Шерман Елена Михайловна: другие произведения.

Спичка в дверном замке

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Из цикла "Позвольте представиться: Ирбисов". Рассказ - участник конкурса ПВ-17.

  По улице, залитой радостным майским солнцем, шел голый до пояса мужчина и громко читал "Песню о Буревестнике". Павел Петрович Ирбисов и Сева Хромцов, сидевшие за столиком уличного кафе, проводили его взглядами.
  
   - Бедный безумец, - заметил Сева. Он был молод, мягкосердечен, мечтателен и склонен к романтическому взгляду на мир, за что над ним не раз подтрунивал Ирбисов - бывший следователь, а ныне - частный детектив.
  
   - Обычное весеннее обострение, - пожал он плечами. - По этому хоть видно, что крыша поехала, а сколько народу тихо с ума сходит. Представь, приходит сегодня утром ко мне женщина средних лет, на вид вполне приличная, и заявляет, что кто-то проник в ее квартиру, чтобы переставить цветы на подоконнике. Я, разумеется, вежливо ее выпроводил.
  
   Подошла официантка с подносом, положила на стол перед Севой и Павлом Петровичем яркие бумажные подставки, поставила на них кружки с пивом.
  
   - А что она хотела? - Хромцов отхлебнул пива, оказавшегося ледяным и очень вкусным.
  
   -Ну как же, - взял кружку Павел Петрович, - я должен был найти таинственного злоумышленника... Смотри-ка, - обратил он внимание на надпись на подставке, - какая креативная реклама. "1 июня открывается новый магазин сети "Незнайкин"! Лучшие товары для ваших малышей". Нашли, где рекламировать детские товары. Хотя, учитывая их недавние проблемы, хорошо, что хоть на такую рекламу денег хватило.
  
  Сева пожал плечами, думая о другом.
  
   - А почему вы считаете, что эта женщина - ненормальная?
  
   - Диагноз я ей не ставил, но вывод сам собой напрашивается: невроз у дамочки или климакс. Ну кто полезет в квартиру ради того, чтобы передвинуть горшки на подоконнике? Сама их переставила и забыла об этом, а потом сама себя напугала.
  
   - А вот Шерлок Холмс обычно интересовался такими делами! - попытался подколоть своего друга Сева. Он с утра ничего не ел, и пиво, выпитое на голодный желудок, слегка ударило ему в голову.
  
   - То Шерлок Холмс, а я кто - мент на пенсии, - ухмыльнулся Ирбисов. - Может, ты попробуешь? Ты вроде давно мечтал поиграть в детектива.
  
   - Мне кажется, что это может быть в равной степени и начинающейся манией преследования, и чем-то серьезным, - гнул свое Сева.
  
   - Предлагаю пари, - заявил Павел Петрович. - Если переставленные цветы - это начало запутанного и серьезного дела, я тебе ставлю ящик лучшего пива. Если нет - ты мне. По рукам?
  
   - По рукам.
  
   2
  
   Подойдя к дому #22 на ул.Строителей, Хромцов остановился и перепроверил содержимое сумки. Лупа, фонарик, измерительная рулетка, резиновые перчатки, пинцет, 10 прозрачных пакетов, записная книжка с ручкой - вроде ничего не забыл. Обилие инструментов из арсенала Шерлока Холмса должно было компенсировать неуверенность в себе, нарастающую по мере приближения к дому, в котором жила женщина, жаловавшаяся на переставленные цветы.
  
   Раиса Григорьевна - так ее звали - оказалась рослой, пышущей здоровьем шатенкой. Работала она проводницей и подолгу не бывала дома. Ни в ее манере общения, ни в квартире не было ничего, намекающего на душевную неуравновешенность; более того, Сева и не подозревал прежде, что безупречная чистота и обилие цветов могут так преобразить простую однокомнатную квартирку в "хрущевке". На кухне царил столь безукоризненный порядок, что вопрос, как могла хозяйка заметить переставленные цветы, отпал сам собой. Впрочем, Раиса Григорьевна пояснила ему, по какому принципу расставила цветы на подоконнике.
  
   - Утром 11-го уехала я в рейс, вернулась вечером 15-го, вошла - и сразу заметила: что-то не то! Смотрю: цикламен и фиалки не на своих местах. Я поняла, что кто-то был в квартире в мое отсутствие. Испугалась, конечно, стала проверять, не украли ли чего. Ан нет, ничего не пропало, хотя у меня и брать-то нечего...
  
   - А может, что-то добавилось?
  
   - В смысле, подбросили? Нет. Ничего не убавилось и не прибавилось, но кто-то явно заходил и оставил следы.
  
   Хромцов почесал затылок, потом извлек из сумки свои инструменты.
  
   - Перейдем к осмотру места происшествия.
  
   - Смотрите. Там еще подоконник поцарапали. Я только на Пасху сама его покрасила, он был как новый.
  
   Подоконник действительно выглядел аккуратным и свежим - как и все в этой квартире. Сева осторожно снимал с него один цветок за другим, осматривая горшки и растения. Никаких повреждений ни на цветах, ни на горшках не обнаружилось. Никаких признаков того, что растения извлекали из земли или что в земле ковырялись, не было - то есть версия, что неизвестный гость что-то запрятал в горшках, отпадала. А вот подоконнику не повезло: сняв все цветы, Хромцов отчетливо увидел две царапины: неглубокие, прямые, одинаковой длины - 5 см. На всякий случай он замерил расстояние между ними: вышло ровно 32 сантиметра. Изучение с помощью лупы ничего не дало: никаких крошек или других следов предмета, которым нанесли царапины.
  
   Получалась какая-то чепуха: некто забрался в квартиру, аккуратно снял цветы с подоконника, поцарапал его в двух местах, поставил цветы обратно и ушел. Пока ничего не ясно, надо рыть дальше.
  
   В приступе усердия Сева сел на пол и принялся с помощью фонарика изучать нижнюю сторону подоконника. В отличие от большинства людей, пренебрегающих невидимой стороной подоконников, Раиса Григорьевна не поленилась и покрасила и ее, и на свежей краске также были видны две царапины. Они были в тех же местах, что и царапины на верхней стороне, буквально друг против друга, и измерения подтвердили визуальное впечатление: те же 5 см в длину, те же 32 см между ними. Хромцов почуял, что Шерлок Холмс в этот момент все бы понял, но он был не Шерлок, и ограничился тем, что показал царапины на нижней стороне подоконника Раисе Григорьевне.
  
   Та всплеснула руками.
  
   - Вот же сволочь! Зачем ему понадобилось и снизу подоконник царапать?
  
   - Сложный вопрос, - поднялся Сева. - Но если неизвестный так зациклен на подоконниках, надо осмотреть и подоконник в комнате.
  
   В комнате на подоконнике стоял длинный ящик с рассадой спатифиллума, оказавшийся довольно тяжелым, так что Сева и Раиса Григорьевна снимали его вдвоем. Их усилия были вознаграждены: на подоконнике комнаты они увидели две царапины, точно такие же, какие испортили подоконник кухни. Уверенный, что такие же царапины он увидит на нижней стороне, Хромцов встал на одно колено, заглянул под подоконник - и не ошибся.
  
   - Дело серьезнее, чем я думал. Скажите, вы твердо уверены, что в квартире ничего больше не изменилось? Может, вы заметили какие-то следы? Грязь на полу, песок, не знаю, что угодно?
  
   - Помет, - сказала вдруг Раиса Григорьевна. - Вот здесь, - она указала на кремовый прикроватный коврик, - с краю, маленький кусочек птичьего помета. Но я его уже утром заметила, в солнечном свете. Я такую пакость в квартиру принести не могла - я никогда в уличной обуви по квартире не хожу. И прибирала перед отъездом в рейс.
  
   - Где он? - Сева вытащил из сумки пинцет.
  
   - Выбросила, конечно.
  
   - Зря. Возможно, это была улика! Как выглядело это гуано?
  
   - Плохо, оно всегда плохо выглядит. Засохшее, противное. Будто у кого-то засохло на ботинках, а потом отлетело прямо мне на коврик.
  
   Хромцов смерил взглядом пол. Край коврика, на котором был обнаружен помет, находился почти в центре комнаты, и неизвестный мог зацепить его ногой, направляясь к окну.
  
   В завершение осмотра Сева изучил входную дверь, однако она не принесла сюрпризов: ни царапин, ни иных повреждений. По словам Раисы Григорьевны, дверь была заперта, замок открылся нормально, не заедал, как иногда заедают поврежденные замки, так что неизвестный имел ключ - или отличную отмычку.
  
   Изучив дверь снаружи, Хромцов огляделся по сторонам. На крохотной площадке всего три квартиры, двери практически рядом, возле одной из них - вертикальная металлическая лестница, упирающаяся в прямоугольный люк. Слышимость отличная - слышно, как в одной из квартир смотрят телевизор.
  
   - Вы не спрашивали соседей - не слышали ли они что-то подозрительное?
  
   - Нет... Как-то не сообразила.
  
   - А какие у вас с ними отношения?
  
   - Самые лучшие. Хотите, можем прямо сейчас поспрашивать?
  
   Дверь квартиры, из которой доносились звуки телевизора, открыла рыжеволосая симпатичная девушка со стаканом молока в руке. Судя по ее огромному животу, не сегодня-завтра ей предстоял визит в роддом. Раиса Григорьевна назвала ее Настенькой и очень мило с ней побеседовала. Увы, Настенька ничего сообщить не смогла: странных звуков из-за стенки она не слышала, подозрительных - да и любых других - незнакомцев не видела. Почти теми же словами ответил на расспросы Раисы Григорьевны и сосед из третьей квартиры - крупный седой мужчина лет шестидесяти пяти.
  
   - Так что не считая пацанов с третьего и четвертого этажа - опять на чердак лазили - никаких происшествий.
  
   - А что за пацаны? - ухватился за соломинку Сева.
  
   - Егорка из 8-й квартиры и Джон из 12-й. Подростки, я их раз уже поймал на крыше. Поставил на люк новый замок, чтоб не добрались, а в воскресенье... да, в воскресенье, 14-го, выхожу мусор выбросить, смотрю - а люк-то приоткрыт. Я поднялся по лестнице, выглянул - на крыше никого, но кто-то подобрал ключ к замку. Я люк запер, а вечером пошел с пацанами разбираться. Они, конечно, все отрицали, типа, это не мы.
  
   - Может, и впрямь не они? - призадумался Хромцов. - А можно подняться на крышу?
  
   - Не вопрос, но там ничего нет.
  
   Сосед был немного неточен: на крыше, плоской, как у всех домов-хрущевок, был ветер - чудесный, весенний, ласковый; старая консервная жестянка, игравшая роль пепельницы и придавленная кирпичем, и много, очень много голубиного помета, как засохшего, так и свежего. И тут как минимум одна часть паззла в сознании Севы сложилась.
  
   - Скажите, пожалуйста, когда вы увидели, что люк открыт?
  
   - В районе одиннадцати утра. Точнее не подскажу.
  
   Вернувшись в квартиру Раисы Григорьевны, Севы изложил свои соображения.
  
   - Итак, что мы знаем о неизвестном, забравшемся в квартиру? Во-первых, он с большой долей вероятности испачкал обувь пометом именно на крыше, то есть сначала он забрался туда, а потом - в вашу квартиру. Во-вторых, у него были ключи или универсальная отмычка. В-третьих, он знал ваши привычки, знал, что вы аккуратистка и заметите переставленные цветы и царапины на подоконнике. Вопрос, зачем он это сделал? В свое время подобные фокусы с перестановкой мебели, перевешиванием полотенец и прочим проворачивала в квартирах диссидентов восточно-немецкая разведка "Штази", чтобы вывести их из равновесия, а если получится - довести до невроза. Понятно, что "Штази" давно нет, и никаким разведкам мира вы не интересны, но прием сам по себе рабочий. Вы переживаете, вам не по себе, вы ощущаете, что неприкосновенность вашего жилища нарушена. Так? Так. Как вы думаете, Раиса Григорьевна: кому это нужно? Есть у вас враги?
  
   Раиса Григорьевна развела руками.
  
   - Да вроде нет. Живу спокойно, никому дорогу не переходила, откуда враги?
  
   - Какие-то конфликты на работе?
  
   - И близко нет. Бригада у нас хорошая подобралась, и девчонки, и парни. Работа явно ни при чем.
  
   - Раиса Григорьевна, неужели нет ни одного человека, с которым вы хотя бы раз поссорились?
  
   Женщина вздохнула.
  
   - Ну, если честно, то был у меня конфликт полтора года тому. С сожителем моим бывшим. Еле выставила его из квартиры.
  
   - Так, так, - оживился Хромцов, - расскажите поподробнее.
  
   Рассказ Раисы Григорьевны был прост и незатейлив. Три года тому на встрече одноклассников бывший сосед по парте Толик Карнаухов внезапно признался, что в 8-м классе был в нее влюблен. Признание растрогало Раису Григорьевну, и одноклассники возобновили общение. Довольно скоро выяснилось, что Толику, которого за пьянство выгнала жена, негде жить, и Раиса Григорьевна по доброте душевной пустила его к себе. Сначала Толик вел себя прилично, но через какое-то время снова запил, и после череды безобразных сцен женщина велела ему убираться.
  
   - Только вряд ли это он, - завершила рассказ Раиса Григорьевна. - Толян царапинами на подоконнике не ограничился бы, и цветы бы не переставил, а с корнями вырвал, уж я-то его изучила. Да и зачем ему это? Последний раз он приходил пьяный год тому, с тех пор я его не видела и не слышала. Уже, верно, и забыл про меня.
  
   - Алкоголь, - начал с умным видом Сева, - необратимо повреждает клетки мозга, и потому алкоголики склонны к неожиданным и нелепым поступкам. В то же время они могут быть не лишены хитрости. Он смекнул, что если он все разнесет в квартире, вы пойдете в полицию и расскажете о своих подозрениях, а если напакостит по мелочи, то вы будете переживать молча, не понимая, что происходит. Надо проверить, где он находился и чем занимался 11, 12, 13 и особенно 14 мая.
  
   - Да, наверно. Вы детектив, - сказала Раиса Григорьевна, и в голосе ее чувствовалось неподдельное уважение, - вам видней.
  
   3
  
   Самостоятельно установить местопребывание Карнаухова Сева не сумел: ведь тот не имел постоянного места жительства, и попросил об этом Ирбисова. Тот обещал помочь, хотя ко всей истории относился по-прежнему скептически. Скепсис Павла Петровича большого впечатления на начинающего детектива не произвел, он давно к нему привык. Хуже было то, что Сева чем дальше, тем меньше верил в собственную версию.
  
   Все было бы ничего, если бы не крыша. Зачем этот Карнаухов туда полез? Поступок совершенно бессмысленный даже для алкоголика, да и рискованный: вышел бы сосед выносить мусор немного раньше, поймал бы его на горячем. К тому же Раиса Григорьевна права: такие ювелирные, тонкие пакости совершенно не в стиле алкашей, бомжей и прочих маргинальных элементов. Промучившись ночь без сна, Хромцов пришел к выводу, что или Раису Григорьевну пытался напугать кто-то другой, а не бывший сожитель, или дело вообще не в ней.
  
   Хорошо, а в чем? Некто приходит поздним утром в хрущевку на окраине города, поднимается на последний, пятый этаж, забирается на крышу, спускается, забирается в пустую квартиру - скорее всего зная, что она пустая. В квартире его интересуют цветы и подоконники. Чтобы поцарапать подоконники с двух сторон, он должен был снять цветы, поставить их на пол. А что, если он переставил горшки не умышленно, а случайно? Просто не запомнил, какой цветок за каким стоял? Что, если его интересовали только подоконники, на которые он нанес одинаковые царапины? Поцарапал, вернул цветы на место и ушел. В чем смысл - непонятно.
  
   Непонятно также, чем нанесены царапины. Это не нож, а что-то более тупое, но твердое, возможно - металлическое. Что-то, чем царапали сразу с двух сторон.
  
   А если царапины - такая же случайность, как и переставленные цветы? Что, если неизвестному было плевать на подоконники? Что, если он хотел просто распахнуть окна?
  
   Эта простая мысль взволновала Севу так, что он сел на кровать, на которой проворочался всю ночь. За окном занимался новый день, и комнату постепенно заполнял серый предрассветный свет.
  
   Крыша, окна... Он хотел спрыгнуть вниз, что ли, и выбирал, откуда лучше? Да нет, вздор. Или хотел что-то рассмотреть с разных точек? А вот это вполне возможно. Увлеченный осмотром квартиры Хромцов не обратил никакого внимания на вид из окон, а в нем, не исключено, есть нечто примечательное.
  
   4
  
   Раиса Григорьевна не удивилась повторному визиту Севы, более того - в глазах ее появилось нечто вроде радости. Увы, порадовать ее было нечем, но начинающий детектив слегка напустил туману, и возникшее к Севе уважение ничуть не поколебалось. На сей раз вместо набора инструментов Сева вооружился одним биноклем, правда, солидным, армейским. Хозяйка очистила подоконники, распахнула окна, и Хромцов, приставив бинокль к глазам, принялся изучать открывшуюся перед ним панораму.
  
   Улица Строителей, на которой проживала Раиса Григорьевна, замыкала ту часть города, которая походила на город - дальше шли особняки. Лет 50 тому, когда здесь возводили хрущевки, эти домики, утопающие сейчас в нежной майской зелени, называли "частный сектор". От частного сектора улицу Строителей отделяла дорога, по обе стороны которой торчали какие-то высокие кусты, не торопящиеся обзаводиться листвой. Если высунуться из окна, то можно было увидеть слева долгий ряд хрущевок, а справа - северное шоссе, по которому можно за 20 минут добраться до центра города.
  
   При всем желании эти пейзажи нельзя назвать эффектными, впечатляющими или оригинальными, хотя вкусы бывают разными. Неизвестного явно интересовала не эстетическая сторона панорамного вида, но что? Сева направил бинокль вниз, на дорогу, по которой время от времени проезжали легковушки и грузовики. Сейчас по ней с музычкой летел кабриолет, не новый и довольно помятый, но все же кабриолет, где на передних сиденьях гордо восседали два пацана в темных очках, а на задних хохотали две блондинки. Бинокль позволил Хромцову убедиться, что одна из блондинок очень хороша собой, но не красота девушки заставила его смотреть вслед открытой машине. Что-то ему эта машина напомнила, но что - он не мог понять.
  
   Когда кабриолет скрылся из виду, Сева перевел взгляд на частный сектор. Он отметил, что доступные для обозрения особняки весьма разнокалиберные: так, прямо напротив дома Раисы Григорьевны стоит большой современный коттедж из стекла и бетона, с двухярусной крышей, причем нижний ярус представляет собой нечто вроде большой огороженной террасы, где летом можно загорать, а метрах в двухстах от коттеджа прячется под высокими старыми деревьями маленький деревянный домик. Похоже, богатые люди стали покупать здесь землю, сносить старые здания и строить новые не так давно. Ну и что? Чтобы узнать об этом, не обязательно забираться в чужую квартиру.
  
   Впрочем, у Хромцова появилась еще одна идея.
  
   - Раиса Григорьевна, - спросил он, закончив осмотр окрестностей, - а кто живет под вами? В квартирах на 4-м и 3-м этажах?
  
   - На 4-м - старики Лопухины, он парализованный после инсульта, она за ним присматривает. А на 3-м - Оля Фокина, Настенькина подруга, Егорка - это ее меньший брат. Оля - мать-одиночка, так получилось, сейчас в декрете...
  
   - Гм. Я так понимаю, что и на 4-м, и на 3-м этаже постоянно кто-то есть дома?
  
   - Да, а что?
  
   - Я просто думал, что мог быть и такой вариант: неизвестный хотел через вашу квартиру попасть в одну из квартир ниже, спустившись из окна. Сперва он думал спуститься с крыши, а потом решил, что из квартиры удобнее будет. Но если там круглосуточно кто-то есть, тот этот вариант представляется сомнительным.
  
   - Да зачем к ним лезть? Обокрасть, что ли? Так они бедней меня. Лопухины живут на ее трудовую пенсию и его пенсию по инвалидности, а Оля у меня деньги занимает, - сказала Раиса Григорьевна. - У нас в доме миллионеров нет, даже подпольных.
  
   - Да, эту версию можно отбросить. Я бы хотел еще поговорить с Егоркой.
  
   Раиса Григорьевна позвонила Оле, и минут через пятнадцать в квартиру вошел худощавый, вихрастый паренек, слишком низкий для 14-летнего, но бойкий и живой. На Севу он глазел с неподдельным интересом и охотно рассказал, как в воскресенье совершенно случайно, без всяких задних мыслей подошел с корешем на 5-й этаж примерно в половине одиннадцатого и увидел, что люк приоткрыт.
  
   - Ну, мы и залезли на крышу. Посидели, покурили. А потом этот старпер поднялся на крышу и начал орать. А мы ничего не открывали, все открыли до нас.
  
   - Слушай, в тот день вы что-то подозрительное или кого-то подозрительного не замечали? Или хотя бы чужого, незнакомца?
  
   - Да вроде нет. Точно нет. Все были свои.
  
   - Жалко их, - вздохнула Раиса Григорьевна, когда за подростком захлопнулась дверь. - И Егора, и Олю. Мама их, Светлана, умерла два года тому, и внука не увидела...
  
   Больше узнать о судьбе соседей с 3-го этажа Хромцову помешал звонок мобильного. Звонил Павел Петрович.
  
   - Знаешь, где сейчас твой Карнаухов? В СИЗО. Он там с 9 мая нары пузом давит: его задержали за нанесение телесных повреждений полицейскому при исполнении. Напился по случаю праздника, начал буянить на улице, попытался наряд его задержать - а он взял да и пнул полицейского в колено. Сломал ему коленную чашечку, так что скорее всего присядет.
  
   Сева поблагодарил Ирбисова, нажал на отбой и сообщил новость Раисе Григорьевне. Та разохалась, распереживалась:
  
   - В СИЗО, говорите? Ах ты Боже мой, вот беда-то. Надо бы навестить, а я завтра опять в рейс с утра на четыре дня, вернусь 25-го.
  
   - Успеете навестить, - успокоил ее Сева, - так скоро его не выпустят.
  
   5
  
   На обратном пути ему повезло: автобус оказался полупустым. Хромцов сел у окна. Напротив сидел толстяк в очках и читал книжку в яркой обложке, которую Сева сперва принял за бульварный роман, но, рассмотрев название - "Убийство Джона Кеннеди и мафия", - понял, что ошибся. Видимо, книга была интересной - толстяк читал не отрываясь. Когда-то и Севу занимало это убийство, и в памяти всплыли кадры кинохроники: открытая машина с улыбающимся президентом медленно едет по Хьюстон-стрит, люди размахивают флажками, не зная, что через минуту их мир изменится навсегда. Этот старый сюжет сменился другим, совсем свежим - помятый кабриолет катит по улице Строителей, девчонки хохочут....
  
   И тут до Хромцова дошло. Паззл сложился окончательно и безукоризненно.
  
  Ирбисова отнюдь не порадовала новая просьба Севы - узнать, кто живет в большом коттедже напротив ул.Строителей.
  
   - Завтра я с утра еду к Степанычу в заповедник, давай в понедельник.
  
   - Ну пожалуйста, Павел Петрович! Это в самом деле важно. Я пока не готов озвучить версию полностью, но поверьте - если все так, как я предполагаю, речь идет о жизни как минимум одного человека.
  
   - Ладно. Жди.
  
   На следующий день ровно в семь утра Севу разбудил звонок.
  
   - Записывай: коттедж принадлежит Олегу Руслановичу Чегодаеву, владельцу сети детских магазинов "Незнайкин". Надеюсь, эта информация тебе пригодится. До завтра.
  
   - До завтра.
  
   После завтрака Сева засел за ноутбук и добросовестно сидел до обеда. Из открытых источников он без труда узнал все подробности жизненного пути г-на Чегодаева, родившегося в их городе и сумевшего вместе с деловым партнером, неким Алексеем Штанько, создать весьма преуспевающий бизнес - сеть магазинов детских товаров. Два года назад между Чегодаевым и Штанько пробежала черная кошка: недовольный распределением прибыли Штанько захотел выйти из бизнеса и потребовал отдать ему его половину. Чегодаев не согласился, и началась череда судебных заседаний и поливание друг друга грязью, изрядно навредившее бизнесу. Только полное отсутствие интереса к этой сфере позволило Хромцову пропустить в свое время "борьбу маленьких гигантов большого бизнеса", как окрестил схватку Чегодаева и Штанько язвительный журналист Хрунов: СМИ уделяли ей очень много внимания.
  
   Месяц назад состоялось заключительное заседание апелляционного суда. Штанько проиграл по всем пунктам, "Незнайкин" остался за Чегодаевым. Вот и мотив: месть проигравшего.
  
   Правда, проигравший будет одновременно и главным подозреваемым, но какой же преступник не верит, что сумеет обмануть правосудие? Или все же жертвой станет не Чегодаев, а другой обитатель коттеджа, например, жена хозяина?
  
   После обеда Хромцов засел за Instagram Олеси Соболевской - так звали бывшую "Мисс Очарование", ставшую женой "маленького гиганта большого бизнеса". Посмотреть было на что: почти ежедневно она выкладывала новые фотографии то себя, то Максимиллиана - маленького сына Чегодаевых, то интерьеров дома, то еды. Долистав до августа прошлого года, Сева увидел фото с вечеринки на террасе, устроенной по случаю "прощания с летом". Вот оно что: терраса используется не для загара, а для приема гостей. Осталось узнать, когда состоится ближайшее мероприятие.
  
   Добравшись до мая прошлого года, он нашел ответ. 18 мая Олеся выставила фото сына с подписью "Нам 5 лет", а в ближайшее воскресенье на террасе собрались гости - почти сплошь взрослые, кстати. День рождения ребенка для этой четы, судя по всему, не более чем повод продемонстрировать свою крутизну и позвать нужных людей.
  
   Да, но 18 мая было в эту пятницу. А сегодня, 20-го, воскресенье. И если... если на этот раз отмечать снова будут на террасе - а еще не отмечали, иначе аккаунт в Instagram завалили бы фото - если там снова соберутся хозяева и гости в шесть вечера, как в прошлом году... то у него, Севы, осталось ровно два часа, чтобы предупредить преступление. Нет, уже не два. Уже час и 59 минут.
  
   Павел Петрович ожидаемо не отвечал - в заповеднике сигнал плохой. Значит, придется обойтись без него, без полиции и спецслужб.
  
   В сознании Севы, до того потратившего кучу времени на топтание на месте, мгновенно сложился план, точно кто-то открыл в голове нужный шлюз. Прихватив на кухне коробок спичек, он бросился на улицу, одержимый одним желанием - успеть.
  
   6
  
   На крыше гулял веселый и вольный майский ветер. На террасе вокруг расставленных столиков хлопотали хозяйка дома и трое официантов. Четвертый развешивал фонарики. До шести вечера оставалось 65 минут. Сева глубоко передохнул и положил кирпич, придавливавший жестянку-пепельницу, поближе к люку. Успел.
  
   Он вспомнил удивленное лицо соседа, у которого он попросил ключ от люка: старик явно не ожидал его появления на пороге. Видел бы он, как минутой раньше Хромцов проделал коронный трюк хулиганья всех времен и народов: быстрым движением вставил спичку в отверстие замка в двери Раисы Григорьевны. Старик явно счел бы его полоумным, а объяснять нет времени. Тот может появиться в любую минуту.
  
   Тот появился без четверти шесть. Скрипнула крышка люка, и Сева схватил кирпич. Но сперва в проеме люка появилась сумка, ее приподняли и поставили на крышу, и только потом - темноволосая голова, по которой Хромцов со всей силы ударил кирпичом, идеально выбрав долю секунды: тогда, когда из люка уже показался лоб, но глаз еще не было видно.
  
   Удар оказался сильным: тот рухнул вниз с грохотом, показавшимся Севе оглушительным. Сева заглянул в люк: посреди лестничной площадки лежал мужчина с залитым кровью лицом, и решительно расстегнул "молнию" сумки. Даже сейчас в глубине души он допускал, что имела место какая-то чудовищная ошибка, и только после того, как он увидел в сумке в разобранном виде то, что ожидал увидеть, душу Хромцова буквально затопило чувство облегчения.
  
   7
  
   Казалось, что и не было этих двух недель: за тем же столиком в том же кафе сидели Хромцов и Ирбисов, вот только на календаре значился уже июнь, а не май, и по улице не бродил сумасшедший, декламируя Горького. Возле Севы стоял ящик пива: Павел Петрович, как и подобает джентльмену, признал свой проигрыш.
  
   - И все же тебе крупно повезло, - заметил он, - что и киллер, и снайперская винтовка были в розыске. Иначе сложно было бы тебя отмазать: ты же его прямиком в реанимацию отправил.
  
   - Ну, а что мне было делать? - развел руками Сева. - Я поздно спохватился, еле успел. Первый раз меня осенило, когда я вспомнил про убийство Кеннеди: в сознании связались кабриолет, который я видел из окна, открытая машина президента и царапины на подоконнике. Киллер выбирал идеальную позицию, сравнивая крышу и квартиру, и выбирал, закрепив на подставке снайперскую винтовку.
  
   - Я, кстати, потом подумал про подставку, - кивнул головой Павел Петрович, - но не успел тебе сказать.
  
   - Киллер сначала проверил крышу, потом спустился в квартиру. Он или сразу не запер люк, намереваясь вернуться еще раз на крышу, или отпер его заново, но забраться на крышу не успел: услышал голоса пацанов, еле успел спуститься по лестнице и юркнуть в квартиру. Я склоняюсь к первому варианту, потому что пацаны, поднимаясь, не слышали никаких подозрительных звуков. Но это не суть важно. Вспомнив про обстоятельства убийства Кеннеди, я понял, что в этом случае мишенью будет не правительственный кортеж - на улице Строителей его можно ждать до второго пришествия, - и вообще не машина, а один из домов напротив. Лучше всего видно из окон коттедж Чегодаева, не говоря о том, что услуги профессионального киллера стоят дорого, ради простого человека его нанимать не будут.
  
   - Ты мог предупредить Чегодаева.
  
   - Дык времени не оставалось! Я слишком поздно сообразил, когда начнется спектакль - буквально за два часа до поднятия занавеса. Подгоняю таксиста и думаю: а если киллер уже в квартире?
  
   - И как ты понял, что его там еще нет?
  
   - Увидел с улицы, что окна закрыты, цветы на месте. Тут я бегом на пятый этаж, спичку в замок и звоню соседу...
  
   - Со спичкой ты ловко придумал, - признал Ирбисов.
  
   - Я рассудил: если киллер не сможет зайти в квартиру, то что он будет делать? Полезет на крышу - задание-то выполнить надо. А там я его встречу и обезврежу.
  
   - Он мог вытащить спичку из замка.
  
   - Исключено, - замотал головой Сева. - Разве что вместе с сердцевиной. Я в школьные годы был в этом мастер, а мастерство не пропьешь. Да и не рискнул бы он долго копошиться на лестничной площадке. Кстати, а кого ему заказали-то? Чегодаева?
  
   - Неизвестно. За дело взялись конторские, а там у меня контактов нет. Знаю лишь, что киллер очень непростой, и винтовка в сумке засвеченная. Ну что, еще по пиву? Весна закончилась, можно расслабиться. - Давайте.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) В.Василенко "Статус D"(ЛитРПГ) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) Д.Максим "Новые маги. Друид"(Киберпанк) А.Черчень "Все хотят меня. В жены"(Любовное фэнтези) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Священная война"(Боевое фэнтези) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) М.Боталова "Принесенная через миры"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"