Демина Инна: другие произведения.

Поневоле и впредь

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 8.87*15  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Все имеет свойство рано или поздно заканчиваться. Вот и относительно спокойная и устоявшаяся жизнь Яроса и Лоти закончилась, чтобы вновь завертеться водоворотом, грозящим затянуть и погубить обоих. И выбраться оттуда можно только вместе, да и без их кота дело никак не обойдется. Однако слишком много воды утекло с момента последней встречи фиктивных супругов... Последнее обновление от 22.07.2019 г.

  Поневоле и впредь
  
   Все имеет свойство рано или поздно заканчиваться. Вот и относительно спокойная и устоявшаяся жизнь Яроса и Лоти закончилась, чтобы вновь завертеться водоворотом, грозящим затянуть и погубить обоих. И выбраться оттуда можно только вместе, да и без их кота дело никак не обойдется. Однако слишком много воды утекло с момента последней встречи фиктивных супругов...
  
   Пролог
  
   1 июля
   5 лет спустя после событий 'Жены поневоле'
  
   Ярос Иолатэ Эль-ала-Антир, княжич Мерисский,
   вольнонаемный юрист третьего заградительного полка имперской армии
  
   Спустившись вниз по длинной винтовой лестнице и миновав короткий туннель, я, невольно затаив дыхание, вошел в уже знакомую залу со знакомым же сооружением - Скрепой Проклятия безымянного некрополя (у него только номер есть для обозначения на карте). За прошедшие годы это место совсем не изменилось. Оно и неудивительно - находится глубоко под землей, в безопасном (с точки зрения землетрясений и прочих природных катаклизмов) месте, закрыта от дождя и ветра, прочих естественных источников эрозии, а от нежити мы ее еще в прошлый визит почистили. А так как главный и, как оказалось, единственный вход завалило на совесть, новым обитателям взяться было неоткуда. Так что проникнуть сюда сводный отряд Тайной стражи, имперской армии, разведчиков, нескольких потенциальных хозяев Скреп и меня, вольнонаемного с хвостатым довеском, смог без особого труда. Разве что вековой пылью все надышались, да в паутине перепачкались. А так все хорошо, совсем не как в первый раз. Уж не знаю, как на этот раз проходила зачистка некрополя, но сведений о больших потерях вроде бы не было - ни официально, ни по слухам. Да и вообще, сейчас экспедиция в Проклятые земли была организована гораздо лучше, чем в первый раз, хоть и тоже тайно.
   В голову снова, как и в первый раз полезли мысли о собственном могуществе, необходимости срочно отвоевать себе кусок империи пожирнее и установить там свои порядки, разумеется, крайне жесткие, о желании двигать вперед магическую науку, разрабатывать новые заклятия, ставить эксперименты, ваять многотомные трактаты... брр! Столько лет прошло, а эта Скрепа так ничего нового для соблазнения неокрепших умов и не придумала, хоть в прошлый раз с тем же самым потенциальным хозяином такой номер не прошел. Хотя, может, фантазия и воображение для нее не предусмотрены? Не вплетены в узор заклятия, так сказать? Так или иначе, на меня снова не подействовало, ибо желания проторчать остаток жизни на перекошенных 'качельках' над бездонной пропастью у меня по-прежнему нет.
   Внешне здесь все по-прежнему, тихо, мирно и даже как-то скучно. Однако сейчас, имея возможность смотреть на происходящее глазами своего фамилиара, даже мне, индивиду, ныне далекому от магических дел, становится понятно: скоро эта Скрепа рванет не хуже той, что мне в наследство папаша оставил. Магические потоки, отлично заметные кошачьему взгляду, хаотично носились по зале, бессистемно переплетаясь между собой, и отнюдь не все результаты этого сплетения были безобидны. М-да, ребятам Арзабаля тут пахать и пахать, чтобы все здесь снова успокоилось. Кстати, Скрепу под маяком у Кривохвоста они так и не успокоили - туда после нашего с Лотей визита так никто и не рискнул спуститься к самой Скрепе или же войти в залу с магическими псами, так что все запирающие и сдерживающие ритуалы проводили или в маяке, или на берегу под открытым небом, и толку от того было немного. Хотя, Арз за ту работу внеочередное звание получил.
   И да, вредный, наглый, порой совершенно беспардонный хвостатый обжора по кличке Фыр Тушпу уже четыре года как мой фамилиар, по полному ритуалу, так что отныне тянет с меня не только еду, но и жизненные силы, и годы жизни. Не такая уж и большая плата за то, чтобы время от времени сливаться сознанием с котиком, смотреть на мир его глазами, внаглую подслушивать - отличный способ собирать нужные сведения, кстати, так как котов, как правило, никто не стесняется - и при этом самому оставаться в сознании, производить какие-либо действия и даже поддерживать разговор, например, создавая себе алиби. Еще можно, при необходимости, устраивать, управляя котиком, мелкие пакости, а то и более крупные дела проворачивать. А еще недавно был случай, когда такое слияние меня и моего питомца-фамилиара кое-кому сохранило здоровье, а то и жизнь. Хотя, учиться совмещать два сознания сразу пришлось долго, подобная 'двойственность' сознания - та еще нагрузка на психику, особенно с непривычки. Да еще и полностью контролировать кота получается отнюдь не всегда - своенравный он зверь. Но договориться с ним, к счастью, вполне возможно.
   Вот и сейчас, желая взглянуть на Скрепу глазами существа, которое в силу природных особенностей видит, чувствует и ощущает больше, чем дано разумным, мне пришлось неделю Фыркиса уговаривать, обещать всякие деликатесы-вкусности, причем на длительный срок. А котик-то оказался не промах, видимо, от меня набрался: отправиться в некрополь и спуститься под землю согласился лишь после того, как я обещал все время нахождения в здании со Скрепой держать его на руках, так как котику не хотелось пачкать лапки в вековой пыли, неделю кормить его парной вырезкой и свежей рыбой благородных пород (изначально торговался за месяц, но я поганцу быстро объяснил, что мне тут столько не платят, и после месяца на деликатесах ему придется полгода одну овсянку лопать, и мне, кстати, тоже), а также выгнать из своей постели нынешнюю любовницу (совсем выгнать не получится, но о запрете встречаться на ее территории речь не шла). Еще, конечно, хотел в Наргонту съездить, чтобы с Лотей повидаться - скучает, хоть и предпочел в свое время остаться со мной. Однако тут пришлось отказать, так как подобный визит может поставить под угрозу спокойную жизнь леди Иолатэ (а то и саму жизнь), моего подопечного и его матери, и пустить фамилиару под хвост всю работу Тайной стражи по обеспечению их безопасности. Увы, для кота сие объяснение слишком сложно (общаемся мы с ним посредством мыслеобразов и простейших понятий вроде 'горячо-холодно', 'сухо-мокро'), так что я просто донес до него мысль о том, что местный начальник, главкот то есть, будет сильно против. Фыр аргумент вроде бы принял, хоть и расстроился - Лотю он все-таки любит.
   Кот завозился, недовольно заворчал на моих руках, пушистый хвост дернулся из стороны в сторону. И я даже с закрытыми глазами мог сказать, что, вернее, кто стал причиной вспыхнувшего раздражения моего питомца.
   - Твой кот меня терпеть не может, - сказала Касси, подойдя ко мне сзади и взяв за свободную руку.
   Без раздражения или сожаления, просто констатировала факт.
   Кассандра Нейр, маг земли и действующий офицер Тайной стражи в звании капитана. И нынешняя моя любовница. Уверен, начальство просто поручило ей присматривать за мной, так до конца и не поверив в мою благонадежность для дела, а Касси просто выбрала наиболее оптимальный для себя способ выполнения задания. Во всяком случае, каких-то особых чувств ко мне, кроме, разве что повышенной симпатией по сравнению с остальными членами сборного отряда. Да я и сам не могу сказать, что влюблен в нее. Симпатия, и только. Ну, может, чуть больше, чем просто симпатия и влечение к красивой женщине. Но точно ничего серьезного, так что Фыру, определенно, нет причин ревновать - мои отношения с Касси продлятся ровно до завершения сотрудничества с тайнюками. Или же закончатся гораздо раньше, и не факт, что по зависящим от обеих сторон причинам.
   Я лишь шевельнул бровью и невольно перевел взгляд на ее ладонь. Обычно, она старалась не афишировать, что нас связывают какие-либо отношения, кроме сугубо деловых, а теперь вдруг вторгается в личное пространство, озвучивает нюансы отношений с моим питомцем, да еще и прикасается на глазах у магов-ритуалистов и бойцов. Вон, Арз тоже заметил, хоть тут же и сделал вид, будто смотрит совсем в другую сторону, только губы едва заметно шевельнулись: 'Котяра!'.
   Касси невольно вздохнула, поморщилась и потерла плечо свободной рукой. Да, несколько дней назад она принимала непосредственное участие в зачистке некрополя от нежити и ликвидации завала более чем двадцатилетней давности, потом, правда, двое суток пластом лежала, выпрашивая то массажик, то обезболивающее, то еще что-нибудь, причем не притворялась, раз уж даже Фыр смилостивился и несколько раз топтался у нее на спине, а один раз даже почти час пролежал на плечах женщины.
   - Фыр тебя просто недолюбливает, - уточнил я. - Если б терпеть не мог, то нападал бы, лапой бил, в тапочки гадил...
   - А так только ночью спать не дает, скачет по мне, будто табун лошадей, за ноги цапает, шипит постоянно... - криво усмехнулась магичка и, окинув недовольным взглядом излишне любопытных коллег, продолжила. - Выгоняет, короче. И за порчей моей обуви дело не станет, а ее у меня и так немного. Так что ты не против, если мы будем встречаться на моей территории?
   Разумеется, я был не против. Более того, она сама дала мне возможность выполнить данное Фыру обещание.
   - Ладно, будем считать, что мы договорились, и хвостатый ревнивец сменит гнев на милость, - вновь заговорила магичка. - Что по поводу Скрепы скажешь? Не зря хоть сюда кота тащил?
   Вот уж что не зря, то не зря. Я принялся описывать то, что вижу, уже понимая, что, притащив сюда Фыра, сэкономил ритуалистам кучу сил и времени. А сам между делом потихоньку погружался в воспоминания более чем двадцатилетней давности о том, как оказался здесь в первый раз.
   Забавно, но сейчас мне почему-то видится множество параллелей между случившемся тогда и тем, что происходит в моей жизни сейчас - снова тайная операция, некрополь, Скрепа Проклятия, имперская магическая полиция, снова плотная совместная работа с лейтенантом, вернее, теперь уже полковником Мрраксом и ритуалистом Торриком... Разве что я сейчас не занимаюсь снабжением, а отчасти (официально) юридической деятельностью, главным образом, представляю в столичном суде интересы жены полковника, которую мы нынче пытаемся восстановить в гражданских правах, вернуть ей прежнюю личность, а заодно и избавить от преследования со стороны импов (ох, мутная там история, чувствую, мы с ней на годы завязли), а также еще кое-чем не столь грандиозным, отчасти (неофициально) выступаю консультантом по взаимодействию с искусственно созданными источниками магии под названием 'Скрепы Проклятия'.
  
   Интерлюдия 1
  
   9 января
   За 21 год до того...
  
   Ярос Иолатэ,
   младший прапорщик третьего заградительного полка имперской армии
  
   Дверь небольшого чуланчика, с недавних пор был отведенного под нужды службы снабжения, содрогнулась под мощными ударами снаружи, но каким-то чудом устояла. Я поднял голову от журнала приходов и расходов, начатого еще одним из моим предшественников на должности снабженца, в котором безуспешно пытался разобраться вот уже несколько вечеров, мельком глянул в окно, расположенное под самым потолком моего рабочего, так сказать, кабинета, убедился, что солнце еще высоко, и необходимость в дополнительном источнике освещения возникнет не раньше, чем через пару часов, и только после этого пригласил нежданного визитера войти.
   - Здорово, снабжение! - весело гаркнул лейтенант Лирриан Мрракс, мой вроде как непосредственный начальник, устраиваясь на колченогом стуле по ту сторону рабочего стола. - Как жизнь?
   Я окинул страдальческим взглядом лежащую передо мной кучу бумаг и задумался над тем, стоит ли вообще здесь что-то говорить - трудно давать пояснения насчет того, в чем ты сам плохо разбираешься, а собеседник не разбирается вовсе. Хотя, если только матом, да позаковыристее... С другой стороны, ничего нового я начальству не сообщу. Да и отношения у нас с лейтенантом в силу обстоятельств знакомства таковы, что подразумевают высокую степень неформальности (разве могло быть иначе после того, как мы с ним и еще несколькими ребятами вытаскивали из здания бывшего штаба полка то, что осталось от прежнего командования после появления на совете куклы некроса?), так что я решил сказать все, как есть, коротко и по простому.
   - Задница полная, ни Храрга не разобрать. Отчетность проще начать заново, а эту унести пока в архив, и пусть лежит, пока срок хранения не выйдет. Ревизорам она все равно больше не нужна, они на основании этих писулек уже и заключение написали, и обвинение выдвинули.
   - Угу, - кивнул лейтенант. - И даже казнили бывшего снабженца за растрату, казнокрадство, махинации с казенным имуществом и, кажется, даже измену Родине натянули. Слушай, Яр, ты хоть в эти игры не лезь, а то единственного нормального снабженца потеряем. Сам знаешь, с деньгами нынче строго, а уж в военном ведомстве и вовсе засада.
   Заверяю его, что у меня и в мыслях нет ничего подобного.
   - Смотри, кобелина, - то ли в шутку, то ли вполне серьезно пригрозил Кейн. - Вздумаешь пойти по стопам предшественника и наворотить дел - полк не простит и мстить будет страшно. Сам знаешь, как здесь снабжением до тебя дело обстояло.
   Знаю, конечно. Меня, собственно, мстительный начальник учебки, с которым я умудрился поскандалить еще при самой первой встрече, а потом все время обучения делали друг другу гадости по мере фантазии и возможностей, на эту должность и рекомендовал настоятельно. Потому, что знал: должность армейского снабженца сама по себе предполагает ежедневный риск головой, а уж в третьем заградительном и вовсе означает верную смерть, так как в силу удаленности места базирования от мало-мальски значимых торговых трактов, деревень и прочих потенциальных источников товаров, необходимых для нормального функционирования полка, с продовольствием, а также еще кое-какими товарами первой необходимости здесь полный швах. Нет, часть их, безусловно, выделяется по разнарядке из столицы, но у нас тут еще и с доставкой огромные проблемы... Короче, проблемы со всех сторон. Но я как-то кручусь, нахожу выход из положения, хоть и, мягко говоря, нетрадиционный. Не без посторонней помощи, конечно... Без того же Кейна, например, или без неожиданного помощника по доставке товаров напрямик через Гишковы горы и почти на добровольной основе. Хотя, до сих пор без содрогания не могу вспоминать, как с ним договаривался...
   - Да, жрать-то по три раза в день охота, - продолжил Кейн, не заметив, что я погрузился в воспоминания. - А уж молодым мужикам с повышенными физическими нагрузками... Короче, ты нам здесь нужен.
   Я лишь усмехнулся, силясь скрыть, что донельзя растроган его словами. И, Храрга пинком через коромысло, в эту минуту я был искренне благодарен вредному капитану, сославшему меня сюда, где я действительно нужен, где сам, наконец, чувствую свою необходимость и полезность. Чувствую, что по-настоящему живу, несмотря на то, что граница с Проклятыми землями - храргово опасное место, и должность у меня тоже не сахар. Зато с окружением повезло...
   - Я, собственно, из-за того и пришел, - лейтенант поерзал на стуле, кое-как пристроив в угол длинные ноги. - У нас со дня на день количество голодных ртов увеличится.
   - Вроде рано еще для новобранцев, до весны еще есть время, - я недоуменно потер затылок.
   Непосредственное начальство с досадой стукнуло кулаком по столу, отчего шаткий предмет мебели тут же перекосило на левую сторону. Упал бы, если б край столешницы в стену не уперся...
   - Час назад узнал, что едут к нам гости из самого Миаствера, - прорычал он. - Да не простые, мать их за ногу, и даже не из военных!
   Я заинтересованно вскинул бровь, внутренне готовясь к увеличению объема работы и, как следствие, бессонной ночи. Увы, рост количества голодных ртов на территории базирования третьего заградительного - это и моя проблема тоже. Храрг, надеюсь лишь, что дополнительных едоков будет не слишком много, иначе у меня весь план работы полетит тебе под хвост! И придется слезно выпрашивать помощников у командиров всех мастей... Нет, мне их, конечно, выделят, так как кушать-то хочется, сырье для лечебных и прочих зелий нужно постоянно, да и материалы для починки казенной брони и оружия тоже не помешают, но, во-первых, будет это по принципу 'бери, дорогой, что нам давно надо было куда-нибудь сплавить', и, во-вторых, мне перед тем столько нервов на кулак перемотают, что хоть заранее к полковому алхимику за литровой бутылью настойки валерианы иди. И это при том, что прижимистость Тоббера уже вошла в легенды третьего заградительного, у него песка в пустыне не выпросишь! Нет, я, конечно, выпрашиваю, доведя алхимика до трясучки, - у меня большой опыт в том, чтобы действовать на нервы представителям разных рас и слоев населения - но превращать его в откровенного врага тоже не хотелось бы, а то мне тут еще три года снабжением заниматься, а другого алхимика пока что не предвидится.
   - Импы, Яр, импы, - продолжал делиться Кейн. - Причем не простые служаки, и даже не гончие, а из какого-то засекреченного подразделения. Быть планируют завтра к полудню, командованию третьего заградительного приказано встретить должным образом и оказать всяческое содействие. И, главное, непонятно, зачем их вообще сюда несет!
   Я только присвистнул. Можно подумать, здесь и без того проблем мало! Так нет же, добавить нужно... А в том, что приезд мутных работников инспекции магического правопорядка - это так у нас сокращение 'имп' расшифровывается, как в отношении самой структуры, так и в отношении ее сотрудников (ну и с издевательским подтекстом, куда ж без этого!) - с неясными целями вызовет не одну, а целую кучу проблем, я уверен просто-таки на все сто процентов. Настолько, насколько может быть уверен выпускник наргонтского магического университета, которому за пять лет обучения пришлось с импами пересекаться не раз, не два и даже не три.
   - Наверное, у них приказ сверху, - предположил я. - В другое-то время их на границу сдерживать порождения некроса никакими плюшками не заманишь, а тут вдруг сами едут...
   Кейн только выматерился. Я тоже хотел, но сейчас счел за благо воздержаться от того. А все дело в том, что моя чуйка на неприятности, уже не раз выручавшая меня, а то и спасавшая мою полуэльфийскую шкурку, снова напомнила о себе, причем, образно выражаясь, не колокольчиком, а полноценным набатом. Да ладно, я и так знаю, что ничем хорошим для полка этот визит не закончится. И лично для лейтенанта Мрракса, которого командование наверняка и назначило ответственным за прием и содействие импам (иначе с чего вдруг он вопросами их пропитания озаботился?), тоже. Но при чем тут я? Что, местные деликатесы вроде белых гусениц, которых разводят подгорные гоблины, или лепешек из красных кустарников им не понравятся настолько, что они захотят собственноручно прибить того, кому пришло в голову кормить солдат подобными изысками? Так здесь все равно взять особо нечего, так что либо ешь местные деликатесы, либо сиди голодный...
   - Слушай, у тебя запас муки еще есть? - Кейн, частично выпустив пар в эмоциональной тираде, вновь вспомнил о деле. - Хоть хлеба напечь нормального, а то от того, что из местного хвороста выпекаем, полполка изжога замучила. Тоббер, вон, уже антацида гонит больше, чем самогона - есть ли для алхимика что-то более страшное? Особенно для такого прижимистого, как Ансельм?
   Я усмехнулся. Да уж, жадный товарищ, за медяк удавится. И скрытный, даже в лабораторию свою никого не пускает, на пороге держит. Видимо, у него есть основания вести себя подобным образом. А то и очень веские - не просто ж так он из сытой, относительно спокойной и безопасной Наргонты (земляк, да) сюда попросился, причем добровольно. Впрочем, у большей части офицеров, военных магов и прочих специалистов, что предпочли службу на границе с Проклятыми землями иному, более спокойному месту службы, есть для того причины. В том числе и у меня.
   - Есть, но мало, - вздохнул я. - Могу в Удыши наведаться, и в Большой, и в Дальний, заодно и запас овощей пополню.
   И не смог удержать мечтательную улыбку, расползавшуюся по лицу. Дело в том, что в ближайших деревеньках, расположенных по разные стороны Гишковых гор, изгиб которых фактически отрезал место базирования третьего заградительного полка от всего остального мира, и служащих источниками, без малого, трети всего продовольствия для полка, моих визитов ждали две юные прелестные особы. Кстати, моя связь с ними, помимо морального и физического удовольствия, приносит также пользу государству - в первом случае поставки зерна третьему заградительному осуществляются со вполне приличной скидкой, во втором мои отношения с хозяйкой плодоовощной фермы гарантируют поставку качественного товара. Ну да, у меня после назначения ответственным за снабжение просто-таки дипломатический талант проклюнулся. Ну, как минимум, талант договариваться...
   - Кобель! - констатировал Кейн, глядя на мою довольную физиономию. - И как тебя те бабенки еще в клочья не разорвали?
   Хм, завидует, что ли? Так я не жадный, могу и ему пассию подыскать. И так, чтоб с пользой для дела, есть наметки... Но лейтенант ведь намеков не понимает, ну, или делает вид, что не понимает.
   - Я обаятельный, - ухмыльнулся я. - Ну, еще они друг о друге не знают, так как жители обоих Удышей между собой почти не контактируют. А насчет того, чтобы глаза тем очаровашкам на меня открывать... Дураков нет, кушать-то всем, кто в курсе, хочется, да хлебушек, а не только лепешки из кровяника, сиречь, местного хвороста.
   - Ладно уж, вали, - милостиво разрешило непосредственное начальство. - Только вернись до прибытия импов. Причем заранее, чтоб продукты успел на кухню передать и из них даже успели что-то приготовить!
   Вздыхаю. Вот тут-то и кроется основная проблема в поставках продовольствия - их доставка через горы при отсутствии путей сообщения. Нет, путь-то есть - по воздуху. И есть у нас добровольный помощник в этом нелегком деле, вернее, даже компаньон - тысячелетний вампир-эстет, истинный лорд этого племени (по крайней мере, он так себя позиционирует), поселился где-то в Проклятых землях в развалинах, и теперь обставляет свое жилище, заказывая через меня и Кейна разные полезные штуки для дома, в том числе и элементы декора. И за бесплатно в долг, без заказа то есть, не работает!
   - Загвоздка лишь в том, что мне пока что нечего предложить лорду Дерлиссе за его услуги, - сообщил я. - Сам знаешь, как имперская почтовая служба работает...
   Кейн звонко хлопнул себя ладонью по лбу.
   - Забыл! Сервиз тот эльфийской работы, что он полгода назад заказывал, пришел-таки! Не знаешь, зачем кровососу чайный сервиз на двенадцать персон и аж с двумя комплектами ложечек? Что он из него пить будет? Да еще и в одиночку.
   - Видимо, чтоб был, - иного ответа у меня не нашлось. - Наверное, кровосос-аристократ решил, что он будет хорошо смотреться на фоне потрескавшейся, заросшей плесенью и еще Храрг знает чем каменной кладки. Он, сам знаешь, на эстетике повернут.
   И вспомнил, что мне пришлось выслушать от начальников всех мастей, пока я этот храргов сервиз заказывал! И каждый ведь счел своим долгом поинтересоваться, за каким мне сдалось столько дорогущей посуды и отправить меня к военным мозгоправам на консультацию, а то и на длительное лечение! А я ведь нашему партнеру по снабжению не только сервиз заказывал, но и иные предметы интерьера, которые, мягко говоря, не характерны для армейского быта - изящную настольную лампу, резные полочки, да и еще много всякой ерунды. С другой стороны, как я экономил на доставке продуктов! И договор у нас с лордом Дерлиссой составлен, так что не подкопаться. Так что ржать ржали, нервы мотали, но не отказывали... Вот только долго заказанные вещи на границу идут. Вампиру-то что, ему несколько месяцев подождать как высморкаться. А живым вот месяцы без нормальной муки и овощей - тяжело.
   - Недели полторы как пришел, - сконфуженно признался лейтенант Мрракс. - Но я про него забыл совсем. Мне подполковник с этими импами весь мозг уже до печени проел...
   - Ладно хоть сейчас вспомнил, - махнул рукой я и перевел тему. - Слушай, раз уж мне внепланово гусениц покупать, выдели в помощь хоть десяток бойцов. А то на леднике две туши цомари и кусок гхедешша лежат, разделать надо бы, чтоб было, чем с гоблинами расплачиваться.
   Конечно, десятерых Кейн мне не дал, да я и не особо рассчитывал - знаю не понаслышке, что туго нынче со свободными руками. Да и не те это туши, чтобы особо над разделкой корпеть. Но к своим двадцати трем я четко усвоил: нужно просить больше, если хочешь хоть что-то получить. В итоге, четверо помощников - тоже неплохо. Хуже с кандидатурами этих самых помощников: одной из них оказался тот не к ночи помянутый жадюга-алхимик, второй рафинированный мажонок-ритуалист, недавно прибывший сюда из Аргеля, третий хоть и был солдатом, да еще обладающим редким сочетанием качеств - трудолюбием, добросовестностью и исполнительностью, но только вчера выписан из полкового госпиталя и еще не полностью восстановился после ранения, а четвертый... четвертый очень сильный, но вот мозги подкачали. Короче, за всеми помощничками глаз да глаз нужен. Если первым двум самим явно нужны ингредиенты для работы, и надо будет следить, чтобы лишнего не уволокли, то за третьим придется постоянно приглядывать на предмет отправки обратно под надзор лекарей, а за четвертым - чтоб тот не переусердствовал и не попортил материал. И, Храрг побери, большую часть работы придется сделать самому! Эх... Ладно, на бессонную ночь я почти уже настроился.
   И надо не забыть вечером повязать белую ленту (на самом деле кусок видавшего виды бинта) на шпиль приземистого двухэтажного здания, в котором нынче штаб команодвания располагается - таков условный знак для лорда Дерлиссы: заказ пришел, есть работа. Иначе сроки поставки продовольствия из Удышей сдвинутся еще на день, что скажется на моем положении самым негативным образом...
  
   12 января
  
   Импы были нетипичные... и типичные одновременно. С одной стороны, собранные, сосредоточенные, предельно серьезные, деловитые и немногословные, подчеркнуто вежливые, тихие, старающиеся быть незаметными, закрытые, застегнутые, образно выражаясь, на все пуговицы. С другой, они, как не старались, не могли скрыть раздутого чувства собственного величия, превосходства над простыми, не наделенными сильным магическим даром смертными, и своего пренебрежения к тем, кто к ним не принадлежит - ко всему третьему заградительному в целом, и к тем, кого выделили непосредственно им в помощь. Другая сторона, к счастью, проскальзывала не в действиях и общении, а только во взглядах, жестах, да изредка в интонации. Увы, выдержки импов хватило лишь на два дня, а потом... Короче, к утру сегодняшнего дня их тихо ненавидели все, с кем они более-менее постоянно контактировали.
   Кстати, у меня, и так сотрудников имперской магической полиции недолюбливавшего, глухая (пока еще), замешанная на раздражении ненависть к этим конкретно импам возникла на целый день раньше. Нет, дело не в том, что кто-то из них прознал о том, что я маг-середнячок, который мало того, что носит броню простого солдата, хоть и с творчески переработанными нашивками прапорщика, магом по бумагам не является, так еще занимается снабжением - это б я после бурной жизни в магунивере еще пережил. А вот то, что я еще почти целый день мог провести в одном из Удышей в объятиях горячей прелестницы, а не торопиться обратно в полк с нагруженным под завязку вампиром, бесило меня преизрядно. Тем более, накануне мне помощнички на разделке туш так нервы вымотали, что даже последовательный прием трех разных успокоительных зелий по рецепту третьего заградительного (это когда дозы успокоительного чередуются с одинаковыми дозами самогона) не помог успокоиться. Ну да, сначала одного в госпиталь на своем горбу отволоки, потом другому не дай туда же попасть по собственной дури (несколько раз почти заехал по себе мясницким топором для разделки туш), а потом вытрясти из остальных двоих 'случайно' прихваченные сверх оговоренного зубы гхедешша, когти, рога и щетину цомари (как будто эти двое вытяжками из костей и желез и прочим ливером порождений некроса не удовольствовались бы!) - тут и у более уравновешенного индивида нервный срыв случится. Не знаю, как я вообще сдержался и не засветил каждому в челюсть, а потом малым файерболом куда получится! Ограничился лишь многоэтажным матом на смеси имперского и эльфийского, да напиранием на то, что гоблины, что поставляют нам мясо (ну да, гусеницы, но жрать-то можно!) именно за запчасти от порождений некроса, а не за деньги, вещи или иные услуги, в том числе магические. И, если они не удовлетворятся ценой из-за двух придурков, решивших, что снабженец в силу недалекого ума, хронической невнимательности и неумения считать не заметит крысятничества, и, как следствие, сократят поставку мяса, то я сделаю все, чтобы стоимость недостающей партии товара, а заодно и следующей партии полностью эти самые придурки гоблинам натурой возмещали! Да, гоблины, они та-а-акие затейники... Кто-то сомневается, что лейтенант Мрракс, зная обстоятельства дела, не поддержит мою идею?! На самом деле, я понятия не имел об эротических пристрастиях подгорных коротышек, но Торрик и Тоббер тоже не были осведомлены в данном вопросе, так что опровергнуть мои слова они не могли, а испытывать гоблинское гостеприимство на собственной шкуре ни тот, ни другой желанием не горел. Короче, парни оказались небезнадежны, прониклись и скрысенное вернули. И замыслы мои по закупке внеплановой партии продовольствия воплотились в жизнь, вот только нервов на то я потратил больше, чем планировал. И с удовольствием подлечил бы их лишние сутки, общаясь к обоюдному удовольствию с деревенскими прелестницами! А вместо этого просидел эти лишние сутки, как дурак, над документацией!
   Вот Торрику, кстати, одному из полковых магов, пришлось хуже - он-то изначально и по документам проходил как маг, и нашивками на броне сверкал соответствующими. И так уж вышло, что из четырех полковых магов он оказался единственным, кто в настоящее время находился в пределах базирования полка и был в работоспособном состоянии. Поэтому именно ему сначала выпала сомнительная честь провести небольшую экскурсию для импов по базе полка, после Кейн переговорил с офицером, в подчинении которого были маги, и храгыну делегировали еще более сомнительную честь - быть на подхвате у столичных шишек в области магии. Последние расценили сие действо как право безнаказанно издеваться над солдафоном, который хоть и обладает магическим даром, но не является одним из них, соответственно, низший по определению. И Арзабаль стал мишенью для завуалированных насмешек и тонких издевательств приезжих. А то и не тонких, и не завуалированных. Насмешки, откровенно идиотские и издевательские поручения, многозначительные переглядывания, жесты, как бы само собой случавшиеся неприятности, отсутствие даже пару минут на отдых и исполнение обязанностей полкового мага, которых с него на время визита импов никто не снимал...
   Короче, к вечеру первого дня такой жизни бедолага Арз ворвался в мою рабочую каморку, едва не снеся дверь с петель (откуда только силы взялись при его тщедушном телосложении?), и поставил мне ультиматум: или я помогаю ему как-то утихомирить импов (но так, чтобы вышло унизительно, оскорбительно, мерзко и заставило импов помучиться), или он 'случайно' сболтнет тем же импам, что местный снабженец вроде как тоже маг, с дипломом магунивера. Вот ведь шантажист! Понимал, зараза, куда бить, чтоб наверняка! Просто-таки не оставил мне ни возможности отказаться сотрудничать с ним в деле восстановления справедливости, ни даже пространства для маневра.
   - Ты ж интернатский, - безапелляционно заявил доведенный до трясучки ритуалист. - Ты не можешь не знать способов напакостить по полной и остаться при этом безнаказанным! А я со своей стороны тоже могу пару неприятных сюрпризов подкинуть. Зря те козлы ритуалистику за раздел магии не считают, зря...
   - Но тогда зачем тебе моя помощь? - попытался увильнуть я. - Ты же и сам можешь ритуал на массовое несварение желудка замутить...
   - Могу, - понуро вздохнул храгын, уже изрядно успокоившийся, чему очень способствовала чашка крепкого травяного чая, куда я щедро плеснул виноградного спиритуса из собственной заначки для особых случаев. - Только это, во-первых, не то, чем моя душа удовольствовалась бы - слишком мелко. И, во-вторых, на импах степеней защиты от магии, что шелухи на луковице.
   Ну да, надо думать... И этим индивидам Арз собрался мстить! С другой стороны, для меня как для бывшего студента магического ВУЗа, имевшего проблемы с инспекцией магического правопорядка едва ли не по три-четыре раза за каждый курс, устроить пакость импам приравнивается к делу чести. Но я все еще в сомнениях, ибо чуйка на неприятности не молчит, а очень даже настойчиво предупреждает о последних! Да, замучали бы импы студента Иолатэ, если б тот не собирался после магунивера продолжить обучение, причем, не много, не мало, а в имперской государственной академии, на факультете права и управления. Вернее, туда я пытался поступить до магунивера, но срезался на вступительном экзамене по математике. Однако не поленился, потратил время на самостоятельное изучение отдельных правовых дисциплин вроде некоторых разделов гражданского и уголовного права и процесса, и в магунивере мог спокойно и, главное, абсолютно законно пресекать поползновения импов в свою сторону... чем бесил их просто-таки до зубовного скрежета и провоцировал на новые нападки, зачастую лишенные каких бы то ни было оснований - не только законных, но даже и элементарно логических. И это при том, что большая часть остальных студентов сей чести - контроля со стороны имперской магической полиции - удостаивались от силы раз в два года, и то с формулировкой 'Для обретения опыта работы с государственными структурами'. М-да...
   С другой стороны, мне эти конкретно импы, что неожиданно свалились на третий заградительный, еще ничего плохого не сделали, знакомых физиономий я на утреннем построении среди них не углядел, так что сомнения относительно участия в предложенной Арзабалем авантюре были еще сильны в моей душе.
   Однако, попытки уговоров на этом не закончились. Стоило храгыну более-менее успокоиться (после второй дозы чая с 'добавкой'), как ко мне - невиданное дело! - постучался полковой алхимик и вежливо, хоть и сквозь зубы, попросил совета, как отвадить заезжих гостей от его запасов зелий, а заодно и от него самого с требованиями сварить некие сложные, затратные по ингредиентам зелья, разумеется, быстро и бесплатно. Ах, да, и ингредиентов надо бы набрать самому, не отвлекать занятых людей по таким пустякам... Короче, Ансельма импы тоже достали до печенок, особенно тем, что покусились на святое - не только на свободу и собственность, но и на кошелек Тоббера, который свой запас лечебных зелий, сваренных по улучшенной рецептуре, продавал из-под полы всем желающим. И теперь он просил у меня совета, как поступить, чтобы выйти из данной ситуации с наименьшими потерями и, по возможности, еще и с прибылью, мотивируя сам факт подобного обращения просто:
   - Ты ж та еще сволочь, Иолатэ, вытаращил глаза алхимик в ответ на мое недоумение. - А против сволочизма только еще больший сволочизм поможет.
   Я, признаться, даже с ответом не сразу нашелся. И какое-то время в моем кабинете воцарилась тишина, разбавляемая лишь тихими смешками Арзабаля, которого прямота и душевная простота полкового алхимика явно позабавила. А может, и моя обалделая физиономия.
   А потом явился Кейн в состоянии тихого раздражения и глубокой задумчивости, молча обозрел всю компанию, собравшуюся в кабинете снабженца, сразу догадался о причине сборища (а чего тут гадать-то?), еще раз обозрел кабинет, понимая, что ему туда уже не втиснуться, и пригласил всех присутствующих следовать за ним. А мне - отдельно - взять с собой нормальную выпивку, лейтенант потом компенсирует. И не палиться! Зря на том внимание акцентировал, я ж в магуниверовскую общагу четыре года выпивку проносил, и меня не разу на том не поймали. Носил бы и на пятом курсе, но там нас всех на практику раскидали...
   В кабинете у непосредственного начальника пошел совсем другой разговор - не только о том, что нормальное функционирование полка сразу двум направлениям, одно из которых - самообеспечение алхимической продукцией - входит в зону ответственности лейтенанта Мрракса, но и о цели экспедиции импов. А цели, на основании показаний Арза о том, какие идиотские поручении ему давали импы, и Ансельма о том, какие зелья понадобились от него импам, а также на основании того, что сумел узнать Кейн о целях прибывших, вырисовывались интересные. Для импов интересные, а вот у тех, кто провел на границе с Проклятыми землями хотя бы неделю, энтузиазма они бы точно не вызвали, и это еще мягко сказано. Потому что, сведя все сказанное воедино, коллективный разум, подогреваемый скромными алкогольными возлияниями (и как могло быть иначе с одной бутылки-то?!), сделал вывод: импы собираются отправиться с экспедицией вглубь Проклятых земель, причем не абы куда, а к крупному некрополю, что в двадцати километрах к юго-востоку от места базирования третьего заградительного. У демона на рогах, короче! Так мало того, что далеко от обжитых мест и освященных площадок, на которых можно спастись от порождений некроса и подать сигнал бедствия на базу, так еще и место-то лишь нанесено на карты, но соваться туда, чтоб хотя бы провести наземную разведку, ни в третьем заградительном, ни даже в высшей ставке командования дураков не нашлось - это место буквально кишит высшей нежитью - личами, гхедешшами, низшими вампирами и прочими им подобными существами. Стало быть, те, кто туда отправятся, рассчитывать могут лишь на собственные силы, помощи им ждать неоткуда.
   - Похоже, они намерены вскрыть одну, а то и несколько гробниц, - с мрачной уверенностью констатировал наш полковой ритуалист. - И оттуда ведь много чего полезет, это даже последнему пню понятно. И все сюда, к нам... Лейтенант, а возможности отговорить их от этой экспедиции нет? Ну, или просто сделать так, чтобы они по ряду причин объективного характера туда не лезли?
   Кейн, помолчав, стукнул кулаком по столу и изложил самое неприятное: приказ об оказании содействия отряду импов исходит не от командования третьего заградительного, а из столицы, то есть отвертеться от его исполнения никому не удастся.
   - Что значит 'никому не удастся'? - туту же спросил я, вновь терзаемый предчувствием неприятностей. Очень больших неприятностей.
   Лейтенант, обильно перемежая речь матерными конструкциями, сообщил, что командованию третьего заградительного приказано выделить импам достойное сопровождение - и силовое, и магическое, и фураж, разумеется. А под это дело командование уже выделило и лейтенанта Мрракса - не просто ж так его ответственным за устройство импов назначили - и еще, минимум, десятерых бойцов, а также мага Торрика, алхимика Тоббера и - внимание! - снабженца Иолатэ, чтоб они там жизнь представителям элиты облегчали. Вот тут-то пробрало всех, потому что понимание того, что нас всех фактически отправили на смерть, было столь острым, будто лезвие кинжала, приставленное к горлу.
   - Отмазаться никак? - убитым голосом простонал Ансельм.
   - Только посредством немедленной отставки, перевода в другую воинскую часть, тяжелого ранения или смерти, - тяжело вздохнул лейтенант. - Отказы участвовать в поисковой экспедиции в тот проклятый некрополь по иным причинам не рассматриваются. Кстати, полковник Наидесе шепнул мне по секрету, что прошение о переводе или отставке будет приравнено к дезертирству. Последствия надо расписывать или сами просчитаете?
   Все помрачнели еще сильнее. Не знаю, что держало Арза, Ансельма и самого Кейна на армейской службе, да еще и в третьем заградительном, опасном, непредсказуемом и с проблемами в снабжении, но вот насчет себя четко понимал: клеймо дезертира мне все дальнейшие планы перечеркнет. Я-то хотел после армии еще раз поступать в имперскую академию, но на этот раз не на общих основаниях, а по военной квоте, то есть наверняка. А будучи дезертиром, я из третьего заградительного только в кандалы попаду, в ласковые объятия военных дознавателей, а после быстрого расследования - ведь факт неисполнения приказа и 'самовольного' оставления части, которое мне наверняка тут же обеспечат, будет налицо - и вовсе на эшафоте, так как с дезертирами в империи разговор короткий, а я, хоть и внук князя мерисского, но все же гражданин империи. Н-да, и отказаться нельзя, и пойти - смерть. А не хочется... На защиту от импов рассчитывать глупо, ежу понятно, что сопровождение идет с ними в качестве способа отвлечения внимания нежити, пока они ее с безопасного расстояния жечь будут. Ну, или замораживать. Живой щит, короче.
   - Идеи есть? - глухо, будто уже из-за гробовой доски, послышался голос Ансельма.
   - Что вы, ребята, про месть говорили? - вздохнул я, чувствуя, как знакомый азарт, помноженный на здоровую злость и желание подраться, бурлит в крови.
   Ну да, состояние из разряда 'помирать, так с музыкой, и так, чтобы всем тошно стало'. А, надо сказать, самые вдохновенные и хитроумные свои пакости я делал именно в этом состоянии.
   Как ни странно, но возражений против мести не нашлось даже у начальства - Кейн сначала сидел молча, неодобрительно качая головой, однако минут через десять обсуждения плана тоже втянулся и даже внес пару рацпредложений. Так что к ночи способ осложнить жизнь гостям из столицы был уже придуман, отточен и даже начал воплощаться в жизнь. Вернее, сразу несколько способов. До намеченного импами дня отправки экспедиции еще оставалось время, так что нам было, где разгуляться - хотя бы напоследок...
  
   17 января
  
   Некрополь поражал воображение, но отнюдь не архитектурой, сооружениями и роскошными видами, а своими размерами и количеством самой разномастной нежити, зашкаливающими за все разумные пределы. Возможно, раньше, до того, как проклятие некроса обрушилось на эти земли, здесь был город - в пользу этого предположения говорит хотя бы то, что проходы между руинами строений слишком уж ровные, а расстояния между ними выверены, так что можно предположить, что раньше здесь были улицы. Да и в облике остатков строений еще можно при большом желании разглядеть остатки домов и административных зданий. Увы, разглядывать сей привет из глубины веков у нас не было ни времени, ни возможностей, ни желания - бывшие жители этого города никому скучать не давали, перли косяками и все на нас с единственным желанием - сожрать. Ну, или обратить в себе подобных.
   Небольшому отряду под командованием лейтенанта Мрракса во избежание подобной участи приходилось воевать на пределе своих возможностей, спать вполглаза и с оружием в руках - и это при наличии как минимум трех караульных и магического защитного контура - есть урывками, причем только сухие пайки (благо я такой вариант развития событий предположил заранее и опустошил неприкосновенные запасы на армейских складах), так как возможности готовить что-то, не привлекая внимание новой волны некротварей, не было, и постоянно быть начеку.
   Арзабаль постоянно находился в процессе проведения какого либо ритуала - защитного ли или же наоборот, направленного на то, чтобы нежить хоть ненадолго забыла о нашем существовании. Пару раз полковой ритуалист устраивал ловушки с заклятием упокоения, что существенно облегчило жизнь отряда, однако на подготовку и проведение такого ритуала требовалось слишком много времени, что в нашем случае оказалось непозволительной роскошью.
   Ансельм растратил более половины своего запаса зелий, а пополнить его тоже не было возможности, хотя все ингредиенты и приспособления для того алхимик стоически тащил с собой, не доверяя ценный груз никому, хотя его рюкзак весил, наверное, килограммов десять, а то и больше. Он же, кстати, частично взял на себя функции медика при отряде.
   Кейн тоже, несмотря на молодость, показал себя толковым командиром. Однако силовой и ресурсный перевес был, к сожалению, не на стороне живых.
   Что же до меня, то я каким-то непостижимым для себя образом умудрялся делать несколько дел одновременно - заниматься обеспечением членов отряда самым необходимым, биться с нежитью, благо, физическими тренировками я не пренебрегал (тот же Кейн не позволил бы мне отлынивать от физподготовки и владения оружием), да еще и магичить, напрягая свой скромный дар едва ли не до выгорания. Дни участия в той экспедиции слились для меня в один непрекращающийся круговорот дел и боев. И для всех, кому посчастливилось выжить, тоже.
   И, несмотря на все старания и меры предосторожности, наш отряд все равно нес потери - погибли уже четверо бойцов. Вот-вот умрет еще один, получивший смертельную дозу яда цомари. Вон, просит лейтенанта добить, ибо испытывает невыносимую боль. И Кейн уже склоняется к тому, чтобы выполнить просьбу подчиненного, потому что вылечить его, помочь продержаться до возвращения в полк или хотя бы облегчить страдания никто из нас не может. Сам лейтенант несколько раз пытался обратиться за помощью к импам, но эти сволочи просто не шли на контакт, то исчезая из поля зрения отряда, то отбрасывая парламентеров заклятиями. Гады!
   А мы даже не могли придать тела погибших земле. Из всех посмертных почестей лишь отсекание головы, да пронзание сердец найденными здесь же деревяшками - чтобы не восстали нежитью и не ударили нам же в спину. Еще, конечно, Кейн именные жетоны у всех забрал, да на карте отметил, где остались тела - полноценных похорон у парней не будет. Реальность службы на границе с Проклятыми землями такова, что поисковую экспедицию за телами сюда точно не вышлют, а если бы и выслали... за сутки от тел все равно мало что останется. Да, обитают здесь твари вроде тех же гхедешшей, коим кость человеческая на один зуб...
   Импы обособились почти сразу по выходу за пределы базирования третьего заградительного полка, да так и шли параллельно с нашим отрядом, то вырываясь чуть-чуть вперед, указывая направление похода, то немного отставая, если нам нужно было отбить нападение. К сожалению, взаимодействие с ними происходило по тому сценарию, который мы предположили заранее, с той лишь разницей, что в битву они, держась на расстоянии, да еще и под каким-то из скрывающих заклятий, вступали лишь в самых крайних случаев, когда видели, что мы на волосок от гибели - живой щит был им еще нужен, так как до цели своего пути они еще не добрались. Впрочем, импы не больно-то напрягались, помогая армейскому сопровождению, так, боевое вмешательство ограничивалось парой файерболов, а защитное - разовым заклятием, чем-то вроде отбрасывания нежити... метров на десять, мол, не успели перегруппироваться и подготовиться к новой атаке - ваши проблемы. Явно берегли силы. Для чего? Были уверены, что главные испытания еще впереди. Но, Храрг побери, если так, и постоянные нападения стай нежити - это еще цветочки, то я даже не представляю, с чем нам предстоит столкнуться, когда мы доберемся до цели. Если доберемся, конечно... Хотя, есть у меня ощущение, что, если и доберемся, обратно к месту службы не вернемся точно - если нежить не прикончит, то потом импы добьют, так как им лишние свидетели наверняка ни к чему. Раз уж не говорят, куда идем, подозреваю, что не видят в том необходимости. И именно по указанным выше причинам. М-да...
   Впрочем, на горизонте уже виднелись очертания какого-то поистине грандиозного строения, по направлению к которому, похоже, вели все главные улицы этого города-некрополя. И будь я проклят, если импы не держат путь именно туда. И не знаю, как остальным, но мне эта громадина доверия не внушает, ведь ей, как и бывшему городу вокруг нас, храргова прорва лет, а нежить, как правило, капитальным ремонтом зданий не заморачивается. Чего им смерти бояться? Они и так мертвые. А мне вот что-то не хочется быть похороненным под грудой камней и обломков... Впрочем, быть разорванным нежитью мне не хочется тоже. И пока что расклад сил таков, что существование мое скоро завершиться, и, если и есть у меня какой-либо выбор, то только между способами погибнуть...
   Однако, мою неполноценную, по меркам жрецов Лерианимели, душу грело знание о том, что жизнь импам мы с парнями все-таки подпортили одним хитрым многоступенчатым заклятием, в основе которого лежал, как ни странно, безвредный ритуал оздоровления организма и общего улучшения самочувствия, творчески (злобнотворчески, я бы сказал) доработанный мной, подправленный Арзабалем и слегка скорректированный ингредиентами, предложенными, вернее, оторванными от сердца Ансельмом. Лейтенант Мрракс, кстати, тоже внес свою лепту в дело страшной мести: имея непосредственный 'доступ к телу', он донес до заинтересованных лиц результат нашей совместной работы. И в итоге получилось интересно и необычно.
   Заклятие наше подействовало на всех членов экспедиции, посланной Советом магов в Проклятые земли, но на каждого - по разному. Один мается жесточайшим запором, другой - не менее жестоким поносом, третьего радикулит одолевает, двое все в прыщах со зловонным гноем, а начальника экспедиции обсыпало столь омерзительно, что от него даже подчиненные шарахаются, и видно, что вызываемый ею зуд сводит его с ума, особенно в ночное время. И концентрацию в процессе творения заклятий это все здорово снижает, что весьма проблематично для магов. А причем тут младший прапорщик Иолатэ и все остальные участники операции 'Подлая мстя'? Дело исключительно в том, что неподготовленный организм, отведав местных деликатесов, порой странные реакции выдает. Да, особенно у всяких сволочей, состоящих на службе в имперской магической полиции. Но какой все-таки удачный ход с тем ритуалом! Надо бы запомнить, а заодно и еще чуток отшлифовать, чтобы точно никаких следов не оставить... Да-а, при одной только мысли о том губы мои расползались в недоброй усмешке...
   А дальше нагрелся, предупреждая о приближении нежити, один из моих амулетов, и почти сразу из подвала ближайшего крупного строения - похоже, раньше это был склад или какая-то торговая точка - повалили странного вида зомби, похожие на гибридов крыс и то ли куриц, то ли уток, но размером каждый со среднюю собаку, когтями и с вполне себе хищной пастью, усеянной мелкими иглообразными зубами. И благодарение богам, что не летают - отбиваться от летающей нежити, как правило, сложнее (впрочем, гхедешши не летают, а от них отряду в десять бойцов без помощи магов, помноженной на отличную физическую подготовку, не отбиться).
   Я успел лишь проорать: 'Тревога! Возможно, и воздушная!', да активировать заклятие воздушной волны, чтобы отбросить и замедлить хищных тварей, а потом пришлось браться за меч и рубить, рубить, рубить их, не давая задеть себя и других бойцов, иначе - смерть. Эх, жаль воды так и не набрал - я и от отряда-то отделился, чтобы бурдюки наполнить. Во внутреннем дворе того дома, из которого эти крысокуры полезли, я колодец углядел, который еще и так удачно оказался действующим. Хотя, вроде бы здесь наклон поверхности в другую сторону, и буро-зеленая жижа, заменяющая нежити кровь, в колодец не попала, так что вода в нем, возможно, еще относительно чистая, и после обработки станет пригодна для питья. В любом случае, проверить стоит.
  
   19 января
  
   Грохот от обрушения стены, сложенной из крупных каменных блоков, содрогание пола под ногами и облако пыли ознаменовали окончание нашего, без малого, суточного вынужденного сидения в более-менее целом здании неподалеку от той самой каменной громады в центре некрополя. Импы все-таки вскрыли защиту этого не то храма, не то дворца (назначение сооружения так и осталось для меня загадкой), и теперь у них снова возникла потребность в живом щите. Вон, переговорное устройство лейтенанта пищит, столичные шишки на разговор вызывают. Ага, щассс!
   С молчаливого одобрения остальных членов отряда, что в те минуты не спали, а стояли на часах, вытаскиваю из безвольной руки Кейна переговорный амулет и, держа на вытянутой руке, будто какую-то гадость, отправляю сквозь дыру в лестнице прямо в подвал нашего временного убежища. Там в ожидании, что глупые живые, несмотря на опасность для жизни и обрушенную лестницу, сунутся-таки вниз, обосновалась нежить - то ли чрезмерно разожравшиеся ящерицы, то ли недокормленные драконы (и хорошо, что без крыльев!) - и совсем по-человечески вздыхали с сожалением, когда вожделенная еда, потопав над головами, швырнула им какую-то несъедобную хрень и ушла. Пусть теперь эти вздохи импы послушают, да с некроящерами пообщаются! А если поговорить захотят, пусть сами сюда топают - через кишащую нежитью улицу, потом ищут дом, в котором мы забариккадировались, разбирают обе баррикады, а мы еще посидим, подождем, заодно силы восстановим, выспимся. Ну, и впервые за несколько дней поедим нормально - вон, в котелке каша с мясом варится. И хоть раны подживут.
   Кейн вон, во время предпоследнего боя, плечо повредил, а в следующем бою добавил, и там, похоже, кость треснула. Чудо, если ключица цела. Но вообще, правая рука висит плетью, и держится командир только на обезболивающих.
   Наш ритуалист и вовсе свалился с сильным магическим истощением, уже перешедшем в физическое. Спит уже почти сутки, ни на что не реагируя, даже на аромат свежеприготовленной еды. Тоже на зельях Ансельма держится... Как, впрочем, и все остальные члены отряда, ну, кроме меня - я и сам не могу понять, на чем держусь. Парни, конечно, шутят про снабженческую заначку, но беззлобно. А я свою выносливость больше на злость списываю, а также на половину эльфийской крови и недоверие к Ансельму - знаю, что тот меня еле терпит, вдруг слабительного в свое варево сыпанет? Не хотелось бы, чтоб меня атака нежити застала, простите, с голым задом, и какая-нибудь не в меру резвая тварь кусок филея отхватила!
   А сам зельевар вон, снова корпит над своим походным устройством средством производства... а, нет, тоже храпит, обнимая перегонный куб. Эх, хотел его позвать кашу есть, а то он, бедолага, аж в объеме пуза потерял, но ладно уж, пусть спит. Что ж, займусь пока кормежкой часовых, спящие потом поедят, а каши на всех хватит. Тем более, что за пошедшие сутки отряд снова понес потери... И надо все-таки еще и самому поспать хоть час, иначе свалюсь в самый неподходящий момент, и зельями наливаться поздно будет.
  
   20 января
  
   Придя в сознание, я какое-то время лежал бревном, не в силах пошевелиться, почти не чувствуя собственного тела и не понимая, жив я или нет, и в царящем вокруг полумраке бездумно разглядывал кучу камней, перекрытий, щебня и еще Храрг знает чего, намертво, под самый потолок завалившую единственный известный вход в здание. Еще подумал, что, даже если кому-то посчастливилось остаться в живых, то счастье это тут же обернулось несчастьем, так как сия громадина уже превратилась в большую братскую могилу, и в любой момент может стать таковой окончательно. Ох, Храрг, я даже слышу, как надсадно скрипят каменные колонны, даже не уцелевшие, а чудом оставшиеся недоразрушенными при устроенном импами взрыве. Да уж, не пожалел кто-то силушки, ото всей души в заклятие влил - больше половины здания сложилось кучкой. С другой стороны, с посмертными заклятиями так всегда и бывает.
   Да, импы, собственно, и погибли первыми, едва войдя в здание следом за своим живым щитом - команда личей, поджидавших глупых живых внутри, их вынесла первыми чем-то из арсенала высшей некромагии, сочтя более опасными противниками, чем 'живой щит'. Но вышла у них какая-то заминка, не получилось ударить мгновенно, поэтому кто-то из магической полиции успел сплести ответное заклятие - обрушил балкон над входом, где и собрались личи. Вместе с половиной сооружения, завалив вход к демонам собачьим!
   Высшая нежить пережила бы падение, но продолжать не-жизнь, будучи перетертыми в труху каменной молотилкой, еще никому не удавалось. Так что, как не крути, а импы, наверняка сами того не желая, спасли жизнь 'живому щиту', вернее, дали отсрочку от гибели. Кстати, часть нашего отряда тоже могло накрыть обвалом...
   Храрг! От мысли о том, что я оказался единственным выжившим, меня прошиб холодный пот. Я попытался вскочить на ноги, но не смог - приложился лбом о толстую деревяшку, видимо, одно из перекрытий, которое, кстати, явилось причиной того, что на меня не рухнула каменная колонна. Пришлось быстро и аккуратно отползать в сторону, опасаясь, что эта конструкция не прочна и может обрушиться на меня в любой момент. Хорошо хоть хватило мозгов не заорать, иначе точно оказался бы под завалом... Так, спокойно, Яр, не паникуй! Нельзя паниковать, а то натворишь дел и отправишься вслед за импами. Надо поискать выживших, но осторожно, чтобы не погибнуть самому и никого при этом не угробить. Так что взял себя в руки и вперед!
   Выбравшись на относительно безопасное место, я первым делом создал светляка, чтобы лучше видеть все вокруг. И сразу же заметил одного из наших бойцов, к сожалению, мертвого - размозжило голову и верхнюю часть туловища куском стены. Храрг! Так, ищем дальше...
   - Есть кто живой?! - стараюсь кричать негромко, хоть и очень хочется.
   Несколько мучительно долгих секунд я до боли в ушах вслушивался в мертвую тишину. И лишь потом до слуха моего донесся тихий стон, потом шорох щебня, потом под ноги мне, позвякивая тем, что осталось от походного оборудования, съехал рюкзак Ансельма. Значит, и сам алхимик тоже где-то здесь!
   - Тоббер, живой? - позвал я. - Ты где?
   Алхимика пришлось частично откапывать из щебня. Повезло ему, что завал, главным образом, на ноги пришелся, и что сверху ничем потяжелее не придавило, иначе ушибами и растяжениями не отделался бы. Да, какое-то время ходить ему будет очень тяжело, но он, по крайней мере, жив. А я не один здесь, в этом... храрговом склепе! Ох, как же я рад тому, что еще кто-то выжил, пусть даже это и такая заноза в заднице, как Ансельм!
   Оставив его разбираться с тем, уцелело ли хоть что-нибудь в его рюкзаке, я вновь отправился исследовать пространство вокруг завала. Нашел еще одного погибшего, потом еще, потом Кейна в отключке, по счастью, живого, хотя с первого взгляда это нельзя было утверждать однозначно: лейтенант был ранен в голову, лицо залито кровью, а пульс я смог нащупать далеко не с первого раза. О том, что достаточно было просто послушать, есть ли дыхание или, например, приложить ухо к груди и послушать, бьется ли сердце, я просто не подумал.
   - Кобелям везет... - прохрипел лейтенант, когда я кое-как привел его в чувство.
   Ну, раз шутить может, то не все так плохо.
   - Так обычно про дураков говорят, - в тон ему ответил я, помогая начальству подняться на ноги.
   Неудачно, кстати - тот тут же рухнул на четвереньки и начал сотрясаться в рвотных спазмах. Диагноз 'сотрясение мозга' пришел мне на ум сам собой.
   - И про таких кобелей, как ты, тоже, - сообщил лейтенант, когда к нему вернулась способность говорить. - Вон, ни царапины. А наших еще трое, как минимум... Храрговы импы...
   - Тем повезло еще меньше, все погибли, - вдохнул я. - Из наших еще Тоберу повезло. Ну, в целом, повезло...
   Кейн хотел кивнуть, но, схватившись за голову, передумал.
   - Туда и дорога, - прохрипел он. - Слушай, снабжение, не стой столбом, доложи обстановку. Еще из наших выжившие есть? Как обстановка?
   Я вкратце поведал ему о делах наших невеселых. Лейтенант ответил трехэтажным ругательством, но тут же вновь схватился за голову и за живот. Сочувственно повздыхав рядом и подождав, пока Кейн закончит избавляться от обеда, я отвел его к Ансельму, а сам вернулся к поискам.
   К счастью, долго бродить вокруг завала не пришлось: почти у самой стены строения я нашел Арзабаля, внешне вполне здорового, насколько это вообще возможно при магическом истощении, и даже в сознании. Причем этот прощелыга с величайшей осторожностью специальными щипцами берет то, что осталось от одного из личей - ступню и часть голени - и убирает в деревянную шкатулку, на которую наложены заклятия стазиса и запирания магии. Откуда? Неужто с собой таскал? И как ухитрился все сохранить-то?! Да и вообще... Это вместо того, чтобы тоже поискать выживших! Вот же Храрга пинком через коромысло, а! Ну, не могу я понять такого рационального подхода к жизни! И слов у меня цензурных нет, касаемо увиденного.
   - О, живой! - Арзабаль искренне обрадовался, увидев меня. - А я уж думал, один спасся. Когда все рушиться начало, в отнорок какой-то запрыгнул, повезло, что там и не похоронило, основная куча мимо прошла... Еще кто-то выжил?
   - Лейтенант и Тоббер, - ответил я, едва сдерживаясь, чтобы не высказать ритуалисту все, что я о нем думаю. - Больше я никого не нашел. Живым, в смысле.
   Арзабаль кивнул.
   - Да уж, от импов, по сути, только обрывки брони и остались. Наши парни под заклятие нежити не попали, так что они в более целом состоянии...
   А потом, верно истолковав мой взгляд, добавил, указывая взглядом на шкатулку в своих руках:
   - Пригодятся. Эти кости, по сути, концентрированная магия смерти, и, хоть владельца их нет более на этом свете, жахнуть могут так, что мало не покажется, если, конечно, уметь с ними обращаться. Или продать можно, на рынке артефактов такие штуковины высоко ценятся, и чем сильней был лич, кость которого выставлена на торг, тем больше за нее можно получить. Так вот, продав то, что лежит в этой шкатулке, я мог бы озолотиться. Только, мой остроухий друг, сам понимаешь, жизнь она штука бесценная, и, если ей будет угрожать опасность, я эти косточки сразу в дело пущу. На кой мне деньги, мертвому, да?
   Резон в его словах, конечно, был.
   - И потом, неизвестно, с чем мы можем столкнуться здесь, так что, боюсь, косточки не лишними будут. Может, еще и шкурки наши спасут. Ну, будем же мы пытаться отсюда выбраться, да?
   Я со вздохом кивнул. Будем, конечно, жить-то хочется. Вопрос лишь в том, сумеем ли. И Арзабаль прав, лучше с дополнительным источником силы, чем без него. И, если подумать, то не с его комплекцией и не в его состоянии тяжести ворочать и по куче камней ползать. Так что в кои-то веки я решил оставить свое возмущение при себе. Пока что.
   В принципе, мое душевное состояние сейчас было гораздо лучше, чем в тот момент, когда я очнулся. Помимо меня выжили еще трое из отряда, что повышало наши шансы на благоприятный исход этой, Храрг ее побери, экспедиции. Кроме того, беглого осмотра внутренней части здания, ставшего братской могилой для наших сослуживцев и импов, оказалось достаточно, чтобы убедиться: в нем точно есть другие помещения и, как следствие, другие выходы на поверхность. Соответственно, мы не замурованы здесь, и шансы наши на выживание еще чуть-чуть вырастают. Другое дело, я понятия не имел, куда именно ведут эти выходы, и что ожидает нас там... Впрочем, пока что я предпочел не думать о том - так мне было спокойнее. Конечно, я и сам знал, что расслабляться и считать себя и остальных спасшимися просто по акту выживания под обвалом преждевременно, и события ближайшего будущего показали, что я прав. Но я тогда и представить себе не мог, как сильно придется постараться нам всем и мне лично, чтобы выжить в этом храрговом некрополе и вернуться на базу третьего заградительного полка.
  
   21 января
  
   Едва успев добежать до остатков крепкой каменной стены, я бросился за нее, тут же сжимаясь в комок, вжимаясь спиной в свое временное укрытие, в надежде хоть немного перевести дух, а то и получить минуту отдыха, пока лич, пытающийся прикончить меня каким-то изощренным заклятием из области некромагии (иная нежити, к счастью, неподвластна), не перетащит свои кости на новую позицию и не возобновит свои попытки. Но что же копается Арз? Я здесь уже не меньше получаса бегаю, время от времени раздражаю нежить-мазилу крохотными огнешарами и потоками воздуха, разрушая обустроенную им на балконе, нависающем над входом в залу, лабораторию. Самому личу мои магические потуги, к глубокому сожалению, никакого вреда не наносили. А вот лохматым от древности, рассыпающимся в труху от малейшего колебания воздуха манускриптам и всяким склянкам-флакончикам, расставленным по столам и полкам - очень даже. Конечно, при виде того, как какой-то смертный, обнаглевший до крайности, в свою очередь, представителю высшей разумной нежити отказала тысячелетняя выдержка немертвого, и он бросился избавляться от сей досадной помехи. К слову сказать, окончательная гибель коллеги, до того производившего некие манипуляции над каменным алтарем-жертвенником в нижней части залы, его вообще не тронула. Эх, а я так старался, долго выбирал места для поджигания подгнивших перекрытий, чтобы обрушить мерзкого вида статую на жертвенник и область вокруг него...
   И даже не оценил никто ни меткости, ни правильного расчета в приложении сил! Зато Арз отвел душу, выговаривая мне за то, что статуя на лича грохнулась, не оставив от того мокрого места! Ритуалист-то надеялся еще костями поживиться - от того, что он набрал в прошлый раз, уже меньше половины осталось, так как пришлось ему вчера (по крайней мере, по моим внутренним ощущениям это было вчера) экстренно спасать лейтенанта от внутреннего кровотечения, на что он потратил две кости голени и почти весь магический резерв (зато ритуала быстро провел), чтобы преобразовать чистую силу магии смерти в нейтральную магию, а потом еще и направить ее. Исцелить не исцелил, но создал во внутренностях командира что-то подобное стазису, который позволил бы тому дожить до возвращения в третий заградительный. Если, конечно, его еще что-нибудь не убьет до того.
   Но я, конечно, тоже в долгу не остался, и через пару минут взаимной ругани шепотом выработался план устранения второго лича. Итак, я как единственный здоровый, ловкий и самый бесполезный из всей нашей выжившей компании, отвлекаю того пофигистично настроенного представителя высшей нежити своими хлипкими заклятиями, чтобы тот за этим магическим фоном не почувствовал иной волшбы. В это время Арз на остатках костей предыдущего лича проводит ритуал с преобразованием их во что-нибудь вроде аккуратного направленного взрыва, чтобы прикончить лича на балконе, но так аккуратно, чтобы от него хоть что-то осталось, в идеале - конечности.
   Так что я уже полчаса, рискуя жизнью, сознательно довожу лича до белого каления, порой уворачиваясь от его заклятий на чистом везении, а Арз что-то не спешит претворять в жизнь свою часть плана. А я уже здорово устал, мой магический резерв почти пуст, хочется пить, есть, отдохнуть, да и до ветру, простите, надо! С чего бы? Да что-то я особенно нервный я стал в последние несколько дней, но у меня для того все основания есть. Кроме того, заклятия лича столь мощны, что еще немного, и стены, получившие изрядный запас заклятий из арсенала некромагии, скоро начнут стремительно дряхлеть и рассыпаться, и это понимание нервирует меня еще больше...
   Громкий хлопок сотряс спертый воздух залы, на голову мне посыпалась каменная крошка и еще какой-то мусор, а поток заклятий в мою сторону вроде прекратился. Арз привел в действие свой ритуал? Или лич решил сменить тактику? В любом случае, высовываться из своего укрытия я не торопился. Спокойно осмотрел себя на предмет повреждений, вновь повязал на голову шарф, готовясь к следующему этапу беганья по зале, прислушался, и только после этого высунулся из-за остатков стены.
   - У-у, Арз, перестарался ты слегка! - не без ехидства констатировал я, разглядывая темно-серый пепел, тонкой струйкой падающий с частично разваленного балкона. - И от второго лича ничего не осталось!
   Ритуалист, однако, молчал, ничем не выдавая своего присутствия, и тем самым крайне взволновал меня.
   - Арз! - окликнул я его, снова не получил ответа и поспешил вернуться в коридор, где оставил храгына проводить ритуал.
   Арзабаль действительно нашелся недалеко от того места - лежал у выхода из коридора, ведущего в залу с алтарем, в глубоком обмороке. Кажется, истощение, физическое и магическое, его таки догнало. Вон, пульс еле прощупывается, и не реагирует парень ни на что. Эх, по сути, минус еще один член отряда. И остался я единственной боеспособной единицей... Кейн пошевелиться лишний раз не может, а из Ансельма какой боец? Разве что в качестве мишени его использовать... Ну да, с его пузом и неповоротливостью отличной мишенью будет, жаль, что недолго. Да и его сюда, в катакомбы этого не то храма, не то дворца, то ли еще чего, его не силой, ни уговорами, ни хитростью не заманишь - предпочитает сидеть в верхней зале, где случился обвал, пытается варить свои зелья посредством остатков походного оборудования и вообще, кажется, запрещает себе осознавать произошедшее. М-да, ситуация!
   И что же мне теперь делать? Надо идти дальше, вниз, проводить разведку, но... Но не оставлять же Арза здесь! Замерзнет, лежа на каменном полу, так одной простудой не отделается, если, конечно, нам вообще удастся выбраться отсюда живыми. Но не тащить же обморочного обратно - мы с ним сюда часа два спускались, не меньше...
   Решение пришло быстро: я взвалил на себя ритуалиста - тяжелый, хоть и тонкокостный! - и потащил его в лабораторию погибшего лича, вспомнив, что мельком видел там что-то вроде кресла. Заодно пусть сам полюбуется на последствия 'аккуратного направленного взрыва', а меня от своих словесных излияний по этому поводу избавит.
   Оставив сослуживцу кое-что на перекус, воду и зелье, чтобы хоть немного восстановить силы, а заодно нечто, похожее на металлическую швабру и совок для мусора - специально оставил рядом с горкой пепла, оставшейся от лича (не думаю, что нежить занималась уборкой, скорее, отлично сохранившийся хозяйственный инвентарь остался с тех времен, когда некрополь еще был городом), я направился дальше по туннелю, начавшемуся сразу под лабораторией.
   После примерно часового спуска вниз по винтовой лестнице (Храрга пинком через коромысло, я ж их теперь ненавидеть буду!), я оказался, наверное, в подземелье строения, и, прячась за углом коридора, смог рассмотреть небольшую залу со странным, никогда прежде не виданным сооружением: широкая круглая яма в полу, а над ней четыре каменных столба, от которых протянуты цепи к небольшой платформе, висящей над ямой. На самой платформе сидел, поджав под себя ноги и вцепившись в поистине огромный посох, лич, да такой, что с одного взгляда на него становилось понятно: он тут если не самый главный, то точно самый сильный, и корону с кривыми зубцами носит не просто так. И бесстрашный! Вон, платформа слабо раскачивается под его весом, а он мало того, что даже не шелохнется, так еще и дрыхнет! Да-да, личи тоже спят, оказывается, ну, или в некое подобное состояние впадают, у них даже глазницы жутким огнем светиться перестают, становятся обычными темными провалами в черепах. И один такой экземпляр сидит сейчас метрах в десяти от меня на небольшой платформе.
   Увы, обманываться насчет того, что их не-мертвую братию можно застать врасплох или подобраться к ним незамеченным, было бы верхом глупости с моей стороны - живых они чуют великолепно, так что этот вариант устранения очередного лича стоит оставить на крайний случай, только если никаких других вариантов не останется. Велико искушение подсобрать все, что осталось в магическом резерве, выхлестать оба оставшихся зелья для восполнения магии (потом буду неделю от последствий мучиться), и засветить по личу огнешаром или молнией, причем в самой мощной конфигурации из тех, что мне вообще подвластны. Однако мозги вкупе с инстинктом самосохранения еще не отказали мне, так что делать этого я не стал - никогда не знаешь, как нежить, особенно высшая, отреагирует на магию живых. Этот лич может, не особо напрягаясь, просто поглотить мое заклятие, после чего походя прикончит меня, беспомощного, не способного даже пошевелиться. И ладно, если просто прикончит! А если захочет помучить?! Мясо, например, пожелает сначала от костей отодрать, а потом только прикончит. Ох... Нет уж, этот вариант лучше вообще не рассматривать.
   Можно попробовать сначала измотать его или отвлечь, как в предыдущем случае, но тут, во-первых, зала слишком маленькая для прыжков и бега, да и возможных мест для укрытия в ней на порядок меньше, кроме того, есть риск свалиться в ту яму, чего бы мне очень не хотелось. Ну, я вообще ямы не люблю, а эта конкретно мне вообще не нравится. Так что - плохой вариант.
   Хм, а если подумать? Вернее, сначала еще раз осмотреться, а потом подумать, благо, лич из транса выходить пока что не торопится. То ли не чувствует меня, то ли просто не воспринимает всерьез, то ли еще что - да мне, собственно, плевать на его мотивы. А я вот пригляделся и заметил, что две из четырех цепей натянуты, слабее, из-за чего платформа не только раскачивается сильнее под весом, но и накренилась вперед. Не сильно, но... но если подтолкнуть платформу вперед, лич полетит в яму. И мне как магу воздуха для того даже не обязательно в ту залу входить, достаточно лишь вложить в простое заклятие воздушного потока побольше силы. Но тут главное - не перестараться, иначе нежить на другую сторону ямы улетит, от транса своего очнется, и мало мне не покажется. Н-да, вот уж не думал, что главным в борьбе с нежитью будет не перестараться! Но, так или иначе, этот вариант, как не велик был риск, нравился мне больше остальных.
   Мощный тугой ветер, разогнав спертый воздух очередной подземной залы, точно ударил в приподнятый край платформы, и этого оказалось достаточно, чтобы лич, за миг до того вышедший из транса, судя по тому, как глазницы его осветились изнутри багровым огнем, кулем свалился в ту самую яму, над которой сидел. Краткий полет, пронзительный крик-вой, от которого у меня все волосы на теле встали дыбом, и заныли зубы, и яркая вспышка оттуда, снизу. Ох ты ж! Правильно я опасался лезть в ту яму! Не знаю, что там, но штука явно смертоносная, причем не только для живых. С другой стороны, я нахожусь на сравнительно небольшом расстоянии от этой ямы уже довольно продолжительное время, а жив, здоров, и чувствую себя нормально. Вон, даже после довольно мощного заклятия бодр и готов к новым свершениям, открытиями, и даже зелье Ансельма пить не понадобилось. Чего?! Свершениям и открытиям?! А минуту назад в полк вернуться хотел вместе с парнями, вымыться, поесть нормально, отоспаться, потом свалить в какой-нибудь из Удышей полечить нервы. А теперь прямо землю рыть готов... а вот с чего и зачем - непонятно! То и странно! И с чего вдруг такие плюшки в виде полного магического резерва и восстановления сил? Похоже, дело тут нечисто.
   Поразмыслив, я все же решил осмотреть залу с 'качелями' самостоятельно, чтобы хотя бы иметь представление о том, есть ли там выход из этого храргова склепа или в следующую залу, и вскоре знал, что выхода из той залы нет, в яме колышется какая-то серая хмарь, а личей здесь больше нет и, надеюсь, не предвидится. Но самым любопытным было другое - стоило мне переступить порог залы, как я ощутил, как становлюсь более сильным магом - быстро и, главное, неограниченно увеличивается резерв, следовательно, растет способность творить более мощные заклинания, в больших количествах и с более значимыми последствиями. И это было... феерично! Я даже не мог передать словами то, что происходило у меня в душе!
   Я вдруг понял, что отныне свободен от условностей этого мира, от рамок, в которых меня загнал мой собственный весьма скромный дар, от выбранного пути, что опять-таки является следствием скромности моего магического дара, да даже от презрения и неприязни эльфов, ведь, будь я сильным магом, никто и не вспомнил бы о том, что я полукровка, да еще и незаконнорожденный, от косых взглядов, от... да много от чего! И одновременно растет осознание собственного могущества. Ох, Храрг побери! Кажется, если я проведу здесь больше времени, то мне воистину будет по силам не то что весь этот некрополь разметать, но и треть империи на уши поставить, если не половину!
   А потом я задал себе простой, в сущности, вопрос: а оно тебе надо, Яр? Империю в неприличную позу ставить, эльфов строить, магическую науку вперед двигать? Ведь не маленький, понимаешь, что проблем такие дела тянут за собой гораздо больше, чем плюшек. Что империя имеет достаточно сил и возможностей, чтобы одного, пусть даже невероятно сильного мага самого в неприличную позу поставить и заставить на задних лапках прыгать? Что эльфы, даже боящиеся тебя до одури, все равно будут тебя презирать из-за происхождения и заработанной репутации, что своим ты для них никогда не будешь? Ты ж это понял еще в детстве! И специально выбирал жизненный путь, чтобы поменьше пересекаться с ними! Так что ничего страшного в твоем нынешнем положении нет - еще прослужить чуть больше двух лет, и здравствуй, имперская академия, больше ты от меня не отделаешься! Про косые взгляды... да плевать на них со шпиля резиденции мэра Наргонты! Ничего себе это место мозги промывает, а! Уж не знаю, обладает ли оно разумом в полном смысле этого слова, но нечто подобное здесь, определенно, присутствует. Что-то из разряда ментальной магии? Или иная техника воздействия?
   Окончательное подтверждение этой догадки я получил, когда, раззадоривая злость в своей душе от навязанных мне мыслей и желаний и напрягая силу воли, я вышел-таки из залы и тут е почувствовал, как магическая сила уменьшается до прежних объемов, а чужеродные помыслы выветриваются из головы. Кроме того, опытным путем мне удалось установить, что максимальной концентрации и магически дар, и чужеродные настроения имеют именно на платформе над ямой. Поэтому, надо думать, лич здесь и сидел, да еще и ступеньки, по которым можно было подняться на эти своеобразные 'качели', откинул, видать, чтобы конкурентов сюда не допустить. М-да, дела... Таким образом, если б я все-таки поддался зову этого места (а оно все пытается мне мозги промыть - упорное попалось), то тоже не осмелился бы сойти с той платформы из опасения утратить заемное могущество. Нет уж, не хочу сидеть, как пес на привязи, пусть даже привязь будет из бесконечного потока дармовой магии! Ведь в мире столько всего интересного. Да и вообще... Не хочу, чтобы мной какая-то яма управляла! Так что нагибание эльфов, империи и научные открытия отменяются.
   Другое дело, что не воспользоваться магией этого места было бы величайшей глупостью - это же реальный шанс на спасение для остатков отряда. Только распорядиться этой возможностью надо с умом. И я не уверен, что стоит тянуть сюда парней - мало ли, вдруг кто-то не справится с искушением и начнет сражение за право единоличного пользования 'качелькой' над ямой? Не хотелось бы. Нам, по моему мнению, приключений уже по горло хватило, пора домой. На базу, в смысле.
   Еще примерно полчаса у меня ушло на то, чтобы разобраться с принципом действия сего источника дармовой магии, потом я ненадолго задумался над тем, не стоит ли расчистить обвал у главного и, как оказалось, единственного входа в это здание, потом над тем, не лучше ли после нашего ухода разрушить здесь все к храрговой матери, но пришел к выводу о непредсказуемых последствиях такого поступка, и в итоге решил оставить все, как есть. Уговорить парней сделать вид, будто мы понятия не имеем о том, что нашли импы в некрополе (уверен, целью их экспедиции была именно эта яма), так как те погибли, сунувшись в логово личей, а мы, потеряв большую часть отряда, не смогли им помочь, лезть к личам тоже, так что вернулись на базу. Нервы начальство, конечно, истреплет, и без дознавателей - военных и тех же импов - точно не обойдется, но так мы будем жить. И чем меньше разумных будут знать об этом месте, тем лучше. Для всех.
   Итак, единственным заклятием, сотворенным мной с помощью этой ямы, стало заклятие портала из верхнего зала, где нашли свою смерть импы, к одному из освященных мест близ базирования третьего заградительного. Теорию построения порталов я знал неплохо, но, опять-таки в силу скромности моего магического дара, она так и оставалась для меня теорией до сегодняшнего дня. Но результатом я был доволен - портал открылся, условие о закрытии его после того, как я пройду через него, последним из отряда. И о том, чтобы магический след от пространственного перехода развеялся сам собой. А потом просто развернулся и пошел обратно, туда, где оставил Арзабаля и остальных. И даже не обернулся, как не пытался загадочный источник магии снова подчинить меня себе - зачем-то я был ему нужен. Но меня там уже ничего не держало.
   Как оказалось, появился я вовремя - Арз уже очнулся, кое-как встал на ноги и, держась за стену, вознамерился отправиться на поиски одного снабженца. Однако, узнав о том, что внизу выхода нет, зато мне удалось открыть портал до полка, сразу изменил решение - домой очень хотелось. Гораздо сильнее, чем исследовать здание неизвестного назначения и искать других личей с целью поживиться их костями. Кстати, пара пальцев лича у него осталась, так что ворчал он не сильно...
   Кейна и Ансельма тоже не пришлось уговаривать покинуть это место. И лишь после того, как мы вчетвером оказались в относительно безопасном месте под защитой жреческого благословения, а портал закрылся, надеюсь, безвозвратно, я рассказал о том, что нашел в подземелье, чем сначала ввел парней в состояние возмущения - еще бы, умолчал о такой важной находке, даже одним глазком взглянуть не позволил! - а потом и глубокой задумчивости. Да, умалчивать о попытке промывания мозгов и повышения магической силы в качестве плюшки-заманухи для идиота, готового всю жизнь проторчать на платформе, ничего, кроме ямы с грязным туманом не видя, а потом и о перспективах подобной обработки, я тоже не стал. А потом еще и открытым текстом напомнил и о наших шкурных интересах вроде выживания и относительно спокойной жизни, в которой не будет импов (Арз скептически хмыкнул), желающих вытряхнуть из тебя побольше сведений о 'качелях' над пропастью, напомнил о том, что, раз экспедиция импов была тайной, то и мы, свидетели, долго не проживем... Спор затянулся на несколько часов, и в результате парней я все-таки убедил в своей правоте. Однако показания наши явно нуждались в корректировке, на что и ушла большая часть ночи.
   Забегая вперед, скажу, что нам снова повезло - мы не только смогли выжить, но даже и продолжать жить более-менее спокойно. Командование особо не зверствовало, хоть и не могло проигнорировать факт появления в полку отряда импов с последующей их гибелью во время блуждания по некрополю (о том, в какое именно здание направлялись маги, мы договорились молчать - от беды подальше), но давления сверху не испытывало, так что расследование инцидента проводилось формально. Конечно, совсем спустить его на тормозах не вышло бы уже хотя бы потому, что в ходе той экспедиции погибли и наши сослуживцы, но добросовестностью там и не пахло - с одной стороны, очень неприятно, с другой же, нам четверым то было только на руку.
   Что же до имперской магической полиции и Совета магов, то ни дознавателей, ни каких-либо писем или запросов эти структуры командованию третьего заградительного не направляли, неофициальных расследований тоже провести не пытались, вроде как, и не при чем. Такое ощущение, что они ли вообще не знали об этой экспедиции, то ли предпочли о ней забыть, представив, на крайний случай, сей поход как частную инициативу некоторых офицеров, во время которой они, разумеется, находились в отпусках и ни с кем из начальства ее не согласовывали. А то, что приказ... Да не было никакого приказа, вы что! И помощников командование третьего заградительного им выделило по собственной инициативе. А магическое полицейское начальство тут с какого бока? Армейское командование подсуетилось в расследовании и обвинило ИМП в подделке документов - приказа на организацию и проведение экспедиции и на оказание ей любой затребованной помощи, однако с доказательствами дело заглохло, и обе стороны остались при своем.
   Дикая ситуация с точки зрения любого более-менее вменяемого индивида и не менее дикое разрешение ее, но, так или иначе, все это было принято за официальную версию. В итоге виновных не нашли, не считая импов, заявившихся в Проклятые земли по собственной инициативе. Про нас четверых - лейтенанта Мрракса, младшего прапорщика Иолатэ, полкового ритуалиста Торрика и вольнонаемного алхимика Тоббера - просто забыли. Вернее, сначала тихо и незаметно предъявили всем как пострадавших, а потом забыли. Но мы с парнями были не в обиде.
   Продолжали жить своей жизнью, выполнять свои обязанности. Сдружились, правда, крепко, что неудивительно после таких-то событий, хотя, казалось бы, такие разные индивиды... Впрочем, такое только под влиянием неких из ряда вон выходящих событий случается.
   А вот заводить разговоры о той злосчастной экспедиции мы избегали - мало ли... Ах да, для меня тот январь был знаменателен не только, по сути, вторым днем Рождения, но и получением письма лично от князя Мерисского с предложением 'таки прекратить валять дурака и поработать на благо княжества в создаваемом в Наргонте консульстве'. Описание поля деятельности и прилагающихся к той работе плюшек, в том числе, кстати, содействие в досрочном окончании военной службы, получении двойного подданства и официальном принятии в род Эль-ала-Антир, что равносильно признанию меня родным и любимым внуком (ну, ладно, не любимым, но родным-то точно). Так что мне, определенно, было, над чем подумать...
  
   Снова пролог
  
   1 июля
  
   Искалоть Иолатэ Эль-ала-Антир,
   княжна Мерисская,
   без пяти минут выпускница наргонтского магунивера
  
   - Антракт! Звери, на выход! - раздался истошный крик администратора.
   Я быстро проглотила последний кусочек пирожного, залпом допила лимонад и, надев 'голову' от костюма и схватив пучок воздушных шариков, поспешила на зов - на площадку перед раскинутым на площади Фалабер цирковым шатром. И нет, я, почти выпускница магунивера (все государственные экзамены сданы, практика закрыта, осталось только диплом получить), причем одна из немногих, кто осилил программу сразу двух факультетов - алхимического и целительского, не сошла с ума и не вбила себе в голову мысль, что мое призвание - детишек в антракте развлекать, причем непременно в костюме кошечки, лисички, медвежонка или, как сегодня, храргота (символично, да?).
   Просто Эминара Рзауни, племянница Ансельма Тоббера, хоть и совмещает обучение на факультете целительства (на курс младше меня) с практикой во второй наргонтской ведомственной лекарне под руководством Таури Майнэса, посвящая этому почти все свое время, еще как-то ухитряется бегать по подработкам, одна из которых - аниматор в цирке. Но времени у нее на все не хватает, так что Эми время от времени просит меня подменить ее. Я и подменяю по дружбе, если возможность есть - вот как сегодня. Кстати, это уже третий раз за последние полгода, так что пора, видимо, брать свой процент, как сказал бы князь Изялиниэль.
   И да, уже пять лет как в Наргонте есть свой цирк, тот самый, что армейские друзья моего мужа по пьяни выиграли у прежних хозяев, а сам Ярос потом ухитрился как-то передать его в муниципальную собственность, сохранив циркачам при этом изрядную долю независимости, да еще и с удачным местом расположения похлопотал. Да, а теперь его жена тут время от времени аниматором подрабатывает, конечно же, неофициально.
   Увидев аниматоров в костюмах животных, выходящие из циркового шатра горожане и гости города сразу бросились к ним, предвкушая угощение и немудреные подарки. Я запела веселую песенку, которую за то время, что подменяла подругу, успела выучить наизусть, а выступление закончила задорными криками:
   - Храрготик дарит шарик за стишок или песенку! Подходите, дети, не стесняйтесь, шариков на всех хватит!
   Детей не пришлось долго упрашивать, и самые бойкие тут же обступили меня, требуя выслушать. А мне осталось только устанавливать очередность выступлений, да шарики раздавать.
   В какой-то момент я чуть отвлеклась, увидев среди тех, кто в этот погожий денек решил посетить цирк Рози и малыша Ари, и помахала им рукой, подзывая. Ари, конечно, сразу узнал меня, даже в том дурацком костюме, и с веселым криком: 'Мам, это тетя Лотя!' бросился ко мне. А я еще успела отметить, что мальчуган изрядно подрос за неполный месяц, прошедший с нашей последней встречи, а вот Рози выглядит плохо, несмотря на макияж, видимо, недуг ее, несмотря на все старания мои и господина Майнэса, набирает силу и скоро, к несчастью, добьет женщину. Чудо, что она вообще до своих лет дожила, да еще и ребенка родить смогла...
   А потом я вдруг почувствовала сильный рывок назад, обернулась, увидела, как какой-то мальчишка обеими руками схватился за хвост костюма и висит, дрыгая в воздухе ногами, пытаясь опуститься вниз. Дополнительная застежка не выдержала, и хвост, кончик которого до того упирался мне в основание шеи, быстро пополз вниз... и молнию, удерживавшую на мне костюм, за собой потянул! Храрг побери, я ж сейчас голая останусь! На глазах у всех, пришедших сегодня в цирк, и у детей в том числе! Ну, не голая, а в нижнем белье, но сути это не меняет! Ох, только этого леди Иолатэ еще не хватало накануне получения диплома! Что же мне делать?!
   Поймать свой хвост мне не удалось - карапуз оказался увесистым. Перекидываться в толпе детишек я не рискнула. Пришлось, спешно сунув шарики подбежавшему Ари, ловить на груди сползающий костюм и, извиваясь, пытаться натянуть его обратно. Младший братик моего мужа вообще ребенок сообразительный, понял бы, что делать с шариками, однако я не учла одного: мальчик гораздо легче меня, так что его связка наполненных летучим газом шариков тут же потянула вверх. В итоге, мне пришлось ловить одной рукой костюм, а другой - Агриса Амейре-Пиллегри, и, к сожалению, не одно из этих дел я не смогла быстро сделать до конца. А тут еще и непомерно большая 'голова' свернулась на бок, лишив меня возможности видеть происходящее вокруг. Так что я не сразу поняла, почему скучковавшиеся вокруг меня дети вдруг резко с оханьем и аханьем отпрянули в стороны, что за хлопки послышались вокруг меня, что за странный запах появился вокруг меня, и почему сразу несколько женщин кликушески зовут стражу. А потом кое-как стряхнула голову храргота и с неимоверным удивлением узрела, как из моего костюма, видимо, из потайных кармашков, нашитых изнутри, вываливаются пакетики с белым порошком и прозрачные пузырьки с какой-то радужной жидкостью. И это последняя, выливаясь на брусчатку из разбившихся флаконов, служит источником того самого странного запаха. А уж о назначении сих предметов интуитивно догадалась не только я, но и каждая собака на площади Фалабер.
   Но откуда?! Я вообще не знала о существовании потайных карманов и уж точно не клала ничего туда! Увы, побивавшиеся ко мне через толпу стражи вряд ли прислушаются к этим аргументам...
   4 июля
  
   Искалоть Иолатэ Эль-ала-Антир,
   княжна под следствием
  
   На третий день ареста я от тоски готова была волком выть или, что более вероятно, начать совершать необдуманные поступки вроде побега, пусть даже кратковременного, из-под надзора тайнюков, издевательства над моими охранниками или, например, написания письма Яросу с просьбой приехать оттуда, куда его не иначе как сам Храрг утащил по какой-то нужде, о которой я, жена, ничего не знаю, и разобраться со сложившейся ситуацией. Увы, нельзя - ни того, ни другого, ни третьего. Особенно третьего, так как я понятия не имею, где сейчас находится мой муж. Хотя, есть у меня мысль, что пресветлый князь о его местонахождении прекрасно осведомлен, однако мне это знание удастся вытащить из него только с помощью раскаленных щипцов, иголок под ногти и еще чего-то в этом роде. Эх...
   Я сделала себе очередную кружку успокоительного чая по моему личному рецепту, распахнула окно гостиной и устроилась на подоконнике. Хоть так свежим воздухом подышу, а заодно и о жизни подумаю. Итак, сегодня третий день как я не покидаю пределов особняка княжича Иолатэ, неожиданно ставшего моей тюрьмой. Пусть вполне уютной, удобной и комфортабельной, но все же тюрьмой... Впрочем, мне ли жаловаться? Герлиан, появившийся в здании Тайной стражи спустя полчаса после взятия меня под арест и предъявления мне обвинения в распространении дурмана, сумел вытребовать для меня и Эми, тоже арестованной, замену камеры предварительного заключения на домашний арест до окончания расследования в отношении нас, однако на этом подвижки в этом деле закончились. По крайней мере, я о ходе расследования ничего не знаю, о ситуации, в которой невольно оказались мы с Эми, тоже. Вот и шатаюсь бесцельно по особняку Яроса, периодически общаясь с Рози и малышом Ари, наливаюсь успокоительным чаем, периодически пытаясь читать то специализированную литературу по целительству или алхимии, то романы, которые так любит Рози, однако сосредоточиться на прочитанном у меня никак не выходит, что неудивительно в моем положении. Да и мысли все только о подставе с тем костюмом... Храрг побери! Там вообще ничего не понятно!
   Ох, как же я сейчас бешусь от того, что не могу сама принять участие в расследовании, пусть даже без Яроса и Фыра! Сама пойти и, пользуясь положением, связями и личными возможностями распустить по ниточке тот аниматорский костюм и выяснить, какого демона я, оборотница и истинный алхимик с высшим образованием в одном лице, не унюхала или иным образом не почуяла дурман аж в двух видах - порошок для курения и вытяжка - в потайных отделениях костюма. Сама опросить цирковую труппу и особенно обслуживающий персонал и вытрясти из них сведения о том, через чьи руки, помимо моих прошел костюм храргота в тот день, кто носил его до Эми и, соответственно, до меня, да и вообще узнать, не нажили ли мы с племянницей Ансельма Тоббера врагов в цирковой или околоцирковой среде. Еще можно было бы навести справки о сотрудниках цирка, а заодно и о его бывших владельцах, и выяснить, не попадал ли кто-нибудь из них в поле зрения Тайной стражи в связи с торговлей или употреблением дурмана... Так, надо бы все это записать и передать Герлиану, пусть поработает в этих направлениях, если, конечно, сам еще не догадался. И пусть проведет собственное расследование, причем максимально независимо от Тайной стражи, глядишь, раскопает что-нибудь интересное. Я б и сама...
   Увы, я сейчас нахожусь под арестом и, хоть и дома, но на мне сразу два следящих заклятия и несколько следящих амулетов, причем отлично работающих и сделанных на совесть, еще один амулет, ограничивающий пользование магией до одного раза в день, во дворе особняка и у каждого выхода из него дежурят тихие, незаметные и отлично обученные охранники, а постановление о домашнем аресте, которое я подписывала три дня назад, содержит пару любопытных пунктов, включенных специально для меня. Я вовремя обратила на них внимание - спасибо Яросу, научил читать подобные документы и в местных юридических экзерсисах разбираться! - прочла, запомнила и, несмотря на несколько заумные формулировки поняла, что, согласно последним, если я хоть кончик носа за пределы особняка высуну, и тайнюки это каким-либо образом зафиксируют, или же просто попытаюсь избавиться от следящих амулетов и заклятий, то это для меня будет равносильно чистосердечному признанию, а Тайной страже даст право тут же упечь меня в следственный изолятор в милом здании на площади Фланке и применить ко мне расширенный арсенал способов дознания. Эх... А еще такой момент: преступление я 'совершила' на территории империи, да и подданство у меня, как у студентки магунивера, двойное (по новым правилам, принятым лет восемь назад, обучаться в имперских государственных учебных заведениях имеют право только подданные империи, либо лица с двойным подданством, одно из которых - подданство империи), так что мой статус княжны Мерисской в данном случае не даст мне защиты. Неудивительно, что при таком раскладе я предпочту покладисто посидеть дома, а мои задумки относительно расследования пусть исполняющий обязанности консула реализует, по крайней мере, пока официальное следствие не придет к выводу, что меня и Эми подставили, и не займется поисками истинных преступников. Ну, или пока я не найду способ обмануть охранников, заклятия и амулеты.
   М-да, Герлиан... Пять лет назад совмещал должности делопроизводителя и личного помощника консула, а теперь вот уже больше четырех лет обязанности главы консульства исполняет. Я, кстати, общаюсь с ним довольно часто - княжна Мерисская, положение обязывает как-никак - так что вполне могу доверять собственному мнению о нем, сложившемуся на основании того самого общения. А мнение таково, что парень-то он добросовестный, старательный, ответственный, дело свое старается делать хорошо. Но он, увы, не Ярос - моложе, сдержаннее, осторожнее, более привержен правилам и инструкциям, не слишком везуч в плане физического здоровья, и, самое плохое для меня, ни разу не юрист. Шпион-разведчик, Храрг пощекочи ему пятки! Нет, это, конечно, тоже неплохо, но вот знание местных законов вкупе с умением применять их на практике, обширным опытом работы по юридической специальности, высокой степенью изворотливости, определенной склонностью к риску и бесстрашием мне пригодилось бы больше. Увы, приходится работать с тем, что есть. Увы... Впрочем, я попыталась задавить мрачное настроение, может, не все так плохо. По крайней мере, я сейчас в доме Яроса, а не в камере следственного изолятора, и могу хоть как-то побороться за собственную свободу и доброе имя. Глядишь, зря паникую. А может, и нет...
   Гостиная в доме Яроса располагалась таким образом, что из нее отлично просматривались и ворота особняка, и задний двор с видом на реку, Левый приток Наргонтии, так что о приезде рекомого Герлиана я узнала сразу, едва карета со штандартом княжества на дверце подкатила к въезду в сад. И сразу слезла с подоконника и бросилась к входной двери.
   Конечно, пришлось еще ждать, пока охрана не убедиться в личности визитера, не сверится со списком лиц, которым высочайшим разрешением начальника Тайной стражи барона Фавера дозволен вход в особняк княжича Иолатэ, и не проверили эльфа на наличие предметов, запрещенных к проносу в особняк. Охранники вообще с исполнением своих обязанностей не торопились, хорошо хоть о погоде речь не завели и о планах на урожай! В общем, к тому времени, как эльф переступил порог дома Яроса, я, несмотря на условия домашнего ареста, уже готова была сама выйти из дома и при помощи крепкого словца, а то и кулаков заставить приставленных тайнюками охранников пошевеливаться. Хоть так бы спустить пар... Увы, нельзя покидать пределы дома. Грр!
   - Герлиан! Наконец-то! - я едва сдержалась, чтобы не повиснуть на шее у едва переступившего порог эльфа - не понял бы он моего порыва.
   Тот отвесил мне церемониальный поклон.
   - Леди Иолатэ! Рад видеть Вас в добром здравии!
   - Гер, - нарочито серьезно начала я. - Мы с тобой столько раз договаривались обращаться на 'ты', что я уже имею полное моральное право дать тебе в глаз, если ты еще раз обратишься ко мне... столь официально.
   - Простите, леди... то есть, Лотя, но общаться с тобой в неформальном стиле я могу лишь с глазу на глаз или в столь же неформальной обстановке, - все тем же сухим официальным тоном сообщил и.о. консула. - А сейчас, когда я представляю Ваши интересы, это недопустимо, тем более в присутствии посторонних лиц.
   И, выразительно покосившись на входную дверь, жестом указал себе на ухо. Что, меня еще и прослушивают в довесок ко всему?! Я вопросительно изогнула бровь и потеребила собственное ухо, дождалась утвердительного кивка от Гера и крепко задумалась. Раз так, то, с одной стороны, официоз и.о. консула вполне оправдан. А вот с другой... Конечно, я понимаю, подозрение в совершении особо тяжкого преступлении, к числу которых в империи отнесено и распространении дурманящих средств, дает Тайной страже, к ведению которой относятся все, что связано с оборотом дурмана и дурманосодержащих веществ, широкие полномочия в отношении подозреваемых, но неужели до такой степени? Или же их действия, в частности, прослушка или, например, ограничение магического дара, не совсем законны? Тогда у и.о. консула как у моего официального представителя есть право опротестовать подобные действия в судебном порядке! Да Храрг побери и тайнюков, и их игрища! Я и сама готова ходить по инстанциям, лишь бы этот фарс со следствием побыстрее закончился!
   - Прошу прощения, что не навестил Вас раньше, - Герлиан вновь заговорил сухим официальным тоном, но больше меня это не трогало. - Увы, обстоятельства сложились иначе.
   - Ладно, проехали, - не стала возмущаться я, потом мысленно стукнула себя по лбу и тоже перешла на официоз. - Надеюсь, господин Лаэри, вы прибыли ко мне с добрыми вестями.
   - Нам в любом случае есть, что обсудить, леди, - уклончиво ответил эльф.
   Я напряглась. Неужто дела мои столь плохи, что мой представитель даже не может сказать о том прямо? Странно, расследование ведется, и в Тайной страже профессионалы работают, и в их интересах разобраться в этом деле... Если только у них нет задачи повесить все на меня. Зачем? Кто ж их знает? Вдруг в империи политический курс сменился, и эльфы теперь внутренний враг номер один? Ну, вообще-то я для подобного не очень удобная мишень - княжна, магичка, истинный алхимик, жена консула (Ярос-то по-прежнему официально не снят с этой должности), нахожусь под прямым покровительством князя, к тому же оборотница, а с этой расой у империи отношения и так непростые, так что последним дай только повод - сразу массовые беспорядки обеспечены, и это лишь меньшее из возможных последствий. Хм, при таком раскладе выходит, что империя совсем страх потеряла? Да нет, вряд ли... Скорее, Герлиан, уклонившись от ответа, опасается, что охранники (или кто там меня прослушивает?) узнают лишнее. Значит, новости все же есть... Но как тогда он собирается сообщать их мне? В доме разговаривать нельзя. Стало быть, разговор состоится за пределами особняка, и мы идем на прогулку! Ура!
   - Вынужден сообщить, леди, что господин Глисс вызывает Вас на допрос по Вашему делу, - продолжил тем временем Герлиан. - Он ждет Вас, вернее, нас с Вами через полтора часа, так что прошу Вас собраться.
   Я удивилась. Точно помню, что показания Орбену Глиссу, заместителю начальника Тайной стражи, я уже давала, рассказала все, что могла, ответила на бессчетное количество каверзных вопросов, пережила очную ставку с Эми, и даже успела побыть объектом опознания, правда, кто и с какой целью опознавал меня, так и осталось неизвестным. Что же Глисс хочет от меня на этот раз? Вот готова диплом свой прозакладывать (и не беда, что я его еще не получила!), что Герлиан отлично знает, зачем я понадобилась тайнюкам в лице Глисса! Только он пока что не скажет. М-да...
   Герлиан неожиданно завел речь о погоде, о том, что сегодня ветрено, и к ночи, возможно, пойдет дождь, а потом принялся хвалить последнюю постановку в 'Борсокапе'. Но на этот раз прежде, чем я округлила глаза от удивления (в театр и подобные заведения и.о. консула не ходил с подросткового возраста, к слову, после того, как его там приложило по голове упавшим с галерки креслом), Герлиан протянул мне обычный конверт с личной печатью князя Мерисского.
   - Это Вам, леди, - сообщил он одними губами. - Прочтите и сожгите.
   Я кивнула, спрятала полученный конверт в карман домашнего платья и, поручив эльфа заботам подоспевшей Рози, отправилась наверх одеваться. От чая, которым Рози собиралась угощать Герлиана, я отказалась и отправилась одеваться. И только оказавшись в своей комнате, я прикрыла окно и задернула занавески, одновременно бросив якобы случайный взгляд в сад и увидев, как один из охранников с нарочито безучастным лицом внимательно наблюдает за мной, после чего сломала печать и вскрыла конверт. Сначала прочитаю и обдумаю, потом уже одеваться начну. Страдающая излишним любопытством охрана наверняка забеспокоится, почему я так долго в поле их зрения не появляюсь, но на это я, невинно хлопая ресницами, могла ответить, что девушкам надо много времени на сборы. О, кстати, в целях усыпления их бдительности можно попеть, ведь так естественно, наводя красоту, мурлыкать какую-нибудь песенку! Решено, эти мутные типы, а заодно и те, что втайне от меня тут прослушку организовали, от моего пения помучаются - мне и так-то медведь не просто на ухо наступил, а основательно там потоптался, так еще и Фыр пару уроков мерзкого вокала, от которого зубы крошатся, и волосы на всех местах дыбом встают, преподал, хи-хи. Вот я и старалась, распевая.
   А параллельно читала послание дедушки моего мужа, которое, надо сказать, было коротким, емким и еще больше нагнало туману. Совет князя Изялиниэля оказался предельно прост: 'таки не пороть горячку, соглашаться на предложение О. Глисса и вообще вести себя как примерная эльфийская девочка'. Он хоть и носил, на первый взгляд, рекомендательный характер, но приказной тон князя, с которым он холеной рукой чиркал эти буквы, я ощутила буквально всей кожей, едва вытащив письмо из конверта. Да, уж я-то уже научилась разбираться в настроениях светлейшего Изялиниэля за время совместной работы по Ваэтрассу, Великому Лесу и по еще парочке его финансово-разорительных проектов. И, подумав, начала всерьез склоняться к тому, чтобы подчиниться. Но окончательное решение я приму, только когда узнаю, что именно решил предложить мне заместитель начальника Тайной стражи. Точно ведь не руку и сердце, хвала всем богам!
   Вообще, мы с этим забавным стариканом - князем Мерисским - у меня за пошедшие пять лет сложились неплохие отношения, мы нашли общий язык на почве финансовых дел, потом выяснилось, что имеем схожие взгляды на ряд вещей, да и сам князь мог дать ценный совет, а то и, если возникала острая необходимость, оказать ощутимую помощь. Однако я, помня последний разговор с мужем, не рискнула бы в открытую противоречить князю. Ярос, услышав слова 'забавный старикан' в адрес его дедушки, тогда, во время последнего нашего с ним разговора, лишь криво усмехнулся и сказал:
   - Лоть, кому 'забавный старикан', а кому и 'мерзкий паучара', и 'кровопийца', и 'разоритель'. Ваэтрассу с Великим Лесом, например. Он короля и князя-конкурента сейчас такими санкциями обложил, что те продохнуть не могут, король вон, уже всерьез о третьем займе в банке империи думает. И деда забавным стариканом точно не считает. Видишь ли, князь Изялиниэль всю жизнь играет какие-то роли, зачастую сами для себя и написанные. Для тебя, например, он забавный старикан...
   - А для тебя? - перебила его я.
   - Пытается время от времени изображать то мудрого наставника, то любящего родственника, - пояснил Ярос, быстро чиркая пером в лежащем перед ним документе. - Только я знаю его слишком хорошо, чтобы со мной они сработали. Так что со мной он чаще всего 'деловой партнер' или 'большой начальник', причем последнее срабатывает тоже только выборочно и только если я сам готов ему подыграть. Короче, Лоть, будь с ним осторожна, о двойном, а то и тройном дне не забывай, и ни в коем случае не противоречь ему в открытую - не любит. И непременно потом припомнит.
   Услышав последнюю фразу, я сперва ушам не поверила.
   - Что-то ты этому совету сам не больно следуешь, - недоверчиво прищурилась я.
   - Я это я, - усмешка княжича Иолатэ в тот момент стала такой, какую я видела на наглой серой морде Фыра, когда тот отыскал тайный лаз в кладовку и каждый день наведывался туда воровать вкусности. - Кроме того, я для дедули ценен уже самим фактом своего существования, он на многое в отношении меня глаза закрывает.
   - Например, на твою женитьбу на оборотнице, - развеселилась я. - А еще на временное пребывание в кошачьем теле, разгром и последующий дорогостоящий ремонт консульства с перепланировкой, естественно, за счет княжества, перевербовку его шпиона, неожиданное наследство, с которым больше проблем, чем пользы, громкие судебные процессы по разорению кланов оборотней и впариванию властям Наргонты цирка и зверинца, причем последний находился в Тарлонге... Я ничего не забыла?
   - Консульство не я громил, я просто жертва обстоятельств! - притворно возмутился Яр, откладывая документ в сторону с пометкой 'Доработать'. - Да и Герлиана не перевербовывал... почти. Он сам. И муниципальные власти сами были не против цирка... вот, разве что, зверинцу не обрадовались, мол, перетаскивай его из Тарлонга за свой счет... Впрочем, после того, как пересылку животных и инвентаря вскладчину оплатили муниципалитет Тарлонга и клан Гритраг, быстро изменили мнение и приняли зверинец с радостью.
   У меня тогда на душе потеплело при одном воспоминании о событиях весны и лета. Честное слово, я очень жалею, что наши с Фыром расследования завершились, и что жизнь упорно не хочет подбрасывать новые. Сказать кому - не поверят. Разве что Яр...
   - Лоть, прошу, не забывай о том, что у князя Мерисского насчет тебя расклад совсем иной, - Ярос мгновенно посерьезнел и взял следующий документ из лежавшей перед ним внушительной стопки. - С ним стоит быть осторожной. И доверять ему безгранично не стоит.
   Этот наш разговор имел место четыре с половиной года назад, в конце декабря, как раз перед праздником Обновления, местным Новым годом.
   Тогда в единственном на всю Наргонту представительстве Мерисса явно случился аврал, заново набранные сотрудники, несмотря на то, что рабочий день уже час как закончился, и не думали расходиться по домам, а сновали с бумагами и папками между кабинетом консула и своими рабочими местами или же, в ожидании явления помощника консула за новой стопкой бумаг, ютились на диване в приемной, пили чай и сплетничали. Стоило мне войти в приемную, все выразительно посмотрели на часы, а потом начали недовольно бурчать, что, мол, теперь еще и консульская жена притопала, и придется, видимо, до завтрашнего утра тут сидеть. Герлиан, высунувшийся в тот момент из кабинета Яроса, тут же невозмутимо сообщил, что завтра рабочий день, и им в любом случае предстоит прийти сюда снова, так что, оставшись на ночь в консульстве, все сэкономят время на дорогу, сборы на работу и прочее. А я, не желая ощущать на себе недовольные взгляды, быстро проскользнула в кабинет, где на своем рабочем месте, обложенный бумагами, сидел Ярос. Мы тогда проговорили почти четыре часа, и, кстати, это время не отразилось на скорости его работы, сотрудники консульства зря волновались. Тогда я действительно сочла происходящее предновогодним авралом, а оказалось, что консул Иолатэ передавал дела Герлиану, своему преемнику.
   Да, тот разговор стал последним перед неожиданным отъездом Яроса из Наргонты через два дня после того. И тот, гад такой, даже не потрудился поставить меня в известность о своих планах, не говоря уже о том, чтобы объясниться, сказать, что заставило его покинуть Наргонту, да просто, мать его эльфийская, попрощаться по-человечески! С тех пор прошло уже больше четырех лет, а я по-прежнему не знаю, где мой муж, что с ним, жив ли он вообще... Да нет, жив-то жив, иначе я, если верны собранные Яросом сведения о божественном браке, почувствовала бы его смерть. Но это все, что я сейчас знаю о нем... И ведь кота моего, зараза, с собой забрал! Храрг побери, надеюсь, он хотя бы не забывает кормить Фыра (хотя, об этом наш котик точно не позволит ему забыть), вычесывать, стричь ему когти и регулярно показывать ветеринару!.. Так, о чем это я?
   Продолжая 'концерт', я уничтожила послание дедушки Изялиниэля, потом, не спеша, собралась и спустилась в гостиную, где гостеприимная Рози вливала в Герлиана уже не то третью, не то четвертую чашку чая, всерьез норовила скормить ему все большое блюдо с пирожками, а малыш Ари, фонтанируя эмоциями, развлекал гостя шумной демонстрацией своих игрушек и певческого таланта. Короче, и.о. консула очень обрадовался моему появлению и почти одновременному с ним прибытию кареты Тайной стражи, присланной, чтобы доставить меня на допрос. Однако, загрузившись в мрачное нутро 'воронка' и переведя дух, эльф, вопреки моим ожиданиям, продолжал светскую беседу, хоть и отлично видел, что я сижу, как на иголках. Лишь один раз, когда карета поехала краем шумного Центрального рынка, успокаивающе шепнул:
   - Держитесь, леди. И, умоляю, постарайтесь воспринять то, что предложит Вам Глисс спокойно и рассудительно, отложив эмоции в сторону. Я уверен, у Вас получится.
   Храрг побери! Ладно он знал или ж подозревал охранников у дома в организации незаконной прослушки, но сейчас-то, когда нас сопровождает совсем другое конвойное звено?! Что, Гер и, выходит, что и Орбен тоже не доверяют всем конвоирам, охранникам и прочим служащим среднего звена Тайной стражи? Но что же такого случилось в империи, что то ли Гер перестраховывается, то ли замначальника Тайной стражи лично проинструктировал моего представителя, как себя вести с охраной и конвоирами?! Ладно, потерплю до здания на площади Фланке. Но... Храрг побери, я уже действительно ничего не понимаю! Эх, был бы Ярос рядом, он бы уже наверняка нашел способ все мне разъяснить, а еще ввязаться в расследование и, как минимум, выйти на след злодея, подставившего сразу двух беззащитны девушек, а то уже и найти, и навалять тому по первое число, сдать доблестным правоохранителям и уже строчить иски о взыскании компенсации за моральный ущерб. Но, увы...
   - По крайней мере, я его выслушаю, - пообещала я. - И обещаю подумать.
   Обещать невозможное не в моих правилах, как, впрочем, и любого, кто окончил целительский факультет.
   - Вы... предпочли бы, чтобы на моем месте был княжич Иолатэ? - Герлиан, помявшись, задал явно волнующий его, потрясающе прозорливый вопрос.
   Я только вздохнула. Ну, что тут ответить? Правду, что, так и есть? Боюсь, обидится, он и так очень старается помочь мне.
   - В любом случае, княжич сейчас в другом месте, где он, видимо, нужнее, - я принялась плести словесные кружева. - Ну, или где сам хочет находиться. И вернуться в Наргонту не может, даже чтобы жене помочь. Зато ты мне очень помогаешь, Гер, тебе я могу доверять, а вот наемному юристу, которого совсем не знаю, - вряд ли.
   Уж не знаю, удовлетворил ли мой ответ эльфа. Во всяком случае, продолжать расспросы на данную тему он не стал. Зато следующая его фраза поставила меня в тупик еще сильнее.
   - Вы злитесь на княжича Иолатэ за то, что уехал. Считаете, что он Вас просто бросил.
   Вот так, не вопрос, а утверждение. Самое забавное, что так оно, наверное, и есть - Ярос меня бросил. Ну, не только меня, и не совсем на произвол судьбы, сделал все, чтобы обеспечить мне, Рози и ее сыну максимально комфортную жизнь здесь, в Наргонте. Однако тщательно выправленные бумаги, полезные знакомства, надлежащим образом оформленное пользование собственностью и денежное содержание - это ведь еще не все! Вот, например, сейчас мне очень нужна его помощь, и до того была нужна несколько раз... Конечно, я тогда сама выкрутилась, но сам факт... И я, Храрг побери, скучаю по этой заразе остроухой! И еще мне очень, просто таки до слез обидно! За то, что молча уехал, бросил меня, не объяснив ничего и даже не попрощавшись. За то, что кота забрал, даже не поинтересовавшись моим мнением на этот счет - вдруг я была бы против?! Да, понимаю, Фыр - его питомец и фамилиар, и Яр просто не мог поступить иначе, но кто сказал, что обида и злость - всегда чувства рациональные? По мне, так далеко не всегда, вот, как в моем случае.
   Да еще и после отъезда княжича Иолатэ слухи по городу поползли про нас с ним, один гадливее другого. Яросу-то не пришлось терпеть перешептывания за спиной, бестактные вопросы и осуждающе-патетичные тирады в глаза от самых нахальных, острое, почти болезненное любопытство, сочувствующие и осуждающие взгляды, все остальное... А вот мне пришлось, так что с уверенностью могу сказать, что нет ничего хорошего в том, чтобы быть объектом сплетен, кроме, разве что развития стрессоустойчивости. А при отсутствии дружеской поддержки и заступника в лице супруга - особенно. Грр! Как вспомню, так руки сами кулаки сжимаются, и желание убить кого-нибудь появляется.
   Так что у меня есть все основания злиться на мужа. Вот только Герлиану о том я говорить не хочу. А если он сам пришел к такому выводу... А, пусть думает, что хочет. Повторюсь, говорить на эту тему с кем-либо, кроме самого Яроса, я не хочу. Да я и насчет муженька тоже не уверена.
   - Это не так, леди, ему пришлось уехать. И простите, что лезу не в свое дело, - Герлиан и не ждал ответа, наверное, прочитал его на моем лице.
   И вновь завел светский разговор, на этот раз о последних новостях из княжества, на этот раз, к счастью, недолгий, так как карета наша уже въезжала на площадь Фланке.
   Орбен Глисс ждал нас в своем рабочем кабинете. Он окинул меня мрачным взглядом, едва заметно кивнул в знак приветствия и указал на стул для посетителей. А вот приветствовать Герлиана он не стал, ограничившись коротким неожиданным вопросом:
   - Все, как мы и предполагали?
   И.о. консула мерисского с печальным видом кивнул.
   - К моему величайшему сожалению, Вы оказались правы, господин Глисс.
   - Не могу сказать, что меня это радует, - замначальника Тайной стражи помрачнел еще сильнее (хотя, казалось бы, куда еще?) и с трудом сдержался, чтобы не стукнуть кулаком по столу. - Храрг!.. Вели?
   Герлиан со вздохом кивнул, потом достал из кармана сюртука небольшую вещицу размером со спичечный коробок и передал Глиссу.
   - Надеюсь, активировать не забыл? - осведомился тот, пряча вещицу, предположительно, некий артефакт в ящик рабочего стола.
   - Активировал сразу, как только утром вышел отсюда, - тоном прилежного ученика, отвечающего урок, доложил эльф.
   Я громко кашлянула, напоминая о своем присутствии. Мало того, что Герлиан напустил туману, так теперь они уже вдвоем мне голову морочить продолжают! Если так, то мое терпение не резиновое, я ж развернусь и уйду... прямо а камеру, Храрг покусай этих двоих!
   - Прошу прощения, леди Иолатэ, - Глисс растянул губы в доброжелательной улыбке, однако глаза его оставались холодны и серьезны, да и вообще общее впечатление было таковым, будто он надо мной издевается. - Итак, я пригласил Вас сюда, чтобы побеседовать о наших с вами делах.
   Тьфу, и этот в официоз ударился! Хотя до того мы с ним, пересекаясь по делам Тар-Граорров и княжества Мерисского, тоже общались вполне нормально. Да даже допросы по делу в распространении дурмана прошли в более неформальной обстановке! А тут...
   - И каковы же наши дела, господин Глисс? - светским тоном осведомилась я, оскалившись в ответной улыбке.
   Орбен уселся напротив меня, уставился пристально, не мигая, нервозно провел рукой по уже изрядно побитым сединой волосам. А я вдруг подумала, что он сильно сдал за прошедшие пять лет. То ли старость подкрадывается, то ли нервная работа, то ли еще что...
   - А дела наши, леди Иолатэ, можно описать в двух словах, - помолчав, ответил замначальника Тайной стражи, - Все плохо.
   Я медленно и аккуратно заправила прядь волос за ухо.
   - Если можно, поконкретнее, - попросила я, изо всех сил стараясь держать эмоции в узде.
   Глисс кивнул, потом выставил на стол артефакт - небольшой куб на подставке - и тут же сломал его, сдавив ладонями.
   - Теперь можно быть уверенным, что нас никто не подслушает, - пояснил он в ответ на мой недоуменный взгляд. - А дела твои, Лотя, действительно плохи. И я тебя не пугаю, я говорю, как есть, господин Лаэри лично и светлейший князь заочно не дадут соврать. Итак, давай по порядку.
   - Да, господин Глисс, я очень надеюсь, что Вы объясните мне, что происходит, - я из вредности не поддержала его инициативу по переходу к нормальному общению. - И к чему столько таинственности?
   Орбен лишь с досадой потер лоб и вновь перешел на официально-казенный язык.
   - Я постараюсь, леди. Но разговор у нас с Вами будет долгий, причем затронет не только тему расследования Вашего дела. И начать придется издалека.
   Я только вздохнула. Отчего-то я и так была уверена в том, что в десять минут разговор не уложится, как и в том, что не все так просто с моим делом. Недоразумение, путаница, дичайшее стечение обстоятельств... Ох, что-то мне уже сомнительно. Чует мое сердце, что нас с Эми крупно подставили, причем выбраны мы не случайно. Но кому это надо? Да еще и так сложно, с дорогостоящим реквизитом, громко и, главное, наверняка? Так, стоп! Я уже три дня догадки строю и ничего более или менее путного так и не придумала - слишком мало сведений о ситуации. Так что, пожалуй, послушаю человека более осведомленного.
   - Я вся внимание, господин Глисс.
   Орбен недоверчиво хмыкнул и задал неожиданный вопрос:
   - Что Вам известно об Имперской магической полиции, леди?
   Я изогнула бровь. К чему он клонит?
   - Ну... не так уж много, - осторожно начала я. - Созданы следить за соблюдением магами как имперского, так и магического законодательства, обеспечения магической безопасности империи и расследования преступлений, совершаемых магами. Подчиняются Совету магов и непосредственно императору. Отчасти, являются конкурирующей структурой для Тайной стражи. Вроде бы все.
   Орбен кивнул и задал еще один странный вопрос:
   - Вам доводилось ранее попадать в их поле зрения?
   Я покачала головой. Задумалась на миг, припомнив пару эпизодов из времен обучения.
   - Анкету для них заполняла на втором курсе. И на собеседовании перед распределением по специальности присутствовал их представитель. Но, думаю, Вы имели в виду что-то иное?
   Усмешка Орбена стала откровенно нехорошей.
   - На самом деле попасть в их поле зрения несложно, достаточно просто поступить в учебное заведение с магическим профилем, - сообщил он. - А уж если ты окажешься сильным магом или же просто способным, или просто как-то проявишь себя за время обучения, то непременно окажешься у них на заметке. Только привлекать в свою структуру перспективных магов они не спешат, предпочитают наблюдать издали, присматриваться, долго определяются, нужен ли им такой кадр... Скажите, леди, за последние несколько дней импы пытались выйти с Вами на контакт?
   - Импы?! - удивилась я, припоминая, что так называют мелких зловредных демонов низшего порядка.
   - Это неофициальное, но повсеместно одобряемое сокращенное наименование данной структуры, а также ее служащих, - пояснил замначальника Тайной стражи, слегка удивленный моей неосведомленностью. - Неужели не слышали?
   Я покачала головой и развела руками. Нет, не доводилось.
   - Можете мне поверить, княжна, зловредность у всех сотрудников Имперской магической полиции гипертрофирована до крайности, - продолжил Глисс. - И, боюсь, у Вас появилась возможность убедиться в этом лично.
   - К чему Вы клоните, Орбен? - нахмурилась я.
   Этот разговор уже начал меня утомлять. Я-то надеялась на то, что тайнюк прояснит ситуацию, а он несет какую-то чушь!
   - Я отвечу, - Глиссу, увы, на мое недовольство было наплевать. - Но сначала Вы. Итак, повторю вопрос: пытались ли импы выйти с Вами на контакт в последние несколько дней?
   Вздохнув, я подавила желание нецензурно выругаться и, уговаривая себя не ссориться с Орбеном сейчас, так как тот, надеюсь, знает что-то важное о расследовании и о моем положении вообще, все-таки ответила:
   - Нет. Новых знакомых у меня за последние дни не появилось, не считая, разумеется, приставленных ко мне охранников. И, догадываясь, каким будет Ваш следующий вопрос, сообщаю, что никто из моих близких, друзей или знакомых до сих пор не признался, что состоит на службе в Имперской магической полиции. Так что если в моем окружении и есть эти, как Вы говорите, импы, то мне о том ничего не известно. Я удовлетворила Ваше любопытство, господин Глисс?
   Орбен кивнул, и вновь заговорил загадками:
   - Про конкурирующую структуру Вы тонко подметили, да...
   - Господин Глис-с-с! - прошипела я, теряя терпение. - Или Вы говорите, для чего меня пригласили, или я ухожу немедленно!
   - Остыньте, княжна, - тайнюк едва заметно поморщился, будто от зубной боли. - Уверен, если б Вы меньше поддавались эмоциям, то уже поняли бы, о чем я. Итак, ИМП действительно отчасти является конкурентом Тайной стражи, в том смысле, что часто с грацией страдающего ожирением жугерна влезает в наши дела. Случается, забирает наших, так сказать, клиентов - магов, совершивших преступления, подпадающие под юрисдикцию Тайной стражи, или же подозреваемых в совершении таковых. Причем на совершенно законных основаниях, ибо формулировка правовой нормы, дозволяющей им совершать подобные действия в одностороннем порядке, такова, что судиться или обращаться в вышестоящую инстанцию, каковой в нашем случае является Его Величество, бесполезно. Забавно, но, по сути, эти несчастные несколько строчек делают мага, которому предъявлено обвинение, собственностью ИМП.
   Однако, судя по выражению лица замначальника Тайной стражи, ничего забавного он в том не находил.
   - А после дело вдруг разваливается, - продолжил Орбен, переведя дух. - Вещдоки теряются, портятся или признаются негодными, свидетели отказываются от своих показаний, прочие доказательства теряют силу. Преступник выставляется белым и пушистым, хоть живым в чертоги Ану возноси, жертвой ошибки следствия, следственного же произвола, оговора, чьего-то злого умысла... этот список можно еще часа два продолжать, чего я делать, понятно, не буду. Итог у расследования ИМП, как Вы поняли, один: маг-преступник, что бы он ни совершил, вдруг становится невиновным, вместо него находится другой бедолага, готовый взять его вину на себя и даже понести наказание. Да-да, вплоть до смертной казни. Уж не знаю, получают ли такие подставные виновные что-то взамен...
   Я задумчиво накручивала на палец прядь волос. Выходит, в деле появилась еще одна заинтересованная сторона, которая, возможно, желает воспользоваться случаем, чтобы сотрудничать со мной? Только какое-то странное предложение трудоустройства - после того, как меня подставили при всем честном народе и обвинили в тяжком преступлении, через Тайную стражу... Почему бы не прислать мне приглашение на собеседование, скажем, по почте, или не направить своего представителя с аналогичным приглашением? Я, конечно, планировала после получения диплома пойти в ординатуру к господину Майнесу и параллельно совершенствоваться в алхимии, но готова рассмотреть все предложения. Вдруг бы условия трудоустройства, предложенные ИМП, заинтересовали меня сильнее? Хотя, если вспомнить профиль их деятельности, то это не совсем мое.
   - Это у них способ вербовки такой: мы, дорогой, дело твое замнем и репутацию восстановим, но ты всю оставшуюся жизнь работаешь на ИМП, делаешь то, что мы скажем, и попробуй только хоть полслова против мяукнуть, - продолжил Глисс, не сводя с меня внимательного взгляда. - Не самая лучшая участь для преступника, но выбирать-то ему не приходится...
   Я прикусила губу, чтобы удержать эмоции в узде и не брякнуть лишнего. Вот это поворот! Получается, если я в результате расследования тайнюков буду признана виновной, то могу уйти от ответственности, согласившись работать на ИМП?
   Последний вопрос я все-таки озвучила, и Глисс не стал медлить с ответом.
   - Вы не поняли, княжна? Никакого расследования не будет! Как только Тайная стража по итогам предварительного расследования предъявит Вам официальное обвинение в распространении дурманящих средств, а случиться это по истечении трех суток с момента Вашего задержания, то есть, сегодня. После чего у импов в отношении Вас и вашей подруги будут развязаны руки. Они просто войдут сюда и увезут Вас, и даже статус княжны Мерисской Вас не спасет - для тяжких и особо тяжкий преступлений, совершенных на территории империи, подданство и статус не имеют значения.
   И откинулся на спинку своего кресла, наблюдая за моей реакцией.
   - От ответственности за преступление, которого я - на минутку! - не совершала, меня отмажут импы, - задумчиво констатировала я. - Но восстановить свое доброе имя я уже не смогу... И, подозреваю, свободы все же лишусь, пусть сидеть в тюрьме мне не придется. Я свободу воли, действий и поступков имею в виду. А рулить моей жизнью за меня будет ИМП... Это Вы хотели мне сказать, господин Глисс?
   - Схватываете на лету, леди, - согласился тайнюк. - И я, кстати, не уверен, что Вам будут платить за работу. Или будут, но по минимуму.
   Я молчала несколько минут, осмысливая услышанное. Как-то это все... не знаю. Могу ли я верить Глиссу? Зачем он рассказал мне это все? Чтобы очернить ИМП? Или же просто предупреждает меня об и интересе и о том, как именно представители конкурирующей структуры будут склонять меня на свою сторону? Ну да, исключительно по доброте душевной... В общем, услышанное породило больше вопросов, чем ответов. Стало быть, надо бы еще попытать Орбена.
   - Если это действительно так, - начала я, не сводя взгляд с тайнюка. - То не соблаговолите ли, господин Глисс, прояснить еще пару моментов?
   Чтобы не скатиться в мат-перемат, буду заставлять себя разговаривать вежливо. В конце концов, раз уж все сегодня все энциклопедией этикета по голове приложены, то чем я хуже?
   - Во-первых, откуда мне знать, что Вы не пытаетесь очернить конкурента, который разоблачает ошибки следствия и оправдывает невиновных? Для того, чтобы у меня и мысли не возникло о сотрудничестве с ИМП?
   Орбен вдруг искренне расхохотался, будто я удачно пошутила.
   - Ох, княжна... Сотрудничество... Ну вы сказанули! - утирая выступившие слезы, веселился тайнюк. - Уж поверьте мне, старому больному полковому коню, который во всем этом не первый десяток лет варится, слово 'рабство' к отношениям импов и таких вот отмазанных преступников больше подходит. Имел я разговор с одним таким, так тот все сокрушался, мол, лучше б отсидел. Так бы несколько лет помучился - ему от пяти до восьми светило - и все, на свободу с чистой совестью. А теперь ему, идиоту, всю жизнь мучиться, и не факт, что после смерти не придется. Маги ж могут и душу умершего призвать и вновь к себе на службу поставить, особенно если тот с ними при жизни повязан был!
   Я непроизвольно кивнула. Да, есть в магической ритуалистике раздел некромантии, там и не такие вещи описаны. Заглянула я как-то в этот раздел учебника - из любопытства и для общего развития - так потом два дня спать нормально не могла. Я, будущая целительница, которой не пристало быть брезгливой, трусливой или истеричной! Брр! До сих пор как вспомню, вздрагиваю.
   - А что до Вашего вопроса, княжна, то единственная гарантия того, что я не пытаюсь, как Вы выразились, очернить конкурента - это мое слово, - закончил Орбен. - И мое самое искреннее расположение к Вам, леди. Ну и, чего уж там, я кое-чем обязан князю Изялиниэлю.
   Я только хмыкнула. И даже здесь без шебутного дедули не обошлось!
   - Тогда зачем Вы мне это все рассказали, Орбен? - осведомилась я.
   Быстро анализируя сказанное им и то немногое, что мне удалось узнать по поведению Герлиана, а также из короткой записки дедушки Изи (это я так про себя князя Мерисского называю), я предположила, что тайнюку известен некий способ избежать попадания в кабалу ИМП, и он решил предложить его мне. А все, сказанное ранее - лишь прелюдия к тому, и сказано с целью убедить меня последовать его совету. Кстати, пресветлый Изялиниэль мне то же самое рекомендовал. Так что слушаю Вас внимательно, господин Глисс!
   - Касаемо расследования... - вновь заговорил тайнюк, видя, что я жадно ловлю каждое его слово. - Тут все плохо, леди, в первую очередь, для Вас. И дело не только в том, что из костюма, в котором Вы были в тот день, на глазах у всех посетителей цирка, коих в тот день на площади Фалабер набралось около двух сотен, высыпался дурман в количестве, которого бы хватило на целый городской квартал. Видите ли, почти одновременно с Вами на той же самой площади был задержан до выяснения некий Гил Аркони, кердонг, официально нигде не работает, но давно уже попал в поле зрения Тайной стражи как мелкий торговец дурманом. Знаете такого?
   Я отрицательно покачала головой.
   - Не сомневаюсь, - усмехнулся Глисс, как мне показалось, не без ехидства. - Так вот, во время допроса Аркони признался, что пришел в тот день на площадь не представление цирковое посмотреть, а на встречу с посредником, который должен был передать ему большую партию товара. Причем он опознал Вас как этого самого посредника. Вас, а не госпожу Рзауни и не кого-либо из сотрудников цирка! Еще он поведал подробности вроде костюма храргота, точного количества товара в жидком и в порошкообразном виде, точного описания Вашей внешности, еще кое-какие детали...
   - Короче, после всего, что Вы узнали от этого типа, Вы просто обязаны предъявить мне обвинение, - мрачно констатировала я. - И? Я здесь только за этим?
   Глисс, казалось, намеренно не спешил заводить разговор о главном, наслаждался моей нервозностью и повышенным вниманием к его персоне.
   - Знаете, я не поверил в то, что Вы влезли в торговлю дурманом - неплохо изучил Вас за прошедшие пять лет, и понимаю, что Вам это просто незачем. В то, что прикончили кого-то, поверил бы, кстати... И не зря я поручил расследование Вашего дела очень опытному дознавателю, который сразу понял, что тут дело не чисто - уж слишком много улик, подтверждающих Вашу виновность. Цитирую его слова: над княжной все равно, что над Вами огромную светящуюся стрелку подвесить с надписью 'Главный распространитель дурмана в Наргонте'. Как видите, ощущение того, что Вас подставили, а нам просто подсовывают подозреваемую, возникло не только у меня.
   Я потерла лоб, мельком глянув на прикидывающегося мебелью Герлиана. Он-то почему молчит?!
   - Более того, очевидцы сообщили, что главный свидетель обвинения, тот самый Аркони, как только циркачи антракт объявили, начал вести себя так, будто специально на арест нарывался, - Орбен скривился, будто лимон разжевал. - Пытался толкнуть дурь мамашам, причем так демонстративно, что даже городские стражи заподозрили неладное, гражданина Аркони задержали быстро и, против обыкновения, не стали мариновать у себя в КПЗ, а сразу отконвоировали к нам, сдали, так сказать, с рук на руки, и самоустранились, мол, нас там вообще не было. Не по правилам, конечно, но так удалось части бюрократических препон избежать... Но это так, отступление...
   В этот момент в дверь кабинета постучались - секретарь Глисса, дама средних лет и самого строгого вида сообщила, что некий господин Диари Бесс с сопровождающими уже подъехали и вот-вот окажутся на проходной. Орбен резко подскочил в кресле, одновременно бросив взгляд на часы, абсолютно не по этикету выругался, потом коротко приказал женщине: 'Пусть задержат как можно дольше! Под любыми предлогами, только в открытое противостояние не вступать!' и вновь обратился ко мне:
   - Заявились на час раньше, Храрг их всех дери противоестественно. Видать, не зря вели, чувствовали, гады, что мы так просто не сдадимся... Между прочим, по Вашу душу делегация, княжна.
   - Представители ИМП? - на всякий случай уточнила я и, дождавшись утвердительного ответа, сопровождавшегося еще парой крепких словец, попросила: - Тогда, пожалуйста, озвучьте уже свое предложение, господин Глисс! А то, боюсь, если Вы не соберетесь, наконец, с мыслями и не озвучите мне его до того, как сюда войдут магополицейские, то потом уже поздно будет.
   Тайнюк мрачно кивнул, однако, будучи в своем репертуаре, не обошелся без предисловий.
   - Так вот, княжна, как я уже сказал, я не верю в Вашу виновность, но доказать обратное пока что не могу - с досадой констатировал тайнюк. - Но и не предъявить Вам обвинение под давлением имеющихся улик не могу. Потому прошу, во-первых, не обижаться, и, во-вторых, дать нам время.
   - Время? - удивилась я. - Я? Вам?
   Что он имеет в виду?
   - Именно, леди, - ответил Орбен. - Время провести полноценное расследование должным образом. Предварительного, продолжительностью трое суток, увы, оказалось недостаточно для того. Для этого Вам необходимо остаться в статусе обвиняемой под юрисдикцией Тайной стражи, не попав в лапы импов.
   - Но, как я понимаю, это невозможно, - напомнила я, начиная подозревать, что у Глисса развивается склероз. - Вы мне сами сказали.
   Глисс, едва заметно улыбаясь, кивнул.
   - Есть способ, леди. Конечно, полноценно вырваться из лап ИМП до снятия с Вас всех обвинений не получится, но даст отсрочку от того, как минимум, на полгода.
   Я задумалась. Заманчиво, конечно, но, уверена, сей чудодейственный способ точно с подвохом, иначе бывший клиент Тайной стражи, о котором рассказывал мне Орбен, точно воспользовался бы им. Вопрос лишь в том, подойдет ли он мне. И еще в том, не лжет ли господин Глисс насчет намерений импов. М-да, есть над чем подумать... А вот времени-то на размышления как раз и нет! Интересно, это стечение обстоятельств или же тайнюки это специально подстроили? В любом случае, они тоже во мне заинтересованы, хоть и не ясно, в чем именно заключается их интерес. Надо попытаться выяснить.
   - И что же это за способ? - спросила я. - Ох, Орбен, что-то я из Вас каждое слово клещами тяну, хотя, по идее, Вы сами должны уговаривать меня согласиться на Ваше предложение...
   - Я Вам, леди, ничего не должен, - огрызнулся тайнюк. - Это Вы мне с Вашей любовью к животным задолжали.
   Я невольно потупилась. Как же не к месту он вспомнил про то, как я сюда с Фыром приходила. Да уж, похулиганил тогда тут котик...
   - А что касается способа... Вы, леди, должны написать заявление о том, что желаете послужить империи в качестве вольнонаемного сотрудника Тайной стражи. На время такой службы, да будет Вам известно, уголовное преследование приостанавливается.
   - Не знала, - протянула я. - Вот оно, значит, как... Предлагаете сменить кабалу у импов на кабалу у тайнюков? И разве можно предлагать подобного рода сотрудничество обвиняемым?
   - Срок и условия работы на Тайную стражу будут зафиксированы в договоре, - объяснил Орбен. - А в ИМП служение пожизненное, а про условия я вообще молчу... А договор с Вами как с вольнонаемным сотрудником мы и задним числом заключить можем. Я Вам даже больше скажу: все документы уже готовы, формуляры заведены, место временной службы определено, от Вас только заявление требуется, разумеется, с нужной датой, и подпись в контракте. Конечно, придется на полгода покинуть Наргонту, да и место прохождения временной службы - граница с Проклятыми землями - нельзя назвать спокойным и безопасным, но там импы точно до Вас не доберутся. К тому же, всегда есть шанс встретить старых знакомых. И даже беглых супругов, - при этих словах глаза тайнюка хитро блеснули.
   Я вскинула брови. Вот оно, значит, как... Сбежал княжич от жены, пусть даже и фиктивной, и семейного уюта на границу к смертельно опасной нежити и дружкам, которые, как до бутылки доберутся, непременно отчебучат что-нибудь, последствия чего месяцами расхлебывать приходится. И еще неизвестно, кто хуже... Храрг побери! Уже одна только перспектива поймать муженька за шкирку и высказать ему все, что накипело за эти пять лет, стала весомым аргументом в пользу того, чтобы согласиться на предложение Глисса. Знал ведь, морда хитрая, чем меня зацепить, специально про беглого супруга речь завел!
   Однако не настолько я доверяю Тайной страже, чтобы соглашаться на их условия, побежав за первой же морковкой! Я, как минимум, хочу трудовой договор почитать и с условиями, на которых мне предлагается на границе с Проклятыми землями шесть месяцев обретаться.
   Тайнюк, правильно истолковав мое молчание, достал из ящика стола тонкую папку и протянул мне.
   - Ознакомьтесь, княжна, только побыстрее.
   Я попыталась прочесть то, что там написано, однако мысли разбегались вспугнутыми тараканами, сосредоточиться на чем-то одном не получалось, и я, проглядев четыре листа, с обеих сторон исписанные мелким убористым почерком, почти ничего не поняла.
   - Ты это видел? - обратилась я к молчавшему все это время Герлиану.
   Тот заверил меня, что договор срочного принятия на службу вольнонаемного сотрудника уже изучил вдоль и поперек, и даже внес некоторые коррективы, соответствующие моему возрасту, полу и статусу. Орбен кивнул, скривившись и чуть слышно скрипнув зубами, эльф же ответил ему мрачным взглядом и нервозно потер ухо. Хм, видимо, в процессе внесения корректив эти двое изрядно потрепали нервы друг другу... Но тогда получается, что они заранее были уверены, что я соглашусь! Да и пресветлый Изялиниэль тоже в приказном порядке рекомендует послушаться Глисса и принять его предложение. Короче, эти трое решили все без меня... Ну, чем не повод разозлиться? Я и разозлилась, да так, что едва сдерживалась, чтобы не высказать этим двоим все, что накипело и не послать их к Храргу с их задумками, интригами и всем прочим.
   И нет, я отнюдь не горю желанием работать на ИМП, даже на нормальных условиях, не говоря уже о ситуации, когда я буду им по гроб жизни обязана, да еще и за то, что сия структура фактически отмазала меня от ответственности за преступление, которое я не совершала. Но и соглашаться работать на тайнюков практически вслепую мне тоже не очень хочется. И посоветоваться-то больше не с кем, придется принимать решение самой. Конечно, могу отказаться... Только вот нарисованная Глиссом перспектива мне тоже совсем не нравится.
   Еще могу сбежать в Мерисс под защиту дедушки Изи, только этим обреку себя на пожизненное проживание в княжестве. И эта перспектива как бы не хуже, чем безвозмездная работа на ИМП! Во-первых, для местных я навсегда останусь чужой, и существовать мне придется в социальном вакууме, а без общения все-таки тяжело. Во-вторых, постоянное применение себе, своим способностям и талантам я там не найду (князь предпочитает интриговать в одиночку, редко нуждаясь в помощниках вроде меня), так что буду мается от скуки. Ну, и в третьих, доверять эльфам, особенно Изялиниэлю, я тоже безоговорочно не могу, и буду постоянно ждать удара в спину (а за этим, уверена, дело не станет, так как владыка Мерисский, чувствую, еще не оставил надежду сделать внука вдовцом, а потом женить его на правильной, с его точки зрения, особе). И защиты в лице Яра у меня там не будет... Но даже если у князя и его приближенных и в мыслях нет ничего подобного, я рискую довести себя до нервно-психического заболевания, чего тоже не хочется. Эх, куда не кинь...
   Я с тяжелым вздохом взяла перо, чернильницу и лист бумаги и принялась писать заявление, благо, образец прилагался. И одновременно, как бы между делом, поинтересовалась:
   - А скажите, господин Глисс, Ваш-то какой резон меня от ИМП спасать? Только должок Пресветлому князю?
   Сказать по правде, я думала, тайнюк начнет злиться или что-то в этом роде, однако отвечал он с такой довольной улыбкой, что я окончательно уверилась, что разговор потек по заранее намеченному Орбеном сценарию, и он даже ждал этого вопроса.
   - Вообще-то разглашать, к каким предположениям пришли дознаватели в процессе расследования, - слово 'предположения' замначальника Тайной стражи выделил голосом. - Однако то, что удалось раскопать моим бойцам, непосредственно касается Вас и Вашей... ситуации, так что, думаю, Вам следует это знать. Итак, покопались мои люди в прошлом главного свидетеля обвинения, в его показаниях, контакты отработали за прошедшие двое суток, и вырисовалась такая картина: подстава с дурманов организована не без участия наших с Вами незабвенных импов. Во всяком случае, они, в силу определенных обстоятельств, крепко держат свидетеля за жабры, а накануне визит к последнему сотрудника департамента ИМП, который, по имеющейся информации, занимается планированием и подготовкой спецопераций, вербовкой новых сотрудников и носит скромное название 'по связям с общественностью', зафиксирован одним из наших информаторов. Так что дело, определенно, нечисто. Покопаться бы в нем, да времени не хватило. Кстати, в пользу этой версии говорит еще и тот факт, что Вас сейчас охраняют сотрудники Тайной стражи, завербованные ИМП. И прослушивают Вас, либо по инициативе последней, либо по собственной, однако с применением спецсредств, предоставленных импами. Мы приказа о прослушке точно не отдавали, леди. Да, и следили за Вами и господином и.о. консула тоже не наши сотрудники.
   И выжидательно уставился на меня.
   - Думаете, ИПМ устроили такой спектакль из-за меня? Не слишком ли сложно? Да нет, вряд ли...
   Сказать, что я удивилась - это ничего не сказать. Мне мало того, что стало здорово не по себе, так еще и злость вновь всколыхнулась. Даже нет, не злость, порождение цивилизации в чистом виде, а ярость. Ярость оборотня, который незаметно для себя оказался загнан в угол, без боя сдаваться не намерен, и готов сам погибнуть, но утянуть за собой как можно больше врагов. Пришлось украдкой прикусить щеку, чтобы боль хоть немного отрезвила меня.
   - Чтобы привлечь на свою сторону сильного мага-целителя и истинного алхимика в одном лице, который у них в руках со всеми потрохами и слова поперек сказать не посмеет? - усмехнулся Глисс, с удовольствием наблюдая за сменой выражений моего лица. - Да за это не просто подставу с дурманом разыграть, за это и всю площадь Фалабер вместе с цирком сжечь не жалко. И это не мое мнение, княжна, а объективная реальность. Цель оправдывает средства, так, кажется, говорят? Ну, в Вашем случае, княжна, средства еще вполне приемлемые, могло быть и хуже. Другое дело, что в этот раз импы явно торопились, вот и наделали ошибок, дав нам реальную возможность их прищучить.
   - Не дали только времени, да? - я изо всех сил старалась говорить спокойно, однако звериный рык так и рвался из горла. - Что будет, если Тайная стража докажет их причастность к организации подставы?
   - Предоставим все материалы Его Величеству, - сообщил Глисс, и в глазах его было что-то такое... В общем, мне импов на мгновение даже жалко стало. - Он уже понял, что Совет магов и их орудие слишком много воли взяли, что-то за его спиной мутят, и ищет способы влияния на них... Только я, княжна, Вам этого не говорил. И Вам, господин консул.
   Мы с Гером молча покивали, мол, мы ничего не слышали. Политика, дела государственные... Нет уж, лучше держаться от этого подальше, мне и интриг на уровне княжества Мерисса по горло хватило.
   - Хорошо, я согласна, - выдохнув, как перед прыжком в воду, я поставила подпись и под заявлением, и под договором. - Дам время и Тайной страже, и себе. Но, если что, я не поленюсь отыскать мужа, отобрать у него кота и заявлюсь сюда с этим хвостатым поганцем! И князь Изялиниэль в долгу тоже не останется.
   Весь облик замначальника Тайной стражи лучился торжеством и довольством, будто он уже представлял физиономии импов, когда они узнают, что добыча в моем лице проплыла мимо носа.
   - Не извольте беспокоиться, княжна, на этот раз все честно. Я рад, что мы пришли к соглашению. Подойдите сейчас к моему секретарю, она сопроводит Вас и господина Лаэри в отдел кадров. Отнесите документы в отдел кадров, там получите дополнительные инструкции. А сейчас я попрошу оставить меня, мне предстоит встреча с господином Диари...
   И снова довольная ухмылка, будто у кота, стянувшего колбасу с хозяйского бутерброда, слопавшего ее на глазах у последнего, и не получившего за это тапком. А мне вот как-то не до смеха...
   Я уже хотела подняться с кресла, как вдруг вспомнила еще об одном моменте, который хотела прояснить в разговоре с Орбеном.
   - Что будет с Эми?
   - Вы о госпоже Рзауни? - зачем-то переспросил тайнюк. - С ней все в порядке, она уже дома. Как только свидетель опознал Вас в качестве курьера, который должен был передать ему дурманящие вещества, все подозрения с нее были сняты. Увы, навестить Вас ей не позволили, надеюсь, не надо объяснять, почему? И да, напоминаю: Вы, пока не прибыли к месту несения временной службы, продолжаете находиться под домашним арестом! Сожалею, но таковы правила!
   И, проигнорировав мой грустный взгляд, принялся что-то искать в ящиках стола, давая понять, что аудиенция окончена. Вот чувствую, что фляжку с выпивкой ищет! Отметить, так сказать... Хм, пригласить ли его на осмотр к господину Майнэсу? А то, судя по виду, проблемы с почками и печенью не за горами. Впрочем, сейчас он слишком занят, вот доведет расследования моего дела до конца, и милости прошу, даже сама за лечение возьмусь. А пока что пускай работает.
   И я с относительным спокойствием в душе покинула кабинет замначальника Тайной стражи. Как бы то ни было, теперь в жизни моей возникла хоть какая-то определенность - граница так граница, где, как говорится, наша не пропадала. И все, Ярос, кончилась спокойная жизнь, берегись, жена едет!
  
   10 августа
  
   Ярос Иолатэ,
   адвокат и официальный представитель леди Мрракс
  
   На фоне того, что мне довелось пережить за последние несколько часов, падение на дощатый пол технического этажа здания городского суда Краснодубравского района города Миаствера и, как результат, ушиб левого плеча и бедра, уже выглядело вполне буднично и даже как-то почти привычно. Неудивительно - после шестнадцатичасового перелета на спине крупной летучей мыши, в которую превратился тысячелетний вампир для того, чтобы к утру доставить меня в столицу, в ходе которого мы, пролетая над горами меж двух Удышей, едва не попали в зубы притаившегося между скал гхедешша-гиганта, потом еле оторвались от преследования стаи других порождений некроса, летающих и жадных до плоти живых, после попали под проливной дождь и штормовой ветер над Аргелем, а под конец едва не сгорели заживо в охранном контуре Миаствера, среагировавшем на приближение нежити - из-за того, что защитный амулет сработал с опозданием. И это все под шутки лорда Дерлиссы на тему любви порождений некроса к живым самой чернушной окраски! Вообще, какого хрена Кейн в прошлом году в качестве оплаты услуг по доставке, по прежнему оказываемых кровососом время от времени, закупил не только собрание классической литературы (в золотом оформлении, между прочим - верх расточительства!), но и несколько современных романов, в одном из которых была описана история любви вампира и смертной девушки?! Ведь именно по прочтении сего опуса у лорда Дерлиссы появилась любимая тема для шуток - любовь нежити к смертным, главным образом, гастрономический ее аспект! Кейн теперь вроде как в стороне, а мне все это выслушивать! От вампира, способного убивать, не прикасаясь к жертве! Который и меня-то в свое время не убил лишь потому, что ему поболтать захотелось, слухи последние узнать, ценами на антиквариат поинтересоваться... Удовольствие ниже среднего, надо сказать.
   - Живой, смертничек? - послышался бархатный чарующий голос лорда-нежити, в котором отчетливо слышалась ехидная насмешка, так не вяжущаяся с обликом 'службы доставки'.
   А вот и он, легок на помине. Зашвырнул пассажира в открытое окно, а сам, небось, эффектно облетел вокруг здания суда и красиво приземлился на подоконник чердачного окна, одновременно приняв человеческий облик.
   - Твоими стараниями, - выпустил ответную шпильку я, потирая то плечо, то поясницу и гадая, что все-таки болит сильнее. - Что, не видно?
   К сожалению, от долгого сидения на плечах у летучей мыши, хоть и размером с крупную собаку, у меня напрочь пропала чувствительность в нижней половине тела, так что оценить повреждения бедра я пока что не мог. Мало того, что посадочная площадь у клыкастого транспорта чуть меньше, чем у табуретки, примерно такая же по мягкости, да еще и постоянно шевелится! Сидение на вампире само по себе пытка, а уж на высоте в пару километров... у-у-у, слов просто нет, кроме матерных! А ведь еще обратно лететь, да еще с грузом! Ну, груз тысячелетний кровосос, конечно, потащит в лапах, но маневренность его точно снизится, а те летучие некротвари нас наверняка запомнили и будут поджидать на обратном пути. И это не говоря уж о том, какую цену заломит лорд Дерлисса за услуги по внеплановой доставке меня в столицу (ну, помимо прогулки по столице)... Ох, мать моя эльфийка, роди меня обратно! Хорошо хоть, Фыра с собой брать не стал, иначе, чувствую, было бы еще веселее.
   - Да уж, мне действительно пришлось постараться, чтобы сохранить тебе жизнь, княжич, - улыбнулся вампир, демонстрируя аккуратные, белоснежные и, видимо, очень острые клыки. - Шанс прокатиться на лорде вампиров и остаться в живых при этом далеко не каждому смертному дается.
   - С удовольствием уступил бы его кому-нибудь другому, - ответил я, кое-как поднявшись на ноги и выпрямившись.
   И подумал, что для одного облета вокруг здания суда у него физиономия слишком довольная. Похоже, пользуясь тем, что сейчас раннее утро (часы на башне муниципалитета пробили четыре раза, я на подлете слышал!), на шее его висит амулет, призванный скрывать ауру нежити, внешне в нем никто вампира не опознает (высший, умеет маскироваться под обычного человека), а солнечный свет его не сжигает, а всего лишь доставляет неудобства вроде слишком узкой одежды, лорд Дерлисса облетел вокруг целого квартала. И точно предвкушает целый день в столице. Уж не знаю, как именно он собирается тут развлекаться, ограничится ли походом по лавкам и рынкам или еще куда наведается, но уже нервничаю. Все-таки вампир из Проклятых земель, давно и прочно отвыкший от цивилизации и поселений смертных, хоть и разумный, образованный, эстетствующий и, по собственным заверениям, миролюбивый себе во вред. Пусть и вшиты ему под кожу сразу несколько амулетов, предназначенных если не испепелить на месте, то причинить ему значительный ущерб или же явить магической охране Миаствера его истинное лицо, если тот захочет поохотиться на землях империи, и от которых он не сможет избавиться самостоятельно, но мне все равно неспокойно. Инстинкт любого, кто провел на границе с Проклятыми землями хотя бы месяц, выросший из понимания: хорошая нежить - это та, что упокоена, сожжена или же изрублена в фарш. И теперь - какая ирония! - я сам, лично, запустил в столицу империи высшего вампира. Поверить не могу!
   - Все-таки живых возить слишком сложно, даже для меня, - лорд вампиров потер шею с таким кислым выражением лица, будто я ее ему действительно отсидел, хотя, по идее, он не должен чувствовать боль. - Так что не рассчитывай, что я и дальше тебя возить туда-сюда буду. Даже за возможность погулять по столице, вспоминая былое, приобрести кое-что для своего жилища и наведаться в кое-какие заведения.
   - Надеюсь, больше и не потребуется, - со вздохом отозвался я. - Я, кстати, тоже не хотел бы повторения полета на твоей шее. Впрочем, не буду совсем исключать такую необходимость. Еще неизвестно, что судье в голову взбредет...
   Вампир покивал без особого энтузиазма.
   - Ну, я пошел. Вечером здесь же?
   Я на мгновение задумался, кое-что прикидывая в уме.
   - Нет, вряд ли я смогу проникнуть сюда после закрытия. То, что кто-то забыл закрыть окно технического этажа - это просто везение. И, кстати, не забудь про письмо!
   - Доставлю в лучшем виде, - довольно осклабился вампир, отчего я в очередной раз ощутил укол беспокойства. - Так где мне тебя забирать?
   Увы, указать какое-либо определенное место встречи я не мог, потому предложил держать связь через специальный артефакт. Да, Храрг побери, у вампира в городе экипировка лучше, чем у офицера, отправляющегося в рейд в Проклятые земли! С другой стороны, как могло быть иначе? Если хочешь, чтобы вампир, в этот раз запросивший за свои услуги целый день в столице, никого там не убил и не попался в руки властей, потянув за собой и нас с Кейном, придется и постараться, и мозгами пораскинуть, и связями тряхнуть, и раскошелиться, и даже определенную степень доверия кровососу выказать. Ох, как же я надеюсь, что лорд Дерлисса оправдает эту степень доверия! Ну, или, в крайнем случае, сработают амулеты против нежити.
   - Что ж, раз так, то позвольте откланяться, княжич, - с легкой, едва заметной насмешкой в голосе молвил вампир, изящно отвесив мне церемониальный поклон. - Не смею более Вас задерживать. Мне нынче тоже время дорого.
   - Конечно, лорд, - не менее насмешливо фыркнул я, тоже склонившись в шутливом поклоне, однако легкости и изящества мне в тот момент явно недоставало, и поклон мой вышел, очень похожий на позу при простреле в пояснице. - Лавки и девочки в борделе уже заждались.
   Вампир ответил многозначительной ухмылкой и, мгновенно обернувшись вороном, вылетел в открытое окно. А я в очередной раз мысленно поблагодарил Арзабаля и военжреца Вэла, стараниями которых удалось зачаровать амулеты для лорда Дерлиссы таким образом, чтобы они оставались с ним даже при смене вампиром облика, а также Иннерлию, благословившую плод совместных усилий жреца и мага-ритуалиста.
   Помахав рукой вампиру и пожелав ему удачного дня (о, какая ирония!), я начал приводить себя в порядок. Хорошо еще, что ума хватило взять с собой гражданскую одежду, а не лететь прямо в ней, иначе от моего костюма после встречи с летающей нежитью одни лоскутки остались бы. Что уж говорить, раз моя броня в нескольких местах художественно изодрана так, что ее теперь проще кому-нибудь из местных торговцев загнать - продадут какому-нибудь местному моднику, из тех, у кого мозги слегка повернуты - а у Кейна потом новую вытребовать. Так и заработал бы несколько лишних монет... Увы, в этом случае возвращаться мне придется в той самой гражданской одежде, что лежит сейчас в моем рюкзаке, а нет никакой гарантии, что мы снова не столкнемся с какой-нибудь летучей гадостью. Ладно, в другой раз, тем более, что в столицу мне теперь часто наведываться.
   Зачем я решился испытать все прелести вампирской доставки и ночного перелета через полстраны на собственной шкуре? А все просто: вчера вечером я получил судебную повестку из самой столицы о том, что сегодня на девять утра назначено заседание по рассмотрению дела Аделаиды Гайегрисс, она же Анилл Вихмер, по обвинению последней в государственной измене, шпионаже (читая материалы дела, я так и не понял, в чью пользу), краже секретных документов, незаконном распространении сведений, содержащих государственную тайну, еще паре столь же расплывчатых составов, а также жизни по поддельным документам. Обвинения все сплошь громкие, страшные, но на деле выходит пшик, так как доказательная база имперской магической полиции, которая вела расследование и теперь поддерживает обвинение в суде, хромает на все ноги. И импы сами это понимают, кстати, так что изо всех сил стараются, с одной стороны, препятствовать мне в осуществлении своей адвокатской функции, и, с другой, всеми правдами и неправдами выманить Анилл-Аделаиду с границы. Вон, какие грозные письма шлют и всяческими карами грозят моей подзащитной! Я запарился уже ответы им строчить, причем одни и те же, по сути: 'Угрозы тоже являются уголовно наказуемым деянием'! В следующий раз припишу что-то вроде 'и мне будет не лень обратиться в суд по этому поводу, а стража - и городская, и Тайная - уже в курсе'.
   Настоящее слушание, не предварительное, в котором стороны знакомились с материалами дела и под чутким руководством судьи занимались сбором доказательств. И я обязан там присутствовать со всей доказательной базой, на которую буду опираться в деле защиты леди Мрракс! Однако у меня есть стойкое ощущение, которое вот-вот перерастет в уверенность, что судья и его подчиненные сделали все возможное, чтобы я на сегодняшнее заседание не попал. Иначе почему они, имея в деле собственноручно написанное мной заявление о том, что я вынужден постоянно находиться на границе с Проклятыми землями и в связи с этим прошу уведомлять меня о датах и времени судебных заседаний не менее чем за десять дней (второй экземпляр в канцелярии суда, а третий я писал персонально на имя председателя органа правосудия, специально, чтоб его не 'потеряли'), выслали мне повестку всего четыре дня назад? Возможно, секретарь судьи просто закрутился и забыл. Но сам факт вкупе с еще одним, который я намерен использовать в качестве первого козыря в предстоящем судебном заседании, уже наводят на нехорошие подозрения...
   Дело в том, что я теперь являюсь адвокатом и официальным представителем леди Аделаиды Мрракс, жены моего друга и непосредственного начальника, соответственно, все ее общение с внешним миром, в том числе и с органами государственной власти, осуществляется через меня. Сама леди Мрракс, в настоящее время будучи вне закона, вынуждена скрываться от его представителей, конкретно - от имперской магической полиции - на границе с Проклятыми землями, так что представлять свои интересы самостоятельно для нее чревато, самое меньшее, бессрочным взятием под арест. А то и смертью, так как доказательную базу импов можно легко разнести в пух и прах, хоть и придется попотеть. Я вот и потею уже почти год, но ведь не безрезультатно же.
   Эх, жаль Анилл, урожденной Аделаиде Гайегрисс, магичке и сотруднику ИМП, в свое время никто не посоветовал обратиться к опытному юристу, который наверняка посоветовал бы ей бежать в Тайную стражу, давать показания и требовать включить ее в программу защиты свидетелей, тогда, может, ей и ударяться в бега не пришлось бы. Ведь, сбежав из столицы, едва случилась та история, после которой жизнь девушки разделилась на 'до' и 'после', она потеряла все - семью, репутацию, имущество, друзей, карьеру, даже собственное имя и лицо, так как отныне вынуждена была жить под чужими личинами. Впрочем, нет, семью и остальное она потеряла раньше. А, сбежав, сохранила самое дорогое, что есть у каждого из нас - жизнь, потому что, повторюсь, законных оснований выслать ее на самую дальнюю каторгу или засадить пожизненно в тюрьму в каком-нибудь медвежьем углу империи, у ИМП нет. Но им очень нужно было заставить ее молчать, да и сейчас тоже.
   Дело в том, что госпожа Гайегрисс случайно узнала кое-что о тайных делах импов, проворачиваемых исключительно с одобрения и под покровительством Совета магов, и это знание, если я хоть что-то понимаю в этой жизни, действительно стоит жизни одной девчонки (по факту оказалось, что далеко не одной, Храрг побери!). Потому что, если Анилл-Аделаида заговорит, то и Совет магов, и ИМП станут объектом самого пристального внимания Тайной стражи, и их точно ждут кадровые чистки, лишение автономии, существенное сокращение объема полномочий, лишение льгот, а то и полное расформирование. А уж что ждет самих импов, особенно тех, кто стоит у руля! Как минимум, пожизненные ссылки, если не тюремное заключения, а то и смертная казнь. Рядовые же служащие имеют неплохие шансы отделаться административными наказаниями, но при условии, что крови на них нет. Аделаида, конечно, уже заговорила, просто импы еще не заметили последствий того...
   На самом деле, и император, и Тайная стража уже в курсе тайных дел ИМП и их покровителей, причем не без помощи леди Мрракс, которая, правда, была отнюдь не единственным источником сведений. Собственно, и проект 'Скрепы', в котором я задействован последние пять лет, появился из-за того, что Его Величеству и тайнюкам стало известно о неких инициативах импов, проворачиваемых за их спинами... Не знаю, чувствуют ли импы и маги в Совете, что под ними земля горит, но действуют они очень активно. Впрочем, особо не таятся - либо от безнаказанности обнаглели до крайности (согласно выбранной линии поведения, до завершения проекта 'Скрепы' Тайной стражей решено соратников-конкурентов не трогать), либо так спешат, что им уже не до осторожности. И, по уму, у них есть все основания торопиться, ведь цена их промедления будет весьма высока... Но обо всем по порядку.
   Итак, та часть этой истории, что касается непосредственно моей подзащитной, началась почти десять лет назад, когда юная Аделаида Гайегрисс, едва закончив Миастверский магический университет по специальности 'Магическая криминалистика и экспертиза', устроилась на работу в департамент обеспечения деятельности центрального аппарата ИМП. Вообще-то для этой структуры не характерно принятие на работу вчерашних выпускников, да еще тех, кто не проходил предварительный отбор специалистами ИМП, однако Дели (буду ее так называть для краткости), тогда еще юная, наивная, восторженная, магически одаренная, воспитанная с идеей служения своей стране и мыслящая сплошь патриотическими лозунгами - отец, будучи имперским офицером в третьем поколении, постарался - стремилась работать именно в ИМП. Искренне верила, что там сможет сделать много хорошего и принести наибольшую пользу обществу и государству. Я ж говорю, наивная... Ей удалось получить отличные рекомендации от университетского куратора-импа (уж не знаю, что ей пришлось для этого сделать, да и не уверен, что хочу знать), так что для нее сделали исключение и приняли на работу в ИМП. Пусть и не по специальности, а в бухгалтерию, и с полугодовым испытательным сроком, но девушка была счастлива.
   Правда, недолго, года полтора от силы, до того дня, пока в один прекрасный день имповский главбух не сломал ногу, его заместителя не свалил скоропалительно другой недуг, в народе 'птица перепел' именуемый, а оставшиеся двое работниц бухгалтерии вообще второй день пребывали в командировке в другом городе, и Дели осталась отдуваться за весь отдел. И надо ж такому случиться, что именно в этот день неожиданно нагрянула ревизия! Да лично от Его Величества! И с проверкой всех материальных и нематериальных активов за последние десять лет! Случается и такое в жизни государственных структур.
   Так вот, пока бедолага металась между кабинетом бухгалтерии и архивом, собирая затребованные нежданными визитерами документы, ей было не до того, чтобы тщательно их рассматривать, а проконсультироваться было не с кем. К тому же, часть документов из списка ей там найти так и не удалось, ревизоры давили и угрожали девушке тюремным сроком, начальник департамента тоже давил и кричал, что уволит ее, при этом не особо вникая в суть проблемы, и Дели решилась пробраться в кабинет главбуха и покопаться уже в его шкафах. Документы она нашла - на свою голову... Именно тогда в руки ей, а потом и императорских ревизоров попала злосчастная ведомость с перечнем недвижимого имущества ИМП, вернее, расширенная ее версия с тремя никогда ранее не видимыми Дели объектами, которые вопреки правилам ведения инвентаризационного учета значились только под номерами без указания, что это, собственно, за объект, его места нахождения, площади и прочей важной информации. Пометки 'Ограниченный доступ' и 'Только для внутреннего пользования ИМП' девушка, к сожалению, не увидела - не было времени перелопачивать стопку нужных документов. А потом стало поздно что-либо прятать.
   Конечно, ревизоры обратили внимание на загадочные объекты, потребовали разъяснений, а что Дели, сама впервые видя расширенный перечень недвижимости, могла им пояснить? Сначала лепетала что-то об ошибке, но ревизоры ей не поверили - они, будто гончие, взявшие след, перекопали всю документацию, связанную с недвижимостью, сумели узнать, что загадочные объекты являются земельными участками и их примерное местонахождение (и Дели тоже, так как все это время неотлучно находилась с ревизорами), после чего, увы, совершили самую большую ошибку в своей жизни - направились требовать объяснений у начальника департамента. Больше их живыми никто не видел, и Дели готова поклясться, что из здания, занимаемого столичным отделением ИМП, они не выходили.
   Как выяснилось впоследствии, одного на следующее утро выловили в одной из пересекавших столицу рек с камнем на шее, другой тем же вечером нашелся на окраине города без кошелька и с перерезанным горлом. В первом случае следствие сделало вывод о самоубийстве, во втором и так все ясно - нападение грабителей. В ту же ночь главбух тихо умер от сердечного приступа, его заместитель, не ко времени маявшийся с похмелья, тоже.
   Сама же Дели избежала смерти не иначе как чудом - сразу, как только ревизоры отправились к начальнику департамента, вышла в пекарню, расположенную в соседнем здании, решив успокоить нервы порцией сладкой выпечки, причем вышла не через главный вход, а через другой корпус - так ближе. И пальто свое брать не стала, так как к обеду распогодилось - оно так и осталось висеть в шкафу в бухгалтерии. Ближайшая пекарня оказалась закрыта, и Дели побежала в другую, на соседней улице, а, вернувшись, с ужасом увидела толпу зевак у корпуса, на втором этаже которого и находилась бухгалтерия, и языки пламени, выбивавшиеся из окон последней. В тот момент моя подзащитная еще не поняла, что должна была умереть в том пожаре...
   В тот момент нервное напряжение, копившееся в девушке весь день, окончательно взяло над ней верх - Дели просто села на мостовую, раздавив коробку со сладостями, и зарыдала. Кто-то из зевак довольно долго хлопотал рядом, предлагая ей то платок, то успокоительные капли, и удалился только когда прибыла выездная бригада лекарей, сдав им бьющуюся в истерике Дели. Те накачали девушку успокоительным зельем и отправили домой, а та была не против - снова войти в здание ИМП сегодня было выше ее сил. И даже от сопровождения отказалась. Однако по пути домой ей снова стало плохо, успела лишь зайти в какую-то лавчонку перед тем, как потерять сознание, а пришла в себя только утром, в лекарне на другом конце города, куда ее забрали вызванные продавщицей лекари.
   А на следующее утро девушка покинула из лекарню под свою ответственность - отпускать ее не хотели, логично заподозрив проблемы со здоровьем, активизировавшиеся на нервной почве. Однако у Дели дома оставались немолодые и не слишком здоровые родители, которые наверняка с ума сходят от беспокойства за дочь, разыскивали ее всю ночь, и им, скорей всего, самим сейчас требуется помощь лекарей, и девушка со всех ног рванула домой. И попала на пепелище - ночью небольшой особнячок Гайегриссов полыхнул, как спичка, ее мать и отец не сумели выбраться из огня и погибли. И вместе с ними погибла еще какая-то женщина, поняла Дели из разговоров зевак и пожарных, бесстрастно разбиравших то, что осталось от ее родного дома, и работавшего на месте происшествия дознавателя. Трупов было три, и ее, Аделаиду, тоже считали погибшей, ведь больше никто в доме Гайегриссов не проживал, у них даже прислуги не было.
   Два пожара за неполные сутки - тут и полный идиот заподозрил бы неладное, а Дели, какой бы наивной не была, к этой категории не относилась. Девушка мгновенно связала ревизию, неожиданно всплывшие в ходе нее земельные участки с номерами вместо описания и оба пожара, поняла, что случайно узнала то, что не должна была узнать, и едва не заплатила жизнью за это знание. И ведь еще не поздно, Храрга импам в дышло! Права ли она в своих подозрениях? Что это за загадочные участки, сведения о которых есть только в документах с ограниченным доступом? Чем закончился визит императорских ревизоров к начальнику департамента? И не правильней ли было наведаться к непосредственному начальству и прояснить ситуацию? По счастью, эти вопросы одолели девушку уже потом. А в тот момент она всем своим существом то ли почуяла, то ли осознала: надо уносить ноги, пока жива! Сейчас ее считают погибшей, так что пара-тройка дней форы у нее есть, пока экспертусы городской стражи не опознают неизвестную женщину, и всем не станет доподлинно известно, что младшая Гайегрисс жива. Значит, бежать надо сейчас. И спрятаться, немедленно спрятаться, а то вдруг где-то рядом отирается наблюдатель от ИМП?! Вдруг он увидит и узнает ее?! В голову девушке тут же пришли мысли об изменении внешности, новых документах и о том, как незаметно выбраться из города, благо, за время учебы она обзавелась нужными знаниями и кое-какими полезными беглецу знакомствами. Магическая криминалистика все-таки...
   А дальше потянулись годы скитаний, жизни в чужих городах, по чужим документам, отчасти поддельным, отчасти украденным, и под чужими личинами. Изматывающие физически, магически и морально. Дели вынуждена была поддерживать магически созданную личину, что потихоньку подтачивало ее силы, фактически убивая. Однако жить без них она не рисковала, понимая: ИМП наверняка ищет ее, и, если кто-то из многочисленных сотрудников сей госстурктуры ее узнает, ей конец. Немало подтачивали ее силы постоянные чувство вины и сожаление - родители погибли по ее вине, а она даже не смогла похоронить их. Ну и постоянные переезды с места на место с заметанием следов - Дели опасалась задерживаться в одном городе больше, чем на четыре месяца. И, конечно, ей приходилось работать, чтобы были деньги на жизнь (не на большую дорогу же выходить!) - то экспертусом в страже, то в бухгалтерии, благо знания и опыт позволяли, хватала подработки, пару раз рискнула ввязаться в работу, связанную с ментальной магией, но с большой осторожностью - опасалась, что случайно выдаст себя. Так и жила больше трех лет, пока не прибыла в Наргонту (второй раз, кстати) и во время расследования убийства частного сыщика не встретилась с Мерисским княжичем, временно обретавшемся в теле кота. Именно тогда ее жизнь сделала крутой поворот, повернулась к ней светлой стороной. Правда, последствия этого поворота мы все уже пять лет расхлебываем, и я в том числе.
   Кстати, во время вынужденных странствий по империи Дели оказалась в поселке Кэбри, которому до статуса города осталось совсем чуть-чуть, в пятидесяти километрах от которого располагался один из трех загадочных земельных участков. Подавив желание съездить туда, девушка начала потихоньку расспрашивать местных, копаться в архиве, и вскоре с высокой долей вероятности предположила, что там находится природный источник магии, огромная редкость в нашем мире и, согласно законодательству, должна находиться только в собственности государства. Казалось бы, что тут может быть странного? Ну, наложило государства в лице одного из своих органов, в ведении которого магия и все, что с ней связано, лапу на магический источник. Вопрос лишь в том, почему эту информацию надо делать доступной лишь для узкого круга лиц - начальственного состава ИМП - и утаивать от императорских ревизоров, да еще и так, чтобы зачищать тех, кто случайно узнал об объектах недвижимости под номерами? А ответ... Ответ, увы, напрашивался сам собой: импы подгребают под себя дармовые источники силы втайне от начальства. Зачем? Вот тут есть простор для фантазии, но с уверенностью можно сказать: Его Величеству это в любом случае не понравится. Так что Дели лишний раз убедилась в правильности принятого решения и досрочно сменила укрытие.
   Н-да, последствия... Мне пришлось покопаться в этой истории, узнать, что она действительно тесным образом переплетена с тем, что происходит в моей жизни последние пять лет, вытащить на свет подноготную влиятельных персон, действуя при этом очень осторожно, чтобы последние не знали о моем интересе или же, если узнали бы, сочли его случайным и незначительным, провести столько времени в архивах, что бумажная пыль, кажется, навсегда въелась в легкие, опросил стольких свидетелей... В общем, минуты отдыха мне выпадали редко. Но вроде все не зря, и сейчас я с уверенностью мог сказать, что шансы моей подзащитной на полное оправдание весьма и весьма высоки, если, конечно, скорректировать некоторые моменты. И что сегодняшнее судебное заседание будет коротким и завершится, едва начавшись. Неудивительно, с тем сведениями, которые мне удалось добыть, истратив кучу нервов и рискуя психическим здоровьем...
   Усмехнувшись, я застегнул последнюю пуговицу на сюртуке и вышел с технического этажа, благо дверь была заперта на такой замок, что открыть его отмычкой не составило особого труда. Рабочий день в суде уже начался, поэтому мое появление в канцелярии никого не удивило, корреспонденцию - письмо на имя председателя суда и прилагающиеся к нему документы - сонная еще девушка приняла без возражений и излишнего любопытства, нехотя поставив на них штемпель 'Срочно' и заверив меня, что председатель получит это письмо в течение часа, за что была одарена коробкой дорогих конфет. После я, чувствуя, как кровь понемногу закипает от охватывающего меня боевого азарта и здоровой злости, направился к залу судебного заседания.
   Вышел я оттуда через пару часов, довольный, что тот Фыр, нанюхавшийся корня валерианы. Все получилось именно так, как я и планировал, и я могу с полным правом гордиться собой и не сожалеть о времени, силах, нервах и - куда ж без этого? - денежных средствах, потраченных на достижение этого результата. А как все начинало-о-ось...
   Судья самого важного и надменного вида, самодовольство и скрытое торжество в глазах государственного обвинителя, напряжение секретаря, готового писать много и быстро, расслабленное состояние всех остальных, и только адвокат на боевом взводе. Как перед дуэлью, Храрга пинком через коромысло! А имп-обвинитель, похоже, всерьез надеялся выиграть процесс в одно заседание... Наивны-ы-ый! У нас только подготовка к разбирательству почти год заняла, так само разбирательство лет на пять затянется, не меньше. И нет, я не специально его затягиваю, просто импы неплохо подчищают за собой, и чтобы вытащить на свет божий их делишки, требуется время. Ну, и еще много чего.
   Правда, сама Анилл-Аделаида просила сильно не затягивать, но тут уж пожелания моей подзащитной отходили на второй план под давлением необходимости полностью оправдать по всем пунктам обвинения. Факт признания ее умершей (да, официально леди Мрракс еще год назад официально считалась умершей, погибшей в пожаре вместе с родителями, и не спрашивайте меня, как такое возможно!) моими усилиями еще в прошлом году опротестован, что повлекло автоматическое восстановление Дели в гражданских права. А вот личной безопасностью жены Кейн сам занимается, и пока вполне успешно - это я надеялся, что на границе импы до нее не доберутся, а вот подполковник мне года два назад по секрету поведал, что одного магика-самоубийцу с имповским значком в потайном кармане уже выловил, причем когда тот в леди Мрракс чем-то из арсенала ледяных заклятий целился. Я тогда еще зачем-то уточнил, почему самоубийцу, на что подполковник лишь многозначительно усмехнулся и удивленно спросил:
   - Котяра, ты чего?
   - Действительно, чего это я, - медленно, едва не по слогам произнес я, в тот момент готовый его придушить за упущенную возможность. - Нет, ты что, правда, его убил?!
   Кейн со вздохом признался, что очень хотел, однако пришлось ограничиться переломами конечностей, да и зубов у незадачливого самоубийцы поубавилось - говорить не мешает, а вот магичить парень вряд ли сможет. И отряду Тайной стражи, который вот-вот за ним прибудет, так проще его конвоировать в свои застенки.
   Я незаметно перевел дух - живой наш свидетель и еще один козырь, который я обязательно использую в будущем. Надо сказать, выдержка у подполковника железная, я сам, окажись на его месте, убил бы импа-засланца, не задумываясь. Потом бы сожалел, конечно...
   Так вот, началось заседание вполне обычно и продолжалось в штатном режиме до тех пор, пока судья Шегорис не задал предусмотренный процессуальным законодательством вопрос, не желают ли стороны заявить отвод судье. Надеялся услышать традиционное: 'Нет, Ваша честь!'. Ага, сейчас! Я желал, еще как желал - на том основании, что двоюродная сестра судьи является любовницей заместителя начальника аппарата столичного отделения ИМП. Да, по закону близкой родственницей она не является, однако они с уважаемым судьей выросли вместе, тесно общаются и во взрослой жизни, дружат семьями. Более того, я могу предоставить суду свыше трех фактов, когда указанная особа заставила двоюродного брата изменить ранее принятое решение, соответственно, согласно процессуальному законодательству, является лицом, способным оказывать влияние на судью и на его беспристрастность в рассмотрении дела, одной из сторон которого является ИМП. Да уж, имея в любовниках высокопоставленного представителя данной госструктуры сложно отказать ему в просьбе убедить двоюродного брата в правильности позиции ИМП в данном деле. Вот, уважаемый суд, ознакомьтесь с документами, там все расписано. Кстати, в этом свете неоднозначно выглядит тот факт, что сторона защиты получила повестку о назначении сегодняшнего судебного заседания гораздо позднее, чем было оговорено заранее... Знаете, Ваша честь, на Вашем месте я заявил бы самоотвод еще на первом предварительном заседании. И да, такой же пакет сегодня получили председатель суда и Его Величество. Так что делать будем, господин Шегорис?..
   А выражение лица гособвинителя!.. Я давно такого калейдоскопа эмоций не видел. Зрелище, надо сказать, очень выразительное. А, если бы взглядом можно было убивать, то труп княжича Иолатэ уже валялся бы посреди зала заседания.
   Брать самоотвод господин Шегорис очень не хотел. Однако нарушать закон столь нагло и откровенно после того, как я фактически обвинил его в сговоре со стороной обвинения, а также рисковать карьерой судья Шегорис не решился, совету моему последовал, так что судебное заседание завершилось быстро, и я, нарочито вежливо попрощавшись с присутствующими, быстро покинул здание суда. Общаться с другими участниками процесса у меня ни необходимости, ни желания не было. К тому же у меня еще были важные дела в столице.
   Итак, время до вечера я решил посвятить изучению архивов имперской транспортной службы, за допуск к которым я боролся полгода, не меньше, атакуя письмами сначала тарлонгский филиал указанной государственной структуры, потом ее центральный аппарат, а после и имперскую канцелярию и лично Его Величество, в результате чего пару недель назад мне был прислан пропуск в архив службы, причем сроком действия аж до праздника Обновления. Ну и с припиской 'Просим в ближайшие десять лет не беспокоить' лично от начальника службы. Надоел я им, видимо. Но мне не стыдно, потому что они сами эту войну начали, на первую мою просьбу о посещении архива ответив, что мне, как частному лицу, допуск туда может быть предоставлен только после получения лицензии частного сыщика. И никакие увещевания о том, что я пытаюсь узнать хоть что-то о судьбе пропавшей тещи с письменного согласия ее дочери, причем со ссылкой на нормы права, позволяющие мне в данном случае вести расследование без всяких лицензий и прочих официальных разрешений, на шишек из имперской транспортной службы не действовали. К счастью, подействовали на императора - ответ из личной Его Величества канцелярии о высочайшем дозволении продолжить поиски, обещании оказать всяческое содействие (цитата) 'больному на всю голову княжичу, в том числе и по внеочередной проверке у целителей на предмет психического здоровья и отсутствия необратимых изменений в головном мозге', а также, косвенно, о наведении шороха в транспортной службе. И в конверт с тем письмом была вложена визитка какого-то столичного целителя-мозгоправа, на которой императорской рукой было выведено: 'Скидка 15% как особо больному на голову'. И подпись.
   Нет, я и не думал обижаться. Сказать по правде, за последние пять лет на тему поисков мной пропавшей тещеньки не зубоскалил только ленивый. Сам бы посмеялся над ситуацией - зять по доброй воле уже несколько лет ищет тещу! - если б она случилась не со мной. Так что я в ответном письме Его Величеству благодарность выразил. А визитку припрятал - не именная, мало ли кому пригодится. В крайнем случае, Вэлу подарю при встрече, а то парень после того, как силой Ану проторил путь от базы третьего заградительного до некрополя - полоска земли шириной около метра, на которую нежить не заходит - всерьез вознамерился пройтись, 'неся свет Ану' через сердце Проклятых земель, чтобы 'принести благодать Его на эти исстрадавшиеся территории'. И это при том, что его бойцы одного только третьего заградительного полка уже дважды оттуда с огромным трудом спасали! А перводемоница Лера не далее как позавчера, в очередной раз собрав возлюбленного по кусочкам, слезно умоляла меня хоть как-то вправить Вэлу мозги! Я, однако ж, не стал взваливать на себя заведомо невыполнимую задачу, отговорился общими фразами. Но вдруг у столичного мозгоправа получится? Вдруг он уже сталкивался с диагнозами 'Мессия головного мозга' и 'Адепт света на всю голову'?
   В архиве я просидел до пяти вечера, замучил двух архивариусов поисками необходимых мне сведений, сам едва увернулся от падения на голову подарочного издания большой энциклопедии имперских путей сообщения, каким-то неведомым образом сверзившегося с верхней полки одного из шкафов с интересующей меня документацией, и едва не 'добил' итак ломившую спину, когда удерживал шкаф, начавший падать на меня следом за энциклопедией, но узнал все, что хотел, и ушел более-менее удовлетворенный. Увы, полной картины произошедшего шестнадцать лет назад у меня так и не сложилось, но сегодня мне удалось найти еще один кусочек паззла. Небольшой, но, надо сказать, весьма значительный - уже хотя бы потому, что дает моему расследованию новое направление.
   К моему глубочайшему сожалению, это расследование идет медленно, еле-еле. Уже шестой год тянется, Храрг побери! И на то есть причины.
   Во-первых, дело в скрытности самой Айрэ'Крисс Тар-Граорр, которая, хоть и принадлежала к многочисленному клану оборотней и имела достаточно широкий круг общения, умудрялась ни с кем не делиться своими переживаниями и планами на будущее, не рассказывать, что происходит в ее жизни. Показательно уже то, что никто из Тар-Граорров и из немногочисленных подруг Айрэ ни разу не видели отца Й'егрес, не знают его имени, не говоря уже об обстоятельствах их знакомства или о причинах расставания. Так и не сумели вытянуть из тещеньки эти сведения, хотя пытались изо всех сил, и так, и эдак. Но Айрэ кремень, молчала, как орк-партизан на допросе. Храрг побери ее скрытность! Странно, что дочке обмолвилась, папа, мол, кердонг и в секте поклонников Иннерлии состоял.
   И, во-вторых, за шестнадцать лет, прошедшие с того дня, когда маленькая Й'егрес Тар-Граорр в последний раз видела свою маму, много воды утекло. Родственники мало что знали о жизни Айрэ и не могли сказать ничего конкретного. Сказать по правде, они не больно-то и интересовались ею: после гибели отца, главы клана Тар-Граорр, все силы матери, Бэр'Эурре, оставшейся с тремя детьми на руках, младшему из которых на тот момент не исполнилось и года, были брошены на то, чтобы удержать семейный бизнес на плаву, подготовить старшего из сыновей, Хара'Эгронля-Ту, к принятию главенства в клане, а из младшего вылепить верного помощника для обожаемого Хара. Увы, материнская любовь в клане Тар-Граорр распределялась между детьми неравномерно, и меньше всех, по остаточному принципу доставалась дочери, ну, за исключением того недолгого времени, когда последняя забеременела и родила Й'егрес. Отношение братьев и остальных родственников, увы, было соответствующим.
   Свидетели тех событий отчасти поменяли место жительства, и мне приходится разыскивать их чуть ли не по всей империи, отчасти уже все забыли за давностью лет, отчасти отошли в мир иной.
   Документы списываются в архивы, получить доступ в которые не всегда просто, как, например, произошло с имперской транспортной службой, или вовсе уничтожаются.
   Боги молчат (да-да, я в отчаянии и к ним обращался, но было это до того, как я нащупал ниточку, приведшую меня в архив транспортной службы!), не могут даже ответить, жива ли Айрэ. И Иннерлия тоже, что мне вообще не понятно! Да что я - тут и Лера, дочь пропавшей, которая, собственно и уговорила меня взяться за это расследование, не может добиться от богини жизни ответа на этот вопрос. Почему? У меня даже предположений нет. Есть, конечно, подозрение, что дело в секте, коей богиня вряд ли гордится, но причем тут Айрэ? Не понятно...
   Секта, в которых состоял отец Й'егрес, уличена в целом перечне нелицеприятных делишек - от скупки краденого и до заказных убийств - и разогнана имперскими властями. Члены ее отчасти убиты при задержании, отчасти отбывают наказания по дальним тюрьмам, отчасти растворились на просторах империи, так что добраться хоть до кого-то из них, чтобы расспросить о пропавшей теще, у меня пока что не получилось. Неудивительно при полном отсутствии сведений о личностях сектантов, которые даже от собственных имен отреклись и живут под кличками, не говоря уж о семьях, друзьях или имуществе - последнее в добровольно-принудительном порядке отчуждалось все той же секте. Не понимаю, как Айрэ, девушка серьезная и благоразумная - насколько это вообще возможно для оборотницы - умудрилась с тем сектантом, наверняка вовлеченным в темные делишки, встретиться, познакомиться, роман закрутить, да еще и ребенка от него родить! Шутка судьбы, не иначе...
   За прошедшие годы мне удалось узнать побольше и о самой теще, и о ее жизни, и о ее окружении. И, скорей всего, нет ныне во всей империи разумного, знающего о ней больше, чем я. Да и ее саму тоже.
   Итак, жизненный путь Айрэ'Крис поначалу оригинальностью не отличался. Родилась и выросла в Тарлонге, училась там же, сначала в частной школе-интернате для девочек, потом осваивала азы бухгалтерского дела в одном из городских училищ, а после, видимо, для души, окончила годичные курсы кулинаров. То есть, готовить умеет... Может, если найдется живой и здоровой, то и Лотю научит? А то у меня до сих пор при одном воспоминании о стряпне последней изжога начинается, благо, отведать приготовленную женушкой пищу мне пришлось всего трижды. Эх, снова отвлекаюсь!
   Так вот, Айрэ, получив по окончании курсов вожделенные корочки, два года пекла пирожки и пирожные в булочной неподалеку от Тарлонгского университета естественных наук (есть предположение, что со своим кердонгом-сектантом она познакомилась именно там), снимала комнату неподалеку, встречаясь с подругами каждую пятницу, а с семьей раз в два-три месяца, и, кажется, была если не счастлива, то уж точно довольна жизнью.
   А потом, года за полтора до рождения Й'егрес, что-то случилось. Даже предположить не могу, что именно, однако жизнь Айрэ сделала поворот на все сто восемьдесят градусов. Девушка неожиданно оборвала почти все связи, кроме семьи и самых близких подруг, вернулась под кров родного дома, впряглась в семейный бизнес на ниве бухгалтерии, разумеется, под чутким руководством леди Бэр, почти никуда не ходила, правда, выезжала пару раз на курорт, специализирующийся на лечении сердечно-сосудистой системы. Оборотень с болезнью сердца? Ну-ну... Впрочем, страдает же Гритраг-старший аллергией! Видимо, и у Айрэ начались проблемы со здоровьем, потому что я, сам съездив туда, поговорив с очевидцами и просмотрев оставшиеся документы, могу с уверенностью сказать, что она там не развлекалась, романы крутила или же какими-то таинственными делами занималась, а действительно восстанавливала здоровье. Хотелось бы мне знать, что же так подорвало его. Может, дело в беременности? Хотя, нет, по срокам не сходится, по крайней мере, по времени первого посещения ею курорта. А что тогда? Не в булочной же она, молодая здоровая девчонка, сердце надорвала! К сожалению, в ее лекарских картах сведений о поразившем ее недуге нет, а санаторная карта таинственным образом пропала. Грр!
   Вообще, изначально я рассматривал факт возвращения ее домой с точки зрения попытки оспорить семейную иерархию и побороться за место главы клана, ведь, согласно обычаям оборотней, именно у Айрэ'Крис, как у первенца Тар-Граорров, больше прав на это, просто повторюсь, леди Бэр решила иначе. Однако, как оказалось впоследствии, сама девушка по-прежнему излишних амбиций не проявляла и на лидерство не претендовала, с мамашей и старшим из братьев не спорила. Опять же по показаниям очевидцев, превратилась в бледную тень самой себя и пребывала в таком состоянии до самых родов. Потом только снова стала возвращаться к себе прежней и ощущать вкус к жизни, а в период от возвращения домой до появления на свет Й'егрес... Ну, я уже говорил. Родня, кстати, в это время просто махнула на девушку рукой, позволив жить своей жизнью и предоставив почти полную свободу действий. До определенной степени, конечно, пока девушка не начала бы оспаривать власть в клане, или ее - в интересах все того же клана - не понадобилось бы выгодно выдать замуж. Поэтому ее беременность стала для них полной неожиданностью. Впрочем, на избавлении от ребенка никто из Тар-Граорров не настаивал, не имея ничего против прироста клана, ведь дитя оборотницы - тоже всегда оборотень. А матримониальным планам не помешает, даже наоборот, ценность оборотницы, родившей ребенка-архаика, на рынке невест возрастает на порядок.
   Однако с браком не сложилось - невеста была резко против. Вернее, впрямую она с матерью и братом не спорила, однако все потенциальные женихи, пообщавшись с невестой, почему-то меняли планы, отделываясь от Тар-Граорров под благовидными предлогами вроде изменившегося материального положения, тяжелой болезни или неожиданно заболевшей бабушке, живущей на другом конце страны, которой просто необходим уход внука. Я, кстати, встретился с одним из несостоявшихся мужей Айрэ, и тот, хоть едва знал ее, повеселил меня рассказом о том, как моя теща, пригласив его в гости, усадила в кресло, в которое предварительно насыпала ежей из обломков швейных иголок, и, пока жених орал от боли и вытаскивал 'нежданчики' из пострадавшей пятой точки, сообщила: если ты, дорогой, не откажешься на мне жениться, каждую ночь будешь в постели кое-что похуже находить. Парень был себе не враг и настаивать на браке не стал, как впоследствии оказалось, оно и к лучшему. Уж не знаю, какими еще способами Айрэ отпугивала потенциальных мужей, но, уверен, ей и в голову не приходило церемониться с ними. А тещу мою подобное поведение характеризует как индивида, излишней добротой не отличающегося, изобретательного, для которого в достижении цели все средства хороши. То есть, моя догадка насчет того, что в моем случае теща, если объявится, не станет тратить время на разговоры, а сразу откусит мне голову за женитьбу на ее дочурке, верна... Ну, это так, к слову.
   Так вот, несговорчивость невесты наверняка злила весь клан. Более того, примерно за полгода до исчезновения Айрэ обращалась к независимому юристу за консультацией насчет выведения своей доли из семейного дела, а, как выяснилось за время наших с Тар-Граоррами судебных тяжб, она составляла ни много, ни мало, а одну четвертую часть. В масштабах бизнеса клана это о-о-очень существенно. И вот, казалось бы, мотив! Но не все так просто...
   В ходе расследования по факту ненадлежащего исполнения обязанностей опекунов, проведенного в отношении Тар-Граорров специально созданной комиссией инспекции по делам несовершеннолетних с моим активным участием, мне удалось очень много узнать о делах сего клана, так что с уверенностью могу сказать: несмотря на то, что исчезновение (признание безвестно отсутствующей, а впоследствии и умершей) Айре'Крис случилось для них как нельзя кстати, Тар-Граорры к тому руку не прикладывали. В отношении матери моей жены их совесть чиста. Да, по решению суда долю Лоте они выплатили в денежном эквиваленте (вернее, до сих пор выплачивают, ибо суд удовлетворил ходатайство о рассрочке на десять лет), плюс возмещение морального вреда (были еще штрафы, но это в доход государства, и леди Иолатэ этих денег не увидела, так что их я не считаю), так что моя женушка теперь очень обеспеченная особа. Но это так, к слову. И погордиться собой лишний раз - вроде как сам себя не похвалишь, так и никто не похвалит. Но что-то я опять отвлекся.
   В общем, мне до сих пор неизвестно, что же случилось с Айрэ тогда. Жива ли она? Почему она бросила семилетнюю дочку, которую, по показаниям немногочисленных свидетелей, просто обожала, на мать и братьев, хотя знала отношение родных к малышке? Почему не попыталась связаться с Й'егрес, когда та подросла? Куда могла исчезнуть, почти не оставив следов? И, если она мертва, то где ее тело? Вопросы, вопросы...
   К ответам на них я приблизился только сейчас, после того, как покопался в архивах имперской транспортной службы - к этому меня подтолкнула одна из подруг Айрэ, когда спустя несколько месяцев после нашей беседы вспомнила и написала мне, что общая знакомая случайно обмолвилась, что в день исчезновения видела мать моей жены в порту Тарлонга возле касс продажи билетов, причем не одну, а в компании неизвестного молодой индивида, предположительно, кердонга. Я и ухватился за эту информацию, тем более, что расследование мое на тот момент уже не первый месяц топталось в тупике и ни в какую не желало из него выходить. И не прогадал!
   Дело в том, что я, как и любой уважающий себя сыщик, хоть и без лицензии, постарался восстановить последний день, когда Айрэ видели живой - не точно по минутам, но близко к тому. И сразу обнаружил там небольшой отрезок времени - примерно с половины десятого и до четверти одиннадцатого - когда теща, отправившись в булочную за плюшками для дочки, отсутствовала почти сорок пять минут после того, как вышла из булочной с покупками. Где? Никому из опрошенных мной лиц она в то время на глаза не попадалась. И в эти сорок пять минут, определенно, что-то случилось - Айрэ вполне могла что-то услышать, что-то или кого-то увидеть, стать свидетелем какого-либо события или уже случайно встретиться с кем-то. И это происшествие сильно повлияло на оборотницу. Домой она вернулась бледная, взволнованная и задумчивая, хоть и пыталась это скрыть.
   - Витала в облаках, - сказала леди Бэр о тогдашнем состоянии дочери. - Только облака те были грозовые, уж поверь моему чутью.
   Дальше день Айрэ потек, как обычный выходной - прогулка с Й'егрес, домашние дела, обед, снова занятия с дочкой. А перед ужином Айрэ, сказав домашним, что ей надо проветриться, отправилась, как она сказала, на прогулку. Домой она больше не вернулась, как в воду канула (брр!).
   А теперь посмотрим. Итак, Тар-Граорры садились ужинать в семь часов, всегда все вместе, ну, по крайней мере, те, кто в это время находится в доме, так что Айрэ ушла из дома не позже половины седьмого, иначе родные просто не выпустили бы ее так легко, напирая на традиционную семейность трапезы и возможность прогулки после ужина. А примерно час спустя ее видели у билетных касс в городском порту. И что это нам дает? А то, что добраться туда пешком за это время Айрэ не смогла бы, ибо от дома Тар-Граорров до порта около двадцати километров и полгорода. Оборотни, конечно, быстрые и выносливые, особенно в звериной своей ипостаси, но преодолеть половину Тарлонга меньше, чем за час, и при этом даже не запыхаться, им не под силу. А ведь у тещи еще и с сердцем проблемы, так что столь длительная и быстрая пешая прогулка отпадает. Значит, оборотница на чем-то ехала, причем, скорей всего, ее кто-то подвез -транспорт ждал ее неподалеку от дома. Это предположение, кстати, подтверждается показаниями одной из соседок Тар-Граорров, которой почти полчаса закрывала часть обзора серая карета без опознавательных знаков с подозрительным возницей, несмотря на теплый осенний вечер, скрывавшем лицо под капюшоном.
   Надо думать, в той карете и уехала Айрэ. Везли ее быстро, но городскими закоулками, раз уж их не остановила городская стража. Отсюда следует, что возница хорошо знал город, и, возможно, маршруты патрулирования стражников, стало быть, он либо местный, либо целенаправленно изучал, как вечером быстро и незаметно проехать по улицам Тарлонга - в любом случае, он пробыл в городе не меньше пары недель. И я не теряю надежды все-таки найти хоть какие-то сведения о том индивиде, ведь он (или она) за время пребывания в Тарлонге вполне мог, например, попасть в поле зрения органов правопорядка, обращаться в банк или в лекарню... Да, найти сначала сведения, потом его самого и вытряхнуть все, что он знает о той поездке. Особенно о том, кто сидел в тот вечер в карете и ждал Айрэ, Храрг побери!
   Далее. Возле портовых касс тещенька была не одна, а в компании некоего кердонга. Предположительно, кердонга, ибо свидетельница обратила больше внимания на знакомую ей оборотницу, а на ее спутника взглянула лишь мельком, да отправилась по своим делам - чудо, что вообще вспомнила о том эпизоде через шестнадцать лет! Вспомнила, что они, хоть и стояли достаточно близко друг у другу, чтобы у окружающих возникла мысль о том, что эти двое в отношениях, но разговаривали на повышенных тонах. Хм, оборотница и кердонг вместе, изображают не то парочку, не то давних знакомых... Ну, если вспомнить, что отцом Й'егрес был кердонг-сектант, то сцена эта наводит на мысль о встрече давних любовников, которые поссорились. Интересно, они тогда действительно что-то не поделили? Или же специально вели себя так, чтобы на них обратили внимание и сделали нужные выводы? Я, надо сказать, склоняюсь ко второй версии, и у меня есть веские основания для этого.
   Во-первых, теперь я точно знаю, что Айрэ приобрела один билет до Миаствера, один до далекого северного Вираса и один до острова Бароли, все на текущую дату - все в один конец. Причем до отбытия всех трех судов на тот момент оставалось меньше получаса. По одному на каждое! Однако ни на один из кораблей она так и не села, равно как и ни на одно из других судов, отплывавших из Тарлонга в тот вечер - неустановленных пассажиров на них не было. По крайней мере, такие данные содержатся в архиве. Я, Храрга пинком через коромысло, поднял все - вообще все, от копии судового журнала и пассажирских билетов до калькуляции камбуза и ведомости заведующего кладовой! - документы по всем вечерним рейсам того дня, и могу с уверенностью утверждать, что Айрэ на них не уплывала.
   Кстати, среди пассажиров тех рейсов молодых кердонгов не было, это точно. А спутник Айрэ, по словам все той же свидетельницы, был молодым. Стало быть, он тоже никуда не отплывал из Тарлонга. И имя его мне узнать так и не удалось. Увы...
   Но вообще, вся та ситуация наводит на мысль, что маневр с билетами был не больше, чем попыткой создать ложный след, отвлечь внимание от себя. Зачем он понадобился? Для чего Айрэ нужно было, чтобы все думали, будто она сбежала с любовником? От кого она, оборотница, отпрыск богатого и влиятельного клана, была вынуждена бежать и прятаться? Да еще и так срочно, впопыхах, необдуманно... Почему не взяла с собой дочь, хотя инстинкт наверняка требовал схватить малышку в охапку и утащить как можно дальше от опасности? И что там за кердонг был? Бывший любовник, давний друг или же просто случайный индивид, которому теща просто заплатила за 'спектакль'? Да нет, любовников там точно нет - к этому выводу я пришел, просмотрев сведения о забытых в здании портового вокзала вещах, среди которых оказалась забытая в дамской комнате косметичка Айрэ. Внутри небольшой сумочки с косметикой, духами и прочими женскими мелочами служащий вокзала обнаружил записку: 'В случае потери вернуть Айрэ'Крис Тар-Граорр' и тарлонгским адресом тещи. Косметичку, кстати, так и не вернули, уж не знаю, по какой причине. Да это и не важно. Важно другое - ни одна женщина, зная, что ее ждет любовник и желая быть красивой для него, не оставит косметичку с духами и помадой. Что-нибудь другое - вполне возможно, но только не косметичку.
   Как же хорошо, что имперская транспортная служба, к счастью, крайне бюрократизированная структура, а сотрудники ее индивиды добросовестные! Только благодаря этому я и смог получить зацепку. Не боги весть что, конечно, но с этим уже можно работать. Какую? А вот...
   После того, как я установил, что на корабле Айрэ Тарлонг не покидала, у меня возникла мысль, что оборотница, имитировав побег, осталась-таки в Тарлонге. Возникла - и пропала. Потому что, когда она не вернулась, Тар-Граорры весь город частым гребнем прочесали и пропавшую не нашли, а ведь у оборотней свои методы поиска кровных родственников, не только те, что используются остальными расами. Значит, из города Айрэ все-таки уехала. Это соображение и подтолкнуло меня к дальнейшим поискам, а сотрудников архива - к нервному срыву.
   Поставив себя на место Айрэ, я подумал, что, реши я незаметно покинуть город, воспользовался бы или частным извозчиком, или междугородным омнибусом. Подозреваю, что на этот вариант у Айрэ просто не хватило денег (что неудивительно после покупки трех билетов на корабли), так что она, скорей всего, воспользовалась вторым, гораздо менее комфортабельным, но более бюджетным вариантом. Рейсов омнибусов тоже много, вполне можно путать следы, пересаживаясь с одного на другой, и при покупке билета не требуется подтверждать свою личность. Одно плохо: свидетелей больше. Впрочем, этот недостаток можно превратить и в достоинство...
   Итак, ближайшее место отправления междугородных омнибусов - Второй омнивокзал - находилось в двух шагах от порта, направлений там много, есть, куда рвануть. Так что я сделал выборку всех рейсов, что отправлялись оттуда в промежутке от половины девятого вечера - именно тогда Айрэ купила последний билет на корабль - и до десяти, когда отправлялся последний омнибус. И надо ж такому случиться, что все они в тот вечер и еще пару дней посе того пролегали через поселок Осинники! Почему? А потому что участок Юго-Западного тракта, основной транспортной артерии, связывающей Тарлонг с центральной частью империи, в те дни был закрыт на экстренный ремонт в связи с тем, что его ливнями размыло, так что весь транспорт шел в обход, по старому маршруту, первой остановкой на котором были как раз таки Осинники. Эти сведения, кстати, почему-то не были доведены до широкой общественности, упоминание о том можно найти лишь косвенно, сведя воедино данные из двух разных источников (короче, в этот раз бюрократическая система дала сбой), видимо, поэтому на этот след сразу не напали. И теперь мне придется ехать туда и продолжать поиски сведений о дальнейшей судьбе тещеньки. М-да... Я не то чтобы против, тем более, что это расследование взвалил на себя сам. Вопрос лишь в том, где взять время на это... Да, я уже говорил, что в этом деле вопросов гораздо больше, чем ответов!
   Дело в том, что сейчас, в половине седьмого вечера мне предстоит еще одна встреча, на этот раз с куратором проекта 'Скрепы' от его императорского Величества - назначена экстренно, видимо, отчет Кейна и тайнюков, задействованных в проекте, о проделанной работе понадобился, и какие-то новые ценные указания свыше будут. Значит, ситуация в третьем заградительном полку может измениться, причем радикально, вплоть до закрытия проекта, и тогда мне придется возвращаться в Наргонту. А рано еще, Храрг побери, рано! Еще не до конца улеглась шумиха по поводу моего назначения наследником Мерисского престола, еще не полностью отвлеклись король эльфов и князь Ваэтрасский на финансовые и внутренние проблемы от попыток подмять под себя Мерисс. Соответственно, я снова становлюсь объектом охоты, и мои близкие, увы, тоже в опасности, причем в еще большей, чем я, а защиты Тайной стражи мы лишаемся... Впрочем, фантазировать пока рано, сначала надо послушать, что скажет куратор. Так, уже почти пять, а до пригорода, в котором и должна состояться встреча, еще пилить и пилить. Но не на своих двоих же! Поймаю-ка я извозчика...
   Место, выбранное куратором для встречи, мне не понравилось сразу. Более того, насторожило и сразу заставило вспомнить об осторожности и подумать о том, что вероятность попадания в неприятности по моей личной шкале достигла отметки 'Точно будут'. О том же взвыла и моя чуйка, едва я переступил условную границу этой части пригорода столицы. Да-да, именно переступил, потому что нанятый извозчик дальше везти меня отказался даже за повышенную плату, объяснив свой отказ следующим:
   - Нехорошее это место, господин хороший, чужакам, коими мы с Вами являемся, туда соваться не след - преступный элемент там повадился свои делишки обстряпывать, да и вообще... нехорошее это место, ой, нехорошее... Полигон магунивера рядом, для боевиков с химерологами, ну, там еще алхимики с ритуалистами, бывает, подвизаются, так что... сами понимаете.
   И припустил от заросшей, давно не знавшей рук садовника рощи так, будто за ним гналось совместное творение недоученных ритуалистов, химерологов и алхимиков, недобитое боевиками.
   Увы, я уйти не мог. Мне-то как раз и надо туда, в выбранный куратором для встречи заброшенный квартал под снос и дальнейшее разбитие тут парка, как гласит вывеска у въезда туда. Впрочем, несмотря на старания городски властей, это место останется 'веселеньким': криминальный элемент, может, и подыщет себе новое место для сходок и прочего (ну, тот, что уцелеет на старом), а вот полигон вряд ли перенесут, и творения магов-студентов будут рыскать уже по парку.
   А уж что они могут сотворить, неважно совместно или по отдельности!.. Знаю, тоже магунивер закончил, правда, тогда разделения магов-стихийников на боевиков и магов гражданской специализации, или, на университетском сленге, 'огородников' не было, и мне тоже с моим скромным даром приходилось уничтожать то, что студенты других факультетов призвали или в пробирке вырастили. Полезный опыт для службы на границы с Проклятыми землями, кстати, хотя и масштабы, конечно, не сравнить... М-да, забавно получилось - будто и не уезжал с границы. Там тоже много всяких существ, вернее, некротварей бегает, ползает, прыгает, плавает и даже летает, зачастую самого странного и непонятного вида. Что, у тамошних личей тоже есть ВУЗ и студенты-недоучки?
   А вот то, что куратор, сообщая Кейну о месте встречи - оно меняется каждый раз из соображений секретности - умолчал об особенностях района, в котором оно находится, меня настораживает гораздо сильнее, чем все криминальные типы и творения недоучек вместе взятые. Раньше он для подобных встреч выбирал многолюдные места, а тут вдруг пригородный квартал под снос... Странно, очень странно. Нет, я, конечно, пойду туда и встречусь с ним, ведь деваться мне просто некуда. Но подстраховаться точно не помешает.
   С этой мыслью я достал из кармана связной артефакт, связался с лордом Дерлиссой, очень, кстати, тем фактом недовольным, и объяснил ему, где он должен меня забрать. Причем уточнил, что вампир должен быть на месте ровно через час и, если я к тому времени не появлюсь, пусть пять минут ждет, а потом идет меня искать. Но только осторожно, не забывая о вампирской маскировке. И не надо меня уверять, что ее не существует!
   Лорд Дерлисса перспективе бросить все и нестись за каким-то смертным, конечно, не обрадовался, но и отказываться с посылом меня в пешее эротическое путешествие не стал. Договор надо-таки выполнять, иначе больше не доведется ему погулять по столице. А вампир, судя по голосу, вошел во вкус, и мне как-то сразу стало понятно, что ради повторной прогулки он еще не то сделает. Вот и чудненько! Попрошу его отнести меня в Осинники, а потом позволю гулять в столице до полудня. Надеюсь, этого времени мне хватит, чтобы разведать обстановку и узнать что-нибудь об Айрэ. Если же нет... Что ж, буду действовать по обстоятельствам.
   Вернув амулет в карман сюртука, я быстрым шагом двинулся по улице, благо шпиль здания муниципалитета, где должен ждать меня куратор, служил неплохим ориентиром, а план квартала, нарисованный все на той же вывеске, неплохо отложился у меня в памяти.
   До места встречи я добрался без приключений. Была, правда, пара моментов... Стоило мне свернуть с широкого проспекта на узкую улочку, чтобы хоть немного сократить путь, как я сразу всей кожей ощутил на себе чужой взгляд, алчный и оценивающий. Стать добычей уличных грабителей мне не улыбалось, как и ввязываться в драку, так что я сделал самое лучшее, что мог сделать в этой ситуации - не останавливаясь, но и не ускоряя шаг, поднял руку, запалил небольшой огненный шар и начал демонстративно вертеть его между пальцами. Да, тут без должной сноровки пальцы сжечь можно, зато смотрится эффектно, и те, кто наблюдает сейчас за мной, оценивая, насколько я сгожусь в качестве жертвы или добычи, сразу понимают: перед ними маг. А с магом лучше не связываться, он серьезный противник. На мне же не написано, что я магическая посредственность и, создав семь-восемь малых огнешаров, потом несколько часов буду неспособен магичить вообще. С другой стороны, в моем случае, отсутствие возможности творить заклятия не приравнивается к беспомощности - в уличной драке я не новичок, кроме того, у меня есть при себе оружие, и я умею им пользоваться. Но драку лучше упредить, чем в нее ввязываться, верно? Да и времени у меня на это нет.
   Индивиды напасть не решились. Хотя, нет, в последний момент кто-то отчаянный (ну, или очень нервный) метнул-таки в меня то ли нож, то ли 'звездочку', то ли еще нечто подобное - я не стал уточнять. Бросок не достиг цели, так как оружие на подлете ко мне столкнулось с преградой в виде заклятия воздушного щита и, скользнув по нему, с жалобным звяканьем упало на мостовую. Вот ведь! Я, не глядя, метнул огнешарик в ответ и, судя по короткому воплю и ругани, попал, куда надо. Убить не убил, но вред здоровью причинил, уж не знаю, какой степени тяжести... Да это и не важно. Надо ли говорить, что индивиды, промышляющие разбоем, не стали меня преследовать?
   Увы, местная фауна оказалась не столь сообразительной и, едва я покинул поле зрения банды, как меня тут же попыталась попробовать на вкус какая-то хищная тварь ростом мне по колено, но с двумя головами, на каждой из которых имелась широкая пасть с игольно-острыми зубами в два ряда - точно творение химерологов. Оказалась не такой сообразительной, как бандиты, так что в нее я все-таки всадил огнешар, а потом еще и ногой по челюсти добавил. Одним чудовищем меньше. Эх, от студентов-боевиков спаслась, с полигона сбежала, здесь сколько-то прожила, бандитам на нож не попавшись - не худая, вон, бока круглые - а на мне вот все и закончилось. Не то, чтобы я сожалею об этом, так, просто мысли...
   Здание муниципалитета снаружи выглядело заброшенным и давно нуждающимся в ремонте, как, впрочем, и все в отведенном под снос квартале. Однако, стоило войти внутрь, воспользовавшись заранее переданным ключом, как я сразу понял, что первое впечатление обманчиво - здание оказалось не просто крепким, а дополнительно укрепленным, просто-таки небольшой бастион посреди руин. Да, теперь похоже на одно из явочных мест Тайной стражи. Вот только идти туда мне по-прежнему очень не хочется, а чуйка просто-таки вопит о том, что добром эта встреча не кончится. Увы, так поступить я не мог - тут попробуй не явись, потом вылетишь из 'Скрепы', как пробка из бутылки, и далеко не факт, что в обычную жизнь, а не куда-нибудь на крайний север по сфабрикованному обвинению в... да неважно, в чем, главное, что надолго, а то и пожизненно. Так что альтернативы нет, придется идти наверх, в бывший кабинет начальника, так что я, со вздохом начал подниматься по крепким, ни разу не скрипнувшим под ногами ступеням на второй этаж здания. Судя по времени, куратор уже должен ждать меня.
   Взявшись за ручку тяжелой, окованной металлом двери из мореного дуба, так не вяжущейся с общим обликом бывшей приемной, оформленной в светлых пастельных тонах, я мельком усмехнулся, подумав, как же бывший начальник, должно быть, не любил посетителей, потом непроизвольно дотронулся до внутреннего кармана сюртука, где лежал запечатанный конверт. Вообще, в нем должен был лежать отчет о последнем месяце работы над секретным императора и Тайной стражи проектом. Однако сейчас в нем лишь брошюра с похабными анекдотами - ничего больше во всем полку не нашлось нужного размера и толщины - и, если тот, кто ждет меня внутри, не назовет правильный пароль, я отдам ему именно этот конверт.
   Настоящий отчет, сложенный в несколько раз и придавленный прессом, скрыт в потайном кармане за голенищем левого сапога. К чему такие меры предосторожности? Дело в том, что в прошлый раз Кейн, лично отвозивший отчет в столицу, едва не лишился его до встречи с куратором - кто-то вломился в гостиничный номер, который он снял по приезду (тогда ему пришлось задержаться в столице дольше, чем на один день), и вынес все личные вещи постояльца. И отчета в номере не было лишь по счастливой случайности - Кейн тогда не только его привез, но и кучу бумаг для верховного командования, и сразу, едва закинув вещи в номер, поехал в ставку, не разбирая их. Так отчет и уцелел. И попал в правильные руки. Конечно, тот случай не был признан простым стечением обстоятельств. От куратора пришли инструкции по усилению мер предосторожности при доставке отчетов в столицу и передаче их нужным лицам - как раз про те самые пароли и оснащение одежды курьера потайными карманами. А про поддельный отчет мы уже сами придумали.
   Куратор действительно ждал меня в кабинете. Вроде тот же самый трегнич, что и два с половиной года назад, когда мне в первый и до сих пор единственный раз довелось побывать в роли курьера, везущего секретную документацию.
   Он сидел в кресле напротив окна, откинувшись на спинку и сложив руки на животе, будто спал. Может, и правда, спит? Утомился, бедный, делами государственными занимаясь, да и задрых на задании. Ай-яй-яй! Как непрофессионально. Впрочем, в самом здании и вокруг него наверняка рассредоточились агенты Тайной стражи, обеспечивая секретность операции и безопасность начальства, так почему бы в такой ситуации не расслабиться? Я, правда, пока шел сюда, ни одного не заметил, но ведь, по идее, и не должен был, да? Уж куратора секретного проекта должны профессионалы охранять, а не увальни вроде тех, что пытались устроить тайный обыск в моем доме пять лет назад? Или я вообще в деятельности госбезопасников ничего не понимаю!
   - Господин Каирри! - окликнул его я, переступая порог кабинета.
   Разумеется, фамилия вымышленная. Одна из самых распространенных у трегничей, кстати.
   Реакции не последовало. С чего бы? У тайнюков, тех, что опыт оперативной работы имеют, сон чуткий, от малейшего шороха вскакивают. А этот Каирри, по словам Кейна, как раз долгое время был оперативником, так что странно, странно...
   Сделав еще шаг, я успел отметить некую неправильность в облике куратора, однако на то, чтобы осмыслить увиденное и понять, что именно меня настораживает, мне не хватило каких-то секунд - голова вдруг взорвалась болью, перед глазами просто-таки фейерверк вспыхнул, а тело вдруг стало непомерно тяжелым, будто каменным, и, конечно, не удержалось на ногах. Я рухнул лицом вниз, как подкошенный, и за мгновение до того, как боль стала невыносимой, и сознание милосердно не отключилось, увидел человекообразную тень, мелькнувшую по потолку...
  
   Фыр-Ярос
  
   ...Что бы ни произошло в заброшенном муниципалитете, я точно еще жив, раз не предстал перед богами и не участвую в разборе моих прегрешений средней тяжести и более мелких косяков (без адвоката, зато с кучей обвинителей), а очнулся в теле своего фамилиара. Причем фамилиар в этот момент сладко дремал на кровати, забравшись, несмотря на теплый летний вечер, под одеяло, причем так, что голова и большая часть объемистой тушки в тепле, а толстая попа и хвост почему-то торчат наружу. Фыра такое положение дел слегка раздражает, потому что легкий сквознячок шевелит шерсть на хвосте, а хвост свой кошак хозяину трогать не позволяет, не то что ветерку какому-то. Но он уже задремывает, так что встать и сделать еще несколько шагов, затаскивая тыл под одеяло, ему лень. Вернее, страшно ле-е-ень. Ну, привет, мохнатый, давно не виделись!
   Фыркис, понятное дело, наглому появлению хозяина в собственной голове не обрадовался. Впрочем, и не рассердился особо. Ну, хозяин. Ну, заходи, раз пришел. А чего так рано? И где собственную тушку оставил? Ладно, если б с тушкой вернулся - мог бы меня погладить, вкусняшками угостить, за ушком и под подбородочком почесать, поигрались бы потом, когда я посплю... И меня не колышет, что ты к тому времени тоже спать улегся бы! Ты ж всегда то руку, то ногу из-под одеяла выставляешь, в которую можно вцепиться, а ты потом так забавно меня стряхнуть пытаешься... Эй, ты ж меня любишь. Ну, чего ты сердишься-то?
   Действительно, чего это я сержусь, когда мне во время сна, часика эдак в три ночи, в какую-нибудь конечность когтями и зубами вцепляются, грызут и задними лапами валтузят?! Или часа через полтора по мне будто стадо гхедешшей проносится?! Играет котик, да... Ощущения... непередаваемые! Вернее, передаваемые, но сплошь матом. Но как объяснить это коту, который в некоторых вопросах проявляет пофигизм и удивительную толстокожесть? Увы, видимо, такова участь всех кошатников. А кстати, откуда в моей спальне сквозняк? Я же, отправляясь в путь, наглухо позакрывал окна-двери - обычная практика, если под боком кишащие нежитью территории. Нежить-то она разная бывает, не только крупная, но и крохотная, а все ж до крови и плоти живых жадная... Так откуда сквозит-то?
   Фыр выдал мне образ Касси. Ах, да! Я же просил ее покормить кота, пока я буду в отъезде! Хм, кот-то уже сыт, вылизаться успел, под одеяло заползти и даже засыпать начал. А Касси что, все еще здесь? Или забыла дверь закрыть? Хотя, последнее на нее не похоже, она мелкой нежити до тошноты боится. Хотя, еще неизвестно, чего там больше - страха или брезгливости.
   Навострив уши, я услышал легкие неторопливые шаги и шелест в соседней комнате. Что, Касси все еще здесь? Интересно, почему она задержалась? И чем это она там шелестит? Уж не моими ли бумагами?! Там же все по Дели, текущим делам полка и по тещеньке! Кассандре-то что там понадобилось?! Грр! Ш-ш-ш! Терпеть не могу, когда кто-то без разрешения трогает мои вещи, неважно, личные или рабочие! Сейчас пойду и объясню доходчиво, что Касси в корне не права, что в чужой стол лезть нехорошо, да и вообще... Фыр, подъем!
   Кот, в целом, ход моих мыслей одобрял, еще помурлыкал согласно, мол, давно пора, хозяин, эту рыжую гнать в шею, не нравится она мне. Однако дело застопорилось, так как этот хвостатый гаденыш ни в какую не желал вылезать из-под одеяла! Даже понукаемый хозяйской волей и с перспективой выдворения рыжей магички, которая ему по какой-то причине очень не нравилась. И такой шел от него поток эмоций и мыслеобразов... Трактовать его примерно можно было примерно следующим образом: кроме воли ты, хозяин ('хозяин' - с ярким оттенком пренебрежения), мне сейчас ничего предъявить не можешь, с кровати не спихнешь, в охапку не сграбастаешь и никуда не потащишь, а насчет перспективы... сомнительная перспективка-то! Сейчас ты рыжую выдворишь, а потом как ни в чем ни бывало назад приведешь, и еще на меня выдворение свалишь, мол, это не я, это все Фыр. Хотя да, гнать ее надо! Она ж, зараза, меня к бюджетной кормежке приучить собирается по принципу 'Ура, гречка!', я сам слышал. И не убеждай меня, что она просто пошутила, не поверю! На святое замахнулась, гадина!
   Короче, выгнать Фыра из-под одеяла мне удалось, только пообещав на неделю пересадить его на кошачий корм, рекомендованный ветеринаром. Порядком разозленный, я действительно собирался так поступить, и кошак это понял. Выразил, конечно, неудовольствие, чтобы последнее 'слово' осталось за ним, но из-под одеяла вылез и в соседнюю комнату потопал. Но как же медленно, Храрг побери! Эх, в такие моменты, когда мой фамилиар начинает упрямиться на пустом месте, я начинаю тосковать по старым добрым временам, когда я, лишенный возможности вернуться в собственное тело, управлял кошачьей тушкой, как родной, а истинный ее обитатель мне даже муркнуть поперек не мог. А теперь вот приходится еще и с котом договариваться! Нет, к чести последнего, стоит ответить, что подобные проявления упрямства бывают нечасто, примерно раз в пару недель. Но всегда так некстати...
   За препираниями с котом я упустил момент, когда в отведенной мне квартире появился еще кто-то. Кто именно - неизвестно. Как он проник в квартиру, я тоже не понял, во всяком случае, водная дверь вроде бы не открывалась. Зачем? Вот на этот вопрос можно с уверенностью ответить, что не я и не мои вещи были тому причиной, потому что, стоило мне вытащить кота из-под одеяла и подвести к двери в соседнюю комнату, служившую одновременно и гостиной, и рабочим кабинетом, как я увидел неожиданную картину.
   Какой-то мужик в черном плаще, черной же куртке, и тонких перчатках с металлическими накладками (явно эльфы сработали, стоят о-фи-геть сколько, я такие себе позволить не могу!), стоя вполоборота ко мне, схватил Касси за горло и, оторвав от пола, крепко прижимает к стене. Размениваться на приветствия или разъяснять причину своей агрессии по отношению к магичке он не стал. И случилось это столь стремительно, что я в первый момент даже растерялся, не представляя, чем, обретаясь в коте с временным обострением упрямства, могу помочь ей - Фыр нападать на неизвестного или даже приближаться к нему отказывался наотрез. Почему-то этот мужик в черном внушал коту серьезные опасения. Не пугал, нет. Но связываться с данной личностью Фыр не хотел, и мне не позволял.
   - Я все написала в отчете! - прохрипела Касси, с трудом проталкивая слова через сдавленное горло и вцепившись в душившую ее руку.
   Зря. Ей бы попытаться ударить его ногой в колено или, если сил хватит, в пах. Расстояние-то позволяет.
   - Наши все узнают... - закончила Касси, потратив на то остатки сил, и обмякла.
   Хвост хлестнул по бокам. Да что же их в Тайной страже драться вообще не учат?! Ладно магунивер, но орган-то, отвечающий за государственную безопасность! Надо бы шепнуть Кейну, чтоб курсы самообороны для задействованных в проекте тайнюков организовал.
   Индивид в черном издал короткий тихий смешок, потом сжал руку сильнее и, полюбовавшись на слабо трепыхающуюся жертву, с силой шваркнул женщину о стену, после чего продолжил удушение - медленно, с расстановкой, смакуя каждую секунду.
   - Никто ничего не узнает, - свистящим шепотом произнес 'черный'. - Отчет не дойдет до адресата. Потому что и куратор проекта, и твой хахаль, что в недобрый час тот отчет в столицу повез, уже мертвы. Забавно, да? Ты Иолатэ, по факту, лично приговор подписала несговорчивостью своей. Была бы умницей, и пожили б вы оба еще... какое-то время, ха! А так, не обессудь...
   Закончить фразу он не успел. Видимо, все злодеи прокалываются на том, что любят поболтать со своими жертвами, объяснить последним причины творимого злодейства, одновременно наслаждаясь их ужасом и беспомощностью, и этот 'черный' не был исключением. Более того, уверовав в собственную безнаказанность, он совсем не обратил внимания на котика. А зря.
   Фыр сначала тихо прошмыгнул за его спиной на противоположную сторону комнаты, потом ловко запрыгнул на спинку дивана, оттуда - на книжный шкаф, а оттуда сноровисто затащил свою не менее чем десятикилограммовую тушку на длинную полку, приколоченную под самым потолком. На полке пылилась всякая хрень, оставшаяся от предыдущего обитателя этой квартиры, которую у меня все руки не доходили вынести на помойку (отдать одному из племен гоблинов то бишь, так как им всякие загадочные штуковины непонятного назначения очень нравятся), а 'черный' так удачно оказался прямо под большущей фарфоровой супницей... Спихнуть ее вниз было непросто даже Фыру, но кот не сдавался, упрямо подталкивая орудие возмездия (ну, или точечного поражения противника) к краю полки. И я, как не бесился от осознания невозможности сделать что-то большее, помочь коту не мог, даже заклятие сотворить - при перемещении сознания в эту пушистую тушку способность к магии появляется по прошествии получаса, и ждать столько я не могу. Разве только выбрать направление приложения силы фамилиара, наиболее оптимальное для попадания супницы в цель. Это в открытую схватку с ним Фыр вступать не хотел категорически, а вот против партизанской войны не возражал, особенно услышав, что этот урод имеет отношение к покушению на любимого хозяина - на том мы с кошаком и договорились.
   И удачно, Храрга пинком через коромысло! Убийца явно не ожидал, что на него сверху здоровенный кусок фарфора свалится, поэтому и предпринять хоть что-то, чтобы избежать удара или защититься от него, не смог. Жаль, прицел чуть сбит оказался, и супница вместо того, чтобы отправить 'черного' в глубокий обморок, вроде как проломила ему черепушку - по крайней мере, кровь из-под капюшона хлынула так, что в том почти не оставалось сомнений. Труп. Впрочем, риск был допустимый. Жаль, конечно, что допросить не выйдет... Хотя, о чем это я! Арз сумеет вызвать призрака и допросить его, так что ничего страшного. А что, я должен был простить покушение на себя и на Касси, которая, как ни крути, в настоящее время является моей женщиной? Да ничего подобного! А, нет, стонет и зашевелился, за башку схватился и встать порывается. Чугунная, видать, башка-то...
   Но жил 'черный' недолго. Касси, которая, к счастью, осталась жива, получив надежду выжить и помощь, вдруг вспомнила, что вообще-то является магом, причем магом земли, а заодно и о том, что на подоконнике стоит горшок с вечноцветущим кактусом, подаренный мне ею полтора года назад на какой-то праздник, и не придумала ничего другого, кроме как подтянуть горшок к себе и обрушить на и так уже пострадавшую черепушку злоумышленника. Несостоявшийся убийца охнул и замолчал уже навсегда. И Храрг с ним! Касси за то ничего не будет - самозащита в чистом виде. А мне... коты вообще неподсудны.
   Фыр быстро спустился на пол и после недолгих уговоров подошел к магичке - та сжалась в комочек на полу, дрожа всем телом, и кашляла, держась за горло. На белой коже проступали синяки от пальцев 'черного'. Однако, в целом, она вроде бы была невредима. А что же убийца?
   Подойдя к распластанному на полу телу, кот принялся обнюхивать его, правда, на расстоянии. И тем бы и ограничился, если б не хозяин, которому очень хотелось заглянуть под капюшон, пока есть еще возможность подойти к 'черному', не испачкав лапки в крови. Увы, не тут-то было.
   - Фыр? - прохрипела Касси, крайне не во время открывшая глаза. - Фыр! Это ты... Ты меня спас, котик! Иди ко мне!
   И, проигнорировав попытку Фыра убежать (убежал бы, если б не брезговал испачкать лапы), бросилась к нему, сгребла в охапку и, прижав к груди, уткнулась лицом в шерсть и разрыдалась. Кот, громко фыркая и дергая спиной, пытался вырваться, но женщина держала крепко. Я, как мог, пытался успокоить фамилиара, просил дать Касси пару минут на то, чтобы прийти в себя, и только потом уже пускать в ход зубы и когти, а сам смотрел на лежащее на полу тело и думал, что цвет крови несколько отличается от цвета крови большинства индивидов. Вроде тоже темно-красный, но оттенок... другой какой-то. И блестит слишком уж сильно, причем сама по себе, а не от источника света - солнце мою квартирку только утром освещает, а светильники все погашены. Стало быть, либо 'черный', отправляясь сюда, напился каких-нибудь зелий, повышающих, например, силу, выносливость или скорость, либо это одна из расовых особенностей. А для кого такое характерно? Увы, я в анатомии не силен. Эх, Лотю бы сюда... Хотя, нет, Лотю не надо! Пускай в Наргонте остается, навыки целителя шлифует, свою жизнь устраивает. А я, пожалуй, анатомический справочник почитаю. Да, так и сделаю! И даже знаю, где его взять, осталось лишь с полковым целителем договориться, а это непросто... Впрочем, Касси-то явно знает несостоявшегося убийцу, так что насчет его расовой принадлежности меня просветит, когда я вернусь. Кстати, надо как-то подсказать ей, чтобы немедленно бежала к...
   Довести мысль до конца я не успел, потому что неожиданно почувствовал, что задыхаюсь. Просто не могу сделать полноценный вдох - из груди рвется сильный кашель. С чего бы? Не похоже, что Касси сдавила кота слишком сильно...
   Кот, почуяв, что я отвлекся, тут же вырвался из хватки магички, оставив ей несколько глубоких царапин на голых руках. Однако, мне это не помогло, дышать я по-прежнему не мог. Значит, дело не в Фыре и Касси, а в том, что где-то в заброшенном пригороде задыхается от чего-то Ярос Иолатэ. Скорей всего, в здании бывшего муниципалитета сейчас бушует пожар - для зачистки следов самое то. Но до моего тела огонь еще не добрался, только дым. Значит, я вот-вот вернусь обратно, как только в сознание приду. Вот уже в глазах темнеет, и очертания комнаты плывут...
   Последним, что я увидел, прежде чем сознание мое вернулось в тело, было как Касси, забыв обо всем, выбегает из моей квартиры. Надеюсь, поступит умно и побежит прямо к Кейну...
   Успел заметить перьевую метелку для сметания пыли, которую она так и не выпустила из рук... Пыль, значит, тут вытирала. Ох, Храрг побери, как же я потом с бумагами-то своими разберусь, после ее уборки?! У меня ж они все в определенном порядке разложены, а Касси их наверняка перемешала! Вот... слов, цензурой одобряемых, нету!
   И даже дверь за собой не закрыла, поганка! С другой стороны, так даже лучше - Фыр сможет выйти и привести сюда Кейна или Арза, которых он, в отличие от остальных членов третьего заградительного и проекта 'Скрепа', считает своими. Не сидеть же бедному котику в квартире с трупом до моего возвращения. Если, конечно, оно случится, возвращение...
  
   Ярос
  
   Моя догадка насчет пожара подтвердилась целиком и полностью - бывшее здание муниципалитета действительно горело, причем уже сильно, и, попытайся я покинуть его через нижние этажи, точно сгорел бы заживо или упал бы вместе с обрушившейся лестницей. В бывший кабинет начальника огонь пока не добрался, спасибо тому самому начальнику, что такую крепкую дверь на входе установил, и еще тому, кто, желая отрезать мне путь к спасению, закрыл ее на замок с внешней стороны. Но голодное гудение пламени и треск сгоравшей мебели я отлично слышал. И, увы, дверь не была препятствием для едкого черного дыма - тот клубами валил из-под порога и тонких щелей между дверью и косяками, а также из обеих замочных скважин (и зачем столько?!). Храрг побери! Не будь я магом воздуха, точно задохнулся бы к демонам собачьим! А так вовремя в себя пришел и даже комнату от дыма очистил. Мог бы попытаться утихомирить пламя, но оно было уже слишком сильным, а мой магический резерв не так уж и велик, чтобы тратить его на заведомо проигрышное дело. К тому же голова болит так, что, кажется, вот-вот лопнет, что достижению нужной степени концентрации для творения заклятий отнюдь не способствует. Вот честно, если б мне воздушная стихия не ощущалась, как родная, Храрга-с-два я б вообще магичить смог! А после сотворения заклятия меня такая слабость накрыла, что я, во-первых, едва снова не потерял сознание, и, во-вторых, больше я в ближайшие два-три дня подобный подвиг не повторю - сил не хватит, магический резерв, образно выражаясь, показал дно, а мои способности к концентрации, повторюсь, оставляли желать лучшего. Уж не знаю, чем меня приложили (по голове точно не били, иначе ощущения были бы несколько иными), но эта штука, видимо, именно магов вырубать предназначена, причем опустошение резерва тоже входит в комплект.
   Чудо, что вообще остались хоть какие-то крохи магии на разовую очистку воздуха! Это позволило мне выиграть немного времени на обыск тела куратора и на спасение собственной шкуры. Немного, так что затягивать с этим не стоит. Ох, мать моя эльфийка! Как же голова болит! М-да, поиски вряд ли будут долгими, тщательными и вдумчивыми. И как же хорошо, что я догадался заранее с клыкастой службой доставки связаться, потому что амулет связи, как и почти все прочие магические штуковины, которые были у меня с собой, оказались разряжены. Счастье, что уцелело кристаллическое удостоверение личности - темно-синий сапфир в форме полумесяца перстне на указательном пальце левой руки (женившись, пришлось еще один такой же заказывать, так как первый вследствие заключения божественного брака переоформился на Лотю). Но там и степень защиты заоблачная просто, на государственном уровне разработанная и применяемая. А вот все остальное... Фыррр!
   Итак, сначала надо осмотреть труп и хотя бы попытаться найти приказы, приготовленные для Кейна куратором. Да-да, именно труп! Увы, тем, что насторожило меня с одного взгляда на куратора, оказались трупные пятна на лице и шее последнего, но, к сожалению, умом я дошел до этого только сейчас. Впрочем, это не удивительно: я далек от лекарского дела, освещение было не подходящее - покойный куратор сидел спиной к окну, свет, уже далеко не полуденный, но уже достаточно яркий, бил ему в спину и, соответственно, мне в лицо, лишив возможности тщательно рассмотреть своего визави с первого взгляда. Кроме того, кожа трегничей более плотная, чем у эльфов или, к примеру, у людей, так что признаки начинающегося разложения на ней проявляются гораздо позднее и не столь явно.
   Трупные пятна... Выходит, что господин Каирри на момент моего появления здесь был мертв уже не менее десяти часов. То есть, умер или, что более вероятно, был убит часов в семь-восемь утра. Что он тут делал в это время? И почему его за это время никто не хватился? Почему тайнюки, из поля зрения которых он, целый куратор секретного императорского проекта, исчез на целый день, до сих пор его не нашли? Ведь не единолично же он 'Скрепу' курирует, есть и у него помощники, и над ним начальство! Однако тело господина Каирри до сих пор тут, в обусловленном месте встречи... И что это может значить? Что этот труп тут не единственный и, если поискать, в здании еще обнаружатся мертвые тайнюки? Что куратор действовал по собственной инициативе, назначая мне встречу здесь, и не поставил в известность начальство? Не знаю... Сведений мало, соответственно, догадки я могу строить бесконечно! Ясно одно: без предательства тут не обошлось. Но с какой стороны это предательство - у тайнюков или у нас в полку? Ох, Храрг побери... Как же башка болит! Думать невозможно!
   А кстати!.. Сую руку в потайной карман сюртука и не нахожу там конверта. Потом проверяю тайник в сапоге. Ф-фу, можно выдохнуть - настоящий отчет, в котором содержится нечто, из-за чего едва не погибли мы с Касси, на месте. Наш с Кейном расчет оказался верен - сюртук проверили в первую очередь, нашли обманку и тем удовлетворились, а вот сапоги с меня, бессознательного, снимать никто не стал. И, на мое счастье, конверт с обманкой вскрывать на месте тоже не стали - то ли согласно полученным инструкциям, то ли просто торопились свалить куда подальше из горящего здания. М-да, повезло... Но хотел бы я видеть лицо того, кто увидит содержимое конверта! Еще решит, что сборник анекдотов - это и есть отчет, начнет возмущаться, мол, да чем они там вообще занимаются вместо того, чтобы волю государя-императора выполнять (это если вспомнить общую направленность анекдотов в сборнике, который, кстати, Арз у одного из своих подопечных конфисковал). А потом тоже в третий заградительный попросится, желая поучаствовать, хе-хе. Но это я так, в шутку. А на самом деле... Повторюсь, мне повело. Я вообще везучий.
   Подлинный отчет я не читал, не мое это дело. Однако теперь, после гибели куратора, покушения на Касси и попытки подставить меня под убийство куратора проекта, точно прочту и попытаюсь понять, что же там содержится такого, что за это можно убить. Хотя, отчет, первую страницу которого украшает гриф 'Секретно', уже сам по себе является причиной для убийства, да... Но это потом, когда приду в себя. А пока что надо закончить с осмотром места преступления. И поторопиться, Храрга пинком через коромысло, а то кабинет снова заполняется дымом!
   Едва приблизившись к столу, я увидел, что причиной смерти господина Каирри стал точный удар в печень. Но чем? Сначала мне показалось, что это короткий кинжал, метательный нож или, может быть, стилет. Однако, сфокусировав зрение, с удивлением понял, что из раны торчат канцелярские ножницы, вогнанные в плоть по самые кольца и так удачно прикрытые полой длинного, нарочито скромного камзола, что заметить их от входа в кабинет почти невозможно. Обычные ножницы для бумаги! Храрг побери, они же тупые! И кончики у таких специально делаются закругленными или стачиваются безопасности ради! Тогда с какой же силой должен быть нанесен этот удар?! Даже не представляю... Представлять больно.
   И кто мог с одного удара вогнать ножницы в печень крупного, тренированного трегнича по самые кольца? Вероятнее всего, убийца мужчина. Впрочем, и женщины могут проявить недюжинную физическую силу, будучи, например, в состоянии аффекта или принадлежа к расе оборотней, жугернов или орков. Так что относительно пола убийцы ясности тоже нет.
   Еще странно, что лицо у трупа спокойное. По идее, на нем должна предсмертной маской отпечататься гримаса злости, ярости, боли, наконец, ведь когда получаешь неожиданный удар тупыми ножницами, это должно быть очень больно. Или же удивленное выражение, ведь удара он вряд ли ожидал. Или нет? Может, после смерти мышцы расслабляются? М-да, нет у меня ни опыта работы экспертусом в страже, ни знаний соответствующих! Только предположения. Так что толку от них - ноль целых, хвост десятых. Дели бы сюда... Впрочем, нет, не надо! Ни Дели, ни еще кого бы то ни было! Нечего моим друзьям в горящем здании делать!
   Предполагать, кстати, тоже больно. Бедная моя головушка! Но, с другой стороны, деваться некуда, надо напрягать содержимое черепушки, потому что, боюсь, может случиться так, что мне придется самому доказывать свою невиновность в смерти Каирри. Есть, конечно, надежда на дознавателей-тайнюков, однако мой жизненный опыт кричит о том, что такой вариант развития событий нельзя сбрасывать со счетов. И на этот случай лучше иметь наиболее полную картину произошедшего. Так что надо покрепче сцепить зубы, собрать всю волю в кулак и продолжить осмотр тела и места происшествия.
   Итак, учитывая небольшой размер орудия убийства, я предположил бы, что смертельный удар был нанесен с очень близкого расстояния. А какой вывод можно сделать исходя из места нанесения смертельного удара? Что убийца левша? Или что нанес удар, стоя сбоку или со спины жертвы? Вот на эти вопросы ответа у меня как раз нет. Хотя, если принять во внимание непринужденную позу трупа, то рискну предположить: Каирри сначала удобно устроился в кресле, а потом уже получил смертельный удар. Значит, вероятность левши выше.
   Еще следует отметить, что крови почти нет, видимо, вся внутрь тела пролилась, так как ножницы закупорили рану. Хотя, если куратор умер мгновенно, то ее и не должно быть много. Правда, я не знаю, как скоро наступает смерть при ножевых ранениях печени... Или... Или же его убили не здесь, а где-то в другом месте? Да вроде нет, не похоже. Во всяком случае, одежда на нем не мятая и не запачканная, то есть, его не несли и не тащили - на первый взгляд. Опять-таки, расслабленно-непринужденная поза... И, если убийство связано с его профессиональной деятельностью и с работой над проектом 'Скрепа', то убивать его в другом месте, а потом тащить сюда, чтобы труп дождался меня... Как-то это все сложно. Это же надо было точно знать, где будет встреча, дождаться ее... Проще уж устроить засаду здесь или проследить за куратором до этого места, а потом уже убивать. Впрочем, в этой жизни чего только не случается, так что и самую идиотскую версию окончательно сбрасывать со счетов не стоит.
   Но за рабочую пока что примем ту, которая гласит, что Каирри убил некий левша, здесь, рано утром, дождавшись, пока тот устроится в кресле... Хм, я что-то не вижу на столе канцелярских принадлежностей, видимо, работники бывшего муниципалитета, перебираясь в другое место, забрали их с собой. Тогда откуда ножницы? Забыли при переезде? Или убийца принес их с собой? Вот на этот вопрос у меня пока что нет ответа.
   Непредумышленное убийство? Увы, не все так однозначно. С одной стороны, ножницы в качестве орудия убийства. С другой, опять-таки ножницы, неведомо откуда взявшиеся, законспирированное место встречи... Есть, над чем голову поломать. И так больную до последней нервной клетки...
   Хотя, на то, что убийство произошло спонтанно, все-таки похоже. Встретились двое, завели разговор, но что-то пошло не так, и один из собеседников, разозлившись до крайности, схватил первое, что под руку попало, и воткнул в тайнюка-куратора. И, самое паршивое, что я, согласно составленной тайнюками на меня характеристике, вполне могу выкинуть нечто подобное! Видел я ту характеристику, воспользовавшись близким знакомством с Касси... Правда, я, будучи взбешенным до крайности, просто в морду засветил бы. Или огнешаром шкурку попортил бы - у меня в состоянии сильной злости они будто сами собой в руках возникают. В крайнем случае, вспомнил бы об оружии. Но схватиться за ножницы мне бы и в голову не пришло. А вот кому-то пришло... Уж не потому ли, что этот кто-то не являлся магом и явился сюда без оружия? Или это такой хитрый ход с ножницами? Храрг его знает!
   Признаться, была у меня мысль забрать орудие убийства с собой и отдать Дели и Арзабалю на исследование. Ну, раз уж тело утащить не смогу, просто не хватит сил, то хоть одну улику привез бы. И я даже достал из кармана носовой платок, намереваясь аккуратно вытащить ножницы из раны, однако в последний момент передумал, чему, кстати, способствовала очередная вспышка головной боли, и мысль о том, что, как не крути, а подозреваемым номер раз для дознавателей Тайной стражи буду я. Со всеми вытекающими, как то: арест, камера предварительного заключения, дознаватели, допросы, экспертизы, следственные эксперименты, предоставленный защитник или, что хуже, адвокат из Мерисса, а то и дедушка Изя собственной персоной... Нет уж, пусть тайнюки получат орудие убийства. И убедятся, что отпечатков моих пальцев и следов моей ауры на нем нет. Все равно они рано или поздно найдут тело Каирри и расследовать его смерть точно будут, так что пусть они изначально видят полную картину произошедшего. Вот и пусть видят, что послужило причиной смерти, ведь само тело и достанется им сгоревшим полностью или частично. И не думают повесить убийство Каирри на меня!
   Еще, кстати, надо бы обыскать тело на предмет приказов. Скорей всего, ничего не найду, но попытаться все же стоит, хотя бы для того, чтобы потом на вопрос Кейна с уверенностью ответить, что их при кураторе действительно не было.
   Для начала, я, шипя от боли не хуже сердитого Фыра, обшарил карманы трупа, нашел кучу всякой ерунды - салфетки, ключи, карандаш, пачка зубочисток, мятные леденцы, два кошеля с деньгами и порванный шейный платок - потом проверил обувь на предмет тайников. После проверил каждый ящик в столе и шкаф в двух шагах от него. Ничего. И можно б успокоиться и на том остановиться и покинуть здание, однако меня вдруг 'повело' так, что я не смог устоять на ногах и рухнул на четвереньки и, пока приходил в более или менее работоспособное состояние, учуял едва сильный запах чеснока от пальцев куратора. И тут в мою больную голову постучалась любопытная идея.
   Дело в том, что одним из следствий создания полноценной привязки 'Хозяин-фамилиар' является возможность временно усилить какую-либо из своих способностей - обоняние, зрение, слух, чувство равновесия или, например, быстроту реакций - до уровня аналогичных способностей фамилиара. Прокачать, так скажем. В данном случае мне понадобится острый кошачий нюх. Вдруг Каирри не держал формуляр с приказами при себе, а спрятал его где-нибудь в кабинете? Если так, то на нем тоже мог остаться запах чеснока, по которому я, подтянув чувствительность своего обоняния до уровня Фыра, могу найти тайник.
   Эту методику я опробовал и раньше - понадобилась как-то способность видеть в темноте. Однако получиться ли у меня 'позаимствовать' нюх Фыра сейчас, когда мои способности к концентрации оставляют желать лучшего? Впрочем... Ладно, Храрг с вами, попробую! Рискую, правда, ведь излишнее напряжение сейчас чревато новой потерей сознания, что в данной ситуации приравнивается к смерти. Впрочем, это легче, чем заклятия творить, так что может получиться.
   С трудом погрузившись в транс при помощи особых дыхательных упражнений (по выходу из которого голова, чувствую, разболится еще сильнее), я потянул за нить, связующую мою душу с душой Фыркиса, обостряя обоняние. Получается, увы, не с первого и даже не со второго раза, и, кажется, в нагрузку к обонянию идет что-то еще, но я уже слишком устал, чтобы разбираться и придерживать лишнее. Так что просто принял все, что, образно выражаясь, свалилось на голову и, перетерпев дополнительные неприятные ощущения от изменения работы нервной системы, понял, что своего добился-таки.
   Запах чеснока, до того едва ощутимый, стал сильным... Хотя, 'сильный' - в данном случае не то слово. Скорее, через призму кошачьего восприятия сей запах стал более проявленным. И теперь я мог с уверенностью сказать, каких именно предметов в этом кабинете касался куратор, так как на них тоже сохранился запах чесночного соуса для куриных крылышек (кажется, ими он завтракал, причем незадолго до смерти, так как руки вымыть толком не успел) разной степени заметности. Вот подлокотники кресла, край столешницы и ручка верхнего ящика стола пахли сильно, а ручка входной двери, оконная рама и подоконник - совсем чуть-чуть, так что обычный разумный и не заметил бы ничего.
   Та-а-ак, запах не только на подоконнике, но и на стене под ним. И зачем бы ему понадобилось стену под подоконником трогать, причем так странно, будто рисовал что-то? Рисовал... Рисунок, выведенный пальцем Каирри, вдруг проступил у меня перед глазами. Так вот, значит, что к обонянию довеском шло - кошачье зрение, диапазон восприятия которого гораздо шире, чем у разумных... К месту, к месту. Кажется, я нашел тайник куратора! И как же здорово, что он у окна, а не возле двери! А то, боюсь, шататься туда-сюда по отнюдь не маленькому кабинету у меня не хватило бы сил.
   Я уже хотел дотащить себя до подоконника (иначе не скажешь), как вдруг краем глаза заметил какую-то странность в кураторе. И, хоть время и поджимало, и действие очищающего воздух заклятия заканчивалось, и дым понемногу заполнял комнату, я еще раз внимательно осмотрел тело. И уж не знаю, кошачье зрение послужило тому причиной или моя невнимательность при предыдущем осмотре, но я только сейчас увидел, что у господина Каирри отсутствует половина правого уха, а от обрубка к виску тянется узкий белый шрам. А в прошлую нашу встречу у него вроде оба уха были целые... Или это была лишь иллюзия? Или грим? Вроде как, стеснялся мужик недостатка внешности... Хотя, с чего офицеру Тайной стражи, лет десять, если верить Кейну, прослужившему на границе с Проклятыми землями, шрама стесняться? Не девица так-то... Непонятно. На всякий случай я, преодолевая брезгливость, провел пальцем по шраму. Хм, ощущается, как настоящий... Вернуть бы сейчас собственное зрение на прежний уровень и посмотреть на увечье, но, увы, времени на то уже нет - надо пошарить в тайнике под подоконником, а потом уносить отсюда ноги.
   Под подоконником действительно обнаружился тайник, открываемый посредством воспроизведения рисунка - вписанного в квадрат треугольника - на хитро спрятанной панели под подоконником, а в тайнике - конверт из плотной бумаги без опознавательных знаков. Спрятав его во внутренний карман сюртука, я открыл окно и вылез на карниз. Вовремя, так как заклятие очистки воздуха как раз исчерпало себя, и кабинет в мгновение ока наполнился дымом.
   К счастью, лорд Дерлисса в облике гигантской летучей мыши уже кружил над зданием муниципалитета, высматривая меня, так что долго сидеть за окном на узкой полоске мрамора (кажется, я еще и чувство равновесия прокачал до кошачьего, иначе точно свалился бы вниз) не пришлось. Вампир ловко схватил меня за плечи и вмиг перетащил на крышу соседнего здания, и уже там, слушая треск сгоравшей двери и яростный рев пламени - от притока свежего воздуха огонь разгорелся еще сильней и ворвался-таки в кабинет - я смог позволить себе упасть на черепицу, отдышаться и отдохнуть хоть несколько минут, с трудом заставляя себя оставаться в сознании.
   - Что случилось, княжич? - мрачно осведомился вампир, не утруждая себя сменой облика. И как ему это удается, при том, что голосовые связки летучих мышей для речи разумных не приспособлены?! - Похоже, встреча, на которую ты шел, не состоялась... Или же тебе оказали горячий прием, да?
   - Горячий, Храрга пинком через коромысло, - буркнул я, жадно вдыхая свежий воздух. - Просто огненный...
   Летучий мышь рассмеялся, довольный своей шуткой. Юморист, чтоб его... А, надо сказать, выглядит он в такие моменты жутко. И смех у него, как ни старается древний кровосос выглядеть дружелюбно, поистине вампирский, от которого кровь стынет в жилах. Хм, раз так, то есть, где погреться, вон, целый муниципалитет, хоть и бывший. И грейся хоть до хрустящей корочки! М-да, что-то меня тоже на чернуху потянуло...
   - А встреча... и да, и нет.
   Вампир выразительно покосился на языки пламени, вырывающиеся из окон верхнего этажа муниципалитета.
   - Не пришел твой визави, надо полагать? Живых в том здании точно нет, можешь мне поверить.
   Ну да, кому ж еще верить в таких вопросах, как не вампиру!
   - Пришел, - со вздохом ответил я, через силу принимая сидячее положение. - Только уйти не смог, там и остался. И я тоже чуть не остался... Храрг! Голова разорвется сейчас...
   Летучая мышь-переросток подобралась ко мне поближе и, по-птичьи склонив голову набок, окинул меня внимательным взглядом и даже, кажется, носом потянул, обнюхивая. А я машинально обнюхал его, не 'отключив' предварительно кошачье обоняние. Ох, зря я это сделал! Смесь запахов така-а-ая... Тут и дорогие духи в таком количестве, будто о вампира потерлась особа, предварительно в них искупавшаяся, и псина, и какие-то растения, и что-то явно алхимическое, и деревянная стружка, и дезинфицирующий раствор... Насыщенный денек у него выдался! А у меня в носу засвербело и пришлось после такого чихать минут пять, в результате чего я едва не лишился сознания от боли.
   - У тебя сейчас кровь будто взбесилась, - поставил мне 'диагноз' лорд Дерлисса. - Так сильно давит на стенки сосудов, что те едва держатся, того и гляди лопнут, особенно те, что в голове.
   Ну да, никто не разбирается во всем, что связано с кровью, лучше вампиров! То есть, давление у меня сейчас настолько высокое, что еще чуть-чуть, и кровоизлияние в мозг обеспечено, а последствия у него очень нехорошие - от паралича до смерти. Не хотелось бы... А все-таки, чем же меня так приложили, что и сознания лишился, и магия почти вся улетучилась, и давление подскочило? Вот просто интересно! Хотя, повышенное давление вполне может быть следствием 'прокачки' моего восприятия до уровня кота-фамилиара, так что не все так однозначно.
   - Обратно на границу я тебя не понесу, - сообщил лорд Дерлисса. - Не в том ты сейчас состоянии, княжич, чтобы такой полет выдержать. Тебе б лекарство какое принять, да отлежаться...
   Заманчивая перспектива, но я вынужден отказаться - до того, как моя непричастность к убийству куратора Каирри будет установлена, я могу просидеть под арестом не одну неделю, истреплю нервы себе и дознавателям, потеряю кучу времени, которое мог потратить на что-то полезное, да и вообще в камеру не хочется. Так что надо уносить ноги из столицы. Вернее лорду Дерлиссе надо уносить отсюда и ноги, и меня. И побыстрее. Примерно так я и сказал клыкастой 'службе доставки'.
   - На границе тебя будут искать в первую очередь, - летучий мышь почесал крылом пушистый затылок. - Да и не долетишь ты туда. Или сверзишься с моей спины многострадальной, или помрешь и потом сверзишься. Так себе перспективка-то. И потом, тебе в любом случае придется дать о себе знать в полк, чтобы хоть дезертиром не прослыть. И не говори мне, что ты не военный и являешься гражданским специалистом! Я ж давно на белом свете живу, некоторых богов постарше буду, так что уже сообразил, что спрос с тебя как с военного будет.
   Да уж, попробуй возрази! Но я сейчас просто не в состоянии обдумывать стратегию действия на ближайшие несколько дней, мне для этого нужно прийти в себя, выпить что-нибудь от повышенного давления и отлежаться хотя бы пару часов. Можно это сделать и в столице, но рискованно - тайнюки точно будут искать меня, и им достанет влияния, чтобы перенастроить охранные чары над городом на поиск определенного индивида. В Наргонту вернуться, кстати, тоже нельзя, да и далековато она от Миаствера, не долечу - прав вампир.
   - Но хоть с тем, что нам надо рвать когти из Миаствера, Вы согласны, лорд?
   Тут возражений не последовало. Но и предложений тоже, так что мне снова пришлось напрягать многострадальную голову в выборе подходящего маршрута. Может, в сторону Тарлонга? В Осинники наведаться бы. Но все равно далеко, хоть и ближе, чем граница. Правда, не совсем в ту сторону...
   - В алхимическую лавку бы, - с сожалением вздохнул я. - Но тоже риск... Да и поздно уже, они закрываются.
   Летучий мышь умильно почесал лапкой мордочку, обдав меня мощным потоком воздуха от движения здоровенного крыла.
   - Ну... кое-что я могу для тебя сделать. Дай-ка руку!
   И, не дожидаясь согласия, вампир с облике здоровенной зверюги одним неуловимым движением оказался рядом со мной, схватил меня за руку и чиркнул когтем по запястью, оставив довольно глубокую царапину. Кровопускание? Ну, только если в качестве экстренной меры. Идея, может, и неплохая. Но тут главное следить, чтобы не потерять слишком много крови, иначе я лишусь последних сил, точно не смогу лететь, и тайнюки, что соблаговолят-таки отправиться на поиски куратора проекта 'Скрепа', возьмут меня тут тепленьким. Или, что более вероятно, судя по тому, что кровь из надрезанной вены хлынула столь мощным потоком, будто это не вена была, а артерия, уже холодненьким. М-да, чернушный юмор вампира, определенно, заразителен и передается воздушно-капельным путем...
   - Перетяни чем-нибудь, - подал голос лорд Дерлисса, исполненным вселенского сожаления взглядом провожая стекавшие по крыше темно-красные ручейки. - Хватит с тебя пока.
   И сглотнул столь выразительно, что мне даже на мгновение стыдно стало. А потом я ощутил невольное уважение к силе воли древнего кровососа. Еще бы: не вгрызаться клыками в запястье, а аккуратно чиркнуть когтем, видеть, сколько ценного продукта просто так на землю льется, и не возмущаться, не бросаться ее слизывать, хотя, насколько я знаю, голод терзает вампиров всегда, и уровень развития, на котором находится оный, на него не влияет... Это дорогого стоит. Но дразнить вампира не следует, так что я кое-как оторвал от рубашки широкий лоскут - сумка с моими вещами, в том числе и с походной аптечкой, про которую я благополучно забыл, осталась в горящем здании - и перетянул рану, после чего сумел-таки подняться на ноги. Признаться, от слабости пошатывало, видимо, крови я потерял прилично, однако боль отступила. Нет, не ушла совсем, затаилась, не оставляя сомнений в скором своем возвращении, но, надеюсь, хотя б час до того у меня есть.
   - Летим сейчас, - принял решение я. - Пока на юго-восток, в сторону Тарлонга. А там до одного из населенных пунктов по ситуации.
   Летучий мышь не скрывал своей радости, и довольная ухмылка на его мордочке, в которой было гораздо больше вампирского, нежели звериного, смотрелась жутковато. И сразу наводила на мысль о том, что мне придется пожалеть об этом решении. Но я все еще возлагал надежду на сдерживающие амулеты. Арз как чувствовал, давая задание подчиненным зарядить их так, чтоб на неделю хватило.
   - Значит, прогулка продолжаетсссся... - многозначительно прошипел он, потирая лапки.
   Киваю. Продолжается. Только кому прогулка, а кому... А, к Храргу все, пора рвать когти!
   Летучий мышь распластался по крыше, чтобы мне было сподручнее усесться к нему на спину, и через минуту взлетел, увлекая меня в небеса. Правда, недалеко - до крыши здания на соседней улице, ранее явно бывшего храмом, где вампир схватил в когти задних лапок сразу пять баулов, набитых столь туго, что, казалось, вот-вот лопнут, после чего снова взмыл вверх, правда, уже не столь стремительно, как в первый раз.
   - Мой багаж, - пояснил он на невысказанный вопрос. - Не брошу, и не настаивай!
   Я закатил глаза, но промолчал. Вот же хомяк, а! Хоть и летучий мышь, а хомяк! Видимо, позеленеть какая длинная жизнь и обращение в нежить на инстинкт присвоить понравившуюся вещь и утащить ее в свое логово, в просторечии хомячностью называемый, никак не влияет.
   Пока я рассуждал о превратностях жизни, не забыв, впрочем, покрепче вцепиться в плечи летучего мыша, последний взял курс на закат и заработал крыльями столь быстро, что Миаствер остался за нашими спинами меньше, чем за час. На этот раз система охранно-защитных чар выпустила нас без писка. И хорошо. Должно ж хоть в чем-то повезти...
  
   11 августа
  
   Искалоть Иолатэ,
   вольнонаемная целительница второго штурмового полка
  
   Я даже толком не поняла, что именно разбудило меня в это утро так рано, что даже солнце еще толком не поднялось из-за горизонта - то ли тревожный сон, вспомнить который я отчего-то не могла, то ли слишком громкий стук капель по подоконнику, то ли интуитивное предчувствие неприятностей, не знаю. Но проснулась я на рассвете, что очень и очень странно, учитывая, что накануне вечером я вернулась домой с дежурства в местном госпитале, которое в силу некоторых обстоятельств затянулось больше чем на двое суток, уставшая настолько, что даже перекусывать не стала, сразу рухнула в кровать, намереваясь спать, самое меньшее, до обеда. Полежала, пытаясь заснуть снова, повертелась с боку на бок, укрылась с головой и даже попыталась посчитать овец, однако все попытки уснуть снова провалились. Наверно, перенервничала я вчера... Было от чего, если начистоту!
   Окончательно убедившись, что в ближайшее время не усну, я вылезла из постели, быстро умылась и, потягиваясь на ходу, отправилась на крохотную кухоньку ставить чайник. Раз уж встала, надо бы позавтракать, а то в животе бурчит просто-таки неприлично громко и заунывно, и потратить время отдыха на что-нибудь полезное. Например, на разбор чемоданов, с которыми к определенному Тайной стражей месту временной службы прибыла, да так и зашвырнула два из трех в крохотный чуланчик между кухней и санузлом, даже не открыла ни разу. Или, может, погулять сходить? Или домашним хозяйством заняться, приготовить что-нибудь? Нет, готовка - это, пожалуй, лишнее, я лучше на завтрак плюшками из госпитальной столовой обойдусь. И пообедаю для разнообразия в пирожковой, что на другом конце поселка. А то я с момента прибытия сюда, в поселок Личево, что в пятнадцати километрах от границы с Проклятыми землями, почти всегда в столовой на работе питаюсь - недорого, готовят неплохо, и посуду мыть за собой не надо. Последнее, кстати, с моей точки зрения является огромным плюсом...
   Хотя, убраться в моей квартирке уже надо бы. Жаль, у леди Иолатэ руки в этом плане не тем концом вставлены, да и пыла душевного к делам моюще-чистящим отродясь не было, так что я, как въехала в эту квартиренку, предоставленную мне как вольнонаемному сотруднику имперской армии во временное пользование, так ни разу за швабру и не бралась. Все бы ничего, только здоровые клоки пыли, мотающиеся по полу от малейшего движения воздуха, уже начинают меня раздражать. Да и белье надо бы уже постирать. Поговорить, что ли, с комендантом? Вдруг мне порекомендуют прачечную и кого-то из местных, кто не прочь подзаработать на уборке?
   Первую кружку чая я выпила почти залпом, вторую пила уже медленно, вприкуску с плюшками, устроившись на подоконнике и бездумно наблюдая, как просыпается поселок с веселеньким названием. С другой стороны, каким еще оно могло быть у населенного пункта, что почти на самой границе с пораженными некромагией территориями? Я, когда в штабе карту Проклятых земель и приграничных территорий разглядывала в ожидании приема у кадровиков, там много забавных названий у населенных пунктов - Мертвецкой, Нежитево, Вампирий, Упырево, Большие и Малые Дохляки, Зомбеевый-1, Зомбеевый-2, Смерть, Котытооткидово, Сапогиотбросово, Личево опять же...
   Заключив договор с Тайной стражей, я теперь вынуждена отработать шесть месяцев на государство - по специальности и практически в зоне боевых действий. На границе с Проклятыми землями, то есть. По распределению, результат которого я узнала только когда сошла с поезда в городке Гатон, последней железнодорожной станции перед границей и, по совместительству, негласном тренировочном полигоне тайнюков, я попала вольнонаемной целительницей в военный госпиталь поселка Личево, где тружусь на благо империи уже почти месяц. Неплохое, в принципе, место, хотя с Наргонтой, конечно, не сравнить. Ни высоких зданий (не считая штаба, госпиталя, храма и двух общежитий), ни общественного транспорта, ни обилия лавок, ни широкого спектра бытовых услуг. Большей частью одно- или двухэтажные домики с огородами - ну да, поселок, и этим все сказано. Единственное развлекательное заведение - таверна 'Пьяный зомби' за крепостной стеной, я там не была и не собираюсь. Впрочем, есть еще рынок, правда, я туда за продуктами хожу, а вот местные как в цирк. Иной ритм жизни - с рассветом встали, с закатом легли. Все тихо, степенно, размеренно... Сонно.
   Не привыкла я к такому, особенно после пяти лет студенческой жизни. Веселое было время, несмотря на огромную загруженность - я программу двух факультетов параллельно осилила, плюс практика в лекарне под началом мэтра Майнэса, плюс подработки. Вечеринки, спонтанные путешествия, насыщенная культурная жизнь, до которой я оказалась очень жадной... Наверное, я не только развлекалась, отдыхая от трудов на ниве получения образования, но и добирала то, чего была лишена в прежней жизни. И я даже была счастлива, Храрг побери! Но всему однажды приходит конец. Вот и мою спокойную жизнь тоже перечеркнули какие-то сволочи, попытавшиеся подставить меня под торговлю дурманом. И вот я здесь. Эх...
   С другой стороны, личевский госпиталь - отличное место для наработки целительского опыта, так как сюда везут пострадавших во время стычек с нежитью сразу из трех полков - первого, третьего и четвертого заградительных. Еще в данном поселке расквартирован второй штурмовой полк, к которому я и приписана в качестве вольнонаемной, так что не меньший поток раненых идет и оттуда. Ну и, так как госпиталь единственный на три населенных пункта, то и с более традиционными болячками сюда идут. Так что практика у меня богатая будет. И, конечно, не менее приятным дополнением послужит документ о том, где, как и под чьим патронажем я сию практику наработала, так что меня по истечении этих шести, ну, то есть, уже почти пяти месяцев в любую лекарню страны с распростертыми объятиями примут. Так что с точки зрения карьеры решение поработать в Личево вполне разумное.
   Узнала, кстати, разницу между штурмовыми и заградительными полками. Первые используются только во время кратковременных силовых операций в самих Проклятых землях, для зачисток некрополей, например, или для сокращения резко возросшего поголовья нежити и базируются в населенных пунктах на отдалении от границы. Вторые базируются непосредственно на самой границе, занимаются сдерживанием нежити постоянно, не позволяют ей перебраться через границу на земли империи, при этом редко углубляются в территории противника. Вон, третий заградительный, к примеру, такую неудобную позицию занимает, что добраться туда можно лишь по узким горным тропам, либо по воздуху, зато со всех сторон защищена горами. Он и нападению нежити подвергся всего однажды, и то посредством куклы некроса, в которую обратился один из офицеров прямо на каком-то собрании. Но это так, к слову. А сам третий заградительный заинтересовал меня по той причине, что там мог обретаться Ярос - по старой памяти, так сказать, ведь срочную армейскую службу он нес именно там. Или, в крайнем случае, там по-прежнему служат армейские друзья моего мужа, и они-то наверняка знают, где искать этого гада! Так что дайте, ребята, Лоте пару-тройку дней отпуска получить, да пропуск в режимную территорию выбить, и все, ждите в гости... Грр!
   Да, муженька я пока не нашла. Хорошо скрывается, зараза! Ничего, недолго осталось. Я о нем справки наводила, причем не только в Личево, но и в Гатоне (оказаться на границе минуя последний просто нереально) - ничего. Эта информация для служебного пользования, Храрг ее побери! Но я, к счастью, знаю, откуда начинать поиски, так что сразу подала прошение об установлении места нахождения Яроса Иолатэ (с формулировкой 'в целях воссоединения семьи', блин!), а также прошение о допуске в третий заградительный. Срок обработки документов - месяц, и он уже на исходе, так что скоро мне придут сразу две бумажки из Гатона. И тогда я поеду к муженьку, чтобы обсудить с ним предметно события последних пяти лет. Поговорить по душам, так сказать...
   И так я увлеклась представлением сцен этого 'разговора', одна другой кровавее, что невольно сжала кулак с плюшкой слишком сильно, из нее тут же полезла начинка, и, как итог, на моей белой блузке появилось пятно от черничного варенья. Я же, запоздало дернув рукой в попытке спасти одежду, еще и облилась остатками чая, отчего уродливая темно-фиолетовая клякса стала расползаться по тонкой белоснежной ткани. Храрг побери! Последняя чистая блузка! Ну, я ж говорю, что постирать давно надо бы, да все руки не доходят - нагрузка-то в госпитале будь здоров, я в общагу, по сути, только спать прихожу... Мой счет к Яросу увеличился. Причем тут он? А на кого я злюсь-то так сильно? То-то и оно.
   М-да, последняя чистая блузка... Из тех, что в разобранном чемодане лежали. В одном из неразобранных должны быть еще. Эх... Хочешь - не хочешь, а придется лезть в чуланчик и доставать чемоданы. Вот и занятие на часть выходного дня нашлось, Храрг побери!
   Вздыхая и мысленно кляня и плюшку, и муженька, я поплелась в чулан, вытащила оба чемодана, так как не помнила точно, в каком из них лежит одежда. В тот момент я не придала значения отсутствию пыли на них - очень уж хотелось разобраться с делами побыстрее и пойти погулять в такой погожий денек. До конца лета осталось не так уж много времени, а осень и зима здесь, говорят, суровые...
   Однако, стоило мне открыть верхний чемодан и достать оттуда аккуратно сложенную блузку, как мысли о прогулке, о мести Яросу, да и обо все вообще мгновенно улетучились из моей головы, потому что под верхним слоем одежды обнаружилась небольшая коробка с логотипом известной алхимической лаборатории под патронажем его императорского величества и свежей отметкой личевского госпиталя о приемке. Название зелья не оставляло сомнений, что внутри сильнодействующее обезболивающее, причем сделанное на основе дурманного зелья! Подотчетное, Храрг побери! И, боюсь, именно эта упаковка пропала вчера из кабинета заместительницы главлекаря по младшему и среднему персоналу, старшей медсестры то есть! И из-за нее меня и остальных сотрудников почти двенадцать часов не выпускали из госпиталя стража и дознаватели, надеясь раскрыть преступление и найти пропажу по горячим следам! И теперь упаковка, по сути, дурманного средства обнаруживается у меня в вещах! Хорошо еще, что не вскрытая! И хорошо, что я стала вещи по одной доставать, а не всей стопкой за раз, иначе точно оставила бы на ней свои отпечатки и следы своей ауры! Так проще от подброшенного избавиться.
   А избавляться надо, причем немедленно, так как, боюсь, ко мне вот-вот личевское дознание с обыском нагрянет. Точно нагрянет, иначе зачем мне подбрасывать украденное? Только для того, чтобы, как шумиха поднимется, анонимку в стражу настрочить, мол, вольнонаемная целительница из Наргонты то ли не справилась с дурным пристрастием, то ли решила и на новом месте прежним делом заняться, сперла из госпиталя обезболивающее на основе дурмана и наверняка хранит где-то у себя в общежитии. Ее ж еще в Наргонте с дурманом поймали, да только Тайная стража прикрыла грешок княжны Мерисской и отправила ее подальше, пока шумиха не уляжется, а она и снова за старое... И все в таком духе.
   Ох, как же хорошо, что я рано проснулась и обляпалась вареньем! Иначе я до последнего не узнала бы, что за 'сюрприз' лежит среди моих вещей! А явившиеся стражники взяли бы меня, что называется, тепленькой... Уверена, на этот раз я точно оказалась бы под арестом. И потом доказывала бы, что понятия не имею, откуда дурман-зелье вообще в моем чемодане взялось, что это не я его из госпиталя украла, не собиралась ни продавать его, ни употреблять сама, что я вообще, как целитель, против использования подобных препаратов не по назначению, что... Но кто бы меня послушал?! Да никто! Более того, подобная находка среди моих вещей поставила бы жирный крест на дальнейшем расследовании моего дела... Или нет? Так, Лотя, соберись! Сейчас нет ни времени, ни смысла гадать, как повернулись бы события в случае повторного взятия меня 'с поличным'! Сейчас надо от улики избавляться, причем так, чтобы явившаяся с обыском стража не нашла украденный препарат в общежитие или, по крайней мере, не могла связать его со мной. Но как? Хм, есть у меня одна идея...
   Натянув на руки тонкие лекарские перчатки, я взяла тонкое кухонное полотенце и, соблюдая величайшую осторожность, обернула им улику, изо всех сил стараясь не касаться коробки, после чего переоделась в мешковатый костюм для утренних пробежек (крепкий, но дешевый, если что, выбросить не жалко) и, закрепив сверток на животе, вышла из квартирки. Спустилась к выходу из общаги, никому не попавшись на глаза (а разве могло быть иначе в шесть утра?), и вышла на улицу. Обогнула здание общежития, миновала небольшой палисадник и вышла на заросший высокими - в рост человека - травами пустырь, отделяющий эту часть поселка от леса. Да, общежитие, в отличие от госпиталя, на самом краю поселка стоит. А все Личево, кстати, можно в полчаса из конца в конец пройти!
   Если кто-то и увидел меня из окна общежития, как я быстро пробежала к зарослям на пустыре, отделявшем территорию поселка от леса, не страшно - я почти каждое утро подобные прогулки совершаю то в лес, то ограничиваюсь пустырем. Я ж оборотница, более того, оборотница-архаик, мне надо вторую ипостась выгуливать! Охотиться время от времени, когти, опять же, точить... Если я их здесь точить буду, общага не выдержит, а особо впечатлительные с инфарктом слягут! Так что реализовывать свои звериные порывы я иду в лес, а окружающие к тому уже более или менее привыкли.
   Углубившись в заросли, я перекинулась в храргота, подцепила сверток зубами и сначала хотела унести его в лес. И меня не пугало, что стража и дознаватели вполне могут поинтересоваться привычками подозреваемой, а потом тоже прогуляться в лес с собаками или магами-ищейками, причем от первых в лесу толку будет больше, чем от вторых. А уж если они вздумали идти по следам королевского храргота и истинного алхимика в одной пушистой мордочке, то просто впустую потратят время, так как я уже наловчилась не оставлять следов, находясь в облике большой кошки, и вполне могу изменить естественные запахи собственного тела, просто съев подходящую травку. А на пустыре ее в избытке, кстати. На вкус не очень, да и язык щиплет, но для спасения собственной шкурки, нервов и репутации можно и потерпеть.
   Сверток я отнесла-таки в лес. Сначала шла своим обычным маршрутом, не забывая прикладывать когтистую лапу к облюбованным деревьям, а, дойдя до полянки, на которой всегда отдыхала во время выгуливания большой кошки, разжевала прихваченную с собой травку и, крадучись, сделала крюк метров в пятьсот на северо-восток. Нашла там старый кряжистый дуб, толстые ветви которого точно выдержали бы мой вес в звериной ипостаси, забралась на него, кое-как долезла до дупла почти на самой верхушке и оставила в нем улику. Полотенце забрала с собой. Потом, если получится, заберу и сдам потихоньку на экспертизу, вдруг там остались следы того, кто мне это лекарство, Храрг его побери, подкинул! Или, может, потихоньку анонимку главлекарю накатаю о том, где пропажу искать. Но пока что пусть здесь лежит.
   Вернулась я тем же путем. Перекинулась на пустыре, повесила на шею полотенце, вроде как вспотела, пока бегала. Нарочито медленно вошла в общагу, поздоровалась с заступившим на пост комендантом - пожилой жугерной самого благообразного вида - пожаловалась на плотную занятость и, как следствие, на невозможность заняться уборкой и стиркой. И, как не напускала я выражение искреннего сожаления на лицо, комендантша мне не поверила. Хмыкнула скептически и губы поджала, но этим выражение ее неудовольствия от моей неряшливости и ограничилось. Правда, она порекомендовала мне, женщину, с которой можно было договорится о помощи по хозяйству, а я пообещала ей сделать мазь от боли в суставах, так что расстались мы вполне довольные друг другом. После чего я вернулась в свою квартирку, успела ополоснуться, переодеться и даже разобрать часть вещей до того, как раздался стук в дверь, и из-за нее раздалось грозное: 'Откройте, стража!'. Ну, началось!
   Навесив на лицо выражение вежливого недоумения, я открыла дверь и тут же уткнулась носом в постановление о проведении обыска.
   - Леди, прошу не препятствовать правосудию! - вместо 'здрасте' возвестил молоденький, едва ли старше меня дознаватель.
   - И в мыслях не было, - изображать удивление напополам с недоумением так, что не отличишь от подлинного, я научилась еще на первом курсе магунивера, когда коменданты студенческого общежития требовали от меня прекратить гнать самогон для соседей. Самое смешное, что самогоноварением я не занималась! Это была микстура от кашля! Но кому было интересно прямое назначение зелья после того, как народ прочухал, что в нем пятьдесят пять градусов крепости? - А не подскажете, в чем меня обвиняют?
   - Здесь все написано, - дознаватель сунул мне в руки постановление. - Итак, леди, до начала обыска я должен спросить: не желаете ли Вы добровольно выдать украденное Вами из госпиталя зелье или иные запрещенные вещи?
   Я очаровательно улыбнулась и захлопала ресницами, как это умеют делать только голубоглазые блондинки, и ответила:
   - Из запрещенного у меня есть только паутина под потолком и дохлая мышь в мышеловке, впрочем, запрет на подобные, хм, вещи в жилище женщины носит, скорее, характер традиции и обычая, нежели закона, так что мне за то грозит, самое большее, общественное порицание, что я со спокойной душой переживу. А насчет украденного... Я понятия не имею, о чем Вы, господин... Вы не представились!
   Дознаватель пробурчал что-то неразборчиво - то ли Зарут, то ли Сапмут, то ли еще что-то в этом роде. Ладно, обойдемся без имени.
   - Так вот, повторюсь, понятия не имею, в краже чего именно меня подозревают, - продолжила я. - Знаю, правда, что вчера из госпиталя упаковка подотчетного обезболивающего пропала...
   - Откуда? - насторожился дознаватель.
   Я с трудом сдержала тяжелый вздох. Кажется, мне попался идиот... Видимо, полоса невезения продолжается.
   - Так с вашими следственными действиями уже все Личево в курсе дела, - все в том же тоне продолжала я. - А также Мертвецкое, Копытоотбросово, Большой Удыш и остальные населенные пункты, расположенные в радиусе двадцати километров от места преступления.
   Зарут или Сапмут обиженно насупился, но промолчал. Красноречиво так, не оставляя сомнений в том, что он непременно припомнит мне критику в адрес личевского дознания, пусть и с самым невинным видом при первом же случае. Случай, правда, пока что не представится, но он-то об этом не знает.
   - Я в жизни ничего чужого не взяла, - закончила я, напуская на себя вид оскорбленной невинности. - Ну, разве что, в детстве с кухни вкусности таскала, но это не считается, иначе все тюрьмы имперские были бы детишками забиты.
   Даже не улыбнулся. Не идет на контакт. Жаль. Впрочем, церемониться с местными работниками органов правопорядка я не собиралась, так что больше не пыталась разговорить раздувшегося от собственной значимости дознавателя, с сурово-неподкупным видом раздававшего указания стражам, а села в единственное кресло и занялась изучением постановления, внутренне настраиваясь на скандал. К моему глубочайшему сожалению, выходной день потерян - пока с обыском закончат, пока меня допрашивать будут, пока туда-обратно доставят... Конечно, все впустую, прижучить меня не за что (вроде бы). Но обидно! А, поскандалив и нажаловавшись во все инстанции на дознавательский произвол, хоть пар выпущу, ибо долго в себе злость носить вредно для здоровья, это я, как целитель, говорю. И, возможно, на один раз я решила вопрос с уборкой... а заодно и с ремонтом этой квартиренки, так как стража, закончив с обыском санузла, уже на полном серьезе вознамерилась крушить намертво вделанные в стену латунные карнизы, на которых висели занавески. Как будто там можно что-то спрятать, не оставив следов! Ну что ж, повторюсь, препятствовать дознанию сейчас я не имею права, как бы глупо оно себя не вело. А заодно делиться своими мыслями, наставлять на путь истинный и вправлять мозги - последним займется непосредственное начальство дознавателя с неопределенной фамилией, если дальнейшие события будут развиваться по наилучшему для меня сценарию.
   Изучив постановление, я констатировала: меня действительно подозревают в краже препарата. Увы, сведений о том, на основании чего дознание сделало вывод о моей причастности к пропаже обезболивающего, в бумаге с гербовой печатью и эмблемой городской стражи не содержалось, а на попытки прояснить ситуацию стражи, производящие обыск, наверняка будут отмалчиваться и кивать на дознавателя, мол, у того индюка надутого спроси. Но то ли Зарут, то ли Сапмут вряд ли станет откровенничать со мной о ходе расследования. Так что мне остается лишь хранить гордое молчание, 'включить' аристократку и готовиться к допросу, благо опыт и знания, полученные, в том числе, от муженька-юриста, чтоб ему икалось, имеются. Ну и, само собой, анализировать ситуацию и размышлять над тем, кто мог сначала стащить подотчетный препарат из кабинета старшей сестры, а потом в мое отсутствие заявиться сюда и подбросить украденное мне. Кому это нужно? И, главное, зачем? Неужели это продолжение той подставы с дурманом, из-за которой я, собственно, и оказалась здесь? Или же что-то новенькое? Ох, просто голова пухнет...
  
   Фыр-Ярос
  
   Следующее перемещение моей беспокойной души в фамилиара состоялось на следующий день и вновь без малейшего усилия (да и желания тоже) с моей стороны. Просто я, открыв глаза, сразу понял, что нахожусь не в крохотной комнатенке на постоялом дворе в деревушке где-то между столицей и Курзоном, названия которой даже не отложилось в моей памяти - дальше лорд Дерлисса просто отказался меня везти, мотивируя это тем, что в следующий населенный пункт притащит уже мой труп - а в квартире Кейна. Причем размеры моего тела снова изменились настолько, что люди кажутся громадинами, слух и нюх обострились до такой степени, что робкие шевеления мышки под подом в соседней квартире, а также то, что псинка Дели оставила под кроватью недогрызенную кость, не являются для меня тайной, а диапазон зрения снова расширился. И, если я попытаюсь что-нибудь сказать, то из горла вырвется мяуканье. Ну, привет, Фыр, давно не виделись! Ответные эмоции кота можно было расшифровать как: 'И тебе привет, хозяин! Что-то зачастил ты в мою бедную головушку! А мне проблем и так хвата-а-а-а-аует' - и широкий зевок с риском вывиха челюсти, и полнейшее нежелание шевелиться, не то что срываться с нагретого местечка и нестись куда-то сломя голову, пусть даже и под руководством любимого хозяина.
   Кстати, где это он устроился? Лежанка-то не самая удобная, узкая, глубокая, круглая какая-то, лапы вытянуть некуда - кот их, кстати, за край лежанки вытянул, частично перетекая на пол, как это умеют делать только кошки. И края у лежанки какие-то жесткие, шершавые, и штука какая-то острая в бок впивается... Нет, Фыр-то в восторге, а я вот как-то не очень.
   Надо думать, после того, как в моей квартире был обнаружен труп неизвестного (ладно, условно неизвестного), ее оцепили до прибытия дознавателей из Гатона, и Кейн с Дели временно взяли Фыра к себе. Кстати, раз уж я здесь, хоть и не помню, чтобы сам того желал, то неплохо было бы осмотреть место преступления, тело того, кто пытался убить Касси, узнать, как она сама, да и расспросить насчет их совместных дел с убийцей тоже было бы неплохо. А заодно выяснить, что слышно о делах моих невеселых. И, так как я понятия не имею, как долго пробуду в теле фамилиара на этот раз, так что прости, Фыр, но валяться дальше мы не будем.
   Зеваю, потягиваюсь всем телом, слышу негромкий треск и оказываюсь на полу. Кейн и Дели одновременно отрываются от обеда, смотрят на меня, после чего полковник сообщил жене:
   - Я так и думал, что конец твоей корзинке для вязания. И как этот конь, под кошака маскирующийся, туда помещался-то?
   Дели, вздохнув, махнула рукой.
   - Что теперь... Стрясу с Яроса новую. Его же кот. Он, кстати, уже должен был вернуться, - и внимательный взгляд на супруга из серии 'я знаю, что ты что-то скрываешь'.
   Кейн, невозмутимо пожав плечами, предположил, что в суде все прошло, как планировалось, и я, видимо, решил воспользоваться случаем, чтобы снова покопаться в истории с исчезновением тещи, потому и задерживаюсь. Но уж он-то мне по возвращении все выскажет - и за задержку, и за то, что не подал вести об исходе судебного заседания, и за то, что мой кошак собачонку Аделаиды застращал так, что та из-под кровати нос высунуть боится, и за сломанную корзинку в придачу. А у самого аура беспокойством так и светится. И вилку он сжимает так сильно, что костяшки пальцев побелели. Точно уже в курсе относительно произошедшего, только, видимо, жене не говорит. А та, видимо, чувствует неладное и не очень-то верит мужу. Но и вытряхивать из него правду радикальными методами не спешит, наверное, ждет моего возвращения.
   Я тем временем вылез из обломков корзины, отряхнулся, пригладив языком шерсть на боку, и пошел к ним, на кухню. По пути еще зыркнул презрительно на высунувшуюся из-под покрывала на кровати собачонку из разряда 'Кошачий завтрак', отчего та, опасаясь связываться с более сильным противником, как бы инстинкт не требовал обратного (не полная дура, с первого раза все поняла!), убралась обратно под кровать. И правильно, целее будет.
   Псинку Дели завела четыре года назад, когда более-менее освоилась на границе и восстановила здоровье в достаточной степени, чтобы не шататься от ветра. И нет бы нормального пса завести, большого и сильного, способного защитить хрупкую хозяйку - появление такого зверя вполне логично и объяснимо, учитывая ее историю и специфику этого места. Но новоявленной леди Мрракс, наконец, почувствовавшей себя в безопасности, так хотелось вновь, хоть немного, но вернуть свою личность рафинированной столичной барышни, что она остановила свой выбор на таком вот существе - крохотном, тонколапом, с непропорционально большой головой, практически лысом, если не считать длинной, кокетливо прикрывающей один глаз челки, и вечно дрожащем то ли от нервов, то ли от холода. Кстати, существо оказалось злобным, наглым, а также начисто лишенным инстинкта самосохранения - никаких авторитетов не признает, так и норовит тяпнуть мелкими острыми зубами всех вокруг, даже хозяйку, что уж тут о Кейне говорить. Меня, кстати, тоже куснуть пыталась, но я-то, Фыром натренированный, успеваю руки убирать, а вот у Арза все пальцы грызаные... Тявкает в диапазоне ультразвука, да так истерично и пронзительно, что рука сама тянется швырнуть в нее чем-нибудь. Портит обувь и немудреную мебель, растаскивает еду из миски по всей квартире, гадит в самых неподходящих местах вроде коврика под дверью - и это еще не весь список ее недостатков. А окончательно добивает кличка этого кошмара на тонких ножках - Ванилька. Не знаю, о чем думала Дели, называя так свою питомицу. По мне, так Упыриха больше подошла бы. Содержание внутреннее лучше отражает...
   Впрочем, один авторитет для лысого кошмара все же есть - это Фыр. Дело в том, что, когда эту Ванильку случайно занесло в мою квартиру (я что-то забыл, пришлось вернуться, так что дверь не запирал, а просто прикрыл), она пронеслась мимо меня и сразу же бросилась на моего мирно спящего в кресле фамилиара, кровожадно намереваясь впиться зубами, куда получится допрыгнуть. Тот спросонья и не понял, что это на него наскочило, решил, что какой-то крысе жить надоело, так что действовал на инстинктах - сначала прихлопнул ее сверху лапой, потом сдавил зубами горло. Итог: Дели, вбежавшая следом за этим монстром собачьей наружности, кричит: 'Фыр, пусти Ванильку!', Кейн из-за спины супруги вторит: 'Плюнь каку!', а сам, пока Дели не видит, коту большой палец показывает (забинтованный после укуса все той же Ванильки), псина хрипит и лапками дергает жалобно, Фыр продолжает дремать, а я стою с кучей бумаг в руках и не знаю, то ли расхохотаться, то ли броситься на помощь. А если бросаться на помощь, то кому - Дели, Фыру или псинке?
   В общем, после того случая Ванилька моего кота не то чтобы боится, но предпочитает не связываться и держится на расстоянии. Вот и сейчас высунулась из своего укрытия, зыркнула недобро, но тявкать не решилась, как бы злость, достойная бойцового пса, в тщедушном тельце не клокотала, на что кошак - не я! - грозно цыкнул, и в ту же секунду из-под кровати выкатился большой клубок шерстяных ниток, уже слегка погрызенных, но еще вполне пригодных для вязания. Надо бы намекнуть Дели, чтобы та отблагодарила Фыра, он ей пряжу спас... небесно голубую. Хм... Самой леди Мрракс с ее внешностью в пастельно-пепельных тонах такой цвет не подошел бы - ее в нем просто видно не было бы. Кейну? Даже не смешно. Тогда, надо думать, Дели ждет ребенка, причем срок уже немаленький, раз пол известен. В это предположение, кстати, вполне укладывается и желание леди Мрракс поскорее закончить с судебными тяжбами, ведь это означает, что она могла бы спокойно перебраться с границы в более подходящее для детей место, в ту же Наргонту, например. И молчали, тихушники! И, раз так, то вполне объяснимо, почему Кейн не говорит жене о том, что случилось со мной вчера. Стало быть, разговаривать с ним мне придется где-нибудь в другом месте. Так, обедать они явно заканчивают, скоро полковник Мрракс вернется к своим должностным обязанностям, значит, мне надо напроситься с ним. Этим и займемся!
   Торопить Кейна и действовать ему на нервы я начал с малого: решил разведать обстановку. Так, и что это он ест? О, судя по запаху, жареная курица! Да, с момента начала проекта 'Скрепа' снабжение третьего заградительного полка значительно улучшилось. Эй, а мне почему не дает?! Но это уже Фыр возмутился, не я. И перехватил управление телом. Все, что успел сделать я на тот момент, это уговорить его не требовать еду у Дели. А то отбирать кусок у беременной женщины как-то нехорошо, даже коту.
   Сразу залезать к Кейну на колени и пытаться стянуть кусочек или же запрыгивать стол с той же целью ушлый кошак не стал, знал, что первое бесполезно, а за второе и огрести можно. Поэтому мой фамилиар решил сначала надавить на жалость и совесть - в этом он не знал равных, чем и пользовался. Фыр уселся на полу напротив полковника и уставился пристальным немигающим взглядом, провожая каждый кусок, что тот отправлял в рот.
   Кейн внимание серого прощелыги заметил сразу, но решил его мужественно игнорировать. Наивный! Ну, разве возможно не обращать внимания на такое очаровательное создание, как Фыркис, особенно когда оно умильно взирает на тебя большими зелеными глазами, способными тронуть даже самое черствое сердце? Если что, это не я придумал, я лишь на понятийном уровне расшифровываю образы, полученные от кота.
   Что, одного взгляда мало? У, обжора! Не хочет с котиком делиться! А Фыр ему еще гладить себя давал! Не беда, можно подойти вплотную к объекту, потереться головой о его голень, потом прижаться спинкой, грациозно выгнув хвостик, и это все мяукая и заглядывая в глаза.
   - Адик, ты Фыра кормила? - спросил Кейн с потаенной нежностью в голосе.
   Адик! Правда что ли?! Уши не обманывают меня?! Я сейчас слезу пущу от умиления! А если серьезно, то пусть только попробует в разговоре со мной свою дежурную шуточку ввернуть о том, что это я его жениться заставил, а он, такой бедный-несчастный, вынужден теперь с этим жить! В глаз дам, несмотря на превосходство в силе и боевом умении! Фыррр!
   Дело в том, что тогда, пять лет назад, я первый и единственный раз выступил в роли сводника, и с тех пор меня нет-нет, да и кусало чувство вины, что, если б я тогда воспринял слова Кейна как шутку и отмахнулся от мысли, что девушка-экспертус, с которой меня свело расследование убийства, мало того, что подходит на эту роль, так еще и сама ищет возможность спрятаться (тогда я еще не знал, от кого и почему), то у каждого из них была бы возможность найти себе пару по любви. С тех пор я в разговорах с обоими всячески старался обходить эту тему. Переживал, что, сам того не желая, испортил жизнь обоим, хотя, по поведению моему они вряд ли о том догадывались. И тут вдруг оказывается, что все у этих двои хорошо! А я чувствую себя полным идиотом! Адик!!! Надо бы уточнить у Иннерлии при случае, не является ли теперь залогом счастливого брака заключение его по дурости? Если так, то у нас с Лотей есть все шансы на 'долго и счастливо'. Хотя, нет, нету - разница в возрасте и в мировоззрении сделает свое дело, даже несмотря на вмешательство богов.
   - Кормила, - отозвалась Дели, приподнимаясь над столом, чтобы видеть кота. - Неужели этот обжора снова проголодался? Вот прорва-то! И куда там столько помещается?!
   - Мне вот тоже интересно, - хмыкнул Кейн и попытался вновь приняться за еду.
   Ага, сейчас! Фыр, видимо, уловив мое настроение, чувствительно куснул полковника за лодыжку - вот уж кому плевать на чины, звания, дружбу и прочее, особенно если дело касается еды!
   - Ты что, хвостатый? - тот аж подпрыгнул от неожиданности и матерные слова удержал на языке только усилием воли. - Совсем страх потерял? Я ж тебе не хозяин, быстро в чувство приведу!
   Фыркаю. Хочешь меня к порядку призвать - в очередь вставай! Сразу за князем Изялиниэлем, его цепным псом Иранэлем, леди Иолатэ, моими сводными братом и сестрой и прочими.
   - Конечно, приведешь, - протянула Аделаида, изо всех сил стараясь скрыть сарказм. - Так же, как вчера ночью, когда ему захотелось поорать и поскакать по постели, а заодно и по тем, кто на ней лежит.
   Кейн скрипнул зубами, видимо, до сих пор не простил кошака за то веселье. А я, оказывается, не один мучаюсь, хе-хе...
   - Ну, он же заткнулся в конце концов...
   - Ага, - Дели не смогла сдержать смешок. - Через полтора часа просьб, ругани, угроз пустить на прикроватный коврик и бросания тапок. И то потому, что я догадалась ему кусок колбасы отрезать, а он устал, поел и уснул. Согнав меня с подушки, между прочим! И как его Яр терпит?
   Ее слова пролились бальзамом на мою душу. У меня кот до такой степени не наглел, стало быть, меня эта серая зараза все-таки любит. Ну, хоть кот... Так, не время впадать в меланхолию! Мне надо Кейна на разговор вызвать, место преступления посетить, осмотреть труп, еще много чего...
   Пока я воспроизводил в памяти список первоочередных задач, Фыр внаглую запрыгнул на колени к полковнику и потерся головой о подбородок, будто извинялся. Дели умилилась, Кейн растаял, хоть и виду не подал - ворчал и пытался спихнуть серого подлизу, впрочем, не особо активно. Увы, хитрости и коварству кота, желающего слопать кусок курицы, не было предела. Улучив момент, когда Кейн отвлечется, Фыр осторожно, сохраняя на морде бесстрастное выражение, запустил лапу в тарелку первого человека в третьем заградительном, цапнул когтями понравившийся кусочек и, не дожидаясь, пока подполковник сообразит, что его обворовали, прыжком переместился в небольшую прихожую. Злая ругань Кейна и смех Дели неслись нам вслед.
   Курицу Фыр умял в мгновение ока и уже собирался, было, снова наведаться в комнату - вдруг удастся утащить у двуногого еще кусочек? Однако, я ему не позволил, снова перехватив управление кошачьим тельцем. Для начала я решил перекинуться парой слов с Кейном лично, без Дели, и прихожая, отделенная от кухни-гостиной-спальни стеной, казалась мне подходящим для того местом. Поэтому я, запрыгнув на узкий комод, начал сбрасывать на пол все, что там лежало, одновременно душераздирающе мяукая и шебурша лапами по столешнице, будто что-то закапывая. Надо ли говорить, что Дели тут же отправила мужа проверить, что там с котом?
   - Надеюсь, курица этому паршивцу поперек горла стала, - прорычал 'добрый' Кейн, вставая из-за стола, и поспешил в прихожую.
   Однако, стоило ему скрыться от глаз жены, а той загреметь тарелками, как гнев полковника тут же уступил место настороженной заинтересованности.
   - Котяра, ты? - негромко спросил он, опускаясь на корточки перед тумбой, чтобы глазами быть на одном уровне со мной.
   Я едва не подпрыгнул от радости. Все-таки хорошо, что у него голова варит! С другой стороны, будь он идиотом, до полковника на границе точно не дослужился бы, тапки бы раньше откинул.
   - Мяу, - подтвердил я.
   Кейн потер лоб, на мгновение прикрыв ладонью глаза.
   - И что 'мяу'? - осведомился он.
   Кажется, мне не верят. Или же, что более вероятно, Кейн не может с уверенностью определить, действительно ли я вернулся в третий заградительный хотя бы сознанием, или же Фыр просто так мяукнул, что называется, в тему.
   - Мяу! - повторил я, на этот раз с нажимом.
   И для верности подпрыгнул и повис, уцепившись всеми четырьмя лапами, на служебном мундире Кейна (обычно он в шкафу висит, так как в Проклятых землях броня более актуальна, но видимо, понадобился-таки). Как ни странно, последнего это успокоило.
   - Ну, точно ты! - с облегчением выдохнул он, отдирая меня от суконного рукава с имперским шевроном. - Фыр-то у тебя не настолько дурной, хоть и тот еще гаденыш.
   Фыркаю в ответ. Сомнительный комплимент-то, да? Когти, однако, втягиваю, позволяя ему взять себя на руки. А то, чего доброго, еще за шкирку отдирать начнет. И тогда точно звездец мундиру будет!
   - Где тебя носит?! - прошипел полковник еще тише.
   И что я мог ему ответить? Только взглядом показать всю глупость его вопроса и неуместность его в данной ситуации.
   Кейн вздохнул столь тяжко, что я вмиг прочувствовал и груз лежащей на нем ответственности, и сожаление о том, что пропали крохи личного времени, которые планировал потратить на жену, и раздражение из-за того, что придется снова потеть над спирит-доской, чтобы вести более-менее полноценный диалог со мной, и много чего еще. Но угрызений совести не испытал. Что уж тут поделать? Я не по собственной прихоти во все это влип, а очень даже по приказу и с его, Кейна, одобрения. И разгребать последствия тоже.
   А потом мне в голову вдруг постучалась запоздалая мысль: изначально планировалось, что на встречу с куратором проекта отправится или сам Кейн, или Арз, однако нежданная судебная повестка внесла свои коррективы. Кстати, в связи с этой повесткой Кейн перенес встречу с ним на пять дней вперед... Хм, а не могло ли быть так, что тот, кто убил Каирри, ждал не меня, а нацеливался на кого-то из моих друзей? Или же личность курьера-связного не имела значения? Или первое мое впечатление верно, и целью убийц был сам куратор? А если так, то в связи с профессиональной деятельностью Каирри или же это убийство по личным причинам, а похищенный у меня отчет - всего лишь прикрытие? И еще неясно, при чем тут та часть отчета, что написала Касси? Так или иначе, мотивы убийц мне не ясны. И у меня по-прежнему слишком мало информации для более-менее однозначных выводов.
   - Быстро отвечай, - полковник определился с дальнейшими действиями. - Ты жив-здоров?
   Я с задержкой мяукнул. Жив-то жив, иначе душа моя ныне обреталась бы не в теле хвостатого фамилиара, а держала бы ответ перед богами за свои прижизненные косяки. А вот насчет здоровья не уверен - как вчера рухнул на узкую койку комнаты на одном из постоялых дворов вдоль Второго Северо-Восточного тракта, так до сих пор в сознание и не приходил. Но об этом я смогу поведать Кейну не раньше, чем у нас появится возможность общаться не только на уровне 'да-нет'. 'Мяу-фыр', ага!
   - Ты знаешь, что Каирри убит?
   - Мяу.
   - Ты его?
   - Фыррр! - возмутился я.
   - Я так и думал, - кивнул Кейн. - Ладно, мы с тобой на эту тему потом поговорим. Теперь скажи, суд прошел, как планировалось?
   - Мяу, - не без гордости сообщил я.
   - Ладно, это пока все, что я хотел услышать, - сказал полковник, а после стал выдавать распоряжения. - Значит так. Записывать за тобой буквы я не собираюсь, и так нервы ни к Храргу. Поэтому разговаривать предметно будем через посредника, то есть, с помощью леди Мрракс. Аделаида не в курсе ситуации с куратором, и твоя задача сделать так, чтобы и дальше не узнала, так что следи за своими мыслями, отвечай по существу и, главное, не подумай лишнего. И придумай благовидную причину, по которой ты задержался в столице.
   - Мя! - коротко, по-военному ответил я, попытавшись лапкой отдать честь.
   Не получилось. Хотя, со стороны наверняка смотрелось забавно, во всяком случае, уголок рта полковника на мгновение скривился в подобие улыбки.
   - И почему у меня ощущение, что ты издеваешься, комок шерсти? - недобро прищурился он, изо всех сил стараясь удержать бесстрастное выражение на лице.
   - Фыр, - заявил я с самым честным видом, на который был способен кот, стащивший кусок курицы с чужой тарелки и не получивший за это тапком.
   Кейн ответил недоверчивым взглядом, однако развивать тему недостаточного уважения к военной атрибутике не стал, а подхватил меня под пузо и вернулся на кухню к Дели. Предъявил ей меня, объяснил, что 'Котяра снова за свое' и, пока леди Мрракс тискала нас с Фыром, одновременно считывая мои воспоминания о судебном заседании, наверстал упущенное в плане обеда. И еще умудрялся мне исподтишка кулак показывать, мол, не проболтайся! А я и без его напоминаний вертелся, как уж на сковородке, стараясь не допустить даже мимолетного воспоминания или мысли о смерти столичного куратора 'Скрепы' и ее последствиях, затронувших меня лично. Сообщил, что решил задержаться на несколько дней, так как мне удалось выйти на след пропавшей тещи - да, хлипкий, едва заметный за давностью лет, но все-таки...
   Дели вроде бы и поверила мне, но не до конца. Как бы Кейн не пытался оградить жену от правды, она все же чувствовала неладное. И, не добившись разъяснений от мужа, принялась атаковать меня всем арсеналом средств мага-менталиста с опытом работы экспертуса городской стражи. Бедный я... Но как же меня выручил более чем пятнадцатилетний опыт работы юристом! Вернее, не столько знание законов и умение их применять, а способность к словоблудию, когда вываливаешь на собеседника кучу сведений, понятий и тезисов, то дополняющих друг друга, то взаимоисключающих, не выдавая при этом ничего конкретного. Ни да, ни нет, а вокруг, да около, а то и друг через друга. Как-то так, только все это на плане мыслей и эмоций. Хорошо еще, что весь разговор занял минут пятнадцать, иначе я бы точно раскололся. А под конец его у меня голова гудела так, будто на нее ведро металлическое одели, а потом еще и постучали по нему. Брр!
   И, конечно, Дели не отказалась поработать переводчиком с кошачьего на имперский. И, конечно, рассказала, что случилось в моей квартире в мое отсутствие. Я выслушал, делая вид, будто сам не в курсе, помяукал возмущенно, потопорщил шерсть, повыгибал спину, помахал хвостом и даже плюнул разок от избытка чувств (в тот момент в свои мысли я леди Мрракс предусмотрительно не пускал, делая вид, что не могу справиться с эмоциями). А потом уже к нашей милой беседе присоединился Кейн, и я узнал много интересного о вчерашнем происшествии. Вернее, о его последствиях.
   Итак, Кейна в мою открытую квартиру привел Арз - тот отсыпался после вылазки к Скрепе и, ясное дело, не обрадовался, когда мой кошак начал завывать дурниной у него под дверью и долбиться в тонкую створку передними лапами, однако игнорировать нетипичное поведение Фыра не стал. Вышел, обругал непечатно, но за серым поганцем на нижний этаж все-таки последовал, удивился распахнутой двери в мою квартиру, нашел тело, однако шум поднимать не стал, сразу отправился за непосредственным начальником. А там уже завертелось: тело унесли в покойницкую, Дели осмотрела место преступления, сделала соответствующие записи, потом мою квартирку опечатали до прибытия дознавателей из Гатона, так как собственных сыщиков третьему заградительному по штату не положено, а я находился в отъезде. За всей этой суетой пропажа Касси обнаружилась далеко не сразу, и уж конечно никто понятия не имел, почему она самовольно, никому не доложившись, оставила место службы, и куда могла бы податься. Кстати, ее исчезновение никто не связал с телом в моей квартирке, так как о своих планах навести там чистоту магичка никого не оповестила, решила проявить инициативу тайком. Как же меня раздражают подобные вольности! Да еще и без согласования со мной! Фыррр!
   - Слушай, а это ведь существенно меняет дело, - Кейн даже не пытался скрыть досаду. - Я-то думал, она снова в некрополь подалась, забыв поставить меня или Арза в известность. А тут выходит, что ее и похитить могли, и убить по-тихому, да и сама могла сбежать, почуяв, что пахнет жареным... Искать ведь придется! И за прошедшие сутки... ну да, почти сутки! Так вот, за это время с ней могло случиться все, что угодно.
   Досаду его я понять мог - теперь придется поднимать в боевую готовность весь полк, отрывая подчиненных от дел насущных, напрягать магов, потом получать начальственный втык, да еще и, не приведи боги, родственники пропавшей объявятся сюда, чтобы в поисках помочь... Но не бросать же дело на самотек! Кроме того, пока что есть шанс, что Касси сбежала сама, стало быть, есть смысл обыскать ее жилище на предмет подсказок о том, куда она могла направиться, а заодно на предмет улик о связи ее с убитым. О чем я Кейну тут же сообщил.
   - А ведь в правильном направлении мыслишь, - одобрил полковник. - Только надо еще и Арза подтянуть с его обалдуями, пусть магически посмотрят... Да ты, наверное, еще и тело захочешь осмотреть?
   Мяукаю. Хочу. И дело не в том, что я не доверяю Аделаиде в деле судебно-лекарской экспертизы. Просто вдруг кошачьи органы чувств помогут мне увидеть больше, чем двуногим? Да и мне еще вчера показалось, что что-то с этим убийцей не так. А кстати...
   - Убийцу опознали? - осведомился я.
   Кейн и Дели, синхронно покачав головами, сообщили, что нет.
   - Но он точно не из полка, - с уверенностью сказал Кейн. - Ни профессиональный вояка, ни срочник, ни проектный. Пришлый. Не местный. Как сюда проник - неизвестно, выясняем.
   И помрачнел еще больше. Я, кстати, тоже. И ведь есть отчего, Храрга пинком через коромысло! Дело в том, что третий заградительный полк базируется в небольшой долине в плотном горном кольце, и попасть туда можно либо по воздуху, либо по узким горным тропам, непроходимым с октября по апрель, либо по ущелью Челюсти Гхедешша (но последнее ведет уже непосредственно на подконтрольную нежити территорию. Есть, конечно, пара подгорных ходов, но те еще при прежнем начальстве засыпали. Однако все эти пути держаться под наблюдением, даже перекрытые. И тот факт, что некто сумел незамеченным пробраться на охраняемую территорию, мог означать либо то, что без магии тут не обошлось - телепорт ли, заклятие невидимости или отвода глаз, либо, что гораздо хуже, его кто-то пропустил. И это уже, как минимум, невыполнение приказа, а то и прямое предательство, вот что плохо.
   - Дозорные взяты под арест до прибытия дознавателей, - со вздохом сообщил полковник. - Все по инструкции, Храрг бы ее побрал! Сам переговорил с каждым, никто не признается. Тяжело своих же подозревать, Котяра...
   Мяукаю сочувственно. Помочь, однако, пока что не могу. Разве что на допросах в облике кота поприсутствовать? Я тут заметил, что мой фамилиар прекрасно понимает, когда разумные лгут, и дело тут не только в физиологических проявлениях вроде изменения запаха или учащения пульса - аура меняется. Осталось только научиться понимать и правильно толковать эти увиденное, и вот, пожалуйста, готов уникальный экспертус! Детектор лжи, как сказала бы Лотя. Ага, с хвостом, на четырех лапках и мяукает! То-то дознаватели будут рады!
   Дели не удержалась, хихикнула. Видимо, образ уникального экспертуса, методов его работы и взаимодействия с представителями имперского сыска получился очень ярким. Но тут же поспешила вернуть меня с небес на землю:
   - Нет, Яр. Слишком сложно. К тому же, подорвет авторитет командира, который вынужден будет то и дело на кота обращать внимание. И, сам понимаешь, юридической силы сведения, полученные таким путем, иметь не будут.
   Я только глазами хлопал. Давно меня так не умывали. Да еще моим же оружием!!!
   Кейн, глядя на мою ошарашенную морду, расхохотался - настроение его стремительно улучшалось. Аделаида невинно смотрела большими темно-серыми глазами. А я, быстро придя в себя, пофыркал немного, давая понять, что пошутил. Однако, мысль о присутствии на допросах гвоздем засела в моей ушастой голове.
   И надо ли говорить, что следующий заданный мною вопрос был о том, когда прибудут дознаватели.
   - Должны были быть к обеду, - сообщил полковник. - Но возникла у них какая-то заминка, так что прибудут к вечеру. И я вот решил, раз уж выдалась свободная минутка, побыть немного дома, с женой... Не судьба, видать.
   Я с самым виноватым видом, на который был способен кот, стащивший хозяйскую еду и не получивший за это тапком, поскреб лапой столешницу - вроде как, пошаркал ножкой.
   - Так я и поверил, что тебе стыдно, - хмыкнул Кейн. - Котяра, я ж тебя больше двадцати лет знаю! Нет у тебя совести в принципе!
   Я нарочито обиженно фыркнул и отвернулся. Есть у меня совесть, есть! Ну, да, маленькая и хилая. И где-то очень глубоко внутри моей беспокойной души. И редко меня беспокоит. Но есть же!
   Кейн слегка стушевался. А Дели примирительно почесала меня за ушком, наклонилась ко мне и прошептала:
   - Ладно тебе. И, Яр, между нами, актер из тебя, как зеркало из табуретки. Если б не Фыр, тебе б никто не поверил.
   Вот тут я почти обиделся по настоящему - давненько я за десять минут столько нелицеприятного о себе не слышал! Однако тут же передумал. Не умею я обижаться долго и со вкусом, мне проще сразу в морду дать, или, в нынешнем моем положении, нос расцарапать. Это женушка моя, например, могла неделю в молчанку играть, то и дело на меня укоризненные взгляды кидая. Хорошо хоть потом сказала, что обиделась, а то я уже начал за ее здоровье опасаться. И за душевное тоже! А оказывается, надо было опасаться за себя, ведь разъяренная оборотница-архаик это даже не сковородкой по голове - шансы выжить после сковородки существенно выше...
   - Ладно, пошли, что ли, в покойницкую, - Кейн нехотя засобирался.
   - Фыррр! - запротестовал я.
   Нет уж, сначала квартиру Касси осмотрим, она в соседнем здании расположена, где маги живут. А до покойницкой аж на другой конец базы топать. Дели меня, кстати, поддержала:
   - Действительно, давайте сначала к Касси, а я сейчас с посудой закончу, Ванильку выгуляю, и мы все в покойницкой встретимся. Мне все равно еще надо опись по вещам убитого доделать.
   Кейн на двусмысленное предложение встретиться в покойницкой не отреагировал. Привычный уже, раз на экспертусе судебно-лекарском женился. Это только меня передернуло. Хм, с чего бы? Странно, но с недавних пор любая мысль о смерти вызывает у меня... не неприязнь, и даже не страх, а какое-то трудноопрделимое чувство, которое я с большой натяжкой мог бы назвать чувством обреченности. Но почему? Может быть, это из-за того, что мне уже довелось побывать по ту сторону жизни? Но это было пять лет назад! Что это, запоздалый посттравматический шок? Или предчувствие? Да нет, вряд ли. Обычно моя чуйка на неприятности себя иначе проявляет. Может, просто переработал? Или долгое нахождение в Проклятых землях так на меня влияет? Или же дело в том, что рядом с моим телом отирается нежить, хоть и высшая?
   Занятый своими мыслями, я почти не заметил, как Кейн со мной в одной руке и со свернутым парадным мундиром в другой вышел из двухэтажного каменного дома, где располагались квартиры офицерского состава, а также немногих вольнонаемных специалистов с гражданской специализацией, и, миновав приземистое здание бани, вошел в наскоро сколоченное общежитие для тех, кто работал над проектом 'Скрепа'. М-да, это здание и внешне-то проигрывало офицерскому, а уж изнутри... Сразу видно, что сколочено тяп-ляп, на скорую руку, ненадолго и, кстати, частично на месте бывшего сортира, хоть и зачищенного всеми способами, доступными строителям под эгидой Тайной стражи. В общем, стоило нам с полковником переступить порог деревянного близнеца офицерского общежития, как я сразу понял, почему Касси предпочитала встречаться на моей территории, несмотря на вредного кошака, завалы бумаг и особо угнетавший ее беспорядок. Поэтому я мне до сегодняшнего дня и не довелось побывать в ее квартирке.
   Кстати, должен сказать, что мне с двумя крошечными комнатами и отдельным санузлом, в котором не повернешься, еще повезло - здесь и того нет. Одна комната, длинная и достаточно темная, так как окно здесь только одно, и удобства на этаже. Обставлена весьма скромно, я бы даже сказал, безлико - минимум мебели, самой простой и, кстати, очень старой, никаких безделушек, украшений, делающих комнату по-настоящему жилой, даже книг или каких-то вещиц магической направленности не видно. Даже цветов в горшках нет, что для мага земли не характерно. Хм... Или Кассандра перед исчезновением вернулась сюда за вещами, или она обживала не свою территорию, а мою - вот там и цветы в горшках были, и постоянная борьба за чистоту, и попытки разместить салфеточки-статуэточки...
   Однако сделать вывод о том, какой из пришедших мне в голову вариантов ближе к истине, мне не дали - Кейн развернул мундир и достал из него портативный артефакт для считывания мыслей. Да-да, тот самый, благодаря которому я пять лет назад свадьбу одного бедолаги расстроил! Ныне его изобретатель довел до ума (кстати, на наши с Лотей средства, запатентовал с моей помощью и теперь ищет ему масштабное применение), а также существенно уменьшил в размерах, так что теперь я мог таскать 'Мыслеречь-2', как официально называется сие чудо артефакторики, на голове без риска сломать шею.
   - Пора нам с тобой поговорит начистоту, - провозгласил полковник, пристраивая артефакт мне между ушей. - Надеюсь, Аде лишнего не сболтнул?
   Вопрос для проформы. Он и сам понимает, что, если б я блок на своих воспоминаниях не удержал или позволил бы хоть слово лишнее в мыслях ляпнуть, Храрга-с-два она бы нас просто так из дома выпустила, не вытряхнув душу вместе с историей о гибели куратора 'Скрепы' предварительно.
   - Итак, Котяра, рассказывай, как дошел до жизни такой, - велел Кейн. - Я специально прибор этот храргов из твоей квартиры захватил. Предположил, раз запахло жареным, в своем обличье ты сюда не сунешься, пока ситуация не проясниться хотя бы отчасти, что правильно, кстати. Воспользуешься обликом кошака. Соответственно, надо держать под рукой средство связи, а то за указателем на доске с буковками следить, буквы записывать, а потом эту писанину расшифровывать, так как твоя хвостатая светлость частенько про пробелы забывает, дураков нет.
   Он устроился на единственном здесь стуле, причем скрипучем в настолько мерзкой тональности, что просто-таки резанул мои чувствительные уши. Я скривился, вздыбил шерсть и невольно взвыл. 'Мыслеречь-2' или, как его еще называет Лотя 'Находка для шпиона', бесстрастно 'перевел' мой гневный мяв трехэтажным ругательством. Работает!
   Рассказ о событиях вчерашнего дня, в том числе и о разговоре неизвестного с Касси перед тем, как тот начал ее душить, не занял много времени. Выслушав его, Кейн сначала ударил по стене так, что штукатурка в том месте треснула, потом выдал заковыристую матерную тираду минут на пять, а потом явно замялся в раздумьях. То чесал затылок, то тер подбородок, явно на что-то решаясь. Эх, есть у индивида время на раздумья, сомнения и прочее! А я меня вот в любой момент может обратно в родное тело перекинуть, и останусь я без важных сведений, так что придется мне поторопить его.
   - Ну, колись уже, Полкан! Не тяни моего сородича за чувствительные части тела!
   Кейн прикусил губу, но потом все же поведал следующее: узнав о гибели куратора 'Скрепы', предположительно, от моих рук, он полночи, дергая за все доступные ему ниточки, пытался связаться с начальником Каирри, и его настойчивость возымела успех. Не сказать, что глава управления особых поручений центрального аппарата Тайной стражи обрадовался перспективе разговора с полковником 'на земле', тем более, его для этого вытащили из теплой постели - половина пятого утра, не шутки! - но от разговора все-таки не отказался. Кейна выслушал, сначала ему не поверил, потом впал в такую ярость...
   - В общем, Котяра, то, что я тебе сейчас скажу, является государственной тайной, - мрачно произнес полковник, непроизвольно понизив голос и подавшись вперед.
   Я в нетерпении застучал хвостом по письменному столу - взгромоздился на него, чтобы быть на одном уровне с другом.
   - Так вот, вчерашняя встреча - целиком и полностью инициатива самого Каирри, о которой его руководству, а также его столичным сослуживцам, задействованным в проекте 'Скрепа', ничего не известно. Они там все сейчас на ушах стоят, пытаясь понять, что покойный ныне куратор делал в пригороде под снос, и кто его там поджарил! Начальник управления только голову приклонил, а тут я... Мне он приказал пока молчать и ждать, покуда его доверенное лицо не прибудет. Кто? Когда? Этого он мне не сказал. Секретность, мать ее...
   Я молчал, переваривая сказанное. Сам предполагал такое. Увы, новые сведения свет на ситуацию особо не проливали. Или же снова дело в моем крайне паршивом состоянии?
   - Теперь активности столичных тайнюков придали новые точки приложения, - закончил Кейн. - Расследуют, сердешные, буквально носом землю роют. Но ты постарайся еще несколько дней отсидеться, в города не лезь... Ты где, кстати?
   Я только вздохнул. Говорил уже, что понятия не имею. И не врал, что немаловажно.
   - И, судя по тому, что ты в серой шкурке уже больше часа обретаешься, неслабо тебя приложило, - вздохнул полковник. - Наверняка тебе нужна помощь. Только что я могу сделать, раз ты даже сам не знаешь, где тушку бросил? О, надо Арзу сказать, чтоб на поиск по крови провел...
   Фыркаю. Не надо.
   - С перспективой прибытия дознавателей, причем не только из Гатона, но и из столицы? Э, нет, лучше уж вам не знать, где я и что со мной. По крайней мере, пока тайнюки со смертью Каирри не разберутся. Сами целее будете. И я хоть отлежусь...
   Кейн только зубами скрипнул.
   - А если ты за это время богам душу отдашь? Я ж себе в жизни не прощу!
   - Не дождешься, тебе меня еще долго терпеть, - фыркнул я. - Сам разберусь. В крайнем случае, у меня вампир-лорд где-то рядом отирается, хоть к алхимику за зельем сбегает.
   А хорошо, что 'Мыслеречь-2' не передает эмоции. Иначе моя бравада смотрелась бы жалко.
   - Котяр, дело серьезное, - Кейн мне не очень-то поверил. - Ты все-таки узнай, где находишься. Если что, мы мигом...
   Я кивнул, не желая больше говорить на эту тему, и дал команду к началу обыска.
   Квартирка, вернее, комната Касси излишком мебели и избытком вещей не отличалась, так что закончили мы быстро и, по итогам обыска, пришли к следующим выводам.
   Во-первых, Касси не похищали - она покинула третий заградительный сама, уж не знаю, по доброй воле или нет. Причем не спешила, так как успела после сборов прибрать за собой - в комнате чисто, разбросанных вещей нет, даже полы подметены, а то и вымыты. А если вспомнить, что чистоту Касси наводила долго и вдумчиво... Так, инцидент с неизвестным убийцей имел место вчера где-то в районе обеда, в любом случае, не позднее трех часов пополудни. Хватиться ее должны были только утром следующего дня (Кейн подтвердил, что так оно и было), так что Касси действительно могла не торопиться, собираясь. И брать с собой только самое необходимое, а не сметать в отнюдь не бездонный рюкзак все подряд. Хм...
   Почему она сбежала? Почему не пошла к Кейну, Арзу или еще к кому-то из непосредственного начальства? Почему никому не рассказала о том, что произошло в моей квартире? Ответ напрашивался сам собой, и очень не нравился мне: Касси прекрасно знала, кто отправил убийцу по ее душу, и этот кто-то находится рядом с ней, может, даже здесь, в третьем заградительном. Компаньон? Подельник? Сообщник в чем-то неблаговидном? Или же лицо, тайну которого она узнала и или решила заработать шантажом, или сдать коллегам 'с земли'? Но, так или иначе, Касси, маг земли и капитан Тайной стражи боится его настолько, что схватке предпоячитает тайное бегство, уверена, что не сможет защитить себя от него, и не рассчитывает даже на защиту госструктуры, в которой работает, не говоря уж о тех, кто рядом. И это кто ж здесь такой могущественный завелся? И не преувеличено ли его могущество? А, может, наоборот, приуменьшено? Мрачная картина вырисовывается, однако ж...
   Итак, вернемся к обыску. Часть вещей Касси отсутствовала, в том числе полный комплект брони и заплечный рюкзак, причем исчезли как раз таки вещи магического назначения (по крайне мере, те, о которых я знал) - три жезла, заряженные атакующими заклятиями, один замедляющим и еще два обездвиживающими, а также штук десять магических накопителей. Гражданская же одежда аккуратно висела в шкафу. Не вся, но большей частью. В узком комоде нашлось белье, косметика и прочие женские штучки. В письменном столе - только канцелярские принадлежности, и никаких записей, дневников и прочего. Под кроватью - домашние тапочки. И все. Не густо.
   - Что же она, даже смену белья с собой не захватила? - недоумевал Кейн, глядя на ровно уложенные стопочки разноцветного тонкого и кружевного исподнего.
   Я насмешливо фыркнул.
   - Захватила, можешь мне поверить, - слово 'мне' я выделил интонационно, благо иногда 'Мыслезвуч-2' был на такое способен. - Эй, хватит туда пялиться, а то я леди Мрракс наябедничаю, и Адик устроит тебе маленький персональный адик! Ну, Лотя так преисподнюю называет.
   Кейн в долгу не остался:
   - Моя, если и устроит, то я хоть живой останусь. А вот если твоя женушка обозлиться, то звездец тебе, Котяра! Хищная зверюга под четыре сотни килограммов с когтями, клыками и дурным настроением - это приговор.
   Фыркаю, хотя уже и не так уверенно. Вот тут-то полковник прав. Но, во-первых, Лотя осталась в Наргонте, что за тысячи километров отсюда, и, во-вторых, с чего ей вообще на меня злиться? Я ей ничего плохого не сделал. Ну, не считая того, что женился...
   Я окинул комнату взглядом в поисках возможных тайников, потом прошелся туда-сюда, принюхиваясь и прислушиваясь изо всех сил, обостряя все чувства, но не обнаружил даже намека на укромное местечко - стены и пол наскоро возведенного здания барачного типа не подходили для того, слишком тонкие. Мебель мы тоже осмотрели - пусто. А вот матрас меня заинтересовал, хоть я и не понял, чем именно. То ли запах от него странный, то ли еще что...
   - Меня вот терзает любопытство, - осведомился Кейн, стаскивая постельное белье. - Не мое дело, конечно, но... У тебя вообще на ту оборотницу какие планы? А то уже пять лет прошло, а вы не вместе, но и не расходитесь. Это как-то неправильно.
   Да, это не его дело. С другой стороны... а, гори оно все!
   - Лучшее, что я могу сделать для нее - развестись с ней, - ответил я. - О, смотри, с той стороны зашито вручную!
   Кейн вмиг вспорол шов засапожным кинжалом и хотел, было, запустить руку во внутренности матраса, однако я остановил его.
   - Не голой рукой! Мало ли, что там может быть! Касси - магичка, и секреты свои наверняка защитила соответствующим образом.
   Полковник согласно кивнул и продолжил распарывать матрас, намереваясь просто вытряхнуть его содержимое на пол.
   - И ты уже придумал, как разводиться будешь? - продолжил он между делом. - Насколько я знаю, божественный брак необратим, расторгнуть его нельзя. Или у тебя, юриста, другое мнение?
   Мяукаю. Нельзя. Пять лет поисков, и ни одного упоминания о случаях расторжения божественных браков. Зато о карах за супружескую неверность, обиды и разочарование - сколько угодно. Так себе перспективка-то!
   - Прецедент буду создавать. Я ж юрист, а не просто так погулять вышел! Сколько изучал теологические тексты, понял, что решение одного бога может быть отменено вышестоящим или же коллегиально. И я подумал, что и к божественному браку можно применить то же условие, ведь формального запрета нет. Раз так, осталось только придумать, что коллегам Иннерлии взамен предложить.
   - Ты с такими прецедентами из юриста в жреца переквалифицируешься! - хохотнул Кейн, кинжалом ворочая содержимое матраса. - Вот даже представить себе не могу... Хотя, твой дед вроде тоже со жреческого служения начинал, так что это у вас семейное...
   А потом нам обоим вдруг стало не до смеха, когда среди прессованной ваты, которой был набит матрас, вдруг мелькнуло что-то темное, при ближайшем рассмотрении оказавшееся небольшой, с ладонь, куклой из глины, на макушке которой был прикреплен ярко-рыжий локон, явно срезанный с головы Кассандры.
   - Ну, с приплыздом! - выдохнул полковник, ловко подцепив кустарную поделку кончиком кинжала. - Придется Арза звать, это, кажется, по его части.
   Я во все глаза смотрел на куклу и чувствовал, что, хоть и нельзя эту штуку назвать полноценным магическим артефактом, так как магии от нее почти не чувствуется (и это мне, коту!), но Касси вряд ли сбежала по своей воле. Или полезла в противозаконную авантюру, из-за которой чуть не погибла. Или сделала еще что-то под воздействием этой штуковины, так как есть оно, это воздействие, точно есть! Правда, не могу понять, какое именно...
  
   Искалоть
  
   Из здания Личевского отделения городской стражи, единственного, кстати, на весь поселок, я вышла, когда солнце уже начало клониться к закату. Эх, весь день насмарку! Выходной! Впереди рабочая неделя, наверняка насыщенная (а других у местного госпиталя, похоже, и не бывает), а я злая, не отдохнула толком, ничего, кроме утренних плюшек и печенья с чаем, за весь день не съела, да еще и дома все вверх дном после обыска. Обидно! Единственное, что греет душу - страже тоже обидно. Причем не только отделу дознания, но и всей страже в целом! И не только потому, что они впустую провели обыск и весь день пробегали по лесу в поисках пропавшего препарата, а еще и потому, что леди Иолатэ, у которой, вопреки анонимному доносу, ничего запрещенного или же полученного незаконным путем не обнаружили, потребовала извинений. Причем извинения эти готова была принять лишь в одном виде - пусть бравые ребята из стражи, что так лихо разнесли мою квартиренку утром, придут и до вечера наведут там порядок! И белье грязное в прачечную унесут, я, так и быть, заберу потом! И продуктов купят, а то бедной мне есть нечего! Вот так! И нигде у меня не треснет! Ну, живее! А то пожалуюсь мужу, скандальному юристу с пятнадцатилетним стажем, и его дедушке, пресветлому князю Изялиниэю Мерисскому! И если князь далеко, то муженек-то мой где-то здесь, на границе. Кстати, он в свое время условия и похуже выдвигал, я у него научилась... Скандалить пришлось час, не меньше, но победа, хоть и частичная, без относа белья в прачечную и покупки продуктов, была за мной. И пусть будут благодарны, что я компенсацию морального вреда не потребовала за ущерб моей репутации! Хотя, это сделать никогда не поздно...
   Дознаватель, ведущий дело - немолодая, матерущая оборотница по имени Масарра Шириг - была вроде бы на моей стороне. Во всяком случае, разговаривала вполне вежливо, без угроз, допрос вела достаточно хитровыделано, но признание в краже препарата выдавить из меня не пыталась, а уж под конец, когда зашла речь о том, могла ли я за столь короткий срок нажить себе врагов в госпитале, да и в Личево вообще, я окончательно убедилась, что для нее я пока что вне подозрений. И давать 'концерт' перед ней и ее помощником, тем самым излишне ретивым молодым человеком, руководившим обыском, она мне не мешала, с кривой ухмылкой наблюдая и за моим 'выступлением', и за попытками помощника вклиниться в мой эмоциональный монолог, и за тем, как последний сникает по мере осознания проблемы. Короче, дознавательница дала добро на уборку после обыска и по окончании опроса и подписании протокола, жестом выпроводив помощника - шурши, мол, дорогой, времени тебе до вечера! - велела мне остаться.
   Вообще, хорошая тетка, повезло мне с ней. Как я поняла, она изначально отнеслась к анонимному доносу скептически, да еще и подброшенному в здание стражи весьма неожиданным способом - сразу начальнику, капитану Суиви, в папке 'Документы на подпись', причем без отметки делопроизводителя о приемке. На обыск у меня дала добро, правда, велела помощнику до того, как вламываться в мое временное жилище, оцепить здание общежития и никого оттуда не выпускать, однако тот, и до того имевший огромные проблемы с субординацией, ибо начальник - баба, да еще и оборотница, сделал все по-своему...
   - Сама понимаешь, так не делается, - сказала она, понизив голос и навалившись грузным телом на рабочий стол, отчего тот жалобно скрипнул. - Это я про уборку после обыска.
   Киваю. Знаю. Но наглею по полной, как пострадавшая от произвола властей. И как княжна, разумеется. С другой стороны, без административного ресурса меня бы уже просто за шкирку отсюда выкинули или, что более вероятно, оставили бы в камере на пару суток - в назидание, так сказать.
   - Но, раз уж подвернулась возможность наказать строптивого идиота, почему бы ей не воспользоваться, да? - все с той же ехидной усмешкой закончила дознавательница. - Тем более, если есть индивид, на которого можно перевести стрелки. Верно, княжна?
   Я с независимым видом пожала плечами, лишний раз порадовавшись про себя, что проснулась рано и испачкалась в варенье, а также тому, что подчиненный у госпожи Шириг стремиться выполнять ее приказы с точностью до наоборот. Иначе, боюсь, ни времени, ни возможности надежно спрятать подброшенный препарат у меня бы не было.
   - А не слишком ли Вы доверяете потенциальной преступнице, госпожа Шириг? - просто из любопытства осведомилась я с не менее ехидным прищуром. - Чаем угощаете, личную заначку с печеньем распечатали, на подчиненного сетуете...
   Та только усмехнулась.
   - Я в дознании тридцать лет проработала, и не в захудалом поселке, куда меня до отставки доработать сослали, а в Аргеле, где, сама понимаешь, всякой швали полно. Большой порт и все, что с этим связано... Я жуликов всех мастей научилась с одного взгляда распознавать. Так вот, княжна, могу с уверенностью сказать, что Вы к этой категории не относитесь. Это первая причина, по которой я эти печенюшки буквально от сердца оторвала, чтобы Вас угостить.
   Я только хмыкнула. Интересные у нее методы расследования!
   - Мне кажется, Вы излишне самонадеянны... - с сомнением произнесла я.
   - Масарра, - перебила меня дознавательница. - Для друзей Мася. Можешь называть меня по имени. И давай на 'ты'.
   Я едва не поперхнулась чаем. Вот эта квадратная два на полтора ба... то есть, дама, которая запросто рельсу согнет, разогнет и в узел с бантиком завяжет, в строгом сером мундире, без намека на прическу, косметику и маникюр - Мася! М-да, а я думала, меня в этой жизни уже ничем не удивить! Вообще, конечно, классная тетка, но 'Мася'... Впрочем, мне ли, Лоте, удивляться? Удивляться надо тому, что госпожа Шириг так активно и прямолинейно мне в приятельницы набивается. Мне, кого она еще утром в краже препарата из госпиталя подозревала, и наверняка до конца не сняла этих подозрений! Интересно, зачем?
   - А какова вторая причина? - спросила я, порядком заинтригованная.
   Масарра хитро усмехнулась.
   - А вторая, леди Иолатэ, заключается в том, что ты в этом богами забытом месте единственная оборотница на десятки миль вокруг, не считая меня, конечно. По-моему, уже повод свести знакомство в неофициальной обстановке, а?
   Вторично пожимаю плечами и думаю, что дело тут, определенно, не чисто. Ну, с чего такой интерес-то?
   - Есть, на самом деле, еще и третья причина, - все с той же усмешкой сообщила дознавательница, не сводя с меня внимательного взгляда. - Но я ее уже тоже озвучила - возможность преподать урок идиоту-подчиненному, за которого начальник горой стоит, потому что свой, Личевский, а я пришлая, да еще и из большого города.
   Ну, последняя причина, на мой взгляд, повесомей других будет - тут я согласна. Вроде как она не сама, так княжна пожелала, а с последней взятки гладки. И все равно у меня оставалось некое ощущение недосказанности.
   Я уже открыла рот, чтобы поинтересоваться наличием четвертой причины, как вдруг дверь кабинета госпожи Шириг без стука распахнулась, и в нее влетела невысокая храгына с длинной черной косой и сумкой-планшетом, развивающейся за спиной на слишком длинном ремне, и без предисловий бросилась на шею монументальной оборотнице:
   - Мамочка!
   - Тала! Девочка моя! - госпожа Масарра, одним плавным бесшумным движением выбравшись из своего кресла, заключила храгыну в объятия. - Вот радость-то! Вот сюрприз маме устроила!
   Тала, слегка придушенная в порыве чувств, еще умудрялась радостно пищать что-то в ответ.
   Присутствовать при семейной сцене мне было неловко и я, воспользовавшись тем, что внимание обеих женщин приковано друг к другу, тихонько покинула кабинет. Мельком, правда, подумала, что дочь оборотницы тоже должна быть оборотнем, ну никак не храгыной. А Тала ведь просто-таки типичная храгына - мелкокостная, невысокая, с иссиня-черными волосами, серой кожей, типичным для этой расы разрезом глаз и строением нижней челюсти - в то время как сама госпожа Шириг рослая и светлокожая, имеет светлые глаза и шевелюру каштанового оттенка, уже изрядно побитую сединой. Впрочем, внешностью дочка вполне могла пойти в отца... Я невольно представила брачный союз монументальной Масандры и храгына, похихикала, а после, решив, что чужая личная жизнь ко мне никоим боком не относится, покинула здание стражи. По счастью, никто и не подумал преграждать мне путь.
   Остановившись на крыльце, я задумалась над тем, где бы скоротать время до темноты, когда можно будет вернуться в свою чистую и прибранную (надеюсь, ибо не хочу бить помощника дознавателя Шириг... с ней на пару) квартиренку и осмотреть ее на предмет подброшенных им же 'сюрпризов' (доверять помощнику Масарры - себя не уважать), как вдруг веселый и очень знакомый женский голос окликнул меня по имени:
   - Лотя! Я здесь!
   Я завертела головой в поисках говорившей и увидела спешащую ко мне из небольшого сквера между зданием стражи и поселковым муниципалитетом Эми. Она-то здесь откуда?!
   - Как я рада тебя видеть! - воскликнула она, крепко обнимая меня.
   - Я тоже, Эми! - я действительно была рада видеть подругу, даже несмотря на крайнюю степень удивления. - Как ты здесь оказалась?
   Я действительно была удивлена ее присутствию здесь, ведь, как сказал мне Орбен Глисс, все обвинения в распространении дурмана с Эминары Рзауни сняты, так как она к той истории имела отношение лишь в том, что несколько раз попросила меня подменить ее на подработке. Тогда, по идее, ее должны оставить в покое... Или нет? Хм, она ведь тоже весьма одаренная целительница - я знаю, о чем говорю, так как учится в наргонтском магунивере на факультете целительства, правда, заканчивает только на следующий год. Может, ИМП и ее попыталась прощупать на предмет сотрудничества с присущим им тактом и деликатностью, отчего девчонка, последовав моему примеру, под крыло Тайной стражи кинулась?
   Но, как оказалось, все было куда проще - Эми замучило чувство вины! Да, именно так! Племянница Ансельма грызла себя за то, что, пожелав жить отдельно от дядюшки, нахватала слишком много подработок, не всегда справляясь с ними, время от времени просила меня подменить ее, и, тем самым, дала всяким нехорошим личностям возможность подставить меня. А на мои заверения, что ее вины в сложившейся ситуации нет, и я не держу на нее зла, девушка только качала головой и твердила, постепенно сникая, что очень виновата передо мной и хочет искупить свою вину.
   - Я, когда узнала, что тебя тайнюки сюда отправили, ну, пока все не утрясется, тоже решила завербоваться на границу, - Эми потупилась и покраснела. - К тебе поближе. Вдруг бы тебе помощь понадобилась, или еще что...
   - Мне, - хмыкнула я. - Оборотнице, выпускнице магунивера, княжне, целительнице, истинному алхимику и прочее-прочее-прочее? Эми, милая, зря ты себя накрутила! И с тайнюками связалась зря! А как же Ансельм? Магунивер? А твоя практика в лекарне? Майнэс, небось, все табуретки сгрыз от злости, когда еще и ты ушла...
   Девушка, перемежая речь тяжелыми вздохами, поведала, что дядюшка ее увлекся дрессировщицей из цирка, совладельцем которого остался после той истории с пари, и отъезду племянницы только обрадовался (тут я еле сдержала хохот, в красках представляя, как женщина в ярком цирковом наряде и габаритами почему-то похожая на госпожу Шириг, угрожая хлыстом, заставляет Ансельма прыгать в горящий обруч), в магунивере Эми взяла академический отпуск на год, а мэтр Майнэс, конечно, расстроился, но не сильно, так как Эми не уволилась, а всего лишь приостановила свой ученический контракт, клятвенно пообещав возобновить его через полгода.
   - И вот я здесь, - закончила моя подруга. - Уже почти месяц. Меня, как недоучившуюся, распределили в лекарский пункт между деревнями Большие и Малые Дохляки, который также обслуживает и деревеньку Упырево. А сегодня у меня выходной, и я решила встретиться с тобой... хотя бы попробовать, потому что я не была на все сто уверена, что ты попала в Личево... и извиниться. Ты сможешь простить меня?
   Я тяжело вздохнула, не хуже самой Эми, после чего обняла подругу и с железобетонной уверенностью в голосе сказала:
   - Мне не за что тебя прощать. Я не сержусь на тебя.
   Эми всхлипнула.
   - Правда? - и щенячий взгляд больших карих глаз, от которого невольно щемит сердце, и хрустальные слезинки дрожат на ресницах.
   Я вдруг отчетливо поняла, что она мне не поверила. Вот ни капельки! Но почему? Да, я и раньше знала, что у нее обостренное чувство справедливости, но не до такой же степени! Мне вдруг захотелось схватить ее за шкирку, встряхнуть как следует, чтобы мозги уже на место встали, и громко прокричать в лицо: 'Да приди уже в себя!'. Но я, конечно, так делать не стала, а дружелюбно улыбнулась и ответила в духе одного мультяшного персонажа из моего детства:
   - Честно-честно!
   Эми даже не улыбнулась, только головой рассеянно покивала.
   - И я рада тебя видеть, - закончила я. - А то ни одного знакомого лица на весь поселок... О, есть предложение отпраздновать встречу! Пригласила бы тебя к себе, только у меня... беспорядок, короче. Может, в 'Пьяный зомби'? Правда, заведение, похоже, сомнительное... Кстати, столовая в местном госпитале еще работает, там выпечка - объедение, давай сходим и, может, пикник устроим?
   Девушка робко улыбнулась, поддавшись моему энтузиазму, но тут же вновь покраснела и замялась.
   - Лоть, я... не одна.
   И, обернувшись, поманила рукой парня, подпиравшего стену здания стражи шагах в пяти от нас.
   - Это Микас, мы... дружим.
   А сама просто-таки светится изнутри. Все я ней ясно - влюблена по уши. И наверное из-за него и рвется в самостоятельную жизнь, и набрала подработок... Интересно, парень-то делает какие-то телодвижения в ту же сторону или так, ходит и улыбается? И еще странно, что ни я, ни Ансельм, ни Ярос, ни кто-либо еще из наших общих знакомы ни о каком Микасе не знали. Впрочем, может, они недавно начали... дружить.
   - Дру-у-ужите, - протянула я многозначительно. - И давно?
   - Со школы, - ответил за Эми парень. - И уже не просто дружим. Мы вместе.
   И лучезарно улыбнулся во все тридцать два зуба, да так, что мои губы сами собой расползлись в ответной улыбке, а уж подруга моя и вовсе растеклась лужицей. М-да, хорош, ничего не скажешь! Высокий, стройный, мускулистый, зеленоглазый, с точеными чертами лица и длинными, ниже плеч волосами цвета платины. Просто-таки не парень, а пирожное с кремом, фруктами, цукатами, шоколадом, сахарной пудрой, джемом и конфитюром! Съешь кусочек - попа слипнется и диатез обеспечен! И Эми понять можно... Кроме того, раз эти двое со школы 'дружат', то становится понятно, почему девушка проигнорировала робкие ухаживания ветеринара - тот, глупыш, целых четыре года ее расположения добивался, только год назад притих, понял, видно, что ничего ему тут не светит. Странно, но мне того незадачливого эльфа даже жалко. Вот не везет же кому-то по жизни...
   - Прямо-таки со школы и дружите? - улыбка не мешала мне задавать вопросы с подковырками.
   Если честно, я не поверила, что Эми более пяти лет могла скрывать свой роман и ни разу нигде и ни в чем не проколоться, тем более, что последние пять лет мы с ней фактически провели бок о бок - я, может, и не самый внимательный индивид, но признаки безумной любви заметила бы. И, тем более, их заметили бы Ансельм и Ярос, они ведь вырастили ее и знают гораздо лучше меня. Ярос вот только последние пять лет мотается Храрг знает где, а Ансельм вот, оказывается, дрессировкой заинтересовался, причем в качестве дрессируемого...
   - Дружим со школы, - исходящее от парня обаяние можно было, наверное, ножом резать и на хлеб намазывать. - Но встречаться начали только весной.
   - Жениться планируете? - я невинно захлопала глазами.
   Не знаю почему, но меня этот Микас настораживал. Нет, опасности от него, вроде, не ощущалось, но... Не нравится мне он, короче.
   - Пока нет, - парень ничуть не смутился.
   - Мы решили пока пожить для себя, - Эми же, слыша столь непопулярный среди юных особ ответ, ничуть не расстроилась. - И подкопить денег на свадьбу и свое жилье.
   И таким чистым, незамутненным счастьем светилась подруга в этот момент, что я поневоле проглотила реплику о том, что это из-за блондинистого красавца она, небось, и впряглась в такое количество подработок, что справляться с ними перестала, а заодно и вопрос, сколько этот Микас вкладывает в совместное будущее. Эх, добрая я иногда бываю... Хм, учитывая, что все деньги за те смены, где я ее подменяла, Эми отдавала мне (а я потом половину, а то и две трети потихоньку подсовывала ей, но это уже ненужные подробности), то ей, наверное, было храргово трудно расстаться с теми деньгами, но, тем не менее, расставалась... Короче, Эми порядочная девушка, и мне будет очень обидно, если парень окажется не достойным ее. Ладно, потом с ней поговорю, без этого... предмета обожания.
   И тут Микас сам пришел мне на помощь.
   - Лотя предлагала отметить встречу! - напомнил он с неизменной улыбкой. - Устроить пикник! А я как раз одно место красивое знаю, это недалеко. Так что, девочки, давайте за пирогами, а я пока к приятелю старому на минутку заскочу, заодно скатерть раздобуду. Встречаемся здесь же через полчаса!
   Эми была не против и даже предложила любимому позвать приятеля с собой, на что тот ответил, что это вряд ли, так как у приятеля рабочий день еще не кончился, и, чмокнув подругу в щеку и улыбнувшись мне, отправился вниз по улице куда-то в сторону выезда из поселка. Оборачивались на него все прохожие от мала до велика, а те, что принадлежали к женскому полу, едва шею не сворачивали.
   М-да, тяжело Эми придется, раз она решила связать судьбу с этим красавчиком. Хотя, ее-то понять можно, а вот самого красавчика... Да, любовь зла, но, как по мне, так странная пара. Эми не дурнушка, но и красавицей ее назвать нельзя - обычная девушка. И что же в ней нашел тот принц блондинистый? Большую и чистую любовь? Ох, не знаю... Не хочу каркать, но со стороны Микаса-то я любви особой не увидела. Очарование и обаяние присутствует, даже в избытке, самолюбование - тоже, а вот проявлений любви к моей подруге - увы... Конечно, он может старательно прятать их, но мой жизненный опыт подсказывает, что он с Эми не из-за любви. А из-за чего? Нашел женщину, которая будет заботиться о нем, тянуть на себе домашнее хозяйство и разрываться между подработками, чтобы обеспечить семье достойный уровень жизни? Но странно, что именно мою подругу, ведь с его внешностью и способностью очаровывать Микас вполне мог найти кого-то побогаче. Или он с ней из расчета на наследство известного алхимика? Да, Эми пока что единственная законная наследница Ансельма Тоббера, но, во-первых, это только пока, раз уж тот решил тряхнуть стариной и крутит роман с циркачкой, и, во-вторых, помирать пока не собирается, ему ж еще и пятидесяти нет. Тоже как-то сомнительно... Не знаю. Конечно, вычеркивать вариант с любовью окончательно нельзя, но... Ох уж это вечно 'но'! Грустная перспектива-то вырисовывается. Боюсь, останется моя подруга одна и с разбитым сердцем. И хорошо, если к тому времени не угробит лучшие годы на этого товарища, не посадит здоровье, зарабатывая на его хотелки, и не влипнет никуда.
   Пока мы ходили за пирогами, мне удалось вытянуть из подруги кое-какие сведения о парне, которого Эми, увы, на полном серьезе считала своей второй половинкой. Итак, знакомы они были действительно со школы, вот только знакомство это выглядело следующим образом: парень учился в параллельном классе, был звездой школы вообще и самодеятельного театра в частности, а Эми, неприметная серая мышка, молча обожала его издали. Подошла к нему лишь однажды, чтобы обсудить возможность ментальной связи человека и животного - тогда к ним с дядей как раз заявилась среди ночи здоровенная злая оборотница с котом и полутрупом Яроса на спине. Потом, так как оба имели магический талант, поступили в наргонтский магунивер - она на целительском, он на менталистике, только поступили с разницей в два года, встречались часто (Эми караулила парня то в столовой, то в библиотеке, то еще где-нибудь и, конечно, делала вид, будто встреча совершенно случайна), здоровались, дружески болтали. Однако роман закрутился только в последние несколько месяцев. А на мой вопрос, какое событие предшествовало началу их романа, Эми, заливисто рассмеявшись, сказала, что они отмечали день Обновления в одной компании, а через неделю Микас сам подошел к ней с прекрасным букетом и предложил встречаться. И надо ли говорить, что моя подруга согласилась? А уж после истории с подставой нас с ней под торговлю дурманом, закончившейся моей вербовкой в Тайную стражу и временным переездом в Личево (хотя, ни Храрга она не закончилась!), парень и вовсе проявил себя с лучшей стороны - узнав о намерении любимой отправиться на границу с Проклятыми землями, чтобы искупить мнимую вину перед подругой, он тут же расторг весьма выгодный контракт в Наргонте, чтобы отправиться сюда вместе с ней. К сожалению, здесь ему найти работу пока что не удалось, так как менталисты почти не востребованы вне городов, но Микас не сдается...
   Я невольно сжала кулаки, сильно разозлившись на блондинчика. Грр! Лучше бы убедил Эми в отсутствии вины передо мной и в необходимости завершить образование, а заодно ограничил бы количество подработок. А лучше взял бы их всех на себя! В дополнение к тому самому выгодному контракту!
   - Представляешь! Он сказал, что не понимает, где раньше были его глаза, и почему он только сейчас понял, что любит меня, - частила Эми, не замечая моего мрачного вида. - И что хочет провести со мной всю жизнь... Лотя, я до сих пор не могу поверить, что это происходит со мной! Я так счастлива!
   Да, счастлива, влюблена по уши и ничего, кроме объекта влюбленности не замечает. Глаза блестят, нежный румянец на щеках, улыбка, не идет - летит. Я даже немного позавидовала ей в тот момент - сама я никогда не влюблялась настолько, чтобы потерять голову. Да и на личном фронте у меня глухо. Увы, дальше симпатии дело не шло... С другой стороны, влюбленность, от которой мутится рассудок, меня пугает. Брр! И как же я хочу, чтобы подозрения мои оказались беспочвенными, а чувства Микаса - искренними! Эми хорошая девушка, она заслужила счастье, а не разбитое сердце. Но, если что, право первой подправить красавчику морду лица я торжественно оставляю за собой, потом уже предоставлю возможность сделать то же самое Ансельму, Яросу и остальным.
   Конечно, о своих подозрениях насчет ее парня я Эми не говорила, кивала, поддакивала, вопросами направляла разговор в нужное мне русло. А подруга, казалось, даже не замечала того. Хм... ну, любовь любовью, однако подобная невнимательность и витание в облаках отнюдь не в ее характере. Она ж маг-целитель, цена ошибки которого - здоровье, а то и жизнь! Таких мечтательных еще на первом-втором курсе магунивера отсеивают, причем методы отсева достаточно жесткие, уж я-то знаю. А Эми доучилась до последнего курса. Кроме того, я же вместе с ней пять лет прохожу практику под началом мэтра Майнэса, так что знаю, какова она в деле, да и в жизни тоже. И, если она все это время страдала от неразделенной любви, то это не было заметно. А стоило парню ответить на ее чувства, девушка изменилась. Может ли такое быть? Я не знаю, но меня это настораживает. Надо бы понаблюдать за парочкой.
   Результат наблюдения, увы, ясности в дело не внес. Микас вел себя безупречно - без труда поддерживал светскую беседу, приятно шутил, ухаживал за Эми и за мной, был бесконечно вежлив и предупредителен. И обаятелен, Храрг его побери! Однако мне по-прежнему чудилась некая фальшь в отношении Эми. Не знаю... Вот, рассказывая, вернее, показывая в лицах очередную забавную историю из своей студенческой жизни, он абсолютно искренен и наслаждается как самим процессом, так и направленным на него вниманием. Актер, что ни говори! Но, стоит ему переключиться на свою девушку, например, чая ей подлить, передать что-либо или же просто обнять, как я начинала ощущать исходящее от Микаса смутное напряжение, будто он был не в восторге от того, что приходится делать, но и отказаться не может. Будто выполняет трудную, но нужную работу. Хм, неужели все-таки охотник за наследством? Или же за приданым? Хм, может, Ансельм, поддресированный циркачкой, отписал часть имущества племяннице? Или же Эми досталось что-то от родителей или родственников со стороны отца? Никогда не интересовалась этим вопросом, но, кажется, сейчас самое время это исправить, тем более, что я по окончании пикника получила от нее приглашение навещать ее в любое время и подробные инструкции о том, как добраться до единственного на три деревни лекарского пункта. И пусть никто не сомневается в том, что я предложением воспользуюсь при первой же возможности.
   Кстати, Микас был не против такого развития событий и, в свою очередь, пообещал свозить нас с Эми на какое-то неимоверно красивое озеро - порыбачить, пожарить мясо на огне и искупаться, тем самым отметив окончание лета. Хорошее дело, кстати, я три недели никуда не выезжала! А на прощание блондин с изящным поклоном поцеловал мне руку, задержав мои пальцы в ладони чуть дольше положенного по этикету, чем, признаюсь, изрядно меня озадачил. Это что - случайность или проявление кобелиной натуры?! Вот так и пожалеешь, что с муженьком мало общалась, иначе выучила бы повадки, он ведь, судя по рассказам друзей, тот еще... самец собаки. Вот вспомнила же не к месту! И невольно зубами скрипнула, да так, что бедный Мик испуганно отшатнулся от меня и, подхватив Эми под локоток, торопливо утянул девушку в сторону поселкового омнивокзала.
   А я, чувствуя, как в крови снова забурлила злость на Яроса, отправилась в общежитие. Вдруг мне повезет, и помощник дознавателя еще не закончил уборку или же накосячил при ее проведении? Тогда сорву злость на нем, тем более, госпожа Шириг дала добро на любые способы воспитания ее подчиненного. Если же нет, то перекинусь в храргота и прогуляюсь по лесу, когти о деревья поточу, поохочусь, а, может, и поймаю заплутавшего зомби и нашинкую в лапшу - случилось такое пару недель назад. А заодно неплохо было бы поговорить с комендантом общежития и с соседями о том, не пытался ли кто-то проникнуть ко мне в квартирку в мое отсутствие...
  
   Фыр-Ярос
  
   Пока Дели возилась с неопознанным трупом, я мужественно сидел в углу покойницкой с независим видом, внимательно разглядывая угол и мечтая оказаться где-нибудь в другом месте, лишь бы не слышать, как звякают прозекторские инструменты, как стекает кровь по специальному желобу, как скрипит пила по костям, как хлюпают внутренности... Фыррр! И о чем надо думать юной девушке, чтобы из всех представленных в магическом ВУЗе специализаций выбрать именно дознавательскую экспертизу?! И не просто выбрать, а еще и доучиться до конца, выдержав все практики, лабораторные и прочие прелести, а потом еще и работать по той же специальности! Брр! Просто мороз по коже! Я тут уже часа три сижу, все это время вздрагиваю едва ли не поминутно, еле с тошнотой справляюсь, а она ничего, улыбается, напевает что-то, меня еще умудряется подбадривать. Правда, все ее подбадривания с жирными такими подколками и легким налетом издевки! Фыррр!
   - Что, светлость, запах не нравится? Да, согласна, ливер не духами пахнет... Хотя, тебе, как коту, это должно нравиться.
   Фыркаю. Она что, всерьез думает, что кошки всякую тухлятину есть будут?! А то, что померло больше суток назад, да еще и на леднике полежать успело, уже однозначно тухлятина, которой и нежить-то побрезгует! Фыррр!
   - Ладно, не обижайся, - в голосе Дели слышалась довольная улыбка. - Я просто хотела тебе настроение поднять, а то сидишь мрачный, будто и впрямь тещу нашел, а она тебя с первых секунд знакомства грызть стала! Да, мрачный и раздувшийся, как шарик пушистый. Так бы и затискала!
   При одной мысли о том, что тискать она меня собирается теми же руками, которыми только что ковырялась во внутренностях трупа, да еще и не сняв перчаток, меня снова замутило, а шерсть в очередной раз за эти несколько часов встала дыбом. А леди Мрракс заливисто рассмеялась и снова засюсюкала на тему 'злобный пушистый шарик'. Ужас! И как Кейн с ней живет?
   - Ути-пути, не нравится кисику в покойницкой! - продолжала издеваться Дели.
   Ну, конечно, не нравится! И запах, и звук, и атмосфера... все, короче! Фыррр! Вот на поле боя я спокоен, ну, насколько это вообще возможно в такой ситуации, хоть и звуки, и запахи, и находки там гораздо хуже, чем здесь, не говоря уж о том, что в тебя там в любую минуту может прилететь оторванная конечность, внутренности (и хорошо, если это будет от нежити) или заклятие какое-нибудь, не говоря уж о том, что там банально погибнуть можно. Может, кто-то думает, что вольнонаемные юристы в боях не участвуют? Объясните это нежити! Уж сколько стычек имело место на пути следования от базы третьего заградительного до некрополя за эти пять лет! И это несмотря на то, что наш военжрец два года сию трассу милостью Ану торил, да и теперь порой пробегается туда-обратно со своим посохом. А бывало, порождения некроса и на полк отваживались нападать - не в лоб, так как база имеет естественную защиту в виде горной цепи, а то с воздуха, то пещерами подобраться пытались... Сейчас-то еще более-менее спокойно, как большую часть пещер нашли и завалили, а над базой навесили особо хитромудрое заклятие. Но кто знает, надолго ли это затишье? Я вот просто всей кожей чувствую, что нежить задумала какую-то гадость, да и не только я... Или это не чуйка, а многолетний опыт жизни на границе дает себя знать?
   Пока я предавался своим мыслям, Дели закончила вскрытие и, не торопясь накрыть тело простыней, взялась за опись улик и приведение в порядок документации.
   - Расслабься, светлость, я закончила, - крикнула она. - Можешь приступать к осмотру. Глядишь, заметишь что-нибудь интересное, сыщик.
   Ах, да! Мое аристократическое происхождение тоже является объектом для шуток. Мне не то чтобы жалко, но... Ничего, полковнику Мрраксу до дворянского титула год выслуги осталось, так что перевернется и на моей улице повозка с хрустиками.
   - Вот не понимаю, почему вы все так покойницкую не любите, - вслух рассуждала Дели между делом. - Что ты, что Лир, что Арзабаль. Только сунете робко нос из-за двери, как сразу про неотложные дела на другом конце базы вспоминаете. А если не можете сбежать по-тихому, то сидите мрачные и в один и тот же угол пялитесь, будто там смысл жизни сокрыт. По мне, так зря! Покойницкая это такое место... на рассуждения о вечном настраивает, о бренности бытия, о том, что надо наслаждаться каждой прожитой минутой, потому что она может стать последней...
   Фыркаю. Невозможная женщина! И с извращенным чувством юмора. Или она не шутит?
   - Хорошо, что хоть кто-то здесь разделяет мое мнение, - продолжала болтать Дели. - Иначе я бы совсем себя белой вороной чувствовала! Но, к счастью, над 'Скрепой' трудятся и ученые, например, мэтр Биллот с его помощником, что могут сутками в лаборатории пропадать, или госпожа Лайни, которая тоже когда-то работала экспертусом, порой с удовольствием мне ассистирует и помогает журнал наблюдений вести. Я, знаешь, ли, надумала вывести принципы анатомического строения нежити, а заодно сравнить его в зависимости от того, контролирует кто-то процесс создания порождения некроса или нет...
   Я закатил глаза, в который раз жалея, что попросил Кейна, когда тот, бледный до зелени, сопроводив меня в покойницкую, отправился по делам, снять с меня 'Мыслезвуч'. Сейчас бы высказал Дели все, что думаю и о покойницкой, и о ее манере общения с наследным княжичем Мерисским, и о теме ее работы! Да и о затее в целом не умолчал бы! Дурацкая, откровенно говоря, затея, особенно для беременной женщины! Да и для небеременной. И для женщины. Для любого индивида вообще. Фу!
   - Ладно раздуваться-то, светлость, - улыбнулась леди Мрракс. - Сильней, чем есть, уже не раздуешься. А если раздуешься, то я могу и не справиться с искушением твоей пушистой тушкой дымоход прочистить. А что, удобно - ты почти нужного диаметра.
   Я смерил ее мрачным взглядом. Пригрозить ей, что ли, судебным разбирательством за угрозы монаршей особе?
   Дели, ответив мне лучезарной улыбкой, снова засюсюкала:
   - Какой ты милы-ы-ы-й, так бы и затискала! Естественно, в облике Фырчика! Потому что истинный облик милоту убавляет.
   Я только вздохнул. И на том спасибо.
   Но, как оказалось, расслабился я рано. Коварный замысел Дели был таков: сперва заболтать меня до потери бдительности, развести на эмоции, а потом подловить на неосторожных мыслях и вытянуть из меня всю правду о вчерашних событиях. И не удался он лишь потому, что не 'дожала' она меня до нужной кондиции. Но совсем чуть-чуть - я вовремя спохватился и сумел удержать мысли в рамках 'официальной версии'. И как же хорошо, что в облике кота я чувствую направленное на меня магическое воздействие!
   - Яр, я тут подумала, - как бы невзначай осведомилась Дели, очень аккуратно и почти незаметно выпуская мыслисчитывательное заклятие. - Ты же раньше не находился в теле Фыркиса так подолгу, ну, кроме того случая после покушения. А сейчас уже часов пять в кошачьей тушке обретаешься. Соответственно, твое родное тело где-то лежит без сознания... Вдруг тебе помощь нужна?
   И смотрит так обеспокоенно, сочувствующе, но еще и выжидательно, как охотник в засаде на глупого тетерева. Ага, сейчас все выложу! Ну-ну!
   И я, фыркнув и сделав вид, что мне чуть-чуть стыдно, обрушил на нее образы вечерники, где лилась рекой всевозможная выпивка, веселой бесшабашной компании, пары доступных красоток и, как апофеоз, страдающего с похмелья княжича Иолатэ, который залпом проглатывает зелье для снятия симптомов алкогольного отравления, валится в койку и мирно спит уже половину суток. И мысли о том, что, раз в полку сухой закон, то хоть после суда расслабиться (Дели, к счастью, не знает, что на меня алкоголь почти не действует, так что воображать можно все, что угодно). Надеюсь, такое объяснение леди Мрракс устроит. Нафантазировать я еще и не такое могу, а отделить фантазии от реальных воспоминаний далеко не каждому менталисту по силам, особенно если нет физического контакта с объектом считывания, а сам объект имеет наделен богатым воображением.
   - Эх, Ярос, - женщина укоризненно покачала головой, но стыдить меня не стала, видимо, понимая, что бесполезно.
   А мои мысли столь нарочито потекли в направлении результатов вскрытия, что Дели даже на краткий миг прониклась чувством вины и тут же сменила тему разговора на интересующую меня.
   - Итак, причина смерти - черепно-мозговая травма, - менторским тоном начала излагать Дели. - Полученная вследствие удара тяжелым тупым предметом, поверхность которого превышает поверхность раны на голове убитого. Удар привел к перелому костей свода черепа и повреждению головного мозга. Травмы, не совместимые с жизнью.
   Я громко фыркнул - давай, мол, ближе к делу! Я и так знаю, от чего он умер. Аделаида усмехнулась и завела речь про то, что меня интересовало.
   Если вкратце, то анатомическое строение и физиология невинно убиенного супницей по голове, а потом добитого цветочным горшком (бедная азалия, она наверняка скончалась в муках!), почти ничем не отличается от представителей человекоподобных рас. Почти! Потому что, несмотря на то, что с момента смерти прошло уже больше суток, ни трупного окоченения, ни каких-либо признаков разложения не наблюдалось. Более того, кровообращение сохранилось. И, как оказалось, кровь почти не свертывалась. Вспомнив большую лужу крови, натекшую из головы сего индивида буквально за несколько секунд, я подумал, что пол в моей квартирке за время нахождения там трупа изгажен безвозвратно. И как там жить после этого? Ладно я, но Фыр-то это все чует! Похоже, придется переезжать нам с котиком. Вот только куда?
   - Странно все это, - Дели в раздумьях выстукивала бодрый ритм по краю прозекторского стола. - Он с такой свертываемостью мог от малейшей царапины кровью истечь. Ладно, такое бывает. Но чтобы с таким заболеванием выбрать криминальную профессию... Это уже на способ самоубийства тянет, а, светлость?
   Мяукаю. Тут я с ней полностью согласен с тем лишь дополнением, что, по моему мнению, убитый не очень-то похож на, так скажем, специалиста по улаживанию деликатных проблем - руки чистые, я бы даже сказал, ухоженные, без мозолей и огрубевшей кожи, которые неизбежно оставило бы оружие. И, судя по мышцам, парень фехтованием или иными боевыми искусствами не особо увлекался. Хм... Что-то тут, определенно, не так.
   Еще Дели обратила внимание на строение зубов - верхние клыки слишком тонкие и острые для человекоподобного - а также на слишком длинные ногти на руках и ногах. Последнее, впрочем, могло говорить и о пренебрежении личной гигиеной, однако под ногтями вроде бы было чисто. Впрочем, бывший наргонтский экспертус одним осмотром не ограничилась, взяла соскобы, и теперь содержимое их внутренней части, размазанное по специальным стеклянным пластинам, ждало своего часа, чтобы быть засунутым в анализатор - громоздкий агрегат наподобие тех, что стоят в лаборатории Ансельма. Сейчас эта махина, беспрерывно тарахтящая и то и дело выстреливающая искрами, дымом или паром, образующихся вследствие алхимических реакций, как раз пытается выдать анализ крови убитого. Часа полтора уже тарахтит, действуя мне на нервы. Даже Дели, поначалу воспринимавшая этот шум спокойно, начала беспокойно прикусывать губы, поглядывая на него - вдруг сломался?
   К счастью, опасения ее оказались беспочвенны - минут через пять заскрежетали писчие модули этой хреновины, и на свет божий полезла бумага с какими-то загадочными словами и цифрами. Храргова махина начала-таки выдавать результаты анализа! Правда, не меньше получаса выдавала - Дели и перекусить успела, и сбегать носик попудрить успела. А мне вот кусок в горло не лез... пару минут. Потом голод и обжористая натура Фыра взяли верх, и я сжевал-таки оставленные мне куски колбасы и даже пожалел, что их всего три было, а не, скажем, десять. Но все равно неприятно!
   Вернувшись, Аделаида азартно ухватилась за выплюнутую хреновиной бумажку, потом полезла в толстенный справочник за расшифровкой, копалась в нем минут двадцать, а после произнесла заковыристое матерное ругательство, никогда ранее не слышанное мной, и задумчиво уставилась на труп. Матерное ругательство, кстати, оказалось названием препарата для разжижения крови.
   - Концентрация запредельная, - все так же глядя на труп отсутствующим взглядом, что знаменовало напряженную мыслительную деятельность, констатировала леди Мрракс. - Непонятно, как он кровью через поры не истек. И при этом, добрался же сюда как-то, проник в твою квартиру, напал на Касси... Да в его состоянии и несколько шагов сделать проблематично, не то что нападать на кого-то! И, главное, зачем он столько принял? Я, конечно, не целитель, но не думаю, что у погибшего были проблемы с тромбами. Во всяком случае, никаких признаков тромбозов, да и возраст не тот.
   И, загрузив в анализатор пластинки с подногтевым содержимым трупа, уселась на стул и, закинув ноги в веселеньких разноцветных носках из толстой шерсти (ну да, в покойницкой даже в теплый летний день холодно) на край письменного стола, взялась за принесенное из дома вязание. Впрочем, судя по отрешенному выражению лица, вязала она чисто машинально, а мысли ее витали вокруг странного покойника. Я не стал мешать мыслительному процессу, поэтому мужественно подавил желание потребовать еще колбасы и тихонько отполз в сторону.
   Металлическая хреновина шипела, тарахтела и вновь плевалась всем, чем только можно. Фыррр! Бесит! Стараясь быть как можно дальше от нее, а заодно понять, почему Фыра - не меня, а именно фамилиара! - так настораживает этот парень, даже мертвый, что кот предпочитает держаться от него подальше, несмотря на прямо противоположное стремление хозяина, я запрыгнул на прозекторский стол и задумался. Например, о том, как здорово, поневоле став сыщиком, иметь знакомого экспертуса: вот сижу себе, на труп гляжу, и никто меня не сгоняет, не кричит: 'Уберите животное!', не шипит про стерильность, не возмущается, не порывается схватить за шкирку, смертничек... Хорошо.
   Хорошо-то хорошо, но что-то с этим покойником точно не так! Но что? Так, начнем-ка сначала.
   Наш погибший - парень, на вид не старше двадцати пяти, неустановленной расы, так как по внешним признакам может быть и человеком, и трегничем, и кердонгом, и салуром, а также полукровкой или квартероном... ладно, пока что остановимся на квартероне. Физически развит, но не более чем среднестатистический городской житель - не хлюпик кабинетный, но и не боец, так, нечто среднее. Жира нет, сало бубликами не свисает, пузо пивное не торчит, и ладно. Татуировки, шрамы, родинки, бородавки и прочие штуки, к особым приметам относимые, на теле отсутствуют. Волосяной покров, кстати, тоже, причем везде - лысый, как коленка (серьезно, волосяных луковиц Дели у него на голове даже с помощью специальной лупы не нашла), бровей почти нет, ресницы редкие и белесые. Кожа мраморно-белая, но плотная, вены под ней почти не видны. И как-то с этим обликом не вяжется черный цвет глаз! Вернее, единственного уцелевшего после падения супницы глаза. Я б даже сказал, антрацитово-черный, в котором зрачок-то едва можно рассмотреть. Вертикальный зрачок-то, как у фамилиара моего хвостатого, так что в темноте сей индивид должен отлично видеть. Интересно получается...
   Вещи его мы с Дели осмотрели, прощупали на предмет потайных карманов и хоть чего-либо, способного пролить свет на личность убитого. Итог: броня на нем хоть и дорогая, из кожи дилийской виверны, но очень легкая, без любой металлической составляющей, по сути, даже не броня, а охотничий костюм, разве что черного цвета. Плащ такой же, без теплой подбивки. Вот оружие - два коротких клинка, тонкие, легкие и очень упругие, явно храгынской работы - вполне стандартно. Увы, клейм ни на одном нет, так что найти создавшего их мастера почти нереально. И ни документов, ни артефактов, ни записной книжки - ничего.
   Зато во внутреннем кармане куртки обнаружился завернутый в вышитый носовой платок рыжий локон, ранее, предположительно, принадлежавший Кассандре. Из этого следует, что, во-первых, Касси слишком разбрасывается волосами, и, во-вторых, убитый, явившись сюда с целью разыскать магичку, понимал, что ее здесь может и не быть, так что заранее разжился средствами для ее поиска. Причем магического поиска... Хм, убитый - маг? Тогда почему он попытался душить Касси, а не заклятием шарахнул? И никаким защитным барьером не озаботился, зная, что идет убивать именно мага? Впрочем, мне ли удивляться? Сам такой. Но я в первую очередь юрист, во вторую - княжич, а маг лишь в третью! Что, убитый квартерон тоже?.. С другой стороны, если он маг, то наверняка проходил обучение, и просто не мог не оставить упоминания о себе в имперских архивах. К тому же парень он колоритный и необычный, так что его точно запомнили бы - и в учебном заведении, и везде, где он побывал бы. Например, на пропускном пункте через границу с Проклятыми землями! Храрг побери! И как я раньше о том не подумал?! Надо изложить мои умозаключения Дели, пусть передаст их дознавателям, а те разберутся, что с ними делать. Надеюсь. Так или иначе, задействовать тайнюков все же придется. А кстати!..
   Я громко мяукнул, подзывая Дели.
   - Что, мысли есть? - та нехотя встала и, всунув ноги в тапочки, подошла ко мне и положила руку на голову, устанавливая более четкий ментальный контакт. - Давай, светлость, вещай.
   Я быстренько поделился с ней своими домыслами, а после спросил, где это Касси могла столько волос потерять, что и на куклу, и на поиск убийце хватило, да еще и сама не заметила. Ответ, кстати, последовал незамедлительно:
   - В цирюльне. Там состриженные волосы просто собирают в мешок, а вечером сжигают... Слушай, а волосы-то из кармана убитого не вырваны, а именно что отделены предметом с односторонне заточенным лезвием, предположительно, ножницами.
   Я закатил глаза. Обожаю, когда она начинает языком дознавательских протоколов говорить - она при этом становится похожа на первоклашку, эдакую примерную ученицу, зануду-отличницу, только бантика на голове не хватает. Ой, услышала... Нет! Не надо за хвост дергать! Он у Фыра чувствительный! И вообще, говори нормально, и в ответ ничего обидного не услышишь... гм... ну, не считаешь. Эй, я разве о чем-то обидном подумал?! Нет ответа...
   И, раз уж утилизация остриженных волос - дело не мгновенное, то не проблема потом открыть этот мешок и найти нужные пряди, тем более, что Касси единственная рыжая в третьем заградительном! И что-то подсказывает мне, что стриглась она не у полкового цирюльника.
   - Заали хорошо стрижет, - пояснила на мой вопрос Аделаида. - Все девочки у нее стригутся. И я тоже. Надо же секущиеся концы подрезать, так волосы лучше выглядят... Не знаешь ее? Это кладовщица, на третьем складе работает.
   Я почесал подбородок задней лапой, а после принялся ее вылизывать, одновременно обдумывая услышанное. Так, Кассандра длинные волосы не носила, предпочитала короткую стрижку до плеч, да и то собирала в хвостик или в тугой пучок, в империю выбиралась редко (за этот год всего однажды, и то в марте), стало быть, действительно могла стричься у этой Залли. Признаться, ни разу не сталкивался с этой особой...
   - Ну, не княжеское это дело - по складам разгуливать, - выпустила 'шпильку' леди Мрракс. - Ты вспомни, как вселялся: просто написал, что тебе нужно сверх стандартного набора, а на склад за мебелью и мягким инвентарем рядовые ходили.
   Киваю. Мое упущение. Надо бы познакомиться с этой Залли, посмотреть на нее, поговорить и заодно выяснить, кто, кроме нее, имеет доступ к срезанным волосам клиенток. Но это потом, если будет время. А пока что...
   Конечно, во время осмотра вещей убитого я их еще и обнюхал. Духами облился, паршивец! Будто на мероприятие культурное собрался, а не на базу заградительного полка на границе с Проклятыми землями! Зачем? От нежити не спасет - те живых отнюдь не по запаху вычисляют. Ну, разве что цомари и им подобные твари, обладающие зачатками обоняния, сначала оближут нечто вкусно пахнущее, а только потом жрать начнут. Фу-у, как представил, так замутило! Колбаса, лежать! Не рваться обратно! Не рваться, кому говорю! Так, вроде отпустило...
   И запах-то, хоть и не сильный, а стойкий, до сих пор не выветрился. Хм-м... Вообще, в третьем заградительном полно собак, да и запахи, не характерные для этого места и не вписывающиеся в окружающую обстановку поневоле обращают внимание и на себя, и на своего носителя. Иными словами, облиться духами - отличный способ обратить на себя внимание и живых, и не-мертвых. А, раз убитый прибыл сюда тайно и с определенной целью, внимание ему как раз было не нужно. Тогда в чем смысл действа? Культурный слишком? Щеголь? Да перед кем тут щеголять-то? Перед зомби, цомари, гхедешшами и прочими обитателями Проклятых земель? Даже не смешно! Облился машинально? Ну, такое поведение для специалистов по улаживанию деликатных поручений не характерно. А зачем тогда? Хм...
   Обнюхивать тело после вскрытия мне не хотелось. Очень не хотелось, вплоть до нового приступа тошноты. Однако что-то подсказывало мне, что сделать это стоит. И результат, кстати, не заставил себя ожидать: кожа погибшего не имела запаха. Вообще! Ни своего собственного, что характерно для всех рас, ни приобретенного здесь, и это при том, что сильных, приставучих и, кстати, неприятных запахов в покойницкой хватает (конечно, здесь не такое амбре, как на казарменной кухне или в общем сортире, но все-таки...). И я сразу вспомнил некую личность, тоже не имеющую собственного запаха и почти не цепляющую чужие, и потому он одежду щедро духами поливает. Лорд Дерлисса! Вот только живым его можно назвать с огромной натяжкой - вампир, хоть и высший, внешне от человека ничем не отличается, но вот на мелочах вроде запаха, ночного зрения или неубиваемости прокалывается. Не считая, конечно, истерической реакции на него противонежитевых заклятий и амулетов.
   Хм, выходит, наш убитый - нежить? Вампир? Сомнительно, однако ж, ведь порождения некроса, даже обладающие разумом, в разобранном, так сказать, виде, отличаются от живых. У тех же вампиров, например, температура тела близка к нулю независимо от температуры среды, в которой они находятся, и кровь, вернее, та черная жижа, что им ее заменяет, по сосудам практически не циркулирует - разве что, после сытного обеда, внешность и цвет кожи соответствующие. А вот если накачаться зельем, что не дает крови свертываться... Что, тогда и вид будет более живой? Еще я вдруг вспомнил, что новообращенные вампиры не умеют трансформировать когти и клыки, не могут менять облик, ибо для того необходимы самоконтроль и высокая концентрация, а в начале вампирского пути с этими качествами огромная проблема. Хм...
   На просьбу проверить убитого специальным артефактом, выявляющим порождения некроса под любой личиной, Аделаида удивилась и только плечами пожала.
   - Яр, я его вскрывала собственноручно и только что. Я абсолютно уверена, что он не вампир. А зубы... Ну, иногда они и у живых причудливо искривляются...
   Но я и не думал сдаваться - встал на задние лапы, передние поднял к мордочке и умильно посмотрел на нее. Упрямства Дели хватило, от силы, на минуту, потом она со вздохом полезла в висящий над столом шкафчик за хитроумной конструкцией из металла, стекла, полудрагоценных камней и Храрг знает чего еще.
   - Хорошо, - ворчала при этом леди Мрракс. - Но только из хорошего отношения к тебе. И, если проверка не даст положительного результата, будешь мне в моих исследованиях ассистировать. Проверять?
   Я невольно сглотнул. Помогать во вскрытии порождений некроса, а потом результаты еще и в журнал специальный записывать? Храрг! Да меня при одной мысли об этом тошнит (колбаса, место!)! Да, не похож убитый на нежить. Но я вот хвостом чую, что прав в своем предположении. Но и перспектива-то в случае, если чуйка меня обманывает, не очень... Впрочем, во всем, что касается нежити, лучше десять раз все проверить, так что я все-таки рискну.
   - Мяу! - соглашаюсь я, добавив уверенности в голос.
   Ладно уж, работу ассистента при потрошении порождений некроса я как-нибудь переживу.
   Дели минут пятнадцать вытаскивала стационарный артефакт по выявлению нежити 'СВН-15', который, кстати, весит килограмма три, не меньше, и по возрасту ненамного моложе меня, потом устанавливала его над тем, что осталось от головы трупа, потом прикрепляла к телу датчики, запускала, настраивала, калибровала, потом начала процесс запуска сначала, так как что-то сбилось при нажатии рычажка включения, потом еще раз - из-за того, что она неловко задела артефакт, и часть датчиков слетели... Короче, к концу всей процедуры Дели уже сердилась, и срок моей подработки ассистентом увеличился до полугода. А я понял, почему такие стационарные хреновины для распознавания порождений некроса на границе не прижились, да еще и ломались слишком быстро и так, что не подлежали восстановлению.
   Однако злость леди Мрракс улетучилась сразу, как только кусок горного хрусталя, играющий роль индикатора, засветился бледно-коричневым, будто разбавленная чайная заварка. Хм... Инструкцией по эксплуатации сего шедевра артефакторской мысли, в процессе применения переименованного Аделаидой из 'СВН-15' в 'Свина', коричневый цвет не предусмотрен. Живые должны означаться зеленым светов, нежить - красным. И как теперь трактовать результаты исследования? Как нам логика с интуицией подсказывают? Ну, если вспомнить детство и уроки рисования в школе-интернате, то коричневый цвет получается при смешивании зеленого и красного цветов. Следовательно, наш убитый - нежить, но лишь отчасти?
   - Бред какой-то! - Дели нахмурилась, покусала губы, а после с ворчанием и матюгами запустила артефакт еще раз.
   Результат - тот же. Квартерон-нежить... М-да, я-то думал, меня уже ничем не удивить, а вон оно как выходит!
   - Наверное, 'Свин' неисправен! - предположила озадаченная Дели. - Надо его перепроверить! Ну-ка, светлость, полезай под арку.
   Пришлось подчиниться. Ну, как пришлось... Я и сам успел подумать о том же, и очень уж хотел прояснить ситуацию. Не могу сказать, что ощущения, испытанные мной в качестве подопытного, были приятными, но мучения мои были вознаграждены: артефакт подтвердил, что я живой, а он сам вполне исправен. Однако Дели не успокоилась и испытала 'СВН-15' на себе, в итоге подтвердилось, что она тоже живая. Ну, на ком еще испытывать будем? Экземпляров нежити-то у нас нет!
   Как оказалось, экземпляры были, правда, не в покойницкой, а в лаборатории мэтра Биллота - Дели, роняя тапки в прямом и переносном смысле, побежала туда просить материал для эксперимента, а обратно вернулась с самим мэтром, его ассистентом, госпожой Лайни и заспиртованной тушкой какой-то мелкой многоножки. Многоножка тут же была извлечена из сосуда и торжественно возложена под артефакт, индикатор которого спустя заданное время окрасился красным. Работает!
   После на глазах у трех независимых, беспристрастных и, хотелось бы верить, вменяемых свидетелей леди Мрракс еще раз испытала действие 'Свина' на неопознанном трупе. С тем же результатом. Наш убийца оказался гибридом живого и нежити! Неслыханно! А так как свидетели все, как на подбор, оказались учеными, то тут такое началось! Удивляюсь, как труп при заборе образцов не разорвали на клочки! А Дели, попытавшуюся призвать всех к порядку и напомнить, что тело на прозекторском столе вообще-то является уликой, после вскрытия должно оставаться неприкосновенным до прибытия дознавателей, просто оттеснили в угол и не обращали на бедолагу никакого внимания. Маньяки от науки! С другой стороны, иные и не завербовались бы на границу, чтобы вести некие исследования, результат которых не прославят их имена (по крайней мере, в ближайшие десятилетия), так как уже засекречены. Уж не они ли настропалили милую и, в целом, добрую Аделаиду препарировать нежить?!
   М-да, вошли представители научного сообщества в раж, да так, что я еле успел удрать, иначе точно под горячую руку скальпелями мне что-нибудь важное отхватили бы! И я, как назло, не мог придумать ничего путного, чтобы приглушить их исследовательский азарт и заставить прислушаться к голосу разума, говорившего в ту минуту голосом Дели, и при этом не раскрыть свое пушистое инкогнито. Потому что последнее в этой компании чревато неблагоприятными последствиями - пошутил я как-то в облике Фыра над мэтром Биллотом, а он потом мне, то есть, уже Яросу, высказывал, что, если б мой кот действительно, а не как ему показалось, обладал разумом, почтенный мэтр точно его придушил бы. Страшно представить, что сей маньяк от науки сделает со мной, если узнает, что я могу ...
   Положение спасло явление Кейна и дознавателей: грозный командирский рык быстро навел порядок в покойницкой, да так, что всех присутствующие быстренько вдоль стеночки выстроились, попрятали скальпели за спину и дружно опустили головы, изображая раскаяние. Полковника они все знают уже не первый год, кроме того, прекрасно осведомлены о широких полномочиях его как командира полка и, по совместительству, руководителя проекта 'Скрепа', так что игнорировать прямой приказ и нарываться дураков нет. Хорошо! Теперь осталось только мне быстренько ретироваться из покойницкой, причем так, чтобы не попасть на глаза дознавателям, что точно повлечет неблагоприятные последствия для Дели - самое меньшее, сомнение в ее профессиональных навыках, так как животных в покойницкой и подобных ей местах быть не должно. Как правило... Но мы-то с Фыром исключение из правил! Впрочем, это не значит, что нам моно подставлять других, так что самое врем делать ноги.
   В этом деле мне помогла сама Аделаида - попятилась и, будто случайно, опрокинула на пол стойку с инструментами. Шуму вышло-о! Естественно, все внимание присутствующих тут же было перенаправлено в ту сторону, и я сумел ловко и, главное, незаметно прошмыгнуть в общий коридор, устроиться в темном углу у входной двери и уже оттуда наблюдать за происходящим. Хотел бы я понаблюдать за пришлыми, прикинуть, кто чего стоит. Однако у судьбы, как оказалось, были свои планы, причем отличные от моих: не успел я толком ни посмотреть, ни подслушать, так как, едва умастив свою тушку в углу, я почувствовал, как мое сознание быстро и достаточно грубо выталкивается из тела фамилиара. Что, кому-то понадобился Ярос Иолатэ? Причем так сильно, что этот кто-то, наплевав на приличия, будит спящего и наверняка очень грубым образом. Ну, ладно, сейчас вернусь, поговорим...
   За мгновение до того, как сознание мое окончательно покинуло тело Фыра, я успел заметить, что один из прибывших дознавателей - невысокий, хрупкого телосложения и с длинными рыжими волосами, завивающимися крупными кольцами и собранными в низкий хвост. Форменный мундир висел на нем, как на вешалке. Дарий Рамодор?! Да быть того не может! Бред! Мне, должно быть, показалось... Да нет, это он, точно он! Тот самый, что раскрыл дело о моем исчезновении в Наргонте пять лет... Ну, еще б ему его не раскрыть, когда мы с Лотей ему виновных на блюдечке принесли! Фыррр! Что, во всей Тайной страже не нашлось другого дознавателя?! Этот рыжий же полный ноль в профессии! Храрг побери... Я так надеялся, что компетентные индивиды разберутся с покушением на Касси и с тем, что здесь творится... Но, похоже, придется мне разбираться самому. Эх, сразу два расследования на одного меня... Боги, где ж я так накосячил-то?!
  
   Ярос Иолатэ
  
   Боги, естественно, не спешили с ответом. Правда, мне в момент перемещения показалось, будто я слышал ехидный смех Иннерлии, старой знакомой из божественных сфер, однако уверенности в этом у меня не было.
   Зато в том, что черно-бирюзовое пятно, увиденное мной сразу же после пробуждения, является лицом перводемона богини жизни - вполне. Ох, как же я не хотел этой встречи! Она ж сейчас будет спрашивать, что мне удалось узнать о судьбе ее матери! А что я ей скажу? Правду?! Увы, пока что известная мне правда сильно расстроит ребенка - Лера-то уверена, что мама оставила ее на родственников по какой-то уважительной причине, например, из желания защитить дочку от неведомой опасности или из-за того, что погибла. А у меня-то пока другая информация: Айрэ'Крис сбежала с любовником, попросту забив на ребенка! И, если я скажу об этом Лере, то... Ребенок ведь еще, хоть и великовозрастный, с хвостом, рожками и, вообще, перводемон! Я с ней не первый года общаюсь, так что знаю, о чем говорю.
   - А, очнулся! - перводемоница усмехнулась и убрала, наконец, руку с моей головы. - Ну, как самочувствие?
   - Привет, Лера! - дружелюбно улыбнулся я, втайне радуясь, что зрение быстро обрело четкость. - Как жизнь? Давно не виделись...
   - Два года, - перводемоница и не думала отвечать на улыбку даже из вежливости, зато теперь взирала на меня с очень нехорошим прищуром, будто примеривалась, куда сподручнее ударить. - И еще б столько же тебя не видеть, Котяра!
   Я только вздохнул. Да, подхватило молодое поколение данную мне кличку...
   - Так это можно устроить! - я сразу уцепился за призрачную возможность избежать этого разговора, причем чисто машинально - сказалась многолетняя юридическая практика.
   Увы, призрачная возможность потому и призрачная...
   - Размечтался! - фыркнула Лера, зло щелкнув хвостом по полу и выбив облачко пыли из видавшего виды половичка.
   - Что, нельзя? - продолжил валять дурака я. - Ну, как скажете, почтенная. Но дозволено ли будет мне узнать, какими судьбами Вы посетили мое скромное пристанище?
   Перводемоница еще раз взмахнула хвостом, но этим демонстрация силы и ограничилась. Как оказалось впоследствии, это все потому, что Лера только и ждала возможности выговориться. Присесть на чьи-нибудь любезно подставленные уши, как нынче молодежь выражается. Но начала она издалека, а именно с того, что она меня сейчас едва ли не с того света вытащила. Да-да, за мои остроконечные уши!
   - Ты идиот, Иолатэ! - вдохновенно вещала Лера, активно жестикулирую руками и хвостом. - Какого Храрга ты к лекарю не обратился?! У тебя давление было такое, что я до сих пор не понимаю, как тебя еще инсульт не хватил! Сразу несколько инсультов, чтоб наверняка в могилу! Это ж надо так наплевательски к своему здоровью относиться!...
   Примерно на четвертой минуте ее монолога меня начало клонить в сон. Воистину глас перводемона-целителя убаюкивает! Вот и я, пользуясь тем, что Лера не особо обращает на меня внимание, попытался задремать - слабость, признаться, была ужасная. Но не тут-то было!
   - Котяра, ты меня не слушаешь! - возмутилась Лера. - Я для кого тут лекцию о здоровом образе жизни читаю?!
   Я спросонья честно ответил, что понятия не имею. Ну, не было у меня проблем со здоровьем, по крайней мере, до вчерашнего дня. Ох, зря я это сказал - перводемоница завелась еще сильней и даже вознамерилась сгоряча лично следить за соблюдением мной правил здорового образа жизни, только что ею перечисленных. Потом, правда, опомнилась, подумала и пообещала перепоручить это дело моей женушке. Я, честно сказать, не сдержался и расхохотался, несмотря на усталость и слабость.
   - Поручить заботу о мужнином здоровье Лоте, которая спит и видит вдовой остаться? Ну, это только ты посоветовать могла!
   Перводемоница демонстративно надулась и даже отвернулась от меня. Хорошо! Глядишь, еще пара таких фраз, и не придется мне сегодня о результатах поиска ее матери отчитываться. А там доберусь до Осинников, вдруг там на новый след нападу...
   - Все меняется, - загадочно бросила вдруг та и тут же испортила впечатление от фразы предательским хлюпаньем носа.
   Ну, с этим трудно не согласиться. Все меняется. Кроме Проклятых земель - как была задница мира, так и осталась.
   Увы, задумка с обидками не удалась, так как любопытство, распиравшее Леру, оказалось сильней всех обидок на эту и последующие мои подколки, что, учитывая эмоциональность последней, было для нее непросто. Взрослеет деточка что ли?
   - Да ладно, Лер, у меня со здоровьем действительно все нормально, - улыбаюсь я со всей беззаботностью, на которую был способен в данный момент. - Так что, как говорится, не дождешься.
   - Хотела бы дождаться - позволила б тебе еще часок в таком состоянии поваляться, а не бросалась бы на помощь, - скептически фыркнула перводемница.
   Потом напомнила про 'охренительно высокое давление и инсульт не за горами', а после вкратце расписала образ жизни индивида, страдающего гипертонией. Пришлось рассказать ей о том, что случилось со мной вчера. Естественно, про секретное поручение, Каирри и пожар я умолчал, представил неизвестное воздействие последствием судебного заседания или же вечеринки, на которой я якобы расслаблялся после него. А под конец поинтересовался, не знает ли она, чем меня приложили?
   Лера задумалась, а я ощутил на себе воздействие магии и, подавив желание магически закрыться, сбежать, послать перводемоницу подальше или хотя бы одеяло на голову натянуть, мужественно его стерпел. Неприятно, конечно, да так, что вся шерсть... то есть, все волосы на теле дыбом встают!
   - Точно не зелье, - резюмировала Лера. - И не физическое воздействие. Я бы предположила, что некое заклятие из разряда целительских... Только направлено оно было отнюдь не на исцеление, а как раз наоборот - под его воздействием твоя кровь побежала по сосудам быстрее, давление ее увеличилось...
   Я задумчиво чесал в затылке. Значит, маг или заряженный артефакт... Судя по моим ощущениям, в кабинете никого, кроме меня и Каирри, не было. Значит, выше вероятность артефакта. Интересно, кто принес его туда - сам куратор 'Скрепы' или его убийца? Если сам Каирри, то зачем ему смерть курьера, пусть даже и отсроченная по времени? Ведь в его интересах, чтобы приказы были доставлены к месту назначения. Или нет? Вроде как, я получил отчет, передал приказы, а почему они до третьего заградительного не дошли, мне неизвестно? Вот незадача, курьер хлипковат оказался, загнулся от инсульта в двух кварталах от места встречи. Видать, со здоровьем проблемы были. Эх, жаль бедолагу! Нервная работа, да и Проклятые земли тоже здоровья не добавляют... А я-то здесь причем?
   Хм, такая версия выглядит логичной и вполне имеет право на существование. С тем лишь исключением, что такой опытный и битый жизнью тайнюк, как Каирри, почему-то не отрегулировал силу воздействия артефакта! И, в результате, вместо почти незаметного воздействия, коим оно должно быть по логике вещей, учитывая, что смерть курьера должна была быть отсроченной, меня шибануло так, что я сознание потерял. Неужели Каирри думал, что я обморока не замечу? Должен был подумать! Нет, не сходится...
   И, повторюсь, если вчерашняя встреча и все, что случилось после - личная инициатива Каирри, то мне не понятны его мотивы. Что могло заставить его, служаку с двадцатилетним стажем и офицера в Храрг знает каком поколении, пойти на государственную измену? Шантаж? Посуленная выгода? Перевербовка? Личные причины? Гадать-то можно до бесконечности... Храрг! Я же так и не посмотрел, что там за приказы - не то состояние было. Ладно, исправлюсь, как только Лера уйдет.
   А вот если допустить, что артефакт принес тот, кто помог куратору отправиться к богам на суд, то этот поступок опять-таки не понятен с точки зрения логики! Изначально я принял за основную версию непреднамеренное убийство, однако артефакт, призванный отправить на тот свет того, кто войдет в кабинет, с ней вообще не вяжется. А если нет? Если некто, узнав о предстоящем Каирри визите в заброшенный муниципалитет, решил устроить трегничу ловушку и спрятал артефакт заранее? Планировал, что Каирри погибнет сразу, как только переступит порог кабинета - это, кстати, объяснило бы тот факт, что во вложенное в артефакт заклятие оказалось такой силы, что мгновенно вырубило меня. Однако что-то пошло не так, в итоге куратор 'Скрепы' погиб от удара ножницами в печень, и в попытке замаскировать его смерть под несчастный случай убийца поджег муниципалитет, а я при этом - случайная жертва. Хм... снова не вяжется: куратор умер утром, а здание загорелось вечером, после моего прихода! Двенадцать часов прошло, не меньше! Ладно бы находилось оно в людном месте, и убийца ждал конца рабочего дня, чтобы огнем уничтожить улики. Но в заброшенном-то пригороде, предназначенном под снос! Да там хоть полквартала средь бела дня сжигай - городские власти еще спасибо скажут! М-да...
   Но есть и третий, смешанный вариант, при котором Каирри пришел в оговоренное место встречи заранее, зачем-то спрятал приказы, установил рядом с дверью заряженный артефакт и... не знаю, что он хотел сделать в дальнейшем, но тут пришел кто-то, кого он никак не ожидал там увидеть. Завязался разговор, переросший в ссору, и неизвестная личность в какой-то момент в порыве ярости или отчаяния схватила первое, что под руку попалось - канцелярские ножницы - и нанес удар, оказавшийся смертельным. А потом, надо думать, поспешил унести оттуда ноги. Однако вечером, придя в себя и вспомнив о необходимости замести следы, вернулся к месту преступления со спичками и канистрой какой-нибудь горючей жидкости. Видел он меня или нет - неизвестно.
   Впрочем, вполне возможно, что пожар - дело рук самого убитого. Причем с той же целью - сокрытие улик. Надо думать, где-то в здании был спрятан артефакт с огненным заклятием или, к примеру, специальное зелье, с отсроченным действием... Кстати, у куратора мог быть сообщник, который и, образно выражаясь, чиркнул спичкой. Или нет? Хм, я, пожалуй, склоняюсь к тому, что Каирри действовал в одиночку. Во-первых, потому, что сообщник наверняка обратил бы внимание на многочасовое отсутствие подельника, отправился бы проверять, что с ним, и, увидев, что тот мертв, свернул бы операцию. И, во-вторых, такое дело как государственная измена лучше проворачивать в одиночку, без свидетелей - но это только мое мнение.
   Еще мне странен выбор заклятия, повышающего давление, в качестве средства устранения курьера. Ненадежно ведь - спасти можно. Ведь в тот момент, когда заклятие подействует, жертва вполне может оказаться в каком-нибудь людном месте, и ее успеют спасти. Яд был бы вернее, да и проще - не надо с артефактами заморачиваться. Или... Да нет же! Если верить словам прихлопнутого супницей, в столице отлично знали, что с отчетом приеду именно я! А Касси знала про то, что яды на меня или не действуют, или действуют, но ослаблено - имел место один случай пару лет назад - а от нее эти сведения мог узнать кто угодно. И именно поэтому получилось так, как получилось...
   Итак, попробуем выстроить цепь событий. Решение о том, что в столицу отправляюсь именно я, было принято чуть более чем за сутки до отправления. Когда указанная информация дошла до Каирри, неизвестно. Однако последний понимает, что нейтрализовать меня ядом отсроченного действия, как предполагалось изначально, будет рискованно, так что ему срочно нужно вносить коррективы в план, и, видимо, пришлось воспользоваться тем, что было в наличии помимо яда. А ассортимент средств оказался невелик - либо только привязанное к артефакту заклятие, вызывающее гипертонию, либо оно и еще что-то еще менее надежное. Да еще и воздействие заклятия оказалось гораздо сильнее, чем предполагалось. Однако узнать об этом Каирри было уже не суждено...
   И что же вытекает из этих моих умозаключений? А то, что тот, кто убил куратора 'Скрепы', тоже попал в кабинет через дверь (окно было закрыто и, судя по слою пыли на подоконнике, который я мельком заметил, вылезая, не открывали его уже очень давно). Стало быть, он тоже подвергся действию артефакта, правда, меньшему по силе, так как сознания, в отличие от меня, не терял, и сейчас либо находится в одной из столичных лекарен, либо уже мертв. Нет, есть, конечно, и третий вариант, что лежит он, бедолага, сейчас где-нибудь и мучается от головной боли. Но он, в конечном итоге, сводится к первым двум вариантам. А это уже ниточка! Конечно, прочесать все лекарни и покойницкие Миаствера на предмет поступления туда клиента с особо устойчивой формой гипертонии за временной промежуток с одиннадцатого по, допустим, тринадцатое августа, будет очень непросто. Но я ж на то и не рассчитывал. Ну, или тот, кто будет вести дознание по факту смерти Каирри. Не рассчитывал же, да? Ох, надеюсь, с кандидатурой дознавателя мне больше повезет... Хотя, какое, к Храргу, отдельное расследование?! Объединять надо оба дела - и о смерти Каирри, и о нападении на Кассандру - в одно! О государственной измене, Храрга пинком через коромысло! И расследуйте, господин Иолатэ, расследуйте, ибо больше некому... И про поиски тещи не забывайте! А мне что, разорваться? Не могу, так продуктивность пострадает, Храрг побери!
   И я на эмоциях с силой впечатал кулак в стену. Храрг! Стена-то из плохо оструганных досок, так что в кожу вонзились сразу несколько заноз! Ай!
   - О, сразу видно, полегчало, - ехидно пропела перводемоница, поигрывая кончиком хвоста. - Отдало от задницы, как в народе говорят! И княжич Иолатэ тут же кинулся стены крушить. Увы, для более интеллектуального занятия он еще не дозрел.
   Я криво усмехнулся, давая понять, что подколку оценил. А сам, представив объем предстоящей мне работы, на фоне которого суды по оправданию и восстановлению в правах Аделаиды Мрракс меркнут и теряются - уже хотя бы потому, что растянутся на месяцы, если не на годы, а вот нарисовавшиеся расследования следует завершить в кратчайшие сроки. Да, тут поневоле пожалеешь, что Лоти рядом нет - ее помощь в моих предыдущих расследованиях была поистине неоценимой. И где б мне такого же помощника найти? Да вот же он, вернее, она - напротив меня сидит! И я даже знаю, как убедить ее оказать мне посильную помощь... Только жениться на ней не буду! Даже под угрозой... Но придумать, под страхом чего именно я мог бы жениться теперь, я не успел, ибо Лере надоело изображать из себя предмет интерьера.
   - Знаешь, тебе повезло, что ты жив до сих пор, - констатировала она.
   Я вспомнил, что лорд Дерлисса пустил мне кровь почти сразу, как только я выбрался из горящего муниципалитета, и рассказал об этом перводемонице... Ох, Храрга пинком через коромысло!!! У меня ж где-то тут вампир на вольном выгуле, а я тут валяюсь! Надеюсь, амулеты все еще действуют, и он не обнаружил себя или же не успел натворить дел в... А где мы, кстати, находимся?
   - Кровопускание, конечно, тоже вариант, - с серьезным видом сообщила Лера. - Только пожарный и на один-два раза от силы, иначе смерть, только не от инсульта, а от кровопотери. Так себе выбор, а, Котяра?
   Ну, тут сложно спорить, так что я только руками развел. А сам подумал, что при таком раскладе вероятность найти убийцу Каирри мертвым возрастает.
   - А что за лорд Дерлисса? - полюбопытствовала Лера.
   Пришлось рассказать ей, что путешествовать я вынужден в компании высшего вампира.
   - То-то думаю, что аура у тебя здесь странная, - перводемоница так и подпрыгнула. - А вон оно как, оказывается, нежить... Выходит, я антагониста под любой магической защитой чую... Думаю, твой кровосос слинял, едва меня почуял - они ж магов жизни опасаются, и не зря, а тут целый перводемон от данной стихии...
   Я только хмыкнул. То, что Лера знает умные слова вроде 'антагонист', 'аллегория', 'апелляция' и далее по алфавиту - это моя заслуга, так как первые три года с момента нашего знакомства мы с ней частенько беседовали о жизни. И в ходе этих бесед я, не в силах отказать себе в удовольствии поиздеваться над подрастающим поколением, частенько озадачивал несдержанную собеседницу мудреными словесными конструкциями, значение которых ей приходилось постигать самой, копаясь в словарях, энциклопедических и юридических. Лера, правда, в долгу не оставалось, так что и я теперь неплохо подкован в медицинской терминологии и в оборотничьем сленге.
   - Не бойся, думаю, вампир недалеко ушел, - помолчав, сообщила перводемоница. - Ладно, к делу! Колись, голуба, почему ты от разговора со мной, как от огня, бегаешь? Что тебе удалось узнать о маме?!
   На последней фразе голос ее дрогнул, а сама Лера обхватила себя руками, будто пытаясь согреться. Переживает... Ну, не могу я сказать ей, что мамаша ее просто бросила ради любовника! Не могу! Этим я нанесу ей душевную рану, которая будет зарастать долго, тяжело и с бесконечными рецидивами, даже если я и опровергну потом первоначальный итог расследования. Короче, выход один - надо тянуть время.
   Я с силой потер лицо руками, будто пытаясь прогнать остатки сна, а на самом деле не желая мимикой или взглядом выдать охватившую меня неуверенность.
   - Лер, результат расследования, к которому я пришел в настоящее время, тебя не обрадует, - начал я, собравшись с мыслями. - Вместе с тем, недавно я нащупал еще одну ниточку, потянув за которую, можно подтвердить результаты предыдущего расследования или же полностью опровергнуть их. Я не буду пренебрегать данной возможностью. И тебе не советую.
   Перводемоница озадаченно почесала в затылке, прикусила нижнюю губу. Взгляд ее на миг затуманился, однако поза стала чуть более расслабленной. Напряжение ее ушло, хоть и не до конца. Стало быть, выбивать из меня неприятную правду она не будет. Нет, может она и не собиралась, а глазами грозно просто так, для пущего эффекта, сверкала. Но подстраховаться не мешает. Мало ли... Лера, конечно, ребенок ребенком, но перводемоница все-таки...
   - Переводя с юридического на имперский, ты просишь еще время, - вздохнула она, раздраженно подрагивая кончиком хвоста. - И это после пяти лет...
   - Ну, милая, как ты хотела? - развел руками я. - Столько воды утекло... Шестнадцать лет, не кот начхал.
   Лера закивала:
   - Да понимаю я все, не дура! Просто... Эх, я так надеялась на хорошие вести от тебя! Если б ты знал, как я скучаю по маме...
   Это было сказано с такой тоской, что у меня сердце защемило. Кажется, у девочки сейчас очень тяжело на душе. И я сразу угадал причину того:
   - Вэл?
   Лера махнула рукой с видом: 'Не спрашивай'. Но мне и так стало все понятно, тем более, причину ее сердечной печали я знал лично и уже не первый год.
   - Снова куда-то влез?
   О судьбе адепта света на всю голову, как все его прозвали с легкой руки все той же перводемоницы, я действительно почти ничего не знал, кроме того, что в феврале этого года он временно перевелся в первый заградительный, дабы нести свет Ану в северную часть Проклятых земель. А еще я прекрасно знал, что Вэл - просто-таки мастер по поиску неприятностей на свою... да, по сути, на все части своего организма.
   Тяжелый вздох был мне ответом.
   - Увижу - морду набью, - пообещал я. - И задницу тоже. Ремнем. Вдруг мозги на место встанут?
   Лера невесело усмехнулась. Тщетность подобных надежд осознавали мы оба. Пять лет - достаточный срок, чтобы избавиться от иллюзий. Увы, для Вэла на первом месте всегда будет миссия, якобы возложенная на него богом света, а не любимая девушка. Печально, но факт. Я это еще три года назад понял, и до Леры скоро дойдет. Тогда, надеюсь, ей хватит смелости и решимости поставить переосмыслить свои отношения с этим парнем с точки зрения того, нужны ли они ей вообще.
   - И все-таки? - я сделал еще одну попытку узнать, во что на этот раз вляпался наш штатный адепт света.
   Лера, однако, не была настроена рассказывать о том, по крайней мере, сейчас.
   - У меня осталось не так много близких, - только и сказала она. - И я не готова терять хоть кого-то из них.
   Понятно все. Куда бы Вэл не влез, это предприятие грозит ему смертью. А ведь Лера уже вытаскивала незадачливого возлюбленного с того света, и не раз. А он снова туда, как медом намазано... Эх! Впрочем, есть небольшая надежда, что парень поумнеет с возрастом... если доживет, конечно.
   - И как долго ты намерен разматывать эту... ниточку? - осведомилась Лера, вернувшись к предыдущей теме.
   Я честно ответил, что не знаю, что сначала мне надо добраться до места, куда, предположительно, направилась Айрэ'Крис и осмотреться там, поспрашивать, поднять документы, поискать живых свидетелей тех событий... А до того еще отлежаться, силы восстановить. Небыстрое это дело, короче.
   Лера, потеребив многострадальную кисточку на хвосте, поинтересовалась, далеко ли я собрался и, услышав в ответ: 'Деревня Осинники, что неподалеку от Тарлонга', пару минут что-то мысленно прикидывала, а потом сообщила, что поделится со мной собственной жизненной силой.
   - Аванс, Храрг его побери! - буркнула она.
   - Боюсь, одного аванса будет мало, - вздохнул я, чувствуя себя последней сволочью. - Я, видишь ли, втянут в параллельное расследование, вернее, даже в два, но, если ты окажешь мне помощь иного рода, я смогу в ближайшие пару дней сосредоточиться только на поисках твоей матери.
   Перводемоница от возмущения округлила глаза и обрела насыщенный цвет морской волны, а кисточка на хвосте распушилась так, что вполне могла составить конкуренцию рассерженному Фыру.
   - Ты не охренел, Котяра?! - прошипела она. - Мало того, что я тебя с того света вытащила, причем безвозмездно, а ты мало того, что результаты поиска мамы замалчиваешь, так еще и к делам своим меня припрячь хочешь?!
   Я опустил глаза, делая вид, будто мне стыдно. Нет, я действительно ощутил укол совести. Правда, всего на мгновение. А потом напомнил себе про целесообразность привлечения перводемона богини жизни к расследованию, причем не только в качестве поисковика, но и в качестве консультанта, тем более, расследование нападения на Кассандру приняло столь... неожиданный оборот.
   - Хочу, - не стал отнекиваться я. - Тебе как воплощению самой стихии жизни будет проще обнаружить в столице индивида, подвергшегося воздействию того же заклятия, что и я. И еще мне консультация твоя нужна.
   Перводемоница шумно выдохнула, выдала замысловатую словесную конструкцию насчет некоторых хитромордых полуэльфов, но - достижение! - без единого матерного слова. Я аж загордился собой.
   Я изобразил раскаяние столь убедительно, что Лера мне, кажется, поверила. Во всяком случае, самые явные признаки бешенства пропали, уступив место сомнениям.
   - Конечно, ты можешь мне отказать, - миролюбиво сказал я. - Я вполне могу справиться сам при поддержке Тайной стражи, которая наверняка тоже будет искать второго, заклятием повышенного давления приложенного. Да, дольше, сложнее, тяжелее, а это расследование не терпит отлагательств...
   Перводемоница щелкнула хвостом по половичку и резко вскинула руку, призывая к молчанию.
   - Ладно уж, помогу. Все равно ж не отвяжешься... А что там за консультация?
   Я рассказал ей о странном гибриде живого и нежити, правда, без подробностей, касающихся самого расследования, и попросил пояснить, возможно ли такое вообще. Перводемоница долго чесала в затылке, потом, донельзя обрадовав меня, сказала, что хочет посмотреть на труп.
   - Никогда не слышала ни о чем подобном... Умеешь ты заинтриговать, Котяра!
   Я скромно опустил глаза, мол, да, я такой. Потом пообещал договориться с Аделаидой об экскурсии в покойницкую для перводемоницы. А Лера, в свою очередь, дала обещание поискать предполагаемого убийцу Каирри и проследить за ним до отдельных указаний. Еще она вознамерилась перенести меня вместе с клыкастой службой доставки в нужную деревню. Однако взамен потребовала от меня при следующей нашей встрече подробный рассказ о том, что мне удалось узнать о ее матери, причем изложенный в письменном виде. Я не стал спорить и послушно подставил голову под бирюзовую руку с острыми черными ногтями. Потом, получив щедрую толику жизненной энергии и два часа на сборы, по истечении которых Лера вернется и откроет портал, вылез из-под одеяла и, быстро приведя себя в подобие порядка, отправился на поиски вампира - не оставлять же его без присмотра! И потом, об обратном портале из Осинников договоренности пока нет, путешествовать под своим именем пока что рискованно, остается один вариант - спина лорда вампиров...
  
   Искалоть
  
   Я развалилась в единственном кресле, уставилась в окно и, покачиваясь и машинально накручивая прядь волос на палец, погрузилась в невеселые размышления о том, как бы мне поступить в сложившейся ситуации. Итак, опасения мои подтвердились: Личевское дознание, хоть и не смогло обнаружить у меня пропавший из лекарни препарат или уличить меня в причастности к его исчезновению, от идеи выставить меня виноватой не отказалось. Не то, чтобы я рассчитывала на то, но... Все равно неприятно.
   Дело в том, что по итогам аккуратного осмотра моей временной квартиренки, произведенного мной сразу по возвращении домой, я обнаружила сразу три подслушивающих артефакта - один на кухонном шкафчике, второй под кроватью с обратной стороны каркаса, а третий с обратной стороны того самого кресла, в котором я сейчас и устроилась. С чего я взяла, что подслушивающих? Так я, хоть и училась на целителя и алхимика, к другим преподаваемым в магунивере дисциплинам относилась серьезно, в том числе и к артефакторике, так что материалы, из которых делаются подслушивающие артефакты, узнала с первого взгляда - на память, хвала богам, не жалуюсь. И хорошо спрятаны, при поверхностном осмотре или же при уборке не заметишь - удачно места схронов выбраны, Храрг побери! Я бы и не нашла, не будь оборотнем. Да, обнюхивать жилище пришлось в звериной ипостаси - простите меня, соседи снизу, и радуйтесь, что я в какое-нибудь копытное животное не перекидываюсь!
   Однако и мне пришлось поднапрячься, чтоб чуждый запах в своем жилище распознать... Хоть помощник госпожи Шириг и постарался его скрыть - проветрил помещение, даже пол вымыл и пыль везде протер, причем с каким-то моющим средством - но не вышло до конца. Плохо старался... Хотя, о чем это я?! Отлично постарался парень, результат такой уборки недели две продержится, если окна не открывать! Обязательно поблагодарю его при встрече, грр!
   Вместе с тем, более подробный осмотр артефактов позволил предположить, что только два из трех установлены дознанием - те и из материалов попроще изготовлены, и вообще с одного взгляда на них становится понятно, что цена их невелика, приобретены они, скорей всего, оптом и у сомнительной конторы. А вот третий, на котором я сейчас, по сути, и сижу - почти произведение искусства, и одни только материалы, из которых он собран, стоят очень дорого, а уж если прикинуть цену за работу самого мастера (да-да, именно мастера, а не криворукого ремесленника, промышляющего ширпотребом!) и ценообразующие накрутки, то стоимость штучки под моей пятой точкой стремиться в заоблачные веси. Вывод: в отсутствие помощника дознавателя, а то и вместе с ним в моей квартирке побывал кто-то еще, и этот кто-то и оставил третий артефакт. Потому что, согласно показаниям коменданта общежития, а заодно и моих соседей по этажу, кроме помощника госпожи Шириг в мою квартирку после обыска никто не входил... Неужели кто-то проник туда через окно и, пока никто не видел, быстренько затолкал под кресло артефакт? Или же дело было проще, и кто-то подговорил (подкупил, вынудил, запугал - нужное подчеркнуть) то ли Земута, то ли Спамута, чтобы тот вместо двух артефактов установил в моем временном жилище не два, а три артефакта? Мол, какая тебе разница, где два, там и три? Так или иначе, а поболтать с ретивым пареньком стоит. А заодно и с самой дознавательницей, которая считает меня невиновной, однако прослушку устанавливать не гнушается. А на это, между прочим, разрешение нужно! Правда, не помню, чье именно - суда или вышестоящего начальства. Но что-то мне подсказывает, что на основании одного лишь анонимного доноса такое разрешение не получить, и прослушка - личная инициатива самой Массандры.
   Но что же мне делать с этими подозрениями? Пойти и прямо спросить саму дознавательницу? Или ее помощника? Впрочем, те и отпереться могут, мол, ничего не знаем, никаких приказов не отдавали и не получали, ничего не подкладывали и т.д. Нет уж, надо бы поймать их за руку. Только как?
   И что же делать с самими артефактами? Первым моим желанием было достать их и выкинуть к демонам собачьим, однако, подумав, я решила этого не делать. Эти выкину - другие появятся, причем установят их снова тайком от меня, благо для этого и напрягаться-то особо не надо, так как дома я бываю нечасто, соседи по этажу тоже, да и комендант с вахтершами тоже порой отлучаются то перекусить, то еще куда по делам, кроме того, живу на последнем этаже, а окно спальни выходит на пустырь. Нет, здесь надо вынудить доблестных работников дознания подбросить мне подслушивающие устройства еще раз, причем так, чтобы они пребывали в полной уверенности, будто я ничего не знаю о тех, что были установлены сегодня. А самой устроить для них ловушку. И свидетелей дознавательского беспредела заранее обеспечить, чтоб вернее прижучить! Зачем мне это? Даже сформулировать не могу. Просто такая злость берет! Грр!
   И, надо сказать, у меня даже начал складываться план, как именно притворить в жизнь мою задумку. Надо бы только еще раз переговорить с вахтершей, пока у нее смена не закончилась...
  
   12 августа
  
   Искалоть Иолатэ,
   вольнонаемная целительница лекарни в поселке Личево
  
   Рабочий день начался, как всегда - утренний чай, летучка, потом обход, заполнение историй болезни. А перед обедом главлекарь пригласил меня на беседу и, когда я явилась, с порога сообщил: ему известно о том, что я являюсь подозреваемой в деле о позавчерашнем исчезновении обезболивающего из лекарни, что вчера в мое жилище наведалась стража с обыском, а также о том, что в Наргонте меня задержала Тайная стража по обвинению в распространении дурмана. А я стояла перед ним, даже не пытаясь вклиниться в его перенасыщенный эмоциями, ругательствами и бесконечными воплями о том, как его подставили Тайная стража и я лично, монолог, мысленно материла ту самую Тайную стражу, и гадала, вышвырнет меня мэтр Барзау сразу или даст возможность оправдаться, ну, или хотя бы вещи собрать. Впрочем, уволить меня напрямую он не рискнет - не захочет с тайнюками ссориться. А вот создать невыносимые условия работы - вполне, и не остановят ни статус, ни положение, ни тень князя Изялиниэля за спиной. Князь далеко, мужа носит Храрг знает где... С другой стороны, зол ли главлекарь настолько, чтобы потерять, без ложной скоромности, одного из самых лучших магов-целителей? В конце концов, Личевская лекарня - далеко не единственное учреждение здравоохранения в приграничной части империи.
   Причем здесь тайнюки? А при том, что утечка сведений о наргонтском инциденте могла произойти только от них! Храрг побери! Орбен Глисс при мне поставил гриф 'Секретно' на моем деле и лично обещал мне сохранение тайны до конца расследования, наверняка подчиненных, курирующих вольнонаемных сотрудников проинструктировал соответствующим образом... Хм, вплоть до Гатона и Личева? Где концентрация тайнюков на квадратный метр зашкаливает, ведь эти земли, по сути, их вотчина и, одновременно, полигон для тренировки? Это я к тому, что кураторы работают не сами по себе, а в связке с большим количеством других сотрудников, которые распоряжения о сохранении тайны следствия могли и не получать, так что вполне могут быть источником утечки информации?
   Иными словами, Глисс мог довести до всех местных тайнюков секретную директиву. А вот заставить соблюдать ее... это, увы, от каждого конкретного сотрудника Тайной стражи зависит. С другой стороны, подкуп, шантаж или другие способы вынудить индивида сделать то, что запрещено присягой и должностными обязанностями, нельзя сбрасывать со счетов, равно как и банальное желание поболтать. Увы, встречаются в жизни такие индивиды, что любят обсудить рабочие дела дома, на встрече с друзьями или за обедом с коллегами по работе, и все равно им, что на тех делах гриф 'секретно'...
   А потом я невольно подумала об Эми, которая тоже в курсе ситуации. Нет, она ни за что не стала бы обсуждать с посторонними нашу с ней общую проблему, которая в процессе первичного дознания стала только моей проблемой. Но ведь Микас-то ей не посторонний, она вполне могла, поясняя ему причины, побудившие ее завербоваться на границу, рассказать о подставе с дурманом. А вот в том, что красавчик сохранил эту тайну, я не уверена, так что утечка информации вполне могла иметь место и с этой стороны. Или же на границу прибыл еще кто-то, знающий о той ситуации? Эх, голова кругом... Но, как бы то ни было, а разгребать последствия снова придется мне. Как? Может, с куратором моим в Тайной страже поболтать задушевно? Или с Эми и ее возлюбленным? Или первым делом поймать того, кто мне сначала украденный из лекарни препарат подбросил? Храрг побери...
   Неожиданно мысли мои снова вернулись к Яросу, Храрг бы его побрал! Как же мне не хватает сейчас этой заразы остроухой! И Фыра тоже не хватает! Надоело сражаться с обстоятельствами в одиночку!
   За размышлениями о превратностях исполнения приказов в отдельно взятой государственной структуре, дальнейших действиях и прочем я упустила момент, когда мэтр Барзау завершил свой монолог и даже озвучил мне свое решение. Очнулась лишь, услышав вопрос:
   - Вам понятно, леди Иолатэ?
   Пришлось признаться, что слегка отвлеклась. Главлекарь, выпустив пар, более-менее успокоился. Он побуравил меня недовольным взглядом маленьких, близко посаженных желтых глаз, тяжело вздохнул, но соизволил-таки повторить свое решение:
   - Я отстраняю Вас от работы до окончания расследования. И то лишь из уважения к Вам, Вашему Наргонтскому наставнику!
   И страха перед Тайной стражей и князем Мерисским, мысленно добавила я. Но вслух, конечно, сказала иное:
   - На каком основании? Обвинения-то мне так и не предъявили, ибо не за что.
   - Считайте, что я дал Вам небольшой отпуск, - тонко улыбнулся мэтр Барзау. - Естественно, за свой счет, но бочка меда не без капли дегтя, верно?
   - Бочка меда, значит... - протянула я, вспоминая, где в лекарне находится отдел кадров - надо же все оформить по правилам.
   Не то чтобы я хотела в отпуск - отработала-то всего три недели, устать толком не успела. Но и отказываться от внезапно представившейся возможности отдохнуть не стала. Тем более, если по окончании его мне будет, куда вернуться. Будет же?
   Главлекарь успокоил: место он за мной сохранит, ведь никто в здравом уме не откажется от такого работника, как я. Однако, скандал и повышенное внимание органов правопорядка ему не нужны.
   - Надеюсь, недели дознанию хватит, чтобы во всем разобраться, - закончил почтенный мэтр. - Заявление жду после обеда.
   И мне бы согласиться, но что-то внутри меня вдруг резко воспротивилось этой затее. Вернее, не воспротивилось и не самой затее, а... как бы поточнее выразиться?.. Короче, мне вдруг очень захотелось поторговаться! Вот прямо голос князя Изялиниэля в голове зазвучал, утверждая: 'Это не окончательное решение, таки продавить его еще возможно'. А для донесения до меня следующей умной мысли мой внутренний голос (будем надеяться, что это он) выбрал иного персонажа, голосом Яроса сообщив: 'Ты этому индюку напыщенному нужна больше, чем он тебе, и мало ли что там было в Наргонте... Наргонта далеко, официального обвинения тебе никто не предъявлял, да и не впишутся тайнюки за того, кого сами сочтут виновным в столь тяжком преступлении. И Барзау это прекрасно понимает!', так что я, с трудом удерживая на лице тоскливое выражение, вздохнула:
   - А вдруг недели окажется недостаточно? Не хочу сказать ничего плохого о личевском дознании, но в жизни всякое бывает... Кто-то ж настрочил на меня анонимный донос, а потом еще и Вам, мэтр Барзау, наргонтские события в столь невыгодном для нас обоих свете представил.
   И подумала, что теперь точно знаю: тот, кто устроил мне подставу с дурманом, последовал за мной в Личево, и не успокоится, пока не организует мне еще что-то подобное! Причем с обязательными последствиями в виде взятия с поличным, ареста, предъявления обвинения и снятия иммунитета вольнонаемного на границе, ибо до бесконечности мои 'делишки' та йнюки покрывать не будут, особенно если они будут вызывать большой общественный резонанс. Вон, уже устроил, Храрг побери! И только благодаря стечению обстоятельств из затеи с препаратом ничего не вышло.
   Стало быть, засланный казачок не намерен останавливаться, и новой подставы следует ждать в любой момент. Просто в следующий раз будет действовать хитрее, вон, установкой 'жучков' в моей квартирке уже озаботился. А я вот такого развития событий не желаю! И что из этого следует? Да то, что я должна не только вывести сего прыткого товарища на чистую воду, но и поймать за шкирку с поличным, и собственноручно оттащить в ближайшее отделение Тайной стражи. А вот для того, чтобы вынудить его или ее, а то и их проявить себя, надо хорошенько все обдумать. Что говорить, первый шаг к тому я уже наметила, и визит в отдел кадров, необходимый для его осуществления, я наметила на сегодня. А так еще и заявление на отпуск туда отнесу. Совмещу, так сказать, приятное с полезным.
   - И потом, Вы, как опытный руководитель, не могли не принять во внимание то обстоятельство, что за это время я могу понадобиться здесь, и не раз, - продолжала я, как ни в чем ни бывало. - Вдруг сложный случай... Соответственно, те дни, когда я, будучи в отпуске, вынуждена буду находится на рабочем месте, не будут в него засчитываться, продлять придется... А еще мне наверняка захочется в отпуске навестить и подругу в Мертвецком, а то и к своим родственникам в Тарлонг съездить (ага, лично исполнение ими судебного решения по перечислению мне компенсации проконтролировать, но это, в данном случае, ненужные подробности!)... И дедушка мужа, несчастный, немощный, одинокий старичок, тоже может захотеть увидеть невестку (или кем там я ему прихожусь?) и попросить меня навестить его в Мериссе! Да и мужа было бы неплохо найти и ос-с-счастливить по маковку с-своим пр-р-рисутствием, где бы этот нес-с-счастный не пр-р-рятался... - в голосе моем невольно прорезались рычащие нотки, а руки так стиснули подлокотники кресла, что те жалобно заскрипели.
   Главлекарь впечатлился. И списком мест, где может потребоваться мое присутствие, и эмоциональностью. Так что дальше он торговался уже без того огонька, что вначале. В итоге, мне удалось выпросить себе две недели отпуска, правда, с тем условием, что, в случае необходимости, я тотчас же появлюсь в лекарне. Для обеспечения связи со мной и мгновенного перемещения мне предписывалось посетить начальника Личевского отделения Тайной стражи с соответствующим письмом от мэтра Барзау. Что ж, я не против. Один Храрг, местные тайнюки сидят в одном здании со стражей, а мне после работы идти с госпожой Шириг разбираться.
   И еще я искренне надеюсь, князь Мерисский, разменявший пятую сотню лет, переживший трех жен, порой резво убегающий из-под охраны верного Иранэля или от высокородных эльфиек, страстно желающих стать новой княгиней Мерисской, играючи плетущий интриги, накрепко оплетший финансовой паутиной своего сюзерена и доведший его до нервного тика, и абсолютно довольный жизнью, не узнает, как я охарактеризовала его в разговоре с начальником.
   Здесь же, в кабинете главлекаря я быстренько написала заявление, которое мне сразу и завизировали, после чего я отправилась в отдел кадров, а мэтр Барзау - обедать. Вернее, попытались отправиться, потому что, стоило нам обоим выйти из кабинета, как на нас тут же выбежала сестричка милосердия с известием: в лекарню буквально четверть часа назад привезли пациентку, с которой твориться что-то непонятное, так что присутствие главлекаря обязательно. И надо ли говорить, что мэтр Барзау утянул меня за собой?
   Сама пациентка, два лекаря, сестра милосердия и один маг-целитель, слабее меня, но гораздо более опытный, обнаружились в боксе номер три, отличающимся от остальных изолированных помещений повышенной прочностью и отдельным комплексом охранно-защитных чар. Сама лекарская бригада тоже облачена в специальные защитные робы. Значит, пациентка прибыла из-за границы, с территории Проклятых земель. Хм, интересно...
   Нас с главлекарем быстро ввели в курс дела. Итак, пациентка - человек, на вид тридцать-тридцать пять лет, личность не установлена, предположительно, маг, а это значит, что она может быть намного старше, чем выглядит. Среднего роста, кожа светлая, волосы рыжие. Пару часов назад сама вышла к одному из контрольно-пропускных пограничных пунктов, попросила помощи, сразу потеряла сознание и больше в него не приходила - в таком виде ее и доставили сюда. И диагноз ей поставить пока что не могли. Те, кого привозят из Проклятых земель, как правило, имеют рваные раны, переломы различной степени тяжести, а то и неполный набор конечностей. Однако эта женщина внешне выглядела целой и невредимой, открытых ран и прочих физических последствий нападения нежити не было. Увы, назвать ее здоровой по результатам первичного осмотра тоже было нельзя: высокая температура, сильнейший озноб, судороги, волнами пробегающие по телу пациентки примерно раз в пять минут. Кожа бледная, и на ней, помимо выраженного спазма сосудов, буквально на глазах расцветают причудливого вида кровоподтеки, причем без малейшего воздействия. Вот же! Никогда такого не видела!
   - Такое ощущение, будто у нее кровь сама собой в жилах сворачивается, - резюмировал бригадный маг-целитель.
   Я полностью согласилась с ним, с тем лишь уточнением, что пациентка, видимо, попала под воздействие некоего заклятия или проклятия, так что вряд ли ее состояние обусловлено только заболеванием. А с уверенностью диагностировать такое можно только по итогам определенного ритуала, не сложного, но ресурсозатратного. Стало быть, пока главлекарь организует участие ритуалиста в постановке диагноза, мы тут коллективно пытаемся снять симптомы и стабилизировать пациентку - сбиваем температуру, накачиваем укрепляющими зельями, согреваем, даем кроверазжижающее, да побольше.
   Мне же, как самому сильному магу-целителю в этой лекарне, доверили поддерживать жизнедеятельность несчастной путем вливания в нее жизненной силы небольшими порциями. Что ж, я не против. Пока коллеги и сестра милосердия возились с капельницами, я подошла к пациентке, положила руку ей на область солнечного сплетения - при тактильном контакте делиться энергией проще - и влила первую порцию. Которая, по моим ощущениям, просто ухнула в никуда, растворилась! Ох ты ж!.. Такое в моей практике было лишь однажды, когда я пять лет назад запрыгнула в экипаж для перевозки подследственных прямо в тот момент, когда конвоир в куклу некроса оборачивался...
   - Все назад! - командирским голосом рявкнула я, да так, что коллеги из дежурной бригады не просто дружно отпрянули от пациентки, а вымелись из бокса, и только потом это осознали.
   А я, стоя в дверях и не спуская подозрительного взгляда с пациентки, поинтересовалась, прошла ли она проверку на принадлежность к порождениям некроса. Как оказалось, этой обязательной для приграничных территорий процедурой в лекарне пренебрегли, так как соответствующую проверку пациентка прошла еще на пограничном КПП.
   - И при обращении в куклу некроса клиническая картина другая, - весомо уронил один из лекарей. - Мне в свое время довелось лицезреть одно такое обращение, это выглядит совсем иначе! Разве что, температура тела тоже повышается, но этот симптом может иметь место в огромном количестве иных заболеваний...
   Тут я, приведя пример обращения живого индивида в куклу некроса, потребовала провести эту проверку еще раз. А пока эта проверка не проведена, причем с однозначным результатом, что пациентка никоим боком не относится к порождениям некроса, я лично останусь с ней и буду поддерживать по мере сил и умений. В конце концов, я оборотень и единственный индивид во всей лекарне, да и, наверное, во всем Личеве, теоретически способный противостоять кукле некроса или подобному ей созданию! И, надо сказать, спорили коллеги очень недолго, чисто для проформы, и за реквизитом для выявления нежити отправились. А я, внутренне подобравшись и готовая в любой момент перекинуться в зверя, вернулась к пациентке. В голове зрела мысль об эксперименте.
   Вливая вторую порцию жизненной энергии, я одновременно сотворила щуп сканирующего заклятия, не из целительского арсенала, а то, каким пользуются артефакторы и ритуалисты для определения нюансов магических потоков (у меня же диплом с отличием!). Результат эксперимента получился неожиданным: жизненная энергия, влитая в тело безымянной пациентки, на этот раз развеялась снова, но не полностью - она отчасти преобразовалась в то, что принято называть силой некроса или же магией смерти. Однако! Эти энергии же прямо противоположны и взаимоисключающи! Нет, конечно, такой процесс, согласно выкладкам одного ученого-теоретика от магии, который по данному вопросу кандидатскую диссертацию защитил, вполне возможен, правда, он сложен, осуществляется в несколько этапов и под воздействием сторонних сил. То есть, он не может происходить спонтанно и в один момент! А сейчас я собственными глазами, то есть, всем своим существом ощутила обратное! Не полностью, с огромными энергетическими потерями, но факт!
   Та же участь, кстати, постигла и третью порцию жизненной энергии - она снова не усвоилась пациенткой по прямому назначению, а отложилась запасом некротической энергии. Однако мои манипуляции не остались бесполезными, так как пациентка вдруг пришла в себя. Открыла глаза - один золотисто-карий с нормальным зрачком, второй антацитово-черный с вертикальным, подсвеченный красным, оба с красной сеточкой полопавшихся сосудов и нездоровым лихорадочным блеском - не с первой попытки сфокусировала взгляд на мне, а после, кое-как разлепив засохшие губы, подала голос:
   - Кто ты?..
   Судя по звуку, горло у бедолаги пересохло капитально, так что я вместо ответа сразу же поднесла к ее губам поильник с водой. Пациентка потянулась, было, к нему, однако за миг до того, как соприкоснуться губами со специальным носиком, отпрянула и недоверчиво прищурилась на меня.
   - Это просто вода, - пояснила я. - А Вы в Личевской лекарне. Вы в безопасности, здесь о Вас позаботятся и сделают все возможное, чтобы вылечить. Вы можете назвать свое имя?
   Судя по взгляду, она мне особо не поверила, но пить все-таки стала. Видать, жажда оказалась сильнее подозрительности. Сделала несколько жадных глотков, поперхнулась, закашлялась и снова приникла губами к носику поильника. Вопрос об имени она проигнорировала.
   - Ха, вылечат... - хрипло каркнула женщина. - Сомневаюсь... И кто лечить будет? Ты что ли, девочка?
   И взгляд, и слова ее так и сочились недоверием и презрением, а уж слово 'девочка' в ее устах и вовсе прозвучало как ругательство. А потом она вдруг сникла, сдулась, как воздушный шарик.
   - Не вылечить вам меня, - с горечью вздохнула она, а потом скатилась в истерику. - Не поможете мне ничем... А, к демонам! Не стой столбом, веди целителя! Пусть хоть в стазис меня поместит, больше вы ничего сделать не сможете...
   Так, пожалуй, довольно.
   - Я целитель, - строго ответила я, прерывая поток ее словоизлияний. - Искалоть Иолатэ. И я...
   Истерика пациентки прекратилась мгновенно.
   - Иолатэ? - переспросила она. - Ты жена Яроса?
   Я, не ожидавшая такого вопроса, ошарашено кивнула.
   - Хм, тогда, может, еще не все потеряно... - произнесла пациентка, будто рассуждая вслух.
   - Ты знаешь, где он? - спросила ее я, радуясь неожиданному возникшему источнику информации.
   Ну вот, теперь у меня появилась личная заинтересованность в ее спасении, а не только профессиональная. И я обязательно вытяну из нее все, что она знает о моем беглом муженьке, как только приведу ее в более-менее нормальное состояние.
   Рыжая криво усмехнулась, не спеша с ответом, а потом неожиданно извернулась на койке и, подбросив собственное тело вверх, с силой впилась острыми зубами мне в ребро ладони. Я вскрикнула от боли и неожиданности, инстинктивно отдергивая руку, однако было уже поздно - пациентка успела прокусить мне кожу и мышцы. А сама, потратив все силы на непонятное, неизвестно зачем нужной действие, обмякла и тихонько сползла обратно на подушку. Сначала я решила, что она вновь потеряла сознание, однако, как оказалось, пациентка впала в кому и на внешние раздражители не реагировала.
   Размышлять над ее словами мне было некогда - надо было спасать ей жизнь. К счастью, вскоре подоспела дежурная бригада с артефактом для определения нежити, и мне не пришлось разрываться между капельницей, зельями и безрезультатными попытками применения исцеляющих заклятий - увы, в основе каждого из них лежит жизненная энергия, а пациентка ее усваивает по чуть-чуть и очень странным образом. М-да... А уж результат проверки артефактом на принадлежность к порождениям некроса и вовсе поставил всех в тупик: однозначно живой рыжеволосую назвать было нельзя, отчасти она опознавалась как нежить. Причем с каждым прошедшим часом некротическая компонента крепла и увеличивалась, о чем свидетельствовали 'показания' сразу трех артефактов. Да, трех - получив результат первой проверки, мы, признаться, подумали, что артефакт неисправен и отправили сестричку за другим, а потом и за третьим. Итог: три артефакта, принципиально разных, хоть и имеющих одно назначение, выдавали одинаковый результат. Такой вот поворот!
   Кстати, кончилось все так, как и хотела сама пациентка: погружение в стазис, закрытый бокс с усилением имеющегося охранно-защитного заклятия и охрана у дверей. Ну и усталая, но донельзя озадаченная лекарская бригада, пьющая чай в ординаторской и ожидающая прибытия сотрудников Тайной стражи с расследованием и требованием дать подписку о неразглашении. Я, кстати, за время того ожидания успела и укус на руке обработать, и кровь на анализ сдать, и кучу зелий принять, и в отдел кадров сходить, причем не с пустыми руками - одолжила конфет все в той же ординаторской, и кадровичка, обрадовавшись угощению и компании, и заявление у меня приняла, все интересующее меня рассказала. От нее вышла с бумажкой, на которой были записаны имя и фамилия индивида, которому я намеревалась сделать одно весьма интересное для него предложение. Хотела еще под предлогом покупки выпечки к чаю добежать до госпожи Шириг и поговорить с ней предметно об установке подслушивающих артефактов в моем жилище, однако, прямо на выходе из здания лекарни меня перехватили наконец-то прибывшие тайнюки, да так и продержали до вечера - показания, протоколы, экспертные мнения, прочее... Потом ужин в лекарнской столовой - я, хоть и оборотень, а на одних плюшках, чае и конфетах тоже долго не протяну, а то и жир накапливать начну, к тому же, дома у меня шаром покати, а заведения общепита, не прикрепленные к каком-нибудь государственному или муниципальному учреждению, в Личеве как-то не прижились.
   Короче, из лекарни я вышла только в половине восьмого вечера и уже, было, собралась идти домой, так как рабочий день в интересующей меня структуре уже закончился, однако, свернув за угол, узрела в расположенном рядом с лекарней сквере монументальную фигуру в коричневом мундире офицера стражи. Массандра Шириг собственной персоной! И явно кого-то ждет - озирается по сторонам, на карманные часы то и дело поглядывает, ногой нетерпеливо притопывает. Уж не меня ли? О, заметила меня, рукой машет, просит подойти. А что, мне не трудно, тем более, сама желаю сказать ей пару ласковых. На ловца, как говорится, и зверь бежит!
   - Вечер добрый, госпожа Шириг! - светски улыбнулась я.
   Не начинать же неприятный разговор вот так, в лоб! Вежливость - наше все, тем более, что дознавательница вполне может мне пригодиться, ибо никогда не знаешь, как повернется жизнь.
   - И Вам того же, княжна! - Массандра скривила губы в подобие ответной улыбки, но тут же посерьезнела.
   - Меня ждете? - вкрадчиво осведомилась я и, получив в ответ утвердительный кивок, сообщила: - Это хорошо. Потому что у меня тоже есть к Вам вопросы. Предлагаю решить их прямо здесь. Вы не против?
   Дознавательница пожевала губами, смерила меня хмурым взглядом, еще раз зачем-то бросила взгляд на карманные часы, потом, наконец, выдохнула, будто приняв решение.
   - Будь мы в Аргеле, предложила бы посидеть в какой-нибудь маленькой чайной. Увы, тут с подобными заведениями туго. Ладно уж, давай поговорим здесь. Ничего, что я снова на 'ты'?
   Я не возражала. Только предупредила:
   - После того, что я вчера нашла у себя дома, я бы никуда с тобой не пошла. И скажи спасибо, что разговариваю без адвоката.
   Массандра удивленно вскинула брови.
   - То есть?
   - Э, нет! - отрезала я, делая вид, что вовсе не заинтересована в разговоре с ней. - Это не я к тебе, а ты ко мне пришла! Так что выкладывай сначала ты!
   Массандра вздохнула, но спорить не стала, и вскоре я узнала о том, что этим утром в собственном доме обнаружен мертвым ее помощник, Рурис Зайрут. С первого взгляда - несчастный случай: вздумалось парню вечером солений к ужину, полез он за ними в погреб, навернулся на скользких ступеньках и сломал шею. Однако госпожа Шириг, лично пообщавшаяся с домочадцами подчиненного, теперь уже бывшего, и осмотревшая место его смерти и все его жилище, была уверена в обратном - это убийство.
   - Мать говорит, он даже не знал толком, где тот погреб находится, - делилась подробностями Массандра. - Ни разу туда не спускался. Да и к соленьям-вареньям был равнодушен. И, в целом, Рури был к домашнему хозяйству почти не приспособлен.
   - Слабовата аргументация, - вздохнула я. - Мать могла просто закрывать глаза на то, что ее сын вырос, и сам в состоянии спуститься в погреб, бывает такое.
   Мне, признаться, стало безумно жаль бедолагу, как бы я к нему не относилась до того. Молодой совсем, жить бы да жить...
   - Ну, там не только это, - не сдалась госпожа Шириг. - Положение тела, место расположения погреба - он у них почему-то не радом с домом, а за сараем - следы вокруг него, да и сама личность убитого... Знаешь, я в дознании столько лет, сколько иные и не живут, опыта ого-го, так что можешь мне поверить: это убийство с попыткой имитации несчастного случая, причем довольно-таки бездарной. Тот, кто заметал следы, очень торопился. Видимо, не планировал убивать, но эмоции взяли верх. Бывает...
   - Думаешь, кто-то из своих? - предположила я исходя из сведений о необычном расположении места гибели помощника Массандры.
   Та нервно дернула плечом, а после в сердцах с размаху врезала кулаком по скамейке, на которой мы сидели, оставив в дощатом сиденье заметную вмятину.
   - Знаешь, Лотя, меня, признаться, Рури бесил, - со злостью заговорила та. - Полный придурок, руки из задницы, в голове ветер, зато гонору на троих хватило бы, ничего толком сделать не мог, ни одного поручения моего толком не выполнил, разве что пел хорошо, заслушаться можно... было. А больше всего меня бесило то, что мне этого сосунка, по сути, навязали! Когда меня переводили в эту дырищу, новый начальник слезно уговаривал взять под крыло 'перспективного молодого человека', обучить, поделиться с ним своим богатым опытом, мол, потом, как Вас, госпожа Шириг, на пенсию проводим, Рури Ваше место займет. И я, клюшка старая, подвоха не почуяла! Развели, как лохушку! Уже потом поняла, что никто из местных с этим дурачинушкой не связался бы, потому что знали его прекрасно - поселок же, все друг друга знают. Так что кто-то со стороны, в данном случае я, был для Рури единственным шансом хоть как-то в страже зацепиться.
   - И что за необходимость именно в страже? - недоумевала я. - Сама говоришь, пел он хорошо. Вот пусть бы и делал карьеру певца.
   - Там с родителями сложно все, - поморщилась Массандра и махнула рукой, не желая вдаваться в подробности. - Так вот это я к тому, что, как бы я к нему не относилась, а он для меня свой. И убийцу его я найду, даже если для этого придется лишние годы в этой заднице мира вкалывать!
   - М-м-м... А я здесь причем? - осведомилась я.
   - Может, и не причем, - дознавательница дернула подбородком. - Вот только убили его, когда мы начали твоим делом заниматься, не раньше. Так что я просто проверяю все версии. Заметь, пока что я разговариваю с тобой неофициально, без повестки и не под протокол!
   - Понятно, - протянула я и замолчала минут на пять, обдумывая услышанное.
   Надеюсь, меня она не подозревает в смерти подчиненного? А то алиби на вечер у меня может и не быть, так как часть его я провела дома, в одиночестве.
   Массандра молчала тоже - то ли дух переводила, то ли с эмоциями пыталась справиться.
   - Надо думать, пока что я вне подозрений относительно причастности к смерти твоего помощника, - подала, наконец, голос я, размышляя над тем, стоит ли в свете открывшихся обстоятельств предъявлять госпоже Шириг претензии относительно прослушки, и, в конце концов, решилась. - А что насчет расследования исчезновения препарата из лекарни? Ты меня все-таки подозреваешь?
   Дознавательница невесело хмыкнула и сообщила, что со вчера в этом отношении ничего не изменилось. Я же в ответ поведала ей о подслушивающих артефактах, обнаруженных в моей квартирке после произведенной ее ныне покойным помощником уборки, чем ввергла ее в глубокую задумчивость.
   - Лоть, зуб даю, что не отдавала я ему такого приказа. Да и оснований на то у меня не было, ты ж не подозреваемая, а так, невинно оболганная жертва произвола властей, - тут она позволила себе короткую кривую усмешку, дав понять, что просто иронизирует.
   И сказано это было так, что я ей поверила.
   - А вот насчет того, что Рури по собственной инициативе решил прослушку поставить... Даже не знаю. Может, и сам додумался - то ль ты ему не понравилась, то ль из-за того, что я его убираться заставила, разозлился. А может, и подсказал кто... Надо бы покопать, да... Хотя... Подожди, ты говорила, что артефакты двух видов? Опиши еще раз!
   Я покорно повторила уже данное ранее описание.
   - Два, похоже, действительно наши, - кивнула Массандра. - А вот третий... На содержании поселковой стражи, конечно, выделяются средства из бюджета, но не в таком количестве, чтобы мы могли себе столь дорогие игрушки позволить. В Аргеле-то всего три таких было - на весь город! И на них очередь на пять лет вперед расписана! А тут такая роскошь в глубоком захолустье... Думаю, этот третий артефакт Рури установил по чьей-то просьбе. Вопрос лишь в том, от кого она исходила. Могу только предположить, что этот кто-то неплохо знаком с моим помощником, так как он хоть и недалекого ума, но все-таки не полный идиот, крохи осторожности и зачатки инстинкта самосохранения присутствуют... присутствовали. И что этот загадочный незнакомец либо очень богат сам по себе, раз может себе позволить такие дорогие игрушки, либо работает на кого-то очень богатого и влиятельного. А уж то, что этот кто-то по какой-то причине заинтересован в тебе, думаю, не подлежит сомнению. Мысли есть?
   Я вздохнула, вспомнив разговор, состоявшийся между мной и Орбеном Глиссом в день, когда я завербовалась на границу, однако озвучивать мысли о том, что за моими неприятностями с законом, вполне возможно, стоит имперская магическая полиция, пока не стала. Но, подумав, озвучила свой план по выведению моего недоброжелателя на чистую воду.
   Массандра задумалась.
   - Идея, в общем-то, неплохая, только сырая очень, много допущений и неясных моментов. Обмозговать все надо бы. Слушай, отложи реализацию на два-три дня, я подключусь, и устроим жулику темную. А то подсказывает мне что-то, что у наших с тобой неприятностей один источник.
   Я удивленно вскинула брови. Что, у нас с ней уже и неприятности одни и те же? Это она смерть своего помощника в виду имеет или снова мне в подружки набивается? Впрочем, против ее участия в ловле жулика, как выразилась дознавательница, я ничего не имею. Но план действительно надо бы обсудить.
   - Ты говорила, что в отпуск идешь? - спросила Массандра.
   Я кивнула.
   - Везучая... - завистливо вздохнула она. - А мне вот в ближайшие полгода не светит, хорошо хоть удалось вчера с дочерью повидаться... Но это так, к слову. Признаться, я хотела артефакты те забрать на экспертизу, но сейчас думаю, что это не лучшая идея. Короче, Лотя, давай думать вместе.
   Я согласилась, и мы просидели в сквере не меньше трех часов, строя планы. И выработали-таки общую стратегию действий.
   - Тогда договорились, - резюмировала госпожа Шириг, подводя итог разговора. - Завтра с утра отправляешься проведать подругу, о чем сообщишь коменданту. Я за общагой вашей присмотр устрою - вдруг жулик наш захочет показания артефактов снять. А как вернешься, будешь вести переговоры с куратором из Тайной стражи и с... ну, со всеми, с кем хотела. С моей сторон - присмотр, подстраховка и организации засады. Не дрейфь, княжна, поймаем мы твоего жулика, вместе из него показания вытрясать будем.
   Судя по плотоядной ухмылке, наползшей на лицо Массандры, участи рекомого жулика, когда он попадет в ее цепкие руки, не позавидуешь. Впрочем, меня это мало волнует, лишь бы показания дал, заказчика сдал, да до передачи с рук на руки тайнюкам дожил. И пусть попробует хоть что-то утаить! Показания-то давать можно и с переломанными конечностями, и с вырванными ногтями... Нет, я не кровожадная. Просто храргово злая. Да и кто б не разозлился сразу за две подставы под статью о тяжком преступлении?
  
   13 августа
  
   Ярос Иолатэ,
   сыщик и подозреваемый в одном лице
  
   Солнце только-только взошло над лесом и висело, сонное, лениво рассылая ласково-теплые лучи сквозь ажурную зеленую завесу леса, а я, будучи уже больше часа на ногах, пробирался сквозь лесную чащу к глухой деревушке с вполне характерным для данной местности названием Боровички. Не одни, а в компании вампира, естественно - охранные амулеты вот-вот разрядятся, после чего сдерживать лорда Дерлиссу в его гастрономических порывах будут только аристократическое воспитание, дорогущий костюм да совесть. Вот роль последней я, собственно, и намеревался исполнять до тех пор, пока мы не вернемся в третий заградительный. Так что шипел я на попутчика и транспортное средство в одном лице весь вчерашний день, призывая того к порядку, да и сегодня мне от подобного стиля общения, увы, не отвертеться. А вампир не считает нужным скрывать свое недовольство, непрестанно бубнит себе под нос, что лучше бы по Тарлонгу погулял, а не перся Храрг знает куда в лесную глухомань в компании индивида, который с компасом разобраться не в состоянии. Это он про меня, если что. И с компасом-то я разобрался! Беда вышла с картой местных лесов, приобретенной накануне в Осинниках - неточна оказалась, Храрга пинком через коромысло. Ведь, если верить ей, где-то здесь должна пролегать грунтовая дорога к искомой деревеньке, проследовав по которой, можно изрядно сэкономить время, силы и деньги, ведь она идет практически напрямик, в то время как новый, делая изрядный крюк, охватывает еще четыре деревни. То есть, дорога, которую ищем мы, старая, даже заброшенная, однако, не так уж и давно ей не пользуются, раз она на карте отмечена! Правда, пунктирной линией, но все же...
   - А ты точно уверен, что мы правильно идем? - уже в который раз язвительно осведомился вампир. - Присмотрись, княжич, может, ты карту вверх ногами держишь? Точно нет? Уверен? Ну, как знаешь...
   И ну снова бубнить, как бы он интересно время в Тарлонге провел. Раздрррражет! Тем более, что я и сам до конца не уверен, что двигаюсь в верном направлении, и рано или поздно окажусь в Боровичках, а не где-нибудь у медвежьей берлоги с недружелюбно настроенным обитателем. Но, Храрг побери, эта демонова дорога должна быть где-то здесь!
   Но, как оказалось, двигались мы в верном направлении. Правда, чтобы убедиться в том, мне пришлось, в очередной раз отвлекшись на компас, запнуться о корень и полететь носом в землю. И только с близкого расстояния я смог разглядеть остатки дорожной насыпи сквозь плотный ковер из травы, опавших листьев, сучьев, древесных корней, небольших булыжников и Храрг знает чего еще. Мысленно вознес благодарение богам за озарение, пусть дарованное столь нетривиальным образом, встал, отряхнулся и вновь почесал сквозь заросли. Правильно идем.
   Спрашивается, какого демона княжич Иолатэ, до позднего вечера пробегавший по Осинникам, по листику растрясший местный архив, к счастью, весьма скромный, и переговоривший, наверное, с каждым жителем поселка, старше двадцати лет, затемно сорвался с постоялого двора и отправился пешком через лес искать какую-то богами забытую деревеньку? Ну, отвечу по порядку. Итак, причины есть, причем на каждый пункт сего развернутого вопроса своя.
   Начнем с конца: полету на спине гигантской летучей мыши я предпочел перемещение своим ходом, потому что просвещать местных относительно принадлежности моего спутника к высшей нежити было чревато крайне нежелательными последствиями и для меня, и для лорда вампиров. В виде поднятия на вилы, например, или сжигания заживо на наспех сложенных кострах. Что поделать? Не любит наш народ нежить, особенно тот, что в городах под защитой мощной системы заклятий не живет, и, в свете событий, имевших место лет пятьдесят назад, имеет на то полное право. Главное, под волну народного гнева не попасть. Вот и приходится осторожничать, в нашем случае - ножками, ножками. Ибо полет индивида над лесом на здоровенной летучей мыши, который, учитывая расположение Осинников на холмах, отлично просматривался бы с любой более или менее высокой точки поселка, а мне, возможно, придется еще раз туда вернуться. А лететь на 'клыкастой службе доставки' через сам лес - дураков нет! Так что идем пешком, благо, леса здесь не глухие, достаточно обжитые, да и хищных зверей опасаться не надо - те умные, вампира издали почуют и обойдут по широкой дуге. Так что почти прогулка... не считая моих нервов, потраченных на недостоверную карту и бубнеж одного представителя высшей нежити!
   Кстати, пешая прогулка позволит сэкономить средства на наем экипажа, что, принимая во внимание незапланированную поездку в эту часть страны, пришлось весьма кстати. Денег-то я с собой взял не то чтоб мало, однако все же недостаточно, чтобы вот уже несколько дней к ряду на постоялых дворах останавливаться, совать взятки архивариусам, да и очевидцам событий прошлого тоже время от времени подкидывать денежку - для освежения воспоминаний, так сказать - и при это ни в чем себе не отказывать. Поневоле экономить начнешь, в том числе и на транспортных расходах. Конечно, можно было бы заглянуть в ближайшее банковское отделение и снять требующуюся сумму со своего счета. Однако сия банковская операция точно привлечет внимание Тайной стражи, которая сейчас наверняка в полном составе землю носом роет в поисках убийцы куратора 'Скрепы', к моему месту нахождения, а мне такое внимание без надобности - и сейчас, и вообще. Тем более, я до сих пор не знаю, остаюсь ли основным подозреваемым в этом расследовании...
   Хорошо еще, что с памятью у деревенских лучше, чем у городских - сказывается скудный выбор развлечений. А тут предполагаемый визит моей тещи такие последствия имел, что большая часть населения Осинников надолго запомнила. Так что мне оставалось лишь беседовать с жителями поселка и на основании их показаний вырисовывать общую картину тех событий.
   Кстати, в Боровички я направляюсь с одной целью - посетить местное кладбище. Программа минимум, так сказать. Ведь, если там не обнаружится искомое (это я о своей тещеньке, если что), придется и в самой деревне расспросы вести. Эх, нелегка ты, сыщицкая доля...
   И, самое главное, с чего голова моя не дает покоя ногам и всему остальному организму! Дело в том, что в Осинниках Айрэ'Крис вспомнили! Не сразу, правда, а только после того, как я явился к нужному работнику поселковой управы, она же омнивокзал, почта, отделение банка и лекарский пункт, с портретом пропавшей, выпиской из архива и бутылкой 'Старой пристани'. Вернее, вспомнил не он, а пожилая мать семейства, работавшая в управе до него - вся помощь от нынешнего билетера, клерка, делопроизводителя и работника почты в одном флаконе заключалась в том, что он меня к ней и направил.
   - Да, помню эту девушку, - делилась госпожа Таова, пожилая жугерна, угощая меня потрясающе вкусными пирожками. - Прибыла последним омнибусом, была единственной, кто сошел в Осинниках, и очень расстроилась, что следующего омнибуса ей придется ждать до утра. Просто расплакалась, сердешная! А время-то позднее, к полуночи, да непогода разгулялась, ох... Ну, я и предложила ей на ночь у меня остановиться - живу ведь в двух шагах от управы, да и комната старшей дочки пустовала - та бабушку по отцу навестить поехала. А бедняжке Кристине просто некуда было податься, что-то она неподрассчитала с отъездом, так что помялась, да согласилась. Бедняжка...
   - Почему Вы так думаете? - осведомился я, зацепившись за последнее слово, коим моя собеседница охарактеризовала Айрэ'Крис уже дважды за недолгое время разговора.
   Оказалось, выглядела моя беглая теща, воспользовавшаяся тем, что купить билет на омнибус можно и без документов, и назвавшаяся Кристиной, плохо. И, если потекшую косметику и растрепавшуюся прическу еще можно было списать на дождь и ветер, то опухшие до состояния щелочек глаза, одышку, нездоровый, абсолютно не подходящий молодой женщине цвет лица и отечные руки с синюшными ногтями указывали на большие проблемы со здоровьем. А ее поведение и то, как 'Кристина' спешила уехать - на то, что проблемы у нее не только со здоровьем, но и по жизни.
   - Вот хотите верьте, господин сыщик, хотите нет, - госпожа Таова едва ли не целиком закинула в рот пирожок и в один глоток осушила немаленькую чашку. - А убегала она, скрывалась от кого-то, ну, или от чего-то. Или с законом у девочки проблемы были, или... уж и не знаю. Я бы и попыталась расспросить аккуратненько, да состояние у нее было такое... не для разговоров, в общем. Так что все, чем я могла ей помочь - это предоставить крышу над головой да расписание омнибусов.
   - И не страшно было? - спросил я, едва сдерживая иронию. - Незнакомая оборотница, с проблемами...
   - Да нет, боги с Вами! - отмахнулась моя собеседница. - Такая милая девушка! В жизни бы ни в чем дурном не заподозрила!
   Я не стал уточнять, что при наличии восьмилетней дочери вряд ли можно считать Айрэ'Крис девушкой. И о настоящем ее имени я тоже умолчал.
   - Знаете, господин Иолатэ, я неплохо разбираюсь в индивидах, и уж могу отличить по-настоящему проблемного, как Вы изволили выразиться, от жертвы обстоятельств. Так вот, бедняжка Кристина явно относилась к последним. Нервная, затравленная, как зверек, потерянная... Настоящие преступники выглядят иначе, уж поверьте мне. Я ж по молодости сестрой милосердия в лекарне для малоимущих работала, знаю, о чем говорю.
   Я заверил ее, что у меня нет и тени сомнения в ее жизненном опыте и интуиции, тем более, что насчет состояния Айрэ'Крис она права целиком и полностью.
   - И нездорова явно, только болезнь ее не от образа жизни... была, - продолжала сокрушаться жугерна. - Ох, такая милая девушка... Деньги мне за комнату совала, да я отказалась. Видно ж, что ей нужнее. Да и мне не жалко было, вот ни капельки. Кристина, кстати, пыталась мне по хозяйству помочь, только я ее отдыхать шуганула, зелья укрепляющее и успокоительное дала, да жаль, не проконтролировала, чтоб она его выпила. Эх...
   Зелья 'Кристина' так и не выпила, почему - неизвестно. Может, забыла или постеснялась, может, знала, что ей оно не поможет. Но, так или иначе, утром она просто не смогла встать с постели, настолько плохо ей было. Госпожа Таова, не имея лекарского образования, но проработав несколько лет сестрой милосердия, предположила сердечную недостаточность и хотела, было, послать сына за лекарем, однако девушка со слезами на глазах стала умолять приютившую ее жугерну этого не делать. И Храрг дернул служащую поселковой управы пойти у нее на поводу и не настаивать на визите лекаря. Однако, обещание выпить зелья - и нетронутые с вечера, и особое сердечное, по собственному рецепту госпожи Таовы - 'Кристина' все же дала, правда, в обмен на обещание помочь с отъездом на ближайшем же омнибусе (утренние-то девушка пропустила из-за плохого самочувствия). Новость о том, что транспорт, курсирующий между населенными пунктами, будет только к вечеру, расстроила девушку настолько, что она скатилась в самую настоящую истерику - сжалась на постели в комок и надрывно рыдала на одной ноте.
   - Я ж говорю, она убегала, - вздыхала очевидица тех событий, зорко следя за тем, чтобы тарелка гостя не пустела. - И вынужденная заминка оказалась непосильным испытанием для ее нервов. Но, с другой стороны, ей в таком состоянии с кровати-то нельзя было вставать, не говоря уж о том, чтобы в омнибусе трястись, да еще и в такую непогоду... Дождь, гроза и сильнейший ветер, господин Иолатэ, тогда затянулись едва ли не на целый месяц, ох и мерзкая ж была осень в тот год!
   - Попытайтесь вспомнить, может, Кристина во время истерики что-то говорила, кого-то упоминала? - закинул удочку я. - Имена, названия, прозвища... Да любой бессвязный бред. Это может быть важным.
   Жугерна задумалась ненадолго.
   - Пожалуй, было кое-что, - с сомнением ответила она, когда я уже начал подумывать о том, что пора бы поторопить гостеприимную очевидицу. - Не знаю, может, это и не важно...
   - Позвольте мне сделать вывод о том, - мягко произнес я, инстинктивно подаваясь вперед. - И постарайтесь процитировать дословно.
   Что-то подсказывало мне, что, какую бы чушь не несла Айрэ'Крис в момент, когда собой полностью не владела, это может натолкнуть меня на новый след.
   - Кристина говорила неразборчиво, сами понимаете, рыдала, - смущенно, будто извиняясь, произнесла, наконец, госпожа Таова. - Да и я поняла немногое. Что-то вроде: 'Они меня ищут', 'Они заберут мое золото' и 'Не отдам, нет, не отдам, лучше сдохну'. А потом... Возможно, последнее мне почудилось, но и: 'Демоны б побрали Фарни'. Или, может, Марни. Или Карни... Простите, я плохо разобрала... Ну и, сами понимаете, 'Демоны побрали' - это я сильно смягчила, Кристина крепче выразилась. Но суть передала верно. Думаю, сей индивид сильно насолил бедной девочке, и, скорей всего, именно его она винила в том, что с ней случилось.
   Я задумался. Что, в исчезновении тещеньки появился корыстный мотив? О каком золоте идет речь? Результаты моего предыдущего расследования говорят об обратном. И что, мне их фамилиару под хвост спустить? Хм... И кому именно Айрэ'Крис в порыве эмоций желала противоестественных отношений с демонами? Извинившись перед хозяйкой, я полез в сумку за блокнотом со всеми записями по расследованию этого дела - мне необходимо было еще раз взглянуть на поименный перечень подруг и знакомых тещеньки. Да, невежливо получилось. Но я и не мню себя образцом воспитанного индивида!
   К счастью, госпожа Таова не обиделась. Возникшую в беседе паузу она решила использовать для того, чтобы сменить опустевшее блюдо на блюдо с горкой аппетитных пирожков. Пояс на моих штанах тут же тихо жалобно затрещал, однако отказаться от такой вкуснятины было выше моих сил - видимо, до сих пор сказывается полуголодное детство.
   Итак, среди знакомых Айрэ'Крис никого по имени Фарни, Марни или Карни не оказалось. Впрочем, на роль загадочного индивида, сильно подгадившего теще, вполне могла бы подойти Ларниэтта Илгис (в девичестве Бирт), одна из немногих подруг пропавшей. Сокращенно - Ларни. Хм, я беседовал с ней, и ничего криминального не узнал - та о пропавшей подруге отзывалось тепло, и очень печалилась по поводу неожиданного ее исчезновения. Печалилась, однако, не похоже, что она винила себя в том. Во всяком случае, я ничего такого не заметил. Хм... Или Ларни Илгис великолепная актриса, или действительно не считает, что сделала подруге что-то плохое, как следствие, она могла причинить вред Айрэ'Крис неумышленно - разболтать что-нибудь случайно, к примеру. Так или иначе, теперь у меня появился повод поговорить с ней еще раз. Правда, пока не знаю, о чем именно. Во всяком случае, следующий наш с ней разговор надо будет хорошо продумать.
   Эти мысли текли своим чередом, но и слушать рассказ гостеприимной жугерны я не забывал.
   Итак, поняв, что успокоить постоялицу увещеваниями и призывами подумать о собственном здоровье на 'бедняжку Кристину' не действуют, госпожа Таова побежала за успокоительными (ну, насколько вообще представители этой расы, высокие и с очень широкими и тяжелыми костями, способны бегать). А когда вернулась, обнаружила, что девушка сбежала через окно!
   - Представляете, господин сыщик! - голос госпожи Таовы даже сейчас, шестнадцать лет спустя звенел от возмущения и, в то же время, дрожал от жалости. - Лежала себе бледная до синевы, вся в слезах и испарине, дышала тяжело, дрожала, как осиновый лист, сердцебиение бешеное, и тут на тебе! Вмиг собралась, выскочила в окно и ну бегать по поселку!
   Я неодобрительно покачал головой. Вот уж действительно глупо! Впрочем, кажется, у Айрэ'Крис были на то веские причины. И вообще, кто бы говорил, а? Уж точно не индивид, который с зашкаливающим артериальным давлением и Тайной стражей на хвосте летит на вампире к Храргу на рога в поисках пропавшей тещи!
   - Я на улицу, но Кристины и след простыл! - пожилая жугерна наверняка чувствовала и свою вину за то, что, в конце концов, случилось с ее постоялицей. - Поискала ее вместе с сыном, потом и мужа подключила, но безрезультатно. Девушка будто растворилась...
   Она невольно прослезилась и, извинившись, закопошилась в карманах платья в поисках носового платка. Поиски тоже не дали результата, так что мне пришлось одолжить ей свой. Да пусть себе и оставит - мне не жалко. Тем более, что за ту информацию, что она поведала мне дальше, я готов был ее носовыми платками полгода снабжать, причем совершенно бесплатно.
   Итак, поиски 'Кристины' в тот день ни к чему не привели. Однако к вечеру следующего добрая жугерна узнала и что беглянка самостоятельно добралась до поселкового лекаря и, отказавшись от осмотра, едва ли не с ножом у горла вытребовала у него флакон сильных сердечных капель, и что она прибежала к кузнецу, заказав тому срочно отремонтировать некий то ли нож, то ли кинжал, и что ухитрилась нанять Зига, местного дурачка, чтобы отвезти ее куда-то на телеге. Последнее ее и сгубило, бедняжку... Причем расплатилась с ним тем же кинжалом. Дурачку! Кинжал! Ох, наворотил он потом дел, да и сам после того недолго на свете зажился... Последнее, впрочем, к делу не относится.
   На мой взгляд, смерть единственного очевидца последних часов жизни Айрэ'Крис, а, возможно, и одной из причин ее гибели к делу еще как относилась. Но свою точку зрения я пока что держал при себе. Хм, а, может, это у меня уже на почве избытка расследований сыщицкая паранойя разыгралась? Вроде как, все под подозрением, даже те, кто мимо проходили? Ну, поживем - увидим. А пока что я все-таки решил пообщаться с матерью того Зига, что вез тещу к месту ее гибели, а заодно и с кузнецом.
   - А у того возницы остались родственники? - уточнил я в надежде на разговор с кем-то, кто лично знал непосредственного участника тех событий.
   - Мать его, Тереза Машоу, до сих пор здесь живет, ее дом через две улицы, у самого леса, - с готовностью ответила жугерна. - Только вот говорить с Вами, господин Иолатэ, она не станет, и хорошо еще, если только прогонит да обругает матерно, а не вилами тыкать будет. Зиг Машоу или дурачок Зиг, как его все здесь называли, был единственным ее сыном, и в его смерти она винит именно Кристину - ведь это она дала ему тот злосчастный кинжал... Ох, как несправедлива жизнь!
   О гибели 'Кристины' я узнал все от той же госпожи Таовы. Она и сама толком не знала, что там случилось, да и тела, как выяснилось, не видела, а могла лишь отчасти поспособствовать опознанию погибшей - назвать ее имя да рассказать прибывшему из ближайшего административного центра - поселка городского типа Большие Медведи - дознавателю о том, откуда знает бедняжку. От него, кстати, она и узнала, что случилось: стоило телеге Зига Машоу въехать на тот участок дороги, что проходил по плоскогорью, в сухую-то погоду коварный и извилистый, а уж размытый дождями-и... короче, телегу, ехавшую слишком быстро, и которой управлял неопытный возница, занесло на повороте, в результате чего 'Кристина', не сумев удержаться, вылетела из телеги прямо в пропасть. По дну пропасти протекала быстрая речушка, ее воды подхватили тело и быстро унесли его обратно на равнину. Выловили его, порядком изувеченное, неподалеку от деревни Боровички, там же его осмотрели дознаватель и лекарь, и, выждав месяц, как положено по инструкции, похоронили на деревенском кладбище как неопознанное. Результат расследования - несчастный случай. Да, расследование велось, что называется, 'на отшибись', следствие даже не попыталось выяснить, откуда погибшая прибыла в Осинники, но что поделаешь - глубинка-с. Госпожа Таова лишь надеялась, что на могиле бедняжки хотя бы имя написано, впрочем, уверенности в том у нее не было.
   Я снова погрузился в раздумья. Все, как на подбор: несчастный случай, единственный свидетель, словам которого веры немного, изувеченное тело, опознавать которое толком некому, следствие, ведущееся еле-еле кое-как... И непонятно, как должно было занести телегу, чтобы сидящий или, скорей всего, лежащий в ней индивид вылетел из нее. Могла ли запряженная чахлой лошаденкой повозка развить такую скорость? Ой, что-то я слабо себе сам момент аварии представляю! Хм... Конечно, моя собеседница знает ситуацию с чужих слов, так что вполне может быть неточна. Кроме того, в технической части я не силен, но... Короче, на первый взгляд, все наводит на мысль о некоем спектакле, призванном убедить всех в смерти Айрэ'Крис. Однако, если подумать, то режиссер сего спектакля - та еще бездарность, ведь на сегодняшний день теща моя признана умершей лишь юридически, и я как юрист со стажем с уверенностью могу утверждать: в таких случаях решение суда - отнюдь не гарантия... Это я к тому, что точку в своем расследовании я смогу поставить только тогда, когда буду точно уверен, что в той могиле действительно лежит Айрэ'Крис. А до того я все-таки переговорю с матерью возницы, нанятого тещей в день гибели, как бы не отговаривала меня госпожа Таова, а также с кузнецом, чинившим клинок 'Кристине'. И с лекарем поболтал бы, да тот умер год назад. Впрочем, его сменщик-то вполне жив, здоров, и вполне может быть в курс той истории. Так что я, попрощавшись с гостеприимной жугерной, отправился дальше собирать сведения.
   Беседы с жителями Осинников не заняли много времени.
   Кузнец, здоровенный хмурый орк, отговорился тем, что через его руки ежедневно столько железок проходит, и где уж ему упомнить то, что ему принесли шестнадцать лет назад! И это не говоря уже о самой заказчице! Но этому индивиду явно железки были интереснее себе подобных, так что, думаю, вряд ли он мог рассказать мне что-то о самой Айрэ'Крис или же о ее предполагаемом маршруте.
   Госпожа Машоу, как и предсказывала ее односельчанка, меня послала далеко и матом, едва я заикнулся об истории с исчезновением тещи - с чего-то сделала вывод, будто я явился поганить память ее сына. А потом еще и пса цепного спустила, так что пришлось мне спешно уносить оттуда ноги.
   Поселковый лекарь тоже ничем не смог мне помочь. Однако, тут сыщицкая удача повернулась-таки ко мне лицом: пожилая женщина, что уже, без малого, двадцать пять лет служила уборщицей в лекарском пункте, а также в управе и парочке поселковых лавок, на память не жаловалась, и, как и госпожа Таова, тоже оказалась весьма словоохотливой. Она, хоть лично и не застала появление Айрэ'Крис в одном из мест своей работы, поведала мне, что погром оборотница там устроила знатный.
   - Захожу я, значица, комнату для приемов, а та-а-ам! - даже сейчас, по прошествии шестнадцати лет, госпожа Видоус хваталась то за голову, то за сердце при одном только воспоминании о фронте ее работы в тот день. - Дверцы шкафа выбраны с мясом, половина пузырьков-флакончиков на полу лежит расколотая, содержимое на полу все перемешалось, запах такой, что глаза режет, а окна открыть никому и в голову не пришло! Лекарь, почтенный Нибирс, на улице сидит, за подбитый глаз держится, со стражей поселковой общается, да все про какую-то бешеную фурию в предынфарктном состоянии причитает! Как я потом поняла, девица его приезжая отоварила, причем, что его особо обидело, в глаз-то он получил не за то, что под юбку девице полез, старый хрыч, а за то, что долг лекарских хотел до конца исполнить. Мол, плохо девице было, в ее состоянии полежать бы недельку-другую, а не нестись Храрг знает куда, да и лекарство то, которое эта ваша Кристина украла, ей надо было под строгим контролем лекаря принимать, иначе, как я поняла, она себе еще хуже сделать могла, вовсе до разрыва сердца дело бы дошло... Но хоть убралась девица не от того, тут уж совесть Нибирса чиста.
   Я рассеянно покивал. Спешила теща, очень спешила. Вот только какова причина ее спешки? Если раньше я за основную версию принимал стремление увести неких лиц от дочери, то теперь, услышав показания госпожи Таовы, уже не так в том уверен. Может, Айрэ'Крис торопилась забрать нечто ценное? Говорила же она о каком-то золоте...
   - Вот уж кого в этой ситуации жалко, так это бедняжку Зига, - свидетельница вдруг резко сменила тему. - С рождения не повезло парню... Тесса Машоу его всю жизнь опекала, что малыша, шагу ступить без нее не позволяла, что, в общем-то, и правильно. Сам-то высокий, здоровенный, а ума, как у семилетнего, пропал бы без матери. И в тот день, когда Кристина эта погибла, не позволила б ему никуда ехать и девушку везти, да, как на грех, отлучиться ей на пару часов понадобилось. Казалось бы, ну, что может за два часа-то случиться?! А вон оно как обернулось! Кристина-то единственная в поселке не знала, что парень умственно неполноценный, наткнулась, видать, на него, да и наняла в качестве возницы первого попавшегося... В итоге и сама погибла, и Зига, считай, за собой утащила! Ох, беда-а...
   Подавив желание закончить разговор и уйти, я решил послушать словоизлияния немолодой уже женщины, явно страдающей от недостатка общения, и не прогадал, потому что поведанные ею дальше сведения поистине не имели цены.
   - Это ж на беднягу Зига местные легавые смерть той фри заезжей попытались повесить! - вздыхала женщина, незаметно для себя подпуская в речь сленг вполне определенной социальной группы. - То ли попытку изнасилования ему шили, гниды, то ли ограбления с последующим убийством. Прессовали неслабо и парнишку, и мать его, чистосердечное выбить пытались...
   - Видимо, не смогли, - с тяжелым вздохом предположил я.
   Госпожа Видоус выдала длинную, эмоциональную и столь заковыристую тираду с добавлением все того же сленга, что я окончательно убедился: собеседница моя в прошлом имела к городскому дну самое непосредственное отношение, а то и срок мотала. Кстати, как выяснилось чуть позже, действительно, мотала, и не один - за разбойное нападение в составе группы лиц и за причинение вреда здоровью средней тяжести из ревности. В Осинники перебралась после второй отсидки, желая порвать с прошлым. Но это так, к слову.
   - Не успели, - мрачно усмехнулась бывшая уборщица. - Быстро им сверху по башке настучали да велели дело закрыть, подозреваемого отпустить, на несчастный случай все списать. Уж не знаю, по какой причине... А Зига это все сломало окончательно. Парень и так не в себе был, а тут вовсе вразнос пошел. Сбежал от матери в Большие Медведи, прихватив полученный от покойницы нож, к банде малолеток, что на омнивокзале промышляли, попытался прибиться... Короче, тем же ножом его и порешили... Э, сыщик... Вот как жизнь иногда поворачивается!
   - Мне жаль, - сказал я совершенно искренне. - Храрга пинком через коромысло! Госпожу Машоу можно понять!
   Моя собеседница кивнула.
   - Что, уже заходил к ней?
   - Заходил, - не стал отрицать я. - Пришлось от пса ее ноги уносить.
   Госпожа Видоус осклабилась совсем уж бандитски, демонстрируя отсутствие части зубов.
   - Будь ты легавым, сыщик, я б тоже с тобой разговаривать не стала, и пришлось бы тебе и от моего кобеля убегать! Только ты не из легавых. Я тех сразу вижу, у меня глаз наметан.
   Пришлось подтвердить, что к органам правопорядка я никакого отношения не имею, да и профессиональным сыщиком не являюсь. Веду частное расследование по поручению родственников 'Кристины'. Мою собеседницу такой ответ устроил.
   - Ну, раз сыщик... Вот тебе, сыщик, наводочка, кою в свое время Большемедведевские легавые предпочли не заметить: Зиг матери часто рассказывал, что телегу, в которой он Кристину ту вез, остановили двое, мужик и баба, причем девица пропавшая их точно знала, они поговорили, а потом, по словам Зига, 'дядя тетю за шею схватил и бросил в пропасть'.
   - А другая тетя где была в этот момент? - спросил я, непроизвольно подаваясь вперед и чувствуя, как, образно выражаясь, уши торчком встают, и шерсть на загривке вздыбливается. Что-то новенькое и, кажется, важное. Новый след?!
   Госпожа Видоус довольно усмехнулась.
   - Правильные вопросы задаешь, сыщик... А ты точно не легавый? Вдруг соврал?
   - Зуб даю, - я тоже перешел на жаргон школы-интерната. - И хвост впридачу. Сам легавых не люблю, правда, тайнюков больше. Мне, как-то, по жизни от серых крыс больше доставалось...
   И рассказал пару эпизодов из собственной жизни, связанных с издевательством над представителями властных структур, чем окончательно расположил к себе пожилую уголовницу.
   - Не знаю я, где вторая тетя была и что делала, - отсмеявшись, сказала бывшая сиделица. - Тереза больше из сына ничего не вытянула, хоть и пыталась по-всякому. Ну, легавым местным-то это не надо было, но уж больно матери хотелось доброе имя сыночка восстановить... А то эти... волки позорные дело-то прекратили, а имя мальчонки в дерьме изваляли так, что в невиновность его никто из селян не поверил, и сам понимаешь, какое к нему на селе отношение стало. Не от хорошей жизни он в Большие Медведи подался. Вот ведь как!
   - А Зиг точно не мог это придумать? - больше для проформы осведомился я, мысленно прикидывая, как бы перекроить свои планы на этот день с учетом обязательного визита в Большие Медведи.
   Госпожа Видоус покачала головой.
   - Не, не мог. У него фантазии, почитай, и не было. Говорю ж, ума, как у семилетки.
   Насчет отсутствия фантазии у семилеток я мог бы и поспорить, но зачем? Итак, примем за рабочую версию то, что телегу, в которой ехала Айрэ'Крис, остановили два индивида, мужчина и женщина, что они хотели от моей тещи - неизвестно, известен лишь итог. А кстати, куда могла ехать оборотница? Этот вопрос я и задал госпоже Видоус.
   - А Храрг ее знает, - ответила она, однако, подумав, уточнила. - Да там дорога, по сути, одна - на Большие Медведи.
   Даже так... Точно, без посещения административного центра дело не обойдется. Раз так, надо бы поторопиться, так что я попрощался со своей собеседницей, разжился картой местности, благо, компас был свой, служебный, и, прихватив скрывающегося в лесу вампира, отправился в деревню Боровички.
   Деревенское кладбище нашлось быстро, заброшенная дорога вывела нас как раз к нему. Нужная нам могила тоже - единственная, на которой из всей информации о покойном стояла лишь дата смерти. Неухоженная могилка-то, заросшая настолько, что без лорда Дерлиссы я б ее не факт, что нашел бы. И неудивительно...
   Что ж, теперь остается лишь узнать, действительно ли здесь обрела последний приют Айрэ'Крис Тар-Граорр, и мои поиски окончены. Я мысленно позвал Леру, которой, собственно, и хотел поручить проведение анализа на родство, в ответ получил волну раздражения, ворчание, что она храргово занята, и просьбу подождать, больше похожую на приказ. Раз так, подождем... Храрг! Надеюсь, не слишком долго, иначе мне придется еще один день тут проболтаться, а меня ведь уж в полку ждут!
   Пока я взывал к перводемонице, лорд Дерлисса тоже зря времени не терял. Опустился рядом с безымянной могилой, невзирая на опасность испачкать дорогую щегольскую одежду, положил руку туда, где под слоем буйной лесной растительности, предположительно, скрывался сам могильный холмик, замер на мгновение, будто прислушиваясь.
   - Здесь лежит женщина, - произнес он, наконец, отрешенно глядя на скромную табличку с датой. - Молодая. Душа ее не упокоена.
   Я хотел, было, удивиться, однако вовремя вспомнил, что все представители высшей нежити обладают умением считывать первичную информацию как с покойников, так и с себе подобных. Доказанный факт, между прочим! Лет десять назад кое-кто по этой теме даже диссертацию защитил, причем работа сия такой общественный резонанс вызвала, что аж я, юрист консульства Мерисса, был в курсе.
   - Она до сих пор не верит в свою смерть, - тихо продолжил вампир. - Не верит... И она очень зла. Потому что тот, кого она считала, фактически, своей собственностью, поднял на нее руку. И убил ее. Задушил собственноручно, а тело сбросил в пропасть.
   Я только бровью шевельнул. Ничего так картинка вырисовывается! Но я, признаться, думал, что причина неупокоенности души моей тещи - оставленная в Тарлонге дочь. Ну, может, еще какое-то золото, которое она считала своим. А тут, выходит, еще и нездоровые отношения с мужиком каким-то вылезли...
   - А мысли о брошенном ребенке есть? - спросил я, пытаясь поймать за хвост некую не до конца оформившуюся мысль.
   Вампир покачал головой.
   - Нет, ни единой.
   Потом, помолчав, добавил:
   - Я не уверен, что у нее вообще есть дети.
   И, встав единым изящным движением, отправился за кладбищенскую ограду, чтобы в очередной раз проверить сохранность свои драгоценных баулов. И не надрывается ведь таскать по всей империи! Вроде как, своя ноша не тянет... Подозреваю, он просто не хочет сталкиваться нос к носу с перводемоницей богини жизни - сам-то он большей частью порождение некромагии, которая прямо противоположна магии жизни, и предугадать, каким будет эффект от столкновения двух этих стихий, невозможно... Ай, Храрг побери!
   Ребро правой ладони вдруг пронзило острой болью, да так, что я едва не подскочил на месте от неожиданности и не осквернил место погребения усопших матерной бранью. Зашипел от боли, потирая кисть. Что случилось? Ни травм, ни укусов, ни порезов в том месте в недавнем времени не было!
   К счастью, боль утихла почти сразу, как не бывало, на какое-то время оставив после себя лишь неприятное подергивание. Видимо, нервы. Или, может, дело в этом кладбище? Хотя, на пораженное некросом оно не похоже, иначе ощущалось бы иначе - я после обретения фамилиара такие вещи чувствую... А, прошло и прошло! Главное, рука цела, двигается и не отказывается повиноваться мне, с остальным потом разберемся. Сейчас главное выяснить, лежит ли в безымянной могиле моя теща. А для этого придется подождать, пока Лера разберется с текущими делами и снизойдет до меня. Так что я расстелил доспешную куртку у кладбищенской ограды и устроился на ней, давая телу отдых. Даже почти задремал под пение лесных птиц, разбавляемое неразборчивым ворчанием вампира.
   Кстати, в этом полусне-полуяви (это когда вроде бы спишь, но отлично слышишь все, что происходит вокруг) в голову мою постучалась мысль о том, что безымянную могилу все равно придется вскрыть, независимо от вердикта Леры: если там действительно лежит ее мать, наверняка перводемонице захочется перезахоронить ее и красивый памятник поставить, а если нет, то личность покойницы может пролить свет на тайну исчезновения моей тещи. Ведь, если верить словам единственного очевидца трагедии, сия особа присутствовала при предполагаемой гибели Айрэ'Крис, была убита тогда же и вряд ли просто так, без причины. М-да, темное вырисовывается дело, темное... В любом случае.
   - Эй, княжич! - вампир, подкравшись, по обыкновению этого племени, бесшумно, весьма неаристократично пинал меня в сапог. - Слушай, я тут подумал... А могилку-то нам раскопать все-таки придется!
   И изложил мою мысль, только другими словами. Суть ее, впрочем, осталась прежней. А под конец предложил мне, пока не явилась перводемоница, сходить в деревню за лопатой. Да, тоже здравая мысль - не руками ж слежавшуюся, поросшую травой землю ковырять! Однако деревенские-то не дураки, и, если пришлый полуэльф купит, ну, или стащит потихоньку в деревне лопату, и потом уйдет в сторону кладбища, быстро сообразят, что он там делать задумал. А к осквернению могил в имперской глубинке относятся без понимания, бьют сразу, не размениваясь на разговоры и вызов стражи. Так что надо бы подумать, как раздобыть инструмент для копания и не вызвать при этом подозрения местных жителей. Да и... Вдруг Лера знает какой-нибудь способ извлечь из могилы только фрагмент тела? Целиком-то скелет (или что там за шестнадцать лет осталось?) нам сейчас не нужен! Не потащу ж я его в Проклятые земли, да?
   И вообще, кем бы не оказалась покойница, выкапывать ее еще рано. И на то есть объективные причины! Ну, если она все же является моей тещей, организовать ее перезахоронение здесь и сейчас невозможно - придется затевать официальную процедуру, действовать на нервы сразу двум органам государственной власти, которые, в свою очередь, будут действовать на нервы мне и местным властям... Это на месяцы растянется! А Айрэ'Крис... Ну, лежала ж она тут шестнадцать лет! И еще полежит, спешить ей уже некуда.
   А вот если здесь кто-то другой... Вот тут варианты один другого краше! Ведь тогда выходит, что моя теща либо сама жертва, либо, самое меньшее, покрывает убийцу. Правда, сформулировать эти логические цепочки до конца я не успел, так как Лерисах выбрала именно этот момент, чтобы почтить нас своим присутствием. Вернее, только меня - лорд Дерлисса, почувствовав приближение перводемона богини жизни, предпочел унести ноги подальше отсюда. Конфликт сил, однако ж...
   - Зачем звал? - хмуро осведомилась Лера, не утруждая себя приветствием.
   Усталая, я бы даже сказал, измученная, с темными кругами под глазами, покрытая ровным слоем пыли, отчего обычно бирюзовая кожа ее теперь смотрелась зеленоватой. На руках мелкие царапины, одежду - блузку и бриджи - украшают прорехи и пятна какой-то маслянистой гадости. Колени тоже разбиты... Бедолага!
   - Работала, - отмахнулась Лера, натолкнувшись на мой сочувственный взгляд. - А, не бери в голову... Что у тебя? Только давай покороче, устала, как собака, голова уже ничего не соображает.
   Я ощутил укол совести, прекрасно зная, что сейчас заставлю ее, уставшую и явно задерганную, снова поработать. Однако переносить анализ на определение родства не стал. Так что просьбу свою, как и предысторию ее, изложил в одном предложении. Лера оглядела безымянную могилу, почесала в затылке, чихнула пару раз, а после выдала:
   - Котяра, ты совсем дурак или прикидываешься?
   - В смысле? - не понял я.
   - А в том, - прошипела перводемоница. - Что с кем я эти останки сравнивать должна?! Где я тебе контрольный образец найду?!
   Осознание истинного значения ее слов обрушилось на меня подобно бетонной плите. Храрга пинком через коромысло-о-о! Считая дочерью Айрэ'Крис именно Лерисах, я как-то упустил из виду то обстоятельство, что кровно перводемоница с ней никак не связана. Генетически ее, Айрэ'Крис, дочерью является как раз Лотя, моя жена! Такой вот поворот! Храрг! Поверить не могу, что я упустил это из виду!
   - Как я тебе анализ проводить буду?! - кипятилась Лера, в порыве эмоций размахивая хвостом. - По памяти?! Нет, она у меня, конечно, отменная, но генетического кода мамы не сохранила! Мне им, знаешь ли, по малолетству, да перводемоном не будучи и способностями его не обладая, и в голову не приходило поинтересоваться! И это не говоря уже об индивидуальным генокоде моего бывшего тела!
   Да, действительно, мое упущение. И не поспоришь же! Нет, я, конечно, могу возразить, что Лера, попросив меня найти ее мать, сама не подумала о том, что мне понадобится сравнение генетического материала. Но не буду. Ребенок и так расстроен, не следует усугублять. Ребенок, да... Я вдруг совершенно не к месту подумал, что Лотю я никогда не воспринимал, как ребенка, даже несмотря на обстоятельства нашего с ней знакомства. С чего бы? Видимо, надеюсь, что она достаточно взрослая, чтобы строить свою жизнь наилучшим для нее образом и не вляпаться в неприятности при этом. Осталось только развестись, да...
   - Или прикажешь мне к Лотьке нестись и у нее волосы выдирать, чтобы материал для анализа был?! - разошлась Лера, да так, что кончик ее хвоста свистнул буквально в миллиметре от моего уха.
   Пришлось успокаивать, пока до чего-нибудь нехорошего не дошло. Изловчившись, я поймал тот самый хвост, заходивший на повторный вираж, и, для верности намотав его на предплечье, с глубокомысленным видом заявил:
   - Отличная мысль! Заодно и привет от меня передашь!
   Лера ожидаемо сникла. Не знаю, какого размера кошка пробежала между ней и моей женушкой, но за все время, что я знаю перводемоницу, она так ни разу и не рискнула встретиться с Лотей лицом к лицу. И сейчас мысль о возможной встрече, да еще и с последствиями в виде выдирания волос или, например, разбивания носа как-то ее не вдохновила на продолжение скандала.
   - Нет уж, - буркнула Лера. - К Лоте за генетическим материалом сам топай. Она будет рада!
   Она отобрала у меня свой хвост, походя проворчав что-то вроде: 'Свой заведи и куда хочешь наматывай', а после, смягчившись, уселась на корточки у безымянной могилы, держа над ней руку.
   - Отбой! Кем бы она ни была, она точно не оборотень, - вынесла свой вердикт перводемоница. - Это не моя мама.
   Ну, хоть что-то прояснилось!
   Я попросил ее достать частичку праха, пригодную для идентификации останков, выслушал полную возмущения и праведного негодования тираду насчет того, что раскапывать могил неизвестных кердонгов или в личные экспертусы при всяких там княжичах-полукровках, развлекающихся частным сыском, она не нанималась, и несколько раз повторил, что установление личности неизвестной покойницы поможет пролить свет на то, что же на самом деле случилось с ее, Леры, матерью. В итоге получил на руки бедренную кость.
   - В ней мозг точно сохранился - уверила меня перводемоница. - Для анализа подойдет. Еще поручения будут?
   Храрг! Наверняка могла вытащить кость поменьше! Но из вредности выбрала самую большую! И как я ее через всю страну повезу, да еще и так, чтоб она целой осталась?
   Конечно, претензии я изложил ей максимально корректно. Но как же хотелось орать и материться! Ничего, утешал себя я, будут у меня еще объекты для приложения порожденной злостью энергии.
   Лера повозмущалась, однако все же сменила кость на пару зубов, которые я, бережно завернув в носовой платок, тут же убрал во внутренний карман куртки, после чего, заверив Леру, что больше поручения для нее у меня пока что нет, спросил ее, не упоминала ли ее мать какое-нибудь спрятанное золото или иные ценности.
   - Не было такого, - с уверенностью сказала перводемоница. - Если у нее и имелись какие-то материальные ценности вне клана, мне о том ничего не известно. Вообще, ты ж с наследством разбирался! Так что этот вопрос переадресую тебе.
   - Ну, то, что ни я, ни Тар-Граорры, у которых, кстати, и времени на то было побольше, и основания повесомей, ничего неучтенного за Айрэ'Крис не нашли, не значит, что этого нет, - парировал я. - А дети частенько слышат и запоминают то, что для их ушей не предназначено. Так что не отрицай сразу, подумай. Может, потом что-то вспомнишь. Времени-то много прошло...
   Перводемоница в задумчивости почесала рог.
   - Вряд ли, Яр. Вряд ли... Знаешь, мама меня называла золотком. Так и говорила: 'Ты мое золотко'.
   Я шевельнул бровью. Золотко, говоришь... Выходит, Айрэ'Крис всерьез опасалась, что у нее могут отобрать дочь, и поэтому сорвалась из Тарлонга, куда глаза глядят? Снова рабочей версией становится бегство из-за ребенка... Итак, жила моя теща восемь лет под крылышком у семьи, растила дочку, а потом в один прекрасный день ее подружка, предположительно, разболтала что-то о Й'егрес, кому не следовало... И в итоге Айрэ'Крис сорвалась в бега, одна, только с дамской сумочкой... Глупо! Наверное, дело было не так... А как тогда? Ну, пообщаться с Ларни, определенно, стоит. Но - стоп! - буду решать проблемы по мере их поступления.
   Итак, я отпустил перводемоницу, а сам, попросив 'клыкастую службу доставки' подождать меня на кладбище, отправился в деревню, чтобы поговорить с местным лекарем о трупе, похороненном в безымянной могиле - мертвецкой, насколько я знаю, в Боровичках нет и не было никогда, стало быть, все процедуры, связанные с опознанием и захоронением прошли через лекарский пункт. Как же я надеюсь, что хоть кто-то из работавших там шестнадцать лет назад жив, в уме и твердой памяти!
   Мне повезло: деревенский лекарь, вернее, лекарка, не только обладала всеми перечисленными выше свойствами, но еще и работала до сих пор на том же месте, и была не прочь поболтать о чем-то, не связанным с лихорадкой, разбитыми коленками, флюсом или еще чем-то подобным. И столь интересным выдался ее рассказ для моего расследования, что заставил меня, во-первых, окончательно примириться и с необходимостью тащиться сюда через чащу леса, и с резким поворотом в расследовании, и, во-вторых, окончательно убедиться, что дело об исчезновении Айрэ'Крис Тар-Граорр гораздо масштабнее и запутаннее, чем казалось мне до сих пор.
   Итак, в тот день, когда из озера у предгорий деревенские рыбаки выловили тело и привезли его в Боровичковский лекарский пункт - ближайшее поселение разумных к месту обнаружения тела - лекарка, госпожа Таагути, была на своем рабочем месте. И именно она занималась и осмотром тела, и протоколированием сего действа, и даже - о таком везении я и помыслить не мог! - вела протокол опознания трупа. Спасибо дознавателю из Больших Медведей, который 'на труп' явился мало того, что без положенного секретаря и экспертуса, так еще и сразу с индивидом для опознания того самого трупа! И один экземпляр тех протоколов сохранился! Здесь, в лекарском пункте! А что, порядок такой: где хоронят, там и документы хранятся. Ох, как же я люблю бюрократию! А еще единый для всей империи стандарт образования, в частности, подготовки лекарей, благодаря которому даже в самом глухом углу империи найдется специалист, умеющий не только лечить, но и вести документацию должным образом! Есть сыщицкая удача, точно есть...
   Из воспоминаний лекарки и тех протоколов, за которыми мне пришлось лично подниматься на чердак, я составил следующую картину.
   Ну, для начала, погибшая, женщина-кердонг, хоть и была изувечена вследствие падения с большой высоты и протаскивания с высокой скоростью по неровной каменистой поверхности (в переводе на обычный язык это означало, что тело швырнули в пропасть, оно приземлилось в быструю, неглубокую и таящую в себе кучу порогов горную речку), умерла от механического удушения. Причем задушили ее руками - кровоподтеки на шее от чьих-то сильных пальцев были отлично заметны. Кстати, они единственные из всех травм носят прижизненный характер.
   От лица жертвы мало что осталось, тело тоже, повторюсь, пострадало изрядно. Молодой мужчина по имени Семайн Футц, тоже, кстати, кердонг, долго смотрел на труп, будто запоминая, потом ушел, буркнув, что не знает ее. В протоколе, соответственно, все было указано именно так. Однако сама госпожа Таагути была уверена в обратном: Футц погибшую не просто узнал, он очень радовался ее смерти.
   - Даже нет, 'радовался' - не то слово, - подумав, поправила себя саму лекарка. - Он как будто... освободился, что ли. Будто много лет тащил на себе неподъемный груз, а теперь, наконец, сбросил его с плеч, и распрямился, вдохнул полной грудью впервые за все это время. Может, я, конечно, не права, фантазия не к месту разыгралась, но ощущения у меня от той ситуации остались именно такие. Даже... Как бы тот господин Футц сам не приложил руку к гибели той, неопознанной.
   У меня, признаться, возникли те же мысли. Да и вообще, сам способ убийства если не странен, то, как минимум, нетипичен для узкой горной дороги. Проще в пропасть столкнуть или голову проломить подвернувшимся под руку камнем. А душить при таком раскладе... Вот душил кто-то, да хоть тот самый Футц, безымянную женщину-кердонга, и удовольствие испытывал, сжимая пальцы на хрупкой шее, наблюдая эмоции жертвы и видя, как из нее по капле уходит жизнь... М-да, это либо клиника, либо что-то личное. Сведение счетов, например. Вот второй вариант, на мой взгляд, имеет место в данном случае. Хм... Что там лорд Дерлисса говорил по поводу неупокоенной души? Тот, кого погибшая считала своей собственностью, ее и задушил. Видимо, та еще штучка была, допекла парня или до предумышленного убийства или, самое меньшее, до убийства в состоянии аффекта. Но причем тут Айрэ'Крис? Возможно, и не при чем, просто стечение обстоятельств. А возможно, что именно она послужила катализатором возникновения ситуации, приведшей к убийству неизвестной. Сведений маловато, зато такой простор для домысливания и предположений! Наверное, поэтому мне упорно лезут в голову мысли о том, всю ли секту кердонгов - поклонников богини жизни, от которых сама Иннерлия упорно отмахивается, в свое время придавила Тайная стража. И как бы мне получить доступ к материалам того расследования, если они до сих пор засекречены? Храрг побери! Пока что иных способов, кроме как пойти работать в сию структуру, я так и не смог придумать. Но это ж я не серьезно, так...
   Кстати, Футц, вполне возможно, и не Футц вовсе - имя и фамилия вполне могут быть вымышленными. Кстати, госпожа Таагути мое предположение практически подтвердила, сказав, что никаких документов того кердонга не видела, а имя ей стало известно со слов дознавателя. А, когда она осмелилась попросить этот самый документ, мотивируя это тем, что вручную заполнять бланк протокола слишком долго, а ее пациент ждет, тот самый дознаватель, старший лейтенант Фирид, так на нее шикнул, что лекарка тему документов загадочного кердонга больше не поднимала, да и вообще старалась дышать через раз и не отсвечивать. Крутой у дознавателя нрав-то, да он с другим бы в начальники стражи в Больших Медведях и не выбился б. А пожилой лекарке проблемы и тогда не нужны были, а уж сейчас и подавно. Так что Вы, господин сыщик, раз уж решили былое разворошить, уж будьте поаккуратнее, не говорите, от кого сведения о неопознанной покойнице получили. Я пообещал госпожу Таагути не подставлять, тем более, что план беседы с начальником поселковой стражи у меня уже сложился, и, если все пройдет согласно нему, этому Фириду будет все равно, откуда я узнал о его халтурной работе в расследовании гибели неизвестной. Хе-хе...
   Распрощавшись со словоохотливой трегни, я вернулся на деревенское кладбище, внимательно следя, чтобы никто из любопытных жителей Боровичков не увязался следом, и настропалил своего спутника на рейд в Большие Медведи, а после поведал ему свой план. Я подумал, что, раз уж мне необходимы показания одного господина Фирида, не обязательно лететь туда самому, а рекомого индивида лучше перенести сюда. И лорд Дерлисса отлично справится с поиском и транспортировкой, причем, в отличие от меня, он не привлечет ненужного внимания - любой, даже новообращенный вампир способен отвести глаза живым. А уж высший - всему поселку сразу.
   Вампир, надо сказать, развеселился, радуясь новому приключению, пригрозил, что в дальнейшем будет составлять мне компанию в каждом моем путешествии.
   - Веселая у тебя жизнь, княжич, - довольно осклабился он. - Интересная. Скучать не приходится.
   - Это точно, - подтвердил я, правда, без энтузиазма. - Скучать не приходится.
   - Хотел бы променять ее на более спокойную? - не отставал вампир.
   Я, подумав, кивнул. Не просто хочу, а, если начистоту, то порой даже мечтаю о том.
   - Глупый! - фыркнул вампир. - Променять полную приключений жизнь на рутину! Впрочем, прелесть такой жизни в полной мере осознаешь, лишь разменяв третью сотню лет...
   - Проведя вторую и большую часть первой в заднице мира, Проклятыми землями именуемой, обитая в руинах башни доимперских времен и страдая от недостатка общения - ехидно закончил я.
   Лорд Дерлисса криво усмехнулся, а после с непередаваемой смесью раздражения, брезгливости и старческой снисходительности в голосе добавил, будто поясняя причину моей глупости:
   - Живой... Ладно уж, жди. Смотри, не уходи никуда, а то вернемся мы с... гхм... с грузом, а тебя нет. И кто того начальника стражи допрашивать будет? И за вещами моими присмотри, чтоб не растащили!
   Кому и, главное, зачем может понадобиться его барахло здесь, на маленьком кладбище деревеньки в шесть дворов, кой, наверное, и на карте не видно, 'клыкастая служба доставки' не уточнил, так что, удалившись, оставил меня заинтригованным. Последнее, впрочем, не помешало мне использовать время отсутствия вампира для подготовки соответствующего антуража для небольшого спектакля, который я планировал устроить для единственного зрителя. Так что, когда спустя час огромная летучая мышь, размеренно и неторопливо сделав круг почета над кладбищем, швырнула пойманного индивида на заранее обусловленное место, все декорации были уже готовы. Ну, начнем.
   Я подался назад, встал на самой границе освещенного костром круга и натянул на голову капюшон от поддоспешной рубахи, так, чтобы вновь прибывший (ну, можно же о нем и так сказать?) не видел моего лица. Быстро сунул в рот ягоду земелоху, сморщился - кислятина такая, что скулы свело, и язык защипало, однако голос сразу стал выше на несколько тонов. Конечно, вампир по окончании разговора напустит туману в воспоминания допрашиваемого, но подстраховаться никогда не помешает, верно?
   Итак, на небольшой площадке между кладбищенской оградой, плотно оплетенной растущими снаружи кустами можжевельника, и ближайшими могилами сидел, дико озираясь по сторонам, нескладный долговязый субъект, изрядно помятый вследствие жесткого стремительного захвата и отнюдь не самой бережной транспортировки, покрытый ровным слоем пыли после падения, с листьями и ветками, забившимися в складки одежды. Так вот ты какой, начальник стражи поселка Большие Медведи! М-да, не церемонился с ним лорд Дерлисса. Я бы посочувствовал, если б сам не устроил его похищение.
   - Господин Фирид! - окликнул его я. - Добро пожаловать на нашу спонтанную вечеринку! Только Вас и ждали!
   И сам нарочито небрежно привалился плечом к стене единственного на кладбище склепа, изображая эдакого аристократа до мозга костей, волей случая занесенного в эту дыру. Да, аристократы и такие бывают - в грязной потрепанной броне, на которую местами паутина налипла, без оружия, зато с боевым вампиром на коротком поводке. Но повадки, манеры, движения, стать, в конце концов - это ни под какой хламидой не скроешь. Аристократ - это не тряпки и цацки, это, если хотите, образ жизни, намертво въедающийся в плоть, откуда его потом ничем уже не вытравить. Мне в обычной жизни до того далеко, да и не нужно, однако скромного актерского таланта, отсыпанного мне богами, хватит, чтобы изобразить представителя высшей знати сейчас. Чтобы при одном взгляде на меня господин Фирид, сам выбившийся в большие, пусть и по поселковым меркам, начальники, безошибочно угадал индивида, стоящего выше него по социальной лестнице, который вправе творить все, что левой пятке захочется, и ему за это ничего не будет. Одного слова которого достаточно, чтобы местечковый руководитель вылетел пробкой с насиженного места. Уверен, это знание, считываемое на уровне инстинкта, вкупе с вампиром, устроившегося на ближайшем к жертве морального давления надгробии и громко почесывавшего покрытое короткой шерстью пузо (вампир пока что пребывал в облике летучей мыши), сделает свидетеля сговорчивее, отобьет у него желание излишне запираться и тянуть время. А то домой уже хочется...
   - Кто Вы? - осмелился подать голос похищенный.
   И никаких тебе требований, угроз, истерических криков, попыток побега и прочих глупостей. Только желание узнать, кому на ночь глядя потребовалось лицезреть его небритую персону, и, конечно, ради какой великой цели. И на 'Вы', уважительно. Быстро сориентировался, сразу видно, что не дурак - иному в большие начальники, даже в глубинке, не выбиться. Вот, что значит создать правильный образ!
   - Имена не важны, как и пустословье, - небрежно бросил я, делая вид, что собственные ногти интересуют меня гораздо больше, нежели происходящее вокруг. - Важно лишь дело, господин Фирид. Дело, да... Дело давно минувших дней!
   Мать моя эльфийка! Откуда эта фраза? Слышал вроде от кого-то, давно, правда, дело было... По-моему, даже от Лоти. Запомнил на свою голову! И скакнуло на язык в самый неподходящий момент! Вдруг запомнит жертва похищения с допросом, да потом меня по ней узнать сможет?! Так, Яр, собрался и следи за языком! Думай, что говоришь! А то лицо спрятал и расслабился, придурок! А нельзя, нельзя, ибо то, что ты сейчас устроил на деревенском кладбище, вообще-то слегка незаконно... ладно, не слегка, а очень даже. Весомый повод не палиться, а?
   Пока эти мысли вихрем проносились в моей голове, я держал многозначительную паузу, прервать которую господин Фирид не решился. Зато устроился на земле поудобнее и, морщась, потирал отшибленные при падении колени. Двигался, впрочем, очень медленно и плавно, не выпуская из виду ни меня, ни плотоядно скалившегося на него вампира. Правильно осторожничает. Такой умный собеседник внушает надежду на быстрое получение интересующих меня сведений.
   - Дело, - весомо уронил я, стараясь не рассмеяться от того, как это прозвучало. Видимо, зря я земелоху ел - мало того, что на вкус так еще гадость, так я теперь еще и взвизгиваю, что та Лера в нашу первую беседу. - Оно привело меня сюда.
   Начальник стражи, косясь на клыкастую тварь, восседавшую на надгробии, отважился-таки на попытку прояснить ситуацию:
   - Видимо, дело это столь важное, что Ваша... зверушка не погнушалась сцапать меня на выходе из сортира и притащить сюда. Где мы, кстати? И какое именно у Вас ко мне дело, господин...?
   У, бедолага! Надеюсь, штаны-то успел натянуть. Или уже в полете натягивал? Кстати, одет господин Фирид был вполне себе по домашнему - в холщовые штаны, тонкую шерстяную рубашку и тапочки. Надо думать, из дома его вампир и умыкнул. Ну да, время-то уже позднее, рабочий день давно закончился. Ничего, если расстанемся довольные друг другом, я ему причиненные неудобства компенсирую... слегка.
   Я демонстративно погрозил пальцем лорду Дерлиссе, а тот ответил мне нахальной ухмылкой во все клыки. Доволен, поганец!
   - Без имен! - отрезал я тем временем (у, как же голос противно звучит, аж мурашки по спине!). - Итак, господин Фирид, сразу скажу, что обратился я к Вам в связи с Вашей же профессиональной деятельностью.
   Слово 'обратился' я произнес с едва заметной издевкой. А как иначе-то? Образу надо соответствовать. И да, с едва заметной, ибо аристократы до прямого хамства не скатываются. Насмотрелся и наслушался, пока меня дед в высшее эльфийское общество, сиречь, двор Его остроухого Величества интегрировать пытался. Бесценный опыт приобрел, если вдуматься. Хотя и наелся вдоволь... всего. И хорошо, что не в прямом смысле! Ну да, полукровка, незаконнорожденный, выросший в имперском интернате, отслуживший в имперской ж армии, так еще и, как апофеоз, официально признанный членом княжеской семьи - уже одного из перечисленных пунктов достаточно, чтобы стать в среде эльфийской аристократии объектом травли. А уж когда дедуля, чтоб ему икалось, не переставая, объявил меня наследником княжеского престола...
   - Мне все равно, какие делишки Вы проворачиваете на своей должности, - продолжил я. - К правоохранительным органам я не имею никакого отношения. Я действую в частном порядке. От Вас мне нужна только информация, причем информация правдивая, ибо ложь меня очень расстраивает. А моя крылатая зверушка очень тонко ее чувствует... и не прочь подзакусить лжецом. Скажите, господин Фирид, Вы в курсе, что летучие мыши не гнушаются полакомиться кровью?
   Мужчина обалдело помотал головой, всем своим видом показывая, что до сегодняшнего вечера ему не было никакого дела до летучих мышей. И это ж просто замечательно - можно, пользуясь неосведомленностью собеседника, вообще врать напропалую!
   - И мышка не кормлена с утра, - 'добил' я. - Могла бы перекусить в полете...
   Фирид невольно сглотнул, видимо, догадавшись, кто мог бы послужить перекусом хищной летучей твари размером с крупного пса.
   - Да, на свою беду, хорошо воспитана и приучена беспрекословно слушаться хозяина, - я не скрывал усмешки, столь же плотоядной, что и у лорда Дерлиссы. - Без моего разрешения она не укусит.
   Во взгляде, которым Фирид одарил вампира, была изрядная доля сомнения в моих словах. Остальное - страх напополам с омерзением. Кажется, клиент дозрел.
   - Это я к тому, что если Вы попытаетесь солгать, отвечая на мои вопросы, или же просто откажетесь на них отвечать, я позволю моей зверушке оттянуться за вынужденное голодание. Разумеется, за Ваш счет. Итак, мы поняли друг друга?
   Начальник стражи поселка Большие Медведи с готовностью закивал. Вот и славно.
   - Со своей стороны, могу пообещать, что все, что поведаете мне Вы, останется между нами. И что мой питомец вернет Вас домой в целости и сохранности. Так мы договорились?
   Фириду не оставалось ничего иного, кроме как согласиться. Что ж, начнем.
   - Раз так, перейдем к делу. Я ищу одну старую знакомую. Вернее, сегодня нашел, правда, не ее саму, а ее могилу - вон та, безымянная.
   Проследив, куда я указал небрежным жестом, мужчина заметно побледнел. Кажется, узнал могилу и сообразил, где именно он находится, так что мне не придется тратить время на лишние разъяснения.
   - Так что я очень хочу знать, что с ней произошло. Правду! Вы расследовали смерть моей знакомой, господин Фирид, так что кому, как не Вам знать, как в действительности обстояло дело. И заметьте, я не высказываю претензий относительно того, что следствие велось в высшей степени халатно, раз уж Вы даже не потрудилось установить личность убитой. Хотя надо бы! Я просто хочу знать правду. И надеюсь, Вы мне ее поведаете. Не официальную версию, а правду. Иначе... Ну, я уже говорил, что зверушку пора покормить.
   Ухмылка летучей мыши стала ее шире, а уж от звуков, которые издавал лорд Дерлисса, постоянно облизываясь и время от времени капая на землю слюной, подтверждая, что он ОЧЕНЬ голодный, у меня мурашки по коже побежали. Как господину Фириду удалось не хлопнуться в обморок и сохранить штаны чистыми, не знаю.
   Тем не менее, начальник поселковой стражи проникся, к тому же, повторюсь, дураком не был, с эмоциями справился быстро и жажду мести, в данном случае бесполезную, обуздал, так что скоро я получил новый элемент одной большой головоломки под названием 'Исчезновение тещи'. Не совсем то, на что я рассчитывал - о том, что же произошло на извилистой горной дороге, господин Фирид тоже мог только догадываться. Но то, о чем поведал он, тоже оказалось весьма и весьма интересным.
   Дело было так. Шестнадцать лет назад к нему, тогда еще молодому дознавателю в звании капитана, пришел молодой кердонг, по виду, говору и одежде явно не местный, назвался Семайном Футцем и сообщил, что он с супругой, Хеланой Футц, по пути из Больших Медведей в Осинники, стали свидетелями аварии: ехавшую им навстречу телегу неожиданно занесло на размытой дождями дороге, вследствие чего ехавшая в ней женщина, не сумев ухватиться за низенький бортик, полетела в пропасть. Случилось это мгновенно - ни чета Футц, ни возница телеги просто не успели ничего сделать, чтобы спасти несчастную, и им оставалось только наблюдать ее падение. Это было ужасно! Возница, с виду рослый молодой парень, похоже, и так-то был не в себе, а после увиденного сначала впал в дикую истерику, а после пары пощечин и вовсе ушел в себя и выходить отказывается. Да что там! Госпоже Футц стало плохо с сердцем! Ну и о каком продолжении поездки могла идти речь? Пришлось Семайну спешно разворачивать двуколку, пристегивать к ней телегу с невменяемым возницей и гнать обратно в Большие Медведи, где есть хоть небольшая, но полноценная лекарня, а не просто лекарский пункт, соответственно, его жене смогут оказать хотя бы первую помощь. Так что сначала кердонг поехал именно туда, и лишь после, оставив на попечение лекарей и жену, и возницу, направился в стражу, чтобы сообщить о происшествии.
   Выслушав господина Футца, капитан Фирид удивился. Нет, не самому рассказу - часть пути, связывающего два поселка, действительно проходит по Пупухскому плоскогорью (вот интересно, откуда названьице такое взялось?), преддверию Южной Комерановой гряды, дороги там местами проходят по отвесным скалам и изгибаются, что угри на сковородках, а уж если дожди пройдут, то чреваты поездки по ним такими вот авариями, зачастую, со смертельным исходом. Местные там в дождь или же в течение двух дней после него ни за что не проедут, так как об особенностях той дороги прекрасно осведомлены. А вот приезжих вылавливать из Сомьего озера, что у подножья плоскогорья, или же вытаскивать из узких горных пещер время от времени приходится. Это жизнь.
   Насторожила дознавателя реакция самого Футца. Вот убиться лбом о стену, не походил он на очевидца смерти себе подобного! Спокойный, собранный, вежливый, говорит немного и только по делу, видно, что за жену волнуется, но... Ренли Фирид тогда и сам толком не мог сформулировать, что именно настораживает его в поведении кердонга. А сейчас, в разговоре со мной, обмолвился:
   - Рожа у него была слишком довольная и даже мечтательная какая-то - ни дать, ни взять кошак, мясо из супа стянувший и тапком за то не получивший! Хоть бы... не знаю... лимон съел перед походом ко мне, что ли! Покислей бы выглядел-то, хех! Нет, пока он помнил, что надо изображать мрачность и подавленность, подходящие легенде и случаю, ничего подобного не бросалось в глаза. Но стоило Футцу чуть отвлечься и ослабить над собой контроль, как он тут же выпадал из образа.
   Я, кстати, тут же осведомился, попросил ли мой собеседник у того кердонга документы, чтобы убедиться, что он назвал свое настоящее имя. Фирид невесело усмехнулся, непроизвольно потер поясницу и продолжил свой рассказ.
   Итак, на настоятельную просьбу дознавателя предъявить документы, господин Футц с торжествующей улыбкой вынул из-за пазухи симпатичную, по виду золотую подвеску на атласном розовом шнурке (бабья штучка, как пояснил все тот же начальник стражи), сжал ее в ладони, и тут поясницу дознавателя пронзила такая боль, что тот и на стуле усидеть не смог, и содержимое мочевого пузыря не удержал, да и вообще едва сознания не лишился. Закричать, позвать на помощь, как ни пытался, не сумел - голосовые связки будто парализовало.
   А тот самый Футц, не выпуская подвеску из рук, склонился над ним и негромко, но ясно и доходчиво изложил свои условия: дознаватель обстряпывает дело так, будто тело нашли без участия четы Футц и похоронили бы как неопознанное, при этом не должно остаться никаких официальных следов участия его и его супруги в этой истории, да и вообще присутствия их в Больших Медведях. Естественно, госпожу Футц не дергают, показания взять не пытаются и вообще 'забывают' о ее существовании. И самое странное: ему за каким-то лядом понадобилось ехать на опознание тела! Если господин Фирид согласен на его условия, Футц по окончании 'следствия' убирает тому крохотное пока что новообразование в позвоночнике, появившееся как раз в поясничном отделе, и обе стороны договора расходятся навек, довольные друг другом. Если же нет... Видимо, кердонг снова нажал какую-то кнопку на своей побрякушке (медальон, как оказалось при более близком рассмотрении), потому что дознавателя вновь скрутило приступом страшной боли. А его собеседник нагнетал обстановку, рассказывая, что так Фирид года через два-три будет чувствовать себя постоянно, когда опухоль подрастет до серьезных размеров, а после утратит подвижность ниже пояса, будет лежать колодой и гадить под себя.
   И что должен был ответить на такое бедный дознаватель? Конечно, он согласился. Согласился бы уже просто ради того, чтобы боль прекратилась. Но... Была у него и еще одна просьба, коль уж в их глубинку занесло мага-целителя: сын у него оказался слаб здоровьем, подлечить бы. Футц согласился, пообещал всех, на кого дознаватель покажет, вылечить, но только по факту выполнения им своей части договора. Так что Ренли Фирид начал действовать, благо ни о чем невыполнимом кердонг с медальоном его, по сути, и не просил.
   Отряжать кого-либо на поиски трупа не пришлось - на следующий день его выловили рыбаки из Боровичков, о чем деревенский староста тут же сигнализировал в Большие Медведи. Фирид и поехал туда в компании с Футцем, начальственной волей (целый капитан, не кот нафыркал!) оставив дома положенных по инструкции секретаря и экспертуса. Парня-возницу, приведенного лекарями в более-менее нормальное состояние, в камеру посадил, поручив заботам помощника, и, оставив последнему распоряжение раскручивать дело на несчастный случай или же управление транспортным средством, повлекшее по неосторожности смерть одного и более лиц, отбыл в Боровички. Там пришлось повозиться: деревенская лекарка, которую дознаватель решил припахать вместо экспертуса, а заодно и вместо секретаря, оказалась излишне инициативной и едва не запорола все дело, нервируя Семайна Футца вздохами на тему 'Молодая такая, жить бы да жить!' и неудобными вопросами про документы. Естественно, пришлось заткнуть ее, тайком пригрозив испортить жизнь, если будет болтать лишнее! Но это так, к слову.
   Не сказать, что Ренли Фирид имел обширный опыт работы - глубинка, все-таки, жизнь тихая и сонная, а из преступлений все больше кражи да мордобой - однако того и не требовалось, чтобы с одного взгляда на труп, во-первых, по едва заметным узорам на коже, особому строению суставов и неестественно длинным пальцам рук и ног опознать представительницу расы кердонгов, и, во-вторых, понять, что умерла она насильственной смертью - следы от пальцев на ранее бронзовой, а ныне серой коже выделялись отчетливо. Единственная травма, не укладывавшаяся в версию падения с большой высоты в быструю, но мелкую горную речушку... С другой стороны, какая теперь разница? Погибшей уж точно никакой. А отказываться от возможности вылечить ребенка и самому подправить здоровье господин Фирид не собирался, послав к демонам и должностную инструкцию, и долг дознавателя. Сильно бы они помогли зимой, когда его единственный сын свалился бы с воспалением легких?! В том-то году мальчик едва выкарабкался, и то пришлось в Тарлонг везти - свои целители не вытащили бы. И четыре подряд затяжные простуды в этом году свидетельствовали о том, что повтор не за горами! О возможной опухоли в позвоночнике Ренли тогда старался не думать, упорно гнал от себя саму мысль о том, однако она с тем же упорством возвращалась, тенью нависая над ним и понемногу отравляя все его существование.
   Сам же кердонг... Погибшую он, конечно, не опознал - буркнул что-то, мол, да, это она с телеги упала, имени-фамилии не знаю и вообще второй раз в жизни вижу. Однако, наблюдая за ним при процедуре опознания тела, дознаватель мог с уверенностью сказать: свидетель лжет. Он мало того, что прекрасно знает погибшую, так еще и очень рад ее смерти. Последнее умозаключение поневоле влечет за собой предположение о том, что Семайн Футц и поспособствовал отбытию неизвестной в мир иной, и его нынешние действия в виде агрессивного склонения к сотрудничеству дознавателя и зачистке следов вполне укладываются в эту версию. А то, что самолично хотел убедиться, что выловленный труп принадлежит именно его знакомой (будем пока что так ее называть), а заодно, видимо, и в том, что она точно мертва, что не встанет и не продолжит портить ему жизнь, так это дело уже почти житейское. Но господин Фирид уже дал обещание не вести расследование в отношении кердонга, так что мысли свои оставил при себе.
   - Он выполнил свою часть сделки? - поинтересовался я.
   Как оказалось, выполнил, ведь я вижу перед собой живого, здорового и сделавшего отличную карьеру господина Фирида, а его сын, с тех пор ни разу не болевший ничем, серьезней легкой простуды, в следующем году заканчивает тарлонгский университет. А Вы, господин хороший, разве этого сами не поняли? И нет, у меня и мыслей не было после того случая обследоваться у кого-либо. Зачем? Все же нормально. И, сами понимаете, к своим с таким вопросом не пойдешь, дабы не вызвать ненужных вопросов и желания покопаться в истории с неопознанной покойницей. А к чужим... мы, господин хороший, люди занятые, некогда нам по империи раскатывать да чужих лекарей-целителей от дел отвлекать!
   М-да, и не возразишь особо... Просто проскочила у меня шальная мысль о том, что Фирид, будучи дознавателем, захотел проверить диагноз, поставленный загадочным кердонгом, и что у меня появится возможность оценить, насколько простираются возможности загадочного господина Футца. Ведь, насколько я, выпускник магунивера, могу судить, создать оппоненту болевой шок в качестве аргумента в споре гораздо проще, чем реально вылечить, особенно серьезные болезни. Так вот, столь серьезное целительство как лечение новообразований, да еще и в столь деликатной области, как позвоночник, и без нежелательных для пациента стойких побочных явлений вроде защемления нервов, далеко не каждому магу жизни по зубам. Увы, тут все пока что на уровне предположений.
   Впрочем, предположения предположениями, а допрос допросом.
   - Вот есть у меня ощущение, господин Фирид, что Футц на самом деле никакой не Футц. Думаю, у Вас тоже.
   Мужчина, поморщившись, кивнул:
   - Ну, дык, логично. От дурной привычки требовать у него документы, удостоверяющие личность, этот гражданин меня быстро отучил, стало быть, причина на то была, - и, выругавшись себе под нос, невольно потер поясницу.
   Воспоминания, видать, одолели.
   - Но Вы ведь провели рядом с ним не один час, - вкрадчиво продолжил я, жестом подзывая летучего мыша поближе, а то 'клиент' что-то слишком успокоился. - А тот парень вряд ли прошел спецкурс подготовки разведчика-диверсанта в тылу потенциального противника, так что наверняка хоть на чем-то, да прокололся. Может, не имя, но хоть что-нибудь? Кличка, прозвище, особые приметы, специальные познания... Не верю, что маска Футца ни разу не дала трещину! И что Вы это не заметили!
   Лорд Дерлисса поддержал меня пронзительным писком, от которого у всех присутствующих заныли зубы, а с ближайших деревьев с криками взлетели немногочисленные птицы.
   - И потом, неужели Вы оказались столь нелюбопытны, что после отъезда 'Футца' даже не расспросили лекарей, занимавшихся его супругой? Вдруг бы они поведали что-нибудь интересное?
   Если сейчас он скажет, что не было такого, мне придется снова засылать вампира в поселок - одного очевидца отнести, другого, из лекарей, принести... Ох, о счете за услуги 'клыкастой службы доставки' даже думать не хочется! Где ж я ему столько антиквариата-то найду?!
   Фирид попытался развести меня на незапланированные траты, мол, Вы, господин хороший, конечно, можете меня хоть сейчас зверушке своей скормить, да только эту тайну я унесу с собой в могилу. А вот если ручку позолотите, то расскажу кое-что интересное. Нет, настоящее имя Футца не назову, конечно, но зацепку дам, да...
   - Всего лишь зацепку? - фыркнул я пренебрежительно.
   - Так я и прошу немного, - не растерялся начальник поселковой стражи. - Всего-то пятьдесят золотых! Для Вас это даже не деньги, а так, пыль...
   Вот тут он ошибался. Далеко не все аристократы богаты, для многих пятьдесят золотых - внушительная сумма. Для меня в моем нынешнем положении - тоже, так как таких денег у меня сейчас просто нет. Зато есть лорд Дерлисса...
   - Ну, уважаемый, это Вы загнули... Я ведь запросто могу наведаться в Большие Медведи, найти индивидов, помнящих ту историю, и расспросить их, просто это займет больше времени. А я, признаться, тороплюсь, потому, собственно, и не стал ждать до утра, чтобы пообщаться с Вами. Но, раз уж Вы не оставляете мне выбора, придется здесь задержаться.
   Я само дружелюбие, даже улыбаюсь ласково. А уж как улыбается вампирюга... Нет, особого аппетита Фирид у него не вызывает, он же мужчина, к тому же пожилой, не очень здоровый и, похоже, спиртным не брезгует, а не фигуристая красотка лет двадцати пяти. Но, за неимением лучшего, для позднего ужина сгодиться и начальник стражи.
   - Впрочем, Вас, господин Фирид, это волновать уже не будет. Вас тогда вообще ничего уже волновать не будет. Говорю ж, у меня зверушка не кормлена!
   Эх... То ли я не смог удержать первое впечатление от собственной персоны на должном уровне, то ли летучий мышь выглядел недостаточно грозно (умильность там, несмотря на размеры и клыки, присутствует в достаточном количестве), но этот жук начальственный еще и торговаться со мной попытался! Ну, никакого уважения к похитителям и тысячелетним вампирам! Куда мир катится?!
   Выторговал, кстати, три золотых и доставку до дома. Немного, так как я торговаться тоже умею, что и неудивительно для внука пресветлого Изялиниэля Мерисского. С другой стороны, я так и намеревался компенсировать ему беспокойство. Господин Фирид был не то чтобы доволен, однако с паршивой овцы хоть шерсти клок, все не бесплатно туда-сюда слетал. И пусть радуется, что лорд Дерлисса ничего ему не отгрыз! Вампиры, конечно, не съедают свою жертву ни целиком, ни частично, но могут сделать и исключение - разумеется, в чисто воспитательных целях.
   Но последняя часть рассказа его, известная ему со слов сестры милосердия, случайно подслушавшей разговор господина Футца с едва пришедшей в себя супругой, стоила, на мой взгляд, и десятка золотых (которого у меня, увы, уже не было), и небольшой жертвы богу удачи (если не забуду).
   Итак, молоденькая трегни, закончив все назначенные лекарем процедуры, вышла из палаты, оставив супругов Футц наедине, однако, едва закрыв дверь, вспомнила, что забыла в палате флакон из-под какого-то подотчетного зелья, поколебалась минуту, не желая мешать общению супругов, однако нежелание получить нагоняй от начальства оказалось сильнее, так что сестричка решила-таки потихоньку вернуться в палату. Зелье-то вводилось внутривенно, и флакон остался на столике рядом с дверью, его забрать - только руку протянуть. Супруги и не заметят, если сделать все тихонечко. Да и какое там в состоянии госпожи Футц общение, раз ей лекарь шевельнуться лишний раз не разрешает, да и сил у нее, что кот наплакал?! Она и спит-то почти все время, больше десяти-пятнадцати минут не бодрствует! Так что все супружеское общение у четы Футц сейчас сводится к коротким разговорам, держанию за ручку и, в лучшем случае, осторожным поцелуям. А в том, что милый очаровательный Семайн (да, сестричке он понравился, что уж там) не станет пренебрегать рекомендациями лекаря и не позволит себе что-то большее, трегни была уверена: видела, что жену он любит ('Эх, жа-а-алко!' - вздыхала потом сестричка), относится к ней бережно, и не сделает ничего, что могло бы повредить ей. Короче, успокоив свою совесть, трегни осторожно приоткрыла дверь и, пока тянулась за злополучным флакончиком, услышала часть разговора супругов. Странный, надо сказать, разговор у них вышел...
   - ...Мирмила Вайенери, - тихо сказал кердонг, склонившись над безвольной рукой любимой. - А сейчас Футц. Это ты.
   Что ответила госпожа Футц, трегни не разобрала. Да она и не прислушивалась особо, ибо все внимание сестры милосердия в тот момент было направлено на то, чтобы не уронить тот храргов флакончик, как назло начавший выскальзывать из пальцев. И вовсе ей было не любопытно, о чем там заезжие говорят! Честно-честно!
   Зато сам господин Футц жену слышал прекрасно. И ее слова ему явно не понравились - кердонг в первый момент весь как-то сник, будто из него выдавили весь воздух, однако после распрямился и гордо вскинул голову.
   - Пришлось, - негромко, но твердо сказал он. - У меня не было другого выхода. Иначе мы бы сейчас с тобой не разговаривали. Мила... Сама понимаешь.
   Еще один то ли вздох, то ли всхлип, то ли шепот в ответ.
   - Зато смотри, что теперь у меня есть, - Семайн поднял руки, снял что-то с шеи и протянул жене. - Один из ТЕХ САМЫХ!
   Девичьи глаза углядели лишь розовую ленту, так что терзаемая любопытством сестричка, рискуя свернуть шею, попыталась открыть дверь пошире, дабы увеличить себе площадь обзора. Однако последняя предательски скрипнула, и трегни поспешила оказаться как можно дальше от палаты, в которой содержалась госпожа Футц, так что дальнейший разговор пациентки с мужем остался вне ее внимания.
   Я задумчиво тер подбородок. Такие вот дела.
   - Какова расовая принадлежность госпожи Футц? - спросил я начальника поселковой стражи под конец разговора.
   Ответ я предполагал и так. И Фирид не разочаровал меня:
   - Оборотница, - сплюнул он. - Темное порождение! Сам видел ее лишь раз и издали, но таких сразу узнаешь. Еще подумал про странный выбор для кердонга... Впрочем, не буду врать, милашка. Для оборотня, конечно.
   - В каком состоянии она уезжала из Больших Медведей? - спросил я.
   - Вроде бы в нормальном, - на миг задумался бывший дознаватель. - Ну, или в более-менее сносном. Своими ногами в двуколку села. Повезло ей с мужем-целителем. Сама не выжила бы - так, по крайней мере, наши лекари говорили... Так как, господин неизвестный, есть у Вас еще ко мне вопросы? А то домой пора, а то мне завтра на службу вставать рано, а я еще толком не ужинал. И про награду за сведения уж не забудьте, уважьте старика.
   Я царственным взмахом руки отпустил свидетеля и, не глядя, швырнул в его сторону деньги. Мог бы передать из рук в руки, как должно. Однако, образ, Храрга пинком через коромысло...
   Лорд Дерлисса улетел обратно в поселок, прихватив с собой не иначе как богами посланного информатора, а я остался на кладбище - баулы вампирские караулить, да рассуждения об услышанном вести. Ну, еще мерзнуть и жалеть, что нельзя развести костер - велик риск того, что огонь на кладбище деревенские заметят, и придется мне во избежание необходимости рассказывать, что я делаю один ночью на кладбище с туго набитыми антикварными предметами обихода сумками (ладно хоть лопаты или же ритуального круга нет, иначе был бы полный комплект доказательств незаконной деятельности налицо!), улепетывать быстро и далеко. Эх... Хоть и лето еще не кончилось, а дыхание приближающейся осени в темное время суток уже чувствуется. Особенно возле могил и холодных сырых склепов. В темноте, разгоняемой лишь светом звезд, благо небо безоблачное, и одиночестве. Брр! С другой стороны, в тишине и в одиночестве отлично думается, так что самое время начать.
   Итак, попытаемся, пусть и с изрядной долей допущений и предположений, восстановить картину событий. Вот сталкиваются на узкой горной дороге телега, в которой едет Айрэ'Крис, и двуколка с супругами... предположим, что фамилия Вайенери, подслушанная сестрой милосердия, их общая. Итак, встреча эта состоялась, и, как минимум, для одной из сторон явилась неожиданностью... Впрочем, очень может быть, что и для всех участвующих в деле сторон - просто случай, судьба, совпадение. Поистине роковое.
   Так или иначе, в тот день, шестнадцать лет назад, на горной дороге встретились старые знакомые, и им явно было, что делить.
   Некая Мирмила Вайенери из ревности попыталась убить старую знакомую своего мужа. Подозреваю, ранее отношения моей тещи и лже-Футца (буду пока что называть его так, чтобы не путаться) вышли за рамки 'просто знакомая' и 'старый друг', эти двое наверняка были любовниками, ну, или просто дружили столь близко, что позволили предположить такое окружающим. Дружили, ага! Организмами! Думаю, Й'егрес как раз таки является результатом того общения. И Мирмила о том прекрасно знала. А еще знала, что Айрэ'Крис ее благоверный любил и до сих пор любит, а ее только терпит из жалости, корысти, страха, а то и из-за всего сразу. Унизительно, храргово унизительно! Особенно от того, кого сия особа, по словам лорда Дерлиссы, считала своей собственностью. Любила ли? Кто ж теперь разберет? Наверное, все же любила, пускай и по-своему, иначе прибила бы вместе с его бывшей пассией.
   Каким образом? Уж точно не своими руками. Надо думать, источником ее силы являлся тот самый медальон на розовом шнурке, магический артефакт, который, по словам самого лже-Футца, 'из тех самых'. Что же он подразумевал под этими словами? И, главное, Айрэ'Крис сразу поняла, о чем речь! По крайней мере, мне так кажется, да и в выстроенную мной версию событий укладывается.
   Версия, да... Итак, образование на территории империи секты поклонников богини жизни, в число которых входили, преимущественно, кердонги - факт, не требующий доказательств, его в свое время Тайная стража доказала. Секту запретили, членов ее частично осудили, частично казнили, частично разогнали. Однако на этом информация о ней в общедоступных источниках заканчивается, остальное надежно скрывает гриф 'Секретно', так что дальше пойдут уже мои умозаключения.
   Сектанты, сами не имея магического дара, точно владели магией жизни... нет, вернее, частицей божественной силы, личным благословлением Иннерлии или еще чем-то подобным. Не знаю, каким образом сектантам удалось привязать что-либо из перечисленного к материальным носителям, артефактам-медальонам, один из которых довелось увидеть Ренли Фириду, но подозреваю, что обманом или шантажом. Если вспомнить, что Иннерлия отнюдь не гордиться произошедшим, изо всех сил замалчивает тот случай, да и вообще делает вид, будто ничего подобного не было (Лера с моей подачи неоднократно заводила с патронессой этот разговор, и итог каждый раз оказывался один и тот же), эта версия имеет полное право на существование. Стыдно, видать, богине-то...
   Медальоны создали в ограниченном количестве и, естественно, распределили между высокопоставленными членами секты - ну, как можно допустить, чтобы такое сокровище в народ пошло?! Была ли Мирмила Вайенери одной из сектантских шишек? Возможно. Но, учитывая молодой возраст на момент смерти, более вероятно, что она была членом семьи одного из них, дочерью, например, или внучкой. Такой вот любимой, обожаемой и избалованной донельзя, ни разу в жизни не знавшей отказа. Хочет девочка осененную милостью богини побрякушку? Пожалуйста! Разве можно отказать любимой дочке-внучке-племяшке (нужное подчеркнуть)?! Да папа-дедушка-дядюшка скорей руку себе отгрызет! Ну, или подчиненным лишний раз разнос устроит и вступительный взнос в секту повысит. А ведь одним только медальончиком дело точно не ограничилось. Увы...
   Итог - тем, кто не угодил Милочке-Мирмилочке, лучше завернуться в простыню и быстренько ползти на кладбище, тем самым облегчая свою участь.
   А однажды избалованная деточка ткнула пальчиком в нашего лже-Футца, в то время рядового члена секты, и заявила: 'Хочу!'. Но тут с исполнением желания промашка вышла - парень на чувства Мирмилы не ответил. Более того, посмел закрутить роман с какой-то оборотницей! Причем серьезно, с последствиями в виде попыток то ли затянуть ее в секту, то ли самому вырваться оттуда. И как тут за артефакт не схватиться? Видимо, тогда у Айрэ'Крис и начались проблемы со здоровьем - медальончики с божественной силой могут как исцелять, так и основательно подрывать здоровье и даже убивать. Кстати, еще один аргумент в пользу того, что сектантам удалось развести Иннерлию на частицу божественной мощи!
   А дальше лже-Футцу был поставлен ультиматум: или женись на мне, милый, со всеми вытекающими - любовь до гроба и супружеская верность, или оборотнице твоей не жить. Парень сделал все, чтобы спасти любимую. Или, может, пошел по пути наименьшего сопротивления. Но, так или иначе, с Айрэ они расстались. Может, поначалу расставание было фиктивным, но скоро превратилось в реальное, потому как никаких признаков наличия в жизни тещеньки тайного любовника после возвращения под крышу отчего дома ни усмотрели ни я, ни подружки Айрэ, ни сами Тар-Граорры. За исключением рождения Й'егрес, конечно, но оно, повторюсь, имело место в первые два года возвращения тещи в отчий дом.
   Лже-Футц женился на Мирмиле, которая, видимо, так круто взялась за последнего, что ни оставила муженьку ни пути к отступлению, ни возможности потрепыхаться. Думаю, Милочка подстраховалась и раздобыла кровь или волосы Айрэ'Крис, чтобы иметь возможность воздействовать на нее на расстоянии. Залог верности супруга, так сказать. М-да... Жаль его, конечно, попал, как кур в ощип. Был ли у него шанс вырваться из той ловушки, не потеряв при этом любимую? Ну, инсценировать свою смерть, предварительно разжившись новыми документами, или же овдоветь в результате несчастного случая. Впрочем, лже-Футц прожил в браке с Мирмилой восемь лет, если не больше, и я не поверю, что ему за это время ни разу не приходили в голову подобные мысли. Наверняка приходили. Другое дело, что воплотить их в жизнь он то ли не решался, то ли даже не попытался, возможно, по указанной выше причине. А вот почему он не попытался выкрасть или уничтожить 'залог' либо сам медальон? Хороший вопрос! Вдруг просто кердонг недалекого ума оказался и просто не подумал о том? Или была другая причина? Кто ж теперь знает?..
   Но, так или иначе, шанс избавиться от нелюбимой, а со временем наверняка еще и ставшей ненавистной супруги лже-Футцу представился только шестнадцать лет назад на узкой горной дороге. Тогда Мирмила, видимо, случайно узнала - непосредственно или же опосредовано - от Ларни Бирт, что у ее благоверного есть ребенок на стороне, от той самой оборотницы, и помчалась выяснять отношения с соперницей. Зачем? Неужели на нее нашло помрачнение рассудка, и она начала ревновать к прошлому? Или же дело в другом: детей в браке с лже-Футцом у них не получилось, так вдруг Мирмила, узнав о наличии у мужа ребенка на стороне, попыталась сначала отобрать дочь у Айрэ'Крис, что называется, 'по-хорошему', а после, получив отказ, попыталась решить проблему радикально. Хм, не сходится! Имея частичку силы богини жизни да не излечиться от бесплодия? Или в определенных случаях даже боги бессильны? Это я к тому, что мне сейчас невольно вспомнились Гритраг-старший с аллергией, Ари Тар-Граорр, что по воле Шарканти никак не могла согреться, и Рози Амейре, снять родовое проклятие с которой не смогли ни все наргонтские целители, ни воззвавшие к богам жрецы - эти так и будут доживать свой век в таком состоянии. И вот последнюю, мою неофициальную мачеху, мне искренне жаль. Надеюсь лишь, что дальше нее проклятие не пойдет, ведь жрецы установили, что проклятие то вроде бы передается по женской линии, а у нее сын, мой сводный брат...
   Не сходится тут, кстати, еще один момент: почему тещенька, зная о притязаниях четы Вайенери на Й'егрес, подалась в бега одна, а не с дочерью? Не могла она не подумать о том, что у Тар-Граорров ее ребенка будут искать в первую очередь! Значит, была уверена, что Й'егрес ничто не угрожает? То есть, была угроза только жизни Айрэ'Крис? Что, мне снова надо выстраивать новую рабочую версию?.. Хотя, если допустить, что кердонг, сопровождавший тещу у касс в порту Тарлонга, и лже-Футц - одно и то же лицо, выходит, общение эти двое по какой-то причине возобновили, и Мирмила о том узнала. Ну, в этом случае понятно ее желание окончательно избавиться от соперницы, вспыхнувшее по прошествии стольких лет! Хм... Тогда получается, что радиус действия артефактов с силой Иннерлии ограничен расстоянием? Или же госпожа Вайенери воспылала столь сильным гневом, что захотела видеть смерть Айрэ'Крис? Вопросы, вопросы... И мне придется искать ответы на них, чтобы иметь полную картину произошедшего! Тяжела ты, доля сыщицкая...
   Возвращаясь к теме! Как бы то ни было, а жизнь столкнула всех участников этой драмы, включая беднягу Машоу, на дороге между Боровичками и Большими Медведями, и там драма превратилась в трагедию. Мирмила, пытаясь добить итак уже полуживую соперницу, сосредоточилась на своем артефакте и на миг выпустила из поля зрения мужа - думаю, увидев Айрэ'Крис, она забыла обо всем на свете, или же просто настолько привыкла к покорности своего благоверного, что не ждала от него подлянки. 'Считала своей собственностью...' - мне вновь вспомнились слова лорда Дерлиссы. Ну да, считать-то считала, однако сама уничтожила единственный рычаг воздействия на лже-Футца. Когда у тебя на глазах умирает близкий и любимый индивид, поневоле взбесишься, а уж почувствовав, как порвался поводок, на котором тебя держали несколько лет, и вовсе пойдешь вразнос. Так случилось и с лже-Футцом. Он сполна воспользовался выпавшим ему шансом - и любимую спас, и сам освободился. Да еще и поквитался за годы страха и унижений - не просто в пропасть швырнул, а задушил руками. Медленно, наверное, душил, глядя в глаза и высказывая все, что накипело. И я даже осудить его за то не могу!
   Вот так смерть одного индивида освободила двух других. Увы, свобода вышла относительная, ибо влиятельный родственник Мирмилы на тот момент был жив, здоров, и наверняка в отместку за гибель своей любимицы спустил бы с обоих шкуру самым жестоким и извращенным образом. Так что лже-Футцу пришлось бы до конца жизни скрываться. И тот, чтобы выиграть время, выдает Айрэ'Крис за свою жену, благо оборотница в таком состоянии, что в первое время ни у кого не хватит наглости удостоверять ее личность или же расспрашивать ее о чем-то, да и ни один нормальный лекарь никого к ней не подпустит из страха потерять пациентку.
   Сама же Айрэ'Крис поначалу вряд ли могла возражать бывшему (бывшему ли?) любовнику, а уж потом, когда он доходчиво объяснил ей ситуацию, было поздно. Уж не знаю, насколько добровольно она согласилась в дальнейшем играть роль Мирмилы Вайенери, но деваться ей на тот момент было некуда. А после... Подозреваю, начни я искать следы парочки, наверняка найду лишь упоминание об их безвременной кончине, причем при таких обстоятельствах, что даже тел не осталось или же не нашлось - о гибели при пожаре или кораблекрушении, например. Вероятность кораблекрушения, кстати, выше, так как можно не озадачиваться наличием на месте предполагаемой гибели подходящих останков, мол, рыбы съели. Рыбы они такие, всеядные...
   В итоге раскручивания этой логической цепочки можно с высокой долей вероятности сделать вывод о том, что теща моя жива. По крайней мере, была таковой на момент отъезда из Больших Медведей... Правда, теперь она живет под другим именем. И как мне искать ее теперь? Нет, на след супругов Вайенери я, конечно, постараюсь выйти и окружение их порасспрашиваю, конечно...
   Кстати! Медальончик-то лже-Футц прикарманил! Тут уж надо быть полным идиотом, чтобы благоверную вместе с ним в пропасть кидать! Как следует из показаний Фирида и безымянной сестры милосердия, он умел им пользоваться. Правда, неясно, почему он не исцелил Айрэ'Крис на месте, а повез ее в ближайшую лекарню... Неужели наш 'лже-' настолько продуманный, что ради правдоподобия рискнул жизнью любимой женщины? А все еще любимой ли? За восемь лет-то много воды утекло... Ох, занесло меня куда-то не туда! Ау, Ярос! Тебе надо думать, как тещу дальше искать, а не давать оценку моральному облику ее бывшего любовника! Так что сосредоточься и четко сформулируй те мысли, что крутятся, не давая ухватить себя за хвост, у тебя в голове! Одна из них как раз с умением пользоваться артефактом связана!
   Итак, факт: на следующий день кердонг насылает на Фирида такой болевой шок, что последний узлом завязывается, а после исцеляет его же и поправляет здоровье сыну дознавателя. Предположение, конечно... Но примем умение обращаться с артефактом за аксиому.
   Вполне возможно, лже-Футц планировал рано или поздно завладеть медальоном Мирмилы. Так что он должен был хоть окольными путями, но искать сведения о том, как управлять им, для чего он вполне мог обратиться к кому-то из товарищей по секте, поискать знаний в библиотеках, магуниверах, обратиться в храмы или же, если смелости хватит, к самой Иннерлии. А подобная деятельность, в любом случае, оставит следы, наработанные связи. Это я к тому, что в нелегком деле выдавания одного индивида за другого лже-Футцу наверняка понадобилась бы помощь, и он вполне мог поднять прежние связи. Неосторожное слово здесь, случайная обмолвка там - так и собирается важная для расследования информация. Так что мне надо выяснить, где до поездки в Большие Медведи жила чета Вайенери, и копать уже там. Ниточка, конечно, хлипковата, есть вероятность, что никуда она не приведет, но хоть что-то. Эх, раздобыть бы хотя бы примерный список членов секты! Но это снова к вопросу о переговорах и, возможно, новом витке сотрудничества с Тайной стражей. Вот интересно, устроит ли их в качестве платы за доступ к секретным архивам след одного из медальонов? И да, родственников Мирмилы тоже надо бы поискать...
   Еще при таком раскладе мне непонятно, почему Айрэ'Крис, если она жива, не попыталась забрать дочь или хотя бы дать ей о себе знать? Не думаю, что у нее совсем не было такой возможности. Даже если она живет под другим именем, и официально Й'егрес ей теперь никто, можно было что-то придумать! В учителя или в гувернантки к строптивому дитятку наняться, выписать ее к себе под благовидным предлогом (Тар-Граорры точно были бы не против избавится от проблемного отпрыска), да хотя бы письмо ей написать, если лже-Футц по какой-то причине воспротивился ее воссоединению с дочерью! Хм... Может, и были попытки? Только Лера-Й'егрес по молодости, глупости и отсутствию жизненного опыта и не поняла ничего? Ох, Храрг побери! Надо заново проверять окружение дочери Айрэ'Крис на предмет семейной пары оборотница-кердонг или же одинокой оборотницы, особо тепло относившихся к ней. По сути, начинай, Яр, расследование заново! М-да...
   Летучий мышь спикировал на меня молниеносно и бесшумно, взгромоздился на плечи, отчего я, не удержавшись на ногах - в размышлениях я не сидел на месте, а по старой привычке, укоренившейся еще с интернатских времен, расхаживал из стороны в сторону вдоль кладбищенской ограды - повалился на землю, больно приложившись лбом.
   - Какого Храрга?! - вскипел я, инстинктивно откатываясь в сторону и прикрывая рукой шею.
   Лорд Дерлисса перекувыркнулся в воздухе и приземлился уже в своем истинном обличье с ленивой грацией прирожденного хищника, оскалился в очаровательной улыбке, от которой меня едва не передернуло, и, единым, незаметным глазу смертного движением скользнув ко мне, сунул мне под нос какую-то маленькую черно-серебристую штуку, зажатую между большим и указательным пальцем.
   - Паук-могильщик, - пояснил вампир в ответ на мой недоумевающий взгляд. - На голову тебе спустился и почти за шиворот пробрался. Сказать, каковы для вас, смертных, последствия его укуса, или сам догадаешься?
   Глядя на мерзкое насекомое, беспомощно сучившее обилием длинных тонких ног, я снова поежился. Ядовитый паучок-то! Если в течение двух часов после его укуса не ввести в кровь зелье-антидот, наступает смерть. И, самое поганое, что сия тварь при укусе вместе с ядом впрыскивает жертве какое-то вещество, отчего чувствительность в месте укуса пропадает, так что ни боли, ни зуда - вообще ничего! - пока не становится слишком поздно. В моем случае так бы и случилось, учитывая, что нам предстоит долгий перелет. М-да... А еще такие паучки являются хоть и живыми, но магически и некротически перерожденными и встречаются очень редко, как правило, на пораженных энергией некроса кладбищах. Признаки таковых я знаю, как свои пять пальцев, так вот кладбище деревни Боровички не обладает ни одним из них. Так откуда тут могильщик? Это что, мне персонально так повезло?!
   - По лицу вижу, что догадался, - вампир улыбался уже откровенно плотоядно, давя паука прямо перед моим лицом. - И, спорим на что хочешь, ты не заметил бы его. Вы, живые, вообще к подобным... созданиям... не чувствительны. Оно и верно, где уж вам!
   - Действительно, где уж нам энергию некроса чуять, - не смолчал я. - Ить не родная же!
   Вампир фыркнул, стряхнул паучьи останки и отправился к своим баулам.
   - Знаешь, княжич, - задумчиво произнес он, окидывая ревнивым взглядом свое имущество. - Я с тобой всего несколько дней путешествую, но уже с уверенностью могу сказать, что смерть за тобой по пятам идет. Того и гляди, догонит. Потому что концентрация потенциально смертельных ситуаций за эти несколько дней зашкаливает!
   Я только плечами пожал. А что тут скажешь?
   - Ну как, мне снова в Большие Медведи лететь? - осведомился вампир, убедившись в сохранности ценного груза. - За лекарем или за сестричкой той? Будешь еще свидетелей допрашивать?
   Секунду подумав, я отрицательно покачал головой. У меня нет оснований не верить словам Фирида, да и картина произошедшего более-менее сложилась. А сейчас пора возвращаться в третий заградительный. Пора домой, где меня ждет второе расследование - наверняка Аделаида уже завершила свои экспертизы, да и Кейн с Арзом тоже имеют мне кое-то сказать (о, дедова фразочка на язык сама собой скакнула!). И, боюсь, новые проблемы. Когда их не было-то?
   'Клыкастая служба доставки' возражать не стала, вновь перекинулась в летучего мыша и принялась по-своему перекладывать баулы. Вот барахольщик! А еще высший вампир, элита среди нежити! Но ладно, стебаться будем, когда на место прилетим. Кстати, вдруг Лера снова с порталом поспособствует?..
  
   14 августа
  
   Ярос Иолатэ,
   незадолго до...
  
   Добрались мы быстро, несмотря на то, что летели, считай, с другого конца империи, правда, заслуги моей или 'клыкастой службы доставки' в том нет - Лера соблаговолила-таки открыть портал от Боровичковского кладбища и до окрестностей Гатона, так что лететь пришлось недолго. Н-да, чуть больше часа плавного неторопливого полета, который, к тому же, прошел на редкость удачно, чему я был несказанно рад. Ни капризов погоды, ни летающих порождений некроса, ни срабатывания охранных контуров, даже никто из пернатых на голову нагадить не попытался - тишь да гладь, легкий ветерок, солнышко светит, облачка пушистые над головой, черные крылья со свистом рассекают воздух да баулы вампира где-то внизу шуршат. Красота! Уверен, впереди точно притаилась какая-то подлянка - весь мой жизненный опыт о том твердит, но почему бы не порадоваться жизни хоть чуточку? Я и порадовался. Правда, после того узнал, что летучие мыши тоже умеют ругаться матом...
   Сначала я просто наслаждался полетом, подставив лицо солнцу. Потом, не утерпев до прибытия в полк, мысленно подключился к сознанию своего фамилиара, чтобы узнать последние новости. Мысленно взял пушистого негодяя на руки, почесал за ушком, пообещал, что скоро приеду и угощу вкусненьким. Кот мне обрадовался, на этот раз вполне искренне - соскучился. Мыслеобразами дал понять, что все хорошо: больше в мое отсутствие ничего из ряда вон выходящего в полку не произошло, все при деле - дознаватели копают, опрашивают свидетелей, Аделаида корпит над экспертизами, Кейн потихоньку трясет подчиненных на предмет 'Кто про рыженькую из магов чего видел-слышал-знает?' и 'Какая гнида за выходами из пещер не усмотрела?', Арз вернулся из экспедиции в некрополь и пока что отсыпается, восстанавливая силы и нервы, а Фыр курсирует между ними, осуществляя по мере сил разведывательно-диверсионную деятельность, напрашиваясь на ласку и набивая пузо. Хорошо быть котом, да... Особенно если время от времени вынужден подглядывать, подслушивать или создавать другим индивидам временные сложности (или, если на общеимперском, пакостить по-мелкому). Но, побывав им на, что называется, постоянной основе, я придерживаюсь иного мнения - хорошо иметь фамилиара-кота. Пробегав месяц в пушистой шкурке, я научился ценить жизнь еще сильнее, чем до того, причем именно жизнь разумного индивида со всеми ее радостями, неприятностями, нервотрепкой и прочим. Так что пусть Фыр остается Фыром, а я - самим собой, подселяясь в тело кота по мере необходимости.
   Кстати, из череды хаотично возникающих и погружающихся во тьму кошачьей памяти картинок я выцепил одну весьма и весьма забавную: дознаватель Рамодор, стоило Фыру, свободно перемещающемуся по территории третьего заградительного, оказаться в поле его зрения, тут же начинал нервно коситься на котика и всеми силами старался держаться от него подальше, что советовал и своим коллегам. А на закономерный вопрос: 'Почему?' бурчал, потирая то затылок, то основание шеи, что-то о личном печальном опыте, неприятных воспоминаниях и о том, что не нравится ему этот кошак. Помнит... Вот и на меня воспоминания накатили о том, как я пять лет назад от него внучку Мелиссы спасал, параллельно, притворившись демоническим котом Згбруном и разогнав к демонам городской праздник. Да, за то происшествие могу с полным правом гордиться собой! Веселое время было...
   И еще я обратил внимание, что храгына-секретарь, приехавшая вместе с дознавателями, не находится подле них постоянно, а свободно разгуливает по территории полка, разговаривает с местными, осматривается, пару раз наведывалась в лабораторию к Аделаиде, причем не по делу, а просто поболтать, с магами точно перезнакомилась. А вот работает без особого энтузиазма. Дознаватели, большей частью, сами свои протоколы пишут! Возмущаются, конечно, но не громко, себе под нос, но секретарше свои претензии, вполне обоснованные, не высказывают и молча берутся за перья. Нет, вроде бы ничего предосудительного храгына не делает, а поведение ее пока что позволяет лишь сделать вывод о наличии серьезной протекции в органах дознания или же о большом (и опрометчивом, что уж там) желании выйти замуж за военного. Но меня оно настораживает! Ведь военнослужащие и на территории империи водятся, да и глупо, на мой взгляд, женщине с протекцией ехать в Проклятые земли, чтобы практически ничего не делать. Вот кожей чувствую, что-то тут нечисто! Надо бы донести до Кейна мои подозрения, если он сам еще не озадачился тем, что по режимному объекту посторонние безнадзорно шастают, пусть отрядит кого-нибудь понаблюдать за этой особой денек-другой... хотя, чувствую, меня и отрядит - в качестве общественной нагрузки. Ладно, разберемся. Думаю, это тот случай, когда лучше перестраховаться.
   Общаясь с Фыром, я невольно задремал на спине у лорда Дерлиссы на минуту-другую, начал заваливаться набок, инстинктивно ухватился за складку на шее летучего мыша, отчего последний, издав пронзительный визг, от которого я, кстати, и проснулся, заложил крутой вираж, а после, вернувшись на правильный курс, разразился писклявой бранью в мой адрес. Ну, во-первых, в ходе сего маневра драгоценные баулы стукнулись и наплющились друг на друга, и Храрг теперь знает, не побилось ли та чего, и, во-вторых, он, высший вампир (!), разменявший вторую тысячу лет, банально... испугался! Не ждал он от меня такого! И от неожиданности развизжался, как самая простая летучая мышь! Неслыханно! Просто неслыханно! Конечно, вторую причину столь эмоциональной реакции на мою оплошность лорд Дерлисса не озвучил, однако она, благодаря все той же реакции, того и не требовала - просто повисла в воздухе догадка. А я, кстати, еще и подхихикивать начал не к месту - на нервной почве, не подумайте чего. Только вампир почему-то принял это на свой счет. Кажется, обиделся.
   Впрочем, ругался он недолго, потому как именно этот финт в воздухе позволил ему заметить столп дыма, поднимающийся вдалеке (я тот дым, как ни пытался, увидеть так и не смог, но у меня и зрение не настолько острое).
   - Что за?!.. - летучий мышь мгновенно забыл о сплетении словесных конструкций в такие кружева, что заслушаться можно. - Это ж в той стороне, где мой дом! Княжич, я тебя где-нибудь здесь ссажу, до полка недалеко, а до тропы, что жрец ваш протоптал, еще ближе.
   И прежде, чем я успел возразить, вампир быстро и мягко - не приведи демоны, драгоценному багажу будет причинен еще больший вред! - опустился на вершину скалы, торчавшей среди мертвой степи, как... хм, как бы приличное сравнение-то подобрать... Короче, эдакая шишка на ровном месте. Их таких три штуки в окрестностях базы третьего заградительного наберется.
   К счастью, лорду Дерлиссе хватило совести ссадить меня на самой ближней к базе. Увы, ровно на это и хватило, Храрг побери! Потому что с шеи летучего мыша мне пришлось не слезать, а прыгать, да еще и на небольшую площадку почти на самой вершине скалы, так как вампир не хотел попусту время тратить (вдруг там обжитые им руины горят!) и баулами своими драгоценными рисковать (вдруг второпях об землю ударятся!). Ну, прыгнул-то я удачно, не преминув сообщить 'клыкастой службе доставки', что следующая партия антиквариата и прочих безделушек для него уменьшится наполовину. А вот спускаться на землю мне предстояло своим ходом. И хорошо, если есть возможность спуститься с этой скалы без специальных средств вроде кошек, тросов, крюков и прочего! У меня мало того, что всего этого с собой нет, так я еще и пользоваться этим инвентарем не умею! Так что даже если бы и было, я все равно слезал быть со скалы по старинке, при помощи собственных рук, ног, воздушных заклятий и храрговой бабушки.
   - Если что, дождись! - уже на лету пропищал вампир. - Проверю, что там дымит, сумки оставлю и вернусь!
   Ага, часа через три, если повезет! А если нет, и руины, в подвале которых он организовал себе склеп, и правда горят, или искушение начать распаковывать баулы окажется сильней чувства долга, то я могу и до ночи прождать. Но не хочется! И время потеряю, и жизнью рисковать придется, ибо неизвестно, когда и с какой стороны нападет нежить - в Проклятых землях клювом не щелкай! Тем более, за пределами места базирования полка или освященных мест. Так что ждать лорда Дерлиссу не имеет смысла, надо самому выдвигаться в сторону полка. Хм...
   Для начала я решил осмотреться. Подошел к краю площадки, прошелся по каменному карнизу туда-сюда. Так, у подножия скалы небольшое озерцо, до него метров тридцать и все по тому, что когда-то было небольшой рощицей, а теперь просто мертвые деревья - не интересно. Метрах в пятидесяти левее нагромождение бревен, в котором с трудом угадываются остатки какого-то строения, почти истлевшие от времени и отсутствия ремонта - тоже не интересно. Вон там, примерно в полукилометре севернее заметна широкая, ровная, наезженная дорога, причем даже невооруженным глазом видно, что она отличается от мертвой бесплодной почвы Проклятых земель даже по цвету - чуть темнее. А уж если взглянуть на нее магическим зрением, отсвет благословения Ану, проводником которого послужил наш первый и единственный пока что военжрец, среди пропитанного некромагией пространства сиял так, что глаза резало. Выходит, сейчас я нахожусь примерно в паре километров к востоку от места базирования полка. Пешком доберусь за час максимум, главное до дороги добежать, и чтобы никакая зараза следом не увязалась. Но, зараз, в смысле, порождений некроса пока что не видно, так что самое время брать ноги в руки и выдвигаться к дороге. Тем более, я углядел вполне подходящую для спуска тропку, правда, начинается она метрах в трех подо мной, и, чтоб до нее добраться, мне, похоже, придется прыгать. С другой стороны, площадка под карнизом ровная, да и сломать что-нибудь при падении, будучи каким-никаким магом воздуха, сложно. Ладно, другого пути у меня все равно нет.
   Конечно, прыгать с разбегу я не стал, а сначала свесился с края каменного карниза, а после, на миг повиснув на руках, упруго приземлился на ноги. И даже магичить не пришлось, так, чуть-чуть. Однако, оказавшись на площадке, я увидел в глубокой нише темный провал. Вход в пещеру? А на самой площадке... Я, конечно, не экспертус, но отчего-то у меня появилось ощущение, будто она... даже не знаю, как сказать... обитаема? Жилая? Будто кто-то здесь бывает время от времени. Почему? Я и сам не знал. Понял лишь, вплотную приблизившись к темному провалу, когда среди непередаваемой смеси запаха пыли, затхлости, нагретого солнцем камня и плесени (эта гадость даже в Проклятых землях прижилась!) различил едва заметных запах съестного, кажется, что-то из рыбных консервов. Но это уже потом, чуть позже.
   А сразу осмотревшись повнимательнее, я получил если не подтверждение своей догадки, то, как минимум, основание задержаться здесь и хорошенько исследовать и пещеру (ну, или нишу), и площадку: за каменную стену у входа в пещеру зацепился маленький лоскут ткани, неяркой, но веселенькой расцветки, вроде бы хлопчатобумажной. Гражданская одежда? Похоже на то, так как экипировка, обязательная здесь для военнослужащих и вольнонаемных, иная. Но кому хватило ума покинуть пределы баз заградительных полков в чем-то подобном? И зачем кому-то понадобилось место временной (или вообще постоянной?) дислокации здесь? Интересно...
   Я уже решил задержаться и сунуть нос в загадочный провал, как вдруг ощутил изменение магического фона где-то неподалеку - с тех пор, как обрел фамилиара, я такие вещи неплохо чувствую. Что, кто-то творит заклятие? Увы, сказать, какое именно, я не могу, настолько мой талант не распространяется - могу только место отыскать. Правда, столь четко это ощущается лишь в Проклятых землях по причине искажения магического фона по сравнению с империей. Но уже сам факт, что кто-то магичит неподалеку от места базирования полка, достоин внимания, причем неотложного! А пещера никуда не убежит. В крайнем случае, сообщу о ней Кейну, когда вернусь в полк, и он точно пришлет сюда кого-нибудь - без внимания чье-то укрытие вблизи от базы полка оставлять нельзя.
  
   Искалоть,
   оборотница в отпуске
  
   Пройдя через портал, я мгновенно очутилась на берегу озера. Огляделась. Ну... Пожалуй, Микас не солгал, место, действительно, живописное. Но только для полотна художника-авангардиста какого-нибудь! Или же для пейзажиста с больной фантазией, потому что поверить в то, что этот уголок мира сотворила сама природа, я не могу. Каменистая желто-серая земля с вкраплениями охры, скальная громада за спиной все того же неестественного серо-охряного оттенка, между ней и берегом озера несколько угольно-черных деревьев (нет, не обгоревших, а именно кора такого цвета!) без намека на листву или хотя бы мох, лишь узкая полоска сухой травы у корней одного из них. И это в середине августа! В умеренных широтах! Неприятное местечко... Да и само озеро, поверхность которого больше напоминает то ли застывшую ртуть, то ли зеркало, но никак не обычную воду, тоже не внушает доверия. Так, даже если портал был ориентирован правильно, и я посредством него попала именно в место, в котором понравилось отдыхать Эми и Микасу, то я в это озеро ни ногой! И к рыбе, из него выловленной, не притронусь! Да и вообще, не нравится мне здесь! И, судя по отсутствию здесь птиц и насекомых, я не одинока в своем мнении. Тишина такая, что аж воздух звенит... Да уж, если природа и создала этот уголок, то только в приступе крайне дурного настроения.
   И, главное, ни палатки, ни рыболовных снастей, ни следов костра. Вообще никаких следов присутствия индивидов! Ох, что-то мне подсказывает, что я попала куда-то не туда. Но так называемый карманный портал - полая металлическая штука в виде куриного яйца, приводимая в действие сдвиганием узкой ее части в любую сторону, - мне лично, из рук в руки передала Эми. Сама она, по ее словам, получила его от Микаса, да и точно такое же 'яйцо' предназначалось и ей самой! Тогда где она сама? И где ее парень? Микас-то точно должен быть здесь, он переместился первым, на моих глазах и минут за пятнадцать до меня! Это Эми чуть задержалась, вспомнив о какой-то нарезке в последнюю минуту, ну и я тоже - из солидарности с подругой. Но его здесь нет. Храрг побери! Я здесь точно одна! Однако, на тот случай, если глаза и уши обманывают меня, надо бы заклятие поиска жизни сотворить - вдруг этот человек-пирожное, как я мысленно называю жениха подруги едва ли не с первых минут знакомства, где-то спрятался?
   Дело в том, что я в первый же день нежданно-негаданно полученного отпуска плюнула на все планы и договоренности и, желая помотать нервы и госпоже Шириг, и наглому типу с замашками самоубийцы, пока что остающемуся неизвестным, в отместку за установку подслушивающих артефактов в моем жилище, сбежала в Мертвецкий. В гости к Эми и ее человеку-пирожному. Да, заранее не предупредила, что характеризует меня как особу невоспитанную, нахальную и нетактичную, но... С одной стороны, сами приглашали. С другой, мы с Эми за время обучения прошли через многое, и это сильно нас сблизило, до такой степени, что каждая из нас могла заявиться к другой хоть среди ночи с любыми проблемами, которые потом решались сообща. Так что я, отправляясь в Мертвецкий первым же утренним омнибусом, была уверена, что подруга не выставит меня за дверь.
   Так и случилось - мне обрадовались и сама Эми, и, как ни странно, Микас, и это несмотря на то, что я явно вытащила голубков из теплой постели. Встретили, накормили завтраком, разместили. Отдельной комнаты для внезапно свалившейся на голову гостьи в маленьком покосившемся домишке не нашлось, но меня устроила и раскладушка за ширмой - я ж не в четырех стенах сидеть приехала. В тот же день я отправилась вместе с Эми в лекарский пункт, чтобы помочь ей разгрести дела, и мы просидели там до позднего вечера, принимая пациентов и заполняя карты. Потому что на следующий день мы втроем запланировали двухдневную поездку на рыбалку на какое-то, по словам Микаса, потрясающе красивое лесное озеро. Сюда. Хотя что-то подсказывает мне, что вряд ли человек-пирожное имел в виду то место, в котором я оказалась сейчас. Как? Почему? Зачем? Есть догадка, что по ошибке - неправильный мне портальный артефакт достался. Хм, а зачем безработному магу-менталисту многоразовый портал сюда? И что это за место? Брр! У меня от него мурашки по коже!
   Неужели я каким-то непостижимым образом попала в Проклятые земли?! Боюсь, моя догадка верна, потому что чувствую себя тут... странно? Непривычно? Плохо? Неполноценно? Нет, это не совсем правильные слова. Пожалуй, точнее всего мое теперешнее состояние характеризует выражение 'Не в своей тарелке'. Да, наверное. Я ж маг жизни, а Проклятые земли в результате давнишнего прорыва энергии некроса или смерти оказались пропитаны ей, как кусочек хлеба пропитывается подливкой, так что диссонанс энергий налицо. И этот диссонанс вот-вот перерастет в конфликт, последствия которого, если вспомнить заплыв в озере на Старом кладбище пятилетней давности, для меня будут тяжелыми, если и вовсе не катастрофическими. Храрг побери! Надо возвращаться!
   Я попыталась снова активировать портал. Ну, что могу сказать! Работает артефакт исправно, заряжен под завязку, портал открывает по запросу, только вот беда - лишь в одну сторону. Пройдя через него еще раз и снова оказавшись на том же месте, я попыталась пошерудить в настройках артефакта, благо, университетский курс артефакторики помнила неплохо. Но не тут-то было! Как оказалось, 'яйцо' настроено лишь на конкретного 'шерудильщика', и это, увы, не я. Короче, выбираться отсюда придется самостоятельно. Храрг!
   Грязно выругавшись и посулив автору моих проблем все кары, порожденные воображением разъяренной целительницы со здоровым чувством черного юмора, я подавила желание разломать злосчастный артефакт - вдруг пригодится! - и сотворила заклятие поиска живых. Получилось только с третьей попытки, ибо нужной степени концентрации это место не способствовало - тут сказывались и конфликт магических сил, и бурлящие эмоции, и начинающаяся головная боль, и весьма странный обитатель здешних мест, стрелой пронесшийся над головой и исчезнувший где-то в дали - некое черное существо с крыльями, похожее на летучую мышь, которое почему-то тащило в лапах сразу несколько больших, туго набитых сумок. Или это у меня уже галлюцинации начались? В первое мое соприкосновение с энергией некроса разум вроде бы не пострадал, только тело... Хотя, чем Храрг не шутит! И концентрация энергии смерти тогда была в разы ниже...
   Итак, есть тут кто живой? О, есть! И даже не один, если верить показаниям поискового заклятия! Оба находятся на скальном нагромождении за моей спиной. Сидят, небось, за мной наблюдают, веселятся и ставки делают, что блондинка делать будет. У, гады такие! Нашли развлечение! Ничего, голубчики, я вас нашла, сейчас дойду и сама смеяться буду!..
   Э, куда?! Один из наблюдателей только что пропал. Раз - и как не бывало. Кажется, ушел порталом, потому что смерть ощущалась бы иначе. Ну, во-о-от, я уже поругаться настроилась... Ничего, второй-то на месте! Мало того, уверенно направляется сюда. Вон, уже и скалу покинул, сейчас мимо деревьев идет, как раз за моей спиной должен быть. Иди, милый, иди, поговорим!
   Но, обернувшись, я не поверила своим глазам.
   - ТЫ?!!!
  
   Ярос
  
   Ориентируясь на колебания (следы? отсветы? эманации? Короче, не знаю я, как это назвать!), вызванные сотворенным заклятием, я подошел к краю площадки, глянул вниз и увидел на берегу озера девушку. А пару минут назад там никого не было! Видимо, перенеслась порталом. И так озирается по сторонам, будто ищет кого-то. Ну, или не может понять, куда это ее жизнь посредством портала забросила. А, скорей всего, и то, и другое. Что, сейчас у нее компания появится? Что ж, подождем минут пять, чтобы со всеми сразу пообщаться, но не больше - здесь излишнее промедление чревато нежелательными последствиями.
   В ожидании я, следя за нежданной туристкой, старался не выпускать и виду и вход в пещеру. Однако там ничего интересного не происходило, а вот девушка, безусловно, так и притягивала к себе внимание. Блондинка, высокая и стройная, наверняка симпатичная. Лица не видно, да и находится далековато. Можно было бы познакомиться... Вернее, спускаться и знакомиться придется в любом случае, так как она, судя по всему, оказалась здесь по ошибке, из одежды и защитной экипировки на ней только брюки и блузка (снова всплывает в голове словосочетание 'гражданская одежда'), а на ногах вроде бы и вовсе бесполезные здесь сандалии. О, привела в действие карманный портал и?.. И ушла в него, чтобы тут же вновь оказаться на том же берегу озера! Сама не ожидала, что портал односторонний, вон, как ногой от досады топнула! Хм... Странно, но блондинка на берегу кажется мне смутно знакомой. Где-то я эти нервозные, будто дерганые движения и нервозные же жесты уже видел, только никак не могу вспомнить, где именно. Но, кажется, это было давно.
   Ладно, знакомства и общения с ней мне, один Храрг, не избежать - оставить ее здесь совсем одну и заняться осмотром пещеры мне совесть не позволит. Но ведь 'познакомиться' и 'познакомиться поближе' - разные вещи, да? Так вот, насчет последнего - пожалуй, нет. Девушка-то, похоже, слишком юна, нам с ней и поговорить-то не о чем будет. Да и отношение к столь юным особам с высоты прожитых лет и богатого жизненного опыта, в котором, кстати, нашлось место и для воспитания подрастающего поколения, причем, как ни странно, именно девочек - Эми, вон, с трех лет, Лера, Лана, да та же Лотя! - у меня уже отечески-покровительственное сложилось, и поделать я с этим уже ничего не могу. Да и не хочу, если честно. Я ж, как-никак, пятый десяток разменял, хоть для полуэльфа это и не возраст (а чистокровные эльфы к этому возрасте только-только заканчивают физически формироваться и во взрослую жизнь выходят), так что связываться с юницей с ветром в голове уже не с руки. Так что спускаемся сейчас с этого наблюдательного пункта (кстати, это похоже на правду - сама база третьего заградительного отсюда не видна, но вот дорога к ней просматривается великолепно), берем неожиданную находку за ручку, утираем слезки и сопли, выслушиваем жалостную историю, а после ведем девчулю в полк и сдаем с рук на руки Кейну. Пусть командир разбирается, кто такая, откуда и как в Проклятых землях оказалась, а после думает, как потеряшку обратно в империю вернуть. Ну, или поручает ее заботам одного из своих подчиненных. Ох... и откуда у меня такая стойкая уверенность, что 'счастливчиком', кому внеплановая общественная нагрузка привалит, буду я? Вроде как, тебе ж, Котяра, не привыкать с девчонками возиться. М-да...
   С этими мыслями я начал спускаться по тропке вниз, к озеру. Удобная тропка-то, хоть идти пришлось, почти что распластавшись по отвесной скале. Нахоженная, сразу видно, что не раз ей пользовались. Кое-где даже следы рукотворного воздействия на творение природы заметны вроде деревянной досочки, ловко пристроенной по типу ступеньки для соединения двух валунов... Вот эта досочка как раз и сломалась под моей ногой, а валун, на который я поставил вторую, оказался измазан в какой-то скользкой дряни, и от падения вниз с высоты примерно трех метров я удержался только чудом. В голове пронеслись слова лорда Дерлиссы о том, что смерть идет за мной по пятам... Ну, насмерть, может, и не разбился бы, но запросто мог бы что-нибудь себе сломать. О последствиях даже думать не хочется! И, пожалуй, некая доля истины в словах вампира таки есть - или мне очень не везет в последнее время, или же демоново везет, раз я все еще жив...
   Оставшуюся часть пути я миновал благополучно, вскоре оказавшись на твердой земле, и тут же пошел к замершей на берегу озера блондинке. К моему, как оказалось, счастью, нас в тот момент разделяло расстояние шагов в тридцать и несколько деревьев. Потому что по мере приближения к блондинке чувство узнавания во мне только крепло, а чуйка на неприятности настойчиво сигнализировала о приближении последних, причем очень быстром.
   Я как раз подошел к последнему дереву, когда блондинка повернулась, и я с величайшим изумлением узнал в ней... свою жену! Закрыл глаза, тряхнул головой, снова посмотрел на блондинку. Да нет, это точно Лотя! Даже не знаю, радоваться мне или расстраиваться... Но что она здесь делает?!
   Поинтересоваться этим я не успел - леди Иолатэ меня тоже узнала и даже не попыталась это скрыть.
   - ТЫ!!! - раскатисто прорычала она.
   И было в ее глазах что-то такое, отчего я вдруг в полной мере осознал, что имела в виду Лерисах, когда говорила, что Лотя будет рада меня видеть, и что она больше не мечтает овдоветь - от мечтаний леди Иолатэ решила перейти к активным действиям. Причем убивать меня будут прямо сейчас! А труп в Проклятых землях даже прятать не надо.
   За что? Почему? Чем я заслужил такое к себе отношение? Эти вопросы меня в тот момент не заботили. Единственное, о чем подумал я тогда... Храрг! Я и подумать-то ни о чем толком не успел - драпанул, действуя на одних инстинктах! Нет, я не испугался, просто жить очень хотелось. И я не 'подкачивал' умение фамилиара лазить по деревьям, по крайней мере, осознанно - своего хватило. Вроде бы... Да, у меня и у самого опыт залезания в разные труднодоступные места немалый, просто приобретен он в детстве и юношестве, когда я был и ниже ростом и весил гораздо меньше.
   Так или иначе, а на ближайшее дерево я вскарабкался молниеносно, да не на нижние ветви, а повыше! Впрочем, не так высоко, как хотел, ибо ветви в верхней половине дерева начали угрожающе скрипеть подо мной, и пришлось спускаться ниже. К счастью, храрготы, даже королевские, лазить по деревьям не умеют, да и тяжеловаты эти красивые крупные звери для этого. Так что получилась картина маслом: сижу я с дикими глазами на ветке дерева, обнимаясь со стволом, а под ним беснуется, пытаясь то ли добраться сюда, то ли зацепить меня лапищей, здоровенная хищная кошка с обрывком блузки на голове, зацепившимся наподобие панамки. Узор в мелкий цветочек, Храрга пинком через коромысло! Вот у меня от жизни тяжелой нервы и так не железные, а эта 'панамка' меня, что называется, добила. Так что я, сам того не желая, начал нервно подхихикивать. Сначала тихо, потом все громче. А Лотя приняла это на свой счет и удвоила усилия.
   Грозное утробное рычание, полубезумные от ярости глаза, слюна капает с клыков, хвост бьется, как плеть, удары страшных когтей по стволу, попытки зацепиться, отчего большое, в общем-то, дерево раскачивается и надсадно скрипит, а мелкие щепки летят во все стороны. А я вцепился руками и ногами в ствол, хохочу, как ненормальный, и думаю, как бы перебраться на соседнее дерево и при этом не угодить в лапы к разъяренной женушке. М-да, ситуация... Надеюсь, хоть обойдется без свидетелей, иначе в полку засмеют! До самой смерти будут припоминать, как меня жена на дерево загнала. А вот тот факт, что была она в тот момент в звериной ипостаси и на полном серьезе пыталась разорвать меня на куски, очень скоро забудется - избирательна память разумных индивидов...
   Можно, конечно, попытаться договориться с женушкой, успокоить ее, добиться хотя бы временного перемирия. Только это потом, когда она выпустит пар и будет способна к диалогу. Когда выдохнется, короче. А случится это, боюсь, еще нескоро - оборотни сильны и очень выносливы. Так что устраивайся, Яр, поудобнее, до-о-о-олго тебе здесь сидеть. Заодно подумаешь, как на соседнее дерево сподручней перелезть, а то это не факт, что долго продержится.
   Лотя распалилась настолько, что для нее весь мир сузился до обманчиво близкой добычи. Она и не заметила, как озерная гладь за ее спиной заколыхалась, а после и вовсе расступилась, выпуская из озерного нутра белесую тушу гхедешша...
  
   Лотя
  
   Вот же сволочь! Сбежал и на дерево влез... Не просто влез - влетел, будто у него на руках и ногах когти наподобие кошачьих выросли! Впрочем, у него кот в фамилиарах, а, насколько я знаю, хозяин может временно позаимствовать определенные умения и способности животного-фамилиара.
   Кроме того, сознание хозяина может подселяться в тело фамилиара и управлять им, что, собственно, и имело место пять лет назад, в самом начале нашего с муженьком знакомства. Однако в этом случае обряд привязки фамилиара должен быть полным, и платой за такие 'бонусы' являются годы жизни и здоровье самого хозяина, отдаваемые питомцу. Фамилиар, соответственно, живет ровно столько, сколько сам хозяин, а то и пережить его может, правда, ненадолго, а индивид, связавший себя магическими путами с животным, да еще и не магическим по природе своей, реально укорачивает себе жизнь, а зачастую и все болячки фамилиара наравне с ним переносят. То есть, не приведи боги, Фыр блох подцепит или животом маяться начнет, хе-хе...
   Во время учебы я немного, в рамках факультативного курса, соприкоснулась с этой темой, и знаю, что немногие, очень немногие идут на подобные магические сделки - либо в тех случаях, когда плюсы от полного обряда перевешивают минусы, либо когда сильно привязаны к фамилиарам. Ну, учитывая, что у муженька моего в фамилиарах не просто кот, а Фыр - нахальный, беспардонный обжора со скверным характером, а для самого Яроса, насколько я успела понять, магические способности не первичны, так что, похоже, причина полноценной связи с кошаком - все-таки любовь к нему. При одной мысли об этом в моей душе шевельнулось уважение, потому что хвостатого безобразника я тоже люблю, хоть и натерпелась от него в свое время.
   От этого вывода потеплело на душе. А потом воспоминания о Фырчике потянули за собой другие - о поступках Яроса, главным образом, по отношению ко мне, за которые его тоже следовало бы, как минимум, уважать и быть ему благодарной. А я, зараза такая, его на дерево загнала и все успокоиться не могу, достать оттуда пытаюсь, на землю спуститься не позволяю, хоть и, проскакав под мертвым деревом минут пять-десять уже прекрасно поняла, что сейчас для меня муженек недосягаем - не допрыгну, я все-таки королевский храргот, а не какой-нибудь тушканчик, и на дерево не влезу, крупновата и тяжеловата, упаду еще. Не хотелось бы. Я хоть и оборотень, на котором все заживает в момент, и целитель, а все равно шкурку жалко. Своя ж, не казенная...
   Но только я стала успокаиваться, как этот с... с-смертничек остроухий смеяться надо мной начал! Сначала, конечно, пытался сдерживаться, но он, скажем прямо, эмоции свои контролирует из рук вон плохо, так что скоро начал хохотать в голос. Снова меня взбесил, зараза! Сидит, вцепившись в ствол, и ржет, как конь! Даже мяукнуть ничего в свою защиту не может, адвокат хренов! Даже не поздоровался с женой-то!!! А я только-только успокаиваться начала! Только-только подумала, мол, Храрг с ним, пусть живет, все же не последний поддонок, так, просто зараза... Из-за которой мне столько нервов попортили! И угораздило ж меня его женой стать! Но хоть моей вины в том нет, иначе сама б себя сгрызла за глупость! А так очень хочется муженька загрызть, прямо до дрожи! Или побить. Или... хоть как-то навредить.
   Вот это и странно, кстати. Я, как и любой маг-целитель, выдержку имею железную, ибо больные-то разные бывают, далеко не все смирные и покладистые, а лечить-то их приходится. Иного, пока в более-менее приличное состояние приведешь, сама бы с радостью пришибла, но нельзя ж! А сейчас, как увидела, что дорогая пропажа почти что пятилетней давности, объявившись нежданно-негаданно, ко мне топает, так меня такая злость взяла, что у меня, как говорится, башню сорвало по самый фундамент. Вот, если начистоту, в первые секунды точно порвала бы муженька в лоскуты, если б тот не поспешил ноги унести. И порвала бы, и прикопала где-нибудь... Впрочем, насколько я знаю, спрятать труп в Проклятых землях проще простого - достаточно оставить его на открытом месте, остальное порождения некроса доделают сами. Глаавное, чтобы он потом поднятым мертвецом не приходил справедливости требовать - были, по слухам, и такие случаи.
   Странно и то, что я, как бы зла не была на Яроса, смерти ему не желала. Высказать ему все, что накипело - да, потребовать развода - да, пригрозить - да, возможно даже подраться, но это на самый крайний случай. А в итоге едва не убила! Что это на меня нашло? И, главное, почему я, несмотря на все умные мысли, что бродят в голове, не могу пересилить себя и перестать прыгать вокруг этого злосчастного дерева, пытаясь достать муженька когтями?!
   Ответ я знала: та сложная и взрывоопасная смесь из обиды, досады, непонимания, недоумения, злости и Храрг знает чего еще, пять лет копившаяся в моей душе, при одном виде виновника того наконец-то вырвалась наружу, и понесло меня по кочкам. Теперь вот пока не успокоюсь окончательно, пусть лучше муженек держится от меня подальше, что он и делает, кстати. Храрг! Вот только вспомнила, каково мне из-за его бегства эти пять лет было, гнев мой вспыхнул с новой силой, да так, что перед глазами просто-таки кровавая пелена встала, и последние моральные тормоза отказали окончательно. Ржет он, сволочь! Сволочь! Убью! Разоррррву!!! Если достану, демоны его защекочи! Эх, один раз почти зацепила его сапог, и, будь кора этого демонова дерева чуть более шероховатой, стянула бы вниз...
   Не знаю, как долго продолжались мои скачки вокруг того дерева. Однако в какой-то момент смех Яроса вдруг оборвался, как ножом обрезанный. Да и сам он изменился в лице, привстал, глядя куда-то мне за спину, прокричал что-то в высшей степени эмоциональное и насыщенное непечатными речевыми оборотами. Но мне было все равно, что он там в свое оправдание сказать хочет, я приговор уже вынесла. А что это он пальцем мне за спину тычет? Смотри, мол, птичка летит?! Он всерьез думает, я попадусь на такую простую уловку, отвернусь и дам ему шанс сбежать?! Надеюсь, что нет, иначе мое мнение о его умственных способностях сильно постра... Это еще что?!!!
   От озера ко мне, разбрызгивая капли во все стороны, приближалась на шести мощных лапах огромная белесо-серая туша метра четыре ростом и мерзко 'улыбалась' во всю широченную пасть, наверное, в метр шириной. Мое чутье мага жизни не оставляло и тени сомнения в том, что это существо является нежитью (запах, кстати, соответствующий, меня в первый момент едва не стошнило), а выражение морды чудовища - в том, что оно всерьез вознамерилось нами пообедать. И четыре ядовито-зеленых глаза с желтыми вертикальными зрачками горят торжеством, мол, прощайтесь с жизнью, смертные. Ха, напугал! Ох, не знаешь ты, монстрик, с кем тебя злая судьбина столкнула!
   Пока здоровенная нежить шлепала к нам, я успела рассмотреть ее... взглядом опытного мясника, то есть, лекаря-хирурга. Так, полный набор когтей и клыков, каждым из которых меня можно насквозь проткнуть - это стандартно. Сильное гибкое тело, шкура обманчиво гладкая, но, если приглядеться, можно заметить, что это на самом деле панцирь, уж не знаю, костяной он или из более гибкой ткани, однако с подвижными сочленениями, между которыми наверняка есть зазоры. Это хорошо, это очень хорошо... Строение суставов не позволяет отгибать конечности назад - тоже хорошо. Длинный толстый хвост змеится по земле в такт движениям - мало того, что сам по себе оружие - так еще и на кончике есть костяное образование по типу шипа. Так, от хвоста надо бы держаться от него подальше... А? Что ты говоришь, дорогой?
   - Лапы уноси, дура!!! - проорал со своего дерева Ярос.
   Он, кстати, перестал обниматься со стволом и переполз на ветвь пониже, так, чтобы можно было в любой момент спрыгнуть на землю, однако спускаться не торопился. Пальцами только подергивал, будто заклятие плел. Хотя толку тут от его заклятий никакого. Даже если б эта тварь боялась огня, у него все равно не хватило бы сил, чтобы причинить этому порождению некроса ощутимый урон. Так что сиди на дереве, птичка моя, сейчас жена монстрику наваляет, и вернемся к выяснению отношений! Оно как раз близко подобралось.
   - Это гхедешш!!! - не унимался муженек.
   Мне показалось, или в его голосе проскользнули истерические нотки? И что он считает, я теперь монстру представиться должна? Гхедешш, это леди Иолатэ, Лотя, это гхедешш? Самому не смешно? Ну уж нет!
   Я припала к земле, напружинила лапы, готовясь к прыжку. Хвост хлестнул по ребрам, подгоняя. Яриться дополнительно не было необходимости - желание подраться и так кипело в крови.
   - Ты что, драться с ним собралась?! - подал голос муженек со своего насеста.
   Судя по голосу, с ним приключилась крайняя степень удивления, с круглыми глазами и отпавшей челюстью. И еще он сомневается в моих умственных способностях. Ну, или уверился, что я хочу покончить жизнь самоубийством.
   - Р-ры! - пояснила я для непонятливых и начала медленно продвигаться к местному хищнику.
   Вопль Яроса: 'Лоть, не дури! Назад!' я проигнорировала, лишь досадливо отмахнувшись хвостом. Будто не знает, что нельзя говорить под руку!
   Шаг, еще... Пора! Я оттолкнулась от земли и взлетела в смертоносном прыжке. Ну, на деле оказалось, что первый прыжок был не то что не смертоносным, а очень даже бесполезным, потому что до спины монстра я не допрыгнула - пришлось, спасаясь от удара жуткой конечностью, извернуться в воздухе и изменить траекторию прыжка. Потом еще раз, и еще - гхедешш оказался быстрым, с отличной реакцией и, несмотря на свои размеры, проворным. А по первому взгляду и не скажешь. Грустно... Но я все равно быстрее, ловчее, на реакцию не жалуюсь, да и меньшие размеры оставляют больший простор для маневра. А уж когда я смогла таки - попытки с четвертой, не меньше - запрыгнуть на спину порождению некроса, зацепиться за ребристый край панциря и, мгновенно просунув лапу в открывшийся при движении зазор, выбила когтями позвонок, перебив заодно и спинной мозг (ну, или что там вместо него у нежити?), и отскочила, спасаясь от удара хвостом. Удачно? Не совсем. Я-то метила перебить позвоночник монстру на шее, чтобы сразу лишить подвижности, да он передними конечностями размахивает уж больно резво. Так что в первый раз, увы, пришлось ограничиться поясничным отделом. Итог: задние ноги и хвост потеряли подвижность. Ура! Увы, осталась ее пара конечностей и голова с большущей пастью, так что останавливаться и отдыхать пока рано. Вперед, Лотя, на следующий приступ!
   Нежить быстро осознала, что дело плохо, и что противник я, несмотря на небольшие размеры, серьезные. Но и сдаваться не собиралась: переместила опору тела на заднюю часть, а оставшимися конечностями заработала куда быстрее, пытаясь пригвоздить меня к земле и разорвать на части. Вот и мне пришел срок попотеть. Но не зря, все не зря - на загривок гхедешшу я все же запрыгнула. Правда, прежде чем добраться до хребта, пришлось поболтаться в воздухе из стороны в сторону, уцепившись за край защищавшего шейный отдел позвоночника панциря - порождение некроса, разгадав мои намерения, всеми силами пыталось сбросить меня с собственной спины. А я изо всех сил держалась, понимая, что иначе мне конец. Не знаю, сколько продолжалась болтанка - мне это время показалось вечностью - но в какой-то момент гхедешш замедлился. Движения нежити вдруг стали плавными, да и совершались с определенным усилием, будто сопротивление воздуха вокруг него резко возросло, как если бы он, например, оказался бы в водной среде. Мне это оказалось только на руку. Миг - и туша падает обездвиженной вследствие разрыва позвоночника под самым черепом, а я, неторопливо и грациозно избежав последних трепыханий его когтистых лап, летящей походкой отошла от поверженной нежити подальше и бросила горделивый взгляд на Яроса - тот все же осмелился покинуть свой насест и сейчас, слегка пошатываясь, идет ко мне. Так что самое время продолжить выяснять отношения. И, раз сам слез, то сам дурак, грр!
   Однако, шагнув по направлению к муженьку, я тут же позорно растянулась в пыли - лапы просто отказались меня держать и разъехались в стороны, все мышцы стали противно подрагивать, а язык сам собой вывалился из пасти в попытке отдышаться. Храрг! Я только сейчас поняла, что совсем выбилась из сил - их не осталось даже на то, чтобы злиться на супружника. Устала, Храрг побери! И неудивительно, кстати.
   Нет, силы-то восстановятся быстро, в течение четверти часа. Но за это время многое может произойти, тем более здесь, в Проклятых землях, которые уж точно не для красного словца называют Проклятыми. И - какая ирония! - моя жизнь сейчас пусть ненадолго, но оказалась в руках Яроса. А что же он?
   Полуэльф, не говоря ни слова, на ходу вытащил из прикрепленных к бедру ножен короткий меч. Эм-м... А зачем? Зачем он приближается ко мне со своим ковыряльником?! Что он задумал?! Храрг, я же сейчас слабее котенка, даже простенькое заклятие не сотворю... В голове заметались нехорошие мысли, главным образом, о том, что труп в этом гигантском заповеднике нежити, Проклятыми землями именуемом, спрятать легче легкого. И еще о том, что такого просто не может быть, чтобы Яр пожелал убить меня, что я сейчас, наверное, уснула и вижу сон... Куда?!!
   Мой храргов муженек просто прошел мимо меня, к гхедешшу и в несколько мощных ударов отрубил тому голову, а после, тихо матерясь, откатил ее подальше от остальной туши.
   - Чтобы наверняка, - пояснил он в ответ на мой взгляд.
   А после направился к озеру, чтобы хоть как-то смыть с себя зловонную кровь порождения некроса, коей забрызгался изрядно. Она хоть и густая, но все же жидкость, так что разлеталась во все стороны, хоть и недалеко, при каждом ударе меча. К счастью, отмывается простой водой и вроде бы быстро. Только где бы здесь простую, не отравленную некромагией воду? Это я к тому, что сама наверняка перепачкалась. Однако в озеро не полезу! Помню, чем закончился мой заплыв в подобном водоеме пять лет назад, и повторения подобного не хочу. Вот интересно: останусь ли я испачканной в крови монстра, если просто перекинусь? Надо попробовать. Но, конечно, не прямо сейчас.
   Кое-как отмывшись, Яр вернулся ко мне, бесстрашно приблизился вплотную, сел на землю рядом со мной, покопался в одном из многочисленных карманов брони - а то, что я приняла за кожаный костюм типа охотничьего, при ближайшем рассмотрении действительно оказалось броней, причем изрядно потрепанной - и вытащил нечто, завернутое в промасленную бумагу. Это, определенно, что-то съедобное! Пахнет медом и еще чем-то сладким!
   - Итак, как я понял из твоего поведения, у тебя имеются какие-то претензии ко мне, - бесстрастным тоном юриста со стажем сообщил муженек, разламывая сладко пахнущий брусок на кусочки. - Я готов их выслушать и обсудить, но давай не здесь и не сейчас. Мало ли, вдруг здесь неподалеку еще какая некротварь отирается...
   Я через силу приподняла голову, согласно кивнула и тут же вновь уронила ее на лапы. Однако, судя по всему, ему мой ответ и не требовался. Ярос спокойно и неторопливо расстелил бумагу с поломанным на кусочки лакомством передо мной. Заботливый, зараза! Будто и не прятался от меня на дереве совсем недавно!
   - Отдохни немного, приди в себя, потом пойдем в третий заградительный. Там безопасно... относительно.
   Фыркаю. Успокоил.
   - И там земля освящена, конфликта сил не будет. Вообще, Лоть, с какого перепугу тебя, мага жизни, в Проклятые земли понесло? Сама же знаешь, чем такая прогулка чревата! На приключения потянуло? Или ты так хотела высказать претензии мне лично?
   Я смерила его мрачным взглядом, дернула раздраженно кончиком хвоста и сделала вид, будто принюхиваюсь к предложенному угощению - хрустящему рулетику из орехов, ягоды, воздушных злаков и меда. И это мне?
   - Ешь давай, - Ярос подтолкнул бумагу к самому моему носу. - Приторно до невозможности, но силы здорово восстанавливает.
   И о чем, спрашивается, он думает?! Мне, королевскому храрготу, хищнику, сладости пытается скормить, причем такие, которыми сам брезгует! Заррраза! И надо бы гордо отвернуться, мол, ничего мне от тебя не надо, но голод-то давал себя знать - я ж столько сил потратила сначала на мужа, потом на гхедешша - так что я все-таки осторожно подцепила губами кусочек. Эх, мне, хищной кошке, сладости... А больше нет? Может, еще по карманам пошаришь?
   Ярос, правильно истолковав мой взгляд, развел руками. Жаль. Хорошо пошло лакомство, в жилу, что называется. К нему бы еще хороший кусок мяса... нет, гхедешша не предлагать, я не ем тухлятину и никому не советую! Кроме нежити и муженька, конечно. Увы, вряд ли в Проклятых землях обитают животные, на которых я могла бы поохотиться. Разве что от Яроса отгрызть кусок... но нет. Это, во-первых, будет уже как-то нехорошо с моей стороны, и, во-вторых, бегает он сейчас всяко быстрее меня. Ладно уж, потерплю. Муженьку-то точно совесть не позволит свалить по-тихому, оставив меня здесь одну.
   - Перекидываться будешь? - осведомился Ярос.
   Я не торопилась с ответом, лениво обдумывая плюсы и минусы обоих вариантов.
   - Это я к тому, - продолжил муженек, выдержав паузу, - что там, на скале, есть что-то вроде наблюдательного пункта, и я хочу осмотреть его. Ты со мной?
   Я промолчала. Интересно, какого ответа он от меня ждет? Ладно, опустим тот факт, что я сейчас вообще-то нахожусь в звериной ипостаси и выдавить из себя что-либо кроме рычания на разные лады не могу. Он что, желает влезть в какое-то очередное расследование и меня, заодно, втянуть? Снова ищет помощницу на добровольных началах?! Нет уж, ни за какие коврижки! Мне своих проблем хватает, чужие решать я не собираюсь!
   - Ладно, отдыхай, - Яр не стал настаивать. - Я туда и обратно. Если что, ищи меня там. Потом вместе отправимся в третий заградительный, это недалеко.
   Я мрачно кивнула. Альтернативы-то все равно нет, раз портал односторонний. Не оставаться же здесь!
   А потом Ярос, покосившись на тушу мертвого (теперь уж точно мертвого, во всех смыслах) чудовища, сказал, не скрывая восхищения:
   - Знаешь, впервые на моих глазах кто-то в одиночку гхедешша заваливает! Обычно-то, с ним менее чем вшестером и с обязательной магической поддержкой справиться не могут.
   И ушел обратно к скале, оставив меня в задумчивости.
   После его слов я трезвым, не замутненным злостью и яростью взглядом посмотрела на порождение Проклятых земель четыре на шесть метров и, во-первых, подумала, что шесть индивидов плюс маг в арьергарде на такого монстра - жалкий мизер, а, во-вторых, призналась сама себе, что в здравом уме я бы в драку с ним не полезла. Попыталась бы магичить или, в крайнем случае, убежать, как и советовал муженек. Но открытый бой приняла бы, только если б не осталось иного выхода. Вот что эмоции вытворяют-то! А если б я не справилась?!.. Все из-за Яроса! Вот заррраза остроухая! Обязательно ему это припомню...
   А после, вспоминая короткую, как оказалось, схватку с гхедешшем, поняла, что победа в ней - не только моя заслуга. Я сражалась не в одиночку, у меня было магическое прикрытие (да-да, то самое, что я сначала на дерево загнала). Иначе с чего бы столь резвая тварь начинала двигаться медленнее, чем могла бы, вынужденно преодолевая возросшее сопротивление воздуха? Потому что оно возрастало, это сопротивление, причем именно там, где надо, давая мне возможность избежать ударов гхедешша. Такое поведение воздушной стихии возможно только при воздействии на нее посредством магии, что и имело место. М-да...
   Выходит, Ярос спас-таки мою шкурку, когда я сама полезла в смертоносную авантюру - сейчас, когда туша убитого мной гхедешша лежала передо мной, это осознавалось очень четко. Было ли мне неприятно от этого осознания? О, да, еще как! В душе просто кошки скребут, причем здоровенные, злющие, сильно похожие на только что приконченного монстра, разве что не воняют так, что глаза режет. Злюсь на себя за собственную дурость.
   Но, как ни странно, на душе моей, терзаемой условными кошаками, было тепло - просто от осознания, что я больше не одна. Храрг! Все эти пять лет я, окруженная друзьями, приятелями, знакомыми, преподавателями, наставниками, новоявленными родственниками и еще много кем, я, по сути, была одна. Сама справлялась с жизненными обстоятельствами, решала свои проблемы, сама переживала то, с чем столкнулась после того, как муженек свалил из Наргонты в неизвестность... Этим я даже с Эми поделиться не могла - больно и почему-то стыдно, хоть и не было в том моей вины. Так и жила: варилась во всем этом гуано одна, напоказ делая вид, что все хорошо, и презрение общества меня ни капли не трогает.
   А сейчас, стоило встретиться с этим заразой и прибить на пару здоровущую некротварь, как у меня появилось ощущение, что отныне моя спина прикрыта, и никто более не ударит в нее. Повторюсь, впервые за прошедшие пять лет! Странно, да? Наверное, это связано с обстоятельствами нашего с княжичем Иолатэ знакомства и совместными предприятиями, в том числе и разбирательства с семьей моей реципиентки - как не крути, а за то он заслуживает, как минимум, уважения и благодарности.
   А еще страннее, что сейчас мое душевное состояние таково, что я почти готова простить муженька за пять лет без него. Впрочем, мысль о том, что шкурку муженька я тоже спасла - Храрга с два он в одиночку от гхедешша отбился - не давала мне скатиться в эйфорию, безграничную благодарность и щенячий восторг от встречи. Так что в совокупности эти раздиравшие меня на части чувства привели к одному итогу: пусть живет. Дальше посмотрим по ситуации.
   Отдых принес результаты - физическое состояние мое улучшилось настолько, чтобы я смогла встать, дойти до озера, перекинуться, кое-как смыть кровь (как оказалось, при смене облика грязь никуда не девается), а после найти свою сумку, отлетевшую в сторону при перевоплощении в храргота, и одеться. А после я, подумав, решила все-таки присоединиться к Яросу в его поисках.
  
   Ярос
  
   Поднявшись обратно на смотровую площадку, я сумел-таки перевести дух. Однако, этого оказалось явно недостаточно, чтобы окончательно прийти в себя, так что я присел на нагретый солнцем валун рядом с входом в пещеру - так, чтобы меня не было видно с берега озера - и вытащил из кармана на бедре плоскую фляжку. Сделал большой глоток, закашлялся от жидкого огня, прокатившегося по внутренностям, откинулся на каменную стену и закрыл глаза. В голову ударило мгновенно - еще бы, настойка из десяти трав на чистом спиритусе, по местному 'Живчик', крепостью в полтора раза превышает легендарный орочий самогон, да на пустой желудок... Ничего, минут через пять-десять отпустит, я себя знаю. По хорошему, употреблять ее внутрь не стоило, потому что в Проклятых землях ясная голова зачастую становится залогом сохранения жизни и здоровья. Однако сейчас мне в тех же целях необходимо привести вконец разлохмаченные нервы в порядок, потому что я в таком эмоциональном радрае за себя не отвечаю. Так что в данном случае глоток 'Живчика' - меньшее зло. К тому же, один Храрг, протрезвею минут за десять-пятнадцать...
   Вообще, с такой жизнью не то что все нервы истреплешь, тут и умом поехать недолго. Ну, вот мало было убийства куратора с последующим уничтожением улик в пожаре, где я и сам едва не поджарился, магически насланной хвори, справиться с которой смогла только перводемоница богини жизни, прочих мелких и не очень обстоятельств, угрожающих жизни и здоровью?! Теперь еще, до кучи, леди Иолатэ на голову свалилась! И не просто так, с претензиями! Да и ладно бы, если б оборотница стремилась разрешить их мирным путем, так нет же, она меня едва не разорвала! Вот я дурак - тещи опасался... Ха! Да ее прежде, чем опасаться, найти сначала надо! Шестой год уже ищу... А бояться-то надо было женушку! С другой стороны, какая муха ее укусила? С чего она так взбеленилась? Я ей жить не мешал, проблемами своими не нагружал, наоборот, помогал по мере сил и возможности, потом вообще за пределы империи свалил. Живи и радуйся! Ну, единственно, не развелся, но это дело-то поправимое (по крайней мере, я на это надеюсь). Тут, по уму, потребуй развод в письме и жди соответствующие документы! Конечно, проволочек в деле расторжения брака, скрепленного не светской властью, а очень даже божественной, будет несоизмеримо больше, но результат-то все равно будет. Вот я только с текущими расследованиями разберусь...
   А с такой жизнью, кстати, Лотя и овдоветь может (как ни крути, а с точки зрения имущественных отношений, для нее такой итог даже предпочтительнее), причем ей для того и усилий прикладывать не придется. Однако, решила ж приложить - и усилия, и меня-бедолагу. И как же вовремя тот гхедешш из озера вынырнул! Вот так низшая нежить (а гхедешши, несмотря на размеры, разумом не обладают, живут ограниченным набором инстинктов - жрать да территорию свою от других гхедешшей защищать, так что по любому низшие) и может послужить благому делу. М-да, не было бы счастья... Нет, серьезно, не появись там это порождение некроса, и еще неизвестно, как все закончилось бы! Не стоит сбрасывать со счетов тот вариант развития событий, при котором я все-таки оказался бы (читай - закончил свою жизнь) в когтях у разъяренной оборотницы! А вообще, у меня тоже начинает складываться нехорошее впечатление, будто лорд Дерлисса прав, и там, наверху, в божественных сферах, всерьез вознамерились от меня избавиться...
   На лицо упала тень. О, благоверная моя таки притопала.
   - Это ты так осмотр проводишь? - с ехидством пропела Лотя, подтверждая мою догадку. - Ну-ну, продолжай. Главное, не перетрудись.
   Все, закончился отдых. Пора возвращаться к делам насущным, тем более, подозреваю, если я промедлю еще хоть минутку, меня в ту не то нишу, не то пещеру пинками погонят. И я, кстати, так и думал, что перед очередной тайной леди Иолатэ не устоит. Была, конечно, и вероятность обратного, но очень небольшая. Но, так или иначе, Лотя здесь. А помощница мне, повторюсь, очень нужна.
   Сама леди Иолатэ, как я вспомнил, имела при себе небольшую сумку, в которой несла сменную одежду - на смотровую площадку она поднялась, одетая в куртку и брюки из плотной ткани темно-серого цвета. На ногах, правда, низкие ботинки, вроде бы те же самые, что были на ней изначально... Единственный предмет одежды, что уцелел при перекидывании. Не самая практичная вещь, но пока что сойдет.
   Да, эта одежда больше подходит для прогулки по Проклятым землям, чем тонкие бриджи и легкомысленная блузка без рукавов. Впрочем, слово 'прогулка' применительно к этому месту уже неприемлемо.
   - Мне показалось, или ты за меня переживаешь? - невинно осведомился я.
   Женушка вспыхнула, смерила меня ледяным взглядом, но промолчала. Лишь демонстративно принюхалась.
   - Ты никак тут уже втихую за мое здоровье сто граммов хряпнул?
   - Не за твое, за свое, - я решил не врать, тем более, что запах настойки разбил бы эту ложь в два счета. - За психическое. А то события последних дней сказались на нем не лучшим образом. И не сто грамм, а пару глотков. Еще вопросы будут или перейдем к делу?
   Понимаю, что нарываюсь. Дергаю, так сказать, храргота за хвост. Но и женушка с ходу показала, что к нормальному диалогу не готова, так что я просто, что называется, зеркалю ее отношение. Которое, кстати, говорит о сильной обиде и большой злости на мою скромную персону. Эх, будто у меня и так проблем мало! Теперь вот еще Лотя со своей обидой-злостью на голову свалилась... И придется ведь разбираться, иначе загрызет! М-да, ситуация...
   - К делу, - решилась Лотя, ежась, как от холода. - Не хочу здесь задерживаться.
   Я едва сдержал улыбку. Вот за что люблю женушку, так это за умение расставлять приоритеты и отделять главное от второстепенного. Сначала осмотр с обыском, потом быстро на освященную территорию, чтобы угрозу жизни сократить до минимума (всегда есть вероятность упасть на ровном месте, пусть и осененном милостью бога света, и сломать шею), а там можно и мозг мне выносить долго и со вкусом. Правда, я в долгу тоже не останусь, и, вполне возможно, дело снова дойдет до драки. Но теперь-то я знаю, чего от нее ожидать, так что буду начеку.
   - Ты уверен, что оттуда - Лотя бросила мрачный взгляд в сторону провала в скале - никакая гадость не вылезет?
   Я покачал головой. Не уверен. Но выбора-то нет. Вдруг за то время, пока мы дойдем до третьего заградительного, отыщем Кейна, объясним ему ситуацию, а тот отправит сюда экспедицию, неустановленное лицо вернется в обнаруженную лежку и зачистит все следы? Нет уж, сейчас.
   - Если что, справимся. Гхедешша же ты заломала...
   - Больше на подобные подвиги с моей стороны не рассчитывай! - отрезала, насупившись, женушка.
   Выглядит очаровательно... если забыть, что она страшна в гневе.
   - И в мыслях не было, - заверил ее я. - Но разве ты сама не чувствуешь, есть ли там что-то живое... ну, или не-мертвое?
   Лотя поведала, что, пока она разгуливала по берегу озера, там точно кто-то был, а после резко ушел, предположительно, через портал. А после со вздохом призналась, что, чем дольше она находится в Проклятых землях, тем труднее ей магичить. Так что сейчас, хоть она и запустила еще одно поисковое заклятие, не обнаружившее в той пещере - все-таки это пещера! - признаков жизни, естественно, не считая насекомых, результат его может оказаться и неточным, с погрешностью - малой ли, большой ли...
   Я кивнул. Ну, все понятно - или есть, или нет. Может, и есть погрешность... метра четыре в холке, злобная и очень голодная... Короче, как сунемся, так и узнаем наверняка.
   Нехотя встал с теплого валуна, оправил куртку и, хоть уставшее за последние сутки тело и протестовало, заставил его работать. Для начала, неплохо было бы подобрать тот клочок ткани, зацепившийся за камень у провала... Только куда бы его положить, чтобы оставить максимально сохранным для экспертизы? В носовой платок? Но в нем уже лежат зубы, предположительно, Мирмилы Вайенери, личность которой, правда, еще предстоит подтвердить, а другого у меня нет. Не запихивать же улики в карман просто так!
   - У тебя платка носового нет? - спросил я женушку.
   Леди Иолатэ ожидаемо огрызнулась, что свой надо иметь. Однако после покопалась в сумке, с которой и перенеслась в Проклятые земли, и вытащила из нее целую стопку носовых платков.
   - Бери, - недовольно пробурчала она. - От сердца отрываю. Должен будешь!
   Я едва глаза не округлил, однако в последний момент сдержался и ограничился вопросительным поднятием брови. Зачем ей столько?!
   Лотя, заметив мой заинтересованный взгляд, снисходительно пояснила:
   - С моей жизнью запас никогда не помешает. Не бойся, чистые.
   Вот как... А перчаток в ее сумке не завалялось? Таких, какие лекари и экспертус на работе носят?
   Как оказалось, есть. И перчатки, и щипчики, и даже подходящий набор для снятия отпечатков пальцев - пудра, кисть и прозрачная липкая лента. И для чего, хотелось бы знать, ей носить с собой такие 'запасы'? Ладно, пудра, кисточка и щипцы для бровей. Но остальное-то?! Увы, на этот вопрос Лотя не ответила, лишь делала загадочные глаза и хитро улыбалась.
   Кусок ткани перекочевал в носовой платок. Больше ничего интересного на смотровой площадке не нашлось, надо было лезть в пещеру. Не хочется, конечно, но куда деваться? Так и пошли: впереди я с огнешаром, следом Лотя с щипчиками и платочкам наготове.
   К счастью, пещера оказалась неглубокой - эдакая продолговатая кишка метров шесть в длину и два в ширину, заканчивавшаяся глухой каменной стеной. То есть, вход тут только один, он же выход - с одной стороны, хорошо, ибо никакая нежить со спины не подберется, с другой же, если нежить полезет внутрь, индивид окажется заблокированным здесь, бежать-то будет некуда. Впрочем, имея при себе карманный портал, всегда можно спастись. Вот как сейчас, услышав мои шаги над головой, неустановленная личность быстренько сделала ноги посредством магически пробитого в пространстве туннеля, и ищи ветра в поле. Отследить его, конечно, можно, но только если имеешь под рукой мага-ритуалиста или мага-пространственника. Мы с Лотей, увы, такими талантами не обладаем.
   Вместе с тем, карманный портал - дыра узкая, так что вес и объем ручной клади, которую можно протащить через нее, весьма ограничен. В нашем случае, индивид-наблюдатель, сбежав через пространственную дыру, вынужденно оставил в пещере улики: видавший виды спальный мешок, деревянный ящик, служивший одновременно столом и шкафом, в нем небольшой запас консервов и еще кое-что по мелочи - походный комплект посуды, состоящий из ложки, кружки и миски, полупустая аптечка и даже бюджетное издание какого-то романчика. Долго так не проживешь, но пару дней - вполне. Наш неустановленный наблюдатель (ох, как же тянет назвать его шпионом!) устроился здесь почти что с комфортом, да и нахождение в Проклятых землях не повод лишаться культурной жизни. М-да... И это под боком в третьего заградительного, на базе которого секретный государственный проект реализуется! Тут одно из двух: или полковая разведка совсем мышей не ловит, или она по какой-то причине не замечает этот наблюдательный пункт. Боюсь, сознательно не замечает...
   - Давай оставим здесь все, как есть, - сказал я, заметив, каким плотоядным взглядом леди Иолатэ смотрит на консервы. - Вдруг шпи... наблюдатель вернется? Пусть думает, что его укрытие не обнаружили.
   Лотя нехотя согласилась. Хотя ТАК выразительно бурчала животом, что мне стало даже стыдно за свое решение. Мое желудок, кстати, поддержал ее согласным бурчанием. Но дело есть дело, а голод вполне можно потерпеть. Вот вернемся в полк к обеду, тогда и поедим. В крайнем случае, к ужину...
   - Мясные, рыбные... - недовольно пробурчала женушка, оглядывая этикетки на банках, а после заговорила менторским тоном: - Полный набор. Запас на неделю. А вот овощей, фруктов и углеводов нет. Не самое сбалансированное питание, постоянно на таком тяжело. Наверняка у него проблемы с пищеварением. Ну, или сей загадочный наблюдатель является орком или оборотнем, и может долго прожить только на белковой пище, вернее, на консервированной белковой пище.
   - Учту, - коротко ответил я, про себя немало удивившись нежданной лекции.
   И подумал, что эти пять лет не прошли для Лоти даром. Она изменилась, где-то в лучшую, а где-то и в худшую сторону, и мне придется принимать эти изменения как данность, по крайней мере, пока я не найду способ вернуть ее в Наргонту. Вот, кажется, она успела стать занудой, так как не замечал я за прежней Лотей стремление читать лекции по любому вопросу. А тут прямо опять студентом себя почувствовал. Брр! Нет уж, хватит с меня университетов и всего, что с ними связано.
   Эх, вот бывает же в жизни такое: через пять лет брака вынужден заново с женой знакомиться. Впрочем, если брак фиктивный, и жили супруги все это время в трех тысячах километров друг от друга, то ничего удивительного. Бывает вот и наоборот, но это, по счастью, не наш случай.
   Такие мысли крутились в голове, пока я аккуратно разворачивал спальник. Тяжелый, крепкий, несмотря на все потертости и грубо зашитые прорехи, очень теплый. Один в один те, что на полковом складе мягкого инвентаря хранятся, только те поновее будут. Впрочем, те, что на складе, особо и не используются, а этот - вовсю. Развернув скатку и заглянув в нутро спальника, я сразу заметил несколько рыжих волос, прицепившихся к той части, где должна быть голова, и еще один блондинистый, чуть темнее, чем у моей женушки. Хм... Касси? Она вроде бы единственная рыжая на десятки километров вокруг. Впрочем, это не гарантия того, что это ее волосы. Могла ли она прятаться здесь после того случая? Вполне. А обладатель светлых волос у нас кто? Судя по длине, мужчина. Впрочем, не факт, ведь многие дамы, работающие в Проклятых землях, предпочитают короткие стрижки - удобно, долго укладывать-заплетать не надо, да и с точки зрения безопасности куда лучше, потому что за короткие волосы насекомоподобной нежити зацепиться куда как сложнее. Ну-ка...
   Я поднес спальник к лицу, принюхался. Так, вроде, ничего интересного, грязными волосами не пахнет, и ладно. А если с нюхом, как у кота? Нет, все равно ничего. Хотя... похоже на запах духов Кассандры, правда, очень слабый, почти весь выветрился. Впрочем, эти духи были вполне себе популярны в Наргонте пять лет назад, и с тех пор могли не утратить свои позиции, так что сам по себе запах ни о чем не говорит. Однако в сочетании с рыжими волосами - это уже основание для предположения. Но что Кассандра могла делать здесь? Откуда знала об этом месте? Что за блондин(ка) составлял ей компанию? И, главное, как это все связано с попыткой ее убийства?
   Волосы я сложил в любезно предоставленные женой носовые платки, рыжие и светлые отдельно. А потом, подумав, вывернул спальник наизнанку и сразу же увидел специальную нашивку с номером склада, откуда был выдан этот спальник (да-да, тот самый склад номер четыре третьего заградительного полка!), инвентарным номером самого спальника и датой поступления на баланс, что случилось чуть больше трех лет назад. Неплохо! Можно посмотреть по складскому журналу, кому и когда этот спальник был выдан, а после и отследить его путь до этой пещеры. Эх, забрать бы его с собой и отдать на экспертизу Аделаиде - чувствую, много интересного узнал бы. Увы, пока нельзя.
   - Что там? - подала голос Лотя с другого конца пещеры.
   Сама она нашла что-то в темном углу рядом с входом и вовсю орудовала кисточкой для пудры. Нашла себе занятие. Не сидит сложа руки, не ноет, что устала и хочет если не домой, то хотя бы к появлениям цивилизации, решила помочь по своей инициативе - я ее о том не просил... Ну, надеяться на помощь и просить ее - это разные вещи, да? Могла бы послать муженька с его сыщицкими замашками и постоять спокойно в сторонке. Но нет! Жажда деятельности у леди Иолатэ велика. Надо только направлять ее, не зарываясь при этом, иначе, чувствую, мне снова придется искать дерево повыше.
   Я вкратце рассказал ей про спальник и про волосы двух индивидов в нем.
   - Как думаешь, пользовались они им поочередно или, гм, вместе одновременно? - Лотя с любопытством рассматривала мою находку.
   Ответил я быстро, не задумываясь, хотя и надо было бы.
   - Вместе одновременно не получится, такие спальники для двоих узковаты. Спать-то вдвоем в них можно, хоть и без особого комфорта. А вот, так сказать, поактивничать уже не получится...
   Лотя хихикнула, видимо, представив сию картинку. А потом вдруг нахмурилась:
   - По собственному опыту знаешь?
   И что-то в ее голосе меня насторожило. Вот буквально на уровне инстинкта понял, что, если ей мой ответ не понравится, то мне придется туго.
   - Нет, парни рассказывали, - как можно непринужденнее ответил я, пожав плечами. - Любят, знаешь ли, мужики в коллективе себе подобных о своих постельных подвигах потрепаться.
   Уж не знаю, поверила она мне или нет, но расправа если не миновала, то точно откладывалась. Что это с ней? Откуда такая озабоченность моим моральным обликом? Или мне показалось?
   Желая уйти от опасной темы, я поспешил заговорить о чем-то другом.
   - А у тебя что?
   - Небольшая коробка для мусора, - сообщила Лотя, не сводя с меня опасно недоверчивого взгляда. - А в ней банка с недоеденными консервами и ложка. Обе с отпечатками пальцев, я их уже сняла. Не боги весть как, но вроде разглядеть что-то можно. У вас в полку экспертус есть?
   Я ответил, что есть, причем та самая Анилл Вихмер, на деле оказавшаяся Аделаидой. Лотя тут же вспомнила, что так звали невесту Кейна, на которой последний женился буквально в день отъезда, и оба отправились в Проклятые земли через портал прямо из храма. Естественно, такое удовольствие обошлось в то время еще подполковнику Мрраксу в кругленькую сумму, а уж как магам-пространственникам из портальной службы пришлось голову поломать... Я только вздохнул. Да, вышло забавно, но это если не знать предысторию той свадьбы. Лоте я тогда о проблемах Анилл-Аделаиды, конечно, ничего не рассказал, да и сейчас ей о том знать не обязательно. А сама та свадьба на деле оказалась той еще спецоперацией...
   - Уж не знаю, будут ли снятые мной отпечатки годны для экспертизы, - с сомнением протянула леди Иолатэ, разглядывая смутные пятна пудры на кусочках липкой ленты. - Может, забрать с собой банку? Пусть отпечатки снимает профессионал.
   Я покачал головой. Исчезновение консервной банки вряд ли будет расценено наблюдателем как вывоз мусора коммунальными службами, стало быть, точно вызовет ненужные подозрения. Это малюсенький кусок ткани он мог не заметить, но банку-то с остатками обеда! При том, что вынужден был его прервать обед из-за моего появления у него над головой и быстренько уносить ноги! Нет уж, лучше оставить здесь все, как было, и надеяться, что наблюдатель не поймет, что его логово обнаружено.
   - Ну, нет, так нет, - не стала спорить Лотя. - Знаешь, я думаю, что наблюдатель - мужчина. Крупноваты отпечатки для женщины. Разве что она жугерн или орк.
   - Жугерна можно исключить, - я покосился на выстроенные в шеренгу консервные банки. - Он бы тут с голоду умер. Ну, или от несварения. Консервы-то сплошь мясные, всего несколько рыбных, а жугерны едят только растительную пищу. А после орка, кстати, остались бы царапины от когтей.
   - Царапин вроде не видно, - ответила Лотя, вертя в руках банку.
   К счастью, она сама догадалась стереть с нее пудру. Умная девочка, как и всегда. Ну, хоть что-то в этом мире остается неизменным.
   - И вообще, сейчас нет смысла гадать насчет расовой принадлежности наблюдателя, - вдруг рассердилась оборотница. - Надо заканчивать побыстрее и уходить отсюда.
   Я едва сдержался, чтобы ехидно не напомнить, что она сама этот разговор и затеяла. Впрочем, доля истины в ее словах была, так что я поспешил взяться за осмотр последней улики - книжки в мягком переплете.
   Ну, книжка как книжка. Роман, но не любовный, а историческо-приключенческий, с четко выраженной детективной линией, написан хорошо, популярен в последние пару лет. Сам, помнится, начинал его читать, но быстро бросил из-за загруженности, да и детективов мне и в жизни хватает. Кстати, этот роман попал ко мне в руки с подачи все той же Касси... Опа! При быстром пролистывании книжонки из нее выпал небольшой клочок бумаги с текстом невнятного содержания: 'Ямка, между псом и волком, влево два по часовой стрелке, вправо один, четыре раствора вниз и береги ноги'. Хм, глупость какая-то... Или нет? Ну, если подключить воображение, то похоже на какой-то шифр или же на инструкцию. Только к чему? И для чего она понадобилась здесь, в этой пещере? Просто попала в книжку в качестве закладки? Да нет, вряд ли, потому что неизвестный читатель вместо того, чтобы пользоваться закладками, предпочитал загибать уголки страниц, вон, следы того остались. Подсказка? Шпаргалка? Храрг ее знает! Почерк незнакомый. Написано, похоже, давно, так как и бумага изрядно замызгана, и чернила выцвели до темно-серого цвета. Ни подписи, ни даты... Хм... Согласно сведениям на форзаце книжонки, отпечатана она была в октябре позапрошлого года. Что ж, будем считать эту дату и условной датой написания записки.
   - Бред какой-то, - прокомментировала Лотя, заглядывая мне через плечо и сосредоточенно сопя в ухо.
   Я невольно вздрогнул, когда она оказалась так близко. А после почувствовал, как тепло растекается под кожей. Выброс адреналина? Хм, странный какой-то. Однако мне сейчас не до того, чтобы ломать голову над реакциями собственного тела.
   - Шифр? Инструкция? - озвучил я свое предположение, слегка отстраняясь.
   Не то чтобы я опасался ее. Просто воспоминание о том, как на меня несется разъяренный королевский храргот с недвусмысленными целями, было ее слишком свежо, чтобы допускать ее в свое личное пространство.
   Лотя почесала в затылке и выдала свой вариант:
   - Зашифрованная инструкция?
   Я вынужден был признать, что этот вариант мало того, что тоже имеет право на существование, так еще и, скорей всего, ближе всех к истине - иной причины хранить записку с полным бредом я не вижу.
   - Надо подумать над ней. Ну, хоть ее-то давай заберем с собой, а? - заканючила леди Иолатэ. - Переписать некуда, да и нечем, а если запоминать, то вдруг мы что-то напутаем?
   Я задумался. Книжку, надо сказать, покрывал тонкий слой пыли, так что ее не трогали недели две. Может, она, а заодно и записка с инструкцией, еще столько же не понадобиться. А уж вернуть пыль на обложку магу-воздушнику и вовсе раз плюнуть.
   - Ладно, записку заберем, - разрешил я, пряча клочок бумаги в карман.
   Зачистить следы нашего с ней пребывания в пещере было просто, достаточно лишь сложить все вещи так, как они лежали до того, и поднять небольшой ветерок. А после мы, наконец, смогли отправиться в третий заградительный.
  
   Лотя
  
   До проторенной дороги к третьему заградительному мы с Яросом шли очень быстро, почти бежали, постоянно оглядываясь по сторонам, прислушиваясь и напрягая магическое чутье на предмет обнаружения нежити в непосредственной близости от себя. В такой обстановке не до разговоров, разглядывания окрестностей и прочих занятий, более подходящих для легкой увеселительной прогулки! Однако, стоило нам ступить на широкую серую полосу, выстланную мелким дробленым камнем, как у меня будто гора с плеч свалилась - так легко стало, что захотелось петь, прыгать, танцевать и хлопать в ладоши! Вот что значит освященная земля, без конфликта магических сил! Все, больше в Проклятые земли ни ногой! Никаких больше случайных порталов, схваток с гхедешшами и тайных наблюдательных постов! Возвращаюсь обратно в Личево, отрабатываю полугодовой срок и назад в Наргонту! Нравится мне этот город... Осталось только с муженьком разобраться, и все - свободна! Признаться себе в том, что мне самой интересно, что там за пост на скале, и откуда у парня Эми карманный артефакт с порталом к нему, я пока что так и не решалась. Хотя эта мысль, вытесненная куда-то на самый край сознания, противно зудела и раздражала не хуже чесотки. Ну и пусть! На передний план не лезет, и Храрг с ней!
   По освященной дороге можно было идти более размеренно и расслабленно (не не слишком медленно, так как собственное бурчащее от голода пузо подгоняет не хуже бегущего по пятам гхедешша!), даже любоваться окрестностями. Ну, как любоваться... Однообразный пейзаж проклятых земель - желто-серая земля с редкими пятнами бурой пожухлой травы, изредка встречающимися черными деревьями, да серыми, неряшливыми, щетинящимися колючками, клубками кустарников - надоел мне быстро. А идти далеко, километра три - некое скальное нагромождение, в котором, по словам Яроса, и скрыта цель нашего путешествия, еще только-только маячит на горизонте. Скучно. Раз так, то почему бы не совместить приятное с полезным и не попытаться выяснить у дражайшего супруга, с какого перепугу он неожиданно уехал из Наргонты пять лет назад? Буду хоть знать причину. Глядишь, если она уважительной окажется, то и я ему жизнь в ответ портить не буду... сильно! Кстати, есть у меня пара задумок на этот счет, хе-хе...
   - Так как ты оказалась в Проклятых землях? - услышала я голос Яроса.
   И едва не рассмеялась. Выходит, в голове у муженька бродят схожие мысли! Забавно! Впрочем, неудивительно.
   - Откровенность за откровенность! - поставила условие я, не размениваясь на всякие 'Долго рассказывать', 'Все сложно' или 'Это мое личное дело'.
   И, скосив глаза, стала внимательно наблюдать за реакцией супружника. Реакция, кстати, оказалась вполне ожидаемой и очень, так сказать, юридической: вежливая заинтересованность на лице, и лишь изогнутая бровь выдавала то ли удивление, то ли недоумение.
   - Согласен, - выдал он, наконец, что-то для себя решив. - Мы оба это заслужили.
   Хорошо хоть, не стал делать бесстрастное лицо и отвечать что-то вроде: 'Готов рассмотреть все претензии в десятидневный срок, изложите их письменно и направьте моему секретарю'. В этом случае я б его точно побила!
   - Раз согласен, то начинай! - коварно усмехнулась я. - Ты первый!
   Яр возражать не стал, предупредил только, что рассказывать может далеко не все, потому что связан клятвой о неразглашении. Я насупилась - так от меня еще не отмазывались! Однако благоразумно решила пока помолчать и послушать, а потому уже решать, стоит ли подключать тяжелую артиллерию в виде пыток.
   А еще я, глядя на него, вдруг подумала, что муженек-то заметно изменился со времен Наргонты. Однако далеко не сразу сумела сформулировать, чего именно коснулись эти изменения. Нет, не только физической формы, хотя он нынешний, по сравнению с тем недотрупом, что я выловила из озера на Старом кладбище, просто небо и земля - и вес, и мышцы появились, и от ветра больше не шатается! Однако, в большей степени, чего-то другого... Вместо строгого костюма - потрепанная кожаная броня, волосы торчат в разные стороны из-под повязанного на пиратский манер черного шарфа, взгляд теплый, задорный, улыбка совсем мальчишеская и даже бесшабашная какая-то. Как будто жизнь в Проклятых землях, пройдясь по нему наждаком, стесала все напускное - лоск, налет аристократизма (княжич, что ни говори!), легкую заносчивость, излишнюю деловитость и, главное, покровительственное, я бы даже сказала, излишне опекающее отношение ко мне, будто я дите неразумное, - и оставила... что? Пока не знаю, разберемся по ходу дела. Но с этим вариантом Яроса Иолатэ я ощущала себя более свободно. Почему? Думаю, это от того, что теперь мы с ним были на равных. Еще от того, что теперь эта зараза остроухая у меня буквально-таки на уровне инстинкта ощущается, как свой, из стаи. Ну, и далеко не последнюю роль сыграло то обстоятельство, что, загнав его на дерево, я, видимо, самоутвердилась окончательно. Самоутвердилась! А не простила! Так что дай мне только повод, м-муженек! Здесь дорога, деревьев нету, вправо-влево зона действия некроса, а по прямой я тебя влегкую догоню...
   Но Ярос, будто почувствовав мой настрой, поводов сердиться мне не давал, да и вообще вел себя хорошо, зараза! Он действительно поведал мне о том, что побудило его пять лет назад, едва исполнив свою часть договора с Иннерлией (историю нашего с ним знакомства и скоропалительного брака я из муженька уже давно вытянула), тут же заключить новый, на этот раз с Тайной стражей, и сбежать из Наргонты, причем без перспективы скорого возвращения.
   Как оказалось, дела обстояли следующим образом. Пять лет назад пресветлый князь Изялиниэль всеми правдами и неправдами назначил моего мужа, своего внука, наследником княжеского престола, что, на минуточку, было очень и очень непросто, растянулось почти на двадцать пять лет и стоило огромных моральных, умственных и финансовых вложений, это не труд одного князя, а целой команды. В масштабах княжества Мерисс - решение очень удачное, потому что этим ходом князь обезопасил его суверенитет от совместных посягательств короля эльфов Аллуриона Второго, которому столь самостоятельная административная единица с заклятым другом-вассалом во главе уже давно поперек горла, и от князя Ваэтрасского, который, будучи мужем старшей дочери Изялиниэля и отцом его второго внука, тоже получил право на престол Мерисский, хоть и в качестве регента.
   А вот в масштабах отдельно взятого княжича Иолатэ, увы, все оказалось не столь радужно: за неполный месяц, прошедший с момента официального возвращения Яроса из 'укрытия в связи с покушением на его жизнь' (а укрывался он, как мы помния, в серой фамилиаровской шубке), на моего мужа было совершено целых три покушения. И это несмотря на наличие незаметной охраны! Благо, сам муженек такую вероятность развития событий оценил как очень высокую и ушами не хлопал, так что вдовья доля меня тогда минула. Ну, как благо... Ой, ладно, ладно, проехали! Кстати, одно из тех покушений я сама и предотвратила...
   Однако Ярос понимал, что бесконечно так продолжаться не может, и рано или поздно какому-нибудь из специалистов по улаживанию деликатных проблем улыбнется-таки удача. Поэтому, когда доверенное лицо Тайной стражи предложило ему поучаствовать в одном секретном государственном проекте, отчасти реализуемом на базе третьего заградительного полка, он не стал отказываться. Все-таки Проклятые земли - отнюдь не парк культуры и отдыха, место само по себе опасное, пребывание в котором, как я уже могла убедиться, сопряжено с немалым риском для жизни. Кроме того, незаметно попасть в так называемую буферную зону - сотню километров от Гатона до официальной границ Проклятых земель - невозможно, так как придется преодолеть кучу бюрократических, магических, лекарских и еще Храрг знает каких проволочек. А уж если вспомнить, что эти земли считаются неофициальным владением Тайной стражи... Короче, я до сих пор не вдова, а единственный наемный убийца, сумевший добраться до княжича Мерисского живым, оказался в столь пожеванном состоянии, что добить было бы милосерднее. Не добили, конечно, подлатали, показания взяли да переправили в Тайную стражу, а те, по слухам, уже в Мерисс, под навязчивую опеку князя и его верного пса Иранэля...
   - Кейн? - предположила я. - Или Арзабаль? Кто из них выступил вербовщиком? Или оба сразу?
   - Догадалась, - с улыбкой констатировал Яр.
   Улыбаюсь в ответ. Конечно, догадалась. Тоже мне, тайна! Насколько я, на основании анализа собственных наблюдений и рассказов родственников и знакомых Яроса, успела изучить характер муженька, то вербовщиков со стороны он послал бы сразу и далеко. А вот старых армейских друзей, с которыми бок о бок немало пережил и давно не виделся, как минимум, выслушал бы. К тому же, те всегда знают, на какие кнопки нажать и как склонить к принятию правильного решения. А уж если 'клиент' сам дозрел до осознания необходимости сотрудничать с органами власти... В общем, долго, нудно и упорно уговаривать княжича Иолатэ участвовать в неком таинственном проекте неразлучной парочке с офицерскими нашивками на груди и рукавах не пришлось. Интересно, что это за проект такой?
   - Секретный, Лотя! - напомнил с ехидной ухмылкой муженек. - Секретный! Значение этого слова тебе надо объяснять или сама догадаешься? Ты у меня догадливая...
   Я сердито фыркнула.
   - Не у тебя! Я сама у себя догадливая!
   Ярос развел руками, мол, как знаешь.
   - А все-таки? - не сдавалась я. - Может, хоть намекнешь?
   Молчит, зараза! И лыбится так, будто действительно рад меня видеть, и моя настойчивость в попытках выяснить, что это за секретный государственный проект, в котором без княжича Иолатэ, который вообще-то подданным империи не является, никак не обойтись, его не раздражает, а очень даже забавляет. Вот ни капельки! Грр! И ни слова из него не вытянешь... Ладно, попробуем с другой стороны. К тому же, я пока что не получила ответа на все интересующие меня вопросы!
   - Ладно, не больно-то и хотелось, - как можно равнодушнее сказала я, пожав плечами.
   Короткий смешок был мне ответом. Да-да, конечно, верю... Гад! Понятно, от кого Фыр дурного набрался. У, бесит!
   Однако внешне я оставалась спокойной, доброжелательной и чуть ироничной. По крайней мере, мне хотелось думать, что так и есть.
   - Хорошо, допустим, у тебя действительно был веский повод покинуть Наргонту. Но почему так, молчком, по-тихому, как преступник? Почему ты ничего не сказал мне?
   Вот тут муж мой удивился уже по-настоящему - брови вскинул, глаза округлил и не сразу с ответом нашелся. Да с каким!
   - Зачем?
   Ну... У меня аж дыхание от возмущения перехватило! Зачем?!!
   - А затем, - прошипела я, стискивая кулаки и чувствуя, как сами собой удлиняются клыки и когти, - чтобы я знала! А то... Храрг тебя задери, Иолатэ! Когда ты уехал, в Наргонте такое началось... Знаешь, мне легче было бы пережить это все, знай я правду! Может, сейчас не хотела бы тебя на лоскуты порвать... по крайней мере, так сильно. Знала бы, за что страдаю...
   Заинтриговала я его окончательно. И правильно, не мне же одной от любопытства сгорать! И хотела бы я тоже промолчать о том, что отравляло мне жизнь долгих четыре с половиной года, да только боль от того, казалось, уже пережитая, в присутствии того, кто послужил источником ее (невольным, как только что выяснилось, но это вторично!) слишком сильно всколыхнулась, чтобы опять удержаться внутри. Да еще и Яр всерьез вознамерился узнать, в чем дело. Чтоб его...
   - Тайнюки должны были как-то залегендировать мое отсутствие, чтобы не вызывать подозрений, - сказал муженек. - Иными словами, придумать правдоподобное объяснение, почему княжич Иолатэ, оставив молодую жену, неожиданно бросил все, даже пост консула, отбыл в неизвестном направлении, и возвращаться не торопится, а новоиспеченная леди Иолатэ спокойно живет в Наргонте своей жизнью, не пытается разыскать мужа и воссоединиться с ним. Лотя, рушить твое будущее, втягивая в этот проект и тебя, я не стал, ты мне ничего плохого не сделала, - тут он позволил себе короткую улыбку, давая понять, что просто пошутил. - Да и тайнюки были против - для них чем меньше индивидов, не относящихся к последним и не связанных с ними договорными отношениями, знает о проекте, тем лучше. Так?
   Ну, наверное... Я через силу кивнула, изо всех сил пытаясь унять клокочущую внутри злость и напоминая себе, что недавно передумала убивать Яроса.
   - Так они и сделали. И, видимо, в той легенде было что-то, неприятное, а то и обидное для тебя?
   Я снова кивнула. Это еще мягко сказано!
   - Ну, отнюдь не все легенды-прикрытия безобидны, - вздохнул Ярос. - Тайнюки меня в свои планы, понятное дело, не посвящали, но мои пожелания обещали учесть, и тебя сильно не подставлять. Хотя я... предполагал, что история получится не самой приятной, возможно, даже грязной. Я и не думал, что тебя это заденет...
   Я уперла руки в бока и сердито фыркнула. Не думал он... Хотя, если он хотел меня успокоить и спасти свою шкурку, то тактику выбрал верную. Перевел стрелки, мол, обращайся, дорогая женушка, с претензиями в Тайную стражу, они выслушают...
   - И что именно это была за легенда? - Ярос был само участие, прямо-таки лучился дружелюбием и пониманием.
   Прямо душка! Сильно жить хочет, зараза... Но я уже решила, живи, я добрая. Только веди себя прилично. И не зли меня!
   - Помнишь наш единственный совместный выход в свет? - спросила я, внутренне собравшись.
   Яр кивнул, сверля меня внимательным взглядом. Вот попробовал бы он не помнить, р-р-р!.. Случилось это в октябре того же года, когда мы с ним встретились. Эльфийский праздник осени с мудреным названием, все равно, что день Обновления для остроухого народа плюс там еще и много религиозной подоплеки. Надо ли говорить, что Ярос, назначенный наследником Мерисского престола, обязан был присутствовать там. Ну и я, как его жена, тоже.
   - Арлоссарэль-тер-Маалири, - уточнил Ярос.
   Я махнула рукой, мол, мне без разницы, и продолжила свой рассказ.
   Итак, по столь весомому поводу его остроухое Величество Аллурион Второй закатил грандиозный бал, на котором меня представили принцу Амиралису, единственному сыну действующего короля эльфов и наследнику престола. Раскланялись, мило обменялись дежурными фразами, протанцевали положенный по этикету танец (да, танцевать я умею, благо в детстве в кружок ходила, и танцы у эльфов не сложные), а после, случайно в светском трепе найдя интересующую нас обоих тему - один из разделов алхимии - проболтали на эту тему довольно долго, не меньше часа. Нет, все прилично - отошли себе к диковинно переплетенным серебристым стеблям, стену бального зала имитирующим, присели на скамеечку, все время разговора были у всех на виду, так что ничего предосудительного в том общении не было. Князь Изялиниэль, кстати, тоже находился в том зале и зорко наблюдал за мной, делая вид, что увлечен ненавязчивым флиртом с какой-то придворной дамой, однако выговора за неподобающее подведение я от него не получила. А Ярос же, все это время где-то промотавшийся и вернувшийся слегка растрепанным, взмокшим и с разбитой губой (как выяснилось, подрался на дуэли, не отходя, что называется, от кассы - некоторых, видимо, только могила исправит!), мой рассказ о встрече с венценосной особой просто принял к сведению и больше ни разу о нем не вспомнил. Получился такой вот ничего не значащий эпизод...
   Так каково же было мое изумление, когда после праздника Обновления, с которым, как оказалось, совпал отъезд Яроса из Наргонты, по городу поползли слухи, будто на устроенном эльфами балу по случаю праздника с непроизносимым названием то ли принц воспылал ко мне неземной страстью и, желая устранить естественное препятствие в общении со мной, упросил папу-короля отослать моего мужа куда подальше, то ли я сама, влюбившись по уши, выгнала мешавшего моему счастью с принцем Яроса, но итог один: княжич Иолатэ, вдрызг разругавшись с женой, уехал в неизвестном направлении. А жена осталась, почему-то в Великий Лес не перебралась... Бред полный! Но все поверили, никто разбираться не стал, слушать мои доводы против той версии, в общем негативом тоне противно смахивающие на попытки оправдаться, тоже.
   И весь гнев горожан обрушился на ее, то есть, на мою голову! Яроса-то в Наргонте хорошо знали, он-то своим был, многие были ему благодарны, как, например, та же Мелисса, многие терпеть не могли, некоторые искренне восхищались. А я, увы, тогда была чужой, незнакомой, и в глазах окружающих вмиг стала злобной неблагодарной тварюшкой (да-да, именно так - эдакий толстый намек и на мои моральные качества, и на расовую принадлежность), кою несчастный княжич вытащил из грязи, отмыл, одел, в свет вывел, законным браком облагодетельствовал, а она... Короче, целый год мое имя не полоскал только ленивый. Многие двери для меня закрылись, многие обретенные в первые месяцы жизни знакомые, та же Мелисса и ее внучка Лана, отвернулись, не смогли 'простить' допущенной по отношению к Яросу 'несправедливости'... Конечно, массовая истерия коснулась не всех. Счастье, что мэтр Майнэс не поверил слухам (а может, просто не хотел терять талантливую ученицу), Ансельм тоже, еще кое-кто из значимых для моего обучения и последующего устройства в жизни индивидов. Но в основной массе отношение ко мне долгое время было негативным, я бы даже сказала, гадливым.
   Потом-то все более-менее устаканилось, ибо надуманные обиды и неприязнь быстро забываются, когда срочно требуется помощь мага-целителя. Да и вообще время лечит, а уж если одновременно с ним нарабатываются новые связи, растет авторитет, причем заработанный своим трудом, да и я, перестав кому-либо что-то объяснять, сосредоточилась на учебе, практике у Ансельма и Майнэса, подработках, а сам принц Амиралис больше в моей жизни так ни разу и не появился. Но тот скандал мне нет-нет, да аукается. Особенно Эрлика Истер старается, при любом удобном случае меня дерьмом обмазать за поруганную честь мужа и супружескую неверность. Смешно, да? А мне вот не очень. Обидно? Нет, скорей, мерзко, будто шла и в чьи-то отходы жизнедеятельности наступила.
   Массовую истерию по поводу моей персоны и всеобщий остракизм я бы еще пережила - махнула рукой, да занялась бы своей жизнью, как, кстати, и поступила. Гораздо сложнее мне было от невозможности поговорить с Яросом об этом, спросить его напрямую: 'Эй, какого Храрга происходит?' и не посоветоваться, как мне быть дальше, не попросить помощи... Почему-то у меня была некая иррациональная уверенность, что он единственный, кто мог бы мне помочь, хотя и винила в случившимся именно его. Вернее, нет, не в том, что обрушилось на меня, а в том, что он просто исчез, бросил меня один на один со всем этим... И это после того, как он, фактически, стал моим щитом от родственничков Тар-Граорров, не только в суде, но и в жизни! Храрг побери! Он не должен был бросать меня! Опыта в разрешении подобных ситуаций у меня не было, так что в одиночку мне оставалось лишь принять ситуацию. Бороться, увы, не вышло...
   А самое плохое, что мне время от времени казалось, будто я действительно в чем-то виновата перед мужем, раз тот перед отъездом не взял на себя труд объясниться со мной или хотя бы попрощаться. И это ощущение вкупе с обидой на него понемногу подтачивали, отравляли мою уверенность в себе, да и мое существование в целом. И желание встретиться, поговорить, выяснить все порой становилось невыносимым. Пока еще я научилась жить со всем этим! А сколько нервов и сил мне это стоило, знаю лишь я.
   В то, что вся эта история всего лишь случайность, я не верила. Сплетни точно кто-то запустил. Ярос? Ну, без него там точно не обошлось. Но зачем? Сейчас, после его рассказа, я, наконец, получила ответы на часть своих вопросов. Ну да, Тайная стража... Вообще заметила, что, как только у меня начинаются проблемы, данная структура всегда где-то неподалеку...
   На Яроса мой эмоциональный рассказ произвел гнетущее впечатление. Муженек мрачнел с каждой минутой, а под конец отчетливо скрипел зубами. Правда, негромко хихикнул, когда я про великую любовь между мной и эльфийским принцем заговорила, да криво ухмыльнулся, узнав про старания его бывшей пассии на ниве очернения меня. Да-да, той самой леди Истер, что пять лет назад не дрогнувшей рукой подала ему отравленное вино! Такие вот кренделя иногда жизнь выкидывает...
   Когда я закончила, Ярос молчал минут пять, а потом заговорил:
   - Ну, легенда, по нашей с тайнюками договоренности, должна была подразумевать полный и окончательный разрыв между супругами Иолатэ, а заодно и ссору с Рози и малышом Агрисом. Это нужно было, прежде всего, для вашей безопасности. Чтобы политическим оппонентам деда не пришло в голову добраться до меня через вас, например, взяв кого-то из вас в заложники и угрозами вынудив меня совершить самоубийство или еще какую-нибудь глупость в их интересах. Прости, если сможешь, но так нужно было. Понимаешь, его остроухое Величество должен был быть уверен, что, случись что с тобой, Рози или Агрисом, я не буду сожалеть о том. Потому и пошли слухи о навязанной мне за какое-то охрененное наследство опеке над любовницей моего биологического отца и сводным братом (ну, тут и придумывать ничего не пришлось, просто подать ту историю под другим соусом!), и о тебе как о неверной жене, разбившей мне сердце, - тут он позволил себе саркастичскую ухмылку. С тобой, кстати, тайнюки прокололись по полной, даже странно, что вся Наргонта, ну, или большая ее часть, в это поверила.
   А потом досадливо поморщился и выдал весьма озадачившую меня фразу:
   - Только вот на деле оказалось... Ох, хотел бы я поговорить на эту тему с куратором проекта... предметно! Но уже не поговоришь, Храрг побери...
   - Почему? - спросила я.
   - Он мертв, - только и ответил муженек, не вдаваясь в подробности.
   Я потерла затылок. А что тут скажешь?
   - Лотя, мне искренне жаль, что тебе пришлось пройти через это, - Яр осторожно положил мне руку на плечо, проникновенно заглядывая в глаза.
   И сказано это было так, что я ему поверила. Буркнула под нос:
   - Ладно, что уж...
   - А в Проклятых землях ты оказалась только для того, чтобы высказать мне все это? - карие глаза лукаво блеснули. - Или у тебя есть иная причина быть здесь?
   - Есть, конечно, - фыркнула я, чувствуя, как горячий румянец предательски растекается по лицу.
   - Тогда рассказывай! - посерьезнел Яр, и возражать ему мне почему-то не захотелось.
   К тому времени, как мы подошли к входу на базу третьего заградительного полка - мощным каменным воротам, едва различимым на фоне серых скал - он уже знал всю история моего переезда на границу. И она, надо сказать, повергла его в очень глубокие раздумья. Настолько, что он игнорировал все мои попытки продолжить разговор вплоть до самого конца нашей вынужденной пешей прогулки, весь обратился в себя, а все признаки бодрствования его сознания сосредоточились на беззвучном движении губ, будто он что-то проговаривал про себя, да в непроизвольном потирании ребра правой ладони. Ладно хоть на подходе к воротам вынырнул из омута размышлений и взял на себя все разговоры с караульными и прочими должностными лицами вплоть до Кейна, о встрече с которым Ярос попросил немедленно. Пропустили вольнонаемного юриста, кстати, быстро, без проволочек и лишних расспросов: надо, значит, надо. Даже ругаться не пришлось, так, слегка для острастки. Ну и меня заодно, раз уж Ярос требует - под его ответственность и с обязательным прохождением нами обоими расширенного перечня проверок на принадлежность к нежити и на поражение некромагией. Муженек, спешащий к Кейну с докладом, начал возражать, упирая на то, что принесенные нами сведения должны быть донесены до полковника в кратчайшие сроки. В итоге, между ним и начальником караула было достигнуто компромиссное решение: мы с Яросом проходим полный перечень проверок вплоть до анализа крови, а караульные немедленно приглашают на пост Кейна.
   Разговор с полковником Мрраксом (дослужился-таки!) прошел быстро, без отрыва от магических проверок (ей-богу, стояли мы с муженьком под прицелом сканирующих заклятий, увешанные артефактами, как новогодние елки игрушками!) на сугубо деловой волне - повод обязывал, как-никак. Я с командиром полка не особо разговаривала, не до того ему было. Так что все наше с ним общение свелось к следующему:
   - О, Лотя! Как дела?! Какими судьбами?! Заходи на ужин сегодня... или завтра? Я у жены уточню, попозже, сама понимаешь. Ну, располагайся...
   И тут не надо было уметь разбираться в людях, чтобы понять, что полковник если и удивился моему появлению, то не сильно. Да и удивление его было, скорей, из разряда 'Странно, что раньше не заявилась!'. Самое забавное, что, судя по выражению лица, Ярос это тоже понял, и ему очень хочется поговорить со старым другом по душам... матом. А то и с мордобоем.
   Деликатно не желая мешать дружескому общению, а также понимая, что при мне эти двое никаких серьезных дел обсуждать не станут, я попросила выделить мне место для отдыха и приведения себя в порядок, а также сопровождающего, так как ничего здесь не знаю, и вряд ли дражайший супруг сможет составить мне компанию. Рекомый дражайший при этих словах встрепенулся, будто вспомнив о чем-то важном, и даже открыл рот, явно намереваясь озвучить свою мысль, однако в последний момент передумал. Впрочем, что мне до его внезапных озарений дела не было, хотелось помыться и отдохнуть.
   Правда, тут у муженька голос все-таки прорезался.
   - Подожди меня, на склад вместе сходим! Тебе ж одежда подходящая не помешает, а то ты налегке...
   Что, он хочет отследить путь того спальника? Вообще, идея хорошая, так как у меня с вещами действительно не очень - нет ничего, кроме того, что на мне сейчас надето. А в Личево, чувствую, я вернусь нескоро. Так что спорить с муженьком я не стала, а в результате отложился мой полноценный отдых, и как бы не до ночи. Эх... Но умыться и поесть мне никто не помешает! Так что я поблагодарила полковника и отправилась вслед за молодым лейтенантом к ближайшей точке общепита.
  
   Ярос
  
   Как только за Лотей закрылась дверь, я, едва сдерживаясь, чтобы не заорать, повернулся к Кейну:
   - Так ты знал, что она здесь... - прошипел я не хуже взбешенного Фыра. - И когда ты собирался мне об этом сказать?
   Кейн опустил хитрый взгляд и едва не зашаркал ногой, изображая шутливое смущение, что при его габаритах и суровой внешности выглядело забавно, однако мне было не до смеха. Хорошо хоть не попытался меня убеждать в своем неведении относительно того, что леди Иолатэ занесло на границу, иначе я б точно сорвался.
   - До или после похорон? - все тем же шипящим рычанием уточнил я.
   - Каких похорон? - опешил полковник.
   - Моих! - рыкнул я.
   Рычал, впрочем, больше для острастки, так как, имея удовольствие лицезреть вытянувшуюся физиономию первого лица в третьем заградительном, успокоился практически мгновенно. И поэтому сразу пояснил:
   - Она меня, между прочим, чуть не загрызла. Перекидывайся Лотя чуть быстрее, бегай я чуть медленнее и не успей взобраться на дерево, они б точно состоялись... Ну, или нет - если б леди Иолатэ догадалась избавиться от трупа.
   Кейн понятливо кивнул.
   - Нехорошо вы с ней расстались, да?
   Развожу руками. Наверное, можно было бы и получше. Но как получилось, так получилось.
   М-да... Любит жизнь задачки задавать! Вот появилась леди Иолатэ в ней, моей жизни, снова, да еще с таким настроем, что едва ее, эту самую жизнь, не оборвала мучительным образом, а мне теперь выстраивать с ней отношения заново, причем так, чтобы целым и невредимым остаться. И это при том, что обида Лоти на меня вряд ли волшебным образом прошла по причине того, что последняя ее вслух проговорила. Да и сама женушка вряд ли будет относиться ко мне так же, как пять лет назад - с того времени слишком много воды утекло, слишком много всего пережито, чтобы она осталась прежней. И наши с ней отношения более не могут выстраиваться по схеме 'мудрый наставник и балбеска', сложившейся согласно обстоятельствам нашего с ней знакомства, уже хотя бы потому, что нынешняя Лотя просто не будет подчиняться мне без веской на то причины. Те времена ушли безвозвратно! Теперь придется общаться на равных. Сможем ли? Я-то сделаю все, от меня зависящее, а она? Общение-то процесс двусторонний. Вот обуяют одну сторону вредность и дикое упрямство, обидой и еще Храрг знает чем порожденные, а мне что делать?! М-да... Есть над чем подумать. Особенно, если жить хочешь.
   А Кейн, зараза, пряча ехидную ухмылку, тут же затронул один из крайне щекотливых моментов, всерьез претендующий на роль увесистого камня преткновения в наших с женушкой взаимоотношениях:
   - А про Кассандру-то она знает?
   Я неопределенно махнул рукой. Нет, наверное... Хотя узнает. Лотя - новое лицо в полку, так что неизбежно станет центром внимания всех окружающих на какое-то время. А уж когда всем станет известно, что эта блондинистая красотка - моя жена, а еще она оборотница, маг-целитель и практически в одиночку завалила гхедешша, то все, проходу леди Иолатэ не будет. Это я к тому, что доброхотов, борцов за правду или просто болтунов вокруг полно, и, боюсь, о наличии у меня неуставных отношений с одной из местных магичек, которая, по совместительству, офицер Тайной стражи, ей не расскажет только ленивый. А мне что делать? Ну, пока что единственный выход из ситуации я вижу в том, чтобы самому стать ее сопровождающим, ходить за ней тенью до того момента, пока она не окажется на территории империи, отсекать опасные для меня темы и разговоры... Идея хорошая, но на деле не всегда осуществимая, ибо у меня и другие дела есть, вон, долгоиграющий судебный процесс и, как минимум, два расследования. А еще спать надо хоть иногда, есть, да и помыться было бы неплохо.
   Впрочем, в моем случае, важно не знает ли Лотя о наличии у меня любовницы, а то, как она отнесется к этому. Ох, если вспомнить, как болезненно она восприняла придуманную тайнюками легенду... А тут... Храрг! Оказавшись в полку и будучи представленная всем, как леди Иолатэ, Лотя неизбежно столкнется с обсуждением за глаза, шепотками за спиной, а то и открытыми насмешками. И что? Снова попытается выместить гнев на мне? Или посмеется? А, смысл гадать?! Один Храрг, скоро узнаю, причем на собственной шкуре. Но, на всякий случай, буду держаться поближе к деревьям и прочим возвышенностям.
   - Кстати, есть новости о Касси? - со вздохом спросил я.
   Кейн только головой покачал.
   - А насчет того, как тот парень, что покушался на нее, проник в полк?
   - Я по-тихому со всеми переговорил, кто в тот день и накануне в дозорах стоял, - ответил он. - Так вот, все клянутся и божатся, что мимо них мышь не проскакивала, и с постов никто не отлучался. И я, знаешь ли, склонен им верить - тех ребят я давно знаю, все с самого начала тут служат и раньше ни в разгильдяйстве, ни в пренебрежении служебными обязанностями они замечены не были. Так что ни через главный вход, ни через пещеры никто чужой на территорию полка не проникал.
   Я кивнул, принимая информацию к сведению.
   - А по расследованию?
   Полковник досадливо взъерошил волосы.
   - Если и есть, я не в курсе. Гости из Гатона мне не докладывают, ни с кем из наших на короткой ноге не сошлись, сторонятся, даже между собой дела почти не обсуждают. Я тут подговорил Аделаиду поболтать с секретаршей... на свою голову. Ну, они и болтают о хрени всякой вроде масок для волос, маникюрах или фасонах платьев. А о расследовании - молчок!
   М-да, незадача...
   - Короче, Котяр, давай ты тут сам, а? Своими методами...
   Это он на фамилиара намекает, мол, перемести временно сознание в Фыра, да послушай что к чему. Я бы, собственно, хоть сейчас, да женушку не хочется надолго одну оставлять - рискованно. Она и в полковой столовой сейчас много чего наслушается. Хорошо, хоть на обед не успеет, так что придется ей в одиночестве трапезничать, иначе... Да, в одиночестве - я сам слышал, как Кейн по-тихому приказал отряженному во временное сопровождение леди Иолатэ лейтенанту оставить ее в столовой, а самому принести что-нибудь съестное сюда, на пост, да побольше. Кажется, полковник решил воспользоваться случаем и перекусить в относительно спокойной обстановке. Представляю, как его вышестоящее начальство за эти дни задергало!
   - Не представляешь даже! - ответил Кейн, когда я озвучил свои мысли. - Чуть ли не каждый час на доклад дергают! Будто думают, что я им что-нибудь новое скажу! Вон, даже далеко от штаба отойти не рискую... А сегодня вообще как очумели! И все тобой интересуются, кстати, мол, где, когда вернется, да и вообще... Слушай, Котяр, новый куратор мне на полном серьезе приказал тебя под арест взять и при первой же возможности отправить в столицу для полноценного дознания, как он выразился. Проговорился, что у них там с экспертизой трупа какой-то затык, только я не рискнул расспрашивать...
   Хм... Это плохо. Выходит, я все еще подозреваемый, и Кейн рано или поздно будет обязан подчиниться приказу.
   - Да не дрейфь, понимаю я все, - ответил мой друг на невысказанный вопрос. - Пока потяну время, отговорюсь занятостью, еще что-нибудь придумаю. Не первый раз замужем-то! Но, Яр, ты тоже тут особо не светись. Большая часть полка предана лично мне, треть оставшихся подчинится Арзабалю, но, сам понимаешь, кто-то из оставшихся может и проговориться или же пожелать выслужиться... А за тех, кто работает над проектом, я и вовсе поручиться не могу.
   Киваю. Все я понял. Пока что буду прятаться, и, если в ближайшие сутки так и останусь главным подозреваемым в смерти Каирри, покину полк при первой же возможности. Ну, или погибну в когтях дражайшей супруги - чем дольше думаю о сложившейся ситуации, тем выше оцениваю вероятность такого исхода дела. Эх...
   - Это понятно. Только непросто тебе придется - я уже и все предусмотренные инструкцией поверки прошел, уже в двух журналах отметился и храргову кучу бумажек подписал, и караульные меня видели. Мое прибытие задокументировано. Бюрократия, однако ж...
   Полковник хитро прищурился:
   - С караульными я поговорю. А насчет документов... Ну, ты, Котяр, будто не юрист! И первый день в полку! Ты ж прекрасно знаешь, что у нас тут неразбериха с документами на раз-два случается. Вояки мы, а не бюрократы. Не больно-то канцелярские крысы в Проклятые земли рвутся, даже за тройную оплату...
   Я только вздохнул. Не хотелось бы такого развития событий, но, видимо, выбора у меня уже не остается. Да, случается на режимных объектах военизированного типа неразбериха с документами. Только каждый такой случай будет расследоваться специальной комиссией, и, учитывая тот факт, что третий заградительный является базой для реализации секретного государственного проекта, надеяться на 'пронесет' не приходится. А Кейн как командир выговором не отделается. Мне ужасно мерзко и стыдно за то, что я вынуждаю друга подставляться под серьезные санкции - вплоть до понижения в звании, к которому он шел очень долгим и тернистым путем. И, в то же время, ощущаю огромную благодарность, и понимаю, что ради него поступил бы также.
   - Не благодари, все свои, - махнул рукой полковник. - Сочтемся.
   - Лотино прибытие надо как-то залегендировать, - спохватился я, причем на слове 'залегендировать' у меня дернулся глаз. - Но хорошо, а не как тайнюки.
   И вкратце поведал Кейну, как Тайная стража объяснила мое отсутствие в Наргонте, чем, кстати, до слез рассмешил последнего.
   - Тоже не понимаю, как в эту чушь целый город поверил! - отсмеявшись, прокомментировал он. - Или ты там создал себе образ ранимого и чувствительного? Эдакого рыцаря печального образа... Как? Делись опытом!
   Я только плечами пожал. Сам не понимаю.
   - Да полез то ли правду искать, то ли геройствовать... пару-тройку раз, - предположил я. - Сам знаешь, меня иногда несет по кочкам. А народ додумал остальное. Но это уже в прошлом...
   Кейн снова заржал. Вот ведь!
   - Иногда! Да нет, Котяра, довольно часто! Но ладно, Котяра печального образа, перейдем к делу...
   Тут не выдержал уже я - тоже рассмеялся. Котяра печального образа! Это же Фыркис, которому вкусняшку по первому мяву не дают! Грустная мордочка моего фамилиара сама собой всплыла в памяти. Как же я соскучился по этому мерзавцу!
   - Серьезнее! - потребовал полковник, хотя сам не мог согнать улыбку с лица. - В эту легенду здесь ни одна собака не поверит! Разве что Ванилька...
   И он невольно потер основание большого пальца на левой руке, а потом коснулся мочки уха, на которых отчетливо виднелись следы свежих укусов мелких острых зубов.
   - Ого, ты уже ее собакой считаешь! - не удержался от подколки я. - Скоро, глядишь, и уважать начнешь!
   Кейн ответил мне таким взглядом, будто у него сразу все зубы заныли.
   - Я это недоразумение считаю подвидом цомари! И счастье, что оно не ядовитое! Так вот, что насчет Лоти-то говорить?
   И тут меня осенило:
   - Говори, что она приехала, чтобы финансовую сторону развода обсудить!
   Так сместиться точка всеобщего интереса к ее персоне с наших с ней отношений на детали развода. Соответственно, необходимость доводить до ее сведения мои отношения с Касси потеряет остроту, а там, глядишь, случиться еще что-нибудь, и об этой связи все позабудут. Это самый лучший вариант! Жаль только, что имеющий мало общего с реальностью. Но вдруг повезет? Помечтать-то можно? И что же такое должно случиться, чтобы мы с Касси на второй план отошли?.. О! Придумал!
   - Еще скажи вскользь, что Лотя в одиночку гхедешша завалила! - попросил я Кейна.
   - Что, серьезно? - вскинул брови тот.
   И, выслушав мой рассказ об этом поистине неординарном для Проклятых земель событии, помрачнел и схватился за голову.
   - То есть, у тайного наблюдательного поста, после обшаривания которого вы постарались уничтожить все следы вашего там пребывания, незаметно лежит туша гхедешша четыре метра в холке и шесть в длину... Ну да, вообще не палево!
   - Ага... С отрубленной головой... - упавшим голосом произнес я, придавленный грузом осознания бесполезности своих попыток замести следы.
   Но тут же возразил:
   - Это еще не говорит об обнаружении поста!
   Впрочем, непоколебимой уверенности в том у меня не было, и Кейн это прекрасно понял. Покивал скептически, но возражать не стал. А после, вдруг глумливо ухмыляясь, осведомился:
   - Котяр, я правильно понял, что благоверная тебя на дерево загнала? - ехидно осведомился тот. - И сидел ты там, как самый обычный дворовый котяра...
   Я прикрыл лицо рукой. Храрг! Сам же и проболтался!
   - Твоя тайна умрет со мной, - пообещал Кейн, однако я ему не очень-то поверил.
   Скажет, как минимум, Дели и Арзу, а что знают трое... Да и Храрг с ним! Ну, стану всеобщим посмешищем. Вернее, объектом для шуток, подколок, отнюдь не всегда безобидных, шепотков за спиной и прочего. Ничего, переживу. Лотя же пережила. Да и по сравнению с моими сегодняшними проблемами это так, хрустики.
   - Кейн, мне тут Лотя рассказала, как именно оказалась на границе... Не по своей воле, в общем. И, знаешь, есть у меня ощущение, что... Короче, обдумать все надо хорошенько, в спокойной обстановке. В подробности тебя пока посвящать не буду, извини.
   - Ты еще скажи, что дураку полработы не показывают, - нервно хохотнул полковник. - Думаешь, история, в которую вляпалась твоя благоверная - а она точно куда-то вляпалась, иначе с чего бы ей к тайнюкам вербоваться? - как-то связана с той хренью, которая у нас здесь происходит?
   Я повторил, что мне нужно все обдумать. В тишине. Там, где ничего не горит, никого не убивают, не нападают обозленные оборотницы, не выныривают из озера гхедешши... Но есть ли в третьем заградительном такое место? И квартирка моя, как назло, опечатана - место преступления, чтоб его...
   - Двенадцатая комната в офицерском корпусе свободна, - подумав, сказал Кейн. - Устроит?
   Я кивнул.
   - Только не слишком долго, вечером ко мне на доклад. И, раз уж перешел на подпольный образ жизни, не светись особо. И в комнату проникнуть тебе придется без ключа, ибо официально ты в полку отсутствуешь. Справишься?
   - Постараюсь, - вздохнул я.
   - В таком случае, сопровождение Лоти на склад - плохая идея.
   Я задумался на минуту.
   - Да, пожалуй. А можно мне здесь... прилечь?
   Кейн развел руками, мол, твое дело. А после, заметив в окно поста, что возвращается его ординарец с судком, наконец, попросил меня подождать, мол, пообедаешь с нами за компанию, отправился отдавать приказы. Однако я, подгоняемый вновь напомнившей о себе чуйкой на неприятности, подавил голод и, чиркнув полковнику записку, что дела не терпят, поднялся на второй этаж надстройки над главными воротами, где, насколько я знаю, есть небольшая коморка со всякой ерундой, от которой все не доходят руки избавиться. Среди той ерунды есть старое поломанное кресло, на котором вполне можно устроиться и подремать - если особо не разваливаться, конечно. Вот на том кресле, точнее, остове его с выпирающими пружинами я и пристроился, чтобы переместить свое сознание в фамилиара в хотя бы относительном комфорте для основного тела.
  
   Фыр-Ярос
  
   Фыр нашелся в весьма неожиданном месте - в кабинете, временно выделенном под нужды прибывших дознавателей. Факту нахождения своего питомца именно здесь я, надо сказать, очень удивился поначалу, так как рассчитывал найти хвостатого обжору если не в квартире Кейна, то где-нибудь поближе к полковой кухне. Впрочем, потом заметил на одном из стульев изящную сумочку Аделаиды и все понял: леди Мрракс зачем-то понадобилась дознавателям и, отправившись к ним, прихватила Фыркиса с собой - видимо, боится оставлять кота и свою Ванильку на одной территории без присмотра. И с собой из двух зверей забирает того, кто гарантированно доставит меньше проблем. И, как ни странно, это мой кошак! Куда мир катится?..
   Кот появлению хозяина, хоть пока только ментальному, обрадовался сильно и искренне - растекся по столу, на котором лежал, пушистой серой лужицей, задрал мордочку вверх и замурлыкал громко, да так, что столешница завибрировала. Сидящая рядом храгына-секретарша невольно вздрогнула, но, приняв мурчание Фыра на свой счет, оторвалась от написания какой-то бумаги и принялась чесать коту под подбородочком. Фамилиар мой против такого обращения с собой, в целом, не возражал, однако одним глазом недоверчиво косил в ее сторону. Или это уже я?
   Кстати, глядя на нее снизу вверх - Фыр валялся рядом с ее правой рукой, в опасной близости от открытой чернильницы - я чуть изменил зрительный ракурс и заметил под расстегнутым на пару пуговиц по случаю теплого летнего денька форменным кителем изящное кружевное белье. Ну, не целиком, конечно, только одну бретельку, стыдливо выглядывавшую из-под блузки с непрофессионально глубоким вырезом, но кто сказал, что по одной детали нельзя сделать вывод обо всем комплекте? Опыт-то позволяет. Так вот, комплектик на храгыне тянет на три, а то и на четыре секретарские зарплаты. И что, девочки-секретари все так шикуют? Туда ведь отнюдь не от хорошей жизни идут, а если больше податься некуда... Или она четыре месяца не питалась, не одевалась, не платила за жилье? Впрочем, не обязательно было покупать его самой, вполне возможно, это подарок. Ну, или даже скопила... Хотя, это и не мое дело.
   Примечательно другое: такое белье в процессе ношения далеко не самое удобное - не рассчитано на то, чтобы долго в нем оставаться, если вы понимаете, о чем я - а она в нем мало того, что полный рабочий день ходит, так еще и в Проклятых землях! Тут одно из трех: или девица с головой не дружит, или удовольствие от мучений получает, или же замуж сильно хочет. Впрочем, почему только одно из трех? Очень может быть, что и все вместе. Иначе она не искала бы мужа здесь, в Проклятых землях, да еще и в третьем заградительном, который в силу расположения и секретного проекта, реализуемого на его территории, в любую минуту может стать большой братской могилой! Военных, повторюсь, и на территории империи хватает, пусть и с менее героической специализацией... С другой стороны, вдовы и сироты военнослужащих, отслуживших в Проклятых землях, получают хороший пенсион, да и жилищный вопрос для таковых не вопрос. Хм, вот интересно, девица вообще хочет замуж за военного или за какого-то конкретного? Да и... девице-то, по виду, уже хорошо за тридцать. Нет, выглядит-то она хорошо, лет на десять моложе биологического возраста, но коты видят больше разумных, да еще и с определенного ракурса, так что меня хрупкой фигуркой и толстым слоем умело наложенной косметики не проведешь. Впрочем, что мне до очередной глупышки? А возраст... ну, мудрость его сопровождает не всегда, верно?
   Не успел Фыр нарадоваться возвращению хозяина всласть, как к облюбованному им столу подскочил Дарий Рамодор и противным, неестественно высоким для мужчины голосом толкнул пламенную речь, из которой я понял, что 'этот храргов кот' испортил протокол, над которым он с утра пыхтел. Я поднял голову, огляделся. Действительно, кот лежит на стопке исписанных от руки листов - так ему, видимо, удобнее. И правильно, не на голой же столешнице валяться! Но сказать, что протокол испорчен, не поворачивался язык - скрепленные между собой листы (кажется, я даже, несмотря на толстый слой меха, ощущаю сделанный толстыми нитками шов) были целы, чернила вроде бы тоже не размазались, по крайней мере, шуба Фыра была чистой. Ну, не считать же серьезной порчей документа слегка погрызенный уголок?! Ладно, не слегка... Но Фыр - умный кот, он исписанную часть грызть не стал (и правильно, нечего тянуть в рот всякую гадость!), ограничился чистым краем. Впрочем, его изгрыз-измочалил, что называется, ото всей кошачьей души.
   Дарий возмущался, однако, что примечательно, попыток согнать Фыра не предпринимал. Уже знает, чем чревато неуважительное отношение к моем коту - вон, на тыльной стороне ладони набухают четыре продольные царапины. Испытывая вполне обоснованную гордость за кота, я нахально ухмыльнулся в лицо рыжему.
   - У, гаденыш рода кошачьего! - прошипел рыжий. - Брысь! Думаешь, не понимаю, что ты меня специально изводишь, мешок с блохами?!
   Это он зря - блох у Фыра, конечно, нет, да и не настолько он толстый и неуклюжий, чтоб его всякие тут рыжие с мешками сравнивали! Не позволю котика обижать!
   Коллега, имени которого я не знал, начал подтрунивать над Дарием:
   - Что ж Вам, господин Рамодор, котик так не угодил, что Вы его едва ли не в пособники самого повелителя демонов записываете? По мне, так обычный кошак, хоть и повышенной вреднючести. У меня дочка вечно бездомных зверей подбирает и домой тащит, так что я их всяких насмотрелся.
   Дарий ответил ему мрачным взглядом, полным боли, надо думать, от пять лет назад вырванных волос, и попытался рывком выдернуть результат своих трудов из-под Фыра. Однако был остановлен храгыной-секретарем:
   - Да ладно Вам, - промурлыкала она, неуловимым движением сгребая меня в охапку. - Забирайте свой протокол и все дела! И больше не оставляйте свои вещи без присмотра - меня этому нехитрому делу мама еще в раннем детстве обучила. Ох уж эти мальчишки! - пропела она уже мне, ласково тиская. - Хлебом не корми, дай только чем-нибудь помериться. Причем видовая принадлежность мальчишки не имеет значения, да, киса?
   Я тихо фыркнул, мягко вывернулся из ее рук, приземлился на пол и сразу спрятался под стол. Такие вольности с собой Фыр только Лоте позволял, и я был полностью солидарен с ним в этом вопросе.
   Дарий поворчал, разглядывая слегка пожеванный протокол, однако тут дверь открылась, вошла Аделаида с тонкой папкой в руках, и все внимание рыжего тотчас перекинулось на нее.
   - Леди Мрракс, это невозможно! - взвизгнул он, подсовывая женщине под нос обработанный Фыром протокол. - Я настоятельно прошу, чтобы впредь Вы более не притаскивали с собой этого зверя! У меня от него...
   И дальше минут на пять пошло перечисление пакостей Фыркиса, причем только в отношении его дознавательской особы и только за сегодняшний день. Послушав, я испытал вполне обоснованную гордость за питомца - молодчина! Мой кот! Моя школа! Ну, плюс природная вредность и смекалка, не без этого. Одна только идея привести в порядок шубу и почесаться всласть рядом с открытыми чернильницами, вследствие чего в последних оказалось полно кошачьей шерсти, и дознаватели вынуждены были то и дело убирать ее с кончиков перьев, иначе на документах оставались некрасивые следы. Естественно, перемазались в процессе, половину обеденного перерыва потратили на то, чтобы отмыться. Мурррр...
   Бедная Дели несколько раз открывала рот, чтобы вставить хоть слово в этот поток сознания, и тут же закрывала его снова, утыкаясь в свою папку. Господина Рамодора несло по кочкам, да так, что не остановишь. Крик души просто-таки! Я, в целом, не возражал бы, если б он в этом своем крике не оскорбил моего кота и пару раз не прошелся бы по Аделаиде, и это я не собирался ему прощать. Вот, клянусь, если б не необходимость присматривать за Лотей, тем самым спасая собственное здоровье, отомстил бы здесь и сейчас. А так придется отложить месть, то есть, восстановление справедливости до лучших времен. Есть у меня одна мысль на этот счет...
   Короче, теперь я хоть весь полк обойду, а найду блоху и в рыжую шевелюру сего дознавателя запущу, обещаю! Причем блоху-нежить - будет кому-то сувенир из Проклятых земель! За длинный язык, отсутствие тормозов, особую любовь к представителями рода кошачьего и неспособность извиняться. Где и как именно я буду искать столь оригинальное насекомое, я даже не предполагал. Но мысль о столь необычном сувенире для господина дознавателя засела в голове крепко. А лапы уже несли меня на выход.
   Лотя ожидаемо обнаружилась в столовой - сидела за одним из столов в компании буфетчицы, немолодой орки Пхрчи'Игурд, сокращенной местными до тетушки Гурды, которая одновременно является главной местной сплетницей, потягивала сок из стакана и узнавала местные новости. Тарелки перед ней были пусты, и я невольно выдохнул: хорошо, что не придется отрывать женушку от обеда - боюсь, это было бы чревато нежелательными последствиями для моего здоровья. А вот соседство и милое общение ее с тетушкой Гурдой мне не понравилось от слова 'совсем'. Тем более, что тему для разговора пожилая орка выбрала опасную:
   - Энто хто твой муж? Ёлатэ? Грхм... Эльф, что ли? Ах, наполовину... А, дык адвукат местный? Ох, деука, тяжкая табе доля выпала-а-а!
   Лотя слушала ее, даже головой качала, только было в ее глазах что-то, что не давало мне поверить в хоть сколь-нибудь серьезное восприятие ею слов буфетчицы. Я бы сказал, что происходящее забавляло оборотницу. Мне храргово повезло! Видимо, в жизни Яроса Иолатэ началась полоса невероятного везения - иного объяснения тому факту, что я до сих пор жив и в добром здравии (не считать же ноющую ладонь серьезной проблемой со здоровьем!), я не вижу.
   А тетушка Гурда, сидевшая спиной к входу в столовую, не видела меня, так что продолжала надрывно, с ноткой трагизма от осознания вселенской несправедливости:
   - Ох, кобель же ж! Ох, кобе-е-ель! И угораздило ж тебя-я!..
   Я почти обиделся. Я уже давно Котяра! И с представителями семейства песьих меня равнять не надо! Фыррр!
   И не я - Фыр! - со всех лап кинулся к Лоте. Ловко увернулся от грязной вонючей тряпки, которой бдительная тетушка Гурда попыталась ударить кота, нагло посягнувшего на священный храм общепита, куда ему доступ должен быть закрыт, согласно всем санитарным нормам, запрыгнул оборотнице на колени и, оглушительно мурлыча и от восторга капая слюной ей на колени, прижался к ней всем телом. Хозяйка! Любимая!
   Лотя, взвизгнув от восторга, прижала кота к себе, начала гладить, тискать и целовать серого поганца под неодобрительным взглядом орки.
   - Фырчик! Милый! Дорогой! Любимый!
   Я вздохнул от умиления и ощущения радости моих близких - обоих, и Лотю, и Фыра, я с уверенностью могу причислить к этой категории. Увы, сей миг будет краток, ибо дела не ждут, да и в обществе орки с тряпкой расслабляться не стоит.
   Так что, дав фамилиару и женушке пообниматься минут пять, я еле-еле уговорил Фыра отстраниться и слезть с колен оборотницы, пообещав ночью предоставить Лотю в его безраздельное пользование. Кот нехотя подчинился, позволив мне перехватить управление собственным телом, и мы с ним, подбежав к порогу, громким мявом позвали Лотю за собой. Та подчинилась охотно, ибо поздний обед уже был съеден, а слушать словесные возлияния тетушки Гурды ей не хотелось. Встала и, поблагодарив орку и с мстительной ухмылкой попросив записать все на счет вольнонаемного Иолатэ, отправилась за мной - совсем как в старые добрые времена... Но что же она такого тут съела, что так хитро ухмыляется? Я, честно признаться, слегка занервничал. И дело тут не в деньгах, как таковых, а в том, что Лотя, кажется, не успокоиться, пока не отомстит мне в достаточной для нее мере. Но я не знаю, каковы пределы ее фантазии по этому вопросу, и это заставляет меня беспокоиться. Так, слегка.
   Время для прохода по территории полка было выбрано удачно в том плане, что после обеда праздношатающихся на улице не было - все при деле. Соответственно, колоритная парочка - высокая блондинка в гражданской одежде и здоровенный кот, легко узнаваемый по наглой серой морде, повышенной пушистости и кожаному с металлическими бляхами ошейнику - никому на глаза не попались. А если и попались, то бросать текущие дела ради удовлетворения любопытства в третьем заградительном никто не станет - не такие здесь порядки. Вот вечером вокруг Лоти толпа соберется, тогда и посмотрим, нужно ли ей такое внимание, и, при необходимости, будем думать, как его избежать.
   Столовая территориально располагается почти что в самом центре небольшой, окруженной горами долины, в которой и базируется третий заградительный полк, застройка вокруг нее достаточно плотная. К счастью, большая часть построек - склады, а там и народу не больно много работает, и окон почти нет. Да, в одном из этих однотипных каменных построек, сохранившихся еще со времен прорыва некроса, расположился и склад мягкого инвентаря, куда я, собственно, и вел женушку. Будучи в столовой, глупо не воспользоваться ситуацией и не заглянуть по дороге за обмундированием, тем более, что мне надо было посмотреть на кладовщицу, составить о ней свое мнение, а заодно и прикинуть, могла ли она каким-то боком относиться к той хренотени, что у нас в полку твориться. Конечно, поговорить с ней сейчас я не смогу, но... в конце концов, у меня под рукой Лотя, которая меня в облике кота худо-бедно понимает. Может, попробовать? Или отложить? Ладно, будем действовать по ситуации.
   А ситуация складывалась просто-таки наилучшим для меня образом: кладовщица Созанна Брум, тихая неприметная женщина средних лет, с одного взгляда предположила в Лоте потенциальную клиентку и, выдав, согласно служебной записке Кейна, моей женушке стандартный комплект мягкого инвентаря, дополненный еще нижним бельем, осторожно завела речь о том, что она вообще-то является мастером дамской прически, ее услугами пользуются все местные дамы, и она вполне могла бы привести волосы леди Иолатэ в более подобающий вид. За отдельную плату, разумеется, но на первое посещение она может сделать хорошую скидку.
   Я громко мяукнул, одобряя инициативу, однако Лотя и так была не прочь вымыть волосы и причесаться. Так что согласилась, предупредив, что денег у нее при себе 'в силу неких обстоятельств' нет, и на счет вольнонаемного юриста Иолатэ записалась еще одна сумма. Да и Храрг с ними, с деньгами, не обеднею! Что они в сравнении с возможностью спокойно осмотреть тут все, обнюхать, разузнать все, что меня интересует, потом спокойно, не торопясь проанализировать услышанное и увиденное, и сделать выводы?!
   - Ох, и перепачкались же Вы, леди! - сетовала госпожа Брум, кое-как разбирая пыльный колтун, в который превратились волосы Лоти после прогулки по Проклятым землям. - Даже представить боюсь, что Вам пришлось пережить там!
   Леди Иолатэ морщилась, но не сопротивлялась. Кроме того, она просила звать себя по имени, с удовольствием делилась последними новостями с границы, а после поведала о своей схватке с гхедешшем, при этом, к счастью, сама догадалась умолчать о тайном наблюдательном посте и моем там присутствии. Мурр, умница!
   Фыр, подстегиваемый моим одобрением, вновь запрыгнул Лоте на колени и, громко урча и яростно потираясь головой о ее руки - оборотница тут же начала гладить кота. Ласкаться долго, впрочем, не вышло, потому что госпожа Брум, ахая и охая на тему испытаний, выпавших на долю 'бедной девочки', начала мыть ей голову, на кота полетели капли воды и шампуня, что последнему очень не понравилось, так что Фыр предпочел переместиться на пол. А там уже мы вместе с ним обошли весь склад, сунули нос в каждую щелочку вплоть до подсобки, где цирюльница-кладовщица личные вещи хранит и принадлежности для халтурки. Ничего подозрительного, интересного или же просто не понравившегося, кстати, не обнаружили. Но я и не думал расстраиваться по этому поводу - нашел удобное местечко неподалеку и, делая вид, что сплю, начал прислушиваться к беседе.
   Тем временем, Лотя потихоньку вывела разговор на саму цирюльницу. Как выяснилось, та раньше жила в Курзоне, овдовела, имеет двоих детей, благо, те уже достаточно взрослые, учатся в школе-интернате, ведут себя хорошо, вполне сами за себя отвечают, и не мешают матери зарабатывать деньги. Они, деньги-то, госпоже Брум очень нужны - надо выкупать дом, находящийся в залоге у банка, и зарплата армейского служащего в Проклятых землях, пусть даже и с 'мирной' специализацией, позволяет и залог выплачивать, и за содержание детей в школе платить, и на откладывание про запас кое-что остается, ведь не за горами тот день, когда престарелых родителей надо будет перевезти из деревни в город... Муж-то, чтоб его Храрг за пятки кусал, перед тем, как на тот свет убраться, втихую кредитов под залог дома набрал, вложил в некое сомнительное дело, естественно, прогорел, а после известия о том и вовсе помер - сердце не выдержало. Вот женщина, оставшаяся фактически на улице, без гроша в кармане и с двумя школьниками, и крутится, как может. Сначала было тяжело, пришлось в довесок к основной работе набрать подработок и носиться по городу дикой степной лошадкой, выбиваясь из сил. Однако потом ей посчастливилось завербоваться на границу (да-да, так и сказала: посчастливилось!), а уж тут начальник не против левого приработка, главное, чтобы на складе все в порядке было. А у нее все в порядке, она женщина старательная, исполнительная, аккуратная, начальник снабженческой службы ею доволен...
   Тут Лотя сама сообразила вклиниться в монолог госпожи Брум и издали начала подводить к тому, чтобы заглянуть в журнал выдачи мягкого инвентаря двухлетней давности. И сделала это так ловко, что я, если б мог, не удержался бы и зааплодировал - мастер дамской прически была искренне уверена, что сама предложила леди Иолатэ проследить по журналу путь 'случайно выбранного' спальника. Теперь главное, инвентарный номер правильный вспомнить.
   А госпожа Брум тем временем закончила отмывать волосы женушки и предложила подстричь посеченные кончики. Лотя по какой-то причине замялась в нерешительности, отчего я занервничал, да так, что лапы будто сами сдернули меня с нагретого места и привели под стул, на котором сидела леди Иолатэ, так что мяукал я, уговаривая ее согласиться, уже оттуда. Просто вовремя вспомнил про найденную в матрасе Кассандры куклу с прядью ее волос и предположение Аделаиды, как волосы лейтенанта Нейр могли попасть к создателю куклы. К счастью, Лотя меня поняла и на стрижку согласилась, попросив лишь оставить максимально возможную длину.
   - Ну, не у полкового цирюльника же стричься и причесываться, - вздыхала госпожа Брум, щелкая ножницами. - Он же ж одну единственную стрижку осилил - налысо! Ну, может, короткий ежик, если с регулировкой длины стригальной машинки справится. И все! Зато по уставу!
   Я тихо фыркнул. Верно говорит, я бы под каждым словом подписался. С тем лишь уточнением, что индивидам с нестандартными ушами к полковому цирюльнику тоже лучше не ходить. М-да, руки у мужика растут не из того места, откуда у большинства индивидов. Но Кейн его не за талант к стрижке держит - цирюльник он только по совместительству.
   Лотя вежливо поддакнула, что ходить лысой, как коленка, ей не хотелось бы.
   - Так что я тут очень даже кстати пришлась, - продолжала Созанна. - Женщин много, работы тоже, не все умеют с собственными волосами управляться, а тем, кто умеет, тоже время от времени чего-то эдакого хочется - подстричься иначе, покраситься, завить локоны или наоборот, распрямить. Тем более, здесь не только военнослужащие, но и гражданские специалисты, вон, твой муж, Лотя, вроде тоже вольнонаемный. Правда, я так и не поняла, для чего здесь юрист... Но начальству виднее.
   Я заинтересованно дернул ухом. Она что, не в курсе реализации некоего проекта на базе третьего заградительного? Правда, или же изображает незнание для пришлой?
   - С другой стороны, сейчас без них ни в одном предприятии не обходятся, даже самом захудалом. Да что говорить! В крохотном салоне на двух мастеров, в котором я в Курзоне работала, тоже юрист был, правда, по совместительству. Но я так и не поняла, чем он там занимался. Разве что за зарплатой приходил регулярно...
   Я только фыркнул. Ну, если юрист сам по себе такой... С другой стороны, обратись ты, оставшись один на один с кредитом, к нему или к другому законнику, глядишь, и кредит выплачивать не пришлось бы или пришлось бы, но гораздо меньшую сумму. Но от своего ума другому не добавишь. А, не мои проблемы!
   Лотя, кстати, тут же попыталась разузнать что-нибудь о моей жизни в полке. Зашла издалека, мол, что о нем слышно, как время проводит, с кем общается. Я напрягся, готовый совершить любую глупость, лишь бы отвлечь внимание женушки от опасной темы, однако цирюльница выказала редкостную неосведомленность на счет меня. Вроде как, я к ней стричься не хожу, лично со мной она не знакома, сама справки не наводила, видела лишь издали, так зачем ей мною интересоваться?
   Женушка, однако ж, не успокоилась, попыталась зайти с другой стороны, а именно - что обо мне говорят другие клиентки госпожи Брум. Вот неуемная! Жена, давно не виделись, интересно, чем живет муж-ж-женек... Прямо патоку льет! Эх, не будь я котом, точно выговорил бы за столь дилетантский подход к ведению допроса, в смысле, к выведыванию нужных сведений, и за невысокое мнение об умственных способностях собеседницы. Она что, всерьез думает, что Созанна за нарочито равнодушным тоном не заметит жгучий интерес к моим делам? Госпожа Брум, кстати, опять меня порадовала - у Лоти на поводу не пошла, снова отговорилась неосведомленностью, а на справедливое возмущение леди Иолатэ насчет того, что у женщин всех рас и возрастов языки развязываются в кресле парикмахера, ответила, что у нее на этот счет за годы работы уже что-то вроде профессиональной глухоты выработалось.
   Профессиональная деформация, ага! И еще полное отсутствие любопытства! Неужели остались еще на территории полка абсолютно нелюбопытные индивиды?! Похоже, последняя представительница сего вымирающего племени сейчас заплетает волосы моей жены в сложносоставную косу. Храрг! Она даже не поинтересовалась, с чего это Лотю заинтересовал журнал выдачи мягкого инвентаря двухлетней давности! Это ли не показатель? С другой стороны, возможно, цирюльница профессионально неболтлива, ведь начни она пересказывать то, что от клиенток узнала, и проблем не оберешься.
   И какой вывод из этого можно сделать применительно к ситуации с подкладом в матрасе Кассандры? Пока что Храрг его знает. Посмотрим...
   Так или иначе, а свое дело госпожа Брум знала - выглядела Лотя потрясающе. Сейчас еще подкрасится, и избыточное внимание мужской части местного общества гарантировано. Увы, оно, общество, до высшего не дотягивает ни по манерам, ни по воспитанию, ни по обходительности, поэтому проявления этого самого внимания Лотю вряд ли порадуют. На деле, боюсь, без конфликтов и провокаций не обойдется, а, принимая во внимание расовую принадлежность, отнюдь не легкий характер моей благоверной, в котором всепрощение отсутствует от слова 'совсем', и ее скорость на расправу, проблем не оберешься. И может такое случиться, что даже статус леди Иолатэ и мой авторитет не возымеют должного воздействия на некоторые горячие головы. А есть ведь в полку и такие, исход схватки которых с оборотнем отнюдь не предрешен заранее. И что в этом случае делать мне? Я ведь даже не могу сопровождать жену в своем настоящем облике, только котом! Что, снова будем вспоминать старые добрые времена? Что ж, будем действовать по ситуации.
   Пока я, разглядывая женушку, раздумывал над ближайшими перспективами и внутренне содрогался от того, Лотя и госпожа Брум добрались-таки до журнала выдачи за позапрошлый год. И тут выяснилось, что, во-первых, моя жена великолепно помнит инвентарный номер обнаруженного нами спальника, и, во-вторых, что я рано расслабился.
   - Выдан некой Кассандре Нейр, лейтенанту Тайной стражи, дата, подпись, - Лотя задумчиво постучала пальцем по подбородку. - Вы с ней знакомы?
   На этот вопрос госпожа Брум ответила утвердительно.
   - Конечно. Это одна из моих постоянных клиенток. У нее волосы проблемные...
   И потом цирюльница зачем-то вывалила на благодарную слушательницу полный перечень оказываемых ею Кассандре услуг. О, как! Подробности частной жизни клиенток из нее не вытянешь, а сведения о состоянии волос - всегда пожалуйста! И про состав шампуня и раствора для завивки, и про график стрижек, и про маски... Видимо, сия особа гордиться и своей профессией, и результатами своего труда, а сейчас, думаю, напрашивается на комплимент. Лотя ж вроде упоминала в разговоре, что является целителем... Да, точно упоминала, даже мазь какую-то рекомендовала! Видимо, получить похвала от знающего индивида госпоже Брум было бы особенно приятно.
   Пока Лотя соображала, как прекратить поток абсолютно ненужной ей информации, я успел перевести дух, а после задуматься над тем, как выданный Касси спальный мешок оказался на тайном наблюдательном посту. Ну, тут одно из двух: либо она сама его туда принесла, либо его туда принес кто-то другой. Если сама, то, выходит, знала она о том посте, сама проводила там время, высматривая... что? Зачем ей это могло понадобится? Неужели она ведет какую-то свою игру? А если кто-то другой, то кто? Кому Кассандра могла дать подотчетный спальник? Или его взяли без ее ведома?
   А кстати! Раз уж журнал никто пока убирать не торопится, можно пролистать его дальше. Вдруг еще что-нибудь интересное увижу?
   Увидел, причем через две страницы: в декабре позапрошлого Касси зачем-то понадобился комплект обмундирования номер четыре-М, что означает суконную куртку и брюки стандартного покроя мужские обычные облегченные, а еще стандартные армейские ботинки сорок третьего размера. И зачем ей подобный набор? Для себя? Ой, не смешите! Она никогда ранее не проявляла склонности к ношению мужской одежды, наоборот, ее одежда, даже форменная, всегда была подчеркнуто женственной, да и размер обуви у нее тридцать седьмой. Для меня? Нет, одевать меня она еще не пыталась, да я бы не потерпел такой... заботы. Одной уборки хватило, Храрга пинком через коромысло! Да и размер ноги у меня меньше. Еще комплект четыре-М не утепленный, да и ботинки тоже... Не понятно, зачем выписывать их со склада именно зимой, когда здесь, в Проклятых землях, холод собачий, ветер с ног сбивает и до костей пронизывает, снега, в лучшем случае, по пояс?! И это несмотря на южные, в целом, широты! Кстати, основание выдачи - личное заявление, а на циркуляр за подписью Кейна или его заместителя. Стало быть, собственная инициатива... Что, есть кто-то третий?
   Та-а-ак... Спальник, впоследствии обнаруженный на тайном посту, Кассандра получала в конце ноября. Зимой в некрополь с ночевкой никто не ходит - слишком холодно, даже с согревающими артефактами, стало быть, спальник не понадобился бы ей, самое раннее, до апреля. Однако, в апреле следующего года она получает на складе еще один спальник... А ноябрьский куда делся? Храрг! Неверно сформулирован вопрос! Я и так знаю, куда. А вот как именно этот спальник оказался в той пещере - это мне и предстоит выяснить.
   Так, в любом случае, надо шерстить все ее контакты, причем, боюсь, не только здесь, но и в империи. Но как бы это сделать? Увы, пока что мне ничего не приходит в голову, кроме обращения в отдел собственной безопасности Тайной стражи. А этот путь пока что для меня закрыт, ведь подозрения в убийстве Каирри с меня пока что не сняты... Снова Кейна напрягать? Не знаю... Мне почему-то кажется, что не стоит.
   По крайней мере, отработать ее контакт здесь и поискать того, кто мог бы знать о Касси чуть больше, в моих силах, хотя б в облике кота. И кто бы это мог быть? Забавно, но самая очевидная кандидатура на эту роль - я сам. Только вот знаю я о Кассандре преступно мало, по сути, лишь то, что написано в официальном досье: человек, тридцать девять лет, сирота, воспитывалась в приемной семье, контактов с которой в настоящее время не поддерживает, на службу к тайнюкам поступила пятнадцать лет назад, разведена, имеет дочь-подростка, бывший муж исчез с горизонта почти сразу после ее рождения...
   Вроде все. Какие у нее вкусы, о чем она мечтет, к чему стремится, ради чего, будучи матерью несовершеннолетнего ребенка, ввязалась в эту опасную операцию со 'Скрепой', с кем общается?.. Касси, несмотря на довольно близкий характер наших отношений, о себе не откровенничала, избегала разговоров о личном, 'по душам', что называется, а я, признаться, и не особо настаивал. Помнится, предложил как-то в качестве жеста доброй воли и шага к сближению (все-таки отношения 'по обязанности' меня тяготили) купить подарок ее дочке на день Обновления, так она мне так ответила, что у меня все желание проявлять инициативу в этом направлении отпало. Примерно так же, как я после того, как не смог найти важные документы после ее уборки.
   Понимаю, некрасиво. И не похоже на меня - в прежних своих отношениях я старался узнать 'вторую половинку' как можно лучше. Но тут все иначе - увы, Касси как личность не была мне интересно. Слабым оправданием для меня служит лишь то, что основой нашей с Кассандрой связи служила не влюбленность, не говоря уже о чем-то большем, а деловые отношения. Выполнение задания, мать его! Она присматривает за мной, якобы защищая подопытного кролика проекта от возможных посягательств, а на деле - не давая мне выкидывать разные глупости (естественно, по мнению кураторов 'Скрепы'). Я же кроме определенной степени свободы и постели, по сути, ничего не получаю. Так, встретились - разбежались, у каждого своя жизнь, вернее, иллюзия своей жизни, так как все здесь друг у друга на виду. Третий заградительный, по сути, та же деревня, хоть и военноориентированная. Ну, разве что один насчет другого каждую неделю отчеты кропает и вышестоящему руководству отсылает, да получает время от времени рекомендации, как себя с подконтрольным субъектом вести (знаю, сам видел, несмотря на то, что Касси старалась от меня подобные документы прятать). Эдакий вариант схемы 'контролер-поднадзорный'. Или 'заключенный-надзиратель', это уж кому как нравится. Суть, увы, одна: заключенные, как правило, не стремятся узнать надзирателя получше, они его, в лучшем случае, недолюбливают, да и сами стараются максимально отгородиться. Хотя, есть субъекты, кого подобные отношения привели бы в восторг. Только вот я в их число не вхожу.
   Эти неполные пять лет я только и занимался тем, что выстраивал личные границы и оберегал их от Касси - такая вот форма протеста. Она, по сути, занималась тем же, совмещая это со служением государству. И какая, Храрга пинком через коромысло, ирония - именно эти отношения оказались для меня самыми долгими за всю жизнь! Неполные пять лет! М-да, я бы посмеялся, да как-то невесело... Правда, иногда меня все же прорывало, и тогда случались казусы вроде того, с подарком. М-да... Перебороть себя я, несмотря на редкие вспышки дружелюбности и осознания неправильности происходящего, не смог - не сделал первый шаг в ее сторону, не попытался, что называется, открыть душу - тогда, глядишь, и Кассандра хоть чуточку, но оттаяла бы. Протест... Будто подросток, а не взрослый мужик, пятый десяток разменявший! И теперь вот вынужден пожинать плоды собственного поведения - устанавливать контакты любовницы, да еще и под носом у законной жены, причем последнее чревато травматизмом и уроном для репутации. Эх, любит жизнь задачку подкинуть, любит...
   Надо бы, кстати, Аделаиду спросить насчет знакомых Касси - помнится, они одно время неплохо общались на какие-то околонаучные темы и даже вроде совместные эксперименты проводили. Да и вообще, по логике, расспросы надо начинать в среде местных ученых.
   - Рыжая, говорите... - голос Лоти вырвал меня из раздумий. - Волосы до плеч и вьются... А внешность описать не можете?
   Созанна, пожав плечами, как прилежная ученица, отвечающая урок, выдала вполне даже профессиональное описание Кассандры. Ничего так лексикон у цирюльницы, почти как у экспертуса на службе у дознания. Это результат общения с Дели или под личиной скромной кладовщицы скрывается кто-то посерьезнее? Законспирированный агент тайнюков, например?
   А вот реакция Лоти меня настораживала - оборотница морщила лоб, прикусывала губу и потирала ребро правой ладони, на котором я вдруг разглядел следы укуса, уже заживающие, но... Не похоже, чтобы его оставило животное, рисунок зубов как у индивида... Странно, что я раньше не заметил. И место то же, что у меня ноет. Совпадение? Впрочем, кто бы ее не покусал, это вряд ли относится к делу.
   Госпожа Брум, рассуждая уже о составе какого-то другого средства для волос, смела остриженные волосы моей жены в совок и вытряхнула в мешок из грубой ткани, где, как я успел заметить, уже лежали еще чьи-то волосы, для разнообразия, темно-русые, и, бросив взгляд на часы, выставила его к задней двери склада.
   - Сейчас Руби занесу, он сожжет там, у себя, - пояснила она в ответ на недоумевающий взгляд Лоти. - У них печка специальная есть. Мне-то тут источник открытого огня держать инструкцией запрещается.
   Я заинтересовано дернул хвостом. Руби? Кто это?
   - Кто это? - спросила Лотя, будто прочитав мои мысли.
   - Хороший мальчик, - с улыбкой пояснила госпожа Брум. - В лаборатории работает, ассистент господина Биллота. Ах, он такой большой ученый, такой представительный...
   - Руби? - вскинула брови Лотя.
   Цирюльница махнула рукой.
   - Да нет же, мэтр Биллот! А Руби - его ассистент, хороший мальчик, вежливый, предупредительный, услужливый... У меня в клиентках магички, а они против того, чтобы я остриженные волосы просто так выбрасывала, требуют, чтобы они сжигались. Так я с Руби договорилась, у них в лаборатории печка есть, он сожжет. Как раз в общежитие по пути...
   Я начал нервозно вылизывать лапу. Список подозреваемых расширился - теперь там еще и некий Руби. Так, в лицо я парня вроде знаю, общался на уровне 'здравствуй - до свидания'. Найдем. И понаблюдаем, поговорим...
   Вот с этими мыслями мое сознание рывком покинуло фамилиара и поспешило в родное тело - я снова кому-то срочно понадобился.
  
   Ярос
  
   Очнувшись, я обнаружил, что меня разбудил Кейн.
   - Котяра, подъем, хорош бока отлеживать! Родина ждет! - шипел полковник, тряся меня, как цепной пес тряпку.
   Просыпался я мало того, что неохотно, так еще и с ворохом неприятных ощущений. Мало того, что долго лежал в неудобной позе, отчего все тело ломит, особенно правая рука, дико хочется есть и спать, так еще и сгребает в охапку медведь вроде Кейна и трясет, трясет... Храрг! Такое ощущение, будто у меня все внутренности в кучу смешались, а потом растряслись обратно, при этом заняв новые, непривычные места.
   - Ну, встал, встал... - пробурчал я, пытаясь открыть глаза.
   А тело как-то само собой стремилось вернуться на маленькую неудобную лежанку, свернуться клубочком, обнять себя хвостиком и спать, спать, спать... Увы, у судьбы в лице полковника Мрракса были иные намерения.
   - Котяра, Храрг побери! Подъем! Скоро караул сменится, а ты все еще здесь валяешься!
   Кейну удалось-таки поднять меня на ноги.
   - До смены тебе надо убраться отсюда, - рычал Кейн. - Не хрен палиться! Я ж сказал тебе, где отдохнуть можно! Так какого Храрга ты тут разлегся?! Котяра, ау!
   Я промычал что-то в ответ и тут вспомнил, что у меня Лотя без присмотра осталась, и эта мысль, как ни странно, помогла сонному сознанию встряхнуться.
   - Давай-давай! - Кейн подтолкнул меня в сторону лестницы. - Чем меньше народу знает о твоем возвращении, тем лучше. Насчет неболтливости парней, что сейчас в карауле стоят, я уверен. А вот кто придет им на смену - неизвестно.
   - Да, сейчас...
   Я сделал пару шагов в обозначенном направлении, но тут меня повело, и я вынужден был остановиться, для верности опершись рукой о стену.
   - Ну, все ясно, - вздохнул Кейн, на мгновение прикрыв лицо рукой. - Вместе пойдем. Тебе один Храрг нужен сопровождающий.
   Так и шли почти до центра долины - впереди полковник, грозными окриками строивший попадавшихся по дороге подчиненных и тем самым отвлекавший на себя внимание. Примерно на полшага позади - я, немного сгорбившись и распустив стянутые в растрепанный хвост волосы, чтобы они падали на лицо. Лицо отчасти скрыто, индивидов с каштановыми волосами в полку хватает, да и сейчас эта часть долины в тени, так что однозначно сказать, кто именно идет рядом с командиров, нельзя. Иду в стандартном боевом облачении пограничных вооруженных сил. Стало быть, свой. А раз свой, то и интереса особого не вызываю.
   У вытянутого одноэтажного каменного здания, в котором располагалась лаборатория, Кейн резко остановился, звонко хлопнув себя по лбу:
   - Забыл совсем! - громким шепотом сообщил он. - Я ту куклу еще утром Арзу отдал, он обещал с ней поработать. Возможно, уже есть какие-то результаты. Ты в состоянии зайти за ними?
   Подумав, я согласился. Тяжелый сон отступил, движение разогнало кровь, голова тоже прояснилась, так зачем зря время терять? Конечно, зайду, если сам Кейн не против.
   Полковник был очень даже 'за', только сразу предупредил, что зайдет за женой, а после они оба вернутся домой. Слушать, что удалось узнать Арзабалю, они не будут. Я не возражал, только...
   - Кейн, есть проблема.
   - Еще одна? - Кейн заломил бровь в наигранном удивлении. - А, валяй! Одной больше, одной меньше...
   Я вновь испытал укол стыда - отвлекаю занятого человека от важных дел. Но своя шкурка дороже.
   - Лотя... - со вздохом пояснил я, после чего вкратце рассказал Кейну о своих опасениях насчет женушки.
   Тот, отсмеявшись, пообещал за леди Иолатэ присмотреть и Аделаиду на то же дело настропалить, и общение с местными солдафонами сделать для моей женушки максимально приятным. Все равно отсидеться дома сегодня вечером не получится, да и ночью тоже - как раз должны вернуться разведчики, отправленные к тайному посту.
   - Ты, кстати, тоже с утра на летучку приходи, - посерьезнел он. - Измышления свои докладывать будешь.
   Ну да, деваться от того все равно некуда. Так что я, шутливо отдав честь, за что удостоился столь же шутливой демонстрации сжатого кулака и вполне себе серьезной угрозы вкатить мне три наряда на кухне за неуважение к армии, вошел вместе с полковником в здание лаборатории. Дальше пришлось разделиться - Кейн отправился за женой, а я в подвал к ритуалистам на поиски Арза. Кстати, путь мой будет пролегать мимо исследовательского кабинета мэтра Биллота, так что заодно и на Руби этого посмотрю...
   Увы, сразу попасть в огромную комнату, бывший конференц-зал, отхапанный мэтром Биллотом для своих исследований, мне не удалось - все три ведущие туда двери были заперты изнутри. Смотровые окна - отнюдь не маленькие вкрапления крепкого, практически не бьющегося алхимического стекла - тоже занавешены изнутри плотной темной тканью, однако достаточно небрежно и, сразу видно, наспех, так как ткань та то тут отходит, то там сдвинулась, то местами вообще рваная, и из этих прорех вспышками вырывается зеленый, розовый и кроваво-багровый свет. Двери же, хоть и заперты, постоянно сотрясаются от мощных ударов изнутри, и сквозняком оттуда тянет, будто в лаборатории ураган бушует. Правда, не обычный, а очень даже магический - именно об этом твердят все мои ощущения. Итак, нет никаких сомнений в том, что мэтр Биллот, самый большой и титулованный ученый проекта 'Скрепа', ставит какой-то эксперимент. Причем, судя по тому, что все волосы на моем теле стоят дыбом, по коже бегают стада мурашек размером с кулак, сердце так и норовит выпрыгнуть из груди, а голова раскалывается от боли, а также по возникшему у меня огромному желанию убраться как можно дальше отсюда, эксперимент далеко не безобиден. Как, впрочем, и всегда, если объект исследования - нечто, связанное с магией некроса. Помнится, они притаскивали из некрополя какие-то обломки...
   Сперва я хотел поступить так, как велел мне инстинкт самосохранения - вернуться к другому входу в здание лаборатории и спустился бы в подвал через бойлерную. Так получилось бы дольше, риск попасться кому-либо на глаза возрос бы прямо пропорционально числу лаборантских, мимо которых я должен был бы пройти, зато состояние было бы более или менее нормальным. Однако тут я разглядел у ведущей наружу двери долговязого, болезненно худого парня, на котором мешком висела некогда белая лаборантская роба, сидевшего прямо на крыльце, устало привалившись к дверному косяку, и потихоньку прихлебывающего что-то из стандартной армейской фляги. Тот самый Руби? Надо бы подойти, поболтать.
   Однако, стоило мне, двигаясь короткими перебежками от одного смотрового окна к другому и инстинктивно прикрывая голову руками, приблизится к нему, как я стал свидетелем весьма любопытной сцены. Вот только что сидел лаборант, отдыхал, пил что-то. Через минуту его окликнули с улицы, парень поднял голову, выдал дежурную улыбку - вежливую, но без особой теплоты, будто клерк в банке - и подал голос:
   - Добрый вечер, Созанна! Как день прошел?
   Зад, впрочем, от порожка оторвать так и не удосужился, как того требует этикет. Так что цена его вежливости невысока. Но что-то подсказывает мне, что госпожа Брум придерживается иного мнения на этот счет.
   Сама она оставалась на улице, так что в поле моего зрения не попадала. Однако я ее прекрасно слышал.
   - Как обычно, Руби! - женщина улыбалась. - Все хорошо, вот, снова волосы тебе принесла... Познакомьтесь, это леди Искалоть Иолатэ! А это Руби, Рубинис Тарини, ассистент мэтра Биллота, я тебе о нем говорила...
   Вроде бы ничем не примечательная беседа. Однако меня удивила сама реакция лаборанта: расслабленный при виде цирюльницы, он вдруг напрягся всем телом, едва моя благоверная появилась в поле его зрения, опустил голову и даже инстинктивно попытался прикрыть лицо руками. А на самом лице его молниеносно сменились аж три выражения: сперва крайняя степень удивления ('Бред! Да быть того не может!'), потом ужас ('Все пропало!!! Что же теперь будет?!!'), а после попытка изобразить вежливое радушие ('Конечно, рад познакомиться!'), кстати, провалившаяся. И, клянусь, мне не показалось!
   С чего такая реакция?! Интере-е-есно... Он что, знает Лотю? А она его? Она-то заметила, сколь острую реакцию вызвала у незнакомого, по сути, парня? Непременно спрошу при случае.
   Как стало понятно из последовавшей короткой вежливой беседы, Лотя не была знакома с этим Руби раньше. Или, по крайней мере, ничем того не выказала. Ох, как же я жалел, что из коридора не вижу лица жены! Но, если принять за аксиому то, что Лотя сего индивида видит впервые в жизни, то тогда напрашивается предположение, что индивид-то ее знает! Возможно, заочно, но знает! А откуда? Храрг побери! Еще и о нем справки наводить! И когда ж я все успевать должен-то?!!
   Сама беседа заняла не больше нескольких минут, итогом ее стала передача Руби мешка с остриженными волосами, причем выражение его лица, стоило ему отойти от порога, стало таким... даже описать не могу... В общем, будто он в лотерею огромный куш сорвал. А я осознал, что оставить волосы леди Иолатэ в его руках просто не могу - с моей стороны, это будет настоящим преступлением. Причем, предусмотренным имперским уголовным кодексом! Оставление в опасности, да...
   Пока я лихорадочно соображал, как бы забрать у Руби этот храргов мешок и не попасться ему на глаза, крайняя дверь лаборатории мэтра Биллота распахнулась, и оттуда выглянул сам мэтр - лысоватый пожилой жугерн, фигурой чуть-чуть не дотягивающий до идеала с точки зрения математики - и трубно завопил:
   - Руби! Где тебя носит?! Уже половина датчиков послетала к храговой матери!!! Я из-за твоего разгильдяйства эксперимент повторять не собираюсь!!! У, дали ж боги помощничка...
   И это только та часть экспрессивной тирады ученого мужа, что цензура одобрила бы! А так вообще лексикону уважаемого и благообразного, с виду, деятеля науки под крылышком у Тайной стражи любой закостенелый солдафон позавидует, а портовый грузчик присвистнет уважительно. Вроде и матерные конструкции все известны, но как же виртуозно он их сплетает... Прямо кружево словесное.
   Кстати, рост мэтра метра полтора, от силы, что вообще-то для представителей расы жугернов не характерно. Неудивительно, что, будучи, по сути, карликом среди своего народа - средний рост жугерна колеблется около двух с половиной метров - в ассистенты он выбрал именно долговязого Руби. И наверняка без него, как без рук.
   Руби, услыхав, что мэтр недоволен, со всех ног поспешил обратно в лабораторию - я, мысленно вознося благодарность ответственному за эксплуатацию здания лаборатории за отсутствие освещения в коридоре, едва успел скрыться в ведущем к лестнице в подвал ответвлении. Однако, как только Руби пронесся мимо меня, я тенью последовал за ним. Когда надо, я могу двигаться абсолютно бесшумно и незаметно - весьма полезный навык, приобретенный еще в детстве, отшлифованный за годы учебы в интернате и доведенный до более-менее приличного уровня уже здесь, на границе. В разведчики меня, конечно, не возьмут, но для того, чтобы скрыться от глаз лаборанта в запарке, вполне достаточно. Так что я, подождав, пока парень, не повернув головы, пронесется мимо меня, выскользнул следом за ним и, придержав дверь лаборатории, выждал двадцать секунд и осторожно проник внутрь.
   Как я и предполагал, Руби, бросив свою ношу, где придется, сразу побежал возвращать на место какие-то датчики и снимать с них показания, а мэтр Биллот с руганью руководил процессом, так что обоим было не до того, чтобы следить за тем, что происходит у дверей экспериментального зала. Воспользовавшись этим, я тихонько забрал мешок госпожи Брум, небрежно брошенный на низкую кушетку у двери, и, покинув лабораторию, поспешил к ритуалистам. Неизвестно, как долго будет продолжаться эксперимент мэтра Биллота, и как скоро Руби заметит отсутствие 'волосяного' мешка, так что надо поскорее избавиться от Лотиных волос и вернуть мешок обратно, чтобы пока что не вызывать у потенциального подозреваемого подозрений. С чего это я записал господина Тарини в подозреваемые? Ну, учитывая рассказ Лоти и реакцию лаборанта на ее появление здесь, шаг вполне закономерный. Надо бы узнать, есть ли у ассистента мэтра Биллота возможность отлучаться из полка, и не совпадали ли по времени его отлучки с возникновением неприятностей у моей женушки. Вот только как?..
   Сказать, что Арз был удивлен, когда я, скупо кивнув ему на ходу, пронесся вглубь подвала к небольшой круглой печи, призванной хоть как-то согревать холодный воздух лабораторного подземелья, и принялся пучками доставать из мешка волосы и забрасывать их в огонь - это ничего не сказать. Всегда спокойно-невозмутимый, начальник полковых магов вскинул брови до самых волос, округлил глаза и прошествовал за мной, недоуменно потирая затылок.
   - Котяр, только не говори, что ты кого-то прибил по-тихому, труп расчленил и теперь будешь сжигать по частям в нашей печурке, - сказал он, наблюдая за моими торопливыми действиями.
   - Ага, - я пока что не стал вдаваться в объяснения, а раз так, то проще согласиться, поддержать шутку. - И начать решил с волос. Не обращайте внимания, я туда-сюда пройду еще... раз дцать. Но, если кто-нибудь спросит, меня здесь не было!
   Храгын едва заметно усмехнулся:
   - Договорились. Только смотри, чтобы не сильно воняло - отвлекает. Да и своих источников неприятного запаха хватает.
   Я со светской улыбкой пожал плечами.
   - Ну, это уж как получится. Привет, Дан! - поздоровался я с одним из подчиненных Арзабаля.
   Молодой трегнич кивнул в ответ, не прерывая своего занятия - сортировки привезенных из некрополя ингредиентов. Взгляд невольно скользнул по аккуратно разложенным кучкам - вот щетина цомари, вот чешуя вирохвостов, а каким именно тварям принадлежали когти и зубы, я не брался предполагать. О, а это что такое?
   Вопрос свой я, глядя на кучку коротких блондинистых прядей, поразительно похожих на волосы леди Иолатэ, я незаметно для себя озвучил вслух, и тут же получил ответ.
   - Шерсть Полкана, - хохотнул Дан, проследив мой взгляд. - Но не того, который здесь типа самый главный, а того, что западный вход в долину охраняет. Уже вымытая, просушенная...
   - А-а... - понятливо протянул я, вспомнив громадного, обманчиво флегматичного пса с поста у западных ворот. - А тебе зачем?
   - Как зачем?! - удивился трегнич моей непонятливости. - Отдам тетушке Гурде, она и нитки спрядет, и пояс свяжет... Мы ж тут постоянно в подвалах, да пещерах. Холодно, сыро, а в таких условиях ревматизм с артритом и остеохондрозом вмиг развиваются, а уж прострелы в пояснице - как 'здрасте'. Говорят, пояса из собачьей шерсти - лучшая тому профилактика. У наших они уже у всех есть, только я вовремя не подсуетился. Вот, наверстываю.
   В моей голове тут же начал складываться план действий.
   - Что, правда? - спросил я.
   - Вон, у начальства уточни, - Дан покосился в сторону Арзабаля.
   Тот кивнул и все с той же едва заметной улыбкой задрал полу кителя, демонстрируя нечто серое и явно шерстяное. Иэээх, а он ведь моложе меня лет на семь! Вот что вредные условия труда с индивидами делают...
   - Слушай, Дан, уступи мне эту шерсть, - попросил я. - Очень надо, причем прямо сейчас!
   - Тоже спина болит? - с деланным сочувствием осведомился Дан, расплываясь в предвкушающей улыбке. - Ну, Яр, в твоем возрасте неудивительно. Пятый десяток, уж не зайчик, пора дома сидеть, в потолок плевать, детей... э, нет, уже внуков воспитывать! А ты все по Проклятым землям шарашишься с кошаком своим на пару... Ай! Ну, а что я такого сказал?!
   И тут же получил профилактический подзатыльник от непосредственного начальства, обиженно надулся, и предпочел дальше тему возраста не развивать. Он бы и удалился гордо, да только любопытство не позволило - не каждый день у него эльфийский княжич собачью шерсть выпрашивает. Надо же узнать, для чего, иначе и сам спать нормально не сможет, и свои же засмеют - любопытство, особенно неудовлетворенное, зело страшная вещь.
   - Да нет, шутки ради, - ответил я, пока что проглотив хамскую шпильку про возраст. - И как проверка на вшивость, заодно.
   Трегнич скептически хмыкнул, мол, ну-ну, дедуля, кому ты это рассказываешь. Ничего, скрипнул зубами я, жизнь длинная. Однако потом любопытство пересилило желание повредничать:
   - Ну, если ради шутки, то бери. Но я участвую! И новую шерсть ты, Яр, лично с Полкана сам настрижешь!
   Я только присвистнул. Вот молодежь! На ходу подметки рвет! Условие, конечно... Ну, предлагать индивиду, у которого кот в фамилиарах, стричь здоровенного злющего кобеля, коему ногу отгрызть - раз плюнуть, это, конечно, хамство. Но я согласился. У меня же Лотя есть - попрошу ее если не со стрижкой помочь, то хоть рядом постоять, тогда никакой Полкан, чувствуя в ней более серьезного хищника, в мою сторону оскалиться не посмеет. В итоге стал обладателем кучи собачьей шерсти, которую тут же сложил в мешок госпожи Брум и поспешил отнести его на прежнее место в лабораторию. Там его отсутствия не заметили. Хорошо, хе-хе.
   И только после этого я с чистой совестью вернулся к Арзабалю, чтобы уже предметно поговорить о кукле, найденной в матрасе Кассандры. Правда, сначала он отозвал меня в свой личный кабинет, где в центре нарисованной прямо на полу ритуальной фигуры, настолько мозголомной, что я даже рассматривать ее толком не стал (один Храрг, почти ничего в этом не понимаю!), лежала та самая поделка с прядью рыжих волос, а вокруг фигуры со всех сторон валялись толстые справочники и всевозможные измерительные приспособления. И уже там, плотно прикрыв дверь и ворча, что нечего подчиненным уши греть, храгын настоятельно потребовал с меня объяснений - очень уж ему хотелось знать, что это вообще за кукла, и для чего мне понадобилась собачья шерсть.
   - Эта кукла действительно магический артефакт, - сказал Арз, получив ответы на свои вопросы. - Хотя, магии в ней капля. Да, капля... заклятие слабое, но сплетено филигранно. Что, кстати, не вяжется с грубо, буквально на коленке сляпанным артефактом-носителем. Причем, готов поклясться, что тот, кто делал куклу, с самим заклятием, да и с артефакторикой вообще знаком весьма поверхностно, потому что глина, базальтовая крошка и песчаник, из которых этот, с позволения сказать, артефакт изготовлен, ослабили действие магической составляющей. Знаешь, такое ощущение, что это работа двух разных индивидов.
   Я на мгновение прикрыл лицо рукой. Мне для полного счастья еще парочки артефакторов с неясными целями не хватает! Хотя, цели-то их как раз более-менее понятны. Не понятно другое: кто же стоит за ними? Я что-то сомневаюсь, что создатели куклы действовали по собственной инициативе. Хотя, все может быть...
   - Артефакт должен был оказывать ментальное воздействие? - предположил я.
   И, кстати, оказался прав.
   - Так и есть, - Арз склонил голову к плечу, прислушался, потом зачем-то начал листать лежащий сверху справочник. - Ментальное. Действует только на обладательницу волос, для всех остальных безвредно. Вернее, 'безвредно' - не то слово. Правильнее сказать, что заклятие активируется только в присутствии обладательницы... Это нашли в комнате, Кассандры, верно?
   Я кивнул.
   - Я так и понял... Слушай, Котяр, я тебе сейчас вообще не завидую: любовница пропала, в твоем жилище труп неизвестного с проломленной головой, а теперь еще и жена приехала... А что, все уже знают!
   Я мрачно усмехнулся.
   - Еще и тотализатор какой-нибудь наверняка организовали, да?
   Арз с хитрой улыбкой развел руками, мол, конечно, как без этого.
   - И не один. Сам понимаешь, с развлечениями здесь туго.
   Я только рукой махнул и вновь перевел разговор на артефакт.
   - Можешь сказать, какое именно воздействие должна была оказывать та кукла?
   - Если по-простому, то давление на совесть, жалость и чувство вины, - Арз задумчиво почесал затылок. - Причем последнее он должен был еще и постепенно усиливать. Воздействие непрямое, косвенное, цели навредить объекту там нет. Наверное, поэтому Кассандра, сама будучи магом, его не почувствовала. А может быть, все дело в том, что это воздействие соответствовало ее внутреннему настрою. Кто знает...
   Я побарабанил пальцами по столу.
   - Хотел бы я знать, за что Касси могла винить себя и о чем сожалеть...
   Арзабаль только руками развел.
   - Этого я тебе не скажу. Об этом и артефакт ничего не знает.
   Я понуро кивнул. Надо думать...
   - Правда, кое-какую информацию подкинуть могу, - Арз, понизив голос, покосился на запертую дверь.
   Не больно-то он своим подчиненным доверяет...
   - Не в том дело, - болезненно поморщился храгын, потирая висок. - Просто Дан в последнее время вроде как скорефанился с этим Руби, бухают вместе время от времени, втихую, естественно. Я, конечно, потом и работы добавляю, и мозги промываю, но, увы... Ладно хоть пока что в рамках себя держат. Дан сам-то парень простой, куда не надо не полезет и в опасные игры играть не будет, однако по пьяни может разболтать и про твою затею с подменой волос, и про куклу, и про то, что ты будешь окружение Кассандры шерстить. Будешь ведь?
   Киваю, про себя удивляясь, как непривычно слышать жаргонные словечки из уст этого рафинированного интеллигента. Даром, что сын одного из аргельских ночных королей! Хотя, его до тринадцати лет бабушка и дедушка со стороны матери воспитывали.
   - Так вот, Касси много лет поддерживала приятельские отношения с Диртеллой Лайни, они еще до 'Скрепы' дружить начали. Та наверняка хоть что-то, да знает, вот только просто так она тебе ничего рассказывать не будет, придется постараться, чтобы вытянуть из нее хоть что-то. Подготовься к этому разговору, Диртелла весьма скользкая личность.
   Вот, значит, как... А при мне Касси об общении с мэтрэссой Лайни ни разу не обмолвилась. Не доверяла, понятное дело. В конце концов, я для нее не больше, чем работа, и она это не особо скрывала, так что обижаться или расстраиваться смысла нет. Я и не расстроился. Вернее, расстроился, но не по этому поводу, а потому, что работы мне снова добавилось. Э-эх...
   - Обращайся, если помощь понадобиться, - предложил Арз, впрочем, без особого энтузиазма.
   Наверное, при виде моей мрачно-озадаченной физиономии его совесть укусила. Не сильно, впрочем.
   - Впрочем, кое-что я уже могу для тебя сделать, - подумав, продолжил храгын. - Я Дана так работой загружу, что ему в ближайшие двое суток не до приятелей и болтовни будет. У меня вон, две туши сахилокков неразделанные лежат, и цомари штук пять, вот и пусть шуршит, хех! До кровати доползти будет за счастье.
   - Суровый ты начальник...
   Арз тонко улыбнулся и развел руками, дескать, куда деваться. С молодыми, амбициозными балбесами, за которых ты несешь личную ответственность, только так.
   Мы поговорили еще немного о всякой ерунде, и я, уже зная, что тот провозится с тушами и другими ингредиентами до глубокой ночи, напросился к нему помыться - в старом офицерском общежитии санузел один на этаж, так что вероятность попасться кому-нибудь на глаза гораздо выше. Я бы и переночевать напросился, но, зная, что Арзу тоже нужно будет выспаться, не стал. Ему, в отличие от меня, больше ночевать негде - не в лабораторном подвале же! Да и подозрительно это выглядело бы. Засим и попрощались: Арзабаль остался впахивать на благо государства, ну и на свое собственное, конечно, а я, наконец, отправился приводить себя в порядок и отдыхать. Отдыхать, я сказал! И как же здорово, что есть друзья, готовые, несмотря на собственную занятость, взять на себя хоть малую часть твоих проблем!
   Увы, полноценного отдыха не получилось: если тело худо-бедно расслабилось от горячей воды и более-менее полноценного ужина (залез в холодильный ларь Арза и изрядно опустошил его), то мозг, на который обрушилась просто-таки лавина новых сведений, расслабляться никак не желал и работал, анализировал, делал выводы, строил версии, потом отметал их же, снова думал, выдавал новые, возвращался к прежним... У меня от столь активной умственной деятельности едва пар из ушей не валил, а уж оставаться на кровати - единственном предмете мебели в комнате номер двенадцать старого офицерского общежития, где мне выпало коротать эту ночь - я мог, только напрягая до отказа силу воли. А как же хотелось встать и начать ходить из угла в угол! Но нельзя - услышат. Стены-то тут картонные, а я на подпольном положении. Увы... Пришлось усилием воли ограничить собственную активность чирканьем пера по страницам моего многострадального блокнота. М-да... Когда это здание возводили, никто и не рассчитывал, что база полка будет оставаться на этом месте более пяти лет - тогда всем казалось, что Проклятые земли можно покорить, завоевать, очистить, выжечь скверну некроса, в конце концов, а не только сдерживать ее, не пуская в империю. Наивно, да...
   Время и куча попыток претворить сии планы в жизнь показали, что от некромагии, поразившей огромные территории к юго-востоку от империи, так просто не избавиться. Тут необходимо или совместные усилия, самое меньшее, несколько сотен истинно верующих и самоотверженных до безумия жрецов светлых богов, или божественное вмешательство. Но боги вмешиваться напрямую не спешат, а из таких вот больных на голову жрецов, не боящихся и собственной жизнью ради 'дела жизни' рискнуть, у нас только Вэл, и этого даже при бьющем во все стороны энтузиазме парня явно недостаточно. Конечно, теперь, по прошествии неполных пяти лет, есть и другие желающие приехать в Проклятые земли бороться с некросом, что неудивительно, за плюшки от империи вроде жалованья на уровне полковника, титул и еще кучу привилегий, да толку от их усилий - Фыр наплакал. Вэл-то не за плюшки из кожи вон лезет, он идейный, да еще и лично благословение бога света получил, так что высокое доверие отрабатывает. А вот остальными добровольцами, к сожалению, меркантильный интерес двигает. Увы... Но что-то я отвлекся.
   Итак, с учетом рассказа Лоти о своих злоключениях, а также того, что мне было известно до того, картина вырисовывается мрачная. И это еще мягко сказано, Храрга пинком через коромысло!
   Для начала, легенда моего отъезда из Наргонты никакой критики не выдерживает, причем, прежде всего, с точки зрения самого Аллуриона Второго - он точно знает, что его сын вообще противоположным полом не интересуется. Женат, конечно, но жена там для галочки, детей в том браке нет. Зато в окружении принца Амиралиса полно смазливых до приторности юношей... Короче, если б выдуманная тайнюками история была правдой, Его эльфийское Величество леди Иолатэ под любым предлогом заманил бы в Великий Лес и не выпустил бы оттуда ни за какие коврижки. А то и разобрал бы бедолагу едва ли не на молекулы, чтобы выяснить, чем эта оборотница - с точки зрения Священной Песни, порождение тьмы, стоящее лишь на четверть ступеньки выше животных, не более чем каприз леса - смогла зацепить его единственного сына. Однако, Его Величество никакой активности в отношении леди Иолатэ не проявляет (точно не проявляет, так как с дедом я время от времени списываюсь, и о положении дел в Мериссе и Наргонте осведомлен), сидит тихо, как мышка под веником, делает вид, будто меня не существует (один наемный убийца раз в год, каким-то порождением некроса пожеванный, не в счет!). С чего бы? По идее, если знаешь, что легенда - ложь, почему бы не провернуть финт с заложником? Храрг... Сейчас, будучи честным с самим собой, я понимал, что при любом раскладе попытался бы вытащить Лотю. А там таки возможны варианты, возможны... Не хочу их перечислять, да сейчас это и не нужно.
   Вообще, рассуждения о нюансах взаимоотношений в семье Аллуриона Второго к моему расследованию имеют лишь касательное отношение. Касаются они его в том, что легенду для прикрытия моего отъезда из Наргонты в Проклятые земли разрабатывал именно куратор проекта 'Скрепа', Сауле Тирим Каирри, убитый в пригороде Миаствера пять дней назад. Потому я, собственно, и хотел бы поговорить с ним на этот счет, узнать, конечно, помимо того, кто и по какой причине мог расправиться с ним, какого Храрга Тайная стража и он лично, разрабатывая легенду-прикрытие, не озаботилась проверкой ее на соответствие действительности. Как минимум, изучить досье на всех предполагаемых участников 'легенды'! Вот ни за что не поверю, что у Тайной стражи не собрано такового на все мало-мальски значимые политические фигуры как империи, так и сопредельных королевств, княжеств и прочих суверенных автономий! А самое плохое, если в данном случае имело место не простое разгильдяйство, а умышленный саботаж, что, учитывая обстоятельства, вполне себе приравнивается к государственной измене.
   Конечно, я не настолько значимая для проекта фигура, меня, естествоиспытателя и подопытного в одном лице, есть кому заменить. Но это сейчас! А почти пять лет назад я был для тайнюков единственным, кто мог взаимодействовать со Скрепами Проклятий, не поддаваясь при этом их влиянию. Почему? Работающие над проектом ученые предположили, что дело в моем характере: свободолюбивый я сильно, причем даже в ущерб себе, начальников над собой не терплю, к магическим способностям и дарованным ими возможностям отношусь спокойно, даже в прохладцей (есть - хорошо, нет - убиваться не стану), за имущественные блага не держусь, одиночества не боюсь, лишние, на мой взгляд, привязанности, не поддерживаю, умею отличать их от тех, что по настоящему нужны... Потом я вдруг вспомнил как-то очень давно оброненную Лотей фразу, которая могла бы подвести итог для досье, составленного мэтрессой Лайни и иже с ней - что-то про кота, гуляющего, где его левой пятке угодно. Или сам по себе? Ну, в общем, что-то в этом роде. И, несмотря на невеселые мысли, улыбнулся. Забавно. Надо бы спросить, как точно звучит та фраза.
   Так вот, если допустить, что недостоверность легенды прикрытия имела место по чьему-то злому умыслу, то тут возникает сразу несколько вопросов. Ну, во-первых, зачем? Чтобы избавиться от меня, поставив под угрозу проект? Нет, точно нет, иначе сия схема была бы приведена в действие гораздо раньше. Сейчас в том уже смысла нет, ибо, повторюсь, сейчас меня есть, кому заменить. Просто так, на всякий случай? Хм, может, в этом что-то и есть, но... все равно бред бредовый, потому что пять лет назад предсказать судьбу проекта 'Скрепа', а с ней и судьбу существующего в империи порядка, не взялись бы, наверное, даже боги.
   Второй вопрос: кто? Кто именно - сам Каирри или же кто-то из его подчиненных - допустил такой 'провал'? Увы, тут мне одними логическими умозаключениями и фантазией не обойтись, тут нужен доступ к материалам по подготовке операции. Но кто ж мне его даст-то?! Храрг! Храрг! Храрг!!! Тут два пути: либо торговаться с тайнюками, либо примыкать к ним. Торговаться пока что не вариант - у меня пока что нет ничего, что могло бы заинтересовать всесильную структуру. Примыкать не хочется - это дорога в один конец, да и нужен я им, как храрготу пятая лапа. Вывод - надо доводить до ума расследования исчезновения тещеньки, раз уж там некие животворящие артефакты всплыли... Но как же разорваться бедному княжичу?! Да и вообще... Кстати, может, Лоте о том расследовании рассказать? Она у меня умная, может, увидит в той ситуации что-то новое, чего не вижу я? Или хотя бы окинет свежим взглядом мои умозаключения, покритикует и, возможно, натолкнет меня на новые мысли в этом направлении?
   И уж совсем мрачно все становится, если допустить, что липовая легенда прикрытия и подстава моей жены с дурманом - звенья одной цепи. Да, действительно, предположение, причем очень смелое, но оно, Храрга пинком через коромысло, не лишено логики и здравого смысла!. Кстати, оно основано не только на домыслах, но и на той информации об истинных целях проекта 'Скрепа', что мне удалось добыть буквально по крупицам за время своего участия в нем.
   Итак, существует некая организация (или же группа лиц, действующая в рамках этой организации - не суть важно), наделенная широкими административными полномочиями, имеющая в своем активе неограниченные материальные и трудовые ресурсы, иными словами, являющаяся одним из органов государственной власти. Это я так на имперскую магическую полицию намекаю как на наиболее вероятного кандидата на эту роль - у них даже поводы есть, а один из них такой, что под хвостом той структуры не просто печет, а целый пожар полыхает. В таком состоянии невольно начнешь метаться...
   Ну, с одной стороны, любит ИМП подгрести под себя молодых талантливых магиков, уже завершивших обучение, но еще не приобретших достаточного жизненного опыта и осторожности. Ждут, пока будущий работник структуры влипнет в какую-нибудь историю (почти со всеми выпускниками магуниверов такое случается, ибо учеба в ВУЗах магической направленности - далеко не сахар, и, получив на руки вожделенные корочки, многие, что называется, ловят звезду и уходят 'в отрыв'), а то и сами ее провоцируют. И после, выступая в роли спасителя-избавителя, решают проблему. А новоиспеченный дипломник уже обязан ИМП по гроб жизни, опутан по рукам и ногам, так, что не трепыхнуться - с каждым лишним, по мнению работодателя, движением привязь из личных, финансовых и еще Храрг знает каких уловок затягивается все сильней. И никуда юному таланту от серо-голубого мундира импа не деться, придется до конца своих дней пахать на благо... нет, не государства, а ИМП и его руководства.
   И, главное, противозаконными методами вроде убийств, изнасилований и прочего для привлечения новых сотрудников ИМП не гнушается, не только анонимными доносами и провокациями пользуются. Насколько я знаю, нередко и дурман подкидывают. С фантазией индивиды, короче, и небрезгливые. Там даже целый департамент по работе с кадрами имеется, для каждого случая, отдельный 'спектакль' ставится, а в особо важных, небось, и сценарий разрабатывается... Откуда у меня такие сведения? Оброс знакомствами за время учебы в магунивере, часть которых потом, после службы в армии, возобновилась. Это я, магическая посредственность, никоим боком к эльфийской аристократии на момент обучения не относящаяся, в сферу интересов ИМП не попадал, а вот большая часть 'звезд' моего года выпуска... Нехорошие там истории были. Однако, хоть и понятно, что подставы, это вряд ли удалось бы доказать. Импы работали чисто, прямых улик против себя не оставляли, а даже если такое и случалось, трактовать те улики однозначно было бы невозможно, свидетели отказывались от показаний, а подозрения, как известно, к делу не пришьешь. Такие вот дела... Один из моих университетских однокашников, помнится, даже признался по пьяни, что лично видел изложенный на бумаге план операции по вербовке его в ряды ИМП, с печатями и подписями высшего руководства. Такие вот дела.
   Если принять за рабочую версию желание сей властной структуры привлечь в свои ряды и леди Иолатэ, мага жизни необыкновенной силы, молодую дипломированную целительницу с даром истинного алхимика, то предположение Глисса верно - почерк-то очень знакомый. Кстати, то, что импы не желали тратить время и ресурсы на ее обучения, отчасти объяснят, почему они выжидали целых пять лет. И были бы у них все шансы на успех по жесткой вербовке Лоти, если бы тайнюки в кои-то веки не подсуетились... Еще бы им не суетиться, Храрга пинком через коромысло! Это ведь они должны были присматривать за моими близкими! И это из-за их разгильдяйства у импов появилась возможность реализовать свой план, а спокойная жизнь моей жены полетела коту под хвост! И я обязательно поговорю с тайнюками на эту тему, точно поговорю... Так, спокойно, не время давать волю злости, иначе так и не смогу уснуть!
   Тут, кстати, меня царапнула некая мысль, смутная догадка, вот только, увлеченный размышлениями, сиречь обдумыванием большого пласта информации, и охваченный эмоциями, я далеко не сразу обратил на нее внимание, а когда обратил, она уже ускользнула, улетучилась в вихре таких же оформленных и не очень догадок. Ладно, будем надеяться, позже всплывет. А пока что вернемся к ИМП!
   Казалось бы, тут в моих рассуждениях надо ставить точку. Но не тут-то было! Это я только первый слой плана импов расписал, там и второй есть. И, если первый хоть и важен, но все-таки не критично, наверняка в ИМП и другие целители есть, то выполнение второго для сей структуры, ну, то есть, для ее руководства - вопрос жизни и смерти. Для существующего ныне порядка, кстати, тоже.
   Дело в том, что ИМП, согласно итогам многолетнего расследования комиссии из доверенных лиц императора, половину которой составляют так называемые Персты оного, уже давно ведет деятельность, направление которой вполне можно трактовать как государственную измену и подготовку к государственному перевороту: втихую подгребают по себя природные магические источники, ищут по всей империи древние артефакты, вербуют в свои ряды сильных талантливых магов, клятвами и особыми ритуалами добиваются их безоговорочной верности именно ИМП и нескольким лицам, ныне стоящим во главе данной структуры, внедряют своих законспирированных членов на ключевые посты в других государственных органах империи, более того, уже имеют собственную армию - небольшую, но по оценкам тайных следователей, весьма эффективную и умело замаскированную под личную охрану все тех же руководителей... А в официальных отчетах, ежеквартально подаваемых Его Величеству, этого всего не отражено, там совсем иные данные, сводящиеся к бесконечному 'жизнь тяжелая', 'дайте денег' и 'поможите, чем можите'. Вот так...
   По сути, импы понемногу собирали всю магию в кулак. Впрочем, систематичности в действиях магополицейских не углядел бы даже самый придирчивый аналитик, что тогда, около восьми лет назад, и спасло ИМП от реформирования и масштабных кадровых чисток. Да и, с другой стороны, дело они свое делали - законопослушность магонаселения обеспечивали, и в этом нареканий на них не было. Залихорадит ИМП - и по стране прокатиться волна преступлений с магическим подтекстом, чего допустить тоже никак нельзя, маги - вообще народ сложный... Да и оснований для репрессий сейчас вроде как нет...
   Но для чего, спрашивается, импам такая активность? Явно к чему-то готовятся, втихую, не ставя в известность власть, реализуют некий проект, рассчитанный на перспективу. Но зачем им понадобилось создавать монополию на магию? Это ж, по сути, государство в государстве получается... Собираются с кем-то воевать? Или же думают со временем в разведку переквалифицироваться? Ну, не смешно ли?! Более вероятным кажется вариант постепенного планомерного захвата власти в стране и изменения государственного строя на магократию. Причем, это кажется не мне, а аналитикам Тайной стражи - эти ребята башковитые, их доводами пренебрегать не стоит. Интересоваться моим мнением насчет данной ситуации вообще никому бы не пришло в голову - но это так, к слову.
   Короче, император на пару с тайнюками, не желая получить нож в спину, очень озадачились инициативами ИМП. Все та же комиссия, теперь уже расширенным составом, крепко задумалась, что делать и что можно противопоставить импам сейчас и в будущем. Насчет сдерживания их сейчас я ничего не скажу, а вот на перспективу и родился проект 'Скрепа', по которому планировалось взять под контроль все оставшиеся с доимперских времен Скрепы Проклятия и получить таким образом средство для противодействия будущей атаке магов-импов, Магический щит и оружие в одном лице. Почему-то ни император, ни его доверенные лица, ни руководство Тайной стражи не сомневались в том, что она рано или поздно случится, эта атака...
   Да, на бумаге план выглядел гладко, а вот на деле... ИМП не просто так избегала Скреп, предпочитая иметь дело с природными источниками! А вот команда имперского засекреченного проекта поначалу столкнулась с немалыми трудностями: если природный магический источник нейтрален сам по себе, то Скрепы мало того, что, как правило, носят темную окраску, так еще и обладают примитивным разумом, и функционируют только в связке с хозяином. На роль хозяина, кстати, подходит далеко не каждый индивид, лояльный Его величеству и существующему в империи порядку, тут все непросто. И надо ли говорить, что в первые годы реализации проекта потенциальные хозяева часто гибли, сходили с ума под влиянием коварного наследства старины глубокой, а то и нападали на своих же коллег, видя в них (и не без оснований, кстати) угрозу внезапно обретенному призрачному могуществу?.. Это потом уже стало ясно, что к выбору потенциального хозяина Скрепы надо подходить более тщательно. А там и другие проблемы повылазили, что те грибы после дождика. Короче, не просто так ИМП не стала связываться со Скрепами, пусть даже их на территории империи и Проклятых земель на порядок больше, чем природных магических источников...
   Дальше - больше. Кейн, ранее попавший в поле зрения Тайной стражи по итогам осторожного (ну, по крайней мере, моему другу так казалось) поиска информацию о сооружении, найденном нами в некрополе во время тайной экспедиции туда импов, вспомнил о моей роли в той истории. Почти одновременно с этим я посредством Лоти отказался в пользу государства от части наследства Мертона Пиллегри - участка побережья Лазурного моря со Скрепой под землей, с которого, собственно, и началось мое знакомство с Лотей. Плюс открытый сезон охоты на Яроса Иолатэ со стороны короля эльфов и одного из его вассалов. Итог - моя вербовка в проект 'Скрепа', после которой, скажу без ложной скромности, дела оного пошли гораздо веселее. Так и идут с тех пор: двадцать три Скрепы под контролем империи, что превышает число магоисточников, подконтрольных ИМП, и это далеко не предел. И не стоит обманываться постоянством базы для его реализации - сотрудники уже всю империю прошли, да не по разу! А база в Проклятых землях хороша своей труднодоступностью. Но, Храрг побери, как вспомню проблемы со снабжением третьего заградительного в годы моей армейской службы, возникшие как раз из-за этой труднодоступности, и способы их решения, так до сих пор вздрагиваю...
   Так вот, снова возвращаясь к ИМП. Наверняка они знают о самой 'Скрепе', и о достигнутых в ходе реализации проекта результатах - если не точно, то хотя бы примерно. И как поступить в данной ситуации? Самое меньшее, попытаться заслать шпиона. Что более вероятно, этот шпион должен обладать навыками бойца, диверсанта, быть магом, опытным, хорошо образованным... По слухам, попытки были, однако совместные усилия службы безопасности тайнюков, третьего заградительного полка и порождений некроса вроде бы сводили те попытки на 'нет'. Однако, это не тот случай, когда стоит быть уверенный на все сто процентов. По собственному опыту скажу, что служба безопасности 'Скрепы' при изучении подноготной претендентов на работу над проектом и проверке их на вшивость обращает повышенное внимание именно на тех, кто обладает перечисленными выше качествами и умениями. А вот прошлое и настоящее индивида более скромных способностей и возможностей, несуразного неудачника, вчерашнего студента немагической специальности или же родственника кого-то из сотрудников 'Скрепы' вполне могут и не шерстить так уж тщательно.
   Того же Руби, например. Чем не шпион? Или не диверсант? Понимаю, то, что он, предположительно, приложил руку к изготовлению куклы-артефакта из матраса Кассандры и опять-таки предположительно заочно знаком с моей женой, и прочие мои подозрения, вытекающие из этих предположений, не являются основанием для столь серьезного обвинения. Но они, как минимум, являются поводом для пристального внимания к ассистенту мэтра Биллота. А проверку на вшивость я ему уже устроил...
   Или же импы планировали использовать в качестве шпиона-диверсанта Лотю? А что, к леди Иолатэ, едущей к мужу по какому-то важному делу, и отношение будет более мягкое по сравнению с остальными желающими попасть на территорию базы проекта 'Скрепа'. Вот, кстати, и вторая причина для вербовки Лоти в ИМП! Такой засланец - большая удача! Однако не вышло... или еще не поздно? Храрг побери! А если планировалось использовать Лотю не только для разведки и диверсий? Вдруг и в качестве боевика тоже? Но, раз затея с вербовкой не сработала, остался путь использования ее втемную или же под магическим воздействием, и этим, на мой взгляд, можно объяснить огромную радость Руби от того, что в его руках оказались волосы леди Иолатэ. Вернее, он думает, что это волосы леди Иолатэ, хе-хе... А вообще, нельзя тут Лотю без присмотра оставлять, нельзя... Эх...
   И еще одно не давало мне покоя - беспокойство за Эми. Мало того, что уже натворила глупостей: связалась с каким-то мутным типом, и, не доучившись, поехала на границу! Так теперь она еще и влипла окончательно! Храрг! Нет, есть, конечно, вероятность, что портальный артефакт в Проклятые земли к тайному наблюдательному посту возле базы секретного государственного проекта попал в ее руки случайно, но она такая крохотная и эфемерная, что на нее и рассчитывать не стоит. Определенно, артефакт оказался у ее парня-менталиста не просто так! И еще непонятно, случайно ли 'яйцо с сюрпризом' попало в руки Лоти, или же это племянница Ансельма выбрала столь необычный метод для просьбы о помощи? Храрг! Гадать можно хоть до позеленения, но толку-то от этого не будет.
   А что у Эми и ее блондина происходило после того, как Лотя не объявилась в расчетной точке? Как минимум, крупный разговор, как максимум... Ох, как же я надеюсь, что девочка смогла вырваться, сбежать и спрятаться! Или же, если отправила леди Иолатэ в Проклятые земли сознательно, сразу сделать ноги и затаиться... Так, не буду пока что касаться моральной стороны этого поступка, не это сейчас первостепенно. Но, когда найду дорогую пропажу, не посмотрю, что выросла, отругаю, как в лучшие годы, а то и крапивой отхожу! Если найду... Храрг! Иннерлия! Кто там еще из богов меня слышит?! Прошу, защитите эту дуреху! Сохраните ее живой и здоровой, а мозг я ей сам вправлю, раз уж дядюшке не до того! Дрессировщицу он себе нашел, чтоб их храргова бабушка побрала! А за племяшкой, единственной, между прочим, родственницей, кто присматривать будет?! Вообще-то, по закону, Эми, пока обучение не закончила, находится под его опекой... О, еще один кандидат на вправление мозгов! Если, конечно, в голове Ансельма после дрессировки еще хоть что-нибудь осталось...
   Очень хочу надеяться, что зря беспокоюсь. В конце концов, я сам много участвовал в воспитании Эми, причем не только сладостями угощал и на детскую площадку водил, но и жизненным опытом делился, и советы давал, и даже научил некоторым полезным навыкам из тех, что облегчают жизнь, и которых совсем не ожидаешь от девочки из благополучной семьи. Ну да, Эминару Рзауни с трех лет воспитывали четверо индивидов, прошедших не только службу в Проклятых землях - у нас у каждого много за спиной... всякого. И теперь мне, да и Кейну, которого я лично ввел в курс дела, остается лишь уповать на то, что эти семена упали на благодатную почву, и девушка не пропадет. И еще молиться... Все-таки, мой личный опыт подсказывает, что дело это полезное.
   С другой стороны, меня очень обеспокоила эта влюбленность Эми. Да и сам объект ее меня беспокоит едва ли не больше. Маг-менталист, завершивший обучение, который не нашел себе применения в Наргонте или же в другом городе... Что, такие бывают? Мой жизненный опыт подсказывает, что всех толковых магов этой специализации потенциальные работодатели столбят еще курсе на третьем, и держатся за них крепко - процент ментальных магов, по статистике, всегда гораздо меньше магов других специализаций, так что спрос больше предложения. Так что насчет этого Мирида... Мика?.. Мина?.. Не помню... Короче, насчет избранника Эми могу с уверенностью сказать только одно: либо он как маг полный ноль, либо ему зачем-то надо было оказаться в заднице мира, официально границей с Проклятыми землями именуемой, в забытой богами деревеньке и, боюсь, в компании Эми. Что же до ослепляющей влюбленности последней, то что-то сомневаюсь я в естественной природе данного чувства - оно вполне может быть наведенным. Зачем? Ну, если проанализировать ситуацию в целом, то напрашивается один вывод: ему зачем-то нужно через нее подобраться к Лоте. Или ко мне. Или, например, к Ансельму... хотя, это вряд ли. Или вообще пробраться в третий заградительный. Короче, найдутся у нас с этим типом темы для разговора, найдутся...
   Я, признаться, по жизни менталистам не особо доверял, а уж после одного признания Дели, сделанного после какой-то размолвки с Кейном, по секрету и под сильным градусом на праздник Обновления года три назад, и подавно.
   - Ментальных магов сама судьба постоянно искушает, - вздыхала она, размазывая тушь по щекам заботливо предоставленным мной носовым платком. - Вот представь: у тебя есть возможность влезть в голову близким, узнать из потаенные мысли, узнать, как они на самом деле к тебе относятся... Да не просто узнать, но и подкорректировать слегка... или не слегка. Но я держусь, иногда себя буквально в последний момент ловлю! Храрг... Я все никак не могу привыкнуть, что больше не одна, что снова могу доверять кому-то, кроме себя. Вру, Яр. Ни Храрга не могу! Потому и хочу держать все под контролем, в том числе и Лира. Но пока держусь... Знаю, что неправильно это. Тогда я и доверие мужа потеряю, хотя бы то, что есть сейчас. Да и саму себя уважать смогу ли? Сложный вопрос... Извини за сумбур...
   Несмотря на то, что мое уважение лично к Аделаиде после такого значительно возросло, доверие к менталистам умерло окончательно. Так что сейчас никакой радости от устройства личной жизни Эминары я не испытывал, наоборот, одно только беспокойство, доходящее едва ли не до злости. Дуреха! Боюсь, как бы этот парень, сам замешанный в крайне нехороших делах (пока что воздержусь от словосочетания 'государственная измена'), не втянул туда же и ее! Надеюсь, ее все же используют втемную. И что не устранят, как нежелательного свидетеля, когда поймут, что та - случайно или намеренно? - отдала не тот портал Лоте. И что смогу найти ее раньше пылкого возлюбленного. Живую, а не труп... Ох, Иннерлия... Кстати, об Иннерлии! Вернее, не о ней, а о верном орудии богини жизни! Лера-а!
   Конечно, перводемоница отнюдь не обрадовалась тому, что я прервал ее отдых, да еще и снова работой загрузил (хотя, какая та работа - найти одну дуреху да приглядывать за ней, вмешиваясь лишь в случае угрозы жизни!), но отказывать не стала. Не стала даже жаловаться и выдвигать какие-то условия в качестве оплаты своих услуг. Что это с ней? Неужели настолько устала? Или снова озаботилась проблемами своего избранника? Вот ведь, еще одна жертва неподходящей влюбленности...
   Увы, делиться со мной своими проблемами Лера тоже отказалась, просто покивала и удалилась минут на десять - мне как раз хватило, чтобы накидать план дел на завтра, среди которых были и отправка леди Иолатэ обратно в жилые земли, и визит в деревню, где временно жила Эми с тем менталистом (я дальнейшими действиями будем определяться уже на месте и в зависимости от ситуации), причем я был уверен, что Лотя непременно составит мне компанию, и ввод женушки в курс дела относительно поисков ее матушки. Кроме того, мне еще предстоит разговор с Кейном относительно моих выводов о сложившейся ситуации, так что придется еще раз пройтись по пунктам, чтобы убедиться, что я ничего не забыл.
   За этим занятием и застала меня Лера - на этот раз не стала являться лично, просто в моей голове вновь зазвучал ее голос, даже в ментальной связи усталый и безразличный, и я узнал, что Эми сейчас жива, одна, находится где-то в лесополосе в районе поселка Мертвецкое, и жизни ее ничто не угрожает. Еще перводемоница пообещала приглядеть за ней вполглаза, и... самое непонятное, что она снова даже не заикнулась об оплате! Что это с девчонкой? Ранее я не замечал в ней склонности к благотворительным порывам, а тут уже второй за несколько дней... Что, у меня появился еще один повод для беспокойства?
   Ответа на этот вопрос я так и не добился: Лера, пожелав мне доброй ночи, удалилась. А я еще какое-то время пытался сосредоточиться на расследованиях, однако терзавшее меня беспокойство за девчонок - Эми и Леру - тому отнюдь не способствовало, мысли то и дело перескакивали на этих дурех и на то, как бы мозги им вправить подоходчивее, так что ничего путного из той затеи не вышло. Вдобавок, снова заныла ладонь, так что пришлось отложить карандаш. А там и сон мягкой лапой смежил веки, и звук упавшего на пол блокнота был последним, что уловило мое стремительно проваливающееся в мир грез сознание. И, кажется, было еще какое-то подозрительное шебуршание у входной двери, однако моя чуйка на неприятности на этот раз молчала, так что на посторонний звук я уже не среагировал - мало ли, кто там шебуршиться может. Как выяснилось впоследствии, зря... Но это уже потом, потом, а сейчас спаааать...
  
   Лотя
  
   Вечер откровенно не задался, даже несмотря на беспрестанно мурчащего у меня на руках Фыра (как же я соскучилась по этому хвостатому поганцу!) радость от встречи со старыми знакомыми - Кейном, Арзабалем и Анилл Вихмер, вернее, теперь уже Аделаидой Мрракс. Дело в том, что сегодня роль главной местной достопримечательности и развлечения была отведена моей скромной персоне. Каждый - каждый! - норовил подойти, поздороваться, завязать разговор и с разной степенью учтивости перевести его на убитого мной гхедешша. Храрг! Тут даже рассказ о последних новостях с границы и о почти последних из Наргонты не спасал! Каждый, Храрг побери! Меня даже у туалета заловили с расспросами! Как жаль, что я не придала должного значения словам Яроса о том, что до меня был лишь один случай, когда здоровенную некротварь какой-то смельчак завалил в одиночку. Тогда бы хоть успела морально подготовиться... может быть. А так...
   Устала я, если честно, как кляча водовозная. Не столько физически, сколько морально - все-таки в последний месяц на меня слишком много всего свалилось, не готова я к активной светской жизни. Да и... Нет, физически тоже все плохо. Поэтому я, улучив минутку, попросила у Кейна как у самой большой шишки здесь выделить мне какой-нибудь угол для сна. Тот возражать не стал, только сначала зачем-то сказал, что отправить меня в квартиру Яроса не может (да я б туда и сама не пошла!), поэтому предложить мне может только комнату в старом офицерском общежитии, что не слишком-то соответствует моему статусу и его радости от того, что я почтила своим присутствием третий заградительный - удобства на этаже, минимум мебели, да и здание-то старое, под снос. Мне, честно говоря, на такие мелочи было плевать, и, когда я согласилась, полковник лично вручил мне ключ от комнаты. Был железобетонно уверен, что так и будет. Аделаида, кстати, потихоньку шепнула мне, что больше отдельного жилья все равно нет. Ну, не идти же спать в казарму!
   Короче, я, получив ключ, отказавшись от сопровождения и пожелав старым знакомым спокойной ночи, потихоньку покинула столовую, куда массово стеклись все свободные в этот вечер индивиды, причем, повторюсь, не столько ради ужина, сколько ради моей персоны, и отправилась в указанном направлении. Надеялась выспаться и отдохнуть, пусть даже и не в самых комфортных условиях. И что в итоге?!
   В итоге пришла в отведенную мне комнатку, маленькую и достаточно темную, и увидела своего благоверного! Дрыхнет на единственной кровати, растянувшись по диагонали, и руку на пол свесил! Сопит, зараза! И откуда ж ты тут взялся, а?! Что, опять я невнимательно кого-то, в данном случае, Кейна, слушала, и теперь жизненные обстоятельства снова бросают мне вызов, к которому я не готова? А тот же Кейн не мог напрямую сказать, выделяя мне комнату, что поселил в нее же и Яроса, так как у последнего какие-то проблемы с жильем?! А не так... завуалировано, Храрг побери! Уффф! Рррр!
   Первым моим порывом было развернуться, отправиться на поиски Кейна, устроить небольшой скандальчик и потребовать другое жилье. Остановила лишь мысль о том, что ужин-то уже закончился (столовая, согласно распорядку ее работы, закрывается в восемь), и теперь мне придется постараться, чтобы отыскать полковника Мрракса - он, увы, не идиот, и, спланировав подставу, заныкается куда-нибудь по своим важным полковничьим делам так, что я его Храрга-с-два найду. Да еще о том, что я слишком устала, чтобы полночи по базе полка бегать. И что же мне делать?!
   Вторым моим порывом было вытряхнуть муженька из кровати и выставить за дверь, в чем есть, то есть, без ничего - эта зараза тут еще и голышом дрыхнет! Но и этот порыв пришлось погасить, так как, во-первых, скандала здесь, в старом здании с тонкими стенами и отличной слышимостью, не хочу, иначе утром поднимется новая волна сплетен о взаимоотношениях супругов Иолатэ, и, во-вторых, Фыр, увидев любимого хозяина, спрыгнул с моих рук прямо на кровать и, по хозяйски обнюхав одеяло, принялся утаптывать себе место для сна в ногах у Яроса. Еще и на меня недоуменно так поглядывает, мол, хозяйка, ты так и будешь у дверей стоять? А сам муженек при моем появлении не то, что не проснулся, а даже сопеть в иной тональности не стал! Ну, хоть не храпит, и ладно. Н-да, ситуация-то снова веселая, ничего не скажешь...
   Потом у меня мелькнула мысль, что не обязательно спать в одной кровати. Увы, из мебели в этой комнате присутствовали только кровать и шкаф, а спать на полу мне по понятным причинам не хотелось. Неудобно, однако. Если только в храргота перекинуться, но все равно неудобно. Хотя, это мысль!
   - Мя? - подал голос Фыр.
   Кот наконец-то устроился, нахально сдвинув ноги Яроса, и теперь вопросительно смотрел на меня круглыми зелеными глазами. Моего негодования и смущения он не понимал.
   - Сейчас, Фыр, сейчас, - прошипела я, раздеваясь. - Сейчас лягу... мало не покажется.
   Хм, надеюсь, муженек не поседеет и не начнет заикаться, увидав по пробуждении рядом с собой клыкастую морду королевского храргота. Но, как минимум, взбодрю с утреца, хи-хи!
   Огромная хищная кошка двигалась абсолютно бесшумно, однако храргов пол, видимо, уже тронутый гнилью и жучками-древоточцами, все-таки немного скрипел. Скрипела и кровать, когда я забиралась на нее и двигала нагло развалившегося на середине ее мужа, причем гораздо громче. Однако, Ярос ухом не повел, не то что не проснулся, да и подвинулся без лишнего сопротивления. Спит. Хи-хи...
   Совесть царапнула меня еще раз, когда я, устраиваясь рядом, заметила лежащий на полу блокнот, раскрытый на странице со странным рисунком: храргот с неестественно большими зубами скалится из-за спины парня с заостренными ушами и мировой скорбью в глазах, под одним из которых был отчетливо прорисован фингал. Неплохо рисует, кстати, но уж больно манера нервная, нажим сильный, линии Вот что, хотелось бы мне знать, творилось в голове у муженька, когда он карандаш о бумагу стачивал! Может, так его подсознательное беспокойство за меня нашло выход? Эх, а я ему тут веселую побудку запланировала... За что? А за все хорошее! На десять лет вперед! Хм, а может, наоборот, этот рисунок - подсознательное проявление страха передо мной? Или еще Храрг знает чего? А, спрошу завтра... Если, конечно, он будет в состоянии внятно, не заикаясь и не подсвистывая, отвечать на вопросы. Но это будет завтра, только завтра. А пока - спаааать. Двигайся давай, дорогой! Р-развалился! Не Фыра же мне двигать - котика жалко...
  
   15 августа
  
   Ярос
  
   Вам когда-нибудь доводилось спать в одной постели с котом? А с двумя? А если вес одного из этих кошаков перевалил за три сотни килограммов? Нет? Ну, тогда вам не понять, что испытал я, проснувшись этой ночью.
   Собственно, причин для пробуждения у меня имелось аж несколько. Во-первых, тело, зажатое увесистыми тушками, не может принять удобную для себя позу, а вынужденно занимает пространство, что эти тушки ему оставили, кстати, весьма скромное, ограниченное с противоположной стороны краем кровати. При этом большая кошка еще и лапы передние на меня сложила, одну на плечо, другую точно на шею, да еще и когти слегка выпустила, так что не больно-то подергаешься. Короче, я проснулся на боку, отлежав левую руку, при этом ноги оставались лежать так, будто я все еще продолжаю лежать на спине. Потому что инстинктивно отползал от развалившегося рядом королевского храргота, а ноги уже привычно не двигал, так как на одной из них устроился Фыр. Ну, не беспокоить же котика! Он мало того, что обидится, так еще и спросонья укусить или оцарапать может, или другую мстю придумать. Сам воспитывал, ничего не поделаешь... И это на самом краю кровати! Итог - онемение в обеих руках и ломота в пояснице такая, что я и сам бы от пояса из собачьей шерсти не отказался бы, плюс угроза от когтей моей благоверной... И это я еще про моральные страдания не говорю!
   Ну да, засыпал в одиночестве, а проснулся едва ли не в обнимку со здоровенной хищной кошкой, которая мало того, что почти всю кровать заняла, так еще и лапищу свою когтистую на меня водрузила, за шею уцепила, к морде притянула и фыркает в волосы! Ладно, у меня нервы закаленные - тут все, кому не лень постарались, от любимого дедули до местной нежити. А вот более слабый индивид мог бы и разрыв сердца заработать. И не надо мне говорить, что Лотя целитель, мол, сама до инфаркта довела, сама и вылечит! Ее для того, как минимум, разбудить надо! А спит она крепко, вон, храпит так, что кровать, кажется, туда-сюда раскачивается! Я уже про звуковое сопровождение молчу.
   И, самое главное, мне совсем не хочется ее будить. Во-первых, не знаю, как она отреагирует на наличие меня, не одетого, в одной постели с собой. При этом, уточнение о том, что она сама, по собственной инициативе, в эту постель залезла, может только приблизить мой конец, без сомнения долгий и мучительный! И, во-вторых... просто не хочу. Пусть спит, умаялась, бедолага. Кстати, ее появление здесь - отличный повод предметно побеседовать с Кейном, так как без него тут точно не обошлось! Дожить бы только до утра. Может ведь под горячую лапу и того... Впрочем, с чего я паникую? Лотя теперь, ввязавшись в расследование, точно оставит меня в живых до его завершения - просто из любопытства. Разве что погрызет слегка или когтями пройдется. А вот, окажись на ее месте моя теща, точно голову откусила бы, не размениваясь на приветствия, светские расшаркивания и выяснения предпосылок нашего с ее дочуркой скоропалительного брака.
   Да, мысли мои вдруг сделали неожиданный поворот - я вновь подумал о теще. Вернее, не о ней самой, а о моем потаенном страхе перед матерью жены, которую я раньше никогда не видел, и в нахождении которой среди живущих ныне отнюдь не уверен. Я вдруг понял, откуда он взялся и куда уходит корнями - в одну простую, в сущности, мысль: меня мучает совесть! Да, Храрга пинком через коромысло! За то, что однажды принял решение за нас обоих, причем основываясь на собственных эгоистических нуждах под соусом заботы о Лоте - это я так о скоропалительном браке. Ну, а последствия того решения мы оба разгребаем до сих пор, и, самое поганое, что разрешение этой ситуации повисло в воздухе. Там уже пять лет и висит... Вот, спрашивается, какого Храрга я тяну с началом бракоразводного, так сказать, процесса? Отговорки все нахожу какие-то! Ладно, первый год моего участия в 'Скрепе' я был занят так плотно, что времени на сон почти не оставалось, но потом-то мне регулярно представлялись возможности заниматься личными делами! Что мне стоило забежать в храм общебожественной направленности и начать с оными сущностями переговоры о расторжении брака? Отговорки, да... То занят, то сил нет, то есть более важные дела, то 'Лоте проще идти по жизни супругой Мерисского княжича, нежели одной из Тар-Граорров' и даже 'А что, она сама не больно-то против существующего положения дел возражает... по крайней мере, впечатление из писем деда складывается именно такое'. Итог - пять лет Лотиной жизни... ну, не то, чтобы фамилиару под хвост, но личную жизнь-то она вполне могла за это время устроить, пусть даже с парнем вроде того, с которым нашла сомнительное счастье Эми - это было бы только ее дело. И меня бы это совсем не бесило, вот ни капельки... Храрг побери! Окажись я на месте тещеньки, в том смысле, что, если бы у меня была дочь, и какой-то хрен с горы поступил бы с ней так же, я бы не только голову откусил (образно, конечно, ибо нет у меня такой кусалки, как у Лоти в звериной ипостаси), я б еще и предварительно все конечности переломал, и еще бы немало чего сотворил. Грр!
   Рыкнул я, видимо, вслух и слишком громко, так как Лотя завозилась во сне, всхрапнула и приоткрыла глаза, сонные, мутные, явно не проснувшиеся.
   - Лотька-а! - прошептал я с нарочито счастливой улыбкой. - Давай разводиться!
   Та в ответ шумно выдохнула, разлохматив мне волосы, приподняла губ в оскале, перевернулась на другой бок, отчего кровать едва не развалилась, и снова захрапела. Я так и не понял, согласна она или нет. Но хоть лапы с меня убрала, дав мне больше простора для маневра и возможность покинуть совместное ложе, которой я, разумеется, намеревался тут же воспользоваться.
   Однако жизнь, как это часто бывает, тут же внесла свои коррективы: резко вскочить я не мог, быстро изменить позу тоже, а вытаскивать ногу из-под кота пришлось потихоньку, так, чтобы не разбудить Фыркиса. И - терпеть. Ну, с моей жизнь без последнего никуда... Но почему онемели обе руки, если отлежал я только левую?! Левая, кстати, еще и болеть начала...
   Однако, не успел я додумать эту мысль до конца, как меня вдруг резко начало знобить, и все силы куда-то пропали. Храрг побери! Вот только разболеться мне сейчас до кучи не хватало! Как я умудрился простыть? Днем? В августе?! Да нет, это, наверное, просто в комнате похолодало - щели в окнах с палец толщиной, сквозит оттуда так, будто окно и вовсе не закрыто, а ночи уже холодные, ибо близится осень. К тому же, повернувшись, добрая женушка окончательно стащила с меня одеяло, а от Фыра, оккупировавшего только одну мою ногу, тепла было недостаточно, чтобы согреться. Так, надо встать и одеться, а потом заглянуть в шкаф - там вполне может оказаться еще одно одеяло. Но храргова слабость сводила на 'нет' все мои планы. Так что выход мне оставался только один, и с риском для здоровья. Но что есть риск, как не неотъемлемая часть нашей жизни?
   С этими мыслями я обнял Лотю, прижался всем телом к теплой меховой спине большой кошки и уткнулся лицом куда-то в область храрготова затылка, надеясь, что клацанье моих зубов не разбудит женушку. И на то, что к утру мне станет получше. И на то, что проснусь я раньше Лоти и успею тихонько унести ноги из этой комнаты, потому что на людях Лотя постесняется напасть на меня. Или нет? А, поживем - увидим. С другой стороны, что я, с женой не договорюсь? Я с племенем пещерных гоблинов, которые едва-едва по имперски изъяснялись, договорился, так что же, перед леди Иолатэ спасую? Да храргушки! Так что я только плотнее прижимался к единственному доступному источнику тепла и, по мере согревания и восстановления чувствительности рук, погружался в сон. Забавно, но ни страха, ни даже опасений не было. Зато появилась какая-то безбашенная, я бы даже сказал, хмельная веселость, которой я с юности не чувствовал, и уверенность: справлюсь. Как бы ни было трудно, я справлюсь. Тем более, с верной подругой и, по сути, правой рукой... Наша с ней встреча вообще была едва ли не самым большим везением в моей жизни. Но я вообще везучий. Подумаешь, храпит...
   А пробуждение выдалось веселым. Ну, начать хотя бы с того, что проснулись мы все трое достаточно поздно, когда солнце уже встало и вовсю карабкалось в зенит. И я, согласно закону подлости, начисто забыл о своих планах на это утро. Ну, про 'встать раньше жены и по-тихому рвать отсюда когти куда-нибудь в людное место'. И кто бы не забыл на моем месте? Засыпал-то в обнимку со здоровенной хищной кошкой, а проснулся, обнимая обнаженную девушку! И, честно признаться, не сразу понял, где именно нахожусь, и что происходит. Думал, что сплю в своей квартирке, рядом - Касси, а вся эта история с убийством куратора 'Скрепы' и те события, что оно за собой потянуло, мне просто приснились. Вернее, не думал, а даже не знаю, как называть тот мыслительный процесс, что у меня в голове в тот момент происходил. Да и не столько в голове, сколько существенно ниже... Спросонья же! Но не растерялся, Храрга пинком через коромысло! Бархатную спинку погладил, округлость прямо под ней и часть бедра не забыл, плечико поцеловал, потом, чувствуя, что лежащая рядом женщина тоже просыпается, приподнялся на локте, откинул прядь золотисто-пшеничных волос с шеи, коснулся губами основания шеи и... все-все вспомнил. Вспомнил, что за блондинка находится сейчас в одной постели со мной, мельком удивился смене ею ипостаси во сне, представил ее наиболее вероятную реакцию на мои такого рода 'поползновения' и понял, что надо срочно уносить ноги, пока цел. А времени на то уже не оставалось - Лотя проснулась, потянулась всем телом эротично, повернулась ко мне, одарив сонной улыбкой, потянулась обнять... и тут в глазах ее вспыхнуло холодное пламя ярости от осознания ситуации, в которую она сама себя загнала.
   Красавица! Сама еще теплая, сонная, взъерошенная, но на щеках нежный такой румянец пробился как следствие нарастающего возбуждения, а глаза горят! Ладонь до сих пор помнит ощущение мягкой бархатной кожи, да и взгляд я от нее оторвать не могу, хоть и имел возможность разглядеть во всех видах пять лет назад - котика-то она не стеснялась. Ну и физиологическая реакция у меня правильная, заметная такая...
   - Э-э... доброе утро, Лотя, - вежливо произнес я, после чего, холодея от собственной смелости и, чего уж там, наглости, коротко поцеловал ее в губы.
   Та пискнула в отчет нечто неразборчивое, рывком выдернула из-под меня одеяло и закопошилась, лихорадочно заворачиваясь в него. А я, воспользовавшись этой ее заминкой, кубарем скатился с кровати и бросился к шкафу, где вечером оставил свою одежду. Надеюсь, с ней моя непредсказуемая женушка ничего не сделала! Иначе убегать отсюда мне придется в голом виде, что неизбежно отразиться на моей репутации в третьем заградительном и далеко не самым лучшим образом. Да и Храрг с ней, с репутацией - так и задницу ободрать можно, если съезжать на ней с покатой, обшитой листами железа крыши пристройки старого офицерского общежития! Это я на тот случай, если придется покидать общежитие быстро и через окно.
   - Что ты здесь делаешь?! - гневно прошипела Лотя, сверкая глазами.
   Думаю, она сразу не перекинулась и не бросилась на меня лишь по причине девичьей стыдливости, а еще потому, что умудрилась запутаться в одеяле. А сам вопрос... Ну, не наглость ли?!
   - Что здесь делаю?! - изумился я, быстро-быстро натягивая штаны. - Сплю я тут! Отдыхаю! А вот что ТЫ здесь делаешь?!
   К счастью, одежда моя нашлась там же, где я ее и оставил, была целой и чистой. И даже надевать ее мне пришлось не на бегу, хоть и о-о-очень быстро (сапоги и куртку вообще в общежитском коридоре), мысленно благодаря богов за неуступчивое одеяло и обещая Фыру большой кусок вырезки. Да-да, помощь пришла, откуда не ждали - мой кот, окинув ленивым взглядом диспозицию, неспешно встал, сладко потянулся, как это умеют только представители рода кошачьего, и безапелляционно втиснулся на колени к моей жене. Потерся мордочкой о ее руки, судорожно прижимающие одеяло к груди, улегся на колени и громко замурлыкал, требуя ласки. И - о, чудо! - Лотя начала машинально гладить котика одной рукой. Умница Фыр только что выторговал для меня несколько минут.
   - То же самое, - буркнула леди Иолатэ, слегка поникнув. - Меня сюда вообще-то Кейн прислал, друг твой! Сказал, что я могу здесь отдохнуть...
   - Ах, Кейн... - протянул я, мысленно отметив, что никакой Кейн, будь он хоть трижды полковником и руководителем секретного государственного проекта, не заставил бы Лотю лечь в одну постель со мной. - Меня тоже. Зачем бы ему это? Думаю, стоит это выяснить, причем не откладывая в долгий ящик... прямо сейчас! Ну, я начну, а ты подтягивайся!
   С этими словами я выскочил за дверь, по счастью, запертую только на щеколду, бросился к лестнице на первый этаж и уже через несколько секунд был на улице. Ф-фу, пронесло... пока что - вслед мне летел гневный Лотин вопль о том, что мы не договорили и обязательно вернемся к этому разговору позднее. Спасибо за предупреждение, дорогая, обязательно учту и постараюсь один на один с тобой больше не оставаться! Или нет? Забавно, но при мысли о том, чтобы вновь остаться с леди Иолатэ наедине в обстоятельствах вроде тех, что имели место по пробуждении, улыбка наползла сама собой. И настроение резко взметнулось ввысь. М-да, плохой признак, плохой...
   Пришлось срочно спускать себя с небес на землю напоминанием о нашей более чем двадцатилетней разнице в возрасте и, как следствие того, а заодно и разного жизненного опыта, и жизненных устремлений, и жизненного пути в целом, мы с Лотей есть и всегда будем разными вселенными, которые если и пересекутся, то очень ненадолго и только по делу, а после заживут каждый своей жизнью. Так что пусть это 'пересечение' останется сугубо деловым - это я про взаимную помощь в расследованиях. Не стоит вмешивать сюда личное, ни к чему хорошему это не приведет. Ну да, крепкая и высоченная стена между нами, выстроенная из сожаления, взаимной неловкости, недопонимания, недомолвок, а также, чего доброго, неприязни, злости, ненависти и прочих прелестей, проистекающих из женской обиды, - это серьезное препятствие для дальнейших отношений, взаимопонимания и нормального общения (а, учитывая сложившуюся ситуацию, разойтись, как в море корабли, и более никогда не пересекаться не выйдет, даже если разведемся). Так что самым правильным сейчас будет стряхнуть с совместного расследования романтический флер, почаще напоминать себе, что Лотя мне в дочери годится, и браться за дело. А заодно вспомнить, что женушку надо вернуть в Личево в ближайшее время, а до того еще раз переговорить с Кейном, довести до него свои умозаключения, договориться о дальнейших действиях и выяснить, с какой целью он мне подставу с женушкой устроил. На том и сосредоточимся.
   Полковника я нашел на рабочем месте, в штабе. Однако, полноценного разговора по душам у нас не вышло - в это утро Кейн понадобился не только мне, но еще и храрговой прорве народу. Утром вроде бы ЧП какое-то в полку приключилось, только сути я, будучи вынужден при малейшем намеке на шаги за дверью прятаться в шкаф и сидеть там (ситуация прямо как из анекдотов с той лишь разницей, что я не тайная любовница, а адвокат жены полковника, сам первый посмеялся бы, если б это все происходило не со мной!), не уловил. А дверцы крепкие, прилегают друг к другу плотно, не подслушаешь, к сожалению. М-да, жизнь нынче такова, что и адвокатов прятать приходится... И хорошо хоть, не под кроватью!
   А желающих видеть Кейна действительно оказалось в избытке, в обычные дни едва ли половина от этого числа докладчиков и посетителей наберется. И, если поначалу к нему на прием ломились со срочными вопросами только местные, то через полтора часа таких попыток побеседовать его вызвала на разговор какая-то шишка от Тайной стражи, да не из Гатона, а из самой столицы. Вызов этот полковник, понятное дело, проигнорировать не мог, так что пришлось нам свернуть завершенный до половины разговор, договорившись, что я приду к чете Мрракс на обед, после чего я, выбравшись через крышу (я ж, Храрга пинком через коромысло, на подпольном положении, если кто об этом еще помнит!), покинул штаб и отправился к ритуалистам. Хоть умоюсь толком да перекушу, а заодно узнаю, по какому поводу полк с утра на ушах стоит. И не приложил ли я к тому руку...
   Жаль, с Кейном поговорить толком не удалось. Я лишь успел изложить свои доводы насчет связи ситуации, в которую угодила Лотя, и событий, творящихся в последнее время в третьем заградительном, и по большому секрету узнал результаты разведывательной экспедиции к тайному посту у озера: по сути, ничего серьезного, иных следов и улик, кроме найденных нами, они не обнаружили, никого там за вечер и ночь не было, да и тушу гхеддешша разведчики оттащили подальше (хотели, было, с собой забрать в качестве трофея для Лоти, да не смогли - некротварь здоровущая, а их всего пятеро было). Остальное, увы, пришлось отложить. И еще надо подумать, как незамеченным добраться до их жилища. М-да, дожил...
   И тут жизнь подкинула мне еще один нежданчик: перед зданием лаборатории меня ожидала Лотя. Прохаживалась неспешно туда-сюда с Фыром а руках, оглядываясь по сторонам, аккуратно одетая, умытая и причесанная, в отличие от меня. И, судя по тому, что столовая уже закрыта и не откроется до обеда, тоже голодная. Фыр-то точно голодный - учитывая события по пробуждении хозяев, время суток и отсутствие еды в месте их вынужденного ночлега, покормить котика было и некому, и нечем. Кот, что называется, смотрел матом, а из цензурного в его злых, полных немого укора глазах читалось: 'У, сволочи, не кормят, а сами усвистали куда-то! Отомщу страшно!'. М-да, не озаботился я кормежкой фамилиара в момент поспешного бегства с ложа, имевшего все шансы стать супружеским... Да и кто бы на моем месте озаботился? И еще интересно, как Лотя догадалась, что я рано или поздно приду в лабораторию? Я же не ставил ее в известность о своих планах!
   Ответ на это вопрос я получил очень быстро, причем от самой Лоти.
   - Фыр меня сюда привел, - сообщила женушка и, как подтверждение своих слов, сунула кота мне под нос. - Ну и? Так и будешь продолжать бегать? А мы, между прочим, не завтракали!
   - И столовка закрылась на приготовление обеда, - вздохнул я.
   - Поправка! - леди Иолатэ, торжественно водрузив тяжелого упитанного котика мне на плечо, подняла вверх указательный палец, видимо, чтобы придать особую значимость своим словам. - Она сегодня и не открывалась! Потому что у тетушки Гурды глубокая моральная травма от случившегося ночью. А еще кое у кого и физические... Ты что, ничего не знаешь?! Ты ж, вроде, к Кейну собирался! Он что, тебе ничего не рассказал?
   Я только руками развел. Вдаваться в подробности нашего с полковником разговора я не собирался, по крайней мере, сейчас.
   - Странно, весь полк о том гудит, - Лотя недоуменно вскинул бровь, прикусила губу, явно борясь с желанием просветить меня относительно взволновавших полк событий, и не удержалась-таки.
   Через десять минут я уже знал, что на рассвете в полковой лекарский пункт вломился здоровенный обезумевший пес, который каким-то образом сумел оборвать цепь, на которую был привязан, добежать от восточных ворот, где нес свою стражу, в центр базы, каким-то образом сумел забраться в шкаф для препаратов, сожрал пару упаковок, причем тех, в состав которых входили компоненты на основе дурманосодержащих средств, после чего пошел вразнос. Заколбасило песика. Итог: приемную лекарского пункта теперь проще перестроить, чем ремонтировать, так как собакен разнес там все к храрговой бабушке. Однако этим дело не закончилось.
   Видимо, Полкана (да, кличка пса - Полкан, а откуда ты знаешь?) не только конкретно потянуло на подвиги, но и кушать захотелось, потому что из лекарского пункта псяку понесло в столовую. Пронесшись ураганом по обеденному залу и кухне, он вломился в кладовую и принялся уничтожать запасы продуктов на завтра. Причем, не делая разницы между мясом, овощами и крупами! Сырыми! Вот как перемкнуло песика. М-да... Потери-то восполнимые - на ледник проглот под дурманом не добрался. Однако в тот вечер тетушка Гурда решила переночевать на рабочем месте, в подсобке между кухней и кладовой, и когда она, проснувшись среди ночи от грохота и прочих нетипичных звуков, вскочила и, вооружившись тем, что под руку попалось, понеслась защищать вверенный ей объект. А уж когда увидела понадкусанные, рассыпанные и разбросанные во все стороны продукты и пожирающего их всколоченного кобеля с безумным взором, сама впала в ярость...
   Победителя в схватке Полкана и орки не было, да и не могло быть: с одной стороны клыки в палец длиной, а с другой толстая скалка, и при этом обе стороны обладают большой физической силой, крупными размерами и немалым опытом драк с порождениями некроса. Так что этот бой закончился ничьей - тетушка Гурда достала-таки пару раз очумевшего кобеля скалкой, а тот цапнул ее за руку. Нет, продолжись схватка дальше, разъяренная орка вполне могла бы нанести стражу ворот повреждения посерьезнее или вовсе забить его, но тут ей на помощь начали выбегать индивиды из соседних со столовой зданий, а у Полкана, видимо, даже под воздействием дурман-препарата инстинкт самосохранения не до конца отшибло, так что пес предпочел ретироваться с поля боя. Куда он убежал - в суматохе никто не заметил. Здоровенного кобеля с бешеным взором, да...
   - Что, даже предположения нет, куда мог рвануть герой дня? - спросил я, стараясь ничем не выдать своей досады. - Там же, учитывая габариты псяки, должна нехилая такая просека остаться!
   Ох, Храрг! Кейн, что ж ты молчал, зараза?! Не мог сразу про пса рассказать?! И я хорош - дрых едва ли не до полудня! Так ведь и всю оставшуюся жизнь проспать можно... Да Храрга пинком через коромысло! Вот невезуха-то! Лично, своими руками устроить удачную провокацию, фактически вынудить злоумышленника проявить себя, и... и все проспать! Хотя, тут явно другое слово напрашивается, созвучное первому... Не хватать Руби за шкирку и вытряхивать из него все, а дрыхнуть в обнимку с женушкой! У-у-у, слов приличных нет... И что-то подсказывает мне, что, даже если я прямо сейчас побегу брать ассистента мэтра Биллота (вернее, отправлю по его душу Лотю, которой тоже очень хочется знать, кто и зачем ей подставу с дурманом устроил), то никого не найду. Если Руби не дурак, он уже далеко отсюда, и перед тем, как покинуть расположение полка, зачистил все следы своей причастности к подставам - и предыдущим, и сегодняшней. А он, определенно, не дурак, раз провернул успешную 'шутку' с дурманом в отношении Лоти уже дважды. Увы... Но, в любом случае, следует отработать эту версию до конца: начать поиски Рубинера Айнери, осмотреть его жилище и рабочее место, отработать контакты, собрать сведения... И, самое главное, узнать, куда именно он мог податься сейчас. Мра-а-ак!
   Впрочем, впадать в уныние не стоит, я ж не один теперь над расследованием работаю. И наведаться на рабочее место Руби тоже стоит, причем прямо сейчас.
   Да, кстати, забытый при скоропалительном бегстве блокнот женушка мне таки вернула.
   - Я так понимаю, вы с Фыром еще не завтракали, - в деле ангажирования помощницы на добровольно-принудительных началах я решил зайти издалека, и так, чтобы не вызывать ее гнев.
   Лотя ожидаемо покачала головой, а уж бурчание в ее животе было столь красноречивым, что все дальнейшие вопросы на эту тему отпали бы сами собой. А уж какой вопль, исполненный нетерпения, праведного возмущения и негодования издал Фыр! Короче, или я вношу свое рацпредложение насчет питания прямо сейчас, или сам могу стать завтраком для этих двух представителей семейства кошачьих. Ну, не в прямом смысле, конечно... хотя, кто их, хищников, знает?..
   - Тогда пошли, напросимся на чай к местным ритуалистам, - предложил я. - Они порой и в две, и в три смены работают, так что у них всегда есть запас еды. А ночью псяка одурманенный развлекался в другом месте, так что там точно есть, чем поживиться.
   Надо ли говорить, что и леди Иолатэ, и кот с радостью поддержали мое предложение, тем более, идти было недалеко.
   - Только сначала заглянем в соседнюю лабораторию, - как бы в продолжение предыдущей мысли бросил я. - К мэтру Биллоту. Вдруг он поделится... э-э-э... печеньками! Да, печеньками! А то негоже в гости с пустыми руками являться, а?
   Леди Иолатэ удивлено шевельнула бровью, пожала плечами, но возражать не стала, и спокойно отправилась со мной. Так мы и шли по улице: я с Фыром на плечах, рядом Лотя. И, если я вдруг ни с того, ни с сего озадачился вопросом, стоит ли предложить ей руку - супруги ж все-таки! - то в ее голове, как оказалось, бродили думы иного рода:
   - Знаешь, я до сих пор поверить не могу, что рядом произошла история с дурманом, и меня не подозревают в причастности к ней! - помолчав, призналась она и беспокойно прикусила губу. - Впрочем, еще не вечер, да? Глядишь, скоро в полку будет гулять слух, что это я так плохо на пса повлияла...
   - Разберемся, - неопределенно буркнул я.
   Рассказывать ей о том, как именно я приложил руку к ночному ЧП, я пока не стал. Зато мысленно пообещал Лоте, что обязательно найду виновника ее проблем и на ленточки порежу. Или лучше ей самой на расправу отдам - пускай грызет. А то, что останется, само к тайнюкам побежит признаваться в том, что было, да и чего не было тоже... Если, конечно, на тот момент еще будет в состоянии бегать.
   - Пса надо найти, - вновь подала голос жена. - Ему сейчас, наверное, очень плохо.
   - Его сейчас куча народу ищет, - ответил я, внутренне подобравшись и готовый к словесной схватке. - И псари, небось, взмыленные бегают, и Кейн наверняка им в помощь отряд бойцов направил...
   А сам подумал, что точно в тех поисках участвовать не буду. Все-таки недолюбливаю я собак, а порой и, что греха таить, опасаюсь - у меня, во-первых, в фамилиарах кот, а, во-вторых, остались яркие воспоминания о времени, проведенном в кошачьем теле без возможности сменить облик по своей воле. Ну, Лоте я, конечно, мешать не стану, пусть ищет. Но только в звериной ипостаси. И так, чтобы потом в дом и постель запах псины не тащила - фууу! Если что, последняя мысль не моя, а Фыркиса. Хотя... ладно, и моя тоже. Только сначала 'печеньки' и завтрак! Возражений, как я понимаю, нет?
   Мэтр Биллот обнаружился на своем рабочем месте и, как несложно предположить, в отнюдь не самом благоприятном расположении духа. Хотя, определение 'злой, как демон' тут больше подходит. Прости, Лера!
   - Руби?! Хотел бы я знать, где этого обмылка носит! - взвизгнул 'добрый' научный руководитель, стоило нам поинтересоваться местонахождением его ассистента. - Поручения мои не выполнил, лабораторный журнал толком не заполнил, сам свинтил до конца рабочего дня! И с утра носа не кажет, знает, гаденыш, что мало не покажется... Короче, уволю его к хвосту кошачьему с самыми нелестными рекомендациями! Попутного пинка под зад и попутного же ветра в горбатую спину! Только он теперь Храрга с два кем-то кроме уборщика устроится - это я ему гарантирую!
   И все в таком духе минут десять без перерыва. При этом мэтр отнюдь не стоял на месте, он постоянно бегал вокруг огромного куска базальта, по виду - явно части какой-то гигантской скульптуры, обмотанного датчиками как елка гирляндами на день Обновления, поправлял их, смешивал зелья на алхимическом столе в каком-то понятном лишь ему порядке, после чего капал получившуюся смесь на базальт, чиркал в блокноте, и начинал все это действо заново. И все быстро, на бегу. А бегающий жугерн, пусть даже карликовый - явление, надо сказать столь же забавное, сколь и разрушительное, и мы с женушкой, переглядываясь, едва сдерживали смех. А у меня, если честно, еще и в глазах рябило.
   - И часто Руби отлучается с рабочего места? - осведомился я, как только появилась возможность вклинится в монолог ученого.
   Из его эмоционального ответа, наполненного сетованиями на тяжелую долю истинного ученого, едва ли не в одиночку двигающего науку вперед, жалобами на скудное обеспечение этого самого продвижения и нецензурными эпитетами, я понял, что ассистент у него единственный, не обладающий высокой квалификацией и мало-мальски развитым чувством ответственности. Отсутствие последнего особенно бесит мэтра, так как Руби частенько носит неизвестно где в рабочее время, порой даже целые дни пропускает, однажды отсутствовал целую неделю, вследствие чего титулованный ученый вынужден был сам возиться с подготовкой эксперимента и делать записи в лабораторном журнале. Ай-яй-яй! Впрочем, потом, не иначе как копчиком чувствуя, что непосредственный начальник в бешенстве и уже готов строчить наверх докладную записку с требованием о замене ассистента, появлялся, падал в ноги, умолял простить и дать ему еще один шанс, клятвенно обещал исправиться и начинал работать сверхурочно, не требуя доплаты. Добрый жугерн, естественно, давал шанс непутевому ассистенту. Но и работой нагружал без жалости и стеснения. И так до следующего такого 'побега'.
   - То есть, со стороны господина Айнери имело место систематическое нарушение трудовой дисциплины, при этом место нахождения его в эти дни остается неизвестным, - констатировал я, невольно перейдя на казенный язык. - Однако Вы, уважаемый, спускали дело на тормозах и, рискну предположить, не ставили о том в известность ни полковника Мрракса, ни куратора проекта, хотя, согласно должностной инструкции, обязаны были это делать. Инструкцию, стало быть, за ознакомление с которой собственноручно подпись ставили, не соблюдаете, что и на обычной-то работе чревато неблагоприятными последствиями, а уж на секретном государственном проекте-то и подавно...
   Тут я, признаться, тыкал пальцем в небо, не имея твердой уверенности, что для ученых, работающих над 'Скрепой', вообще существуют писанные инструкции или что-то подобное. Но попал в точку, так как мэтр Биллот враз побледнел, опал с лица, рука его, занесенная с очередной пробиркой над куском камня, дрогнула, зелье потекло как-то не так, в итоге часть поверхности камня заискрила, а воздух экспериментального зала стал быстро наполняться клубами едкого разноцветного дыма. Такая вот почти праздничная иллюминация! Только вот неизвестно, каковы будут последствия такого фейерверка.
   Положение спасла Лотя, до того благоразумно стоящая в сторонке и глазеющая по сторонам: сорвала со смотрового окна одну из занавесок (размерами сей кусок плотной толстой ткани приближался к театральному занавесу), выдрав при этом часть карниза из стены, и набросила на искрящий участок экспериментального образца (или как называть ту оплетенную гирляндами из датчиков каменюку?).
   Мэтр Биллот, прибитый моими словами и впавший в ступор при виде незапланированного 'фейерверка', пришел в себя через пару минут, и то после энергичного встряхивания за плечо с моей стороны (кто хоть раз в жизни тряс жугерна, пусть даже карликового, меня поймет) и получения от Фыра лапой по уху, и тут же, не утруждаясь знакомством, принялся приглашать ее к себе в ассистентки. Настойчиво так, что леди Иолатэ сама в первую минуту опешила. Пришлось вмешаться и напомнить работнику науки о фактах нарушения им должностной инструкции, на что тот, отмахиваясь от меня, как от назойливого комара, обронил раздраженно:
   - Да не было б ему ничего, даже если б я лично местных шишек бумажками закидал! Этого Руби мне сам куратор 'Скрепы' рекомендовал, причем настоятельно так, без возможности отказаться и выбрать ассистента самому! Иначе б я, конечно, этого разгильдяя и полную магическую бездарность не выбрал! Ну, или выгнал бы к Храрговой матери после первого же прогула!
   Вот оно что! Ну, я как-то сразу в доброту душевную и склонность к всепрощению мэтра Биллота не поверил. Так и думал, что у него есть другие причины держать при себе Руби, и гораздо более весомые. Значит, Каирри приставил к ученому соглядатая... Умно, сам бы на его месте за этой увлекающейся братией постоянный пригляд обеспечил бы, причем круглосуточный, а не только в рабочее время. И, кстати, совсем не удивлюсь, если узнаю, что ассистент во время своих отлучек не чурался и для патрона что-нибудь прихватить, причем наверняка что-то запрещенное на территории полка - тот же алкоголь, к примеру. Но, ладно, оставим мелкие прегрешения на совести достопочтенного мэтра. А пока что надо узнать, когда именно отсутствовал Руби, по датам. И как бы это сделать? Спросить научного руководителя? Ну, можно, конечно, да только толку от того уже не будет - ответив на мой вопрос, жугерн вновь вернулся к делу склонения Лоти к сотрудничеству, и мысли его были уже очень далеко от бывшего ассистента. Впрочем, мэтр жаловался, что во время отсутствия последнего он вынужден был сам заполнять лабораторный журнал, так что можно одолжить оный на часок-другой. Увы, думаю, сам же мэтр и будет против - куда?! Это же святая святых его лаборатории! Как смеют всякие там помыслить о том, чтобы прикоснуться к священному документу!
   Короче, идея хорошая, только напрямую ее реализовать не получится. Стало быть, придется идти в обход. И для этого, кстати, даже придумывать ничего не надо.
   Поймав недоуменный и, одновременно, жалобный взгляд Лоти, которой мэтр Биллот с его напором и перспективами от трудоустройства уже порядком надоел, я кивнул и одними губами прошептал: 'Отвлеки!'. Оборотница вздохнула, тяжело и опять-таки бесшумно, и, не говоря ни 'да', ни 'нет', принялась расспрашивать ученого о его текущем эксперименте. И, надо сказать, выбрала самую верную тактику, потому что мэтр Биллот, довольный тем, что его работа хоть кому-то в полку интересна (в смысле, не результаты эксперимента, а сам, так сказать, процесс), принялся разливаться соловьем. Я, кстати, из его объяснений почти ничего не понял, да и не прислушивался особо. А вот Лотя, похоже, заинтересовалась всерьез - вопросы задавала, кивала в такт пространным рассуждениям ученого, трогала датчики, потом перевела разговор на использовавшиеся в ходе эксперимента зелья-катализаторы...
   Короче, весь остальной мир для мэтра Биллота просто перестал существовать, чем я и воспользовался: спустил Фыркиса на пол и отправился к раскрытой на письменном столе книге в надежде, что это и есть искомый лабораторный журнал. Ну, как книга... Просто толстая кипа широких листов, прошитых между собой, без обложки. Ну-ка, посмотрим! О, похоже, я нашел то, что искал! Ведется скрупулезно, с начала этого года, есть записи за каждый день. Та-а-ак... Записи от руки, а почерка у жугерна и его ассистента заметно разнится, да и подписи вполне разборчивые, так что мне не составило труда выяснить, кем в какие дни они вносились, а на основании этого уже сделать вывод о том, в какие конкретно дни Рубинер Айнери отсутствовал на рабочем месте, да и, скорее всего, в полку вообще. Оглянулся на женушку и хозяина лаборатории - те были слишком увлечены дискуссией у алхимического стола, чтобы следить за мной - и начал аккуратно и вдумчиво переносить эти данные в блокнот. Некогда анализировать, оставим это на потом, но тут важно переписать все без ошибок. И побыстрее, ведь тут данные за восемь месяцев, а как долго Лотя сможет отвлекать мэтра Биллота - неизвестно. Последняя, кстати, уже успела высморкаться в пробирку, отстричь пару ногтей и, кажется, даже выдавить скупую слезу на маленькую стеклянную пластину. Еще она дуреха! Лекцию ей, что ли, провести насчет того, как должен маг к частичкам своего тела относиться?! Эммм... А зачем они, простите, сопли зельем мэтра заливают? Ах, да! Лотя ж еще и, до кучи, истинный алхимик, то есть, сама себе алхимическая лаборатория! Я и забыл... ну, тогда пусть развлекаются, а у меня тут тоже занятие есть. Вот тут, кстати, меня снова все та же неоформленная мыслишка снова заскреблась на задворках сознания, однако на этот раз мне снова было не до нее, так что там она и осталась - на задворках...
   Я закончил переносить данные из лабораторного журнала в блокнот очень вовремя: мэтр Биллот наконец-то согласился отпустить Лотю по своим делам, правда, под честное слово, что она непременно зайдет к нему завтра, и с удвоенным энтузиазмом взялся за поливание каменюки усовершенствованными ингредиентами от истинного алхимика зельями. А мы с женушкой и котом отползали молча, пятясь, тихо и о-о-очень быстро - замученная леди Иолатэ от ученого с враз проявившимися маниакальными признаками, я от лабораторного журнала, который мэтру вот-вот понадобится, а Фыр за компанию и впереди всех. Коту, кстати, в экспериментальном зале сильно не понравилось, даже желания поиграть с датчиками и опрокинуть колбу-другую не возникло. Странно... Чем же таким там занимается мэтр Биллот? Может, Лотя поняла? А, впрочем, исследования наверняка засекречены, и принцип 'меньше знаешь - дольше живешь' тут оправдан на все сто процентов.
   - Фу-у-ух! - выдохнула леди Иолатэ, устало привалившись спиной к стене, едва мы оказались в лабораторном коридоре. - Думала, он меня сейчас на кусочки резать будет! Надеюсь, он так увлечется, что до завтра действительно обо мне забудет! Хотя, с этого станется и ночью меня найти, с постели поднять и заставить в пробирку плюнуть!
   - Вполне возможно, - кивнул я. - Дели говорила, Биллот приставучий, как клещ...
   И тут до меня дошел истинный смысл ее слов. Завтра!!! А я-то надеялся вечером отправить ее порталом в Гатон, ну, или в Личево, если повезет, а у нее что же, другие планы?! Она тут до завтра остаться хочет?! Нет, этого мои нервы точно не выдержат!
   - Ты разве не хочешь домой? - осторожно начал я зондировать почву. - В смысле, тебе не нужно обратно в Личево?
   И услышал удивительный рассказ о расщедрившемся на недельный отпуск главлекаре и желании помотать нервы индивиду, который в ее служебной квартирке подслушивающий артефакт установил. М-да... слов нет! И глаз, кажется, дернулся непроизвольно. То есть, завтра мне предстоит еще один день активной самозащиты себя любимого путем ограждения Лоти от ненужных ей сведений?! И, не приведи боги, еще одна ситуация вроде той, что имела место сегодня утром?! Нет уж, лично в земли живых сопровожу и главлекарю личевскому сдам, чтобы к делу немедля пристроил!
   - Мы печеньки попросить забыли! - прошептала Лотя, хлопнув себя по лбу и опасливо косясь в сторону экспериментального зала. - Может, без них обойдемся? В другой раз как-нибудь...
   Я сначала не понял, о каких печеньках речь (что-то я сегодня уже полдня туго соображаю!), а когда понял, просто махнул рукой.
   - Забудь! Печеньки, на самом деле, только повод, чтобы заманить одну голодную оборотницу к мэтру Биллоту.
   И, заметив на ее лице признаки надвигающейся грозы, рассказал, что на месте Полкана должна была быть она, и с чего именно я сделал такой вывод, а заодно поделился тем, что мне удалось узнать из лабораторного журнала мэтра Биллота. Да, конечно, это, по сути, лишь подозрения. Но тут уже есть, с чем работать, да? Вообще, я хотел пока что придержать эти сведения, но, увидев в ее глазах не только угрозу быстрой и беспощадной расправы, но и что-то еще, отчего у меня защемило сердце, и совесть вгрызлась в мою мятущуюся душу особенно сильно. Я и раскололся.
   Лотя, как ни странно, не стала задавать уточняющих вопросов, да и желания принять участия в немедленном выяснении истины тоже не выказала. Она ненадолго замолчала с крайне задумчивым видом, а после предложила:
   - Давай-ка наведаемся к этому Руби домой, и чем быстрее, тем лучше. Сам-то он наверняка уже деру дал, сообразил, что раскрыт его замысел. Но убегал наверняка впопыхах, вещи собрать толком не успел, глядишь, и найдем что-нибудь... интересное.
   Я согласно кивнул. По уму, так надо было сразу поступить, но, увы, не всегда получается поступать так, как велят обстоятельства.
   - Пошли сейчас? - предложил я, прикидывая, что, скорей всего, Руби, как и я сам, жил в одном из общежитий для вольнонаемных.
   - Не спеши! - вновь подала голос Лотя. - Сначала организуй нам с Фыром хотя бы крохотный перекус, или я за себя не отвечаю!
   Да уж, с такими аргументами трудно спорить, особенно если собственное пузо полностью поддерживает инициативу леди Иолатаэ. Пришлось-таки взять-таки ее под локоть и вести в подвал лаборатории. Эх... И так последние пять лет - кладбища, подвалы, некрополи, пещеры, Скрепы... Романтика, Храрг ее побери!
  
   Лотя
  
   Полковые маги-ритуалисты занимали весь подвал здания лаборатории - огромное, помещение. Наверное, больше ни один ученый из работающих над загадочным проектом 'Скрепа' не может похвастаться такими площадями. Увы, так называемого жизненного пространства здесь было немного - по три небольших кабинета с каждой стороны, а между ними огромные темные залы, полы которых исчерчены заготовками под любые ритуальные фигуры столь плотно, что свободного места практически не осталось (успела увидеть, пока Ярос вел меня на узкому темному коридору, соединяющему обе кабинетные части подвала). Короче, довольно мрачное и неуютное местечко. Ну, с другой стороны, вполне так атмосферненько, как в тематическом ресторанчике - полные шкафы разномастных измерительно-вычислительных приборов (особо крупные висят прямо на стенах), разнообразной литературы, от ветхих, рассыпающихся от древности свитков до современных, еще пахнущих свежими чернилами справочников, и каких-то предметов неясного назначения, развешенных на стенах карт, земных и небесных, мягкий рассеянный свет, в слегка затхлом воздухе витает запах книжной пыли и неуловимое предчувствие грандиозных открытий. Мне здесь нравится! Настолько, что даже стыдно осквернять сей храм науки посреди Проклятых земель поеданием бутербродов и крекеров с травами, не говоря уже о том, чтобы здесь же кормить кота. Но кушать-то хочется! И да, голод и раздраженный мяв с вечера не кормленного Фыра оказалися сильнее пиетета. Но такова жизнь...
   Остальные присутствующие, кстати, оного не разделяли: расселись за небольшим журнальным столиком, где прямо на газете были разложены нарезанное мясо, сыр, хлеб, колбаса и крекеры (хорошо хоть для овощей нашлась отдельная тарелка), и пили чай из разномастных кружек. Ритуалисты общим числом три индивида - два парня и девушка - молодые, недавние студенты, обрадовались нашему приходу. В отсутствие Арзабаля Торрика, своего непосредственного начальника, они решили расслабиться, попить чаю с вкусняшками и всласть обсудить утреннее происшествие. А тут и мы с Яросом и Фыром подоспели. И гостеприимные хозяева даже ни словом, ни взглядом не укорили нас за то, что мы явились без подношения, с пустыми руками. А ведь шли в лабораторию мэтра Биллота за печеньками! К чаю! А вышли хоть и с ценной информацией к размышлению, но без оных. Хотя, муженек сам меня туда зазвал именно под предлогом 'попросить печенек'... Храрг побери! А Ярос-то, оказывается, тот еще представитель темной стороны силы!
   Подстегнутая неожиданным озарением, не смогла сдержать тихий смех. И тут же, будто ища подтверждение ему, принялась изучать Яроса на предмет наличия общих черт с персонажами небезызвестной космической саги. А тот, как назло, почувствовал мой взгляд и внимательно уставился на меня, заинтересованно изогнув бровь и едва заметно дернув подбородком, мол, что? И я бы поделилась с ним своими мыслями, вот только он не поймет. А жаль... Так что мне осталось лишь пожать плечами и улыбнуться, что, кажется, насторожило муженька еще сильнее - тот все время, что мы провели у ритуалистов, не спускал с меня глаз и, уверена, подозревал в подготовке какой-нибудь пакости. Что обидно, на этот раз совершенно безосновательно.
   Кстати, мы оказались не единственными гостями магов-ритуалистов в это утро - с ними пила чай, оживленно болтала и весело смеялась подозрительно знакомая храгына. Хм, уверена, я точно где-то видела ее, причем недавно... О, так это дочь Массандры Шириг! Интересно, что она здесь делает? Если не ошибаюсь, на ней мундир работника службы дознания, однако, без дознавательских нашивок. Это вкупе с сумкой-планшетом через плечо наводило на мысль, что храгына, кажется, ее зовут Талима, работает секретарем при дознавателе. Так, Кейн вчера вроде бы обмолвился, что в полку имело место какое-то происшествие, достаточно серьезное, и теперь тут работают присланные из Гатона дознаватели, и эта Талима, наверное, с ними прибыла. А что она делает у ритуалистов днем, в рабочее время?
   Перехватив взгляд Яроса, направленный на дочь госпожи Шириг, я прочла в нем то же недоумение, что охватило и меня при виде этой молодой симпатичной храгыны, только в куда большей степени, да еще и немалую толику подозрения. С чего бы? Потом спрошу. Заодно и про родственную связь секретаря с ведущей мое дело дознавательницей расскажу.
   Утолив первый голод, я почувствовала себя просто прекрасно и уже не спеша, со вкусом, изящно поедая четвертый сложносоставной бутерброд, втянулась в обсуждение истории с одурманенным псом. Завалила ритуалистов, один из которых оказался очевидцем происшествия, вернее, той его части, которая имела место непосредственно в столовой, вопросами. А они оказались не прочь потрепаться, и вскоре я знала не только все подробности поистине эпохальной битвы работницы общепита с взбесившимся кобелем, но и бродящие в полку версии того, что привело к столь драматически-юмористичской развязке, и даже свежесочиненные анекдоты на эту тему.
   - О боги! - в один голос стонали парни. - Пожилая орка в кружевной ночнушке в облипочку! Как теперь это развидеть?! Психотравма на всю жизнь...
   - Психотравма - это еще полбеды! - важным лекарским тоном вещала я. - Не так страшна психотравма, как вызванная ею импотенция!
   И эта чушь вызывала новый взрыв смеха. Короче, все веселились от души.
   Только Ярос хранил молчание и вообще выглядел до неприличия серьезным. Сидел, задумчивый и нахмуренный, на краю письменного стола, кормил с руки Фыра вытащенным из бутерброда мясом, сам при этом жевал только хлеб, да чаем наливался, в общей беседе почти не участвовал, отделываясь общими фразами. А потом вдруг посветлел лицом и, дождавшись паузы в разговоре, поинтересовался, где сейчас некий Дан, и сам Арзабаль. Кстати, при упоминании последнего Талима навострила уши - она хоть и очень талантливо делала вид, будто наш разговор не интересует, однако я-то сидела рядом с ней, и отчетливо видела, как она вся вдруг напряглась, ловя каждое слово. Да и на Яроса она как-то странно косится... или мне кажется? А с чего бы такая реакция? Не то чтобы мне есть дело до проблем незнакомого индивида... Скорее, события последних недель разбудили во мне нездоровую подозрительность.
   - Так они с вчера нежить разделывают, - сообщила молоденькая магичка, Рина, нанизывая на пальцы сушки на манер колец. - За прошедшие дни на леднике тушек изрядно скопилось. А к ночи наши откуда-то голову гхедешша притащили... Короче, там до завтрашнего утра работы. Так что ищи Арза на леднике или на Большой Вонючке. На заднем дворе лабкорпуса, то есть. И Дан с ним. Уж не знаю, где он так накосячил, что вынужден под недремлющим начальственным присмотром во внутренностях ковыряться, но мне его совсем не жалко. Вот ни чуточки! И, надеюсь, за переработку ему не заплатят!
   Я тихо хмыкнула в кулак. Уж и не знаю, чего в ее словах было больше - кокетства или злорадства? Но этот неведомый Дан, невесть зачем понадобившийся Яру, точно насолил ей.
   Ярос тихо фыркнул, почесывая за ушком довольного и наконец-то сменившего гнев на милость Фыра.
   - А что же алхимики? Помогать не рвутся? - с едва заметной иронией полюбопытствовал он, мило улыбаясь девушке. - В мое время эти ребята на разделку туш вперед штанов бежали, и за ними надо было приглядывать постоянно, отвернешься - мигом стырят сверх дозволенного...
   Та лишь звонко рассмеялась, одновременно стрельнув глазками в моего мужа.
   - Э, нет! Нынешние зельевары - народ брезгливый и осторожный, им собственноручно ингредиенты добывать не хочется, ждут, пока мы им принесем. Это у господина Тоббера, по слухам, жадность зашкаливала настолько, что лень и боязливость пересиливала, ха-ха... Не в обиду последнему, просто это не грешит против истины.
   Я едва не расхохоталась от столь точной характеристики моего бывшего наставника. Правда, в случае Ансельма, с возрастом лень и боязливость порядком возросли... Однако жадность все равно не перебили.
   - И вы в накладе не остаетесь, - ответил Ярос, едва сдерживая улыбку, наверное, в голове его бродили сходные мысли насчет Ансельма.
   Рина загадочно улыбнулась и промолчала, давая понять, что само собой разумеется. И снова стрельнула глазками по той же цели, видимо, приняв ужимки моего мужа на свой счет. Симпатичная девушка, улыбчивая шатенка с очаровательными ямочками на щеках. И что ж она меня так бесит-то? Но не так сильно, как муженек, отвечающий ей милой улыбкой. Так и взяла бы что-нибудь тяжелое и запустила бы в него! И Фыр, кстати, со мной солидарен, правда, не до такой степени - кот, делая вид, будто желает приласкаться к хозяину, как бы невзначай сунул Яру кончик пушистого хвоста под нос, заставив того расчихаться. Умница мой! Хех, романтический момент насмарку! Так тебе и надо, муженек...
   Украдкой показываю Фыру большой палец, а в ответ получаю хитрый взгляд, интерпретировать который следует так: всегда рад помочь, хозяйка, сочтемся. Храрг побери! Второй день в Проклятых землях, а уже даже коту задолжать успела!
   Ярос, прочихавшись, засобирался, взял на руки Фыра и, поймав мой взгляд, кивком головы позвал меня с собой. Пришлось прощаться, обещать заглянуть в ближайшее время и поделиться новостями из империи, после чего спешить вслед за княжичем.
   А спешили мы, как оказалось, на поиски Арзабаля. А зачем еще ему понадобилось на задний двор лабораторного корпуса, среди местных именуемый не иначе как 'Большая Вонючка'? Однако, как оказалось, муженек возжелал срочно увидеть не старого друга, а его подчиненного - молодого огненно-рыжего трегнича по имени Даольдан Ибри Бимун, или просто Дан, как звали его все. И у которого Ярос, кстати, вчера и выпросил шерсть Полкана.
   Дан, как мы и предполагали, оказался на заднем дворе лабкорпуса в окружении немилосердно воняющих туш, уже разделанных на части, развешанных на просушку шкур, внутренностей, сосудов с выжимками и вытяжками разной степени запечатанности и Храрг знает чего еще. Сидел на нагретом утренним солнцем крыльце, привалившись спиной к перилам, в жутко грязном защитном костюме, более всего напомнившем мне костюм водолаза, в котором мне пришлось провести несколько часов своей жизни (брр, как вспомню - вздрогну!), разве что только без шлема - вместо него было что-то вроде кожаного капюшона на завязках, сейчас откинутое назад. Он соскребал что-то ножом с коротким широким лезвием с небольших - меньше ладони - пластин, не то костяных, не то хитиновых. Вон, уже полный поднос такого добра начистил!
   - Ударно вкалывает, бедняга, - констатировал муженек при виде искомого индивида. - И в одиночку. То ли действительно сильно накосячил, то ли ему процент от реализации добытого обещан. Но перерыв все-таки устроить придется, так что пошли спасать парня от перенапряжения.
   - Подожди! - я успела поймать его за рукав и втянуть обратно в здание, прежде чем он отправился претворять задуманное в жизнь. - Это обязательно? Там воняет - жуть!
   Даже из коридора становилось понятно, что на заднем дворе лабкорпуса пахнет столь тошнотворно, что даже мне, небрезгливой в силу характера, профессии и расовой принадлежности, хочется зажать нос рукой и бежать отсюда куда подальше. И это несмотря на защитную маску-респиратор! Фу-у-у! Воняет! Аж глаза слезятся!
   Яр только руками развел, коротко пояснив:
   - Нежить. Она сразу тухлая на свет появляется, так что пахнет... Сама видишь.
   Сам он, кстати, маску надевать не стал, просто держал прижатой к лицу. Тоже, видать, более-менее привычный. Хм, а он как-то рассказывал, что в годы армейской службы ему, ответственному за снабжение, довелось в подобных мероприятиях участвовать, а потом трофеи сортировать и описывать. Поневоле принюхаешься, да...
   Я покивала с кислым видом и лишь крепче прижала маску к лицу. И вижу, и чую. И от его пояснения хочу идти туда еще меньше. Хотя, куда уж меньше-то! И сильно завидую Фыркису, который еще шагов десять назад спрыгнул с рук Яроса и улегся на пол, всем своим видом показывая: дальше не пойду, заберите меня по возвращении. Может, и мне так же поступить? Лечь рядом с котиком... ага, на холодный каменный пол...
   - Пошли уже! - муженек решительно пресек мою инициативу, схватив за руку и потянув за собой. - У нас дел по горло!
   И втащил меня в это гадкое, омерзительное, провонявшее всякой гадостью место! А-а-а!
   - Дан, отвлекись на минутку! - обратился этот нехороший индивид к огненно-рыжему магу. - Разговор есть!
   Тот, увидев Яроса, с заметным удовольствием отложил орудие производства, встал, сладко потянувшись, и широко улыбнулся нам.
   - О, господин юрист! Какие люди в наших пенатах! А о чем разговор пойдет? Уж не о том ли, как ты собрался Полкана сбрендившего ловить и стричь? Тогда я хочу знать точное время и место сего, не побоюсь этого слова, эпохального, достойного войти в официальные хроники империи события - заработаю на продаже билетов и на ставках поиграю.
   - Немного выиграешь, - охладил его пыл Яр. - А потом еще и замучаешься от зрителей претензии выслушивать. Потому что эпохальное событие сведется к обычному щелканью ножниц вокруг о-о-очень смирного, боящегося лишний раз шевельнуться кобеля.
   Трегнич удивленно вскинул брови.
   - И что же должно напугать бедолагу Полкана, не боящегося ни нежити, и уже пять лет исправно несущего службу в третьем заградительном?
   - Во-первых, не что, а кто, - Яр наставительно вскинул указательный палец. - И, во-вторых, не напугать, а подавить авторитетом и внушить к себе безграничное уважение. Вот, познакомься, Искалоть Иолатэ, моя жена.
   Мне захотелось его стукнуть. Да-да, схватить самую большую и вонючую часть нежити и отходить так, чтоб впредь неповадно было над женой шутить издевательски. Или он не шутит? Ну, насчет безграничного уважения я, в целом, согласна. А когда это я кого авторитетом подавляла?!
   Дан сначала не поверил, потом удивился. Сильно удивился. После удивление сменилось нечитаемым выражением, будто парня распирало от желания то ли сказать что-то, то ли засмеяться, то ли сделать еще что-нибудь - я так и не поняла. Но распирало его сильно. Как только сдержался? И мне показалось, или Ярос ему украдкой кулаком погрозил? Заметила я нечто подобное краем глаза. Интере-е-есно...
   - Вот не думал, что ты женат! - выдавил, наконец, Дан. - Приятно познакомиться, леди! Недавно в наших краях?
   Я со светской улыбкой ответила на приветствие, разрешила называть себя Лотей и сообщила, что прибыла вчера днем. На этом я сочла свою роль в этом разговоре исчерпанной и решила пока помолчать, уткнувшись в респиратор и отдавая инициативу Яросу. Признаться, наличие в полку индивидов, которые еще не слышали мой рассказ о схватке с гхедешшем, 'последние' новости из империи более чем месячной давности и из Личева, меня расстроило - вновь становиться объектом пристального внимания посторонних мне не хотелось категорически. Вчерашнего на месяц вперед хватило!
   - Ты Арзабаля ищешь? - спросил Яроса молодой ритуалист после всех светских расшаркиваний. - Вряд ли ты зашел в Большую Вонючку лишь для того, чтобы меня с женой познакомить.
   Во взгляде Яроса мелькнуло что-то откровенно хищное.
   - Ты проницателен, Дан. Вообще-то, мы к тебе. Разговор есть. Важный.
   Тут настала пора трегничу удивиться.
   - Ко мне? С разговором? Ну что ж, я не прочь поболтать, тем более, начальство свалило куда-то, и за простой мне дополнительное задание не навешает. Но, если что, буду валить все на тебя.
   Ярос шутливо покивал, после чего на радость мне спросил, есть ли тут иное место для разговора, где воздух посвежее. И, по моим ощущениям, Дан не стал менять место разговора просто из вредности. Хотя, причину для отказа нашел вроде бы уважительную:
   - У меня тут еще чешуи, с цомари ободранной, полно. Если до конца смены не закончу, без премии останусь. А тащить это в помещение... Не, Яр, меня потом свои же не поймут. Лучше уж здесь. Эх...
   И такая грусть-печаль слышалась в словах парня, что мне захотелось его по голове погладить или же пожалеть иным способом. А вот муженек мой ему не особо-то поверил.
   - И еще ты себя не обидел, и кой-чего на свои нужды прикарманил. А Арзабаль сделает вид, что ничего не знает о том.
   - А ты что, снова в снабжении подвизаешься? - огрызнулся Дан. - Или в налоговую на полставки устроился?
   - Да расслабься ты! - успокоил его мой муж. - Мне ваши левые источники дохода побоку. Просто вношу уточнение для Лоти, а то она тут впервые, о местных порядках не осведомлена, зато добрая, сердобольная и, того и гляди, жалеть тебя начнет. А пристрастное отношение может стать серьезной помехой в расследовании.
   Я, забыв о необходимости прижимать респиратор к лицу и дышать неглубоко, уже открыла рот, намереваясь высказать муженьку, какая я на самом деле добрая, доверчивая и жалостливая, а заодно напомнить о своей роли в расследовании покушения на его драгоценную тушку, однако, полной грудью вдохнув местных ароматов, передумала. Отложу этот разговор на потом. Сначала хоть бы узнаю, какова цель нашего визита на задний двор лаборатории, в Вонючку то есть. Мне-то Ярос о ней почему-то не поведал!
   - А помехи в расследовании нам вообще не нужны, - задушевным тоном продолжил этот нахал, женой которого меня угораздило стать пять лет назад. - Ну вот ни капельки, потому что, с одной стороны, оно на работу всего проекта влияет, с другой, вынуждает меня, да и Лотю тоже, отвлекаться от основной работы и поисков тещи, для Лоти, соответственно, родной мамы. Дорогая, ты же скучаешь по маме?
   И легкий, едва заметный тычок в бок, мол, подтверди. Пришлось согласно кивнуть и, задержав дыхание, весомо добавить:
   - ОЧЕНЬ!
   - Да, иначе и быть не могло, - Ярос сочувственно вздохнул. - Оборотни вообще сильно привязаны к родным.
   Дан вперил в меня все тот же удивленный, лучащийся любопытством взгляд, только уже с изрядной толикой опасения. Ну да, внешне я на представительниц расы оборотней не очень-то похожа - сама над внешностью поработала, не доверила природе столь важный момент. И это не делает меня менее опасной, чем остальные оборотницы!
   - Настолько сильно, - продолжил ломать комедию муженек, - Что, узнав о вынужденной задержке в поисках ее матери, Лотя не поленилась заявиться сюда, чтобы лично помочь мне разобраться с причинами простоя, а то и подтолкнуть пенделем волшебным в правильную сторону. Сейчас она очень злится, так как день, когда она сможет обнять мамочку, вновь отодвинулся на неопределенный срок. А когда она злится, нервничает, и склонна к импульсивным действиям и необдуманным поступкам...
   Я непроизвольно сжала кулаки. Вот, значит, как! Благовер-р-рный отвел мне роль пугала! Храрг! Это даже не 'плохо полицейский', это... Просто элемент устрашения! Ну, погоди же...
   - Намек понял, - Дан кое-как вклинился в монолог Яроса. - Готов сотрудничать в меру своих скромных способностей и умений.
   - Прекрасно, что мы поняли друг друга, - княжич прямо-таки лучился дружелюбием. - А то ведь я, не вынеся моральных страданий моей жены, могу и снабженцам кой-чего на ушко нашептать - эти ко мне хорошо относятся, более того, о ваших махинациях с ингредиентами уже и сами догадываются, так что поверят сразу. Ты же не хочешь с ними поссориться, а?
   Ритуалист пробурчал сквозь зубы лихо закрученную словесную конструкцию, однако это осталось единственным проявлением неудовольствия от ситуации, в которую он угодил по воле судьбы. Так что мы простили ему это. Теперь, когда 'клиент' дозрел, можно было перейти непосредственно к самому допросу, тем более, Дан сам решил проявить инициативу.
   - Так о чем вы хотели поговорить? Давайте побыстрее, а то я хочу разобраться со всем этим и пойти отдыхать.
   - Ты, говорят, тесно общался с Руби Айнери, - Ярос не заставил себя упрашивать. - Что ты можешь рассказать о нем?
   Брови Дана, если б могли, точно уползли бы за границу надетого капюшонообразного шлема, а так замерли у самого края его.
   - Ничего так поворот... В связи с чем интересуетесь, господа сыщики?
   Последнее слово он произнес с легкой, едва заметной насмешкой. Хм... даже не насмешкой, а издевкой. Или мне показалось?
   - 'Скрепа' является секретным проектом, - напомнил Ярос. - Соответственно, и наше расследование, с ним связанное, тоже под грифом 'Секретно'. Причина интересоваться твоим приятелем Руби у нас есть, и весомая, однако озвучивать ее тебе я не собираюсь. Меньше знаешь - крепче спишь, дольше живешь и все в таком духе.
   Дан вздохнул, показательно закатил глаза, но говорить все же начал. Не сказать, чтобы он хорошо знал Рубеуса, просто так сложилось, что их рабочие графики совпадали, и молодые индивиды часто отдыхали вместе в местном баре, на том и сошлись.
   - Здесь у вас еще и бар есть? - удивилась я. - А Кейн меня вчера о сухом законе в полку...
   Дан замялся. Пояснения давать пришлось Яросу.
   - Ну, вообще-то так и есть, - судя по глазам, он усмехнулся. - Но то обстоятельство, что земля на базе полка ныне освящена стараниями одного знакомого тебе военжреца, немного смягчило местные порядки и позволило индивидам, мало привычным к дисциплине, время от времени расслабляться. Короче, есть в одном из общежитий квартирка, где наливают из-под полы. Кейн в курсе, но прикрывать это дело не спешит, но заведение существует лишь до тех пор, пока хозяин выполняет ряд его условий, в числе которых: ничего, крепче пива, не наливать и не больше пол литра на одного. Ну и не афишировать свой промысел, конечно, особенно военнослужащим.
   Я только хмыкнула. А еще ежемесячно отстегивать полковнику процент от выручки. Понятно все... Вот уж действительно, божественная благодать расхолаживает.
   А Дан тем временем продолжил свой рассказ.
   Итак, с Рубеусом он познакомился пару лет назад, почти сразу, как начал работать под началом Арзабаля. Вчерашние студенты, они быстро завели приятельские отношения, ведь общих тем у них, завербовавшихся в проект недавно, нашлось очень много. Парни просто болтали о всякой ерунде, о своей жизни до и вне 'Скрепы', об увлечениях, учебе, о женщинах. Единственная тема, которой они не касались, была работа, те самые участки проекта, над которыми они трудились, ибо все исследования засекречены. Однако парни совсем не страдали по этому поводу.
   - Руби нормальный парень, - ответил Дан на просьбу моего мужа охарактеризовать Рубеуса как индивида. - Нормальный, да... С ветром в голове и не без придури, конечно, но кто по молодости не грешил этим? - и оч-чень многозначительный взгляд на Яроса. - А некоторые вот и сейчас... А что я, я ничего... Так вот, возвращаясь к Руби, могу сказать, что он до денег очень жадный, ему всегда мало, и ради милых сердцу золотых монеток он готов был влезть куда угодно, в том числе и в историю вляпаться. У него и на гражданке история какая-то некрасивая случилась, подробностей я не знаю, но он после нее в Проклятые земли завербовался...
   - Ясно... - потер затылок муженек. - Если так, то у Руби должно быть место, чтобы залечь на дно, переждать, пока буря утихнет.
   - Ну, настолько близкими друзьями мы не являемся, - протянул Дан. - Говорю же, просто приятели. Но... он как-то обмолвился, что у него девушка есть в деревне Копытооткидово, имени не знаю, но она, вроде как, продавщица в одной из местных лавок. Руби как-то обмолвился, что с ней познакомился, когда за покупками ходил, причем не для себя - его Рина попросила что-то ей купить, чего на складе не нашлось. Кажется, что-то из носильных вещей... Впрочем, я не уверен, слышал все краем уха. Точнее сказать не могу, уж извините, господа сыщики!
   - А он не говорил, зачем его вообще в те места занесло? - поинтересовался Яр.
   Дан развел руками:
   - То ли работа, то ли личные проблемы, то ли просто на приключения потянуло. Но мы с ним не больно-то на эти темы разговаривали. Не тот уровень отношений.
   Яроса его ответы вроде бы удовлетворили. Однако заканчивать разговор он не спешил - оглядывался по сторонам, выстукивал пальцами по ножнам на бедре простенький, смутно знакомый ритм, время от времени поднимал руку к лицу, намереваясь постучать пальцем по губам (есть у него и такая привычка), однако вспоминал о маске-респираторе на лице и с заметным раздражением опускал руку. То ли обдумывает следующий вопрос, то ли пытается угнаться за неуловимой мыслью. Что ж, решила я, лишняя минута ему не помешает, так что самое время самой задать пару вопросов. Даже несмотря на омерзительный запах!
   - Неужели маги-ритуалисты настолько тесно общаются с представителями других направлений исследований? - наивно хлопая глазами, вопросила я. - А как же здоровая конкуренция?
   Согласна, дурацкий вопрос. Но, в конце концов, блондинка я или нет? Вот и буду пока что поддерживать образ недалекой поверхностной особы, он меня уже не раз выручал. А интеллект продемонстрировать всегда успею.
   - Так в одном здании работаем, на командировки в один некрополь ездим, хоть и по очереди, - принялся объяснять Дан, не в силах сдержать улыбку (не видно, но слышно же - сам голос звучит иначе). - Кроме того, с армейскими товарищами мы, маги, так до конца и не нашли общего языка... вернее, не общего языка, а взаимопонимания. Вроде как, мы тут одну упряжку тянем, одно дело делаем, но, стоит обстановке стать хоть чуточку неформальной, мы для них становимся умниками-задаваками, а они для нас - неотесанными солдафонами. И это, боюсь, никакой кислотой не вытравить. Остается лишь между собой мосты наводить. Все-таки, сказывается и недавнее студенчество, и... много чего еще.
   - Разве Рубиус учился магии? - удивилась я. - Мэтр Биллот ничего такого не упоминал! Наоборот, отзывался о своем ассистенте как о полной магической бездарности и возмущался, что, если б ему его не навязали, никогда господина Айнери в ассистенты не принял бы!
   Вот тут удивились оба - и Дан, и Ярос. Только причина для удивления у каждого была разной. Яр, надо думать, не понимал, как сам упустил это несоответствие из виду. А вот для Дана мои слова, похоже, действительно стали открытием.
   - Я уверен, что учился! - с горячностью возразил трегнич. - Причем именно что по магической специальности. Это... Это видно в жестах, в повадках, в манере держаться, в речи, в привычках, в конце концов. Да и каким же надо быть идиотом, чтобы навязывать в ассистенты к магу-исследователю необразованного индивида?!
   - Если только намереваясь зарубить исследование на корню... - вклинился Ярос.
   - Это вряд ли, - возразил Дан. - Потому что исследование-то проводится под эгидой империи. Смысл им деньги, время и прочие ресурсы вбухивать в проект, заведомо обреченный на провал?
   Мы, не сговариваясь, пожали плечами. Впрочем, планы власть имущих нам неведомы...
   - Разве что Руби по какой-то причине не закончил обучение... - предположил-таки Дан. - Диплом-то он мне не показывал, и от вопросов насчет специализации тоже всегда ловко уходил... Но, повторюсь, у нас не принято лезть под шкуру.
   И еще пару минут в таком духе.
   В дальнейшем разговоре я участвовала лишь на уровне кивков и поддакиваний. А Ярос еще умудрился вытянуть из озадаченного трегнича, стремившегося защитить доброе имя приятеля, сведения о том, где живет наш подозреваемый, а заодно и о других контактах нашего подозреваемого, помимо магов-ритуалистов. Из всех прозвучавших имен мне было знакомо лишь одно - Созанна Брум - а остальные я даже запоминать не стала, оставив это муженьку. В конце концов, чье расследование-то?
   - Все у вас? - осведомился, наконец, трегнич. - А то Арз злой, за новую переработку мне опять не доплатит...
   - Осерчал, видать, Арзабаль сильно, - Ярос окинул медленным взглядом результаты трудов парня. - Но! Чтобы вывести его из себя, реально постараться надо, уж я-то знаю - сам не раз пытался, особенно в начале нашего с ним знакомства. И ты, друг мой словоохотливый, именно что постарался. Скажешь, я не прав?
   Дан немного поник, на мгновение замялся, потом нехотя, со вздохом почти признался:
   - Ну... бывает... Хотя, в последнее время он нервный до ужаса, дерганый, злой, что тот Полкан. Так что и косячить-то особо не приходится, чтоб в немилость впасть.
   Ярос шевельнул бровью.
   - Нервный и дерганый... Я что-то такого не заметил.
   - Так ты с ним, от силы, пару раз в день пересекаешься! - пояснил ритуалист. - И то, когда он не в некрополе. А я сутки через двое, да по десять-двенадцать часов! Так что тут мне можно верить.
   Ярос задумался и, уверена, поставил себе заметку на будущее - присмотреться к другу и поговорить с ним по душам.
   На том и распрощались. Дан остался дочищать ободранную с нежити чешую, а мы с супругом решили наведаться домой к подозреваемому. И радости моей не было предела, когда мы, наконец, покинули Вонючку! А уж когда Ярос воздушным заклятием избавил мою и свою одежду от мерзкого прилипчивого запаха, я и вовсе готова была на шею ему броситься, однако вовремя опомнилась. Но как же здорово дышать свежим, нормальным воздухом! Подумаешь, неестественно сухой для открытой местности и пыльный! Но без тошнотворной вони! Но, как выяснилось впоследствии, радовалась я рано. Дело в том, что жил Руби на самой окраине базы, в крохотном дощатом домишке в десяти метрах от казарменного сортира. О-ох... Хорошо хоть, что послушалась Яроса и прихватила маску-респиратор с собой.
   На стук в дверь ожидаемо никто не ответил, так что проникать в маленький, слегка покосившийся домишко, по самые окна вросший в землю, нам пришлось самостоятельно, благо, хлипкий замок сдался с полпинка. Моего, разумеется - Яр-то предлагал вскрыть замок отмычкой из бывшей канцелярской скрепки. Ха! Буду я тут стоять, вдыхать непередаваемые ароматы, от которых даже мухи, летай они здесь, в обморок попадали, и ждать, пока он в замочной скважине поковыряется! Угу, десять раз! У меня от этой маски, между прочим, уже лицо зудит. Да и кому, по сути, нужна сохранность двери на этой избенке? Брать там внутри точно нечего.
   Сам же жилец уже успел унести ноги. По крайней мере, внутри избушки никого не было. Зато все признаки поспешных сборов и не менее поспешного бегства были налицо: разбросанная по комнате одежда, недоеденный завтрак на столе, немытая посуда, куча обуви на полу перед входом - видимо, Руби, понимая, что не сможет забрать весь свой гардероб, выбирал самую подходящую для бегства через Проклятые земли пару.
   Окинув взглядом единственную комнату, я пришла к выводу, что бытовой комфорт для беглого ассистента значения не имел, ибо обстановка была донельзя аскетичной, примерно как в комнате старого общежития, в которой мне довелось ночевать сегодня: узкая кровать типа 'койка', небольшой стол, два табурета, металлический таз, переносная печка, естественно, уже холодная, из всех атрибутов уюта только небольшой половик, лежащий между столом и окном. Из этого ряда выбивался большущий трехстворчатый шкаф, занявший едва ли не три четверти стены. Хм, мои вещи в тот, что наполовину меньше, поместятся... А зачем Руби такой? Конечно, вещей, судя по количеству обуви, у него должно быть много, но не настолько же! Или это от предыдущего владельца осталось? Хм...
   Да и вообще... В стенах и оконных рамах щели, в крыше тоже, в углах плесень, пол скрипит, недвусмысленно намекая на то, что порядком прогнил... Окна не мыли, наверное, со дня постройки сей халупы, пыльно... Как тут вообще жить можно?
   Этот вопрос я адресовала Яросу, который, так и не рискнув спустить громко чихающего Фыра на пол, деловито расхаживал по избушке, озираясь по сторонам, и, кажется, уже успел сунуть нос буквально всюду: потрогал печку, заглянул в нее, провел пальцем по дну тазика, понюхал остатки еды на тарелке, помял кровать и остановился в явном недоумении.
   - Понятия не имею, - был ответ. - Я б не смог. На мой взгляд, эту избушку проще спалить к Храргу, чем привести в порядок. Как, впрочем, и две соседних, и место под что-нибудь нужное расчистить. Да хотя б разделочный цех, то бишь Большую Вонючку сюда перенести, от жилья подальше! Эти домишки тут стоят дольше, чем я живу. Раза в два, если не в три! Раньше-то это было жилье для командования...
   - Сразу видно мага-огневика! - подколола его я, просто не могла не воспользоваться случаем. - Лишь бы сжечь что-нибудь!
   - Можешь, как истинный целитель, взять скальпель и покрошить тут все в щепу, - вернул шпильку Ярос. - Но только после того, как мы тут все осмотрим и, если надо, тут поработают дознаватели. О, смотри-ка!
   Я поспешила к нему и, посмотрев на половик поближе, признала в нем свернутое вчетверо одеяло, старое, заметно потертое, но на удивление чистое, и стоящую рядом с ним миску, объемом почти не уступавшую тазу на столе. На донышке ее оставалось немного воды. А на самом одеяле, несмотря на царящий в избе полумрак, я смогла разглядеть шерстинки золотисто-пшеничного оттенка, сильно напоминающего цвет моих собственных волос. Фыр, кстати, тоже заинтересовался находкой: спрыгнул с рук Яроса и, брезгливо обнюхав импровизированную подстилку, глухо заворчал и отошел подальше.
   - Псиной пахнет, - констатировала я, принюхавшись.
   Ярос согласно кивнул.
   - Похоже, именно здесь Полкан приходил в себя после ночных злоключений.
   - Интересно, Руби сам поймал и увел пса под шумок? - я задумчиво потерла лоб. - Или это Полкан прибежал сюда, под дверь к виновнику своих проблем?
   - Думаю, сам, - ответил Ярос. - Полкан, уверен, даже в невменяемом состоянии нашел бы путь обратно на псарню.
   - Это при условии, что им никто опосредованно не управлял, - уточнила я, присев на корточки, чтобы получше изучить подстилку. - Его могли и привести сюда. Другой вопрос: зачем? Ну, не вышло у тебя леди Иолатэ подставить, так теперь нужно случайную жертву подставы выхаживать?
   На одеяле, кстати, обнаружились засохшие пятна крови и волокна от бинтов. М-да, схватка с тетушкой Гурдой не прошла для бедняги Полкана даром.
   - Может, он просто собак любит, - предположил Ярос, одновременно ощупывая кровать Руби. - Или его совесть замучила. Меня, Лоть, другой вопрос волнует: где этот кобель сейчас? Ведь он по-прежнему управляем, если, конечно, Руби не уничтожил артефакт, посредством которого осуществлялось управление. И кто знает, каких дел с помощью этого 'орудия' можно наворотить...
   Я тяжело вздохнула. Признаться, даже мне, оборотню с королевским храрготом во второй ипостаси, от мысли о том, что где-то здесь бродит здоровенная зверюга, у которой в любой момент может в голове что-то перемкнуть, и она начнет кидаться на всех без разбору, стало не по себе.
   А Ярос, зараза такой, вдруг резко и без предупреждения врезал кулаком по подушке, подняв облако пыли, отчего мы все, включая кота, дружно расчихались.
   - Какого Храрга?! - взвыла я, утирая слезящиеся глаза и мысленно радуясь отсутствию макияжа.
   - Не спал он тут, Лоть! - Ярос, несмотря на чихание, запыленные лицо и одежду, и такие же слезящиеся глаза, выглядел довольным. - Подушка пыльнючая, матрас как камень, из него солома торчит, постельное белье - просто старый мешок из-под картошки. Надо быть тем еще мазохистом, чтобы спать на этой кровати.
   - Опыт есть? - я снова не удержалась от подколки.
   Однако Ярос, озаренный своей догадкой, даже не подумал отвечать на нее.
   - Да и вообще, не жил он здесь - дом точно нежилой. Стало быть, жил-то он в другом месте. А здесь, видимо, просто появлялся время от времени. Зачем?
   Предположение уже вызрело у меня в голове, однако озвучить его я не успела, потому что в этот момент нас отвлек Фыр - кот, выпрямившись на задних лапах, стучал передними по дверцам большого отделения шкафа, фыркал и утробно взмявкивал. Похоже, там находится что-то, что очень не нравится коту, и он, устав ждать, пока хозяева сами заглянуть в шкаф, решил сам привлечь их внимание к беспокоящему его предмету мебели.
   - Как чувствовал, что с этим шкафом что-то не так, - Ярос, отодвинув меня, взялся за ручки дверей. - Давай посмотрим...
   На штанге в шкафу плотно висели вещи: разномастные сюртуки, куртки, костюмы, несколько рубашек из дорогих тонких тканей, которые нельзя хранить в сложенном виде, на верхней полке - три замысловатых головных убора.
   - Ничего себе гардеробчик! - вульгарно присвистнул княжич, разглядывая ломающее изнутри шкаф изобилие.
   - Почти как у тебя, - я снова не удержалась от подколки.
   Знаю, о чем говорю. Как-никак, почти месяц домашнего ареста в особняке мужа провела, от тоски там во все углы нос сунула.
   - Не-а, - Яр криво усмехнулся. - У меня шляп нету. Я их вообще не ношу. А тут... Перья, камни искусственные, поля широченные... О, даже берет бархатный имеется! Украшенный... да ладно! Неужто это жемчуг?! Это точно мужской гардероб? Меня что-то уже сомнения берут на этот счет...
   И он начал весьма сноровисто ощупывая висящую в шкафу одежду.
   Я, не иначе как заразившись его сыщицким энтузиазмом, полезла в боковое отделение шкафа и начала шуровать там. Так, нательное белье, стопка рубашек попроще, носки-портянки, подштанники... Все аккуратно сложено стопочками, проложено мешочками с травами от насекомых, рассортировано по цвету, и на каждой вещи инициалы 'Р. А.' вышиты. Аккуратист! Удавись, Лотя, от зависти! В моих-то шкафах все кучей валяется, и ничего быстро не найти - переодеваюсь-то я вечно на бегу... С другой стороны, у меня такого количества одежды просто нет!
   - Ладно, шляпы считать не будем, - продолжила я. - Но в остальном-то! Разве что одежка Руби поновее будет...
   - Ну, это-то как раз и понятно, и логично, - ответил Яр, не потрудившись даже выглянуть из шкафа. - Непонятно другое: на кой ему все это нужно здесь, в Проклятых землях? Здесь в ходу броня или, в крайнем случае, защитный костюм. Вот брони-то здесь как раз и нету! Надо думать, Руби прямо в ней и сбежал. А вот костюм из креп-шелка, рубашка с золотым шитьем в тон и широкополая шляпа с перьями тут вообще не к месту. Нежить от смеха помрет... второй раз. А вампиры еще и раскритикуют!
   - Надо думать, нарядную одежду он носил где-то в другом месте, - не без ехидства предположила я. - Во время своих отлучек.
   - Угу, надо, - судя по кряхтению и сдавленному голосу, Яр пытался то ли сам втиснуться между плотно висящими костюмами, то ли вытащить что-то оттуда. - А что, вполне логично! Например, надо пустить пыль в глаза. Или же все вокруг отвлекаются на вычурный аляповатый костюм и идиотскую шляпу, в которой можно только стоять с идеально прямой спиной, в крайнем случае, сидеть, в итоге лица-то никто и не запоминает. Или, что более вероятно, и то, и другое. Но это как вариант... Впрочем, может быть, наш подозреваемый просто щеголь из тех, кому красота важнее удобства.
   Я закончила перебирать чужое белье, с сожалением констатировав, что ничего интересного мне найти не удалось. А вот муженьку, кажется, повезло.
   - А на крайний случай он в одежду всякие полезные штуки вшивает, - донесся из шкафа его голос, приглушенный толстым слоем ткани. - Вроде лезвий, отмычек, кусочков воска... Богатая у него коллекция! Как-то не похоже на скромного ассистента большого ученого, а? Протекция куратора проекта, по совместительству - высокопоставленного офицера Тайной стражи, в силу этого непыльная работенка под началом мэтра Биллота и со свободным графиком, полный шкаф недешевых шмоток на разные образы, все как одна, с секретом, жилье в таком месте, где по доброй воле находиться никто дольше пяти минут не станет... Я ничего не забыл?
   Я мстительно усмехнулась и хрустнула пальцами, будто готовясь к бою.
   - Забыл! Про то, что именно его ты подозреваешь в причастности к моим... неприятностям.
   - И про то, что он умеет магически влиять на поведение других индивидов, - добавил муженек. - Итак, какой вывод можно сделать из всего этого?
   Я, ощутив вспышку праведного гнева, заходила по комнате.
   - А такой, что этот Руби на самом деле специалист диверсионно-провокационной направленности под прикрытием, а не неудачник-ассистент, - с уверенностью сказала я. - И этот ваш куратор крепко держит его за Фаберже, как сказал бы твой дедушка.
   Ярос прыснул от смеха.
   - Ну, у меня в голове бродят сходные мысли! Уж не знаю, работал он на Каирри по доброй воле или по принуждению, но, надо думать, делал это на совесть. Иначе последний не стал бы держать его так долго. Но меня, признаться, другое волнует.
   - Что именно? - осведомилась я, гадая, стоит ли присесть на кровать, ибо табурет надежным не выглядел.
   - А то, работает ли Руби на одного Каирри или же у него есть и иной работодатель. Я, кстати, склоняюсь ко второму. Потому что иначе не могу объяснить, для чего ему организовывать тебе подставу с дурманом. Даже если он виноват только в последнем эпизоде...
   - Даже если и так, он все равно виноват, - возразила я. - И одного эпизода достаточно, пусть даже я на этот раз не пострадала! Твоими стараниями, кстати! Как по мне, его виновность уже доказана, осталось только приговор вынести и привести в исполнение. Сама и приведу, чтоб впредь неповадно было. Дайте только поймать этого... диверррсанта!
   - Мстительная ты, Лотя, - вздохнул Ярос, на этот раз, кажется, простукивая пол и заднюю стенку шкафа.
   - Справедливая, - возразила я.
   - Так вот, возвращаясь к Руби... - не унимался муженек. - Ладно, поставлю вопрос по-другому: если он все-таки не единственный виновник твоих проблем?
   Я ненадолго задумалась. Интересно, к чему он клонит? Наверное, так намекает мне, что сразу убивать Рубеуса Айнери, буде тот окажется в моих руках, не стоит, сперва надо допросить и, как минимум, показания запротоколировать. А еще лучше - связать, отвезти в Гатон и сдать в Тайную стражу. Ну, это-то понятно, я ж так, для красного словца и выхода эмоций. А вообще, я догадалась, что Ярос хотел сказать следующее: Руби - всего лишь исполнитель, а на самом деле нагадить мне желали те, кто за ним стоит. С какой целью? Или вербовка, или... что? Неужто кто-то из имповских шишек мечтает увидеть меня за решеткой?
   - Думаешь, ИМП? - предположила я. - Или все-таки тайнюки? Куратор ваш же вроде бы из тайнюков?
   Ярос что-то утвердительно пробухтел из шкафа. Чего он там копается, да еще и вместе с Фыром? Надеюсь, они не решили этот шкаф себе по-тихому экспроприировать? И дело даже не в том, что присваивать чужое имущество, пусть и брошенное хозяином, нехорошо, а в том, что тащить этого мебельного монстра явно придется мне. Мол, посмотри, Лотенька, как Фыру шкафчик понравился, ему так уютно будет там спать, давай его заберем, а то Рубеусу-то он уже без надобности. Бери его себе на загривок, дорогая! Ты же оборотень, вас об городскую стену не перешибешь, что тебе стоит трехстворчатый шкаф с одного конца полковой базы на другой донести?! И все в таком духе. Мне же мой загривок дорог, и тащить эту махину совсем не хочется. Так что прости, Фырчик, тебе и на кровати неплохо спиться!
   - А может он, к примеру, сам на ИМП работать? - продолжила свои рассуждения я, втайне надеясь выдворить из головы мужа саму мысль об экспроприации шкафа. - Или, допустим, ИМП и Тайная стража только для вида конкурирующие структуры изображают, а на деле давно между собой договорились? Или, ваш куратор переметнулся на сторону импов?
   Ярос с ответом не спешил, и вообще вел себя подозрительно тихо. А Фыр снова застучал лапами. Меня кольнуло беспокойство. Шкаф-то огроменный, высотой от пола до потолка, широкий...
   - Слушай! - осенило меня. - А если поговорить с этим Каирри? Понимаю, это будет непросто, но, если аккуратненько...
   - Не выйдет, Лоть, - с сожалением вздохнул Ярос. - Ни аккуратненько, ни нахрапом, никак. Потому что сей индивид не далее как пять дней назад покинул наш бренный мир.
   - Жаль, - вздохнула я.
   - Согласен, - мрачно буркнул Ярос. - Я бы тоже не отказался побеседовать с ним. Увы, не всегда наши желания совпадают с действительностью...
   И замолчал. Ну да, поговорить с покойником, призвав его дух, конечно, можно, только это непросто. Для этого, помимо тщательно выверенного ритуала, необходима какая-нибудь частица тела последнего. Интересно, у нас есть возможность достать прядь волос, ноготь или, к примеру, каплю крови куратора? Ярос на этот мой вопрос только тяжело вздохнул и с яростным сожалением помотал головой: нет, не можем. О причине этого муженек вообще ничего говорить не стал, но взгляд его стал столь злым, что я не стала дальше развивать эту тему. Потом как-нибудь спрошу.
   Зато Фыр, нетерпеливо взмявкивая и утробно подвывая, вновь застучал лапами то ли по полу, то ли по задней стенке шкафа. Муженек мой, сдавленно ругаясь, вытащил кота из шкафа и, вручив его мне, простучал заднюю стенку мебельного монстра, а после, опустившись на колени, начал ковыряться во внутреннем углу шкафа. Зачем? Мало ли.
   А потом из недр шкафа раздался вдруг тихий стук, будто одна деревяшка терлась о другую. Потом еще раз, только громче и сильнее. Хм, что бы это могло быть? Яр зачем-то решил выломать заднюю стенку шкафа? Интересно... А зачем? Я, на всякий случай не выпуская Фыра из рук, заглянула в шкаф. И успела увидеть, как половина его задней стены и почти половина штанги с одеждой с тем же глухим деревянным стуком отъехали в сторону, видимо, скрывшись в потайной нише бокового отделения, а Ярос, не вставая с корточек, вскинул руку в жесте победителя.
   - Ты смотри! - только и выдохнул он, заглядывая в образовавшийся проем. - Шкафчик-то с секретом! Наверное, еще и по спецзаказу сделан, и денег за него отвалили целую кучу. Но чего не сделаешь, чтобы своего агента не засветить.
   Вот уж чего я не ожидала увидеть в открывшейся нише, так это небольшую, но вполне себе полноценную комнату, в которой поместились и удобная широкая кровать, и письменный стол, над которым висела книжная полка, и кресло, и даже стационарный потолочный светильник. А на самом столе, кстати, девственно чистым, без малейшего намека на какие-либо бумаги, я углядела небольшой сейф. Ух ты! Серьезно!
   - Кажется, вот настоящее жилище Руби, - Ярос, не дожидаясь меня, уже вошел в комнатку за шкафом и даже успел приступить к ее осмотру. - Молодчина, Фыр! Скрытую комнату нашел! С меня вырезка!
   Кошак у меня на руках звонко муркнул, подтверждая, что все-все слышал, понял, запомнил, и от выполнения своего обещания любимому хозяину теперь никак не отвертеться. Умный!
   Я осторожно вошла в скрытое помещение, мимоходом отметив отсутствие окон и, вместе с тем, свежесть воздуха - не сравнить с тем, что в общедоступной части избы. Интересно, откуда здесь такая вентиляция? И откуда вообще взялась дополнительная комната в крохотной с виду избенке?
   Ответ нашелся сразу: на одной из полок обнаружилась некая странная конструкция, которую вполне можно было принять за элемент декора - статуэтку в псевдоклассическом стиле - если бы не плотная магическая аура, коконом обвившая статуэтку и протянувшая незримые и неощутимые нити во все стороны. Артефакт! Причем, судя по моим ощущениям, сложносоставной, предназначенный не только для освежения воздуха в помещении, но и для автоматического включения осветительных приборов, и для сокрытия этой комнаты, и даже, кажется, для сокрытия самого артефакта. А еще... Хм... Я не уверена, но, кажется, сюда еще и заклятие расширения пространства привязано. Получается, этой комнаты в избе изначально не было, она создана магически! Ну, круто! И как, спрашивается, неведомому мастеру-артефактору удалось объединить в одном творении столь разные по сути и структуре заклятия? Мое искреннее восхищение! Создатель этой статуэтки в виде волчицы с пятью волчатами, устроившихся у невысокого пушистого куста, изготовленной из затейливо сплетенных нитей белого и черного металлов, определенно, мастер. И гений!
   Я подавила желание взять статуэтку-артефакт в руки и рассмотреть поближе - велика вероятность, что при перемещении ее расширенное пространство схлопнется, прихлопнув заодно меня, Яроса и кота. Ну, или забросит куда-нибудь, выбраться откуда без посторонней помощи мы не сможем, и придется коротать годы заточения Храрг знает где в компании муженька и кота (надо сказать, против Фыра я ничего не имею). Ни тот, ни другой вариант развития событий меня, понятное дело, не устраивал. Так что, желая рассмотреть волчье семейство, я просто влезла с ногами на столешницу и осторожно поворачивала артефакт кончиками пальцев, понемногу приходя в истинный восторг. Потрясающая работа!
   - Что там? - донесся снизу голос супруга.
   До того Ярос увлеченно рылся в письменном столе и перетряхивал постель, ему некогда было содержимое полок рассматривать. Пришлось изложить ему свои догадки насчет артефакта, что вызвало новый приступ задумчивости. И где, кстати, Фыр?
   Кот обнаружился тут же, на кровати, и на этот раз он спокойно лежал на разворошенном Яросм одеяле, вылизывал бок и больше никаких поисков затевать не собирался. Уже хорошо.
   - Ты права, перемещать волчицу не стоит, - одобрил Яр. - Посмотри аккуратненько, может, там клеймо какое-нибудь есть или еще что-нибудь, позволяющее идентифицировать мастера? Такие артефакты - штучный товар, а этот, думаю, вовсе существует в единственном экземпляре, и к Руби попал не случайно. Вдруг да получим зацепку, что на работодателей нашего диверсанта выведет?
   Признав довод весомым, я еще раз изучила артефакт со всех сторон, даже основание умудрилась посмотреть, осторожно приподняв статуэтку на ребро, вновь поразилась качеству и тонкости работы, и, увы, ничего похожего на клеймо или знак качества не обнаружила. Зато вдруг поняла, что по стилю выполнения этот артефакт сильно напоминает тот, который установлен для прослушки в моей личевской квартирке. Нет, выглядит-то он иначе, на произведение искусства не тянет, но сам стиль, выбранные материалы - то же самое сочетание черного и белого металлов! - и изящество наложенных заклятий очень похожи. Так что, вполне возможно, оба артефакта сделаны одним индивидом! В крайнем случае, двумя разными, но точно учителем и учеником. Или разными учениками одного учителя. И, если артефакт-волчица явно существует в единственном экземпляре, то производство подслушивающих вполне может быть поставлено на поток. Это, в свою очередь, влечет необходимость нанесения маркировки на изделия. А маркировка - это уже зацепка, та самая, о которой говорил Яр! Понимаю, мои впечатления - довод весьма сомнительный, а уж аргумент в споре и вовсе никакой, но хоть что-то... Надеюсь, муженьку больше повезло в его поисках.
   - Есть что-нибудь интересное?
   Яр пожал плечами, не отрываясь от копания в последнем ящике стола. Два других уже, разворошенные, лежали на полу.
   Подумав, я изложила ему свои мысли насчет артефакта. Ярос смеяться и критиковать их не стал, выслушал, в затылке почесал и глубокомысленно изрек:
   - Личево, так Личево... Наведаемся и туда. Если артефакт, конечно, все еще в твоей квартире.
   - А где ж ему еще быть? - удивилась я.
   Ярос, с сожалением вздохнув, вытащил последний ящик на пол и зашарил руками в образовавшемся проеме. Видимо, тайник ищет. По мне, так зря время тратит - кто же будет устраивать тайники в мебели при наличии сейфа? Но, раз уж ему так хочется в сыщика поиграть, мешать не стану, пусть развлекается.
   - Ну, например, дознаватель Шириг забрала, - будничным голосом предположил Яр. - Наведалась в отсутствие хозяйки, чтобы прослушку снять, и прихватила третий артефакт, ранее не числившийся на балансе городской стражи. Судя по твоему восторженному описанию, вещь стоящая, такие на дороге не валяются... Повезло личевскому дознанию! О, и что тут у нас?
   В корпусе стола обнаружился свернутый вчетверо листок бумаги, похоже, вырванный из блокнота. Вон, в одном из ящиков сразу несколько лежат, на любой вкус... Ярос развернул его, на первый взгляд, совершенно чистый, и начал приглядываться, то поворачивая листок под разными углами, то пытаясь увидеть что-то на просвет.
   - Это вряд ли, - возразила я, слегка обидевшись за Массандру. - Мы с ней договорились ловить владельца третьего артефакта, так что прослушка будет стоять до моего возвращения. Которое, увы, затягивается...
   - Лоть, не обижайся, но договоренность свою дознаватель Шириг вряд ли выполнит, - Ярос, похоже, всерьез вознамерился разозлить меня. - Просто потому, что так надолго ей подслушивающие устройства никто в Личеве не даст, тем более, что тех устройств, скорей всего, две штуки на весь поселок и есть. Начальство за день просрочки загрызет.
   В словах мужа был свой резон, однако верить ему я почему-то не хотела. Так что он продолжил просвещать меня насчет того, как реально обстоят мои дела:
   - Понимаю, ты симпатизируешь госпоже Шириг, и тебе хочется верить в хорошее, - вещал он. - Кроме того, ты в силу профессии и жизненного опыта не знаешь некоторых тонкостей в работе дознавателей. Мне жаль разрушать твою веру в доброе отношение дознавательницы к тебе, но... Короче, подслушивающие артефакты выдавались ей лично, под роспись, и за их сохранность она отвечает и дисциплинарно, и материально. И за своевременное возвращение их обратно, кстати, тоже. Так что она мало того, что знала об установке прослушки в твоей квартире, так еще и сама доказывала начальству обоснованность сего мероприятия. Ее ныне покойный помощник просто не мог получить подслушивающие артефакты - не по чину. Только с ее ведома и одобрения, изложенных в письменной форме, и с визой начальника личевского дознания.
   Я почувствовала, что ноги отказываются меня держать, и с размаху села, вернее, плюхнулась на кровать. От избытка чувств, Храрг побери! Хорошо хоть на этот раз обошлось без облака пыли...
   - Мне жаль, Лотя, правда.
   - Но... зачем ей это? Она четко дала понять, что не подозревает меня...
   - Ну, во-первых, это лишь на словах. Во-вторых, она могла таким образом попытаться усыпить твою бдительность, чтоб ты расслабилась, успокоилась и осмелела настолько, чтобы назначить встречу подельнику у себя дома...
   - Бред! - решительно возразила я. - Если б я действительно занималась распространением дурмана, мне бы и в голову не пришла такая глупость!
   Ярос развел руками, мол, чего только в жизни не бывает.
   - Дознавательница с большим опытом могла бы и спровоцировать тебя на это. И, в-третьих, у нее могли быть и иные причины для установления прослушки в твоем жилище. Вот при личной встрече и узнаем.
   Храрг! А я ведь поверила Масе... От злости я непроизвольно трансформировала ногти в когти, вонзились в матрас, и последний тут же с треском разорвался с одного угла, и на полу тут же появилась куча серой от старости ваты. Мало того, ножка кровати выбрала именно этот момент, чтобы сломаться, и я, не ожидая такой подлости, как в детстве скатилась с горки вниз и прямо в эту кучу. Хотела выругаться от досады...
   Ярос на мгновение оторвался от листа блокнота, мгновенно оценил обстановку и со вздохом пошел поднимать меня и отряхивать от ваты. Кот, к счастью, отряхнулся сам, причем ему для того даже с кровати слезать не пришлось. Эх, везет им, котикам...
   - Нет, может, я и ошибаюсь... - начал Ярос, но вдруг осекся, вперив взгляд в дыру в матрасе.
   - Что там? - спросила я, предчувствуя какую-нибудь гадость.
   Вместо ответа муженек достал из кармана перчатку, натянул ее на руку и только после этого полез доставать увиденный предмет - маленькую, меньше ладони, и явно самодельную куклу из глины или еще какого-нибудь подобного материала. На голове поделки торчала прядь черных волос, а вокруг шеи была повязана потрепанная бирюзовая лента. Не поняла...
   - Ох ты ж! - Ярос, судя по голосу и выражению лица, был удивлен не меньше моего. - Удачно под тобой кровать сломалась!
   И, думая, что я не слышу, пробурчал себе под нос:
   - Определенно, стоит ограничить потребление сладкой выпечки...
   Мне захотелось его стукнуть. Вот просто взять один из стоящих на полу ящиков и с размаху опустить на голову муженька. Не знаю, каким чудом я сдержалась...
   - Я ее не ломала!
   - Угу. Она просто тебя не выдержала.
   Руки сами собой потянулись к ближайшему ящику, и я лишь невероятным усилием воли заставила их вернуться обратно и для верности, чтобы они вновь не начали проявлять неуместную самостоятельность, вновь села на кровать, только на другой ее коней, и зажала ладони между коленями. Однако, клокочущая внутри злость на супружника требовала выхода, и она его нашла-таки.
   - Да что ты с этим листочком время тратишь?! - прошипела я. - Лучше б чем полезным занялся!
   - Я думаю, что там записан код от сейфа, - Ярос на мгновение поднял на меня взгляд и тут же вновь направил все свое внимание на найденную в матрасе куклу. - Только прочесть пока что не могу, спецсредства нужны. Открытие сейфа, стало быть, переносится на неопределенный срок.
   Хм, мне показалось, или у него вертикальные зрачки? Почему бы? Ах, да! Есть у хозяев фамилиаров возможность временно заимствовать у питомцев какую-либо их способность - зрение, слух, нюх ли еще что-нибудь. Надо думать, сейчас Яр пытается посмотреть на поделку кошачьими глазами, чтобы определить, насколько она опасна... Только вот я никогда не слышала, чтобы подобные заимствования отображались на физиологическом уровне! И мне почему-то сейчас невольно вспомнилась та кусачая пациентка, попавшая в личевский госпиталь накануне моего внепланового отпуска. У нее ведь тоже один зрачок непонятно с чего стал вертикальным...
   - Не проще ли просто дверцу выломать?
   Ярос качнул головой.
   - Не проще. Там сейф такой, что, начни мы его ломать, запросто может намертво заблокироваться, и содержимое уничтожить... Да, содержимое, скорей всего Руби прихватил с собой, но вдруг там остались следы этого самого содержимого, по которым можно хотя бы предположить, что там было?
   Я пожала плечами. Ему виднее. Однако желание уязвить его, разозлить и потрепать нервы никуда не делось. Однако, пока я, машинально гладя Фыра, придумывала новый повод для выхода того самого желания, случилось следующее.
   Ярос перевернул глиняную фигурку лицом вниз, поскреб пальцем спину поделки, задумчиво произнес:
   - Недавно сделана, глина еще не успела затвердеть полностью. Сверху сухая и твердая, а внутри мягкая. Была зашита в матрас, вон, на нем остатки сделанного вручную шва виднеются, лежала в плотной вате... Думаю, ее сделали не больше недели назад. Точнее скажет Аделаида... Знаешь, что это за штуковина?
   У меня были мысли на этот счет, однако пока что я, чисто из вредности, покачала головой.
   - Такие поделки предназначены для влияния... Так, вроде, Арз объяснял.
   - Кому, зачем и с какой целью понадобилось влиять на Руби? - удивилась я, подумав, что наш диверсант-провокатор сам превратился в жертву.
   - Не знаю, - ответил Яр, продолжая осторожно колупать спину куклы. - Могу сказать лишь одно: тот, кто подложил ему эту поделку, близок Руби. Настолько, что знает про его тайное убежище и имеет возможность оставаться в нем один на длительное время. Успел же разрезать матрас, запихнуть туда куклу, аккуратненько все зашить и даже убрать выпавшую вату.
   - Успел, - я тоже задумалась. - Или успела? Шов-то был аккуратный, да и уборка проведена тщательно, раз Руби ничего не заподозрил. Да и женщине, как мне кажется, проще попасть к мужчине в спальню.
   - Может, и так, - Ярос коротко ругнулся себе под нос, вытащил короткий клинок из голенища сапога и принялся ковырять им несчастную поделку. - Что там Дан про девушку в Копытооткидово говорил?
   Вот тут я была решительно не согласна.
   - Думаешь, он стал бы тащить ее сюда, в свое тайное логово? Ой, вряд ли! Какой же диверсант-разведчик такую глупость сделает? Даже если та девушка - коллега или связная, все равно глупость.
   Яр кивнул, соглашаясь.
   - Возможно, есть у него любовница и поближе. Кто-то из местных. А вообще, Лоть, для построения догадок у нас с тобой слишком мало информации, так что давай пока оставим эту тему и разберемся с тем, что имеем.
   Надо ли говорить, что возражений с моей стороны не последовало?
   А в следующую секунду кончик кинжала тихо звякнул обо что-то металлическое, и Яр тут же склонился над поделкой, заслонив мне обзор. И, как только я, встав, начала решительно двигать муженька, непрозрачно намекая, что тоже хочу посмотреть, снаружи донесся звук, более всего похожий на колокольный звон. Довольно громкий, он остро резанул по нервам, заставив нас обоих вздрогнуть и поморщиться, даже несмотря на то, что мы находились в помещении.
   - Сигнал к обеду, - пояснил Яр, нервно потирая ухо. - Я за почти пять лет так и не смог к нему привыкнуть...
   Потом лицо его на мгновение стало отрешенным, будто весь мир перестал для него существовать. А после мой муж вдруг сорвался с места и бросился вон из избы, лишь обеспокоенно крикнув на бегу:
   - Лотя! За мной!
   Объяснять, в чем дело, он, конечно, не стал.
   - Ну вот, посидели, - повернулась я к Фыру.
   Кот нехотя поднялся с уютной лежанки и негромко муркнул. Давай, мол, бери меня и неси, да поаккуратнее.
   Мне, увы, было не до аккуратности - беспокойство Яроса передалось и мне. Так что я сгребла Фыра в охапку и, задержавшись лишь для того, чтобы закрыть потайную комнату, побежала следом за супругом...
  
   Ярос
   Не могу толком объяснить, что вело меня в тот момент - логика ли, наитие или что-то иное - но с ударом колокола, возвещавшим наступление обеденного перерыва, в моей голове разрозненные, казалось бы, события, показания и находки, полученные сегодня, перемешались с тем, что я уже знал раньше, и странным образом выстроились в некую цепочку событий. Нет, дело не прояснилось окончательно и имя убийцы не всплыло в мозгу - до этого, боюсь, еще как до столицы на карачках. Но я вдруг понял, где, как, когда, а главное, по кому будет нанесен следующий удар, подлый и смертельный. И очень надеялся, что смогу предотвратить гибель индивида из своего ближнего круга, что успею. А еще благодарил богов, судьбу, демонов и всех подряд, что Лотя здесь, что она рядом, бежит следом за мной и, надеюсь, вот-вот нагонит. Дотянулись-таки...
   Судебный процесс, уже громыхнувший в столичном Миаствере не хуже полкового сигнала к обеду, и обещающий прогреметь на всю империю.
   Хорошо обученный диверсант, которому покровительствует лично куратор 'Скрепы'. Да ассистент-разгильдяй, оказавшийся не в силах окончить мало-мальски значимое учебное заведение - всего лишь прикрытие. Мне не ясны до конца мотивы самого Руби и его непосредственного начальника (я сейчас его реального начальника имею в виду, а не мэтра Биллота, которому в этом раскладе уготована лишь роль ширмы), как и их цели. Однако полученные сегодня сведения позволяют сделать вывод о том, что либо он оба, либо только один Рубеус сами стали объектами манипуляции сознанием и... Тут, конечно, большое допущение, да. Но отрицать тот факт, что Руби, который до того несколько лет успешно выполнял поручения Каирри (возможно, не только его), ни разу при этом не обратив на себя ненужное внимание и не попав в поле зрения... да ни в чье, по сути! И вдруг такой прокол с волосами Лоти и собакой! С чего бы? Что, при виде леди Иолатэ во плоти, явившейся в третий заградительный, у осторожного педанта Руби вдруг мозги вместе с осторожностью и инстинктом самосохранения отшибло? Причем настолько, что он вдруг связался с разделом артефакторики, неофициально именуемым деревенской магией, для которой характерны выполнение артефактов из подручных материалов, а также непредсказуемый результат, пренебрег контрольным тестом, пустив заклятие воздействия сразу на полную мощь, а после бросился в бега, толком не зачистив следы. Впрочем, мне его ошибки только на руку!
   Бродящий где-то здоровенный пес, находящийся под воздействием дурмана и, предполагаю, неведомого кукловода, так как, во-первых, в доме Рубеуса артефакта, посредством которого последний заставил Полкана отправиться на 'подвиги', не было. Точно не было - Фыру в этом вопросе можно верить, запах собаки он бы даже под толстым пластом металла учуял и дал бы мне знать.
   Зато была наспех сляпанная кукла в матрасе, с начинкой в виде обломка имповского значка и лентой от единственного праздничного платья Дели, оторвавшейся еще в конце мая на праздновании сорок четвертой годовщины моего появления на свет - помню, леди Мрракс еще очень расстроилась из-за того, что так и не смогла найти оторвавшийся бантик, а на следующее утро замучила меня и Кассандру вопросом: 'Вы точно не находили бирюзовый бантик? Или ленточку? Она вполне могла развязаться...'. Потом призналась, что платье то вообще не ее, а ее матери, чудом сохранившаяся память о ней, потому Аделаида так болезненно и восприняла пропажу ленточки с него... Вот она, ленточка, нашлась. Только как она попала на шею глиняной куколке, зашитой в матрас Руби? Мне еще предстоит это выяснить. Но это потом, потом. Сейчас главное - успеть.
   Кейн, вчера пригласивший меня на обед, готовить и подавать который будет все та же Дели.
   Итог: я не знаю, кто автор данной затеи, но знаю, чего он добивается - хочет натравить Полкана на Аделаиду. Сегодня. Сейчас ли, по дороге от лабкорпуса до дома, или уже в их с Кейном жилище? Я бы поставил на второе - ни улице в это время людно, кто-нибудь наверняка придет ей на помощь. Значит, квартира...
   Аделаида не боец. Маг, но менталист, средних возможностей и с длительным отсутствием практики. Защититься от озверевшего Полкана, к тому же направляемого чужой волей, она не сможет. Убежать тоже - и физподготовка не та, и бежать там особо некуда. А Кейн придет чуть позже - ему от здания генштаба идти дольше, к тому же обстоятельства могут сложиться таким образом, что он вообще не придет. Я должен успеть, Храрг побери! Должен!
   Для экономии времени я выбрал путь напрямик, через ту часть базы, где пару лет назад развернулось строительство еще одного то ли лабкорпуса, то ли еще чего, да так и свернулось через несколько месяцев по причине, которую тайнюки не посчитали нужным озвучить даже Кейну, и он, увы, не отличался простотой и легкостью. Бежать приходилось не по ровной широкой дороге, а через ямы и кучи строительного мусора, лавировать между сложенными в штабеля строительными материалами, а то и прыгать через начатые копаться и брошенные котлованы и невысыхающие даже в жару (и, кстати, не замерзающие в мороз) лужи с какой-то вязкой субстанцией, затягивающие в себя все, что только можно. Сам-то я с таким кроссом по пересеченной местности справлялся вполне достойно, имея в анамнезе богатый опыт подобных забегов - в годы учебы мне частенько приходилось убегать наргонтскими задворками, спасаясь от складских сторожей или более старших ребят, а после это умение было практически до блеска отшлифовано в магунивере и Проклятых землях. А вот у Лоти, увы, такого опыта не было, так что мне пришлось заставлять себя бежать хоть чуть медленнее, чтобы, если что, услышать ее крик и прийти на помощь - место-то опасное.
   К счастью, Лотя с испытанием справилась великолепно, даже с Фыром на руках. Даже не запнулась ни разу, темп не сбавила, а уж как прыгала через лужи! Причем не дожидаясь моего крика-предупреждения! Ну, последнее-то, как раз, понятно - мало кто в здравом уме полезет в зловонную пузырящуюся жижу мерзкого буро-зеленого оттенка. Короче, за жену и кота я пока что могу быть спокоен. Тем более, что дальше мой путь хоть и будет пролегать через разросшиеся после освящения территории полка кусты шиповника и можжевельника, отделяющие тренировочный полигон, законсервированную стройку и заброшенные избы от, так называемой, цивильной части базы - там хоть и придется попетлять, но дорога уже более-менее ровная, так что самое время ускориться. Тем более, что беспокойство и тревога бьются в каждой жилке, требуя бежать быстрее и быстрее, а от одной мысли о том, что я уже опоздал, к горлу мерзким склизким комком подкатывала паника. И Лера, как назло, не отвечает!
   Вот и офицерское общежитие. Наконец-то! Тратить драгоценное время на то, чтобы обогнуть здание и войти с парадного входа, я не стал, вломился с черного хода, ведущего прямиком в заросли. Выдернул 'с мясом' хлипкую щеколду, на которую была закрыта дверь, и взлетел по черной лестнице на второй этаж, где прямо на лестничной площадке разворачивалось действо будущей трагедии: Дели, выставив руку перед собой, медленно пятилась от открытой двери в их с Кейном квартиру, а оттуда на нее наступал, беззвучно скаля зубы, встопорщенный пес с налитыми кровью глазами. И как-то сразу, буквально с одного взгляда на Полкана становилось понятно: вот-вот бросится и вцепится в горло, что, учитывая песьи клыки и габариты, станет для Аделаиды верной смертью. А пес вместо рычания вдруг горестно взвизгнул, совсем как разумный индивид... Он не хотел нападать, не хотел убивать добрую Аделаиду, которая частенько приносила на псарню вкусные косточки (любит она собак), но поделать с собой, находясь под чужим контролем, ничего не мог.
   Я успел, Храрг побери, успел! Теперь, главное, чтобы Дели не пострадала. Нужно остановить пса, а дальше - по ситуации. Увы, возможности хоть немного поразмыслить над планом спасения леди Мрракс мне не представилось - Полкан таки бросился на Дели. Так что вышло так, как вышло.
   Заклятие воздушной волны, сплетенное на бегу, я бросил автоматически, однако прицел оказался сбит, и цели своей оно не достигло - вместо того, чтобы снести Аделаиду на пару метров вправо, тем самым убрав ее с траектории броска потенциального убийцы и выиграв секунду-другую, пока огромный пес перегруппируется. В итоге воздушная волна всего лишь отбросила леди Мрракс на пару шагов назад, женщина попятилась, неловко взмахнув руками, чем окончательно спровоцировала Полкана на атаку.
   Мое тело действовало быстрее разума. Последний не успел толком осознать его действия, а я уже бросился наперерез к Дели, вытягивая вперед правую руку. Успел! Вместо горла Аделаиды страшные челюсти с силой сжались на моем запястье, однако повалить меня на пол и начать рвать у пса не вышло - подоспела Лотя и с размаху опустила тяжелый кулак на голову Полкана, отчего пес закатил глаза и ушел в глубокий обморок. Надеюсь, оклемается. Потому что за миг до того я отчетливо увидел в глазах несостоявшегося теперь уже убийцы Аделаиды истинное страдание от содеянного, чудовищное напряжение воли в отчаянном стремлении хоть в последний миг сбросить с себя оковы чужого приказа, и удивление - не ожидал Полкан, что ему помешают. Тем более, я, кошатник, которого полковые псы воспринимали с некоторым пренебрежением. И тут такой поворот! Ладно, надеюсь, у пса будет время и возможность осознать произошедшее.
   - Покажи! - потребовала Лотя, осторожно перехватывая мою руку, едва разжались песьи челюсти, а сам Полкан растянулся на полу.
   Я отстранил ее.
   - Помоги Аделаиде! Быстро!
   Не хватало еще, чтобы с леди Мрракс на фоне испуга что-нибудь нехорошее случилось. Инфаркт, например, или выкидыш...
   Лотя попыталась возразить, мол, ее собака, в отличие от меня, не кусала, но я был непреклонен:
   - Помоги Дели! - прозвучало несколько резче, чем следовало, но я почти физически ощущал, как утекают в никуда драгоценные секунды. - И... Лоть, присмотри за ней. Не оставляй ее одну. Ни на минуту, слышишь? Я... я сам к тебе подойду, позже.
   Мне вдруг пришла в голову мысль о том, что тот, кто хотел посредством Полкана расправиться с леди Мрракс, вполне может быть где-то рядом, в этом здании, ведь, вполне возможно, радиус действия управляющего псом артефакта весьма ограничен. А может, и нет. Так или иначе, стоит взять на заметку всех, кто в обеденный перерыв находился в офицерском общежитии или неподалеку. Ох, Храрг... Если так, то нельзя с уверенностью утверждать, что опасность для жизни Дели миновала. Так что оставить леди Иолатэ с ней, пока не придет Кейн, которому можно будет поручить заботу о безопасности жены, - вполне здравая идея. Или пока мы не разберемся с этой историей...
   Силы вмиг покинули меня, и я тяжело опустился рядом с бессознательным псом, оперся спиной о его бок, на миг прикрыл глаза, борясь с внезапно нахлынувшей сонливостью - это выработка адреналина пошла на спад. Ничего, только дыхание переведу, потом снова встану и за дело. Да, сейчас, секундочку...
   Глаза я, несмотря на свою решимость, открыл далеко не сразу, а только через несколько минут. Вздрогнул, огляделся, убедился, что все в порядке и без моего участия: Дели, бледная, но в сознании и вполне спокойная, сидит у противоположной стены, рядом с ней Лотя - за запястье держит, тоже вроде бы спокойная и деловитая. Ну, то есть, ничего страшного с ней не случилось... Я тихо выдохнул и, не без труда поднявшись на ноги, задумался над тем, чем бы связать лапы Полкану, пока тот в отключке, и куда бы посадить пса.
   - Ее бы уложить, - сказала Лотя, заметив мое шевеление.
   Я хотел предложить занести Аделаиду в их с Кейном квартиру, однако тут же отказался от этой затеи - Полкан поджидал свою жертву и нападал как раз оттуда, стало быть, кто-то привел пса туда, соответственно, там, во-первых, вполне могут остаться улики, указывающие на убийцу, и, во-вторых, еще сюрпризы от него. Пойти постучаться в двери соседей? Вдруг кто-нибудь из них дома? Хм, а моя квартира все еще опечатана? Хотя, лучше сначала связать собаку, чтобы больше этот монстр ничего не выкинул. Вот только чем? Не собственным же ремнем, ибо есть вероятность штаны потерять...
   - Как она? - спросил я, соображая, как поступить.
   - Жива, в целом, здорова, напугана, - резюмировала леди Иолатэ. - Состояние стабильное, угрозы здоровью нет. Но какое-то время придется побыть на больничном. Причем из-за тебя, кстати.
   Я непонимающе воззрился на целительницу, и та, фыркнув, соизволила-таки пояснить:
   - Твое заклятие швырнуло ее назад, и она приложилась затылком о стену. Ушиб. Сотрясение под вопросом.
   Ну, твою ж... Храрга пинком через коромысло!
   Тут Аделаида подала голос в мою защиту, Лотя цыкнула на нее, мол, лежите, больная, нечего с целителем спорить. В итоге у них завязалась вялотекущая словесная перепалка, но вроде бы вполне мирная.
   У меня отлегло от сердца. Тяжело раненные или, не приведи Иннерлия, умирающие не тратят время и силы на препирательства, так что я с относительно спокойной душой взялся за дела текущие. И, для начала, зашел-таки в квартиру командира полка, вспомнив, что раньше он хранил крепкий трос в прихожей под тумбой. Вдруг Кейн и сейчас не изменил своим привычкам?
   Моток троса, кстати, нашелся там, где я и предполагал, так что я быстро связал лапы так и не пришедшего в себя Полкана. Закрою-ка его в квартире Кейна - на тот случай, если пес разгрызет-таки трос и попытается снова напасть на кого-нибудь. Заодно, кстати, и Ванильку заберу, если, конечно, собачонка Аделаиды еще жива. Вдруг в головенку этого вздорного создания с почти что полным отсутствием инстинкта самосохранения пришло схватиться с Полканом? Ох, если так, боюсь, Дели ожидает крайне неприятное известие - она ж эту шавку любит.
   Ванилька ни на свист, ни на зов не отозвалась, да и присутствие мое, на которое она ранее всегда реагировала одинаково - заходилась истеричным тявканьем и бросалась, стремясь укусить - на этот раз проигнорировала. Ну, справедливости ради, следует отметить, что она реагировала так на всех, кроме Аделаиды и Кейна, и, если первую она, наверное, любила, хоть и по своему, то к полковнику испытывала смешанные чувства - терпеть не могла, но уважала. Особенно, если чужак пытался войти в квартиру. Так вот, сейчас псинка не издавала ни звука, даже не шевелилась. Ну, по крайней мере, цоканья ее коготков по полу я не слышал. Увы... Впрочем, может, ей хватило ума сбежать?
   Увы, не хватило. Тело собачки, неподвижное и неестественно изогнутое, обнаружилось на полу, прямо под окном кухни, и мне почему-то сразу стало понятно, что Ванилька мертва. Жаль, хоть и зараза она... была. И смерть ее вряд ли была естественной. Или Полкан загрыз, или...
   С лестницы послышался топот и голос Кейна. Как раз вовремя! А то я уж думал, что затаскивать Полкана сюда мне предстоит в одиночку!
   - Что тут произошло, Котяра?! - встревожено спросил стоящий на верхней ступеньке лестницы полковник, оглядывая лежащего у распахнутой двери пса. - Где Аделаида?!
   Леди Мрракс, как и Лоти, на лестничной площадке уже не было. Куда это они направились? Наверное, спустились на первый этаж, к вахтеру - там есть каморка с узким топчаном.
   А вот Полкан, кажется, начал приходить в себя. Так что вовремя я вернулся, да еще и с тросом.
   - Помоги! - велел я, разматывая трос.
   Кейн не заставил себя просить дважды. Вдвоем мы быстро связывали лапы псу и затаскивали его, то и дело мотавшего огромной башкой, да скупо покачивающего кончиком хвоста, правда, не в супружескую спальню четы Мрракс, а в небольшую подсобку на первом этаже. Пусть пока там полежит, там дверь крепко запирается. Еды оставлять не стали - недолго псу там сидеть, да и полковник был резко против. Кейн и на то, чтобы миску с водой псу оставить, согласился со скрипом.
   Между делом я рассказал другу о случившемся, а после пришлось успокаивать его, уговаривать не пороть горячку, не устраивать репрессии в полку и 'Скрепе' до тех пор, пока виновные сами не сознаются или их не выдадут более сознательные коллеги-сослуживцы, и клятвенно обещать, что непременно разберусь во всей этой истории, найду истинных виновников и сдам их полковнику.
   - Иными словами, какая-то сволочь, пока нас не было, притащила в нашу с Аделаидой квартиру Полкана и, дождавшись, когда моя жена придет на обед, натравила его на нее, - подытожил Кейн, нервозно сжимая и разжимая кулаки в попытке успокоиться и взять себя в руки.
   - Так и есть, - я положил ему руку на плечо. - Только ничего у той сволочи не вышло, Аделаида жива и здорова... ну, почти. Лотя ее вылечит. А сволочь ту мы найдем, не сомневайся.
   На том, что в случившемся есть доля моей вины, я не стал заострять внимание. Ведь, сожги я оставшиеся после стрижки волосы жены, как изначально и планировал, у таинственного недоброжелателя Аделаиды не появился бы шанс расправиться с ней. С другой стороны, это происшествие вполне может вывести нас на него, ведь одна ниточка к нему уже тянется - это я о Руби говорю.
   - Ищи, Котяра, - многозначительно прорычал Кейн. - Ищи. Как для себя. Тебе ж дано.
   Киваю.
   - Сачковать не привык, ты же знаешь. К тому же, для меня то, что касается моих близких - дело чести.
   Кейн, к тому времени почти успокоившийся, мстительно блеснул глазами, но уже смог переключиться на текущие тела, тем более, я предложил ему отправиться на поиски Лоти и Дели. Однако тут к нам с третьего этажа спустился Арзабаль, взъерошенный и, по виду, изрядно замотанный и уставший, сообщил, что девушки сейчас в его квартире.
   - Кейн, иди давай к супруге, а то у нее посттравматический психоз начался, - мрачно буркнул он. - И Котяру с собой забери и жене сдай с рук на руки, пока она мне до конца мозг не выгрызла и поручениями не загоняла.
   Я невольно усмехнулся. Ну да, Лотя может.
   - А что с ним? - поинтересовался Кейн.
   - Его, говорят, собака покусала, - наябедничал Арз, прежде, чем я успел вставить хоть слово. - Судя по виду, не сильно... С другой стороны, это поначалу не больно, и то, что он сейчас козликом скачет, еще ни о чем не говорит.
   - Покажи! - потребовал Кейн.
   А я, признаться, за хлопотами по минимизации последствий натравливания Полкана на жену полковника совсем забыл про укус! Тем более, рука меня не беспокоила, боли не было, подвижность осталась прежней, о чем я, пожав плечами, сообщил друзьям. Те не унимались, так что я нехотя, упомянув, что успел натянуть рукав доспешной куртки до самых пальцев, прежде чем совать руку в пасть здоровенному псу, позволил им осмотреть укушенную конечность. Надо сказать, все было неплохо: кожу Полкан не прокусил - спасла куртка, однако в местах, на которых сжались жуткие челюсти, уже наливались чернотой кровоподтеки. Боли, как ни странно, не было. Наверное, адреналин еще не схлынул до конца.
   - Да вроде все нормально, - я с досадой одернул рукав. - Рука двигается, переломов нет, открытых ран тоже. Заживет.
   - Это ты супруге своей объясни, - ответил, ухмыляясь, Арз. - Она, вон, ждет. Сама бы прибежала, да только Аделаиду оставить не с кем.
   При мысли о том, что я вполне могу оказаться пациентом Лоти, которая назначила меня главным виновником всех ее злоключений и, чувствую, до сих пор не простила и, хоть и не таит злобу, какую-нибудь точно задумала, мне стало крайне неуютно. Еще испробует на мне альтернативные методы врачевания вроде сидения в муравейнике (причем муравьи - тоже нежить! Брр!), клизм с перцем или лоботомии! Нет уж, лечить руку к женушке я не пойду, загляну лучше потом к полковому лекарю. Тем более, рука вроде бы не беспокоит. Да и оставлять квартиру Кейна без присмотра до того, как я лично, с женой и фамилиаром осмотрю там все, мне не хотелось. Мало ли...
   - Нет, ребят, так не пойдет, - возразил я в ответ на ненавязчивое подталкивание в сторону лестницы с одной стороны и мощные тычки с другой. - Осмотр нужно проводить сейчас, по горячим следам. Я отсюда никуда не уйду. А Лотя, если сочтет состояние Аделаиды удовлетворительным, пусть сама сюда спускается. И если захочет, конечно...
   Кейн, пообещав передать ей мои слова, отправился к жене, а вот Арзабаля я на минутку задержал.
   - Арз, мне понадобиться твоя помощь.
   - Прямо сейчас? - осведомился храгын, что-то мысленно прикидывая. - И что именно?
   Я изложил, какого рода помощь мне от него потребуется, и Арз, не сдержав облегченного вздоха, предложил прийти в его рабочий кабинет вечером. А, если не к спеху, то и завтра утром.
   - Я как раз мыться начал, когда шум на лестнице услышал, - сказал он, машинально потирая поясницу. - Сразу выйти не смог, надо было хоть мыло смыть и надеть на себя что-нибудь. Потом спустился, а тут картина маслом: Аделаида, Лотя и собака... Куда пса, кстати, дели?
   Я указал взглядом на подсобку на другом конце лестничной площадки.
   - Живой?
   Я кивнул. Не звери же мы, тем более, Полкан напал на леди Мрракс не по своей воле и до последнего пытался сопротивляться полученному извне приказу.
   - Это хорошо. С живого зверя легче собирать информацию. Впрочем, вряд ли удастся собрать много. Сам понимаешь, это от многих факторов зависит...
   Я тяжело вздохнул. Знаю, что от многих, и что аура живых существ более изменчива, чем неодушевленных предметов. Однако, этим мои знания об этом разделе ритуалистики и ограничиваются. Но ничего страшного! Я ж женат на ходячей энциклопедии! Так что вполне смогу проверить, насколько старательно проводится магическая экспертиза.
   - Слушай, а что ты вообще делал дома в разгар рабочего дня? - спросил я, стараясь, чтобы вопрос мой прозвучал как можно более непринужденно. - Не нашел, где ближе помыться?
   Арз страдальчески поморщился и потер висок.
   - Котяр, я сутки нежить на части резал и потрошил, на ногах едва стоял, а уж запах мертвечины меня до сих пор преследует. А вечером мне предстоит обсчеты сразу для двух ритуалов проверять, моими оболтусами составленные, а это, скажу по секрету, та еще головная боль. Вот, решил после летучки сбежать и хоть два-три часа отдохнуть, в себя хоть немного прийти, переодеться, тоника глотнуть... А то запас из лабкорпуса мы вчера весь выпили внепланово, теперь до первого числа новой партии ждать.
   - А у тебя, значит, нычка на черный день припрятана, - задумчиво протянул я, обдумывая следующий вопрос.
   - Как же без того, - философски вздохнул Арз, а потом его вдруг стал жаловаться на жизнь. - Если б не запас тоника, я б с такой жизнью давно бы ноги протянул. Храрг бы побрал все эти Скрепы... По секрету сказать, старею я, наверное. Невнимательный стал, рассеянный, голова частенько болит, и сонливость порой такая нападает, что забываю, куда и зачем шел, и что делал. Работается хуже. Ошибки допускаю глупые, на уровне студента второго курса - спасает только привычка перепроверять все расчеты по нескольку раз. И это при том, что я еще и работу подчиненных проверяю, тоже по нескольку раз... Надоело все до почесухи! Да деваться уже некуда. И отпуск в очередной раз зарубили... Эх! Да еще и... А, ладно.
   - Какая старость, ты о чем? - нервно усмехнулся я. - Ты ж моложе меня на четыре года!
   - На три, - машинально поправил он.
   - На четыре, - не согласился я. - Ты рассказывал, что школу экспромтом закончил, а при поступлении в универ себе один год приписал.
   Арзабаль с кислой миной махнул рукой. Я сочувственно потрепал друга по плечу. Вот уж не думал, что дела у него обстоят настолько плохо.
   - Когда ж ты спишь-то? - как ни старался, я так и не смог избежать сочувственного тона.
   - Когда получится, - эмоциональный прорыв схлынул, и Арз вновь закрылся в скорлупе из вежливости и беспристрастности.
   - Высыпаешься? - понимаю, вопрос риторический, но я должен был его задать.
   Что-то снова скреблось задворками сознания, какая-то мысль... Увы, рассмотреть ее мне никак не удавалось - слишком много событий и информации свалилось на меня сегодня, и это при том, что я еще предыдущие сведения по полочкам не разложил. У меня ж, Храрг побери, семейная жизнь началась нежданно-негаданно!
   Арз не ответил, только рукой махнул. Но взгляд его, да и жест тоже были красноречивее слов. Не высыпается. И сон у него, скорей всего, беспокойный, так как выглядит он неважно, и это не только мне заметно. Взять хотя бы того же Дана... А кстати, показания трегнича с показаниями Арзабаля что-то не сходятся! Дан-то жаловался, что нежить препарировал в одиночку, пока начальство отсутствовать изволило!
   - А что же, Дан тебе не помогал? - мне даже не пришлось разыгрывать удивление. - Он же вроде бы вместе с тобой должен был разделкой туш заниматься?!
   Арзабаль страдальчески поморщился, смешно выпятив нижнюю челюсть, отчего из-под губы показались нижние клыки.
   - Дан... - он чуть слышно скрипнул зубами. - Ага, помогал, десять раз помог, да еще и на одиннадцатый остался! Шарашился где-то часть вечера и полночи, а когда пришел, больше деятельность изображал, чем реально что-то делал! Да и руки у него явно не оттуда растут, откуда надо, постоянно поправлять приходится, замечания делать, контролировать... Короче, работаешь и за него, и за себя. Яр, я б этому разгильдяю не то что разделку туш - Ванильку не доверил бы!
   Ну, все понятно: Арз не доволен подчиненным, а Дан - начальником. Возможно, тут имеет место застарелый рабочий конфликт, на который потом много чего накрутилось. Более того, Арз о Дане невысокого мнения, однако избавиться от него по какой-то причине не может. Хм... Кажется, я сегодня уже слышал нечто подобное от мэтра Биллота...
   Арзабаль тем временем посмотрел на пальцы левой руки, на которых отчетливо выделялись следы свежего укуса мелкой пакости, которую леди Мрракс два года назад за собачку продали. Да-да, именно ее - могу утверждать это с уверенностью, потому как Ванилька и меня порой кусала, и след от ее кривоватых клычков (брак породы, потому и досталась Аделаиде почти даром) я прекрасно знаю. М-да... Конечно, о мертвых либо хорошо, либо ничего, но эта псинка действительно настоящая зараза.
   - Хотя, нет, - уточнил мой друг, осторожно сгибая и разгибая укушенные пальцы, отчего ранки снова закровили. - Как раз Ванильку бы и доверил...
   Я не стал говорить ему о том, что эта мелкая пакость больше никого не покусает. Пока - не стал.
   А после мне в голову пришла мысль о том, что на Арз, ни Дан, оба не отличающиеся физической силой и мощным телосложением, вряд ли могли справиться с нелегким делом разделки туш нежити, среди которых, знаю, была и голова убитого Лотей гхедешша, без посторонней помощи. Действительно, я же и сам в былое время этим занимался, так что знаю, о чем говорю.
   - Ты что, правда, самолично голову гхедешша разделывал? - осведомился я не без иронии. - В одиночку?
   Арз едва пальцем у виска не покрутил.
   - Яр, ты чего? Она ж почти с меня размером! И панцирь там такой, что простым разделочным ножом не расковыряешь.
   - И что, ты привлек в помощь грубую силу? - не отставал я. - Или с Даном вдвоем пыхтели?
   Он признался, что выпросил у Кейна в помощники двух солдат. Все, как в старые добрые времена... Я был доволен - узнал имена двух свидетелей, способных подтвердить или же опровергнуть мои подозрения.
   Еще, находясь в непосредственной близости от Арза, я ощутил некий смутно знакомый запах. Принюхался, усилив собственное обоняние за счет связи с фамилиаром. Ну, точно! Настойка валерианы! Муррр... Так, Яр, держи себя в руках!
   Причем, судя по показа... то есть, по рассказу Арзабаля, успокоительное он выпил только что, по пути из ванной на лестничную клетку. Вместе с тоником? А смысл? Насколько я знаю, успокоительное мало того частично нивелирует действие тоника, так эта смесь еще и плохо влияет на сердечнососудистую систему. Хм... Что, без него совсем никак?
   - А успокоительное тоже от тяжелой жизни пьешь? - поинтересовался я. - Без него совсем никак?
   Одновременно я быстро 'отключил' позаимствованную возможность, расплатившись за то вспышкой головной боли и мгновенно возникшей заложенностью носа. Однако иначе я, боюсь, не справился бы с желанием потереться об источник восхитительного запаха. А уж этого бы и Арз не понял, и я сам потом со стыда сгорел бы.
   - Да нет же... - храгын замялся, явно жалея о вспышке собственной откровенности и о моей наблюдательности. - Это личное, Котяр, я сам разберусь...
   - Слушай, ни одно личное не стоит того, чтобы свое здоровье гробить, - сказал я, впрочем, без особой уверенности в том, что друг ко мне прислушается.
   Тот ожидаемо махнул покусанной рукой и пробурчал, что это его дело. Меня же так и подмывало ответить, что в связи с происходящими в полку событиями личных дел у нас быть уже не может, только общественные, по крайней мере, пока мы не разберемся со всей этой ситуацией. И пришлось приложить немалое усилие, чтобы не наговорить лишнего. Пока нельзя...
   Арз сделал шаг к лестнице, но вдруг остановился, будто вспомнив что-то.
   - Кстати, о личном и пока твоя благоверная отсутствует! - он вдруг начал говорить загадками. - Яр, я, конечно, все понимаю, но надо наглеть чуть меньше, а осторожность соблюдать чуть больше! И правила приличия! Вот открутит тебе Лотя голову, потом не жалуйся!
   Я, надо сказать, очень удивился такому повороту разговора.
   - Что за намеки, Арз? Не понимаю... Говори прямо.
   Тот вздохнул и, бросив взгляд через лестничный пролет на верхний этаж, тихо прошипел:
   - Баб к себе не води, придурок, пока жену домой не отправишь!
   Я едва не сел там, где стоял. И тут же начал требовать подробностей, о какой именно бабе идет речь. А Арзабаль поведал мне любопытнейшую историю.
   Итак, сбежав с работы сегодня после летучки (это было примерно в промежутке между десятью и одиннадцатью часами утра), он отправился домой не сразу, сначала решил немного прогуляться и пошел через стихийно образовавшиеся заросли между стройкой и офицерским общежитием, так что к последнему он подходил как раз с той стороны, куда окна моей квартиры выходят. Так вот, в окне моей спальни он увидел силуэт некой слабо одетой особы, изящно привалившийся к подоконнику. Однако разглядеть ее он толком не успел, потому что, заметив его, особа тут же спряталась за стеной, а ждать, пока она снова выглянет Арз, понятное дело, не стал. Хотел, думая, что это я там с кем-то развлекаюсь, подняться ко мне и по-дружески вправить мозги, однако по пути решил, что это будет уже излишне, передумал и завернул к Кейну, где ему даже удалось позавтракать (столовая-то в связи с последними событиями не работает, а собственные продуктовые запасы Арза я порядком подчистил).
   Я, несколько ошеломленный подобным поворотом событий, начал мысленно добавлять в картину происходящего в полку новые детали и анализировать полученные выводы, так что с ответом нашелся не сразу. А Арзабаль, истолковав мое молчание на свой лад, все тем же тихим проникновенным голосом подвел черту в этом нашем разговоре:
   - Я, знаешь ли, не готов друзей хоронить, тем более, из-за их собственной дури!
   И, не оборачиваясь, стал подниматься на третий этаж. А я смотрел ему вслед и думал, что у меня стало двумя подозреваемыми больше, и от того, что один из них - мой друг, у меня холодело в груди.
   Да, Храрга пинком через коромысло! Арз мало того, что в момент нападения Полкана на Аделаиду находился в непосредственной близости от орудия преступления, так еще и, согласно собственным показаниям и показаниям Дана, вполне мог, прогуливаясь, завернуть к Руби, забрать пса и отвести его в квартиру Кейна! Зачем ему убивать Дели? Понятия не имею! Но то, что мотив мне не известен, не означает, что его нет! Плюс, Арз, будучи ритуалистом, имеет большие познания и в артефакторике, так что тех кукол, теоретически, вполне мог сделать. И... Храрг! Надо остановиться и успокоиться! Потому что, если я буду сейчас продолжать мыслить в том же духе, то ничем хорошим это не кончится.
   На лестнице вновь послышались шаги, на этот раз, легкие, но, вместе с тем, и более громкие, видимо, за счет того, что выданные на складе сапоги оказались великоваты. Лотя. И я, как ни странно, очень ей обрадовался. Пускай снова подкалывает и разбрасывается завуалированными угрозами - все отвлекусь.
   - Выглядишь неважно, - сообщила она, окинув меня внимательным взглядом. - И, видимо, чувствуешь себя тоже.
   Хотел сказать, что 'неважно' - не то слово, которым можно охарактеризовать мое состояние, но вовремя спохватился, промолчал и, жестом пригласив ее следовать за мной, отправился на осмотр квартиры Кейна и Дели.
   Лотя, конечно, не заставила себя упрашивать, зашла, успела начальственным тоном потребовать показать ей укушенную руку, чего я, естественно, не сделал, но, едва заметив лежащую без движения Ванильку, ругаться и требовать дальше не стала - бросилась к псинке. Что, живая?! Да неужели!
   Оказалось, вредная собачонка действительно жива, несмотря на то, что порядком изломана. Лотя диагностировала переломы позвоночника, таза, передних лап, челюсти, выбитые зубы, сотрясение мозга, разрывы внутренних органов, и это не считая многочисленных ушибов, и тут же взялась за лечение.
   Мне же оставалось только удивляться, во-первых, наличию мозга у того существа и, во-вторых, ее потрясающей живучести - выжила, видать, только из вредности, чтобы и дальше гостям Кейна и Дели жизнь медом не казалась. Ну и проводить осмотр квартиры, которая лишь благодаря стечению обстоятельств, невероятной удаче и моему умению быстро бегать не стала местом преступления. Спасибо нежити за постоянные тренировки, папаше Пиллегри за магический дар и преподавателю магии воздуха из наргонтского магунивера за умение им пользоваться!
   Увы, это место меня находками не порадовало: если тут и можно было что-нибудь найти, то только убрав предварительно шерсть самого Полкана - осень близко, пес линять начал, тут никто не виноват. И его храргова шерсть, цвет которой один в один совпадал с цветом волос леди Иолатэ, валялась на полу, прицепилась к мебели, одежде на вешалке, обуви... Короче, в пространстве, ограниченном прихожей и кухней-гостиной, она была везде. Мало того, что чистюля Дели впадет в истерику при виде фронта работы, оставленного ей неизвестным убийцей, так еще и найти здесь, к примеру, волос автора затеи с Полканом, мне не под силу, даже если я вновь усилю чувствительность собственного обоняния до кошачьего нюха и обнюхаю тут каждый сантиметр! Чем, кстати, сильно повеселю Лотю и дам ей новый повод для шуток и подколок (и не только ей, ибо слухи в третьем заградительном распространяются быстро). Остается лишь кропотливо собрать всю шерсть, а после рассматривать каждую шерстинку под лупой. Так себе перспектива-то! Ни времени, ни желания, ни сил на то у меня нет.
   Пока что все в квартире свидетельствовало о том, что Полкан находился здесь долго, не меньше часа, что он беспокойно бродил из угла в угол, пытался полежать на диване, забиться под стол, пристроиться в прихожей... Похоже, дурман пса так до конца и не отпустил. Надо бы попросить Лотю посмотреть и его. Обидно будет, если помрет.
   Впрочем, кое-что интересное мне все же удалось найти: приглядевшись, я заметил, что к песьим шерстинкам прилипли черные, слабо поблескивающие крупинки. Что это? Угольная пыль? Сажа? Хм, к шерсти прилипла так, что сама не отлетает, а вот если потереть крупинки пальцами, сразу размазывается по коже ровным слоем, и четко проявляется папиллярный узор. Похоже, это порошок для снятия отпечатков пальцев! И, думаю, вываляться в нем Полкан мог только в одном месте - в моей квартире, где производились следственные действия, работал экспертус, и сегодня утром, по словам Арза, находилась некая слабоодетая особа. Ну, я все равно собирался заглянуть к себе и забрать кое-что из вещей и одежды, а так еще и дополнительный повод для того появился. Вот только сделать это лучше в одиночку, без Лоти - вдруг ей вещи Касси на глаза попадутся...
   - Похоже, псинку несколько раз ударили ногами, - вынесла свой вердикт Лотя. - А потом и скалкой добавили - она тут, на полотенце лежала. Сохла, наверное.
   Судя по моим ощущениям, леди Иолатэ тут же активно взялась за спасение жизни мелкого, как сказал бы дед, кабыздоха - воздух так и дрожал от применения магии.
   - Надо думать, Аделаида сегодня на обед что-то из теста делала, - машинально предположил я, разглядывая слабо шевелящуюся собачку на руках у жены. - И скалку тут же, на разделочном столе оставила. А та потом попалась убийце под руку...
   Убийце, да. Ведь то, что Аделаида жива - целиком и полностью наша с Лотей заслуга, а не следствие его добровольного отказа от совершения преступления. Так что будем называть вещи своими именами.
   - Ванилька его укусила, - констатировал я. - Или ее. Эта зараза всех кусает, даже хозяйке время от времени достается.
   Оборотница недоверчиво покосилась на едва дышащую в ее руках псинку, потом осторожно приоткрыла ей пасть и заглянула в нее.
   - Если и так, выделить его кровь не получится, - в голосе ее отчетливо слышалось сожаление. - У собачки сломана челюсть, слюной и кровью чужую кровь смыло.
   - Ничего, - успокоил ее я. - Собачий укус тоже явный след, по нему будет несложно вычислить нашего злодея.
   Лотя немного помолчала, обдумывая ситуацию.
   - Думаешь, одному индивиду под силу справиться с таким здоровенным псом? - усомнилась она.
   Пришлось коротко напомнить ей о способе управления псом. И, увы, о том, что это я, по сути, виноват в произошедшем. И мне почему-то показалось, что эта ситуация произвела на леди Иолатэ впечатление, вот только я так и не смог понять, какое именно. И чем мне это грозит - тоже.
   - Итак, на Ванильку напал не Полкан, - начал рассуждать я, стремясь заполнить возникшую паузу. - Полагаю, в этом случае он мог бы просто проглотить псинку Аделаиды... Правда, та вполне могла застрять у него в горле, чисто из вредности.
   - Могла залаять, - отозвалась оборотница. - Или еще как-то привлечь ненужное внимание. Или повести себя так, чтобы Аделаида догадалась, что дело не чисто... Но я все-таки склоняюсь к той версии, что собачку избили из мести. Кусается, видать, больно, вот и... Ей стремились причинить как можно больше боли, а не просто убить - для последнего достаточно просто и без затей свернуть шею, не обязательно пинать и дубасить скалкой. Кстати, на скалке могли остаться отпечатки пальцев! Мало ли, вдруг убийца потерял осторожность... Ай!
   Лотя подскочила от неожиданности и сунула в рот палец - едва начав оклемываться, Ванилька вспомнила о старых привычках. Жить будет.
   - Кусается, зараза...
   Кажется, теперь леди Иолатэ целиком и полностью разделяет мое мнение насчет питомицы Аделаиды.
   И тут я вспомнил про другое существо, к которому слово, коим Лотя охарактеризовала Ванильку, время от времени тоже применимо.
   - А где Фыр, кстати?
   Лотя ответила, что кошак неожиданно вырвался у нее из рук, когда она пробегала через кусты, да и скрылся там. Зачем - не понятно, наверное, ему по нужде приспичило. Она его позвала, конечно, но ждать возвращения Фыркиса не стала - торопилась за мной.
   Я удивился. Обычно Фыр идет гулять в заросли на заднем дворе офицерского общежития, если хочет поохотиться на мышей, и бывает это нечасто, и в гораздо более спокойной обстановке. Ну и по зову природы, конечно. Но делает это медленно и степенно. А так чтобы ни с того, ни с сего сорваться с места и побежать... Что это на него нашло? Ладно, потом разберемся. Фыр умный кот, сам сможет вернуться, к тому же, если моему фамилиару будет грозить опасность, я почувствую. А пока что надо бы озаботиться исследованием скалки на наличие отпечатков пальцев. Ну и Ванильку надо куда-то пристроить.
   Эти задачи, как ни странно, разрешились тут же и сами собой: в квартиру, держась за локоть Арзабаля, вломилась хозяйка, оглядела масштаб уборки, хотела бессильно сползти на пуфик в прихожей, но, увидев свою псинку на руках у Лоти, всплеснула руками и, выпустив Арза, бросилась к ней, требуя рассказать, что с собачонкой. Леди Иолатэ, узрев недавнюю пациентку на ногах, в выражениях не стеснялась (ее в этот момент Ванилька, кстати, еще раз цапнула... да-да, отчасти выбитыми зубами), требовала немедленно лечь, успокоиться, да и вообще перестать нарушать назначенный целителем режим, припугнула угрозой выкидыша. Дели ни в какую не соглашалась.
   - Не могу, Лоть, - извиняющимся тоном отвечала леди Мрракс, пытаясь отобрать у нее Ванильку и одновременно присматривая место для сидения с минимумом шерсти. - Лир ушел, его в штаб срочно вызвали, а я не могу... Просто не могу лежать и ждать, иначе меня от эмоций разорвет. Вот ты как целитель, скажи, что в моем состоянии более опасно - лежать и нервничать или занять себя чем-нибудь полезным и более-менее успокоиться?
   Лотя задумалась, глянула на меня, а я, в свою очередь, на орудие преступления - скалку, к которой так и не притронулся ни один из нас.
   - Ладно, - разрешила-таки она. - Займись делом. Но! Тяжести не поднимать, по возможности, не наклоняться, ложиться при первых признаках утомления, чтением и письмом не увлекаться...
   И еще этих 'не' пунктов десять. М-да... Плюс: Ванильку она сейчас устроит на диване и наложит лечебно-восстанавливающие заклятия, так что псинку пока нельзя ни трогать, ни перемещать, не говоря уже о кормежке, по крайней мере, пока сама Лотя не разрешит.
   Я вопросительно посмотрел на Арза, а тот только руками развел.
   - Прибежал взмыленный лейтенант, ничего толком не объяснил, сказал лишь, что срочный вызов из столицы. Кейн и попросил меня присмотреть за женой. А она, едва тот за дверь, сразу сюда. Не могу, говорит, лежать, жажда деятельности на нервной почве одолела... А мне куда деваться? Лучше уж сам провожу, хоть проконтролирую, чтобы с лестницы в приступе головокружения не навернулась. Эх, снова не вышло поспать... Котяр, у тебя тонизирующих зелий нет случайно? А то мой запас, увы, оказался меньше, чем я рассчитывал...
   Я потер затылок, вспоминая, есть ли у меня зелья. Вроде были, но я не уверен, что они тонизирующие. Храрг! Вот так бывает, если доверяешь пополнение домашней аптечки кому-то другому, в данном случае, Кассандре.
   - Я посмотрю. Но не обещаю.
   - Я бы тоже от тоника не отказалась, - послышался голос Лоти. - Устала я что-то. Собачка хоть и маленькая, а сил в нее вбухать пришлось ужас сколько! Ну, с того света кого-либо вытягивать всегда тяжело...
   И, подойдя поближе, так, чтобы не слышала Аделаида, пробурчала:
   - Даже эту пакость мелкую... Как больно кусается, зараза!
   Арз рядом лишь страдальчески вздохнул и снова покосился на укушенные пальцы.
   Я же не сдержался - прыснул. Это же надо мыслить так схоже! Или при общении с Ванилькой мысли у всех одинаковые? А потом вдруг подумал, что эта мелкая зараза вообще-то оборотницу покусала, в присутствии которой, по идее, и тявкнуть лишний раз не отважилась бы. И о чем это говорит? На мой взгляд, о том, что диагноз 'сотрясение мозга' Лотя кабыздоху зря поставила, нечему там сотрясаться. Ох, и я еще собачку Эрлики считал вредной и глупой - та меня постоянно облаивала, сапоги грызть пыталась, влезала всегда невовремя... Вот лезть к хозяйке ласкаться, когда мы с той под одеялом пыхтим - это разве вовремя?! Но та хоть на открытую конфронтацию со мной не шла и кусаться не пыталась. Да и выглядела не в пример симпатичнее! Беленькая, шерсти много... Хм, с чего это вдруг такие воспоминания проклюнулись? Пять лет не вспоминал ни белую шавку, ни ее хозяйку, а тут на тебе...
   - Никакого тоника! - строго возразила Дели, вытаскивая из шкафа свой походный набор экспертуса. - Сейчас я со скалкой закончу, и будем обедать. Зря я готовила, что ли? Только к Арзу пойдем, а то у нас беспорядок - ужас!
   И горестно вздохнула, наверное, представив себе масштаб уборки.
   - Ничего, что-нибудь придумаем, - пообещал я, желая ободрить леди Мрракс.
   А после, заметив, что взгляд жены Кейна резко изменился, стал эдаким... деловито-оценивающим, хозяйским, будто она уже прикидывала, какую часть уборки поручит каждому из нас, а меня лично видит со шваброй в руках, поспешно добавил:
   - Или найдем ту сволочь, что на тебя Полкана натравила, и перед арестом заставим ее здесь прибраться.
   Дели улыбнулась, будто желая перевести все, сказанное только что в шутку. Однако взгляд у нее при этом был такой, что я пожалел о том, что вообще открыл рот. Точно к уборке припахать попытается.
   - В крайнем случае, Кейн проштрафившихся пришлет, - пришел на помощь Арз, верно истолковав намерения леди Мрракс. - Им же лучше в теплом чистом жилище шерсть собачью собирать, чем сортиры чистить, уж извините, дамы, за прямоту.
   Дели покивала, но, судя по взгляду, перспектива вручить нам с Арзом, да и мужу заодно, тряпки-швабры, а самой усесться на диван и раздавать ценные указания крепко засела в ее голове. Ладно, потом с этим разберемся. А пока что пусть займется работой экспертуса, раз уж ей на месте не сидится, и Лотя как целитель не против.
   - Дели, не забудь замки осмотреть! - сказал я, желая настроить ее на рабочий лад, а не на обдумывание туманных перспектив. - Как-то же проник злоумышленник с собакой сюда!
   Бурчание Аделаиды, донесшееся с кухни, где леди Мрракс колдовала над деревянным орудием преступления, можно было расшифровать примерно как: 'Не учи батьку детей делать!'. Да я и не учил, просто напомнил.
   После мы все втроем решили разойтись пока что по делам: Лотя захотела проверить, как там еще одна жертва обстоятельств (это она про Полкана, если что), меня уже давно подмывает подняться в свою квартиру и проверить посетившую меня догадку, а заодно и поискать следы той слабо одетой особы, которую Арзабаль на подходе к общежитию углядел, а сам Арз, окончательно распрощавшись с мечтой об отдыхе, вызвался поработать с бумажкой, которую я в столе Руби нашел.
   - Есть у меня и дом кое-какие реактивы, - с тенью смущения сказал храгын, будто признавался в чем-то постыдном. - Кое-что могу позаимствовать у Дели. Заглянул я тут в ее рабочий чемоданчик, и понял, что профессии наши чем-то похожи...
   Я задумался о том, насколько доверяю Арзу сейчас, включив в число подозреваемых в покушении на Аделаиду, и после недолгого колебания кивнул. В конце концов, за те двадцать, если не больше, лет, что я его знаю, он ни разу не совершил ничего такого, что могло бы прямо или косвенно навредить мне, Кейну или Ансельму, а однажды, когда мне удалось вытащить его на откровенный разговор по душам - эти разы, кстати, можно по пальцам одной руки пересчитать! - он признался, что мы втроем теперь и есть его семья, и он скорей себе руку отгрызет, нежели причинит нам зло. Своей семьи он лишился еще в одиннадцать лет, когда умерла его бабушка со стороны матери... Кроме того, не факт, что покушение на Дели связано с деятельностью Рубеуса и Каирри. Ну и на вскрытие сейфа я его с собой возьму - его, Лотю, конечно, а еще Аделаиду и Кейна... будет Арзу такая проверка на вшивость.
   Как итог, каждый занялся своим делом. Я, например, поднялся на этаж выше и, отметив бумажку с печатью имперской службы дознания, содранную, потом коряво прилепленную обратно и держащуюся на одном только честном слове, вошел в свое жилище. Не заперто, кстати! Заходи, бери, что не приколочено... Фыррр! Интересно, это 'слабо одетая особа' не потрудилась запереть дверь, или дознаватели забыли?
   Внутри все было по-прежнему, не считая, разумеется, бурого пятна от въевшейся крови на полу в гостиной-кабинете, обведенного какой-то трудносмываемой дрянью силуэта в том пятне, собачьей шерсти, на этот раз только в одном углу, за диваном, и обилию черного порошка для снятия отпечатков пальцев. Ну, еще вещи не на своих местах - ладно, это я переживу. А вот то, что какая-то зараза рылась в моих бумагах, меня просто взбесило. А уж если что-то пропало... Грр! Узнаю - и одной заразой в этом мире станет меньше!
   Глухая ярость, охватившая меня, не мешала мне производить осмотр помещения. Итак, свидетельства пребывания в моем жилище некоего индивида после завершения работы дознавателей и экспертуса все же были: покрывало на кровати чуть смято, будто на нем сидел кто-то с небольшим весом, длинный темно-русый волос у окна, в одном углу дивана слой черной пыли практически отсутствовал - видимо, сюда загадочная особа складывала верхнюю одежду, чтобы не сильно испачкаться за время нахождения здесь - вот, кстати, и причина ее 'слабоодетости'. Не хотела, чтобы ее по следам порошка на одежде вычислили... Судя по чистоте дивана в этом углу, не помогло. Но это, впрочем, объяснимо: несостоявшаяся убийца была здесь с утра, а в это время, так как окна мои выходят на запад, освещение здесь не очень. Хм... Порошок мелкий, но вполне заметный... Значит ли это, что у девушки проблемы со зрением? Не факт, но возьмем на заметку.
   Но самой любопытной находкой, без сомнения, оказались осколки глиняной фигурки в виде некого индивидоподобного существа с непропорционально короткими ручками и ножками и огромной головой, из которой торчал пучок полкановой шерсти. Похоже, посредством этой штуки и осуществлялось управление Полканом. Знакомый почерк, а? Так, кинжал в руку и посмотрим...
   Фигурка не раскрошилась, несмотря на то, что глина была отнюдь не та, из которой посуду лепят, а гораздо более низкого качества (потому что от нее даже при несильном нажатии достаточно большие куски отваливаются), а именно что разломилась на части - сколы ровные. Я, конечно, не экспертус, но думаю, что, если пытаться разломать глиняного уродца целенаправленно, то и места слома будут выглядеть иначе. Итак, пока настоящий экспертус с магом-ритуалистом на пару не опровергла мои доводы, буду строить предположения. И первое из них - приказу убить Аделаиду Полкан отчаянно сопротивлялся. Ну да, нападать на добрую женщину, любящую собак и часто приносящую на псарню то сахарные косточки, то еще какие-нибудь вкусности совсем не одно и то же, что громить кабинет полкового лекаря, а после столовую! А само заклятие подчинения явно наложено дилетантом, а не профессионалом, так что воля пса хоть и не смогла противостоять чужому приказу, заклятие то развеяла, причем вместе с артефактом, в привязке к которому оно существовало. Артефакт разломился на части прямо в руках у того, кто управлял псом... Хм... Надо попросить Дели исследовать обломки на предмет наличия крови или частичек кожи. Вдруг повезет?
   Сами обломки обнаружились под прикроватной тумбочкой, что свидетельствует о том, что в момент натравливания пса на Аделаиду неустановленная особа сидела на кровати, а после, когда управляющий артефакт сломался у нее в руках, от злости и досады затолкала его под тумбочку. Или спрятала, надеясь вернуться позже и забрать? Но какой в этом смысл? Раз уж затея не удалась, то надо уносить ноги и улику вместе с ними! Что ей помешало забрать обломки фигурки с собой? Пока не понимаю.
   И еще вопрос: каким образом убийца узнала о том, что пора приводить артефакт в действие? Увидела, как Аделаида подходит к общежитию, и, образно выражаясь, дала псу команду 'фас'? Рискованно. Вдруг Дели остановилась бы перекинуться парой слов с вахтером, а после, услышав лай и подозрительный шум из-за двери своей квартиры, вообще не стала бы заходить туда до прихода мужа и остальных приглашенных на обед? Нет, убийца должна была точно выбрать момент, чтобы привести устройство в действие. Так, из моей квартиры не слышно и уж точно не видно, что происходит на лестничной клетке этажом ниже. Тогда напрашивается мысль либо о сообщнике, который неведомо как подал знак затаившейся в моей квартире убийце, либо о следящем заклятии. И я склонялся ко второму варианту, так как пока что все найденные улики и мои умозаключения подтверждали, что убийца - одиночка. Что ж, искать следы заклятия мне не впервой... Но вот интересно, следилку убийца сотворила сама или снова воспользовалась артефактом? Хм... Даже если она сама магом не является, она, определенно, немало знает о магии, конкретно - об артефакторике...
   Входная дверь, отлично просматривающаяся из спальни, распахнулась, впуская Лотю. М-да... И не выгонишь ведь. Пришлось помахать ей рукой, мол, я здесь, и предупредить о рассыпанном в комнате порошке и собачьей шерсти. Еще мельком подумал, что всю эту шерсть надо собрать и торжественно вручить Дану, и даже Полкана стричь не придется.
   - Сидишь? - леди Иолатэ аккуратно, умудрившись почти не вляпаться в средство для снятия отпечатков пальцев, миновала гостиную и остановилась в дверях спальни.
   - Сижу, - я не стал отрицать очевидное.
   А после счел нужным добавить:
   - Думаю.
   - Нашел что-то, - она не спрашивала, она утверждала.
   Я подозвал ее, чтобы продемонстрировать свою находку. Лотя подошла к кровати, на краю которой примостился я, будто хотела рассмотреть сломанную фигурку. Однако, стоило мне подвинуться, давая ей простор для разглядывания, как эта хитрюга, воспользовавшись тем, что я, войдя в нагретую полуденным солнцем квартиру, расстегнул куртку, тут же рывком сдернула рукав с моей правой руки и завладела ею, грозно прорычав:
   - Сидеть и не дергаться!
   - Да все нормально, Лоть, - я все же сделал попытку вырваться, за что удостоился еще одного грозного рыка злой оборотницы. - Рука двигается...
   - Это только пока, - 'успокоила' меня 'добрая' целительница. - Завтра даже пальцем шевельнуть не сможешь, к тому же, отек будет такой, что ты свою руку от бревна не отличишь. Так что не мешай!
   Тонкие сильные пальцы прощупывали кости на предмет целостности, вертели и сжимали каким-то лишь Лоте понятным образом. И конечно она не потрудилась хоть как-то объяснить свои действия, только спрашивала:
   - Так больно? А так?
   Я каждый раз отвечал, что нет, ничего не болит, все двигается, все прекрасно, а кровоподтеки со временем пройдут. В крайнем случае, буду пить обезболивающее и втирать в пострадавшую конечность то, что она порекомендует.
   - Должно болеть! - почти обиженно буркнула Лотя, закончив осмотр.
   Плюхнулась на кровать рядом со мной, надув губы. Я только плечами пожал. Может, и должно - сие мне неведомо. Но уж точно не обязано. И я отнюдь не расстроился по этому поводу.
   А вот Лотю отсутствие боли явно обеспокоило, хоть она и не сказала это вслух. Однако взгляд ее был таков, что у меня и тени сомнения не осталось - попытается лечить, причем невзирая на все мои протесты. Буду спасаться бегством.
   - Значит, управляли собакой через этот артефакт, - оборотница бросила взгляд на так и лежащую на полу у тумбочки фигурку. - Действительно, на мои волосы похоже... Только эстетическая ценность поделки невысока, уж слишком грубо она слеплена. Женская фигура смутно угадывается, пропорции нарушены, да и вообще сделано тяп-ляп, быстро и на коленке... Неужели это похоже на меня?
   - Вообще не похоже, - ответил я, причем очень эмоционально. - Не понимаю, где тут намек на принадлежность к женскому полу углядела.
   А сам вспомнил ту фигурку, что мы с Кейном достали из матраса Кассандры - у той-то вторичные половые признаки просматривались, и талия была, где надо, а не где-то в области условных подмышек. Ну, либо 'скульптор' спешил, либо эти фигурки делали разные индивиды, и у одного из них руки явно не из плеч растут.
   Как оказалось, Лотя именно непропорционально высокую талию и имела в виду.
   - И левая нога как будто короче, - хмыкнула она. - И кривее.
   Ей, чтобы детально разглядеть находку, пришлось придвинуться ко мне настолько близко, что наши плечи и бедра соприкоснулись, а ее лицо оказалось почти рядом с моим. Всего несколько сантиметров, и наши губы соприкоснулись бы... При одной мысли о том у меня зашлось сердце и, образно выражаясь, кровь забурлила в жилах, а желание поцеловать ее вдруг стало столь острым, что я невольно подался вперед, спохватившись лишь в последний момент. И, конечно же, прослушал, о чем она говорила в этот момент.
   - ...не хотела бы.
   - Э-э... чего конкретно? - спросил я.
   И почувствовал себя полным идиотом. А еще досаду от того, что не получил желаемого, и почти что непреодолимое желание это самое желаемое получить. Такой вот коктейль эмоций.
   А Лотя внимательно и пристально смотрела на меня взглядом из серии 'Я тебя, дурака, насквозь вижу', чуть насмешливо, но, в то же время как-то ожидающе, и, что удивительно, без тени агрессии. Она что, не против?! Или, снова выжидая момент для мести мне за свои злоключения, рассматривает мои потенциальные попытки к сближению как повод для начала боевых действий? Храрг побери! Да даже если и так, пускай потом побьет или даже покусает - за поцелуй не жалко. Только вот... Двадцать лет разницы! Даже с половиной, если быть точным - у нее день Рождения в ноябре! Куда ты лезешь, а?!
   - Так чего ты не хотела бы? - повторил я свой вопрос. Чуть громче, чем следовало бы.
   Леди Иолатэ медленно выпрямилась, чуть отстранившись, тягучим, как дикий мед, жестом заправила за ухо выбившуюся из косы прядь, случайно проведя пальцами по шее. И мне очень захотелось сделать то же самое - сначала пальцами, а потом губами. Храрга пинком через коромысло! О каком тут расследовании речь вообще?! Нет уж, надо срочно вставать и идти... хоть куда-нибудь! И держаться от жены подальше! Но как же не хочется...
   - Не хотела бы делать уборку в той подсобке, где вы Полкана закрыли, - снисходительно повторила она, изо всех сил пряча улыбку в уголках губ. - Говорю же, что пес, несмотря на дозу дурмана, ночные приключения и побитости, в целом, здоров, а я ему еще и интенсивный детокс устроила, так что... Сам понимаешь.
   Я рассеянно кивнул. Мысли мои были далеко от Полкана, его проблем и уборки в подсобке. Очень далеко. И все никак не желали возвращаться оттуда.
   - Там, кстати, Кейн вернулся, озадаченный такой, - продолжила она, не отводя от меня взгляда. - С тобой поговорить хочет. Дели с входной дверью возится, рычит, чтоб от нее отстали. Арз пока не показывался. Как-то так...
   Машинально киваю, по-прежнему разглядывая ее. Странно... Сколько раз смотрел на нее раньше, и будто не видел. А сейчас... Хотя, нет, не видел в ней женщину - не совсем то слово. Правильнее сказать: 'Не видел в ней привлекательную для себя женщину'. Друга - да, помощницу - да, девушку, которой нужна моя помощь и защита - да. Да даже индивида, которому я мимоходом испортил жизнь, сдуру женившись на ней, пусть даже и фиктивно - да. А вот женщину - нет. Хм, привлекательную... Только ли? Или же нечто большее?
   - И я тут подумала, - Лотя кивком указала на куклу. - Откуда столько глины? Земля здесь очень сухая, даже на берегу озера. А глина, как правило, образуется во влажной почве, рядом с водоемами. То есть, в Проклятых землях с этим материалом проблемы. Так вот, повторяю, откуда столько, что аж на четыре фигурки, причем не самые мелкие, хватило?
   Я только хмыкнул. В ее словах, определенно, есть свой резон.
   - Думаешь, материал для поделок доставлялся из империи?
   Ох, какого ж невероятного усилия воли стоило мне снова настроиться на рабочий лад!
   - Думаю, так и есть - ответила она. - Вот смотри! Девушка Руби живет в Копытооткидово, а, если вспомнить карту, там рядом налажена добыча глины. Совпадение?
   - Вряд ли, - ответил я. - Давай-ка завтра навестим эту девушку. Кстати, глиняные фигурки, возможно, делались на большой, так сказать, земле, и доставлялись сюда уже в готовом виде. По крайней мере, первая из них...
   Заодно и убежище Эми навестим и поговорим с ней предметно.
   - Первая? - вскинула брови Лотя. - Это не считая фигурки, найденной у Руби, и той, что изготовили для меня?
   Говорю же, она умная. И соображает быстро. Храрг побери!..
   И надо ж было мне самому проговориться! Вот как мозги размягчились! Так, надо срочно брать себя в руки. СРОЧНО!
   - Долго рассказывать, - выкрутился я. - А ты сама сказала, что меня Кейн ждет.
   - Ну, пошли, - не стала настаивать Лотя. - Только пообещай, что потом все мне расскажешь и полностью введешь в курс дела. А то начало меня терзать неприятное чувство, будто ты мне не доверяешь.
   И что тут скажешь в ответ? Конечно, я пообещал. Так хотя бы время выиграл, чтобы больше не допустить столь глупых и досадных оговорок.
  
   Лотя
  
   Заглянув к Аделаиде и узнав, что та до обеда выгнала мужа выгулять Полкана - да-да, именно так! - сами направились на задний двор общежития, к зарослям. И, конечно же, на неширокой, от силы, в пять шагов, полоске голой земли между зданием и кустами увидели Кейна, держащего на тонком розовом поводке здоровенного понурого пса. Тот, время от времени тяжко вздыхая, скупо качая хвостом и недоверчиво поводя головой из стороны в сторону, тянул человека вдоль зарослей кустарника неизвестного происхождения, придирчиво выбирая место, где бы задрать лапу, а командир полка покорно следовал за собакой с набором для уборки экскрементов наготове. На лице Кейна застыло выражение крайнего недоумения, если не сказать, ошаления. Он, наверное, все никак не мог уложить в голове тот факт, что жена отправила его выгуливать орудие своего несостоявшегося убийства, и он даже не смог толком возразить ей. Плюс, он из штаба вернулся озадаченный настолько, что даже на вопросы Аделаиды не смог дать хоть сколько-нибудь внятный ответ. Результат налицо, как говорится...
   - Смотри, - Ярос кивком указал на колоритную парочку. - Полкан Полкана выгуливает. Впервые на арене! Спешите видеть!
   Я хихикнула, но тут же посерьезнела, увидев, что Кейн нас заметил и махнул рукой, подзывая. И тут же медленно пошел вперед, удаляясь от общежития - псине для следующего пописа приглянулся особо пышный куст возле противоположного угла здания.
   - Хотя... Знаешь, есть у меня ощущение, что Кейн теперь этим зрелищем будет полк каждый день осчастливливать, - продолжил муженек с ехидной ухмылкой. - Не уверен, что Дели теперь позволит вернуть этого пса на прежнее место службы. Оставит себе, к кабыздоху за компанию.
   Я, представив, специфику проживания здоровенного пса в небольшой квартирке, где помимо него уже живут двое взрослых индивидов и мелкий кабыздох с мерзким характером, а в перспективе еще и младенец, и мысленно посочувствовала всем. Разумеется, кроме Ванильки. Впрочем, места у общежития хватает, можно ему большую будку поставить. Заодно будет более-менее нормальная пропускная система в общежитие - вахтера-то на месте нет, причем минут десять уже. Значит, убийце не составило труда провести пса в здание, надо было только подгадать момент. Ну, или самой его устроить...
   - И часто тут вахтер со своего рабочего места отлучается? - спросила я, пару минут назад, глядя на пустующую конторку у входа в общежитие. - Просто, помнится, когда я за тобой сюда забегала, здесь тоже никого не было...
   Ярос, пожав плечами, признался, что понятия не имеет. Как-то раньше не интересовался он добросовестностью вахтеров. Но теперь-то точно поинтересуется. И не только он один. А заодно и сохранностью ключа от запасного выхода. Не общежитие для офицеров, а проходной двор какой-то!
   Тут, кстати, его настигла какая-то мысль, потому что он замолк на полуслове, глядя куда-то мимо меня и потирая лоб ладонью. Дала ему несколько секунд на осмысление, потом окликнула и потянула к Кейну - тот, следуя за псом, уже нетерпеливо оглядывался на нас. Яр нехотя подчинился. Однако о мысли, навестившей его голову только что, молчал. Что ж, я не настаивала. Если та имеет отношение к расследованию, расскажет. Если нет... Может, узнаю как-нибудь потом. Или нет. Но мне-то, в конце концов, какое дело?
   Кейн, стоило нам подойти, тоже начал таинственность разводить: вежливо отозвал Яроса на пару слов, и они, отдалившись, начали негромко переговариваться между собой. Я решила не подслушивать и гордо отошла в сторону, подзывая сбежавшего в эти заросли Фыра:
   - Кис-кис-кис! Фыр, где ты? Иди к Лоте!
   Однако, решить не подслушивать и реально не подслушивать, как оказалось, совсем не одно и то же. Хочешь не хочешь, а уши улавливают-таки отдельные слова. И услышанное мне не понравилось - я из того почти ничего не поняла, кроме одного: Ярос многое скрыл от меня, у них тут в полку не только дела с куклами и одурманенными собаками творятся. И рассердилась. Очень! Ну, погоди, муженек, я еще вытряхну из тебя всю правду, даже если трясти тебя придется в прямом смысле этого слова...
   Охваченная негодованием, я услышала громкое надсадное мяуканье из-за кустов только тогда, когда оттуда высунулась серая голова с подвижными треугольными ушами, и Фыркис, вперив в меня сердитый взгляд круглых зеленых глаз, громко заявил:
   - Мррррааааауууу!!!
   О, как много в этом звуке... И досада, и злость, и раздражение, и недоумение о того, зачем боги послали ему столь непонятливых хозяев, и... много всего, в общем. Мол, я тут мяукаю, мяукаю, а на меня никто внимания не обращает. А я не просто так тут глотку деру, между прочим!
   - Хочешь, чтобы я пошла за тобой, - констатировала я, дождалась еще одного утвердительного мява и, взмахом руки призывая Яроса следовать за собой, полезла в кусты. - Хорошо, идем. Хозяин твой к нам позже присоединится. Разговор у него важный, видишь ли...
  
   Ярос
  
   - Ты понимаешь, что, рассказав тебе то, что мне стало известно от нового куратора проекта, я рискую головой? - поинтересовался Кейн, вывалив на меня новые сведения касаемо расследования смерти Каирри.
   Я только присвистнул, пытаясь уложить услышанное в голове. Укладывалось, надо сказать, плохо, потому что полученные сведения переворачивали всю картину расследования с ног на голову, задавая ему совсем иное направление. И да, за разглашение их, тем более мне как подозреваемому 'номер раз' Кейн рискует поплатиться, самое меньшее, погонами. Однако он все-таки не смог умолчать, сделав вид, будто ничего не знает, и я благодарен ему за это.
   Итак, если отбросить все эмоции и многоэтажные идеоматические обороты, на которые в последние десять минут полковник Мрракс был весьма щедр, оставив только суть, дело выглядит следующим образом: в здании заброшенного муниципалитета погиб не Каирри, а кто-то другой - это подтвердили все проведенные экспертизы, коих, по словам Кейна, было не меньше семи, в том числе две магических и одна божественная, которая, собственно, и поставила жирную точку в этой веренице экспертных действий. Личность погибшего не установлена, однако ясно, что кто-то очень постарался, чтобы его приняли за куратора 'Скрепы'. Уж не сам ли настоящий Каирри?
   А, самое главное, удивлялся я, почему я сам не подумал о том, что Каирри поддельный?! Я же своими глазами, пусть и через призму способностей фамилиара, видел замаскированный шрам и частично отсеченное ухо! И даже не заскребло нигде сомнение, хотя я до того встречался с Каирри лично и ничего такого не заметил! Сыщик, Храрга пинком через коромысло! Постучись мне в голову мыслишка о том тогда... а что, собственно, это изменило бы? Я и так расследованием его смерти и сопутствующего покушения на меня любимого особо не занимался пока, других хватало. Да еще и леди Иолатэ на голову свалилась...
   Да, кстати, новость о лже-Каирри, по классификации Кейна, была плохой. А еще он поведал мне и очень плохую: я по-прежнему подозреваемый номер один, и Тайная стража спит и видит, как бы побыстрее взять меня под арест. Правда, направлять в Проклятые земли группу захвата ради этой цели пока не торопится.
   - То есть, теперь меня подозревают в убийстве неустановленного лица, - с иронией протянул я, отчаянно потирая затылок. - А установить личность убитого пытались? Ну, хоть какие-то шаги в этом направлении предпринимались? Или же все силы Тайной стражи в этом вопросе были брошены на то, чтобы установить подлинность Каирри?
   Кейн только руками развел, посетовав, что не было таких подробностей в полученных им от нового куратора инструкциях.
   - А что там было? - поинтересовался я, уже предполагая, каким будет ответ.
   - Все те же, - хмыкнул полковник, подтверждая мою догадку. - Схватить тебя в охапку, буде появишься, перевязать красивой ленточкой и немедленно отправить в столицу. На крайний случай, в Гатон, оттуда они, так и быть, заберут 'подарочек'.
   М-да, так себе перспективка-то. Хорошо хоть, дознаватели, работающие сейчас в полку по делу покушения на Кассандру, подобных инструкций не получали. Или же просто пока не знают о моем возвращении в полк. Впрочем, один тот факт, что вести это расследование поручено господину Рамодору, позволяет предположить высокую вероятность второго варианта.
   - О, хоть кто-то считает меня подарком, - как ни взвинчен я был, удержаться от шутки не мог. - Таких минимум двое: ты и Тайная стража в полном составе. Я сейчас прямо загоржусь.
   Губы полковника тронула кривая усмешка.
   - По мне, так совсем не повод для гордости. Но это ж ты... Короче, Котяр, я тебя, конечно, хватать и отправлять куда-либо не стану, но настойчиво попрошу, во-первых, не затягивать с расследованиями здесь и, во-вторых, ненадолго исчезнуть из полка. И жену свою прихвати. А то есть у меня мысль, что новый куратор, у которого пока что гораздо меньше оснований доверять мне, чем у прежнего, может направить сюда и своих проверяющих...
   Я промолчал, обдумывая услышанное. Что ж, почему бы не воспользоваться советом Кейна? Тем более, что мы с Лотей все равно собирались навестить девушку Руби в деревне Копытооткиодово...
   - Я дорожу нашей дружбой, - тихо сказал Кейн, видимо, истолковав мое молчание на свой лад. - Я благодарен тебе за многое, за спасение Аделаиды, в том числе. Но сейчас так будет лучше для всех. И потом, ты вряд ли найдешь тех, кто тебя подставил, отсиживаясь здесь.
   Да, все верно, правда, лишь отчасти - с подставой Лоти я уже начал разбираться. Однако сказать об этом Кейну я не успел - из зарослей послышался требовательный мяв Фыра. Вопли своего питомца-фамилиара я везде и в любом состоянии узнаю.
   Лотя, до того прогуливающаяся шагах в десяти от нас и делающая вид, будто вот ни капли не подслушивает, бросилась в кусты на зов кота - тот явно требовал следовать за ним. А уж каким взглядом леди Иолатэ одарила меня напоследок! Кровь в жилах стынет! Так, все понятно, мне стоит посмотреть, что же такого интересного нашел мой пушистый фамилиар.
   - И как тебе это удается?! - с ноткой зависти вздохнул Кейн, проводив вломившуюся в кусты Лотю задумчивым взглядом. - То одна на сеновал тащит, то другая в подсобку под локоток ведет, а теперь и третья в кусты зазывает.
   Это он, видимо, снова годы моей срочной службы вспомнил. Он мне уже, без малого, двадцать лет припоминает, как я, кобель такой, одновременно с двумя особами из разных деревень романы крутил. Однако почему-то всегда забывает, что это не по велению души, а, во-первых, исключительно для дела, и, во-вторых, с его, в то время еще лейтенанта, молчаливого одобрения. Нелегкого дела снабжения третьего заградительного провиантом... Веселое время было, хоть и очень и очень непростое. Ну, сколько можно-то?!
   - Я обаятельный, - ухмыльнулся я в ответ. - А зависть, между прочим, плохое чувство, разрушительное.
   - Да иди ты! - разозлился Кейн. - Вон, в кусты и иди! Посмотри, чего это Фыр так вопит. Он у тебя умный, даром, что кошак. Вот был бы индивидом, точно б себе в адьютанты взял.
   - Иных не держим, - хмыкнул я не без самодовольства. - Ладно, пойду. Позвал бы тебя с собой, да ты пойти не сможешь. Дела, дела...
   И указал взглядом на пристроившегося сделать кучку Полкана. Кейн тяжело вздохнул, но промолчал, не желая продолжать эту игру в подколки.
   - Иди, - почти что приказным тоном сказал он. - Если через полчаса не вернешься, буду считать, что тебя загрызла твоя же благоверная, и отправлюсь следом, чтобы хоть костояки твои собрать.
   Я признал его затею правильной и очень даже своевременной, после чего, пожелав Кейну удачи в выгуле тезки, поспешил вслед за женушкой.
  
   Лотя,
   следуя за серым котом...
  
   Продолжая ворчать себе под нос, я какое-то время продиралась сквозь упругие переплетенные ветви, следуя за мелькавшим впереди кошачьим хвостом, радуясь отсутствию колючек у кустарника и, наученная рассказом мужа, очень внимательно глядя под ноги. А после оказалась на узкой тропинке, ведущей, по моим ощущениям, в сторону заброшенной стройки. Хм, оказывается, есть и более короткий путь от заброшенных изб к общежитию - так, по крайней мере, мне подсказывало чутье... Не верить которому у меня, кстати, оснований нет, так как оборотни прекрасно умеют ориентироваться на местности, и направления по сторонам света считывают не хуже животных. Интересно, почему Ярос не знает об этой тропке? А он не знает, иначе, спеша спасать Аделаиду, воспользовался б ею, а не делал бы крюк через стройку! Кстати, тропинка тут такая, что не больно-то побегаешь - узкая, да и ветви кустарника плотно переплетены над головой, создают иллюзию перемещения по закрытому туннелю. Я вот со своим ростом вынуждена постоянно пригибаться, а уж Яр точно расцарапал бы лоб об одну из изогнутых ветвей! Впрочем, он ненамного выше меня... Вот интересно, кому понадобилось эту тропку протаптывать? Кто ходит здесь туда-сюда под покровом кустарника?
   Ответ обнаружился буквально через минуту, когда мне под ногу попалось что-то упругое. Сумка? Да, точно, малая походная - с такими тут, в полку, большая часть населения ходит. Плотно закрытая и туго набитая. Чья она? Кто же бросил ее здесь? И где сам хозяин? Оглядываться в поисках последнего и заглядывать в сумку я не стала - Фыр снова требовательно замяукал где-то впереди, и я поспешила на зов, справедливо предположив, что сумка никуда не денется. И через несколько метров наткнулась на тело, возле которого и сидел кот, нервно дергая то ушами, то спиной, то кончиком хвоста.
   - Умница! - я погладила Фыра по голове и мимоходом почесала за ушком. - Поисковый котяра!
   Тот коротко мурлыкнул, выражая полное согласие с моим выводом. Мол, да, я такой! А после отстранился. Ну да, не время и не место для ласкушек.
   Я склонилась над трупом. Мужчина умирал тяжело и страшно, испытывая сильную боль: черты лица искажены посмертной гримасой страдания, сам он, судя по позе и изломанным кустам по обе стороны от тела, то инстинктивно сжимался в комок, то метался в агонии по этому небольшому пяточку. М-да...
   Человек, высокий, худощавый, черноволосый, в легкой броне вроде той, что носит Ярос, только без всяких опознавательных нашивок. А что насчет белья? Я оттянула ворот куртки, благо та оказалась расстегнута, отогнула воротник рубашки и увидела вышитые серой нитью инициалы 'Р.А.'. Впрочем, мне и без того было понятно, что наш покойник - Рубеус Айнери. Недалеко убежал...
   Кожный покров на лице и тыльной стороне кистей рук бледный, с легкой примесью серого оттенка. Ногти почернели, большей частью обломаны, под уцелевшими - кровь и земля. Губы черные и прокушены, в углах их - серая пена. Рот тоже черен, открыт, язык наружу, как будто погибший перед смертью пытался вызвать рвоту, увы, безуспешно. Вообще, налицо картина отравления. И, если бы не признаки длительной агонии и мучительной смерти, заметные невооруженным глазом, а также почерневшие ногти, губы и слизистая рта, я сказала бы, что ядом растительного происхождения. А так, рискну предположить, что доверенное лицо куратора 'Скрепы' погиб, приняв некое комбинированное, приготовленное как бы не лично для него зелье. Причем, видимо, специально из расчета на то, чтобы смерть бедолаги-диверсанта точно не стала бы легкой и безболезненной. Более точно - только после вскрытия и анализов.
   Вот Аделаида-то обрадуется увеличению объема работы! Кстати, тут я ничуть не иронизирую, так оно и есть. Просто леди Мрракс сейчас нельзя думать о том, что она едва не погибла, нервничать, накручивать себя. Не скрою, поначалу я настаивала на строгом постельном режиме, однако вскоре изменила свое мнение: для нее и ее будущего ребенка будет лучше уработаться и упасть в кровать, проспав крепким сном часов двенадцать, чем лежать и переживать.
   Итак, кому и за что понадобилось травить Руби? Что, он не только мне подгадил? И кто-то выбрал удачный момент, чтобы отомстить? Причем устроением пакости или побоями не ограничился, решил идти до конца. Или же дело в том, что Руби, будучи засланцем куратора секретного государственного проекта, и испугавшись, что провал операции под кодовым названием 'Целительнице-дурманоманке невтерпеж' поставит под угрозу его дальнейшую тайную службы, попытался сбежать? Побег он, естественно, согласовал с начальством, а то, почесав тыковку, решило, что накосячивший агент на грани раскрытия уже представляет не практическую ценность, а очень даже опасность: а ну как попадется не в те руки, да заговорит... Так что другому законспирированному агенту поступил приказ устранить первого. Наверняка таковых тут несколько... Или же это была его, другого агента, собственная инициатива? Или же здесь имело место простое сведение счетов? М-да, гадай - не хочу....
   Судя по степени окоченения, Руби мертв уже несколько часов. То есть, смерть наступила утром... Получается, Рубеус ночью под шумок увел Полкана, позволил ему отлежаться в своей избушке, а потом, утром, поняв, что надо уносить ноги, пока цел, попытался претворить эту задумку в жизнь, однако умер по дороге... А куда? На стройку? Хм... Странное направление для побега. По уму, надо подаваться в сторону ворот, пока никто не преследует. Или в сторону тайного хода... Так, надо бы проверить, куда ведет эта тропинка.
   Еще вопрос в том, когда именно его отравили, каким образом и, разумеется, кто... Но ответить на них я, увы, пока что не могу.
   Кусты за спиной затрещали - через них явно кто-то ломился. Обернувшись на звук, я ожидаемо увидела муженька с сумкой Руби в руках. Стало быть, шел по моему следу...
   - Что тут? - спросил он, хотя труп господина Айнери видел прекрасно.
   Я рассказала ему о своих выводах.
   Ярос слушал, деловито обшаривая принесенную походную сумку трупа, а после и карманы оного. Уж не знаю, чего ему наговорил Кейн, но выглядел и вел себя муженек, будто готовился к бою. Весь в себе, глаза нехорошим огнем горят, меж бровей глубокая складка пролегла, губы плотно сжаты. Молчит. Движения скупые, экономные, четкие и отточеные, будто мысленно уже вступил в неведомое сражение. Да Храрга пинком через коромысло! И молчит, гаденыш, снова держит меня в неведении! Прямо как четыре с половиной года назад, когда просто уехал без объяснения причин! При одной мысли об этом у меня внутри поднялась волна черной злости, в которой эта зараза остроухая, пять лет женившаяся на мне без моего на то согласия, не захлебнулась только благодаря моей выдержке, силе воли и желанию распутать, наконец, эту историю.
   - Говоришь, он мучился, умирая, - подал, наконец, голос Яр, не прерывая своего занятия.
   А занят он был копанием в вещах покойного, которые, недолго думая, просто вывалил из сумки на землю и сортировал по какому-то лишь ему известному принципу.
   - Это сразу видно, - ответила я, хотя и была уверена, что ему нужен мой ответ. - И знаешь, я склоняюсь к версии мести или же наказания, но по каким-то личным мотивам. Ну, проколовшегося агента достаточно было отравить так, чтоб тот просто заснул и не проснулся. Или же, например, несчастный случай: шел, поскользнулся и неудачно упал, разбив голову.
   - Вышел прогуляться за пределы базы полка, и его нежить задрала, - подсказал муженек, откладывая что-то в сторону.
   - Как вариант, - кивнула я, а сама подумала, что подобные случаи в полку, наверное, уже были. - В любом случае, смерть Руби должна была выглядеть максимально естественной, так, чтобы привлечь как можно меньше внимания.
   - Принимается, - кивнул Ярос, впервые за все время обыска сфокусировав взгляд на мне. - Месть нельзя сбрасывать со счетов. И личные мотивы тоже. Женское убийство какое-то...
   Похоже, он вспомнил события пятилетней давности, с которых, собственно, и началось наше знакомство. Тогда в покушении на него участвовала и его любовница, собственноручно напоившая его ядом... Впрочем, позволять ему зацикливаться на одной версии я не собиралась.
   - Не обязательно. Отравить мог и мужчина, который, допустим, понимал, что физически он с Руби не справится, так что решил подлить ему яд. Или подсыпать - не суть важно.
   - Возможно, - не стал спорить он. - Не лишено логики... Но, в любом случае, способ убийства говорит о достаточно близких отношениях Руби и его убийцы. Не думаю, что он принял бы еду или питье из рук того, кому не доверял бы. Друг? Коллега? Любовница?
   Я только вздохнула. Надо устанавливать круг общения убитого... Храрг! Количество дел по этому расследованию увеличивается, как снежный ком! Впрочем, может, Яросу удалось найти в вещах покойного что-то, что могло бы указать на личность убийцы или же на то, куда Руби мог направляться?
   - Нашел что-нибудь? - спросила я, взглядом указывая на кучу вещей у его ног.
   - Большая часть - обычное барахло вроде смены белья, теплых вещей и стандартного набора зелий и артефактов для путешествия по Проклятым землям, но есть и кое-что весьма любопытное. Вот, смотри!
   Я подошла поближе, чтобы рассмотреть его находки, и с удивлением обнаружила, что он вертит в руках обычный металлический циркуль, который модно найти в рюкзачке любого школьника от пятого класса и старше. Вон, у ритуалистов в лабкорпусе их целая коллекция, разных форм и размеров. А этот совершенно стандартный, меньше моей ладони в высоту. Карандаш в держателе, кстати, со сломанным грифелем и требует заточки.
   - Циркуль...
   - Вижу.
   - Карандаш сломан. Использовать по прямому назначению не получится. Если только иголкой уколоть кого... Но зачем?
   Ярос криво усмехнулся.
   - Я так и знал, что ты у меня добрая.
   Я усмехнулась в ответ. Привлекла мое внимание его фраза: 'У меня...', царапнула. Ни разу не у него, а сама у себя. Впрочем, отторжения эта фраза тоже не вызвала, скорее... Хм, даже не знаю, как сформулировать словами то чувство, что всколыхнула она во мне.
   - Зачем? Да, хотелось бы мне знать ответ на этот вопрос, - вздохнул Ярос, подбрасывая находку на ладони. - Как и на тот, для чего Руби хранить этот циркуль в потайном кармане куртки. Как будто эта вещь очень ценная...
   Я забрала у мужа циркуль и повертела его в руках.
   - Магии или чего-то подобного я на нем не чувствую, - резюмировала я и вернула загадочный предмет обратно.
   - Я тоже, - ответил Яр, пряча циркуль во внутренний карман куртки. - Но он, определенно, был важен для Руби. Вопрос лишь в том, почему. Приберу-ка я его.
   - Смотри, не уколись, - съязвила я, не удержалась. - Что еще?
   - Зелье ночного зрения, артефакт определения нежити, антидоты к выделяемым нежитью ядам, одноручный меч явно не из местного арсенала, - перечислил он, выставляя в ряд предметы. - Клинок, думаю, сделан по спецзаказу, клеймо мастера отсутствует, но сам стиль работы мне знаком, видел недавно оружие наподобие... - тут он резко замолк, то ли вспомнив что-то, то ли из опасения сболтнуть лишнее.
   А я подумала, что правду о происходящем из муженька вытягивать буду долго, с толком, с чувством, с расстановкой и с применением всего арсенала подручных средств для допроса в полевых условиях. И с удовольствием, Храрг побери!
   - Похоже, Руби собирался в поход в Проклятые земли, причем в какое-то очень темное место, - сказал супруг, не подозревая о том, какие кровожадные мысли бродят в моей голове.
   Я кивнула. С этим выводом я была полностью согласна.
   - А вот и самое интересное, - Ярос жестом фокусника извлек из кучи вещей еще один предмет. - Знакомо?
   На его ладони лежало металлическое яйцо, точь-в-точь похожее на то, посредством которого я перенеслась из дома, в котором временно живут Эми и ее парень-пирожное, в Проклятые земли. Оно не сильно, но отчетливо фонило магией. Еще один портальный артефакт! Из тех же материалов, правда, узор немного отличается. Симпатичная штучка.
   - Интересно, куда она должна была перенести Руби? - задумчиво произнесла я, так и не рискнув взять находку в руки, чтобы случайно ее не активировать, и разглядывая ее на ладони мужа, кстати, тоже затянутой в перчатку. - И сколько их еще в том гнездышке?..
   Ярос вздрогнул, как от удара током.
   - Как ты сказала?!
   - Сколько еще яиц в гнездышке, - повторила я, не сводя с супруга внимательного взгляда. - Птицы перед тем, как отложить яйца, вьют гнезда. Ты не знал?
   Яр с мрачной усмешкой убрал яйцеобразный артефакт в карман куртки.
   - Знал, конечно. Просто вспомнил тут одно гнездышко с яйцами... И какие-то нехорошие мысли всплывают по этому поводу.
   Мне кажется, или злой блеск в его глазах стал гораздо ярче? А это значит, что он, увы, вот-вот начнет делать откровенные глупости, которые, увы, чреваты риском для его жизни и здоровья. Таким я видела его всего однажды, но последствия были... Даже вспоминать не хочу.
   - Потом расскажу, - Яр поднялся и, напоследок окинув взглядом труп Рубеуса, перехватил меня за локоть. - Пошли, проверим, куда ведет эта тропинка, по которой диверсант наш засланный в последний путь отправился.
   - А... - я указала на лежащий на тропинке труп.
   Яр, проследив мой взгляд, махнул рукой:
   - Кейн знает, куда мы пошли. Если сильно задержимся, он пойдет следом, наткнется на тело и сообразит, что дальше делать. А мы с тобой просто прогуляемся по тропинке под сенью зеленых кустов, туда и обратно. Как раз к обеду вернемся. Фыр, ты где? Кис-кис-кис!
   Кот с достоинством вышел, вернее, гордо вынес себя из зарослей и, вскинув пушистый хвост, вопросительно мяукнул.
   - Пойдем, тоже прогуляешься, - Ярос подхватил кота на руки и привычным жестом посадил его к себе на плечо.
   Фыр устроился на загривке хозяина. Привычно и даже с комфортом.
   Так мы и отправились дальше по тропинке, которая буквально через несколько минут привела нас на задворки замороженной стройки, где в тени частично возведенного трехэтажного здания притаилось неприметное, явно сляпанное на скорую руку строение типа землянки. Наверное, раньше это был сарай для хранения инвентаря или что-то подобное, потому что в одном из дальних углов его были свален в кучу ржавые лопаты, грабли и Храрг знает что еще. А сейчас Руби и иже с ним использовали его для каких-то своих целей - такой вывод можно сделать с уверенностью, стоит только заглянут внутрь сараюшки: стены были изрисованы базовыми символами ритуалистики, хоть и несколько видоизмененными, а на полу вычерчено сразу две ритуальные фигуры. Но для чего все это предназначено?
   - Думаю, мы пришли, куда нужна, - сказал Яр, хотя это и было излишне. - Арза бы сюда! Уж он-то сразу понял назначение этой фигуры.
   Я со вздохом сожаления констатировала, что Арзабаль остался в общежитии. А Ярос оптимистично пообещал мне, что притащит друга сюда, как только тот закончит колдовать над найденной в жилище Руби запиской. Излишне оптимистично, на мой взгляд.
   - Для чего бы ни предназначались эти фигуры, хорошо, что они сейчас не активированы, - продолжил муженек все тем же оптимистичным тоном. - Так что, думаю, мы можем войти внутрь, не рискуя испытать на себе действие неизвестного заклятия.
   - Может, не стоит? - засомневалась я, интуитивно чувствуя подвох.
   - А я думаю, что стоит, - заупрямился Яр. - Вдруг найдем еще что-нибудь интересное. Вон, в том углу вроде бы лежит что-то, на сумку похожее.
   Действительно, в свободном от лопат углу сараюшки угадывалось нечто, очертаниями напоминающее мешок с картошкой. Ну, как тут устоять двум взявшим след ищейкам? Ладно, с учетом кота, трем!
   - Фыра возьми, а то тут потолок низкий, еще не удержится на мне, свалится, потом обидится смертельно... до ужина.
   - Но потом-то простит, - хихикнула я, снимая кота с его плеч.
   - А куда денется? - усмехнулся Ярос, шагая в сарай. - Голод, помноженный на лень, присущую всем представителям семейства кошачьих, и любовь к вкусной еде, знаешь ли, весьма способствует смирению гордыни и если не всепрощению, то...
   Довести свою мысль до конца он не успел - отвлекся на портальный артефакт-яйцо в кармане куртки, внезапно завибрировавшее и начавшее издавать звук, напоминающий свист, стоило ему ступить внутрь одной из фигур, нарисованных на полу. Та, кстати, тут же налилась молочно-белым светом, засияли символы на стенах.
   - Что за?..
   Храрг! Похоже, он невольно активировал портал! Или не он, а спящее заклятие в сарае?!
   Ярос резко подался назад, вернее, попытался, однако ничего у него не вышло - ноги будто приросли к полу. Воздух загудел от творящейся вокруг него магии. Он же сейчас переместится... Куда?!! В смысле, не только куда моего благоверного, найденного с немалым трудом и толикой везения, забросит сейчас, но и куда он без меня?! Пропадет же!
   Не медля ни секунды, я бросилась в сарай и, прижимая к себе Фыра правой рукой, левой ухватила благоверного за руку. Перенесемся все вместе, а там разберемся. И вовремя, потому что в тот момент свет от ритуальных фигур на мгновение ослепил меня, стены сараюшки пропали, появилось ощущение падения. Уши резало от пронзительного мява котика, давление нарастало одновременно со всех сторон, будто воздух, уплотнившись, вознамерился раздавить нас, и пальцы сами собой все сильней сжимались на локте муженька.
   К счастью, продлилось мучение недолго. Буквально через несколько секунд под ногами появилась твердая опора, кажется, дощатый пол, давление воздуха пропало, будто его и не было, и все неприятные ощущения прекратились. Разве что Фыр, мгновенно вырвавшийся из моей хватки, не перестал топорщить шерсть и гневно мяукать - путешествовать посредством карманного портала ему не понравилось категорически. Но хоть тональность с гневно-истерической сменил на просто ворчливо-недовольную, и на том спасибо.
   Я на ногах удержалась с трудом, и пальцы на локте супруга разжимала очень неохотно, буквально превозмогая себя, а после все-таки села прямо на дощатый пол в попытке справится с последствиями столь некомфортного перемещения в виде головокружения, тошноты и слабости. Так, судя по моим ощущениям, мы уже не в Проклятых землях, а очень даже на территории империи. А где именно? И что это за полуразрушенное строение без крыши, в котором мы оказались?
   - Котытооткидово! - сообщил Ярос минут через десять.
   Он, в отличие от нас с Фыром, похоже, никаких неудобств от перемещения не испытывал, на ногах держался уверенно, чувствовал себя бодро, так что ему не составило особого труда пройтись по округе и набрести на дорогу с указателем.
   - Мы сюда только завтра собирались, - вздохнула я, нехотя отпуская Фыра, которого все это время держала на коленях, и поднимаясь.
   Храрг! Опять голова закружилась! И в ушах все еще звенит. Надо ж было так вляпаться...
   - Ну, жизнь порой вносит свои коррективы, - Ярос невозмутимо посадил кота на плечи, взял меня за руку и потянул за собой в сторону зарослей, из-за который появился только что. - Так что давай, пользуясь случаем, навестим девушку Руби.
   Я нехотя пошла за ним. Ну вот, пообедали...
   Копытооткидово гудело растревоженным ульем: этим утром ни с того, ни с сего покончила с собой юная девушка, дочь местного лавочника и дальняя родственница старосты. Новость эта, несмотря на все меры предосторожности, предпринятые дознавателями, облетела деревеньку в мгновение ока и теперь вырвалась за ее пределы с почтовым экипажем. По крайней мере, нам, первым встречным, о том поведал, блестя глазами, взбудоражено жестикулируя и смакуя каждую подробность, именно почтовый курьер. Самое забавное, что молодой храгын, правящий синим фургоном с эмблемой имперской почты, едва заметив нас, плетущихся по обочине в сторону деревни, остановился сам и лишь для того, чтобы рассказать нам о случившемся.
   - Староста все свои связи в Гатоне поднял, - вещал, просто-таки наслаждаясь нашим вниманием, работник почты. - Народу сюда целую кучу нагнали: и дознаватели, и экспертусы, и даже маг прибыл! Дом Дирима-лавочника, дочке которого самоубиться вздумалось, оцепили, внутрь никого не пускают, с местными не разговаривают, на допросы таскают только. Все мрачные, хмурые... Заправляет у них баба какая-то, здоровенная, злющая, на мужика похожа, глянет - ажно опускается все. А уж как кроет всех душевно-о! Я до сих пор такие словесные выкрутасы только от нашего завгара слышал, когда в гараже с дилижансами потолок рухнул...
   Ярос незаметно потянул меня за рукав, привлекая внимание.
   - Как думаешь, это он про госпожу Шириг говорит? - шепотом спросил он. - Похожа по описанию?
   Мог бы, кстати, и не шептать - все равно курьер был так увлечен своим рассказом, что, упади сейчас что-нибудь ему под ноги, не заметил бы, не то, что наши переглядывания и перешептывания.
   - Вроде да, - одними губами ответила я. - Но с уверенностью смогу сказать, только когда увижу ее воочию.
   - Так пошли, посмотрим.
   Ни у одного из нс не возникло и тени сомнения в том, что несчастная самоубийца и есть девушка Руби. Эх...
   Не без труда избавившись от курьера, очень не желавшего терять зрителей, мы поспешили в деревню. Нужный дом тоже нашли почти сразу - окружившая его толпа обывателей служила отличным ориентиром. Подходить к самому месту преступления, рискуя попасть на глаза работникам дознания, мы не стали, предпочли пока понаблюдать издали, для чего обосновались на открытой веранде деревенской таверны - та стояла на пригорке, и дом потерпевшей, расположенный в низине прямо под ним, оттуда прекрасно просматривался. Заодно и пообедали, а то животы уже бурчали. Что для молодой здоровой оборотнице бутерброды и сушки, съеденные у ритуалистов? Пшик! А уж 'кота не покормить - страшней греха не может быть' (так декламировал Яр, выбирая в меню блюда, подходящие для Фырчика).
   Курьер не солгал и почти не преувеличил: работа дознавателей и экспертусов в доме потерпевшей велась, что называется, на совесть, а руководила ею действительно Массандра Шириг - не узнать ее, даже с весьма приличного расстояния, было невозможно. Отголоски громового голоса, которым она отдавала приказы и строила подчиненных, долетали даже сюда, на веранду.
   - Это точно Мася, - подтвердила я. - Странно, что ее сюда прислали. Вообще-то она в Личеве работает.
   - Родственник погибшей тряхнул связями, - озвучил официальную версию Ярос. - А как оно на самом деле, только сама Массандра и знает. Ну, еще ее начальство.
   Я только руками развела.
   - И что будем делать?
   - Сходи к дому, пока госпожа Шириг во дворе руководит, - сказал муженек. - Уверен, она обязательно обратит на тебя внимание и захочет хот парой слов с тобой перекинуться. А ты уже пригласишь ее сюда, и мы пообщаемся уже втроем. Скажи... О, намекни ей, что я хочу с ней поговорить! Думаю, Массандра сюда впереди тебя побежит.
   Я, признаться, слегка ошалела от такого плана.
   - А ты? - удивилась я. - Ты что будешь делать?!
   - Ждать вас здесь, - был ответ.
   Я мгновенно разозлилась. Ну не наглость ли?!
   - Лоть, я в розыске, - со вздохом признался он. - И, если те работники дознания, что работают в третьем заградительном, не словили мышей, это не значит, что тут будет то же самое.
   Вот тут уж я не усидела - вскочила со стула и, уперев руки в бока, заявила, что с места не сдвинусь, пока он не объяснит мне, какого Храрга с ним вообще происходит. А он, зараза, лишь отмахнулся:
   - Лоть, я тебе обязательно все расскажу. Только не здесь и не сейчас.
   Я попыталась настаивать, муженек пошел в отказ, я снова начала злиться, причем очень сильно. Слово за слово... Короче, отрезвила меня, разошедшуюся в стремлении вытрясти из Яроса правду о происходящем, только его фраза:
   - Ло-о-оть, ну не здесь же! Все смотрят! - нежно, ласково, почти интимно пропел муженек. - Я стесняюсь!
   Причем сказано это было с таким выражением лица, будто я его прямо тут, на летней веранде к разврату склоняю, хотя все, что я позволила себе в порыве эмоций - это нависнуть над ним, схватить за расстегнутый ворот куртки и чувствительно встряхнуть. Одно слово - зараза! И кота мне испортил, грр! Вон, поддерживает хозяина согласным мяуканьем и, делая вид, будто трется о мои ноги, мягко, но настойчиво отталкивает меня от Яроса.
   Шумно выдыхаю, медленно отпускаю его и делаю шаг назад.
   - Имей в виду, - спокойным, даже ледяным тоном предупреждаю его я. - Это обещание тебе придется выполнить. И, если ты попытаешься солгать, даже в чем-то незначительном, мало тебе не покажется.
   Яр только глазами хлопал. Но, судя по виду и нервному сглатыванию, проникся. То-то же. Осталось только закрепить эффект, добить, что называется.
   - И если бабу какую-нибудь подцепишь, тоже, - прошипела я. - Прибью! А после на развод подам! И Фыра отсужу вместе с половиной совместно нажитого имущества!
   - Ага, так я тебе Фыра и отдал! - только и смог выдохнуть Яр, донельзя удивленный таким поворотом.
   М-да, могу собой гордиться: лишить княжича Иолатэ дара речи, пусть и всего на минуту-другую, не каждому дано. Так что я гордо вскинула голову и, развернувшись, направилась к выходу с веранды трактира.
   - Да нет никакой другой бабы... - с запозданием летело мне вслед.
   Но я сочла ниже своего достоинства оборачиваться. И да, если муженек мой находится в розыске, тогда Массандра точно захочет с ним пообщаться - в этом он прав. Вот только, на месте госпожи Шириг, я бы вместе с группой захвата пришла, а общение, раз уж возникла в нем необходимость, осуществляла бы в камере предварительного заключения. Неужели Ярос этого не понимает? Или он с чего-то уверен, что Массандре очень надо пообщаться с ним наедине, без свидетелей (я не в счет) и в неформальной обстановке? Раз так, то пусть добровольно заблуждается и дальше. Я выполню его просьбу, приглашу госпожу Шириг на беседу. Но организовывать муженьку, на протяжении нескольких дней забывавшему сообщить мне о том, что он слегка в розыске, побег из-под ареста я не буду! Нет, ни за какие коврижки! Только если для развода... Нет, не буду! Не буду, я сказала! Злюсь я на него! А расторгнуть брак и заочно можно. И даже божественный, наверное...
   Пробравшись сквозь толпу, окружившую дом предполагаемой самоубийцы, к самому ограждению, я тут же попалась на глаза Массандре Шириг. Приветливо улыбнулась дознавательнице и помахала рукой, приглашая подойти. И в полной мере насладилась ее ошалелым удивлением - меня-то она точно никак не ожидала здесь увидеть, вот и глаза округляет, и с челюстью отвисшей совладать не может. Забавно она при этом выглядит! Впрочем, охота смеяться над ее внешним видом сразу пропала, стоило мне вспомнить о том, кем является моя недавняя знакомая, и о том, что она по какой-то причине всерьез заинтересовалась моей персоной - а как иначе объяснить тот факт, что она отдала приказ нашпиговать мою служебную квартиру прослушивающими артефактами? Вот заодно и узнаю причину такой заинтересованности.
   - День добрый, Массандра! - внешне я была сама приветливость.
   - Лотя! - оборотница кое-как справилась с удивлением и направилась ко мне. - Нашлась, пропажа! Ты ж в Личево должна была еще вчера вернуться!
   Меня неприятно поразили и ее осведомленность, и то, что она меня искала.
   - Так получилось - я, естественно, не стала с ходу рассказывать о своих приключениях в эти два дня. - У подруги задержалась. Я ж все-таки в отпуске.
   Мася хмыкнула. А взгляд колкий, неприятный, хоть угрозы я в нем и не чувствовала.
   - Понимаю, дело молодое. Но и мы с тобой тоже не просто так срок твоего возвращения оговаривали, а?
   В голосе звенит металл и уже чудится сдерживаемый рык. Ох, зла на меня дознавательница, хоть и изо всех сил пытается этого не показывать! С удовольствием посадила бы в камеру, хотя бы на трое суток до установления личности, да припаяла что-нибудь эдакое - да ту же кражу препарата из личевской лекарни! Но сдерживается, подтверждая предположение Яроса о том, что ей от меня что-то нужно. Или же просто не хочет проблем, которые неизбежно повлечет арест аристократки?
   - Моей вины в том нет, - ответила я. - Просто стечение обстоятельств. И ничем иным, кстати, не объяснить мое появление здесь, в Копытооткидово.
   На некрасивом, грубо вылепленном лице Маси мелькнул интерес, но тут же пропал.
   - А меня, видишь ли, дело привело, - она взмахом крепкой руки указала на оцепленный дом. - Так что, извини, трепаться долго не могу. Думаю, часа через два закончим, так что можешь подождать, с нами до Личева доедешь.
   В Личево я, однако, пока не собиралась. Конечно, за время моего отсутствия тот, по чьей просьбе покойный ныне помощник Массандры третий подслушивающий артефакт в моей личевской квартирке установил, вполне мог снять прослушку и забрать свое имущество, однако было у меня такое чувство, будто этого не случилось. Интуиция? Или же просто желание надеяться на лучшее? Если третий прослушивающий артефакт попал в мою квартирку с подачи Руби, то возвращаться за ним точно некому. Если нет... Конечно, глупо полагать, что Руби работал в одиночку, наверняка есть и другие агенты, которым было приказано отравлять жизнь мне, а заодно и прочим индивидам, занятым в проекта 'Скрепа'. И все-таки интересно, кто ж те приказы отдавал? ИМП? Лично куратор проекта? Еще кто-то?
   - У меня другое предложение, - улыбнулась я. - Ты сейчас объявляешь перерыв и идешь со мной в местный трактир, там есть кое-кто, кто очень хочет с тобой побеседовать.
   Мася скептически хмыкнула и изогнула бровь.
   - И о чем же, если не секрет? - сварливо осведомилась она, упирая руки в плотные бока. - Ради чего я должна бросить тут все? - она снова обвела руками дом и двор. - Лоть, без обид, но я не собираюсь этого делать. И тратить свое время на тебя тоже.
   Я и не думала обижаться.
   - Жа-а-аль, - протянула я с наигранным сожалением. - А я думала, ты захочешь обсудить причину, по которой санкционировала прослушку в моей квартире, с моим адвокатом. Ну, с тем, который, по совместительству, благоверный мой, чтоб его, заразу остроухую, Храрг защекотал! Но на 'нет' и суда нет. Засим говорю: 'До свидания', и откланиваюсь, ибо не хочу тебе мешать. Да и у нас тоже дела есть.
   И, развернувшись, неторопливо пошла сквозь толпу, чувствуя на себе тяжелый взгляд дознавательницы и мысленно считая. Мася не выдержала на 'четырех'.
   - Подожди, сейчас гаврикам своим распоряжения отдам, - нехотя буркнула она и недовольно поджала губы. - Один овощ, хотела перекусить.
   И, не успела я удивиться мужниной проницательности, как она завопила так, что у всех присутствующих уши заложило:
   - Сержа-а-а-ант!!!
   Из дома вылетел молодой паренек в новеньком, с иголочки дознавательском мундире и подбежал к Массандре. Вытянулся по струнке, едва удержав рванувшуюся к козырьку руку, выслушал ее распоряжения, диктуемые абсолютно барским тоном с легким оттенком снисходительности и пренебрежения, торопливо занес их в блокнот, после чего заверил госпожу Шириг, что все будет исполнено в лучшем виде.
   - Уж расстараюсь, как для себя! - с глупой улыбкой закончил он.
   Я, наблюдая эту сцену, только вздохнула. Или молоденький дознаватель дурак, или так стремиться выслужиться, что противно становится.
   Вздохнула и Массандра, закатив глаза. Ей, похоже, этот энтузиаст просто надоел, причем до такой степени, что та с трудом сдерживается, чтобы не наорать на него, а то и огреть тем, что под руку попадется.
   - Действуйте, - бросила она сквозь зубы и, кряхтя, пролезла под лентой ограждения. - Вернусь через полчаса. Веди!
   Последнее относилось уже ко мне. Я и повела бы, да только тут бравая дознавательница заметила, что у нее развязался ботинок и, закряхтев еще сильнее и тихо ругаясь сквозь зубы, возилась со шнурком не меньше минуты. Раздобрела оборотница, утратила гибкость и легкость, присущая всем представителям нашей расы. Зато сила наверняка осталась, так что под горячую руку ей лучше не попадать. Это так, на будущее.
   - Легенда! - шепотом пояснил мне сержантик, отлично видевший мою реакцию на его самоуничижение. - Монстр сыска! Вмиг преступление распутает! Даже не верится, что такое светило само попросилось в нашу глушь...
   Наверное, он хотел сказать что-то еще, однако, встретившись с полным сдерживаемой ярости взглядом госпожи Шириг, замолк, стушевался и, напустив на себя занятой вид, поспешил унести ноги. Я же только фыркнула. Сама попросилась, значит... А мне-то рассказывала, что это ее 'ушли' из Аргеля в Личево. И какая же версия правдива? Интересно, Мася ответит, если я спрошу напрямую? Или пускай она сначала муженька моего на зуб попробует? Да, пожалуй, это самое верное решение.
   - Сама насчет прослушки догадалась? - пропыхтела Мася мне в спину, стоило нам удалиться от места преступления на приличное расстояние.
   Я решила не отвечать, просто обернулась, улыбнулась загадочно и пошла дальше, указывая путь к таверне.
   - В розыске твой муж, - сменила тему госпожа Шириг.
   Я, не оборачиваясь, кивнула. Мол, знаю.
   - А знаешь, за что? - не унималась дознавательница.
   Подумав, я отрицательно покачала головой. Узнаю, как дело обстоит с ее точки зрения, а потом, если что, буду ловить Яра на противоречиях.
   Массандра, увы, не стала вдаваться в подробности, отделалась кратким:
   - Его подозревают в убийстве. Подробности пока что не разглашаются. На них, Лотя, как бы гриф 'Секретно' не навесили.
   Я подавила тяжелый вздох. М-да, только этого еще не хватало... С другой стороны, легкой жизни мне, увы, никто не обещал. И, в свою очередь, решила задать еще один волнующий меня вопрос:
   - И зачем же Вам, госпожа дознавательница, понадобилось меня прослушивать? По службе или по личному интересу?
   Мася хмыкнула.
   - Я предпочту обсудить это с твоим адвокатом.
   - Значит, интерес у Вас личный, - подытожила я. - И, рискну предположить, касается он не столько меня, сколько моего мужа.
   Дознавательница через силу кивнула.
   - Но зачем тогда ставить мое жилище на прослушку? - вот это я все никак не могла взять в толк.
   - Расчет прост, - нехотя ответила Массандра. - Благоверный твой, узнав, что у тебя большие проблемы, должен был тотчас примчаться, чтобы в очередной раз вытащить тебя из передряги. Вот я бы его и подловила...
   И тут я, не сдержавшись, рассмеялась.
   - Госпожа Шириг! Но Вы же опытный дознаватель! Неужели справок обо мне и наших с Яросом отношениях не навели, прежде чем всю эту авантюру устраивать?!
   Мася остановилась и с хитрым прищуром воззрилась на меня.
   - Вот именно, Лотя. Я не просто опытная ищейка, я ищейка прирожденная, богами вот сюда поцелованная, - она выразительно постучала себя ладонью по темечку. - Я умею не только справки наводить и сведения собирать, я их еще и анализирую, и между строк читать умею. Кроме того, неофициальными источниками не брезгую. А уж про то, что я всегда в курсе имперских новостей, я вообще молчу. Так вот, дорогая моя, ты не стала исключением, я по тебе тоже сведения собрала...
   - И когда только успела? - ахнула я, неприятно пораженная. - Это же отнюдь не быстро!
   - Успела, - с довольной улыбкой ответила дознавательница. - А уж как и когда - это не твое дело, Лотя. Без обид.
   Забавно, да? В другое время я непременно пошутила бы на этот счет, вроде 'все под колпаком'. Однако сейчас не хотелось совершенно. А хотелось, как и в случае с Яросом, докопаться до правды. Но тут, чувствую, придется подождать, потому что пытать Масю мне сейчас никто не даст, тем более, она сама. Да и я объективно могу не справиться с матерой оборотницей.
   - Так вот хочу тебе сказать, что по результатам небольшого расследования, проведенного мной в отношении тебя и супружника твоего, мне стало понятно: слухи про то, что ты изменила, а он не простил - ложь. Спектакль, хотя, не спорю, неплохо сыгранный. Увы, даже чуть углубленный анализ ситуации позволяет сделать однозначный вывод: режиссер откровенно схалтурил, а сама 'легенда' выглядит притянутой за уши, да и некоторые моменты, имевшие место уже после спектакля, тоже ему противоречат. Взять хотя бы тот факт, что Ярос и после так называемой 'ссоры' продолжает юридически баталии с Тар-Граоррами, которых так и тянет тебе, Лотя, жизнь подпортить! То хоть часть твоего наследства от матери отсудить пытаются, то компенсацию стребовать за то, что ты кому-то из них шкуру попортила...
   Я молчала, на этот раз пораженная до глубины души. Выходит, веселый клан оборотней никак не уймется... А я и не знала ничего! Училась себе спокойно, и никто ни в какой суд меня не дергал, действовать на нервы не пытался, а Тар-Граорры, казалось, забыли обо мне. Значит, не забыли! Но все дела с ними решал Ярос, не сообщая мне. Вот ведь... Слов нет! Но, получается, что он меня не бросал...
   - Как давно? - чужим, незнакомым голосом спросила я, сама невольно вздрогнув от его звучания.
   - Что? - Массандра даже слегка растерялась, впрочем, тут же пришла в себя. - Ну, по моим данным, последний иск твои родственники заявили года два назад. Уж не помню точно, что именно они хотели. Так вот, мой информатор уверен, что это княжич Иолатэ лично являлся на предварительное заседание. А других и не было, так как Тар-Граорры отозвали иск. Уж не знаю, как твой благоверный их уломал...
   Она говорила что-то еще, однако я почти не вникала. Так и шла, машинально кивая и не в силах согнать с лица глупую улыбку. Внутри меня все пело от одной мысли: Яр меня не бросил, он просто отошел в сторону... На целых пять лет. Однако каким-то парадоксальным образом был рядом, за моей спиной, чтобы в нужное время появится и снова стать моим защитником, причем не дожидаясь просьб с моей стороны и без всяких: 'Не маленькая, сама разберется'. Просто... Храрг! Так получилось, что в обеих жизнях, что довелось прожить мне, эта зараза остроухая оказалась единственным индивидом, готовым прийти мне на помощь и стать на защиту. Как тогда, в единственный совместный наш выход в свет... Тогда он сказал мне, что я для него своя, а за своих он готов глотки рвать и стоять до конца. Я, помнится, глупо отшутилась тогда, изо всех сил стараясь скрыть, как глубоко тронули меня его слова - просто до того я мало того, что никогда не была для 'своей' кого-либо, так еще и на деле, а не просто на словах. Я всегда была одна, сама по себе. И вдруг такой поворот! Причем от того, от кого я чего-то подобного и ожидать не смела... Так, не стоит вспоминать об этом сейчас. Не стоит! Иначе я совсем поплыву, а мне сейчас холодная голова нужна - расследование, как-никак. Да и любопытство госпожи Шириг своим видом раззадоривать не стоит, не говоря уж о Яросе.
   Разговаривать с ним в моем присутствии Массандра отказалась наотрез, мотивировав это тем, что дело у нее личное, ко мне никакого отношения не имеющее. И муженек, зараза, согласился на ее условие, попросил меня ненадолго оставить их наедине. Так что я, подавив желание поспорить, гордо удалилась с веранды, всем своим видом показывая, что мне совсем не интересно знать, о чем они будут беседовать. И Фыра с собой прихватила - не все ж ему на коленях у хозяина сидеть, да пузо тушеным мясом, из хозяйской тарелки уворованным, набивать, пора бы и прогуляться. Кот, естественно, был против, но оборотнице, охваченной обидой, едва сдерживаемым гневом и, вместе с тем, совершенно неуместным ликованием, было не до того, чтобы желания всяких там пушистых учитывать - уйти бы достойно, пока, окончательно поддавшись эмоциям, не устроила скандал или не сотворила еще какую-нибудь глупость.
   И я ушла с гордо поднятой головой и Фыром на руках, демонстративно не замечая полные грусти и сожаления взгляды, бросаемые котом на тарелку Яроса. Правда, недалеко - устроилась на скамье в небольшом скверике у колодца, откуда просматривались и веранда деревенской таверны с забавным, учитывая название самой деревни, названием 'Лягнул конь копытом', и дорога, ведущая к дому потерпевшей, и единственная площадь сего населенного пункта. По результатам наблюдения могу сказать следующее: Мася и мой благоверный пришли-таки к соглашению. Не сразу - было видно, что госпожа Шириг по своей оборотняче-дознавательской привычке с ходу начала давить авторитетом и, видимо, попыталась диктовать свои условия, а Ярос, включив режим непрошибаемого адвоката, по своему обыкновению, прямым текстом объяснил, где он эти ее условия видал. Масе это, ясное дело, не понравилось. Короче, они яростно спорили минут десять, однако потом сумели-таки придержать амбиции и перейти к сути некоего загадочного дела, волновавшего госпожу Шириг настолько, что она пустила побоку и служебную необходимость, и маячившую в недалеком будущем награду за поимку разыскиваемого преступника - это я про Яроса. А вот суть... Я искренне пожалела, что не слышу их разговора. Потому что в процессе выслушивания рассказа Массандры он вдруг стал подозрительно довольным, прямо как Фыр, когда его вкусняшками кормят. Вот честно, еле-еле сдерживал довольную улыбку, в которой мне помимо, собственно, необъяснимого довольства чудились и скрытое торжество, и толика ехидства, и капелька злорадства и даже, как ни странно, даже облегчение, будто он только что, образно выражаясь, скинул с плеч если не гору, то здоровенный булыжник-то точно. А уж когда господин адвокат заговорил, расцвела и Мася. Ну точно, спелись. А я сижу тут с котом, слушаю причитания старушки из местных, которой мало того, что тоже вздумалось присесть на эту же скамейку, так еще и непременно поделиться со мной, не местной, последней новостью - да-да, о том, что бедняжка Натти на себя руки наложила! - и поохать по этому поводу. И я, признаться, вынуждена была сидеть и слушать ее причитания, так как поначалу не желала лишаться удобного наблюдательного поста (да и подустала я, что уж там - хоть и оборотница, а все же не двужильная), а после, вникнув в слегка путанную, полную междометий и описаний речь пожилой женщины, всерьез заинтересовалась ее рассказом.
   - Они, сыщики понаехавшие, уверяют, что Натти на себя руки из-за несчастной любви наложила! - с возмущением говорила женщина, сжимая ручку своей корзинки. - Да ни в жисть не поверю! И никто из деревенских не верит! Натти слишком благоразумная и серьезная девушка, чтобы сделать такую глупость!
   - Иногда и на благоразумных серьезных девушек, старательно обучающихся ремеслу, полных планов на будущее и желания жить, что-то находит, - грустно вздохнула я. - Наваждение какое-то. И они, какими бы умницами не были, совершают откровенные глупости. И иногда эти глупости, увы, роковые, и исправить уже ничего нельзя...
   Старушка стала горячо возражать, что это вообще не случай Натти.
   - Я ж ее с младенчества знаю - по соседству живу! Вся жизнь бедной девочки, почитай, на моих глазах прошла! Такая разумная, вся в отца! С двенадцати лет знала, чего хочет, и денежки монетку к монетке копила, в семейном деле крутилась, да еще и подрабатывать успевала! Ох, меньше года не дожила...
   - До чего? - дежурно поинтересовалась я, так как видно было, что собеседница моя очень хочет поговорить.
   А что, мне не трудно - все равно разговор Яроса и Маси еще не закончен. Нет, ну правда, с чего это благоверный мой так развеселился-то?!
   - Натти образование получить мечтала, - гордо заявила бабушка, будто лично приложила руку к формированию в юной душе столь благого стремления. - Да не абы где, а в столице, в имперской академии. А там один год стоит столько, что тут, в деревне, вся семья ее полгода может ни в чем себе не отказывать. Вот девка и вынуждена была крутиться, что та белка в колесе - и в лавке родительской, и по подработкам.
   - А бесплатно поступить она не хотела попытаться? - против воли осведомилась я, гладя растекшегося по коленям Фыра. - Есть же там и бюджетные места...
   - Да тю! - развеселилась моя собеседница. - Туда ж просто так не попасть, либо знания крепкие и обширные нужны, либо связи - это все знают. Так вот, какие знания у нас тут, в Копытооткидово? Чистые слезы! А уж про связи в столице и говорит нечего. Так что учиться там Натти могла только платно. И поступить тоже только с первого раза. А то сама понимаешь, деревня, тут с замужеством не рассусоливают, потом дети пойдут - какая ж тут академия?
   Я тихо фыркнула, подумав, что с моим замужеством тоже все случилось быстро, просто-таки молниеносно и, главное, без малейшего моего участия, хоть дело было и не в деревне, а во втором по значимости городе империи. Кот, кстати, тоже фыркнул. Тоже вспомнил, наверное. Он, как-никак, тоже непосредственный участник тех событий.
   - Конечно, родители такого стремления не одобряли! - продолжала тем временем моя собеседница. - Но дочку-то любили, потому и не препятствовали, даже, по секрету сказать, помогали ей - нет-нет, да и подбросят халтурку какую... Ну, это-то для тех, кто пошивочную мастерскую и лавку готового платья, раз плюнуть... Так это я все к чему?
   Старушка не просто риторически вопрошала - она очень внимательно смотрела на меня, подслеповато щурясь, и, похоже, ожидала ответа на свой вопрос.
   - Наверное, к тому, что меньше чем за год до того момента, когда она могла подать документы в ВУЗ мечты, убивать себя как-то странно, - ответила я.
   А сама подумала, что доля истины в этом умозаключении, однозначно, есть. Во всяком случае, сама я так бы не поступила. Пусть даже любовь вскружила голову, но хоть какие-то проблески сознания должны сохраниться!
   - Вот-вот! - женщина вздрогнула и закивала головой. - Бедняжка Сепина! Ох, дело тут точно нечисто!
   - Натти, - машинально поправила я. - Погибшую зовут Натти.
   - Конечно, Натти! - женщина возмущенно вскинулась. - Я про нее и говорю! Сепина - это ее матушка. Ах, она слегла с сердечным приступом, когда дочку мертвой увидала! Уж не знаю, спасут целители или нет...
   Я только вздохнула.
   - Да и не было у нее никакого парня! - рассказ соседки девушки-самоубийцы принял новый поворот. - Не до того бедняжке было, надо было на мечту копить... Обидно, что сейчас Натти полной дурочкой выставят, лишь бы дело поскорее закрыть - все слышали, что эта версия у них основная. Только вот парня у нее не было! И любви великой, без которой жизнь не мила, тоже!
   - Как это нет?! - удивилась я. - Есть! Высокий, худощавый, волосы черные, зовут Руби. Вроде как маг. Служит в Проклятых землях, ассистент у крупного ученого.
   На последних словах мне пришлось сделать над собой усилие, чтобы сохранить серьезность в голосе и в выражении лица. Мэтр Биллот-то действительно крупный ученый, в прямом и переносном смысле...
   Старушка задумалась.
   - Что, ни разу не видели подходящего под это описание парня в обществе Натти? - поторопила ее я, видя, что разговор Яроса и Маси подходит к завершению.
   Женщина вздрогнула, будто за это время успела позабыть обо мне и нашем разговоре, или же начала скатываться в дрему, после чего с уверенностью заявила:
   - Видела, отчего же нет. Я сейчас редко выхожу из дома, маюсь бессонницей, а окна кухни, где я провожу большую часть своего времени, как раз на дом Пигусов выходят. Я все видела... Появлялся тут такой, примерно раз в месяц, да и то ненадолго, ну, минут на сорок, от силы. Как-то не похоже на поведение пылкого влюбленного, а?
   Я кивнула. Да, тут трудно не согласиться.
   - Но наведывался же. И, как по Вашему, для чего?
   - Для чего... - женщина пожевала губами. - Думаю, в качестве сопровождающего. Он-то не один приходил, а с какой-то девушкой. И вот с ней-то Натти была хорошо знакома, щебетали постоянно о своем, девичьем. Да, о девичьем... А тот молодой человек, как бишь его звали... не помню... Так вот, он либо рядом с девчатами отирался, подавляя зевоту и не зная, куда себя деть, либо содержимое своей сумки перебирал, либо убивал время за еще каким-то малополезным занятием. Для него что Натти, что стенка... А вот с той, другой девушкой, у него точно что-то было. Это... это было просто видно и с одного взгляда понятно!
   Я насторожилась, боясь пропустить хоть что-то.
   - А что за девушка? Вы встречали ее раньше?
   Старушка, вновь успевшая уйти в себя, на этот раз не смогла вынырнуть оттуда без моей помощи - пришлось особым заклинанием из тех, что создаются на границе целительства и менталистики, вытаскивать ее сознание в реальный мир. Увы, мне сразу стало понятно, что помощь моя будет носить лишь временный характер, а после все вновь вернется к прежнему состоянию - болезнь слишком сильно поразила мозг старушки, изменения эти, к сожалению, необратимы, будут прогрессировать, и женщина окончательно потеряет разум, превратившись в овощ. М-да, и счет тут идет не на годы, а на месяцы. Как бы ни на недели...
   - Девушка? - подстегнутая заклятием, старушка принялась выкладывать сведения гораздо активнее. - Подружка Натти? Нет, я ее не знаю, она точно не местная. Зато я прекрасно ее разглядела: среднего роста, стройная, я бы даже сказала, фигуристая, особенно в области ниже пояса. Одежда... Да обычная, платье легкое, светлое, в цветочек. Обувь... То ли сапоги, то ли ботинки, но точно не сандалии. Волосы светлые, но не как у тебя, а более серые, будто пылью приспаны, длинные, целая копна, в узел собраны. Красота просто!.. Да еще и наверняка они с тем долговязым не женаты! Ох и нравы нынче у молодежи, ох и нравы... Но Натти не такая, она девушка серьезная, она...
   Кажется, мне вновь вознамерились рассказать о том, как бедняжка копила на обучение. Но я-то это уже слышала, так что пришлось возвращать беседу в нужное мне русло и просить описать внешность девушки Руби поподробнее. Вдруг старушка запомнила ее лицо, а не только стрижку и антифасад!
   Однако настолько хорошим зрением, чтобы разглядеть черты лица индивида в соседнем доме, моя собеседница не обладала. Единственным, что ей удалось вспомнить о загадочной девице, было то, что природа одарила ее длинноватым носом. М-да... Пепельноволосых девушек, обладающих сей отличительной чертой, с короткой стрижкой и внушительными 'нижними девяноста' по всей империи полно. Так себе описание, если честно. Однако, благодаря не иначе как самой судьбой подброшенному мне источнику сведений, я знаю, что она была, эта девушка. Храрг побери! Надеюсь, старушка не выдумала ее под влиянием своей болезни. Ну, по крайней мере, она сама верит в существование загадочной блондинки с длинным носом.
   От безысходности я попыталась узнать о неизвестной девушке еще хоть что-нибудь, но тщетно - действие заклятия, удерживающее ее сознание в теле, заканчивалось, и женщина вновь уходила в себя. Зато вспомнила, что в последний раз видела загадочную девушку в гостях у Натти не далее как вчера вечером - та забежала к ней ненадолго, на час, от силы, причем на этот раз одна, без сопровождения. Неудивительно, подумалось мне, Руби-то, наверное, занят был - куколку с шерстью Полкана клепал.
   - Ты уж разберись со смертью Натти, - попросила старушка меня напоследок. - Ты ж следствие ведешь... Оборотница...
   Все ясно: старушка заговорила со мной не просто так, она перепутала меня с Массандрой Шириг! Наверное, в сознании ее наши образы слились воедино. Или же все, что смогла удержать память старушки о легендарной дознавательнице, это ее расовая принадлежность? Вот и нашла оборотницу. Хотя, внешне во мне оборотня опознать трудно... Да кто ж теперь разберет?
   К скамье, на которой мы сидели, уже спешила молодая женщина.
   - Тетя Мотт! Ну, наконец-то! И как сбежать умудрилась!
   Старушка на нее не прореагировала, будто не заметила даже. Впрочем, действие заклятия кончилось, и она уже ни на кого не реагировала.
   Выслушав сетования женщины, оказавшейся женой племянника старушки, на то, что теряющая разум тетушка, до того мирно проводившая все дни на кухне, вдруг покинула дом и ушла в неизвестном направлении, я посочувствовала ей и как бы невзначай поинтересовалась, не склонна ли ее родственница к фантазиям. Услышала, что раньше ничего такого за бедной тетушкой замечено не было, после чего обе женщины удалились.
   А я сидела на скамейке, гладила кота и думала, что мне очень повезло с этой свидетельницей. Вряд ли дознаватели разговаривали с ней, зная, что тетушка Мотт не в своем уме - ее показания не будут иметь веса в суде. А ведь такие старушки, от скуки постоянно наблюдающие за соседями, родственниками и просто прохожими, являются бесценными информаторами! Да, повезло мне... Осталось только решить, стоит ли делиться столь ценными сведениями с официальным следствием.
   Официальное следствие в лице Массандры Шириг притопало в течение нескольких минут и сообщило, что мне и моему котику дозволено осмотреть тело и место преступления, а также ознакомиться с протоколами допроса свидетелей.
   - Конечно, это нарушение должностных инструкций, - с ноткой ехидства возвестила Мася. - Но уговор, как говорится, дороже денег. Так что прошу за мной, леди Иолатэ с питомцем!
   Надо сказать, я предполагала нечто подобное и даже хотела помочь следствию, тем более после того, что узнала от тетушки Мотт. Однако прежде хотела бы перекинуться парой слов с Яросом, о чем и сообщила Массандре. Та была не против, но попросила меня уложиться в десять минут.
   - Сержант будет ждать у ограждения, - сказала она перед тем как отправиться обратно к дому семейства Пиггус. - Я дам ему соответствующие инструкции. Не задерживайся.
   Кивнув, я отправилась обратно в таверну. Вдруг да узнаю, что мой благоверный пообещал Массандре за доступ на место преступления. Или еще что-нибудь интересное.
   Увы, чаяния мои были напрасны.
   - Прости, Лотя, это не моя тайна, - отрезал муженек, стоило мне лишь заикнуться о том, что было бы неплохо ввести жену в курс его совместных дел с госпожой Шириг.
   А сам едва довольную ухмылку сдерживает, зараза! И взгляд такой, будто мысленно выгоду от того дела прикидывает! А мне же интересно! Грр! Сейчас как начну зверствовать... часа на три раньше, чем запланировала.
   - Потом расскажу, когда все разрешится, - пообещал Яр, видимо, поняв мои намерения. - А пока что сходи с Фыром на место преступления, вдруг удастся найти что-нибудь интересное.
   Подумав, я рассказала ему о том, что узнала от лишающейся разума старушки.
   - Даже так, - Яр в задумчивости потирал лоб. - И официальное следствие, скорее всего, не в курсе. Хм... Лоть, вот и пусть пока так и будет. По крайней мере, до тех пор, пока мы с тобой не найдем доказательства участи в этой истории загадочной подружки Руби. Ведь вероятность того, что эта блондинка не более чем плод фантазии больного мозга, нельзя сбрасывать со счетов.
   Я хотела поспорить - просто так, из чистой вредности, а не потому, что была не согласна с ним - однако не стала. Поинтересовалась, чем мой благоверный намерен заниматься, пока мы с Фыром осматриваем место преступления (преступления же, да?), получила некий пространный, очень юридический ответ без намека на конкретику, фыркнула, развернулась и с котом на руках пошла к дому Пигусов. Время дорого. И мне хочется вернуться в третий заградительный (или, чем Храрг не шутит, в Личево) до темноты. Устала я что-то, хоть день едва-едва перевалил за середину. Немудрено - насыщенный денек-то... Впрочем, когда судьба сводит нас с Яросом вместе, иных и не бывает.
  
  Ярос
  
  Мгновенное погружение в очень глубокий сон, секунда непроглядной темноты, и вот фокус и ракурс зрения привычно изменились, как и размер окружающих, и степень восприятия - мое сознание, переместившись в тело фамилиара, слилось с сознанием Фыра. И, как оказалось, пока я пристраивал на покой свою родную тушку в относительно безопасное место, Лотя успела войти в дом семьи Пиггус, потерявшей сегодня дочь, и даже приступить к осмотру тела. И даже то, что его уже упаковали в плотный непрозрачный мешок, дабы отвезти в мертвецкую, ей не мешало.
  - Картина та же, что и в случае с Руби, - тихо, так, чтобы слышал только я, сказала она. - Тоже отравление комбинированным ядом неизвестного происхождения. Бедняга... Рискну предположить, что умерла она быстро, в течение нескольких минут после того, как приняла яд. Об этом свидетельствует хотя бы отсутствие видимых повреждений на теле и разрушений в спальне, где и была обнаружена погибшая. Ну и, конечно, тот факт, что Натти умерла утром, около семи часов, а хватились ее лишь в половине десятого, когда девушка не открыла лавку. И это несмотря на то, что вся семья - родители, два брата и младшая сестренка - находились дома! И какой из этого вывод?
  Я невольно поежился и тут же задергал спиной. Хвост так же, против моей воли, метнулся из стороны в сторону. Таким образом кошачье тело выразило мое отношение к произошедшему. Вот так вот умираешь, мечешься по кровати (или где там обнаружили тело?), стонешь, пытаешься, ведомая последней вспышкой инстинкта самосохранения, привлечь хоть чье-то внимание, позвать на помощь, даже зная, что спасти тебя уже нельзя...
  Да, пока что, со слов Массандры, так и выходило: выпила девушка поутру растворенный в каком-то напитке яд, легла на постель, да и отдала богам душу. Ни предсмертной записки, ни чего-либо еще, содержащего хотя бы намек на причину такого поступка в комнате погибшей не обнаружено.
  - Все семейство Пиггус с утра в храм отправилось, - услышал я голос госпожи Шириг откуда-то сбоку. - Только Натейрии, или, как ее все называли, Натти, решили дать ей поспать. Клянут себя за это последними словами.
  Я снова взмахнул хвостом. Забавно, да? В этом пушистом тельце я своему хвосту не хозяин. Вернее, хвосту Фыра. А заодно и манере фыркать на то, что мне не нравится.
  Массандра, услышав мое тихое 'фыр', фыркнула сама - шумно, громко, с возмущением, неизбежно став центром внимания всех присутствующих. Однако, ее саму это ничуть не смутило.
  - Фыркать он тут будет! - проворчала дознавательница, а после едва слышно добавила: - Храрг побери! Сама не верю, что пошла на поводу у хозяина этого блохастого коврика. И должностную инструкцию нарушила, добровольно под карающий меч начальства, бюрократией поперек башки пришибленного, подставилась...
  Снова фыркаю, смерив ее ироничным взглядом. Ну, во-первых, ничего я не блохастый! А, во-вторых, под гнев начальства Мася подставляется исключительно по доброй воле и отнюдь не бескорыстно - такова цена за мою помощь в одном очень важном для нее деле. Услуга за услугу, так сказать. Ну, надо сказать, ничего незаконного или невыполнимого я не просил, формулировка 'Оказание содействия в расследовании коллегам из параллельной структуры' в рапорте будет смотреться вполне невинно (а вот писать в нем о том, под коллегами подразумеваются жена особо разыскиваемого княжича и его же кот, уже излишне), а материнскому сердцу будет поспокойнее. Так что данная ситуация разрешилась к обоюдному удовлетворению обеих заинтересованных сторон. Единственная сложность заключается в том, что производить все следственные действия в доме Пиггусов мне придется в облике кота, что влечет за собой определенные сложности, и косые взгляды команды дознавателей и экспертусов, работающих здесь под началом Массандры Шириг, далеко не самая большая из них. И, кстати, допустить кота на место преступления она согласилась лишь после того, как я рассказал про то, что его пушистая серая тушка будет полностью под моим контролем. Ну, не могу же я заявиться в дом Пиггусов в своем истинном облике, светя особо разыскиваемой физиономией!
  - Возможно, тут имела место ошибка с дозой, - предположила Лотя, не обращая внимания на нашу с Масей игру в гляделки. - Вернее, доза-то была одинаковой, а вот организмы обеих жертв - разными, соответственно, и подействовал яд по-разному. Руби-то выше и тяжелее, он умирал долго. А Натти невысокая и худенькая, ее зелье убило практически мгновенно.
  У меня, признаться, была своя теория на этот счет: Руби, по плану убийцы, должен был помучиться, а вот заставлять Натти страдать сверх необходимого ему или, что более вероятно, ей не хотелось. Согласно показаниям чудом найденной Лотей свидетельницы, погибшая девушка находилась в приятельских, а то и в дружеских отношениях с пепельной блондинкой, так что последняя отравила подружку из практических соображений, а не по личным мотивам. Просто та, видимо, или могла сдать ее с потрохами, или же, нуждаясь в деньгах, попыталась шантажировать. Но даже если последнее мое предположение не верно, бедняжке Натти от того нисколько не легче. Увы, так в жизни случается...
  Впрочем, в предположении леди Иолатэ тоже есть своя правда.
  - На трех пальцах и ладони правой руки глубокие порез, полученный прижизненно, - продолжила леди Иолатэ. - Получены примерно за двое-трое суток до смерти. Заживали плохо, надо сказать, даже под воздействием заживляющей мази.
  - Родные сами удивляются, как она могла так пораниться, - ввернула реплику Мася. - Натти сказала, что порезалась осколками чашки, сначала уронив ее, а потом упав сверху. Лотя посмотрела с сомнением, но от комментариев насчет этого пока что воздержалась.
  - Ночнушка у нее старая, потертая, - продолжила она. - Может, я не права, но, думаю, индивид женского пола всегда хочет выглядеть красиво, ну, или хотя бы прилично, даже в смерти.
  Я подумал, что она снова права. Если, конечно, не принимать в расчет случай самоубийства в состоянии сильного душевного волнения, аффекта сиречь - тогда все равно, что на тебе надето.
  - На груди пятна какие-то светло-зеленого цвета. Похоже на... зелье?
  - Настой, тонизирующий, - сообщила Мася. - Родные говорят, она каждый день со стакана самодельного тоника начинала, иначе ноги не носили.
  - И как давно? - тоном лекаря поинтересовалась Лотя.
  - Да около года уже, - был ответ.
  Я не сдержал тяжелого вздоха. Много работала, сама особо сильной не выглядела... Надорвалась бы. А уж если каждый день хлестать тоник, да еще и не качественный, не прошедший маго-алхимическую обработку, которая минимизирует негативные эффекты от сочетания некоторых компонентов, а самопал... Ох, печень, почки и сердце посадить ничего не стоит! Думаю, у Натти, помимо всего прочего, серьезные проблемы со здоровьем. Девушку мне и так было очень жаль, а уж теперь...
  - А я-то думаю, почему так организм изношен! - протянула леди Иолатэ. - М-да, по состоянию внутренних органов ей как будто лет сорок... Если б не поступила в этом году, до следующего поступления могла бы и не дотянуть. Не знаю, смогли бы местные лекари помочь ей... Надо бы узнать, из чего они тут тоник делают.
  Массандра заинтересованно прищурилась, явно поставила себе заметку на будущее.
  - Впрочем... - Лотя на мгновение замолчала, устремив сосредоточенный взгляд куда-то вглубь себя. - Пожалуй, винить в ее состоянии только злоупотребление отваром и работу на износ не стоит. Я вижу патологию почек, причем, скорей всего, врожденную. В совокупности - такой вот печальный результат. Увы... Тогда это объясняет и ее порезы - не удержала чашку, а после не удержалась на ногах сама. Думаю, если расспросить родных, выясниться, что она частенько испытывала слабость и падала в обмороки в последние несколько недель. Наверное, списывали такое состояние на большие нагрузки... Я закончила. Фыр!
  Смотреть на труп мне категорически не хотелось, обнюхивать тем более, особенно если это труп юной особы, которой, несмотря на поставленный Лотей диагноз, жить бы да жить... Эх, нервишки, похоже, начали шалить. Однако деваться, раз уж взялся за расследование, некуда. Так что я, пересилив себя, подошел к телу Натти, посмотрел на бедняжку, обнюхал ее руки и, не обнаружив ничего интересного, если не считать повязки на руке Натти, коротко мяукнул, мол, забирайте.
  Ах, да! Забыл сказать, что поглазеть на представление под названием 'Кот ведет дознание' собрались все дознаватели и экспертусы, работавшие сегодня под началом госпожи Шириг, общим количеством пять индивидов! Так что всеобщее внимание, редкие перешептывания и настороженные комментарии, когда Массандра отвлекалась, и жадное любопытство напополам с непониманием, разлитые в воздухе, изрядно действовали мне на нервы. Еще все они, не сговариваясь, решили, что мы с Лотей - очень глубоко законспирированные офицеры Тайной стражи (я - так вообще глубже некуда, мяу!) и обсуждали нас в этом ключе.
  Вопросов и претензий к нам у рабочей группы Массандры Шириг было немало, однако общая суть их сводилась к следующему: пришли тут с животным, что уже само по себе нарушение всех инструкций, ходят, смотрят, вопросы странные задают, а с ними ни своей информацией по расследованию, ни выводами не делимся. Ну, точно - тайнюки! Фырр, милуй боги от такой участи! В общем, мне очень хотелось поскорее покончить с этим.
  Так что, когда санитары из местной лекарни начали укладывать тело на носилки, я, не скрывая удовольствия, отправился осматривать другие помещения дома, прежде всего, спальню Натти, гостиную, кухню и прихожую на предмет наличия там следов Руби и его загадочной пассии. Подозреваю, если таковая свидетельнице не пригрезилась, она вряд ли служит или работает в третьем заградительном - там я подходящих под описание девиц не припомню. В данном случае я, кстати, могу всецело доверять собственной памяти, ибо со всеми представительницами прекрасного пола в возрасте до сорока лет, работающими над проектом 'Скрепа', знаком лично. А насчет тех, кто старше сорока... ну, думаю, вряд ли Руби, чей возраст немногим перевалил за двадцать, мог увлечься женщиной, старше себя в два раза.
  Лотя, по нашей с Масей договоренности, тоже должна была участвовать в осмотре. Однако тут с верхнего этажа спустились грузный немолодой мужчина с потемневшим от горя лицом и поддерживающий его бледный, как полотно, подросток - отец и младший брат покойной. Тяжелый, расфокусированный от принятых зелий взгляд Пиггуса-старшего метнулся по комнате и остановился на Лоте.
  - Ты что ли из тайнюков? - хмуро спросил он.
  - Я веду параллельное расследование, - обтекаемо ответила леди Иолатэ, решив пока не говорить ни 'да', ни 'нет'.
  Впрочем, окружающим ее ответ уже был неважен - они и без того были уверены, что в Коптооткидово Тайная стража пожаловала, в лице блондинки и кошака. И отец потерпевшей в том числе. Потому, видимо, и вышел поговорить, несмотря на то, что допросы семьи Натти группа дознавательницы Шириг уже завершила.
  - Ты тоже думаешь, что моя девочка себя убила?! - глаза отца Натти вспыхнули сложной смесью чувств и эмоций, в которой лишь на миг мелькнула искорка разума.
  Да уж, вопрос достаточно провокационный, и, чувствую, если Лотя не ответит на него, либо если ответ мужчине не понравится, предсказать его дальнейшие действия я не берусь.
  Я сам не заметил, как оказался у ног жены, готовый, если что, броситься на ее защиту. И только потом сообразил, что оборотница и себя защитит, и кого угодно, а я сейчас всего лишь кот. Ну и к Храргу! Все равно стоять в стороне и просто наблюдать я не могу. Хоть за лодыжку укушу или крохотный файербол в нос влеплю - все выигрыш во времени получится. И почему я, идиот, не проинструктировал Лотю, как вести себя в подобных случаях, а заодно и насчет разговоров с родственниками погибшей?! Забыл? Понадеялся, дурак, на Массандру? Храрг! Одно дело, когда моя глупость и излишняя самоуверенность выходят боком мне самому, и совсем другое - моим близким!
  Лотя, однако, вышла из положения сама:
  - Думаю, у нее не было причин делать это. И буду копать дальше. Будем...
  Нет, все-таки я не ошибся в ней - она умница!
  Мужчина вмиг растерял половину своей боевитости, даже стал меньше ростом и, рассеянно кивнув, прошествовал, опираясь на сына, к дивану. Лотя, незаметно пихнула меня ногой, мол, помогай давай, а сама вела в кресло рядом и приступила к опросу. Начала с общих вопросов, касающихся жизненного уклада семьи Пиггус, потом разговор плавно перешел на прошлое - Дирим Пиггус ударился в воспоминания о днях своей молодости, когда он и его супруга были молоды, их дети маленькими (младшая дочь на тот момент вообще еще не родилась), а жизнь - полной надежд и перспектив.
  Я, признаться, не особо слушал, доверив жене нелегкий труд запоминания важных для расследования сведений, только краем уха. Зато успел за это время еще раз заглянуть в спальню погибшей, на этот раз уделив пристальное внимание содержимому ее одежного шкафа, пройтись по комнатам первого этажа, прихожей и даже сунуться в подвал. Поначалу мне казалось, что ничего интересного там, увы, нет, и я просто зря теряю время. Но это только на первый взгляд - заставив себя не торопиться и вести осмотр тщательно и вдумчиво, обращая внимание буквально на каждую деталь обстановки, я заметил на полке стоящего в гостиной шкафа несколько фигурок животных, изготовленных из подозрительно знакомого материала. Неужели глиняные?! И цвет-то один в один с теми фигурками, что в полку обнаружились!
  Желая рассмотреть поделки поближе, я нахально запрыгнул на стол, а уже оттуда - на верхнюю полку. Вернее, на стол-то я запрыгнул спокойно, а вот с полкой повозиться пришлось, так как, стоило мне зацепиться передними лапами за полку, толстая попа моего любимого фамилиара перевесила и со страшной силой потянула меня вниз. Раскормил я котика... А этот обжора хвостатый и рад стараться, Храрга пинком через коромысло! Вот еще не хватало плюхнуться на задницу на глазах у такого количества народа, да еще и под насмешливым взглядом одной потенциальной тещи, которая отлично знает, кто есть кто!
  - Не волнуйтесь, это фамилиар старшего дознавателя, - поспешила пояснить Лотя, метнув в меня убийственный взгляд. - Он не может проводить осмотр лично, только посредством кота.
  Видимо, мои кульбиты не остались незамеченными. Жаль...
  - И где же его демоны носят?! - снова начал заводиться хозяин дома.
  Но Лотя снова виг успокоила его, что-то негромко сказав ухо. Подозреваю, намекнула на еще одно похожее убийство, случившееся сегодня утром в третьем заградительном полку.
  А мне под тихие смешки большей части присутствующих кое-как удалось закинуть заднюю лапу и зацепиться ею за нужную полку, после чего со второй попытки втащить туда остальную тушку. Иэээхх! Кто бы знал, чего мне это стоило! А Фыр с завтрашнего дня на диету садится!
  Стараясь игнорировать волну возмущения и скептицизма от собственного фамилиара, я осмотрел поделки вблизи. Хм... Должен что сказать, что Натти вполне могла бы зарабатывать, продавая свои статуэтки - фигурки аккуратные, симпатичные и, что называется, цепляют. Мало того, они еще и составляют единый ансамбль на тему жизни в лесу! Зверушки сделаны в движении и очень похожи на живых. Ну, я, конечно, мало что понимаю в искусстве, и сомневаюсь, что Натти могла бы снискать славу великого скульптора, но получать прибавку к жалованью, реализуя свои поделки через сувенирную лавку, пускай даже не в Копытооткидово, а, к примеру, в Гатоне. Да, это было бы непросто, но технически осуществимо. Да и... Почему-то мне казалось, что, занимаясь любимым делом, получая от того хоть небольшую, но отдачу в виде денег и умиление результатами ее творчества, бедняга имела бы плацдарм для отступления и не зациклилась бы на поступлении в Миастверскую академию, коя действительно не для всех, вспомнила бы, что в стране полно ВУЗов попроще, для поступления в которые не обязательно рвать жилы, а то и жизненные приоритеты пересмотрела бы. И мне было искренне жаль эту девочку.
  Однако обуревавшие меня чувства не стали помехой для изучения фигурок и всестороннего анализа их путем тщательного обнюхивания и осматривания кошачьим зрением с магофильтром. Даже попытался незаметно когтем отколупнуть кусочек от самой дальней из статуэток, изображавшей бурого медведя, тянущегося оставить когтями метку на остатках ствола сломанного дерева. Итог: магии в них ни на грош, зато, почти уверен, сделаны они из той же глины, что и обнаруженные в полку поделки. След? Пожалуй, да.
  - Мяу! - громко подал голос я, привлекая внимание, прежде всего, леди Иолатэ, и вновь начал демонстративно обнюхивать статуэтки. - Мяу!
  - Симпатичные, - похвалила Лотя.
  - Натти делала, - с гордостью сообщил отец семейства. - Сама. Увлечение у нее такое. Глупость, конечно, но ей нравилось из глины лепить. Говорила, душой отдыхает... Мы не запрещали... Пусть уж лучше зверей в свободное время лепит, чем с парнями по сеновалам шляется!
  И закрыл лицо руками, сдерживая рыдания. Паренек подхватился и побежал куда-то на второй этаж, наверное, за лекарством. Лотя сочувственно положила руку на плечо мужчине и, готов поспорить, влила немного своей целительской силы. Во всяком случае, Пиггус-старший, когда отнял руки от лица, выглядел намного лучше, чем до того.
  - И много она лепила? - осведомилась женушка, поняв, что меня заинтересовали поделки нашей потерпевшей.
  - Раньше да, - вздохнул Пиггус-старший. - А в последние годы редко, от случая к случаю.
  И, не успел я подумать, что лепка из глины - не самое подходящее, если не сказать, странное увлечение для деревенской девицы, как отец потерпевшей стал говорить вещи сколь любопытные, столь и невероятные:
  - Натти в художественной школе три года занималась, была одной из лучших, причем именно по классу скульптуры. Да нет, пожалуй, даже четыре... Ее учительница тамошняя очень выделяла, даже в группу с более старшими девочками взяла. Натти с ними, на удивление, хорошо поладила, хоть и младше была на два-три года. В школе-то у нее с ребятами не складывалось - там ее все деревенщиной считали. Бедная моя девочка...
  Я сел на задние лапки и начал нервно обмахиваться хвостом. Художественная школа? Здесь, в Копытооткидове? Что-то мне не верится! Более вероятно, что семья Пиггус раньше жила в городе, а потом по какой-то причине перебралась сюда, в самую задн... простите, на окраину империи. Ничего так рокировочка! Но зачем? И каковы были причины срываться всей семьей с насиженного теплого местечка и ехать на границу с Проклятыми землями, место, по умолчанию, не спокойное и не безопасное?
  Как оказалось, интерес к данному эпизоду биографии семейства Пиггус возник не только у меня - Массандра Шириг, подобравшись и будто бы вытянувшись в струнку, начала профессионально 'колоть' деморализованного отца семейства на тему их переезда на границу. Вот что значит опытный сыщик! Эдак мне и расслабиться можно.
  Конечно, я этого не сделал. Однако так уж вышло, что контроль над котом я слегка ослабил, в итоге начал непроизвольно вылизываться, за что и поплатился новой волной тихих смешков со стороны рабочей группы, нечитаемыми взглядами Маси и укоризненными - моей благоверной. Ну и ладно, зато нервы успокоились немного. Главное, не начать себя под хвостом вылизывать - это мне Лотя долго припоминать будет.
  В ходе спонтанного допроса отца семейства Пиггус выяснилось, что они пятнадцать лет после свадьбы прожили в поселке Рысий Лог, что - как интересно-то! - в двух часах пути от Наргонты, держали сразу три лавки, правда, не без помощи родителей с обеих сторон, там же троих из четырех детей родили. Жили, богатели, строили планы на будущее, выбирали, где учить детей дальше, ведь общеизвестно, что хорошее образование очень в жизни помогает, а уж если оно полезно семейному делу, то вдвойне. И все было бы хорошо, не ввяжись отец семейства в неком сомнительное предприятие (это после уже выяснилось, что оно сомнительное, а поначалу выглядело прозрачным и вполне себе законным), и, как следствие, не потеряй Пиггусы почти все, жизнь их не сделала бы столь крутой поворот, результатом которого стал переезд в Копытооткидово. Кстати, по имперской программе заселения малоосвоенных территорий - там переезжающим полагались неплохие подъемные, на которые Пиггусы, собственно, и открыли эту лавку. Пока что одну, ибо того размаха, что в поселке под вторым по значимости (и первым по количеству населения, кстати), городе империи, здесь, увы, не достичь.
  Старшие дети Пиггусов, в том числе и бедняжка Натти, учились в наргонтской школе - хоть и далековато было возить, и затраты на порядок выше, а качество образования лучше. И, если старший сын Пиггусов там более-менее освоился, то Натти не повезло попасть в класс, где она оказалась единственной, живущей не в Наргонте. Так и возникло обидное прозвище 'Деревенщина', преследовавшее девочку до самого переезда в Копытооткидово. Наверное, в довесок к месту жительства там еще много чего накрутилось - друзей Натти так и не завела, ни в школе, ни в поселке. Ну, признаться, девочка была слегка не от мира сего - молчаливая, робкая, мечтательная, замкнутая, из тех, что всегда немного в себе, и до ужаса неконфликтная. Подобное сочетание личных качеств, кстати, характерно для творческих личностей. Увы, в коллективе таким всегда приходится непросто, что в итоге и получилось.
  Пиггус-старший не знал, какими именно судьбами, но в девять лет его жена определила Натти в художественную школу, где девочка проявила себя в деле лепки скульптур из глины, да так, что ее взяла под свое крыло маститая художница, разглядев в малышке талант. Так Натти перепрыгнула сразу через два года обучения, и оказалась в одном классе с девочками двенадцати-тринадцати лет. Училась она там, кстати, бесплатно, в художку поступила, выдержав серьезный творческий конкурс, вся семья ею гордилась. Впервые в жизни, кстати, ибо учеба, к сожалению, не была ее коньком. Не зря старалась - только там, в художке, у Натти получилось найти общий язык с коллективом, появились подруги, конечно, все на два-три года старше, но им было, что обсудить. Искусство, рисование, скульптуры опять-таки, выставки работ, прочее, вытекающее из занятий творчеством под руководством художницы-энтузиастки. Натти стала вести себя увереннее, чаще улыбаться, до определенной степени преодолела зажатость, стала больше общаться с одноклассниками в общеобразовательной школе. А через неполные три года Пиггусы влезли в ту храргову авантюру. Конечно, художественную школу в Наргонте пришлось бросить, а на границе подобных учреждений пока что не было. Нет, есть, конечно, частный кружок по интересам художественной направленности в Гатоне, но туда, во-первых, не наездишься, как-никак, четыре часа на омнибусе в одну сторону, и, во-вторых, отправлять взрослеющую дочь в компанию взрослых и далеко не факт, что благонадежных индивидов отец и мать не собирались - если на честь юной девы никто и не покусится, то точно разговоров не оберешься. Увы, в Копытоткидове девушка ни с кем близко не сошлась, общение ее только семьей ограничивалось, соседями, работниками и покупателями в лавке. И Дирим Пиггус уже голову ломал, как бы девочке мужа подыскать. Правда, тут она вбила себе в голову, что хочет поступить в имперскую академию, да не абы куда, а именно в столице, и принялась убиваться в попытках скопить деньги на обучение...
  Мася принялась пытать Пиггуса-старшего насчет аферы, результатом которой стал их переезд в Копытооткидово, Лотя попыталась узнать номер художественной школы и имя художницы, дававшей Натти уроки лепки - умница, поняла, что это ниточка, даже нет, не ниточка, а очень даже крепкая бечевка! А я, сидя на задних лапах и изогнувшись всем телом, вылизывал себе бок и выстраивал в голове цепь событий.
  Итак, жила себе Натти в Копытооткидове относительно спокойно, если, конечно, не считать попытки накопить сумму для оплаты обучения, до тех пока в ее жизни снова не возникла одна из подружек по художественной школе. Что занесло таинственную девушку на границу? И как она нашла Натти? На первый вопрос у меня есть только предположение, ничем пока что, кроме смутного предчувствия, не подкрепленное ничем, кроме интуиции, на второй наиболее вероятным ответом, на мой взгляд, было бы: 'Случайность'. Увы, роковая.
  А вот насчет того, как дело было дальше... Итак, Натти очень обрадовалась встрече с подругой детства, на радостях выложила ей все о своей жизни, в том числе и о мечте поступить в имперскую академию, и, как следствие, обмолвилась, что ей очень нужны деньги. И подружка не растерялась, предложила Натти делать для нее простенькие глиняные фигурки - или сразу несколько, или по одной по мере необходимости. Даже, наверное, не фигурки, а необожженные заготовки, учитывая, что к ним потом прикреплялись волосы жертв воздействия, а внутрь помещались некие предметы... Вот тут возникает вопрос, почему бы девушке, которая сама энное количество времени потратила на занятие в кружке лепки и скульптуры (или как он назывался?), не сделать эти фигурки самой? И тут у меня были сразу несколько предположений.
  Во-первых, у самой загадочной незнакомки руки, несмотря на все занятия, не тем концом вставлены, да и талантом ее боги обделили. А то, что из художки сразу не вышибли... Ну, не будем наивными - некоторых бесталанных детей в подобных заведениях держат за плату, мол, пусть уж хоть так, лишь бы на улице без присмотра не болтались. Хочешь, д