Шердан: другие произведения.

Страж времен

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Оценка: 3.57*33  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    "Ложный патриотизм не должен закрывать глаза на наши промахи и неудачи. Больше и лучше любит свое отечество тот, кто имеет дух раскрывать ему его ошибки и недостатки". Адмирал И.Ф. Лихачев.

  Стражѣ временѣ.
  
  
  Глава 1. Занималась алая заря.
  
  
   Темнота. Ничего не видно, ничего не слышно. Ощущение чего-то огромного и колоссального рядом.
   - Здравствуйте. Вы способны адекватно воспринимать действительность? - информация просто возникла в голове без звука, без голоса, но при этом оставляя ощущение вкрадчивого шепота идущего со всех сторон.
   - Кто вы?! Где я?! Что со мной?!
   - Ближайшее по значению название моей профессии Демиург-Стажер. Очень приблизительное обозначение, в вашем языке просто отсутствуют необходимые понятия, - ощущение снисходительной улыбки.
   - Сейчас вы находитесь в осознанном бессознательном состоянии. Это наиболее приемлемый способ для общения со мной. Часть процессов вашего организма искусственно угнетена во избежание шока при контакте с высшим разумом.
   - Я сплю? - какой интересный сон, однако мне снится.
   - Да. Сон наиболее приемлемый способ для общения со мной.
  Остроумный сон. Ну что же, продолжим.
   - Что вы от меня хотите?
   - Ты обладаешь нужными способностями, владеешь необходимой информацией и достаточно замотивирован для выполнения нужной миссии.
   - Какой миссии?
  Молчание.
   - Группа людей из вашего пространственно-временного континуума была перемещена в другой континуум. В результате их воздействия природные характеристики континуума начали изменяться, пока незначительно, но анализ показывает, что процесс вскоре примет лавинообразный характер и с большой долей вероятности скоро закончится уничтожением или уменьшением численности и деградацией человеческой популяции в данном континууме. Я предлагаю вам сбалансировать воздействие и минимизировать последствия вмешательства.
   - Почему вы не можете вмешаться сами?
   - В силу объективных причин. Попытка вмешательства сущности моего порядка на физическом плане может привести к планетарной катастрофе. Кроме того, непосредственное вмешательство не приветствуется, другими ... подобными мне существами.
   - Погодите, - я ухватился за обмолвку, - вы сказали, что они были перемещены. Другим Демиургом? Могут быть другие группы?
   - Подобные действия могут быть совершены только сущностями моего уровня, - согласился невидимый собеседник. - Другие группы существуют, но они находятся в других пространственно-временных континуумах. С ними работают другие сотрудники.
  - Куда они попали и что делают? Ну, мои соотечественники ...
  - 1903 год по наиболее распространенной на Земле шкале летоисчисления. Воздействие на исторические события.
  - На какие именно? Русско-японская война, Первая русская революция, создание Антанты, Марокканский кризис?
  Возникло ощущение глубокого удовлетворения собеседника. Чем-то он был очень доволен.
  - Первое, но последствия затронут всё перечисленное.
  - Японцы хотят её выиграть с ещё более разгромным счетом?
  - Нет. Воздействие оказывается группой представителей вашего этноса. Они желают изменить результат конфликта, доступ к материальным ресурсам и социальный климат в государственном образовании вашего этноса.
   - Погодите! Вы хотите сказать, что группа моих соотечественников желает выиграть русско-японскую войну и предотвратить революции в России?
   - Да.
   - И вы предлагаете мне предотвратить это?!
   - Да.
   Я немного подумал. Предложение интересное, но с подвохом. Хотя это же сон.
   - Что вы говорили про уничтожение континуума?
   - Предпринимаемые меры с большой долей вероятности приведут к образованию двух сверхдоминант на планете и их конфликту с последующим взаимным уничтожением.
   - Сверхдержавы?
   - Да.
   - Россия и США?
   - Нет. Ядром для сверхдоминант будут являться Германия и США.
   Уточнять, уверено ли беседующее со мной существо в своих словах не стал. Раз говорит, значит уверено. Ему виднее. В конце концов, это всего лишь сон. Очень странный сон.
   - Способ вмешательства?
   - На ваше усмотрение с некоторыми объективными ограничениями.
   - Какими?
   - Воздействие может оказываться исключительно местными силами и средствами.
   - А как же первая группа?
   - Они соблюдают это условие. В их распоряжении только информация и незначительное количество технических устройств. Оружие отсутствует.
   - Причины запрета?
   Молчание.
   - Соглашение между демиургами.
   - Что будет, если я откажусь?
   - Я обращусь с данным предложением к следующему в списке кандидату.
   - Хм..., - чего бы ещё такого спросить.
   - Мне будет стерта память в случае отказа?
   - Нет. Общение в осознанном бессознательном с большой долей вероятности не будет зафиксировано после выхода из этого состояния. Вы сами все забудете.
  Я задумался. Странный сон. Но почему не поиграть дальше?
   - Я согласен, но у меня есть ещё вопросы, - ничего не поделаешь, я всегда был редкостным занудой.
   Голос молчал, как бы предлагая задавать их.
   - Работа пожизненная или как?
   - После устранения воздействия вы можете вернуться в свой пространственно-временной континуум, остаться или продолжить сотрудничество в других континуумах.
   - Мое сознание можно перенести в тело аборигена?
   - Да.
   - Я буду обладать его памятью?
   - Да.
   - Мне можно вложить дополнительные знания? История, география, техника? Информация о моих противниках?
   - Нет.
   - Почему?
   - При обмене информацией между сущностями разного уровня страдает более слабый. При различии уровня развития в несколько порядков последует гибель или утрата адекватности.
   Перегорю, значит, как бытовой электроприбор при скачке напряжения.
   - А почему тогда можно осуществить перенос сознания?
   - С содержанием переносимой сущности и её памятью никаких действий не производится. Оно берется целиком, как оно есть. Сознание аборигена искусственно подавляется, оставляя его память доступной на органическом носителе.
   - Повышение характеристик органического носителя возможно?
   - Нет. Но после пересадки новой сущности биологические процессы организма в течение некоторого промежутка времени будут активизированы.
   - Ускоренный обмен веществ, повышенная регенерация и реакция?
   - Да.
   - Сколько это будет продолжаться?
   - В зависимости от внешних факторов от пятнадцати земных суток до ста.
   - В случае согласия, я могу взять несколько дней на подготовку?
   - Нет.
  Спрашивать почему я не стал.
   - Дату переноса можно выбрать?
   - В допустимых рядом объективных факторах пределах. Не ранее 03 января 1904 года по вашему летоисчислению.
   - Хм. Ну, тогда всё. Я готов.
   - Имя и идентифицирующие данные аборигена.
   - Адмирал Хэйхатиро Того. 03 января 1904 года.
   - ...
  - Твою ..., - тупо сказал я, глядя на гравюру с горой Фудзияма на стене.
  
  * * *
  Говорят, хождение взад-вперед раздражает людей, но это мой дом, мой кабинет и вообще я тут один. А думается мне так лучше.
  Я-то думал, что это сон!!! И действовал соответственно. Ну, пожелал глюк во сне отправить меня спасать Землю, я и согласился. А тут всё по-настоящему! Даже не спросил кто мне противостоит.
  Я в теле адмирала Хэйхатиро Того, главнокомандующего Японским Императорским Флотом. Который готовится напасть через несколько дней на Российский Императорский Флот, вернее, на его Тихоокеанскую эскадру.
   Так! Давай рассуждать логически. Передо мной стоит вопрос - помочь выиграть войну царю Николаю или Японии и решить это нужно быстро.
   На столе лежат донесения разведки. Картина на будущем театре военных действий нерадостная. Не иначе мои оппоненты сразу дошли до царя и были крайне убедительны, потому что ничем иным такой размах изменений не объяснить.
   Вице-адмирал Макаров уже месяц как прибыл в Порт-Артур, генерал Кондратенко назначен главнокомандующим на Ляодунском полуострове, цесаревич Михаил Романов командует полевой армией.
  Царская эскадра проводит непрерывные маневры и учебные стрельбы, форты и батареи Порт-Артура и Владивостока спешно достраиваются, флот и армия увеличиваются - вчера в гавань Дальнего должен был войти отряд адмирала Вирениуса. А в японском флоте уже не будет двух броненосных крейсеров-'гарибальдийцев', перекупленных здесь Россией. Несостоявшиеся 'Ниссин' и 'Кассуга' уже в Кронштадте, осваиваются командами. А броненосцы-"сортиры" в пути туда о чем радостно сообщает пресса. Единоверная Греция пожелала выкупить "Вакканто" и "Оккупанто", что вызвало настоящую панику в Стамбуле, но турки быстро успокоились. Сделка была фиктивной, греки выступили посредниками и броненосцы английской постройки ушли в Россию. Плюс несколько легких, они же бронепалубные, крейсеров прикупленных царскими представителями в разных странах. Но это на общем фоне почти мелочь.
   Работы на строящихся кораблях ведутся в три смены, причем на Балтике и на Черном море, что навевает мрачные подозрения. Турецкие паши любят взятки, да и султан не откажется расширить гарем ... запросто могут пропустить за бакшиш царский флот через черноморские проливы.
  В Чемульпо вместо крейсера 'Варяг' и канонерской лодки 'Кореец' тусуется одна канонерка. А по недостроенному Транссибу идут и идут эшелоны с войсками и припасами.
   Хорошо хоть Владивостокский отряд крейсеров не притащили в Артур. Хотя, возможно, это связано с какими-то работами, на них ведутся. Уж не установка ли дополнительных крупнокалиберных орудий? Наверняка.
   По донесениям из Европы Россия уже сделала за границей огромные заказы на снаряды, патроны и оружие. Резко увеличены закупки станкового пулемета 'максим' в Великобритании и ручных пулеметов 'мадсен' в Дании. Своих пулеметов в России пока нет, хотя английскими специалистами в Туле уже ведутся работы по строительству завода.
   Короче - полная жопа. Конкуренты развернулись вовсю. И это ведь только вершина айсберга. Ну и как в таких условиях Японии выигрывать войну?!
   Давай рассуждать логически. Что бы ты сам посоветовал Макарову на месте попаданцев?
  
   Глава 2. Утро японской казни.
  
   Ночь на 27 января 1904г. Желтое море.
   У вахтенного итто-хэйсо лицо невозмутимо как у статуи Будды в кумирне, но чувствуется, что происходящее ему не нравится. Ну да, толпа сонных и галдящих словно птицы гайдзинов, которые периодически прихлебывают для сугреву, на палубе флагмана Японского Императорского Флота - это не повод для восторгов.
   - Господин адмирал, зачем вы нас разбудили? Учения начнутся с утра! - журналист бесцеремонен как все янки.
   - Новый день уже начался Лондон-сана. Сегодня мы репетируем отражение ночной атаки миноносцев.
   - А нельзя ли это было сделать попозже? - это уже французский атташе.
   От необходимости отвечать меня избавил грохот взрыва и огромный фонтан воды, вставший у борта.
   Утром я мрачно смотрел на царского представителя. Господин Русин стоял передо мной, уткнувшись глазами в палубу, а за его спиной возбужденно переговаривались представители великих держав, спешно приглашенных на маневры и свора журналистов. Сенсация!
   Повод для возбуждения стоял у борта броненосца, изрядно покоцанный, и лежал в лазарете, стонущий и ругающийся. В основном на русском матерном.
   - Ну и как это понимать, господин военный представитель Российской Империи? - начал я патетическую речь. По-японски естественно. На английском было бы удобнее для пиара, но ситуация обязывает. Гости перебьются переводом.
  - Нападение без объявления войны, без повода, на военные корабли Японской Империи, мирно проводившие маневры..., - холода в голосе побольше. Я самурай или кто?
  Журналисты алчно строчили в блокнотах. На некоторых гостях были повязки и пластырь, что явно добавляло труженикам пера рвения.
   - Только чудо уберегло вверенные мне корабли от гибели...
   Чудо называлось противоторпедные сети. Вкупе с сегментными снарядами главного калибра и готовой к бою противоминной артиллерией это помогло отбить первую, самую страшную атаку царских миноносцев.
  Всполохи выстрелов торпедных аппаратов и вспышки орудий, трассы пулемётных очередей со всех сторон... Мысль устроить провокацию сразу перестала казаться такой умной как вначале.
  Миноносцы мало того, что напали со всех сторон практически одновременно, так ещё и задействовали артиллерию и пулеметы . Казалось бы - что сделают бронированным гигантам эти пукалки? Краску поцарапают?
  Вот только когда шрапнель и осколки буквально сметают с палуб расчеты орудий, а пулеметная очередь вдруг упирается прямо в мостик, начинаешь критически относится к собственной гениальности. Зажигательные пули даже устроили на кораблях парочку пожаров.
  - Я буду молить Божественного Микадо позволить мне обрушить меч священной мести ...
  Судя по докладам командиров кораблей, было уничтожено, по меньшей мере, два десятка миноносцев, но я в это совершенно не верил. Больше чем на войне врут только на охоте и рыбалке.
  Пленными подтверждено потопление одного корабля и ещё один - тот, что стоит у борта, лишился хода, половины команды и был взят на абордаж паровыми катерами и шлюпками. Несостоявшаяся легенда Российского Императорского Флота - "Стерегущий". Как уже доложили, команда при захвате 'проявила истинно самурайскую доблесть' и оказала яростное сопротивление, но их задавили числом. Захвачены трофеи. Остальные миноносцы в лучшем случае получили повреждения и рассеялись по Желтому морю.
  Но как бы то ни было - нападение состоялось!
  Собственно на это я и рассчитывал, объявляясь накануне предполагаемой атаки у островов Эллиота с включенными ходовыми огнями, чтобы точно не пропустили. Слишком велик был соблазн потрепать Японский Императорский Флот и захватить инициативу на море.
   Формально Макаров был бы в своем праве - атака японских миноносцев на стоящие на рейде Порт-Артура броненосцы уже должна была состояться. Очень быстрый ответ должен был продемонстрировать всему миру боеспособность и мощь Российского Императорского Флота. Но никакой атаки не произошло. Миноносцы флота Восходящего Солнца были оставлены в корейской гавани Мозампо и тому есть масса свидетелей.
   После этого оперативный ответ мгновенно превратился в гнусное и подлое нападение огромной России на маленькую беззащитную Японию. К вящему восторгу мировой общественности и оппозиции в Российской Империи.
  Не зря, не зря царь так отчаянно сопротивлялся попыткам генералов и адмиралов начать развертывание армии и флота до нападения японцев. Пусть Николай II и был не самым умным человеком, но и он и его дипломаты понимали, чем это может закончиться, в отличие от прямолинейных и незамысловатых вояк.
  Оружие вещь такая - может выстрелить в любой момент! А репутация значит много.
  Уже много позже выяснилось, что сработала случайность. Макаров и его иномирные советники подстраховались в меру своего разумения. На нескольких миноносцах были установлены новенькие ламповые радиопередатчики. После появления японских миноносцев у Порт-Артура в эфир должна была уйти радиограмма с "добро" на атаку. Достаточно неплохой и разумный план поломала случайность. Один из царских миноносцев из-за забарахлившей машины отстал от отряда и командир не придумал ничего умнее как вернуться. Из-за соображений секретности всех деталей плана он не знал и нервы артиллерийских наводчиков в ожидании японской атаки стоящих наготове у сотен орудий во внимание не принял. Миноносец со всей командой затонул через несколько секунд после появления в прицелах, комендоры береговых батарей и кораблей продолжили исступленно палить в темноту, а в эфир ушла радиограмма с "добро" на атаку. Разобрались только утром, но было уже поздно.
  
  ***
  Канонерская лодка 'Кореец' медленно двигалась к выходу из корейского порта Чемульпо. Капитан 2-го ранга Беляев смотрел как в неверном свете карбидных фонарей матросы закрепляли якорную цепь и вспоминал напутственные слова вице-адмирала Макарова.
  - Григорий Павлович! Вам предстоит выполнить важное и опасное задание, от которого зависит исход войны! У нас есть совершенно достоверные сведения, - при этих словах вице-адмирал покосился на неприметного человечка в штатском в углу кабинета, - что Японская империя в ближайшие недели, скорее всего 27 января совершит нападение на Россию. Уж очень им не нраву концессии советника Безобразова в Корее. Корейский порт Чемульпо - это на данный момент единственное удобное для высадки на континенте японской армии. Все остальные порты имеют лишь вспомогательное значение, не оборудованы, к ним нет нормальных дорог. Но это всё дела сухопутные. Жизненно необходимо лишить японцев хоть на время такой удобной базы. На 'Кореец' будут погружены якорные мины заграждения, которые вам надлежит после получения известия о начале войны с Японией, установить в Чемульпо. Японцы, вне всякого сомнения, понимают важность Чемульпо и направят туда эскадру, которая попытается вам помешать. - Макаров помолчал. - Риск очень велик. Из соображений секретности мы не можем набрать добровольцев и 'охотников' как это обычно делается в таких случаях, поэтому нижние чины до поры до времени не должны ничего знать. Вы готовы выполнить это задание?
  Беляев без особых раздумий согласился. Для командира маленькой устаревшей канонерки на далекой окраине империи не так уж много шансов отличиться и сделать успешную карьеру.
  Лязгнул в последний металл и команда разбежалась местам, установленным боевым расписанием. Из обещанных в штабе полчищ японских кораблей в наличии был пока лишь один устаревший крейсер 'Чиода', мирно ржавевший на якоре уже вторую неделю. Обычный стационер, который демонстрирует туземцам флаг и присутствие державы. Таких в Чемульпо скопился чуть ли не десяток - русские, англичане, французы, итальянцы, американцы, японцы ... Правда на внешнем рейде бросили якорь три японских транспорта - вероятно с авангардом армии вторжения. Эта информация была в данных царской разведки. Ни провокаций, ни высадки японцы пока не начинали. Хотя ещё 9 января стало известно о секретном предписании японского консула поставщикам в порту снабжать русские корабли на рейде, невзирая на политические обстоятельства и даже в случае войны .
  Но полчаса назад по радиотелеграфу пришла шифрограмма. Началось! Порт-Артур атакован японцами, идет бой.
  Ну что же - война так война! На снявшийся с якоря 'Кореец' никто в порту не обратил внимание. Ну, уходят русские ночью и что? Благо огни Беляев предусмотрительно приказал не гасить. Ушедший в море корабль - для порта абсолютно нормально, а вот нарушение установленного порядка тайком крадущейся в темноте канонеркой могло и насторожить кого-то.
  Мерно стучала паровая машина, из трубы канонерки струился невидимый в ночи дым. Поднимаемые полиспастом из трюма на специальных поддонах с колесиками морские мины матросы подтаскивали к корме и сбрасывали одну за другой. Под приглушенные маты 'рогатая смерть' шумно плюхалась в мутную воду.
  У нескольких мин тросы-минрепы, удерживающие оружие на якоре были свернуты несколько раз и прихвачены посередине цинковой проволокой. Хитро придумано - через несколько недель, когда японцы уже выловят мины и будут активно использовать порт, цинк окислится, проволока лопнет и мина всплывет со дна. И хорошо если не прямо под каким-то невезучим кораблем.
  Канонерка несколько раз слегка изменила курс - нечего вытягивать минное заграждение в цепочку, пусть японцы помучаются. Штурман старательно чертил карандашом по карте, занося примерные координаты минного поля.
  Последняя! Беляев выдохнул. Японцы на 'Чиоде' не подавали признаков жизни и это было хорошо. Сражаться пусть и с устаревшим, но броненосным крейсером канонерка не могла по определению. А уж с минами на палубе ... достаточно было одного-единственного снаряда, чтобы превратить корабль даже не в куски - в пар.
  А теперь - домой, в Артур! За наградами и почестями за образцовое выполнение задания! Или ... Беляев задумчиво посмотрел на огоньки японских транспортов.
  'Действуйте дерзко, действуйте с выдумкой! Проявляйте инициативу!' - вспомнил он слова вице-адмирала Макарова на совещании командиров кораблей, посвященном вопросам тактики. Три транспорта - это несколько тысяч японских солдат, десятки орудий, сотни тонн боеприпасов, амуниции и продовольствия. Не разумнее ли их уничтожить сейчас? Тем более что охраны нет вообще и резвиться можно совершенно безнаказанно. Когда ещё представится такой удобный случай? После такой победы царь не поскупится на ордена и звания для героев. А крейсер отгорожен минами, которые уже должны были встать на боевой взвод. Даже если 'Чиода' каким-то чудом и выйдет из порта, то ловить канонерку в темноте по мелям - гиблое дело.
  - Атакуем транспорты!
  Первый - темная громада, подсвеченная бортовыми огнями и огоньками иллюминаторов. Даже без бинокля было видно как по палубе и надстройкам перемещаются толпы японцев. Торпеда угодила прямо в середину корпуса и у борта обреченного корабля встал фонтан огня и воды. По ушам ударил грохот взрыва.
  -Ура-а-а! - завопила команда.
  - Огонь!
  Стреляло всё - от крупнокалиберных 203 мм орудий, сделавших честь любому броненосному крейсеру, до противоминных пушек, ожесточенно плевавшихся бронебойными снарядами. У дульца пулемета плясало и билось пламя. Последняя новинка - бронебойно-зажигательные и трассирующие пули непрерывным потоком обрушивались на противника. Матросы, не занятые у орудий и механизмов заняли места у фальшборта, на надстройке, мачтах и обстреливали противника из винтовок.
  - Лево руля!
  Канонерка словно голодная акула описывала дугу вокруг беззащитных транспортов - Беляев подставлял противника под огонь кормовой шестидюймовки. Шквальный огонь делал свое дело - корабли были окутаны паром и дымом, подсвеченными изнутри огнем пожаров. По палубам пароходов метались люди, некоторые прыгали в ледяную воду.
  Один из транспортов сорвало с якорей и теперь он под градом снарядов и пуль дрейфовал по течению, охваченный пламенем и окутанный дымом.
  - Ура-а-а!
  Григорий Павлович тоже подался общему азарту и расстрелял в сторону противника барабан 'нагана'.
  Идиллия закончилась, когда канлодка почти завершила круг вокруг избиваемых транспортов. Корпус содрогнулся от удара, под днищем раздался скрип, некоторые офицеры и нижние чины не удержались на ногах. Пулемет мгновенно захлебнулся, стрельба из пушек прекратилась, а на мостик прилетела, лязгнув штыком, упущенная кем-то на мачте винтовка.
  - Задели дном отмель!
  - Доложить о повреждениях!
  Из трюма сообщили, что есть течь, но слабая. Запустили помпы. Канонерка продолжила движение, обстрел транспортов возобновился, но Беляев уже решил, что хорошего помаленьку и пора уходить.
  - Достаточно! Япошки уже тонут. Возвращаемся в Порт-Артур.
  Канонерка двинулась на запад. Кормовое орудие выпустило несколько последних снарядов в сторону транспортов и умолкло. Поэтому во внезапно наступившей тишине особенно четко был слышен гул взрыва. Все уставились в сторону Чемульпо, пытаясь понять что там произошло.
  - Вероятно, 'Чиода' попробовал выйти и подорвался, - выразил общее мнение штурман.
  - Ура-а-а! - снова загремело над волнами.
  ***
  Я стоял на мостике своего флагманского броненосца 'Микаса' и смотрел в сторону берега. Из воды торчали мачты и трубы утопленных кораблей, а примерно в миле, на отмели чернел изрешеченный и порядком обгоревший корпус парохода. Приплыли.
  Этого я не хотел... Нет, честно, именно ЭТОГО не хотел. Хотя, что там - я именно затем и отправил на рейд Чемульпо три старых парохода, набитых обитателями трущоб, портовых кварталов и даже бандитами. Этих хотя бы не было жаль. Но вот остальные пассажиры и команды попали по полной. Ну не ожидал я ТАКОЙ бойни!
  Замысел-то был изначально какой - устроить провокацию, чтобы обеспечить сочувствие хотя бы части общественности во всем мире, пристальное внимание за соблюдением Женевских конвенций и сплотить нацию перед тяжелейшей войной. Отдал приказ 'почистить порты'. Наловили, кто подвернулся под руку, объявили им, что их переселяют в Корею, запихнули на транспорты. Максимум, что я предполагал, это краткий обстрел с предельной дистанции при прорыве канонерки. Нескольких случайных попаданий в гражданские суда более чем хватило бы для шумихи.
  Но я, именно я, недооценил, не сумел угадать действия царских офицеров. А крейсер 'Чиода' имел приказ не атаковать первым до получения известия о начале войны и не помешал 'Корейцу' выйти в море. Только когда началась стрельба, на крейсере сообразили, что происходит, бросились на помощь ... и подорвались на мине. Крейсер уцелел - царские мины имеют сравнительно небольшой заряд слабой взрывчатки, но командир 'Чиоды' Мураками Какуити решил, что он во всем виноват и сделал себе харакири раньше, чем я успел запретить.
  Итог - около тысячи погибших, из них четверть женщины и дети. Это останется на моей совести до конца дней. Уцелело всего несколько десятков человек на транспорте, который выбросило течением на отмель. Ещё временно заблокирован порт и поврежден устаревший крейсер, но это уже мелочь. Которая меня, однако, устраивает. Надеюсь, теперь мне не будут мешать...
  Остается только сделать так, чтобы гибель этих людей не стала напрасной и бесполезной.
  ***
  Пресса во всем мире кроме России неистовствовала. Газеты с кричащими заголовками 'Бойня в Чемульпо!', 'Капитан российской канонерки застрелился от невыносимого позора', 'Царь выразил сожаление и приказал начать расследование', 'Нападение без объявления войны' раскупались как горячие пирожки.
  Действия Российского Императорского Флота, так или иначе, осудили все правительства, более-менее значимые персоны и венценосные особы.
  Даже король Черногории Никола, которому Россия регулярно передавала немалые суммы на 'освободительную борьбу', выразил печаль 'излишне резкими действиями Тихоокеанского флота'.
  Некоторые русофобски настроенные депутаты английского парламента даже заговорили о санкциях и эмбарго против России, но их инициативы были сурово одернуты сверху. Решение о выдаче царю перед войной с Японией английских кредитов и военные заказы согласовывалось на самом высоком уровне и не каким-то народным избранникам по чину вмешиваться в высокую политику.
  'Ястребам' пришлось удовольствоваться тем, что японский канцлер маркиз Ито вечером следующего дня вручил российскому послу ноту, в которой в изысканнейших дипломатических выражениях сообщалось, что после вероломного нападения на корабли японского военного и торгового флота, владыка Империи Восходящего Солнца микадо Муцухито имеет честь объявить он и Николай II, император и самодержец Всероссийский, Московский, Киевский, Владимирский, Новгородский; царь Казанский, царь Астраханский, царь Польский, царь Сибирский, царь Херсонеса Таврического, царь Грузинский; государь Псковский и великий князь Смоленский, Литовский, Волынский, Подольский и Финляндский; князь Эстляндский, Лифляндский, Курляндский и Семигальский, Самогитский, Белостокский, Корельский, Тверский, Югорский, Пермский, Вятский, Болгарский и иных; государь и великий князь Новагорода низовския земли́, Черниговский, Рязанский, Полотский, Ростовский, Ярославский, Белозерский, Удорский, Обдорский, Кондийский, Витебский, Мстиславский и всея северныя страны́ повелитель; и государь Иверския, Карталинския и Кабардинския земли́ и области Арменския; Черкасских и Горских князей и иных наследный государь и обладатель, государь Туркестанский; наследник Норвежский, герцог Шлезвиг-Голштейнский, Стормарнский, Дитмарсенский и Ольденбургский и прочая, и прочая, и прочая отныне находятся в состоянии войны.
  В России же шум вокруг 'Чемульпинского инцидента' был быстро погашен тисками цензуры и массовыми арестами болтунов 'за пропаганду в пользу врага'. Но неприятный осадочек, особенно среди флотских офицеров и интеллигенции остался. Закономерным последствием стала 'транспортобоязнь' боевых офицеров и опасение слишком резких действий при задержании и досмотре торговых японских кораблей и судов нейтралов.
  ***
  Да, сакэ это вам не водка. И вкус так себе, на любителя. Никогда не был сторонником утопления проблемы в спирте. Да и не действовало на меня почему-то. Нет, пьянеть - пьянел, а вот легче не становилось. Может мало пил?! Да и вылакать этого рисового пойла нужно немало. Виски что-ли нахлебаться? У Того, вернее уже у меня, есть - память об учебе в Англии. Британцы люди чопорные до невозможности, но тоже люди. Приятель, тогда ещё не капитан, Гэлсуорси как-то по-пьяни поведал темному азиату который его внимательно слушал, что почти все - 'Слышишь? Почти все!' - строгие и чопорные викторианские леди выходят замуж (ха-ха) уже беременными . 'Главное - чтобы все выглядело прилично!' Так. Куда-то не туда понесло. И не поговоришь ни с кем по-человечески, одни япоши вокруг.
  Я с чего попробовал напиться? Понял что вляпались по полной. И я, и японцы, и наши.
  С самого начала крутился как белка в колесе, на одном адреналине, а через неделю выдалась свободная минутка и меня осенило. Не получится спустить войну на тормозах, как я сначала намеревался, и завершить дело почетной ничьей.
  Та шайка-лейка из-за которой меня сюда направили, явно не дилетанты, судя по размаху и направленности изменений. В военной сфере во всяком случае. Ну что может помнить обычный житель начала 21 века о том, что было 100 лет назад? Ну царь, ну крейсер 'Варяг', ну Ленин, ну революция.
  А они словно к Первой Мировой войне готовятся. Или готовятся?
  Я ведь с чего решил, что победа Японии будет меньшим злом для России? Не потому что мне 'дядя' сказал, не-е-ет.
  И не потому, что читал, как даже царские генералы признавали, что не будь поражения в русско-японской войне, Россию в Первой мировой войне порвали бы в клочья.
  И не потому, что революция 1905 года которую спровоцировали позорные поражения царской армии и флота в русско-японской, заставила царя и дворян поменьше издеваться над простым народом.
  А потому что Россией и Японией мир не ограничивается. Сейчас в мире два военных союза: царская Россия-Франция (будущая 'Антанта') и Германия-Австрия-Италия. Австрия не та, что у нас, которую и на карте не сразу найдешь, а прежняя, которая половину Восточной и Южной Европы занимала.
  Но самые главные в 1904 году - англичане. У них и деньги, и ресурсы, и колонии по всему миру. Половина Африки, Канада, Австралия, Новая Зеландия, Индия, Сингапур, Гонконг - всё это сейчас принадлежит британцам. И у них военный союз с Японией.
  Если царская Россия побьет Японию, то поссорится с Англией. А если Англия будет воевать против царской России или хотя займет нейтральную позицию в назревающей Первой мировой войне, то немцы нас завоюют без всякого Гитлера.
  Россия в одиночку или в союзе с Францией против Германской империи, Австро-Венгерской империи и Османской империи не устоит.
  Даже если каким-то чудом врагов удастся остановить, то тяготы войны неизбежно столкнут страну в хаос революции как это и произошло в нашем мире. Основная масса русских рабочих и крестьян даже в благополучные годы балансирует на грани выживания. И нет никакого единства в русском обществе как во время Великой Отечественной войны.
  За что сражаться рабочим и крестьянам? За сверхприбыли латифундистов и фабрикантов на которых приходится пахать по 12-14 часов в сутки за гроши, которые ещё и не платят? А протесты обманутых людей беспощадно подавляют войсками.
  За надменных аристократов, которые 'сиволапых' и за людей-то не считают?
  За инородцев, которые не подлежат призыву и отсиживаются в тылу, пока русские мужики миллионами гибнут на фронте?
  За попов из Священного Синода - царского министерства по делам религии? Эти чиновники в рясах только бородами трясли и ставили жирными пальцами свечки за упокой душ крестьянских детишек, умерших от голода и болезней. Даже официальная царская статистика признавала, что до 5 лет доживал только один из трех детей! 'На всё божья воля, на всё божья воля!'. А церкви в это время ломились от золота, серебра, драгоценных камней и всякого антиквариата, накопленных за столетия. Сотой доли всех этих богатств, хватило бы, чтобы спасти миллионы жизней! А как только голодные крестьяне начинали растаскивать зерно из поместий, с амвонов церквей тут же начинали вопить: 'Не сметь, это частная собственность!'.
  Щаз! Это все равно как в моё время бросить клич: 'Вперед народ, умрите за сверхприбыли олигархов!'. Многие ли бросятся жертвовать своей жизнью за Прохорова или Чубайса?!
  Договорится с Германской империей? Мы уже пробовали и не раз. Во время войн с Наполеоном немцы нас предали, во время Крымской войны - предали, во время русско-турецкой войны про которую фильм 'Турецкий гамбит' сняли - предали. А что было 22 июня 1941, а? Вообще без объявления войны напали, сволочи.
  И даже во время русско-японской войны, якобы дружественные России немцы разместили у себя толпу японских шпионов. Вон у меня весь стол их донесениями завален. Да что там. Когда царь Николашка был в гостях у германского императора Вильгельма, то секретные царские телеграммы с приказами войскам с немецкого телеграфа несли сразу самураям. А наши генералы потом удивлялись - откуда японцы всё узнают раньше, чем русское командование?
  Несмотря на все эти фокусы и две мировые войны, в которых немцы воевали против нас, союз с Германией против остального западного мира превратился в настоящую идею-фикс у некоторых моих современников. Эти 'патриоты' договорились до того, что нужно было покорно отдать немцам всё, что они потребуют и даже превратиться в немецкую полуколонию, лишь бы не воевать с Рейхом и избежать революции.
  Император Николай II и так долго колебался на чьей стороне быть, а уж после того, как попаданцы ему нарассказывают сказок о 'предательстве' союзников, Антанта точно не появится. Есть, конечно, надежда на здравый смысл попаданцев и российской верхушки, но очень слабая. После этого появление Германии-европейского гегемона неизбежно. Годом раньше, годом позже...
  То существо, что меня законопатило на эту каторгу, тоже считало именно так.
  Подняться нам никто не даст. Немцы не дураки выращивать у себя в тылу конкурента. Сильная Россия никому не нужна. Сначала превратят в сырьевой придаток Германии и рынок сбыта немецких товаров, затем немецкая колонизация южнорусских земель, новый план 'Ост' - нацизм в Рейхе уже начинает расцветать, 200 или даже 300 граммов настоящего баварского пива каждому остарбайтеру на день рождения рейхсканцлера.
  А в конце концов это 'счастье' снесут американские атомные бомбы.
  Я хочу чтобы так произошло? Нет, не хочу.
   Значит пусть всё идет, как шло, пусть произойдет революция, пусть всю эту зажравшуюся и деградировавшую верхушку перестреляют и выгонят из страны большевики.
  Больной зуб не всегда можно вылечить, иногда только вырвать. С хрустом, с болью, с кровью, но другого выхода иногда просто не бывает.
  ***
  Сасебо. Главная база японского военного флота. Зал совещаний высшего военного руководства Японии.
  А здесь ничего так, уютненько, несмотря на собранные тесемками строгие зелёные шторы 'под европу' и непременный портрет Микадо.
  На стенах и столе карты Дальнего Востока, графики, планы, таблицы. На официальном совещании это не требуется, но я подстраховался. Вдруг придется доказывать свою точку зрения?!
  От этого собрания зависит судьба этой проклятой войны и планеты.
  - Итак ***, что вы можете нам сообщить после изучения захваченного русского дестроера и опроса пленных?
  Поднялся мой начальник штаба***.
  'Стерегущий' сразу после боя был отправлен на буксире с хорошей охраной в Японию и теперь озвучивались доклады специалистов которые успели осмотреть трофей и опросить военнопленных. Лучше бы конечно, через недельку-другую, но войну России объявили всего пару часов назад и командирам нужно знать, с чем они могут столкнуться. А то их будут убивать, а они делать круглые глаза и удивленно спрашивать друг друга - а что это такое происходит?!
  Я-то в общем, примерно представлял, что можно было найти на царском миноносце после того как над ним потрудились шаловливые ручки попаданцев.
  Но вот прочие японские адмиралы и генералы - на присутствии армейцев пришлось настоять, пребывали в состоянии полного офигения, хотя старательно не показывали этого.
  Компактная радиотелеграфная установка с предположительной дальностью в несколько сотен миль. Повреждена, но с ней сейчас разбираются и пытаются повторить. Это смешно для нас, привыкших к сотовым и Интернету. Но не для людей, которым искровой беспроволочный телеграф с дальностью в несколько километров уже невероятное чудо научной мысли. Теперь царское командование будет иметь информацию о состоянии на театре военных действий практически в режиме реального времени.
  Непонятный прибор, напоминающий компас, но работающий независимо от наличия рядом железа. Я так понял, что это гирокомпас. После того как стали строить железные корабли, компаса на них врали как у нас политики. Из-за этого погибла куча судов. Теперь у Российской Империи есть компаса, которые не врут. Не ГЛОНАСС, конечно, но тоже ничего себе.
  Ещё один странный прибор, но на этот раз разбитый вдребезги. Предположительно - продвинутый электромеханический вычислитель для артиллеристов, доисторический предок компьютера. Калькуляторов пока нет и долго ещё не будет.
  Новые затворы на орудиях, позволяющие обеспечить повышенную скорострельность.
  Новая мощная взрывчатка в снарядах на трофейном миноносце и торпедах, парочка из которых запуталась в противоминных сетях и не взорвалась. Химики уже озадачены. Тротил, гексоген?
  Очень необычный взрыватель в той торпеде, что зацепилась за самый край противоминной сети. Специально приказал нарастить и то едва хватило. Слишком глубоко шла - походу в днище броненосца метили. Если взрыватель магнитный, торпеде достаточно и не попадать в корпус судна, для активации хватит рядом пройти. Остальное сделает гидродинамический удар от взрыва.
  Новые прицелы, позволяющие обеспечить повышенную точность.
  Ночная оптика.
  Бронебойные, зажигательные и трассирующие пули для пулеметов.
  Дымовые шашки.
  Гидрофон - прибор для улавливания звуков винтов кораблей под водой.
  Приборы беспламенной стрельбы торпедами, которые в свою очередь имеют запредельную дальность и скорость. Теперь царские миноносцы смогут подкрадываться в ночи к кораблям и топить их с безопасного расстояния.
  Честное слово, даже я почувствовал себя неуютно.
  И Япония собралась воевать против страны оснащенной всем этим? Куда смотрела разведка?
  Глава разведки в лучших японских традициях заявил, что ему нет прощения, он подвел Божественного Микадо и готов сделать харакири.
  Ага, щаз! Он, значит, ножом по пузу и в мир иной, а мы тут воюй! Тоже, нашелся, любитель лёгких путей. На харакири наложили запрет и велели работать лучше.
  А под конец я толкнул речь.
  - Российская Империя неимоверно превосходит Японию по территории, численности населения, армии, флота и размерам золотого запаса. Если раньше мы считали, что имеем превосходство хотя бы в технике и выучке личного состава, то теперь эти надежды развеялись. И пусть новой техники у России пока не так много, производство её уже налажено. И каждый день, каждый час увеличивает мощь Российского Императорского Флота! Сейчас у нас есть некоторое превосходство в численности армии и флота на театре военных действий, но это всё что мы имеем, а царь легко выставит ещё хоть десяток армий и парочку флотов. К его услугам вся финансовая и промышленная мощь Европы и Северо-Американских Соединенных Штатов. Если Япония получила взаймы от банкиров жалкие миллионы, то царь гребёт золото миллиардами. Его армию и флот вооружают лучшие заводы Европы. Средний русский солдат превосходит среднего сына Ямато по весу в 2 раза, а по силе в 5 раз. Никакая самурайская доблесть не спасет Японию, когда бесчисленные армии царя Николая, сытые, отлично обученные и вооруженные лучшим европейским оружием прибудут в Маньжурию!
  Я обвёл свирепым (ну так мне казалось) взором генералов и адмиралов. Кто-то в ярости (ну как же, посмел усомниться в их доблести), кто-то напуган, но большинство ждет продолжения.
  - Кто-то может обвинить меня в том, что я не нанес внезапный удар по царскому флоту, как это планировалось изначально, а предпочел устроить провокацию! Внезапный удар?! Вы видели все эти новинки. Не говоря уже о том, что Тихоокеанский флот последние месяцы старался ночевать в портах, а когда крупные корабли оставались на внешнем рейде Порт-Артура, их прикрывали сетевыми, боновыми и минными заграждениями, а в открытом море постоянно дежурили миноносцы. Сунься японский флот под Порт-Артур, он там бы там остался навсегда. Нас ждали. И теперь это совершенно ясно!
  Прежний план войны никуда не годится. Японскую Империю и честь нашего Императора может спасти только одно - наступление! Быстрое и яростное, с направления, на котором нас не ожидают. У нас нет времени высаживать армию в Корее, а затем тащиться через весь полуостров и половину Китая. Высадимся здесь!
  Я подошел к карте на стене и показал место.
  Все запереглядывались.
  - Но вражеские миноносцы и их оружие... русский флот не будет бездействовать...
  Я усмехнулся.
  ***
  Порт-Артур. Штаб Тихоокеанского флота.
  
  - ... да как такое вообще могло произойти! Как вы это допустили?! Вы понимаете, какой нанесен репутации матушки-России? Российский флот опозорен! Нас называют убийцами детей!
  Высшие офицеры флота на брань Наместника Алексеева только опускали глаза.
  - Км, - прокашлялся вице-адмирал Макаров, - вины ничьей в произошедшем нет. Всему причиной всего лишь невероятное совпадение обстоятельств.
  Взгляды большинства присутствующих с надеждой обратились на командующего.
  - Что вы говорите Степан Осипович! И какие это обстоятельства? Это вы, именно вы настояли на этой атаке миноносцев в ответ на якобы готовящееся нападение Японии. И вот посмотрите что получилось! А я ведь предупреждал Государя Императора об авантюрности этой вашей затеи.
  - У нас имелась совершенно достоверная информация, что японцы 27 января готовят нападение, - набычился Макаров, - и нахождение эскадры Того у островов Эллиота тому подтверждение.
  - Да что там - вы же получали сообщение, что 20 января военно-морские атташе Германии и Франции обратились в Главный Морской Штаб за разрешением присутствовать в будущих боях с Японией на кораблях русской эскадры. А командир немецкого крейсера 'Ганза' во время визита, желал успеха в войне с японцами .
  - Тогда почему нападение не состоялось? - саркастически осведомился Наместник.
  - Мы предполагаем, что японцы от своих шпионов узнали о готовящемся ответе на их подлое нападение, - осторожно начал начальник штаба контр-адмирал Молас, - и решили воспользоваться ситуацией, чтобы представить всё так, будто именно они являются невинной жертвой.
  - И им это удалось, - проворчал Наместник, - что скажет господин жандарм?
  Упитанный господин в голубом мундире поморщился. Жандармов традиционно не любили и презирали все военные, начиная с лощеных дворян-офицеров и заканчивая последним новобранцем из деревни.
  - Мы работаем, - уклончиво ответил он, - у нас есть некоторые зацепки. Подробностей сообщить пока не могу, но хочу заметить, что нашей работе старательно ставятся препоны.
  - Вы своей работой нанесли эскадре больший вред, чем японцы, - взорвался адмирал Макаров. - У меня весь стол завален жалобами командиров кораблей. Аресты, допросы, угрозы, избиения нижних чинов, требования писать доносы на своих товарищей и офицеров. Команды волнуются, рабочие бузят.
  Жандарм уставился на Макарова холодными голубыми глазами.
  - Мы выполняем свою работу, порученную нам Государем Императором, - процедил он сквозь зубы, - а ваши подчиненные всячески препятствуют нам в этом. Два дня назад во время ареста на броненосце 'Ослябя' трех заговорщиков, один из офицеров угрожал нам револьвером, а команда попыталась отбить арестованных. Пришлось вызвать казаков с 'мадсенами', чтобы усмирить мерзавцев. Если вы не можете держать своих подчиненных в руках, то, что вы вообще здесь делаете?
  Макаров побагровел. Лица присутствовавших на совещании флотских офицеров разом стали враждебными.
  - Вы арестовали по вздорным обвинениям на кораблях и берегу уже больше двухсот человек и если бы не офицеры, арестовали бы ещё больше. И это при том, что некомплект нижних чинов-специалистов составляет артиллерийских унтер-офицеров и комендоров 1/10 от требуемого числа, старших кондукторов и гальванеров (электриков) 1/3, минеров 1/5 ! Выселены все китайцы! Где в Артуре взять русскую прислугу? Офицерам приходится привлекать нижних чинов. Уже сейчас на некоторых кораблях не хватает людей, а некоторые работы по ремонту и переоборудованию полностью остановились ...
  - Это наглая ложь, - возмутился жандарм, - никто этих китайцев не трогал. Мы действительно арестовали несколько десятков человек по подозрению в шпионаже, но остальные разбежались сами.
  - Бах! - хлопнул ладонью по столу Наместник.
  - Хватит! Вопросы взаимодействия флота и Корпуса жандармов обсудим в другое время. Перейдем к теме совещания.
  Поднялся контр-адмирал Молас.
  - Потеряно 7 судов - 5 эсминцев и 2 миноносца. Эсминец 'Властный' потоплен на рейде Порт-Артура...
  Щека вице-адмирала Макарова дернулась. Сам старый миноносник, он болезненно переносил потери.
  - Как это вообще могло случиться? - зарычал Наместник.
  - Подробности неизвестны. Из команды эсминца никто не выжил, установки беспроволочного телеграфа на нем не было, поэтому мы можем только предполагать, что случилось. Скорее всего, эсминец отстал из-за неполадки в машине и Вердеревский решил вернуться в Порт-Артур. Или ошибся в счислении и сам не заметил, как оказался у крепости. Командам кораблей, стоявших на рейде, уже было сообщено, что сегодня ожидается нападение японцев и как только наводчики обнаружили эсминец, началась всеобщая стрельба. Одновременно с нескольких постов наблюдения и кораблей поступили сообщения об атакующих японских миноносцах.
  - Нами арестовано несколько низших чинов, виновных в открытии стрельбы без приказа, - добавил жандарм. - Они подозреваются в сговоре с японскими шпионами, но пока не сознались.
  - Да какой там сговор, - поморщился начальник штаба, - обычная ошибка. И постарайтесь не усердствовать господин жандарм, а то после ваших допросов матросы отправляются прямо в госпиталь. У нас не так много грамотных наводчиков.
  - Почему не проводилось патрулирования?
  - Два эсминца, находившиеся в дозоре, ничего не заметили .
  - Что с остальными кораблями?
  Молас начал перечислять.
  - Эсминец 'Выносливый' потоплен японцами во время атаки. Эсминец 'Стерегущий' получил повреждение, потерял ход и был взят самураями на абордаж, об этом известно из газет. Эсминец 'Внимательный' получив повреждения, вылетел на камни и был оставлен командой. Команда пешком добралась до Дальнего. Эсминец 'Внушительный' и миноносец ? 201 пропали без вести.
  - Как без вести? - оторопел Наместник.
  - Предполагаем, что во время боя они получили повреждения и не смогли уйти от японских бронепалубных крейсеров, которые подошли утром к месту сражения. Миноносец ? 206 был атакован крейсером 'Нийтака', но оторвался от преследования. К эсминцам 'Грозовой' и 'Бдительный' японцы пытались приблизиться, но ушли при появлении наших крейсеров. Миноносец ? 208 затонул при столкновении с эсминцем 'Бесшумный'. Кроме них столкнулись ещё 2 эсминца и 2 миноносца. Повреждения от огня противника в той или иной мере имеют все корабли, участвовавшие в атаке. Погибло или пропало без вести 35 офицеров и 411 нижних чинов.
  - Сколько миноносцев могут выйти в море? - желчно поинтересовался Наместник.
  - Прямо сейчас, - ответил за подчиненного адмирал Макаров, - 4 контрминоносца, 3 миноносца и 2 минных крейсера. Через неделю-другую отремонтируем почти все уцелевшие эсминцы.
  - Если нам не помешает господин жандарм, - не удержался от шпильки командир броненосца 'Ретвизан' Щенснович.
  Тот только зыркнул исподлобья.
  - Можно отозвать из Владивостока четыре отправленных туда взамен номерных миноносцев истребителя, - предложил контр-адмирал Старк.
  - Считаю, в этом нет нужды, - возразил контр-адмирал Вирен, - в Японском море они будут полезнее. Владивостокскому отряду крейсеров нужна поддержка минных сил. А номерные миноносцы имеют ничтожную дальность и плохую мореходность.
  - Что с новым вооружением и приборами? - задал волнующий всех офицеров вопрос контр-адмирал Рейценштейн. - Почти все, что успело поступить, установили на миноносцы перед атакой. Часть уничтожена в бою, часть придется снять для оснащения крейсеров и броненосцев.
  Макаров помрачнел.
  - Новые партии стараются направлять на Тихий океан по мере изготовления и поступления из-за границы. На Балтике и Черном море тоже желают новых игрушек, а возможностей и связей у них хватает. И обучаться на чем-то тоже надо. И нашего извечного бардака тоже хватает.
  - Ладно, что привезут, то привезут, а нет - и так побьем самурайку! - хвастливо заявил Великий Князь Кирилл, известный выпивоха и бузотёр. Макарову недавно пришлось лично потребовать от этого представителя царской семейки, принесения извинений заслуженному адмиралу Иессену которого обнаглевший от безнаказанности Романов прилюдно поносил последними словами. Кирилл извиняться лично не стал, ограничился запиской .
  Избавиться от своры высокородных аристократов, притащившихся на запах войны с Японией за халявными чинами и орденами, тихо мечтал весь флот от вице-адмирала Макарова до последнего матросика. Дела они не знали, самомнением обладали невероятным, а огромные связи и родственники не позволяли от них избавиться без веской причины. Первое время они усиленно обживали рестораны и бордели, но после того как на Ляодунском полуострове был введено военное положение и выселены все азиаты, развлекаться стало сложно. Притоны и опиекурильни закрылись, девицы разбежались, да и начальство построжело.
  Теперь трезвые и, как следствие, очень недовольные молодые дворянчики шлялись по кораблям и крепости, докапываясь к нижним чинам и нижестоящим по званию офицерам. Зрелище юного мажора, орущего и брызгающего слюной на убеленного сединами заслуженного офицера, стало почти привычным в Порт-Артуре. Избитых и покалеченных солдат и матросов никто даже не считал.
  Все надеялись, что с началом военных действий эта шушера переберется в Харбин, Владивосток или вообще вернется в Санкт-Петербург, хвастаться 'боевыми' наградами на балах.
  Наместник и тот поморщился.
  - Какие дальнейшие планы действий, раз не удалось уничтожить эскадру Того у островов Эллиота?
  - Будем вести крейсерские операции, атаковать транспорты с войсками, идущие в Корею, - пожал плечами Макаров. - Согласно сообщениям прессы и официальным заявлениям японцев у них повреждены 2 броненосца и 1 броненосный крейсер. С 4 броненосцами и 5 броненосными крейсерами адмирал Того не рискнет на открытый бой. У нас 5 эскадренных броненосцев, 3 быстроходных броненосца II класса и 1 броненосный крейсер. Силы равны. И во Владивостоке у нас ещё 3 броненосных крейсера, которые японцам оставлять без внимания нельзя. После завершения реконструкции они смогут встретиться в бою с броненосными крейсерами адмирала Камимуры, хотя это и нежелательно.
  - И что, по-вашему, предпримут японцы, пока не отремонтируют корабли?
  - Будут чистить от мин Чемульпо - Беляев все-таки выполнил боевую задачу.
  Лица у всех офицеров приняли кислое выражение.
  - Попробуют накидать мин у Порт-Артура и Владивостока, весьма вероятны попытки обстрела крепостей с дальней дистанции, - продолжил Макаров. - Будут ловить наши крейсера у берегов Японии и Кореи, могут все же атаковать Порт-Артур и Дальний своими миноносцами...
  - Это весьма вероятно, - кивнул Наместник, - для этих дикарей не ответить на удар - потерять лицо. Ущерб чести, пфе! Пусть наши суперистребители 'Новик' и 'Боярин' будут готовы. Умоем япошек кровью, пусть зарекутся показываться в окрестностях Артура!
  - Самое опасное - это если японцы установят блокаду наших портов на дальних подступах, - возразил начальник порта, - угля для кораблей маловато и в основном это мусорный, который годится только для отопления на стоянке. Боевого кардифа очень немного.
  - А что вы хотели? - взорвался он, увидев, какими взглядами на него смотрят офицеры. - Каждый выход в море на тренировку, это сотни тонн угля, а если выходит вся эскадра, то и тысячи. Откуда их взять? Заказы иностранным компаниям были сделаны, но количество доступных угольщиков и готовых к продаже запасов угля ограничено. Кроме нас есть и другие клиенты, сделавшие заказы. Оплачивать упущенную выгоду, штрафы, пени и урон деловой репутации поставщиков наши чиновники не желают. Вот и пришлось тратить запасы. Если продовольствие ещё можно найти в Китае и Приамурье, то уголь - только морем.
  - Мы разберемся, - пообещал жандарм.
  - Вы уже разобрались, - окрысился начальник порта. - Из-за вашей дурацкой подозрительности из числа поставщиков были исключены английские компании, а разгрузка угля и прочих припасов производится в Дальнем. Откуда их приходится перетаскивать в Артур силами солдат, матросов и всех кого найдем. Потому что азиатов, которые делали всю черную работу, вы тоже всех выселили как возможных шпионов.
  - Великобритания - союзник Японии в этой войне, а китайцы и корейцы ненадежны, среди них полно японских агентов, - нахмурился жандарм. - Мы действуем в соответствии с Высочайшим Повелением Государя-Императора.
  - Вы преувеличиваете, - возразил командир крейсера 2 ранга 'Забияка' капитан второго ранга Лебедев, - когда мы были в Чифу, нас посетил один британец. Он сообщил о затеваемых японцами планах нападения на Россию в недалеком будущем, в частности на Порт-Артур. Этот джентльмен утверждал, что нападение это будет неожиданным и состоится до официального объявления войны. Он привез с собой кипу карт и фотографий, с точным обозначением японских замыслов блокады нашего побережья, указанием опорных пунктов, складов для военного материала, угля, временных мастерских и прочего .
  -Почему мне об этом неизвестно? - возмутился Макаров.
  - Мною и графом Кайзерлингом был подан об этом событии доклад в канцелярию Наместника.
  Жандарм метнул быстрый взгляд исподлобья на Алексеева.
  - Никто не собирается вас осуждать за выполнение своего долга, - поспешно заговорил Наместник, - но излишнее ... рвение ваших подчиненных наносит ущерб военной готовности. Нижние чины вместо того, чтобы заниматься строевой подготовкой или драить палубы, сутками делают бог весть что. Таскают тяжести, месят раствор, долбят камень, пилят бревна. Их внешний вид после этого не соответствует никаким уставам и даже под ружье мерзавцев не поставишь - падают в обморок как какие-то кисейные барышни. Гауптвахты переполнены, это для нарушителей уже не наказание, а отдых. Приходится пороть сволочей. Вы уж помягше как-нибудь. А то и впрямь придется питаться сухарями и чумизой.
  Все сдержанно засмеялись.
  - Ну, а пока это время не наступило - приглашаю вас на обед! Сегодня будет похлебка из рябчиков с пармезаном и каштанами и говяжья небная часть с гарниром из трюфелей.
  ***
  А тем временем по бесчисленным городам и селам Российской Империи распространялся и зачитывался Манифест императора о войне с Японией.
  'Божией поспешествующей милостью Мы, Николай Вторый Император и самодержец Всероссийский, Московский, Киевский, Владимирский, Новгородский; Царь Казанский, Царь Астраханский, Царь Польский, Царь Сибирский, Царь Херсониса Таврического, Царь Грузинский, Государь Псковский, и Великий Князь Смоленский, Литовский, Волынский, Подольский и Финляндский; Князь Эстляндский, Лифляндский, Курляндский и Семигальский, Самогитский, Белостокский, Карельский, Тверской, Югорский, Пермский, Вятский, Болгарский и иных; Государь и Великий Князь Новгорода низовские земли, Черниговский, Рязанский, Полотский, Ростовский, Ярославский, Белозерский, Удорский, Обдорский, Кондийский, Витебский, Мстиславский и всея северной страны Повелитель; и Государь Иберский и Карталинския и Кабардинския земля и области Арменские; Черскасских и Горских Князей и иных наследных Государь и Обладатель; Государь Туркестанский; Наследник Норвежский, Герцог Шлезвиг-Голстинский, Стормарнский, Дитмарсенский и Ольденбургский, и прочая, и прочая и прочая.
  Объявляем всем Нашим верным подданным:
  В заботах о сохранении дорогого сердцу Нашему мира, Нами были приложены все усилия для упрочения спокойствия на Дальнем Востоке. В сих миролюбивых целях Мы изъявили согласие на предложенный японским правительством пересмотр существовавших между обеими Империями соглашений по корейским делам. Возбужденные по сему предмету переговоры не были, однако, приведены к окончанию, и Япония, не выждав даже получения последних ответных предложений Правительства Нашего, известила о прекращении переговоров и разрыве дипломатических сношений с Россией.
  Не предуведомив о том, что перерыв таких сношений знаменует собой открытие военных действий японское правительство отдало приказ своему флоту внезапно атаковать Нашу эскадру, стоявшую на рейде крепости Порт-Артур.
  По получении о сем донесении Наместника Нашего на Дальнем Востоке, Мы тотчас же повелели вооруженною силою ответить на вызов Японии.
  Объявляя о таковом решении Нашем, Мы с непоколебимою верою в помощь Всевышнего и в твердом уповании на единодушную готовность всех верных Наших подданных встать вместе с Нами на защиту Отечества, призываем благословление Божие на доблестные Наши войска армии и флота.
  Дан в Санкт-Петербурге в двадцать седьмой день января в лето от Рождества Христова тысяча девятьсот четвертое, Царствование же Нашего в десятое.
   Николай'.
  Общественность Российской Империи после обращения Императора забурлила.
  Дворяне и купцы, пылая верноподданническим рвением и правильно понимая ненавязчивые намёки сверху, устраивали по всей России и даже за границей, на курортах Баден-Бадена и Ниццы, патриотические приемы и собрания. На светских сборищах элита империи пила 'за нашу победу' шампанское и под музыку рассуждала о будущей войне, великой роли России в деле защиты 'белой расы' от 'желтой угрозы' и дальнейшей судьбе Японии после неизбежного поражения.
  Предполагалось после победы взыскать с японцев огромную контрибуцию для оплаты военных расходов России, вывезти заводы и вообще всё ценное, угнать в Россию весь уцелевший военный и торговый флот, самые удобные и выгодно расположенные острова забрать себе, а остальные выгодно продать на аукционе тому, кто больше заплатит.
  Актеры и певцы давали специальные 'патриотические' представления и даже несравненная балерина Кшесинская станцевала для бесстрашной гвардии Его Императорского Величества перед отправкой на войну. А новая песня 'Вставай страна огромная' в исполнении знаменитого Шаляпина мгновенно стала невероятно популярной и модной. Но и помимо неё вдруг откуда-то появилось огромное количество новых, крайне необычных песен и стихов ранее неизвестных талантливых авторов.
  В храмах повсеместно проводились торжественные богослужения за победу русского оружия, с амвонов зачитывались Высочайше Одобренные проповеди с разъяснением пастве текущего момента. Наряду с 'япошками' в ряды врагов Православного Воинства и Матушки-Рассеи были зачислены 'англичанка', 'америкашки', 'сицилисты', 'бонбисты' и прочие революционные смутьяны. Також окутанные дымами благовоний священнослужители призывали 'не пожалеть живота своего' в борьбе с многочисленными 'шпиенами' и 'подлыми предателями'.
  На многочисленных 'стихийных' собраниях и митингах, проводившихся чиновниками, владельцами фабрик и даже помещиками, с различными вариациями повторялось то же самое.
  Жару истерии всеобщей шпиономании добавляли газетчики и писаки. Страницы газет, книг и брошюр буквально истекали ядом и ненавистью по отношению к японцам, их 'англо-американским хозяевам' и 'пособникам' внутри страны.
  По уверениям пишущей братии 'эти средневековые варвары' обожали пытать пленных, которым распарывали животы и пожирали ещё теплую человеческую печень на ещё живых людей и просто мечтали дойти до Урала. Журналисты радостно смаковали и пересказывали байки про некие миллионы золотом, якобы выделенные 'мировой закулисой' революционерам и бунтовщикам, про то, как развратничают и пьянствуют вожди бунтовщиков в Швейцарии и Франции, про то как недавно этих 'злодеев' настигла 'за грехи их' 'кара божья'.
  В витринах магазинов ярко пестрели лубочные картинки. На некоторых огромный казак со свирепой ухмылкой сек нагайкой маленького, испуганно вопящего японца; на другой картинке живописалось, 'как русский матрос разбил японцу нос', - по плачущему лицу японца текла кровь, зубы дождем сыпались в синие волны. На других маленькие 'макаки' извивались под сапожищами огромного медведя в шароварах и косоворотке.
  Одновременно с традиционным народным творчеством густо расклеивались напечатанные типографским способом черно-бело-красные листовки - с сурового вида женщиной зовущей на войну; бородатым солдатом в папахе, вопрошающим: 'А ты записался добровольцем!?'; 'Смерть японским оккупантам!' и другие, выглядевшие на общем фоне странно и чужеродно.
  Любые попытки многочисленной оппозиции и даже монархистов вякнуть что-то, хоть в малости не соответствующее официальной линии давились с невероятной ранее жестокостью.
  Такой невероятный напор не мог не дать последствий.
  Весьма смутно представлявшие международную обстановку некоторые крестьяне, рабочие-сезонники и городские низы делали весьма логичный на их взгляд вывод, что Россия воюет не только с Японией, но также с Англией и Северо-Американскими Соединенными Штатами.
  Патриотично настроенный и просто примазавшийся люд весело громил лавки английских и вообще иностранных товаров, дубасил подвернувшихся под руку англичан, шотландцев, немцев и почему-то евреев. Серия прокатившихся еврейских погромов вызвала очередной шквал критики в заграничной прессе, что только уверило общественность, что дело тут нечисто. С японцами в Российской Империи было весьма напряженно, поэтому воодушевленная речами ораторов и поддержкой властей толпа азартно хватала и лупцевала всех на них похожих. Попытки побиваемых сопротивляться только разжигали ярость.
  Власти, вскоре сообразившие, что допущен некоторый перебор с агитацией, вяло пытались урезонить возбужденную толпу и остановить бегство из страны многочисленных иностранных специалистов.
  Несмотря на напор пропаганды с добровольцами обстояло сложно. Если некоторые дворяне и разночинцы все же записывались в армию, то основная масса рабочих и крестьян только хмурилась и озадаченно чесала в затылках. На носу посевная, да и кто семьи кормить будет?
  Объявленный призыв в Императорскую Армию нескольких возрастов был встречен проклятьями. По городам и деревням стояли плач и стоны. Здесь и там вспыхивали короткие, быстрые драмы. У одного призванного заводского рабочего была жена с пороком сердца и пятеро ребят; когда пришла повестка о призыве, с женою от волнения и горя сделался паралич сердца, и она тут же умерла; муж поглядел на труп, на ребят, пошел в сарай и повесился. Другой призванный, вдовец с тремя детьми, плакал и кричал в присутствии: 'А с ребятами что мне делать? Научите, покажите!.. Ведь они тут без меня с голоду передохнут!'
  Он как сумасшедший, вопил и тряс в воздухе кулаком. Потом вдруг замолк, ушел домой, зарубил топором своих детей и воротился. - Ну, теперь берите! Свои дела я справил.
  Его арестовали.
  Многие крестьяне чтобы не идти в армию сознательно калечились или ударялись в бега. Новобранцев приходилось сопровождать конными отрядами казаков, чтобы не разбежались. А на общину за каждого бегунца накладывались большие штрафы, круговой порукой вынуждая следить за односельчанами.
  Разворачиваемые из бригад и полков корпуса почти целиком состояли из запасных солдат, у которых с дисциплиной и готовностью воевать было скверно, а вот желания побузить, более чем достаточно. Города, в которых стояли такие части, все время жили в страхе и трепете.
  Буйные толпы призванных солдат шатались по улицам, грабили прохожих и разносили казенные винные лавки. Они говорили: "Пускай под суд отдают, - все равно помирать!"
  Спешно формируемые военно-полевые суды и жандармские команды свирепствовали, но разом переломить ситуацию не могли.
  Грозный 'паровой каток' армии Российской Империи которого никто в мире никогда не видел, но все заочно боялись, начал пробуксовывать ещё до того как тронулся с места. Но все-таки тронулся и постепенно стал набирать ход.
  
  ***
  15 февраля 1904г.
  Ледяной ветер бьет в лицо. На мостике броненосца холодно, но я все равно стою, вцепившись в поручни мостика, и разглядываю армаду. А ведь это только часть флота. Через годы об этом моменте будут рассказывать легенды и враки, а сейчас мне как-то стрёмно. Прав ли я, поставив всё на один удар? Сам-то ладно, а вот знать, что в результате твоей ошибки могут погибнуть десятки тысяч, а в случае провала миссии вообще миллиарды это неописуемо.
  Теоретик блин. Не, а что делать? Единственное чем можно утешиться, так это известной фразой что 'дилетанты построили Ноев ковчег, а профессионалы - 'Титаник'. И вообще, не знаешь что делать - атакуй! Так вроде бы говорят самураи. А Суворов говорил: 'Удивить - врага победить!'. Ну, вот я и удивляю.
  По правому борту броненосца колонна транспортов с армией вторжения. Впереди - 'завеса' из легких и вспомогательных крейсеров. Действуют парами, в пределах видимости. Иногда вместо второго корабля придана пара эсминцев. Если что - обнаружат опасность и предупредят флот даже ценой своей гибели.
  Все встречные корабли нейтралов перехватываются и идут с нами. С претензиями - в министерство финансов Империи Восходящего Солнца. Тайна превыше всего. Понятно, что такое не утаишь, но даже несколько часов форы это немало. На севере кораблей будет уже поменьше.
  Мысленно стал перебирать сделанное. На тот случай если меня снесет с мостика шальной снаряд или несчастный случай.
  Специальным приказом я продавил выход в море транспортов с войсками только в составе конвоя с охранением. Пришлось долго настаивать и доказывать, хотя сам был не уверен в целесообразности такого шага. Но достаточно одного крейсера, а то и вообще ржавого парохода вооруженными древними пушками чтобы пустить на дно отлично вооруженную и обученную войсковую часть.
  Японское море пришлось вообще исключить из маршрутов перевозок. Владельцам рыболовецких судов и компаний рекомендовано временно перебраться на восточное побережье Японских островов. Обещано содействие властей, бесплатные стоянки и вода. Теперь броненосным крейсерам из Владивостока придется или топить рыбачьи лодчонки или идти через проливы. А из всего четыре - Цусимский на юге, Сангарский и Лаперузов на востоке и Татарский на севере между Сахалином и материком. Перекрывать Татарский пока не нужно - там сейчас лёд, да и возможности нет, а вот на остальные повешен крепкий замок.
  Патрули, мины у берега, береговые батареи, система оповещения. Нет, если ВОК ломанется полным составом, пройдет, конечно, но вот царский вспомогательный крейсер или захваченный транспорт с призовой командой враз отловят. Теоретически.
  Гадские рейдеры себя уже проявили, хотя и не в тех масштабах, что я боялся.
  Все началось с патрульной канонерки в районе Осаки в день 'чемульпинского инцидента'. Капитан, выполняя приказ, решил проверить показавшийся ему подозрительным торговый корабль под английским флагом. Ему повезло, что для лишней тренировки погнал матросов к орудиям. Поэтому когда транспорт внезапно огрызнулся огнем и на его мачте взвился Андреевский флаг, канонерка сумела ответить и даже вроде бы добилась попаданий. Во всяком случае, вооруженный транспорт удрал, не добив жертву. А может просто испугался, что противнику придёт помощь.
  Спешно поднятый по тревоге флот - я приказал вывести в море всё, что имелось под рукой, досмотрел несколько десятков кораблей и выловил целых два рейдера. Оба оказали яростное сопротивление. Один после долгого и упорного боя затоптал легкий крейсер 'Акаси' которому теперь требуется ремонт, а другой словил шальной снаряд во время преследования и взорвался. Не иначе нёс морские мины заграждения для установки близ портов. Выживших в обоих случаях не было ни одного.
  Сколько ещё вспомогательных крейсеров шляется по прибрежным водам и торговым путям?
  Единственное, что радует - у царской России нехватка офицеров и грамотных специалистов даже для имеющихся военных кораблей. Не то, что грамотных и инициативных, а вообще - любых. И людей даже для военного флота - впритык. Можно по деревням наловить сколько угодно крестьян, но грамотных матросов из них быстро не сделать. И баз нормальных за пределами России - нет. Из любого нейтрального порта русские военные корабли попросят в 24 часа.
  Японская разведка, военные атташе, дипломаты и даже японские торговцы по всему миру держат ушки на макушке, кропотливо собирая факты и слухи. Если что заметят - поднимут тревогу.
  Но главное даже не царские крейсера, а торговые корабли с заказами для Тихоокеанского флота, сухопутной армии и гражданской сферы. В голове смутно крутились мельком читаные сведения о десятках английских, немецких, американских, итальянских и даже австрийских кораблях прорвавших японскую блокаду и прошедших во Владивосток и Порт-Артур по минным полям. Это не считая тех, что все же попались самураям. Герои неизвестной войны, мать их, поклонники русского золота и серебра.
  Абсолютно неизвестный и нелюбимый участниками, историками и любителями русско-японской войны фронт на котором царская Россия с треском проиграла.
  Будем надеяться, что попаданцы достались мне недалёкие и спасать английских торговцев от японцев не будут. Если повезет, то ещё и топить будут.
  ***
  Окрестности Сеула.
  
  Японский кавалерист был маленький и тощенький как крестьянский батрачонок на Дону. Дон привольный, станица родная ... далеко до них. А что поделать - служба! Не повезло их полку, загнали на край света. Вот кум сейчас в самой Москве, намедни письмо приходило. Всей службы - смутьянов нагайками сечь, да 'Рады стараться Вашесияс!' орать. Лепота-а-а! А тут ... Есаул Сахаров сплюнул и отвлекся от разглядывания убитого японца.
  Дома, склады и прочие постройки пылали. Казаки, словно муравьи суетились, увозя то что могли увезти, поджигая то что могло гореть, разрушая и портя остальное.
  Выгнанные на улицу корейцы наблюдали за этим с бессильной ненавистью. Есаул лениво подумал, не стоит ли велеть, чтобы эти азиаты перекопали дорогу, но решил, что пока не стоит. Придется искать инструмент, выделять казаков для надзора, отвлекая их от сбора трофеев. Нижним чинам это не понравится. Да и смысла особого пока нет. Вот дальше к северу там да, придется этим заниматься.
  Стычка с разъездом из десятка японских кавалеристов была единственным сопротивлением, с которым пока столкнулся авангард императорской армии в Корее.
  Островитяне схватились было за оружие, но их вместе с лошадьми просто нашпиговали свинцом. Лошадей было жалко, добрые кони-то были. Ну да ничего, ещё добудем лошадей. От троих тяжелораненных кавалеристов не было никакого толку, поэтому по приказу есаула молодые казаки просто докололи пленников пиками. Проблевались после этого, правда, человека убить это не курицу зарубить, но зато теперь в бою точно не дадут слабины.
  Жаль ни одного пленника не удалось схватить, штабные уже плешь проели своими приказами. Разъезд этот вот. Ясно, что наступающие японцы пытаются выяснить, что происходит в окрестностях корейской столицы.
  - Японцам не должно остаться ни горстки риса, ни клочка сена, ни крыши над головой, - сказал на совещании офицеров Главнокомандующий Дальневосточной Императорской Армией цесаревич Михаил Александрович Романов.
  - Все мосты должны быть взорваны, все дороги перекопаны, колодцы отравлены и завалены падалью, - продолжил наследник престола, обводя пристальным взглядом ошарашенных офицеров. - Весь домашний скот и живность должны быть угнаны или уничтожены.
  - Но так не воюют, - осмелился возразить полковник кавалерии Самсонов, - это против чести...
  Цесаревич сверкнул взглядом и полковник умолк.
  - Японцам в таком случае придется тащить все запасы из Японии мимо нашего флота! А он не будет отсиживаться в гавани Порт-Артура! Им придется ночевать под открытым небом и в тонких палатках - зимой! Им придется восстанавливать дороги и мосты для того, чтобы протащить артиллерию и повозки!
  - Каждый день отсрочки, - продолжил он, обращаясь к почтительно внимающим офицерам штаба, - это лишние батальоны и эскадроны, орудия и пулеметы которые России удастся перебросить на театр боевых действий. В Маньчжурии и Корее сейчас не так много русских войск как нам это хотелось бы, но достаточно, чтобы задержать японские орды. Все японские разъезды, разведывательные отряды и особенно фуражиры должны беспощадно уничтожаться. На пути японских полчищ будут выставляться мины, фугасы и ловушки, делаться завалы и засеки. Этим займутся специальные минные и саперные команды, приданные казачьим отрядам. Обозы и воинские лагеря подвергаться внезапным нападениям и обстрелам. Особенно ночью! Для этой цели нам будут доставлены горные пушки и ракеты системы Константинова. Во Владивостокских арсеналах этих шутих сохранилось достаточно, чтобы обеспечить японцам 'спокойные' ночи.
  Когда эти макаки наконец приползут на берега Ялу их будут ждать могучие укрепления и свежие войска которые нанесут усталым и измотанным японцам решительное поражение. Корея и Маньжурия будут принадлежать Российской Империи!
  - И концессии господина Безобразова в Корее ..., - ели слышно пробормотал кто-то в задних рядах, смазав всё впечатление от речи цесаревича, но тот расслышал крамольные слова.
  - Да! И концессии господина Безобразова! - воскликнул цесаревич. - Ибо никто не смеет покушаться на имущество подданных Его Императорского Величества!
  - Что же касается бесчестности такой тактики, - обратил Михаил Романов к смущенному Самсонову, - то именно так действовал Петр Великий против Карла Двенадцатого и Кутузов против Наполеона. Мы победим!
  * * *
  Окрестности Бидзыво, Ляодунский полуостров.
  
  Глаза пленного японского офицера были непроницаемы, а лицо невозмутимо.
  - Я не скажу вам, что мне приказало командование, - сообщил он по-немецки.
  Поручик Куприн нахмурился. И этот туда же.
  - Отправьте пленных в штаб, - со вздохом приказал он, перебирая документы из сумки пленника, - хотя нет, я сам отведу.
  - Всегда полезно напомнить начальству, кто именно разбил японский разведывательный отряд и захватил пленных, - думал поручик, перевалив через прибрежный холм и направляясь в сторону лагеря. - А то знаем этих штабных. Понаехали за наградами, а сами носа из лагеря не кажут. Но сегодня есть повод не мерзнуть на берегу. Но ничего, скоро будет дело и тогда наград хватит всем.
  Это был уже пятый разведывательный отряд японцев, высадившийся ночью на берег в районе Бидзыво. После короткого боя японцы были разгромлены и пленены.
  На суше творится то же самое. Настоящих и переодетых китайцев в окрестностях поймали уже больше двух десятков.
  Но поручик не обольщался. По крайней мере, один отряд японских разведчиков успел уйти на изрешеченной шлюпке к стоящему в море японскому крейсеру.
  Вражеские корабли у Бидзыво шмыгали постоянно, были и стычки с нашими кораблями, заканчивавшиеся неизбежно позорным бегством врагов.
  Все в лагере говорили, что это не к добру, что японцы явно хотят тут высадить десант с моря, чтобы затем идти на Порт-Артур. Скоро будет дело.
  - Ничего, - с гордостью подумал поручик, - мы тоже не лыком шиты. Нас тут вон - целая дивизия! Побьем самураев куда им супротив наших чудо-богатырей. И генерал Кондратенко настоящий орёл!
  Перед глазами опешивших японцев и их конвоиров, скрытый с моря прибрежными холмами, расстилался огромный воинский лагерь. Ровные ряды палаток, коновязи, десятки орудий разных калибров, даже мощные крепостные мортиры грозно смотрели своими короткими стволами в свинцовое небо.
  
  ***
  Желтое море. Рейд Порт-Артура.
  - Вашбродь!
  - А?! Чего?! - подкинулся на койке капитан 2 ранга фон Шульц.
  - Слухачи говорят - шум нескольких кораблей с моря. Миноносцы вроде.
  Михаил Фёдорович покрутил головой, просыпаясь. Вот значит как! Макаров оказался прав, японцы решили попробовать на зуб Порт-Артур, но не приняли в учет новые гидрофоны.
  - Боевая тревога!
  - Якорь уже выбирают Вашбродь. Вахтенный скомандовал.
  - Ладно, скажи на мостике, что сейчас буду. И на берег сообщите по беспроволочному телеграфу. Пусть отключат крепостное минное поле и откроют проход в заграждениях. Мы выходим навстречу врагу.
  Матрос убежал.
  Фон Шульц, командир крейсера 'Новик' подошел к зеркалу. На всякий случай, когда крейсер заступал на дежурство, он ложился спать одетым.
  Первый бой. Щедро плеснул в стакан французского коньяку, выпил залпом.
  Сейчас покажем японцам, где раки зимуют!
  За Бога, Царя и Отечество!
  ***
  Море близ Бидзыво.
  
  Загрохотала якорная цепь в клюзе.
  Мияко облегченно вздохнул и снова сделал грозное, подобающее истинному воину Ямато лицо. Дошли благополучно, на мель не сели в ночной темноте. Не зря, не зря адмирал Того по нескольку раз отправлял всех командиров канонерок на борту крейсеров и миноносцев в окрестности Бидзыво чтобы подробно изучили место будущего боя. Теперь любой из них пусть и не с закрытыми глазами, но все равно вполне уверенно ориентируется в этих водах.
  По палубе канонерки 'Акаги' бегали матросы, растягивая полотнища, шланги, веревки и провода. С моря донесся ослабленный расстоянием звук. Мелькали огоньки карбидных фонарей - тусклые, чтобы не заметили. Мияко еще раз сверился с картой. Канонерские артиллерийские лодки Японского Императорского флота "Майя", "Шиокаи", "Атаго" и "Акаги" одна за другой занимали позицию прямо напротив окопавшейся на берегу русской дивизии.
  ***
  Деревянная джонка, разогнанная усилиями десятка гребцов, вылетела на скалистый берег Ляодунского полуострова. Команда и пассажиры - взвод японских солдат посыпались в ледяную воду. Море яростно кидалось на людей, пытаясь сбить ног и утащить с собой, но всем удалось выбраться на сушу. Дрожа от холода, десантники принялись переодеваться в сухое и вооружаться. Кожа и пропитанная китовым жиром рогожа сохранили сухими бельё, мундиры, оружие, боеприпасы и динамитные шашки.
  Когда все были готовы, командир отряда добровольцев, поручик Такэда повел солдат за собой. Цель годилась любая - можно было резать и рубить телеграфные кабели, разрушать и взрывать железнодорожные рельсы, атаковать встреченных русских, поджигать и захватывать постройки и укрепления. Чем больше шуму тем лучше. Главное - не сцепиться в ночном бою с таким же отрядом. Десятки небольших джонок, яликов и баркасов с небольшими отрядами японских солдат выбрасывались сейчас на побережье во всех удобных местах.
  ***
  На палубе трофейного миноносца 'Стерегущий', теперь 'Ямабико', вглядывались в темноту юные японские офицеры. Все - добровольцы. Миноносец крался вдоль берега Ляодунского полуострова, слева шумел прибой. На берегу изредка мелькали огоньки, на севере шарили по воде щупальца русских прожекторов.
  - Шансов мало, но возможно именно вас коснется милость богини Аматэрасу! - сказал адмирал Того на прощание, - но даже в случае неудачи ваша гибель не будет напрасной.
  Глаза его при этом как-то странно блеснули.
  
  Глава 3.
  - Огонь!!! - вопил фон Шульц хотя ни комендорам, ни пулеметчикам эта команда уже не требовалась.
  Орудия и пулеметы 'Новика' изрыгали огонь и смерть. Японские миноносцы, пойманные врасплох, пытались огрызаться, даже пустили парочку торпед, но не выдержали ураганного огня крейсера и после пары попаданий пустились наутек.
  Вместо того чтобы рассеяться в темноте, самураи продолжали держаться тесной группой, облегчая тем самым прицеливание артиллеристам русского крейсера которые выпускали вслед снаряд за снарядом.
  Капитан уже стал подумывать отказаться от погони - боевая задача выполнена, коварный враг отогнан от крепости, когда яркая вспышка отметила очередное попадание. Все находившиеся на палубе крейсера радостно завопили.
   Прожектористы выхватили лучами радующую глаз картину. Один из подбитых японских миноносцев травил пар и шел с малой скоростью, похоже, на нем повреждена машина.
  Фон Шульц удовлетворённо кивнул.
  - Теперь не уйдет. Добьем подранка.
  Крейсер снова рванул в погоню, нащупывая врага лучами прожекторов. Подбитый миноносец отчаянно метался в фонтанах от падения снарядов. Расстояние сокращалось возмутительно медленно, враг даже начал набирать скорость когда носовое орудие 120 мм добилось нового попадания - точно в корму. Мощный взрыв на мгновение осветил море. Японский миноносец, остановившись, быстро погружался в море.
  Фон Щульц открыл рот - во время вспышки он увидел кое-что странное. Но команда прожектористам не успела уйти. Ночь расцвела новыми вспышками артиллерийских выстрелов, и у борта крейсера встал фонтан исполинский воды и огня.
  ***
  - Господин адмирал, - метнулся начальник наблюдательного пункта к поднимающемуся на наблюдательный пункт Электрического Утёса вице-адмиралу Макарову, - разрешите доложить... крейсер 'Новик' во время преследования японских миноносцев был атакован крупными японскими кораблями. Его отсекли от Порт-Артура и преследуют!
  - Твою мать! Связь есть?!
  - Так точно вашество!
  - Передай на 'Новик' фон Шульцу чтобы к Артуру не совался, пусть переждет ночь в открытом море. Кто-нибудь из наших ещё есть за пределами заграждений?
  - Два контрминоносца в дальнем дозоре!
  - Опять прозевали противника... Бездельники! Пусть тоже не суются к крепости, а то накроем по ошибке. Передайте приказ гальванерам: включить крепостное минное поле! Крепости - приготовиться к отражению атаки ...
  Вице-адмирала прервал истошный вопль наблюдателя.
  - Японцы идут!
  Ночь разорвали вспышки осветительных снарядов с береговых батарей.
  Битва за Порт-Артур началась.
  ***
  Оборона Порт-Артура с моря к исходу второй недели войны была устроена довольно грамотно.
  Первую линию защиты образовывало крепостное минное заграждение в виде исполинской подковы из четырех рядов мин, активируемых с берега перебрасыванием рубильника. Таким образом, свои корабли могли спокойно ходить по минному полю, а вражеские при включенном поле ждал почти неизбежный подрыв. Края минного заграждения упирались в прибрежные скалы.
  Управление минным полем осуществлялось из заглубленного в скалу и тщательно охраняемого бункера, где постоянно находились операторы с предельно понятными и четкими инструкциями. Макаров буквально измучил гальванеров, заставив продублировать линии управления. Поверх глубоко зарытых кабелей также ходила охрана из казаков и жандармов.
  Вторую и третью линию образовывали неподвижные заграждения из сетей и бонов.
  Предполагалось, что сети защитят стоящие на внешнем рейде корабли от торпед и остановят гипотетические подводные лодки, а боновые заграждения из скрепленных и заякоренных бревен остановят минные катера и миноноски, которые могут проскочить над минным полем.
  Всё это хозяйство прикрывали крупнокалиберные береговые батареи и дежурные корабли снаружи и внутри заграждений. Кроме батарей, встретить противника огнём при попытке форсировать заграждения могли и корабли, отстаивающиеся на внешнем рейде перед выходом на боевое задание или после него.
  Таким образом, внешний рейд Порт-Артура превращался ночью в довольно безопасное местечко и Тихоокеанская эскадра могла не забиваться на каждую ночь в тесную внутреннюю гавань, из которой крупные корабли могли выйти только во время прилива.
  Но, как и любая защита, оборона Порт-Артура, имела слабые места. Корабли постоянно ходили на боевые выходы и тренировки, поэтому в боновых и сетевых заграждениях был оставлен широкий проход. Закрыть его было можно, но небыстро и желательно не под ураганным огнем с двух сторон. Хотя конкретно в эту ночь японцам на плавающие бревна и сети было наплевать.
  Ещё две условные прорехи в оборонительном периметре находились у берега. Малые глубины, скалы и подводные течения по мнению специалистов делали эти места практически недоступными.
  На внешнем рейде в эту ночь помимо крейсера 'Новик' находилась печально прославившаяся канонерская лодка 'Кореец' и 4 эскадренных миноносца, из них 2 за пределами периметра в дальнем дозоре. Канлодка стояла на якоре у самого входа во внутреннюю гавань, перекрывая своими восьмидюймовками любую попытку просочиться. Оставшиеся миноносцы при первых признаках тревоги запустили машины и принялись ходить вдоль заграждения.
  Наблюдатели на Электрическом Утесе и береговых батареях засекли противника почти одновременно. Но отреагировали батареи раньше.
  Макаров потратил немало времени, чтобы вбить в офицеров условный рефлекс при виде противника не запрашивать раз за разом у вышестоящих командиров приказ на открытие огня, а затем многократно переспрашивать, уточнять и требовать письменного приказа с подписью и печатями. Рецидивы случались, но не в этот раз.
  Поэтому поднятые по тревоге комендоры, узрев в свете осветительных снарядов, ракет и лучах прожекторов вражеские корабли, сразу открыли ураганный огонь.
  Поначалу разглядеть в хаосе вспышек выстрелов, взрывов и лучах прожекторов что-то внятное было сложно, но по мере приближения японских кораблей ситуация стала проясняться.
  Возле внешнего периметра крутились две японские канонерки, осыпавшие снарядами отчаянно маневрирующие русские миноносцы.
  Где-то в темноте, судя по вспышкам выстрелов и чудовищным фонтанам воды от взрывов крупнокалиберных снарядов, находился отряд кораблей адмирала Дэвы - устаревший броненосец 'Чин-Иен', три бронепалубных крейсера с чудовищными 320 мм орудиями и какая-то мелочь вроде канонерок. Эти суда ожесточенно били по береговым батареям, но никак не могли попасть из-за дистанции. Хуже было то, что каждый третий японский снаряд был осветительным или шрапнельным. Яркие вспышки слепили наводчиков и корректировщиков береговых батарей, а облака шрапнельных пуль и осколки фугасов нет-нет, но находили жертвы на Тигровом полуострове и внутреннем рейде. Больше всего не повезло броненосцу 'Севастополь' - шрапнельный снаряд лопнул прямо над палубой, где большая часть команды таращилась на иллюминацию. Итог - четверть личного состава убитыми и ранеными.
  Основная причина, по которой береговые батареи терпели до поры этот обстрел, яростно ломилась под ураганным сквозь минное поле, точно нацелившись на вход во внутренний рейд гавани Порт-Артура.
  ***
   На палубу парохода обрушился очередной фонтан воды.
  - ...а-а-ай..., - ликующий вопль дзюнсикана потерялся в грохоте взрывов, но капитан 'Фукуи-Мару' был согласен с подчиненным. Русские наконец пристрелялись и судно содрогалось от попаданий и накрытий, но свою задачу экипаж выполнил.
  Когда добровольцы увидели проект адмирала Того никто ничего не сказал, но общим впечатлением было недоумение. Дополнительные помпы, набивание трюмов пустыми закупоренными бочками - это было хотя бы понятно. Но на носу корабля была закреплена фантастическая конструкция из металлических ферм, фрагментов противоторпедных сетей и железной арматуры, по форме напоминающая цилиндр. Вдоль бортов ниже ватерлинии было налеплено нечто похожее, но пожиже. За кормой тянулись тралы с поплавками названные адмиралом странным словом 'параван'. В довершение этой фантасмагории получившийся монстр тянул за собой по дну якорь с приваренными лезвиями. Палуба покрыта импровизированной броней из бетона. Рубка прикрыта листами настоящей брони и мешками с песком. Позорище короче!
  Но когда это чудовище вползло на крепостное минное поле, команда живо сменило свое мнение.
  Русские мины рвались одна за другой в тралах, параванах и даже у корпуса, но корабль только содрогался от взрывов. Крупнокалиберные снаряды и мортирные бомбы рвались на палубе, прошивали борта, снесли мачты, изрешетили трубы и вентиляторы, а один особо удачный даже угодил в рубку, но остановить японский тральщик не смогли.
  'Фукуи-Мару' за 15 минут пробился сквозь крепостное минное поле, расчистив путь брандерам.
  Пять старых торговых судов, под завязку нагруженных камнем и песком, двинулись в брешь в заграждениях.
  Команды, набранные исключительно из добровольцев рвались к цели, не обращая внимания на кипящую от снарядов и взрывов воду вокруг. Тэнно хэйка банзай!
  ***
  Мияко выдохнул и скомандовал.
  - Огонь!
  Взвилась красная ракета.
  Орудия четырех японских канонерских лодок, стоявших на якорях у Бидзыво, разом выплюнули снаряды. В расположении полевых лагерей российской императорской армии, среди костров, палаток, коновязей, штабелей припасов и над ними стали рваться снаряды.
  С воздуха вся эта картина была как ладони. Артобстрел сонного лагеря был подобен тычку палкой в муравейник. Кое-где стали заниматься пожары.
  Корректировщик на воздушном шаре удовлетворенно кивнул и принялся выкрикивать в трубку телефона поправки. С палубы канонерки-носителя сообщения дублировались ратьерами на остальные корабли соединения.
  Нужно торопиться нанести максимальный ущерб пока русские береговые батареи не открыли ответный огонь.
  ***
  Миноноски и паровые катера натужно пыхтя, волокли к берегу по 3-4 шлюпки, набитые гвардейцами. На палубах буксировщиков тоже густо толпились - насколько возможно, солдаты. Специальные односторонние фонари (чтобы не засекли с берега) на плавсредствах и тренировки помогали ориентироваться в темноте, но от случайностей никто и никогда не застрахован.
  Уже значительно позже установили, что одна из шлюпок во время спуска за что-то зацепилась и десантники высыпались в воду с высоты несколько метров. Ещё один баркас неудачно подвернулся под форштевень маневрирующей миноноски, а одна джонка с тремя десятками солдат просто бесследно пропала.
  Необходимость соблюдать тишину и затемнение во время подготовки к высадке была доведена до всех в первой волне десанта и поэтому японские десантники барахтались в ледяной воде и тонули в полном молчании.
  ***
  Капитан 1-го ранга Дзюнкити Ядзима в ярости сжимал поручни от вида того что творилось перед глазами.
  В диком грохоте канонады было ничего не слышно, но Ядзима буквально ощущал, как днище миноносца снова скрежещет о камни. 'Ямабико' уже минут двадцать с черепашьей скоростью полз вдоль берега через прореху между заграждениями и берегом. Рулевые прилагали титанические усилия, на носу суетились матросы с лотами и бамбуковыми шестами для промера глубины, но как же медленно всё происходило!
  Обрати русские наблюдатели внимание крепости на прижавшийся к берегу миноносец и всё пойдет прахом. Пусть тяжёлые береговые батареи просто не имеют необходимый уровень наклона орудий, наблюдателям достаточно сообщить на корабли эскадры.
  Пока 'Ямабико' спасала яростная схватка, развернувшаяся внутри оборонительного периметра. Наблюдателям и было не до того чтобы пристально вглядываться в темноту около скал.
  Изуродованный огнем береговых орудий и мортир 'Фукуи-Мару' ещё продолжал ползти к крепости сквозь фонтаны огня и воды, когда дежурный миноносец дал торпедный залп. Изрешеченные переборки, разбитые помпы и оборванные противоминные сети не спасли корабль, и под воду он ушел за считанные секунды.
  И тогда вся ярость береговой артиллерии обратилась на брандеры.
  Пять старых транспортов которые адмирал Того счел возможным выделить для попытки закупорить вход во внутреннюю гавань Порт-Артура были не самыми лучшими кораблями для этой цели. Ржавые корпуса, изношенные слабосильные машины, плохая маневренность, отсутствие какой-либо брони ... Но их команды полностью состояли из добровольцев, часто - потомственных самураев. И этого хватило, чтобы превратить изначально безнадежную затею в упорный бой.
  Фугасные снаряды и мортирные бомбы выгрызали огромные куски из палубы и бортов, бронебойные пробивали обшивку, превращая переборки и корабельные механизмы в груды обломков, осколки и сегментные снаряды выкашивали немногочисленные команды...
  Один из брандеров остановился почти сразу - 'золотое попадание'. Крупнокалиберный снаряд ударил в борт, чуть ниже ватерлинии и хлынувшая в громадную пробоину морская вода захлестнула топки котлов. В машинном отделении не выжил никто, из палубной команды - единицы.
  Ещё на одном брандере взрывом русского снаряда заклинило рули и судно повело вправо. Несколько тысяч тонн металла и камня сокрушили боновые заграждения, намотали на винты противоторпедные сети и вошли на минное поле. После пятой взорвавшейся мины на поверхности остались только верхушки мачт со вцепившимися в них остатками команды.
  Третий транспорт удачно пережил несколько попаданий от батарей, но оказался в прицеле восьмидюймовок 'Корейца'. Дуплет чуть ниже ватерлинии просто оторвал бывшему трампу нос.
  Предпоследний японский брандер оказался относительно удачлив - когда миноносец внутренней охраны рейда лихо ринулся на него в торпедную атаку, с палубы ударила митральеза. Кто-то из расчета выжил под градом осколков и нашел силы встать к орудию. Удачная очередь прошлась гигантской косой по палубе русского эсминца и тот шарахнулся в сторону, в ответ паля по супостату из всех орудий и пулеметов.
  Брандер приблизился уже достаточно, чтобы выйти из сектора обстрела некоторых береговых орудий, а расчетам остальных в этот момент пришлось тяжко.
  Корабли адмирала Дэвы наконец пристрелялись и в расположении береговых батарей легло сразу несколько тяжелых снарядов, вызвав временное замешательство выживших комендоров. Командиры некоторых орудий даже приказали перенести огонь на доставучую выставку антиквариата.
  Но деловито двигающийся к фарватеру брандер это не спасло. Его накрыло мортирной бомбой с батареи Электрического Утёса и ровно посредине палубы разверзся огнедышащий вулкан.
  Последний брандер упорно двигался под градом снарядов прямо на замерший у входа в гавань 'Кореец'. То ли капитан решил утащить с собой хоть одного врага, то ли решил прикрыться канонеркой от губительного огня батарей, то ли решил, что два затопленных корабля у входа в фарватер лучше ни одного в глубине, но это сработало. Наводчики береговых орудий стали целиться тщательнее и темп стрельбы резко снизился.
  Изуродованный взрывами снарядов транспорт содрогался от попаданий, но продолжал двигаться вперед. Так продолжалось, пока случайный осколок не разрубил цепочку, удерживавшую правый носовой якорь. Несколько тонн металла упали в воду. Японцы попытались под обстрелом расклепать цепь, но два пулемета 'Корейца' выкосили всех, кто показался на носу брандера.
  Якорная цепь вышла до предела, натянулась и идущий на таран транспорт потянуло вправо. Он разошелся с кормой 'Корейца' буквально в десятке метров и под радостные вопли экипажа канлодки был расстрелян в упор из ретирадной шестидюймовки.
  Атака брандеров захлебнулась. На бастионах крепости торжествовали. Отряд прикрытия адмирала Дэвы под градом русских снарядов тоже кинулся прочь от Порт-Артура.
  Жадно шарившие по акватории внутреннего рейда лучи прожекторов нащупали шлюпки с остатками экипажей брандеров. Японцы налегали на весла стремясь уйти в темноту, туда где прятались от русских орудий потрепанные корабли Японского Императорского флота.
  И вокруг шлюпок закипела вода. Шрапнельные и пулеметные пули наполнили воздух. Отлетали щепки, падали на изрешеченное дно добровольцы, откликнувшиеся на призыв адмирала Того. Последняя шлюпка остановилась почти на пределе дальности прожекторов .
  И мало кто из азартных стрелков заметил эсминец, двигающийся ко входу во внутреннюю гавань.
  ***
  С мостика было видно, как на носу миноносца пыхнуло пламя зажигалки, затем один из матросов раскрутил и швырнул вперед веревку с кошкой, а затем принялся её тянуть на себя. К небольшому трехлапому якорю тесно прижимались несколько динамитных шашек и злобно плюющийся искрами бикфордов шнур. Через полминуты в нескольких метрах встал фонтан воды. Взрывом перебило цепь, скрепляющую бревна боновых заграждений. Путь на внешний рейд Порт-Артура был открыт.
  Внутри 'Ямабико' зарокотали застоявшиеся машины и миноносец начал набирать скорость, двигаясь к проходу на внутренний рейд. На обращенных к морю фортах Порт-Артура царило торжество и эйфория от одержанной победы, люди обнимались, целовались, особо азартные постреливали по шлюпкам и вслед удирающим кораблям Дэвы. Несколько человек, обративших-таки внимание на эсминец, ввел в заблуждение типично русский силуэт и Андреевский флаг, трепещущий на мачте и нарисованный на надстройке бывшего контрминоносца 'Стерегущий'. Одного особо старательного комендора командир даже треснул по уху, когда подчиненный навел пушку на 'своего'. На 'Корейце', только что пережившем угрозу тарана, приняли 'Ямабико' за один из патрульных эсминцев.
  Когда японский миноносец заложил крутую дугу, заходя на фарватер, на берегу и канлодке те, кто заметил это, несколько удивились, но сочли обычным лихачеством миноносников. После такого боя - понятно и простительно! Голые задницы с мостика не показывают - и ладно.
  На мостике скрежетали зубами. Эсминец-'оборотень' мог потопить старую канонерку одной торпедой, но после этого на эсминец точно обратят внимание. И тогда сотни сынов Ямато погибших сегодня, ради того чтобы они порвались, умрут напрасно.
  - О! Наши навстречу! - удивились на крейсере 'Боярин', идущем на выход из гавани.
  - Чего они такой скорости-то, - проворчал боцман, а прожекторист бесцеремонно осветил лихача в лоб. Расстояние уже достаточно сократилось чтобы понять - рожи и мундиры на мостике никак не походят на рязанские, вологодские или даже остзейские.
  Прежде чем кто-то успел что-то сделать, орудия и пулеметы 'Ямабико' открыли ураганный огонь. А на мостике капитан перебросил ручки машинного телеграфа на 'полный вперед' и скомандовал минную атаку.
  Поливая огнем палубу крейсера-'суперистребителя', эсминец поравнялся с ним и дал залп торпедами. В упор!
  ***
  - Банза-а-ай! - многоголосо орали на улице. Где-то в порту стреляли пушки и строчили пулеметы.
  Барак-казарма вздрогнул от взрыва, с крыши посыпался какой-то мусор.
  - Вашбродь, - испуганные глаза солдатиков-первогодков таращились на единственного офицера в бараке, - япошки! Что делать Вашбродь!?
  Подпоручик Кулаков сжал зубы. Черт, черт, черт! Ну почему рядом нет никого из опытных офицеров? Он сам немногим старше этих бывших крестьян, ускоренный выпуск по повелению Его Императорского Величества.
  Все старшие офицеры сейчас в гостинице 'Англетер' на званом вечере. И фельдфебель с унтерами пропали. Не иначе пьянствовали где-то, мерзавцы!
  Поручик оглядел помещение. В наскоро выстроенной из сырого леса казарме сейчас находилось около четырех десятков солдат. Все необученные новобранцы, слишком много времени отнимали работы по обустройству порта и города. И он - оставленный 'на хозяйстве'. И сейчас он единственный офицер, вокруг которого толклись, словно цыплята вокруг несушки, растерянные полуодетые солдаты. Мелькнула и пропала мысль сбежать.
  В стену казармы ударилось несколько пуль.
  Поручик решился. Взял в левую руку револьвер, вытянул шашку из ножен. Нижние чины, увидев это, зашевелились.
  - Будем прорываться к нашим! За мной! За Бога, Царя и Отечество!
  И, распахнув пинком дверь, кинулся в первый в своей жизни бой. За ним что-то бессвязно крича, побежали в темноту молоденькие солдаты, неумело сжимавшие в натруженных крестьянской работой руках винтовки.
  ***
  - П***ц! - тихо сказал кто-то из свиты когда адъютант закончил читать вслух донесение наблюдателя с аэростата. Телефонный аппарат летающего аппарата разнесло вдребезги, поэтому экипаж действовал по старинке - писал донесение карандашом на бумаге, прятал в футляр с алым вымпелом и кидал вниз.
  С земли и тем более воды не было видно ничего. И дело было не в раннем утре. Облако густого дыма висело в нескольких милях от Порт-Артура и не собиралось рассеиваться.
  Наместник свирепо оглянулся, ища на ком сорвать злобу, но лица всех офицеров выражали только подобающую моменту готовность отдать жизнь за Государя-Императора и его Наместника.
  - Почему флот ничего не предпринимает? - возмущенно спросил кто-то из гражданских чиновников из свиты Алексеева.
  - Потому что на фарватере лежит корпус вражеского миноносца, а вне гавани находятся только два бронепалубных крейсера, канонерка и миноносцы. Все они участвовали в ночном бою. Боезапас расстрелян, уголь сожжён, команды устали, да и потери немалые, - устало отозвался адмирал Макаров. Чудовищные нагрузки последней недели, волнения и бессонная ночь вымотали его напрочь. Все же возраст сказывался.
  - И вы уверены, что японцы ещё ночью не набросали мин? - продолжил он. - Даже если бы эскадра могла выйти со внутреннего рейда, нужно сначала проверить подходы. И японские миноносцы пару раз выскакивали из облака дыма.
  Все угрюмо молчали.
  - Могло быть и хуже, - философски заметил кто-то, - если бы японские торпеды сработали, то на фарватере сейчас лежали бы не обломки японского миноносца, а наш крейсер. Его бы мы так легко не убрали. А так - ну день, ну два и выход свободен ..., - говоривший осекся, поняв неуместность похвальбы.
  По сообщению воздушных наблюдателей в море за завесой дымила настоящая армада - броненосцы, крейсера, миноносцы, канонерки. Похоже, Того привел под Порт-Артур весь японский флот. Сообщения о том, что часть кораблей линии повреждена в ночной битве при Эллиотах, оказались ложными.
  А между ними и берегом, укрытые плотной дымовой завесой, сновали тучи минных катеров и джонок, засыпая сотнями, если не тысячами мин подходы к гавани.
  И самое ужасное было в том, что в Порт-Артуре не было НИ ОДНОГО тральщика!
  - Разрешите открыть огонь Ваше Сиятельство! - к Наместнику подскочил бравого вида артиллерийский офицер. - Я уверен, береговые батареи могут нанести ущерб неприятелю даже через дым, по указаниям корректировщиков с аэростата.
  Алексеев открыл рот, но ответить не успел. Ему помешал прапорщик с узла связи, бледный и с вытаращенными глазами.
  - Вашбродь!!! - прохрипел связист, - Японцы взяли Дальний!
  ***
  Я стоял на мостике флагманского броненосца 'Микаса' и подбивал итоги.
  Боя сегодня уже точно не будет. Значит, я зря засветил тот факт, что все японские корабли линии в строю. Но с другой стороны нет худа без добра. Теперь Макаров и Компания будут сомневаться в каждом сообщении о потерях японского флота, даже реальных. Надо будет укрепить их в этих сомнениях. Объявлять во всеуслышание, что такой-то корабль затонул или разбился, а затем показательно задействовать его.
  Получилось не так хорошо как хотелось бы, но и не так плохо как могло бы быть. Ни один японский брандер не дошел до входа во внутреннюю гавань и из их команд почти никто не уцелел. Всех добровольцев кто спасся при потоплении, расстреляли в воде. Это потеря. Вызвались многие, но выбрать пришлось самых лучших. Ну ладно, Гаагские конвенции никто не отменял, возьмем Порт-Артур - проведем суд над военными преступниками. А вот от использования этого эпизода в пропаганде придется отказаться. Если личный состав японского флота решит отомстить пострадают в основном простые солдаты и матросы ... Или всё же использовать, но за рубежом!? Подумаю.
  Миноносец 'Ямабико' - бывший 'Стерегущий' бесследно пропал после того как просочился на внутренний рейд Порт-Артура. Сигнала ракетами об успешной атаке никто не видел, так что, скорее всего, его потопили.
  Пусть разведка выяснит подробности.
  Отряд адмирала Дэва сильно потрепан в перестрелке с береговыми батареями, несколько кораблей получили попадания крупнокалиберных снарядов, в командах много убитых и раненых. Пичалька.
  Дэву отправим чиниться, отдыхать и пополнять боезапас. К моменту когда станет возможным прорыв Порт-Артурской эскадры он должен быть готов.
  Дальний взят. Сначала в темноте высадились небольшие группы японцев на шлюпках и миноносках и захватили плацдарм, а затем прямо к причалам подошли транспорты с пехотой, артиллерией и даже кавалерией армии генерала Куроки. Сопротивление царского гарнизона было яростным, но неорганизованным, многие солдаты вообще оказались безоружными. Но в условиях ночного боя в городе лопаты и топоры, как оказалось, не сильно уступают винтовкам и мечам. Особенно при такой вопиющей разнице в силе и весе как у русских и японцев. Стройбат, да. Уличные схватки продолжались до самого рассвета, несколько домов, в которых забаррикадировались офицеры и солдаты, пришлось брать уже засветло с применением артиллерии и динамита.
  Пара броненосных крейсеров адмирала Камимуры вошла в гавань во избежание накладок, но их помощь к счастью не пригодилась. Две береговые батареи шестидюймовок подавили штыками и прикладами.
  Боевых кораблей в порту не оказалось, если не считать таковым вспомогательный крейсер, стоявший на якоре. Ночная вахта подняла тревогу и команда успела открыть огонь из малокалиберных пушек и пулемета, даже попытались дать ход. Шансов у них не имелось никаких, но подавить корпусом шлюпки с десантом бывший транспорт мог, благо Камимура в гущу своих судов стрелять опасался, а малокалиберные орудия, митральезы и пулеметы миноносок ничего поделать с пароходом водоизмещением в несколько тысяч тонн не могли.
  Всех спас пожилой капитан небольшого каботажного пароходика, превращенного в десантный корабль. Старый самурай, начавший ходить в море ещё при сёгуне Токугава, не сплоховал. Когда началась перестрелка он повел свой пароходик на таран, а затем возглавил абордаж.
  Когда мне представили героического дедка, я малость офигел. Старикан напялил в свой последний боевой поход натуральные средневековые латы и рогатый шлем с жуткой маской. Долго хвалил и ставил в пример подчиненным.
  Когда сказал, что герой заслужил награду из рук самого Микадо, думал, старичок грохнется в обморок от счастья.
  Настроение малость испортили царские жандармы. У них в Дальнем оказалось целое гнездо. А при нем, кто бы мог подумать - броневик. 'Голубые' набились в него как сельди в бочку и рванули прочь, давя десантников и паля без разбора во все стороны из пулеметов.
  Триумфальный побег прервал некий отморозок с Хоккайдо. С криком 'Тенно хэнко банзай!' он кинулся под колеса броневика в обнимку с связкой динамита. От машины осталась только куча горелого железа. Свидетели прямо тащились, когда рассказывали мне об этом, без всяких оговорок, подвиге. Камикадзе блин.
  Но звоночек тревожный. Если Российская Империя сумела наладить хотя бы кустарный выпуск броневиков ... Будь в Дальнем их с десяток, уже были бы проблемы. Повезло. Как и с царскими бронепоездами, которых на железнодорожной станции стояло аж две штуки. Оба с холодными котлами и почти без экипажей. Несколько человек заперлись и пытались отстреливаться, но минеры проползли между рельсами под дно полыхающих вспышками выстрелов броневагонов и взорвали их динамитом.
  Ещё одним неприятным трофеем стал подобранный на улицах города пистолет-пулемет, похожий на советские в фильмах про войну - с диском и дырчатым стволом. Сухопутчики похвастались трофеем. Посоветовал показать инженерам, чтобы выяснить, массовый это выпуск или штучная работа. Задумались, и, кажется, немного испугались.
  В гавани Дальнего помимо русских судов стояло полтора десятка иностранных пароходов с различными военными грузами. Боеприпасы, продовольствие, амуниция, уголь забивали склады, штабелями и кучами громоздились в порту и на железнодорожной станции, ожидая отправки в Порт-Артур и Маньжурию. Оказалось на удивление много и гражданских грузов. Всё это богатство досталось армии Куроки.
  Генерал после такой блистательной победы и богатейших трофеев даже немного убавил традиционного для армейцев холода в голосе при разговорах с 'флотскими'.
  Лагерь царских войск при Бидзыво японские канонерки ночью разгромили огнем с моря. Нужно будет сказать спасибо при возможности, попаданцам за совет собрать наиболее боеспособные русские войска в зоне предполагаемой высадки. Хорошо хоть не сообразили, что отряды разведчиков имеют одну цель - привлечь внимание! Чтобы уж точно не забыли.
  Уже ночью, несмотря на продолжающиеся бои в городе, первые подразделения японской армии отправились на север к Цзинчжоускому перешейку. Судя по невнятным донесениям разведки, там были построены какие-то совершенно чудовищные укрепления.
  Чего мне это стоило!!! Эти армейские дубы изначально намеревались сразу из Дальнего идти брать Артур.
  Прямо с пристаней, под оркестр парадными колоннами с развернутыми знаменами и обнаженными саблями. Тенно хэйка банзай!
  Форты с крупнокалиберными орудиями и набитая броненосными кораблями Тихоокеанской эскадры гавань этих придурков совершенно не смущала. Как и масса царских войск вне крепости.
  Понять, что можно оказаться между молотом полевых войск и наковальней Порт-Артура они совершенно не желали. Пришлось поставить под вопрос саму операцию. Согласились повременить с таким видом будто делали одолжение. Дятлы косоглазые!
  После завершения ночной атаки на Бидзыво к перешейку ушли четыре канонерки. Час назад с них сообщили, что укрепления успешно захвачены ударом с тыла. Подробности неизвестны, но и так ясно, что царских генералов удалось застать врасплох.
  Получается очень неплохой расклад. Флаг Восходящего Солнца развевается над Дальним. Отличный оборудованный порт, огромные трофейные запасы и возможность принять хоть всю сухопутную армию Японии. Макаров пока помешать не может - Порт-Артур временно заблокирован минами. Гарнизон крепости - одна дивизия, плюс пара-тройка сводных полков. За укреплениями перешейка, в которых теперь сидят войска Куроки, у Российской Империи осталась та потрепанная дивизия, что караулила берег в Бидзыво. Армия Наследника престола, цесаревича Михаила Александровича, тусуется аж на границе с Корее. Для того чтобы попасть под Порт-Артур этим войскам придется пройти пешком (ну или на лошадках) около тысячи километров!
  Ударить по японским перевалочным базам в портах южной Кореи цесаревич тоже не может. Даже если не считать небольшой армии генерала Ноги которая находится в Корее. Даже если не принимать во внимание ситуацию под Порт-Артуром и временное господство японского флота на море. Тактика 'выжженной земли' которую применил сам же цесаревич в северной Корее обернулась теперь против него самого.
  Единственные царские войска, которые сейчас могут быть быстро переброшены на Ляодунский полуостров, это подкрепления для армии Михаила, которые едут по Южно-Китайской железной дороге. Ну и те полки, что маршируют на юго-восток по просторам Маньчжурии.
  Но в любом случае численность японской армии ещё не один месяц будет многократно превышать число царской. И остановить или хотя бы задержать армию Микадо будет ой как нелегко.
  В любом случае - следующий ход за Россией. Любопытно, что предпримут царь и его советники из будущего после такого фиаско?
  Глава 4.
  ***
  Скверно упали кости.
  В зал для совещания набилось почти полсотни человек, но было не так шумно, как можно было бы ожидать от такой толпы. Большинство присутствующих старалось не привлекать к себе внимания.
  Необычным было место проведения совещания - не во дворце Наместника, здании штаба или другом здании.
  Ещё осенью 1903 года динамитом и руками массы китайцев в скальном грунте были вырублены обширные каверны, превращенные в запасной командный пункт. Масса телефонных, телеграфных линий, водопровод и электростанция позволяли жить и работать под землей множеству людей. Бетона, арматуры и цемента на эту стройку убили столько, что хватило бы на полноценный форт. Правда, злые языки шептались, что средств, затраченных на последующую отделку бункера, хватило бы ещё на один форт, но какой только чуши не болтают гражданские! Зато теперь командование могло не опасаться шального снаряда и имело все условия для беспрепятственного командования войсками и флотом.
  Во главе Т-образного стола сидели начальники - вице-адмирал Макаров от флота, генерал Надеин от армии и Наместник Алексеев как представитель трона и общий руководитель.
  Генерал Кондратенко, который являлся формальным командиром всех армейцев на Квантуне, на совещании отсутствовал. На момент высадки японцев он находился с войсками на направлении 'главного удара' японцев, в Бидзыво.
  Как сообщили по радиотелеграфу, генерал во время ночного обстрела получил осколок в ногу, но жив и вполне деятелен.
  Потрепанные обстрелом с море войска уже приведены в порядок и выдвигаются к оборонительной линии для штурма перешейка. Кондратенко, ничуть не испугавшись японцев, выразил желание прибыть в Порт-Артур морем на катере или миноносце и возглавить оборону крепости.
  Однако Макаров и Наместник посовещавшись в узком кругу, решили, что не стоит оставлять полевые войска без вменяемого командования, а крепость никуда не денется. Да и риск попасться заполонившим море японцам слишком велик.
  Кондратенко получил приказ собрать все, что можно и оттянуть максимально возможное число японских войск от Порт-Артура.
  Ситуация для главной военно-морской базы России на Тихом океане сложилась патовая. Слово имел начальник полевого штаба Наместника генерал-квартирмейстер Я́ков Григо́рьевич Жили́нский.
  - ...форты и оборонительные позиции вокруг крепости не завершены в полной мере, но неприятелю, несомненно, придется приложить немало усилий, чтобы их преодолеть. Великим для нас счастьем почитаю тот факт, что неприятель сразу по взятию Дальнего не двинулся на Порт-Артур. Ибо форты стояли почти пустые, в дотАх, - офицер сделал ударение на последнем слоге, - не было установлено пулеметов, а противупехотные мины лежали на складах.
  - Подлое оружие, - пробормотал кто-то.
  - Да, - согласился докладчик, - но действенное. Так сказал Его Императорское Величество на испытаниях. К сожалению противупехотных мин мы имеем значительно меньше, чем хотелось бы. Часть складов осталась на перешейке и на складах в Дальнем. Но не имею никаких сомнений, что крепость спасена Божьим Промыслом, - он и все присутствующие начали размашисто крестится, - ибо двинься неприятель на нас сразу, не устоять Порт-Артуру. Точно такую же ошибку допустили союзники в 1853 года, когда вместо беззащитного Севастополя двинулись на Балаклаву ...
  - Не отвлекайтесь Яков Григорьевич, - сделал ему замечание Наместник.
  - Покорнейше прошу простить! Итак, неприятель сделал ошибку и мы готовы его встретить, но ..., - генерал-квартирмейстер вздохнул, - у нас не хватает людей. После того как осенью было принято Высочайшее решение о включении во внешний обвод крепости некоторых господствующих высот, число саперов и гарнизон не увеличили. Часть войск перебросили в армию цесаревича Михаила, предполагалось, что их заменят подкрепления из центральных областей. Часть войск находилась в Бидзыво, в Дальнем на работах, на укреплениях, патрулировала побережье, производила работы вне крепости...
  Докладчик прервался и принялся старательно протирать монокль. Кто-то в дальнем конце стола не выдержал.
  - И сколько насчитывает гарнизон?
  Начальник штаба закончил протирать оптику, воткнул монокль в глаз и воззрился на собрание.
  - Считая ополченцев и сводные роты немногим более 12 000, - сделал эффектную паузу и нанес сокрушительный удар флотским. - А японцы уже успели высадить раз в десять больше. И высадка продолжается.
  Наступила ТИШИНА. Все присутствующие отлично понимали, что при таком соотношении сил падение крепости - вопрос времени. Очень недолгого времени.
  - В связи с эти флоту целесообразно направить на берег всех без кого можно обойтись на борту кораблей.
  Макаров воинственно распушил бороду.
  - Не дам! - агрессивно заявил он, - После вашего набега на мастерские, ремонтные и профилактические работы на кораблях остановились. Всех рабочих загнали в ополченческие роты и погнали доделывать укрепления...
  Флотские злобно загудели.
  Наместник нервно выбил пальцами дробь по полированной поверхности стола.
  - Мы латаем тришкин кафтан, - мрачно резюмировал он, - Приведение укреплений в боеготовность вопрос первостепенной важности, но ... работы завершены?!
  - В совершенно недостаточной степени, - влез комендант Порт-Артура генерал Смирнов
  - Штурм выдержат? - настаивал Наместник.
  - Ну ... да, - смешался генерал.
  - Тогда всех рабочих немедленно вернуть в доки и мастерские. Подготовка эскадры к выходу - вопрос первостепенной важности.
  Все вдруг стали затихать.
  - Флот собирается покинуть крепость? - озвучил одолевший всех вопрос кто-то из армейцев.
  Ответом ему стал тяжелый удар от которого содрогнулся весь бункер и закачалась роскошная люстра с гранеными подвесками. С потолка посыпалась известка.
  Через несколько секунд последовал ещё один удар. И ещё. И ещё.
  Японская тяжелая артиллерия начала обстрел Порт-Артура.
  
  Глава 5.
  Изначально утвержденный Его Императорским Величеством план Порт-Артура был разработан профессором Величко, членом Инженерного и Крепостного комитетов. В соответствии с этим планом сухопутная линия обороны, проходила по высотам Драконова хребта, возвышенности перед Кладбищенской горой, Зубчатой горе, возвышенности у деревни Саншугоу, Вальдшнепиному холму, высотам у южного угла Западного бассейна и горе Белый волк, составило более 10 миль (около 19 км). Центром дуги, по которой расположились все форты сухопутной линии, был вход во внутренний рейд у оконечности полуострова Тигровый хвост, а радиус этой дуги был 4 км.
  Кроме главной оборонительной линии из шести фортов и пяти промежуточных укреплений, предусматривалось окружение города непрерывной центральной оградой из опорных пунктов временного характера и связывающих их линий в виде вала со рвом, имеющим отвесный склон. Предусматривались также различные передовые постройки и позиции.
  Строительство до осени 1903 года шло не шатко не валко - вороватые подрядчики и кураторы, задержка субсидий, отсутствие в нужном числе грамотных специалистов-строителей. Бардак в общем, всё как всегда.
  Но в октябре 1903 грянул ГРОМ! Всемилостивейший Император прислал грозное требование форсировать строительство любыми средствами и способами, даже если генералам придется самим взять в руки лопаты. А заодно - чтобы не скучали, новый план крепости. А чтобы разболтавшиеся без пригляда на дальней окраине империи подданные не забили на повелении императора большой и толстый болт - прибыла команда жандармов.
  Подданным и самим жандармам было не очень ясно, зачем так спешно достраивать Порт-Артур, если военные действия явно предполагается вести в Корее ну или, по крайней мере, на перешейке, но приказ есть приказ!
  Согласно последнему плану 3-я, внешняя линия фортов не доходила до Волчьих гор, а шла примерно в 4,5 км от города по линии Дагушань - Драконов хребет - Панлуншан - Угловые горы - Высокая гора и высота Белый волк.
  Параллельно достраивались 2-ая и 1-ая, внутренняя, линии обороны Порт-Артура. Ну и по мелочи - несколько выносных укреплений вне крепости на удобных местах: редутов, люнетов и последний писк инженерной мысли - 'фортификационная пыль' - ДОТы из железобетона и ДЗОТ из дерева, земли и скальных обломков. Этими новинками щедро насытили и укрепления самой крепости. За поясом основных укреплений, между ними, а также на приморском фронте были установлены отдельные батареи и огневые точки кинжального действия: Большое и Малое Орлиные гнезда, Заредутная батарея, приморские номерные батареи, редуты ? 1 и 2, Курганная батарея, Перепелиная гора, Спина Дракона и др.
  В промежутках между долговременными укреплениями были вырыты стрелковые окопы, прикрывавшиеся колючей проволокой, минными полями и зарытыми в землю фугасами.
  Вся система крепостных сооружений опиралась на выгодный для обороны рельеф местности, большинство укреплений были сооружены на горах, имея перед собой открытую обстрелу местность. Там где таковая местность изначально отсутствовала - после строительства она появилась. Силами пары тысяч китайцев мешающий бугорок или уступ срывался максимум за неделю.
  Выполнить наличными силами и мощностями такой объем работ было нереально, а потому к строительству были привлечена огромная масса китайцев, которая за кормежку и весьма умеренную плату выполняла все неквалифицированные работы. В общем и целом к моменту высадки японцев в Дальнем укрепления Порт-Артура были вчерне закончены.
  С вооружением и заполнением было сложнее, не хватало ни людей ни вооружения.
  Только внешняя линия фортов имела протяжение 70 км и требовала не менее чем 70 000 защитников и 500-600 орудий только сухопутного вооружения.
  Наличный артиллерийский парк крепости, эскадры и войск, размещенных на Ляодуне был беспощадно ограблен в пользу армии Великого Князя Михаила, укреплений перешейка и Бидзыво.
  Часть потерь была скомпенсирована поставками из России ..., но все равно орудий имелось немногим более сотни . С пулеметами было ещё хуже, по сути, имелись только спешно снятые с кораблей 'максимы', и датские 'мадсены', всего около полусотни. Немного выправляли ситуацию пистолеты-пулеметы, находившиеся на вооружении у жандармов, но 'голубые' к сожалению, в окопы не стремились, предпочитая 'воевать' в тылу. Но в любом случае, если враг ворвется внутрь крепости, эти 50 пистолетов-пулеметов скажут своё слово.
  Ну и по мелочи - чудовищные крепостные ружья Гана, огнеметы, минометы, ракеты, бронемашины. Все эти виды оружия имелись в крепости в весьма небольшом количестве, но свой вклад в оборону они определенно должны были внести.
  Самым слабым местом было число защитников - 12 000 катастрофически не хватало даже на внешний обвод.
  Отчасти это компенсировалось хорошими дорогами для манёвра войсками и артиллерией, средствами воздушного наблюдения (аэростатами), надежной связью которую провели буквально в каждый ДЗОТ, на высотах и наблюдательных пунктах были в изобилии размещены корректировщики огня с оптикой и дальномерами.
  Да и гарнизон крепости, состоял большей частью из молодых солдат срочной службы в возрасте до 30 лет, которые отличались крепким здоровьем и высоким боевым духом.
  Сдаваться никто не собирался, и японцев ждало немало неприятных сюрпризов.
  ***
  Десятки, сотни тысяч ног выбивали пыль из мерзлой земли. Узкие темные глаза японцев горели восторгом от одержанной победы и решимостью снова взять Порт-Артур, один раз уже покорившийся силе японского оружия.
  Мимо марширующих колонн скакали кавалеристы, полевая артиллерия в упряжках, поодаль по железной дороге сновали трофейные составы с тяжелой артиллерией и припасами.
  Впереди уже грохотала артиллерия, заставляя японских солдат прибавлять шаг. Авангард начал пробовать на зуб крепость.
  Армия божественного микадо маршировала к Порт-Артуру.
  ***
  Лебёдки начали медленно и осторожно выкручивать тросы. Тело гигантского орудия выскользнуло из трюма полуразобранной джонки и заскользило по смазанным китовым жиром направляющим на берег.
  Рядам из выбросившейся на берег джонки поменьше аккуратно выгружали боезапас.
  Поодаль происходило то же самое. На удобных пляжах лежали выбросившиеся на берег крупные джонки и баржи, выплевывавшие из своих пропахших рыбой трюмов гибель Порт-Артура. В чреве каждого суденышка было закреплено по 1 осадному орудию калибра 6 или 11 дюймов.
  С самого утра масса копошащихся японцев вытаскивала артиллерию на берег, приводила в боевое положение и тут же открывали огонь по крепости.
  ***
  - А-а-а..., - верещал японец, наколовшийся в прыжке на неотъемный штык трехлинейки.
  Визг мгновенно перекрыл грохот взрывов. Пехотинцы не жалели 'ручной артиллерии', щедро швыряя и 'колотушки' на длинных деревянных ручках и чугунные 'ананаски'.
  Почти добежавших до линии окопов, люнетов и фортов японцев выкашивало десятками, если не сотнями - не разберешь в неверном свете осветительных ракет и клубах пыли, но уцелевшие продолжали упорно рваться вперед, стремясь навязать упрямым 'россэкэ' рукопашную.
  Самые шустрые самураи уже спрыгивали в русские траншеи, когда ночь окончательно превратилась в день. Струя пламени длиной в несколько десятков метров протянулась вдоль линии окопов, превращая японских солдат в живые факелы. При виде столь жуткого зрелища стрельба прекратилась. Огненная струя качнулась в сторону замерших задних рядов японцев и те побежали.
  Охваченные паникой и устрашенные зрелищем побежали японцы и на флангах участка атаки. Вслед им застучали выстрелы и застучали пулеметные очереди, но как-то без энтузиазма, ничем не напоминая тот шквальный огонь, что обрушивался на японцев несколько секунд назад. И стреляли в основном по мечущимся живым факелам, обрывая мучения тех врагов, которым не повезло оказаться под выстрелом станкового огнемета.
  Несколько японцев, что успели забежать в укрепления, пытались кинуться врукопашную, но их быстро забили прикладами.
  Первая попытка японцев взять Порт-Артур нахрапом захлебнулась в крови.
Оценка: 3.57*33  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Елка для принца" В.Медная "Принцесса в академии.Драконий клуб" Ю.Архарова "Без права на любовь" Е.Азарова "Институт неблагородных девиц.Глоток свободы" К.Полянская "Я стану твоим проклятием" Е.Никольская "Магическая академия.Достать василиска" Л.Каури "Золушки из трактира на площади" Е.Шепельский "Фаранг" М.Николаев "Закрытый сектор" Г.Гончарова "Азъ есмь Софья.Царевна" Д.Кузнецова "Слово императора" М.Эльденберт "Опасные иллюзии" Н.Жильцова "Глория.Пять сердец тьмы" Т.Богатырева, Е.Соловьева "Фейри с Арбата.Гамбит" О.Мигель "Принц на белом кальмаре" С.Бакшеев "Бумеранг мести" И.Эльба, Т.Осинская "Ежка против ректора" А.Джейн "Белые искры снега" И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Телохранительница Его Темнейшества" А.Черчень, О.Кандела "Колечко взбалмошной богини.Прыжок в неизвестность" Е.Флат "Двойники ветра"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"