Щербиновская Елена Владимировна: другие произведения.

Rerks lkz cvthnb

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:


Елена Щербиновская

Татьяна Кабзистая

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

"КУКЛЫ ДЛЯ СМЕРТИ"

ДЕТЕКТИВНЫЙ РОМАН

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

МОСКВА

  
  
  
  
  

ПРОЛОГ

  
   Зрители аплодировали, вскрикивали и смеялись до слез, глядя на невероятный танец на льду забавных фигуристов в причудливых костюмах и масках. Тут были и разные звери, и клоуны, и гномы... Хлопушки стреляли, разбрызгивая над ледовой ареной разноцветные конфетти, парящие в разноцветных отблесках прожекторов... Лера тоже не могла оторвать взгляд от фигуристов, заливалась смехом, как ребенок, а Денис... Денис не мог оторвать глаз от Леры.
   - Дэня, смотри! Это же фантастика! - воскликнула Лера.
   - Ага... - пробормотал Денис, взял руку Леры, нежно сжал, и осторожно надел ей на палец кольцо.
   - А теперь ты посмотри...
   - Ой! Что это? Как красиво...
   - Это - в честь нашей помолвки.
   Денис обнял Леру, притянул к себе, и они стали беззастенчиво целоваться, позабыв, что кругом - сотни людей. Но люди на них особо и внимания не обращали - все восхищенно смотрели на ледовую арену, и крики и возгласы восторга пронеслись над стадионом, когда клоуны-фигуристы выкатили на лед большую цветную пушку. Раздался выстрел, и из дула пушки, вместе со струями серпантина, вылетела девушка в серебряном трико, и, поддерживаемая невидимыми лонжами, взмыла над ареной, а потом плавно коснулась льда серебряными коньками...
  
   Объявили перерыв, веселые, возбужденные зрители повалили в фойе. Денис не хотел выходить, он бы посидел в пустом зале рядом с Лерой, но Лера захотела мороженого. Они встали, тоже потянулись к выходу. И тут взгляд Дениса скользнул по странного вида парню - худощавый, белобрысый, он медленно, механически передвигал ногами, словно заведенный манекен, на неподвижном лице не было даже тени улыбки. Он молча шел навстречу Денису и Лере. Дениса невольно что-то насторожило, кольнуло, он инстинктивно прикрыл Леру собой. Парень прошел мимо. Денис оглянулся на него несколько раз. Лера, смеясь, потянула Дениса
   - Ты неисправим! Что ты так его разглядываешь? Ну, забудь хоть сейчас, что ты следователь! Парень как парень...
   - Нет, - упрямо бубнил Денис, - что-то с ним не так...
   - Ну, может, он просто больной, может даже инвалид... В этом нет ничего подозрительного.
   - Может быть...
   Лера прижалась к Денису.
   - Да ладно тебе, и вообще - где мое мороженое?
   - Сейчас будет, моя принцесса!
   Денис отбежал к тележке с мороженым, где уже собралась небольшая очередь, оглянулся на Леру и столкнулся глазами с неподвижным взглядом белобрысого парня. Холодные пустые блюдца светлых глазных яблок, маленькие точки зрачков. Холод пробежал по спине Дениса, прорезало острое, так хорошо знакомое чувство приближающейся опасности. Денис, наконец, расплатился за мороженное, поднял руку со стаканчиком, помахал им Лере, шагнул к ней, и тут его оглушил дикий грохот... Денис рванулся, и только успел поймать на руки обмякшее тело Леры, которое отбросило взрывной волной.
   Вокруг раздавались крики ужаса, стоны. Перед глазами Дениса из тумана выплывали окровавленные тела, развороченные стены, осколки штукатурки, стекла... Денис присел у сохранившейся целой стены, Лера лежала неподвижно у него на руках, застывшим взглядом глядела в потолок, на вид - цела и невредима. Только лужица крови расползалась из-под затылка.
   - Лерка, Лерка! Родная! Очнись! - вскрикивал Денис, он дышал ей в рот, как заведенный, делал ей искусственное дыхание, он не понимал, что еще можно сделать, но все равно пытался что-то сделать. Но Лера так и не очнулась...
  
   В здании суетились санитары и врачи, деловито оказывали первую помощь пострадавшим от взрыва, выносили раненых. Полицейские оцепили место трагедии. Начальник управления Полковник Протапов, приехавший лично с оперативной бригадой, матерился, на чем свет стоит, кляня проклятых террористов, отдавал распоряжения сотрудникам.
   Мрачные эксперты возились в груде пыли, выбирая из обломков кирпича и осколков стекла частицы разорвавшихся бомб.
   Денис ни на что не реагировал, продолжал звать Леру, ему казалось, что он, в конце концов, услышит ее такой родной, такой любимый голос. Он не верил, что Лера замолчала - навсегда.
   К Денису подошел его друг оперативник Тарас Вольный, положил руку на плечо.
   - Дэнька, ты ей уже не поможешь. Пошли.
   Денис не ответил, даже голову не повернул. Тарас тяжело вздохнул.
   Подбежала судмедэксперт Антонина, ахнула, Тарас сделал ей знак - Антонина зажала рот рукой, попятилась, чуть не наступила на распростертого на земле пострадавшего, вскрикнула.
   И тут появились люди в штатском. Высокий сухощавый мужчина - полковник секретной разведки Глеб Горный в неплотно застегнутой рубашке, из под которой блестел серебряный медальон, подошел к трясущемуся от ярости Протапову, задал несколько вопросов. Тот отвечал сквозь зубы, то и дело отвлекаясь к сотрудникам и врачам.
   - Благодарим за оперативность, полковник - сухо произнес Горный, - больше вы тут не нужны.
   - Денис - всё, органы забрали дело... Идем, дружище - Тарас снова попытался увести Дениса - тщетно.
   Денис словно окаменел. Он все так же сидел над неподвижной Лерой. Он ничего не видел и не слышал. И даже не чувствовал слез, предательски льющихся из глаз по бледным, ввалившемся щекам...
  
   Денис Лавров - двадцатисемилетний всеобщий любимец, следователь от бога, надежный, отзывчивый друг, остряк-весельчак, и вообще душа-парень, помрачнел в одночасье, замкнулся в себе и запил. Денис был один - младшая сестра Лиза отбывала практику от института в другом городе. Его мучила не только боль потери, но и чувство вины, грызла гипертрофированная совесть, и сколько ни пытался Денис заглушить это спиртным - ни черта не получалось.
   Тарас боялся оставить друга одного, но на все его доводы разума - "что, мол, Дэня, нет тут твоей вины, это - катастрофа, это - судьба", Денис только мрачно мотал головой, бормотал, что видел, предчувствовал, не остановил... и опрокидывал новую рюмку. И до него не сразу дошла информация из включенного телевизора, что ответственность за теракт взяла на себя террористическая организация, именовавшая себя "Мударра" (по-арабски - мститель). Денис, наконец, услышал, чертыхнулся и грохнул об пол бокал...
  
  

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

  
  
   ГЛАВА ПЕРВАЯ
   СМЕРТЬ В БРИЛЛИАНТОВОМ СВЕТЕ
  
   ПРОШЛО ТРИ ГОДА
  
   ...Жара набирала обороты. Всего десять утра, а раскаленный солнечный диск уже плавил асфальт на ухоженных беговых дорожках. Подошвы дорогих кроссовок впечатывались в размягченное покрытие и сбивали с ритма.
   Пот из-под густых, чуть с проседью волос струился по тонкому лицу Андрея, разъедая глаза и щипля впалые, гладко выбритые щеки. Но он будто не замечал этого досадного обстоятельства.
   Андрей свернул вправо и, пробежав мимо домика охраны, нырнул под красочную арку с тусклыми неоновыми буквами. По вечерам вывеска ярко вспыхивала надписью "Пансионат "Кострово" и обещала незабываемые наслаждения этого дорогого загородного клуба. Кстати, его клуба. Личного. Приносящего неплохой доход.
   Андрей мельком глянул на наручные часы. Сегодня у него, праздник. И именно поэтому на беговых дорожках не было ни души, да и на всей далеко не маленькой территории пансионата. Только работники невидимыми тенями появлялись то тут, то там. Зная крутой нрав Андрея, они даже не здоровались с ним.
   Он прибавил скорости и уже через минуту определил, что Алина проснулась. Балконная дверь на втором этаже люксового номера была распахнута настежь, и над парапетом вился сигаретный дым. Андрей сбавил темп и оглушительно свистнул.
   - Алина, распорядись насчет завтрака. Я через десять минут буду. - Андрей припрыгивал на месте, не желая останавливаться.
   - Хорошо, мой господин. - жесткий голос, словно трест металла, прорвался сквозь прутья резной балконной решетки. - Голову не припекло? - еле сквозящее ехидство отнюдь не смягчило металл голоса. Пальцы с тонкими бриллиантовыми кольцами легли на парапет решетки.
   - Не дождешься, дорогая. Кто-нибудь уже прибыл?
   Пальцы вцепились в парапет, и через мгновение над балконной решеткой появилась Алина. Зеленый шелк халата струился по крепко сбитому телу, вздымаясь на высокой и пышной груди. Темные, почти черные волосы короткой прически подчеркивали глубину и холод оливковых глаз. Пухлые розовые губы скривились:
   - Смеешься? В такую рань поднимаются только гастарбайтеры и ты. Нормальные люди в законную субботу спят до обеда. Тем более твои друзья.
   - Перестань курить на голодный желудок. Плохо для здоровья.
   Андрей легко повернулся и побежал вдоль яркой цветочной клумбы.
   Алина прищурила глаза и не отрывала холодного взгляда от его спины, пока Андрей не скрылся за углом корпуса.
   - Тварь... - тихо прошипела Алина, закусив губу.
   Она резко отщелкнула окурок.
   Остаток некогда дорогой дамской сигареты сделал в воздухе кульбит и опустился на траву. Мужская рука с короткими пальцами и обломанными ногтями аккуратно подняла окурок и сбросила в пустой пластиковый пакет для мусора. Шуршание пакета заставило Алину обернуться.
   Под балконом стоял черноволосый сутулый парень в зеленой форменной куртке работника пансионата. Он вскинул голову. Парнишка мог бы называться "симпатичным", если бы не огромный, крючковатый нос. Он приподнял в знак приветствия бейсболку с фирменной нашивкой "Пансионат Кострово" на тулье. Алину передернуло, словно наступила на гадкую жабу.
   - Ма-а-ам, подыхаю-ю-ю-ю...
   Протяжный девичий голос заставил Алину резко обернуться.
   - Сейчас! - пообещала Алина в открытую балконную дверь.
   Но когда она вновь посмотрела вниз, парнишка уже исчез, лишь большой мусорный пакет был аккуратно сложен на траве.
  
   Неля лежала в номере матери под кондиционером с мокрым полотенцем на лице и стонала. За все свои шестнадцать лет она не помнила, чтобы было такое жаркое лето. Плавились мозги, утекало тело, жарко было, даже если ходишь голой. Жить можно было только в машине и там где кондиционер.
   Неля откинула полотенце и с отвращением сдернула с себя тонкую тунику, оставшись в трусиках.
   Повернув голову, она увидела свое отражение в зеркале. За исключением цвета кожи, ей понравилась лежащая на кровати девушка: длинные как у модели ноги, изящные руки, полная не нуждавшаяся в бюстгальтере грудь. Неля села, изогнула спину, откинув назад гриву черных волнистых волос, и надула пухлые губы. Соблазнительно прикрыла большие глаза с прямыми черными ресницами.
   - Ты красотка, Нелька. Боб не устоит стопудов, - она улыбнулась своему отражению.
   Неля вскочила и принялась рассматривать себя в полный рост. В отражении зеркала появилась Алина - она прикрыла двери балкона. Кинула взгляд на дочь, и сдернула тунику с кровати.
   - Марш к себе. - туника полетела в руки Нели. - Через десять минут спускайся завтракать. И очень тебя прошу - оденься нормально. Этот пансионат хоть и наш, но все-таки едим мы в ресторане, а не в забегаловке на пляже. Прикрой свои телеса чем-то более похожим на платье, а не на рыболовецкую сеть.
   Неля скорчила рожу, и послав, матери воздушный поцелуй, скрылась из глаз.
  
   Прохладную тишину уютного ресторана нарушал только гул работающих кондиционеров.
   Андрей пил кофе, а Алина докуривала сигарету, поглядывая на пустой стул Нели.
   - Почему я не вижу нашей дочери? - холод вопроса заставил Алину вздрогнуть. Она никак не могла привыкнуть к этой теперешней смене его тона - от веселого добродушия к резкой жесткости.
   Алина сделала вздох, чтобы ответить, и...
   - Потому что, как все юные барышни - раздался густой бас - она не знает, что надеть к завтраку.
   - Родька, старый черт! Ну хоть ты приехал до первой звезды! - Андрей вскочил и через мгновение оказался в лапах огромного высоченного мужика.
   Андрей с удовольствием смотрел в широкое скуластое, смеющееся лицо друга.
   - Дядя Родя-я-я-я! - Неля уже бежала от дверей ресторана, и через секунду висла у Родиона на шее.
   - Божежь мой! Невеста! Нимфа! Восьмое чудо света! Нелик, ты все больше становишься похожа на мать - такая же красавица.
   - Ох, Родя, ты всегда умел говорить комплименты. - улыбнулась Алина.
   - Здрасстии-и-и - раздался жеманный голос где-то в районе входной двери ресторана, - а мне бы это... в туалет сходить, можно?
   Все одновременно повернулись. В проеме двери стояла умопомрачительная девушка лет двадцати. Ноги от коренных зубов, белые волосы до попы, в чуть вытянутых глазах плескалась наивная голубизна ребенка. Девочка мило улыбалась, и за эту улыбку можно было побежать босиком по снегу на край земли.
   - Блондинка, - понизив голос, иронично констатировала Алина. - Прямо по коридору, первая дверь, милочка. - крикнула Алина.
   - Ой, спасибо. А то я кофею напилася и просто щас лопну, ага.. - блондинка хлопала пышными накладными ресницами. - Меня кстати Марго зовут.
   - "Марго", - хмыкнул Андрей. - Ну конечно, а как иначе. Хорошо еще не Снежанна или Жозефина. Друг мой, где ж ты их берешь-то? опять из-под Саратова, статистка массовки?
   - Бери круче - помощник костюмера. Андрюха - не дави на мозг. Красивая девочка. А красота должна везде сопровождать талант. Где Фомичевы?
   - Едут. - усмехнулся Андрей. - ну друже, по пиву да с раками?
   - Не откажусь. Но сначала... - Родион повернулся, выскочил через стеклянные двери к бассейну, и в чем был, рухнул в воду.
   Марго завизжала и кинулась вслед за ним.
   Андрей довольно засмеялся - праздник начался.
   Не прошло и пара часов, как приехали Фомичевы. Катя шла, покачиваясь на высоченных шпильках. Она привычным движением поправила пышные ярко-рыжие волосы и широко улыбнулась. Ряд ослепительных зубов в который раз убедил Андрея, что его стоматологи когда-то сотворили чудо. А друзья из сопредельной отрасли пластической хирургии слепили чувственный рот и третий размер груди. В свои сорок лет Катя была если не красоткой, то уж простушкой её назвать никак было нельзя.
   За ней прихрамывая, плелся сгорбленный Пашка. Андрей вздохнул. Годы друга не пощадили. Пивное брюшко нависло над брючным ремнем, одутловатые щеки и красный с прожилками нос явственно говорили о любви Павла к горячительным напиткам.
   - Пашка, друг мой любезный - прогрохотал Родион. - Ты ли это? Объясни - как ты с таким пузом преподаешь отрокам физическую культуру?
   - Ты отстал от жизни, Родечка. - Катя чмокнула Родиона в щечку, для чего ему пришлось сложиться пополам. - Физрук в частных школах только руководит, а ученики бегают.
   - Здорово, Андрюха, - Пашка пожал руку друзьям по-очереди. - Пиво где?
   - Где же именинник? - крикнула с балкона Алина.
   - А вот он я!
   Марго, которая возлежала на бортике бассейна и грелась в лучах палящего солнца, чуть не свернула шею, разглядывая сына Фомичевых.
   - Детка, закрой глазки. - посоветовал ей Родион. - Ослепнешь.
   Борис не шел - он себя нес. Высок, широк в плечах, под обтягивающей футболкой бугрились накаченные мышцы. Широкие материнские брови и черные бархатные глаза красили мужское лицо. Ростом пошел в Пашку. Да и фигурой, когда отец помоложе был.
   Андрей обнял парня.
   - Ну, как тебе?
   И он кивнул головой в сторону ресторана. Боб поднял глаза: над входом в ресторан, под балконом метра на три тянулась растяжка "Бобу 21!"
   - Прикольно. Спасибо, батя...
   Андрей действительно был отцом Бориса. Крестным отцом...
   - Так! Не двигайтесь. Я снимаю! - Катя уже прищурилась, всматриваясь в окошко своей фотокамеры.
   - Ой! А давайте все вместе сфоткаемся. - Марго сдуло с шезлонга, и в мгновение ока она оказалась под рукой Бориса. Родион встал рядом, обнимая подошедшую Алину.
   - Как? Семейное фото без меня? - Неля воткнулась между Бобом и Марго, процедив сквозь зубы только для неё. - Отвали, тетенька. Улыбнулась Бобу. - Привет, братишка.
   Боб лишь открывал и закрывал рот от удивления - он не видел Нелю год - как же она повзрослела и похорошела. Особенно в этом белом платье, так выгодно подчеркивающем её бронзовый загар. Неля по-хозяйски перекинула его руку через плечо.
   - Так! Кучнее - кучнее. Андрей, наклони голову - растяжку закрываешь. Борька - подбери челюсть - еще насмотришься на Нельку. А теперь все сказали - чи-и-и-и-из...
   Все, как по команде, улыбнулись, и Катя нажала на кнопку фотокамеры.
  
   Основное торжество было назначено на шесть часов вечера, а до этого все могли отдохнуть с дороги, придти в себя, подготовиться к празднику.
   Андрей в дорогом спортивном костюме, по-хозяйски делал распоряжения метрдотелю в связи с предстоящим банкетом. Он придирчиво проверял и уточнял меню, осматривал посуду, подсвечники, указывал, где кто из гостей должен сидеть. Персонал пансионата, суетившийся в зале, уже привык, что хозяин всегда контролирует все сам, лично.
   Андрей еще раз пробежал глазами по списку намеченных на вечер мероприятий, уточнил все до минуты, и, оставшись довольным, направился к двери.
   Выходя из ресторана, Андрей столкнулся с Катей, которая стояла у окна и фотографировала бассейн.
   - А ты все увлекаешься фотографией?
   - А то! Веду фотолетопись семьи. - она кивнула в окно, где на краю бассейна дурачились Боб и Неля. - Тебе не кажется это подозрительным?
   - Ничуть. Резвится молодежь. Они ж - как брат с сестрой.
   - А, по-моему, у них что-то назревает... И это очень нехорошо, Андрей. Ты же понимаешь, - напряженно сказала Катя.
   - Господь с тобой, - Андрей зевнул. - Надо поспать часок - с шести на ногах. Успокойся, Катюш. Даже если и так - Боб через пару недель уезжает. А крутить любовь через полмира затруднительно.
   - Ты... - Катя задохнулась. - Ты все-таки оправляешь его заграницу? Андрей - у нас прекрасное образование. Ну... ну мы же договорились.
   - Я ни о чем с тобой не договаривался. - выражение лица Глазунова тут же закаменело. - Он поедет. Всё. Точка.
   - Но...
   - Заткнись! О сыне думай, а не о шмотье и цацках. Что, дорогуша? Очко играет? Ничего - пойдешь работать. Ты за всю жизнь и копейки не заработала. Вот и представится случай.
   Катя схватила Андрея за руку.
   - Он не хочет!
   - Он будет делать то, что я скажу.
   Глазунов вырвал локоть из цепких пальцев Кати так резко, что она чуть не упала. Но этого он уже не видел, потому как в следующую секунду уже быстро шел по коридору, к своему номеру.
   Катя прижала руки к дрожащим губам и еле сдерживая рыдания, убежала по лестнице вниз.
   И никто из них не заметил Марго, которая пряталась за колонной. Она оглянулась на окно: внизу, у бассейна Боб и Неля самозабвенно целовались.
   Выглянув из-за колонны, и убедившись, что её никто не видит, Марго повернулась на каблуках и пошла в сторону номеров.
   И чем ближе подходила Марго к номеру Глазунова, тем явственней были слышны голоса Андрея и Алины. Марго припала к двери и вся обратилась в слух. Через минуту Марго резво отскочила от номера, и притаилась за высокой кадкой с пальмой. Алина вылетела из номера, словно пробка из бутылки.
   - Ты поняла меня? - долетел разгневанный голос Андрея из глубины номера.
   - Да пошел ты, сволочь! - Алина грохнула дверью, и почти побежала по коридору, потирая щеку.
   Марго выпрямилась. И смотрела в спину Алины до тех пор, пока та не скрылась за поворотом.
  
   Уютный небольшой зал ресторана разламывался от грохота рок-н-ролла. Четыре музыканта на небольшой эстраде виртуозно играли бессмертный шедевр Элвиса Пресли.
   Большой круглый стол на восемь персон был уставлен свечами в тонких подсвечниках и бутоньерками из нежных цветов. Хрусталь и фарфор искрились в лучах цветных прожекторов.
   Андрей встал, скинул пиджак и вынул из кармана брюк сотовый телефон. Кинул на стол и протянул руку Кате. Катя скинула туфли
   - Благословляю! - перекрестил Павел парочку. Он уже порядком набрался, но никто не обращал на это внимание - каждый веселился по-своему.
   Андрей и Катя лихо отплясывали под улюлюканье Марго, Боба и Нели. Музыка кончилась.
   Родион поднял руку и сделал знак. Музыкант с саксофоном кивнул и через мгновение зал наполнился первыми тактами аргентинского танго.
   Родион подал Алине руку.
   - Ты с ума сошел! Я уже ничего не помню.
   - Мастерство не продашь, не пропьешь, подруга. А я тебе напомню.
   - Родя, не надо. - одними губами произнесла Алина.
   Родион с нежным усилием поднял Алину. Ее молочное платье вспыхнуло тысячью блесток. Она сделала шаг, и стройная нога оголилась в глубоком разрезе. Алина была прекрасна.
   Друзья зачарованно следили за танцующими.
   - Краси-и-во. - Марго сладостно вздохнула. - А чо это за танец?
   - Танго. Танец страсти. Вертикальное воспроизведение горизонтальных желаний. - не отрывая взгляда от танцующих, произнес Андрей
   - Чего-чего?
   Но Андрей её не слышал. Он легко поднялся и подошел к Кате, которая безуспешно пыталась отобрать бутылку виски у Павла.
   Звуки танго закончились. Родион проводил Алину к столу. Боб смотрел на Алину и Родиона с восхищением.
   И неожиданно погас свет.
   - Так-так-так! Господа, думаю, что сейчас будет что-то интересное! - смеялся в темноте Родион. - Просьба сохранять спокойствие и не расходиться.
   Все замолчали, и неожиданно в темноте требовательно затренькал звонок сотового телефона.
   - Андрюха, тут кажись, твоя трубка звонит. Взять? - пробубнил в темноте голос Павла
   - Не надо. Он на автоответчике. Ита-а-ак...
   Барабанная дробь и вот уже через стеклянные двери в темноте катился огромный многоярусный торт с множеством свечей.
   - С днем рожденья, с днем рожденья, с днем рожде-ни-я, Боря, с днем рожденья тебя-я-я!!!
   Дружный хор вытянул высокую ноту, раздались хлопки, и вспыхнул свет. Боб подошел к торту.
   - Батя, а голая девица отсюда не выскочит?
   - Все может быть... - загадочно произнес Андрей. - Задувай!
   - Давайте все вместе. Мам, дядьки - окружайте торт. А где Алина?
   - Я тут! - вынырнула из-за колонны Алина.
   Компания окружила торт. Боб набрал побольше воздуха в грудь. Все дружно стали задувать свечи и...
   Крышка торта отлетела в сторону и над тортом появилась молодая цыганка.
   - Позолоти ручку, милый, всю правду расскажу!
   Тут же в зал из всех дверей влетела группа цыган с бубнами, гитарами.
   - Ну, конечно. - хохотал Боб. - Чтобы батя, да без цыган.
   Андрей вернулся за стол, поднял телефон, прослушал сообщение. Павел разлил, поднял бокал.
   - Давай, Андрюха, выпьем. Шоб все в ёлку у Борьки было.
   - Чуть позже, дружище. - ответил Андрей, отключая телефон.- Я сейчас подойду. И, Паш - пей через раз. Голова болеть будет.
   И он незаметно вышел из ресторана через боковую дверь.
   А цыгане вовлекли в бешенный танец всех, даже подняли совсем разомлевшего Павла. Неля кружилась, кружилась, и перед глазами мелькали то лицо Родиона, то огромные глаза Марго, то белое платье Алины. И вот уже всё смешалось в единое разноцветное пятно... Потом были протяжные цыганские песни, веселые гадания.
   Наконец Родион запросил пощады, и вместе с Алиной подошел к столу.
   - Куда Андрей-то запропастился? - Родион, налил себе воды в бокал.
   - А у него "важный звонок". - неожиданно поднял голову Павел. - У него всегда важные звонки, а на друзей - плевать.
   - Я пойду Андрея поищу. Уже время сюрприза для Боба. - Алина легко поднялась. - А вы тут без меня не шалите.
  
   Алина пересекла холл и прошла мимо стойки администратора, из-за которой тут же выскочил молодой парень в красной ливрее.
   - Сережа, ты Андрея Сергеевича не видел?
   - Минут сорок назад прошел к лифтам.
   Алина зашла в лифт, поднялась на второй этаж. Проходя мимо своего номера, резко остановилась. Дверь была приоткрыта. Алина пожала плечами и прихлопнула дверь.
   Пройдя пару номеров, она остановилась перед широкой дверью номера мужа. Она подняла руку и громко постучала.
   - Андрей! Все тебя ждут! Ты скоро?
   Алина прислушалась. Затем нажала на ручку. Дверь с тихим шорохом приоткрылась...
   Не решаясь войти, Алина крикнула в образовавшуюся щель:
   - Глазунов! Имей совесть - у нас фейерверк сейчас по плану. Три минуты! Ау! Я вхожу.
   Алина толкнула дверь, прошла в номер и замерла...
   Все было перевернуто вверх дном. Ящики бюро раскиданы по полу, осколки парфюма блестели в высоком ворсе дорогого ковра. Варварски вскрытый портфель с кодовым замком валялся в груде деловых бумаг. Балконная дверь распахнута настежь. Белая полупрозрачная занавеска тихо шевелилась от легкого сквозняка.
   Алина в ужасе оглянулась в сторону открытой двери спальни.
   На пороге лежал Андрей лицом вниз, нелепо раскинув руки.
   Из спины торчала рукоятка ножа, а белое ковровое покрытие алело залитой кровью.
  
   Пронзительный женский крик прокатился по коридорам пансионата, вырвался в распахнутое окно лестничного пролета и растаял в грохоте первых залпов праздничного салюта...
  
  
   ГЛАВА ВТОРАЯ
   КОНЕЦ - ЭТО ТОЛЬКО НАЧАЛО
  
   В этот вечер начальник управления Протапов засиделся в кабинете допоздна - бился над отчетом для начальства. Начальство требовало выполнения плана по раскрываемости особо тяжких преступлений. Протапов снова и снова перелистывал документы, представленные сотрудниками, но, как ни крути, в реальности получалась нестыковка со спущенным сверху планом. Почти пятьдесят процентов дел оставались висяками.
   Протапов матерился себе под нос в адрес начальства, которое интересует не факты, а цифры, а за этими цифрами - звездочки на погонах и прочие привилегии. Он прекрасно знал, как во многих отделениях приводят факты в соответствие с планом. Не могут поймать преступника, хватают на улице первого попавшегося, забирают в ментовку, и под пытками заставляют подписать признание в убийстве или грабеже, которое он не совершал. В отчете все выглядит гладко, сотрудники получают премии, а что парень остался калекой, и гниет в зоне - так это издержки профессии.
   Еще на заре своей карьеры Протапов столкнулся воочию с подобным фактом - двое оперов в подвале избивали до полусмерти задержанного молодого мужчину, требуя признания в убийстве. Протапов, охваченный гневом, сам отметелил ретивых ментов, да так, что те и вякнуть не могли. А остыв, завел на них дело и отдал под суд. Молодого начальника отдела похвалили наверху за проявленную принципиальность, однако громкое скандальное дело постепенно замяли, и следующего повышения по службе Протапов ждал очень долго.
   С тех пор Протапов, как и любой руководящий работник, научился идти на компромиссы, на многое закрывал глаза, но какие-то принципы для него остались незыблемыми. Он свято верил, что страж порядка и преступник - вещи несовместные. Что ж, придется завтра сказать сотрудникам, что премии не будет. А сотрудников своих он ценил, даже по-человечески любил. У него работали честные мужики, никогда не допускавшие ментовского беспредела, толковые бабы, четко выполняющие свои обязанности. Правда, за пять последних лет троих из его ребят не стало, двое ушли на инвалидность, а один три года назад чуть не спился. Протапов замер с зажатой ручкой в руке: как не спиться, когда любимая девушка гибнет на глазах...
   - Ах, Денис, Денис...
   На Протапова вдруг навалились воспоминания, он вздохнул, стал разминать в руке сигарету, хотя и бросил недавно курить.
  
   Дежурный по управлению тем временем принимал срочные вызовы.
   - Вызов принял оперативный дежурный Попов. До приезда опергруппы ничего в номерах не трогать, всем оставаться на местах. - Дежурный положил трубку и тут же снова раздался звонок.
   Мимо прошла к выходу судмедэксперт Антонина, махнула рукой дежурному. Дежурный окликнул ее, не отрываясь от телефонной трубки.
   - Тонь, задержись.
   - Да я уже неделю ночью домой возвращаюсь! Петрович сегодня дежурит.
   - Тонь, ну не может он разорваться.
   - Ладно, - проворчала Антонина, развернулась и пошла обратно в отделение.
  
   А Денис в это время разыгрывал с Тарасом шахматную партию. Сотрудники, дежурившие в эти сутки в управлении, окружили Дениса и Тараса, переживая за исход партии.
   - Тарас, похоже, тебе кранты, - прокомментировал молодой опер Игорь Родченко.
   - Не каркай, - огрызнулся Тарас.
   - Шах, - сказал Денис, передвигая ферзя.
   - Ладью выводи, - посоветовал Гоша.
   - Не учи ученого, - Тарас почесал в затылке, и прикрылся ладьей.
   Но тут неожиданно выпрыгнул сбоку черный конь Дениса.
   - Мат, - сказал Денис.
   - Не, погоди, Дэня, - расстроился Тарас. - У меня же есть еще ход.
   - Мат, - повторил Денис.
   - Сдавайся, Тарас, - усмехнулся Игорь Родченко. - Нет у тебя хода.
   - Во, черт! Ну как же это... - сокрушался Тарас. - Третья партия. Давай последнюю, а, Денька?
   В этот момент в комнату ворвался дежурный.
   - Братва, быстро собирайтесь на выезд. Две группы.
   - Ну все, не отыграться тебе сегодня, - Гоша сочувственно стукнул Тараса по плечу.
   - Ниче, еще возьму реванш. Так куда едем? - обратился он к дежурному.
   - Ты с Денисом - в пансионат Кострово, с Петровичем. Там убийство. А Родченко с группой - на взрыв в торговый центр.
   Денис напрягся.
   - Олег, давай наоборот. Игорь - ты не против?
   - Да нет, мне без разницы.
   - Не обсуждается, - строго произнес дежурный. - Собирайте группы. Машины готовы.
   И вышел.
  
   Руководитель центра психологической помощи "Здоровая душа" Марат Артурович Харитов тоже работал до позднего вечера. Сегодня у него был особый приемный день бесплатных консультаций для всех, нуждающихся в помощи. С каждым из посетителей он беседовал лично, и, в зависимости от вынесенного вердикта, назначал дальнейший курс лечения, который проводил сам, или же - направлял пациента к кому-то из своих сотрудников.
   В свои шестьдесят Марат выглядел намного моложе своих лет. Жгучий брюнет с красивой проседью, проницательным взглядом черных глаз на чуть скуластом смуглом лице. Сын обрусевшего грека и крымской татарки, Марат унаследовал от родителей могучий темперамент, невероятную интуицию, красивую осанку и недюжинную физическую силу.
   Юность Марата прошла в Крыму. Марат шел по жизни весело и почти бездумно. Все у него получалось, давалось легко - прыжки с высокой скалы в море, учеба в школе, дружба, любовь.
   Будучи натурой страстной, увлекающейся, он пускался в буйные загулы с друзьями, пробовал курить гашиш, заводил бесчисленные романы с красивыми женщинами разных возрастов, занимался восточными единоборствами. И часто ввязывался в драки, в которых всегда одерживал победу. Он был уверен, что восстанавливает справедливость, доказывая кулаками свою правоту. Прирожденный лидер, непререкаемый авторитет среди окружающих.
   Но однажды, когда восемнадцатилетний Марат гулял в ресторане с подругой, к ним подвалил какой-то подвыпивший мужик, обозвал подругу шлюхой. Марат в бешенстве бросился на обидчика. На Марата кинулись трое дружков мужика, но, не привыкший сдаваться, Марат раскидал парней. И в этот момент обидчик подруги выхватил нож. Дальше все произошло стремительно. Марат успел перехватить нож, и нанес обидчику удар, оказавшийся для того смертельным.
   Подруга Марата склонилась над умирающим и прошептала.
   - Это мой муж...
   Марат был глубоко потрясен. Он впервые оказался перед лицом смерти, да еще произошедшей по его вине. С тех пор он не выносил вид крови, это стало его единственной слабостью.
   На суде он держался достойно, а в тюрьме задумался о смысле жизни. Вскоре адвокат добился пересмотра дела. Марата освободили досрочно.
   После тюрьмы Марат изменился, из гуляки, прожигателя жизни и искателя приключений он превратился в замкнутого, мрачного волка-одиночку, отбившегося от своей стаи, где был вожаком. Он стал сторониться женщин, порвал все дружеские связи. Но этот волк не был хищником, он затаился, и дал себе клятву, что никогда, ни при каких обстоятельствах, не пойдет на убийство, и не допустит, чтобы убивали другие.
   Марат начал путешествовать, он в одиночку забирался в подземные катакомбы, на неприступные горы, посещал службу в мечетях и христианских храмах. А однажды побывал у знаменитых Афонских старцев. И с этого момента в жизни Марата произошел новый крутой поворот. Он стал много читать, интересоваться медициной, изучать философию, историю религий. И уехал в Москву, где поступил в медицинский институт, и экстерном прошел курс психиатрии.
   Вскоре Марат создал свой центр психологический помощи. К тому моменту он превратился в сдержанного мудреца, строго контролирующего свои инстинкты силой воли, люди потянулись к нему за советами и помощью. И неожиданно пришла любовь. К Марату обратилась за советом статная красавица Евдокия Смолянская. Увидев ее, Марат понял сразу, что это - его женщина, его космическая пара. Будучи человеком решительным, Марат вскоре сделал предложение и женился. Они с Евдокией зажили - душа в душу, так бы и жили, если бы ни пришла беда...
   Марат вытащился из нагрудного кармана фотографию жены, которую всегда носил с собой, посмотрел на молодое, красивое, и такое любимое лицо.
   - Я с тобой. А ты не оставляй меня, никогда... Мне так нужна твоя поддержка...
   Воспоминания Марата прервал телефонный звонок Алины. Она произнесла коротко и сдержанно: "Андрея убили". И зашлась в рыданиях.
   - Помощь нужна? - спросил Марат.
   Алина взяла себя в руки, ответила - нет, полицию уже вызвали.
   - Я еще на работе, скоро закончу, - Марат нервно постучал пальцами по столу. - Будем на связи.
   В этот момент в кабинет заглянула секретарша и сообщила, что Марата дожидается молодая девушка, очень просит принять.
   - Пусть заходит, - сказал Марат, спрятал в карман фотографию жены, плотно задернул шторы, отрегулировал свет в кабинет в кабинете, сделав его рассеянным, не режущим глаза, включил тихую, приятную музыку.
  
   Дежурный вбежал в кабинет Протапова.
   - Товарищ полковник, разрешите доложить. Срочные вызовы.
   Протапов оторвался от бумаг.
   - Докладывай.
   - Труп в пансионате Кострово. Убит владелец пансионата Глазунов. И - взрыв в торговом центре, есть пострадавшие.
   Протапов побагровел, стукнул кулаком по столу и разразился "пятистопным ямбом" отборного русского мата. И резко спросил, - группы направил?
   - Так точно. Лаврова - в пансионат, Родченко - на взрыв.
   - Правильно. Не хрена Денису там делать...
  
  
   В это время Марат уже выслушивал сбивчивую исповедь девушки Лизы, в модных дырявых джинсах, с ярко-красной косой и пирсингом на губе. В полной тишине - музыку Марат незаметно выключил - Лиза жаловалась на старшего брата, который не дает ей встречаться с парнем. Марат слушал внимательно и спокойно. А Лиза заводилась все больше.
   - Уперся брательник рогом - еще раз увижу тебя с ним - кости переломаю. А мне чо делать? Не, я уже до края дошла! Вот, в интернете про ваш центр нарыла, ну, что вы во всяких таких проблемах помогаете. Пришла на удачу. Если мне парень нравится, почему нам нельзя встречаться?
   - Правильно сделали, что пришли. Конечно, мы найдем решение вашей проблемы. Расслабьтесь, моя дорогая, вы слишком напряжены.
   - Я? Не... - нервно ответила Лиза.
   - А чем занимается ваш молодой человек? - спросил Марат.
   Лиза удивленно пожала плечами, и вдруг хмыкнула.
   - Ну, подрабатывает... Травку курит.
   - А вы?
   - Ну, пробовала эту дурь - чо-то не понравилось, - Лиза откинулась в кресле, почувствовав, как легкий холодок скользит по ее телу, постепенно переходя в приятное тепло.
   - А где ваши родители? - спокойно и ласково продолжал выяснять Марат.
   - Отца ваще не было, а вот мама... она... - Лиза споткнулась на слове и подняла свои большие глаза, которые мгновенно покрылись влагой.
   - Не волнуйся, девочка. Я понял. Тебе удобно?
   Лиза кивнула, все больше проваливаясь в приятную и теплую воздушную ванну, которая неожиданно образовалась вокруг нее.
   - Вы живете вдвоем с братом. Брат чувствует за вас ответственность, поэтому бывает строг. У вас это вызывает сопротивление, что вполне естественно. Но если немного изменить установку, если не реагировать с такой агрессией на опеку брата, то вполне можно найти выход из ситуации.
   - А как... это сделать? - пробормотала Лиза, погружаясь в гипнотический сон.
   - Я научу вас. Но для этого вам надо измениться самой... Вы должны развивать свой дух, а не плоть... Вы должны научиться управлять своими страстями, и не причинять боль другим. Это произойдет не сразу, но у вас еще будет время. Я научу вас. И мы вместе, рука об руку, пойдем к вершинам человеческого духа...
   Голос Марата звучал, как заклинание, но Лиза его уже не слышала, она парила над землей, над белыми перистыми облаками, напоминающими своим обликом таинственных и призрачных белых зверей...
   Марат замолчал, снова включил тихую музыку, и стал мысленно считывать информацию с подсознания Лизы.
  
   Денис, раскрасневшийся, возбужденный, ворвался в кабинет Протапова, прокричал.
   - Я поеду в торговый центр!
   - Отставить базар, - прервал его Протапов. - Ты с Тарасом и опергруппой отправляешься в пансионат. - Вольный, Радченко - срочно ко мне! - прогремел голос Протапова по селекторной связи.
   - Да поймите, Василий Матвеич, - Денис бил себя рукой в грудь, - у меня к этим проклятым террористам - свои счеты!
   - Знаю. Ты не можешь быть объективным. Поэтому и отправляю тебя в пансионат, - урезонивал Протапов, пытаясь сдерживаться.
   Тарас и Игорь Родченко уже стояли перед Протаповым.
   - В торговый центр, - упрямо повторил Денис.
   - На труп, твою мать! - заорал Протапов. - Это приказ, Лавров! Родченко с опергруппой - в торговый центр!
   Родченко козырнул и стремительно вышел из кабинета.
   Тарас тронул Дениса за плечо.
   - Поехали, Дэнь, теряем время.
   Денис стоял мрачный, не двигался с места.
   - Да пойми ты, в торговом уже наверняка фэ-эсбешники. Все равно они дело заберут, - бубнил в ухо Денису Тарас.
   У Протапова зазвонил телефон, он поднял трубку, коротко переговорил с кем-то. Посмотрел на ребят, сказал устало.
   - Они уже там. Но мы все равно должны отреагировать на вызов. Все. Быстро разъехались. Утром жду доклад.
  
  
   За окнами пансионата заметно стемнело. В номере Алины, в отличие от номера Андрея, не было все переворочено вверх дном. Алина сидела на диване и курила одну сигарету за другой. Она казалось спокойной, смотрела перед собой холодным, застывшим взглядом, и только слегка дрожащая рука с сигаретой выдавала ее волнение. Родион сидел рядом, обнимал ее и уговаривал ласково, как ребенка.
   - Аленький, ну, не надо так... Не держи в себе, лучше поплачь. Легче станет.
   - Легче не станет, - обреченно произнесла Алина и схватила очередную сигарету. - Скорей бы все закончилось. Как долго они не едут, черт подери!
   - Всего полчаса прошло. Сейчас приедут. Потерпи, я с тобой.
   - Как же все нелепо, - Алина затянулась сигаретой, выпустила тонкую струйку дыма. - Мы вчера поругались, а помириться уже не сможем.
   - Что-то не заметил, что вы были в ссоре, - Родион взял руку Алины, поднес к губам, - ты была такая красивая, Андрюшка - такой веселый, - на лице Родиона невольно появилась горькая гримаса.
   - Пир во время чумы... У него были какие-то проблемы, он скрывал, нервничал. Я чувствовала, но только злилась. И ничего для него не сделала.
   - Алинушка, родная. Не говори так. Ты подарила ему столько счастья...
   - Ладно, хватит меня утешать. Я сильная, выдержу.
   - Уж в этом я не сомневаюсь. Но даже такой сильной, как ты, бывает надо прислониться к другому сильному плечу, - Родион обнял Алину. Она на мгновение замерла в его объятиях, но быстро и резко отстранилась.
   - Посмотри, как там Нелька. Наверняка рыдает белугой.
   - С ней Боб. Думаю - справится.
   - Подружку свою поищи, а то еще приревнует. А я побуду одна.
   - Да ну ее к черту. Она здесь - чужая. Нет, я тебя не оставлю...
   Алина, смирившись, замолчала, откинулась на спинку дивана, прислонившись плечом к мощной груди Родиона, прошептала.
   - Родька-Родька, с тобой, правда, легче.
   - Вот так-то, - Родион положил руку на плечо Алине, осторожно прижал к себе. - Знаешь, я всегда думал - если кто из нас выживет, не смотря ни на что, будет жить вечно - это Андрюшка... Жутко будет его не хватать...
  
   Неля и не думала биться в истерике. Она целовалась взасос с Бобом в своем номере и тянула его в постель. Дверь они предусмотрительно заперли.
   - Нелька, ты сумасшедшая, - пытался сопротивляться Боб. - Не время сейчас.
   Неля нервно рассмеялась.
   - Как раз самое время! Папаши нет! Никто нам не помешает, не станет читать мораль...
   - Менты сейчас приедут, пойми. А мы тут... И вообще нехорошо это. Он там лежит на полу....
   - Господи! - Неля вдруг оттолкнула Боба, шарахнулась в сторону. - Какая же я дура! Несу какую-то хрень.
   - Не ругай себя, это у тебя нервное.
   - Прости, Боб. Знаешь, до меня еще не дошло, что отца... - Неля вдруг зашмыгала носом и залилась слезами.
   Боб ласково обнял Нелю. Она уткнулась головой ему в плечо.
   В коридоре послышались шаги и голоса подъехавшей опергруппы и персонала. Администратор Сергей объяснял и показывал, в каком номере произошло убийство.
  
   - Ну вот, приехали, - Боб взял Нелю за плечи, развернул к себе ее мокрое личико, посмотрел в глаза, - старайся держать себя в руках, не говори ничего лишнего, только отвечай на вопросы.
   Неля мотнула головой.
   - Угу...
  
   - Наконец-то, - вздохнула Алина, тоже услышав шум в коридоре.
   - Пойдем? - Родион подал Алине руку.
   - Здесь посижу. Сами позовут, - жестко ответила она.
   И тут же раздался стук в дверь.
   - Открыто, - крикнул Родион.
   На пороге появился оперативник Гоша.
   - Прошу всех пройти в холл, там с вами будет следователь беседовать.
  
   Денис, Тарас, эксперт-криминалист Петрович и еще двое оперативников - Вадим и Гоша, вошли в номер Глазунова.
   - Мда, - крякнул Тарас, оглядывая раскиданные в беспорядке вещи. - Как Мамай прошел.
   - Ничего не трогали? - строго спросил Денис администратора.
   - Нет, нас предупредили.
   Денис скользнул взглядом по раскрытому окну.
   - Похоже, убийца вошел оттуда, - отметил Тарас.
   - Или ушел.
   Оперативники принялись осматривать помещение в поисках вещдоков. И тут же обнаружили сотовый телефон.
   Денис подошел к трупу Глазунова, над которым уже склонился дотошный эксперт-криминалист.
   - Ну, что у тебя, Петрович?
   - Ножевое, проникающее. Рана вертикальная, продольная. Края гладкие.
   - Орудие убийства?
   - Имеется. Нож.
   - Отпечатки есть?
   - Да что он, дурак - автограф оставлять, - усмехнулся Тарас.
   - Не все убийцы - Сократы. И спешил он.
   - А вот представьте - наш как раз не из Сократов, есть пальчики, - Петрович подмигнул Денису.
   - Уже легче. Время смерти?
   - Ориентировочно - двадцать один - двадцать один тридцать, Дэня. Точнее скажу после экспертизы.
   Петрович ловко, профессиональным движением извлек нож из раны.
   - Ни хрена себе - ножичек! - ахнул Тарас.
   - Да, ножик специфический, похож на средневековый кинжал, - со знанием дела предположил Петрович. - Мне такие не попадались, - Петрович аккуратно упаковал орудие убийства в специальный пакет, - не простой, видно, убийца.
   - Кинжал - антиквариат, или подделка? Что скажешь, Петрович? - с интересом спросил Денис.
   - Ну, конечно, новодел, Дэня. Настоящий антиквариат бешеных денег стоит. Но работа неплохая.
   - Узнать бы, где такие штуки делают.
   - Экспертизу сделаем, состав металла выясним, я в своих талмудах покопаюсь, может, какую-то зацепку получим.
   - Спасибо, Петрович.
   Петрович продолжал обследовать труп. Извлек из кармана пиджака сотовый телефон. Проверил входящие и исходящие вызовы.
   - А убиенный любил поговорить, - констатировал Петрович.
   - Когда говорил последний раз?
   - В 19.45.
   - То есть, часа за полтора до убийства.
   - Выходит, так.
   - Приобщай к вещдокам, - Денис обратился к оперативникам, - работайте, а я пойду с народом беседовать, - и направился к выходу,
  
   Гоша уже собрал и рассадил в холле участников происшествия.
   Алина, Родион и Неля с Бобом сидели на диване, на небольшом расстоянии друг от друга, молчали.
   В стороне на стульях уселись администратор Сергей, метрдотель, повар, трое официантов, горничная, и носатый подсобник Шитов, который, как выяснилось, занимался фейерверком на празднике. У колонны навытяжку стоял охранник. Все они были мрачными и тоже молчали. Четверо музыкантов и пятеро цыган расположились на ковре, прямо на полу, отнюдь не выглядели подавленными, и оживленно переговаривались между собой.
   - Прошу соблюдать тишину, и оставаться на местах, - строго произнес Гоша.
   Подошел Денис.
   - Все здесь?
   - Родители сейчас придут, - произнес Боб. - Мать приводит отца в порядок, то есть - в чувства, ему нехорошо.
   - Нужен врач? - спросил Денис.
   - Да нет, сами справятся...
   - Хорошо, тогда начнем пожалуй... с вас - Денис уперся взглядом в Родиона, и не дождавшись его согласия, пошел в дальний угол ресторана.
   Усевшись за стол, он достал бланк протокола, положил на журнальный стол перед собой, включил диктофон. Родион уселся напротив, и положил на стол свои большие руки.
   - Прежде всего, Родион Михайлович, я хотел бы знать - кем каждый из вас приходится убитому? И по какому поводу вы тут собрались?
   - Это долгая история. - после секундной заминки произнес Родион.
   - А я никуда не тороплюсь. - пожал плечами Денис. - Но если расскажете вкратце - буду благодарен.
   - Ммм... Я могу рассчитывать на вашу деликатность и тактичность?
   - Не интригуйте, Родион. - Денис на секунду перестал заполнять "шапку" протокола опроса. - В интересах следствия я прям-таки обязан хранить молчание.
   - Ничего такого сильно тайного вы и не услышите. - вздохнул Родион. - Ну что ж ... Мы познакомились, так сказать... когда деревья были еще большими...
  
   ...Семья Глазуновых переезжала в новую квартиру. Маленький Андрюшка помогал родителям таскать большие тюки. Что и приметили толстый Родя и тщедушный прыщавый Пашка. Они как раз собирались погонять мяч во дворе, а тут такое событие - новые соседи заезжали в их дом. Слово за слово - познакомились с Андрюшкой. И с тех пор не расставались - всегда втроем. Втроем грызли гранит науки в ближайшей школе. Втроем ходили на футбольные матчи, гуляли, веселились. Росли... Даже в ментовку подростками попали вместе, за распитие пива в парке. Причем Пашка не пил - он же спортсмен, но бросить друзей не по-товарищески. Они были такие разные: нервный, взрывной мечтатель Родион, шустрый исполнительный добряк Пашка и Андрюха - хитрый, умный, изобретательный организатор. Они все делали вместе. И в футбол играли, и кино снимали на старенькую видеокамеру.
   К десятому классу у них была уже целая фильмотека из короткометражек. Когда Пашку заметили тренеры одного московского футбольного клуба, он рыдал. Не столько от радости, что спортивная карьера обрисовывается в нечто очень осязаемое и прекрасное, а от того, что теперь у него совсем не будет времени участвовать в волшебном деле создания настоящего кино.
   После школы Родька, прихватив их фильмотеку, рванул в Институт кинематографии, учиться на режиссера. Пашку за выдающиеся заслуги в футболе "поступили" в Институт Физкультуры, а Андрей... оказался в медицинском, на стоматологическом факультете, справедливо рассудив, что миром правит "злато". А кто у нас одни из самых обеспеченных людей? Правильно - зубники. Никакие катаклизмы в государстве, никакие мировые кризисы не отражаются на дантистах - они всегда более чем сыты, одеты и при деньгах.
   Кстати сказать, Андрей не отличался большими знаниями в тонком деле врачевания, но зато умел отлично организовывать талантливых людей. Поэтому с кровью вырвав диплом из профессоров стоматинститута, быстренько пристроил трех краснодипломников в хорошие поликлиники и поставлял им богатых клиентов. За солидный процент, естественно.
   К двадцати четырем годам друзья были "в полном шоколаде": на Андрея работали уже шесть блестящих дантистов, Родион успешно снимался в кино (с режиссурой не сложилось) и его узнавали на улицах, а Пашка заслужил звание лучшего форварда сборной страны и в своих кругах был знаменитостью.
   К тому же он решил жениться... И невесту ему нашел Андрей. Просто привез знакомую девицу на вечеринку. Пашка отчего-то в тот вечер сильно напился, и Андрей попросил Катю довезти его до дома на такси.
   Уже через две недели хмурый Пашка собрал друзей в ресторане и огорошил новостью - Катя беременна. От него. Аборт невозможен - у нее резус-фактор, к тому же не москвичка. Андрей включил всю мощь своего убедительного дара и уговорил-таки Пашку окольцеваться: девица страшна, как атомная война, поэтому будет сидеть дома при ребенке, давая Пашке полную свободу. А "экстерьер" - дело поправимое. Пластическая хирургия не стоит на месте, и Андрей в этом деле поможет.
   И обещание сдержал. Правда, через десять лет, но сдержал.
   А уже в середине лета 1991 года под сводами храма Святой Богородицы Андрей держал на руках месячного Борьку и улыбался тихим шуточкам Пашки и Родьки. Окрестить настояла Катя - слишком слабенький был Борька. Роды были внезапные, тяжелые, Катя еле доносила до семи месяцев. Борька плохо ел, и постоянно спал. Андрей сам вызвался быть крестным. Пашка не возражал.
   Жизнь была прекрасна и полна чудесных событий впереди.
   Но не знали друзья, что в августе именно этого года могучий сибиряк со своей командой круто изменит не только их судьбу, но и судьбу России.
   В мгновения ока в стране стало нечего жрать, никто не лечил зубы за деньги и не снимал кино. Полная разруха и разорение.
   И именно в этот год друзья поссорились впервые за пятнадцать лет дружбы. Поссорились круто и надолго.
   После развала Союза, Андрей недолго грустил над крахом своего маленького, но доходного дельца. Какая ерунда! Любая революция - это возможность сделать свои деньги. Глазунов спинным мозгом, восьмым чувством даже в плохих переменах видел выгоду. Чего нельзя было сказать о Родьке и Пашке. Они размазались, раскисли, и роняли слезы над обломками своих надежд. И никакие силы, никакие уговоры и здравая логика Андрея не смогли сдвинуть их с места. Как они не понимают? Деньги лежат под ногами! Можно организовать видео бар, можно кататься в Турцию и перепродавать шмотки, можно открыть казино, можно придумать черт знает что - ведь в стране абсолютное беззаконие - лови момент и ты в дамках. Но, увы, друзья не слышали его.
   Андрей сдался и ушел творить свое будущее в одиночку.
   Родион быстро женился на дочке видного режиссера и стал влачить незавидную жизнь нахлебника при гении.
   А Пашка тривиально запил. И на одной из тренировок сломал ногу. Да так, что его тут же вышвырнули из спорта. Денег нет, работы нет. Откуда Катя доставала средства на жизнь семьи, он предпочитал не знать. Скорее всего помогали родители.
   Но время неумолимо бежало. Страна поднималась из руин, как впрочем всегда выздоравливает наша родина.
   Родион попал в струю и с середины девяностых снимался в сериалах (помогли связи бывшего тестя), а потом сам сел в кресло режиссера, раза три женился и разводился. А Пашка... Пашка работал тренером в спортивной школе. Катя пристроила "через знакомых".
   Андрей крутился ужом, сколачивая себе капитал для крупного бизнеса. И когда уже почти был готов открыть небольшой пивной заводик, попал в крутую переделку. Потерял все, да еще остался должен людям страшным и опасным. Необходимо было выкручиваться. И Андрей нашел выход. Правда, за это нужно было пожертвовать свободой, но сделка стоила того. Андрей женился.
   Но он скучал по своим друзьям. По странному стечению обстоятельств, этот жесткий расчетливый мужчина почему-то питал нежность к друзьям детства.
   Он появился неожиданно, шумно и весело, как может появиться только Андрей. Борьке тогда исполнилось четыре года. Паша с Катей и Родионом готовились к застолью, как тут раздался дверной звонок. Распахнув дверь, Родион был снесен толпой цыган с гитарами вперемешку с клоунами. Последним зашел Андрей с темноволосой девушкой Алиной - его женой. И начался праздник.
   С тех пор день рождения Борьки - красный день календаря. Что бы ни случилось, какие бы планы не были у друзей - Андрей неизменно организовывал праздник.
   Так было всегда...
   Так было и сегодня...
  
   ...- Сегодня Бобу 21 год. Вот Андрей нас и собрал, как всегда, на праздник. - глухо закончил Родион. - Вроде бы и всё.
   Денис дописал предложение, и откинулся на стуле.
   - Где вы были с девяти до десяти часов?
   - Здесь. Не отлучался ни на секунду, - четко ответил Родион. - Плясал с цыганами, потом трижды пел "Очи черные", затем цыганка в красной юбке гадала мне по руке. А потом вбежал администратор и проорал, что Андрея убили.
   - Похвальная детализация.- усмехнулся Денис.
   - Я режиссер. В моей фильмографии два сериала о буднях ваших коллег. Поэтому... сами понимаете...
   Денис кивнул и отпустил Родиона, попросив позвать Алину. Родион заволновался, попросил слишком не мучить Алину - ей и так тяжело. Денис никак не отреагировал на его реплику.
   Алина подошла, села и тут же закурила. Внешне была абсолютно спокойна. Только мертвенно бледные губы и дрожь тонкой сигареты в пальцах выдавали крайнюю степень напряжения.
   - Вы обнаружили тело мужа? - спросил Денис.
   - Да, я обнаружила мужа, то есть - его тело... - И Алина принялась рассказывать, как это произошло.
   Денис слушал внимательно, делал записи в протоколе, задавал вопросы, уточнял время, когда Глазунов покинул ресторан.
   Дениса отвлек шум. Он повернулся к выходу. Тарас вел под руку Павла, за ними семенила Катя.
   Тарас усадил Павла на стул. Прошел к Денису, наклонился над ухом.
   - Еле приволок, - шепнул Денису Тарас. - Этот Фомичев, похоже, еще не протрезвел.
   - Родька! - проорал Павел. - А где твоя бля... Ой, сорри... Блон-дин-ка?!
   - А действительно? - вскинула бровь Алина. - Родион, где Марго?
   - Кто такая Марго? - тут же "принял стойку" Денис.
   - Это я, - раздался голос позади Дениса.
   И в проеме боковой двери показалась Марго. Денис повернулся, взглянул на неё и... умер.
   Вернее, ему так показалось. Потому что взгляд этих огромных голубых глаз пробил насквозь и засел где-то под грудиной. "Отставить! - приказал себе Денис. - Что за фигня?"
   И уже через секунду Денис с радостью выдохнул: наваждение длилось ровно секунду, потому что эта Марго открыла рот и трещала без умолку минут десять, делясь с обществом своей реакцией на "этот кошмар-кошмар" и подробно объясняя "что после этого ужаса надо было принять ванну и по новой красить морду лица"
   - ...И вообще, это какой-то полный бардак. Лежу я в ванной, а за окном машины ездиют и ездиют, ездиют и ездиют...
   - Марго, заткнись ради Бога - проорал Родион.
   - Да что ж такое, - возмутилась Марго, - слова уже сказать нельзя! Товарищ полицейский, это просто дис... дис... дискредитация какая-то, вот!
   - Вы, видимо, имели в виду - дискриминация, - раздраженно поправил Денис - прошу вас, не мешайте работать.
   - Ну и пожалуйста. - Марго надула губы и села рядом с Родионом, при этом эффектно сложив длиннющие ноги и стрельнув глазами в Дениса.
   "Блондинка - это диагноз. Банально, но факт" - Денис отчаянно вздохнул.
   Тем временем цыгане и музыканты начали ворчать - мол, такими темпами до нас только к утру доберутся. Придется всю ночь здесь торчать! Их снова призвали соблюдать тишину.
   Денис и Тарас разделились. Пока Денис допрашивал Павла и Катю, Тарас беседовал с Нелей. Неля совсем раскисла, то и дело всхлипывала, принималась реветь, Тарас терпеливо ждал, пока она вытрет очередную порцию слез, продолжал задавать вопросы. Неля отвечала односложно, больше кивала, и вскоре Тарас отпустил ее и принялся за Боба.
  
   Денис аккуратно попросил Павла говорить по существу, попросил рассказать о вечеринке - произошло ли на ней что-то, на что Павел обратил внимание. И тут Павел вспомнил одну существенную деталь. Андрей покинул ресторан после того, как получил сообщение на автоответчике своего мобильника о каком-то важном звонке. Но кто звонил, Павлу было неизвестно - Андрей ничего не сказал, просто удалился со своим телефоном, и больше Павел его не видел.
   Денис живо заинтересовался этим звонком, поручил Гоше сделать запрос оператору сотовой связи о входящих и выходящих вызовах Глазунова, и продолжал опрашивать собравшихся. Он уточнял, в каких отношениях каждый был с Глазуновым, просил всех вспомнить, когда они видели Андрея в последний раз. Никто точно сказать никто не мог - все путались во времени.
   - Не мудрено, - вставил реплику Павел, - к тому моменту все уже порядком набрались.
   - Не суди по себе, - шикнула на него Катя.
  
   Не смотря на путаницу и разногласия в показаниях, примерно через два с половиной часа у Дениса выстроилась довольно стройная и подробная картина происшествия, в которой пока оставалось еще много неизвестных и непонятных звеньев. Сделав перерыв в опросах, Денис стал обсуждать с Тарасом полученную информацию. И тут заметил блондинку Марго, которая подошла неслышно и прислушивалась к их разговору.
   - Вы что-то хотели? - сухо спросил Денис.
   - Ой, ну интересно же! Я вот собираюсь артисткой стать, может, в детективах сниматься буду. А тут - такой детектив, аж дух защемило!
   - Идите и не мешайте работать, пока вам еще что-нибудь не защемило! - не сдержавшись, рявкнул Денис.
   Марго замолчала, но с места не сдвинулась. Тарас крепко взял ее за локоть, развернул и тихонько подтолкнул.
   - Вам - туда! Еще увижу...
   - Да ладно, мальчики, чего такого, - Марго передернула плечиками и гордо направилась к дивану, на котором сидел Родион.
   - И за что нам Господь послал эту идиотку! - возмутился Денис ей в след.
   - А она - ничего, - подмигнул Тарас.
   - Когда спит лицом к стене, - проворчал Денис, - ладно, на чем мы остановились?
   - На убийстве.
   И они снова стали обсуждать то, что было известно на данный момент.
   Убийство произошло в разгар вечеринки, труп Глазунова нашла в номере его жена Алина. Орудие убийства в наличии. Отпечатки на нем имеются, вероятно - убийцы. Мотив убийства пока не ясен. Что ж - это вопрос времени.
   Произошло убийство в 21.30. Время было установить не сложно - оно по показаниям Алины совпадало с началом праздничного фейерверка. Исчез из ресторана Глазунов приблизительно за сорок минут до этого, выяснив, что кто-то звонил ему на сотовый. Важный звонок - как отметил Фомичев.
   Последним Глазунова видел администратор Сергей, когда тот проходил к лифтам. Вероятно, убийца проник в номер Глазунова через окно, и, совершив убийство, тоже выпрыгнул через окно.
   - Если бы он прошел через холл, администратор его бы засек, - размышлял Денис.
   - Логично. Поэтому он просто вышел в окно. - Тарас устало вздохнул. - Много еще не опрошенных осталось?
   - Повар, двое музыкантов и подсобный рабочий, - Денис посмотрел на друга, - у тебя глаза красные. Я сам закончу, а ты передохни.
  
  
   Тарас устало развалился на кожаном диване холла, наслаждаясь прохладой кондиционера. И вздыхал, оглядываясь на окружающую красоту. Он в такой клуб разве что мог попасть только по работе. Даже если сложить всю годовую зарплату оперативного работника, хватит ровно на "приехать, походить по территории и выпить пару пива в баре".
   - Может, чего-нибудь хотите? - от грустных раздумий Тараса отвлек администратор Сергей.
   - Хочу. Наследство американского дедушки. Ну или богатую любовницу на худой конец.
   - А почему любовницу, а не жену?
   - Потому как "она другому отдана и будет век ему верна" - вздохнул Тарас. - Минералочки. Если можно.
   Сергей кивнул и испарился.
   Тарас повернулся и вновь поглядел на немногочисленных сотрудников пансионата: толстый повар вертел в руках большой колпак, три официанта тихо переговаривались в сторонке. Водитель в форменном кителе курил в открытое окошко, откровенно зевая. Тарас его понимал - бессонная ночь, хмурое утро.
   Рация, стоявшая на столе, призывно зашуршала.
   - Ну, порадуй меня, Гошик! - попросил Тарас коллегу, врубив рацию.
   На другом конце пансионата, в доме охраны, Гоша рассматривал перед собой стену, увешенную множеством мониторов. На каждом из экранов застыла картинка определенного участка территории.
   - Мимо, Тарас. Тут такое видеонаблюдение - мышь не проскочит. Да и скрытая сигнализация по периметру. Такую бы охрану да на границу нашей родины. - Гоша печаль покачал головой. - Прокрутили весь вечер до "сейчас" - ни-че- го. Никто не входил, никто не выходил. Ты понимаешь, что из этого следует?
   - Не дурак. - хмуро отчеканил Тарас. - Давай мухой сюда.
   Тарас отключил рацию, и выдернул сотовый телефон.
   - Денька. - хмуро сказал он в трубку. - Похоже убийца еще здесь. Тут видеонаблюдение, как в американском боевике...
   Тихо зашуршали стеклянные двери на электронном ходу, и из ресторана вышла Катя.
   - Вы куда, милейшая? - Тарас оторвался от телефона.
   - Я хотела бы переодеться. Лавров мне разрешил.
   - Я провожу вас.
   - Не надо, я справлюсь сама.
   - И все-таки.
   Они поднялись на лифте на третий этаж. Катя остановилась около своего номера. Открыла дверь. Тарас отодвинул Катю в сторону и скрылся в глубине номера.
   Через пару секунд он вышел.
   - Можете переодеться. Я вас тут подожду.
   Катя кивнула и закрыла за собой дверь.
   Тарас оглянулся. Мда, не пожалел Глазунов денег на обстановочку. Тарас прошелся по коридору к лестнице, рассматривая репродукции картин, развешанные на стенках.
   - Интересно, это подлинники? - с лестницы поднимался Гоша.
   - Мой юный друг... В таком случае входной билет в этот клуб стоил бы как хорошая иномарка.
   И в этот миг раздался отчаянный женский крик.
   Тарас и Гоша, выдирая на ходу оружие, ринулись к номеру Фомичевых.
   Выбив ногой двери, Тарас влетел в комнату, выставив напряженную руку и пистолетом.
   Катя сидела на полу и выла над пустой шкатулкой.
   - А-а-а-а! Мой жемчуг... Мой жемчуг... а-а-а-а...
   - Так... Дамочка. В чем дело? - Тарас навис над Катей, пока Гоша молнией метался по двухкомнатному номеру.
   - Чисто, - отрапортовал Гоша.
   Тарас спрятал оружие.
   Катя выла и выла на одной ноте. Наконец, Тарасу это надоело, он оглянулся и схватил графин с водой.
   - Заранее дико извиняюсь. - сказал он и опрокинул воду на изысканную прическу Кати.
   Вой тут же перешел на визг.
   - Охренел?!! Что ты себе позволяешь?
   Тарас дернул Катю за плечи и поставил на ноги.
   - А теперь четко и медленно - что случилось?
   - Мои бусы. И кольцо... Сапфир, двенадцать бриллиантов. Андрюша подарил. На рождение сына.
   - У вас пропали драгоценности?
   - Да-а-а.... - новый виток истерики уже плескался в черноте её глаз.
   - Спокойно... Спокойно, я сказал!!! - Тарас хлопнул в ладоши перед носом Кати. - Сейчас мы сядем вот в это кресло и успокоимся. Гоша! Быстро к Денису и поднимай сюда фигурантов. Пусть свои шмотки проверят. - бросил Тарас через плечо. - Сдается мне, там тоже хозяева не досчитаются цацок. - Он внимательно посмотрел в лицо Кате. - Как вы обнаружили пропажу?
   Перескакивая с пятое на десятое, Катя объяснила: шкатулка стояла на туалетном столике и она не сразу заметила, что её нет. Нашла открытой около шкафа, когда искала во что переодеться.
   - Что еще пропало?
   - Больше ничего. Кому нужны мои шмотки? Хотя...- Катя вскочила и резво бросилась к шкафу. Распахнув створки, она ринулась к красной коробке. Откинув крышку, она с облегчением вздохнула.
   - На месте. Мои милые....
   Тарас с удивлением наблюдал, как Катя с благоговением вынула из коробки... ярко-красные босоножки.
   - Эксклюзив. Две тысячи евро. Последняя коллекция Гальяно.
   Тарас чуть не выматерился. Две штуки за три ремешка? Куда катиться мир?
   - Так, милейшая. Возьмите какую-нибудь кофточку и спускайтесь в холл от греха подальше.
   Катя аккуратно, словно реликвию, вернула босоножки в коробку, подхватила шаль и выбежала из номера.
  
   Убийца неплохо поживился: у Алины пропало колье и дорогой старинный браслет, Родион сокрушался по утрате массивного платинового портсигара, Марго так и не нашла изумрудные сережки, а Боб не досчитался своего Роллекса. Только у Нельки ничего не пропало - яркая бижутерия хоть и стоила не мало, но на миллионы не тянула.
   Денис медленно оглядел присутствующих. Ресторан выглядел плачевно: пятеро цыган расселись прямо на полу, Павел утешал плачущую Катю, Родион под испуганным взглядом Марго, курил одну за одной, а Неля крепко сжимала руку Боба. Администратор Сергей ходил от одного к другому с графином воды и подносом бокалов.
   - Кольцо... На руке у Андрея печатка с бриллиантом. - Алина отмахнулась от предложенной Сергеем воды, и подняла на Дениса воспаленные глаза.
   Денис повернулся к Тарасу. Тот отрицательно покачал головой.
   Денис отошел в сторону. Тарас приблизился к другу.
   - Похоже на ограбление, старик. Картинка славная выходит. - Тарас вынул пачку сигарет. - Ворюга "работал" номера, а Глазунов не вовремя решил поболтать по телефону. Ну и оказался не в том месте, не в то время.
   - Вы бы вот этих проверили! - Родион тыкал сигаретой в цыган. - Это же цыгане!
   - Мы такие же цыгане, как ты папа римский. - устало проговорил усатый гитарист. - Тебе диплом Щукинского училища представить? Мы актеры!
   - Кстати, вот она тоже актерка! - взвизгнула Неля в сторону Марго. - Вот они и сговорились папу убить!
   Марго вылупила голубые глаза и только открывала рот.
   - Да что ты мелешь, Нелька? Ей до актрисы, как мне до звезд! Дешевая давалка, и только! - загрохотал Родион.
   - Так какого хрена ты всякую шваль сюда тащишь? Каждый год одно и тоже! - поддался истерии Боб.
   - Это кто давалка? Это я давалка? Да вы все тут уроды! - не осталась в долгу Марго.
   - Так! Замолчали все! - рявкнул Денис. - Тарас, если из пансионата никто не выходил, то убийца еще тут. И драгоценности тут. Надо проверить всё еще раз. Возьми администратора - пусть все покажет.
   Тарас кивнул Сергею, и они вместе вышли из ресторана.
   - А вы... - развернулся он к компании. - Сидеть и никуда не рыпаться. Мне тут еще одного трупа не хватало.
   Денис направился к выходу и столкнулся в дверях с Гошей. В руках у него белела длинная распечатка телефонных звонков Глазунова.
   Денис взял распечатку, быстро просмотрел. Вдруг глаза его округлились.
   - Гоша, быстро позови Петровича. Мне нужен телефон Глазунова! Скажи - срочно.
  
  
   Тарас с опером Вадимом и администратором Сергеем уже почти час обследовали подсобные помещения пансионата. Обшарили кухню, но никаких признаков убийцы и награбленного не обнаружили. Вышли в коридор.
   - Надо будет еще бассейн проверить, - деловито сказал Вадим, вытирая пот с лица.
   Тарас хмыкнул.
   - Думаешь, он там в водолазном скафандре прячется? С бабками и драгоценностями? Или ты сам захотел искупаться?
   - Вот это - в самый раз.
   - Обломаешься, пошли дальше. Что у вас еще есть? - Тарас обернулся к Сергею.
   Сергей толкнул дверь и взору Траса с Вадимом открылся длинный коридор. Тарас с тоской посмотрел на ряд дверей в коридоре, толкнул первую попавшуюся дверку, посветил фонариком, нашел выключатель, включил. Взору оперативников предстала небольшая невзрачная комнатенка. В ней была только кровать, аккуратно застеленная пледом, видавший виды шкаф и тумбочка, на которой стоял обшарпанный электрический чайник. Рядом красовалась черная бейсболка с фирменной нашивкой "Пансионат "Кострово"".
   - Чья конура? - спросил Тарас.
   - Подсобного рабочего. Он недавно у нас работает. Фамилия...Секунду.
   Сергей выдернул из кармана смартфон, пробежался по кнопкам.
   - Шитов Валерий.
   - И где он? Судя по обстановочке, товарищ тут проживает.
   Тарас взялся за дверцу шкафа, она со скрипом открылась. Внутри висела только форменная рабочая одежда, на полках лежало аккуратно сложенное белье и еще кое-какая незамысловатая одежда. Тарас стал проверять карманы - все они были пусты.
   - У нас многие тут живут, - доложил Сергей. - Но Андрей Сергеевич таких сотрудников сегодня отпустил в город, выдав небольшую премию.
   Вадим протянул руку к кепке, нечаянно прижав кисть к чайнику.
   - Да? А чайник теплый...
   Тарас замер перед распахнутым шкафом и повернулся к Вадиму. Повисла напряженная тишина. Так знакомая Тарасу. Именно в такой звенящей тишине у Тараса обострялась интуиция. И всегда происходило что-то очень важное...
   - Вадя... - голос Тараса стал упругим и холодным. - Тумбочку проверь...
   Вадим перебрал содержимое тумбочки - пусто. Тарас сделал шаг и... одним движением сдернул постель с кровати.
   На деревянной основе лежал полиэтиленовый пакет, через который был виден увесистый красный бархатный мешочек и пачка денег.
   Тарас нагнулся, кончиками пальцев выдернул из пакета бархатный мешочек и вытряс из него содержимое. Драгоценности вспыхнули в тусклом свете потолочной лампочки россыпью бриллиантовых искр.
   Вадим, Тарас и Сергей замерли... Именно поэтому скрип половицы обрушился на них, как церковный колокол.
   - Это... он! - прошептал Сергей.
   Тарас обернулся... В дверях стоял невысокий парень. На бледном лице горбатый нос казался уродливо огромным.
   Тарас секунду смотрел в глаза парню. На миг Тарасу показалось, что на него смотрит манекен в витрине. Только у этих пластиковых кукол такие бездушные, стеклянные глаза...
   Но в следующую секунду, парень повернулся на каблуках и исчез.
   - Шитов, стоять!!!
   Тарас рванул из конуры в коридор, но тот уже был пуст.
  
   Денис стоял в холле у телефона-автомата, с которого Петрович снимал отпечатки, и держал в руках дорогой сотовый телефон Глазунова, сверяя время поступивших звонков с распечаткой.
   - Что же получается. Последний звонок был отсюда. За час до того, как жена Глазунова обнаружила труп. А в телефоне этого вызова нет.
   - Убийца и стер - ясное дело, - не задумываясь, вставил Гоша. - Заманил Глазунова, убил, и стер в его мобильнике звонок...
   - Зачем убийце было заманивать в номер Глазунова? - скривился Денис. - Нет никакой логики. Он просто воспользовался ситуацией. Пока все гуляли в ресторане, прокрался в номера, хотел поживиться деньгами и драгоценностями, и благополучно свалить. Нет, это кто-то другой звонил.
   - Сообщник? - оживился Гоша.
   - Не знаю, но тут что-то явно не просто. Гоша, пойди, проверь, как там задержанные. Наверное, рвут и мечут.
   Гоша направился к ресторану.
   - Петрович, есть что-нибудь? - с надеждой спросил Денис.
   - Работаю. - Петрович продолжал возиться с телефоном. - Братцы, а если вызов стер сам Глазунов?
   - Возможно, но зачем? - Денис уставился на Петровича. - Давай свою версию.
   - Не хотел, чтобы знали, что ему кто-то звонил из холла. От жены хотел скрыть, например. Предположим, кто-то назначил ему встречу в номере, тайно от всех, может быть - любовница. А убийца тем временем уже был в номере Глазунова, и вовсю шмонал. Тут зашел Глазунов, произошла драка, в итоге грабитель убил Глазунова и сбежал.
   - Думаешь - произошла накладка? - с интересом спросил Денис.
   - Ну да. Тот, с кем должен был встретиться Глазунов, подошел, услышал крики в номере, и затаился. А потом, возможно, заглянул, увидел труп, но ничего никому не сказал, поскольку их встреча была тайной.
   - Интересная версия. - Денис некоторое время молчал, вдруг произнес задумчиво, - если кто-то специально заманил Глазунова в номер в разгар вечеринки, то, возможно, это было не просто ограбление... Это вообще подстава, инсценировка. А если его заманили специально, чтобы убить? И убийца никуда не сбежал, он здесь. Ведь камеры показали, что никто из пансионата не выходил.
   - Да, умен ты, Денис, не по годам, - с улыбкой сказал Петрович, укладывая в чемоданчик свой рабочий инструмент. - А отпечатков на телефоне нет. Вообще никаких. Похоже, их тщательно стерли.
   - Как и звонок из мобильника Глазунова, - с досадой произнес Денис. - Пойду, опрошу всех.
   Он сделал шаг по направлению к ресторану, но что-то темное мелькнуло в стекле огромных, от пола до потолка, окон. Какой-то человек спрыгнул со второго этажа и, резво побежал по дорожке к теннисному корту. В предрассветной дымке ясно была видна его спина.
   Денис среагировал сразу. Он пролетел автоматические стеклянные двери и бросился вслед за человеком. Краем глаза увидел Тараса, который обгонял человека слева, сжимая в руке пистолет.
   - Шитов - стой! Стой, стрелять буду!
   Тарас заметил Дениса.
   - Денис - это он! Мы нашли драгоценности!
   Шитов обогнул полицейский Форд, проскочил корт, и скрылся за высокими кустами. Денис и Тарас подбежали к ним.
   - Черт! Где он? Упустим! - Тарас метался, пытаясь прорваться сквозь кусты, но они росли так плотно, что было не понятно, каким образом их прошел Шитов.
   Неожиданно раздался звук заводимого мотора.
   - Это он! Тарас, в машину! Немедленно!
   Тарас развернулся и побежал к Форду, на ходу выдергивая ключи. Денис оглянулся - из-за кустов вылетел старенький Опель, сделал крутой вираж и выскочил на дорогу, которая вела к пункту охраны на выходе из пансионата. Шитов впился руками в руль и выжимал из машины все что мог.
   Около Дениса на мгновение остановился Форд, Денис запрыгнул на пассажирское сидение.
   Опель на всем ходу снес шлагбаум пункта охраны, и вылетел на трассу. Старый, но как оказалось, шустрый автомобиль, стремительно набирал скорость.
   Следом за ним мчался "Форд". Тарас отчаянно жал на газ, но расстояние между машинами не сокращалось, а увеличивалось.
  

ххх

  
   В густом, непроходимом на взгляд лесу, за высоким забором бетонным открывалась большая территория.
   На красивой, зеленой поляне молодые люди в белых одеждах совершали коллективный магический ритуал. Они неторопливо двигались вокруг огромной статуи некоего божества с солнечным диском в руке, образуя живое кольцо, вздымали вверх руки, останавливались, отпускали земные поклоны божеству, и снова продолжали свое ритмичное движение.
   - О великий и всемогущий, укажи нам путь к свету! - произнес один из участников ритуала.
   - Подари нам свет своей мудрости! Укажи нам путь! - подхватил другой.
   - Мы верные волки твои! Мы пойдем по твоему пути, по солнечному лучу твоему! Не собьемся и не оступимся. Защитим нашу землю священную, и не прольется кровь! И не свершатся злые дела! - прозвенел девичий голос.
   - Укажи нам путь! Укажи нам путь! Укажи нам путь! - повторили все вместе стройным хором. Защитим нашу землю священную! Не прольется кровь, не прольется кровь...
   - Я услышал вашу молитву, верные волки мои! - отозвался далекий низкий голос. - Да будет так!
   - Слава великому Хорсу! - восторженно закричал белокурый юноша.
   - Слава! Слава! Слава! - подхватили все.
   - Слава учителю нашему!
   - Слава!
   К молодым людям и девушкам подошел крепкий мужчина лет сорока, обратился ко всем.
   - Друзья, братья и сестры, вы славно провели ритуал. Учитель был бы доволен вами.
   - А когда он приедет, господин Советник? - спросил светловолосый юноша.
   - Учитель очень занят, но он всегда помнит о нас, и всегда с нами.
   - Я тоже очень жду Учителя, у меня столько к нему вопросов! - воскликнула худенькая, невысокая девушка.
   - Учитель прибудет в ближайшее время, возможно - завтра. Но если хочешь, обсудим твои вопросы сейчас, не дожидаясь Учителя, - мягко сказал советник. - Может быть, мы вместе найдем ответы. Ты ведь знаешь, я отвечаю за вас перед Учителем, и мой долг - помогать вам в любых ситуациях.
   - Спасибо, господин Советник, но мои вопросы терпят.
   - Ну, хорошо. Все могут разойтись, до отбоя - ваше личное время, - обратился советник к юношам и девушкам. - Завтра в десять часов тренер будет ждать вас в спортзале.
   Юноши и девушки попрощались с советником и разбрелись группками по огороженной территории, на которой виднелись за деревьями небольшие постройки.

ххх

  
   По проселочной дороге мчались две машины. Солнце набирало свою мощь и слепило Тарасу прямо в глаза - не спасал даже защитный щиток.
   - Давай-давай, Тарас, милый. Уйдет ведь сука! - орал Денис в салоне полицейского Форда.
   - Не дергайся, командир! Если в пролесок не свернет - на мост выкатит. Больше ему некуда.
   - Рисковать не будем.
   Денис нырнул в открытое пассажирское окно.
   - Куда, придурок. Я ж не могу одновременно... Аа-а-а, черт!
   Форд кидало из стороны в сторону. Денис, высунувшись на полкорпуса, на полном ходу прицеливался в машину убийцы.
   Выстрел, другой... Заднее стекло шитовской машины вмиг покрылось мелкой паутиной трещин.
   - По колесам! По колесам, Денька!
   - Не учи ученого.
   Неожиданно машина Шитова дернулась на придорожном гравии. Под визг тормозов автомобиль развернулся почти на весь корпус. Но водитель был профи. Выровняв машину, он вырвался на широкую ленту моста.
   - Попался, малыш. Здесь мы, а в конце местные менты перехватят в коробочку. Давай, Тарас, можешь сбавлять скорость. Никуда он уже не денется. - Денис вновь сидел на пассажирском месте.
   За стеклом пассажирского окна мелькала серость бетонного ограждения.
  
   Шитов уверенно вел машину. Спокойное лицо не дергалось ни одним мускулом, лишь белые костяшки пальцев, крепко сжимающие руль, выдавали крайнее напряжение.
   Шитов изредка бросал короткий взгляд в зеркало дальнего вида. Скорее по привычке, нежели по необходимости. Мелкая паутина разбитого заднего стекла не давала возможности разглядеть, что было сзади. Но оглушительный вой сирены был лучше всяких подтверждений. Полицейский Форд висел на хвосте.
   Проклятый гравий. Из-за него чуть не вылетел в кювет, но вывернулся в последний миг. При этом потерял долю секунды и проскочил поворот в лес. Всё. Надо любыми путями вырвать на шоссе. И там... Быть может... Если Бог даст...
   Но неожиданно Шитову показалось, что звук воющей сирены стал раздваиваться. Так и есть... Два бело-синих полицейских Уазика мчались по встречной полосе.
   Шитов скривился, и на его лице появилось нечто отдаленно похожее на улыбку...
  
   Денису еще долго вспоминалась эта картинка... Он много чего повидал за годы своей службы, но вид летящего автомобиля с пятиметровой высоты моста, прочно вошел в список его ночных кошмаров. Причем снилось ему это почему-то в каком-то замедленно темпе. Словно рапидный кадр кино. В жизни все занято ровно полторы секунды.
   Они почти нагнали его. Уже впереди перекрывали дорогу местные гаишники - Денис даже видел, как маленькая фигурка тащила через дорогу ленту с шипами. Неожиданно синий Опель, не снижая бешеной скорости, неожиданно резко дал влево и пробив бетонное ограждение полетел вниз. Мгновение - и ровная гладь мелкой реки взорвалась миллиардами брызг.
   Тарас резко затормозил, Денис выпрыгнул на ходу, рискуя разбиться.
   - Куда, идиот. Там полметра воды, не больше. Щас рванет! - но Денис не слышал, что кричал Тарас. Он бежал к парапету, чтобы посмотреть вниз
   Последнее что помнил Денис - это оглушающую неведомую силу, которая подняла его в воздух и швырнула на капот Форда.
   И... тишина.
  

ххх

  
   В стороне от изваяния бога солнца, в глубине рощи, на освещенной горящими факелами поляне, высилась каменная глыба. Чьи-то руки возложили на нее большой старинный изогнутый кинжал, сверкающий белизной металла в отблесках горящих факелов. Рукоятка кинжала, инкрустированная драгоценными камнями, искрилась, словно разноцветный фейерверк. Вокруг кинжала собралась небольшая группа людей в черных одеждах, молча, с фанатичным блеском в глазах, один за другим, они подходили к кинжалу, касались сверкающего лезвия рукой, нанося себе легкие порезы. Выступившую из ранки кровь подносили к губам.
   - Защитим нашу землю от всякого недруга, - прошептал юноша в черном плаще с золотистыми кудрями.
   - И прольется кровь неправедных, и прольется кровь, - прошептала совсем юная девушка, как заклинание.
   - На крови клянемся быть верными тайным заповедям, которые нам открыты, - страстно произнес долговязый русоволосый парень.
   - Рай покоится в тени мечей, - подхватил кудрявый юноша.
   - Смерть за идею - дорога в рай! - выкрикнул долговязый.
   - И прольется кровь, и прольется кровь, - прозвучал стройный хор голосов.
   Кто-то из молодых людей заметил, что к ним подошел Советник и молча наблюдает за ними.
   - Сейчас втык будет, - прошептал один из парней своему соседу.
   Он подал знак другим, все сразу замолчали.
   - Вы закончили? - спросил советник. Внешне он был спокоен, но взгляд выражал озабоченность и скрытое недовольство.
   - Да, - ответил дружный хор.
   - Мне кажется, вы искажаете суть учения, - Советник окинул всех пронизывающим взглядом.
   - Но, господин Советник! - воскликнула юная девушка, - Учитель разрешает нам поклоняться древнему кинжалу!
   - Я говорю не о кинжале, о сущности Учения. Подумайте над моими словами.
   Советник развернулся и, не оглядываясь, направился к скрытому за деревьями невысокому каменному зданию.
   К группе в черных плащах присоединилось несколько ребят в белом.
   - Ну что, духи тьмы! - Белобрысый парень стукнул по плечу долговязого в черном плаще. - Продали душу дьяволу!
   Долговязый посмотрел на него свысока.
   - Не задирайся, брат Радогор, - прошипел он с угрозой, - а то твоя душа сейчас в рай полетит.
   - Чего-чего, отступник хренов? - белобрысый Радогор сжал кулаки.
   Долговязый Богдан сделал едва заметное движение, и Радогор, получив точный удар в солнечное сплетение, тихо вскрикнув, распростерся на земле.
   - Волки! Наших бьют! - завопила девица.
   К упавшему Радогору на помощь бросились другие, приняв боевые позы. И через мгновение между черными и белыми завязалась жестокая драка. Радогор поднялся, слегка пошатываясь, и с криком кинулся на своего обидчика. Тот заломил ему руку.
   - Отставить, - прогремел рядом голос Советника.
   Все тут же рассыпались.
   - Что происходит? - грозно спросил Советник.
   Все молчали, насупившись.
   - Да мы... предлагаем командное первенство по рукопашному бою, - вдруг нашелся Радогор, - Вот, с капитаном поразмялись, силами померились...
   - Ну да, - подхватил Богдан, переводя дух и косясь на Советника.
   - Слава великому Хорсу! - воскликнул Радогор и протянул руку Богдану.
   - Слава великому Хорсу! - повторил Богдан и крепко сжал его руку, да так, что у того посинели пальцы.
   - Слава великому Хорсу! - эхом отозвались парни и девушки.
   Советник окинул всех пронизывающим взглядом.
   - Учтите, я все вижу, слышу и знаю. Не пытайтесь меня обманывать.
   - Господин советник, пожалуйста, не говорите Учителю, - вдруг взмолился один из почитателей кинжала - крепкий и ладный русоволосый парень Душан, пряча рукой свежий фингал под глазом. - Мы все осознали.
   - Я сам решу, а сейчас - разойтись! - советник развернулся и тут же растворился в вечерней мгле.
   - Вот черт, не мужик - призрак! Как из под земли вырос! - Богдан сплюнул на землю, зло посмотрел на своего защитника. - А ты встрял какого хрена, Душан?!
   - Я... я подумал... - пробормотал тот.
   - Чтобы думать - мозги надо иметь! - Богдан перевел взгляд на Радогора. - Ну, кто здесь отступник?!
   - Ты! И все твои черные! Вы не поклоняетесь Хорсу!
   - Да пошел ты со своим Хорсом!
   - Вам нужна кровь!
   - Кровь все смоет!
   Богдан схватил Радогора, оттащил в тень, и они тут же ожесточенно сцепились с новой силой. К ним подбежала девушка в белом, попыталась их растащить. Радогор оттолкнул ее.
   - Не лезь, Лада, здесь разбираются мужчины!
   И бросился на Богдана.
   Группы ребят в черных плащах и в белом напряженно и мрачно смотрели на дерущихся. А когда кто-то из них заметил, что появились охранников и закричал, было уже поздно. Охранники молча навалились, скрутили Богдана и Радогора и поволокли в темноту.
   А Советник с ухмылкой наблюдал сцену расправы через камеру видеонаблюдения, и поглаживал рукой красивый кинжал...
  

ххх

  
   - Эй, Лавров! Хватит ваньку валять и открывай глазоньки... - словно сквозь вату слышал Денис голос судмедэксперта.
   - Петрович, может все-таки "Скорую" вызвать? - испуганный голос Тараса снисходил на Дениса откуда-то слева.
   - Нечего ребят от службы отрывать, - пробубнил, словно через вату хрипловатый тенор. - Тут небольшая контузия - щас оклемается.
   - Ты не врач, а судмедэксперт.
   Денис открыл глаза. Петрович, Тарас и какой-то лопоухий пацан склонились над ним.
   - Фу ты господи, Денька. Ну, ты как? - Тарас встревожено вглядывался в лицо друга.
   Петрович выставил три пальца.
   - Сколько пальцев?
   - Один - язык плохо слушался Дениса.
   - А как меня звать?
   - Доктор... А это какая планета? - Денис удивленно уставился на лопоухого паренька.
   - А год, год щас какой? - Тарас истерически кривил рот.
   - Год? Так это... трехсотый... от Рождества Христова.
   Тарас и Петрович переглянулись. Денис улыбнулся.
   - Отомрите. Я шучу.
   - Идиот!!! - заорал Тарас. - Я уже думал, в какую психушку тебя устраивать. Всё. Больше с тобой работать не буду. Тут с ума сходишь, Петровича тащишь, друга реанимировать. А он шуточки шутит. Урод!
   Тарас плюнул и ушел к коллегам, которые все как один свесились с парапета моста и глядели вниз. Туда, где жалкими обломками чернели остатки синего Опеля.
   Петрович и лопоухий инспектор ГИБДД подняли Дениса с асфальта.
   - Вставай, орел. Идти можешь? Я вроде смотрел - руки - ноги целы. Шея, спина не болит?
   - Да нормально, Петрович. Долго я тут провалялся?
   - С часок будет. Тарас, умница - велел к тебе не прикасаться, пока за мной в пансионат летал. Правильно сделал - если бы перелом позвоночника или шеи... Дело бы дрянь.
   Денис отодвинул от себя руки парнишки и Петровича. Молча проковылял к Форду, прихрамывая на левую ногу. Сел за руль. Завел мотор.
   - Ну и куда это мы собрались? - в голосе Тараса все еще сквозила обида.
   - В пансионат. Надо фигурантов отпускать. Семь часов парятся. Иначе сейчас их адвокатская шушера понаедет - топором не отмахаешься.
   Тарас наклонился над открытой дверцей.
   - Вали из-за руля. Мне еще не хватало писать рапорт, почему служебный Форд вместе с лучшим оперативником врезался в первый столб.
   Денис понимающе кивнул, вышел и сел на пассажирское сидение.
   Тарас завел машину и, развернувшись, полетел по мосту обратно в Кострово.
   Когда Денис и Тарас появились в пансионате, все сидели в ресторане почти так, как они их оставили. И вид у людей был измученный и несчастный.
   Денис вошел в ресторан и все разом повернулись к нему.
   - Боже... Что с вами? - Алина побледнела.
   - Предположительный убийца вашего мужа, госпожа Глазунова, погиб. - Денис устало провел пятерней по лбу. - Все свободны. Но прошу города никому не покидать. До свидания.
   Он развернулся и вышел.
  
  
   ГЛАВА ТРЕТЬЯ
   ЗАКАЗ
  
   Денис тихо вошел в квартиру. Хорошо бы поспать хоть часок. Он повесил на вешалку куртку, стал разуваться - все делал беззвучно, чтобы не разбудить сестру. Взгляд его упал на здоровенные мужские кроссовки, засунутые под ящик для обуви. Сон слетел мгновенно. Денис выругался, распахнул дверь в комнату сестры. Она мирно посапывала в постели. Это была та самая девушка, которая приходила на сеанс к Марату. Рядом с Лизой на подушке торчала стриженная под ежик голова парня, с маленькой сережкой в ухе. Денис пришел в ярость. Он прекрасно знал этого парня - Коркин Василий, свидетель переходящий в статус подозреваемого в краже и торговле наркотиками. Когда Денис узнал, что сестра с ним встречается, Денис все ей объяснил, и взял с нее слово, что она порвет с Коркиным. Лиза искренне ужаснулась грязным делишкам своего избранника, и дала клятвенное обещание. Значит - наврала.
   - Коркин! Быстро встал, и на выход! - рявкнул Денис.
   Парень пошевелился, открыл глаза, испуганно посмотрел на Дениса. Сестра тоже проснулась от крика Дениса, и тут же перешла в атаку.
   - Ты чего к нему прицепился! Орешь, как резаный! Поднимаешь среди ночи!
   - Восемь утра. С тобой, Лиза, после поговорим, - жестко заявил Денис.
   Через несколько минут он выставил за дверь угрюмого Коркина, крикнув ему напоследок.
   - Лизу - забыл, адрес ее - забыл. Еще раз увижу вместе - закатаю лет на десять!
   Дверь за Коркиным захлопнулась, Денис усталым взглядом посмотрел на сестру.
   - Ты меня обманула.
   Лиза закатилась в истерике. Она вопила, что любит Коркина, что она взрослая, и пусть Денис не лезет в ее жизнь!
   - Не дождешься, - отрезал Денис. - Я не допущу, чтобы с тобой что-то случилось. Хочешь, чтобы он тебя на наркоту подсадил? Чтобы я тебя по больницам и моргам искал?
   - Да он не такой, - уже не так агрессивно реагировала Лиза, а только всхлипывала. - Ты просто его не знаешь. Ну, подставили его, дуриком попался...
   - Ладно, проехали. Я все сказал. И хватит реветь. Собирайся в институт.
   Лиза надулась, ушла в душ. Дениса рубила усталость. Он с трудом дождался, пока Лиза соберется и отправится на занятия. Наконец хлопнула входная дверь и в квартире воцарилась тишина.
   Денис задернул плотные шторы, чтобы утреннее солнце не резало глаза. Прилег, казалось, заснет мгновенно. Но сон не шел. Голова гудела и кружилась. В полумраке комнаты проскользнула легкая тень... Из тумана вдруг возникло лицо Леры - словно живое, словно наяву. Денис зажмурился, снова открыл глаза. Призрак Леры, чуть покачиваясь в воздухе, стоял перед ним и смотрел на него.
   "Наверное, это от удара", - пронеслось в голове Дениса. "Или я схожу с ума..."
   Денис резко сел в кровати и потер лицо ладонями, поднял голову. Но Лера никуда не уходила. Стояла и тихо улыбалась. Как тогда... В тот последний миг... Денису показалось, что он чувствует запах её духов. Он в упор смотрел на Леру.
   - Денис... Я люблю тебя... - лицо Леры подернулось какой-то дымкой и стало медленно растворяться.
   - Нет... Не уходи... - прокричал Денис - Не-е-е-е-ет!!!!!
   Он очнулся от собственного крика. Комнату окутывал полумрак, а из-под штор пробивался солнечный свет. Сон... Это был всего лишь краткий сон...
   Денис встал, нашел сигареты. Нервно прикурил. Как давно он не вспоминал тот день. Не позволял себе, потому что очень больно. Очень.
   Денис выкинул едва прикуренную сигарету в окно. Заснуть уже не удастся. "Что ж, тогда займемся общественно полезным трудом. И на работу" - решил Денис.
   Через секунду с кухни уже доносился шум воды. Лизка, как обычно, убежала, не помыв за собой посуду - оставила отмокать в раковине.
  
  
   В тире окруженной лесом общины собралась довольная большая группа молодых людей и девушек. Они построились в стройные шеренги. Тренер оглядел собравшихся.
   - Первая десятка берет оружие.
   Крепкие руки сжали рукоятки кинжалов. Тренер дал команду, взмахнул рукой. Десять кинжалов полетели со свистом, сверкая сталью клинков на утреннем солнце, и вонзились в мишени. Множество пар горящих глаз следили за их полетом.
   - Молодцы. Отличные результаты! - похвалил тренер первую группу. - Приготовиться второй группе.
   Ребята, стоявшие в задних рядах, тихо перешептывались.
   - Богдан и Радогор не пришли на тренировку. Не знаешь, что случилось? - спросил один.
   - Не знаю, - ответил другой. - Я их утром вообще не видел.
   - Странно. Они никогда не пропускали метание кинжалов.
   - Может, после вчерашней драки...
   - Какой еще драки? Да они, вроде, в порядке были...
   - Да ты чо, не знаешь? Тут все об этом перешептываются... Душан, ты же друг Богдана. Что там произошло?
   - Понятия не имею, - ответил Душан. - Я рано лег спать.
   - Ну, блин... Такое у нас не проходит! Наверняка советник их наказал...
   - Советник может. С ним не забалуешь. Все время за нами шпионит...
   - Да тихо ты! Тут везде - уши!
   Ребята и девчонки с тревогой огляделись. Советника поблизости не было. И тренер был занят - в это мгновение очередная десятка бросила кинжалы в цель.
   - А что делать советнику? - с усмешкой прошептала худенькая девчонка, - он - не Учитель.
   - Да, ты права, Искра. Учитель нас и на расстоянии видит. Знает все, что здесь без него происходит, - задумчиво произнес парень.
   - Еще бы, он ясновидящий. Настоящий ведун.
   - Да, повезло нам, что попали к Учителю. Других таких нет, это точно.
   - Я слышал, к нему сам Хорс однажды явился...
   - Говорят, у него тогда и открылся третий глаз...
   - Скорей бы уж он приехал. Во всем разберется, по справедливости.
   Тут подошла очередь ребят бросать кинжалы в цель, тренер приказал не отвлекаться, все замолчали разом, взялись за рукоятки кинжалов.
  
   В это время раздвинулись высокие металлические ворота, у которых дежурили двое охранников, на территорию общины въехала машина.
   Из машины вышел... Учитель. Его встретил озабоченный Советник.
   - Наконец-то! Все тебя заждались.
   Они направились по тропинке в глубину территории. Советник сообщил, что в общине не все спокойно и принялся рассказывать об инциденте, произошедшем вечером накануне.
   Его вообще в последнее время очень обеспокоило поведение почитателей кинжала. Они увлеклись черной магией, стали слишком агрессивны. Конфликт между ними и волками возник не в первый раз. Такая ситуация могла стать опасной для стабильности общины...
   Учитель напряженно слушал советника.
   - ... я подумал, что не стоит спускать это на тормозах, отобрал тотем, и отправил предводителя волков Радогора и лидера черных духов Богдана в карцер до твоего приезда, - закончил советник.
   Учитель положил руку на плечо советнику.
   - Ты поступил правильно. Ты же знаешь, я никому здесь не доверяю так, как тебе!
   - Благодарю за доверие, Учитель, - советник склонил голову.
   - Я все обдумаю и приму решение, - Учитель задумался на мгновение. - Пожалуй, я перед проповедью навещу их в карцере.
   Советник кивнул. Они приблизились к статуе бога солнца. Учитель склонился перед идолом, отдавая ему почести.
   - Учитель! - пронесся рокот голосов среди членов общины. - Учитель приехал!
   Советник подал знак, все бросились к Учителю и восторженно приветствовали его.
  

ххх

  
  
   Денис шел по коридору. У него до сих пор шумела голова от падения на мосту, да и мрачное молчание Протапова на прошедшем только что совещании настроения не прибавляло.
   Денис понимал начальника: одно дело - раскрытое убийство по горячим следам, другое - возможная заказуха. Но ведь кто-то же вызвал Глазунова в номер, черт побери! Протапов согласился с доводами Дениса и Тараса - незачем ворюге было выдергивать убитого в номер. Ну не для того же, чтобы тот подсказал, где ценности лежат.
   Значит, Глазунова вызвали, чтобы убить. А ограбление - только прикрытие. Распечатка из офиса сотовой связи - тому подтверждение. Мешал... Ох, мешал кому-то Глазунов.
   Денис вздохнул. Надо искать возможных заказчиков. И мотивы. А это, как говорит Тарас "долгая дорога в дюнах". Одних друзей-родственников у Глазунова целая туча. Бизнесмен. Партнеры. Обиженные сотрудники, брошенные любовницы...
   Так... Какова схема заказного убийства? Цель - заказчик - исполнитель. Цель - Глазунов, заказчик - неизвестен, исполнитель - Шитов.
   Денис тряхнул головой. Так... Надо сосредоточится и с чего-то начать.
   И начать он решил с исполнителя.
   Денис резко свернул направо, и пробежав холл, спустился по лестницы на второй этаж. Толкнув дверь, он оказался в небольшом, но очень уютном кабинете компьютерного отдела. Сигаретный дым стелился по полу и в молочной дымке еле различался абрис пышной дамы за компьютером.
   - Лавров, деточка! Я занята до пятницы.
   Дама широко улыбалась Денису, не вынимая из тонких губ тлеющей сигареты.
   - Дарья Васильевна, вы сегодня особенно хороши в этой зеленой кофточке.
   - Комплименты тебя не спасут. Повторяю - видишь гору? - кивнула она на стопку требований. - И всех этих возможных преступников мне надо по базе пробить. Становись в очередь.
   - Дарья Васильевна, выходите за меня замуж, а?
   - Сомнительное предложение, Лавров. - захохотала Дарья. - А вдруг соглашусь, что тогда делать будешь?
   - Буду честен до гробовой доски.
   - Шалунишка. Ладно, пользуйся моей добротой. Кого ищем?
   - Шитов Валерий Павлович, восьмидесятого года рождения.
   Дарья шустро застучала по клавиатуре компьютера толстыми пальцами с длиннющими накладными ногтями. Денис всегда поражался, как она умудрялась такими когтями столь быстро работать. Но она могла. И работала, как никто. Дарья Титова была незаменимым работником, могла выудить любую информацию, имела связь со своими коллегами в любой точке нашей необъятной и даже за её пределами. За что её очень ценило начальство и позволяло курить в неограниченном количестве, несмотря на запрещение пожарной инспекции.
   Уже через полчаса Денис вышел из кабинета Титовой с распечаткой в руках.
   - Интересное чтиво? - Тарас заглянул через плечо Дениса. - Оо-о-о, ты уже данные на Шитова нарыл?
   - А толку-то. Сирота, холостяк, не участвовал, не привлекался. Весь в белом.
   - А ты как хотел? Чтобы "восемь ходок, три побега"?
   - Так мне уже давно не везло. - Денис свернул распечатку. - Пойдем перекусим.
   Жуя теплые булочки в кафетерии напротив, Денис дочитал распечатку до конца и задумчиво уставился в стеклянную витрину. На улице шумел короткий июньский дождь.
   - Ой-ой-ой, как мне знаком этот взгляд. Тебя что-то смущает, друже? - Тарас допивал вторую чашку кофе.
   Дениса смущало. По данным базы выходило, что Шитов после детдома получил однокомнатную квартиру. Жил там долго и счастливо. Однако год назад продал свое жилье и больше никуда не прописывался. Работал менеджером на фирме и так же год назад уволился. И всё - новых данных за этот год в базе не было.
   - То есть получается - где и что делал товарищ прошедший год - неизвестно.
   - Вот это и надо выяснить. Выбирай, куда двинем. Или в фирму "Ваш дом" или по адресу бывшей прописки.
   Тарас вынул пятирублевую монету, поставил на ребро и оттолкнул Денису. Денис прихлопнул ладонью монету. Чашки тонко звякнули о блюдца.
   - Решка. - Денис рассматривал монету. - Ну и куда поедем?
   - Начнем с работы.
  

ххх

   На поляне, у статуи бога с солнечным диском в руке, собрались все члены общины. Они выстроились полукругом, и восторженно смотрели на Учителя, который произносил речь. Он говорил четко, убедительно и страстно.
   - Братья и сестры! Все мы знаем, что мир, в котором мы рождены и живем, далек от совершенства. Мир погряз в пороках, имя которым - жестокость, насилие, зависть, ложь и корысть. Мы собрались здесь для того, чтобы изменить этот мир. Наша миссия - избавить мир от пороков, очистить от зла, сделать его совершенным, гармоничным и прекрасным. Миссия каждого из вас - нести в мир свет учения, помогать другим людям, которые еще не видят свет, обратиться на путь истины, - проникновенно звучал его голос. - Наш великий покровитель, - Учитель возвел руки к статуе Хорса, - помогает каждому, кто ступил на путь самопожертвования ради великой цели, и готов на своем примере нести идею и знания другим.
   Послушники благоговейно замерли.
   - Готовы ли вы, братья и сестры, следовать учению не ради корысти, наживы, тщеславия, а ради благополучия других людей и спасения человечества? - прозвенел над поляной голос Учителя. - Если в ваших сердцах и душах остались сомнения, если кому-то не хватает веры, силы духа, признайтесь в этом честно и открыто. И мы вместе примем решение, как поступить дальше.
   Душан вышел вперед, поклонился.
   - Сомнений нет, Учитель! - уверенно произнес он.
   - Ты уверен, Душан, что говоришь от имени всех? - с теплотой в голосе спросил Учитель.
   - Клянемся быть верными учению! - ответил дружный хор голосов.
   Учитель выдержал недолгую паузу, окинул пронизывающим взглядом собравшихся и, казалось, заглянул в душу каждому.
   - Я уверен в искренности клятвы большинства из вас, - в голосе его вдруг зазвучал металл, - однако в наших рядах, к сожалению, есть и меньшинство, для которого личные амбиции стали выше стремления к нашей цели, выше всеобщего блага. Как мы поступим с ними?
   Все обратили взгляды к Богдану и Радогору, стоявшим чуть в стороне в окружении охранников.
   От группы молодых людей в белом отделилась стройная девушка Лада.
   - Учитель! Мы обсудили их поступок, и не нашли ему оправдания. Это - предательство, предательство всех нас.
   - Вы хорошо подумали? - мягко спросил Учитель.
   Над поляной повисла гнетущая тишина. Ее разорвал звонкий девичий голосок.
   - Позор предателям!
   - Позор предателям! - откликнулся хор голосов.
   Учитель обратился к статуе Хорса, тихо, одними губами прошептал что-то. Все замерли в ожидании.
   - Будем милосердны, не станем предавать позору наших братьев, но они должны понести наказание! - Так решил наш великий покровитель, светлый, всемогущий и милосердный.
   Учитель сделал жест рукой советнику, Советник одобрительно кивнул и тут же вложил в руку Учителя хлыст.
   Охранники подвели к Учителю Богдана и Радогора, поставили на колени, оголили им спины, и учитель стал наносить звонкие удары по их обнаженным телам. Они покорно сносили побои, и только бормотали - "прости нас, Учитель... Простите, братья... Прости нас, великий Хорс", - мотая головами, как болванчики.
   Потом Учитель снова обратил взгляд к изваянию Хорса, словно спрашивая - достаточно ли они наказаны. Отбросил хлыст, кивнул охранникам.
   - В карцер. До рассвета седьмого дня.
   - Лада!
   Девушка в белом плаще поклонилась и припала перед Учителем на одно колено.
   - Ты готова занять место Радогора? Хорошенько подумай, прежде чем дать ответ.
   Глаза Лады загорелись.
   - Я была подругой Радогора, и считаю своим долгом искупить его вину перед общиной. Мы, верные волки великого Хорса, будем до конца верны учению, - заговорила она. - Благослови меня, Учитель, возглавить отряд Волков.
   Учитель положил руку на ее голову, тихо прошептал заклинание.
   - Именем великого Хорса благословляю тебя, Лада, стать предводителем Волков вместо Радогора и вести за собой стаю мудрых и сильных защитников земли нашей! Встань и ступай к своим братьям и сестрам, предводитель Волков.
   - Благодарю тебя, Учитель!
   Лада снова отвесила низкий поклон и вернулась к стоящим полукругом парням и девушкам.
   Учитель обвел всех взглядом, остановил его на Душане
   - Душан, подойди ко мне.
   Душан приблизился, почтительно поклонился Учителю. Учитель посмотрел ему в глаза.
   - Ты ведь был другом Богдана.
   - Да... Мой друг оступился, но... - Душан замялся, - но я... я от него не отрекаюсь.
   Нависла тревожная тишина. Все смотрели на Учителя. Учитель выдержал короткую паузу.
   - Я рад, что не ошибся в тебе. Именно этот ответ хотел я услышать. Я выбрал тебя, чтобы ты возглавил почитателей кинжала. Готов ли ты принять такую ответственность?
   Душан зарделся.
   - Благодарю тебя, учитель, за оказанную честь! Мы, почитатели древнего кинжала ауритов, будем до конца верны учению. Благослови меня, Учитель, возглавить почитателей кинжала.
   Учитель кивнул охранникам. Они поднесли ему раскаленную печать, Душан обнажил руку до плеча, и Учитель выжег не его руке изображение кинжала.
   - Именем великого Хорса благословляю тебя, Душан, стать предводителем почитателей кинжала.
   Во время обряда Душан держался мужественно, не произнес ни звука. А когда обряд закончился, он поднялся на ноги и снова поклонился Учителю.
   Учитель взмахнул сверкающим кинжалом, вынув его из ножен.
   - И запомни - кинжал служит миру, а не войне.
   - Да будет мир между волками и почитателями кинжала! - воскликнул Душан, восторженно глядя на тотем в руке Учителя.
   - Да будет мир, - улыбнулся Учитель.
   - Слава учителю! Слава великому богу Хорсу! - радостно зашумела толпа.
   Душан любовался выжженным на руке клеймом, а другие почитатели кинжала с завистью смотрели на него.
   Все разошлись. Учитель и советник тихо беседовали уже наедине.
   - Какая прекрасная проповедь, учитель. И как мудро ты поступил, - рассыпался в восторженных похвалах Советник.
   - Оставь, никогда не заискивай передо мной, - устало пресек его Учитель. - Ты знаешь - я это не люблю.
   - Учитель, но это - искренне, - немного смутился советник.
   - Ну, хорошо. Давай поговорим о другом. Ты подготовил группу к посвящению в высший круг общинной иерархии?
   - Конечно, Учитель. Я выбрал трех человек...
   - Включи в эту группу новых предводителей волков и почитателей кинжала.
   - Не рановато? - удивился советник.
   - Я думаю, самое время... Кроме того, необходимо усилить охрану, ввести дополнительно людей в ночные патрули, чтобы подобный инцидент не повторился.
   - Ну конечно, мы примем все необходимые меры, - кивнул советник.
   Учитель посмотрел на часы.
   - Я скоро должен уехать.
   - А совещание? - заволновался советник, - Оно не состоится, раз ты уезжаешь?
   - Я проведу его перед отъездом - в конференц-зале, через полчаса...
   Учитель и советник удалились по тропинке в глубину территории, и их голоса растворились в легком шуме ветра и шелесте листвы.
  
  
   Через тонированное стекло огромного окна открывался изумительный вид на набережную Москвы реки.
   Генерал Киселев с упоением наблюдал, как малюсенький речной трамвайчик плавно плыл по глади реки, давая возможность гостям столицы насладиться красотами города.
   Глеба Горного всегда несколько раздражала эта манера генерала - слушать доклады, стоя к сотруднику спиной. Но видимость безразличия генерала была обманчива. Горный знал - стоит на долю секунды замолчать и генерал тут же среагирует. Старая школа, выработанная тысячью часами подготовки и годами оперативной работы. Они знали друг друга много лет, но до сих пор их пути не пересекались так тесно, как это произойдет теперь - внутренняя безопасность и служба разведки имели свои, строго очерченные территории. И хотя Киселев был старше и по званию, и по возрасту, Горный никогда ему не подчинялся. Но теперь все изменилось, потому что взрывоопасная - в самом прямом смысле - ситуация, требовала совместных усилий лучших специалистов, и руководство ведомств пошло на сознательный компромисс. И самолюбие Горного отнюдь не тешила эта новая ситуация.
   - ... так что теперь, господин генерал, по решению руководства я прикомандирован к вашему ведомству, и вам придется терпеть эту занозу в стуле, - с сухой иронией закончил Горный.
   Киселев живо развернулся, посмотрел Горному в глаза.
   - Что ж, добро пожаловать в наши ряды, господин полковник... живая легенда, герой секретной разведки, сумевший уничтожить главаря "Пророка" - самого Хасана.
   - Ну, это было давно, я выполнял свою миссию, - одними губами улыбнулся Горный. Он почувствовал, что своей похвалой Киселев унизил его. Легендарный разведчик, ликвидатор, герой-одиночка стал шестеркой при генерале службы безопасности.
   - Легенды не стареют с годами, - улыбнулся в ответ Киселев. - Ну что же, к делу. Есть новости по торговому центру?
   - Дело у сопредельщиков мы тут же забрали. - продолжал Горный. - Остатки взрывного устройства анализируют наши специалисты. Разрушения торгового центра значительные, поэтому не удалось найти достаточное количество...
   - Это сведения десятичасовой давности, полковник. - Киселев снова отвернулся к окну. - За это время ваша группа не нашла ничего нового?
   - Никак нет, товарищ генерал. - спокойно отреагировал Горный. - Работаем. Теперь - совместно с вами. Есть некоторые ниточки, но пока я не готов дать развернутый отчет.
   - Сорок восемь часов, полковник. Ровно двое суток даю вам на то, чтобы вы развернули свой отчет. - сухо подытожил Киселев.
   - Есть. Это все?
   - Нет, - жестко произнес Киселев. - Я попрошу вас возглавить разработку операции "Театр".
   Горный раздраженно посмотрел в затылок Киселеву - он еще и просит - будто у меня есть варианты.
   - Разве разработка операции не приостановлена, в связи с гибелью главного фигуранта?
   - У него могли быть сообщники. Ваша задача - найти все, все возможные и невозможные связи! - отчеканил Киселев.
   - Но... я не владею достаточной информацией, мне нужно время, чтобы войти в курс дела.
   - Ввожу. Сопредельщики дело оставили в производстве. Разрабатывают версию заказного убийства.
   - Основания? - Горный удивленно вскинул брови.
   - По докладу прикрытия следствие смутил телефонный звонок, поступивший объекту за сорок минут до смерти.
   - А кто ведет дело?
   - Некий... - Киселев на мгновение опустил глаза к папке, которая лежала на столе - Капитан Лавров. Дотошный парень. Может копнуть глубже, чем нам надо. Надо его проконтролировать. Этот Лавров сам того не подозревая может нас привезти к объекту. Вам достаточно информации?
   - Но товарищ генерал. В целях целесообразности...
   - Отставить, полковник. - отчеканил Киселев. - Приступайте к работе вместе с нашим агентом.
   Киселев кинул взгляд в угол, где в мягком кресле сидел человек. Тень от книжного шкафа почти скрывала его полностью, лишь острые носки высоких ковбойских сапог сверкали в лучах солнечного пятна.
   - Агент, связь держите через полковника. И ещё... о продолжении операции будем знать только мы трое.
   - Есть, товарищ генерал.
   Киселев приблизился к человеку и остановился, смотря в полумрак.
   - Будьте осторожны. При малейшей опасности - уходите. Удачи.
   Горный не отрывал взгляда от прямой спины Киселева. Ему стало жарко - он расстегнул воротничок рубашки, и в просвете стал виден небольшой медальон на цепочке.
   Киселев перевел взгляд на Горного, скользнул по медальону.
   Взгляд человека в ковбойских сапогах тоже зафиксировался на медальоне, на котором играли отблески света...
  
  
   В это же время в общине, в зале, уставленном всевозможной языческой атрибутикой, тоже проходило совещание, напоминавшее некую тайную вечерю, или заседание секретного ордена. Там за большим круглым столом, в середине которого возвышалось изваяние Хорса, не столь огромное, как на поляне, но тоже довольно внушительное, собрались советник, двое психологов - Ирэна и Бронеслав, начальник охраны, а также двое ближайших помощников по делам общины.
   - В следующем месяце у нас должен пройти обряд посвящения в высший круг общинной иерархии, - неторопливо докладывал советник. - Мы отобрали три кандидатуры, а также включили еще твоих, по твоей рекомендации, - он положил перед Учителем список избранных.
   Учитель пробежал его глазами.
   - Достойные люди, назначаю проведение обряда в день великого солнцестояния.
   - Мы также подготовили человека, которого можно внедрять в низшие структуры власти уже сейчас, продолжал Советник. - Он знаком с нашим стратегическим планом, хорошо понимает свою задачу, знает, как должен действовать в обычных и экстремальных обстоятельствах.
   Учитель молча кивнул.
   - Мы хотели, Учитель, чтобы ты лично его протестировал и дал свою оценку.
   - Не сейчас, - Учитель посмотрел на часы. - Мне надо срочно уехать.
   - Но, Учитель, - Ирэна в упор посмотрела на него, - мы провели огромную работу. У нас на очереди - следующий кандидат. Для того, чтобы действовать дальше, нужна твоя оценка и твои указания.
   - Я все понимаю и благодарен вам за сделанные усилия. Но обстоятельства требуют моего присутствия там... Друзья, скоро в общину прибудут новички - прошу их принять без меня. А сейчас я должен предаться медитации.
   Сотрудники, отвесив ему поклоны, почтительно удалились.
  
   Уже за пределами здания, под сводами могучих деревьев, они тихо перешептывались, некоторые были обеспокоены - почему процесс затягивается.
   - А я, честно говоря, вообще начала сомневаться в успехе нашего дела, - подхватила Ирэна.
   - В чем причина сомнений? - спросил советник.
   - Учитель, конечно, великий человек, но во многих вопросах он утопист.
   - Но для того и существуем мы - его соратники, практики, чтобы сделать утопию реальностью! - вмешался Бронеслав.
   - Вот-вот, и нам есть, что делать! - Советник строго поглядел на Ирэну.
   - Думаю, лучше до возвращения Учителя заняться подготовкой следующего кандидата, - поддержал его Бронеслав.
   - И не задаваться вопросами, на которые нет ответа, - жестко подытожил советник.
   Вскоре голоса стихли, а фигуры людей растворились в вечерних сумерках.
  
   Оставшись один, Учитель некоторое время молчал, глядя на массивное изваяние, затем негромко, но четко произнес.
   - Наступит время, и властью над миром будет обладать только великий Хорс. А править миром от имени Хорса буду я. Потому что мы с ним - единое целое! И никто не разрушит это единство! Великий Хорс - это я.
   Учитель посмотрел в лицо изваянию, и отчетливо разглядел улыбку на бронзовых губах...
  
  
   ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
   ТАЙНА ДУШИ
  
   Опрос бывших сотрудников Шитова конкретики не прибавил. Работал парень в торговом зале старшим менеджером, а проще сказать - главным продавцом. Трудился исправно, здорово разбирался в газонокосилках и электропилах. Но год назад неожиданно пришел к обеду, против обыкновенных девяти часов утра, молча написал заявление и убыл в неизвестном направлении.
   - А поконкретней - когда он уволился? - Тарас щурил маленькие глазки на глубокую ложбинку груди аппетитной начальницы отдела кадров.
   - А щас глянем. - улыбнулась она в ответ и ткнула пальчиком в клавиатуру компьютера. - Семнадцатого июля.
   - Скажите, милая девушка. А он хоть с кем-то здесь дружил? Все-таки вас тут много. Праздники, дни рождения, корпоративки на Новый год. Нам бы поподробней узнать, что он за человек был.
   - Был? А что с ним случилось? - глаза начальницы отдела кадров засветились в ожидании пищи для сплетен.
   - Подробности опустим. - разочаровал девицу Денис. - так с кем он общался?
   - А я почем знаю. Я не продавец. Идите в зал - может там кто-нибудь вам поможет.
   Но в зале ребят ждало разочарование. Те, с кем Шитов начинал работать три года назад, давно уже поменяли место службы. А те, кто помнил его в последний год перед увольнением, утверждали, что Шитов был человек необщительный, замкнутый и неинтересный. Детдомовский - одно слово.
   - Уроды! - сплюнул Тарас при выходе из магазина. - Можно подумать из детдома выпускают одних отморозков. Напыщенные придурки.
   - Ладно, старик, не кипятись. - успокаивающе похлопал его по плечу Денис. - Ну что - погнали по месту бывшей прописки?
   - А разве у нас есть выбор? - грустно усмехнулся Тарас.
  
   Двор старенькой пятиэтажки встретил оперов шумом грандиозного скандала.
   Две тетки не первой свежести стояли друг напротив друга и самозабвенно драли горло. Однако двор жил своей жизнью. И никто на истошные крики не реагировал. Мужики резались за парковым столиком в домино, мальчишки гоняли мяч, мамашки болтали на детской площадке, краем глаза наблюдая за играющими детьми.
   - А ты курва облезлая! - разносилось эхом по всему двору. - Да если я тебя еще раз около моего мужика увижу...
   - Да кто на твоего сморчка глянет-то? Этот болезный при такой суке жене даже дышать боится.
   - Это кто сука? Я? Ты за базаром-то следи... да ты...
   - По какому поводу разборка? - Тарас присел рядом с мужиками на лавочку.
   - Да шут их разберет. - хмыкнул в пышные усы толстый дядька. - Отдыхают девочки. Они ж день не полаются - считай, день прожит зря. Тут месяц назад Клавка в больницу попала, так Маринка ей полные жратвы сумки таскала.
   - Зачем?
   - Чтобы выздоравливала побыстрей. Маринке скучно было.
   - Хороший у вас двор. - Денис с удовольствием вдохнул воздух. - Я думал таких сообществ больше и не осталось. Как в детство попал.
   - Так это от людей зависит, паря. Мы, вот с Ванькой, - дядька кивнул на очкастого старичка. - Почитай, тут всю жизнь прожили. Кто новый приезжал - так сразу знакомились. Порядки свои рассказывали. Ребятню опять же в футбол приучали играть. Дружить. Так вот и живем.
   - Вот так удача. Значит, всех-всех знаете?
   - Ну, всех только господь Бог знает. А тебя кто интересует-то?
   - Кхе-хе, ты бы, Илюха, сначала спросил людей откель их к нам занесло, а потом брехал на ветер. - прокашлял старичок.
   - Да от них органами власти за версту несет. - засмеялся дядька. - Верно говорю, пацаны?
   - Верно, батя. Шитов нас интересует.
   - Детдомоский-то? Так нету его тутточки уж с год как.
   - Это мы знаем. А вот что за человек был, чем дышал, чем жил...
   Общение Клавки и Маринки достигло своего апогея - громкий ор перешел на визг.
   - А ну харе орать! - неожиданно рыкнул Илюха. - Всё, бабы. Разминка окончена. Маринка - подь сюда. До тебя тут люди пришли.
   Тетки как по команде заткнулись. Розовощекая Маринка осторожно приблизилась, недоверчиво уставилась на Илюху. Клавка, подбоченись, осталась на полшага позади.
   - Если вы по поводу тридцать второй квартиры, то Маринка не виновата. - зазвенела Клавка. - Этот алкаш Леха сам их залил.
   Денис чуть не поперхнулся слюной. Вот оно - братство дома. Как будто они только что насмерть не стояли и не обзывались на весь белый свет словами далекими от куртуазности.
   - Тебя, Клава не спрашивают. - отчеканил Илюха. - Мариш, расскажи товарищам про Валерку.
   - Болезного-то? Из пятнадцатой? Да ты ж его лучше меня знаешь.
   - Маринка! Это ты с ним пять лет на одной лестничной клетке прожила. А я в другом подъезде.
   - Ну и чо?
   - Так! - закончил дискуссию Денис. - давайте-ка, друзья мои, по порядку. Кто с кем жил и почему болезный.
   История оказалась очень странной.
   Как только Валерию Шитову треснуло восемнадцать лет, его тут же вежливо попросили из детдома. Причем ни жильем, ни работой детдом своих воспитанников обеспечивать не обязан. Но парню и двум его сотоварищам здорово повезло. Они попали под какую-то жилищную программу района, и ребятам дали по однокомнатной квартире. Бывают праздники на улицах и у сирот.
   Парнишка был веселый, приветливый. Особо ни с кем не общался, но поиграть в футбол или выпить рюмку водки за здоровье соседа никогда не отказывался. Коммунальные услуги оплачивал исправно, шумных компаний не водил, музыку громкую не включал. Пару раз Маринка видела его с девицами, но оба раза "ничего такого" не было. Как Маринка не прислушивалась, припав ухом к соседской двери.
   Но через полтора года парня как подменили. Стал задумчив, холоден, рассеян. Играть уже не соглашался, на свадьбу Кузьминых из третьего подъезда зайти отказался, и даже не пошел помочь мужикам из двадцать третьей квартиры вытащить старый шкаф.
   - Плакать стал часто, а иногда во сне мать звал. Я аж через стенку слышала. Потом вроде успокоился. - закончила Маринка.
   - Ага. Глазюки пустые, улыбка дебила. - иронично припечатала Клавка.
   - Может наркоманить стал? - предположил Денис.
   - Э-э-э, вот это нет. На это, брат, у нас Захар Маркович есть. Он эту дрянь за версту чует.
   - А он кто, этот Захар Маркович? Нарколог?
   Все разом хихикнули. Илюха заливисто свистнул.
   - Захарка!
   И тут же к Илюхе через весь двор полетело что-то рыжее и мохнатое. Мгновение, и у ног дядьки уже вертелся седой кокер-спаниель.
   - Трудяга. - с нежностью погладил пса Илюха. - Двадцать лет со мной на таможне отпахал. Столько наркоты мы с ним с рейсов сняли - не счесть.
   - Да задурили голову парню эти психологи. Лучше бы пил. Всё веселей. - махнула рукой Клавка.
   - А вот с этого места поподробней. Что за психологи?
   - Ну так я ж говорю. - возмутилась Маринка. - По матери он тосковать стал, хоть и двадцать ему минуло тогда. Я его как-то на лестнице встретила, стала просить, чтобы он, значит, свою кровать в другое место переставил. Уж больно страшно по ночам его крики слышать. А он мне, мол тетя Марина не волнуйтесь, я теперь к психологу хожу, он меня лечит.
   Денис переглянулся с Тарасом. Тарас уже было хотел что-то спросить, но...
   - Не спугни. - тихо опередил его Денис. - А к какому психологу, куда ходил он конечно не сказал.
   - Почему не сказал? - обиделась Маринка. - Сказал.
   - Ну, так говори, чего резину тянешь-то? - не выдержал Илюха.
   - Так это... в центр какой-то...- напрягала память Маринка. - Щас... что-то со здоровьем.
   - Нет. Ты говорила "Душа". Я помню. - влезла Клавка.
   - Ага! Душа и здоровье! Хотя нет... Душевное здоровье... Ах черт, ну как же... рекламу еще по телеку гоняют. Клав, правда?
   - Ну да. Сейчас как раз "Райский цветок" идет. Щас узнаем. - Степановна! - заорала на весь двор Клавка. - Ты Розалинду уже смотреть начала?
   Тут же в окошко первого этажа показалась сухонькая голова в старомодных кудельках.
   - Реклама. Беги, дочка, скорей - а то самое интересное пропустишь. - прошепелявила старушенция.
   - Глянь, там сегодня центр для психов рекламируют? Мне названье надо.
   - Так мне и смотреть не надо. "Здоровая душа" называется. Только, Клавушка, там дорого очень. Ты сама собралась или мужика от пьянки лечить будешь? - каркнула бабулька и тут же исчезла.
   - Вот стерва! - Клавка погрозила кулаком в пустоту.
   - Точно! - хлопнула Маринка кулаком по столику. - Она! Душа эта! Вот туда он и ходил.
   Видимо, специалисты центра не помогли Шитову, потому как он через год тихо продал квартиру и исчез. Соседи на него обиделись - даже бутылки не поставил. А ведь жили-то вместе в доме не один год.
   Больше Денис с Тарасом ничего путного выяснить не смогли и, отказавшись "попить чайку прям здесь", уехали.
   - Ну что ж, а день похоже налаживается. - потирал руки Тарас, пока Денис заводил машину. - Личный психолог - это ж кладезь информации.
   - Ты как будто вчера на службу пришел, Тараска. - вздохнул Денис. - Все не так просто. У них же клятва Гиппократа. И могут...
   Звонок его сотового телефона прервал монолог Дениса.
   - Ты когда будешь дома? - голос Лизы требовательно ударил в ухо.
   - Привет, сестренка. А поздороваться?
   - Господи, ты меня всю дорогу жизни учить будешь? - возмутилась Лиза. - Надо поговорить. Очень, День. - уже мягче попросила она.
   - Буду через час.
  
   Лиза, к удивлению Дениса, была настроена миролюбиво, даже приготовила ужин, что случалось с ней редко.
   - Ну, сестричка, о чем разговор? - спросил Денис, с удовольствием поедая жареную картошку с сосиской.
   - Дэничка, я все понимаю, ты - мой старший брат, и все такое...
   - Давай без предисловий.
   - Тебе чайку налить? - заботливо спросила Лиза.
   - Налей. Только не подлизывайся.
   - Дэня, ты в целом прав, но в частности - нет.
   - Ну, загнула.
   - Короче, я обещала и, - Лиза собралась с духом, - и с Васей не встречаюсь. Но поверь мне, пожалуйста. Он хороший, добрый парень. Просто его подставили.
   - Лиза, - Денис помрачнел, - я это уже слышал.
   - Ну, почему ты такой упертый! Повесил ярлык на человека - и все! Ну, нельзя же так!
   - Что ты от меня хочешь? - Денис устало посмотрел на сестру, - чтобы я сказал - ну хорошо. Спи со своим Васей, рожай ему детишек! Потом - передачу в тюрьму носи. Конечно - уговоришь меня похлопотать о свидании!
   Лиза вдруг затряслась, обхватила руками голову и зарыдала.
   - Лиз, ну, ты чего? - Денис тронул ее за плечо. - Ну, перестань, хватит.
   Лиза подняла к нему мокрое от слез лицо.
   - Люблю я его! Понимаешь? Не могу я так...
   Денис тяжело вздохнул, обнял сестру.
   - Ничего, Лизка, это пройдет. Полюбишь другого, у тебя вся жизнь впереди.
   - Ой, не надо! Так бабки старые говорят! Дэня, ну, пожалуйста! Поговори с ним хоть раз, по-человечески, а не как мент. Он мне слово дал, что завяжет со всеми такими делами... Еще тогда дал... Ну, когда мы в последний раз... А вот дружки... Он боится - прибьют они его. Дэнечка, помоги ему! Ну, пожалуйста... Он тебя послушает.
   - Ладно, Лизка. Черт с ним. Поговорю. Только не реви.
   - Вот спасибо тебе!
   Лиза расцеловала Дениса.
   - А когда? Завтра? А?
   - Завтра - не получится. Работы - невпроворот. Но раз обещал - сделаю.
  
  
   На следующий день Денис с утра засел за компьютер.
   - Что роешь? - спросил Тарас, заглянув в кабинет, и жуя на ходу булочку.
   - Адрес "Здоровой души".
   - Нашел?
   - Ага. У них и сайт имеется. Вот, смотри. Все у них - просто супер! Индивидуальные консультации, коллективные тренинги и семинары... Имеется стационар... Не медикаментозные методы лечения пограничных состояний... Доступные цены... Малоимущие могут посещать консультации, индивидуальные сеансы и коллективные психологические тренинги бесплатно.
   - Ну, просто - благотворительная какая-то организация! - удивился Тарас.
   - Так... руководитель центра доктор медицинских, психологических и философских наук Марат Артурович Харитов... Марат! Что-то знакомое имя...
   - Так у нас вдова убиенного - Алина Маратовна.
   - Уж не доченька ли?
   - Да мало ли на свете Маратов? - усмехнулся Тарас. - Не меньше, думаю, чем Денисов и Тарасов. Просто совпадение.
   - Просто совпадений не бывает, - заявил Денис. - Смотри. Шитов ходил в центр за помощью. Марат - руководитель. Если Алина его дочь - она, несомненно, могла знать Шитова.
   - Думаешь, она ему муженька и заказала? - поразился Тарас. - Ну, ни фига себе!
   - Вполне возможно. У Глазунова было бабок не меряно.
   - Ну, да, вот и мотив, - обрадовался Тарас. И тут же осекся. - Но зачем убивать-то? Не похоже, что он ее в черном теле держал.
   Денис записал на листок адрес центра.
   - Навещу-ка я этого Марата...
   - А он так тебе и скажет - моя дочь мужа замочила! А может, все же, она ему и не дочь.
   - Ну, все это и надо выяснить.
  
   Денис подошел к красивому трехэтажному хорошо отреставрированному особняку, обнесенному оградой, сверился с адресом. Толкнул калитку - она легко открылась. Прошел по тропинке к двери, на которой красовалась надпись - ЦЕНТР ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ И ПСИХИАТРИЧЕСКОЙ ПОМОЩИ "ЗДОРОВАЯ ДУША".
   Денис вошел в большой холл, освещенный мягким, не режущим глаз светом. Огляделся. Удобная мягкая мебель, в центре холла - цветник с маленьким журчащим фонтанчиком, на стенах картины - красивые пейзажи, репродукции известных полотен на библейские и различные мифологические сюжеты. Откуда-то тихо звучала приятная музыка. Перед Денисом возникла миловидная женщина, приветливо спросила.
   - Вы что-то хотели, молодой человек? Если записаться на прием - давайте выберем удобное время.
   - Я по делу.
   Денис показал удостоверение. Женщина, ничуть не смутившись при виде корочки Дениса, не меняясь в лице и продолжая улыбаться, спросила, чем она может помочь сотруднику уголовного розыска. Денис поинтересовался, на месте ли руководитель центра - хотел бы с ним побеседовать.
   - Марат Артурович сейчас очень занят - у него прием. Сеанс закончится минут через двадцать. Вы могли бы немного подождать?
   Денису ничего не оставалось делать, как согласиться. Чтобы не терять время зря, Денис решил выяснить, когда посещал центр Шитов.
   - Сейчас проверим, пойдемте, - женщина подошла к ресепшн, заглянула в компьютер. - В последний месяц центр такой не посещал.
   - А раньше? - спросил Денис.
   - Надо поднимать архив.
   Но тут от Марата вышел пациент, дама с ресепшн доложила Марату о Денисе по внутреннему телефону, и провела Дениса по коридору в кабинет.
   Денис представился.
   - Я веду дело об убийстве Глазунова.
   - Ужасная трагедия! Присаживайтесь.
   Марат усадил Дениса в удобное мягкое кресло.
   Денис спросил напрямую.
   - Алина Маратовна Глазунова - ваша дочь?
   Марат подтвердил. Он был потрясен убийством Андрея, сочувствовал дочери, пережившей страшное горе.
   - Но, насколько мне известно, убийца погиб. Чем я могу помочь следствию? - спросил Марат.
   Денис попросил рассказать о Шитове.
   - Нам известно, что он у вас лечился.
   - Да, Шитов проходил у меня курс лечения, - подтвердил Марат, - у него были серьезные проблемы, но ему стало намного лучше.
   - А после этого Шитов продолжал посещать ваш центр?
   - В том-то и дело, что нет, уже год Шитов в центре не появлялся. Я думал, что он больше не нуждается в нашей помощи. И был потрясен, что мой бывший пациент совершил такое ужасное злодеяние! Конечно, здесь и моя вина, - Марат удрученно вздохнул,
   - В чем же? - удивился Денис.
   - Я не должен был упускать его из вида, а я не сумел предвидеть ход событий, предотвратить трагедию...
   - А вам известно, Марат Артурович, как Шитов оказался в пансионате вашего зятя?
   - Да, - ответил Марат уже спокойно, - недавно я узнал, что Шитов буквально месяц назад обратился за помощью к Алине. У него возникли финансовые проблемы. Алина из жалости взяла его на работу в пансионат. И вот к чему это привело.
   - А откуда ваша дочь знала Шитова? - с интересом спросил Денис.
   - Так она работает в нашем центре, разве вы не знали? - удивился Марат.
   - Знаете, Марат Артурович, как-то об этом речь у нас не зашла, - парировал Денис. - Я задавал вопросы в связи с убийством. Не предполагал, что Алина Маратовна имеет какое-то отношение к убийце.
   По лицу Марата скользнула чуть заметная тень.
   - Увы... Кто мог предположить... Алина - психолог, она консультировала Шитова в центре, по моей просьбе. Но Шитов мертв. Что теперь расследовать?
   Денис осторожно предположил, что, возможно, у Шитова был какой-то сообщник. Прежде, чем дело закроют, надо выяснить все связи убийцы.
   - Да, конечно, понимаю. - Марат пристально посмотрел на Дениса и неожиданно спросил. - Но вас ведь мучает не только дело, которое вы расследуете, что-то еще?
   Денис отшутился.
   - Я плохо выгляжу? Видите ли, из-за погони за Шитовым ударился головой - до сих пор побаливает.
   - Ну, это не проблема, - Марат улыбнулся, - если вы мне доверитесь, все пройдет без следа. Много времени у вас не отниму.
   Денис подумал - странный, однако, этот Марат. Но, с другой стороны, его тоже можно понять - переживает из-за дочери. Что ж, поставлю на себе эксперимент, пусть лечит. Заодно пойму, на что он способен. И сказал.
   - Ну что ж, давайте.
   Марат подошел к Денису, встал у него за спиной, легко обвел рукой вокруг его головы, - очень простая и безопасная методика, - говорил он, делая легкие пассы руками над головой Дениса. - Расслабьтесь. Определяем болевую точку. Вот здесь. - Марат легко коснулся пальцем затылка Дениса.
   Денис молча кивнул. И вскоре почувствовал легкий холодок в голове, постепенно проникающий во все тело. Тяжесть и боль быстро ушла. Вскоре по всему телу разлилось приятное тепло.
   - Как вы себя чувствуете? - словно откуда-то издалека раздался голос Марата.
   Денис очнулся, посмотрел на Марата, который уже стоял напротив него.
   - Замечательно. Ничего не болит. Кажется, я спал?
   - Вы просто расслабились.
   - Да вы волшебник... - Денис чуть улыбнулся.
   - Не преувеличивайте, я - врач. И мой долг - помогать каждому, кто нуждается в помощи.
   - В любом случае - спасибо.
   Денис поднялся.
   - Не так резко, - предупредил Марат. - Посидите еще минут десять. После снятия боли необходима небольшая релаксация. Вам она вообще необходима. Вы постоянно напряжены. Думаете о работе. Даже после работы ваш мозг не прекращает работать, распутывать сложные преступления, анализировать всевозможные версии. От такого постоянного напряжения незаметно расшатываются нервы. Организм может не выдержать, дать сбой. К тому же, вы в прошлом пережили что-то очень страшное, непоправимое...
   - Откуда вы знаете? - вздрогнул Денис.
   - Не волнуйтесь. Я не знаю, а предполагаю. Ваш взгляд, на нем - печать пережитой трагедии. И мой опыт психоаналитика позволяет сделать такой вывод.
   Денис, потрясенный прозорливостью Марата, сказал.
   - Вы правы. Но неужели это, действительно, написано у меня на лице?
   Марат чуть заметно улыбнулся. Но улыбка скользнула только по губам. Глаза смотрели пристально и отнюдь не выражали веселья.
   - В каком-то смысле - да, лицо каждого человека - источник определенной информации. Она может быть скрыта от поверхностного взгляда. Но профессионал может прочитать по выражению лица, взгляду очень многое.
   - Любопытно, - Денис усмехнулся, - и что вам еще удалось прочитать?
   - Вы - сильный, решительный, целеустремленный, и вполне здравомыслящий человек. Вы всегда стремитесь все доводить до конца, не бросать на полпути. При этом вы по натуре веселый, общительный, были душой компании. Но некоторое время назад вы потеряли близкого человека, - проникновенно произнес Марат. - Вы ведь очень любили ее?
   Денис старался никогда ни с кем не говорить о Лере - боль была еще слишком острой, рана не зарубцевалась. Но сейчас вдруг почувствовал, что слова буквально срываются с языка, еще немного - и он выплеснет этому странному человеку все, что накопилось в душе за последние полгода. Денис с трудом сдержал свой порыв, и сухо сказал.
   - Вы очень проницательны, Марат Артурович.
   - Я сам когда-то пережил личную драму, потерял любимую жену, и хорошо понимаю вас. Беда застигла меня врасплох - я проводил сеанс с пациентом. Раздался телефонный звонок - из больницы, где жена находилась... - Марат вздохнул и замолчал.
   - Сочувствую, - с трудом выдавил из себя Денис.
   - Это было давно, время все лечит. А ваша рана еще не зажила. Я просто хочу вам помочь, - мягко произнес Марат, - Когда вас посещает призрак близкого человека, вы теряетесь, вам трудно справиться с этим... Я знаю метод избавления от призраков умерших. Поэтому, если решитесь, приходите ко мне.
   Денис сдержанно поблагодарил, поднялся. Марат дружелюбно пожал ему руку.
   Когда Денис вышел из центра, его не покидало странное противоречивое чувство. Этот психолог, как бы помимо собственной воли Дениса, располагал к откровенности, притягивал к себе и настораживал одновременно. Черт подери, откуда он все это знает! Ясновидец он, что ли! Да нет, чушь все это. Просто слышал о том случае, сложил два и два... Хорошо, что я сдержался, не впал в откровенность, - думал Денис. - С этими психологами надо держать ухо востро.
  
   Когда Денис вошел в управление, на него накинулся Тарас.
   - Где тебя черти носят? Через пять минут - совещание у Протапова. Уж хотел в розыск тебя объявить!
   - Я же сказал - иду в этот центр "Здоровая душа".
   - Знаешь, сколько ты там проторчал? - Тарас ткнул пальцем на часы. - Что, заодно свою душу решил оздоровить?
   - Насчет души - мимо. - А вот голову, представь себе, Тараска, мне подлечили.
   - Ну, ты даешь, Дэня! Отдался в лапы этим шарлатанам! Вот уж не ожидал! - возмутился Тарас.
   - Да он сам предложил, - оправдывался Денис. - А мне что, жалко? Ну, поводил руками вокруг башки - все и прошло. Свежий, как огурец, будто и не треснулся.
   - А он там тебе какой-нибудь чип незаметно в башку не вживил? - ехидно спросил Тарас.
   - Брось. Все нормалек.
   - По делу что-то выяснил?
   - Ну, да. Алина, конечно же, дочкой ему приходится. И тоже работает в этом центре. А вообще-то, ну и тип этот Марат Харитов! Я с ним - про Шитова, а он так ловко переводит на мои проблемы. Фу-ты, еле удержался, чтобы лишнего не наболтать.
   - Вот-вот! - подхватил Тарас. - Ведь как заговаривать зубы умеют! Ясное дело - пытался тебя отвлечь, чтобы ты доченьку его не заподозрил!
  
   В кабинете Протапова собралась вся группа, ведущая расследование дела об убийстве Глазунова. Денис разложил на столе план пансионата "Кострово" и реконструировал по нему картину убийства.
   - Вот здесь у нас ресторан, - Денис указал его на плане. - На вечеринке освещение было не яркое, в основном - свечи. Во время танцев - всякие световые эффекты. В момент бурного веселья кто-то незаметно вышел из зала, направился в холл, к телефону-автомату, - Денис указал ручкой путь предполагаемого заказчика убийства. - Все уже порядком выпили. Естественно, короткое отсутствие кого-то не заметили.
   - А как же хваленое видеонаблюдение? - удивился Протапов. - Камеры в холле никого не засекли?
   Денис объяснил, что это выяснили у охраны пансионата. У них мощные камеры на въезде в пансионат и на входах - выходах. В холле, конечно, тоже есть камера, но она не работала. Это обнаружили в день торжества, доложили Глазунову. Но он запретил менять камеру, чтобы не портить праздник.
   - Так, - Протапов постучал пальцами по столу, - и некто, видимо, знал, что камера не работает. Продолжай, Денис.
   - Дальше произошло следующее. Этот некто сделал звонок из автомата на сотовый Глазунова. Вероятно, вызвал его в номер для какого-то важного разговора. - Денис снова указал ручкой на план, - А когда Глазунов появился в номере, Шитов уже пробрался туда через окно и ждал его. Возможно, что и борьба между Глазуновым и Шитовым была заранее продуманной инсценировкой. На самом деле, Шитов нанес удар из засады. Глазунов умер мгновенно.
   Петрович подтвердил - по результатам экспертизы смерть Глазунова наступила сразу.
   - Твоя версия - кто заказчик? У тебя есть подозреваемый? - Протапов в упор смотрел на Дениса.
   - Это мог быть кто угодно из обслуживающего персонала, или из членов семьи, или - гостей.
   - Ты мне еще предложи звезды в небе посчитать! Конкретнее, Лавров, твою мать! - не удержался Протапов.
   Денис, ничуть не смутившись, рассказал еще об одном обстоятельстве дела, которое с его точки зрения сужало круг подозреваемых. Ему вообще казалось очень подозрительным появление Шитова в пансионате в качестве подсобного рабочего. Для простого работяги он слишком профессионально владел оружием, водил машину, как каскадер. Похоже, проходил где-то специальную подготовку.
   - И не без позерства и тщеславия наш убийца - красивым кинжалом заколол жертву. Что-то хотел этим показать, - не удержался и встрял Петрович.
   - А, по словам Марата, Шитова наняла на работу сама Алина. Зачем? Уж не с идущей ли далеко целью - заказать убийство мужа? - подхватил Денис.
   - Но - мотив! Где мотив? - Протапов уставился на Дениса.
   - Да Алина - прямая наследница огромного состояния Глазунова, - вставил Тарас. - Уж у нее-то мотив прямой.
   - Что ж, все логично, - кивнул Протапов. - Качайте версию заказа. Через неделю - доказательства, неопровержимые улики - мне на стол!
   - Василий Матвеевич, Алина, конечно, может быть заказчицей, но всех фигурантов дела надо прокачать, на предмет мотива. Работа огромная, дайте хотя бы две недели, - взмолился Денис.
   - Неделя, и не днем больше, - Протапов стукнул кулаком по столу, - Все свободны.
  
   Денис зашел в кабинет Титовой, утопающий в табачном дыму. Дарья зачитывала кому-то информацию по телефону, мельком взглянула Дениса, махнула рукой - не до тебя, мол, сейчас. Денис умоляюще скрестил на груди руки. Титова не среагировала. Однако через пять минут, закончив разговор и положив трубку, она снова поглядела на Дениса, который стоял на том же месте.
   - Завтра, - отрезала Дарья.
   Денис не сдвинулся с места.
   - Дашечка! Дорогая! Завтра будет поздно. У меня всего - неделя! Еле выторговал у Протапова!
   - Без вариантов, Лавров, освободи кабинет, - Даша снова уставилась в компьютер.
   И тут перед ней на стол упал листок бумаги с нарисованным красивым цветком, а рядом прозвучал чуть фальшивящий голос:
   - О, голубка моя!
   Даша вздрогнула, повернулась - Денис стоял перед ней на коленях и страстно пел серенаду.
   - Ну, Лавров, ты невыносим! Это - шантаж, спекуляция!
   - "О, голубка моя, как тебя я молюююю,
   мне нужны фигуранты по делу,
   и все их скелеты в шкафах,
   ты одна это можешь добыть,
   не оставив меня на шишах", - старательно продолжать выводить Денис.
   Дарья не выдержала и расхохоталась.
  
   Через полчаса, обшарив все доступные и недоступные обычному пользователю сайты, блоги, форумы, комментарии, Титова нарыла для Дениса груду любопытной информации. И вся она, прямо или косвенно, касалась центра "Здоровая душа". Алина Глазунова и ее папаша Марат Харитов являлись совладельцами центра, акционерами, обладающими управляющим пакетом. Андрей Глазунов спонсировал центр солидными суммами. Дарья нашла и рекламный фильм, снятый о центре "Здоровая душа" пять лет тому назад. Во время просмотра Денис несколько раз просил Дарью остановиться, поставить на паузу, отмотать обратно.
   В фильме было все - и интервью с Глазуновым, который восхвалял деятельность своего тестя и Алины, говорил о необходимости финансовой поддержки такого благородного и нужного людям учреждения. И - заснятые фрагменты коллективных семинаров, где с помощью специальных эффектов было не трудно разглядеть лица участников. И - интервью с пациентами, которые не пожелали скрывать свои лица. Среди них Денис с удивлением увидел Катю Фомичеву. Катя, не стесняясь, хвалила Алину и Марата, которые помогли ей решить сложные психологические проблемы. И причем - оказали ей помощь совершенно бесплатно, как и многим другим малоимущим клиентам.
   - Кукушка хвалит петуха, за то, что хвалит он кукушку, - прокомментировала Дарья.
   - Понятное дело - друзья, семейка, - кивнул Денис.
   Потом был целый блок, посвященный сотрудникам. Вот в спортивном зале тренер проводит занятия лечебной физкультурой. Лицо тренера показалось Денису знакомым. И тут Денис снова воскликнул - стоп! Пауза! Дарья остановила кадр. Нет, Денису не показалось - тренер был ни кто иной, как Павел Фомичев.
   Ну, а когда дошли до титров, выяснилось, что сие рекламное творение создано автором и режиссером Родионом Гаевским. Денис уже ничему не удивлялся. В том, что все фигуранты дела прямо или косвенно касаются центра "Здоровая душа" была некая закономерность. Дарья нашла где-то в интернете и резюме Павла Фомичева, которое он рассылал в поисках работы. Там была ссылка на работу в центре "Здоровая душа".
   В общем, по всему выходило, что Глазунова и его друзей связывали не только чисто дружеские отношения. Все они, безусловно, были связаны и финансовыми интересами. Конечно, не такое уж открытие, но почва для возможных мотивов убийства, безусловно, была.
   - А вот тебе их детишки, - Дарья напоследок показала Денису переписку Боба и Нели в одной из известных социальных сетей, - похоже, у этой парочки тайный роман... Учти, когда будешь допрашивать.
   - Непременно. Все учту.
   - Ну что, доволен, Лавров?
   - Супер!
   Денис расцеловал Дарью, и в приподнятом настроении покинул ее кабинет.
  
  
   ГЛАВА ПЯТАЯ
   ПРИЧИНА И СЛЕДСТВИЕ
  
   Шел третий час пополудни, но посетитель, которого ждал Денис, еще не появился.
   Денис закончил исписывать большой лист бумаги, бросил ручку и откинулся на спинку стула. Разговор, как и посетитель, предстоял непростой. Алина Глазунова, дочь Марата, вдова убитого Глазунова, наследница состояния мужа, и возможный заказчик убийства. И всё это - сногсшибательная дамочка сорока лет.
   Денис поднял лист бумаги на уровне глаз.
   На листе чернели имена:
   "Алина"
   "Родион"
   "Екатерина"
   "Павел"
   "Борис"
   "Неля"
   Денис взял ручку и вписал еще одно имя.
   Теперь список пополнился размашистым: "Марго".
   - С ума сошел? - голос Тараса заставил Дениса вздрогнуть от неожиданности. Тарас стоял за спиной Дениса - и как он смог так неслышно подкрасться?
   - Охренел, Тараска? Так ведь можно к праотцам отправится.
   - Какой ты однако, нервенный стал. Пейте витамины, юноша.- усмехнулся Тарас. - А девку эту даже не думай вызывать. Она ж тут всем печень выест и мозг вынесет.
   - Это не аргумент.
   - Нет, День, ты в реалиях предполагаешь, что эта пустышка способна нанять Шитова, чтобы он Глазунова замочил? А мотив?
   Осторожный стук в дверь не позволил Тарасу дальше развить свою мысль. На пороге стояла Алина.
   Денис, в который раз подумал, до чего же удивительна была эта женщина. Смешение разных кровей дало поразительный результат. Что-то было в этой даме притягательное, магнитирующее. А этот глубокий взгляд зеленых глаз. Как омут - засасывает и засасывает, и нет конца и края...
   - Вы меня слышите, господин Лавров?
   Денис от неожиданности сморгнул. Алина изогнула в удивлении идеальную бровь. Тарас уставился на друга.
   - Простите, Алина Маратовна. Присаживайтесь. - Денис указал на стул.
   Алина села, грациозно перекинула ногу на ногу. Она прямо смотрела в глаза Денису и ни один мускул холеного лица не дрожал. Она не покачивала ногой, не кусала губы. Тонкие пальцы мирно лежали на коленях.
   "Мда...- пронеслось у Дениса в голове. - либо она нечеловечески выдержана либо никакого отношения к убийству не имеет"
   - Господин Лавров, давайте я облегчу вашу задачу. - Алина не сводила взгляда с его лица.
   Тарас крякнул за спиной у Дениса. Хотя сложно было бы представить, что Алина сейчас начнет каяться в заказе своего мужа.
   - Отец рассказал мне о вашем визите, - спокойно начала она. - Если вас интересует Шитов, то я подтверждаю - я взяла парня на работу.
   - А ваш муж об этом знал? Сотрудники пансионата сообщили, что Глазунов очень тщательно подбирал своих сотрудников...
   - Это так. Но я не каждый день просила мужа об одолжении. - Алина привычным движением поправила прическу. - Мальчику нужно было переключиться. Травма детства, потеря матери. Он работал в каком-то магазине, толпы народа, шум. Это действовало на его психику. Ему необходима была резкая смена деятельности. Всё это я объяснила Андрею - он меня понял.
   - Ясно.
   - Я могу задать вопрос? Это касается тела... - она на секунду прикрыла глаза. - ... тела Андрея. Мы уже занимаемся похоронами и...
   - Да-да. Я уже дал распоряжение. Мы можем продолжить?
   - Конечно, только, простите, я не понимаю, о чем мы можем продолжать беседу. Убийца мертв, мотив на лицо... Так у вас, кажется, говорят...
   Алина раскрыла сумку и вынула пачку дорогих сигарет. Денис внутренне улыбнулся. Мда... Все-таки не такие мы и железные...
   - Дело в том, что открылись некоторые факты, которые надо проверить. Скажите, Алина Маратовна. Со смертью вашего супруга кто наследует его состояние?
   - Алина. Прошу вас, называйте меня Алиной - я так привыкла. - Алина щелкнула золотой зажигалкой. - А с какой стати вас интересует этот вопрос? Знаю-знаю. - заторопилась она. - Вопросы тут задаете вы, но я не понимаю...
   - Есть предположение, что ограбление было лишь маскировкой для убийства. Для заказного убийства, Алина. - Денис вцепился в нее глазами.
   Алина глубоко затянулась и... улыбнулась уголком рта.
   Денис удивился. Он ожидал чего угодно, только не улыбки.
   - Для такого предположения нужны веские основания. Еще раз повторяю - я знаю, что я не вправе задавать вопросы. Но ради дальнейшей беседы я все-таки хотела бы знать причину данной версии. Извините, господин Лавров, но я привыкла понимать объем вопроса. Работать вслепую - не мой метод. Я деловой человек. Итак?
   Конечно, Денис мог ничего не объяснять, а просто напомнить зарвавшейся дамочке, что он не обязан ей выкладывать ход следствия, но почему-то он был уверен - не удовлетвори он ее просьбу, она встанет и молча положит на стол визитку своего адвоката. Такие люди, как Алина Глазунова знала свои права. А адвокаты - это время. А вот времени у Дениса мало. Протаповская отпущенная неделя с неимоверной скоростью отсчитывала минуты и часы.
   Денис кратко изложил теорию злополучного звонка на сотовый телефон Глазунова.
   Алина молчала несколько минут. Докурила сигарету. Крававо-красный от помады кончик скуренного фильтра заалел на дне стеклянной пепельницы.
   - Ну что ж. - наконец сказала Алина. - Андрей был небедный человек. Вполне возможно кому-то мешал, хотя мне трудно в это поверить. Но если допустить... И вы конечно решили, что первому кому он портил жизнь, была я? Логично. Вполне логично. Что ж, задавайте свои вопросы.
   Через пятнадцать минут Денис мог её уже отпустить. Потому что эта удивительная женщина в три приема доказала, что убивать мужа ей не было никакого резона.
   Да, она наследовала состояние мужа, но убивать ради двух дорогих машин и половины квартиры в центре Москвы - смешно.
   - Постойте. - не выдержал Тарас. - А сеть зубных клиник? Пансионат?
   - А это и так принадлежит мне. Вы разве не пробили эту информацию по... где вы там получаете свою информацию? - чуть раздраженно помахала она пальцами, блестя кольцами.
   Оказалось, Глазунов был не так прост. Как любой расчетливый бизнесмен, он бегал от налогов и заблаговременно перевел свое движимое и недвижимое имущество на жену.
   - Вы можете это проверить. - холодно закончила Алина.
   На вопрос о возможной мести партнеров Алина четко объяснила - Андрей не терпел тандемов и работал только на себя. Никаких партнеров. Никаких замов. Весь бизнес принадлежал только ему. Был застрахован на все случаи жизни. Не жадничал с поставщиками медоборудования и материалов для работы. Цены на услуги устанавливал божеские. Сотрудники души не чаяли в Хозяине, смертельных случаев в креслах у его врачей не было за все пятнадцать лет.
   - Андрей был плохим стоматологом, но великолепным организатором. - подытожила Алина. - Это вы тоже можете проверить.
   - А-а-а... - Денис подбирал слова. - Простите за некую неделикатность, но были ли у вашего мужа...
   - Любовницы? - уголки губ Алины вновь чуть приподнялись. - Были, конечно. А как же. Он же деловой человек, надо было поддерживать статус. Без любовницы в мире бизнеса, как без "Бентли" и "Роллекса" - никак нельзя. Но поверьте - эти милые девочки мне были не конкурентки. Так что личного мотива у меня, увы, нет.
   И она так посмотрела на Дениса, что он безоговорочно признал - она права.
  
   Конечно, он проверил всю информацию - и девочек, и кому принадлежало имущество и возможное наличие обиженных пациентов. Но Алина не слукавила, ни в одном слове. После тщательного сбора информации выходило, что Глазунов был, чуть ли не святой (за исключением двухлетнего адюльтера с директором одного из филиалов его "зубодробилки"). Все его боготворили и рыдали о безвременной кончине.
   - Просто отец родной, мать твою, - процедил Тарас сквозь зубы, разламывая хребет очередной вобле. Они сидели с Денисом в пивном кабачке уже второй час.
   Денис вынул из кармана свой сложенный список и жирно зачеркнул запись "Алина".
   - Что-то не похожа эта мадама на убитую горем вдову, - заметил Тарас.
   - Согласен. Баба с железными яйцами. Но мотива у нее нет. Знакомство с убийцей - не работает. А отсутствие истерики и потока слез - не улика. Мало ли... Может она в принципе плакать не умеет. Я бы в это поверил, кстати.
   - Ладно, отработано и сдано в архив. - Тарас чокнулся с Денисом бокалами и отпил добрую половину. - Кто там у тебя следующим по списку?
   - Без разницы, кто. У меня мотивов нет. Ни одного из них я не могу даже подозревать.
   - А то, что они все завязаны на этот Центр? - вспомнил Тарас.
   - Ну и что? Они все - "большая дружная семья". - передразнил Денис. - Вот по цепочке все боком там и оказались. Мотивы, Тарас. Надо рыть мотивы.
   - Так. Надо заказать еще пива. И покумекаем.
   Тарас решительно поднял руку и к ним тут же подскочил официант.
   Когда литровые кружки опустели и официант сменил пару полных пепельниц, Денис изрек.
   - Мне надо разыскать блондинку. У нее телефон константно отключен.
   - Опять двадцать пять. Да на кой она тебе?
   Денису нужна была Марго. Именно потому, что она абсолютная, стопроцентная блондинка. Денис знал, что такие провинциальные барышни способны слышать там, где не надо, и видеть то, что не замечают даже самые наблюдательные.
   - Так какие проблемы? Звякни Родиону и испроси, где... Слушай! - хлопнул он себя по лбу. - Так она ж с ним живет!
   - А то я не знаю. - Денис закинул в рот гость орешков. - Но Родиона пока трогать повременим. А что, друг мой Тарас. Давно ли ты не приобщался к прекрасному?
   - Чего-о-о? - не понял Тарас. - Ты мне предлагаешь по бабам пробежаться? Я человек женатый.
   - Дурак. Я тебе предлагаю завтра поехать на студию. И узнать волшебный мир кино изнутри.
   - Зачем?
   - А затем, мой уже порядком пьяный друг, что Маргарита Дробязко - актриса. А где у нас актрисы стены подпирают?
   - Где?
   - На кастингах.
   Тарас икнул и, собрав разъезжающиеся глаза в кучу, попросил.
   - Переведи.
  
   Денис щурил глаза от яркого света софитов и поражался, как актеры могут часами париться в гриме под палящими лучами.
   Он выбрался из павильона в узкий коридор и боком пошел на выход мимо высоких и низких, тонких и толстых, красивых и не очень, брюнеток и блондинок, женщин, девушек и даже девочек, которые стояли вдоль стенки, дожидаясь своей очереди.
   Кастинг. Странное не русское слово, омытое слезами горя и радости. Кому-то из этих барышень сегодняшний день принесет радость работы и финансовый приток, кому-то - очередное разочарование, гнев и провал.
   Денис, казалось, не смотрел на них. Но краем глаза фиксировал светлые волосы и вскидывал глаза. Увы, Марго среди них не оказалось. А ведь у него была точная информация от консьержки дома Родиона, что "эта блондинистая курва" будет сегодня на студии "Киномос" проходить кастинг. Черт. Все-таки придется звонить Родиону и просить прислать девицу к ним на беседу.
   Но Денису категорически не хотелось этого делать. Надо разыскать блондинку самому. На худой конец посидеть пару вечеров у подъезда - ну не сутками же она рядом с Родионом.
   Денис, наконец, добрался до выхода и вышел на лестничный пролет.
   - Слышь, мужик, подсоби, а? - раздался хриплый голос откуда-то сверху.
   Денис поднял голову и увидел худющего мужика, который тащил что-то большое и ужасно тяжелое, судя по согнутым коленям и натянутым венам на руках.
   Денис перехватил железяку.
   - Вот уроды. Тратят на свое кино миллионы, а нанять грузчиков жаба душит. - хрипел мужик аж до первого этажа.
   Опустив ношу на пол, мужик оттер лоб.
   - Вот спасибо тебе, паря. А то я уж думал, пупок надорву. Меня Коляном кличут. Осветителем я тут.
   - Денис, - он пожал мозолистую лапу мужика.
   - Дай закурить, Дениска. Ну что? - Колян вытянул из пачки три сигареты. Одну вставил в рот, две привычным жестом заложил за ухо. - Не проканал ты для нашего Гаевского?
   - То есть? - не понял Денис.
   - Так ты не на кастинг пришел? Звиняй, больно морда у тебя... того... фактурная... Достал этот гений уже, - сплюнул Колян под ноги. - Снимать надо, а он все героя ищет. Хотя чего ему теперь торопиться? Дружочку на том свете миллионы не понадобятся. Сиди, твори на здоровье. Ладно, спасибо тебе, человече...Пойду теперь за колонками.
   - Да не за что.
   Денис пошел к лестнице, и уже спустился на пару ступенек, но неожиданно замер. Что-то в словах мужика зацепило Дениса.
   Денис прокрутил в голове обрывки фраз. И...
   Денис резко развернулся и побежал обратно. Но Коляна нигде не было. Нырнув в первый проход, Денис тут же попал в лабиринт, откуда, казалось бы, нет выхода.
   - Эй! Люди!
   Денис заметался по проходам, дергая каждую дверь. Но, только пара мелких крыс пробежали по краю коридора и шмыгнули куда-то подпол.
   - Ты чего орешь? - прохрипел Колян над ухом.
   - Фу-ты господи. У вас тут просто Форт Нок-с какой-то. Пожрать бы где. Тут у вас буфета нет?
   - Да есть одна забегаловка. Только ты сам не найдешь.
   - Слушай, Колян. Проводи. Пообедаем. Угощаю.
   - Да не вопрос.
  
   Денис не торопясь курил, посматривая, как Колян резво наворачивает гречку с подливкой.
   - И чего сейчас снимает Гаевский? - издалека начал Денис.
   - Да хрень какую-то сериальную. Подписался на хороший гонорар полгода назад. Теперь уж надобность в деньгах отпала, да куда ж от договора деться.
   - Не знал, что он художественно кино снимает. Я только его фильм про медицинский центр видел. А он вроде документальный.
   - Так Родька только художественное и снимает. Большое кино, серьезное. - Колян сыто развалился на стуле. - Только на хорошее кино хорошие бабки нужны. Он же эту документалку сделал, чтобы дружок денег в долг дал. Тут знаешь дружба дружбой, а денюжки врозь. Вот у меня случай такой был...
   Денис терпеливо выслушал три истории из бурной жизни осветителя Коляна, после чего вернулся к интересующей его теме. И через еще одну порцию гречки с подливкой и пары ватрушек с кофе Денис узнал интересные вещи.
   Родин Гаевский горел мечтой снять "Идиота". Но денег найти не мог - тема хоть и вечная, но историческое кино дорого - одни костюмы, кареты и интерьеры чего стоят. Побившись о банки и инвесторов какое-то время, Родион обратился к Глазунову. Но Андрей с годами охладел к кино (дело не прибыльное, а тщеславием Глазунов не страдал) и денег на фильм давать категорически отказался. Тогда Родион попросил в долг. Гаевский режиссер модный, поэтому без работы не сидел. И его мастерство оплачивалось более чем хорошо. За пару хороших проектов обещал отдать. Глазунов еще потребовал снять рекламный фильм о центре тестя. На таких условиях друзья ударили по рукам. Гаевский сделал документалку, снял своего "Идиота", фильм провалился, а долг остался. Вот и брался за все, что предлагали.
   - И много должен? - закинул удочку Денис.
   - Ну для кого-то миллион - мелочь, а для кого-то сто рублей - сокровище. - хохотнул Колян. - Поговаривают, на поллимона баксов должок тянул. Так что безвременный уход дружочка ой как, кстати, ему пришелся.
   - Однако крутая у вас тут информированность.
   - Кино, что ж ты хочешь-то. - усмехнулся Колян. - Хотя, может, и брешут всё - не знаю. Тут в костюмерной чихнут, а на площадке уже прививки делают от гриппа. Так что так это или по-другому - не знаю.
  
   Денис терпеливо ждал, когда Тарас, наконец, напьется. Полчаса назад друг еле вполз в кабинет и вместо приветствия Денис милосердно протянул ему минералку.
   - Долг в пятьсот тысяч долларов - это славный мотив. Ну ты везучий черт. - выдохнул Тарас, оторвавшись от бутылки. - И блондинка не понадобилась. И что, этот Колян даже не спросил, кто ты такой?
   - Знаешь, я сам об этом вспомнил только в машине. - усмехнулся Денис - Но, как говориться - волшебный мир кино. Слушай, ну давай я за анальгином сбегаю. На тебя ж больно смотреть. Не дай Бог Протапов сунется.
   Вид Тараса был плачевный: оттекшее лицо, взлохмаченные волосы.
   - А по какому поводу мы вчера нажрались-то? - с тоской спросил Тарас.
   - Чой-то ты себя во множественном числе называешь?
   - Не юродствуй, охальник. Меня Зинка дальше порога не пустила.
   - Это видно. Может пивка?
   - Нее-е-е-е, ты что! - испугался Тарас. - Зинка учует - ваще в дом не пустит. Мне вечером надо на праздник "Веселый хоровод" к дочке в сад идти. Так что - никакого алкоголя, хоть и очень хочется. Ты Родиона уже вызвал?
   - Вызвал. "Оне" обещались быть после работы.
   - С блондинкой?
   Денис шутливо перекрестился. Родион по телефону сообщил, что его "куколка" не вещь и абсолютно свободна в своих передвижениях. Но обещал сделать всё, что в его силах, чтобы передать приглашение Дениса на беседу.
   Ближе к обеду огромный и шумный Родион Гаевский почтил своим присутствием серенький кабинет следователя. Выдался свободный час и Родион поспешил прибыть "пред очи" Дениса. Так и проорал, появившись на пороге кабинета.
   Денис скривился. Ох, и не любил он творческий народ. Всегда витиевато говорят, всегда запутываются в своих же собственных мыслях. Может Денису не везло, но все киношники и театралы, с которыми он сталкивался по службе, были как на подбор. Никакой четкости в показаниях, одно сплошное закатывание глаз и заламывание холеных рук. И много-много слов не по делу.
   Гаевский не стал исключением. Хотя, в первые минуты, Денис, было, обрадовался.
   Родион вошел, плотно уселся на стул, отчего тот возмущенно скрипнул. Сто пятьдесят килограмм чистого веса для старенького стула было слишком.
   - Ответственно заявляю, господин следователь, что никаких личных мотивов для убийства своего единственного друга я не имел. - изрек Родион. - Нас связывали тридцать лет безупречной дружбы.
   Другого Денис после беседы с Алиной Глазуновой и не ожидал. Смешно было бы предполагать, что она умолчит о версии заказного убийства при общении с друзьями.
   - Отлично. - согласился Денис. - Тогда вы мне ответите на один вопрос и можете возвращаться к работе.
   - Я весь во внимании.
   - Почему вы взялись за телесериал? По нашим сведениям, в последние десять лет вы снимаете только большое кино.
   - Как почему? - выразительно выкатил глаза Родион. - Из-за денег конечно. Вы знаете, что такое сейчас снимать полный метр? Да ладно бы снимать. Снять можно, а вот донести до зрителя - невозможно. Наш, с позволения сказать, отечественный прокат совершенно не заинтересован в фильмах. Им всякую американскую шелупонь третьего разряда подавай. Прокатчики - акулы. Вот представьте...
   Дениса хватило на три минуты лекбеза о происках прокатчиков и превратностях отечественного кинематографа.
   - Так. Ясно. - прервал Денис поток красноречия Родиона. - Вопрос перефразируем. Кто финансировал ваш фильм "Идиот"?
   Родион замер. Да, выдержкой Алины Глазуновой режиссер явно не обладал. Его маленькие глазки заметались над пухлыми щечками, а крупные руки схватили лежавшую на столе ручку.
   - "Идиот"? Так это был государственный заказ, они и оплачивали.
   - Полноте, Родион Сергеевич.
   Денис красноречиво улыбался и в упор смотрел на Родиона.
   Тот попыхтел, покраснел. Побледнел и... расхохотался.
   - Мда... Все-таки хорошо работает наша доблестная полиция. Мне в голову не пришло, что история двухлетней давности всплывет. Скажите честно - вы были на студии?
   - Отвечайте на вопрос.
   И Родион ответил. Конечно, для красоты повествования посетовал на студийцев, у которых вода не держится в одном месте, поразглагольствовал, что кинолюдишкам верить на слово нельзя, потому как они чуют только дым, а до огня им дела нет.
   Денису надоел этот длинный заход в историю, и он жестко потребовал ответа. Иначе картина для Родиона складывалась не совсем славная.
   Однако Родион от долга открестился. Снимая свой фильм, Родион не рассчитал сметы и вышел за рамки предоставленных средств государством. Надо было заканчивать картину и срочно искать бабки. Он взял у Андрея деньги на фильм, рассчитывая отдать в течении двух лет. В срок не успевал, но вывернулся и расплатился с другом. Полгода назад.
   Родион отметил, что Глазунов был достаточно щепетильным в финансовых вопросах. Да и деньги между друзьями - очень плохая затея. Поэтому Гаевский принял помощь из других рук.
   - Из каких? - тут же среагировал Денис, хотя вопрос уже не имел значения. Но Денис уже "работал", раскручивая допрос по классической схеме. Жать-жать клиента до дна, чтобы тот сбился и выдал что-то совершенно неожиданное.
   - А вот этого я сказать не могу. Какая разница? Я расплатился с Андреем, а уж как дальше решил проблему это не важно.
   - В деле об убийстве важно всё. Так кто помог?
   Родион замялся, будто взвешивая говорить или нет:
   - Тут замешана дама, и я как истинный джентльмен...
   - Вы как истинный джентльмен рискуете остаться под подозрением в организации убийства своего друга. - повысил голос Денис. - Вы мне можете сто раз сказать, что отдали деньги. Но где подтверждение этого факта? Может вы мне наврали? - нажимал Денис. - Полмиллиона долларов - железный мотив.
   - Поллимона баксов?!! - взвился Родион. - Да они с ума сошли! Я взял у Андрюхи сто пятьдесят тысяч. Нет, ну до чего ж у нас талантливый народ, а? Сказочники, мать их!
   - Кто дал вам денег, Родион Сергеевич? - припечатал Денис.
   Родион подпрыгнул и выпалил:
   - Алина! Мне помогла Алина. Теперь я должен ей, а она в отличии от Андрюхи, не растеряла любви к искусству.
   "О-па. Интересный поворотец. - мелькнуло в голове у Дениса. Но что это мне дает? Да ничего. Хотя может только пока"
   А Родиона уже несло. Работы подходящей тогда никто ему не предлагал, и он уже был готов пойти к Андрею с повинной, рискуя испортить многолетние отношения, но тут Алина предложила помощь.
   - Как вы можете доказать, что вы отдали Глазунову деньги? - вклинился Тарас. - У вас есть расписка?
   - Помилуйте, какие расписки между друзьями. Хотя знаете что?! Я же перевел деньги на счет Андрея! Вы можете проверить.
   Родион говорил правду. Выписка банковского счета Гаевского за март месяц гласила, что банк перевел сто пятьдесят тысяч долларов на счет Глазунова. Номер счета мужа любезно назвала Алина по первому же требованию. Она же подтвердила факт "взаимопомощи" другу.
   Версия "Родион" умерла, едва родившись.
  
   Денис сидел за кухонным столом и бесцельно рисовал цветочки на полях списка. Была у него такая дурацкая привычка еще со времен школы. Кому-то для того, чтобы сосредоточиться, необходима сигарета, кто-то вертит в руках первый попавшийся предмет, кто-то тупо смотрит в окно. А Денис Лавров хватает ручку и рисует цветочки. Ни квадратики, ни большие заглавные буквы, а цветочки. Наверно, психологи и могли объяснить, почему у бравого, порой жесткого следователя Лаврова была такая романтическая привязка к сосредоточению, но Денис никогда не анализировал свою привычку. Рисовал и все. И в момент прорисовки каждого лепестка укладывал по порядку мысли в голове.
   Лиза спала за стенкой, разговаривая во сне. А Денис все возвращался и возвращался к событиям сегодняшнего дня.
   Он посмотрел на список и зачеркнул "Родион".
   На сегодняшний день было отработано двое фигурантов. Алина и Родион отпадали. Наследство мужа Алину не интересовало, Родион перед другом был чист. Но Алина оплатила долг Родиона. Почему? Да какая разница - оплатила и всё. Зная педантичность мужа в вопросах денег, может, таким образом, сохраняла дружеские отношения в компании. Логично? Вполне.
   Остались супруги Фомичевы, детишки и... Марго.
   Марго... Денис вспомнил огромные голубые глаза и платиновые волосы. Красивая девочка, если бы в глазах наличествовал хоть намек на интеллект. Хотя чтобы заарканить богатого и успешного режиссера тоже надо обладать некоей сноровкой.
   Ладно, по делу. Марго. Провинциальная Золушка, прикатившая искать свое место под столичным солнцем. Желательно не только в постели у богатого человека, но и в фокусе "волшебного фонаря". Нашла богатея, стала вертеться на студии, где он снимает. Узнала о долге, и...
   Стоп. Денис замер, не дорисовав сороковую ромашку. Долг. Долг Родиона. А если Марго знала о долге Родиона, но не знала, что Родион расплатился? Ну, если оттолкнуться от такой фантастичной версии, что тогда? Могла она заказать Шитову Глазунова, чтобы избавить "папика" от долга?
   Нет, бред. Денис заштриховал ни в чем не повинную ромашку. Мозгов бы у Марго не хватило, Тарас прав.
   Денис перевернул лист и размашисто написал "Фомичевы".
   Что им известно про эту семейку? Почти ничего. Она - домохозяйка. Он - учитель физкультуры в частном колледже. Живут в трехкомнатной квартире, сын Борис учится в институте на платном факультете. Имеют три машины на семью. А кстати, сколько зарабатывает физрук даже в частном колледже? Ну, сто тысяч предположим, и то, наверное, многовато. Откуда тогда у Екатерины драгоценностей на тучу тысяч и возможность покупать босоножки на сумму в месячный оклад того же мужа? И как все это, черт побери, связано с Глазуновым?
   Вопросы, вопросы... Это хорошо, потому что именно в вопросах скрываются возможные мотивы. А они нужны. Нужны, как воздух.
   Поехали дальше. Борис Фомичев. Красавец парень, надежда родителей, любимец крестного папаши. О! Глазунов очень любил крестника. Судя по опросу всех фигурантов - парень тоже души не чаял в Глазунове. Праздник на каждый день рождения, подарки, денег явно подкидывал. Кстати, надо узнать, не он ли оплачивал институт.
   Оставим. Неля. Единокровная дочь. Шестнадцать лет. Ну, это вообще самая фантастичная версия. Хотя именно из самых фантастичных предположений иногда складываются самые, что ни на есть, реальные мотивы для убийства.
   Денис бросил ручку, встал и подошел к окну. За стеклом уже светлело небо, где-то вдали тренькал первый трамвай, а шуршание метлы об асфальт сигналило, что дворник уже вышел на работу.
   Нет информации. Хреново. Без информации можно только строить предположения. Занятие конечно забавное, но бесперспективное.
   С чего же начать? Нужны свидетели, приближенные к этим людям. Товарищи по институту, по частной школе, мастера в парикмахерских салонах, подруги, друзья, любовники, сотрудники. Туча народу, которого надо опросить, объехать. Вызнавать отношения внутри семьи, копаться в грязном белье.
   Денис вздохнул. Он любил свою профессию. Любил сидеть в засадах, любил вести допросы, даже бесчисленная писанина не раздражала его. Но собирать информацию было для него пыткой. Нужно порой окунуться с головой в дерьмо человеческих отношений, чтобы в этой клоаке нащупать ту самую призрачную ниточку, которая приведет к нужной информации. Хотя иногда, крайне редко, нитка лежит на самой верхушке этой зловонной кучи и надо просто протянуть руку.
   И в данном деле, кажется, такая ниточка есть.
   Денис улыбнулся своим мыслям. "Мда, Лавров. Потянуло тебя на философию. Стареешь, что ли?". Он тряхнул головой и решительно вышел из кухни.
   Заглянул в комнату сестры. Лиза перевернулась во сне, и одеяло свалилось на пол. Полуголое девичье тело забелело в предрассветном полумраке. Денис прикрыл дверь. Выросла сестренка.
   Денис залез в свою берлогу и накрылся с головой пледом.
   "Надо завтра же разыскать Марго" - подумал Денис и отключился.
  
   Огромный торговый центр бурлил, смеялся и покрикивал многоголосьем покупателей, сотрудников и продавцов.
   Лиза стояла напротив стеклянной витрины и заворожено разглядывала колье. Украшение переливалось всеми цветами радуги под умело направленным светом маленьких лампочек.
   - Отпадное, правда? И не скажешь, что бижутерия. - раздалось над ухом.
   Лиза развернулась и уперлась взглядом в чью-то высокую грудь.
   Чтобы взглянуть обладательнице столь шикарного бюста в лицо, Лизе не только пришлось закинуть голову, но и отступить на шаг назад.
   Высоченная блондинка качалась перед ней на пятнадцатисантиметровых каблуках и широко улыбалась пухлым ртом. В огромных голубых глазах отражались все лампочки витрины.
   - Не, ну прикольно да? - восторгалась блондинка. - Хотя в Париже тоже самое стоит в три раза дешевле. Накручивают наши себе маржу, кошмарики. Пойду, примерю что ли.
   Блондинка прошествовала мимо Лизы в магазинчик и уже через минуту Лиза наблюдала, как она застегивала колье на точеной шее.
   Лиза вздохнула. Ни такого бюста, ни таких шмоток, которые были на блондинке, ни такого украшения ей не видать как собственных ушей. Но ведь примерить несколько безделушек ей никто не может запретить? И Лиза решительно вошла в магазинчик.
   Лиза перемерила наверно штук сорок браслетов и столько же подвесок. На нее хмуро поглядывала продавщица, стоящая в углу магазина за кассовым аппаратом. Две девушки консультантки были заняты покупателями, которые в этот час уже набились в магазинчик под завязку.
   Лиза глянула на часы и заторопилась домой. Денис наверно уже дома, а она ничего не купила поесть. Опять ссориться с братом не хотелось. Как велел ей милый дядька психотерапевт - надо обходить острые углы и стараться как можно реже вступать в конфликт. Черт, а ведь она хотела сегодня сделать для Дениски его любимые голубцы. Так, как учила её когда-то мама.
   Мама... Какое забытое слово. Она была такой доброй, теплой... Хоть Лизке и было четыре года, когда мамы не стало, но она помнила её запах, помнила, как мама...
   Лиза тряхнула головой. Стоп. Нельзя. А то опять затянет где-то под сердцем, и не выдохнешь.
   Лиза решительно повесила браслет на крючок, и, повернувшись, нос к носу столкнулась с толстой теткой.
   - Простите. - тихо извинилась Лиза.
   - Смотри, куда прешь!
   Последовала краткая, но бурная перепалка, в процессе которой ни Лиза, ни кто либо другой не заметил, как чья-то узкая рука с длиннющими розовыми ногтями ловко закинула в сумку Лизы браслет.
   - ...да сама пошла. Корова! - закончила возмущаться Лиза, и с трудом обойдя тетку, рванула на выход.
   Но когда Лиза проходила магнитную рамку контроля, на весь магазинчик зазвенела сирена.
   Хоп... и железная рука Охранника цапнула Лизу за руку. Откуда он только взялся.
   - Сумочку откройте, девушка.
   - Я ничего не брала.
   - Верю. Сумку открой.
   Лиза распахнула сумку и демонстративно вытряхнула ее содержимое прямо на пол. Но каков же был ужас девушки, когда среди косметики, бесчисленного числа бумажек, записной книжки, расчески и милых безделушек ярким синим пятном горел пластиковый браслет.
   - А это чье? - Охранник довольно ухмылялся, словно обнаружил пропавшие камни царской семьи.
   - Это не мое, честное слово.
   - Разберемся. Соберите свои вещи, гражданочка.
   Слезы закипели на глазах Лизы. Что теперь будет? Придется звонить Денису. Вот тебе и без конфликтов. Лиза покидала в сумку вещи и выпрямилась.
   - Ну я же говорила. - торжествовала толстая тетка, наблюдая как Охранник вновь вцепился в руку Лизы.- Мало того, что хамка, еще и воровка.
   - Закрой пасть, тетя. - неожиданно Лиза увидела ту самую блондинку, которая час назад стояла с ней около витрины. Блондинка нависла над теткой всем своим двухметровым ростом. - Куда ты лезешь? А ну отпустил девочку! - гаркнула она Охраннику. - У вас тута это барахло пачками без крепежей висит. Цепанулось за сумку, да соскользнуло.
   - Ничего подобного, - встряла в разборку продавщица от кассового аппарата. - Она целый час его примеривала. Я видела.
   - А чо ты оттудова видишь-то? - заорала блондинка.
   - Слышь, деревня! Тебе что больше всех надо? - возмутился Охранник.
   - Это кто тут деревня? Нахал! - и блондинка залепила Охраннику звонкую пощечину.
   От неожиданности Охранник отпустил Лизу. Блондинка сделала какое-то неуловимое движение ногой, и Охранник мягко опустился задней точкой на пол.
   - Ходу, подруга! - заорала блондинка.
   Лиза подпрыгнула и рванула из магазина.
   Она бежала что есть мочи, лишь слышала сзади цокот шпилек по мраморному полу.
   В какой-то момент кто-то резко толкнул ее в бок, и Лиза протаранила какую-то дверь чуть ли не головой.
   Пробежав по инерции пару шагов, она обернулась. Блондинка подпирала дверь с табличкой "служебный вход" и прижимала палец к губам, призывая к молчанию. Лиза кивнула и замерла.
   - Так. - через минуту прошептала блондинка. - Ждем малёхо, и будем отсюдова выбираться.
   Блондинка наклонилась и потерла коленку. Длинная царапина вдоль икры уже набухала кровью.
   - Вот черт. Откудова эта хрень?
   - Наверно ты об охранника поцарапалась, когда ногами махала.
   - Точно. У него какая-то бляха-железяка на жопе висела, - захихикала блондинка. - Спасибки брательнику - это он меня научил подсечку ставить. О черт! - спохватилась она. - Если этот хрен мои туфли поцарапал - вернусь и убью тварь.
   Блондинка сняла туфель и стала пристально его разглядывать.
   - Как ты на таких каблучинах бегаешь, не понимаю. - Лиза уставилась на устрашающую шпильку.
   - Т-с-с. - блондинка прислушалась. За дверью раздались какие-то возбужденные голоса, но через секунду они стихли.
   Блондинка взглянула на табличку двери.
   - Ага. Если есть вход, значит должен быть выход. - она наклонилась и обулась. - Тебя как звать-то?
   - Лиза. А тебя?
   - Ритка. Но в Москве меня Марго кличут. Ладно, Лизок. Вставай, будем из этой хрени выбираться.
   Они минут пятнадцать петляли по длинным коридорам подсобных помещений торгового центра и в какой-то момент увидели широко распахнутую дверь на улицу.
   Марго подхватила Лизу под ручку и через минуту они оказались на широком дворе, забитую большими фурами.
   - Посторонись! - толстый дядька провез мимо них груженую большими коробками тележку.
   Девчонки взвизгнули и побежали в проулок. Марго заметно припадала на ногу. Лиза обернулась.
   - Рит, у тебя кровь. Погнали ко мне - я тут недалеко живу.
   - Да я на машине. Щас доковыляю и...
   - Пошли, говорю. Промыть надо. Мало ли - может этот охранник заразный. - хохотнула Лиза.
   - А мать не заругает? - осторожно спросила Марго.
   - Я с братом живу. Пошли.
   Они быстро дошли до дома, и первым делом Лиза усадила новую подругу в кресло. Притащив коробку с аптечкой, Лиза принялась обрабатывать рану, а Марго болтать без умолку вперемешку с повизгиванием от боли.
   Наконец Лиза аккуратно прикрепила последний пластырь вдоль царапины. Марго вытянула ногу и провела по пластырю пальцами с длиннющими розовыми ногтями.
   - Мда... Хорошо съемок нет, а то пришлось бы гримом замазывать. Я ж актриса, я тебе говорила?
   Лиза улыбнулась. За последние полчаса она узнала о Марго почти все. И про ее рождение в городе Ростове, и про ее решение стать актрисой непременно в Москве, и про счастливую встречу с "папиком" Родей. Марго оказалась смешной девушкой, такой своей в доску.
   Марго поднялась с кресла и прошлась по комнате.
   - Нормалек. Ну чего, хозяйка, чаем угостишь? А то так пить хочется, что переночевать негде.
   - Старая шутка, - хихикнула Лиза.
   - Зато работает всегда.
  
   Денис отрыл дверь своим ключом и уже в коридоре услышал заливистый смех сестры. На глаза сразу попались ярко-розовые туфли с дикими каблуками. Лиза на таких и шагу не пройдет. Значит, чаи гоняет с подружкой.
   Денис вздохнул. Вот только ему бабского щебетания на ночь глядя не хватало. День был суматошный - в отдел пожаловала проверка и вместо работы полдня пришлось ходить вместе с Протаповым за проверяющими. Потом Денис попытался выловить Марго у дома Родиона. Но безуспешно. Звонок режиссеру не помог - он по прежнему не знал, где Марго. Сказал, что домой забегала точно - шмотки разбросаны по всей квартире. Сам он второй день не вылезает со студии.
   Тарас вынес мозг, утверждая, что с каждой минутой исчезновение Марго становится подозрительным и даже почти убедил в этом Дениса. Если бы только ни та же консьержка, которая час назад уверяла, что "эта лимита" приходит и уходит каждый день. Подозревать консьержку в сговоре с Родионом было бы, по меньшей мере, смешно. Наконец догадавшись оставить Марго записку у консьержки, Денис решил поехать домой.
   И вот, вместо тихого семейного ужина он будет до полуночи слушать хихиканье девиц за стенкой.
   Денис аккуратно поставил чужие туфли на стойку и пошел знакомиться с подругой сестры.
   Но войдя на кухню, он чуть не прикусил язык.
   - Марго? Что вы тут делаете?
   Марго развернулась, и улыбка сползла с её губ. Чашка в руке задрожала, всколыхнулась и упала на кафельный пол. Треньк... голубенькие осколки грустно подмигивали желтенькими цветочками на фоне бежевого кафеля.
   Марго медленно поднялась. Без каблуков она была сантиметров на пять ниже Дениса. Но все равно очень высокой.
   - Здра-а-асти-и-и... - пораженно вымолвила Марго. - Ты чего не сказала, что у тебя брательник мент? - неожиданно взвизгнула Марго.
   - А ты не спрашивала. Вы что, знакомы? - Лиза переводила взгляд с брата на Марго.
   - Да я её по всему городу третий день разыскиваю, а она у меня дома чай пьет, - возмутился Денис. - Вы от меня скрываетесь, гражданка Дробязко?
   - Да не Боже мой, на фиг мне это? - возмутилась Марго. И тут же кокетливо улыбнулась. - А вы меня ищите?
   - Представьте себе. А кстати, как вы тут оказались?
   И пока Лиза собирала осколки, Марго красочно поведала Денису историю вопиющей несправедливости.
   - Да у моей подруги такое было, ей Богу, - горячо закончила она. - Зацепила зонтом... знаете такие зонтики как палка, на веревке, чтобы через плечо. Ага... ну и вот. Зацепила бусы за пумпочку на спице, ну и пошла с ними через эту металлическую фигню. А она как заорет...
   - Так. Я понял, - поморщился Денис. От трескотни Марго у него мгновенно разболелась голова.
   - Денис, - тихо сказала Лиза. - Я не брала этот дурацкий браслет, поверь.
   - Да верю я. Ты мне поесть дашь?
   - Нет. Я не успела ничего купить.
   Денис молча смотрел на Лизу. Марго зыркнула глазами сначала на брата, потом на сестру.
   - Спокуха! Это я виновата, - гаркнула она. - Лизок мне ногу чинила, ага... Вместо, значит магазина. Но вы не дергайтесь, товарищ следователь. Вы это... телек пойдите поглядите. А мы щас быренько ужин организуем, - и без перехода развернулась к Лизе. - Лизка - мужика надо накормить. Макароны в доме есть? Щас сварганим итальянскую пасту - пальцы проглотит.
   Денис уставился на Марго. Представить, что это холеная девица, у которой один маникюр стоит, как его месячная премия, будет готовить ужин, он мог с трудом.
   - Вы чего замерли, товарищ следователь? Я из Ростова и у меня два брата младших на минуточку. Так что...
   Денис только тупо кивнул и вышел из кухни.
  
   Макароны с томатной подливой и тертым засохшим сыром именуемые итальянской пастой была восхитительны.
   После плотного ужина Лиза была отправлена готовиться к зачету в институте, и Марго с Денисом остались на кухне одни. Марго хлопала ресницами и глупо улыбалась. "Нет. Все-таки она блондинка - пронеслось в голове у Дениса.- Хоть и готовит вкусно".
   - А я знаю, почему вы меня искали, - торжественно сообщила она. - Я подслушала, как Родечка с Алиной по телефону говорил. Андрюшу правда заказали, да?
   - Нет. Но версия такая есть. Маргарита...
   - Ой, не надо так меня обзывать. Пусть Марго будет, ок? Мне так нравится.
   - Хорошо Марго. Вы давно э-э-э... дружите с Гаевским?
   - С Родей? Месяца два. Но он меня в тот кошмарный уик-энд впервые своим друзьям показал. Мутная компашка. Все чего-то друг от друга скрывают... ой... Я чо-то не то сказала? - она хлопнула ресницами.
   - Нет, Марго, - улыбнулся Денис. - Вы начали говорить именно то, что я от вас и жду. Буду с вами честен. Я подозреваю, что к гибели Андрея может иметь отношение кто-то из его близких. И мне надо знать...
   - Мотив, я знаю! - захлопала в ладоши Марго. - Обожаю детективы! Я столько их пересмотрела у Роди на компе.
   - Вот и отлично. Скажите, вы не заметили в тот день ничего странного? Какой-то нечаянно услышанный разговор, может, видели что-то...
   - Ну-у-у.... - Марго театрально закатила глаза. - Может и слышала, может и видела... Потом Родичка, когда налакается о-о-очень любит поболтать...
   - Маргарита! Ближе к теме.
   Марго томно повернула голову и просто-таки окатила Дениса холодным презрением. Секунда... И Марго звонко захохотала, откинув назад свои шикарные волосы.
   - Здорово у меня получилось?
   - Волшебно! Просто Вера Холодная. Оскар с Золотым львом рыдают и ждут, когда вы наконец за ними придете. Но пока этого не произошло - прошу вас, Рита...
   - Ну ладно. Значит так. Первое: у Алины и Родьки в прошлом был роман - сто пудов! Они на этом празднике таа-а-ак танго танцевали, как могут танцевать только те, что до сих пор друг дружку любят. И между прочим это... вожделеют...
   Денис на секунду задумался. Но тут же отмахнулся - на ход машины следствия этот факт не влиял. Хотя... чем не мотив - Родион мог избавится от соперника. Правда, не понятно - чего так долго тянул?
   - Не подходит? - огорчилась Марго. - Тогда вот: на людях Алина и этот Андрей убиенный - сюси-пуси, поцелуйчики - обнимашки, а как их никто не видит - тут же скандал вдрызг! Вплоть до мордобоя!
   И Марго с жаром принялась пересказывать, как за несколько часов до праздника пряталась за кадушкой с пальмой близ номера Глазунова.
   - Клянусь - она из номера выскочила, за морду ухватилась, и лицо было такое - вот прям щас его укотропупит. Но говорю сразу - о чем они там орали друг на друга - я не слышала. Мне чужого не надо. Ну? Нормально?
   Денис неопределенно покачал головой. Наблюдение интересное, но информации маловато. Мало ли из-за чего супруги могут ругаться до пощечины? Да несть числа причин - от любовницы или любовника - кстати сюда чудненько ложится инфа про Родиона и Алину - до не глаженной рубашки.
   - Ну и на закуску...- Марго сделала мхатовскую паузу. - Боб - родной сын Глазунова!
   Денис поперхнулся чаем и кашлял минут пять, пока Марго не треснула его по спине ладошкой.
   - Круто, правда? - улыбалась произведенным эффектом Марго. - У меня тоже челюсть на манишку упала, когда мне Родька про это проговорился.
   К тому же по словам Марго, которая слышала обрывок разговора между Катей и Глазуновым, она сделала неожиданный вывод - Кате очень не нравились развивающееся отношения между Бобом и Нелей. Оно и понятно - брат и сестра, ведь не знают же...
   - Так что же получается... - Денис налил новую порцию чая. - Глазунов подложил под Павла Фомичева свою беременную подружку?
   - А ты откуда знаешь? - Марго захлопала длиннющими ресницами.
   Денис усмехнулся. Опрос Родиона в пансионате в ночь убийства давал достаточно информации, чтобы сейчас сложить два и два. Получалось, лучший друг испортил жизнь Павла тем, что решил свою проблему засчет друга. И Боб родился через семь месяцев - вроде как недоношенным. Хороший товарищ, нечего сказать.
   - И это еще не всё! Эта Катя очень не хочет, чтобы Боб уезжал учиться заграницу. А Глазунову было наплевать на её "нехотелки".
   Денис покачал головой. Мда... тайн на эту компанию хватало с лихвой...
   Марго просидела с Денисом до двух ночи, потом он проводил её до машины и договорившись держать связь, они расстались.
   Поднявшись домой, Денис достал белый лист бумаги и ручку.
   Через тридцать два рисованных цветочка Денис сложил вот такую картину событий.
   Павел Фомичев женился на беременной подруге Глазунова - Кате по "уговорам" того же Глазунова. Она рожает недоношенного сына Бориса, Глазунов становится его крестным папашей и содержит до сих пор всю семейку. И если Павел узнал о том, что столько лет растил чужого сына, то...Вывод напрашивался сам собой - на деньги того же Андрея он мог заказать убийство. Личный мотив, месть за обман.
   У Кати мог нарисоваться тоже мотив. Андрей хотел урезать деньги Фомичевым, поскольку планировал отправить Боба учиться заграницу. Катя отпускать сына из отчего дома решительно не желает. И поэтому могла убрать Андрея, думая, что её сыну привалит солидная часть наследства. Логично? Вполне может быть.
   Боб мог грохнуть своего крестного папашу... Хотя нет, не мог. Он при любом раскладе оставался в выигрыше - что крестный отец, что биологический родитель - благодетель в любом виде. А вот девочка Неля - представительница современных чокнутых подростков вполне могла заказать папаню, потому что Глазунов был резко против отношений юноши с дочерью. Знамо дело - инцест, потому и был против. Очень даже мотив, встречался в оперативной работе не раз.
   Денис чертыхнулся. Мексиканский сериал, с индийским кино. Сын спит с сестрой, подруга шантажирует раскрытием тайны, отец мстит за обман крестному отцу.
   Но даже такие умопомрачительные версии нуждаются в проверке.
   Чем черт не шутит, когда Бог спит. Попробуем.
   Денис разорвал лист с целой цветочной клумбой, выключил свет и пошел спать.
  
   ГЛАВА ШЕСТАЯ
   "РАЗ - ОТВЕТ, ДВА - ОТВЕТ И СКЕЛЕТОВ БОЛЬШЕ НЕТ..."
  
   Денис проснулся ни свет, ни заря, посмотрел на часы - пять утра! Нет, надо поспать еще хоть часок. Он уткнулся носом в подушку, но сон как рукой сняло. В голове стал крутиться вчерашний разговор с Марго. Да, забавная получалась историйка! Еще вчера утром Денис бился, выискивая возможные мотивы для убийства Глазунова у его родственников и друзей, носился по городу в поисках Марго, и вдруг - такой поворот. Марго явилась сама, по воле нелепого случая... зверь набежал на ловца! И выдала... Мотивы посыпались, как камнепад в горах... Эта Марго - просто кладезь информации какой-то. Кто бы мог подумать, что ее бабское любопытство даст такой обширный материал!
   Но вся эта информация требовала срочной и тщательной проверки, - напряженно думал Денис. - В первую очередь, необходимо выяснить насчет Боба - чей он, действительно, сын? Если Глазунова - получить доказательства. Как это сделать? Момент тонкий, тема деликатная. С какой стороны подступиться к этой груде чужого грязного белья?
   Ну, предположим, выяснили. Дальше надо копаться, прокачать каждую версию, мотив каждого фигуранта... Денис снова стал прокручивать в памяти, что говорила Марго. И тут же всплыли картинки. Вот она сидит перед ним, хлопает накрашенными ресницами, смотрит простодушно своими глазищами в пол лица. Несет всякую чушь. И неожиданно, без всякого перехода, выдает фантастические факты! А как смешно она говорит! Ну, и словечки! Даже от Лизкиных подружек такого не услышишь... Но голосок... До чего ж приятный, и звучит так мягко, будто ласкает слух...
   Денис вдруг поймал себя на мысли, что думает не столько о версиях и мотивах, сколько о самой Марго. И тут же одернул себя. - Черт! Совсем охренел, Лавров! Чем занята твоя башка! Только этого не хватало! Факты, факты... Надо думать о фактах, анализировать, систематизировать...
   Денис вскочил с постели, прошел в ванную. В квартире было тихо, Лиза еще спала. Денис окатил лицо холодной водой, потом забрался под душ, отхлестал себя мощной струей горячей и холодной воды. Не помогло - проклятая блондинка то и дело снова всплывала перед глазами. Что за наваждение? Вот чертовщина!
   Уже долгое время Денис не то, что не думал о женщинах - он вообще не смотрел на них, как на объект влечения и возможной связи. Наверное, для здорового мужика в его возрасте это было не совсем нормально, но так получилось само собой - эта тема с гибелью Леры оказалась для него закрытой. Он, как и прежде, умел быть галантным, остроумным, и даже пользовался своим обаянием, если необходимо для дела. Но - не больше, и все прекрасно это понимали.
   До встречи с Лерой у Дениса, конечно же, были женщины - он-то всегда им нравился, но так, ничего серьезного - короткие, ни к чему не обязывающие связи. А год назад в управление пришла она - практикантка с юрфака... Денис увидел ее, и с этого момента жизнь перевернулась. Лера стала одной, единственной... Денис сразу понял - это серьезно, надолго, а лучше - навсегда. Судьба распорядилась иначе. Денис возненавидел судьбу, затаил жажду мести, глушил тоску в работе, и не анализировал отсутствие всякого интереса и влечения к бабам.
   А тут - вдруг какая-то смазливая дурочка, да еще чужая любовница... Вот идиотизм! Нет, я точно потенциальный клиент для психолога! Не податься ли к этому Марату на прием? А что ему сказать? Так мол и так - девка меня смутила. Надо распутывать дело, а я про нее думаю. Да он на смех поднимет, и будет прав.
   Денису и самому стало вдруг смешно. Вот переклинило. Надо валить на работу - там все пройдет. Денис стал торопливо собираться, и, выпив на ходу чашку кофе, сорвался из дома и поехал в управление.
  
   - Ну что, удалось найти эту горе актрисульку? - Тарас протянул Денису свежую, аппетитную булочку.
   Денис с жадностью откусил кусок булки, и, не ответив на вопрос, стал вываливать другу груду Глазуновского и иже с ним грязного белья, ошарашил новостью о происхождении Боба, и окончательно потряс возможным инцестом Боба и Нели.
   - Ни хрена себе! - Тарас обалдело переваривал информацию. - Получается, у каждого был мотив! Кроме самого сыночка... И где ж ты, Дэня, все это нарыл? Колись! Не у Дашки же в интернете?
   Денис криво усмехнулся.
   - Блондинка на хвосте принесла.
   - Во как? - изумился Тарас. - Значит, все-таки, отловил ее?
   - Она сама меня нашла, - выпалил Денис, дожевывая булочку.
   Тарас заинтересовался, как это произошло. И тут Денис почувствовал, что говорить правду о появлении Марго в доме ему почему-то не хочется.
   - Ну, в общем, случайно столкнулись, - отмахнулся Денис. - Технические детали опустим. Я, конечно, прижал ее всякими вопросами. Она и рассказала о скелетах в шкафу у семьи и компашки Глазунова. Круто, да?
   Тарас неопределенно кивнул, призадумался и вдруг спросил.
   - Дэня, а ты ей сразу так и поверил? А ты не думаешь, что все это - выдумка Марго?
   - Зачем ей это? - удивился Денис.
   - Не врубаешься? - Тарас расхохотался, - да все просто! На тебя она хотела впечатление произвести! Прикинь - этот ее Родион, который ей в папаши годится, и - ты. Лично я предпочел бы тебя.
   - Извращенец! - язвительно процедил Денис, и подумал про себя - если Тарас прав, то Марго, безусловно, удалось достигнуть цели. - Хотя, возможно, ты и прав... Насмотрелась девка сериалов, и решила приложить к жизни. Да так увлеклась, глупышка, что сама поверила в свою фантазию.
   - Ладно, ладно, - замахал руками Тарас, - в любом случае мы должны проверить и все выяснить.
   - И как можно - быстрее, - оживился Денис, - Надо с чего-то начинать. Точнее - с кого-то. Давай с сыночка и начнем. Первым делом необходимо выяснить, чей он, действительно, сын.
   Тарас усмехнулся.
   - А как? Генную экспертизу проводить? Кто на это даст согласие? Придешь к Протапову и скажешь - одна баба сказала, что Борис Фомичев - сын Глазунова. И если это так, то убийство рассматривается в таком разрезе: как месть Павла за обман, или тайный умысел Екатерины, потому как Глазунов ей бабки грозился урезать. Да! Не забудь Нелю, которой папаша запрещал трахаться с Борисом, и она жаждала батюшку родного грохнуть, чтобы ей открылась светлая дорога в сексуальное будущее! - Тарас на секунду замолчал. - Так... Вроде никого не забыл. Но поскольку у нас нет точных данных, что Борис - сын Глазунова, мы должны сначала выяснить, чей он сын на самом деле. Поэтому просим вас, дорогой товарищ Протапов, постановление на экспертизу.
   Денис почесал в затылке.
   - Да, аргументация у нас сомнительная, прямо скажем.
   - То-то и оно! И времени всего неделя. Из нее половина уйдет на эту гребаную экспертизу. А мы что будем делать? Ждать тупо заключения медиков?
   Денис предложил пойти другим путем - более простым и коротким. Сначала посоветоваться с Тонькой, Петровичем, можно ли без экспертизы установить отцовство.
  
   Петровича Тарас с Денисом не застали - уехал в судебный морг. А Антонина копалась с какими-то документами.
   - Тонь, вопрос на засыпку, - сходу начал Денис. - Как можно установить отцовство, не проводя генно-геномную экспертизу?
   Антонина подняла голову от бумаг.
   - Отцовство - никак. А вот не отцовство в некоторых случаях доказать можно.
   - Просвети, - взмолился Тарас.
   - Ты что, внебрачного ребенка завел? - съехидничала Антонина, - От алиментов хочешь избавиться?
   - Тонька, типун тебе на язык! Да по делу надо! У наших фигурантов - сплошные тайны Мадридского двора.
   - Ладно, ладно, не оправдывайся.
   И Антонина деловито принялась объяснять, что родной ребенок, или нет, можно определить по группе крови, но только в том случае, если у ребенка группа не совпадает с обоими родителями. Или же по резус-фактору, если у обоих родителей резус положительный, а у ребенка отрицательный, например, то он точно рожден не от своего законного отца.
   - А какова вероятность несовпадения? - спросил Денис.
   - Фифти - фифти, - усмехнулась Антонина. - Это - уж как повезет.
   - А если не повезет - только экспертиза?
   - Именно так, мои дорогие.
   - Слушай, Тонь - а где взять эти данные? Про группы крови родителей и ребенка? - продолжал выпытывать Денис. - Не можем же потребовать их у родителей, которым не предъявлено обвинение?
   Антонина объяснила, что все эти данные должны быть обязательно в медкарте младенца в родильном доме. Но потом в выписку и медкарту их часто не вписывают. Или могут вписать только группу крови ребенка, а группы крови родителей надо искать, соответственно, в тех медицинских учреждениях, где они наблюдаются. В общем, самый верный путь - поднимать архив того родильного дома, где был произведен на свет интересующий Дениса и Тараса объект.
   Антонина пожелала ребятам удачи, и снова углубилась в свои документы.
  
   - Вот геморройная задачка, - расстроился Денис. - Как узнать, где Екатерина Фомичева двадцать один год назад рожала? Это же целая история с географией.
   - А если просто спросить ее? - предложил Тарас.
   - Нельзя, - тут же отмел Денис, - тогда она заподозрит неладное. А вдруг - она заказчица.
   Тарас усмехнулся.
   - Используй блондинку, раз уж ты с ней закорешился. Она вхожа в эту компашку, пусть выяснит.
   - Так и сделаем, - Денис с трудом скрыл радость от того, что у него появился повод снова встретиться с Марго.
  
   Связаться с Марго оказалось не так просто - ее телефон был заблокирован. Денис набирал ее номер с завидным упорством, каждые пятнадцать минут, но получал тот же результат - "абонент не доступен, номер заблокирован или находится вне зоны действия сети". Дениса это просто бесило. Время идет - дело стоит. Тарас советовал Денису успокоиться, звал пойти пообедать - "а то на голодный желудок ты просто становишься зверем". Денис уже было согласился. Они вышли в коридор, и неожиданно столкнулись с патрульной группой, которая вела четверых задержанных парней. Выглядели парни ужасно - в ссадинах, синяках. Кто-то заметно прихрамывал, у кого-то была забинтована голова, у другого - гипс на руке. Денис уже прошел было мимо, но тут взгляд его остановился на знакомой физиономии. О Господи! Это был Лизин парень Вася Коркин.
   Коркин угрюмо опустил глаза. Денис вспомнил об обещании, которое дал сестре - поговорить по душам с этим типом. Но времени так и не выбрал. Денису стало стыдно. Он отправил Тараса обедать одного, попросил захватить ему чего-нибудь из столовой, чтобы не помереть с голоду, а сам остался выяснять у патрульных, что произошло. Ему объяснили - ребят взяли за драку, на пустыре. Какой-то мужик увидел - позвонил в милицию, не назвался. Нам передали вызов. Хорошо, успели вовремя - а то дошло бы до смертоубийства. Вызвали "скорую", одного отправили в реанимацию, этих обработали. Могут посидеть в обезьяннике до утра. Допрашивать их будет Игорь Родченко, ему поручено это дело, но он еще на вызове, ждем.
   - Зачем ждать? Допросить и я могу, - предложил Денис. - А он приедет и продолжит.
   Опера не возражали, но надо было договориться с начальством.
   С Протаповым вопрос решили. Денис объяснил, что хорошо знает Коркина, который проходил у него раньше по мелкой краже, и хочет сам его допросить. Протапов не возражал. Правда, он не преминул напомнить Денису, что у него всего неделя на распутывание собственного дела, а половина дня из этой недели уже прошла. Денис обещал не затягивать, и пошел разбираться с Васей.
  
   Вася сразу пошел в отказку - он ничего не знает, и вообще оказался случайно в этом месте. Парней этих раньше не видел. Денис разозлился.
   - Какого черта ты мне лапшу вешаешь! Боишься? Ясно. Только не меня тебе надо бояться.
   И дальше пошел разговор не для протокола. Денис сказал, что все знает от Лизы. Вася решил завязать, но ему угрожали дружки. Денис обещал сестре встретиться с Васей, не здесь, конечно, а где-то на нейтральной почве, и все обсудить. Не успел, виноват. Работы - завал. Но раз уж так случилось - давай теперь поговорим.
   - Из-за чего была разборка? Из-за наркоты? - припер Васю Денис.
   Вася поежился, побычился, но, в конце концов, раскололся. Он, действительно, вышел из дела, как и обещал Лизе. А с ним - еще двое ребят, его дружков. Но тут поступила новая партия травки. Вася продавать отказался. Правда, пришлось дать отступного. Все, что накопил раньше - отдал до копейки. Ну, в общем, его отпустили. Но пригрозили, сдашь ментам - убьем. А тех двоих ребят уломали - им деньги были нужны. Они траву скинули, пошли сдавать бабки. А их обвинили, что львиную долю они присвоили. Ну, и тут их стали избивать. Вася за них вступился - вот и ему досталось. Если б менты не подъехали - на хрен завалили бы.
   - А не врешь? - выпытывал Денис. - Почему ты там с ними оказался, если из дела вышел? Не случайно же?
   Вася поклялся, что не врет. Но ребят ему жалко. Они, действительно, часть бабок притырили, надеялись - прокатит.
   - Что за ребята?
   - Да нормальные они. Просто жизнь у них хреновая. У Вована мать в психушке - совсем спилась. У Гехи отец сидит - адвокату платить надо. Ну, они и взялись за старое. В общем, на эту стрелку меня никто не звал - я сам за ними пошел. Подстраховать.
   - Сколько человек их били?
   - Пятеро - двоих. Ваши только одного из них взяли, остальные смылись.
   - А кто вызвал полицию? Не видел?
   Вася поморщился, потер фингал на лбу.
   - Это я позвонил в ментуру! - Вася выложил на стол мобильник. - Вот доказательство, если не верите.
   Денис взял телефон. Там, действительно, последний исходящий звонок был в полицию.
   - Что ж, похоже на правду, - Денис пристально посмотрел на Васю. - Еще проблемы есть? Помощь моя нужна?
   - Я Лизу люблю и хочу на ней жениться! - выпалил Вася. И покраснел до ушей.
   - Ну, с этим повременим. Год тебе - испытательный срок. Если не сорвешься, и Лиза согласится - может, и отдам ее за тебя. Работа есть?
   Выяснилось, что Вася недавно устройся на автосервис, пока учеником, но есть перспектива. А вообще хочет подзаработать и пойти учиться.
   - Вы только меня не сдавайте, а то мне - хана, - взмолился Вася.
   - Ладно, подпиши протокол, - Денис протянул Васе листок.
   В протоколе было записано признание Васи, что он увидел драку случайно, вступился за ребят. Причина драки ему не известна. Вася поставил подпись, пробурчал.
   - Спасибо.
   Денис взял со стола Васин мобильник, стер последний исходящий звонок, протянул телефон хозяину.
   - Держись, парень. Если что - сразу ко мне.
   Вася кивнул.
   Когда в кабинет зашел Игорь Родченко, Денису все уже было ясно.
   - Этого можно отпускать, - Денис передал ему Васю вместе с протоколом,
   - Ладно, пошли. Мне еще с другими разбираться.
   Родченко с Васей вышли в коридор. И тут у Дениса зазвонил телефон. Денис ответил на звонок.
   - Это я, Марго, - прожурчал в трубке ее голосок. - Вы, это, вроде мне звонили.
   - Да, звонил, и не раз, - Денис только сейчас понял, что за всей этой разборкой с Васей он начисто забыл о ней. - Есть одно дело. Срочное.
   - А чо мне сделать-то надо? - живо заинтересовалась Марго.
   - Просьбочка деликатная. В общем, Марго, нужна ваша помощь...
   - Ой! Я, это... лечу к вам.
   Денис не успел ничего ответить - связь прервалась.
  
   В кабинет ввалился довольный Тарас.
   - Ты много потерял, Дэня, обед сегодня был отменный. Но о тебе я не забыл. Последние у буфетчицы выцыганил.
   Тарас выложил на стол пакет с пирожками, поставил бутылку минералки.
   - Что стряслось-то?
   Денис только теперь почувствовал, что дико проголодался, и, с жадностью поедая пирожки, рассказал Тарасу, почему он задержался в управлении и как разобрался с Васей. Тарас с интересом и сочувствием слушал друга, покачивал головой.
   - Ты считаешь, я поступил не правильно? - заключил свой рассказ вопросом Денис.
   - Все ты сделал правильно, кроме одного - надо было этого Васю в осведомители. Через него бы на всю банду вышли.
   - Слишком рискованно, Тараска. Прибьют его, а как я потом сестре в глаза смотреть буду?
   - Тоже правда. Прости, сдуру ляпнул. Сестренка - это святое. Надо еще покумекать, как по умному на них выйти, и Ваську твоего не подставить... Ладно, что там по нашему делу? Блондинке не дозвонился?
   Денис не успел ответить, как в кабинет вошла, а точнее влетела Марго, стуча каблуками по истертому паркету, а за ней ворвался негодующий дежурный сержант.
   - Гражданка, нельзя без пропуска! Вернитесь! - пытался он удержать Марго.
   - Нет! Ну, чо это за дела? - Возмутилась Марго, отталкивая дежурного.
   - Все в порядке, Слава, она - к нам. Это - свидетель по делу, - успокоил дежурного Денис.
   - Ладно, - дежурный махнул рукой, - мое дело - предупредить.
  
   Денис изложил Марго свою просьбу. Они с Тарасом все обсудили, и решили, что ей будет несложно раздобыть для них нужную информацию - она ведь знакома с ближайшим окружением Родиона.
   - Надеюсь, Марго, вы справитесь, - деловито сказал Денис.
   Марго пришла в неописуемый восторг от того, что ей предложили сотрудничать с полицией. И тут же, как обычно, без умолку затрещала и чуть не запрыгала.
   - Ой, да ну это же! Это я буду, ну, как бы, ваш секретный сотрудник! Во классная роль! В кино-то мне роль не дают. Не, ну тута круче кино всякого!
   - А вы уж там по-женски посекретничайте с Екатериной, придумайте какой-нибудь предлог, - осторожно прервал излияния Марго Тарас.
   - Да легко! - Марго вдруг вскочила, стукнула себя рукой по лбу. - Вона я чо придумала! У них же завтра похороны! Потом поминки - как положено. Во! На поминках я Катьку-то, за рюмашкой, ну, это - и рассек-кретю! А? Здорово я придумала?
   Тарас невольно прыснул со смеху. Денис же, наоборот, помрачнел.
   - А раньше никак не получится?
   - Да ладно, Дэня, не дави на человека, - улыбнулся Тарас. - Хорошая идея. А я, пожалуй, пройдусь немного, - Тарас подмигнул Денису и вышел из кабинета.
   Денис, оставшись с Марго наедине, вдруг почувствовал смущение, и снова поймал себя на мысли, что эта смешная, болтливая и очень красивая девушка явно ему не безразлична. Вот, даже Тарас что-то заметил, и быстренько свалил, злодей!
   Стараясь выглядеть очень деловым, и, ни в коем случае не заинтересованным лично, Денис произнес сухо.
   - Спасибо, Маргарита Юрьевна, что согласились помочь следствию.
   Марго захлопала глазками.
   - Да мне чего - самой интересно! Я ни в жисть-то таких делов не делала. Это вам - спасибки!
   Денис не знал, что еще сказать. В кабинете повисла неловкая пауза. И первой ее прервала Марго.
   - А может это, после работы, в кинишку сходим? Я афишу видела...
   - Нет-нет, - торопливо возразил Денис. - дел очень много...
   - Ну, тада чо - пойду, - разочарованно протянула Марго. - Сестренке привет от меня.
   - Спасибо. Идемте. Я провожу вас.
   Денис вышел вместе с Марго, довел ее до поста дежурного. Она скрылась за дверью. "Какой же я идиот, - подумал Денис, - что из себя корчу? Да что я, не мужик, в конце концов...".
  
   - Ну, как? - весело спросил Тарас. - Пообщались?
   - Да слава Богу - выпроводил.
   - Ну и зря! Рабочий день кончается, мог бы девушку пригласить куда-нибудь.
   - Вот еще не хватало, - огрызнулся Денис, - от нашей недели вторые сутки пошли! А мы - на том же месте!
   - Ну, дело хозяйское. Но, по-моему, лучше бы тебе прогуляться, чем до ночи в кабинете торчать. Сегодня все равно ничего не словим. А завтра, глядишь, твоя блондинка на своем белом хвостике нам хороших новостей принесет.
   - Да не моя она! Не моя! - заорал Денис.
   - Дэнька! Друг мой дорогой! Успокойся! Не психуй! Ну, как мужик мужику говорю - не век же тебе быть монахом. Захочешь - и будет твоя.
   Денис мрачно промолчал, потому что Тарас попал в самую точку.
   - Слушай, ну не будь таким упертым, позвони ей, а? Она же еще далеко не уехала, - не выдержал Тарас мрачного вида друга.
   Денис вскочил, забегал по кабинету.
   - Ах ты, толстый черт! Змей искуситель! Сводник старый! Да ты... ты хуже этого Марата - мысли читаешь!
   Тарас разразился хохотом, суя Денису в руки телефон.
   - Звони, звони!
  
   Билеты на вечерний сеанс оставались только на последний ряд. Марго не возражала - "оттудова" даже видно лучше. Смотрели дурацкую, тупую комедию, но Марго хохотала так, что ее чуть не вывели из зала. В какой-то момент Денис, почти не отдавая себе отчета, осторожно дотронулся до ее руки. Марго ответила жарким пожатием. К концу фильма Денис уже обнимал ее за плечи, вроде как по-дружески. А Марго продолжала безудержно хохотать, взахлеб комментируя своими косноязычными словечками действия актеров на экране.
   После фильма заехали к Денису на чашку кофе, чем привели в восторг Лизу. Они с Марго встретились, как закадычные подружки. И Лизу почему-то ничуть не смущала ни провинциальная речь Марго, ни ее глуповатые ужимки. В общем, вечер прошел неожиданно весело, почти по-семейному. Марго и не собиралась уходить. Но вдруг ей позвонил Родион. Она сразу изменилась в лице, посерьезнела и заторопилась домой.
   Денис расстроился, хотя и не подавал вида.
   - Потерял меня мой папик, а сам-то сказал - на съемках до утра будет, встретимся на панихиде, - пробормотала Марго, натягивая свои сапоги на высоченных шпильках. - Черт, молнию заело!
   Дениса вдруг что-то насторожило. И пока он помогал Марго застегнуть молнию, подумал, что она произнесла последнюю фразу вполне нормальным, человеческим языком, и даже без дурацкого провинциального акцента. Странно...
   - Все в порядке, - Денис успешно справился с молнией.
   Марго тут же глупо хихикнула, чмокнула на прощанье в щеку Лизу, махнула ручкой - до скоренького, и исчезла за дверью.
   - Классная деваха, - прокомментировала Лиза, - не будь дураком, братец.
   "Господи, и она - туда же!" - с ужасом подумал Денис, и рявкнул.
   - Иди спать!
  
   После отпевания в Храме Святой Богородицы, где крестили Боба, и где некогда крестился сам Андрей, Кате вдруг стало нехорошо. Павел подхватил ее, усадил на лавочку. У Алины тут же нашелся нашатырь и валидол. Катя быстро пришла в себя, от врача она отказалась, и захотела сразу поехать в Кострово, где заранее было решено устроить поминки. Пока разбирались, кто, с кем куда и когда поедет, Марго вызвалась отвезти Катю в Кострово.
   По дороге Катя почти все время молчала, с трудом сдерживая слезы, то и дело подступавшие к глазам. Марго же, по своему обыкновению, тараторила без умолку, пытаясь отвлечь Катю от мрачных мыслей и хоть немного развеселить. И Катю, как ни странно, совсем не раздражала глупая болтовня Марго. Даже наоборот - с этой нелепой, и мало знакомой девицей Кате почему-то было легче. Ведь Марго не имела никакого отношения к сложным, перепутанным отношениям и тайнам их компании.
   Приехав в Кострово, женщины убедились, что к поминкам все подготовлено. И Марго предложила Кате тихо помянуть Андрея, пока они тут одни. Она легко убедила Катю, что бокал вина пойдет ей на пользу - снимет стресс. Попросили официанта принести вино в номер, выпили вдвоем, не чокаясь. Катя немного отошла, даже повеселела. Марго налила ей еще, незаметно что-то подсыпав в бокал. И тут у Кати развязался язык. Марго поддержала Катю - ей просто необходимо выговориться.
   - Считай - я твой случайный попутчик!
   И Катя запричитала - она так любила Андрея! Не только, как друга... Как мужчину любила, всю жизнь любила.
   Марго старалась Катю утешить.
   - Жизнь продолжается. Вот ведь, у Боба с Нелей любовь, они поженятся, родят детишек - будет Кате утешение.
   - Никогда не будет этого! Никогда! - закричала Катя в истерике.
   - Да почему же? - наивно удивилась Марго. - Такая классная парочка!
   Уже изрядно пьяная Катя призналась Марго, что Боб - совсем не Павла сын, а сын Андрея. И Неля с Бобом - брат с сестрой по отцу. А кому нужен инцест?
   - Иди ты...- Марго нарочито удивленно захлопала ресницами, будто впервые слышала. - Как же это вышло-то?
   - А те... щас... расскажу, - спотыкаясь на каждом слове проговорила Катя. - Из квартиры меня выперли... Стою значит на остановке... ночь... дождина льет...
   После провала в институт, она решила не возвращаться в свой город, а перекантоваться на съемной квартире. Но деньги закончились, а мерзкая хозяйка выгнала за неуплату в ночь. Катя стояла на остановке и уже прикидывала, как лучше свести счеты с жизнью - пойти на Крымский мост и головой вниз или подняться на ближайшую многоэтажку. И в этот миг около нее остановилась машина. Водила настойчиво звал ее в машину, но Катя испугалась и помчалась от остановки. И тут же упала в лужу. Пришла в себя уже в салоне машины. Водилу звали Андреем. Он кинул на нее короткий взгляд и отвернулся. Катя его понимала - красавицей её никак назвать было нельзя: слишком широкие темные брови, слишком маленькие черные глаза, слишком большой, как у лягушки, рот с неожиданно слишком узкими губами. По отдельности все очень даже неплохо, но вместе создавало отталкивающее впечатление. Отсутствие косметики, некрасивые корявые зубы, пережженные волосы и бедненькая одежда - "фея", одним словом. Но вместе с тем вид этого воробушка вызывал какое-то щемящее чувство брошенности.
   Андрей её пожалел. Иногда он играл в такой аттракцион невиданной щедрости по отношению к людям, которые ему не приносят никакой выгоды. Он привез её к себе, напоил чаем и три часа слушал ее жалобную, но такую банальную во все времена историю, умещавшуюся в три предложения: провинциальная Золушка приехала покорить столицу. Не покорила. Домой страшно и не на что. Умеет вкусно готовить и чисто убирать.
   Она пришла к нему в постель сама. Наверно из чувства благодарности - Катя никогда не анализировала это. Случилось и случилось. А утром Андрей нашел вылизанную до блеска кухню, блины под полотенцем, записку с единственным словом "Спасибо" и свой пустой кошелек. Вечером в нем было двести рублей. По меркам девяностого года это были приличные деньги.
   В следующий раз Катя появилась на пороге дома Андрея ровно через два месяца, когда московские асфальты уже покрылись первым ноябрьским снежком. Она мало чем изменилась - разве что одежка поновей, волосы покороче да улыбка поуверенней. В ладошке она зажимала двести рублей.
   - Я пришла вернуть долг. И... поговорить.
   Говорить было некогда - Андрея ждали Родька с Пашкой и еще гостей двадцать - праздновали какую-то очередную премию фильма с участием Родиона. Андрей посадил Катю в машину и решил подбросить её к метро.
   - Ну, в машине я призналась, что на втором месяце беременности. - Катя сделала большой глоток вина. - Он знал, что это его ребенок.
   - Ты "целкой" что ли была?- Марго выкатила глаза.
   - Что? А... Ну да... Аборт нельзя - проблемы у меня с нижним этажом с детства. Но я ж Андрею не пара. И он предложил сделку. Сказал - жениха найду, заботиться буду всегда. Ну а я что? Я согласилась. Вот он и решил меня Пашке подложить.
   Катя посмотрела сквозь хрусталь бокала и неожиданно трезво взглянула на Марго.
   - Но об этом никто не должен знать! Ни - кто!
   - Да чтоб мне сдохнуть ваще! - поклялась Марго. - Ну, надо же! Прям как в кино!
   - Смотри у меня...
   Катя пригрозила Марго пальцем, вдруг рассмеялась:
   - Боречка на свет появился... Ну вылитый Андрюшка. А Пашке наврали, что недоношенный родился! Потому что нельзя же было сказать, что я его девять месяцев носила! И с Пашкой первый раз трахнулась уже беременная! А Пашка так запал на меня, что всему верил... Ему и в голову не пришло, как мы с Андрюшкой его... - Тут Катя просто закатилась от смеха.
   Марго осторожно спросила.
   - А ты это, прям в роддоме поняла? Ну - что он так на Андрея похож?
   - А то!
   - А роддом-то какой был? Хороший?
   Катя, с трудом разлепляя сонные веки, назвала номер роддома, куда ее устроили по блату. И почти сразу отключилась. Марго уложила ее на кровать, накрыла одеялом и бросилась звонить Денису.
   - Я была права! Только тут тако-о-о-е, мексиканцы отдыхают! Слушайте меня внимательно - зашептала Марго в трубку.
   Денису оставалось только молча слушать её отчет, и внутренне поражаться человеческой изобретательности в стремлении скрыть грехи юности. И такое бывает....
  
   Денис после звонка Марго тут же выписал постановление на доступ к архивам родильного дома, созвонился с заведующей, уговорил ее не покидать вверенное ей учреждение до его приезда, и сорвался в этот роддом.
   Заведующая оказалась грубоватой, деловитой дамой лет пятидесяти пяти, бывшей акушеркой. Тщательно изучив постановление, в котором было указано, что полицейское управление затребовало все медицинские документы Бориса Фомичева, 1982 года рождения, а также его родителей, по уголовному делу за номером таким-то, она, с трудом скрыв потрясение, сухо сообщила, что завтра утром копии всех документов по запросу полиции будут представлены. В памяти заведующей стремительно пронеслась история давно минувших лет. Она, тогда еще не заведующая роддомом, а главная акушерка, сама, лично принимала роды у Кати. Потом также, собственной рукой, подкорректировала в обменной в медкарте и выписке сроки беременности и предполагаемых родов... Чего ни сделаешь за хорошие деньги? Да, щедрый был этот Глазунов, жаль, такая безвременная кончина... Но об этом заведующая, конечно же, промолчала, а на просьбу Дениса выдать документы сейчас ответила жестким отказом - архив уже закрыт, ничем помочь не могу.
   Как только за Денисом закрылась дверь, заведующая бросилась к телефону. Но Денис этого уже не видел...
  
   На следующее утро Денис, позвонив в роддом, выяснил, что копии запрашиваемых документов уже готовы, и отправил Гошу за ними. Вскоре у Дениса на руках оказались медицинские справки, из которых следовало, что Боб никак не может быть сыном Павла. Это подтвердила Антонина, изучив несовместимость групп крови Павла и Боба.
   - Ну, и что теперь с этим делать? - с сомнением спросил Тарас. - Эти справки доказывают измену Кати Павлу, но как теперь вычислить заказчика?
   - Вызывать на допрос, всех по очереди, - упрямо твердил Денис.
   - Ага, - Тарас усмехнулся, - как в старом анекдоте. Чтобы поймать в пустыне льва, надо отловить зайца, и пытать до тех пор, пока он не признается - я - лев!
   Денис тоже рассмеялся, потянулся к телефону. Но вызвать они никого не успели, потому что дежурный ввел в кабинет Катю. Выглядела она, прямо скажем, не лучшим образом - бледное, осунувшееся лицо, опухшие от слез и излишнего алкоголя глаза. Без всяких предисловий Катя начала истерично кричать на Дениса.
   - Как вы смеете вмешиваться в мою личную жизнь! Кто вам дал право? Я что - преступница?
   Дальше последовал поток всевозможных оскорблений в адрес не только Дениса и Тараса, но и полиции в целом, которая неизвестно чем занимается, вместо расследования преступлений копается в чужой частной жизни.
   Денис с трудом прервал этот бурных поток Катиных излияний.
   - А что вы, собственно, имеете в виду, госпожа Фомичева? Скажите конкретно.
   Катя замолчала по полуслове, и только тут до нее дошло, что своими обвинениями она выдала себя с головой. Но она не растерялась, а тут же от агрессии перешла к слезам. Истерика длилась несколько минут. Тарас подал Кате стакан воды, Катя с трудом ее выпила, выразительно стуча зубами о край стакана.
   - Конкретно? Мне позвонили из роддома, - выдавила из себя Катя. - Как вы думаете - меня могло не шокировать, что полиция сделала такой запрос?
   - Это было необходимо, в интересах следствия, - спокойно ответил Денис.
   Катя тяжело вздохнула, посетовала, что Денис и Тарас показались ей приличными людьми. Могли спросить у нее самой, а не шпионить за спиной.
   - Слишком щекотливый вопрос, - вставил Тарас. - Мы-то как раз хотели пощадить ваши чувства. Но уж коли вы в курсе дела, то расскажите, пожалуйста...
   - Что рассказать?! - резко перебила его Катя. - Как я заказала Андрея этому ублюдку, как его там... Шитову? Вы это хотите услышать?
   - А вы это сделали? - с искренним удивлением спросил Тарас.
   - Да вы с ума сошли! - взвилась Катя. - Самого близкого друга? Да я этого человека... любила, и никогда бы, никогда... - она снова всхлипнула. - Но чувства для вас, видимо, не аргумент. Тогда подумайте сами - какой мне резон? У меня, у нашей семьи, было все. Мы мечтали отправить Борю учиться заграницу. Так для всех стало бы спокойнее. И от Нельки, потаскушки - подальше!
   - А Неля и Борис знали, что они - сводные брат и сестра? - осторожно спросил Денис.
   - Да упаси Бог! - в сердцах выкрикнула Катя. - Конечно, когда Андрей их вместе увидел, чуть ли там... Ну, он им мозги прочистил. Они и разбежались. А потом Борьке, уже наедине, сказал, что, мол, Нелю тронешь - сядешь за изнасилование! Она несовершеннолетняя! Боб ему обещал, что до восемнадцати Нелькиных ничего у них не будет. На том и помирились. Мне Боб сам потом все рассказал. И на Андрея он даже был не в обиде - за дочку родную вступился. Но они ничего не знают! И вас я заклинаю - никакого даже намека! А то сама на вас в суд подам!
   - Успокойтесь пожалуйста, Екатерина Алексеевна, - мягко сказал Денис. - Все, о чем мы сейчас говорили, останется строго между нами. Слово офицера.
   Катя недоверчиво поглядела на него, но немного успокоилась, вздохнула.
   - Андрюша для нас денег не жалел. Можете проверить счета.
   - Непременно проверим, - кивнул Денис.
   - А с гибелью Андрюши мы стали нищими! - запричитала Катя. - Эта сука Алина копейки нам теперь не даст! Так что, судите сами - нужна мне была смерть Андрея Глазунова?
   Денис переглянулся с Тарасом.
   - Похоже, что нет.
   - Конечно, у вас свои интересы, но я тоже даю вам слово - слово женщины! Никому из нашего круга не нужна была его смерть! Зря вы это копаете! - выпалила Катя и поднялась.
   Проводив Катю, Денис и Тарас вынуждены были признать факт, что еще одна кандидатура возможного заказчика убийства отпала. Оставались Неля и Павел. Нелю друзья отмели сразу, как несостоятельную и слишком неправдоподобную. Вряд ли шестнадцатилетняя девица пошла бы на убийство отца только из-за того, что он запретил ей заниматься сексом с Бобом. Хотя, конечно, всякое бывает в этом мире под солнцем...
   - Скорее всего, ребята просто затихарились, и трахаются себе в свое удовольствие, - усмехнулся Тарас.
   - Ну да, и никого в известность не ставят, - согласился Денис. - тем более, Глазунова нет - опасаться нечего.
   Круг подозреваемых сузился до одного Павла Фомичева. И, не смотря на заявление Кати, что копать здесь нечего, Денис позвонил ему.
  
   Павел явился в тот же день. Держался он на удивление спокойно. Выяснилось, что Павел давно знал о происхождении Боба. Так уж получилось - Катя была в отъезде. Борька с мальчишками полез на какую-то стройку, напоролся ногой на арматуру. Пока его дотащили - кровищи вылилось море. Павел отвез его в больницу, Кате сообщать не стал - не хотел ее пугать. В больнице потребовалось переливание крови. Павел предложил свою. Ну, и врачи ее забраковали - группа не подходит. Попросили привезти мать. Но Павел знал её группу крови (сам видел печать в паспорте), однако и она не подходила. Павел возмутился - как же так? Врачи ничего объяснять не стали, заказали донорскую кровь. Борька быстро оклемался. Ну, а Павел заинтересовался, почему это кровь обоих родителей не подходит сыну? Пошарил в библиотеке в медицинских книгах, и все понял... Но когда Катя вернулась с курорта, он ей ничего не сказал, потому что любил ее всегда. И Борьку любить меньше не стал. В конце концов, отец тот, кто парня вырастил. Такая вот история.
   - Убивать Андрюху, старого друга, за то, что Катька от него родила? Я бы это десять лет назад мог сделать, - усмехнулся Павел. - Но тогда не стал. А уж теперь-то? Смешно. Да и не выгодно - он нашу семью столько лет содержал. Я сам его благами пользовался, - заключил свое признание Павел.
  
   Итак, к вечеру третьего дня, отпущенного Протаповым, подозреваемых в заказе убийства фактически не осталось. Правда, надо было проверить расходники счетов в банке, для подтверждения слов Кати и Павла, но это - уже формальность. В общем, надо было все начинать с нуля.
   - Родион! - неожиданно вскричал Денис.
   - Друже... ты это... не перенапрягся от трудов великих? - Тарас для верности приложил руку ко лбу Дениса. - Мы же уже закрыли версию Родион".
   - Есть инфа, что Родион и Алина...
   - Та-а-ак... Блондинка? - Тарас скептически хмыкнул. - И? Напела, что Родион от соперника избавился?
   - Я буду проверять любую, даже самую идиотскую версию. - твердо проговорил Денис. - Буду копаться в говне этой вшивой семейки по горло, но я должен отработать...
   - Да понял-понял. Хорошо. Кого вызывать будем? Давай Родиона - чо-то мне неохота в очередной раз эту надменную дамочку видеть.
   - Хорошо. Звони Родиону.
   - Обязательно. Но только завтра. - Тарас захлопнул папку дела.
   - Почему?
   - Потому что рабочий день час, как уже закончился. Имей сострадание, друг мой.
   Денис глянул на настенные часы и махнул рукой. Домой...
  
   Вечером Денис был в доме один, Лиза сообщила по телефону, что сегодня ночевать не придет - останется у подружки.
   - Я даже знаю, как зовут твою подружку, - мрачно сообщил Денис. - Подружку зовут Вася.
   Лиза хихикнула в трубку, потом сказала, что если Денис ей не верит - может приехать и проверить.
   - Адрес тебе сказать?
   - Диктуй, - потребовал Денис.
   Лиза спокойно продиктовала адрес.
   - Будет скучно - приезжай. У нас тут веселая туса.
   В трубке, действительно, сквозь бодрую музыку прорывались голоса, женские и мужские.
   - Ладно, туситесь, только институт не проспи, - миролюбиво сказал Денис.
   - О'кей, а за Васю - спасибо.
   В трубке - отбой. Денис не сомневался, что Вася там, с Лизой, в этой ее компании. Ну и что, собственно? Он же снял свой строгий запрет с их встреч. А может быть, у них и правда любовь? От этой мысли Денису вдруг стало грустно. Нет, Вася - просто увлечение, это временно, - стал убеждать себя Денис. Но двадцать лет девчонке. Появится кто-то другой, пройдет какое-то время, и свалит Лизка из дома... А он будет один тупо коротать вечера... Денис тут же сам себя одернул - что за дурацкие мысли? Конечно, он к Лизке очень привязан, но держать же ее всю жизнь при себе? Эгоизм это, капитан Лавров!
   Звонок в дверь разорвал тишину. Кто бы это мог быть? Наверное, соседка - попросит сейчас гвоздь вбить, или кран починить... Денис без всякого энтузиазма пошел открывать, распахнул дверь. Перед ним стояла Марго. А рядом с Марго - большой чемодан на колесиках. Денис оторопел.
   - Марго? Вы - ко мне? Или к Лизе?
   - А мне, это - ну, войти-то можно? - Марго тут же осеклась, - но ежели чего - я уйду. Вы, ну, вы уж извините, припозднилась я...
   - Да нет, что вы, совсем не поздно, - Денис вдруг почувствовал, что даже рад ее неожиданному визиту, - конечно, входите.
   Марго вкатила в квартиру чемодан.
   - Вы уезжаете? - спросил Денис.
   - Ну, вообще-то, вроде того, - Марго замялась, и вдруг брякнула. - А можно, я сегодня у вас переночую?
   Денис растерялся, разволновался.
   - Ну да, конечно... Лиза у подруги, сегодня не приедет. Ее комната свободна... Денис занес чемодан в комнату Лизы, - У вас что-то случилось?
   - А то! - Марго захлопала глазками и затараторила по своему обычаю. Из ее сбивчивого объяснения нарисовалось, что она вдребезги рассорилась с Родионом, зла на него, обижена - вот и ушла. Навсегда.
   - Не, ну ты прикинь! Вот козел! - возмущалась Марго, как-то незаметно перейдя на "ты", - Разорался на меня, назвал дешевкой и совершенно не собирался меня снимать в кино. Прикинь?
   - Аа-а-а... С чего разорался-то? - по опыту жизни с сестрой Денис знал - просто так мужики на своих женщин орать не будут.
   - Ну это... я к нему в стол залезла и нашла дневник. Нам же надо было узнать, есть у него шуры-муры с этой Алиной, или нет.
   - Что?!
   - Ну а чего? Я помочь хотела, ну и это... интересно же!
   - Марго... ну ты... ты просто дура, прости Господи.
   И тут же пожалел о своих словах. Потому что огромные голубые глаза Марго вмиг наполнились слезами.
   Ох, вот этого, как все нормальные мужики, Денис не терпел. Женские слезы - просто бич какой-то. Он терялся, нервничал и готов был угли из костра руками дергать, лишь бы эта отрава его души прекратилась.
   - Прости. Ну прости, Марго. С языка сорвалось. - причитал он, кружа вокруг Марго, которая уселась на свой чемодан и тихо плакала, как ребенок, зажав лицо в ладошках.
   - Я не дура! Не дура. Все меня так обзывают. И он, и ты... А я не дура-а-а!
   - Конечно не дура. Умница, красавица. Успокойся.
   Тщетно. Надо было что-то срочно придумать. И он нашел единственный правильный выход в создавшейся ситуации.
   - Маргарита! - заорал он. - Что ты узнала?! Это крайне важно! Архи важно, потому что я завтра собирался Родиона сажать за решетку! И твоя информация - основополагающий фактор ареста.
   Марго замерла. То ли сухие протокольные слова, то ли его жесткий голос так на нее подействовали, что она встала с чемодана, потянулась к сумке и выдернула сложенный листок.
   - Вот. Пока он орал и бегал по квартире, я эти листки вырвала.
   Денис медлил.... Ох и хреново же. Это прям вишенка на торте "грязного белья" подозреваемого - читать его дневник, его сокровенные мысли, переживания. Жуть. Но делать было нечего. Он взял листы и пробежался по строчкам.
   Что ж... Родиона можно со спокойной совестью вычеркивать из списка подозреваемых раз и навсегда. Он искренне любил друга, так же искренне скорбел по его утрате. Конечно, не прочь был бы соединиться с Алиной, но, увы, она ему отказала и "в этот раз". Видимо предложение поступали не однажды за всю их долгую дружбу.
   Пока он читал, он даже не сразу услышал, что Марго уже не плачет, а стоит перед зеркалом, расчесывает свои волосы и щебечет о своем.
   - ...наврал с три сосны - и в кино сниматься будешь, и заграницу повезу. А сам меня кинул, как лохушку последнюю. Даже в паршивом сериале этот, ну как его - эпизод не дал. А я чо - не подхожу, да? Ну, скажи, Денис? Чо я, уродина какая?
   И она развернулась к Денису. Тот сложил листы и кинул на подзеркальник.
   - Ты очень красивая девушка, - с чувством произнес Денис.
   - Ой, ну, спасибки тебе!
   Марго засмеялась и вдруг чмокнула Дениса в щеку, чем окончательно его смутила.
   Потом они сидели на кухне, пили чай, Марго по-хозяйски обследовала холодильник, из остатков сыра, колбасы и подсохшего хлеба соорудила замечательные гренки. В общем, ужин получился на славу.
   Марго поинтересовалась расследованием Дениса. Денис сказал обтекаемо, - не хотелось признавать поражение. И спросил.
   - И что ты теперь собираешься делать?
   - Ну мне, где-то перекантоваться надо, пока комнату найду. Тут, это, говорят, в Москве можно снять по дешевке - в общаге какой-нибудь. Завтра пораньше пойду искать.
   И тут Денис с удивлением услышал собственный голос, который как бы сам, помимо его воли, радушно предложил.
   - Слушай, зачем искать комнату? Поживи у нас. Да и Лизка только рада будет, вы же с ней вроде подружились...
   - А с тобой? - вдруг спросила Марго.
   Денис посмотрел на нее, и утонул в бездонной голубизне ее глаз. Руки его невольно потянулись к ней, Денис уткнулся лицом в мягкую платину волос, потом его губы коснулись гладкой, нежной щеки... О, Господи! Помоги! Что же я делаю? - пронеслось в голове Дениса, и растаяло в ночном полумраке. Их губы встретились и жадно слились в долгом поцелуе. Потом Денис, с трудом оторвавшись от Марго, смущенно пробормотал.
   - Прости, я...
   - Вот и подружились, - прошептала Марго, и засмеялась.
   Конечно, Денис по-честному хотел постелить Марго в комнате Лизы, но случилось так, что они оказались вместе в постели Дениса - как-то само собой это произошло. Они целовались, занимались любовью, Денис чувствовал себя диким зверем, истосковавшимся без тепла и женской ласки, и выбравшимся, наконец, из своего одинокого логова...
  
   На следующий день Денис проверил в банке переводы со счетов Глазунова - на счет Кати. Туда, по масштабам следователя уголовного розыска с мизерной зарплатой, ежемесячно поступали просто фантастические суммы. На такие деньги можно было купить не только босоножки на две штуки евро, но и домик в коттеджном поселке, и многое, многое другое. Да, щедрым был Андрей Глазунов по отношению к тем, кого любил, или же - считал себя перед ними в неоплатном долгу.
   Поездка в пансионат и повторный опрос персонала ничего нового не дали - никто из сотрудников с Шитовым тесно не контактировал. По новой опросили всех от посудомойки до регистратора в салоне красоты насчет тайной страсти хозяина. Конечно, сама потенциальная любовница могла и не признаться, но другие - они бы точно что-то знали, и заложи ли бы свою более удачливую соперницу. Нет, все глухо, как в танке. Единственное, что удалось узнать от одного из охранников, который был на момент трагедии в отпуске - что Шитов ходил на курсы экстремального вождения. Он сам как-то этим похвастался. Что ж, значит, и тут не было никакой тайны. Ну, а кинжал... Видно, не простой был парень этот Шитов, странные хобби имел. Но даже такие его странные увлечения - еще не доказательство заказного убийства.
   Денис все это поведал Тарасу, и почувствовал, что друг все более скептически относится к его версии заказа. Что ж, его тоже можно понять - устал, надоело копаться в чужом грязном белье и в сомнительных мотивах. Денис же ни за что не хотел сдаваться, мучительно искал, за что еще можно зацепиться, и бесконечно мысленно ходил по одному и тому же кругу.
   Единственной отдушиной и утешением для Дениса стала Марго - такая неожиданно нежная, чувственная, заботливая, хозяйственная. Возвращаясь домой после очередного облома с версией заказа, Денис слышал ее звонкий смех, веселую болтовню с Лизой, и это отогревало сердце. Ему нравилось, что девчонки подружились и не бились за место в его сердце. Иногда даже дружили "против него". О чем гордо на днях сообщили, де, собираются вытащить "домоседа капитана" на фестиваль.
   - Что за фестиваль? - приуныл Денис. С некоторых пор он ненавидел мероприятия, связанные со скоплением людей.
   - Ну, ты дремучий, братец! - закатила глаза Лиза. - В последнюю субботу лета будет проходить "Фестиваль песни". Весь город рекламой увешан.
   Денис решительно отказывался, тогда девчонки навалились на него обе и сбили с ног и под "пытками" выдрали обещание пойти на праздник.
   Да, надо признаться, эта блондинка почти перевернула его жизнь. Внесла какую-то невероятную гармонию и спокойствие.
   Но однажды Денис случайно услышал, как Марго говорила с кем-то по телефону, и ему показалось - с Родионом. Денис поймал себя на том, что невольно ревнует Марго к Родиону - а вдруг она к нему вернется? Конечно, он не строил никаких серьезных планов в отношении Марго, но потерять ее ему ой как не хотелось. Марго заметила Дениса, и тут же свернула разговор.
   - Тебе звонил Родион? - не удержавшись, спросил Денис.
   Марго в ответ рассмеялась. Нет, с Родионом все кончено, она же сказала. Даже машину ему вернула - приходится ездить на метро. Если бы ни это - она вообще бы о нем забыла. Потому что никогда не любила Родиона - он ей был нужен только для карьеры. Ну, не сложилось - и ладно. Зато встретила Дениса...
   Ночью, прижимаясь к нему в постели, Марго бормотала, что всегда мечтала встретить такого парня, как Денис - сильного, смелого, умного. И ей так не хочется с ним расставаться... Дениса вдруг забеспокоила эта фраза - зачем им вообще-то расставаться? Разве им плохо вместе?
   - Ну, прости, просто я это - глупость брякнула, - стала оправдываться Марго, покрывая поцелуями лицо Дениса.
   И, согретый нежностью ее прикосновений, Денис о своем беспокойстве тут же забыл...
  
   До окончания проработки версии заказа оставался последний день. Тарас тактично не напоминал об этом Денису. А Денис лихорадочно прокручивал в голове все те же версии, искал в них какие-то упущенные, незамеченные детали. И все же решил, цепляясь за последнюю надежду, поговорить с Бобом. Может парень что знает, или заметил что-то, о чем не сказал никто другой?
   Они встретились в кафе, без свидетелей. Денис заказал пиво - вдруг оно поможет развязать парню язык? Но ничего нового Боб Денису не сообщил. Он свято верил, что Глазунова, действительно, убил грабитель, чтобы поживиться. И очень сожалел, что убийца погиб и не понесет заслуженное наказание. Слегка захмелев, Боб сам заговорил о Неле. Он ругал себя, что чуть не поддался искушению. Девчонка, конечно, хороша, но с ней нельзя просто так... на такой, действительно, надо жениться. А жениться Бобу и погрязать в семейных хлопотах пока не хотелось - рановато вроде. В общем, и тут все сходилось с тем, что говорила Катя.
   Денис вернулся домой мрачный - оставалась последняя ночь отпущенного на раскрутку версии времени. Последняя ночь, а он - на нуле. И Марго с Лизой, как назло, не было дома - убежали по ночным магазинам что-то покупать Лизке. Денис глотнул еще пива из холодильника и завалился в постель. Когда Марго с Лизой вернулись, он уже засыпал.
   Однако как только Марго осторожно легла рядом, Денис потянулся к ней, и все его тревоги и печали тут же отошли на очень далекий от нежных объятий план.
  
  
   ГЛАВА СЕДЬМАЯ
   ПРИЗРАКИ ПРОШЛОГО
  
   Тарас шел по коридору, здороваясь с сотрудниками. Какой-то неприятный мерный звук застал его еще около лестницы. С каждым шагом, который его приближал к кабинету, звук усиливался.
   Войдя в кабинет, он с удивлением увидел Дениса, вбивающего в свежеотремонтированную стену огроменный гвоздь.
   - Деня. Если ты решил повеситься, то выбрал не очень подходящее время и не совсем удобное помещение.
   Денис мельком взглянул на друга и продолжал с остервенением вбивать гвоздь.
   - Дело дрянь. - тихо пробубнил себе под нос Тарас.
   В кабинет заглянула Антонина.
   - Лавров! Ты себе по башке лучше постучи - ну, нет уже сил это слушать.
   Но Денис даже головы не повернул.
   Антонина взглянула на Тараса и кивнула на Дениса, вопросительно округлив глаза. Тарас пожал плечами и замахал на Антонину руками, мол, иди, не до тебя.
   Антонина прихлопнула дверь.
   Денис отошел от стены и стал разглядывать творение рук своих. Затем снял с вешалки свою куртку и повесил на гвоздь. Тарас тоже отошел на пару шагов назад и со знанием дела стал рассматривать куртку.
   - Ну, с пивком наверно потянет сей абстракционизм. Чой-то тебя на современное искусство потянуло да еще в стенах родного учреждения? Ты знаешь, что тебе за этот шедевр завхоз сделает?
   Денис молча уселся за стол.
   - Лавров, мать твою! - взвился Тарас. - Либо говори в чем дело, либо я тебе больше не друг.
   - Психологи советуют разгружать голову физическим трудом. - процедил сквозь зубы Денис. - Говорят, помогает.
   - Ну и как - помогло?
   - Не очень.
   - Какие у тебя проблемы, Денисонька? - лилейно пропел Тарас. - Я похлеще любого психолога. Ну, деточка?
   - Не паясничай - на кретина похож. - Денис кинул хмурый взгляд на друга. - У меня больше не осталось версий, Тарас. Ни жена, ни друзья, ни детишки - никто не желал смерти Глазунову. Все чисты, как жопа у банщика. А этого быть - не может. Ведь кто-то же позвонил Глазунову.
   - Да мало ли кто ему позвонить мог, Денька! Любовница. Звякнула из холла, потрахаться позвала под шумок праздника. А он ее вызов и стер, чтобы жена не увидела.
   - У него нет любовницы в пансионате, - тупо проговорил Денис. - Мы два раза опросили - ты забыл? Да и Петрович эту версию еще в первый день выдвинул.
   - Если мы её не нашли среди сотрудниц, то это не значит что её нет. Она - молчит, все остальные - не знали. Вот не знали - и всё тут. И не говори, что этого не может быть.
   - Согласен. Может. А камера? - занудствовал Денис. - Камера над стойкой администратора? Почему она сломалась именно в этот день? Ни накануне, не за неделю, и именно в день праздника?
   - Лавров! Очнись! мы отдавали её на экспертизу. Механических повреждений нет! Поломка камеры - это одно из тех совпадений, с которыми мы не раз, кстати, сталкивались с тобой в работе. Всё - конец истории. Закрывай дело и сдавай в архив.
   - Тоже самое мне сказал двадцать минут назад Протапов.
   В ушах Дениса зазвучал чуть хрипловатый от сигарет голос Протапова: "Денис! Ты на календарь смотришь? Сегодня пятница. Глухарь мне в производстве не нужен. Твоя "заказуха" не работает. Хватит с меня проверок. Закрывай дело за недостаточностью улик.
   - Но товарищ полковник!
   - Все, Лавров! Это приказ.
   Денис со злостью закинул молоток в ящик стола.
   - Аа-а-а-а, вот ты чего завелся, - в раз успокоился Тарас. - Ну, так прав полковник. Он тебе неделю отмерил - неделя прошла. И нечего стены в кабинете портить.
   - Да пошел ты! - взвился Денис и выскочил из кабинета.
   - Вы посмотрите, как завелся-то? - удивленно протянул Тарас, глядя на захлопнувшуюся дверь. - Не-е-е, тут явно что-то ещё...
   И Тарас был прав.
   Денис Лавров злился. Злился страшно. Конечно, он понимал, что сломанная камера могла быть совпадением. И роковой для Глазунова звонок на телефон, вполне возможно был никак не связан с убийством. Версия Тараса не лишена смысла. И любовница быть могла, отчего нет? Позвонила, вызвала. Глазунов сообщение стер. Возможно, даже любовь сотворили по-быстрому где-нибудь в подсобке, после чего он поднялся в свой номер освежиться, где и встретил свою смерть. Девочка, узнав о грабителе и убийстве, решила не впутываться и просто промолчала.
   Все возможно, но капитан Лавров чувствовал - это не так. Какая-то связь есть. Ну хотите - называйте это интуицией мента, будь она сто раз неладна.
   Но даже не в этом дело. Денис - профессионал, и предпочитал не включать эмоции в работе. Но сегодня... Сегодня ему надо было на чем-то сорвать злость. Вернее даже - вытеснить из сердца тоску. Тоску, которую он никак не ожидал, думая, что после гибели Леры уже никогда не будет чувствовать этой тупой боли.
   Марго - уехала. Вот просто так - взяла и уехала.
   Сегодня рано утром Денис проснулся от громкого пения, доносящегося из ванны. Взглянул на часы - пять утра! Однако... В полутьме спальни он пошел к двери и чуть не навернулся о стоящий на его пути огромный чемодан. Денис включил свет и увидел распахнутый стенной шкаф - пустые плечики сиротливо висели на штанге, с полок пропали стопки кофточек, с тумбочки - батарея косметики и духов.
   Пока Денис разбирался сниться ему все это или нет, в комнату влетела уже одетая Марго. Мокрые пряди волос облепили розовое от воды лицо.
   - О, ты уже встал, миленький мой. А я хотела тебя попозже разбудить. Черт, ты представляешь - уложила уже фен, и забыла, коза неумытая, что волосья-то мне сушить чем-то надо. Лизку будить неохота.
   Марго развернула чемодан и начала вышвыривать вещи на пол.
   - Ритуш, я что-то вчера пропустил? Ты уезжаешь?
   - Ага, - не поднимая взгляда от чемодана, весело прочирикала Марго. - Прикинь, билетов нет, придется по старинке - к проводнику подсаживаться. О! Вот он, родимый. - Марго схватила фен и поднялась. - Ну раз ты встал - подкинешь меня на Казанский, океюшки?
   Она уже было рванула выйти из комнаты. Денис перехватил её за руку.
   - Почему?
   - Что почему? - искренне удивилась она.
   - Почему ты уезжаешь?
   - А чего мне тута париться, малыш? Я может и не сильно умная, но понимаю - артисткой мне не быть. Да и мамка звонила - братишка мой в дурную компанию влез. Надо ему это... мозги вправить. Ну, её, эту Москву вашу. Тяжело здеся красивой девушке. Домой поеду, Дениска. Дома мамка, братья. Всё привычно и выкобениваться ни перед кем не надо...Ты кушать будешь?
   - Да погоди ты. - Денис тряхнул головой, сбрасывая остатки сна. - Ты же вчера совсем о другом думала...
   - Ой, а ты мысли читать умеешь? - тут же захлопала ресницами Марго. - А почему не говорил? Знаешь, - затараторила, по обыкновению, она. - У нас в городе есть мужик один, алкаш страшный. Когда на водяру не хватает, он у магазина встает и всем по руке гадает за бутылку. Всё-всё угады...
   - Марго, заткнись! - крикнул Денис и дернул Марго к себе. - Ты этой ночью вот на этом диване любила меня. А потом говорила, что никогда тебе не было так хорошо, как эти дни со мной. Что случилось за это утро?
   - Да ничего не случилось, миленький. Я просто уезжаю домой. - улыбнулась она. - Ну не сердись, хороший мой. Я всегда так. Сорвусь и полечу. Меня мамка так и кличет - "Птичка Ритка с ветки на ветку". Смешно, правда? Ой, я ж тебе подарок купила.
   Она мягко вывернулась из рук Дениса, мотанулась к шкафу, выдернула черную фирменную коробку и торжественно поднесла её на ладонях Денису.
   - Ву а ля! - Марго картинно сдернула крышку. Из коробки выглядывали носки черных кроссовок с ярко-желтыми вставками на носках.
   - Вот. А то ходишь в каких-то развалюхах. А эти новые, крутые-крутые. Тетка в магазе сказала - тренд! Носи и помни обо мне. Тебе нравится? Ну скажи-скажи!!
   - Нравится. - глухо повторил за ней Денис.
   Марго довольно захлопала в ладоши.
   - Ура!
   - А как же... "Фестиваль песни"? - почти прошептал Денис, словно это что-то могло изменить.
   - Ой! А и правда! По телеку надо не забыть глянуть. А вы с Лизкой сходите. Ты поклялся - помнишь?! Ой, - замерла она. - У меня ж там сырники горят!
   И Марго побежала на кухню.
  
   На вокзале, она, хохоча, уговорила проводницу взять её в свое купе. Она всё делала легко, смеясь. Потом развернулась, чмокнула в щечку Дениса, и вдруг он услышал чей-то голос...
   - Ты мне нравишься, капитан Лавров.
   Денис вздрогнул и посмотрел на нее. Прямой взгляд, сжатые губы, ни тени улыбки... Хоп... Денис сморгнул. Марго уже стояла на подножке, хихикая целовала свои ладошки и посылала "тысячи поцелуйчиков". Денис шел по перрону до тех пор пока её "Прощева-а-ай" не растворилось в грохоте колес поезда.
   Она уехала. Денис никак не мог с этим смириться. И понял он это уже через час, как уехал с вокзала.
   Денис сначала растерялся. Он и предположить не мог, что эта глупенькая, наивная хохотушка так его зацепит. Ведь её даже сравнивать невозможно с тонкой и образованной Лерой, а ведь вон... тянет сердце и паршиво на душе, хоть режь! Черт. Черт!!!
   Денис злился. Злился, когда приехал на работу. Злился, когда пытался доказать Протапову, что дело Глазунова надо продолжать расследовать. Злился, когда схватил молоток и стал вбивать гвоздь в стену. Хотел отвлечься - не получилось.
   Злился весь день, и даже сейчас, стоя в вечерней московской пробке.
   Марго его банально использовала. Понравился парень - отчего не завалиться в койку? Бабок с него слупить невозможно, так хоть получила хороший секс. Поигралась да и свалила. Ведь всё ж ясно как белый день. Он пытался себя убедить в этом, но отчего-то сам себе не верил. Искренние, подернутые томной дымкой глаза Марго в момент их близости, такая не фальшивая нежность, ее тихий шепот и ласковый тихий смех преследовали Дениса весь день. Её лобовое, провинциальное чувство юмора, невероятный оптимизм доходящий до абсурда... И это её глухое, серьезное: "Ты мне нравишься, капитан Лавров" на прощание. Так не типично для неё, словно она на миг перестала быть собой. Наверно, Денису это показалось, может он это придумал. Ясно только одно - за эти дни он привык чувствовать эту девчонку за спиной, а теперь, когда её не будет рядом...
   Денис в изнеможении прислонился головой к стенке лифта, который уже поднимал его на этаж родного дома. Ну почему наваливается всё разом?!
   А какого собственно лешего он так заморочился? Денис решительно нажал на кнопку звонка входной двери. Ну и к чертям собачим. Спокойнее будет. А то трещала без умолку, глупая курица. Уехала да и на здоровье. Всё станет по-прежнему и вернется на круги своя. Работа - дом - Лиза. Да откроет она, наконец?
   Денис начал дубасить ногой в дверь. Но никто не открывал. Он, наконец, вспомнил, что у него есть ключи.
   Войдя в дом, первое что он увидел - это разгромленную прихожую. Стойка для обуви валялась посередине поверх обувной кучи, куртки и плащи разметались по всему полу. Рассыпанные шпильки для волос хрустели под ногами. Но больше всего пугала гнетущая тишина.
   Денис выдернул пистолет из кобуры. Осторожно подошел к своей спальне - резко открыл дверь. Спальня была пуста.
   Неожиданно из комнаты Лизы раздался протяжный стон.
   Денис рванул на стон и вышиб плечом дверь.
   Лиза лежала поперек своей кровати лицом вниз.
   Ужас на мгновение сковал спину. Денис в один прыжок оказался около сестры и, схватив её за плечо, перевернул Лизу. И тут же его окатило волной пивного перегара.
   - Ах ты идиотка сраная! - заорал Денис.
   Лиза сморщилась и еле разлепила глаза.
   - Не ори. И так башка разламывается.
   - Ты какого хрена нажралась? Вася твой научил? А ну вставай, пьянь малолетняя. - Денис схватил сестру за руку.
   - Ну чего ты меня трясешь? - жалобно протянула Лиза.
   - Это ты мамай в коридоре устроила, кретинка?
   - Не знаю. Девчонки часа три назад ушли. Денис, а у нас минералочки нет?
   - Щас будет тебе минералочка.
   Денис выбежал из комнаты Лизы, на ходу заправляя пистолет в кобуру.
   Лиза с трудом села на кровати, сжимая руками голову
   - Хорошо, однако, сессию отметили. - простонала она.
   ...И в этот миг её окатило доброй порцией холодной воды.
   Лиза заорала белугой. Взбешенный Денис отбросил пустой таз.
   - Ты охренел?!! Всю кровать залил, отморозок.
   - Ты как со мной разговариваешь, соплячка? Ведешь себя как дешевка!
   - Вот правильно от тебя Марго сбежала! - прокричала Лиза в спину Денису. - С таким уродом только трахаться можно, а жить - нельзя!
   Денис остановился на пороге, затем развернулся и в следующий миг звук хлесткой пощечины расколол тишину комнаты.
   Лиза схватилась за щеку, вылупив на него глаза.
   Денис стоял перед Лизой, сжимая кулаки и часто дыша. Лиза замерла от страха. Таким брата она ёще никогда не видела. Наконец, Денис медленно, чеканя каждое слово, произнес.
   - Ты. Сейчас. Встанешь. И уберешь. Весь. Срачь.
   - Хорошо, брат. Как скажешь. - не отрывая от него взгляда, тихо ответила Лиза.
   Денис вошел в свою комнату, захлопнул дверь, включил телевизор и врубил на полную громкость.
   Следующие два часа он тупо смотрел на экран, даже не пытаясь понять, о чем передача.
   Ему было мерзко. Мерзко и стыдно. Сорвался на девчонке, урод. Лизка-то причем? Ну, выпили с друзьями по паре бутылок пива за успех - в чем проблема? Ну, сбили пьяненькие подружки вешалку с обувной стойкой - ерунда какая. Ей уже двадцать лет - имеет право на всё: и пить, и мужиков любить, и замуж выходить. Разве она виновата, что у брата "глухарь" на работе и ушла любимая женщина. Любимая ли? А-а, к черту.
   Всё правильно. Что бы он мог дать Марго? Мизерную зарплату и постоянное отсутствие дома, вот что. А Лизка не причем. Надо идти извиняться.
   Денис встал и уже на выходе заметил черную фирменную коробку, из которой торчал яркий носок кроссовка. Кольнуло где-то под сердцем. Он ногой задвинул коробку за дверь и вышел из комнаты. Прихожая блестела чистотой, из кухни доносился запах жареной картошки.
   Денису стало еще горше.
   - Лизка! Прости меня дурака старого. Сорвался, каюсь. Обещаю прям сейчас пойти и купить вам ящик пива на последующие подвиги. Ау! Где ты?
   Денис пробежался по квартире, но сестры не нашел.
   Наконец он зашел в комнату Лизы. Книжные полки были пусты, на столе отсутствовал ноутбук, на стенке выцветшим пятном желтел квадрат от маминого портрета.
   На зеркале жвачкой был приклеен большой лист бумаги, на котором размашисто чернели круглые буквы:
   "Ушла к Васе. Имею право - мне 20 лет. Позвоню, когда перестану тебя ненавидеть. Лиза"
   Денис перевел глаза с записки на свое отражение.
   И в следующий миг удар кулака превратил зеркало в кучу блестящих осколков. Костяшки пальцев тут же заалели кровью, но Денису было уже всё равно.
  
   ...С монитора компьютера улыбался Глазунов. Он был как всегда импозантен, даже в этой простой белой майке. Щелк... Андрей пропал и на его месте появился уже совсем пьяный Родион в обнимку со своей крашенной девкой...
   Катя схватила бокал на высокой ножке и сделала большой глоток вина, одновременно щелкая компьютерной мышью, прокручивая и прокручивая фотоснимки. Перед глазами мелькали лица, запечатленные мгновения, которых уже никогда не будет. Потому что не было главного человека. Её человека. Андрея.
   Какая же все-таки глупость! Банальный грабеж, и...хлоп - Андрея нет на свете. Он столько раз ходил по лезвию ножа и в юности и в зрелости, и всегда...Всегда выходил сухим из воды. Чего стоит его поездка в Африку, уже молодым специалистом, в составе какой-то медицинской организации. То ли Красный крест, то ли Врачи за мир - Катя уже не помнила. Там свирепствовала желтая лихорадка, заболела половина группы, а его ничего не брало. Словно заколдованный, хранимый каким-то ангелом или быть может демоном...Из Африки его, вместе с заболевшими товарищами, переправили в какую-то арабскую страну. Где он почти сразу попал в автоаварию.
   Катя передернула плечами. С чего она вдруг вспомнила об этом? Ведь запретила себе навсегда. Но память услужливо подсовывало картинки такого давнего события. Когда это было? Кажется, лет пять назад, Алина с Нелли как раз уехали в Италию, и Катя решилась. Она поедет в "Кострово". И там...может быть, всего один раз....
   Катя прикрыла глаза...Вот она проходит в комнату Андрея. Она так соскучилась по нему, она все эти годы помнила запах его тела и тепло его больших рук. Андрей сидел за столом, и что-то писал. Поднял голову, вскинул в удивлении брови. Холод глаз обжег. Катя лепетала что-то про забытую Бобом теннисную ракетку, и это было так наивно, что она сама понимала - чушь городит. Но он "проглотил". А скорее всего, сделал вид. Он всегда был благороден и деликатен. Они провели чудесный вечер, ели устриц и вспоминали юность. Неожиданно всегда сдержанный, чуть отстраненный Глазунов стал таким родным-родным. Он тихо смеялся, рассказывал интересные истории. Все было так мило...До момента, когда Катя, хихикая, призналась, что никогда не пила абсент. Андрей тут же притащил бутылку, сахар, специальную ложечку. Катя заворожено смотрела на голубоватое пламя. Казалось, в прозрачности зеленого напитка скрывается что-то таинственное, никому доселе неизвестное. И только ей дан шанс познать это. Стало жутковато, и она передумала пить. Но Андрей вдруг предложил выпить на пару.
   Выпили. Катя задохнулась, Андрей смеялся. Вдруг закружилась голова. И стало легко-легко. И откуда-то сверху, словно теплый дождь, полился голос. Его голос. Он почему-то рассказывал о той аварии. Что сбил какого-то мальчишку насмерть. Сбежал с места аварии, но через день его нашли. Притащили в горное село и три дня держали в подвале. А потом вытащили на свет божий, и втолкнули в светлую комнату, где на стуле сидел человек. Красивый седовласый араб в военной форме. Почти идеальная человеческая модель, кроме отсутствия указательного пальца на правой руке. Андрей так детально описывал внешность араба, что Кате казалось, что она видит этого человека вживую. А Андрей продолжал и продолжал в подробностях описывать странное событие его юности. Араб долго молчал. Андрей подумал, что его похитили за выкуп. Стал уверять араба, что его тесть - богатый человек и вышлет любую сумму. Араба, казалось, это заинтересовало. И Андрей рассказал ему о Марате - владельце огромного центра, гениальном психоаналитике и гипнотизере. А потом араб заговорил...
   ...Катя потянулась к бокалу, но он был пуст. Она встала и, пошатываясь подошла к бару. Открыв резные дверцы, чертыхнулась: бутылок было много, но, увы, они были пусты. Катя в злобе прихлопнула дверцу и на секунду задумалась. Однако через мгновение щелкнула пальцами, и, лихо встав на подлокотник дивана, потянулась на верхнюю полку стенки. Чуть не свалившись на пол, Катя вытянула картонную коробку вина. Кажется, там оставалось на пару бокалов. Она налила до краев и вернулась к компьютеру. Щелк...Монитор вновь улыбнулся широкой улыбкой Глазунова. Он всегда улыбался и редко когда смеялся. Его хохот Катя слышала только однажды, в тот самый вечер. Катя вздрогнула...
   Она словно услышала хохот Андрея. Оказалось, что тот араб был отцом сбитого им мальчика. "Представляешь? Я сбил сына человека, которого разыскивает все спецслужбы мира! Для него убить человека - что слюну сглотнуть". Катя почему-то тоже захохотала и через смех спросила, отчего же столь грозный малый оставил какого-то российского докторишку в живых? "Дура ты Катька. Иметь должника, и в удобный момент стребовать должок - куда выгодней, чем просто грохнуть. Я теперь его должник. Сечёшь?" Катя замотала головой и чуть не свалилась с дивана.
   "А вдруг он придет и стребует свой долг?" Андрей поднял её и, продолжая дико хохотать, усадил обратно. "Уже пришел. Я и думать о нем забыл. Решил, наивный дурак, грохнули урода. Десять годков ни слуху ни духу, прикинь? А пять лет назад - здра-а-а-асти! Нарисовался - не сотрешь." Андрей запрокинул голову и одним махом допил стакан. "Не сам, конечно - шестерку свою завербованную прислал. Так что должок я отдаю исправно. И буду отдавать до тех пор, пока он не сдохнет." Катю уже порядком мутило, но она успела пролепетать: "Что же у тебя есть такого, чего нет у него?" Андрей придвинулся к ней близко-близко, так, что его губы касались её уха и прошептал: "У меня есть кукловод. А у него - куклы. И они о-о-о-очень нужны арабу". И Катю вывернуло наизнанку.
   Она болела три дня. Андрей отпаивал её бульоном и тепло улыбался, слушая Катин лепет про аварию и араба. "Мда...Пожалуй абсент - не твой напиток, милая. Галлюцинации рулят." Однако, провожая её домой, тихо посоветовал никому про их эксперимент с абсентом не рассказывать. Вроде мягко и вскользь, но ледяной холодок пробежал по спине Кати. "Забудь, детка. Навсегда. И всем будет счастье. Поняла?" Она поняла. И забыла. Лишь однажды судьба напомнила о той ночи. Это было год назад, когда Павел смотрел какую-ту дурацкую публицистическую передачу, в которой рассказывалось о ныне покойном главаре террористической группировки "Пророк" - Хасане. Во весь экран современной плазмы демонстрировалась старая видеозапись. Катю тогда пронзило, словно электрошоком: он был так похож на того араба, которого описывал Андрей под действием абсента. Но приглядевшись, Катя увидела все пальцы на его руках. А Андрей тогда упоминал, что у его араба не было пальца на правой руке. Катя отмахнулась от своих воспоминаний, как от назойливой мухи...
   ...Впрочем, так же она поступила и сейчас. Даже если пьяный бред Андрея и имел место быть, то это уже не важно. Андрея нет в живых, и все свои тайны он унес с собой.
   Катя продолжала щелкать "мышкой". Она помнила каждый снимок - ведь сама фотографировала целый день.
   "Интересно, когда я успела это щелкнуть? - Катя залюбовалась очередной фотографией. - Все-таки ты гений, Катерина. Такой ракурс, такой фон замечательный. Надо именно эту фотку в рамку повесить. А кстати!"
   Она оглянулась на старинные большие часы. Стрелки подбирались к восьми. Катя махнула рукой кому-то невидимому.
   - А! Завтра зайду.
   Она было вернулась к просмотру, но неожиданно нахмурила лоб. Затем подхватив бокал, пошла в спальню.
   На большом зеркальном трюмо лежала её сумка. Катя долго шарила в её недрах, пытаясь что-то отыскать. "Да где ж она? Потеряла что ли?" Катя пыталась сосредоточиться, но мысли вяло плавали в затуманенном мозгу. Катя хлебнула вина из бокала, и потерла переносицу. "Допилась ты, Фомичева. Ведь помню, что боялась её потерять, и..."
   Неожиданно она щелкнула пальцами: - А! Ну, конечно!
   Она в одно движение выдернула из сумки паспорт, и раскрыла его. Между страницами белела узкая бумажка. Катя удовлетворенно захлопнула паспорт, и кинув его в сумку, вернулась к компьютеру. Отодвинувшись подальше, она рассматривала фотографию, поворачивая голову и так и эдак.
   Неожиданно что-то её заинтересовало, и она вся подалась вперед.
   - Не может быть - Катя чуть слышно шевелила губами. - Да нет! Это же бред! - её пальцы пробежались по кнопкам. - Где тут это идиотское увеличение. А! Ну-ка...
   И колесико компьютерной мыши закрутилось под пальцем Кати. В какой-то момент рука замерла и безвольно сползла на стол.
   Катя сидела, не дыша, уставившись на монитор экрана. Секунда, две, три... Затем она резко "свернула" фотографию, и "открыла" программу "Скайп". На экране высветились все контакты. Раздался щелчок "мыши" и тишину квартиры разрезал, словно ножом, звук вызова. От нетерпения ногти Кати выстукивали азбуку морзе по столу. Наконец....
   - Катюш, привет милая. Как у тебя дела? - Алина улыбалась с экрана монитора. Но почти в тот же миг улыбка сползла с лица.- Ты опять пьешь, Кать? Ну сколько можно?
   - Это моё дело. И вообще...что хочу, то и делаю - Катя быстро передвинула бокал с вином из обзора видеокамеры компьютера. - Это просто вишневый сок.
   - Катя! Ты спиваешься! Ну нельзя же целыми днями пить и смотреть фотографии. Я понимаю, Андрей погиб, нам всем его не хватает...
   - Ага... особенно тебе. - надула губы Катя. - То-то я смотрю, ты вся такая гладкая сидишь. Новый костюм? Поди Габана или Коко?
   - Кать... Я на работе. И если я не рыдаю на людях, это не значит...- Алина на секунду отвернулась от монитора, но быстро взяла себя в руки. - Перезвони, когда протрезвеешь.
   - Ну, погоди-погоди. Прости. - спохватилась Катя. - Я не со зла. Просто тоска такая... Пашка на смене, Борька опять куда-то свалил. Слушай, подруга. Может, заедешь ко мне после работы? Посидим, чаю попьем. Фотки посмотрим, а? Ну пожалуйста, Алиш...
   И Катя сложила ладони в молитвенном жесте...
  
   Денис работал с раннего утра. Работал с какой-то тупостью робота. Надо за сегодня закончить оформлять документы для закрытия дела. Затягивать уже не было никакого смысла - финал истории стал неотвратим. Завтра он брякнет папку на стол Протапову, и все. Забыть, не ломать больше голову. Все - забыть. Свою неудачу. Отъезд Марго. Ссору с Лизой. Снова залезть в берлогу и в тишине, темноте, бесконечном одиночестве зализывать старые и свежие раны.
   Тарас Дениса не трогал - только незаметно подсовывал свежие булочки и чашечки кофе. Денис с благодарностью поглощал эти простые знаки внимания и заботы, и думал - вот настоящий друг, не лезет в душу, а думает обо мне, заботится. И снова методично перекладывал, проверял и подшивал бумажки.
   В кабинет вошел дежурный опер и сообщил, что Денису с Тарасом надо ехать на труп. Вызов поступил со "Скорой". Денис и Тарас собрались молча и быстро, в машине к ним присоединился Петрович.
   Минут через двадцать они уже входили в квартиру. И тут Денис испытал настоящий шок. На полу, рядом с массивным столом, на мягком светлом ковре, нелепо раскинув руки, лежала... Катя Фомичева. Вокруг ее головы растеклось кровавое пятно.
   - Никак - наша фигурантка, - тихо произнес Петрович, склоняясь над трупом Кати.
   - Да, черт! А мы и адрес не проверили! - ужаснулся Денис.
   - Чудны дела твои, Господи, - вздохнул пораженный Тарас.
   Фельдшер "скорой" сообщил, что когда они приехали, женщина была уже абсолютно мертва. Тяжелая травма головы, несовместимая с жизнью. Вызов поступил от сына.
   - А где сын? - спросил Денис.
   - В спальне, релашку ему вкололи. За ним тетка присматривает.
   - Какая тетка?
   - Красивая.
   Денис пожал плечами и вышел.
   Боб сидел в углу комнаты на диване с белым как мел лицом. А у окна дрожала... Алина. Именно дрожала - плечи мелко тряслись, словно в квартире была минусовая температура. Денис тактично кашлянул. Алина резко обернулась, тогда как Боб ни на что не реагировал.
   Денис боялся истерики, но обошлось. Алина взяла себя в руки и за пять минут рассказала всё, что знала со слов Боба. Катю нашел Павел: пришел домой после ночной смены. Решив, что Катя заснула прямо на полу, он стал её переносить на диван. В этот момент вернулся Боб. Помогая отцу, заметил кровь. И понял, что мать - мертва.
   - А где Павел? - Денис снял пиджак и накинул на плечи Алине.
   - Он... Он... - Алина на секунду отвернулась.
   - Отец в коме. - тихий голос Боба словно взорвал мозг Дениса.
   Боб поднял красные глаза на Дениса и продолжал говорить все тем же тихим, каким-то безразличным голосом. Все произошло очень быстро. Как только Павел окончательно понял, что Кати, его Кати больше нет, он сел рядом с ней и больше не двигался. Боб не сразу заметил, что отцу нехорошо. Он метался по квартире, в голове выплясывали джигу какие-то дикие мысли: кто заберет маму - "Скорая" или менты? А кому звонить первым? И с какого телефона? Лучше наверно с городского...Боб не помнил, что же все-таки решил. Лишь услышав спокойный голос оператора Скорой, немного пришел в себя. А когда вошел в комнату, увидел отца, который с трудом дышал.
   - А потом пришла Алина. - Боб отвернулся.
   Денис взглянул на Алину. Та кивнула.
   - Приехала скорая. Фельдшер вызвал вторую бригаду. Они Павла и забрали. Но по дороге...Инсульт... Надо ехать в больницу. Нельзя ли все тут по-быстрей закончить?
   В комнату заглянул Фельдшер.
   - Нам бы это... Паспорт умершей... Бумаги заполнить...
   - Ты почему, урод, не сказал, что хозяина в больницу увезли? - прошипел Денис прямо в лицо парню.
   - Так это... вы не спрашивали. А я чо? Я фельдшер. Тут же на базу звякнул - пацаны и приехали. Забрали, да он уже того... в кому впал. Ну так это... паспорт нужен. Ваши по полкам пошарили - нету. Может это...сын знает?
   - Знает. - Боб встал и подошел к сумке.
   Он пару секунд смотрел на эту сумку, словно боялся к ней прикоснуться. Никто не видел ни его лица, ни рук. Промелькнула мысль: хорошо, что он стоит к Алине и этому менту спиной - никто не увидит, как ему тяжело копаться в сумке матери. В их семье никто никогда не имел право лезть в чужое пространство - будь то сумки, карманы или телефоны с компьютером. Но так было раньше. А сейчас...
   - Тебе помочь, Борь? - голос Алины участливо прозвучал где-то далеко за спиной.
   Боб покачал головой, быстро выдернул паспорт. Но что-то белое выпало из паспорта на ровную поверхность трюмо. Борис автоматически заложил бумажку в карман пиджака, и повернулся.
   Паспорт из его рук перекочевал к Фельдшеру, который тут же исчез. Боб вернулся к Алине и в изнеможении сел, будто не паспорт искал, а грузил свинцовые балки на стройке. Алина положила ему руку на плечо и ободряюще сжала.
   - Мы пока не можем отпустить Бориса. - Денис подобрал свою упавшую с плеч Алины куртку. - Но я обещаю, что будем предельно кратки. Борис вас вызвал сразу?
   - Нет-нет. Он мне не звонил. Я сама приехала. - Алина порывисто вздохнула. - Мы с Катей договаривались вчера встретиться. Я должна была к ней после работы заехать. Но не вышло - у меня совещание в Центре затянулось. Я пыталась до нее дозвониться, но она трубки не брала. Я решила, что она заснула. Вы... Вы можете это проверить. У нее на сотовом и на скайпе должны остаться мои вызовы.
   - Да пьяная она наверно была...- неожиданно зло оборвал Боб. - Все по Андрею поминки справляла. Всё пила-пила-пила. Допилась, тварь... спьяну башкой треснулась и здравствуй Господи... Боже... Мамочка... - Боб неожиданно всхлипнул, и уткнулся в плечо Алине.
   Денис отвернулся. Ему была знакома такая картина - эмоциональные качели от злости и агрессии к жалости и боли утраты.
   -Тшшш... Успокойся... - Алина обняла Боба и стала укачивать, как ребенка. Затем оглянулась на Дениса. - Я решила сегодня перед работой заехать. Хотела её с собой взять. Отвлечь. А когда приехала, то...
   - Ясно.
   Борис уже рыдал навзрыд. Денис не выносил слез, тем более мужских. Он вышел из комнаты в гостиную, где продолжала работать группа.
   Тарас с кем-то бурно разговаривал по телефону, отвернувшись к окну, а Петрович сидел на корточках и рассматривал "морщины" ковра.
   - Ну, что скажешь? Убийство? - Денис "завис" над Петровичем.
   - С чего? Ничего не пропало. Везде чисто-чинно-благородно. Вон - он ткнул пальцем в ноут-бук. - Эта машинка тысяч сто стоит.
   Денис подошел к ноутбуку. На клавиатуре мигала лампочка включения. Денис пошарил "мышкой". Экран тут же откликнулся ровным светом заставки - большой фотографии всей компашки: Глазунов, Алина с Нелли, Павел с Катей и Бобом, Родион и... Марго. Где-то на заднем фоне светилась растяжка "Бобу-21!"
   - "И вся королевская рать" - Петрович кинул взгляд на заставку на мониторе, поднялся с корточек, и аккуратно взялся за бокал, что так и стоял на столе рядом с коробкой вина.
   - Двоих уже нет. Кто следующий? - Денис отвернулся от монитора. Ему больно было видеть Марго - такую красивую, юную и тем более в объятиях толстого Родиона.
   - Дэн, это несчастный случай. Заломы на ковре видишь? - Петрович оторвался от бокала, и кивнул на ковер. -- Пьяная дама, споткнулась о залом ковра. Упала неудачно, ударилась головой об угол стола. Удар пришелся точно в висок. Смерть наступила мгновенно.
   - Считаешь, сама упала, никто не помог? - Денис задумчиво вновь уставился в монитор.
   - А тебе обязательно нужно убийство?
   - Ну, просто странное совпадение, - произнес Денис, нажимая на кнопки ноутбука. - Сначала - Глазунов. Потом - ближайшая подруга....
   На мониторе загорелись несколько десятков папок: "Италия" "Уикэнд в Горном, "Выпускной Боба", "Новый год"... Но Дениса интересовала одна: "Юбилей Боба 2016"
   - Да сама она грохнулась - зуб даю. - Петрович распахнул дверцы бара. - У нее координация была нарушена, реакция заторможена. Ты вот сюда глянь, Перкинтон.
   Денис уже занес руку над клавиатурой, чтобы открыть "папку", но оглянулся через плечо. Петрович картинно обвел рукой содержимое бара: ряды пустых бутылок.
   - Все ясно, как белый день. Пила дамочка не по-детски. И результат плачевный.
   - Да, понял. - Тарас оторвал от уха трубку сотового телефона. - День, бригада, что Павла везла в больницу, подтверждают - инсульт. У них все записи в наличии. Сейчас операцию делают.
   Денис молча отвернулся, и нажал на кнопку клавиатуры. Компьютер тут же отозвался, раскрыв нужную папку, но...В папке не было ни одной фотографии. Абсолютно белый пустой экран.
   - Послушай, День. - Тарас стоял за его спиной, и бубнил. - Я понимаю, тебе не хочется закрывать дело. Но поверь, смерть Фомичевой - несчастный случай. Это просто совпадение.
   - Странно... - Денис словно не слышал друга, продолжая смотреть в пустой монитор. - А где же....
   Но договорить он не успел. Потому что из спальни раздался истошный крик Боба.
   Вся группа ринулась в спальню. Боб катался по широкой кровати и орал не переставая.
   Алина, прижав руки к горлу, смогла лишь прошептать.
   - Ему позвонили. Павел умер.
  
   Денис захлопнул папку с делом об убийстве Глазунова, и с треском кинул на стол.
   - Ну как, как я его закрою теперь? - кричал он Тарасу. - Не верю я в совпадения, тем более случайные. Ну не верю, Тарас. Называй как хочешь - интуицией, ясновидением, но что-то тут еще есть! Я жопой чую, блин. Не могла Фомичева просто так оступиться и в ящик сыграть. Что-то знала эта женщина. Тайна какая-то была! За эту тайну она и умерла!
   - Хорошо. Возможно. - Тарас медленно поставил стаканчик с карандашами, которые раскатились по столу от удара папки. - Но интуицию к делу не пришьешь. Сам мне всегда говорил. У тебя факты есть? Хоть приблизительные.
   - Нет! Нет у меня ничего. Хотя...вертится что-то. Такое впечатление, что я что-то упустил. Что-то важное.
   - Так. Ты успокойся. Сядь. - Тарас силой усадил Дениса за стол, налил воды в стакан и придвинул его поближе к другу. - Где упустил?
   - Не знаю. - Денис залпом осушил стакан. - Весь день голову ломаю, все протоколы перечитал - никак не могу ухватиться. Что-то связанно с Фомичевой, а что - никак не могу вспомнить. Этот приступ бешенства у Боба у меня всю память отшиб.
   - Да уж...Не повезло парню. За одни сутки сиротой стать. - Тараса передернуло. - Ну ничего, отойдет потихоньку. Вернемся к нашему стаду оленей. Денис, послушай меня. Вспомнишь ты или нет, по большому счету это не важно.
   - Почему?
   - Да потому что смерть Фомичевой никак не подтверждает версию заказа на Глазунова. Протапов скажет, что это все - на уровне фантазии, домыслов. Обматерит тебя, и все.
   В кабинет зашел Петрович с результатами экспертизы.
   Экспертиза показала, что в крови Кати была большая доза алкоголя, которая, вероятно, и привела к неудачному падению со смертельным исходом. По отпечаткам пальцев - тоже ничего интересного. Никаких отпечатков посторонних людей в квартире не обнаружено.
   - Короче - несчастный случай, как я и говорил. - резюмировал Петрович. - А! Еще моргушники из судебного насчет муженька этой Фомичевой отзвонились - инсульт чистой воды.
   Денис сник.
   - Кстати, раскопал я кое-что про этот кинжальчик Шитова, - переключил внимание Дениса Петрович, - могу показать.
   Тарас сделал на Петровича круглые глаза, незаметно покрутил пальцем у виска.
   Денис сразу оживился, подскочил на месте.
   - Так что же молчишь?
   - Ну, не думаю, что это как-то повлияет на ход дела, просто так, самому было любопытно...
   Но Денис уже не слушал - он тащил Петровича из кабинета в его лабораторию, а за ними спешил Тарас.
  
   Петрович разложил на столе фотографии с изображением различных кинжалов, более или менее похожих на тот, которым Шитов убил Глазунова. Денис жадно вглядывался в фотографии. Но все они чем-то немного отличались. А Петрович тем временем рассказывал, что долго копался в архивах. Его самого зацепило - что за символика такая? И докопался, что в точности такие кинжалы использовались одной средневековой мусульманской сектой. Секта эта нынче в большой моде, о ней и книги пишут, и фильмы снимают, даже игра компьютерная есть. При этом Петрович выложил на стол еще одну фотографию, сделанную со старинной гравюры. Изображенный на ней кинжал практически точно соответствовал кинжалу Шитова.
   - Что за секта? - нетерпеливо спросил Денис.
   - Секта, которая под видом продвинутых духовных аскетов готовила высокопрофессиональных, изощренных наемных убийц.
   - Ну, ни хрена себе! - вырвалось у Дениса, - так это что же... Это же - прямое доказательство...
   - Доказательство того, - перебил Дениса Тарас, - что наш грабитель и убийца был ой как не прост. И не случайно он посещал психологов, и экстремальным вождением занимался. Комплексы у него были, и скрытая мания величия. Возомнил себя средневековым наемником. Вот что все это значит, дружище!
   - Ну, и умен же ты Тараска! - Петрович хлопнул его по плечу. - А сам веником прикидываешься!
   Оба расхохотались. Только Денис оставался мрачным.
   - А где такие штуки сейчас делают, узнал?
   - Ну, это, Дэня, задачка посложнее... Тут архивы не помогут. А мотаться по всем подпольным мастерским - сам понимаешь...
   В комнату вошла Антонина, проходя мимо стола, бегло бросила взгляд на фотографии. Остановилась.
   - Что-то знакомое... Где-то я это видела.
   - Где? - набросился на нее Денис.
   Антонина наморщила лоб.
   - Ага. Вспомнила. В торговом центре. На месте взрыва нашли такой амулет.
   - Где он?
   - Да где - фсбешники забрали, вместе с делом.
   Денис схватил со стола фотографии и пулей вылетел из комнаты.
   - Ну, что же ты наделал, Петрович, - укорил его Тарас. - Он же теперь не успокоится.
   - Не сообразил, дурак старый. Наоборот, отвлечь его хотел... Да, хотел как лучше...
   - А получилось, как всегда.
  
   А Денис уже стол перед Протаповым и с жаром убеждал его, что хотя версию заказа он доказать не смог - времени не хватило, но он уверен, что смерть Фомичевой - не случайность. И скоро у нас может появиться новый труп! А мы должны предотвратить очередное убийство! Поэтому дело закрывать нельзя! А главное - Денис вывалил перед начальником фотографии кинжалов с символикой, - возможно убийца Глазунова Шитов и взрыв в торговом центе - звенья некой цепи. Шитов пользовался кинжалом средневековой секты наемных убийц - раз. Амулет с изображением такого же кинжала видели на месте взрыва в торговом центре - два. И если размотать всю эту цепочку, то мы...
   - Лавров, твою мать! - заорал Протапов. - У тебя паранойя! Еще раз явишься с подобным бредом - отправлю в психушку!
   - Но, Василий Матвеевич...
   - Иди в отпуск, лечись! Чтобы завтра тебя здесь не видел!
  
   Тарас тоже считал, что Денису просто необходимо отдохнуть. Все, что случилось - это не звенья одной цепи, как считает Денис, а цепь случайных совпадений. Надо все это выкинуть из головы, постараться забыть. И хватит себя изводить!
   - Пойдем, пивка возьмем, - уговаривал Тарас друга. - Отметим твой отпуск.
   - Да пошел ты к черту! Не веришь мне - и хрен с тобой.
   Денис кинул свое тело за руль и рванул с места так, что шины взвизгнули.
   - И тебе хорошего вечера, дружище. - проговорил Тарас ему вслед и побрел на автобусную остановку.
  
   ...Нелли собирала посуду со стола, стараясь не шуметь. Было так тихо, что от этой тишины хотелось кричать. Все уже ушли. Осталась только мама. И конечно Боря. Боренька, Борюсик, её любимый Боб. Нелли всхлипнула. Она так много плакала за эти три дня, что уже и слез не осталось. Могла только шмыгать носом. Это были её вторые поминки в жизни. Совсем недавно поминали отца, и вот теперь тетя Катя и Павел. Бред какой-то. Почему так все ужасно. Какие-то странные чужие люди были сегодня - половину из них Нелли не знала. Бывшие коллеги Паши, подружки тети Кати. А Нелли думала, что у нее только одна подруга - мама. А вот ведь нет...еще целая стая набежала. Хорошо, что свалили быстро: блином закусили, рюмку махнули и разбежались по работам. Слава Богу, а то Боб совсем никакой. Не ест, ни спит. Бледный, а глаза красные-красные. Но в адеквате - и то хорошо.
   Алина неслышно зашла в комнату и стала помогать дочери.
   - Вот говорила ему, надо было официантов позвать. - Алина брезгливо смахивала остатки еды в пакет. - Так нет - уперся. Теперь самим придется посудомойку загружать.
   - Ничего, мамуль. Меня тетя Катя научила. - очередная тарелка легла в стопку. - Боб из-за мамы от официантов отказался. Она любила все делать сама. Я считаю, что в память о ней он поступил правильно.
   - Конечно, детка. Конечно. - Алина оглянулась в поисках салфетки, схватила её и стала тщательно вытирать руки. - Детка, мне надо на работу. Ты бы осталась с Борисом. Ему сейчас важна твоя поддержка.
   Алина повернулась к дочери, невольно загляделась. Ее, в отличие от покойных Глазунова и Кати, никак не смущала связь Нелли с Бобом. Ей было глубоко наплевать, что Боб - не просто крестник, а сын Андрея. Какая к черту ревность, если нет любви! Но у Алины была и своя тайна, о которой никто не знал, кроме нее - не знала даже любопытная Марго! Не догадывался въедливый Денис Лавров. Нелли - она не была похожа на отца, но кое-что от него унаследовала, не от Глазунова, а от своего настоящего, биологического отца. Потому что Алина новоиспеченному супругу быстро наставила рога!
   ...Как только Глазунов их познакомил, красавец Родион покорил Алину... Роман был тайным, бурным, но - коротким. Родион не казался тогда таким успешным, как Глазунов.... А Алина всегда была практична. Да и с таким отчаянным бабником она никогда бы не связала свою жизнь, поэтому на предложение руки и сердца отказывала неоднократно... Но - как прекрасен оказался плод захлестнувшей их страсти! А Глазунов - он так и прожил в неведении, - злорадно подумала Алина.
   - Мама, но Боб сказал, что хочет побыть один, - донесся до Алины голос дочери.
   - Ну, мало ли что он сказал. - Алина придирчиво нюхала пальцы - не остался ли неприятный запах от тарелок. - Он все равно спит, а ты как раз... уберешь все это, раз уж помощники в этом доме противопоказаны.
   - Хорошо, мам.
   - Вот и отлично. - Алина поцеловала дочь в лоб. - Какая ты у меня умница выросла. Но у меня просьба. Если вдруг Боб куда-то соберется - ты обязательно мне позвони, хорошо? Я должна быть в курсе.
   Нелли не совсем понимала, куда должен собраться Боб, если он в таком состоянии. Но Алина предположила, что парня может мотануть "на подвиги", а она тревожится.
   - А завтра приезжайте в Кострово, ладно? - Алина подкрасила губы перед зеркалом. - Григорий с машиной будет ждать столько, сколько нужно.
   И взяв обещание с дочери, что завтра с утра она силой привезет Боба в пансионат, Алина вышла из квартиры.
   Но уехала она не сразу. Алина подошла к черному Мерседесу, за рулем которого прикорнул огромный водила - Григорий. Это был любимый водила Алины - большой, но проворный, фантастически умевший водить машину и до фанатизма пунктуальный. Но самое главное его достоинство было в том, что он очень мало говорил, и очень хорошо выполнял любые поручения хозяйки.
   Вот и на этот раз Алина наклонилась к окошку, тронула ногтем плечо Григория. Он тут же открыл глаза.
   - Простите. Алина Маратовна.
   - Ничего, Гриша. - Алина вытащила из сумки дорогое красивое портмоне и выдернув несколько крупных купюр, протянула ему - У меня к тебе будет.... ммм... деликатное поручение.
   Григорий сморщил лицо, что видимо должно было означать улыбку....
  
  
   ГЛАВА ВОСЬМАЯ
   КРАХ ДЕНИСА ЛАВРОВА
  
   ...Третьи сутки Денис валялся на диване, тупо смотря в экран телевизора. Вокруг него уже не осталось живого места - везде валялись коробки из-под пиццы, пустые пластиковые бутылки от лимонада, и пакеты с логотипом конторы, в которой возят жареные острые куриные ножки. Полные пепельницы окурков, и грязные чашки с засохшей кофейной жижей рядком стояли на журнальном столике перед телевизором.
   Жить не хотелось. Денис зарос щетиной, три дня не менял футболки, но казалось, его это не тревожило. Он отдыхал. Раз велели, он это делал с отчаянием смертника. По принципу - а...наплевать. Все равно никому не нужен. Лизка не звонит - ну и не надо. Позвонил сам, послушал её голос на автоответчике. "Дорогой брат - жива-здорова, пока не готова с тобой разговаривать". Но когда на третий звонок он услышал эту же фразу - в бешенстве закинул сотовый в бак для грязного белья. Вот дрянь. Хоть бы поинтересовалась, что с братом. Может он погиб при выполнении служебного долга. Может его трамвай переехал, или он вены порезал от несчастной любви.
   Денис усмехнулся. Вот ведь какая хрень может в голову от безделья залететь. Он никогда не понимал, как можно лишить себя жизни из-за любви. Удел глупеньких девочек, хотя пару раз в его работе встречались взрослые люди, которые не смогли справиться с болью. Слабаки, конечно. Но, все же, отчасти Денис их понимал. Было так больно после гибели Леры, и деться от нее, от этой боли некуда. И с тобой она и днем и ночью. И, кажется готов на все, лишь бы избавится от неё. Но это совсем другое - Лера погибла у него на руках. Только что смеялась и прыгала, как девчонка и вот...уже безжизненной куклой обвисла на его руках. Это - другое. Это - конец. И ты не можешь увидеть, услышать голос, прикоснуться невзначай. А все эти брошенные любовники, жены и мужья... У них более выгодное положение. Они всегда, в любой момент могут позвонить или прийти в место, где могут издалека увидеть предмет своего обожания. Да просто знают, что они - есть! Есть на этом свете, живут, дышат, радуются, грустят - живут! От одного этого надо испытывать радость, гармонию и покой. Денис так считал.
   "Фигня!" - Денис резко сел на диване. "Обманывай кого хочешь. В теории, когда не касается тебя - всё верно. И даже возможно через какое-то время ты сможешь, как все нормальные люди, радоваться этой жизни и даже смеяться над былым чувством. Но не тогда, когда еще остался запах на подушке, и забытые заколки в ванной."
   Денис скучал по Марго. Дико. Необъяснимо. Так он не скучал даже по Лере Там другое - там фатальная тоска, по безвозвратному. А тут...Он знает, что где-то она есть. Его любимая. Радуется, живет и дышит. Но у него нет возможности, ни прикоснуться, ни подглядеть из-за угла. Он не знает, кто она на самом деле, где живет, куда уехала. У него нет даже её фотографии. Стоп! Фотография!
   Денис вскочил. Вот оно! Ну конечно! Денис поискал глазами сотовый и ринулся в ванную. Выдернув телефон из-под грязного белья, он на нерве еле отыскал номер Тараса.
   - Тараска! - заорал Денис, лишь только длинные губки оборвались подъемом трубки на том конце. - Фотографии! В папке "Юбилей Боба" не было ни одной фотографии!
   - И тебе здравствуй, мой бедный уставший друг. - спокойно отозвался Тарас. - Я думал, ты уже пришел в себя, отдыхаешь и думать забыл об этом деле.
   - Тарас, послушай меня! Послушай внимательно.
   И Денис быстро поведал другу о манипуляциях с ноутбуком Кати, когда они все вместе приехали на её труп.
   - Я открыл эту папку - там не было фотографий. Пустой файл. Абсолютно. Ты понимаешь?
   - Конечно. Просто женщина приготовила папку заранее, но фотографий не случилось. Ну не фотографировали они праздник - бывает.
   - Вот!!! И я так предположил! - Денис торжествовал. - Но возникает вопрос: откуда тогда фотография на заставке? Где они всей компашкой на фоне парадного входа с транспарантом "Бобу 21" за спиной?
   - Все просто. - терпеливо, словно разговаривая с больным на голову человеком, отозвался Тарас. - Приехали, сфоткались на входе. А потом стали пить-жрать - не до фотографирования уже было. Одна фотка и осталась.
   - Отлично! Ты гений логики! - проорал Денис. - Тогда объясни, почему её не было в папке? Вот её единственной, которая сделала не оказалось в папке?
   Тарас молчал казалось с минуту. Денис терпеливо ждал, пока друг разложит все по полкам. Ведь для того, чтобы установить заставку на компьютере, пользователь должен фотографию скопировать оттуда, куда изображение "загружено". В данном случае - папка "Юбилей Боба"
   - Так. - голос Тараса стал жестче. - Ты думаешь, кто-то стер все фотографии из папки. Но забыл или не знал, что на заставке одна осталась.
   - Друже. Я тебя люблю. - выдохнул Денис.
   - Я тоже, но я женат и у меня трое детей.
   - Смешно. Тот, кто стер фотографии - убил Фомичеву. На фотографиях что-то было. Может не на всех, может на паре-тройке. Но он спешил и удалил все. Мне нужно полчаса, чтобы привести себя в божеский вид. Заезжай за мной.
   - И куда мы поедем?
   Денис взорвался. Ну, неужели Тарас не понимал очевидных вещей? Им нужен ноутбук Фомичевой! И почему они его сразу не забрали, ведь Денис уже тогда видел, что фотографий нет. Ах да, Боб! Парень устроил "цыганочку с выходом", узнав о смерти Павла на операционном столе. Пришлось два часа удерживать Боба с тарасом и Петровичем, пока не приехала психиатрическая помощь. Не до компа было.
   Всё это Тарас спокойно напомнил Денису. Но Тарас так и не врубался, чем им поможет пустая папка без фотографий.
   - Тараска! Треть двадцать первого века почти прошла, а ты все такой же дуболом в компьютерах. - проорал Денис. - Подарю тебе книжку для "Чайников".- Денис на ходу стянул футболку, и врубил на всю мощь воду в раковине.
   И он вкратце объяснил другу, что когда удаляются файлы или изображения, компьютер их автоматически перебрасывает в еще одну папку - "Корзина".
   - А почему ты думаешь, что твой предполагаемый убийца Фомичевой, не вычистил и эту папку.- все еще занудствовал Тарас.
   - Ловишь налету, друг. - Денис включил громкую связь на телефоне, кинул его на полочку под зеркало, и начал намыливать пеной щеки. - Надеюсь, он об этом забыл или времени у него не хватило. Но даже если убийца Фомичевой и вычистил "Корзину", там должна остаться информация когда и во сколько удалены фотографии. А это - факт! Хотя бы для версии убийства.
   Тарас задумался. А ведь верно: они знали время убийства Фомичевой почти до минуты - судмедэксперты по каким-то только им ведомым причинам установили это время. И если фотографии удалены чуть позже гибели Кати- это уже что-то. Вот ведь шельмец, этот Лавров.
   - Хорошо. Ты меня убедил. Но мы не можем ехать сейчас. И вплоть до завтрашнего утра.
   - Почему? - Денис дернул бритвой по щеке, и струйка крови тут же потекла по подбородку. - Час дня! Даже обед не начался.
   - Потому что сегодня хоронили Фомичевых. И в данный момент проходят поминки. - припечатал Тарас. - Имей сострадание, лавров.
   - Черт... - Денис кинул бритву в раковину и вырубил воду.
   - Денька... поверь - им сейчас не до компьютера. Стоит себе - никуда не денется. А завтра с утра прям сразу к Фомичевым. Идет?
   Денису ничего не оставалось делать, как согласиться. Завтра так завтра. В конце концов, если бы убийца был прозорлив, он бы просто забрал компьютер с собой. А раз оставил - значит, ему в голову не пришло, что кто-то может потянуть за эту ниточку. Денис знал - докажи он хоть малейшее наличие этих фотографий - умельцы из информационного отдела выудят фото с жесткого диска.
   "Не смогут наши - найду хакера. За свои деньги" - решил Денис и, окинув полный бардак в комнате, взялся за уборку. До утра куча времени - надо чем-то себя занять. Да и зарасти грязью окончательно, Денису как-то не очень хотелось.
   Через час большой пластиковый пакет был полон мусора, а комната уже приобретала нормальный вид. Для верности он заглянул за дверь в поисках притаившейся пустой бутылки и увидел черную коробку. Подарок Марго! Казалось, день, когда она подарила их, уже был так далеко. Он вынул кроссовки и примерил. Как она говорила - в тренде? Ну, в тренде не в тренде, а удобные - нет слов. Неожиданно Денис повеселел и, решил обновить подарок. А именно - пошел выносить мусор...
  
   Борис рыдал на коленках Нелли. Рыдал страшно, молча, лишь большие плечи подрагивали. А она была рада. Психологи сказали, что это хорошо. Лишь бы не замыкался в себе. Лишь бы выпускал горе наружу. Наконец Борис поднял голову.
   - Прости, Нелька. Совсем я раскис. Мужик так не должен вести себя перед своей женщиной.
   - Не говори банальностей, ради Бога. - скривилась Нелли. - Мужик должен быть искренним перед своей женщиной. Тогда они становятся ближе друг другу.
   Борис слабо усмехнулся. Как же ему все-таки повезло с ней. Эта маленькая и по росту и по возрасту девочка была порой умней иных его взрослых увлечений. Недаром её так любит мама. Борис замер. Не любит, а любила...Черт...Он почувствовал, как новая волна боли подкатывает под горло. И он испугался. Еще одна такая истерика, и он просто перестанет себя уважать. Боб схватил пачку и выдернул сигарету. Когда куришь немного легче. Он поискал глазами зажигалку - нигде не видно. Похлопав себя по бокам, он выдернул её из кармана пиджака вместе с какой-то длинной бумажкой, которая белой птицей спланировала на пол.
   - Что это? - Нелли наклонилась и подняла листок.
   Боб прикурил, глядя, как Нелли рассматривает надпись на бумажке.
   - Похоже это квиток из фотоателье.
   Боб выдернул квиток из рук Нелли. Все-таки мама отнесла флеш-карту в ателье. Он порывисто вздохнул, пытаясь загнать проклятую боль поглубже. Мама несколько дней просила распечатать фотографии с его юбилея в Кострово в ателье, чтобы особенно красивые поставить в рамочки на трюмо. А у него все не было времени. У него никогда не было времени на мать.
   - Странно - Нелли смотрела на застывшего Бориса. - Уже сто лет, как таких не выдают. Вроде сейчас при клиенте фотки печатают. А тут почему-то не отдали.
   - Сейчас узнаем. Я быстро.
   Борис загасил только прикуренную сигарету, схватил телефон и стремительно вышел из комнаты.
  
   Звук фена заглушал назойливую трескотню мастеров салона. Алина терпеть не могла эту идиотскую необходимость вести бестолковые разговоры, пока парикмахер сделает своё дело. Поэтому очень любила своего мастера Захара - парня молчаливого и быстрого. Что не скажешь о его коллегах -девчонок хоть и талантливых, но жутко болтливых. Алина всегда записывалась к Захару под закрытие, но сейчас она пришла без записи. Ей необходимо было расслабиться. Но, как назло, все кресла в салоне были заняты. И пока Захар колдовал над её стрижкой, Алина была вынуждена сначала слушать полный пересказ очередной серии "Тайны Марии", затем узнать три способа засолки огурцов, и в довершении получить полный сравнительный анализ сахарного шугаринга и фото-эпиляции.
   Наконец, Захар взял в руки фен, и можно было отключиться. Хоть на двадцать минут расслабиться и ни о чем не думать. Не думать! Представить себя на берегу, где морская волна ласково омывает ноги, а тепло белого песка греет ладони. Алина даже улыбнулась этой картинке, но...все неожиданно прекратилось. И вместо спасительного жужжания фена в мозг ворвался зуммер её сотового телефона.
   - Алина Маратовна - похоже это ваш. - Захар кивнул на сотовый телефон Алины, что лежал под зеркалом. И тут же деликатно отошел.
   Алина в раздражении схватила телефон. Кому она еще понадобилась? Сказала же на работе - не беспокоить до завтра. Она уже хотела разразиться гневной тирадой, но взглянув на дисплей тут же подавила раздражение.
   - Да, доченька. Ну как дела?
   - Мама! Он пошел за фотками, прикинь? Нашел квитанцию и ринулся, как чокнутый. Вот на фиг ему сейчас фотки, да еще с того проклятого юбилея? - Нелли тараторила безостановочно, не давая Алине вставить слово. - Я ему говорю - завтра заберем. А он талдычит - мама просила-мама просила. Сказал сидеть дома, даже не разрешил с ним сходить. Типа, тут недалеко - скоро вернусь. Ну мам, ну это же хрень просто какая-то...
   - Нэл! - наконец прикрикнула Алина. - Успокойся, слышишь. Сейчас вернется. И не перечь ему. И не спорь. Хочет куда-то сходить - пусть идет. Хочет на голове стоять - улыбайся и помогай. Ему плохо, пойми. Дождись его и постарайся уговорить приехать в Кострово прямо сейчас.
   - Хорошо. Но думаю, у меня ничего не выйдет.
   - Выйдет, если захочешь. Я сейчас водителю позвоню, предупрежу. Всё.
   Алина отключила телефон. И тут же набрала номер...
   - Алло, Гриша... тут у нас события меняются каждый час...
   Резко заработал фен в руках мастера за соседним креслом. Алина встала и вышла из зала. Захар вернулся к креслу, смахнул несколько волос с подлокотника и щелкнул пальцами. Тут же подбежала девушка с ручным пылесосом и в мгновения ока прибрала остатки волос с пола.
   Через минуту вернулась Алина, уселась в кресло.
   - Ни минуты не дают расслабиться.
   - А вы поставьте телефон на автоответчик. - предложил Захар, поправляя на шее Алины парикмахерскую накидку. - Мир не перевернется за полчаса.
   - А и верно. - подхватила Алина, нажала на пару кнопок телефона и кинула его под зеркало.
   Захар включил фен и приступил к таинству женской красоты...
  
   Борис вяло смотрел на виноватую Приемщицу, и казалось, даже не слышал её оправданий.
   - Понимаете, мы не могли отпечатать фотографии сразу - у нас электричество отрубили на пару часов. А она ждать не хотела. Сказала, вечером заберет, но не пришла. А мы даже номер телефона не догадались у нее взять...
   - Ясно. Ну, так они готовы?
   - Да-да. - заторопилась Приемщица. - тут и флеш-карта, и отпечатки. Вот.
   В руку Бориса лег плоский, ярко-желтый бумажный пакет. Борис вытащил увесистую пачку. Тут же стал медленно просматривать отпечатки. На стол перед приемщицей ложились яркие мгновения праздника. Девушка тактично отошла к принтеру. Но все-таки украдкой несколько раз оглянулась. Красивый парень, но какой-то грустный. Даже кокетничать не хотелось.
   - Спасибо. - Боб резко собрал фотографии в стопку и положил обратно в пакет.
   Приемщица слабо улыбнулась, хотя понимала, что её улыбки парень уже не видит - Боб шел к выходу. Но неожиданно он остановился. Лихорадочно вывернул пачку фотографий из пакета и стал судорожно искать среди них определенную. Он так торопился, что несколько фотографий упали и разлетелись по всему полу.
   Но Боб словно не замечал этого. Он на секунду завис на одной из фотографий. Затем вытащил сотовый телефон, быстро нашел номер...
   - Лавров, это Борис Фомичев. Я знаю, кто убил мою мать.
  
   ...Денис замер с тряпкой в руках. Ему показалось, что в голове взорвалась бомба. Ну, или граната, по меньшей мере. Но разбираться в этом, не было времени, потому что его телефон вновь ожил голосом Бориса Фомичева.
   - Я буду ждать вас через час. В сквере у кафе "Звонарь" на Тимирязевской.
   - Но вы хоть намекните, Борис, кто убийца? - но в трубке была уже тишина.
   Денис еще пару секунд переваривал информацию, затем заметался по квартире. И так же заметались его мысли: "Почему так неожиданно? Может сам влез в компьютер и не увидел фотографий? Или информация совсем из другого источника? а может... Может это шутка? Да нет - не похоже. Голос напряженный. Да что гадать, ё-моё. Приеду и все узнаю"
   Денис почти одновременно влез в рубашку и джинсы, выбежал в прихожую. Но никак не мог найти свои ботинки. схватил ключи от машины и выбежал из дома. Позвонить Тарасу ему даже в голову не пришло.
  
   А Борис тщательно собрал с пола фотоателье все раскиданные фотографии, проверил флеш-карту фотоаппарата - та подмигнула из пакета голубым краешком - и слабо улыбнувшись Приемщице, вышел на улицу.
   Он не успел сделать и пяти шагов по тротуару, как ядовитая струя газа влетела в его лицо. Борис сделал вдох и свет выключился...
  
   Денис запарковался, побежал в сквер. На лавках сидели парочки, какая-то старушка, мамаша с ребенком. Боба среди этой разношерстной публики не было. Денис подождал немного, нервно посматривая на часы. Позвонил. Ответа не последовало. Денис позвонил еще раз - номер уже был заблокирован. Что за бред? Что за дьявольские игры? У парня тоже съехала крыша? Возможно. Но где же он, черт его подери! А если его... тоже убили? От этой мысли по телу Дениса прокатился холодный, липкий пот.
   Через пять минут он уже гнал машину к дому Фомичевых. Но влетел в дикую пробку на третьем кольце и у квартиры оказался лишь к пяти вечера.
   Он долго звонил, даже пару раз треснул кулаком в дверь. Опять звонил, пока дверь в соседнюю квартиру не приоткрыла древняя старушка.
   - Чо ломисси, паря? Нету их. Взрослые померли, а молодые уехали кудый-то. Нету никого.
   - А скажите... - но дверь уже захлопнулась.
   Денис ушел ни с чем. Телефон Боба по-прежнему на звонки не реагировал. Действительно, какие-то дьявольские игры. Денис выдернул свой телефон, нажал на кнопку.
   - Здравствуйте. - бодро заговорил телефон голосом Алины - Сейчас я не могу вам ответить. Но обязательно перезвоню.
   Денис чертыхнулся. Ладно, подождем.
   Ждать пришлось недолго. Не успел Денис сесть за руль, как телефон заливисто затрезвонил. На дисплее высветился "Борис Фомичев"
   - Где вы, Борис?
   - Я? Я в аэропорту. - сквозь треск и помехи голос Бориса был еле слышен.
   - Как в аэропорту? Ты же мне встречу назначил, урод!
   - Помню. Простите, я ошибся. У меня плохо голова варит.
   Он что-то еще мямлил о неверных логических выводах, и о том, что ему слишком тяжело сейчас оставаться дома. Решил полететь к морю, куда-нибудь подальше, на другой континент.
   - Какое море? Послушай, парень, ты...Алло!
   Но связь уже оборвалась.
   - Твою мать! - рявкнул Денис.
   Ну, и конечно, на звонки Дениса телефон Боба больше уже не отвечал. Разозлившись, Денис швырнул телефон на приборную доску. Казалось, от такого удара он должен был развалиться на части. Однако аппаратик лишь отскочил обратно Денису на колени и...зазвонил.
   - Да! - рявкнул Денис.
   - Это Алина. Вы мне звонили. Простите, не могла перезвонить. Алло...- её голос заглушали чьи-то рыдания, Денису они были слышны в трубку, хоть далеко, но вполне отчетливо.
   - Алина Маратовна, я бы хотел...
   - Секунду...- оборвала Алина. Видимо Алина отодвинула от себя телефон, потому как в следующую секунду Денис услышал: - Нэл. Прекрати, пожалуйста. У меня важный разговор. Вернется твой ненаглядный, я же сказала.
   Затем Денису в ухо полетела частая дробь каблуков - скорее всего Алина вышла из комнаты.
   - Да, Денис. Извините еще раз - у меня тут дочка в истерике бьется. Мальчик неожиданно сорвался заграницу, и она... ну, это наши проблемы.
   - Только не в этот раз. Ваша дочь слезы льет по Борису Фомичеву?
   - Да - неподдельное удивление засквозило в её голосе. - А откуда вы знаете? Хотя...вы же полиция. Вот... Неожиданно сорвался, позвонил из аэропорта, сказал - ему надо побыть одному. Как психолог - я его понимаю. Такая трагедия.... Так по какому поводу вы мне звонили, Денис?
   - Уже не по какому. - буркнул Денис. - Извините за беспокойство.
  
   Алина отключила телефон, и вернулась в гостиную. Нелли продолжала рыдать в подушку роскошного дивана.
   - Детка... ну послушай меня.
   - Не хочу. Я его как дура два часа ждала, а он... улетел в Испанию! Зачем тогда про фотоателье врать? Зачем?
   - Доченька... В таких трудных ситуациях человек действует спонтанно, пойми...
   Раздался тактичный кашель. Алина повернулась - в дверях стоял водитель Григорий.
   - Ты где был?! - тут же заорала Алина. - Почему моя дочь должна возвращаться из города на такси?
   Григорий топтался на месте, мял свои огромные руки, и бубнил об "отошел за водой, а эти уроды эвакуаторщики тачку угнали". Пока разбирался, пока доехал на штрафстоянку....
   - Пошел вон! - холодно изрекла Алина и отвернулась.
   Григорий тут же исчез.
   Алина сморщилась - плач Нелли набирал обороты. Алина подошла к резному шкафу, открыла стеклянную дверцу и вынула пузырек. Накапав из него в высокий бокал несколько капель, она долила воды из графина. Вернулась к дочери и почти насильно влила в нее лекарство.
   Нелли еще пару минут всхлипывала, а затем успокоилась. И еще через четверть часа, тихо спала, укрытая плюшевым пледом. А Алина гладила её по голове, и приговаривала:
   - Все пройдет, милая. Всё пройдет....
  
   ...Денис ехал домой. Он устал. Устал не столько физически, сколько морально. Слишком много подозреваемых, слишком много версий, слишком много событий. Уход Марго, смерть Екатерины Фомичевой и её мужа, неожиданная связь убийства и теракта, внезапный отказ от своих слов Бориса.
   Если бы знал этот напыщенный сосунок, что своей "глупой ошибкой" он оборвал в душе Дениса так тщательно охраняемую, далеко запрятанную нить надежды. Надежды найти убийц Леры.
   В то, что гибель Глазунова и взрыв в торговом центре как-то связаны, Денис был уверен. И сколько бы Тарас не сомневался, сколько бы не уговаривал "бросить искать черную кошку в темной комнате", да и вообще - забыть про террористов, Денис не желал сдаваться. Потому что...Потому что не мог забыть. Не мог забыть Леру и её гибель.
   Конечно, Денис понимал, что рано или поздно у него будет семья, дети, дом. Что найдется женщина, которой будет плевать на его график работы, на маленькую зарплату и на его крики от кошмарных сновидений. Но никто, даже лучшая из женщин, никогда не вытеснит любви к Лере из сердца и ее образа из памяти.
   Ну как они все не понимают? Он должен был быть в команде расследования теракта в торговом центре. Должен! Чтобы довести дело до конца. Чтобы всеми доступными средствами, выйти на заказчиков и хоть так отомстить за её смерть. Может не прямым ее убийцам, но другим, похожим уродам, которые наживаются на смерти простых, ни в чем не повинных людей. Далеких от политики, власти и денег.
   Но - пожалели. Не доверили, подозревая в личной предвзятости.
   И вдруг этот амулет. Эта символика, связывающая убийство Глазунова и взрыв в центре. Разве это не доказательство, что Денис должен, просто обязан искать, искать, искать до победного заказчиков адских актов и призвать их к ответу? Нет. Для Протапова, Тараса и всех остальных - не доказательство. Совпадение, случайность. Но Денис не мог поверить в такие совпадения. Не мог или не хотел?
   Он так надеялся на встречу с Борисом. Ведь он уже рассматривал убийство Глазунова под другим углом. Поэтому надеялся, что информация парня даст ему возможность сделать еще один шаг к цели. Но - нет. И здесь "не срослось".
   Денис вздрогнул от настойчивых звуков клаксонов, которые требовали двигаться дальше. Он кинул взгляд на светофор - зеленый уже мигал, а он и не заметил, задумавшись. Денис стронул машину.
   А может Протапов и друзья правы? Может Денис придумал эту черную кошку, и она даже не приближалась к той комнате.
   Устал. Он устал. К черту. Он в отпуске. Надо отключить мозги, чем-то заняться по дому. Можно разобрать балкон - давно собирался. Или залечь на диван и обложиться книгами. Старыми добрыми приключениями или фантастикой. Только не детективами. Хватит с него расследований на работе.
   Денис завернул к дому. И уже подкатывая к подъезду, заметил тощую фигуру Васи. Вася сидел на лавочке и курил. Под ногами белели несколько окурков сигарет. Давно сидит однако...
   Денис приткнул машину впритык к тротуару и вышел. Вася тут же вскочил и устремился ему навстречу.
   - Зачем вы от меня её прячете? Я люблю её. И мы все равно будем вместе. Вы ничего не сделаете. Я понимаю - вы мент...то есть....- обрушился он на Дениса так яростно, что тот даже не сразу понял о ком говорит парень.
   - Стоп! - рявкнул Денис и для уверенности хлопнул Василия по плечу. - а теперь спокойно и внятно - что случилось?
   - Мне надо поговорить с Лизой. Я ей с пятницы звоню. Сотовый у нее заблокирован, к домашнему она не подходит, в институт не ходит, у подруг нет. Вы ее посадили под домашний арест?
   - Что? Какой арест? Ничего не понимаю. Она три дня как к тебе...- Денис оборвал фразу на полуслове. И тут же почувствовал, как где-то на уровне живота организм скрутился в узел, по спине прокатилась холодная волна, а в голове раздался щелчок.
   - Ты хочешь сказать...- еле выдохнул он - что Лиза не у тебя?
   - Что?
   Через десять минут Денис гнал машину настолько быстро, насколько позволяли вечерние пробки - было уже около шести, народ двинул со службы домой. Где-то бессовестно подрезая, где-то ныряя в подворотни. На коротких свободных трассах он терзал педаль газа, выжимая из старенькой иномарки все что возможно. Хотя торопиться уже было не надо. Уже три дня, как никто не знал, где Лиза.
   Оказалось, что в тот злополучный день Лиза не только напилась с подружками в честь удачно сданной сессии, но и вдрызг поругалась с Васей накануне вечеринки. Из-за какой-то глупости, мелочи, так часто возникающей между влюбленными. Что-то вроде "пошли в кино? Нет, хочу бродить под луной и слушать серенады". Слово за слово - в результате пиво с подружками под вечное: "все мужики - козлы". После вечеринки и ссоры с Денисом, Лиза у Васи не появилась, и даже не звонила - что и понятно. Опять же : "все мужики...". Но вот куда она пошла?
   Денис влетел в родное РОВД столь стремительно, что дежурный сержант Слава от неожиданности схватился за кобуру. Но увидев Дениса, даже ничего не спросил, только мысленно перекрестился.
   Что не стал делать Тарас, потому что был законченным атеистом, и поэтому вид абсолютно белого лица Дениса с серыми губами никак не связывал с потусторонними силами. Денис распахнул дверь и остался стоять на пороге, уставившись на друга и тяжело дыша.
   - Тарас...- только и смог вымолвить Денис.
   - так. Спокойно! Спокойно, я сказал! - Тарас вскочил из-за стола, даже не заметив, что опрокинул свою чашку с чаем. - Отдышись и внятно доложи.
   - Лиза, - на удивление четко произнес Денис. - Три дня. Ушла из дома в пятницу в районе двадцати часов. К другу. До друга не дошла. Телефон заблокирован.
   - Понял. Фотографию принес? Подруг обзвонил? Морги? Больницы? - Тарас уже накручивал диск телефонного аппарата.
   - Нет. Я как узнал, тут же сюда... На работу... Блин... Надо же было действительно позвонить. - Денис в изнеможении опустился на стул.
   - Гоша! - рявкнул Тарас в трубку. - пробей номер сотового, и заодно все звонки за последние пять дней. Пиши номер. Какой у нее номер? - Тарас вскинул глаза на Дениса.
   - Номер? - Денис непонимающе смотрел на друга.
   Тарас кивнул, выдернул свой сотовый, и стал пролистывать электронную книжку. На дисплее аппарата высветилась запись "Лизок". Продиктовав номер телефона Лизы, он бросил трубку и тут же начал набирать другой номер.
   - Не бзди. - сказал он Денису. - По сводкам за последние сутки Лизка не проходила. Вот они - тут. - он кивнул в сторону бумаг на столе. - У нее документы с собой были?
   - Да. Она ушла из дома, поэтому конечно документы забрала. - Денис уже приходил в себя.
   - Даша? Тарас, - он крепко сжимал трубку. - Срочно. Сводки за последние четыре дня по неопознанным. Да. Посмотри. Девушка двадцати лет, вес - 52, рост - 164, на левом предплечье - татуировка синяя бабочка...- Тарас на секунду прикрыл глаза и тихо процедил, чтобы Денис не слышал. - Даша прекрати визжать! Нам надо Лизку искать, а не охать. Ты мент в конце концов. Да, ждем.
   Тарас положил трубку и выдохнул. Он знал, что не пройдет и минуты, как все РОВД будет знать - пропала сестра Лаврова. И никто со службы не уйдет, несмотря на то, что рабочий день пятнадцать минут, как окончен.
   Лизу знали в РОВД многие. Денис растил сестренку один, часто приводил ее на работу. Она была тут по крайней мере до десяти лет почти столько же, сколько и Денис. В шутку ребята называли Лизу "дочкой полка". А уж сколько конфет и баранок было скормлено сероглазой девчушке - не счесть. Подростком Лиза уже реже появлялась на работе у брата, но о любимице знали почти всё. Одна история с татуировкой чего стоила. Обсуждалась в кулуарах отделения месяца два. Народ раскололся на два фронта - разрешать или не разрешать. Мужики были за, женщины - категорически против. Решила всё сама тогда еще пятнадцатилетняя Лиза, придя в отдел со свежей бабочкой на плече. Денис взвился - самоволие! А Лиза очень по-черному пошутила: "Братец, да ты ж меня по этой бабочке сможешь идентифицировать, ежели надобность будет". За что была бита всем отделом словесно и отлучена от баранок навсегда.
   Через томительные четверть часа примчавшаяся Даша с валидолом для Дениса и валокордином - для себя, доложила - по сводкам неопознанного трупа с такими приметами не проходило. Стало немного легче.
   Приехал Вася. Через сдержанные слезы отчитался: подруги ничего о Лизе не знают с момента их ухода из квартиры Лавровых. В институте тоже - глухо. Лето. Сессия.
   Сведения из офиса мобильной связи информировали: последний звонок был сделан в шестнадцать пятнадцать. Вася глянул номер. Лизе звонила Лялька, староста группы. После этого звонка телефон был заблокирован. И вообще отключен, поэтому запеленговать, где находится абонент не представлялось возможным. Номера Дениса за трое суток в распечатке не оказалось.
   - Господи, - не выдержала Антонина. - Девочка ушла из дома, и за три дня ты даже не удосужился узнать, как она?
   У Дениса заходили желваки на скулах.
   - Я звонил. Она автоответчик врубила.
   - И это аргумент? - Взвилась Антонина.
   - Так. Иди-ка ты мать в соседний кабинет. И садись на телефон. И вы все. - он окинул взглядом кабинет. - По телефонам.
   В трех кабинетах засели за телефон и стали обзванивать больницы и морги.
   В половине одиннадцатого в кабинет вошел Гоша и как-то странно посмотрел на Тараса.
   У Дениса потемнело в глазах. Сколько раз... Сколько раз он сам вот с таким лицом сообщал родственникам, что найден похожий на их близкого человека труп. Но разве он хоть когда-нибудь... Хоть в самом страшном сне мог предположить, что он... сам... сейчас...
   - Где? - глухо спросил он.
   - Морг 67- городской. ДТП... Камаз въехал в маршрутку... Я поеду с вами. - Гоша смотрел исключительно на Тараса. Тот коротко кивнул.
  
   Машина... Двор больницы... Серое здание... Грязный коридор... Белый кафель... Цинковый стол... Застиранная в пятнах простыня на теле...
   Пузатый, розовощекий ночной санитар вопросительно посмотрел на Тараса. Тарас обернулся к Денису, который не отрывал взгляда от очертаний юного тела под простынью...
   - День... Давай я сначала. Я ж её с детства...
   Денис покачал головой и сделал шаг.
   Санитар приподнял простыню. Денису показалось, что это такое краткое движение длилось вечность. Вот показались русые волосы, бледный лоб и... кровавое месиво вместо лица. Денис почувствовал пальцы Тараса, которые стиснули локоть до боли.
   - Татуировка... татуировка на плече... - услышал Денис свой голос.
   Санитар продолжал тянуть простынь вниз по телу. Показались плечи. На левом порхал еле приметный от времени, неумелый серый абрис бабочки.
   - Бл...дь! - выдохнул Тарас. - ты дальтоник что ли, урод жирный? - орал он в следующую секунду на санитара. - Тебе же ясно говорили - яркая, цветная, современная, как живая! Ты качественный рисунок от этой вот херни отличить не можешь?!!
   - А я чего? - испуганно затрясся санитар. - Меня спросили - есть бабочка? Я сказал - есть.
   - Да я тебя скотину... - Тарас сжал кулаки, но...
   ...тут же осекся от тихого смеха Дениса. Тарас развернулся. Денис смеялся всё громче и громче, пока Тарас не ударил его по лицу.
   - Всё. Всё, друже. Пошли отсюда. - Тарас подхватил Дениса и потащил его через грязный коридор морга, по обветшалым ступеням, через холл на выход. И всю дорогу он пытался не обращать внимания на сдавленные рыдания друга.
  
   Тарас остановил машину около подъезда, когда уже ранний летний рассвет разлился по городским улицам, и задержавшуюся тишину разрезал шум мусоровозов.
   Денис сидел рядом и не двигался. Тарас прикурил две сигареты, одну протянул другу.
   - Я не выдержу, Тарас. Я просто не смогу ходить по моргам и смотреть на них.
   - Значит, не будешь. Я буду. Так!! что за дела? - опомнился Тарас. - Никто не будет никуда больше ходить, понял? В розыск мы подали, фотографию с описанием разослали, куда нужно. Так что хватит херней страдать. - припечатал он. - Ты сейчас поднимаешься домой, выпиваешь стакан водки, ложишься спать. Встаешь и переворачиваешь весь дом, понял? Ищешь записные книжки, дневники, старые тетрадки - всё, что может дать нам любую информацию. Может у нее тайный любовник, может телефон потеряла, может поехала автоспотом к давней приятельнице, о которой ты слыхом не слыхивал. Очнись, Лавров! Ты забыл, сколько раз мы людей разыскивали? Денис - ты меня слышишь?
   Денис тупо кивнул. Тарас внимательно посмотрел на друга.
   - Пожалуй, я с тобой поднимусь.
   Он вытащил Дениса из машины, довел до дома, насильно влил стакан водки и сидел рядом с ним до тех пор, пока тот не заснул. После чего сначала позвонил Протапову, потом - жене Зинке.
   Зинка рыдала в трубку. Тарас чертыхнулся - уже доложили. Тихо цыкнув на нее, Тарас велел дверь на верхний замок не закрывать - он заскочит принять душ и переодеться. Спать уже не имеет смысла. Зинка заявила, что она сегодня во вторую смену, поэтому накормит его завтраком.
   Тарас дал отбой, еще раз проверил Дениса и тихо вышел из квартиры.
  
   Денису снился страшный сон. Будто он поругался с Лизкой, она ушла и пропала. Он проснулся от страха. От животного, дикого страха. Открыв глаза, он с облегчением подумал - сон... Это всего лишь сон.
   Вскочив на ноги, Денис замотал головой, прошел пару шагов по направлению к двери и... Жестокая, холодная, уничтожающая всё на своем пути действительность накрыла его с головой и вцепилась в горло. Это был не сон! Денис пытался вдохнуть воздух и не мог. Спазм скрутил какие-то мышцы в горле. Еще пару секунд и он просто сдохнет. Нет, нельзя. Нельзя... Надо сосредоточится. Так... Вздох-выдох, вдох-выдох...
   Денис сглотнул и мучительно закашлял. Качаясь дошел до кровати. Присел.
   Надо успокоиться. Надо вернуть привычный ритм работы мозга. Очистить от эмоций и думать. Думать, что делать дальше. Но как же болит сердце. Ведь Лизка - это все что осталось. Это единственное ради чего он, Денис Лавров живет. Если она умрет, если она не вернется...
   - А ну заткнулся, урод! - прокричал он.
   Звук собственного голоса отрезвил.
   Денис резко встал и быстро прошел в душ. Встал под ледяную воду и стоял там до тех пор, пока не увидел как посинели ногти на ногах. Две чашки крепкого кофе, пять сигарет. Нормально. Можно работать. Взял веник и совок и прошел в комнату сестры. Собрал осколки зеркала, вывернул в мусорное ведро. Всё - на автомате. Без сожаления, без соплей - только фактическое действие. Задержишь взгляд на мягкой игрушке или оброненной заколке - всё, можно вызывать психушку, чтобы забирали сразу, ещё до того, как в петлю полезешь.
   С таким яростно-равнодушным настроем Денис методично ящик за ящиком, книга за книгой, лист за листом прочесал "мелкой гребенкой" всё, что нашел в комнате у Лизы. Много барахла нарыл, но из любопытного только старая записная книжка. Розовенькая, с цветочками и маленькой ручечкой на золотой цепочке. Эту книжечку он сам когда-то подарил маленькой Лизке. Как же это было давно... Где-то на задворках сознания заметалась не ко времени пришедшая мысль: с появлением сотовых телефонов люди перестали записывать номера в бумажные телефонные книжки. Сколько нервов и слез тратят миллионы людей во всем мире, потеряв сотовые телефоны. Ведь в этих маленьких аппаратиках - все связи за последние десять лет. А у совсем молодых - за всю жизнь. Многие вообще не имеют представление, что есть такое величайшее изобретение человечества, как записная книжка с ручечкой.
   Денис отложил книжку в сторону - возможно там номера её школьных подруг, знакомых по художественной школе. Надо будет прозвонить всю книжку - а вдруг встретила старую приятельницу. Проверить. Не забыть.
   Денис окинул взглядом комнату, проверяя еще раз, не пропустил ли он что-нибудь. На двери висела металлическая вешалка с длинными крючьями. Лизка вешала туда свои многочисленные сумки. Разного цвета, разной фактуры - под каждую пару обуви. Денис уставился на сумки и словно услышал голос сестры: "Господи. И когда же я наведу порядок в сумках? У меня там склад всякой дребедени".
   Денис рванул на себя сумки, с мясом оторвав вешалку. Поочередно стал выворачивать сумку за сумкой, вытряхивая содержимое на кровать. Лиза не лукавила - через пару минут перед Денисом образовалась небольшая куча из бумажек, ручек, носовых платков, проездных билетов, обрывков конспектов, обломанных карандашиков и полустертых помад. Ничего. Ничего существенного. Денис тупо смотрел на бумажную кучу. Затем вышел на кухню, покурил и вернулся. Надо пересмотреть каждую бумажку. Не торопясь, вчитываясь в каждую букву.
   И он нашел. Серебристый прямоугольник визитки выпал из-под обложки исписанной тетради с лекциями. Денис поднес к глазам, и дыхание его остановилось: на блестящем фоне серебром горели буквы: "Центр психологической помощи "Здоровая душа" Харитов М.А. психолог."
   Денис медленно перевернул визитку. На обратной стороне Лизкиным крупным подчерком было написано: "вторник, 16.15".
  
   Тарас сидел на работе уже полчаса, смотрел на блюдо с его любимыми булочками и его тошнило. Наверно, впервые в жизни Тарас не хотел сладкого. А это был грозный симптом. Он ничего не хотел, потому что если они, опытные следователи, оперативные работники, которые прошли огонь, воду и медные трубы не могут найти Лизу ни живой, ни мертвой - то на кой хрен они вообще тут работают?
   Тарас изводил себя этими дурацкими, совершенно алогичными мыслями. Понимал, что на самом деле они обычные люди, и у них тоже могут случаться беды и несчастья, они не роботы и не волшебники, но вникнуть в этот никак не мог.
   Резкий звонок сотового телефона вывел его из горькой задумчивости.
   - Вольный!
   - Она ходила к психологу. В "Здоровую душу", Тарас! В "Здоровую душу"!!! Скажи, я уже сошел с ума или это еще одно совпадение?
   Тарасу пришлось раз пять просить Дениса объяснить, куда ходила Лиза, пока понял суть.
   - А зачем Лизке нужен психолог? - затупил Тарас.
   - Откуда я знаю? - взорвался Денис на том конце трубки, и Тарас мысленно облегченно вздохнул. Друг "возвращался".
   - Хорошо, это не важно. Езжай в Центр и вытряси из них всё, что можно. А кстати, что ты можешь узнать?
   - Любую информацию. Если она ходила к психологу, значит у нее была тайна. Что-то такое, что не могла рассказать мне. А это уже что-то. Ты понимаешь? Всё. Я уже подъехал. - сказал Денис, выворачивая руль, паркуясь на стоянке у Центра.
   Тарас еще что-то сказал, но Денис бросил трубку на панель.
   Через минуту он уже подходил к стойке регистратуры. Все та же дама-регистратор, которая с ним любезничала в его первый визит, мило ему улыбнулась.
   - Капитан Лавров? Рада видеть вас снова. Чем могу помочь?
   - Мне нужно знать, кто консультировал Елизавету Лаврову. - не здороваясь, проговорил Денис.
   - Лаврова? Так она ваша родственница? Извините. Я не могу дать вам такой информации. Только с разрешение вышестоящего руководства.
   - Соедините меня с Харитовым.
   - Марата Артуровича нет в стране. Он уехал на неделю в командировку. Симпозиум в Японии.
   - Я вас очень прошу. - сдержанно попросил Денис. - Сделайте исключение. - Увы, господин Лавров. У меня инструкции. Наши пациенты...
   Денис перегнулся через стойку и приблизил свое лицо близко-близко к глазам дамы.
   - Вы конечно можете тереть и дальше про конфиденциальность и прочую херню. - прошипел он. - Я уйду, но вернусь с постановлением и устрою вашему шефу и вам лично такую веселую жизнь за сокрытие важной информации, что вы будете мечтать об увольнении. Поговорим дальше?
   Со стороны все выглядело вполне пристойно. Никому даже в голову не могло прийти, что Денис практически захватил регистратора в заложники. Охранник скользнул по Денису равнодушным взглядом и отвернулся.
   Регистратор затравленно посмотрела на Охранника, но тот уже отошел в сторону. Женщина дернулась и её рука потянулась к тайной кнопке. Но Денис ловко перехватил её руку.
   - Не-а. Не получится. Я при исполнении служебных обязанностей, поэтому ваши охранники пальцем меня не тронут и вас не защитят. - глухо проговорил он. - Садись за свою машинку и ищи Лизу. Или я это сделаю сам.
   Регистратор кивнула головой и села за компьютер.
   - Последний визит был семнадцатого. - сухо проговорила она через минуту.
   - Кто её консультирует?
   - Марат Артурович.
   - Чушь. У нее нет таких денег.
   - Наш центр предоставляет бесплатные консультации по вторникам и четвергам. Что-нибудь ещё, а то меня люди ждут.
   Денис оглянулся - позади него стояли несколько человек, которые уже с подозрением поглядывали на столь странного посетителя.
   - Свяжите меня со своим шефом. Немедленно. Только не надо говорить, что в Японии плохая связь.
   - Это невозможно. - натренированно улыбалась регистратор. - Сейчас проходят заседания, и телефоны отключены.
   Денис выдернул свою визитку. Швырнул на стойку.
   - Выйдет на связь, скажите, что его пациентка пропала. Пусть свяжется со мной. Как с представителем власти.
  
   Денис сходил с ума вторые сутки. Он даже пытался запить, но очень быстро отказался от этого. А вдруг нужна будет ясная голова. Вдруг придет какая-то информация, а он будет в стельку. Но трезвым было ох как тяжко. Он разобрал балкон, починил еще в древности сломанный старый принтер. Даже пробил забитую трубу у соседки, лишь бы занять чем-то руки и голову.
   Марат не звонил. Денис разыскал Алину и попросил связаться с отцом. Алина, мгновенно всё поняв, при нем несколько раз звонила Марату, но его помощник ответил, что программа симпозиума расписана по минутам до позднего вечера и он будет счастлив передать сообщение Алины Маратовны, как только увидит Марата.
   - Денис, я ничем вам не могу сейчас помочь. - оправдывалась Алина уже по телефону на следующее утро. - Заграничные конференции - это сумасшедший дом. Я сама не могу отца выловить - только с этим идиотом помощником беседую. Потерпите.
   Денис терпел. Терпел и ждал. Ждал звонков. И от Марата, и от кого бы то ни было, кто среагирует на его листовку.
   Идея листовки пришла ему в голову, когда он чинил принтер. Розыск - это конечно хорошо, но простые люди редко заглядывают на стенды около милиции. Денис нашел самую крупную фотографию Лизы и полетел к Дарье Титовой. Они сделали штук двести листовок: фото Лизы, ее описание и телефоны Дениса и отдела. Денис самолично расклеил половину. Остальную половину разобрали сотрудники. Протапов пошел дальше - привлек телевидение. Фотография Лиза появилась в вечерних новостях одного из каналов. И в дневных выпусках программ о чрезвычайных происшествиях.
   Звонков в первые часы был шквал. Сердобольные старшуки, сумасшедшие старики, юнцы, интересующиеся наградой за информацию. На следующий день звонков было меньше, но качество повысилось. Тарас и Денис несколько раз выезжали на встречу со свидетелями, которые "видели" девушку с татуировкой и русыми волосами. Но всё было мимо. Не тот возраст, не та татуировка, не то, не то, не то! Время шло, надежда таяла.
   Денис всё понимал. Люди месяцами ищут пропавших. Он сам принимал участие в поиске студентки, которая села в маршрутку около института и больше её никто не видел. Полгода люди искали, не теряя надежды, а тут прошло всего три дня.
   Но это была его сестра. Его Лиза. А он - сотрудник РОВД. И все его друзья - оперативные работники. Ему хотелось выть от бессилия.
   И он ждал. Ждал звонка. И дождался.
   Звонок раздался глубокой ночью. Денис не спал - он вообще не помнил, когда он в последний раз ложился. Автоматически взглянув на часы отметил - пол-второго. Рванул сотовую трубку.
   - Да!
   - Я по поводу дивчины. - мягким говором полилось в ухо. - Видал я её трохи. Она вона тут у меня била. Заправлялись они.
   - Чем заправлялись?
   - Та бензином, чи шо. Она у окошка сидела. А тут я её бабочку и углядел. Синенькая такая. Думал - прилепилась животина.
   У Дениса заходили руки ходуном. Он сел и сжал трубку сотового телефона так сильно, что кожа на костяшках пальцев побелела.
   - Мужик, милый. Где ты? Скажи - приеду - объяснишь. Я ж ничего не понимаю.
   - Так это... На двадцатом километре бензозаправка моя.
   - Еду! - проорал Денис и бросил мобильник на диван.
   Денис заметался по квартире, впрыгнул почти одновременно в джинсы и кроссовки, накинул куртку и выбежал из квартиры.
   Трубка сотового телефона так и осталась лежать на диване.
  
   Денис гнал на максимальной скорости, рискуя попасть в аварию или напороться на пост ГИБДД. Но видимо сегодня был его день. Или скорее ночь. Он даже не помнил, сколько прошло времени, когда из-за поворота неожиданно показались огни бензоколонки.
   Приемщик - дородный мужик, типичный хохол с пышными усами и круглым животиком вышел навстречу Денису.
   - Петро. - просто сказал мужик, протянув пухлую руку.
   - Денис.
   - Пойдем внутрь - прохладно. Чаю дернем и погутарим.
   Из рассказа Петро вырисовывалась такая картина.
   Два раза в неделю уже года три мимо его бензоколонки проезжает один приметный автобус. Иногда останавливается заправиться, иногда чтобы отпустить своих пассажиров сходить в туалет. Пассажиры все как на подбор - молодые "робяты и дивчины".
   Вот и пять дней назад, рано утром автобус завернул заправиться. Петро вышел помочь водиле. Из салона пара девчонок побежали внутрь бензоколонки. Петро оглянулся на автобус и увидел в окне заднего сидения белое пятно девичьего лица. Девчонка прижалась плечом к стеклу и грустно смотрела. Петро никак не мог понять - что это за "фигня" приклеилась к её плечу. Поэтому подошел ближе и увидел крылышки, усики - ну прям как в Ботаническом саду! Стал рукой показывать, мол, сгони тварь, присобачилась. Девчонка покачала головой и потерла плечо рукой. Тогда Петро и догадался, что это картинка на теле.
   - Девочка... Плакала? - выдохнул Денис.
   - Та вроде ни. Грустная была - это да. Там ваще все робята какие-то тихие. Шмырг в уборную, шмырг обратно и все. Говорят мало и тихо. Вобчем странные какие-то.
   - Два раза в неделю, говоришь?
   - Ну да. По субботам и по средам - как часы. Иногда ночью подкатят, иной раз - под утро. По-разному. Но именно в эти дни...
   - А сегодня что?
   - Так это... среда ж. - шокировано протянул Петро. - Ох ты Господи, вот повезло-то, а я и не сообразил. Я ж телек только сегодня включил. Сломался он у меня, зараза. Сынку новый приволок. Ну я и позвонил сразу, как ночную программу про криминал увидал.
   - Так отец. Я сейчас своим ребятам позвоню - будем засаду устраивать.
   Денис полез в карман - телефона нет. Сбегал в машину и только тогда вспомнил, что сотовый оставил в дома.
   - Та не беда. Звони с моего. У меня тут городской есть, все честь по чести. - Петро стоял уже около машины Дениса.
   - Да я номеров наизусть не знаю. - зло проговорил Денис. - Техника, блин, долбанутая. Ладно. В дежурку позвоню.
   Петро отчего-то вылупил глаза, смотря мимо Дениса.
   - Похоже, не успеешь, паря.
   Денис резко обернулся. Из-за поворота выкатил большой автобус и стал сворачивать к бензоколонке.
   - Значит так, батя. - тихо и быстро проговорил Денис. - Времени нет. Ключи от машины под козырьком. Отгонишь потом.
   И Денис быстро растворился в темноте.
   Автобус медленно вполз под свет прожекторов бензоколонки. Из кабины выскочил крепкий паренек. Обошел машину с правой стороны и вставил в отверстие бака пистолет бензоаппарата.
   Денис пригнувшись, осторожно пробрался вдоль автобуса с левого борта, дергая ручки багажного отделения. Автоматически отметил, что номера автобуса заляпаны грязью. Дождался пока водила уйдет расплачиваться и затем поднял крышку багажного отделения ровно настолько, чтобы влезть вовнутрь. Через мгновение крышка с тихим шорохом встала обратно в пазы.
   Водила заправил машину, вскочил за руль и выкатил с бензоколонки.
   Денис трясся в багажном отделении, и молил Бога, чтобы добряк приемщик, толстый хохол Петро догадался позвонить по номерам, которые были указаны в листовке о поиске Лизы. Или хотя бы "02"
   Но Петро не догадался. Разнервничавшись, мужик отогнал машину Дениса за бензозаправку, затем принял "чуток" на грудь и прикорнул на пару часов. Разбудил его звонок сына с печальными новостями. И уже к полудню Петро не было в Москве...
  
  

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

   ГЛАВА ПЕРВАЯ
   ДВАДЦАТЬ ПЕРВЫЙ
  
   Денис проснулся от удара плечом в багажную дверь. Неужели он заснул? Он потер лицо, сбрасывая остатки дремы. Но отчего он вдруг резко откатился в дверь? Денис прислушался - звук мотора, тихое движение. Всё ясно - автобус резко тормознул, но продолжал движение. Денис приник к щели: в узкую полоску бился солнечный свет. Мимо проплыла густая листва кустарников, которая сменилась металлической обшивкой распахнутых ворот. Раздался лязг - ворота захлопнулись. Еще круг и... автобус остановился.
   - Приехали, ребятки. Выходи.
   Далекий мужской голос звучал, словно из металлической бочки. Денис продолжал смотреть в щель: но на расстоянии метра видел всю ту же зеленую обшивку. Очевидно, автобус багажным отделением притерся к забору.
   Над головой послышались шаги: пассажиры выходили из автобуса.
   Денис глянул на наручные часы - ехали по меньшей мере часов пять. С парой остановок. Бензоколонка Петро была на десятом километре Каширки. Что у нас по Кашире в пределах четырех часов езды?
   Мысли метались с одной на другую, и Денис никак не мог сосредоточиться. Отрезвил низкий мужской голос, раздавшийся прямо над ухом.
   - Леха! А ты в багажном отделении смотрел? Может ты её туда кинул?
   Денис отпрянул от двери, затем осторожно вновь приблизился к щели.
   Напротив багажного отделения стоял Водитель - Денис видел зеленый рукав его форменной куртки. Мгновение...И Денис уставился на механизм, который открывал дверь - он щелкнул и щель стала увеличиваться...Денис оглянулся - большая серая сумка валялась у него под ногами...
  
   Водила тянул на себя дверь багажного отделения.
   - Да тут она должна быть - больше негде.
   Водила все поднимал и поднимал тяжелую дверь...Наконец дверь обнажила огромный внутренний багажный отсек, где на краю, почти вплотную к двери стояла сумка.
   - Ну, я же говорю - вот она.
   Не глядя вовнутрь, Водила подхватил сумку и толкнул дверь на закрытие. Не дождавшись, пока она щелкнет, он шустро побежал за своими недавними пассажирами.
   И зря. Поскольку, не достигнув края багажника, дверь была остановлена изнутри пальцами Дениса.
   Он тихо приоткрыл её и огляделся. Слава Богу, Водила не заглянул внутрь - Денис почти слился с боковой поверхностью "мертвой зоны", куда поглубже закидывают чемоданы. Водиле нужно было просто протянуть руку и всё - Денис был бы пойман. Но Денису везло. Чертовски везло...
   Автобус скрывал Дениса от глаз - лишь бы в этом странном месте не было собак. Но ему повезло и в этом - собак не было, а перед ним, между забором и автобусом пролегла глубокая водосточная канава. Куда Денис и скатился из багажного отделения. Правда, он надеялся, что по причине теплой погоды в ней не будет воды, но, увы, она была - хоть и немного, но достаточно, чтобы живот, бедра и грудь тут же намокли. Но это сейчас совсем не заботило Дениса. Потому что скрылся он очень вовремя: не успел Денис спрятаться в канаве, как автобус неожиданно медленно тронулся, и задним ходом выехал из вновь распахнутых ворот.
   Денис поднял голову - как только автобус покинул территорию, ворота захлопнулись. Высокий мужчина в сером безликом балахоне, с широким и длинным капюшоном на спине, проверил ворота - надежно ли закрылись, и...резко развернулся в сторону Дениса.
   Денис замер. Шестое чувство, то самое, которое его выручало не раз, твердило - не дыши! И он не дышал, вжав лицо в мокрую жижу.
   И не видел, как Мужчина остановился в двух шагах от него, и уже медленно стал наклоняться к канаве, как неожиданно раздался гулкий звук колокола. Мужчина повернулся и шустро побежал к высокому строению между низенькими домиками. Куда уже стекались по узким дорожкам парни, девушки, женщины и мужчины в таких же безликих балахонах.
   Денис приподнял голову. Площадка перед домиками опустела. И он осторожно перевернулся.
   "Секта!" - где-то в груди захолодело.
   Сердце глухо забилось и страх сковал и без того закоченелые ноги и руки. Неужели Лиза, его маленькая милая сестренка угодила в лапы сектантов? Отчаяние уже накрывало своей мутной волной, но Денис взял себя в руки.
   Стоп! Секта так секта. Главное, чтобы была жива. Нет, главное её отыскать. Но при свете дня этого не сделать - канава хоть и глубока, но как на ладони. Неприметно не вылезешь. Придется дождаться ночи.
   Денис словно змея, прополз в конец канавы, и скрылся за низким кустарником. Отлично! Теперь можно чуть поднять голову и даже что-то разглядеть. Он улегся поудобней, насколько позволяло его положение, и приготовился ждать. Ему было не привыкать - они с Тарасом не раз сидели в засаде и далеко не всегда в теплом уюте спецмашины. Разное бывало, и похлеще, чем эта канава. Если бы не вонючая жижа на дне, то можно сказать, не схрон, а рай земной. Денис взглянул на часы. Одиннадцать утра. До темноты оставалось, по меньшей мере, часов девять.
   Часы шли томительно, но Денис старался этого не замечать. Через густые ветки кустарника он присматривался к людям, которые ходили мимо канавы. Даже пытался их пересчитать, но сбился на сорока и перестал. Понял лишь, что как и в любой секте здесь была кастовость. Люди в черных балахонах с веревочными поясами были нечто вроде старших, а в серых - послушники, наверно. Охранники - накаченные парни- были облачены в коричневые суконные робы. Но никакой грубости, окриков - все очень вежливо и мирно. Что несколько уняло тревогу Дениса. А уж появление на тропинке пухлой, румяной тетки в переднике поверх абсолютно цивильной одежды и поварском колпаке почти совсем успокоило. Раз повариха не в сектантском одеянии - значит тут есть вроде вольнонаемных. Значит, секта не изолирована. Что уже неплохо.
   Темнота наступила как-то резко. Денис не сразу понял, что свинцовая туча заполонила уже сереющее небо, и стало темно. Он приподнялся на локтях и понял, что за часы ожидания тело затекло так, что двинуться невозможно. Денис вернулся на дно и стал разминать ноги и руки. Через десять минут повторил попытку. Уже лучше. Он встал на колени, и...
   И тут небо разразилось проливным дождем. И это было на руку Денису - ливень смывал с лица и рук грязь. Денис подставил лицо под струи, и...
   - Ты упал, брат? Поднимайся скорей, а то уж весь вымок.
   Чья-то рука подхватила Дениса под локоть и поставила на ноги. Перед Денисом стоял высокий парень, но за пеленой проливного дождя он почти не видел его лица. Парень схватил Дениса за руку, и они побежали. Перед глазами Дениса мелькал серый капюшон, который мокрой птицей хлестал парня по спине. Парень тянул Дениса к ближайшему укрытию - что-то вроде беседки в углу территории. Денису и в этот раз везло - под дощатой крышей никого не было. Они еле успели влететь под навес, после чего небо расколола яркая молния, и округу оглушил раскатистый гром.
   Парень развернулся к Денису.
   - Хвала Хорсу и Учителю - мы вовремя успели. А то накрыло бы. Ты из новеньких что ли?
   Денис стоял как вкопанный и не мог вымолвить ни слова. Потому что перед ним стоял Борис Фомичёв.
   - Что ты тут делаешь? - только и смог вымолвить Денис.
   - То же, что и ты. Служу. Меня зовут Семнадцатый. А тебе уже дали имя? Хотя наверно еще нет.
   - Д-да...- запинаясь промямлил Денис, понимая, что Борис его не узнает. - Я же...из новеньких. А ты...ты давно здесь?
   - Давно. Мне кажется я был тут всегда. - и Борис с блаженной улыбкой уставился на лавину не прекращающегося дождя.
   "Трое суток! Ты здесь всего ничего, кретин! В понедельник ты хоронил своих родителей, и ни о каком Хорсе даже не слышал." - хотелось крикнуть Денису прямо в лицо этому болвану. Но делать это было рано. Или пока невозможно.
   Денис судорожно думал, что делать, и какую выгоду извлечь из того, что каким -то чудовищным образом Борис Фомичев вместо Испании оказался тут, да еще, скорее всего накаченный какими-то наркотиками.
   Борис молчал, наблюдая, как водяные струи образую мощный поток, заливающий каменные дорожки. А Денис никак не мог понять, с чего начать разговор. Но этого не понадобилось. Потому что новоиспеченный "Семнадцатый" заговорил сам.
   - Как это чудесно, быть у истоков нового общества. Быть частью её. Быть чистыми, как вот эти струи дождя. Так говорит наш Учитель. Ты его скоро увидишь.
   - Борис... ммм... Семнадцатый...- тут же поправился Денис. - Мне кажется, я тебя где-то видел. Ты меня не узнаешь?
   - Нет. - Борис с улыбкой вгляделся в лицо Дениса и отвернулся. - Но все мы дети нашего Бога. Может и встречались в прошлом. Но я его не помню. И не хочу помнить. Там было плохо. Там не было жизни. А здесь - есть.
   - И родителей не помнишь?
   - У меня их не было. - просто ответил Борис, не отрывая взгляда от потока.- я с детства полная сирота. Если бы не Учитель, я был уже ничем.
   И Борис стал рассказывать об Учителе, его учении, духовности и познанию себя. И с каждым словом Денис понимал - кранты. Все эти люди оболванены накрепко. В своей работе Денис сталкивался вот с такими марионетками. Хорошо ещё, если они находились под действием препаратов. Хуже, когда люди приходили сами и свято верили во всю эту чушь. Но насчет Бориса Денис был уверен стопроцентно: за столь короткий срок, всего несколько дней, из яркого представителя золотой молодежи невозможно сделать полного идиота без препаратов или наркоты.
   Так. С сектой понятно. Теперь нужно узнать самое главное. Лиза. Денис осторожно подбирался к опасной теме. И через минут десять ему удалось узнать хоть что-то.
   - Нет. - Борис продолжал томно улыбаться. С какой бы радостью Денис стер бы эту улыбку олигофрена прямо сейчас, вдарив по блаженному лицу всей пятерней. - Такой послушницы я не видел. Но я не всех знаю. Я работаю на кухне, и хожу только на проповеди. А там я смотрю только на Учителя. А зачем она тебе?
   - Она...она рассказывала мне о ...нашем братстве. И сказала, что будет меня тут ждать. Хотел найти и сказать спасибо. - Денис еле выдавил из себя эту чушь, стуча зубами. Однако, многочасовое лежание в канаве плюс дождь делали свое дело.
   - Ты совсем замерз. Пойдем в кладовую - возьмем тебе сухой плащ. А где твой?
   - так я...я его где-то оставил. Такое светопреставление началось - сам видишь. - идея с плащом понравилась Денису - сейчас это не просто одежда для него - это его защита. Абрис некоего плана уже проявлялся в голове Дениса. - Может, принесешь сухой, а? А то тут у вас охрана нешуточная. Могут и за диверсанта принять.
   Борис неожиданно резко повернул голову, и на какие-то доли секунды Денису показалось, что перед ним тот самый, нормальный Борис Фомичев. Не говоря ни слова, Борис сделал шаг и исчез за пеленой дождя.
   Денис остался ждать. Через четверть часа дождь прекратился так же неожиданно, как и начался. Ждать становилось опасно, поскольку раздался короткий колокольный звон. По утреннему опыту Денис знал - сейчас сектанты выползут из своих домиков, и...
   Из темноты неожиданно вынырнул Борис. В руках у него было серое одеяние.
   - Вот. Надевай и пошли быстрей. Время ужина.
   Денис облачился в плащ и накинул капюшон.
   - Голова замерзла - ответил он на немой вопрос Бориса.
   Борис кивнул, и они двинулись по петлям дорожек к длинному низкому строению. "Типичная столовая" - мелькнуло в голове у Дениса, когда они с Борисом достигли крыльца.
   У двери стояли двое охранников. Их крутые мышцы обтягивали коричневые суконные хламиды.
   Борис прошмыгнул мимо них мышкой. Денис двинулся за ним. Казалось, он уже прошел, но...тяжелая рука опустилась на плечо. Денис остановился.
   - Сними капюшон, брат.
   Денис напрягся. Но ничего не оставалось делать. Он откинул капюшон. И смело посмотрел в глаза Охраннику. Секунды длились медленно.
   - Хлеб вкушать прилично с непокрытой головой, брат. - Охранник убрал руку.
   Денис кивнул и медленно двинулся к двери. И когда он уже потянул за ручку, резкий окрик заставил его вновь остановиться. Второй охранник подошел вплотную к нему и прихлопнул приоткрытую дверь крепкой пятерней
   - Я что-то не помню твоего лица. - густые брови охранника, казалось, слились в единую линию над мощным носом.
   - Я прибыл только сегодня...брат.
   - Ну, где ты? - Борис с силой приоткрыл дверь со стороны столовой. - Я уже нашел нам место.
   Охранник кинул взгляд на Бориса, переглянулся с напарником и кивком головы отпустил Дениса.
   Он прошел в столовую, но спиной чувствовал взгляд охранников до тех пор, пока дверь перед ними не закрылась.
  
   В рассеянном свете системы специальных светильников, под очень тихую, еле слышную успокаивающую музыку, Марат выслушивал сбивчивую исповедь пациентки.
   - Нет, она делает это мне назло! - истерила пациентка, мокрыми от слез глазами уставившись на Марата. - Я так больше не могу! Я наложу на себя руки! Или ее убью!
   - Я вас понимаю, - мягко произнес Марат. - Пережить предательство родной дочери тяжелее, чем чужого человека. Но мы решим вашу проблему, и уверяю вас - более мирным способом, обойдемся без крови.
   - На вас одна надежда, - всхлипнула пациентка.
   - Первое - расскажите, каким ребенком была ваша дочь. Отбросьте сейчас злость, и вернитесь в её детство. А лучше - как вы узнали, что носите ребенка под сердцем...
   Пациентка неожиданно расслабилась, лежа на кушетке. Её лицо осветила улыбка и она тихо стала рассказывать...
   Компьютер Марата выдал тихий звук принимаемой электронной почты. Не перебивая пациентку, Марат нажал на компьютерную мышь, чтобы открыть письмо.
   Он уставился в монитор, на котором крупным шрифтом чернела короткая надпись: "Куклы. Как всегда. Суббота. 11 часов утра у запасного выхода общины. Условия - те же"
   Марат тут же свернул письмо. На его худощавых щеках заиграли желваки.
   - Доктор... Вы слушаете меня?
   - Конечно, дорогая. Продолжайте...
   И Марат тепло улыбнулся пациентке, которая даже не могла представить, какое невероятное отчаяние навалилось на этого обаятельного психоаналитика...
  
   На длинном обеденном столе, покрытом чистой клеенкой, были расставлены тарелки с порциями какой-то еды. Рядом с каждой тарелкой - стакан с какой-то прозрачной жидкостью. Борис усадил Дениса на заранее выбранное место за столом, уселся рядом. И тут Денис почувствовал острый, невыносимый голод - он уже сутки ничего не ел, и в своем опасном приключении начисто забыл о еде. Но молодой, здоровый организм наконец взял свое, и Денис жадно набросился на еду. Это была запеканка из овощей, кажется, вполне съедобная. Денис почти не ощущал вкуса, глотнул из стакана - там была обычная вода. И когда он уже выскреб до дна тарелку, и машинально продолжал водить ложкой по белой эмали, поймал на себе взгляд поварихи. Во взгляде было сочувствие. Денис улыбнулся. Повариха подошла к Денису и тихо спросила.
   - Хочешь добавки?
   Денис закивал, и получив вторую порцию, также жадно ее проглотил.
   - Ну, брат, ты даешь, - Борис то ли с удивлением, то ли с осуждением посмотрел на Дениса. - На ночь вредно есть много. Учитель говорит, что переполненный желудок мешает продвижению духа.
   - Ну, на первый раз мне простят, и я исправлюсь... - пробормотал Денис. Он хотел поблагодарить повариху - хорошую, добрую женщину, но она уже где-то растворилась. И тут в приоткрытой двери появился мощный охранник и громко объявил, - отбой!
   - Пошли, брат! - Борис тронул Дениса за плечо, и они направились к выходу.
  
   Помещение типа казармы было разделено на отдельные боксы без дверей, в каждом - по двухъярусной кровати, типа нар, с жестковатыми, но вполне удобными матрасами, плоскими подушками и чистейшим бельем.
   Дениса Боб уложил внизу, хотя Денис готов был уступить ему место. Но Боб заявил, что он всегда стал наверху, а брат, который спал внизу, как раз вчера получил имя, и его перевели в другой корпус.
   - А когда тебе дадут имя? - спросил Денис, чуть не оговорившись - Боб. Но вовремя осекся.
   - Чтобы получить имя, надо пройти первое посвящение, войти в первый круг.
   - А когда это будет?
   - Когда решит Учитель.
   Боб зевнул, быстро забрался на верхний ярус и тут же засопел, провалившись в сон.
   А Денис, не смотря на то, что почти сутки не спал, всеми силами боролся со сном, попытался собраться с мыслями. Ему вдруг стало страшно - а что, если Борис вдруг очухается, узнает его и... сдаст? Его схватят охранники, потащат к неведомому ему Учителю - главарю секты... Нет, черт, лучше об этом не думать... Мысли путались, и когда, наконец, сон срубил Дениса - дала знать накопившаяся усталость - ему приснился странный сон. Он гуляет с Лерой, держит ее за руку, она словно живая, Денис называет ее по имени, Лера поворачивается к нему, и Денис видит... что это не Лера, а Марго.
  
   Утром Боб, к счастью для Дениса, снова не узнал его, и отправился работать на кухню. Зашел дежурный охранник, с кем-то разговаривая по рации, и сообщил, что вновь прибывшие братья и сестры имеют пару часов свободного времени, чтобы освоиться на новом месте - так приказал господин Советник. О дальнейшем расписании на день им сообщат.
   Денис, стараясь не вызвать подозрения, не привлечь к себе внимание людей и видеокамер, стал обследовать территорию общины. Пока все обошлось - его не засекли, но надо быть предельно осторожным. Он приглядывался к послушникам, прислушивался к их разговорам, надеясь увидеть Лизу, или хотя бы услышать о ней. Но Лизы среди них не было, а все разговоры велись, в основном, о таинственном Учителе, который создал новое учение, и чтобы его постигнуть, надо пройти несколько кругов посвящения. А то, что происходит за пределами общины, судя по разговорам, никого здесь вообще не интересовало.
   - Ну и хрень! - думал Денис. - Все правильно. Это не просто секта, а - тоталитарная секта, где бедным ребятам круто вправляют мозги, да так, что они ничего не помнят. Гипнотизируют их что ли... Денис с тревогой думал о Лизе. Где она? Что с ней? Здесь или нет? Ведь села в автобус... Доехала ли? Может быть, ее где-то прячут? В каком-то потайном подвале? И кто-то вправляет мозги, оболванивает, как Боба?
   Денис с ужасом представил, что он, в конце концов, находит Лизу, а она его не узнает... Ну, это еще не самое страшное, главное - найти, вытащить отсюда! Конечно, это будет не просто, охрана чертова, камеры, и - куда бежать? Я ведь даже не представляю, что это за место, где оно находится, как попасть на дорогу, по которой он тащился в багажнике автобуса. Пять часов, начиная с Каширки, потом - вообще неизвестно куда. Кругом - глухой лес. Никакой связи с внешним миром нет. Мобильники не работают. Ничего, все преодолеем - лишь бы найти! А если ее не довезли, выкинули где-то по дороге... А если... если решили принести ее в жертву... У этих сектантов бывает всякое.
   От этой мысли у Дениса сжалось сердце. Он вспоминал, как они с Лизой ругались, как он давил на нее, и от ощущения своей вины ему стало гадко и стыдно. Нет, все будет по-другому! Только бы была жива! Надо искать хоть какую-то зацепку, получить хоть какую-то информацию. Главное - ничем не выделяться, быть таким, как все, слиться с этой обдолбанной молодежью, делать все, что делают они.
   И когда все стройной толпой потянулись куда-то, видимо, получив установку, Денис поспешил вместе со всеми, и вскоре оказался в прекрасно оборудованном спортивном зале.
   Тренер попросил новичков построиться в отдельную колонну, Денис встал последним, внутренне собрался, как мог, приготовившись к худшему. Тренер окинул всех взглядом, задержал его на Денисе... И - спросил, какой у Дениса номер. Денис наугад выпалил - двадцать первый! Потому что в автобусе было двадцать человек. Это была простейшая логика, а точнее - отчаянная попытка выкрутиться. Возникла недолгая пауза, во время которой мысли стремительно проносились в голове Дениса - а если им точно известно, что новичков было только двадцать? Вчера ему повезло - их не пересчитывали. Что-то его спасло - гроза, неожиданная встреча с Бобом?... А сейчас.. Денис замер в томительном ожидании...
   - Значит, начнем с последнего номера. - спокойно сказал Тренер.
   И - повел перекличку. Парни и девчонки называли свои номера - с двадцатого по первый!
   Тренер построил послушников по порядку, неожиданно приветливо улыбнулся.
   - Что ж, приступим.
   Денис глубоко вздохнул - господи, спасибо, что реакция не подвела, столько раз выручала... Я угадал, угадал... мне опять повезло...
   Тренер выбрал двоих - не из новичков, назвав их по именам.
   - Душан! Лада! Покажите вновь прибывшим братьям и сестрам, чем им предстоит заняться.
   - Мы готовы, наставник! - хором ответили парень и девушка в костюмах, отличавшихся от формы новичков - парень - в черном, девушка - в белом.
   "Еще удача - подумал Денис, - я теперь знаю, как обращаться к этому тренеру."
   Парень и девушка начали, под руководством тренера демонстрировать навыки рукопашного боя. При этом Денис отметил, что тренер ведет бой вполне корректно, не допускает применения запрещенных приемов. Конечно, немного странно для сектантов, впрочем, может быть, и наоборот. Они тут все благостные, кроме охранников, конечно. Конечно, все это - видимость, и на самом деле, наверняка тут все не так уж и благостно, если послушникам каким-то образом отбивают память...
   Вот подошла очередь Дениса. Он сконцентрировался, попытался вспомнить все, что умел - и, легко победив двух соперников, заслужил похвалу тренера.
   - Ты молодец, двадцать первый! Где проходил подготовку?
   Тренер пытливо посмотрел на Дениса.
   - Я... я не помню...
   - Ну, хорошо, - тренер снова улыбнулся. - Но ты будешь заниматься у меня с другой группой, посмотрим, на что ты способен... - и тренер перевел Дениса из группы новичков в группу послушников, одетых в белые костюмы. - Форму к моим занятиям получишь у старшего группы брата Душана.
   - Спасибо, Наставник, - подобострастно поблагодарил Денис.
  
   Потом наступило время обеда, и все потянулись в столовую.
   А после простого, но вполне съедобного обеда Денис получил задание от дежурного - собрать грязную посуду и отвезти на кухню. Для этого вдоль стены стояли столики на колесах. Денис загрузил посуду и покатил на кухню.
   Повариха приветливо встретила его.
   - Вот хорошо, что у меня появился новый помощник. - Повариха покосилась на Боба, который заторможено в глубине кухни тер одну и ту же тарелку. - От этого - толку мало. Как тебя звать-то?
   - Двадцать первый, - отчеканил Денис.
   - Да брось, мне можешь имя назвать - не люблю я эти номера.
   - Денис...
   - А меня - Клавдия. Переставь-ка, голубь, с плиты этот котел.
   Денис легко подхватил котел, поставил на указанное поварихой место.
   - Спасибо, Денис. А то, как Лизка уехала домой - все приходится самой делать.
   - Лизка? - чуть не ахнул Денис.
   - Ну да. Хороша была помощница. Только не долго тут побывала. С неделю где-то.
   Повариха опустила большую деревянную ложку в котел, и стала медленно перемешивать суп.
   - А она... Она точно домой уехала? - спросил Денис, не сумев скрыть волнение. И подумал - как бы это проверить? Сотовых тут нет, даже охранники общаются только через рации.
   - Ну а куда ж еще-то? - Повариха поднесла ложку ко рту, пробуя суп. - Фу, кажись пересол. - Я сама видела, как она в автобус садилась. Рукой мне помахала. Грустная такая была.
   - Грустная? - сердце захолонуло и забилось испуганной птицей.
   - Да приболела она чем-то. Мне когда вчера вот этого - она кивнула на Бориса - привели, сказали, что девочка вирусняк схватила. Домой отправили, лечиться. А то перезаражает всех. Вернется. - уверенно закончила она. - Ей тут нравилось.
   - Да. - усилием воли Денис старался говорить отвлеченно. - тут хорошо, спокойно.
   - Вот и она так говорила. Подай вот ту банку.
   Денис передвинул банку со специями поближе к котлу.
   - А ты её знаешь что ли? - вопрос прозвучал неожиданно.
   Денис закашлялся и промолчал, не зная что сказать - вроде тетка нормальная, но кто их тут всех знает.
   Повариха подозрительно посмотрела на Дениса.
   - А вы, вроде, похожи, может, ты ее брат?
   - А она говорила, что у нее есть брат? - осторожно спросил Денис.
   - Ну да... - Повариха прищурилась. - И как раз Денисом звать. Жаловалась, что, мол, он ей жить спокойно не дает.
   Повариха в упор уставилась на Дениса. Мысли Дениса заметались. Блин... Попал! Но неожиданно теплая ладонь Поварихи легла ему на плечо.
   - Да не переживай - Повариха тихонько рассмеялась. - Она хорошая девочка. И очень тебя любит.
   - А когда она уехала?
   - Так вчера утром. На том же автобусе, что новеньких привезли, её в город и отправили.
   Вчера утром! Значит, пока он в канаве валялся, Лизка уже ехала домой! Если... если это всё правда...
   - А что отсюда уехала - неожиданно услышал Денис. - Оно и к лучшему. - Повариха наклонилась близко к Денису - и тебе тут нечего делать, лучше езжай к сестре, пока тебе мозг совсем не засрали...
   И она резко повернулась к котлу, продолжая колдовать над варевом. Денис коротко оглянулся, но кухня была пуста, если не считать Бориса, который так и продолжал натирать тарелку с блаженной улыбкой дебила.
   - А вы, Клавдия? Зачем вы здесь?
   Повариха вздохнула.
   - В нашей деревне работы нет. Кто-то спился, а мой сын за кражу сел. Я ему отсюда передачи продуктами посылаю - охранники отвозят...
   Денис засомневался, что эти охранники возят какому-то чужому сыну передачи в тюрьму, но не стал разочаровывать женщину. Она верит - ей так легче. А ему будет легче, когда он точно узнает, что Лиза уже дома.
   Денису от разрывавших его сомнений хотелось орать. Что-то не похоже, что отсюда могли вот так запросто выпустить. Да и медпункт с лазаретом вполне оснащен - он видел через окна, когда обследовал территорию. Даже если Лиза, по мнению тутошних эскулапов, и приболела, они вполне могли укатать её на несколько дней в лазарет, дать отлежаться. Почему же они отправили её домой, не страшась, что девочка кому-нибудь разболтает о секте. С другой стороны - какая разница? Только бы это казалось правдой! И проверить можно только одним способом - услышать голос сестры! Но для этого надо узнать, где...
   - Идем, брат - Борис тронул Дениса за плечо так неожиданно, что тот вздрогнул - через два часа время проповеди, надо подготовиться.
   - Что, Учитель приехал? - заинтересовался Денис.
   - Нет, будем слушать господина Советника.
   - А это кто такой?
   - Правая рука Учителя.
   Денис с Борисом двинулись к выходу. И Денис задал ему мучивший его вопрос.
   - Послушай, брат, ты не знаешь - здесь где-нибудь есть телефон?
   - А тебе зачем? - насторожился Борис.
   - Ну, я еще - не посвященный, осталось у меня одно дельце, личное, позарез позвонить надо... - плел Денис.
   - Телефон есть только в кабинете Учителя...
   - А где этот кабинет?
   - А вот там, в белом корпусе. - Борис указал рукой в направлении красивого белого здания, видневшегося за деревьями.
   - А как туда попасть?
   - Никак! Никого туда не пускают.
   - Понятно... - вздохнул Денис. - А где будет проповедь?
   - У статуи Хорса - самом собой! Ладно, пойду, подготовлюсь, поучу молитву. А ты потихоньку подтягивайся...
   И он зашагал к казарме. А Денис, дождавшись, когда он скрылся из вида, осторожно оглядываясь, направился по тропинке к белому зданию.
  
   По дороге до Дениса донеслись обрывки разговора, в котором прозвучало слово "Учитель". Он вгляделся - и увидел на дороге троих - парня и девушку в белом, и охранника в коричневой форме. Денис, прячась за деревьями, чтобы его не заметили, прокрался следом, и стал прислушиваться к разговору.
   - ...господин Советник поручил это сделать тебе, брат, и тебе - сестра, - сказал охранник. - И смотрите - чтобы ни пылинки не осталось!
   - Не сомневайся, брат, все будет идеально чисто, - пробасил послушник.
   - И спасибо господину Советнику за оказанную честь, - прошептала девушка.
   - Вы - посвященные высшего круга, поэтому и Учитель, и господин Советник вам доверяют.
   - А когда прибудет Учитель? - благоговейно спросила девушка.
   - Он никогда не называет точное время, но, скорее всего - сегодня или завтра.
   "Похоже, ребятам поручили сделать уборку в кабинете..." - мысленно отметил Денис. И - в голове понеслось с бешеной скоростью. Какие есть варианты? Может быть, прикинуться этаким услужливым простачком, предложить свою помощь? Мол - случайно услышал про уборку, готов быть на подхвате, мусор, например, выносить - только скажите, где помойка... Нет, не прокатит... А если вообще под фанатика закосить - мол, хоть одним глазком взглянуть, прикоснуться к вещам Учителя! Подышать его воздухом! Нет, этот цирк, пожалуй, тоже не прокатит... Доступ в кабинет - только для высших посвященных! Еще и настучат. Черт, что же делать...
   Тем временем охранник передал ключ в руки парню.
   - Когда закончите уборку - сдадите ключ на пункт охраны, мне или напарнику.
   "Так... - стал дальше соображать Денис. - Ключ хранится на пункте охраны. Можно, конечно, попытаться стащить его там, но - во-первых, слишком опасно, во-вторых - я не знаю, как выглядит именно этот ключ - отсюда не разглядеть... Черт, черт, что же делать?"
   Денис из-за деревьев, пригибаясь, осторожно перебрался поближе, затаился за густым, аккуратно постриженным кустарником, окружающим здание с боку, и стал наблюдать. Вот ребята приблизились к входу в здание, обошли большой цветник прямо перед крыльцом, вот парень отпирает массивную дверь ключом. Денис пригляделся - лица незнакомые, раньше он их не видел - иначе запомнил бы. Вот они вошли внутрь. Дверь за собой закрыли неплотно... Денис подумал - сейчас бы незаметно проскользнуть следом! Спрятаться где-нибудь, отсидеться, пока закончат уборку! И - найти телефон. Он огляделся - охранник не ушел, стоит на стреме, сволочь, поглядывает по сторонам. Так и будет стоять все время уборки?
   Но вот охранник взялся за рацию, что-то коротко ответил, и быстро направился прочь по тропинке. Вдруг оглянулся на кусты, за которыми прятался Денис. Денис ничком припал к траве. Пролежал недолго, услышал шорох шагов - совсем рядом. Подумал - все, мне кранты. В наступившей тишине Денису казалось, что слышно, как кровь стучит у него в висках. Он осторожно приподнял голову - опасность надо встречать в лицо. И... увидел удаляющуюся спину охранника.
  
   А Борис искал Дениса. В казарме - нет. Забежал в столовую - Клавдия его с обеда не видела. Борис заволновался - он почему-то чувствовал ответственность за этого новичка. В какой-то момент ему стало казаться, что он его раньше видел где-то, уж больно похож на кого-то... Да нет, этого быть не могло. Ведь он, Семнадцатый, жил здесь всегда, а этот новичок приехал из внешнего мира... Он увидел его только вчера. Но где же он может быть? У Бориса вдруг замелькали перед глазами странные картинки - вспышками, из тумана на мгновение показалась улица с фонарями, совсем не похожая на дороги общины, стол, диван, зеркало... Какая-то женщина... Красивая...
   Острая боль неожиданно пронзила голову, словно стрела впилась в висок. Борис прижал ладони ко лбу, и рухнул на колени - прямо в траву.
   Он больше уже ничего не видел, кроме этой аккуратно постриженной, приятно ласкающей глаз, зеленой травы...
  
   В это время послушники небольшими группами уже начали стекаться на площадь к статуе Хорса. Кланялись, молитвенно складывали руки. Вот появился Советник, окинул взглядом собравшихся.
   - Не все собрались, - строго произнес он.
   - Новички еще не освоились на территории, - оправдываясь, сказал один из старших послушников.
   - Поторопите младших братьев и сестер. Время проповеди откладывать не положено.
   Несколько старших послушников побежали от площади к казарме.
   - Господин советник, - к нему подошел охранник и что-то тихо сказал, наклонившись к самому уху.
   Советник выслушал молча. И тут же обратился к собравшимся.
   - Время проповеди откладывается, так как ее произнесет сам Учитель, который только что прибыл в общину.
   По толпе пронесся восторженный шепот. А Советник поспешил к воротам, которые только что закрылись за въехавшей машиной.
  
   Денис ничего этого не знал, и продолжал сидеть в засаде за кустами, не зная, когда закончится уборка. Что ж - вполне привычное дело. Он решил дождаться, во чтобы то ни стало - другого шанса проникнуть в кабинет может и не быть. Только бы успеть. Один короткий звонок. Узнать, дома ли Лизка! А дальше - будь что будет!
   И в этот момент массивная дверь приоткрылась, в проеме показалась девушка, за ней - парень, держа в руке ключ. Теперь Денис почти разглядел этот ключ - небольшой, красивый, инкрустированный, отблескивал металлом. Да, не зря он был одним из лучших в своей профессии! Реакция никогда не подводила. Денис примерился, в два прыжка оказался рядом с парнем, чуть не сбил его с ног, "неловко" толкнул его под руку, которая держала ключ. Ключ выпал и свалился в цветник перед домом. Денис, четко проследив его траекторию, тут же "неуклюже" наступил на него ногой и незаметно затоптал носком кроссовки в рыхлый грунт.
   - Ой! Прости, брат! Какой я неловкий!
   - А что ты тут вообще делаешь? - заорал парень. - Кто такой?
   - Да я новенький, - виновато промямлил Денис.
   - Ты почему не на проповеди? - строго спросила девушка.
   - Да вот, заплутал - ничего здесь еще не знаю, увидел вас, обрадовался - что поможете мне туда добраться.
   Парень и девушка кинулись искать ключ.
   - И куда он завалился? - причитала она, обшаривая цветник.
   Парень с досадой посмотрел на Дениса.
   - Да, не вовремя ты здесь оказался.
   - Я помогу. Ведь это я виноват, - затараторил Денис, стал демонстративно неловко ковыряться в клумбе, нащупал ключ, быстро и незаметно засунул его в кроссовку.
   - Да что от тебя толку - неуклюжий как бегемот!
   Девушка присела на крыльцо рядом с клумбой, с отчаянием посмотрела на Дениса.
   - Ты хоть понимаешь, что ты натворил, новенький? Нет у нас времени сейчас ключ искать. Нам на занятия надо срочно.
   - После лекции придем с фонариком, и найдем, - парень подал девушке руку, повернулся к Денису, - а тебе - вон туда, по этой дорожке. Никуда не сворачивай, и выйдешь на площадь.
   - Спасибо тебе, брат! - радостно воскликнул Денис. - И простите, еще раз - простите.
   - Работай над собой, - строго сказал парень. - Из-за твоей неуклюжести не должны страдать другие.
   - Да ладно. Мы тоже когда-то были новичками, - девушка миролюбиво улыбнулась. - А теперь мы - выше этой суеты.
   И они побежали по тропинке к видневшемуся вдалеке невысокому корпусу.
   Денис проводил их взглядом. "Вроде - нормальные ребята - а тоже больные на голову. Но в любом случае - спасибо, что оказались выше этой суеты - не заподозрили и не раскусили..."
  
  
   ГЛАВА ВТОРАЯ
   КУКЛОВОД
  
   Найти кабинет учителя оказалось, как ни странно, легко. Денис просто вошел в здание, поднялся на третий этаж, по счастью, никого не встретив. Прохладные коридоры были пусты, лишь жужжание дорогих кондиционеров нарушило тишину.
   Массивная деревянная дверь чернела зияющим оком на фоне нежно-персиковых окрашенных стен. Денис вставил ключ в скважину, провернул пару раз замок и тенью нырнул в кабинет, плотно прикрыв за собой дверь.
   Попав внутрь, Денис огляделся и коротко присвистнул.
   Мда... Однако крутой кабинетик у Учителя. Дорогие панно, кожаная мебель, огромный стол из красного дерева. А впрочем, чему удивляться? Руководители сект всегда отличались тягой к роскоши - особенно за счет одурманенных людей, которые в своих потных ладошках приносят всё, что нажито честным трудом: и сбережения, и недвижимость. Денис был уверен: и это сборище ничем не отличалось от сотен других сект, которые были и есть. Сколько их не разгоняй, сколько не предупреждай обывателей в СМИ. И к большому сожалению, они будут всегда, Как будут в этом несовершенном мире человеческая глупость, жадность и безграмотность.
   Однако не время поражаться и возмущаться. В два шага он оказался перед столом, где на широкой столешнице алел городской телефон. Уф, значит Борис не ошибался. В век повальной сотовой связи наличие городского телефона стала рудиментом прошлого столетия: по принципу - ну есть же, что уж отключать?
   Денис рванул трубку и пробежался по кнопкам, набирая домашний номер. Один, два, три...Гудки тянули жилы из тела и сжирали надежду. Надежду, что Повариха не обманула, и Лизку прогнали из общины.
   За дверью раздался какой-то шорох, Денис дернулся и уже хотел кинуть трубку, как...
   - Ну, и кому я понадобилась в такую рань?
   Денис замер... Родной, высокий, иной раз такой противный, особенно в ссоре, голос сестры сейчас казался ему музыкой. Жива! Дома! В уме и трезвой памяти, судя по короткой, но такой типичной для Лизки фразе. Особенно когда она злиться или чем-то недовольна.
   Так хотелось сказать, как он её любит, так хотелось крикнуть, что больше никогда... Никогда! Он не будет с ней ссорится и они всегда будут находить компромисс. В эту секунду он был согласен на все: и на свадьбу с Васей, и на татуировку во все тело, да хоть голой ходи - слова не скажу.
   Но он ничего не успел. Потому что именно в этот миг в дверная ручка щелкнула, и дверь стала медленно открываться.
   Денис резко, но бесшумно кинул трубку на базу, в два шага подлетел к окну, прикрылся широкой тяжелой портьерой и перестал дышать.
   Раздались тяжелые мужские шаги, чуть приглушенные толстым ковром. Денису очень хотелось подсмотреть, как же все-таки выглядит Учитель, но это было крайне опасно. Он мог только догадываться, что мужчина прошел за стол и сел. Скрипнуло большое кожаное кресло, с глухим хлопком на стол лег дорогой портфель. Зашелестели бумаги - видимо Учитель просматривал документы. Раздался короткий стук, и, не ожидаясь ответа, кто-то стремительно вошел в дверь.
   - Ненавижу твоего Советника. - женский голос переполняла брезгливость. - У меня от его взгляда мурашки по спине.
   Мурашки забегали и по спине Дениса, потому что он мог дать руку на отсечение, да что там руку- голову! - что голос принадлежал...Алине Муратовой.
   - А ты не смотри на него. - холодно посоветовал Учитель.
   В этот миг Денис понял - он сошел с ума. Или в этой секте что-то подмешивают в еду. Потому что и этот голос ему был знаком. Нет. Этого просто не может быть. Но следующая фраза Алины прибила Дениса окончательно.
   - Хороший совет. - съязвила Алина. - Я обязательно им воспользуюсь...папа.
   Хлоп! Есть. Дениса не подвел слух и в еду ничего не подмешивают. Потому что Учитель никто иной, как Марат Муратов собственной персоной. Который, кстати, сейчас, должен делать очередной доклад перед своими японскими коллегами.
   Мысли, словно стеклышки в калейдоскопе смешались и быстро выстроились в четкую картинку: значит, есть связь между Маратом и консультацией Лизы в "Здоровой душе"! Значит, вот откуда прибывают люди в общину. Из Центра! И эта долбанная семейка обрабатывает своих пациентов. Лихо! А как удобно! И знают все про своих пациентов, и выбирают людей абсолютно одиноких, бьют в самое уязвленное место. "ты никому не нужен, у тебя никого нет, и только мы - твоя семья." Способ стар как мир и работает на все сто! Мерзавцы!
   Денису стоило больших усилий подавить острое желание тут же проявить себя и с размаху ударить и одного и другого. Не время! - прошипел он мысленно. Но когда оно придет - вот прям с удовольствием. До крови, чтобы визжали и у ног валялись.
   Однако почему они вдруг замолчали? Денис насторожился. Ушли что ли?
   - Если ты позвал меня помолчать, я пожалуй пойду. - словно услышав сомнения Дениса, отозвалась Алина.
   - Всё зря. - обронил Марат.
   - Что - всё? - голос Алёны заледенел.
   - Всё. Со смертью Андрея ничего не прекратилось.
   - Как? - ахнула Алина.
   - А так. У меня требуют новую партию кукол. На тех же условиях. Я должен их подготовить. В субботу заберут. - Марат потер лицо. - И тогда ты и Нэлли будете жить долго и счастливо. Вот так-то, дочь.
   - Этого... Этого не может быть. Значит Андрей...
   - Андрей был лишь звеном в цепи. Одним из многих посредников и только.
   Марат встал и подошел к высокой стойке в углу кабинета. Раскрыл бар и вынул пару бокалов.
   - Я должен был догадаться. - Марат достал бутылку. - Твой муженек до большого босса явно не дотягивал. Хорошо, что его Шитов зарезал, как собаку. Благородной смерти Глазунов не заслуживал.
   Марат разлил коньяк по бокалам.
   - И хотя наше положение не очень изменилось, я все-таки рад, что мы с тобой это сделали. Мир стал чище без этой твари.
   У Дениса мигом взмокла спина, сердце пролетело куда-то вниз, затем подпрыгнуло и забилось у горла.
   - Шитова жалко. - Марат опрокинул бокал. - Но двигаясь к цели приходиться жертвовать лучшими. Другой не смог бы в один час зарезать гниду и самому устраниться.
   - Ты мог на это закодировать любого. - словно в прострации прошептала Алина.
   - Ой, брось, Алина. - Марат скривился и налил еще порцию - Мы сто раз это обсуждали. Нужен был солдат, который не дрогнет даже под кодировкой. Камикадзе стопроцентный. Без сомнений и страха. Шитов был идеален. Мда...
   "Кодировка? - голова Дениса, казалось, сейчас лопнет от перенапряжения. - Что за кодировка? Черт...Они же психологи. Ну конечно!"
   Услужливая память тут же выдала давно почившего в бозе Александра Довженко, который на закате девяностых придумал некий код, который избавлял глубоко больных алкоголиков от пагубной привычки. Если можно закодировать людей на отказ от выпивки, почему нельзя придумать код на...смерть?
   - Да черт с ним, папа! - в голосе Алины послышались нотки паники. - Что теперь, что?! Ты опять будешь делать кукол?
   "Да что за куклы такие?" - терялся в догадках Денис.
   - Да. - просто ответил Марат. - Я понял - это гидра. Одну голову уберешь - появятся новые три. Мы на крепком крючке, Алина. Надо смириться. Мы же не можем устранять всех. Это не результативно и опасно. Того и гляди, менты на хвост сядут. Хватит с меня Фомичевых.
   - Папа! - мгновенно взвилась Алина. - Я тебе говорила и повторяю - я не убивала её! Это вышло случайно.
   - Да-да, помню. Ты просто в ярости её толкнула, и она грохнулась об угол стола. - Марат явно иронизировал.
   - Это правда! - взвизгнула Алина, словно истеричная баба. И куда делась вся надменность? - Она требовала половину состояния. А это чушь! Эта сука качала бы деньги из меня и из тебя, кстати, тоже, всю жизнь! А откажись я - она бы в ментовку эти фотографии отнесла.
   - Нет, дорогуша. Я бы с ней побеседовал, и ходила бы она среди моих послушников как болванчик, пока не померла бы.
   - Это. Вышло. Случайно. - зло отчеканила Алина.
   - Ну ладно-ладно. - Марат тяжело опустился в кресло.- Чего мы спорим? Катю с Павлом уже не вернуть... Ох, хотел бы я посмотреть, что там такого Катя наснимала, из-за чего моя спокойная рассудительная дочь взбесилась. Жаль все-таки, что ты все стерла.
   Алина на нерве схватила сумку и выдернула ярко-желтый пакет.
   - Наслаждайся!
   И пакет полетел через стол к Марату. Марат вынул из пакета стопку фотографий.
   - Откуда?
   - У Бориса забрала. Катя хотела "повесить особо красивые на стенку" - передразнила некогда сказанные слова Кати, Алина.
   Алина закурила длинную сигарету, встала и...пошла к дальнему окну. Тому, где прятался Денис.
   Денис вжался в стенку. Она стояла так близко, что он почувствовал запах её духов. Ей стоило лишь чуть повернуть голову.... Сердце Дениса бешено колотилось, и ему казалось, что Алина его может услышать.
   - Так. И где сейчас Боб? Алина! - повысил голос Марат.
   - Успокойся. - она кивнула головой в окно. - Вон твой Боб - ходит болванчиком среди послушников.
   Марат вскочил и выглянул в ближайшее окно. Несколько послушников мели двор, а между ними ходил Боб с большим кувшином и предлагал воды братьям.
   - Та-а-а-ак...И каким образом он тут оказался? В глаза смотри, Алина. - Марат уперся взглядом в спину дочери.
   Алина затушила сигарету в цветочном горшке и резко отошла от окна.
   Денис осторожно выдохнул.
   - Тем же, каким Шитов зарезал Андрея. - она присела на край стола.
   - Ты его...закодировала? Я тебе сколько раз говорил - ты еще не умеешь это делать, как следует.
   - Но надо же на ком-то учиться. - пожала плечами Алина.
   - Я иногда поражаюсь твоей жестокости, дочка.
   - У меня был хороший учитель. - парировала она.- И я тоже не жалею, что он сдох.
   Марат покачал головой, бегло просмотрел фотографии.
   - Я ничего не вижу особенного.
   Алина протянула руку, выдернула нужную. Ткнула пальцем.
   - Сюда смотри.
   Денис не выдержал. Поддавшись какой-то дьявольскому влечению, он чуть отодвинул портьеру, словно мог тоже увидеть изображение.
   Марат поднял фотографию на уровень глаз, затем для верности надел очки в тонкой оправе, еще раз пригляделся... Медленно выпрямился, сдирая очки с носа. Кинул их на стол.
   - Мда...Опасный снимок.
   - Вот я о том же. Ты представляешь, если бы какой-нибудь Денис Лавров увидел это?
   - Их надо уничтожить. Немедленно.
   И в этот миг раздался деликатный стук в дверь.
   - Это моя новая помощница. Кстати, твоя протеже.
   Впервые за весь разговор улыбка тронула губы Марата.
   - Хорошая девочка. - он быстро заложил фотографию под пачку документов. - Тупа как пробка, оно и понятно. Но въедлива, как бультерьер. Прекрасное качество для организатора. Входи, милая - закончил он громче.
   Дверь распахнулась и на пороге появилась ...Марго.
   - Марат Мура...Ой, Алина Маратовна! - Марго от радости прижала к груди папку с бумагами. - А я и не знала, что вы приехали. - затараторила она по обыкновению. - А я всё думаю, как же мне спасибо-то вам сказать. Вы ж прям спасли меня. Вот. Работаю.
   - И очень успешно. - Марго расцвела от похвалы Марата.
   Алина натянуто улыбнулась. Когда пару недель назад эта блондинка разыскала её, с просьбой устроиться на работу в Центр, Алина сначала наотрез отказалась. Но девочка была упряма. Приперлась в Кострово и стояла у ворот до тех пор, пока охранники не взмолились её впустить. Алине понравилась настойчивость девочки. Да и легче было согласиться, чем объяснять, что вакансий в Центре нет. А тут отец как раз подъехал...Марго произвела на него впечатление. И надо ж...пришлась ко двору.
   Алина быстро оглядела её. Хороша, черт побери. Бледно-салатовый брючный костюм ей очень к лицу. Неяркий макияж, руки ухожены. Портили вид только грубоватые босоножки на толстом каблуке. Хотя...сейчас это вроде опять модно. Словом, всё бы хорошо, но такая тараторка...
   - Ой, Алина Маратовна, я так благодарна, так благодарна. Тут так интересно. Я прям всё-всё теперь про себя поняла. Вот по гроб жизни буду за вас свечки ставить, и...
   - Ладно, ладно, Маргоша. - Алина замахала рукой. - Полно тебе. Тем более это мне надо тебя благодарить. За твою неоценимую помощь в нашем деле.
   - Ой, да что вы. - щеки Марго залила краска. - Ой, Марат Муратович. Я составила новый распорядок дня, как вы просили. Посмотрите? А то надо на стенд вывесить.
   Марат кивнул головой. Марго подскочила к столу и протянула папку, да так резко, что стаканчик с отточенными карандашами свалился со стола. Карандаши рассыпались по всему полу.
   - Ох, ну я и шляпа. - Марго, не жалея красивых брюк явно недешевого костюма, хлопнулась на колени, и начала шустро собирать карандаши.
   Алина покачала головой, и отошла к бару. Марат внимательно вчитывался в текст документа.
   - Ты изменяешь распорядок? - спросила Алина, наливая себе бренди.
   - Да. Буду вводить групповые занятия. Хочу провести цикл наблюдений...
   Пока Марат объяснял Алине суть своей новой схемы работы, Марго почти собрала все карандаши. Оглядевшись в поисках "беглецов", она подняла голову и на миг замерла...
   Один карандаш откатился к краю портьеры, из-под которой торчали...яркие носки черных кроссовок. Марго, не мигая, пару секунд смотрела на эти яркие пятнышки, затем встала с колен и прошла к окну, наклонилась, незаметно прикрыла край кроссовок портьерой и подняла карандаш.
   - ...уверен, что эта схема будет работать. - продолжал свою мысль Марат, обращаясь к Алине. - Для этого мы...
   - Ой, Марат Муратович. - Марго шла от окна к столу. - Я же забыла!
   Марат удивленно повернулся к Марго. Никто никогда не позволял себе перебить Учителя.
   Но Марго захлопала ресницами, сложила ручки лодочкой и прям-таки умоляла Учителя и его дочь "пойти посмотреть, какую прелесть вышили шелком девочки". Марата заинтересовал герб братства да еще шелком да на атласе. Тем более Марго было легче убить, чем спорить.
   Марго схватила их обоих за руки и буквально вытащила из кабинета.
   Дверь хлопнула. Раздался проворот ключа в замочной скважине и всё стихло.
   Денис медленно отодвинул портьеру и так же медленно "стек" по стене. Ноги отказывались держать. И дело было не в физическом напряжении - он почти полчаса стоял навытяжку. Просто такое количество информации его мозг был не в состоянии охватить.
   Мало того, что в смерти Глазунова, Шитова и Екатерины Фомичевой были виновны Марат и Алина, у них есть еще какая-то непонятная тайна связанная с кодировкой членов секты и созданием каких-то кукол. Но даже не это больше всего поражало Дениса. Марго! Каким образом она здесь оказалась? Зачем наврала, что едет домой? Что ей до учения, нового общества и иже с ними. И почему тогда она его не выдала. Он ясно видел, что она прикрыла портьерой носки кроссовок. Он, дурак, даже не догадался посмотреть, когда прятался.
   А если прикрыла, значит узнала свой подарок? Но если она так предана Учителю, то почему не сдала Дениса?
   "Стоп. Надо вычленить, что главное на этот момент, а что - второстепенное. Так. Разговор Алины и Марата". Он прикрыл глаза, и в два счета вспомнил весь разговор. Фотография! Что же все-таки на этой чертовой фотографии, которая стоила жизни Екатерине Фомичевой.
   Денис поднялся с пола, пошатываясь подошел к столу и выдернул фотографию из-под пачки документов...
  
   ...Лиза крутилась в кровати с бока на бок, пытаясь унять эту жуткую головную боль. Прошли почти сутки, как она вернулась, и всё это время она спала-спала-спала. Даже не слышала, как пришел Денис и как ушел утром. А может, его и не было - вроде он в отпуск собирался. Вполне возможно поехал с Тарасом своим на рыбалку. Ну и отлично - чем позже они встретятся, тем лучше.
   Вчера, как только она переступила порог родной квартиры, она рухнула в постель и заснула. События этой сумасшедшей недели срубила её мгновенно. Проснулась ночью от головной боли. Лиза нашла обезболивающе, проглотила пару таблеток и вновь рухнула на кровать, с надеждой на то, что утром будет свежа, как майская роза.
   Но вышло всё не так. Лиза проспала утро, и спала бы наверно и дальше, если бы не звонок телефонного шутника. Что за манера, звонить и кидать трубки?
   Однако боль зашкаливала. Казалось, что сейчас глаза лопнут. Лиза с трудом оторвала голову от подушки и села на кровати. У-у-у, как голова кружится... Лиза оглянулась, увидела пачку аспирина. Нет, надо что-то посущественней.
   Прошла в комнату брата и выдернула ящик с лекарствами. Где-то были отличные таблетки - Васька когда-то присоветовал. Нашла, вытрясла пару таблеток на ладонь и, не запивая, проглотила. Надо посидеть пять минут, и подождать, пока боль уйдет.
   Лиза прикрыла глаза. И с какого перепугу она неделю назад решила поехать к Машке, которая уже третий год как переехала в Питер? Глупость какая-то. А! Это все из-за Дениса. Наговорил кучу гадостей, вот и решила рвануть подальше из Москвы.
   Всю неделю вроде пили с Машкой и её приятелями. Наверно поэтому события этих дней все, словно в какой-то вате. А, ладно! Повеселились и хорошо. Блин, ну как же ломит черепушку-то.
   Звонок телефона опять разорвал голову, словно бомба взорвалась между извилинами. Опять что ли кто-то балуется?
   Но звонок шел не с городского телефона. Так. Свой сотик она утопила в Неве - это Лиза помнила четко. Тогда откуда эта назойливый звон?
   Лиза повертела головой и увидела телефон Дениса. Вот дурак - ушел на службу, а телефон оставил. Хотя какая служба? Он же вроде в отпуске. Тем более идиот - ушел и связь оставил.
   Лиза глянула на дисплей - ну конечно, верный Тараска названивает. Лиза решила не подходить. Но телефон звонил, не переставая - вот ведь упертый, блин.
   Лиза схватила телефон и проорала, не слушая Тараса.
   - Вот какого черта ты названиваешь? Не понятно, что ли - с тобой говорить не хотят!
   - Лиза! - задохнулся Тарас на том конце. - Ты дома? Почему я не знаю?
   - А с какой стати ты должен это знать? Ты мне что - мама родная?
   - Ты где была неделю, дрянь такая? - Тарас был так возмущен, что даже не сообразил: такое хамство совсем не типично для Лизы.
   - С любовником в Сочи летала - устраивает? - огрызнулась Лиза: боль превратилась в красную точку и пульсировала где-то в затылке. Не до вежливости!
   - Ладно. - неожиданно мирно отозвался Тарас. - Денис где? Я ему второй день названиваю.
   Лиза неожиданно озверела. Вот чего пристал, ё-моё! Вот все ему надо знать! Где она была, что Денис делает... А вот выкуси!
   - Пьяный валяется. - соврала Лиза. - Я приехала, он лыко не вяжет, а у меня голова раскалывается! Проспится - выйдет на связь. Гут бай!
   Она бросила трубку.
   Лиза присела на кресло и обхватила голову. Неожиданно в памяти всплыла какая-то комната, и очень красивая женщина сидит напротив...лицо, как в тумане. Женщина смеется: "Вы с Машкой надрались вчера, как сапожники. Голова может болеть. Я верное средство знаю - надо голову вымыть. И все пройдет. Верное средство... Верное..."
   Лиза сорвалась с места, пробежала в ванную и сунула голову под кран.
   И боль стала уходить, словно вода смывала её, как пыль с волос. Однако, почему она не помнит лица этой тетки? Наверно, какая-то из многочисленных подружек Машки. Сколько их Лиза видела за эту неделю...
   Но почему такое странное чувство, будто события всей этой недели происходили не с ней? Будто кто-то другой, а не она, Лиза, ездила к Машке в Питер. Странно... Да... Вот не пила ничего крепче пива, вот так и надо продолжать. И нечего винище хлестать, а то себя забудешь.
   Через десять минут Лиза уже корила себя за то, как по-хамски разговаривала с Тарасом. Надо бы позвонить извиниться, но было так невероятно стыдно. Ой... Он же Дениске настучит. Что ж делать-то?
   Дверной звонок нежно просвистел кукушкой. У Лизы отлегло - это не Денис. Он бы открыл ключами. Но на всякий случай Лиза глянула в глазок. Васька!
   Она распахнула дверь и кинулась ему на шею.
   - Васенька! Прости-прости-прости. Дура-дура-дура. Спаси меня. Я тут загуляла немножко, в Питер моталась. Денька ругаться будет.
   - Он не будет ругаться. - отчего-то глаз Васи заметно дергался. - он тебя...на шнурки порвет.
   Лиза удивилась. А через полчаса, в течении которых Вася рассказывал, что происходило в ближайшие трое суток, с того самого момента, как Денис понял, что Лиза не с Васей, она пришла в ужас.
   - Но я же оставила ему сообщение на автоответчике!
   - Ага. - монотонно, словно робот отозвался Вася. - А потом телефон отключился.
   - Я его в реке утопила. Вася! Надо как-то смягчить ситуацию. - Лиза закусила губу. - Ой! Я придумала. Давай ему напишем записку, что я нашлась, и рванем к тебе в деревню. Он записку прочитает. Перебесится и уже так орать на меня не будет. Поехали?
   - Поехали. - Вася все так же продолжал смотреть на Лизу, словно не верил, что она жива. - Только я ему сам сейчас позвоню.
   - Не выйдет. - Лиза ткнула в телефон Дениса. - Забыл. Может, вернется с минуты на минуту. Пока записку прочтет, пока твой номер набирать будет - основная злость слетит. Ну, пожалуйста, Вась. Я даже сумку не разбирала. Так что готова... а?
   И Лиза преданно заглянула в глаза Васе.
  
  
   ГЛАВА ТРЕТЬЯ
   БЕЗ ПРАВА НА ВЫЖИВАНИЕ
  
   У Дениса от бурных событий и переизбытка информации за такой короткий срок слегка гудела голова, мысли прыгали с одного на другое. Он остановился на последней - фотографии - бесценном вещдоке, и не разглядывая, чтобы не терять времени, аккуратно спрятал ее на груди под формой - так казалось надежнее. Да, ему везло, пока - чертовски везло. Но теперь надо выбраться отсюда, оставшись незамеченным. Судьба в лице Марго дала ему этот шанс. Марго... Нет, не все сразу... Денису казалось, что он попал в какой-то параллельный мир, настолько дико и странно было все происходящее.
   Он подошел к двери, дернул ручку - заперто. Ну, это не страшно - у него же есть ключ! Бедные ребята, их ведь могут наказать за то, что ключ потеряли... Ключ от кабинета самого Учителя! И этого мерзавца Марата, хладнокровного убийцу, который убивает не только физически! Он убивает несчастных ребят, разрушая им мозг своим отвратительным учением! Его называют Учителем! Они с Алиной гипнотизируют, кодируют, превращают в кукол... Кукол... Почему - в кукол? Биороботов из них делают, что ли? Ладно ,сейчас это не главное. Об этом - потом...
   Денис осторожно приоткрыл дверь, отперев ключом изнутри, и услышал голоса. Выглянул в щелку - прямо у крыльца охранник в форме откровенно клеил и лапал послушницу - ту самую, которая делала в кабинете уборку.
   - Да не сдам я тебя, если придешь ко мне после отбоя. И дубликат ключа выдам.
   - Но, брат, это же невозможно! Нам не положено... - испуганно бормотала девчонка. - Меня же тогда из высшего уровня...
   - Да мне по фиг на твой уровень! - хохотнул охранник. - Выбирай - или карцер за потерю ключа, или...
   Денису стало не по себе - от подставил несчастную девчонку. Или этот амбал ее ночью трахнет, или - карцер. И тут раздался такой знакомый голос Марго.
   - Эй, чем это вы тут занимаетесь?
   - Беседуем, госпожа секретарь, - охранник осклабился.
   - Я слышала, о чем ты с ней беседуешь! - взвизгнула Марго.
   Охранник напрягся, шагнул было к ней, и тут же получил звонкий подзатыльник.
   - А ну-ка - быстро разошлись! Ты - направо, она - налево!
   - Вы... это... руки бы не распускали, - проворчал охранник, униженный перед послушницей.
   - Это ты, кобель, руки не распускай! - гаркнула Марго. - А то сам пойдешь в карцер!
   - Да ладно, ладно, - стушевался охранник, - это я так - пошутил.
   - Шутки у тебя - хреновые! - выкрикнула Марго. - Я тут тебе - не совсем тупая! Еще раз увижу - расскажу Учителю! Про твои беседы! И он живо тебя уволит! За разврат в общине! Все! Пошел вон!
   Девчонка побежала к своему корпусу, а охранник, насупившись, побрел в другую сторону. Марго посмотрела им в след, быстро вошла в кабинет, схватила Дениса за руку, и потащила наружу.
   - Как ты сюда попал? Следил за мной? - с наезда начала Марго.
   - И не думал. Я тебе верил, - Денис с болью посмотрел на Марго - А вот ты здесь зачем?
   - Потом. Сейчас - уходим. Ты у них ключ спер? - прошипела Марго.
   Денис кивнул.
   - Давай сюда!
   Марго заперла дверь, огляделась.
   - Надо ключ ребятам вернуть...
   - Разберусь. Не твоя забота. Пошли. Вроде, все чисто.
   Марго завернула за угол здания, и скользнула в темноту.
   Денис еле поспевал за ней, он снова был поражен - сейчас рядом с ним была какая-то совсем другая Марго, такая, которую он не знал - она говорила коротко, жестко, действовала быстро и четко. "Ох, как же она не проста - моя девочка, - пронеслось в голове Дениса. - Моя ли?... Или - чужая?". Он уже не знал, что думать обо всем, что происходит, о самой Марго, пока она вела его по темной дорожке вдоль здания в задний двор. Вскоре она на ощупь отперла какую-то дверку, и они оказались в подсобке, заставленной ведрами, каким-то хозяйственным инвентарем.
   - Здесь пока безопасно. Дождемся ночи, я отвлеку охрану и выведу тебя. А пока - сиди и не высовывайся!
   Марго посмотрела на Дениса - у него защемило сердце, такой родной, такой... любимый взгляд.
   - Спасибо! - Денис не выдержал, схватил ее за руку, потянул к себе.
   Марго на мгновение замерла.
   - Пока - не за что.
   Денис посмотрел ей в глаза.
   - Ты не сказала, что здесь делаешь. Почему меня обманула, почему сбежала?
   Марго тут же вырвалась, взгляд резко изменился - стал такой же пустой, холодный, как у Бориса...
   - Я здесь, потому что мне открылся новый путь, я познала просветление, поэтому ушла от тебя... - заговорила она словно заученным текстом. - Плотская жизнь несовместима с учением. Я хочу постигнуть учение до конца, и подняться на вершину духа. Я пойду за Учителем...
   "Господи, что она несет! - с ужасом подумал Денис. Он хотел заорать на Марго, схватить, встрянуть. Но вдруг его пронзила щемящая жалость - бедная девочка! Она же неадекватна. Чем ее накачали? Ей ведь тоже вправили мозги! Из нее сделали зомби?! Как из Бориса? Нет, тут что-то другое. Она меня узнала, она все помнит... Или - не все? У них к каждому - свой подход? И каждого уродуют и подчиняют своей воле по-разному?
   Денис сдержался, не заорал, а, стараясь говорить как можно мягче, снова заглянул в Марго в глаза.
   - Девочка, милая! Ты даже не представляешь, с кем связалась. Беги отсюда. Они - убийцы.
   Марго тут же испуганно захлопала глазами - ну, чистая невинная овечка - наивная блондинка.
   - Чего? Какие убийцы?
   - Марат и его доченька! Они грохнули Глазунова! Фомичеву! Под гипнозом затащили сюда Бориса. Ты связалась с убийцами!
   - Чушь какая, - возмутилась Марго. - Никогда не поверю, они - святые! И кто такой - Глазунов?
   "Все - кранты, - Денис аж вздрогнул. Но - взял себя в руки. И, глядя в упор на Марго, попытался достучаться до нее простым здравым смыслом.
   - Марго, если ты так им доверяешь - зачем спасаешь меня?
   Марго вспыхнула, сглотнула слезу.
   - Пока я жила в миру, мне было хорошо с тобой, и... я... Я не желаю тебе зла, расстанемся по-хорошему. До ночи!
   Марго развернулась и выскользнула за дверь, Денис услышал, как поворачивается ключ в замке, и наступила тишина.
   "Нет, она не совсем безнадежна" - вздохнул Денис. "Когда все это закончится, вправлю ей мозги. Может еще заживем по-человечески. А сейчас главное - выбраться отсюда, добраться до своих. Накрыть всю эту поганую лавочку!
   Денис вынул фотографию, внимательно всмотрелся в нее. Оп-па! Алина с Шитовым! Передает ему мешочек! Супер! Вот оно - подтверждение заказа убийства Глазунова! И - Катерины Фомичевой! Теперь у него есть доказательства, чтобы засадить мерзавцев, которые уродуют и убивают людей! И тут пришла другая мысль - все это непросто. Потому что в этой секте есть еще неразгаданные тайны. Почему Марат сказал, что со смертью Андрея ничего не прекратилось? Что он имел ввиду? У Дениса в голове пронеслись обрывки разговора Марата с Алиной. Кто ему позвонил и потребовал еще двух кукол? Что все это значит? Их секта работает на кого-то еще? У них какое-то прикрытие? Или - наоборот, их кто-то держит на крючке? Они кого-то боятся? Какой-то странный, дикий рэкет - куклами... Что делают с куклами - продают в рабство? Чертовщина какая-то! Да, даже когда он выберется отсюда, ох как непросто будет...
   С этими мыслями Денис сам не заметил, как задремал, свернувшись на коврике в углу подсобки. А когда проснулся - времени явно прошло немало. Он подтянулся к маленькому окошечку в стене - там, снаружи, было совсем темно. Только где-то вдалеке тускло мерцал свет фонаря. Значит, ночь уже наступила, а Марго все нет. А если она не придет? Что-то ей помешало? Денис вдруг начал сомневаться - а может, она его, все-таки, подставила? Ради идеи? Она ведь у них на службе... Наступит утро, и его сцапают охранники? Он гнал эту мысль, но она назойливо свербела в голове...
  
  
   Тарас остановил машину у подъезда, и еще раз попробовал позвонить. Но ни один из номеров не отвечал.
   Какая-то неясная тревога выдернула Тараса час назад из теплого уюта родного дивана и заставила приехать к дому Дениса. Что-то не так...
   Ну, ладно Лизка схамила по телефону - бывает. Опять-таки сказала - голова болит. Может действительно катала к морю с каким-нибудь Мачо, да на солнышке перегрелась. Жива - и слава Богу. Сама потом извиняться будет. Но Денис... Почему он вдруг запил? Не выдержал нервного перенапряжения? Наверно так. Но прошло пару суток с того момента, как Тарас последний раз разговаривал с другом по поводу листовок о пропаже Лизы. Кстати, надо листовки убрать с улиц. Да и всем службам дать отбой - Лизка-то нашлась.
   Блин, если Денька действительно пьян, то он даже не знает, что Лиза дома. С другой стороны - не может же он настолько мертвецки крепко спать, чтобы не слышать шагов Лизы по квартире? Да нет... Конечно, он проснулся, увидел, может глотнул еще раз на радостях... Но тогда почему не проявился? Вот это пожалуй самый большой парадокс. Тарас с Денисом ни раз напивались до чертей, но головы не теряли. Ну не верил Тарас, что Денис был настолько в неадеквате, чтобы увидев живую сестру тут же не отзвониться другу. Ведь её ищут, подняты черт знает сколько служб и людей.
   Пожалуй, именно это тревожило Тараса. И чтобы развеять сомнения он должен увидеть Дениса и... врезать ему в челюсть. И тут же вернуться под теплый бок Зинки, досматривать новый американский боевик.
   Тарас закрыл машину и поднялся в квартиру. Он звонил несколько минут, но дверь никто не открывал. Ладно, пусть Денис спит, ну а Лизка-то опять где?
   Чертыхаясь, Тарас набрал номер Лизы, но, как и все эти сумасшедшие трое суток ему в ухо влетело "Абонент недоступен". Опять?!!!
   Да что происходит, черт возьми?
   Тарас вздохнул и вытащил из кармана связку отмычек. Мысленно извинился перед другом, и в который раз поблагодарил старого медвежатника Крола, который когда-то в благодарность за оказанную услугу научил пользоваться отмычками.
   Через три минуты Тарас вошел в прихожую. И первое что увидел - огромный лист бумаги, придавленный тапками к полу - не пропустишь.
   "Дениска! Прости! Летала в Питер к подружке. А сейчас сбежала от твоего гнева с Васей к его бабушке. Не волнуйся. Сотовый утопила в реке. Звони Васе. Люблю тебя." И дальше шли цифры телефонного номера.
   Тарас озадаченно покачал головой: странное место для записки нашла Лизка. Будто Денис должен вернуться и сразу увидеть её.
   Тарас обошел записку и сделал пару шагов по квартире.
   - Лавров! Просыпайся - у меня отличные новости.
   Но никто не отзывался. В доме была идеальная чистота - ни запаха алкоголя, ни одной пустой бутылки. Тарас напрягся: запой выглядит не так...Тарас подошел к подоконнику, где стоял цветочный горшок с геранью. В каком бы состоянии не был Денис, он поливал цветок всегда. Эту герань подарила ему когда-то Лера, и Денис бережно заботился о нем. Земля была абсолютно сухая. Значит, Дениса нет дома как минимум двое суток.
   И только тогда, когда Тарас увидел сотовый Дениса, так и лежащий на диване, у него неожиданно засосало "под ложечкой".
   Он рванул обратно в прихожую и, путаясь и сбиваясь, набрал номер Васи.
   - Вася, это Тарас Вольный. Дай мне Лизу.
   Мгновение тянулось вечность...
   - Ой, дядя Тарас. - затараторила виновато Лиза.- Извините ради Бога, у меня так голова раскалыва...
   - Ничего-ничего, детка. - Тарас усилием воли говорил спокойно - нельзя паниковать, тем более перед девчонкой. - Скажи честно, Лизок. Ты Дениса видела сегодня?
   - Нет. - протянула Лиза. - Я наврала. Чо-то так разозлилась, что....
   - Ясно. - перебил её Тарас. - Значит, ждет новостей о тебе в РОВД. Не трусь, девочка. Огонь беру на себя. Но все-таки ты негодяйка. Отдыхай с Васей. Но адресок, будь добра, мне эсэмэсочкой на телефон кинь, договорились?
   Лиза сбросила адрес деревни тут же. Но Тарас даже не обратил на это внимание. Потому что, выйдя на улицу, он только сейчас заметил, что машины Дениса нет на дворовой стоянке.
   У Тараса тут же заработала годами отшлифованная схема. Старушки... Мамаши с колясками... Собачники.
   Уже через полчаса Тарас знал: в половине второго ночи, со вторника на среду Денис стремительно сел в машину и умчался в неизвестном направлению
   Больше друга никто не видел.
   Тарас, в который раз за этот час взял сотовый телефон. Набрал знакомый номер.
   - Дежурный? - Тарас говорил четко, он работал. - Паш - ты? Вольный. Давай в розыск гайцАм: синий опель, номер О272СК199. Шустрей, парень. Денис пропал.
  
   Денис обшарил подсобку, нашел какой-то инструмент, и стал копаться с дверным замком. Он все больше склонялся с к мысли, что Марго за ним не придет. Нет, оставаться и ждать здесь, было слишком опасно. Он должен выбраться, пока не наступило утро. На территории общины он уже ориентировался, надо добежать до ворот, там два охранника. Он сумеет с ними справиться - потому что застигнет их врасплох. Они думают, что он оболваненный послушник, и не предполагают, что - сотрудник полиции, который много чего умеет. С другой стороны, послушники здесь занимаются борьбой, и, наверное, некоторые владеют мастерством не хуже охранников. Но - у них тут иерархия, и послушник не смеет поднять руку на "старшего брата". Так что от послушника, тем более - от новичка, который вообще ничего не умеет, никто не ждет опасности. Рассуждая так, Денис почти не сомневался, что сумеет справиться и выбраться.
   Денис, наконец, разобрался с дверью, осторожно выглянул наружу. Глотнул свежего воздуха, вслушался в тишину. И, стараясь ступать неслышно, вышел в в задний двор, двинулся вдоль здания. Он уже мысленно прикинул свой маршрут - не по главным дорогам, а за деревьями и кустами, которых здесь было предостаточно, не попадая в свет фонарей, по возможности минуя камеры наблюдения, он доберется до ворот. Обезоружит охранников, и окажется на свободе. Правда, куда идти дальше, он не представлял. Но в любом лесу есть тропинки и просеки, которые, в конце концов, выводят на дороги. А по дорогам непременно ездят машины... В общем - это все как-то решится. Главное - не попасться никому на глаза...
   Размышляя так, Денис преодолел часть пути. Пока ему снова везло - ни одной живой души не попалось в эту ночь на территории общины. Но вот кустарник и деревья закончились, надо было выйти на освещенную дорожку, Денис прислушался, огляделся. Осторожно шагнул вперед, и тут же раздался крик.
   - Стой!
   Денис замер - к нему бежали двое патрульных - здоровенных качков - бритоголовый и чернявый.
   - Кто такой? - бритоголовый грозно смотрел на Дениса.
   - Я... я новичок, - скривив глупую рожу, пробормотал Денис.
   - Почему не в казарме?
   - Да я вот - прогуляться вышел... Не спится что-то...
   - А ты что, не знаешь, что ночью гулять не положено? - второй патрульный, чернявый, показался более миролюбивым. Денис тут же ухватился за это.
   - Ну, простите - я не знал... Я... исправлюсь.
   - Ладно, ступай, и чтобы больше по ночам не шлялся, - буркнул чернявый, потянул напарника, - пошли, Семен. Надо до конца смены...
   - Не, Кеша, что-то он мне кажется подозрительным. Ну-ка, пошли, будем разбираться.
   Денис пошел было, с ними, но - скользнул за кусты. Охранники - за ним. Денис бросился бежать. Охранники схватились за рации. И тут же еще двое словно выросли из-под земли и бросились наперерез Денису. "Хреново дело, - с этой мыслью Денис попытался проскользнуть мимо них, но четверо здоровых амбалов кинулись на него с разных сторон. Денис стал отчаянно отбиваться, тал применять приемы. Ему даже удалось обезоружить одного из охранников. Но силы были явны не равны. И вот уже они навалились на Дениса, скрутили, повалили на землю, стали страшно избивать. Денис не заметил, как во время драки у него выпала фотография Алины с Шитовым - не до того было. Он лежал, стиснув зубы, стараясь не стонать от боли, и думал - "все, кажется мне кранты..."
   Но вдруг что-то произошло. Амбалы отпустили Дениса. Он слышал только крики, звуки ударов, ничего не понимая, осторожно приподнял голову, и увидел, сквозь пелену, как кто-то раскидывает охранников не хуже самого Чака Норриса... Денис подумал, что его просто глючит - ведь били по голове... и вдруг услышал голос Марго.
   - Какого черта ты меня не дождался!
   Денис не верил своим глаза - над ним действительно склонилась Марго и трясла его, стараясь поднять на ноги.
   Денис огляделся - четверо амбалов валялись на земле, корчась и постанывая.
   - Ну, ты даешь... - только и смог пробормотать Денис, с трудом поднимаясь, с помощью Марго.
   - Бежим, пока они не очухались.
   Марго схватила Дениса за руку, потащила за собой.
   - Да кто ты такая? - не смог удержаться от вопроса Денис.
   - Заткнись! - грубо рявкнула Марго, и они побежали.
   Они уже почти добрались до ворот, но тут над общиной разнесся вой сирены, заглушая голос Марго. Марго и Денису преградили путь охранники с автоматами наготове.
   - Руки за голову! - скомандовал здоровенный детина,
   Марго кокетливо заулыбалась.
   - Да что вы, ребята, ну - простите... Мы - это, тут просто гуляем...
   - Вижу, как вы гуляете! Стоять!
   Марго попятилась, шепнув Денису.
   - Беги, я их задержу...
   - Открываем огонь на поражение! - рявкнул охранник, направив ствол на Марго.
   И Денис не тронулся с места.
  
  
  
   Марата мучила бессонница от одолевавших его мрачных мыслей. Он плеснул в стакан бренди, выпил залпом, попытался расслабиться, но - напряжение от ужаса всего происходящего за последнее время до конца не отпускало. Марат попробовал переключиться от глобальных тяжелых мыслей на конкретику, сосредоточиться на мелочах. Когда все рушится - лучше думать о мелочах. Начнем с фотографии... Конечно, это не совсем мелочь... Она стала причиной гибели Кати, Павла. Ну - жертвы, видимо, неизбежны... А фотографию надо уничтожить... Только вот где она? Он ведь все обшарил - ее нигде не было. Марат еще раз методично перебрал все бумаги, заглянул в ящики стола. И тут пришла спасительная догадка - наверняка ее забрала и уничтожила Алина! Как же он сразу об этом не подумал! Какая она, все-таки, умная девочка! Ладно, завтра он ее спросит, уточнит, сейчас она уже спит - жалко будить.
   Марат с тоской стал думать об Алине. Что же она натворила... Как теперь все это расхлебывать? Что делать дальше с Бобом? Марату, у которого, не смотря ни на что, оставались какие-то человеческие чувства, было жалко парня. Наверное, надо побыстрее выпроводить его отсюда - ему тут явно не место... Может быть, правда отправить заграницу? Перекодировать, начисто стереть воспоминания об общине, и - куда-нибудь в Европу, подальше отсюда... Ах, Алина - Алина... Такая умница, красавица, и так похожа на мать... Но она - другая...
   Марат вытащил из нагрудного кармана заветную фотографию покойной жены, положил перед собой.
   - Дуся, Дуся... как мне не хватает тебя... Я ведь все делал, как ты мне наказывала... Ну скажи, почему все пошло не так?...
   Воспоминания хлынули бурным потоком.
   ... Накануне того рокового дня Марат узнал от врача о страшном диагнозе Евдокии. Она была обречена, оставались считанные недели. Марат не хотел мириться с фактами, он решил, что будет лечить ее сам, биться за нее до последнего. Там, где медицина бессильна, может спасти магия... Марат осторожно завел разговор с женой. Казалось, она ничего не подозревает, смеялась, уверяла, что абсолютно здорова... Марат отложил разговор. Они провели счастливую ночь любви... Наутро Алину отправили в школу, Марат уехал в центр...
   Промучился полдня, сорвался домой... А когда он вернулся... Вот он входит, зовет Евдокию. В ответ - зловещая тишина. Сердце Марата сразу почуяло недоброе. "Забрали в больницу... - пронеслось в сознании. Марат принялся осматривать квартиру - все вещи Евдокии были на месте. Бросился искать что-то - записку, какую-нибудь вещь, которая могла подать знак... ничего.
   Но когда он зашел в ванную... Страшная, давняя картина всплыла перед глазами, словно все было вчера. Евдокия лежала в ванной, наполненной до краев водой густо красного цвета...
   Марат ненавидел смерть, во всех ее проявлениях. Но ничего в своей жизни ужаснее Марат до этого момента не видел. Ни случайное убийство мужа своей любовницы в ресторане в юности, ни два года, проведенные в тюремной камере, где рядом тоже были насилие и убийства, нет, ничто ни шло в сравнение с этим леденящим ужасом...
   Марат поднял с пола записку - "любимый, запомни меня молодой и красивой..." Он понял - Дуся все знала.
   - Дуся, зачем, зачем ты сделала это? - дрожащим голосом прошептал Марат, глядя на молодое, улыбающееся с фотографии лицо жены. Глаза казались совсем живыми, а фотография молчала. - Я бы тебя вытащил, спас...
   На Марата обрушилась страшная депрессия. Он сам готов был наложить на себя руки, отменил приемы в центре, замкнулся в себе. Он мог общаться только с дочерью, от которой скрывал правду о гибели матери. И - с покойной женой. Втайне от всех, Марат занялся спиритизмом. В тишине, по ночам, при свете свечи, он взывал к духу покойной жены...
   И однажды призрак Евдокии явился Марату и произнес: "Меня призвали боги! Мое место теперь - у ног великого Бога Солнца. В память обо мне и ты должен посвятить себя Богу Хорсу и возглавить стаю его белых волков...".
   - Я сделаю, как ты велела, - страстно зашептал Марат, - скажи еще хоть что-нибудь!
   Призрак Евдокии качнулся в таинственном свете свечи, и растаял...
   Марат очнулся, погрузился в изучение славянской мифологии, и открыл в ней для себя сакральные ценности. Особенно полюбился Марату почитаемый Евдокией бог солнца Хорс, окруженный дружиной белых волков, с которым он постепенно стал внутренне отождествлять себя.
   И как бы от имени бога Марат стал создавать свое учение, воспитывать новое поколение совершенных людей, которые должны быть развиты и духовно, и физически, и на своем примере, нести идею и знания другим. У Марата появлялось все больше фанатичных последователей. Он был личностью яркой, харизматичной и, безусловно, выдающейся. Многие считали его гением, ученики и сотрудники центра почитали, как гуру, и готовы были следовать за своим учителем всегда, везде и всюду.
   При этом скрытный Марат никого не посвящал в свою личную трагедию - в тайну смерти Евдокии и общения с ней в мире духов.
   Чтобы воплотить свое учение в жизнь и реально изменить мир, Марат с самыми близкими своими соратниками разработал грандиозный стратегический план. Их целью стало проникнуть в структуры власти, и постепенно, шаг за шагом, отвоевывать власть у неправедных и корыстных правителей. Когда свои люди будут внедрены во все необходимые структуры, наступит черед Учителя. Он лично возглавит государство, но произойдет все мирно, ненасильственно, бескровно, за счет силы убеждения, ораторского искусства, гипноза, кодирования. Стратегия прихода Марата к власти в одной, отдельно взятой стране - России, обсуждалась только на тайных собраниях посвященных.
   Община - детище Марата, дело всей его жизни, плацдарм для будущей власти над миром - процветала, пока ее не стал разрушать Глазунов. Он за это справедливо поплатился! Но - за ним стоял кто-то еще... Теперь этот кто-то отдает приказы! Требует новых кукол! Марат поежился, представляя лица своих воспитанников - кем придется пожертвовать? Нахлынула сентиментальность, он помнил каждого, о каждом знал все, и ему стало чудовищно жалко каждого из этих ребят. Их лица замелькали перед Маратом... В основном - сироты, без дому - без племени, здесь они обрели свой дом, веру, надежду... Конечно, и его воспитанники совершали ошибки, он иногда их строго наказывал, но это было по справедливости, и только укрепляло дух общины! Промелькнуло - Богдан и Радогор... Они готовы на роль кукол, он с ними поработал... Но не для этого! Они раскаялись, все осознали! Они преданы ему, Хорсу! А сейчас он, Марат, мудрый Учитель, великий Хорс, привыкший подчинять себе людей, вынужден подчиняться сам, и не человеку, а этим мерзким анонимкам по электронной почте... Ненавистные буквы на дисплее! Он этого человека даже не знает в лицо, не может его вычислить с помощью ясновидения и магии, он снова - под колпаком... Он должен отдать ему этих ребят и отправить на смерть... Он бессилен... Гадко, унизительно!
   Мрачные воспоминания и размышления Марата прервал стук в дверь.
   "Алина?" - подумал Марат, спрятал фотографию жены, встал, отпер дверь.
   Перед ним стоял взмыленный начальник охраны.
   - Учитель! Мы задержали двоих....
  
   ...Протапов постукивал пальцами по столу, изредка кидая взгляд на поникшего Тараса. Гоша стоял у окна и в наглую курил. Но Протапов будто этого не замечал.
   - Ну ладно-ладно, парни. - наконец изрек он. - Отставить хандру. Еще ничего не случилось. У вас хоть какая-то версия пропажи Дениса есть? Ну куда он мог рвануть среди ночи?
   Тарас молчал, лишь постоянно брал в руки свой сотовый и тут же откладывал. Гоша чуть развернулся от окна.
   - Если следовать логике - только одно могло его сорвать из дома - информация о Лизе. Он тогда ни о чем думать не мог.
   - А может что-то по Глазунову или Фомичевой? Он же мне весь мозг за этот месяц выел.
   - Нет. - Гоша отщелкнул окурок в окно. - Вы ж видели его, Макар Василич. Даже если сам убийца пришел бы с повинной - он бы этого просто не заметил. Я уверен - ему что-то сообщили о Лизе.
   - А где она была, кстати?
   - В Питере гуляла. - Гоша взялся за графин, налить воды в стакан.
   - Так может, её в Питере заметили и позвонили? Информация о её пропаже там тоже прошла - федеральный канал все-таки был задействован.
   - Мы проверяли - машина Дениса в ту ночь не проезжала по питерской трассе. Он из дома сорвался с такой скоростью - стопудов под камеры попал бы.
   - Тарас! - вдруг гаркнул Протапов. - Я сегодня твой голос услышу?
   Тарас вздрогнул и поднял глаза.
   - Да. На питерской трассе Дениса не было. И это еще больше меня смущает.
   - Что значит еще больше? - нахмурился Протапов
   - Мне кажется, Лиза не ездила в Питере.
   Гоша замер, не донеся стакан до рта.
   - То есть?
   Тарас откинулся на стуле. После того, как около дома Дениса он дал отмашку искать машину Дениса, первое, что пришло на ум - ему кто-то позвонил по поводу Лизы и Денис рванул, даже не отзвонившись другу. Это очень типично для Дениса, учитывая в каком состоянии был друг. Поэтому Тарас забрал его телефон и нашел последний входящий звонок. Но позвонив по номеру, услышал так ненавистную фразу механической бабы: " Абонент не доступен".
   Давать запрос на определение, кому принадлежит номер, без санкции Протапова не было смысла: это только в кино раз-два и готово. На самом деле может пройти сутки, а то и больше, пока опера узнают имя владельца номера.
   Поэтому Тарас сел в машину и стал рассуждать так, как он всегда делал, работая над очередным делом. Была у Тараса Вольного такая привычка - ставить преступника или жертву на свое место. Вот и в этот раз Тарас сказал себе: " Так... Я - Денис. Я вторые сутки в ужасе - пропала сестра. Я сделал все, что возможно и теперь осталось только ждать. Ждать любой информации. Мне звонят и я срываюсь получить эту информацию. Так. Логично. А я, Тарас Вольный уже знаю, что Лизка была в Питере. Тогда мне надо знать, где именно она была, с кем и где предполагаемый информатор мог её засечь, а потом позвонить по номерам, обозначенным в репортаже. "
   Это мог быть официант в баре, продавщица мороженого, да и любой человек, кто смотрел программу "Разыскивается" по телеку. Значит, надо узнать у Лизы, где она была конкретно в Питере, и искать друга там.
   Тарас открыл эмэмэс, в котором Лиза скинула адрес бабушки Васи. И рванул в деревню "Ручейки"...
   - Постой. - оборвал Гоша рассказ Тараса. - Но номер, с которого позвонили Денису - московский. Наша сотовая связь. У питерцев другие цифры кода номера.
   - Знаю. - отозвался Тарас. - Но очень многие питерцы имеют московские сотовые номера. Мой однокурсник имеет три таких номера, а живет под Питергофом.
   - Ты можешь по-человечки сказать - взвился Протапов. - Почему ты уверен, что Лиза не была в Питере?
   - Я пока не уверен. Но она какая-то странная. Вернее, не она, а её рассказ о поездке.
   Тарас перехватил ребят на вокзале и довез до брусчатого дома в деревне, придумав, что ему надо знать где и с кем была Лизка, чтобы по правдивей отмазывать её перед Денисом. Лизка поверила. Но из её рассказа выходило, что вся неделя у нее как в тумане.
   - Понимаете? - Тарас вскочил и заходил по кабинету. - Она мало что помнит. Путается, на чем приехала обратно - на самолете или поезде. И самое главное - она потеряла телефон, и даже не смогла при мне позвонить этой своей Маше однокласснице. Хорошо фамилию вспомнила.
   - А зачем тебе эта Маша? - не врубался Гоша.
   - Гоша - очевидные вещи! - хмуро бросил Протапов. - Спросить, гуляла с ней подружка эту неделю или нет.
   - А-а-а... - протянул Гоша. - А может Лизка все это придумала? Чтобы правду нам не говорить.
   - Нет - я бы понял. - твердо сказал Тарас. - Она говорит правду. Сама не понимает, что с ней - словно...словно все происходило не с ней.
   - Та-а-ак... и какое все это имеет отношение к пропаже Дениса? - Протапов нервничал, то и дело надевая и снимая очки.
   - Прямое! Если Лиза не была в Питере, где она была? И может именно туда, где она была в действительности, Денис и рванул.
   - И пропал. - обронил Гоша.
   - Так. Суммируем. - Протапов крепко надел очки на нос - Лиза утверждает, что была в Питере. Ведет себя странно, мало что помнит. В Питере не была, но отсутствовала неделю. Дениса срывают из дома, а Лиза возвращается со смутным рассказом. Вывод напрашивается сам собой - ты думаешь, Лизу специально похитили, чтобы дезорганизовать Дениса, а потом выудить из дома?
   - Что-то в этом роде. А чтобы она не помнила, где была - чем-то накачали.
   - Тарас! Ты слышишь себя? - Протапов аж вскочил. - Накачали и вставили в мозг новые воспоминания? У нас не кино, а реальность! Всё это слишком сложно. И, прости, неправдоподобно. И самое главное - зачем весь этот сыр-бор?
   - Он до чего-то докопался. Перед пропажей Лизы он что-то нащупал.
   - Ясно. - Протапов упал в кресло. - Я так и знал. По Глазунову или Фомичевой?
   - Денис считал, что эти смерти связаны. И ещё... в день исчезновения Лиза была на приеме у Марата Харитова. А он - тесть Глазунова. Хотя... это может быть просто совпадения.
   - В которые Лавров не верит. - задумчиво протянул Протапов.
   Зазвонил сотовый Тараса. Он ринулся к нему так, что сбил стул. Схватил, слушал пять секунд.
   - Понял. Спасибо. - Тарас медленно положил трубку на стол. - Одноклассница Лизы - Мария Тимофеева третий месяц отдыхает в Крыму.
   Протапов и Гоша не успели отреагировать - в дверь ворвалась Антонина.
   - Ни в какой Питер Лизка не ездила! Ни туда, ни обратно. Ни на самолете, ни на поезде. В списках пассажиров её нет. Может она автоспотом добиралась?
   - Нет, Тоня. Не было её в Питере.
   - А где была? - удивилась Антонина.
   - Очень надеюсь там, где сейчас Денис. Макар Василич, надо как-то ускорить определение номера, с которого Деньке позвонили.
   Протапов крякнул, но потянулся к трубке. Однако снять её не успел. В дверь заглянула Даша.
   - Ребята! Машину Дениса нашли.
  
   ...Начальник охраны отпер тяжелую дверь карцера. Марат вошел, увидел Дениса и Марго - руки и ноги связаны, ни одним мускулом на лице не выдал своего удивления, только сказал охраннику.
   - Оставь нас одних.
   Денис же откровенно ахнул, увидев Марата, и уставился на него, изображая искреннее удивление.
   Охранник вышел. Марат, не удостоив Дениса взглядом, подошел к Марго, укоризненно покачал головой.
   - Как ты могла! Не ожидал от тебя...
   Марго вскочила, насколько ей позволяли путы, опустилась перед Маратом на колени, стала бить поклоны и затараторила.
   - Учитель, прости! Я... не хотела...
   - Ты предала меня.
   - Нет, нет! Но они его так, так били!... Чуть дух не вышибли! Ну, это же нехорошо, это нельзя так! Он хоть и этот - полицейский, он же человек, все-таки... Так жалко стало! Ну, не удержалась я...
   - Мне сказали, ты здорово дерешься, - Марат в упор смотрел на Марго.
   Марго затараторила - что, мол, мечтала стать артисткой, сниматься в боевиках, вот и ходила на тренировки! В жизни раньше никогда драться не приходилось, ну а тут - решила свои силы попробовать... Правда, все равно не получилось, это ж не кино...
   Слушая все это, Денис никак не мог понять, говорит ли Марго правду, или сочиняет на ходу, как выкрутиться из опасной ситуации. Уж слишком противоречивы были все ее слова и поступки, которые слышал и видел Денис в последние сутки. И сама она - будто совершенно разные люди существовали под этой оболочкой прекрасной блондинки - наивной, доброй, нежной, при этом неожиданно жесткой и проницательной, и такой желанной. И Денис мысленно молил судьбу, чтобы она не позволила Марату причинить Марго боль и зло.
   Марат рывком поднял Марго, усадил на нары. - Ладно, я подумаю, как тебя наказать. Но ты знаешь - у нас не место предателям.
   - Накажите, Учитель! - Марго молитвенно сложила руки. - Только не выгоняйте. Я исправлюсь, я...
   - Да замолчи, - раздраженно цыкнул Марат на Марго, перевел взгляд на Дениса. - Ну, а вы, какими судьбами здесь, капитан Лавров?
   - Марат Артурович! Я просто искал свою сестру!
   И Денис нарочито сбивчиво, прыгая с одного на другое, принялся рассказывать, как разыскивал Лизу, ничего практически не утаивая, до момента проникновения в кабинет Марата, а сам думал: лучший способ обмануть противника - рассказать ему правду, но - не всю, не до конца, может быть - он проглотит и поверит...
   Все время его рассказа Марго сидела тихо, как мышка, и только изредка шмыгала носом, глотая слезу.
   - Лизу я не нашел. И просто хотел отсюда выбраться. И уж никак не ожидал увидеть здесь вас! - закончил Денис.
   Марат слушал молча, постукивая пальцами по грубой поверхности стены карцера. И, наконец, спросил.
   - Кому-нибудь известно, что вы здесь?
   - Никто не знает! - уверенно воскликнул Денис.
   - Ну, предположим, а как же ваша работа?
   - Дело закрыли. Я взял отпуск. И тут - Лиза исчезла...
   Марат задумался, снова стал отбивать пальцами на стене тихую дробь - Денис никак не мог понять, поверил он или нет в "откровенный и сбивчивый" его рассказ.
   - Ну хорошо... - протянул Марат, - у нас в общине - свои строгие правила, поэтому держать вас тут мне нет смысла. Побудете еще какое-то время, потом вас вывезут отсюда...
   Но не успел Марат договорить, как раздался скрип тяжелой двери, и в карцер вошла Алина, лицо которой выражало ярость.
   - Папа! Не вздумай их отпускать! Они все знают!
   И Алина протянула Марату выпавшую у Дениса фотографию.
   Марат посмотрел на фотографию, нахмурился, перевел взгляд на Дениса и Марго.
   - Это меняет дело... Вы меня обманули. А ложь я не переношу.
   Марго вскочила, и вдруг истерично закричала.
   - Я ничего не знаю! Мне по фигу какая-то фотография. Я не знаю то, что знает этот Лавров. Зря я его пожалела!
   Денис, в очередной раз удивившись, посмотрел на Марго.
   - Она действительно ничего не знает. Она - не причем. Обманул вас я.
   Алина усмехнулась.
   - Я не верю. Она помогала тебе сбежать и слишком хорошо дерется - это есть на камерах. Отец, у нас - единственный выход!
   Алина протянула Марату кинжал - тот самый ритуальный кинжал, которому поклонялись в общине.
   - Алина права, оставлять вас в живых - слишком опасно, - Марат поиграл кинжалом, но нанести смертельные удары было слишком тяжело для него. Он так ненавидел кровь и смерть...
   Денис почувствовал, что Марат тянет время, и тут же обратился к Марату.
   - У приговоренного есть последняя просьба.
   Марат с интересом посмотрел на него.
   - Какая?
   - Расскажите, как все было на самом деле. Зачем заказали Глазунова? Дальше я и так почти все знаю. Но с чего началась история? И кто такие - куклы? Никто все равно ничего не узнает - тайна умрет вместе с нами. Но я хоть перед смертью буду понимать, что не зря так дотошно вел расследование.
   - Ну что ж... - вздохнул Марат.
   - Папа! Мы тянем время! - закричала Алина.
   - Не торопи меня, - жестко оборвал Марат. - Право последнего желания - свято.
   И вот что узнал потрясенный Денис из рассказа Марата...
   ... Пять лет назад Андрей пришел к Марату и сообщил, что теперь раз в полгода или реже он должен кодировать на беспрекословные приказы двух людей из общины, на которых укажет Андрей. Людей будут увозить из общины и они никогда больше не вернуться. Марат возмутился - куда они денутся? Но Андрей ответил, что знать это Марату не нужно - многие знания многие беды. Марат отказался. Андрей пригрозил - тогда Алина и Неля умрут. Марат выгнал зятя, но этим же вечером на Алину было совершено нападение. Марат стал трясти Андрея - сука ты, зять, даже жену родную не пожалел. На что Андрей усмехнулся - это просто бизнес.
   Марат попытался загипнотизировать Андрея, но сколько он ни бился - безрезультатно. Тот оказался одним из тысячи, которые не поддаются ни гипнозу, ни кодировке. Тогда Марат закодировал двух кукол, на которых указал Андрей и заставил себя не реагировать на этот жуткий шантаж.
   У Марата в общине был любимчик - детдомовец Паша Иванов с кривым пальцем. Марат лично его проводил через круги посвящения и поставил клеймо - кинжал. Но Андрей указал на него. Марат скорбел, но закодировал Пашу вместе с его девушкой. А через полгода, просматривая газету, увидел репортаж с фотографиями о теракте в одной европейской стране, где смертником был славянский парень - на фотографии Марат увидел останки тела под простыней и вывалившуюся руку из под нее. На руке отчетливо были видны - клеймо и кривой палец. Марата посетила жуткая догадка. Он стал рыть газеты за последние пять лет и нашел доказательства, что все его куклы - террористы-смертники.
   Марата схватил инфаркт. Алина выпытала из отца причины болезни. К тому времени она уже знала, что Боб - родной сын Глазунова и что муженек женился на ней из-за денег её отца когда-то. Имеет любовницу, хочет развестись, занимается переоформлением всего имущества на Боба и плевать на Алину хотел.
   Алина предложила отцу убить Глазунова. Тогда они избавятся от необходимости отправлять на смерть людей Марата и убивать сотни ни в чем неповинных европейских граждан. К тому же останутся владельцами всего бизнеса Глазунова, что даст возможность денежного вливания на развитие Нового общества. Одна смерть против сотен - и все во имя Нового мира. Марат согласился.
   Марат выбрал Шитова - он бывший солдат. Закодировал его. Расчет был прост - подогнать смерть Глазунова под ограбление. Но как вызвать Андрея с праздника в номер? И они поняли, что только информация о куклах подвигнет Андрея выйти из ресторана. Алина знала, что номер телефона-автомата в холле пансионата не определится на сотовом Андрея. Марат дал установку Шитову - позвонить Андрею. Более того, Алина знала - даже если Андрей ответит не сразу, он обязательно прослушает запись на автоответчике.
   Шитов позвонил, наговорил сообщение искаженным голосом: "Имя мое вам ничего не скажет, но я знаю о куклах и хотел бы это обсудить Позвоню вам через полчаса в ваш номер."
   Андрей проглотил наживку и поднялся в номер, где его ждал Шитов с кинжалом.
   - С таким, как у вас? - Денис кивнул на кинжал в руке Марата.
   - Ну, не совсем, тот был, конечно, попроще...
   - Но - очень похож.
   - Мы ценим ритуалы и стараемся следовать им. Итак, Глазунов благополучно скончался. Мы сделали глубокий выдох - свободны. Но не учли, что дотошный Денис Лавров задастся вопросом - если это ограбление, зачем убитого вызвали в номер. Была ли встреча? - Марат скривился в ироничной усмешке, - Ну, вы удовлетворены, капитан? Дальше, как сами сказали - все знаете?
   - Не все. Вы не рассказали про кукол. Кто их требует снова?
   - Вы - хороший следователь.
   - Был! - жестко вставила Алина.
   - У гидры выросла новая голова, - горько усмехнулся Марат. - И она снова требует поставлять материал для терактов.
   - Ну и кто же новый хозяин? - уточнил Денис.
   - А вот этого мы сами не знаем...
   Марата вдруг осенила спасительная догадка, он спрятал кинжал, посмотрел на Алину.
   - Им ведь нужно как раз двоих... И зачем нам лишняя кровь?
   Алина понимающе кивнула.
   У Дениса все внутри похолодело - из них хотят сделать новых кукол, новых смертников для нового хозяина? Он напрямую задал вопрос Марату, и получил прямой ответ - да, они вполне подходят для этой роли - славянская внешность, никто ничего не заподозрит. И в конце концов, какая им разница, какой смертью умереть?
   - Мы сразу убьем двух зайцев! - Алина с ненавистью посмотрела на Дениса и Марго. - Избавимся от вас и не будем жертвовать людьми из общины.
   Марат встал перед Марго и Денисом, взгляд его изменился - стал таким жутким, что у Дениса - аж мороз прошел по коже.
   - А теперь слушайте мой голос, вы будете выполнять приказы. 5-16-77.
   Марго и Денис сидели перед Маратом, и раскачивались в такт его голосу, как болванчики, взгляд остановился, лица - как у кукол. Марат называл еще какие-то комбинации цифр, но Денис его уже не слышал... Не почувствовал он и как освободили от пут его руки и ноги. Не видел, как Алина тронула за руку Марата.
   - Папа, ну, может не стоило их развязывать.
   Марат повернулся к Алине.
   - Они теперь абсолютно безопасны. Совершенно готовая парочка, которая нужна новому хозяину.
   - Какой же ты мудрый, папа! - воскликнула Алина, глядя на Марго и Дениса, превращенных Маратом в живые манекены. - И никем из общины не придется жертвовать. А где пройдет очередная акция?
   - Мне не докладывают, - вздохнул Марат. - Но наверно там где будет скопление народа. Где-то в нашем городе...
   Вскоре раздался скрип тяжелой двери, щелчок замка, но ни Денис, ни Марго уже ничего не видели, не чувствовали и не слышали...
  
   ...Худощавый Заправщик замер с пистолетом от бензоколонки в руках, ошарашено наблюдая, как к заправке подкатывает несколько машин с мигалками.
   Почти на ходу из одной выскочил Тарас и побежал к парню.
   - Где машина?
   - Там.
   Тарас обогнул заправку и увидел машину Дениса, около которой стояли два ГИБДДешника.
   - Здравия желаю - козырнул одни из них. - мы ничего не трогали, как велели.
   Тарас рванул дверцу и за пять минут обшмонал машину, словно маститый кокер-спаниель. Но ничего не нашел. Отметил только - крови нет и то хлеб.
   А Гоша тряс Заправщика. Тарас подошел к ним, когда парень уже был в полуобморочном состоянии.
   - Так наш это номер, наш...Общественный. У нас когда городской телефон отрубается, мы им пользуемся.
   - Кто мог с него звонить со вторника на среду? - рявкнул Тарас.
   - Так говорю ж, Петро. Но его нет. Ему сын позвонил - у Петро дом в поселке, незаконного сносить собрались. Вот он на родину и рванул. А про машину я ничего не знаю - стоит и стоит себе...мало ли...да я и не видел её.
   - Фамилия, телефон, адрес! - гаркнул Тарас.
   - Нестеренко Саша, - пригнулся парень от страха. - нижняя- первомайская...
   - Не твой! Петро!
   - Адреса не знаю, а телефон...Сейчас...
   Парень вытащил старенький сотовый телефон и нажал на кнопку. Стал ждать вызов. Секунда, две, три...Тарас выдернул телефон из рук парня.
   - Алло! Петро? Вас беспокоит...- но Тараса оборвали. Он слушал две секунды и сразу как-то обмяк. Отключил телефон, отдал парню, развернулся и пошел к своей машине.
   - Что? - Гоша бежал за ним. - Тарас! что?!
   Тарас на ходу стянул куртку и в бешенстве кинул её в машину.
   - Ничего. Петро умер. Инфаркт.
  
  
   ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
   ТО ЛИ ЛЮДИ... ТО ЛИ КУКЛЫ...
  
   Денис очнулся от того, что его трясла Марго. Схватился за голову - она страшно гудела, и просто-таки разламывалась от боли. Он тупо посмотрел на Марго, не узнавая и ничего не понимая, и опустил глаза - только одно мучило его - как справиться с этой болью в голове...
   - Денис! Смотри на меня! - закричала Марго.
   Денис с трудом поднял отяжелевшие веки.
   Их взгляды встретились.
   - Слушай мой голос и повторяй! - приказала Марго.
   И она стала перечислять комбинацию цифр Марата в обратном порядке - 77 - 16 - 5.
   Денис с трудом шевелил губами. Вдруг взгляд его ожил, он уставился на Марго.
   - Марго?! Ты кто такая? Почему не поддаешься кодировке?
   - Я - не Марго, а секретный сотрудник СОБТ Маргарита Серегина.
   - Что? - заорал Денис. - Что еще за СОБТ?
   - Специальный отдел по борьбе с терроризмом, капитан Лавров! Нас многому учат. Я работала под прикрытием, этого Родиона терпела, чтобы выяснить связи Глазунова! А ты, болван, мне всю мазу испортил!
   Денис обалдело уставился на Марго, обвел взглядом карцер.
   - А ты не боишься прослушки, видеокамер? Или это что - провокация?!
   - Это - чистая правда, - Марго горько усмехнулась, - и я тут за неделю все обшарила - в карцере ничего нет.
   И тут Дениса прорвало. Он вскочил, стал мерить короткими шагами небольшое пространство карцера.
   - Значит, вот зачем я был тебе нужен! Ты специально ко мне прилепилась, чтобы быть в курсе расследования? Шпионка хренова, Мата Хари поганая! Такая же сука! Еще любовь разыгрывала!
   - Да заткись! - взвилась Марго. - Я... не разыгрывала.
   - Не ври! - орал Денис. - Ты меня использовала, как лоха вокруг пальца обвела! А я, идиот, поверил! Я после Леры ни на одну бабу не велся. Ты была первая...
   Марго положила руки на плечи Денису, заглянула в глаза.
   - Прости, я все понимаю.
   Денис резко стряхнул ее руки.
   - Да ты ни черта не понимаешь! Ты не теряла близких! Ты не знаешь, как это бывает! Секунда - и любимой нет! Навсегда! Только стоны, крики, кровь и трупы!
   Марго молчала, потом осторожно взяла Дениса за руку.
   - Дэнька, прости, но я знаю... Я там была...
   - Черт... - только и вырвалось у Дениса.
   То ли от крика, то ли как последствие кодировки - у Дениса снова стало стрелять в голове. Он обхватил руками голову. Марго осторожно отвела его руки, положила ему ладонь на лоб, потом стала водить руками вокруг его головы. Денис почувствовал вдруг приятное тепло, потом легкий ветерок и холодок пробежал по голове, от нее - по всему телу. Ему стало намного легче. Он с благодарностью посмотрел на Марго.
   - Ладно, ты тоже прости, - пробурчал Денис. - А раньше не могла мне сказать?
   - Не могла.
   - Ладно. Проехали. А как ты сюда, в эту секту попала?
   Марго улыбнулась.
   - Подкатила на похоронах к Алине - мол, мне позарез надо попасть к ее папашке! Перед ним разыграла фанатичную последовательницу его идей. В общем, было не сложно.
   - Но Марат ведь не знает, кто ты на самом деле?
   - Конечно, нет. Иначе я не смогла бы собрать информацию и получить доказательства. Теперь они у меня есть! - довольно объявила Марго.
   Денис удивленно посмотрел на нее.
   - Но исповедь Марата - только слова! Даже фотография - у них!
   - Ты недооцениваешь наше ведомство! - Марго выдернула из каблука какой-то крошечный предмет, показала Денису. - Все записано. Это - микро-диктофон.
   - Круто! Жаль только, что мы не сможем выбраться отсюда и этим воспользоваться, - вздохнул Денис.
   Марго улыбнулась.
   - Не кисни. Вот увидишь, все будет хорошо.
   - Как? - поразился Денис. - У тебя есть план, как вылезти из этой ловушки? Как не стать новыми куклами?
   Марго покачала головой.
   - Пока - нет. Но у нас есть преимущество - мы в норме, а они думают - мы закодированы.
   Денис с болью посмотрел на Марго.
   - И чем это нам поможет?
   Марго пожала плечами.
   - Пока не знаю. Будем действовать по обстоятельствам. И - изображать болванчиков - послушных биороботов, выполняющих любой приказ, чтобы они нас не раскусили, снова не связали и не убили.
   - Ты - хорошая актриса, у тебя получится...
   - И у тебя! Потому что на кону - вопрос жизни и смерти, и не только нашей, а сотен людей...
   - Ну, с ролью справимся, черт возьми! И что дальше? - выпытывал Денис.
   - А дальше - надо выяснить, где будет эта акция, о которой говорили Марат и Алина. - Марго посмотрела в глаза Денису. - Марат сказал, что, вероятно - в нашем городе. Там, где скопление людей.
   - Таких мест - тысячи! - Денис махнул рукой. - Как мы отсюда вычислим? Тем более, почти все теракты проходили с дистанционным взрывателем.
   - Все так. Но вторая задача - понять, кто новый хозяин, потому что - Марат - пешка в этой игре.
   - Ну, предположим, мы и это выясним. И что? Информация так и останется с нами.
   Марго загадочно улыбнулась.
   - Нет, Денис. Вот тогда мы найдем способ сообщить все моим начальникам.
   - Значит, у тебя не только диктофон в каблуке? - ахнул Денис.
   - А ты как думал! Я же сказала - все будет хорошо...
   Денис обхватил ее голову руками, заглянул в лицо - такое загадочное и такое родное... Он так и смотрел на нее, пока не почувствовал, как наваливается густая пелена, как опускаются под тяжестью набухшие веки, и сам не заметил, как провалился в безвременье и пустоту...
  
   Денис дремал. Ему казалось, что он дома. Он слышит пение Лизки из ванной, а с кухни доносятся феерические запахи сырников. Но Лизка никогда не жарит сырники. Кто же решил так удивить Дениса с утра. Теплая волна пробежала от макушки до пяток - это может быть только она. Она. Она вернулась. И он побежал. Бежал так долго, хотя до кухни пара метров по прихожей. Он никак... никак не мог дотянуться до двери, сквозь матовое стекло которой был видел женский абрис. И он знал, он чувствовал - это она, его Марго. Неожиданно женщина за стеклом повернулась - светлое пятно лица за матовостью стекла мелькнуло лишь на мгновение и стало таять..." Ну хоть скажи что - нибудь" - крикнул Денис. "Денис, проснись!"
   Денис тут же открыл глаза.
   - Денис! Проснись!
   Марго крепко сжала его руку, и кивнула на дверь, за которой были слышны глухие голоса вперемежку с лязгом засова.
   Денис переглянулся с Марго и они оба уставились в стену напротив.
   Дверь медленно открылась, и в карцер, оглядываясь, вошел Советник. В руках он держал тонкий квадрат планшета. Он плотно прикрыл за собой дверь. Окинул взглядом Дениса и Марго. Они все так же продолжали смотреть в стену, будто не замечали, что происходит вокруг.
   Советник взглянул на Марго - от удивления его брови взлетели. Он присел пред ней и провел по её щеке рукой. Марго оставалась недвижимой.
   - Конец света... - пробормотал он. - Что ж ты такое натворила, детка, что Учитель из тебя куклу сделал? Ну да мне-то по барабану, лишь бы дело делала...
   Он пощелкал пальцами перед носом Марго.
   - Поцелуй меня. - голос хлестнул приказом.
   Марго еще с секунду смотрела в стену, потом перевела взгляд на лицо Советника, медленно подняла руки, и обхватила его голову. Приникла губами к его рту.
   Денис чуть не прикрыл глаза от злости. Вовремя спохватился. В голове словно колоколом прозвучали слова Марго, сказанные всего пару часов назад: "Чтобы не происходило - ты ни на что не должен реагировать. Ни. На. Что. Ты понял? Куклы лишены эмоций, только тупое выполнение приказа."
   Марго продолжала целовать Советника. Со всем жаром на которой была способна. Советник оторвался от нее и присвистнул...
   - Вот черт... Мне бы эту ляльку на недельку. Ну да не судьба..
   Советник раскрыл планшет и что-то быстро набрал на визуальной клавиатуре. Затем отложил планшет, и достал из кармана пиджака две пары часов.
   Обыкновенные наручные часы с крупными квадратными циферблатами. Электронное панно мрачно чернело, скрывая цифры.
   Советник надел часы сначала Денису, потом Марго. В последний раз взглянув ей в лицо, он ущипнул её за щеку. Распрямился, вновь взялся за планшет. Затем картинно занес руку над экраном и чуть улыбнулся.
   - Игра начинается, дорогие мои. - и ударил пальцем по клавише.
   И в этот миг циферблаты на часах ожили. Темные стекла загорелось четырьмя красными нулями. Убрал планшет, и приоткрыл дверь. В узкую щель протиснулся ...Борис Фомичев. В руках у него был поднос с парой тарелок, наполненных едой.
   Советник вышел, лишь на секунду задержавшись около Бориса.
   - Покормить, посуду забрать.
   Борис кивнул. Дверь за Советником захлопнулась. Раздался лязг затвора. Борис присел, стал выставлять тарелки на пол, и... Денис резко притянул его к себе, развернул... Через секунду Борис был в жестком захвате под горло, при этом с зажатым ртом.
   - Молчи, Семнадцатый! Молчи, если жить хочешь!
   - Ты с ума сошел? - беззвучно заорала Марго.
   - Нет. - прошипел Денис. - Я разумен, как никогда. - он кивнул на часы. - Надо полагать, это современные пояса шахидов?
   Марго кивнула.
   - Виват технологическому прогрессу. Давай, Марго. Раскодируй его.
   - Я не знаю кода! Я же его не слышала! И откуда ты знаешь, что он закодирован.
   - Знаю. - сорвался на свистящий шепот Денис. - Он ничего не помнит. Меня не помнит, хотя я с ним... Короче, с ним что-то сделали. Еще четыре дня назад он по Тверской на Порше гонял. Пробуй, Марго. Чему тебя там в вашей конторе учили - у нас десять минут. Думай!
   Марго закусила губу, прижала пальцы к вискам и секунд десять раскачивалась, словно китайский болванчик. Неожиданно она схватила ложку и выставила её перед глазами Бориса.
   - Семнадцатый! Смотри сюда и слушай мой голос. Смотри и слушай... Смотри и слушай...
   Марго начала медленно раскачивать ложку, зажав её черенок между пальцами. Борис обмяк в руках Дениса и тот его отпустил.
   Глаза Бориса следили за ложкой, не отрываясь. Затем неожиданно остановились. Марго убрала ложку и наклонилась к уху Бориса.
   - Слушай мой голос... Как тебя зовут?
   - Меня зовут... Борис Фомичев.
   - Хорошо, Борис. Что ты помнишь перед тем как сюда попал?
   - Похороны... Я хоронил... - неожиданно Борис скривился, словно собирался заплакать - Мамочка...
   Денис выставил большой палец - все идет отлично.
   - Тебе хорошо, Борис. Тебе больше не больно. Что было дальше?
   - Я пошел за фотографиями...
   - Что? - прошипел Денис.
   Марго резко выставила руку - молчи.
   - Потом темнота... Меня куда-то везут. Темно... Голос... женский голос...
   - Что он тебе говорит?
   - Цифры.... какие-то цифры
   - Повтори их, Борис.
   - Я... не помню...
   Денис в отчаяние закусил кулак. Придурошный болван! Ну напрягись, иначе они все погибнут! Так мало времени, так ничтожно мало...
   - Ты все помнишь. - не теряя самообладания Марго продолжала. - Темно, тебе страшно, ты одинок. Но вдруг ты слышишь голос - такой теплый, красивый, живой. Ты его слышишь... слышишь...
   - Да. - Борис улыбнулся. - А я знаю этот голос. Это говорит Алина.
   - Отлично, Борис. Что она говорит?
   - 56...27...3...
   - Хорошо, Борис. Сейчас ты проснешься.
   Марго щелкнула пальцами. Борис захлопал ресницами.
   - Смотри на меня, Семнадцатый. 3...27...56
   Денис замер, не дыша смотря на Бориса. Но тот не двигался, уставившись на Марго. Марго в изнеможении опустила плечи. Встала и отошла в угол. Денис подошел и обнял.
   - Прости, Денис. У меня не вышло. - Марго спрятала лицо у него на груди. - Черт... Что теперь делать?
   - Ничего не делать. - прошептал Денис. - Как войдут, играем в болванов. Даже если он что-то вякнет - ему не поверят.
   - Лавров? - раздался голос Бориса. - Что вы тут делаете?
   Денис вздрогнул и повернулся. Борис продолжал сидеть на полу, но при этом с большим изумлением озирался по сторонам.
   - Это что за вонючий подвал? - он заметил Марго. - И ты тут? Да что тут происходит?... - он запнулся на секунду. - Черт... Голова раскалывается... Постой, мы же с тобой должны были встретиться в "Звонаре". Черт... Лавров! Эта сука Алина...
   - Всё. Заткнись. Пришел в себя - отлично. - Денис присел к Борису и развернул его к себе. - Боря, у нас пять минут. Это ничтожно мало, чтобы ты все понял. Поэтому без вопросов, просто меня слушай.
   Хватило трех минут, чтобы очень сжато, по фактам ввести Бориса в курс дела.
   - И теперь. - закончил Денис. - Все зависит от тебя.
   - Я сделаю все, чтобы эту тварь засадить на хрен. Что делать?
   Денис протянул руку и сдернул босоножку с Марго. Достал микро-диктофон. Марго ловила на лету - теперь ей был ясен весь план Дениса. Она присела перед Борисом.
   - Боря. Ты должен разыскать полковника Горного. Разыщешь его вот как...
   И Марго быстро объяснила, как это сделать. Денис вложил в раскрытую ладонь Бориса микро-диктофон.
   - Но как он выберется отсюда? - Марго смотрела на Дениса.
   - Как ни странно. - усмехнулся Борис. - Я помню себя не только как Боба, но и как Семнадцатого. Так что не бзди, красотка. Все ходы выходы знаю. Эй, а что мне с едой делать?
   Марго взяла тарелки, и отошла в дальний угол.
   Денис наклонился к Борису и что-то коротко сказал ему на ухо. Борис выставил большой палец - понял!
   Раздался лязг затвора. Марго тенью метнулась к стене и еле успела сесть рядом с Денисом, перед тем как дверь распахнулась.
   Перед Советником сидели куклы, и лишь послушник медленно собирал пустые тарелки... Советник кивнул Борису и тот тенью выскользнул из двери.
   Советник кинул к ногам ребят два плаща.
   - Встать, надеть, руки прикрыть.
   Марго встала первая, беспрекословно надела плащ, натянув рукава до кончиков пальцем, полностью скрыв руки. Денис сделал тоже самое.
   Куклы уставились на Советника.
   - Выйти, пройти вдоль забора с северной стороны. Покинуть общину через калитку. Ждать машину. Выполнять.
  
   Денис и Марго вышли из здания. По площади сновали послушники, они тут же слились с ними в толпе. Но через минуту отделились и пошли вдоль забора, огибая общину.
   Денис осторожно оглянулся - Советника нигде не было видно, лишь Алина вышла на крыльцо и курила, уставившись на статую Хорса. Денис заметил фигурку Бориса, который с подносом шел в сторону кухни.
   Борис поднял голову и задрожал всем телом. Как же ненавистна была сейчас ему эта женщина. Женщина, которую искренне любила его мать, женщина, которая сама была матерью его любимой девочки. Такая красивая, такая умная, и такая... стерва.
   Бориса захлестнула злоба. Какая-то дьявольская сила развернула его на сто восемьдесят градусов и вместо кухни, он направился к Алине. Он ей скажет... Он ей сейчас кинет в лицо обвинения, он сотрет с её надменных губ эту мерзкую ухмылку.
   Денис краем глаза заметил, что Борис стремительно приближался к Алине. Черт... Мальчишка! Он все испортит. Даже отсюда было видно, как налились кровью глаза Бориса, как дрожит подбородок от ненависти.
   Марго спиной почувствовала, что что-то идет не так... И она резко толкнула проходящую мимо послушницу. Девушка вскрикнула и упала.
   Борис среагировал на крик и оглянулся - девушку кто-то поднимал, а Денис и Марго уже почти скрылись за углом крайнего здания.
   Борис замер... Черт... Чуть все не испортил. Вот сколько раз говорила мама - держи эмоции в узде. Сначала сосчитай до десяти, потом действуй.
   - Раз... два... - Борис с каждой цифрой приходил в себя. И с улыбкой дебила прошел мимо Алины.
   - Постой!
   Борис остановился как вкопанный. Лишь бы себя не выдать. Алина подошла к Борису.
   - Как дела, Семнадцатый.
   - Всё хорошо. Я всем доволен, хвала Хорсу и учителю.
   - Ты что-то бледный. - Алина внимательно вглядывалась в его лицо. - Я распоряжусь, чтобы тебя меньше нагружали на кухне.
   - Да вознаградит вас Хорс долгими годами. - почти прошептал Борис, и, склонив голову, почти побежал к кухне.
   А Марго и Денис молча прошли вдоль забора, нырнули в заросли подстриженных кустов, где пряталась небольшая калитка. Марго толкнула калитку. Денис хотел что-то сказать, но Марго прижала палец к губам. Они вышли.
   И первый, кого они увидели, был Советник, который наблюдал, как к калитке подкатывал белый Рафик.
   Рафик остановился перед Советником. Денис заметил Водилу за рулем и его напарника, сидящего рядом. "Все ясно - мелькнуло в мозгу - для подстраховки."
   Водила, мощный, молчаливый парень, вышел из машины, и даже не здороваясь с Советником, распахнул задние двери. И тут же вернулся в кабину.
   - Сесть. - приказал Советник.
   Денис и Марго забрались в кузов и сели прямо на пол. Советник встал перед ними, достал свой неизменный планшет. Пальцы Советника вновь бабочками запорхали над экраном.
   Раздался писк и Денис увидел, как на циферблате Марго нули превратились в цифры. И крайняя давала обратный отсчет. А это означало только одно: как только цифры опять выйдут на нули - произойдет взрыв. И тысячи жизней превратятся в пепел.
   "Держись, Лавров, держись" - приказал себе Денис. "Еще не все карты отыграны."
   А Советник, убрав, наконец свою адскую машинку, наклонился к Марго. Из ворота рубашки выскользнула длинная цепочка с серебряной бляшкой медальона.
   - Сейчас я смотрю на твоих кукол, комараде, - смотря прямо в глаза Марго, с улыбкой изрек Советник.
   Марго, не мигая, уперлась Советнику прямо в переносицу. Советник неожиданно нахмурился и приложил руку к уху.
   - Не понял? Плохая связь.
   Он разогнулся, и Марго увидела, как в солнечном луче сверкнул металлический бочок крошечного передатчика, спрятанного в ухе Советника.
   Советник махнул рукой, и подоспевший Водила захлопнул двери кузова.
   И стало очень - очень темно...
  
   Рафик развернулся, и Борис, подглядывая все это время в щель калитки, отчетливо разглядел надпись на боковине машины: "Музыкальная аппаратура".
   Советник для верности повертел головой - не видел ли кто произошедшего, и удовлетворенно кивнул, толкнул калитку.
   Но за калиткой уже никого не было...
  
   ...Они ехали как минимум пару часов. Денис огляделся: все-таки какой-то свет пробивался сквозь маленькую щель в стенке кабины. Слабый лучик падал на бледное лицо Марго. Казалось, в нем ни осталось ни капли крови. Денису вдруг стало невероятно больно за эту девочку. Такая нежная, и такая сильная. Что толкает таких как Марго на службу в столь опасные структуры? Авантюризм? Большие деньги? Или пресловутая преданность Родине?
   Однако Марго подозрительно молчалива. Конечно, им сейчас совсем не до разговоров, но все же...
   Господи, как же давят эти часы.
   Денис попытался ослабить ремень.
   - Не стоит, Денис. - Марго говорила, казалось, только губами. - Вдруг сработает раньше времени? А эти уроды пришлют новых кукол.
   - Как они действуют?
   - Когда на планшете Советник увидит четыре нуля - он взорвет их простым нажатием кнопки. И всё. - Марго попыталась усмехнуться - Наверно, чувствует себя Богом - одним движением столько людей убить. Такая власть...
   Дениса резанул холод её тихого голоса. Что с ней? Сдалась? Перенервничала? Сидит, словно кол проглотила - спина ровная, руки на коленях, глаза в никуда. Можно чуть расслабиться и сбросить на какое-то время маску куклы.
   - Милая... Все будет хорошо. Я уверен, Борька успеет...
   - Нет, Денис. Не будет хорошо. Потому что я знаю, кто теперь вместо Глазунова заказывает кукол.
   И она повернула к Денису мокрое от слез лицо...
  
   ...Крупный серебряный медальон плясал на полуголой груди.
   Полковник Горный шел по вымощенной дорожке к крепкому бревенчатому дому.
   - И в следующий раз, Советник - голос Горного прозвучал язвительно. - Не доставай меня плохой связью. Всё, отбой.
   Горный поправил медальон и широко улыбнулся. На крыльцо вышел Киселев.
   - Есть сведения от нашего агента? - Киселев крепко пожал Горному руку.
   - На связь вышла вчера. - доложил Горный. - Пока собирает информацию, обещает к следующему сеансу связи дать полный отчет. Рапортует, что операция проходит вполне успешно.
   - Ну дай Бог. Рита - одна из самых лучших моих агентов. Может чаю?
   - Пожалуй, откажусь, товарищ генерал. Служба. Заехал сказать, что меня сутки не будет.
   - По нашему делу?
   - Конечно. Надо проверить одну информацию.
   - Не поделитесь? - Киселев прищурил глаза.
   - Не хочу раньше времени обнадеживать. Надо проверить.
   Киселев усмехнулся.
   - Не знал, что вы любитель украшений.
   Горный опустил взгляд и убрал медальон под рубашку.
   - Моя разработка. Бьет на дальние расстояния. Пока испытываю. Честь имею.
   Горный развернулся и пошел обратно к машине.
  
   ...Марго смахнула слезы с щек.
   - Я видела Горного лишь однажды. Когда Киселев его вводил в операцию после убийства Глазунова. Вот тогда я и увидела этот медальон...
   Марго прикрыла глаза, и будто наяву увидела кабинет Киселева. Вот генерал стоит у окна и говорит с Горным. А она скрывается в тени шкафа.
   "Позвольте представить моего агента" Марго выходит из тени, скидывает капюшон. Горный жмет руку. "Какие фактурные у вас кадры, полковник".
   - Горный потом меня инструктировал. Я увидела у него этот медальон. - с горечью проговорила Марго. - Еще пошутила, что такой бравый ликвидатор имеет слабость к цацкам. А он сказал, что это его личная разработка - вроде миниатюрной рации, которая берет на тысячи километров. Демонстрационный экземпляр. И таких пока всего пара штук. У него и его помощника.
   - Советника... - закончил Денис.
   Денису стала очевидна схема. Глазунов работал на Горного, даже не представляя, что Советник поставлен Горным к нему и Марату для контроля. Когда Глазунов погибает, то Горный вынужден работать почти напрямую с Маратом. То есть - через Советника.
   Но на кого работает сам Горный?
   - Этого мы не знаем. И уже не узнаем никогда. - горько прошептала Марго. - Мы с тобой погибнем через три часа, а эти скоты будут продолжать поставлять своих кукол.
   - Почему погибнем?
   - Не тупи, Денис. - Марго как будто уже умерла, так безжизнен был её голос. - Борис принесет Горному все мои доказательства. Да еще расскажет, что я - очередная кукла. Ему это на руку. Он уничтожит запись, а про меня наплетет какую-нибудь душещипательную историю Киселеву. Может даже труп представит - типа мой.
   - Складная история. Только вот в чем штука, милая. Борис доставит твои доказательства. Только не Горному.
   - А кому?
  
   ...Протапов нервно ходил из угла в угол. Тарас стоял у окна и считал , сколько людей выходят и входят в РОВД. Он больше ничего не мог сделать. Они отработали все ниточки, которые могли вести к Денису.
   - А ты у Марата был? - Протапов остановился на секунду. - Может он что-то знает? Лиза же после его консультации пропала.
   - Был. - Тарас сбился со счета. - Он в Японии. Прилетает завтра.
   - Вот значит завтра сразу к нему и поедешь. И хоть что-то, да узнаешь. Вообще хватит нервничать. Сядь и успокойся.
   Тарас с грустной усмешкой присел на край стола. Кто еще тут из них двоих нервничал?
   Постучались, и в проеме двери показалась голова дежурного.
   - Товарищ полковник. Тут к Вольному парень какой-то пришел. Говорит от Лаврова.
   Тарас переглянулся с Протаповым и рванул с места...
  
   ...Марго уставилась на Дениса.
   - Прости, малыш. Но у ментов врожденная ненависть к вашей конторе. Поэтому я попросил Борьку отнести диктофон Тарасу.
   Зная своего друга, Денис был уверен - он посоветуется с Протаповым, а уж полковник не пойдет с диктофоном к какому-то полковнику Горному. Он свяжется напрямую с высшим начальством.
   - С Киселевым! - ахнула Марго.
   - Ага.
   - Я тебе говорила, что я тебя люблю?
   - Лучше поздно чем никогда. - улыбался Денис, пока Марго целовала его нос, лоб и щеки.
   Марго крепко обняла Дениса.
   - Как же не хочется умирать. - тихо прошептала она.
   Денис ничего не ответил, только крепче её обнял. Даже умница Тарас не сможет вычислить, куда Горный направил своих смертоносных кукол. Но хоть общину эту мерзкую накроет, и повяжет всех на фиг.
   Хотя надежда еще оставалась - если спецы успеют накрыть общину, если заберут планшет Советника до того, как он нажмет на кнопку. Но надежда была очень призрачна. Денис даже не знал, смог ли Борис выбраться. И кто мог дать гарантию, что Советник со своей смертоносной машинкой не прячется где-то здесь, за километр отсюда. Если...Если...Если...
   Он смотрел через щель на улицу. Прохожие куда-то торопились по своим делам. Вот юная Мамаша отчитывает своего непослушного карапуза. Вот молодая парочка за руки едут на роликах. Жизнь течет, и никто не знает, что всего через несколько часов, или минут где-то двое никому неизвестных людей, сделают все, чтобы погибших от взрыва было как можно меньше.
   Рафик остановился. Марго оторвалась от Дениса.
   - Мы в городе. На светофоре наверно остановились. - одними губами прошептал Денис.
   Денис приник к щели. Прямо напротив двое работяг поправляли транспарант. На огромном полотнище красовались яркие буквы "Фестиваль песни".
   - Черт, Маргошка! Они едут на "Фестиваль песни!". Вы же с Лизкой говорили - в конце лета...
   - ...в субботу - эхом продолжила Марго. - Сволочи. Там же народу будет тьма!
   Денис сжал кулаки до белых костяшек. Они выпустят кукол в толпу, и откуда-то Советник нажмет на клавиши своего планшета и...
   Он даже не хотел дальше додумывать эту сцену.
   Рафик сделал разворот. Марго пригляделась в щель. Мимо плыли знакомые с детства места. Они были уже в Сокольниках.
   Рафик притерся к обочине и встал. Десять минут...двадцать...Их не выпускали. Марго переглянулась с Денисом. Слова были не нужны. Им обоим было ясно, что мерзавцы ждали. Ждали, пока соберется побольше народа.
   Денис глянул на часы - до нулей оставалось полтора часа. Его последние полтора часа. И он даже не может сопротивляться. Так было бы просто, отъехав на пару километров от общины, устроить дебош, чтобы Водила с напарником открыли дверь, и они с Марго раскидали бы этих подельников на фиг, а потом... Но нет, нельзя. Вдруг оснащение этой дьявольской организации настолько мощное, что Советник или даже Горный имеет возможность следить за ними. Увидел бы, что куклы взбунтовались, и послал бы на место взрыва новых.
   И сейчас нельзя - они уже на месте. И надо сделать все возможное, чтобы жертв было меньше. В идеале - только они с Марго.
   Так что Денис ничего не мог предпринять. Он мог только ждать...
  
   ...Тарас тряс Бориса за плечи.
   - Парень! Напрягись. Куда они их повезли?
   Но Борис не знал. Он рассказал всё. Даже номер Рафика запомнил.
   Тарас замычал от бессилия. Где искать Дениса с его женщиной? Куда их отправили на смерть? Сегодня суббота - в городе полно торговых центов, где сотни, тысячи людей. В Лужниках - матч по футболу, в кинотеатрах - сеансы каждые два часа. Где найти друга, снять с него бомбу и...
   Тарас рванул себя за волосы...Он ничего не мог сделать...Надежда была только на Протапова, который поехал к генералу Киселеву. Тарас молился, что Киселев поднимет какой-нибудь вертолет, и они накроют общину. И может быть...
   - Постойте! На борту этого Рафика была надпись.
   Тарас резко развернулся к Борису.
   - "Музыкальное оборудование". Да! Именно так.
   Гоша тут же пробежался по кнопкам компьютера.
   - В Сокольниках "фестиваль песни"!
   - Они их везут в Сокольники! - крикнул Тарас, и выбежал из кабинета...
  
   ...Солнечный свет ударил в глаза. Денис непроизвольно зажмурился. Марго лишь прикрыла глаза - она играла роль куклы до конца.
   Водила оглядел их и тихо, но четко произнес.
   - Выходите и идете в самую гущу толпы. Всё, пошли.
   Он вывел Марго и Дениса из машины и развернул. Перед ними было море голов - на сцене начинался праздник. Денис мельком глянул на часы - еще тридцать минут. Полчаса на принятие решения. Марго тянула его в толпу и он спиной ощущал взгляд Водилы.
   Водила стоял до тех пор пока спина Дениса не скрылась за людьми.
   - Всё. Погнали отсюда.
   Денис услышал визг колес. Мерзавцы уезжали подальше от эпицентра взрыва. Вот зачем им понадобились эти полчаса. Денис пригнулся и потянул Марго за собой.
   Он знал, куда бежать. Он знал этот парк, как пять своих пальцев. Там, в северной части есть пустырь. Там хотели строить новую линию аттракционов, но в отсутствии денег стройку заморозили. Денис очень надеялся, что людей там нет.
   Они бежали отчаянно. Парк огромный, и понадобилось пятнадцать минут, чтобы достичь северной части. Но Денис не учел, что он не был в парке много лет. Перед ними высилась ограда.
   - Черт! Надо в обход.
   И они вновь побежали. Денис не бегал так никогда в жизни, но у него и не было причины так бежать. А сейчас у него было несколько сотен причин. Несколько сотен жизней совершенно неизвестных ему людей. И чтобы они жили, любили, дышали, были! Денис все ускорялся и ускорялся.
  
   Они выбежали на пустырь. Часы отсчитывали последние пять минут.
   Но как назло хоть и немного, но люди были. Кто-то растянулся на строительных балках, кто-то бродил босиком по траве.
   - Уходите. - голос Марго взорвался над ухом. - У нас бомба. Убегайте немедленно.
   Люди, наученные очень печальным опытом последних десятилетий, подхватились сразу. Пустырь опустел в считанные секунды.
   Марго и Денис устремились к строению - там взрывная волна может быть немного приостановлена тяжелыми балками.
   Они остановились у стены. Посмотрели друг на друга...
   Марго обвила руками шею Дениса. Циферблат смертоносных часов оказался перед глазами. Она не могла оторвать от них глаз...
   20, 19... Марго коротко вздохнула и приникла к губам Дениса...
  
   ...Марат сидел за столом, обхватив голову. Он не мог смотреть, как Советник застыл над экраном своего планшета. Марат был не идеален, но знать, что через несколько секунд из-за его уникальных способностей погибнут сотни людей - было непросто. Алина, не переставая, глушила коньяк, стоя у бара.
   Марат был в полном отупении. Час назад Советник зашел в кабинет и холодно объявил, кто он такой. Марат был раздавлен - посредник жил, работал у Марата под носом. И он, со всем этой своей хваленой психологией не раскусил гниду в своем доме.
   Советник смотрел на планшет. 15, 14, 13...мелькали цифры на экране. Он не отрывал от него взгляда, и...неожиданно планшет вылетел из пальцев. Чья-то грубая рука вывернула локоть и голова уперлась в толстый ковер.
   - Ну здравствуй, Советник. - раздался низкий голос.
   Советника подняли на ноги. Генерал Киселев тяжело смотрел на него.
   - Дайте мне планшет. Немедленно - пропищал чей-то голос.
   Протапов быстро поднял планшет и передал худенькому парнишке в белом халате, которого прихватил с собой Киселев.
   - Это не взрыватель! - заорал парнишка, только взглянув на экран. - Бомба была уже активирована. Она взорвется сама по себе. Код отмены! Пусть он скажет код отмены!!!
   Киселев выдернул пистолет и приставил его к виску Советника. Тот улыбался.
   Киселев глянул на Марата - у того от этого ледяного взгляда сжалось сердце.
   - Клянусь, я не знаю.
   Киселев резко сменил цель и выстрелил - Советник схватился за плечо, из которого тут же захлестала кровь.
   - Следующая - в висок. - отчеканил Киселев и передернул затвор.
   Советник заворожено смотрел, как палец Киселева медленно жмет на курок.
   - Хорошо-хорошо! - заорал он. - 172-277!
   Парнишка пробежался по экрану пальцами и планшет издал протяжный звук. Парнишка оттер пот рукавом, и развернул планшет.
   На экране застыли цифры "00:02".
   Киселев поставил пистолет на предохранитель, посмотрел в глаза Советнику, потом сложил пальцы в мощный кулак и вкатил его в мерзкое лицо со всей дури. Советник крякнул и обмяк в руках спецназовца. Медальон вылетел из распахнутой рубашки и заболтался на груди. Киселев пригляделся и сорвал его с шеи. Секунду он хмуро смотрел на него, а затем приблизил к губам.
   - Горный. Где бы ты ни был. Я найду тебя.
   Медальон упал на пол и раскрошился тысячью осколков под каблуком Киселева.
  
   ...Денис оторвался от Марго. Они с удивлением секунду смотрели друг на друга. Денис вкинул руку
   На циферблате застыли цифры "00:02".
   - Денни-и-и-и-и-и-ис!
   Через пустырь бежал Тарас, за ним еле поспевал Борис и Гоша. Денис смотрел, как друг, спотыкаясь, бежит к нему. Вдруг такая усталость накатила на тело, ноги подкосились и Денис упал на траву.
  
   А на выезде Каширского шоссе белый Рафик с надписью по борту "Музыкальные инструменты" был остановлен инспекторами ГИБДД. Водитель и его пассажир оказали сопротивление и были убиты при попытке к бегству.
  
   ...Марат шел к спецназовскому УАЗику. Он старался не смотреть в окна домиков к которым прилипли сотни лиц. У входов стояли бойцы спецназа, не давай прорваться послушникам. Охранники и старшие в рядок лежали на земле, упираясь лицами в каменные дорожки.
   Марат подошел к распахнутым дверям УАЗика. Киселев сделал приглашающий жест.
   - Прошу, Учитель. Надеюсь вам не надо говорить, что вы арестованы?
   - Вы ошибаетесь, генерал. - улыбнулся Марат. - Мы свободны. Вы разрешите обнять дочь - когда еще свидимся?
   Киселев махнул рукой. Алину вывели из полицейской машины. Она была трезва, словно и не пила сегодня ни капли. Подошла к отцу - она молча плакала.
   Марат положил ей руки на плечи, заглянул в глаза. Алина почему-то кивнула несколько раз, словно отвечала на немой вопрос отца. Марат коротко вздохнул и тихо проговорил...
   - 06...06...06.
   И они оба тут же упали на землю. Спецназовцы и полицейские засуетились, кто-то звал врача. Лишь Киселев не двигался с места. Для него все было очевидно: короткие шесть цифр кода смерти навсегда оборвали жизнь своего создателя.
   А Алина невидящим взором смотрела в высокое небо, а из уже мертвых глаз по щекам все еще катились прозрачные слезы...
  
   ...Генерал Киселев, Денис и Марго стояли у окна и смотрели, как речной трамвайчик бьет светом прожекторов по гладкой поверхности реки.
   - Замечательный отсюда вид! Ни за что не перееду в другое помещение. пока на пенсию не отправят, - Киселев обнял за плечи Марго и Дениса. - Может, чайку?
   - Спасибо, товарищ генерал, не откажусь, - улыбнулся Денис.
   - А мне, если можно - кофе, покрепче, - Марго протерла руками глаза.
   - Понял - понял, Рита. Бессонные ночи... Ничего, теперь отдохнешь. - Киселев улыбнулся, нажал на пульт, распорядился, чтобы принесли напитки.
   Он усадил Марго и Дениса за стол.
   - В общем, спасибо вам ребята! От меня лично, просто по-человечески.
   - Всегда готовы! - отрапортовал Денис, и с удовольствием отхлебнул ароматного чая. - А как там эти несчастные, товарищ генерал?
   - За общину не переживайте - наши спецы психологи с ними работают. Многие уже в себя пришли.
   Марго осушила до дна чашку кофе, заметно оживилась.
   - Товарищ генерал, а что - Горный? Он ведь не знал, что я пробралась в общину?
   - Конечно, нет. Если бы узнал - тут же информировал бы своего сообщника. И вы бы тут передо мной, возможно, уже не сидели
   - Господи, а я ведь чуть было ему не сообщила! - вскрикнула Марго. - У нас была договоренность: как выясню что-то конкретное - выйду на связь. Но я хотела еще собрать информацию...
   - Бог тебя отвел, Рита.
   - А где он сам?
   Киселев открыл сейф и выложил перед Марго цепочку с остатками медальона Советника. Марго пошарила пальцем по обломкам - тонко улыбнулась, кинув взгляд на Киселева.
   - Ну да, ну да.... Не сдержался. - Киселев смущенно пожал плечами. - Ребята из технического отдела чуть голову мне не откусили. Сказали - прекрасная работа. Подозревают, что разработка МАССАДа. Несколько лет назад у них чертежи похожих передатчиков украли. Но кто - до сих пор не знают.
   - Все ясно. - Марго оттолкнула остатки медальона. - Хозяева Горного его хорошо оснащали.
   Денис секунду молчал.
   - Получается, Горный услышал захват Советника и Учителя через эту фитюльку, и свалил?
   - Он для этого медальон на шею своего помощника и повесил. - Киселев прихлопнул ладонью о стол. - Отходной маневр. Что ни говори - Горный профи.
   - Но, скажите ради Христа, генерал? Как? В такой структуре, где все через мелкое сито... И... крот?!
   Взгляд Киселева похолодел. Денис мысленно чертыхнулся - ну вот кто его за язык тянул? Но к счастью, генерал был отходчив.
   - Идеален только Бог, капитан.
   Тут тренькнуло в компьютере - ВАМ ЭЛЕКТРОННОЕ ПИСЬМО.
   Киселев вздохнул
   - Ох, адская машина. Взгляни, Рита.
   Марго вскрыла письмо с приложенным файлом. Раскрыла приложение.
   На экране появилась заставка, и выплыло лицо Горного с довольной усмешкой.
   Все прильнули к экрану, с которого Горный заговорил.
   - Я обращаюсь к вам, господин генерал. Вы конечно, профессионал. Но вы меня недооценили. Вас терзает любопытство - как все это произошло? Я удовлетворю его, чтобы вы не мучились бессонными ночами.
   Итак, я, человек-легенда, уничтоживший самого Хасана, главаря Пророка, на самом деле десять лет работал на него. Вы удивлены? Ведь Хасан мертв? Нет, Хасан живее всех живых. И он тогда сделал мне предложение, от которого я не смог отказаться. Что я здесь имел, каждый день рискуя жизнью? Комнату в общаге и копеечную зарплату? Но я ведь стою много дороже, согласитесь, - Горный ухмыльнулся с экрана. - Ну, пришлось Хасану пожертвовать пальчиком и одним из своих смертников, сменить имя и собрать новую организацию - не велика плата за собственную жизнь. Труп смертника сожгли до тла, а пальчик я предъявил как вещдок.
   Пять лет я поставлял Хасану секретную информацию, а он мне щедро платил. Но потом Хасан стал сетовать, что сложно стало организовывать теракты - де, смертники южане и азиаты привлекают внимание в европейских странах. Хорошо бы иметь славян-камикадзе, которых не будут искать и не хватятся родные. И рассказал мне о Глазунове и его тесте - уникальном психоаналитике и гипнотизере, который владеет Центром, куда приходят одинокие, потерянные люди. И сказал, что за этим Глазуновым - должок. Потому что он когда-то насмерть сбил сына Хасана.
   Я проверил информацию по своим каналам, и узнал, что Марат Харитов занимается разработкой системы кодировки, которая дает возможность выполнять беспрекословные приказы. Это же лучше, чем накаченные наркотиками смертники - на наркоту сажать - нужно время, да и наркоманы - люди непредсказуемые.
   Более того: я устроил за Маратом слежку и выяснил: он - вдохновитель некоей секты, которая состоит из отбросов общества. И прежде чем идти к Глазунову, подставил в секту своего человека. Он пришел к Марату на прием, гол как сокол, мол - жить не хочу. Но Марат быстро разглядел в нем прекрасного организатора, и забрал к себе в общину. И мой человек за короткое время стал его правой рукой.
   Господин генерал, вы следите за мыслью? И вы, наконец, меня оценили? Если нет - слушайте дальше.
   Подготовив основательную базу, я пришел к Глазунову и раскрыл карты: требует с тебя Хасан должок. Хасану нужны славяне для терактов. Тот ахнул - откуда я их возьму? А я ему - про тестя, его код смерти и общину. А ежели ты этого делать не будешь, и ты, и твоя жена, и твоя дочь и тесть ляжете в одну могилу. От несчастного случая. Согласитесь - это был беспроигрышный вариант.
   Думаю, я, наконец, удовлетворил ваше любопытство.
   Ну, и наконец - о последних событиях. Я был в шоке, когда узнал, что Глазунов так глупо погиб от ножа какого-то вора. Такая нелепая накладка. Но дело надо было доделать - Хасан требовал пару кукол, и мое сообщение о том, что окружением Глазунова заинтересовался СОБТ, Хасана особо не напрягло - он сказал - это твоя проблема. И обещал за следующую пару баснословные деньги. И тут - вы даже не представляете! Я получил солидный аванс, очень солидный. И решил сыграть в последний раз, и - исчезнуть. Что, собственно, я и сделал. Я провел даже Хасана! Я всех переиграл! Ну согласитесь - я просто гений!
   Киселев нажал на пульт. Прокричал в микрофон.
   - Миша! Быстро ко мне в кабинет.
   А Горный снова ухмыльнулся с экрана, даже подмигнул.
   - Ну, пожалуй, этого достаточно, - интервью закончено, господин генерал. Вы конечно, спросите, почему я вам все рассказал? Да потому, что вы меня НИ-КОГ-ДА НЕ НАЙДЕТЕ!
   Парнишка в белом халате вбежал в кабинет, бросился к компьютеру. В этот момент экран погас. И все исчезло.
   - Да включи ты его! - Киселев навис над компьютерщиком. - Ты же все про эти адские машинки знаешь!
   - Пока не могу, товарищ генерал. Систему сожрал вирус. Вложение было заражено.
   - Восстановить сможешь?
   - Попробую.... - неуверенно произнес парнишка.
   Киселев треснул кулаком.
   - Вот ведь тварь! Хитрая тварь! Но я его все равно достану!
   Марго медленно подняла пакет с остатками медальона и задумчиво уставилась на него.
   - У МАССАДа, говорите, технологию сперли?... Есть у меня один коллега в израильской конторе..
   Киселев усмехнулся. Денис тут же понял их молчаливый диалог. Кажется, у Марго образовалось новое задание...
  
  

ЭПИЛОГ

  
   В небольшом уютном кафе за столиком в углу на диванчике, прижавшись друг к другу, сидели Лиза и Вася. Денис улыбался, глядя на них, и думал - вот ведь как все повернулась. Теперь этот парень, который чуть не вляпался в уголовщину - один из совладельцев автосервиса. Пусть маленького, на несколько машин, но ведь всего этого он добился сам. Набрал хороших мастеров, и сам пашет от зари до зари. И ничего, что Лизка уже диплом защитила, а Вася только поступил в автодорожный на вечернее, он оказался настойчивым, даже упертым. Он ее догонит. Настоящий мужик...
   Вася полез в карман, вытащил маленькую коробочку, извлек из нее кольцо, взял руку Лизы и аккуратно надел ей кольцо на палец.
   - Это - в честь нашей помолвки, - смущенно буркнул Вася.
   - Ой, спасибо! Красивое какое! - Лиза залюбовалась кольцом.
   У Дениса на миг дрогнуло сердце, он вспомнил, как когда-то вот так же надел кольцо на палец Лере... Ему стало грустно, но это была легкая грусть, а не мучительная, душераздирающая тоска, как прежде. Как же давно это было, казалось, в какой-то другой жизни. Ну, спасибо судьбе, что это было, и спасибо за то, что есть теперь.
   - Дэнь, ну, ты чего? - вывел его из задумчивости голос Лизы.
   Денис тут же широко улыбнулся, разлил в бокалы шампанское.
   - Ребята, я рад, так держать! Доверяю тебе сестру, Васька! Ну, а если что - сам знаешь...
   - Знаю, - буркнул Вася. - Да если что, если вдруг кто ее обидит - я сам с ним...
   - Не сомневаюсь! - Денис посмотрел на Лизу - пытливо и строго. - Надеюсь, Лизон, ты не поменяешь фамилию?
   Лиза зарделась и потупилась.
   - Я так и знал, - вздохнул Денис.
   - Ну ведь Марго - она же стала Лавровой! - перешла в атаку Лиза. - А почему мне...
   - Да можно тебе, всё можно, - улыбнулся Денис. - Я пошутил...
   Раздался звук заставки программы новостей. Денис оглянулся. Над барной стойкой висел телевизор, и бодрый диктор передавал блок новостей. Денис прислушался. И вдруг вскочил, поставил недопитый бокал, подошел к телевизору ближе и буквально прильнул к экрану.
   Корреспондент с экрана сообщал, что, наконец, была уничтожена террористическая группировка "Мударра", за которой много лет охотились спецслужбы всего мира, а также ее главарь Алиб Али, известный прежде под именем Хасан...
   Денис широко улыбнулся и вернулся за столик к ребятам.
   - Все в порядке? - тревожно взглянула на брата Лиза.
   - Всё отлично.
   - А где Марго? - осторожно спросил Вася.
   Денис коротко вздохнул.
   - Работает...Но, думаю, что теперь скоро приедет.
   Денис поднял свой бокал, на котором отчетливо виднелось широкое обручальное кольцо.
   - За любовь и счастье!
   - И за Марго! - воскликнула Лиза.
   "Храни тебя Господь, любимая... Где бы ты не была" - беззвучно прошептал Денис.
  
   ...Красивые пальмы и экзотические цветы окружали роскошную виллу. Перед виллой развалился в шезлонге мужчина в шортах и больших солнцезащитных очках. Он с наслаждением слушал легкий шелест волн, смотрел сквозь деревья, как белые гребешки накатывают на пустынный золотистый песчаный берег... Он наблюдал, как яркие разноцветные птицы невероятной красоты неторопливо порхают с ветки на ветку...
   Вот к шезлонгу приблизилась шикарная девица в купальнике и легкой накидке, смуглая, почти темнокожая, из-под соломенной шляпки выбивались пряди роскошных черных кудрей... Она катила маленький столик с коктейлями и льдом. Лицо ее тоже скрывали большие темные очки...
   Мужчина оживился, хохотнул, ущипнул девицу за попу, и плюх - к себе на колени! Красивая рука девицы, обвешанная браслетами, протянула мужчине бокал... Он с жадностью осушил его до дна...
   Девица повернулась к мужчине лицом, сняла очки, стянула парик, распахнула накидку. Он вскрикнул, уставился на маленький серебряный медальон, висевший на цепочке на шее девицы, лицо исказилось ужасом...
   - Как самочувствие, товарищ полковник? - с усмешкой спросила Марго.
   Но полковник Горный уже не мог ей ответить - он только прохрипел, и замер, откинувшись в шезлонге. И уже мертвым взглядом смотрел в бескрайнее синее-синее небо, куда взмыла стая экзотических птиц, сделала пару кругов, и растворилось в прозрачной дымке облаков....
   А Марго поднесла к губам медальон.
   - Товарищ генерал... Задание выполнено.
   январь 2011 - август 2016 гг
   КОНЕЦ
  
  
  
  
  
  
  
  

4

  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик) Т.Ильясов "Знамение. Начало"(Постапокалипсис) А.Субботина "Проклятие для Обреченного"(Любовное фэнтези) О.Миронова "Межгалактическая любовь"(Постапокалипсис) Л.Джонсон "Колдунья"(Боевое фэнтези) В.Кей "У Безумия тоже есть цвет "(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"