Шермер Ольга: другие произведения.

Демон с тобой

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today
  • Аннотация:

    Что умеет делать демон? Сеять хаос и разрушение, творить пакости и злобно язвить. Что не умеет демон? Нести свет и радость в души отчаявшихся людей, возвращая им желание жить, и быть предельно милым и дружелюбным. Только по нелепой случайности оказавшись на исправительных работах в пансионате "Солнечный свет", где за тобой приглядывают эльф с труднопроизносимым именем и какой-то далекий ангельский родственник, начинаешь вдвойне ценить прелесть темной стороны. А то и исправить - не исправляют, и уволить - не увольняют. Спасибо хоть платят!

      
      
      
      
      
      
     
       

  Глава 1. Без тапочек на подоконнике.
  
  - Спорим, шагнет?
  Трей оторвался от кактуса, на котором под его руками мучительно проклевывался приторно-розовый бутон, выругался, когда тот нырнул обратно, словно и не было этих десятиминутных магических потуг, и со вздохом спросил:
  - На сколько?
  - На пятисотку, - пожала плечами я.
  - В какой валюте? - напарник выбрался из-за своего белоснежного офисного стола и переместился поближе к распластавшемуся по стене монитору, в который битый час уже пялилась я в поисках очередного клиента. К счастью, нашла одну потенциальную жертву, довольно отметив, что по "попрыгунчикам" у нас как раз в этом квартале недостача.
  "Попрыгунчиками" мы обобщенно называли любителей шагать с крыш, мостов и из окон. Точнее, я бы не постеснялась именовать их так, как они того действительно заслуживали, но, понимаете ли, "профессиональная этика"... Кого я обманываю. В прошлый раз меня прилично так штрафанули, когда я озвучила свою версию, как стоило бы заменить этих конфетно-ванильных "попрыгунчиков". Из того случая я извлекла только один урок: не стоит так делать... в присутствии начальства.
  - А в прошлый раз на какую спорили? - я зевнула во весь рот, даже не попытавшись прикрыть ладонью, а после сжала в руках кружку в виде керамического черепа, стараясь подогреть остывший кофе. В моих руках это произошло излишне быстро, и мигом вскипевшая "Черная карта" чуть было не выплеснулась гейзером на Трея.
  - Монгольские тугрики, - усмехнулся остроухий, явно припомнив, как на меня смотрели в пунктах обмена валют - такими взглядами обычно награждают законченных идиотов.
  - Точно. Давай сегодня тогда на йены? - по правде, на ум больше ничего особенного и не пришло. Все какие-то шиллинги да кроны, даже неинтересно.
  Эльф кивнул. Вообще-то он настоятельно просил называть его альвом. Существенной разницы между вышеупомянутыми и сидами, я так и не уловила, кроме негодования в голосе напарника, которого было чуть меньше при упоминании одних и чуть больше при упоминании других. Правда, насчет кого меньше, а насчет кого больше, я постоянно забывала. Остроухие они и есть остроухие, какая разница как их там по паспорту.
  Молодой мужчина в спортивной куртке с огромным логотипом "РОССИЯ" на спине стоял на самом краю крыши восемнадцатиэтажного дома, печально глядя вниз.
  - Пры-гай, пры-гай, - шепотом проскандировала я.
  - И-ди до-мой кре-тин, - вторил мне Трей, ободряюще сжав кулаки.
  - Тебе еще пипидастры надо дать, - усмехнулась я. - Будешь как девочки из группы поддержки. Они такие же смазливые, как ты, и у них там как раз блондиночки в почете.
  - Я шатен, - явно не на то обиделся напарник.
  Всем своим видом продемонстрировав "конечно, внушай себе это сколько угодно", я снова уставилась в экран, уже даже занеся руку над сенсорной панелью, чтобы в случае если я выиграю спор, то успеть перехватить клиента на подлете раньше, чем китайские "Винкс" из соседнего кабинета.
  - А пипидастры это вообще цветные щетки для пыли, а не помпоны. Чтоб ты знала.
  - В твоем исполнении это как-то совсем нецензурно прозвучало, - сообщила я. - Смотри! Пошевелился!
  Наш патриотичный объект действительно сделал полшага в сторону края.
  - Еще чуть-чуть, ну же!.. - взвыла я.
  - Марси, ты работаешь в агентстве, занимающемся возвращением людей к жизни. Понимаешь? Ты радоваться должна, когда тело до нас в принципе не доходит!
  - Чтобы возвращать человека к жизни нужно эту жизнь сначала отнимать, - зловеще загыгыкала я. - Зря он, что ли, со своей клаустрофобией на лифте двадцать этажей пилил? Пусть прыгает и не разочаровывает зрителей!..
  Словно услышав мои возмущения, парень, словно стойкий оловянный солдатик повалился с края вниз лицом. Не щучкой, не топориком, а так, как будто просто уронили игрушку с края комода.
  С победным "Есть!" я ткнула пальцем в сенсорный дисплей в районе десятого этажа, раскрывая небольшой плоский портал в наш кабинет прямо под "попрыгунчиком", и тут же, не удержавшись, нажала две вертикальные полоски, а затем приблизила изображение.
  - Смотри, как его перекосило, - радостно оскалила клыки я. - Интересно, а с какой скоростью он там летит?
  - У тебя были столетия, чтобы научиться это высчитывать, - напарник, как обычно, не одобрял мои вполне невинные шутки.
  - Слушай. Я промолчу, что у твоих предков были тысячелетия, чтобы придумать лампочку, а в итоге дотянули аж до 19-го века...
  - У нас была магия!.. - оскорбился напарник. - И много других всяких дел.
  - У меня, знаешь ли, тоже были дела поинтереснее, чем выводить какие-то формулы. Хочу напомнить, что я, вообще-то, демон.
  - И уже полтора века вкалываешь во благо людей.
  - Меня вынудили! Я до сих пор не смирилась с этой вопиющей несправедливостью.
  Напарник устало закрыл лицо ладонью.
  - Нежный, я прям не могу. Лови клиента!
  И я коснулась экрана, снимая "паузу", и уже спустя пару секунд к нам на ковер вывалился парень с крыши.
  - Ха! - я не сдержавшись подскочила в своем офисном кресле, и глухо стукнула кулаком в стену, разделяющую нас с "коллегами". - Накося выкусите, феи китайские!
  После чего продемонстрировала ей же средний палец сразу с обеих рук.
  - Они не китайцы, Марселин, а алтайцы, - вздохнул Трей, осторожно левитируя тело на небольшой угловой диван. - И мы вообще-то общим делом занимаемся.
  - И премию нам потом, конечно, тоже общую выпишут, - хохотнула я.
  - И пора бы запомнить, что они не феи, а фейри.
  - Ты зануда. И куда вообще девается твоя толерантность, когда ребят из третьего отдела я называю Икс-менами? А как этих "Винкс" так сразу негодуешь.
  Трей таки не сдержал улыбку:
  - Ну тем подходит. Циклоп и джинн. Хоть у нас это одноглазый амбал, а второй эфемерная фиолетовая безногая субстанция. Но когда ты зовешь "феями школы Винкс" двух качков, как-то...
  - Не толерантно, - передразнила напарника я, и, фыркнув, вернулась к вновь забытому и остывшему кофе.
  - В твоем исполнении даже слово "толерантность" звучит нетолерантно.
  Когда спустя пару секунд в кабинет влетели санитары и забрали клиента, выдав нам бирку и прицепив похожую на запястье парню, эльф предложил спуститься в кафе и выпить чаю с чем-нибудь вкусным.
  Согласившись, я заранее решила, что пить буду не чай, а какое-нибудь вино, и не с пирожными, а с сыром, как обычно наплевав на внутренние штатные распорядки нашего "Пансионата Энергетика", который на самом деле назывался "Агентство "Солнечный Свет" с прилегающим пансионатом". В простонародье с моей легкой руки получил аббревиатуру СС, изредка превращался в "детский сад "Солнышко", поскольку многие клиенты вели себя хуже, чем дети, и порой - непроизвольно вспоминалась цитата из старых выпусков Клуба Веселых и Находчивых: "Ред Бул? Адреналин Раш? А... Пансионат "Энергетика"!"
  Фантазия на том иссякла, но я уверена, что вдохновение еще найдет своего героя.
  Мы крались мимо кабинета начальства - точнее, кралась я, эльф и без того был слишком бесшумный. Удивляюсь, как он еще такие выдающиеся способности не использовал в полезных целях типа краж, ограблений и хулиганства?
  - Марселин, Альдимаил, зайдите на минуточку, - раздалось из динамика.
  Альдимаил тиа Айрэ Трайгтрен - было полным именем Трея. Точнее, он утверждал, что это имя, а я доказывала, что таким заклинанием только моих древних предков пробуждать. Хотя мне ли глумиться, демону, чье имя от природы написано как трижды перекошенная пентаграмма с кучей иероглифов вдоль краев. Но ведь ничего, не жалуюсь.
  Во главе белоснежного кабинета - в СС вообще все было до омерзения белоснежным, даже лишний раз ноги в уличной обуви на стол не закинешь - сидел наш солнцеликий Вениил. Стоит ли говорить, как мы звали его между собой? Правильно. Веник.
  - Альдимаил, как продвигается перевоспитание Марселин? - поинтересовался он у моего напарника. Я лишь, не сдержав смешок и поймав на себе две пары возмущенных взглядов - одни небесно-голубые, вторые цвета червонного золота, - изобразила как закрываю рот на замочек и ключ выбрасываю.
  - Не очень, - честно признался напарник. - К клиентам никакого уважения, к коллегам тоже...
  Веник вздохнул.
  - Отчеты заполнять отказывается, штатного расписания придерживаться тоже...
  - Милая, мне кажется, что тебе нравится у нас здесь работать, - Веник перевел взгляд на меня.
  Поговаривали, что в его генеалогическое древо несколько веков назад затесался таки какой-то мимо пролетающий ангел, а оттого в его присутствии даже мне было неуютно, да еще и в этом интерьере. Как будто я по какой-то нелепой ошибке в Небесную канцелярию угодила. Хоть бы пару окурков на подоконнике оставил для приличия. Или бутылку из-под пива в углу. Все как-то бы более по-домашнему.
  - Мне нравится, что вы меня отсюда вытурить не можете, - призналась я. - Это показала практика последних полутора веков. Меня к вам на исправительные работы же отправили, так что ж не исправляете?
  - Так это ты же не исправляешься, - печально изогнул брови Веник.
  - Чтобы меня отправили обратно на нижние этажи мира и заставили какому-нибудь Агаресу фрукты с девственницами носить?! Ну уж нет. Я лучше тут как-нибудь, - усмехнулась я.
  - На Агареса работают девственницы? - смущенно поинтересовался Трей.
  - Нет. Он просто любит фрукты и девственниц. На полдник. Примерно также, как я мясо с острым соусом.
  Трей скривился. Вениил вздохнул:
  - Хорошо хоть клиенты живы остаются. На самом деле, твоё нездоровое желание над ними издеваться иногда даже на руку, но у нас же этика...
  - У вас же штрафы, - вздохнула с ним в унисон я, вспомнив, как пару месяцев назад от зарплаты мне досталась ровно одна восьмая. И весь месяц я ошивалась у Трея подъедая все вкусное, что он приносил себе. Жалко даже, что он не пьющий, а то еще бы и подпивала. - Но всяко лучше, там я вообще за еду работала.
  - Я все еще надеюсь, что ты внемлешь голосу своего разума. Кто ваш новый клиент? Успели познакомиться?
  - Он от радости аж сознание потерял, - радостно оскалилась я.
  - Кто-то слишком низко завел портал, - опять сдал меня эльф.
  - Портал же смягчает падение, - фыркнула я.
  - И вместо десяти этажей он плашмя шлепнулся со второго.
  - На ковер!
  - Ковер твердый.
  - Но мягче же, чем пол.
  - Нет, я не знаю, что с ней делать, - последняя фраза уже предназначалась Венику.
  - Работайте, дети мои, - развел руками тот. И покосившись на меня, добавил:
  - Приёмные.
  
  Изрядно повеселев после пары бокалов 'Вдовы Клико' и от наблюдения за угрюмым напарником, я расслабленно откинулась на спинку стула. Воспитание эльфа не позволяло заставлять меня платить, а мое - вполне позволяло, чтобы за меня платили. Поэтому выбор мой вполне осознанно пал на самые дорогие пункты меню.
  - И вообще, можно я больше не буду на тебя доносить начальству? - спросил Трей, печально покачивая перед собой желейной вишенкой с вершины пирожного.
  - И лишить меня радости видеть как меркнет наш солнцеликий? Ты шутишь, что ли, - усмехнулась я.
  - Мне же не сложно и отчеты твоим именем подписывать, а то как-то не по-джентльменски выходит.
  - На моей прежней работе наоборот надо было 'коллегам' приплачивать, чтобы не дай бог не сдали, когда надо. Но там это было действительно чревато. А тут-то... Относись к этому как к развлечению.
  - Тут моя честь страдает, какое развлечение.
  - Засунь ты ее себе знаешь куда?
  - Знаю. Ты говорила. В первый день нашего знакомства. Можешь не повторять, я это отлично запомнил. Пойдем к клиенту? Он, наверное, уже оклемался.
  Я пожала плечами и закинув в рот последний кусочек сыра, отправилась к пансионату, со злорадной радостью наблюдая, как эльф вытрясает последнюю мелочь из кошелька в конверт со счетом. Интересно, на какие шиши он мне теперь долг в виде пятисот йен будет отдавать?
  Велев подождать меня буквально пару минут, я поднялась на лифте на третий этаж, где в левом крыле располагались кабинеты сотрудников, и, занырнув в гардеробную, нашла свои белые перистые крылья и нимб, пружинками прикрепленный к ободку.
  Начальство твердило, что с клиентами мы должны быть предельно милыми. А что может быть милее дебильного ангела, даже если у этого ангела четыре изящных клыка - два верхних и два нижних, и острые изогнутые черные когти на руках? Смотрятся они вполне эстетично. Люди себе в салонах и больший ужас делают, а еще и деньги платят. Красота должна быть природной.
  Кстати, этой же самой природе я благодарна за естественный черный татуаж вокруг глаз и пастельно-серую кожу. Никаких соляриев не надо. Пустая трата времени.
  Когда Трей увидел меня в облике Купидона-переростка, он вновь хлопнул себя ладонью по лбу и пробормотал: 'И почему я не удивлен', а я спокойно прошествовала мимо него в палату номер тысяча пятнадцать.
  Клиент еще спал, мирно сложив руки в замок на груди поверх одеяла. Я пожалела, что с собой у меня не было свечки, которую можно было бы всунуть ему между пальцев для пущего колорита. Открывает глаза - а тут свеча горит, ангел стоит в изголовье... какой-то остроухий в углу анкету заполняет.
  - Покойный, очнитесь, - мило пролепетала я, пощекотав пациенту выставленную наружу пятку.
  - Марселин! - возмутился Трей.
  - Тсс, ты что, при пациенте никакой ругани, ведь так? - самодовольно оскалилась я.
  Мне частенько хотелось вставить шуточку в духе Петросяна 'больной, просыпайтесь, вам пора пить снотворное', но все как-то не довелось. Даже в те времена, когда она еще не считалась петросянской. Момент был явно упущен.
  Парень что-то невнятно промычал, попытался развернуться и натянуть одеяло на голову, но я вовремя его перехватила с другой стороны. Тот невольно распахнул глаза, чтобы разглядеть за что оно там зацепилось и... увидел меня.
  - Земля тебе пухом, сын мой...
  - Марселин!
  - Что произошло? - вздрогнул парень и тут же бодро вскарабкался на спинку кровати, собрав гармошкой простыню и матрас.
  - Кто ж, черт тебя дери, с ногами на подушки-то встает! - вырвалось у меня. Ну как вырвалось...
  - Кто вы?! Почему у тебя крылья?! - завопил бедолага.
  - А почему у меня клыки тебя не беспокоит? Ну что за люди пошли...
  - Марселин!
  - Вот и познакомились, - я метнула недовольный взгляд в напарника. Взял сдал все явки и пароли. - Тебя-то как звать?
  Парень был в целом не страшный. Легкая щетина, серо-голубые глаза, каштановые волосы. Телосложение вроде крепкое. Вроде даже везде.
  Я многозначительно задержала взгляд там, откуда только что съехал спасительный фрагмент одеяла, и отметила, что либо наши санитары извращенцы, либо склеротики. Раздеть-то пациента раздели, а одевать кто будет?
  - Ты что, вампир?! Я что, умер?!
  - Ты что, по-другому вопросы формулировать не умеешь? - передразнила его я и плюхнулась на кровать. - Слезай, не съем. Это Альдебаран... - я ткнула пальцем в эльфа с бумажками, имя которого мне всё еще было неподвластно. - Короче, просто Трей. Я Марселин, можно Марси.
  В пациенте боролись страх и стеснение, он не знал, что сделать сначала: то ли выдернуть из под меня одеяло и прикрыть все самое интересное, то ли ответить на вопрос, то ли просто умереть от инфаркта и не мучаться.
  - И вообще я не вампир, а демон. А Трей не эльф, а альв. Хотя разницы никакой, но...
  Из угла донеслось зловещее покашливание. Остроухого задели за больное.
  - Демон? Эльф? - парень сполз на кровать и нащупал под собой подушку, которую использовал в качестве прикрытия. И замер. Судя по всему, вспомнил последнее мгновение своей никчемной жизни и окончательно растерялся.
  - Трей, иди сам разбирайся. Мне кажется, он меня боится, - огорченно стянула с головы нимб я и ушла сгонять эльфа с кресла в углу.
  Реакция парня не сильно поменялась. Ладно демоны, эльфы-то чем ему не угодили? Природная магия, острые ушки, бесшумная поступь, просветленный взгляд... Нет, меня они тоже не устраивали, многовековые зануды, но пациент-то чем недоволен теперь?
  - Скажите пожалуйста ваши данные. Как вас зовут, сколько лет, причина, по которой вы к нам попали? - пролепетал Трей, присев на край кровати.
  - Каримов Вадим Витальевич, тридцать два года... Причина? Я даже не знаю, где я. Последнее, что помню...
  - Перефразируем, - улыбнулся эльф. - Причина, которая вас побудила сделать то, что вы помните последним?
  - Жена ушла. С работы выгнали...
  - Потому что в запой ушел, когда жена сбежала? - поинтересовалась я.
  - Штатное сокращение, - возразил парень. - Но... я в психушке?
  - Да! - хлопнула в ладоши я.
  - Нет! - возразил напарник и метнул в меня полный праведного негодования взгляд. - Это место называется 'Солнечный свет'. Мы перехватываем таких, как вы - а вас таких много по всем мирам, к сожалению - и пытаемся как-то расшевелить, доказать, что это не выход. И в зависимости от того, получается у нас это или нет - отпускаем пациента обратно в его мир. Либо в тот самый миг, когда его забрали, либо - полноценно в новую, радостную жизнь.
  - Мне кажется, в психушках то же самое говорят, - проворчала я из угла.
  - Мне тоже... - поник головой Вадим.
  - Сейчас придут санитары, - предупредила я. - Вы их только не пугайтесь и в окно не прыгайте. Тут все-равно первый этаж.
  - Марселин!
  - Да уже знаешь сколько веков Марселин! - сверкнула глазами я.
  - Ого, у вас глаза разноцветные? - спросил парень, внезапно с любопытством уставившись на меня. Непонятно только почему 'спросил'. Видит же, что разноцветные!
  Я в очередной раз самодовольно продемонстрировала клыки, и глядя на пациента в упор изобразила свой любимый фокус с охваченными огнем радужками.
  - Что за чертовщина! - парень отшатнулся.
  - Демонина, - поправил его Трей.
  - Демонина как сорт мяса звучит, - недовольно скривилась я и погасила пламя.
  - А почему я должен пугаться санитаров? Они что, еще страшнее? - грустно спросил Вадим.
  - Да нет. По мне так обычные ребята нетрадиционной ориентации. Но тут их полагается называть 'феями'.
  Не дав Трею изречь возмущенное 'Марселин!' в стопятидесятый раз, в кабинет влетели наглядные доказательства моих слов: два брата-акробата в белых футболках и брюках, на прозрачных крыльях, переливающихся всеми цветами радуги, как бензин в луже. Волосы одного были нежно-голубого оттенка, глаза - ярко зеленые, кожа чуть голубее волос. Второй же имел розоватый цвет кожи и чуть темнее волосы, и ярко-лиловые глаза. При этом у обоих на лицах был серебристый орнамент, а с крыльев то и дело осыпалась сверкающая пудра.
  - Не говори, что я не предупреждала, - заговорщически прошептала я на ухо пациенту.
  - Доброго дня, - хором проговорили они. - Вот новая одежда, сшитая специально для вас!..
  Они любезно поклонились - опять же синхронно - и положили на кровать перед Вадимом стопку тряпья.
  - Остальное вам уже должны были рассказать уважаемые сотрудники Отдела Безопасного Жизневозвращения!..
  Мне не нравилось полное название отдела. В СС вообще была куча отделов с идиотскими позитивными названиями. Казалось, откроешь дверь в один такой - а там единорог с радугой из задницы круги нарезает, под ногами пол из пастилы, а все продукты жизнедеятельности моментально превращаются в мыльные пузыри.
  - Попытались, по крайней мере, - неуверенно отозвался Вадим.
  - Всего доброго, если что - кнопка вызова фей находится на вашей прикроватной тумбочке! - отрапортовали феерюги опять же хором и также плечом к плечу выплыли из палаты.
  - А они... все такие? - осторожно спросил пациент, едва дверь закрылась.
  - До единого! - радостно заверила его я.
  - Марселин просто слишком предвзята, - вздохнул Трей. - Нормальные парни. Им по расовой принадлежности такая расцветка полагается. Ты же не выбирала, какой родиться.
  - А мне нравится, какой я родилась. Правда, 'родилась' это как-то слишком просто сказано. По-моему меня призвали. Но точно не помню. Тебе-то что не нравится? Я же красотка! - и я прямо в обуви плюхнулась на кровать, закинув руки за голову. Хотела еще подушку у клиента отобрать, но решила, что это будет уже слишком весело.
  - Я пе... переоденусь? - неуверенно произнес Вадим.
  - Пе... переоденься, - с царским позволительным жестом, передразнила парня я.
  - Марси, он намекает, что нам бы стоило выйти в коридор на пару минут.
  - Вот что я там не видела, скажите пожалуйста!.. Эй! - Трей взвалил меня себе на плечо и, извинившись перед клиентом, вытащил из палаты.
  Успев скинуть меня на пол прежде чем я, как в прошлый раз, укусила его в район лопатки, Трей сердито скрестил руки на груди. Я скопировала его позу, прислонившись к стене напротив.
  - Хотя ты прав, в мужском стриптизе нет ничего привлекательного. У вас конституция тела такая, что изучать ее можно лишь в изрядном подпитии или в темноте. Это если без смеха.
  Трей возвел очи к потолку, и в этот момент из-за двери выглянул наш забитый клиент:
  - Я всё.
  - Заверните, выносите, следующий? - хохотнула я, и заметив движение лица Трея, успела его опередить гневным:
  - Марселин! - после чего легонько щелкнула по подбородку и вернулась в палату. - Значит так, больной!
  - Почему больной? - насторожился Вадим. Парень, видать, все еще был уверен, что попал в дурдом.
  - А что, хочешь сказать, что спрыгнул с восемнадцатого этажа и - здоровый? Налицо какие-то проблемы с головой. И вовсе не после падения, а до.
  - Марселин ведет к тому, что нам нужно определить для вас курс реабилитации. Вы все еще хотите умереть? - с самой приторной улыбочкой поинтересовался Трей.
  Вадим пожал плечами.
  - Не знаю, как у него с желанием умереть, а вот жить ему точно неинтересно. И я вообще-то его понимаю, - я выхватила у Трея анкету клиента и ручку и в пункте 'рекомендации' вывела драконью рожу с капающей с клыков слюной и рядом 'палка, палка, огуречик - вот вам дохлый человечек'.
  - Скормить меня дракону? - расстроился Вадим.
  - Отличная идея! - оживилась я. - Все-равно ж ты собрался в расход пойти, так сделай доброе дело напоследок: накорми собой дракона.
  Трей не сдержавшись, влепил мне подзатыльник папкой с бумагами, и поспешил пояснить:
  - Марселин шутит. Она имеет ввиду, что мы можем предоставить вам разнообразные процедуры, в число которых входит даже битва с драконом. Ну вы знаете, дух приключений, свежий воздух... И, конечно же, вы пойдете не один, а мы, как ваши кураторы, составим вам компанию и в случае опасности...
  - Бросим вас одного среди леса, потому что мы умеем телепортироваться, а вы нет, - зловеще оскалилась я.
  - Марселин шутит. Марселин сегодня вообще что-то слишком много шутит. Вы простите уж. Так какие будут пожелания?
  - А кроме драконов у вас есть что-нибудь еще? - осторожно поинтересовался Вадим.
  - У нас есть всё, на что только хватит вашей фантазии. Так что, если желаете, мы дадим вам время подумать и...
  Вадим махнул рукой, и скорбно изрек:
  - Давайте вашего дракона. С детства мечтал хоть раз живьем увидеть. Если уж я действительно так красочно сошел с ума - грех не воспользоваться...
  
  
  Глава 2. Хор трехголового дракона.
  
  Наверное, стоило предупредить Вадимку, чтоб хотя бы зажмурился - но Трей не успел, а я сделала вид, что забыла. Сама я невозмутимо приземлилась на ноги, Трей пошатнувшись, ухватился за дерево, Вадим же мягко затормозил лицом об мох.
  - А я думала, так только в мультфильмах бывает! - радостно осклабилась я.
  - Марсе...
  - Тьфу! - Вадим поднялся на ноги, выплюнул то, что успел нахватать ртом, и посмотрел на меня как грустный щенок, лишенный вкусной косточки.
  - Что? - развела руками я. - Только не говори, что никогда не перемещался между мирами!
  - Не перемещался, - Вадим стер рукавом остатки флоры с лица.
  - Врет и не краснеет, - пожаловалась я Трею.
  Мужчины посмотрели на меня вопросительно.
  - А к нам на ковер его святой дух принес, что ли?! Таки я вас умоляю, - фыркнула я и крутанувшись на каблуках, уверенно зашагала по тропинке в самую мрачную лесную чащу, из глубины которой доносились скорбные завывания.
  - Это что, дракон?! - ужаснулся Вадим, прислушавшись.
  - Не-ет, что ты, это у местных соловьев проблемы со слухом. И голосом, - хохотнула я. - Серьезно, вы что, не рады прогулке?
  - Вообще-то нам нужно было время подготовиться, - проворчал Трей, извлекая из-за пазухи блокнот. - И отметиться, что перемещаем пациента на терапию...
  - Ай, брось, - отмахнулась я. - Думаешь, наши гомо-феи не поняли, что мы забрали пациента после крика 'твою мать, Марселин!' из палаты?
  - Этого я как раз и боюсь, - вздохнул альв. - Расскажут Венику, опять выговор...
  - Ты так трогательно за меня пережива-аешь, - протянула я. - Ну просто ми-ми-ми!
  Трей возвел очи к небу, точно мысленно моля родственников Веника сжалиться над ним и разразить меня молнией на месте, я же приготовилась выслушать целую грозную тираду ('Марселин, ай-ай-ай!'), но он лишь вздохнул, прошептал:
  - Ой дура... - и что-то записал в блокноте.
  - А дракон будет добрым? - осторожно спросил Вадим.
  - Да в душе не знаю, - отмахнулась я, отводя в сторону преградившую путь ветку.
  Вадим прошмыгнул вместе со мной, Трею же хлестко прилетело ей в грудину, выбив из рук блокнот.
  Альв остановился, сделал глубокий вдох. Затем поднял блокнот, убирая из-под листов уцепившиеся веточки, досчитал про себя до десяти, и вновь зашагал следом.
  - Как не знаете? - ужаснулся Вадимка.
  - Вот только в обморок не падай, - фыркнула я. - А вот так - не знаю! Думаешь, я сильно радела за чью-то шкуру, нас сюда перенося?
  - Но...
  - Слушай, ты три часа назад шагнул с восемнадцатого этажа, а теперь опасаешься за свою никчемную жизнь? Вы, люди, странные. Вы в курсе?
  - Тогда я хотел умереть.
  - А сейчас что изменилось? - усмехнулась я.
  - А сейчас не хочу. Пока что. Пока не вернусь домой, в квартиру...
  - ...где так холодно, одиноко и звуки ее голоса до сих пор эхом звучат в четырех стена-ах, - перебила его я, прижав руки к груди для большей драматичности. - Тебя еще с работы выперли, не забывай.
  На этот раз ожидаемого 'Марселин!' не последовало, вместо него мне прилетел подзатыльник Треевским блокнотом. Альв гневно сплюнул, расправил чуть помявшиеся листочки и под локоть уволок Вадима подальше от меня, в самую лесную гущу...
  Предупредить их, что впереди болото, или сами догадаются?
  Пока, спустя минут пятнадцать, Трей выжимал штанину и изливал мерзкую зеленую жижу из сапога на ни в чем не повинные ромашки, я пыталась выломать березу. Или это липа? Кто ж эту человеческую флору разберет. В Преисподней в этом смысле хорошо. Там все пейзажи как под копирку состояли из гор, скал да булыжников. Трава не произрастала ввиду специфических особенностей климата, цветочки, которые изредка проносили с собой новоиспеченные клиенты, скукоживались в первые же мгновения и переставали вызывать светлые воспоминания, напротив, тыча хозяина носом в суровую реальность: жизни здесь не место. Даже такой маленькой и бесполезной.
  - Что тебе осинка-то сделала? - грустно поднял на меня глаза попрыгунчик.
  Осинка! Надо запомнить, вдруг пригодится. Окажусь вот завтра на каком-нибудь шоу для умников, и вопрос на миллион будет: 'Ствол какого дерева накануне вы хотели использовать, чтобы прощупывать почву перед собой, дабы не лохануться, как напарник?'
  - Тоже хочешь тины полные тапки загрести? - полюбопытствовала я.
  - Не очень, - признался клиент.
  Разведя руками, мол, 'вот то-то же!', я психанула, и швырнула в ствол огненный шар. Точнее, хотела я просто энергией шарахнуть, но задумалась. Осина вспыхнула, пламя промчалось до макушки, сожрало ветки с листвой, и к ногам моим осыпалась лишь зола.
  - Да и Веник с ним! - отмахнулась я. - Трея вперед пустим, ему уже терять нечего. Верно, милый?
  - Можно впредь я буду игнорировать твои подколы? - скривился альв и печально посмотрел на Вадима:
  - Серьезно, я тебе ужасно сочувствую из-за жены, работы... Но иногда очень хочется, чтобы женщины уходили из твоей жизни безвозвратно.
  Вадим задумался, наверное, представляя меня в роли своей благоверной. По крайней мере, перекосило его знатно!
  - Помечтали и хватит. Шевелитесь, мне еще на маникюр надо успеть, - сообщила я, и за шиворот вздернула напарника. Тот шлепнул меня по руке, гордо одернул рубаху и уверенно ринулся вперед... до ближайшего кустарника. Шаги его стали осторожными, точно он не в болото, а в адово пекло боялся провалиться, а равновесие силился удержать хлеще эквилибриста.
  Уж не знаю, насколько ему это в зарослях крапивы поможет.
  
  - Четвертинка человека на столе,
  Четвертинка человека на столе,
  Была половинка минуту назад,
  И я поделиться ей с кем-нибудь рад,
  Но четвертинкой не наесться теперь мне-е-е!..
  
  Веселая песенка донеслась до наших ушей, заставив Вадима уменьшиться аж втрое, Трея задумчиво внести какую-то пометку в блокнот, а меня - попытаться вспомнить следующий куплет. Нет, я точно ее уже где-то слышала лет двести назад. Вроде и недавно, а не помню.
  
  - Передо мною целый гном тут, на столе,
  Передо мною целый гном тут, на столе,
  В пещере он бегал минуту назад,
  И я его в гости позвать очень рад,
  Как же скучно в одиночестве есть мне-е!..
  
  Дракон определенно был в хорошем расположении духа, поскольку недовольным он молча скрежещет зубами в дальнем углу пещеры, боясь отпугнуть звуками потенциальный обед. Значит, наш был вполне сыт и самое страшное, что он с нами может сделать - просто испепелит.
  
  - Бородатая у гнома голова,
  Бородатая у гнома голова,
  И целых гор злата дороже она,
  Какой бы пустою она не была,
  Да только борода у гнома не вкусна-а-а!..
  
  - Ну, что встали? - поинтересовалась я у спутников.
  - Вы уверены, что нам стоит туда идти? - азарт Вадима угасал с каждым мгновением.
  - Будто песни драконов у вас по первому каналу каждый день транслируют. Совсем заелись, - я вцепилась в запястье Вадима и потащила за собой. Трей шустро засеменил следом, и даже припрятал блокнот в карман.
  - Дракон хоть знакомый?
  - Да так. Пару раз сталкивались, - усмехнулась я, и впихнула Вадима в тесный проход.
  - А может, вы вперед пойдете? - жалобно поинтересовался клиент.
  - Не ссы! - отмахнулась я и для храбрости наградила его пенделем, чтобы пробку не создавал.
  - Марселин! - прошипело привычное за спиной. На этот раз альва я проигнорировала, а над возмущенным Вадимкиным 'эй!' чуть-чуть позлорадствовала.
  Пещера имела довольно впечатляющий размах, особенно если крупнее помещения, чем Московский ЦУМ, доселе видеть не доводилось. Отрицать, что раньше она была не драконьей, было глупо - некоторые переходы были вполне 'очеловечены', там, где попадались разломы, которые вряд ли можно перепрыгнуть, заботливо лежали широкие доски, а в темных углах вполне различимо белели черепушки. Наверняка, полезных ископаемых здесь были (или есть) завалы - стены и полы, раздробленные вполне живописно, а также надломленные кирки на это весьма недвусмысленно намекали.
  - Это... человеческие кости? - внезапно остолбенел Вадим, глядя себе под ноги.
  - Да нет, - пожала плечами я, и пнула сапогом так кстати валяющиеся у нас на пути останки. - Может, гномьи. Или эльфьи. А может и человеческие, кто их разберет. Кстати, вы ничего не слышите?
  - А что мы должны слышать? - закатил глаза Трей.
  - Притихший дракон - это хорошо, - плотоядно потерла ручки я, и вновь пихнула Вадима в спину, следом вежливо пропустив Трея.
  - В прямом смысле? - Вадим шаг за шагом становился все бледнее. Или это из-за освещения казалось.
  - Конечно, - моментально соврал альв, вспомнив нашу первостепенную задачу. - Ведь так, Марси?
  - Коне-е-ечно, - 'процитировала' я напарника. - Я решила взять на себя ответственную миссию по прикрытию ваших неприглядных тылов.
  - Или струсила идти вперед, чтобы на дракона не наткнуться, - пробурчал Трей.
  - Или моя никчемная вечная жизнь мне дороже, чем вы оба вместе взятые, - фыркнула я. - Шевелитесь! Домой никто не вернется, пока не дойдет до дракона!
  - Не забывай, что телепортировать у нас не только ты умеешь, - попытался 'приземлить' меня напарник.
  - Вспомни Веничьи наставления, - поучительно проговорила я. - Нельзя прерывать терапию, поскольку 'недолеченные' пациенты...
  - Недоеденные, - перебил меня Трей. - Уж кого, а меня Веник поймет!..
  - А Вадим - не поймет! Верно, Вадимка? - подмигнула я клиенту. Нет, если он меня не поддержит, то я вообще не знаю, что этим людям в жизни надо. - Серьезно, мне не жалко, могу его хоть прямым рейсом отсюда - в пролет между одиннадцатым и десятым этажами вернуть. Венику скажем, что не уболтали, а сам попрыгунчик уже никому ничего не расскажет, но цель наша куда более глубока, и пути ее достижения настолько неисповедимы, что...
  Меня слушали уже лишь удаляющиеся спины напарника и пациента, владельцы которых о чем-то переговаривались между собой.
  - Постойте! Я же еще не дошла до того, что 'броня крепка и танки наши быстры'!.. - выкрикнула я вслед мужикам. По легкому движению руки Трея стало ясно, что и без моих пафосных речей клиент готов и им можно кормить... То есть, его можно лечить! Надо же так оговориться. Неудобно как-то вышло. Надо будет вслух повторить, а то Вадимка еще не кардинально побелел.
  Извилистые каменные коридоры стремительно уводили нас вглубь пещеры. Вадим периодически пытался прочистить заложенные уши, Трей, тихо шурша, пересматривал свои записи, я же осматривала стены, испещренные кривыми рисунками. Рисунки эти, правда, в отдельных местах были похожи на следы когтей, а то и вовсе на опаленные силуэты. При хорошем воображении даже грязь на земле отдаленно походила на рассыпанный прах, смешанный с песком.
  Бойкая насвистываемая мелодия донеслась до нашего слуха, и буквально за следующим поворотом мы узрели свою 'добычу'. Дракон, размером с три 'Тополя-М', громоздился на необъятной филейной части, в такт напеваемому подрагивая хвостом. Чешуя его переливалась от болотно-зеленого до перламутрово-бордового. Когтистые лапки держали две черепушки, одетые на когти, и, кажется, ими 'переговаривались'. То еще веселье - сидеть в пещере наедине с людскими останками. Тут и сам с собой начнешь болтать, этот еще легко отделался. Черепушки, в конце концов, какие-никакие, а собеседники.
  Нормальный дракон должен был учуять нас еще за километр. Конечно, чувства у разных пород были развиты по-разному - кто-то имел острый слух, кто-то обоняние, кто-то зрение... Наш же, походу, был обделен всем. Ибо даже масштабная задница ему не подсказала о надвигающихся приключениях.
  - А хто это у нас здесь? - наконец-то вскинул голову дракон, когда Вадим, измученный ожиданием, сделал шаг в сторону, задел пирамидку из десятка камней, которая тут же с грохотом осыпалась к нашим ногам, и переплетаемая с эхом, поскакала вниз по тропе.
  Пациент замер, Трей принял боевую стойку (после которой должен был прогреметь большой бабах и среди пыли и дыма выскочить ромашка), я же предусмотрительно шагнула за булыжник, по размеру похожий на небольшой дом.
  - А вот если вы чуть больше пошумите, то может вас наконец-то испепелят и развеют, а я пойду знакомиться с новым напарником, - прошипела я.
  - А как же дань памяти? - шепотом отозвался Трей, но, тем не менее, застыл.
  - Так и быть, вещи твои выкину только спустя сутки.
  - Какая ты мелочная для своего преклонного возраста, - отозвался альв.
  - А ты слишком инфантильный даже для эльфа.
  Если бы я не видела лицо Трея в этот миг, то решила бы, что наш дракон уже спалил Вадимку дотла - так ощутимо пыхнуло жаром.
  Выглянув из укрытия, я обозрела подозрительно щурящегося дракона, заметив, как осторожно он прощупывает землю под перепончато-когтистыми лапами.
  Говоря, что пару раз мы виделись, я нисколько не врала. В первую нашу встречу он поймал меня в своей пещере, откуда по приказу хозяина мне было велено утащить огромный рубин, а во вторую - все-таки выкрала. Но убегая, так шарахнула вспышкой, что та, отразившись от драконьих сокровищ, ослепила даже меня.
  До возвращающей пентаграммы я перемещалась по памяти и 'зовущему' огню. На мне все зажило, 'как на драконе', если верить старой поговорке. А на самом драконе вот... Не срослось.
  С тех пор он немного слеповат. Не совсем, конечно, да и не на оба глаза одинаково, но что-то мне подсказывало, что даже смутные мои очертания он признает и за километр.
  Я бы признала. Даже по запаху. Даже за десятки миров.
  - Ну, ты идешь? - поинтересовалась я у Вадима.
  Тот посмотрел на меня настолько огромными глазами, что, казалось, они сейчас выкатятся к моим ногам и запрыгают по камням как два шарика для пинг-понга. Судя по блеску, с перепуга он даже забыл как моргать.
  - Дай блокнот свой! - шикнула я напарнику.
  - Зачем?
  - Завещание пусть пишет, зачем еще! - всплеснула руками я и, воспользовавшись тем, что дракон изучал противоположную стену, подскочила к Трею, выхватила самую его ценную часть, и с ней вернулась в свое укрытие в считанные доли секунды.
  Трей, вроде, казался тем еще ботаником, а допереть, что я не могу взять 'что-то' из 'ничего' не смог. Вырвав листок и скомкав, я прошипела:
  - Вадимыч, лови! - и швырнула его в клиента.
  - Э? - застыло многозначительное выражение на его лице. Я же щелкнула пальцами, и бумага, вспыхнув, принялась осыпаться пеплом к ногам нашего пациента, оставляя в его руках сверкающую рукоять меча. - И что мне с этим делать?
  - Ты что, вообще фильмы не смотрел? Изрекаешь громко дико пафосную речь, машешь мечом, над головой, как неприглядный жених невестиными трусами после первой брачной ночи, и мчишься, теряя тапки, отсекать чудищу голову.
  - Это из фильмов, где дракон положительный герой. Ты бы могла и знать, что после длинной и пафосной речи такого 'рыцаря' обычно сносит после первого же драконьего плевка, - Вадим, кажется, только что выдал самую прочувствованную и самую долгую свою речь с момента нашего знакомства.
  - Не дрейфь, мы же страхуем! - и я так звучно ободряюще шлепнула пациента по хребту, что дракон встрепенулся, я шмыгнула обратно за камень, Трей прикинулся деревом (не знаю, что за мантру он успел напеть, но его с ног до головы опутал корявый терновый куст), скрывшись с глаз, и лишь наш 'храбрый портняжка' с трудом удерживающий 'бумажный' меч остался с чешуйчатым гадом один на один.
  - Хто тута, еще раз спрашиваю! - повторил дракон, еще сильнее прищурившись.
  - Э... это... й... а... - пролепетал Вадим.
  - Хто-хто?!
  Похоже, после нашей встречи дракон стал не только слеповат, но и глуховат.
  Вадим шумно набрал побольше воздуха в легкие, вживаясь в образ, и, наверное, осознавая, что терять ему точно нечего (либо наивно поверив в нашу страховку), да как гаркнул, что даже я зашлась в приступе нездорового беззвучного ржача и, клянусь Вениковыми кудряшками, что Треевские заросли тоже затряслись, поддерживая меня:
  - Вадимом кличут меня! А прозвище... э... Драконоборец!
  - М. Миленько, - отозвался дракон. - А я - Хуберт!
  Я снова прыснула, надеюсь, что бесшумно. Что это за имя? Глумление одно.
  - ...и прозвище мое - Всехъядный!
  - Всеядный, наверное? - учтиво уточнил Вадимка.
  - Не, - самодовольно возразил дракон и облизнулся. - Всех. Зачем пожаловал ты ко мне, Вадим Драконоборец?
  - Ну дык... С драконом. Бороться, - пыл нашего пациента слегка приутих.
  - Ничем не могу помочь, - погрустнел Хуберт. - В наших степях они не водятся.
  Вадим шумно сглотнул. Меч дрогнул в его руке, а нога сделала неожиданный рывок вперед.
  - Это мне? - умилился дракон, кончиками когтей забирая у пациента вытянутый навстречу, дрожащий как хворостинка на ветру, меч.
  - В... вам, - и Вадим повторил рывок, только в обратную сторону.
  - Зубочистка! Как же это вовремя! - в голосе дракона мелькнул неподдельный восторг, и что-то заскрежетало так, что даже я невольно сморщилась. Словно железом по стеклу провели. - Мясо застряло. Кусочек. Не человеческое, ты не бойся. Проходи давай! Ты как меня нашел? Один или друзья где поблизости еще?
  - Д... друзья, - икнул пациент. - Черт бы их побрал...
  Издевается, что ли? Как меня может побрать низшая тварь, у которой мозгов не больше чем у самого Вадимки? Трея - может. Меня - побоится.
  - Чайку? - дракон внезапно преобразился и стал напоминать курицу-наседку, кудахчущую над своим выводком. - Или чего покрепче? Или может, сбегаешь, друзей позовешь? Ты не представляешь, как я рад, что ты пришел!..
  - Почему рад? - Вадим наконец-то перестал заикаться. То ли смирился с участью, то ли совладал с собой.
  Выдох с присвистом из широких ноздрей должен был продемонстрировать нам всю тоску, гложущую эту орясину изнутри. Не дождавшись еще одного наводящего вопроса, он выдохнул еще раз, уже через пасть. Звук получился с эхом, громкий и немного пугающий.
  - Что такое? - неуверенно поинтересовался наш пациент.
  - Одиноко мне, о, Драконоборец. Грусть-тоска душу так и гложет!.. Я ж ведь как в этот мир перебрался, так ни с кем и не сдружился. Сижу тут, как пень в болоте... Эх! - и Хуберт махнул лапкой, второй стерев несуществующую слезу. - Ты кстати кто?
  - Вадим я...
  - Да нет, на кого похож?
  - Папа говорил, что на него. Мама - что на молодого Леонарда Уайтинга. А бабушка... А, вы наверное про другое? Человек я!
  - Челове-ек... - мечтательно повторил дракон и, кажется, облизнулся. - А друзья твои?
  Я так ужасающе зашипела из своего укрытия, что Вадим понял и без слов.
  - Эльф! И... и... всё.
  - Да сколько тебе повторять, не эльф, а альв! АЛЬВ! Аполлон, Лев, Мягкий знак, Венера! Альв! - не вынесла душа напарника, куст, его скрывавший, осыпался на пол, и Трей предстал перед драконом во всей красе.
  - А в чем разница? - спросил дракон.
  - И мне интересно! - поддакнул Вадим.
  Трей вздохнул, сознавая, что отвертеться не удастся, и подошел к Вадимке, чтобы быть готовым бежать, чуть что.
  - Это долгая история, - вздохнул Трей.
  - А вы... что, скоро уходите? - в голосе Хуберта предательски зазвенели слезы.
  Еще только рыдающего дракона мне не хватало!
  Вадим с Треем переглянулись, пожав плечами. В то время как я семафорила им из своего убежища поочередно 'завязывайте' и 'вам/ему (смотря, кто как понял мою жестикуляцию) конец', они, не обращая на меня внимания, устраивались поудобнее у подножия 'гор злата'. Хотя, наверное, и не злато это вовсе. Да и горы скорее не горы, а небольшие возвышенности.
  И следующие два часа, я люто проклинала миг, когда мне 'на удачу' удалось перенести нас именно сюда, именно к этому дракону. Хуберт был тем еще нытиком и сострадальцем, поэтому к началу третьего часа мужицкие задушевные беседы, изрядно сдобренные какими-то стойкими наливками, от одного запаха которых мне казалось, что завтра придется похмеляться, постепенно превратились в 'а вы... а она... а я...' И дружные приободряющие похлопывания по плечам. Дракон, впрочем, просто качал головой, порой утирая слезы коготками. А то пара таких 'ободрений' и ухайдокал бы мне сразу и пациента, и напарника.
  К тому времени я уже украсила все Треевские записи неприличными иллюстрациями, нацарапала на камне когтем 'прямо пойдешь - трындец найдешь', а ниже клыкастую рожу, и даже вздремнула. Терпение начинало кончаться.
  А вот мужики с драконом во главе завязывать не собирались. Вадимка плакался на нелегкую судьбу, на жену-стерву, на бывшего начальника-козла, дракон подвывал. Трей жаловался на какую-то заразу, которая ему уже который год портит кровь. Потешил самолюбие мое, ничего не скажешь!
  Спустя еще некоторое время нетрезвый дракон начал громогласно икать. И в перерывах между сотрясанием горы стонать о своей одинокой судьбе-судьбинушке. Поэтому звучало это дико зловеще. 'Я так стра...ИК!...дал!..' и камни с потолка градом сыпятся. 'А вот когда она ИК! рубин украла...' и снова ливень из булыжников. Я прикрылась Треевским блокнотом, как каской, мысленно матеря тонкости созидательной магии. Если бы на мне мои же собственные творения не рассыпались в прах, давно бы наколдовала себе каску. И танк. И уехала бы отсюда, весело потрясая дулом, а потом бы замерла на огневом рубеже за болотами и парой залпов сравняла бы эту гору с землей.
  Попадаться на глаза дракону я не рискнула. Будь он хоть трижды слепым, кто знает, насколько хорошо и по каким параметрам он меня запомнил. А потому приходилось ждать в окопах, пока он либо перестанет соображать, либо просто уснет. Хотя по первому пункту я погорячилась - на голову дракон был болен уже давно, но это ему никак не мешало.
  - Ну, пора и честь знать! - внезапно бодро проговорил Вадим, и вскочил на ноги. - Отлично посидели, парни!..
  - Куда же вы? - огорчился Хуберт. - Оставай... ИК!.. тесь!
  - Не можем, прости, друг! - поддержал пациента Трей. - Утром на работу, все дела, дела...
  - Но... Я думал... - голос его вновь дрогнул. - Мне казалось, что...
  - Нет, ну кто же ходит в гости и там остается жить? - разумно отметил Вадимка. - Мы лучше в другой раз снова к тебе заглянем! Наливка отличная, в башке туман, ног не чувствую и так наплевать, что жена ушла, что...
  - Вот, от тебя жена ушла, а теперь вы от меня уходите-е-е... - чудовищные всхлипы сотрясти стены пещеры.
  Я закатила глаза. Лучше бы сразу его убили и уже спокойно отчитывались перед Веником.
  - Ну не можем мы остаться, ты прости!.. - Трей медленно принялся отступать к выходу. Вадим также плавно - за ним.
  - Не оставляйте меня, мужики!..
  Что-то траурно хрустнуло и крякнуло, и я еле сдержала зловещий смешок. Обоих мужиков дракон сцапал своими лапищами и трепетно прижал к груди, как самые любимые игрушки.
  - Нам ведь так хорошо вместе!..
  Я закатывалась, сотрясаясь от беззвучного хохота, представляя, как уютно сейчас чувствуют себя пациент с напарником. Вот вам и сражение с драконом! Победила наливка и страх одиночества!
  - Но Хуберт, дружище... - мальчики не сдавались, пытаясь умаслить 'пленителя'.
  - Вам что, не понравилось? - дракон смачно шмыгнул носом, мне даже показалось, что в этот момент он втянул в себя скальпы моих 'сотоварищей'.
  - Очень, очень понравилось, честное альвовское! - протараторил Трей. - Но правда, дел по уши! Некогда нам рассиживаться!..
  - Не отпущу, - с надрывом ответил Хуберт. - Мы теперь будем жить втроем!
  Не удержав от хохота равновесие, я повалилась на землю, всхрюкивая. А что вы знаете об извращениях?
  - И... ИК!.. нам пора СПАТЬ! - громогласно сообщил дракон, и что-то отчаянно захрустело. Я выползла из убежища лишь бы убедиться, что это не мои мужики. Нет, мужики были целыми. Дракон укладывался спать, ерзая массивной задницей по 'сокровищам', так и не отнимая парней от чешуйчатой груди.
  Проржавшись, я вернулась в исходную позицию, перевела дыхание и... услышала, что в пещере наступила идеальная тишина. Лишь где-то далеко капала вода, но скорее успокаивающе, чем раздражающе. Я удобно подобрала под себя коленки, зевнув, и устроила голову на сложенных руках.
  Разбудило меня зычное: 'Марселин! Марси! Марси, твою мать!'
  - Какую еще мать, твою мать? - ворчливо отозвалась я. Так хорошо ведь спалось!
  - Что, лучше будет звучать 'Марси, твою пентаграмму?' - язвительным шепотом отозвался Трей. - Вытащи нас!
  Оглушительный всхрап дракона заставил стены дрогнуть. Нет, Хуберт определенно был глуховат. Ни один уважающий себя чешуйчатый не сможет столь мирно спать, когда рядом с ним так отчаянно шипят, взывая о помощи.
  Я повалилась на землю, подперла подбородок ладошкой, и даже мило поболтала ногами в воздухе, вопросительно глядя на стиснутых в драконьих объятиях парней.
  - Ты так и будешь смотреть?! - шепчущий крик Трея был еще более проникновенен, чем праведные вопли Веника.
  - А что вы предлагаете? - полюбопытствовала я. Шепотом. - Притащить домкрат?
  - Перенеси нас!
  - Напарник, ты пьян, - ухмыльнулась я.
  Трей печально нахмурился, оценил прилегающего дракона, и осознал, что перенесу я в лучшем случае всех вместе. Вместе с драконом.
  Просветленность на моем лице заставила его начать судорожно отнекиваться от собственной задумки. Мое желание 'обрадовать' Веника было строго противоположным желанию альва того вообще не беспокоить лишний раз. Особенно драконом. Особенно среди палаты. И уж тем более - среди Веникова кабинета.

Популярное на LitNet.com Т.Ильясов "Знамение. Начало"(Постапокалипсис) А.Субботина "Проклятие для Обреченного"(Любовное фэнтези) О.Миронова "Межгалактическая любовь"(Постапокалипсис) Л.Джонсон "Колдунья"(Боевое фэнтези) В.Кей "У Безумия тоже есть цвет "(Научная фантастика) Т.Ильясов "Знамение. Час Икс"(Постапокалипсис) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) Ю.Резник "Семь"(Киберпанк) Э.Моргот "Злодейский путь!.. [том 7-8]"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"