Шерстюк Ирина Ильинична: другие произведения.

Прелести вампирской жизни - 2. Вне времени

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:

Оценка: 8.97*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Говорят, изменения - к лучшему. Нельзя стоять на месте и смотреть, как проноситься жизнь. Но, что делать, когда появляется возможность наблюдать вечность, и даже участвовать в происходящем? Правильно, не тормозить! Но составят ли мне компанию? Ведь наблюдать в одиночку совсем не весело, особенно, если вокруг одни правила и законы. Что делать теперь? Правильно, послать их все к чертям собачьим и создать новые! Таков мой путь!


  
   0x01 graphic
  
   Прелести вампирской жизни. 2
   Вне времени.
  
   Глава 1
   Желание неудержимым потоком настигло обоих, когда не в силах удержаться на ногах мы падали в ворох подушек. Его жадные руки блуждали под майкой, прижимая теснее, словно пытаясь впитать каждую клеточку тела. Голова пошла кругом, от страстных голодных поцелуев хранителя. Звезды вспыхнули перед глазами, как только ладонь Ноа опустилась на мою грудь. Не в силах сдержать стон удовольствия, выгнулась навстречу, в желании стать ближе, привязать его к себе навечно.
   Грохот не сразу донесся до нашего слуха, но заставил обоих вскочить, словно школьников, застигнутых врасплох на горячем.
   - Я знаю, Майя проснулась! Ноа, старый ты развратник, немедленно открывай! - Орала Эния, не прекращая выламывать дверь.
   - А может, стоит оставить их наедине? - Бормотала Катька, явно смущаясь.
   - Чтоб это животное слопало мою маленькую девочку?! - Рассердилась эльфийка, начав еще сильнее колотить в дверь.
   - Ну, лучше уж он, чем ты. - Буркнула Катька, и сразу же ойкнула, получив, видимо, подзатыльник за свои слова.
   - Да оставьте их в покое, в конце концов! Пусть хоть сожрет ее, это не ваше дело! Марш отсюда немедленно! - Рыкнула Марго на обеих девушек и после минутного грохота, все-таки наступила долгожданная тишина.
   Улыбнувшись, я притянула голову хранителя, все еще хихикающего над происшедшим. Но не тут-то было.
   - Ха! Майю слопает?! Как же?! Подавится. - Хмыкнула вампирша, подходя к двери. - Ноа, немедленно открой, а то хуже будет.
   - Марго, отвали. - Крикнул сквозь приступы отчаянного хохота Ноа. И повернувшись, одарил томным хищным взглядом изголодавшегося мужчины. - Мы тут заняты.
   Губы прижались к шее, чуть царапая клыками, а умелые руки хранителя пустились в долгожданное путешествие по моему телу. Удовольствие от подаренных ощущений внезапно омрачил дико режущий слух скрежет. Она что, когтями дверь царапает?
   - Моргана, мать твою, прекрати сейчас же! - Рыкнул Ноа, закрывая уши и слетая с кровати.
   - Я же говорила, будет хуже. Вот сейчас возьму, и позову обратно этих двух, полоумных. - Начала угрожать Моргана, хихикая за дверью.
   - Как же вы меня достали! - Не выдержал Ноа, и, закрыв глаза, замер на месте. Из коридора раздался гулкий грохот. Я села в кровати и пустила по дому импульс. Все, как один, кроме двух вампиров, спали под воздействием хранителя разума.
   - Извини, иначе мы не сможем побыть вместе. - Улыбнулся Ноа, присаживаясь на край кровати и проводя рукой по волосам. - Пока ты спала, они изрядно помотали мне нервы... женщины. - Последнее слово, он произнес словно ругательство, заставив невольно улыбнуться.
   - Расскажи мне все. - Устало попросила, кутаясь в его объятьях.
   Я положила голову на мужскую грудь и с радостью вдыхала знакомый запах леса и дождя, стараясь не потерять нить разговора в бархатных переливах его голоса. Меня приятно удивили забота и переживания окружающих, ранее чужих, а теперь столь близких и дорогих людей.
   -... так что не советую отдавать предпочтение кому-то из них, иначе драки не миновать. - Хохотнул Ноа, рассказывая, как беспокоились обо мне подруги.
   - А что случилось во время битвы? - Пробормотала, теснее прижимаясь к любимому хранителю.
   - Если хочешь, я могу показать. - Шепнул Ноа, улыбаясь.
   - Показать? Ты о чем? - Нахмурилась, стараясь не показывать, как сильно удивлена.
   - Малышка, ты совсем забыла? Я хранитель разума, иллюзия мое второе имя. - Самоуверенно заявил Ноа, чмокнув в нос. - Смотри.
   От увиденного у меня перехватило дыхание. Прямо перед глазами, в воздухе, словно из прожектора, вырвались все пережитые события. Я видела, как отчаянно носился Ноа, в поисках решения нахлынувших проблем, как сходил с ума, пока не напал на мой след. Видела хранителей, собирающихся на помощь пропавшей возлюбленной их предводителя. Он показал мне всю битву собственными глазами, ту радость и боль, пережитые в момент воссоединения со мной и пониманием неизбежного конца. Я смотрела со стороны словно кинофильм, на страдания, причинившие решением идти до конца, когда поглощала всю мерзость вампирской ауры. Ощущала страх Ноа никогда больше не увидеть белеющие глаза полукровки. Вместе с картинками прошлого, нахлынули все эмоции, пережитые окружающими во время моего сна. Он показывал изменившуюся голубоглазую Марго, и живущего надеждой Шрамчика, на лице которого не осталось и следа пыток. Смотрела на Катьку, снующую по углам дворца с пакетами крови, в надежде не наткнутся на старого хрыща, которым оказался Дамиль. Бедный хранитель земли, наверное, и подумать не мог, что подаренная судьбой подруга окажется своенравной и вспыльчивой вампиршей, ругающейся от души на занудного старикашку.
   Я хохотнула и искренне посочувствовала Дамилю, но такова уж судьба.
   - Это главное, что тебе надо было знать. И еще, не вздумай спрашивать у Айсу и Шамси об их отношениях! - Серьезно заявил Ноа, показав очередную картинку, на которой оба хранителя целуются за углом. И следующую, где он весь мокрый и обиженный, стоит в луже воды, за неудачный комментарий по поводу увиденного, а хмурящаяся Айсу, активно жестикулируя, что-то бормочет и кричит. Я искренне рассмеялась и пообещала себе держать язык за зубами.
   - Надеюсь, больше подобных каникул ты устраивать не будешь, иначе такими темпами все мы тут поседеем, а я уж точно с ума сойду. - Шептал Ноа, уткнувшись носом в белые волосы.
   - А бабушка и Ленка? Они же до сих пор не знают, что со мной! - Воскликнула в ужасе, срываясь с кровати.
   - Тише, успокойся! - Улыбнулся Ноа, обратно усаживая себе на колени. - Кай вместе с Маришкой смотались к ним в гости, так что все в порядке, не волнуйся.
   - Какой еще Кай? - Видно Ноа меня не со всеми успел познакомить. Но имечко у парня и вправду странное, видимо родители любили сказки. Так и подмывало спросить, где же Герда потерялась.
   - Твой друг. - И увидев мой непонимающий взгляд, добавил. - Вампир со шрамом. Утверждает, что у вас договоренность.
   - Шрамчик?! Так вот как его зовут. - Хмыкнула, кивнув. - Да, договоренность определенно имеется.
   - Майя, я тебя прошу, в следующий раз, вступая в сделку, узнай о человеке больше и в особенности его имя! - Нахмурился Ноа, словно поучая маленького ребенка правилам дорожного движения. Посмотрите дети налево, потом направо...
   - Ладно, ладно, убедил. - Успокоила клыкастика, разглаживая пальцами морщинки на лбу, и уже серьезно добавила. - В таком случае, я, пожалуй, начну с тебя. Как там говоришь, тебя зовут? Аластар? Не хочешь ничего мне объяснить, Аластар?
   Глаза потухли, и хранитель сразу же как-то поник, отстранив меня и принявшись расхаживать по комнате. Он явно собирался с мыслями, пытаясь заставить понять сказанное.
   - Примерно тысячу лет назад, когда количество обращенных возросло и кровопролития не удавалось остановить, когда стали умирать хранители, и наша численность достигла пятидесяти, было принято решение объединить часть восставших против Морганы вампиров под руководством магов. Большинство из старейших собратьев были уничтожены, в силу элементарной глупости и недооценки врага, остальные же отличались лишь молодостью и задором. Трое моих друзей, под покровом иллюзии, согласились нести бремя старейшин, но никто не ожидал, что весь этот театр затянется на столь долгое время. Мы объединили под своей властью часть бунтовавших бессмертных, обеспечив тем самым поддержку в сражениях против Марго. Сейчас лишь ходят слухи о том, кто мы есть на самом деле, но никто из вампиров не задумывался в серьез и не знает правды. Я позаботился, подарив им память о якобы составленном мирном договоре с хранителями. Уничтожать полчища обращенных Морганой стало гораздо легче с их помощью. Мы получили время, чтобы восстановить численность. Спустя сотню лет, когда новое поколение хранителей обрело силу, рука об руку с вампирами, мы уничтожили большинство кровопийц Морганы. Держа в страхе каждого из них, предупреждали кровопролития и размножение вида. Когда Эния рассказала о твоем приходе, все мы словно сошли с ума, лелея мечты о долгожданной свободе, но ты не спешила. Сейчас же пришла очередь полукровки править, занять престол и освободить нас. Конечно, все мы будем рядом и не уйдем, пока ты не освоишься, но время пришло вернуться, да и ты уже достаточно сильна.
   - Вернутся? Куда? - Воскликнула, не сдержав эмоций.
   - На свои законные места. Так же как и вампиры, мир хранителей нуждается в правителе. Более тысячи лет меня ждет мой народ. О вампирах теперь беспокоится - твоя очередь.
   Я застыла, не в силах пошевелится от страха и понимания неизбежного. Набравшись смелости и сил, выдавливая каждую букву, спросила:
   - Ты опять меня бросаешь?
   Глаза Ноа на мгновение расширились, а в следующий момент я получила самый нежный подзатыльник за историю своего существования.
   - Глупая, что ты опять на придумывала?! Да как я могу тебя бросить?! Мне дышать тяжело, если не вижу эти меняющиеся глазки, если не слышу твой голос, если не могу коснуться белых волос. - Бормотал хранитель, зарывшись рукой в локоны, и притягивая голову ближе. Второй раз со времени смерти, мне захотелось плакать... от радости, что ошиблась. Когда же он успел так сильно привязать меня к себе? - Надеюсь, больше подобного никогда не услышу?
   Я кивнула, пытаясь сдержать слезы, и касаясь щеки хранителя, протянула:
   - Опять все скрыл... тогда, в момент сражения, ты был настоящим?
   Я не успела ничего добавить, как облик Ноа изменился и теперь меня обнимал настоящий хранитель, Аластар.
   Он был все так же прекрасен, особенно нравились заостренные ушки, словно у эльфа и острые клыки, напоминающие об опасности их владельца. И все же, я не успела привыкнуть к подобным изменениям, и пока предпочитала знакомого ранее мужчину.
   - Мне конечно неудобно, но не мог бы ты еще парочку деньков походить с этой своей иллюзией. - Улыбнулась, все еще смущаясь. - Как то трудно пока привыкнуть к тебе... новому. И мне совсем не нравится, что волосы у тебя длиннее. Я завидую. А ведь должен знать, к чему приводит женская зависть. Так что давай, возврати пока моего Ноа обратно.
   Он хохотнул, а спустя миг все стало на свои места, и довольный жизнью, уже подминал меня, рыча в поцелуе.
   Нежные прикосновения губ опять вскружили голову, с каждым разом становясь все яростнее и неистовее. Не в силах сдержатся, я вскрикнула от удовольствия, когда рука Ноа скользнула ниже. В этот момент я желала лишь одного - навечно остаться в его объятьях, остановить время и забыть обо всем, кроме жадных поцелуев хранителя.
   И в тот момент, когда решила забыться в кольце желанных рук, он резко отстранился и прошептал:
   - Прости, я... прости. - Бормотал Ноа, натягивая обратно задравшуюся майку. Я выпучила глаза в немом непонимании и открыла, было, рот, возразить, но не успела и пискнуть, как грохот Марго в дверь возобновился, вместе с движением во всем доме. Ноа вскочил с кровати, устало потирая глаза и бормоча, хватит выламывать дверь, впустил улыбающуюся вампиршу.
   - Вы поболтайте пока, я скоро вернусь. - Подмигнул хранитель, потрепав мои волосы, словно папочка, и вылетел из комнаты.
   И какого черта он остановился, кто-то может мне сказать?! Что за цирк устроил?! Я наконец-то решилась, доверилась ему, а он смылся?! Гад клыкастый! И в такой неподходящий момент бросил одну! Ну, вот и получила, нечего было раньше ломаться. Тогда я не хотела, теперь видимо он не хочет. Сволочь. Ох, я ему покажу кузькину мать. Пусть только заикнется теперь... а если не заикнется? Что тогда? Может он больше не хочет меня? Мысль о подобном малость пугала. Ну и хрен с ним. Помучалась немного и хватит.
   Гадкие мысли о предстоящей мести, самым наглым образом прервала, налетевшая на меня Марго.
   - Как же я рада, что ты вернулась! - Обнимая, визжала вампирша. Ой, а что это так трещит? Ах да, это же мои кости.
   - Тише, задушишь же! - Прохрипела, отбиваясь от девушки, в желании не умереть дважды. - Добить меня хочешь?
   - Честно говоря, не думала, что ты проснешься. - Бормотала, виновато Марго.
   - Хорошее приветствие, но и на том спасибо. - Хмыкнула под нос, улыбаясь.
   - Ты извини меня за все, но после обращения я контролировать уже ничего не могла, лишь смотреть со стороны. Все это было ужасно.
   - Да знаю, та дрянь меня чуть изнутри не сожрала. Кстати, тебе идет этот цвет. - Улыбнулась Моргане, заглядывая в омут синих глаз и вспоминая показанные Ноа картинки, на которых она каждый день заботилась обо мне. Было немного не по себе вот так дружески общаться с человеком, который недавно пытался тебя убить, но мне ли не привыкать.
   - Думаешь?! Я тоже так считаю, а главное, ни у одного вампира подобных нет. Это словно отличительная черта, знаешь, да я еще бренд из них сделаю. - Хохотала довольная Марго, и протянула. - Нда, а вот ты неважно выглядишь. Давай, тащи свою задницу в ванную, а я за кровью сгоняю. Тебе не помешает подкрепится.
   Поднявшись с кровати, последовала ее совету.
   - Ах да, и не забудь запереть дверь! Не уверена, что смогу долго сдерживать Энию. - Ухмыльнулась вампирша, и, подмигнув, выскользнула из комнаты. Вот блин, лучше бы я не отключалась! Ругательства тихо посыпались изо рта, но замок на двери я все же повернула... дважды.
   Просидев битый час в ванной, отлежав все бока, с трудом выползла довольная и голодная.
   - Ну, наконец-то вылезла, я уж испугалась, что тебя смыло. - Пробормотала Марго, доставая пакет с кровью.
   - Майка!!! - Крича и смеясь, бросилась обниматься Катька. - Я так переживала, что ты все-таки отбросишь копыта!
   - И ты туда же. - Улыбаясь, обняла подругу. Пусть даже и была во тьме, но и там время текло медленно, так что, я все же, успела соскучиться.
   - Эй, я тоже хочу! - Заныла обиженная Эния, бросаясь на нас обоих. Ну что ж, придется потерпеть, зато потом виснуть не будут.
   - Ладно, хватит по человеку ползать, ей поесть надо. Устроили тут балаган. - Бормотала Марго, ставшая за последнее время здесь кем-то вроде мамочки.
   - Чего это?! Как тебе, так можно! Ишь, командир тут нашелся. - В один голос протянули девушки.
   Марго фыркнула, но обе подруги тотчас оставили меня в покое. Ничего себе, да она тут хуже жандарма видимо, и чем только успела их так напугать? Голубоглазая вампирша бросила мне пакет крови и, не дожидаясь приглашения, я вонзила клыки в упаковку, утоляя жажду. С каждым глотком, силы возвращались и растекались живительной энергией во всем теле. Облизнув губы, уставилась на замерших подруг, наблюдавших мою трапезу.
   - Вам... может тоже есть хочется? - Пробормотала, смущаясь столь пристально уставившихся на меня глаз.
   - Не обращай внимание, просо мы думали, больше не увидим тебя живой. Соскучились, знаешь ли. - Буркнула Катька себе под нос, чем приятно меня удивила.
   - Спасибо. - Пробормотала, не зная как выразить чувство радости, которое блекло при каждом взгляде на новообращенную вампиршу. Тонкие черные нити так и остались блуждать в ее туманной ауре, напоминая о возможных последствиях. Они не были столь мощными как у Марго когда-то, и не могли причинить мне вред, но все же, требовали особого внимания. Я не знала, как именно они могут повлиять на сознание Катьки и поэтому не на шутку беспокоилась.
   - О, вижу, ты заметила ее особенность, да? - Горько ухмыльнулась Марго, чем вызвала искреннее удивление Катьки. - Мы по возможности не оставляли девчонку одну, и ждали твоего возвращения. Лично я не знаю, как можно убить эту мерзость и оставить ее в живых.
   - Надо было напоить ее моей кровью, как и тебя.
   - Боюсь, подобный фокус не сработает. Ей даже года не исполнилось, она слишком слаба и не выдержит этой отравы. Ты уж извини, Майя, но твоя кровь - гадость редкостная, и если бы не силы, накопленные на протяжении тысячи лет, я бы отбросила копыта уже давно.
   - Я не поняла?! Вы о чем вообще? - Возмутилась Катька, не посвященная во все подробности.
   - Если без церемоний, то у тебя глисты в ауре. - Бросила в ответ, пожав плечами.
   - Что?! - Взорвалась подруга, вскакивая с дивана и мотаясь по комнате. - Вы с ума сошли?! Какие на хрен глисты?!
   - Кать, лицо попроще сделай, людей распугаешь. - Буркнула Эния, заткнув уши, спасаясь от визга девчонки и не удержавшись, ухмыльнулась. - А в ней явно умерла гениальная певица, такие тона брать не каждый может.
   - Кать, успокойся, я просто не правильно выразилась. Понимаешь, в твоей ауре остались следы воздействия Марго, и мы боимся, как бы ты так же со временем не свихнулась.
   - А это ты называешь, правильно выразится? - Крикнула Катька, выходя из себя. - Почему это я должна с ума сойти?
   - Все дело в том, кто тебя обращал. А Кай - был моим слугой и пометил тебя. - Пыталась поправить меня Моргана.
   - Он что, на меня написал?! - Вскрикнула Катька в ужасе, заставив всех нас покатиться со смеху.
   - Да тьфу на тебя! - Расхохоталась Марго, не в силах сдержаться, глядя на исказившуюся физиономию девушки. - Что ты несешь?! Он же не кобель какой-то. Ой, не могу...
   - Нда, как-то неудачно слова получается подобрать. - Прыснула, еле сдерживаясь, давясь смехом. - Короче говоря, ауру надо очистить и сделать это не убив тебя саму. Кстати, а Кай ведь сейчас в том же положении...
   - С ним немного труднее, он отказывается говорить о чем-либо с кем-то кроме тебя. Так что от него пользы маловато. - Вздохнула Эния, наматывая локон на палец и ничего не объяснив, поднявшись, вышла из комнаты.
   Наверное, удивление отразилось на мое лице, потому как Марго махнув рукой, прокомментировала:
   - Она всегда так, да еще посреди разговора. Срывается и пропадает куда-то, не обращай внимание.
   - Ладно. Кстати, а Шрам...Кай до сих пор в силе перемещаться?
   - Да. Ничего не изменилось. Мотается все время куда-то, да еще и пакеты с кровью тырит. - Нахмурилась Марго, потирая лоб.
   Теперь я смотрела на черные личинки Катьки совсем по-другому. Они представляли не только опасность, но и возможность. Если с Шрамчиком все в порядке при сохраненных способностях телепортации, то возможно ли, развить подобный дар у Катьки? Ведь вампир с талантом перемещения мне будет очень кстати, возможно даже необходим, как только приду к власти. Теперь я смотрела на нее совсем не как подруга, а как будущий глава клана и это меня немного пугало. Она все еще оставалась дорогим для меня человеком, поэтому к черту телепортацию, нужно уничтожить эту дрянь.
   - Думаю, я смогу высосать этих личинок не убив ее. Несколько дней, и кровь восстановит силы. - Кивнула Моргане, настроившись вытянуть черную мерзость.
   - Так, стоп! - Раскинула мозгами Катька и задумчиво протянула. - Хотите сказать, что Кай, как и я... зараженный, так что ли?
   - Да. - Подтвердила, нахмурившись. Ход мыслей подруги был написан на ее лице и мне не очень понравился.
   - Хотите сказать, я могу тоже перемещаться? - Протянула вампирша, словно пробуя новое слово на вкус.
   - Вполне вероятно. - Заключила Марго, откинувшись удобнее в кресле.
   - В таком случае, я отказываюсь от лечения. - После минутного молчания заявила Катька, решительно сжав губы. А это был верный признак того, что решение принято и обсуждению не подлежит. Спорить с ней не было смысла, зная девушку, теперь она упрется, словно осёл, и будет до последнего стоять на своем. Я боялась, что если надавить, поставить перед выбором, она сбежит или чего хуже, наделает глупостей, так что лучше уж быть рядом и в нужный момент помочь, если потребуется. Я боялась лишь одного, что личинки начнут размножаться и подчинят ее себе, как когда-то Моргану.
   - Марго, она и Кай, в принципе, могут распространять эту заразу?
   - Нет, на подобное у них силенок не хватит. - Хмыкнула Моргана, задрав нос.
   - Тогда я согласна, но при одном условии. - Теперь я не шутила, просто не могла допустить ошибки.
   - Каком? - Удивилась подруга столь быстрой капитуляции.
   - Ты все время будешь рядом со мной, и показываться должна каждый день, по крайней мере, первые лет десять. Я хочу удостовериться, что с тобой ничего не случится. Это, во-первых. Во-вторых, как только стану главой клана, мне нужна будет твоя помощь. Если согласишься и дальше... помогать мне, я не трону тебя.
   - Хорошо, я согласна. - Не минуты не колеблясь, выпалила Катька.
   - Но только учти, если что-то пойдет не так, и ты потеряешь над собой контроль или воспользуешься даром против меня, я разозлюсь. - Улыбнувшись, постаралась смягчить сказанное, но оставшиеся холодными глаза, явно дали понять Кате, насколько серьезна я была и как именно поступлю в подобной ситуации.
   В будущем, если кто-либо осмелится идти против меня или предать, его ждет незамедлительная смерть. Жизнь научила меня многому, а смерть обострила чувство самосохранения. Я больше не буду прежней, не буду глупой и доверчивой девочкой. И теперь моим девизом стала лишь одна фраза: "Либо вы преклонитесь передо мной, либо я вас уничтожу".
   Обе вампирши замерли в страхе, не смея шелохнуться, заворожено глядя в мои вновь побелевшие под наплывом эмоций глаза.
   - Все-таки круто ты меняешь цвет глаз. - Пробормотала Моргана, пытаясь разрядить ситуацию. - Только как-то страшновато.
   Я улыбнулась и поднялась с кровати.
   - Ладно, потом о всякой ерунде поговорим, а сейчас давайте о важном - что же мне надеть такого, чтоб выглядеть еще круче? - Подмигнула двум вампиршам, глаза которых уже горели этим диким огнем шмоточниц.
  
   Стоя под солнечными лучами и подставив лицо яркому свету, я пытался заглушить бушующее чувство стыда и желания. Эту бурю эмоций ранее неведомую мне, полукровка будила лишь одним своим присутствием. Каждый раз, заглядывая в ее лицо, меняющиеся глаза, наблюдая, как сжимаются сердитые губки и хмурятся брови, желание жить поглощало сознание. Я сходил с ума по ее улыбке, в которой мелькали маленькие острые зубки. В этот момент больше всего хотелось поцеловать, прижать к себе и не отпускать, заявив всему миру, что только я владею истинным сокровищем. Что сладкие клыки вампирши мои и только мои.
   Теряя голову от одного лишь взгляда, захлебнувшись в желании, не смог себя контролировать. Стыд очередной волной захватил рассудок, заставляя вспомнить, как грубо набросился на слабую, только что проснувшуюся Майю, словно необузданное животное, да еще и сбежал, ничего не объяснив. Чувство вины снедало изнутри за попытки получить желаемое, думая лишь о собственном благополучии.
   Находясь здесь, вдали от полукровки, я, наконец, обрел возможность мыслить здраво. Воспоминания давили словно камень, заставляя ощущать себя недостойным подобного дара. Ведь он был безупречным. Я любил в ней все...любил... Понимание простой истины, своих собственных чувств окончательно выбили почву из-под ног. Ранее неведомое значение этого слова теперь стало понятным, малышка заставила принять и почувствовать все его грани.
   Я хотел скорее вернутся к ней, в мир, где сейчас стояла ночь. Обнять и поцеловать нежные губы, а потом просить прощения за то, что оставил одну. Разлука с любимой и страх за ее жизнь сделали меня нетерпеливым и лишили самоконтроля.
   Вдохнув сладкий воздух, в который раз заставил сердце успокоиться, пытаясь унять бурю чувств, поднявшуюся в душе. Тут было спокойно и тихо, лишь звуки воображаемой мелодии разливались вокруг. Я любил это место, недосягаемое пониманию и рукам человека. Место, где могли находиться только хранители. Этот маленький мир казался идеальным, ведь мы сами создали его. Попав сюда впервые, все наши ощущения померкли разом. Вместе, мы изменили его, мир иллюзии, наполнив окружающее пространство звуками и запахами, маги земли раскрасили грунт необычайными растениями, хранители воды создали ручейки и реку, воздуха - ветер, огня - солнце. Мы придумали место, где каждый из нас мог побыть собой, изменяя реальность, так, как вздумается, словно рисуя на полотне.
   - Давно тебя здесь не было, Аластар. - Раздался за спиной знакомый гортанный голос. - Слышала, вы, наконец, нашли приемника. Признаюсь, эти несколько месяцев без тебя, показались вечностью.
   Тонкие пальцы коснулись щеки, заставляя нагнутся к алым губам девушки.
   - Я соскучилась. - Мурлыкала Акира, запуская руки в черные волосы, и притягивая все ближе.
   - Постой...-
   - Нет, мы слишком долго не были вместе.
   - Акира, прекрати! - Остановил девушку, отстранившись.
   - Да что с тобой? Я же знаю, тебе тоже хочется меня поцеловать.
   - Нет. Больше нет.
   - О чем ты? Не нужно так меня пугать. Что стряслось?- Хлопала ресницами в недоумении хранитель.
   - Мы больше не будем вместе.
   - Это такая шутка? Если да, то не смешно!
   - Это не шутка. Я нашел ЕЕ, Акира.
   - Что? Но этого не может быть! Не сейчас! Не тогда, когда я наконец получила тебя!- Кричала девушка.
   - Прости. Мне нужно идти.
   - И это все? Ты вот так бросишь меня? Бросишь нас?
   - Прости. Я не могу иначе. Не могу без нее.
   - Не можешь? А без меня можешь? Как же я? Ты подумал?
   - Это сильнее меня. Ничего не изменить Кира, прошу отпусти меня.
   - Отпустить?! Но я люблю тебя. - Запинаясь, выдавила девушка, еле сдерживая слезы.
   - Но я не люблю тебя. - Тихо прошептал в ответ, не желая сделать больнее, но не в силах оставить надежду. Я хотел покончить с прошлым раз и навсегда, но уйти не причинив боли не получалось.
   - Что?! А как же все время, что мы провели вместе?
   - Это совсем другое, Акира. Прошу, не осложняй и пойми меня.
   - А кто поймет меня?! Кто она? Какой стихии?- Кричала хранитель, сменив отчаяние на злость.
   - Она не хранитель. Точнее не полностью.
   - О чем ты говоришь?
   - Она полукровка. Полухранитель, полувампир.
   - Разве подобное возможно? Бред какой-то! Ты шутишь. - Возмутилась Кира.
   - Нет, не шучу. Можно сказать, ее стихия - смерть.
   - Не понимаю, твоя подруга - вампир?!
   - Да. В ней течет кровь обоих видов.
   - Разве мы совместимы?! Никто из хранителей не опустился бы до такой мерзости!
   - Она была человеком, перед смертью укушенной вампиром и получившей кровь хранителя.
   - Но разве союз возможен? Мы никогда раньше не объединяли виды...
   - Мы никогда не пробовали. Но она - тому доказательство.
   - Значит твоя избранная - вампир. Мертвый человек! Как ты можешь, Аластар?!
   - Я люблю ее. - Ответил, не в силах терпеть обвинения.
   - Но ведь она убийца! Вспомни, мы их уничтожаем! Это вечно жаждущий крови монстр! Они не способны на чувства!
   - Прекрати, это не так, она не такая!
   - Не такая? Хитоми тоже так говорил! И посмотри, к чему это привело! Опомнись! Вампирша - тень некогда живущего человека! Они бесчувственны и так же изменчивы, как облака!
   - Остановись! Ты переходишь границы. - Зашипел на девушку, еле сдерживая гнев. Ярость вспыхнувших воспоминаний смерти друга, предательство Марго, сомнения и неуверенность в чувствах Майи, все это грузом лежало на моих плечах.
   - Да она никогда тебя не полюбит! Она никогда не будет твоей! И предаст при первой, удобной возможности!
   - Я сказал, замолчи!!! - Рыкнул Кире, не в силах больше терпеть подобные вольности, заставив девушку невольно отшатнутся.
   - Для тебя вампир дороже меня?- Шептала, выдавливая каждое слово, не в силах поверить в происходящее.
   - Хватит Акира. Уходи.
   - Я не хочу, Аластар! Ты мне нужен! - Протянула хранитель, смахнув слезинку.
   - А мне нужна она. - Заглянув в мокрое от слез лицо, жестоко разрушил былые отношения. Каждый взгляд знакомых зеленых глаз причинял боль, но иначе поступить просто не мог. Я не в силах врать себе, ей, Майе. Мои чувства неизменны и я хотел дать понять, что пора забыть и двигаться дальше. - Я буду ждать тебя вместе с остальными здесь в день затмения. Передай хранителям - я возвращаюсь.
  
  
  
   С белым цветом в гардеробе было решительно покончено - веселье отгуляли, да и будущая должность обязывала. Так что, натянув черную майку, какой-то жутко крутой фирмы, и джинсы, модельки, чуть ли не "версаче" (вот куда уплывает местный бюджет - на шмотки), отправилась выяснять обстановку.
   Катька смылась за очередным пакетом крови, стараясь утолить сумасшедшую жажду и морально готовясь ко встрече с родными. Бедного папочку наверняка кондратия хватит при первом же взгляде на любимое дитятко. Но проблема была не в реакции родителей, а в том, как хорошо сможет сопротивляться соблазну перекусить свеженьким молодая вампирша. До сих пор с момента превращения, ей ни разу не посчастливилось встретиться с человеком. Так что, последствия подобного мероприятия мы пока могли только представлять. Я махнула головой, стараясь выбросить из нее картинки разорванных тел в лужах крови, и попыталась подумать о чем-то приятном. Нда, не получалась. Видимо сказалось долгое пребывание среди вампиров, да и обстановка не способствовала особо расслабляться.
   Марго теперь вместо домашней борзой увивалась за мной по пятам и отпугивала всех местных вампиров одним только взглядом лучше любой породистой. Бедные клыкастые до сих пор боялись приблизится к девушке больше чем на несколько метров, хорошо, что никто из них не догадывался, как слаба на самом деле сейчас Моргана. Ведь кроме вздорного и твердого характера, она была всего лишь обычным вампиром, да еще и ничего не смыслящим в драках. Эту проблему пытался активно решить Юки, таскающийся во дворец каждый день, словно здесь прописан, и дающий тренировки голубоглазой девушке. Вот только зря видимо старался, так как каждый урок заканчивался одинаково уже спустя десять минут: "...ой, моя рука поцарапалась...ай, коленка...да пошел ты со своими приемами, мать твою...уйди зараза белобрысая". Как он только терпел подобное, я не понимала. Теперь, в облике вампира, он околачивался вместе со старейшинами в "главном зале" и выглядел поистине привлекательно. Черные глаза на побледневшем лице, как нельзя кстати, подчеркивали тонкие черты лица, вот только кончики волос остались белыми, отражая силу мага воды. Правда, все его очарование открыто игнорировалось той, которую намеревался охмурить.
   - Блин, опять он здесь! - Буркнула Эния, покосившись в сторону Юки, как только мы вошли в зал. - Тоже мне, властелин снега. ("Юки" - в переводе с японского - снег). Извини, но ты уж сама тут выкручивайся, а я проваливаю, пока этот умалишенный не заметил.
   Я хохотнула и прикрыла дверь за вампиршей. Все так же посреди огромной залы возвышались четыре трона, нерушимо стояли колонны, словно грани клетки,- ничего не изменилось. Я словно попала в тот первый день знакомства со старейшинами, вот только народу тогда было гораздо больше. Чувство дежавю развеяли хохот и веселые голоса знакомых хранителей. Дамиль, Шамси, Айсу и Юки оживленно болтали о каких-то забывшихся.
   - Ну, наконец-то наша спящая красавица выбралась из своей берлоги. - Расплылся в улыбке Шамси на все 32. - Бока себе не отлежала?
   - Вижу, твой язык все так же чешется? - Ухмылялась в ответ хранителю, распахивая объятья бегущей навстречу Айсу.
   - Да тебя и вправду долго не было! Мы уж перепугались, думали байкотируеш нас. - Хохотала девушка, поймав в кольцо рук.
   - С возвращением. - Устало протянул Дамиль, похлопав по спине, словно школьницу правильно решившую задачку. - Без твоей помощи пришлось бы худо. Мы в долгу не останемся.
   - Разрешите представиться... - Робко начал Юки, подходя ко мне поближе и одновременно сторонясь, словно боясь обжечься. - Потомственный маг воды и бурь, повелитель холода, хранитель Юки Окимару. Для Вас, просто Юки.
   - Ну, заладил ты со своей официальностью, достал уже всех, попроще будь парень, по-про-ще! - Потешался Шамси, двинув хранителя в бок так, что тот скрутился, словно бублик.
   - Как же ты меня... - Дальше пошла ненормативная лексика и все понты, словно корова языком слизала. Юки пустил на Шамси поток стремительно летящего комка снега, на что ответ был незамедлительным - шар огня в секунде растопил сгусток холода, превратив его в огромную лужу на дорогом ковре.
   - Да сколько можно! Что за детский сад вы тут устроили! Только и делаете, что мебель портите, валите отсюда, если не умеете нормально себя вести... - Словно мамочка, Айсу строго вычитывала двух провинившихся детишек, напакостивших в доме. И я, и Дамиль с умилением смотрели на эту сцену, не в силах отвести взгляд, и, не желая даже шелохнуться, боясь нечаянно спугнуть подобную идиллию.
   - Кайф. - Не удержался Маг земли, тихо шепча мне на ухо.
   - И не говори. - Подхватила, не стесняясь и давясь хохотом, наблюдая ее ругань.
   - Марш на улицу, кому сказала! - Закончила Айсу, потихоньку умеряя пыл и раздражение. Махнув рукой и заставив всю воду взмыть в воздух, резко сжала кулак. Куда делся литр жидкости, я представления не имела, даже следа не осталось, но на будущее запомнила, что раз уж наши тела состоят преимущественно из воды, то нужно бы это использовать при следующей встрече с помеченными. А уж то, что это свидание состоится, даже не сомневалась. Теперь осталось лишь ждать и гадать, какие же новые сюрпризы нам готовит Русланчик.
   Шамси с опущенной головой и видом загнанного зверька тихо проскользнул мимо в направлении выхода, успев все же показать мне язык на ходу. Юки видимо своей вины особо не чувствовал, так что, вздернув курносый носик, поплелся за товарищем по несчастью.
   - Извините Майя, мы с вами позже поговорим, особенно о ваших потрясающих способностях. Их непременно нужно развить. - С горящими глазами выпалил Юки. Как же смешно вязалась эта интеллигентность с его вздорным характером, когда, вежливо улыбнувшись, он добавил. - А сейчас мне нужно, во что бы то ни стало надрать задницу этому хаму. Прошу прощения.
   И галантно поклонившись, взял в руку мою ладонь, намереваясь поцеловать в знак прощания. Но к всеобщему удивлению обычный жест этикета был грубо прерван. В этот момент позади меня что-то зашипело, а в следующую секунду сильная рука схватила за талию, рванув назад. Разочарованная конечность так и повисла в воздухе, а глаза полезли на затылок, когда, обернувшись, увидела хмурящегося Ноа. И откуда только он взялся?!
   - Юки, тебе, наверное, пора. - Грубо намекнул Ноа, чья рука мертвой хваткой обвилась вокруг моей талии, грозясь сделать ее еще стройнее сантиметров, так, на десять по ощущениям. "Холодок", как я мысленно окрестила Юки, быстро выскочил из помещения, видимо так и не поняв, в чем собственно провинился. Ноа не прекращал сжимать меня в объятиях, провожая сердитым взглядом хранителя. Еще немного и я бы взвыла от боли, но, видимо заметив мои попытки вырваться, ослабил хватку. - Не оставите нас?
   Адресованная хранителем просьба вовсе таковой не казалась - он отдал приказ. Впервые я видела Ноа с другой, совсем не знакомой мне стороны. Он явно был взбешен, только чем, не понимала.
   - Какого черта ты вытворяешь?! - Зарычал хранитель, резко развернув меня, словно куклу.
   - О чем ты? - Оторопела, не понимая своей вины, и принялась мысленно перечислять все случившееся за последний час.
   - Почему ты позволяешь другим касаться себя?!
   - Ч-то?! - Еле выдавила дурацкий вопрос, но на большее в тот миг просто не была способна. На меня только что вылили ушат холодной воды, нет, это даже не вода - глыба льда, весом в тонну, которая прибила и без того воспаленный разум. Неужели он и вправду способен ревновать. И кого?! Меня!
   - Судя по всему, тебе подобное не по душе. - С трудом пробормотала, скорее для себя, нежели в ответ.
   - Майя, мне не хотелось бы указывать или ставить рамки, но ты принадлежишь мне! Я не потерплю конкуренции и не позволю вытворять, что вздумается! Надеюсь, ЭТО ты понимаешь?! - И опять в его тоне не было вопроса. Лишь приказ собственника. Приказ повелителя, привыкшего к повиновению.
   Мое сердце разрывалось на части в сложившейся ситуации. С одной стороны я была безумно счастлива, что он сменил холодную бесчувственность на столь яркое проявление заинтересованности в наших отношениях и ко мне самой. Я хотела быть любимой. Желала этого всей душой. Но то, как именно звучала его ревность, мне не нравилось. Сдерживаемые чувства вырвались наружу, и теперь он не мог обуздать их, показывая все стороны своего характера. Эта сторона меня пугала больше всего. Сейчас я была свободна и независима. Наконец-то добилась права выбирать, право принимать решения самостоятельно, право жить. Часть меня желала быть защищенной, покоренной, но принадлежать кому-то... Теперь, позволить подобное я себе не могла и вряд ли когда-нибудь это сделаю. Зависеть от кого-либо, исполнять приказы, слушать указания, подобное больно рвало душу на части.
   - Постарайся в дальнейшем не попадать в компрометирующие ситуации, ясно?! - Продолжал шипеть Ноа, оставляя следы пальцев на моих плечах.
   - Компрометирующие? О чем ты говоришь? Юки всего лишь следовал этикету, чего явно не достает тебе! Зачем ты всех выгнал и вообще вел себя грубо с собственными друзьями?! - Не в силах сдерживаться, все больше раздражалась.
   - Не тебе решать, как мне себя вести! - Рявкнул хранитель, отшатнувшись от меня, словно плохо пахла. Спасибо, хоть не поморщился.
   - Тогда не смей мне приказывать! Я тебе не вещь, не подчиненная!
   - Да что ты о себе возомнила? Думаешь, можно играть чужими чувствами? - Рыкнул Ноа, опять притянув к себе, не давая пошевелится в железной хватке рук.
   - Играть?! Мне всего лишь хотели поцеловать руку! С чего ты взбесился?! Я что, твоя собственность?! Наверное, до сих пор не понял, да?! Я не принадлежу тебе. Никому. Понимаешь?
   - Еще как принадлежишь! - Зарычал взбешенный хранитель.
   - Что-то я этого не заметила, когда утром ты сбежал с постели, даже не удосужившись ничего объяснить! Да кто с кем играет, Ноа?! Думаешь, можешь руководить, словно марионеткой? Я не в твоей власти! Хочешь беспрекословного подчинения, тогда либо убей меня, либо найди себе другую! - Выплюнула в сердцах от боли, злости и обиды. Его реакция на мои слова оказалась как всегда непредсказуемой. Он оторвал руки, словно обжегся, и, сжав челюсти, попытался успокоиться.
   - В холле ждет Кай... ты кое-что пообещала ему. - Устало протянул хранитель, проводя рукой по волосам, и дав понять, что разговор окончен. - Позже поговорим.
   Слезы комком подкатили к горлу, но заставив себя сдержатся, вылетела из комнаты. Он был слишком дорог мне, слишком сильно я зависела от этого человека в мире, где все решает только сила. Я смотрела в пустоту, подавляя неудержимое желание вернуться, обнять и сказать, что кроме него мне никто не нужен, но слова словно застряли на языке, не в силах сорваться. Я совершенно не могла понять, как обычный, ничего не значащий жест, мог вызвать подобную реакцию старейшины, постоянно столь сдержанного и рассудительного. Хотелось быть любимой. На равных. Без глупых упреков и сожалений, без необузданной ревности и непонимания, без непрекословного подчинения. Хотелось просто любить и быть любимой. И пока Ноа не поймет этого, ничего у нас не получится.
   В своих раздумьях, направляясь к холлу, натолкнулась на Шрамчика...но уже без шрамчика.
   - Я уж думал ты от меня прячешься. - Устало и как-то обиженно протянул вампир.
   - Глупости. Просто нужно было прийти в себя.
   - Судя по твоему виду, не особо получается, да? - Хмыкнул клыкастик.
   - Знаешь, джентльмен из тебя на редкость гадостный, Кай. - Хохотнула в ответ. - Но не бойся, на тебя силенок хватит.
   - А я не боюсь, Майя. - Улыбнулся вампир, потянув за собой на улицу.
   - Хорошо, а то уже надоело смотреть, как от меня по углам вампиры шарахаются и бормочут: смотри, смотри, она проснулась...ведьма седая. И когда это я состариться успела? У меня ж волосы белые, а не седые! - Возмущалась подобным глупостям.
   - Ну, это ты так думаешь. - Подхватил Кай, показывая безупречные клыки в ребяческой ухмылке.
   - Ладно, ты хотел что-то обсудить, да? Выкладывай, только не мямли и желательно все сразу. - Перешла к делу, не став ходить вокруг да около.
   - У нас был уговор, Майя. - Начал вампир, сменив теплую улыбку на серьезность холодных глаз. - Я спасу твою подругу и родных, а ты избавишься от Морганы и поможешь мне поговорить с Энией. Я свою часть сделки выполнил - уберег девушку и убил приставленных к твоей семье вампиров.
   - Понятно. Ну, тогда давай кое-что проясним. Ты и вправду мне помог. Но ведь и я выполнила все пункты контракта. Прежняя Моргана уничтожена, что, кстати, чуть не стоило мне жизни, и осталась лишь тень ее прошлого. Эту часть уговора я выполнила. Кстати, тебе не кажется, что немного не на равных условиях мы играли? Пару вампиров на весы со всей армией и сумасшедшей паучихой - наша сделка была далеко не равной, согласись. Уверенна, битву ты не пропустил, наверняка наблюдал издалека. И потом, Энии записку передал?
   - Да. - Напряженно ответил Кай.
   - Значит, ты все-таки говорил с Энией. - Хитро улыбнулась вампиру. - Да и к тому же, содержание письма тебе наверняка известно. Так что мою просьбу она знала, но видимо не выполнила. Это ее право. Кай, я предоставила тебе шанс. То, что ты его упустил - не моя вина. Так что, как видишь, мы в расчете.
   - Ты обещала мне помочь. - Застыл Шрамчик, не в силах двинутся, с погасшими в отчаянии глазами.
   - Чего ты хочешь? - Забросила сеть, надеясь, что он ухватит наживку, как только мы вышли на улицу. Сейчас я играла его чувствами, и было стыдно видеть причиненную боль в глазах столь сильного человека, но жалеть или дрогнуть себе не позволю. Я честно выполнила просьбу и больше ничего ему не должна. Теперь могла лишь сочувствовать, но никак не сопереживать. Слишком много проблем свалилось на голову и сейчас мне самой нужна помощь. Именно от Кая, эту помощь собиралась получить.
   - Мне нужно знать, где я могу ее найти. - Тихо выдавил вампир.
   - Свою пару? - На что парень лишь кивнул. - Не нимфу случайно?
   - Откуда ты знаешь?! - Крикнул Шрамчик, отчего я вздрогнула, не ожидая столь бурной реакции.
   - Да тише ты, успокойся. Русланчик вспоминал о ней, как раз перед тем, как пытался голову оторвать мне и Ноа.
   - Значит, она все еще у него. Но все без толку! Я не знаю, где прячется эта сволочь! - Схватившись за голову, взревел вампир.
   - Хм, интересно. А что тогда? Ты никогда об этом не думал? Что будешь делать, когда узнаешь где она?
   - Я должен вытащить ее. Должен вернуть. - Дрожащими губами шипел Кай.
   - Да ты еще глупее, чем я ожидала! - Не выдержав, вскрикнула, чем привела в недоумение парня. - Ты не только не сможешь ее спасти, но и себя обречешь на гибель! Он сильнее тебя, намного сильнее, разве не можешь понять?!
   - У меня нет выбора Майя. - Вздохнул Шрамчик. - Не могу без нее.
   - Как же меня достали все эти мелодрамы, непонимания и выяснения отношений, а тут еще и ты со своими проблемами! - Не выдержав, выплюнула, раздражаясь.
   - Ты о чем? - Обалдел Шрамчик, уставившись на меня.
   - Ладно, забудь. - Вздохнула, пытаясь успокоиться. - Рано или поздно, он сам придет, не сомневайся. Слишком сильно я задела его километровое эго. Нужно лишь подождать.
   - Я уже слишком долго жду. - Вздохнул Кай, разваливаясь на лавочке у фонтана. Все бушевавшие эмоции в наших сердцах сейчас совсем не вписывались в ночную тишину под луной. Ветерок мерно окутывал усталое тело, приятно щекоча лицо.
   - Кай. А теперь скажи, чего ты хочешь от меня? - Повторила вопрос, опустившись рядом.
   - Помоги мне убить Рустама и вернуть ее. - Шипел Шрамчик.
   - Что в ней такого особенного, что ты готов умереть?
   - Все. - Улыбаясь воспоминаниям, ответил Кай.
   - Хочешь составить новый договор? - Начала медленно наматывать удочку.
   - Я тебя слушаю. - Кивнул Шрамчик.
   - Если я убью Рустама, и ты получишь обратно свою рыбку, то должен будешь поклясться мне в верности. Я не нуждаюсь в слугах или рабах, как Моргана, мне нужен советник, человек, который сможет не создавать проблем и помогать их решать. Что-то вроде правой руки, понимаешь? Скоро главой клана назначат меня. Старейшины уйдут. А этот мир все еще в новинку, понимаешь, нужен надежный вампир, не пытающийся в любой удобный момент вставить нож в спину. Твои способности перемещения решат много проблем.
   - Из одной кабалы в другую. - Горько констатировал Шрамчик.
   - Я постараюсь сделать так, чтобы твое пребывание здесь не казалось столь обременительным. Кай, ты должен понимать, что сам не справишься с Рустамом, это очевидно. Его даже Ноа не мог убить, пока я свою руку к этому не приложила. У тебя просто нет выбора.
   - Мне нужны гарантии, что она останется жива.
   - Смеешься? Какие гарантии? После смерти я вообще не могу понять, что значит это слово в мире вампиров. Но обещаю сделать все, чтобы спасти твою нимфу. Если у меня не получится - ты будешь свободен.
   - Лучше, чтобы все получилось. - Устало бормотал Шрамчик.
   - Кай, ты мне нравишься, не знаю почему, тебе пусть каплю, но доверяю. Я не сумасшедшая Моргана, не разбрасываюсь словами на ветер, мне просто нужны друзья. Но хочу, чтобы ты кое-что запомнил. Мы говорим об этом лишь раз. Если я дам тебе то, чего ты так сильно хочешь, а взамен получу предательство, вранье или вовсе ваше исчезновение, время, проведенное с Марго покажется раем. Я обещаю, что никогда не трону твою нимфу, даже если сильно меня разозлишь, просто хочу, чтобы знал, она будет в безопасности, но тебя я уничтожу... Хотя, если ваши чувства взаимны, ее боль будет гораздо больше твоей. Надеюсь, мы поняли друг друга?
   - Да. - Кивнул вампир, уставившись в черное небо. - Я согласен на твои условия. Но тогда могу я поставить свои?
   - А ты довольно смел, как для вампира в безвыходной ситуации. - Улыбнулась клыкастому.
   - Я прошу о том же с твоей стороны. Без вранья, насилия, вмешательств в личную жизнь. А если ты не будешь относиться ко мне, как равному, я завалю твои дела. - Улыбнулся Кай одними губами.
   - Разве до сих пор я давала повод усомниться в себе или выказывала неуважение?
   - Нет. Я ценю это. Ценю твою помощь. Она мне нужна, Майя. Но есть еще кое-что.
   - А не многовато ли будет, Кай. - Возмутилась, по привычке сопя в две дырочки. - Ну ладно, что там у тебя?
   - Я хочу попросить приюта для одного вампира. - Робко начал, боясь видимо, меня разозлить.
   - Вампира?! Мы же всех тогда уничтожили...Кай, мать твою, только не говори, что обратил кого-то!
   - К сожалению так и есть. Это первый и единственный человек, помимо Кати, за кого я несу ответственность.
   - А, так это было давно. - Вздохнула с облегчением. - Ну и кто же он?
   - Ты его должна помнить, мы похищение вместе устроили - Мак.
   - Ах этот, Рыжик, да? Он еще мне дыру в голове сделал, как же не помню. Помню! Увижу - зашибу нахрен.
   - Он не плохой. Просто выжить пытался. Моргана его особо не жаловала, так что я переживаю.
   - Это ему ты пакеты с кровью воруешь?
   - Откуда узнала? - Засмущался вампир, опустив виновато глаза.
   - Не важно. Ладно, приютим, но не сейчас. Подержи его пока подальше отсюда. Мы с Ноа немного поцапались, и боюсь, сейчас он может не услышать, что именно ему говорю. И еще, он только консервированную кровь пьет или люди тоже на завтрак попадаются?
   - Нет, мы давно не кусаем.
   - Хорошо, так немного легче. Проследи пока за ним. А сюда каждый день приходи, ясно? Мало ли что.
   - Хорошо. Будет сделано. - Хохотнул в ответ Шрамчик и добавил. - Кстати, мне цвет твоих волос нравится.
   - Подхалим ты клыкастый. Вали уже отсюда. - Улыбнулась на прощанье.
   - Хорошо выспись Майя, до завтра.
   - Кай, подожди. - Окликнула, поднимаясь с лавочки. - Как ее зовут?
   Вампир немного помолчал, и тепло улыбнувшись, словно приняв какое-то важное решение, гордо объявил. - Леча.
   Вернувшись обратно в замок, побрела по коридорам, иногда разглядывая висевшие картины пустым взором. Я думала о том, каким сильным должно быть чувство, заставляющее идти на любые сделки, принимать сумасшедшие решения, и все лишь для того, чтобы быть вместе с любимым человеком.
   - Эй, ты что там делаешь? - Окликнула Айсу, вырвав из раздумий.
   - Запоминаю местность. - Улыбнулась новой подруге.
   - Давай, заходи ко мне. - Махнула рукой девушка, скользнув обратно в свою комнату.
   Говорят, каждый человек обустраивает свой уголок, отражая в интерьере себя самого. Здесь, в комнате Айсу, все говорило о ее талантах и способностях. Как только я вошла, немного испугалась, непривычно поплывшего изображения под ногами. Зеркальный пол и потолок, Отражали друг друга, создавая бесконечный туннель движущихся силуэтов. Выглядело невероятно захватывающе, но к подобному нужно привыкнуть. Комната была квадратной с окрашенной в белый цвет. Глаза сразу же притянул огромнейший аквариум с различными рыбками напротив входной двери, длиной во всю стену. Сразу же возникла мысль о том, как именно она туда рыбок запускает и кормит. Но видимо для хранителя воды, это не составляло особого труда. Мебели здесь почти не было. Широкая кровать в углу комнаты, кресла, столик и телевизор. О да! Хоть кто-то их них пользуется достижениями человечества в технике. Вот бы еще и компьютер. В общем, комната Айсу и впрямь походила на нее саму. Никаких бантиков, рюшичек, оборочек, и вообще лишних вещей.
   - Нравится? - Спросила сияющая девушка, перехватив мой восхищенный взгляд.
   - Спрашиваешь! Еще как! Особенно аквариум и пол с потолком, это что-то! Могла бы стать законодательницей мод.
   - Спасибо. - Улыбнулась девушка. - Знала, что ты оценишь.
   - А где Шамси? - Интересовалась, все еще оглядываясь по сторонам.
   - Шамси? А почему я должна знать, где он? Я не знаю. - Затараторила девушка, явно начиная паниковать.
   - Да так, просто спросила. - Пожала плечами, стараясь не выдать своей осведомленности об их отношениях.
   - Видела, как ты с вампиром говорила. Что он от тебя хотел?
   - Помощи.
   - И ты согласилась, да. - Ответила Айсу на свой же вопрос. - Ноа рассказал, почему он тут так долго торчал. Не думаю что это хорошая идея.
   - Знаю, но не могу иначе.
   - Отращиваешь крылья? - как-то грустно спросила подруга.
   - Да. - Хохотнула в ответ. - А то все на метле, да на метле.
   - Не шути об этом. - И помолчав, добавила. - Ты не сердись на Ноа. Он на самом деле не такой. Просто чувства к тебе заставили измениться. Дай ему время привыкнуть.
   - Откуда ты узнала? - Еле выдавила вопрос от удивления.
   - Кх, ну понимаешь...эээ...ну мы...
   - Подслушивали.
   - Да. - Вздохнув с облегчением, протянула Айсу.
   - Мы? Мы - это кто?
   - Эээ...ну..понимаешь...
   - Все, да?
   -Да. - Опять выдохнула девушка, наверное, краснея до корней волос под маской этой иллюзии. - Прости. Просто мы переживаем за вас. Правда.
   - Ладно, что уж тут сделаешь. - Устало вздохнула, падая в кресло. - Мне больно от того, что мы не понимаем друг друга. Слишком велика дистанция во всем - в чувствах, возрасте, интересах и знаниях. Я ничего не смыслю в законах этого мира, и даже себя до конца не понимаю. Все эти способности, битвы, недоразумения, ответственность. А мне, между прочим, через неделю только двадцать исполнится. Я хочу любить, но не быть запертой в клетке при этом. Слишком сильно устала и жутко хочу домой.
   - Мы часто совершаем ошибки и обязаны делать то, чего совершенно не желаем. Думаю, со временем ты поймешь все прелести подобной жизни и сможешь насладится ею, или хотя бы привыкнуть.
   - Ты хотела сказать смирится? - Иронизируя, поправила хранителя. - Скажи, а какой раньше был Ноа?
   - Раньше? Хм, ну наверное, жутким бабником. - Кивнула Айсу.
   - Что?! - Взвизгнула, слетев с кресла от удивления.
   - Да не ори ты так, оглохну!
   - Теперь мне еще хуже. Ну что со мной не так?! - Заныла, падая на кровать и закрываясь подушкой. - А разве хранителям не запрещено связываться с людьми?
   - Ну, милая, это всего лишь правила, созданные для того, чтоб их нарушать. Или ты хотела, чтоб он несколько тысяч лет в руку играл?
   От ее слов я поперхнулась воздухом и закашлялась.
   - Ну-ну, сделай вдох. - Бормотала Айсу, постукивая по спине. - Он же хранитель разума, маг иллюзии, так что отношения с людьми тут совсем не проблема.
   - И зачем ты только мне все это рассказала?! Чувствую себя ничтожеством.
   - Так не надо было спрашивать! - Буркнула девушка, корча обиженную рожицу.
   - Все, на сегодня с меня достаточно переживаний. Пойду, протяну ноги, а то так и с катушек слететь не долго. - Бормотала, направляясь к выходу. Теперь моя самооценка окончательно сравнялась с бубликом. Вот бы сейчас плюнуть на все, напиться с Катькой и пусть сами разгребают свои проблемы. Нда, о подобном можно было только мечтать, а пока, добравшись да своей берлоги, как выразился Шамси, упала на кровать. И пошло все к черту.
  
   Глава 2
   В голове разразился настоящий ураган, не давая мыслям задержаться на месте. Чувства бурлили в душе и рвались наружу, неудержимым вихрем сметая отголоски рассудка. Раньше я всегда думал, что понимаю женщин, читаю их, словно книги, но сейчас эта иллюзия рассеялась и открыла мне горькую правду, словно шепча на ухо - "Ноа, ты кретин! Редкостный!" Довольно грубо и обидно. Нужно признать, что наши отношения выходили за рамки нормальных в понимании обоих. До встречи с Майей проблем в общении не было - женщины сами вешались мне на шею, и стараться понять их просто не возникало необходимости. Сейчас я вообще не мог разобраться, что творится в ее душе, как, впрочем, и в своей собственной. Впервые за несколько тысяч лет, я любил, и что самое гадкое, понятия не имел, какого черта мне с этой любовью делать?! По всем правилам, и учитывая былой опыт, Майя должна бы прыгать от счастья, ведь в нее влюблен предводитель хранителей всех стихий. А что я получаю? Дерзкую девчонку, флиртующую у меня на глазах с другим мужчиной, да еще и посмевшую заявить, что не принадлежит мне! Да большинство женщин мечтают об этом, а она носом воротит! Можно подумать, я псих какой-то, только и жду, как бы лишить маленькую полукровку свободы! Прямо сплю и вижу, ее запертую в комнате, прикованную к кровати ...я представил распростертую на смятых простынях девушку и ...о черт!!! Да я мечтаю об этом! Ноа, ты и вправду псих! Нет, стоп, просто у тебя давно не было секса. Да! Дело только в этом!.. О, черт... мать...чтоб ...Нда, долго я так не продержусь. Слишком сильно хочу ее. Находиться рядом становилось все труднее, но разлука - приносила боль.
   Больше всего раздражало, что опыт всех прожитых столетий сейчас не давал ответов на элементарные вопросы. Что она чувствует? Чего хочет? И как мне со всем этим справится?!
   Когда злость и ревность уступили место здравому рассудку, понял, что и вправду перегнул палку. Разговор с Акирой слишком сильно въелся в подсознание, заставляя кипеть при виде соперника. Посеянное ею зерно неуверенности в чувствах Майи проросло, дав свои плоды. Нелюбовь к Юки, ревность, упрямство полукровки, все это смешалось в идеальный коктейль под названием "сомнения идиота".
   Теперь мне нужен был совет. Совет человека, столь же подорванного в своем непостоянстве и вздорности характера, как и Майя. Я направился к Айсу... Вот только девушка была не одна. Сделав себя и ауру невидимыми, как последний вор, застыл у двери, нагло подслушивая разговор.
  
   Не в силах больше валятся в кровати, и, пожалев отлежавшиеся бока, все-таки разлепила веки.
   - С добрым утром. - Улыбнулась знакомая, нависшая над лицом, мордашка. От неожиданности я дернулась в кровати и с силой врезалась макушкой в стену.
   - Да что б тебя... - Неприлично выругалась, почесывая гудевшую голову.
   - Извини. Не хотел испугать. - Сочувствующе бормотал Ноа, потянувшись к ушибленному месту.
   - Ай, не тронь, садист хренов. Убери от меня руки! - Взвизгнула от новой волны боли. - Нормальные люди не глазеют, и не торчат над спящими...умм, больно. А все ты виноват!
   - Да ладно, не так уж сильно ты ударилась. - Бормотал хранитель, улыбаясь. Я обернулась в кровати и уставилась на приличную вмятину в стене, осыпающуюся побелку в месте столкновения с моей головой. И укоризненно посмотрела на виновато скривившуюся физиономию. - Ну, может и сильно. Но я же не хотел, правда.
   - Ладно, проехали, что ты вообще тут забыл? - Плюнув на условности и сделав заметку отомстить хранителю в ближайшем будущем, натянула одеяло к подбородку.
   - Тебя. - Серьезно протянул Ноа, заправив непослушный локон за ухо. Наверное, волосы - его фетиш, судя по тому, как часто к ним прикасался. - Прости, но я слышал ваш вчерашний разговор с Айсу. Думаю, нам все-таки нужно объясниться. Как считаешь?
   - Ты подслушивал?! - Возмущенно протянула, надеясь услышать возражение или хотя бы вранье.
   - Ну... эээ... да. Извини, не удержался. Но это случайно вышло, правда, я не караулил.
   - Ладно, тогда что тебе нужно?
   - Я ведь уже говорил. Майя, мне нужна ты. Да, мы разные, и часто не понимаем друг друга, но ведь можно постараться. Я уже давно принял тебя такую, какая есть, и иного мне не нужно. Постарайся и ты понять меня.
   - Но я не могу жить, подчиняясь кому-то. Даже тебе. Ноа, мне дорого то чувство, которое испытываю к тебе, и терять его не хочу. Не хочу терять тебя.
   - И не нужно. - Прошептал Ноа, прижавшись к моему лбу.
   На большее сопротивление сил просто не хватило, и, вздохнув, добавила:
   - Тебе нужно научиться доверять мне. Особенно, в отношении других мужчин. Глупо было ревновать из-за подобной мелочи.
   - Прости. Попробуем еще раз? - Шипел хранитель в удовольствии, запустив руки в белые волосы. Губы прижались в нежном поцелуе, отчаянно требуя ответа.
   - Ладно. - Пробормотала, вздохнув. - Но только когда мы будем на равных условиях.
   - Ты о чем? - Удивленно протянул Ноа.
   - Об одежде. Мне нужно переодеться и в душ. - Обернувшись в одеяло, прошмыгнула в ванную. И уже напоследок бросила. - И раз уж ты такой милый сегодня, может, принесешь мне чего-нибудь перекусить?
   Что именно в ответ пробурчал хранитель, я не слышала, но уверенна, это не была фраза "хорошо милая".
  
   Стараясь как можно тише открыть дверь ванной комнаты, с опаской поглядывая в щель, высунула голову, надеясь не наткнуться на Ноа. Но видимо зря переживала - хранителя в комнате не было. Глянув на часы - немного удивилась - неужели так долго спала? Стрелки медленно подбирались к отметке "19", а ведь закат уже наступил. Прошмыгнув в одном полотенце к комоду, вытащила уже привычные nbsp;черные шмотки - белье, рубашку и брюки. Натянув одежду и расчесав спутанные волосы, только теперь случайно заметила на столике бутерброд с колбасой и стакан крови, под которым торчал клочок бумаги. Кто бы мог подумать, что Ноа и вправду принесет мне завтрак, да еще и состряпает что-то съедобное! Заботится все-таки, ревнивец чертов! И улыбнувшись про себя, вытащила записку, отправляя вкусняшку в рот.
   "Когда соберешься, спускайся вниз, мы тебя ждем."
   Чавкая бутербродом и запивая замороженной кровью, задалась вполне закономерным вопросом: а кто такие "мы"? Разве не наедине он хотел обсудить наши отношения и вчерашнюю перепалку? Или теперь ведем себя так, будто ничего не произошло? Может подобным образом поступают все взрослые люди, а я, неопытная полукровка, не смыслящая ничего в отношениях, просто перегибаю палку, торча здесь и обдумывая это злосчастное "мы"? Вывод напрашивался сам собой - секса не будет.
   Рассердившись на себя за пустые волнения, и послав все к чертовой бабушке, натянула туфельки-лодочки. Мотаясь по комнате, я в который раз поняла - ничто так не бодрит с утра, как незамеченный косяк кровати, а потом и стула. И чтоб окончательно успокоится, чертыхаясь и матерясь, оглушительно стукнула дверью, что признаться всегда снимало стресс. Вот только теперь, забыв о том, кем стала, рванула немного сильнее обычного, и, заставив затрещать кусок дерева, взглянула на оторванную дверную ручку, мирно покоящуюся теперь на моей ладони. Твою мать! Как-то не задался день, да еще и с самого утра.
   Спустившись в холл, и распугав по привычке всех попавшихся на глаза местных кровососов, направилась в зал заседаний. Как ни странно, вся свита была в сборе - старейшины во главе с Ноа, Юки, Маришка и даже Игоря притащили, явно не особо заинтересованного во всем этом мероприятии.
   - Давай, не бойся, заходи. - Шепнула на ухо Эния, легко проталкивая вперед мою застывшую тушку. И как только она умудрилась подобраться так тихо?!
   - Ладно-ладно, иду. - Буркнула в ответ, перебирая ногами, и обернулась, чтоб в очередной раз съязвить, (надо ведь еще кому-то настроение испортить, не одной же мучаться). Но тут и остолбенела, запнувшись и вытаращив глаза на хранителя.
   - Майка, с возвращением! Отоспалась уже, надеюсь? - Воскликнула вампирша, заметив первой наш приход. - Эния, месяц кончился?! - Знаешь, довольно вызывающе... хотя...
   - Ничего. Скоро сменю на рыжий. - Махнула рукой эльфийка и, вздернув носик, кивнула в мою сторону. - А ты как думаешь?
   - Довольно... экстравагантно. - Протянула в ответ, уставившись на огненно-красные волосы девушки, торчащие в разные стороны. - Это прихоть или традиция?
   - Милая, проживи парочку тысяч лет, как я, и будешь менять цвет волос каждый день. - И задумчиво добавила. - Когда все вокруг движется, рождается и умирает, а ты остаешься неизменной, и стоишь на месте, хочется перемен хотя бы в мелочах.
   - Дамы, все уже в сборе, ждут вас. - Кивнул, в приветствие Юки.
   - Да, да-мы. - Протянул Шамси, передразнивая хранителя, чем сильно порадовал, ибо замашки парня и вправду начинали щекотать нервы. И ухмыльнувшись, продолжил, растягивая слова и стараясь не подавиться пончиком. - Не со-бла-го-во-ли-те ли перестать трещать о всякой ерунде, и присоединится к нам?
   - Хватит кривляться! - Нахмурилась Айсу, выхватив остатки пончика из рук хранителя и проглотив, ему назло. Я сразу же пожалела, что не ношу с собой фотоаппарат. Обиженное и разочарованное личико парня, словно у ребенка, любимую игрушку которого нагло отобрали, стоило увековечить на пленке. Сверкнув коварными глазами, ухмыляясь, Шамси медленно надвигался на выпучившую глаза Айсу. Мы замерли в ожидании очередного представления.
   - Хватит Шамси, потом расквитаешься, у нас дела и поважнее есть. - Прогремел Ноа, заставив всех передернуться, и официально продолжил. - Прошу, располагайтесь.
   До круглого стола я доплелась последней, что сильно огорчило, потому как все попадали на стулья не оставив ни единого свободного места. Но как только собралась развалиться в ближайшем кресле, почувствовала резкий рывок за руку и упала... куда вы думаете? Правильно, прямо в лапы Ноа. Прижав теснее и усадив к себе на колени, довольный и гордый, тем, что наконец открыто предъявил на меня права, ехидно улыбнулся и приподнял бровь.
   - Ты что-то хочешь сказать, малышка?
   Все присутствующие замерли, не смея шелохнуться в немом предвкушении очередного мини-концерта. И только Шамси пыхтел на ухо Айсу: "Теперь он точно покойник". Я смотрела на пылающие страстью и озорством любимые глаза, и в душе разливалось тепло. Видимо Ноа по-своему пытается все наладить. Слишком долго мы выясняли отношения, пора уже попробовать их построить. И решила разочаровать этих клоунов, подыграв хранителю.
   - Нет, что ты. Надеюсь, я не буду отвлекать от дел? - Состроив невинную рожицу, улыбнулась, и, чмокнув в губы, поерзала на коленях. Наверное, не такой реакции ожидали окружающие, как и сам Ноа, глаза которого медленно поползли вверх, а челюсти плотно сжались. Но вовремя опомнившись, впиваясь пальцами в бедра, буркнул на ухо, чтоб никто не слышал.
   - Постарайся больше не двигаться и не вертеться, иначе собрание кончится гораздо быстрее.
   Как только до меня дошел истинный смысл сказанной фразы, сразу же замерла и постаралась не дышать. Хорошо, что вампиры не краснеют, иначе пришлось бы искать ту пропасть, в которую можно провалиться со стыда.
   - Мы должны все уладить к затмению. Так что, давайте не отвлекаться. - Разорвал тишину Дамиль, снимая с пальца небольшой, ничем не примечательный перстенек. За ним последовали и остальные два, снятые с пальцев Айсу и Шамси.
   - Это какая-то церемония? - Бормотала, не в силах сдержатся, наблюдая странный ритуал.
   - Кольца символизируют силу и власть главы клана, старейшин расы вампиров. На земле слишком много особей, не подвластных нашей воле, но смирившихся со своей участью. Они разбросаны по миру и не следуют законам, но все без исключения знают, перед кем стоит приклониться. Правда, это всего лишь знак отличия, не больше.
   - Особей? В смысле, вампиров? - Поправила Дамиля.
   - Не только. - Продолжил, улыбаясь, хранитель. - Наша планета полна существ, не вписывающихся в понимание и жизнь человека. Вода населена нимфами, сиренами и нереидами; воздух - эльфами, духами, баньши и феями; земля - различными носителями магии и фениксами.
   - Да сколько же всего этих чудиков?! - Взвыла от шока. - Они что прячутся?
   - Конечно! Некоторые живут среди людей, привыкая к местным обычаям и маскируясь в толпе. Так проще, но не для всех.
   - А как же хранители? Воздух, воду и землю отобрали, что принадлежит вам?
   - Да практически все. - Усмехнулся Шамси. - Мы вроде как главные.
   - Хранители - часть природы, и обязаны поддерживать баланс среди обитателей Земли. - Поправил Ноа.
   - Тогда, парни, вы жульничаете и халтурите, судя по состоянию экологии вцелом. - Не выдержав, хмыкнула в ответ.
   - Мы не вправе вмешиваться в деяния человечества, и так сдерживаем возможные катаклизмы.
   - Возможные?! Вы новости по телеку когда последний раз смотрели?! Все те наводнения, землетрясения и ураганы что, не возможные?
   - Майя, мы не боги и не всесильны. Люди сами себя уничтожают. О чем еще можно говорить?! - Нахмурился Дамиль.
   - А как же войны? Неужели вы не могли их предотвратить?
   - Как? Загипнотизировать население нескольких стран? Или уничтожить?
   - Да хотя бы стоящих у власти в желе превратили бы, ведь заслуживают же! - Не выдержав, возмутилась подобной халатности.
   - Мы не имеем права убить человека. Это недопустимо! Запомни на будущее.
   - А как же все те люди, которые находились во власти Морганы? Ламары? Они разве не умерли?
   - Некоторых удалось спасти. Я не очень хорош в исцелении. После смерти вампира, жизнь из них вытекает слишком быстро. - Расстроено протянул Юки.
   - Ноа очистил память выживших, так что нам нечего боятся. - Объяснил Дамиль. - Но об этом потом, сейчас у нас другая проблема, или, точнее сказать, задача. Сегодня после полуночи все главенствующие вампиры стран и городов соберутся увидеть провозглашение нового правителя своей расы. И ты, Майя, должна быть к этому готова.
   В ушах еще некоторое время гремела сказанная хранителем фраза, ничего хорошего не предвещающая.
   - Ну-ну, успокойся, все будет в порядке. - Нежно обнял Ноа, целуя в висок. - Мы передадим власть тебе и трем вампирам, которым ты доверяешь. Просто неизвестно, как эту новость воспримут остальные...
   - А воспримут они ее плохо. - Заключил Шамси, уже без веселья. - Именно поэтому мы и собрались.
   - А разве ты не можешь просто вбить в их черепушки тот факт, что власть меняется? - С надеждой просила хранителя, скрутившись калачиком в сильных руках.
   - Их слишком много. Одно дело заставить замереть на несколько минут, и совсем другое - стереть память или изменить ход мыслей.
   - И что тогда делать?
   - Когда мы объявим о своем уходе, многие захотят занять вакантное место. Но лишь некоторые осмелятся выступить против объявленного нами наследника, по крайней мере этой ночью и в открытую. У тебя будет реальный шанс утвердить собственную власть. По признанным правилам состоится поединок. Никто из нас не сможет вмешаться не раскрыв себя. Поэтому очень важно, чтоб ты не затягивала бой, чем быстрее обезвредишь противника - тем больше страха внушишь. Прошу тебя, не играй с ними.
   - Но ведь ты сам говоришь, что выскочек нужно запугать. Ну да ладно, а что, только я одна буду драться?
   - Нет, все, выбранные тобой вампиры. На каждое место найдется претендент. Поэтому, оставлять стоит сильных. - Устало вздохнул Ноа. Сложилось впечатление, что обо мне он особо не волнуется, а вот судьба остальных трех и вправду тревожит. - В этот вечер состоится не одна схватка.
   - Чувствую себя гладиатором. - Бормотала под нос, задумавшись о предстоящем вечере. - Только тигров не хватает.
   - Почему-то мне кажется, что это вампиры почувствуют себя на арене перед тигром, когда вляпаются в драку с тобой. - Хохотнул Шамси, потирая ладони. - Ох уж я оторвусь сегодня. Главное попкорн не забыть захватить.
   - Это не смешно. - Буркнула в ответ, стараясь сдержаться и не запустить чем-либо прямо в ухмыляющуюся рожицу.
   - Как посмотреть. - Продолжал Шамси, показывая ряд безупречных зубов.
   - Прекрати. - Зашипел Ноа, которому, видимо, тоже надоело слушать пустую болтовню парня. - Майя, пора делать выбор.
   Мысли в голове спутались, словно клубок ниток, грозясь завязаться в прочный узел. Я смотрела на присутствующих, понимая, что выхода нет, а выбор слишком мал. Только сейчас, глядя на Маришку и Игоря, заметила, как тихо все это время вели себя вампиры, видела, как соприкасаются под столом их ауры, вокруг переплетенных пальцев, ясно осознавая, сколь ценен для обоих теперешний образ жизни. Но поделать все равно ничего не могла. Выбор первого старейшины был сделан.
   - Маришка. - Громко произнесла имя девушки, не оставляя пути для отступления. Для меня она была слишком ценна. Опыт, сила, знания, верность, - все это я нашла в одном лице рыжей вампирши. Не смея даже спросить, согласна ли она, и без ответа зная, какой вариант предпочтителен. Все что ей нужно было в этой жизни, сейчас находилось на соседнем стуле. Игорь сильно сжал челюсти, стараясь не выдать своего напряжения, наверняка переживая о предстоящей битве. Но я была уверенна в одном, если кто-нибудь и переживет сегодняшний бурный вечер, это непременно будет Маришка, единственный тысячелетний вампир, которому я могла довериться. Ничего, после, обязательно попрошу у нее прощенья, выделю отдельную комнату в особняке под мягкие игрушки и куплю кучу волосатых мишек с кислотно-розовыми бантами.
   К сожалению ни Игорь, ни Катька не подходили на подобные роли. Они все еще оставались слишком слабыми и неопытными, чтобы составить достойную конкуренцию старым кровососам. Марго же, ко всему прочему, наверняка вызвала бы всеобщий бунт. Все доверенные лица просто не могли сразиться с вампирами. Хотя, мог кое-кто другой...
   - Ноа, ты ведь дал мне полную свободу действий, правильно? - Стараясь не заикаться, выдавливала слова.
   - Да, конечно. - Подозрительно нахмурился хранитель, обхватывая сильнее талию, хотя и покривил душой, согласившись.
   - Извини. - Пробормотала, с силой выбираясь из цепких объятий, и бросила на бегу остальным. - Подождите немного.
   Пролетев знакомые коридоры и выбежав на улицу, искренне надеясь на удачу, повернула к знакомой лавочке, на которой, задумчиво созерцая звезды, лежал Кай.
   - Ты вовремя. - Вздохнула, улыбаясь, и махнула рукой. - Пошли. Пора принимать бразды правления.
  
   - Да ты что! - Вскочил Дамиль, выпучив глаза. - Он уже предал один раз, сделает это и во второй. О чем ты думаешь?!
   Не глядя на остальных недоумевающих хранителей, явно мысленно вынесших вердикт: "Дуреха малолетняя", я все же не отводя взгляда, смотрела в любимые черные глаза.
   - Ты уверенна? - Словно превозмогая боль, спросил Ноа.
   - Да. - Не колеблясь, ответила хранителю. - У меня свои причины.
   - Хорошо. Каков третий кандидат?
   - Его не будет... пока не будет. Оставим одно место свободным. Пусть лучше друг другу глотки грызут, чем нам.
   - Довольно умно, как для новоиспеченной полукровки. - Улыбнулся Дамиль.
   - Учителя хорошие. - Подмигнула хранителю.
  
   Время летело быстро, и по окончанию совета стрелка показывала "девять" вечера. Переодевшись в удобные для битвы штаны, футболку и спортивные туфельки, больше напоминающие чешки, отправилась на поиски Маришки и Кая. Оба вампира, также сменившие одежку, ждали в холле.
   - Мариш, есть где-нибудь комнатка поуютнее? Я тут кое-что придумала, хотелось бы опробовать. - Подмигнула девушке, и отправилась следом вместе с молчаливым клыкастым.
   Комнатка была самой обычной и ничем не примечательной, хотя и дорого обставленной. Знакомые коричневые тона, мягкая мебель, даже один вазончик имелся. Единственное, что цепляло глаз - обилие техники. Телевизор, видик, телефон, плеер, колонки, даже настольная видеоигра, все это грело сердце. Умиляясь про себя, расположилась прямо на мягком бежевом ковре, жестом попросив присоединится. И вздохнув, начала беседу.
   - Заранее прошу прощения за то, что подвергаю опасности ваши жизни. Я постараюсь сделать все, что в моих силах, чтобы избежать печальных последствий. Поэтому, хочу поделиться парочкой идей. Но сначала... каковы будут соперники?
   - Ну, начнем с того, что их будет много. - Протянул Шрамчик, откинувшись поудобнее. - В первые годы жизни Марго и Рустам создали кучу вампиров. Некоторые из них погибли в борьбе за власть, но самые сильные и расчетливые пока даже не вступали в игру. Слух о смене власти прошел по всем кланам еще вчера. Думаю, сегодня настанет их черед.
   - Откуда им стало известно? - Нахмурилась задумавшись, на что Кай лишь повел плечами.
   - Они все еще могут перемещаться? - Насторожилась, не в силах усидеть на месте. Зверь во тьме проснулся, рыча и требуя крови.
   - Нет, Моргана отняла эту способность, разорвав связь с каждым из них. Но сила, которую они получили при обращении, все еще течет в старых телах. Не советую их недооценивать.
   - Тогда воспользуемся парочкой фокусов. - Заговорщически подмигнула вампирам. Девушка сразу же оживилась, заинтересовавшись. - Кай, полагаю, благодаря телепортации хоть один, но козырь у тебя имеется. А вот с тобой, Маришка... Ладно, дайте-ка мне руки, посмотрим получиться ли.
   Не дожидаясь, пока вампиры отреагируют, схватила обоих за запястье и закрыла глаза, посмотрев в темноту, в лицо зверю. Слова не понадобились, мы оба желали победы, полного и окончательного разгрома. Словно изнутри я смотрела, как энергия нескольких убитых ранее клыкастых, их сила и мощь, перетекает в оболочки сидящих рядом вампиров, плотно впиваясь и пронизывая, словно нитями. Открыв глаза, впервые увидела, как выглядит истинное лицо наслаждения. Оба светились от испытанного чувства могущества.
   Маришка, не удержавшись, что-то выдохнула на польском языке. Уверенна, это были слова восхищения.
   - Такого я еще никогда не чувствовал. - Бормотал Шрамчик, медленно приходя в себя.
   - Ты только не думай, что этой силы хватит на Русланчика. Ты все еще слаб для него, так что не вздумай расслабляться. - Ухмыльнулась клыкастому.
   - Ладно, все равно это что-то! Словно взлетаешь.
   - Да. Ну ладно, хватит отвлекаться. Во время поединка ножи или кленки используют?
   - Нет, это запрещено. - Поджала губы Маришка, явно расстроенная по этому поводу.
   Вздохнув, я решила открыть еще одну карту в этой партии, полоснув по запястью собственными когтями.
   - Что ты творишь?! - Вскрикнула Маришка.
   - Шшш, тихо. Моя кровь - отрава для вампиров. Катьку убила всего одна капля, Марго изменил один глоток. Думаю, если использовать ее как яд, можно существенно ослабить противника. - Схватив другой рукой пальцы Маришки, испачкала когти вампирши собственной кровью, что после проделала и с Шрамчиком. - Только умоляю, не забудьте, что для вас она тоже смертельна, так что руки в рот не суйте, ясно?
   - Да, мамочка. - Хохотнул Шрамчик, разглядывая кровавые когти и наслаждаясь подаренной энергией.
   Я осматривала две искрящиеся ауры, которые теперь выглядели, словно у обладателей гораздо старейших вампиров, нежели есть на самом деле. Я сделала все, чтобы повысить их шансы на выживаемость, все что могла. Теперь главное - устоять самой.
   - Надеюсь, этого хватит. - Бормотала, задумавшись. - Но...будьте осторожны.
   ***
   До полуночи оставался всего лишь час, а в животе медленно начал завязываться узел страха и неуверенности. Как вскоре объяснил Дамиль, веселье нам предстояло мерзкое, а приглашенные гости и того хуже. С каждой следующей минутой на территорию поместья прибывали новые вампиры. Оказалось, даже в мире клыкастых существовала жесткая иерархия, но ключевым звеном тут были вовсе не деньги, а возраст и сила, что не всегда соответствовало друг другу. Во главе вампирского контингента любой страны стоял верховный правитель, а в каждом городе - властелин. Разницу в положении отображал даже гардероб - все вампиры облачились в черные мантии, но воротник верховных был обшит золотыми нитями, а властелинов, или просто "властиков", - красными. Хотя и с первого взгляда было понятно, кто здесь к каким кастам принадлежит. Осанка, походка, манера держатся и холодная маска решимости на бледных лицах - все говорило о величии прибывших гостей. Помимо представителей власти, соизволили порадовать визитом и обычные вампиры, хотя словом "обычные" их вряд ли можно было назвать, потому, как аура клыкастых вопила о силе.
   - Кровососы чертовы. - Стоя у окна, буркнул Дамиль, хмурясь и разглядывая прибывающих вампиров. - На каждое из четырех мест будет множество претендентов, надеюсь, Маришка и Кай выстоят. Вампиры уже знают о тебе, как о сопернике, на пути к званию Главы клана. Майя, запомни, когда будешь драться, смотри в оба, никто из них не играет по-честному, уж поверь, перегрызут глотку при первой удобной возможности. Будь бдительной и вспомни, чему мы тебя учили на тренировках.
   - Не волнуйся, я постараюсь. - Вздохнув, бормотала, убеждая скорее саму себя.
   - Не раскрывай карты раньше времени. Все они уже наверняка знают, какими смертельными поцелуями ты обладаешь, но то, что способна убить на расстоянии - будет сюрпризом. Припрячь этот козырь для сильнейших. Они выступят последними, будут ждать, пока ты проявишь себя, ждать, когда вымотаешься. Для них главное - быстрота действий, не дать тебе опомниться и дотронуться до их кожи прежде, чем оторвут голову. Поэтому, действуй так же быстро и сохрани силы для остальных. - Продолжил наставления Ноа.
   Кивнув, я схватила очередной пакет с кровью и осушила несколькими глотками, позволяя сладкой жидкости разливаться по телу, наполняя силой. Зверь внутри уже рычал и рвался наружу. Предчувствие и запах предстоящей битвы щекотали нервы нам обоим, в который раз пробуждая жажду крови и смерти. Теперь это не беспокоило, я привыкла и смирилась со своей участью. Признаюсь, мне даже нравилось выпускать наружу чувства и давать волю желаниям. Но еще больше это будоражило зверя внутри, с которым медленно становилась одним целым. В такие моменты все было общим, даже бесполезное дыхание, и, смотря в зеркало, в отражении, видела блеск его глаз.
   - Пора готовится. - Кивнул Дамиль, устало взглянув на три кольца в руке. - Постарайся победить. Мы будем поддерживать тебя.
   - Утри им нос. - Впервые без улыбки на лице протянул Шамси.
   - Удачи. - Подхватила Айсу, похлопав по спине.
  
   Не роняя слов, Ноа вел меня по коридору, таща за руку, и не оборачиваясь. Обычный ураган его ауры сейчас разразился с новой силой, играя молниями и заставляя вихрь двигаться быстрее. Он так же нервничал, как и я.
   - Проходи. - Позвал, открывая дверь моей комнаты и проталкивая вперед. На кровати уже лежала праздничная черная мантия. - У тебя двадцать минут на сборы, постарайся не задерживаться.
   В любимых глазах застыл страх, а плотно сжатые губы, словно пытались что-то сказать, не решаясь произнести простые слова. Он будто смотрел в глубины моей черной души, впиваясь цепким взглядом в отголоски бушующих чувств.
   - Скажи, Майя, чего ты боишься больше всего? - Касаясь щеки, спросил хранитель.
   Недолго думая, произнесла, давно известный мне ответ.
   - Боли.
   Пальцы медленно прошлись по белым волосам, заставляя закрыть веки в удовольствии и мурлыкать подобно кошке. Но желанные прикосновения прекратились, вызвав болезненное разочарование. Молчание резало слух, комком сосредоточившись в горле. Его рука медленно опустилась, взгляд изменился, будто что-то переломилось в его душе. Я смотрела, как, обернувшись, тихо выходит из комнаты хранитель. Словно в замедленной съемке сильная рука поворачивала ручку, распахнула дверь, а я все смотрела Ноа в спину. Он остановился, и, не глядя в глаза, тихо произнес:
   - Если что-то пойдет не так, не бойся, я не позволю им причинить тебе вред... даже если придется раскрыть себя. Это больше не имеет значение. - И помолчав, добавил. - Нет ничего, важнее тебя.
   Время остановилось, и гул закрывшейся двери долго гремел в голове. Пустые движения, душ, новая одежда, заплетенные в косу волосы - я словно из зеркала смотрела на свои действия. Не было мыслей, не было желаний, только животный страх перемен. Я понимала, что значили его слова. Я понимала, что больше никуда не уйду. Не исчезну. Потому, что теперь он крепко держал меня. И вовсе не силой. Неужели хранитель готов был на подобное ради бездушной полукровки? Ради той, которая, возможно, никогда не станет равной? Реальность разбивалась на мелкие осколки, жалящие изнутри.
   Я больше не хотела искать свободу в одиночестве.
  
   Глава 3
   - Вы, женщины, наверное, просто не в состоянии понять, что такое пунктуальность. - Буркнул Кай мне на ухо. - Катастрофа не разразится, даже если ты прибудешь не с последним ударом часов, а хотя бы минутой раньше.
   - Нервничаешь, да? - Улыбнулась в ответ.
   - Да. - Выдавил вампир, смущаясь и покусывая губы, беспокойно покачиваясь на ногах. - Старейшины скоро появятся. Контингент тут отборный. Некоторые из них созданы Морганой, правда есть парочка работ шаловливых ручонок Русланчика.
   Я немного приподняла капюшон и взглянула на собравшихся в зале. Сказать, что вампиров было много - промолчать в тряпочку. Золотые и красные воротнички затопили помещение, словно крысы. Охватить подобное столпотворение взором было просто невозможным, учитывая то, что все их лица скрывали капюшоны. Закрыв глаза, я пустила импульс. Множество туманных аур тусклым светом открыли силы прибывших. Неподалеку от нас нащупала Маришку, Игоря и кутающуюся в накидку Марго. Оболочки других бессмертных в точности походили на ауру Кая и Маришки, до того, как я приложила к ним свою лапку. Но не все. Несколько вампиров привели в замешательство. Туман одного из них был слишком плотным, другого - вообще практически невидимым, третьего - весь в трещинах, и еще несколько странных. Но рассмотреть их не оставалось времени. В помещении мгновенно разлилась тишина, и на возвышение, медленно ступая, поднимались старейшины. Маришка и Кай одновременно нервно вздохнули и замерли в ожидании.
   - Рады приветствовать всех вас в нашей скромной обители. - Непринужденно начал Ноа, как только старейшины уселись на свои "троны". Ну вот, как всегда обращение власти к народу начинается с вранья. "Скромный", ха, как бы ни так?! Да на территории этого дворца вполне мог бы аэродром разместиться. Мысли полетели далеко от темы, пропуская мимо ушей пышные фразы приветствия и прочую бесполезную чушь. Жуткое желание сбежать накрыло с головой. И как только Ноа выносит все это?! Этикет, чтоб его, вещь малоприятная. Язык так и чешется послать всех клыкастых куда подальше, а вместо этого стоишь и улыбаешься, прокручивая в мозге варианты примененных к собеседнику пыток. Ну и кому это надо?! А надо в первую очередь мне, раз хочу остаться подольше "у престола ". Благо, хоть во время боя оторвусь. Сейчас главное - прорваться на этот гребаный престол.
   Я старалась сосредоточиться на речи, но все слова, словно бежали мимо меня в тот момент, когда глаза впились в старейшину. Ну почему он настолько привлекателен?! Так и хотелось крикнуть, о несправедливости матушки-природы. Смоляные волосы спадали на лицо, закрывая образовавшиеся льдинки в черных глазах. Теперь на обычную маску холодности и безразличия Ноа, спокойно смотреть становилось невыносимо. Руки так и тянулись коснуться любимого лица. На мгновение наши глаза встретились, и я забыла обо всем на свете.
   - ... пришло время избрать старейшин и главу клана. Всем вам известны наши традиции. Каждые сто лет во время боя, мы подтверждаем право на власть. Сегодня именно та ночь, но кое-что будет изменено. Действующие старейшины не будут участвовать в поединке.
   Громкий гул пронесся по залу, заглушая все посторонние звуки и начиная раздражать. Причем раздражали брошенные реплики именно тем, что я совсем не понимала, о чем собственно говорят вампиры. Речь на абсолютно чужих языках, которые мне не были знакомы, смущали и ввергали в панику. Конечно, имея несколько столетий за плечами можно выучить хоть все языки мира, но мне-то даже двадцати нет! Одно радовало - никто не заметит, как стыдно мне стало в эту минуту, вампиры ведь не краснеют. Все, решено! Если после сегодняшнего вечера меня все-таки не укатают в асфальт, обязательно возьму в зубы книжки, словари и буду благополучно ломать зубы о гранит науки. Или репетитора найму. Ноа, например. Он то точно сможет меня кое-чему научить, вот только, боюсь, род занятий будет немного иного характера.
   - Попрошу соблюдать тишину. - Нахмурился Ноа, призывая толпу успокоиться. - Как и полагается, соблюдая правила, мы представим своих приемников, которые вскоре займут наше место и, конечно же, выберем нового Главу клана. Все вы имеете право выставить собственную кандидатуру на желаемый пост, но не забывайте, что свое превосходство придется доказывать в сражении. Один выбор - один поединок. В нашем мире все решает сила, сегодняшняя ночь не станет исключением.
   Все присутствующие замерли, обдумывая новую, для некоторых неожиданную весть.
   - Ну что ж, а теперь пришло время представить главного претендента на пост первого старейшины клана вампиров. - Произнес Ноа, улыбаясь одними уголками губ, и пристально заглянул в глаза, словно ожидая моего решения. Конечно, выбор предстоял сложный, ведь первый старейшина являлся правой рукой Главы клана и, что касалось власти, именно он должен будет занимать место, принадлежащее прежде Дамилю. А это значит - все кроме Главы клана будут подчиняться ему. Именно сейчас я начала руководствоваться основным принципом вампирской жизни - выживает сильнейший. Не осмелившись подвергнуть хранителя ожиданию, двинула локтем рядом стоящего Шрамчика.
   - Кай, давай вали на сцену. - Шепнула обиженному вампиру, потирающему место удара. - Хватит кряхтеть, словно семидесятилетняя старуха.
   Не снимая капюшон, и не церемонясь, распихнув зазевавшихся вампиров, клыкастик предстал перед старейшинами. Собравшиеся в зале буравили взглядами спину Шрамчика, уставившись на потенциального соперника и пытаясь заглянуть в лицо, скрывающееся под мантией.
   - Ну что ж. - Протянул Ноа, со скучающим видом, словно сдерживаясь в попытках не зевать. - Есть ли среди присутствующих желающие бросить вызов и оспорить наше решение?
   Громкое шуршание заполонило зал. Переминаясь с ноги на ногу и перешептываясь, некоторые вампиры сбрасывали капюшоны, выступая вперед.
   - Значит, поединок все-таки состоится. - Вздохнул устало хранитель, и окинул взглядом помещение. - В таком случае, попрошу всех пройти за мной.
   Словно единый организм, дружно и слаженно, толпа двинулась к выходу. Навострив ушки, пыталась уловить знакомый мне язык. На ходу переговариваясь, некоторые вампиры обсуждали сложившуюся ситуацию и возможную для себя выгоду, гадая, сколь сильным может оказаться соперник. Я будто плыла по течению, не понимая, куда именно направились клыкастые. Маришка молча ступала по пятам, стараясь не отставать и прячась под капюшоном мантии. Ее руку крепко сжимал Игорь, боясь отпустить любимую, то и дело, сердито зыркая в мою сторону.
   Минуя холл и длинный коридор, вслед за вампирами я вышла на задний двор замка. Взору открылся изумительной красоты ночной сад, освещенный маленькими фонариками с изящными завитушками. Посреди него возвышалась, огромная, окруженная колонами, площадка, напоминающая арену. Вампиры быстро расплывались, образовав плотное кольцо вокруг нее, которое разорвал ступающий, словно на ринг рефери, Ноа. За ним, уверенным шагом, поднимался Шрамчик, сбрасывая по дороге капюшон. Сад наполнился громким шепотом и разговорами о вампире, некогда служившем самой Моргане. Появление Кая в качестве претендента на власть возымело желаемый эффект - сомнения и страх отражались на красивых лицах некоторых клыкастых.
   Медленно, один за другим, бессмертные сбрасывали мантии, скрывающие лица. Теперь я полностью могла оценить будущих соперников. И все они разительно отличались друг от друга яркой внешностью и экстравагантными чертами красивых клыкастых мордашек. Здесь находились представители различных рас, народов, эпох.
   - Всем известны правила боя. Хочу предупредить, нарушивших их и вмешавшихся в ход поединка, ждет соответственное наказание. За пределы площадки не высовываться, постороннее оружие, помимо ваших способностей, не использовать. От себя лишь попрошу, постарайтnbsp;есь воздерживаться от печальных исходов дуэли, короче говоря, надеюсь, вы не перебьете друг друга, уничтожив собственную расу. Ну а теперь перейдем к главному. Кто первым бросит вызов приемнику старейшин? Кто осмелится сразиться с претендентом на место первого старейшины клана вампиров?
   Ветер разнес минутную тишину вокруг. Но шуршание и шум скоро возобновились, рождая смелость в сердцах вампиров. В толпе появилось движение и на подиум, сбросив мантию с красным воротничком, вышел среднего роста вампир, с холодными черными глазами и едкой улыбкой на бледной мордашке. Его аура не была особенной и судя по ее толщине, парень не так уж силен. Он был всего лишь властелином города, судя по цвету узора накидки. Обычный вампир с обычными возможностями, но явно завышенной самооценкой.
   - Посмотрим, чего стоит мальчик на побегушках без своей мамочки. - Ядовито ухмыльнулся клыкастый, остановившись напротив Шрамчика. Я видела, как дернулась аура Кая, как плотно сжались его челюсти и сузились глаза. Я сразу же пожалела малыша, все-таки зря он перешел на личности.
   - Пусть поединок начнется. - Огласил вердикт Ноа, и, не дожидаясь, пока вампир назовет себя, растворился в ночи.
   В эту же секунду след Шрамчика простыл, и выброшенный кулак соперника рассек воздух. Выпученные глаза парня не успели слезть со лба, а Кай уже материализовался за спиной противника. Мощный удар в спину свалил вампира наземь. Не успел клыкастик очухаться, а его уже придавили ногой к бетону, заломив обе руки за спину.
   Глаза Шрамчика сверкали яростью, когда наклонившись к уху парня, он цедил каждое слово:
   - Так ты хочешь посмотреть, чего я стою, да? Мне не трудно показать. - Прошипел вампир, и сильнее придавив ногой спину парня, резким движением рванул его за руки. Громкий крик разрезал воздух, заставив поморщиться большинство присутствующих, и замереть, наблюдая, как с отвращением на лице, Кай выбрасывал вырванные конечности вампира. Он был все еще жив, а тело получило столь же ощутимое увечье, что и гордость. Я была уверенна, со временем парень восстановит утраченные руки, правда, когда, и сколько для этого понадобится усилий, неизвестно.
   Вампир стоял посреди площади, устало наблюдая, как уводят раненого парня. Некогда ревущие толпы клыкастых, сейчас молча пялились на победителя, мысленно оценивая свои шансы в поединке. И опять, швыряя мантией с золотым воротничком о землю, на арену поднимался очередной соперник, бросая вызов Каю. Этот вампир был гораздо старше и умнее, чтобы провоцировать ярость приемника - он молчал, настороженно делая каждый следующий шаг. Длинные черные волосы, под старинку стянуты лентой, а высокомерные черты лица напоминали аристократа времен королей с картинок и фильмов. Даже обычная рубашка и брюки не портили общее впечатление, наоборот, казалось, будто из прошлого вернулся некий герцог или граф.
   - Приступайте. - Протянул Ноа, объявляя следующий бой.
   На этот раз соперник Шрамчика не нападал, более того, он даже не двинулся с места. Кай нахмурился, но все-таки переместился с места, как в прошлый раз. Именно этого и ждал вампир, мгновенно разворачиваясь и выбрасывая кулак для удара как раз в тот момент, когда материализовался Шрамчик. Вот только зря парень надеялся просчитать каждый следующий шаг противника, ведь, телепортируясь, Кай присел, наверняка ожидая подобного. Занесенный кулак рассекал пустоту, а тем временем приемник старейшин, сбивал с ног клыкастого, неуклонно подтверждая свое право на трон.
   Герцог, так мысленно я окрестила вампира, ловким движением вскочил с пола, и вновь замахнулся, целясь Шрамчику в челюсть. Секунда еще не миновала, когда точным движением руки, Кай схватил летящий в лицо кулак, остановив его в нескольких сантиметрах от собственного носа. Глаза герцога расширились от удивления, а противник уже заломил руку за спину и повалил на землю зазевавшуюся тушку. Вампир явно не ожидал столь мощного сопротивления и стремительного роста сил.
   Истинное изумление я испытала, в момент, когда обездвижив и придавив к бетону герцога, Кай зашипел:
   - Признай поражение и останешься жив. - Он не просил. Сейчас вампир приказывал, явно желая пощадить соперника и сохранить безумцу жизнь. Столь благородного поступка ожидать не приходилось, и в который раз я испытала смешанные чувства к бессмертному, задумавшись о его прошлом. Возможно, он и вправду не столь жесток и беспощаден, как я думала раньше. Может, и у него когда-то не было выбора. Больше всего теперь, мне хотелось узнать человека, ради которого Кай до сих пор сражается с окружающим миром... и с самим собой. Или же просто не решался убить верховного правителя.
   - Признаю. - Выдавил вампир, голову которого с силой вдавливали в бетон. В следующую секунду Шрамчик исчез, прыгнув в противоположную сторону площадки. Герцог, медленно поднявшись, с гордой невозмутимостью, покинул сцену. Наверное, умение не ронять достоинство даже в подобных ситуациях приходит с возрастом. Нда, в моем случае явно понадобится два-три столетия, не меньше.
   Дальнейшие полчаса Шрамчик получил еще несколько вызовов от обычных клыкастых, причем ни один из поединков не имел плачевный исход. Все время, пока он раздавал пинки и ездил по вампирским рожам, я изучала ауры некоторых присутствующих, заинтересовавшие меня прежде.
   Сейчас, когда большинство бессмертных сбросили капюшоны, удалось лучше рассмотреть прибывших гостей. Пустив импульс, из-под мантии, стараясь не привлекать внимания, я пыталась соотнести увиденное с ощущениями на энергетическом уровне. Ближе всех ко мне расположился вампир с чересчур толстой и твердой аурой, пугая до смерти своей внешностью. Это был натуральный шкаф, двухметрового роста с мощным торсом, безупречной мускулатурой и грубыми чертами лица. Голову покрывала копна рыжих мочалочных волос, переходящих в густую бороду, которую умудрились заплести в косички. Сейчас ему не хватало лишь палицы или булавы, довершая образ доисторического воина.
   Следующий вампир, с почти прозрачной оболочкой, был словно точным кривым отражением предыдущего. Парень азиатской внешности тощего телосложения, чуть выше меня ростом казался практически белым. Складывалось впечатление, будто он долго болел какой-то гадостью или вообще находился на пороге смерти. Только блеск черных глаз и полный ненависти взгляд напоминали о его сущности, не позволяя обмануться.
   Взор упал на вампира, скрытого мантией, ауру которого покрывали трещины и непонятные узоры, напоминая покрытые инеем окна. Этот клыкастик оказался приблизительно моего роста и худощавого телосложения. К сожалению, рассмотреть его лучше не удалось - плотная ткань отлично скрывала под собой все секреты.
   Странным оказался бессмертный-афроамериканец, с пухлыми губками и большими глазами, аура которого, время от времени, вспыхивала маленькими рассеянными искрами. Его клыки казались неестественно длинными и белыми на фоне темной кожи, а ногти выпущенными, словно у кошки.
   Но даже он так не настораживал, как обладатель последней необычной оболочки. Она походила на плотную пленку мыльного пузыря, переливаясь всеми цветами радуги. Это был вампир, выше среднего ростом, безупречного телосложения, со спадающими в беспорядке каштановыми волосами. На идеальном лице застыла хищная улыбка, скорее даже, ухмылка уголками губ, говорящая о превосходстве ее обладателя над остальными собравшимися. Черные глаза казались особенно необычными, живыми, игривыми,... и именно сейчас они уставились прямо на меня, нагло разглядывая и раздевая взглядом, словно читая душу. Теперь ухмылка коснулась всего лица, медленно расплываясь, словно бросая вызов. И я приняла его, слегка кивнув головой в ответ. Глаза вампира сузились, и стало понятно - клыкастому известно, кого выбрали наследником Главы клана, как и то, что им являюсь именно я. Поединок между нами был неизбежен.
   Но все еще не могла понять, почему эти вампиры не вступают в бой и не сражаются за власть, тихо наблюдая поединки. Не понимала, пока очевидность не стукнула сковородкой по голове - все они ждут главного приза, все они - претенденты на Главу клана вампиров.
   В этот момент тело разбила мелкая дрожь, и, обхватив себя руками, попыталась унять приступ паники. Глупые мысли о страхе и смерти прервал любимый бархатный голос:
   - Ну что ж, Кай, честно доказал свое право на престол и звание Первого Старейшины Клана Вампиров. - Громко огласил вердикт Ноа, по окончанию последнего поединка, в котором побежденного вампира с вывихнутой ногой стаскивали с подиума.
   Ночную тишину разорвали звуки аплодисментов. Все присутствующие выражали свою признательность клыкастику.
   - Почему Ноа не называет фамилий, а только имя? - Тихо спросила у стоящей рядом Марго.
   - В нашем мире имена сильнейших известны всем фамилия не имеет значения. Ею пользуется лишь молодежь. - Улыбнулась вампирша, поправляя ткань и пытаясь скрыться, не смея опустить капюшон.
   Шрамчик ухмыльнулся и гордо сошел вниз по ступенькам, присоединяясь к толпе. Он не радовался и не показывал внешне свои эмоции, но в глазах светился дикий победный блеск. Вздохнув, опустил мгновенно отяжелевший взгляд на запястье руки, украшенное ненавистной меткой Морганы. Когда-то, в нашу первую встречу, он проколол ее клыками, спасаясь от хранителей. После, я так и не спросила, зачем он это сделал.
   - А почему вампиры кусали твою метку, телепортируясь? - Прицепилась к Марго с вопросами.
   - Так они могли попасть непосредственно ко мне, где бы я ни находилась. - Шептала девушка все тише.
   - А теперь хочу вам представить кандидата на звание Второго Старейшины Клана Вампиров. - Объявил Ноа, кивнув стоящей позади меня вампирше. - Маришка.
   Я смотрела, как сбросив мантию, уверенным шагом поднималась на встречу Ноа рыжая бестия. Но то, что увидела в ее глазах, заставило замереть в удивлении. Былая милашка, помешанная на игрушках, исчезла. Сейчас в толпу смотрела хладнокровная убийца, глаза которой горели жаждой крови, а лицо исказил злорадный оскал. Ее аура словно пылала в предвкушении предстоящей драки.
   - Есть ли желающие оспорить наше решение? - Протянул Ноа, всматриваясь в толпу.
   - Шутишь?! Конечно, есть! - Бесцеремонно заорал один из клыкастых, сбрасывая мантию, и нагло ухмыляясь, добавил. - Такую цыпочку грех не положить на лопатки.
   - Думаешь получиться? - С насмешкой глядя на парня, удивился Ноа.
   - А то! - Хохотнул парень, все больше раздражая вампиршу.
   - Хм, попробуй. - Протянул старейшина, удаляясь с площади.
   - Ну что рыжая, покувыркаемся? - Насмехался вампир, напоминая петуха своим поведением, манерой держаться, и даже внешним видом. Русые волосы торчали "ежиком", расхлябанный стиль одежды, словно у оборванца, совсем не соответствовал вампирским стандартам. Оболочка клыкастого выглядела довольно плотной, но судя по ее толщине, вампиру насчитывалось около восьми сотен лет, не более. Воротничок мантии украшен красными нитями, что заставляло меня все больше нервничать. Неужели все верховные достанутся мне?!
   Маришка ничего не произнесла в ответ, молча ожидая начала боя.
   - Приступайте. - Объявил старейшина новый поединок.
   Клыкастик, ехидно улыбаясь, открыл рот, чтобы в очередной раз съязвить... но не успел. Рыжая вампирша уже стояла напротив, с силой выбросив руку, целясь прямо в живот. Это была, наверное, самая короткая схватка за всю историю выборов старейшин. Изо рта парня вырвался тихий стон, когда Маришка резко выдернула кулак из пробитого насквозь тела бессмертного, оставив в нем зияющую дыру. Колени медленно подкосились, и тело вампира рухнуло на землю. Каким бы живучим он не был, подобное вряд ли можно пережить.
   Довольная собой, и вошедшая во вкус, вампирша провожала горящими глазами проигравшего парня, которого на носилках тащили во дворец.
   Следующим соперником оказался высокого роста, черноволосый тысячелетний вампир. Его туманная аура была довольно густой и плотной, что заставило немного волноваться за подругу. Тем более, что являлся он верховным правителем.
   - Начали. - В очередной раз крикнул Ноа.
   Вампир сразу же бросился на Маришку, пытаясь схватить за горло. В последний момент, успев уклониться от лапы противника, развернулась, нанося удар по голове бессмертного. И не дав ему опомнится, полоснула когтями по груди. Отлетев от Маришки, клыкастик скривился, словно от боли, и схватился рукой за окровавленную грудь. Эта секунда заминки стоила парню жизни. Девушка подлетела к вампиру, схватив за голову, и молниеносным движением повернула ее в сторону. Мерзкий слуху звук, достиг ушей собравшихся, объявив об окончании боя. Конечно, Маришка не оторвала парню голову и, возможно, его еще удастся спасти, а пока, борьба продолжалась.
   Вот только на этот раз бросивший вызов заставил понервничать, потому, как на площадь поднимался один из бессмертных с необычной искрящейся аурой. Я впервые видела вампира, который не отличался мертвенной бледностью. Его кожа казалась темнее, чем шоколад. Сбросив мантию, еще один верховный правитель вышел на арену.
  
   Короткие дреды украшали голову вампира, придавая немного непосредственности в столь грозный и свирепый образ.
   - О, черт! - Взволнованно шипел Игорь, заставляя прервать поток мыслей.
   - Да что такое? - Раздраженно бросила парню.
   - Это плохо. Очень плохо. - Бормотал клыкастик, не сводя глаз с Маришки и нервно покачиваясь на месте. В этот момент я взглянула на подругу и впервые с начала боя увидела сомнение на ее лице. Только спустя несколько секунд после оглашения поединка, поняла, почему Игорь так переживал.
   На арене начало происходить что-то странное, а точнее, странным стал соперник Маришки. Наклонив голову и немного сгорбившись, словно с трудом, он заставлял удлиняться свои клыки и когти. Выглядело впечатляюще и... страшно, хотя все больше напоминало кадры из фильма "Эдвард руки-ножницы". Хм, интересно, что еще вот так он мог удлинять? Мысли поплыли влево, и, тряхнув головой, попыталась сосредоточиться на двух сражавшихся.
   Пока Маришке удавалось отражать каждый следующий выпад торчащих, острых, словно ножей, когтей. Уклоняясь и пользуясь отличной гибкостью, вампирша пыталась нанести удар или хотя бы оцарапать бессмертного, но все попытки не давали результата - он был проворнее и техничнее в бою.
   Впервые я пожалела и поняла, что поспешила с решением, выбрав ее в старейшины, когда тяжелая рука вампира полоснула когтями по плечу подруги, оставив глубокую кровоточащую рану. Угрожающее шипение раздалось рядом со мной, напоминая об исчерпанном запасе терпения Игоря.
   Двое бессмертных, в сумасшедшем смертельном танце, носились по площадке, желая убить друг друга. Они все кружили, неуловимо и легко, почти касаясь соперника с бешеной скоростью, отчего каждое движение казалось смазанным и расплывчатым. Пронзительный крик вырвался из груди девушки, когда неосторожное движение открыло перед противником незащищенную часть тела. Длинные когти, словно ножи по маслу, оставляли глубокий след вокруг шеи вампирши. Тишину разорвал победный рык саблезубого, надвигающегося на застывшую в нескольких шагах вампиршу. Склонившись на колено, она замерла с поднятой рукой, в попытках остановить сильное кровотечение, но все казалось зря. Для заживления столь серьезной раны требовалось гораздо больше времени, нежели подаренные секунды на поле боя. Гадкий злобный оскал расплывался на лице верховного, неминуемо приближая смерть Маришки.
   - Майя, если с ней что-то случится, ты по...
   - Замолчи! - Рыкнула Игорю со злостью, не дав наговорить глупостей. - Я не позволю, чтобы с ней что-либо случилось. Не мешай, ясно?!
   Закрыв глаза, наблюдала, как светящаяся аура все ближе подползала к подруге. Ее смерть я допустить не могла. Не имела права. Сосредоточившись, и стараясь не выдать своих действий, попробовала сделать то, о чем раньше никогда даже не дамала. Мысленно потянувшись к светящейся ауре, ухватилась за оболочку и потянула ее, словно тонкую ткань, в направлении Маришки. С каждой секундой, я отнимала часть жизни, сил и способностей вампира, передавая их подруге. Словно паучиха, заставляла вплетаться искрящиеся нити в плотный туман девушки, наделяя силами раненное тело.
   Открыв глаза, остолбенела от происходящего. Рана Маришки быстро затягивалась, а пролившаяся кровь, словно возвращалась обратно, не оставляя ощутимых следов повреждений. Ее когти и клыки с каждой секундой становились длиннее, делая все больше похожей на соперника. Вампир напротив, остановился, выпучив глаза и открыв рот. От потерянных сил его почти неуловимо качнуло в сторону, а увиденное перевоплощение и вовсе выбили почву из-под ног. Тряхнув головой, саблезубый ринулся в бой, но, увы, момент уже был утерян. Маришка полностью восстановилась, и когда клыкастый замахнулся для очередного смертельного удара, она, увернувшись, проскользнула под руку и отравленными когтями рассекла противнику живот. Громкий рык разорвал тишину, когда, обхватив себя руками, он падал на колени. Лицо вампира исказилось от боли, а по ауре, словно рой муравьев расползался яд, медленно убивая остатки искрящейся оболочки.
   Подлетев сзади, Маришка хищно улыбнулась, и немного наклонившись, мощным ударом завершила поединок. Кулак пришелся прямо по позвоночнику, вызвав громкий хруст ломающихся костей и гортанный предсмертный хрип вампира.
   Толпа замерла в оцепенении, не ожидая подобного исхода. Желающих оспорить решение старейшин больше не оказалось.
   Маришка с победным выражением лица и не скрывающим чувством превосходства спускалась по ступеням навстречу Игорю. Успокоившись, я медленно прошлась глазами по удивленным мордашкам собравшихся, пока не наткнулась на дикий взгляд ошарашенного вампира.
   Это был тот самый клыкастый, аура которого насторожила меня еще вначале. Переливающаяся оболочка бессмертного сейчас дрожала, а в глазах застыл страх и недоумение. В этот момент мое тело сковал ужас. Он знал, что случилось во время поединка. Знал, кто нарушил правила.
   Желая обезопасить себя, не отрывая взгляда от красивого лица, потянулась к ауре вампира. Черные глаза сузились, когда я нежно коснулась дрожащей оболочки, давая понять, насколько сильны мои возможности и предупреждая о последствиях неповиновения. К удивлению, былая ухмылка вампира вернулась обратно, хотя и не казалась столь холодной и агрессивной, как в прошлый раз. Я улыбнулась в ответ, и, коснувшись губ указательным пальцем, протянула: "шшш", призывая бессмертного к молчанию. Он слегка наклонил голову и обернувшись к арене, переключил внимание на Ноа, оглашавшего конкурс на звание Третьего Старейшины Клана Вампиров.
   На площадку вылетел невысокий бессмертный, более напоминающий обезьяну, чем человека. Конечно, внешность, как и у всех вампиров была безупречной, а вот манеры и поведение казались слегка странными. Все его тело словно трясло и дергалось, глаза горели, а на лице застыла безумная улыбка. Псих белобрысый. Я сразу же решила, если парень выиграет, и никто не сможет его победить, - сама прикончу и скажу, что так и было. Тем временем, навстречу ему поднимался бессмертный, с ростом более двух метров и жуткой худобой. Нда, если от укуса клыкастика человек обращается в вампира, то этого шпалу покусал жираф.
   Бой оказался на удивление занимательным, особенно, когда психованный белобрысый начал подпрыгивать, стараясь угодить в челюсть сопернику, а шпала - размахивать неуклюжими, как для вампира, и длинными конечностями. На лицах присутствующих зрителей проступали улыбки, и была уверенна, все мысленно покатились со смеху. Поединок закончился победой психопата, который, умудрившись заломить обе руки за спину долговязому, сидел на нем верхом и подпрыгивал, бормоча что-то себе под нос. Мальчик был явно без тормозов.
   Признаюсь, его следующий соперник здорово удивил. Все еще улыбаясь, на площадку поднимался бессмертный с разноцветной оболочкой, что бы бороться за звание последнего старейшины. Я до последней секунды была уверенна в предстоящей с ним битве, ведь вампир дал четко понять, что ждет поединка именно со мной. Неужели он и вправду испугался соперника с подобными способностями? Чувство самолюбия было удовлетворено полностью, но в глубине души, зверь все еще был настороже, рыча от раздражения: "Никогда не недооценивай их".
   - Кто он? - Поинтересовалась у переминающейся с ноги на ногу Морганы.
   - О, милая, это Эйдан, единственный верховный правитель, которому принадлежит материк. Он правит всей территорией Австралии. Я не много слышала о нем. Поговаривали, парень гораздо сильнее меня. Жаль, об этом мы уже не узнаем.
   - Хочешь сказать, не ты его создала?
   - Нет, не я, и не мой брат, если это тебя интересует. Я вообще не знаю, чьих рук дело подобное совершенство. - Облизывалась вампирша, не отводя глаз от бессмертного.
   - Марго, уймись, и не смей фантазировать, слышишь! - Буркнула на девушку, когда та, закусив губу, издала тихий стон. - Что еще тебе известно?
   - Он появился лет семьсот назад. Говорят, жуткий любитель поиграть куклами, хотя, лично меня это не вставляет.
   - Какие, к черту, куклы?! - Не выдержав, шипела в ответ.
   - Вуду. Куклы-вуду, или как еще эта чертовщина зовется. Мальчик - любитель поколдовать и поэкспериментировать с травками.
   - И как далеко зашли его эксперименты?
   - Если бы я знала! - Томно вздохнула Марго, не отводя взгляда от нового предмета обожания.
   - Колдуны-вампиры?! Только этого мне не хватало. - Буркнула от злости, когтями впиваясь в ладони.
   Навстречу, держась за руки, тащились Игорь с Маришкой.
   - Майя, мать твою, как управлять этой штуковиной?! - Тихо зашипела девушка мне на ухо, тряся длинными когтями. - Эта гадость не лезет обратно!
   Я широко улыбнулась и вздохнула, глядя на нытье тысячелетней вампирши, которая сейчас, как никогда походила на капризного ребенка.
   - Не переживай, мы тебе первоклассный маникюр сварганим, еще хвастаться будешь, стоматолога найдем опытного... - Утешала вампиршу, похлопывая по спине.
   - Что?! Ты издеваешься?! - Поджала губки подруга, продолжая ныть. Но видя серьезное выражение моего лица, нахмурилась. - Эмм... а, думаешь, поможет?
   - Конечно! - Уверяла, в очередной раз косясь на клыки и когти. Но, не удержавшись, и скорчив рожицу, добавила. - Где бы только напильник и плоскогубцы спереть?
   Марго тихо давилась со смеху, когда тяжелый кулак рыжей вампирши медленно опускался на мою голову, заставляя птичек петь перед глазами.
   - Ай-ай-ай! Больно же! - Схватившись за рождающуюся шишку на макушке, хныкая и скуля от боли.
   - Поделом тебе! Поделом!- Смеялся довольный Игорь, чмокая в щеку разъяренную Маришку.
   - Не подарю тебе больше игрушек. - Обиженно потирая больное место, протянула подруге. В следующую секунду Марго скрутило пополам в попытках не расхохотаться, как собственно и меня, когда на брошенную реплику глаза Маришки наполнились слезами истинного разочарования и сожаления. Бедный Игорь, надеюсь, он не ревнует к плюшевым мишкам? Не удержавшись, глядя на расстроенное лицо, все-таки добавила. - Ладно, подарю. А с когтями и зубами мы что-нибудь придумаем, только позже.
   Красивое личико просветлело, и, улыбнувшись, вампирша уставилась на Эйдана. Игорь же, напротив, буравил меня взглядом, мысленно, наверное, четвертуя и измываясь над телом. Надо бы осторожней с ним, еще врага наживу, издеваясь над бедным парнем, терпение которого явно находилось на пределе.
   Виновато улыбнувшись, обратила внимание на арену, где, дергаясь, ждал начала поединка клыкастый с большим самомнением вместо мозгов. Красный воротничок и обычная аура приблизительно тысячелетнего вампира не внушали страха и не заставляли даже волноваться. А вот его соперник, напротив, вызывал дикий, живой интерес. И сейчас, с предчувствием чего-то особенного, я замерла в предвкушении зрелища.
   Бой начался, и вампиры кружили, нанося и блокируя удары друг друга. Казалось, это обычный поединок, ничем не примечательный, по крайней мере, на протяжении нескольких секунд, пока я не заметила, что именно делал Эйдан. Каждый раз, когда он касался рук или ног белобрысого, на энергетическом уровне в этом месте оставалось пятно. Еще несколько секунд, психованный рычал, стараясь нанести увечье сопернику, пока вдруг оба не замерли. Моргнув, я увидела, каким талантом обладает предмет обожания Марго. От каждого пятна на конечностях парня, тянулись невидимые нити к пальцам Эйдана.
   Руки пришли в движение и в такт им дергался белобрысый.
   - Какого... что --- происходит --- мать?! Ах, ты ---. - Ругался психованный, не в состоянии контролировать собственное тело. Эйдан нахмурился, явно обидевшись на противника за столь яркие и насыщенные обвинения, и дернул пальцем. В следующую секунду ладонь подчиненного с оглушительным звуком соприкоснулась с собственным ртом, шлепая за вульгарную речь.
   - Нехорошо ругаться. - С приятным акцентом протянул Эйдан.
   - Да пошел ты! - Крикнул в ответ вампир, чем совершил самую большую ошибку в жизни. Пальцы кукловода дернулись, и руки марионетки взлетели вверх, обхватывая собственную голову.
   - Черт. - Скривился вампир, за долю секунды до того, как собственноручно свернул себе шею.
   Эйдан сжал пальцы в кулаки, и, освобожденное от нитей, тело рухнуло на пол. С лица победителя так и не сползла самодовольная улыбка, которая сейчас немного пугала. Теперь стало ясно, почему он не решился на поединок за звание Главы Клана. С моими навыками управления аурами, в битве его уничтожило бы собственное оружие.
   Никто из присутствующих не осмелился подняться на арену, решив повременить с кончиной.
   Теперь Эйдан официально стал Третьим Старейшиной Клана Вампиров.
  
   - И почему я должна выходить первой?! Неужели нельзя повременить, подождать пока они не перебьют друг друга, и просто добить последнего?! - Ныла, начиная нервничать в ожидании оглашения следующего акта.
   - Таковы правила. - Вздохнула Маришка, касаясь ладони. - Удачи тебе.
   - Спасибо. Это и вправду не помешает.
   Под тихий гул голосов, так и не сбросив мантию, поднималась на арену, где только что с нежностью произнесли мое имя. Все взоры обратились на виновника торжества и буравили мою спину.
   - Не переживай, я рядом. - Тихо шепнул Ноа, проходя мимо.
   Рядом, это конечно хорошо. Но сейчас я не хотела пользоваться его поддержкой. Это был исключительно мой "выход". В мире вампиров все решала лишь сила, и получать власть с помощью старейшин по истине глупо. Нужно заставить их уважать себя, боятся, а главное, безоговорочно принять как лидера, иначе - жди удара в спину.
   От тихого перешептывания и бормотания болели уши, а косые взгляды, норовящие заглянуть под капюшон, начинали раздражать. Но вдруг река толпы расступилась и навстречу мне, оставляя вмятины в протоптанной земле, надвигался древний викинг. В такт тяжелым шагам, колыхались рыжие косички. И я бы с удовольствием посмеялась над столь изысканной прической, если бы сейчас эта гора мышц не надвигалась на меня в желании растоптать. Стоя на поле боя напротив гиганта, наверное, выглядела именно той моськой, которую так хочется раздавить слону.
   Гулливер сбросил мантию, открыв взору доспехи, покрывавшие могучий торс, но оставляя открытыми руки и ноги, что сильно удивило. О претенденте на власть, обладающего исключительными способностями высасывать жизнь через касание с кожей, уверенна, всем было известно. И то, что он пренебрег защитой, выставляя свои уязвимые стороны на всеобщее обозрение, было, по меньшей мере, странным. В мозгу возник вполне соответственный вопрос - почему он так уверен в себе? Или, точнее - почему он так беспечен? О том, что мой противник не столь прост, как кажется, я знала наверняка, взглянув лишь на его ауру, которая отличалась невероятной плотностью. Физически, викинг был гораздо сильнее меня, это так же очевидно, как и то, что я проворнее. Какими же скрытыми талантами обладал воин, рассматривавший меня сейчас?
   - Ноа, и эту малышку вы прочите нашей королевой? - Насмешливо хохотнул рыжий громила, разглядывая противника. Но улыбка быстро сползла с лица Гулливера, когда моя мантия падала к ногам зрителей. Громила нахмурился, поджав губы и всматриваясь в глаза полукровки.
   - Значит, правду говорили...бездушный вампир... так похожа на хранителя... - Протянул, с трудом выдавливая каждое слово. Я взглянула в глаза вампира из-под капюшона, и викинг на мгновение замер, губы поджались, а тело напряглось, словно натянутая тетива. - ...ты другая... внутри нет света... внутри лишь зверь...
   Вампир смотрел пронизывающим взглядом сквозь бренную оболочку, заглядывая в самые дальние закоулки моей души. Дивный талант - видеть истинную сущность каждого... такого я еще не встречала. Меня позабавила реакция громилы, его опасения и, возможно, страх. Захотелось закрепить сложившееся впечатление, и, не удержавшись, я улыбнулась в ответ самым хищным и многообещающим оскалом. А обещал он лишь смерть.
   - Выпусти меня. - Рычал взвинченный зверь, желая показать всю силу и мощь, желая вырваться наружу. И я уступила, дала волю своей жестокости, оставшись наблюдать в тени.
  
   Я смотрел, как медленно расплывается на любимом лице жестокая ухмылка, как белеют родные глаза, заставляя одного из старейших вампиров застыть и с трудом скрывать страх перед маленькой полукровкой. Я ждал этого поединка, ждал того, что увидит бессмертный, обладающий особым даром - разглядеть истину. Его слова не шокировали, лишь подтвердили мои догадки. В глубине души я всегда знал - она полукровка, она никогда не станет "светом" этого мира. Жажда крови присуща ее виду. Не вампир, не хранитель и не человек, всегда на границе миров, она никому не принадлежала, даже мне. Как странно распорядилась судьба, я получал в своей жизни все что хотел, но владеть тем, что поистине желаю - не вправе. Она никогда не даст мне такого права, не позволит связать своей волей. Малышка любила его, он чувствовал, она может подарить ему себя, но никогда не подчинится, никогда не будет никому принадлежать. Но и это оказалось особенно привлекательным в белокурой вампирше. Единственная в своем роде. Примут ли ее хранители? Последнее время этот вопрос мучил меня все чаще. Уважение среди вампиров она добьется сама, этот мир был ей не чужд, Майя словно чувствовала все его прелести. Среди хранителей же никогда не было чужаков, наша раса всегда сохраняла незримый барьер, не впуская посторонних в круг избранных.
   Но сейчас, наблюдая столь хрупкую на вид девушку, рядом с огромным кровопийцей на поле боя, мысли о хранителях улетучились. Меня сковывал страх.
   - Ну что, большой дяденька поиграет с "малышкой"? - Хрипло протянула Майя, сменяя жуткую улыбку на маску ненависти. Красивое лицо исказилось, когда обнажив клыки, вампирша зашипела, призывая соперника к действию. Сейчас она уже не казалась ранимой. Теперь она казалась опасной.
  
   - Ну что, большой дяденька поиграет с "малышкой"? - Рыча от злости, выплюнула рыжему наглецу. Да как он посмел недооценить меня! В любой момент я могла досуха выпить из него жизнь, но больше, чем мстить за обидные слова, хотелось узнать, что стоит за невероятно плотной аурой. Хотелось спровоцировать викинга. - А может страшно стало?
   Веснушчатое лицо словно гранит, ломалось в гримасе гнева и ярости.
   - Дерзкая девчонка, я раздавлю тебя! - Крикнул вампир, оглушительно гремя ногами, и ринулся прямо на Майю. Одна только ладонь была размером с ее голову, и сейчас она угрожающе замахнулась в попытке схватить девушку. Доля секунды разделила полукровку со смертью от волосатой лапы противника. Уклонившись в последнюю секунду, и проскользнув под руку, метнулась за спину вампира и со всей силы ударила прямо по позвоночнику. Какого же было мое удивление, когда вместо раздробленных костей верховного, ее, словно от батута, отбросило на несколько метров. Рухнув на спину, Майя зарычала. Подобного она явно не могла ожидать, и, поднявшись с пола, демонстративно фыркнула. Тем временем, викинг надвигался, желая смести маленькую преграду с пути к абсолютной власти.
  
   Со стремительной скоростью Гулливер летел прямо на меня. Оказалось, не так уж он медлителен, как хотелось бы. Каждый занесенный удар блокировать не было смысла - силенок не хватит. Как бы не пыталась нанести удар, меня все время отбрасывало, словно незримый барьер не давал нанести урон своему хозяину. Я уклонялась, и летала над ним, сколько было сил, а они медленно иссякали. Плотная аура оказалась надежным и великолепным щитом. Щитом, который я не могла преодолеть, не знала как.
   Энергия очередного позаимствованного из тьмы тумана была на исходе. Зверь никак не унимался и вновь полоснул когтями твердую кожу. Этот маневр оказался огромной ошибкой. Викинг явно выжидал моего промаха и, воспользовавшись секундной потерей равновесия, тяжелым кулаком ударил в живот.
   Я отлетела в дальний угол площадки, сильно ударившись затылком и прокатившись по полу. Звездочки летали не только перед глазами. Сейчас, в очередной раз убедилась - как бы плохо тебе не было, всегда может быть еще хуже. И стало хуже, когда, не успев подняться, громила схватил за одежду и словно тряпку швырнул в дальний полет. В этот момент я поняла, что проиграла. Участник битвы, покинувший границы "арены" - автоматически выбывал и считался проигравшим. Я закрыла глаза и просто ждала приземления. И в очередной раз сильная боль пронзила тело, когда с оглушительным грохотом я впечаталась... в стену??? Откуда здесь вообще стены? Разлепив усилием воли веки, в желании рассмотреть возникнувшую из ниоткуда преграду, поняла, что, наверное, слишком сильно ударилась, ибо злосчастная стена оказалась невидимой. На трясущихся ногах, все-таки поднялась и оглянулась в поисках викинга. Громила стоял все на том же месте, удивленно уставившись на меня, иногда переводя взгляд на окружающую толпу. Не переставая держать меня в поле зрения, он отошел к краю арены и протянул руку. Пальцы уперлись во что-то твердое. Я, в свою очередь не удержавшись, последовала его примеру и нащупала холодную и гладкую поверхность, более походившую на стекло. Сосредоточившись, пустила импульс и ужаснулась происходящему. Прямо над ареной воздвигался твердый, искрящийся купол, не имеющий ни одной бреши.
   - Какого черта здесь происходит?! - Взревел викинг, молотя кулаками по незримой преграде. - Один из твоих фокусов, девчонка?
   - Да нет, этот фокусник не я. - Бормотала под нос, глядя, как снаружи по стене, в отчаянии бьет Ноа. Звуки не доходили до моих ушей, лишь некоторые слова могла разобрать по губам. Вампиры сгущались вокруг арены, каждый в свою очередь, норовя проверить плотность купола.
   Терпение Ноа иссякло, и я с ужасом наблюдала, как поднялся вихрь его ауры.
   - Нет! Не делай этого! Остановись! - Крикнула, пытаясь пресечь его превращение в хранителя на глазах всех вампиров. Сейчас, это было не самой лучшей идеей. Я упала на колени, напротив него, протянув пальцы к прозрачной стене, словно касаясь его щеки, и одними губами шепнула. - Пожалуйста, доверься мне. Все будет хорошо.
   Обеспокоенные глаза хранителя метались, борясь со шквалом нахлынувших чувств. Он разрывался между желанием вытащить меня из ловушки, и пониманием всего риска подобного поступка. На миг Ноа замер, взглянув в измученное лицо полукровки. Ему плевать на всех, я видела ответ в черных глазах, но моя просьба сдерживала порывы души. Лишь теперь, мы оба поняли, какую безграничную власть имеет бездушная вампирша над королем хранителей. Борясь с яростью и страхом, с болью в глазах, он медленно отступил, что-то крикнув толпе. Вампиры опустили головы, молча возвращаясь на свои места. Поединок продолжался.
   - Что это за клетка, мать твою?! - Крикнул викинг, увидев, как бессмертные отступили, не предпринимая попыток вытащить их из ловушки.
   - Не знаю. Но это точно не моих рук дело, и явно не твоих. - Бормотала в ответ разъяренному великану. Кто-то сильно хотел продолжения спектакля, раз прибег к подобным трюкам, не дав окончить бой простым поражением. Кому-то очень хотелось моей смерти.
   - Ну да ладно! - Выплюнул викинг, похрустев шеей. - На чем мы остановились?!
   Рыжий гигант опять мчался, расставив лапы, в надежде, что мне некуда будет деться. Но на этот раз расстояние между нами было больше, как и времени что-либо предпринять. Зверь рыкнул и выпустил клыки: "Пора заканчивать... раздражает".
   Честно говоря, меня тоже. Я вспомнила, как недавно расправлялась со змеями Морганы и Рустама. Идея сразу же вспыхнула в мозгу. Мне не хотелось обнаружить свою способность высасывать силы на расстоянии раньше времени, мало ли какие козыри припрятали остальные противники. Сосредоточившись, потянула из тьмы туман одного из убитых кровососов, пропуская его силу по всему телу и залечивая раны. Она двигалась, словно стремительный поток, растекаясь в каждую клеточку и сосредотачиваясь в ладонях. К сожалению, подобие меча, как в прошлый раз, создать я не имела права. Наличие оружия на поле боя - запрещалось правилами. А вот о когтях ведь никто ничего не говорил, и не протестовал, когда дралась Маришка.
   Сила перетекала в кончики пальцев, образуя длинные энергетические когти, как раз в тот миг, когда викинг занес лапу над моей головой. Идеальный момент для идеального удара. Увернувшись от тяжелого кулака, полоснула гиганта по животу, глубоко рассекая даже железные доспехи. Это оружие оказалось гораздо более действенно, чем бессмысленные удары. Твердая броня, как и плотная аура, затрещали, вырвав гортанный рык викинга. Как давно, наверное, он чувствовал боль. Кровь хлынула из прорезей нагрудника, склонив в предсмертных муках величественного воина. Но даже в этой ситуации, он не терял достоинства, стараясь удержаться на ногах. Глаза не полыхали ненавистью, и как ни странно, они словно излучали тепло.
   - Как сильно ты хочешь жить? - Шепнула на ухо умирающему Гулливеру, с опаской подходя все ближе. Я решила изменить правилам, дать шанс вампиру. По непонятным причинам мне хотелось спасти его.
   - Маленькая ведьма. - Хрипел великан, упав оземь, и хватаясь за раны, в попытках остановить кровотечение.
   - Ты не сможешь спастись. - Продолжала ухмыльнувшись. Белые глаза зверя сияли, ликуя об очередной победе. - Я вижу твою ауру. Тебе не заживить раны. Не в этот раз.
   - Нельзя было тебя недооценивать... кхе-кхе... это было... ошибкой. - Выдохнул бессмертный, захлебываясь кровью, но, все же, умудряясь улыбнутся. - Ноа знал, кого выбирать.
   - Правильно. Не стоило грубить "малышке". - Улыбнулся зверь, довольный словами вампира. - Я повторюсь последний раз. Как сильно ты хочешь жить?
   - Достаточно ...
   - Я сделаю тебе этот подарок, дам второй шанс... в обмен на вечную службу.
   - Разве возможно... - Хрипел викинг, заглядывая мне в глаза, и поняв, что шуткам нет места, добавил. - Не боишься... что в один прекрасный день... я ударю в спину?
   - Боюсь. Поэтому ты дашь слово. Слово верности мне.
   Рыжий гигант молчал.
   - Твое время истекает. Принимай решение. - Зарычала на викинга. Зверю надоело ждать ответа, и, не желая тратить время на разговоры, возвратился во тьму.
   - Согласен... я присягаю тебе... - Протянул викинг и уронил голову на землю.
   Не теряя времени, опустилась на колени рядом с громилой, коснувшись ладонями глубокой раны. Из тьмы полилась сила очередного тумана, растекаясь по оболочке вампира, и заставляя раны затягиваться, вплетаясь в разорванные края ауры. Гортанный кашель возобновился, как только отняла руки. Возвращенная жизнь била ключом в заштопанном теле вампира. Тяжелые веки приподнялись, черные глаза уставились в мое лицо.
   - Взгляни внимательнее вампир, одну ли тьму ты созерцаешь во мне?
   - Твоя душа... сияет во тьме в лапах зверя...
   - Как звучно ты говоришь, викинг. В лапах зверя... пожалуй ты прав, мы уже неразделимы. Теперь наша воля едина... и сейчас я желаю твоей поддержки. Ты нужен мне, вампир.
   - Я присягнул тебе малышка. - Ухмыльнулся викинг, подмигнув, словно старому другу. - Можешь рассчитывать на меня.
   Нагнувшись, я подала руку могучему воину, помогая подняться.
   - Ну и как теперь выбраться отсюда? - Хмыкнул вампир, оглядываясь вокруг. - Это ведь не твой барьер?
   - Я же сказала что нет! - Возмутилась его недоверию. - Но... думаю, у меня получится разорвать этот щит. Такое впечатление, что купол поставили в надежде моей безвременной кончины... Викинг, сделай одолжение, попробуй просто выйти из него. Если не ошибаюсь, тебе и вовсе не грозит опасность.
   Рыжий великан поднял скептически бровь и, фыркнув, решительным шагом направился прочь. Так и не доверившись моим словам, он вытянул руку, ожидая нащупать невидимую стену как раз около ступеней. Но вместо прочной опоры нога шагнула в пропасть. Рыжий комочек около двух метров в диаметре, скатился кубарем вниз, чертыхаясь, крича и матерясь. Тихо хихикнув, и наблюдая, как отряхивается викинг, махнула Ноа, призывным жестом напоминая о продолжении состязания.
   Долго ждать не пришлось, и следующий претендент на власть легкими шагами выскочил на арену.
   Худощавый парень азиатской внешности и ужасающей бледности, аура которого отличалась особой тонкостью, замер в нескольких шагах от меня, уставившись в побелевшие звериные глаза.
   - Ну и? Что, не будет никаких издевок, оскорблений, грубостей? - Рычал из тьмы мой милый друг, ожидая очередную гадость в нашу сторону. Но в ответ последовала лишь тишина, и только склоненная на бок голова вампира известила о том, что он все-таки не заснул. - Ну что ж, тогда, пожалуй, начнем?
   Парень слегка кивнул, сверкая холодными, полными ненависти глазами, а в следующий миг исчез. Не успела я моргнуть, как резкая боль в плече затуманила рассудок. Схватившись за раненную руку, даже не опомнившись, получила мощный удар в спину, который заставил упасть на колени. В следующие несколько секунд десятки мелких ссадин и порезов покрыли мое тело. Вампир казался неуловимым, его не мог заметить даже глаз вампира, а посылаемые импульсы пролетали мимо столь быстро перемещающегося объекта. Каждый новый порез был глубже и длиннее предыдущего. Со мной играли, словно с игрушкой, и это безумно злило. Боль растекалась по всему телу, заставляя изображение плыть перед глазами, когда почти не осталось живого места на воспаленной коже. Лишь только зверь не давал глазам плакать, все время, стараясь подняться, но каждая очередная попытка с громким треском проваливалась - меня жестоко сбивали с ног.
   Тьма застилала глаза, когда последний рывок на ноги не увенчался успехом. Я не могла даже коснуться соперника, не могла высосать жизнь на расстоянии, по той простой причине, что не знала его местонахождение. И тут меня осенило. Да, он двигался с невероятной скоростью, и остановить эти хаотичные передвижения было просто невозможно, но я могла предугадать то, что он приблизится еще раз, чтобы нанести последний решающий удар. Напрягшись в последний раз, оперлась на руки. Закрыв глаза, и сосредоточившись, вспомнила, чему когда-то учил Дамиль, как питались окружающей энергией хранители, и попыталась сделать подобное. На расстояние около двух метров вокруг, создавая незримый шар, начала высасывать всю энергию в пределах его границ. Конечно, черпать силы из воздуха я не могла и теперь рассчитывала только на вампира. Точнее ждала, когда он ступит на эту смертельную для любого живого существа территорию.
   Парень не заставил себя долго ждать, и в следующую секунду я услышала громкий крик, а тело молниеносно наполнялось выпитой энергией клыкастого. Я открыла глаза и, обернувшись, наблюдала, как в шаге, за спиной, падает на землю пустая оболочка некогда живого вампира.
   Я смотрела на мертвого противника, развалившегося на земле, пока собственные раны затягивались с невероятной скоростью. Это был сильнейший из расы вампиров, ибо сладость поглощенной жизни на миг затуманила рассудок. Поднявшись с пола, и схватив за руки побежденного, потянула тело к краю арены. Барьер все еще окружал поле боя, так и не сдвинувшись с места. Не став церемонится, и, просунув вампира сквозь оболочку, оглянулась на собравшихся бессмертных.
   Ну и что мы тут имеем? Страх, уважение, непонимание, и, о, даже ступор в вытаращенных глазах. Все эти эмоции льстили моему эго и умиляли рычащего зверя. Я все-таки произвела желаемое впечатление. Едкая ухмылка не сползала с губ, когда я увидела своего следующего соперника.
   - Посмотрим, что ты запоешь сейчас, дрянная девчонка. Попробуй дотронуться до МЕНЯ! - Нагло выплевывал белобрысый парень, демонстративно сбрасывая мантию. Все открытые участки кожи наглеца, словно кровоточили. Я сильнее втянула воздух, и почувствовала странный горький запах исходивший от него. Воняло так, будто издох хорек. Неужели яд? Взглянув на фиолетовый туман парня, не удержалась и... зевнула. Мне надоели все эти сражения. Откровенно говоря, я хотела поспать. И не заставляя публику ждать, как и раздраженного вампира, в мгновение ока высосала из него жизнь, пополнив утраченные запасы. Тело гулко падало на землю, когда я прекратила зевок.
   Теперь в глазах толпы не было ни одной гримасы удивления. Только страх. Чистый, не замутненный посторонними эмоциями страх.
   Но оказалось, и этого представления было мало.
   Вампир, ауру которого покрывали сотни трещин, сплетаясь в замысловатый узор, подходил все ближе. Скрывавшая внешность мантия упала к моим ногам, как только он остановился. Удивление, словно невидимой пощечиной, обрушилось на истощенное сознание. В этот момент, я уверена, охнули и затаили дыхание все окружающие нас бессмертные. Предо мной стояла стройная девушка, с длинными черными волосами и красивой фигурой, до шеи обтянутой тканью. Но ее лицо вселяло дикий ужас любому, осмелившемуся заглянуть в него. Вся кожа покрывалась уродующими шрамами и порезами, тянущимися по шее под стянутую ткань. Лишь глаза казались живыми на фоне сплошного ужасающего месива. Мне стало искренне жаль эту вампиршу. Но еще больше чем ее вид, поразила произнесенная речь.
   - Прошу простить за свою дерзость, Госпожа. - Обратилась ко мне вампирша с сильным акцентом, заставив глаза взлететь на затылок. - Я пришла сюда не за тем, что бы искать власти. Столетия существования в ожиданиях смерти истощило слабый ум. Подобная жизнь тяготит меня уже очень давно, но уйти в небытие, оставшись в памяти окружающих... ужасным монстром пугает еще больше. Я прошу о помощи, Майя. Нет, молю о ней! Я знаю про дар, которым Вы наделены, силе заживлять раны. Вы единственный проблеск надежды за столь долгое время. Прошу избавить меня от тяжелого бремени, оставленного суровой судьбой.
   Я стояла, не в силах шелохнутся с выпученными глазами, словно ребенок, увидевший Санту в ночь на Рождество. Только подарки мои были отнюдь не детскими. В этот момент чувство усталости нахлынуло с еще большей силой.
   - Посмотрим, что я смогу сделать. - Потирая глаза, ответила девушке. - Не питай ложных надежд, я не всесильна. Но даю слово, попытаюсь что-либо изменить.
   И подходя ближе к барьеру, добавила:
   - Останься пока моим гостем. Сейчас мне нужно отдохнуть.
   - Благодарю Вас, госпожа. - Дрогнувшим голосом ответила девушка, глаза которой наполнились слезами.
   - Ладно, а теперь нужно что-то сделать с этим щитом. - Бормотала под нос, прикоснувшись к невидимой стене. Оглянув толпу в поисках Ноа, взгляд на мгновение зацепился на стоящей вдали тени. Женский силуэт скрывался за широкими ветвями деревьев, устремив свой взор прямо на меня. Она казалась немного странной для вампирши. Более того, ее аура походила на оболочку Ноа. Но сейчас рассматривать очередную клыкастую не было сил. И оставив на заметку разузнать о ней, переключила внимание на купол, покрывавший арену.
   Я пустила импульс, стараясь понять, какова природа подобной конструкции. Почему-то это напоминало сгусток энергии, но всасывать черт знает что мне не хотелось, и, высвободив энергетические когти, с силой ударила о стену. Резкий толчок и пробитая брешь, заставили стеклянную поверхность покрыться мелкими трещинами, расползающимися словно змеи. Кусочек за кусочком разваливалось огромное сооружение, медленно растворялась в сыром воздухе. И спустя минуту, оболочка исчезла.
   Я смотрела на оглушенную увиденным толпу, и тихо наблюдала, как меняются выражения лиц собравшихся. Но мгновение спустя, и сама захлебнулась в потоке чувств. Все, как один, вампиры, молча, становились на одно колено, выражая уважение, покорность и подчинение. Они признали меня, своим лидером и приветствовали нового Главу Клана.
  
   Глава 4
   Час спустя, стоя в зале, рука об руку с тремя новыми старейшинами, я старалась не заснуть, пока четверо ветеранов торжественно передавали свои полномочия. Каждый из них подходил к одному из победителей, вручая перстень - символ власти в мире вампиров. Последнее кольцо с черным камнем мне на палец надел Ноа. Его руки немного тряслись. Не знаю, о чем он думал в этот момент, но аура хранителя ходуном ходила. И взглянув в любимые глаза, отчетливо поняла, что мести за причиненное волнение мне не миновать. Как пить дать, отшлепает. Да еще и собственным ремнем. Какая там усталость, ее и след простыл. Теперь мысли лихорадочно вертелись, так и норовя выпрыгнуть из головы, придумывая возможные способы побега, в желании избежать сурового наказания. Пятая точка ныла в предвкушении неизбежного.
   Каждый из иностранных представителей подходил к новоявленным старейшинам, чтоб представится и засвидетельствовать свое почтение. Так что спустя несколько часов, проклиная все на свете, наконец, умудрилась проскользнуть незамеченной прочь из зала. Метнувшись к своей комнате, что есть духу, рванула за дверную ручку, но вспомнив о гостях внизу, тихо, словно вор, захлопнула дверь.
   - Ну и долго же ты. - Раздался знакомый голос за спиной, заставив подпрыгнуть от удивления. Медленно повернувшись и сглотнув от страха, промямлила:
   - Не ожидала тебя здесь увидеть... почему не внизу, со всеми?
   - Встречный вопрос, - а ты почему? Увиливаешь от прямых обязанностей в первый же день?! - Рычал Ноа, неустанно приближаясь, словно хищник, загоняющий дичь.
   Я прижалась спиной к двери и, заикаясь, протянула:
   - Они меня уже достали, Ноа. И прекрати так осуждающе смотреть! Хватит, я не маленькая девочка! Что хочу, то и делаю!
   - Да, именно так и ведут себя взрослые. - Скептически буркнул Ноа, придвинувшись еще ближе. Сильные руки резким движением опустились на тяжелую дверь, по обе стороны моей головы, отрезав путь к отступлению и заставив вздрогнуть.
   - Что, боишься? - Рычал бархатным голосом Ноа, с наслаждением вдыхая запах моих волос.
   - Немного. - Заикаясь, бормотала под нос, прислонившись к двери.
   - Правильно, так и должно быть. Ты должна поплатиться за тот ад, который устроила мне сегодня. - Шипел хранитель, обжигая горячим дыханием кожу на шее. - Майя, ты ведь не думала, что подобное сойдет тебе с рук, правда, маленькая чертовка?!
   Я не успела ничего сказать, да и сомневаюсь, что Ноа ждал ответа. Его рот прильнул в жестоком поцелуе, терзая и кусая мягкие губы, словно пытаясь отомстить. Железное кольцо сильных рук обхватило маленькое тело полукровки, вот-вот грозясь раздавить в порыве гнева. Он прижал меня так сильно, что, нуждаясь я в воздухе, наверное, уже бы задохнулась.
   Но жесткий напор обезумевшего хранителя сменились на нежные ласки, когда ловкие пальцы распустили косу и зарылись в копну спутанных волос. Гортанный рык удовольствия вырвался из горла Ноа, остановившего сладкий поцелуй. Он замер и, не произнося ни слова, прижался к моему лбу, обхватив лицо ладонями.
   Я приоткрыла веки и замерла, не в силах шелохнутся. На меня смотрела вся любовь вселенной, заключенная в двух черных, столь дорогих и родных глазах. Время остановилось, теперь лишь нежность ласк и жар поцелуев давали ощущение реальности.
   Сильные руки подхватили хрупкое тельце полукровки, унося в водоворот чувств и желаний, где не существовало места посторонним.
   Мир разлетался на сотни осколков, когда мы медленно, словно во сне, падали в ворох подушек. Перед глазами все плыло, заставляя лишь кожей чувствовать сладость пылких поцелуев. Сейчас целой вселенной стало мало для нас двоих.
   Громкое шипение вырвалось из груди хранителя, и последние разделяющие барьеры с треском рушились в сильных руках. Жар этой страсти снедал обоих, когда Ноа не в силах терпеть и мгновения, рванул тонкую ткань и отбросил ненужные одежды. Легкий трепет пронзил тело, заставляя теснее прижаться к любимому мужчине. Желания и пороки, наконец, вырвались наружу, застилая глаза, и заставляя торопиться. Подгоняемые страстью руки, жестокие и одновременно нежные, пустились в сладостное путешествие по моему телу. Кожа горела там, где он касался меня, это была настоящая пытка и сладостная мука. Если он пытался меня наказать, можно было от всей души прокричать, что получалось весьма не плохо. Сильные ладони опустились на грудь, вызвав гортанный рык довольного хранителя, горячие губы припали к шее в поцелуе, царапая острыми клыками кожу. Нежно покусывая, шею он двинулся ниже, проложив дорожку из поцелуев к мягкому полушарию. Тихий вздох вырвался из груди, сознание затуманилась от нахлынувшего удовольствия. Руки медленно опустились ниже, срывая остатки одежды, и пускаясь в сладостное путешествие. Язык описывал сумасшедшие круги, и не в силах терпеть, я прижала его голову сильнее, вызвав тихий гортанный смешок. Черные глаза горели диким пламенем, не отводя взгляда от моего лица, и наблюдая за реакцией на жаркие ласки. Ловкие пальцы скользнули вниз, вырвав резкий всхлип удовольствия. Тело выгнулось навстречу нежным движениям, теряясь в необузданном древнем ритме, сводившем с ума. Тихое рычание услаждало слух, внутри все напряглась, готовое вот-вот взорваться. Но мгновение спустя Ноа отнял руку, заставив вынырнуть из глубокого водоворота чувств.
   - Нет, не останавливайся. - С трудом протянула слабым голосом, не в силах терпеть. Горячее дыхание опалило кожу, гортанное мурлыканье раздалось у уха.
   - Посмотри мне в глаза. - Рычал хранитель, покусывая губы. Веки не слушались, и, хватая ртом воздух, прижалась теснее, безмолвно прося продолжить сладостную муку. - Посмотри!
   Громкий рык Ноа, заставил глаза распахнуться, и взирать на искаженное страстью лицо. Дикий блеск в глазах и приказной тон, никак не вязались с теми умопомрачительными ласками, которые он дарил мгновение назад.
   - Скажи, что хочешь меня. - Шипел хранитель, не отводя бешеного взгляда от моего лица. Волшебные пальцы вернулись, заставив вновь задохнуться в волнах нахлынувшего удовольствия, выгибаясь навстречу ему. Я нуждалась в нем, нуждалась в тех ощущениях, что он дарил мне. Но признать поражение не могла.
   - Скажи, что нужен тебе. - Рычал разъяренный хранитель, в глазах которого полыхало пламя. Я посмотрела на острые клыки, напряженные мышцы рук, перекатывающиеся при малейшем движении гибкого, словно у пантеры, тела. Сейчас он, как никогда напоминал зверя. Опасного, безжалостного зверя. Моего зверя. - Скажи!
   Его сила и мощь казались безграничными, и все-таки я была ему необходима. Довольная, озорная улыбка медленно расплывалась на лице полукровки. Не успев опомниться и среагировать, Ноа уже лежал на спине, опрокинутый и прижатый к кровати силой страсти маленькой вампирши.
   - Милый, ты забываешь, с кем имеешь дело. - Ухмыльнулась в губы ошеломленного хранителя, и хмыкнула, прильнув в нежном поцелуе. Довольный и одновременно разъяренный стон смешался в жестоком поцелуе. Сильные руки обхватили маленькое тело полукровки, притянув ближе и лихорадочно исследуя все его части. Нежные пальцы блуждали, запутавшись в белых волосах, теснее прижимая в диком поцелуе. Другая рука спускалась по спине, словно заявляя права на свою добычу. Чертов собственник. Чертов любимый собственник. Покусывая атласную кожу шеи, провела острыми коготками по груди, оставляя кровоточащие царапины. Наблюдая, как выгибается кошачье тело под шаловливыми ласками, не удержалась и лизнула оставленные следы. Довольный рык разорвал тишину, сильные руки подтащили к жадным губам, заставляя раскрыться под напором языка. Хохотнув в губы хранителю, довольная результатом, нежно коснулась пальцами лица Ноа.
   - Хочу тебя. - Шепнула бессмертному, не в силах оторвать взгляда от прекрасного хищника, теперь полностью принадлежащего лишь мне одной.
   Глаза распахнулись, он замер и напрягся, словно тетива. В следующую секунду меня опрокинули на спину, прижимая к кровати мощным телом изголодавшегося зверя. Рука скользнула ниже, заставляя открыться навстречу новым ощущениям. Миг спустя тело пронзила волна небывалого удовольствия, вспышкой взрываясь в мозгу. Мы застыли от невероятного ощущения близости, которого так долго ждали. Ожидание стоило потраченного времени. Ноа нежно коснулся щеки, ловя в плен взгляд побелевших глаз. Мир взревел вокруг, когда он мучительно медленно начал двигаться внутри меня. Темп ускорялся с каждой секундой, превращая минуты в вечность, заставляя сходить с ума в великолепии чувств. Когти впились в тугие мышцы спины, заставляя хранителя рычать в удовольствии. Эмоции накрыли с головой нас обоих, когда, не удержавшись, я вонзила клыки в его шею. Вторая волна чистого наслаждения прокатилась по телу Ноа, заставляя откинуть голову и прижаться еще теснее. Он шипел, когда маленькие клыки удлинились, впиваясь глубже. Его кровь была восхитительной, такой острой и одновременно сладкой, словно выдержанное вино. Медленные толчки возобновились, заставляя оторваться от неземного лакомства. Волны наслаждения одна за другой приближали нас к финишу. Движения стали резче, агрессивнее и все быстрее. В глазах потемнело, тело словно сжалось, и в следующую секунду я поняла, что значит секс с бессмертным. Настоящий взрыв ощущений и эмоций затопил сознание. Все исчезло вокруг.
   Воздух не был нужен нам и все же, дыхание сбилось, тело трепетало от пережитой бури чувств, но открыв глаза, ощущение счастья старо безграничным. Черные глаза с невероятной нежностью смотрели в лицо полукровки, и в них сияла вся любовь вселенной.
   - Ты в порядке? - Шептал хриплым голосом, склонившийся надо мною Ноа, нежно убирая спутанные волосы с лица.
   - Более чем. - С трудом выдохнула в ответ, все еще не возвратившись в реальный мир. Хранитель хохотнул, игриво целуя в уголок рта и покусывая губы.
   Зрение медленно возвращалось и, моргнув, я застыла в изумлении. Надо мной нависал воин, предводитель хранителей всех стихий, настоящий Ноа, которого, так непривычно было называть... Аластар. Глаза расширились от удивления, клыки блеснули, удлинившись, тело пробрала дрожь. Увидев мою реакцию, бессмертный замер, теплую улыбку сменила привычная маска сдержанности и холода.
   - Извини, я на секунду забылся. - Он сел в постели, наблюдая за мной, и в миг иллюзия накрыла тело любимого, застилая глаза и возвращая знакомый облик.
   - Нет, остановись, пожалуйста. - Шептала, бросаясь к нему и заключая в объятия сильное тело хищника. - Прости. Это было слегка неожиданно. Прошу, не прячь себя.
   - Наверное, еще рано. - Ответил Ноа, скрывая горечь и разочарование в глазах. Я подвинулась ближе, заставив посмотреть себе в глаза, и нежно коснулась любимой щеки. Осторожно, словно приручая дикого зверя, легко дотронулась губами до уголка глаз, щеки, сжатых губ. Пальцы медленно зарылись в волосы, я прильнула в отчаянном поцелуе, пытаясь донести всю глубину своих чувств, и тихо прошептала:
   - Хочу увидеть тебя настоящего. Позволь мне.
   Его тело пробила мелкая дрожь, привычная маска холодности и отчужденности дала трещину, сильные руки крепко прижали к себе. Губы впились в страстном поцелуе, заставляя забыть и забыться. Оторвавшись от него, с трудом открыв глаза, моему взору предстала великолепная картина. Я сидела в объятьях Аластара, который с осторожностью ловил каждое движение, каждое чувство, мелькающее на моем лице.
   Неизменные черные глаза, пылали, как и раньше. Былая бледность сменилась здоровым цветом лица, длинные смоляные волосы, стянутые кольцом, обрамляли красивое лицо, клыки уменьшились. Я подняла руку и коснулась знакомых губ, потом глаз, провела пальцами по щеке и зарылась в волосы. Тяжелые локоны упали на лицо, и в попытке заправить их за уши, хохотнула, - совсем забыла какие они у хранителей заостренные. И проведя по ним пальцем, заставила дернуться, отчего улыбка стала еще шире.
   - Мне нравятся твои уши, нет, я их просто обожаю! - Взвизгнула, наблюдая как с каждым моим прикосновением, они мило подрагивают. Гортанный рык вырвался из груди хранителя. В эту минуту плотину, как говорят, прорвало, и, обхватив тонкую талию, Ноа прижал меня так тесно, что, затрещали кости. Жаркие губы прильнули к шее, целуя и покусывая кожу, пока я, запутавшись в волосах, старалась снять стягивающее их кольцо. Взгляд упал на две маленькие ранки на коже, место, куда я укусила его в порыве страсти. Вспомнив сладость испитой крови, легко поцеловала отметины, оставленные клыками, и лизнула, извиняясь за причиненную боль.
   - Прости, что укусила. - Шепнула бессмертному, но тот покачал головой, возразив:
   - Это было великолепно.
   Пальцы перебирали черные пряди, пока Ноа снова пробовал меня на вкус, захватив зубами мочку уха.
   - Слушай, а каким шампунем ты их моешь, а? Хоть в рекламу средства для волос записывайся, ну, правда! - Ухмыльнулась, лукаво глядя на любимого.
   - Маленькая чертовка! - Буркнул в ответ хранитель, не в силах сдержать смеха, и целуя губы. - Я ведь говорил, что ты ответишь за сегодняшнее?
   Глаза расширились от страха, и громко сглотнув, я протянула:
   - Может не надо?
   - Еще как надо. - Хохотнул Ноа, когда его руки с легкостью подхватили и развернули мое тело, а ладонь громким шлепком опустилась на мягкое место.
  
   Весь последующий день мы любили друг друга, то медленно и с упоением, изучая каждую клеточку, то неистово, даря невероятное наслаждение смелыми ласками. Не в силах насладится, с закатом солнца, все же пришлось прерваться. Разлука даже на мгновение приносила боль, и, выйдя из душа, сразу же огляделась в поисках бессмертного. Мне все еще не верилось, что столь величественный мужчина, предводитель расы хранителей, древний воин, мог выбрать меня, бездушную полукровку. До сих пор не понимала, чем именно заслужила его внимание.
   - Мне нравится, когда твои волосы распущены. - Тихо шепнула хранителю, подойдя ближе и рассматривая его. Чертова конспирация, чтоб ее! Иллюзия скрывала все, что недавно могла так свободно созерцать. Солнце спряталось, заставив исчезнуть Аластара, и прежний Ноа вернулся. Стоя перед зеркалом и застегивая рубашку, он в очередной раз оглядел меня жарким и все еще голодным взглядом.
   - Иди сюда. - Бархатным голосом позвал бессмертный, мягко потянув за руку. Он заключил в нежные объятия, остановившись за моей спиной, и поцеловал в шею. - Посмотри.
   Мы стояли напротив большого зеркала, в отражении которого красивый мужчина в кольце рук держал маленькую белокурую девушку. Его губы касались тонкой шеи, а рука скользнула под полотенце. Этот союз выглядел столь естественно и правильно, что не вызывал никаких сомнений. Я закрыла глаза и откинула голову назад, позволяя губам и рукам пуститься в свободное путешествие.
  
   - Быстрее одевайся. - Шепнул Ноа, одновременно ущипнув за мягкое место, заставив взвизгнуть от неожиданности. Как и обещал хранитель, его месть не обошла стороной, а проехалась по мне асфальтоукладчиком. Пятая точка горела, напоминая о воспитательном процессе, к тому же, после бурной ночи все тело саднило и ныло от множества восхитительных ласк. Хотя стоит признаться, конкретно ЭТОТ момент меня нисколечко не смущал.
   Натянув очередные супер дорогущие зеленые брюки и майку, плюнув на условности (скажем честно, местная мода - кошмар редкостный), отправилась на растерзание общества. Вот только сегодня жертвой буду не я.
   По правилам местного управления - это первый день властвования нового главы клана и старейшин. С приходом ночи, как говорил Ноа, обязанности настигнут меня. Ну а пока... пока я решила прошвырнутся по особняку и встретится с друзьями.
   Обхватив за талию, любым способом желая подтвердить на меня свои права, Ноа легонько подтолкнул к выходу. Пальцы коснулись затылка, заставив узел внизу живота в очередной раз завязаться в клубок. Он чмокнул в шею и резко дернул за китайские палочки, с которыми я провозилась добрые пятнадцать минут, мысленно чертыхаясь и матерясь. Открыв рот, уже хотела высказать особое мнение по поводу хулиганства, но озорная мальчишеская улыбка заставила замолчать.
   - Мне тоже нравится, когда твои волосы распущены. - Довольный проделанной работой, просиял Ноа.
   Мы сразу же направились в кабинет заседаний хранителей, как я уже мысленно успела его окрестить. Пустив импульс, постаралась просканировать помещение. Шамси успел развалиться на диванчике, устроив голову на коленях Айсу, которая нежно поглаживала светлые кудри - видимо оба решили не скрывать отношений. Выглядели они счастливыми и удовлетворенными. Судя по довольным рожицам, не только у нас с Ноа была бурная ночка. Дамиль, как обычно, уставился в книгу, но явно не вникал в смысл прочитанного, если вообще различал текст, ибо взгляд его блуждал по неровностям и выпуклостям, уставившейся в телевизор, Катьки. Маришка вместе с Шрамчиком потягивали кровь ... из трубочки? Ах да, когти и клыки вампирши все еще оставались прежними. И как я могла забыть?! Хотя... еще как могла! В такую ночь не грех забыть что угодно. Марго, вытаращив глаза, с открытым ртом, сидела перед телевизором, стараясь освоить премудрости техники и наверстать упущенные столетия, то и дело, шипя и выхватывая пульт из Катькиных рук. Игоря не было, как и нового старейшины. Видимо парень ждет ночи. Эния так же не соизволила порадовать своим присутствием, отчего Катька, наверное, мысленно испустила вздох облегчения.
   В другом крыле особняка я нащупала две знакомые и необычные ауры. Одна из них казалась слишком плотной, другая - вся в трещинах. Но к ним я вернусь позже.
   Открыв дверь, Ноа галантно пропустил меня вперед, но, все же, удерживая за талию. Все присутствующие устремили на нас оценивающие взгляды, в которых сквозил упрек.
   - Наконец-то кролики вернулись. - Игриво фыркнул Шамси, поднимаясь с колен девушки. А вот теперь понятно в чем дело. Я мысленно поблагодарила вампирскую природу за то, что не краснею, хотя, провалиться сквозь землю все равно хотелось. На наглую выходку Шамси, незамедлительно отреагировал Ноа резко зарычав, чем заставил друга опешить и заткнуться. Всем стало ясно, какая именно тема вне обсуждения.
   - Мы вас тоже рады видеть. - Буркнул Ноа, и, не отпуская из властных рук, плюхнулся в кресло, настойчиво потянув меня за собой. В ответ посыпались ленивые приветствия, напоминая об усталости каждого из присутствующих. Вчерашняя битва изнурила каждого, кого физически, а кого морально, но глаза были красными почти у всех.
   Неловкую паузу нарушила Маришка, явно не в силах терпеть удручающие конечности.
   - Майя, я тебя умоляю, мое терпение уже давно кончилось! Как избавится от этой дряни?! - Нила вампирша, продолжая трясти когтями.
   А я ведь так удобно свернулась клубочком в любимом кольце рук! Махнув Маришке и улыбнувшись, чмокнула Ноа в щеку, соскользнув с колен. Усевшись на мягкий ковер, и согнув ноги, позвала раздраженную подругу. Как только она опустилась напротив, я уставилась на светящуюся ауру. Нити, как и прошлой ночью, оплетали плотную оболочку, но кончик каждой из них теперь уходил в длинные когти или клыки, образуя плотные узлы.
   - Потерпи немного. - Обратилась к Маришке, коснувшись пальцами первого клубка у левой руки. Медленно и осторожно, начала развязывать нити, исподтишка наблюдая за исказившимся от боли лицом вампирши. С каждым моим движением, когти втягивались обратно под кожу, а клыки прятались, уменьшаясь. Стоило похвалить Маришку, ведь за все потраченное на распутывание нитей время, она не проронила ни звука - храбрая девочка. Спустя несколько минут, преодолев боль, подруга сияла, вертясь перед зеркалом и радуясь прежнему виду. Все вернулись к прерванным делам, возобновив трапезу, чтение, бормотание под нос и насилие над пультом.
   - Тебе нужно открывать салон красоты или центр пластической хирургии! - Не удержавшись, хохотнул Шамси, за что сразу же получил шлепок по лбу от Айсу. - А что я такого сказал? Я же комплимент сделал.
   - Да, не плохая идея, вот только кто налоги платить будет? - Подхватывая шутку, продолжала улыбаться.
   - А платить будет Ноа, на тебя он точно раскошелится. - И глянув в серьезное лицо друга, нахмурился. Тон изменился, былая игривость исчезла и, вздохнув, хранитель протянул. - Да, судя по всему, он что угодно для тебя сделает.
   Я глянула на любимого клыкастика и поняла, что Шамси говорит правду. Глаза Ноа горели, нет, вернее пылали, не скрывая бурю нахлынувших чувств.
   - Иди ко мне. - Лениво шепнул хранитель, улыбаясь и протягивая руки. Все замерли, искоса поглядывая и ожидая моей реакции. А, плевать на всех! Я поднялась с ковра и опустилась в кольцо сильных рук, скрутившись калачиком на его коленях. Этим порывом я расставила точки над всеми буквами, не оставляя места лишним вопросам.
   Нашу идиллию грубо прервал громкий хлопок и последующее пиканье, доносящееся с "уголка", отведенного под кухню.
   - Ааа! - Вскрикнула Марго чертыхаясь, и слетев с пола, рванула на кухню открывать микроволновку. Все застыли в недоумении, ожидая, что же будет дальше. - Да чтоб тебя... мать... это последний раз, когда я делаю подобное!
   Последующие ругательства заставили всех нас замолчать. Когда, обернувшись, голубоглазая вампирша заметила устремленные взгляды, поток ругательств прекратился.
   - Что случилось? - Не выдержав, спросил Дамиль.
   - Эта ваша техника сломалась! - Раздраженно выплюнула Марго, тыкая пальцем в микроволновую печь, из которой клубами шел дым.
   - Я же учил тебя ею пользоваться! - Вздохнул Дамиль, отбросив книгу и направившись к Марго.
   - Но я все сделала, как ты говорил! По правилам! - Продолжала ныть вампирша.
   В этот момент дикий хохот разошелся по комнате, скрутив Шамси пополам.
   - В чем дело? - Буркнул Дамиль в сторону смеющегося хранителя.
   - А в-вы спросите кха-ха-ха, что она готовила! - С трудом выдавил блондин. Все взгляды, словно по команде устремились на Марго.
   - Яйца. А что такого?! - Удивилась вампирша, мотыля полотенцем, питаясь размахивать дым.
   Подойдя ближе, Дамиль заглянул в микроволновку и, спустя несколько секунд, давясь смехом, умудрился спросить:
   - Милая, а почему в скорлупе?
   - А как же иначе?! - Возмутилась Марго, высокомерно уставившись на вампира. В этот момент смех пробрал всех присутствующих. - А чего вы смеетесь?
   - Марго, дорогая, так не делают. - Качал головой Дамиль, разглядывая взорвавшиеся остатки яиц.
   - Но Шамси сказал... ах ты сволочь белобрысая! - Выкрикнула вампирша, схватив скорлупу и швырнув в сторону хранителя. - Издеваться вздумал?!
   - Ну, прости. - Смеялся парень, отдирая остатки яиц от рубашки. - Не удержался.
   - Как тебе не стыдно! - Причитала Айсу, в попытках не расхохотаться.
   - Извините за испорченную коробку. - Бормотала вампирша, оглянувшись на микроволновку. - Это недоразумение.
   - Нда милая, похоже, вся твоя стряпня - сплошное недоразумение. - Вздохнул Дамиль, потирая лоб и выдергивая шнур из розетки. - Думаю, готовка - не твое ремесло.
   - Давай помогу. - Вызвалась Катька, оторвавшись от телевизора и хватая губку. Дамиль удивленно смотрел, как, быстро мечась из стороны в сторону, девушка очищала грязь. Впервые кому-то помимо меня она предлагала свою помощь. Губы медленно расплылись в улыбке и, опустив голову на широкую грудь, прикрыла тяжелые веки.
   - Майя, забыл напомнить. - Потягивая кровь, буркнул Шрамчик. - Сегодня на повестке дня: прошение об обращении, просьба о вступлении в клан и два конфликта с гражданскими.
   Сонливость, как ветром сдуло, и, выпрямившись, уставилась на довольную произведенным эффектом мордашку вампира.
   - Хех, всего-то? - С пренебрежением и иронией выплюнула в ответ. Мама родная, и как со всем этим разбираться прикажете?! - Ладно, не так страшен волк, как его обвиняют. Я страшнее. Ну что ж, надеюсь, ты разобрался во всех вопросах?
   - Да. - Насторожился вампир, отставляя лакомство.
   - Кого обращать будем?
   - Запрос сделан вампиром по имени Святослав, не имеющим статуса. Как по мне наглость редкостная...
   - Не отвлекайся.
   - Ладно, короче говоря, парень воспылал нежными чувствами к девушке. Решил немного понаглеть.
   - Ей известно, кто мы?
   Вампир помялся и добавил:
   - К сожалению, да. Этот идиот имел неосторожность вывалить всю информацию.
   Тело Ноа напряглось, заставив взглянуть в черные глаза, полыхнувшие ненавистью.
   - Придется наказать парня. - Буркнула в ответ и обратилась к Ноа. - Не хочу, чтобы ты вмешивался, пока не попрошу сама.
   - Ладно, как скажешь.
   - Сначала нужно поговорить с ними обоими. Но, постарайся понять, я не намерена ее обращать. Необходимо сохранить все в тайне, и колебаться я не буду.
   Медленно поглаживая кончики волос, Ноа тихо зашипел:
   - Хочешь убить человека?
   - Если понадобится, да.
   Ноа молчал, как и все присутствующие. Но уступать я не собиралась, не хватало еще, чтобы о нашем существовании пронюхали люди. Громкий рык разорвал тишину.
   - Кай, узнай немедленно, как долго ей известно о расе вампиров.
   - Слушаюсь. - Поклонился вампир и исчез.
   - Хочешь стереть ей память? - Вмешался Шамси.
   - Да. - Прогремело в ответ. Лицо Ноа покрыла знакомая маска холодности и отчужденности, но, не смотря на это, рука продолжала поглаживать белые волосы. Знакомый жест немного успокоил, дав понять, что наши отношения не изменились. Я расслабилась и удобнее улеглась в кольце сильных рук.
   - Ноа, я не хочу делать из нее очередного монстра. Понимаешь? Следить за еще одним молодым убийцей, готовым разорвать всех на своем пути... Это не жизнь. Но... если ее чувства искренни... я подумаю, обещаю.
   Пальцы коснулись подбородка, и заставили взглянуть в черные глаза. Мягкие губы прижались в голодном поцелуе, который нагло прервал возвратившийся Кай.
   - Полгода. - Разочарованно протянул вампир, вызвав шумные вздохи четырех хранителей.
   - Я так понимаю, стереть память не удастся, да? - Махнула головой, обращаясь к Ноа, и медленно выскользнула из любимых объятий.
   - Майя... - Обратился хранитель, но я не дала договорить.
   - Кай, ее семья...
   - Дочка мера.
   - О, даже так! Откуда она?
   - Твоя землячка. - Ответил Шрамчик.
   - Мир тесен. - Вздохнула, потирая глаза.
   - Ты не можешь убить ее. - Прогремел Ноа, пристально глядя мне в глаза.
   - А что ты предлагаешь, оставить все как есть? Чтоб она растрепала людям о вампирах?!
   - Ей все равно никто не поверит.
   - То есть, предлагаешь обратить человека?!
   Ноа закрыл глаза и откинулся в кресле, не произнося ни слова.
   - Молчишь? Значит, решение все-таки принимать мне. Я приведу девушку в этот мир только при одном условии - если ей будет ради чего пройти вечность. Если нет... Кай, я не хочу ждать полуночи. Можешь отнести меня к ним?
   - Да, но должно быть произнесено официальное требование.
   - К черту эту мелкую чушь. - Буркнула в ответ клыкастому. - Пошли, захвачу мантию.
   Метнувшись в комнату, натянула черную накидку, глубже спрятав белеющие глаза под капюшоном. Выйдя из комнаты, не успела проделать и двух шагов, как врезалась в стену...стену??? Нет, это была знакомая гора мышц, огромный рыжий викинг в... в гавайской футболке и красных шортах...
   - Да чтоб тебя... - Хохотала, не удержавшись, потирая саднящий лоб. - Какого черта тут болтаешься?
   - Прошу прощения, госпожа. - Буркнул здоровяк, заставив косички на бороде дергаться в такт произнесенным словам. Это была последняя капля и, не удержавшись, я все-таки прыснула.
   - Шикарный вид. А где зонтик?
   - Какой зонтик? - Удивленно уставился вампир.
   - Пляжный, ты же сгоришь на солнце, или предпочитаешь лунный загар? Ладно, марш переодеваться, у нас задание. А у тебя - минута. Встретимся в холле. Ах, да, и кольчугу свою можешь не брать.
   Вампир кивнул и метнулся с глаз долой.
   Через минуту, все трое спустились в холл.
   - Дайте свои руки. - Протянул Кай и сглотнул, хмуро глядя на гору мышц викинга. Я вложила ладонь в руку вампира и закрыла глаза, боясь приобрести "морскую болезнь".
  
   Как и вчера, откинувшись в любимом кресле-качалке, я наблюдала последние секунды заката. Глаза слепило от падающих на лицо слабых лучей солнца. Только они нисколько не мешали. Заканчивался очередной, ничем не примечательный день, но тревога и предвкушение не отпускали душу. Я ждала еще одной сладкой, необычной ночи. Ночи с ним, моим особенным открытием - вампиром. Его красота обезоружила при первом же взгляде. Его наивность повергла в шок. Величайший хищник всех времен стал легкой добычей... чувства под названием любовь. Он был так же силен, как и слаб предо мной. Каждую ночь мы проводили вместе, и следующую он ждал с упоением. Когда слова признания об истинной сущности слетели с холодных губ, все стало на свои места, и я поняла, для чего живу. Страх так и не проснулся в душе, как, собственно, и другие эмоции. Я учила его танцевать, играть, дурачится вместе с друзьями, даже заставила читать глупые книги, наблюдая, как с каждым днем он все больше привязывался ко мне. Теперь я с легкостью могла манипулировать своим собственным зверем. И он исполнял любую мою прихоть. Даже запретную.
   Солнце скрылось за горизонтом, оставляя красную полосу на небе. Я прислушалась к тишине вокруг, но звуки знакомых шагов не тревожили слух. Минуты сменяли друг друга, а вампира все еще не было. Беспокойство сменилось недоумением и раздражением. Сколько можно ждать?! Но вскоре мысли прервало тихое гулкое шарканье ног, и не одних. Неужели родители?
   Сбросив плед, я поднялась поприветствовать их, но дверь распахнулась, заставив замереть на месте. В комнату вошел Святослав, с горящими глазами, наполненными глубоким, незамутненным страхом и отчаянием. Следом ступил человек, габаритами не уступающий входной двери. Комната сразу же показалась спичечной коробкой, а в груди, словно не хватало воздуха. Правда, косички на бороде... как-то не вписывались в общий образ громадного верзилы. Он, безусловно, напоминал древнего воина, а на лице расплывалась скука. Следом вошли еще двое, в черных мантиях, скрывающих лица. Вампиры - пронеслось в голове. Ноги задрожали, я медленно оседала обратно в кресло.
   Мужская рука откинула капюшон, и взору предстало еще одно прекрасное лицо, сияющее в своем великолепии, а вот в глазах томилась тоска. Пристальный ожесточенный взгляд опалил кожу, и я пожалела, что не могу спрятаться где-то далеко отсюда. Былая идея больше не казалась гениальной, и страх наполнил душу.
   - Не бойся, все будет хорошо. - Натянуто улыбнулся Святослав, коснувшись моего лица, и направился к выходу. Я смотрела, как вампир в капюшоне слегка повернул голову, словно что-то шепнул проходившему мимо Славику, и кошачьим движением обнажил голову.
   Моему удивлению не было предела и дыхание перехватило, когда я увидела, кто скрывался под покровом мантии. Я слышала много о бессмертных, но эта женщина не была обыкновенной даже для вампира. Девушка оглядела комнату, словно не замечая меня, и направилась к креслу напротив. Вампирша была главной среди бессмертных, в этом не было сомнений. То, с каким достоинством она ступала, как свободно и мягко двигалась, словно королева на собственном балу, вопило о величии. Все ее тело излучало превосходство. Белые, молочные волосы, утопали под плащом, а черные глаза впервые заглянули в мое лицо. Наши взгляды встретились, и я поняла, что такое истинный ужас. Тьма неуловимо сочилась из нее, заставив тело сжаться от страха. Даже испускаемый холод великана не мог вызвать подобных эмоций, всколыхнувших внутренности лишь от одного ее взгляда. Жесткие, пустые глаза заглядывали прямо в душу, заставляя сердце биться все чаще. Да, именно пустые, словно бездна, готовая вот-вот поглотить очередную жертву. И я поняла, что стала ее добычей, когда черную пропасть сменила белая ярость.
  
   Когда мы вошли в дом, я уже жалела и раскаивалась о минувшей перепалке с Ноа. Ссоры с хранителем лишали душевного покоя. Конечно же, он был прав, и отнять человеческую жизнь я не имела права, но палка оказалась о двух концах. Открыть людям новый мир, было бы ужасной ошибкой географических масштабов, и держать информацию о бессмертных в секрете - наша общая обязанность. Сделать девушку вампиром - уж точно неосмотрительно. Еще одна загубленная душа не входила в мои планы. И выхода из подобной ситуации я не видела, хоть бери и глаза выковыривай.
   На деле же проблем оказалось две - необращенная смертная, и ее влюбленный клыкастый друг. Подходя к дому, где нас уже ждал переминающийся с ноги на ногу блондин, я еще ниже натянула капюшон, пытаясь спрятать виноватые глаза, и тихо шепнула викингу:
   - Следи за парнем. - На что вампир беззвучно кивнул и, ускорив шаг, направился вперед, заслоняя меня спиной от возможной опасности.
   Молодой вампир оказался слишком разговорчивым и резвым. Приблизившись к двухэтажному дому, на молчаливый кивок Кая, он, представился и, поприветствовав нас, затараторил о погоде, вечной любви и об огромных габаритах викинга. Вампир оказался редким болтуном, причем страдал явным отсутствием такта, хотя и с детской непосредственностью. Но то, что он раскрыл секрет нашего вида человеку, безнаказанным остаться не могло. Болтовня не прекращалась и, не выдержав, я все-таки дала волю чувствам:
   - Замолчи вампир! И немедленно прекрати этот глупый лепет! - Шипя, выплевывала каждое слово. Парень замер и уже хотел было открыть рот, явно желая возразить, но ярость полыхнула в побелевших глазах. Голос застрял у парня в горле, как только он понял, кто именно пожаловал в скромную обитель влюбленных. Страх и беспокойство уже росли в его душе, заставляя молчать и следовать приказам.
   Клыкастик прошел вперед, указывая дорогу к возлюбленной, не роняя лишних слов. Викинг топал следом, стараясь не упустить из виду молодого вампира, и в любой момент был готов скрутить его шею.
   Святослав отворил дверь, впуская всех нас в комнату, которая оказалась уютной и обставленной в своеобразном молодежном стиле. Вот только раздражало обилие розового цвета.
   - Оставь нас на время. - Шепнула вампиру достаточно тихо, чтобы человеческое ухо не смогло уловить звук. Но он все стоял и не двигался с места, что начинало раздражать. Поздновато парень вздумал переживать о благополучии своей возлюбленной. - Уходи, я не причиню ей вреда.
   И не выдержав его колебаний, зашипела:
   - Я сказала, убирайся! Немедленно!
   - Не бойся, все будет хорошо. - Натянуто улыбнулся парень, касаясь щеки перепуганной девушки.
   - Стой за дверью и чтоб не шороху, иначе убью обоих, ясно?! - Так же тихо выплевывала вампиру, покидавшему комнату.
   Я сняла капюшон и обвела взглядом миленькую конуру, пытаясь найти место поудобнее. Опустившись в кресло напротив девушки, впервые взглянула в ее лицо. Смертная оказалась довольно красивой, с тонкими чертами лица, копной каштановых волос и большими, голубыми глазами. Да, из нее бы получилась великолепная вампирша. Вот только... ее аура...
   Решив не терять времени, я заглянула в потемневшие от страха глаза.
   - Как тебя зовут? - Откинувшись в кресле, спросила девушку.
   - Марина. - Заикаясь, выдавила смертная.
   - Скажи, Марина, ты ведь хочешь стать вампиром, не так ли?
   Неловкий кивок был ответом на вопрос.
   - Чья была идея обращения?
   - Славика. - Выпалила, не обдумывая, а вот аура дрожала, словно осиновый лист. Значит врет. А жаль. Ну что ж, в таком случае, приступим.
   - А теперь вот что, милая. Я могу обратить тебя, это не проблема, но, к сожалению, везде есть свои правила и в нашем мире так же. Ты станешь бессмертной, но при двух условиях.
   - Каких? - Не сдержавшись, охнула девушка, и подалась вперед.
   - Первое - беспрекословное подчинение мне и вечная служба. Если ослушаешься - будешь молить о смерти. - На что последовал резкий кивок.
   - ...Второе - это проблема нашего вида. Число вампиров не должно расти, только в некоторых случаях мы нарушаем это правило, а ты, милая, далеко не исключение. Я сделаю тебя вампиром... взамен на жизнь Святослава, или точнее смерть. Если хочешь подумать, могу дать несколько минут, но учти, у меня нет времени на подобного рода развлечения, так что не тяни с ответом.
   - Я согласна. - Ни минуты не колеблясь, выпалила девица. Ее нетерпение удивило даже меня, могла бы и подумать для приличия. Было ясно одно - любовью здесь и не пахло. За дверью раздался приглушенный вздох ошарашенного вампира. Жаль парня, но давно пора уже повзрослеть. Я еще раз осмотрела ее ауру и, взглянув на луну в окне, обратилась к девушке:
   - Скоро полнолуние... на следующее, тебя обратят.
   - Но, неужели нельзя...- Взвизгнула смертная, набравшись смелости.
   - Что?! Тебя что-то не устраивает? - Зарычала, прервав девушку, и чувствуя, как белеют глаза вновь проснувшегося зверя.
   Ужас заставил ее замолчать, пригвоздив к креслу, словно гвоздями.
   - Простите мою дерзость. - Заикаясь, выдавила голубоглазая шатенка.
   - Вот так-то лучше. - Вздохнула, поднявшись, и направилась к выходу.
   В коридоре, опираясь о стену, стоял разбитый горем вампир. Хотя слез и не было, я чувствовала, исходившую от него боль. Ну что ж, это послужит хорошим уроком на будущее, и научит лучше разбираться в людях.
   - Прихвати его с собой. - Буркнула викингу, спускаясь по лестнице. Рыжий громила схватил за шиворот парня, потащив несопротивляющуюся тушку следом за собой.
   Уже выйдя из дома, Кай не удержался и выпалил:
   - Мы его действительно убьем?
   - С дуба рухнул? Я те дам, убьем! - Пожурила клыкастика, махая указательным пальцем, словно ребенку.
   - Так сама же сказала...
   - А ты и поверил, дубина. Ладно, дома разберемся. Неси нас обратно, ковер-самолет. - Хихикнула растерянному Шрамчику, хватая его за руку.
   Каждый следующий прыжок казался легче предыдущего, и на этот раз головокружение не беспокоило. Мы вернулись на прежнее место, и сейчас стояли посреди холла. Обернувшись к вампиру, осмотрела обиженное лицо Святослава, которого великан не отпускал ни на шаг. Поджатые губки парня окончательно вывели из себя. Неужели он так ничего и не понял?! И вздохнув, выплюнула:
   - Викинг, окажи услугу, научи этого идиота молчать! Позаботься, чтоб он хорошо понял, когда следует держать язык за зубами! - Рыкнула от злости, направляясь обратно в "кабинет заседаний". И обернувшись, добавила. - Ты только не переусердствуй, ладно.
   - Как скажете. - Оскалился викинг, глаза которого уже светились недобрым блеском.
   - Кай, не отставай. - Бросила парню, застывшему в удивлении. - И еще, у меня к тебе дело.
   - Какое? - Насторожился клыкастый.
   - Эти перемещения... Катька ведь должна быть в курсе подобных фокусов? Эта... гадость, ты уж прости, в ее ауре тоже присутствует.
   - Да. Только этому нужно учиться.
   - Так научи ее! Поработай с девчонкой. Такая способность нам пригодится, когда ты будешь уединяться со своей русалкой.
   Глаза Кая светились, когда он понял, что обещание, данное мною, не забыто, и тихо поправил:
   - Она... нимфа...
   - Как угодно. Знаешь, меня немного тревожит то, что от Русланчика до сих пор никаких вестей. Наверное, придется обращаться за помощью к Энии. Но об этом потом.
   Дверь отворилась, и все знакомые рожи уставились на меня в ожидании вердикта.
   - Ну, чего вы пялитесь, не буду я ее убивать! - Выдавила сквозь зубы, падая на стул.
   - Обращение?! - Выпучив глаза, прошептала Айсу.
   - Нет, этого не будет. Ни обращения, ни убийства. Она сама все решила, ее тело все решило. Девушка больна, аура, словно сеть, тонкая и дырявая. Ее минуты сочтены. Смертью пропахла даже комната. Она не доживет до следующего полнолуния.
   - Дашь ей умереть? - Спросил Ноа, глядя в лицо стеклянными глазами.
   - Именно. Я не могу помочь. Закрыть брешь - одно, но создать новую... слишком много сил. Я не в состоянии спасти весь мир, Ноа. Не ценой собственной жизни.
   - Что ж, сегодня судьба решила твою проблему, а как же быть в следующий раз? Ведь он наверняка наступит. - Кивнул хранитель.
   - Об этом придется побеспокоиться сегодня на собрании. - Вздохнув и опустив голову на руки, умостила локти на стол.
   - Почему-то мне кажется, что даже после нашего ухода, у твоей малышки трудностей не возникнет. - Хохотнул Шамси, нежно дергая Айсу за волосы.
   Ухода... я мысленно повторяла это слово, прикрыв глаза и не поднимая головы. Прошлый раз я легко дала "замять" этот разговор, но теперь...
   - Кстати, Майя, тебе бы не помешало пересмотреть кодекс. - Протянул Дамиль, протягивая мне какую-то книгу.
   - Что еще за кодекс? - Бормотала, перелистывая пожелтевшие страницы.
   - Это правила, согласно которым должны жить все вампиры.
   Книга не была слишком толстой, и, пробежав глазами по некоторым законам, поняла, что не помешало бы ее выучить. Ну, а пока...
   - Ладно, полагаю, нам надо поговорить, Ноа. - Протянула, стараясь не смотреть ему в глаза, и обернулась на громкое шуршание, доносящееся из кухни. - Марго, какого лешего ты опять творишь на кухне?! Спалить все к чертям решила?! На кой тебе вообще заниматься готовкой... или... так, у кого ты на побегушках сегодня?
   - Да я не на побегушках. - Удрученно нахмурилась Моргана, бросив ножик и отряхнув руки. - Просто я есть хочу.
   Не удержав челюсть, я все-таки ее уронила.
   - И давно ты на новой диете? Почему я только сейчас узнала?
   - У меня желудок начал ныть сразу же после той битвы, просто не хотела тебя донимать лишний раз. - Виновато пожала плечами девушка.
   - О, ясно, а кровь?
   - Она все еще необходима. - Кивала голубоглазая вампирша. Я еще раз осмотрела ее оболочку - вроде ничего не изменилось. Ну что ж, будет кому составить мне компанию на кухне.
   - В таком случае, учись усердно, если что не понимаешь - спроси. Будешь личным поваром, я все-таки гурманка. - Ухмыляясь, подмигнула, выходя из комнаты вместе с Ноа.
   - А ей зачем? - Удивленно буркнула Марго, как только мы закрыли дверь.
  
   Я направилась в комнату, стараясь не оглядываться, на хранителя, и надула губки. Вот только желание устроить ему допрос с пристрастием испарился бесследно, как только Ноа, шаловливо ущипнул меня за мягкое место, довольно улыбаясь и закусив губу.
   - Ты заставляешь меня нервничать. - Подмигнул хранитель, улыбаясь. Я знала, он говорил не только об испытываемом обоюдном желании, а и о перепалке, случившейся ранее.
   - Хочешь опять прибегнуть к наказанию? - Игриво отступала, мечтая быстрее добраться до постели.
   - Да я просто обязан! - Хохотнул Ноа и набросился, словно зверь, хватая добычу в охапку...
   - Только учти, я итак до сих пор сидеть нормально не могу. - Выдохнула в губы хранителю, зарываясь пальцами в мягкие волосы.
  
   Со сбившимся дыханием и блаженными улыбками на лицах, мы лежали в постели в объятьях друг друга. Да, секс был более чем безупречен.
   - Тебя стоило ждать. - Выдохнул Ноа, довольный и сытый во всех смыслах этого слова. Я засмеялась, чмокнув кончик носа, и улеглась удобнее в его сильных руках. Но хранитель отстранился, и на красивом лице показались морщинки. - Я не шучу. Каждая минута с тобой, дороже вечности.
   - Спасибо... тогда, почему ты уходишь? - Уж если решилась, так в бой...
   - Мы ведь говорили об этом. Я слишком долго не выполнял своих обязанностей, пора уже вернутся.
   - Куда вернутся?
   Молчание Ноа говорило само за себя. Мне не доверяли. Я была в его доме, в его мыслях, даже в его постели, но эта часть жизни хранителя всегда будет закрытой для полукровки. Сейчас, как никогда ясно, я видела, сколь огромно отличие между нами, сколь глубока пропасть, разделяющая хранителя и вампира. Даже моя сущность была иной. Как там он когда-то сказал? Она - смерть? Да, какая уж тут идеальная пара?!
   Бросив взгляд на часы, я медленно высвободилась из его объятий и слезла с кровати.
   - Пора, скоро собрание начнется.
   - Майя, пойми...
   - Не нужно. Я больше не хочу знать. Эта часть твоей жизни никогда не будет принадлежать мне. И со временем я смирюсь. Просто подожди немного.
   - Прости. - Тихо протянул Ноа, свесив ноги с кровати и уронив голову на руки. - Не хочу тебя огорчать.
   - Чувствуешь себя виноватым? - Ухмыльнулась в ответ, глядя, как он потирает глаза. - Ноа, я обещаю не лезть не в свое дело, но знаешь, это не честно по отношению ко мне. Ты хотел, чтобы я стала главой клана? Я исполнила твою прихоть. Теперь все вы свободны. А что я получила взамен? Думаешь, мне и вправду нужна эта власть? Считаешь, мне все это нравиться?! Да я с удовольствием сбежала бы куда угодно, чтоб меня никто не трогал! Я, знаешь ли, хочу просто спокойно пожить. Но, к сожалению, у меня нет выбора - либо приказываю я, либо - мне. И я выбрала первый вариант.
   - Майя, послушай...
   - Нет, это ты послушай! Я понимаю, есть путь, которым мы никогда не пройдем вместе. Хочешь уйти - иди. Хочешь остаться - оставайся. Ноа, ты никогда не будешь полностью моим, как и я - твоей. Мы слишком разные. Сейчас я хочу просто быть с тобой, потому что больше мне никто не нужен. Не хочу создавать проблем и ссор. Будет сложно, но... давай попытаемся.
   Я подошла к нему, коснувшись щеки, и почувствовала, как нежно и осторожно он притянул к себе. Ноа прижался лбом к животу и обнял за талию.
   - Ах, да, и еще одно... - Уже улыбаясь, бормотала в черные глаза. - Не вмешивайся больше в дела клана! Ты уже не его глава, не забывай об этом.
   - Как пожелаешь. - Хохотнул хранитель, потянув меня обратно в кровать.
   - Эй, прекрати, я серьезно! Запрещаю тебе показываться на собрании, и твоим дружкам тоже!
   - Ты действительно этого хочешь?
   - О, да! Еще как! - Шипела в ответ, когда Ноа навис надо мной, раздвигая коленом ноги.
   - Придется заслужить подобную привилегию! - Шептал в ухо клыкастый, покусывая шею.
   - Ноа, перестань! Полчаса осталось, я опоздаю!
   - Плевать! - Рычал хранитель, заставляя поцелуем замолчать.
  
   - Черт, говорила же, опоздаю! - Ругалась, мотаясь по комнате и натягивая в спешке одежду.
   - Но согласись, оно того стоило. - Хохотнул Ноа, растянувшись на кровати, словно кошка, и наблюдая за мной, все еще голодными глазами.
   - Позаботься о своих друзьях. - Напомнила хранителю, вылетая из комнаты.
   Зал кишел вампирами, а вот хранителями даже не пахло. Ноа выполнил обещание довольно быстро. Улыбка сама собой растянула губы. Телепат чертов.
   Все присутствующие на посвящении сейчас собрались в зале. Двери отворил знакомой внешности вампиренок, похоже - местный дворецкий. Клыкастые, словно река, расступались предо мной, пропуская вперед к одному пустующему трону.
   Кай, Маришка, Эйдан, все были в сборе. Я прошла к своему "креслу" и, поправив наспех расчесанные волосы, откинулась, оглядывая присутствующих.
   - Рада приветствовать всех вас на первом собрании клана с момента смены главенствующих. Ну что ж, пожалуй, перейдем к делу.
   Шуршание и гул прошелся по помещению. Заинтересованные и в тоже время настороженные взгляды буравили во мне дыры.
   - Изменений в кодексе не много. По крайней мере, пока. Встреча с вами будет происходить каждую последнюю ночь месяца здесь. Всем верховным вскоре нанесет визит один из старейшин. Считайте это проверкой выполнения работы. Если возникнут серьйозные проблемы или вы позволите себе отступить от кодекса, смещение с... престола окажется незамедлительным и обязательным действием. И говоря о смещении, я имею ввиду не увольнение, а приговор, который собственноручно приведу в исполнение.
   Громкое шипение и неодобрение заполнили залу.
   - Если кто-либо хочет выразить свое недовольство, попрошу выйти вперед и объясниться.
   Толпа зашевелилась, и вперед выскочил вампир, не скрывая своего раздражения и... неуважения. А вот это зря.
   - Верховный правитель Австрии, Мориц. - Представился темноволосый клыкастик, довольно привлекательной внешности и сильным акцентом. - Позвольте пересмотреть ваше решение! Вмешательство во внутренние дела общины - нарушение и прямой показатель недоверия нам, как лидерам. Я уверен, все верховные выступят против подобного вторжения.
   - Довольно смело с вашей стороны столь громко критиковать мое решение, Мориц. Но вы правы, ни о каком доверии не может быть и речи, учитывая, что я вижу вас второй раз в жизни. Хотя, это поправимо...
   - Но вы не имеете права уничтожать вампиров только из-за невыполнения глупых прихотей. - Нагло перебил клыкастый, размахивая руками.
   Его дерзости не было предела. И хватило же ума, мои слова назвать глупыми! Подобного, конечно же, спустить с рук не могла. Толпа замерла, ожидая вердикта, и я не заставила долго ждать. Глаза побелели и, вдохнув, за долю секунды высосала жизнь бессмертного. Пустая оболочка рухнула на пол.
   - Надеюсь, больше никто не позволит себе высказываться о том, что имею право делать, а что нет! - Шипела от злости. - Я не потерплю к себе подобного отношения и столь нахального обращения. Что бы было понятно всем, проявление неуважения с вашей стороны - очень рисковая затея, как и неповиновение или игнорирование приказов. Особо непонятливым, скажу, ваша смерть для меня награда и чистое наслаждение. Я с упоением и надеждой буду ждать любой малейшей ошибки, чтобы в очередной раз поживится чьей-то жизнью. И не имеет значения, как далеко вы находитесь. - Хохотнула вампирше, медленно крадущейся к выходу.
   Ужас застыл в глазах всех присутствующих, даже старейшин. Один только Эйдан продолжал загадочно улыбаться.
   - Ну, так как, есть еще желающие оспорить мои решения? - Ухмыльнулась собравшимся, облокотившись на руку. Где-то в конце зала один из вампиров шепнул: Да она сумасшедшая.
   Я засмеялась и кивнула.
   - Ты полностью прав.
   Отчего парень замер в страхе, ожидая, преждевременной кончины.
   - Ладно, не стоит отвлекаться. Кто заместитель Морица?
   Вперед, не делая резких движений, вышел черноволосый, обаятельный клыкастик.
   - Властелин Вены, Давид, госпожа. - С почтением ответил вампир, поклонившись, отчего я не удержалась и улыбнулась.
   - Рада видеть столь хорошо воспитанных мужчин. - Приятно удивилась, и уже серьезно добавила. - Давид, теперь ты новый верховный правитель Австрии, так что будь добр, наведи порядок до приезда старейшины.
   - Благодарю. - Шепнул Давид, улыбнувшись, и вернулся обратно.
   - Так, на чем мы остановились... ах да, по поводу убийства людей... все останется по прежнему. Одна человеческая жизнь за одну жизнь вампира, надеюсь, я ясно выразилась? Никаких вольностей! Никакого питания непосредственно из жертвы! Узнаю о нарушении правил, часами издеваться буду.
   Собравшиеся вампиры потирали лица, борясь с желанием убежать и молясь о том, чтоб остаться незаметными для белеющих глаз.
   - Теперь о наболевшем. Сегодня к нам поступило прошение обратить человеческую девушку. Вампир, сделавший запрос, имел неосторожность открыть тайну о нашем существовании еще полгода назад. Я лично решила... пообщаться с ними обоими. - Зал замер в ожидании объяснений. - Вампир, Святослав, понес наказание. И очень надеюсь, что он все-таки научится держать язык за зубами. Девушка в скором времени будет мертва.
   Оханье вампирш пронеслось волной по залу. Я не стала уточнять, что смертью послужит болезнь, а не собственная прихоть.
   - Поэтому хочу предупредить. Как все вы знаете, наш мир скрыт от глаз человечества. Так должно быть и дальше. Раскрытие вида неприемлемо и опасно, если только это не ламар или доверенное лицо. Никаких обращений без моего на то согласия! Ясно выражаюсь?!
   Все присутствующие дружно кивнули, хотя и были удивлены.
   - Каждый месяц я буду ждать от вас отчетов. На этом все. Кай, что там на повестке дня?
   - Прошение о вступлении в клан.
   Из толпы вышел давно знакомый рыжий вампир, о котором хлопотал ранее Шрамчик. Мак. Имя этого клыкастого я помнила хорошо. А попробуй тут забыть особь, которая тебе дырку в черепушке "за бесплатно" сделала.
   - Разрешите представиться госпожа, Максимилиан. - Улыбнулся вампир и слегка поклонился.
   - Есть желающие оспорить его вступление в клан? - Обратилась к старейшинам.
   - Согласен. - Ответил Кай.
   - Согласна. - Протянула Маришка.
   - Согласен. - Кивнул Эйдан, все еще улыбаясь.
   - Кай, на твою ответственность. - Протянула, вздыхая.
   - Благодарю. - Поклонился Мак и опять скрылся в толпе.
   - Далее, два конфликта с гражданскими. - Продолжил Шрамчик, заглянув в какой-то листок.
   - Минутку, а кто местный властелин и верховный?
   Вперед вышли двое, абсолютно одинаковых вампиров. Близнецы. Неужели и такое бывает? Наверное, у их создателя был странный и слегка необычный вкус, хотя парни выглядели очень даже привлекательно. Оба блондины, с шикарными телами и отличным чувством стиля.
   - Разрешите представиться, Люка, верховный правитель Германии, а это мой брат, Нико - властелин Дортмунда.
   - И почему я с ними до сих пор не знакома?! - Бормотала себе под нос. И уже следующий вопрос задала братьям - Ладно, что там с гражданскими?
   - Угроза закрытия клуба, принадлежащего нам. - Ответил Нико.
   - Причина?
   - Наркотики. Передозировка у подростка.
   - Наших рук дело?
   - Нет, госпожа. Местные наркодилеры.
   - Открой клуб и пригласи хоть малость известную группу. Охрану удвой и выясни, кто нам гадит в колодец. Наглеца припугни, но оставь в живых.
   - Я могу помочь, если нужно будет поправить память копам. - Вмешалась Маришка.
   - Отлично. С этим решили, что дальше?
   - Центр переливания крови делает регулярные поставки, а вот местная больница отказывается.
   - Переведи на их счет достаточную сумму, чтоб они передумали. Ник, этими делами я заниматься не должна. Все подобные вопросы и проблемы ты мог бы с легкостью решить и сам. Договорились?
   - Да, госпожа.
   - Отлично. Полагаю, на сегодня все. Вопросы у кого-либо имеются? - Гробовая тишина была мне ответом. - Отлично! До встречи в конце следующего месяца. Можете быть свободны.
   Секунду спустя помещение оказалось пустым.
   - По-моему, ты перегнула палку. - Бормотала Маришка, поднимаясь с трона.
   - Кай, попроси кого-нибудь убрать мусор. - Обратилась к вампиру, указав на тело у ступеней.
   - Эйдан, не мог бы ты составить мне компанию?
   - В чем? - Улыбнулся вампир, нагло разглядывая, словно сквозь мантию.
   - А вот увидишь. - Ухмыльнулась парню и кивнула в сторону выхода.
   Его способности ужасно интересовали меня, и предвкушение разговора об этом, разрывало на части мое самообладание. Проходя мимо холла, направилась на кухню и залезла в холодильник. Вытащив два пакетика с кровью, обернулась к вампиру. Все та же ухмылка сверкала на лице, но тело напряглось, а тонкая оболочка дрожала, когда он бросал взгляд на красную жидкость.
   - Не желаешь составить мне компанию? - Улыбнулась Эйдану, протягивая пакет.
   - Нет, спасибо, я не голоден. - Ответил вампир, а аура опять задрожала.
   - Странно. Эйдан, скажи, почему ты врешь?
   Парень насторожился, глаза сузились.
   - О чем ты? - Улыбнулся, натянув маску вежливости.
   - Пей. - Приказным тоном обратилась к клыкастику, протягивая пакет. - Немедленно.
   Эйдан застыл, и спустя мгновение взял пакет, неуклюже разрывая полиэтилен. Желваки заходили на лице, когда красная жидкость коснулась губ. Вампир пытался скрыть отвращение? Разве такое может быть?!
   - Эйдан, ничего не хочешь мне сказать? - Шипела, пока лапы зверя нежно касались разноцветной оболочки. - Вампиры так себя не ведут... милый, кто ты?
  
   Глава 5
   Дамиль. Вопреки всему.
   Ранее.
   Все словно во сне, а в глазах крупицы песка, режущие и мешающие увидеть все краски мира. Уже несколько сотен лет я живу будто в тумане, наблюдая, как вечный водоворот повторяющихся событий сплетаются в причудливую цепочку однообразия. Эмоции и чувства давно перестали мучить усталую душу, превратив в пустую, движущуюся оболочку. Даже убийство кровожадных монстров перестало приносить желаемое удовольствие. Месть, злость, ярость, сожаление... ничего. Долгое время лишь боль являлась моим верным спутником. Но сейчас и она предательски исчезла, оставив в душе щемящую пустоту, и освободив место лишь одиночеству. Все вокруг умерло для меня. И теперь медленно умирал я.
   - У меня новости. - Тихо протянул знакомый голос в телефонной трубке. - Ты даже не представляешь, с кем сегодня вам предстоит познакомиться.
   - Аластар, будь осторожнее, иначе Акира все-таки оторвет тебе ...
   - Это другое... Дамиль, я, наконец, нашел ее. - Усталый голос дрогнул, как и моя рука, сжимающая трубку.
   - Ее? Ты уверен? - Впервые, за несколько сотен лет, сердце забилось быстрее. Странно, что избранным оказалась женщина.
   - Да. Но...это не все... она другая...Я пока не могу понять, но... ее природа... парень, такого ты еще не видел.
   - У нее что, рога и копыта выросли? - Не выдержав, хохотнул в ответ.
   - Честно говоря, не особо удивлюсь, если они и вправду появятся. Но... есть одна проблема...
   - Она против?
   - И это тоже, но... Дамиль, она... возможно, она МОЯ. - Вздохнул Аластар, срывающимся голосом.
   - Вампир?! - От удивления челюсть опустилась на пол. - Как такое может быть?!
   - Не знаю. Я устал думать об этом. Все слишком... не правильно.
   - Нда, парень, ты всегда любил сложности. Ну что ж, на этот раз судьба сыграла с тобой злую шутку.
   - Да, мы с ней играем уже давно. И, похоже, эту партию я проиграл.
   - Мне... жаль.
   - Не стоит, брат. Предупреди Айсу и Шамси. Мы скоро прилетим и я все объясню.
   Гулкие гудки разрывали тишину. Усевшись обратно в мягкое кресло, потянулся за лежащей на столе, книгой, уже давно ставшей для меня настольной. Глаза нашли знакомые строчки, начертанные Энией: "... ибо она - смерть". Любопытство проснулось, вновь заставляя мучаться в предвкушении чего-то нового.
   Веки закрылись под тяжестью боли, одиночества и столетних скитаний души. Наследник престола был призван и скоро исполнит свое предназначение. Мы снова будем свободны. Но для чего мне эта свобода? Что с ней делать?
   Я был безмерно рад за человека, ставшего уже давно, гораздо больше, чем просто другом. Последнее тысячелетие, влачить жалкое существование продолжал лишь благодаря трем хранителям, которые держали на плаву. Аластар, Айсу, Шамси, все они были моими близкими друзьями, моими братьями в этом пустом и кровожадном мире.
   Значит, он все-таки нашел ее. Нашел свою женщину. Как же лихо распорядилась судьба, исполнив мечту хранителя, и облачив ее в столь ненавистную всем нам личину. Она должна заставить Аластара проснуться. Я надеялся на это.
   То, что случилось потом, повергло меня в шок. Девушка оказалась не просто необычной, она была особенной. Аластар много успел рассказать нам о том, как именно вампирша отправляет на тот свет бессмертных, но когда увидел ее саму и этот талант в действии,- был просто очарован малышкой. Вот только самым главным ее талантом стали вовсе не способности убивать или исцелять, нет. Самым главным оказалось то, как сильно она изменила хранителя, как заставляла дрожать великого воина лишь от одного взгляда, сколь глубокие чувства она в нем вызывала. Вот в чем была главная особенность храброй девушки. Все сомнения и разногласия относительно ее приближения к нам рассеялись, и теперь оставалось лишь ждать удобного момента.
   Но все изменилось, когда стало ясно - она не просто вампир. Маленькая беловолосая малышка оказалась полукровкой, которая никогда не станет одной из хранителей, хоть в ее венах и текла кровь наших братьев. Девушка искусно управляла энергией... смерти, и сколько я не ломал голову, изменить темную ее часть не мог никто. Так же как мы пользовались силой земли, она - пила жизни живых существ. Ее дар стал ее же проклятием. Но даже с такими невероятными способностями, полукровка все еще оставалась уязвимой. Мы учили ее драться, сражаясь по очереди, и стараясь передать все необходимые навыки. Я пытался помочь освоить способности, управлять энергией, создавать собственное оружие.
   Никто не ожидал столь скорого вмешательства Морганы. Тот ужас и страх, вперемешку с опустошающей болью, после исчезновения Майи, развеяли все сомнения Аластара, заставив понять, сколь ничтожной будет жизнь без маленькой полукровки. То время оказалось слишком тяжелым для всех нас, Аластар же и вовсе, будто временно помешался. Слишком сильна оказалась боль утраты, уж об этом мне было хорошо известно. Понадобилось столетие, чтобы прийти в себя и понять, что ничего не смогу изменить, когда в сражении с вампирами погибла Моя женщина. В тот день оборвалась не только ее жизнь. Сейчас я всего лишь существовал, медленно уходя в небытие, чтобы встретится со своей возлюбленной там, за границей миров. Эта оглушительная тишина внутри и скука, идущие вместе со мной сквозь вечность, скоро закончат долгий путь. Я ждал конца, устало созерцая окружающий мир.
   Но теперь голова была занята не только мыслями о покое, каждый день с приходом полукровки наполнился смыслом. Прочитав множество книг, написанных древними, изучив все проклятия и пророчества, все же не смог найти ответов на любые вопросы, касающиеся ее существования. Она словно стала невидима не только для нас, но и для времени.
   Спустя столько веков, я начал ощущать эмоции, когда-то умершие, и теперь теплившиеся в душе слабым огоньком. Даже битва со старыми врагами заставила усталость и скуку развеяться, а душу наполнила радость за Аластара, получившего свое "сердце" обратно. Малышка оказалась способной, заставив десятки кровососов пасть пустыми оболочками. Спасая наши шкуры, Майя умудрилась обезвредить старую каргу, Моргану, вечно портившую нам малину. Теперь голубоглазая вампирша была смутным отражением когда-то горячо любимой девушки Хитоми. Надломленная и усталая от жизни, она опять пыталась подняться. А Мая, потратившая слишком много сил и отравленная ядовитой аурой Рустама, все еще искала силы вернуться.
   Ночь только что сменила день, заставляя принять, ставший привычным, облик вампира. Прошедшая битва изменила многое - Аластар получил свое сокровище обратно, Моргана вернула настоящую себя, а Айсу и Шамси нашли друг друга. Переступая знакомый порог особняка, я понял, что являюсь единственным, кто по-прежнему оставался ни с чем. Ничего в этом мире не менялось для меня. И вновь почувствовал, как усталость волнами накатывает на израненную душу. Теперь я отчаянно желал забвения.
   - Ноа! Что с ней случилось?! - Неуклюже метнулась навстречу вампирша со знакомыми чертами лица. В тот момент, когда на долю секунды наши взгляды встретились, все внутри сжалось, словно натянутая до предела струна, готовая вот-вот разорваться. Мир перевернулся, и отчетливый голос из глубины души, инстинктивно повторял лишь одно слово: МОЯ.
   Катя.
   Я разглядывала потолок и потягивала кровь из пакета в логове Морганы, когда в комнату ворвался вампир со шрамом на лице, хватая меня и унося обратно в особняк клана. Борясь с тошнотой от перемещения на полу холла, я поняла - что-то случилось. Но объяснять никто ничего не хотел и не собирался, да и не у кого было спрашивать. Собравшись с духом, поплелась по знакомым коридорам, которые теперь выглядели совсем по-другому. Новое вампирское зрение давало невероятные способности различать цвета, которые человеческому взору были недосягаемы. Звуки, запахи, ощущения, все словно стало совершенным и приводило в восторг.
   Пробежавшись по одному из этажей, когда-то кишащему местными жителями-вампирами, к великому удивлению обнаружила лишь пустующие комнаты. Теперь в доме обитали только прислуга и охранники. Видимо фокусы Майи заставили их ретироваться. Конечно, а кому, скажите, захочется быть нагло вырванным из собственного тела и стать обедом этой пожирательницы душ. Но именно ей, я обязана всем. Она спасла нашу семью, вернула мать, подарила новую, настоящую жизнь, и совершенную меня. И всю оставшуюся вечность я буду благодарна ей за это.
   Измеряя шагами коридоры, мысли медленно заволакивало переживаниями и раздражением. Куда все подевались - не понятно, что с Майей - мне не было известно, и теперь, к беспокойству за ее жизнь, добавился страх за свою. Немного эгоистично, но самосохранение все-таки ведущий инстинкт, так что именно о своей участи сейчас пришлось поразмыслить. И если что-нибудь случится с этой засранкой, мне не поздоровится так же. Сейчас, понимание очевидного, словно гром среди ясного неба, долбануло меня по мозгам: что я буду делать, если она исчезнет? Куда мне идти? Как вообще находится в окружении людей? Ведь если не будет Майи, кто тогда позаботится обо мне? Ответ пришел незамедлительно - НИКТО. Мир людей еще долгое время будет закрыт для кровожадного монстра, испытывающего непреодолимую и нескончаемую жажду крови. Уверенна, любой досягаемый человек в поле зрения, непременно станет моим ужином, будь то чужой или друг. Слухи о жестокости новообращенных пугали всех смертных, знающих о существовании вампиров. Плюнуть на все и питаться людьми? Эта мысль вообще казалась ужасной, да и долго так не протянуть - сами вампиры убьют любого за нарушение правил. Так что самостоятельная жизнь оказалась попросту недосягаемой, как и возможность покинуть это место.
   Тяжелые мысли заставило отступить удивление, вызванное собственным отражением в огромном зеркале. Напротив стояла уже чужая Катя. Большие черные глаза нагло уставились на меня, обжигая бледную кожу. Красные губы напоминали о новой природе, а волосы больше не были кучерявыми. Завивка распрямилась, а рыжий цвет остался лишь на некоторых локонах, давая понять, что обращение все еще не закончилось. И надо было так тратиться в салонах красоты, чтоб все попросту сползло?! Каштановые прядки падали на плечи, дырки в ушах затянулись, и маленькие клыки царапали губы. Тело почти не изменилось, оставив грудь все такой же маленькой, отчего было весьма досадно. Могла бы и на размерчик больше вырасти.
   Рассмотрев все прелести нового облика, и почувствовав очередной прилив голода, спустилась к уже полюбившемуся холодильнику. Как ни странно, отвращения к крови я не чувствовала, особенно учитывая размеры своего голода. Один за другим, неумолимо бежали часы, а никто так и не появлялся. Поднявшись по лестнице, решила осмотреть пустующие комнаты, выбирая лучшую для себя, жить же где-то нужно, и уж если наглеть, так по крупному. Но за столь приятным занятием, совсем забыла об особенностях существования вампиров. Голова сильно закружилась, в глазах потемнело и в следующую секунду, цепляясь ногтями за стену, медленно оседала на пол, чтобы забыться во сне. Наступил рассвет.
   Странный сон, больше похожий на отключку, закончился мгновенно, и я обнаружила себя сидящей на полу и уставившейся в стенку. Издалека доносились звуки шагов, и, вскочив, чуть не свернув себе шею, побежала в холл.
   - Ноа, что с ней случилось? - Охнула, подлетев навстречу.
   - Вот черт! - Не удержавшись, сорвалось с губ, при взгляде на застывшее тело в его руках. Майя опять благополучно слиняла, впав в наверняка уже полюбившийся транс. Страх комом застрял в горле, а тело пробила мелкая дрожь, как только беспокойство за подругу окончательно завладело разумом. Вот зараза блондинистая, наверняка опять своей задницей рисковала! Ну вот сколько можно?!
   - Кать, я отнесу ее в комнату, а ты захвати пакет с кровью. - Устало протянул Ноа и поплелся наверх по лестнице. Я метнулась к холодильнику и захватив два "ужина" направилась в комнату Майи, но кое что заставило меню остановится. Кое-кто заставил. В дверях, таращась прямо на меня, застыл старейшина клана, ловя острым взглядом каждое движение. Сглотнув, и поклонившись вампиру, я промямлила.- Ээ, здрасте.
   Нда, умно, Катя! "Здрасте" - это что такое? Нормального приветствия в голову не пришло? Хотя, было бы куда приходить. Вот дура.
   С такими мрачными мыслями я вошла в комнату Майи, где над "спящей красавицей" склонился обеспокоенный вампир.
   Последующие несколько дней, пока Майя отлеживала бока, я с нее глаз не спускала. Кроме меня в комнате вечно кто-то торчал, но особенно раздражали визиты психопатки Энии, с совсем не шуточными наклонностями. Теперь каждый раз, когда она появлялась, меня тихо сдувало ветром,- совсем не хотелось быть опять облапанной "ушастой радужкой". И как только она не облысела до сих пор, каждую неделю цвет менять, так и волос не оберешься. Помимо редких взрывов Ноа, вроде: "Выметайтесь уже отсюда, достали!", и заездов Энии, появилась еще одна "проблемка". На меня все время и довольно странно пялился один из старейшин, и даже несколько раз пытался заговорить, но мгновение спустя просто разворачивался и уходил. Подобное поведение сбивало с толку и раздражало. Конечно, у него есть власть, сила, отпадная задница, но это еще не повод пренебрегать мною. В конце концов, жалкие попытки заговорить прекратились, и теперь он ходил, словно в воду опущенный, таская за собой кипы книг и не отрывая взгляда от пожелтевших страниц. И чем позвольте я хуже книг?! Мог бы и на меня немного покосится! Дурак тысячелетний! Старикашка чертов!
   Когда Майя проснулась, первым желанием, возникшим вполне закономерно, - эта паразитка оставила меня одну на столь долгое время, - было надрать заразе задницу. Но, поняв, что уж слишком эгоистично и по детски будут выглядеть мои обиды, решила повременить со страшной местью и отложить ее на потом.
   Время шло, чувство тревоги нарастало, а никто ничего объяснять не собирался, хотя я и понимала - что-то назревает. Так что я была предоставлена самой себе. Жажда так и не унималось и каждый день уходило около пяти пакетов крови, чтобы прокормить только одну меня. Понимая, что аппетиты растут, я медленно начала снижать количество обедов. Голод становился невыносимым, но к счастью людей поблизости не было и эксперименты продолжались. Меня никто не дергал, ничего не требовал, и казалось, все вообще забыли о существовании маленькой вампирши Кати. Иногда я навязывалась Маришке, занимала себя звонками подругам и родным, гуляла по лесу - в этом удовольствии мне никто не отказывал. Вот так медленно и незаметно я одичала. Звучит, конечно, смешно, но именно так ощущала теперешнее состояние.
   Конечно, я общалась с обитателями особняка, но, даже будучи в толпе веселящихся вампиров, оставалась одинокой. Такой тишины в душе, уже давно не ощущала. Будучи человеком, рядом всегда оставался кто-то, пусть даже и вела себя как стерва. Сейчас же, я никому не была нужна.
   Странно, моя мечта стать вампиром наконец осуществилась, я получила все, что могла желать. И все же, этого было недостаточно. Точнее, гораздо меньше, чем когда-то имела. Я красива, сильна, и даже в туалет бегать не нужно, но все медленно начинало раздражать. Единственное желание, заполнявшее разум почти все время, был голод. От этого уже тошнило, хоть и не буквально. Теперь все чаще я понимала, почему в день встречи с Майей - вампиром, она с отвращением слушала мольбы глупой девчонки. Я хотела стать независимой, совершенной, сильной, но с каждой прожитой ночью, понимала, как ошибалась.
   Когда начался турнир за право на власть, вся жестокость этого мира обрушилась на наивное дитя, заставив задыхаться от необратимости сделанного выбора. Розовые очки медленно покрывались трещинами. Я наблюдала, как кровожадно и без малейших сомнений близкие люди, с которыми смеялась за обедом, уничтожают очередное препятствие. Боль и страх накатывали волнами, и попытки усмирить чувства не увенчались успехом. Желание покоя и тишины было сильнее даже голода, и, дождавшись окончания сражений, рванула туда, где последнее время чувствовала себя спокойно. Тихий шелест листьев заставил остыть, потрескивающие ветки под ногами и гул ветра привел мысли в порядок. Нырнув в глубь леса, нашла знакомое дерево и свернулась калачиком у кроны.
   Следующую ночь я провела так же, не желая появляться на созванном Майей собрании. Почему-то именно здесь я чувствовала себя свободной. Как же прекрасны все эти звуки, запахи травы, сырости, псины... псины? Распахнув глаза, уставилась вдаль, наблюдая, стаю волков. Три серых зверя, набросились на своего сородича, впиваясь острыми зубами в мягкую плоть. Запачканная кровью шерсть летела клубами, пока волки разрывали проигравшего, заглушая громким рычанием тихий вой.
   Подскочив на ноги, метнулась к кровавому клубку, хватая нападавших зверей и с силой отбрасывая тушки подальше. Скулящие волки с треском приземлились вдалеке от меня, и, пытаясь подняться на израненных лапах, ползли прочь. Опустившись на колени рядом с умирающим животным, сердцебиение которого необратимо замедлялось, провела рукой по гладкой серой шерсти. Мне было искренне жаль столь прекрасное существо. Кожа на спине волка дрогнула, из пасти донеслось слабое рычание, и голова медленно поднялась. Наверное, он знал, что последние минуты жизни на исходе, обреченность читалась в карих глазах.
   - Умный мальчик. - Шептала умирающему волку, поглаживая за ухом. Подняв окровавленные пальцы, удивилась собственному безразличию к красной жидкости животного. - Мне очень жаль, но помочь тебе я не могу. Кровь вампира не лечит, прости.
   Карие глаза закрылись, словно волк понимал меня. Смотреть, как уничтожают прекрасное, больше не было сил, и, подхватив животное на руки, бросилась к особняку. Я не могла его спасти, но знала, кто мог.
  
   Глава 6
   - О чем ты, Майя? - Вкрадчиво спросил вампир, натягивая привычную улыбку.
   - Не стоит зря терять мое время. - Рычала в ответ, выпуская разъяренного зверя на свободу. - Спрошу еще раз - кто ты?
   Злость полыхнула в потемневших глазах Эйдана, застывшего, наверное, в ожидании нападения. Былая улыбка сползла, словно краска, с красивого лица, и тихое шипение вырвалось из горла старейшины. Хотелось спросить саму себя: ну и что дальше? Опять убивать? Не возникало ни единого желания. Оставить вопрос без ответа - просто глупо, об этом даже речи быть не может.
   - Майя, ты не правильно поняла, просто я не питаюсь человеческой кровью. - Скалясь, уговаривал Эйдан. Как ни странно, оболочка не дрогнула, он не врал. Вот только зверь во мне не унимался и продолжал рычать, не веря ни единому слову.
   - О, неужели в нашем кругу появился вегетарианец? - Насмешливо хмыкнула, продолжая раздражаться. - Как-то с трудом верится. Но... пусть. Тогда вот что... - Улыбнулась парню, намереваясь хоть как-то проверить, правдивы ли его слова. Мне надоело снимать лапшу с ушей, и постаралась сформулировать вопрос достаточно четко, чтобы выявить ложь. Ведь вранье я уж точно почувствую и увижу.
   - Ладно, Эйдан, ответь мне... ты вампир?
   Тело парня расслабилось и, улыбаясь, он вальяжно протянул:
   - Конечно. Майя, человеческая кровь - это всего лишь дело вкуса, понимаешь я...
   Эйдан еще что-то говорил, но я уже не старалась даже пытаться вникнуть в смысл, наблюдая, как его аура дрожит при каждом звуке. Все сказанное было чистой воды враньем. Вздохнув, улыбнулась в ответ, стараясь не выказать душевного состояния и спрятать во взгляде раздираемое желание удавить парня. К сожалению, кухня не была полем боя, и что еще хуже, я даже не представляла, на что он способен, но желание узнать правду пересилило жажду крови. Просканировав помещение и отыскав хранителя, я пустила импульс прямо в ауру Ноа, словно дав подзатыльник. Я видела, как, резко обернувшись, любимый клыкастик застыл в недоумении и, сообразив в чем дело, улыбнулся, направившись прямо к нам.
   - Эйдан, скажи, а кто тебя обратил? - Мило склонив голову, разглядывала разноцветные переливы оболочки.
   - Моргана, конечно. - Смело врал, улыбаясь, мерзавец. Это уже ни в какие ворота не лезло! Ему явно не было известно о голубоглазой девушке, находящейся неподалеку. Скрываясь от посторонних под плащом, она все время битвы стояла в стороне, боясь себя обнаружить. Ведь потеряв былые силы и способности, как никогда казалась уязвимой. И если бы не разговор с Марго об Эйдане перед началом поединка, подобная ложь вполне могла сойти за правду
   - Морганы? Хм, понимаешь ли, недавно она сама призналась, что понятия не имеет, откуда вообще ты взялся. Не мог бы объяснить, как такое могло произойти?
   Тело Эйдана напряглось словно струна, глаза вспыхнули огнем, и парень медленно попятился.
   - Майя, в следующий раз, если хочешь позвать, просто крикни, моя голова не железная, знаешь ли. - Улыбнулся Ноа, переступая порог кухни, но, заметив, как искрами сверкают мои ладони, насторожился, переводя взгляд на Эйдана. - Что здесь происходит?
   - Милый, у нас в гостях неведома зверушка. - Хмыкнула, вспоминая стихи Пушкина. - Он не вампир, представляешь...
   Больше сказать ничего не успела. Изо рта Эйдана, словно из печи, полыхнуло огнем прямо мне в лицо. Неконтролируемый крик боли вырвался из груди, когда языки пламени коснулись нежной кожи. Я отлетела к стене, задыхаясь от переполнявшего чувства жжения. Но в следующую секунду поток огня прекратился, все затихло, и лишь дикий рык Ноа разрывал тишину.
   - Да как ты смеешь...
   Тело Эйдана выгнулось, словно корчась в муках ада. Кулаки хранителя сжались, и один взмах руки предопределил судьбу парня. Словно снедаемый изнутри, он покрывался мелкими ожогами, и секунду спустя, вспыхнул, превратившись в кучку пепла, осыпающуюся на пол.
   Завороженная зрелищем, и оглушенная нахлынувшей болью, словно со стороны наблюдала, как искаженное страхом лицо хранителя нависло надо мной, а красивые губы шепчут утешительные слова. Зверь внутри вздохнул с облегчением, в очередной раз, напоминая - ничто не вечно и следует быть более осторожной. Да, избыток самоуверенности когда-нибудь убьет меня. И закрыв глаза, потянулась за украденным туманом, стараясь залечить раны и восстановить сгоревшие волосы.
   - Майя, не молчи! - Рыкнул Ноа, не в силах успокоится, и, наблюдая, как заживают ожоги на теле полукровки.
   - Все хорошо. - Открыв глаза и улыбаясь, бормотала хранителю. - Впредь я постараюсь быть более бдительной.
   - Майя, такими темпами я поседею уже спустя несколько недель. Прошу тебя, малыш, не заставляй меня больше так переживать. - Нежно обнял за плечи, прижимаясь к хрупкому телу, словно старался впитать каждую его частичку. Я зарылась пальцами в мягкие волосы, искоса поглядывая на кучку пепла.
   - Что ты с ним сделал? - Тихо протянула, медленно отстраняясь и заглядывая в черные глаза.
   - Взорвал. - Расстроено буркнул клыкастик.
   - Не знала, что ты можешь... так... - Пролепетала хранителю, с благоговением касаясь любимого лица.
   - Это крайность, к которой я давно не прибегал. - Тяжело вздохнул Ноа, подхватывая меня на руки и, видимо, собираясь унести в спальню. Взглянув на пепел, напоследок бросил:
   - У нас есть около часа, прежде чем он оживет.
   Смысл сказанного не сразу донесся до моего сознания, и мотыляя ножками, словно ребенок, закричала:
   - Стой! Как это оживет?! Немедленно верни меня откуда взял!
   Ноа улыбнулся, явно ожидая подобной реакции, и поставил драгоценную ношу на ноги. Одежда была безнадежно испорчена, и кое-как поправив прожженную ткань, уставилась на останки Эйдана.
   - А теперь поподробнее, пожалуйста. Что значит "оживет", потому что та кучка пепла не кажется мне похожей на вампира. Ничуть. - Обиженно бормотала улыбающемуся хранителю. И зачерпнув носком туфли серую пыль, буркнула. - Ни ручек, ни ножек... одна сплошная труха.
   - Это пока. - Хмыкнул Ноа. - Как видишь, почти у каждого из обитателей Дома - свой скелет в шкафу. Эйдан не будет исключением.
   - Хочешь сказать - ты его знаешь?
   - Да. - Вздохнул хранитель, явно окунувшись в воспоминания. - В детстве он был ужасным хулиганом.
   Сглотнув и стараясь не подавиться воздухом от удивления, молча уселась на стул. Каждый день, кто-то из бессмертных умудрялся меня шокировать. И, казалось бы, пора уже привыкнуть, но и это никак не получалось.
   - А почему ты раньше ничего не рассказывал?
   - Был немного занят... тобой. - Ухмыльнулся хранитель, пуская взглядом чертиков в пляс. Воспоминания о проведенной с ним ночи, нахлынули неудержимой волной желания, сосредоточившись внизу живота. Тряхнув головой, постаралась отбросить видения сплетающихся разгоряченных тел.
   - Ладно, так что с этим парнем? По существу, пожалуйста.
   - О, у него весьма занимательная родословная: отец - друид из королевской семьи, мать - чистокровная феникс. Парень проявлял впечатляющие способности к колдовству. К сожалению, в войне с фейри, почти всех друидов уничтожили еще до того, как мы успели вмешаться. Долгое время его считали мертвым, пока я не узнал Эйдана в лице нового верховного. Под личиной вампира скрываться от народа фейри гораздо легче, так что после, осталось лишь наблюдать за его жизнью, стараясь в свою очередь не выдать себя.
   Голова пошла кругом от внеочередной порции информации. Не понятно только одно - как все эти существа умудряются вести столь скрытный образ жизни?!
   - А почему он все еще прячется?
   - Видишь ли, фейри очень мстительный народ, и никогда не оставляют врагов живыми. Даже под нашей защитой, без особой осторожности обойтись довольно сложно. А к вампирам они никогда не приблизятся.
   - Ха, трусы! - Ухмыльнулась хранителю.
   - Я бы не сказал. - Протянул Ноа. - Они эээ, в общем не очень любят мертвых.
   - Что значит не любят?
   - Им противно. - Как-то виновато бросил хранитель.
   - О. - Все, что смогла выдавить в ответ. Как странно все это звучало. Противно... Не любят мертвых... - А из-за чего развязалась война?
   Ноа и рта не успел открыть, когда в коридоре раздался крик: Майя, где тебя черти носят?! - И на кухню влетела расхристанная Катька, все в листьях и паутине вместе с псом на руках.
   - Майя, милая, очень тебя прошу, помоги. - Умоляюще ныла подруга, нежно опустив окровавленную тушку собаки на пол.
   - Кому? Псу, что ли? - В недоумении уставилась на девушку, начиная подозревать, что, видимо, сказалось таки на ее воспаленном мозгу обращение в вампира. Это же надо притащить мне животное, чтоб я на него силы тратила, да к тому же прямо на кухню. Как-то совсем не к месту в голову пришла мысль об антисанитарии. Стараясь переступить через собственные принципы и раздражение, попыталась все же выслушать Катьку.
   - Это волк. - Как-то обиженно протянула девушка. Собравшись плюнуть на ребяческую выходку и вышвырнуть обоих, открыла рот, но к собственному удивлению, желание орать пропало. В черных глазах застыл целый букет чувств, заставивших меня остановиться. Боль, страх, отчаяние, и вселенская грусть? Откуда все это? Почему только сейчас я заметила столь разительную перемену? Сложилось странное впечатление, словно она хватается за животное подобно утопающему за соломинку.
   - Зачем тебе это нужно? - Склонившись над окровавленным телом волка, спросила подругу.
   - Он похож на меня. - Ответила девушка, нежно поглаживая серую шерсть. Не понимая, что именно Катька имела ввиду, но, не осмелившись уточнять, уставилась на ауру животного.
   Он умирал. Всю оболочку покрывали дыры, как собственно, и тело, разорванное видимо в драке. Одно беспокоило - надеюсь, желание спасти пса не вызваны чувством вины, а кровоточащие раны - не ее рук дело. Бросив мельком взгляд на девушку, ища следы борьбы и крови, но их не было - видимо подобрала уже искалеченного. Вздохнув, в очередной раз, потянулась за туманом, вырывая силу из лап рычащего зверя, и вплетая нити в поврежденную оболочку. Сбивчивое дыхание выровнялось, и приятное сопение пса немного успокаивало расшатанные нервы.
   - Ну вот, теперь дела пойдут лучше, да? - Улыбнувшись, потрепала волка за ухом, получив довольно слабое рычание в ответ. И поднявшись, наигранно сердито бросила подруге. - А теперь забирай своего щенка и выметайтесь отсюда. Нечего заразу разносить. Ах, да, если собираешься завести домашнего питомца, проследи, чтоб он был чистым и не гадил в доме.
   - Спасибо, Майка. - Довольно улыбнулась вампирша и, закусив губу, бросилась вон из кухни вместе с гулко рычащим волком на руках.
   - Уверен, в детстве ты хотела стать ветеринаром. - Хохотнул Ноа, как только мы остались одни, не считая праха Эйдана.
   - Да иди ты. - Буркнула в ответ, с трудом сдерживая улыбку. И покосившись на пепел, вздохнула. - Что прикажешь делать с... Эйданом? Это же наверняка не настоящее имя, да? Как его зовут?
   - Нельзя называть имя вслух - фейри слышат независимо от того, как далеко находится жертва.
   - А как же наш разговор?
   - Это другое. Произнося имя, ты словно разжигаешь маячок, навстречу которому они следуют.
   - И почему все всегда так сложно?! - Раздражаясь и стараясь не вдыхать запах гари, плюхнулась на стул. - Чтоб его! Всю одежду испоганил, гад. Надо бы его размести по всей комнате, пусть потом ползает, собираться в кучу. Вот же засранец.
   Я все не унималась, пока не взглянула на давящегося смехом Ноа.
   - Ой, ну только твоих подколок еще и не хватало. - Буркнула, удрученно смахивая куски гари. Ничего не ответив, смеясь, хранитель подхватил меня на руки, заглушая поцелуем брань.
   - Тебе явно пора в душ. - Театрально потянув носом, шептал Ноа, перепрыгивая ступени в направлении моей комнаты.
   - А как же Эйдан?
   - У тебя достаточно времени, чтобы вымыться. - Ответил, остановившись у двери. И чмокнув в губы, легонько подтолкнул. - Буду ждать внизу.
   Выбросив обгорелые лохмотья, и смыв с кожи следы барбекю, начала рыться в шкафу, пытаясь найти что-либо удобное из всех шмоток, купленных рьяными модницами. Спустя десять минут проведенных раскопок и отчаянных попыток не выбросить к чертям все тряпки, натянула джинсы и рубашку. Схватившись за расческу, принялась убирать волосы, но услышала робкий стук в дверь. На ходу стянув пряди заколкой, выглянула в коридор. У порога стояла знакомая вампирша, с усыпанной шрамами кожей.
   - Прошу прощения госпожа... - Робко начала девушка, полностью закутанная в одежду, в надежде скрыть увечье.
   - Да, да, помню. - Бормотала под нос, натягивая туфли. - Пошли. Не хочу пропустить шоу. Надеюсь, когда он... соберется в кучу, его уши окажутся на заднице.
   - Что? - С недоумением взирала вампирша, не в состоянии найти смысл в брошенных фразах.
   - Не важно. - Махнула девушке, стараясь не пялиться на уродующие шрамы, и поплелась по коридору в направлении кухни. - Лучше расскажи, как тебе досталось такое... украшение?
   - Во время битвы... я оказалась рядом со взрывом. Слишком много осколков оставалось в теле долгое время. Вместе с ожогами и недостатком крови раны заживали очень медленно.
   - Когда, говоришь, это случилось? - Насторожилась, остановившись напротив вампирши.
   - Несколько сотен лет назад, еще у истока зарождения нашего вида.
   - Странно. Как-то с трудом верится, что за это время так и не наступило исцеление. - Протянула, разглядывая вычурные узоры оболочки, которая сейчас... дрожала.
   Второй раз за день меня пытались одурачить. Вот только где именно скрывалась ложь? Прибегать к уловкам и выискивать истину, сил уже не осталось. Слишком долгой оказалась эта ночь.
   - Нет, так дело у нас не пойдет. Хватит врать, недоговаривать и пудрить мне мозги. Если ты действительно нуждаешься в помощи, не самый лучший способ ее получить, водя за нос жалким враньем.
   - Но я... - Начала вампирша, подавившись воздухом.
   - Убью. - Вздохнув, без улыбки процедила сквозь зубы. Но постаравшись быть более благоразумной, решила дать девушке второй шанс. - Попробуй еще раз. И, кстати, ты так и не представилась.
  
   Девушка напряглась, виновато опустив глаза, и сглотнув, ответила:
   - Филия. Меня зовут Филия. А шрамы... - Вампирша подняла руку и провела пальцами по двум параллельным тонким отметинам, тянувшимся от виска по шее вниз. Они скрывались под одеждой, но в ауре девушки были отчетливо видны, оставляя след на всей спине по позвоночнику. Она брезгливо поморщилась и раздраженно продолжила. - Эти два с рождения. Остальные - появились после Великого Уничтожения. Тогда я выжила, но только цена спасения оказалась довольно велика. Теперь любая рана заживает, оставляя отметину, словно я - смертная!
   - А эти два почему после обращения не пропали?
   - Потому, что обращения... не было. - Моргнув, настороженно наблюдая за моей реакцией, выплюнула девушка.
   - Ясно. - Вздохнула, потирая виски, и мечтая вернуться в свою комнату, выспаться, или вообще сбежать. Не сдержавшись, все-таки зевнула, наблюдая, как округлились в удивлении глаза Филии. - А что за Великое Уничтожение?
   - ВЕЛИКОЕ УНИЧТОЖЕНИЕ? То есть, все остальное вас не удивляет?
   - По-моему, сегодня меня уже точно ничего не удивит. Слишком долгий день... Ладно, продолжай.
   - Великое сражение произошло немногим больше восьмисот лет назад. Тогда мой народ сосуществовал со всеми представителями высшего мира и был довольно дружелюбным видом, жители процветали, а войны не касались нас. До того..., как всех жестоко предали, разорвав мирное соглашение и уничтожив всю королевскую семью не жалея ни стариков, ни детей. Гнусное, подлое убийство!... Мы собрали армию сильнейших и напали ночью, пока все друиды спали! - Яростно выплевывала каждое слово, не скрывая дикого удовольствия. - Не жалея никого! Мы полностью истребили этот жалкий вид! Уничтожили их!
   Смысл сказанного медленно коснулся уставшего сознания.
   - Ты... фейри? - Спокойно выдавливала слова, стараясь не выказать, эмоций, заглушающих мысли.
   - Да. И горжусь этим. - Довольно вздернув подбородок, заявила девушка.
   - Значит, шрамы ты получила в бою?
   - Не все, только некоторые. - Она вновь коснулась двух параллельных полос дрожащими пальцами. - Эти - действительно с рождения. Часть - во время битвы. Но большинство - дело рук одного из друидов, проклявшего меня, использовав древнее заклинание, снять которое не в силах даже Старшие ведьмы. Каждое прикосновение к моей коже оставляет шрам, каждая рана не заживает бесследно. Столетия подряд я не чувствую ничего кроме боли.
   В подобное трудно было поверить, а главное - понять. Я смотрела на изувеченную ауру и не могла представить какого это, лишится возможности чувствовать прикосновения близких людей. Мне было искренне жаль ее.
   - Помоги мне, Майя. - Шептала девушка одними губами, стараясь сдержать навернувшиеся на глаза слезы. - Я так больше не могу жить.
   С опущенными глазами и попытками проглотить ком в горле, фейри бормотала севшим голосом: все, что захочешь... все, что в моих силах...
   - Я уже сказала, что попытаюсь. Закрыть брешь в твоей ауре - одно, но снять древнее проклятье... не стоит ждать от меня невозможного. Чудеса - не мой профиль.
   - Хотя бы попытайся, о большем не смею просить. - Вздохнула девушка, пряча исковерканное лицо под плотной накидкой.
   Фейри... как же низко, наверное, судьба заставила ее пасть, раз столь гордое и высокомерное существо обратилось за помощью к вампиру... к нежити. Не было и капли брезгливости или отвращения в ее словах, жестах, манере держать себя. Или... теперь она считает себя более отвратительной, нежели монстр питающийся кровью?
   - Ну, хорошо, думаю, минут десять еще есть в запасе. - Хмыкнув под нос и схватив девушку за мантию, понеслась обратно в комнату. Толкнув фейри в кресло и усевшись на пол у очертаний ее ауры, поднесла ладони к оболочке.
   Очередной туман, вырванный из лап ворчащего зверя, лился сквозь узорчатую материю, обтекая контуры линий, словно капли воды в масле. Все мои попытки что либо изменить оказались напрасны. Два, потраченных зря тумана, даже не сделала ее сильнее, что и говорить об уродующих шрамах. Я устало смотрела в лицо Филии не в силах произнести столь пугающие и, наверняка, знакомые слова безысходности. Жаль, но опыт в исцелении оказался слишком мал, гораздо легче было бы убить ее.
   Я молчала, не в силах выдавить слова, тихо наблюдая, как катятся слезы по щекам фейри. Рука сама потянулась к стекающей слезинке, желая смахнуть ее. Все еще искрящиеся пальцы коснулись мокрой щеки, усыпанной шрамом. Заплаканные глаза распахнулись в немом удивлении.
   - Прости, я не хотела... - Отшатнулась, сожалея о глупом порыве.
   - Нет, не в этом дело... мне... не больно... впервые. - Протянула Филия, молча стаскивая перчатку и хватая меня за руку. Но как только пальцы коснулись кожи, девушка взвизгнула, отдергивая покрасневшую руку, усыпанную волдырями. Мысли лихорадочно кружили в голове, и, решив попробовать в последний раз, потянулась к рыдающей фейри. Поток украденной жизни лился сквозь пальцы, которые медленно двигались вдоль маленьких шрамов, тянущихся по щеке к носу и рту. Рука скользила вдоль линий, повторяя очертания узора, медленно исчезающего на глазах. Одно за другим, касания к лицу Филии, уничтожали варварские следы и увечья.
   В этот момент я невольно почувствовала себя скульптором, творцом чего-то столь прекрасного, что отвести взгляд было просто невозможно. Правильные черты лица, глаза, губы, вздернутый носик, казались неотразимыми. Даже стекающие слезы становились изящными на столь изысканном лице. Лишь две параллельных линии все так же тянулись от виска к шее, прячась под одеждой.
   - Остальное смоем позднее, если не возражаешь. - Тихо протянула девушке, отнимая руку. И кивнув в сторону зеркала, улыбнувшись, добавила. - Можешь посмотреть.
   На негнущихся ногах, несмелыми шагами Филия направилась к комоду, робко ища собственное отражение.
   Я наблюдала, как медленно начали сотрясать рыдания плечи девушки, наклонившейся к зеркалу. Она медленно повернулась и смахнула слезы с глаз... теряя черные линзы, надетые ранее для большей схожести с вампирами. Взгляд ярко-фиолетовых глаз сиял в запредельной радости. А спустя минуту... она медленно оседала на пол...
   Только счастливого обморока мне и не хватало! Ну все не как у людей! Или лучше выразится, не как у нормальных вампиров? Конечно, приятно, что к моим ногам бессмертные так и падают, но в последнее время уж слишком часто это происходит! Совсем не романтично, знаете ли.
   Подхватив под руки тушку Филии, потащила припадочную к кровати. И бросив последний взгляд на распластавшуюся красавицу, не к месту подумала об остальных, скрытых одеждой, шрамах.
   - Нда, милая, ты даже не представляешь, как тебе повезло, что на моем месте не Эния. - И еще раз хихикнув, направилась в кухню, где уже наверняка соскучился Ноа.
  
   - Еще немного и ты пропустила бы самое интересное. - Ворчал Ноа, протягивая ко мне руки. Прильнув в любимые объятия, прижалась плотнее щекой к сильной груди, представив какого это, не иметь возможности касаться его.
   - Все в порядке? - С недоумением спросил хранитель, заглядывая мне в глаза, явно не привыкший к столь открытым проявлениям чувств.
   - В моей кровати посапывает довольно миленькая фейри. - Задрав подбородок и улыбаясь, протянула в ответ оторопевшему Ноа, который теперь, то и дело, переводил взгляд с моего лица на кучку пепла.
   - Интересно, что бы случилось, отпусти я тебя не на час, а на два. - Пожурил, ухмыляясь, хранитель.
   - Полагаю, я могла бы отыскать армию гномов и заставить их плясать лезгинку. - Отшучиваясь, бормотала в губы хранителю.
   - Ты хочешь убить целую армию гномов? - Улыбался Ноа, целуя уголки глаз.
   - Убить? Это еще почему? - В недоумении воззрилась на хранителя.
   - Майя, я ревнив. - Театрально хмыкнул, покусывая мочку уха и заставляя улыбаться.
   - Тогда, пожалуй, я найду армию гномих, в смысле, девушек-гномиков. - Попыталась отшутиться в ответ, запустив руки под рубашку. - Я уже говорила, что ты сегодня потрясающе выглядишь?
   Шумно втянув воздух, хранитель прижал меня плотнее и, бросив взгляд на пепел, хрипло протянул:
   - Еще минута и я пошлю его к чертям. - Губы Ноа уже опускались к моим, когда за спиной дунул слабый ветерок. Ветерок? В закрытом помещении? - Начинается.
   - Может сбегать за попкорном и кока-колой? - Хохотнула, стараясь не отводить взгляда от медленно поднимающейся и кружащей в воздухе пыли.
   Вихрь все усиливался, становился плотнее и чернее, пока, медленно, грязь не приобрела очертания человека. Каждая песчинка искала свое место, дополняя старый облик все еще улыбающегося Эйдана.
   - А я так надеялся, что кто-нибудь здесь подметет. - Потянувшись, задал темп Эйдан.
   - Чтоб ты мог свалить по-тихому, ничего не объяснив? Еще чего! Выкуси, засранец!
   - Майя, успокойся. - Решил вмешаться Ноа, но не тут то было. Я не позволю этому выскочке возомнить о себе невесть что.
   - Не сейчас, Ноа. - Сверкнув побелевшими глазами, повернулась к Эйдану. - Какого черта ты вздумал швыряться огнем? Думал, сможешь меня убить? Гад!
   - А разве не мог? - Все еще язвил Эйдан, высокомерно глядя на меня.
   Я улыбнулась, точно так же, как он, искусственно и лживо, решив не отвечать на дерзость... словами. В следующую секунду зверь внутри взревел, а из руки вырвался мощный сгусток энергии, молнией поразивший наглеца прямо в грудь. Зарвавшийся парень отлетел к стене, начав так же дымится, как и я час назад.
   - Думал, ты только мной так швыряться умеешь. - Буркнул Ноа, скрестив руки на груди, явно решивший наблюдать разыгравшийся спектакль.
   - Милый, не стоит ревновать, я могу шваркнуть тебя так же в любой момент, только попроси. - И подмигнув хранителю, направилась к лежащему друиду.
   - Ну что, поговорим, или дальше играть в мячик будем? Только учти, в следующий раз я попросту выпью тебя до дна, и тогда возвращаться из праха будет некому.
   Сердитые черные глаза уставились на меня, буравя скважины одну за другой.
   - Ладно. Что тебе нужно? - Отряхиваясь, медленно поднимался клыкастик.
   - Мне вот интересно, почему вы уничтожили королевскую семью фейри?
   - Что?! Какого черта...
   - Ах, да, забыла сказать, я знаю, что ты - полукровка-друид. Так что будь повежливее, хорошо?
   Глаза парня прямо таки вспорхнули на лоб, оставив далеко позади самоуверенную ухмылку. Ха, ну и кто теперь папочка?
   - Как тебе...
   - Секрет фирмы. Ну, так что? Почему вы уничтожили королевскую семью фейри?
   - Уничтожили? Никого мы не уничтожали! Это фейри напали на нас посреди ночи! Истребили, словно кроликов! Даже не удосужившись объяснить причину, объявить о войне, дать шанс спастись хоть кому-то! - Задыхаясь от отчаяния и боли взревел Эйдан.
   - От те на! - Буркнув себе под нос, сопоставляла сказанное Филией и Эйданом. - А фейри представляют все совсем иначе.
   - Фейри? Вы общались с ними? - Вскрикнул клыкастик.
   - Угу, пока ты спал. - Все еще размышляя о сказанном, опрометчиво протянула в ответ.
   - Они здесь? - Тихо выдавил Эйдан.
   - Да. - Улыбнулась парню, уставившись на появившуюся вновь холодную улыбку. - Боишься?
   - А тебе хотелось бы?
   - Ну, может немного. - Хмыкнула, не став кривить душой. - Надоело созерцать твою ухмылку, хотя она, признаюсь, довольно милая.
   - Твои глаза... тоже ничего, особенно когда меняют цвет. - Улыбнулся друид, гораздо теплее. За спиной раздалось недовольное рычание.
   - Может, хватит уже обмениваться комплиментами?! - Сердито буркнул Ноа, подходя сзади и обхватывая за талию, заявляя права на собственность. Полуобернувшись, я коснулась ладонью хмурящегося лица и чмокнула хранителя в подбородок.
   - Милый, он совсем не похож на армию гномов. - Попыталась отшутиться, и разрядить обстановку.
   - Да, вижу, потому и злюсь.
   - Ладно, так что там... - Я бы и дальше продолжила задавать вопросы, если бы было кому. На месте, где только что стоял друид, остался лишь след серой дымки. Я пустила импульс по дому, заметив разноцветную ауру, направляющуюся в мою комнату. Чертыхнувшись, метнулась по лестнице, дав фору хранителю в скорости, рванула за Эйданом. Не успев добежать до двери, еще в коридоре слух заглушило шипение друида: Ты за все заплатишь, мразь!
   Но, распахнув дверь, в очередной раз, мы застали лишь серую дымку на месте, где лежала Филия. Он отправился мстить. И в глубине души я отчетливо понимала - теперь Эйдана не найти, как и то, что девушку-фейри ожидал ад.
  
   Глава 7
   Настроение было хуже некуда, причем не только у меня. Исчезновение Эйдана с девчонкой в придачу разозлило и Ноа, но совсем по другим причинам - хранитель мира и порядка был раздосадован подобной вольностью.
   Казалось, эта ночь никогда не закончится, а мысли об отдыхе и сне быстро вытесняли здравый смысл. Окончательно добил визит Энии в вампирском обличии, с волосами фиолетового цвета, и пыхтящей муфточкой подмышкой.
   - Милая, ты должна оценить эту прелесть! - Взвизгнула эльфийка, вертя перед носом скулящую шавку, похожую на померанского шпица. - Только посмотри, какое чудо!
   И вправду, чудо. Неудачное чудо природы. Но расстраивать девушку не хотелось, и ласково улыбнувшись, серьезно спросила:
   - Милая, а почему собака... фиолетового цвета?
   На этой реплике, давящийся хохотом Ноа уже не выдержал и прыснул со смеху. На что Шамси, любезно ответил:
   - Она, наверное, подходящего фиолетового шарфика не нашла, и решила покрасить собаку, используя в качестве модного аксессуара.
   Но еще больший хохот одолел присутствующих, когда чмокнув губами, Эния хмыкнула и, бросив взгляд на собаку, серьезно заметила:
   - А что такого?
   Теперь не выдержала и я, понимая, что Шамси, видимо, и вправду не ошибся.
   Достав из холодильника пакет крови, я наблюдала, как уселись за стол трапезничать все хранители, и решила присоединиться к свернувшейся на диване Марго, изучавшей пульт.
   - Чудеса техники... - Сердито глядя на кусок пластмассы, бросила вампирша.
   - Вижу, успехи в осваивании новых технологий проходят весело. - Прокомментировала бурчание девушки.
   - Если бы еще Шамси не издевался на каждом шагу. Знаешь, порою мне хочется вернуть свои силы и хорошенько надрать ему зад!
   - Ты привыкнешь. - Улыбнулась вампирше, опустошая поздний ужин. - Кстати, где Катька?
   - А, ты же не знаешь. Она выгуливает своего нового питомца. Волка. Кстати говоря, злого волка.
   - А что, были жалобы?
   - Пока нет, он только рычит на всех и оскалом сверкает, но все равно как-то страшно.
   - Надо будет поговорить с ней, последнее время мы мало общались. Марго, ей нужен друг... не могла бы ты...
   - Хорошо. - Кивнула вампирша, словно подчиняясь приказу.
   - Это просьба. - Уточнила, давая понять, что ни к чему не принуждаю.
   - Я же сказала, хорошо. - Улыбнулась девушка, добравшись, наконец, до кулинарного канала.
   Поднявшись с дивана и кивнув Энии, немым жестом приглашая пообщаться, выскользнула из комнаты. На улице все еще было темно и немногим меньше часа оставалось до рассвета.
   - Красиво, правда? - Подходя, кивнула Эния на ночное небо. - И солнце не слепит глаза... Скоро мы не сможем смотреть на ночь вместе.
   - Да, Ноа говорил, что вы возвращаетесь.
   - Пришло время.
   - Я буду ждать вас днем. - Улыбнулась эльфийке. - Надеюсь, в следующий раз ты еще больше удивишь меня новым цветом волос.
   - Непременно, милая. Непременно.
   Немного помолчав, я все-таки решила спросить то, что так волновало уже некоторое время.
   - Эния, почему ты не помогла Каю найти его нимфу?
   - Ты о записке? - Смутилась девушка.
   - Да.
   - Я видела его смерть.
   - А сейчас. Что ты видишь сейчас?
   - Пустоту и тьму. - Все так же загадочно ответила Эния.
   - Не понимаю. О чем ты?
   - О тебе, Майя. - Заглянув мне в глаза, продолжила провидица. - Ты сеешь смерть. И так будет всегда. Глаза зверя не дремлют. Только ценой чьей либо жизни ты спасешь другую.
   - О ком ты сейчас говоришь?
   - Но это в будущем. Задай вопрос, ради которого позвала. - Изменившимся голосом обратилась эльфийка.
   - Где прячется Рустам? - Не колеблясь, выплюнула давно вертевшиеся на языке слова. Девушка взвизгнула и, улыбаясь, протянула клочок бумаги.
   - Я так и знала, что ты об этом спросишь. Здесь... хм, адрес. Но будь осторожна, он... ждет тебя.
   - Спасибо за все, Эния.
   - Пожалуйста. А теперь, нам пора, вот-вот случится кое-что нехорошее. - Заговорщицки подмигнула девушка, направляясь к замку. И не успели мы войти в холл, как на весь замок раздался крик Шамси.
   - Вот черт, не успела. - Хмыкнула эльфийка, сверкая озорной улыбкой, и явно не сожалея о содеянном.
   - Собачьи какашки?! Какого черта, Энияяяя!?
  
   - Ты просто исчезнешь? - Тихо спросила хранителя, всматриваясь в черные глаза и перебирая длинные волосы.
   С первым лучом солнца любимый клыкастик пропал, а на его место пришел величественный воин - Аластар. Мой нежный и пылкий король. Несколько часов, проведенные с ним в постели, измучили и утомили. Тело приятно саднило от невероятного количества ласк, которые он безоглядно дарил.
   - Всего лишь на время ночи. - Хрипло протянул Аластар, касаясь щеки и целуя в висок. Но, увидев тоску в моих глазах, добавил. - Я вернусь, Майя. Всегда буду возвращаться.
   - Обещаешь? - Одними губами шептала, спокойно засыпая на его груди.
   - Обещаю. Нет ничего, что могло бы остановить меня. - Ответил хранитель, заправляя за ухо растрепавшиеся пряди белых волос. - А теперь спи.
   Приподняв веки, бросила уставший взгляд на его шею, куда недавно запустила клыки в порыве страсти. Улыбка невольно коснулась губ, когда вспоминала гортанный рык удовольствия, вырвавшийся у Аластара, пока пила его кровь. И притянув меня ближе, положил руку на грудь, без слов заявляя свои права.
   Теперь уж точно знала - ему это нравится. Нравится новая подружка, полукровка-вампир.
   Когда я открыла глаза в следующий раз, соседнее место в широкой постели уже пустовало. Смятая подушка и простыни все еще хранили его тепло. Блаженная улыбка расплывалась на лице, вспоминая о данном обещании. Бросив взгляд на серое небо за окном, тихо ахнула, радуясь, что не пропустила столь поглощающее зрелище - затмение солнца. Хоть и не полное, оно все же было прекрасным.
  
   Дамиль.
   Со злостью захлопнув очередную книгу, швырнул ее на стол, и, вздохнув, попытался сохранить видимость былого спокойствия и уравновешенности. Десятки древних рукописей, письмена, легенды, безумная кипа книг, и ни одного ответа. Ничего, что говорило бы о возможности союза вампира и хранителя. Это было безумием рока, подарившего одинокому бессмертному пару, которую он не может любить. Не имеет права.
   Годы, века, тысячелетия ожидания, а в ответ - судьба преподносит мне ее, вампира. Монстра, который рано или поздно познает вкус настоящей человеческой крови, человеческой смерти. Но, даже думая об этом, я безумно желал получить то, что по праву принадлежало мне. Я хотел ее. Больше чем, что-либо за все время существования.
   Глухой рык отчаяния вырвался из груди. Неизбежное разочарование вновь будоражило душу, заставляя жалеть самого себя. Как же низко я пал. Но разве заслуживал подобное хоть один из нас?! Когда-то посочувствовав Аластару, я удивился жестокости судьбы. Сейчас я завидовал ему, тихо ненавидя самого себя. Он был счастлив - его суженая оказалась особенной, отчасти одной из нас. А что ждет меня? Вечность в одиночестве и муках? Или бесконечная борьба с самим собой?
   Я смотрел на черное небо, отражавшее сейчас бушующие чувства, сквозь стекло окна, словно узник собственной жизни, скованный обстоятельствами и страхом. Возлюбленная-вампир. Хранители никогда не примут подобного союза. Рано или поздно, она будет уничтожена. Вторжение в наш мир... неприемлемо. Расстояние между нами - единственное, что спасет ее от гибели. Но держатся вдали от собственного сердца, вырванного из груди, не было сил. Последние капли терпения... на исходе.
   Взгляд упал на медленно движущуюся хрупкую фигурку, сопровождаемую волком. Какая странная любовь. Вампир и животное. Два смертельно опасных хищника, тихо взирающие в черноту бескрайнего неба. Зверь тихо скулил, прижимаясь мордой к ладони хозяйки. Два одиноких сердца, два прекрасных творения природы, поднявшие глаза навстречу пробившемуся лунному свету. Бледное лицо вампирши озарил слабый лучик, открыв застывшее чувство отчаяния в бездонных глазах. Губы почти незаметно дрогнули, пока закрывшиеся веки позволяли одинокой слезе медленно спускаться по холодной щеке.
   Нестерпимая боль разорвала душу. Моя женщина плакала в одиночестве. Этот миг решил все, дал ответы на невысказанные вопросы. Переступая правила, закон и собственный страх, позволил судьбе свершиться, став на зыбкий путь, не сулящий легкой жизни. Больше не позволю ей плакать в одиночестве, не оставлю наедине со страхами.
   Шагнув прочь из комнаты, я сделал выбор.
  
   Аластар.
   Столь счастливым и спокойным, не ощущал себя никогда. Словно плыть по течению и тонуть одновременно. Большего мне и не нужно. Глаза застилала пелена, когда слышал ее голос, чувствовал запах, касался красивого лица. Мукой текла каждая минута вдали от нее, от моей Избранной полукровки. И ночь стала ненавистна. Лишь множество дел и проблем клана отвлекали от нахлынувших чувств. Даже все преклоненные предо мной головы хранителей, выражающих искрение повиновение, не стоили и часа проведенного наедине с Майей. Разве это сравнимо!
   Глаза хранителей сияли, на лицах играли знакомые искренние улыбки, обещающие свое верное плечо и доброе слово. Лишь глаза одного из них светились болью,- Акира все еще не простила меня, но когда-нибудь она поймет. Придет день, и девушка почувствует столь же непреодолимую тягу к Избранному, вместе с всепоглощающей болью вдали от него. В тот миг она подарит мне прощение. А пока... пока, я виновато отводил глаза, стараясь лишний раз не причинять ей страдания.
  
   - Теперь ты понимаешь, как опасно может быть наше маленькое путешествие! - Ворчала, наблюдая, как языки пламени в камине гложут последние головешки. - Ты не сможешь перенести нас в место, где никогда не был, не говоря о том, что это заранее спланированная ловушка.
   - Я буду перемещаться с ближайшей известной точки на расстояния в поле зрения, пока не доберусь. - Рявкнул Кай, недовольно меряя шагами комнату.
   - И где она, эта точка?
   - В Испании.
   - Так не пойдет, до острова не один километр! Нам нужен план. Рустам наверняка припас что-то особенное. И на этот раз хранители не помогут, а клыкастому засранцу, между прочим, известны мои секреты.
   - Мы могли бы созвать верховных, и численно перевесить...
   - Хватит! - Оборвала очередную вспышку отчаяния. - Опять бойня? Вся эта свита обернется против меня, как только почувствует хоть малейший силовой перевес в пользу Рустама. Мгновение колебания и нас разорвут в клочья.
   - Малышка права. Слишком рано испытывать их верность. - Прогремел викинг, растянувшись на широком диване. Сейчас он временно занимал пост третьего старейшины, пока Эйдан не вернется. Если вообще вернется. Каждый раз при взгляде на огромного воина, я задавалась вопросом, как именно он наказал беднягу блондинчика.
   - Кто бы говорил! Ты сам-то еще не остыл после драки с Майей!
   - Это был честный бой! И я дал клятву верности!
   - Да чего стоит твоя клятва?! - Все больше распалялся Шрамчик.
   - Осторожней на поворотах, сопляк, могу ведь и пришибить.
   - Молчать, оба! - Рыкнула на двоих клыкастых, начинающих раздражать зверя. Тихое хихиканье донеслось с противоположного угла, напоминая о присутствии еще нескольких бессмертных. Маришка вместе с Игорем, нагло улыбаясь, наслаждались минутной перепалкой вампиров. Катька, молча уставилась в окно, давно прекратив следить за полетами нашей фантазии, пока серый волк тихо тыкался мордой в ее ладони. Сейчас она как никогда отличалась от былой вертихвостки. Вампирская сущность изменила девушку. Прежняя Кэт исчезла, и теперь, наблюдая ее отстраненность, все больше переживала за подругу. Что-то странное происходило в ее душе, вот только времени разобраться еще и с этой проблемой просто не оставалось. Сегодня главной задачей было спасти собственные жизни и решить свою дальнейшую судьбу до того, как это сделает Рустам.
   Волк же, казалось, был частью бессмертной, чувствуя ее настроение и повсюду следуя по пятам. Он не подпускал слишком близко ни одного вампира, тихо рыча и предупреждая о последствиях. Интересно, что так сильно связывает этих двоих? Он глянул на меня, будто чувствуя мелькающие мысли и тихо заскулил, уставившись в глаза.
   - О, неужели все вампирята в сборе. - Безумно улыбаясь, приветствовал Мак, материализовавшись посреди комнаты и заставив оторваться от тяжелых мыслей. - Охрана удвоена, проверяют периметр. К бабульке и твоей подружке отправили конвой, так что можешь не писать от счастья, а просто поблагодарить.
   Нахал картинно оскалился и театрально поклонился. Вот, гад! Я все еще не могла простить ему дыру в голове, и в будущем собиралась сделать какую-нибудь мелкую пакость. Но пока его способности перемещаться казались кладом и счастливой находкой. Он все еще был под присмотром Кая, а теперь занимался охраной особняка и нашей безопасностью.
   - Молодец, заслужил косточку. - Буркнула в ответ столь наглой вольности, на что вампир тихо зашипел, но все же, промолчал. Чучело рыжее!
   Отвернувшись от спорящих и перекрикивающих друг друга бессмертных, я уставилась в пылающий огонь камина. Тишина и пустота тихо накатывали на уставшее сознание, будоража спящего зверя.
   - Он будет ждать нас. Как и в прошлый раз. Только теперь мы уязвимы. Теперь не будет хранителей! Это опасно! Оставь проблемы вампира ему самому! - Не могу, я дала обещание. Не искушай. - Это глупо! Попроси хранителя о помощи! В твоей власти получить что угодно! Он согласится, не отпустит одну. - Именно поэтому я ничего не скажу. Не могу рисковать его жизнью. - Ты подставляешь нас под удар!!! Уничтожишь всех!!! - Ты так сильно хочешь жить? - А разве ты не желаешь вечности? Здесь наше место. Мы нашли свой дом, мы достойны того, что имеем. Ты хочешь все потерять? Ради чего? Ради жалкого кровососа? - Нет, ради собственной человечности, которой лишаюсь с каждым днем. Ради того, что дорого в этом мире. - Слишком глупо... Нельзя идти в его логово. Нас уничтожат на этот раз. - Ты же знаешь, я не передумаю. - ...не боишься? Ведь я не стану помогать. - Хочешь бросить меня одну? - А ты будешь скучать? Хах, как же сложно все ЭТО...и ты... Думаешь, вместе с нимфой спасешь себя? - А может, я просто хочу убрать преграду с дороги к полной и беспрекословной власти, уничтожить Рустама? Никогда не думал об этом? - Почему же, думал, вот только ты еще не способна к подобному шагу. Не способна убивать ради выгоды... Но способен я. - Чего ты хочешь? - Все просто, как, впрочем, и всегда. Я хочу свободы, больше чем ты можешь предложить. Я хочу получить ночь. - О чем ты? Я не понимаю. - Если уничтожу логово вместе с Рустамом, ты подаришь мне тьму. Ты отдашь мне закат и луну, все время пока солнце скрыто от наших глаз. Я хочу сам принимать решения. Я хочу править. - Слишком многого просишь, и тебе это известно. Я никогда не соглашусь на подобное. - Ты услышала мое условие, иного предложить не могу. Это решение ты не сможешь изменить, как и свою беспомощность в мое отсутствие. Майя, нам обоим известно, ЧТО ты без меня.
   - Майя, с тобой все в порядке? - Взволнованно уставившись, схватила за руку Маришка. - Твои глаза опять побелели...
   - Все нормально. Все просто отлично. - Бормотала, не отрывая взгляда от языков пламя и гадая, что делать дальше.
   Последующие дни стали настоящим испытанием. Кай то и дело компостировал мозги, не в силах успокоиться, и порываясь уйти одному. Лишь здравый смысл и доводы окружающих удерживали от опрометчивого поступка. Катька все больше уходила в себя, пугая излишним безразличием, как и волк - пронзительным воем по ночам. Каждый рассвет я старалась забыться в объятиях Аластара, вот только скрыть будущие планы от него казалось слишком сложной задачей. Эния появлялась все последующие дни, исподтишка настороженно ловя малейшее движение, но спросить чего именно она опасается или что видит в будущем, не решалась. Худшее же творилось у меня в душе - разразилась битва, которую, я боялась проиграть и потерять себя, отдав половину вечности в лапы зверя. Теперь он был зол. Эта ярость не знала границ, и с каждым днем он ограничивал мои силы, ограждал от тумана, отнимал источник энергии. Я больше не могла сражаться, я больше не была прежней, могущественной бессмертной. Сейчас осталась лишь жалкая вампирша Майя, и, ступая в новый день, я боялась потерять контроль над собственным телом.
   - Сколько еще времени ты будешь ждать, пока Рустам издевается над ней? Или это такая пытка, придуманная специально для меня? - Наматывая круги по кухне, рычал Кай, как только село солнце.
   - Я буду ждать столько времени, сколько сочту нужным. - Тихо выдавила в ответ, допивая очередной пакет крови. Теперь голод был моим спутником, и жажда не унималась, сколько бы я не пила. Сдерживаемые ранее чувства вырывались на свободу, заставляя вот-вот сорваться. Сдаться и умереть. Потому что сейчас, скрывая свою слабость, я могла лишь наблюдать и молиться о выигранной битве с самой собой. Пока лишь нам со зверем было известно о бессилии полукровки, но это ненадолго. Поистине же пугало то, что впервые за время нашего сосуществования, он был искренне зол на меня, теперь я - его заклятый враг, преграда на пути к полному контролю собственной жестокости и всех темных желаний.
   - Хватит, майя, мне надоело ждать! - Рявкнул вампир, сбив антикварную вазу с журнального столика. - Ты забыла собственные слова?! Забыла, что обещала? Я не могу сидеть, сложа руки, зная, что Леча все еще в плену у этого животного! Так больше продолжаться не может! Либо ты выполнишь обещание, либо я уйду один.
   И опять ультиматумы. С недавних пор на них построен весь мой маленький никчемный мир, а я ведь только начала радоваться жизни, думала, нашла свое место, человека, который принимает и понимает, или хотя бы пытается. Теперь же, нужно было делать выбор. Отказаться и отпустить Шрамчика одного - предать собственные убеждения. Последовать за ним - потерять часть самой себя. Вот только с одной разницей - второй вариант предполагал спасение бессмертной, это уже смахивало на служение высшей цели. Нда, эту часть реальности хочется упустить. И все же, лишь от себя в огромном измерении мне никогда не убежать. Признаться отражению в зеркале труднее всего, ведь на самом деле, мне уже известно, что ответить.
   - Знаешь, я так устала сражаться, бороться за собственную судьбу, за жизни других! Но ведь иначе нельзя, правда? - Тихо шептала в ответ, глядя в темноту за стеклом окна. - Может ночь - это не так уж и много?
   - Значит согласна?- Рычал довольный зверь, подняв голову из тьмы.
   - Согласна. - Одними губами шептала собственный приговор.
   Он ликовал, с оглушительным ревом сминая силу воли маленького человечка. Кончики пальцев медленно начали неметь, и волна бесчувственности поползла вверх. Ноги, руки, живот, грудь, шея, словно больше не принадлежали мне. И вдруг, кто-то рванул во тьму, прочь от собственного тела, далеко назад, на задворки души, прямо в лапы зверя, в глубины пропасти. Я почти не слышала и не видела, что происходит снаружи, как было когда-то. Я исчезла, растворилась, будто никогда и не существовала вовсе. Неужели меня обманули? Где я теперь?
   - Ну что ж, Майя, благодарю за свободу, ты уж прости, что не предупредил заранее - я немного более жаден, чем благороден. Но не бойся, я исполню обещание, убью твоего врага, Рустама, и верну вампиру его возлюбленную, вот только сам не вернусь, уж извини. Это местно мне больше подходит, как, впрочем, и твое тело. Тихий довольный рык, напоминающий хрип, еще долго разливался вокруг.
  
   Безграничная тьма. Повсюду лишь тьма и оглушающая тишина. Я как будто куда-то шла, но даже путь скрыт от взора. Напрягая глаза, пыталась увидеть собственное тело, но все тщетно, все бесполезно. Ноги больше не держат меня, и, сползая в темноту, скрутилась калачиком. Здесь тепло. Здесь уютно и спокойно. Быть может, это именно то место, которое я всегда искала? Возможно, тут наконец-то смогу отдохнуть? От всего, ото всех? Больше не будет боли, утрат, бессмысленных переживаний и борьбы за собственную жизнь? Опустив веки, ощущала, как медленно окутывает тьма. Я больше не чувствовала ничего, и ни о чем не волновалась. Все словно ушло и забылось. Будто ничего и не было вовсе. Последние отголоски воспоминаний хлынули в забвение. Лишь черные глаза красивого мужчины мелькнули на мгновение, растворяясь в темноте... Интересно, кто он?
  
   Аластар.
   Солнце отпустило последний лучик в путешествие по величественной земле, открывая путь обратно к Майе, к полукровке, сжимающей мое сердце в маленьких ладонях. Стоило мысли лишь мелькнуть в голове, как все существо подалось ей навстречу, не оставляя сил сопротивляться с притяжением.
   Открыв глаза, уже стоял в ее комнате, ожидая увидеть, услышать, почувствовать бегущее в объятия тельце, стремящееся прижаться как можно теснее, почувствовать мое тепло. Маленькая, хрупкая девочка, пытающаяся быть взрослой. Не слишком ли много взвалили на ее тонкие плечи? Каждая секунда вдали от девушки, каждая минута ожидания встречи, заставляли нервно сжимать пальцы в неизвестности. Мучимый переживаниями я не находил себе места, стараясь заглушить беспокойные мысли кучей чужих проблем.
   Я ожидал увидеть ее смеющееся личико, любимые глаза, улыбающиеся губы, открывшие на мгновение маленькие клыки. Но этого не случилось. Не сегодня.
   - О, с каждым днем ты приходишь все быстрее. - Надменно протянул изменившийся, низкий голос Майи. Девушка не соизволила даже повернуться ко мне, застыв, искривленная холодной улыбкой. Тонкая фигурка, сейчас излучающая невероятно мощные потоки силы, замерла перед высоким зеркалом, разглядывая собственное тело в облегающем наряде. - Как думаешь, мне идет? Кроваво красный, явно мой цвет... Ммм? Знаешь, этого сильно не хватало... кровавого...красного...
   Тонкая рука взметнулась, схватив копну белых волос, и не колеблясь, уверенным движением острое лезвие рассекало воздух. Отрезанные локоны, столь любимые когда-то, словно в замедленной съемке летели на пол.
   - Да, так гораздо удобнее, не считаешь? - Шипел довольный проделанной работой, низкий голос. Она тряхнула, упавшими на лицо, короткими прядями, которые теперь не касались плеча, и повернулась, высокомерно уставившись на меня белыми глазами. - Здравствуй, Аластар.
   По спине пробежал холодок от пустого приветствия, заставляя мрачные предчувствия наполнить душу. Белыми глазами, полными одновременно затаившейся ненависти и глубокого безразличия, смотрел неизвестный человек. Лишь оболочка любимого создания, искаженная искусственной ухмылкой, стояла сейчас предо мной. Она словно исчезла. Майи больше не было.
   Будто в зеркало, я наблюдал, как, злобно хохоча, маленькой ручкой, кто-то чужой раздавливает мое кровоточащее сердце.
   - Кто ты? - Хрипел знакомые слова, еле выдавливая звуки.
   - О, милый, таки старость - не радость. - Хохотнула девушка, выставляя острые удлинившиеся клыки, словно предупреждая о собственных намерениях.
   Злость окутала разум, заставляя забыть об осторожности, когда, выбросив руку, что бы схватить ее шею, оказался в ловушке. Молниеносное движение и доля секунды понадобились девушке, чтобы заставить пылать от боли, склоняясь на колени в поражении. Довольный рык вырвался из горла вампирши, когда стоя за моей спиной и обездвижив хранителя, используя лишь одну руку, острыми когтями царапала мою шею. Откуда взялась эта мощь и невероятная скорость?!
   - Шшш, тихо. Как же долго я ждал этого. - Хрипел вампир, окутанный удовольствием и ликованием. - Ты, предводитель хранителей, предо мной на коленях... Поверженный... Хахаха, а ведь сейчас я могу убить тебя, знаешь?
   - Хочешь выпить мою кровь? Или высосать энергию? - Оскалился в ответ, бросив с вызовом. - Думаешь, получится?
   - Хм, нет, ни то ни другое нам не подходит. Надо все-таки учиться на собственных ошибках, верно? - Хохотнул вампир, царапая когтями горло, и наблюдая, облизываясь, результат - кровавые потоки. - Вообще-то я хотел просто оторвать тебе голову и разобрать на части... как думаешь, сможешь собраться обратно в кучку?
   Презрительный смех зверя лился из горла вампирши.
   - Кто ты? - Прохрипел, замерев в ожидании ответа. Как и раньше, все мои силы против полукровки оказались бесполезны, ч бы я не предпринимал, нет ауры - нет человека, нет возможности воздействовать на... - Где Майя?
   - О, не беспокойся, с ней все в порядке. Спит, где-то очень глубоко... хм, тебе не достать. - Хватка усилилась и с еще большей злостью, лился рык. - Она теперь моя, слышишь?! Майя принадлежит только мне!
   - Кто ты?
   - Да что ж ты заладил то! Какой любопытный. - Шипел еле знакомый голос, выплевывая каждое слово. - Я тот, кто будет править, и ни ты, ни все твое племя, не сможет меня остановить. Я сожру сначала тебя, а потом каждого из хранителей... по очереди.
   - Не сможешь. Наша аура - отрава для тебя, не забыл?
   - Конечно, нет, я буду помнить об этом каждую секунду вашей смерти.
   - О, видимо я вовремя. - Раздраженно вздохнула Эния, остановившись у порога. В следующий миг острое лезвие ножа впилось в руку вампирши, заставляя ослабить железную хватку. Чудовище взревело, его когти сверкнули, готовясь полоснуть по горлу, и лишь доля секунды напополам с инстинктами спасли меня от смертельного удара. Я исчез, метнулся туда, куда нет дороги подобным вампиру, в мир, подвластный лишь нам, истинным хранителям жизни.
   Упав на колени, вспоминая как дышать, пытался справиться с нахлынувшим потоком чувств, которые давно не касались ни сердца, ни души. Столь глубокая боль утраты, подкосила ноги, и не в силах подняться, я воспользовался помощью Энии.
   - Подобное не должно было произойти. - Шептала эльф-прорицательница, заставляя боль усилиться, подкрепляя отчаяние неизвестностью.
   Второй раз за сотни тысяч лет, ее голос дрогнул.
  
   Меня разбудил громкий рык создания, страдающего от причиненной боли и мучений. Как же невыносим был этот звук, молящий о помощи. Я открыла глаза, все так же всматриваясь в темноту и бессознательно подавшись навстречу. Но все напрасно, тьма застилала взор, заставляя двигаться в неизвестность. С каждым неуверенным шагом, тихие стоны и рычание становились все громче и отчетливее.
   - Кто здесь? - Стараясь не упасть, промямлила в пустоту. Рык сразу же прекратился, сменившись редкими короткими стонами.
   Я протянула руку, стараясь нащупать хоть что-то в невесомости, и кончики пальцев коснулись мягких... волос? От страха мурашки пробежались по коже строевым шагом, заставляя отдернуть руку.
   - Что, испугалась? - Рычал отчего-то знакомый, но раздраженный низкий голос. Наверное, моя реакция разозлила его, но ведь иначе быть не могло - в темноте, да еще и в компании какой-то депрессивной личности с повышенной волосатостью. Тут кто угодно деру даст.
   - Ты... почему ты... выл? Что за сопли здесь разводишь? Детский сад устроил! Вот беги теперь за соской и носовым платком! - Как всегда от страха, начала нести околесицу.
   - Что?! Да я не... не было такого! - Взревел все тот же голос.
   Ну вот, не хватало еще психа какого-нибудь разозлить или комплекс неполноценности воспитать у человека. Молодец, пристыдила парня, что еще тут скажешь.
   - Эй, ты где?
   Нда... крикну, а в ответ тишина, снова я осталась одна... на-на, на-на... хм, странно, что-то знакомое, только не могу вспомнить что...
   А этот все сопит, ну хоть бы гавкнул на меня уже, что ли... нда, по-моему, все-таки обиделся. Эх, кажется я немного... дерьмо.
   Протянув руку, вновь коснулась мягкой шерсти, и, стараясь пересилить отвращение, ободряюще похлопала, выдавив:
   - Ты... эм, извини, я не хотела обидеть... просто, испугалась немного. Здесь так темно и... вообще, где это "здесь", а? Что за место не пойму. Странное какое-то. - Бормотала под нос, забыв про соседа, "обезьянку".
   - Тебе не нравится? - Тихо, и как-то озадаченно протянул волосатик.
   - Да не то что бы не нравилось, но ведь не видно ничего, хоть глаз выколи... а тебя как зовут?
   - Как зовут? Хм, не знаю. Мой... создатель не удосужился дать имя...
   - Как же к тебе обращались?
   - Да собственно, никак...
   - Странно... а как бы тебе хотелось себя называть?
   - Тогда, может... - В голове начал гудеть рой мыслей, вытаскивая из глубин памяти, затерявшиеся воспоминания: Отелло, Гамлет, Дездемона... стоп последнее имя, похоже, женское, но все равно гадкое... тьфу, и кто вообще такие придумывает?! Мозги медленно стирались о груду нахлынувших совершенно незнакомых слов, принадлежащих кому-то " ...все рождается и умирает во времени..." - может, Крон?
  
   - Мне жаль, Аластар, но я не знаю, как вернуть Майю. - Виновато, в отчаянии шептала Эния. - Я больше не вижу даже ее тело.
   Тело... как странно теперь звучит это слово, как непривычно и неправильно использовать его по отношению к маленькой полукровке. "...спит, где-то очень глубоко..." - Именно так выразилось существо, присвоившее себе ее уста, нежные руки, черные глаза. Из горла опять вырвался стон безнадежности, дав волю разыгравшейся фантазии. Я не знал что с Майей, я не знал, что за чудовище контролирует ее сейчас, не знал, жива ли полукровка до сих пор. Томится ли ее душа в маленьком теле? И главное, почему она позволила этой твари завладеть собой.
   Незнание - вот мой враг, неуверенность - вот мой спутник, гнев - вот чем я хотел бы руководствоваться, и отчаяние - единственное, что сдерживало и заставляло мыслить здраво.
   - Существо хочет власти и нашей смерти. Собери всех, я не дам уничтожить хранителей, истребив каждого по одиночке.
   - Считаешь, он поднимет верховных? - Хрипло протянул Дамиль, играя песком в руке.
   - Эта тварь воспользуется всеми возможными способами и доступными средствами, пытаясь уравновесить силы. Поверь мне, он не остановится ни перед чем.
   - Почему ты так уверен, что Майя позволит этому произойти?! - Взвизгнула Айсу, сорвавшись с водяного пьедестала, заставляя море биться в агонии, разрушая скалы на своем пути в нашем идеальном мирке.
   - Если бы не Эния, я был бы уже мертв. - Тихо шипел в ответ, выходя из себя. - Айсу, Майи здесь больше нет. И уверен, не по собственной воле малышки. Она бы никогда не ранила меня, не допустила бы подобного.
   - Да почему все вы так уверенны в этой жалкой мертвой вампирше?! - Рыкнула, не удержавшись Кира. - Наверняка, она всего лишь ничтожное отродье, желающее ухватить побольше власти. Никто не думал о том, что эта полукровка надула всех?! Может, ей как раз и нужен-то был всего лишь удобный момент, чтоб раздавить нас?!
   - Замолчи Акира, пока тебе не заткнули рот! - Взревел Шамси, распаляясь в прямом смысле слова.
   Из десяти старейших, правящих миром, и сидящих сейчас рядом со мной у власти, он был единственным из хранителей огня. Уж слишком вспыльчивы дети этой стихии. Словно за круглым столом короля Артура, сейчас на десяти тронах восседало десять "королей". Каждому из нас был дарован свой народ, своя раса. Вампиры не принадлежали никому из нас. Бессмертные падшие, так назвали мы их когда-то. Но сейчас... сейчас все было иначе.
   - Да что со всеми вами?! Почему только я насквозь вижу эту мразь?!
   - Милая, твоя ревность бежит быстрее даже собственных мыслей. Оставь препирательства и не мешай думать. - Тихо протянула Эния, глаза которой сверкнули недобрым блеском.
   - Как ты можешь быть на стороне этой мерзавки?! Ты же Эльф! Неужели будешь защищать своего врага?! Или забыла, что такое боль?! - Выплюнула Кира в порыве злости, совсем забыв об осторожности.
   Обычно нежные черты лица прорицательницы сменились холодной улыбкой, и потемневшими глазами, клыки удлинились и кулачки сжались. Небо над головой почернело, а вихрь ветра и земли сорвался в когда-то ярком маленьком раю.
   - Как ты смеешь обращаться ко Мне подобным тоном, невежественное дитя?! Неужели забыла место свое?! Или оставила разум и погрязла в чувствах человеческих?! - Гремел голос Энии, которая, изменившись в своем обличии, теперь больше походила на эльфа. - Разве давала я право говорить со мной на равных, ты - отпрыск человека? Слабейшая из всех нас осмелилась молвить?! Та, чей народ развязал войну и истребил наших братьев! Та, чья ошибка стоила нам расы?! Единственно жалкое существо здесь не Майя!
   Небо взревело последний раз, море замедлило бой со скалами, а вместе с ним тихо успокаивалась хранительница-эльф. Все замерло вокруг, словно время остановилось, и знакомый тихий голос Энии пролился вновь:
   - Ты утопаешь в своем заблуждении и гордости. Ревность снедает уже давно не чистую душу. Тебе здесь больше не место. Я лишаю права появляться тут следующие сотню лет, Акира. Отдохни и поостынь, это не повредит.
   - Что?! - Дрожащим голосом пискнула ошарашенная девушка. - Сотню?! Но что я сделала? Всего лишь пыталась открыть вам глаза!
   - Это мое последнее слово. - Неумолимо тихо звучал все тот же голос.
   - А как же мой народ?
   - Им займется другой хранитель.
   - Нет! Ты не смеешь лишить меня всего! Только Аластар вправе изгнать кого либо!
   - Ну что ж, как угодно. Аластар? - Все так же спокойно обратилась Эния, заранее зная мой ответ.
   - Ты все слышала. - Протянул в ответ Кире, со скрипом в душе надеясь, что отдых пойдет ей на пользу, а время поубавит пыл.
   Лицо девушки вспыхнуло, губы дрожали, а в глазах застыла боль. Но гордость все же заставила исчезнуть, не позволяя увидеть ее слабость - слезы.
   Теперь одно из десяти мест во главе хранителей пустовало, заставляя сердце сжиматься еще больнее.
  
   В течении часа, все хранители были созваны для срочного оповещения с единственно важной целью - объединить общие усилия против существа, способного уничтожить все живое, включая нас. Единственной надеждой оставалась уверенность в том, что испить хранителей, попросту не решиться, ведь слишком дорога цена этой трапезы - его собственная жизнь. Но сейчас уверенность в этом медленно исчезала. Если Майя и почувствовала упадок сил, испробовав мою ауру когда-то, где гарантия, что энергия окажется отравой и для монстра, захватившего ее тело? Где гарантия, что он падет?
   - С этого момента ни один из вас не должен появляться в мире людей в одиночку. - Обратился к собравшимся братьям, стараясь донести всю опасность сложившейся ситуации. - Если все же судьба распорядится столкнуть с ней, или вас выследят, хочу предупредить - на этот раз противник силен, и не стоит надеяться на легкую победу.
   - Если встретите Майю, - продолжила Эния, заметив мой дрогнувший голос, - немедленно возвращайтесь сюда и предупредите остальных о ее местонахождении. Вместе мы сможем остановить полукровку. Скорее всего наше противостояние сведется к рукопашному бою, но и здесь вероятность невелика.
   - Да уж, научили на свою голову. - Раздраженно бормотал Шамси, заставляя картинки воспоминаний мелькать перед глазами.
   - Разделитесь на группы, не приближайтесь к логову вампиров, сохраняйте дистанцию. - Протянула Эния, всматриваясь в толпы хранителей, обескураженных и ошеломленных подобным поворотом событий. Никто из них не бросал громких реплик, не выкрикивал гневных речей, призывающих к бою. Теперь, они молча слушали указания, и уверен, ни один из братьев не осмелиться ослушаться наставлений и проигнорировать предостережения. Боевой настрой, как и лица хранителей изменились, как только Эния начала описывать возможности и силы, которыми обладает враг. Сейчас, наверняка, каждый, выживший в Великой войне с вампирами, вспоминал усвоенный урок - не лезть на рожон без полного осведомления о противнике и уверенности в победе.
   Оставив собрание, и всматриваясь в горизонт прекрасного красочного места, в создании которого участвовал и сам, представлял, как бы выглядела Майя на фоне этих пейзажей? Вписалась бы она в подобную жизнь? Затмила бы красоту моего мира? Горько улыбаясь, встряхнул головой, стараясь отогнать нахлынувшие видения улыбающегося личика.
  
   - Мне нравится. - Рычал мой новый пушистый друг.
   - Почему здесь так темно? - Протянула в темноту, усаживаясь рядом.
   - Свет мешает мне видеть. Так гораздо лучше и для тебя тоже. - Хрипел знакомый голос человека, которого я так и не смогла вспомнить.
   - Ага, ну как же, конечно лучше, только не забудь повторить это, когда я все-таки навернусь и сломаю себе что-нибудь. - Хохотнула, вспомнив, что такое сарказм.
   - Ты злишься? - Рыкнул волосатый собеседник.
   - Нет, но комфортные условия проживания еще никому не повредили. По крайней мере, мне так кажется.
   - Ты опять недовольна. Знаешь, тебе сложно угодить.
   - Да неужели? По-моему, не так уж много я прошу. - Буркнула в ответ, поджав колени к животу, и вправду начиная злиться. - Подумаешь, свет включить - великое дело, не звезду же достать требую.
   - Да ты только о себе и думаешь! - Рявкнул из темноты пушистик. - И так все время!
   - Тогда зачем вообще со мной общаться, раз я такая невнимательная и невыносимая?!... А что значит все время? Мы были раньше знакомы? Почему я не помню тебя?
   - Потому что не хочешь вспоминать.
   - Тогда... может, зажжем свечу или спичку, что у нас есть? Я увижу твою нахальную морду и наверняка сразу все вспомню. - Хмыкнула, улыбаясь во тьму.
   - Нет! - Рыкнул грубый голос, сбивая с толку.
   - Почему нет?
   - Я не хочу, чтобы ты вспоминала, да и для тебя прошлое не столь важно, раз сама от него отказалась!
   - Отказалась? Сама? Но разве так можно?
   - Майя, я больше не допущу ошибок, я не позволю тебе уйти, не позволю уничтожить нас. - Хрипло в отчаянии шептал знакомый голос.
   - Майя... значит, вот как меня зовут... я хотела нас убить?
   - Да. И совсем не считалась с моим мнением! - Обиженно рявкнул пушистый друг.
   - Твоим мнением? А почему я должна считаться с твоим мнением? Кто ты?
   - Я все то, от чего ты пыталась отказаться, то, кем должна была стать! У тебя было все - сила, власть, и даже вечность. И ради чего ты от этого отказалась? Ради одной никчемной жизни! Жизни существа, которого даже не знала! И зачем?!
   - И зачем же? - Испуганно выдавила колючие слова.
   - А затем, что дала обещание! Одно глупое обещание какому-то вампиру! Ты отказалась от всего, ради черт знает кого, но только не ради меня! - Орал все тот же неумолимый голос. - Ты отказалась от советов! Игнорировала мои слова!
   - Игнорировала?
   - Даже слушать не хотела! Забыла, что я тоже имею право жить. Я имею право существовать. А ты решила уничтожить меня! Но теперь... теперь я не буду лишь смотреть и все сделаю по-своему!
   Я слышала разгневанный рык Крона и тихое шуршание - он поднимался, чтобы уйти.
   - Нет, постой, не уходи! - Бросила вдогонку, протянув руку и схватив за мягкую шерсть. Громкое шипение раздалось вокруг.
   - Тебе больно? - Испуганно протянула, отдернув руку. - Тебя ведь что-то мучило, когда я пришла?
   - Не страшно, небольшая царапина, от которой легко избавится, как, впрочем, и от того, кто ее оставил. - Шипел пушистый друг, отодвигаясь подальше от меня. - Мне пора идти.
   - Нет, постой, не оставляй меня здесь! И...и потом, как же твоя рана? Ее нужно осмотреть! - Бросаясь в темноту, пыталась остановить Крона.
   - Я же сказал, это мелочь! - Взревел мой друг, словно загнанный зверь. Медленно, будто из глубин пропасти, навстречу нам плыл туман, проливая тусклый свет в безграничную тьму. Он сочился сквозь мрак, окутывая мягким сиянием пустоту вокруг. Все ближе и ближе, рассказывая тайны этого места, раскрывая секреты его обитателей...
   Крик застрял в горле, когда первые лучи тумана коснулись мягкой шерсти чудовища. Все страхи, все пороки, весь ужас воплотился в одном зловещем существе, заживляющем окровавленную лапу с помощью тумана. Неужели это - то чем я должна была стать?! Слезы застыли в глазах, пока ногти впивались в ладони, оставляя кровавые борозды. Веки медленно закрылись, позволяя слезам падать в прорву мрака, ноги подкосились, и тело медленно оседало в пустоту.
  
   - Попробуй еще раз, ты должна найти ее! - Меряя шагами тронный зал, доходил до точки.
   - Замолчи, я пытаюсь. - Рявкнула прорицательница, нагнувшись над зеркалом. Секунду спустя ее волосы поседели, кожа стала морщинистой, словно у столетней старухи.
   - Я вижу тьму вокруг нее, а рядом окровавленного зверя. В лапах "времени" мирно покоится сияние души, и чтит имя данное ему, и оберегает ее покой... Крон. - Гремел тонкий голос Энии, глаза которой метались под закрытыми веками в момент очередного видения. Голова эльфийки упала на руки, тяжелое дыхание медленно восстанавливалось, как и былая красота. - Она дала имя зверю, закованная в ловушку собственного страха. Теперь он зовется временем, Кроносом.
   - Зачем ему подавлять сознание Майи? Ради власти? Вечности?
   - Нет. - Устало улыбнувшись, Эния подняла сверкающие хитростью глаза. - Ему нужно признание, он хочет уважения, он желает покоя.
   - Чего? Покоя? Тогда зачем ему полноценный контроль над телом Майи. Зачем пытаться убить меня.
   - Он хочет изменить ее. Он жаждет защитить ее.
   - Каким образом?!
   - Сделав сильнее. Считает ты - ее слабость. - Хмыкнула Эния, развалившись на троне и подперев кулаком голову. - И вижу, куда он направляется.
   Я молчал, не в состоянии определится, радость чувствую или злость.
   - Он хочет уничтожить Рустама, исполнить данное обещание.
   - Этого нельзя делать! Он падет, а вместе с ним и Майя.
   - Возможно... Ах, да, Рустам готовит сюрприз.
   - Какой?
   - Боюсь, тебе не понравится... Твои подопечные... хм, твой народ предаст тебя...
   - О чем ты говоришь? Какое предательство?
   - О святые небеса! - Взвизгнула хранительница, вскочив с трона.
   - Да что такое, в конце концов?! - Взревел, не выдержав давления чувств и не понимая слов предсказательницы.
   - Я забыла покормить Конфетку! Бедная собачка, голодная и совсем одна! - Причитала Эния, хлопнув в ладоши и всунув мне в ладонь салфетку. - Ну, я побежала, "адьйос"!
   Что? Какого...?! - Не успев получить объяснения, наблюдал лишь пустое место, где только что стояла эльфийка. - Да чтоб тебя, выжившая из ума старая ведьма! - Крикнул, не в силах сдержать ярость.
   Разжав кулак, уставился на надпись на клочке бумаги: "Сам ты - старый, дурак.", а ниже "Р.S.: Майе передавай привет", и истерически хохотнув, потер уставшие глаза.
  
   Глаза чудовища сверкнули, тихое шипение вырвалось из горла, как только колкий взгляд упал на застывшее в ужасе лицо. Мое лицо. Громкий рык отчаяния разлился в тишине, и лишь боль томилась в двух погасших черных угольках, где так яростно он прятал надежду когда-то. Только сумрачное сияние тумана тускнело с каждой секундой, обнаружив истинную суть застывшего в тревоге зверя. Стыд и злость на саму себя окутал мысли за лицо, явившее ему отвращение. Неужели я пала так низко, неужели оттолкнула единственное существо, обратившее на меня свой дикий больной взгляд. Ведь не только он казался раненным сейчас. Я тоже утратила что-то очень важное, что-то, о чем не могла вспомнить, часть себя, скрытую в недрах сознания, спрятанную в потаенных закоулках души.
   - Неужели я так страшен? Тебе противно...
   - Прости, я не хотела обидеть... не ожидала, что ты... такой...
   - Какой? Ужасный? Жуткий?! Чудовищный?! - Взревел Крон, из кромешной тьмы.
   - Кошмарный, вообще-то, а еще слишком огромный, черный и клыки твои тоже, не иголочки знаешь ли.
   - Что?! Да как смеешь...
   - А чего ты ожидал? Распростертых объятий и радостной улыбки? Ну извини, что видок у тебя не ангельский!
   Словно потоком воздуха пахнуло в лицо, когда монстр рванул восвояси, наверное, желая зализать нанесенные мной невидимые раны.
   - Стой! Не оставляй меня! Остановись! - Крикнула вдогонку, порываясь последовать во тьму за новоиспеченным другом. Страх остаться одной перевесил отвращение к странному облику монстра. Неуверенными шагами, протягивая руки в пустоту, ловя малейший шорох, оставленный монстром, бежала навстречу тьме, прямо за зверем.
   Но звуки тяжелых шагов вскоре исчезли где-то вдалеке, заставляя тело сжаться в ужасе одиночества. Ускоряя шаги, стремясь найти выход из этой скверной обители, неумолимо следовала вперед. Не останавливаясь, пока вдалеке, во тьме, начали слабо тускнеть серые краски. Потирая глаза, слепо веря и надеясь не утратить странное видение, открыла глаза и, улыбнувшись, бросилась навстречу. Слабые лучи слепили глаза, доносившиеся звуки заглушали собственные мысли, пока неумолимо приближалась к свету. Слабо различаемые силуэты мелькали перед глазами, с каждым шагом контуры картинки вырисовывались все четче, пока изображение не сформировались в полноценные образы. И я увидела мир, знакомый и до боли родной.
   Метнувшись навстречу увиденному, желая вернуться в место, о котором ничего не помню, больно ударилась о незримую преграду. Пальцы касались чего-то твердого, как будто одностороннее зеркало, отделяло меня от места, в котором кипела жизнь. Прижавшись ладонями, словно к стеклу, лихорадочно искала желаемую брешь. Но все попытки оказались напрасны, безграничная невидимая стена нерушимо стояла на страже моего заточения. Я оказалась в плену, лишенная возможности вырваться наружу, имея власть лишь видеть и слушать то, что происходило вокруг. Наблюдать все, чего меня лишили.
   Глава 8.
   Я слышала и видела все, что происходило вокруг, ловила каждое слово, звуки и движения окружающего мира. Названия предметов всплывали из памяти, дав возможность понять, что происходит за нерушимой стеной, заключившей меня в незримый плен. Вот только люди, снующие вокруг, были словно белыми пятнами, слепыми прорехами в руинах былых воспоминаний. Неуловимо знакомые черты лиц казались чужими образами, вводящими в смятение.
   Окружающий мир стал истинной загадкой, еще большей - живущие в нем обитатели. Первые дни я вздрагивала от любого незначительного шороха, страшась собственного неведенья. Дивные существа, пьющие кровь и спящие днем вводили в замешательство своей покорностью и испытываемым страхом. Их взгляды, бросаемые исподтишка, наполнялись глубоким ужасом каждый раз, когда слова слетали с губ Крона.
   Дни сменяли ночи, чужие лица с каждым днем все чаще мелькали перед глазами, а жителей огромного особняка становилось все больше.
   Мой раненный друг, рассерженный зверь, больше не приходил. Он словно каменная статуя, игнорирующая воркующих птиц, оставил меня в одиночестве заточения. Крики не мешали ему, слезы не задевали сердце, а рыдания не трогали душу. Я осталась одна, тихо опустившись на колени и облокотившись о невидимую стену крепости.
   Меня предоставили самой себе.
   Часы летели, и понемногу, ситуация в этом странном мирке становилась все более понятной, что немало озадачило. Крон оказался жестоким правителем в их необычном обществе. Хотя как это - обычно, я тоже не могла вспомнить, но точно знала, или чувствовала - происходило что-то неправильное, из ряда вон выходящее, и это что-то мне не нравилось. Существа все прибывали, словно нескончаемый поток красных и желтых клыкастых воротничков. Трое человек, сидящих рядом на тронах, выглядели настороженно, бросая время от времени озадаченные взгляды. И если один из них был весьма доволен происходящим вокруг, то другие, рыжие великан и девушка, находились в постоянном напряжении. Лишь спустя несколько дней я, наконец, разобралась в сложившейся ситуации. И ужаснулась.
   Назревала война. И эту войну намеревался развязать Крон.
   Я смотрела в окно, наблюдая, как множество странных существ сражались парами под лунным светом, тренируя бойцовские навыки. Глазами зверя видела, как страх, превращаясь в жестокость, выплескивался в кровавых боях, как склоняют головы воины, пряча на лицах животный ужас, как умирают они от руки моего друга. Жалость сменила нестерпимую боль, но все изменилось, когда я увидела отражение в зеркале.
   - Нравится? - Хохотнул знакомый едкий голос. - Я решил немного изменить тебя.
   Ужасающее отражение повергло в истинный шок, когда разглядывала девушку в кроваво красном костюме с торчащими волосами, испачканными кровью, на лице которой играла мерзкая ухмылка, а белые глаза светились безумием.
   Боль затмила все чувства, роящиеся воспоминания заглушили мысли, мир словно взорвался вокруг. Память раздавила время, громко оглушила, заставив утратить способность здраво мыслить. Картинки лиц, образы сражений, кровь павших, вернулось все, что так хотела забыть. То, что так отчаянно вгоняло в тоску, то, что так сильно любила, и что вскоре могу потерять. Или уже потеряла? Возвратился весь ужас мира, в котором мне не было места, мира, в котором теперь не искала места. Я больше не была пуста. И больше не была свободна.
   - Зачем? - Устало выдавила в ответ, задыхаясь от сдерживаемых рыданий.
   - Чтобы сделать тебя сильнее.
   - Зачем? - Повторила в надежде, что все вокруг - лишь страшный сон.
   - Чтобы спасти тебя.
   - От чего?
   - От смерти.
   - Подобная жизнь - смерть для меня. - Протянула, пряча лицо в ладонях.
   - Глупая девочка, ты еще так мало знаешь, сторонишься всего, что предлагает тебе новый мир. Судьба дала второй шанс, а ты так отчаянно желаешь все испортить.
   - Испортить?! Я любила жизнь, обожала, пока была человеком! Пока не было тебя и нескончаемой резни, лишь чтобы выжить! И позволь заметить, это ты все отобрал! Нагло и предательски лишил меня собственного тела!
   - Да, потому, что ты угробить нас собралась! Глупая девчонка!
   - Это только мне решать! Это мое тело!
   - Было твое. - Хохотнул зверь, довольно рыча. - А теперь мне решать. Ты слишком слаба, чтобы обойтись без меня.
   - Значит, не собираешься возвращать мне контроль?
   - Конечно, нет. Особенно, если ты искренне не жаждешь заполучить все обратно в свои руки.
   - Сумасшедшее чудовище!!! - Крича, била кулаками о невидимую стену. - Ха-ха-ха, это я чудовище? А не ты ли вознамерилась убить себя ради призрачной победы? Не ты ли решила оставить любимых сердцу людей рыдать в одиночестве над бездыханным телом полукровки?
   - Ты ничего не понимаешь! - Слабо возразила в ответ, стараясь отстраниться.
   - Почему же, все очень просто, и мы оба это знаем. Ты слишком слаба, чтобы сражаться за право жить и любить. Конечно, гораздо легче уйти, гораздо легче погибнуть! Ведь так?! - Рыкнул низкий голос, сотрясая все вокруг.
   - Мне нестерпимо больно. Я не хочу видеть, как теряю тех, кого люблю.
   - Смерть неизбежна, но ты можешь управлять ею. Ты можешь бороться за людей, которые так дороги тебе.
   - Я устала бороться.
   - Твоими устами говорит страх и неуверенность!
   - Чего ты хочешь? Зачем возвратил меня? Сам же хотел свободы!
   - Я уже ответил.
   - Ах да, что бы сделать меня сильнее!
   - Да. И ты станешь, или умрешь.
   - Тогда покончим с этим, потому что я больше не хочу сражаться с собственной судьбой.
   - Это твой выбор?
   Лица родных, все радостные моменты в жизни, все любимые улыбки проплывали в памяти, заставляя чувствовать себя счастливой. Знакомые черные глаза улыбались, светясь любовью. В этот миг я почти поверила в сладостную сказку. Почти. Пока не представила картинки их смерти, пока не почувствовала боль утраты, пока красивые глаза хранителя не погасли для меня.
   - Да.
   - Тогда я покажу тебе, что такое истинная боль и страдания. И ты поймешь, что ошибаешься. Я заставлю смотреть, как они умирают. Все, кого ты любишь.
   - Что?! Нет, ты не посмеешь! Остановись, слышишь! - Кричала в истерике, ударяясь кулачками о нерушимую стену крепости, пока реальность не рухнула перед глазами.
  
   Маришка.
   Я сидела на троне, осматривая собравшихся верховных и властелинов. Злость и страх сковывали тело последних несколько дней. Впервые за многие столетия, будущее пугало меня своей неожиданностью. Все вокруг изменилось. Смех больше не звучал в замке вампиров. Здесь жила боль и смерть. Теперь у нее было имя - Майя.
   Каждый день кто-то из вампиров, осмелившихся перечить полукровке в любой незначительной мелочи, умирал. Теперь за окном проводились тренировки воинов, которых она самолично избрала в отряд, созданный исключительно ради уничтожения. Уничтожения всего живого на ее пути, быстро, искусно, не оставляя следов. То, что теперь творилось в пределах территории бессмертных, называюли подготовкой к сражению.
   Но не это пугало больше всего. Ужасала сама Майя. За одну ночь, милое и веселое создание, которое все мы любили и уважали, исчезло. Теперь рядом со мной на троне сидела убийца, от которой смертью пахло за версту. Она источала невероятную жестокость и силу, подтверждая мои ощущения, день за днем, когда, веселясь или взрываясь от злости, уничтожала вампиров. Вот и сейчас, полукровка выпила трясущегося кровопийцу, не моргнув глазом, лишь едко ухмыляясь. Даже знакомый облик девушки кардинально изменился, заставляя с опасением ждать следующего дня.
   Оставаться в замке становилось опасным, ибо все чаще белые глаза находили мой взгляд. И все чаще в них отражалось что-то неведомое, что-то приводящее в ужас, что-то, что вскоре должно было случиться.
   Даже неунывающий Игорь, начал сторониться холодной и чужой улыбки, расплывающейся на бледном лице когда-то родного человечка. Нередко его опасения выражали мои мысли, и все труднее становилось избегать девушку. Все труднее стало убеждать любимого в дальнейшем будущем благополучии.
   Более того, исчезла не только знакомая мне Майя, не появлялись здесь и хранители. Даже в облике вампира, ни Дамиль, ни сумасбродка Эния, ни даже Шамси, не навещали нас. За одну ночь изменилось все. И я не могла понять, что послужило причиной происходящего вокруг, но видела последствия.
   Марго больше не выходила из своей комнаты, радуясь, что о ней попросту забыли, и лишь время от времени просила Катьку принести что-нибудь "пожевать". И не напрасно, ведь теперь ее слабость могла стать смертельной. Катерина же, казалось, не обращала на происходящее никакого внимания, как и следующий за ней по пятам волк. Лишь иногда его злобный рык напоминал прибывшим обитателям о возможной опасности. Последние дни, она, словно тень, бродила по замку. Кай не отходил от Майи ни на шаг, ведомый диким желанием вырвать Лечу из лап Рустама. Рыжий громила, беспрекословно подчиняющийся ранее полукровке, становился все более хмурым, иногда сторонясь ее и бросая беспокойные взгляды.
   - Думаю, сотни вампиров вполне хватит, как считаешь? - Обратился незнакомый низкий голос Майи к сидящему рядом Каю.
   - Вполне, вот только как мы все доберемся...
   - А вот этим ты и займешься... вместе с Катериной. Надеюсь, она уже достаточно хорошо перемещается?
   - Да, девочка все схватывает налету.
   - Вот и хорошо. Возьмешь девчонку, прыгнешь вместе с ней... где говоришь ближайшая известная тебе точка к логову Рустама?
   - Испания. Севилья.
   - Транспорт?
   - Аэропорт Сан-Пабло. Можно добраться до Лиссабона, если нет прямого рейса до о. Санта Марии.
   - Отлично. - Усмехнулась Майя, глянув на бегущие стрелки. - До рассвета семь часов. У тебя уйма времени, чтобы добраться до острова. Жду вас завтра после заката.
   - Но если рейсы не совпадут...
   - Это твои проблемы! - Рявкнула вампирша, злобно сверкая клыками. - И будь добр, не натыкайся на прихвостней Рустама.
   - Я могу не успеть! - Подпрыгнул Кай, растерянно потирая глаза.
   - А ты попробуй. - Самодовольно протянула Майя, рассматривая длинные когти. - В конце концов, я ведь могу и передумать.
   И поднявшись с трона, направилась вон из залы.
   В следующую секунду след Кая простыл, и спустя миг, где-то в замке послышался визг Катьки: " Какого чер..."
   Рядом тихо поднялся рыжий великан, бросая озадаченный взгляд на меня.
   - Что здесь происходит? Что с ней стало? - Шепнула вампиру, на нижайших частотах.
   Громила смотрел в глаза, словно в душу, произнося:
   - Полукровка в лапах зверя... Теперь он правит. - И направившись к выходу, обернулся - Будь осторожна, Рыжая.
  
   Аластар.
  
   - В замке готовятся к битве, тренируются все свободное время. С каждой страны выбраны ею самолично лучшие воины. Она убивает по несколько вампиров в день, наверняка подпитывая силы для предстоящего сражения. - Докладывал один из хранителей, стоя перед правящим Союзом. - Узнать что-либо еще просто невозможно, полукровка запугала бессмертных так, что те готовы умереть, лишь бы не отвечать пред нею за предательство.
   Все хранители молча слушали, ловя каждое слово, и уличая возможную угрозу.
   - Она набирает мощь, силу, которой ранее не было и не должно быть. Даже слабые ведьмы и русалки чувствуют приближающуюся опасность. Бессмертные начинают волноваться.
   - Это еще не значит, что им что-либо угрожает. - Рявкнул, начиная понимать, куда клонит хранитель.
   - Прошу простить меня, я лишь высказал всеобщее мнение. - Тихо бормоча, поклонился молодой хранитель.
   - Он прав, Аластар. - Впервые за несколько дней обратилась Айсу. - Мне больно говорить, но Майя теперь опасна даже для нас. Я люблю эту девочку, но зверь управляет ею, и он силен. Представь, что может случиться, если он накопит слишком много энергии.
   - Майя не позволит ему преступить границы.
   - Она уже это сделала. И убивает всех вампиров подряд, а ведь большинство из них мирные существа и обращены не по своей воле. Если пострадают люди или другие виды бессмертных... нам придется...
   - Замолчи! - Крикнул, не в силах слышать подобное. - Это не произойдет! Слышишь?!
   - Аластар, прошу, возьми себя в руки. - Протянул Дамиль, устало обращаясь ко мне. - История повторяется. И я боюсь, что у нас попросту не останется выбора. Если зверь победит Рустама, его жажда наверняка не прекратится. Что тогда? Ты должен понять... мне больно, как и тебе...
   - Да что ты можешь понять?! Тебе больно?! Я тысячелетия искал Майю! И не позволю так просто уничтожить ее!
   - У нас нет выбора... - Тихо продолжал мой друг. - Я чувствую такую же боль... Но мы в ответе не только за собственную жизнь. Мы в ответе за всех бессмертных живущих на Земле, не говоря о людях. Прошу понять всех нас... Это уже не прежняя Майя... Ее больше нет.
   Впервые за тысячу лет, я испытывал разрывающую боль, уничтожающий страх за будущее. Впервые за тысячу лет, понимал чувства погибшего брата. Брата, который не смог смирится со случившимся, отдавшего собственную жизнь за возможность все исправить. Я больше не осуждал Хитоми.
  
   Майя.
   - Ты должен остановиться! - Тихо бросала слова в пустоту тьмы. - Я знаю, ты слышишь меня... правда?
   Но лишь тишина отвечала на заданный вопрос уже несколько дней подряд. А ведь недавно, я именно этого и желала - покоя. Подумать только, как тягостно может быть одиночество в тишине. Зверь был прав, я всего лишь маленькая трусиха, слабый ребенок, не способный защитить саму себя, что уж говорить об окружающих.
   - Ты не можешь убить их, слышишь! Не имеешь права!
   Но все крики, все попытки добиться ответа теперь казались бессмысленными. Я не была готова бороться за собственное счастье, за собственное тело, за собственную жизнь. Просто не хватало сил.
   Устало облокотившись о невидимую стену, наблюдала, как медленно рушиться все вокруг. Уже во второй раз. Вот только теперь в происходящем виновных не было. Никого. Кроме меня.
   Лихорадочно пытаясь найти возможность хоть как-то выбраться из плена, старалась запоминать увиденное и услышанное зверем. Надеясь использовать против него всю возможную информацию, которая только подвернется под руку, не оставляя попыток найти брешь в стене. Но иногда, тьма сгущалась, словно клубком вокруг меня, заставляя ослепнуть и оглохнуть, потеряться в пространстве. Я знала, Крон делает это специально, укрывая что-то важное от меня. Но и противиться не могла. Не знала как. Собственное сознание оказалось ловушкой, и только зверь имел ключи от этой темницы. Каждую ночь отрезок времени выпадал из моего восприятия. Что происходило в эти минуты?
   Но больше всего истошно вопила душа, плача о нем, любимом и таком родном существе. Почему он пропал, почему не зовет меня, почему не возвратит обратно то, что принадлежит лишь ему?! Столько дней прошло, а хранителя все не было. Тихо сжимая кулачки, болью заглушала мысли о том, что меня попросту оставили, обо мне забыли, и горящие черные глаза больше не хотят смотреть на полукровку. Отгоняя прочь отчаяние и грусть, каждую минуту в заточении, искала родное лицо, куда бы не бросал свой взор Крон.
   Последние лучи солнца исчезали, вместе с еще одним прожитым днем в плену собственного разума. Зверь тихо бесился, раздраженно меряя шагами залу в ожидании заката, предвкушая прибытие Кая и Катерины. Мы оба ждали. Он - в надежде получить информацию и преимущество в сражении, я же молила о благополучном возвращении Катьки, желательно живой и невредимой. В любом другом варианте, даже умудрись я выкарабкаться из всего этого дерьма, ее отец уж точно меня угробит. Так что не унываем и смотрим в будущее с оптимизмом! Нда... с оптимизмом рыбы на разделочной доске. Ну да ладно, подумаешь, проблема! И не из такого говна выплывали... наверное...
   Глухой грохот заставил Крона развернуться, когда посреди залы, с последним лучом солнца, два вампира шлепнулись на пол.
   - Да чтоб тебя, Катька! Я же просил не орать! Дура! - Рявкнул, испачканный с головы до ног грязью, Кай, тяжело поднимаясь с явно ушибленной задницы.
   - Да пошел ты, черт ушастый. - Буркнула девушка, за мгновение до того, как исчезнуть.
   - Вижу, вы все-таки нашли общий язык. - Гортанно хохотнул зверь, заставив Кая дернуться в испуге. - Ну-ка, порадуй меня хорошими новостями и скажи, что нашел их логово.
   - Как вы и полагали, они на острове Санта Мария. Логово располагается в тоннелях прямо под Церковью Святого Духа.
   - Хорошо. Надеюсь вы не оставили следов своего пребывания? - Протянул Зверь, растянувшись на кресле и зевая. Плечи Кая слегка напряглись, но голос звучал уверенно и твердо:
   - Вам не о чем волноваться.
   nbsp; - Этого нельзя делать! Он падет, а вместе с ним и Майя.
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&Глаза чудовища сверкнули, тихое шипение вырвалось из горла, как только колкий взгляд упал на застывшее в ужасе лицо. Мое лицо. Громкий рык отчаяния разлился в тишине, и лишь боль томилась в двух погасших черных угольках, где так яростно он прятал надежду когда-то. Только сумрачное сияние тумана тускнело с каждой секундой, обнаружив истинную суть застывшего в тревоге зверя. Стыд и злость на саму себя окутал мысли за лицо, явившее ему отвращеы уничтожить этих кровососов.
   - Как скажите. - Поклонился Кай, собираясь уходить.
   - Ах, да, и еще. Выбери десять лучших бойцов, пускай не отходят от нас ни на шаг. Самых слабых поставь впереди колонны. Пустим их на разогрев и посмотрим, какой сюрприз нам готовит Рустамчик. Я так понимаю, ты все равно долго не удержишься поблизости и побежишь спасать свою русалку?
   - Нимфу... - Поправил клыкастик, слегка улыбнувшись. - И да, я не смогу долго ждать.
   - Вот и хорошо. Оставляю эту рыбку тебе. Уговор гласил, что я помогу убить Рустама, и постараюсь сдержать слово, ее поиски - твоя забота. Времени будет мало, так что придется торопиться. Но как только найдешь русалку, отправь в безопасное место и возвращайся. Катерина не сможет перенести всех обратно до наступления рассвета в одиночку. Если предашь меня и покинешь вампиров на поле боя... хотя, ты ведь уже знаешь, что именно случится.
   - Я вернусь. Даю слово. - Поклонился вампир и вышел из залы.
   Следующие часы прошли в жутком ожидании неизбежного поворота судьбы. Моей судьбы. И что именно ждет нас со зверем впереди, оставалось неизвестным.
   Я внимательно ловила каждое слово на собрании, где Кай подробно описывал все местные достопримечательности, умудрившись даже захватить фотографии. И когда только успел их сделать?
   Тоннель в логово вампиров располагался прямо под утесом, в котором на фото скрывался один из приспешников Рустама. Вход в пещеру был тщательно замаскирован от посторонних глаз, и добраться до него для смертного казалось просто невозможным, но вампиру - не составит труда. Почти неприметный проход в обитель кровососов скрывался за выступом скалы, и, казалось, вот-вот увязнет в надвигающейся глыбе воды, волнами бьющейся о преграду. И именно здесь, вблизи утеса, нам предстояло "остановится".
   Все готовились к битве, набираясь сил и опустошая запасы крови, которые нескончаемо пополнялись местным властелином - Нико, одним из красавчиков-близнецов. Видимо проблемы с поставками крови все же разрешились. Взгляд зверя блуждал по вампирам, метающимся в приготовлениях, иногда останавливаясь на моих друзьях, что немало беспокоило. Каждую секунду я ждала удара в спину, в их спину. Но ничего не происходило. Видимо Крон решил сначала выиграть войну, а уж потом разобраться со всеми дорогими мне людьми.
   Я наблюдала его глазами, как суетятся в предвкушении сражения вампиры, и искренне сожалела об их предстоящей кончине, в чем даже не сомневалась. Не имея никаких выдающихся способностей, они использовались лишь для того, чтобы отвлечь внимание прихвостней Рустама от нас. А точнее, чтобы задержать их и выиграть время, ведь теперь, без помощи хранителей, нам понадобятся все силы и таланты. Вот почему, среди них не было ни единого властелина или верховного, дабы не потерять сильнейших и не вызвать склоки в верхушках правления. Порядок должен быть соблюден? Наверное, именно так и рассуждал зверь, и это говорило только об одном - по окончанию войны с Рустамом, он собирался править. Он был уверен в своих силах.
   Подобные мысли заставили мозг поднапрячься и лихорадочно искать решение наиболее важной проблемы - моего заточения. Крон не отвечал ни на провокации, ни на злость, слезы или крики. Но я знала - он слышит меня. И ждет. Я решила попробовать последнюю уловку - дать ему то, что он в действительности хочет, в чем нуждается. Главное, не пускать его в собственные мысли, не дать почувствовать слабость, отгородиться.
   Медленно, но уверенно, я поднималась с колен. И вместе со мной поднималась забытые гордость, сила, желание жить, чтобы спасти дорогих людей. И злость, которой теперь руководствовалась в своих решениях. Я решила во всем помогать Крону, усыпить его бдительность, оставив сомнения в прошлом.
   - А ведь все они смогут просто переместиться в любое другое место, как только запахнет жареным. Рустам, конечно, хочет нас уничтожить, но и врасплох себя застать не позволит. - Достаточно громко бросила в тишину, сделав выбор и становясь соучастником в будущей битве. - И когда мы нападем, им останется лишь сплюнуть и скрыться.
   - Он не уйдет. - Хрипло протянул знакомый голос из глубин тьмы, заставив ликовать в маленькой победе.
   - Почему же? Убить нас он сможет в любое подходящее время.
   - Не успеет.
   - Вот тут я бы поспорила. Мы его не на привязи, знаешь ли, держим. - Хохотнула в ответ, опираясь о невидимую крепость.
   - Не мы.
   - Что значит "не мы"? - Перекривила брошенную фразу, стараясь не переборщить с дерзостью.
   - Ты никогда не задумывалась о том, почему он все еще удерживает нимфу в плену, хотя Кай уже давно перестал служить ему?
   - Нет.
   - Вот и напрасно. А меня это заинтересовало. Даже очень.
   - И что же ты выяснил? - Мягко подтолкнула зверя к ответу.
   - Наш Рустамчик страдает страстью к коллекционированию, вот только вместо бабочек и марок, его интересуют бессмертные. Думаешь, он оставит свои бесценные экспонаты, которые собирал столетиями, нам? Нет, он будет стараться спасти всех их, вот только вряд ли успеет. Да и куда в столь сжатые сроки переправить живых и озлобленных существ со способностями, которые так и норовят уничтожить своего хозяина. Тебе ли не понять их чувств? - Хохотал довольный зверь.
   - Откуда тебе это известно?
   - О, милая, наша Марго бывает довольно разговорчивой. - Ухмыльнулся Крон, приводя меня в недоумение.
   - Но когда?... те минуты, что ты прятал от меня... что ты с ней сделал?! - Рыкнула, не в силах остановить всплеск дикой ненависти.
   - О, тебе не нужно волноваться об этом слабом и немощном существе. Она больше не стоит нашего внимания.
   - Что ты с ней сделал? - Тихо прошептала зверю, закрыв руками лицо. Не в силах сдерживаться, и, не желая услышать ужасный приговор, вновь сползала по стене в пустоту. Слезы комом душили горло, настигая ужасные догадки, но ответом была лишь тишина.
   Тишина. На все вопросы звучала лишь она, слишком громкая, чтобы продолжать слушать. Боль разъедала все вокруг, чувство вины поглощало без остатка. А ведь она могла быть счастлива, маленькая хрупкая девочка с голубыми глазами, обожающая готовить. Я никогда не смогу простить себя за случившееся, и не имею права допустить, чтобы подобное повторилось.
   Раскинув руки и ноги, словно на полу, я лихорадочно искала выход из положения. Мучавшие вопросы роились, словно живые, не позволяя забыться. Почему зверь так легко смог заточить меня в собственном теле? Почему он слышит меня, а я его - нет. Почему он сильнее? Неужели вампирская природа взяла верх над кровью хранителя? А ведь именно благодаря хранителю я стала сильной. Ведь я не обычный вампир! Не простой кровосос, обуреваемый жаждой. Пусть даже говорят, что бездушна, плевать, я не могу просто исчезнуть. И не дам себя похоронить!
   Поднявшись во второй раз, и посмотрев в безграничную тьму, откуда Крон черпал свою силу, обернулась к ней лицом и направилась вглубь. В сердцевину собственной слабости, страха и неуверенности. И я должна была найти и вернуть то, что по праву принадлежало мне. Отыскать саму себя.
  
   Маришка
   Прослушав всю собранную Кайем информацию об острове и расположении логова, мы принялись обсуждать возможные тактики наступления.
   - Это наверняка не единственный вход в пещеру, они в итоге могут скрыться.... - Обратилась к Майе, сверкающей белыми глазами, которые все еще наводили знакомый ужас.
   - Мариш, они в любой момент могут переместиться, куда захотят. - Прервал Кай, все больше хмурясь.
   - Она права. - Хрипло протянула Майя. - Должен быть другой выход. Как и Марго, он, скорее всего, держит людей, кормилиц. Надо же чем-то питаться, и сильно сомневаюсь, что они сторонники консервации.
   - Но мы обшарили весь остров...
   - А здания?
   - Церковь...и часовня...но там же люди... - Хмурился Кай, все больше напрягаясь.
   - Которыми он может поживиться. Вот и проверь, у тебя еще достаточно времени. И будь осторожен, постарайся остаться незамеченным. Неожиданность - наш единственный козырь. - Вздохнула полукровка, опустившись в кресло. След Кая простыл спустя миг, а я все не сводила взгляд с напряженного силуэта Майи. Столь знакомы и одновременно чужие стали черты ее лица. Жестокость всегда была присуща этой хрупкой, на первый взгляд, девушке, но все ее проявления оказались обоснованными и справедливо заслуженными. Теперь же насилие стало пищей и удовольствием, а появившийся холод во взгляде настораживал и замораживал душу в первобытном страхе. Слишком расчетлива, слишком ожесточенна, сильна и непредсказуема. Словно кто-то чужой управлял ею, подобно марионетке. Ранее, каждый раз, когда Майя поглощала энергию, каждый раз, когда освобождала силу, будто менялась, становилась другой. Теперь же, бывшие черными глаза, побелели, изменились, принеся с собой перемены в ее душе. А была ли она, эта душа? Теперь каждый день я задавалась недопустимым ранее вопросом.
   - Она все больше пугает меня. - Произнес Игорь, стоя у камина предыдущей ночью. - Не знаю чего теперь ожидать. Словно подменили. Я беспокоюсь о тебе
   - Глупости, не говори так. - Шепнула любимому, нежно прижавшись к широкой сильной спине.
   - Мне не нравится, как она теперь смотрит на нас... словно... на вкусное блюдо, что ли.
   - Тебе показалось...
   - Мари, мне не по душе все, что происходит сейчас в клане. Я беспокоюсь... - Повернувшись, продолжил Игорь, обнимая мои плечи и тесно прижимая к себе. - Боюсь отпускать тебя.
   - Майя не раз спасала наши жизни, ты сам знаешь. Ей незачем вредить нам. - Бормотала Игорю, наслаждаясь прикосновениями лица, зарывшегося в мои волосы.
   - У меня нехорошее предчувствие... прошу, будь осторожна.
   - Это лишнее, не стоит волноваться. Лучше вернемся в постель. - Потянула, слегка кусая его шею.
   - Думаешь, сможешь вот так просто заставить меня замолчать?
   - А что, не получится? - Ухмыльнулась в ответ, целуя смеющиеся губы.
   Тогда, вполне успешно у меня получилось заставить замолчать Игоря, а вот собственные мысли... как заставить замолчать их? Ибо теперь они, как и все вампирское существо, вопили об опасности. Вот как сейчас, когда эти жуткие белые глаза ловили в плен мой испуганный взгляд, а дикая ухмылка искажала красивое лицо.
   Все последующие часы до рассвета, Игорь не отходил от меня ни на шаг, стараясь не выпускать из виду. Он заметно нервничал, как и все вампиры, готовящиеся к битве, что сильно злило и раздражало меня. Нет, не чувства о предстоящем сражении, а то, что он в нем участвовал. Это заставляло переживать и отвлекаться, а мозг кипел от идей, возможных уловок, лишь бы оставить его в замке на время столкновения. Все просьбы о том, чтобы позволить уйти одной, игнорировались, как бы не умоляла его остаться.
   - Я просто не могу отпустить тебя без присмотра. - Ухмылялся Игорь, легко потрепав рыжие волосы. Вот так просто любые доводы оказались напрасны. И уже перед рассветом шепнул: - Ты ведь знаешь, как сильно я тебя люблю, правда?
   - Угу, спи уже. - Прижавшись теснее к вампиру, улыбнулась и провалилась в сон.
  
   Майя
   В знакомой бездонной пропасти я лихорадочно пыталась найти способ возвратиться. Искала всю силу, накопленную в сражениях и нагло украденную зверем. Он питался туманом, получив возможность заточить меня в плен, и стал невероятно силен. И раз он смог воспользоваться подобным преимуществом, почему не могу я?
   Вот только уже довольно долгое время, поиски не давали результата. Я, словно малый птенец, заблудилась в гнезде. Кромешная тьма медленно окутывала былые надежды. Как бы не старалась, созданная Кроном темница оказалась гораздо надежней, чем я надеялась, и что главное - ей буквально не было конца.
   Как далеко я успела зайти? И смогу ли вернуться? Часы текли, а выхода все не было. Я успела не только заблудиться в закоулках собственного сознания, но и потерять надежду увидеть родных людей, хотя бы сквозь невидимую стену заточения. Ну что ж, по крайней мере, у меня есть вечность, чтобы блуждать здесь. Пока Крон уничтожает все, что я так сильно люблю.
   Напряжение и злость на саму себя разрывали изнутри. Как я могла отдать зверю власть над собой, как могла так просто сдаться?! Неужели и вправду столь слаба?! Неужели не могу дать отпор страхам собственной души?! И да, черт возьми, у меня несомненно есть душа, что бы там не говорили! Разве слабой меня воспитывала бабушка?! Разве зря она гордится внучкой?!
   Я присела на корточки, закрыв глаза и опустив руки, представляя, что касаюсь земли. Даже тьма имела сущность в моем мире. И сейчас я как никогда хорошо чувствовала ее, ведь она тоже часть меня. Та часть, от которой я всегда отказывалась, которую гнала прочь. Теперь же я впустила ее в свою душу. Я вампир. Не только кровь хранителя текла в моих венах когда-то. Я - полукровка. И больше не намерена отрицать этот факт.
   Словно теплая пелена окутывала меня, когда, подобно лаве, впиваясь цепкими щупальцами, возвращалось обратно то, от чего я когда-то отказалась. Я больше не боялась потерять контроль над собственными желаниями, над жаждой крови и смерти, теперь все это принадлежало мне. Вместе с пониманием вернулись и воспоминания, не мои, а моего создателя. Вернулась сила, которую он отдал своему единственному творению, опыт, знания прожитых столетий, желания и мечты, возможности и предубеждения, страх и жестокость, отчаяние и... любовь. Все стало на свои места, вместе с последними тенями, скользнувшими внутрь моего существа.
   И впервые со времени смерти, я родилась заново, чувствуя себя как никогда полноценной. Впервые, вздохнула полной грудью. Это было неописуемо приятно! И как только могла забыть, это чувство наслаждения дыханием жизни?! Вокруг вдребезги рушились воздвигнутые стены собственной крепости, и, открыв глаза, взору предстал мой внутренний цельный мир. И зверь шел навстречу, довольно, как никогда ранее, улыбаясь. Его глаза горели радостью и успокоением. Он словно призрак, плыл посреди искрящегося света моего освобождения. Тихое рычание вырвалось из уст Крона, за миг до того, как растворится во мне вместе с тьмой, которую олицетворял: "Наконец-то проснулась, крошка. Теперь можно не беспокоиться. Ты справишься".
   Словно тяжелой волной, поток сдерживаемой силы ворвался вместе со зверем, заставляя пробудиться. Заставляя вернуться туда, где было мое место.
   Я открыла веки, и впилась взглядом в представившийся, невероятной красоты пейзаж, где о крутой утес бились острые волны,... а за спиной стояли десятки вампиров, готовые к смерти...
  
   Люди часто говорят: "тихо, как в гробу", вот не знаю как именно там тихо, не удосужилась побывать, но сейчас тишина была столь беззвучна, что останься я человеком - заболели бы уши. Еле касаясь земли, вампиры осторожно перегруппировались, окружив меня и старейшин, как и планировалось ранее. Все готовились к сражению, напоминая моей восторженной свободой душе, что пора закругляться с созерцанием красот природы и стянуть с лица глупую улыбку. Хотя так и хотелось крикнуть: "Я вернулась!!!" Чувства единения с самой собой переполняли душу и тело, пока воспоминания зверя не слились с моими собственными. Пока я, наконец, не поняла, почему именно Ноа так и не вернулся. Боль, сожаления и злость на быстро остудили былой пыл, заставив вернуться к реальности.
   Рядом со мной, нервно дергаясь, ждал своего звездного часа Кай, еле сдерживая порывы рвануть за своей нимфой. Маришка, держась около Игоря, уже успела отрастить длинные когти. Викинг, облачившись в любимые доспехи, переминался с ноги на ногу за моей спиной и не спускал взгляда со Славика, который сильно изменился со времен нашей последней встречи. Тем легкомысленно влюбленным, наивным парнем больше и не пахло. Это был совсем другой человек, изменившийся... чужой. Почему-то, мне не хотелось даже думать о том, как именно викинг его "перевоспитал". Но больше всего удивила Катька, прячущая руки глубоко в карманы куртки, на лице которой не было ни единой эмоции. Теперь оболочка ощутимо изменилась: расплывчатый когда-то туман, словно ковром, покрывался маленькими острыми шипами, напоминая ежа, черная тварь больше не двигалась, а на перевязанных бинтами запястьях аура выдавала следы незаживающих ран. Волк все так же стоял на страже ее покоя, тихо скалясь у ног девушки. Звериный оскал открывал значительно удлинившиеся клыки, шерсть стояла дыбом, а подушечки лап нервно вжимались в землю, словно ожидая чего-то. Что-то в этом животном было не правильным, и где-то глубоко в душе зарождалось тревожное предчувствие.
   Все замерли, и я тихо опустилась на колени, прижав ладони к земле. Импульсы энергии бежали из рук, словно волны, цепляясь за каждую преграду, находя всех вампиров в ближайшей округе. Проникая под землю, они сканировали скрытые тоннели и их жителей. Здесь были клыкастые существа с уже знакомой аурой, кишащей клубами змей, обычные смертные, знакомая оболочка Рустама, несколько странных энергетических полей, видимо принадлежащих пойманным бессмертным. Всех пленников коллекции сосредоточили в отдельных камерах, окруженных какими-то металлическими стенами. В закоулках туннеля их располагалось девятнадцать, и в каждой находилось по одному существу с весьма необычными аурами. Но было еще кое-что, поставившее меня в тупик. Помимо пленников, здесь находились обладатели незнакомых оболочек, перемещающиеся по убежищу абсолютно свободно. Их ауры напоминали плотную сеть Кая, но гораздо тоньше и все же не были туманом, присущим вампирам. Но еще больше удивило присутствие оболочки, которую я встречала уже не впервые, но о которой благополучно успела забыть. И видимо напрасно. Потому, что именно ее я наблюдала у вампирши, находящейся на поединке за звание старейшины. Вампирши с оболочкой, походившей на ауру Ноа... на энергию хранителя.
   - В логово не заходить никому кроме старейшин. Мы будем ждать их здесь. Окружите оба выхода. - Начала, меняя все наши планы и призывая старейшин приблизиться.
   - В чем дело? - Занервничал Кай, насторожившись.
   - Там около двадцати пленных с неизвестной аурой. Другие виды. Их нельзя освобождать. Никого кроме нимфы.
   - Но разве мы не для этого сюда пришли? - Нахмурился Игорь, не отступая ни на шаг от своего сокровища.
   - Пока нельзя. Представьте себя, заключенными веками в подземелье, после того, как вырвались на свободу. Они будут убегать...
   - И крушить все на своем пути. - Добавил викинг, тяжело вздыхая.
   - Вот именно. И это при том, что мы тоже вампиры. В затравленных, глазах ничем не отличающиеся от палачей. Пока не покончим с Рустамом и его подручными - не смейте их трогать.
   - Но тогда вампиры перенесут пленных в другое место. - Возразил Игорь, сжимая руку Маришки.
   - Не успеют. Чтобы удержать бессмертных, нужны особые условия. Не переживай, Робин Гуд, мы их освободим. - Подмигнула Игорю, ухмыляясь.
   - Майя? - Робко обратилась Маришка, впиваясь взглядом в мое лицо. - Это ты? Ты вернулась?
   - Ну вообще-то да, но сейчас не время... - Договорить я не успела, задохнувшись в объятиях рыжей вампирши. - Тише-тише, твои когти...
   - Ох, прости. - Довольно улыбаясь, отскочила подруга, и сразу же нахмурилась. - Но глаза... они все еще белые...
   - Ах, это... так, наверное, теперь будет всегда. - Устало вздохнула уставившимся в лицо вампирам.
   - Тебя не хватало. - Смущенно потупившись, бормотал викинг, отчего я на мгновения опешила.
   - Я тоже очень скучала. - Улыбнулась друзьям. - Но об этом мы поговорим позже.
   И закрыв глаза, я направила поток силы прямо в руку, заставляя ее извиваться, набирать форму и создавать идеальное оружие, искрящееся острое лезвие, способное поглотить и уничтожить Рустама.
   - О, вижу, ты перешла на новый уровень? - Хохотнул Игорь, довольно разглядывая меч, рукоятью обвивавший руку до локтя. - Хочу такую же штуку. Сделаешь?
   - Обязательно. Когда подрастешь. - Подмигнула в ответ. И уже громче, для всех воинов добавила: - А сейчас о главном. Кроме вампиров, здесь находятся смертные, которых мы не имеем права уничтожать, и новые гибриды. Я не стыкалась с такими ранее. Потому... будьте осторожнее.
   - Что за гибриды? - Насторожился Кай.
   - Не знаю, но они не похожи на вампира... - Бормотала, вспоминая пережитые ощущения.
   - Так вытяни из них жизнь, как раньше. - Раздражался вампир.
   - Не могу. В их оболочке чертовы твари...
   - В прошлый раз тебе это не помешало!
   - В прошлый раз я отключилась на несколько дней! Или забыл?! А помочь нам сейчас некому!
   Да, теперь некому. Я сама виновата в этом. Я сама прогнала Ноа. Но больше всего на свете, хотела увидеть его еще хотя бы раз.
   - Ладно, думаю пора начинать. Кай, заберешь девчонку и возвращайся.
   След вампира в мгновение пропал, и я опустилась, касаясь земли руками. Нарочно пустив ощутимо сильный импульс сквозь расстояние, видела, как под землей замер Рустам и дернулось тело девушки-хранителя, как медленно, она обернулась, уставившись прямо на нас. В эту секунду знакомый энергетический щит, словно перчатка, накрыл всю территорию логова, закрывая вход посторонним. А прямо перед воинами, шипя и скалясь, гордо восстали более двадцати, кишащих змеями, бессмертных.
   - Не отходите далеко. - Бросила друзьям, выступив вперед и приготовившись к битве.
   - Не шдали ваш так рано. - Выплюнул двухметровый змееносец, шепелявя и заплевываясь. - А мы гоштей не любим.
   - И опять, двадцать пять! Где ж вас таких дефективных Русланчик откапывает, ну правда, а?! Ни речью, ни мозгами пользоваться никак не научитесь. - Не удержавшись, расхохоталась окривевшему верзиле.
   - Ах ты, шука!!! - Заорал клыкастый переросток и, рванув вперед, переместился прямо предо мной, замахиваясь громадной лапой.
   Он двигался неуловимо быстро, но уже не так молниеносно и смертельно, как раньше. Или, точнее, я не была столь медлительной, как когда-то, до воссоединения со зверем. Меч сверкнул в недрогнувшей ладони, когда его лезвие мягко плыло сквозь тяжелое тело, зарываясь все глубже в живот вампира.
   - Правильно произносить: с-у-к-а. - Шепнула застывшему громиле, проворачивая меч, сквозь который уже просачивались последние капли тумана. Клубы змей в ауре разъедало изнутри, пока их носитель бросал в ужасе последний взгляд.
   Вырвав оружие из застывшего тела, отступила, пока необъятная туша глухо валилась на землю. Не хватало еще быть задавленной под двухметровым трупом с "фифектами фикции".
   - Один - ноль, мальчики. - Хохотнула притихнувшим вампирам, которые на мгновение превратились в соляной столб. И отряхнув окровавленное лезвие, скомандовала:
   -Вперед.
   Все вампиры ринулись в бой, который с каждой минутой перетекал в кровавую бойню, и далеко не в нашу пользу. Мгновенно перемещаясь с места на место, вампиры медленно, но уверенно истребляли мое войско. Теперь я лучше понимала, что значит "жертвовать пешками". Стараясь не отходить далеко от друзей, и смотреть по сторонам, пользовалась каждой подвернувшейся возможностью уничтожить врага. Вот и сейчас, целясь в горло змееносца, лезвие со свистом рассекало лишь воздух, а инстинкты заставляли увернуться, пряча собственную голову, пока сзади замахивался переместившийся убийца. Кружа в смертельной схватке и стараясь предугадать движения соперника, не отрывала взгляда от друзей, которые пока не давали повода усомниться в их силе.
   Викинг с диким ором сбивал с ног мелких клыкастиков, пока те расправлялись с моими воинами, и, застав врасплох, оглушал ударом вампиров, отрывая головы, и не даря шанса на побег. Маришка, прижавшись спиной к Игорю, кружила вокруг него, рассекая когтями воздух, а иногда и шеи сумасшедших убийц. Словно дикая кошка, защищающая свое дитя, не давала вампиру шанса достойно сражаться. Все так же тихо, без единой эмоции по полю боя перемещалась Катерина, отрывая зазевавшимся вампирам головы, пока разъяренный волк разрывал им в клочья глотки.
   В очередной раз лезвие рассекло давно умершую плоть врага, обезглавив змееносца. Битва все продолжалась. Еще десяток зараженных вампиров мигали перед глазами, а добрая половина моей армии уже была уничтожена. С каждой секундой все труднее казалась задача - уравнять счет. Сейчас, как нельзя кстати, оказалась бы помощь Кая, но его все не было. Чертов предатель!
   Шутить больше не хватало времени, силы оставались не равными даже с моими способностями, ведь высосать всех бессмертных я не могла. Не потому, что боялась, не потому, что была слаба. А потому, что там, под землей, все еще наблюдая сражение, ждала девушка-хранитель. Ждала своего часа. И если бы все-таки решилась выпить всех вампиров - ослабела бы, оставив друзей беззащитными, ведь только ауру хранителя я не могу поглотить. Ведь только аура хранителя смертельна для меня.
   Уклоняясь от ударов, старалась не думать об одном верном, но пугающем исходе этой маленькой войны. Я могла остановить ее. Прямо сейчас. Выпив всех их до дна вместе с хранителем... и оставив этот мир.
   Но только не сейчас. Не так. Я не могла уйти, не взглянув последний раз в любимое лицо. Не сказав о тех чувствах, которые так сильно пугают меня. Не извинившись за проступок зверя.
   Еще минута. И войска больше не осталось. Два десятка воинов, оставшихся в живых, медленно уходили в небытие, смело сражаясь с порхающим вокруг врагом. Именно в этот момент дикий вопль, словно нож, заставил испытать страх. Крик Маришки, который навсегда останется в моей памяти.
  
   Уже несколько сотен лет я не получала столько удовольствия от битвы. Порхая по земле, уклоняясь от ударов, и отрывая конечности бессмертным, можно было забыть обо всем. Наверное, именно этого не хватало так сильно. Слишком спокойной и размеренной казалась жизнь последние десятилетия. Но ни единой секунды я не жалею ни о чем, ведь теперь у меня есть свое маленькое личное счастье, затмившее радость сражения, которое сейчас так бережно старалась защитить.
   - Сзади! - Крикнул Игорь, метнув нож прямо над моей головой. Лезвие просвистело почти касаясь волос, и застряло во лбу вампира, готовившегося переместится. Сверкнув когтями, я полоснула клыкастого по горлу, снося голову с бренного тела.
   - Третий. - Довольно взвизгнула, оборачиваясь, в настороженное и сосредоточенное лицо любимого мужчины. - Ты настоящий герой!
   - Маша... - Донесся любимый голос.
   Я не успела ответить, увидев Игоря подлетевшего с ножом, словно заключающего в объятия. Лезвие проскользнуло под руку, впиваясь в кровожадного монстра взревевшего от боли за моей спиной. Вывернувшись, и оказавшись меж двух бессмертных, рванула когтями живот убийцы. Следующая секунда текла, словно в замедленной пленке, когда, исчезнув, вампир материализовался сзади Игоря, хватая лапой его за горло. Время остановилось и с диким воплем, я бросилась на исчезающего вместе с Игорем вампира.
   Будто вихрь воздуха подхватил тело, неуклюже бросая на мокрую траву. Мы перенеслись. Но куда? Ударившись головой о камень, старалась быстрее вскочить на ноги, заметив, как неумолимо надвигается гора мышц. Голова все еще гудела, когда он бросился на меня, раскрывая для укуса пасть. Грубые руки схватили за плечи, дав возможность ударить в раненный живот. Вампир взвыл, на секунду ослабив хватку, позволяя освободить руку. Вытянув когти, с улыбкой на губах, я проткнула его челюсть, срывая часть головы. Безжизненное тело рухнуло на землю, потянув меня за собой. Тяжело поднявшись на колени, сквозь страх, я искала Игоря. Глаза метались в поисках единственно важного существа на земле.
   И впервые в жизни боялась найти то, что так искренне желала.
   Зрение становилось все яснее, и все лучше я видела неподвижное тело, лежащее у скалы. Не в силах остановить вырывающийся крик, бросилась к Игорю, моля о чуде. Но так и не смогла приблизится к нему. Не смогла утешить, сказать, что раны заживут, коснутся красивого лица и заглянуть в любимые глаза, которые сейчас смотрели на меня. Подернутые пеленой, безжизненные глаза...
   Ноги подкосились, заставляя онемевшее от ужаса тело пасть. Вместе с ним в незримую пропасть медленно проваливалось мое сердце. Боль застилала глаза, я уже не чувствовала ран, меня разрывало изнутри. Невидимые слезы жгли глаза, комом сдавливая горло. В немом рыдании, захлебываясь воздухом, я тянулась к нему, единственному спасению, единственному лучику света всей моей ничтожной жизни. Хватая его руки, касаясь дорогих черт лица, просила проснуться. Обнимая широкие плечи, звала Майю, умоляла и ругала в гремящую тишину. Целуя замершие губы, молила о жизни. Потом о смерти. Но только вместе. Вместе навсегда. Без него я не была жива, без него я не жила.
   Первая слеза коснулась сухой земли.
   Все исчезло, я, словно очутилась за гранью мира, в кромешной тьме, от которой глаза ослепли. В мире, где истошный крик тонул в потоках боли, где больше ничего не измениться для меня, где не существует времени, и есть только хаос.
   Если бы я была чуточку сильнее, быстрее, смелее...
   Прижавшись губами к застывшим глазам, выжигая в памяти любимые черты лица, отказывалась смириться с судьбой. Где-то глубоко внутри рождалось чувство, будто этого момента я ждала всю жизнь... когда больше не смогу вернуться, когда меня окончательно сломают...этого момента.
   Последний раз, последний крик, последний поцелуй...
   -Не важно, как пристально я смотрю на тебя... ведь ты не заметишь... Я запру все чувства на замок...утону в печали...и тихо прошепчу тебе на ухо:
   "Знаешь, Игорь, очень страшно, когда больше нечего бояться..."
   Немой крик вовек не сможет выразить глубины всей боли моего конца, когда, судорожно сжимая любимые плечи, я звала Бога.
  
   С каждой минутой я теряла одного из вампиров. Каждый следующий миг приближал к неминуемому концу. Прихвостни Рустама теперь сражались гораздо умнее, кусаясь словно собаки, с каждым разом наносили новые раны, истощали и рвали в клочья, не позволяя к себе прикоснуться. Как и волк, Катя балансировала на грани истощения, викинг потерял былую изворотливость, находя спасение в помощи Святослава. Еще десяток самых ловких и искусных бойцов умудрились продержаться столь долгое время. Отголоски крика Маришки все еще гремели в голове, заставляя мысли рисовать ужасные картины. Множество изувеченных тел, словно ковром, укутали поле боя, а я даже не успела добраться до энергетического щита, покрывающего логово вампиров.
   В этот момент, понимая, что пути обратно не существует, мысленно пала духом, лишь по инерции продолжая сражаться. Лихорадочно пыталась отыскать способ сохранить оставшимся в живых друзьям, жизнь. Но, не умерев самой, это казалось просто не возможным. Сейчас, как никогда, я нуждалась в помощи и мысленно звала Ноа.
  
   Глава 9
   Катерина.
   Ранее.
   С рычащим волком на руках, я бросилась в свою комнату, плотно прикрыв дверь. Не жалея чистые простыни, положила окровавленного зверя на кровать, осторожно укладывая на глазах заживающую, но все еще разорванную голову. Ткани, словно нити, вплетались друг в друга, маскируя нанесенные увечья. Магия Майи действовала быстро, не оставляя шанса смерти забрать столь прекрасное существо. Очередной рык вырвался из горла волка, и тяжелые веки дрогнули, заставив замереть на месте, и заворожено наблюдать золотой блеск его карих глаз. Могут ли животные чувствовать человеческие эмоции? Понимать происходящее вокруг? Раньше я думала, это подвластно лишь людям. Но сейчас, вглядываясь в его глаза, терялась в догадках и сомнениях. Вся вселенская боль, одиночество и благодарность светились в усталом взгляде животного.
   Красивые глаза закрылись, и мирно посапывающий зверь провалился в сон.
   Спустившись на кухню, и схватив две глубоких миски, мотнулась в зал отдыха старейшин, где наверняка в обустроенной маленькой кухоньке затерялось что-то съедобное. Как ни странно, Марго, став человеко-вампиром, в корне изменила своим пристрастиям в еде и сидела на диете "да здравствует обескровленный бекон и яичница!" Так что, уподобившись мелкому воришке, вытащила из холодильника приличный кусок мяса. Надеясь, что волку подобное придется по вкусу, вдобавок ко всему схватила кувшин воды и поспешила вернуться обратно.
   Мирно посапывающий комок шерсти все так же покоился на кровати, время от времени, подергивая ушками. Зашторив плотно окна и поставив у стены миски с водой и мясом, осторожно легла на пустующую половину кровати. Волк все так же крепко спал, и, прикрыв глаза, я устроилась поудобнее. Минуты приближали рассвет, и скоро меня настигло желанное хоть и непродолжительное забвенье.
   Когда с последним лучом солнца веки распахнулись, моему взору предстала изумительно-умилительная картина: в центре комнаты, как нив чем не бывало, волк, уподобившись собаке, судорожно мотался, пытаясь ухватить себя за хвост, при этом гавкая и фыркая носом. Улыбка расползлась на лице, наблюдая, как резвиться маленький зверек. Взгляд упал на миску с едой, и улыбка стала шире.
   - Вижу, еда пошла тебе на пользу. - Хохотнула, не отрывая взгляда от резвящегося животного, пока звук моего голоса не заставил его подпрыгнуть в воздухе и настороженно замереть. Карие глаза уставились прямо на меня, следя за каждым движением. Тело волка напряглось в ожидании нападения, напоминая, что предо мною опасный зверь.
   - Я тебя умоляю, только не надо вот так на меня смотреть. Больно ты мне нужен. - Протянула, раскинувшись на кровати и, потянувшись, зевнула. Ни один мускул зверя не дрогнул, только золотистые глаза впивались в мое тело. И повернувшись к нему, перехватила застывший взгляд. - Даже не думай нападать на меня! Лучше скажи спасибо, что спасла вчера твою задницу, маленький комок шерсти!
   Глаза зверя вытаращились, и собачий лай был мне ответом.
   - О, так ты и гавкать умеешь! Но это не дает тебе права меня так нагло перебивать! Тихо, кому сказала!
   Лай прекратился, и теперь карие глаза смотрели с любопытством, а сильные лапы мяли мягкий ковер.
   - Надеюсь тебе здесь понравиться, потому что теперь это твой новый дом. - Поднимаясь, заявила зверю. Тело волка напряглось, и острый оскал появился на мохнатой морде. - Что? Ты чем-то недоволен? Хочешь обратно вернуться в свою стаю? Ну что ж, пожалуйста, только не забывай, что они с тобой сделали. Или думаешь, твои друзья не закончат начатое?
   Зверь все так же скалился, а оскал становился все шире.
   - Глупый, неужели надеешься стать свободным? - Хохотнула, приближаясь к волку. Злобный рык заполнил комнату и в следующую секунду, словно натянутая тетива, тело зверя летело на меня с желанием разорвать.
   Жаль, животное не знало, каков его противник. Словно в замедленной съемке, где я даже успела разочарованно вздохнуть, мои пальцы схватили летящее тело за горло. На вытянутой руке, трепыхаясь, и задыхаясь от нехватки воздуха, волк смотрел в мои глаза.
   - Больше ТАК никогда не делай! Слышишь! Иначе будешь ходить голодным и не получишь больше мяса! - Улыбаясь, осторожно опустила рычащего зверя на пол, медленно разжимая пальцы, давая понять, кто здесь главный. - Больше не бросайся на меня. Это не справедливо. Я тебя спасла, просила Майю о помощи, накормила, и никакой благодарности. Нет, в следующий раз ты так просто не отделаешься! - Бормотала зверю, медленно отступив и мысленно удивляясь, что он не напал. Более того, выпучив глаза и наклонив голову, волк тихо сидел, уставившись на меня, словно... обалдев? Ну вот, теперь от меня в шоке не только люди, но и звери. Прогресс на лицо. - Кстати, ты, наверное, уже проголодался? Подожди немного...
   Бегая по комнате от уборной к шкафу, пыталась сохранить равновесие, натягивая колготки и чистя зубы одновременно (не одному же Цезарю быть талантливым), пока зверь улегся на лапы и наблюдал за мной, поворачивая в стороны голову в такт беспорядочным метаниям.
   - Все! Пора покормить желудок. Дуй за мной. - Бросила таращащемуся животному и приоткрыла дверь. К великому удивлению, волк, будто нарочито медленно поднялся, но все-таки вышел в коридор. Эта, хоть и маленькая уступка, была моей большой победой.
   - Вот и молодец! - Бросила зверю, закрывая дверь и игнорируя гортанное рычание. - А теперь запоминай правила. Первое - никуда от меня ни на шаг! А то ведь и съесть могут, кто знает, какие у вампиров вкусовые пристрастия. Второе - не смей гадить в доме, понял?! Иначе Майя нас обоих выдворит отсюда!
   Тихое рвав-рав за спиной, показалось мне очень даже похожим на согласие.
   - Это ведь она тебя исцелила, между прочим, так что советую с ней осторожнее. Сильная вымахала зараза, прихлопнет и даже прощенья не попросит. - Улыбаясь, бормотала волку, время от времени, замедляя шаг, чтобы приучить его находиться рядом. - Не вздумай бросаться на лю... вампиров, усек?
   На уже привычное равф-гррр, я кивнула, провожая своего нового друга в направлении кухни.
   - Наконец-то я тебя нашел! У нас занятие должно было начаться десять минут назад! Где тебя черти вечно носят?! - Раздраженно шипел Кай, подлетев ко мне и хватая за руку, потянул за собой. Пока не услышал громкое рычание волка летящего прямо на него с раскрытой пастью и угрожающе длинными клыками. В ту же секунду Кай материализовался в конце коридора, позволив зверю приземлиться на пустующий пол. Рев разочарования вырвался из горла животного и, развернувшись в направлении вампира, он медленно начал второе наступление.
   Бросившись к волку обхватила руками за сильную шею, пытаясь удержать.
   - Да остановись же ты! Стой, кому сказала! - Клацнув острыми зубами, не отводя дикого свирепого взгляда от Кая, он все же остановился. - Это, между прочим, мой учитель. Нельзя есть моего учителя, слышишь! Так поступать совсем не красиво! Вот пройду обучение, потом может быть, а пока ни-ни!
   - Ты зачем сюда волка притащила?! - Орал взбешенный Кай, медленно подходя ближе.
   Успокоившись, золотые глаза, словно в немом непонимании уставились в мое лицо.
   - Да-да, я тоже считаю его противным, но не грызть же за это каждого.
   Тихо фыркая, словно соглашаясь, волк сел на пол, и отпустив его, обратилась к Каю:
   - Он теперь со мной. Майя разрешила. И мне нужно его накормить. Подождите еще несколько минут. - Не ожидая ответа, вместе с волком, мы побежали к кухне, пока Кай орал вдогонку: " Что за молодежь больная пошла?!"
   Медленно, день за днем, словно приручая, я получала его доверие. Он больше не скалился на меня, всегда был рядом, и не метил территорию внутри дома, но все же рычал на всех, кто подходил близко, не позволяя коснуться ни его, ни меня. Бесстрашный кусючий паршивец. Хотя и скулил каждый раз, когда чувствовал приближение Майи. Наверное, животные острее воспринимают угрозу, особенно, когда на тебя надвигается ходячая смерть. Неустанно, Кай продолжал тренировать мои скрытые способности, стараясь научить не только телепортироваться самой, а и перемещать предметы, показывал основы самообороны и нападения, возможные методы убийства вампиров. Каждый день я звонила родителям, рассказывая, как хорошо и весело мне живется в особняке, имитируя счастливый голос и надеясь, что они не узнают, что случилось с их любимой дочуркой. Впервые я поняла - довольно мучительно заставлять себя улыбаться.
   А ведь я получила то, о чем мечтала. С лихвой.
   Ближе к утру, когда заканчивались тренировки, и рядом никого не было, мы с волком возвращались в лес, находя лишь там покой и тишину. Он очень точно ловил каждое изменение в моем настроении, переходя от резвого метания и рычания к тихому скулению. Иногда ему нравилось выть в темноту, отвечая на мои немые крики судьбе.
   Глупая-глупая девочка, мечтающая о том, о чем и не имела представления. Я все чаще думала о родителях, представляла, нашу встречу, когда совсем не желаю их крови, а они все так же молоды. Рисовала встречу, что состоится не через десятилетия, не тогда, когда все изменится необратимо.
   Мне подарена вечность... но зачем дар, в котором можно узреть конец всего? На мгновение, я увидела свое будущее, и привычная боль сдавила грудь.
   Тихо шагая во тьму собственной души, я подняла взгляд к чистому небу, освещенному огромной луной, чувствуя, как слезинка спускается по щеке. Видимо, я все-таки дошла до точки, раз, будучи вампиром, осмелилась заплакать. Но это ничего, не страшно, ведь только волк знает мой секрет.
   - А ты же никому не расскажешь, правда? - Улыбнулась в карие глаза унылому зверю, ткнувшему мордочку в ладонь.
   - Только если ты попросишь. - Раздался знакомый хриплый голос за спиной. Рык волка, приготовившегося к прыжку, разорвал тяжелую тишину.
   - Ну-ну, тише, я не обижу твою хозяйку. - Тепло улыбнулся Дамиль, один из старейшин, покинувших пост. На что волк тихо фыркнул и впервые за все время, подбежав к вампиру, вилял хвостом, пока его трепали за ухом. - Хороший мальчик.
   - Предатель. - Буркнула волку, не в силах понять его радость, но, все же, ощущая ревность ребенка, у которого отняли любимую игрушку. - Обычно он не так счастлив посторонним.
   - Значит, я исключение? Приятно слышать. - Загадочно улыбаясь, искал вампир мои глаза, и, поймав взгляд, не отпускал, словно гипнотизируя. И лишь на миг мне показалось, будто вся тоска мира сосредоточилась в глубине его души. Пока он не отвел черные глаза, в уголках которых залегли смешливые морщинки. Странно, но впервые, я увидела его улыбку, теплую, искреннюю, будто обволакивающую спокойствием, столь привычно окружающим его. Он не был похож на остальных старейшин, и даже на вампира. Почему-то, Дамиль более походил на человека, нежели на бессмертного, что, наверное, и притягивало меня. Даже его усталые глаза и притрушенные сединой каштановые волосы манили взгляд, а зрелая внешность, так отличающаяся от стандартных вампиров, казалась привлекательной.
   Мягко ступая, словно по воде, он приблизился вплотную, и, коснулся лица, легко стирая след соленой слезы. Я напряглась и замерла в ожидании многочисленных расспросов и утешений, что вполне очевидно, должны были последовать.
   - Хочешь сладенького? - Улыбнувшись, ребячески подмигнул вампир.
   - Что, простите?
   - Сладкое. Знаешь, мне это всегда поднимает настроение. Меня кстати Дамиль зовут.
   - А разве вампиры едят конфеты? - Спросила, нарочно проигнорировав предложение перейти на "ты".
   - А кто говорил о конфетах? - Заговорщицки ухмыльнулся Дамиль, махнув рукой в сторону поместья. - Пошли, совершим маленькое преступление.
   Мы шли вдоль изысканных коридоров, сворачивая и опускаясь старыми лестницами все ниже в подвалы замка, словно путники, блуждая в лабиринте. Пока лестница не стала ветхой, температура ниже, а коридор оброс паутиной.
   - Где мы? - Осторожно ступая, и стараясь не упасть, шепнула во тьму, придерживая не к месту игривого волка.
   - О, это особенное место - подвалы и тайники, спрятанные герцогом, живущим здесь несколько сотен лет назад. - Бросил Дамиль, обернувшись и спустя несколько ступеней остановился у края лестницы. Подхватив со стены закрепленный факел, черкнул зажигалкой и поднес к нему огонь. Пламя вспыхнуло, и тьма рассеялась, открывая взору коридор с несколькими комнатами.
   - Идем, нам вон туда. - Указал рукой на последнюю дверь. - Хочу показать тебе кое-что интересное.
   Я даже не заметила, как мягко старейшина потянул меня за руку, легко отпирая старую тяжелую дверь, скрипом поведавшую о прожитых веках. В который раз, без страха и сомнений я шагнула в неизвестность, и не пожалела. Свет проник в холодную комнату, сырость обдала тело дрожью, и представшая картина заставила широко улыбнуться. Это был погреб, где хранились тысячи нетронутых бутылок... с кровью.
   - Позвольте угадать, герцог был вампиром?
   - Более того, он был выдающимся химиком, придумав удивительный способ хранения крови веками.
   - Как вы нашли это место? - Бормотала старейшине, осторожно ступая вокруг стеллажей и бесценных сбережений.
   - О, поверь, когда устаешь читать книги и убивать вампиров, любопытство, а не только лень, - двигатель прогресса. Пошли, там есть то, что обязательно должно тебе понравиться.
   И опять взяв за руку, потянул за собой к одной из старинных полок.
   - Вот она. - Улыбнулся вампир, осторожно вытягивая небольшую бутылочку, покрытую пылью и паутиной. Отряхнув грязь и, откупорив ее, Дамиль вытянул из брюк бокал, протягивая мне.
   - А вы, оказывается, фокусник. - Приятно удивилась, взяв бокал.
   - Подожди еще немного, сейчас будет следующий сюрприз. - Хитро ухмыльнулся вампир, наливая содержимое бутылки в бокал. - Попробуй.
   Отпив немного красной жидкости, я поняла, что именно имел ввиду Дамиль, говоря о сюрпризах.
   - Ну, как? - С нетерпением в глазах, протянул старейшина.
   - Изумительно! - Кивнула вампиру, прищурившись в удовольствии. - Но она сладкая! Как такое может быть?
   - О, полагаю, донор этой крови страдал диабетом. - Виновато улыбнулся, словно нашкодивший школьник. Но мне было глубоко плевать, пока я могла наслаждаться столь вкусным шедевром кулинарии, если так можно было выразиться.
   - Отличная кровь. Жаль, не могу сказать спасибо ее обладателю.
   - Но ты всегда можешь сказать спасибо мне. - Все тем же хриплым, бархатным голосом протянул Дамиль. И на мгновение мне показалось, будто в его черных глазах мелькнула страсть, заставив застыть на месте, позабыв об изысканном букете напитка.
   - Спасибо. - Заикаясь, пробормотала в ответ, потупив взгляд, словно школьница. Громкий вой волка заставил обоих вернуться на землю.
   - Ну что ж, думаю, нас могут хватиться, пора возвращаться. - И протянув мне бутылку, добавил. - Можешь спускаться сюда, когда захочешь.
   - Да, теперь сложно будет вернуться к привычному рациону. - Нервно хохотнула в ответ.
   - Как я уже говорил, все в твоем распоряжении, дорогу ты знаешь. - И обернувшись, вампир последовал к выходу. Бросив взгляд на удалявшегося старейшину, ставшего столь неожиданно приятным собеседником, мне почему-то захотелось его задержать, и, не придумав повода лучше, бросила:
   - А что в соседних комнатах... Дамиль? - Протянула, все же спотыкаясь на последнем слове.
   Он на секунду замер, и обернувшись, без тени смеха на лице и в черных глазах, ответил:
   - Там место, которое мне очень дорого. Библиотека. Я люблю книги.
   - А ты можешь мне показать? - С надеждой во взгляде, хотя и сама не знала, на что я надеюсь, бормотала старейшине.
   - Хорошо. Возможно, тебе придется по вкусу запах бумаги и пергамента. - Ответил вампир, и протянул руку, приглашая отправиться с ним в захватывающее путешествие. Я еще раз взглянула в глубину его черных глаз, заметив там не только усталость, но и одиночество.
   С ним было спокойно. И когда я смотрела в эту бездонную пропасть, мой мир менял цвет.
   Я подошла ближе и осторожно вложила пальцы в мужскую ладонь. Он словно зачарованный, несколько секунд просто смотрел на переплетенные руки, пока медленно улыбка расползалась на красивом лице, делая его по-мальчишечьи озорным.
   Дверь напротив действительно вела в библиотеку, где хранилось неисчислимое количество книг, бесценных рукописей и свитков. Он показал мне книги величайших мыслителей и романистов различных эпох. В этом маленьком мире царила особая атмосфера, сказочная. Мне безумно нравилось все это. Нравилось спускаться сюда каждый день, чтоб поговорить с ним, выпить бокал вкуснейшего напитка и гадать, какой рассказ вампир прочтет на этот раз. Мы говорили обо всем на свете, и мне было легко, свободно, не нужно было думать, что и как сказать или стараться понравиться ему, выбирая выражения. Я просто наслаждалась обществом, иногда задерживая взгляд на его губах, сильных руках, столь бережно держащих старые тома книг, или заглядывая в глаза, стараясь увидеть там то странное чувство, что иногда вспыхивало в них.
   Даже когда старейшины ушли, он все равно, словно из неоткуда, появлялся, чтобы встретится со мной. Я любила его слушать, и просто находиться рядом, ожидая, когда, наконец, мы останемся вдвоем, ибо в эти часы была счастлива.
   Сидя в мягком кресле, так близко от него, и пытаясь освоить новую книгу на непривычном языке, которому согласился научить Дамиль, заикалась на очередном слове.
   - Немного не так произносишь. Здесь акцент на первый слог и "е" читается, как "а". - Протянул вампир, наклонившись, и провел пальцем по книге. В такие моменты я впивалась взглядом в его губы, произносящие новые слова, на неведомом языке, словно заклинания. - Вот так, понимаешь?
   Судорожно кивнув, старалась не выказать дрожи в руках, когда прядь волос упала на лицо. Осторожно, словно паутинки, он коснулся выбившегося локона, убирая его за ухо. Дрожь пробежала по телу, сосредоточившись глубоко внутри. И не страшась, я подняла глаза, стараясь поймать его черный взгляд в свете горящих свечей.
   Рука на мгновение дрогнула, словно решая для себя, что именно делать дальше. Пальцы, легко касаясь кожи, потянулись к шее, нежно поглаживая ямку у ключицы. Сейчас я боялась, что Дамиль исчезнет, и, открыв глаза, плюнув на принципы и предрассудки, потянулась к вороту его рубашки, чтоб поймать в собственный плен, заключить в объятья и припасть в жгучем поцелуе к сладким губам.
   Сильные руки подхватили талию, прижав к могучему телу, отвечая на ласку. Пальцы блуждали в диком танце, прижимая сильнее, словно стараясь впитать каждую частичку.
   - Наконец, ты решилась, девочка. - Хрипло протянул вампир, оторвавшись от губ и взглянув в мое лицо. Нежно касаясь щеки и целуя в уголки губ, бормотал. - Скоро рассвет. Мы продолжим начатое завтра.
   И на немой вопрос в обиженном взгляде ответил, хохотнув:
   - Не бойся, я безумно хочу тебя. Больше чем ты можешь себе представить. Но если мы не остановимся сейчас, ты впадешь в забвение на самом интересном месте. Я буду ждать тебя здесь завтра.
   И припав к губам в последнем голодном поцелуе, смотрел вслед, когда я уходила, не отводя взгляда, словно прожигая дыру.
   Вот только ни завтра, ни последующие дни, обещания он не сдержал. Дамиль исчез, вместе со смехом, спокойствием и тишиной. В этот момент все вокруг изменилось, как и внутри меня.
   Теперь мы готовились к войне. Десятки вампиров заполонили замок, непрерывно тренируясь к битве. Времени на чтение больше не было, как и на слабость или страх. Я больше не имела права выказывать и долю чувств, если хотела сохранить себе и волку жизнь. Мы ни на миг не отходили друг от друга, он стал моим единственным утешением в том кошмаре, что начался в день, когда Дамиль исчез.
   Я не винила вампира в своих неудачах, не винила в обмане глупую девочку. Мне больше не нужен был тот, кто смог бы поддержать меня в трудную минуту и не дал бы упасть. Сейчас мне нужны были силы подняться самостоятельно, без чьей либо помощи.
   Сейчас, как никогда я понимала Майю. Вот только то, что случилось с ней, понять не могла. Подруга словно исчезла, а на ее место пришла разрушительница, способная на все. И если раньше она вселяла в вампиров ужас, то теперь стала его воплощением. Она начала убивать. Всех, кто стоял на ее пути, в диком желании уничтожить Рустама. Теперь находиться рядом становилось опасным удовольствием, которое себе могли позволить лишь новоизбранные старейшины и ее жертвы. Вот только скрыться мне не позволили, сочтя талант к перемещению одним из козырей в войне.
   Каждый день я сражалась на поле вместе с воинами, стараясь использовать на всю катушку свою способность, чем часто раздражала и злила их. Меня не считали достойным противником, хохоча и показывая пальцем, называя малышкой с ручным песиком. Новый день казался испытанием, а учебные тренировки - сражением за жизнь.
   - Опять пришла, малышка? Сопли, поди, уже утерла, а курносая? - Гоготал мерзкий вампир-громила в очередной раз, когда мы с волком появились на тренировке. - Что молчишь, киска? Может, поиграем потом?
   К таким репликам я уже успела привыкнуть, и, стараясь не замечать, молча шла дальше, пока меня не схватили за руку железной хваткой.
   - Отпусти, больно. - Шипела, пока вампир, скалясь, притягивал ближе.
   - Подумай, детка, у меня есть чем тебя удивить. - Нарочито громко ухмыльнулся вампир, ожидая от друзей похвалы. Свист и улюлюканья не заставили себя ждать, подпитывая его гордость и наглость.
   - Отпусти меня. - Дернув рукой в попытке освободиться, крикнула громиле, заставив волка рычать.
   - О, твоя шавка тоже тут?! Посмотри, какой щеночек!
   Рык волка прервал хохот бессмертных, его шерсть стала дыбом и острая пасть метнулась в сторону вампира. Вот только кровожадный убийца давно ждал этого, нарочно провоцируя зверя напасть. Острое лезвие ножа сверкнуло до того, как я успела, предотвратить случившееся.
   Тело и душа замерли, когда под раскатистый смех вампиров, раненое тело волка упало на землю. Не сдерживая слез, материализовавшись у окровавленного тела, схватила зверя и исчезла.
   Очутившись в библиотеке подвала, который был единственным безопасным местом, осторожно опустилась в кресло. Второй раз я держала умирающее животное на своих руках. С разницей лишь в том, что теперь это была моя вина и если в прошлый раз Майя помогла излечить его раны, то теперь просьба об этом была просто смешной. Слезы катились ручьем, и я с иронией подумала, что, наверное, являюсь самым чувствительным вампиром всех времен.
   Волк делал последние вдохи, когда решение само родилось в мозгу. Глупая и безумная мысль, но попробовать стоило. Рванув зубами руку, и открыв пасть волка, позволила собственной крови литься в его горло. Я надеялась на чудо, не понимая, однако, что может произойти из, казалось бы, безобидного желания спасти друга.
   Сердце волка остановилось, сделав последний гулкий удар, и голова животного безжизненно повисла. Я наклонилась над его телом, осторожно поглаживая мягкую шерсть, с горечью понимая, что теперь и вправду осталась совсем одна. Поднявшись на ноги и собираясь найти место, где можно будет похоронить тело волка, в последний раз привычно потрепала за ухом и со страхом отдернула руку, ибо его тело начало странно подергиваться.
   Все мышцы словно напряглись, шерсть стала дыбом, пасть открылась, а из горла вырвался дикий рык. Его тело менялось, становясь больше, сильнее, тверже. Вскочив на ноги, я метнулась к холодильнику с кровью, набирая больше пакетов и выливая содержимое в миску.
   Когда я вернулась, волк медленно пытался подняться на ноги, шатаясь и рыча. Застыв в страхе, боясь подойти, все же сделала шаг, привлекая внимание и медленно ставя миску у его ног, готовая в любую минуту сбежать. Усталые черные глаза, уставились прямо на меня, сверкая диким голодом и непониманием.
   - Прошу тебя, попробуй. Поешь. Тебе должно понравиться. - Тихо шептала, вспоминая свои ощущения, когда проснулась. В голове все гудело, словно там кто-то жил. И показывая рукой на миску, надеялась заставить поесть.
   Его глаза больше не были золотыми, но все такой же усталый взгляд метнулся в сторону миски. Осторожно приблизившись к ней на дрожащих лапах, медленно опустил морду, шумно вдыхая запах и фыркая. Лизнув вязкую жидкость, волк по щенячьи начал отплевываться и чихать. Человеческая кровь ему не подходила. Отойдя от миски, зверь улегся на лапы и закрыл глаза. Волк не собирался нападать, как я подумала раньше, он тихо изнывал от голода. Я словно чувствовала его эмоции и точно знала, что он сделает в следующую секунду. Связь на эмоциональном уровне? Не знаю, но пока была другая проблема. Если не человеческая, тогда какая кровь ему нужна? Животных? И где я интересно ее найду? Может, фиолетовую псину Энии укокошить? Усевшись на пол и потирая переносицу, остановила взгляд на все еще кровоточащей ране на запястье.
   - Или... пока мы не найдем зайца и другую зверушку...
   Схватив кружку со стола, подставила под рану на руке, и рванула зубами в том же месте во второй раз. Кровь хлынула в кружку, распространив запах по комнате, и заставив голову волка подняться.
   На этот раз эксперимент удался. Я смотрела, как зверь вылизывает чашку, твердо стоя на ногах, и вполне освоившись с новыми изменениями, после чего, скуля, жалобно заглядывает в мое лицо. И что теперь прикажете делать?
   - Хочешь есть, да? - Хмыкнула волку, облокотившись о дверной косяк и неловко перевязывая запястье лоскутом ткани. Как же все-таки хорошо, что вампиры не болеют заражением крови.
   Довольное гавканье и виляние хвостом было более чем достаточным ответом, помимо нахлынувшей на меня, его же радости.
   - А хотел бы съесть того гавнюка, что тебя пырнул ножом?
   Злое рычание вырвалось из пасти волка, заставляя картинки убийства вампира всплывать перед глазами.
   - Вот и хорошо, заодно и разомнешься. - Обалдев, бормотала под нос.
   Все время, пока мы шли к тренировочному лагерю, я наблюдала за зверем. Его повадки изменились, хода стала легче и увереннее, тело больше и сильнее, а лапы ступали гораздо мягче. Даже шерсть потемнела. Идеальный убийца, учитывая размеры его клыков и когтей, ставших острее и длиннее.
   Все тот же гнилой хохот стоял в воздухе, когда мы проходили мимо сражающихся мужчин к своему привычному месту тренировок.
   Но, как и ожидалось...
   - Крошка, я знал, что ты вернешься, иди ко мне я дам тебе конфетку. - Хохотал мерзкий вампир, засунув руку в карман шортов.
   - Ну что, Волк, вперед? - Шепнула зверю, вытащив маленький нож, и материализовавшись за спиной громилы.
   Острое лезвие полоснуло мягкие ткани под коленями вампира, заставив его ноги подкоситься. Громкий рев раздался в округе, но, схватив и зафиксировав на мгновение тело, запрокинула его голову. В эту секунду со стальной хваткой острые зубы волка сомкнулись на шее вампира, не оставляя мне и доли работы. Я стояла над умирающим варваром, корчащимся под злобными челюстями зверя, и улыбалась. Все воины вокруг замерли, наблюдая кровавую картину гибели вампира. Во мне не было и капли жалости к этому чудовищу. И оглянувшись вокруг, с умилением праздновала возрождение друга, наблюдая ужас в глазах вампиров. Неужели я становлюсь похожей на Майю? Отрезвляющая мысль, метнувшаяся в голове, заглушила радость гибели отморозка. Нда, наверное, пора переходить на животных.
   Оторвавшись от горла вампира, волк облизнулся, и я почувствовала благодарность, исходившую от него.
   - Вижу, ты поужинал. Ну что ж, пошли тренироваться. Поработаем над твоими новыми способностями. - И потрепав волка за ухом, сквозь тишину и застывших вампиров, мы направились в лес, готовиться к завтрашнему нападению на Рустама.
  
   - Мы должны уничтожить всех до единого! Нужно прекратить распространение этой заразы! Слишком много наших братьев отдали жизнь на поле боя и ради чего? - Произнес Герро, один из старейших королей водной стихии, надзиратель народа моря, связанный обстоятельствами и вынужденный покровительствовать всем подводным существам, которые находились под протекцией Айсу на время ночи. Сейчас же, по ее возвращению, усталый хранитель вздохнул с облегчением, освободившись от столь огромной ответственности и, наконец, "перестал работать на полторы ставки"
   - Они такая же раса бессмертных, как и другие! - Рявкнул Аластар, понимая, что теряет позиции.
   Уже несколько дней он отчаянно защищал право на существование тех, кого сам искренне ненавидел. Хранители правы, вампиры были обузой и причиной бесчисленных смертей. Но есть среди них те, за кого стоило бороться до конца. Именно так он и думал ранее. Пока все вокруг не стало разрушаться. Пока не исчезла единственная, ради которой готов был сражаться, невзирая на правила.
   - Помилуй, Аластар, вампиры - не раса! Истинные бессмертные не пьют кровь людей, чтобы выжить, они не уничтожают друг друга, и не меняют сущность человечества! Вампиры же, в конце концов, мертвы! Это жестокие, кровожадные ходячие трупы! - Воскликнул Шино, покровитель фей, духов и призраков.
   - И, тем не менее, даже подобные существа имеют право на жизнь!
   - Да, они жили все это время. Убивая и уничтожая смертных! И лишь по нашей вине! Хитоми допустил ошибку и нарушил все мыслимые правила, сотворив подобное чудовище! Мы слишком долго мирились со всеми их бесчинствами. Пришло время положить конец кровопролитию! Мы должны истребить всех вампиров.
   nbsp;
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&малышкой с ручным песиком. Новый день казался испытанием, а учебные тренировки - сражением за жизньзменилось. Вампиры под контролем, как и их жажда.
   - Ты прав, брат, так и было, пока вы удерживали кровопийц в узде. Но сейчас все старания пошли прахом. Они не подвластны нашей воле и законам мира бессмертных, как и ваша Майя. - Тихо шипела Сонара, хранитель расы всех носителей магии.
   На стол с грохотом опустился кулак взбешенного Дамиля, чьи доводы не хотели слушать хранители Союза. Что-то неуловимо изменилось в нем за последнее время. Теперь былая сдержанность и рассудительность все чаще уступали место вспышкам негодования. В его глазах более не было ни страха, ни сомнений, их сменило громкое отчаяние. И, тем не менее, я благодарил судьбу за его смелые речи, ибо все споры медленно сводились к единому итогу, распаляя нервы до предела.
   - Нельзя убивать невинных существ! Не все вампиры обращены по собственной воле. Более того, большинство из них никогда не притрагивались к человеку! За что вы прикажете их казнить?!
   - Дамиль, а как же непрекращающиеся убийства? Это чьих рук дело? Не вампиров разве? Почему ты молчишь Аластар, почему не защищаешь свой народ от гибели. Сколько человек должно пасть, чтобы вы поняли, к чему приведет подобная халатность?! - Впервые за все время повысила голос Сонара, и, замерев, тихо продолжила. - Когда Аластар принес весть о полукровке, способной занять престол и держать в узде народ падших, моя радость не знала границ. Я отчаянно желала узнать новую сестру, родившуюся столь дивным велением судьбы, узнать о ее силе, научить скитаться в вечности. Мы возлагали на девушку великие надежды, ошибочно полагая, что возможно вернуть былые стабильность и спокойствие в мир бессмертных. Но теперь, когда она не в силах контролировать даже собственное тело, уподобившись животному, лелеет пьедестал и власть в своей душе... все безвозвратно утеряно. Пока правит зверь,... судьба вампиров предрешена.
   Слова Сонары медленно облаком заволокли в тишину, обрушив ее на сидящих у стола хранителей. Не смея шелохнуться и внимая сказанному, все мы понимали, что она права. Приговор был вынесен и обжалованию не подлежал.
   - А если она вернется?... Если Майя вернется, и возвратит свою власть над телом и падшими? Тогда ведь все изменится?! - Робко протянула Айсу.
   - Преодолев зверя и собственную природу? - Нахмурился Герро. - Боюсь, подобное невозможно. Слишком много времени прошло.
   - Но, все-таки, если предположить, что мы ее вернем, и власть будет восстановлена, а Рустам погребен в своей алчности? Тогда...
   - Тогда проблема будет решена, и все вздохнут с облегчением. Но надеяться на чудо - не наш удел.
   - Правильно, милый Геррошичка, правильно! Чудеса не наш удел, это наша работа! - Широко улыбаясь, вспорхнула на пустующий пьедестал Эния.
   - Долго же тебя не было. - Буркнул под нос Шамси, растянувшись в пылающем огнем кресле. - Небось, опять свою собачонку малевала?
   - Не твоего малого ума дело. - Хмыкнула эльфийка, и, посерьезнев, добавила:
   - Мальчики и девочки, кое-какие планы пошли... не так, точнее побежали галопом. Короче говоря, возникла малюююсенькая проблемка. Аластар, Дамиль, вы только не нервничайте...
  
  
   Майя.
   Мечась вокруг нас, словно гнусные шакалы бросались на льва, вампиры пытались нанести рану побольнее, и отскакивали, в страхе получить смертельный удар в ответ. Мерзкая падаль, окружающая со всех сторон, медленно уничтожила почти всех воинов. Каждая минута жизни казалась неимоверным счастьем, но стоила нам одной жизни бессмертного. Прислонившись спинами друг к другу, викинг и Святослав отчаянно пытались выжить, оставшиеся двенадцать вампиров все еще продолжали сражаться, проявляя неимоверное мастерство. Катька теперь же, вместе с волком, не отходили от меня ни на шаг, и что более странно, не ради собственной безопасности. Они все еще защищали своего "хозяина", выполняя данное когда-то обещание... служить вечность.
   Стараясь уклонятся от ударов, размахивая мечом, решила сделать то, что теперь казалось единственно правильным решением. В мыслях промелькнула горькая улыбка: "Крон, ты все-таки переоценил наши возможности".
   - Катька, хватай свою шавку и убирайся отсюда немедленно! - Рявкнула, в последний момент, успев увернуться от ножа скалящегося вампира.
   - Боюсь, тогда тебе не справиться. - Хмыкнула Катерина, подмигнув и перепрыгнув в очередной раз за спину зазевавшегося врага. Голова вампира оказалась в стальной хватке как раз в тот момент, когда, сверкая оскалом, волк подпрыгнул, чтобы разорвать шею вампиру.
   - Это приказ! - Крикнула девушке, вонзив в живот бессмертного искрящееся лезвие. Но, как всегда, мои слова с легкостью проигнорировали:
   - Как бы не так! - Крикнула вампирша, сжав добычу еще сильнее.
   - Хороший мальчик. - Мурлыкала Катька волку, отбросив в сторону оторванную голову и оборачиваясь сострить мне в ответ.
   Но реплики не последовало. Время остановилось во второй раз. Ее тело замерло, не шелохнувшись, только застывшая улыбка медленно сползала с лица. Страх застрял на моем языке. В этот миг пронзительный вой волка вернул ход времени. И в замедленной съемке острое лезвие ножа рванулось из шеи вампирши, проложив путь хлынувшей крови. Вопль ужаса застыл в горле, и лишь глаза наблюдали, как медленно оседает на землю тело подруги, пока резкая боль в собственном теле не отрезвила разум. Колени подкосились и, схватившись ладонью за невидимую рану у горла, я падала на землю, словно рыба, хватая ртом бесполезный воздух.
   Ламар. Катерина все еще была моим ламаром, и обмен кровью действовал, пусть и отравленной. Установленная связь не разрушена - слишком сильны узы крови. Даже будучи вампиром, она по прежнему принадлежала мне. Я не чувствовала ее ран. Но отчетливо ощущала ее гибель.
  
   Глава 10
   В глазах потемнело от дикой боли, но все же, я успела заметить ехидную улыбку вампира, чей меч медленно, словно на испорченной видеопленке, опускался к моей поникшей голове.
   Веки закрылись на долю секунды, отчаянно стараясь прояснить картинку и разбудить оглушенный разум.
   Вторая сцена мне понравилась больше: сквозь приглушенные звуки битвы раздался хруст треснувших костей вампира, когда сверкнуло знакомое лезвие меча, а голова убийцы котилась по земле, словно футбольный мяч.
   И вновь уставшие веки закрылись.
   Следующая картинка была особенной и на мгновение заставила подумать, что я уже мертва. Неужели это Рай? Сквозь боль и грохот сражения, тело накрыла волна тепла и благоговения, когда искаженное ужасом, любимое лицо хранителя склонялось над моим ослабевшим телом. Он что-то кричал, пытаясь получить ответ, или, может, разбудить, но мне было все равно. Плевать, даже если это не Рай, плевать, если я в Аду, главное, видеть его глаза, наполненные нежностью, как сейчас.
   Изо всех сил, стараясь сосредоточиться и забыть о мучительной боли, прохрипела одними губами, извиняясь за содеянное зверем: "Прости, не хотела тебя ранить".
   Ноа что-то кричал в ответ, сжимая мое тело. Боль взорвалась новой волной, когда он резко дернул за плечи. В глазах прояснилось, звуки медленно коснулись моих ушей, и я поняла, что все еще жива.
   - Малышка, умоляю, очнись, слышишь?! Ну же, возвращайся! Милая, если ты не придешь в себя, я больше не позволю себя укусить и сексом заниматься будешь тоже сама! - Отчаянно кричал Ноа, прибегая к наглому шантажу и заставляя губы дрогнуть в улыбке. Заметив слабую реакцию и вздохнув с облегчением, он хохотнул. - Так и знал, что это сработает.
   И не дождавшись ответа, приник в жарком, отчаянно собственническом поцелуе, на миг возвратив нас обоих в те дни, когда мы были вдвоем. Он вернулся за мной... Я больше ни в чем не нуждалась. И все вновь обрело смысл.
   Оторвавшись от губ, Ноа, пытался поднять меня, пока дикий взгляд, метался в поисках Катьки. Открывшаяся картина заставила задохнуться, и, превозмогая боль, на нетвердых ногах, потянулась к подруге, пока полностью не повисла в руках хранителя.
   - Я не пущу тебя, прости. Он может уничтожить нас. - С диким отчаяньем в голосе прохрипел Ноа, сильнее прижав к себе.
   Девушка лежала на земле, в объятьях обезумевшего Дамиля, перевоплотившегося в вихрь песка и земли, отдаленно напоминавшего человеческий силуэт. Все вокруг них взмыло ввысь и перемешалось с грязью, пока Катька захлебывалась собственной кровью. Волк истошно вопил и рычал, а вокруг лежали тела убитых вампиров, некогда окружавших нас, в телах которых торчали острые куски скалы. Он мстил за нее?
   Я моргнула, стараясь увидеть все потоки энергии, и ужаснулась. Аура Дамиля рассеялась, не позволяя никому из хранителей подойти ближе и помочь. Как и землю под его ногами, все тело покрыли трещины. Последние капли силы уходили вместе с изливающейся кровью из тела Катьки, а странные, еле заметные нити, соединяющие ее и волка, словно паутиной, медленно рвались одна за другой.
   Превозмогая новую волну боли, потянулась к подруге, не в силах вырваться из стального кольца рук хранителя. Вздохнув и заглянув глубоко в себя, я позволила энергии плыть по телу, к пальцам, направляя ее прямо к Катькиной ауре, сквозь разделяющее нас пространство. Искрящиеся нити вырвались из кончиков пальцев, и словно живые, потекли к разорванной туманной оболочке, нежно соприкасаясь с ней и вплетаясь в рваные края. Сила все бежала, пока кровь медленно останавливала свой бег, рана на шее девушки начала затягиваться, а боль в моем теле угасала.
   Я видела, как судорожно дернулось ее обновленное тело, и дрогнули открывшиеся веки, как в радостном лае бросился волк к обожаемой хозяйке, восстанавливая незримую связь, как расступается земля под их телами и с диким ревом песчаный смерч захватывает обоих в цепкие лапы, проваливаясь сквозь землю в буквальном смысле слова.
   Ни один из хранителей не проронил ни звука, а молча, словно в трауре опустили головы и склонились на одно колено.
   - Что они делают? - Со страхом в голосе, протянула, заглядывая в исказившиеся глаза Ноа и боясь услышать ответ.
   - Прощаются... он выбрал вампира... нарушил закон.
   Комок в груди все нарастал, будто раздавливая изнутри от переполнявших эмоций. Значит, он все-таки любил ее... вампира, возможно убийцу и кровожадного монстра... и все-таки остался на ее стороне, избрал свой собственный путь. Смог бы так поступить Ноа, не будь я наполовину хранителем?
   Усталый взгляд скользнул по поляне, рассматривая последствия битвы. Множество тел, усыпали землю, явив собой ужасающий пейзаж. Вампиры-змееносцы лежали обезглавленные, как большая часть моего маленького войска. Четверо вампиров, вместе с Викингом и Святославом уцелели в этом бою, усталыми глазами, пожирая прибывших хранителей и не веря в собственное спасение. Знакомые до боли лица заставили губы дрогнуть в теплой улыбке, наполнив душу спокойствием. Шамси и Айсу, даже зеленоволосая Эния, были здесь. Они вернулись... верили, что и я смогу возвратиться.
   Десятки вопросов кипели в голове, но о большем спросить не успела, ибо мгновение покоя разрушил хохот Рустама.
   - А я все ждал, когда же ты появишься. - Расплылся в ехидной улыбке вампир, не выходя из-под купола энергии. - Уже было подумал, что джентльмен в тебе издох, раз посылаешь свою девчушку убить меня.
   - Жалкая мразь. - Рычал Ноа, медленно заводя меня за спину и заслоняя собой. - Как смеешь ты...
   - Ну-ну, опять ты переходишь на личности. А я тут, знаешь ли, успел соскучиться. Все ждал, а вас нет и нет. Даже немного заволновался, не случилось ли чего. Но теперь все в сборе, так что, думаю, пора начинать. У меня для вас есть маленький сюрприз, особенно он понравиться тебе, Майя. - Хохотал Рустам и, покосившись за спину, щелкнул пальцами.
   Секунду спустя по обе стороны вампира, словно из под земли, возникли... что именно это было я не могла понять, пока ужасная мысль не коснулась сознания. Те самые странные ауры, так похожи на вампирскую, но все же разительно отличавшиеся своей тонкостью, принадлежали... смертным, которые теперь могли перемещаться, и которых нам было запрещено убивать.
   Но не это заставило ноги подкоситься. Среди них, спокойно взирая на нас, без единой эмоции на лице, стояла моя подруга, Ленка, некогда бывшая обычным человеком.
   - Лена...- Хрипло выдавила, цепляясь за Ноа, чтобы не упасть, пока сердце глухо падало в пропасть. Как он мог?! Как мог этот грязный убийца запачкать мою маленькую девочку?! С трудом взяв себя в руки, тихо шипела: - Я убью тебя. Поверь, это лишь вопрос времени.
   - Хахаха, вижу, ты оценила мои старания. - Потешался Рустам, обнимая Ленку за талию. Гортанный рык вырвался из горла, и, стараясь не броситься и не вцепиться в его горло, сильнее сжимала руку Ноа.
   - Что за... они все еще... люди? - Ошеломленно шептал хранитель.
   - Признаюсь, Рустам, это твое изобретение выше всяческих похвал. - Протянула Эния, уставившись на смертных и хмурясь все сильнее. - Но, может, хватит уже экспериментировать, они все же не игрушки.
   - Как сказать, дорогуша, как сказать...- Скалился вампир, все сильнее довольствуясь происходящим.
   - Эмм, так я не понял, если они все еще смертные, их что, нельзя убивать? - Все так же веселясь, бормотал Шамси.
   - Более того, мы обязаны их защитить. - Тихо шипел Ноа, заставляя понять всю абсурдность ситуации. - Мы призваны сохранить их жизнь, так гласит закон.
   - Хех, все веселее и веселее. - Обиженно протянул Шамси.
   Я смотрела на бездушные взгляды и немые лица стоящих перед нами "кукол", сознаниями которых полностью управлял Рустам, напичкав их ауры ползучими гадами. Стараясь не распаляться, взглянула вниз, наблюдая, как мечутся в клетках заключенные бессмертные существа. Он все еще держал их в плену, видимо уверенный в нашем поражении. Ауры Кая, больше не было видно, зато импульс наткнулся на все тот же прямой взгляд хранителя, направленный прямо на меня. Интересно, знает ли Ноа, что за перевертыш слоняется у него перед носом, и кто именно командует парадом сейчас? Что-то мне подсказывало, что ни хрена он не знает!
   - Ну что ж, поиграем? - Зарычал Рустам и щелкнул пальцами. - Уничтожьте их.
   Спустя долю секунды два десятка хаотично перемещающихся марионеток ринулись на нас, весьма успешно размахивая мечами. А все, что оставалось - стараться уклониться как можно быстрее. Сколько не пробовали Эния и Ноа уцепиться за сознание людей, ничего путного из этого не выходило - слишком быстро они перемещались. Даже Айсу, потоками воды не могла схватить ни одного человека. Шамси же вовсе вот-вот, казалось, выпрыгнет из собственной шкуры, не в силах вообще использовать огненную стихию, и от этого все больше раздражаясь. Уклоняясь от ударов и время от времени бросая взгляды на прячущегося Рустама под энергетическим куполом, все больше понимала сложность создавшейся ситуации. Медленно, но уверенно тела вампиров и хранителей покрывались ранами и ушибами. Долго так продолжаться не могло. Нагнувшись в последнюю секунду и в очередной раз избежав смертельного расставания с собственной головой, бросила не отходящему ни на шаг Ноа:
   - Ты не мог бы подстраховать? Хочу кое-что попробовать.
   - Не зацепи смертных!
   - Знаешь, милый, я начинаю ревновать. - Улыбнулась в ответ и остановилась, сосредоточившись.
   Вытаскивая из глубин новые потоки энергии, и стараясь сконцентрировать ее в руках, направила поток электричества прямо в созданный щит, покрывающий Рустама, стараясь создать острие, подобно мечу. Из-под земли донеслось дикое рычание, когда искрящаяся молния коснулась щита и мелкие трещины начали покрывать его поверхность, когда мощный невидимый взрыв разрушил защиту вампира. Именно тогда я почувствовала ее взгляд, наполненный ненавистью. Взгляд хранителя, наблюдавшей за происходящим, и столь раздосадованной разрушенными планами.
   Именно сейчас я довольно улыбнулась, и, сосредоточившись на Рустаме, бросилась прямо на него, в желании вцепиться в горло и досуха выпить его силу.
   - Нет, стой! - Выкрикнул Ноа, где-то позади, но его крики больше не касались моего разума. Я хотела лишь одного - стереть кровожадного убийцу с лица земли. Уклоняясь от ударов, и сдерживая нападение, пробиралась к вампиру, пока дорогу не загородила Ленка, все такими же пустыми глазами уставившись на меня и занося меч. С громким свистом лезвие разрезало воздух в паре сантиметров от моего носа, спустя долю секунды нашей встречи.
   - Отлично. Я тоже рада тебя видеть. - Бросила в удивлении и подняла меч, блокируя очередной выпад. Стараясь не поранить подругу, и остаться в живых, выписывала немыслимые пируэты, пока смертные медленно добивали оставшихся в живых воинов моей маленькой армии. Краем взгляда я старалась уследить за событиями, разгорающимися на поле боя, пока не наткнулась на Ноа, сражающегося с Рустамом и двумя смертными одновременно. Пока очередной удар не достиг цели, и не сбил хранителя с ног, а из-под земли не вырвался крик ужаса, столь похожий на мой собственный немой вопль безысходности.
   Именно в этот момент я, как и Дамиль, сделала выбор и нашла свой собственный путь, не взирая на правила и условности. Я нарушила закон.
  
   Аластар.
   В это мгновение нашей встречи, даже сражение не могло омрачить ту радость, что наполнила тело, когда я видел ее живой и возвратившейся из лап зверя. Даже происки Рустама не могли остановить рвущийся из груди крик счастья при виде моей малышки, рьяно сражающейся на поле боя. Я не испытывал страха, ибо впервые понимал, что она не нуждается в защите, лишь в незначительной помощи. Моя маленькая храбрая девочка.
   Испытав некогда весь ужас мира, взирая на нее, лежащую на земле в объятиях боли, понял, как сильно она сжимает мое сердце в своим маленьких руках. Понял, что больше никогда не позволю ей уйти, как силен бы не был зверь, как жесток бы ни был рок. Кроме нее, не существовало больше ничего.
   Расправив плечи и увернувшись от очередного нападения человека, наконец, добрался до Рустама.
   - Как же чертовски рад видеть тебя здесь. - Скалился вампир.
   - Поверь, я так же чертовски порадуюсь, когда снесу тебе голову. - Шипел в ответ, замахнувшись мечом, но вместо головы лезвие предательски ударилось о меч одного из смертных, возникшего из неоткуда.
   - Прости голубчик, не люблю играть по честному. - Хохотнул вампир, нападая вместе с двумя марионетками.
   Один за другим, они подбирались все ближе, нанося смертельные удары, которые чудом, успевал сдерживать, пока меня не сбили с ног.
   Дикий торжествующий взгляд Рустама скользнул по своей добыче и, улыбаясь, он занес меч для последнего решающего удара. В этот момоент я посмотрел на Майю, волосы которой взвились, словно змеи с порывом ветра. Она распахнула побелевшие, в слезах, глаза и прошептала одними губами: "Прости меня". Я не сразу понял, что значат эти слова, ошеломленный силой ее чувств. Ведь вампиры плакали лишь несколько раз в сотни лет, испытывая непереносимую боль или радость.
   В следующую секунду ее глаза закрылись, а вокруг вместе с Рустамом медленно падали замертво безумные смертные.
  
   Кай.
   Прислонившись к твердому камню, вжался в угол, прячась от мелькающих вампиров. Грохот раздался над головой, сообщая о начале поединка. Медленно двигаясь и перемещаясь по пещере, я искал бессмертных, закованных десятилетиями в плену. Там, среди них, была та, из-за которой я стал предателем, та, из-за которой я пошел на все - сделки, ложь, убийства. Лишь она имела значение. Только ради нее я мог бы умереть.
   Пробираясь сквозь мокрые лабиринты пещеры, искал вход в подземелье. Вампиры и люди метались в предвкушении битвы, пока я шарил в поисках коллекции Рустама. Но каждый коридор заканчивался тупиком и глухими комнатушками. Пока я наконец не нашел маленькую дверь, у которой с кинжалом караулил один из приближенных Рустама.
   Гнев вырвался наружу, заставляя клыки удлиниться, и уподобившись зверю, переместился вампиру за спину. Я никогда не играл честно, да и начинать уже поздно. Лишний шум только помешает. И схватив его голову, рванул, проворачивая так, что пустые округлившиеся глаза уставились в мое обезумевшее лицо. Пошарив в его карманах, нашел ключ и отворил дверь, затаскивая тело вовнутрь и пряча у стены, стараясь не привлечь внимание остальных стражников.
   Длинный коридор распростерся перед глазами, по одну сторону которого размещались множество комнат, а стены в них были словно стеклянные, заключая в себе дивные ценности. Будто в музее, выставленные на показ, что бы лучше рассмотреть экспонат.
   Но не успел и моргнуть, когда на меня бросился вампир, замахиваясь кинжалом. Лезвие полоснуло грудь лишь слегка, но этого оказалось достаточно, чтобы окончательно вывести меня из себя. Схватив его руку, я вывернул ее, обездвижив тело, и вцепившись в шею, впился зубами в мягкую плоть.
   Кровь стекала по подбородку, когда отряхнув руки, и отобрав кучу пластиковых карточек, служивших ключами от дверей камер, бросился по коридору искать Лечу.
   Множество существ, представших перед моими глазами, ужаснули воображение и привели в шок. Но, не останавливаясь, я бежал, рыская в ее поисках, пока взгляд не упал на последнюю камеру, под восемнадцатым номером. Скорчившись на песке, с потрескавшейся кожей и выцветшими волосами лежала она, моя нимфа. Сердце сжалось от боли, перед глазами потемнело, и, схватив пластиковые карточки, искал ключ с подходящим номером.
   Трясущимися руками, вставив карточку в разъем, услышал, как с шумом, отворяется тяжелая дверь. Но я не успел даже подойти к ней. Дикий взгляд метнулся к открытой двери, и, подняв руки, она сделала то, что так давно желала, что так хорошо у нее получалось. Леча призвала воду, которой была наполнена земля и мокрые стены скал. Поток хлынул прямо на нее, отбросив меня в проход коридора и наполняя тело нимфы силой, возвращая былую красоту. Теперь, даже разгневанной, с безумными глазами она выглядела непередаваемо прекрасной.
   Сейчас я вспомнил нашу последнюю встречу, как отчаянно я ждал тех минут наедине с ней, как желал быстрее вернуться в ее объятия после долгой разлуки. И то, как жестоко обманула Моргана, проследив за мной и схватив Лечу, сделав обоих рабами, и обрекая на десятилетия мучений в аду. Эта ненависть никогда не утихнет.
   Но теперь я возвратил нам свободу. И глядя на изящное тело, укутанное вобравшими воду водорослями, на белую глянцевую кожу, зеленые волосы и изумрудного цвета глаза, понял, как сильно мне ее не хватало.
   Ярость в ее глазах не унималась, и, ударив глыбой воды о стены скал, заставила ее дрогнуть и расколоться, образовав ущелье. Сорвавшись с пола, отчаянно бросился за ней, но было слишком поздно.
   Я смотрел, как Леча летит вместе с потоком воды в пропасть вод океана, в открытое море. Она падала, когда взгляд был направлен на меня, и мог поклясться, не будь она в воде - увидел бы ее слезы. Вся ненависть мира смотрела в мое лицо. Ее глаза закрылись, и дикая улыбка свободы искривила некогда красивые губы, а полупрозрачное тело растворилось в глыбе падающей воды. Она вернулась в глубины моря, возвратилась туда, откуда пришла, где мне ее уже никогда не достать.
   Теперь был лишь один выход - плен, уподобится чудовищу, но поймать и доказать свою любовь. Я прыгнул в пропасть, навстречу судьбе.
  
   Майя.
   Говорят, самую сильную боль может причинить лишь тот человек, который заставил испытать безмерное счастье. Именно такую боль я сейчас читала на любимом лице хранителя, искаженном яростью и отчаянием... безграничную и непреодолимую муку. Впервые, и, наверное, в последний раз столь яркое противоречие чувств, вспыхнуло в черных глазах, сменяя любовь и нежность, ужасом и неверием в происходящее. Но лишь неиссякаемая безнадежность и тоска заставляли тускнеть обожаемый взгляд, только печаль медленно вытесняла все прекрасное, чем когда-то я была одарена сполна. Теперь, словно смотрела вглубь его израненной, разорванной души, наблюдая, как часть ее все так же неудержимо стремиться ко мне, и так же неумолимо растворяется в пучине ненависти.
   Я смотрела в любимые глаза, ловила каждую черту красивого лица, застывшего в немой скорби и молчаливо молила память запечатлеть каждую клеточку его тела. Чтобы помнить, какую боль ощущаешь, когда предаешь любимого человека.
   Поймет ли он отчаяние моих поступков? Простит ли низкое убийство собственного народа, за которое теперь я должна понести наказание? Вынесет ли он мне приговор во всеуслышание?
   Один лишь нескончаемый миг, заставил замереть даже ветер, дав возможность сплетаться нашим уставшим взглядам и разрушенным надеждам. Я видела, как горечь предательства борется в душе хранителя с пониманием безысходности поступка полукровки. И лишь надеялась, что хранитель сможет постичь удел влюбленной женщины, не желающей смиряться с гибелью единственно любимого мужчины.
   Я могла бы часами кричать о своей невиновности, о том, что слепые глаза не видели иного выхода спасти любимого. Мне даже не присуще было чувство раскаяния, ибо поступила бы так же и не изменила решения, возвратись время вспять хоть сотню раз. Ничто и никто не помешало бы мне спасти его вновь.
   Вот только крики эти не будут услышаны, каковы бы не были мои побуждения. Теперь я была убийцей и в его глазах. Смотрела, и знала, он понимает меня, и даже надеялась, в глубине души, что в подобной ситуации он спас бы также и свою малышку, не взирая ни на что.
   Но предо мной стоял не только любящий мужчина. Мою судьбу теперь решал хранитель, чей народ жестоко уничтожали кровожадные твари. И я была одной из них. Вампиром, питающимся людьми, убивающим ради выживания.
   Этот краткий миг старалась запомнить навечно. Ведь я всегда знала, он - король своего народа, а я... я не его королева, и, наверное, никогда не стану ею. Не после сегодняшнего дня.
   Не позволяя себе до конца осмыслить случившееся, и возможные последствия собственного поступка, медленно закрыла глаза и разорвала хрупкую связь наших взглядов, полных безнадежности и боли. Он всегда будет моим, а мое сердце давно принадлежит ему. Но сейчас я была убийцей, и не важно, каковы мотивы, любовь ли это, или жажда. Я совершила преступление, и смела только надеяться, что Ноа не станет моим палачом.
   Сейчас, открыв болезненные глаза, смотрела сквозь всех и вся, стараясь удержать рухнувший вокруг мир. Старалась вспомнить, о своем народе, главой которого являюсь, вспомнить об обязательствах, которые давала, вступая на трон правителя собственной расы. И прикрыв от боли веки, позволила себе одну единственную слабость - одинокую слезу, упавшую с лица. Это был мой последний подарок хранителю - моя просьба о прощении. Ибо сегодня был последний день Майи-полукровки, Майи-хранителя. Она должна навеки умереть. Вместе с уничтоженными ею людьми.
   Я открыла побелевшие глаза вампирши, Главы Клава Вампиров, и, устремив чувства в глубь собственной души, вновь заставляла себя жить. Без него, без собственного сердца, и лишь слепо верила, что подобно Дамилю, он выберет меня, возвратиться и больше никогда не оставит стоять вот так, как сейчас, в сомнениях ожидая вердикта. Я молила о прощении.
  
   Елена.
   Несколькими днями ранее...
   Поправляя наспех наброшенную кофточку, и стараясь удержать учебники, искала глазами двери аудитории, мысленно коря себя за вчерашний вечер, перебор с танцами и коктейлями, не выспавшуюся, гудевшую голову и урчащий от голода желудок. А ведь кое у кого сегодня намечалась лекция по социологии!
   Последний звонок прозвенел, и с ужасом в дверь уставшего сознания постучалась гадкая мысль: "Ты опоздала, дорогуша". И где-то на задворках рассудка слышалось злобное хихиканье.
   Стараясь не обратить на себя внимание, тихо пробиралась в аудиторию, все еще надеясь отделаться легким испугом. Но, как всегда, не тут то было.
   - О, наконец-то наша принцесса соизволила почтить своим изысканным присутствием столь обычное общество. - Противным голоском протянул Никита, один из бывших парней, с которым я имела неосторожность связаться, обозвав к тому же слишком обычным, чтоб терять на него время. Теперь он мстил, называя принцессой, и всячески старался уколоть. Представляю, как сильно ему хотелось меня раздавить. Ха, в очередь, милый, в очередь!
   - Доброе утро девушка, как спалось? - Прогремел слащавый голос преподавателя курса социологии, Павла Кирилловича, редкостного говнюка и любителя внеурочных занятий с хорошенькими студентками.
   - Спасибо, не плохо. Извините за опоздание. - Опустив виновато голову, бормотала под нос, стараясь потеснее запахнуть кофточку и не привлекать внимание похотливого Павлика к своей скромной персоне. Но сегодня был явно не мой день.
   - Ну что ж, присаживайтесь, милочка. Поговорим о вашем халатном отношении после уроков вместе с конспектом лекций. - Бормотал довольный профессор, сверкая поросячьими глазками, на умиление хихикающего Никиты, добившегося возмездия.
   - Ну, ты и попала. - Тихо бросила на ухо соседка по парте, Нина, озадаченно уставившись на улыбающегося преподавателя, который вернулся к изъяснению нового материала.
   - И тебе доброе утро. - Буркнула, продолжая злится.
   Наблюдая за россказнями грязного старикашки и вспоминая все слухи, гулявшие в университете о его сложных пересдачах, я мысленно огромной кувалдой забивала в пол Никитку. Пора разрушить его обезьяньи радости, теперь уж точно всем расскажу, какой маленький и кривой у него...
   - На, переписывай быстрее, может еще обойдется. - Оборвала мои мысли Нина, подсовывая свои конспекты и не обращая внимание на мимолетные вспышки раздражения. Привыкла наверное. Она, к сожалению, тоже была жуткой зубрилкой и любительницей танцев, в чем мы сразу же нашли общий язык.
   - Спасибо. - Тихо шепнула в ответ, сосредоточившись на расшифровке ее каракулей, и не понимая, почему с таким ужасным почерком Нинка не стала поступать в медицинский.
   Бросая косые взгляды ненависти на парня, и стараясь слушать профессора, в очередной раз взглянула на экран телефона. Уже несколько недель от этой засранки не было ни слуху, ни духу, сколько б не трезвонила. А привязывалась к людям я очень быстро, так что сейчас ужасно скучала и сердилась за столь наглый игнор. Но, ничего, возмездие еще нагрянет, уж об этом я точно позабочусь!
   Спасительный звонок, однако, на этот раз был не таким уж долгожданным, так как каждая минута приближала к свиданию со злобным старикашкой. От нахлынувших картинок воспаленного воображения хотелось закричать на всех и вся. В этот миг, вспомнила Майку, которая однажды сказала: "Милая, если хочешь поорать на весь мир - возьми глобус и отведи душу."
   - Может сказать, что ты заболела? - Наивно хлопая глазами, сочувственно улnbsp;ыбалась соседка по парте.
   - Тогда уж лучше скажи, что я умерла. - Буркнула от досады, Нинке.
   - Наверное, это уже слишком. Знаешь, может, мы тебя замаскируем под гадкое чучело, и ты его не прельстишь? У меня друг есть в театральном... - Бормотала под нос, собирая учебники.
   - Думаешь, поможет? - Протянула, забрасывая сумку на плечо и искоса ловя похотливые взгляды насмехающегося Никитки.
   - Вряд ли, он на тебя уже давно пялиться, попеременно сверкая то своей искусственной лыбой за 10 штук, то гладкой лысиной... - Вздохнула подруга, направляясь на следующий урок, и заставляя меня передернуться то ли от смеха, то ли в отвращении. - Кстати, прикольная футболка!
   - Спасибо, целый час проторчала. - Расплылась в улыбке, красуясь, и оттягивая ткань на груди с надписью: "Только вампир сможет любить тебя вечность." Я обожала вот такие футболки, а еще больше нравилось рисовать их самой.
   С недавних пор это занятие стало моим маленьким хобби, с помощью которого, старалась внести в рутину повседневности хоть немного лоска.
   Еще давно, перед поступлением, гуляя по улицам города, я встретила девушку необыкновенной внешности в чудном наряде, подчеркивающим ее немного сумасшедшую на первый взгляд индивидуальность. Она шла, словно не замечая никого и ничего вокруг, но в то же время словно светилась. Я не могла оторвать взгляда от необычного и безупречного лица, которое было так непохоже на остальных. Девушка словно порхала, напевая какую-то песню, вторя звукам наушников, изредка склоняя голову с ярко синими, торчащими во все стороны волосами. Короткая черная юбка развевалась легким ветерком, а тонкие шпильки синих сапог выстукивали привычный ритм (и это в жару в июнь месяц), пока она резко не повернулась. В этот миг наши взгляды встретились, и ее голубые глаза сузились, уставившись на меня, словно очнувшись. Она застыла, нахмурившись, и странно улыбнулась одними лишь губами, за миг до того, как исчезнуть за поворотом.
   На ее белой футболке красовалась надпись: "Я не курю! Денег нет, телефона тоже!", а на спине продолжение: "Сам дурак!"
   Еще долго улыбка не сползала с моего лица. Именно тогда я решила последовать примеру этой странной, но очень красивой особы, столь поразившей меня своей экстравагантностью.
   Уже на выходе из аудитории меня догнал довольный гогот Никиты:
   - Ну что, ПрЫнцесса, удаче на отработке!
   В этот момент я в очередной раз начала себя корить за длинный язык. Вот надо было его оскорблять тогда? А ведь могла бы сегодня со спокойной душой плестись после занятий домой. Говорят же, сделал дело - прикрой ветками! Так нет ведь, приспичило покривляться!
   - Вот же гад! - Бросила Нинка, постукивая каблуками по деревянному полу коридора. - Убить его мало! И ведь типичный представитель нашего поколения - наглый, самоуверенный самец! И где только подевались галантные джентльмены 18-го века?
   - В 18-м веке остались. - Хохотнула восторженной тираде Нинке, все еще мечтающей о принце в белом Мерседесе. - Перевелись нынче джентльмены, как, впрочем, и леди.
   - Ну а я все равно уверенна, что где-то бродит и моя половинка. - Страдальчески вздохнула подруга.
   - Ага, идеальный принц. - Не удержавшись, буркнула девушке, переступая порог новой аудитории.
   - Да! Он красив, умен, с хорошим чувством юмора, не пьет, не курит, не изменяет...
   - И не существует. - Оборвала девушку, уже серьезно уставившись в мечтательные карие глазки. - Завязывай-ка ты, дорогуша, с этими романами и возвращайся на землю, а то так и останешься бездетной!
   - Да иди ты. - Обиделась Нинка, уронив свое мягкое место на стул и вытащив гору учебников, под которыми скромно прятался дамский романчик.
  
   Водрузив сумку с учебниками на плече и тяжело вздохнув, отправила себя к профессору, словно ягненка на заклание. Ну, правда, что он съест меня?!
   Постучав в дверь кабинета, и не дождавшись разрешения, повернула ручку. Со скрипом дверь отворилась и, вздохнув, настороженно шагнула в помещение.
   - Павел Кириллович, я принесла конспекты, как и договарива...- Тело замерло, глаза округлились в ужасе, когда передо мной предстала живописная картина голливудского ужастика. Посреди комнаты, в луже крови и с разорванным горлом лежал профессор. А, вальяжно облокотившись о стол, прекраснейшей внешности мужчина, довольно улыбался, скрестив руки на груди и сверкая черными глазами.
   - Ты опоздала. - Хриплым голосом обратился ко мне убийца, облизывая... окровавленные губы? В следующую секунду не успев сообразить, мое тело уже двигалось к выходу, а ноги буквально вылетели из кабинета. Все-таки чувство самосохранения - великая вещь! Но далеко я убежать не успела - всего-то шага на четыре.
   - Какие же вы, люди, предсказуемые. - Устало шепнул мне на ухо мужчина, обхватив за шею и лишив возможности двигаться. - Все бегите куда-то и бегите... Кстати, красивое, знаешь ли, у тебя имя, Елена... будешь со мной дружить, а Леночка?
   Кивнув, на сколько позволяла железная хватка убийцы, и, стараясь отстрочить собственную кончину, перестала сопротивляться, заткнув рот.
   - Вот и молодчинка. А теперь закрой глазки, солнышко. - Бархатным голосом шептал на ухо похититель, заставляя подчиниться. - Хорошая девочка, и чтоб ни звуку!
   Далее все происходило во сне. Именно во сне, потому, что подобное наяву быть просто не может. Открыв глаза, словно мешок, я падала на землю в каком-то странном помещении, походившем на подземелье. Обо мне даже соизволили на некоторое время забыть, дав возможность наблюдать сцену брани и пререкания двух необыкновенно красивых созданий.
   - ...мне плевать, поняла?! Я дал тебе время! Либо ты обратишь их, либо я уничтожу твою дочь! - Неистово кричал мой похититель, заставляя в страхе свернуться клубочном в углу.
   - Я уже говорила, моя магия направлена лишь на чувства и эмоции! У меня нет такой силы! Я не чернокнижница! Хочешь кого-то приворожить, влюбить в себя - пожалуйста, но не больше! - Взвизгнула женщина, махая в отчаянии руками.
   - Тогда я убью ее. - Уже тихим и скучающим голосом протянул обидчик.
   - Нет, ты не посмеешь! - Рыдая, взмолилась женщина, падая на колени.
   - Приведите девчонку. - Рявкнул черноглазый убийца.
   - Нет, нет, не нужно так... умоляю... - Все причитала женщина, заливаясь слезами, когда привели ее дочь. Маленькая девочка на вид лед 10-12-ти выглядела, словно кукла, в розовом платьице с оборочками и миленькими кудряшками. Слезы сами потекли из глаз, когда одной рукой молчаливую малышку, словно тряпку, подняли за шею, заставляя задыхаться и корчиться от боли.
   - Нет, стой! Я сделаю! Я все сделаю! - Кричала женщина, бросившись к улыбающемуся мужчине, в попытках спасти свою дочь. В миг пальцы насильника разжались, и девочка упала в объятия плачущей матери. - Я все сделаю.
   Прижимая к себе дитя и целуя пухлые щечки, женщина тихо протянула:
   - Кровь... нужна твоя кровь, кукла, свеча и моя книга... но они все равно не будут такими, как твои слуги. Они станут марионетками, если ты захочешь. На большее я не способна.
   - А больше мне, милая, и не нужно. - Хохотнул убийца, щелкнув пальцами. - Приготовить все.
   В последующий час в комнату привели еще несколько человек, свалили кучу кукол, расставили свечи, притащили небольшой чан и несколько разноцветных бутылочек. Всем этим сумбурным кошмаром теперь руководила женщина, похожая на ведьму, слезы которой так и не перестали медленно падать на землю.
   Когда все было готово, колдунья смешала в чане содержимое бутылочек, бормоча под нос слова на неизвестном языке и капая воском с зажженной свечи.
   - Твоя кровь. - Буркнула ведьма, хватая черноглазого обидчика и делая надрез на его руке. Кровь капала в чан, а она все бормотала что-то невразумительное. Схватив маленькую куклу и подлетев к первому попавшемуся человеку, полоснула ножом его руку, и вымазала лицо куклы кровью. Все повторяя заклинания, опустила куклу в чан, продолжая выкрикивать странные слова, а потом поднеся к огню, сожгла ее.
   - Обменяйся с ним кровью и убей. - Прогремел ее тихий голос, заставивший в ужасе смотреть, как черноглазый убийца шагнул выполнять указание. Я закрыла глаза и обхватила колени, тихо покачиваясь в молчаливой истерике. Больше не хватало сил смотреть, и не хотелось знать, что именно ждет меня.
   - А он не станет вампиром? - Доносился до ушей низкий хриплый голос.
   - Нет. Ты должен скрепить сделку поцелуем.
   - Что?! Не могла раньше сказать, я бы больше женщин притащил! - Пыхтел и ворчал мужчина. - Да и плевать! За тысячу лет... ладно.
   Спустя минуту, открыла глаза и увидела, как в диких муках извивается тело убитого мужчины... пока все не прекратилось. Пока он не поднялся, и в страхе прильнул к стене, понимая все же, что никуда ему не деться.
   - Ты больше не имеешь собственной воли. - Довольно протянул черноглазый, наблюдая, как, словно марионетка, человек стал исполнять глупые приказы своего палача. Улыбаясь женщине, он довольно протянул:
   - Вот видишь, можешь ведь, когда захочешь.
   - Он - твоя вещь до конца. - Добавила ведьма, продолжая бормотать странные слова. - Но если его поцелует другой - он станет новым хозяином куклы.
   Тишина разлилась вокруг, нависая пугающей тучей.
   - Ну что ж, раз так... не смей мне изменять и целовать другого! - Крикнул черноглазый убийца, помахав пальцем перед марионеткой, чем вызвал тихий хохот его подчиненных. И потирая лоб, сверкнул в улыбке оскалом. - Тысячу лет живу, а подобного мужчине говорить еще не доводилось... Милая, ты меня доводишь до крайности.
   Свернувшись клубочком в углу, я тихо наблюдала, как один за другим изменялись люди под действием ритуала. Плакала, и понимала, что странный сон превратился в настоящий кошмар. И даже надежда на спасение оставила меня, пока хриплый голос не уронил:
   - Леночка, иди ко мне, солнышко.
  
   Майя.
   Громкий стон разорвал тяжелую тишину, заставляя каждого прийти в себя:
   - Ммм, как же раскалывается голова... - Обхватив лицо руками, протянула страдальческим голосом Ленка и рухнула на колени.
   Ошалелые взгляды присутствующих мгновенно ринулись в сторону новой диковинки мира бессмертных, единственной, оставшейся в своем роде.
   Я стояла и смотрела, как удивленные взгляды мечутся между мной, Ленкой и Ноа, ожидая, что же произойдет далее, что он предпримет.
   В эту секунду все оставшиеся в живых вампиры застыли, словно соляные столбы, под действием силы хранителя. Я мысленно поблагодарила за отсрочку, данную мне в объяснениях подруге об особенностях ее новой жизни и выяснении подробностей происшедшего.
   - Внизу еще кто-то остался? - С окаменевшим лицом обратился Ноа. Неужели решил оставить все как есть, и игнорировать происшедшее? Верилось с трудом.
   Я прикрыла глаза и сосредоточилась на энергетических полях, бросая импульс и решив играть по его правилам.
   - Несколько ламаров, заключенные в камерах бессмертные и ... ее больше нет! - Взвизгнула, припав к земле и рыща в поисках хранителя, того, кто предал собственную расу.
   - Кого нет? - Прогремел Ноа, направившись ко мне медленным шагом.
   Встрепенувшись, и насторожившись, я медленно поднималась, опасаясь за собственную жизнь. Теперь я и понятия не имела, что именно от него ожидать.
   - Остановись. - Шипела, отступив назад. - Не подходи.
   Ноа замер, сменяя на лице одну эмоцию за другой от непонимания и удивления к раздражению и злости.
   - Думаешь, я хочу тебя убить?! - Взорвался хранитель, крича, но все же замерев на месте.
   - Не знаю, Ноа. - Тихо бормотала под нос, все так же припав к земле. - Не знаю.
   - Да кого, черт возьми, ты ищешь?! - Вспылил хранитель, переступая через тело вампира.
   - Девушку... хранителя, который помогал Рустаму уничтожить меня. - Бросила, наблюдая, как воспримут подобное заявление. - Твоей стихии, Ноа.
   - Что?! - Взорвался хранитель, мечась меж телами падших. - Вздор! Такого просто не может быть! Ты что-то путаешь!
   - Я уже видела ее однажды. Тот щит в день выбора главы клана - тоже ее работа, я чувствую эту энергию.
   - Нет! Ты ошибаешься! - Крикнул Ноа, направившись ко мне и увидев, как дернулось мое тело, остановился.
   - Она не врет. - Тонким голосом обратилась Эния. - Майя права, и ты знаешь это. Более того, не хочешь признать очевидное.
   - Акира. - Выдохнул Ноа, обернувшись и проведя рукой по волосам.
   Где-то на подсознательном уровне, в глубине души, наверное, благодаря той самой, женской, интуиции я поняла, что она была важным человеком для Ноа.
   - Она не могла. Не сейчас. - Бормотал хранитель, второй раз за день познав, что такое предательство.
   - Вот же зараза! - Бросил Шамси, начиная загораться от злости, и сразу же ушат воды облил его с ног до головы.
   - Извини. - Виновато пожала плечами Айсу, поджав губы.
   - Я же говорила, Акира погрязла в ревности и ненависти. - Почти рыча вторила Эния.
   Прошли минуты, пока хранитель успокоился, и начал мыслить здраво.
   - Айсу, Шамси, возвращайтесь, Эния, оставь нас пожалуйста. - Обратился Ноа к хранителям, устало глядя на меня.
   - Ты же не намерен что-либо сделать ей? - Ринулся Шамси, защищая меня, даже сейчас, чем вызвал новую вспышку ненависти в глазах Ноа.
   - Как я собираюсь поступить - не твоего ума дело! Не забывай с кем говоришь! - Крикнул Ноа, заставив хранителя замереть и опустить в повиновении голову.
   - Не бойся. - Улыбнулась в ответ Шамси, стараясь верить в собственные слова. - Со мной все будет в порядке. Спасибо, что опять спасли меня. Спасибо всем вам.
   Тишина вновь расползалась вокруг, пока Эния не прервала ее самым необычным образом. Прямо в моей голове раздался ее голос: "Дорогуша, ты одна из хранителей, не забывай об этом и не отрекайся от собственной природы. Так же как и свет не может существовать без тени, так и жизнь без смерти. К сожалению, нести смерть - твоя судьба, это то, что уготовила тебе природа. Прими себя, потому что когда-нибудь и мы попросим твоей помощи, а я хочу, чтобы ты была готова к этому".
   Я смотрела на нее, думая о том, как сложно иногда понять наш мир, как изменчивы даже несколько минут. А ведь только что, я хотела отречься от этой особенной частички моей жизни, от самой себя... хранителя.
   - Можешь рассчитывать на меня. - Уверенно и без колебаний ответила Энии.
   Улыбнувшись, эльфийка весело протянула:
   - Позаботься о своей подруге, по-моему, она жаждет объяснений. - Хохотнула, глядя на выпученные глазки Ленки, застывшие, как и все вокруг. - Пошли ребятки, дадим им повеселиться. Ах, да, Айсу, убери здесь!
   Ворча и фыркая, девушка подняла руки, пока эльфийка вместе с Шамси растворялись, возвращаясь в свой идеальный мир. Вода вокруг острова словно ожила, и сотни волн, похожие на человеческие руки тянулись за мертвыми вампирами, хватая тела и таща в пучину океана. Кивнув в знак прощания, и подмигнув мне, Айсу шагнула на одну из волн, и рухнула в нее, превратившись в воду.
   - Какого черта ты сожрала моих людей?! - Взорвался Ноа, не собираясь более сдерживаться.
   - Извини, но эти твои люди собирались тебя же и убить! - Кричала в ответ, стараясь защищаться.
   - Да ведь они марионетками были, разве не видно?! После смерти Рустама, они приходят в норму!
   - Я этого не знала, и потом, тебя мертвого я бы подобными новостями не обрадовала!
   - Ты нарушила закон, понимаешь?! - Рявкнул хранитель.
   - Да я тебя спасти хотела! - Взвизгнула, не в силах сдержаться.
   - Ценою человеческой жизни?!
   - Да хоть сотнями жизней, плевать! Мне ты нужен, а не эти бесчувственные ходячие куклы!
   На миг Ноа замолчал, словно переводя дух, переваривая то, что я только что сказала.
   - Ты убила людей, Майя. - Протянул устало хранитель.
   - Прости, но я ни о чем не сожалею. Я сделала выбор и считаю его правильным.
   - Ты понимаешь, что я должен наказать тебя? - Потирая глаза, продолжал Ноа.
   - Но ты ведь знаешь, что я тебе этого не позволю? - Вздохнув, обронила хранителю, услышав в ответ знакомый тихий хохот.
   - Я всегда забываю о том, кто ты... о том, что ты.
   - Обещаю впредь напоминать тебе, Ноа. Я не изменюсь, постарайся понять. Это моя природа, и тебе придется смириться... или убить меня. Но не думай, что это будет легко сделать.
   - Убить? Хех... - Улыбнулся Ноа, опустившись на один из возвышающихся камней, разбросанных Дамилем. - Разве я смогу?
   Усталым движением хранитель опустил голову на руки, и в этот момент будто все прожитые тысячелетия нахлынули на него, заставляя вспомнить, кто находиться предо мной.
   Сдерживаемые чувства вырвались наружу, и не в силах сдержаться, я бросилась к нему, опустившись на землю и обхватив его голову руками, словно защищая от мира.
   - Прости меня, но я не могу себе позволить тебя потерять. - Шептала, сдерживая ком в горле, как когда-то, будучи человеком. - Я слишком сильно люблю тебя.
   Его тело дернулось, словно электрический заряд прошелся под моими пальцами. Он поднял голову, и черные глаза впились в мое лицо, ища в нем подтверждение услышанному, или, может, надеясь увидеть там ложь. Но что-то в моих побелевших глазах заставило родное лицо исказиться в муках боли. Мое сердце жгло от страха, пока слова не слетели с красивых губ:
   - Каждый раз, когда открываю дверь во тьму... я вижу ангела.
   Я молча улыбалась, пока слезы текли по щекам, а Ноа все прижимал к себе мое, столь хрупкое и одновременно сильное тело. Только слезами я могла выразить то чувство, которое окутало меня знакомыми объятьями. И молча ловила каждый его вздох, пока родные губы целовали мокрые глаза.
   - Прости меня. - Повторяла, дрожа всем телом. - Я не смогу без тебя.
   - Шшш, я больше никуда не собираюсь уходить, ну же, успокойся.
   - Даже если я снова попытаюсь тебя убить? - Захлебываясь, бормотала, прижимаясь все теснее и ругая зверя за нанесенные хранителю раны.
   - Даже если попытаешься убить. - Хохотнул Ноа, нежно касаясь белых волос.
   Несколько минут мы просто держали в объятьях друг друга, наслаждаясь близостью, которой так долго были лишены.
   И успокоившись, вытирая заплаканное лицо, уставилась в его загоревшиеся страстью черные глаза.
   - Ноа, не здесь и не сейчас! - Тоном старой учительницы, отчитывающей провинившегося ребенка, мотала головой.
   - Правильно. - Серьезно кивнул хранитель, отступая и стараясь успокоиться. - Сначала дела!
   Обернувшись, направилась к пещере, но все-таки не удержалась и расплылась в озорной улыбке, которую успел заметить Ноа.
   - Ты же согласилась бы, да? - Протянул взволнованно хранитель, направившись следом.
   - Ага. - Подмигнув, кивнула хранителю, улыбаясь, и не сдерживая более собственных чувств.
   - Ты безжалостная коварная женщина! - Наигранно, обиженным тоном бормотал Ноа, не отставая.
   Но когда мы спустились, веселое настроение сразу же улетучилось. Оставшиеся в живых несколько смертных, таились в углах комнат, в шкафах и даже под кроватями. Отыскав всех людей, Ноа стер им память, создав новые ложные воспоминания и заставив каждого вернуться домой. Так что как только мы помогли им выбраться из пещеры, они словно загипнотизированные направились в сторону города.
   С заключенными дело обстояло труднее. Все они были бессмертными. Обозленными бессмертными.
   - Думаю тебе лучше уйти из пещеры. - Озадаченно обратился Ноа, сбрасывая Ману и возвращая себе облик хранителя. - Так они будут более спокойны. К тому же ты, как-никак, - вампир.
   - Можешь не переживать, Аластар, мы оба знаем, что я никогда не походила на вампира внешне. - Улыбнулась, пряча клыки и наслаждаясь его истинным обликом.
   - Тебе это нравиться, да? Все время подвергать себя риску?
   - Но еще больше мне нравиться наблюдать, как ты беспокоишься за меня. - Подмигнула хранителю и, распустив белые волосы, отворила дверь подземелья.
   Первый же взгляд на залитый водой коридор, и мысль, что тут побывал Кай, стала очевидной.
   - Твой друг весьма не аккуратен. - Пожурил Аластар, рассматривая руины коридора, мертвые тела вампиров и обустроенные камеры вместе с их пленниками.
   - Боюсь, это его подружка устроила тут такой бардак. - Вздохнула, увидев дыру в стене и распахнутые двери последней темницы. - Надеюсь, он ее все же вернет.
   - Да тут практически все виды! - Шепотом протянул Аластар, направившись к первой двери, соблюдая очередность.
   В камере под надписью "1" свернулась калачиком в углу, вся в лохмотьях и ужасно худая, женщина, на руках и ногах которой тянулись глубокие шрамы, похожие на две параллельные отметины Филии. Как и она, женщина обладала необычными фиолетовыми глазами, особенно побледневшими сейчас.
   - Фейри. - Протянула, с сочувствием глядя на подобие человека, сидящее в камере. Сколько же столетий она пробыла здесь, в заточении? - Как ее вытащить оттуда?
   - Двери на замке и магическом заклинании. - Бормотал Аластар, прижав ладони к замкам и закрыв глаза. - Отойди, она может быть безумной.
   Я сделала то, что он просил, испугавшись, что в ответственный момент вместо спасения подарю ей смерть. Это, к сожалению, и вправду входило в привычку.
   Засов двинулся, двери заскрипели и отворились под действием силы Аластара.
   Тело женщины дернулось в страхе, бледные глаза распахнулись шире, и взгляд упал на хранителя застывшего в проходе. Она не бросалась на него, не убегала и даже не двигалась, видимо больше не осталось сил.
   - Займись ее сознанием, только тогда я верну ей силы.- Протянула осторожно, и словно оправдываясь, добавила. - Слишком много человеческих аур накопилось.
   В этот момент хранитель замер и уставился на меня, словно не понимая, о чем я говорю.
   - Ты отдашь ей их жизни? - Удивленно спросил Аластар.
   - Я уже не раз делала подобное, так что не нужно таращиться на меня! - Буркнула, стараясь скрыть смущение.
   - Да, но после единения со зверем... я думал, ты изменилась сильнее. - И благодарно улыбнувшись, добавил. - Я рад.
   - Ну, хватит уже! - Отвернулась, не в силах выдержать его счастливый взгляд. - А откуда ты знаешь о звере?
   - Эния. - Одним, все объясняющим словом, ответил хранитель.
   Он обернулся, улыбаясь, и пристально посмотрел на женщину, начиная копаться в ее мозгах. Спустя минуту взгляд фиолетовых глаз прояснился, и по щекам фейри скользнули маленькие слезинки.
   - Не бойся, мы поможем тебе. - Тихо обратился Аластар, стараясь не напугать ее.
   Сотрясаясь в рыданиях, она посмотрела на нас и произнесла лишь несколько слов, но на каком-то странном языке, который я совсем не понимала.
   - Что она говорит? - Спросила Аластара, обратив на себя его внимание.
   - О, извини, забыл, что ты не знаешь языки. - Рассеянно протянул хранитель и коснулся моей головы.
   - Почему так долго? - Уже знакомые слова вырывались из уст женщины. Мои глаза поползли на лоб, и, одернув себя, я пыталась успокоиться. Теперь я полиглот, вот так вот!
   Но больше стоять в сторонке не могла, и, бросившись к фейри, коснулась ее усохших рук, которым только бессмертие не давало уйти из жизни. Бессмертие, которое она наверняка проклинала не раз.
   Выхватив из глубин тьмы полную человеческую оболочку, медленно, нитями вплетала ее в ауру фейри, осторожно возвращая женщине былую красоту. И закончив, поднялась, чтобы взглянуть на результат собственных стараний.
   - Ну вот, теперь гораздо лучше. - Довольно заключила.
   Испуганные глаза осматривали руки, на которых теперь сияла матовая кожа, блестящие черные волосы, струящиеся по сильным плечам, и тело, полное жизненной силы.
   Слезы градом посыпались с глаз, и, закрывая руками лицо, она безумно повторяла:
   - Спасибо, спасибо, спасибо...
   В этот день я поняла, как высока иногда бывает цена бессмертия, и вспомнила, как приятно дарить кому-либо жизнь.
   - Закрой глаза. - Тихо шепнул Аластар и взял ее за руки. - Я возвращу тебя домой.
   - Здесь, за стеной... - Рыдая, умоляла фейри. - Он тут, я чувствую... верните мне его...
   - Не беспокойся, просто подожди немного. - Кивнул Аластар, бросив на меня взгляд полный надежды. Видимо, все же придется вернуть накопленные человеческие ауры.
   Она вложила руки в ладони хранителя и, посмотрев на меня, спросила:
   - Как Вас зовут?
   - Майя. - Улыбнулась девушке.
   - Я не забуду, Майя. Еще увидимся.
   В следующую секунду Аластар исчез вместе с девушкой. Наверное, возвратил ее хранителю народа фейри.
   Когда он вернулся, не обронив ни слова, мы направились к следующей камере, где обнаружили похожую картину. Точно так же, скрючившись, и в ужасном состоянии, на полу лежал мужчина того же народа.
   Покопавшись в его мозгу, Аластар вздохнул, увидев похожие слезы, служившие верным признаком возвращения рассудка. Я вплетала в его тонкую оболочку новые нити, восстанавливая былой вид, и силу.
   Он плакал и благодарил, моля о своей возлюбленной. Жаль, что я не смогла увидеть их встречу. Но когда Аластар возвратился во второй раз, он тихо прижал меня к себе, не говоря ни слова, лишь вдыхая запах волос и целуя глаза.
   В камере с табличкой "3" облокотившись о стену сидела женщина, волосы которой горели алым цветом, а высохшая кожа отливала красным.
   - Это феникс, будь осторожна. - Бормотал Аластар, открывая дверь. Я лишь успела отпрыгнуть, когда из прохода полыхнуло пламя прямо в лицо хранителю, но даже не коснулось его тела. И как он проделывает все эти фокусы?!
   А потом, извержение огня прекратилось, феникс замерла, а ручонки Аластара опять копались в чужих мыслях.
   - Неужели нельзя было раньше нас отыскать?! - Вспылила еле двигающаяся женщина. - Сколько столетий прошло?! Хранители, как же! Да на что вы вообще способны, если не можете выполнять свои прямые обязанности?!
   - Могла бы и спасибо сказать, что не оставили гнить в этом подвале, неблагодарная дура! - Не выдержав, крикнула в ответ.
   Женщина замолчала и, выпучив глаза, осматривала меня с головы до ног.
   - Кто ты? - Тихо и очень медленно выдавливала красноволосая мигера, продолжая сверлить во мне дыру, пока Аластар молча стоял и, улыбаясь, наблюдал за нами. - Похожа на хранителя...но...
   - Долго еще? Милочка, я тебе скажу, кто такая - та, кто сможет возвратить тебе красоту и силу, если оставишь собственную наглость и прекратишь вести себя, как ребенок. Будешь орать - вернешься домой развалившейся высохшей старухой, которой сейчас являешься, поняла?
   Женщина замерла и опустила глаза на собственные руки и поджатые ноги, которые превратились в кости, обтянутые кожей и лохмотьями. Знакомые слезы катились по широким скулам.
   - Прости. - Еле выдавила женщина. - Прости.
   - Ну вот, теперь лучше, а то набросилась на людей. Давай сюда свои костяшки. - Бормотала фениксу, сжимая высохшие пальцы и вплетая нити энергии в ее ауру, пока та продолжала реветь. - Все, перестань ныть! Теперь как новенькая, видишь? Да хватит плакать! Посмотри!
   Она вновь опустила взгляд и на этот раз улыбка медленно коснулась ее лица.
   - Ты - красавица. - Улыбнулась, разглядывая девушку с красными глазами, волосами и того же отлива кожей.
   - А у тебя глаза страшные. - Смеясь и трогая собственное красивое лицо, протянула феникс.
   - Ну не бессовестная! - Возмущалась, пыхтя, пока Аластар помогал девушке подняться.
   - Я - феникс, мое имя - Ирис. - Произнесла девушка, и, поклонившись, добавила. - Благодарю вас за спасение.
   - Пожалуйста. - Опешив от неожиданной любезности, бормотала девушке.
   - Аластар, она ведь та самая, да? - Подмигнула феникс хранителю, на что тот кивнул, и добавил:
   - Единственная.
   Как же хорошо, что я не могу краснеть, думала, улыбаясь во весь рот от радости.
   - Ну что ж, единственная, тогда, надеюсь, ты знаешь о поговорке: "Мы ответственны за тех, кого спасли"? - Подбоченившись, и скрестив руки на груди, воинственно начала феникс.
   - О, конечно знаю, вот только вместо слова "спасли" в ней иметься отличное слово "приручили", тебе не кажется?
   - Эй, я тебе не собачонка! - Уперла руки в бока девушка и с достоинством королевы произнесла. - Я - бессмертная феникс.
   - Милый, не подскажешь, мне сейчас ей в ноги следует кланяться или просто, руки целовать? - Возмутившись, язвила, от подобного поведения, хотя, в глубине души, отчетливо сознавала - эта нахалка мне нравится.
   - Может, хватит уже издеваться! - Взвизгнула девушка, королевским жестом смахнув упавшие на плечо пряди волос. - Мне жить негде.
   Не сдержавшись и хохотнув, все-таки выдавила:
   - Так сразу надо было говорить. Корчишь из себя королеву, ерундой занимаешься! Ладно, найду тебе комнату. - И, обернувшись, направилась к следующей камере, краем взгляда наблюдая, как довольная улыбка расползается на красивом лице девушки.
   - А как тебя зовут?
   - Майя.
   - Майя? Как просто. - Вздохнула девушка, разочарованно, чем опять начинала раздражать. Видимо, к этому следует привыкнуть.
   В камере "4" лежала женщина, вся покрыта слизью, которая дивным образом не высохла, при таких-то условиях содержания заключенных. Даже сквозь нее было заметно, женщина обладала зеленоватой кожей, и зелеными волосами, которые торчали длинными косичками, напоминающими дреды.
   - Фу, что за вязкая мерзость?! - Брезгливо поморщилась Ирис, выразив, однако, все мои чувства.
   - Сирена. - Ответил Аластар, открывая дверь.
   В мутных глазах сирены все еще теплились остатки здравого рассудка, и лишь коснувшись ее, хранитель возвратил замершему телу жизнь. Ей не нужна была моя помощь, лишь немного воды, которая растеклась по коридору темницы.
   - Герро будет счастлив видеть тебя. - Шепнул хранитель, подхватив девушку на руки.
   Она улыбнулась и кивнула, помахав мне рукой и показывая пальцами, что остается у нас в долгу.
   - Их голос привлекает мужчин. - Бросила Ирис, отвечая на мой немой вопрос, когда хранитель вместе с девушкой скрылся.nbsp;
   - Вот как. - Протянула, услышав лишь горделивое хмыканье и наглое:
   - Как можно быть такой невеждой в мире бессмертных?!
   В этот момент мои руки сами собой потянулись к ее красноватой шее, и лишь появление Аластара заставило забыть о драке.
   Далее все происходило по проверенной схеме. В камере с табличкой "5", "6", и "7" находились русалки, не требующие моей помощи.
   В восьмой же перебывал двухметровый парень азиатской внешности, который, к тому же оказался единорогом. У него не было копыт и хвоста, как заведено полагать, а лишь маленький рожок на лбу, спрятанный под прядями волос.
   - Конь пидальный. - Бормотала под нос Ирис, когда они с хранителем исчезли, хотя я была уверенна, ее тоже поразила красота единорога.
   - И как ты могла нахвататься всех этих словечек, сидя в заточении, не могу понять?!
   - А я талантливая бессмертная, не то, что некоторые! - Бросила феникс, задрав нос.
   - Не убивать! Убивать - плохо! Нельзя! - Тихо повторяла себе, надеясь на скорейшее возвращение Аластара.
   В камере "9" в заточении пребывала гарпия, плюющаяся огнем, и чуть не спалившая волосы Ирис, чем сразу же заслужила мое уважение. Девушка оказалась темнокожей с черными вьющимися волосами и белозубой улыбкой. На спине ее красовались небольшие крылья, которые легко можно было спрятать под одеждой. Возвратив ей силы, чувствовала, что получила еще одного друга. Ее звали Фрина.
   - Чтоб ее сажей накрыло, эту Фину. - Плевалась Ирис, после возвращения Аластара.
   - Фрину. - Поправила девушку, за что была награждена испепеляющим взглядом.
   В камерах под табличками: "10", "11", "12", "13", находились феи. Видимо этот вид бессмертных был Рустаму особенно по нраву, потому, как девицы были настолько красивы, насколько глупы и развязны. Трое из них вешались Аластару на шею, а одна даже умудрилась поцеловать, что вызвало поток ругательств и брани из моего маленького рта.
   - Я уж подумала ты - монашка, а гляжу, нет, нормальная. - Хохотнула Ирис, когда Аластар скрылся с последней лахудрой.
   - Это как прикажешь понимать? Ты мне что, комплимент сделала? - Оторопела на мгновение.
   - Вот только не надо на меня наезжать! - Буркнула девушка. - Честно говоря, я бы им, на твоем месте, все патлы повыдергивала. Шлюхи подзаборные.
   В этот недолгий момент я испытала долю уважения к красноглазой мигере.
   - Ну и дура же ты! - Вот до этого момента.
   - Приехали. - Вздохнула, закрывая глаза и уставившись на следующую камеру.
   - А что, ты даже не борешься за своего мужчину, ты...
   - Заткнись, Ирис. - Бросила девушке, заглядывая в камеру под номером "14", в которой, обняв колени, сидела девочка, на вид лет десяти, с чудными кудряшками и в розовом платьице. Ребенок застыл, словно кукла.
   - Аластар, открой ее. - Взмолилась хранителю, как только тот вернулся, довольный моей недавней вспышкой ревности. Самоуверенный паразит! Но это подождет.
   Открыв тяжелую дверь, хранитель несколько минут приводил в порядок и, как он выразился позднее, очищал сознание девочки. Физически она была в относительном здравии, видимо человечность все же была присуща этому живодеру, Рустаму, и он все же заботился о ней.
   - Мама... - Протянула девочка, начиная плакать. Подхватив ребенка на руки и подбежав к следующей двери, Аластар спустя минуту отворил камеру.
   Девочка спрыгнула с рук хранителя и побежала внутрь, где видимо и находилась ее мать.
   - Спасибо. - Плакала женщина, обнимая ребенка. - Я боялась. Что она вырастет здесь.
   Судя по возрасту девочки и состоянию женщины, они пробыли недолго в заточении.
   - Поднимайтесь, Сонара ждет вас. - Обратился Аластар, помогая ей встать на ноги.
   - Спасибо вам! - Смахивая слезы, бормотала женщина и вдруг начала громко причитать. - Простите, что сотворила такое. Но он хотел убить мою дочь.
   - Что сотворили? - Обратилась, пытаясь понять.
   - Кукол, марионеток для сражений Рустама. - Всхлипнула женщина, прижимая дочь.
   - Так это ваших рук дело. - Протянула, задумавшись. - Это заклинание?
   - Да. - Стараясь успокоиться, продолжала женщина, изъясняясь довольно сумбурно. - Я очень слабая ведьма, мертвые - не моя работа. Он заставил. Хотел убить ее.
   - Можно как-нибудь снять заклинание? Вернуть обратно? - С надеждой, чуть ли не крича, расспрашивала ведьму.
   - Нельзя. Они ведь уже умирали. Не живые, понимаешь?
   - Бессмертные? - Округлила глаза от ужаса.
   - Да. - Хрипло шептала женщина.
   - Они как вампиры? Пьют кровь?
   - Фу, какая гадость. - Плевалась Ирис, намереваясь начать новую тираду.
   - Замолчи. - Повернувшись, зарычала на девушку, заставив вздрогнуть и притихнуть.
   - Продолжай. - Вернулась к ведьме, уставившись на ее ауру.
   - Они не будут есть, и не станут пить. Им ничего не нужно.
   - За счет чего же они существуют?
   - За счет Рустама. Он - их хозяин. - Протянула ведьма.
   - Он мертв.
   - Значит, и они скоро умрут. - Улыбаясь, успокоилась женщина, заставив Аластара шумно втянуть воздух, не скрывая переживаний. Теперь стало очевидным - смертные все равно бы умерли, даже не убей я их.
   - Как найти нового хозяина? - Еле сдерживаясь, старалась выговаривать знакомые слова.
   - Что? Нового? Но зачем? - Испуганно взвизгнула женщина.
   - Девушка... моя подруга. - Ответила, все еще не переходя на крик.
   - О, сожалею. Но так нельзя... это не правильно! Их не должно быть!
   - Она последняя. Остальных я уничтожила. - Прогремели холодные слова, заставив Ирис охнуть в удивлении.
   Ведьма колебалась, и, не выдержав, я надавила:
   - Это будет твоей благодарностью за спасение. Ты обязана нам двумя жизнями! Верни хотя бы одну. - Спокойно, но настойчиво требовала ответа.
   - Хорошо. - Протянула, все еще колеблясь. - Пусть поцелует нового хозяина.
   - Что?! Поцелует?! Любого?
   - Да, любого, но желательно бессмертного. Его жизнь - ее жизнь.
   - Поцелуй?! - Не веря, выпытывала у ведьмы.
   - Да! - Обиженно взвизгнула женщина. - Я же говорила, мертвые - не моя работа. Моя работа - чувства. Привороты, понимаешь? Первый раз такое делала. По другому не умею.
   - Ладно. Хватит. - Гремел Аластар, подняв обоих, словно пушинки и исчезнув.
   На этот раз Ирис не проронила ни слова.
   В камере "16" на полу в позе "лотоса" сидел мужчина лет тридцати пяти, красивой наружности, с большими голубыми глазами, длинными светлыми волосами цвета соломы, из-под которых торчали заостренные ушки, и сверкал обаятельной улыбкой.
   - Давно не виделись, Аластар. - Бархатным голосом вальяжно протянул мужчина.
   На мгновение хранитель замер, не в силах совладать с собой и ответить.
   - Да, Марош, давно. Даже слишком. - Хрипло произнес Аластар. - Полагаю, помощь не нужна?
   - Правильно полагаешь. - Улыбнулся мужчина, поднимаясь с пола.
   - О, а это видимо та самая девушка, околдовавшая нашего короля? - Грудным голосом обратился ко мне мужчина, нагло разглядывая с ног до головы.
   - Прекрати. - Рявкнул Аластар, привлекая внимание мужчины.
   - Так ты нас представишь, или мне самому? - Улыбнулся белобрысый красавчик.
   Какой-то десятой точкой, я чувствовала, что лучше не вмешиваться и тихо помалкивала, лишь наблюдая.
   - Думаю неплохая идея, но у меня есть получше: как тебе такая мысль - ты ведь давно не виделся с Энией, да?
   Улыбка мигом слетела с красивого лица.
   - Не смей. Это касается только нас двоих.
   - Да неужели? С каких пор?
   Отчего-то промелькнула мысль: здесь и правда так холодно?
   - Даже не думай Марош, я тебя в порошок сотру. - Сквозь зубы выдавил Аластар, не шелохнувшись. - С нее достаточно, и с тебя тоже. Возвращайся.
   - Она не простит. - Устало вздохнул мужчина.
   - Еще как простит, вот увидишь. - Ухмыльнулся хранитель, хлопнув парня по плече. В этом все мужчины - сначала, чуть ли не бросаются друг на друга, а в следующую секунду жмут руки и идут пить пиво. Учитесь, девочки!
   - Дай мне немного времени.
   - Но только немного, Марош. Она заслуживает знать, какой ты говнюк. - Все так же улыбаясь, произнес Аластар. - А теперь вали отсюда.
   Так же, как и хранители, Марош бесследно растаял в воздухе.
   - Кто это был? - Коснувшись ладони, спросила Аластара.
   - Второй последний из народа эльфов. - Устало вздохнул хранитель. - Муж Энии.
   - О. - Только и смогла выдавить, не в силах скрыть удивление. Оказывается, даже она способна любить. - Немного неожиданно.
   - Для меня тоже. - Вздохнул хранитель и направился к последней двери "17".
   Вот только тут нас ждал маленький сюрприз - сквозь стеклянные стены камеры, стало отчетливо видно, что внутри, кроме разве что воздуха, ничегошеньки нет.
   - Зачем же тогда ее заперли? - Не удержавшись, озвучила мысли, которые сейчас терзали всех нас. - Там же пусто.
   - Не совсем. - Ухмыльнулся Аластар и добавил. - Попробуй взглянуть еще раз.
   Его слова ничего не изменили, пока я не сосредоточилась, начиная понимать, что именно он имел ввиду. Закрыв глаза и стараясь увидеть энергетические поля внутри камеры, магия которой не давала обычным импульсам просочиться, понемногу начала различать силуэт мужчины, зависшего в воздухе посреди помещения. Я даже могла видеть, как медленно он опустился и подошел к двери, прикоснувшись ладонями к стеклу.
   - Как же Рустам смог его поймать? - Озадачилась, улыбаясь хранителю.
   - Кого поймать? Вы о чем вообще? - Насторожилась Ирис, бросая взгляд то на меня, то на хранителя.
   - Не знаю. - Бормотал Аластар, игнорируя девушку. - Но он довольно изобретателен, это точно.
   - Да уж. Ну, открывай, посмотрим на него ближе. - Улыбнулась, подмигнув, хранителю.
   - Да на кого смотреть? Там же пусто! - Взвизгнула Ирис, начиная нервничать.
   - Здесь призрак. - Улыбнулся Аластар, прикоснувшись ладонями к двери и что-то прошептав.
   - Что? Эта мерзкая сущность?! - Вскрикнула девушка, и в ту же секунду красные волосы вспыхнули пламенем, а кожа словно тлела, начиная испепелять остатки лохмотьев.
   Боковым зрением я видела, как отлетел от двери призрак, приняв враждебную позу.
   - Прекрати немедленно! - Прогремел Аластар, но она будто и не слышала, невидящими глазами уставившись на дверь камеры.
   - Если не успокоишься, я заберу вдвойне то, что подарила тебе. - Тихим спокойным голосом протянула девушке.
   Голова дернулась и, посмотрев на меня, горящий взгляд начал медленно тухнуть, как и пламя ее волос. - В следующий раз я не буду предупреждать.
   Лицо феникс застыло и, опустив голову, она тихо отступила назад.
   Тяжелая дверь скрипнула и отворилась, впуская легкий ветерок в камеру. Узник искоса поглядывал на Ирис, но все же не прекращая улыбаться, медленно вышел из камеры и поклонился, выразив, таким образом благодарность за спасение. Его силуэт казался размытым и словно растекался, не позволяя увидеть лицо.
   - Пожалуйста. - Улыбнулась ему в ответ.
   - Как долго ты здесь? - Кивнул хранитель.
   Паря в нескольких сантиметрах от земли, парень показал 2 года.
   - Ты не можешь говорить... - Не удосужилась скрывать разочарование.
   - Он слишком слаб и молод. Только старые призраки могут обретать телесную форму на некоторое время.
   - А сколько тебе лет? - Поинтересовалась у парня.
   Тонкие пальцы показали 47
   - Сорок семь лет? - Переспросила, на что тот кивнул. - Так мало... Извини, а сколько тебе было, когда ты умер?
   Парень показал 31, чем вызвал сочувствие и жалость. А потом его пальцы быстро пробежались, словно по клавишам.
   - Ты был пианистом? - Улыбнулся хранитель, на что тот кивнул.
   - А сколько времени нужно, чтобы обрести форму? - Поинтересовалась у Аластара, заметив, как с тем же ожиданием насторожился и парень.
   - Не меньше двух - трех сотен лет. - Пожал плечами хранитель, заставив парня осунуться в разочаровании.
   - А как же нам его переместить? - Удрученно посмотрела на бестелесный комок энергии. - Хотя ты наверное и сам можешь добраться куда угодно... Не знаю, что в таких случаях правильно говорить, глупый наверное вопрос, но все же, тебе есть куда пойти?
   Комок энергии помахал головой. Некуда.
   - Ясненько,... а чисто теоретически... можно ведь предположить...- Протянула хранителю, закусив губу. - У меня ведь еще остались две человеческие оболочки.
   Аластар улыбнулся, потрепав мои волосы, словно ребенка, и добавил:
   - Это тебе решать. Как хочешь.
   А я ведь уже и вправду решила.
   - А ты хотел бы иметь возможность принимать человеческую форму? - Обратилась к парню, на что тот отчаянно закивал.
   - Я могу попробовать сделать тебя сильнее, но лишь с одним условием... - Протянула, ожидая реакции призрака, и заметив оживление, продолжила. - Ты должен будешь служить мне... не в качестве раба, не бойся... как призрака, твоя помощь, я уверенна, не будет лишней. Но если ты когда-либо ослушаешься меня и предашь, я возвращу себе то, что потеряла и просто сожру тебя.
   Комочек энергии замер, не в силах принять решение, хотя все мы наверняка знали, каким оно будет. Глаза Аластара сузились, он все пытался понять и поверить в то, что я в действительности не шучу. Опустив глаза, словно вспомнив что-то, он вздохнул и хриплым голосом произнес:
   - Нам пора, так что решай быстрее.
   В этот момент я поняла - он принял меня такой, какая есть, со всей моей кровожадностью и жестокостью.
   - Видимо я слишком долго здесь находилась. - Дрожащим голосом протянула Ирис за моей спиной. - Кто ты такая?
   - Не бойся. - Ответила девушке на ее молчаливый завуалированный вопрос. - Ты сможешь уйти, когда пожелаешь. Я лишь предоставлю тебе жилье, если, конечно, ты еще не передумала.
   - Нет. - Не колеблясь, успокоившись, бросила феникс, и гордо задрав подбородок, словно королева, произнесла. - Я помню, и никогда не остаюсь в долгу.
   - Хорошо. Очень хорошо. - Довольно улыбнулась в ответ, стараясь не выпустить ненароком клыки и не испугать раньше времени. Обернувшись, к призраку, продолжила. - Что ты решил?
   Комок энергии кивнул, и, закрыв глаза, я потянулась нитями человеческих жизней к невидимой ауре. Одна за другой они вплетались, в прозрачную оболочку приобретая форму, становясь все плотнее.
   Тихий короткий визг Ирис дал понять, что теперь и она видит парня.
   Нити все вплетались, пока три ауры не соединились полностью, пока я не почувствовала, что к моим рукам прикасается что-то мягкое.
   - Нда, к этому надо будет привыкнуть. - Хохотнул Аластар, когда все еще легкое тело парня, но уже ощутимое при касании, грохнулось на пол. - Давай помогу. А что ты думал, сразу же начнешь свободно ходить? У тебя теперь уйма времени, чтоб научиться всему, как человеку. Но пока что, наверное, вернись в свою старую форму, ладно?
   - Да, наверное. - Неуверенно шепнул парень, улыбаясь. - Спасибо.
   - Ладно, у тебя еще будет время поблагодарить меня, пойдем. - Улыбнулась кучерявому, кареглазому блондину, который медленно таял в воздухе, превращаясь в невидимку. И направляясь к выходу, спросила прозрачный, но уже четкий силуэт, летающий вокруг нас, веселясь, словно ребенок. - Меня кстати, Майей зовут, а твое имя?
   - Владимир. - Звучал из пустоты его голос.
   - А сам ты откуда родом?
   - Из России. В Тюмени жил. - Бросил Вовка, как только мы выбрались из пещеры, чем сильно обрадовал. Ну, хоть с кем-то нормально поболтаю.
   Мои мысли прервал дикий визг Ирис:
   - Это же вампиры! Какого... да они застыли?! Я сама их убью! - Крикнула девушка и, воспламеняясь, радостно бросилась в сторону живых статуй.
   - Стой! Кому сказала! - Но мой крик лишь немного замедлил ее действия. Маленькое пружинистое тело, словно у кошки, запрыгнуло на рыжего великана, упершись коленями в его плечи и схватившись за голову воина, намереваясь ее открутить. - Замри немедленно!
   Так громко я еще никогда видимо не кричала, потому как вздрогнул даже Аластар. Девушка повернулась, усевшись на великане, в непонимании глядя на меня, словно я только что выплюнула самую сладкую конфетку, но, рук от головы вампира не отняла.
   - Даже не вздумай убивать кого-либо из моих подчиненных! В угол поставлю, поняла?!
   - Подчиненных? - В удивлении таращилась феникс на рыжего великана, схватив его за уши и дергая за косички на бороде. - Но они же вампиры!
   - Именно. Я глава их клана. Они - мой народ. - Тихо шипела, краем глаза наблюдая за призраком, который никак не унимался, и теперь пытался ловить проплывающие облака, где-то очень высоко.
   Тело девушки замерло, а руки так и остались держать рыжие косички. - Ты та самая, о которой говорил Рустам... Это ведь ты его убила, да?
   - Да. - Настороженно наблюдала за красноволосой особой, сидящей на плечах великана.
   - Значит ты - вампир. - Бормотала феникс, заметно осунувшись.
   - Лишь наполовину. - Вздохнула, стараясь успокоить девушку. - Во мне есть кровь и хранителя тоже, но об этом знают немногие, поняла?!
   - Я буду молчать. А чем отличаешься? - Не удержавшись, поинтересовалась Ирис.
   - Энергию для существования я получаю не от природы, по крайней мере, не непосредственно из нее.
   - Ты убиваешь людей? - Округлила глаза девушка, схватившись сильнее за волосы великана, грозясь вот-вот выдернуть их.
   - Убивать людей запрещено! Хватит вопросов! Потом поговорим.
   - Думаю, будет не так уж плохо, если мы сотрем некоторые воспоминания. - Вопросительно глядя на меня, кивнул хранитель, меняя собственную внешность. Я подумала о том убийстве, которое совершила, и сейчас отчасти была благодарна за помощь.
   - Спасибо, если можешь, сотри все, начиная с вашего появления. Только викингу оставь память.
   - Ты уверена? - Повторил, нахмурившись.
   - Да, я ему доверяю. И мне нужна будет помощь. - Протянула, вглядываясь в знакомый силуэт на берегу, за спиной хранителя.
   - Хорошо. - Улыбнулся Аластар, закрыв на мгновение глаза. - Как ты собираешься вернуться? Скоро рассвет.
   - Не беспокойся об этом. Все будет в порядке. - Улыбнулась, еле сдерживаясь, чтоб не броситься ему на шею.
   - Хорошо. - Кивнул хранитель, жадно пожирая меня глазами, и исчез, мгновенно возвратив вампирам способность мыслить и двигаться.
   - Какого черта?! - Хриплым голосом, громко ругнулся рыжий великан, проснувшись и обнаружив перед собственным лицом тело феникс, опирающейся на его собственные плечи. И улыбнувшись, нагло уставился на все прелести открывшегося вида. - Хотя, знаешь, я не против... эээ
   Следующая секунда стала для всех нас пыткой - такого дикого визга никто еще не слышал точно. Так же молниеносно, как запрыгнула, девушка метнулась с груди вампира прямо на меня, чуть не сбыв с ног.
   - Идиот! Распутник! Мелкий пошляк!... - И еще много отборной брани потекло ручьем из маленького ротика феникс.
   - Да ты же сама на меня залезла! - Крикнул вампир, защищаясь, но ни капельки не жалея об увиденном. - Кстати когда это ты успела? Зачем? И вообще, кто она такая?! Что здесь происходит, черт подери?!
   - Успокойся. - Бросила викингу, отдирая от себя приклеившееся тело раздосадованной бессмертной. - Битва окончена. Рустам мертв. А мы, надеюсь, возвращаемся домой.
   - А где все...? - Бормотал викинг, оглядываясь, пока Славка и выжившие вампиры, стояли, как ни в чем не бывало.
   - Убрали. - Рявкнула, в ответ, направляясь к проснувшейся Ленке, которая еле удерживалась на коленях.
   - Но почему...- Начал свой допрос великан, которого я сразу же оборвала.
   - Обсудим потом. - Уставилась на вампира и, незаметно подмигнув, заставила заткнуться.
   - Лен, ты в порядке? - Опускаясь на колени, осторожно касалась плеча подруги.
   - Это ты, что ли, Майка? - Подняла голову подруга с затуманенными глазами. - Объявилась таки, зараза, ну погоди, я ж тебе выпишу. - Ммм, как же голова раскалывается!
   - Шшш, тихо, не дергайся. - Обняв за плечи девушку, поманила викинга рукой. - Позаботься о ней, пожалуйста. Я не надолго.
   - Как прикажешь. - Прогремел вампир, подхватив отяжелевшее тело подруги.
   - Это не приказ, Викинг, это просьба. - Бросила великану, направившись к берегу и надеясь, что рассудок и зрение не подвели меня несколько минут назад.
   И не ошиблась - на берегу в одиночестве сидел мокрый отчаявшийся вампир.
   - Значит, она все-таки удрала. - Вздохнула, подходя ближе. - Мне жаль.
   - Она меня ненавидит. - Хриплым голосом протянул клыкастик.
   - Почему же ты не догнал ее, не объяснил все?
   - Да она растворилась в воде, как только поняла, что я за ней погнался! - Взбесился Кай, обхватив голову руками.
   - Почему же ты вернулся?
   - Ты бы все равно меня отыскала. Было бы хуже. - Потирая виски, хрипел вампир, поднимаясь.
   - Да, это точно. Что дальше? - Улыбнулась, глядя на клыкастика.
   - Ты ведь и так знаешь! - Шипел Кай, мотаясь из стороны в сторону.
   - Хочу услышать это от тебя. - Ухмыльнулась, наблюдая, как в раздражении потирает глаза вампир, и спустя минуту:
   - Помоги ее отыскать. - Осунувшись, выдавливал слова.
   - Хорошо. Но сначала нам нужно возвратить всех в замок. Пошли. - Кивнула Каю, направившись обратно.
   - У нас прибавление в семействе? - Протянул клыкастик, посеменив следом и заметив новеньких.
   - Угу. Девушка с красными волосами - Ирис, феникс, жжет все что ни попадя, так что будь осторожен и не зли ее. После нескольких сотен лет в заключении она стала немного раздражительной. На руках у викинга моя подруга, Ленка, жертва экспериментов Рустама. Да, кстати, когда вернемся, смотаешься за Маком? Он вообще как, стабилен сейчас?
   - Вроде, а что?
   - Да так, потом объясню.
   Спустя несколько минут, вампиров вместе с викингом и Ленкой переместили в замок.
   - Не позволю прикоснуться к себе, грязный кровопийца! - Вскрикнула феникс, топая ножкой. Я устало вздохнула, видя, как девушка начинает раздражать Кая, вызывая, как и у меня, тошноту, вместе с желанием заткнуть ее.
   - Умоляю, прекрати, и возьми его уже за руку! - Не выдержав, зашипела на Ирис, потирая разболевшиеся виски. Я то думала, что вампиры не страдают мигренью! Видимо ошибалась. И умеет же довести!
   - Ладно, но только попробуй что-то выкинуть, я тебя в дымящуюся головешку изжарю, понял?! - Кричала девушка, размахивая руками.
   - Перенеси ее в мою комнату. - Бросила напоследок.
   - И за что мне это? - Вздохнул Кай, схватив девушку за руку, и исчез.
   - Ну что, Вовка, меняй-ка свою прозрачность на телесную форму. Отправимся домой.
   - Как скажешь. - Улыбнулся парень, подлетев ближе ко мне и, коснувшись земли, сменил облик, еле удерживаясь на ногах.
   - А это еще кто? - Опешил вампир, возвратившись.
   - Познакомься Кай, это Вовка, наш новый домашний призрак.
   - Кто? Призрак? Он же не прозрачный! - Уставился клыкастик на парня.
   - Пока нет, но об этом потом. У меня к тебе просьба - поможешь ему освоиться, ладно? И еще. О нем не обязательно всем знать, это будет наш маленький секрет. Пока, по крайней мере.
   - Договорились. - Ворчал Кай, схватив нас обоих за руки и переместив в мою комнату, в которой на кровати уже успела развалиться Ирис.
   - Кай, отыщи Мака, у меня есть для него работа. - Бросила вампиру, и как только он исчез, уставилась на призрака. - А ты, милый, испарись и полетай пока по замку. Только не вздумай подглядывать и заниматься пакостями!
   - Не бойся, не буду. - Хохотнул призрак, вновь став бестелесным комком энергии, и полетел восвояси.
   - А здесь красиво. Мне нравиться. - Бормотала Ирис, раскинувшись на подушках и опять принялась за свое. - Хоть что-то у тебя нормальное.
   В голове проносились картинки кровожадного убийства этой козявки, заставляя улыбку расползаться на лице, пока уставшее тело рухнуло в кресло.
   Но отдых мне явно не светил - дверь с оглушительным грохотом распахнулась и в комнату влетела... Марго?! А я все это время полагала, что зверь ее убил! В миг перед глазами начали мелькать картинки тех моментов, которые Крон от меня так тщательно скрывал. Где я и Марго... играем в покер?! Я что, проиграла 127 долларов?!
   Глубоко из тьмы доносился тихий хриплый хохот, походивший на рык.
   - Майя, черт возьми, что произошло?! - Потирая руки, выпытывала Марго, пока стены не задрожали от знакомого дикого визга.
   - Ты?! Убийца! - Кричала Ирис, воспламеняясь и в страхе прижавшись к стене. - Кровожадная вампирша!
   - Шшш, тихо, Ирис, слышишь, успокойся! - Пытаясь прекратить истерику, подходила ближе к девушке.
   - Нет! Она убийца! - Кричала феникс, роняя крупные слезинки на пол, и сотрясаясь в рыданьях. - Она меня поймала...
   Понимание нахлынуло вместе с ужасом сложившейся ситуации.
   - Марго, оставь нас, пожалуйста. Потом поговорим, хорошо?
   - Да, конечно. - Кивнула девушка и скрылась за дверью.
   - Как ты можешь находиться с ней в одном доме?! - Не переставала плакать Ирис, обхватив себя руками и вжавшись в стену.
   - Милая, прошу тебя, прекрати, она больше не опасна, она изменилась. - Тихо повторяла, пытаясь успокоить девушку, медленно подходя к ней. - Слышишь, перестань, иначе ты все испепелишь.
   - Я боюсь, Майя. - Икая, дрожала девушка, пока я осторожно беря ее за руки, усаживала на кровать. Она, словно ребенок тянула носом и потирала глаза кулачком.
   - Она больше не причинит тебе зла. Никто здесь тебя не обидит, слышишь! Тихо, не плачь.
   - Тогда в лесу, они загнали меня, словно животное. - Вновь разрыдалась девушка, бросаясь мне на шею и дрожа всем телом.
   Обняв ее и тихо гладя красные волосы, все пыталась успокоить:
   - Шшш, ну же, хватит. Я тебе сейчас кое-что расскажу, и ты больше не будешь бояться, обещаю.
   В эти полчаса, пока Кая не было (видимо, Мак опять куда-то запропастился), я рассказала Ирис все о Марго, начиная с ее любви к Хитоми и заканчивая сегодняшним днем, пытаясь объяснить, как сильно она изменилась.
   - Теперь понимаешь? Тот монстр, которого ты знала, больше не существует, как и Рустам. Она лишь жертва обстоятельств. Со временем ты увидишь, она хороший человек. Не зря же ее любил хранитель.
   - Ну тебя вот тоже любит хранитель и что?! - Потянула носом девушка, голова которой все еще покоилась на моих коленях.
   - Да, соглашусь не самый удачный пример, но я не вру. Тебе нечего бояться, теперь Марго беспомощна.
   В этот момент ненависть полыхнула красным пламенем в глазах феникса.
   - Даже думать об этом не смей! - Рыкнула на девушку, угадывая ее мысли.
   - Но почему?! Она ведь заслужила! - Подпрыгнув на кровати, злилась Ирис. - Я не могу простить ей, никогда этого не сделаю, Майя.
   - Хорошо, это твой выбор. Но убить ее я тебе не позволю. - Протянула, спокойно глядя на раздраженную девушку. - Ты мне должна, если помнишь. Обязана жизнью. Я не для того спасала тебя, чтоб ты устраивала здесь самосуд.
   - Так не честно, Майя! Она должна умереть! - Кусая губы, металась по комнате.
   - Она уже умерла, Ирис. Тогда, во время битвы. Ты ведь знаешь, каково это, сидеть в заточении,... а теперь представь, что ты заключена в плен в собственном теле, которым управляет кто-то другой, и за ошибки и зверства которого, нести ответственность тоже будешь ты! И понятия не имеешь, каково это, не в силах остановить саму себя! Не в силах пошевелить даже пальцем, пока зверь уничтожает все на своем пути!
   Последние слова вырвались словно рык, и я не хотела их сдерживать. Ведь теперь я и вправду понимала Марго.
   Что-то в моем голосе заставило девушку успокоиться и замереть.
   - Не смей трогать ее. Обещай мне. - Вздохнув, обратилась к Ирис, не сводя глаз с ее красной, полыхающей ауры.
   - Обещаю... не трону... и не убью. Я помню о своих долгах.
   Аура девушки не дрогнула. Она говорила правду.
   - Вот и отлично, а сейчас не помешало бы принять душ. - Оглядывала запыленную испорченную одежду и морщилась при виде лохмотьев Ирис. - Да, и обязательно сменить твой гардиробчик!
   - А что такое "душ"? - Озадаченно уставилась феникс, хлопая большими красными глазами и подпрыгивая на пружинистой кровати.
   В этот момент я поняла, что денек обещает быть не из легких.
   - Душ? О, это одно из лучших изобретений человечества. Давай-ка, дорогуша, поднимайся, пора содрать с тебя этот жуткий слой грязи.
   И потащив девушку, втолкнула ее в ванную, предварительно стянув черные тряпки.
   - Ааа, не смотри на меня! - Стесняясь и визжа, прикрывалась Ирис.
   - Да больно нужно. - Ворчала под нос, наполняя водой ванную, параллельно объясняя, как правильно пользоваться краном. - Поняла?
   - Угу, а это что? - Тыкала пальчиком на баночки с шампунем.
   Еще десять минут ушло на лекцию "Новинки в области средств гигиены".
   - Все, давай, залезай и драйся. - Хмыкнула, прикрывая дверь, и на мгновение задержавшись. - Ирис, сколько лет тебе было, когда Рустам впервые сыграл в кошки-мышки?
   - В смысле поймал меня? Пятнадцать, тогда как раз шел 1601-й год, а что? - Плюхнувшись в воду, ответила феникс и, поплескав руками по воде откинулась в ванной. - Как же хорошооо!
   Теперь все стало на свои места, и вполне объяснимыми казались и ее вспыльчивость, и ребячество, и непосредственность. Как бы там ни было, сидя в заточении столько времени, она все еще оставалась ребенком. Хотя надо отдать должное ее смелости и выдержке. Все-таки, дети в те времена взрослели гораздо быстрее.
   - Да так, ничего... и не забудь отскрести плесень с волос! - Тоном строгой мамочки бубнела, выходя.
   - Не закрывай, пожалуйста, дверь. - Взвизгнула девушка, обеспокоенным голосом.
   Наверное, старые страхи так быстро никуда не денутся.
   - Ладно. Не бойся. - Бросила, оставив маленькую щель. Открыв шкаф и копаясь в неприлично дорогих и брендовых вещах, пыталась найти что-либо подходящее ей. Подумать только, куда уплывают капиталы - на разрисованные тряпки с чьей-то фамилией. Хотя, признаюсь,- сказать, что одежда мне не нравилась - покривить душой. Но напомнить Катьке об экономии не помешает.
   Воспоминания о ламаре пронеслись в голове, заставив насторожиться и задуматься, как сильно мы все еще зависим друг от друга. Не чувствуя раны, я все еще ощущала ее смерть, словно свою собственную. Теперь было ясно - даже после обращения, Катька оставалась зависима от своего хозяина, ведь моя смерть означала ее конец так же.
   - Майя? - За спиной раздался знакомый голос, заставив по привычке насторожиться.
   - А ты не очень торопишься, да? - Укоризненно бросила Каю, изучая внимательным взглядом стоящего за его спиной вампира.
   Все такие же, черные и слегка сумасшедшие глаза нагло пялились на меня с головы до ног, пока беспокойные руки поправляли торчащие во все стороны рыжие волосы.
   - Как могу. - И переминаясь с ноги на ногу, добавил. - У тебя восемнадцать минут до рассвета... Полагаю, на сегодня я свободен?
   - Правильно полагаешь. Поиски Маришки оставим на завтра. Сейчас есть дела поважнее. - Буркнула в ответ, уставившись на Мака и подмигнув парню. - Ну что, Рыжий, прошвырнемся?
   - Подожди, разве Маришка не умерла? - Дернулся Кай, схватив меня за потрепанный рукав, и словно обжегшись, виновато отдернул руку.
   - Да кто ж ее знает! Вот завтра и выясним.
   - А... Катька? - Как-то, осунувшись, бросил вампир. Неужели успел привязаться?
   - Не переживай, уверенна, с ней все в порядке. - Улыбнулась, вспоминая, как рьяно защищал ее Дамиль, и, думая, что теперь о ней можно не беспокоиться - девчонка в надежных руках. В отличии от Маришки и Игоря... - Все. Исчезни.
   Молча, не проронив ни слова, Мак следовал за мной по пятам, прямо в полюбившийся "конфернцзал", где так обожали торчать хранители. И где сейчас, на диване, покоилось с трудом дышащее тело Ленки.
   - Рассоситесь, будьте добры. - Ворчала, на столпившихся над девушкой бессмертных, махая руками.
   В ту же секунду, Викинг, Славик и выжившие вампиры отпрянули вглубь комнаты, издали, наблюдая за нашими действиями, пока невидимый призрак завис в воздухе, не в силах подавить вспыхнувшее любопытство. И раздосадованная упрямством клыкастых, нахмурившись, бросила:
   - Оставьте нас! - Тыкнув пальцем в сторону Викинга, добавила. - А вас, Штирлиц, попрошу остаться.
   На этот раз просьба была четко выполнена, хотя и приправлена недоумением во взгляде великана. Тьфу, ну что за народ, столетия живет, а классики не знает! Даже пошутить нормально нес кем!
   - Я так понимаю, тебе понадобилась помощь? - Склонив голову набок, заговорщицки усмехнулся вампир, падая в кресло, как только в комнате остались мы вчетвером... с половиной, если считать парящего в воздухе призрака.
   - Да, понадобилась. И ты мне ее окажешь, если все еще хочешь остаться здесь. Я не отказала Каю, когда он вступился за тебя, пора бы уже оправдать ожидания.
   - Ты так и не научилась просить. - Откинувшись в кресле, ехидно улыбнулся рыжий клыкастик. - Ну и чего же Вам, госпожа, угодно?
   - Перестань лебезить и пресмыкаться, мне это может быстро надоесть, как и твоя надменная едкость. - Бросила, опустившись на диван, рядом с Ленкой.
   К моему огромному сожалению, Мак все еще не внушал и капли доверия, как и уверенности в его следующих действиях и помыслах. Но времени у меня не было, как и вариантов (выбери я Викинга, проснувшись и узнав обо всем, подруга оторвала бы мне уши - уж слишком он не вписывался в ее представление об идеальном парне). Девушке нужен был новый источник сил, новый "хозяин", который смог бы максимально продлить ее жизнь, сильный, чтобы защитить, и смелый, чтобы принять ответственность. Мак же действительно казался живучим и сильным бессмертным, но доверить судьбу подруги вампиру - казалось огромным риском, еще большим - осведомить хозяина о его истинной власти.
   Не зная, как воспримет новую обязанность вампир, я боялась даже думать о том, что бы поведать ему особенности подобной связи. Сейчас, осознавая опрометчивость собственного решения, все же решила подстраховаться и утаить маленькую подробность магического ритуала, а именно - возможность полного подчинения со стороны подруги своему новому хозяину.
   - Как ты относишься к поцелуям? - Настороженно улыбаясь, кивнула рыжему чудику.
   - Ты что, милочка, совсем окривела?! - Взлетел с кресла клыкастик, выпучив глаза. - Еще мне не хватало обирать потом от твоего хахаля!
   - Да чтоб тебя! - Сплюнув на ковер и подпрыгнув, сморщилась в отвращении от потока его мерзких мыслишек, которые сама же и спровоцировала. - Идиот! Научись выражаться культурнее! И надо же ляпнуть такую гадость! И откуда тебе известно... Ааа впрочем какая разница, знаешь, мне иногда хочется сделать из тебя лицо среднего рода!
   - Вот только без рук! Только без рук! - Взвизгнул вампир, ощетинившись и насторожившись.
   - Псих чертов! - Кричала бессмертному, забыв о сдержанности.
   - Истеричка! - Подхватил Мак.
   - Убью на фиг! - Буркнула в лицо клыкастику, сцепив зубы, пока тяжелый голос не заставил спуститься на землю.
   - Остыньте господа, мы теряем время. - Прогремел Викинг, разнимая нас двоих, словно маленьких шкодников. И подождав, пока мы успокоились, вернулся обратно к своему маленькому пункту наблюдения, опираясь о дверной косяк. А после, все же умудрился тихо буркнуть себе под нос. - Да вы друг друга стоите!
   - ЧТО?!! - В оба голоса заорали на великана, нахмурившись и сверля в нем дыры.
   - Но он и вправду страдает безумием! - Схватившись за волосы, вторила своим мыслям, меряя комнату вдоль и поперек.
   - И не страдаю вовсе! Я им наслаждаюсь! - Буркнул рыжий чудик, обижаясь. - И давай лучше сразу уясним - в наших отношениях нет месту сексуальному домогательству! Я, конечно, понимаю, что неотразим, и женщинам сложно предо мною устоять, но все же попрошу держать руки при себе...
   - Ооо, ты что серьезно?! - Завопила в отчаянии, готовая рвать на себе волосы, пока викинг тихо давился хохотом.
   - А что такого?! - Уставился в непонимании клыкастик своими округлившимися глазенками.
   - Да не меня целовать, олух! Ее. - Тыкнула пальцем в сторону полуживой девушки.
   - Ну, даже не знаю...- Скептически нахмурился вампир, разглядывая девушку, и, наконец, произнес свое умозаключение. - Неа, не хочу. Грудь маловата...
   - О, я тебя умоляю, ну за какие грехи мне такое умалишенное чучело?! - Взвыла, протягивая к небу руки.
   - А что такого? - Удивленно воззрился рыжий клыкастик на прыскающего слюной Викинга, еле сдерживающего хохот.
   - Значит так, Мак, поднапрягись и сделай уже то, что от тебя требуют!
   - Как-то не очень красиво это прозвучало, правда? Двусмысленно, что ли? - Нахмурился вампир, косясь на сложившегося пополам великана.
   - Целуй, кому сказала! - Буркнула, начиная злиться. - Достал уже!
   В эту же секунду, вампир изменился в лице, в глазах зажегся коварный огонек, и словно другой человек ответил:
   - Хорошо. Но только после того, как ты в подробностях объяснишь: зачем мне это делать, что за собой повлекут лобызания на кушетке и, конечно же, где здесь моя выгода?
   Только сейчас я заметила, как занервничал призрак, все еще парящий в углах комнаты, и бросился прочь сквозь стены.
   - А ты оказывается, вменяемый. - Ухмыльнулась, насторожившись.
   - По мере надобности. - Сверкнул оскалом вампир, заставив Викинга напрячься и тихо приблизиться, словно защищая.
   - На девушку наложено заклинание. Поцелуй - одно из условий возвращения сил. Это все, что тебе стоит знать.
   - Довольно странное заклинание, тебе не кажется? - Улыбнулся Мак, наклоняясь над Ленкой и глубоко вдохнув. - Умм, вкусно.
   - Поаккуратней. - Прогремел Викинг, приблизившись к Маку.
   - Тише, тише верзила. Драки сегодня не будет. Уж больно интересно стало, в какое дерьмо меня пытаются втравить. - И хмыкнув, выпрямился, косясь в мою сторону. - Не очень-то приятно, когда тебе на уши лапшу вешают, кажется, так выражаются у тебя на родине, да, Майя?
   Черный взгляд, словно копье, впивался в меня, заставив замереть, и гадать, насколько разительным было изменение в поведении вампира. Наверное, именно это состояние называли раздвоением личности...
   - Сколько вас там, внутри? - Прошептала одними губами, увидев, как сильно теперь изменилась аура вампира. Обычная оболочка клыкастика с несколькими черными нитями, превратилась в колючую проволоку, множество слоев обернутую вокруг тела, напоминая панцирь.
   - Как кто? Мак. Кто ж еще?! - Ухмыльнулся бессмертный, прищурившись.
   - Да вот мне тоже интересно, кто ж еще? Не поделишься секретом, много там вас вообще живет? Два-три-четыре Мака? - Нахмурилась, медленно вытягивая накопленную энергию и направляя в пальцы. Так, на всякий случай.
   - Ну-ну, вот этого не нужно. Драки нам и вовсе не надо. - Поднимая ладони, словно сдавшись, улыбался вампир.
   - Почему же, я вот давно мечтаю отплатить тебе за проломленную голову.
   - Ну, подумаешь, перестарался маленько?! С кем не бывает. Полно тебе. Когда это было-то?! И вообще, подумаешь, поцелуй? Да хоть десять. - Замельтешил вампир, сверкая улыбкой и заставляя инстинкты самосохранения вопить об опасности.
   - Что же ты такое, Мак? Неужели раздвоение личности? Или что-то более интересное? Не хочешь рассказать? - Улыбнулась в ответ вампиру, формируя энергетический меч.
   - Нет, не хочу. Да и не о чем рассказывать. Лучше давай вернемся к великодушному спасению твоей подруги. Видишь, я не против. - Улыбнулся вампир, нагнувшись над Ленкой, и напоминая, о том, что сейчас казалось важнее.
   - Даже не думай причинить ей вред. - Шипела бессмертному, который прижался к губам девушки в поцелуе.
   В этот момент обоих словно ударило током, и на мгновение показалось, как светятся их тела, искрами отплясывая причудливый танец.
   Глаза вампира распахнулись, уставившись в лицо девушки, и тело словно навеки застыло... пока острые клыки не удлинились и не раскрылась пасть кровопийцы.
   - Мать твою! - Вскипел Викинг, хватая парня за спину и, словно тряпку, отбрасывая в противоположную сторону комнаты.
   Дикий рев животного окатил замок, затронув все его уголки и сотрясая стены. Сумасшедшие глаза впились в своих соперников, и, не дожидаясь начала схватки, я выпустила молнию энергии прямо в грудь вампира.
   Электричество все еще потрескивало в воздухе, когда слабое тело Мака рухнуло на пол.
   - Если ты пыталась отомстить, изжарив меня до смерти, тебе почти удалось. - Прохрипел бессмертный, пытаясь слабо улыбнуться и подняться, пока легкий дымок плясал вокруг обожженного тела вампира.
   - Кай ошибся, ты все еще опасен. Думаю, не следует некоторое время появляться здесь.
   - Да это ерунда, я уже пришел в норму. И людьми давно не питался. Просто она слишком хорошо пахнет. - Оправдывался вампир, силясь устоять на ногах.
   - Ты все еще можешь напасть на нее, и потом, твой самоконтроль оставляет желать лучшего...
   - Самоконтроль?! Да что ты вообще понимаешь в этом?! - Взревел Мак, опираясь об опрокинутый стул.
   - Ну, знаешь ли, я тоже вампир, но на людей, как некоторые, не бросаюсь!
   - Конечно, ты же у нас такая талантливая девочка, столько всего умеешь, да?! И ауры высасываешь, и молниями бросаешься?! А что ты можешь, отбери у тебя эти возможности?! - Рычал бессмертный, будто выплевывая слова.
   - Я могу держать свои потребности в узде и не убивать невинных людей. - Рявкнула Маку, начиная злиться.
   - Скоро рассвет. - Прогремел Викинг, заставив нас обоих оторвать ожесточенные взгляды от соперника и уставиться на великана.
   - Уходи Мак. Тебе пока здесь не место. Ты еще слишком слаб.
   - Я справлюсь...
   - Прости, но здесь слишком много соблазнов. И это был приказ, усек? - Рыкнула парню, пока тот не фыркнул, исчезая. Вздохнув с облегчением, присела около мирно посапывающей подруги.
   - Теперь все будет хорошо, просто отлично. Только продезинфицируем спиртиком твой рот, так, на всякий случай, и все будет просто зашибись.
  
   Катерина.
   Сейчас, довольно растянувшись на кушетке и чувствуя теплую мягкую шерсть волка под пальцами, все происшедшее казалось страшным сном. Тихое клацанье клыков и ворчание уже родного комочка, заставили успокоиться. В глазах жгло, отчего веки часто моргали, а руки тянулись к лицу, пытаясь стряхнуть песчинки с кожи.
   Сквозь слезы, я все же могла различить знакомую комнату подвальной библиотеки, волка, возящегося у ног, и тихо наблюдающего за нами обоими старейшину. Дамиль развалился в кресле напротив, с явным наслаждением пожирая взглядом.
   - Проснулась. - Протянул он, поднимаясь и направившись к диванчику. - Прости за такое необычное путешествие.
   - Да, по круче американских горок будет. - Бормотала, потирая глаза и усаживаясь удобнее.
   Старейшина улыбнулся, присел на корточках, отнимая мои руки от лица и поправляя растрепавшиеся пряди.
   - Не три, я сейчас уберу. - И словно волшебник, взмахнул рукой, притягивая все песчинки подобно магниту.
   Волк не выдержал и взвыл, обиженный невниманием, фыркнул и чихнул. Видимо тоже успел наесться земли во время нашего неимоверно страшного путешествия. Тогда на поле битвы, я действительно испугалась, почувствовав жгучую боль в шее и привкус крови во рту. Мне отчаянно хотелось жить, и в очередной раз немую просьбу выполнила Майка. Наверное, теперь я должна ей две вечности.
   Но еще больший страх почувствовала после того, как открыв глаза, увидела перед собой подобие человека, земляное чудище, схватившее нас с волком и потащившее под землю. Отчего-то, в памяти всплыла легенда о греческом боге Аиде, который уволок возлюбленную Персефону в царство мертвых. Эта поездка, как мне показалось, была гораздо впечатляющей любых описаний древних мифов. Крик ужаса застрял в горле, пока знакомый шепот не донесся ушей: "Тише девочка, мы возвращаемся. На сегодня приключений достаточно."
   В этот момент, уплывающая из под ног почва, вернулась обратно. Я притихла и успокоилась. Теперь, чувствуя земляное подобие рук Дамиля, сердцу было тепло и спокойно, потому что глубоко в душе я знала - это чудище никогда не причинит мне боль.
   Мы проваливались в пропасть под ногами и словно мчались вглубь земли. Камни, различные породы, корни деревьев расступались, пропуская вперед, и будто двери лифта смыкались за спинами, не касаясь тел. Чего только ни было в залежах песка и камней, сколько сокровищ они скрывали! Жаль, рассмотреть и покопаться не было возможности, - тьма сгустилась вокруг нас, а скорость "езды" превышала все допустимые нормы безопасности. Поэтому мне ничего не оставалось, как закрыть глаза и прижаться к земляному человеку, стараясь не наесться пыли, из которой он состоял. Очередная чудная мысль заставила губы расплыться в улыбке: интересно, сколько должно быть лет Дамилю, раз из него в прямом смысле слова песок сыплется?!
   Последними раскрылись каменные стены замка. Песчаное чудище медленно превращающееся в привычный человеческий облик, вплыло в наш укромный уголок - библиотеку, и уложило меня вместе с волком на диван.
   - Не знала, что вампиры так умеют. - Бормотала, наслаждаясь прикосновением рук бессмертного. Улыбка сплыла с красивого лица, возвращая следы прожитых лет. Молчание и виноватое выражение лица были мне ответом. Поднявшись, обеспокоено протянула:
   - В чем дело?
   - Ничего, успокойся. Лучше скажи, как ты себя чувствуешь? - Все еще перебирая пальцами волосы, бормотал Дамиль. И оставив глупые сомнения, отдалась всей прелести сложившейся ситуации.
   - Гораздо лучше. Наверное, мне следует привыкнуть к подобному и научиться сражаться еще лучше - зная Майку, эта битва далеко не последняя. Она все-таки заноза в заднице, как бы там ни было. - Хохотнула ни капли не покривив душой. И полностью придя в себя, спохватилась.- Битва все еще продолжается... нам нужно вернуться...
   - Шшш, тихо. Никто никуда не вернется...
   - Но Майка, она там одна, наедине с этими уродами...
   - Она больше не одна. Аластар... кхе-кхе, Ноа и старейшины вернулись. Тебе не о чем волноваться, они не дадут ее в обиду. - Нежно улыбаясь и будто смущаясь, бормотал старейшина.
   - Почему же ты тут? Не с ними? - Нахмурилась, сев на маленьком диванчике, и уставившись в застывшее, каменное лицо мужчины.
   - Теперь мое место здесь. Около тебя. - Ответил Дамиль глубоким голосом, и, распахнув усталые глаза, испепелял пронзительным взглядом, словно эти слова были слишком важными, слишком значительными в его жизни. И крепко обняв, впился губами в поцелуе под звуки обиженного нытья волка.
  
   Аластар.
   - Как только ему удалось заключить в ловушку столь сильных бессмертных?! - Негодовал Герро, надзиратель народа моря, чьи подданные попали в лапы вампира. - Как он вообще о них узнал?!
   - Наверное, Хитоми все же поведал своей возлюбленной больше о нашем мире, чем следовало. - Вздохнула Сонара, коснувшись плеча Герро и стараясь говорить спокойно, дабы утихомирить шторм, вызванный эмоциями хранителя в этом идеальном мире.
   - Не думаю. - Протянул, наблюдая, как сгущаются над головой тучи, и пылает время от времени молния. - Он хорошо понимал, что сотворил и слишком пекся о мирном сосуществовании видов. Хитоми никогда бы не подверг бессмертных опасности.
   - Аластар прав, заключить в плен любого бессмертного - не под силу вампиру. Конечно, Рустам был исключительно находчив и силен, но этого мало. Без магии тут не обошлось. - Развалившись на троне, подхватил Шино, повелитель фей, духов и призраков.
   - Не помешало бы поговорить с его сестрой и разузнать. - Шипела рассерженная Сонара, все еще не отпуская плечо Герро.
   - Так в чем проблема, неужели нельзя выудить информацию из головы этой кровососки?! - Взревел Герро, вскакивая из-за стола, все еще не усмиривший дикий нрав.
   - Она больше не вампир, по крайней мере не полностью. Марго осталась бессмертной, но не нуждается в крови. - Бормотал под нос, размышляя о предложенном варианте. - И я не раз заглядывал в сознание девушки, с тех пор, как Майя изменила ее. Там ничего нет. Время, когда тьма полностью контролировала ее разум, стерлось из сознания, лишь недолгие проблески, мимолетные картинки, помимо того, что она построила стену...
   - Мы могли бы надавить на нее. - Скрепя зубами рычал Герро.
   - А вот это вряд ли. - Хохотнул Шамси, кивнув мне, словно заручившись поддержкой. - Нам теперь перекрыт доступ к Марго.
   - Это почему же? - Опешил Герро.
   - Боюсь, Майя не позволит и пальцем ее коснуться. - Вздохнула Айсу. - Убив всю мерзость, живущую в этой девушке, она взяла ее под защиту. Сейчас это совсем другой человек, та Марго, которую полюбил Хитоми. И Майя, видимо разделяет его мнение о девушке.
   - Да какая к черту разница?! Мне плевать, что полукровка думает об этой девице! И если нужно, я самолично займусь выуживанием информации из маленькой пиявки!
   - Чувак, ты явно не понимаешь, на кого нарываешься. Майе это не понравиться. - Хохотнул Шамси в предвкушении нового зрелища.
   - Неужели ты думаешь, что какая-то полукровка может противостоять мне, одному из старейших хранителей моря?! - Воскликнул Герро, громко хохоча над словами Шамси.
   - Пупсик, ты себя явно переоцениваешь, уймись уже, вон какую бурю поднял. - Нежным голоском протянула Эния, восходящая на пьедестал, как всегда опоздав. - Да, кстати, в этом бою я бы рискнула поставить на малышку-полукровку, вот увидишь, она тебя удивит.
   - Ты глубоко ошибаешься Эния. Неужели прожитые тысячелетия не принесли тебе мудрости?
   - О, милый, как раз этого у меня в достатке. Но сейчас о другом. - Улыбаясь, продолжала эльфийка, резко изменившись в лице. - Кое-кто заслуживает более пристального внимания с нашей стороны. И этот кое-кто должен быть наказан.
   - Ее уже разыскивают. - Ответил на немой вопрос Энии. - Хотя очень сильно сомневаюсь, что найдут, учитывая способности Акиры. Более того, думаю, именно она помогла Рустаму собрать коллекцию бессмертных...
   - Ха! - Взорвалась эльфийка, подпрыгнув на месте. - Хоть одна здравая мысль за сегодняшний день, а то вцепились в маленькую вампиршу. Вопрос в другом. Зачем ей нужно было так рисковать, помогая Рустаму? Ради чего она пошла на подобное сотрудничество? И что замышляет сейчас?
  
   Майя.
   В замке разливалась приятная тишина, поведав о том, что первые лучи солнца успели коснуться каменных стен. На кушетке предо мной так же крепко спала Ленка, все еще метающаяся во сне, пока вокруг тихо летал Вовка. Сосредоточившись, я пустила импульс энергии, проверяя происходившее в стенах поместья и за его пределами. Викинг успел отправиться в свою комнату и, как остальные вампиры, дрых мертвым сном. Красноволосая феникс нагло переворачивала мой гардероб в поисках подходящего наряда, а Марго влюблено таращилась в телевизор - наверняка слушала очередной монолог усатого мужика в фартуке о правилах приготовлении курицы во фритюре. Было еще кое-что интересное, заставившее меня улыбнуться: глубоко под землей, в подвалах замка энергетический импульс нащупал две до боли знакомые ауры - Катьки и Димиля. Признаюсь, это стало немалым удивлением. Никогда бы не подумала, что хранитель возвратиться обратно в логово вампиров, но, учитывая нынешнее положение вещей, а именно его отставку с прежней должности и то, как сильно его избранница зависела от меня - решение остаться в стенах поместья уже не казалась столь странным.
   Улыбнувшись, я подумала, что это все к лучшему, ведь потерю Маришки, до ее возвращения, необходимо восполнить, какой бы ни безвыходной казалась сложившаяся ситуация. Я знала, придет день, когда Рыжая вампирша вернется, а пока нужно дать ей время, чтобы смириться и отпустить боль.
   - Присмотри за ней. - Бросила Вовке, поднявшись, и увидев нежную улыбку, направилась в свою комнату.
   Тихо ступая по ступенькам и поднимаясь все выше, почему-то захотелось спрятаться ото всех и всего в этом безумном мире бессмертных, хотя бы на короткое время. И повернув в противоположную сторону, направилась в комнату Айсу, где все так же мягко журчала вода по стенам, заставляя успокоиться и забыться.
   Теплый душ лишь нагонял сон, и с каждым шагом усталость все больше одолевала мой разум и тело. Слишком много всего навалилось в последнее время. Мне был необходим отдых. И упав на кровать, запахнулась в одеяло, надеясь, что в ближайшие несколько часов Ирис не испепелит замок, Марго не взорвет кухню, а Ленка не закатит истерику, проснувшись после пережитого.
   Я надеялась на чудо и явно была оптимисткой.
   Уже проваливаясь в сон, почувствовала, как прогнулась под тяжестью хранителя кровать, как осторожно к спине прижимается твердое тело, как нежно обнимает сильная рука, и, обернувшись, сонно улыбнулась.
   - Почему ты так долго? - Бормотала, наслаждаясь легкими дразнящими поцелуями сладких губ.

Оценка: 8.97*6  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  А.Емельянов "Мир Карика 5. Бесконечная война" (ЛитРПГ) | | И.Шикова "Кредит на любовь" (Современный любовный роман) | | Д.Тараторина "Равноденствие" (Исторический роман) | | С.Альшанская "Последняя надежда Тьмы" (Приключенческое фэнтези) | | А.Грин "Горничная особых кровей" (Любовная фантастика) | | А.Вейн "Путешествие. Из принцессы в наемницы" (Любовное фэнтези) | | Т.Орлова "Драконовы печати" (Любовное фэнтези) | | Э.Грант "Тест на отцовство" (Современный любовный роман) | | С.Суббота "Хищный инстинкт" (Романтическая проза) | | Р.Навьер "Искупление" (Современный любовный роман) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Смекалин "Ловушка архимага" Е.Шепельский "Варвар,который ошибался" В.Южная "Холодные звезды"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"