иннерлии), чтобы этот вампир энергетический его не почувствовал.
  А весь следующий день я, благо во сне и отдыхе не нуждаюсь, продумывала и разрабатывала магическую защиту для себя, причем здесь мне пришлось не только магичить, но и помотаться по миру живых, собирая необходимые ингредиенты и артефакты, и потратила на это уйму сил и времени, потому что не так уж много в мире предметов, даже магических или отмеченных божественной силой, которые способны скрыть ауру перводемона. Но я практически в лепешку расшилась, но достала! И это при том, что меня то и дело Ярос дергал!
  Пока бегала, леди Рейелирэ помогла с заклятием, предназначенным для того, чтобы замаскировать меня под оборотня - ведь только прикинувшись потенциальной жертвой, я смогу подобраться к Вечному Охотнику на расстояние удара клинком. Да, план был прост, как веник. Увы, за всеми этими приготовлениями мы с новообретенной бабушкой не учли одной вещи: о том, как нанести удар коротким клинком, имею лишь отдаленное представление. Та же ситуация и в отношении любых других видов оружия, кстати - ну, не учили нежеланного отпрыска клана владеть оружием, да и в божественных сферах подобные умения не в чести. На том я, главным образом, и погорела... Но не будем забегать вперед.
  Итак, нам с бабушкой - именно так я потихоньку начала называть леди Рейелирэ, естественно, про себя - план казался идеальным. Но перед претворением его в жизнь я решила немного отдохнуть и отвлечься, для чего после недолгого колебания отправилась в один из наргонтских храмов Ану, где нашел временный приют Вэл. Увы, ни отдыха, ни даже нормального общения не получилось.
  Оказалась в какой-то халупе. И в непосредственной близости от интересующего меня послушника - как раз в тот момент, когда один из армейских друзей Яроса, тот, что человек и, если мне память не изменяет, подполковник, настойчиво убеждал парня отправиться нести свет Ану на границу с Проклятыми землями! И вроде не говорил о том открыто, но столь хитро и плавно подводил его к этому выводу, что мне захотелось этого самого подполковника недоделанного треснуть. И Вэла заодно, чтобы мозги на место встали! Впрочем, это, кажется, уже бесполезно. Вэл, дурачок, уже воодушевился и уши развесил, хоть внешне и делает вид, что колеблется, и бормочет, что ему, мол, надо помолиться Ану и получить благословение своего жреца-куратора. Но на деле готов хоть сейчас сорваться и пешком бежать на границу... Уверовал в то, что сам бог света благословил его, цитирую, 'освобождать тех, кто не нашел покоя после смерти'! И защищать тех, кто может пострадать от таких вот неупокоенных! А где нынче нежити больше всего? Правильно, в Проклятых землях! И подполковник это чувствует, потому, видимо, и доволен, как тот Фыр, когда у Лоти с тарелки кусок мяса утащит! У, точно стукну! И Яросу нажалуюсь!
  Но разговаривать с Вэлом я не стала - просто не нашла в себе сил смотреть в его горящие энтузиазмом глаза и слушать восторженные рассуждения о том, что Ану возложил на него великую миссию. Прогулялась по близлежащим улицам, никем не замеченная, никому не интересная и никому не нужная, утащила пирожок с лотка - не потому, что была голодна, а потому, что вдруг до спазмов в желудке захотелось вновь ощутить вкус обычной пищи. Подумала навестить Лотю, Фыра и Яроса, но так и не сподобилась. И вернулась в сферу Иннерлии. На душе было тяжело, однако делиться переживаниями с бабушкой я не стала, предпочла вариться в том бульоне в одиночку. И видимо зря, раз не успокоилась даже к моменту начала операции по устранению.
  И вот иду я, такая, вся из себя с виду оборотница, причем один в один Й'егрес Тар-Граорр, по лесной тропинке, вроде как травы собираю, даже корзинка в руках с несколькими чахлыми пучками растений, магическим даром фонит слегка, чтобы потенциальная жертва точно обратила на меня внимание. А на душе неспокойно, мысли в голове так и бурлят, образуя жуткую мешанину, где мало что разберешь. В животе, кстати, тоже бурлит - то ли на нервной почве, то ли уворованный пирожок оказался несвежим. Эх, мало мне мандража перед операцией, так еще и за Вэла переживаю - пропадет ведь, дурак, на той границе в первую же неделю! - и подполковника того мечтаю на лоскутки порвать... В общем, неудивительно, что я не заметила приближения Гаэрра.
  Бывший оборотень, а ныне энергетический вампир буквально вырос у меня на пути, да так неожиданно, что я в первый момент даже испугалась (но это-то было к месту), однако быстро собралась и даже заговорила с ним... вернее, попыталась заговорить.
  Но тут оказалось, что зря я выбрала для маскировки образ Й'егрес - Вечный Охотник сразу узнал меня и почуял подвох, так что был готов к нападению. Произнес только загадочную фразу:
  - Такие убийцы нынче пошли, что хоть сам ложись и помирай. Только не пойму - со стыда или со смеха.
  И, выбив из рук корзинку, схватил меня за горло и приподнял, чтобы ноги оторвались от земли. И я ощутила, как он тянет из меня жизненную силу! Но как?! Он же 'питается' только оборотнями!
  - Да мне и околобожественные сущности сойдут, я не привередливый, - ответил на невысказанный вопрос Гаэрр, причем с такой довольной улыбкой, что я мгновенно ледяным потом облилась. - Или думаешь, я за столько лет не разнообразил рацион?
  Я потрясенно молчала, да я и при желании не могла бы протолкнуть сквозь сдавленное горло даже хрипа. Вот уж попала, так попала!
  Меня спасли отсутствие необходимости дышать и уверенность Гаэрра в том, что я более не опасна и не таю в себе сюрпризов. Вернее, его самоуверенность. Он сразу почуял, что явилась я к нему не с пустыми руками, а с клинком истинной смерти - как оказалось, тот, кому предназначается это оружие, отлично его чувствует, как и то, что изготовлен он был, несомненно, любимой тещенькой (что ж все никак не уймется-то, змеюка подколодная?!). А сам он не прочь заиметь такой трофей, так что мне даже благодарен, и ради такого случая даже обеспечит тому, что от меня останется после его 'трапезы' достойные похороны. Если что-то останется, конечно! Да, энергетический вампир очень любит поговорить за едой. С едой...
  Ах, да! Было еще и третье обстоятельство: Гаэрр почему-то решил, что клинок спрятан в моей корзинке (наверное, потому, что больше на мне не было ничего, где можно было бы спрятать оружие), и решил проверить свое предположение сразу же, не отрываясь от поглощения моей энергии. И, когда он отвлекся на переворачивание корзинки ногой и вытрясание ее содержимого на землю, я выхватила клинок - я прятала его в собственных волосах, заплетенных в хитрую косу, - и попыталась ранить Вечного Охотника. Если верить леди Рейелирэ, даже одной маленькой царапины, нанесенной клинком истинной смерти, будет достаточно, чтобы отправить душу этого гада на суд богов. Однако тут меня, к сожалению, подвело отсутствие навыков обращении с оружием и боевого опыта - Гаэрр успел среагировать и выхватить клинок из моей руки. На мое счастье, он при этом инстинктивно отшвырнул меня в сторону, и я, не растерявшись, бросилась наутек, тем и спаслась.
  А потом был долгий бег по лесу - сначала в попытках спастись, потом, когда я поняла, что никто меня не преследует, просто неслась вперед, не разбирая дороги, в надежде хоть немного унять вспыхнувшую внутри меня злость на саму себя и боль от осознания того, что провалила дело и подвела бабушку, потом начала ломать деревья, замахнулась на скалу... И вот валяюсь здесь. Храрг побери! И почему леди Рейелирэ не предупредила меня о том, что жертва чувствует предназначенный ей клинок?! Не знала? Или у нее была иная причина молчать? Боюсь даже предположить, что это может быть за причина... Храрг! Еще одного удара в спину я точно не переживу! И... и что же мне делать теперь? Как вернуть клинок и довести свою месть до конца? И где взять на это силы? Мои-то изрядно истощены, а Вечный Охотник, чтоб его Храрг побрал, накачан энергией если не под завязку, то вполвину-то точно! И ведь для того, чтобы пополнить запас силы, мне придется вернуться в божественную сферу Иннерлии. А там леди Рейелирэ... Короче, не могу я туда вернуться! Но что мне тогда, так по лесам и ныкаться?! Ох...
  Чье-то ворчание все так же царапало край сознания, и я в надежде хоть немного отвлечься от тягостных мыслей и переживаний решила прислушаться к нему. Ярос? О, прорезался, Котяра! И очень сильно недоволен мной. Еще и он... Эх, некому пожалеть бедную несчастную перводемоницу! Ладно, навещу княжича, послушаю его стенания, глядишь, и постучится в голову какая-нибудь идея. Или соберусь с духом и расскажу ему о случившемся. Может, и присоветует чего. И сил как раз должно хватить на телепорт в Наргонту. Он, вроде, все еще там.
  Ярос действительно был а Наргонте, причем там, где я меньше всего думала его застать - в консульстве, на своем рабочем месте, и со стороны казалось, что он решил сбежать ото всех и расслабиться в одиночестве. Вытянулся на диване в приемной, подпихнув под спину подушки и закинув ноги на подлокотник, поставил на живот блюдо с хрустиками и соусом и спит в свое удовольствие. Я прямо позавидовала! Расслабляется тут, понимаете ли, пока я по лесам бегаю да жизнью рискую! И вдруг меня такая злость взяла, что я бросилась к нему, намереваясь сбросить с дивана. И тут же наткнулась на его насмешливый взгляд. А, нет, не спит, читает что-то в блокноте - просто блокнот лежит у него под мышкой, так что от входа в приемную не видно.
  - О, явилась! А я уж и не надеялся... Ну, располагайся. Хрустики будешь? Извини, другой еды уже нет.
  Хрустики... А вот буду! Не могу сказать, что люблю подобную еду, но... Но пусть не надеется - не откажусь. Я забрала у него блюдо и устроилась в кресле секретаря, нахально закинув ноги на стол. Неформальная обстановка, да.
  - И где тебя носило? - поинтересовался княжич вроде бы вполне мирно, но было в его голосе что-то, отчего я мгновенно напряглась в предчувствии дурных вестей.
  - У меня были кое-какие дела, - осторожно начала я, изо всех сил подавляя желание схватить полуэльфа за шкирку и вытрясти из него... а, собственно, что я собралась из него вытрясать? Надеюсь, сам расскажет, а то могу и не устоять перед искушением. - А что, собственно, произошло? Все вроде живы-здоровы - и ты, и Лотя, и Вэл...
   - И твоя двоюродная сестра Ари, правда, только чудом, - в тон мне продолжил Ярос, вперив в меня внимательный взгляд. - Тебя не дозовешься, пришлось ее к ветеринару тащить...
  Ф-фу! Я не сдержала вздоха облегчения. Всего-то! А я уж думала, что случилось действительно что-то серьезное.
  - Жива и ладно, а вообще этой гадючке у ветеринара самое место, - брякнула я. - Так же, как и бабуле, и братикам двоюродным, да и всем Тар-Граоррам, кстати! А лучше в зверинце, в клетке попрочнее!
  И тут же поняла, что сдала с потрохами и себя, и Лотю - уж слишком многозначительно блеснули глаза княжича.
  - Ясно все с тобой, - произнес он. - Значит, ты у нас и есть Й'егрес... Я так и подумал.
  Я только вздохнула. Сил обругать себя за глупость и поспешность, даже мысленно, уже не осталось. С другой стороны, ну, понял он, какое отношение я имею к Тар-Граоррам, и что из этого? На договор наш это никак не влияет. Вроде бы...
  - И давно ты догадался? - как можно безразличнее осведомилась я, закидывая в рот первый, щедро смоченный острым пряным соусом хрустик. М-м-м, вкусно!
  - Первые подозрения насчет того, что Лотя и Й'егрес - разные личности, у меня возникли еще во время знакомства с дядей Харом, - помедлив, ответил Яр. - Уж слишком не вязался его рассказ о племяннице с моими наблюдениями. Но тогда я не придал тому должного значения и не стал копать в этом направлении. К тому же, будем честны, Лотя порой демонстрирует редкостную глупость, что показаниям дяди Хара не противоречило. Однако потом я, подумав, пришел к выводу, что в основе творимых ей глупостей лежит не мерзкий характер, а подавляющее незнание элементарных правил проживания в обществе. В ЭТОМ обществе. Странно для девушки, родившейся и выросшей здесь, даже если ее передвижения ограничивались домом и школой, правда?
  Я машинально кивнула, хрустя угощением.
  - Потом рассмотрел применительно к той ситуации легкость, с которой якобы семнадцатилетняя пигалица, отстающая, по словам Хара, ученица, ассестировала племяннице Ансельма во время лечения меня, выловленного из мертвого озера. Меня тогда 'царапнуло' то, с какой легкостью девушка, до того практически не имевшая познаний в целительстве, схватывала все на лету и тут же применяла полученные знания на практике. Но, тут уж, как говорится, все индивидуально. И я списал эту странность на талант к целительству. Впрочем, отметил, что степень ответственности и добросовестности леди Иолатэ значительно первышает среднюю величину в среде семнадцатилетних. Да и еще много чего по-мелочи подтверждало эту версию.
  Я, отводя взгляд, закинула в рот второй хрустик.
  - Потом эта ее аналитическая таблица, благодаря которой мы смогли вычислить хозяина призрака... Вот тут, Лер, на один талант все не спишешь, тут особые знания нужны. Такому учиться надо, и не просто по верхам их хватать, а серьезно, в системе. И где ж у нас такому учат? Я навскидку только императорскую академию припомнил и ей подобные ВУЗы, но это точно не уровень общеобразовательной школы. А больше Й'егрес нигде не училась. Кроме того, обладай она талантом аналитика, Тар-Граорры наверняка бы пылинки с нее сдували независимо от того, кто ее отец, в каких отношениях они были с ее матерью, и как бы не велика была нужда любимых отпрысков в дерьмосливе. Удивляюсь, как она дары к магии и истинного алхимика жизни прятать от родни умудрялась! Впрочем, те, наверное, излишним вниманием девочку не баловали. А теперь, прочитав ее записи о том, как она из лесу до Наргонты добиралась, окончательно перестал верить, что моя жена и Й'егрес - одно и то же лицо. Потому что семнадцатилетняя пигалица так четко, тезисно и логично полтора месяца блуждания по лесу не опишет.
  Я почесала в затылке. Храрг! Испачкала волосы в соусе! Достойный финал дня! Хотя, солнце еще не закатилось, так что о финале говорить рано...
  - Ну... твои рассуждения, определенно, имеют право на существование, - задумчиво протянула я. - Но с чего ты решил, что Й'егрес это я?
  Ярос чуть усмехнулся, отчего выражение его лица стало таким откровенно кошачьим, что у меня появилась уверенность: животное для временного переселения души княжича Иолатэ Иннерлия выбрала далеко не случайно.
  - Изначально у меня, принимая во внимание твою высокую степень озабоченности судьбой Й'егрес, было две кандидатуры тех, кем могла быть перводемоница Лерисах в земной жизни: сама Й'егрес и ее мать, о судьбе которой ничего не известно. Однако, тесно общаясь с тобой, понял, что взрослой женщиной ты быть просто не могла. Так что вывод один - ты Й'егрес. Я прав?
  Пришлось признаваться, что так и есть. Но Ярос на том не остановился.
  - А Лотя тогда кто? - продолжил допытываться он. - Только не надо тратить мое время на отнекивания и попытки убедить меня, что тебе ничего об этом не известно.
  Я задумалась. Ярос, безусловно, заслуживает того, чтобы знать правду. Рассказывать ли? И как это знание отразиться на Лоте? Сложный выбор? Да. Но Яр каждется индивидом, в целом, порядочным. И, может, эта правда упростит их с Лотей отношения? Они ж мне уже почти как родные и, в отличие от тех же Тар-Граорров, близкие. Кроме того, он сам до всего додумался.
  - Чистая душа из иного мира, - ответила я, пожимая плечами. - На вселение в тело уже живущего годится только такая. Иннерлия, приняв мое желание служить ей в качестве перводемона, обмолвилась лишь, что полная и окончательная смерть Й'егрес Тар-Граорр не входит в планы богов, так что придется поселить в ее тело другую душу. Я не знаю ничего о той, кому она принадлежала, даже ее имени. Ну, кроме того, что она принадлежала к человеческой расе, была молодой женщиной, жила одна и впахивала, как вол. Еще, если тебе интересно, знаю, какое понятие вкладывают боги в термин 'чистая душа' - та, которая впервые пришла в мир живых, не имеет опыта предыдущих жизней и, соответственно, не тянет на своих плечах их груз в виде долгов и ошибок.
  И выжидательно уставилась на него. Вот так! И мысленно понадеялась, что Лотю саму не потянет откровенничать с мужем насчет своей предыдущей жизни - Иннерлия, помнится, упоминала что-то о ее непростом прошлом. Впрочем, если так, то сама дура. А я не буду пока что попадаться ей на глаза или пытаться наладить с ней контакт - чувствую, захочет она отвесить мне пару ласковых...
  - Понятно, - вздохнул Ярос. - Это, по крайней мере, объясняет ее неосведомленность. Но, думаю, по возрасту она ближе ко мне, чем к тебе.
  Я развела руками.
  - Думаю, ты прав. В крайнем случае, где-то посередине.
  И решила, что самое время сменить тему.
  - А чего ты злился-то? - я напустила на себя недоуменный вид. - Да еще так долго, будто тебе больше заняться было нечем?
  Княжич, к счастью, заглотил наживку и больше к теме про то, что за душа обитает ныне в теле его жены, не возвращался.
  - Да разозлило меня, знаешь ли, то обстоятельство, что о пребывании в городе твоей бабушки и двоюродной сестры я узнал не от тебя и заранее, а по факту похищения последней моего кота с целью жестокого умерщвления последнего практически на глазах у леди Иолатэ.
  Я только присвистнула. Сказать по правде, то, что в Наргонте объявились бабуля Бэр и кузина Ари, и для меня явилось неожиданностью. Зато точно могу предположить, что привело их сюда неизменное желание портить кровь Лоте. В смысле, Й'егрес - они-то о замене души не знают!
  - А я перемещения бывших родственников не отслеживаю! - фыркнула я, но тут же сбавила тон. - У меня, если честно, дело было важное, так что мне, если честно, пришлось отложить все прочие дела. Даже не лечила никого!
  Ярос с усмешкой закивал.
  - Ну, в то, что не лечила, верю охотно. Ари, знаешь ли, очень пригодилась бы помощь лекаря. Но там случай тяжелый, осложненный то ли проклятием каким, то ли божественным наказанием, так что Лотя не справилась бы.
  Мне вдруг очень захотелось узнать, что же такого произошло с гадючкой-кузииной, что ее пришлось тащить не в лекарню, а к ветеринару, и я засыпала Яроса вопросами. Тот оказался не прочь поболтать, так что вскоре я услышала краткий пересказ событий предыдущих суток. Ну вот, опять я все интересное пропустила! Даже расстроилась немного. Но причина для того у меня была более чем весомая. Кстати, о ней!
  Подумав и собравшись с духом, я поведала княжичу об истории с Гаэрром Проклятым и о ее идиотской развязке. Ярос все внимательно выслушал и, против ожидания, не стал надо мной смеяться или критиковать, а впал в глубокую задумчивость. Долго думал - я все хрустики доесть успела и даже начала мысленно прикидывать, где б еще их достать. А потом начала опасаться, что княжич просто уснул с открытыми глазами - у него два ВУЗа за плечами, а студенческая братия, как известно, ухитряется спать в любом месте, в любое время и в какой угодно позе! А я сижу тут, как дура, пошевелиться лишний раз боюсь, чтоб только мысль ему не сбить! Ну, похрустела угощением немножко... Так это он сам предложил, так что нечего возмущаться!
  И только я открыла рот, чтобы высказать ему все это, как княжич заговорил сам:
  - Слушай, а где нынче обретается тот Проклятый?
  - Ну... в Хорноземском лесу, примерно в дне пути к северу от деревни Карапухи, что на Малом Западном тракте, - подумав, ответила я. - Места достаточно глухие, самое то, чтобы спрятаться.
  - Ага, глухие... - задумчиво подтвердил Яр. - И довольно близко к Тарлонгу, куда мы с Лотей отплываем через... примерно через три часа.
  Я только глазами хлопала.
  - Зачем?! - только и смогла выдавить из себя я.
  - Чтобы окончательно разобраться в той истории с Тар-Граоррами, Гритрагами и прочими оборотнячьими заморочками, - княжич был спокоен.
  На мой взгляд, даже слишком спокоен. Сам на себя не похож.
  - Не знаю, что ваш охотник на оборотней в окрестностях Тарлонга забыл, хотя догадка и есть, - продолжил он, помолчав. - Но, принимая во внимание твой рассказ и то, что написала Лотя о своих первых днях в этом мире, ей с этим типом встречаться категорически нельзя.
  Я торопливо закивала, подтверждая его вывод.
  - Но и отказаться от поездки тоже не получится, так как в процессе утрясания ряда моментов присутствие Лоти будет обязательным... То есть, надо организовать перемещение леди Иолатэ из города в город так, чтобы она в том лесу случайно не оказалась. Лер, а ты смогла бы и дальше отслеживать местонахождения того охотника?
  - В принципе, могу, - не стала отнекиваться я. - Мою следилку он пока вроде не обнаружил, а я не стала ее снимать. Конечно, я буду держать тебя в курсе.
  Ярос кивнул, соглашаясь, и пытливо уставился на меня, будто ждал чего-то. И я решилась.
  - Только знаешь... Мне нужен твой совет... Да и помощь не помешала бы... - к сожалению, решимость не особо помогла облечь свою мысль в слова. - Э-м-м... Ну, ты понимаешь...
  Полуэльф потер лоб.
  - Что с тобой? - удивился он. - С чего такая робость навалилась?
  Я только руками развела. Дело не в робости - это качество мне вообще не свойственно. Просто... ну, не могла я открытым текстом попросить его рискнуть своей жизнью! Боюсь, с Гаэрром иначе не получится...
  - Хочешь, чтобы я помог тебе либо прикончить того оборотня, либо отобрать у него тот клинок? - княжич легко сформулировал мои стремления. - Но, судя по тому, что ты сейчас мнешься, как грешник на суде богов, в чем-то кроется подвох. Напрашивается вывод, что я, если ввяжусь в эту авантюру, вынужден буду рисковать своей жизнью. И, возможно, Лотиной. А как-то не хочется!
  Я опустила глаза. Конечно, он прав - сам еще между двух тел болтается, так снова надо голову в петлю совать. И, если он откажется, я не стану обижаться на него, не говоря уже о том, чтобы мстить.
  - С другой стороны, самой тебе соваться к тому оборотню тоже чревато, и без помощи тебе не обойтись, - Яр не смотрел на меня и, казалось, просто рассуждал вслух. - Хоть ты и зараза та еще, а все-таки девчонка, даже не взрослая женщина, и бросать тебя барахтаться самой с этой проблемой... как-то не хорошо, да? Нехорошо...
  - Я пойму, если ты откажешься, - пискнула я.
  Эх, подвел меня голос! А о том, что мне более не к кому обращаться за помощью, я говорить не стала. Иначе точно разревелась бы.
  - Я пока что не отказываюсь, - все тем же отсутствующим голосом ответил он. - Короче, Лер, давай договоримся так! Ты пока что никуда не влезаешь, сидишь на попе ровно и трясешь эту леди Рейелирэ на предмет того, что она знает о клинках истинной смерти, энергетических вампирах и ее бывшем зяте. Параллельно трясешь на ту же тему Иннерлию, Храрга и прочих, до кого сможешь дотянуться, а также попытайся через своего приятеля-послушника найти те же сведения в мире живых. То, что тебе удастся добыть, поведаешь мне через два дня, то есть, когда мы с Лотей преодолеем две трети пути до Тарлонга. А я за это время подумаю, как лучше поступить в данной ситуации.
  Я едва не прослезилась от умиления.
  - Ты... ты и в самом деле готов помогать мне?!
  Княжич фыркнул совсем по-кошачьи.
  - Ну, добрый я, не могу отказать женщине в помощи. Куда от себя деваться?
  И сказано это было с такой интонацией...
  - Кобель ты, а не добрый! - возмутилась я, едва сдержавшись, чтобы не швырнуть в него пустую тарелку из-под хрустиков.
  - Э, нет! - запротестовал он. - Я стараниями твоей покровительницы делю тело с кошаком, так что для меня сравнение с собаками просто оскорбительно! Согласен только на Котяру, и то со скрипом.
  И расхохотался. Весело ему... Котяре!
  - Видела бы ты свое лицо! - сообщил он, отсмеявшись. - А если серьезно, то ты не женщина, а маленькая глупая девчонка с непомерным гонором, так что слушайся взрослого дядю Яроса. И никакой самодеятельности! Никакой инициативы! Наворотила уже дел...
  - Лоте все расскажу! - надулась я, осознав, что его заигрывание было не более чем шуткой.
  - Ага, давай! - Ярос снова развеселился. - Можешь даже в моем присутствии.
  А я, прошипев ругательство, гордо отвернулась от этого... даже не знаю, как назвать-то, чтоб цензура одобрила.
  - Ладно, не дуйся, - с улыбкой произнес он. - Зато от своей тоски-печали отвлеклась, и на лице хоть что-то, кроме вселенского уныния проступило. Так мы договорились?
  Я с кислым видом покивала. Как будто у меня выбор есть! Яросу этого, однако, оказалось мало, так что он заставил меня повторить поставленную им задачу на ближайшие два дня, и даже когда я выполнила его требование, все равно смотрел с недоверием. Ну и ладно!
  А княжич все не унимался.
  - И на досуге поразмышляй вот над чем: о Лоте твоя божественная покровительница беспокоится так сильно, что не поленилась вытащить меня фактически из мира мертвых, наплевав на отмеренный судьбой срок жизни, чтобы я стал наставником для нее в этом мире. А ради тебя она что-то так не расстаралась.
  Я вперила взгляд в пол. И не возразишь ведь ничего! Сама не так давно хотела обрести наставника. И обрела ведь - и бабушку, и наставницу в одном лице, правда отнюдь не стараниями Иннерлии. Однако теперь моя вера в исключительно добрые и благородные намерения леди Рейелирэ несколько пошатнулась. Была бы она столь же добра ко мне, не желай я отомстить Гаэрру Проклятому? И сама себе ответила - нет, причина ее расположения именно в совпадении наших целей, остальное вторично, хоть, надеюсь, и немаловажно.
  Впрочем, мне тоже есть, что сказать Яросу.
  - Слушай, а почему это твой друг-подполковник моего послушника на границу сманивает? Да еще и так хитровыделано, что даже неподкопаешься! Поговори с ним, а? Ну, скажи, чтоб не лез в пекло, а то он такой, что на ровном месте убиться способен! Это я про Вэла, если ты не понял.
  - Ну, Лирриан свою цель преследует, ведь наличие жреца хоть какого-нибудь бога в месте базирования третьего заградительного существенно повышает шансы его подчиненных закончить армейскую службу живыми, - развел руками княжич. - Его мотивы можно понять. По поводу хитровыделанности... Знаешь, я поговорю с Вэлом, честно обрисую ему плюсы и минусы жизни на границе с Проклятыми землями и сделаю упор на особенности его характера и мировосприятия. Короче, сделаю так, чтобы он смотрел на перспективу стать военным жрецом наиболее трезво, а не под влиянием упокоения призрака, благословления Ану и уговоров Лира. Но на этом все - окончательное решение принимать только самому послушнику.
  Тяжело вздохнув, я вымученно кивнула. На мой взгляд, правильнее было бы связать Вэла, запереть в комнате без окон и с мягкими стенами и только тогда начинать вести разъяснительные беседы. Однако кто ж меня послушает? Да и сам Вэл, боюсь, не поймет. Эх...
  - Ладно, не падай духом, - Ярос бросил взгляд на час, потянулся всем телом, после чего нехотя встал я дивана. - Задачу я тебе обозначил, так что шуршите, девушка, усердно и добросовестно, и будет Вам счастье. А я пошел обратно в филиал дурдома, коим нынче является лавка Ансельма. Я и сбежал-то оттуда, чтобы Лотин рассказ в тишине почитать - вдруг мысли кое-какие возникнут. И возникли, кстати.
  - Ой, бедняжка! - делано посочувствовала я. - Может, мне тебя еще пожалеть?
  - Не стоит, Лера! - еще одна абсолютно кошачья усмешка. - И без тебя желающие найдутся. Ладно, мне пора. Тебе, кстати, тоже.
  Пора, что уж говорить. Только вот возвращаться в сферу Иннерлии мне по-прежнему не хочется. Вот не хочется, и все!
  - Можно я пока здесь побуду? - помедлив, спросила я. - Переночую... Все равно консульство пока закрыто.
  Ярос, понимающе хмыкнув, не стал мне отказывать. И расспрашивать о причине, по которой я не желаю возвращаться к себе, за что я была особо благодарна ему. Так и ушел, коротко попрощавшись и строго сказав напоследок:
  - Никакой самодеятельности!
  А я устроилась на том же диванчике, обняла одну из пушистых подушек, которую, обладая развитым воображением, можно было принять за кота, и задумалась о делах своих невеселых. И далеко не сразу поняла, что плачу. Храрг побери! Я не плакала с того дня, как стало известно об исчезновении мамы! Несмотря ни на что - не плакала. А сейчас вдруг накрыло! Так жалко себя стало. Вот никому не мешаю, просто живу, и что же? Неприятности сыплются, как горох из разорванного мешка, а я даже поделать ничего с этим не могу! Разве что последовать совету Яроса... Уважаемые читатели! Окончание романа доступно здесь https://prodaman.ru/Inna-Demina/books/Fyr-myau-prizraki-i-proklyatyj и здесь https://litnet.com/ru/book/fyr-myau-prizraki-i-proklyatyi-b278372 (если ссылки не работают, поисковик точно найдет по имени автора). Желаю приятного чтения!
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"