Сафонова Ляна: другие произведения.

Круги на воде

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
Оценка: 6.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Извечные вопросы - "что делать" и "кто виноват"? Что делать после эпической битвы? Кто виноват, что всё идёт не так, как задумано? Кто на самом деле пресловутые "зелёные человечки"? Как пережить Равноночие и остаться в ладах с собственной совестью? И - разве не заманчиво увидеть своими глазами Благословенную Землю? Да-да, ту самую... Вот только ответы на эти вопросы могут быть не совсем теми, которые хотелось бы услышать.


   Круги на воде
   Круги на воде бесконечны -
   И были, и будут всегда.
   Они разбегаются вечно,
   Бегут и бегут в никуда.
   Круги на воде безмолвны -
   Гаснут, не дав ответ,
   А вновь набежавшие волны
   Смывают таинственный след...
   (В. Голубев)
  
  
   Земля благословенная
   Закрыта от людей,
   Ограждена от бренного
   Кругами на воде.
   Но раз случится странное:
   Сквозь вереницу лет
   Придёт искатель Знания,
   Которого уж нет.
   Собрата по оружию
   Он заберёт с собой,
   Чтобы забыть ненужное
   И вновь вернуться в бой.
   И круг Благословенного
   Оставит чёткий след -
   Эпоха Возвращения
   Начнётся на земле.
  

I. Лес за деревьями

  
   Я часто смотрю назад, в прошлое. Что сделано, что не сделано... и то, что могло бы быть сделано, если бы не... Одни называют это судьбой, другие - божьим промыслом, а я - эффектом маховика. Изредка - эффектом лавины. Стоит раскрутить маховик, и он будет вращаться ещё долго-долго. Попробуй-ка остановить! А когда незаметное на первый взгляд событие влечёт за собой другие, уже не столь незаметные, становится страшно сделать лишний шаг. Вдруг, раздавив паука, ты приблизишь конец света?
   Вспомните, какие широкие круги расходятся по безмятежной до того водной глади, если бросить в неё крошечный камешек. Так получилось, что секундное невнимание двух-трёх разумных существ повлекло такие события... нет, дела, о которых мы и не подозревали раньше. Не значит ли это, что этнографическая экспедиция по югу Обитаемых Земель, величайшее путешествие через океан (всё же язык не поворачивается назвать это круизом) и падение завесы тайны над самой почитаемой эльфийской святыней... неужели всё это было вызвано чириканьем мелкой пташки?
   Да что это я, на самом деле? Эффект лавины проявляется во всём, что касается этого мира. Взять хотя бы те пророчества, на которые здесь едва ли не молятся. С некоторыми из них я познакомилась при обстоятельствах, отличных от благоприятных. Если б не они, людям жилось бы куда проще. Но это лично моё мнение. Что за жизнь такая: и не чихнуть без того, чтобы кто-нибудь не принял это за знак свыше!
   Может, некоторых злодеев потому и назвали злодеями, что их угораздило не вовремя чихнуть?
  
   Мне долго вбивали в голову: возлюби ближнего своего и весь этот ср*ный мир, и тогда наступит рай. Только мне этот рай и вовсе без надобности, я и на этом свете ещё не соскучилась. А в последнее время... ну, делать больше нечего, кроме как возлюбить ближних. Клинком по горлу. Тех, кто остался в живых или притворяется таковым. А что бы вы думали? Только что мы с ребятами сражались с целой бандитской группировкой армейского размаха, почему бы в компанию нечистиков не затесаться парочке настоящих зомби? Их, правда, выловили в самом начале массовой сдачи врага в плен, связали и усадили на высоком холме - воинам на потеху. Рекомые зомби пинались, брыкались, желая освободиться любым способом. Ещё хотели притвориться живыми, но их выдавали то застрявшие в синюшной коже шейные позвонки, то неестественный запах изо рта, то... нет, не стоит, а вдруг дети маленькие прочтут? Короче, у одного из живчиков неожиданно для окружающих (да и для него тоже) отвалилась и упала на землю крайне важная конечность. Имеется в виду не голова.
   Нет, я серьёзно! Просто стриптиз а-ля Робби Уильямс. Есть такой британский "певун", так вот, в одном его клипе мужик разоблачается - сначала снимает одежду, затем - кожу, после этого в зрителей летят куски мяса (на вид - трёхсотлетняя слонятина), а заканчивается всё это банальным скелетиком. Тут, слава Силам, до скелета не дошло, но всё равно очень противно, даром что упавшая конечность была не больше Лизиного указательного пальца, да и то если обстричь ей ногти.
   Казалось бы - что ещё нужно для полного счастья? Выиграли страшную, кровопролитную войну (или не войну, а сражение?), выполнили, можно сказать, свою миссию. Живи да радуйся, разве что затесалось какое-нибудь шило в мягком месте. В том-то и дело, что шило как раз есть, и не одно, причём у них и имена есть. Керриэль из Деллари, служитель Тверди Земной, и Рувио Фейлиц Гилейре, настоятель Храма Истинного Света. Вроде бы и люди самые уважаемые... кем, интересно? Вот не встретились бы эти господа на моём пути!
   Явились они - вместе, между прочим - через несколько минут после того, как самые страшные враги булькнули в речке или же были разделаны на собачьи консервы гномьими топорами. Ладно Гилейре, он же маг, белоручка, что ему какие-то Хранители? Новых наберет, если что. А вот Керриэль... сама ж видела, драться он любит и умеет. "Сколько зим, сколько лет - где тебя носило"... На аудиенции у короля Аратана, что ли? Главное, чтобы Ника не услышала, а то в последнее время этот деллариец у неё - прям ангел Божий. С крылышками... И хоть бы намекнула про день свадьбы! Спрашивать бесполезно и небезопасно: в конце концов, у человека всего лишь тридцать два зуба, и это в лучшем случае.
   Короче, настроение у меня в тот момент было самое отвратное. Только что, казалось, совершили невозможное, и вот те на! Искать Алтарь Света! Что это, если не шантаж? Сделай то, сделай это... жуть. Как бы на самом деле не потребовали кольчугу из шкуры с задней части дракона. И т'олры эти неизвестные. Надеюсь, Клейтас сумеет с ними договориться, всё-таки он Перворожденный - и старше, и опытнее остальных в нашей гоп-компании. Не может такого быть, чтобы наш белоозёрский друг не смог подобрать ключик к зелёным остроухим островитянам.
   И только я успела об этом подумать, во всей красе проявился упомянутый эффект лавины или те же круги на воде. Кто б мог подумать!
   Значит, так. Официальные лица Ордена уже обговаривали детали предстоящего похода на остров Тор Дара, согласовывали сроки. Каждый занимался чем мог. Вояки подсчитывали потери и крепко материли Азгара. Ош Даруш медленно прохаживался по ристалищу и плевал в каждый муатийский труп, попавшийся на глаза. Честно говоря, я его понимала. Что же до моей скромной персоны, то я уже начала отходить от депрессии, встала и уже подумывала было искать Зейтта, чтобы выяснить, куда этот гаврик запропастился с моими вещами.
   И вдруг, ни с того ни с сего - могильная тишина. Даже вороны и собаки замолчали. Что-то тут не так! Я понимаю - люди, но животные? Я прищурила покрасневшие от дыма и напряжения глаза и наконец заметила в глубине враз остолбеневшего войска какое-то движение.
   -Что это? - спросила я, не обращаясь ни к кому конкретно.
   Рядом со мной оказалась Астра, но и она не ответила. Просто вглядывалась туда, где эльфийские и гномьи воины расступались... перед кем? Вскоре можно было разглядеть, что эти "кто-то" - четверо эльфов, несущие пятого на импровизированных носилках из собственных плащей. Ничего не понимаю. Раненых вокруг не так мало, чтобы глазеть на беднягу, как на диво. Волосы эльфа цвета солнечного луча, в которых запуталось чёрное перо неизвестной птицы, почти касались земли, на лице - смертельная бледность, глаза закрыты. Но все и так знают, что они серебристого цвета...
   Клейтас.
   Из толпы воинов выбежала тонкая гибкая девушка. Чуть грубоватое лицо, потёртая одежда, прямые тёмные волосы... что-то знакомое. Кажется, это Айвэ, названная сестра Клейтаса. Айвэ родом из Алманира. Биография проста, как телеграфный столб - круглая сирота, подростком ушла в наёмники, попалась на превышении полномочий, сидела в тюрьме и уже примеривалась к пеньковой верёвке одного человеческого князька, но Клейтас появился как раз вовремя и вернул её к честному ремеслу наёмницы. Как ни странно, никакой романтики между ними так и не завязалось, и они считали себя кровными братом и сестрой. Я её часто видела в Перекрёстке ещё до тех пор, как началась война. Айвэ не было и сорока лет, что для эльфов - практически детский возраст; ну, а выглядела она едва ли не младше меня.
   -Помоги ему, Aenatar! - она встала прямо перед Гилейре и опустила взгляд. - Помоги. Я не постою за ценой!
   Голос Айвэ готов был сорваться на крик. А ведь я слышала его другим, звонким, сильным... Айвэ пела древние песни своего народа и вдохновляла белоозёрцев на битву. Её имя и означало - "птичка". Как же её звали по-настоящему? Надо вспомнить, если ни о чём хорошем не думается... потому что смотреть на Клейтаса превыше моих сил! Бывает же так! Его нам навязали против воли, и за тот короткий срок, пока мы сражались плечом к плечу, он как-то незаметно стал всем другом. И вот он истекает кровью у нас на глазах! Как такое могло случиться?! Битва-то уже закончилась, давно не стреляют, да и клинками не размахивают...
   Гилейре посмотрел на Айвэ и жестом отстранил её с дороги. Не говоря ни слова, опустился на колени перед раненым и разорвал плащ на его груди. Я заставила себя посмотреть вниз.
   И он ещё жив?!
   Каким бы мизерным ни был мой боевой опыт, я всё же знаю: после таких ран не живут. Сквозная дыра с запёкшимися чёрными краями, сантиметров восемь-десять в поперечнике, и ещё ввинчивающаяся в живот чёрная воронка. Гилейре побледнел.
   -Спаси его, Aenatar! - повторила Айвэ.
   Настоятель опять ничего не ответил, но простёр руки над ранами Клейтаса. Ну, пусть у него получится! Что, жалко, что ли? Не зря ж его называют "святым отцом"... из ладоней Гилейре вырвался слепящий голубой свет. Я скрестила пальцы и зажмурилась, а когда вновь рискнула открыть глаза, узрела ещё один провод для пессимизма. Сквозная дыра никуда не делась, хотя уменьшилась вдвое и перестала быть собственно сквозной. Зато дыхание Клейтаса выровнялось и щёки уже не были такими синюшными.
   Айвэ закричала. Клейтас дёрнулся и открыл глаза. Ош Даруш подошёл вплотную к нему и прошептал:
   -Это оно. Я чувствую...
   Клейтас слабо улыбнулся. Гилейре переменился в лице, пробормотал какие-то заклинания, и из ран эльфа потянулся чёрный дымок.
   -Руэйл... - прошептал Фрекатта. - Тьма поглотит Свет...
   Руэйл, руэйл... где же я могла слышать это слово? Точно! Дайнрил рассказывал, что восемьдесят лет назад Хранители пытались помешать ныне покойному Хиссе заиметь полный набор доспехов и оружия из так называемого "металла тьмы". Неудачно, кстати, пытались. Так вот, этот самый "металл тьмы" и называется руэйл. У-у-у! Как же не повезло нашему Клейтасу!
   -Как это было? - спросил Керриэль.
   Айвэ сверкнула глазами и выпихнула вперёд невысокого ушастенького эльфийского подростка. Что этот-то здесь делает?! Наверное, связной или что-нибудь в этом роде. Подросток долго мялся, краснел, переминался с ноги на ногу и наконец донёс до слушателей весьма поучительную историю.
   Мораль сей басни такова: чтобы остаться в живых, лучше всего отрастить себе глаз на заднице и не расслабляться. А было всё так. Клейтас инспектировал своё войско и зашёл в глубокий тыл врага. Там его поджидал сюрприз. Из шатра выскочил огромного роста муатиец, вся рожа в шрамах, и (если верить пареньку) с диким хохотом ринулся на Клейтаса и его окружение. Айвэ в тот момент с ним не было, она, вот незадача, разыскивала Перворожденного по другую сторону Перекрёстка. В общем, драчка напоминала скверный фильм ужасов. Что может сделать пара кинжальчиков против длинного, в рост человека, чёрного клинка? Клейтас, не будь дурак, выбросил кинжалы и подобрал валявшуюся поблизости бесхозную реарду. Однако ни многовековой опыт, ни эльфийское мастерство не помогли ему победить. Клейтас получил лишние дырки в теле, а муатиец просто "растворился в клубах чёрного дыма", сиречь исчез. По этим признакам в косоглазом определили волшебника, да только раньше надо было думать! Белоозёрцы не смогли вылечить раненого с помощью своей магии, а уж отомстить за него - тем более. Поэтому невезучего эльфа погрузили на носилки и отнесли к сильнейшему светлому магу, которого смогли найти. Ещё хорошо, что Гилейре не сбежал, как можно было бы подумать, в Храм Света, и смог вплотную заняться Клейтасом. И всё бы ничего, если бы ещё Перворожденный был ранен не клинком из руэйла!
   -Интересное кино, - пробормотала я. - Теперь у каждого муатийского маньяка есть меч из руэйла... почему же они тогда всех в капусту не порубали?
   Айвэ посмотрела на меня, словно размышляя, к какой матери меня послать. Кстати, интересно, почему если привечают, то по-отечески, а если посылают, то по матери? Гм... в общем, она нахмурилась и повернулась к остальным белоозёрцам:
   -Кто этот колдун?
   Эльфы по очереди пожимали плечами, наверное, им тоже не доводилось раньше видеть этого гаврика. Откуда ж он явился, таинственный такой? Айвэ и думать забыла о предполагаемой обиде и только сильнее хмурилась. Правильно. Каждому - своё. Пусть Айвэ возмущает невнимательность собеседников, а я чихать на это хотела, лучше уж займусь чем-нибудь поинтереснее. Маникюр - медикам, педикюр - педикам. Извиняюсь за грубое выражение.
   А Гилейре, уже в сопровождении Фрекатты, Кхарто и Астры, продолжал шаманить над Клейтасом. Похоже, среди нурекнийских магов вновь в моде резонанс. Если б это ещё и помогало, цены бы резонансу не было! Кошмарные воронки никак не желали затягиваться до конца. Правда, чёрная кровь уже стекла и впиталась в землю, и то легче...
   -Рита! - закричал Кхарто. - Живо давай сюда стрелу из вьелшана!
   Я послушно выполнила приказ. По крайней мере, хуже ему уже не будет. Куда уж хуже! Кхарто виднее. Может, и правда металл света поможет нейтрализовать металл тьмы? А у Гилейре от изумления глаза на лоб полезли, как только он стрелу увидел. Наверное, он, как все, решил, что стрелы Солле сгинули пятьсот лет назад вместе с ней самой. Однако сориентировался мужик быстро: оторвал наконечник, примотал его к груди Клейтаса какой-то жёлтой тряпицей и высочайше повелел всем окружающим убираться вон минуток на сорок. Мол, от чар, которые он собирается применить, можно и в рассудке помутиться. Хотя, кажется, моложавый дедок просто трясётся за профессиональные секреты или возжелал тишины и покоя. Как в нашем городе: никому не верь. Это и правильно, вопрос в другом. Что, например, лично мне делать все эти сорок минут?
   Ну, сначала занятие нашлось. Нужно было оттащить от колдовского круга упирающуюся, как баран, Айвэ. Ей всё время казалось, что от лечения не будет толку и названный братец склеит ласты за время её отсутствия. С проблемой разобрался Зейтт: просто подошёл сзади и стукнул упрямую девчонку по шее ребром ладони. Айвэ рухнула мешком, а я всерьёз испугалась за сохранность её шейных позвонков. Ничего, обошлось... Прежде, чем дахрейец успел улизнуть с места преступления, мне удалось поймать его за плащ:
   -Где моя сумка?
   -У стены. Пусти! Дай пройти!
   -Тролля с два.
   -Чего тебе?
   -Хочешь заработать золотой?
   -Кто ж откажется? - он философски пожал плечами.
   -Прелестненько. Тут, видишь ли, такое дело... я расстреляла почти все стрелы.
   -Найди кузнеца.
   -Тебя никто не просит их ковать. Вокруг же так много бесхозных...
   -Это в трупах, что ли?
   -А хоть бы и в трупах. Не пропадать же добру, на самом деле! Давай, поищи!
   -Мне что, делать нечего? Ты Колира попроси, он тебе без всякого золотого притащит все стрелы, даже арбалетные.
   -На кой мне арбалетные?
   -Не знаю. Будешь их кидать в мишень, как дротики, или... отдай Ош Дарушу. Он будет тебе очень благодарен. Ну всё, я пошёл. Вон там твоя сумка, видишь?
   -Куда это ты намылился?
   -Куда надо. Сама себе стрелы ищи!
   Я махнула рукой. Тоже мне, помощничек! Как только я выпустила его плащ, он едва ли не вприпрыжку бросился к восточной стене, туда, где орки пытались прорвать оцепление. Ага, ясно, что ему нужно. Взрывчатку припрятать, покуда необразованные аборигены её не подожгли ради интереса. Любопытно, это он сам так решил или же его кто-то надоумил?
   Вдруг меня схватили за плечо. Я резко развернулась и едва не засандалила между глаз тому самому эльфийскому связному с большими ушами.
   -П-простите, - залопотал он, - это ведь вы предлагаете золотой за стрелы?
   Ого, а эти уши всё-таки на что-то годятся! Неудивительно, что его поставили связным. Я повертела монетку у него перед глазами:
   -Условия знаешь?
   -Д-да, госпожа.
   И это - образчик эльфийской расы? Так сказать, надежда подрастающего поколения и иже с ними? Вот тебе и Неподкупный Народ...Что ж, жаль, что Ника этого не видит, но надо ловить момент, пока национальная гордость в пареньке не взыграла.
   -Тогда действуй, но учти: слишком коротких или длинных не надо. Гляди размерчик. Усёк? То есть, запомнил?
   -За-запомнил. Так я... я того, пойду?
   -Давай, от винта!
   -П-простите, что вы с-сказали?
   -Иди быстрее, говорю.
   -М... мухой лечу!
   Несмотря на заикание и блуждающий румянец, с ногами у паренька было всё в порядке, и вскоре он уже занимался общественно полезным делом: подбирал упавшие стрелы и даже не гнушался дёргать их из трупов, а затем вытирать о траву. Что ж, посмотрим, что за урожай он мне принесёт. Может быть, из него когда-нибудь и выйдет толк. Жаль, только жить в эту пору прекрасную...
   А пока мальчишка дёргал стрелы, я нащупала в сумке пачку сигарет. Потравимся на здоровье... и только я отвернулась, чтобы взять зажигалку из сумки, как - раз! - передо мной оказался Керриэль.
   -Я слышал, в Айреке есть закон о запрете эксплуатации детского труда.
   Да-а... такие важные слова и полное отсутствие эмоций в голосе - прямо-таки индеец с Дикого Запада: мол, скромность украшает мужчину наряду с воинской доблестью... Бр-р, жуть-то какая! Я усмехнулась:
   -Есть. И не один. Но это не мешает нашим деткам, например, после школы развозить газеты или выгуливать соседских собак. К тому же, как ты мог заметить, я предложила справедливую цену.
   -Многовато ему, пожалуй.
   -Деньги мои, что хочу с ними, то и делаю.
   -Не сомневаюсь.
   Теперь в его голосе слышалась откровенная издёвка. К тому же, он смотрел на меня как-то странно, будто хочет к чему-то придраться и не знает, к чему именно.
   -А сейчас-то что не слава богу? Можно подумать, у меня волосы зелёные или глаза на ушах выросли! Чего ты во мне интересного разглядел?
   -Ничего.
   -Замечательно... слушай, тебя не затруднит отвалить в сторонку? Иногда - вот как сейчас - мне очень хочется побыть одной.
   -В ближайшее время тебе это не грозит.
   -Ну ладно, как хочешь, будем травиться вместе.
   Я щёлкнула зажигалкой и прицельно выпустила дым прямо в лицо служителю Тверди. Он поморщился, пожал плечами и уселся рядом:
   -А почему ты не собираешь вещи?
   -На кой?
   -Я так и знал, что ты забудешь про Испытание.
   -Какое ещё Испытание?! Не видишь, что ли, как всё повернулось? Того и гляди, Клейтас коньки отбросит! Ты и правда думаешь, что мы оставим его здесь загибаться, а сами рванём на остров за Алтарём?
   -Клейтас поедет с вами.
   -Ага, и ты уверен, что он перенесёт дорогу?
   -Почему бы и нет? Парень он крепкий, многое в жизни повидал...
   -Тебе слишком легко говорить!
   -А тебе - слишком легко слушать.
   -Вот же репей приставучий! Делать тебе нечего, что ли? Иди-ка лучше, помоги землякам убитых считать.
   -Поверь, на остров вы отправитесь в любом случае.
   -Да ну? А что, среди т'олров бывают хорошие целители?
   -Вряд ли.
   -Вообще зашибись. Ничего не понимаю...
   -Алтарь должен быть возвращён, и это - не лично моё самодурство.
   -А чьё? - я подождала ответа Керриэля, не дождалась, выбросила окурок в реку и повторила вопрос. Молчание. - Кто стоит над тобой?
   -Настоятель ордена Земной Тверди.
   -И что это за покемон?
   -М-м?
   -Кто такой, спрашиваю.
   -Человек.
   -И на том спасибо. Значит, эльфы, гномы и т'олры автоматически исключаются?
   -Не факт.
   -Неразговорчивый ты, брат.
   -А ты слишком разговорчивая.
   -Опять словесный бильярд? "Сам дурак" - это мы уже проходили. Всё. Обиделась по гроб жизни. Водку, кстати, будешь?
   -Нет, спасибо.
   -А я, пожалуй, выпью.
   -Тебе вскоре понадобится ясная голова, Сулвен.
   -Что значит "Сулвен"?
   -То же, что и "Солле", но на прибрежном диалекте.
   -Понятно! Снова и по новой... Чего ещё изволите?
   -Собирай вещи. Потом у тебя просто не будет на это времени. О-о, вот и твой работничек несётся! Когда закончишь с ним, возвращайся к кругу.
   Ну, наконец-то Керриэль ушёл! Оно и верно: уходите по-английски, не дожидайтесь, пока вас пошлют по-русски. Я постаралась придать своему лицу скучающее выражение, но глаза всё равно загорелись при виде вороха вожделенных стрел. И. главное, ушастый связной даже с размером не напутал! Стрелы он принёс ровно такие, какие требовались. Мальчишка гордо вытянулся передо мной и выставил руку ладонью вниз в предвкушении награды. Почему-то вдруг захотелось дать ему пинка и прогнать вон, но не подтверждать же прогноз Керриэля насчёт эксплуатации детского труда! Золотой перекочевал в карманы заики, а я ещё подумала, что нашла решение той загадки - её в своё время Зайка всем загадывала. Звучит она так: когда рабочие чувствуют себя лучше хозяина фирмы? Кажется, теперь знаю. Это день зарплаты.
   Довольный парень убежал. Я быстро наполнила колчан и убрала остальные стрелы в рюкзачок, предварительно перевязав их тесёмочками. Теперь можно и к колдовскому кругу подойти да и проведать, как там наш Перворожденный.
   Действует, действует вьелшан! Раны не то чтоб затянулись, но уже выглядели вовсе не так зловеще. Клейтас даже попытался сесть, и, разумеется, ему этого не позволили. Я подошла к нему и похлопала по плечу.
   -Он смог уйти, да? - тихо спросил эльф.
   -А ты его знаешь?
   -Джирт. Его зовут Джирт. Дайнрил тоже его знает...
   -Кто он?
   -После того, как вы уничтожили Кормака, а потом - Хиссе, Джирт стал правой рукой Азгара. Но Джирт - не колдун. Он больше - некромант...
   -А ты ещё Важжая забыл... - вздохнула я.
   Клейтас махнул рукой, тщательно скрывая боль, но его выдало дёргающееся веко. Вот скотина этот Джирт! У Азгара всё схвачено и за всё заплачено. Одного помощничка уроют, и сразу следующий готов к "труду и обороне". Прямо-таки конвейер, поточная линия, и один герой другого гаже. Что тут скажешь? Свинство!
   Откуда ни возьмись появился Дайнрил в компании Оддара и двух делларийцев. Лицо вампира оставалось бесстрастным, но забрызганный кровью плащ лучше хозяина говорил, что Дайн не на речку загорать ходил. А вот Оддар матерился от души:
   -Троллий выродок! Гнусь болотная! Deltur court!.. Ушёл, гад! Teish vadicta! И почему я не умею колдовать?!
   -Сколько их? - поинтересовался Фрекатта.
   -Сотни полторы... уродов! Ух, мы их! Да если бы не этот колдун, тварь узкоглазая, никто бы из них не ушёл!!!
   -А что произошло-то? - спросила Лиза.
   -Полагаю, телепортация, - Дайнрил криво усмехнулся, - или же - театральный эффект с исчезновением. Думаю, они уже на полпути к Дершату.
   Таликор неодобрительно покачал головой:
   -И чем вы все думали? Вчетвером против полутора сотен! А если бы они стали драться всерьёз? Что бы с вами стало?
   -С чего ты взял, что они стояли руки в брюки?
   -Вижу, мать твою! Я даже не спрашиваю, скольких убил лично ты. Это какой-то сумасшедший дом! Сначала Рита со своим пунктиком насчёт лошадей, затем вот Клейтас - едва не ушёл за Грань, теперь - ты. Это же озлобленные орки, ты слишком самонадеян! Один Ош Даруш - не самоубийца, да и то... эх, да что с вами говорить!
   -Потому я и не хотела приносить Клятву до финальной битвы, - встряла я.
   Фрекатта оживился:
   -Так, спасибо, что напомнила. Сегодня мы отправляемся в путь. Остров Тор Дара не так уж далеко. Клейтас поедет с нами до Храма Истинного Света, а потом мы поедем дальше сами, без него.
   -Я уже здоров...
   -Вижу я, какой ты здоровый, - буркнул Гилейре, - и не вздумай ехать верхом. Поедешь на колеснице. И вот ещё: с ним в Храме должен остаться кто-то из вас.
   -Колир и останется, - заявил Таликор.
   -Почему это я?
   -Потому что я так сказал! Нечего тебе делать на этом острове...
   -А можно тоже с вами? До Храма...
   Айвэ! Вот тролль, мы про неё и забыли! Конечно, какие уж тут девицы, когда такое вокруг творится! И вроде бы ей врезали по шее, ну и лежи себе и отдыхай спокойненько, так нет же! И что, гнать её теперь? Конечно, к Хранителям она отношения не имеет, так ведь и сам Клейтас раньше тоже был не пришей кобыле хвост. И потом, если Айвэ послать по известному адресу, Клейтас тоже может обидеться, а оно нам надо? Одно плохо: эта самая Айвэ может плохо повлиять на Нику. Знаю, что звучит выспренно и с родительскими интонациями, но что поделать, если я действительно забочусь... о своём собственном спокойствии. У моей подруженьки и так крыша немного съехавши, когда речь идёт об эльфах, таких, понимаешь, всезнающих и в бою неистовых, а тут - вообще начнётся утренник в психушке. Эх... а пока я предавалась чёрным мыслям, Фрекатта успел согласиться на всё. Наверное, чтобы его оставили в покое. Тоже мне, мудрец!
   А тут и колесницу для Клейтаса подогнали. Да-а... скажем прямо, изделие не ахти - самая обычная крестьянская телега, запряжённая мохноногими тяжеловозами, только по бокам затейливая резьба. Что поделать, эльфы! Горбатого и бессмертие не исправит. Клейтас обречённо посмотрел на телегу и уже хотел было влезть на неё самостоятельно, но вмешалась Астра и перенесла его куда требовалось с помощью наглядной агитации... тьфу, левитации, но не менее наглядной. Эльф закатил глаза и грустно, обречённо вздохнул. Ему всё это явно не нравилось. Да, парень, как я тебя понимаю...
   И вот мы уже едем на восток. Едем медленно, чтобы "роскошная колесница" не слишком тряслась по грунтовой дороге. Вернее, дороги нет вообще, только зелёные, несмотря на осень, луга. Лошадки довольны: можно по пути перехватить сочной травки. Если бы при этом ещё и седло не дёргалось... И всю дорогу я радовалась, что из-за своей лени не распихала вещи по седельным сумкам (так, самое необходимое туда сунула), а просто закинула свой баул на телегу. Вот бы меня эти сумочки поколотили по бокам... Если не обращать внимание на самоуправство скотины, ехать можно спокойно и наслаждаться не тронутым войной пейзажем. Когда ещё доведётся увидеть такое?
   В первый раз мы ночевали под открытым небом, близ шумного и бойкого родничка, вытекающего из-под корней огромной берёзы. Точнее, серебристой берёзы ( по-эльфийски - брефиль) - это мощное дерево с гладкой корой лунного оттенка (без поперечных чёрных полос) растёт в основном в эльфийских владениях, так сказать, эндемик своего рода. Над нашими головами ярко, но холодно сияли бело-голубые нурекнийские звёзды, дул тёплый южный ветерок. В общем, идиллия. Только Фрекатта и Астра всю ночь шаманили над костром: Клейтаса била мелкая дрожь. Хорошо хоть, он был в сознании и даже пытался шутить. Мол, от проклятого руэйла если и не смерть, то похмельный синдром обеспечен. Наши музыканты называют сие явление благородным словом "тремоло". Фрекатта терпел до четырёх утра, а затем объявил всеобщую побудку, бурча себе под нос, что в следующий раз придётся напроситься в гости к жителям первого попавшегося белоозёрского селения. Мало того: это решение действительно до конца нашего похода, вернее, той его части, что заканчивается у Храма Истинного Света. Ой, всегда знала, что Фрекатта дурак! Ну зачем добровольно лезть в душную комнату, когда ночи стоят просто бархатные, воздух - как парное молоко, только ещё и душистый. Клейтас и Дайнрил поморщились почти так же, как Ника, Айвэ по-прежнему сидела с каменным лицом, а Зейтт едва ли не завыл в голос. Единственная, кто была рада такому повороту событий - Лиза, естественно. Если бы случилось по-другому, я бы всерьёз решила, что нашу "ма-аленькую принцессу" подменила нечистая сила.
   А на следующий день началось веселье. Вроде бы и не быстро ехали, но, казалось, так долго... отбила я себе филейную часть и истребила четверть запаса таблеток от морской болезни. Примерно к полудню мы добрались до большого озера. Оно простиралось вширь и вдаль, за горизонт, а вода в нём была удивительного голубовато-молочного цвета, и пахло от неё почему-то конфетами. Интересно, это специфика эльфийских земель или просто хорошая экология?
   -Это озеро Сианэ, - прошептал Оддар, который ехал слева от меня, - его ещё называют Зеркалом Шёпота.
   -Почему?
   Н-да... чертовски глупый вопрос. Хорошо, что гном вроде бы не обращал на это внимания:
   -Здесь живут наяды, и по ночам они поют тихие и печальные песни. Некоторые говорят, что пророческие. Но я слышал только их плач.
   -Не повезло тебе.
   -Нет, наоборот, я думаю, это к лучшему.
   -А вдруг бы они тебе счастье напророчили?
   -Зачем? - он втихаря оглянулся назад, туда, где сидела Лиза. - Зачем тебе знать, что скоро счастье привалит? Чтобы избавиться от него?
   -Суеверный ты, брат.
   Оддар промолчал и направил своего Анеса к воде. Я последовала его примеру, напоила Далилу и сама продегустировала озёрную водичку. Неплохо, похоже на минералку. Жаль, что пить воду не грех, а то какой вкусной она бы казалась!
   К вечеру луга почти исчезли. Мы ехали по лесу, в котором росли сплошь брефили, великие эльфийские растения... Вскоре мы увидели аккуратные ряды затейливо украшенных домиков, утопавших в осенних цветах.
   -Брефиль, - произнёс Фрекатта.
   -Вижу, - я скривилась, - тут целый лес этих самых.
   -Так селение называется, - пояснил маг-хранитель, - я здесь когда-то бывал. Давно, правда, но правитель селения должен меня помнить. Вот сюда-то мы и попросимся на ночь.
   -А туда идти всем обязательно?
   -Да, всем. Ты ещё поговори у меня! Ещё успеешь под открытым небом выспаться! Так, все стойте на месте. Ждём дозорных.
   Да-а, ждём. Полчаса ждём. Эти, в дозоре, совсем слепые, что ли? Наши тоже хороши, лучше бы лепёшки на костре подрумянили, чем без толку вздыхать над Клейтасом, который, между прочим, спал и на все наши потуги устроить ему приличную жизнь чихать хотел. Или он делал вид, что спит? Короче, через полчаса явились долгожданные дозорные. Видок у них был похлеще, чем у Айвэ. До сих пор не могу понять, как можно выглядеть воинственным и отмороженным одновременно. У них получилось.
   -Что он сказал? - спросила я, когда стражник закончил "приветственную речь".
   -Чтобы мы ждали тут. Скоро нас проводят к здешнему правителю.
   Всё бы ничего, но... кто бы вы думали, устроил мне сеанс технического перевода с эльфийского на общедоступный? Ника, вот кто! У меня аж глаза на лоб полезли. А стражник зыркнул на нас из-под шлема и что-то добавил.
   -И спрятать оружие подальше, - перевела Ника.
   Дозорные ушли, а я пробормотала себе под нос:
   -Валаамова ослица заговорила человеческим голосом. Кое-кому не мешало бы последовать её примеру.
   -Ты это про кого? - подобралась Ника.
   -А про деда мово! Тебе ли не всё равно? Ты лучше скажи, как тебе удалось так быстро эльфийский выучить?
   -Да... ещё в крепости. Пока вы с ребятами туда гоняли, сюда ездили, в Храм летали... а я там сижу, заняться нечем, вот и...
   -Ошизеть можно! И у негров бывает белая горячка! Ага! Слушай, Фрекатта, извини, конечно, что я к тебе обращаюсь и всё такое, но не затруднит ли тебя вставить мне в башку недостающие сведения и провести ликбез по местному наречию?
   -А почему?
   -По кочану! Забыл, по чьей земле прохаживаемся? Мне что-то не хочется даже в сортир с переводчиком ходить.
   Клейтас тихо засмеялся. Ага, не спит, паршивец! Фрекатта покосился на него, будто желая что-то спросить, но передумал и словно нехотя взмахнул жезлом. В ушах вдруг застучало, затем так же неожиданно отпустило. Так, вот оно. Теперь и я должна понимать по-эльфийски. И как раз вовремя! Возвращаются наши новые друзья.
   -За нами, - высокомерно сказал дозорный.
   А то мы бы и сами не сориентировались! Однако... oh yes! Я его понимаю. Отличный вкус, отличное начало и так далее. После этого никакой брефильский мэр или как там его... вовсе не пугает. Нам не страшен старый мэр... а насчёт серого волка ещё подумаю.
   Пришли. Сдали оружие. Коней отвели на ночное пастбище, Клейтаса сразу утащили в дом без всяких разговоров. Что ж, понимают, значит, не совсем ещё дурни. Ну, а мы - строевым шагом до местной администрации. Заходим так в гостиную и вдруг... оказывается, аудиенции дожидаемся не одни мы. Надо же, кого я вижу! Три богатых пояса с самоцветами, длинные тёмные волосы... Её высочество Тайола из Звенящей Рощи. Вернее, теперь уже "её величество". Наверное, поэтому она и сняла свой любимый четвёртый пояс, самый широкий и изукрашенный чем только можно. Замечательно, опознание прошло на ура. Только вот что она тут делает?
   Садимся, заводим светскую беседу. Оказывается, всё чертовски просто. Тайола, как лицо государственное, совершает турне по дружественному и братскому Белоозёрью. Вот и вся любовь. Едет она из Прибережья через всю страну, и её путь лежит через Брефиль, Аристилл (ещё одно эльфийское поселение, судя по рассказам Тайолы, это город - не город, посёлок - не посёлок) - в столицу Белоозёрья. Столица называется Изиль Бролл, и туда она едет с целью подписания договора о дружбе и взаимопомощи с белоозёрским коллегой Нэльдором. Короче, обычная туфта. Даже в параллельном мире от клятой политики никуда не денешься, разве что попробовать глубоко в лесах схорониться... я уж чуть не заснула грешным делом, и тут ни с того ни с сего меня пихают в бок. Оборачиваюсь - Астра. Это что-то новенькое! Лицо серьёзное-серьёзное, подмигивает с видом бывалого заговорщика... а вдруг это просто нервный тик? Пёс её знает. Сие науке неизвестно.
   -Ты слышала? Она едет в Изиль Бролл!
   -Ну и чего? - понимаю, голос у меня не очень дружелюбный, так и не надо было меня будить в таком случае.
   -Нужно поехать с ней.
   -Что?! Тебе делать нечего, что ли? И так вон Айвэ за нами увязалась, тебе мало?
   -Ты просто не понимаешь. Изиль Бролл находится всего в нескольких лимах от Храма Истинного Света.
   -И? Ну, в нескольких лимах. Дальше что?
   -Если Тайола будет с нами, то по пути к нам не придерётся ни один стражник.
   -Угу, и каждый день - высочайшие аудиенции. Спасибо, не надо. Мы лучше как-нибудь своими силами. И вообще, почему ты это мне говоришь? У нас Фрекатта главный бобёр в лесу, вот к нему и лезь.
   -От аудиенций мы всё равно никуда не денемся.
   -У-мпф...
   -Фрекатта это и предложил, он просто попросил меня немного унять твоё бешенство. И не смотри на меня так, он просто хотел порядка и тишины. А потом, забыл, что Тайола - не только королева, но и целительница?
   -Ага, ещё скажи - ветеринар: не мычит, не телится, "белочкой" отбелится...
   -Зря смеёшься. А про Риса и Йену забыла? Она ведь им рассудок вернула.
   -Невозможно вернуть то, чего изначально не было. Откуда у этой сладкой парочки небесного цвета уму взяться? Разве что заднему. Да ты представляешь лицо Клейтаса, когда он узнает специализацию "доктора"?
   -Откуда Клейтас-то узнает?
   -Я ему скажу.
   -Слушай, я вообще не понимаю, чего ты так упираешься. Тебе не нравится Тайола?
   -Ну, большой любви у меня к ней нет, но дело не в этом.
   -А в чём тогда дело?
   -В теле.
   -В каком теле?
   -Да увидишь. Надеюсь, конечно, что я ошибаюсь, но это вряд ли.
   -Ни тролля не понимаю.
   Я пожала плечами. Ничего ей не скажу, потому что элементарно боюсь накаркать. Конечно, нецивилизованно верить в приметы, но в том мире, в который меня занесло, стоит разик оступиться, и, выражаясь словами кого-то из великих, дьявол потирает руки... хвостом. Впрочем, из двух зол я всегда выбираю то, которое раньше не пробовала. Эх, была не была! Тем более, меня же предупредили, что мой голос чисто совещательный. Значит, буду молчать в тряпочку.
   А потом пришёл... ну, назовём всё же эту должность "мэр". Начались традиционные для подобных мероприятий поклоны, расшаркивания и рукопожатия. Трёхсторонняя беседа. Тщательно подавляемые зевки. А в конце мероприятия, как водится, банкет. Точнее, бан'кейт, как в своё время меня посветил отец Тайолы Диамант. "Бан'кейт" - это по-эльфийски "пьянка" и господин мэр постарался, чтобы слова с делом не расходились. Выходит, на всех уровнях власти пьют много, но, как ни странно, примерно одинаково, до потери членораздельной речи. А говорят, это не человек произошёл от обезьяны, а наоборот, обезьяна от человека. Правда, перед этим человек очень хорошо, с размахом отмечал что-то вроде Нового Года или, на худой конец, Дня Шофёра.
   Так и я - не всё помню. Так, обрывками. Диалоги о войне и мире, брудершафт с Тайолой (а это уже дежа вю, товарищи!), а затем - глубокий и тёмный провал. Очнулась я отчего-то в конюшне, в стойле своей Далилы. В другом углу стойла дрыхнет Зейтт - сено в волосах, обнимает лошадиное копыто обеими руками. Далила вроде не против, только смотрит на меня с лукавым прищуром. Да, здоровую атмосферу для отдыха мы ей обеспечили. Вот только когда я ухитрилась пригнать кобылу с ночного пастбища привести её в конюшню, убей, не помню... и я ли это была?
   -Как спалось?
   Я обернулась. Из-за перегородки сверкает улыбка Дайнрила. И в его волосах - сено. Нехорошо получилось: неужели все убежали спать к лошадям? Представляю, что о нас подумает брефильская администрация.
   -Что вчера было?
   Вампир беззаботно тряхнул головой:
   -Да вроде бы ничего предосудительного. А что?
   -Просто интересно.
   -Ладно-ладно. Потом нам всё расскажут. Ты же знаешь, чтобы напиться до безобразия, мне хватает одного кубка.
   -Да что ты?
   -Истинная правда. Спроси кого хочешь. Только отчего-то никак не могу запомнить, семнадцатого или восемнадцатого.
   Я рассмеялась и махнула рукой. Дайнрил прав, так какая разница? В конце концов, ещё какой-то римский военачальник говорил: "Ненавижу тех, кто помнит, что было на пиру"...

II. Марш-бросок

   -Всё-таки жаль немого кино. Какое удовольствие было бы видеть, как он открывает рот, а голоса не слышно.
   Мне вообще не очень-то нравится соглашаться с Дайнрилом, но здесь иначе и не получится. Впрочем, есть желающие попробовать возразить, но дальше нецензурностей ни одна мысль идти не в состоянии. Очень, очень всех их понимаю. Оказывается, чтобы сбылась дурная примета, достаточно о ней подумать, а озвучивать необязательно. А всё дело было, как я уже говорила, в теле. В том самом теле, которое владычица Звенящей Рощи постоянно возит с собой для услаждения своего якобы слуха. Доводилось мне знать субъекта с абсолютно фальшивым слухом. И, если бы он ещё смог подвести под это теорию, как говорил старина Ерофеев, то он, несомненно, открыл бы новую эпоху в истории современной музыки.
   Речь шла о Йене. В мае месяце сего года означенный тип работал подпаском в Храме Ночных Богов и не особенно дружил с котелком. Впрочем, относительно котелка прошедшее время неприменимо - он и сейчас с ним не в ладах. Теперь же Йена - придворный менестрель её величества. Думаете, здорово? А и фиг вам! Почему-то Йена решил, что, после того, как мы присоединились к Тайоле, он обязан и нас развлекать своими творениями. И вот уже второй вечер мы "наслаждаемся". Разумеется, нет музыки слаще, чем ангельские голоса ребятишек - особенно если не вслушиваться в то, что именно они поют. Один знакомый женоненавистник заявил: чем выше голос, тем ниже интеллект. Я думала, он это про поп-сопрано, а оказывается, вот про кого. Провидец, мать его...
   "А я люблю резкий запах сражения чувствовать - сердцем и кровью, люблю уходить от опасного ветра в сторонку и ждать, пока не минует беда-а-а. А я тебе пою эту песню с огромной любовью к тебе, и мой голос дрожит вслед за нотою тонкой: я жив, и мы вместе с тобой навсегда-а-а..."
   Ну, и каково? Сладкоголосый Йена представил нам своё очередное творение как героический (подчёркиваю, героический) эпос, вот мы уши и развесили. В итоге имеем то, что имеем. Даже Лиза и та потихоньку морщится. День пути до Аристилла, кажется, растянулся на целое тысячелетие. И растянется ещё на одно, если вовремя не принять соответствующие меры.
   Йена наконец-то замолчал. Боже ж ты мой, он наверняка как-то связан с радиоприёмником! Это же величайшее изобретение человечества: повернул ручку - и тишина! Знать бы ещё, где ручка у этого экземпляра. Айвэ тихо шипела и сжимала кулаки. Восторг прямо-таки наружу просится, как бы не было беды... я ухватила воительницу за капюшон и оттащила подальше от свидетелей.
   -Пусти!
   -Поговорить надо.
   -Тебе что, нравится это омерзительное мяуканье?!
   -Смеёшься? Я тоже хочу, чтоб он заткнулся, но нам надо думать и о Клейтасе. Думаешь, скандал с Тайолой пойдёт ему на пользу?
   -Я просто не выдержу.
   -А ты слышала выражение о мести, которую подают холодной. Ну, как студень - он же тоже в горячем виде несъедобен. Понимаешь же, что драка тут не поможет. Этот мартовский кот будет ещё громче орать о правах притесняемой интеллигенции. А вот если просто пошутить...
   -"Оно" понимает шутки?
   -Нам-то с тобой какая разница? Главное, чтобы её поняла Тайола, и я догадываюсь, что именно её проймёт. А Йена... Йена сочтёт нас недостойными своего ангельского пения.
   -Я готова. Что надо делать?
   -Погоди, птичка хищная. Увидишь. Ну, не у всех же на глазах, на самом деле!
   Айвэ обречённо вздохнула и вернулась на свет.
   Понедельник, как известно, день тяжёлый, а для "золотого голоса Нурекны" он стал вдвойне тяжелее с самого момента пробуждения. Сначала он долго пытался встать - и не мог, пока не увидел, что бахрома его модных штанишек "поштучно" привязана к тоненьким, но крепким веточкам прибрежной ивы. Сам виноват, раз улёгся дрыхнуть у самого озера. Признаться, работёнка была адова, еле справились втроём (Астра тоже горела желанием спасти свои ведьминские ушки). Йена долго дёргался, костерил всю окрестную нечисть (клевета, чистейшей воды клевета!) и, наконец, скрепя сердце, выхватил нож, чтобы разрубить путы. Выхватить-то выхватил, да так и застыл в этой позе, а потом выронил нож и взвыл пуще прежнего. Я бы на его месте тоже взвыла, если бы за одну ночь мои ногти стали ярко-красного цвета. Даже не думала, что в Лизиной косметичке найдётся столь вульгарный оттенок. Глядя на менестреля, развеселился весь отряд, особенно когда ребята увидели его лицо, изукрашенного по всем канонам уличных панков. Принимая во внимание его женоподобную фигуру и длинные волосы, сходство с королевой помойки было феноменальным. А про комья глины в штанах я ещё не упоминала?
   В общем, с самого начала день пропал не зря. Тайола, как и ожидалось, приняла издевательство за розыгрыш и даже изволила похихикать вместе со всеми. Ну, а об остальных и говорить нечего.
   Хорошее настроение, солнечная погода - чего ещё надо для долгой дороги? В половине шестого мы достигли Аристилла. И правда, это был уже не посёлок, а настоящий город, пусть и маленький. Дома сложены из красивого белого камня, рядом - несколько речушек. Воздух чистейший, а то, что на календаре уже восьмое сентября, кажется детской выдумкой. Максимум конец июля. Всё, хочу тут жить! Здесь, наверное, и зима-то длится всего лишь с декабря по февраль - вот здорово! Терпеть не могу зиму и примиряюсь с её существованием только потому, что меня саму угораздило родиться поздней осенью. С другой стороны, некоторым "подфартило" и за полярным кругом жить...
   Прежде чем появляться в приличном обществе, особенно эльфийском, следует хорошенько помыться. Разумеется, Йена был чертовски рад, что хотя бы смоет глину с тех частей тела, что вплотную прилегали к штанам. Неужели только так можно заставить его мыться? С ногтями ему пришлось повозиться подольше, но в конце концов он и лак отскрёб. У меня к тому времени уже и волосы высохли! Менестрелю же времени на обсушку не осталось, пришлось ему идти, как есть. И слава Силам! Дело в том, что торжественного приёма в местной администрации мы не избежали. Представляю, какая встреча (вернее, какие проводы) ожидали бы нас, вздумай Йена запеть пред лицом правителя Тинтанара. Если верить тому, что эльфийские имена даются не просто так, а в соответствии с характером владельца - нас ждала бы участь Жанны Д'Арк, потому что "Тинтанар" - это означает "искрящий огонь". А так как Йена был очень мокрый, мы под шумок спрятали его в гостевой комнате, выслушали всё, что он про нас всех думает, и отправились на приём.
   Правитель Тинтанар выглядел вполне прилично для своих полутора тысяч лет. Как сказал один наш радиоведущий, "у меня всего одна морщина, и то я на ней сижу". Короче, сохранился как огурчик. А вот спитая рожа его сынка (имени не запомнила) мне совсем уж не понравилась. Абсолютная власть развращает абсолютно. Хорошо ещё, что при встрече он как положил глаз на Тайолу, так там его и оставил. Негигиенично это, конечно, да что делать...
   Посидели. Поболтали. Выпили. И вдруг приключился любопытнейший казус. На стене, что ярдом с нашим столом, висела какая-то приспособа, вроде скипетра, только с рожками по бокам. И вот, этот самый скипетр на стене не удержался, рухнул вниз; неизвестно, что бы с нами приключилось, если бы Ника его не поймала. А как поймала, так все сидящие за столом дар речи потеряли. Была палка простая, а стала золотая - с радужными разводами. Ника быстро положила "сокровище" на стол между поросёнком и лепёшками. Свет померк. Все обалдели ещё больше... кроме Тинтанара.
   -Так ты из Айреки, говоришь? - спросил он с лёгким прищуром, поигрывая палочкой.
   -Да, а что? - испугалась Ника.
   -Ничего. Видите ли, это - Жезл Огня.
   -Очень приятно, царь!
   Разумеется, это - уже моя личная реплика. Кстати, вы не заметили, что "очень приятно" - самая распространенная ложь на свете? Тинтанар пожал плечами и продолжил:
   -Первый правитель Аристилла, мой хороший друг, был полукровкой. Он очень сочувствовал таким, как он сам, и отковал этот жезл. Он дарит силу тем, в ком только половина Старшей Крови. К сожалению, жезл его и погубил... впрочем, это отдельная история. Именно таким образом, как вы недавно видели, Жезл Огня отмечает полукровок. Хм... - Тинтанар усмехнулся. - И так уличают наших женщин в неверности. Потому-то я и интересуюсь твоим происхождением, Вероника.
   Опа-на! Попал, не целясь! Окружающие обалдели. Челюсть Тайолы плавно поехала вниз. Ника нервно сглотнула:
   -Позвольте, ваша светлость... мне, конечно, очень лестно, но... кто, по-вашему, я такая? Неужели кто-то из моих родителей мне не родной? Якорь в попу! Стоп, если конкретно - кто мой отец?!
   -Разве ты не знаешь своих родителей?
   -Думала, что знаю.
   -Что ж, я примерно догадываюсь, как обстоят дела. Сколько тебе лет?
   -Двадцать один.
   -А день рождения?
   -Второе июля.
   -Так-так-так... ну-ка, ну-ка... ага, как раз сходится. Эльхифф, вот ты где, оказывается, был, старый бродяга!
   -Извините, драгоценный вы наш, кто такой этот Эльхифф? - спросила я.
   -Он был одним из лучших моих воинов. Благородный князь Эльхифф из Нуримера. Рассорился с родичами и пошёл в дружину простым ратником... эх, славные были денёчки!
   -А почему "был"? Он что, умер?
   -Нет, конечно. Жив-здоров, просто он больше не служит в моей дружине. Живёт где-то на границе с Муати, решил кузнечное дело изучать. Женился, дочь растёт. Извини, Вероника, за такие слова, но этого вообще никто не ожидал! Эльхифф был ходок что надо, а уж в Равноночие с ним совсем никакого сладу не было. Я к чему речь веду? Почти двадцать два года назад Эльхифф куда-то исчез на целую неделю - а как раз было Равноночие. Мы думали, натворит парень дел, а он пришёл как ни в чём не бывало. Вот хитрюга!
   Тинтанару явно было весело. А что, типично мужское поведение - будь ты хоть эльфом, хоть зайчиком, хоть попугайчиком. Итог один. У меня и то ситуация проще. Были у меня родители и биологические, и настоящие, и ни тех, ни других больше нет в живых. А Нике-то каково узнать, что её родной папочка живёт не так уж далеко от места, где мы сейчас находимся? Просто запрос-приглашение. Надеюсь, Ника сообразит, что в комплект к папочке входят и мачеха, и сводная сестрица, и наверняка обе с отвратительным характером. Нет, вроде бы она вняла гласу разума и отказалась от "замечательной" идеи (если она, конечно, была). Хотя, кто знает, чем она решит заняться после благополучного завершения эпопеи с Шаром Истины? С неблагополучным-то вариантом всё ясно, тоже, небось "Судный день" смотрела. А в принципе, какая мне разница? Уеду домой, а после нас хоть потоп. Или ещё что-нибудь погаже, только скажите. В недобрый час упал этот несчастный жезл, ой, в недобрый... правду говорю. Кой тролль Тинтанара за язык тянул? Я обернулась, желая сделать Тайоле выговор насчёт ненужных знакомств, и поняла, что ей самой сейчас не до этого. Новоявленная королева Звенящей Рощи всеми силами пыталась отбиться от сына означенного Тинтанара, того самого проспиртованного субъекта, от которого меня воротило с самого начала. Вот это влипли так влипли! Похоже, от ночёвки под крышей нам придётся отказаться.
   -Ну... ты... куда от меня...
   Ой-ой-ой... где-то я всё это уже слышала. Синдром дежа вю, дубль два. Только, помнится, тогда так обращались именно ко мне. Тогда - это в самый первый день знакомства с Хранителями. Тип по прозвищу Боров слишком сильно хотел со мной пообщаться в интимной обстановке, но то ли водка затуманила его рассудок, то ли он просто не знал, как следует ухаживать за дамой... так вот, Боров использовал точно такие выражансы. Бедняжка Тайола! Возможно, я с ней и не согласна по некоторым вопросам, но теперь я всецело на её стороне. И надо же так случиться, что местный "Боров" - сын правителя! Вот почему я против сословно-феодального деления общества. Поставишь не на ту карту и проиграешь на несколько поколений вперёд...
   -Уйди от меня, слюнявая рожа! - закричала Тайола и с размаху влепила негодяю пощёчину.
   В этом месте у мужика должен был появиться нож, но на сей раз оружия не понадобилось. Зачем, если рядом любящий папа? Тинтанар обернулся на звук и оценивающе посмотрел на Тайолу. Ага. Наверняка прокручивает в уме пасторальные картинки счастливого династического брака между своим отпрыском и королевой Звенящей Рощи. Тайола умоляюще вскинула руки.
   -Здравствуй, Тинтанар.
   На сей раз челюсть поехала вниз не только у королевы. В дверях стоял Клейтас, неестественно бледный, с запавшими глазами, но он всё же стоял на своих ногах, лишь чуть-чуть опираясь на дверной косяк. Айвэ приглушённо вскрикнула, а Тинтанар опустил голову. Слишком велик в этой среде авторитет Перворожденных, чтобы их слово ничего не стоило. Даже в таком важном деле, как династический брак.
   -А твой сын, как вижу, за это время не научился хорошим манерам, - продолжил Клейтас, - как был свиньёй, так ей и остался.
   -Ты это про кого? - взвизгнул "дамский угодник".
   Клейтас, изо всех сил стараясь не упасть, прошипел одно из самых неблагозвучных орочьих ругательств, которым научился от Ош Даруша. Бузотёр схватил висящий на стене топор и ринулся на обидчика. Айвэ бросилась ему наперерез, но оружия у неё не было, поэтому злобному мстителю достаточно было оттолкнуть её топорищем. Ну, всё... и вдруг Дайнрил схватил со стола пресловутый Жезл Огня и в последний момент отразил удар. Жезл тревожно загудел, топор выпал из рук пьяницы и рухнул к ногам Клейтаса. Сын Тинтанара проводил оружие взглядом и захныкал. Я ограничилась тем, что устроила над ним дождик с градом. Тинтанар молчал.
   -Поехали отсюда... - прохрипел Клейтас.
   Никто не возражал. Жезл Огня мы увезли с собой - Тинтанар заявил, что нам он пригодится гораздо больше. Ворчать и возражать ни у кого не было желания. А из-за того, что Клейтас встал в постели раньше срока, его раны открылись, и он вновь потерял сознание. Тайола, узнав об этом, потупила взгляд. Ну, как будто она сама во всём виновата! Тролль знает что! Эх, где же этот Храм Света?
   Мы гнали до самого рассвета - на предельной скорости, которую могли развить тяжеловозы, впряжённые в "колесницу" Клейтаса. Хуже ему уже не будет. Это я точно знаю. На колеснице, не обращая внимания на толчки и тряску, сидела Тайола и распевала древние эльфийские исцеляющие заклинания. От звуков её голоса на глаза лезли непрошенные слёзы. Я изо всех сил кусала губы, чтобы не разреветься, как обычная школьница. Впрочем, эти заклинания так же действовали на всех присутствующих. На всех, кроме Йены. Менестрель был слишком поглощён своей персоной, чтобы обращать внимание на кого-нибудь ещё. Айвэ поминутно вздыхала, и в каждом вздохе чувствовалась безысходность. Астра и Фрекатта бубнили себе под нос, явно пытаясь подобрать резонансный ритм. Лиза плакала, не скрываясь. Что это за заклинания такие, что они высасывают из людей всю жажду жизни?! Впрочем, если это поможет Клейтасу выстоять, возьму свои слова назад.
   Вдруг Лиза разжала руки и кубарем полетела вниз с крупа оддаровского коня, даже не вскрикнув, и лицо её было нежно-салатового цвета. Я спрыгнула с Далилы, не останавливаясь, и едва не врезалась в Зейтта. А Тайола продолжала петь.
   -Тролль побери! - мы подхватили Лизу и встряхнули её за плечи. - Да что это с тобой? Эй, Оддар, ты что, ослеп?
   Гном продолжал ехать вперёд, не реагируя на оклики, а его руки безвольно свисали вдоль тела. А вот это уже нехорошо! Заклинания Тайолы просто не могут так действовать. А впереди нас резко обрывалась дорога. Я швырнула молнию в камень прямо перед Анесом... вернее, хотела швырнуть. Но Лиза дёрнулась, и молния ушла вбок. Анес взбрыкнул, Оддар тут же полетел вниз. Слава Силам, не в пропасть! Но - на острые камни. Я невольно зажмурилась.
   -Они следят за нами... - прохрипела Лиза.
   -Кто - они? - быстро спросил Кхарто, единственный из колдунов, кто не занимался лечением Клейтаса. - Кто следит за нами, Лиза?
   -Силы Тьмы.
   -Здесь? - не поверила Ника. - На эльфийской земле?
   -Почему бы нет? - Дайнрил поймал Анеса и подхватил обмякшего приятеля. - Это такая же земля, как и все остальные. Так, оно опять поёт?! Ну, держись!
   "Оно" - это слово, разумеется, относилось к Йене. Ненадолго же хватило его обиды! Теперь Йена услаждал наш слух балладой о воине, который мечтал носить женские платья - и всё это на мотивчик, очень похожий на "Кто-то с горочки спустился". Пел Йена самозабвенно, закрыв глаза, и потому не заметил, как Дайнрил, наплевав на конспирацию, перелетел к основной группе с Оддаром на руках, передал свою ношу Кхарто для приведения в чувство и быстрым шагом направился к менестрелю. Надеюсь, он не собирается пить его кровь? Я считала, что Дайн разборчивее дворовой шавки. Впрочем, может, у сладкоголосого хороший вкус?
   -Эй, Йена!
   "Нурекнийский соловей" распахнул свои подведённые голубым карандашом глаза оттого, что на его плечи опустилась отнюдь не миниатюрная ладошка Дайна. Распахнул - и обомлел: на него смотрел настоящий вампир.
   -Значит, так, Йена: ты не будешь ни петь, ни играть на этих омерзительных гуслях всё время, пока рядом находится кто-нибудь из нас. Для своей королевы можешь сделать исключение. Ты хорошо понял?
   -Понял, господин.
   Мне уже доводилось встречаться с проявлением вампирского гипноза, так что, честно говоря, Йена попал. Не на бабки, просто попал. Выходит, он больше никогда не споёт для нас свои творения? Почему же у меня не щемит сердце от горя? Да леший его знает...
   Лизу и Оддара мы вывели из ступора "посвящением в рыцари", то есть, достаточно было приложиться Сантаром ко лбу очарованных, и злые силы сбежали, поджав хвост, от одного прикосновения. А ведь вьелшан там только в сердечнике! Но гномам всё равно требовался отдых, и мы решили сделать привал - так, на несколько часов. После полудня продолжили путь, и так далее, и так далее. Дорога, еда, сон. Даже в охоте не было нужды, потому что белоозёрцы заранее снабдили нас всем необходимым. Я чувствовала, что стремительно тупею.
   К Изиль Броллу мы подъехали в пятницу - только не тринадцатого, а двенадцатого сентября, часа в три дня. Состояние Клейтаса к тому времени, как это модно говорить, стабилизировалось. Не то чтобы он стал стремительно поправляться, просто мы уже не боялись, что Перворожденный не переживёт следующую ночь. Так что в услугах Тайолы мы больше не нуждались и с тайным облегчением распрощались с ней у городских стен.
   -А может, заедем в город? - предложила королева Звенящей Рощи. - Мне немного не по себе перед встречей с Нэльдором. А вдруг что-нибудь пойдёт не так?
   -Ты хочешь сказать, вдруг у Нэльдора есть взрослый неженатый сын, к тому же без надлежащих манер? - насмешливо уточнил Дайнрил. - Ничего страшного. Пусть Йена споёт перед ним одну из своих баллад. Уверен, его сердце смягчится от сладкой музыки, и ты уйдёшь невредимой.
   Тайола покраснела, но тут же взяла себя в руки и сдержанно кивнула на прощанье. Несколько секунд спустя и королева, и её "певец" исчезли за городскими воротами, ну а мы... мы продолжили свой путь до самого таинственного Храма в истории Нурекны. Конечно, не очень сердечное прощание у нас получилось, но чего мы, собственно, хотели? И она тоже, между прочим. Мы же не по политическим делам пересекли всю страну, а по насущной необходимости. К тому же, судя по заверениям Фрекатты, до Храма осталось всего-то двенадцать или тринадцать лимов. Так неужто есть смысл терять время? В Храме Истинного Света нашему Клейтасу помогут лучше, чем в лаборатории самого знаменитого лекаря столицы. И мы, скрепя сердце, дали лошадям волю.
   Через час коняшки встали, как вкопанные. И ладно бы в степи, так на почти что ровном месте. В рощице, стало быть. Лес был так себе - смешанный: брефили, орешник и ещё какое-то южное растение. Каштаны, что ли? Пёс его знает. Главное, почему кони остановились? Вокруг, что интересно, ни намёка на Храм Света.
   А-а, вот в чём дело! Конспирация, батенька! Из близлежащих кустиков к нам вышли: Рувио Гилейре (морда одухотворённая) и Керриэль (морда ехидная). Опять шуточки насчёт земли родненькой? Несчастные коняшки. И несчастные мы. Мы - по большей части. Очередное испытание? Что этим гадам ещё понадобилось??? А ещё - какого лешего Ника так улыбается, словно в лотерею выиграла?
   -Это он! - восхищённо прошептала Ника.
   -Ясно, что не она, - фыркнул Ош Даруш.
   -Это что, орочий юмор?!
   Ош Даруш не сдержался и показал ей язык. Что ж, если всё, что не нравится Нике, отнести к орочьему юмору, то большая часть населения миров-близнецов - орки... то есть, записные чернушники. Впрочем, так оно и есть. Хорошо ещё, что Ника не увидела проявления чувств мальчишки, а то неизвестно, чем бы всё это закончилось.
   Керриэль подошёл к "колеснице" и внимательно посмотрел на Клейтаса, и выражение его лица не предвещало ничего хорошего. Но Посвящённый ничего не сказал вслух, а только подозвал Гилейрё поближе.
   -Теперь его жизнь - во власти Света, - сказал настоятель Храма, - мы сами довезём его до места.
   Колир и Айвэ, не дожидаясь приглашения, развернули лошадей. Брови Гилейре недоумённо взметнулись при виде девушки, но он, похоже, был слишком хорошо воспитан, чтобы возражать против её присутствия. К тому же, она всё-таки эльф, вряд ли она чем-то навредит Клейтасу. Керриэль, всё ещё не говоря ни слова, вскочил верхом на одного из тяжеловозов, направляя телегу в густые заросли орешника (которые расступились от одного его взгляда). Ещё один морок?
   -Езжайте через Тенду, - приказал Гилейре, который, оказывается, и не думал никуда уходить.
   Внезапно Таликор изменился в лице:
   -Тенда? Я думал, мы пройдём морем от Адникуса! Нам же всё равно плыть...
   -Ага, - Зейтт фыркнул (Гилейре неодобрительно покачал головой, услышав это проявление чувств, но прерывать не стал), - а про вендарский флот уже забыл? Чем больше мы будем болтаться в Крайнем Море, тем больше шансов наткнуться на греллов. Во-от. Нет, Гилейре прав, лучше ехать через земли лесных воительниц. Да так и короче, пожалуй...
   -Да ты ни тролля не понимаешь... пожалуй! - рыцарь передразнил дахрейца с самой злобной гримасой из своего арсенала. - Мне нельзя появляться в Тенде!
   -Из-за Мары? - предположила Лиза.
   -Вот именно! В Тенде Мара была одной из лучших воительниц - до тех пор, как появился я и забрал её с собой. Любая её землячка с радостью снесёт мне за это голову!
   -Так они тебя и узнают, - скептически протянул Ош Даруш, - не льсти себе: ты что, настолько известен?
   -Слушай! - воскликнула я. - Тебе достаточно просто замаскироваться. Ну, как я тогда выходила в лагерь муати. Оденься по-другому... ага! И бороду сбрей. Кстати, тебе даже пойдёт, а то ты похож на какого-нибудь дона Педро-Кристобаля-Эсперансу. Чего ты дуешься? Ош Даруш прав. Тенда - страна большая, и вряд ли каждая мстительная амазонка знает и тебя, и Мару лично в харю.
   -И всё равно уходите утром. Днём у вас больше шансов, - подытожил Гилейре.
  
   На том и порешили. Гилейре вернулся в свой невидимый Храм. Таликор поплёлся к озерцу - бриться и переодеваться, причём с таким видом, будто случайно съел лайм вместе с кожурой и без сахара. А что делать? Жить-то хочется. Его провожали презрительные смешки Ники - уж она-то на его месте непременно бы бросилась в бой очертя голову. И сложила бы её в первые же минуты. Наверное, Жезл Огня отнял у неё последние капли здравого смысла. Но, опять же, обращаемся к народной мудрости: бодливой корове Бог рог не дал. Это дело Таликора, ему и решать. Ну, а я лучше завалюсь баиньки. Когда ещё получится? Правда, ещё хочется узнать, как там дела у Клейтаса...
   Заснула я не просто так, а под сказочку. Обычно спокойный Кхарто вёл себя так, словно налопался сильных "тонизирующих" таблеток. Как настоящего учёного, его очень привлекала возможность поездки по доселе неизученной стране. Практически Непознанный Восток местного разлива, что ты! Амазонки - или лесные воительницы - не самая общительная народность Нурекны. Дипломатических отношений ни с кем не поддерживают, в войнах, несмотря на своё название, не участвуют - если, конечно, боевые действия не протекают на территории Тенды. У них свой язык, довольно своеобразный, хотя на Общем они тоже понимают. Этакая "мал-ленькая, но гор-дая нац-ция", и из-за этого до сих пор неизвестно, какие традиции соблюдают жительницы Тенды, как там, собственно, с рождаемостью и тэ дэ. Но Кхарто куда больше занимали не амазонки, а флора, фауна и мифические существа. Да-да, именно мифические. Даже в таком мире, как Нурекна, до сих пор ходят сказки наподобие древнегреческих. Ну, про антиподов, про циклопов, про безголовых людей, про химер... Правда, химер-то в Нурекне более чем достаточно, взять хотя бы тех же сулоров. Поэтому фантазия Кхарто исчерпывалась дикими людьми, которые не умеют говорить и одеваются лишь в собственные волосы. Мол, именно благодаря дикарям амазонки ещё не вымерли естественным путём. Да, учитывая южное расположение страны и скудные слухи, которыми кормятся местные учёные, я склонна была предположить, что речь идёт о некой новой разновидности обезьян - конечно, не участвующих в процессе воспроизводства агрессивных дамочек. Впрочем, время покажет. Тем более, у нашего отряда появились и другие проблемы. Но это потом, к слову. Под восторженную речь Кхарто я незаметно провалилась в сон.
   Наутро мы выступили в новый поход (или же продолжали старый), и нас провожала разгулявшаяся стихия. Гром, молния, тропический ливень... границу мы пересекали под аккомпанемент ураганного ветра. Я, каюсь, надеялась, что на той стороне обойдётся без дождя, но, увы, осенним муссонам никакие пометки на карте не помеха. Что ж, правду говорят глобалисты об этих самых пометках. Граница, рассуждают они, это воображаемая линия между двумя государствами, отделяющая воображаемые права одного от воображаемых прав другого. И правда, афоризм, как мини-юбка: коротко и ясно. По крайней мере, насчёт Тенды они точно в десятку попали.
   Все мы промокли до нитки, и настроение упало ниже атмосферного давления. Сначала я попыталась отклонить силы природы, но время шло, импровизированный зонтик становился всё меньше и меньше, и вскоре я пожалела о том, что так глупо тратила силу. Надо было сразу разогнать тучи... но все мы задним умом крепки.
   К вечеру дождь приутих, и Фрекатта приказал разбить лагерь. Очень-очень глупо. Если даже гномьи непромокаемые плащи весили втрое больше, чем нужно, то какой это сон? Просто праздник Ихтиандров. Но, с другой стороны, иногда так хочется иметь жабры...
   Более того: Фрекатта захотел, чтобы в течение всей ночи мы ходили вокруг - на разведку, и не просто так, а по двое. Неужели он так боится амазонок? Вот чудак! Хорошо ещё, первая очередь досталась не мне, а Нике с Астрой. Да уж, много они там разведают, голодные да усталые... я заползла под брюхо Далилы, укрылась мокрым плащом и стала считать секунды. Досчитала примерно до пятнадцати, а потом в моей памяти появился глубокий провал, который закончился часа в три ночи, когда меня разбудил истошный крик Астры:
   -Они ! Это они! Teish vadicta!
   -Кто? - маг-хранитель спросонья захлопал глазами. - Кто там? Воительницы?
   -Нет! Хуже! Зверолюди!
   -Кто-кто? - прищурился Оддар.
   -Зверолюди! Те самые, про которых вчера рассказывал Кхарто! Это точно! Они близко, и мы их видели!
   -Ника? - деловито переспросил Кхарто.
   -Я тоже их видела. Советую всем побыстрее уходить отсюда. Это - какие-то выродки! От них лучше держаться подальше. Кто ж их знает, этих дикарей? На секунду мне даже показалось, что они нас заметили. Уходим, ну пожалуйста!
   -Мы никуда не уйдём, - Фрекатта был на диво спокоен, - где вы их видели?
   -К северу отсюда, и трёх лимов не будет.
   -Вот, значит, как? Дайнрил, Рита!
   О-о-о, нет!!!
   -Идите и проверьте. Ваши "тёплые" отношения меня совершенно не волнуют. Вперёд, кому сказал!
   Я выбралась из-под Далилы с видом церковного мученика. Ну неужели нельзя было поставить меня в пару... хотя бы с Зейттом? Нет, нельзя: Зейтт спит богатырским сном...
   Ехать под дождём, как я уже успела понять, сомнительное удовольствие, но идти - в сто крат хуже. Мокрые ветки хлещут по лицу, а Дайнрилу, что самое интересное, совершенно всё равно. Более того, плащи мы оставили в лагере. Короче, вода надолго стала самым моим нелюбимым элементом стихии. Мы прошли указанные три лима на север и, как и следовало ожидать, никого не увидели. Дождевой лес... теперь ясно, почему учёные его так называют. Я бессильно опустилась на землю. Ненавижу всё! Ненавижу эту жизнь!
   -Будешь реветь?
   -Оставь меня в покое!
   -Я просто спросил.
   -Так "просто" отвали!
   -У-у, как всё запущенно! - Дайнрил рывком поднял меня вверх. - И рад бы отвалить, да не выйдет. Ушли с тобой вместе - значит, и возвращаться вместе, а то Фрекатта подумает, что я тебя убил и прикопал где-нибудь под кустом. Что за пессимизм, дорогуша?
   -Я тебе не дорогуша!
   Короткий взблеск молнии, попытка уйти от дождя, и вот эта многотонная завеса вновь обрушивается на меня. Arvirtar'vel! Я израсходовала абсолютно все силы и теперь... даже думать не хочется. Нет, сегодня весь мир точно настроен против меня! Дайнрил сочувствующе улыбнулся:
   -Да ладно, не раскисай! Подумаешь, водичка! Что это за детский сад?
   -Хочу и буду раскисать! Не нравится - вали в лагерь.
   -А, я придумал! Ты выпить хочешь?
   -А у тебя есть?
   -Пока нет, но сейчас будет.
   -Это как? Тут рядом деревня?
   -А зачем? Есть же aveillon, в конце концов.
   -А что такое "авэллон"?
   -В буквальном переводе - "пьяная ягода". Я видел неподалёку несколько кустов. Тебе хватит. Сходить?
   -Сам-то будешь?
   -Куда ж от тебя денешься? - и откуда, интересно знать, этот воистину страдальческий тон? - Конечно, буду. А ты сможешь подождать пару минут?
   -Угу.
   -Ну тогда жди меня, и я вернусь!
   -Возвращаться - плохая примета...
   Дайнрил, не обращая внимания на мою последнюю реплику, скрылся в дождевой завесе, и я осталась одна. Вот чёрт! Ну и зачем мне эти "авэллон", когда других проблем до кучи? Ведь осталась я, разнесчастненькая, наедине с абсолютно чуждым мне миром - и никого рядом, чтобы хотя бы помочь повеситься. Вдруг закуковала кукушка. Я тряхнула головой, но пташка продолжала отсчитывать кому-то годы жизни. Для справок: на календаре тринадцатое сентября, то есть, уже четырнадцатое. А кукушки надрывают глотку весной. И как это называется, позвольте узнать? Нехорошее ощущение, прямо-таки кажется, что кто-то подкрадывается к тебе сзади...
   И вдруг я поняла, что пытаюсь дышать мокрой травой, а на моей спине кто-то сидит, мешая принять нормальное вертикальное положение. Нет, это ни в коем случае не Дайнрил! Этот "кто-то" рычал по-медвежьи и с силой придавливал меня к земле. Я пыталась брыкаться, пыталась кричать, а в итоге пожевала травы и получила локтем между лопаток. Изо всех оставшихся сил я развернулась и увидела абсолютно дикого мужика без малейших признаков одежды. Он стянул мою куртку, наполовину стащил брюки... что, маньяк?! Обезьяна! Я пнула его в пах, но или промазала, или он предусмотрительно запасся железным гульфиком. Твою маму, что же делать? Дикарь прижал мои руки и ноги к земле, явно принимая за местную жительницу. Пинки, тычки, ругательства - ничего не помогало. До тех пор, пока насильника просто не приподняли над землёй.
   -Я не опоздал? - голос Дайна был по-прежнему ровным.
   -Нет. И спасибо тебе.
   -Надо же... а, выходит, зверолюди не приснились Нике и Астре. А чего он хотел?
   -Будто сам не знаешь!
   -Зна-аю, - он как бы случайно провёл рукой по моей... тыловой части. Я спешно поправила одежду. - Очень хорошо знаю. И что ты предлагаешь с ним сделать?
   -Тебе крови, что ли, случайно не хочется?
   -Случайно не хочется. И специально тоже. Я ещё не намерен травиться его немытой шеей. А ты хочешь поделиться?
   -Делюсь... - блин, и зачем я говорю такую чушь? - Дайн, а он не задохнётся?
   -Тебе жалко?
   -Сказать, у какой пчёлки жалко и в каком месте? Да нет, просто, если ты его задушишь, он напрудит лужу дерьма, а нюхать это что-то не хочется. Есть же более гуманные способы - например, отрезать ему беспокойный орган.
   -Щаз! А как же мужская солидарность? Вот, лучше перекуси, - он запустил свободную руку в карман и с видом триумфатора высыпал передо мной пригоршню какой-то дряни, очень похожей на виноград, только от них ощутимо несло сивухой, - налетай.
   -Ты правда не устал?
   Дайнрил расхохотался. И верно, я говорю глупости...
   -Предлагаешь поменяться?
   -Не-а. Одной лопать скучно, а так хоть ужин при луне получится. Эй, какого тролля?..
   Бесполезно. Я втянула голову в плечи, но, оказалось, вампир вытащил клинок из ножен не по мою душу. Лёгкий, почти незаметный взмах мечом - и волосатый (бывший волосатый) дядя лишился своей последней защиты. Длинные пахучие лохмы опали на землю, оставив мужика в чём мама родила. Дайнрил выпустил его чубчик, брезгливо вытирая руку о траву, потом пнул дикаря для пущего ускорения - и вот уже "зверочеловек" лежит на груде собственных волос. Натюрморт номер один! Жаль, недолго мы им любовались, потому что дикарь сбежал в неизвестном направлении. И мы остались наедине с самими собой да ещё с "авэллоном".
   -Сколько тут градусов? - боязливо спросила я.
   Дайнрил пожал плечами. Что ж, придётся узнать на собственном опыте... Короче, мы устроили локальный турнир "камень - ножницы - бумага", где проигравший должен был слопать пять ягод. В итоге мы встречали рассвет в ручье, к тому же, в абсолютно непристойном виде. И если бы без одежды! Нет, просто любая свинья могла бы похвастаться лучшей координацией движений.
   Когда пьяный угар прошёл, мы, поддерживая друг друга едва ли не под коленки и рассказывая пошлые анекдоты, направились в лагерь. Я считала, что там нас ждёт крик и мат, однако всё получилось не так. Мы встретили пустой лагерь и "зверолюдей", рыщущих по периметру.
   -Стой! - Дайн вовремя схватил меня за руку. - Остановись, кому сказал! Их давно нет!
   -И где они тогда?!
   -Там, впереди. Рита, тролль тебя побери! Ты хочешь, чтобы я снова ударил тебя по голове? Я ведь сделаю это!
   -Да ты ж всё равно ударишь.
   -Нет, если ты будешь стоять спокойно.
   -Шантажист хренов!
   -Ох, только не надо изображать пьяное тело! Я прекрасно знаю, что ты из себя представляешь - в любой момент, знаешь ли.
   Обидно. Он что, маг, чтобы мысли читать? Да уж наверняка, что твой Керриэль! И только я собиралась высказать этому... этому гаду, всё, что о нём думаю, но неожиданно получила-таки по темечку и очухалась уже в нескольких лимах к югу от нашего бывшего лагеря - в лагере настоящем. Дайнрил ткнул меня под рёбра тогда, когда праведный гнев мага-хранителя не то чтоб сошёл на нет, а изрядно поутих. Правда, эхо гуляет по горной долине до сих пор.
   -Да deler с вами! - Зейтт подхватил меня под руки и закружил по поляне, изображая карусель. - А мы ведь подумали, что дикари вас сварили и сожрали! Дайн... да иди же сюда, послушаешь, обхохочешься! Знаете, что было, пока вы пили? Не знаете? А вот! Мы дрались с воительницами!
   -Не было напасти... - задумчиво пробормотал вампир. - Надо же... А кто это - мы?
   -Я же говорю - обхохочешься. Я и Таликор, вот кто! Ну, как вы ушли, и часу не прошло, как такое началось! Ну что, рассказать или неинтересно?
   Мы синхронно покачали головами.
   Да-а, век живи, век учись и дураком помрёшь! А если даже и не помрёшь, то самое интересное обязательно произойдёт за твоей спиной. В общем, не прошло и часу, как мы с Дайном отправились искать этих отнюдь не сказочных зверолюдей - в лагерь заявились "амазонки" с луками, стрелами и дубинами. Насчёт дубин я долго не могла поверить, всё же совсем не женское оружие, но позднее убедилась, что такие чудеса всё же случаются. В общем, эти воительницы следили за нашими передвижениями от самой границы и только и ждали удобного момента для атаки. Удобный момент наступил, когда дождь довёл наших ребят до состояния губки, безразличного ко всему морского низшего животного. Она тоже в воде век векует... а зря, получается, Тэл бороду сбрил, его узнали и без этого сомнительного украшения. Окружили злющие бабы наших и потребовали... нет, не выдачи врага государства, а всё же честного поединка. Мол, если победите, честь вам и хвала, топайте дальше через наши земли. А на нет и суда нет - до свидания, обратная дорога до Белоозёрья обязательно покажется длиннее, если тебя привяжут за ногу лошади и стегнут животину вдоль хребта...
   Короче, пришлось ребятам принимать вызов. А там, как потом рассказала Ника, противницы будь здоров, как говорится - до свиданья, тётя лошадь. Три меня поперёк и две - вдоль. Конечно же, Таликор пересилил вполне понятный страх и вышел вперёд. А с ним рядом как раз оказался Зейтт. Он тоже вышел в центр свежеутоптанного круга, вмиг забыв обо всех своих политических разногласиях с доблестным рыцарем.
   Поначалу казалось, что состоится бой по всем правилам, но Таликор был не только мокрым с головы до ног, но ещё и очень злым, то есть - быстрым и маневренным, поэтому огромная баба попросту не успевала поворачиваться вслед за противником. Вскоре рыцарь прикончил свою противницу под улюлюканье Астры (а перед этим "амазонки" обозвали её нехорошим словом, то ли пиявкой, то ли хлыстиком с ушами). Что касается Зейтта, то он не стал особо мудрить с тактикой и стратегией боя и просто вырвал из земли дубину диаметром с футбольный мяч и на глазах у всех переломил её об коленку. После этого небольшого представления желающих сразиться с ним отчего-то не осталось, и воительницы, источая яд, благословили нас на дальнюю дорогу. Причём на сей раз переговоры велись с безопасного для воительниц расстояния.
   -Вот так всё и было! - закончил дахрейец, возбуждённо жестикулируя. - Ну, а всё же, вас-то где носило?
   -Там, в лесу. - Дайнрил неопределённо махнул рукой.
   -И чего вы там делали? Мы ведь подумали, что вас зверолюди поймали!
   -Ты это уже говорил.
   -Знаю, что говорил. Я напоминаю. Кстати, вы их видели?
   -Видели.
   -И как они? То есть, девчонкам не показалось?
   -Покажется такое! - пробурчала я, растирая ушибленные руки. - Видели их так же, как вот сейчас - тебя.
   -Ну, видели вы их. Драка была или миром разошлись?
   -Как бы так тебе сказать? - Дайнрил задумался. - Ни то, ни другое. Я бы не назвал это дракой. Так, развлечение на сон грядущий. Что ещё не так?
   -Эй! - Зейтт прищурился. - А почему это от вас обоих несёт "авэллоном"? Вы что, нажраться решили?
   -Да что ты, в самом деле? - вздохнула я. - Не хлебом же единым жив человек, нужно что-то и выпить. Или ты думаешь, что я святая сестра ордена воздержания?
   -Нет... - теперь его голос звучал на удивление тихо и словно из другого мира. - У вас там не будет лишней горсти ягод? Я, кажется, совсем с ума сошёл, раз такое мерещится!
   -Что случилось?
   Дайнрил молча ткнул пальцем куда-то вперёд. Я последовала взглядом за его конечностью и тоже почувствовала насущную необходимость принять на грудь изрядную дозу горячительного. Желательно - не просто пива, а чего покрепче... спирта крепостью двести градусов ещё не изобрели? Нет? А жаль. Считаете меня конченой алкоголичкой? Я тоже. Или, на худой конец, ловцом глюков. Ещё бы! Над тропической растительностью поднималось вполне современное тридцатиэтажное здание с вывеской золотыми буквами "Sol El Mouradi". Отель "Муради", стало быть.

III. Чудилы

   Ещё несколько лет назад я задавала себе вопрос: почему для галлюцинаций таблетки есть, а от них - ни единого средства. Говорите, спроса не будет? А вот и нет, я бы заказала сразу двести упаковок, чтобы всегда были под рукой. Вот и сейчас, увидев современный отель в месте, где его в принципе быть не могло, я почувствовала нестерпимое желание бежать - в ближайшую психушку. Вроде бы вокруг не пустыня, однако ж откуда миражи?
   Ника крепко выругалась. И вдруг, словно застыдившись, отель замерцал и растворился в воздухе. Так, глюк прошёл, и это хорошо. Только почему глючило всех без исключения? Остатки отеля сверкнули лиловато-сизым туманом, и только тогда до меня дошло, что это был вовсе не глюк, а самый обычный шальной Портал - правда, для разнообразия гигантских размеров. Ош Даруш скрылся за деревьями и вскоре вернулся, осторожно держа двумя пальцами коктейльную соломинку и окурок сигары. Что ж, я и не сомневалась в том, что это был "семизвёздочный" отель для богатых и знаменитых.
   -Настоящее... - удивлённо прошептал Ош Даруш.
   Я хотела что-то сказать, но слова застряли в горле и не желали вылезать оттуда. Да, что бы это значило? Срочно выпить! Я, не глядя, запустила руку в седельную сумку - где-то там, если мне не изменяет память, лежат аж два пузыря водки - и неожиданно нащупала не бутылку, а руку Дайнрила. Очевидно, ему пришла в буйну головушку та же мысль, что и мне. Я даже не стала возмущаться насчёт попранного права собственности, а просто переглянулась с ним и передала ему бутылку. Вскоре она вернулась ко мне, правда, ненадолго, потому что Зейтт тоже хотел подлечить нервы.
   -Вот оно, действие разрушения! - пафосно изрёк Фрекатта, тыча пальцем в сигарный окурок. - Несомненно, они тоже нас видели. Какая там сейчас паника...
   -Да чихать они на нас хотели, - вполголоса заметил Дайнрил, ещё раз отхлебнув из бутылки, - бывает, от абсента пополам с травкой многие и розовых слонов видят. И что-то я сомневаюсь, будто постояльцы "Муради" имеют привычку вставать вместе с солнцем. Они с ним ложатся. Так что отвяжись, Фрекки, ради твоего Света!
   Старый маг неодобрительно сдвинул брови:
   -Ты что, пьян?
   -Я? - вампир иронично усмехнулся. - Пока что нет, но в самое ближайшее время собираюсь это исправить. А ты хочешь мне помешать?
   -Подумай, какой пример ты подаёшь окружающим!
   -Уже подумал. Нехороший. Но тут уже от меня ничего не зависит. Верно, Зейтт, Рита?
   Дахрейец не ответил: дорвался-таки до бутылочки. Ну, что ж, водка губит целые народы, но одному-то человеку ничего не сделает. Да и вообще, водка крепче на дне рюмки, так пусть пьёт то, что сверху. Только Фрекатта по-прежнему ворчал:
   -И после всего того, что произошло, вы ещё собираетесь веселиться?
   -А что произошло? - моя родная наглость всё же вернулась ко мне. - Подумаешь, Портал! Будто никогда не видели. Хорошо, большой Портал - и из-за этого нам дружно разреветься? Хны-хны, сейчас сопельки подберу!
   Фрекатта побагровел от гнева. Оддар засмеялся. А что? Жаль, конечно, старика, но что поделаешь? Такова жизнь. И на самом деле, почему бы не устроить походную вечеринку? Может, у нас потом и не будет такого хорошего шанса.
   Водка кончилась на удивление быстро, и мы (впрочем, наши ребята тоже не отставали) приступили к "авэллону". Просто материализованный анекдот - ну, про вино в пилюлях. Даже портвейн по тридцать рэ за пузырь, а не вино. Самое интересное, что я не чувствовала себя пьяной в привычном смысле этого слова. Язык не заплетался, ноги держали крепко. Однако все внутренние ограничители и тормоза будто корова языком слизала. Как в той песне поётся: "я свобо-оден!" и так далее. Зейтт ржал каждую минуту, нескромно улыбался, словно луну проглотил, и вообще радовался жизни. Фрекатта косился на нашу троицу, но, увы, ничего не смог сделать, потому что, единственный из всех, он оставался совершенно трезвым. Так ему и пришлось, несчастному, наблюдать за "стадом взбесившихся обезьян" (цитата). Апофеоз представления наступил тогда, когда кончился дождь и выглянуло солнце. Мы ехали вдоль глубокой канавы, и Далила вдруг захотела искупаться и спустилась в означенный водоём. Хорошо ещё, я заметила это и успела вскочить в седло, опираясь на плечи Дайна и Зейтта (Эринор и Боджо соответственно не оказались такими уж чистоплотными). Так мы ехали добрых двадцать метров, пока канава не кончилась. Друзья встретили нас аплодисментами, хотя, быть может, они просто ловили комаров.
   -Пьяные выродки!
   Я философски пожала плечами. С пьяными ещё согласна, но почему "выродки"? Вроде бы не помню, чтобы я вырождалась. Впрочем, что взять со старика? Небось когда амазонки напали, он в штаны наложил, а уж теперь... когда тебе плохо, попробуй поспорить с пьяным, и ты поймёшь, как раньше было хорошо. Есть такой анекдот про козу - мужик приходит к другу и жалуется, как ему трудно жить, семь человек в однокомнатной квартире и никакого просвета в будущем. Друг ему советует - заведи козу, посмотришь, что будет. Мужик возвращается через неделю. "Ну как дела?" - спрашивает друг. "Ужасно", - отвечает мужик, - "мало того, что нас семеро, так ещё и коза под боком"... "Уведи козу". На следующий день мужик прибегает радостный: "Представь себе! Нас всего лишь семеро в комнате - и никакой козы!!!" Так, похоже, я отвлеклась от темы.
   "Авэллон" не зря назвали "пьяной ягодой". Как говаривала Жучиха, преподавательница политологии, "раз пошла такая пьянка, режь последний огурец": снова пошёл дождь, да такой, что с кокосовых пальм (откуда только взялись, сволочи?!) стали падать полусозревшие орехи. И нет бы призадуматься, что будет, если такая штучка рухнет кому-нибудь на тыковку...
   -Ребят... запивка падает! - радостно промычал Зейтт.
   Падать-то она, положим, и падает, но с меня хватило одного раза попробовать. И как только аборигены могут хлебать такую гадость? Я вышвырнула початый орех прочь и попала в какую-то местную мартышку. Хотелось спешиться и пожалеть животное, но, как назло, именно в это время Зейтт решил, что это какая-то новая игра, и в мою сторону полетел град зелёных кокосов. Тогда-то я впервые попыталась протрезветь, но, увы, свалилась с Далилы и ткнулась носом в плащ Дайнрила, которому тоже не удалось удержаться в седле. И всё бы ничего, если бы не запашок - дико знакомый запашок. Точно такое же амбре исходило от зверочеловека, который недавно напал на меня. Я едва удержалась от крика и перекатилась вправо. Да, это был зверочеловек, но, к сожалению (или всё же к счастью?), уже дохлый. А на его шее виднелись следы клыков.
   -Дайнрил?
   Его улыбка могла вогнать в краску любого другого вампира, однако на губах не было ни следа крови. Успел вытереться или же всё же тут не он виноват?
   -Ложись!
   -Что?
   Дайнрил толкнул меня в траву. Дождь и не думал кончаться. Изредка полыхали молнии - и ничего, кроме пахучего трупа зверочеловека в каких-то пяти шагах от меня.
   -Где он? - осведомился Фрекатта.
   Где-где... сказать ему, как это слово можно срифмовать, или сам догадается? И кого он вообще имел... в виду? К сожалению, маг-хранитель не успел не то что уточнить вопрос, но даже получить на него ответа. Где-то не очень далеко раздалось злобное шипение, и в нескольких сантиметрах от моей головы пролетела та самая мартышка, в которую недавно попал орех. Стоп! Пролетела?! "Зверёк" обернулся мордой ко мне, и я инстинктивно выхватила клинок. Ни фига себе мартышечка! На это животное летун походил лишь размерами. Сине-лиловая, лишённая шерсти кожа, когтистые лапы, две пары синих крылышек - на голенях и предплечьях - и огромная пасть, полная на редкость устрашающих клыков.
   Стало ясно: если я сию же секунду не обрету прежнюю скорость реакции и трезвую голову, то эта милейшая обезьянка не погнушается изжевать мне шею. Конечно, вампиризм, цитируя Дайна, не сифилис и через кровь и слюну не передается, но и сифилиса (да и бешенства тоже) что-то не хочется. А гарантий нет никаких, особенно при таких санитарных условиях. И как же, тролль побери, протрезветь? Ага, а что, если... алкоголь ведь тоже жидкость. Если вывести эту жидкость через кожу в виде пара, что будет? Я увернулась от "мартышки" и попыталась сконцентрироваться. Через несколько секунд передо мной в воздухе парил шарик чистого спирта диаметром в монетку (достоинством в минройский золотой). Странно, я ожидала большего - тем не менее, трезвый рассудок вернулся, а синяя тварь при следующем броске получила в лоб этим самым шариком. Вроде бы и маленький шарик был, а для неё вполне хватило. Я, конечно, понимаю, что спирт в глаза - удовольствие то ещё, но чтобы при этом от брызг задымились крылья и кожа на лапах потрескалась? Существо попыталось взлететь, однако - облом! - и жалобно затрепыхалось на земле. Тут-то я и сообразила жахнуть гада молнией.
   Тихо падали дождевые капли.
   Вдруг среди вымокших деревьев послышался громкий визг. Лиза? Эй, а когда я её вообще в последний раз видела? А остальных?! Твою маму, даже Зейтт куда-то запропастился! А моя лошадь? Не может быть! Ну, я и правда не человек после этого, а ворона! Моя Далила попала на обед кому-то из этих синих тварей?! Лиза вновь завизжала:
   -Спасите! Упырь!
   Вот "грен"! Я ломанулась было сквозь кусты, но здравый смысл заставил меня перво-наперво остановить дождь. Шварк! Молния ушла в небо (хорошо, что в этом измерении нет самолётов), и вокруг неё стали быстро расходиться тучи. По прикидкам Астры, заряда такой мощности должно хватить где-то на двадцать-тридцать минут затишья. Что ж, этого вполне достаточно. Я прыгнула вперёд и... не приземлилась. Откуда ни возьмись, появился Дайнрил, обхватил меня за плечи и взмыл в воздух.
   -Тебе там нечего делать, - процедил он.
   -И что? Пусть этот синий упырь всех там поубивает?!
   -Карлик.
   -Что-что?
   -Помнишь, этой весной в "Кафе-баре" мне... не понравилось, что Оддара и Гарха назвали карликами?
   -Ещё б не помнить! Это словечко спасло мою задницу от Борова!
   -Вот тебе и причина.
   -Ты хочешь сказать?..
   -Это, - вампир ткнул пальцем в сторону убитого мной "синенького", - и есть карлик. Третья полуразумная раса Нурекны после греллов и троллей. Питаются кровью и сырым мясом. А живут - в колониях, как муравьи.
   -А сколько их всего в колонии?
   -Ну, где-то сотни две.
   -Чего-о?! Так наших ребят сейчас грызут двести упырей?!!
   -Не дёргайся, тут же высоко... я не просто так упомянул муравьёв. Про их образ жизни тебе расскажет Кхарто - если захочешь - а сейчас слушай: если королеве будет угрожать опасность, вся колония бросится на защиту.
   -Где королева?
   -Где ей и положено быть: в гнезде.
   -А гнездо?
   Дайнрил указал на круглую нору под большим, в три моих роста, валуном. Дыра была не такая уж большая, зато ветер дул в мою сторону, и даже оттуда, где я висела, можно было почувствовать редкостную вонь.
   -Чтобы заманить их в гнездо, есть один способ. Только что придумал, но... короче, я видел, что ты сделала с тем, гм, "солдатиком". Скажи-ка, у меня в крови остался спирт?
   -Не знаю. Сейчас и увидим.
   Н-да... увидели. Шарик оказался ещё меньше, чем я думала, всего-то с фалангу пальца. Дайн хмыкнул.
   -Хороший метаболизм, - философски заметила я.
   -Этого вполне хватит. Держи его так. Ты уже знаешь, что карлики очень чувствительны к алкоголю. Поэтому они не селятся вблизи зарослей авэллона, и поэтому, собственно, я их и проморгал. Ну ладно... Мы искупаем королеву колонии в спирту, и всё.
   -Ага, а как ты предлагаешь её искупать? Типа, колечко, выйди на крылечко? Мы ведь даже не знаем, где именно прячется это чудище!
   -Предоставь это мне, - усмехнулся вампир.
   Он опустил меня на землю (кстати, мог бы и поаккуратнее) и обхватил тот самый здоровенный валун, словно собирался вырвать его из земли. Вскоре я поняла, что он именно это и делает. Вот псих шизанутый! Взял бы хотя бы рычаг какой-нибудь, что ли? И... вдруг я увидела то, чего в природе просто не может быть. Дайнрил рванул камень на себя, вырвал его вон и с разворота швырнул в первое попавшееся дерево, которое заскрипело и сразу же сломалось... под грузом ответственности. А Дайнрил при этом даже не вспотел. Мне стало по-настоящему страшно. Эдак он меня двумя пальцами перешибёт, если захочет... ага, а когда я посмотрела туда, где только что лежал валун, страх почти перерос в панику. Под камнем оказалась ниша, в которой извивалось длинное многосуставчатое тело, отдалённо напоминающее давешнего упыря, но раз в пять больше и с огромным раздутым брюхом. Существо так корячилось под слабыми лучами заходящего солнца, будто его пытали раскалённым железом.
   -Бросай!
   Королева карликов распахнула фасеточные глазки и уставилась на нас сотней ненавидящих взглядов. Я зажмурилась и швырнула шарик в цель, почти не глядя. В тот же момент Дайнрил подхватил меня, и мы полетели прочь от страшной колонии к нашим друзьям. Если, конечно, кто-то ещё остался в живых...
   А в живых остались все, за исключением полутора десятков синих клыкастых тварей. Оддара, правда, тяпнули за запястье, и теперь гном яростно растирал ранку пригоршней ягод авэллон.
   -Спасибо... - Фрекатта чуть заметно склонил голову. - Хоть на что-то пригодилась ваша проклятая выпивка.
   Зейтт стоял тут же. Его не тронули, наверное, потому, что от него нестерпимо несло водярой. Лошади - и те избежали участи ужина и терпеливо дожидались нас, изредка переступая по влажной земле.
   -Это насекомые, да? - спросила я.
   -Нет. Теплокровные, - возразил Кхарто, - правда, карлики от них эволюционировали. Они всегда выходят на поверхность в сезон дождей.
   -Интересно, что будет с королевой?
   -Как "что"? - Дайнрил пожал плечами. - Сдохнет, разумеется. Только не говори, что тебе вдруг стало её жалко.
   -Да нет, в общем-то...
   -Едем. Когда королева умирает, колония... гм, как бы так повежливее... впадает в неистовство. Надеюсь, дополнительных пояснений не требуется?
   Пояснений?! Да я уж и не помню, когда в последний раз так быстро взлетала в седло! Если бы не дождь, которому вновь вздумалось пойти и испортить мне настроение, и если бы не бурелом, наша компания вплотную подошла к звуковому барьеру.
   Следующие дней шесть мы все не раз ещё пожалели о такой поспешности. Кхарто сказал, что при такой дозе яда, которую я засандалила в королеву карликов, та сдохла бы только через пару дней, а до тех пор вся колония сидела бы подле неё тише ртути и ниже плинтуса. А путь через джунгли - это вовсе не то же самое, что привольная скачка по белоозёрским лугам, пусть даже с Клейтасом на колеснице тележного типа. Да и лошадки выдохлись... я скрежетала зубами и думала о том, что по несчастной Тенде топаем дольше, чем по всему Белоозёрью, а ведь территория лесных воительниц не в пример меньше. Уж не заблудились ли мы, часом, в непролазной чащобе? Хорошо, что дожди на время затихли. Зато послеполуденная жара плюс влажность - это, извините за сравнение, почти что баня. А ехать по тропической бане, когда под тобой живая грелка с четырьмя копытами - удовольствие для мазохистов. Потому-то я и подумала, что схожу с ума, когда бесконечные, казалось бы, заросли вдруг расступились, и перед нами оказалась роскошная полоса пляжа с чистейшим белым песком, а сразу за пляжем - синие, чистые волны и за ними - бескрайний горизонт.
   -Море! - заорала я и прямо на Далиле въехала в воду.
   У лошади будто второе дыхание открылось, и она врезалась в воду, как живая ракета. Я же умылась морской водичкой и... недоумённо остановилась. Вода оказалась лишь чуть-чуть солёной.
   -Добро пожаловать к устью Касады! - рассмеялся Таликор, который влетел в воду сразу вслед за мной. - Если интересно, то Крайнее Море начинается во-он там.
   -И что, ты хочешь сказать, что вот это - река?!
   -Самая что ни на есть.
   -А где ж тогда другой берег?
   -Там, - палец Тэла ткнулся в сторону бескрайнего горизонта, - а море в той стороне.
   -Что-то не вижу разницы.
   -А будет прилив - вообще не заметишь. Кстати, о приливе. Здесь очень сильно заливает берег.
   -Намёк понятен. Уже выхожу.
   Н-да. Легче сказать, чем сделать. Раньше я была уверена в том, что моя Далила - чистокровная лошадь, но, сдаётся мне, кто-то из её предков определённо был ослом. Вытащить её на берег оказалось едва ли не труднее, чем научить свинью летать. А когда "хрюшка" всё же "полетела", стало ясно - не в ослах дело. Наши неприятности только начинались. Ох-ох-ох, что ж я маленьким не сдох? По полоске пляжа носились красные и чёрные призраки, почти как в Цитадели Кормака. Ребята, те, кто ещё не вылез из воды, стояли, будто кувалдой по черепу схлопотали. Призраки летали вокруг и гнусно гоготали. Далила застыла на кромке воды, не решаясь наступить на песок. А сама я не могла спрыгнуть - видимо, призраки постарались натянуть качественную магическую завесу. А прилив-то продолжал подниматься. Вот он уже захлёстывает колени кобылы, вот плещется под брюхом... И тут посреди их водоворота вспыхнул ослепительный свет, я зажмурилась, а когда открыла глаза, то призраков уже не было, равно как и "барьера". Там, где совсем недавно кружился бешеный хоровод, лежал наш Фрекатта, а рядом с ним в позе верного хранителя стояла Ника, бледная, с удивлёнными глазами, а в её руках был Жезл Огня.
   -Вот те на! - присвистнул Таликор. - А я не поверил... думал, что Тинтанар всё это ввернул для красоты.
   Фрекатта поднял было голову, но тотчас же обмяк окончательно. Да он же все силы растратил! Наверное, надо помочь, что ли. Так, кто там есть? Лиза... Астра и Кхарто выругались тоскливо-тоскливо, как старая собака лает на соседа. Стоп, и это всё?
   -Они на разведке, - Ника отбросила жезл и поспешила упредить логичный вопрос.
   -На кой? - не поняла я.
   -Ищут лодку.
   -Это в лесу-то?
   -Представь себе, нет. Подумай адекватно. Ищут место, где можно её взять.
   -Ворьё, блин, вокруг! Нет чтоб по-честному купить. Ладно, молчу, кретин. Эй, маг-чародей! Фрекки, ты там живой, дядя?
   Старик чуть слышно застонал.
   -Ну, слава Силам, не помер. Слушайте, а откуда эти вообще появились?
   -Не знаю, - на Астру было страшно смотреть, - появились, и всё. И если бы не Жезл Огня, то они бы убили нас по одному...
   -Ура-а! - закричал Зейтт.
   Дахрейец появился из леса с северной стороны и, казалось, вот-вот выпрыгнет из штанов. Выражение лица - словно булыжником по черепу приласкали. Счастливый! Прям постоялец Кащенко. Неужто лодочку таки спёрли?
   -Нашли! Ой... Фрекатта, что такое? Тролль с ним, дотащим. Вот! Короче, в одном-единственном лиме вверх по течению есть деревня, и лодки там совсем без присмотра. Сходим вечером, после заката!
   -Кому... всё... - прохрипел Фрекатта.
   -У-у... - Зейтт участливо посмотрел на старика. - Опять, небось, атака Тёмных? Да! Там выбрали - не лодка, а целый корабль, вот! Увезёт и нас, и лошадей! Ритка, а чего ты такая мокрая?
   Солнце зашло на удивление быстро. Я еле успела высохнуть и выгнать Далилу из воды, а уже пора. В рейд за лодкой, однако! Как-то так всегда получается, что воровать посылают не абы кого, а меня и Дайнрила. Наверное, окружающие всё же не уверены в нашей с ним благонадёжности. На сей раз, правда, с нами за компанию отправились Зейтт и Ника. Дахрейец - указывать дорогу, Ника - править лодкой. Хотя, если Зейтт по юношескому максимализму не преувеличил, то она с этим плавсредством в одиночку не справится. С другой стороны, если наше будущее средство передвижения оснащено парусом, эти вопросы можно смело выбрасывать на помойку как потерявшие актуальность.
   Час спустя я пожалела о том, что не одолжила у Оддара на время топор. Или - о том, что не захватила в Айреке газонокосилку. Мы шли в кромешной тропической тьме среди мангровых зарослей под аккомпанемент всех диких зверей, что водятся в здешних местах. Если бы не страх перед крокодилами (а я-то видела в воде этих тварей), я бы рискнула поплыть против течения до искомого населённого пункта. Ладно бы ещё противно хлюпающая земля под ногами; искривлённые, будто чьи-то руки, корни мангров; летучие мыши с размахов крыльев побольше метра... нет, гаже всего были пиявки. Нет, я не имею в виду привычных всем нам с детства медицинских пиявок. Нурекнийские склизкие кровососы были разика в четыре побольше, и вдобавок они воняли, как несколько мусороперерабатывающих заводов разом и светились в темноте не хуже неоновой рекламы в казино. Неудивительно, что на первых порах я едва ли не превзошла свиноматку в искусстве визга. Потом, конечно, успокоилась и принялась с остервенением прорубать дорогу в зарослях лиан и колючек, но всё равно мой имидж благородного исследователя затерянного мира оказался безнадёжно испорчен. Ну и тролль с ним, с имиджем, не больно-то и хотелось.
   Ура! Наконец-то! Случилось чудо! Эти угловатые конструкции не могут быть порождением природы, и значит, мы...
   -На месте! - воскликнул Зейтт. - Я тут видел амазонок, вот, но их мало. Во-от... сидят сравнительно тихо, рыбу ловят. Хотя куда им столько рыбы девать, никак в толк не возьму. А лодки они привязывают вот к этим деревьям. Как ты там, Рит, их назвала? К мангартам.
   -К манграм, - машинально поправила я.
   -Один тролль, - сплюнула Ника.
   Зейтт равнодушно пожал плечами:
   -Короче. Привязывают к деревьям. В основном тут, конечно, калоши, которые я бы не рискнул даже на ноги в засуху надеть, вот. И нечего так ржать, Дайн, это и правда такая дрянь! Но попадаются и вполне приличные.
   -Вроде той калоши, что плывёт к нам сейчас? - вампир вопросительно поднял бровь.
   -Да навроде... ох, terf nes grush'vel! Это ж она самая и есть! Да как это... слушайте, точно - она!
   Шок от увиденного оказался настолько сильным, что дахрейец не счёл нужным хоть чуть-чуть понизить голос. Вскоре он понял свою ошибку и вместе со всеми нырнул в густые заросли тростника в нескольких шагах от берега. И было отчего нырять! К нам медленно, со средней скоростью течения Касады, приближался самый настоящий Летучий Голландец. Ну, или что-то очень на него похожее. Я не имею в виду, что он летал в воздухе над рекой или, там, паруса истлели и покрыты зеленоватой протоплазмой. Просто у рулевого колеса, равно как и на палубе, не было ни души. Впрочем, души-то, может быть, как раз и присутствовали...
   -Затаились, сволочи! - прошипела Ника.
   Вот как, значит, перед нами очередная ловушка? На редкость тупая, кстати. Будто амазонки, карлики, греллы - кто там ещё может быть? - не соображают, что, стоит им показать свои рыла, и я устрою им джакузи с пиявками, ну и остальные, наверное, не будут стоять в сторонке. Что ж, милости просим, пиявки ведь не привередливы...
   "Летучий Голландец" замедлил ход и остановился аккурат напротив нашего хлипкого тростникового убежища. Неужели мы так плохо спрятались? Кабы не овраг в нескольких метрах от нас, куда более подходящий на роль пристани, чем болотистый берег, я бы нипочём не согласилась с собственным рассудком. Тем более, на борту "каравеллы" по-прежнему не было ни души. Чертовщина какая-то!
   -Чего они тянут?! - прорычал Зейтт, судорожно сжимая рукоять меча. - Чтобы мы напали первыми? А потом прирезать нас из-за угла, как баранов... А троллью задницу не желаете? Вот... да вот я вас сейчас всех на колбасу...
   -Стоп! - Дайн вовремя успел схватить вояку за капюшон плаща.
   И, не говоря ничего лишнего, вышел из тростников навстречу мерно покачивающемуся кораблику. Мы ломанулись следом за ним. Уж если этот парень решил умереть героем, ему придётся смириться с тем, что сделает он это не в одиночестве. Где же вы, товарищи привидения? Покажитесь! А ну, Леопольд, выходи, подлый трус!
   Но вместо "подлого труса" на округлом борту лодочки... нет, я так не играю! Там высветился знак Хранителей, погас, затем опять загорелся и спустя несколько секунд рассыпался по берегу серо-коричневой золой.
   -И что это значит? - Зейтта просто передёрнуло.
   -Что бы это ни было, враги явно не имеют к этому отношения, - рассудил Дайнрил, - я поднимаюсь на борт. Давайте за мной, незачем стоять и кормить комаров. Кто последний, тот дурак!
   Наверное, не стоит объяснять, что последней оказалась я. Мои оправдания вроде слишком высокой травы или скользкой лестницы были в лучшем случае проигнорированы. Я надулась, как мышь на крупу, и ушла за угол. Там меня ждал сюрприз... Где-то на уровне макушки белел пергаментный свиток, приколотый к стенке широким ножом. Вряд ли это - обозначение, адекватное "М" или "Ж". Впрочем, откуда у амазонок взяться букве "М" (если, конечно, не имеется в виду слово, заканчивающееся на "-ак")? Скорее всего, данный манускрипт - или чьё-то хитрое колдовство, или же дружеское послание. Хотя друзей-то у нас в этой части света негустенько. Однако, как тогда объяснить знак Хранителей, рассыпавшийся коричневым прахом? Тут я вспомнила Лизу. Ну уж нет! Не стоит думать про неё плохо, но вот прочитать это письмо (если это и вправду письмо) она согласилась бы в последнюю очередь. Да и вообще... не далее как полтора часа назад мы собирались отправиться в поход за лодкой, а Лиза вздумала нас провожать. Весь день она купалась и загорала, и её так разморило на солнышке, что она не постеснялась позвать Оддара с другого конца лагеря для одной маленькой услуги. Представьте себе: почтенный (не по возрасту, ему ещё и сотни нет, а по званию) гном спокойно рубит дрова, а любимая невеста зовёт её с просьбой... нет, я не могу этого сказать, животик надорвать можно... с просьбой надеть ей носки и сапожки. И ножку так томно протягивает... между прочим, Оддар выполнил требуемое, даже не пытаясь спорить. Мы потом долго хихикали в кулачок, вспоминая бесстрашного властителя Куданны. И пусть Лиза не пищит, что, мол, нам просто завидно.
   Так вот, Лиза ни за что в жизни не взяла бы этот свиток, поэтому я сделала в точности обратное. Да простят меня Силы за любопытство... я развернула свиток и смачно выругалась. Написано было на неизвестном языке - ни на мэрнар, ни на гномьи руны, ни на эльфийскую вязь всё это не походило. Пришлось, скрепя сердце, звать остальных на мозговой штурм. Общими усилиями мы перевели записульку. Привожу её содержание.
   "Если вы нашли это до того, как разобрали весь rastin по брёвнышкам - честь вам и хвала. Врагов здесь нет; можете забрасывать их цветами... в гробу. Гроб - в посёлке, милости прошу. Считайте это дружеской услугой во имя вашей миссии. Rastin немного скрипит, и мой вам совет: не путайте своё воображение со своей же памятью. Искренне надеюсь, что у вас хватит ума дождаться утра, прежде чем отправиться к острову. Т'олры временами очень недоверчивы. Однако не поддавайтесь и зову лени-матушки, иначе рискуете нарваться на осенний муссон. И, надеюсь, вам всем не придётся напиваться, чтобы утром понять, где точно находится мозг. Намёки понятны? Рассчитываю на проблески разума. Кстати, амазонки вот-вот хватятся пропажи. Желаю приятного плавания, Керриэль".
   Вот так вот. Милое, дружеское послание. Конечно, можно было бы и с уважением накарябать, но какой же служитель Тверди запятнает себя вежливым обращением? Опять же, мог бы написать покороче, но зачем? Пусть лучше "дураки" помучаются с переводом.
   Ника расплылась в улыбке. Дайн, напротив, ввернул крепкое орочье словцо.
   -Поплыли, блин... - пробормотала я.
   Более того, оказалось, что плывём мы с того самого момента, как ступили на борт этого... как его, растина. Надо ж было помнить, что Керриэль - маг и что вот такая штучка с кораблём для него дело плёвое. Что ж, послушаемся умных людей и отправимся к острову с рассветом. Как говорится, полкан плохого не посоветует. Нет, это не "орочий юмор", это из передачи "сам себе в рожу сор", там в одном сюжете два далматинца советуют фигуристой блондинке загорать топлесс, чтобы не пойти пятнами - мол, "будет, как у меня". Понятия не имею, почему вдруг этот сюжет вдруг пришёл в голову именно сейчас, но пришёл же.
   Ош Даруш так волновался насчёт предстоящей поездки на таинственный остров, что за всю ночь не сомкнул глаз. Зря я его попросила разбудить меня с рассветом... мальчишка так соскучился, что принял за рассвет первые лучи утренней зари. Что ж, это ещё лучше - не день, не ночь, лучшее время для того, что мы задумали, да к тому же ещё и поспать дали. Где-то пять минут я поболтала с полуорком, а затем, подавив мстительную ухмылочку, отправилась будить остальных. В конце концов, осенние муссоны так коварны...
   Фрекатта всё ещё был очень слаб, и мы решили, что конкретная миссия вполне может обойтись и без мага-хранителя. В таком виде он нам не помощник, тем более, что т'олров он тоже воочию не видал. Заодно на берегу оставалась Лиза, как жертва перманентной морской болезни, и Оддар, в роли телохранителя. Нельзя сказать, что гном был чертовски рад, но воля большинства есть воля большинства. Что касается Лизы, то ей досталось ещё одно важное задание: подстраховывать нас на этом берегу. Если мы окажемся настолько тупоголовыми, что не сможем увести у остроухих аборигенов Алтарь Света, то Ника или я позвоним Лизе на мобильник, она расскажет об этом Фрекатте, тот наябедничает в Храм, и нас вытащат из передряги. В идеале - вытащат... конечно, я не надеялась на это, но - а вдруг? Приятно сознавать, что в случае чего в темницу ворвутся коммандос и всех спасут.
   Светило солнышко, дул лёгкий приятный ветерок, и никаких намёков на муссон. Да уж, провидец из Керриэля тот ещё... мы завели лошадей в трюм, перекусили на дорожку и подняли якорь. Лиза и Оддар махали нам с берега. Фрекатта не снизошёл даже до этого.
   Сначала нас несло течение, потом пришлось учиться ставить парус. Нет, я балдею: компания "сухопутных крыс" дерзнула укрощать море. Хотя ещё как сказать - сухопутных... Зейтт, например, в своей Дахрейе, а потом в Империи, привык к длинным гребным судам, похожим на драккары викингов, только почти без парусов. Но с нашим парусом он, признаться, управлялся вполне сносно. Нику учили работать с парусом в летнем лагере, Астра читала о них в книгах, Таликор водил минройские корабли в среднем течении Касады и на полуострове Виттах. Что касается Дайнрила, то, по-моему, не было на Обитаемых Землях такой штуковины, с которой он не умел бы обращаться. Короче, почти все знали, что делать с этой большой раскрашенной холстиной, а вот мне, Кхарто и Ош Дарушу пришлось учиться на ходу. Больше всего я боялась издёвок Дайна, но вампир назначил сам себя капитаном растина и не отвлекался на палубных пассажиров вроде моей персоны.
   В конце концов все мы набили руку и даже смогли немножко покемарить в тени того самого паруса. Говорить не хотелось вообще. Что-то подсказывало, что такого вот удовольствия, в смысле разговоров, у всех нас впереди больше, чем нужно для полного счастья.
   Прошло уже несколько часов, а берега вожделенного острова всё ещё не показывались. Кхарто до того заскучал, что решил сплюнуть за борт, перегнулся - да так и замер. Я сперва подумала, что у него обед наружу просится, а потом сама посмотрела вниз и тоже рот разинула. Мы проплывали не просто по Крайнему Морю, а над очень красочными коралловыми рифами. Просто рай для учёного и не только для него. Кхарто пялился на рифовую живность не меньше четверти часа, а когда смог себя пересилить, то вскочил и принялся носиться по палубе, требуя выделить ему хоть какой-то завалящий кусок пергамента. И, честное слово, его можно понять! Таких рыбок я даже в "Мире животных" не видела, да так много... вот что значит экология! Наконец, пергамент нашёлся у Астры, и Кхарто, гм, пардон за каламбур, выпал в астрал. Возвращаться из него он, кажется, не собирался. Что ж, у каждого свои заморочки. Большая часть наших "круизёров" предпочитала попросту смотреть.
   Ночь мы провели в море (или это по-прежнему устье Касады?), и где-то к одиннадцати утра наконец-то поняли, что не заблудились. Так и подмывало закричать "Земля!", хотя это была всего лишь тёмная масса, которая с тем же успехом могла оказаться чёрной тучей. А что, всё же не май месяц...
   Через два часа сомнения отпали. Перед нашей лодочкой был самый настоящий остров Тор Дара. Правда, чтобы окончательно достичь берега, потребовалось ещё часа полтора, и то не без участия Силы Ветра. Ну да это не главное! Как хорошо снова ощутить под ногами твёрдую почву и не бояться утонуть...
   -Ненавижу песок! - простонал Зейтт.
   Ага, что это тут у нас? Зыбучие пески. И это у самого берега! Есть над чем призадуматься! Конечно, нас предупреждали, что остров - негостеприимное местечко, но чтобы так сразу, с порога! Дахрейцу ещё повезло: он вовремя понял, что вляпался, и успел освободиться без посторонней помощи. В это время Дайнрил и Таликор прятали растин в укромном месте, а когда вернулись, то увидели только чертовски грязные сапожищи Зейтта.
   После ритуала омовения обуви мы вывели лошадей и этаким караваном двинулись в глубь острова. Мы сразу поняли, что дорожка будет весёлая. С каждым шагом становилось всё жарче, а из-за тропической влажности плащи вымокли примерно так же, как если бы мы попали под дождь. Странные ползающие растения обнимали корни мангров; на некоторых из этих "живых" лиан цвели цветочки - полметра в поперечнике и воняли они, словно лежалый мертвец. На этот райский аромат слетались мухи со всего острова. Нет, это какая-то прогулка за городом, тьфу... через какой-то лим пришлось слезать с коней и топать пешком.
   -Если т'олры живут здесь, - прохрипел Кхарто, подавившись мухой, - я им не завидую. Нет... они не сумасшедшие. Ф-фу, здесь же нечем дышать!
   -Организовать ветерок? - предложила я.
   Астра покачала головой:
   -Нельзя тревожить природу. Тебе дана Сила не для этого, а для сражений. Вот ты сейчас дашь полчаса прохлады, а затем пойдёт дождь. Нам же хуже. Лучше потерпеть, чем капризничать, Рита.
   -Хозяин - барин. Мне-то мухи не так мешают, я вам, гурманам, помочь хотела. Кстати, ни у кого нет случайно мысли, где могут быть эти самые т'олры?
   Кхарто выплюнул муху и ткнул пальцем вверх:
   -Надо идти к тем горам. Видите, далеко от берега? В горах всегда прохладнее и не так влажно. И ещё чистый воздух и далеко видно. Если т'олры ещё есть на этом острове, мы найдём их только там.
   Возможно, ученик чародея ещё долго вещал бы о преимуществах жизни в горах, но прервался отчего-то на удивление рано. Причина, надо сказать, была невероятная. Деллариец чуть ли не последним заметил, что медленно уплывает куда-то в неизвестном направлении, причём без малейших усилий со своей стороны.
   -Бревно уносит течением, - скорбно заключил он.
   Бревно ли? Только сейчас я заметила, что толстый ствол упавшего дерева, на который "предусмотрительно" опустился Кхарто, покрыт ороговевшими чешуйками величиной мало не с мою ладонь. А уж когда вдалеке моргнул чудовищный жёлтый глаз, стало ясно, что это вообще не дерево, а небывалых размеров крокодил. Наши, айрекские, "гребешки", то есть австралийские гребнистые крокодилы, которые вырастают до восьми метров, по сравнению с этим экземпляром почти карлики.
   -Вытащите меня! - закричал побледневший Кхарто.
   Я попыталась приподнять его ураганным порывом ветра, но Дайн опередил меня. Иногда хорошо, что вампиры умеют летать. Он рванулся вперёд со скоростью как минимум мотоцикла, и вскоре Кхарто уже стоял рядом с нами. Ну как - стоял... пошатываясь. Раздосадованный монстр вильнул к нам, и только тут стало ясно, какой же он громадный. В длину в нём было метров пятнадцать, а брюхо такое, что все мы запросто бы там уместились. А зубы... да каждый можно было бы использовать вместо белоозёрских кинжалов. Тридцать см, я не вру!
   Встретившись взглядом с чудищем, я плюнула на увещевания Астры и вскипятила воду в болоте, вернее, не всю, а только тот объём, где плавал крокодил. Всё мгновенно заволокло густым затхлым паром. Конечно, крокодил оказался слишком большим, чтобы вот так запросто свариться, но у него хватило ума спешно уплыть вон, как раз, чтобы мы успели покинуть сие опасное место.
   -Нам повезло, - констатировал Дайнрил, словно ничего не произошло, - это самец. Самки этих милых крошек раза в полтора крупнее и очень агрессивны.
   В полтора раза? О, Силы!
  
   Ночевать пришлось на деревьях. Скользко, неудобно, но уж лучше так, чем в желудке какой-нибудь болотной твари. Как затаскивали лошадок на каменный холм - отдельный разговор, но, слава Силам, обошлось без приключений. А утром наконец-то вышли из мангрового леса. Только тогда стало возможно вновь сесть в седло и перевести дух. Твёрдая почва, никто тебя не хочет съесть... как же мало нужно человеку для счастья!
   Кстати, Кхарто оказался прав насчёт гор. Чем дальше мы забирались вверх, тем легче становилось дышать. Вокруг нас всё ещё росли тропические джунгли, но зато никаких лазающих лиан и скопища мух и ос. Но, опять же - где т'олры? Я уж грешным делом подумала, что зеленокожих схрумкали крокодилы, как вдруг ощутимо запахло дымом. И вскоре мы увидели пустыню...
   Нет, конечно, пустыней здесь и не пахло. Но так странно было видеть пространство, на котором не растут деревья, что только пустыня и приходила на ум. В тени отвесной скалы вместо джунглей были разбросаны странные домики, похожие на обломки окружающих скал. Их, так сказать, рукотворность выдавали затянутые чем-то сверкающим окна и дымок, кое-где поднимавшийся над крышами. Изредка на улице появлялись и владельцы домиков. Мы поспешно юркнули в ближайшие заросли.
   -Искать Алтарь здесь - сущее безумие, - разочарованно скривился Таликор. - Всё равно, что камешек в речке! Не можем же мы перевернуть каждый дом!
   -Почему это не можем? - кровожадно возразила Ника. - Разве мы не воины?
   -Это мирные жители, - Кхарто покачал головой, - возможно, наши будущие союзники. Мы не должны вести себя, как завоеватели, иначе чем мы лучше тех же муати или орков? Не забывай, что т'олров в селении не меньше полутора сотен, а нас - всего восемь. Надо придумать другой план.
   -Так сам и придумывай, раз ты такой умный! Я не собираюсь тут торчать до Нового Года! Завоеватели, союзники - какая разница?!
   Ош Даруш поддал сапогом камешек и поднял глаза:
   -У дершатских орков есть одна хитрость. Когда им нужно получить что-то от врагов и когда этих врагов намного больше, они не ввязываются в драку, а захватывают в заложники какого-нибудь местного жителя, лучше всего вождя или члена его семьи. В качестве выкупа требуют не деньги, а ту самую вещь. Я думаю, тут эта тактика неизвестна и потому может сработать.
   -Заложники! - фыркнула Ника. - Чего ещё ждать от орков?
   -Что для тебя важнее - результат или способ его достижения? - Ош Даруш равнодушно пожал плечами.
   Дайнрил чуть поднял левую бровь:
   -Вопрос не по теме. Я знаю этот метод. Знаком, так сказать, не понаслышке. Но вождя нам не достать. Предлагаю выбрать то, что осуществимо. А осуществимо для нас... вот что.
   Он ткнул пальцем в самый близкий к лесу домик. Что ж, Ош Даруш прав, заложник, пусть и не родовитый - единственный способ получить Алтарь без лишнего кровопролития. Конечно, союзников мы в лице остроухих не обретём, но это уже дело десятое. Даже Ника, закрыв на замочек свою честь ("это не по-эльфийски"), вынуждена была согласиться с мнением большинства. Оставив "тягловую силу" неглубоко в лесу, мы отправились на разведку.
   Домик оказался пуст, но, судя по дымившемуся вареву на столе, хозяин отлучился на несколько минут и вскоре почтит нас своим присутствием. Правда, когда я как следует разглядела дом, то едва не забыла о цели визита. И было отчего!
   Во-первых, в окнах действительно были стёкла, а не что-то похожее. И это тогда, когда дворец самого императора переливается слюдой! Во-вторых, в углу стояла керосиновая плита. В-третьих, на стене висела пара пистолетов, не таких, как в Айреке, а похожих на дуэльные в веке эдак восемнадцатом. И, в-четвёртых, по всему дому тянулись трубы парового отопления. Мало того, что по погоде это глупо, так и по времени не подходит...
   Дайн присвистнул:
   -Это мы удачно зашли. Цивилизация!
   Возможно, я бы тоже высказалась по этому поводу, но вдруг скрипнула дверь, и тут же раздался звук, заставивший похолодеть большую часть собравшихся. Это был щелчок взводимого курка. Астра тихо вскрикнула, явно забыв, что умеет колдовать. Мы медленно обернулись. В дверях стоял высокий худощавый т'олр, а у него в руках покоился устрашающего вида длинноствольный мушкет.
   -S'uile vaquero aviate-aelle! - прошипел он.
   -Что он говорит? - вздрогнул Кхарто.
   -Hel e kel-riareta?!
   Замечательно! Этот тип держит нас на мушке и при этом не разумеет мэрнара. Его язык - не эльфийский, не гномий, даже не делларийский. Ош Даруш сочно выразился по-орочьи, но и этих слов "мушкетёр" не понял. И тут мальчишка, явно не представляющий всей опасности оружия будущего, шагнул вперёд. Т'олр прицелился.
   -Осторожно, олух! - крикнула я и пульнула молнией прямо в дуло мушкета.
   Когда рассеялся дым, я увидела оплавленный ствол и ошарашенное лицо остроухого.
   -Кретин, - произнёс Дайнрил по-эльфийски.
   И в первый раз с начала "милой" беседы в глазах т'олра мелькнула тень понимания.
   -Мы не воры, - добавила я по-эльфийски, - мы не хотим тебя убить.
   -Aenir?
   Я переглянулась с Дайном. Да уж, положеньице! Как можно требовать выкуп за заложника, когда тебя элементарно не понимают? Диалог глухого со слепым. Что, например, означает это вот "айниэр"? "Aen" - это по-эльфийски значит "святой". Но при чём здесь это?
   -Успокойся, - поморщился Дайнрил.
   Т'олр медленно выпустил из рук бесполезный мушкет, посмотрел на нас и спросил, тщательно подбирая эльфийские слова:
   -Вы... из... Валинора?

IV. Кубок Йэвиса

   Смешанное чувство - я раньше считала его обычным бородатым анекдотом. Ну, тем анекдотом, когда сын спрашивает у отца, что такое - смешанное чувство, а он отвечает: "Представь себе, что твоя тёща едет по горной дороге, не справляется с управлением и падает в пропасть, и тогда ты вдруг понимаешь, что машина, на которой она ехала, принадлежит тебе..."
   Шутки шутками, а реальность намного гаже. Вот что я испытала, когда услышала из уст остроухого т'олра первые понятные слова. Конечно, то, что они понятные, это плюс, абориген пошёл на контакт. А вот что он сказал... Валинор, он же - Заокраинный Запад. И он всерьёз интересуется, не оттуда ли мы явились! Прямо-таки привет с того света. И что, этот тип в натуре рассчитывает, что мы сами признаемся в том, что мы зомби или там церкухты? Жди дальше! А его "айниэр" - аналогично нашему "свят-свят". Здорово, ничего не скажешь. Интересно, у них тут принято при встрече с нечистой силой плевать через левое плечо? Если так, нужно срочно встать справа.
   -Вы из Валинора? - повторил т'олр.
   -Нет, - коротко ответил Дайнрил.
   Слава Силам! Остроухий понял!
   -Но... откуда есть вы?
   Господи, такого чудовищного акцента я даже от орков не слышала! Речь т'олра вызывала не очень точную, но всё же ассоциацию... будто полуграмотный отпрыск эстонки и шепелявого немца пытается освоить окающее вологодское наречие. Язык - мама, не горюй! Чего только не узнаешь за время рейда по глухим местам! Но, самое интересное, его можно понять, если отбросить изрядный налёт древнеэльфийского. Эх, жалко, Клейтаса нет, уж он бы наверняка не растерялся в подобной ситуации. Что мы-то сможем отсюда унести?
   -Откуда есть вы прийти?
   -Оттуда, - указал Кхарто.
   -Formeen? - т'олр вздрогнул. - Там вода есть.
   -Дальше, чем твоя вода.
   -Гриэр? - ну вот, опять непонятное слово. - Зачем требовать магам себя с Гриэра к Нан-Эсгал?
   -Что такое "Нан-Эсгал"? - не выдержала я. - Это что, так тебя зовут?
   -Не так. Я есть Р'гофин. Нан-Эсгал есть место. Этот город. Вы прийти в Нан-Эсгал, в тайную долину.
   -У нас дело.
   -Какое дело возможно быть? - насторожился т'олр. - Мы не иметь сокровища!
   -Зачем тогда тебе так беспокоиться, если у вас нечего красть? - хмыкнула Ника.
   Вампир её перебил:
   -Мы уже сказали, что пришли сюда не воровать.
   -А чего вы хотеть?
   -Нам нужна... - замялся Кхарто. - Твоя помощь.
   -Моя? Но что я уметь помогать?
   -Хватайте его, - прошептал Тэл на мэрнаре, - пока он не опомнился. У него, наверное, ещё полно таких вот стреляющих штучек...
   "Стоп!" - в наших головах одновременно зазвучал голос Дайнрила. - "Планы изменились. Заложников не будет, это слишком опасно. Для местных. Т'олр и так еле дышит. Я убью любого, кто вздумает мне помешать".
   Голос исчез так же внезапно, как и появился. Я ошалело взглянула в глаза вампира и поняла, что это - не шутка и не глюк. Действительно, этот - убьёт. Но как он это сделал?! Всё это откровенно попахивает телепатией. Тогда Дайнрил на самом деле умеет читать мысли? И делал это всё время? О-о, нет!
   -Тише, - Зейтт оттащил меня в сторону вместе с Никой, - извините, что не предупредил с самого начала, но у меня правда из головы вылетело. Да у нас все об этом знают...
   -И давно он так умеет? - спросила я.
   -Ну... Дайн же из Приречья... - дахрейец виновато вздохнул.
   Час от часу не легче. Ещё одна общеизвестная национальная особенность болотных эльфов. Неудивительно, что все нормальные люди их боятся и избегают. Мало болотным эльфам клыков, поразительной силы, живучести, левитации и гипноза! Они ещё и телепаты, причём, как я поняла, практически все. О, Силы, что же мне делать?
   -Успокойся, а? - кажется, Астра не придала новости большого значения. - Это же не всегда, а по желанию. Ты что, о Приречье ничего не знаешь? Ты их не трогаешь, и они тебя не трогают. А вообще есть разные амулеты для торговцев и ещё какое-то специальное заклинание, называется "затвор мысли"...
   -Ты его знаешь?
   -Нет, - ведьма пожала плечами, - на кой оно мне? И тебе тоже...
   -Мне как раз надо!
   -Наверное, у Риты слишком постыдные мысли, - хохотнул Ош Даруш.
   -Тьфу на вас!
   -Между прочим, он прав, - прищурилась Ника. - О чём ты думаешь? Я, кажется, догадываюсь.
   Я резко выдохнула:
   -Мои мысли слишком пошлые для такого невинного существа, как ты! А это... это просто нечестно. Как можно, если твой противник наперёд знает, что ты будешь делать? И вообще, мои мысли - моя собственность. Хочу - делюсь, хочу - держу при себе. А с ним небось такой штуки не получится. А как можно узнать мысли самого вампира?
   -Очень просто, - усмехнулась Астра, - если ты тоже вампир.
   Большое спасибо за поддержку, друзья! Но этого вы никогда не услышите, а уж если идейка ненароком выскочит гулять по миру, буду знать, кого обвинить во вмешательстве в личную жизнь. Кстати, о личной жизни... можно о ней подумать сейчас, потому что Дайнрил и Кхарто ведут переговоры в гордом одиночестве. Зная делларийца, можно предположить, что идёт беседа о флоре и фауне острова. Ну, поболтайте. До весеннего Равноночия чуть больше полугода.
   И тут в дверь постучали, да так, что целый гусарский полк позеленел бы от зависти. Р'гофин зажмурился. Ош Даруш вжался в стену. Ника выхватила меч.
   -Отворяй! - закричали с улицы с ужасающим акцентом. - Р'гофин! Чужие!
   -Вот они-то ценят неприкосновенность личности, - констатировала я.
   Дайн чуть заметно улыбнулся:
   -Это больше похоже на средневековую замкнутую общину. Какие демократические свободы? Кошмар... Да, Р'гофин, ты и дальше будешь молчать?
   -Что? Ох-х, они ведь не шутить!
   -Я и не рассчитывал на их чувство юмора.
   -Надо... я сейчас... Выйти! Я выйти! Они уметь сжечь дом!
   -Разве камень горит? - удивился Таликор.
   -Забыл про Перекрёсток? - Зейтт задумчиво погладил рукоять меча. - А если дом не сгорит, то превратится в большую печку, навроде тех, в которых ваши стряпухи запекают олений бок. Во-от. Что-то не хочется почувствовать себя на месте ужина.
   -Да кому ты нужен! - отмахнулся рыцарь.
   -Всё есть хорошо! - дрожащим голосом отозвался Р'гофин, когда в дверь вновь заколотили.
   -Daneu-kie lug lexis, ami'vero leofrii mea-tewn! Ut kleen de ze eviprea. Tuop-ebr nuc!
   -Что они говорят? - поинтересовалась Ника.
   -Хотеть, чтобы я выйти есть.
   -Я пойду с тобой! - воскликнул Кхарто.
   -Че-его? - Зейтт едва пальцем у виска не покрутил.
   -Надо убедить местных жителей в том, что мы им не враги! А вдруг они решат, что мы заколдовали Р'гофина и он только повторяет то, что ему навязали? М же исследователи, Р'гофин! Нам интересен твой остров, и Нан-Эсгал, и твой народ... неужели вы настолько скрытные?
   -Раньше по-другому иметь быть.
   -А сейчас так, как сейчас! Идём! - и Кхарто с несвойственной ему твёрдостью распахнул дверь, крепко держась за руку Р'гофина.
   Они вышли. Дверь с лёгким скрипом закрылась.
   -Это и есть твой замечательный план? - я скептически посмотрела на Дайнрила.
   -Не совсем.
   -Просвети, амиго!
   -Добровольное сотрудничество.
   -Ах да, конечно. С тобой по доброй воле только олухи станут сотрудничать! И поэтому ты был готов укокошить каждого, кто пошёл бы против тебя?
   Вампир досадливо отмахнулся:
   -Ваш план был обречён, и будь у тебя хоть одна лишняя извилина, ты бы всё поняла в тот момент, когда увидела уровень их цивилизации.
   -Ой ли? Что ж, количество извилин в чужих мозгах, вижу, ты уже давно подсчитал. Но, алмаз моей души... Фрекатта болеет всего несколько дней, а ты уже ухитрился влезть в его ботинки. Того и гляди начнёшь подгонять под свою мерку. Не рано ли ты начал командовать, кровососик? Или, может, лучше сказать - специалист по просвечиванию черепа?
   -Чего только не узнаешь о себе в такие минуты...
   -Нет, ну объясни, зачем было... так?
   -А если мне просто нравится тебя шокировать?
   -Ври больше! Это грязная уловка, вот что это такое. Ну, ничего, кто предупреждён - тот вооружён. Слушай, а для полного комплекта у тебя никаких трюков в запасе нет? Вот, например, будущее видеть умеешь?
   Дайнрил усмехнулся, подошёл вплотную и тихо-тихо прошептал на ухо всего несколько слов. После этого охота спорить у меня прошла в принципе. Зато такого стыдливого румянца на моём лице не было с шестого класса, когда на биологии мы проходили органы размножения растений. Окружающие, старательно делавшие вид, что наши разборки им по барабану, заметно повеселели. Ну и клоуны! И как с такими прикажете работать? Пора подумать о сольной карьере...
   -Только попробуй...
   -Уйди из моей башки, кровосос! Я пошутила.
   -А я нет, - даже в мыслях тон его голоса оставался одновременно жёстким и бархатистым, тем самым беспроигрышным вариантом, на который клевали молодые дурочки с переулочка, - потому что ты очень долго не сможешь сесть.
   -По-твоему, это очень смешно?
   -Конечно. Знаешь, меня всегда забавляло твоё поведение. Когда этого делать не стоит, ты просто фонтанируешь эмоциями. А когда эмоции не помешают - закрываешься, как улитка в раковине. И зачем этот фарс? Будь естественней.
   -Скажи это сам себе.
   -Но ведь ты не знаешь моих мыслей.
   -Очень жаль. Тогда счёт бы стал один-один.
   -Он уже примерно миллион на полтора. А ты, вижу, всё так же не любишь проигрывать?
   -Ещё говоришь, что я ничего про тебя не знаю!
   -Теперь знаешь, - и ещё одно неприличное выражение.
   -Тебя нельзя пускать в приличное общество.
   -Ну, не будь столь категорична... да, предлагаю перенести нашу дискуссию на более подходящее время. Наши друзья возвращаются. Сдаётся мне, участь оленьего бока нам не грозит.
   То есть, нас не сожгут? Нет, похоже, телепатия - это не так уж плохо, особенно если копошатся в чьих-нибудь других мыслях. Впрочем, помимо огня есть ещё куча способов убить человека, например, вода, клинок, клыки диких зверей, яд, наконец. Да мало ли что может придумать разумное существо для уничтожения других разумных существ? А ещё говорит - лишняя извилина... да все интриги на земле от извилин. Поэтому только победители решают, в чём состоят военные преступления. Но это так, к слову.
   Дверь открылась вновь, и на пороге появился раскрасневшийся, но довольный Кхарто, а вслед за ним - Р'гофин, очень спокойный и умиротворённый.
   -Получилось! - выдохнул ученик чародея. - Есть! Они согласны оставить нас в покое!
   -Поздравляю, - проворчал Ош Даруш, плюхаясь на пол. - И чего же ты им рассказал?
   -Ничего особенного...
   -За "ничего особенного" нас бы как раз поджарили, - почему-то Астра вдруг решила принять сторону полуорка, - Да успокойся, никто тебя пытать не будет. Твои секреты, твои скелеты. У меня есть мысля - в голове мешается... Эй, Р'гофин!
   -Я вас слушать.
   -Если ваш народ не общается ни с кем на Большой Земле, как это вы ухитрились выучить эльфийский?
   Ника навострила уши. Р'гофин удивлённо моргнул и промямлил:
   -Я думать, вы знания иметь.
   -Мы эти знания не иметь, - насмешливо фыркнул Таликор.
   -Э-э... но вы не есть затем обиженные?
   -Р'гофин!
   -Так... это... мы есть дальние родичи эльфов. Не есть сердитые, да? Иметь легенда. Когда эльфы стать прибыть на Гриэр, наши предки иметь место с ними. Потом уйти на остров. Мой народ быть любить природу, эльфы быть любить войну. Так и быть разойтись.
   -Любопытно, - Дайнрил улыбался, но как-то нехорошо, будто замыслил какую-то гадость, - любопытно и интересно. В таком случае, откуда всё это?
   -Что "это" интересовать господин?
   Вампир махнул рукой в сторону дуэльных пистолетов, плитки и прочих атрибутов цивилизации. Р'гофин пожал плечами:
   -Всегда иметь быть.
   -Говоришь, всегда?
   -Я не знать, когда взять они к нам. Давно. Всегда. Это нужно. Полезные вещи есть. От костра дым, рубить деревья. Нельзя рубить. Сок земли гореть лучше есть, не надо рубить.
   -Да что ты, эколог доморощенный? - я скептически усмехнулась. - Ну, а как же дым и копоть от твоего сока земли?
   Р'гофин ткнул пальцем в стеклянную коробочку над плиткой:
   -Собирать быть дым, отправлять на фабрика быть затем. Там очищать, работать опять. Игрушки для детей делать есть.
   Вот те на! Я пригляделась к коробочке. Прелесть! Я-то сдуру считала, что это обычная вытяжка! Неужели у т'олров и впрямь безотходное производство? Впрочем. Если бы это было не так, то на таком уровне развития цивилизации весь остров был бы укутан пеленой вонючего смога. А тут - тропический рай. Для крокодилов. Между прочим, эти твари очень чувствительны к содержанию в воде тяжёлых металлов и нефтепродуктов. Хотя, быть может, это мутанты? Бр-р! Даже представлять не хочу. Лучше бы т'олры, вместо того, чтобы охранять крокодилов, комаров, к примеру, вывели или тараканов.
   А тем временем Дайн Энгрин продолжал расспрашивать т'олра о происхождении той или иной вещи в доме. Р'гофин смиренно объяснял до тех пор, пока речь не зашла о часах. Да-да, там были и часы, обычный механический будильник, где вместо звонка чирикали пташки. Не спорю, красиво, но разве под такую райскую музыку проснёшься? Да не о музыке речь. Сверху, рядом с пимпочкой отключения звонка, покачивалась двусторонняя стрелочка со светящимися концами.
   Как выяснилось, это - устройство для определения точного места восхода и заката в любой день года. Вот хитрецы! Наши до такого ещё не додумались. А, в принципе, зачем? Мы же, жители Айреки, люди простые, положения солнца нам масла на хлеб не прибавит, а если уж совсем невтерпёж, так на то и обсерватории есть. Позвони да узнай, коль делать нечего. Подумать только, до чего заковыристая эта т'олрская техника.
   И так бы и осталась двусторонняя стрелочка всего лишь милой безделушкой, если бы не небольшой конфуз. Меня очень заинтересовало местное время (с этой переменой часовых поясов мои часики начали чудить), я развернула к себе будильник, чтобы лучше это самое время видеть, и вдруг красноватый конец стрелы, который обозначал закат, ткнулся прямиком в мой подбородок. Я выругалась.
   -Какая долговечная техника! - Дайнрил окинул взглядом притихшего Р'гофина и приготовился скалить зубы. - И так всегда, уважаемый?
   -Не есть понять... - т'олр моргнул, вставил несколько слов на родном языке, затем продолжил, - я не знать. Здесь нет железа. Не иметь магнит. Никак не знать, почему на госпожу быть указывать стрела Заката...
   -Стрела Заката? Сторона Заката... - вампир глубоко вздохнул. - Вот, значит, как? А ну-ка...
   Он подошёл ко мне и встал сзади. Стрелка закрутилась, как бешеная. Моей первой мыслью было выхватить Сантар и со всей дури рубануть по адскому механизму, но Дайнрил в очередной раз сжал моё плечо до миллионного по счёту синяка.
   -Что это? Ты знаешь?
   -Нет. Р'гофин, откуда это?
   -Оставить быть. Остаться есть.
   -Неужели от эльфов?
   -Не эльфы быть. Другие.
   -Дайнрил? - я так и не смогла понять, в чём дело.
   Вампир внимательно посмотрел мне в глаза. Потом я услышала смех - не наяву, а мысленно. И всего несколько слов: "Алтарь! Твоя стихия с Заката, помнишь?"
   Так, начинаю вспоминать. "Тьма на Полудне, Свет на Полуночи. Ветер на Восходе и Земная Твердь на Закате"... кто это сказал? Йогетор, он же Знающий. Почему же мне пришла в голову эта фраза? Моя стихия с Заката, то есть с запада... Блин! Ну конечно, ведь ветер называют западным не потом, что он дует на запад, он дует как раз оттуда. Ох, какая же я была дура! А Дайнрил, получается, стихия востока. Стрелка не могла остановиться ни на ком из нас и потому вертелась, как взбесившийся вентилятор. Интересно, что было бы, если бы в эксперименте принимали участие и Ош Даруш с Клейтасом? Думаю, что-то рангом не ниже, чем кирдык.
   А допрос т'олра тем временем продолжался. Под психологическим нажимом со стороны Зейтта, а точнее, под его громким рычанием вперемешку с фырканьем, Р'гофин сознался, что технология определения места восхода и заката Солнца не разработана т'олрами и тем более не оставлена в наследство господами Перворожденными. Произошло всё это не так уж давно, лет четыреста назад. Я позволю себе пересказать историю своими словами, потому что манера Р'гофина забывать о спряжении глаголов даже святого выведет из терпения.
   Итак... т'олры облюбовали остров с незапамятных времён. Они не бессмертные, как их родичи, эльфы, но живут всё же долго, примерно триста пятьдесят лет. Когда случилась эта штука, Р'гофин ещё не родился, а его покойный отец был сопливым пацаном, не старше нынешнего Ош Даруша. Имя этого мальчика выговорил бы разве что датчанин, но я таковым не являюсь и поэтому буду звать его для краткости просто Альф, тем более, что он на самом деле любил птиц. С них-то всё и началось.
   Каждую неделю Альф сбегал из дома к морю, туда, где гнездились красивые чайки и альбатросы. Он был не ахти какой грамотный, поэтому свои наблюдения он не записывал, а просто смотрел. Зато смотреть он мог часами. Как-то раз он слишком сильно перемазался в птичьих отходах, да вдобавок опоздал к ужину, поэтому терпение родителей иссякло и Альф был наказан. Его заперли дома на целый день. Назавтра они обнаружили пустую комнату.
   Надо сказать, что паренёк он был по-своему неглупый. Альф ещё несколько лет назад построил хижину на берегу, откуда было очень хорошо наблюдать за "птичьими базарами" на скалах. В хижине были неплохие запасы еды и пресной воды, то есть. Место идеально подходило для того, чтобы переждать родительский гнев. Но надо было видеть лицо Альфа, когда он понял, что его укромное местечко занято!
   Из окон валил дымок. И это - на острове, где испокон веков жгли одну нефть (благо, тор Дара и прилегающие воды очень ею богаты)! Альф сначала испугался, потом - удивился. Наконец любопытство пересилило страх, и он подкрался к двери, чтобы посмотреть на нарушителя хоть одним глазком, а если получится, то и побить. Правда, побить-то не вышло... захватчиком был человек. Взрослый. И к тому же маг: это парнишка понял по его одежде.
   Побег из дома был мгновенно забыт. Альф ринулся в родной Нан-Эсгал, едва не перекрыв рекорд первого в истории марафона. Взрослые т'олры с уроженцами Гриэра, то есть Большой Земли, встречались редко, но маг - он и на Тор Дара маг, а с такими лучше вообще не связываться. Этот чудик, по мнению Альфа, вполне мог наворожить цунами или похожее стихийное бедствие. Посему жители Тайной Долины постановили прогнать чужака вон. Альфу пришлось выбирать между своим секретным убежищем и "Родиной в опасности". Он выбрал второе, возможно, этому способствовал тот факт, что папаша Альфа славился самой тяжёлой рукой во всей долине.
   В общем, пришли т'олры к берегу - и, как оказалось, вовремя. Колдун как раз улетал верхом на облаке, зато весь его магический скарб остался в хижине. Банки, склянки, звериная шерсть - всё это для аборигенов интереса не представляло. Но среди всякой шушеры "полоумного" нашлась весьма громоздкая штука, похожая на чашу с очень толстой ножкой. Сначала т'олры решили, что это древний алтарь, а позже учёные установили, что с помощью штуковины можно определять положение солнца и страны света. Компас у т'олров давно имелся, чего не скажешь о двухконечной стрелочке. Приспособу назвали Йэвис (кажется, в честь тогдашнего старосты) и где-то спрятали. Берегут её пуще глаза, считая, что через неё можно наслать на долину проклятье. Вот, пожалуй, и вся любовь.
   -Очередной "писающий мальчик", - хмыкнула Ника, наклоняясь ко мне, - вот интересно, есть ли во Вселенной места, где нет такой легенды?
   А ведь и права она, матушка! Геройский поступок ребёнка - стандартный элемент военного фольклора и патриотического воспитания молодёжи. И ведь ничего не проверишь, потому что за четыреста лет от хижины Альфа ни тролля не осталось, а сам Альф вот уже сорок лет назад приказал долго жить. Однако Алтарь Света всё же как-то очутился на острове! Почему бы не как часть багажа полоумного мага? И кто он, собственно, такой? Видать, силён парнишка, на облаке-то летать.
   -Эй! - забеспокоился Р'гофин. - Я быть что-то не так сказать? Почему вы молчать есть?
   Кхарто задумчиво почесал затылок, посмотрел на Дайна и, только заручившись высочайшим согласием, начал свой рассказ. Сперва повествование походило на сказку, потом стали появляться нотки вопроса, а закончилось всё решительной просьбой с элементами приказа. Да-а, хорошо у парня язык подвешен, мне бы так! Ему бы речи для политиков сочинять! А результат и вовсе превзошёл все ожидания.
   Оказывается, пока на двух планетах (или измерениях, как кому удобно) зреет катастрофа а-ля война до победы, жители этого отдельно взятого острова об этом ни сном ни духом. Очень, очень редко и на Тор Дара открываются Порталы, но т'олры считают их специфической природной аномалией и стараются не обращать внимания, а уж если не замечать никак не получается, то Портал просто обходят, как неглубокое болотце. Но вот чужие звёзды, которые периодически видят на небе астрономы... есть от чего впасть в прострацию. А когда Р'гофин увидел знак Хранителей и рассказа, что эта же метка находится в самом основании Йэвиса, парня пробрало окончательно. Он пробубнил, что ему "надо очень стать подумать есть", выставил на стол миску сладкой картошки (гадость невероятная, словно старый клубень посадили, а через две недели вынули проросший и подмороженный) и ушёл философствовать в другую комнату. Мы остались в компании друг друга и сладкой гадости.
   -Вроде купился, - ухмыльнулся Ош Даруш, методично заглатывая бататы, - нет, это ж надо! А я ещё хотел этого зелёненького в заложники!
   -Где уж тебе, рогатенький! - Ника явно была не в лучшем расположении духа. - Щенок позорный! Много бы ты навоевал, со стрелой против пороха! Сейчас он хоть лопнет, да подтвердит семейную легенду. Это, конечно, чушь, но кто знает? Керриэль предупреждал, что т'олры не любят гостей, но об этом он даже не догадается. Стрелка на будильнике!
   Лучше не придумаешь, я согласна. Лиза была бы довольна, если бы стрелка ещё подпевала хозяину, когда он моется в душе...
   -Что делать быть?!
   Недолго же "зелёненький" думал! Вон как орёт благим матом! Впрочем, для нас это только лучше. Самое время обрабатывать клиента. Я сделала умильное личико и подошла к т'олру:
   'гофин, нам нужен Йэвис.
   -У меня его не иметь.
   -Ты не знаешь, где он?
   -Знать есть. Учёные хранить его в музее.
   -Где музей?
   -Высоко в горах есть. Горы есть. Озеро.
   -Ты нас проводишь?
   -Да, но... - он замялся. - Там охрана быть, они не понять, не отдать. Это есть национальное достояние. Охрана не верить в катастрофу.
   -А кто их спрашивает? - Дайн ехидно усмехнулся. - Покажи нам эти горы и это озеро, остальное тебя не касается. Я, конечно, понимаю, что Йэвис нашёл твой отец, так неужели ты будешь хуже него? Или ты тоже боишься поселкового старосту?
   Р'гофин фыркнул, но в его глазах явно был виден страх. Что ж, струсит или не струсит?
   Не струсил.
  
   Когда зашло солнце, мы навестили лошадок, а потом - уже в компании Р'гофина - пошли через весь посёлок, прячась за каждым домиком, словно спятившие ниндзя. Я очень жалела о том, что не взяла фонарик, потому что в тропиках темнеет внезапно, и мы рисковали наступить на какие-нибудь грабли. Мы с Дайном и Никой, конечно, не рисковали, а вот насчёт остальных я не была уверена. Кстати, эльфийское зрение тоже не очень помогало, всё-таки незнание местности делает своё дело... Оставалось надеяться на удачу, благо, она нас пока что не оставляла.
   К середине ночи мы были уже "високо-високо в горах", то есть, где-то метров семьсот над уровнем моря. Дальнейший путь нам заграждала живая изгородь из колючих кустов высотой в два метра. С той стороны слышались чьи-то голоса и пахло жареной рыбой.
   -Пришли? - осведомился Зейтт.
   -Да, - Р'гофин тяжело дышал, - музей там быть. С этой стороны есть озеро, Йэвис, по-вашему - Алтарь - лежать на дне.
   -Сколько охранников? - поинтересовался Ош Даруш, оценивая густоту и высоту изгороди.
   -Трое. Сейчас спокойно быть. Когда на острове праздники быть или подростки буянить, охранников десять, двенадцать есть.
   -Какое оружие? - Астра методично выжигала дырку в заборе, так, чтобы т'олр не видел. - Мушкеты, арбалеты, луки, копья, пики?
   -Есть дротики со снотворным ядом.
   Зейтт сплюнул:
   -Первый раз жалею о том, что у меня нет щита! Что это такое? Дротик в задницу - бр-р! Позора не оберёшься. Кхарто, Астра, вы бы не могли придумать заклинание от дротиков? Это ведь нетрудно.
   -Во имя святой инквизиции! - Дайнрил одним пинком доломал то, что начала ведьма. - Есть такое заклинание, даже я его знаю. Догадываешься, какое? Не попадаться на глаза охранникам. Если кто-то из вас опростоволосится, я лично помогу вашим задницам встретиться с дротиком. Ну, всё, путь открыт. Остроухий, показывай дорогу!
   Р'гофин неодобрительно покачал головой, глядя на обугленные веточки, но не рискнул вступать в полемику и шагнул вперёд. Почти сразу же мы увидели несуразную, похожую на цаплю фигуру охранника. Он сидел на берегу прозрачного, как вымытый хрусталь, озера и ловил рыбу. На "безотходной" плитке шкворчал улов. Я вздохнула и опустилась в траву, мысленно надеясь на то, что не встречусь внизу с какой-нибудь ядовитой змеёй. Лучше стая греллов, чем эти дряни! Но я прекрасно понимала, что выбора нет. Или Алтарь в руках, или заряд снотворного в какую-нибудь часть тела. Хоть бы не спутать укол дротика со змеиным укусом. Ой, мамочки! Хорошо ещё, в институте на учениях нам приходилось долго и упорно учиться ползать. Тогда я считала это пустой тратой времени, а вот, глядишь, и пригодилась наука...
   -А-апчхи!
   Вашу маму! Хитрые охранники музея не ограничились колючим заборчиком и дротиками, они ещё и засеяли пространство вокруг озера какой-то дрянью, от которой смертельно хочется чихать. Ош Даруш не выдержал первым. Единственное, что пришло мне в голову - это устроить небольшой шквал, чтобы он сдул всю ядовитую пыльцу в сторону охранника-рыболова. Тот оглушительно чихнул и ушёл в сторожку, громко ворча по-местному, по всему видать - ругается. Конечно, матерись, парень, что ещё можно с ветром сделать?
   -Свободно... наконец! - с чувством произнёс вампир, глубоко вдыхая свежий воздух. - Отличная идея, Риточка. Умница! Жаль только, не сразу до тебя дошло.
   -Радуйся, что вообще дошло, - буркнула я.
   И всё же, как ни крути, приятно, когда тебя хвалят, а не костерят по сложившемуся обычаю. Р'гофин молча привёл нас к самой воде и ткнул пальцем вниз. Что, неужели мы у цели? Итак, колечко-колечко, выйди на крылечко... или куда там выходят?
   Алтарь лежал на песчаном дне метрах в десяти от берега. Внешне он напоминал уменьшенную копию зиккурата, только вместо верхней площадки - шар со срезанной верхушкой, и по сторонам света выемки сделаны. Вот оно, сокровище племени т'олров! Было б из-за чего охрану ставить! Если бы ещё был Йэвис золотым, а то ведь простая железка, на вид - кубок, некрасивый, к тому же довольно громоздкий на вид. Впрочем, это уже не моё дело.
   -И что? - Ника скептически поморщилась.
   -Что? - Р'гофин пожал плечами. - Вот есть Йэвис. Нырять и достать есть. Тут не очень глубоко быть.
   -Да ну?
   -Море глубже есть, - философски заключил т'олр.
   Зейтт быстро скинул плащ и бултыхнулся в воду. Он плыл вниз, как самый натуральный кашалот на охоте, но не достал до дна; видимо, Р'гофин рассуждал излишне оптимистично. Не вышло у дахрейца и во второй раз, а в третий его просто-напросто не пустили.
   -Рита! - Астра щёлкнула пальцами. - А помнишь, как мы с тобой тогда возвращались в Перекрёсток по дну реки? Помнишь? Ты сделала большой шар из воздуха и мы могли дышать.
   -Ты - гений! Минуточку!
   Я уже готова была сигать в озеро, но Дайнрил жестом остановил меня. Что ещё не слава богу? Кстати, он тоже в тот раз был на дне речки, правда, не в пузыре, а просто. Как вспомню, так вздрогну. Никакого воспитания!
   -Подожди. Зейтт, вблизи он намного больше?
   -Не-а. Тут вода очень прозрачная.
   -То есть, три на три с половиной ладони?
   -Ага, что-то вроде. Боюсь подумать, сколько это весит. Точно, больше некоторых лошадей. Думаю, с полсотни шфоров.
   Это что же, четыреста с лишним кило? Моё сердце, словно почувствовав тяжесть, ухнуло вниз. На самом деле, побольше некоторых лошадей, и, хотя и видела, как Зейтт поднимает своего Боджо за задние ноги, сомневаюсь, что он запросто смог бы вытащить из воды такой груз. Что до меня, то я так там и останусь - на дне, зато со здоровой дурой в обнимку. Может, т'олры и подъёмный кран успели изобрести?
   -Не так и много, - вампир безразлично пожал плечами, - бывало и хуже. Я иду с Ритой.
   Я изумилась:
   -А пупок не развяжется?
   Он только рассмеялся. Перед прыжком в воду я вдруг заинтересовалась, какой в Приречье национальный спорт. Может, броски слонов через плечо? С кровососов станется. Как только они ещё всю планету не завоевали? Хотя, если Дайн и вправду сможет унести такую штуковину, мне незачем волноваться.
   С каждой секундой погружения воздушная сфера, которую я захватила с поверхности, становилась всё меньше, а сам воздух - всё гуще. Извечная сила давления воды, мать её! А дно оставалось всё таким же, одновременно близким и далёким. Все звуки внешнего мира будто завязли в противной жиже; а здесь, в озере, остались только я, Дайнрил и пресловутый Алтарь Света.
   Казалось, что прошло как минимум сто лет, прежде чем мои ноги наконец-то коснулись дна. Над головой в это время колыхалось почти тридцать метров водички. Страшновато, признаться... я попробовала приподнять Алтарь, но даже не сдвинула его с места, даром что дело было в условиях, приближенных к невесомости. Вампир усмехнулся и отодвинул меня в сторону. Вскоре Йэвис уже покоился на дне крепкого мешка из синтетических волокон, который запасливый Р'гофин взял из дома. Надо же, как пригодился! Я покосилась на мешок: выдержит ли? Дайн подмигнул:
   -Порядок! Теперь наверх!
   Едва ли кто-нибудь воспринял бы эту новость без бурного ликования. Я крепко вцепилась в куртку Энгрина, зажмурилась и постаралась не думать, что воздух кончается, а вода чертовски холодная, что неудивительно в горах. А также - что может быть, если Дайн всё же не сможет удержать Алтарь. Когда же мы вылетели из воды и я решилась открыть глаза, на берегу нас ждал сюрприз.
   Охранники. Все трое.
   Дайнрил несколько раз подряд помянул тролля и стремглав полетел по воздуху вдогонку за ребятами, улепётывающими через дырку в ограде. Своё обещание всадить дротик в мягкое место виновнику тревоги он выполнять не стал, всё равно навскидку не разобрать, кто виноват. Да и кто тут может быть грешен, кроме чихательной пыльцы?
   Мы неслись вниз по склонам горы, как снежные бараны. Неужели теперь, когда конечная цель нашего вояжа болтается в мешке, мы проколемся на обычных музейных сторожах? В жизни себе не прощу! Я заставляла себя бежать ещё быстрее и не думать о том, что свернуть себе шею проще всего как раз в темноте.
   А вот, наконец, и Нан-Эсгал. Удивительно, но мы добрались до посёлка меньше, чем за полтора часа! Вот что значит скорость! Теперь же мы ещё прибавим ходу: за деревьями-то привязаны наши лошади, и, да извинят меня Силы, пусть теперь они поработают копытами.
   Зейтт и Дайнрил с превеликими осторожностями привязали мешок с Йэвисом к крупу Боджо. Хорошо, что конь это выдержал и даже не согнулся. Ну, тяжеловоз и есть тяжеловоз. Помнится, Зейтт хвастался, что Боджо в одиночку сдвинул упавший в грозу дуб в четыре обхвата. Ну всё, можно делать ноги.
   -Вы обещать мне, да! - вскрикнул Р'гофин на прощание.
   -Что обещать? - скривилась Ника.
   -Вы не есть прежде никого убивать! Не надо война есть! Вы не обещать, и я пустить армия догонять ваш след! Вы обещать - и я молчать быть. Да! Возможно соврать быть.
   -А ведь и правда прикроет, - пробормотал Дайнрил, - хорошо, так и сделаем. Вперёд!
   Р'гофин, наверное, вздохнул с облегчением, но мы уже были слишком далеко, чтобы это услышать. Да, зеленокожий, задал ты нам задачку, пацифист несчастный! Не убивать своих преследователей? Здорово, только где же нам теперь до утра кантоваться? Возвращаться в болото? Гм. Не хочется, но, похоже, придётся...

V. Слияние и поглощение

   Беды обычно приходят парами. Пара за парой, пара за парой, пара за парой...
   Нет, это не лично мой пессимизм, это всего лишь вольная трактовка закона Мерфи. Ну, или Паркинсона, точно не помню. А всё из-за проклятущего т'олрского патриотизма вкупе с пацифизмом. Старина Р'гофин, конечно, мыслил правильно, это нам было ни жарко ни холодно до некой критической черты. Означенная черта наступила в тот миг, когда Нан-Эсгал остался позади, а преследователи продолжили "погоню чести". Наш остроухий друг, видимо, ничего не смог противопоставить собачьему нюху. А, судя по оглушительному лаю, музейные охранники вытащили из будок всю островную свору. Ситуацию можно охарактеризовать одним словом: вляпались.
   Причём вляпались - в буквальном смысле. Чтобы сбить пёсиков со следа, мы направили лошадей в мангровое болото. Вода отбивает нюх - проверенная годами штука. Надеюсь, что т'олрская техника ещё не доросла до того, чтобы крутить по ящику боевики о побегах из тюрем. Болото же было именно таким, каким и запомнилось, то есть жарким, мокрым и противным. Математически возможная совокупность всех дневных и ночных кошмаров, роившихся в подсознании.
   Когда мы зашли в трясину лима на два, голоса преследователей стали стихать. Если бы ещё можно было добраться до нашего плавсредства до того, как поднимется солнце, я бы гнала Далилу через всю топь без передышки, но это было бы так же реально, как Лизе - победить в десятиборье. Поэтому пришлось искать более-менее чистое местечко, чтобы просохнуть и перевести дух.
   Вообще-то это было даже не "местечко", а просто крупная кочка с огромным мангром в центре. Кочка имела шесть метров в поперечнике, так что можно было не только не тонуть, но даже поспать рядом со своей лошадкой, искренне веря, что у животинки всё в порядке с почками и пищеварением. Судя по часам, которые я всё же успела перевести, было три тридцать ночи. Я расположилась рядом с Далилой и закрыла глаза. С этого момента начались неприятности на всех фронтах.
   Сперва Кхарто показалось, что его схватил за ногу крокодил, и наш ученик чародея заорал, как бешеная цапля. Нам повезло только в том, что таких цапель в округе водилось много, иначе через несколько минут вокруг рыскали бы полчища наших заклятых друзей.
   Выяснив родословную делларийца до третьего колена по женской линии, я снова попыталась уснуть, но была разбужена каким-то подозрительно нежным прикосновением к правой лодыжке. Я открыла глаза и застыла. Вокруг ноги обвивалось двухметровое чудовище с треугольной головой и немигающим взглядом. Болотная гадюка! Можно было бы превратить её в пепел по одному желанию, но страх парализовал не только тело, но и рассудок. В голове проносились жуткие картинки из "Неотложки для укушенных" по шестому каналу. Так, она меня сейчас тяпнет, и я... и я... Нога непроизвольно дёрнулась. Змея приподнялась над землёй и приоткрыла пасть. Начинается...
   -Что происходит? - Дайнрил возник будто из окружающей пустоты. - Ты шипишь, как спущенный баллон.
   -Это... не я... п-помоги...
   -Shalluon! Только не двигайся!
   -Я и... не двигаюсь... убери её...
   Вампир в два шага оказался рядом. Змея зашипела - уже на него - но он не обратил на гадину внимания и резким движением перехватил её голову. Я вздрогнула. Змеиный хвост хлестнул меня по руке. Дайнрил быстро провернул её голову на сто восемьдесят градусов и выбросил прочь в болото.
   -Она... она сдохла?
   -Естественно, сдохла. А почему ты её не, гм, поджарила?
   -Не знаю... не могу... а если бы...
   Ужас откатил, как море в отлив, и я почувствовала, что снова могу двигаться. Слёзы полились сами, и я совершенно ничего не могла сделать, чтобы их остановить. Дайн крепко прижал меня к себе, я вцепилась в его рубашку и продолжала рыдать.
   -Ты так боишься змей? - участливо спросил он.
   -Да. Очень. Это, наверное, глупо?
   -Разве? - он мягко засмеялся. - Я так не думаю. Наоборот, глупо не бояться того, что может убить. Глупо не бояться смерти. Многие до дрожи в коленках боятся лягушек, тараканов и мышей, хотя они совершенно безвредны.
   -Утешил...
   -Что до тебя, то эта змея могла бы убить тебя через полчаса, если бы ты в прострации забыла о Силе - а ты забыла. Думаешь, это обычная болотная гадюка?
   -А что, нет?
   -Это митрак. У вас в Айреке их уже истребили, кажется, ещё в бронзовом веке.
   -И слава Силам!
   -Не могу не согласиться. Митрак кусает без предупреждения. Ни для защиты, ни на охоте - только тогда, когда ему хочется.
   -А он не вернётся?
   -Не вернётся. Может, только привидением, но уж яд привидений никак тебе не повредит. Ты спать-то хочешь?
   -Мне страшно. А вдруг?.. я боюсь остаться одна.
   -Ты не одна.
   Я ещё крепче вцепилась в его рубашку. Последнее, о чём я думала той ночью, было: "Надеюсь, Дайнрил не станет распространяться об этом. У него хватит сочувствия и на это?"
   Забегая вперёд, скажу: хватило.
  
   Наш отряд снялся с кочки в тот момент, когда утренний туман только-только поднимался из тёплой болотной водички. Мы оседлали отдохнувших скакунов, рассчитывая добраться до берега - и до спасительного растина - раньше, чем этот туман спадёт. Пока что нам везло, хоть и ужасно хотелось... даже не есть, а банально жрать. Кроме того, два часа сна - это тебе не восемь, недостаточно, однако, для отдыха. Поэтому на угловатые движения Ники я сперва не обратила внимания, списав это на зов природы, то есть кроватки.
   Но прошло ещё полчаса, а Ника по-прежнему морщилась при каждом резком движении Тайфуна. Лицо бледное, под глазами тёмные круги... кабы я не знала, как быстро убивает укус той тварюшки, я бы решила, что на кочке жил ещё один митрак. На расспросы о здоровье она реагировала одинаково, а именно отсылала всех к троллю в гости. Посланные только крепче убеждались в том что дело нечисто.
   Наконец, Таликор схватил её за руку и... ошарашенно уставился на собственную ладонь. Она была вся в крови. Дайнрил резко затормозил:
   -Рассказывай!
   -Что там... шняжка какая-то. Вчера напоролась плечом на сучок из ограды, он отломился. Всю ночь выковыривала, чтоб его...
   Астра и Кхарто немедленно стащили её с коня и заставили показать "дело рук своих". Когда они окончили осмотр, выражение их лиц было - хуже не встречала.
   -Заражение. Лихорадка. Сильная потеря крови, - Кхарто выплёвывал слова, как огромные камни. - О чём ты думала, дура? Выковыривать грязную палку грязным ножом!
   -Это фигня! - отбрёхивалась Ника, в то время, как Астра что-то шаманила над её раной, чтобы остановить кровь.
   -Нет, это не фигня! Я не знаю ни одного подходящего заговора! Боюсь, травы с этим тоже не справятся. Это совершенно чужая и незнакомая лихорадка. Астра?
   Ведьма уныло опустила голову. Она сделала всё, что могла, и остановила-таки кровь, но это отняло у неё весь имеющийся запас магии. Кхарто продолжил:
   -Только Фрекатта может её вылечить. Но... его здесь нет. А пока мы доплывём, Ника может умереть.
   -Что лично мы можем сделать? - я сжала кулаки.
   -Есть жаропонижающие травы универсального назначения, но... они остались на корабле.
   -А у меня была айрекская аптечка...
   -Давай!
   -Так ведь она тоже на корабле.
   -Deler averta devi-pru gren! - деллариец глубоко вздохнул. - Теперь нам больше, чем раньше, надо попасть на растин. Ника, ты сможешь потерпеть немного? Да? Едем!
   Мы ехали быстро, очень быстро, но всё же не так, как следовало. Когда мы добрались до берега, туман уже рассеялся, и весь берег заполонили салатовые от злости т'олры, вооружённые мушкетами. А между тем мы уже видели наш растин, спрятанный в зарослях прибрежных растений. Маскировочные чары, своевременно наложенные при отбытии, давали гарантию, что ретивые т'олры не найдут его - ни случайно, ни намеренно. До него было всего несколько десятков метров, но между нами и спасением рыскали остроухие, те самые остроухие, которых Дайн опрометчиво пообещал не трогать. Не трогать!
   -Я не могу ждать! - моё терпение стремительно заканчивалось. - И лично я могу наплевать на всяких там Р'гофинов! Ща устрою им бурю с градом! Сволочи!
   -Стой! - Кхарто перехватил мою руку. - Они же не враги!
   -А кто, друзья, что ли? Враги, твою маму!
   -У нас же и так руки по локоть в крови! Нельзя убивать невиновных!
   -Ты что, предлагаешь дождаться вечернего тумана? Опомнись, идиот!
   -Я хочу просто пройти мимо них.
   -А у тебя есть шапка-невидимка? У Астры было что-то похожее, но разве она сможет сотворить заклятье сейчас? - она отрицательно покачала головой. - Видишь!
   -Кокон отвода глаз, - поправил меня ученик чародея.
   -Чего-чего?
   -Проще говоря, временная невидимость. Этого будет достаточно, чтобы проскочить мимо них и отплыть на безопасное расстояние. K'mer tial zanier shu! Nye lateen karial, zamma! Готово. Пошли. Но имейте в виду, нельзя ни говорить, ни чихать, ни кашлять. Молчите, иначе чары рассеются. И не шуршите листьями.
   Интересно, однако! Первый раз слышу о магии, которая разрушается с первого же чиха. Кстати, зря это он сказал. Когда знаешь, что чихать нельзя, непременно зачешется нос. Проверено на практике миллионом поколений. И вот ещё одно доказательство: не успели мы выйти из укрытия, как Астра, нанюхавшаяся ядовитой озёрной травы, не удержалась и чихнула. Кокон, если он и существовал, благополучно развеялся.
   -Его можно ставить только раз в сутки, - вздохнул Кхарто, - ничего не поделаешь. Придётся ждать захода солнца.
   И мы сели ждать, причём не все из нас со смирением. Астра сидела грустная-грустная, хотя что она могла поделать с собственной физиологией? Её ведь даже никто не ругал...
  
   Солнце поднялось высоко-высоко. Стало жарко и душно. Откуда ни возьмись вылезли комары, но вскоре сопрели и улетели. А наш конвой всё стоял и стоял на берегу, точно "Дневной Дозор", и как будто не нуждался ни в еде, ни в отдыхе. Они ждали нас . неужели для них такую ценность имела та двусторонняя стрелочка на будильниках? Мещане! Этот Алтарь, он ведь не золотой и даже не серебряный. Велико сокровище!
   А Нике тем временем становилось всё хуже, несмотря на то, что Астре удалось остановить кровотечение. Видимо, инфекция и впрямь была чертовски опасная. Одно слово - тропики. Её рука горела, как угольки в мангале, лоб покрылся испариной, она начинала бредить на тарабарском языке. Да уж, Фрекатта... лучше бы он все-таки поехал с нами! Да если б знать, где шлёпнуться... Проклятые т'олры!
   Вроде бы у меня в аптечке был пенициллин, и вроде бы на него у Ники нет аллергии. Надеюсь, что нет. Ох, что-то в последнее время слишком много "надеюсь". Удача наверняка поминает меня нехорошими словами. Если бы хоть что-то зависело от меня одной!
   -А я хотел изучить их обычаи, - Кхарто невесело усмехнулся, - наверное, не судьба.
   -Ха-ароший же ты колдун! - я подняла голову.
   -В Айреке таких, как я, зовут естествоиспытателями.
   -Ну так не испытывай моё естество!
   -Нет, я серьёзно. Понимаешь, астролог из меня никакой, алхимик ещё хуже, вот я и подался в магию. На самом деле я у Фрекатты вроде полевого летописца.
   -И как?
   -Он не против.
   -Нет, а тебя-то это не возмущает?
   -Почему это? - он посмотрел на свои искалеченные руки и хмыкнул. - Я не могу удержать ничего тяжелее обеденной ложки, и даже Фрекатта не в силах этого изменить. Есть вещи, которые неподвластны живущим. Даже ты не можешь превратить лето в зиму, что уж говорить о магах Света? Я, правда, не совсем маг Света, но... и потом, можно и таким способом приносить обществу пользу. Помогаю остальным узнавать мир. Он не такой и плохой, если к нему как следует присмотреться.
   -И люди - тоже?
   -Да, порой они бывают слишком жестоки, но это - жизнь, без неё никуда. Наверное, я действительно плохой колдун.
   -Я бы сказала - сносный.
   -Нет-нет. Вместе со "сносным" магом мы бы уже были на полпути отсюда.
   -Кхарто, я...
   -Пожалуйста, Рита, не надо убивать!
   -Ты про этих? Ну, абзац! Ты что, правда рассчитываешь с ними подружиться? Не смеши мои тапочки. Они же ненавидят чужаков. Они хотят затравить нас собаками или утопить в болоте. Знаешь, я им этого позволить не могу.
   -Но ведь они, по большому счёту, правы.
   -Что-о?!
   -Мы - воры, Рита. Мы украли то, что принадлежит им вот уже триста лет! Т'олры имеют полное право защищать свой Йэвис.
   -Да ведь Йэвис-то наш!
   -Это он сейчас наш, а может, и нет.
   -Разуй глаза! Алтарь Света, можно сказать, к ним с неба упал. Они его что, сами создали? Тролль тебе! Его какой-то козёл выкрал из Храма, а значит, мы просто возвращаем украденное. Это как Талисманы. Неужели ты возникал и тогда, когда тебе приходилось воровать их у таких же "законных" владельцев?
   -Это другое дело. А сейчас мы ограбили целый народ.
   -Ну и придурок! Да мы ж их спасаем! Что, будет лучше, если их всех сплющит между мирами? Да, они умрут, но умрут с чувством справедливости, радостные и со стрелочками на часах.
   -Это не оправдывает убийство.
   -Смотри! - я ткнула пальцем в Нику. - А это - оправдывает?
   Она уже лежала без сознания и непрерывно бредила. Плечо, в которое несколько часов назад неудачно угодил сучок, почернело, из раны сочился гной. Ош Даруш сидел рядом с ней и время от времени протирал ей лоб влажной тряпкой.
   -Можно пить эту воду?
   Я посмотрела на болотце, откуда взялась вода. Отвратительный смрад, подозрительный цвет... вода в кружке, которую держал Ош Даруш, прямо-таки отсвечивала болезнью, даром что он несколько раз профильтровал её через тряпку с песком - ещё одно народное орочье средство. Запах-то исчез, но всё равно пить эту воду было бы равносильно самоубийству. А уж давать её Нике... Жаль, у нас нет хлорных таблеток, и что нельзя развести костёр, чтобы вскипятить... Вскипятить!
   -Давай мне кружку!
   Так, а теперь надо сосредоточиться, я же не крокодила хочу зажарить, а только вскипятить пол-литра водички. Мелочиться не буду, градусов до трёхсот... затем я поймала облачко пара и медленно выжала его назад в кружку. Потом - охладить до пятнадцати градусов. Готово...
   Ош Даруш благодарно кивнул и с помощью Зейтта чуть ли не насильно влил в Нику жидкость. На какое-то время ей стало лучше, но вскоре снова начался бред. Оно и понятно, водичкой пенициллин не заменишь...
   -Всё! - я встала, не обращая внимания на протесты Кхарто. - Больше я ждать не буду!
   -Рита...
   -Да никого я не убью! По крайней мере, специально. Просто разгоню этих придурочных вояк по домам. Не мешай мне!
   Злость бурлила в моих руках так сильно, что первые ураганные порывы ветра с градом просто смели незадачливых мстителей в сторону. Град хлестал по их щекам, заставляя бежать прочь, покуда их не иссекло на ремни. Ветер дул сразу в две стороны, оставляя свободным проход к растину, с которого уже смыло все чары маскировки. Вскоре нас от врагов загородили две стены непроходимого косого ливня. Впереди же были штиль и спокойствие.
   -Проходите все! Живо! - я кричала громко, чтобы перещеголять ветер собственного производства. - Да чего же вы все копаетесь? Если не поторопитесь, я поджарю их всех!
   Слишком, слишком долго я сдерживала себя, чтобы потом взять себя в руки. Зелёные молнии сверкали перед глазами, смешиваясь с обыкновенными, и мешали видеть. Я отпустила тормоза, не зная, смогу ли после этого вернуться в реальный мир. Всё - как тогда, в Перекрёстке. Ничего не изменилось, до тех пор, пока злоба не ушла куда-то прочь.
   Я осталась одна посреди переломанных и скрученных деревьев. Растин виднелся далеко на горизонте. Слава Силам, у меня хватило направить порывы ветра в парус, а не погнать кораблик на рифы. Получилось, что ли? Т'олры остались с носом. Только отчего же эта непрошенная слабость?
   -Они в безопасности, - послышалось откуда-то сзади.
   -Дайн! А... почему ты не там?
   -Потому что знал, что у тебя, гм, снесёт крышу. Я завёл лошадей в трюм и вернулся за тобой.
   -Но зачем?
   -Не говори ерунды.
   -И всё-таки?
   -Ты снова забыла о Клятве? И... - он улыбнулся. - Ты нужна Нике. Астра и Кхарто не умеют обращаться с айрекскими лекарствами. Конечно, я мог бы им подсказать, но так неинтересно. И вообще-то я влюбился в тебя без памяти и не мыслю жизни без твоих прекрасных голубых глаз.
   -Они у меня зелёные!
   -Правда? Я и не заметил...
   Мы рассмеялись в один голос. Наконец-то напряжение покинуло меня, почти как тогда, после случая со змеёй. И как это у него получается? Всё-таки от телепатии больше толку, чем кажется на первый взгляд. Что может развеять апатию лучше, чем дурацкая шутка?
   А скоро мы уже стояли на палубе растина. Все - в целости и сохранности, и Алтарь у нас в руках. Мы выдержали Испытание! Зануда Керриэль может от радости выпрыгивать из штанов. Впрочем, осталось ещё одно неоконченное дельце. Я выудила аптечку из седельных сумок и внимательно изучила её содержимое.
   -Дайнрил, ты не поможешь? Тут в одиночку без пол-литра не разобраться. Я ведь не врач...
   -Хорошо, - вампир опустился на колени рядом с пылающей Никой, - вообще-то я тоже, но почему бы и нет?
   Не могу сказать, что это был самый лучший и спокойный вечер в моей жизни. Мы долго прочищали рану (здесь как нельзя кстати пригодился наш НЗ огненной воды), затем йод, бинты, пенициллин, успокоительное, жаропонижающее... и лишь когда взошла луна, за жизнь Ники можно было не беспокоиться. Она спокойно уснула, а наш растин всё плыл и плыл против течения, и вокруг мирно журчала вода.
  
   Я открыла глаза, когда солнце уже поднялось высоко над горизонтом. Ника мирно спала, лихорадка (ура!) так и не вернулась. Если бы я верила в Бога, непременно бы вознесла ему благодарственную молитву, но увы... чего нет, того нет. А ведь вчера была пятница! Есть отчего бухаться на колени из-за суеверий. Правда, как я читала в одной книжке, двадцать шестое - это дважды тринадцатое. Но, в конечном итоге, нам повезло, и Ника поправится. А насчёт молитвы... она и сама прекрасно с этим справится. разумеется, не сейчас, но всё же пусть лечит свою душу. Не зря же есть такая примета: если у вас никогда не болит душа, то ей нужен не врач, а патологоанатом. По крайней мере, за себя могу быть спокойна.
   Я встала (спасибо неизвестному другу, который перетащил мой организм в тенёк и уложил головой на сумки) и пошлёпала умываться. Вода была практически несолёная: верный признак того, что суша близко. А земли-то пока даже не видать!
   -Прилив, - пояснил Ош Даруш, ловивший рыбу неподалёку от трюмного люка.
   -Ты-то откуда знаешь?
   -Ещё добавь "сухопутная крыса", - мальчишка расхохотался. - Мне Таликор сказал. Здесь же почти его земля. Я вот подумал: здорово, наверное, быть почти что королём.
   -Что, почестей захотелось?
   -Тоже мне, почести какие-то! У меня в Цеере и то больше было. Подумаешь, замок - холодный он и пустой, каждый шаг - и эхо бьёт по ушам. Скучно! Вот когда тебя уважают и никто не пристаёт, не рискнёт тебя ударить сзади в спину и не посылает к троллю в зад...
   -И часто посылали?
   -Уж порядочно.
   -Ну, значит, кретины. Не обращай на них внимания и бей в спину сам. Так-то оно надёжнее всего.
   -А... слушай, можно у тебя спросить?
   -Валяй, пока бесплатно.
   -Когда это, ну, всё закончится с Шаром Истины, вы обязательно должны отправить меня назад в Цеер или этого можно как-то избежать?
   -С чего ты взял, что мы пошлём тебя в Цеер?
   -Наставник Йогетор сказал, что возвращает меня моему отцу, так? Но он же умер, и теперь я совсем ничей. Это не так уж плохо, но я по закону должен вернуться. Наставник-то ещё ничего, но в Цеер я не хочу.
   -Ещё раз повторяю: кто тебе сказал?
   -Фрекатта. Но он был тогда немного злой и...
   Я рассмеялась:
   -Фрекатта - идиот и не видит дальше своего носа. Из него лидер, как из меня римский папа. Тут, конечно, есть и другая проблема. Когда Шар починят, так и всему Ордену конец, а ему, похоже, этого очень не хочется. Но конец - это точно. Я не знаю, что будут делать остальные, а насчёт себя - знаю. Кстати, ты не хочешь отправиться со мной в Айреку?
   -А ты серьёзно?
   -Серьёзно.
   -Но Фрекатта...
   -Ему я быстро вправлю извилины через геморрой! Мало не покажется, будь уверен. Эй, олух, протри гляделки, у тебя клюёт!
   Пока Ош Даруш вытаскивал свой улов, я поднялась наверх, и моим единственным желанием было показать Фрекатте, что значит "мордобой". Это ж надо, отправить ребёнка туда, где над ним издевались! Конечно, можно понять и его расовую ненависть к оркам вообще, но так же нельзя! Как только маг-хранитель поправит здоровье Ники, надо будет разобраться со всем этим. А и правда, почему бы не взять пацана с собой? Идти-то ему всё равно некуда, кроме Цеера. Разумеется, потребуется пластическая операция по спиливанию рогов, но ведь средства-то у меня пока есть. Впрочем, сначала надо разобраться с Азгаром и с Шаром Истины.
   Когда я вернулась на палубу, Ника уже сидела в тенёчке и ела вяленую рыбу. Ну, слава Силам, жива, здорова и отнюдь не потеряла аппетита. Впредь будет знать, как выковыривать сучки по ночам. Я протянула ей шприц-тюбик с дополнительной дозой антибиотика и уставилась на парус. Может, надо немножечко подогнать растин, а то он плывёт, как самка черепахи на нерест. Сказано - сделано. К вечеру мы увидели землю.
   На берег я ступила, как говорится, на коне. Ну, блажь такая в голову пришла, как только полюбовалась на приготовления Таликора. Ну чем я хуже? Правда, героем дня однозначно должен был стать Зейтт, алтарь-то везёт его конь. И ладно, пусть станет героем. Без Боджо мы всё равно никогда не перевезли бы вожделенный Алтарь через устье Касады.
   Перед высадкой я позвонила нашим, и теперь на берегу горел костёр, а около него стояли три фигурки: одна большая и две поменьше. Итак, торжественная встреча! Жаль, на растине нет аппаратуры для приветственных гудков. "На теплоходе музыка играет"... Что ж, назовём это так.
   Фрекатта совершенно оправился от несвоевременной слабости и теперь стоял ближе всех к берегу и размахивал своим жезлом, будто белым платочком. А, к троллю правила! Лиза скакала вокруг костра. Оддар просто улыбался.
   -Эх и долго же вас носило, друзья! - воскликнул правитель Куданны, как только мы вылезли из растина.
   Да уж, долгонько... Ты прав, уважаемый гном. Не думала, что простой круиз может так затянуться. Но не навсегда же! С возвращеньицем, и да здравствует твёрдая почва!
   Фрекатта вылечил Нику за три взмаха жезлом, и мне почему-то стало совестно указывать старику на его место после всего, что он сделал хорошего. Ладно, потом укажу. Это такое дело, что всегда успеется. А пока Зейтт и Таликор наперебой рассказывали об острове Тор Дара, я свернулась в клубочек у костра и попыталась выспаться впрок. Конечно, я знаю, что так редко выдаётся как следует отдохнуть, так почему бы не сейчас? Всё же у костра замечательно! И главное - никаких змей! Фрекатта постарался, не иначе.
   Наутро Зейтт отбуксировал растин туда, где мы его позаимствовали, а все остальные мирно ждали его возвращения. Я собиралась продолжить свой эксперимент по запасанию сна впрок, но обстоятельства не всегда зависят от нашего желания.
   -И как сплавали?
   Керриэль! Есть поговорка - вспомнишь г**но, вот и оно (и да простит меня Ника). Ведь только что думала, как будет славно получить последний Талисман и до весеннего Равноночия распрощаться со всеми проблемами. Так вот же он, стоит перед нами да лыбится. Гад! Его б самого на тот остров, я бы посмотрела, как он с остроухими бы поупражнялся в хихиканьи.
   -Я вижу, вы добыли Алтарь Света?
   -Вон он, - я подняла глаза, - не видишь, что ли?
   -Примите мои поздравления.
   -Гони Талисман!
   -В следующий раз, - Посвящённый пожал плечами, - он подождёт вас у Храма Истинного Света, как и договаривались. Храм получает алтарь, а вы - Талисман.
   -Здор-рово...
   -Путешествие было трудным?
   Я проигнорировала чувствительный тычок под рёбра (и не пытайся, Ника) и ответила:
   -Чего уж там, разлюбезнейший хмырь? Всего-то пара лимов болот, милые ксенофобы, то есть аборигены, несколько крокодилов... прямо райский круиз с элементами сафари!
   -Не понравилось?
   -При чём здесь эмоции, драгоценнейший? Я только констатирую факты, чего ожидаю и от вас.
   -То есть?
   Ага, не нравится! А я всего лишь заговорила со служителем Тверди так же, как она сам всегда беседует с окружающими, и вот он, результат. Ника ещё раз врезала мне под рёбра. Ладно, хорошенького понемножку. Теперь - о главном.
   -Как там Клейтас?
   -Держится.
   -Слава Силам!
   -Я бы так не говорил. Он держится, да, но его раны вновь открылись, как будто Тьма целенаправленно завершает начатое.
   -Что ты имеешь в виду? - насторожился Дайнрил.
   -Кто-то очень не хочет, чтобы он жил.
   -Джирт?
   -Скорее всего.
   -Teish vadicta! - прошипела я.
   -Не забывай, Джирт всего лишь марионетка. Все приказы отдаёт Азгар. Должно быть, Джирт и получил такой приказ.
   -Вообще замечательно, - вздохнул Дайнрил, - дальше-то что?
   -Возвращайтесь в Храм. От вас уже ничего не зависит. И, - он сделал паузу, - постарайся убедить Риту, что я вам не враг. Жду вас в Храме.
   Я промолчала. Керриэль отошёл в тень и исчез. Эх, поговорить бы с его начальством с глазу на глаз, может, и убедила бы мужика в том, что играть надо честно, здесь вам не равнина, здесь покер иной. Ну, а пока нехудо бы искупаться перед долгой дорогой, кто знает, когда в другой раз получится, а зарастать грязью меня что-то не прельщает...
   И снова - проклятущая Тенда. Хорошо хоть. У Фрекатты хватило ума отправиться в путь не сразу, а тогда, когда стала спадать жара. Спасибо мудрым испанцам, придумавшим сиесту. Я ехала в самом хвосте отряда, ни о чём не думала и только слушала Лизу и Оддара. Они взахлёб рассказывали, как хорошо отдохнули за эти дни - купались, загорали, жарили на костре фазаньи крылышки. Надо было бы хоть чуть-чуть позавидовать, но мне было не до этого. И здорово, что хоть они отдыхали, а то весь отряд походил бы на пожарников перед отпуском, и ещё от нытья "ма-аленькой принцессы" все крокодилы сбежались бы к нам.
   Ника галопировала впереди и старалась на меня не смотреть. Видимо, ей очень не понравился мой непочтительный тон в адрес Керри-боя. Ну, горбатого исправит сами знаете что. Эмоции она щедро выплёскивала на Зейтта. Дахрейец морщился, но терпел. А там уж и солнышко зашло.
   После ужина Таликор и Кхарто ушли на разведку, проверять, всё ли впереди спокойно и нет ли врагов. Особенно тщательно им было наказано следить за гнёздами карликов и чёрными призраками. Я мысленно вручила им флаг в руки и заснула.
   В следующий дозор должны были отправиться мы с Зейттом. Мобильник ещё не разрядился, и таймер сработал исправно. Сверху капал дождь - то ли начинался, то ли заканчивался, в джунглях всегда одинаково сыро, так что не разберёшь. Удивительно, но Зейтта на месте не оказалось. Не появился он и через час, и через полтора. Без меня ушёл, зараза! Я подошла к костру. Оддар и Лиза мирно жарили грибы на прутиках, а варвара не было и там.
   -А разве вы с Зейттом не в дозоре? - изумился гном.
   Вот те на! Ушёл пешком (конь-то здесь) и даже никому не сказал. Понятно ещё - Колир, но этот? Кажется, начинаю постепенно сходить с ума - мечтаю об одной из т'олрских собачек. Я от злости пнула первый попавшийся пень и неожиданно больно ударилась. Ну-ка, что тут у нас? Обломок стрелы, надо же! Причём разлом ещё свежий, даже не мокрый. И как, интересно, данный предмет сюда попал? Ох, ненавижу такие истории...
   Я огляделась, взяла лук, стрелы, вынула Сантар из ножен и пошла в лес, ориентируясь по едва заметному следу на примятой траве. Если это - то, о чём я думаю, то Зейтт должен мне стакан вина. Будет должен, когда я до него доберусь. И вдруг меня сзади дёрнули за рукав:
   -Куда это ты?
   Оддар и Лиза. Час от часу не легче. И чего им у своего костра не сиделось? Кушали бы свои грибочки, болтали, целовались... ну почему именно сейчас их разобрало любопытство? Пришлось объяснять.
   -И ты хотела пойти туда одна? - Оддар вмиг посерьёзнел. - Думать не смей. Лиза, где твои ножи?
   Теперь наша компания напоминала странствующий цирк шпагоглотателей. Я просила товарищей гномов только об одном: не шаркать ножками. Остальное, так и быть, неважно. И наконец - чудесное зрелище...
   И правда чудесное!
   Несколько минут мы сообща боролись с приступом смеха, а затем пожалели, что с нами нет Кхарто. Помнится, он всерьёз интересовался уровнем рождаемости в Тенде. Он-то, бедняжка, гадал-гадал, поминал зверолюдей, а оказывается, для "лесных воительниц" годится любой мужик, лишь бы он был человеком и не страдал дистрофией. Вот как наш Зейтт. Согласие же объекта они считали делом десятым.
   -Да пошли вы прочь от меня, мымры нечёсанные! - вопил дахрейец в перерыве между плевками. - Вон, я сказал! Ну, уродины! Да я лучше в монастырь пойду, чем тут с вами... вонючие твари!
   -Не сопротивляйся, - мило ворковал чей-то хрипатый голосок, - тебе же ничего не стоит...
   -Фу! Тьфу ты, мать твою! Вы что, раз в три года моетесь? Эй! Ау! Слышит меня кто-нибудь? Лучше назад к т'олрам, чем это! Тьфу! Пакость! Чтоб меня разорвало на части! Эй, люди! Кто-нибудь! Чтоб вы сгорели, вонючки! Тьфу!
   Н-да, похоже, дела у местных чаровниц идут неважно. Этак всё население страны потихонечку вымрет, а уж встречный ветерок надоумил меня провести в этой местности рекламную кампанию туалетного мыла и дезодорантов. Деньги лопатой буду грести! Ну, а до тех пор милейшим барышням придётся подождать с удовольствием. Ну, годика эдак полтора...
   Красавиц было всего четверо, поэтому прогнать их оказалось совсем нетрудно. Мы просто выскочили в середину их тесного кружка, потрясая оружием и громко склоняя девушек по орочьей матушке. Разочарованные красотки смылись, мы спешно отвязали Зейтта от дерева и наконец-то дали волю смеху.
   Потом, когда Зейтт отыскал и надел штаны, а у нас животы разболелись до невозможности, мы смогли наконец вернуться в лагерь. Всю дорогу я хрюкала и стонала от хохота. Это надо же! Кому рассказать - никто не поверит! А Зейтт, хоть и покраснел, как рак, продолжал плеваться.
   На следующий день об этом небольшом конфузе каким-то образом узнал весь лагерь, хотя лично я молчала в тряпочку, а Лиза и Оддар клялись, что никто из них на такую низость не способен. Однако зачем при этом ржать, как лошадка на конопляном поле? В конце концов и сам Зейтт не выдержал и рассмеялся вместе со всеми, правда, не забывая плеваться. А Кхарто на ближайшем привале старательно записал только что услышанный обычай на кусок пергамента.
   Дальнейшее путешествие никакими сюрпризами не радовало, и нельзя сказать, будто кто-то об этом пожалел. Дорога, охота, еда, сон... дождь, ветер, гроза, солнце, духота... прошёл ровно месяц с тех пор, как мы вышли из Перекрёстка в Храм Света. Один раз мы уже здесь были, а теперь вот возвращаемся, но уже с другой стороны.
   -Стоп!
   Как всегда, неожиданное появление. Ну, Керриэлю в этом нет равных. Ему бы ещё взять "тёщин язык" и проскандировать "А вот и я!", впрочем, это у меня мозги свернулись в трубочку после долгой дороги. Радоваться надо, на самом деле - радоваться. Мы на месте, никуда спешить не надо, одно плохо: от Колира теперь никуда не денешься.
   -Как я и обещал. Держите.
   На узкую лапку Фрекатты лёг потрясающей красоты синий кристалл в форме снежинки, при одном взгляде на который Знак Хранителей начинал немилосердно жечь кожу. Последний Талисман! Думала, это никогда не произойдёт!
   Служители Храма Истинного Света тем временем отвязали от Боджо Алтарь и спешно уволокли куда-то в орешник. А орехи-то ещё не собрали! Я распрягла Далилу и выпустила её пастись, а сама налегла на орехи, стараясь не обращать внимания на высказывания некоторых личностей насчёт козы и огорода.
   -Но что же дальше?
   А, это наша неугомонная Ника всё ещё расспрашивает служителя Тверди обо всём на свете. Сам виноват. Не успел вовремя телепортироваться, теперь изволь поработать в ликбезе. Лично меня этот трёп не касается, хотя... орехи можно грызть и потише.
   -А дальше вы свободны до марта месяца. Затем, если хотите, можете сопровождать своих друзей в Эйа, я бы даже посоветовал это сделать. Эйа - это место, где Силы наставили орку рога.
   -И тогда мы выиграем войну?
   -Выиграть войну так же невозможно, как и выиграть землетрясение. Её можно только не проиграть.
   Что ж, красиво ты говоришь, Керри-бой, но лицемеришь, сам того не ведая. Тебе ли не знать, как выигрываются землетрясения? Хотя это точно не моё дело. Вон, Фрекатта уже унёс Талисман в Храм и вернулся оттуда с лёгким карманом и лёгким сердцем. А мне что делать? До марта же целый вагон времени!
   Вернуться бы домой, навестить Зайку, старых институтских друзей, съездить к Сетте. Это, конечно, хорошо, но не стоит забывать, на кой я вообще явилась в этот мир. Возможно, Хирурга уже убрали конкуренты, ну а вдруг нет? А потом, Порталы - штука капризная, я могу при таком раскладе и опоздать к началу вечеринки, а этого я себе позволить не могу. Что тогда? Я разложила перед собой карту Нурекны и задумалась.
   Итак, дано: пять месяцев выкинуть в окно. Куда девать? Обратно не запихаешь, значит, придётся пойти путешествовать. На запад не пойду, это факт, делать мне там нечего. А ну как опять с сыночком Тинтанара пересекусь? Остаётся восток. Ага, Арганат! Значит, через Тенду (противно-то как, но без этого никак) к северу от Храма, форсировать Касаду, где главное - не попасть в Вендар или Приречье, и прямиком через Минройскую Империю в Энцурро, столицу Подземного Трона, супер! Может, и до Непознанного Востока удастся дотопать...
   Посмотрела я на карту внимательнее. Ага, супер, но до марта никак не обернуться. Зимой-то в Арганате бывает снег, а по снегу путь всегда длинней. А жаль, придётся подобрать что-то более осуществимое. Например, съездить в Куданну на коронацию Оддара, если он решится это сделать. Или вот, пожалуйста, Адникус, родина покойного Дейко, мир его праху. Говорят, на юге встречаются вовсе неплохие люди, а ещё в этой стране есть замечательные древние города, утопающие в тропической зелени. Почему бы не устроить экскурсию по всему Адникусу? Ещё можно взять с собой Кхарто и Ош Даруша, наверное, оба будут рады. Правда, перед этим надо бы подарить Кхарто пять кило пергамента и бутылку чернил. Ничего, наука от этого только выиграет.
   Да уж, велика Нурекна, а время убить негде. Туда нельзя, туда не хочу, а здесь уже были. Если бы, конечно, в этом мире были свои Канары или Сейшелы, а так... Когда миллионеру в турфирме дали глобус, он покрутил его и вернул со словами: "Принесите другой. Здесь я уже везде был". Как бы мне не оказаться в положении этого невезучего миллионера. Принесите другую карту!
   Орехи кончились. Я вылезла из-под куста на свет божий и подошла к ребятам. Зейтт как раз рассказывал Керриэлю о своём любовном приключении, не дожидаясь, пока это сделает Ника. Оддар дополнял рассказ откровенными подробностями, Лиза же от них тихо краснела в уголке.
   Стемнело. Я сидела у костра и слушала рассказы, ещё и ещё раз прокручивая в голове предстоящий план действий. Утром я собиралась согласовать маршрут с предполагаемыми попутчиками. Тихая и звёздная ночь. И бледный до синевы Рувио Фейлиц Гилейре. На него долго не обращали внимания, он просто стоял и молчал. Ждал, когда же его заметят.
   -Этот мир обречён, - прошептал он еле слышно.
   -Что случилось? - нахмурился Дайнрил.
   -Всё кончено. Клейтас мёртв.
   У меня противно засосало под ложечкой. Вот тебе и сходили за Йэвисом! В ушах запело. И сразу же раздался нечеловеческий крик Айвэ.

VI. Баллада о Фиримаре

   Над Храмом поднимался тонкий багряно-коричневый дымок и уходил вверх, туда, где одна за другой гасли звёзды.
   Рассвет.
   Белые жрецы без устали подкладывали в неустойчивую курительницу всё новые и новые ароматические корешки, как будто мёртвому есть разница до того, как будут пахнуть небеса. Но таков сложившийся веками ритуал, и кто мы такие, чтобы его менять? Никто... Когда мы хороним кого-то близкого, то не замечаем всей пошлой нелепицы изъеденных молью ритуалов, а когда умираем сами, нам уже всё равно. Есть только один выход: оставить завещание, в котором можно попросить обойтись без банальностей и условностей. Лично я за кремацию. Никакой бодяги, всё чётко и быстро, а главное - нет риска проснуться в гробу в случае летаргии. Раз, два - и ты уже обычный набор минералов. Кстати, неплохое удобрение...
   Рассвет всё ярче окрашивался красным, и другая группа жрецов, что стояла по ранжиру у входа в пещеру, принялась за дело. Нужно было заложить вход камнями и залить гранитным раствором. Секрет храмовой фирмы: сначала он жидкий, а через день уже не отличить от цельнотёсанной гранитной плиты. Неплохо защищает захоронения от любителей лёгкой наживы. Вскоре на плите высекут надпись, и она сохранится на века, повествуя прохожим о судьбе покоящегося здесь. К сожалению, сами эти века до сих пор в подвешенном состоянии: неизвестно, будут они вообще или нет. А надпись всё равно высекут - на всякий случай.
   Есть такой нехитрый тест по психологии. Что ты будешь делать, если узнаешь, что через неделю конец света? В нашем случае это - несколько лет, но временной период значения не имеет, главное - знать точную дату в пределах одного поколения. Ответы могут быть самые разные: прыгну в девятого этажа, побреюсь налысо, ограблю банк... а потом проходит первая волна массового психоза, и люди начинают жить как обычно: ходят на работу, рожают детей, спокойно заводят будильник, прежде чем лечь спать. Потому что конец света - увы, он так концом света и останется. Люди всё равно ничего не изменят, и потому предпочитают смириться. Каждый из нас в какой-то степени фаталист.
   Жрецы сноровисто закладывали вход в пещеру, аккуратно укладывая на пол с той стороны белые венки из так называемых "цветов скорби". По правилам, этих венков должно быть тем больше, чем больше у покойного заслуг перед живыми. По молчаливому согласию присутствующих, в пещеру положили восемь венков. Больше - только на похоронах государя-императора.
   Рассвет окрасил небо, и почерневший дымок, закрутившись змейкой, продолжал свой полёт куда-то в высшие сферы, недоступные простым смертным. Дымок всё закручивался и закручиался, и ветер не смел нарушить роковую безмятежность рождающегося дня.
   Смерть и рождение переплелись воедино. Через шесть дней жрецы начнут искать среди эльфов мальчика, который появился на свет в тот же день и час, когда умер последний истинный Перворожденный. Его объявят преемником светлой силы и заберут в Храм на воспитание. И, если миры не столкнутся, через двадцать лет он станет первым заместителем Гилейре.
   Первый лучик солнца осветил унылый серый лес. Как ни молятся жрецы, им не задержать наступление утра. И часы будут тикать по-прежнему, хотя что есть часы? Обычный прибор, отмеряющий условные промежутки Великого Времени.
   Установили последний камень. Курительницы погасли. Солнце поднималось. Жрецы на вершине скалы приготовились лить гранитный раствор. Сегодня мы прощаемся с тем, кто смог бы предотвратить конец... света... чужой конец. Но не свой.
   Вот и конец Клятве, которую мы давали вчетвером. Керриэль не должен был настаивать на этом до прохождения Испытания. А что теперь? Следовать приметам? Есть одна подходящая: оказавшись в тупике, быстрее научишься летать. Враньё. Не научишься, а только сопьёшься. Кто хочет, чтобы напитком завтрашнего дня стал рассол? Поднимите руки.
   У-у, что-то вас многовато. Впрочем, как уже говорилось ранее, все люди немного фаталисты, а некоторые даже совсем не "немного". Осталось только надеяться - и ждать больше полугода. То есть, больше полутора лет. А всё потому, что нашей торжественной Клятве - конец. Нет Клейтаса - нет клятвы. Да и конец какой-то глупый...
   Гранитный раствор медленно растекался по идеально подогнанным друг к другу камешкам. Вот и всё.
   Новый день родился.
  
   Поющий Зал украшали симпатичные серебряные венки. Этот зал был едва ли не единственным в Храме Истинного Света, куда пускали посторонних. Зал был уютный - никаких сверхвысоких потолков размеров а-ля дядя Церетели, камин горел... поющим это помещение называли из-за различных музыкальных инструментов, украшавших стены. Милая домашняя обстановка. Как же давно я не чувствовала себя в безопасности! Жаль, что мы собрались здесь по такому грустному поводу.
   Вместо вина в кубках был сок авэллона, но никто не привередничал. Авэллон оказал на нас странное действие: не пьянил, не толкал на глупости, а только облегчал боль. Что, в принципе, от него и требовалось.
   Гилейре сидел в самом дальнем углу, мрачный и бледный, как в тот самый момент, когда объявлял всем о смерти Клейтаса. Сейчас глава ордена Света не напоминал всесильного сверхчеловека, это был самый обыкновенный человек, который, хоть и выглядит на тридцать, но по глазам-то видно, что ему никак не меньше нескольких тысяч лет. Мудрец не отчаивается, юнец не надеется. По Гилейре можно было подумать, что надежда умерла прежде, чем он родился на свет.
   Айвэ не осталась даже на похороны. Как только она перестала кричать и выть, сразу сделала морду тряпочкой, села на лошадь и ускакала на восток. Воевать. Говоря проще - смерти себе искать. Что ж, её воля, да и попробуй её останови.
   Колира тоже не было за столом. Сразу после похорон Таликор отослал его в Империю под крылышко любящих родителей. Мол, шутки кончились, начинается лестница, как говаривал пан Болеслав, выходя из ресторана в лёгком подпитии. Лично мне было всё равно: за это время он успел по уши влюбиться в Айвэ. Собственно, поэтому Таликор и послал его подальше. Мало ли что взбредёт на ум юному герою. А так - милый ребёнок отправился домой под присмотром минройского посла в Белоозёрье. Посол - мужик суровый, и вряд ли Колиру удастся от него сбежать.
   И всё же, как ни жаль Клейтаса, а надо уже думать о том, что делать дальше. Это на любых похоронах так: живые поплачут о покойнике и возвращаются к обсуждению насущных проблем, ведь мертвец их в могилу не забрал. Так произошло и в этот раз. Через несколько часов почтенное собрание уже разрабатывало план дальнейших действий.
   -Чего там думать? - Зейтт стукнул кружкой по дубовому столу и поднялся во весь рост. - Чего думать-то? В этот раз не получилось - а через год получится.
   -Что - через год? - усмехнулся Дайнрил.
   -А ничего. Предлагаю вот что: после Нового Года встретимся где-нибудь в районе Перекрёстка и съездим в гости к Йогетору. Пусть себе выбирает новых Ищущих. А чтобы не повторилось того, что сейчас, запереть тех, кого он назовёт, на амбарный замок, как вдовствующую королеву, до следующего марта. Вот. По-моему, неплохо.
   Керриэль покачал головой:
   -Кто ж тебе, дурню, сказал, что и в следующий раз Знающим будет Йогетор?
   -А что, нет, что ли?
   -Скорее всего, нет.
   -Ну, э-э... тогда нам надо просто подождать на стыке трёх границ.
   -Каких именно? Таких стыков не один и не два.
   -Так ведь и нас не один и не два. Рассредоточимся, чтобы уж наверняка не упустить. А если тебе мой план не нравится, сам что-нибудь предложи. Что не предлагаешь-то?
   Керриэль досадливо отмахнулся. Что ж, если в марте придётся караулить Знающего, я бы предпочла сделать это подальше от севера. Там, наверное, холодина будет жуткая... и всё бы ничего, если бы и высшее руководство промяучило своё веское слово насчёт происходящего. Под руководством имеется в виду Гилейре. Но он как сидел истуканом, так истуканом и соатвался. Наконец кто-то догадался его растолкать и спросить.
   -Ничего не выйдет, - просипел он.
   -Как тогда выйдет?
   -Никак. Мир обречён.
   -Ну вот, - вздохнула я, - опять депрессняк. Слышали уж мы это. Может, тебе бухла налить? У нас ещё есть. Обычно помогает. Это вообще средство от всех болезней.
   -Вы не понимаете.
   -Так объясни, лапушка! Почему за пятьсот восемнадцать лет несчастный мир всё обрекали да обрекали, а он стоял себе. А стоило Клейтасу откинуть тапки, и он уже обречён окончательно. Может быть, этот парень временно замещал в должности Шар Истины?
   -Временно...
   -Эй, да что это с ним?
   -Временно... время... да! - Гилейре захохотал, как сумасшедший. - Вам нужно время? Ага-ага! А его-то и нет! Прошляпили! Поздно! Где вы раньше были? Затягивали, затягивали ремень, хвать - а он и лопнул!
   -Свихнулся, - с жалостью констатировал Оддар.
   -Свихнулся? Да?! А послушайте:
   Как бесконечная спираль,
   Оно уходит в никуда.
   Нам часто времени не жаль...
   Стрелою пролетят года,
   Замрут песчинки на руке,
   Вода, замёрзнув, потечёт,
   Так годы сгинут вдалеке -
   Теперь и дни наперечёт.
   Вода течёт лишь сверху вниз,
   Всё шире на стене пролом:
   Когда заканчивалась жизнь,
   Мы сожалели о былом.
   Вернуться! Раскрутить спираль
   Туда, где не было дыры!
   Но иззубрялась в ножнах сталь
   До самой выгодной поры,
   И было несколько веков,
   Чтобы исправить и не выть...
   Глаза свободны от оков,
   А время кончилось, увы!
   Гилейре закончил декламировать и оглядел всех нас блуждающим взглядом. Интересно, где он эти стишки откопал? Написано-то по-эльфийски, и с чисто эльфийским фатализмом.
   -К чему это? - удивилась Ника.
   -Так и не поняли? Времени у нас больше нет. Понимаете, нет! Это Равноночие было последним, когда ещё можно было восстановить Шар Истины!
   -И кто сказал тебе такую чушь? - нахмурился Кхарто.
   -Да это... это же... неужели ещё не поняли?!
   -Представьте себе, нет, - Дайнрил встал прямо напротив Гилейре и спокойно посмотрел ему в глаза, - не до конца. Это было пророчество Клейтаса, верно?
   -Да. Это он. За три дня до смерти.
   -Так что же знал Клейтас, чего не знали мы?
   -Все маги высшей ступени...
   -Ближе к телу!
   -Миры столкнутся окончательно через четырнадцать месяцев. С мая соединение станет необратимым.
   Нет, это что, не глюки? Неужели Гилейре не врёт? Ого! Я почувствовала, что ноги отказываются меня держать, и плюхнулась на стул. Я-то рассчитывала, что у нас есть как минимум несколько лет, чтобы уладить дельце, а оказывается, нет ни тролля! Нам всем осталось жить чуть больше года. Вот тебе и тест по психологии...
   -Что значит - необратимым?
   -Это будет истинный кошмар. Для обоих миров! Беспорядочные Порталы, землетрясения, наводнения... взаимное притяжение разрушит Айреку и Нурекну, и никто не сможет выжить...
   -Делер аверта!!!
   Хрясь - и крышка стола проломлена насквозь. Всё же и Дайнрил не всегда контролирует эмоции. Я бы на его месте вообще разнесла всё вокруг к чёртовой мамочке. Все умрут? Вот и вся любовь...
   -Ну... - вампир сверкнул своим фирменным жёлтым взглядом. - Если всё скоро лопнет и взорвётся, если все сдохнут, думаю, тебе, мразь, будет полезно сдохнуть на несколько месяцев раньше! Как же ты меня бесишь, начальничек!
   -Дайн! - апатию из моей души сдуло со скоростью звука, и я бросилась было к нему, но меня вовремя удержал Зейтт. - Успокойся! Пожалуйста, не трогай его!
   -Он меня достал!
   -А он-то тут при чём? Знаю, такая новость - как сыр на голову, но ведь он честно пытался нас предупредить! Оставь его в покое, пусть себе живёт.
   -И откуда ты взялась, добрая самаритянка?
   -Оттуда же, откуда все берутся, от мамы с папой. Я и сама чувствую себя гадко, но разве это повод мочить деда?
   Дайнрил глубоко вздохнул и подошёл ко мне:
   -Одно слово - Сулвен. Когда же ты наконец сообразишь, что я не убиваю для удовольствия?
   -Но...
   -Гилейре хорошо скрывает свои мысли, но, к его несчастью, не до конца. Что такое "Объединённый Портал"? И почему он так его боится, что не хочет о нём говорить?
   -Потому что... никто не бросит свои земли.
   -И вещий Олег, не боясь ничего, отбросил копыта коня своего. А мог бы и не отбрасывать. Улавливаешь мою мысль, старый пердун? Рассказывай всё, что знаешь, или, клянусь звёздным небом, я оторву тебе голову, а наш Кхарто выудит оттуда всё, что нужно!
   -Хорошо, - Гилейре даже зажмурился. - Все маги высшей ступени недавно собирались близ устья реки Авир, чтобы решить, что можно предпринять. Уже тогда многие опасались, что Клейтас не выживет. Вы же знаете: во Вселенной бесконечное множество миров. Нурекна и Айрека - лишь два из многих. Они сообщаются через порталы. Азгар хотел на время переселить своих приспешников на какой-то третий мир. Это значит, что переход в прочие миры в принципе возможен. Мы решили, что наш единственный шанс спастись - это сделать то же самое. Если все маги сольют свои энергии в один поток, нам удастся пробить проход в иной мир, в такой, который не затронет столкновение. Но те, ком мы об этом говорили, не пожелали уходить. Некоторые просто не верят, что обречены, но большинству всё равно. Они не бросят могилы родичей, а тащить могилы в другой мир...
   -Вот как? Значит, позорное бегство крыс с корабля?
   -Это жизнь, Дайнрил Энгрин. Мертвецов не волнует честь.
   -А что это будет за мир?
   -Ни один мудрец не может этого сказать определённо.
   -Хорошее же ты нам будущее присоветовал, Рувио Фейлиц Гилейре! Смерть или неизвестность...
   -Знаю, - Гилейре опустил голову, - многие останутся. А ведь мы можем спасти тысячи!
   -Ну-ка, проверим. Рита, что выберешь ты?
   -Я? Неизвестности я не боюсь. По-моему, это всяко лучше, чем быть раздавленной обломками крошащихся миров. К тому же, я не беру с собой ничьей могилы. Но Зайка, Сетта, Кеввини... насчёт них я не уверена. Но и допустить того, чтобы они погибли, не могу. Тролль тебе в печень! Задал же ты задачку, клыкастый! А как насчёт тебя?
   -Если бы...
   Он махнул рукой и вернулся за стол, опрокидывая кубок за кубком. Я попросту взяла целый кувшин и устроилась рядом с ним у камина. Весёлая перспективка! Эту проблему выпивкой не решишь, но если бы... Да, если бы можно было... Клейтас действительно оказался провидцем. "И было несколько веков, чтобы исправить и не выть". Несколько веков! Вместо того, чтобы поскорее собрать шар Истины, Светлые и Тёмные тратили столь драгоценное время на грызню друг с другом. Керриэль прав: беленькие не намного лучше своих врагов. Почему я не родилась хотя бы на десять лет раньше?! Ну, а теперь остаётся только "сожалеть о былом"... Вот тролль! Собрались на похороны Клейтаса, а в результате хороним собственные жизни. И даже напиться как следует не получается!
   -Мне тоже жаль мой город, - пробормотала Астра, бессознательно перебирая струны лютни, - но старик прав, они не уйдут из своих домов. Если мы спасём тысячи, то всё равно погибнут десятки тысяч. И эльфы... А говорят, души эльфов сразу попадают в Валинор. Но вот устоит ли он при катастрофе?
   -А может, Валинор и есть тот третий мир? - предположил Таликор.
   -Не думаю. Нас туда не пустят.
   -Эй, а что это ты играешь? - вдруг заинтересовался Ош Даруш. - Я и не знал, что ты это умеешь!
   -Да... всё времени для этого не было, - Астра подняла голову, - вот ты и не знал. А что играю? Хм... Кажется, я неожиданно попала в тему. Это как раз про Валинор. Не совсем, но всё же... я не слышала этой баллады с самого детства.
   -А я и вообще не слышал.
   -Может, мне её спеть? Впрочем, почему бы и нет, раз ты всё равно её не знаешь. Только заранее предупреждаю, голос у меня не из лучших, но что есть, то есть.
   Мелодия стала сильнее. Любопытно. Я отставила кувшин в сторонку и прислушалась. Не такой уж и плохой у Астры голос. Обычное женское кокетство. "Ах, право, я не в голосе"...
   Шуршали листья,
   Рыдали дети,
   Когда просили его остаться...
   Шептались тисы
   И тихий ветер:
   "Не смог он больше с судьбой сражаться"...
   Звуки стали громче - Таликор, повинуясь внезапному порыву, тоже снял со стены лютню, и теперь он и ведьма пели на два голоса:
   А ты отпусти меня далеко,
   Туда, где кончается твердь,
   Где море целует вершины гор -
   Я так не хочу умереть...
   Врата сомкнулись
   За их ладьёю -
   Усталый путник и дева-кормщик.
   Не развернулись,
   Вода стеною,
   Пусть неудачник на суше ропщет,
   А я уплываю за облака,
   Где круглою кажется твердь,
   Во сне меня греет твоя рука,
   И я забываю про смерть.
   Путь невозврата,
   Домой вернулся...
   Но в Альквалондэ осталось сердце!
   Роптать не надо,
   Мы сами трусы,
   Мы не решались пройти сквозь дверцу.
   Там море целует вершины гор
   И хлопьями тает зима,
   И дверь распахнёт для нас Валинор,
   И встретит нас там Фиримар...
   Музыка смолкла. Астра смотрела на Таликора с удивлением. И верно, откуда отпрыск императорского рода мог знать ту же самую балладу, что и дочка простого ремесленника? Рыцарь только улыбался. А Ника смотрела на них обоих с интересом, возрастающим в геометрической прогрессии. Ну ещё бы, песенка на мэрнаре, то бишь минройском, но про Валинор. Бывает же такое! Ника осторожно спросила:
   -А кто это? Ну, Фиримар?
   Таликор и Астра синхронно пожали плечами, а Керриэль лениво протянул:
   -Мне казалось, ты хорошо говоришь по-эльфийски.
   -Ну, пипец! Я хорошо говорю по-эльфийски, но плохо разбираюсь в диалектах. В буквальном переводе это означает "смертный". Я просто думала, что кто-то знает всю эту историю. Если есть баллада, значит, должна быть и история.
   -Есть. Грустная и слезливая. Но известно, что самая ни на есть настоящая. Тот эльф, который учил меня магии, знал Фиримара лично.
   -И всё же, что произошло?
   -В точности никто не знает, когда именно это случилось. Ты правильно перевела. Фиримар был смертным. Да, случается и такое. Он был эльфом, но смертным, мог простудиться и заболеть, но самое главное - он старел. Соседи поговаривали, что его в младенчестве прокляли чёрные силы. Но - отчего-то Фиримара все любили, а не жалели. Конечно, он был слаб здоровьем и не годился в воины, зато славился добротой и верностью. Эльфы считали честью называться другом Фиримара. Время шло, Фиримар женился, но рано овдовел - его жена была воительницей и погибла во имя чьей-то короны... У него было четверо детей, все совершенно здоровы, и никто из них не был смертен. И вот, когда ему исполнилось шестьдесят лет, кто-то из друзей посоветовал ему уйти на Благословенную землю, потому что там нет ни смерти, ни старости, ни боли. Фиримар согласился, тем более, он верил, что в Валиноре он найдёт свою жену. Но корабли несколько лет не отплывали на Запад, и он решил уплыть один. Его старшая дочь славилась на всё Прибережье умением строить корабли. Она поклялась спасти отца и даже была готова отправиться на запад вместе с ним. Они отплыли вдвоём из скалистой бухты, и все их родственники и друзья провожали их до тех пор, пока их ладья не скрылась из виду. Но не прошло и года, как Фиримар вернулся, и вернулся один. Где-то с месяц он стоял на скале в той самой бухте, из которой отплыл, а затем бросился в море. Соседи - эльфы и люди Прибережья - похоронили его рядом со скалой и долго говорили о том, что прекрасная заповедная земля отпустила его, но сердце осталось навеки в Лебединой Гавани, и он не смог пережить разлуки с ней. Как бы то ни было, Фиримар оставался единственным, кто смог, пусть ненадолго, вернуться с Заокраинного Запада. Те же друзья говорили, что с тех пор Фиримар встречает в Гавани каждый корабль, чтобы поприветствовать своих близких.
  
   Я молча переваривала услышанное. А жаль ведь этого, как там его... Фиримара. Любой другой на его месте озлобился бы до невероятности, а он ещё ухитрялся помогать другим. Да и смелости ему не занимать - всего лишь вдвоём с дочерью поплыть туда, куда и большие-то корабли редко попадают. А уж его возвращение... одно это подтвердило надежду многих умирающих на загробную жизнь. Заокраинный Запад существует! Тот самый Запад, где сейчас отдыхает Клейтас...
   Оп-паньки!
   Мысль, которая навестила мою голову в этот раз, была настолько дерзкой, что, если бы я озвучила её в присутствии психиатра, комната с мягкими стенами была бы мне гарантирована. Я долго сомневалась, говорить или не стоит, и решилась на компромисс. Если уж Дайнрил меня не засмеёт, то уж остальные и подавно.
   -Я и не собирался над тобой смеяться, - буркнул вампир, осушая очередной кубок, - но ведь идея, по сути, бредовая, согласись.
   -Опять читаешь мои мысли?
   -Ну, в этом случае ты была не против.
   -Нет, ну скажи мне: есть хотя бы один процент вероятности, что эльфы после смерти попадают в этот Валинор?
   -Процент-то всегда имеется.
   -А серьёзно?
   -Я бы мог на это поставить в любом тотализаторе. Есть свидетельства.
   -Значит, Клейтас сейчас там?
   -Должен быть. Пойми, я-то не поклонник слепой веры, но ведь, если как следует подумать, твоя Айрека - тоже что-то из области сказок, изменённые энергетические состояния.
   -А Валинор и правда существует?
   -Уходят же куда-то все эти эльфы.
   -Ну, в принципе да.
   -И всё равно, Риточка, это - самоубийство.
   -Ничего подобного! Фиримар-то вернулся!
   -А помнишь, что с ним потом стало?
   -Ну, депрессняк. Обычное дело.
   -Чудачка. Ты предлагаешь увезти Клейтаса из Валинора, но у него самого не спросила.
   -Ваще! Круто ты придумал! Как же у него спросишь, когда он там, а мы здесь? Тем более, кто его вообще спрашивает? Двинуть ему по шее как следует и рысью в обратку.
   -Ты не ответила.
   -Насчёт самоубийства, что ли?
   -В яблочко.
   -Можно воспользоваться планом Зейтта. Одеть в смирительную рубашку, покрепче запереть и кормить с ложечки до самого Весеннего Равноночия. Песенки весёлые споём... а как починим Шар Истины, он может хоть в следующую минуту возвращаться в свой любимый Валинор.
   -Это жестоко.
   -Но это лучше, чем бегство.
   Дайнрил пожал плечами. Понимаю, всё это должно его забавлять. Кажется, парнишка твёрдо решил загнуться с честью на родимой Нурекне. Или же нет? Может, он ни в какую не хочет со мной соглашаться. Ну и куда это годится? С другой стороны, разве мы хуже Фиримара? Он уже на ладан дышал, но справился. Если понадобится, я сама отправлюсь за нашим Клейтасом. По крайней мере, загнусь с чистой совестью, потому что не сидела сложа лапки. Да хоть сейчас поеду в Адникус строить корабль! И доплыву!
   -Подожди, - вампир перехватил мою руку и усадил на прежнее место, - я вовсе не собираюсь "тихо загинаться".
   -Оставь в покое мою голову и мои мысли!
   -Это не мысли, а сущий бред. Строить корабль! Если уж на то пошло, его всегда можно угнать. И с чего ты взяла, что я отпущу тебя одну? Это вообще какой-то дурдом! Тебя саму пора запирать.
   -И чего ты предлагаешь?
   -Совещание по теме.
   Да, жестоко, но необходимо. Удивительно, но меня не подняли на смех после первых же слов: кажется, легенда о Фиримаре подействовала на всех практически одинаково. Даже Керриэль и тот слушал внимательно, хотя уж этот наверняка придумывает слова самые обидные, чтоб раз и навсегда припечатать. Ну, время покажет...
   -Это невозможно, - возразил Фрекатта, - если ты и найдёшь Клейтаса, то не сможешь увезти его сюда. С Валинора возврата нет.
   -С Валинора - возврата, а с Дону - выдачи. Попробовать-то можно? Всё едино пропадать.
   -А если ты не успеешь до Равноночия?
   -Блин, достал, всё "если" да "если". Фрекатта, шевельни извилиной. Времени-то больше полугода. Неужели не успею? Это же всё-таки Валинор, а не другая галактика.
   -А я согласен, - вмешался Зейтт, - можно попробовать. Тот третий мир, который предлагает Гилейре - сущая дрянь. Я не трус. Я поплыву с тобой.
   -Сам? - Астра покачала головой. - По доброй воле на тот свет?
   -Тот или этот - какая разница?
   -Не для тебя.
   -Это ещё почему?
   -Ты - человек, балда!
   -И что?
   -Ладно. Так и быть, расскажу. Видите ли, я не совсем человек. Помните Тайолу из Звенящей Рощи? Она правильно угадала про мою кровь. Мой дед был эльфом. Он мне многое рассказывал, когда я в детстве приезжала к нему. В том числе и про Валинор, и про путь на Запад. Только носители Старшей Крови могут его отыскать. Для остальных он закрыт. Только эльфы, понимаешь, Зейтт? Ни гномы, ни орки, ни люди. Никто. А ты - слишком человек.
   -Вот здорово, - дахрейец выглядел озадаченным, - так и ни в какую?
   -Ни в какую.
   -А что будет, сели человек, гном или орк всё же поплывёт на Запад?
   -Сначала ничего.
   -А потом?
   -Пропадёт. Валинор его не примет, и он будет вечно скитаться по волнам. Если, конечно, ещё раньше не умрёт от голода и жажды.
   -Хорошенькое дельце!
   -Так что сиди дома. Не про тебя всё это.
   -А ты? Ты-то сможешь?
   -Не знаю. Нет. Точно нет. Я ведь только на четверть эльф, а Валинор пропускает только тех, в ком есть хотя бы половина эльфийской крови. Вот, например, Дайнрил с Ритой. Ещё Ника, раз выяснилось, что она полукровка. И, конечно же, другие эльфы. Только где ж их взять?
   -Ну, а Белоозёрье на что?
   -Эк ты, братец, хватил! Нужен им этот Валинор, когда и в своей стране забот по горло. Я слышала, были раньше такие времена, когда почти все эльфы уехали на Запад. Где-то между первым и вторым тысячелетием Эпохи Битв. Потом эта мода сошла на нет, и я считаю, что это правильно. Сколько можно народу напихать в этот Валинор, он же не резиновый!
   -Вообще-то да, - согласился Зейтт.
   -Сейчас корабли тоже отправляются, но редко, раз в год. Ой! - спохватилась Астра. - Это же как раз то, что нужно! Не надо ничего угонять или строить! Ближайший корабль отправляется из Прибережья через день-два после Осеннего Равноночия! А осеннее Равноночие через шестнадцать дней! Вы ещё успеете!
   Вот это да! Я-то думала, нам реально не везёт, а оказывается - как подумать. Конечно, успеем! Если нас всё же пустят на корабль. А почему это не пустят? Любой билет на любой круиз продаётся и покупается, вопрос только в цене. А деньги, спасибо покойному папаше Зейтта, имеются в достаточном количестве. Нет, Клейтас. Ты не сбежишь от нас так просто!
   Вскоре мнения разделились, и большинство было за то, чтобы рискнуть. Против были Фрекатта и Гилейре. Они до сих пор считали, что ни одного мертвеца ещё не получалось воскресить (про зомби разговора не шло), хотя поползновения были. И это называется светлые маги? В следующий раз я им подкину на недельку Библию, только у Ники выпрошу. Я, конечно, не претендую на лавры Господа Бога, так ведь и Клейтас не Лазарь. Фрекатта же с Гилейре - просто престарелые паникёры, это и неудивительно, при их-то профессии!
   В конце концов, вопрос поставили на голосование, и моя "бредовая" идея одержала победу. Десять голосов против двух при одном воздержавшемся. Керриэль вообще не принимал участия в дискуссии, а только внимательно слушал. Только по завершении процесса спросил:
   -И каков ваш план дальнейших действий?
   -Кажется, всё ясно, - Дайнрил снова был совершенно спокоен, - сначала едем в Прибережье, затем проходим в западные Врата и затариваемся билетиками на ближайший рейс.
   -Я бы на твоём месте внимательно следил...
   -Знаю, знаю. Неподходящее время, согласен, но ничего уже не изменишь. Придётся уповать на удачу.
   -Она вам очень пригодится.
   -Не меньше, чем всегда.
   -Но и не больше, ты хочешь сказать?
   -Керриэль, хватит ворчать. Если бы тебя пустили на корабль, ты бы свёл с ума всех пассажиров. Не устаю благодарить Силы за то, что ты всё-таки человек.
   -Я тоже.
   -Прекрасно. Рад, что мы сошлись во мнениях.
   Керриэль усмехнулся:
   -Так как мы уже уладили все вопросы, позвольте вас покинуть. рассчитываю ещё раз встретиться.
   -Куда это ты? - нахмурился Ош Даруш.
   -В Орден Тверди.
   -Небось стучать помчался?
   Лиза рассмеялась. Посвящённый кивнул:
   -Докладывать. Так, полагаю, будет правильнее. Собственно, затем я и задержался. Магистр предполагал, что дело кончится чем-то подобным.
   -И про Фиримара ты потому рассказал? - поинтересовалась я.
   -Нет. Я не знал, что именно история бедняги Фиримара натолкнёт Сулвен на эту мысль. Тем более, меня попросила дама... а теперь извините, мне опять-таки пора.
   -Уф, - вздохнул Зейтт, когда Керриэль исчез, - всё же хорошо, что он ушёл первым. Значит, ему и неприятности расхлёбывать. Пронесло.
   -Ты о чём? - я удивилась.
   -Ты что, не заметила? Нас же было ровно тринадцать.
   Вот блин! И тут эта суеверная зараза! Ну что такого плохого в числе тринадцать? Не понимаю этих людей. Ещё бы чёрная кошка прибежала, представляю, что бы началось. Зейтта всё равно уже не переубедить, так что я тактично промолчу. А Гилейре и Фрекатта по-прежнему были недовольны.
   -Я могу назвать тысячи причин, чтобы не пускать вас на Запад, - ворчал маг-хранитель, - но вы сами так решили, а я вам не хозяин.
   -Спасибо, - хмыкнул Таликор.
   -Но я всё же считаю, что Объединённый Портал - лучший выход из создавшегося положения.
   -Лучший? - фыркнул Ош Даруш.
   -Ну, если не абсолютно лучший, то хотя бы самый реальный. Поездка на тот свет может очень дорого вам обойтись. Вы можете не вернуться!
   -Я и не еду, - напомнил рыцарь.
   -Твоё счастье.
   -Мы вернёмся! - перебила его Ника.
   -Это долгий путь. Где гарантия, что вы успеете? Нет такой гарантии.
   -Ну, это не так уж нереально...
   -Тем не менее, я присоединяюсь к Рувио Гилейре. Как только провожу этих самоубийц, вернусь сюда и включусь в работу по открытию эвакуационного Портала. Это ведь долгая работа?
   Гилейре кивнул.
   Я махнула рукой. Бегите, бегите, товарищи крысюки! Есть шанс спасти мир, а вы его топите. Но, как сказано выше, "вы сами так решили". Почему-то я уверена, что у нас всё получится. Мы вернём Клейтаса и восстановим Шар истины. Валинор бессмертен, как и мафия. Не знаю, что там за чудеса, но не страшнее тех, через которые мы уже прошли. С половины вершины не заворачивают.
   Ведь самое неоспоримое свидетельство бессмертия - то, что нас категорически не устраивает любой другой вариант.

VII. Равноночие

Как встретишь третье тысячелетие, так его и проживёшь.

Эльфийская поговорка.

   Этот день обещал быть чертовски насыщенным. Не успел застыть как следует гранитный раствор на надгробии Клейтаса, а у провожающих в последний путь появились уже совсем иные заботы.
   Поездка в Валинор - это тебе не атака с казацким посвистом на окрестных орков. Это как та же Прибалтика: независимо от того, кто ты есть, тебя встречают по одёжке. Единственное существо, которое с блеском выдержало бы подобное испытание - это Лиза. Она-то умеет выглядеть стильно. Однако Лиза - гном. Вот незадача...
   Нет, я не имею в виду, что в столицу Прибережья обязательно являться разодетыми в шёлк и бархат и с причёской по последней моде, но всякие меховые куртки и звериная кровь на одежде не приветствуется. И привратников не колышет, что в пути надо охотиться, ведь не духом святым, в самом деле, питаться. Поэтому надо исключить всякую возможность испачкаться кровью или провонять дымом. То есть, помимо нужных в хозяйстве вещей, приличный паломник обязан тащить с собой несколько тонн консервов. Про мыло и зубные щётки я вообще молчу! Поэтому выступать в спасательную экспедицию мы решили завтра утром, как бы мало времени у нас ни было. Жрецы Храма понеслись в Изиль Бролл - на местный рынок за копчёным мясом, галетами и прочими продуктами, которые не нужно готовить на костре. Покупают с запасом, чтобы хватило и на само путешествие, если вдруг на корабле не кормят. Ну, а мы убиваем время и дожидаемся наших курьеров из службы доставки - ждём у последнего костра, который мы ещё можем себе позволить до окончания миссии.
   Как будто нарочно, погодка выдалась именно такая, какая нужна: звёздная ночь, чуть прохладная, и только тихий ветерок колышет листья.
   Каждый уже успел до скрипа отмыться в ручье и досыта наиграться в футбол (до сих пор не пойму, откуда Ника взяла мяч). Я лежала в траве и смотрела на звёзды. Если у нас ничего не выйдет и миры всё же столкнутся, они будут всё так же сверкать, обогревая иные планеты. А никого из нас уже не будет, чтобы на это смотреть... Может, это - последний спокойный вечер у костра в моей жизни, так что надо как следует его запомнить.
   -Ты слишком пессимистична.
   Я обернулась:
   -Наверное, бесполезно просить тебя оставить в покое чужую голову?
   -Я не специально. Ты выглядишь так, будто собираешься на эшафот.
   -Извини. Ничего не могу с собой поделать.
   -Аналогично.
   -Дайнрил!
   -Всё-всё. Больше не буду.
   -Ой, не верю... кстати, можно вопрос?
   -Тебе нужно специальное разрешение?
   -Просто стало интересно. Вот недавно Керриэль говорил, что у нас будут какие-то проблемы. Ну, связанные с тем, что корабль отправляется в Равноночие...
   -Проблемы? Я так не думаю. Немного неудобно.
   -Но почему?
   -Просто - неудобно, без всяких "потому". У эльфов Равноночие - один из самых больших праздников, а ты и сама отлично знаешь, что происходит в такие дни хотя бы в Айреке.
   -Зна-аю! Кошмар для дворников.
   -И это тоже, хотя не самое неудобное.
   -Тогда ещё народные гуляния.
   -Угум. Травмоопасные гуляния.
   -А, вот в чём дело! Хулиганы, да?
   -Можешь называть это и так, - вампир отчего-то ухмыльнулся.
   -Ничего! - я вовсе не считала хулиганов сколько-нибудь значимым препятствием. - Думаю, мы справимся. В крайнем случае всегда можно будет спрятаться.
   -Да-да. Именно спрятаться. Лучше всего в местном борделе.
   Мне показалось или же голос Дайнрила чересчур серьёзен? Вот псих! Я фыркнула:
   -Хам! Как представлю, что придётся провести с тобой несколько месяцев в замкнутом пространстве, аж дрожь пробирает! Я же с ума сойду.
   -Постараюсь вести себя прилично.
   -Ты-ы?! Прилично? Не смеши мои тапочки!
   -Нет, правда, постараюсь. Но не уверен, что получится. Зато представь, какая чудесная подберётся компания!
   -Уж представляю! Кучка уставших от жизни эльфов, помешанных на религии. Нет, похоже, мне придётся как следует запастись местным вином, сели оно, конечно, ещё останется в городе после праздника.
   -Тоже неплохая идея.
   -Ну дык! Кто автор!
   -Смотри-ка, генератор идей! Метеор!
   -Здоровенный, - ахнула я.
   Ответа не последовало. Да и у меня самой, честно говоря, не было настроения громко пререкаться. Красиво! У нас такое явление бывает в августе, а здесь, надо полагать, в октябре. Мы лежали в траве и смотрели вверх. Когда Дайн молчит, с ним вполне можно иметь дело. А метеоры всё падали и падали... Я загадала желание и зажмурилась. Затем - ещё и ещё, а метеорный поток всё не кончался. Ох, а вот этого никогда нельзя было загадывать! Сглажу ещё... знаю, что надо быть осторожной со своими желаниями, но иногда можно и пофантазировать. Хорошо ещё, что Дайн не успел подглядеть, что я загадала под номером четыре, видимо, был занят чем-то другим. Таким умиротворённым я его ещё никогда не видела.
  
   Солнце светило ярко-ярко, листья на деревьях весело шептались, и настроение у меня было замечательное. Начинался ещё один поход, и я собиралась провести время так, чтобы в старости сидеть у камина и вспоминать эти бурные денёчки. Итак, пора! Я вскочила на лошадь и заставила её прогарцевать несколько метров на задних копытах. Далила не возражала, у неё тоже было праздничное настроение.
   -Ничего у вас не выйдет, - проворчал Фрекатта, но в седло всё же влез.
   Я махнула рукой. Что взять со старика? Небось у него поясницу прихватило, вот он и срывает зло на окружающих. И вот мы уже в пути...
   Вечером я поняла, что осень в этих местах всё же есть, просто выражена не так явно. Дни пока что были длиннее ночей, но чувствовалось, что это ненадолго. Темнело, например, рано. Чтобы не замёрзнуть, мне пришлось вытащить из сумок тёплую куртку. Ага, вот он, повод выбрать то, что я возьму с собой в рюкзачке, а что будет дожидаться меня на берегу.
   Итак, начнём. Ружьё, книжка о природном Робинзоне и прочая лабуда - отставить. Из косметички взять только пудреницу, и то потому, что она с зеркалом. Зимние вещи? Вряд ли, хватит и этой куртки. Мобильник? Ещё не решила, возьму или нет, решу перед отъездом. Так, а это ещё что такое? Ах, да - сувенир с метеостанции, где я была на экскурсии на втором курсе, барометр плюс счётчик Гейгера. Понятия не имею, зачем сдвинутые изобретатели объединили эти два, в общем-то, нестыкующихся прибора. Ситуация чем-то похожа на одну из книжек про Незнайку, где начинающему писателю вместо заказанного диктофона преподнесли комбинированный диктофон с пылесосом. Счётчик Гейгера мне, конечно, ни к чему, а вот барометр очень пригодится для определения штормов. В принципе, конструкция довольно компактная, так что не стану придираться к конструктору. Быть может, он до дрожи в коленках боится атомной бомбы. Хотя вот что странно: я этот сувенирчик в баул не укладывала. Как тогда он мог здесь оказаться? Всё, мать, пора лечиться от склероза. Кто это мог уложить, кроме меня самой?
   Последнее, что я решила уложить в рюкзак - блокнот и ручка. Вообще-то не имею такой привычки вести путевые заметки, но незадолго до отбоя меня отловил Кхарто и попытался вручить перо и рулончик ткани. На вполне естественный вопрос "на кой?" учёный пояснил, что хотел попросить меня составить дайджест валинорского круиза, а пергамент у него закончился, поэтому он вынужден писать на холстине, чего и мне желает. Я вежливо отказалась от щедрого дара, посоветовала ему сходить с тем, что он мне подсунул, в отхожее место, на предмет подтереться, и заодно разъяснила значение современных письменных принадлежностей. Сам Кхарто, хоть и бывал в Айреке неоднократно, с такой диковиной, как гелевый блокнот на евроспирали, столкнулся впервые. Сначала я хотела оставить ему побольше писчего материала, но с шариковой ручкой он так и не подружился. Проблему я решила просто: дала Ош Дарушу золотой и отправила его в Изиль Бролл за нужным товаром. Ради этого мы шарахались близ крепостных стен целый час, но дело того стоило. С тех пор наш книжный червяк молчал, как рыба.
   Ну, всё. Набор молодого бойца готов. Можно и с чистой совестью на боковую, если, конечно, получится...
  
   Шли дни, похожие, как близнецы. Я уже приноровилась к езде верхом и теперь откровенно скучала, глазея по сторонам. Даже приспособилась играть на мобильнике в тетрис (это и помогло мне определиться, брать его или не брать в Западные Врата). Раньше, когда путешествия не в меру затягивались, были хоть какие-то развлечения: охота, например, или очередная подлянка со стороны Тёмных. Нынче же об охоте можно было только мечтать. Что же до Тёмных, то так глубоко в эльфийском лесу муати не водятся. Пару раз я смачно ссорилась с Дайнрилом, но это вскоре надоело нам обоим, потому что даже драки тянулись до отвращения лениво. Мысли усохли до одной-единственной : "Хоть бы чего случилось!"
   Всё же надо быть осторожней с желаниями. Народная мудрость, и нам всем об этом в детстве говорили. Но, видимо, не в коня корм.
   К понедельнику мы достигли западного берега озера Куйвиэ. В нём была такая ледяная вода, что обжигало пальцы, а всё из-за холодных ключей, на которые озеро не скупилось. Из-за этой-то водички мы узнали то, что лучше было бы узнать как-нибудь в другой раз.
   Весь день мы ехали в гору, и лошади очень устали, поэтому Фрекатта распорядился устроить привал раньше обычного, и солнце ещё не успело скрыться за кромкой леса. От нечего делать Ника предложила соревнование по стойкости. Правила очень простые: кто выдержит в озере дольше всех, тот и победитель. Я участвовать отказалась, честно предупредив, что буду жульничать, а вот Зейтт и Ош Даруш клюнули. Через час "моржей-спортсменов", дрожащих и синих, привели Таликор, Оддар и Астра - точнее, едва ли не тащили за шкирбон. Соревнование, как доложили спасатели, переносится на более неопределённый срок ввиду умственной неполноценности участников. Участники молчали. Выбивание дроби зубами отнимало у них всю энергию.
   Под конец стало ясно, что без костра не обойтись, хотя я долго старалась поддерживать вокруг стоиков температуру аж в тридцать два градуса. Лиза, ни с того ни с сего почувствовавшая себя виноватой, вызвалась идти в лес за хворостом. Я по той же неизвестной причине (и от скуки, конечно) составила ей компанию.
   Два раза мы приносили в лагерь вязанки хвороста, на третий раз пришлось зайти немного дальше в чащу, а точнее, в непролазную глушь. Там мы получили возможность выбирать. Тонкие веточки я отбрасывала прочь: всё равно за минуту сгорят, а вот те, что потолще, сгодятся. Вот, например, тот сучок вполне ничего, жаль, коротковат. Я подняла его и сразу же отбросила вон, матюгаясь по полной программе. Никакой это был не сучок, а отрубленная рука, причём ещё тёплая.
   -Что случилось? - встревожено спросила Лиза.
   Я показала ей пальцем на находку.
   -Какой ужас! - побледнела она. - Боже мой... слышишь? Там, в кустах, кто-то стонет!
   Наконец и я услышала звук. Беспредел! Ну разбойники дают, уже конечности рубят. Если тот человек ещё жив, можно попробовать его вытащить и по возможности вылечить. Что ж, и без руки люди живут. Вместе с Лизой мы вытащили жертву на только что протоптанную дорожку и перевернули. О, тролль побери! Мы были готовы ко всему, кроме этого. жертвой бандитов с большой дороги оказался не случайный мимоезжий гражданин, а наш Колир. И в каком виде! Я специалистом не была, но и чайнику было ясно, что парню осталось недолго. Восковое лицо, лоб, покрытый мелким холодным потом... удивительно, как это он вообще ухитрялся дышать: помимо отрубленной руки по плечо, у него в животе торчал нож и вдобавок вытек глаз. Лиза вскрикнула, да и я передёрнулась.
   -Беги за Фрекаттой! - приказала я.
   -Сейчас?
   -Нет, через час! Вашу мать! Срочно, тащи сюда Фрекатту, может, он сможет его спасти!
   Лиза тут же исчезла, а я опустилась на траву рядом с раненым. Вот это номер... что ж я прогуливала в школе курсы первой помощи?!! Из всего ОБЖ помню только подвальный кабинет да страхолюдный плакат на тему проникающих ранений живота и многообещающей подписью "Нельзя вправлять выпавшие внутренности", и то, потому что он мне долго снился ночами. А если ему водички дать? Я быстро сконденсировала над губами Колира небольшое облачко. После первых капель воды он открыл единственный уцелевший глаз и улыбнулся разбитыми губами. Увидев эту улыбку, я с горечью осознала, что всё напрасно, Фрекатта просто не успеет...
   -Рита? Ты... тоже?
   -Нет, конечно, - прошептала я, угадывая его мысли. - И ты пока что в мире живых. Выпей и отдохни...
   -Успею... отдохнуть... Айвэ?
   -Ты всё-таки отправился за ней?
   Еле заметный утвердительный кивок. Я не удержалась:
   -Идиот! Тебя же специально отправили с послом от греха подальше. Где, вашу мать, Фрекатта?!
   -Ушли? - прошелестел Колир. - Вернуться... нельзя...
   Это оказались его последние слова. Я закрыла глаза. И почему всегда так? Какой козёл вообще выдумал любовь?! Она бьёт по таким вот мальчишкам и ведёт к одному. Смерть. Слишком много смертей. Возможно, это покажется жестоким, но лучше бы я сейчас видела труп Айвэ. Куда там! Роковая женщина всегда в стороне от беды. Может, и мне в своё время стоило приобрести пособие "Как стать стервой"? Глядишь, и неприятностей стало бы на порядок меньше...
   А потом подошли остальные. Я посмотрела на Таликора. Он взглянул на тело, бросил короткое "Дурак!" и ушёл, стараясь, чтобы никто не заметил слёз в его глазах. Провожая его, я перехватила взгляд Дайнрила.
   -Переживёт, - произнёс он, - после смерти Мары было намного хуже.
   -Это... ненормально.
   -Знаю. Весь мир спятил.
   -Начиная со всех нас...
   -Идёмте, - вздохнул Зейтт, - нужно его похоронить.
   -Да, - Оддар кивнул, - но пусть кто-нибудь останется. Убийцы Колира могли оставить вокруг следы.
   Я встала. Это - моя работа, не зря же я училась всем этим тонкостям по поиску улик. Дайнрил уже изучал местность, Лиза переворачивала камешки, стараясь ни до чего не касаться руками. А вот Кхарто предпочёл дедукции рытьё могилы. Ника тоже захотела остаться, но не вовремя чихнула, и её спешно увели к костру греться.
   Через двадцать минут мы собрались на оперативное совещание. Результаты оказались малоутешительными. Какая-то группа бандитов, скорее всего, орки и несколько муатийцев, привязала парня к дереву - и вряд ли с пристойными намерениями. Не буду объяснять, как именно мы до такого додумались... Когда он начал сопротивляться, забава приняла более изощрённый характер, а добить пленника бандитам не позволил эльфийский патруль. Теперь, если эти твари и живы (что маловероятно), то находятся очень далеко отсюда, потому что всё произошло ещё утром перед рассветом. Но на это шансов мало. То есть, за минройского принца отомстила белоозёрская "полиция"...
   -Помогите!!!
   Мы одновременно вскинули головы вверх. Ни фига себе комиссары Мегрэ! Словно свиньи из Лафонтеновской басни, рыли носом землю, а наверх взглянуть забыли! Кстати, в той басне тоже фигурировал дуб... К одной из веток раскидистого дуба, на высоте около десяти метров, был привязан небольшого роста мальчик, на вид лет пяти, максимум семи. Даже с земли было видно, что ребёнок на редкость симпатичный. Наверняка эльф, среди людей такие не встречаются. Глаза тёмно-голубые, каких у людей почти не бывает, и отчётливо светятся в темноте (а это в основном отличительная черта эльфов - отражать звёздный свет). По лицу тоже не скажешь, что перед тобой человек. И, что немаловажно, мальчишка почти невредимый, только на шее висит платок, до недавних пор служивший ему кляпом. Только вот что он делает в этой глуши?
  
   -И потом припёрлись эти, - рассказывал мальчуган, отогреваясь у костра, - вроде бы на западе недавно была война, и кое-кому удалось проскочить через заставы. Мне ещё очень повезло, я слишком тощий и к тому же эльф, а эльфов они только едят. А потом поймали того парня, кажется, его Колиром звать. Его родители - вроде бы - большие шишки, отослали его домой, а он возьми да сбеги от своего сторожа да и назад, воевать.
   -Знаем, - перебил его Зейтт, - он раньше шёл с нами. Вот. А не рассказывал ли он, куда собрался?
   -А то как же! Где-то он ухитрился познакомиться с девушкой из Алманира, у неё брат был при смерти, так они договорились, что, если этот её брат умрёт, то они с перерывом в несколько часов уедут на запад, мстить.
   -Marfte shalluon! - прорычал Таликор.
   -Ну, и так он и сделал, только глупо так опоздал и попался в лапы к этим. А чтоб я не мешал, повесили меня на то дерево, чтоб, значит, завялить в собственном соку... а потом пришли наши, эти - сбежали, а меня так никто и не заметил. Высоко ведь! Мычи не мычи! А кляп я только сейчас выплюнул, как увидел, что вы пришли.
   -О-о, идиот! - бесновался Таликор. - Зачем?!
   Мальчишка тихо усмехнулся:
   -Зачем? Могу и это рассказать. Потому что он вас всех надул. Колир очень хотел стать героем, великим воином, из тех, о которых слагают баллады. Всё потому, что у него была любовь. Несчастная. Он говорил - очень красивая девушка с лицом Солле, которая не обращала на него внимания.
   Я вздрогнула. Мальчик кивнул:
   -Я сразу тебя узнал, но ты не торопись себя винить в том, что произошло. Это как мама Лиэллейта говорит: "От большой влюблённости цветы и те вянут". Он и драться-то толком не умел, а туда же, на войну! И ничего он не знал. Ну, как соседская Гьерта. "Вот я умру, и все узнают, какая я была хорошая, и пожалеют, что меня не любили". А любовь-то не только не покупается, но и не выпрашивается!
   -Откуда ты столько по жизни знаешь?!
   -Вообще-то стыдно не знать простых вещей. Мне уже семь лет, а не три, например. А потом, моя мама содержит постоялый двор, и я ей помогаю, как умею. А через нашу деревню хорошо на ярмарку ездить, многие по пути к нам заворачивают, я же за ними посуду убираю. Иногда такого наслушаешься! Там я и мэрнар выучил, и ещё меня из лука стрелять научили. Кстати, вон, видите - огни светятся? Это наша деревня и есть.
   -А как тебя зовут? - поинтересовалась я.
   -По-разному. Вообще - Финрод, но мама иногда зовёт Дайном.
   -Что-о?! - мой взгляд невольно переметнулся на его тёзку. - Тебя зовут Дайн? Надо же...
   -Угу. Это сокращённо, конечно. В честь моего отца.
   -Я почему-то так и думала.
   -Он дома редко бывает, постоянно в разъездах...
   -Как и всегда по жизни, - перебил его Дайнрил, - я так понял, твою маму зовут Риан?
   -Да, откуда вы знаете?
   -Ну, как бы так тебе объяснить? Познакомь меня со своей мамой. Похоже, мы с тобой родственники, Финрод Даэнар.
  
   Остаток этой ночи мы провели на деревенском постоялом дворе. Мама Финрода, маленькая симпатичная эльфка, даже не знала, что ещё для нас сделать за то, что мы привезли домой её сына, которого она уже и не чаяла увидеть. Пока все укладывались спать, Дайнрил рассказал мне всё.
   Ему было столько же, сколько Финроду, когда его родители были вынуждены расстаться, и на первых порах Дайн жил с матерью. Сколько-то лет спустя его мать родила ещё одного сына, от другого эльфа, и этого сына назвали Даэнар. В переводе это имя означает "Тень Огня" ("Дайнрил" переводится как "Тень Сияния"). В общем, стандартные морфологические упражнения эльфов. Так этот Даэнар был бабник и игрок. Братья практически не общались, а здоровались лишь до тех пор, пока была жива мать. Нет, Дайнрил тоже не гнушался женским обществом и азартными играми, только, в отличие от младшего, ему в них просто-напросто везло. Даэнар же постоянно проигрывал и из-за этого попадал в неприятные ситуации. Даже родственники из Приречья, тоже, по сути, не ангелы, отзывались о нём как о паршивой овце, потому что владение оружием также не входило в число достоинств Даэнара, по иронии судьбы - чистокровного лесного эльфа. В общем, понятно, почему Дайн предпочитал не распространяться о наличии братца. Каково же было удивление Энгрина, когда спустя сотни лет после последнего "здрасте" в Белоозёрье он таки встретил блудного братца, а тот вдруг обрадовался встрече. Даэнар рассказал, что уже "завязал" с играми и бабами, а наоборот, женился на милой девушке по имени Риан и собирается купить постоялый двор. Произошла эта встреча восемь лет тому назад.
   -Но, я вижу, ничего не изменилось, - подытожил Дайнрил, - и, боюсь, как бы нам не встретить это сокровище на границе с Адникусом. Риан сказала, что он должен быть там.
   -Ну, Дайн, ведь он, наверное, не такой и плохой? Он же навещает свою семью и любит Финрода.
   -Навещает семью? Конечно. Когда надо занять денег.
   -Может, не всегда? Финрод не говорил о нём плохо.
   -Я просто удивляюсь, как ты вообще могла даже на минуту подумать, что это мой ребёнок!
   -Можно подумать, это что-то из области фантастики! Как будто ты не знаешь, как первоапрельская шутка может обернуться новогодним подарком... Ну, и кроме того, он просто очень похож на тебя.
   -Семейное сходство...
   -Я не про внешность. Это, безусловно, тоже, хотя глаза у него явно не твои. И подбородком он пошёл ни в тебя, ни в мать. Хотя что из него вырастет, пока трудно сказать. Мальчик почти такой же циник, как и ты.
   -О-о, понимаю. Спасибо за комплимент. Буду иметь в виду. Ну так что, ты сегодня идёшь спать?
   -Вряд ли. Что-то не хочется. Тебе нужно моё одеяло?
   -Нет! - он улыбнулся. - Мне надо кое о чём подумать.
   -Какое совпадение! Мне тоже. И куртка у меня тёплая. Я отойду в сторонку, чтобы тебе не мешать?
   -Нет. Лучше постой рядом. Вместе думать веселее.
   -Значит, никуда не идём. Мне нравится это крылечко. Здесь тихо...
   На небе постепенно блекли звёзды.
  
   С этого дня до самой пятницы Дайнрил со мной не разговаривал, да и у меня не было такого мирного настроения. Казалось, что я сижу на колючей щепке, только щепка была воображаемая. А к тому же забот прибавилось. Сначала пришлось пересекать границу между Белоозёрьем и Адникусом, затем - между Адникусом и Прибережьем. Вопреки самым мрачным прогнозам, никакого Даэнара мы не встретили. Я поспрашивала у знающих людей, и они поведали, что "сокровище" действительно ошивалось в тех местах, но сейчас оно ищет счастья гораздо восточнее и, судя по слухам, пока не бедствует. На этом и закончился мой интерес к этой не очень-то чистой истории.
   А потом начались горы и новые проблемы. У нас катастрофически не хватало времени, и, чтобы успеть в город в срок, нужно было гнать лошадей на пределе, да не абы как, а через пригорья, точнее, предгорья... короче, тролль знает, как называется эта отвратительная местность. Холод пробирал до костей на каждом привале, слава Силам, что и привалы были короткие. Только в пятницу, уже перед самым подножием, Фрекатта объявил полноценную ночёвку. Все упали и заснули как убитые, а меня будто кто-то постоянно толкал в бок (наверное, та же давешняя щепка). Короче, спать не хотелось. Я села и оглянулась. Так-с, похоже, не мне одной не спится. Дайнрил напряжённо всматривался в ночное небо. Я проследила за его взглядом и увидела узкий серп луны. Была последняя четверть, и в ближайшие два или три дня месяц грозил совсем истаять.
   Ну, и что интересного он в этом увидел? Месяц и месяц, а словно видит его в первый раз в жизни. Да ещё такое лицо... кабы он был оборотнем и высчитывал новолуние, как в том фильме - "Серебряная пуля" - всё бы стало на места. Но мы болтаемся по Нурекне гораздо больше одного лунного цикла, и всё было в порядке. К тому же, Дайн вампир, а не оборотень. Ничего не понимаю, короче. Какой-то дурдом на колёсиках.
   А ещё меня всерьёз беспокоило состояние Ники - не обычное, а психическое. С каждой ночью она становилась всё более... шебутной, что ли. Такое и раньше случалось, она всегда жаловалась на то, что в полнолуние и в новолуние ей трудно заснуть. Но, насколько мне известно, во сне она не разговаривала и лунатизмом не страдала. Лунатизм удалось кое-как укротить, а вот с речью накладочка вышла. И говорила Ника одни ужасы: убить, растоптать, зарубить... что, чёрт возьми, происходит?
   Потом я всё же заснула, и мне привиделся Колир. Он стоял прямо передо мной и, улыбаясь, говорил: "Я скоро совершу подвиг, и тогда ты посмотришь на меня по-другому. Я стану воином. И ты сможешь меня полюбить"...
   Ребёнок. Донельзя романтичный ребёнок. А я - эгоистка.
  
   Утром мы спустились с гор.
   На трёхчасовом привале, призванном изображать ночёвку, Ника в очередной раз кого-то убивала во сне. Теперь она порывалась выхватить меч. Я убрала опасную игрушку и растолкала Кхарто с требованием разъяснить, как лечить психоз.
   -Ничего особенного, - пробурчал деллариец.
   -Как это - ничего особенного?!
   -Так Равноночие же скоро.
   -И чего? Что такого в каком-то празднике?
   -Праздник? Кто сказал тебе такую глупость?!
   -А... э...
   -Можешь не отвечать. Дайнрил, да? Наплёл невесть чего, лишь бы только отвертеться от правды. Небось хотел её выложить уже в городе. Затем, чтобы вы с Никой - хм-м, особенно ты - никуда не делись. Хорошо, что он заботится о собственном покое, но ведь ты всё равно взбрыкнёшь...
   -Кхарто, говори толком.
   -Равноночие - это... не знаю, как объяснить. В Равноночие нет никаких запретов. Это... ну, как карета, когда лошади понесли. В Равноночие многих эльфов тянет убивать. Вот как Ника. Она - самый яркий тому пример. Другие же... думают о другом. Не о смерти, а... ты понимаешь? Это очень древний зов. Опустошающая потребность. Пелена перед глазами. Это - ночь, когда разрешено всё.
   -Весело. То есть, мне капитально снесёт крышу. Уже сейчас начинает сносить. Хорошо, что я пока не вижу во сне убитых врагов! А почему тогда раньше не сносило?
   -Чары Торама. В Айреке ты должна была не просто казаться человеком, ты должна была им стать. После того, как ты вернулась в Нурекну, эти чары больше не действуют.
   -И ещё: Равноночие только послезавтра, а Нику колбасит уже давно...
   -Древняя кровь. Чем древнее кровь, тем острее чувствуется приближение Равноночия. А потом, зов может быть совершенно разный. Что тебе хочется сделать?
   -Тебе ещё рано такое знать.
   -Значит, я прав, - удовлетворённо хмыкнул Кхарто, - тебе нужно не убийство... что-то ещё?
   -Да, ещё последнее. Можно?
   -Что-нибудь изменится, если я скажу "нет"?
   -Ну да... имеют ли ко всему этому какое-то отношение фазы Луны?
   -Разумеется, имеют. В новолуние воздействие Равноночия гораздо сильнее. По приблизительным прикидкам - в два и одну десятую раза.
   -А в ночь на двадцать первое будет новолуние?
   -Очень может быть.
   Тьфу, пропасть! Это называется "приятный сюрприз"! Кхарто-то заснул, а я всё прокручивала в голове новости. Меньше всего хочется предстать перед почтенной публикой в отключке и опасной для общества. Хорошо, если я не убивать пойду, да кто знает? Кажется, самый лучший выход из положения - напиться до потери пульса, да так, чтобы только утром следующего дня продрать глаза. Отличный способ, дёшево и сердито. А что, если мне в Равноночие вовсе не захочется пить?
   Тем не менее, с Дайнрилом разговаривать не хотелось. Исключительно из принципа. Полагаю, взаимно. Учитывая его характер, он явно прикидывает, как сподручнее приготовить из меня фарш. Да мало ли что ещё он там задумал... секреты тут разводить, понимаешь...
   И вот, наконец, Западные Врата.
   Мы успели как раз вовремя, в пять часов вечера двадцать первого октября. Можно было бы и пораньше, но надо же и марафет навести. Как это - в столицу Прибережья да в пыльных плащах? Пришлось рядиться, как на карнавал. Ника вообще хотела нацепить платье, но Астре удалось уговорить её приберечь наряд хотя бы до валинорского бенефиса. Вроде подействовало. И теперь мы, относительно чистые и безусловно красивые, стоим у самых городских ворот.
   Настала пора прощаться. Терпеть не могу сентиментальные сцены, но порядок есть порядок. Прощаться нужно, потому что в Западные Врата могут пройти только эльфы. Для остальных, как и в Валинор, путь закрыт. Очень жаль. В компании Кхарто или Зейтта было бы куда спокойнее. В случае чего, дахрейец бы просто огрел меня по загривку и спас моё реноме. Однако не я придумываю правила, и Зейтт со своими пудовыми кулаками и таким же пудовым чувством сострадания остался по ту сторону стенки.
   Мы прощаемся. Я - скрестив пальцы, чтобы не навсегда. Потом слезаем с коней. Они недовольны, но тоже как будто понимают серьёзность положения. На корабль с лошадьми не пускают. Ничего, как-нибудь обойдёмся, а они будут нас ждать.
   Ворота закрылись. Мы - в Западных Вратах.
   Достаточно пройти всего несколько шагов, чтобы замереть от восхищения рядом с прекраснейшими творениями этого мира. Затейливые башенки, резные колонны, удивительные барельефы на фасадах зданий... скажу лишь, что в тот момент я думала, что быть эльфом - это, по сути, не так уж плохо. А ещё пожалела, что Ош Даруша не пустили в город. Он очень любит красивую архитектуру, всегда смотрит на балкончики и мезонины едва ли не разинув рот. Нет, дело не в том, что орки не умеют строить (это муатийцы не умеют, а Ош Даруш считает себя в большей степени орком, чем человеком), просто в Дершате совершенно иной стиль, так называемый "поздний ампир с элементами готики". Надо было мне взять с собой фотоаппарат! Впрочем, я даже не знаю, можно ли тут фотографировать или же за это всё же полагается отдельная плата? Тьфу ты, логичный вопрос для мира, где ещё не изобрели фотографию!
   Западные Врата - огромный город, и в нём всё по-настоящему уникально. Даже порт и тот не провонял рыбой, а в портовых кабаках не горланят переделку "Пятнадцать эльфов на сундук мертвеца". Что-то невообразимое. На рынке - втрое меньше карманников, чем в любом другом городе Нурекны размером вдвое меньше Врат.
   Для интереса мы зашли в оружейную лавку. От обилия товара у меня глаза едва не разбежались в буквальном смысле. Радовало то, что ни один одноручник не мог всё же сравниться с Сантаром ни по качеству, ни по отделке, да и мой лук стоял на ступеньку выше представленных. И всё же...
   Это был узкий, чёрного цвета нож с лезвием в длину ладони. Рукоятка обмотана коричневой кожей, а на самом верху тускло переливается чёрный кварц. Внутри лезвия были скрыты ещё два потайных, выскакивающих при ударе подобно гарпуну. Страшное оружие. Но мне понравилось.
   Почему-то оружейник запросил за него слишком мало. В ответ на логичный вопрос он пояснил, что его можно использовать только один раз - когда, мол, "многие судьбы сольются в одну, изменяющую мир изнутри, когда настанет время". Звучит неясно, да только кто мне объяснит-то? Не у Ники же, на самом деле, спрашивать! И я купила этот нож. Слово "время" было тем самым паролем.
   Стало темнеть, и Дайнрил, не обращаясь ни к кому конкретно (я заметила, что он вообще избегает смотреть на меня), приказал:
   -Если вы не хотите неприятностей, надо искать постоялый двор.
   -Уже? - разочарованно протянула Ника. - Но сегодня такая чудесная ночь! Мы так мало успели посмотреть! Давайте ещё погуляем!
   -Продолжение экскурсии - завтра.
   -Но почему?
   -Ты знаешь, почему. Для всех - подчёркиваю, для всех нас будет лучше, если мы запрёмся в комнатах - в разных - до самого утра.
   -Не хочу!
   -Тогда придётся тащить тебя силой.
   -Дайнрил, пожа-алуйста...
   -Ты слышала? Я не шучу.
   Ника вздохнула, но повиновалась и пошла вперёд. Ну вот... я вскользь посмотрела на Дайна и случайно встретилась с ним глазами. В тот же момент меня накрыла обжигающая волна того самого чувства, о котором предупреждал Кхарто. Захотелось броситься в объятия вампира и на всю ночь забыть о том, что скоро настанет конец света, да и о самом этом свете тоже. "Ну, мать", - подумала я, - "тебе срочно мужика надо, раз даже на приятелей кидаешься". И одновременно та часть меня, которая желала свободы и чужой крови, резко забурлила, остужая непрошенную страсть. Кхарто ошибся, можно совмещать в себе и то и другое. Да и разные ли это эмоции? Какая-то часть души, не тронутая Равноночием, шептала: "Опомнись, что ты делаешь? Этого нельзя допустить, вы ведь с ним друзья! Дружба не стоит даже самой лучшей ночи на свете!", но этот голосок постепенно заглушался огненной лавиной. Дайн смотрел на меня точно так же. И лишь бочка с яблоками, прилетевшая откуда-то сверху, привела нас в чувство. Эта бочка вылетела из окна домика, за стенами которого, видимо, ссорились супруги. Воистину жаркие страсти! Я отвела взгляд и со всей дури пнула бочку. Та отлетела на несколько шагов.
   -Значит, тебе всё рассказал Кхарто? - хрипло спросил Дайнрил, отправляя бочку в дальнейший полёт по улице.
   -Да, рассказал.
   -Утром всё пройдет.
   -Уверен? Х-хорошо. Нам, наверное, пора. Там Ника...
   -Ника? Ах да, Ника. Ещё догоним. Пошли.
   Мы действительно догнали Нику. Она вообще-то никуда не уходила и дожидалась нас на повороте с понимающей усмешкой. Я вышла вперёд и всю дорогу ощущала на себе взгляд Дайнрила, который словно колебался между двумя крайностями: то ли убить меня, то ли... уличная толпа редела на глазах, и некому было упрекнуть меня в медлительности. Нет, не таким я представляла себе своё первое Равноночие! Пора поторопиться. Иначе действительно будет поздно.
   Наш постоялый двор назывался "Звёздная Гавань" и вполне мог претендовать на звание отеля. Мы получили ключи, забросили в комнаты вещи и, не сговариваясь, спустились на первый этаж, где располагалось что-то вроде фойе и - через перегородку - ресторана. Не успели мы заказать ужин, как швейцар, беспокойно посмотрев на водяные часы у входа, встал и торопливо запер дверь.
   -Зачем это? - удивилась я.
   -Чтобы никто не мог войти... и выйти, - Дайнрил криво улыбнулся, - заведение закрыто до утра.
   Принесли пива. Потом ещё. Потом вина.
   А непонятный комок в груди всё рос и рос. Меня захлестнуло раздражение. Нике было ещё хуже. Она пересела за другой столик и присоединилась к самой отчаянной и кровожадной компании, которую только можно было найти в "Звёздной Гавани". Мы с Дайнрилом остались вдвоём. Раздражение выросло ещё в несколько раз.
   Я решительно потянулась к десятому по счёту кубку и столкнулась с Дайном. Стоило нашим рукам соприкоснуться, и все предохранители полетели к троллю. Злость перехлестнула через край.
   -Тебе что, своего не хватает?!
   -Это - последний кубок ринтийского!
   -Именно поэтому я выпью его сама.
   -Нет, я. Возьмёшь местного.
   -Сам возьмёшь!
   -Не дождёшься.
   -Отпусти мою руку, твою мать!
   -Сначала отпусти кубок. Я хочу получить это вино!
   -А тебе больше ничего не хочется?
   -Смотри, а то ведь скажу. Громко скажу! Не покраснеешь?
   -А я ведь угадаю! И покраснеешь ты сам.
   -Может, ещё в города поиграем?
   -Тебе-то зачем? Место клизмы изменить нельзя!
   -Хорошая идея, Риточка. Это место тоже входит в список...
   -Та-а-ак, а если я хочу с этим списком ознакомиться?
   Я снова встретилась с ним взглядом... дьявол, на этот раз было ещё хуже! Как будто кровь постепенно превращается в расплавленное железо. И... и мне это нравится! Я знаю, я прекрасно знаю, что стоит один раз поддаться этому расплавленному металлу, и - всё, полёт в пропасть гарантирован. Но ведь будет ещё и завтра! С этим срочно нужно что-то делать, иначе...
   -Тролль тебе в печень! И долго это будет продолжаться?!
   -Ох-ох-ох, грозные какие! - вампир даже присвистнул.
   -Не свисти, девок не будет!
   -Это ещё как посмотреть...
   Я схватила кубок второй рукой. Дайнрил - тоже. В воздухе повисло напряжение, сравнимое с грозовым облаком, из которого вот-вот шарахнет. Меня била крупная дрожь. Дайн сжимал руку всё сильнее, теряя остатки самоконтроля. Сломает же! А, да какая разница! У меня тоже есть кое-что, чем можно прищучить наглеца. Пусть только попробует... поджарю, как на вертеле! Хотя он сам не пончиками торгует. Что будет? К утру здесь будет выжженная воронка почвы и наши два трупа в серединке. То-то будет потеха! Направить энергию в другое русло, говорите? Но свой кубок ринтийского розового вина я не отдам и самому дьяволу, если, конечно, у него хватит дури высунуть свою рогатую башку из ада через пол в "Гавани" в тот момент, когда ну совершенно не до него...
   Хрустнуло олово. Кубок разломился. Вино вылилось на наши сцепленные пальцы, разбавляя тонкие струйки крови. В неверном свете масляных светильников блеснули клыки. Я попыталась улыбнуться, а получился почти такой же звериный оскал. Ну же! Давай, нападай! Чего ты ждёшь?
   -Пожалуй, мне лучше пойти к себе, - прошептал он после глубокого вдоха, - завтра...разберёмся.
   Я уткнулась носом в кувшин и заказала ещё вина. Ринтийского действительно больше не было, пришлось довольствоваться тем, которое делают в нескольких лимах к востоку отсюда, на приморских виноградниках. Страшно хотелось хотя бы напиться. Успокоиться. Почему же это так сложно?!
   -Здесь не занято?
   Та-ак. Набивается в компанию. Я лениво посмотрела на парня. В принципе, ничего. Стройный, темноволосый, пронзительные серебристые глаза. Симпатичный, хотя, конечно, не такой красивый, как... и явно не из тех, кто на Равноночие впадают в бешенство. А почему бы и не познакомиться? Этот не станет устраивать свару из-за вина. И к этому меня не тянет с силой, от которой даже сейчас страшно.
   -Свободно. Присаживайтесь.
   -А если на "ты"?
   -Однофигственно.
   -Тот, кто сейчас ушёл...
   -Сукин кот.
   -Это твой... друг?
   -Друг и коллега. К сожалению.
   -И кто ты по профессии?
   -Обычная наёмница.
   -Была на войне?
   -Случалось. А ты кто?
   -Я архитектор. Меня зовут Гален, из Северного Айриэля.
   -Рейатта. Отовсюду. Значит, архитектор? Приятно знать, что есть кто-то, кто заново создаёт то, что разрушаю я.
   -А что ты собираешься делать этой ночью?
   -Тролль знает. Я меня в голове всё перемешалось. Нет просвета. Нет выхода, нет вообще ничего.
   -Я завтра уезжаю.
   -И что? Я тоже.
   -И куда, если не секрет? Надеюсь, не в Валинор?
   -Почему бы и нет?
   -Не верю, - убеждённо возразил Гален.
   -Дело твоё, - этот тип уже начал меня раздражать. Клеится, как электросварка.
   -Я хочу кое-что предложить. Пойдёшь ко мне?
   -Как-нибудь попозже.
   -Моя комната на третьем этаже, - он задумался. - Справа.
   -Спасибо за информацию На, бери кувшинчик. Пригодится.
   Гален бросил на меня знойный взгляд и ушёл. Я залпом опустошила кубок и заказала ещё. Пора спать... Красное вино. Цвет крови. Забуду ли я этот вечер? Ну хоть когда-нибудь? Сердце забилось часто-часто. Теперь я буду бояться безлунных ночей.
   Я поднялась по лестнице и отчего то свернула на третьем этаже направо. Прислонилась к перилам. Меня тянет не убивать, хоть это хорошо. Отпустить тормоза и жить. Ночь, когда можно всё... То же самое, что напиться и забыться!
   Дверь была не заперта. Я вошла и увидела силуэт мужчины. Хор-рош, зараза, чудо как хорош, зря только наговаривала. Или у меня от выпитого закружилась голова? Кувшина в поле видимости не обнаружилось, наверное, успел вылакать в одно лицо. Ну и пусть... Самое странное, на этот раз он вовсе не показался мне назойливым. Наверное, потому, что в этой кромешной тьме с зашторенными окнами нельзя было разглядеть ничего, даже глупую бабскую вышивку на плаще нежданного ухажёра. Да и был ли у него этот плащ? Нет, наверное, показалось. Я подошла к нему на негнущихся ногах. Ни один из нас не сказал ни слова. Да и к чему эти слова? Главное - это то, что за ними. И... до чего же в этом отеле крошечные кровати...
   Утром я долго не могла проснуться. Гален, судя по всему, уже ушёл, потому что в комнате я была одна. Слава Силам, похмелья не было, потому что сразу вспомнилось отсутствие кувшина на предмет опохмелиться. Эх, ну и Равноночие! Хорошо, что это в первый раз... успокаивало то, что о последствиях этой ночи, связанных со странно растущим животиком, беспокоиться не приходилось по чисто физиологическим причинам. Некоторые семейно озабоченные клуши именовали это ужасным физическим дефектом и предлагали идти на операцию, но на кой, когда более рациональные подруги меня же называли везучей. А то хороша бы я была!
   Время - половина одиннадцатого утра, если мои часы не врут. Ой, мать моя женщина! Срочно собираться!
   Одеться было делом одной минуты. Затем - взлететь на чердак, в собственную комнату, привести себя в божеский вид и захватить свои вещи. А дальше-то что? Я ведь даже не знаю, в каких комнатах остановились Ника с Дайном. Может, швейцар подскажет? Всё-таки мои друзья не из тех, кого можно легко пропустить.
   Но внизу меня ожидал сюрприз. Дайнрил сидел за столиком в "ресторане" и хмуро пил пиво. Хвала Силам, сегодня у меня при виде вампира совсем не та реакция, что была вчера. Подойти или нет? Нет уж, лучше подойти.
   -Привет, - я неуверенно улыбнулась.
   Он поднял глаза.
   -Извини за вчерашнее.
   Это мы уже сказали одновременно. Дайнрил рассмеялся и тряхнул головой:
   -Вот что значит новолуние.
   -Уже поняла.
   -Натворила чего-то?
   -Есть немного. Но... отчего-то не жалею.
   -Так и должно быть.
   -Ну, разве что о вчерашнем скандале.
   -Что поделать? - Энгрин иронично усмехнулся. - Надо будет потом рассказать об этом Тэлу с Зейттом. Подумать только, драка из-за кубка ринтийского! У тебя руки-то не болят?
   -Не-а. Болит моя израненная душа.
   -Я так и понял.
   -Слушай, а в Весеннее Равноночие будет то же самое или немного по-другому?
   -Конечно, по-другому, без новолуния.
   -Но всё равно... - я из суеверия не стала заканчивать фразу.
   -Да, - вампир кивнул, - так, как ты подумала.
   -Мы же убьём друг друга! Или всех окружающих...
   -Полностью с тобой согласен. Держи. Компенсация за вчерашнее.
   Он подвинул ко мне свою кружку. Я с благодарностью посмотрела на него:
   -Думаю, не повредит.
   Дайнрил ещё раз рассмеялся. Удивительно! И это - тот же самый субъект, который несколько часов назад довёл меня до точки кипения? И, кажется, он считает себя полностью ответственным за вчерашний скандал. Я отпила пива. Неплохое. Хотела сделать ещё глоток, но взглянула на дверь (совершенно случайно, клянусь) и забыла обо всём.
   Там стояла Ника - вся какая-то поникшая и виноватая. Её щёки горели алым румянцем, а руки были заложены за спину. Нет, просто связаны. А рядом с ней стоял мужик в сером плаще с капюшоном, закрывающим лицо. Милая, пасторальная картинка, я аж похолодела. Похоже, Вероника нарвалась на неприятности со здешним законом. И что дальше?
   Ника и Серый Плащ подошли к нашему столику. Дайнрил настороженно следил за их движениями. Зачем-то они сели рядом. Тут-то Серый Плащ поднял голову.
   Керриэль?!
   -Вы должны были за ней следить, - сухо отчеканил он и разрезал верёвки.
   -Как ты сюда попал? - прищурился Дайнрил.
   -Скажем прямо, не через ворота.
   -Так, что Ника натворила?
   -Я встретил её раньше, чем она успела натворить. Она шла по улице с какой-то бесшабашной оравой и собиралась вместе с ними громить магазины. Пришлось слегка пристукнуть и запереть в безопасном месте. Ещё раз спрашиваю: почему вы за ней не следили?
   -Считаешь, мы могли? - я фыркнула.
   -Ну да, конечно. Равноночие! Весь город превратился в сборище душевнобольных. И вы ещё претендуете на звание избранной расы!
   -Никто ни на что не претендует, - буркнул вампир.
   -Разбирайтесь сами. Я сделал всё, что мог. До свидания и всего хорошего, - Керриэль резко встал и вскоре затерялся в толпе.
   Ника широко улыбнулась:
   -А знаете что? Мне жаль, что всё так быстро закончилось. Мне понравилось. Было бы неплохо повторить.
   -Хорошенького понемножку, - отрезал Дайнрил, вставая из-за стола, - тебе тем более. Быстро беги в свою комнату и забирай барахло. У нас остались кое-какие незаконченные дела. Ты ещё помнишь, какие?
   Я откинулась на стуле. А всё не так плохо. Есть ещё время допить любезно подаренное мне пиво.

VIII. Игра в неправду

   Любое путешествие, каким бы оно ни было, должно начинаться с подготовки, иначе это не путешествие, а побег с уроков. Данный круиз к тому же обещал быть долгим, следовательно, и подготовка предстояла основательная.
   А какая подготовка без готовки? Точнее, без продуктов питания и спиртосодержащих жидкостей. Прежде чем оказаться на корабле, мне нужно было запастись как минимум бочонком вина. Уж я знаю, зачем.
   Итак, мы пошли в порт через городские торговые ряды и имели шикарную возможность полюбоваться на последствия Равноночия, пришедшегося на новолуние. С первого взгляда было ясно, что Керриэль не очень-то преувеличивал, говоря о сборище душевнобольных. Судя по покрасневшим девушкам, которые словно выскакивали у нас на пути, в конце июня - начале июля население Прибережья увеличится. Природа! Против неё не попрёшь! Тем более, учитывая количество трупов, такой демографический выверт придётся как нельзя кстати.
   Однако жители города и к первым, и ко вторым относились философски. Девушек уводили домой под крылышко родителей или супруга, трупы без лишних слёз свозили на погребальные костры. "Сами виноваты" - так в двух словах можно охарактеризовать мнение прибрежных эльфов.
   К часу дня город стал практически таким же, как и до "стихийного бедствия". Население будто забыло обо всём и с невозмутимым видом спешило закончить свои повседневные дела. Я постаралась от населения не отставать.
   Винный магазинчик нашёлся в непосредственной близости от порта, и выбор меня приятно удивил. Там было даже тёмно-янтарное арганатское на травах, которое я схватила сразу, даже не спрашивая о цене. Плюс к тому же не помешает и бочонок розового ринтийского. Никаких намёков на Равноночие, просто мне действительно понравился этот сорт. В конце концов, чем ещё заниматься на корабле, плывущем в никуда, кроме как безжалостно сажать собственную печень?
   Вся эта прелесть весила приблизительно полцентнера, поэтому мне пришлось устоять перед искушением скинуть часть ноши на спутников. Они-то предлагали помощь, но я решила, что хватит ехать на чужой шее, пора и самой накачивать бицепсы. Пока что всё шло по плану.
   Корабль стоял именно там, где и должен был стоять - у самого западного пирса. Он (корабль, а не пирс) отличался округлыми формами, резным орнаментом и обилием традиционных финтифлюшек. Кроме того, рядом не суетились грузчики и не было провожающих. Тихо. Подозрительно тихо. Ещё один "Летучий Голландец"?
   Я поставила вино на землю и опустилась на бочонок ринтийского (арганатское было разлито по флягам из крепкой и мягкой кожи). Итак, посидим и подождём, чем всё закончится.
   День был пасмурным. Солнце тихо скользило за тучами, которые становились ослепительно белыми там, где проходило светило. Волны тоже были серыми, но не грозными - штормовыми, а с лёгким молочным оттенком. Они не ревели, а лениво перекатывались с шуршанием и усыпляющим шёпотом. На пригорке поблизости расцветал laur'orn, раскидистое странное дерево с красноватой гладкой корой, которое распускает ароматные золотистые цветки поздней осенью. Кхарто рассказывал, что осенью только это дерево раскрашивает серые горизонты. Я смотрела на laur'orn и думала о том, что лето ушло безвозвратно. Сейчас конец октября. В Айреке сейчас холодно и сыро, дети ходят в школу, шлёпая по буроватым листьям. Скоро выпадет снег и растает - до Нового Года. Мои соседи уже убрали зимние сорта яблок и сейчас в спешном порядке чинят изгородь, чтобы она была в порядке к зиме. А я вот сижу и смотрю на золотистые цветы иного мира. Шепчет, убаюкивая, море. Вот-вот пойдёт дождь, и так не хочется двигаться...
   -Вставай, - Дайнрил дёрнул меня за рукав, - успеешь ещё выспаться. Пойдём?
   -Куда?
   -Во-он туда. Это, должно быть, капитан. Н-да, придётся поторговаться. Дамы, за мной!
   Я подхватила вино и пошла в указанном направлении. Очень хотелось взглянуть на капитана корабля, ведущего своё судно в неизвестность. Тут уж никакой опыт не играет роли, потому что этот путь проходят только однажды. Никаких тебе маяков и лоцманов. Нужна отчаянная храбрость (или же крайняя степень отчаяния), чтобы предпринять вылазку в полулегендарный мир.
   Капитан корабля, который цветом обшивки вполне оправдывал своё название "Лоссэ", выглядел так, как и должен выглядеть настоящий морской волк. На вид лет сорок пять (известно, что переживания и прочие жизненные радости могут внешне состарить даже эльфа), волосы забраны назад, на подбородке шрам, глаза прищурены. Ему бы ещё усы да бороду, но у эльфов борода не растёт. Он стоял на мостике и обозревал окрестности. Кроме него, на палубе никого не было.
   Увидев нас, он только слегка удивился:
   -Вы кого-то ищете?
   -Уже нашли, - Дайнрил небрежно облокотился о борт с самым наглым видом, - уважаемый Брагол.
   Брови капитана взметнулись вверх:
   -Мы знакомы?
   -Заочно да. В этом городе ничего не скроешь.
   -Это я уже понял, но что вам нужно? Ищете капитана на белоозёрские круизы? Как видите, я не могу вам помочь.
   -Как раз можете.
   -Извините, я что-то не понимаю...
   -Нам нужно попасть в Валинор.
   -В Валинор? - лицо Брагола выражало крайнюю степень удивления. - Вы не похожи на тех, кто уже завершил свои дела на этой земле.
   -Потрясающая догадливость, но тем не менее, нам нужно попасть на Благословенную Землю.
   -И что же там понадобилось троим воинам?
   -То же, что и всем остальным: истина и успокоение. К счастью для нас, не для себя.
   Дайнрил картинным жестом расстегнул рубашку, и Брагол не смог сдержать крика изумления при виде Знака Хранителей. Да уж, всё это чем-то похоже на игру в спецслужбы. Люди в чёрном остаются в чёрном. Ещё бы тёмные очки, и сходство было бы феноменальным. Ника держалась настороженно и в беседу не вступала, я решила последовать её примеру. Возможно, я действительно без тормозов, но всё же успела уяснить, что есть ситуации, когда лучше жевать, чем говорить. В процессе жевания всё-таки приходится слушать, а этот процесс часто бывает полезным.
   -Невероятно! - воскликнул Брагол, когда более-менее отдышался. - Этого я ждал меньше всего. Чтобы Хранители отправились в Валинор!
   -Времена меняются.
   -Могу ли я хотя бы узнать...
   -Нет, не стоит.
   -Вам нужно что-то привезти на Благословенную Землю?
   -Наоборот.
   -Вы шутите?
   -Успокойтесь, Брагол. Мы не собираемся нанимать вас на обратную дорогу. Считайте это служебной необходимостью. Так что, капитан, назовите вашу цену.
   -Деньги? Зачем?
   -Ну, хотя бы на прокорм в течение всего плавания. Давайте договоримся так: вы получаете десять золотых, а мы - м-м... три каюты первого класса.
   -Первого класса? Здесь вам не Белоозёрье!
   -Не верю, что у вас его нет.
   -Нет! У нас только одноместные, двухместные и восьмиместные каюты. Все они примерно одинаковы, разница только в степени уединения. Двухместные к тому же предназначены для супружеских пар. Полагаю, вам нужны...
   -Да-да-да. Именно так. Одноместные. Желательно подальше от истеричных особ, которые ночами жалуются на злодейку-жизнь.
   -Вы неплохо изучили Уходящих.
   -Нет, капитан, я изучил психологию. Итак?
   -Я согласен, вы получите одноместные каюты. Возможно, это глупо, но я согласен. Добро пожаловать на борт.
   Я настояла, что половину суммы заплачу сама. Дайнрил в очередной раз обозвал меня феминисткой, но, наученный горьким опытом, спорить не стал. Возможно, это выглядело глупо, но я ничем не хотела быть обязанной тому, кого ещё вчера взаимно мечтала... скажем, убить.
   От Брагола мы получили ключи от кают, которые условно можно было обозвать "первым классом". Каюты располагались на верхней палубе, причём моя и Никина - напротив друг друга, а через стенку от меня каюта Дайна, причём последняя на проход. Я в очередной раз подивилась его изворотливости: ему досталась самая лучшая, потому что окна выходили сразу на две стороны. Впрочем, кажется, на море окна называются иллюминаторами. Ну, это ещё можно осилить, но вот читать слово "компас" с ударением на последнем слоге, по-моему, сущая нелепица, если не сказать крепче.
   Вот, наконец, и каюта. Внутреннее убранство смотрелось красиво, в самом что ни на есть эльфийском стиле, но выглядело не особенно надёжным и практичным. Чего ещё ждать от одноразового судна? Никто же не возмущается насчёт того, что тапочки для мертвецов (ну, те, в которых их хоронят) изготавливают из чёрного прессованного картона. Для круиза на Благословенную Землю похожие критерии. Главное - красота и изысканность. Наверное, стоит упомянуть и низкую цену: кому выгодно вкладывать деньги в то, что буквально "спускают по ветру"? Никто не требует, чтобы та или иная вещь служила долгие годы. В результате имеем полный корабль резной и блестящей дряни, до которой даже дотрагиваться противно. И кто решил, что жители Валинора страдают отсутствием вкуса? Единственный предмет в комнатке, казавшийся более-менее крепким - узкая койка. Скорее всего, её сняли с какого-нибудь устаревшего пассажирского парусника, поменяли матрац, постельное бельё и поставили сюда, чему я была безмерно рада. Первым делом я поставила вино в шкафчик (изнутри торчали гвозди, но это ерунда), сгрузила туда же запас продуктов и повесила рюкзак на спинку кровати. Вот и всё, приготовления закончены, теперь можно просто сидеть и ждать отплытия.
   Тут в дверь постучали. Я с вздохом поплелась открывать и увидела на пороге Нику. Она тоже успела распихать, как обычно, свои вещи под кровать и стулья, но почему-то выглядела так, словно у неё проблемы.
   -Молнию заклинило? - предположила я.
   -Нет, - Ника покачала головой, - мне надо поговорить.
   -Заходи.
   -Не здесь. Пойдём на палубу.
   Она что, заболела? Ничего не понимаю. Ника цапнула меня за руку и потащила к бортику, где Дайнрил маялся от вынужденного безделья. Остановившись точно между нами, она сказала:
   -Разговор касается вас обоих.
   Дайнрил обернулся и с любопытством посмотрел на меня. Ника продолжала:
   -Это на самом деле очень важно, по крайней мере, для меня. Я хочу вас попросить об одном одолжении.
   -Что? - вампир, по-видимому, успел скользнуть в её мысли и теперь смотрел на неё со смесью удивления и упрямства. - Глупости!
   -Я хочу попросить вас не ссориться, и это совсем не глупости. Вы же на самом деле не враги, просто вам скучно и хочется настоять на своём, вот вы и изображаете супругов с тридцатилетним стажем. Но всё это... неэстетично.
   -Дорогуша! - возмутилась я. - Ты немножко ошибаешься. Лично я не играю ни в каких супругов, а просто пытаюсь...
   -Мы скоро отправимся в Валинор. И мы должны соответствовать этому месту, а ваши бесконечные стычки... настоящий балаган! И на всё это смотрят окружающие. Мне-то не всё равно! Поэтому постарайтесь сдерживаться. Не ссорьтесь хотя бы... пока мы в пути. Неужели это так сложно?
   -Да я не думаю, но...
   -Я вас очень прошу. Мы и так очень отличаемся от остальных Уходящих, не хватало ещё и этого. Прошу вас, дайте слово. Никаких ссор и драк. Ни друг с другом, ни вообще. Обещайте! Когда мы окажемся в Валиноре, можете хоть убить друг друга.
   -Тебе бы этого хотелось, правда? - Дайнрил посмотрел на меня и дразняще улыбнулся.
   Я молча показала ему язык. Он расхохотался и шлёпнул Нику по плечу:
   -Только ради тебя.
   -Спасибо! - воскликнула она.
   -Хорошо, - скрепя сердце согласилась я, - постараюсь изо всех сил. Но за дверями своей каюты я вольна делать, что хочу.
   -Перестукивайтесь через стены, - фыркнула Ника, - азбуку Морзе вроде знаете. Если уж станет совсем невтерпёж, обменивайтесь "посланиями". И не забывайте: вы дали слово.
   Она скрылась в своей каюте. Да-а, задала ты мне, подруга, задачку. Теперь и не ответить наглецу, если у него возникнет желание "наехать". А всё её близкое к религиозному почтение к древней эльфийской истории. Эстетики, блин, захотелось. Ни в грош не ставит моё самоутверждение. Почему-то прямо сейчас захотелось устроить самый грандиозный скандал, который только видел этот город. Это примерно то же самое, что запретить чихать.
   -Всё нормально, - Дайн одарил меня очередной лукавой улыбкой, - быть может, тебе ещё понравится мирная жизнь.
   -Меня взбесило не это.
   -Догадываюсь.
   -А что, если не секрет? Я и сама не совсем понимаю.
   -Чужие советы.
   -Наверное, ты прав. Когда мы отплываем?
   -Уже скоро. Ты пойдёшь смотреть?
   -Не знаю. Наверное, да. В последний-то раз...
   -Э, вот этого не надо. Если будешь слишком сильно себя накручивать, голова лопнет. А она у тебя и так не очень-то быстро соображает. А возразить ты уже не можешь!
   -Дайн, - я сладко потянулась, - если человеку долго не давать возразить, он забудет все свои аргументы и врежет молча.
   Он рассмеялся и махнул рукой. Мы разошлись по каютам в приподнятом настроении. Меня грызла только одна мелкая мыслишка: если говорить про драки от скуки, то тут Ника попала в яблочко. Неизвестно, сколько времени продлится наш круиз, и всё это время придётся маяться от безделья. Что делать-то? Учиться плести макраме или же раскладывать сложные пасьянсы?
   Но, как оказалось впоследствии, даже без ссор и драк скучать мне не пришлось, равно как и остальным "паломникам". Сразу после отплытия я бухнулась на койку и мгновенно отрубилась. То ли из-за переживаний, то ли из-за недосыпа предыдущей ночью, но я проспала весь день и выползла на палубу приблизительно в шесть вечера, то есть к ужину. Ника и Дайн уже тусовались на палубе, кстати, они дрыхли немногим меньше. И там я увидела тех, кто действительно брал билет в один конец. Уходящие.
   Их было около полусотни, из них довольно много полукровок. Большинство ухитрялось выглядеть одновременно серьёзными и просветлёнными, что твои буддийские монахи. А потом мимо нас прошла девушка, при взгляде на которую меня обдало холодом.
   Это был единственный и, надеюсь, последний раз, когда я почувствовала острую зависть к чьей-либо внешности. Платиновая блондинка с прозрачно-серебристыми глазами и фигурой Памелы Андерсон. Роскошное белое платье с вышивкой из золотых нитей и маленьких топазов. Она не шла, а словно струилась над грубыми досками палубы. Я критически посмотрела на себя. Н-да, никакой воздушности и нежности даже в помине нет. Обыкновенная наёмница с востока...
   Что ж, возможно, я не умею шить и петь грустные песни о несчастной любви, но и это неземное создание вряд ли умеет хотя бы ездить верхом. А если устроить состязание по стрельбе из лука, то она вообще, выражаясь словами Ники, "попухнет". Каждому - своё. По крайней мере, меня ещё никто не пытался обложить ватой.
   Красавица тем временем прошла через весь "обеденный зал" и теперь возвращалась в компании эльфа с поседевшими висками. Они остановились как раз напротив нас.
   -Свободно? - спросил мужчина.
   Мы одновременно кивнули. Надо было раньше думать, прежде чем плюхаться втроём за столик, за которым свободно могут поместиться шестеро. Парочка чинно опустилась на деревянные стулья, причём (она думала, что этого никто не видит) блондинка во все глаза пялилась на Дайнрила. Мне даже показалось, что в её взгляде на какую-то секунду мелькнуло что-то хищное, но вскоре наваждение развеялось.
   -Вы издалека, господа? - поинтересовался седой.
   Дайнрил рассеянно кивнул.
   -Я так и подумал. Ваша одежда выглядит странновато для этих мест. Мы вам в самом деле не помешали?
   -Что вы, - вежливо ответила Ника.
   -Большое спасибо за участие. Рад встрече. Я князь Хелек, а это - моя дочь Глористель.
   Девушка сдержанно кивнула, всё ещё не отводя глаз от вампира. Выглядел он как-то странно, словно влез в её голову и то, что он там увидел, ему не понравилось. Ника удивлённо подняла брови, и только папаша словно ничего не замечал. Он рассказывал, почему решил уйти на Запад и почему не мог оставить дочку одну в Прибережье. Ему, кажется, даже есть не хотелось. Наконец он встал и ушёл, а Глористель осталась сидеть с нами.
   -Привет, - её голос оказался неожиданно низким и с лёгкой хрипотцой, как в организации "секс по телефону", - тебе, должно быть, скучно, милый? Пойдём со мной, и ты думать забудешь об этих невзрачных чужестранках...
   Дайнрил невольно вздрогнул. Ага, не нравится, когда тебя колотят твоим же оружием! Мы, впрочем, тоже обалдели. Ничего себе "воздушное создание"! Сразу, не узнав о собеседнике ничего, кроме имени, кидаться на него не хуже стервятника. Стоп-стоп-стоп! Это мы с Никой, что ли, невзрачные чужестранки?!
   -Извините, принцесса, - сухо возразил Дайнрил, - я остаюсь здесь.
   -Но почему?
   -Потому что я не скучаю. Кстати, ваш отец только что ушёл. Не желаете ли к нему присоединиться?
   -Не-ет...
   -Очень жаль.
   -Папочка ничего мне не запрещает. Ты понимаешь? Совсем ничего. Я получаю всё, что хочу, и всякого, кого хочу...
   -Позвольте, милейшая! - я раздражённо перебила её на полуслове. - Мы направляемся в Благословенную Землю, и не наша вина, что вы желаете отбыть в бордель...
   -Где вам, несомненно, самое место, - Дайн охотно поддержал игру, - до свидания.
   Глористель сощурилась на меня, как дикая кошка перед броском. На всякий случай я приготовилась отпрыгнуть в сторону. Вот и не верь после этого народной мудрости - а именно той, где говорится, что внешность обманчива. А ещё - "красота спасёт дур", что тоже актуально.
   -Да что ты, замарашка, о себе возомнила? - тихо прошипела Глористель. - Я в тысячу раз красивее тебя, у меня много денег и самое дорогое платье на этом корабле. И куда ты лезешь? Ревнуешь, да? Тебе ничего не светит. Если хочешь подцепить хоть какого-нибудь ухажёра, сначала умойся, переоденься и научись хорошим манерам. Это - мой бесплатный совет. В следующий раз я даже говорить с тобой не стану.
   -Ты мне, полагаю, угрожаешь?
   -Убирайтесь вон, обе! Милый, скажи им, чтобы они ушли. Мне бы так хотелось остаться с тобой вдвоём...
   Дайн поспешно вырвал руку из её цепких лапок и брезгливо вытер её о плащ. Глористель попыталась встать, но прищемила платье ножкой стула и едва не растянулась на полу. Пока она выпутывалась, мы трусливо сбежали прочь со скоростью, от которой в другой момент любому из нас стало бы стыдно. Но в данный момент мы думали только о сохранности собственных нервов. Я успела заметить только то, что какой-то противный тип за угловым столиком посмотрел нам вслед.
   Стало ясно, что ужина нам не видать, как собственных ушей. Вот когда я мысленно поблагодарила Гилейре, который наложил нам харчей с большим запасом! В общий зал никто из нас выйти не рискнул. Пришлось столоваться в каюте Дайна, предварительно занавесив плащом тот иллюминатор, который выходил на палубу. Каждые две минуты Ника бегала к нему и, приподняв край плаща, смотрела, не идёт ли Глористель. При этом её ощутимо трясло. Да и моё состояние было не лучше.
   -Ну, ни фига себе! - прорвало Нику. - Вот это дрянь! А ты, потаскун, куда смотрел?!
   Дайнрил покачал головой:
   -Мне это понравилось не больше, чем тебе. С такими потными ладошками, бр-р! Уж не знаю, как там насчёт скандалов, но, если она продолжит этот спектакль, я пошлю её туда, где она не раз бывала.
   -А если поговорить с князем?
   -Хелек? Это не князь, а кисель, - вампир пренебрежительно отмахнулся, - он потакает любому дочкиному капризу. Её, видите ли, проклял какой-то зловредный маг, после чего, собственно, она стала нимфоманкой. Это - то, о чём светлейший предпочёл промолчать. Более того, он мечтает найти мужа своей пустоголовой шлюшке и всерьёз рассматривает мою кандидатуру. Глористель не против.
   -Жениться? - я присвистнула. - Вот это абзац... настоящая пиранья, блин, а сначала показалась красавицей.
   -Кстати, она ревнует к тебе и к Нике.
   -К нам обеим? Всё, палата номер шесть! Что делать-то?
   -Поменьше выходить наружу, - предложила Ника.
   -Извини, конечно, но это хуже трусости, - решительно возразила я. - Что такое эта Глористель, чтобы всё время из-за неё прятаться по тёмным углам, как тараканы?
   -А если она захочет тебе отомстить?
   -Морду ей набью, ты ж меня знаешь. И не надо, пожалуйста, сентиментальных сцен. И тебе, Дайн, от души советую сделать то же самое. Больше же я на эту тему разговаривать не буду, так что, будьте добры, выпустите меня отсюда!
   -Куда это ты?
   -К себе. Встретимся через пару часиков, мне надо выпить арганатского вина и отдохнуть от всей этой мути. Кто-нибудь со мной?
   Дайн скрутил мне фигу. Ника отказалась:
   -Я хочу спуститься в кают-компанию и послушать истории. Там говорят про Валинор.
   -Скатертью носочки! Если что, где это находится?
   -На первой палубе, ближе к корме.
   -Спасибо, учту. Так кто-нибудь откроет дверь?
   Один-единственный стакан арганатской настойки быстро поставил на место мозги и отвадил от нехороших мыслей по поводу собственной внешности. Я легла на койку и уставилась в потолок. Веточка laur'orn смотрела на меня сверху, чуть покачиваясь вместе с кораблём. Мне показалось, что она шелестит на ветру, и почему-то захотелось, чтобы так и было. По каюте поплыл дурманящий аромат.
   Веточка качалась, а я всё лежала и лежала на койке. До тех пор, пока тяжесть не ушла с моей души, не хотелось двигаться. А веточка шелестела листьями и цветами, качаясь, качаясь...
   -Всё! Клюкнуться можно! - пробормотала я вполголоса. - Ещё чего не хватало! Ухожу!
   Глупо врать самой себе. А, главное, бесполезно. Я вышла и побрела искать Нику. В последнее время стало небезопасно разыскивать Дайнрила. Так, а где Ника? Кажется, в кают-компании. Поищем. Первая палуба рядом с кормой. Если бы отсюда было видно, где у корабля корма! Я спустилась по резной лесенке и огляделась. Все двери одинаковые, поди разбери, какая тебе нужна. Может, эта? Я толкнула затейливо украшенную дверь и обомлела.
   Не то! Блин, я даже не предполагала, что и на таком корабле может быть бордель. А мы ещё гадали, куда пристроить Глористель! Красные занавески, фривольные статуэтки, тяжёлый дым от аромаламп... И, как венец творения, хозяйка этого, с позволения сказать, будуара. Рост под метр девяносто плюс ещё каблуки, чёрная короткая кожаная юбочка, которую и юбкой-то назвать язык не поворачивается. Вместо блузки - шёлковая полоска ткани, завязанная узлом ближе к боку. А ещё - роскошная, песочного цвета грива, спускающаяся пониже пятой точки. Лицо девушки тоже на редкость примечательное: высокие скулы, узкий разрез глаз и губы, намазанные (другого слова и не подберёшь) ярко-красной помадой.
   -Ты ко мне, подруга? - проститутка заметила меня и потянулась к узлу на, скажем, кофточке.
   Я поспешно отпрыгнула назад:
   -Э-э... извини, но я, в общем, не из тех, и вообще ошиблась дверью.
   -А то давай, я много не прошу.
   -Нет уж, спасибо.
   -Как хочешь.
   -Тебе что, на самом деле всё равно, с кем?..
   -То-очно, - она шлёпнулась на свою кровать и хрипло рассмеялась, - всё равно, с кем, когда и где, лишь бы за это хорошо платили.
   -А что тогда ты делаешь на этом корабле?
   -Плыву. Развлекаю пассажиров. Чего ты так смотришь, моя профессия везде потребна. Ни за что не поверю, что в Валиноре живут одни импотенты или верные мужья. Эй, я же тебя знаю!
   -Не думаю, что нас знакомили.
   -Это ведь ты тогда была на палубе, да?
   -Когда "тогда"?
   -Во время ужина, когда ж ещё? Ух, окоротила ты со своими друзьями язычок милой Глористель! Я-то всё ждала, когда отыщется смельчак, что не побоится её папаши!
   -Разве этот Хелек страшнее орков?
   -Помилуйте, Силы Высшие! Он же со Срединных Княжеств родом, откуда там орки? Там и людей-то редко встретишь! А сам Хелек... нет, он вовсе не страшный сам по себе, но верит всему, что наплетёт его доченька, и тогда держись! И сама Глористель - гадина. Я её давно знаю. Ты знаешь о сглазе? Так она и до него была отнюдь не паинькой. Боюсь, Солле, ты нажила себе опасных врагов.
   -И здесь снова здорово! Я не она!
   -Тебя выдали твои волосы.
   -Спасибо за совет. Где тут продаётся краска? Уже достало, блин!
   -Но если ты не Солле, тогда кто?
   -Я-то? Маргарита. Нет, лучше просто Рита, без разных там приставок. А тебя как звать?
   Проститутка фыркнула:
   -Сейчас - никак. Я давно потеряла право носить своё имя. Клиенты зовут меня "Волосатая".
   -Хм... грубовато.
   -Ничего страшного, в Валиноре назовусь как-нибудь по-другому. Тогда я снова получу право на имя. И всё же... Имя - это не главное, главное - суть. И запомни то, что я тебе сказала.
   -Это насчёт Глористель, да?
   -Ей ничего не стоит всадить тебе нож в спину.
   -Для этого меня надо сначала поймать.
   -Всё же будь осторожней, и скажи это той, второй девушке. А тот парень, Дайнрил, кажется, он лично тебе кто?
   -Что, интересуешься? Могу познакомить, только, боюсь, обойдёшься без денег. Нет, что ты так на меня смотришь, уже и пошутить нельзя? Кто он мне? Любовь всей моей жизни, - я постаралась как можно точнее скопировать интонации дочери Хелека.
   -Друг? - поняла Волосатая.
   -Скорее, коллега, а друг тогда, когда не наезжает. Все нормальные друзья остались за стенами Западных Врат. А чего ты спрашиваешь?
   -Так просто. Ты знаешь, что он болотный эльф?
   -Да уж, - меня передёрнуло, - слишком хорошо.
   -А Глористель - не знает.
   -Что, правда? Вот чудесно! Арвирт! Хоть чего-то эта зараза не знает. По крайней мере, про меня она знает всё. И что там знать-то? Да, ты говорила, что её знаешь, так я хотела спросить - она хорошо дерётся?
   -Чувствительно, - ухмыльнулась Волосатая, - но хуже, чем танцует. И если ты всерьёз намереваешься показать этой дамочке её место, можно расцарапать ей рожу, а можно и унизить при всех. Вот, например... придумала! Через несколько дней здесь будет бал. Перехвати её предполагаемого партнёра - а я поняла, что вы друзья и сможете договориться - и весь вечер танцуй только с ним. Вот тогда она точно удавится. И... не говори, что не умеешь танцевать!
   -Ну, э-э... так себе.
   -Этого хватит.
   -Благодарю за идею, но, боюсь, она неосуществима. Я понятия не имела, что придётся брать с собой бальное платье.
   -Не страшно, я дам тебе своё.
   -Тебе не кажется, что оно будет выглядеть, м-м, несколько не к месту? Фасон, длина, да и стиль...
   -Не бойся. Я же не всегда одеваюсь так, как на работу. Есть и вполне приличные наряды. Ничего особенного через них не рассмотришь. А что касается длины... кажется, знаю. Вот, смотри!
   Платье на самом деле выглядело вполне прилично, если не сказать - отлично. Атлас изумрудного цвета со вставками из тёмно-тёмно-зелёной парчи, длинные пышные рукава, а подол заканчивался где-то в районе щиколотки. К платью прилагались того же цвета туфельки из телячьей кожи и обшитые изумрудным шёлком.
   -Подарил один клиент, - пояснила Волосатая, - сама видишь - чудо, только и цвет совсем не мой, и с длиной промахнулся. Видимо, для жены покупал, а ей что-то не понравилось. А туфли и вовсе жмут, проклятые, и каблука нет, а я без каблука и хожу-то с трудом. Тебе, должно быть, как раз.
   Я молча потянулась за кошельком. Она аж вскочила:
   -Ты чего? Это подарок!
   -Да ну?
   -Конечно. Оно же мне всё равно не подходит, не Глористель же его дарить, на самом деле. Бери, бери! Эта принцесса-свинцесса сядет в лужу. Я бы многое отдала, лишь бы увидеть её лицо в тот момент.
   -Спасибо.
   -Чего там!
   Я свернула платье и положила в рюкзак. Ткань была такая тонкая, что почти ничего не весила и, более того, уместилась в свёртке размером ладонь на полторы, и это вместе с туфельками. Эльфы умеют делать качественные и практичные вещи, если это - не в последний путь. Волосатая удовлетворённо кивнула. Я вспомнила:
   -Ещё раз спасибо, а ты случайно не знаешь, где тут кают-компания?
   -На том конце коридора, дверь с единорогом.
   Я вышла, закрыла дверь и невольно покачала головой. Эх, знала бы моя бедная мамочка, что я общаюсь с, гм, девицами нетяжёлого поведения - со стыда бы сгорела. Но и ситуация экстраординарная. Я как будто вернулась в старшие классы. Те же страсти, та же ревность... удивительно, как всё-таки похожи все девчонки независимо от их расы. Я словно собираюсь на новогоднюю дискотеку, чтобы произвести впечатление на самого симпатичного мальчика с параллели. Да только в десятом-то классе я реально влюбилась по уши, а что сейчас? Не пойми чего из чувства гордости. Тролль знает что происходит. Надеюсь, Ника оценит мою жертву.
   Кают-компанию я нашла сравнительно легко, а вот вытащить оттуда Нику оказалось проблематично. Она с упоением слушала рассказы князя Хелека о старых добрых временах и не видела ничего вокруг. Как минимум, рассказчиком Хелек был хорошим, этого у него не отнимешь. Я подождала несколько минут, затем посмотрела на часы и махнула рукой. Пусть себе блаженствует. Я вовсе не хочу опаздывать к морвису, особенно после того, как проворонила ужин.
   -Ах, вот ты где, дрянь!
   Ну, и как это называется? Стоило только подняться на верхнюю палубу и направиться к здешней столовке, как у меня на пути выросла взбешённая Глористель. Глаза горят, руки сжаты в кулаки, лицо почти что перекошено от злости. Нет, сейчас я бы никогда не подумала, что она ещё может быть красивой.
   -Ты отбиваешь у меня жениха! Это из-за тебя и твоей подружки он не хочет со мной общаться! Ну, ничего, ты у меня получишь!
   -Рита, иди к себе, - Дайнрил бесплотной тенью материализовался позади "прелестницы".
   -Ты станешь моим навсегда! - взвизгнула она.
   -Ох, убирайся! Иди, размножайся с горным тушканчиком, он зверь непривередливый.
   Глористель с криком прыгнула на меня. Неожиданный ход! Я еле успела шагнуть в сторону. Девица пролетела мимо, как локомотив на полном ходу:
   -Мразь! ... (тут имеет место крайне грубое выражение даже для разряда непечатных)! Я тебе все волосы выщипаю!
   -Не связывайся! - Дайн даже сплюнул.
   -Чего так? Её папашка травит байки внизу, Ника на время обезврежена, а эта, гм, особа меня оскорбила. На-ка, подержи.
   Я перебросила ему свой рюкзак и даже успела перехватить руку Глористель с занесённым для удара кинжалом. И как только пронесла? Мы-то с Дайном оставили все колюще-режущие предметы в городе (кто бы знал, что пригодятся). Кинжальчик звякнул о доски. Ревнивица страшно зашипела, и только тогда я с содроганием заметила, что зубы у неё были отвратительные, кривые, покрытые мелкими пятнышками, а их цвет мог бы поспорить с фильтром от выкуренной сигареты. Дайн понимающе усмехнулся:
   -Если бы не это, я бы ещё подумал насчёт парочки ночей, но...
   -Откуда такой кошмар?
   -Это часть проклятия. Тот маг оказался парнем с чувством юмора. Заметила, что она почти не улыбается?
   Глористель рванулась вперёд за кинжалом, и я не придумала ничего лучше, чем вывернуть ей кисть до упора.
   -Пусти...
   -Ещё чего, - ласково ответила я и резко пнула её в живот, всё ещё держа её кисть. Глористель согнулась пополам. - Загорай тут, детка, и не скучай!
   Последним штрихом в этом пейзаже стал тщательно выверенный тычок в нос. Глористель застонала и без сил свалилась на палубу, пачкая такое красивое платье о грязные доски. Дайнрил зааплодировал:
   -Умница! Настоящая бестия. Всё, с этой минуты я твой должник. Чего тебе хочется, всё сделаю!
   -Я банально хочу жрать!
   -Тогда пойдём. Морвис уже начался, но мы не очень опоздаем.
   -А с этой что делать?
   -Пусть себе валяется. Может, ветерок приведёт её в чувство. Она, скорее всего, мазохистка.
   -Да ну?
   -Не иначе. Она меня выловила где-то сразу после твоего ухода. Я сначала подумал, что от меня в принципе не убудет, и тут она улыбнулась. Я чуть не помер со смеху и захотел сбежать. Куда там! Единственным способом отделаться от неё было дать ей в челюсть. Так она попросила ещё. И что это, по-твоему? Вечеринка в психушке?
   -Не-а, это не вечеринка, это день открытых дверей.
   Дайнрил засмеялся. Глористель всё ещё лежала без сознания там, куда улетела. Мы пошли в столовую, и вдруг дорогу преградил тот самый противный тип, который так бесцеремонно пялился на меня во время ужина. Дайн нахмурился. Мужик какое-то время смотрел на нас, а затем развернулся и ушёл. Ни ответа, ни привета.
   -Ты его знаешь? - поинтересовался вампир.
   -Нет, а ты?
   -Тоже нет. Он мне не нравится.
   -Угу. Какой-то неестественный. Может, и его сглазили?
   -Не уверен, Риточка, это может значить и то, что и у тебя на этом корабле появился женишок.
   -Ох, я так же рада, как и ты при виде Глористель. А что он думает?
   -Он слишком быстро ушёл. Я даже не успел узнать, как его зовут, но это не маг, на сто процентов.
   -Классная подобралась компания! И кто взял, что Уходящие устали от жизни? Избалованная сглаженная стерва, проститутка, а теперь и этот скользкий типчик. Жаль, что оружие лежит в городе.
   -Проститутка? - заинтересовался Энгрин.
   Я в двух словах рассказала ему про Волосатую. Он недоумённо сдвинул брови:
   -Зачем Ника брала с нас это слово? Без скандалов не прожить. И всё же... тот слизняк мне очень не понравился. Ты не возражаешь, если я за ужином кое-что выясню?
   -Надо же, какой внимательный! У меня бы хоть раз спросил, можно или нет. Да выясняй! Я только за. Будем знать, что от такого кадра можно ждать. Вот... Думаю, этот столик подойдёт.
   Мы устроились почти в непосредственной близости от загадочного любителя подглядывать за окружающими. Благо, на сей раз он сидел к нам спиной. Я набросилась на еду, а Дайн в это время буравил взглядом соседа. Запечённое мясо исчезло вмиг, я принялась за вино. Здесь, оказывается, тоже подавали вино, правда, не такое хорошее, как то, что стояло в моей каюте, но вполне сносное. Кубок практически опустел, когда Дайнрил неожиданно дёрнул меня за руку:
   -Пошли отсюда!
   -Ты даже не попробовал вина!
   Он залпом выпил всё содержимое немаленького кубка и с прищуром посмотрел на меня:
   -Удовлетворена?
   Я тоже допила своё вино и аккуратно встала из-за стола. Ну и дела, прямо как в городском фаст-фуде. Можно подумать, мы опаздываем на важную встречу.
   -Ну, и кто это? - поинтересовалась я в коридоре.
   -Держись от него подальше.
   -Располагающее начало...
   -Знаешь ли, это не шутка.
   -Так объясни как следует!
   -Он - маньяк-убийца.
   -Ошизеть!
   -Именно. Зовут его Феркрист, он полукровка с севера Прибережья. Настоящий псих. Ему нравится душить красивых девушек, и глаз он положил на тебя.
   -Я фигею без баяна! Грен ли он делает здесь?
   -Прячет концы в воду, извини за каламбур. Его поймали и приговорили к смерти, но каким-то образом ему удалось сбежать, вот он и решил, что в Валиноре правосудие до него не доберётся. Это чудовище, на котором пробы негде ставить. Будь осторожна.
   -Вляпалась...
   -А ты тут вовсе не при чём. Говорю же: Феркрист маньяк. Сумасшедший. А ещё, я знаю, это тебя обрадует - некрофил.
   -Ещё лучше!
   -Так что вот тебе мой дружеский совет: запирай дверь. Не открывай никому, кроме меня и Ники. А ещё лучше, если ты не будешь бродить по кораблю одна.
   -Но я могу за себя постоять!
   -М-м... так же, как и на Тор Дара?
   -Это была минутная слабость. Я просто боюсь змей. Жутко боюсь, но Феркрист-то не змея!
   -Во сне Сила тебе не поможет. А слово, которое мы оба давали Нике, всё ещё в силе. Она-то может нас от него освободить, но вряд ли на это пойдёт. То есть, даже защищаться ты сможешь только в самом крайнем случае.
   -Ох, вот же зараза! Ладно. Я и так запираюсь на ночь. Айрекская, знаешь ли, привычка. Не беспокойся, враг не пройдёт.
   -Отлично, договорились. Тогда иди спать.
   -Прямо сейчас? А я не хочу!
   -Забыла, как я умею убеждать?
   -Такое не забывается. Это свинские методы. Но я и правда не хочу спать. Чем прикажешь заняться?
   -Пиши путевые заметки, Кхарто будет доволен.
   -Не хочу я писать! Я тебе что, отличница?
   -Но и одну я тебя не оставлю. Из принципа.
   -Да ладно, не хочешь - не оставляй. Ты в карты играешь?
   -Предлагаешь покер на раздевание?
   -Ну тебя, осточертело ещё со школы! Нет, обычный переводной дурачок. Только чур, не жульничать!
   Мы резались в карты несколько часов кряду, до тех пор, пока не пришла Ника, чтобы узнать, отчего это в два часа ночи у меня горит свет. Сама она по религиозным соображениям и вида колоды не переносила. Дайнрил это, разумеется, знал и с радостью ухватился за этот предлог, чтобы отправить меня баиньки. На этот раз я уже хотела спать и возражать не стала.
  
   Наутро я встала в отличном настроении. Светило солнышко, волны за бортом наконец-то приобрели голубоватую прозрачность, и над ними с криками носились морские птицы, из тех, что не привязаны к жилью. Говорят, что только дурак празднует годы приближения смерти, но сегодня я не могла ничего с собой поделать. В конце концов, только раз в жизни бывает двадцать три года, а уж встретить день рождения в круизе - об этом я вообще не мечтала. И само совпадение - двадцать три года двадцать третьего числа! Как тут не веселиться?!
   -Поздравляю! - воскликнула Ника за моей спиной.
   -Как ты вошла?
   -Вчера я взяла у тебя ключ, ведь знала, что ты проспишь. И ты проспала. Иди умываться.
   -Уже умылась, почистила зубы и даже вымыла голову. Сервис здесь на уровне. Ну что, проходи. Я вчера стащила с морвиса целую утку, так что закуска у нас есть. Пить будем ринтийское или сразу арганатское?
   -Э, куда ты торопишься? Переодеться не собираешься?
   -Во что?
   -Вчера я видела то платье, которое тебе подарила эта, как её, Волосатая. Оно просто замечательное. Вот и надень его.
   -Что, сейчас?!
   -Да, сейчас. А я помогу тебе сделать сногсшибательную причёску.
   -Может, не надо?
   -Фу, Рита! Даже не пытайся спорить. Ты же, якорь в попу, не пиратка какая-нибудь. Тем более, сегодня праздник. Ну же, одевайся!
   Пришлось, вздыхая, натягивать на себя платье. Сидело оно, конечно, изумительно, но я всё равно чувствовала себя немного не в своей тарелке. Затем Ника достала откуда-то несколько гребней и буквально за несколько секунд соорудила на моей башке, обычно не поддающейся дрессировке, потрясающую "ракушку". Когда я увидела себя в зеркало, то на секунду потеряла дар речи.
   -Ничего, - Дайн уже был здесь - прислонился к дверному косяку и чему-то посмеивался, - терпимо.
   -Тебе не нравится? - подбоченилась Ника.
   -Непривычно. Да-а, нет слов. Мечта маньяка...
   -Уж не думаешь ли ты, что я пригласила Феркриста?
   -Вряд ли тебе так хочется испортить себе праздник, а вот Глористель точно удавится. Признаться, я сначала не верил в то, что это платье так тебе пойдёт. Но то, что она язык проглотит - это точно.
   Сразу после этих слов я почувствовала себя очень уверенно. Оказывается, можно выглядеть не хуже этой выскочки... а ещё - какой точный глазомер у проституток. Ника осталась довольна произведённым эффектом. Эх, видели бы меня сейчас девчонки из Айреки!
   К вечеру бочонок опустел на треть.
   Потом Ника ушла. Дайнрил сказал, что ей очень понравился один эльф из команды "Лоссэ", и она убежала послушать, как он играет на лютне. Мы вернулись к прерванной игре в дурака, но после этого (ох, пьяная моя голова!) я предложила сыграть в "правда-ложь".
   Сначала вопросы были так себе, вполне невинные, вроде "какие у тебя планы на вечер" или безобидные истории из детства. Затем - понеслось. Пошлые анекдоты, байки, правда-матка прямо в глаза... нет, столько правды о себе и окружающих слушать нельзя.
   -Что будешь делать, когда всё закончится?
   Я в очередной раз осушила кубок:
   -Да вот подумываю, может, на Эверест залезть...
   -Правда, что самое интересное...
   -Истина! Что я, по-твоему, только зубы скалить умею? И возьму с собой Ош Даруша, всё равно ему делать нечего.
   -Рога ему спилишь?
   -Ша! Это уже другой вопрос! Моя очередь.
   -Спрашивай.
   -Мне вот что хочется знать... Солле, она была очень красивая? Наверное, раз в пять лучше меня.
   -Мне-то откуда знать?
   -Ты ж говорил, что знал её очень близко!
   -Я соврал. Хотелось тебя подколоть. Между прочим, это уже второй вопрос. Так как насчёт рогов?
   -Его рога, ему и решать. Да тьфу на эти дурные рога, блин! Значит, ты её не знал?
   -Абсолютно. Физически не мог.
   -Что так?
   -Временные рамки не позволяли. Я к тому времени ещё не родился.
   -Сколько тебе лет в таком случае? Вот только не надо врать, ты же не стареющая кокетка, в конце концов!
   -Зачем врать? Четыреста восемьдесят шесть. То есть четыреста восемьдесят семь, в июле стукнуло.
   -Так... а почему ты раньше об этом не говорил?
   -А ты спрашивала?
   -Действительно. Прости. То есть, ты с ней не...
   -Нет.
   -Ошизеть можно! Тебе повезло, что я такая пьяная, а то бы обязательно вломила кое-кому за враньё!
   -Буду иметь в виду, но врать не перестану. Мы с тобой, между прочим, отвлеклись от полезной игры. Ответь-ка: отчего ты не носишь юбки и почему не любишь золото?
   -Фига себе вопросики... нет, с чего ты вообще взял, что я не ношу юбки? Иногда бывает. Сейчас я что, по-твоему, рыболовную сеть напялила? Но не в походе же, и вообще брюки удобнее. Под них, по крайней мере, не дует. Золота же не люблю, да. В виде украшений. Просто потому, что не выношу жёлтый цвет. А вот когда оно у меня в кошельке или в кармане - то обожаю, а уж когда у меня никто ничего не пытается украсть... да, вот что, кстати, - я наполнила кубок и вновь повернулась к собеседнику, - моя очередь. Ответь-ка, ты сможешь когда-нибудь простить Даэнара?
   -А за что мне его прощать?
   -Мне-то откуда знать? Я потому и спрашиваю. Неужели тут замешана большая любовь и ты сам хотел жениться на Риан?
   -Какая чушь! - возмутился вампир. - В тот раз на постоялом дворе я видел её впервые в жизни!
   -Тогда что он тебе такого сделал?
   -Ну, знаешь... нужна мне эта паршивая овечка! Надоело раз за разом прикрывать его задницу! Видишь ли, для Даэнара игра - это всё. Ещё он вор и мошенник. Но это полбеды, здесь он хотя бы ухитряется не попадаться больше нормы. Когда он берёт в руки карты, он становится неуправляемым. Как-то раз, ещё в совсем юном возрасте, он ухитрился проиграть мою лошадь каким-то проходимцам. Кажется, ему было всего одиннадцать. Верно, он на девять лет младше меня. Но вряд ли он с возрастом набрался ума.
   -А лошадь-то ты вернул?
   -Конечно. Правда, получил столько тумаков и затрещин, сколько не получал за всю предыдущую жизнь, но это того стоило. И, знаешь ли, больше о своём блудном братце я не скажу ни слова.
   -Хорошо, я-то что...
   -В знак примирения - выпьем на брудершафт?
   Я согласилась, хотя немного испугалась, что розовое вино закапает рукава платья. Дайн (вот за это ему спасибо) опередил мой возмущённый вопль и помог мне закатать их повыше. Я подняла кубок. Он тоже. И в тот самый момент, когда вожделенная влага почти коснулась моих губ, дверь распахнулась с адским грохотом.
   -Ты? Ты - с ней? Убью!!!
   На пороге стояла взбесившаяся Глористель в сбившемся набок платье. В её руке сверкал вчерашний кинжал. Внезапный порыв ветра захлопнул дверь за её спиной. Я едва не расплескала вино от неожиданности. Глористель истерически захохотала:
   -Убью обоих! - и двинулась к нам.

IX. Водные страсти

   Жена говорила великому мудрецу Сократу: "Опомнись! Ты погибаешь безвинно!", на что он ей возразил: "А ты бы хотела, чтобы заслуженно?"
   Насчёт этого есть ещё одна мудрость. Если виноватых нет - их назначают. Тогда покажите мне того умника, который решил, что во всём виновата я, а не американский президент! Потому что невинных не подвергают столь извращённой пытке, как вынужденное участие в третьесортном гибриде триллера и комедии. Для пущего эффекта не хватало только грозы, но природа явно не собиралась поддерживать сюжетную линию. Снаружи стоял тихий и тёплый вечер.
   -Убью обоих! Изменники! - визжала Глористель, размахивая кинжалом.
   -Дай-ка мне вино, - попросил Дайнрил, - а то ещё разольём ненароком. Вот так, мерси, мадам...
   Он осторожно поставил кубки на шкафчик и повернулся к мстительнице с самым заинтересованным видом. Сейчас что-то будет, факт! Я боязливо отодвинулась на самый край кровати. Она же психованная и к тому же сглаженная. Ещё платье порвёт, а оно мне так понравилось! Точнее, не само платье, а как оно на мне смотрится. Глористель восприняла мою тревогу за тряпки как трусость и выдала очередную порцию икающего ржания.
   -Умри! - заорала она и замахнулась.
   Опустить оружие ей так и не удалось. Дайнрил спокойно перехватил её руку в верхней точке параболы и вынул "заточку" из ослабевших пальцев психопатки.
   -Возьми, - вампир говорил так, словно дочери Хелека даже не было в комнате, - нам нечем резать хлеб. Кажется, его хорошо наточили.
   -Порядочно, - я проверила остроту пальцем, - что там хлеб, куриные крылышки разрежет. Как думаешь, куда его определить? В шкафчик для белья или воткнуть в бочонок?
   -Тролль его знает. Везде подойдёт. Лучше воткни в стену, будет удобно вешать куртки.
   Глористель тихонечко завыла. Только тогда Дайнрил обратил на неё своё царское внимание, будто впервые в жизни увидел. Даже с интересом. И то этот самый интерес был сродни тому, какой мы испытываем, увидев на кухне особенно жирного и здоровенного таракана.
   -Что мне ей сломать? - любезно поинтересовался он.
   -А-а-а! Убью! Всех убью!!!
   Глористель извернулась и чувствительно пнула меня в лодыжку. Выше ей было просто не достать, и то счастье. Для неё. Потому что она бы испортила платье, а от неё самой осталось бы мокрое место. Но и без испорченного платья было больно. Я поморщилась и предложила:
   -Сломай ей ногу. Она не сможет пинаться и заодно будет вынуждена валяться в кроватке дни напролёт. Подумай, как чудно.
   -А-а! Я же тебе дам власть... - голос Глористель превратился в сиплый шёпот. - Ты будешь зятем могущественного правителя. У моего отца есть земля. Много земли. Нет! Я всё сделаю! Убей её, убей эту рыжую ведьму! Ты никогда не пожалеешь об этом...
   -Я думаю, - великосветским тоном произнёс Энгрин, - лучше обе ноги. Так надёжнее.
   -Ты подумай...
   -Заткнись, - лениво приказал он.
   -Да, - согласилась я, - обе - это гораздо надёжнее. Я даже тебе помогу. Вон та доска, кажется, подойдёт.
   Дайнрил кивнул. Я встала и только примерилась взять запасной карниз, который стоял в углу, как вдруг в очередной раз проявился закон всемирного свинства. Снова открылась дверь, и на пороге появилась Ника.
   -Что вы делаете?!
   От неожиданности Дайнрил ослабил хватку, и Глористель, вывернувшись с грацией объевшейся анаконды, вприпрыжку выскочила в коридор, едва не сбив с ног свою невольную спасительницу. Ника настойчиво повторила вопрос.
   -Спасаем свои нервы, - буркнул Дайн, - и ведь сохранили бы их ещё лучше, если бы не твоё появление из ящика с сюрпризом. Можно узнать, почему ты здесь? Вроде бы у тебя были другие планы на вечер.
   -Тьфу, - она махнула рукой, - он оказался щенком. Весь вечер пел любовные песни, представляете? И не пытайтесь увиливать от ответа. Зачем вам этот карниз?
   -Да чтоб повеситься от безысходности, - вздохнула я, допивая вино.
   -Понимаю, что она ведёт себя, м-м, излишне назойливо, если не сказать неадекватно, но это не оправдывает грубой жестокости. Надо было вести себя потактичнее.
   Я возмутилась:
   -Моя ж ты радость! Знаешь, что такое такт? Меня ещё в школе научили. Такт - это умение растолковать гостям, что день рождения уже четыре часа как кончился. Извини, но я не обладаю подобным даром.
   -Есть ведь и другие методы! - настаивала Ника.
   -Есть, - Дайнрил задумчиво кивнул, - и очень распространённые в Приречье.
   -Только никакого гипноза! Это - аморально. Тем более, что вскоре мы будем на Благословенной Земле. А вы дали слово. Оно ничего не стоит? Не приведи Господь, я узнаю...
   -И что ты предлагаешь?
   -Бороться можно, но легально. Не более того. После Равноночия вы оба, кажется, растеряли остатки совести.
   Ника выплюнула в наш адрес несколько гномьих ругательств и, сочтя свой долг выполненным, вышла к себе, громко хлопнув дверью.
  
   Следующий месяц (я не вру) и Дайн, и я не раз вспоминали эти слова. Разумеется, в самом отвратительном смысле. Единственное, что можно вспомнить с радостью - это бал, о котором меня любезно предупредила Волосатая, и выражение лица Глористель, которая при папочке не могла ничего такого выкинуть. Остальные же дни... тролль бы побрал Никину совесть. Ещё у Марка Твена написано, что совесть - самый бесполезный орган в человеческом теле. Места занимает больше всех остальных, а проку от неё никакого, один только вред. Если уж мы растеряли рекомую совесть в Равноночие, нас можно было бы от души поздравить и закончить на этом разговор. Но, видно, Ника "Тома Сойера" не уважает, потому что всерьёз решила стать суррогатом совести. А так как она опять же взяла с нас слово, что мы не будем ни с кем не то что драться, но даже скандалить и ссориться, то попали мы, как говорится, между молотом и наковальней. Того не делай, этого не говори... и в итоге мы сидели в четырёх стенах и до отупения играли в карты. Загорать и то ходили только вместе - на марс, то есть на смотровую площадку на мачте. Правда, с погодой всё это время нам не везло, так что загореть не получилось... ну хотя бы воздухом подышали. Ника, конечно, оставалась довольна: теперь она могла без риска ходить в кают-компанию и слушать милые её сердцу байки о сражениях и прославленных эльфийских правителях. Так продолжалось до тех пор, пока я не допила бочонок ринтийского вина и не выбросила его за борт.
   Было теплым-тепло, небо - бездонно синее, солнце - яркое, как только что сорванный лимон, а волны играли всеми оттенками аквамарина. Вокруг - настоящий тропический рай, а я, стыдно сказать, сижу в четырёх стенах и наливаюсь алкоголем. Нет уж, с меня хватит! В конце концов, на календаре двадцать восьмое ноября, плывём мы на юг, в лето, а я даже не загорела. Южное полушарие - оно такое, там лето в декабре, а зима в июне. Ну что, маньяков бояться - бледной немочью ходить. Рискнём!
   Те из пассажиров, которым повезло не оказаться объектом внимания Глористель (было бы наивно подумать, что сглаженная княжеская дочка ограничится кандидатурой одного Дайнрила для компании), уже давно кайфовали в шезлонгах на палубе. Я выскользнула из каюты в топике и шортах - за недопустимостью откровенных купальников - и плюхнулась на свободное место. Ура! Конец моим мучениям!
   -Нельзя же так долго прятаться, родная моя!
   Я вскочила так, будто меня за мягкое место тяпнул шершень. Откуда этот Феркрист мог появиться, если я предварительно проверила горизонты? Он стал ещё слащавее, напыщеннее и приторнее, чем обычно. Похоже, психу надоело выжидать, и он решил перейти к активным действиям. Влипла...
   -Я давно слежу за тобой.
   -Да что вы говорите? - я выдавила из себя улыбку.
   -А ты всё прячешься, прячешься... но я тебя всё равно нашёл. Ты никуда от меня не скроешься...
   Его рука коснулась моей шеи. Примеряется! Твою маму через коленку! Я не стала дослушивать душевные излияния Феркриста, вскочила с шезлонга и попятилась.
   -Куда это ты собралась? - проворковал Феркрист.
   -Никуда. То есть к себе. Здесь жарко, у меня болит голова. Да! Очень жарко! Наверное, тепловой удар. Прощайте.
   -До свидания... хотя нет, может, тебя проводить?
   -Нет, я сама как-нибудь...
   -Я настаиваю. Мы могли бы поговорить... наедине.
   Остаток его фразы я не слышала, так как позорно сбежала с палубы. Маньяк-душитель на корабле сдвинутых на религии эльфов! Во сюжет для ужастиков! Нарочно не придумаешь. Я бежала до тех пор, пока не увидела одноместные каюты, влетела в первую попавшуюся дверь и едва не столкнулась с Дайнрилом, который вырезал кинжалом Глористель на стене какое-то крепкое гномье словечко.
   -Дайн, запри дверь, умоляю!
   Он без лишних разговоров выполнил просьбу и уселся на койку прямо передо мной.
   -Феркрист, - я не стала дожидаться вопроса, - думаю, что скоро я свихнусь от такой жизни!
   -Феркрист? Надо же! А где Ника?
   -Тролль её знает, но наверняка где-то поблизости. Слушай, я реально устала торчать в каюте. Может, если рассказать Нике, кто он такой, она освободит нас от этого дурацкого обещания?
   -И проголосует за то, чтобы отправить его поплавать?
   -Нет, вряд ли. Сколько можно быть такой упёртой? Это даже хуже осады Перекрёстка. Почему нельзя убить этого гада? Его же всё равно приговорили к смерти, я просто приведу приговор в исполнение. Так нет же, "на Благословенной Земле нет места лжи и насилию"! Иногда кажется, что Валинор - ад на земле...
   -Ну-ну, успокойся. Мне самому это всё не нравится.
   -Конечно, потому что мы с тобой в одной и той же заднице. К тебе клеится шлюха с отвратными зубами, а Феркрист спит и видит, как бы меня мочкануть. Душевный парниша...
   -А давай я убью обоих, а Нику мы поставим перед фактом. Past perfect. Время прошедшее завершённое.
   -А потом?
   -Спокойная жизнь.
   -Всерьёз рассчитываешь?
   -Никаких шансов?
   -Ноль. Она слопает нас живьём, не только тебя, но и меня за компанию. Надо что-то сделать. Но так, чтобы Ника ни о чём не узнала.
   -Идеи-то есть?
   Я пожала плечами. Он усмехнулся и откинулся назад на койку. Всё это мы уже проходили за этот месяц, и проходили не раз. И с тем же результатом, если принимать за результат его отсутствие. И после смерти мне не обрести покой...
   В дверь тихонько заскреблись. Дайнрил резко встал и выдернул из двери кинжал. Звук повторился.
   -Пароль?
   -Э-э, гм... я вас не понимаю. Извините, благородный, но я видел, как одна девушка зашла сюда.
   -Чего ты мелешь, пугало? Ты кого назвал девушкой? Нет здесь никаких девушек. Пшёл прочь, ты отвлекаешь меня от медитации.
   -Не врите, благородный. Она у вас. Почему вы её от меня прячете? Собрались придержать для себя? Нехорошо, благородный. Позвольте мне её забрать, и мы расстанемся друзьями...
   -Нужна мне твоя дружба, как аверта в грене! - вампир явно не был настроен миндальничать.
   -Позвольте мне просто увидеть её!
   Дайнрил сощурился, посмотрел на меня, и в голове полыхнул мысленный приказ: "Лезь под кровать!", нарушать который было бы несколько самонадеянно. В одну секунду я оказалась под койкой, не смея даже дышать. Убедившись, что я не стала спорить, он отвёл в сторону руку с клинком и рывком распахнул дверь.
   -Слышь, ты, чибис! Ты нормального языка не понимаешь? Напряги обмылки - нет здесь никого постороннего! А вот если я ещё раз увижу, что ты шастаешь поблизости, можешь сразу проститься со своим шнобелем. Улетишь с кормы на нос, как подбитый пингвин. Ну так чё, йулларх, дошло до твоей извилины или мне ещё раз объяснить?
   -Извините, но... мне п-показалось...
   -Вали вон, коровья лепёшка!
   Послышался звук удаляющихся шагов. Дайнрил выждал какое-то время, а затем закрыл дверь. Я поспешно вылезла на свет Божий и критически оглядела своего спасителя. Да уж, Феркрист ниже и гораздо уже в плечах, немудрено не испугаться. А учитывая то, что по случаю жары вампир расхаживал у себя в каюте без рубашки, надо признать, что вид у него вполне брутальный, особенно с "ножичком". Идеально! Если бы наезды в стиле "братков" помогали от всех подобных проблем!
   -А вдруг бы он не ушёл?
   -Ушёл бы. Все маньяки - трусы. Запомни на будущее, Риточка. Ко мне он теперь точно не подойдёт. Главное - не попадаться на глаза Глористель.
   -Точно! Если она увидит тебя в таком виде, вконец свихнётся от... скажем, любви.
   -Весёлое путешествие, верно?
   -Не то слово. Будто мы с тобой звёзды Голливуда, а эта парочка - фанаты номер один. Вот бы замкнуть их друг на друга! Мы бы разом избавились от них.
   -А почему и нет?
   Я нервно облизала губы. Дайнрил рассмеялся:
   -Я серьёзно! Самый что ни на есть легальный способ - и, может, единственный - решить задачку.
   -И как?
   -Глористель нужен - возьмём по максимуму - муж, а Феркристу, конечно же, его Дездемона. Нужно просто свести их вместе, и тогда, предположим, Феркрист убьёт Глористель, а Хелек в отместку прирежет Феркриста. Всё в норме, всё в ажуре, а при аварии никто не будет проверять, соответствует ли чисто трупов числу посадочных мест.
   -Тише ты! - я подбежала и зажала ему рот ладонью. Затем посмотрела ему в глаза и мысленно повторила: - Тише! А вдруг Ника услышит? Тогда мы точно покойники.
   -Из этого следует, что ты не против?
   -Можешь назвать меня безнравственной скотиной, но мне в самом деле глубоко плевать, что произойдёт с этой парочкой.
   -Замётано. Теперь, может быть, уберёшь руку? Нет, я не возражаю, но, кроме этого, есть и другие способы...
   Через несколько минут мы сидели на первой палубе, скрючившись за бочками с солониной. Мы готовились претворить в жизнь сляпанный на скорую руку план освобождения от "фанатов". План был прост, как телеграфный столб: написать каждому записочки от имени другого и таким образом пригласить на свидание. Нас охватил такой ажиотаж, что мы не стали даже переодеваться. Записка для Глористель была уже доставлена, а вот с Феркристом вышла накладочка. Он проживал в восьмиместной каюте (негусто у душителей с денежками-то!), и подложить страстное послание под дверь не представлялось возможным. Приходилось ждать парня в виде вопросительных знаков, дабы подловить Феркриста на пути "домой" и пульнуть в него "самолётиком" с приглашением на свидание. Вот только душитель-полукровка не торопился показываться на горизонте.
   Я поёжилась от некстати налетевшего ветерка и попыталась было встать, чтобы размять ноги, но Дайн тут же поспешил вернуть меня в исходное положение. Вскоре мимо прошёл эльф в красном плаще, а Феркрист так и не торопился осчастливить нас своей рожей.
   -Теперь-то можно встать? - проворчала я.
   -Не высовывайся.
   -Бли-ин... где носит этот гибрид улитки и индуса?
   -Терпение, терпение...
   -Хоть бы сработало! Я согласна даже на то, что они не убьют друг друга. Только покалечат... лишь бы отвяли. Ай-е! Нога затекла!
   -Сиди, я сказал. Осталось недолго.
   -Да сижу я, сижу. Только потом тебе долго придётся тащить меня домой на спине.
   -Напугала...
   -Серьёзно. Я не смогу вообще ходить, если не разомну ноги.
   -Ничего страшного. Можно подумать, у меня пупок развяжется...
   -Угу. Развяжется. Я даже тяжелее мешка картошки, просто выгляжу лёгкой, а на самом деле у меня кость тяжёлая.
   -Ну уж, скажешь тоже! Сказала блоха, что она квиярский слон! Не двигайся, я сказал! Так-то лучше.
   -А что такое "квиярский слон"?
   -Вот же любопытная!
   -Что, жалко сказать?
   -Ты никогда не видела слона?
   -В зоопарке. Даже целую семью - слон, слониха и слонёнок...
   -Так, значит, половину фразы тебе объяснять не нужно. А Квияр - это область на юге Приречья.
   -Враки! Приречье - оно... вона где! Белоозёрье и то южнее. Слоны не могут водиться так далеко к северу!
   -В Приречье особый климат. Влажно, даже сыро, а горы на айриэльской границе закрывают путь северному ветру. В Приречье даже жарче, чем... к примеру, в Тенде.
   -И что, там правда есть слоны?
   -Есть. Большие, не чета айрекским карликам. Ростом ладоней тридцать, а весят примерно тысячи три шфоров. В Квияре и прочих областях на них ездят, валят лес... в общем, ничего особенного.
   Ну и зачем было ломаться? Жалко было о слониках рассказать? Я пожала плечами. Всё равно Феркрист куда-то делся, так что ничего такого важного мы не упустили. А вдруг упустили? Может, он свалился за борт, и там его слопала акула? Вряд ли, это была бы слишком большая удача. А нога затекает всё сильнее, и этот противный ветерок никак не заглохнет! Нет, молчать больше не могу.
   -А что ещё водится в Приречье?
   -Злые кровожадные вампиры.
   -Эк ты загнул! Конечно, мой опыт общения с вампирами сравнительно маловат, но, судя по этому самому опыту, они не столько кровожадные, сколько упрямые, вредные и скрытные.
   -Я - неподходящий пример.
   -Что так?
   -Я жил там всего семь лет.
   -А как же Рантамбор? Помнишь, ты ещё Оддару рассказывал после драки с Важжаем?
   -Турне проездом. Приречье не меняется, и для того, чтобы быть в курсе событий, достаточно наезжать туда раз в двадцать-сорок лет.
   -Почему же ты уехал?
   -Меня не спрашивали, хочу я уехать или нет, - Дайн криво усмехнулся, - нос не дорос. Совет клана постановил, что мне дорога туда, куда и моей матери, вот и всё. Ты же адвокат и знаешь, что из себя представляет дело о разводе, особенно по воле родственников жены.
   -Но разве твои родители ничего не смогли сделать?
   -Когда я был ещё младше тебя, я тоже злился насчёт этого. Видишь ли, мать всецело зависела от деда и бабки, а они были суровых взглядов. Ещё бы! Воспитанная девушка, из хорошей эльфийской семьи - и такой мезальянс! Милая Вейя просто не могла им отказать.
   -А отец? А остальная семья?
   -Месяц спустя он погиб на войне с Империей.
   -Вот же лажа! - посочувствовала я. - Потом ты, наверное, от неприкаянности влипал в разные истории, а твоя мама жила с горем в душе?
   -Она? Не суди по себе. У тебя была семья, а у меня - клубок ядовитых змей. Нет, Риточка, ты эту дамочку не знала... и вечная хвала Тверди. Такого бы твоё чувство справедливости не выдержало. Впрочем, что касается историй, в которые я влипал, то здесь ты угадала. Что же до дражайшей родительницы, то она вышла замуж во второй раз - за того, кого ей выбрали дед и бабка, родила Даэнара и жила счастливо, хотя не скажу, чтобы очень долго. Сорок с лишним лет - маловато для вечного брака. Зато умерли они вместе с моим любящим отчимом. Вейя так и не удосужилась научиться плавать и утонула при разливе реки Марани. Вот тогда и закончился осёдлый этап моей жизни.
   -Мне... жаль, что я заставила тебя это вспомнить. Прости...
   -Не стоит.
   -Но...
   -Да что ты переживаешь, сестра милосердия? Ещё раз повторяю - у нас с тобой разные понятия о счастье. Я всё равно её почти не видел. Вейя меня терпеть не могла, потому что была уверена, что я - Тёмный. А разочаровывать её не хотелось. После возвращения в Северный Айриэль она стала настоящей ханжой.
   -И всё равно. Прости меня за бестактность.
   -Да ладно! - Дайнрил ободряюще потрепал меня по плечу. - Говорю же, меня это вполне устраивало, да и сам я вовсе не был идеальным ребёнком. Скорее - неидеальным...
   -Представляю, что будет, если мы по закону подлости вдруг всех их встретим там, в Валиноре!
   -Не встретим.
   -Ты так уверен?
   -Более чем. Видишь ли, когда мне ещё не стукнуло и шестидесяти, одна лесная жрица - не буду уточнять обстоятельства, при которых мы встретились и как проводили время... эта жрица очень любила религиозные байки, точь-в-точь наша Ника. Один раз я у неё от глупости спросил, попаду ли я в Валинор после смерти.
   -И?..
   -Мне посоветовали "закатать обратно".
   -Правда? - фыркнула я.
   -Она самая. Жрица сказала, что туда попадают души только истинных Перворожденных, тех, кто своими глазами видел Благословенную Землю. Остальным же прямая дорога в западные Врата - или в могилу, в зависимости от того, куда доберёшься раньше.
   -Прылестно...
   -А учитывая, что и в Приречье, и в Северном Айриэле до моих родителей, а тем более меня, жили по десять-двенадцать поколений предков... ты понимаешь, сколь велики их шансы оказаться Перворожденными. Стоп, хватит о генеалогии, вот и птичка летит!
   "Птичка" действительно приближалась, правда, назвать это полётом язык не поворачивался. Феркрист просто шёл, причём не ахти как грациозно. Проклиная своё любопытство и до кучи рассеянность, я приподнялась над бочками и запустила влюблённому самолётик аккурат в затылок. Затёкшая нога мигом заныла, я едва удержалась от крика, прокусив губу до крови. Феркрист, хвала Силам, ничего не заметил и развернул послание, вздрогнул и быстро-быстро пошлёпал в свою каюту. Лишь когда за ним захлопнулась дверь, я позволила себе застонать. Лёгкий всплеск Силы Ветра заживил прокушенную губу, но о том, чтобы встать, не было и речи.
   -Пойдём, - Дайнрил обхватил меня за талию и, недолго думая, взлетел, - всё, что зависит от нас, мы сделали. Я заслужил приглашение на кубок вина?
   -Заслужил, - я вымученно улыбнулась.
   -Большое спасибо.
   -Но, кажется, ещё рано пить за успех.
   -А за удачу?
   -М-м... нет.
   -Тогда полный вперёд. Тем более, что на самом деле начинает холодать. Намёк понятен? Не было бы дождя...
   По прибытии в каюту я первым делом натянула штаны и рубашку, чтобы хоть немного согреться. Дайнрил тоже оделся по всей форме - к сожалению, забыл причесаться. Я торжественно разлила по кубкам арганатское зелье и вручила порцию сообщнику.
   -Ну, за удачу! - рявкнула я, подражая киношному генералу.
   Следующий кубок мы уже наполнили не вином, а грогом - нагретое до шестидесяти пяти градусов травяное винище лучше всего назвать именно так. Оказалось, я продрогла больше, чем показалось сначала. Потом пришлось завернуться в одеяло и в таком виде снова играть в постылые карты. Дайнрил ехидно предложил стрип-покер наоборот, то есть на одевание, но я была не в том состоянии, чтобы поддаваться на провокации.
   А чуть позже мы поняли, что погода вносит свои коррективы во все замечательные планы. Надежды вампира сбылись, дождя не было. Вместо него разразился настоящий шторм, с громом, молниями и волнами величиной с пятиэтажный дом. Корабль швыряло... даже не как щепку, а как люльку из аттракциона "Серфинг". Были моменты, когда "Лоссэ" вставал практически вертикально относительно воды, и я сжималась в комочек, представляя, что сейчас всех нас раздавят тонны солёной воды. Но пока Уходящим, и нам вместе с ними, везло, и "Лоссэ" вновь вставал как положено.
   И тут раздался истошный стук в дверь. Я впустила промокшую до нижнего белья Нику. Её глаза сверкали от предвкушения... тролль знает чего.
   -Вы видели?!
   -Нет, мадам, - усмехнулся Дайнрил, - вы почтили визитом районное общество слепых. Всё же хорошо, что на полу нет ковров.
   -Дайн, успокойся, пожалуйста! - завопила Ника, хотя ей не помешало бы выполнить её же предписание. - Это настоящий шторм!
   -Поздравляю, - усмешка стала ещё ехиднее, - мы отметим это в ежедневнике. К сожалению, у нас нет при себе бутылки шампанского, чтобы отметить столь выдающееся событие.
   -Шторм! Да как вы не понимаете! Капитан Брагол сказал, что возле Валинора всегда штормит!
   -Коне-ечно. Ты выпей ещё два литра вина, и тебя так будет штормить - мало не покажется. Кстати, интересно, откуда сам Брагол это знает. Уж не второй ли это рейс старого морского волка?
   -Мы скоро будем на Благословенной Земле!
   -Если до того не обнимемся с рыбками.
   Ника махнула рукой, налила себе вина и выпила одним махом. С её волос и одежды капала вода, и на полу уже образовалась порядочная лужа. Но ревнительницу эльфийской старины это не смущало. Её просто невозможно было удержать на месте.
   - Неделя! По самому пессимистичному прогнозу!
   -И что?
   -Это же клёво! Я всю жизнь мечтала там побывать! Здорово! Я увижу Альквалондэ и, может быть, даже Фиримара, и даже... ой!
   Знаю, знаю, как это больно. Сама не раз прикусывала язык. В следующий раз не будет трещать, когда море играет с "Лоссэ", как младенец с погремушкой. Мы так и не узнали, кого ещё Ника рассчитывает встретить в Валиноре - может быть, всё-таки Клейтаса? Хотя на это (в смысле - на это желание Ники) надежды мало. Хорошо если не персонажей из "Властелина колец". Кстати, "властелином колец" после зимней олимпиады 2002 года в прессе теперь называют американского президента Буша-младшего, того самого, что спит в сапогах и постоянно жуёт жвачку.
   Выпив ещё чарочку, Ника вновь заговорила, но на сей раз тема для разговоров была куда ближе к реальной жизни.
   -А знаете, какую штуку я видела?
   Мы синхронно пожали плечами (Дайн - из вежливости).
   -Ни за что не догадаетесь. Ваши "лучшие друзья", Феркрист и Глористель, они... это вообще пипец! Они сговорились!
   -Ты ничего не путаешь? - осторожно спросила я.
   -Вот не расстройся! Ничего, говорю как есть. Сама видела. Они заныкались в какой-то тёмный угол, ну чисто крысы. А я их увидела и решила послушать, о чём это они толкуют.
   -И о чём же?
   -Я что говорю-то? Пипец! Сговорились против вас. Они же, эти Глористель и Феркрист, вовсе не кретины. Видят, что вы всегда тусуетесь вместе и потому им вас не достать. Поэтому они тоже решили поработать вместе. Двух Бобиков одним камнем. Вот какие финты любовь выделывает! - добавила она несколько мечтательным тоном.
   -Любовь? - скептически переспросил Дайнрил.
   -А что же ещё? Они оба по уши втрескались в вас, идиотов. Насчёт Глористель я ещё могу понять. Дайн у нас известный привереда, а девочка избалованная, сглаженная, невоспитанная, и зубы... но ты, Рита! Чем тебе Феркрист не угодил? Не урод, образованный, вежливый - не то что некоторые - и влюбился в тебя с первого взгляда.
   -Надо меньше общаться с Лизой, - процедила я.
   -При чём здесь Лиза?
   -Ну-ну... только она могла бы назвать вежливым и симпатичным полукровку-душителя.
   -Как это - душителя?!
   Дайнрил скривился:
   -Ты что же, почти специалистка в юриспруденции и не знаешь такого слова? Маньяк - то есть одержимый маниакально-депрессивным психозом, поясняю для непонятливых. Видишь ли, мы с Ритой не захотели портить тебе круиз... и, откровенно говоря, не рассчитывали на твоё понимание.
   -Он сбежал из камеры смертников, - добавила я, - а меня любезно выбрал новой жертвой. Сегодня еле ноги от него унесла.
   -Этого не может быть!
   -Тебя просто лоханули, подруга!
   -Как вы узнали?
   -Напомнить, как? - Дайнрил фыркнул.
   -О, Боже! Я и забыла, что ты телепат... нет, ты серьёзно?! Это значит, что за Риткой охотится серийный убийца?!
   -Угу, - я кивнула, - убийца, которого ты уже больше месяца назад настоятельно посоветовала не трогать. И теперь, твоими молитвами, у него появилась сообщница.
   -Что же делать? Мы - не суд. Нет, я не врубаюсь. Мы не имеем права его убивать! Но он же...
   -Подожди! - вдруг осенило меня. - Только убивать?
   -Да, но...
   -Тогда в чём проблема? Его можно нейтрализовать до конца всего "круиза", и он останется жив, когда мы сдадим его валинорскому правосудию. Тебя это устраивает? Возможно, он будет не очень здоров, но тем не менее жив. Правда, мне потребуется небольшая помощь с твоей стороны.
   -Какая же?
   -Во-первых, освободи меня от обещания. Во-вторых, топай в свою каюту и не мешай!
  
   Этой ночью я не стал запирать дверь, а просто легла полностью одетая и натянула одеяло до шеи. Дайнрил таки утащил Нику в каюту и самолично погасил светильник, дабы я не утруждалась блужданием в темноте по тесной комнате. Ждать долго не пришлось. Не прошло и часа, как в дверь заскреблись.
   Я зажмурилась. В течение какого-то времени придётся руководствоваться одним слухом.
   Заскреблись сильнее. Вдруг "Лоссэ" тряхнуло, и дверь с грохотом распахнулась. Раздался приглушённый рык. В комнату мягко прошлёпали и закрыли дверь с моей стороны. Затем шаги приблизились вплотную к койке, и голос Феркриста произнёс:
   -Вот и я, родная. Я пришёл к тебе. Ты, наверное, заждалась? Проснись, милая, мы никогда больше не расстанемся. Никогда!
   В эту минуту мне показалось подходящим широко распахнуть глаза и завизжать.
   -Никто не услышит, - приговаривал Феркрист, - никто не придёт и не помешает нам. Здесь только я и ты. Я - и ты, - его руки медленно тянулись ко мне, - Я слишком долго ждал этой минуты. Скоро ты станешь совсем моей, но сначала я должен тебя обнять...
   И тогда я выстрелила в него боевой молнией. Вопреки расхожему мнению, молния убивает далеко не всегда, особенно если это контролируемый разряд. Честно говоря, сначала было очень сильное искушение одним махом отправить гада к троллю, а Нике - сказать, что "ошиблась маленечко", но потом я справилась с собой и приложилась исключительно так, чтобы обжечь ему лапы и чуток подварить почки. Когда он очухается, будет буквально кипятком писать, но это не помешает гражданину Феркристу прожить долгую и счастливую жизнь - конечно, счастливую - в его понимании, и то пока его не сцапают рядом с трупом очередной "Дездемоны".
   Феркрист шлёпнулся на пол. Я вскочила и потащила психа за ноги к двери, туда, где стоял заранее приготовленный сундук. В крышке я даже просверлила дырки, чтобы болезный ненароком не окочурился от недостатка воздуха. Так, замечательно: лежит, родимый, в сундуке, осталось только захлопнуть крышку для завершения натюрморта. Первый готов. Теперь желательно вытолкнуть сундук в коридор и запихать означенный сундук между двумя опорными стойками, дабы маньяка ненароком не смыло за борт. А это было уже труднее, потому что дождь лил так, будто у кого-то на небесах случился энурез. Наконец я догадалась устроить вокруг себя защитную силовую сферу (вроде той, с которой я спускалась на дно озера), и с тех пор дело пошло на лад. оставалось доложить совестливой Нике о результатах проделанной работы.
   -Он не умеёт от голода? - сразу спросила она.
   -Ты ж сама говоришь, до Валинора осталось всего ничего. Если что, буду кормить два раза в неделю. Что же до сортира, извини за грубость, туда выводить не буду. От обгаженных подштанников, знаешь ли, ещё никто не загнулся.
   -Хорошо, хорошо, будь по-твоему. Я понятия не имела, что Феркрист - маньяк-убийца!
   -И некрофил, - добавила я мстительно.
   Что ж, пусть личико у Ники скривилось, как после недозрелой хурмы, зато угроза с её стороны почти полностью нейтрализована. Я победно посмотрела на Дайнрила. Он мягко улыбнулся:
   -Поздравляю. Риточка, видела бы ты себя... но сейчас нужно что-то сделать с этим штормом, пока наша резная и, без сомнения, красивая скорлупка не отправилась на свидание с ракушками. Примета - Ника, не ты ли об этом говорила? - уже замечена и правильно истолкована, будет жаль, если приплывать в Валинор станет некому. Пора и честь знать.
   -Знаешь, - я глубоко вздохнула и таки набралась смелости посмотреть в глаза Энгрина (и втайне передёрнуться от ответного взгляда кровососа), - я не уверена, что смогу разогнать такие плотные тучи. Наверное, нужно разозлиться или что-нибудь в этом роде...
   -Зачем? Есть и другой способ, - вампир устало, но вежливо улыбнулся, словно я была ребёнком месяцев двух от роду.
   -Какой же?!
   -Объединение.
   -Это как в Перекрёстке? А что... Может, и сработает! Давай прямо сейчас и попробуем. Объединение сил, я имею в виду, - поправилась я, вовремя заметив плотоядную усмешку Дайна, поймавшего меня на не такой уж и очевидной оговорке.
   -Через потолок? - Дайнрил ещё раз фыркнул. - Посмотрел бы я, как ты швыряешь молнии по ни в чём не повинным доскам. Нет уж, спасибо, я сначала схожу в свою каюту за плащом.
   -Лично я остаюсь здесь! - заявила Ника. - Спать хочется. Я вас обоих разбужу рано утром, и чтоб без ухажёров и прочих проституток! А то я вас не знаю! Два кота дворовых. Точнее, кот и кошка. Короче, я предупредила. Только друг с другом, если вам так приспичит!
   -Пожалуйста, как знаешь. Идём, Рита.
   Мы почти одновременно плюнули (видимо, каждый из нас представил себе эту картинку), вышли из каюты и сразу попали под проливной дождь. Хорошо ещё, что топать недолго, потому что Дайн ненавязчиво попросил экономить Силу Ветра до решающего момента. Наконец мы добрались до вампирской каюты. Я зашла внутрь не за компанию, а из-за дождика (как бы потом не хихикали некоторые несознательные элементы) и сразу же увидела такое, от чего моя челюсть едва не стукнулась о пол. Нет, дело даже не в качке. Просто на кровати Дайнрила возлежала Глористель в позе, более характерной для порнозвезды, чем для эльфийской принцессы. Из одежды на ней были только серьги, а неподалёку, на тумбочке, стояла аромалампа, из которой тянуло вовсе не безобидным мандариновым маслом, а самым плебейским "буршем". В носу защипало, и я поскорее отодвинулась к стенке, стараясь дышать через раз. Хороша ж я буду под кайфом, бр-р!
   -Иди сюда, дорогой! - промяукала девица, нанюхавшаяся бурша на всю оставшуюся жизнь. - Если ты хочешь и с ней, я не стану возражать. Вы мне оба нравитесь...
   -Ника не видит? - деловито поинтересовался вампир.
   -Ни тролля, - подтвердила я.
   -Тогда... - за какую-то треть секунды он ухитрился обездвижить Глористель, с шумом втянуть в себя изрядный клуб дыма (если на него и подействовало, то по нему это было не видно) и вновь принять позу скучающего бездельника. - Где там твой сундук? Думаю, в нём вполне хватит места для двоих.
   Пришлось согласиться, что хватит, а то неизвестно, как поведёт себя кайфующий кровосос. В конце концов, мы же собирались устроить ребяткам любовное свидание, зачем же пренебрегать столь замечательным поводом? Что же до благородной эльфийской девы и по совместительству ходячей совести, то Ника тоже не будет возражать - кто ж ей об этом скажет?
   Теперь, когда занозы из задницы были вытащены, можно и приступить к главному действу. Ясно, что всех туч не разогнать даже с применением пресловутого "объединения", но ведь нас беспокоит отнюдь не отсутствие загара (поздно уже его нагуливать), а угроза пойти ко дну вместе со всей скорлупкой и запасами вина (а это уже святотатство). Из этого следует, что объединённый поток двух Сил надо направить в самое сердце атмосферного фронта, чтобы стих ураган и по возможности дождик. По моим прикидкам, толщина облачного слоя составляет больше десяти километров. Немало, но для циклона это не предел. Всё равно очень много, но попытаться стоит.
   Но сначала надо отпустить Силу. Дайнрил решительно приложил свою ладонь к моей, и я вновь ощутила знакомое покалывание. Так... а теперь вот так. На счёт три - туманом по тучам...
   Чпок!
   Ветер бешено загудел. Ещё один залп, сильнее предыдущего. Нас подбросило на гребне самой здоровенной волны, которую мне только доводилось видеть за всю жизнь. Корабль ещё раз зверски тряхнуло и завертело волчком. Удержаться на ногах... третий залп. "Лоссэ" ухнул в яму под углом в пятьдесят градусов. Четвёртый. Есть! Циклон в последний раз глухо заурчал и рассосался. Слева от нас прошёл водяной смерч и, тихо шипя, распался на водяную же пыль, которая постепенно осела назад в море.
   -Мы это сделали! - воскликнула я и ни с того ни с сего опустилась на колени. Твою мать, а выматывает это всё-таки...
   -Поздравляю, - Дайнрил, чуть заметно улыбаясь, помог мне подняться, - а будто могло быть иначе? Пойдём-ка баиньки. Если ты помнишь, Ника только что угрожала нам обоим ранним подъёмом.
   -Такое и захочешь, да не забудешь. Спокойной ночи, что ли?
   -Должен ли джентльмен желать даме спокойной ночи, если спокойной ночи дама не желает?
   -Откуда тебе знать, ведь ты - не джентльмен?!
   -Потому и спрашиваю. До завтра.
  
   Наверное, Ника поставила будильник на телефоне, потому что заколотила в дверь (вернее, в обе двери сразу, благо расстояние между ними как раз в размах рук) ровно в восемь утра. Вскоре к её стуку прибавился второй, не оставляющий сомнений в том, что, стоит мне чуток замешкаться, и дверь влетит в каюту вместе с замком и косяком. Только тогда я, вздыхая и склоняя Нику по матушке и по батюшке тоже, вылезла из тёплой постельки, чувствуя, что после вчерашней веселухи для отдыха требуется как минимум дополнительные сутки. А чем ещё объяснить тот факт, что аж кончики пальцев покалывало? Не иначе как от стресса, вашу маму!
   -Уже встаю! - заорала я. - Ради здравого смысла, прекратите этот кошмарный шум!
   -Открывай дверь! - отозвалась Ника. - Посмотри, какое чудесное утро!
   -Ща волосы высушу...
   -Открывай, на ходу прошпаришь!
   Как только я повернула ключ, из-за порога высунулась Никина рука и за шиворот вытянула меня наружу.
   -Н-да, - протянула я, обозревая окрестности. - Утро и вправду, гм, чудесное...
   Небо горело интенсивным малиновым светом. Невозможно было даже догадаться, где примерно находится солнце. Казалось, его и нет вовсе. Это, кстати, вполне вероятно, при такой-то красотище... Море размеренно плескалось в борта "Лоссэ", создавая впечатление, что поблизости играет странная музыка. Усыпляющий, красивый ритм, слушать который можно было очень и очень долго. И лишь порыв ветра напомнил мне, что волосы лучше всё-таки высушить. Пару секунд спустя можно было уже возвращаться к созерцанию диковинной картины окружающей природы.
   -Это Валинор! - благоговейно прошептала Ника. - Уже сегодня мы увидим Альквалондэ...
   -Надо же, как вовремя, - фыркнул Дайнрил.
   -У меня даже пальцы колет от предчувствия...
   -Как? - изумилась я. - И у тебя тоже? Ну и шиза! Век живи - век лечись. Я-то думала, что это всё от нервов.
   -Я так и предполагал, - загадочно пробормотал вампир и вдруг оживился. - Какая встреча! Капитан Брагол! Позвольте поинтересоваться, отчего вы - здесь, когда вам полагается быть на мостике?
   -Нечего там делать, - прорычал "морской волк". - Корабль неуправляем, а компас взбесился.
   -Взбесился? Отчего же?
   -Понятия не имею. Стрелка скачет, как ошалелая. Никак не возьму в толк, что происходит. Хуже того, якорь вдруг прилип к гравюрам рядом с цепью...
   -Эти гравюры, полагаю, железные?
   -Нет, стальные. Лучшая сталь в стране.
   -Магнит! - догадалась я. - Вокруг сильное магнитное поле! Вот почему рехнулся компас! Это, кстати, объясняет и цвет неба. Никогда бы не подумала, что такое возможно где-нибудь, кроме полюсов!
   -Но магнитное поле не объясняет... да, если... возможно... - пробормотал Дайнрил.
   -Говори нормально, клыкастый!
   -Почему у всех колет пальцы?
   -Небось от радости.
   -Нет. Сдаётся мне, тут дело в другом. В более материальном, чем эмоции, и не менее смертоносном... Тащи сюда свой счётчик Гейгера.
   -Радиация?! Стоп! Откуда?.. Так это ты подложил мне в сумку эту штуковину?! На кой, твою маму?
   -Хотел измерить ущерб от уранового месторождения на границе Деллари и Дершата. Вылезло, понимаешь ли, наружу после оползня. Кхарто думает, что именно потому у тамошних орков начался лавинообразный рост мутаций. Но сейчас твой счётчик нужен для другого. Тащи!
   Я закрыла, наконец, рот и прыжками помчалась к каюте. Нужный приборчик нашёлся почти сразу, создавая впечатление, что Дайнрил уже не раз копался в моём багаже. Ну да ладно, разборки будут впереди. Дайн нетерпеливо вырвал штуковину из рук, и его брови плавно поползли вверх. Я вскочила на балку и заглянула через его плечо. На экранчике мигали цифры "870 мР/ч". В обычных условиях, в комнате, то есть, этих микрорентген в час всего десять-тринадцать. А это... это - смертельно опасный уровень. По идее, все присутствующие уже давно должны были бы валяться покойниками в уголочке. А вот не валяемся! Тролль знает что!
   -В августе сорок пятого я был в Нагасаки, - тихо произнёс Дайнрил, - и остался жив, хотя находился в зоне высшего риска. Я и тогда не мог понять, что происходит, и теперь не понимаю.
   -Ты остался в живых даже тогда, когда тебе почти отрубили голову, - напомнила я.
   -Не только. Клейтас - не болотный эльф, но в Нагасаки его занесло вместе со мной. Он тоже, как ты понимаешь, не умер.
   -То есть?
   -Тот же эффект. Объясняю для непонятливых.
   -Ошизеть можно, - я нервно рассмеялась, - ничего, когда-нибудь да сообразим, где собака порылась. В крайне случае, будем светиться в темноте. Чего зря голову ломать? Авось и пронесёт. Пойдёмте лучше завтракать, а то от всего этого только желудок урчит!

X. Альквалондэ

   Небо цвета ягодной газировки чаще всего видят алкоголики и наркоманы, причём не только небо, но и слонов того же цвета. Однако сии асоциальные элементы редко видят одно и то же, ощущения сугубо индивидуальны, к тому же, как говорила мама дяди Фёдора, с ума поодиночке сходят, это только гриппом все вместе болеют. Зная это, можно порадоваться за свою стойкость и квасить дальше. Но, честно говоря, это уже порядком надоело - за месяц-то с хвостиком!
   Отныне можно было без опаски выходить на палубу, где безвылазно торчали все остальные пассажиры "Лоссэ". Я сидела не просто так, а с ручкой и блокнотом, потому что все эти впечатления забудутся, а возвращаться к Кхарто с пустыми руками и мозгами, "однако, стыдно, командира". Конечно, естествоиспытательница из меня та ещё, но за неимением прочих кандидатур записываю то, что вижу. Может, потом попробовать себя в ремесле акына? Как там акыны поют? "прошёл один верблюд, прошло два верблюда"... Скукотень! Любой из этих, с позволения сказать, творцов мигом получил бы Букеровскую премию, кабы хоть раз увидел то, что видели все (ну, за редким исключением вроде пассажиров сундука) пассажиры "Лоссэ". Верблюды, тьфу!
   Вот, например, летучие рыбы. Казалось бы, ничего особенного, многие видели эту прелесть. А вот и не угадали! Во-первых, эти рыбки отличались нехилыми размерами, метр с гаком в длину и толщиной с руку борца-сумоиста. Во-вторых, их хвост больше напоминал аналогичную часть тела бобра, а вовсе не рыбы. В-третьих, летали они так здорово, что частенько перескакивали через корабль, задевая жабрами зазевавшихся пассажиров. И, в-четвёртых, рыбы были трёхглазые. Два глаза, как и положено, по бокам, а третий гордо смотрит в небо с макушки. Впрочем, учитывая уровень забортной радиации, это не удивляет. Удивляет другое: как у них ещё щупальца не выросли?
   Я поспрашивала у окружающих, как называется живность, но вразумительного ответа так и не дождалась. Естественно! Видят её впервые в жизни. Я сфотографировала рыбку на фотокамеру в телефоне и исписала несколько листков в блокноте. Пусть Кхарто по возвращении напряжёт извилины и как-нибудь окрестит чудного морского обитателя (про себя я уже называла его "трёхглазый летунчик" - воображение подводило). Или вот ещё - жуки-хамелеоны (ещё один ляп со стороны моего воображения). Данные насекомые (а насекомые ли?) настолько лёгкие и маленькие, что не нуждаются в твёрдой почве, наверное, и яйца откладывают прямо на воздух. Их легко увидеть даже на большом расстоянии, потому что живут они в огромных колониях, по нескольку сот тысяч особей. Хамелеонами я их назвала потому, что вся колония, повинуясь какому-то жучиному велению, непрерывно меняет цвет, сияя, как новогодняя гирлянда.
   Помимо живности, природа подготовила зрителям и другие чудеса. Про небо уже говорили и даже выдвинули гипотезу, отчего оно стало, гм, не голубым и зелёным... Северное сияние - в общем, отражение фиг знает чего от заряженных частиц атмосферы. Однако фигурные смерчи - явление слишком странное, чтобы объяснять его банальными заряженными частицами.
   Да, смерчи были и действительно выглядели гротескно. То мимо пронесётся шар с "носиком", то конус остриём вверх, то большие "песочные часы" - и так до бесконечности. Фотографировать их (проще уж звёзды - по одной) было бы глупо, поэтому пришлось ограничиться словесным описанием. Правда, делать это было немного сложновато, потому что каждый раз, когда такой смерч проносился поблизости от "Лоссэ", корабль начинало трясти, как эпилептика со стажем. Ещё один аттракцион "выживание"? Несколько раз, когда смерчи засасывали воду из-под днища, "Лоссэ" падал вниз метра на четыре, а затем плюхался в воду до самых бортов, обрызгивая тех, кто по глупости своей подошёл слишком близко. Меня очень заинтересовало, почему в воронку не втягивает сам корабль, но жители Нурекны не очень-то и разбирались в природе смерчей вообще и этих, фигурных, в частности. Единственное, что они знали по этому поводу - то, что такую красоту можно вызвать при помощи магии. Нечего сказать, просветили!
   Записки натуралиста захватили меня настолько, что я только и делала, что водила ручкой по бумаге, до тех пор, пока меня не окликнули Ника и Дайн. Ника, кстати, сообщила, что всерьёз беспокоится о моём здоровье (о своём бы побеспокоилась), потому что я пропустила и обед, и ужин, и теперь могу попрощаться и с морвисом, если в самом скором времени не брошу пачкать бумагу.
   Есть, конечно, хотелось страшно, но как раз в тот момент жуки-хамелеоны выстроились французским флагом, и я попросила Нику принести хавчик на палубу (если её, конечно, не затруднит). Ника обозвала меня нехорошим словом. Я пообещала по возвращении в Айреку презентовать ей шоколадку или бутылку ликёра "Малибу" - на выбор, и она всё же смягчилась и согласилась помочь и мне, и Кхарто - до тех пор, пока у неё самой хватит терпения.
   Пока Ника ходила "по жратву", Дайнрил уселся верхом на бортик, загородив весь вид, и принялся обзываться самым мерзким способом из своего арсенала. Ему явно было весело, и он постарался хорошенько испортить мне настроение. Я отложила блокнот в сторону и стала доказывать, что думать тем местом, которым думает он, вообще-то не принято, даром что там есть извилины. Хорошо, одна извилина, но присутствует же! За этой самозабвенной перепалкой ни один из нас не заметил, как вернулась Ника.
   -Опять ссоритесь? - нахмурилась она.
   -Мы просто разговариваем! - возразила я и сразу набросилась на рисовые блинчики. - Кто ссорится? Остынь, девочка!
   -А выглядит это совсем не как разговор.
   Дайнрил пожал плечами и откинулся назад, держась за бортик только пряжками сапог. В тот момент кораблик как раз рухнул вниз, и вампир появился из-за водяной стены вымокший до нитки и с улыбкой до ушей. Я сразу захотела повторить его трюк.
   Возможно, Ника бы продолжила свою лекцию на предмет хорошего поведения в обществе, но тут, на счастье, появился князь Хелек, весь такой потерянный, даже смотреть неприятно. И направлялся он именно в нашу сторону. Дайнрил изучающее посмотрел на меня, и его улыбка стала ещё шире.
   -Простите, благородные, за беспокойство, но... вы не видели мою дочь, Глористель?
   Я расхохоталась:
   -Светлейший, если бы ваша дочурка шлялась поблизости, нас бы тут давно-давно не было.
   -Понимаю, - вздрогнул Хелек, - я немного избаловал дочь, она... могла нагрубить. Я никогда ей ни в чём не отказывал, а потом - этот ужасный сглаз... Возможно, она вела себя несколько...
   -Назойливо, - услужливо подсказал Дайнрил.
   -Да. Наверное, вы правы. Глористель слишком самоуверенна. Но... Куда она могла пойти? Её никто не видел со вчерашнего вечера!
   -Ваших лап дело? - грозно встрепенулась Ника.
   Мы переглянулись. Говорить или не говорить? Хелек не производит впечатления опасного противника, что бы там не болтала Волосатая. Но кто его, сердешного, знает? Наконец Дайнрил ответил:
   -Каюсь, виноват. Видите ли, князь, ваша милая и, не сомневаюсь, добродетельная девочка вчера явилась голой в мою каюту с совершенно очевидными намерениями, которые она не замедлила озвучить. Нет, конечно, я отнюдь не муатийский монах, но предпочитаю делать выбор сам. К тому же, некоторые анатомические особенности вашей дочери отнюдь не способствуют такому выбору. Поэтому я нейтрализовал её до тех пор, пока не появится возможность оказаться от неё дальше, чем на длину корабля. Не волнуйтесь, князь, Глористель жива, но ради психического здоровья окружающих не скажу, где она находится.
   Это он мощно задвинул, внушает! Я, конечно, предполагала, что он так умеет, но одно дело предполагать, а совсем другое - видеть своими глазами. Особенно про анатомические особенности... ведь жуткого вида зубы - не единственное, чем наградил эту эльфийскую деву нехороший чёрный маг. Я же вчера видела её, так сказать, а-ля натюрель, поэтому могу сказать совершенно точно, что у Глористель ногти на ногах жёлтые, лопатообразные и больше похожи на расплющенные когти (вот уж кому подошла бы привычка порноактрис всегда оставаться в туфлях), а ещё ножки у неё были... хм, так поётся в одной песенке группы "Красная Плесень". Весьма подходящая песенка. "И тут ко мне с обложки журнала "Крокодил" подходит пара ножек - ух, я бы их побрил!" В принципе, если Глористель не улыбается, носит туфли и вовремя удаляет с нижних конечностей излишнюю растительность - её можно продолжать считать красавицей, и многие женщины так и делают (иначе почему так много рекламируют всякие там эпиляторы, скажем?). Но вернёмся к нашим баранам. Хелек это всё наверняка знал. Не такой же он кретин, чтобы хлопать ушами по ветру. Он одарил нас взглядом эльфа, познавшего почти все земные страдания, и тихо пробормотал:
   -Не ожидал от Глористель такой настойчивости. Дома она старалась вести себя чуть сдержаннее. И не надо рассказывать мне сказки о её добродетелях, я прекрасно знаю, что это не так. Собственно, поэтому я и взял её с собой на Запад, иначе она пошла бы по рукам через месяц-другой. А так есть хоть какой-то шанс снять этот проклятущий сглаз... вы только скажите, где моя дочь. Обещаю, что запру её в каюте до самого Альквалондэ.
   Дайнрил оставался непреклонным:
   -Вы не хуже моего знаете, что она сбежит при первой возможности. Сколько раз вам приходилось прятать её от правосудия? Нет, князь. Я обязательно скажу вам, где она, но не раньше того момента, как мы ступим на валинорскую почву.
   Хелек молча кивнул и удалился. И это - всё? Я-то рассчитывала на скандал с угрозами, сотрясением мощей и криками "караул". Впрочем, то же самое грозит и со стороны Ники, и вот тут-то картинной позой и умными словами не отделаешься.
   -Я ведь знаю, где Глористель, - вздохнула Ника, - вы её заперли в том же сундуке, что и Феркриста.
   -И что с того? - я покачала головой. - Думаешь, эстетичнее было бы её выпустить? Хватит! Уже зубы ломит в каюте сидеть. Пусть сама Глористель прочухает, каково торчать в клетке! И только попробуй её выпустить, Вероника!
   -Нет, ни за что! Пусть сидит, так этой мрази и надо.
   -Ни фига себе! Как резко настроение-то поменялось! Что, гуманизм вышел из моды? Что случилось?
   -Ничего. Я всегда видеть её не могла. Еле сдерживалась, чтобы не дать ей в щи при каждой встрече.
   -Так, а слово, которое мы тебе дали? - Дайнрил ухмыльнулся. - Хорошее же у тебя понятие о чести и справедливости! И почему-то, между нами говоря, я не чувствую твоего телепатического контура, Ника.
   -Ты его и не почувствуешь. Астра предусмотрительно заперла этот участок моей памяти на замок. Мне не хотелось покрывать Глористель и тем более не хотелось запирать свой разум, но иначе ты, Дайн, обязательно догадался бы об этом, а ведь это был единственный способ...
   -Чего-чего? - Дайн нехорошо сощурился и решил на данный момент прикинуться дурачком.
   Ника чуть промолчала и принялась объяснять:
   -Я была уверена, что вы не сдержитесь и будете закатывать скандал за скандалом. Понимаете, у меня было время понаблюдать за вами обоими, и вот что интересно: когда всё идёт хорошо, спокойно, вы готовы убить друг друга, ну, в крайнем случае - наговорить гадостей. Тогда всё заканчивается очередной дракой. Но если у вас появляется общий враг, вас словно меняют. Правда-правда! Вы становитесь лучшими друзьями. Короче, чтобы вы не ссорились, нужно постоянно держать вас в тонусе.
   -То есть взаперти? - ехидно уточнила я.
   -Даже взаперти. Это лучше, чем постоянно краснеть за вас перед командой и пассажирами, и сначала я хотела придумать какого-нибудь таинственного врага, но потом, когда появилась Глористель, я поняла: вот оно! И никого не надо выдумывать, главное, чтобы никто не кокнул эту гадюку до срока. Пришлось разыгрывать ярую гуманистку, и, поверьте мне, это было ужасно трудно. А уж когда появился Феркрист, ситуация стала практически идеальной. Вы мирно сидели в своих каютах, играли в карты и терпели до последнего, даже не заводили романов на пару ночей - а такого расклада я тоже боялась. Откуда же мне было знать, что Феркрист - серийный убийца и что он столкуется с Глористель? Они оказались опаснее, чем я предполагала. Но больше они и не нужны, потому что, скорее всего, уже завтра утром мы будем в Валиноре, а за это время вы вряд ли успеете устроить мясорубку или кошачью гулянку.
   -Ну, ты даёшь! - восхитилась я. - Конечно, ты преуменьшаешь наши способности отрываться на полную, но сам план! Просто Макиавелли! В тебе пропадает гениальный политтехнолог.
   -Да, - согласился Дайнрил, - с такими друзьями и врагов не надо.
   -Результат - важнее всего.
   -Когда это ты успела посмотреть "Шпессарт"? - удивилась я.
   -"Шпессарт"?
   -Кино такое, старое, шестидесятых голов уже прошлого века. Теперь вижу, что не смотрела. Там вредные привидения постоянно поют то же самое, только немного по-другому: важнее всего - результат. Хотя кое-кого ты бы и смогла там сыграть...
   -И думать об этом не хочу!
   -Дело твоё.
   -Вот именно! И если вы оба не хотите, чтобы я придумала для вас что-нибудь поинтереснее, советую прямо сейчас отправляться спать. Завтра разбужу вас в шесть. И никаких карт, иначе...
   -Что? - провокационно спросил Дайнрил.
   -Я выпущу Феркриста и Глористель.
   -Попробуй, - я ещё ночью заварила защёлку на сундуке, так что если Ника хочет попробовать их выпустить - милости просим, - чем тебя карты-то не устроили? А в кости-то можно?
   -Только в свои, - Ника была категорична, - спокойной ночи... детки.
   Да, ничего не скажешь. Чем бы дитя не тешилось, лишь бы не руками. Опять же, чем не чёртик в омуте, как в старой пословице? Кто бы мог подумать, что помешанная на честности и справедливости Ника может придумать такой план по нашей с вампиром нейтрализации! Ей в военачальники надо, армиями командовать! Я, скрежеща зубами, пошла спать, но, проходя мимо сундука, заварила не только защёлку, но и петли, и вообще края сундука (он был полностью окован железом), дабы Ника, если ей придёт в голову нехорошая мысль, подольше повозилась с освобождением нехороших ребят.
  
   Рассвет нового дня был уже не столько малиновым, сколько серовато-розовым. Фигурные смерчи и трёхглазые летунчики исчезли, только позади виднелись редкие стайки жуков-хамелеонов. Волны отчего-то стали больше, хотя не ощущалось ни малейшего дуновения ветерка. Я пыталась было законспектировать увиденное, но Дайн опять стал зубоскалить, и по настоянию здравого смысла я убрала блокнот от греха подальше. Дальнейшая трапеза (а записки охотника за эльфами я пробовала вести как раз во время завтрака) проходила почти что в гробовом молчании. Наконец кто-то с соседнего столика проворчал:
   -Опять гроза.
   -Где? - удивился его сотрапезник.
   -Да там, видишь? Или я, по-твоему, настолько выжил из ума, что не отличу молнию от солнечного луча?
   -А где тогда гром? И почему нет дождя? Сдаётся мне, это вовсе и не молния, а обычная зарница.
   -Смотри, ещё одна!
   Теперь загудели уже все. Ну, будто другой темы для беседы не нашлось, кроме этой так называемой грозы. Только вот молнии были самые настоящие, мне ли не знать, какие они бывают? Зарницы - это дальние вспышки, а здесь едва ли не над макушкой полыхало. Отовсюду только и слышалось:
   -Смотри, ещё одна!
   -Какая-то чудная гроза.
   -И не говорите, благородная. Надо же, снова - посмотрите, молния, и без грома...
   К тому времени все успели вдосталь налюбоваться на предложенный природный феномен. Грома так никто и не дождался, несмотря на то, что "Лоссэ" проплывал аккурат через эпицентр, гм, явления. Молнии множились, как тараканы в третьесортной гостинице: одна не успевала погаснуть, а ей на смену уже вспыхивали две-три новых. Воздух пропитался озоном, и дышалось очень легко. И всё это - беззвучно. Твою маму, да не оглохли ли мы все?
   -Вы видите? - прошептала Ника, украдкой крестясь. - Там? Это...
   Я медленно кивнула. Молнии высвечивали призрачным голубоватым светом полупрозрачную стену, уходящую вверх - в заоблачные выси, и вниз, наверное, до морского дна. Хотя утверждение насчёт дна было несколько неверным, потому что по другую сторону стены ничего не было. То есть, опять не совсем так. Виднелся кусочек моря, который падал вниз на манер увеличенного в несколько тысяч раз ниагарского водопада. Это напоминало мультик про пирата Бешеного Джека: "только не заплывай за край света!"... а что тут сделаешь? Нас стремительно несло к этому самому краю света.
   Ника вцепилась в мою руку, в то время, как мне самой впору было хвататься за что-нибудь поустойчивее. Дайнрил на вид почти не испугался, но вот бледность лица не скроешь. Хорошо, хоть лапы у него не трясутся, если что - есть за что схватиться. В голове вертелись разные противные мыслишки насчёт того, что лучше бы меня сразу укокошили где-нибудь в грелльской орде, тогда и не было бы всего этого ужаса. Земля, откуда нет возврата... небось Фиримар просто успел вовремя удрать! А гробик просто открывался... вот и всё. Стена...
   Я зажмурилась, считая удары собственного сердца. Один, два... как же медленно? А может, я уже?.. И вдруг вокруг меня один за другим стали слышаться голоса:
   -Испытание!
   -Последнее испытание... Морок!
   -О, Силы, неужели?
   -Благословенная Земля!
   Тогда-то я и решилась открыть глаза - и сразу обомлела. Никакого края света и в помине не было. Впереди расстилался тот самый тропический рай, по которому я так скучала в четырёх стенах. А на самом горизонте виднелся ослепительный, сияющий город. Ну, а на расстоянии протянутой руки от кормы "Лоссэ" серым туманом клубилась призрачная стена. Повинуясь какому-то импульсу, я швырнула туда столовый ножик (кок не обеднеет). Ножик отразился от "тумана" и с бульканьем пошёл ко дну. Да уж, не такая она и призрачная, стена-то! Чудеса...
   -Колдовство, - заключила Ника, ещё не до конца пришедшая в себя, - ужасное колдовство. Специально для того, чтобы в Валинор могли попасть лишь достойнейшие!
   -Колдовство ли? - бледность с физии вампира сошла так быстро, что я усомнилась в том, что она вообще была. - Сейчас проверим. Жаль, Риточка, что ты не взяла с собой Сантар, но у меня есть кое-что не намного хуже...
   Дайн полез в карман плаща и вскоре явил пред наши с Никой очи небольшой прозрачный кристалл на цепочке. На вид - обычная безделушка, но в его руках он сиял тёмно-зелёным светом с изрядной долей коричневого (ни дать ни взять сок земли), при приближении к Нике - брызнул ярким бело-жёлтым светом, а когда качнулся ко мне, означенный кристалл засиял сине-зелёным едва ли не ярче, чем глаза Дайнрила. Энгрин поймал мой обалдевший взгляд и хмыкнул:
   -Детектор энергетических потоков. Принцип действия схож с бериллом в рукояти Сантара. Сейчас мы проведём небольшой тест на магию. Увидим, что кристалл поменял цвет на сиреневый, и констатируем правоту Вероники. Но, сдаётся мне, ничего такого мы не увидим.
   Он качнул цепочку к стене и прищурился. Ни намёка на сиреневый в любом варианте, скорее, цвет ушёл из игрушки совсем. Дайнрил фыркнул:
   -Так и есть. Никакой магии.
   -Но что это? - заинтересовалась я.
   -Что-то вроде клапана. Одностороннего. Своих-то впускает, но тем не менее не выпускает. Любопытное такое препятствие. Пока что не понимаю его природу, но магией тут и не пахнет. Надеюсь, в Альквалондэ будет меньше вопросов и больше ответов.
   -А что, если это - силовое поле?
   -В Валиноре?! - Ника от возмущения даже руками замахала. - Думай, что говоришь! Если это и не обычное колдовство, то, наверное, его другая форма. Твой кристалл его просто не улавливает. Ох, чего же мы сидим! Надо собираться!
   -До города ещё целых два или три часа, - прикинул Дайнрил.
   -И что? Я не успею переодеться! Вы похожи на каких-то наёмных убийц! У-у-у! Тролль с вами! Ждите меня здесь!
   Ну, не станем портить девочке праздник всей жизни. Лично я придерживалась принципа "всё своё ношу с собой". Вино мы с Дайном выпили ещё вчера, как только убедились, что "совесть" спокойно спит. Под плащом - одолженный у Глористель белоозёрский кинжал (Дайн разжился боевым ножом Феркриста), на спине - рюкзак, а больше ничего и не нужно. С вампиром то же самое, только у него не рюкзак, а продолговатый кофр, вроде чертёжного тубуса, только тубусы, насколько мне известно, от воров не заговаривают заклятьями самосожжения нарушителя. В общем, оставалось только дождаться Нику, что мы добросовестно и делали больше часа. За неимением лучшего развлечения я наблюдала за пассажирами, снующими взад и вперёд в необычайном оживлении.
   Хелек, например, рысил кругами вдоль бортика, и при каждом новом витке бросил на нас умоляющие взгляды. Я тактично отворачивалась, Дайнрил бесстрастно качал головой, и всё повторялось на каждом следующем витке. И как только у него хватало терпения? Какое-никакое, а развлечение! С каждой минутой народу на палубе прибывало. На свет Божий вылезла даже Волосатая, на сей раз облачённая в красное блестящее платье из парчи и высокие кожаные сапоги. Мы с ней перекинулись парой слов, а потом она отошла на самый нос "Лоссэ", дабы лучше видеть приближающуюся цель путешествия.
   Наконец пришла Ника, разодетая, как испанская сеньорита. Платье - тёмно-бордового цвета, такого же цвета шаль, но уже из атласа, высокая прическа, в руках - чёрная сумка с меховой оторочкой (она полторы недели перешивала старую рубашку Зейтта). Плюс ко всему - меч. Не берусь даже гадать о том, как она ухитрилась пронести оружие таких габаритов туда, куда официально запрещено тащить всё братоубийственное. Правда, меч она притащила не открыто, а завернула его в красивое вышитое покрывало.
   Тем временем мы подплывали всё ближе и ближе к заветной цели. Город ещё плохо было видно, а доски причала приближались с каждой минутой. К всеобщему удивлению, причал тоже сверкал и переливался на солнце, как и сам Альквалондэ.
   Та часть пирса, к которой Брагол вёл "Лоссэ", была абсолютно свободна от судов, но на небольшом отдалении виднелись и другие средства передвижения по воде. Причём такие, по сравнению с которыми наш двухпалубный фрегат казался игрушечным. Корабли тоже отражали солнечный свет, словно их совсем недавно покрасили. Больше всех привлекал внимание десятипалубный крейсер, переливающийся нарисованными языками пламени по бокам, почти как "железные кони" у наших байкеров...
   Покрашенные корабли?! Но ведь эльфы никогда так не делают, они удовлетворяются орнаментом и прихотливой резьбой. Что-то тут определённо не так. И что там в бойницах виднеется? Страшно похоже на современные двадцатимиллиметровые орудия, только дуло сплющено. Между прочим, в Нурекне, если кто вдруг подзабыл, корабли строят из дерева, а вот на корпусе того крейсера ясно видны заклёпки и сварочные швы, а это значит, что сделано "корытце" из металла. Что в таком случае сказать о том, что, как я ни напрягала зрение, мне не удалось обнаружить на странном судне даже намёков на паруса и вёсла. Наконец я не выдержала и обернулась к Дайнрилу:
   -Тебе не кажется, что мы случайно выплыли в Айреку? Посмотри, непонятно... Это всё вокруг...
   -Нет, не кажется. Посмотри назад: на горизонте ясно различается та стена. Любой Портал уже закрылся бы раз десять. Нет, здесь что-то другое. Кстати, крейсер вовсе не айрекской конструкции.
   -Что же это?
   -Поживём - увидим. Мы почти на месте, вот и выясним.
   "Лоссэ" легко пристал к пирсу, и матросы быстро привязали его к колышку. Затем настала очередь трапа, и вот первые паломники уже ступили на причал, сколоченный из подозрительно светлых и широких досок. Мы подождали, пока не схлынет очередь (Ника настояла) и лишь тогда последовали примеру Уходящих, которых теперь логичнее называть Приходящими. Причал оказался странно скользким, я наклонилась и потрогала его. Сюрприз, однако! Настил-то оказался из пластика! После этого гипотеза о "силовом поле" вовсе не кажется сумасбродной. Чует моё сердце, Валинор не так прост, как его описывают в легендах. То ли ещё будет!
   Навстречу нам двигалась "приветственная делегация". Ника, которая ожидала встретить бесстрашного Фиримара, оказалась разочарована. Между прочим, ей так никто и не сказал, что все ожидания в любом случае беспочвенны. Встречающих было шестеро. Это были, безусловно, эльфы, но в их облике явственно чувствовался постмодернизм. Они были одеты в чёрную с серебристым униформу (я решила назвать их манатки именно так, потому что и покрой, и фасон соответствовал этому определению) - и униформа была, похоже, не гражданского образца. О том, что это военные (не воины, а именно военные), говорила также их выправка, чёткий строй и нашивки на рукавах, видимо, заменяющие наши погоны. Луки и мечи для этих ребят, видимо, остались в каменном веке. Каждый держал в руках серебристую штуковину, немного похожую на Жезл Огня (его-то Ника в Западных Вратах оставила), только между "рожками" нет-нет да и пробежит искра. Почему-то казалось, что подобный шокер предназначен вовсе не для того, чтобы отпугивать агрессивных дворняжек.
   -Здравствуйте! - произнёс один из встречающих, судя по всему, старший по званию. - Рады видеть, что вы добрались благополучно.
   Так... говорит он по-эльфийски. Это - уже плюс, а то я испугалась, что услышу что-то вроде т'олрской бессмыслицы. Нет, это не Айрека, а самый настоящий Валинор, правда, немного неожиданный, но всё же не военная база гавайцев. Встречающий окинул взглядом всю колонну и предложил выйти на твёрдую землю. После этого "Лоссэ" сам поплыл к берегу (вроде бы его привязывали), а пластиковый пирс стал медленно погружаться в воду.
   -Э-эй!!! - завопил Хелек.
   "Приветственная делегация" вздрогнула. Я протолкнулась через всю толпу к аборигенам и вскинула руку вверх:
   -Ах, да... Господа, извиняюсь, не знаю ваших имён. Там на борту лежит сундук с приваренной к нему крышкой. В крышке - сквозные дырки, и оттуда, наверное, уже попахивает... содержимым выгребной ямы. Не затруднит ли вас забрать этот сундук? В нём заперта крайне неприятная парочка.
   -Почему? - валинорец захлопал глазами.
   -Они плохо себя вели. Девушка - дочь вот этого господина, после извлечения и отмывания советую вам вернуть её ему. С мужчиной же можете сделать всё, что сочтёте нужным. Пожалуй, у меня всё.
   Мой собеседник тотчас отдал соответствующий приказ, и несколько бравых ребят, из тех, что чином пониже, деловито поднялись на борт. Всех остальных вежливо, но твёрдо попросили следовать за старшим. Вскоре мы остановились у больших зеркальных дверей. Валинорец встал перед собравшимися и поднял руку, почти повторив мой собственный жест.
   -Здравствуйте ещё раз. Я - самир Тинвэ Талион, рад приветствовать вас на территории республики Валинор. Прежде всего я должен сказать, что некоторые вещи, которые вы увидите здесь, могут показаться вам незнакомыми и даже шокирующими, поэтому я не имею права показывать вам что-либо без соответствующей подготовки. Перво-наперво вы должны понять, что все эти, на ваш взгляд, странности не являются магией ни в одном из её проявлений. Исходя из этого, правительство организует для эмигрантов курсы реабилитации для приспособления к окружающей действительности. Курсы обязательны для каждого и созданы для вашей же безопасности. После соблюдения необходимых формальностей вас проводят в специальную гостиницу, где будет происходить основная часть реабилитационного процесса. Всем всё ясно? Прошу следовать за мной.
   -Солдафон, - заключила я, перешагивая через порожек между автоматическими дверями. - Выражается, как наш препод по ОБЖ.
   -Пустяки, это же обычная речь по уставу, - самоуверенно отмахнулся Дайнрил. - Начальство будет слушать и оценивать.
   -Ты действительно так считаешь?
   -Угу. Эти, местные, как я успел понять - надеюсь, тебя не интересует, как именно? - ребята немного твердолобые, факт, зато ими просто управлять.
   -Значит, в этом плане всё о'кей?
   -В этом да, а вот в остальном не уверен. Этот Талион сказал "республика" и "правительство". Из этого можно сделать вывод, что Валинор - не монархия и не олигархия, а стандартная демократическая республика. А демократия - это бюрократия. Толки, пересуды, голосование, партийная борьба... всё это может существенно осложнить задачу, я уж не говорю о временных рамках. Придётся рассчитывать каждый шаг и согласовывать его с командованием - а я сомневаюсь, что нашим делом занимаются гражданские. В любом случае, это лучше, чем ничего - существование Валинора отныне научно доказано.
   -Лучше? - Ника, которая шла чуть впереди, обернулась к нам. - Куда уж хуже! Я-то хотела увидеть тот Валинор, а попала в международный аэропорт. Теперь всем нам будут полтора года объяснять устройство лампочки и пять причин, по которым нельзя плевать на пол!
   -Простите, что вы сказали?!
   Тинвэ Талион оказался обладателем на редкость хорошего слуха. Я мысленно обругала себя за невнимательность. После инцидента с сундуком наша компания уже привлекла ненужное внимание, а уж после того, как мы показали свою осведомлённость в вопросе "техники на грани фантастики", можно больше не рассчитывать на беспроблемный побег из реабилитационного центра. Оставался только один выход: игра в открытую. Я растерянно посмотрела на Дайнрила. Он иронично усмехнулся и шагнул вперёд:
   -Неужели нам придётся объяснять вам, самир, почему нельзя плевать на пол? И не смотрите так, словно увидели говорящего слона!
   -Кто вы такие?
   -Вы сами знаете ответ на свой вопрос. Ваша стена нас пропустила. Кстати, чем это вы добиваетесь эффекта беззвучной грозы и роскошного водопада? Это голографическая установка, я угадал?
   Талион ошарашено кивнул:
   -Уже десять с лишним лет я встречаю в порту Альквалондэ обалдевших эмигрантов, которые даже лифт называют колдовством. Вы - другие. Это... странно. Не пойму, неужели за этот год на Гриэре узнали про голографию?
   -Разумеется, нет, самир. Там даже не изобрели паровой двигатель - конечно, за исключением острова Тор Дара. Вам когда-либо доводилось слышать про Айреку?
   -Мир-близнец? Да. Развитие айрекцев идёт очень быстро, и мы планировали через несколько сот лет вступить с ними в открытый контакт, если бы не... как эльфы смогли попасть в Айреку?
   -Через Порталы.
   -Какие ещё Порталы?
   -Проходы между измерениями.
   -Да? Вы и о них знаете? Наши учёные установили, что стабильность материи вокруг нас нарушена, к сожалению, причину этого они назвать не смогли. Вскоре "близнецы" вскоре аннигилируют... жаль, что придётся эвакуироваться с обжитого места, но, увы, если причина сближения миров не будет устранена... - Талион воровато оглянулся. - Полномасштабная эвакуация намечена на эту весну. Вы из-за этого притворились эмигрантами? Хотя бы не говорите о колдовстве, не то что эти, суеверные... с какого вы измерения?
   -Я бы на вашем месте не относился к колдовству так небрежно. Господа эмигранты просто не в курсе вашей терминологии, - Дайнрил намеренно не замечал вопроса самира об эвакуации, - кстати, мы из этого измерения, если вам не трудно это заметить (Талион сделал вид, что поверил). Что касается колдовства, вы просто не учитываете влияния всех факторов. Например, то, что есть, но необъяснимо с точки зрения фундаментальной науки.
   -Такой фактор только один, и это - пси-поле планеты, - тоном убеждённого инквизитора возразил Талион.
   -Видите, как всё просто, если говорить с вами на одном языке. Гриэрские, так сказать, маги научились черпать силу в названном вами поле в зависимости от стихийной направленности. Не верите? Риточка, не затруднит ли тебя показать?
   Я прицелилась и срезала молнией веточку с соседнего дерева. Талион захлопал глазами и побледнел. Дайн хмыкнул:
   -Мы собрались не бежать, а заткнуть течь, самир. Остановить процесс аннигиляции можно с помощью одного, гм, артефакта, назовём его... пси-конденсатор, и чтобы он заработал, требуется присутствие на Гриэре одного персонажа, который по стечению обстоятельств сейчас в Валиноре.
   -Вы, наверное, с Тиммана...Он... эмигрант? - сглотнул Талион, косясь на меня, как на пришельца с Луны.
   -Можно сказать и так. В своё время он уехал на Гриэр. Тысяч двадцать лет назад, впрочем, насчёт сроков я не вполне уверен.
   Талион окончательно убедился в том, что мы прибыли со специальным заданием откуда-то из могущественного мира (тем не менее посещаемого эльфами). И вроде бы Дайн ничего такого не сказал, а физиономия самира вновь побледнела:
   -Он... тот эльф... из Первопроходцев? Но... неужели матрица смогла выдержать?!
   -Это уже интересно, какая матрица?
   -Простите, вы же ведь с Гриэра, да? - Талион подмигнул нам, словно запоминая шпионскую легенду. - Если так, я не имею права разглашать эти сведения.
   -Кто в таком случае имеет?
   -Надо посоветоваться с руководством. Следуйте за мной. Надо же, настоящий Первопроходец... - и тимманская разведка, ехидно закончил за него мысленный голос Дайнрила.
   Толпа паломников с "Лоссэ" уже давно скрылась в паутине коридоров, но Талион и не думал их догонять, а повёл нас совершенно в другую сторону. Вскоре мы оказались в просторном кабинете - вернее, приёмной, всю обстановку которой составляли большие круглые пуфики, которые можно было использовать и как кресла, и как журнальные столики (по крайней мере, на двух пуфиках лежала груда периодической литературы, на которую тут же набросился Энгрин). Талион попросил нас подождать и скрылся за широкой дверью, украшенной резными узорами, но тут же вернулся и спросил:
   -Как зовут этого Первопроходца?
   -Клейтас, - ответила Ника.
   -А фамилия?
   Я приподняла брови:
   -Если у него и есть фамилия, нам он её не называл. На Гриэре почти всегда достаточно одного имени.
   -Спасибо. Подождите немного.
   -Он повторяется, - заметила я, когда дверь закрылась.
   -Мои мечты лопнули, - вдруг заявила Ника, подперев кулаком подбородок, - я хотела сказку, легенду, а здесь научно-фантастический фильм. Значит, я не увижу...
   -Феанора тут нет, - я рассмеялась, - и слава Силам. Ну, не дуйся же ты. Ты бы думала, здесь ли Клейтас. Вернее, он точно здесь есть, и мы его должны вернуть.
   -Всё складывается не так и плохо, - Дайн на секунду оторвался от журналов, оказавшихся научной скукотищей, - считайте, что мы попали в будущее.
   -Кстати! - я хлопнула в ладоши. - Откуда ты всё это знаешь? И про пси-поле, и про этот, как там его, конденсатор?
   -Что ж... всё равно узнаешь. В восьмидесятые я два года работал под прикрытием в военной лаборатории Токио. Талисман там изучали как обычный поляризующий кристалл. Додумались! А когда он исчез, персонал лаборатории объявил меня американским шпионом. Или немецким, точно не помню. Правда, надо признать, что до меня лично эти слухи дошли с некоторым опозданием.
   -Так ты, значит, у нас лабораторная крыса?!
   -Бывшая, лапушка, бывшая.
   -Надо же, какой всесторонне развитый мальчик! Просто мечта!
   -Да заткнитесь вы! - прошипела Ника. - Клоуны! Смотреть на вас тошно! Неужели нельзя хотя бы минутку посидеть спокойно?
   Ответить ни один из нас не успел, потому что дверь распахнулась, и Талион влетел в приёмную в сопровождении невысокого по эльфийским меркам парня с очень забавной причёской. Если бы его светлые волосы не вились так истошно, они доставали бы ему до груди, а так он походил на ходячий одуванчик.
   -Это - кадет Авриго Эйтар, - представил его Талион, - он будет вашим проводником до решения вашей проблемы. Сами понимаете, это ведь не за один день...
   -Ну, нет! - Дайн отложил журналы в сторону и одарил самира, да и кадета заодно, своей фирменной длиннозубой ухмылкой и жёлтым взглядом до кучи, - мне надоела эта игра. Мы действительно не из тимманской разведки, а сами по себе. Это вас убедило?
   -Да, - Талион снова вздохнул, однако отчего-то не бросился бежать при виде вампира - но версия с Тимманом хотя бы объясняла колдовство, теперь же... хорошо, я попытаюсь понять на досуге.
   -Что сказало начальство?
   -Ничего стоящего. На завтра всем вам назначена аудиенция с магистрами Валинора. Только они могут принимать решения... вы знаете какого рода. До завтра же все свободны. Желаете пройти в реабилитационный центр?
   -Не желаем, - скривился Дайнрил, - можете ли вы ответить ещё на пару вопросов, самир? Первый: какой отель выбрать? И второй: ценятся ли в этой стране золото и серебро?
   -А вы знаете мир, где они не ценятся? - Талион невесело усмехнулся. - Что до отеля, могу порекомендовать "Фалму". Несмотря на название, она вовсе не на пляже, и там не так много туристов. Кадет Эйтар вас туда проводит. И вот ещё что... - он понизил голос. - Фамилия вашего Клейтаса - Арджеретти.
   Дайнрил кивнул, мы встали и направились к выходу вместе с навязанным нам Авриго Эйтаром. Талион потопал туда, откуда вышел. Авриго провёл нас на улицу, туда, где стояла колымага без колёс, по форме похожая на обтекаемый - конус - не конус, призму - не призму, но что-то в этом духе. Крыша у колымаги оказалась прозрачная, и жестом фокусника наш проводник откинул её щелчком пальцев. Дистанционное управление на звук, слышали...
   -Магнитная подушка или воздушная? - скучающе осведомилась я.
   -Воздушная... Обалдеть! Меня предупредили, но если вы с Гриэра и почти всё знаете... всё равно не верится. Вы, наверное, разберётесь во всём за пару дней? Только вот с одеждой у вас...
   -Ясно, кадет! - я шутливо отдала честь. - Имидж придётся сменить.
   -Вы только, того... зовите меня по имени, Авриго. Это Тинвэ так, для своего начальника, он слушал по интеркому... Мы с ним друзья. Я-то обычный студент, родители настояли, чтобы я параллельно получал и армейское образование. Так, для галочки. Моя основная профессия - историческая география.
   -Ты-то нам и нужен! - Дайнрил щёлкнул пальцами. - История- наше самое уязвимое место.
   -Так считайте, что вам повезло. Я вам всё-всё расскажу. Вы ведь не эти тупые эмигранты, которые мою красавицу называют драконом. Это мою-то "Эсте-47" - драконом! Только разговор затянется надолго, - продолжил Авриго, поглядывая на часы, - в машине будет не очень удобно. Давайте лучше зарулим в одно местечко, там такие коктейли подают - умереть, не встать! Ох, тысячу балрогов Магистрам в задницу, и не знаешь, куда ехать-то!
   -Маршрут подсказать? - Энгрин весело улыбнулся. - Ломбард - бутик - "Фалма" - кабак. Далее разберёмся.
   -Идёт, - Авриго вмиг повеселел, - самое оно, если честно. Ну, садитесь, что ли? Я вам заодно и город покажу.
   К моему удивлению, колымага оказалась довольно вместительной. Переднего сиденья мне не досталось: Дайнрил, не теряя времени даром, захотел научиться водить и этот вид транспорта, а Авриго с радостью согласился его поучить. Пришлось нам с Никой довольствоваться боковым обзором, но и этого было вполне достаточно - на первый-то раз. Летающие автопогрузчики, гигантские магазины, совершенно незнакомые растения... Что касается костюмов, то они совсем не напоминали псевдокосмические комбинезоны из дурных фантастических киношек, а очень походили на те, которые носят сейчас в Айреке. Мне даже показалось, что я видела на ком-то джинсы. Впрочем, парусина везде одинакова, почему бы и нет? Я даже обрадовалась от предвкушения. Только Ника сидела хмурая-хмурая. И чего она нос повесила? Мы же в Альквалондэ, а как выглядит город - это уже дело десятое...

XI. Терра инкогнита

   Самое занимательное при посещении другой страны - это денежная система, и разобраться в ней с первого раза сможет только законченный грамотей. Кто пробовал перевести евро в доллары, затем в английские фунты и пришлёпнуть всё это японской иеной, тот поймёт, с какими сложностями столкнётся турист при попытке разобраться, что сколько стоит и в какую копеечку ему, извините за пошлость, выльется посещение даже такого нужного учреждения, как платный сортир. Лично мне было ещё интереснее. Соотнести гриэрскую валюту, к которой и так едва привыкла, с валинорской - всё равно что менять канадский доллар на монгольский тугрик.
   Радовало одно: драгметаллы здесь действительно ценились, причём на порядок выше, чем в той же Айреке. За два золотых, например, можно месяц жить в лучшей гостинице по системе "Всё включено", а за три пятигировые монетки, случайно (не вру) завалившиеся во внутренний карман рюкзака, я получила сумму, достаточную для покупки небольшого скутера. И всё это, прошу заметить, в ломбарде. Представляю, сколько бы отвалили за подобную "редкость" коллекционеры. Хотя что это я... в Валиноре это и вправду редкость.
   Короче, из ломбарда мы вышли усталые (три часа торгов кого хочешь умотают), но с приличными суммами на счетах - банки в Валиноре значат то же, что и в Айреке - и кучей налика в карманах. А вдобавок я узнала, что денежная единица Валинора называется вистри, а разменная монета - занга. Правда, на Гриэре, а конкретно - в Минройской Империи - в ходу и третий вид наличности, грошики из сплава меди и алюминия, но здесь, видимо, такое не практиковалось.
   Следующим остановочным пунктом по плану был магазин одежды. Авриго и здесь оказался на высоте - привёз в "бутик", которым владела его собственная мать, а это значит, что продавцы воздержались от эмоций и ненужных вопросов, к тому же Авриго ухитрился выбить двадцатипроцентную скидку.
   Кстати, никаких джинсов в Альквалондэ не носили, просто цвет индиго и своеобразный покрой брюк были в этом году в моде. Так что разницы почти никакой. А главное, здесь тоже носили кроссовки. Весь гардероб обошёлся мне в четыреста шесть вистри, а пятигировые монетки ещё не исчерпали свой ресурс.
   -Идеально! - воскликнул Авриго. - Теперь в "Фалму", народ, а? Потом расскажете, как живут на Гриэре? Интересно же! Эх, успеть бы в отель до обеда!
   -Так есть хочется? - посочувствовала Ника.
   -Смеёшься? Какая, к балрогу в глотку, еда? Они знаешь какие бюрократы, там, в отелях? Во время обеда их не трожь, свободное время и всё такое по закону от какого-то там года. Зевнёшь минутку - и всё, жди, очередь занимай. Нет, мы уж лучше по-своему, по-простому! Держитесь крепче и не высовывайтесь из машины, домчу, как ветер!
   Мы не опоздали, более того, приехали за пятнадцать минут до перерыва. Нам выдали формуляры (чёрные пластиковые карточки) и что-то похожее на ручки, только они сразу переводили письменную информацию в электронную. Хорошо ещё, документов не потребовали, иначе работники службы гостеприимства сочли бы подозрительным то, что все три "корочки" датированы сегодняшним днём. Спасибо Тинвэ Талиону, который вовремя вспомнил о "корочках", а то бы хороши мы без них были...
   Но вот формуляры заполнены, деньги заплачены, и, стоя в лифте, я злорадно посмеивалась над оставшимися внизу бюрократами. Представляю, как засбоит их компьютер на моей айрекской фамилии! Так им и надо, крючкотворам! Кстати, компьютеры в Валиноре почти такие же, как у нас в Айреке, только мышки там нет, клавиатура виртуальная, то бишь голографическая, буквы, понятно, на ней по-другому расположены, а монитор и системник объединены в один агрегат, больше всего похожий на лист тёмной бумаги, стоящий на тоненьких подставочках. Этакий сверхтонкий телевизор. Думаю, за пару дней я реально смогу разобраться, как работать на этой штуке.
   Номер мне понравился. Просторный, обстановка - в голубых тонах, телевизор (убей, не знаю, как он включается) в виде хрустальной полусферы, холодильник, душ и даже сейф. Туда-то я и закинула ножик Глористель, рюкзак и половину наличности. На душ я потратила ровно минуту, переоделась (бежевый плащ был немного не по погоде, зато очень мне шёл) и выскочила на улицу. Ника с Дайном уже были там, но пришлось ждать ещё и Авриго. Именно сейчас ему вздумалось сходить в табачную лавку. Я рванула было за ним, но оказалось, что в Валиноре курят только трубки. Не везёт так не везёт...
   Наконец наш поклонник Шерлока Холмса вернулся на рабочее место, сиречь за баранку, и мы поехали - всего-то три или четыре квартала, можно было бы и пешком дотопать. Да и проще к тому же. Надо будет иметь это в виду, если бар вдруг понравится.
   Н-да. Дежа вю...
   Я как будто снова оказалась у себя дома, то есть не совсем дома, а в "Тик-таке". Тот же приглушённый свет, что-то вроде бильярдной (ну, эта игра называется "рийллэ", там "шары" - овальные, толкают их руками, столы фигурные, вместо сукна пластиковое покрытие, но сходства всё же больше, чем различий). Даже тот же тип посетителей - сплошная молодёжь. Правда, Авриго вряд ли ходит в кофейни для пожилых матрон... вскоре принесли коктейли, и начался краткий курс ликбеза по истории Валинора.
   Значит, так. Очень давно, наверное, ещё тогда, когда по Земле, то есть Айреке, бродили последние динозавры, начался сильный рывок в развитии эльфийской цивилизации. Была некая планета Валинор, которая вращалась вокруг двойной звезды под названием Руин. Звезда также не представляла собой ничего особенного - красный гигант и маленький красный же карлик, вращающийся вокруг гиганта. Отличие жителей Валинора от соседей и прочих современников заключалось в том, что эльфы не уничтожили друг друга в бесконечных гражданских войнах, а предпочли развивать собственную технологию и науку (да и против врагов извне лазерная пушка была куда эффективнее пращи). Разумеется, многие грезили наполеоновскими планами захвата Вселенной, но силушку молодецкую испытывали на уже упоминавшихся соседях, потому-то Валинор остался, а о соседях так никто и не вспомнил. И где-то сорок тысяч лет назад в переводе на привычные мерки учёные Валинора добились того, о чём веками мечтают их айрекские коллеги. Они победили старость и болезни. Для этого требовалось всего-то исправить мелкий хромосомный дефект, и при определённых (читай - не смертельных) условиях организм мог существовать неограниченное время. Процедура была так проста, как, впрочем, и всё гениальное, что её можно было применять даже на ранних стадиях развития зародыша. Правительство подсчитало сэкономленные на пенсиях и больничных денежки, враз подмахнуло программу на утверждение, и вскоре на свет появилось уже новое поколение валинорцев, которые, собственно, и стали теми самыми бессмертными эльфами.
   Но, увы, экономия сильных мира сего обернулась мелким таким ляпсусом. Те жители, которых одарили бессмертием уже в зрелом возрасте, просто не были к этому готовы и, образно выражаясь, рухнули под грузом времени. Старожилы покидали осточертевший им мир единственным доступным способом... хотя нет, способов как раз было много, ну там яд, верёвка, крыша небоскрёба... волна самоубийств пошла на убыль лишь полтысячелетия спустя, и вот тогда-то ляпсус стал виден. Проблема не из простеньких - перенаселение. Когда смертность практически упала до нуля, а рождаемость, наоборот, возросла в геометрической прогрессии, на эльфийское правительство снизошла великая истина. Гласила она, что Валинор, увы, не резиновый, и с этим, как ни думай, ничего не поделаешь.
   Тогда стали проводить демографическую политику, схожую с китайской, правда, с учётом местной специфики. Например, по закону ребёнка может завести только супружеская пара и только одного за двести пятьдесят лет, и неважно, продлится ли брак так долго. Нарушителей ждал крупный штраф. Поэтому неудивительно, что те, кому таки дозволялось иметь ребёнка, хотели родить самого-самого. Самого умного, красивого, ловкого, сильного, удачливого... медицина охотно шла им навстречу (они куда угодно пойдёт, только деньги плати). Так, благодаря перенаселению, произошла ещё одна примечательная модификация эльфийского народа.
   Постепенно все валинорцы разделились на три расы в соответствии с новоприобретённой физиологией. Одни предпочитали развивать математическое мышление, силу воли, характер, если угодно, но проигрывали в силе двум остальным расам, да и каноны красоты у них были, если верить Авриго, своеобразные. Зато из этих первых выходили лучшие учёные и инженеры, а сами себя они называли тэлери. Вторые предпочли начхать на математику с логикой, а сделали ставку на выживание, потому что там, где они обитали, самым приятным элементом окружения были гнус да болота, а о нехороших и упоминать не стоит. Описывать их возможности незачем, потому что они были прямыми предками нынешних болотных эльфов. Их называли гайярами, то есть "вызывающими трепет". И наконец, были ещё синдары и нолдоры, две ветви одной и той же расы, название которой ненароком забылось. Призванием синдаров и нолдоров стало искусство: изобразительное и музыка у первых, военное у вторых. Впоследствии эти ветви перемешались, да не о них речь. Это присказка, сказка будет впереди. Однако, прежде чем приняться за собственно сказку, надо отметить, что вот уже тридцать две тысячи лет назад эльфы научились путешествовать по измерениям и хоть так разгрузили перенаселённую до крайности планету.
   Итак, приступим к главному. Светило планеты, как и положено двойной звезде, являлось чертовски нестабильной системой и однажды таки подложило эльфам большую жирную свинью. Началось необратимое сближение компонентов Руина, которое грозило устроить как раз те самые смертельные условия. У валинорцев было всего несколько дней, чтобы унести ноги до того, как закипят моря. Для того, чтобы пробить пространственный коридор в ближайшее дружественное измерение, требовался куда больший срок, чем тот, которым располагали обитатели издыхающей системы. Оставался единственный выход: сесть в космический корабль и задать резвого драпака в направлении "куда глаза глядят". Благо, космические корабли у эльфов всё же были, и началась экстренная эвакуация десяти миллиардов населения. Хотя эвакуировались не все... Правда-правда, больше половины населения решила остаться. Они, как и жители Гриэра в аналогичной ситуации, не смогли покинуть родину, предпочитая сгореть вместе с ней. Я бы не назвала такое поведение героизмом... кстати, "героями" стали преимущественно тэлери и нолдоры. Историки, и учитель Авриго в том числе, считают, что означенные расы считали себя ответственными за самоуничтожение Руина (вроде бы были там некие эксперименты по изучению карликового компонента), но теперь это уже не проверишь. Тэлери так яростно геройствовали, что уехать согласилась лишь их небольшая группка, не более двух сотен, и то преимущественно подростки, которых родители смогли отговорить от подражания. И вот настала точка кипения, причём в самом прямом смысле. Гигантские космические кашалоты разлетелись во все стороны от гибнущего Валинора. Многие предпочли лечь в дрейф и дождаться благоприятного момента для перехода в иное измерение, но несколько "кашалотиков" упрямо летели вперёд и вперёд, за что и поплатились. Припасы, как ни прискорбно, имеют обыкновение заканчиваться и не кончаются лишь у тех, кто умел вовремя набрать новых. Набирать оказалось неоткуда, и пришлось высаживаться на первой попавшейся планете с кислородной атмосферой. Она была в полтора раза меньше Валинора, освещалась единичной, а не двойной звездой, к тому же не того спектра (слишком много видимого света, слишком мало солнечной радиации и волн инфракрасного диапазона). Помимо прочего, планета располагала только двумя материками и одним очень большим островом неподалёку от южного полярного круга. К тому же, один из материков, Гриэр, оказался населён бесчисленным множеством первобытных аборигенских племён. В общем, это был не ахти какой подходящий мир, но выбора у эльфов не оставалось, да и капризничать было уже поздно.
   Спустя год после прибытия "эмигранты поневоле" связались со своими собратьями по несчастью. Благодаря самому выгодному среди всех эльфийских миров положению (и благодаря удачному названию корабля) именно они стали первыми преемниками великой цивилизации и даже получили право называться Валинором. Незадолго до выхода на связь они узнали и о существовании мира-близнеца и в соответствии с некими правилами, придуманными ещё на заре времён, обозвали его Айрекнер, а свой, сообразно, Нурекнер. Почему именно так, а не наоборот, можно объяснить лишь прихотью природы.
   А теперь надо сделать лирическое отступление и рассказать о пресловутом пси-поле. Это поле окружает любую планету с той или иной плотностью и обладает свойствами (тут я, извиняюсь, не очень поняла) усиливать телепатическую энергию, преломлять и экранировать её. При детальном изучении обоих миров эльфы подметили странное обстоятельство: Айрекнер, как ни странно, практически лишён пси-поля. То есть оно было, но такое слабое, что пользоваться им могли считанные единицы. Учитывая этот фактор, учёные лбы рассудили, что цивилизация этого мира - буде таковая переживёт кризисы - станет технократической, а не аграрно-феодальной, к примеру. А посему постановили оставить мир-близнец в покое и просто наблюдать за развитием будущих братьев по разуму.
   Что до Нурекнера, то он, напротив, обладал удивительно мощным пси-полем, причём большая его часть была сосредоточена над Гриэром и его окрестностями. Валинорцы сочли этот факт весьма любопытным и решили подробно изучить сие явление на месте. Заодно предполагалось подвергнуть пристальному изучению и быт аборигенов вкупе с ними самими. Аборигенами Гриэра были люди, орки и гномы. В общем, в экспедицию отправилось огромное количество искателей острых ощущений, и вот их-то и называли Первопроходцами. Произошло сие примечательное событие, то есть старт первой экспедиции на Гриэр, 16 748 лет назад, если Авриго ничего не напутал с датами, и как раз с тех пор ведёт начало Эпоха Предначальных Дней.
   К тому времени валинорцы успели разделиться на три государства. Первое - собственно Валинор - занял одноимённый материк на юго-западе Нурекны. Там жили смешавшиеся расы синдаров и нолдоров. Крупнейший остров заселили мрачные и воинственные гайяры (впоследствии сам остров стал зваться Гайяром). По другую сторону от Валинора располагалось скопление островков поменьше, там жили отверженные, потомки всех рас, изгнанные за различные преступления. Потом они тоже перемешали кровь и основали своё государство, поставившее целью стать единоличными хозяевами планеты. Себя-то они величали Свободными, а валинорцы и гайяры (соседство полоумных их не очень-то радовало) - Морготом. В древнеэльфийской мифологии "Моргот" - самый злобный персонаж, навроде, скажем, дьявола в айрекском христианстве.
   Что же до тэлери, для них в этом новом мире со старыми комплексами места уже не было. Тем более, это были уже совсем другие тэлери. Дети взяли на себя грехи отцов, воображаемые или нет, и отказались от большинства благ цивилизации, ударились в аграрную крайность и даже учредили религиозный культ Матери-Природы. Жили они в резервациях во всех трёх странах, и к ним относились, как к тихим сумасшедшим. Поэтому никто не удивился, когда в экспедицию на Гриэр отправились все без исключения тэлери. Удивились лишь тогда, когда ни один из них не вернулся назад. Тэлери словно растворились в неизвестности. Лет через пятьсот эльфы, и так не усердствующие в поисках, махнули на всё не только рукой, а всем, чем могли. Помимо прочих странностей, бывшие математики не считали себя достойными вечности и возродили в своих телах казавшийся забытым хромосомный дефект. Они жили хоть и долго, но всё же старели и умирали. А уж по прошествии такого солидного срока, как два с половиной тэлерийских поколения, надежды на возвращение "психов" не осталось.
   Когда аборигены Гриэра спустили на воду первые лодки, была построена Стена, служившая в основном одной цели: спасти отчаянных мореходов не-эльфийского происхождения. Никому из жителей Гриэра нельзя было даже приближаться к Валинору, и вот по какой причине. Спектр Солнца отличался от спектра Руина, и в нём, то бишь в солнечном спектре, было слишком много видимого света и почти не было радиации. С ярким светом ещё как-то можно было мириться, но от отсутствия привычной радиации эльфов мучили разные прелести вроде резких перепадов настроения и "буйной меланхолии". Оттуда, кстати, пошли и биоритмы Равноночия, но не в них дело. Лет через двадцать после прибытия валинорцы не выдержали, установили радиационный генератор, и жизнь пошла на лад. Однако для хрупких организмов гриэрцев такой уровень радиации был смертельным (даже не хочется представлять, каким именно образом эльфы это узнавали). Чтобы не допустить невольных убийств, поставили то самое силовое поле, которое простиралось от самого океанского дна и до стратосферы. В автоматическую систему управления полем включили контур генетического опознавания, и отныне оно пропускало через себя только эльфов. Для остальных же путь был закрыт.
   А потом случилось то, что рано или поздно должно было случиться. Из-за какого-то пустяка (тут Авриго сделал пятнадцатиминутную паузу и всё это время приводил различные гипотезы, что это мог быть за пустяк - от птички, прогадившейся на новый костюм неизвестного военачальника, до излишне красноречивых телеведущих) разгорелась полномасштабная трёхсторонняя война между Валинором, Морготом и Гайяром. Валинор от океана отделяла только Стена, и часто враги пытались напасть на Альквалондэ с тыла. Однажды лихой шпион всё же "взломал" защиту Стены, а главный инженер, чтобы спасти своих, полностью сумел переклинить всю пропускную систему. Напрочь. Про это даже фильм сняли, вроде нашего "Штирлица". Тот инженер сделал Стену непроходимой с обеих сторон, и на долгие семь тысячелетий Первопроходцы Гриэра оказались отрезанными от своих собратьев.
   Когда по прошествии упомянутого срока война кончилась, головы остыли, потери - досконально подсчитаны (потери, грена мать - девяносто пять процентов населения откинули тапки!), державы, если их ещё можно было именовать таковыми, заключили мирный договор, обменялись сведениями, и тогда и Валинор, и Гайяр одновременно взвыли от сознания собственной тупости. Ведь среди Первопроходцев были представители обеих стран! А надо сказать ещё, что наиглавнейшим условием для Первопроходцев была полная секретность. Ни под каким предлогом им не позволялось выделяться среди местного населения. И уж тем более никаких достижений цивилизации. Обычный срок командировки не превышал трёх лет, а тут сразу семь тысяч. Валинор и Гайяр с содроганием взялись за приборы, ожидая, что их соплеменников постигла судьба тэлери, но куда там!
   Действительность шокировала куда сильнее! Первопроходцы вовсе не затерялись в чуждом для них средневековом мире, гм, колдунов. Более того, число эльфов на Гриэре даже превышало число валинорцев и гайяров вместе взятых. Ещё бы, никаких законов об ограничении рождаемости! Эльфам удалось каким-то образом ассимилироваться на Гриэре. Жили они, как все - воевали, женились, заводили детей, которым рассказывали байки древнего фольклора, а вовсе не правду о происхождении эльфийской расы, и следующее поколение вырастало в полной уверенности, что именно так всё и было. Старики же охраняли доверенную им военную тайну пуще жизни, но их становилось всё меньше и меньше.
   Лишённые технической поддержки, эльфы по-прежнему оставались первыми благодаря моде на физическое совершенствование, на счастье потомков заведённой их прапрадедами. Проще говоря, среди эльфов не было ни близоруких, ни горбатых, ни пузатых - готовые вояки, только обучи, и армия готова. Кроме того, низкая гравитация давала возможность в бою прыгать вдвое выше, чем люди и иже с ними, а луки и мечи с успехом заменили привычное оружие. Даже по определению эльфы были выигрышным видом эволюции. Представители этого вида не моги этим не воспользоваться: появились первые эльфийские государства на Гриэре, шли войны, заключался мир, а оказавшись в мире, где властвовала магия, они и к ней почувствовали склонность. Всё меньше и меньше Первопроходцев вспоминали про далёкую родину - и прежний, и новый Валинор со временем и в их собственных головах приобрели ореол сказочности.
   И всё бы ничего, но эльфы настолько крепко влились в средневековое общество, что на Обитаемых Землях появились полукровки. Кто б знал (генетики, впрочем, должны были знать), что все разумные расы Нурекны имели одинаковое число хромосом и даже могли иметь общих потомков. В результате - ни рыба ни мясо в таких количествах, что впору за голову хвататься, дабы проверить, не выросла ли ещё одна. Больше всего было, так сказать, гибридов эльфов и людей. Гномы эльфам не подходили элементарно по росту, а орки... вот уж если бывает любовь с первого взгляда, то в этом случае была ненависть с того же, не последнего взгляда. Как-то эльфы выбили орков с их исконных территорий на север материка, те отомстили, а так как гордости в них оказалось не меньше, чем у Перворожденных, то стали делать всё подряд наперекор бывшим соседям. Это не добавило оркам популярности, зато и нужна им была эта популярность...
   Потомки гайяров поступили проще. Они обосновали государство практически в центре материка, ощетинились границами и одной своей воинственностью отбили у местных охоту с собой связываться. Более того, на момент окончания затянувшейся войны между тремя странами среди гайяров не осталось ни одного из Первопроходцев, поэтому на пришельцев со своей якобы родины смотрели настороженно, если не сказать с подозрением, а уж о возвращении к истокам никто из них и слушать не хотел. Да, были и пришельцы. Нашлись умники, как-то ухитрились перебросить отряд через Стену и стали изучать обстановку на месте...
   Для синдаров и нолдоров, наоборот, Валинор оставался светлой сказкой. После того, как посланцы далёкой страны продемонстрировали свои возможности (а точнее, возможности нового оружия и медицины), легенда подтвердилась, и с того времени началась первая волна эмиграции, то есть, эльфы строили корабли и уплывали на юго-запад. Стену к тому времени уже починили, правда, не совсем, она впускать впускала, а вот выпустить уже не могла. Видно, качественно главный инженер тогда систему-то коротнул. Теперь же чинить не было ни времени, ни желания. Эмигрантов радушно принимали и переучивали. Многие из них, разочарованные в сказке (почти как Ника) мечтали о возвращении домой, но не тут-то было! В послевоенном Валиноре катастрофически не хватало рабочих рук, так что дефект Стены пришёлся как нельзя кстати. Да и был ли он дефектом или же целенаправленным саботажем? Короче, о возвращении на запад стали говорить как о пути, откуда нет возврата. Людская, гномья, а позже и эльфийская молва превратила Валинор в "тот свет", в место, куда души попадают после смерти. После того, как байка о "том свете" обрела силу, эмигрантов стало на порядок меньше, из них всё равно никто не вернулся назад, и так легенда превратилась в миф.
   Между тем Айрека развивалась, как вундеркинд, даже опережая первоначальные прогнозы. Злые языки утверждали, что, например, некоторые виды оружия появились в мире-близнеце отнюдь не сами по себе, а благодаря вмешательству ловких морготцев. Они-де с течением времени ничуть не изменились и таким странным способом хотели добиться права на монопольную торговлю с братьями по разуму в будущем. Однако морготцев так и не удалось схватить за руку, а на расстоянии они неизменно оставались белыми и пушистыми. Гриэр их вообще не интересовал. По их мнению, такая цивилизация, как на соседнем материке, обречена на вечный застой и загнивание. Морготцев не прельщали даже богатейшие залежи полезных ископаемых. Что толку в нефти, рассуждали они, если с большой долей вероятности можно быть уверенным, что твой "партнёр" не умеет читать, а при беседе сморкается в скатерть? Тратить время на образование дикарей они считали и вовсе глупым, как говорится, бесперспективняк. Потому-то ни один из морготцев никогда не был на Гриэре и мы о них, соответственно, не слышали (Авриго прочёл целую лекцию о нравах морготцев, которые, если верить кадету, лопают на завтрак кишки младенцев). В Айреке нахрапом появилось книгопечатание, паровой двигатель, телефон... короче, тут морготцы сами стали втихомолку разводить руками, так как подобного развития соседей они не рассчитали и справедливо опасались скорого нападения. Поговаривают, вещал Авриго, что Верховный Король Моргота ухитрился застраховать свою жизнь и смерть как раз от такого финта ушами... далее лекция капитально ушла от основной темы, переключившись на вредных жителей Моргота, и я с чистой совестью переключила внимание на коктейли.
   -А что же Клейтас? - Ника не выдержала и таки перебила рассказ Авриго. - Как могло получиться так, что он всё же вернулся в Валинор после смерти? Если это - миф, то как...
   -Я понятия не имею, как именно! - возмутился кадет.
   -Что, военная тайна?
   -Скорее, корпоративная.
   -Ничего не понимаю.
   -Да я и сам в этом не специалист, говорю же. Психофизика - очень трудная наука, у меня к ней вообще никаких способностей. Как это происходит, я не знаю, если разве в общих чертах... компания "Мандос" умеет хранить денежные секреты не хуже военного ведомства.
   -Какая ещё компания "Мандос"?
   Авриго открыл было рот, чтобы ответить, но вдруг в глубине зала надрывно заорали:
   -Всем на пол! Это ограбление!
  
   Нет, надо же! У меня едва глаза на лоб не вылезли. Ограбление - кому сказать, не поверят. Сперва я даже подумала, что ребятки шутят, но нет, вон, в глубине зала, несколько фигур - все в чёрном, по законам жанра, и размахивают "шокерами". Вообще-то, как объяснял Авриго ещё в машине, оружие это зовётся "танг" - ничего себе название, очень подходящее. Годится танг не только для ближнего боя, но и для дальнего, стреляя энергетическими разрядами высокого напряжения. Танги у всех гопников в наличии, и даже маски на рожах есть. Дежа вю, приступ номер два. Настоящие грабители. Всё повторяется, словно я опять попала домой. Даже ностальгия кольнула, честное слово! Нашла время...
   Музыка смолкла. Женщины визжали, мужчины ругались сквозь зубы. Грабители быстро (сразу видно профессионалов) рассредоточились по периметру всего кафе и методично срывали с посетителей дешёвенькие украшения и отбирали кошельки. Как-то неизвестный парень попытался отстоять своё портмоне, так бандитский главарь посчитал его подходящим примером для демонстрации своих намерений и разворотил парню грудь одним поворотом рукоятки танга. Так вот, значит, как этой штукой стреляют! Я уже прикидывала возможности танга в войне с Азгаром, но вдруг Авриго (вечно он весь кайф обломает) побледнел, затрясся и стал медленно сползать на пол:
   -Они сумасшедшие, да? Они всех убьют!
   Ой, а и верно! Я-то ещё на Гриэре привыкла, что Сила Ветра от всего прикроет (конечно, за исключением ядовитых змей), а так как тратить её после того шторма было некогда - не считать же тратой ту маленькую показательную молнию - её запаса хватило бы не только на моё личное здоровье, но и на нездоровье бандитов. Но - если я одна! Дайнрил, предположим, ещё более твёрдый орешек, но посетители кафе могут и не увидеть завтрашний день. Да что там посетители! Ника тоже не облачилась в бронежилет!
   Пока я думала о способах выкрутиться, бармен - вот же идиот! - ухитрился нажать тревожную кнопку. Главарь заметил это, истошно заорал и принялся строчить из танга куда глаза глядят. Запахло палёным мясом. Все входы и выходы, как нарочно, оказались перекрыты озверевшими грабителями. Тьфу, так бы они ушли себе спокойно (хотя меня-то не успели ограбить, вот я и рассуждаю, как посторонняя), а сейчас приедут менты и начнётся эпопея о захвате заложников. Ну, я же говорила, вон уже сирены за окном пиликают, я уже их слышала, пока по городу ехала... один из бандюганов схватил Авриго за шиворот и приставил танг к его голове:
   -Не двигайтесь, слизняки!
   -Это он кому? - поинтересовалась я.
   -Полагаю, нам, - безразличным тоном ответил Дайнрил, но отчего-то на мэрнаре. - А теперь слушай, Риточка. Дверь служебной, гм, уборной сторожит парень без поляризующей кольчуги. Угол обзора невелик, но вам хватит.
   -Нам?
   -Хватай Нику. Уведи её в безопасное место, а то она непременно начнёт геройствовать.
   -Ты что задумал? - возмутилась Ника.
   -Постараюсь вытащить Авриго, - усмехнулся он, - понятно? На счёт "два" и на максимальной скорости.
   Авриго уже отвели в центр зала и усадили на сломанный бильярдный стол вместе с остальными заложниками. Мы трое вскоре должны были присоединиться или к нему, или к трупам, которые валялись по всей кафешке. Я прочитала это в глазах гангстера, который стоял рядом и целился в нас из танга, причём процесс чтения мыслей происходил без всякой телепатии. Мужик с оружием медленно приближался.
   -Два, - произнёс Дайнрил и без предупреждения швырнул в бандита ещё дымящуюся трубку Авриго, которую кадет по понятной причине не успел взять с собой.
   Бандит взревел и принялся палить направо и налево, но я вовремя успела понять смысл вампирского приказа и раньше, чем тлеющий табак коснулся врага, цапнула Нику за руку (она упиралась, как могла) и со всей дури рванула к служебному сортиру. Постовой поднял было оружие, я походя жахнула в него разрядом Силы и пронеслась мимо, перепрыгивая через его ноги. Уже в туалете я сразу приметила окошко, ведущее на улицу. Небольшое, но пролезть можно. Прежде, чем скрыться в безопасном месте, я на секунду оглянулась и увидела, как один из зарядов танга всё же ввинтился в грудь Дайна. Брызнула кровь. Кто-то в маске посмотрел в нашу сторону.
   -Уходим! - я опомнилась, выбила окно порывом ветра и выскочила наружу вместе с Никой.
   Как оказалось, вовремя. Стоило нам откатиться на полметра в сторону, как вокруг здания сомкнулось туманное кольцо, вернее, это была полусфера с вдавленными в "асфальт" краями. Камешек, брошенный в неё, развалился в мелкий песочек с глухим треском. Ловушка захлопнулась, только вот вопрос: ловушка - для кого?
   Больше не нужно было держать нашу безбашенную героиню по имени Вероника, и я смогла встать и оглядеться. Сигнализация действительно сработала хорошо, и вокруг кафе с комфортом разместились более дюжины машин местной полиции. Здесь она называлась гвайтом, но местные жители подтверждали вселенскую нелюбовь к органам правопорядка тем, что между собой величали сию организацию милым словечком "хот". Очень похоже на Айреку, у нас тоже менты зовутся в народе не менее милым словечком "мусор". Машины гвайта были выкрашены в чёрный и зелёный, такими же были форменные костюмы гвайтэров.
   -Как вам удалось сбежать?! - спросил какой-то обалдевший хотэр в чине самира.
   Я ткнула пальцем в выбитое окно. Хотэр щёлкнул пальцами:
   -Удивительно. Это же "Орлы", а они никогда не упускают добычу.
   -Это, случайно, не морготцы?
   -Нет, вам повезло. Это не террористы, а обыкновенные налётчики.
   Ещё одна любопытная информация к размышлению. Выходит, и в Благословенной Земле водятся столь неприятные личности, как террористы. Впрочем, они есть везде, где имеют место быть готовые обостриться до предела отношения между двумя странами. Взять хотя бы ирландских республиканцев, не говоря уже про наших, родных отморозков. Дополнительный гвоздик в гроб легенды о счастливой заповедной земле. Однако, да простит меня Ника, такой Валинор мне нравится куда больше, потому что тут жизнь проста, понятна и поддаётся логическому анализу.
   Кстати, о Нике. Она уже оправилась от минутного шока и теперь просто смотрела на силовой кокон, окружающий кафе. Непреодолимый заслон на пути справедливости. Похоже, эти "Орлы" и впрямь ребята предусмотрительные, раз приволокли с собой силовую установку просто акт, на всякий случай. Одного не понимаю: зачем же на это силовое поле так пялиться? Ведь не протрёшь же в нём взглядом дырку!
   -Как ты думаешь... они его убили?
   -Что? - я вздрогнула от неожиданного вопроса. - Какая чушь! Не мели ерунды. Ты не хуже меня знаешь, что Дайн у нас невероятно живучий, а уж от разряда электричества ему только щекотно. Я бы лучше об Авриго побеспокоилась.
   -А если нет? Если не щекотно?
   -Мне-то откуда знать? Да не волнуйся ты так! Дайн у нас супермен, всех "Орлов" по ранжиру построит и красиво разведёт, как тот киллер из анекдота.
   -Какой киллер? - Ника распахнула глаза.
   -Анекдот неприличный, я его тебе потом расскажу, без представителей власти. И спасибо, что кое о чём напомнила. Господин самир, извиняюсь, нас с вами друг другу не представили, вы не просветите, какой срок... тьфу ты, какое наказание предусмотрено за убийство в порядке самообороны?
   Никакого наказания и тем паче срока, как и следовало ожидать, не полагалось, и сначала я успокоилась, а затем сердце опять тревожно забилось (надеюсь, со стороны это было не заметно). Силовой кокон, или как там эта прелесть называется, звуков не заглушал, и я прекрасно слышала крики и стоны раненых. Насчёт Дайнрила я и правда почти не волновалась, но - Авриго... ну как эти психованные "Орлы" кокнут его просто так, из-за того, что мы с Никой дали дёру? Надо убедиться в том, что парень в безопасности. Не скажу, будто то, на что я решилась, походило на прорыв блокады, но что-то вроде. Послушав, что говорили в гвайте насчёт подземных коммуникаций, я выбрала подходящий сток ливневой канализации, сняла решётку и ужом проскользнула внутрь, ухитрившись проделать это незаметно для большинства собравшихся.
   Вскоре я поняла, почему служители закона рассуждали о коммуникациях, но сами в них лезть не спешили. В нише коридора, который проходил аккурат под зданием, торчал с умным видом такой же типчик в чёрном, что и "Орлы" наверху, в кафе, и караулил противно дребезжащий аппарат. Так, если это - не искомая силовая установка, то я - дева-весталка. Заодно выяснила, как "Орлы" ухитрились попасть в кабак. Над самой установкой зияла порядочная дыра.
   Отключить охранника было делом одной минуты, благо с силой Ветра сталкиваться ему ещё не приходилось. Куда больше времени потребовалось на то, чтобы решить, нейтрализовать силовое поле сейчас или же чуть попозже? Имелось достаточно аргументов и "за", и "против". Наконец "сейчас" превратилось в то самое "позже", я махнула рукой и вызвала молнию, хорошо прицелившись в установку. Всё равно в ней ещё разобраться надо, а так сразу и с гарантией... откуда ж мне было знать, что после угощения зелёным разрядом установка не тихо сдохнет, а взорвётся с рёвом и дымом, которые сделали бы честь даже взлетающей ракете?! Весь дым, оказавшийся к тому же очень едким, я направила в дыру, благо, Сила ещё не истощилась. Когда стало возможно дышать носом, а не противогазом, то есть минуты через две, можно было взлететь наверх (не буквально взлететь, а по приставной лестнице) в зал кафешки, где увидела мирную, можно сказать, пасторальную картинку.
   Авриго сидел рядом с барной стойкой и опустошал бутылку коньячного спирта. Дайнрил же, бледный, с ещё не до конца зажившей грудью, держал на мушке всех бандитов, которых по одному уводили не растерявшиеся хотэры.
   -Благодарю, - самир гвайта подошёл к нему и ободряюще улыбнулся, - эти голубчики и понятия не имели, что нарвутся на гайяра. Завтра же сообщу об этом в посольство. Вам что-нибудь нужно, кровезаменители или...
   Дайнрил отрицательно покачал головой. Ника (она почти перестала дуться на него из-за её некрасивой эвакуации) возразила:
   -Самир, мы с Гриэра. Гайяр здесь не гав-гав. А вот кровезаменители будут в самый раз.
   -Обойдусь, - вампир сжал кулаки, - не маленький. Если уж вам так хочется поделиться аптечкой, самир, дайте нам с собой что-нибудь от похмелья, иначе наш гид весь день проведёт... над тазиком.
   Когда принесли просимое и увели всех "Орлов", я осмотрелась и нашла куртку Дайна. Он было отмахнулся, но я всем своим видом показывала, что буду сто лет стоять у него над душой, пока он не сделает одолжение и не наденет собственную куртку, дабы он не распугивал окружающих видом собственной грудной клетки в разрезе. Хорошо ещё, что в кафе было жарко и Энгрин сразу повесил куртку на спинку стула. Иначе мне пришлось бы ради спасения содержимого желудков посетителей кого-нибудь из них обворовать. К тому времени Авриго уже прикончил объёмную бутылку и вроде бы справился с шоком, но зато не очень-то твёрдо держался на ногах. Вот это уже - проблема так проблема! Нужно было просить не "алка-зельцер", а протрезвляющее средство. Теперь же придётся вести кадета Эйтара под ручки, а ведь мы даже не знаем, где он жить изволит. Благо, гостиница близко. Может, уложить его на диван в одном из номеров и не париться? Или лучше вызвать такси, только тут опять встаёт проблема адреса. Неужто придётся бросать монетку? Мы с Никой вывели переволновавшегося Авриго на улицу на предмет продышаться. Нормально... а если попросить Дайнрила просканировать кое-чьи туманные мозги? И тут начались дополнительные сложности. Авриго ни в какую не хотел оставлять машину на стоянке.
   -Угонят ведь... точно угонят. Машина-то сулж... служебная... не, ребят, я остаюсь.
   -Ну, щенок! Опомнись, какое "остаюсь"?! - рявкнула Ника.
   -Если угонят, то вместе со мной, - тихо бормотал Эйтар, вцепившись в руль, - а давайте поедем кататься?
   -На себя посмотри! Вот же дурилка картонная! - я готова была выйти из равновесия в любой момент. - Как ты собираешься вести машину в таком виде?
   -Эт-та... кто дурилка? Я дурилка? Я не дурилка, я будущий, ик... командующий армией, да! Я нормальный. Уж не думаете ли вы, что я пьяный? Я трезвый! Хотите, песенку спою? Когда на улице зима, белым-бело, метёт мете-е-ель...
   -Труд - проклятие пьющего класса, - вместе с румянцем к Дайну вернулось привычное нахальство.
   -Куртку застегни, - проворчала я.
   -Зачем?
   -Потому что ты очень похож на зомби.
   -Да ну? Это ты как определила?
   -У тебя ещё рёбра не срослись!
   -К утру срастутся, не впервой. Что ж, похоже, сегодня я сдаю экзамен на вождение. Садитесь, девочки, вас подвезти?
   Он усадил вконец окосевшего Авриго на переднее сиденье, а сам устроился на водительском месте. Ну, уверена, эту машину он уже научился водить, не зря же весь день наблюдал за Эйтаром. Даже я и то успела усвоить старт и торможение. С управлением этого драндулета справился бы и "чайник", всё "упаковано" в пространстве руля, как в гоночном болиде. Стоп, а правила дорожного движения? Дайн, положим, и умеет водить, а что, если мы по глупости врежемся в какой-нибудь грузовик? А что, скажете, нереально? Вполне возможно. Что тогда делать? Ведь не у всех, между прочим, рёбра срастаются за одну ночь. И, как назло, ни намёка на ремни безопасности...
   Спорить с Дайнрилом - самое бесполезное из всех дел на планете, лысого причесать и то реальнее. Поэтому я и не стала спорить, а просто вжалась в сиденье и скрестила пальцы на удачу. Вроде бы повезло. До "Фалмы" доехали без лишних приключений.
   Машину отвели на платную охраняемую парковку, а Авриго Дайн просто перекинул через плечо и в таком виде притащил в номер, между прочим, мой, мотивируя это тем, что он самый близкий от лифта. Там пьяного кадета усадили на диван, влили чашку кофе... то есть не кофе, но действие оказывает схожее... и наш проводник вновь обрёл способность более или менее связно говорить. К тому времени Ника уже сообщила мне коварный план потомка гайяров.
   Известно, что в вине истина, в пиве сила, а в воде микробы. Авриго выхлебал вина и теперь должен преподнести нам истину - о компании "Мандос", с того места, где нас так грубо прервали, а заодно ответить на прочие вопросы, возникающие по мере рассказа. Переводить на трезвый язык пришлось долго, и вот что в итоге у нас получилось.
   Личность, если верить теории психофизики, существует не сама по себе и даже не в социуме, а в пси-поле, уже упоминавшемся выше. И, если снять матрицу с совокупности нейроэмоциональных систем конкретной личности (эту штуку иногда обзывают "элльт", то есть душа) и поместить матрицу в стазис (что это такое - понятия не имею), то пси-поле будет сообщать стазисной копии все чувства, эмоции, даже память индивида вплоть до последних суток перед кончиной. И вот есть такая компания "Мандос", которая первой запатентовала новые свойства пси-поля. "Мандос" решил сделать на этом хорошее состояние. Оно и понятно, почему: бессмертие бессмертием, но от несчастного случая и тем более от убийц никто не застрахован, компания же предлагает гарантированное воскрешение с потерей всего лишь двух информационных суток. Как это делается, Авриго точно не знал. Вроде бы когда через то же пси-поле передаётся сигнал о смерти, в инкубаторе из нескольких донорских клеток (их берут вместе со снятием матрицы) начинает расти новое тело, потом в это тело пересаживается копия личности. В общем, довольный пациент возвращается в мир обновлённым. Правда, процедура эта крайне дорогостоящая, и её может себе позволить далеко не каждый миллионер. Однако для Первопроходцев ввиду опасности профессии сделали правительственный заказ - ещё в Эпоху Предначальных Дней, а тогда корпорация "Мандос" уже действовала. На этом Авриго выдохся и упал на диван лицом вниз, а я с горя потянулась к мини-бару за бутылкой белого вина.

XII. Цейтнот

   То, что умываться по утрам необходимо, известно почти каждому более-менее цивилизованному человеку. Все это знают и все с этим согласны. Однако мало кому понравится, если процедура умывания начнётся раньше, чем успеваешь проснуться, не говоря уже о том, чтобы встать с кровати.
   Поэтому, когда утром первого декабря (или же первого рингарэ, как кому удобно) на меня обрушился практически целый водопад чуть теплее подтаявшего льда, я вскочила с разом промокшей кровати с единственным желанием отомстить обидчику по максимуму, но потом вспомнила, что перед этой важнейшей процедурой прежде всего надо перевести дыхание, иначе месть превратится в оплёвывание собеседника. Раньше-то я считала, что дыхание - то, что перехватывает у родителей, когда их пятилетний сын рассказывает гостям подсмотренную им сцену. Но детей у меня (тьфу-тьфу) нет, а результат такой же.
   Как только стало возможно, открыв рот, выплюнуть слова, а не воду, я разглядела "поливальщика" и едва по новой не потеряла дар речи. Рядом с кроватью стояла ухмыляющаяся Ника с ведром в руке. Идея поджарить обидчика оказалась не такой хорошей, как думалось сначала. В душе осталась только крепкая досада на отвратительную жизнь.
   -Ты что, спятила?
   Ника, продолжая "радоваться", аккуратно поставила ведро рядом с собой и спокойно возразила:
   -Мне надо было вчера спросить то же самое. Понимаю, такие новости не каждый день слышишь, но разве при этом обязательно напиваться, как хромой пират?
   -Кто напивался?
   -И этого не помнишь? Вы тут устроили настоящий свинарник. Я минут сорок соображала, как выключить телевизор.
   -Да? А как он включается?
   -Понятия не имею. Включала ты сама.
   -Я? Как?
   -Мне-то откуда знать! Клянусь Великой Лестницей, лучше бы вы тогда оставили тот... платный канал "для взрослых"! Так нет же, вы с Дайном в один голос заявили, что это слишком банально и скучно, что баиньки вам ещё не хочется, и переключили на гонки моторных лодок! Этот шум даже святого выведет из терпения! Хорошо, что я отказалась пить с вами!
   -Гонки моторных лодок? Блин, и этого я не помню! Это, наверное, дико интересно. А что Авриго? Он пошёл домой, что ли?
   -В душе, отмокает. Он вчера так и не проснулся. Я его разбудила подручными средствами. Ты только посмотри на себя! Эй, Дайнрил, ты сегодня будешь вставать?
   С другой стороны кровати раздались нечленораздельные звуки, судя по тону - ругательства высшего пошиба. Я посмотрела туда и схватилась за голову. Нет, не оттого, что по всей кровати громоздились россыпи пустых бутылок. Просто "подручные средства" Ники превратили в болото не только постельное бельё, но и колоду карт, а ведь до конца игры оставался всего лишь один кон! Так... неужели начинаю вспоминать? Когда Авриго отключился, а Ника сбежала в свой номер - после того, конечно, как наконец справилась с телевизионным управлением - мы с кровососом попытались разойтись и не смогли встать с кровати по причине того, что не рассчитали дозу. Тогда мы решили не терять времени даром и устроили очередной "выездной тур казино", перемежая ходы ещё более обильными возлияниями при полном отсутствии какой бы то ни было закуски. Однако всё это - ещё не повод обливаться ледяной водой!
   Где-то с минуту я испаряла водичку и уже хотела вернуться в блаженное состояние пьяного сна, но к тому времени Ника успела растолкать Дайна, и теперь нам вдвоём предстояло проглотить какую-то красную, жуткую на вид пилюлю, которую весёлые фармацевты расфасовали в баночки под видом средства от похмелья. Я попыталась сопротивляться, но Ника опять же подсуетилась быстрее: она успела наполнить ведро заново и стояла рядом с самым решительным видом. Пришлось зажмуриться и проглотить пилюлю, и она, разумеется, оказалась противно солёной и оставляла на языке железистый привкус. Затем в голове будто объявили атомную войну. Перед глазами поплыли жёлтые круги, а когда им надоело мелькать, в ушах гулко бабахнуло. Зато я наконец почувствовала себя живым человеком, а не пробиркой с кровью, и могла без лишней злобы воспринимать окружающий мир.
   -Вот и отлично, - удовлетворённо сказала Ника, - и не забывайте, что через полтора часа у нас встреча с Магистратом, а нам ещё нужно переодеться и позавтракать. А, вот и ты, Авриго! Пойдём в ресторан, пока твои собутыльники собираются с мыслями. Дайнрил, я на тебя поражаюсь! Совсем недавно ты говорил, что отныне не пьёшь больше ста граммов!
   -Правильно, - согласился он. - Но, выпив сто граммов, я становлюсь другим, а этот другой пьёт очень много, сама понимаешь...
   Авриго закончил натягивать свитер (что-то он, похоже, подзабыл, как это делается) и произнёс:
   -В этом... в "Фалме" нет ресторана.
   -А что есть? - не поняла Ника.
   -Низкопробная жральня.
   -Но Талион говорил, что это хороший отель!
   Дайнрил усмехнулся:
   -Возможно, когда-то это и был хороший отель, но ведь и я когда-то был хорошим мальчиком...
   У меня на этот счёт было и своё мнение, но пока что я предпочла держать его при себе, иначе, к вящему удовольствию Ники, дискуссия грозила перерасти в разборку. Тем более, в глубине души я понимала правоту подруги. Полтора часа до важной встречи, а у нас ещё конь не валялся. Хотя... именно он и валялся, если судить по масштабам разрушений. Тьфу ты, а как, интересно, в Валиноре включается душ?
   По истечении определённого срока наша компания в полном составе просиживала штаны и юбки (Ника вырядилась) в приёмной по типу той, где вчера мы дожидались второго пришествия Тинвэ Талиона. Разница между "вчера" и "сегодня" состояла только в цвете стен и мебели (то было серебристое, а это цыплячье-жёлтое) и, пожалуй, в расположении дверей. Ну, ладно, сама приёмная тоже чуток побольше, так ведь и ждали мы не самира армии, а аудиенции у правительства целой страны, а это тебе не хухры-мухры!
   К слову, административно-территориальное деление Валинора было несложным. Три провинции, куча крупных городов, тысячи городишек и энное количество фермерских деревушек. С политикой немного сложнее. Валинор управлялся выборным органом под названием Конвент. Большая, в шесть сотен душ, говорильня, к тому же, нет деления на верхнюю и нижнюю палаты. На вершине всей пирамиды располагался Магистрат, выбираемый из числа депутатов Конвента. Магистрат представлял собой троицу уважаемых в обществе эльфов, чаще всего - преклонного возраста. Современный нам Магистрат не был исключением. Магистр-Реформатор и Магистр Равновесия разменяли четвёртое тысячелетие, Магистр-Консерватор был ещё на две с гаком тысячи лет постарше. А известно, что мало что так способствует косности мышления, как большой и по большей части ненужный жизненный опыт. Внешность же уважаемых Магистров способна только спутать карты. Поди, угадай возраст Перворожденного! Сядешь с таким пива попить, думаешь, ему и тридцати нет, а оказывается - две тысячи. Хотя мы же не пиво с ними пить будем, а о делах беседовать. Но чтоб мне провалиться, если я боюсь кучку впавших в маразм старцев, которых наскоро подлатали у пластического хирурга. Политики вообще - зло, но, увы, зло неизбежное и уж во всяком случае менее страшное, чем тот же Азгар. К чему тогда хныкать и ныть? Поживём - увидим.
   Наконец дверь распахнулась, и мы прошли к Магистрату. Все трое на месте, никто не захворал, и это радует. Главным в этом триумвирате был, как заранее шепнул Авриго, Магистр Равновесия. Вернее, была. Тари Мелглин Квэн отличалась небольшим ростом и мягким, вкрадчивым голосом. Знаю я таких, у женщин такого сорта за мурлыканьем всегда скрываются острые коготки. Да и по глазам Квэн видно, что характер у неё жёсткий и упрямый. Я бы не хотела иметь её в числе своих врагов, но, если уж придётся, о лёгкой борьбе останется только мечтать. Тар Локк Уртилль, Магистр-Реформатор, сидел справа от Квэн (Авриго говорил, что Уртилль полностью подчиняется тари Мелглин) и производил впечатление маленького серого мышонка, несмотря на великанский рост и внушительные бицепсы. Наверное, потому, что он всё время молчал. И, наконец, там был ещё Магистр-Консерватор, тар Киргор Тол-Харад. При его внешности ему бы в сериалах сниматься, а не протирать штаны за государственными бумагами. Белые волосы немного выше плеч, косая чёлка, фиалковые глаза - редкий оттенок, я ещё такого не встречала, с рожей всё нормально, мускулами тоже Свет не обидел... в общем, мечта, а не магистр. Сердце невольно начинало биться быстрее, стоило только Тол-Хараду остановить на тебе взгляд и улыбнуться. Правда, то же сердце умеряло пыл, когда бесстрастный мозг приказывал не забывать, что стоящий рядом Магистр - хитрый, расчётливый политик, а отнюдь не кандидат в женихи. Ну почему мне так не везёт!
   Тари Квэн начала вопросы издалека. Кто мы такие, откуда приехали, как относимся к ситуации в городе и в стране (не пояснив, имеет ли она в виду морготских террористов или общий уровень жизни населения). Политическое анкетирование продолжалось целых три часа, и в течение всего этого времени меня охватывало растущее недовольство. Затем, когда обсуждать было уже нечего, тар Тол-Харад завёл волынку насчёт вчерашнего происшествия с бандой "Орлов". Ему было интересно буквально всё, начиная от хронометража событий и заканчивая типом силовой установки, использованной грабителями для установки непроницаемого поля. Со стороны доблестного гвайта и то было меньше вопросов. История с "Орлами" отняла ещё два с половиной часа, а Магистрат, судя по всему, никуда не торопился. Будто они привыкли обходиться совсем без обеда! И ещё: сомневаюсь, что после вчерашнего им не доставили подробнейший отчёт о произошедшем со всеми возможными свидетельскими показаниями и записью с камер видеонаблюдения. Что им ещё нужно? Я всё ближе подходила к мысли о том, что господа магистры попросту тянут время, и, когда предположение переросло в уверенность, еле справилась с нахлынувшими эмоциями. Наконец, заметив, что Тол-Харад чуть замялся с очередным вопросом, а Квэн как можно незаметнее толкает в бок Уртилля, я не выдержала и спросила (с максимальной вежливостью, на которую ещё была способна):
   -Полагаю, это всё, магистры? Не пришло ли время поговорить о том, что действительно важно?
   -Что же вы считаете важным? - подобралась Мелглин Квэн, заметив в глазах собравшихся ту же злобную решимость.
   -Разумеется, Клейтас... Арджеретти.
   -Клейтас Арджеретти? Да-да, самир Тинвэ Талион представил нам доклад, в котором упомянул, что тар Арджеретти является, по вашему мнению, ключевой фигурой в деле предотвращения столкновения двух миров. Не спорю, избежать катаклизма - лучший выход из положения, но сначала ответьте на три вопроса. Во-первых, так ли уж необходим для этого тар Арджеретти? Во-вторых, почему вы так уверены, что ваши предположения насчёт пси-поля правильны? Я имею в виду, что мышление гриэрцев зачастую сводится к магическим ритуалам. И, в-третьих, если всё это подтвердится... вы обмолвились, что хотели бы вернуть тара Арджеретти на Гриэр. Правила же это запрещают. Нельзя ли в таком случае произвести процедуру на месте?
   Ну вот, хвала Силам, пришло благодатное время, и Магистр Равновесия заговорила о деле. Я набрала воздуха в грудь, готовая разразиться пламенной тирадой в защиту Гриэра, однако Дайнрил чуть заметно покачал головой. Ладно, пусть сам объясняет. В случае с Талионом он продемонстрировал исключительное знание предмета. Опять же, чтение мыслей и все дела... нет, вот это - вряд ли. Валинорцы давно живут бок о бок с гайярами, наверняка разработали действенные меры защиты. А то, что предки Дайна некогда прибыли с Гайяра, стало известно из уже упоминавшегося доклада. И не говорите, что такого доклада не существует! Всё равно не поверю. Остаётся рассчитывать только на то, что тару Энгрину удастся навешать на уши магистров достаточно лапши, чтобы они раскололись, где можно найти Клейтаса. Если же нам не разрешат его увезти, придётся стать военными преступниками, но и это в любом случае лучше, чем эвакуироваться чёрт-те куда.
   Дайнрил пристально посмотрел на каждого магистра и остановил взгляд на Мелглин Квэн (мне кажется или она действительно чуть покраснела?), а Тол-Харад заметно нахмурился.
   -Тари Квэн? - вампир приподнял бровь. - Вы не возражаете, если я сперва отвечу на второй вопрос. Вам доводилось когда-либо бывать на Гриэре? Если бы это было так, вы бы никогда не задавали подобного вопроса. Ритуалы Гриэра - всего лишь иносказание для стихийного - и, заметьте, контролируемого - использования пси-поля. Повреждение в разделяющем... механизме носит именно пси-характер, и исправить его можно лишь с помощью пси-конденсатора. Теперь - первый вопрос, которого тоже можно было бы избежать при малейшей доле логики и эрудиции. В научных изданиях на тему исследования поля пишут о замкнутых контурах и ключевых точках влияния. Восстановление конденсатора уже началось, и после этого нельзя менять участников процесса. Тар Арджеретти - один из этих участников, и он крайне нужен на Гриэре, причём в чётко оговоренном времени и месте. Как вы понимаете, это место - отнюдь не Валинор. Полагаю, я отчасти ответил на ваши вопросы, тари?
   -Хм... да. В ваших рассуждениях есть правильные моменты...
   -Правда? - Ника не удержалась от колкости.
   Квэн переглянулась с Тол-Харадом, затем с Уртиллем и чуть хриплым голосом ответила:
   -Нам не известно, где точно находится тар Арджеретти. Компания "Мандос" не склонна делиться своими секретами с кем бы то ни было. Исключение составляет налоговая служба, и то... несколько в другом смысле. Уверена, вас уже любезно просветили по поводу их матриц восстановления. Итак, местонахождение вашего... коллеги неизвестно. Но в сто одиннадцатом году со дня Переселения Магистрат застраховал жизни своих Первопроходцев в "Мандосе". Впрочем, это тоже должно быть вам известно. Так вот, контракты заключались только с двумя отделениями компании. Одно находится здесь, в Альквалондэ, другое - в городе Тонрас. Вот - адреса, - она протянула Нике сложенную вдвое бумажку, - ваш кадет Эйтар доставит вас на место. Остальное зависит от вас самих.
   Нечего сказать, Магистр Равновесия так и светится желанием помочь ближнему. Хоть не послала к троллю, и на том огромное спасибо. Ника спрятала бумажки в карман. Мы уже собирались уходить, как Тол-Харад отчеканил:
   -Если вы найдёте тара Арджеретти, дайте нам знать. О возможностях вывоза вашего коллеги за пределы Валинора мы поговорим позднее. Не рассчитывайте на многое. Стена практически непроходима, преодолеть её можно... но с огромным риском. И не забывайте, что закон один для всех даже в чрезвычайных ситуациях.
   -Поговорим позже, - голос Дайнрила отдавал таким же металлом.
   Киргор Тол-Харад медленно кивнул, и мы в конце концов смогли вырваться из опостылевшего за без малого шесть часов Магистрата. Неужели мучения позади? Ощущения сродни тому, какое испытываешь, когда сдаёшь последний экзамен, а впереди - каникулы. После такого длительного бюрократического поединка у меня разыгрался аппетит, и я попросила сгорающего от любопытства Авриго зарулить в первую попавшуюся закусочную. Остальные были согласны на все сто. Но Авриго так торопился узнать, о чём мы говорили за стенами Магистрата, что мы рассказали ему всё по пути и развернули бумажку с адресом, едва дождавшись, пока принесут заказ.
   -Порядок, - Авриго сразу повеселел, - это близко. Да и Тонрас не так далеко. Правда, за один день управиться будет трудновато, придётся ночевать в мотеле. Если бы вас так долго не мурыжили на приёме, можно было бы ещё попытаться успеть, а так - дохлый номер.
   -Ничего страшного, - я махнула рукой, - мотель так мотель. Видели мы заведения и погаже. К тому же, Клейтас может быть и в Альквалондэ, тогда вообще гонять не придётся.
   -Хотелось бы, Рита. Я вообще-то не очень хорошо знаю Тонрас, - сознался Авриго.
   -Не беда, купим атлас.
   -И верно! Они там на каждом углу продаются. В крайнем случае спросим у прохожих. И хватит, давайте лучше будем есть. Ника, у тебя с чем ин'свен?
   -С курицей...
   -Давай поменяемся? Я не очень люблю кальмары, тьфу ты!
  
   В действительности здание столичного отделения корпорации "Мандос" располагалось не так уж близко, на окраине Альквалондэ, в месте, которое смело можно было бы считать пригородом. Но Авриго так хорошо выбрал маршрут, что в пробках мы не потеряли ни одной секунды. Пробки были примечательные. Выходными днями здесь были вторник и среда, поэтому многие местные жители уезжали из города на природу, на пикники, наверное, сегодня. Так наши дачники уезжают по пятницам на фазенды. Короче, на место мы прибыли через двадцать минут после того, как отъехали от закусочной. Огромные чёрные ворота были закрыты, но поводов для беспокойства не было, потому что "Мандос" работал круглосуточно без выходных и праздников, как и любая уважающая себя крупная корпорация. Или же - как придорожный супермаркет, только в супермаркете цены ниже. Мы вошли через служебный вход, предварительно потолковав с охранником, и он проводил нас к дежурному менеджеру компании.
   -Понимаю, - ответил он, внимательно выслушав наш вопрос, - но мы не подчиняемся Магистрату, как бы им, возможно, этого не хотелось. Мы исправно платим налоги и считаем выполненным наш долг перед государством.
   -Это не приказ, - я ласково улыбнулась, - это очень важное и очень личное дело.
   -Личное?
   -Да, тар... нам пришлось обмануть Магистрат, потому что другого выхода просто не оставалось. Клейтас Арджеретти - наш друг. Мы знали, что он застрахован в "Мандосе", только и всего. Но... прошло очень много времени, а он как в воду канул.
   -Сожалею, но такое иногда на самом деле случается. Пациенты переносят восстановление по-разному. Некоторые впадают в депрессию, и нам приходится проводить долгую реабилитацию. Возможно, с вашим другом произошло именно это.
   -Вы... поможете нам?
   -Не всё так просто. У нас очень много клиентов, и большинство - из иных измерений. Вы, наверное, знаете, что уставом компании запрещено открывать филиалы в иных мирах, но граждане этих миров имеют право прибыть на Нурекну и оформить страховку. Взаимодействие активных пси-каналов делает возможным такой подход... Это значит, каждый день только в нашем отделении восстанавливают свыше пятидесяти клиентов.
   -Но ведь у вас, наверное, есть база данных?
   -Хорошо, - сдался менеджер, - Клейтас Арджеретти? Нет, увы, в базе есть один Арджеретти, но его зовут не Клейтас, а Лиэмар. С другой стороны, имя ни о чём не говорит. Наши клиенты предпочитают сохранять инкогнито. Попробуем другой вариант. Дата смерти?
   -Пятое октября, - чуть помедлив, сообщил Дайнрил.
   -Какое измерение?
   -Нурекна, - это мы уже вчетвером сказали.
   -Это уже что-то. Та-ак... извините, никого похожего на тара Арджеретти я не вижу. Быть может, в анкету вкралась ошибка? Эрден находится чрезвычайно близко от нас. Есть один парнишка с Эрдена, у него полная потеря памяти, и погиб он как раз пятого октября. Парень совсем ничего не помнит, даже своего имени. Мы содержим его в боксе на шестом этаже. Возможно, это он и есть? К сожалению, проверить мы не можем, потому что посторонним вход на шестой этаж категорически воспрещён.
   -Вы можете показать его фотографию? - предложила Ника.
   Менеджер немного удивился её тону, но фотографию всё же показал. Увы, "мистера икс" мог бы перепутать с Клейтасом только слепой. Мы синхронно встали.
   -Спасибо, это не он, - Дайнрил вежливо покачал головой, - извините за беспокойство.
   -Не стоит! Я был обязан помочь вам, в наши дни редко встретишь таких верных друзей. Не отчаивайтесь, в корпорации есть и другие отделения, практически в каждом большом городе. Вы ведь живёте в Альквалондэ?
   -Да, тар.
   -У вас ещё очень много шансов. Вы обязательно найдёте своего друга, не может же он потеряться. У нас не почтовое отделение...
   К тому времени, как мы вернулись в машину, начало темнеть. Я мысленно (в очередной раз, каюсь) послала уважаемый Магистрат туда, где темнее, чем у дяди Тома в этой... в хижине. Это ж надо, сколько времени зря потеряли! Теперь придётся двигать в Тонрас ночью, никуда не денешься. Надеюсь, что сведения Магистрата полные и уж там-то мы отыщем блудного Первопроходца.
   Однако жизнь обожает преподносить сюрпризы, и чаще всего их не назовёшь приятными. После полутора часов езды в машине что-то стало попискивать, а затем и поскрипывать. Авриго озабоченно посмотрел на приборы и переменился в лице. Вскоре звуки стали совершенно непереносимыми. Машина ехала всё медленнее и медленнее, и вот настал тот момент, когда она рывком затормозила и больше не смогла двинуться с места. Авриго смачно выругался.
   -Что случилось? - спросила я.
   -Тысяча балрогов! - он вышел и открыл... назовём эту часть машины капотом. - Сто тысяч балрогов! Проклятье!
   -Серьёзная поломка? - осведомился Дайнрил.
   -Серьёзная ли? Очень серьёзная! Кто-то выдернул половину предохранительных клапанов!
   -Ты хочешь сказать, выдернул преднамеренно? - переспросил вампир, отчего-то весело косясь на Нику.
   -Ещё бы не преднамеренно! Я же видел ещё в закусочной, что вокруг машины крутился какой-то тип! Ну, что мне стоило выйти на пять минут раньше!
   -А зачем ему это делать? - не поняла Ника.
   -Как зачем? Ты прямо наивный ребёнок. Продать, конечно. В том районе, если ты оставляешь машину без присмотра на пару часов, её если не угонят, то разберут по винтикам. А я-то хорош!
   -Починить сможешь? - меня интересовала не теоретическая, а практическая сторона вопроса.
   -Наверное, смогу. У меня где-то были запасные клапаны, но их придётся подгонять под диаметр отверстий, а это займёт больше трёх часов. Сейчас слишком темно, чтобы заниматься этим. Клапаны чёрные, я их просто не увижу. Тысяча балрогов! И надо же было так влипнуть! А ближайший город, ну как назло, в тридцати лимах отсюда! Всё, мы пропали.
   -С чего ты взял, дурень? - я аж вздрогнула.
   -Это же...
   -Тут водятся ядовитые змеи? - с ехидцей спросил Дайнрил.
   -Нет, что ты!
   -Тогда какие-нибудь дикие опасные звери?
   -Нет, но...
   -По округе разгуливает маньяк? Шайка разбойников?
   -Великий Илуватар, нет!!!
   -И в чём же проблема? Насколько я понимаю, её нет как таковой. Ничего страшного не произойдёт, если мы одну ночь проведём здесь. Разве тебе раньше не приходилось спать в машине?
   -Ну, если честно, нет.
   -Дитя асфальта, - констатировала я.
   -Нет, моего отца зовут не Асфальт, а...
   -Это - айрекская присказка, "сыночек"! Никто ещё не умирал от того, что ночью в чистом поле у него сломалась машина. С кем не бывает? Тем более, если ты утверждаешь, что здесь нет ни бандитов, ни - бр-р! - змей. Или ты веришь в привидений?
   -Привидений не бывает.
   -Ага, уже чувствуется пробуждение здравого смысла! Кстати, боюсь тебя разочаровывать, но привидения-то как раз и есть. Ну да ладно, это всё равно на Гриэре, так что...
   -А вам-то самим приходилось ночевать в машине?
   -Нам? - Ника с садистским удовольствием толкнула паренька в бок (сегодня была её очередь учиться водить на наглядном примере, и сидела она на переднем сиденье). - Нет. Просто на земле, когда наши лошади отдыхали рядом. Иногда мы подкладывали под голову седло вместо подушки...
   -Тысяча балрогов!
   -А вокруг нас кишмя кишели летающие мартышки-кровососы, в засаде подстерегали враги, а сверху лил дождь, и единственным способом спастись от него было - залезть под брюхо лошади. А когда лошадь пропотеет после долгого перехода, дышать приходилось через раз. Руки немели от холода, а дождь не позволял разжечь даже малюсенький костерок. Но - зато какой пьянящий запах свободы! Знаешь, на Гриэре нет электричества, кроме молний, конечно, и когда она - то есть молния - ударяла в пень поблизости, невольно вспоминаешь о тёплом доме...
   -Ну, хватит! - решительно приказал Дайнрил на мэрнаре. - Дурачок и так еле жив при мысли, что придётся провести целую ночь вдали от цивилизации. Гляди, если он от страха намочит штанишки, сиденье отмываешь ты.
   -Тоже мне, напугал! - проворчала Ника, но дальше "накручивать" не стала.
   Я была близка к тому, чтобы поблагодарить Дайна в полный голос. Зная Нику, легко предположить, что следующим витком её страшилок пойдут рассказы о войне и рукопашных схватках, а это уж совсем неподходящая информация для впечатлительного городского паренька. Но Дайнрил, кажется, в очередной раз прочитал мои мысли, потому что сразу подмигнул мне и ободряюще улыбнулся.
   -Удивительно, - пробормотал Авриго, - какая у вас сложная жизнь. И интересная! Хотя у меня от всего этого голова кругом идёт. А Гриэр - там вообще как?
   -Сразу и не объяснить, - Ника пожала плечами.
   -А ты постепенно!
   -Чего там объяснять, - перебил Дайн, - ты лучше сам вот что расскажи. Я всё утро и весь вчерашний вечер читал научные журналы в обеих приёмных, но так и не понял одной вещи. Знаешь, у нас очень часто появляются Порталы. Так мы называем щели между измерениями или, гм, сверхактивные пси-коридоры. Они появляются сами по себе, и можно нарваться на крупные неприятности, к примеру, сделать лишний шаг по дороге и утонуть в море. Ты оказываешься в чужом мире, не имея ни малейшего представления о том, что делать.
   -С Гриэра - в Айреку?
   -Бывает и наоборот.
   -Так вот вы как сюда попали!
   -Не совсем. Рита и Ника там выросли, я же лишь наведывался туда время от времени - по той же причине, что и сюда. Скажем так, я в хорошей компании искал осколки того самого пси-конденсатора. Но речь сейчас не о нём. Интересно вот что: почему Порталы никогда не появлялись ни в Валиноре, ни в любом другом месте за Стеной?
   Я подобралась. А это действительно интересно! Почему "дырки" сосредоточены только на одном материке, хотя ведут они в любую точку Айреки? Даже на Тор Дара их практически не бывает. Впрочем, остров достаточно мал, и в пропорции выходит почти нужная цифра. Но вот не заметить лишние дыры в своём же "полумирке"! Странновато. Авриго почесал затылок и выдал:
   -Почему не появлялись? Появлялись. Только очень мало. Чаще всего ночью. Где-то раз или два в год. А из-за чего прямо так? Ну, не знаю, я ж говорил, что психофизика - не моя специальность. Могу вот что рассказать. Когда я говорил - ну, в истории Переселения - о смещённости пси-поля в сторону Гриэра, я немного неточно выразился. Оно сосредоточено там на девяносто шесть процентов. Вы ведь знаете о строении кометы? Так вот, Нурекна - её увеличенное подобие.
   -Мы что, живём на комете? - хихикнула я.
   -Образно выражаясь, да. В пси-диапазоне. Гриэр - это хвост кометы, а мы - обратная сторона, ядро. Над нами, как и в Айреке, практически нет пси-поля. Наверное, поэтому эти, ваши... как там их... Порталы так редки. И поэтому я сам так интересуюсь Гриэром. Там ведь, наверное, совсем другая жизнь? Как там? Кто сейчас король?
   -Королей - уйма, - Дайнрил вовсе не собирался с ним откровенничать, - а живут так же, как в деревнях эмигрантов-традиционалистов. Нет электричества, нефти, городских канализаций тоже нет в большинстве случаев. И всё это ты мог бы сам прочитать в соответствующем учебнике. А теперь впрямь пора спать, потому что вставать придётся ещё раньше, чем сегодня, а тебе, Авриго, ещё чинить машину. Вопросы откладываются на неопределённый срок. Спокойной ночи.
   Я вжалась в стенку и впервые пожалела, что машинка не айрекской конструкции. В противном случае (то есть, на крыше родной "шестёрки") можно было бы лечь спать прямо на крыше. Конечно, не самое роскошное ложе, зато ты застрахована от бестактных подначек соседа по сиденью. Но увы, на крыше "Эсте" особенно не разляжешься, потому что круглая она и обтекаемая. На улицу тоже не выйдешь: ветер пригнал с моря тучи, и они пролились мелким противным дождиком. А на кой выходить под дождь и мокнуть, если есть крыша? И я, скрепя сердце, отодвинулась как можно дальше от Дайнрила, пытаясь поскорее заснуть. Когда видишь в руке у такого типа большую иголку, не подумаешь о том, что он увлекается вышиванием. Скорее, акупунктурой...
   Проснулась я довольно рано, но в машине уже никого не было. Все стояли у капота и что-то мудрили с его начинкой. Хорошо ещё, меня будить не стали. Если им так интересно, пускай чинят, а я умываю руки. Кстати, где в этом месте можно умыться? Не хотелось бы перед Авриго демонстрировать "стихийную магию". Но воды-то мы взяли очень мало, рассчитывая на ночёвку в мотеле со всеми удобствами. Хм... сбежать, что ли, вон в ту рощицу?
   Хвала Силам, сбегать не пришлось. В тот момент, когда я размышляла о пользе умывания, Авриго с грохотом захлопнул капот. Починил, что ли? Я хлопнула ладонью по сиденью и случайно нашла ту самую иголку, которую недавно видела у Дайнрила. Повинуясь внезапному порыву, я воткнула её в сиденье Авриго и, сдерживая хихиканье, стала ждать результата.
   Результат оказался ошеломляющим. Сначала наш шофёр взвизгнул, затем помянул по очереди чуть ли не миллион балрогов, а когда, наконец, извлёк иголку из мягкого места, снова взвыл, но уже... от радости.
   -Так вот он где, левый струйник! А я-то его везде искал! Это надо же... оказывается, я всю ночь на нём сидел. Ну и растяпа же я!
   Дайнрил укоризненно посмотрел на меня. Я украдкой показала ему язык, он усмехнулся и мысленно сообщил, что на достигнутом не остановится. Я показала ему средний палец, на что меня обозвали очень нехорошим словом. Дискуссия грозила перерасти в процесс пересчитывания рёбер и зубов, как говорится, методом научного тыка, но Ника (ах ты ж наша умница) вовремя просекла ситуацию и послала нас обоих к троллю, однако уступать мне переднее сиденье не пожелала по неизвестной причине. Пришлось мне всю дорогу сидеть смирно и втихаря втягивать вампира в борьбу на руках, попутно обвиняя его в жульничестве (к сожалению, взаимно).
   В Тонрас мы приехали к часу дня. Атлас города, по счастью, нашёлся в ближайшей сувенирной лавке, и нужный адрес Авриго вычислил быстрее, чем все остальные проглотили бутерброды из автозакусочной. Оставалось только добраться до намеченной цели.
   В современном бизнесе всё зависит от менеджера. Оказывается, это выражение применимо и к нашему "бизнесу". Менеджер тонрасского отделения вышел к нам прямо из корпоративной столовой, и его руки всё ещё блестели от ин'свена.
   -Конечно, мы всегда готовы помочь правительству родной страны, - вещал он, - но без управляющего я не имею права сделать и шага.
   Как бы противореча себе самому, менеджер протопал к рабочему столу, при этом он сделал как минимум шагов пять. А песенку-то какую запел! "Рады помочь правительству"... его коллега в Альквалондэ говорил с точностью до наоборот. Ох, не нравится мне это! Да ещё эта байка про управляющего, про которого, кстати, в столице молчали.
   -Позовите управляющего, - попросила Ника.
   -Не могу. Всё, что угодно, только не это.
   Ужасно зачесался язык попросить его станцевать лезгинку, раз уж он так высказался. Всё, что угодно! Дайнрила тоже огорошило такое заявление, и он вежливо спросил:
   -Почему не можете?
   -Он в командировке в провинции Ферлиар. Его самолёт прилетает завтра днём. С ним вы и поговорите про тара Арджеретти, но у меня, к сожалению, связаны руки.
   Ну, если бы у него руки были связаны, он бы не смог пожирать ин'свен в таких количествах. А ещё мне не понравилось выражение лица Дайнрила. Он как будто увидел говорящую ящерицу или там саламандру. Не спорю, менеджер оставлял довольно скользкое впечатление, но не до такой же степени!
   -И что нам делать дальше? - наконец произнёс Энгрин.
   -Ждать.
   -Сколько?
   -Приходите завтра, - тут я живенько вспомнила фильм про Фросю Бурлакову и фыркнула, - после обеда. Управляющий к тому времени уже подъедет. К нему и обращайтесь. До свидания.
   Вежливый молодой человек, ничего не скажешь! Хотя определение "человек" к нему вряд ли подходит, но что сказано, то сказано. Мы вышли из здания "Мандоса" и, не сговариваясь, сели в машину. Авриго сразу же открыл атлас, который, к счастью, никто не успел стырить, и сообщил, что ближайший приличный мотель находится всего в паре лимов от корпорации. Я уже представила себе очередные унылые сутки в четырёх стенах (притом, что дождь и не думал заканчиваться) и взвыла от тоски. И тут меня словно под зад звезданули. Мы-то даже не успели назвать обжоре фамилию Клейтаса. Откуда же он её знает?! Нет, дурят, дурят нашего брата!
   -Что с тобой? - озабоченно осведомилась Ника. - На тебе лица нет! Что-то не так?
   -Он врёт.
   -Кто врёт?
   -Тот сукин сын с лоснящимися лапами. Он назвал Клейтаса по фамилии, а ведь мы и имя-то сказать не успели! А эта покорность перед Магистратом? Он же врёт, а вот на кой ему брехать, я пока не знаю.
   -Это объясняет и ментальный заслон, - медленно добавил Дайн.
   -Вот почему ты так на него смотрел! Да, понятно... понятно, если это Магистрат, а когда мысли прячет какой-то мелкий клерк... и правда, подозрительно. А уж всё вместе...
   -Это значит, что Клейтас здесь, - заключила Ника, - они держат его взаперти для каких-то своих целей. Но как же мы его найдём в такой большой корпорации? Тут же на каждом шагу охрана и система безопасности, которая нас поджарит при первой попытке влезть в боксы.
   -Здраво мыслишь, - хмыкнул вампир.
   -В "Мандосе" две тысячи комнат реабилитации, - вставил Авриго, - и это в каждом здании. Чтобы осмотреть все, понадобится не один час. Я одного не понимаю: почему менеджер сказал нам приходить после обеда? Разве он не понимает, что нас насторожит его поведение и мы станем торчать под окнами - так, что "Мандос" не успеет вывезти вашего Арджеретти незаметно!
   Я сжала кулаки:
   -Зато я знаю. Знаю, что можно сделать незаметно от наружного наблюдения!
   -Что? - полюбопытствовал Авриго.
   -Подчистить базу данных. Так, чтобы в ней не оставалось и намёка на Клейтаса.
   Дайнрил молча вылез на улицу.
   -Эй, куда это ты собрался?
   -Ты знаешь, - произнёс он.
   -Потому-то и спрашиваю, есть ли у тебя вообще совесть или нет. Я иду с тобой, понял?
   -Нет. Поезжай в мотель.
   -Сам туда езжай, эгоист недоделанный! И, если что, это моя идея!
   -Твоя идея слишком опасная.
   -Да-да, и поэтому кое-кто решил её слямзить. Это же, тролль твою мать, просто вопиющая бестактность. И знаешь что ещё? Грена с два я от тебя теперь отстану!
   -О чём вы спорите? - вмешалась Ника.
   -Чтобы те козлы из "Мандоса" сели в лужу, надо их опередить и самим покопаться в базе данных...
   -У-у! - Ника и Авриго одновременно приуныли. - Опять эти ваши компьютеры? - Авриго даже сплюнул. - Идите вдвоём, нам же спокойнее. А мы тогда припаркуемся вон там, за холмом, и будем вас ждать. Если вас засекут... ну, не мне вас учить - спешно валите. Нет, я серьёзно, вдвоём-то у вас больше шансов расколоть их защитный код.
   -Что, съел? - я торжествующе улыбнулась.
   По лицу Дайна было видно, что в тот момент он готов был именно съесть, причём не только меня, но и Авриго заодно. Энгрин обозвал меня трёхэтажным местным загибом (и когда только нахватался?), но больше не пытался красть чужие идеи. Собственно, это от него и требовалось, однако я всё же не решалась идти впереди. Опыт подсказывал, что вампир пропускает даму вперёд не из желания продемонстрировать хорошее воспитание, а потому, что сзади легче врезать этой даме по шее и тем самым убрать помеху с дороги. Хватит, я уж учёная...
   Мы вошли через тот самый служебный ход, план которого запомнился по зданию аналогичной планировки в Альквалондэ. Я отправила охранников проспаться чётко выверенными разрядами, честное слово, даже не думала, что так хорошо получится. Как оказалось впоследствии, боевые молнии создавали ощутимое электромагнитное поле, которое вывело из строя почти все камеры видеонаблюдения. Но в тот момент нам было глубоко плевать на то, засветимся мы в архивах "Мандоса" или нет. В конце концов, каждый имеет право на маленькую месть.
   Компьютер стоял на самом видном месте и, как ни странно, был включён, так что одной головной болью стало меньше (я имею в виду защитные коды). Любитель ин'свена как раз топал к рабочему месту из другого конца коридора. Наверное, ходил руки мыть. Увидев нам, менеджер побледнел, аки мельник при аварии на элеваторе, и потянулся к поясу, к которому был приторочен маленький танг. Предусмотрительная сволочь! Дайн, по счастью, был жизнью учен и умел действовать быстро. Уж не знаю, что он там с этим обжорой сделал, но вскоре тот лежал рядом со стойкой ресепшен, то бишь приёма посетителей, так что дураков на пути не осталось. Теперь самое важное - поймать момент...
   И всё же мне удалось пробиться к базе данных первой. Не мудрствую лукаво, я набрала на клавиатуре (долго мучилась с расположением букв, но это всё пустяки) имя и фамилию Клейтаса. Эффект не заставил себя долго ждать, но оказался ещё более непредсказуемым, чем радость Авриго при виде гигантской иголки.
   "Клейтас Арджеретти, дата рождения: 8 йаванниэ 00014 года до начала Переселения. Номер контракта: М-064. Заказчик: Конвент Валинора. Дата заключению контракта: 23 рингарэ 00111 года от начала Переселения. Дата выполнения контракта: 7 куллиэ 16859 года от начала Переселения. Справка по контракту: частичная потеря памяти и депрессия в связи с разрывом сроков снятия матрицы и выполнения контракта более 12000 лет. Амнезия не абсолютна и подлежит излечению. Прочее: выписан 28 куллиэ 16859 года от н.П., через три недели после поступления, переехал на жительство в монастырь Лот-Мэлиан, расположенный по адресу: провинция Шэкмаан, округ Луц".
   -И это, что ли, они хотели скрыть? - удивился Дайнрил.
   -Бред, - согласилась я.
   -В детективных книжках советуют спрашивать, кому это выгодно, но... кому? Монастырю, что ли? Нет, нет, нет... "Мандос" давно выполнил свой контракт, к чему им лишние проблемы?
   -Спросим у самого Клейтаса.
   -Если он хоть что-то помнит. Ладно, хотя бы узнали, где он... точнее, где он был двадцать восьмого числа. Пошли отсюда.
   Менеджер, кстати, остался лежать там же, где изволил упасть. Ну и пёс с ним, в "Мандосе" коридоры застилают только качественными и мягкими коврами, не отлежит парниша ничего для себя важного. Например, желудка. Очухается часа через полтора - если повезёт и на него наткнётся охрана, то и раньше. Вот только как они будут потешаться над беднягой... и, если честно, не испытываю к нему никакого сочувствия.
   -Ну как? - жадно спросил Авриго у Дайна, как только мы с вампиром залезли в машину.
   -Гони в Лот-Мэлиан!
   -Монастырь? Но зачем вам туда?
   -Заткнись и газуй! - не выдержала я.
   -Хорошо, я-то что... предупреждаю, это далеко, почти на границе с провинцией Эдренна, это значит, ехать придётся дня три.
   -И что? Дайн, а если ему в нос врезать?
   -Хм... - Энгрин сделал вид, будто обдумывает моё предложение. - Кадет Эйтар, вам действительно нужно это особое приглашение?
   Авриго обиженно надул губы и завёл мотор. Нет, всё-таки даже в плохом настроении Дайна есть свои преимущества. Сдаётся мне, наш шофёр замялся не оттого, что до Лот-Мэлиана ехать аж три дня, просто он совсем не знает тех мест и хочет это скрыть. Ничего, потерпит, дело есть дело. А местные атласы продаются за копейки, всего-то двадцать занга за штуку. Небось не потеряемся на просторах Валинора.
   Всю дорогу Авриго изображал дельфийского (то есть, эльфийского) оракула. Всё предсказывал, что, как бы ни обстояли дела с Клейтасом, миру всё равно придёт хана. Подкреплял свои пророчества гипотезами, теориями... мол, нам просто не разрешат забрать товарища Перворожденного, а уж о том, чтобы уехать после этого самим, и речи быть не может. О криминальных планах бегства в такой ситуации никто его просвещать не торопился - если не кретин, то и сам догадается - и просто посоветовали не сотрясать воздух. Воздуху плохо, он может обидеться, взамен же Авриго пусть лучше сосредоточится на управлении транспортным средством. Авриго на такое пожелание снова надувал губы, что ему ужасно не шло, но вскоре отходил, и процесс повторялся по кругу, до тех пор, пока поздним утром пятого декабря перед нами не выросли высокие зеленовато-серые мраморные стены Лот-Мэлиана.
   -Приехали! - радостно воскликнула я, открывая дверцу. - Идём!
   Дайнрил рассмеялся:
   -Можно узнать, куда ты собралась?
   -А что, нельзя?
   -Не-а.
   -Чего так? Здесь-то чего опасного?
   -Ничего, - его просто душил смех, - за исключение того, что Лот-Мэлиан - мужской монастырь. Женщин туда просто не пускают. Так что, пожалуй, вам с Никой придётся подождать снаружи.
   Я демонстративно отвернулась. Ещё одно проявление мужского шовинизма во всей его красе! Знаю, как там они женщин не пускают! Обета безбрачия в Валиноре и сопредельных странах вообще нет, да и слова такого тоже. Свинтус... ну, если уж ему так хочется первым найти Клейтаса и получить лишнюю галочку в своём Ордене Тверди - всегда пожалуйста, тем более, у меня-то такого ордена нет. Я уже вышла из того возраста, когда закатывают истерики со слезами, лучше - для собственных нервов - сделать морду тряпочкой и сидеть спокойно.
   Через полчаса из дверей монастыря выскочил Авриго Эйтар и сразу же принялся заводить мотор, так, чтобы одного нажатия кнопки хватило для мощного рывка. Закончив с мотором, он положил руки на руль и напряжённо вздохнул.
   -А где Дайнрил? - поинтересовалась я.
   -Сейчас будет.
   -Что там вообще происходит?
   -Всё нормально.
   -Нет, он издевается! Клейтас там?
   -Куда он денется? Только он, это... я не вру... почти ничего не помнит. Художником, балрог ему в зубы, заделался!
   -Художником?
   -Ага. Сидит в своей келье, как сыч, пишет картины и ни с кем не разговаривает. А картины такие уж странные, что и сказать нельзя. То лес - осенний - а ведь лето на улице! И деревья в том лесу такие, каких никто никогда не видал, разве что laur'orn, да и то... Не поймёшь, короче. Или вот, нарисовал какую-то деваху - не сказать, чтобы красивую - и утверждает, что это птичка.
   -Её так зовут - Айвэ.
   -Да что ты? А мне показалось, что тот тип умом тронулся. Но и даже если такое имя... увидите, каким он стал. Псих, факт. Смотрит так на вашего Дайнрила и только глазами лупает: мол, я тебя где-то видел, да не помню, кого ты грохнул. А что такое Зеркало Шёпота?
   -Озеро Сианэ, в Белоозёрье, - рассеянно ответила Ника.
   -Видите?! Озеро! А Арджеретти утверждает, что Зеркало Шёпота напророчило ему развилку жизни. Придумал! По нему не монастырь, а психушка плачет!
   -Озеро и вправду пророческое, - фыркнула я, - так что обломись, чурбан. А потеря памяти - дело нехитрое. Вылечим. А если и не вылечим, тоже мне, проблема! От Клейтаса требуется только присутствие на развалинах Эйа, а для этого мозги и вовсе без надобности. И всё же, куда запропастился Дайн?
   -Во-он туда. Наверх-то глянь!
   Я посмотрела туда, куда показывал палец Авриго, на стены монастыря, и увидела перелетающие поверху две крошечные фигурки. Скоро стало возможно разглядеть брыкающегося Клейтаса, которого Дайнрил без лишних церемоний схватил за шкирку. Видок у Клейтаса был несколько непривычный, но всё же это был именно он, пусть и с другой причёской и в другой одежде. Мы добились своего! Кто бы знал, что сказочная дорожка и старинная баллада выведут нас туда, куда нужно!
   -Гони! - приказал Дайнрил, запихивая Клейтаса на заднее сиденье. - Рысью в Альквалондэ! Эти шустрики скоро заметят, что их бессовестно надули.
   -Не хочу я никуда, пустите! - отбивался Клейтас. - Я ведь ещё не закончил картину!
   -Обойдёшься.
   -Я вас не знаю! Кто вы такие?
   -Ща вспомнишь, - пообещала я, - мы тебе мигом промоем извилины. Окно, что ли, закрыть?
   Лот-Мэлиан стремительно уносился вдаль. Пока что, вопреки опасениям Энгрина, было спокойно, как и полагается монастырю. Мы уезжали с чувством выполненного - но не супружеского - долга.

XIII. Торговцы памятью

   Многие, идя по жизни, просто оставляют след в истории. Другие же умудряются в неё вляпаться...
   И всё бы ничего, если бы это не случалось с завидным постоянством. Напоминает хрестоматийную ситуацию с моим соседом. Парень был готов рвать на себе волосы от досады, когда он застал свою жену, пардон, с другим мужиком. Седьмой раз за один-единственный год. Причём мужики, что характерно, были всё время разные. Не зря же мечта идиота выглядит как жена соседа. Вот и гадай: то ли это невероятное стечение обстоятельств, то ли парнишку угораздило жениться на красотке нетяжёлого поведения. Как ни крути, а попали оба здорово. Она угодила на месяц в реанимацию, а он - на три года в тюрьму. И мне их ни капельки не жалко. Когда гулящая давала брачные обеты, она наверняка сказала так: обещаю хранить тебе верность всю ночь напролёт. На этом супруга сочла свой долг выполненным...
   Это я всё говорю к тому, чтобы пояснить простую истину: наперёд бы знать... а что, может, всё бы сложилось по другому. Хотя, если уж началась полоса невезения, ты хоть из кожи вон вылези, результат всегда будет один и тот же, то есть отрицательный. Жди, пока невезуха пройдёт сама собой. Если, конечно, что-то смыслишь в таких делах.
   Правда, в тот момент никто и помыслить не мог, что веселье только начинается. Поди гадай, кто во всём виноват. Скорее всего, именно Клейтас, пусть даже впоследствии он постоянно извинялся.
   Сначала мы заметили, что обитатели Лот-Мэлиана очень рано подняли тревогу и пустились в погоню. Машины у них были примерно такого же класса, что и у Авриго, но беспокоило то, что разгневанные (убей, не пойму, чем) монахи вполне могут вызвать гвайт, и уж тогда нам придётся солоно. Но зачем этим идиотам Клейтас? Ведь охраняют, словно отпрыска знатной фамилии. Дайнрил, например, добился права зайти в его келью только благодаря вампирскому гипнозу, и то ему ключа не дали; а дверь в келью была толстой-толстой и так крепко сидела в косяке, что обычному эльфу ни в жизнь её не сломать. Почему, спрашивается, такие меры предосторожности? Неужели из-за пары гриэрских пейзажей и портрета Айвэ?
   Впрочем, "Джоконду" и ту в своё время ухитрились спионерить из Лувра. Закон жизни гласит: если уж есть забор, то в нём непременно найдётся дыра, надо просто знать, где искать. Вот и Клейтаса нам удалось умыкнуть, несмотря на всю охрану. Только вот что дальше-то делать?
   И стоило мне высказать предположение, что неплохо бы прикрыть окно, как Клейтас оттолкнул Нику на пол и протиснулся сквозь освободившийся проём со змеиной грацией. Никто не успел даже тролля помянуть, а эльф уже катился по буйным зарослям крапивы. Кстати, крапива и подорожник - единственные знакомые лично мне растения во всём Валиноре, но это так, к слову... итак, Клейтас катится по крапиве, а позади кучно мчатся монахи из Лот-Мэлиана.
   Авриго, надо отдать ему должное, мгновенно развернулся и рванул назад. Но даже ёжику было понятно, что ему при таком раскладе не успеть. Монахи были гораздо ближе к "цели". Клейтас наконец-то остановился в самой гуще крапивных джунглей, а через его лоб тянулась широкая бордовая полоса. Будет, дурак, в следующий раз прыгать из машины на скорости в сто десять километров в час! Ему повезло, что он вообще жив остался, да и нам тоже повезло - второго-то контракта насчёт него Конвент не заключал. Однако, знатно приложился головой наш Первопроходец! Небось всё время искры из глаз сыпались! Я высунулась в окно и, прежде чем Авриго заложил ещё один вираж - разворот в обратную сторону - громко окрестила Клейтаса длинноухим ослом. То есть, назвала-то я его несколько по-другому, просто "длинноухий осёл" звучит более-менее прилично.
   -Рита? - на его лиц впервые появилось осмысленное выражение. - Что вы здесь делаете? И что я здесь делаю? Как мы все сюда попали, тролль вашу мать?!
   Меня словно моей же молнией шарахнуло. Это надо же! К нему всё же вернулась память, как в двести пятидесятой серии бразильской мелодрамы. Только вот нужно было, чтобы эта память вернулась серии эдак в двести тридцатой, блин! Надо было сначала дать Арджеретти по черепушке, и удалось бы разом избежать кучи проблем. А сейчас только и остаётся, что смотреть, как монахи грузят свободолюбивого художника в свои колымаги, а парочка их коллег несётся на нас, и явно не для того, чтобы пригласить на чашечку чая (разве что отравленного). Самым логичным выходом было улепётывать во все лопатки, утешаясь единственно мыслью о том, что в следующий раз повезёт больше. Ведь, как ни крути, а возвращаться на Гриэр без Клейтаса мы просто не имеем права...
   Монахи отстали не сразу. Пришлось покататься чуть ли не по всему округу Луц, прежде чем они соизволили прекратить преследование. Только тогда Авриго смог остановиться для проведения экстренного военного совета.
   -Как буем действовать дальше? - вопросил Дайнрил со своей фирменной длиннозубой ухмылочкой.
   -Это ты у нас спрашиваешь, гений импровизации? - я пожала плечами. - Понятия не имею. Вообще - ноль. Кто додумался открыть то дурацкое окно?
   -Ну, я, - буркнул Авриго.
   -Можно узнать, за каким х... троллем?!
   -Душно было. И жарко. Нужно было хорошенько проветрить машину, а то совсем было нечем дышать.
   -Твою обдолбанную мамочку через качель четыре раза! Дышать ему было нечем! Сейчас в реале будет нечем и незачем. Почему же ты, козёл бесхвостый, потом не закрыл окно? Сам же видел, что Клейтас немножечко идиот!
   -Если б я знал, что и вправду идиот...
   -Хватит! - отрезал Дайнрил. - Вопрос был "как действовать дальше", а не "кто виноват". Виноваты все, и закончим с этим.
   -И что? - я не собиралась сдаваться. - Второй раз тебе этот наглый манёвр не обломится. Они его запрут чёрт-те где, и...
   -У нас есть преимущество.
   -Какое ещё преимущество?
   -Клейтас вспомнил, кто мы такие.
   -А смысл? Нас даже не пустят внутрь!
   -Открыто - да.
   -И тот факт, что он теперь соображает, мало чем поможет, если он не захочет вернуться на Гриэр. Помнишь ту истории про Фиримара? А с Клейтасом вообще задница. Он столько лет был отрезан от привычной цивилизации, и тут - такой подарок судьбы! Фига с два он тебе согласится уехать, а монахи будут только рады. Видал, как они в него впиявились?
   -Это самый непонятный момент во всём деле. Ника, а ты почему молчишь? Мы давно убедились в твоём умении стратегически мыслить, как бы ты сама выстроила план операции?
   -Ну... сначала, по-моему, надо узнать настрой самого Клейтаса. Хочет он вернуться или нет? От этого будет зависеть весь набор действий. Если он против, боюсь, будет мясорубка, а нам это - к сожалению - сейчас ни к чему. А вот если он только за... надо скоординировать действия, чтобы натянуть им всем носы...
   -Вот это здорово, - протянула я, - выражайся смелее, почему если натянуть, то только носы? Есть и другие варианты... ладно-ладно, молчу! Я хотела сказать, что остаётся всё та же задача: как нам узнать, чего хочет Клейтас?
   -Думаю, это как раз несложно, - заявил Авриго.
   -М-м? - не поняла я.
   -Надо передать вашему другу переговорник, и тогда он сам всё расскажет. Устройство очень простое, в нём даже дебил разберётся. Одноканальная двусторонняя приёмо-передача. Стопроцентная защита от прослушивания.
   как передать ему переговорник?
   -Известно, как, - отмахнулась Ника, - дать сторожу по башке, переодеться в его шмотьё...
   Авриго покачал головой:
   -Они наверняка установили систему паролей. Не поможет, и гипноз гайяров тоже не прокатит.
   -Подкупить? - предположил Дайнрил.
   -Можно и припугнуть.
   -Чем? Самосожжением под окнами? У них семьи-то и той нет.
   -Ну, если честно, это правда.
   -Сколько нужно для идеального результата?
   -Двести вистри им за глаза хватит. Мы же просим не привести к нам Клейтаса, а просто передать ему одну штучку. Так, детская игрушка.
   -Не хотелось бы, чтобы в наших тюрьмах завелись такие дешёвые вертухаи, - заключила я.
   Дайнрил расхохотался:
   -Ваши и за стольник скажут спасибо и начнут матросские пляски. Эти же - идейные и поэтому продаются дороже. Так... Авриго, поезжай назад к Лот-Мэлиану, только заверни с другой стороны. Пообщаемся со сребролюбивыми работниками службы "Цербер".
   -Чего? - не понял Авриго.
   -С охранниками, балда! - фыркнула я.
   -Так бы сразу и сказали, - огрызнулся Эйтар, но к Лот-Мэлиану всё же поехал.
   В операции "Цербер" я не участвовала. Причина была даже не в очередной прихоти потомка гайяров, а в нервном перенапряжении этого дня. Похищение, погоня, жаркий спор - всё это кого угодно доконает. Поэтому я сама вызвалась караулить машину, пока остальные занимались дачей взятки должностному лицу при исполнении служебных обязанностей. Честно говоря, парковщик из меня никакой, но уж очень хотелось спать. Я растянулась поперёк заднего сиденья, искренне надеясь, что утром мне всё же дадут возможность сесть впереди. Пока что мне везло аж целых два раза, и я уже неплохо ориентировалась в вождении валинорских транспортных средств. Ну, дай Бог...
   Через три часа я в очередной раз убедилась в том, что Бога нет. Переднее сиденье опять оккупировала Ника, на водительском месте (сюрприз) развалился Дайн, а Авриго теснился на том краешке, до которого не доставали мои ноги. Несмотря на это, Эйтар был весел, равно как и остальные ребята. Я справедливо оценила их поведение как успех операции и, почувствовав угрызения совести, убрала ноги с кресла.
   -Ну, рассказывайте, как всё прошло!
   Дайнрил ловко вырулил на обочину дороги и, не оборачиваясь, ответил:
   -А что, собственно, рассказывать? Дали дяде денежку, и дядя отнёс малышу игрушку.
   -Точно отнёс?
   -Подозрительная ты, однако. Конечно, отнёс.
   -А откуда ты знаешь?
   -Во-первых, у него не было защиты от гипноза. И, во-вторых, мы провели плановую проверку. Голос Клейтаса подделать трудно, тем более по низкочастотному радио.
   -Так вы с ним уже говорили?!
   -Секунд десять.
   -Что так мало?
   -Проверка связи. Клейтас подтвердил, что получил "посылку" и умеет с ней обращаться. Заодно сказал, что находится "под колпаком" и долго говорить не может. Похоже, это хорошие новости: он настроен на диалог и вспомнил абсолютно всё из, так сказать, прошлой жизни.
   -Отлично! А... а куда мы, собственно, едем?
   -В круглосуточное кафе. Ты против?
   При слове "кафе" мой желудок недвусмысленно заурчал. Дайнрил усмехнулся, но воздержался от комментариев. Мы почти доехали до цели, как вдруг в кармане Авриго ожил переговорник, брат-близнец того, что остался у Клейтаса.
   -Эй, вы меня слышите?
   -Лучше всех! - плевать, что переговорник у Авриго, главное, кто до него первым доберётся. - Ты хоть сейчас-то можешь говорить?
   -Ну, говорю же... вы меня собираетесь вытащить отсюда?
   -Что-то ты резко поменял своё мнение.
   -Да сама знаешь, почему!
   -Ладно, - Дайнрил прищурился, жестко глядя на меня. - А на Гриэр вернуться хочешь?
   -Знаешь что, Энгрин: я помню о Клятве. И, откровенно говоря, здесь оставаться мне и вовсе не хочется. Тухло, как выражается Рита. Если бы не возраст, я бы ничем не отличался от той же Айвэ, например. И... я, наверное, вёл себя по-дурацки?
   -Точнее некуда. Как там твои "друзья"?
   -Прямо под дверью двое, трое на этаже, пятеро по периметру рядом с окнами и снайпер на крыше. Плюс лазерная сигнализация и силовой купол над монастырём.
   -Быстро учатся, - констатировала я, - надо же, до чего же им дорог твой покой!
   -Тролль знает, покой ли...
   -Что им вообще от тебя надо? - Дайн двусмысленно ухмыльнулся.
   -Я думал, вы мне объясните. Так и ходят кругами, как коты у валерьянки. Чуть ли в рот не смотрят. Надоело, честное слово!
   -А что, если они гомики? - поражённая недогадливостью Клейтаса, напрямик спросила я.
   -Сплюнь!
   -Некуда. А они хоть намекали?
   -Вроде бы им нужна какая-то информация. Они, наверное, меня с кем-то путают. Ходят, ходят, задают наводящие вопросы, которые считают верхом коварства. Краски за мной и те таскают! А я уже на них и смотреть не могу. Приходится малевать пейзаж за пейзажем, чтобы хоть немного отдохнуть в тишине. Ну, а когда эти... тролльи выродки, монахи, то есть, недоделанные, пристают со своими вопросами, я изображаю буйнопомешанного.
   -Монахи не знают, что ты пришёл в норму? - уточнил Дайн.
   -Не знают. Как только я понял, что у них что-то на уме, сразу решил дурнем прикинуться. Ничего не знаю, ничего не помню, а оставьте-ка меня в покое подобру-поздорову! Те сразу носы повесили, а потом я ещё и айрекскую песенку запел, так они в момент убрались. Ну, я выждал времечко и вам звонить.
   Только тогда я сообразила, что разговор ведётся не на эльфийском, а на мэрнаре. Представляю личики обитателей Лот-Мэлиана, если они в данный момент подслушивают под дверью! Ну, или не под дверью, а с помощью хитроумных "жучков", не суть важно. Слушают, слушают, а объект выдаёт нечто невразумительное. Сплошной хадход. Жаль, Авриго ничего не понимает, но ему-то потом можно всё перевести. Он поймёт. Сам же предложил перестраховаться от лишних ушей.
   -Так вы сможете меня вытащить?
   -Надо подумать, - вздохнул Дайнрил, - ты ответишь, если мы тебе перезвоним минут через пять?
   -Почему бы не ответить?
   -Хорошо, жди.
   Пока Ника и Дайнрил вводили Авриго в курс дела, я сопоставляла данные и подводила итоги. Куда ни плюнь, попадёшь в тайну. Что нужно монахам от Клейтаса, на самом деле? Он не телезвезда, не политик, не бизнесмен, то есть, не имеет отношения к коммерческим и государственным тайнам. Зачем же его так охранять, будто он - яйцо Фаберже, то есть, от Фаберже? К тому же, не надо забывать, что Лот-Мэлиан, как ни удивительно, всего лишь монастырь. Побольше таких монастырей, и тюрем не надо! Миллион рыл охраны, сигнализация, силовой купол... нарочно не проберёшься. На такое дело моих скромных извилин явно не хватает, это не к муатийцам ходить шпионить...
   -Я понял, - вдруг сказал Авриго.
   -Что? - отозвалась Ника.
   -Главная проблема - как войти внутрь. Когда мы окажемся там и найдём тара Арджеретти, его можно будет увести и под прикрытием. Устроим, например, такой шквальный огонь этим гадам, что они вовек не очухаются, и под шумок - по газам. Водить вы уже научились.
   -Ты знаешь, как пройти? - изумилась я.
   -Думаю, что да. Валинорские законы всецело поддерживают искусство. Художники и скульпторы всегда были в большом почёте. Нам повезло, что тар Арджеретти, скажем, не борец, а именно художник.
   -Дальше, дальше...
   -В этом округе у меня живёт старшая сестра. Она замужем. Мой зять владеет академией живописи. Если мы нагрянем в Лот-Мэлиан в униформе сотрудников академии и потребуем встречи с живописцем Арджеретти, на предмет выяснения того, достоин ли он представлять наше заведение, монахи просто не могут нас не пустить. Более того, они обязаны это сделать, иначе закон, которым они так бравируют, тотчас же обернётся против них самих.
   -Ура! - от всей души закричала я. - Здорово! Представляю, как вытянутся их морды. Едем же... блин! Твой зять, наверное, уже спит!
   -Нет, что вы! По ночам он как раз творит. Говорит, что самое вдохновение ночью. И вообще он терпеть не может этот монастырь. Мол, как его построили, стены загородили чудесный вид на лес и озеро. Так что он будет очень рад нам помочь.
   -Идёт, - согласился Дайнрил, - но сначала заедем вон в тот оружейный магазинчик, надо же обеспечить на всякий случай тот самый "шквальный" огонь.
   Охотников возразить не нашлось. Правда, у меня были некоторые дополнения к гениальному плану приятелей. Помимо тангов, нам не помешало бы купить три бронежилета, или, как их тут называют, поляризующие кольчуги. Огонь, положим, огнём, а ну как смиренные монахи начнут отстреливаться? Мало не покажется, особенно тем, в кого попадут разрядом. Лично я, конечно, в состоянии излечиться, Дайнрил уже доказал свои способности в том кафе с "Орлами", а вот Ника, Авриго и Клейтас не застрахованы от таких вот неприятных случайностей. Впоследствии со мной согласились, и мы облегчили кошельки, то есть, кредитки, на изрядную сумму, но... чего не пожалеешь ради друга?
   Операция "Мазила" (в смысле художник, а не поганый стрелок) началась в семь утра шестого декабря, когда все детали и этапы были согласованы, а монахи изволили в большинстве своём продрать глаза, но не проснуться. Авриго за одну ночь ухитрился перекрасить машину, чтобы лишний раз не напоминать охране о том, кто мы на самом деле. Он и сам удивительным образом изменился, стоило ему завязать на макушке крысиный хвостик (обязательный атрибут свободного художника) и напялить длинный золотистый плащ с эмблемой академии на груди. Плащи радовали, потому что под ними можно спрятать всё, что угодно, не только парочку тангов (отличное оружие, не требует обоймы, потому что работает превращением кинетической энергии в электричество), но даже какой-нибудь "Стингер". Даром что в Валиноре таких нет. Зато хвостик бесил невероятно. Мне казалось, что я похожа на взъерошенную курицу, и Ника была со мной полностью согласна. Единственный, кому удалось отвертеться от неприятной процедуры - Дайнрил (кто бы сомневался!), и то потому, что хайр коротковат. В тот момент я испытывала жгучее желание побриться налысо...
   Вальяжный охранник приказал нам убираться вон, но, разглядев эмблему, отскочил, будто ему деликатное место кипятком ошпарили. На его лице явственно читался почти суеверный ужас. Ещё бы! Авриго рассказывал, что тому, кто осмелится заступить дорогу представителю искусства, грозит немаленький штраф, если, конечно, данный художник не лезет в постель к вашей жене, не пристаёт к вашим детям и не пытается вас ограбить. И это - если просто не дают пройти! Я почувствовала, что хочу стать художником. Это сколько же времени можно сэкономить на очередях в магазине! Не жизнь, а конфета. Жаль, я не умею рисовать. Может, сказать, что творю в жанре авангардного примитивизма? Поразмышляю на досуге, а теперь пора действовать.
   Охран на этаже аж зубами заскрипела, но всё же пропустила нас к Клейтасу, правда, предупредив, что "постоялец" несколько не в себе. Дайнрил высокомерно возразил, что для кого-то такое состояние - психоз, а для кого-то - прилив творческих сил. Однако эти оказались похитрее привратника. Пустить пустили, но побежали докладывать начальству о форс-мажорной ситуации. А начальство, то бишь настоятель, это тебе не тупые цепные псы, которые только и умеют, что гавкать и рвать ошейники. Поэтому мы решили ускорить темпы и сбежать до того, как явится дядя настоятель, разбирающийся в законах в сто раз лучше Авриго с его зятем-академиком.
   -Уф, ну и долго же вы! - воскликнул Клейтас, как только за нами закрылась дверь. - Я думал, взвою. Мочи нет! Как вспомню, сколько я здесь торчал, дрожь пробирает! Без приключений добрались?
   -Какие ещё приключения? На, облачайся! - Ника вынула из большого кармана плаща "бронежилет" и бросила несчастному узнику.
   -Тьфу! Неудобно как!
   -Зато безопасно.
   -Царапается, тролль возьми!
   -Снимешь, как уедем, - Ника была непреклонна, - ты свои картины брать будешь?
   -На кой мне сдалась эта мазня?! "Покупайте творчество психов", что ли? Нет уж, спасибо, обойдусь.
   -А по-моему, неплохо, - возразила я, - не кубизм и не абстракция, миленькие пейзажики, родные, можно сказать, места. Или ты, дружище, просто на комплимент напрашиваешься?
   -Я? - Клейтас одёрнул рубашку. - На комплимент? Ты издеваешься? Да я три с половиной тысячи лет и кисти-то в руках не держал! разонравилось мне это дело, понимаешь? До зубовного скрежета - на-до-е-ло! С чего на меня вдруг накатило - сам не соображу. И соображать не хочу. Если тебе кажется, что это - нормально... ну, а я не желаю иметь с этой мазнёй ничего общего. Пусть остаётся в монастыре на добрую память. Ну пойдёмте же!
   -Никуда вы не пойдёте!
   Вот те на! Как в плохом спектакле. Мы так увлеклись обсуждение достоинств произведений Клейтаса, что не заметили, как упустили лучшее время для побега. На пороге стоял настоятель Лот-Мэлиана собственной персоной. Его сопровождал взвод охранников, и каждый из них держал нас на мушке.
   -Уж не вы ли собираетесь нам помешать? - с изысканной вежливостью спросил Дайнрил, в мгновение ока выхватив танг.
   Мы лишь чуть-чуть отстали от него в скорости, но настоятеля это, похоже, не шибко впечатлило. Он со спокойной улыбкой нажал кнопочку на каком-то неизвестном оружии (то, что это оружие, доказывала побелевшая физиономия Авриго) и ответил:
   -Я не просто собираюсь, я помешаю. Вижу, тар Арджеретти вас знает? Хитрый ход, но всё будет по-моему. И не думайте, тар Энгрин, что ваши гайярские способности вам помогут, как в прошлый раз. Когда вас разорвёт на дюжину частей, даже вы не сможете пережить это.
   -Да ну? - Дайнрил оскалился. - Удивительная логика. Но прежде чем вы, драгоценный тар, успеете активировать вашу адскую машинку, я не оставлю от этого заведения камня на камне!
   -Вам надоело жить?
   -Да лучше сдохнуть! Чтобы какой-то вшивый монашек указывал мне, что делать?! Рита... срочно ставь вокруг замыкающий контур, иначе вас завалит обломками. Как?.. Отпусти Силу и держи так две минуты. А ты, червяк, уже написал завещание?
   Вдруг задрожали стены, и весь монастырь тонко заскрипел. От фундамента до самой крыши не осталось ни единого неподвижного камня. Лицо настоятеля побледнело и перекосилось: видимо, он впервые в жизни столкнулся с проявлением Силы Тверди. Я судорожно замкнула охраняющий контур и внезапно поняла, что Дайн не блефует. Он на самом деле хочет разрушить Лот-Мэлиан до основания, потому что сейчас он был по-настоящему взбешён. Да что это с ним?! Ему совершенно наплевать на собственную жизнь. Зато не наплевать мне - и Клейтасу, потому что... Вот же псих ненормальный! Нельзя позволить ему так тупо распоряжаться Клятвой. Так, надо его остановить.
   Но прежде всего я медленно, тщательно и с удовольствием разнесла на молекулы странное оружие настоятеля, а танги охранников растеклись у них под ногами пылающими лужицами. Авриго ошарашенно открыл рот, выдохнув одно-единственное слово "Aenir". Тут ещё, как нарочно, Клейтас шарахнул световым лучом по обалдевшим врагам. Действие магии Света, однако. Жаль, нет Ош Даруша, чтобы закончить стихийную игру мускулами. "Враги" бухнулись на колени, закрывая глаза руками. Всё, этих уже можно не бояться, они едва видят сквозь слёзы. Теперь надо остановить Дайнрила. Я не придумала ничего лучше, чем устроить над его головой ливень с градом, а когда землетрясение прекратилось, я подскочила к нему и схватила за руки. Так, что у обычного человека остались бы синяки. Дайнрил посмотрел на меня в упор невидящим взглядом, а затем тихо выругался.
   -Успокойся, дубина! - прошипела я. - Они уже обделались со страха. Опасности больше нет! Незачем рушить нам потолок на бошки!
   -Ты... сумасшедшая? - он грустно улыбнулся.
   -Уж не больше, чем некоторые.
   -А если бы я не смог с собой справиться?
   -И чего? Какая, на фиг, разница, один загнётся или все? Ты вообще-то тоже приносил Клятву, тролль тебя раздери!
   -Опять Клятва?
   -А вот ворчать не надо! Если бы ты склеил ласты, мы бы вернулись туда, где начинали. Всё равно, кто именно помрёт, когда исход-то один! Вшивые монашки, как ты выражаешься, обезврежены. Теперь сделай глубокий вдох и остынь. Что это с тобой? Я тебя таким даже в Равноночие не видела!
   -Так... много лет назад один святоша серьёзно испортил мне жизнь. Боевые монахи Айриэля - зло пострашнее Азгара. Тот хотя бы откровенно Тёмный, а эти - Истинным Светом, видите ли, прикрываются...
   -Как у одной детективщицы: сделай себе в радость другому гадость?
   -В десятку, - Дайн снова улыбнулся, - ладно, пошли отсюда скорее.
   -Э, нет, погоди. Знаю, любопытство меня когда-нибудь погубит, но не упускать же такой расчудесный шанс! Вот они, голубчики, совесть их замучила - не подагра же? До красных глаз разрыдались. А ну-ка, спойте, канарейки, почему это наш Клейтас вам так приглянулся?
   -Мы не знали, - простонал настоятель, не поднимая глаз.
   -Чего не знали? Чего вы хотели?
   -Снять... психограмму.
   -Зачем?
   -Он видел Валинор до Переселения. Он долго жил на Гриэре. Его память могла бы занять целую библиотеку. Тех, кто пришёл со звёзд, остались считанные единицы. Такая информация очень редкая... и очень дорогая. Нам нужны были деньги.
   -А кому, извиняюсь, не нужны деньги?
   -Наш монастырь грозятся закрыть...
   -Неужели? Вы мужики крепкие, здоровые, в жизни не пропадёте. Топайте работать на завод, вон какие лоси, как раз плиты ворочать. Ух, и развелось же тунеядцев! Лишь бы не напрягаться. Лодыри! А вот оставили бы вы Клейтаса в покое, и жили бы в своё удовольствие. Не по зубам орех-то оказался!
   -Я... мы не знали. Это испытание веры, а мы и не разобрались. Мы бы не осмелились поднять руку на Айнуров.
   -На кого? - не поняла я.
   Но Клейтас проявил несвойственную ему прыть и потащил нас к выходу, уговаривая смыться до появления хотэров. Авриго будто ничего не слышал, он продолжал стоять столбом, открыв рот, словно после землетрясения выпал в астрал. Дайнрил отвесил ему приличный подзатыльник, и наш водила наконец-то вернулся на грешную землю, однако было ясно, что за рулём ему сегодня не сидеть. Его обязанности легли на плечи Ники (Клейтас сказал, что так будет правильнее всего).
   Я сразу набросилась на Перворожденного, требуя объяснений, но он заговорил только тогда, когда мы пересекли границу округа Луц.
   -Нам надо было уехать, чтобы избежать религиозных сплетен. Ненужных сплетен.
   Дайнрил нахмурился:
   -При чём здесь религия?
   -Эти монахи... они слишком суеверны. Глупая религия, граничащая с мифологией. Пережиток прошлого, однако и сейчас, как я вижу, слишком многие верят в бабушкины сказки, которые противоречат здравому смыслу. Сами же слышали: "тысяча балрогов", "великий Илуватар", прочие радости. Мало того, ещё и в Айреку сунулись! На морготцев и не свалишь, сами виноваты!
   -Значит, ваши всё же вмешивались в айрекские дела? - я нехорошо ухмыльнулась. - Откуда ты знаешь?
   -Вмешивались Конечно, вмешивались, что бы там ни заливал поросший мхом Магистрат. Он и сейчас ещё есть, да? Причёсывали соседей под свою гребёнку, тьфу!
   -Как это?
   -А до тебя ещё не дошло? Взять хотя бы самое понятное: единицы времени. Неужели тебя не удивило, что и в Айреке, и в Нурекне семидневная неделя?
   -Твою мать!
   -Или, например, шестидесятеричная система счисления. Минуты, секунды, часы... прислушайся, они и звучат-то почти одинаково, что на латыни, что на эльфийском! Деление суток на двадцать четыре часа, которых в айрекских сутках вообще-то не двадцать четыре, а двадцать три и пятьдесят шесть минут! С чего бы такое неудобство? Да просто старый Валинор именно за двадцать четыре часа ровно совершал один оборот.
   -Ни фига себе...
   -Вот и "ни фига"! - передразнил Клейтас. - А потом, намного позже, какой-то кретин во время экспедиции в Айреку - я как раз был в Англии, помогал искать один Талисман - напился до помрачения рассудка и решил изложить суть своей религии одному очень симпатичному на вид человеку. Тот оказался профессором, и вот, получите на золотом блюдечке "Сильмариллион"!
   -Как? - вздрогнула Ника. - Неужели это враньё?!
   -За дорогой следи, блаженная! Смотря что считать враньём. Ну, есть там и элементы средневековой истории, но поди разбери! Настоящая мифология отличается от той, что написана в книжке, процентов на пятьдесят. Кстати, выдумка насчёт процентов тоже не сама по себе появилась в Айреке... Что до монахов, то для них религия - единственная истина, и они, не видя дальше собственного носа, приняли нашу банду за натуральных Айнуров!
   -Прости, - перебила я, - может, Ника и в курсе, но я, вот незадача, не читала "Сильмариллион", кроме главы про Феанора, ну, это...
   -А-а, этот? Да я его знаю! Он живёт на Малмене - если ещё не помер - только он не король, а лётчик-ас. Его племянник учился в моём классе. Тролль, фамилию забыл. Мужик - совсем без тормозов, упрямый, как ты и Дайн, вместе взятые. Он вообще-то в ту книгу попал потому, что айрекский агент в своё время служил с Феанором... как же его фамилия?! - в одной роте, вот и угостил доверчивого профессора армейскими байками. А разные романтики уши-то и развесили. Это - правда. А Айнуры, чтоб ты знала, это мифологические сверхсущества, Священные, и в религиозной иерархии стоят на одну ступеньку ниже Единого, Илуватара. Это уже высшее божество.
   -Это что ж получается, нас записали в божьи наместники?
   -А... - Авриго смотрел на нас такими глазами, которым позавидовала бы и собака Баскервилей. - Вы хотите сказать, что вы - не Айнуры?
   -Ты чё, сдурел? - неласково отозвался Дайнрил. - Ещё скажи "ангел с крылышками"! Ты же сам, собственной персоной рассказывал о напряжённости пси-поля и его стихийной, полярной направленности. То, что ты видел - всего лишь её проявление.
   -Но почему тогда... каждый по-разному?
   -Потому что так оно и есть, олух! - я покрутила пальцем у виска. - Мы из разных стихий. Полюса Сил... думай, как удобнее. Я-то сама хороша! Ведь знала, что этому парню ничего сложнее керосинки показывать нельзя, вмиг магией обзовёт - и в самый ответственный момент не смогла удержаться!
   -Значит, вы точно не Айнуры?
   -Нет, - Дайнрил фыркнул, - но, откровенно говоря, не собираюсь разубеждать в этом господ монахов. Пусть себе молятся потихоньку...
   Охотников поступить по-честному отчего-то не находилось, и мы продолжали ехать до Альквалондэ в мире и согласии, хотя бы относительном. Авриго вскоре отошёл от шока и принялся расспрашивать Клейтаса о прочих гриэрских чудесах (видимо, отчаявшись получить ответ из уст кого-либо из нас троих). Клейтас же ухватился за очередную возможность развенчать суеверия хотя бы одного валинорца, и выдал на-гора практически целую хронику Обитаемых Земель. Признаться, и я, и Ника с Дайном слушали в оба уха, уж очень он интересно рассказывал, эмоционально и так снисходительно-небрежно, будто сам не считает эти события такими уж важными. Да уж, за содержимое таких мозгов и впрямь можно получить астрономическую сумму! А мы всё слушали бесплатно...
   Вечером в понедельник мы подъехали к Альквалондэ. К счастью, в пробку не угодили, хотя из города, как и неделю назад, валил бесконечный поток машин, самых разных, от маленьких и юрких до минивэнов на большую семью. Выходные! Машины занимали обе полосы движения (интересно, а правила движения тоже эльфы придумали и в Айреке внедрили?), так что, повторяю, нам очень повело не застрять между возжелавшими общения с природой горожанами.
   Вообще-то мы должны были сразу по прибытии явиться с повинной в Магистрат, но почему-то казалось, что разыскивать Магистров в половине одиннадцатого вечера - дело по меньшей мере неблагодарное. Поэтому мы посовещались и благоразумно отложили объяснение с властями до завтра и зарулили прямиком в "Фалму", где обменяли три наших номера на один четырёхкомнатный люкс с холлом и отличным видом из любого окна. Авриго на сей раз у нас не остался ночевать, наверное, испугался повторения ледяного душа, и укатил к родителям, пообещав заехать за нами к девяти утра. Мы же преспокойно улеглись спать, не позаботившись даже о том, чтобы проверить, хорошо ли закрываются в люксе двери.
   Где-то в половине пятого я проснулась оттого, что по моей груди прохаживалось какое-то маленькое существо. Я открыла глаза и увидела чудо природы: шестиногую ящерицу, покрытую на спине и кончиках лап пушистым белым мехом. Ящерица топталась на месте и жалобно пищала. Всё ясно: залезла на пятый этаж за насекомыми, а выбраться не может. Под самыми окнами раскинулся парк, видимо, она выползла именно оттуда. Бедняжка, надо немедленно вернуть её на природу. Я встала, оделась и взяла ящерицу на руки. Какая милая, и пахнет гвоздикой и фиалками... К удивлению, дверь оказалась не заперта. Я вышла в холл и увидела Клейтаса, рыскающего по всему оперативному пространству с видом гончей, которая никак не может взять след добычи.
   -Сортир за углом, - посоветовала я.
   -Какой, к троллю, сортир? Ты что, запаха не чувствуешь? Его тут не было, когда мы ложились спать!
   -Ну и что, нормальный запах...
   -В этом мире он может обозначать только одно: в номер как-то попали фролги. Из воздуха они не появляются, значит, кто-то их принёс. Я уже выбросил одну гадину из своей комнаты, но запах слишком интенсивный, чтобы фролга была одна. Их тут целый выводок, и... о, Силы Высшие!!! Где ты это взяла?
   Его палец почти упирался в пушистую ящерицу.
   -Правда, лапочка? - я улыбнулась. - Она забрела на мою кровать, наверное, охотилась на букашек, а теперь я хочу отнести её в парк...
   -Дура! Выбрось немедленно! Это фролга!
   -Почему я должна её выбрасывать?
   -Она ядовитая, вот почему!
   -Не ври, у неё даже зубов нет...
   -А ей и не нужны зубы, когда шерсть есть. Она у неё понадёжнее зубов-то... Ты посмотри на свои руки!
   Я машинально перевела взгляд вниз и ахнула. Там, где только что была ровная и гладкая кожа, бугрились красные и бурые волдыри. Фролга продолжала тереться о распухшие пальцы, из которых уже капала потемневшая кровь.
   -Но... - я понимала, что выгляжу глупо. - Я не чувствовала...
   -Яд фролги блокирует нервы. Убедилась? Дай сюда эту пакость, я её раздавлю!
   -Ну, нет, уж лучше я поджарю!
   Пш-ш... от белой пушистой ящерки осталась крошечная кучка серого пепла, а моя кожа вновь вернулась к исходному состоянию. Собственно, почему я и предложила задействовать Силу - надо же как-то лечиться, однако. Клейтас неопределённо хмыкнул, а я вдруг представила, что бы со мной стало, если бы не Сила, которая, между прочим, есть далеко не у всех...
   -О, тролль побери! Ника! Открой срочно!
   Я забарабанила в её дверь, и та открылась с тихим скрипом. Ника вскочила, как ужаленная, но, хвала провидению, пушистая мерзость пока что до неё не добралась. Однако сразу две фролги ползли по столбикам кровати, и неизвестно, что бы случилось, если бы я не выглянула тогда в холл. Пока Клейтас успокаивал Нику, уверяя её, что выражение "якорь в попу" легко может стать говорящим, если она не уменьшит звук, а заодно объяснял ей, что произошло, я, почти не целясь, швырнула в каждую из ящерок по многовольтному разряду. На сей раз от них если и остался пепел, то его мигом отнесло под кондиционер.
   -Вы не это ищете? - произнёс Дайн, стоя в дверях. - Нашёл на подушке этих милых крошек...
   Он картинным жестом бросил нам под ноги сразу пять (пять!) мёртвых пушистиков. Я посмотрела на его руки. Вроде бы всё в порядке, но не разберёшь, уже или ещё. Оставалось только избавиться от уже безвредных фролг тем же способом, что и раньше - виват, крематорий - и помянуть тролля.
   -Многовато врагов для одной недели, верно? - как ни в чём не бывало продолжил вампир. - Напоминает шпионский боевик. Ароматные убийцы! Прекрасно, нечего сказать. Мы, случайно, не снимаемся в фильме про Джеймса Бонда? Или в "Титанике"? А то ещё получим шестнадцать "Оскаров"... блеск!

XIV. Что такое "не везёт"

   Первое желание, возникающее, когда ты докопался до истины - немедленно закопать её обратно. А то воняет, родная, всё же сколько времени провела под землёй, а хорошее не закапывают. Вот, например, спали бы сегодня спокойно, может, всё и обошлось бы. А узнать, что кто-то хочет тебя убить - это вовсе не та истина, которая, по уверениям агента Малдера, где-то рядом. Вскочишь в "час между волком и собакой" и, как результат - одноимённое настроение. То есть, хочется или выть, или рычать, но уж никак не спать.
   Кстати, на первый раз так посмотришь - ну на кой фролгам ядовитая шерсть? Добычу ей не убьёшь, да и питаются он травой и листьями. Оказалось, современные фролги - жертвы генетического эксперимента. Даже жить не могут вне лаборатории больше месяца. Ну, захотелось учёным проверить, может ли шерсть безвредной мохнатой ящерицы производить самый смертоносный токсин из всех существующих во Вселенной. Головастики были удивлены, когда за их "лапочками" выстроилась очередь из сотрудников спецслужб, а после и из криминальных элементов, причём платили те и другие щедро. Это было оружие, страшное и хитроумное, вроде бомбы замедленного действия. Особенно фролгам помогал приятный аромат гвоздики и фиалок. Возьмёт кто-нибудь на руки симпатичную зверушку, глядь, а от него к утру только лужица грязи и осталась. Для всяких там звёзд экрана настали чёрные деньки. Клейтас ещё пил исключительно молоко, когда по всем телепрограммам стали гонять дюдики, в которых сплошь и рядом фигурировали фролги. После этого, конечно, дураков трогать фролг не осталось, зато к Переселению они быстро вошли в моду среди местных подростков. Однажды Клейтасу школьный враг подбросил в рюкзак своего мохнатого питомца, и он на своей, так сказать, шкуре ощутил всю прелесть гвоздичного аромата. Врагу, конечно, потом досталось (хотя Клейтас провёл в больнице три недели), разразилась школьная война, фролг находили где угодно... и, когда Арджеретти в девятнадцать лет таки закончил школу, данную живность наконец объявили опасной и подлежащей уничтожению. После этого они вновь стали редким и пугающим секретным оружием спецслужб, вроде ядовитой мамбы у наших шпионов. Но стоило Клейтасу после многих тысяч лет, проведённых вдали от Валинора, почувствовать почти забытый запах, и память услужливо подкинула знакомые образы пушистых ящерок. И хорошо, что подкинула. Нет, всё же не стоит закапывать эту истину.
   -Одного не пойму, - подытожил Клейтас, - зачем кому-то подбрасывать нам фролг? Монахи из Лот-Мэлиана? Не думаю. Компания "Мандос"? Не верю. Более того, откуда они узнали номер люкса? Вы же говорили, что раньше жили в трёх разных номерах десятью этажами выше. А так - всего несколько часов, и здравствуйте, фролги!
   -А если это всего лишь совпадение? - предположила я. - И не нас... так, сбежали у кого-то из террариума зверушки.
   -Держать фролг запрещено законом.
   -Ой, твою маму, законник нашёлся! У нас вон тоже не приветствуется, когда кто-то хочет завести кобру или крокодила, но ведь держат же, и таких дурней до кучи! Почему бы какому-нибудь фанатику не держать в номере фролг?
   -Именно в нашем номере?
   -Ну-ну, мы-то только заселились, умник ты наш! Может, его выставили за просрочку оплаты, и он забыл захватить свой террариум?
   -Ты где-нибудь видишь клетку?
   -Э-э... нет.
   -Клейтас прав, - задумчиво сказал Дайн, - фролги здесь не жили. К тому же, когда мы пришли, никакими фиалками и не пахло. Кто-то задумал убийство... гм, лучше сказать - покушение. Но вот нас ли хотели убить?
   -Это маньяк! - заключила Ника. - Маньяк, которому до тролля, кого убивать, главное, чтобы грохнуть!
   -Тогда уж лучше нож в спину, - усмехнулся Дайнрил, - и крови больше, и уверенность, что тебя не опознают...
   -Что ты в таком случае предлагаешь?
   -Видишь ли... есть у меня одна версия, но сперва надо кое-что проверить. Подождите минутку.
   -Ты куда? - удивилась я.
   -Это не займёт много времени.
   Дайнрил вышел из номера и помахал нам ручкой. Тоже мне, конспиратор хренов! Небось в детстве не наигрался в сыщика и теперь изображает Шерлока Холмса, или в кого там играют эльфийские дети? А то я не видела, как ему строила глазки одна симпатичная горничная, и именно к ней он сейчас и подошёл. Знаем, какая у него версия. Нет чтобы пригласить меня "проверить версию", там, на втором этаже, такой охранник стоит - пальчики оближешь! Ладно, каждому своё. Я полчаса сидела перед телевизором и ни с того ни с сего стала перебирать варианты. Вон, например, Клейтас. У него этого "своего" тонна с гаком. И книжки-то он читал, и помогал Хранителям тырить Талисманы, и о цивилизации родной не забывал (однако не слишком-то по ней скучал). Совершенно не скандальный. Пишет приличные картины. Стихи тоже. Стихи? А что там говорил Гилейре об упущенном времени? Когда ещё спрашивать-то? Я собралась с мыслями и в лоб спросила Арджеретти о его же предсмертном пророчестве.
   -Да, - хмуро ответил эльф, - это я. Щёлкнуло, понимаешь, в голове. Давно уже бросил строчки рифмовать, а тут они сами полезли, и записывать не надо. Наверное, чувствовал, что недолго мне осталось, и ведь попал почти в точку. Рита, если бы вы не набрались смелости - впрочем, тебе-то и набираться не пришлось, не обижайся - и наглости и не приехали сюда, я бы до самого Весеннего Равноночия шарахался по келье.
   -А почему такой мрачный настрой?
   -Будто сама не понимаешь?
   -Объясни, тогда пойму.
   -Талисманов много. Но и времени тоже было выше крыши! - Клейтас распалялся. - Ищи - не хочу! А Хранители всё телились. Поджидали лучшего времени, чтоб их всех так! Дотерпели до того рубежа, когда кишки начинают вываливаться наружу. За руэйлом бегали! Дайн ведь рассказывал про того делларийского кретина? Знаешь, кто это был? Ни за что не угадаешь: дед Кхарто! И что толку? Доспехи не уберегли, и сами почти все полегли! Чудо, а не миссия!
   -Кто же знал, что там будет Хиссе?
   -Все знали, только поверить не могли, чтобы их, таких хитрых и ловких, походя надул какой-то орк! Почему-то орков считают идиотами, а в их рогатых черепушках мозгов бывает побольше, чем у иных Светлых!
   -И всё равно орки - это зло! - убеждённо заявила Ника.
   -Говорил же - меньше читай Толкиена! Зло они, как же! Знавал я эльфов, погаже всех орков вместе взятых! Ты ещё с морготцами не встречалась, нет? Или, наоборот, Рэхек. Да лучшего друга у меня за всю жизнь не было! Даром что орк! Рогатые просто погрязли в предрассудках, чему, кстати, эльфы хорошенько поспособствовали. Получили разом и Прибережье, и взаимную расовую ненависть. Я бы это не назвал умным ходом.
   -Ну-у, так им и надо, - заупрямилась Ника, - и вообще, это было давно и неправда. Я имею в виду тех, кто живёт сейчас в Дершате. Трусы и предатели!
   -Всё Ош Дарушу расскажу! - пригрозила я.
   -Он полукровка, это не считается. И потом, он пока маленький, а вырастет - окажется та ещё сволочь!
   -Если кошке долго говорить, что она собака, она в конце концов залает...
   -Ты о чём?
   -Да всё о том же, - пояснила я под одобряющим взглядом Клейтаса, - ты начиталась книжек и устроила всем "куриный расизм". Людей бы постыдилась!
   -Где ты тут видишь людей?
   Хм... где? Интересный вопрос. Ну, может быть, в зеркале? Возможно, генетика и против такого предположения, но, как известно, что вырастили - то и выросло. Я попыталась подобрать подходящую колкость, но тут, как назло, вернулся Дайнрил с улыбкой до ушей. Довольный, собака! Зависть проснулась и завыла с новой силой.
   -Всё подтвердилось! - заявил он.
   -Что - "всё"? - уточнил Клейтас.
   -Так, как я и думал. Ты же сам говорил, что в старые времена фролгами травили знаменитостей. Вот я и решил узнать, кто жил в этом люксе до нас.
   -И кто?
   -Ильмендиль.
   -Кто-кто?
   -Знаменитая певица Ильмендиль. Съехала сегодня утром. Мне сказала дежурная по этажу.
   -Ух ты! - я вздохнула, порадовавшись, что кровосос занимался не только "приятными беседами" с означенной дежурной. - Значит, убить хотели не нас, а эту Ильф... Ильм... короче, вы поняли. Прям гора с плеч! Идёмте, что ли, спать.
   -Зачем? - удивилась Ника.
   -А зачем вообще спят?
   -Ой, как смешно! Пипец! Уже половина шестого, скоро приедет Авриго. Не успеешь заснуть, как пора вставать. Клейтас, а ты можешь подробнее рассказать с ним про Феанора?
   Я пожала плечами и ушла к себе. Пусть они там хоть половецкие пляски устраивают, мне для того, чтобы задать храпака, компания не требуется. Иногда, конечно, требуется, но в таком случае я собираюсь не спать... Поэтому к приезду Авриго я выглядела самой свежей и выспавшейся (за исключением Дайнрила, ну так он по-другому отдыхал). В глазах Клейтаса, напротив, стояла смертная тоска. По крайней мере, Ника не осталась разочарованной. Авриго даже попытался пошутить (весьма неумно) насчёт того, чем они занимались прошлой ночью - тролль побери, и этот "про это"! Однако Авриго был назван нехорошим словом и впредь пообещал "фильтровать базар".
   Мы спустились на лифте в вестибюль, и к нам тут же с лицами, которые и хищным гарпиям иметь стыдно, подлетели сотрудницы VIP-обслуживания с неизменными вопросами на тему "как почивать изволили". Здравы смысл советовал бежать от них очертя голову, но у меня, как специально, развязался шнурок, а пока я его завязывала, все пути к отступлению были отрезаны. VIP-девушки обступили меня со всех сторон, а друзья малодушно сбежали в машину. Хорошо же, придумаю я для вас какую-нибудь изощрённую месть! Вмиг раскаетесь, да поздно будет! Сейчас же надо в темпе соображать, как спастись самой.
   -О, как замечательно, что вы сами подошли! - защебетала я. - А то пришлось бы искать... Меня зовут Милона Эль-Лин, я представляю программу "Отель" и мы берём интервью у служащих любой гостиницы, в которой останавливается наша съёмочная группа. Как жаль, что оператор ушёл брать интервью у парковщика... ничего страшного, я справлюсь и сама.
   Личики "гарпий" заметно вытянулись. Ясно, почему: если валинорские порядки хоть в чём-то схожи с нашими, девочкам запрещено давать какие-либо интервью без санкции на то менеджера по работе с VIP-клиентами. И, похоже, я не ошиблась. Окружающая меня толпа поредела на три четверти. Самые стойкие ещё держались.
   -И у меня к вам есть личное дело. Певица Ильмендиль забыла в люксе визиточку...
   -Вы проверяете нас? - возмутилась девушка. - У нас компетентные служащие. Ильмендиль съехала два месяца назад. Пожалуйста, расскажите в своей программе, что работники "Фалмы" ещё не потеряли свою квалификацию, - она спохватилась, увидев торжествующее выражение лица "корреспондентки" и сразу же осеклась, - извините нас, много работы, знаете ли...
   Я выбежала на улицу и плюхнулась в машину, не чуя под собой земли. Ильмендиль съехала два месяца назад! То есть, версия с местью звезде трещит по швам, если уже не развалилась. И поскольку нет причин думать, будто дежурная по этажу могла облохать Дайнрила, остаётся полагать, что вампир надул всех нас. Почему - вопрос на миллион долларов. Видимо, хотел успокоить - мол, спите спокойно, нет у нас никаких тайных врагов. А сам в это время решил провести секретное расследование?! Ну, держись, голубчик, я тебя в покое не оставлю! Подловлю, к ногтю прижму, как таракана! Только... не сейчас, конечно. Сейчас перед нами всеми стоит другая задача: удачно пообщаться с Магистратом.
   В приёмной на сей раз сидеть не пришлось. Усталые после трудовой недели Магистры распорядились провести нас (включая Авриго) к себе сразу же, минуя стадию формальностей и маринования. Причём даже самый невнимательный заметил, что глаза у всех трёх магистров как плошки. Что, не ждали нас, а мы припёрлися?
   -Здравствуйте ещё раз, - произнёс Энгрин, - как и договаривались, мы не стали задерживаться. Итак, каково же будет ваше решение?
   -Это и есть тар Арджеретти? - вопросил Локк Уртилль, поднимаясь с кресла.
   Клейтас шумно выдохнул.
   -Поражены вашей прытью, - продолжал Магистр-Реформатор, - знаете, на моей памяти вы не первые, кто пришёл сюда с такой же целью. Но все они до сих пор в Валиноре. Кто-то жив, кто-то уже нет, увы... над чужими душами мы не властны. Законы на то и законы, чтобы их не нарушали. Вы же хотите создать прецедент. Велики ли в таком случае ваши шансы на успех?
   -Прецедент? - я подскочила к Уртиллю. - Два мира могут исчезнуть из-за вашего косного мышления!
   -Тари, эмоции не помогут...
   -А что поможет? Блин, ясен тролль, вас подучил Тол-Харад, консерватор, а вы и так, даром что за перемены, но чтите традиции, но не до такой же степени! Выхода ровно два: или вы нас отпускаете и живёте, как прежде, или менее, чем через год, на вашей совести будут миллиарды жизней!
   -Мы это понимаем, - вмешалась Мелглин Квэн, - тар Уртилль и тар Тол-Харад занимаются тем, что им и положено по должности. Но ваша проблема... она слишком необычна, чтобы решить её в один присест.
   -И? - Ника нехорошо сощурилась.
   -Нам нужно посовещаться.
   -Сколько недель? - прищур стал ещё опаснее.
   -Возвращайтесь через три часа, - ответила Квэн, сделав вид, что ничего не происходит. - Мы сообщим вам наше решение. Погуляйте по городу и приходите через три часа. Кадет Эйтар... вы можете отвести своих друзей в Ломмот. Для них это будет в новинку и очень интересно, - жалобные стоны Клейтаса она словно не заметила.
   -Спасибо, тари Магистр! - воскликнул пунцовый от смущения Авриго. - Я и сам всё хотел туда сходить, да недосуг было! До свидания! Поедем!
   -Куда? - буркнула я. - Куда ты нас тащишь, лебедь чешуекрылый? Что такое "Ломмот"?
   -Город-музей! Обалденно красивое место. Построен по чертежам средневекового Валинора. Ника, тебе это особенно должно понравиться, там всё выстроено так, как рассказывается в мифах. Одна статуя Манвэ Сулимо чего стоит! Красота неописуемая!
   -Клёво! А это далеко?
   -Да не-ет, в центре! Все туристы ходят и ахают. Таких храмов и замков во всей стране не сыщешь!
   -Этого-то я и боялся, - простонал Клейтас.
   Но его никто не собирался слушать. Ника и Авриго были так увлечены предстоящим походом в мир седой старины, что готовы были даже в глотку вцепиться любому, кто собрался бы с ними поспорить. Клейтасу пришлось смириться и помалкивать. Бедняжка! Представляю, как его теперь воротит от древней истории! Дайнрил не принимал ничью сторону, ну, а мне было всё равно, лишь бы в покое оставили. Пусть детишки восторгаются средневековым Валинором, для меня есть вопросики поважнее. Например, как вызвать вампира на откровенность и выяснить, что ему удалось нарыть. Или... ну, или где взять лодку, если красавчик Тол-Харад убедит Квэн и Уртилля (у которого, кажется, и вовсе своего мнения нет) в том, что выпускать нас нельзя ни в коем случае. Причём второе не в пример важнее. Лучше бы вместо Ломмота устроить экскурсию в порт Альквалондэ и наметить пути к отступлению. Впрочем, пока что время терпит, а через три часа (что маловероятно) никакая лодка нам может и не понадобиться. Почему бы тогда и не посмотреть на красивые статуи, которых больше нигде и никогда не увидишь? Тихое, спокойное место для размышлений...
   Сглазила.
   Ну кто бы знал наперёд, что от прошлого не сбежать? Мы уже осмотрели самые интересные уголки и только подошли к пресловутой статуе Манвэ Сулимо, как увидели, что на скамеечке перед ней восседает Глористель.
   Я рванула Авриго на себя, но спрятаться всё же не удалось. Глористель обернулась на шорох травы, и её лицо перекосилось от злобной гримасы. Кстати, зубы у неё уже были нормальные, не иначе местные стоматологи постарались. Ну что за день сегодня такой? Сердце подпрыгнуло в груди, словно решило убежать без меня. Глористель встала и подошла к нам. Клейтас недоумевающее уставился на неё. Только дамочку больше волновали я и Дайн. Нет времени? Ещё узнает, что это за с... то есть, щука.
   -Вы... я вас ненавижу! - взвизгнула она.
   -Наконец-то! - отозвался Дайнрил.
   -Как вы, выродки, могли так поступить со мной?! Запереть в душном ящике без еды и питья!
   -Зато какая компания! - съязвила я.
   -Ненавижу... ненавижу!
   -Взаимно, деточка.
   -Я предстала перед всеми в ужасном виде! Почему вы... не положили хотя бы одежду?!
   -Мы бы обязательно оставили тебе одежду, если бы в тот момент она на тебе была, - Дайн равнодушно пожал плечами, - но увы, ты сама об этом позаботилась. Надо было раньше думать, милочка.
   -Я хотела... - глаза Глористель налились кровью.
   Видимо, сглаз здешние костоправы снять не смогли, ограничились косметическим ремонтом. Но зачем красить корабль, когда в трюме плещется вода? Сперва гнильё, затем красота...
   -Что хотела, то и получила, - констатировала я. - И незачем зенки выпячивать. Тебе говорили, тебя предупреждали, а ты? Хотеть не вредно. Ну разве можно так наглеть?
   Глористель разрывалась перед выбором: кому из нас первым вцепиться в лицо. Несчастная девочка. Может, прибить её, пока никто не видит? Труп спрятать в канализации, и, когда её хватятся, мы будем уже далеко. Настоящего индейца и тюрьма не удержит! Но помощь пришла оттуда, откуда её и вовсе не ждали - из-за статуи Манвэ Сулимо. Оттуда вышла девица на каблуках и в короткой юбке. Волосатая! Вот уж встреча как встреча! Проститутка оттолкнула княжескую дочку в сторону и прошипела:
   -Не выдрючивайся, гадюка! Вали к своему папочке, он всегда поможет. Тебе делать нечего? Только и умеешь портить окружающим настроение. Марш работать!
   -Марчес... - едва не заплакала Глористель.
   -Для кого Марчес, а для кого и "тари Марчес"! Ты больше не принцесса-свинцесса, сколько раз тебе повторять? Ещё раз увижу, что шляешься без дела, вмиг отправлю на групповую вечеринку. Вон отсюда!
   Глористель бросила на нас последний ненавидящий взгляд и скрылась за углом здания. Волосатая... то есть, Марчес хлопнула в ладоши:
   -Я же говорила, что не пропаду в Валиноре!
   -А... это как? - выдавила я.
   -Ты про Глористель?
   -В общем и целом, - подтвердил Дайнрил.
   -Да никак. Она теперь работает на меня. Делает то единственное, что умеет делать. Моя профессия пригодилась в Валиноре, ещё как пригодилась. Признаться, это немного не тот Валинор, да куда деваться? Получила я имя, фамилию, документы и свободу. Вы не поверите - клиент косяком пошёл. Я для них вроде экзотики. Короче, в первую же ночь в Ломмоте я пообщалась с кем надо и теперь держу заведение. Конечно, процент уходит нужным чиновникам, не без этого, но всё лучше, чем в Прибережье тухнуть. А вот красавице нашей не так повезло, - Марчес злорадно ухмыльнулась, - они денег с собой не взяли, думали, что здесь, как в сказке, всё бесплатно, а тролля вам лысого! А они же с папенькой высокородные, ничего делать не умеют, только кушать, ну так за это денег не платят, а совсем наоборот. Я и пристроила Глористель к себе - исключительно по просьбе Хелека. Мол, я девушка незлопамятная, помогу чем смогу... Так приятно видеть её на причитающемся ей месте!
   -Да, деловая женщина, - рассмеялся Дайнрил.
   -И всё равно советую сейчас с ней не связываться. Она такая. Она захочет отомстить - на всё пойдёт. Хорошо, что вы раньше ей на глаза не попадались. Я же не могу постоянно держать её на привязи!
   -Жаль, - с чувством вздохнула я.
   -Садистами и прочими извращенцами занимается тари Руш, - отчеканила Марчес, - а у меня другая специализация. Ладно, пойду я работать, а вы всё же остерегитесь. Эта тварь ненавидит вас до такой степени, что пар из ушей валит. До скорого.
   Ещё минут двадцать после ухода Марчес мы с Никой и Дайном посвящали Клейтаса и Авриго в страшные тайны нашего круиза, включая эпизод с Феркристом и сундуком. Прознав о "любовных записочках" и сидении за бочками, Клейтас фыркнул, а Ника отчего-то обозвала нас с вампиром "одеяльщиками". "Одеяльщик" - это, образно выражаясь, тот, кто в общем деле тянет одеяло на себя, так что я не вполне поняла уместность такого сравнения, но что сказано - то сказано. Плачу вистри тому, кто разберётся в ассоциативном мышлении девочки Вероники. Пока что даже Дайнрил не пожелал расколоться, хотя что ему стоит... Наверняка у него просто не хватает воображения, ведь, как известно, больше всего воображения у онанистов. А какими бы ни были наши взаимоотношения, причислить Энгрина к "себялюбцам" я не рискую, иначе он докажет обратное, и вовсе не словами...
   -Я понял! - закричал Клейтас после того, как подробности закончились. - Дошло, дошло! Дальше объяснять не надо! Может, порассуждаем об этом где-нибудь в другом месте? Честное слово, мне уже всё вокруг так осточертело! Глаза сами закрываются. И времени осталось мало. Ну, сколько можно грузить этой мифологией?
   Ника торопливо согласилась с Перворожденным, понимая, что даже лучшим рассказчикам требуется отдых. Но чёрная полоса этого дня и не думала кончаться. На выходе из музея нас встретила самая настоящая банда.
   -Опять... - застонал Авриго. - Ну за что мне это? Что вам нужно?
   -Поразмяться! - прорычал один из хулиганов, бритоголовый подросток со шрамом на щеке.
   Значит, поразмяться? Что-то не похоже. На разминку тяжёлые палки не носят, если, конечно, спортсмены - не любители бейсбола. Но такого спорта в Валиноре нет. Хорошо, хоть тангов при них не наблюдается. Я оттолкнула Авриго назад и приготовилась поиграть. И то верно, что-то теряем форму, неплохо бы восстановить практику-то. Ну же, гуси-лебеди, чего на месте топчемся, или вам нужны специальные приглашения? Я ведь тоже не в балет пришла...
   Бритоголовый прыгнул на меня, очумело размахивая палкой. Небось актёр-любитель, изображает бой с ветряными мельницами. Тот ещё вояка. Я отпрыгнула в сторону и без труда перехватила палку, а потом, чуть развернувшись, запустила её нападавшему под коленки.
   -И чего ты воешь? - спросила я у развалившегося на земле хулигана. - Сам же предложил тренировку. Неужели тебе не нравится массаж?
   -Очевидно, нет, - засмеялся Дайнрил, методично ломая кости двум другим оппонентам (ноги он им переломал первым делом, так что сбежать они не могли).
   -Что же он хотел здесь найти? Джакузи с девочками?
   Дайн перехватил руку ретивого хулигана и вывернул её в обратной плоскости. Ника в это время крушила противникам зубы - на пару с Клейтасом, который тоже отчего-то растерял привычное миролюбие. Вот жадины! На мою долю досталось только двое, и то какие-то задохлики. Так неинтересно! Они даже драться толком не умели. Ну, какие идиоты могли додуматься прыгнуть на меня с двух сторон? Один шаг вбок, и два "спортсмена" сталкиваются лбами и без сознания валятся оземь. И всё?
   Не прошло и двух минут, а банда из двенадцати рыл уже вышла из строя. Что поделать? Любители...
   Авриго только руками разводил:
   -Ну вы даёте!
   -Есть, сынок, такая профессия - Родину защищать! - менторским тоном изрёк Дайнрил и расхохотался.
   -Нет, я серьёзно! Вы их так... и так... тысяча балрогов! Про такое я только в кино смотрел. Вы что, коммандос? Там на Гриэре все такие?
   -Ну, хватит! - мне кажется или Клейтас покраснел? - Подумаешь, проучили каких-то недоумков, разве это что-то выдающееся? И вообще, нам пора в Магистрат. Давай, выводи свою колымагу с парковки!
   -Да-да, я сейчас...
   Авриго тряхнул головой и пообедал было на парковку, но тут из-за угла выскочила чёрная машина и понеслась прямо на нашего проводника, не сбавляя скорость. Авриго застыл на месте и только дрожал, а машина тем временем приближалась. И верно, кино... Дайн плюнул в сторону обалдевшего кадета, обругал его по-приреченски и резко взлетел, выхватив Авриго из-под несущейся колымаги за несколько ударов сердца до столкновения. Я моргнула. Когда я открыла глаза, машина уже скрылась за поворотом, а невредимый Авриго стоял рядом с нами.
   -П-п-проклятые п-психи...
   Похоже, я поторопилась с выводом о невредимости Эйтара. Ника пнула бесчувственного хулигана и рявкнула:
   -Психи? Себе-то можешь не врать! Это всё подстроено!
   -Как - подстроено? - Авриго широко распахнул глаза: так испугался, что даже заикаться перестал.
   -Да просто подстроено, и всё!
   -Но зачем кому-то меня убивать?
   -Потому что у неё винтиков в голове не хватает! Ну, зачем я запрещала выбросить эту мразь за борт? Покоя, видите ли, хотела! Марчес нас предупреждала, а мы... слушай, Авриго, тебе лучше идти домой. Как-нибудь сами справимся. Глористель хочет убить нас, но её, если что, и твой труп тоже устроит!
   -Глористель? - переспросил Клейтас.
   -А кто ж ещё? Других врагов у нас в Валиноре просто нет. Подзаборная ***! ***!
   Н-да, такого хорошего знания ненормативной лексики я от неё не ожидала. Авриго посмотрел на неё и заупрямился:
   -Никуда я не поеду. Скажешь тоже -домой! Вы - мои друзья, понятно? Если у вас есть враги, значит, это и мои враги тоже. По крайней мере, враги считают именно так. Вы не смотрите, что я слабак! У меня есть такие серьёзные знакомые, которые сделают из этой Глористель чучело и поставят у входа в гостиную. Куда вы, туда и я. Я ж вам дважды жизнью обязан! Всё, никаких разговоров. Садимся в машину и едем в Магистрат!
   -Знаешь что, - протянул Дайнрил, - после всего того, что случилось, я бы не советовал так сразу двигать с места. Загляни-ка под капот.
   -Вот это да... кто-то снял тормозные контуры! Это же...
   -Очередное покушение на убийство, - закончил Клейтас.
   -Сто тысяч балрогов! Мы бы точно расшиблись в лепёшку, ведь впереди скоростная трасса! Первый перекрёсток - и мы трупы. Ох... а мы на самом деле опаздываем! У нас осталось только четверть часа...
   -Удивлюсь, если ты не знаешь короткую дорогу, - заметил Клейтас.
   -Знаю. Через стройку.
   -Ничего, - Дайн пожал плечами, - пройдём и через стройку.
   Я шла и думала только об одном: кто наш враг? Кто так хочет нас убить? В Никину версию насчёт Глористель почему-то верилось с трудом. Она же не в состоянии организовать всё так тонко, чтобы в гвайте расценили это как несчастный случай. Хулиганы, водитель-лихач, испорченные тормоза... к тому же, Глористель сегодня увидела нас впервые после "Лоссэ". Если даже допустить, что события последних тридцати минут - её рук дело, то как же быть с фролгами? Да Глористель и понятия не имеет об их существовании! Думаю, скоро придёт время отрывать карты...
   Оно настало, когда прямо перед моим носом шлёпнулась огромная бетонная плита. А я ведь всего-навсего остановилась сорвать цветочек!
   -Тысяча балрогов! - Авриго побледнел. - Откуда это?
   -Трос оборвался? - неуверенно предположил Клейтас.
   -Ха! Сам по себе, что ли? - Ника аж сплюнула. - Вот ни за что не поверю! Это она, дрянь! Точно, она, больше некому! Подговорила рабочих, чтобы они отпустили тросы! Надо пожаловаться в Магистрат! Пусть они упекут эту шлюху за решётку!
   -Не надо, - тихо произнёс Дайнрил.
   -Почему это?
   -Да потому что это не Глористель! - не выдержала я. - Как она, по-твоему, подговорила рабочих?
   -Подкупила!
   -Ага, а деньги откуда? Марчес ясно дала понять: блондиночка была на нулях, потому-то и занялась древнейшей профессией!
   -Тогда я не знаю...
   -А уж до фролг она бы вообще не додумалась!
   -Фролги? - вздрогнул Авриго.
   -Да-да, именно фролги. Между прочим, Дайн, я прекрасно знаю, что певица Ильмендиль съехала слишком давно, чтобы считать ночное приключение шуточкой её конкурентов. Что ты узнал?
   -Ничего.
   -Так-таки и ничего?
   -Я видел исполнителя, - нехотя сознался вампир, - такой же безмозглый дуболом, как и эти, у музея.
   -И где он?
   -В гробу. То есть, пока что в морге. Его пристрелили раньше, чем я успел до него добраться. Снайпер тоже ушёл.
   -Так фролги, они... - пробормотал Клейтас.
   -Первая неудачная попытка. Кому-то очень не терпится избавиться от нас, но я так и не понял, кто именно и почему. Впрочем, скоро это станет совсем неважным. И... не кажется ли вам, что мы опаздываем?
   -Увиливаешь от ответа? - набычилась я.
   -Нет...
   -Тогда скажи!
   -Идите в Магистрат, - приказал он вполоборота, - нам с Ритой нужно поговорить наедине.
   -Дайнрил! - возмутилась Ника.
   -Идите!
   Тролль побери, почему этот тип обладает таким сильным влиянием на окружающих? Стоит ему всего лишь рявкнуть, и вокруг моментально образуется свободное пространство. Все сбежали в Магистрат, а я осталась один на один с Энгрином. Не знаю, почему, но мне стало гораздо легче. Сейчас всё и решится. Если уж ему захочется меня придушить, лучшего места и времени не выбрать. Не из-за этого ли он отослал свидетелей?
   -Знаю, ты держишь слово, - заявил вампир, - так поклянись, что, пока мы в Валиноре, ты никуда не пойдёшь одна.
   -Вообще-то я привыкла принимать душ в гордом одиночестве, - я попыталась отшутиться.
   -Отвыкай.
   -Что за пошлые намёки?
   -Убийца только того и ждёт.
   -Ты ведь знаешь, кто это?
   -Пока нет. Но скоро узнаю.
   -Хорошо.
   -Что?
   -Хорошо, Дайн, я дам слово и всё, что ты захочешь, но при одном условии. Ты тоже некуда не пойдёшь один. Даже не один, а без меня. Если у тебя своё расследование, тебе придётся играть со мной на пару. Я ведь тоже сыщик - в какой-то мере. Станем напарниками. Иначе я хоть умру, но устрою кое-кому весёлую вечеринку. Ну так что, по рукам или ты ещё подумаешь?
   -Мы - напарники?!
   -Не делай такое лицо, поверь, мне это нравится не больше, чем тебе. К тому же я знаю - ты тоже держишь слово, если знать, как с тебя спрашивать. Напарники - или трупы. Если бы у меня был выбор, я бы предпочла Зейтта.
   -Потому что он легко поддаётся влиянию?
   -Я этого не говорила.
   -Зато думала об этом, - я состроила зверскую рожу, он отпрыгнул и продолжил, - это и без телепатии ясно, у тебя всё на лице написано. Тролль с тобой, я согласен.
   -Слава Силам, хоть у кого-то есть здравый смысл!
   Дайнрил скептически поднял бровь:
   -Не будем выяснять, у кого именно. Договорились?
   -Договорились!
   Мы обменялись рукопожатиями, и я, как ни странно, даже не беспокоилась о целостности своих костей. Бывает же такое! Будь рядом Лиза, наверняка назвала бы это большой и чистой любовью. Что взять с человека (даже не с человека, а с гнома), для которого единственные ценности в жизни - семейные? Сидеть дома, воспитывать отпрысков и во всём слушаться мужа. Небось ей бы показалось, что мы не можем отпустить руки друг друга из-за тщательно скрываемой страсти. Таковая действительно присутствовала - страсть к убийству. Мы-то занимались крайне важным и полезным делом: ломали друг другу кости. Когда Дайн вчистую раздробил моё запястье, а я переломала ему все пальцы на правой руке, нам впервые удалось посмотреть друг на друга с уважением. Теперь я уже не так хотела брать в "напарники" Зейтта. Дахрейец, как это ни дико звучит, излишне миролюбив. А меня раз за разом тянет всё больше разрушать.
   Лёгкий, незаметный для окружающих всплеск Силы, и кости запястья стали как новенькие. Я торжествующе улыбнулась. Дайнрил до завтра не сможет пользоваться правой рукой, но, согласитесь, это совсем небольшая плата за взаимное уважение. Мы одновременно рассмеялись, но смех оборвался в тот момент, когда мы увидели спешащего к нам... Тинвэ Талиона.
   -Фу ты... я вас по всему городу искал, - выдохнул самир.
   -Что-то случилось? - поинтересовалась я.
   -Вы большие мастера искать неприятности!
   -Это давно известно, тар Талион, - подтвердил Дайнрил.
   -Вы знаете некоего Феркриста?
   -Что этот, гм, выродок натворил?
   -Понимаете... вообще-то это, конечно, не моё дело, но Авриго, он мой двоюродный брат, вы, наверное, уже знаете... короче, я должен вас предупредить. У вас большие проблемы. Феркрист подал на вас в суд.
   -В суд?! - изумилась я.
   -Да, на вас, тари Рита, и на тара Энгрина тоже. Если вы проиграете процесс, вам грозит шесть с половиной лет исправительных работ на благо республики...
   -И за что же, интересно знать?
   -За насилие над личностью. Вот, держите. Это материалы дела. Суд состоится сегодня в девять вечера. В идеале вы должны были узнать об этом только тогда, кода вас сцапали бы хотэры за неявку в суд...
   -Вы это серьёзно, самир?
   -Серьёзнее некуда. Извините, я должен идти.
   Талион поспешно огляделся и сбежал. Честно говоря, ни один из нас даже не пытался его задержать, уж очень занятные бумажки он принёс почитать. Формулировка - та и вовсе радовала глаз. "Насилие над личностью"! Вот же гад ползучий!
   Говорят, нельзя смотреть на врага с омерзением. А вдруг понадобится его сожрать?

XV. А судьи кто?

   Компромисс между бегством и дракой известен каждому школьнику и называется "ругань". К сожалению, означенный компромисс чаще склоняется ко второй крайности, потому что терпения у любого из нас куда меньше, чем самолюбия.
   Нам повезло - в том, что вокруг не было никого, кто бы мог принять крик, гм, души на свой счёт, так что компромисс на сей раз всё же остался таковым.
   Ругали всех: Феркриста, Нику, Талиона и даже друг друга, хотя до сих пор не могу понять, за что. Лишь бы пар выпустить. И только через несколько минут, отдышавшись и отплевавшись, поняли, что драться всё же придётся. Правда, в переносном смысле. Эх, зря я всё-таки забросила уголовное право, может, эти знания и пригодились бы!
   Наконец мы окончательно пришли в себя и потопали в Магистрат, до которого оставался один квартал. Суд или не суд, но надо же узнать, что там решили уважаемые Магистры. Сначала я не хотела рассказывать кому бы то ни было о "вызове", но, оказалось, кроме меня и Дайна, в списках обвиняемых фигурировала ещё и Ника, правда, только как пособница преступления, но срок был не намного меньше - четыре года исправительных работ. Я уж молчу о том, что один Авриго знает здешние законы (Клейтас не в счёт, он слишком давно не был в Валиноре), а незнание закона, как известно, только на руку прокурору. В нашем же случае нечего рассчитывать на снисхождение. Потому - придётся сознаваться. Говорят, одна голова - хорошо, а две - на жопу похоже. Сродни той, в которую мы угодили... так что надо срочно расширять число "голов", чтобы избавиться от паскудного сходства.
   Не успели мы войти в парадную дверь, как Ника, Клейтас и Авриго буквально вывалились с той стороны. Выражение лиц у них было злобное и счастливое одновременно. Оказалось, заклинило дверь, и вот они уже минут десять ждут, чтобы их кто-то выпустил на свежий воздух.
   -Чего вы так поздно? - возмущалась Ника. - Поговорить наедине, ха! Сколько можно говорить? И о чём? Только не говорите, что заблудились, там это просто невозможно!
   -Может, целовались? - предложила я.
   -Пипец какой-то! Ещё скажи - на Луну летали! Кстати, Дайнрил, что это у тебя с рукой?
   -А что у меня с рукой?
   -Вижу. Можешь больше не прятать. Ну, другого времени не нашли, чтобы подраться!
   -Не нашли, и закончим на этом, - Дайн махнул здоровой рукой, - уши вянут слушать. Неужели нет ни одной хорошей новости?
   -Как это нет? - Авриго даже подпрыгнул. - Лучше и не бывает! Магистры таки решили нас отпустить! Правда, Клейтас там устроил настоящий концерт, точнее, что-то среднее между концертом и лекцией по психофизике. Я и не знал, что ты, Арджеретти, в этом разбираешься... а Магистры вообще рты пооткрывали. А потом, у этого, у Тол-Харада то ли глотку щемило, то ли ещё что случилось, но он опять молчал, пока Клейтас ораторствовал, а без Консерватора настрой у них не тот, ох, не тот был... Победа!!!
   -Вот, - я вздохнула, - так вместо того, чтобы сказать об этом сразу, начинается, пардон, лай из-за заклинившей двери. Нет в этом мире справедливости. В какой мир ни загляни - везде то же самое. Помойка...
   -Ну, извини, извини, - буркнула Ника.
   -Вы - единственные! - продолжал Авриго. - Так что через несколько дней я точно иду в порт вас провожать!
   -Несколько дней? - нахмурился Дайнрил.
   -А то как же! Законы так просто не обойти, а уж о том, чтобы на время отменить, и речи быть не может. В общем, придётся юлить, хорошо, что не мы, а Магистрат. Три-четыре дня придётся затратить на всякие там проволочки, визы мелких начальников, разрешения, и, кстати, Стену ещё надо будет пройти. А сделать это можно всего лишь двумя способами: через верх, на высотном самолёте, который летает выше сорока километров, но там рискуешь попасть в магнитные завихрения и под обстрел ВВС Гайяра и Моргота, потому что это узаконенное пространство для манёвров. Или - через низ. Я имею в виду, под Стеной. Это значит, поднырнуть под силовые опоры на дне океана, а их установили на самом дне глубокой впадины. Там глубина такая, что и подумать страшно... Короче, и так нехорошо, и так - не ладно. Магистры ещё не решили, на каком из вариантов остановиться. Лучше бы, конечно, по низу.
   -Почему? - поинтересовалась я.
   -Потому что тогда я сам, возможно, отвез вас домой. Я на флоте управляю амфибиями и, говорят, неплохо. Что до самолётов, то это как раз не моё, да и с морготцами связываться что-то не хочется. И вообще, самолёт-то могут и не дать, это военные разработки, а амфибия у меня самого есть. Точнее, у меня и Тинвэ. Вы даже не представляете, как бы я хотел хоть ненадолго попасть на ту сторону!
   -А ты уже нырял под Стеной? - Клейтас приподнял брови.
   -В реале нет. Да кто это делал? Разве что спецслужбы. Ну, может, если опять начнётся война, туда и пошлют парочку полноценных подлодок, но пока что больше болтают, а не воюют. И эта эвакуация... Так вот, под Стену никого не пускают, разве что по специальному разрешению Магистрата. Зато компьютерных симуляторов сколько угодно, и карты самые разные, от детских игрушек до настоящих военных, там все параметры указаны. Тинвэ приносил мне такие, когда я ещё под стол пешком ходил. И, если всё выгорит, то...
   -Скорее, выплывет, - съехидничала я.
   -Оттуда не выплывешь, - Авриго говорил серьёзно. - Это же океанская впадина. Ладно, вы всё сами увидите. Эй, а что это у вас за папочка? Я её раньше не видел.
   -Глазастый, - усмехнулся Дайнрил.
   -Что это, а?
   -Расскажем. Непременно расскажем, но не здесь.
   -А где?
   -В гостинице. Лови такси, Авриго.
   -Ну, так долго... даже намекнуть нельзя? Рита?
   -Тебе уже намекнули насчёт такси.
   -Ох-ох-ох, - пробормотала Ника. - Если эта парочка сговорилась - жди беды. И, кажется, беды серьёзной. Якорь в попу! Как будто фролг было мало! Эй, вы случайно не узнали, кто всё это организовал?
   Я отрицательно покачала головой. Дайнрил промолчал. Ника хотела было переспросить, но тут подъехало такси, и разговор был отложен до лучших времён. В общественном транспорте лучше не болтать, а то вдруг у таксиста случится приступ любознательности, и он до самой "Фалмы" будет рулить затылком вперёд. И потом, на счастье Феркриста, "отскребай мои мозги от асфальта". Тот факт, что вместо асфальта в Валиноре используют какое-то другое дорожное покрытие, особого оптимизма не придавало. Поэтому всю дорогу мы разговаривали исключительно о гонках моторных лодок, да так увлечённо, что у гостиницы Нику и Клейтаса пришлось будить. Ну, а куда деваться? Люди (то есть, эльфы), далёкие от продвинутых видов спорта, достойны сожаления. Но затевать дискуссию о футболе или биатлоне, которые так любит Ника, было бы, мягко говоря, не лучшей идеей и грозило опять же столкновением с перебегающими дорогу столбами.
   -Теперь - рассказывайте! - потребовал Клейтас, когда за нами закрылась дверь люкса.
   Дайнрил молча протянул ему папку с материалами, полученными от Талиона. На какую-то минуту в холе установилась мёртвая тишина, а затем, как горох, посыпались предположения о происхождении Феркриста, самым невинным из которых было обвинение его отца в незаконном сожительстве с крысой.
   -Всё! - воскликнула Ника, когда поток даже её фантазии иссяк. - Последняя капля! Где живёт этот... верблюд? Я сейчас пойду и просто размажу его по стенке!
   -Срок за одно преднамеренное убийство - пятьдесят лет, - предупредил Авриго.
   -Да как он посмел?!
   -Ты всерьёз полагаешь, что Феркрист сам додумался до этого? - Дайн не смог сдержать фырканья.
   Ника с шумом втянула воздух:
   -И это... подстроено?
   -Лапушка, - я откинулась в кресле, радуясь, что для меня всплеск эмоций уже позади, - подумай, куда ему? Для этого нужно, как минимум, опять же знать законы. У Феркриста просто не хватит ума. И, если уж на то пошло, тот, кто всё придумал, наверняка предусмотрел и такую возможность. То есть, что кто-то из нас захочет убрать подонка с дороги. Спорим на что хочешь: вокруг нашего приятеля роится целая компания хотэров, которые только и ждут, когда мы совершим промашку. Вот тогда от рудников точно не отвертеться.
   -Она права, - согласился Клейтас. - Нас ждут крупные неприятности. Что вы предлагаете предпринять?
   -Он ещё спрашивает! - хохотнул Дайнрил.
   -Представь себе, спрашиваю.
   -Можно угнать амфибию в порту и скрыться из страны до девяти вечера. Тогда законы будут формально на нашей стороне, но... мы этого делать не будем. Мы примем вызов.
   -Но мы же ничего не знаем о здешней судебной системе! - возразила Ника.
   -Можно узнать. Время пока есть. Узнать можно всё. Что угодно. К тому же, у нас есть Авриго. Итак, кадет Эйтар, просветите недоумков, как тут у вас работает третья ветвь власти?
   После того, как Авриго разъяснили айрекский принцип разделения властей, он откашлялся и начал рассказ.
  
   Валинорские суды отличались от наших тем, что не имели обыкновения затягиваться на долгие месяцы, а то и годы. Всё решалось в течение нескольких часов. Структура суда выглядела так: главный судья, чьи функции заключаются в поддержании порядка в зале, объявляет заседание открытым и определяет очерёдность выступления свидетелей обвинения и защиты. Секретаря там нет, да он и не нужен - всё происходящее на центральной площадке, заменяющей здесь трибуну, фиксируют записывающие устройства. О функциях адвоката и прокурора, думаю, говорить не приходится. Стоит только пояснить, что криков "протестую", столь знакомых по фильмам о правосудии, здесь не бывает. И адвокату, и прокурору разрешается задавать абсолютно любые вопросы, вплоть до того, какого цвета бельё вы предпочитаете надевать перед свиданием (если оно наличествует). Клиент имеет право не отвечать на вопросы, но если судья заинтересуется и повторит вопрос, тут уж никуда не денешься, надо отвечать. Отвертеться и соврать тоже нельзя: на площадке показаний повсюду установлены местные аналоги детекторов лжи. Нарушение прав человека, но эльфов это устраивает.
   Главная движущая ила процесса - присяжные. В отличие от Айреки, туда не набирают простых эльфов с улицы. Это - юридически подкованные судьи со специальным дипломом. Их двадцать девять, и они решают всё: не только вопрос, виновен подсудимый или нет, но и наказание, если вина доказана, и место его отбывания. В Валиноре нет простых тюрем, за исключением СИЗО, обычно срок измеряется в годах каторги на рудниках или иных столь же курортных местечках. Правда, результаты зачитывает всё же главный судья, наверное, чтобы показать, что в зале он, как выражается Ника, не для мебели. На совещание присяжные не удаляются, каждый голосует сам с помощью приспособления, которое для краткости можно обозвать пультом. На этом пульте есть две кнопочки с маркировкой "да "и "нет" и текстовое табло, где печатают предложения по наказаниям. Те, кто думает, что подсудимый, скажем, невиновен, не обращают внимания на табло, другие же отрываются на полную катушку. Если сумма "против" превышает сумму "за", второй столбец (это по табло) просто не читают. Если же присяжные убеждены в том, что перед ними преступник, компьютер анализирует упомянутый второй столбец и выводит срок как среднее арифметическое от всех "пожеланий". В общем, система более-менее беспристрастная, но я ещё не встречала совершенных судов - а у нас был такой факультатив, изучение судебных систем всего мира от древнего мира до наших дней - а, значит, тут тоже должны быть лазейки, разумеется.
   -Страсть как не хочется бежать, - призналась Ника, - это уже совсем трусость. Но только... нас точно осудят. Если там повсюду детекторы лжи, мы пропали! Ведь, как ни крути, мы на самом деле запихнули Феркриста в сундук.
   -Спокойно, - Дайнрил чему-то улыбался и даже не выглядел расстроенным.
   -Спокойно? Если только ты можешь обмануть детекторы...
   -Не знаю, не пробовал - в этом мире.
   -Прелесть!
   -Да и вряд ли это вообще понадобится. Нужно лишь хорошо продумать защиту, а это мы сделать можем - благодаря благотворительности Тинвэ Талиона. С любого крючка можно сорваться, главное - знать, как именно двигаться. К чему врать, если можно просто недоговорить? Вот ты, Ника - ты видела, как кто-то из нас оглушил Феркриста и сунул его в сундук?
   -Видеть не видела, но...
   -И закончим на этом. Между прочим, это - сущая правда. Никто не привлечёт тебя к уголовной ответственности за лжесвидетельство, если ты будешь говорить "одну правду и ничего, кроме правды", но не всю правду. Рита... расскажет жалостливую сказочку о злом дяде, который приставал к маленькой девочке. Про злого дядю - тоже правда...
   -А ты? - усмехнулась я. - Ты-то его туда не пихал, но ведь видел, что он там, к тому же ощутимо пнул под рёбра.
   -Да? Ощутимо? А мне показалось, что совсем чуть-чуть. Но это неважно. Я могу сказать, что это получилось совершенно случайно, в тот момент, когда я захотел помочь бедняге устроить личную жизнь. Что до детектора лжи... как-то раз в Айреке пришлось отчитываться перед американскими спецслужбами, и их полиграф даже не пискнул, хотя, честно говоря, я нёс совершеннейший бред. В крайнем случае можно закоротить датчики. Полный l'amour! Главное - побольше наглости и самоуверенности. Мы - белые и пушистые, ясно?
   -Это в каком месте? - удивилась я.
   -Как-нибудь покажу, - Дайн одарил меня многообещающей улыбкой, - уж об этом-то не беспокойся. Теперь вот что. Авриго, звони Талиону. Скажи, чтобы приходил сюда, нам очень пригодятся его потрясающие знания задворок валинорской юриспруденции.
   -Талион? - удивилась Ника.
   -Он самый. До армии он занимал пост психолога гвайта, так что...
   -Тысяча балрогов! - Авриго присвистнул. - И это узнали! Вот же истину говорят: от гайяра и в могиле не спрячешься!
   -Истину, - согласился Энгрин, - Ника, ты вместе с Клейтасом идёшь к нашему адвокату, как там его? Мэтр Винглиф Миниар. Вот адрес. Согласуйте с ним план процесса от начала и до конца. Связь - через переговорники. Есть лучшие варианты, но они могут быть прослушаны.
   -А ты? - с подозрением спросил Клейтас.
   -М-м... хотелось бы сказать, что завалюсь спать до половины десятого, но соврать я ещё успею. Мы с Ритой - даже не верится, что я это говорю - отправимся за свидетелями защиты.
   -И на какой же аверте вы их отыщете?
   -Забавно, приятель, потому что ты почти попал в точку. Скорее всего, искать придётся прямо там.
   -Это как? - не поняла Ника.
   -Ещё раз прочитай материалы дела. У Феркриста есть два свидетеля, Хелек и Глористель. Значит, нам тоже нужны двое - это по минимуму, и я даже знаю, кто. Во-первых, капитан Брагол. Помнится, он на дух не переносит светлейшего князя и его дочку. Хотя их все не выносят, даже жалко беднягу... А во-вторых, Марчес. И где, по-твоему, ещё можно найти жрицу любви, если не на... том месте, которое только что упомянул тар Арджеретти?
   Клейтас надулся и в очередной раз обозвал Дайна шутом - к вящей обиде Ники, потому что шутом она считает себя (но только с виду, не забывайте, хе-хе). А зря он так. На сей раз напарничек попал в цель. Представляю картинку: Марчес трудится в поте лица (и не только) над очередным клиентом, и тут появляемся мы с просьбой сопровождать нас в цитадель закона и справедливости. Учитывая искреннюю "любовь" Марчес к Глористель и всему, что с ней связано, мы с Дайном даже поспорили на три щелбана: сразу ли она подорвётся или же сначала закончит свои, скажем, дела. Немного пошло, конечно, зато интересно. В конце концов, разве всё интересное обязательно должно быть пристойным? По-моему, всё как раз наоборот.
   Как только полномочия были распределены, мы вышли из люкса и разбежались по сторонам. Мальчики налево, девочки направо, то есть не совсем, но похоже. Сегодня, увы, придётся обходиться наёмным транспортом, потому что машину Авриго ещё не починил. Хотя это к лучшему, не придётся беспокоиться о том, что некий злопыхатель испортит тормоза или перережет особо важный провод. Не будет же он шаманить над каждым такси Альквалондэ! А так мы без проблем добрались до реабилитационного центра для эмигрантов и сразу же бросились искать капитана Брагола.
   Признаться, сам центр оставлял после себя гнетущее впечатление. Обстановка, стилизованная под старину, причём стилизованная неумело. Вокруг тенями бродят мрачные эмигранты. Ещё бы - плыли в царство мудрости и справедливости, а попали в волчье логово, где ценятся не волевые воины, а ловкие жулики и бизнесмены. Те из эмигрантов, кто прибыл недавно, здороваются с нами, а потом долго-долго таращатся на лампочку с абажуром, как на единственный светоч во всех мирах бесконечной Вселенной. На выключатель они пялились ещё дольше (обычно в Валиноре свет включается сам, от тепла тела, но такое освещение и вовсе бы ошарашило гриэрцев до инфаркта). Авриго рассказывал, что обычно средний срок пребывания в этом месте - месяца четыре. Некоторым, например, Марчес или той же Глористель, чтобы приспособиться к новой жизни, хватает двух-трёх дней, а иным беднягам требуется несколько лет. Но и они в конце концов смиряются с правилами приличного поведения в обществе, прячут мечи и луки в сейфы и начинают приносить пользу Республике. Многие, кстати, потом ещё знаменитостями становятся, например, в сфере истории, музыки или чего-нибудь подобного. В Валиноре вообще в моде стиль этник, то есть напевы древних времён, а уж это как бальзам на душу эмигрантов... Да не о них речь. Главное, почти все наши знакомые по "Лоссэ" были здесь. От них же мы узнали, как найти Брагола, который не участвовал в изучении электричества. Бравый капитан сидел в своей комнатке, размером два на три, но казавшейся довольно большой из-за малого количества мебели - там были тумбочка, стул и узкая койка. Он занимался единственным делом, которое могло показаться ему стоящим: напивался. Хорошо ещё, что он только приступил к такому важному занятию, иначе пришлось бы сгонять в аптеку за протрезвляющими пилюлями - а такие там были, я сама видела.
   Десять минут мы потратили на то, чтобы убедить Брагола вернуться в реальный мир, и ещё одну - на то, чтобы вкратце изложить суть дела. По истечении упомянутого срока капитан "Лоссэ" готов был даже в пасть к дракону залезть, лишь бы Хелеку от этого стало ещё хуже. До сих пор не понимаю, почему он так ненавидит князя, ведь они ещё на корабле не разговаривали. Наверное, дело в какой-нибудь давней размолвке, у эльфов такое часто водится. Ну и пусть! Главное - выпутаться, потому что для того, чтобы сбежать из рудников, потребуется неделя, а то и больше, потому и оправдаться надо, а то вдруг сцапают нас у самой Стены, и ау! И я загнала любопытство подальше в угол сознания и позвонила Авриго, чтобы он отвёз Брагола на "место клизмы", то есть в задние суда. Не очень-то хотелось брать впечатлительного моряка в турне по злачным местам Альквалондэ. Мало ли что он там может натворить, по старой памяти-то...
   Авриго приехал не на такси, а на машине Тинвэ Талиона. Самир сидел за рулём и просто искрился весельем. Пока Брагол с опаской влезал на заднее сиденье, Талион сообщил, что навёл справки о составе суда и уже разработал приблизительный план действий, с которым он ознакомит нас после того, как мы разберёмся ос своими делами. Звучало обнадёживающе, судя по довольной физиономии Дайнрила. Затем мы поймали очередное такси и покатили к Ломмоту, а Талион, Авриго и Брагол - в здание суда. Когда я вылезла на свежий воздух, моё любопытство "сорвалось с цепи", и я спросила Дайнрила, что это за восхитительный план самира и не является ли он, случайно, простым синонимом марихуаны.
   -Там узнаешь, - был ответ, - о деталях Талион не думал. Суть такая: ты была права насчёт лазеек, присяжные не беспристрастны, их можно убедить принять ту или иную сторону. Если мы будем действовать правильно, сторона, на которую они встанут, будет нашей.
   -А он не думал о статье "за подкуп присяжных?
   -Не пойман - не вор.
   -То есть, существует способ обмануть камеры?
   -А почему нет? Можно сделать вид, что мы передаём друг другу важные документы. Камеры это, конечно, запишут. А пока они станут разбираться, в чём дело - хоть искусственный, но всё же интеллект - дело уже будет сделано.
   -Сколько они берут?
   -Думаю, тысячи по две. Может, и пять, но для нас особой разницы нет. Всё равно денег они не дождутся. Всунем им, например, в конвертики пачку низкосортных фальшивок. Есть один материал, я читал про него в журнале для криминалистов - на нём не остаются отпечатки пальцев и кожи. На нём и сыграем.
   -Везёт же некоторым... и журналы понимаешь...
   -Не знаю, как там насчёт везения, но важно ещё вот что: до конца процесса присяжные не откроют конверты. Ну, а когда они прочухают, как их "кинули"...
   -У них не будет улик, чтобы обвинить нас в изготовлении фальшивок? Так?
   -Не будет. Только их честное слово. К тому же, в здешнем своде законов наказание полагается не тому, кто даёт взятку, а тому, кто её берёт. Засадить нас смогут только за фальшивки, но поди докажи, что именно мы их нашлёпали!
   -Ничего себе, какие у тебя криминальные наклонности! Можно подумать, ты в своё время был в крутой банде типа "коза ностра". А ты был? - заинтересовалась я. - Ну, я не имею в виду одного Хирурга, а вообще, настоящие айрекские группировки...
   -Нет, ты что, дорогуша? - он притворно надулся. - Я абсолютно законопослушный гражданин и даже улицу на красный свет не переходил, не говоря уже о неправильной парковке, - тут он не выдержал и рассмеялся. - Сама же знаешь, зачем ещё и спрашивать!
  
   Найти Марчес было потруднее, чем Брагола. Все жрицы любви "экзотической" направленности смотрели на нас, как на парочку извращенцев, но это было всё же лучше, чем объяснять девицам сущность дела. Слова "гвайт" и "суд" отпугивают шлюх не хуже нищих клиентов и облавы полиции нравов. А так был хоть какой-то шанс. И удача нас не подвела. В конце концов мы отыскали Марчес. Правда, наш с вампиром спор закончился вничью, потому что на момент, гм, обнаружения она была одна. Жаль. Очень жаль. Так хотелось отсчитать Дайну три щелбана! Увы, придётся отложить сие увлекательное занятие на потом.
   Вместе с Марчес мы вошли в кабинет адвоката Миниара без двадцати девять. Времени оставалось в обрез, но всё же достаточно для того, чтобы провести вводный инструктаж участников предстоящего процесса. Талион и Миниар тут же развернули на журнальном столике большую схему зала, где практически каждый винтик прорисовали. К счастью, валинорские эльфы не так увлекаются финтифлюшками, как их гриэрские собраться. Убедившись, что все как следует запомнили содержание плаката, Миниар принялся за пояснения:
   -Итак, слушайте. Прокурора зовут Алакром, он не новичок, та ещё рыбка, и главное, не попасться ему на зубок. Обдумывайте каждое слово, которое будете говорить. Алакром к тому же нечист на руку. Бороться с ним лучше всего его же методами. Вот конверты. Их восемь, хотя присяжных, э-э, поддающихся такому влиянию, одиннадцать. Трое уже на стороне Алакрома и Феркриста. Разоблачить этих троих - задание тара Авриго, только сделать это надо ближе к концу слушания, чтобы Алакром не успел принять ответных мер. И сделайте это как можно более непринуждённо. Сыграйте в придурковатого подростка, с которого взятки гладки. Если попадётся хотя бы один из них, остальные уже почти не решатся мухлевать. Далее - любители красивых женщин. Вот - их фотографии. Дамы, стройте им глазки, и они растают, только не переусердствуйте, ведь Глористель будет делать то же самое. Тари Рита, ваше выступление идёт предпоследним номером. Представьте поведение Феркриста как домогательство, и большинство присяжных женщин будут на вашей стороне, особенно если вы на самом деле собираетесь сыграть святую невинность. Тар Брагол, тари Марчес, ваша задача - выставить в неприглядном свете поведение Феркриста и его свидетельницы Глористель во время плавания. Тари Марчес, особо отметьте нынешнюю профессию Глористель. Среди присяжных есть женщина, чей муж завёл себе любовницу, блондинку, чем-то похожую на Глористель. Тари Вероника, вы - перед тари Ритой. Твердите одно: с истцом не общалась, ни о чём даже не подозревала. Понятно? Теперь вы, тар Дайнрил. Что это за "сюрприз", о котором вы сообщили по переговорнику, и почему я должен вызвать Феркриста на дополнительный допрос в самом конце слушания?
   -Вы? О, нет, мэтр, судья вызовет его сам, потому что в Прибережье, на Гриэре, наш истец наворотил таких дел, на которые не распространяются сроки давности и ограничения в политике.
   -Каких таких дел?
   -Всему своё время, - Дайнрил загадочно улыбнулся, - узнаете, мэтр. Все узнают. А теперь, Риточка, иди-ка переодеваться. Осталось всего пять минут.
   -Уже лечу! - отозвалась я, поднимая с диванчика небольшой плотный свёрток.
   Там было платье, длинное, скромное, белое и только чуть-чуть прозрачное. Любая гулящая девка в таком одеянии приобретала ореол святой невинности. Для создания образа оклевётанной мадонны оно подходило как нельзя кстати, равно как и шлёпки с окантовкой из белых искусственных ромашек. Я подумывала и о том, чтобы заплести по бокам пару косичек, но потом решила, что не стоит переигрывать. Я же собираюсь изображать порядочную девушку, а не первоклассницу-переростка. Наконец перевоплощение было закончено, и я вошла в зал.
   Эффект оказался таким, какой и требовался. Феркрист побледнел, а судья посмотрел на меня с недоумением и жалостью. Есть! Пробный шар закатился в лузу с первого удара. Я неслышно прошла между рядами, села на скамью подсудимых (хорошо, что здесь эта мебель с мягкой обивкой) и прижалась к Дайну, будто ища у него поддержки. Чуть обернувшись, я увидела, что Ника показывает большой палец. получилось! Теперь надо дождаться своего часа и окончательно превратиться в глазах окружающих из преступницы в жертву.
   Сначала подученный Алакромом Феркрист живописал свои страдания в сундуке и потребовал призвать "мучителей" к ответу. Когда он пошёл на своё место, я посмотрела на судью глазами, полными слёз (Дайнрил для этого чувствительно ущипнул меня в бок) и с удовлетворением отметила, что несколько присяжных отвели взгляд. Здорово, действует! Надо было раньше думать, маньяк придурочный!
   Затем выступали Глористель и Хелек. Бывшая принцесса была самым опасным противником, потому что, во-первых, после вмешательства косметологов была намного красивее меня и даже улыбалась чисто, а, во-вторых, тоже нещадно эксплуатировала образ неземного создания. И с её внешностью этот образ вязался не в пример лучше. Я уж было совсем пригорюнилась, но тут за дело взялся мэтр Миниар. Он как бы между делом спросил, кто она по профессии и сколько у неё было, так сказать, контактов (а до того она ну прямо из кожи вон лезла, изображая невинность). Глористель пришлось туго, она промолчала, судья заинтересовался, переспросил, она сказала "ни разу", и детектор лжи, разумеется, тут же сообщил о вранье. Миниар, вдохновлённый удачей, выпустил на площадку Марчес, и уж тогда все старания милой Глористель казаться монашкой отправились псу под хвост. Алакром и Феркрист мрачнели с каждой минутой (я забыла сказать, что мэтр Миниар считался лучшим адвокатом в Альквалондэ, а то и во всей провинции, а Алакром, хоть и являлся "рыбой", работал прокурором всего лишь семь или восемь лет). Апофеоз наступил, когда неожиданно поднялся Авриго и, перебивая Нику, прокричал:
   -Мэтр судья, что это такое? Они все жулики! Вон тот присяжный, с подбородком лопатой, только что взял конвертик от мэтра прокурора!
   -Врёшь! - побагровел Алакром.
   -Я вру? Да вон же конвертик, торчит у него из кармана! Если там билеты на дагор, я съем свои кроссовки! Вот жульё!
   Тут же явились приставы и извлекли на свет Божий "барашка в бумажке". В конверте Алакрома лежало не больше ни меньше пятнадцать тысяч вистри, что самое любопытное - настоящими деньгами. Присяжного увели, и их осталось двадцать восемь. Те, что были "куплены" нами, успели надёжно спрятать "подношения", а ребята Алакрома - нет (ну так надо знать, когда давать взятки) и потому были вынуждены сидеть тихо. Обстоятельства мало-помалу перестраивалась в нашу пользу. А там и моя очередь настала.
   Я рассказала почтенной публике собственную версию произошедшего, не соврав ни в одном месте. Феркрист тоже не врал - но я всё же ухитрилась обрисовать его как опасного хитреца, который не смог смириться с отказом и теперь (негодяй!) занимается банальной местью. Глаза Феркриста всё больше наливались кровью, руки дрожали, верхняя губа задёргалась, придавая ему сходство с вурдалаком или эпилептиком. Бедняга - если верить усмешке Дайна - клюнул на приманку и думал вовсе не о том, как бы засадить меня в рудники, а о пьесе Шекспира "Отелло". Похоже, в этом зале только Алакром ещё считал, что его клиент прав, и то из чисто меркантильных соображений. Потом Алакром немного опомнился и попробовал сбить с меня спесь тем же вопросом, каким Миниар огорошил Глористель. Мол, сколько раз ты, такая невинная, "гуляла" с мальчиками. Миниар - умница - предполагал, что прокурор пойдёт именно таким конём, и предоставил мне свободу действий. Я и ответила. Честно, откровенно - мол, господа, грешна и подсудна, но искренне верила в любовь каждый божий раз. Брехня, кстати, я попыталась вжиться в роль Зайки, которой с мужиками не очень-то везло - одни козлы попадались. И, самое, интересное, прокатило, я ведь своего имени не называла, и детектор не счёл это ложью. Видели бы вы рожу Алакрома... он аж сдулся, а я прошествовала к скамье, надеясь, что Дайн ничего такого не отчебучит. Всё же у него заключительный допрос, мало ли что.
   Да уж, этот парень всегда обожал сюрпризы, но чтобы такие! Первым делом он отправил Миниара с его вопросами отдыхать на скамеечку, а затем заговорил.
   -Все, наверное, сейчас ожидают от меня оправданий? Размечтались! Я и впрямь сделал то, в чём меня обвиняет этот... хорёк, и, будь моя воля, повторил бы всё в том же порядке. Однако не торопитесь радоваться, мэтр прокурор: все эти действия попадают сразу под две поправки, о самообороне и о пресечении тяжких преступлений. Феркрист хотел убить беззащитную девушку, и в сундуке ему самое место. Только этот сундук желательно зарыть в землю на несколько тысяч лет!
   -Что вы имеете в виду? - не выдержал судья.
   -Ваш несчастненький мученик на самом деле серийный убийца. Взгляните на ваши детекторы и убедитесь, что я говорю правду. Да что там детекторы - посмотрите на Феркриста и на то, какими глазами он смотрит на ту, кого обвиняет!
   Как ни крути, а это была самая настоящая правда. Присяжные и зрители ошеломлённо заворчали. Феркрист взвыл и попытался прорваться ко мне, потом, видимо, взял себя в руки, развернулся и прыжками добрался до выхода, но был перехвачен плечистым смуглым эльфом в синем мундире.
   -Тар Энгрин прав, - прошипел он, ухмыльнувшись так, что стали видны клыки, - этот... чэтруш - убийца. У нас в Гайяре его бы немедленно четвертовали. Поскольку он пытался оклеветать моего соотечественника - а гриэрское Приречье формально входит в зону юрисдикции Гайяра - я требую срочной экстрадиции Феркриста.
   -Мы... мы бы рассмотрели вашу просьбу, тар посол, - запинаясь, выдавил бледный судья, - но мы не имеем на это п-права. Направьте запрос в Конвент...
   -Отправлю, не сомневайтесь, - подтвердил гайяр (какое счастье, что дипломат со скуки забрёл на этот процесс!), - сегодня же. Ну, что вы сидите, как пни? Заканчивайте скорее эту вашу комедию. Ставьте на голосование!
   То ли подействовали наши методы убеждения, то ли присяжные насмерть испугались грозного гайяра, но итог был готов уже через тридцать секунд, поставив этим своеобразный рекорд валинорского Гиннеса. Единогласное "невиновен" - по каждому из нас. Но и за эти тридцать секунд гайярский посол ухитрился куда-то смыться, не исключено даже, что составлять запрос по всей форме. Феркриста же заковали в наручники и увели из зала суда.
   Победа! Полная и окончательная! На лице Алакрома читалось недоумение - видимо, у него в запасе был ещё какой-то козырь, который он так и не успел предъявить. Ну и шут с ним. Наконец можно переодеться в нормальные шмотки, а то уже и Авриго как-то не так на меня таращится. Всё-таки странная штука - жизнь, да и живущие вместе с ней.
   Мы попрощались с Миниаром и Тинвэ Талионом и вышли на свежий воздух. Идти никуда не хотелось. Победу принято отмечать, но от любых кабаков воротило душу. Учитывая тот факт, что неприятности летят к нашей компании, как железные опилки к магниту, если мы пойдём в бар, можно там так вляпаться, что потом фиг отмоешься. Недавно Авриго рассказывал историю о том, как в кабаке к студенческой компании пристал наглый байкер. Его только попросили уйти, и вдруг приехали хотэры. Оказалось, сей байкер числился в Лиге скульпторов, а искусство - если ещё не забыли - в Валиноре в чести. Все участники заварушки загремели на полгода в рудники и, кроме того, были исключены из университета. Чтобы вернуться на тот же факультет, приходится начинать всё заново и к тому же выжидать десять лет. Ребята вернулись и поступили себе в другие заведения, а один студент, которому и оставалось-то два года до окончания (тут в вузах минимум по шестнадцать лет учатся) вздумал отомстить. Он дождался, пока байкера исключат из Лиги - он так же умел лепить, как Астра плавать - и при всех начистил ему пятак. Закончилось всё опять же рудником, но уже для каждого, и там байкер сгинул при неизвестных обстоятельствах. Несмотря на то, что этой истории уже четыреста лет, кто-нибудь может её припомнить и обернуть против нас. Фролг же как-то припомнили. Особенно тот самый таинственный враг, который неизвестно за что вознамерился если не оставить от нас мокрое место, то по меньшей мере засадить в тюрягу.
   В конце концов Клейтас нашёл компромиссный вариант. Авриго сгонял в магазин за пивом, и мы устроились на ступеньках чёрного хода того же здания суда. Ночь была тёплой, а комары в Валиноре не водились. В общем, райский уголок.
   -Эй, Дайн! - весело поинтересовался Клейтас. - Ты и правда не знал, что этот гайярский посол сидит в зале? Чего-то не верится, что это случайность. Нам-то можно рассказать!
   -Что там рассказывать, если это и вправду чистое совпадение?
   -Не врёшь?
   -Да когда, по-твоему, я успел бы с ним сговориться? У меня были несколько другие планы. Я хотел, чтобы Феркриста допросили по существу дела. Детекторы сработали бы сразу, и уже он, а не кто-нибудь из нас, загремел бы в рудники. И тут появляется этот субъект и...
   -Отнимает твою минуту славы! - ввернула я.
   -Не мелочись! Целых две! - Дайнрил притворно вздохнул.
   -Я вот одного не понимаю, - пробормотала Ника. - Кто ж нас в Альквалондэ так ненавидит?
   -Э, да разве неясно? - убеждённо замахал руками Авриго. - Монахи из Лот-Мэлиана!
   -Монахи?
   -Ну конечно! Поняли, что их надули, ну, что вы никакие не Айнуры, и открыли сезон охоты.
   -Там же денег нет, - напомнил Клейтас.
   -Подумаешь! Взяли в банке кредит, делов-то!
   -Кто ж им его даст? Кредиты дают под залог имущества, а откуда в монастыре имущество? Жёсткие койки, ворота, ну, ещё сигнализация. Охрана у них своя, из "братьев".
   -А твои картины?
   -Что, больше нечего в сортирах развешивать? Проще голых баб из журнала вырезать, самое оно. Кому они, к троллю, нужны?
   -Я бы поспорил.
   -Авриго, ты совсем головкой ослабел? Даже если у той мазни удовлетворительное качество, столько денег, чтобы всё это провернуть, можно выручить только за полотна знаменитостей. Если в Лот-Мэлиане и были таковые, то монахи давно их продали, чтобы монастырь не ушёл с молотка.
   -А сам монастырь?
   -Чего?
   -Они могли взять кредит под залог самого здания.
   -Смеёшься? Скорее уж они свои штаны с рубашками заложат. И вообще, после того, как Дайнрил устроил под ним землетрясение, им повезёт, если стены не обрушатся через месяца полтора! И, знаешь ли, ради мелкой мести рисковать своим драгоценным обиталищем - это вот каким идиотом надо быть, - Клейтас выразительно постучал по лбу, - монахи, конечно же, жадные, но не совсем же дурные!
   -Клейтас прав, - согласилась Ника, - монахи тут не при чём. Хотя про фролг они как раз могли бы узнать. Но... откуда эти монахи, скажи на милость, могли узнать об обмане? Мы что, знаменитости какие? А вот что меня конкретно настораживает, так это "Мандос".
   -"Мандос"? - прищурился Дайнрил.
   -Он самый. В Тонрасе нам с самого начала ставили палки в колёса. Сразу - на дыбы. Не то что не помогли, а бросились подчищать базу данных. Ещё час, и тролля с два бы мы нашли Клейтаса. Тогда бы миры точно столкнулись. Эй, а если это Азгар?
   -Исключено, - буркнул Клейтас.
   -Почему?
   -Всё южное полушарие Нурекны для него - слепое пятно. Через Стену не пробиться ни одному воздействию. Даже пси-поле реагирует с суточным опозданием. Как бы он смог подглядывать? Я уж не говорю о том, чтобы околдовать всех этих хануриков.
   -Значит, это тем более "Мандос", - не сдавалась Ника.
   -Логично, - согласился Дайнрил, - вот мотивчик - неясен. Возможно, им просто не понравилось, что мы полезли в их корпоративные тайны, или же были в доле с монастырём. Не знаю. Деньги у них есть, влияние тоже...
   Я промолчала, хотя была с ним согласна. Кроме корпорации и монахов, мы ещё никому не успели насолить. Стоп! А "Орлы"? Их, конечно, уже осудили и отправили на зону, то есть в рудники, но их сообщники до сих пор гуляют на свободе. И, если как следует подумать, только у них стоящая причина разделаться с нами. Единственное, что настораживает - участие правосудия во всей этой затее. Разве могут договориться бандиты и судьи?
   Впрочем, почему нет? Только что мы на собственном опыте убедились, как просто подкупить доблестных работников Фемиды. Одиннадцать из двадцати девяти - это такой показатель, что впору за голову хвататься. И этот прокурор, Алакром, тоже не из самых чистеньких. Он всё знал о своём клиенте, не зря же он молчал в тряпочку, когда Феркриста обвинили в убийстве. Феркрист-то возмущался, а Алакром помалкивал. Любой нормальный прокурор на его месте сразу принялся бы трясти мощами.
   Кстати, о птичках. Уж не всенародно ли любимый Алакром только что выскользнул из подвала? Точно, он. Огляделся - нас, видимо, не заметил, потому что мы сидели в тени - поправил кепочку и быстро пошёл через парк.
   -Смотрите! - прошептала я.
   Дайнрил хмыкнул:
   -Думаю, за ним лучше проследить.
   -Он идёт к тому, кто его нанял? - встрепенулась Ника.
   -Откуда мне знать, у него ментальный заслон.
   -Тролль возьми!
   -И без этого ясно, что Алакром пошёл не за кефиром. А вот куда, мы сейчас узнаем.
   Пиво было мгновенно забыто. До него ли! Всеми овладел охотничий азарт. Алакром держался настороже и оборачивался на каждый шорох, но неизменно обозревал только пустую тропинку. Если бы он мог видеть сквозь стены или хотя бы сквозь деревья, тогда, конечно, другое дело... а несчастье прокурора, Суперменов у него в роду не было, и он, подождав пару секунд, продолжал путь, затем опять оборачивался и ускорял ход. Всё это дико напоминало мне слежку за Беззубым, за тем исключением, что Алакром явно не собрался садиться в пригородную электричку. А так - похожи даже цели: взглянуть на "хозяина". Надеюсь, "хозяин" живёт не на дачке, окружённой электрической изгородью, а то я уверую в идентичность эволюции. Хотя вряд ли тот тип назначил подручному встречу прямо у себя дома. Не такой уж он дурак. Посмотрим, куда это топает прокурор.
   Н-да... все дороги в большой секс ведут через большую политику. Алакром привёл нас к парку аттракционов, который оказался закрыт на профилактический ремонт и, судя по виду парка, ремонт затянулся лет на пятьдесят.
   Алакром в последний раз оглянулся, надвинул на глаза козырёк и дважды постучал в крошечную сторожку с заколоченными окнами.

XVI. Выбить закрытую дверь

   Конспирация - залог мастерства любого сыщика, независимо от его профессионализма и ведомственной принадлежности. Следующим компонентом можно назвать терпение.
   Возможно, если бы не оно, мы бы ни за что не догадались, кто же так любит играть в нехорошие игры. Спугнули бы и Алакрома, и его "хозяина" за компанию. Спасибо десятому чувству, которое подсказывало: лучше подождать. Наше от нас не уйдёт.
   Чувство не лажанулось. Дверь открылась на самую малость, оттуда высунулась рука с тангом и очертила вокруг прокурора сложную геометрическую фигуру. Разряд срезал ветки в полуметре от моего носа. Личность за дверью хмыкнула и пропустила Алакрома внутрь. Щёлкнул автоматический замок. Предусмотрительная сволочь! Ну да ничего, и не таких обламывали.
   А что тут сложного? Если в сторожке имеется, скажем, подземный ход (надо же изредка отпускать фантазию с короткого поводка), и таинственный враг успеет улизнуть, всегда можно отловить Алакрома и поговорить с ним по душам. Никакой ментальный заслон не устоит перед зелёной молнией, пляшущей в опасной близости от деликатного места. Ну, а если всё же прокурор заупрямится или, оборони Создатель, обнаружит склонность к стукачеству, то такого вредного мальчика не грех и дубиной по мозгам... приласкать. Похоронить тут же, в парке, и косточек не найдут. Но отчего-то не верится, что Алакром станет упираться, пардон, рогами не в ту задницу. Кто-то из знаменитостей верно подметил: лучше синица в руках, чем утка под кроватью.
   На самом деле я - милое и доброжелательное существо, белая и пушистая девочка, но только не с теми, кто раз за разом подстраивает мне гадости, одна другой мерзопакостней. Вот и верь после этого древнеэльфийским байкам, где о всех эльфах говорится как о созданиях, свободных от приземлённым поступков и низменных целей! И это тогда, когда даже в милом Никиному сердцу "Сильмариллионе" успешно действуют условно светлые персонажи, которые руководствуются принципом "Из двух зол выбираю то, которое легче причинить"... И как после этого прикажете сдерживать крики души, пусть даже душа требует разорвать обидчика на мелкие кусочки и скушать под соевым соусом с гарниром из ростков бамбука?
   Не знаю, с чего у меня такие ассоциации. Наверное, с того, что, к сожалению, китайские пытки запрещены законом ещё с прошлого века. И зачем? Иногда я с тайной грустью вспоминаю, что были такие славные времена, как эпоха святой испанской инквизиции. Обвинить бы "хозяина" в чёрной магии, вон как природу попортил!
   Перешагивая через упомянутую природу, мы самым тихим шагом подобрались к сторожке. Теперь уже я, а не Алакром, пожалела, что не обладаю рентгеновским зрением. Видеть бы то, что происходит за вот этой закрытой дверью! Она ведь только кажется хлипкой, будто висит на полутора соплях и откроется с полпинка, а на самом деле через заколоченные доски ничего не видать, кроме радужного тумана, а это означает, что изнутри вся постройка укреплена силовым полем. Чудесное открытие! Правда, был во всём этом и плюс: силовое поле удерживает предметы, но не в силах преградить дорогу звуковым волнам. Слышимость была отличная. Словно маленькие дети, шпионящие за родителями под дверью спальни, мы притихли на пороге сторожки, боясь упустить самый ничтожный звук.
   -Они выиграли процесс, - убитым голосом сказал Алакром.
   Голос его собеседника я слышала впервые в жизни. Он не был похож ни на эльфийский, ни на человеческий, вообще - на голос живого существа. То есть, либо он робот из другого измерения, либо (что более вероятно) "хозяин" пользуется прибором, изменяющим голос. Готова спорить, что и личико он прячет под маской или капюшоном. Да, хорошо, что мы не успели похитить Алакрома! Фига с два он бы нам чего сказал, и не из вредности, а потому, что сам понятия не имеет, на кого работает. Что же это за сукин кот, который не доверяет своим же "шестёркам"? наверное, преступник в розыске. Или у него вся рожа изуродована после какой-нибудь катастрофы, причём так, что и здешняя медицина сложила лапки. Или... он слишком известен, чтобы "светиться". Например, глава корпорации "Мандос". Блин! Воображение никак не могло успокоиться. Я внимательнее прислушалась к ответу "заказчика".
   -Это невозможно.
   -Тот парень, Феркрист, он оказался серийным убийцей, и все его доводы рассыпались, как только это стало известно.
   -Не может быть! Его проверяли!
   -Каким образом? Его, конечно, просвечивали детектором лжи, но никому и в голову не пришло спросить, убивал ли он кого-нибудь.
   -Ваше упущение, Алакром.
   -Моё? Позвольте напомнить, что нашли его вы, а не я.
   -Где он сейчас?
   -В изоляторе. Попался под горячую руку послу Гайяра, и он требует его экстрадиции, вроде бы как за клевету в адрес того парня, из гриэрского Приречья.
   -Посол? Это серьёзно. Хотя - пускай забирает. Феркрист уже отработан, а с Гайяром сейчас ссориться нельзя. Жаль... я не увижу, как Феркриста вздёрнут на первом попавшемся суку.
   -Вздёрнут?!
   -В Гайяре суровые законы. Ведёшь себя бесчестно - добро пожаловать на дерево, если, конечно, тебя поймают. Читайте учебники по международному праву, Алакром! Феркрист настолько жалок, что и в Морготе его бы обязательно уничтожили.
   -Как маньяк-убийца может быть жалким?
   -По своей сути. Он маньяк. Он не может справиться со своим желанием убивать, а значит, жалок и слаб духом. Сильные убивают, когда это выгодно, а не тогда, когда им так хочется. Понятно?
   -Теперь да, тар.
   -Хорошо, Алакром. У нас есть всего два дня, чтобы избавиться от всей этой компании. Несчастным случаем, увы, не отделаться, каторгой - тоже. Что ж, придётся нанять дорогих профессионалов, эмигрантов с Гриэра. Эти-то должны справиться...
   -Можно вопрос, тар?
   -Задавай.
   -Что вы имеете против тех гриэрцев?
   -Я? Ничего. Они даже мне нравятся. С удовольствием оставил бы их в живых, но ради блага страны я обязан сделать это. Ты... вряд ли поймёшь, почему.
   -Да, тар. Я понял. Что делать?
   Я отодвинулась от двери и глубоко вздохнула. Чем дальше, тем хуже. Вот тебе и "месть ради мести"! Да и неизвестный враг, похоже, нашёлся. Наверное, мы перешли дорожку какой-то спецслужбе, хотя как и когда - ума не приложу. Что, если случайно узнали некий секрет, даже не догадываясь о его значении? Нет уж! Несколько месяцев не смотрела боевики о погонях, а они до сих пор дружно прут наружу. Такое только в фильмах и бывает! Уж лучше приглядеться повнимательнее к поведению Клейтаса. Поведение, надо сказать, престранное. Сидит наш Перворожденный на травке, виски массирует и что-то себе под нос бормочет. Не сошёл ли он, часом, с ума? По телику говорили - бывает и так. Ходишь, ходишь, потом бах! - и всё, здрасте, товарищи санитары. Я подошла к Клейтасу и отвесила ему подзатыльник.
   -Ты чего? - возмутился он.
   -А ты не свихнулся?
   -Скажи ещё, перегрелся в лунном свете!
   -А что тогда бормочешь?
   -Вспоминаю.
   -И как успехи?
   -Пока вспомнить не могу. Э-э, я ведь где-то слышал...
   -Голос? Ты его знаешь?!
   -Да не голос, - Клейтас досадливо отмахнулся, - и ослу понятно, что он говорит через модулятор. Мне показалось, что я раньше слышал эти слова. Ну... про тех кто жалок и слаб духом. Но вот где и когда я мог это слышать?
   -Похоже на морготскую философию, - заметил Авриго.
   -Может быть. Только я-то не воевал и в Морготе не был. Откуда я тогда это знаю? Ох-х! Ну ведь решение прямо на поверхности, да только проясняться не желает! Почему у меня такое чувство, будто я его реально знаю?
   Дайнрил приподнял бровь:
   -Чувство - это просто замечательно, но я предпочитаю увидеть решение своими глазами. Чего и тебе желаю. Ага... кстати, наверное, вам будет интересно, что Алакром уже идёт к выходу. Как насчёт небольшого прорыва?
   У, это действительно интересно. Если нам повезёт, этот таинственный незнакомец не успеет и дверь прикрыть, а мы живо ломанёмся внутрь. Я покрепче сжала рукоятку танга. Ну, держись, сволочь! Хочешь перестрелки - будет тебе перестрелка. Хоть две! Ну-ка, со скоростью мысли...
   Алакром, только поднявший ногу над порогом, влетел в сторожку как пушечное ядро и изображал таковое до тех пор, пока не затормозил о противоположную стену. Наш Дайнрил всегда становится очень щедрым, если речь идёт об ускорении. Вернее, о том, чтобы придать это ускорение какому-нибудь телу, не обязательно мёртвому. Прокурор так сильно треснулся головой, что потерял сознание и (как мне потом рассказывали) оставался в таком состоянии больше суток. Рядом с ним стояла фигура в мантии, как у фокусника, только ещё и капюшон. Ну, просто гриэрская мода. Близ шеи виднелась маленькая серебристая блямба, да ещё и с проводками. Наверное, это и был пресловутый модулятор голоса. А в руках у "фокусника" красовался огромный танг-автомат, находящийся на вооружении у морской пехоты.
   -Отлично, - проскрипел металлический голос, - даже не придётся тратиться на киллеров. Вы сами сюда пришли, здесь и останетесь.
   -Погоди, цыплёночек, - возразила я, - не воруй чужие идеи. Обезьянничать вообще нехорошо.
   -Назови его козлом, и зоопарк обеспечен, - рассмеялся Дайн.
   Тип в мантии выстрелил. Но, прежде чем разряд достиг цели, я выпустила ответную молнию, словно в сказке о Мюнхгаузене (ну, ту её часть, где барон летает верхом на ядре, и ядра противников сталкиваются в воздухе). И, с криком "Гюльчатай, открой личико!", пальнула во врага так, что дверь сорвало с петель, и она принялась порхать по комнате, разнося по гайкам и без того закороченную силовую установку. Кроме того, с "благотворителя" во имя родины сдуло мантию вместе с модулятором (собственно, я этого и добивалась), и когда стих ветер, мы смогли рассмотреть нашу Гюльчатай.
   Если хотите знать, что Бог думает о деньгах и власти, присмотритесь, кому он их даёт. Можно было жизнь прожить и не догадаться, кто этот самый гад, потому что им оказался... Киргор Тол-Харад, красивый, как картинка, Магистр-Консерватор Валинора. Ветер растрепал его волосы, но он по-прежнему выглядел отлично, да к тому же и смотрел на нас с вызовом.
   -Давно я не встречал пси-активности такой редкой направленности, - произнёс Тол-Харад, будто нарочно растягивая слова.
   -Тебе везло, - буркнула я.
   -Мне всегда везёт, - возразил Магистр-Консерватор и мгновенно выхватил танг из-за спины, - попробуй-ка сейчас, рыжая! Зарядов хватит на всех. И за что вы так сильно стукнули Алакрома? Теперь мне придётся рыть могилы самому.
   Я попыталась было расплавить танг, но от злости промахнулась. Тол-Харад упал на пол и, перекатившись за штабель из досок, принялся палить из укрытия. Мы встретили его шквальным огнём, но с каждым разрядом отвечать становилось всё труднее, потому что, в отличие от тех же "Орлов", Киргор Тол-Харад действительно умел стрелять. Пальба грозила затянуться до бесконечности ввиду бесконечности же разрядов. У меня уже немного устала рука, а противник и не думал сдаваться. Похоже, он решил победить или умереть, причём (я в этом уверена) в его завещании будет прямая наводка на нас.
   -Хватит! - воскликнула Ника и прыгнула вперёд.
  
   Вообще-то она обожает совершать непредсказуемые поступки, да такие, о которых потом судачит вся округа. Взять хотя бы тот прыжок из окна третьего этажа в мартовский сугроб, когда в институте объявили учебную тревогу на предмет операции "Антитеррор". Ей потом даже объявили благодарность за оригинальность мышления. На следующей тревоге Антон, её вечный подражатель и прилипала на курс младше нас, тоже сиганул (что примечательно, из того же окна) вниз, но на дворе была середина мая, и Антон сломал обе ноги, а вместо благодарности получил выговор.
   Или, например, на прошлый Новый Год Ника пришла на маскарад в костюме рыцаря. Меч, щит, доспехи, всё как полагается. Новый Год (то есть, это было где-то 29-е декабря) выдался очень тёплым, на улице было где-то плюс три, и вскоре "царь-девице" во всём этом стало жарко. На том же балу присутствовал ещё один "лыцарь", довольно противный тип по прозвищу Гнус, здоровенный пятикурсник с бицепсами штангиста и уровнем интеллекта ротвейлера. Так вот, как я уже говорила, было жарко, да и неудобно таскать тяжёлые доспехи всё время, и Ника поставила к стенке меч, шлем, щит и отправилась веселиться в другой конец зала. Спустя некоторое время Гнус также сопрел и разоблачился в паре метров от склада Никиного барахла. Ну, когда кто-то додумался открыть окно, Ника и Гнус отправились опять рядиться, да перепутали доспехи. Немудрено, после такого количества водочки... И, как назло, к Гнусу подошёл его дружок, одетый мушкетёром, и предложил дуэль. Гнус ткнул мечом в его ногу и остолбенел, когда увидел хлещущую кровь. Всё потому, что Ника взяла в пару к бутафорской кольчуге настоящий меч - не из текстолита, с которым ездила на ролевые игры, а тот, что ей подарил кузнец из клуба и который раньше висел у неё на стене. Увидев, что произошло, Ника едва не прибила Гнуса его же муляжом, заполненным свинцовыми шариками. Впоследствии уже упоминавшийся Антон где-то раздобыл похожий меч и всюду носил его с собой в креплениях за спиной. Однако бедняге снова не повезло. Крепления развязались в самый неподходящий момент - когда Антон вышел отвечать к доске. Хорошо наточенное лезвие, лишённое поддержки, под действием силы тяжести воткнулось в пол, попутно располовинив парню пиджак, рубашку, брюки и нижнее бельё. Носки, правда, уцелели. Несколько долгих секунд Антон был в центре внимания всего потока (он учится на переводчика, и на всём потоке восемь парней и с полсотни девчонок). Не знаю, почему, но это происшествие не добавило страдальцу популярности среди женской части института. Впрочем, я-то знаю, но, в конце концов, грешно смеяться над инвалидами...
   И ещё хочется рассказать одну историю об этом неудачнике, также связанную с Никой, правда, косвенно. На третьем курсе мы сдавали социологию. Этот предмет входит в официальный реестр Министерства Образования и его проходят абсолютно во всех вузах, независимо от индивидуальной программы. Ну, вроде математики в школе. Ника же филигранно умеет списывать. Проделывает это она так лихо и мастерски, что даже самые зоркие преподы ничего не замечают. Так вот, на социологию Ника приготовила набор "парашютиков", готовых ответов на билеты. Пронести их довольно легко, достаточно пиджака (разумеется, расстёгнутого) с большими внутренними карманами. Ника берёт билет, вытаскивает "парашют" и садится отвечать. Остальная стопка бумажек к тому времени успевает разойтись по рукам. Группа сдаёт, все довольны и от радости ходят на голове. Это - обычный сценарий экзамена, но на социологии в нём произошёл сбой. В тот момент, когда Никак уже готовилась отвечать, она вдруг обнаружила, что вытащила совершенно другой "парашют". Оставался один способ вытащить её из болота. Тоже, кстати, отработанный вариант. Я кивнула Нике, и она уронила листочек, тот улетел под парту и застрял в пазе плинтуса. Лиза нашла нужный билет, я забросила его под ту самую парту. Весь процесс отнял не больше двух секунд, Ника достала из-под парты правильный ответ и сдала экзамен.
   Год спустя в той же аудитории сдавала социологию и группа Антона. Антон, прилежный зубрила, готовился к экзамену две ночи подряд, он не писал ни шпор, ни парашютов, а просто зубрил, поэтому на экзамен пришёл совершенно никакой. Его сил хватило только на то, чтобы нацарапать на бумажке ответ, а затем, как зомби, дойти до преподавателя. Стоило ему плюхнуться на стул, и листок сам выпал из пальцев. Антон нагнулся, достал бумажку и принялся отвечать, не замечая ни сбивчивости и схематичности собственной речи, ни недоумевающее лицо преподши. Нужно ли говорить, что бедняге достался именно тот, прошлогодний Никин листочек с ответом на другую тему? Всё это произошло на самом деле, я не вру. И, да простят меня уборщицы, это камень и в их огород. Нельзя же целый год не стирать пыль с плинтусов!
  
   Учитывая всё это, легко понять, что Ника действительно может неожиданно отчебучить что-нибудь... эдакое. Но стремительного прыжка на одуревшего от бесконечных вспышек Тол-Харада никто не ожидал. Тол-Харад тоже оторопел от неожиданности, когда в него врезалась вопящая и плюющаяся живая ракета. Танга, к сожалению, он не выпустил, зато потерял равновесие и в обнимку с Никой чебурахнулся на пол. Каждый держался за магистровский танг-автомат, силясь перетянуть оружие к себе. Всё это напоминало финальную сцену в полицейском боевике, где положительный герой сражается за единственный пистолет с главной бякой. Всё бы ничего, но Ника и Тол-Харад буквально кувыркались по полу, мешая нам прицелиться и вырубить врага. Изредка кому-нибудь из них удавалось провернуть рукоятку, и тогда танг палил во все стороны, а один раз хлестнул разрядом по моим кроссовкам. Благо я хорошо прыгаю. И ведь не выстрелишь в гада, уж слишком быстро он перемещается, промажешь - и попадёшь в Нику. А что, если остудить горячие головы всенародно признанным средством, то бишь холодной водой? Лучше, конечно, с градом. Вот только сосредоточиться надо. Но, не успела я сконцентрироваться, как Авриго в очередной раз продемонстрировал, что может претендовать на звание "тар Непредсказуемость". Хотя это можно было бы назвать и иначе: "Болван года". Каким же ослом надо быть, чтобы броситься в самую гущу барахтающегося и стреляющего клубка! Авриго, конечно, действовал от всего сердца, хотел помочь, боялся, что Ника не справится с врагом, но с чего он взял, что сможет чем-то помешать? Тол-Харад изловчился и врезал ему локтем в нос, и кадет Эйтар отлетел в сторону, едва не сбив с ног Клейтаса. Он практически повторил славный полёт прокурора Алакрома, за исключением того, что остался в сознании (хотя шишка выросла знатная). То, что Авриго нас видит, стало понятно только после того, как он пересчитал в уме едва ли не миллион балрогов. Клейтас выразил своё восхищение тем, что сравнил Авриго с дырявой сковородкой - много шума, мало масла.
   А в соседнем "углу ринга" уже назревал кризис. Тол-Хараду удалось направить острие танга на Нику, оставалось только рукоятку повернуть, и каюк. Я зажмурилась, сосредоточилась и устроила-таки над драчунами дождик, но всё же перестаралась, и градины получились размером с Лизин кулак. Тол-Харад силился не обращать внимания на "погоду в доме", но лишь до тех пор, пока увесистая градина не шарахнула ему по уху. Секундного замешательства Магистра-Консерватора хватило Дайну для того, чтобы метким выстрелом выбить танг из его лап. Тут уже и я не растерялась: жахнула по оружию молнию такой силы, что от танга осталась лужица расплавленного металла, которая почти сразу застыла под ледяным дождём.
   -Осторожно! - крикнул Авриго. - У него нож!
   Тол-Харад на самом деле экипировался основательно. Отбиваясь от Ники одной рукой, другой он вытаскивал из-за пояса большой широкий нож. Дайнрил сориентировался на редкость быстро и просто чудом перехватил руку Магистра с занесённым для удара клинком. Теперь можно и прекратить дождь. Тем временем Клейтас оттащил Нику прочь от обезвреженного врага, а Авриго наконец поднялся на ноги.
   Дайнрил с любопытством уставился на трофейный ножик. Он чем-то напоминал те экземпляры, что продаются в айрекских сувенирных лавках под видом охотничьих, но, в отличие от них, явно служил владельцу долгие годы, если не тысячелетия. На рукоятке было выгравировано клеймо в виде клыкастой рыбки, вроде нашей пираньи. Дайнрил хотел было его пощупать, но вдруг Клейтас воскликнул:
   -Это ловушка! Если дотронешься до неё, нож взорвётся!
   -Ничего себе! - я присвистнула. - Вот это консерватизм в вашем Валиноре! Если бы рвануло, нас только и оставалось бы, что консервировать. На "Завтрак туриста". Эй, Киргор! Зайчик, козлик ты наш! Чего молчишь? Язык прикусил от облома? Может, хоть теперь расколешься, за что ты так на нас взъелся? Пустите меня, я ему кости переломаю!
   -Не поможет, - Клейтас покачал головой.
   -Что так?
   -Попросту знаю. А ты хорошо замаскировался, скотина! Только глаза-то остались прежними. Думал, я не узнаю тебя, Курулах Тейн?
   Тол-Харад поднял глаза и криво улыбнулся:
   -Надеялся, Арджеретти.
   -Эй! - Ника замахала руками. - В чём дело, Клейтас? Какого тролля? Ты что, его знаешь?
   Перворожденный кивнул:
   -Сначала не узнал. Скорее всего, наш друг изменил внешность, как только вернулся с Гриэра. Прошу знакомиться: Курулах Тейн, бывший морготский шпион. Хотя, почему бывший? Шпион становится бывшим, только став покойником.
   -Ты слишком долго жил у дикарей, Арджеретти, чтобы рассуждать о шпионаже и политике.
   -Ну, ты-то в ней разбираешься лучше, да, Тейн? Вот почему ты на заседании Магистрата всё время молчал... лицо у тебя другое, хотя и не очень изменилось, но голос-то прежний! Боялся, что тебя выведут на чистую воду? Такой подлости я от тебя не ожидал.
   -Я почти ничего не боюсь, Первопроходец, и разоблачения - меньше всего. Что до подлости... - Киргор-Курулах рассмеялся. - Что ты можешь знать о ней? Если тебе так интересно, я действительно бывший шпион. В Морготе решили, что с них хватит и своих смертников.
   -То есть, - Клейтас гаденько усмехнулся, - тебя бросило твоё же правительство?
   -Ну, бросило - не то слово. Они предпочитают не рисковать, и я сам их бросил - как только закопал их наёмных стрелков. Гаже мазил я ещё не встречал, вырождается поколение...
   -Тейн, значит, у них плохо с головой, я же в это никогда не поверю. Ты мог им много рассказать о Гриэре.
   -О чём, простите? О Гриэре? Ты разочаровываешь меня, Арджеретти, я не думал, что ты такой лопоухий болван.
   -Зачем тогда им понадобилось засылать агента в экспедиционный корпус?
   -Корпус? - Тейн вздохнул. - Да ты, я вижу, романтик. Вообще-то со стороны моих, так сказать, бывших работодателей это было испытанием на вторичную верность. Должность, видите ли, освободилась. А я был совсем молокососом, вот и раскатал губёшки. Накануне войны наверху решили, что знания о корпусе им не повредят. Так что вместо хлебной должности я отправился к дикарям, - красивые губы Тейна скривились, - ну, и пришлось смириться с тем, что я потеряю три года в глуши. Но когда три года растянулись на семьдесят два... и не года, а века... Видишь ли, Арджеретти, цивилизации поднимались и за меньшее время, взять хотя бы мир-близнец, но вокруг по-прежнему с улюлюканьем носились полуодетые аборигены с копьями. Я едва не сошёл с ума - впрочем, мне говорили, что именно сошёл - и однажды, шесть тысяч семьсот с хвостиком лет назад, к великому своему счастью, напоролся на гномий топор...
   -И так ты оказался в "Мандосе"? - догадался Клейтас.
   -Да. И именно тогда появился на свет Киргор Тол-Харад. Я долго работал в "Мандосе" - в Тонрасе, между прочим - и дослужился до субмиттера первого ранга, но тут объявились мои морготские друзья, которым всё же удалось меня выследить. Пришлось срочно менять внешность и переводиться в Альквалондэ...
   -А зачем ты пошёл в политику?
   -Я и не знал, что это запрещено. Видишь ли, на альвесте решили, что неплохо бы иметь своё лобби в Конвенте. Я выиграл выборы. Всё шло нормально - до тех пор, пока не заявились твои друзья. И тогда, впервые за многие годы, я увидел в тонрасских списках твою фамилию. Призраки прошлого всё же добрались до меня.
   -Ты тогда решил меня убить?
   -Нет. То есть, не тебя именно. Знаешь, Арджеретти, не будь ты таким кондовым синдаром, из тебя получился бы неплохой морготец. Это не оскорбление, поверь мне. На всём Гриэре ты да ещё двое ребят были единственными, от которых меня не выворачивало наизнанку. Но ты, увы, слишком долго общался с гриэрцами. Если бы не это, я бы даже предложил тебе работу в "Мандосе".
   -Но что тогда...
   -Я не мог допустить возвращения на Гриэр.
   -Почему? Тейн! - разошёлся Клейтас. - Если уж твоя хвалёная морготская философия тебе подсказывает, что Гриэр "гниёт", то почему ты готов пойти даже на уничтожение собственного мира?
   -Собственного? - Тейн усмехнулся. - Вынужден тебя разочаровать, но собственного мира у меня пока что нет. Что до Валинора и прочих островов, то, уж извини, это никоим образом не претендует на название мира. К тому же я, как и ты, родился не здесь. Кроме того, программа эвакуации уже готова, так что жителей данной половины мира благополучно эвакуируют.
   -Не всех!
   -Пусть даже так. Лучше они умрут из-за катастрофы, чем от грязных лап... возвращение...
   -Я тебя не понимаю.
   -Объясняю для тупых. Эпоха Возвращения. Она погубит всё. Средневековый хаос, конец эльфийской цивилизации. Я не допущу этого.
   -Ты - псих, Тейн! В каком таком сне тебе привиделось, что, как только мы вернёмся на Гриэр, то сразу же выпустим на свободу хаос?!!
   -Не сразу, но выпустите.
   -Каким образом?
   -Так интересно? - Тейн сверкнул глазами. - Твои любимые гриэрцы меня удивляют. Некоторые - уж на что невероятно - получают всю информацию о будущем и прошлом планеты в пси-поле, потом лупают глазами и называют это магией. Лучше бы писать научились! А то предсказывают одни, записывают другие, переводят третьи, и в результате до конца цепочки доходит всего два процента исходной информации. Но и этих процентов хватает, чтобы впасть в бешенство.
   -Пророчество, что ли?
   -Два. Нашёл на Гриэре, в подвалах старого разрушенного монастыря. Стоило разобрать смысл, и меня трясло добрых пять дней. Никому нельзя проходить путь в обе стороны.
   -Какие это пророчества?
   Бывший морготский шпион равнодушно пожал плечами и монотонно пробубнил те строчки, которые можно увидеть на второй странице. Про Эпоху Возвращения там действительно было, и про нас с Клейтасом тоже, в этом Тол-Харад (или всё-таки лучше Тейн?) не обманул. Правда, остались опросы: что это за Возвращение такое и кто (или что) вернётся. Леший его знает. Тейн выждал паузу и приступил к пророчеству номер два, от которого даже меня ненадолго пробрала дрожь. На сей раз строчки были не рифмованные (что радует), зато и туману в них было - никакому стихоплёту и не снилось. Тумана настоящего, а не словесного...
   "Да не пропустит Зло живущий под светом Полумесяца. Впереди грядёт Возвращение, клочья тумана выжмутся кровью. Души станут золой, тела - болотной водой, и пламя сожжёт землю. Младшие братья пойдут на старших. Да не пропустит Зло желающий жизни. Ночью, днём, утром и вечером не спи, смотри и запоминай. Не будет Возвращения, если собственной кровью пожертвуешь и заморозишь мосты, по которым не пройти пламени Страха. Зло исчезнет, уйдёт в туман и болота. Дорога в оба конца убьёт жизнь".
   -Нравится? - усмехнулся Тейн. - иначе и поступить не смог. Выпустить зло, бр-р! Не понимаешь? Арджеретти, слушай-ка: если ты с друзьями вернёшься на Гриэр, через какое-то время за вами потянется половина Валинора, а с Гриэра, напротив, рванут сюда, и тогда начнётся... Многие умрут от радиации, а их выжившие дружки возомнят, что их сглазили, и начнётся резня. Я ничего не имею против крови, только вот мне не улыбается перспектива быть убитым от лап низшего существа. Впрочем, меня им ещё надо постараться убить... вот чего добьётся ваша компания.
   Мы молчали. Перспектива и вправду была "заманчивая". Очередной выбор из двух зол, куда ни ткнись - кровь и трупы. И тут Клейтас встрепенулся и тряхнул морготца за плечи:
   -В каком монастыре ты это нашёл?!
   -На развалины, знаешь ли, забыли приклеить музейную этикетку.
   -Где был этот монастырь?
   -Какая тебе разница?
   -Разница есть, Тейн! Разница огромная!
   -Вот как? Что ж, есть такое место, которое местные называют полуостровом Виттах. В пригорьях этого полуострова и стоял когда-то монастырь.
   -Виттах? А у ворот не был случайно выбит знак полумесяца?
   -Хм... да, был. Я ещё удивился, откуда он там взялся, если вокруг в то время простирались земли огнепоклонников...
   -Тейн, ты ошибся! Ты ошибся с самого начала!
   -Ой ли?
   -Это два разных пророчества!
   -Ты, случаем, не даёшь концерт художественного свиста?
   Я бы на месте Тейна подумала, что мне качественно навешали на уши макаронных изделий, но вовремя вспомнила (скорее всего, и за себя, и за шпиона, который, несомненно, хорошо знал Клейтаса), что Арджеретти до неприличия правдив. Если он говорит, что пророчества разные, значит, так оно и есть.
   -Я понимаю. Тебе с детства вбивали в голову мысль, что от цивилизации с более низким уровнем развития можно ждать только зла. Гриэр - "рассадник" зла и ничего больше. Причём у морготцев ручки по локоть не только в крови, но и в чём-то погаже. Но сейчас речь не о Морготе. Ты, Тейн, никогда не страдал от отсутствия воображения, вот и домыслил себе невесть что. Второе пророчество сложено на двести лет раньше первого и ничуть с ним не соприкасается!
   -Вот как? Почему же...
   -Слово "возвращение" - единственное, что между ними есть общего. На Виттахе и своего зла хватает, чтобы интересоваться Валинором. Хочешь, расскажу, про что оно? В болотах обитал призрак. Можешь называть это явление остаточным всплеском активности нейрооболочки в условиях статичного пси-напряжения, ну, а я остановлюсь на термине "призрак". Так короче. Означенного призрака звали оригинальной кличкой "Огненный Упырь", и периодически он выползал из своих болот, чтобы поживиться жизненной энергией местного населения. Происходило это не то чтобы часто, но ощутимо. Для того, чтобы придержать Упыря, братство Полумесяца и построило в пригорьях свой монастырь. Суть этого самого "удержания" заключалась в том, чтобы заманить призрака на маленький островок и заморозить мост. Каким способом - думаю, пояснять не стоит. Магия, не магия, но срабатывало. Упырь терял запал и возвращался на свои болота. Говорят, как-то раз братство чуть-чуть замешкались, и воодушевлённый призрак разнёс монастырь по камешкам, однако перестарался и от истощения жизненных сил растаял в воздухе. Вот про что это пророчество, а вовсе не о том, как гриэрские дикари разнесут Валинор.
   -А то, можно подумать, они не разнесут...
   -Да какого тролля им сюда плыть?! Это ж всё равно, как своими ногами притопать на собственный погребальный костёр!
   -Легенды, знаешь ли, имеют обыкновение рушиться.
   -Ну, а когда это произойдёт, вполне можно изловчиться и ввести пограничный контроль. Пойми же, Тейн, это не дикость из Гриэра пройдёт сквозь стену. Это цивилизация дойдёт до Гриэра!
   -Дойти-то, возможно, и дойдёт, но укоренится ли она там?
   -Откуда ты знаешь?
   -Да этих дикарей даже не приучишь чистить зубы! От них разит, как из сточной канавы. И они постоянно размахивают мечами и прочими железками, словно нет другого способа уладить разногласия насчёт того, кто кому наступил на ногу! Гриэр гниёт, так пусть себе и дальше разлагается. Там нет ни одной нормальной расы, пусть даже они и называют себя разумными. Орки мстительны, гномы драчливы, люди глупы и заносчивы...
   -А эльфы?! - обиделась Ника, доселе молча слушавшая беседу двоих... ну, можно сказать, и старцев.
   -Высокомерны и вдобавок упрямы, - Тейн, казалось, даже не удивился вопросу. - Вообразили себе невесть чего, возродили старую аристократию. Живёшь с гуммой - выводи паразитов.
   Ух ты! Судя по всему, Курулах Тейн или как там его зовут... он, хоть и фыркает на Моргот, остался в душе истинным сыном своей страны. Чем-то его философия напоминала нацистскую, особенно в той части, где говорится о праве сильного. Но ведь гриэрцы не виноваты, что их развитие постоянно тормозили! Сами-то эльфы прошли свой путь за долгие миллионы лет, а от соседей по коммунальной планете требуют чего-то необычайного. Пятилетка за четыре года? Не смешите мои тапочки! Выше головы всё равно не прыгнешь, особенно когда тебя постоянно пытаются укоротить на эту самую голову. И что с того, что гриэрские эльфы возродили аристократию, если им так нравится? В конце концов, феодальный строй приходит на смену родовой общине, и это лишь вопрос времени, когда его, в свою очередь, сменит индустриальный этап, а затем и хай-тэк. Ого! А ведь я, оказывается, очень сообразительная девушка, потому что мне удалось нащупать слабое место в теории Тейна. Ну-ка, проверим...
   -Скажи... - начала я. - Извини, конечно, что я на "ты", но после всего этого выкать я не приспособлена. В общем, ты встречал эмигрантов, ведь так?
   -Кто же их не встречал? - рассмеялся Курулах.
   -И что, их нельзя перевоспитать?
   -Не сказал бы, что очень легко.
   -Но не невозможно?
   -Нет. По прошествии определённого срока они могут стать полноценными членами общества. К примеру, Маэглор Расэннор, архитектор, спроектировавший новый деловой центр города после землетрясения восемьдесят два года назад. Можно узнать, тари Рита, к чему все эти вопросы?
   -Я такая же "тари", как ты белый медведь. Ещё минуточку. Эмигранты раньше были дикарями, так? Значит, дикари поддаются... - чуть не ляпнула "дрессировке"! - обучению. Почему бы не позволить им учиться? Нельзя же бросать своих собратьев в беде только потому, что когда-то давно их предки остались один на один с пси-полем. Они выжили, следовательно, слабаками их назвать трудно. Только подумай, чего смогла бы добиться объединённая цивилизация Нурекны!
   -Ну... насчёт эльфов я ещё могу согласиться. Из них, возможно, и выйдет толк. А прочие гриэрские расы?
   -Открою тебе один секрет. Всю жизнь я прожила в полной уверенности, что я человек. Честно говоря, я до сих пор так считаю, и могу назвать очень многих людей, сообразительностью не уступающих твоим собратьям. Клейтас скажет тебе то же самое. Если даже пророчество в какой-то части сбудется и гриэрцы перестанут воспринимать Валинор как нечто загробное, думаешь, будет погано? Как бы не так! Всегда можно договориться по-хорошему, надо только знать, как. Через несколько сот лет "Мандос" сможет открыть филиал на Гриэре. Подумай, сколько денег заработает твоя компания в мире, где постоянно гремят войны, а каждый удельный князёк просто нашпигован золотом!
   Тейн сощурился:
   -Давишь на мои меркантильные чувства?
   -Вовсе нет. Демонстрирую айрекскую готовность к диалогу. Гриэрскую тоже, пусть и не в полной мере. Разве это плохо?
   -Видите ли... то есть, видишь ли, Рита, идея неплохая. В обычной ситуации тебе полагался бы неплохой процент как автору идеи. Но... я слишком долго думал об этом. Слишком долго я ждал и останавливал Возвращение, чтобы за один-единственный час... - он выразительно провёл ладонью по горлу. - Это трудно. Мне нужно ещё время.
   -Да никто и не запрещает тебе думать!
   -Что ты говоришь? - Тейн с трудом сдерживал смех.
   -Думай сколько влезет. Вообще-то это вредно - думать, но здоровым умирать тоже противно. Правда, сначала было бы неплохо, если ты пообещаешь, что прекратишь попытки нас угрохать.
   -Обещаю.
   -Нет, так не пойдёт! - неожиданно встрял Авриго. - Поклянись Верностью Нации, что оставишь нас в покое!
   Тейн внимательно посмотрел на него:
   -Ты хорошо изучил морготские обычаи, парень.
   -Иначе бы меня здесь не было!
   -Хорошо, Эйтар и господа гриэрцы, всем списком. Клянусь Верностью Нации, что ни при каких обстоятельствах не стану чинить вам препятствий для возвращения на Гриэр, но физических, ни юридических. Довольны?
   Авриго кивнул:
   -Вот теперь верю. Ну, ребята, поздравляю, теперь можно не беспокоиться, клятва по всем правилам. Пошли-ка отсюда, а? Кажется, мне всё-таки надо в аптеку. Башка трещит, как с перепоя!
   Мы вышли из сторожки под пристальным взглядом бывшего шпиона. Почему-то мне показалось, что он тщательно прячет улыбку. Куда деваться, Авриго мастер выдавать что-нибудь этакое. Кстати, несмотря на все "несчастные случаи", Тейн мне понравился, и вовсе не из-за красоты (хотя и из-за неё тоже). Он же, блин, не виноват, что несколько тысяч лет ждал катастрофы и хотел её предотвратить теми методами, которыми лучше владел. Скорее всего, в самом скором времени он обзовёт себя болваном и включится в программу развития Гриэра. Таким старым воякам всегда надо отстаивать чьи-то идеалы, потому что иметь собственные обычно запрещено Уставом, а инициатива всегда была наказуема. Пусть отстаивает. Лично я радуюсь уже тому, что до отплытия на Гриэр меня ждёт спокойная жизнь без всяких там неприятных сюрпризов. Отдых и ничего больше. Когда я в последний раз отдыхала как следует? Кажется, в июле. Пора навёрстывать упущенное и оторваться. Правда, что-то настораживает молчание Дайна, который обычно каждой бочке затычка, ну да ладно, у кровососа может быть просто плохое настроение.
  
   Следующие два дня мы с Никой валялись кверху пузом на местном пляже, а Дайнрил (к счастью или нет, но вылечившийся от паршивого настроения) с Клейтасом пропадали на дагорной площадке. Ника, правда, пару раз к ним присоединялась, я - нет: мне хотелось пропитаться солнцем до самых костей, потому что на Гриэре сейчас зима, зима же будет и тогда, когда мы туда вернёмся. Аж жуть! Авриго же куда-то исчез и появился лишь в четверг днём, да не один, а в компании своего армейского кузена Тинвэ Талиона, ради случая сменившего мундир на бриджи и майку.
   -Всё готово! - провозгласил самир в штатском, улыбаясь во весь рот. - Формальности позади.
   -Можно наконец плыть?! - Ника аж подскочила, да, если не врать, не одна она.
   -В любое время, - подтвердил Авриго, - и знаете что? Я всё-таки поведу амфибию! Пришлось как следует побегать, чтобы добиться своего. Но это того стоит. Пакуйте шмотки! Отплываем, как только вы будете готовы!
   Ника схватила Авриго за руку и побежала с ним на дагорную площадку, сообщить остальным хорошие новости. Я собралась было за ней, но тут Талион задумчиво спросил, опускаясь на песочек:
   -Ты так и уедешь?
   -Есть такое слово - "надо", самир.
   -А с памятью у тебя как?
   -Если честно, то хреново.
   -Ты спрашивала про некоего Фиримара...
   -Тьфу ты, и правда склероз подкрался незаметно! Слушай, Тинвэ, а не значит ли это, что ты узнал...
   -Угу. Самому стало интересно, что это за фрукт такой. Ну, слушай. Где-то три с половиной тысячи лет назад была угроза войны с Гайяром, и Магистрат постановил выставить на внешней границе Стены заградительные посты, чтобы враги не смогли атаковать с тыла. И вот как-то раз одна из субмарин едва не столкнулась с крошечной лодчонкой, ненамного больше коврика для реиль-квэс. Даже дурак бы не подумал, что это десант с Гайяра. Поэтому они не открыли огонь, а пригляделись повнимательнее. В лодке были двое, девушка и старик. Стариков пограничники вообще никогда не видели, а этот казался настоящей развалиной. Парни эскортировали лодку до Стены, Девушку-то она пропустила, а старика... вышвырнуло за борт. Пограничники тут же его выловили и доставили в лазарет, чтобы узнать, в чём дело. Результат ошеломил всех. У Фиримара было крайне редкое генетическое заболевание, сводящее на нет все усилия валинорских генетиков по локализации гена старения и модификации иммунной системы. Этот дефект встречается раз на семьсот миллионов и подлежит устранению только в первые десять лет жизни, а Фиримару было уже... скажем, немало лет. Именно болезнь не позволила бедняге преодолеть Стену, хотя ему уже грезились белые чайки над Заповедной Землёй. Фиримар, к его чести, не раскис и попросил пограничников о двух услугах: помочь его дочери и вернуть домой в Прибережье. Дочь, кстати, жива до сих пор, содержит кабачок где-то в провинции, я проверял. Так вот, Фиримара отвезли домой и ночью высадили на пустынный берег. Что с ним произошло дальше - неизвестно. А все сведения о его прибытии были засекречены Комитетом Здравоохранения, и гриф секретности сняли только этим летом за истечением срока давности. Вот и всё, что я смог узнать.
   -Ну и врачи у вас! - восхитилась я. - Дадут сто очков вперёд любым спецслужбам!
   -А то! Они чаще всего и есть спецслужбы.
   -Спасибо. Наши рты пооткрывают. Кто бы мог подумать! Кстати, ты будешь смеяться, но окончание истории я знаю. Фиримар покончил с собой, прыгнув с утёса. Ладно, пошли, хватит прохлаждаться! Раньше сядешь - раньше выйдешь! Ты идёшь нас провожать?
   -Обязательно...
   -Вот и умница!
   -Может, через пару лет я и сам наведаюсь на Гриэр, - ухмыльнулся Талион, - представь себе! У Магистрата наконец-то дошли лапы до Стены! Они запускают программу капитального ремонта.
   Я рассеянно кивнула. Значит, Курулах Тейн всё-таки сделал свой выбор, а уж правильным он был или нет, не мне судить и не ему. По крайней мере, не нам сегодняшним.

XVII. Стена

   Последний валинорский денёк выдался на редкость суматошным. Когда все порядочные бездельники жарились на пляже, мы стояли на перекрёстке в пробке. Заканчивался обеденный перерыв, и служащие стремились вернуться на место работы. Кстати, не понимаю, какого тролля на обед надо непременно уезжать подальше? Наверное, начальство совсем достало. Или там отвратительно кормят. Но неужели нельзя сходить в кафе по соседству? Впрочем, вряд ли там найдутся места: эти точки общепита оккупировали работяги с другого конца города. Лучше бы они приносили из дома бутерброды!
   Как бы то ни было, мы застряли в пробке. Хорошо ещё, не на такси: Авриго починил свою колымагу в перерыве между ходатайствами о предоставлении лицензии на управление амфибией на дальнем маршруте. Машины практически не двигались с места, и дорога напоминала огромную разноцветную гусеницу, изредка шевелящую тем или иным суставом. В дополнение ко всему, Авриго не удосужился починить кондиционер, а забортная температура перевалила за тридцать пять - это в тени, а на солнышке вообще реально свариться. Не спасали и холодные коктейли из закусочных, исправно встречающихся через каждые сто метров. Пока эти коктейли доносили до машины, половина льда успевала растаять. Радовало, что не мы одни во всё это вляпались - другим водителям и пассажирам было не лучше. Наконец я додумалась приморозить под днище глыбу льда, но и она растаяла через пятнадцать минут, а за это время мы продвинулись максимум на один квартал.
   В минуту, когда мы добрались до "Фалмы", я возблагодарила небеса, а заодно и правительство города, которое, в отличие от нашего, не отключает в жаркие дни горячую воду. Все в сад - хороший лозунг, но и "все в душ" - не хуже. Наконец, бодрые и свежие, мы вышли на улицу и словно попали в пустыню. Обеденный перерыв закончился, а вместе с ним и кошмарный час пик. Вот же блин лохматый! Посидели бы на пляже лишних полтора часика, и не было бы никаких проблем. Кстати говоря, так срочно в отель понадобилось вовсе не мне, а Авриго. Наш проводник просто из штанов выпрыгивал, мечтая поскорее уплыть из родной страны. Оно и понятно: ничего в жизни не видал, кроме Альквалондэ и академии живописи своего зятя, а тут сразу другой материк. Колумб отдыхает! Но по шее мы ему всё-таки дали. В следующий раз будет думать головой, а не тем, чем думал, когда уставился на девушек "топлесс" в соседней машине. Девчонки тоже обнажались без злого умысла, сопреть-то никому не хочется, а вот глазки пялить куда не надо... В общем, Авриго дали по шее ещё раз, но уже другие фигуранты. После этого он взмолился о пощаде, и до порта мы доехали уже без приключений.
   У пирса нас дожидалась та самая амфибия, о которой говорил Авриго. Она казалась до неприличия крошечной, потому что... да что греха таить, в моём доме есть комнаты и больше. Сверху лодочку накрывал прозрачный колпак из особого высокопрочного пластика, теоретически способный выдержать прямое попадание глубинной бомбы, а практически - шут его знает. Амфибия работала не на бензине, а на уране. Кубика размером с кулак должно было хватить на то, чтобы три дюжины раз обогнуть Нурекну по экватору.
   Внутри, как и следовало ожидать, было не слишком просторно. Небольшая кабина, два на полтора, и каютка - четыре складные койки (вроде полок в плацкартном вагоне), удобства - это само собой, и ещё большой холодильный шкаф с концентратами и напитками. Талион сообщил, что концентраты - полная дрянь, и мы предусмотрительно перекусили ин'свеном в портовой забегаловке. Так, вроде бы ничего не забыли. Можно стартовать...
   Тинвэ Талион помахал нам с берега. Опустился защитный колпак. Мотор тихо заурчал - разогревался. И вот Альквалондэ беззвучно стал отплывать назад. В здешней "Аква-Формуле" лодки ревут, как стадо бизонов, но это чтобы соперников запугать. Чем громче рёв, тем круче лодка. Неудивительно, что во время просмотра соревнований у Ники заболела голова. Наша же амфибия предназначалась скорее для мирного семейного отдыха и посему плавала бесшумно.
   Мы откинули одну из коек и шлёпнулись на неё, как на диван, чтобы полюбоваться отличным видом из... ну, за неимением окон позволительно сказать, что из потолка. В это время в каюту прошлёпал Авриго и сразу же направился к холодильнику.
   -Эй, а кто за рулём? - спохватилась Ника.
   -Автопилот. До Стены ещё добрых полчаса ходу, незачем зря напрягаться. А, вот и моё пиво! Когда до Стены дойдём, ух, начнётся! Жуть, мне рассказывали, как её тогда реально заклинило. Если малость не вписался в проход, всех стирало в порошок вместе с бронёй и прочими штучками. Пива никто не хочет?
   -Что, пьяному и помирать легче? - предположила я.
   -Почему нет? - подхватил Дайнрил. Для кого-то жизнь начинается после сорока, а для кого-то после двухсот... граммов. Авриго, это на самом деле твоя скорлупка?
   -Ну да, наша с Тинвэ, а раньше принадлежала одному ролмиру. Он катал на этой крошке любовницу и - к нашему счастью - попался жене на глаза. О-о, ну она и разозлилась! Фролга бы её укусила - сдохла бы! Мы с Тинвэ купили эту красавицу... догадайтесь за сколько? За двести пятьдесят вистри. Точнее, за двести пятьдесят вистри и двенадцать занга. Мелочь приписала жена ролмира, чтоб муженька поскорее довести до ручки. Короче, лодочка и вправду наша. Вот я вас отвезу, и мы с братом будем девчонок на пляже кадрить.
   -Ваши-то жёны не приревнуют? - фыркнул Клейтас.
   -Чего? Жёны? Да Тинвэ вообще-то не женат.
   -А ты?
   -Я вообще несовершеннолетний. У нас можно жениться только после тридцати пяти, хотя это вообще изврат. В шестьдесят или там восемьдесят ещё куда ни шло, а пока... да и зачем дурью маяться? Не нагулялся я ещё! Мне ж всего двадцать. Я учусь-то на первом курсе, и то некоторые косо поглядывают - те, кому уже третья сотня пошла. Это я только про друзей, а ведь есть и так себе, важные шишки.
   -Всего-то первый курс? - я рассмеялась.
   -А почему нет? Всех берут, благо регуляцию народонаселения ещё никто не отменял. Ну, как бы объяснить... Родители поженились, когда им стукнуло где-то пятьсот-шестьсот. Моя сестра старше меня на двести семьдесят четыре года. А ещё у неё был брат-близнец, да только убили его. Давно ещё, лет сто двадцать назад, иначе бы меня бы ни балрога не родили. Так что я свободен, как ветер... кроме того, что дует у Стены.
   -А что с тем ветром не так? - заинтересовалась я.
   -Стена его не пропускает. С той стороны, говорят, такие волны - помереть не встать! Это ж всё с той же войны, про которую я вам говорил. Стена непроницаемы для всего. В Конвенте испугались, что враги могут так запустить бактериологическое оружие.
   -Разве оно на эльфов... м-м, действует?
   -Ну, вообще простая девчонка! Вот, например, микоспоры. Заживо жрут! Тинвэ как-то подцепил. Говорит, что боль - жуткая, а видок ещё хлеще. Хорошо, что вовремя вылечили, иначе быть бы ему без руки, и это в лучшем случае. А соседей же такой дряни на миллион балрогов. У нас, впрочем, тоже... Поэтому Стену замкнули основательно. Ни одна молекула не проскочит.
   -Да, задачка... - протянул Дайнрил.
   -Ничего, наша крошка справится. Мы под Стеной пролезем, как пить дать. Кстати, а чего это вы пиво-то не пьёте?
   После разговора о микоспорах, честно говоря, пива как-то не хотелось. Я, конечно, не ханжа, просто предпочитаю не рисковать. Как-то раз довелось мне видеть по ящику мужика, который подхватил аналогичный грибок. Так, чтобы он не помер, врачи отпинчили ему две трети лица вплоть до мозгов. Губы остались, а всё остальное вместе с глазами - в мусорную корзину. Угораздило ж меня посмотреть это, гм, шоу на ночь! Целую неделю мне тот бедняга снился. После первого же кошмарика я приобрела привычку умываться с антибактериальным гелем по нескольку раз в день, пока опять же по ящику (и в той же программе, "Экстремальная медицина") не увидела младенца, который родился кишками наружу. Есть потом не хотелось в принципе. Надо было записать ту программку и показать Авриго, небось он и дышать бросил бы. Как в том анекдоте: он так много читал о вреде алкоголя, что решил бросить... читать. А по телевизору с тех пор я смотрю исключительно спорт и музыку. Документальные страшилки - для кого-нибудь покрепче. От пива я, в общем, отказалась, а вместо этого предпочла закончить осмотр нашего плавсредства.
   В принципе, осматривать-то было нечего. Сбоку от холодильника имелась дверца, ведущая в узенький коридорчик, такой, что двоим просто не разойтись. Другие двери из коридорчика вели в сортир и в душ. Крайне удобное расположение: объелся чернослива и на большак. Гм, а что там в душе? Гелевый шампунь, как интересно! Чем пахнет? Тьфу ты, папоротник! У бедняги ролмира (или же у Тинвэ) явно беда с фантазией. С другой стороны, спасибо, что хоть это дали, ведь неизвестно, сколько нам ещё отсюда плыть. Если так же долго, как и сюда, то есть больше месяца, то какому угодно моющему средству обрадуешься. Не возвращаться же в Прибережье чумазой, как домовёнок Кузя...
   Ладно, поглядели и баста. Пора в каюту.
   Разумеется, Авриго занял моё место на койке. Что же он, совсем дурак, чтобы упускать такую возможность? Пришлось вместе с бутылкой (припадок брезгливости благополучно закончился) плюхаться на колени к Клейтасу. Учитывая, что Перворожденный не ахти какой накачанный или, на худой конец, прожорливый, сидеть было неудобно, но я старалась не подавать виду. Тем более, что Авриго соловьём распевался насчёт того, что нам предстоит, а когда кадет Эйтар в ударе, его не переорать и пулемёту "Максим".
   -Я - везунчик! Точно говорю, везунчик. Тинвэ немного помог, но это того стоило. Как только я увижу, что творится за Стеной, да ещё опишу это, то и курсовая потянет на степень нолэ-квентара!
   Дайнрил швырнул в меня крышкой от очередной пивной бутылки. Я ответила ему тем же. А Авриго, не замечая ничего вокруг, продолжал:
   -Всё будет чики-пуки, главное - не слишком шугаться. А если я и на камеру сниму всю флору-фауну, все профессора от зависти языки проглотят. Подумать только! Эй, а кто это пивом брызгается?
   Недолго думая, Дайн указал на меня, правда, за секунду до этого я проделала тот же манёвр. Ника схватилась за голову. Да уж, ей остаётся только надеяться на скорейшее окончание плавания. Понимаю, ей неудобно перед Авриго, но, с другой стороны, сам Авриго ведёт себя несколько... гм, неадекватно, выражаясь словами самой же Ники. Степень доктора этнографии? Да ты сначала научись писать без ошибок, а уж потом думай о шапочке с мантией... тоже мне, гранит науки...
   Кстати, о науке. Только что до меня вдруг дошло, что я совсем забросила путевые заметки, которые обещала презентовать Кхарто. Ещё бы, такие события, лишний раз ни вздохнуть ни п... короче, вы поняли. Чего стоил один судебный процесс с участием Феркриста! Но уж теперь-то я восполню пробелы хотя бы в... знаниях о мире живой природы Валинора, если, конечно, разные там личности не будут размениваться на оскорбления. Глупые мечты, знаю... иногда так хочется помечтать об идеальном мире, где никто тебя не доканывает и не лезет с замечаниями!
   -Это Стена! - провозгласил Авриго из своей кабинки.
   И когда только он успел туда проскользнуть?! Вроде бы минуту назад стоял прямо передо мной! Нет, это я не вовремя размечталась. А Стена, кстати, действительно приближалась с поразительной скоростью.
   -Тут нужно притормозить, - пояснял Авриго, - а потом разгон. Заодно точно установим местоположение силовых опор. Внимание, я включаю приборы!
   В ушах тонко и противно запищало. Лучше бы эльфы в своих локаторах использовали тот ультразвук, который бы уходил за верхнюю границу зоны слышимости! Противно же, неужели самим всё равно? А вот через несколько минут я и думать забыла об измученных ушках, потому что мы остановились, и появилась реальная возможность как следует рассмотреть Стену.
   Снаружи (а вернее, изнутри) она выглядела вовсе не так устрашающе, как со стороны Гриэра. Просто большой вал сизого тумана, в котором изредка проскакивали оранжевые искорки. Никакого тебе неба неестественного цвета и молний, словно стремящихся выбить из тебя дух. Однако Авриго вёл себя непривычно серьёзно. Он курсировал вдоль Стены на черепашьей скорости, внимательно всматриваясь в показания приборов (он молчал, а значит, следил за дорогой, больше не из-за чего). После очередного обзора местности катер переползал в сторону метров на пятнадцать, а затем всё повторялось по новой.
   -Есть! - воскликнул будущий доктор этнографии прямо из рубки. - Мы на месте. Приготовьтесь!
   -Да мы ж готовы, якорь в попу! - попыталась возразить Ника.
   -Вот его и получишь! Пристегнитесь к передней койке, там есть ремни безопасности. Пока я не скажу, что можно - с места лучше не двигаться. Укуси тебя балрог, погружение - это вам не по провинциям на машинке рассекать! Между прочим, тут не лужа какая-нибудь, а все пять лимов...
   -Сколько? - изумилась я.
   -Пять лимов! - злорадно отозвался Эйтар. - А под самой Стеной - туда нам тоже придётся забраться - чуть меньше восьмёрки. А что вы хотели, всё-таки океан, а не стакан с молоком. Ну, чего вы застряли? Двигайтесь к койке с ремнями, если не хотите здесь застрять ещё на одни сутки!
   Пришлось топать через всю каюту и выполнять распоряжения - тьфу ты! - нашего же бывшего шофёра. Вот ведь раскомандовался! Небось нахватался премудростей у своего родственничка Тинвэ Талиона, хотя Тинвэ и тот вёл себя приличнее...
   Перед тем, как сесть на койку безопасности, я успела вытащить из рюкзака блокнот с ручкой. Чует моё сердце, водный мир Заокраинного Запада окажется ещё занимательнее воздушного. А, когда все пристегнулись, амфибия стала медленно погружаться.
   Сначала это было довольно занимательно, словно плаваешь с аквалангом. В общем, обзорный колпак вдруг оказался накрыт тоненькой плёночкой сперва прозрачной, затем и голубоватой воды. Постепенно слой утолщался, и вот вода уже не прозрачно-голубая, а, скажем, цвета берилла на Сантаре. Постепенно свет тускнел, а лампочки в каюте и не думали зажигаться. А на табло, что какой-то умник повесил прямо над холодильником, загорались циферки... то есть, не просто циферки, а показатели глубины, которые я почти машинально подгоняла под своё метрическое восприятие. Десять метров, двадцать... на сорока пяти метрах цвет воды был уже не нежно-аквамариновым, а густо-синим. Я вдруг вспомнила погружение за Алтарём Света, чудовищное давление воды, и вмиг стало страшно. А если колпак не выдержит?! Нет, в шею гнать такие мысли. Ещё не хватало получить вторую фобию в пару к боязни змей! Ничего страшного не случится, на этой лодочке и глубже ныряли, и ничего, плавает же... надеюсь, если всё закончится благополучно, я не выйду на берег седой, одной прядки на виске и так выше крыши хватает... Ой, мама! Сто пятьдесят метров! Тьма кромешная, а давление - я всё же помню физику - такое, что рёбра протыкают лёгкие. И хрен разберёшь, как в амфибии обстоят дела с герметизацией. Скорее всего, поганей некуда... потому что меня в бок что-то кольнуло. Началось, что ли?
   И только секунду спустя я поняла, что воображение просто меня одурачило. С герметизацией всё в порядке, а рёбра не хрустят и не ломаются. Просто Дайнрил в очередной раз слямзил у Авриго "левый струйник", а может, и правый, фиг его разберёт, тот самый, который похож на большую иголку.
   Я пихнула шутника локтем и тут же получила в ответку, но уже от Ники: нечаянно я ухитрилась толкнуть и её, хотя она сидела по другую руку. А куда деваться, если ни фига не видно даже с эльфийским зрением! Ночью хоть звёзды на небе есть, а тут - сплошная мгла, просто... гм, мрак какой-то! Хотя... что это?!
   Видать, у меня от страха действительно шарики закатились за ролики. На глубине в четыре сотни метров в черноте вспыхнули яркие белые звёзды. Я моргнула, но видение не исчезло.
   -Всё, ребят, вызывайте "ноль три", у меня глюки, - прошептала я.
   -Чего так? - лениво отозвался Клейтас.
   -Я вижу снаружи звёзды!
   -Ну, какие ж это глюки?
   -Ты что, тоже их видишь?!
   -Почему бы нет? На зрение не жалуюсь. Только это не звёзды.
   -А что?
   -Колония шерков. Разве ты не знаешь, что бывают светящиеся животные?
   -Животные?! Ах, так это - животные? Тьфу ты, а я реально струхнула. Жаль, кроме света, ни тролля не видно. Ладно, потом запишу, такое не забывается... Слушай, старина, а ты здесь ведь всех зверушек знаешь, да? Расскажи о них!
   -На кой тебе?
   -Кхарто просил. И вообще интересно.
   -А, Кхарто? Понятно. Конечно, расскажу. С чего начать?
   -Хотя бы с этих, как их там... с шерков!
   -А что о них рассказывать? Это огромные одноклеточные существа, вроде амёбы, да только размером со средний орех. Живут большими колониями на глубине. Их жрут все, кому не лень - а не лень почти что никому - правда, риск вымирания им не грозит. Шерки, знаешь ли, размножаются делением. Через сутки их уже вдвое больше. В процессе деления светятся. Пожалуй, и всё. Скучные они, эти шерки.
   -Хорошо, а вон та загогулина с плавниками?
   -Проглот. Это он сейчас кажется таким маленьким и безобидным, на самом деле у него пасть едва ли не до самого хвоста. Проглот может слопать добычу вчетверо больше себя самого.
   -Круто! А он кто, рыба, да?
   -Нет, рептилия. Отрастил себе жабры и... вот, плавает, как видишь. Может вырасти до семнадцати ладоней, и тогда с ним никому лучше не шутить. Неправильно поймёт... ага! А вон, видишь? Справа голубые ленты? Это хищная водоросль. Прилипает к жертве и тихо переваривает себе.
   -Хорошо, что она маленькая, - поёжилась я.
   -Будь она побольше, с ней бы сладу не было. В провинции Шэкмаан эту водоросль подают в ресторанах как деликатес.
   -И ты пробовал?
   -Угу. Похоже на резиновый клей, только ещё и йодом воняет. Правда, я удивлён, что она встретилась так глубоко. Обычно её добывают не глубже четверти лима. Хотя - почему бы не новая разновидность?
   -Ни фига себе память! - я восхитилась. - Почти семнадцать тысяч лет мужику, а всё-всё помнит! А вот некая девица иногда не может вспомянуть, что делала вчера вечером... И как это у тебя в голове столько всего укладывается, Арджеретти? Ошизеть можно!
   Клейтас расхохотался:
   -Да я особо и не запоминал. Просто, когда в "Мандосе" воссоздают покойника, то переносят в тело, пусть немного изменившееся (он тряхнул непривычно короткими волосами) всю память, начиная с колыбельки. Помнишь даже то, о чём бы хотел забыть, всё, кроме последних суток жизни: если ты ещё не забыла, пси-поле реагирует на события с опозданием. И я, честно говоря, этому очень рад. Не очень-то хочется вспоминать, как отдавал концы, а уж от руэйла - тем более.
   Что ж, логично. Мало кому интересно помнить собственную смерть. И всё же... весьма занимательно, как бы сказал Кхарто после седьмой кружки. Вот сейчас Клейтас может поведать о чём угодно так, будто это случилось вчера. Полезная штука, особенно на экзаменах. Хотя вряд ли студенты, даже самые богатые и ленивые, согласятся помирать каждую сессию. Их и так на экзаменах "режут".
   За этим разговором о науке я не сразу заметила, что страх глубины куда-то делся. А заметила - вздохнула с облегчением. Впечатление портила только жара: несмотря на работу термостата, корпус амфибии сильно нагревался от трения о воду. Скажете, такого не бывает? Враки, как раз бывает! От трения о воздух и космические шаттлы превращаются в некое подобие кометы, а уж что говорить о воде, веществе гораздо более плотном?!
  
   На глубине четырёх лимов (переводить это число в километры разум отказывался) пытка кончилась. По внутренней связи Авриго сообщил, что основные опасности вроде подводных течений и подводной же турбулентности позади, и милостиво разрешил отстегнуться. Первым делом я сняла куртку, а Клейтас включил свет. Представляю, как красиво смотрелась амфибия со стороны! Просто ясно солнышко взошло в мире вечной ночи... на свет тут же приплыли рыбы, медузы и прочие обитатели океанских глубин. Они так плотно облепили купол, что пришлось смахивать их наружным скребком.
   Амфибия замедлила спуск, и температура в каюте опустилась до приемлемого уровня. Глубина приближалась к пяти лимам. Прищурившись, можно было разглядеть дно, покрытое серым илом, сквозь который проступали очертания ракушек и камней, а ещё - всего того мусора, что падал сюда в течение многих миллионов лет. Задолго до того, как на планете появились первые разумные существа, на дно океана уже падало всё, что не могло удержаться на суше, и мы имели "счастье" лицезреть то, что до нас видели считанные единицы.
   А потом моё - и не только моё - внимание привлёк яркий свет, бьющий откуда-то сбоку. Так не могло светиться ни одно известное живое существо, да и вообще, света было так много, что только ребёнок мог принять это "нечто" за откормленную медузу. Наверное, Авриго включил дальний свет, чтобы лучше видеть дорогу. Я вошла в рубку, да так и замерла на пороге. Через лобовое стекло было отлично видно, что впереди - не животное и даже не растение. Вообще "нечто" не было живым".
   На небольшой квадратной площадке стояли четыре фонаря. Свет их был ярок, хотя и с красноватым оттенком. Должно быть, что-то подобное видели жители Валинора - того Валинора, который ещё был планетой и вращался вокруг двойной звезды Руин. А в самом центре площадки располагался корабль. В то, что он утонул, верилось с трудом, потому что камень в принципе не плавает, а корабль был каменный. Вернее, его будто выточили из одного куска красивого зелёного мрамора, даже парус был из сего благородного камешка. Благо, фонари светили не совсем красным, иначе всё очарование зелёного цвета перешло бы в унылость чёрного. По обоим бокам чудо-корабля был вырезан странный знак - три выпуклых переплетённых треугольника.
   Авриго стоял у штурвала и смотрел на всё это разинув рот.
   -Тысяча балрогов! - прохрипел он. - Я думал, всё это сказки!
   -Что это? - встряла я.
   -Не уверен, но больше это не может быть ничем другим. Это... корабль тэлери!
   -Тэлери?! Эти, фанаты культа Матери-Природы? Слушай, так ведь они сгинули на Гриэре, ты же сам говорил!
   -Не знаю. Меня ж там не было. Может, они просто не доплыли. Никто ведь не рассказывал, что видел на Гриэре хотя бы одного тэлери.
   -Протри глаза, чудик! - фыркнул Дайнрил. - Это же мрамор! Если он и может плавать, то только сверху вниз, и то пока не стукнется о дно. По-моему, это гораздо больше похоже на памятник. Что-то вроде музея Ломмот, хотя не пойму, отчего это он так далеко от туристов.
   -Из-за туристов, - спокойно пояснил Клейтас.
   -Ты знаешь? - вздрогнула Ника.
   -Корабль поставили здесь сами тэлери перед уходом в экспедицию. Они-то уехали первыми, а уж потом, через пару месяцев, я тоже туда рванул. Корабль поставили сюда, потому что здесь никому не придёт в голову его искать. Он создан не для красоты, а как искупление за свои проступки.
   -Дурни, - констатировала я.
   -Почему? - взвился Авриго.
   -Помирать за призрачные идеалы? Нелогично. Да сам факт, что они винили себя во взрыве Руина - бред сивой кобылы. Двойные звезды вообще крайне неустойчивы, валинорцам ещё повезло, что солнышко не бабахнуло до того, как они слезли с пальм, или с чего там слезали. Психи и есть. А потом взять и тихо помереть в гриэрских лесах. Небось здоровые были лбы! Дали б им по лопате и приказали копать от забора до обеда, вмиг бы забыли о своей меланхолии! Тоска зелёная!
   -А мне их жаль! - Авриго воинственно задрал подбородок.
   -Жаль?!
   -Ну, да, жаль. Их же больше нигде нет, а тэлери были лучшими учёными старого Валинора. Теперь же всё, что от них осталось - вот этот корабль.
   Вдруг Клейтас расхохотался. Мы удивлённо уставились на него, а я грешным делом подумала, что Перворожденный перегрелся. Нельзя же во время серьёзного разговора о вымершей расе так грубо ржать! И димедрола я, как назло, я из Айреки не взяла. Кто б знал, что потребуется успокоительное! Наконец Арджеретти отсмеялся и покрутил пальцем у виска (это он на нас-то), глядя на всю компанию, как на недолеченных психов:
   -У-у, тролль мне в селезёнку! Исчезли тэлери, как же! Если у так называемых следопытов глаза растут на заднице, это вовсе не значит, что все тэлери вымерли! Не там искали, сыщики!
   -Ты... их видел? - севшим голосом спросил Авриго.
   -Что, уже академические корочки себе присмотрел?
   -Клейтас!!!
   -Да видел я их, видел! И вон они, - эльф невежливо ткнул пальцем в нашу троицу, - тоже видели.
   -Где? - возмутилась я.
   -А на острове Тор Дара.
   -Там живут... т'олры... твою маму!
   Эффект от осознания собственной непроходимой тупости был сродни хорошему удару по черепу. Как же я раньше не догадалась? Ведь само слово "тэлери" означает "зелёные эльфы", а кожа у т'олров именно такого цвета. Живут ребята обособленно, известно про них немногое. И сам их язык настолько исковеркан, что "тэлери" вполне могло превратиться в их устах в "т'олры". Опять же, вся эта техника, явно не вяжущаяся с уровнем развития цивилизации Гриэра. И культ непричинения вреда природе! Помнится, Р'гофин говорил, что остроухие - дальние родичи эльфов и пришли на эту землю вместе с ними. Факты лежали на самом виду, оставалось только сложить два и два. Почему же у каждого из нас в итоге получилось даже не пять, а три?!
   Что же получается на самом деле? Тэлери всех обманули: затерялись в густых лесах, чтобы в Валиноре уверились в их полной и окончательной смерти, и спокойно переехали на доселе пустынный остров Тор Дара. Прочие экспедиции не обращали на остров внимания, и тэлери добились, чего хотели: их оставили в покое. Остроухие обрубили все связи с "позорным" прошлым и, так же, как прочие эмигранты с Валинора, то бишь эльфы, ничего не рассказывали новому поколению про историческую родину, только вот причины для этого у двух рас были разными. По прошествии определённого времени тэлери - или уже т'олры - стали воспринимать Валинор так, как им рассказывали случайные путники. Однако, сквозь туман веков до нынешних "зелёных" пробились-таки знания об общих с эльфами предках и прочая дребедень, которую нам поведал Р'гофин. Надо признать, не очень-то он и ошибся...
   -Э-э... - Авриго замялся. - А я могу рассказать об этом дома? Или не стоит, как вы считаете, тар Арджеретти?
   Вона как! Зауважал, шельмец! Уже на "вы" и по фамилии! Клейтас словно бы и не заметил изменений в поведении шофёра и только плечами пожал:
   -Как хочешь. Т'олры уже благополучно забыли и про Руин, и про все свои усилия по игре в прятки. Но вот захотят ли они с вами общаться? Видишь ли, на своём острове они совсем разучились принимать гостей, а от мушкетной пули поляризующая кольчуга так же бесполезна, как лист бумаги. Я бы на месте Магистров забросил идеи о насильном втягивании государства в "единое мировое экономическое пространство", - тут он процитировал Мелглин Квэн, и получилось очень даже похоже, - и оставил их в покое. Хотя у них, наверное, есть свои соображения на этот счёт. И, между прочим, разговор про тэлери вполне можно отложить.
   -Не хотите... - Авриго поймал ехидный взгляд Дайна и поправился. - То есть, не хочешь об этом говорить?
   -Хочу, не хочу... Куда разумнее было бы зыркнуть вперёд и подумать, что нам делать вот с этим!
   Я, конечно, не Авриго, но всё же посмотрела туда, куда показывал Клейтас. Вслед за этим пришло острое желание провалиться сквозь землю. Или - не знаю, что хуже - развеяться в воздухе. Или, на худой конец, эмигрировать в Китай...
   Вокруг амфибии неторопливо кружили огромные зубастые твари, каждая размером чуть меньше нашей скорлупки. Приглядевшись, я, хоть и с трудом, узнала проглотов. Только уж очень они были здоровенные. Наверное, жили они так на океанском дне, незаметные для исследователей, и постепенно подрастали, пока не превратились вот в таких милых зверушек. Учитывая то, что каждый проглот может скушать добычу вчетверо больше себя, перспективы у нас самые мрачные. И закончим мы свою славную жизнь в пузе водоплавающей рептилии...
   -Здесь есть оружие? - деловито спросил Дайнрил.
   -Откуда? - простонал Авриго. - Это же прогулочная амфибия, а не военная лоханка! Вот! Смотри! Есть световая ракета для аварийного сигнала. Да разве одной ракетой распугаешь всю стаю?
   -Всю и не надо.
   -Дайн? - я прищурилась.
   -Они чем-то напоминают айрекских акул. Схожие повадки. Готов спорить, они и умом не отличаются.
   -Верно, - согласился Клейтас.
   -Поэтому отваживать их надо так же, как и акул. На одном тропическом острове мне показали интересный финт...
   -Какой? - не понял Авриго.
   -А ты подстрели ракетой одного проглота - и увидишь, - провокационно заметил Дайнрил.
   -А, понял! Они струсят и уплывут! Как же я сам до этого не додумался? Внимание, залп!
   Авриго даже не пришлось целиться, потому что один любопытный (скорее всего, не любопытный, а голодный) проглот имел несчастье подплыть аккурат к креплению для ракеты. Лёгкое движение руки, и вот уже вода окрасилась кровью. Световая ракета прожгла незадачливого хищника насквозь.
   Тут-то и выяснился "финт" Дайна. Я и то знаю, что акулы не трусливые ни фига, поэтому предположение Авриго сразу показалось шибко забавным. Проглоты же на самом деле поступали так же, как их айрекские собратья по экологической нише. Почуяв запах крови, они остервенело набросились на своего издыхающего собрата, выгрызая из него куски мяса. Вскоре за бортом образовался злобный бурлящий клубок, и Авриго, боязливо оглядываясь, повёл амфибию в дальнейший путь к Стене.
   Сразу же после площадки с памятником океанское дно резко обрывалось, но на сей раз было не страшно, а даже интересно. Я вернулась в каюту и, прихлёбывая пиво, смотрела, как розоватая от микроорганизмов вода поднимается вверх. Ассоциации, конечно, возникали не самые приятные, ну и шут с ними, с ассоциациями. Вода и вода. Подумаешь! После встречи со стаей проглотов меня уже ничто не выведет из равновесия, разве что...
   Сглазила. Уже в который раз...
   Мы уже опустились на нужную глубину (в переводе на человеческие мерки там было девять с четвертью километров - вот, даже калькулятор в голове перестало заедать), и Авриго включил дополнительные прожекторы, чтобы лучше осмотреть оперативное пространство. От яркого света прыснули в стороны стайки глубоководных кальмаров, а потом... поднялась часть дна. Сначала я решила, что вижу "служебный проход" через Стену, но внезапно этот пласт земли посмотрел на нас глазом размером побольше моей ладони. А когда вокруг зазмеились щупальца, стало ясно, что оптимизм, мягко говоря, поторопился.
   Со скоростью, неожиданной для существа таких размеров, гигантский спрут обхватил нашу амфибию и сжал со всей страстью мужа, вернувшегося к жене из крестового похода в страну евнухов.
   -Всё... - прошептал Авриго.
  
   Показатели прочности обшивки неуклонно приближались к критическому уровню. Да что показатели! Не требовалось шибко напрягать уши, чтобы услышать жалобный писк сварочных швов. Спрут явно вознамерился сделать из нас паштет, а второй аварийной ракеты на борту не было. Впрочем, учитывая габариты головоногого монстра, ракета смогла бы только пощекотать его щупальца. Ну, в идеале - чувствительно ущипнуть. Страшно, аж жуть! Обшивка готова треснуть, как подгнивший орех. Авриго мог только поминать всех эльфийских балрогов и только смотрел вперёд взглядом барашка на бойне. В зеркало я смотреть боялась.
   Положение такое, что впору садиться в гроб и тихо ждать конца, изредка пришёптывая "нехай эта гнида подавится". Когда нас вдруг тряхнуло, я уж решила, что ждать уже нечего, но миг спустя увидела, что спрут пытается освободиться от огромного обломка скалы, придавившего ему щупальце. Одного взгляда на Дайнрила хватило, чтобы понять - скала упала не сама по себе. Уж очень вампир был сосредоточен для своего обычного состояния.
   А потом я вспомнила, как, во время похода за алтарём Света, мне удалось вывести через кожу весь необдуманно проглоченный алкоголь вместе с перегаром. Значит... для Силы Ветра человеческая кожа - не преграда. Равно как и защитная оболочка, независимо от прочности пошедшего на неё пластика. Отлично! Только как же применить сии знания на практике? Высушить монстра изнутри? Не поможет, эти твари очень живучи, и если их быстро высушить (а по-другому не получится), а потом вернуть в воду (а куда ж ещё, раз спруты в ней плавают), то они вскоре отмокнут и поплывут. Такого гада можно только поджарить. Правда, встаёт другая проблема: как? Зелёные молнии с этим справятся, но, прежде чем они доберутся до спрута, они разнесут обшивку, и зачем тогда стрелять, блин? Итог всё равно одинаковый: гроб, цветы, поминки... только здесь, под водой, не будет ни цветов, ни оркестра, а на поминки придут одни проглоты.
   -Стена... - тихо и хрипло пробормотал Дайнрил.
   -Не понимаю.
   -Она не пропускает ничего. Ты... можешь швырнуть нашего... гостя прямо в Стену.
   Ой-ой, а ведь Дайн бледный, как та луна в поднебесье... нет, пора отвлечься от инстинкта сестры милосердия и подумать о том, что Энгрин прав. Почему я сама раньше об этом не подумала? Пюре из осьминога - хорошая замена пюре из нашей амфибии. Так, теперь сосредоточиться. Кто бы мне сказал, каким образом всё это работает! У меня получилось! Вокруг реликта природы колыхнулась небольшая волна. Надо было вспомнить, что на такой глубине вода приобретает такую плотность, что любое движение многократно усиливается. Спрута просто отшвырнуло прочь и размазало по Стене, как мягкий пластилин. Всё это происходило так медленно, что, когда щупальца перестали дёргаться, весь взбаламученный ил успел осесть обратно на дно.
   Авриго разинул рот:
   -Не может быть!
   -Как обшивка? - хладнокровно спросил Дайнрил.
   -В-вроде в норме...
   -Тогда почему мы стоим на месте? Или ты ждёшь, пока на свет приплывёт что-нибудь ещё?
   -Что? Да, наверное... то есть нет, не жду. Это... вот просвет. Уф! Сейчас будет ещё труднее.
   Ника недоверчиво фыркнула. После проглотов и спрута ей казалось (впрочем, не ей одной) что труднее быть ничего не может. Но я была согласна с Авриго, и на это имелись веские причины.
   Если верить показаниям приборов (а им-то нет резона врать), упомянутый просвет имел в высоту три метра двадцать семь сантиметров, а наша лоханка в этом же измерении насчитывала два восемьдесят два, и тоже не метра. То есть, малейшее отклонение от курса, и мы на собственной шкуре почувствуем, каково приходилось раздавленному осьминогу. На какое-то время я даже посочувствовала ему. В конце концов, тот несчастный "Спрут-зилла" - всего лишь животное. Не надо было так с ним поступать! Что он мог поделать против Стены? Ведь можно было бы просто отогнать его подальше, а не убивать, причём... так жестоко. И я ещё считала себя защитницей животных!
   -Когда это ты успела превратиться в одного из тех сумасшедших "зелёных", которые с радостью отдадут своих детей на обед акулам?
   -Ты не понимаешь, - у меня не было сил даже говорить, не то что возмущаться по поводу попрания тайны чужих мыслей, - может, второго такого больше и нет нигде.
   -Искренне на это надеюсь. Кстати, а митраков ты тоже пожалеть изволишь?
   -При чём здесь эти змеи?
   -А при том, что они тоже дикие и неповторимые живые существа. Ну, как?
   -Надо же...может, и пожалею. Ты когда-нибудь вообще обращал внимание на чужие жизни? Нет, ты их только отнимал. А вот дарил ли ты её хоть раз?
   -Я уважаю чужие жизни, Риточка, но свою, как ни странно, уважаю больше. А насчёт того, дарил ли я... - он усмехнулся как-то по особенному, - это вопрос не ко мне. Хотя вроде бы не должен, в том смысле, который ты вкладываешь в это выражение. Что до того спрута, то он, если ты не заметила, хотел нас раздавить. Ты и избавила нас от него - большие и толстые поздравления. И, уж пожалуйста, не казни себя. Было бы из-за чего, а ты своим видом всем портишь аппетит. Это всё произошло случайно. Между прочим, я-то как раз доволен таким исходом.
   -Не сомневаюсь!
   -Ты что, хочешь спасти весь мир?
   -Нет. Не пытаюсь. Мне просто жаль тех, кто не в состоянии за себя постоять.
   -Забавно. Так, значит, ты считаешь ту ошибку природы безобидной овечкой? Хотя овцы, а особенно бараны, знаешь ли, как наподдадут рогами - мало не покажется. Но вернёмся к нашим баранам, то есть спрутам. Чтобы дорасти до таких размеров, ему пришлось сожрать не одно невинное создание. Не считаешь же ты его мирным вегетарианцем? Право же, это смешно.
   -Бездушный ты тип!
   -Ну, возможно, ты изменишь своё мнение, когда я кого-нибудь задушу. А теперь, будь добра, сядь спокойно, иначе от твоих прыжков амфибия начнёт вихлять, как зад манекенщицы.
   -Если у кого-то проблемы со зрением, сразу говорю, что пока что я не ношусь по каюте!
   -Хорошо. Не носишься. Прыгаешь, как лягушка в брачный период.
   -Дайн... ты - труп!!!
   -Слова, слова, слова... а ты на деле докажи. Как насчёт искусственного дыхания, а?
   -Я тебе щас прямой массаж сердца устрою...
   -Не поймаешь. Я очень увёртливый покойник. Кстати, хочешь развлечение в стиле комнаты страхов?
   -Только без рукоприкладства!
   -Идёт. Но до тех пор, пока ты контролируешь свои страхи. И в отношении туннеля тоже. Как только страхи выйдут из-под контроля... м-м, я придумаю для тебя что-нибудь крайне зловредное.
   -Если ты меня ещё раз ударишь...
   -Я никогда не делал этого по собственной блажи. Ну, если только ты очень сильно просила... так, успокойся! Поезд вышел из пункта А и стремится к пункту Б, перед нами - пункт В. С какой скоростью идёт поезд?
   -Откуда я знаю?
   -А ты узнай. Реши эту задачку, как в учебнике математики за третий класс. Правда, с поправками на твой возраст. Время движения засечёшь сама. Длина разлома - триста сорок ладоней. Так вот, реши задачку правильно, и я оставлю твою голову в покое.
   -Надолго?!
   -Пока ты сама этого хочешь.
   Ох ты, какое заманчивое предложение! Неужели этот сукин кот действительно прекратит копаться в моих мыслях? Только интересно, зачем ему совершать такой невиданный обмен - поступиться собственными принципами ради решения задачки уровня третьеклассника? В конце концов, он всегда может зайти в рубку и посмотреть на спидометр (а даже в машинах валинорского образца есть спидометр, потому как деталь очень важная и полезная). Чего там сложного? Поделить расстояние на время! Любой дурак справится... ой, мама!!!
   Только сейчас до меня дошло, что значило туманное высказывание Дайна о визге и топоте, равно как и причину, подвигшую его на эту жертву. Да только вампир ошибался насчёт меня. Я не то что бегать и визжать не могла, а просто физически была не в состоянии сдвинуться с места. Голосовые связки же словно парализовало. Есть такое выражение "между молотом и наковальней", и уж в то время оно было полностью применимо ко мне. Сверху - Стена, готовая нас всех раздавить при малейшей возможности, снизу - дно океана с торчащими тут и там обломками камней, скорее всего, оставшихся после пограничных манёвров. Наверняка где-нибудь впереди лежит какая-нибудь затонувшая подлодка. Ширина "шкуродёра" составляла не более десяти метров. Я зажмурилась и вслепую нашарила койку, хорошо понимая, что страх надо вышибать страхом. Смотреть вверх, на потолок! Это - всего лишь туман. Не упадёт же всё это нам на головы после того, как простояло тут многие тысячи лет. Главное - не врезаться в камни. Блин, как же Авриго ухитряется при таких условиях вести амфибию?
   Впрочем, кадет Эйтар занят делом, а я просто лежу и пестую глупые страхи. Вот в чём причина! Чем бы таким заняться, чтобы отвлечься от мыслей о неминуемой смерти? Следить за временем, вот чем! Если я ошибусь с прикидкой скорости, то кое-кто ни за что от меня не отвяжется. Хотя кто сказал, что в противном случае он отвяжется?
  
   -Ну, какая скорость? - поинтересовался Дайнрил в тот самый момент, когда мы выплыли из "шкуродёра".
   -Мы живы? - я отвела взгляд с часов. - Скорость - семьсот метров в час. Извини, в лимы не переведу, голова не работает.
   -Сейчас проверим. Авриго! Случайно не знаешь, с какой скоростью мы только что ползли?
   -Где-то пол-лима в час, а что?
   -Я в шоке! - копировать Лизины интонации? Дайнрил явно сходит с ума. - В полном и окончательном, - добавил он уже нормальным голосом. - Значит, у меня получилось тебя отвлечь.
   -Что-о?!
   Дайн расхохотался и отпрыгнул в сторону, уворачиваясь от пивной бутылки правосудия. Бутылку поймал Клейтас и с невозмутимым видом выбросил её в утилизатор. Я показала им язык (потому что на более костоломные методы воздействия у меня сил не хватало) и вернулась на койку. До идиотов ли тут, когда мы начали всплывать?
   Амфибию будто подбросило вверх, и желудок моментально прилип к горлу. В точности как на скоростном лифте. Мы поднимались с угрожающей быстротой, причём Авриго явно не думал об обязательных остановках во избежание эмболии. То ли герметичность и правда отличная, то ли эльфы попросту не подвержены кессонной болезни (кстати, впоследствии выяснилось, что да, правда, не подвержены). Вот это на самом деле обнадёживает. Быстрее плывём - раньше вынырнем. Смущало только то, что от стремительного подъёма воздух в каюте опять нагрелся до критического уровня, но, хвала Силам, не превысил его. Наверное, Авриго беспокоился и о сохранности своего пива. Едва ли можно упрекнуть его в этом. Десятые доли лима мелькали на дисплее, как мушки перед глазами, но вокруг было всё так же темно. Я даже грешным делом подумала, что мы плывём не вверх, а вперёд. Но вроде нет, обошлось...
   Когда до поверхности океана и вожделенного свежего воздуха оставалось какие-то двести метров, лоханку начало швырять из стороны в сторону. Близость Стены, однако! Волны не могли пробиться через "демаркационную линию" и поэтому бушевали вокруг, разбиваясь о преграду в бессильной ярости. Помнится, перед Заповедной Землёй всегда штормит... так, кажется, выразилась Ника. Да уж, если эта болтанка не прекратится, то штормить будет всех присутствующих. Но тут заработали стабилизаторы равновесия, и волны перестали крутить нашу скорлупку, как рулетку в казино. А вскоре мы уже были на поверхности. Амфибия задрожала и остановилась.
   -Привал! - объявил Авриго, заходя в каюту. - Где там моя трубка? А, вот же! Вы не возражаете, если я открою колпак?
   -Тут такой же воздух, как и с той стороны, - буркнула Ника, которая органически не переносила запах табака. - Поехали скорее.
   -Поплыли! - ехидно поправил её Клейтас.
   Впрочем, Авриго было плевать на всякие там личные неудобства окружающих. Он подпалил трубку и с наслаждением откинул колпак. Внутрь ворвался влажный и прохладный ветер.
   -Ну и дела! - восхищённо пробормотал он. - Я и не думал, что с другой стороны Стена выглядит так... ну, так внушительно! Ух ты! Какое удивительное небо! Это всё эффект от отражения солнечных лучей от верхнего края Стены.
   -А фигурные смерчи откуда? - встряла я.
   -Турбулентность, наверное.
   -Так наверное или точно?
   -Великий Илуватар, ну откуда же я знаю? Я ведь никогда раньше здесь не был!
   -Извини.
   -Я даже не интересовался этим предметом. Атмосферные и прочие явления - не моя специальность. Ещё бы ты спросила о сериалах для домохозяек! Смерчи нам ничего не сделают. Если что, нырнём на пятьдесят ладоней и так будем плыть, пока опасность не пролетит. До сих пор, между прочим, я не видел ни одного смер...
   Ещё бы, не видел! Коварный вихрь подкрался к амфибии со стороны спины Авриго и тряхнул так, что бесстрашный первооткрыватель не удержался в вертикальном положении, выронил трубку прямо под ноги Нике (что поделать, закон подлости) и вдобавок припечатался челюстью к углу койки. Напоследок "несуществующий" смерч плеснул внутрь порядочную дозу морской воды, в которую засосало двух мальков трёхглазого летунчика. Я спешно вернула рыбок в их родную стихию, и как раз вовремя - потому что оправившийся от шока Авриго заорал так, словно распевался перед выступлением в опере (и при этом пел самым высоким тенором из сущестующих). Ну, если он так кричит, то челюсть у него не сломана. Упал, стукнулся - с кем не бывает? А ещё будущий военный! Сидел бы подле мамочкиной юбки, и никаких забот. Нет же, айда в ВДВ! Столько крику из-за пары синяков? Уж не повредил ли он... что-нибудь более важное?
   Так и есть. Вывихнул руку. Неприятно, понимаю. Хорошо, что не сломал, тогда вообще был бы абзац! Клейтас вправил ему руку за несколько секунд (мы предусмотрительно зажали уши), но предупредил, что конечность лучше не трогать в ближайшие несколько дней.
   Тут-то мы и осознали трагикомичность своего положения. Стоило нам преодолеть Стену, и сразу остались без водилы. Сколько придётся ждать, пока Авриго сможет взяться за штурвал? И не провалимся ли мы часом в какой-нибудь Портал? Море-море, мир бездонный, поди разбери, в каком ты, собственно, мире. Нет, конечно, я погорячилась. В Айреке вода такая грязная, что от одного запаха голова кружится. Ну, а если в реале ухнем в Портал и очутимся где-нибудь посередь Сахары?
   -Я смогу вести амфибию! - надулся Авриго.
   -Одной рукой? - Клейтас был непреклонен.
   -Постараюсь! А что тут сложного? Плыть к этому вашему Прибережью по прямой. В таком случае и автопилот справится. Пустите меня в рубку!
   -Эх ты, а ещё географ!
   -Это тут каким боком?
   -Гений-самоучка, вот ты кто. А ты в курсе, что рядом с глубоководными впадинами обычно растут огромные рифы? Хочешь напороться?
   -Какие рифы?
   -А такие, которые со стороны Валинора постоянно подрезают, чтобы не мешали судоходству. А утёсы, острова, которых наверняка будет немало? А корректировка курса по отношению к течениям?
   -Но иначе вы можете опоздать!
   -Ничего страшного. За четыре дня миры не столкнутся. А пока дай-ка мне самоучитель по вождению этих крошек. Я видел, он стоит в рубке на полке с лоциями. Мало ли что...
   Вдруг амфибия дёрнулась и стрелой понеслась сквозь буруны. Авриго отлетел в сторону и едва не вывихнул вторую руку. Я вовремя схватилась за дверной косяк и поморщилась, услышав смех Дайнрила:
   -Кажется, я забыл, что надо пристегнуться!
   Я пинком распахнула дверь и набросилась на новоявленного водного гонщика с кулаками:
   -Это была моя идея, засранец!!!

XVIII. Восточный мотив

   Обычно круиз - это отдых для души и тела, но когда две недели подряд вы заперты в тесной к