Шестаков Денис Сергеевич: другие произведения.

Забвение. Часть 1

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    У вас когда-нибудь было ощущение, что вы не тот, кем на самом деле являетесь? И все что вас окружает - результат событий, которые вычеркнули из памяти девять лет жизни? У Натаниэля таких мыслей не было, а на деле все оказалось гораздо серьезнее.

  Глава 1
  Теплое июльское солнце, легкий бриз средиземного моря... День с самого утра обещал быть превосходным. Марсель сам по себе замечательный город, я здесь вырос... И по словам своих родителей - родился. У меня нет причин им не верить, просто все, что со мной случилось до девяти лет - ушло в небытие. Я не помню совершенно ничего, я даже заново учил французский. Но прошло уже двенадцать лет, и это потеряло для меня значение. Родители говорили, что я очень сильно болел, и моё забвение - результат недуга. Были приглашены лучшие врачи Франции, и я поправился. Первое что я помню - это красивая женщина с темными волосами. Потом я вижу своих родителей, которые ведут меня в наш дом по проливному дождю...
  Но речь сейчас не о моем прошлом. Вернее, не о таком далеком.
  Несмотря на возраст и дворянское происхождение, мы с моими лучшими друзьями постоянно валяли дурака. Уже почти десять лет мы с ними не разлей вода. Жан в последнее время сам не свой, с тех пор, как вернулся с Парижа. Он был главным весельчаком в компании, но видимо, он знает о предстоящей компании Бонапарта гораздо больше нашего, по-другому я не могу объяснить его неизвестно откуда взявшуюся серьезность. Да, бывают моменты, когда будто бы он вспоминает свое место в жизни и забавляет нас как и раньше, но это уже не тот Жан. Пьер - совсем другая история. Этот смазливый юноша не пропустит ни одной юбки, его похождения сродни подвигам Казановы. А Бертран и я не можем ничем похвастаться, мы не ловеласы, не шутники, как Жан, мы просто живем и принимаем свою жизнь как должное.
  Вчера был сумасшедший и вместе с тем замечательный день. Самая влиятельная семья в Марселе, чета Де'Жуаль устроила бал по поводу венчания их дочери Мэри с гостем западного континента Ричардом. Я слышал, что у себя на Западе - это очень влиятельный человек, и этот брак был ключом к долгим деловым отношениям Люсьена Де'Жуаль с североамериканским континентом. Наши семьи были приглашены, но по старой сложившейся традиции мы с друзьями всегда находились друг с другом, а не со своими родителями, братьями и сестрами.
  - Говорят, Люсьен чуть ли не силком тащил Ричарда жениться на Мэри. Она, наверное, страшная уродина. - Бертран отхлебнул вина. - Готов поспорить, Ричард и сам далеко не красавец.
  - Брак не по любви - это неправильно. Я понимаю, что ныне это вполне нормально, но все таки... Кстати, Мэри по слухам очень даже не дурна. - Жан последовал примеру Бертрана и осушил бокал.
  - Если это так, я удивлен, почему это еще дочь Люсьена не знакома с нашим красавцем! - Я указал большим пальцем на Пьера. Тот изучал какое-то полотно на стене.
  - Может уже и знакома. Но наш друг либо слишком этим гордится, либо наоборот, мечтает забыть. Натаниэль, объясни мне, дураку, что дамы находят в этом дураке? - Бертран тоже осушил бокал.
  - Как минимум подвешен язык. - Секунду подумав, ответил я.
  - Готов поспорить, он знает ещё одно применение своему языку. И я не про французский поцелуй! - Жан выставил вперед руки, жестом показывая, что сболтнул лишнего и защищается от возможной словесной атаки в его сторону.
  Я не понял, о чем он говорил, если не о поцелуе. Думать об этом я уже не мог, когда оркестр начал играть новую мелодию и взгляды всех присутствующих устремились вверх по изгибающейся лестнице. Вот-вот там должна была появиться Мэри.
  - Друзья мои, я, пожалуй, пойду, мое отсутствие на ближайшие полчаса скрасит наш ловелас. - Жан отсалютировал новым бокалом в сторону приближающегося к нам Пьера. Когда я посмотрел вслед удаляющемуся другу, заметил белый отпечаток ладони на камзоле слуги, у которого, собственно, Жан и получил бокал. Этот шут проделывает это уже далеко не с первым слугой...
  Мои раздумья прервали слова Пьера.
  - Господи, какая красота...
  Я посмотрел на то место, где должна была появиться Мэри. Я не просто потерял дар речи, я забыл, как дышать. Она была просто восхитительна... Белокурые волосы, выразительные глаза, даже широкий подол бального платья не мог скрыть достоинств этой девушки. Сейчас она спустится по лестнице и все ринутся приглашать её на танец...
  - Я пошел! - услышал я краем уха и понял, что сейчас Пьер доберется до нее первее меня.
  Я слишком хорошо знаю этого паршивца. И я не мог допустить этого! Я прекрасно понимал, что Мэри скоро выходит замуж за Ричарда, который, почему-то, не почтил всех своим присутствием, и что эта девушка не сможет принадлежать никому, кроме него. Но я так же понимал, что Пьер редко когда упускал возможность закрутить роман с красивыми барышнями. Поэтому я решил обогнать его.
  Как же много тут людей... Я продвигался к лестнице, деликатно отталкивая всех попавшихся на пути гостей. Пьер же особо не церемонился, судя по гневным взглядам в его сторону. Я не успевал за ним, и уже было подумал, что проиграю в этой гонке, если бы не Армель. Я успел уловить взгляд этой толстушки на происходящее, она стояла в трех метрах от винтовой лестницы и видела, чем мы с Пьером занимались. Она кивнула, то ли мне, то ли своим мыслям, и начала двигаться ему навстречу. Я мысленно поблагодарил её, потому что абсолютно точно понимал, что сейчас произойдет. А что еще могло произойти, если её бывший ухажер Пьер мчался к первой, на мой взгляд, красавице в Марселе? Эта тучная женщина перегородила дорогу моему другу.
  -Ну-ка стой, красавчик! - услышал я её голос. - Ты куда это собрался?
  -Армель, дорогая, я очень спешу! Давай позже поговорим! - Пьер не на шутку запаниковал.
  -Ну уж нет! Ты обещал познакомиться с моей сестрой, или забыл уже? Мы как раз говорили о тебе на днях. - Она схватила его под локоть и потащила в другую сторону. На миг она повернула ко мне голову и подмигнула. Я кивнул в ответ, давая знать, что в долгу не останусь.
  Вот Мэри уже почти спустилась с лестницы, и мне оставалось совсем чуть-чуть до заветной цели. Когда я наконец протиснулся между двумя мужчинами и поднял глаза, она уже смотрела на меня и улыбалась. Улыбался каждый контур её лица, глаза, ямочки на щеках, я даже на миг забыл, как дышать. И хоть мой мозг на время отключился, тело само совершило движение, к которому я мысленно готовился на протяжении всего так называемого забега: я подал ей руку. Она улыбнулась ещё шире и положила свою ладонь в мою. Это стало началом моей невероятной, новой, жизни.
  ***
  Я всю ночь не мог уснуть. Когда я закрывал глаза, передо мной стояла Мэри. Во время танца мы не проронили ни слова. Лишь когда он закончился, и музыка стихла, она наклонилась к моему уху и прошептала: 'По всей видимости, Ваш друг сильно переживает, что проиграл', и кивнула в сторону Пьера, пьющего вино прямо из бутылки.
  Но когда я наконец уснул, к сожалению, мне не приснилась ни она, ни пьяный Пьер. Мне снился проливной дождь и темноволосая женщина.
  ***
  
  -Мсье Натаниэль! - голос настойчиво выдергивал меня из сна. - Мсье, просыпайтесь, родители ждут Вас внизу!
  Прислуга. Я, как и все члены нашей семьи, относился к прислуге более чем лояльно. Но сейчас я хотел, чтобы эта женщина убралась подальше. Она снова начала трясти меня за плечо.
  -Мсье, вас ждут, чтобы посетить дож семьи Де'Жуаль.
  Эти слова заставили меня проснуться. Я резко открыл глаза и вскочил с кровати, аж в глазах потемнело. Из-за этого не увидел выражение лица Барбары, а лишь услышал смущенный вздох... Когда в глазах прояснилось, я наконец увидел лицо прислуги: глаза широко открыты, а рот прикрыт ладонью. Что же её смутило так? Ах да, наверное то, что я спал без одежды, и...
  -Барбара, будь так добра, принеси мою одежду. - как можно спокойнее сказал я.
  Во дворе уже стояла карета. Мои родители, Инес и Эдуард Марэ, были совершенно не похожи внешне: отец был крепко сложен, высок, с благородными чертами лица, седеющей бородой и волосами. Мать же, наоборот, на вид была хрупкой, невысокой и вечно улыбающейся дамой с каштановыми волосам. Тем не менее, они очень подходили друг другу внутренне. Справедливые, добрые и рассудительные, они принесли огромную пользу Марселю: под их чутким руководством была построена больница, детский дом и другие здания, необходимые городу. Также они профинансировали реставрацию порта и строительство торговых кораблей. Их уважали все, от обычных рабочих до знати. Что до меня, я их просто боготворил.
  -Соня, мы опоздаем на аудиенцию Люсьена! - сказал мне отец, когда я подходил к ним, разглаживая руками свой камзол.
  -Опять кошмары. - ответил я. - Они посмотрели друг на друга, вздохнули, и сели в карету. Я последовал их примеру. Странно, но мать даже перестала улыбаться. - По какому поводу 'аудиенция'? - я нарочно сделал акцент на это слово. Отец и Люсьен были друзьями, если можно так выразиться. Семья Де'Жуаль хоть и была самой знатной в городе, но не была покровителями всех и вся в Марселе.
  -Хотел ещё раз поздравить Люсьена и его дочь. Вчера было много народу, разговора толкового не вышло.
  -И преподнести подарок от нас! - сказала мама, поглаживая шкатулку, лежащую у нее на коленях. Между тем, карета уже тронулась.
  -Скажите, а почему я раньше не видел Мэри? - спросил я, изображая абсолютное безразличие, что удалось мне с трудом.
  -Вы были знакомы ещё детьми. - после некоторой паузы ответил отец. - Поэтому ты и не помнишь.
  -Иногда мне кажется, что всё самое важное в моей жизни произошло именно в детстве.
  -Пожалуй, ты прав. Но я надеюсь, когда-нибудь ты все вспомнишь. - отец улыбнулся и похлопал меня по плечу. А мать лишь с грустью посмотрела на него.
  Остаток пути мы проехали молча. Нас встретил тот бедолага, чей камзол испачкал Жан. Он проводил нас внутрь особняка, предложил присесть в кабинета Люсьена и предложил чаю. Мы не стали отказываться. Через минуту в кабинет вошла его супруга, Джанет.
  -Рада, что вы приехали. - искренне сказала она, приветствуя нас. - Люсьен скоро будет. А пока, может, чаю выпьете?
  -Спасибо, мадам, мистер 'белый камзол' нам уже предложил. - с улыбкой на лице ответил я.
  -Ах, а ведь он не один был испачкан вчера. Натаниэль, ты хороший мужчина, а вот друзья твои всё еще живут как дети. - беззлобно сказала Джанет. - В следующий раз я разрешу слугам отомстить ему как следует! - видимо, она была в курсе шуток Жана. Я кивнул в знак согласия и пригубил принесенный 'белым камзолом' чай.
  В дверях показался Люсьен
  -Как хорошо, что вся семья Марэ пришла! Натаниэль, сынок, будь так добр, помоги мне немного. - он поманил меня за собой.
  Мы стояли перед огромным портретом Люсьена. Картина была высотой в два человеческих роста.
  -Красиво? - он повернул слегка голову в мою сторону, не отрываясь от портрета. - Я не про себя, а про стиль. Никогда раньше не видел ничего подобного. Будто в зеркало смотрюсь. Цвета бесподобны, и что самое интересное, не срисовано с натуры! Ричард прислал её пару часов назад. Сам он прибудет завтра.
  -Вы хотите, чтобы я помог Вам её повесить? - поинтересовался я.
  -Нет, что ты, сами не управимся. Я попрошу прислугу. Мне нужна помощь в другом. Я видел вчера, как вы с Мэри танцевали...
  -Но мсье...
  -Не перебивай, Натаниэль. Я не вижу ничего в этом плохого, Богом клянусь. Я рад, что вы наконец познакомились.
  -Родители сказали мне, что мы были знакомы в детстве.
  -Правда? Хм... Сказать по правде, не припоминаю этого. Ещё девочкой она жила в Валансе, с моей первой супругой. Она была замечательной женщиной, но ее свалил сильный недуг, а мне надо было уезжать в Марсель. Мэри осталась с матерью, я же иногда посещал их. Моим главным недостатком, Натаниэль, является стремление к процветанию, как моему, так и моей семьи. У меня всегда было много дел, и я не уделял дочери должного внимания, когда Амели скончалась. Но она умная девочка, всё поняла и приняла таким, какой я есть. Да и с Джанет они быстро подружились. - Люсьен оторвал взгляд от картины и начал смотреть в пол. - И сейчас моя единственная дочь выходит замуж за американца, потому что так я захотел. Я всё ещё убежден, что так будет лучше для семьи. Но как отец, с горечью понимаю, что это не будет лучше для нее самой. Когда вы с ней вчера танцевали, я видел в её глазах тот огонек, который никогда не блеснет у Мэри, когда она выйдет за Ричарда. Я не могу повернуть время вспять и отказать Ричарду в удовольствии обладать моей дочерью. Он хороший человек, пожалуй, самый умный из всех, кого я когда-либо знал, и признаюсь, довольно неплох собой. Но она никогда его не сможет полюбить.
  Я слушал это с замиранием сердца. Я понял, что у Мэри в голове такой же кавардак, как и у меня. Но до сих пор не мог понять, чего хочет Люсьен.
  -Мсье, - я нарушил тишину. - Чем, я могу помочь Вам?
  -Не мне. Ей. Она уже давно взрослая и имеет право выбирать. Даю вам день на то, чтобы она приняла решение. Как она решит, так и будет.
  Я потерял дар речи. Люсьен отказывается от деловых отношений с американским континентом ради своей дочери. Как же они отреагируют на это? Что же выберет Мэри? Почему Люсьен решил дать нам с ней шанс? Куча вопросов, ни одного ответа...
  Люсьен окликнул слугу и попросил позвать свою дочь. Через несколько минут она спустилась вниз, поприветствовала моих родителей и направилась к нам с Люсьеном. Когда она вошла в помещение, я не мог не заметить, как на её лице промелькнуло удивление и нерешительность, но её глаза улыбались.
  -Мэри, ты ведь уже знакома с мсье Марэ? Этот юноша согласился составить тебе компанию, пока я решу все дела с его родителями. Посмотришь город, прогуляешься немного.
  -С радостью! Давно хотела посмотреть на порт. - судя по голосу, она немного волновалась, но была счастлива.
  -Тогда, Натаниэль, она твоя до вечера. Кстати, дочка, их семья является негласными владельцами порта, так что скучать не придется!
  Люсьен попрощался с нами и пошел в кабинет. А Мэри схватила меня за руку и потащила к выходу как маленькая девочка. Девочка, в которую я влюбился вчера на балу.
  
  Глава 2
  Тем для разговора нашлось много. Мы шагали по деревянному настилу и говорили, говорили, говорили... Время летело быстро. Еще немного, и солнце будет близиться к закату. Времени оставалось все меньше, и я решился на отчаянный шаг.
  -Мэри, скажи, а как ты относишься к Ричарду?
  Она медлила с ответом. Было видно, что этот разговор ей неприятен.
  -Как... как к жениху. Про которого почти ничего не знаешь. Он богат, красив, галантен...
  -Но ты его не любишь. - закончил я за неё.
  -Да... Может, только пока.
  -Твой отец так не считает.
  -Он считает, что так будет лучше для нас. А я всегда считалась с его мнением.
  -У него есть и другое мнение.
  Мэри остановилась.
  -Вы живете в одном городе, общаетесь практически в одних и тех же кругах, но я его дочь, и знаю отца лучше тебя. - в её голосе послышалась горечь. - Он никогда не откажется от моей свадьбы с Ричардом Бейли.
  -Он уже почти готов отказаться. Твой отец сам предложил мне провести с тобой день.
  Её глаза стали влажными от слез. Я почувствовал, что мое сердце сейчас выпрыгнет из груди. И я сделал очередной рискованный шаг.
  - Mane apud me, et Maria. - сказал я, сжимая её ладонь.
  Она вытерла слезы и спросила:
  -Что это означает?
  -Это означает на латыни 'Останься со мной, Мэри'...
  Пожалуй, поцелуй, что последовал после этих слов, был самым сладким из всех, что когда - либо могли существовать.
  ***
  Я проводил её до дома, и мы нехотя расцепили руки. Она поцеловала меня в щеку на прощанье и зашагала к двери. Перед тем, как войти, Мэри обернулась и послала мне воздушный поцелуй. Я стоял напротив их особняка еще несколько минут. Видел в окне, как Люсьен обнял её, а она, не сдерживая слез, что-то говорила ему. А он гладил ее светлые волосы и улыбался.
  Идти домой мне не хотелось. На душе было и горько, и сладко. Она полюбила меня, но будем ли мы вместе? Время покажет. Солнце скрылось за горизонт, а я всё глубже задумался, шагая по настилу порта. Это место теперь всегда будет ассоциироваться у меня с Мэри. Порт закончился, и я решил подняться повыше, чтобы взглянуть на море с другого ракурса. Я стоял на вершине скалистого берега и смотрел вниз, как волны бились о камень. Из-за шума воды я не услышал, как ко мне сзади кто-то подкрался и ударил кулаком на уровне почек... Дальше всё как в тумане: удар по голове, по лицу... Я почти не чувствовал боли. Было лишь горькое осознание того, что этим все не закончится. И действительно, слегка разлепив залитые кровью глаза, я увидел человека в черной, необычной одежде, который занес ногу для последнего удара, который откинул меня назад. Я полетел с обрыва и последнее, что я почувствовал, это был удар спиной о морскую воду. Сознание отключилось...
  
  ***
  -Они уже здесь! - кричала женщина. Её голос показался мне знакомым. - Курт, быстрее!
  -Погоди, Лиз! Процесс уже запущен! Еще пара минут и они могут уходить! - Человек стоял перед большим экраном и набирал что-то на клавиатуре.
  Экран? Клавиатура? Откуда я знаю значение этих слов? И голоса... я их знаю! Я слышал их раньше! Другая женщина положила ладони мне на щеки и повернула мою голову к себе. Тонкие брови, родинки на шее, зеленые глаза и собранные в хвост темные волосы. Это была моя мать.
  -Адам, сынок, посмотри на меня. - её голос дрожал. - Все будет хорошо.
  В помещении был тусклое освещение. Но черты ее лица я видел хорошо. Она плакала. Рядом прогремел взрыв, и всё вокруг задрожало. Звук стрельбы был слышен все четче. В дверях появился человек в черном камуфляже, в его руках был автомат, направленный на нас с мамой... Курт Ван Бойль, человек у консоли, выстрелил в него из пистолета, а тот, падая, полоснул очередью по аппаратуре и задел Лиз.
  -Черт! - Крикнул Курт. - Модуль возврата поврежден! Лиз, ты как?
  Ответа не последовало. Курт Выругался.
  -Что это значит? - Натали, моя мать, повернула голову в его сторону. - Мы не сможем уйти?
  Он опустил голову.
  -Сможете. Но не вернетесь.
  Она встала и подошла к нему.
  -Ты с нами не пойдешь?!
  -Я должен остаться. Я прикрою ваш уход и позабочусь, чтобы тебя с Адамом не нашли. Натали, обещаю, я найду вас!
  Слева от меня появилось свечение.
  -Бери его и идите! - Курт направил пистолет на дверь. Как только там появился человек, он выстрельнул. Чего ты ждешь? Идите!
  Мать вернулась ко мне, взяла за руку и шагнула к столу, на котором лежало устройство, похожее на ручной сканер. Курт заметил это и спросил:
  -Зачем?! Ты же знаешь, что это такое!
  -Он не должен помнить ни этого дня, ни того, что было ранее. - из ее зеленых глаз слезы текли ручьем.
  В помещение ворвались другие люди. Мама потащила меня к голубовато-белому свечению. На экране шел обратный отчет.
  5..4..3..
  Один из людей начал стрелять по укрытию Курта, другой направил автомат на нас.
  2..1..
  Выстрел и яркая вспышка слились воедино.
  Мы стояли на улице, был ливень, вокруг все выглядело довольно странным и непонятным. На лице моей матери было необычное выражение лица. Она была рада, и в то же время, ей было больно. Она отняла руку от живота и я успел увидеть на ладони кровь. Мама достала из кармана штанов 'сканер'.
  -Адам, все хорошо... мы живы. - слова давались ей с трудом. За ее спиной я увидел двух человек, мужчину и женщину.
  -Que faites-vous? - спросил мужчина.
  - Mon fils ... l'aider... - ответила мама на незнакомом мне языке.
  - Êtes-vous blessé?
  - Je demande... - мама включила это устройство и провела им у меня перед глазами. Я ощутил пустоту в голове, все смешалось...
  -Иди к ним, сынок. - она подтолкнула меня к этим людям. - Иди, не бойся.
  Она встала, держась за живот. Под черной майкой расползалось еле заметное темное пятно.
  -Он... он ничего... il ne... - Мама еле выговаривала слова.
  -Я вас понимаю. Давайте я помогу. - Сказала женщина с акцентом.
  -Нет... помогите ему... Мне... не помочь. - она стояла на ногах с большим усилием. - где мы?
  -Марсель, это на юге Франции.
  Женщина взяла меня за руку, и я обернулся, чтобы в последний раз взглянуть на маму.
  И тут все оборвалось. Я забыл всё... Первое что я помню - это красивая женщина с темными волосами. Потом я вижу своих родителей, которые ведут меня в наш дом по проливному дождю...
  
  Глава 3
   Веки разлеплялись с огромным трудом. Вернее, только одно... В голове стоял ужасный гул. В памяти всплыли события той самой ночи, но не до конца. Помню Мэри, её влажные от слез глаза, боль и удар о воду. Сознание мне кричало, что я на берегу, что я только что был в воде, но сквозь узкую щелочку слегка приоткрытого глаза я увидел деревянный потолок и мозг начал свою работу в усиленном режиме. Но на заданный самому себе вопрос "Кто я?" ответ нашелся не сразу. Я ЗНАЛ, что мое имя - Натаниэль Марэ, но также был уверен, что мальчик, чьими глазами я видел ту непонятную и страшную картину - это тоже часть меня. Могло ли моё видение быть тем самым забытым отрывком из моей жизни? Очень надеюсь, что нет. Потому что я не понял ничего из увиденного...
  Размышления прервал треск половицы. Я попытался быстро приподняться на локте, но тут же поплатился за это сильнейшим головокружением и болью в боку. Тем не менее я увидел, кто зашел в помещение. Это был ребенок. Девочка лет семи смотрела на меня с опаской и явным интересом.
  -Как тебя зовут? - спросил я. Вернее, хотел спросить, но не уверен, что хрип, вырвавшийся из моего рта был хоть отдаленно похож на эту фразу. Но девочка меня поняла.
  -Одри... мсье. - услышал я её робкий ответ.
  -Одри, твои родители рядом? - уже чуть более уверенно поитересовался я.
  -Н-нет, мсье... - Богом клянусь, она меня боялась! - Папа в порту, а мама у подруги...
  Итак, хорошие новости: я в семье портового рабочего, жив, и не в плену. Плохие: у меня всё болит, я ужасно голоден, и в голове всё смешалось. Я попросил девочку принести мне воды и привести родителей, когда они вернутся. В течение как минимум часа я прокручивал в голове события вчерашней ночи (и вчерашней ли?), пытаясь понять, что же произошло. Я не помню, чтобы тот человек у меня что-то украл, когда избивал. Да и удары были очень уж... правильными. Вывод: целью был я, а не мой кошелек. Следующий вопрос: почему именно я? Тут, перевернув все варианты, остался самым очевидным один ответ: Мэри. Нет, это не она или Люсьен. Это был Ричард. Собственной персоной или же нет, уже не важно. Моё состояние - это его рук дело.
  -Мсье?.. - Хозяином голоса был крепкий мужичок средних лет. Он перебирал пальцами поля шляпы, и немного пряча взгляд, смотрел на меня.
  -Ваше имя Теодор? - девочка, когда приносила мне воду, сказала, как зовут её родителей.
  -Да, мсье. Теодор Рено, мсье, я работаю в порту. Вы извините меня за то, что Вам приходится находиться в такой дыре....
  -Погодите, Теодор.- вздохнул я. - О чем вы? Поправьте, если я ошибаюсь, но ведь я жив благодаря вам?
  -Д-да, мсье... Тут Вы правы. В моём доме вы живы...
  -Что значит "жив в вашем доме"?
  Теодор долго собирался с мыслями, но в конце концов я уговорил его рассказать мне всё. Начнем с того, что как только он нашел меня на берегу, еле живого, лишь репутация моей семьи спасла меня. Будем откровенными, простолюдины не особо жалуют дворян, но на моё счастье, покушение происходило рядом с портом, в строительство которого были вложены деньги нашей семьи, и у Теодора есть работа только благодаря моим родителям. Узнав во мне молодого Марэ, хозяин дома вытащил меня на берег и принес в свой дом, благо, тот находился недалеко. Его жена, Сани, ухаживала за мной дни и ночи. А теперь переходим к самому интересному: работники порта утверждают, что видели меня пьяного вдрызг, и как я сам прыгнул с обрыва в океан. Но Теодор, услышав это от своих коллег, молчал. Ведь когда он спасал меня, запаха алкоголя не чувствовал совершенно. Так что, официально я погиб... Марсель скорбел об утрате молодого красивого парня, а Теодор и Сани не знали, что предпринять. Но раз я пришел в себя, пора решать этот вопрос мне.
  Я, в свою очередь, не стал рассказвать Теодору про события, приведшие меня к моему сегодняшнему состоянию. Невежливо по отношению к человеку, спасшему меня, но надеюсь, он понимает, что есть вещи, которые ему знать не следует. Про человека, избившего меня, рассказал, и добавил, что никогда раньше не видел одежды, что была на нем. И добавил, что это была не просто одежда - это была форма. Пока я лежал в кровати, ел еду, приготовленную Сани и потихоньку приходил в себя, Теодор пытался узнать, видел ли кто-нибудь человека в похожей одежде. И что меня ничуть не удивило - такого никто не видел. Обессиленный и измученный организм долго не хотел лечиться, но несколько дней спустя я наконец смог сам встать с кровати. Теодор прошелся со мной по комнате и уложил обратно. Кружилась голова, но это мелочи. Главное - мой путь к выздоровлению близок.
  Все свое свободное время, а его у меня было более чем достаточно, я вновь и вновь вспоминал этот день. Сомнений не осталось: за один вечер мы с Мэри стали очень близки, и Ричарду это не понравилось. Но откуда он узнал? Только если следил за мной. Почему-то я был уверен, что Люсьен тут не замешан.
  Итак, к кому я могу обратиться за помощью, кроме приютившей меня семьи? Родители? Возможно. У них есть влияние в Марселе. Но немного подумав, я отверг эту мысль... Они убиты горем, и тут приходит к ним Теодор и говорит, что их сын жив? Думаю, какими бы не были добрыми мои родители, его выставят прочь. Друзья?.. А вот тут есть резон. Пьер? Нет, это не то... Он наверняка сейчас с горя крутит романы один за другим, и его будет сложно найти. Бертран? Можно. Вот только найти его еще тяжелее. Велика вероятность того, что его семья уехала в париж на месяц. Остаётся только Жан... Найти его проще. Он может быть только в двух местах: дома или в своем любимом кабаке за какой-нибудь карточной игрой. Другой вопрос: поверит ли он Теодору?
  Всё-таки я решил рискнуть. Попросил Теодора разыскать Жана и всеми доступными способами заставить его прийти ко мне. Я еще плохо ходил, да и на людях мне лучше не показываться, и Теодору на голову свалилась ещё одна проблема: уговорить этого шута.
  Уже смеркалось, когда я услышал в доме шаги. Теодор был не один... Как только он показался в дверях, Жан его бесцеремонно отпихнул и зашел внутрь. Наши взгляды встретились. Мой усталый и радостный и его... испуганный и озадаченный.
  -Теодор, да? - спросил он у хозяйна домаю
  -Да, мсье.
  -Спасибо Вам. Простите, не могли бы вы нас оставить?
  Теодор взглянул на меня. Я кивнул в согласии.
  -Хорошо, мсье, я буду в доме, сли понадоблюсь.
  Жан закрыл дверь, облокотился на неё спинойи поднял подбородок вверх.
  -Ты жив... - он показался мне серьезным, как никогда. Я его раньше таким не видел.
  -Да, как видиь. - я медленно встал с кровати. Жан подошел ко мне и крепко обнял, отчего мои заживающие ребра заныли и я издал болезненный стон.
  -Прости, друг... - он отстранился. - Но... ты же умер.
  -Жан, я...
  -Ты правда УМЕР! - черт, он утверждал это! - Послушай... Ты мертв для всех. Тебя нет!
  Я вздохнул.
  -То есть, у тебя галлюцинация? - решил я спросить у него.
  -Нет. Я тебя вижу. Ощущаю. Но... Ты не знаешь того, что знаю я. Ты не можешь быть жив. Тебя нет. - господи, да он серьезно! Никогда не видел такого взгляда. - Кто об этом знает?
  -Семья Теодора и ты. - я насторожился. - Жан, что происходит? Что с тобой?
  -Сколько человек в семье Теодора? - он о чем-то бурно размышлял.
  -Дочь и жена. Да какого черта? Обьясни же мне наконец!
  -Кто это сделал?
  -Ты пугаешь меня, Жан!
  Он схватил меня за плечи.
  -Пойми... Я не желаю зла ни тебе, ни Теодору, ни его семье. Но мне ОЧЕНЬ важно всё это знать, прежде мы начнём действовать. Кто?
  -Что значит действовать? - я никак не мог понять, в чем дело. Это не похоже на Жана, которого я знал долгие годы.
  -КТО? - он почти что кричал. И я сдался.
  -Он был в черной одежде... форме. - его хватка сильно ослабла, а глаза расширились до огромных размеров. - Он бил слаженно и четко, будто обучался этому.
  Его руки опустились. Он был бледен... Обойдя меня, Жан сел на кровать.
  -Они здесь. - сорвалось с его губ.
  Я присел рядом. Мой друг уставился в одну точку.
  -Они здесь... - повторил он. - Послушай, Натаниэль... Ты должен это услышать. Помнишь, я уезжал в Париж? - я кивнул. И почти понял, к чему он ведет. - Когда я возвращался назад, произошло нечто... плохое. Люди в черной форме напали на нас и забрали карету с лошадьми. Не знаю, зачем им это понадобилось... В живых никого не осталось. Только я, и то, мне повезло, что я потерял сознание. Когда я пришел в себя, рядом стояли люди. У них была такая же странная одежда, только другого цвета, серебристо-голубого... - Пока Жан говорил, его глаза всё еще смотрели в одну точку. - Я испугался, но оказалось, что зря. Они не желали мне зла. Но они убедили меня работать с ними...
  -И в чем эта работа заключалась?
  Он оторвал взгляд от стены и посмотрел на меня.
  -Это будущее, Натаниэль. Далекое будущее. Они забрали меня с собой и обучали всему, что знают сами. А потом вернули меня назад. В мои обязанности входило быть самим собой. И следить за этими сволочами в черном, если они здесь обьявятся.
  -А кто они? И почему они напали на тебя и меня?
  -На меня? Просто оказался не в том месте и не в то время. Время... хм. - Он усмехнулся. - Эти люди - враги. Не наши, не Франции... Они враги Ксавелии. Людей, что завербовали меня. Омега... - Я мало что что понял, и вопросов только прибавилось. Но я решил подождать, пока он закончит. - Тебе сейчас всё это знать не обязательно, на самом-то деле. Просто так уж получилось, что ты мой старый друг, и попадаешь сейчас под категорию стёртых из времени.
  Последнюю фразу я пропустил мимо ушей.
  -Почему я? - повторил я свой вопрос. - Почему меня хотели убить?
  -Ты им помешал, видимо... Видишь ли, ты должен был умереть...
  Я посмотрел на него как на психа. Удивительно, но из всего его ненормального рассказа больше всего удивления у меня вызвало именно его фраза о моей смерти.
  -Не смотри так, сейчас объясню. - продолжил он. - Время - очень чувствительная штука. Любое изменение в прошлом отражается на будущем. И как только в Марселе появилась новость о твоей смерти - я решил всё проверить, доступ и возможности у меня были. Ты же мой друг, и я отказывался верить в твою смерть. Но, как оказалось, Натаниэль Марэ умер, и его тело, вернее, то, что от него осталось от двух недель нахждения в воде, было найдено в нескольких километрах от города. Но ты жив. И теперь моя задача - заставить тебя тоже работать на Ксавелию.
  -Заставить? Как ты можешь меня заставить?- я опешил. Это точно не тот Жан, которого я знал.
  -Подумай сам: тебя официально не существует. И если выяснится, что ты жив - это перепишет ВСЮ историю. Особенно при твоих обстоятельствах. Ты вступил в контакт с опасными людьми, которых быть здесь не должно. Назревает что-то ужасное, и ты должен быть мёртв.
  В горле пересохло.
  -Ты... меня убьёшь? - выдавил я из себя.
  -Да нет же! - Жан хлопнул ладонью по колену. - Ты будешь жить. Но не здесь. И... не Сейчас. Ты будешь жить и служить им в будущем. У тебя нет выбора...
  В комнате повисло напряженное молчание. Жан выжидающе смотрит на меня, а я пытаюсь понять всё то, что он мне сказал. Меня не существует. И не должно существовать. Странно то, что я хоть и считаю всё это бредом, но я верю в него.
  -Жан... А как же мои родители, наши друзья и... Мэри? Что будет с ними? С семьей Теодора?
  -Они ничего не должны знать. Этот разговор строго между нами. С семьей Теодора мы что-нибудь придумаем. С остальными всё проще - ты для них мертв. Знаешь, очень хорошо, что я узнал о тебе раньше всех. Сделаем всё тихо, тебя отправят в Ксавелию, у тебя начнется новая жизнь среди гигантских домов и высоких технологий. Или же тебя убьет Омега. Выбор за тобой. Мы придем завтра, и прошу тебя, давай без глупостей. Ты не должен покидать эти стены до нашего прихода, и всё будет хорошо. Договорились?
  Я смотрю в пол и киваю. Выбора-то и правда нет.
  -Отлично. -Жан встал с кровати.- У тебя еще куча вопросов, и мы на них ответим завтра. Я рад, что ты жив, Натаниэль. Правда рад. Он ушел, оставив меня наедине со своими мыслями. Я боюсь. Боюсь умирать, боюсь отправляться черт знает куда... И боюсь забыть ЕЁ... Мне начхать на запрет Жана покидать этот дом. Я должен увидеть Мэри.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"