Щеткова Ольга Анатольевна, Лазуко Наталья Анатольевна: другие произведения.

'*' "От Вас беру воспоминанья, а сердце оставляю Вам..."

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Здесь я публикую книгу,написанню в соавторстве с Наташей Лазуко. ЧАСТЬ 1.

Южно-Уральская Ассоциация генеалогов-любителей

  Деревня  Суханово [В. В. Усманов]
  
  Деревня  Суханово [В. В. Усманов]
  
   Задолго до выхода нашей книги, на месте несуществующей ныне деревни
  Сухановой - нашей родовой деревни, генерал-майор Владимир Викторович Усманов с
  группой единомышленников поставил памятник нашей умершей деревне.
  
   Тот факт, что кто-то ещё, кроме тебя, скорбит о маленькой деревеньке,
  вдохновил на написание этой книги. Нашлись союзники, появились новые интересные
  друзья.
  Деревня  Суханово [В. В. Усманов]
  
   Эти фотографии сделаны на открытии памятника умершей, исчезнувшей деревне
  Суханова. Кроме неё существуют ещё сотни подобных памятников исчезнувшим деревням,
  появившимся в Курганской области в результате работы Владимира Викторовича Усманова.
  
  Дорогой Владимир Викторович! Низкий Вам поклон не только от соотечественников, но
  и от наших предков. Спасибо Вам за восстановление памяти!!!
  
   Сейчас по Уралу насчитываются сотни тысяч исчезнувших деревень!
  Урбанизация страны достигла чудовищных размеров, люди разучились жить и работать на
  земле, землю, по причине её дороговизны и волокиты по оформлению, - не купить...
  
   Туда ли мы идём??? Разве можно распродавать землю??? Разве она кому-то
  может принадлежать? Мы временны на земле..., а она - постоянна.
  
   Загляните на землю Ваши предков, напейтесь из родника, побродите по
  полям-лесам, и Вам откроется такое..., проснётся генетическая память!
  Ведь, по-существу, мы все едины, а живем так разрозненно... Неверно это!
  
  Деревня  Суханово [В. В. Усманов]
  
  Деревня  Суханово [В. В. Усманов]
  
  Деревня  Суханово [В. В. Усманов]
  
  Деревня  Суханово [В. В. Усманов]
  
  Деревня  Суханово [В. В. Усманов]
  
  Деревня  Суханово [В. В. Усманов]
  
  Деревня  Суханово [В. В. Усманов]
  
  Деревня  Суханово [В. В. Усманов]
  
  Деревня  Суханово [В. В. Усманов]
  
  Деревня  Суханово [В. В. Усманов]
  
  Деревня  Суханово [В. В. Усманов]
  
   []
  
  
  
  
  
  
Н.А. Лазуко, О.А. Щеткова.
  
  
  

От Вас беру воспоминанья,

а сердце оставляю Вам...

  
  
   ЧЕЛЯБИНСК 2007
  
   ББК 63.3 (235.55).
   Л - 17.
  
  
   Н.А. Лазуко, О.А. Щеткова "От Вас беру воспоминанья, а сердце оставляю Вам...", Челябинск, 2007 год
  
  
  
   От авторов:
   В этой книжке нам хотелось бы собрать все, что бережно сохранили наши земляки, - потомки жителей деревни Суханово Мишкинского района Курганской области (в досоветский период - деревня Суханова (Куричья) Введенской волости Челябинского уезда Оренбургской губернии).
   У кого-то была фотография храма, у кого-то статья
   А.П. Сычева, у кого-то - живые воспоминания...
   Эта книжка - мини-копилка того, что удалось найти о деревне Суханово на сегодняшний день.... А так же портреты некоторых жителей деревни, их родословия и биографии.
   Безусловной удачей на пути наших поисков стали "Ревизские сказки" деревни Суханова (см. в конце книги). Копии их мы передали в музей и в библиотеку пос. Мишкино, в школьную библиотеку с. Введенского, в публичную библиотеку г. Челябинска.
   То, что произошло с нашими земляками в ХХ веке в деревне Суханово Курганской области, заставляет задуматься и
   по-другому посмотреть на историю страны. Не так, как учили в школе...
  
  
  
  

Оглавление.

      -- Н.А. Лазуко, Челябинск 2006. Шаг за шагом...............
      -- Н.А. Лазуко, Челябинск 2006. Встреча потомков
   жителей деревни Суханово 10.06.2006 г.....................
      -- Н.А. Лазуко. Путешествие по Суханово с
   краеведом: с Чувашовым Василием Антоновичем!........
      -- О.А. Щеткова. Результаты поиска материалов
   о деревне Суханова в Челябинском областном
   архиве и публичной библиотеке:
   "Как пусто все на родине моей..."...........................
   Карта Красильникова, фрагмент "Исецкой
   Провинции" 1755г. .............................................
        -- Жители деревни Суханова Челябинского уезда Карасинской волости Оренбургской Епархии
   с 1796 года.
        -- Духовная жизнь.
        -- Григорий Николаевич Образцов (1824-1912 гг).
        -- Исчезновение российских деревень.
        -- Остановленное мгновение.
        -- Послесловие.
        -- Использованная литература.
        -- Фотографии.
   5. План деревни Суханово на период
   с 1950 по 1980 гг. с условными обозначениями............
   6. В.А.Чувашов. О нарезке земли. Об отце. Карта
   Мишкинского района на 1917гг................................
      -- В.А. Чувашов. С. Введенское 2006г. Родословие.
   Прямая генеалогическая ветка Чувашова В.А...............
      -- П.Н. Чувашова. Родословие. Прямая
   генеалогическая ветка Чувашовой П.Н.......................
      -- Г.М. Манакова. Родословие. Прямая
   генеалогическая ветка Манаковой Г.М.......................
      -- Е.И. Тузова (Курбатова). Прямая
   генеалогическая ветка Тузовой Е.И..
   Н.С.Кичигина: потомки Курбатова Феклиста
   Осиповича...........................................................
      -- А.Р. Ушаков, с. Введенское 2006г.. О храме.
   Биография. Дед Никита. Как умирала деревня.
   Прямая генеалогическая ветка А.Р. Ушакова ........
      -- А.И. Носкова. Введенское 2006г.. Родословие.
   Прямая генеалогическая ветка А.И. Носковой ......
      -- А.И. Носкова. Суханова Вера Никитична -
   последняя жительница деревни Суханова.............
      -- А.И. Носкова. Долгожители деревни Суханово......
      -- Л.Ю. Иванова, Курган 2006г. Из истории моего
   рождения......................................................
      --

    Шаг за шагом

    Н.А. Лазуко.

    Челябинск. 2006 год.

       Бабушке пришлось придерживаться версии о судьбе своей семьи, удобной для понимания комсомольцев и пионерок, которые сначала подрастали у нее, а потом у ее детей....
       Но когда речь заходила о деревне Суханова, об Аникиных и Курбатовых, она всегда с теплотой и гордостью говорила о них. Моя тетя, бабушкина племянница, в силу особенностей своего характера, каждый раз, когда заходила к нам, проходилась по поводу нашей родни. Тут бабушка, не умея воевать, начинала горячиться и много говорить. Смысл ее защиты сводился к одному и тому же утверждению: "Да наши корни лучше всех!".
       Я была маленькая, а потом постарше, и думала: "Ну чего она так расстраивается? Зачем с ней связывается?". А сейчас я думаю: "А почему я не встала на бабушкину защиту? Почему не оказала ей моральную поддержку? Почему промолчала?". Ведь тетушка не правды какой-то добивалась, а просто дразнила уже старенького человека, неуважительно отзываясь о тех, кто был бабушке дорог. Как же я тогда этого не поняла? Ну попробовал бы мне кто-нибудь плохо сказать про бабушку? Я бы тоже молчать не стала. Эх, отлистать бы лет тридцать назад, да подставить плечо....
       Когда мы с бабушкой и дядей Леней, ее братом, составляли наше "дерево", они оба загорелись любовью к своим корням. И я заболела этой любовью и гордостью.
       Когда у меня родилась внучка, я стала все чаще вспоминать бабушку, ее словечки и детские приговорки, ее любовь и заботу. Вспомнила и про "Корни" и решила их закончить, а то все так и лежало в листочках.
       И как только я это решила, я как будто прикоснулась к другому измерению и получила ключ от него. И пошли круги....
      
       Собрав все старые записи воедино, я наметила поехать к нашим престарелым родственникам по линии Поповых в Кирово (бывшее Воскресенское, бывшее Митрополичье, основанное сыном самого Далмата). Ехать не хотелось. Трястись в автобусе, а дома за компьютером так тепло и удобно.... Но надо!
       Поездка оказалась очень продуктивной и полезной. Полезной собранной информацией и встречей с удивительным человеком - Александром Григорьевичем Марфициным. Красивый органичный мужчина лет пятидесяти. Он рассказал нам историю своего рода, немного историю окрестных деревень и сказал, что в Мишкино есть Краеведческий музей, а в музее работает удивительный краевед и историк - Александр Павлович Сычев. Эта встреча наметила план действий на будущее.
       Поездка в Мишкино оказалась еще более интересной! С Сычевым я не встретилась, он болел, но познакомилась с директором Краеведческого музея Татьяной Ивановной Волковой. Она провела нас по музею и показала настоящее сокровище для меня-Метрические книги. Найти книги, как потом оказалось, - настоящая удача для тех, кто занимается подобными поисками. Оказывается слово "метрика", которое сейчас все меньше используется, идет от этих метрических книг. В книгах делались все записи о крещении, венчании и смерти. Я нашла записи о рождении своей прабабушки Курбатовой, прадедушки Аникина, дедушки Попова и многих других своих родственников по этим трем линиям.
       Упорядочить всю поступающую информацию мне удалось с помощью друзей из Екатеринбурга - Марины и Бориса Галишевых. Они подарили мне, можно сказать, "путеводитель" по стране родоведения - книгу уральских краеведов и историков "Крестьянские фамилии". В ней много полезной и интересной для меня информации: исторической, бытовой и библиографической. Потом они подарили мне книгу, открывающую мне дальние горизонты, - это материалы конференции уральских краеведов. Смотрю на эту брошюрку, напечатанную неудобным мелким шрифтом, и думаю: "Ну кто бы мог подумать, что так невзрачно может выглядеть счастье?". Из материалов конференции следовало, что в Екатеринбурге давно издается сборник "Уральский родовед", уже вышел седьмой номер! В нем все желающие могут напечатать результаты поиска своих или не своих корней.
       В жуткую непогоду, снег с дождем, будучи в Екатеринбурге, бросаю свою основную работу и еду в Свердловский краеведческий музей: там можно купить "Уральских родоведов"! Прочитала их все, сколько удалось купить: с 3-го по 7-ой номер. Какие же удивительные люди! Мосин, Елькин, Коновалов, Совков, Калистратова. В Мосина безоговорочно влюбилась. Познакомилась с Эмилией Алексеевной Калистратовой, удивительной, сияющей женщиной, написавшей методичку по поиску корней и составлению поколенных росписей. Она подарила мне "портрет" (вырезку из газеты) "моего любимого" Мосина и даже взялась передать поцелуй.
       Позвонила Татьяна Ивановна, мое золотое колечко, которая меня со всеми соединяет. "Сычев напечатал статью о ваших родственниках". Еду туда, скупаю все оставшиеся экземпляры газеты "Искра" и понимаю, что статья для меня бесценна. В статье Александр Павлович приводит воспоминания от 1994 года жителя г. Калуги Константина Васильевича Курбатова. Вспоминает он жителей деревни Суханова, жителей Покровки - выселки деревни Суханова. А также написал свои воспоминания о моем прадеде - Федоре Ивановиче Аникине - "об умнейшем сухановском мужике". О том, что он до 1917 года был избран председателем Мишкинского кредитного товарищества. Ездил "по делам службы на хорошем племенном вороном жеребце (весьма норовчатом)". Написал и о прапрадеде Иване Максимовиче Аникине: он по столыпинской программе поддержки крепких хозяйств получил кредит от государства, выписал из Германии молотилку и сенокосилку. Жил на хуторе в 20 км от деревни Суханова. "На хуторе, а здесь и прошла юность Федора, были обычный пятистенный деревянный дом, два амбара, колодец, баня, скотный двор с высокой и широкой крышей".
       Казалось бы, совсем обычные сведения, но каждая деталь так необъяснимо важна! Многого мы не знали. Семья была раскулачена, и об этом почти не говорили.
       Сам Константин Васильевич Курбатов - родственник нам по разошедшейся ветке. В 1759 выходцы из деревни Суханова на реке Миасс Сухановы образовали новую деревню Суханова (Куричья) на реке Юргамыш. Вскоре туда приехали и Курбатовы из села Черемисского ("Курганская область. Том 5"). Было у нашего Курбатова трое сыновей - Петр, Иван и Федор, которые и дали основание разным веткам с одной фамилией.
      
       Держу в руках бесценную статью и спрашиваю Татьяну Ивановну: "А как же Сычев узнал, что я собираю материалы об Аникиных и Курбатовых? Вы ему сказали?" - "Нет, я его и не видела!". Забегая вперед, скажу, что мне так и не удалось с ним встретиться, и это была одна из последних его статей. Александр Павлович был человеком своеобразным: шум "социума" воспринимал слабо, этот шум мешал ему жить. А жить для него значило искать, хранить, писать. Спасибо и низкий поклон ему за это. Александр Павлович жил в том измерении, куда и я получила доступ, где не надо писать запросов....
       Наметила я следующую поездку в деревню Суханово. Приеду, думаю, и попрошу Марфицина свозить меня туда. И он отвез!
       Приехали в Суханово. Ухнуло сердце. Деревни нет, но есть памятный крест, скамья и стол. "На этом месте была деревня Суханова".... Красиво как кругом. Цветущее разнотравье. Кузнечики стрекочут в траве. Старый тракт. По нему, наверное, топали сухановские ребятишки во Введенскую начальную школу. По нему детей крестить ездили, венчаться и отпевать. По нему ездили на поля и покосы. Всех-всех видела эта дорога. И в горе, и в радости, и в труде. А как же она похожа на ту картину, что с обложки "Родной речи" за третий класс! Подошел Александр Григорьевич, деликатно державшийся чуть в стороне:
       -Вон сирень. Наверное, росла у кого-то в палисаднике. Вон тополя. Возможно, их специально для тени посадили. А здесь лопухи большие, значит, скорее всего, здесь был дом. И эти лоскуточки иван-чая, и крапива тоже показывают, где были дома. Юргамыш обмелел совсем. По тем деревьям можно проследить пойму. А ведь во Введенском еще стоит здание мельницы....
       Я стояла, слушала Александра Григорьевича и думала, что он умеет "читать" пейзаж, а я не умею.... Как жаль....
       Сижу дома, читаю поступающую литературу от Галишевых и "Уральских Родоведов", правлю свою записку о наших корнях. Звонок:
       -Здравствуйте. Меня зовут Суханов Михаил Владимирович. Я - потомок жителей деревни Суханова....
       Предки Михаила Владимировича были основателями деревни - это середина 18 века. Михаил Владимирович задумал написать историю нашей деревни от ее рождения в 1759 году и до 1900-го года. С именами, судьбами и фотографиями. А умерла деревня, обескровленная раскулачиванием и войной, уже в послевоенное время. Вот так. Я пекусь о своих корнях, а он, как и его предки 100-200 лет назад, - об общем.
       Я, по просьбе Михаила Владимировича, сфотографировала в Челябинском архиве очень интересные документы. Как потом оказалось, другой деревни Суханова, на реке Миасс, а наша - на реке Юргамыш. Но документы показались мне очень интересными, описывающими ту эпоху. В 1859 году староста деревни пишет жалобу в Землеустроительный комитет о том, что землемер перекроил земли, принадлежащие деревне, по своему усмотрению, и нарезал новые, неудобные (с болотинами и камнями), которые нужно было вновь обрабатывать. "В результате утеснены 35 семей, в коих 17 рекрутов". Была составлена карта местности. Другой землемер все перемерил. И суд они выиграли, вернули себе земли, "спокон веку обрабатываемые их предками".
       "Наш" Суханов, скорее всего, родственник "тем".
       Сижу дома. Со вкусом вчитываюсь в доверительно и тепло написанную Владимиром Павловичем Бирюковым "Уральскую Копилку". И вдруг, на 37 странице, обдало теплой волной: Владимир Павлович в числе тех, кто оставил в его архиве свои воспоминания, называет "инвалида Войны, жителя деревни Сухановой Мишкинского района Курганской области, П.И.Горных, переславшего мне много интересных документов, фольклорных записей и своих воспоминаний".
       Ну какие же все они молодцы, мои земляки!
       Бумаги П.И. Горных я сейчас ищу. Позвонив Суханову, выяснила, что П.И. Горных является родственником двоюродного брата Суханова и что они тоже с нетерпением будут ждать этих бумаг. Как хорошо, что мы все вместе!
       Читаю дальше. Страницы 75-80 выдержки из "Книги прикладной и скотской", т.е. книги учета пожертвований (прикладов), поступивших в Далматовский монастырь с 1672 по 1703 год. " ...В 206 (1698) году...С Верхнего Яру Зоткина жена Марфица жеребчика лоншинку по сыдшем своем муже гнедого грива направо с отметом а иных признак нет.". Господи! Да это же история Марфицина!
       Марфица в 1698 году овдовела, похоронила мужа Зотея. Сделала вклад монастырю на помин души его - жеребеночка "гнедого грива". Много. Значит, жили крепким хозяйством. В Верхнем Яре. А где это? Смотрю карту. Это же между Далматовым (он тогда еще строился) и Катайском (он уже был, потому что упоминался в этой же податочной книге). Слава Богу, не переименовали. "А чьи это там ребятишки бегут?" - " Да Марфицины!". А Марфица была, видимо, женщина достойная: закрепилось же за потомками ее имя, а могли бы быть Зотеевы или еще как-нибудь.... Непонятна только характеристика жеребенка "лоншинка". Смотрю незаменимый бабушкин словарь Даля. "ЛОНИ, ЛОНИСЬ - нар. сев. вост. - прошлого года, в прошедшем году. ... Лончак, лоншак (м.р.), лоншачка (ж.р.) - перегодовалое животное, скотина, особ. жеребя...". Значит, годовалого жеребеночка отдали в приклад монастырю. Хозяин, поди, обрадовался, когда кобыла их ожеребилась.... Ребятишки с ним играли...
       Как интересно! Целая судьба видна за двумя строчками хозяйственной записи и описанием жеребчика: годовалый с темно-рыжей гривой на правую сторону и с отметой.
       Сижу, перебираю найденные краеведческие сокровища. Звонок:
       -Наталья Анатольевна? Это Суханов. А Вы знаете, что Чувашов Михаил Васильевич уже в восьмой раз на месте деревни Суханова собирает потомков жителей деревни.
       -Да???
       Другое измерение. Не иначе.
       -А я недавно съездил в Чувашию. Пообщался с тамошними краеведами. Они мне показывают на мои скулы и говорят: "А вы наш!". А я им отвечаю: "Это вы еще не знаете, что у нас полдеревни - Чувашовы".
       Так вот откуда у нас такие скулы!
       Так хочется поехать на встречу. Познакомиться со всеми. В глаза посмотреть. Спасибо сказать. Поделиться найденными материалами, узнать, что они нашли.
       "Пепел Клааса стучит в моем сердце",- говорил все время Тиль Уленшпигель. И наша деревня Суханово неистребимо бьется в наших сердцах.
       Бог даст, все получится.
      
      
       Встреча потомков жителей

    деревни Суханово

       Н.А. Лазуко,
       г. Челябинск.
       Встреча жителей деревни Суханово состоялась и при хорошей погоде!
      
    Мы, моя мама Вера Александровна Иванова, моя сестра Ольга Анатольевна Щеткова, я и племянники Константин и Алексей Щетковы, приехали рано - в шесть, а надо было после восьми:
       "После того как все на Центральной усадьбе по хозяйству управятся". Я эту фразу не сразу поняла, да и Михаил Владимирович Суханов просил приехать пораньше.... Но в Суханово уже была Людмила Юрьевна Иванова, которая приветливо махала нам рукой и показывала, где
    съезд с тракта. Стоял стол с лавками.
       -Я в Кургане живу, - рассказала Людмила Юрьевна. - Мои родители жили в Речкалово. Моя мама была там агрономом. Мама ехала во Введенское с отчетом о посевной. Да не утерпела мама: в последнем доме Суханово родила у бабушки Соломеи. Бабушка потом считала меня своей крестницей, все конфетки передавала. И я вот теперь считаю себя сухановской.... А предки мои - Евреиновы, мне Сычев присылал все, что находил об Евреиновых.
       Я рассказала Людмиле Юрьевне о своих корнях: об Аникиных и Курбатовых, живших в Суханово.
      
    Подъехал Михаил Владимирович. Мы с ним были знакомы заочно. Познакомились очно, с ним и с его отцом Владимиром Васильевичем Сухановым. Михаил Владимирович дал вводную:
       -Пишу историю деревни Суханова. Начал я с того, что обнаружил, что нигде никаких упоминаний о нашей деревне нет. Была деревня, хорошая деревня, и как не было. Я решил восполнить этот пробел. Вот устанавливаю даты основания, кто были первопоселенцы, священнослужители. Нашел указ Елизаветы от 1748 года, в котором наши места "вверх по
       Юргамышу" назывались "порожними" и отводились для освоения полковнику Бахметьеву.
       Подъехала Альбина Ивановна Носкова:
       -Здравствуйте! - и сразу пояснила: - Я - племянница последней жительницы деревни Суханово - Веры Никитичны Сухановой, которая умерла в 1995 году, а не в 1987, как Сычев написал. Вот она-то и была последней жительницей нашей деревни...
       Ей представился Михаил Владимирович. Развернули его "дерево", стали искать кто-кому-кто.
       -Да вот же она! Бабушка Соломея!- нашла Людмила Юрьевна. - Она оказалась двоюродной прабабушкой Михаила Владимировича! Надо же!
       Вскоре стали подъезжать введенцы: управились по хозяйству и приехали. Приехал познакомиться Михаил Васильевич Чувашов. Приехали две старших жительницы Сухановой: Пелагея Никаноровна Чувашова и Александра Васильевна Ивина. Пелагея Никаноровна обратилась к Людмиле Юрьевне:
       - А я тебя, девка, знаю!
       - Да?!
       - Тебя Стеша-агрономша в сенках родила!
       - Да!!! А я-то думала меня здесь никто не знает!
       Обнялись.
      
    Волшебным образом накрылся стол. Альбина Ивановна поставила уху вариться. Как все ловко. Я засомневалась: а сварится ли? Уж больно кастрюля велика. Сварилась. Вкусно-то как!
       Запели песни. Протяжно. Грустно и весело. Я слушала и думала: "Так, наверное, и мои предки пели. А у меня сейчас путешествие во времени...". Пелагея Никаноровна на мою бабушку похожа. И внешне и внутренне. Бодрится. Такую жизнь трудную прожила, а не устала... Что ей дает силы? Наверное, как и моей бабушке, сухановское детство. Хотя детство у Пелагеи Никаноровны потруднее было. Родилась она в 1925, к тридцатому году - коллективизация, потом война... Бабушка родилась в 1911-ом. Детство прошло в достатке, раскулачивание и война "одна на всех"... Детство, земля эта светлая, да сухановские ключи, о которых рассказывали почти
       все, - это их сила.
       Альбина Ивановна показала один из родников и набрала из него воды всем попробовать. Делаю два глотка и понимаю, что это не просто вода, а Родная Вода - лекарство для души и тела. И опять мостик времени перекидывается ко мне...
       Смотрю на всех и вспоминаю бабушку. Так вот откуда такое уважение к соседям: отсюда! "Ну что бы мы делали без соседей?" - всегда говорила бабушка и очень внимательно относилась к их просьбам, с готовностью обязательно помочь. Я была молодая, и мне было не до соседей, а сейчас понимаю: соседи - это важно и должно быть "обязательно доброжелательно и внимательно".
      
    Сухановцы "обласкали" нас своей доброжелательностью и внимательностью. Все с интересом отнеслись к нашим поискам и желанию Суханова написать книгу. Обещали помочь, чем возможно....
       Но комары кружились роями...!
       -Да ничего!-
       успокоила меня Людмила
       Федосеевна Чувашова.- Наши комары в 12 спать ложатся!
       -А лягут?- усомнилась я. - Наши-то, челябинские, без правил живут: всю ночь жужжат.
      
    -Лягут обязательно!
       И комары в 12 ночи легли спать! Вот не думала, что у комаров есть режим дня! А вот мошки спать не легли и ночью хозяйничали у нас в палатках. Интересно, а какой режим дня у мошек?
      
    Приехал окончательно (он уезжал ненадолго) Михаил Васильевич Чувашов. С баяном. Песни полились рекой. Протяжно, неспешно, грустно. Да, жизнь была несладкой, горевать над собой времени нет, вот и изливалось все в песнях.
       "Деревеньку мою" спели как гимн Сухановой.
       Закат красный, а за ним - огромная луна. Ясная. Снизу взошла.
       Господи! Хорошо-то как! Я дома! Двести лет тут жили и были счастливы мои предки. И землю свою благословляли. Я это слышу и чувствую.
      
      
       Приехали еще сухановцы, был юбилей, и они там задержались.
       -Вы кто?- спросил меня Анатолий Родионович Ушаков.
       -Мы Аникиных и Курбатовых потомки,- отвечаю и подаю нашу книжечку.
       -Дак ты писательница?
       Я смеюсь: ну какая я писательница?
       -Нет, я серьезно! Дак ты, писательница, возьми и напиши. Давай с тобой завтра встретимся и я тебе все расскажу. Меня сюда двухлетним мальчиком привезли. Ты возьми и напиши! Так напишешь?
       -Напишу,- отвечаю я и слышу ту же боль и любовь, что у всех Чувашовых, Ивиных, Сухановых, Манаковых и Курбатовых с Аникиными.
       Что это за код такой? Как он закрепляется в генах? Как передается? Не ясно. Но боль и любовь не истребить.
       Назавтра приехала Альбина Ивановна:
       -Можно съездить к Василию Антоновичу Чувашову. Он много знает об истории деревни и своих корнях.
       -А к Анатолию Родионовичу заедем?
       -И к нему заедем.
       "Соседи" (это мы) просили о помощи, и она нам была немедленно оказана!
       Анатолия Родионовича не застали. Зашли к Василию Антоновичу. Встретила нас его жена, Екатерина Яковлевна.
       -Сам-то дома?- спросила Альбина Ивановна.
       -Дома. Ак где ж ему быть? Проходите. Покажу золото свое...
       Как легко и с юмором нас встретили! Как будто ждали...
       Ждали! Василий Антонович знает свою родословную до пятого колена, а для его внуков - это уже седьмое колено! И гордость берет: мы - не "Иваны, не помнящие родства", мы знаем наших предков!
       Кстати, начав поиски своих корней, я узнала, откуда это крылатое выражение. Это Зауралье. 17-18 век. Заселение идет туговато: башкиры не хотят потесниться - это их исконные земли. Царское правительство заинтересовано в заселении этих земель русскими. Слободчики не противятся, если к их поселениям прибьются беглые: нужны люди! Пахать, держать оборону, строить. Беглым тоже не хочется возвращаться "в крепость": если назвать свои корни, то могут и вернуть. А вот если назваться Иваном, да на вопрос "Откуда родом?" ответить "Родства не помню", так может и не сыщут... Отсюда и пошло выражение "Иван, родства не помнящий".
       Василий Антонович рассказал о своих предках. О награде отца "За храбрость 4-ой степени" в годы Первой Мировой. Бережно рассматриваем это сокровище. Надо же!.. А это свидетельство о его рождении. Рудник Белуха Читинской области. "Каторжанское, на папиросной бумаге, а не на гербовой". А это квитанции об уплате налога на яйца, а это - на молоко, а это - денежный налог: денег не давали, а налог надо было заплатить.
       -А из чего?- удивляюсь.
       -Да вот как хочешь. Яйца ездили продавать в Мишкино, кур.
       -А потом в войну и после войны - государственный заем. Хочешь, не хочешь, а должны подписаться,- говорит Екатерина Яковлевна.- У мамы нас трое девчошек было. Голоднехонькие! А маму вызовут в Сельсовет: "Надо подписаться на 300 рублей". Мама в слезы: "Дак где ж их взять?" - "Не подпишешься, - оставим ночевать в правлении!"
       -А если бы не подписалась?- спрашиваю.
       -Увезли бы в Мишкино, а там бы точно подписалась. А обратно никто не повезет: топай пешком. А дома ребятишки, хозяйство и работа, которую никто не отменял...
       Слушаю, и сердце кровью обливается. Действительно, "АгороГУЛаг", как назвал его А.А.Базаров.
      
       Вернулись в Суханово: пора собираться.
       Посидели под тополем. Ни комаров, ни мошек, ни оводов. Надо запомнить: около 12-ти у них отдых.
      
       В раздумьях возвращаемся домой. Да... Я-то думала, что это нашим не повезло: их раскулачили и сослали. А те, что остались, вот нахлебались-то! Бедные мои, многострадальные земляки! Потом и кровью поднимали эти земли. Грудью в войну защищали. На женских плечах страну прокормили. Досыта не едали и все бы вынесли, если бы не первая беда России - дураки. Да еще у власти. Укрупнения хозяйств не перенесла деревня.
       Я напишу.
       Через 3 дня пришло письмо от В.А. Чувашова с биографией и планом деревни. Еще через неделю - письмо от Г.М. Манаковой. В нем - план расположения домов деревни с фамилиями хозяев, составленный с помощью Пелагеи Никаноровны и Александры Васильевны.
       Пелагея Никаноровна помнит дома Аникиных и Курбатовых: дом Курбатовых стоял справа от креста "по деревьям", а дом Аникиных напротив него, через речку. "Я помню дом Аникиных. Я девчонкой была, а дом хорошо помню. Большой круглый дом с телятником под одной крышей. Овчарня еще была".
      
       Вот она, живая память...
       Спасибо Вам!
       Я напишу. Наталья Лазуко.
       Челябинск. 2006 год.
      
      
      
      
      
      
       Путешествие по Суханово

    с краеведом:

    с Василием Антоновичем Чувашовым!

      
       Н.А. Лазуко
      
       Каждая новая поездка в Суханово дает очень много знаний и понимания истории своей семьи и истории России. А затем - понимание того, что я знаю мало и что надо бы ещё туда поехать...
       Мы с Ольгой договорились о встрече в июле с Василием Антоновичем Чувашовым и Альбиной Ивановной Носковой.
       Две недели до поездки стояла жуткая жара: плюс 33! В день поездки - штормовое предупреждение: ветер, дождь, град.
       Приехали во Введенку. Василий Антонович встретил нас словами:
       -А вы, девки, везучие! Вчера жара была до 47 градусов на солнышке, а сегодня - облака и плюс 23!
       Приехали в Суханово. Стали на месте сверять план деревни. Начали с левого берега.
       Альбина Ивановна: - Эта часть деревни и улица назывались "Зарека".
       Оглядываемся. Кругом крапива... Дошли до дома Аникиных.
       Василий Антонович: - Вот тут их дом стоял. На горке. Дом был большой, но главное - был большой скотный двор и овчарня. После раскулачивания ваших в доме никто не жил. Здесь была колхозная ферма, а в дом заносили новорожденных ягнят и телят. В конце пятидесятых на ферме работала Анна Ивановна Чувашова. Вы с ней знакомы.
       А.И.: -В 1958 году в Суханово привезли первый фильм показывать. "Свинарка и пастух". Показывали его на правом берегу на улице. Так овечки все сгрудились у ограды и тоже внимательно смотрели фильм с горки. Нас всех это очень рассмешило.
       В.А.: -Внизу, к реке, стояла баня бревенчатая. Она, похоже, тоже была Аникиных. А потом она была общая, и вся Зарека мылась в ней. А теперь пойдемте, я вам наш родник покажу.
       Отходим на два метра и видим выкошенную дорожку вниз к реке. Я:
       -Василий Антонович! Это вы выкосили?
      
    В.А.: - Да. Так-то не пройти было через крапиву-то...
       Спустились к роднику.
       В.А.: -Я его расчистил. Сгнившие бревна из сруба выбросил. Раньше-то высота сруба была метра полтора. Когда чистил, там ключ забурлил фонтаном.
       Сантиметров 30 в диаметре. Почистил и выход его опять сузил. Так всегда делают, чтобы не очень много воды утекало. Исход прикрывают большим камнем или листом железа.
       Постояли у родника, который столько удовольствия доставлял всем сухановцам и который опять увидел людей, благодаря Василию Антоновичу. Какой же он молодец: и выкосил, и вычистил! И в такую жару!
       В.А.: -Полдеревни сюда ходило за водой на чай. А часть - на ключ к Старице. Это на правом берегу, там, похоже, стоял дом ваших Курбатовых. Мы туда тоже дойдем.
       Пошли дальше:
       -А какие тут птицы есть? Мы с Олей видели крупную хищную птицу.
       А.И.: -Это коршун.
       -А на болоте куликали. Кулики?
       А.И.: -Да. Их у нас пигалками называют. У Ушаковых было деревенское прозвище "Пигалки".
       -А почему?
       А.И.: -Не знаю. Коротовских называли "Зуйками": "Зуйки кулачить идут". Коростиных звали "Простокишами", а потом "Простокишатами". Деревенские прозвища.
       -А что это за синие цветы?
       А.И.: -Это цикорий голубой. А это тысячелистник - порезная трава. А это, с желтыми цветочками, - лекарственный донник.
       В.А.: -Влево - Балас.
       -Почему "Балас"?
       В.А.: Балас - это крупнозернистый песок, почти мелкий гравий. С Баласа брали песок для отсыпки путей при строительстве железной дороги. Три месяца возили. Напротив дома Аникиных брали огнеупорную глину для кирпичей. На Бызухе - огнеупорная глина для крынок. Когда мои родители поселились после Белухи в Суханово, мама там глины набрала и крынок 60 сделала. Банок-то тогда не было. Все хранили в крынках.
       -У вас что, гончарный круг был?
       В.А.: -Нет. Круглую досочку ставили на стол и крутили, формируя кувшинчик. Потом сушили долго на солнышке, обжигали в печи, раскалив докрасна. После обжига кувшин выдерживали в квасной гуще. Он становился очень прочным. У меня и сейчас есть одна крыночка мамина. Мы в ней жвак выпариваем.
       -А что такое жвак?
       В.А.: -Смола из березовой коры. В крыночку наливали немного воды, сверху ставили чугунок с отверстием в дне. В него насыпали кубиками рубленую березовую кору, сверху все закрывали крышкой и ставили в печь. Вода гуляет под крышкой и вытягивает смолу. Смола оседает в крыночке - это жвак, а в чугунке остается горстка пепла. Жвак можно жевать, как сейчас жуют жевачку. Я вам дам попробовать, у меня есть. Моя мама говорила, что жвак жевать очень полезно: он из человека все зло вытягивает, а с ним и болезни. Осерчал на кого-то - пожуй и все пройдет.... Ну, что, пойдем на Бызуху?
       -Пойдемте. А почему "Бызуха"?
       В.А.: - Это когда животные встают на бызы. Их оводы и мошки донимают в июне-июле. Они бузят: нервничают, бесятся, встают на бызы. Поэтому и Бызуха.
       -У Даля так же написано!
       Пошли на Бызуху. Уперлись в овражек.
       В.А.: -Обойдем. Овражка этого не было. Он недавно образовался. Вот этот берег крутой, как правильно написал Сычев... Отец рассказывал, что у кого-то изба была на самом овражке, а когда овраг прямо к дому подошел, он крикнул "караул", и всем миром ему избу разобрали и перенесли в безопасное место. Вообще-то улиц в Суханово было не 3, а 4: Зарека, Бызуха, Главная и Задняя. На Бызухе стояли дома только богатых. Они были сложены из толстых бревен. Дом Куликовских знаю, что там был. На каменном фундаменте. Большой дом 10 на 10.
       Нашим деревням, тем, что стоят близко к железной дороге, не повезло: старые дома разбирали и бревна увозили через Сладкий Разъезд в Петропавловск (казахстанский) или в Челябинск для строительства домов. Может, еще и стоят где?..
       Рассказывают, что, когда железную дорогу построили и пошел первый паровоз, все побежали смотреть. А машинист, для усиления впечатления, дал гудок. Так все от страха на землю попадали. Это где-то 1896 год. Потом на первую машину бегали смотреть.... Давайте поднимемся на горку: оттуда вид на всю деревню открывается.
      
      
    Пока поднимались, набрели на удивительную клубничную полянку. Клубники там видимо-невидимо! Сели угощаться. Невозможно оторваться.
       В.А.: -Ну и везучие вы, девчонки! Вчера бы мы так не понежились: утомительная жара не дала бы.
      
       Взошли на горку. Красиво. Просторно. Вся Суханова как на ладони.
       В.А.: -Березки наросли. Вид загораживают. Эта горка первая от снега освобождалась. Тут молодежь всегда гулянья устраивала. Вечерки.
       -Так значит здесь моей прабабушке в марте - апреле 1905 года пропели частушку "Опозорили девчоночку: посватался вдовец"?
       В.А.: -Здесь. Где ж ещё?
      
       Пошли на правый берег. На месте стали сверять предварительный план. Мы с Олей удивились:
       -Как же вы это все запомнили?
       А.И.: -Да она, эта наша деревня, перед глазами стоит как живая...
       В.А.: -А в 1909 году большой пожар был. Выгорела почти вся правая сторона до Старицы.
       Я:
       -А про пожар нигде не написано. В статистической ведомости за 1914 год говорилось, что число дворов увеличилось по сравнению с 1900-ым годом.
       В.А.: -Не знаю... Про пожар мне мама рассказывала. А дома? Может отстроились быстро? К этому-то времени хорошо жить стали.
       Я:
       -А почему статистическую ведомость 1869 года подписывал речкаловский писарь и староста?
       В.А.: -В Сухановой был старший, а староста был Введенский и он со старшего спрашивал.
      
      
    Сравнивая план на местности, дошли до Старицы. По Далю "старица" (с ударением на "и") - это старое покинутое русло реки. Подошли к нему по узенькой тропинке между крапивой, высота которой в некоторых местах была за 2 метра. Сильна! Спугнули двух лягушек. Они
       булькнулись в родничок.
      
       В.А.: -Это хорошо: значит вода чистая. Лягушки в грязной воде не живут.
      
       Попили воды. Вкусная. Холодная.
       В.А.: -Дальше болотце. Перед Старицей стоял дом. Я думаю, Курбатовых. А в глубине, на островке, стояла кузня. Тоже, думаю, курбатовская.
       -Что значит "на островке"?
       В.А.: -Она между болотом была и вот этим овражком. За болотцем был большой, потом колхозный, и очень хороший сад. Не знаю чей. Малины было много, черной смородины, ранетки...
       А.И.: - Тут ещё детсад недалеко был. Я в садик не ходила. Мама моя в совхозе "8-ое марта" работала и к колхозу "Первомайка" отношения не имела, поэтому меня и в садик не брали. А мне скучно было, и я к детям прибегала играть. Играть-то мне с ними разрешали, а вот когда они полдничали, всем давали ранеток, а мне нет. Они красненькие такие были, с желтой мякотью. Так мне их хотелось! Так я плакала!
      
      
    Пошли дальше. Дошли до двух огромных тополей.
       В.А.: -Я думаю, что эти тополя первопоселенцы посадили. Им лет по 200. Ну что? Вот и вся деревня.
       -А на сколько она протянулась?
       В.А.: -Километра полтора или два.
       Вокруг деревни был забор - поскотина - специальное ограждение, чтобы скотина в поля не выходила и посевы не губила. За это на хозяина скотины налагался большой штраф. Поскотину ремонтировали по 3-5 метров - каждый свой участок. Так же и дорога была поделена на участки: если выбоина образовалась перед домом, хозяин должен был ее заровнять и присыпать песком. Поэтому дороги в деревне были ровные и хорошие.
       Сколько домов получилось?
       Оля посчитала:
       -97.
       В.А.: -Число жителей резко сократилось после взрыва 1957 года. А потом укрупнение, а потом перестройка...
      
       Идем по дороге во Введенку.
       В.А.: -Да! Повезло вам с погодой! Не жарко, и комаров ветерок сдувает. А я однажды видел смерч из насекомых. Косил я как-то и обратил внимание, что насекомых нет. Стал оглядываться и вижу, что их смерч столбом крутит да ещё и перемещается! Интересно. А ещё я как-то видел Змея-Горыныча.
       -Как это?
       В.А.: -Видел я как-то, как летел над дорогой огненный шарик с хвостом. Очень на Змея - Горыныча похож.
       -А может, это была шаровая молния?
       В.А.(смеется): - Может. А может и Змей-Горыныч. А отсюда видно, как с Байконура ракеты запускают. Небо красное становится на юго-западе.
       А.И.: -А я как-то видела странное зарево на востоке: небо неправдоподобно красное с красными языками. Мы потом долго все удивлялись: "Что бы это значило?"
       В.А.: -Наверное, ядерные взрывы. Тогда же не знали, как это опасно. И полигон не так далеко... А зарево-то да-алеко видать.
      
       За разговорами и не заметили, как дошли. Договорились после обеда сходить на кладбище. Подходим к дому Василия Антоновича.
       В.А.: -Сначала я вон тот дом построил, но потом семья быстро росла, и я решил еще один дом построить. Вот этот. Но потом одна бабка нам капнула, и жизни не стало. Тогда я решил построить ещё один дом побольше. Вот в нем мы и живем 38 лет уже.
       -А что значит "капнула"?
       В.А.: -В деревне же всегда ведуньи есть. Бабки и бабушки. Бабушки только светлое знают, лечат. А бабки - и темное и светлое знают. Бабушки бабкам мешают: клиентов перетягивают. Поэтому бабки бабушкам вредят. Моя мама бабушкой была. И вот одна бабка ей в отместку нам "капнула".
       -А в чем это выражалось?
       В.А.: Трудно стало в доме жить. Вот, кикиморки морочат и воду мутят. Ссоры и прочее... А в новом доме все хорошо стало!
      
       Пообедали. Посидели на веранде. Хорошо! Пошли!
      
       Кладбище оказалось очень маленьким и каким-то "домашним".
       Я необъяснимо не люблю кладбища. Мне там очень тягостно. А здесь...
       В.А.: -Когда идешь на кладбище, надо крупу с собой какую-нибудь взять: рис там или пшено... Я рис взял. На этом кладбище везде могилы. Мы идем по дорожке, а раньше тут были могилы. Я разбрасываю зерно и говорю молитву, за всех, кто тут похоронен и ваших в том числе: "Помяни, Господи, всех честных родителей в царствии своем и сотвори им, Господи, вечную память и вечный покой!". А если за кого-то конкретного молишься, то надо имя говорить.
      
       У меня щипнуло в глазах и невольно выступили слезы благодарности за то, что кто-то молится здесь за моих предков... Какой же удивительный человек! Дай Бог ему здоровья на долгие годы!
       В.А.: -Ваши-то могилы в центре кладбища там, где большие тополя. Прапрадеда вашего, убитого в 1922-ом году, хоронить должны были здесь. Нигде иначе. Тут в центре много каменных надгробий стояло. Богатых. Да вот: постамент мраморный...
      
       Подошли. Постамент. Тех лет. Сфотографировали. Василий Антонович разбросал зерно.
       В.А.: -А это могилы Курбатовых. Все равно, думаю, что они вам сродственники...
       -Это да... Я думаю, нам тут все сродственники.
       В.А.: А это могила Луки Суханова. Лука-то
       Феклисту племянник был.
       А Екатерина-то Курбатова, что на переезде живет, от Феклиста род свой ведет.
       -Как же вы все это помните и знаете?
       В.А.: -Отец рассказывал.
       Иду и удивляюсь. Нам ведь много кто чего в детстве рассказывает, а мы крутим головой: не до того. Как же памятлив и приметлив был мальчик Вася Чувашов лет 60-65 тому назад. Удивительно цепкий ум.
       В.А.: -А я считаю, что не надо на могилы кресты ставить. Крест же животворящий: жизнь творит. По мне лучше звезда. А крест- это для живых.
      
       Закрыли за собой кладбищенскую калитку. Не спеша идем во Введенку.
       Следующее по плану - интервью с Альбиной Ивановной. Оля, Альбина Ивановна и Василий Антонович остались на дороге, а я пошла за своими бумагами. Возвращаюсь. Компания увеличилась: подошли ещё две тетушки. Поговорили. Они:
       -Вася! Я за тобой наблюдаю, дак ты девок-то молодых хорошо слышишь, а нам все "глухой-глухой".
       Посмеялись. Действительно, Василий Антонович плохо слышал, но дней за 10 до нашего приезда, на Троицу, стал слышать. Я опять невольно думаю о чуде, которое сотворили наши предки: их истории, история деревни должны быть написаны, а без Василия Антоновича - никак. Вот и слышать стал, и погода...
      
       Пришли к Альбине Ивановне и ахнули:
       -У вас домик ладненький и чистенький, как у феечки!
       Казалось бы, все простые вещи, а всё вместе смотрится сказочно хорошо: уютно, чисто, шторочки кругом и прохладно. Волшебница.
       Записали интервью. И поплакали и посмеялись. Пошли к Василию Антоновичу ужинать.
       Ужиная, вспоминали местные словечки. Альбина Ивановна:
       -Убродно. Значит, не пройти, занесено снегом, например.
       -Шишток,- говорит Екатерина Яковлевна и рассказывает:
       - Ко мне внучка приехала и спрашивает: "Куда можно бумажку выкинуть?" Я - ей: "Да вон, поди, на шишток положи". Она вышла, вернулась и говорит: "Там нет никакого шишка". Я: "А куда бы это ему подеваться? Пойдем, посмотрим".
       -Так что же такое "шишток"?
       -Шишток? - Шесток у печки.
       -А это где?
       Оказалось, что это в самой печке. Когда огонь разведен, весь мусор сдвигают в печь, и он сгорает.
       -Кратче - значит потихоньку.
       -Утленький - значит тихий, послушный.
       -Подвес или прошва - прикроватное украшение по низу и сбоку кровати.
      
       Легли спать. Тихо-тихо. Все спят, а я никак не могу уснуть: дергает ноги. Я отродясь столько не ходила.
       Екатерина Яковлевна встала ранехонько, а в 6.30 Василий Антонович уже проводил корову в стадо. В 7 встала Оля, а я никак не могу проснуться. Оля:
       -Вставайте, граф! Вас ждут великие дела!
       В.А.: -Так граф Сен Жермен велел своему слуге будить его по утрам: "Вставайте, граф! Вас ждут великие дела!"
       Посмеялись. Я:
       -А который час?
       -7.30.
       -Да что ж так рано ждут дела?
       На сегодня по плану интервью с Пелагеей Никаноровной Чувашовой, с Анной Ивановной Чувашовой, зайти к Ушаковым, а потом на переезд к Курбатовой.
       Зашли за Альбиной Ивановной. Она:
       -А у нас сегодня большой Престольный праздник - Прокопьев день. Раньше в этот день гулянья были. С утра - на покос, вечером - за стол. В этот день поп свою паству объезжал на дрожках. Это называлось "Славить". Он у каждого дома останавливался, и ему что-нибудь выносили. Кто масло, кто яйца, кто денег. У нас была Агафья Крысантьевна Мокина, так вот ее отцу поп дал имя "Крысантий" за то, что родители его ничего попу не вынесли, а вскоре младенца крестить принесли. Так он Крысантием всю жизнь и прожил. И смех и грех! В колхозные-то времена в этот день выходной давали: "Все равно гулять будете!"
       Пришли к Пелагее Никаноровне. Устройство дома у нее называется "Через сени - горница". Вроде все понятно, а звучит колоритно. К Пелагее Никаноровне забежала подружка Александра Васильевна Ивина. Угощенье принесла. Она с утра уже сбегала за клубникой в лес, настряпала ватрушек и пришла угощать... Да, долго же я спала...
       Записали интервью, составили дерево и выбрали фотографии. Ах, какая же она была красавица!
      
      
      
      
       Пришли к Анне Ивановне. В сенках - смешные котятки. И опять очень своеобразный дом. С мощными надворными постройками. Дома, как люди, все разные!
       Записали интервью, посмеялись, попрощались и пошли дальше. К Ушаковым. Навстречу попались Пелагея Никаноровна и Александра Васильевна: они уже из магазина бегут! Ну и тетушки! Ну и энергия! Ну и дружба! Хохочут и все нипочем!
       У Ушаковых два раза удивились.
       Анна Григорьевна:
       -Мой дед звонарем был. Когда раскулачивание-то началось, почти все служащие при храме побросали свои дома и уехали в Сибирь, не дожидаясь, когда их сошлют.
       Значит, можно было все же уехать? А может, и Аникин Федор Иванович уехал? Курбатовых-то точно со многими сухановскими в Мончегорск сослали. И они там потом поддерживали друг друга и роднились, как рассказала Альбина Ивановна.
       И второе.
       Анна Григорьевна:
       -Дом-то ставился и украшался под хозяина: какой он масти? Бубновой? Крестовой? Такие и украшения делали.
       Дом с бубновыми украшениями я видела: это бывший дом протоиерея Образцова.
      
       Идем обедать. Я:
       -Василий Антонович! Я все про убийц этих думаю... Как листаю метрические книги конца 19-го века и как встречаю там запись "деревни Пестовой", так все время думаю: "Где-то тут родились и крещены были мальчики, будущие бандиты"... Вы что-нибудь знаете?
       В.А.: -Да. Знаю. Главаря звали Боев. У них шайка 5-6 человек была. Они не только вашего прапрадеда убили, но и еще несколько человек. Они женщину в леске пестовскую убили. Она два пуда муки с мельницы везла. Она же всех их знала, они и убили ее, чтобы не опознала. А деда вашего, когда убили, так он на хуторе не один был: там была работница. Она там за коровами ходила и хлеб пекла. Коров 25 там было. Так вот, когда Ивана Максимовича убили, она очень плакала и говорила: "Не убивайте! Я-то, почему за чужое добро должна погибать?". Это они на суде показали. Но они ее все равно убили, чтобы она их не опознала. А старуха-то в это время в деревне жила: дом караулила да хозяйство вела. Когда банду поймали, главарю удалось убежать из-под стражи. Остальных осудили, и они все сгинули в тюрьме: тогда очень плохие условия содержания в тюрьмах были.... А Боева-то этого спустя 40 лет обнаружили в Мишкино. Его свои сельчане признали. Не знаю, под своей ли он фамилией жил или под чужой.... И не знаю, как наказали.
       -А откуда вы все это знаете?
       -Отец рассказывал. А про 40 лет - молва. А ещё отец рассказывал, что прапрадед ваш был очень высокий и крепкий. Он в 70 лет на деревенских гуляньях вызывал на соревнования молодых парней: "Давайте, ребята, вокруг деревни на перегонки? Кто меня обгонит, тому ставлю четвертную водки!". А в 75 его убили.
      
       Попрощались и поехали на переезд к Екатерине Ивановне Тузовой (Курбатовой). Её не было дома, и мы остались её ждать. Пришла электричка из Мишкино. С ней приехала и к нам навстречу шла... тетя Юля! Вылитая тетя Юля, бабушкина сестра.
       Сели за стол познакомиться. Заговорили, и сходство стало почти стопроцентным: тот же язык, тот же юмор, та же самоирония.
       "Детства-то мы не видели. Голодно, а на полках только горе одно и лежало".
       "А у меня-то все хозяйство: рубаха с перемывахой..."
       "Ни песен, ни басен!"
       И выражения колоритные:
       "Мы в колке живем" - в лесочке.
       "Втимили" - вбили в голову.
       "Захрулили мою карточку в регистратуре" - потеряли.
      
      
    Час прошел, как одно мгновение. Попрощались. Поцеловались. Сомнений нет: мы родня.
      
       Сели в электричку. Поделилась с сесторой удивлением от схожести.... Надо будет обязательно сюда еще приехать.... Мы ведь только приоткрыли дверь...
      
      
      
       О.А. Щеткова.
       Результаты поиска материалов о деревне Суханова в Челябинском областном архиве и в публичной библиотеке.
      
      
       КАК ПУСТО ВСЕ НА РОДИНЕ МОЕЙ....
      
       "Как пусто все на родине моей:
       В полях у хижин заросли полыни.
       В деревне нашей было сто семей,
       А нынче нет их даже и в помине..."
       Ду Фу,
       Китай.
      
       I. ЖИТЕЛИ ДЕРЕВНИ СУХАНОВА* ЧЕЛЯБИНСКОГО
       УЕЗДА КАРАСИНСКОЙ ВОЛОСТИ ОРЕНБУРГСКОЙ
       ЕПАРХИИ С 1796 ГОДА.
       То, что произошло с моими земляками за последние 200 лет, заставляет содрогнуться, удивиться, испытать гордость за своих близких и по-своему посмотреть на историю страны, не по учебникам.
       Одна из первых переписей произошла в 1624 году и называлась Верхотурской. В 1680 году удивительный муж России Лев Поскочин начал свою знаменитую перепись поселенцев Урала. Поехать на Урал в такое трудное время - это был подвиг, так как край здесь был темный, непроходимый: топи, чащи. Люди встречались редко, много было разбойников, беглых крестьян, спасающихся от гнета помещиков. На русские поселения на Уральских землях нападали кочевники. Села их иной раз были сжигаемы врагами дотла, но народ опять и опять отстраивал свои дома.1
      
      
      
       *До 1930 года деревня называлась Суханова, после - Суханово.
      
      
       Фамилия ЧУВАШОВ самая распространенная в деревне Суханова и указывает на чувашские корни. Предки Чувашовых селились в деревне Чувашовой около Шадринска.2 Чуваши, хотя и жили бок о бок с русскими, но очень разнились с ними. Также, на территории современной Курганской области ранее проживали черемисы - марийский народ.3 Мари относятся к приволжской ветви финской языковой группы. В ХVII веке марийцы вместе с русскими и чувашами принимали участие в крестьянском восстании Степана Разина, а в ХVIII - в восстании Емельяна Пугачева.
       К переселению на новые места жителей окрестных деревень подтолкнуло то, что развивающиеся рядом заводы привлекали к работе крестьян, живущих неподалеку. Самым нежелательным для крестьянина был отрыв от земли. С 1758 Демидов заставлял крестьян не только с насилием, но и "с великими побоями возить железо от своего завода до Сорокинской пристани". Крестьяне подали жалобу Демидову на приказчиков, так как умерло от побоев 18 человек, а более половины работающих не раз были избиты до полусмерти.4
       Мой предок КУРБАТОВ Петр был уже сорокалетним мужчиной, имеющим двадцатилетнего сына Ефима и дочь, когда решено было перебираться на новые земли. К 1800 году у Курбатовых на плодородной сухановской земле народилось еще 7 человек. Надо сказать, что род Курбатовых, Чувашовых и Сауниных очень плодовитый. Курбатовых подкосило раскулачивание в тридцатых годах, Сауниных больше, чем всех остальных забривали в рекруты, а Чувашовы до сих пор живут по соседству с деревней Суханова и бережно хранят память о своих предках.
       АНИКИНЫ - русские крестьяне, из Чердынского уезда (ныне Пермская область) Соли Вычегодской слободы, деревни Аникина, поселившиеся в деревне Быдиной Карасинской волости Оренбургской губернии в ХVIII веке. Аникин Петр в 1759 году решил перебраться на новое место жительства в ближайшую вновь образующуюся деревню Суханова с женой и со своими детьми. В то время освоение новых земель приветствовалось, и по царскому указу крестьянам за обустройство на новом месте полагалась приличная сумма денег, на которые крестьяне могли построить дом и обзавестись хозяйством.
       А места вокруг деревни Суханова были удивительными, не похожими на сегодняшние пейзажи! На месте деревни стоял старый бор с огромными соснами, из которых тут же принимались строить дома счастливые хозяева. Река Юргамыш была чистая с холодной водой. Многочисленные ключи на территории деревни вливались в реку. Русло реки было широким - 10 саженей (21 метр!), так что с одного берега на другой приходилось переправляться на лодках. Глубина реки составляла от 2-х до 3-х аршин (2 метра).5 Дно в Юргамыше было илистое, из рыбы в ней водились караси. В разливе речка достигала 20 саженей в ширину (около 43-х метров) и 5 аршин в глубину( 3,5 метра). В засуху река сужалась до восьми метров. Через реку позже был сделан легкий летний мост. Выше по течению реки был построен капитальный мост с заводью, на котором срубили водяную мельницу. На сегодняшний день река Юргамыш у села Введенского не превышает трех метров в ширину и метра в глубину. Испортили реку распашка полей и ядохимикаты, которыми в послевоенное время удобряли поля.6
       Места вокруг деревни Суханова целебные. Например, озеро Горькое. Грязи этого озера полезны, много людей излечилось на его берегах. Местные жители говорят, что даже укусы насекомых у озера приносят пользу.7 По воспоминаниям бывшей жительницы деревни Суханова, Тузовой (Курбатовой) Екатерины Ивановны, я узнала, что озеро Рассольное, расположенное неподалёку от села Введенского, в засушливые годы настолько пересыхало, что лечебную грязь ей приходилось "отдалбливать" с помощью лопаты. В 2006 году вода в озере была и введенцы с удовольствием там отдыхали.
       ...Деревня росла быстро. Очень много рождалось детей, каждый год в семье появлялся новорожденный. Бездетных крестьян почти не было. Население деревни Суханова на 1810 год - молодые люди. Средний возраст жителей - 23 года. Ведь старики остались на насиженных местах, а молодежь прокладывала новую колею.
       К 1869 году деревня разрослась ровно в 2 раза, по сравнению с 1800 годом. Появились 2 водяные мельницы и 1 ветряная. Был даже один питейный дом. А скотины было больше, чем людей - аж 840 голов! Даже то, что очень много крестьян забирали в рекруты и прошла Отечественная война 1812 года, не изменило демографической картины. Население деревни Суханова к революции 1917 года составляло 769 человек.
       В деревне был свой плотник, кузнец и пимокат. Лошади, коровы, дети - толкотня. Даже не верится, что все это было. Люди жили сытно. Конечно, младенцы умирали очень часто, отсутствовала медицина.... На 1869 год в деревне проживало: два человека слепых, 22 лица болели лихорадкой, ревматизмом - 2 человека, 1 мужчина был расслабленным.
       Деревенские мастерицы умели хорошо работать. Только рубашечного холста выделывали 1990 аршин (1413 метров) в год. Веревок было свито 1356 саженей (2888 метров).
       У жителей деревни Суханова в 1869 году насчитывалось 85 телег, 84 штуки саней, сабанов (старинное название железных плугов) - 85 и 20 единиц борон. Главным занятием жителей деревни являлось хлебопашество. Сеяли пшеницу, яровую рожь, просо, овес, гречку, лен, коноплю. Свой урожай крестьяне доставляли в Шадринск, Курган, Челябинск.
       Лугов вокруг деревни не было, и крестьянам приходилось косить сено по опушкам лесов и около займищ.
       По статистической ведомости за 1869 год падежа скота от заразных болезней в Сухановой не было, а от неизвестных причин пало 22 лошади, 18 коров, 24 овцы. "Покрадено у жителей 8 лошадей, а других несчастных случаев в деревне не было".
       В 1872 году в нашей деревне было около ста дворов, из них в 8 дворах проживали 38 человек военных, остальные 434 человека - крестьяне.
       В начале ХVIII века в деревне Суханова насчитывалось 15 семейств с фамилиями: Анбурцовы, Саунины, Коростины, Коротовских, Мокины, Чувашовы, Аникины, Сухановы, Пахомовы, Курбатовы, Пономаревы, Трясцины, Шабурниковы, Фроловы, Ивонины. Позже поселились Куликовских, Ивины, Горных и Речкаловы. После войны 1914 года и революции в деревне появились беженцы и переселенцы: Бражко, Брожко, Биган, Веренчук, Губер, Вандюк, Мандюк, Морецкие, Микус, Цупер, Гроловские, Ковальчук, Цкида, Бган, Панасюк, Колечук, Луцук, Шамуровы, Антоновы, Соченевы, Червяковы, Дубины, Нестеровы, Назарюк, Жуковы.
       ...Главным организатором переселения в деревню Суханову, что на реке Юргамыш, явился СУХАНОВ Никита. Он решил перевезти свою жену и 14-летнего сына Аверьяна из деревни Суханова на реке Миасс, которая находилась недалеко, в 25-ти километрах. Сухановы с собой на новое место поселения взяли очень много кур, которые за неимением курятников и насестов, взлетали на ночь прямо на ветки деревьев. Это зрелище дало второе название нашей деревне - Куричья. Так и писали впоследствии: деревня Суханова (Куричья). Простояла наша деревня 233 года, с 1759(?) по 1992г.г. Теперь на этом месте только многих сортов крапива растет...7
      
      
       ЧИСЛЕННОСТЬ НАСЕЛЕНИЯ ДЕРЕВНИ СУХАНОВА
       ОРЕНБУРГСКОЙ ГУБЕРНИИ С 1796 ПО 1993 гг. 8
      
      

    ГОДЫ

    ДВОРОВ

    НАСЕЛЕНИЕ

    МУЖЧИН

    (ЧЕЛ)

    ЖЕНЩИН

    (ЧЕЛ)

    ВСЕГО

    (ЧЕЛ)

    1796

    1810

    1816

    1834

    1850

    1869

    1872

    1877

    1889

    1916

    1926

    1950

    1990

    1992

    1993

    16

    16

    34

    36

    41

    81

       91

    89

    87

    151

    103

    54

    2

    1

    -

    108

    120

    122

    169

    193

    231

    228

    343

    367

    -

    -

    -

    -

    -

    111

    121

    141

    192

    193

    239

    244

    356

    402

    -

    -

    2

    1

    -

    219

    241

    263

    361

    386

    470

    472

    674

    699

    769

    461

    ?

    2

    1

    -

      
      
       Из таблицы видно, что к 1950 году число дворов в деревне равно уровню 1850 года, т. е. произошел скачок назад ровно на 100 лет.
      
      
       II. ДУХОВНАЯ ЖИЗНЬ.
      
       Пересматривая Оренбургские Епархиальные ведомости за 1872-1916гг., удивляюсь: власти внимательно следили за нравственностью своих подданных!
       Наша Суханова относилась к приходу села Введенского. Расстояние между ними небольшое - 1,5 км.
       В 1757 году в селе Введенском была построена маленькая деревянная церковь с колокольней, ее освятили 19 ноября 1759 года, примерно тогда же (с 1750 по 1760гг) начала строиться и наша Суханова. В церкви было 2 священника, 1 дьякон, 2 дьячка и 2 пономаря. При церкви находилось большое количество лавок из соснового и березового леса для торговли в базарные дни по средам на каждой неделе и в ярмарочные дни. Прокопьевская ярмарка проводилась с 6 по 9 июля, Луковская- с 16 по 19 октября, Введенская - с 17 по 22 ноября, перед рождественским постом.9 На ярмарки приезжали крестьяне из ближайших волостей и деревень. Ведь каждому крестьянину надо было нажить 6 рублей, чтобы заплатить налог за землю (три рубля платили весной и три - осенью). За аренду лавок церковь получала хорошие деньги - 150 рублей ассигнациями в год.
       Приход в церкви был большой - 1618 душ, свободного состояния люди - 35 душ. Были и бедные люди в приходе, им оказывалась помощь от прихожан. В состав православного Введенского прихода входили деревни Суханова, Елшина, Быдина, Мишкина, Пестова, Речкалова, само село Введенское. (Из семи перечисленных селений в настоящее время не существуют пять деревень!). К единоверческой церкви относились жители части села Введенского, отдельные семьи из сел Коровье, Пепелино, Пески, единоверцы из деревень Введенской и Маслейской волостей.10
       С 1777 по 1801 гг. священниками во Введенской церкви были Петр Максимов и Михаил Пантуев, дьяконом - Матфей Инфантьев, дьячком - Алексей Комаров, пономарем - Дмитрий Библецкой. Это было тяжелое время. Уже долгих сто лет шел раскол между православными. 11 27 января 1784 года священник Максимов пишет рапорт о пропаже денег из церковной кассы. С 1789 года и до самого увольнения священника Максимова 19 августа 1801 года в приходе царит неразбериха. На него прихожане пишут жалобы. Постоянно составляются рапорты проверяющих духовных лиц о том, что Петр Максимов берет деньги за требы незаконно. С 1800 года на смену ему приходит другой священник - Савва Матвеевич Инфантьев, он будет служить долго - почти 50 лет и ситуация в приходе улучшится. Инфантьевы - это, как бы сейчас сказали, священническая "династия". По Челябинскому уезду эта фамилия встречается очень часто в списках священников, дьяконов, псаломщиков.
       В 1840 году во Введенском была построена новая каменная церковь с каменной колокольней и такой же оградой. Находилась она в центре села на видном месте. Церковь эта была построена, что называется, всем миром. У прихожан собирали яйца и замешивали с известью. Делалось это для прочности. В 1846 году 16 мая освятили придел во имя Святого Праведного Прокопия Устюжского Чудотворца, в 1859 году освятили второй придел во имя Пресвятой Богородицы. У духовенства "усадебной земли в отводе нет, но малою частию пользует землю причт при домовых своих местах. Писцевой земли, записанной в вечное владение церкви нет, и пахотной, и сенокосной. В 1845 году хотя и отмежевано по 2 штата 198 десятин, но ею не пользуются, так как ее используют православные".
       Священнослужители от казны получают жалованье:
       старший священник - 144 рубля серебром в год,
       младший священник - 108 рублей серебром в год,
       дьякон - 54 рубля серебром в год,
       дьячок - 36 рублей серебром в год,
       пономарь - 24 рубля серебром в год.
       Сверх того священникам от прихожан положена хлебная руга (надбавка к жалованию): "пшеницы и ярицы".
       Дома у священников, дьячка и пономаря были общественные, а у дьякона - собственный.
       9 марта 1879 года семья скончавшегося дьякона Константина Емельянова пожертвовала 100 рублей в ценных бумагах в пользу причта.
       ...Когда стали проходить службы в каменной церкви, то старую деревянную церковь отдали единоверцам, так как во Введенской волости многие жители придерживались старой веры.
       В церковной библиотеке села Введенского в 1908 году хранились следующие книги:
       - богослужебные - 53 шт.,
       - "писаний Святых Отец" - 24 шт.,
       - разного духовного содержания - 88 шт.,
       - исторического - 8 шт..
       - законоучительского - 6 шт.,
       - "Оренбургских епархиальных ведомостей" - 32 шт.,
       - "Церковных ведомостей" - 16 шт.,
       - медицинских - 2 шт.,
       - учебных - 2 шт.
       Церковно-приходская школа для девочек открылась в селе Введенском 1 октября 1898 года.
       В Введенском приходе в каменной церкви в 1908 году хранились Клировые ведомости и копии метрических книг с 1782 года.
       Кроме того, к селу Введенскому относились две приходские часовни. Одна - в селе Сладко-Карасинском, другая, построена на земле, принадлежащей жителям деревни Речкаловой. Обе деревянные.
       За период с 1930 по 1941 годы в Челябинской области закрыли и разрешили сносить, перестраивать под клубы, склады и гаражи
       49 православных храмов, в том числе и в Мишкинском районе - 15. Кроме того, в селе Сладкие Караси и в селе Введенское закрыли две единоверческие церкви. Из перевезенного деревянного здания Введенской единоверческой церкви построили начальную школу в совхозе имени "8-го Марта". В стенах закрытой Введенской православной кирпичной церкви в 1942 году смонтировали и пустили в эксплуатацию спиртозавод.12 В послевоенные годы церковь стояла полуразрушенная. Здание обветшало и стало, якобы, опасным для случайно забегающих туда детей. Это было стандартной причиной для разрушения церквей, ведь даже разрушенные храмы не давали властям покоя. Его решили снести.... Тракторами старались растащить стены, но они не поддавались, вот что значит "строилась на века". Потом, конечно, все снесли. Простояла эта церковь чуть больше ста лет.
       Особенное место в жизни, как села Введенского, так и деревни Суханова, занимал священник, а впоследствии протоиерей Григорий Николаевич Образцов. Много о нем писали в Оренбургских Епархиальных ведомостях.
      
      
       III. ГРИГОРИЙ НИКОЛАЕВИЧ
       ОБРАЗЦОВ (1824-1912 гг.).
      
       Удивительно, как много может светлого оставить после себя человек. Когда задумывалась эта книга, то о нем ничего не осталось в памяти людей, а жаль.... В ходе сбора документов все яснее вырисовывалась судьба этого священника.
       Итак, Григорий Николаевич Образцов родился в 1824 году в семье дьякона. Отец Григория Образцова - Николай Васильевич имел грамоты, переходящий указ, подтверждающий духовное звание, был награжден высокими наградами от Епархиального начальства - набедренником и камилавкой. Григорий Образцов с отличием окончил курс в Уфимской духовной семинарии и в декабре 1846 года с аттестатом 1-го разряда был причислен в Троицкий уезд в Кичигинскую крепость. С 15 марта 1847 года получил должность законоучителя при Кичигинской станичной школе без оплаты. Раньше священники, как единственно образованные люди в селе, совмещали должность священника при церкви и учителя в школе.
       В Кичигино он женился, и у него родился в 1852 году первый сын Федор. Жену его звали Наталья Яковлевна, она была младше своего мужа на 4 года.13
       2 февраля 1853 года ему была объявлена благодарность от попечительского совета за священнические труды.
       19 марта 1853 года Григорий Образцов получил место в селе Введенском Челябинского уезда. Григорий Николаевич характеризуется как опытный, честный и деятельный священник. В 1854 году в селе Введенское у него родился сын Михаил. В 1855 году наш Введенский батюшка был определен Епархиальным начальством депутатом при следствиях. Он был переведен в отряд Кульчигинский 20 сентября 1856 года , но что-то ему не понравилось и 27 октября этого же года Григорий Образцов по его прошению вновь переведен в село Введенское, где он будет служить еще 48 лет. В 1857 году матушка Наталья Яковлевна родила ему дочь Ольгу, а в 1859 году - сына Степана.
       17 августа 1859 года Григорий Образцов был награжден набедренником за примерное поведение и усердие в проповедях. В том же году, "в воспоминание войны 1853-56 гг." он получил бронзовый наперсный крест на Владимирской ленте.
       11 июля 1862 года за примерную и ревностную службу Образцов Г.Н. получает благословение Священного Синода.
       14 марта 1862 года священник Григорий Образцов был призван для исправления должности действительного благочинного по ХVII благочинническому округу. В состав этого округа входили следующие приходы: 14
       (по состоянию на 1880год)
       1. Куртамышевский
       2. Каминский
       3. Таловский
       4. Долговский
       5. Птиченский
       6. Введенский
       7. Петровский (приписная в этом же селе без причта, ветхая
       Церковь во имя Благовещенья Пресвятой
       Богородицы).
        -- Кипельский
        -- Щучанский
       10. Маслейский
       11. Столбовский
       12. Петуховский
        -- Обанинский
       14. Малобеловодский
       15. Мыркайский
       16. Косулинский
       17. Коровинский.
       Вот как Николай Кудрин описывал в Оренбургских губернских ведомостях N 25 за 21 июня 1869 года выборы Благочинного: ..." мирная Таловская слобода была свидетельницей небывалого досель и знаменательного явления общественной жизни, а именно выбора Благочинного XVII округа. Выборы эти происходили в местной церкви, таким порядком: после отправления Божественной литургии, священник Капитон Протасов в краткой, но сильной речи объявил собравшемуся из Благочинного Округа духовенству цель настоящего собрания и всю важность обязанностей, возлагающихся на избирателей; потом отслужен был молебен, а затем настоящий Благочинный Г. Образцов прочитал распоряжение епархиального начальства о выборе благочинного и правила каким при этом должно следовать и, предложив собранию избрать для настоящего съезда председателя, удалился из церкви, так повелевалось правилами. Собрание избрало председателем священника Протасова К., который тотчас проверил наличное число собравшегося духовенства , причем оказалось, что избирательных голосов 61. Вслед за этим была пропета молитва "Царю Небесный"; церковнослужители были приведены к присяге, и председателем предложено назначить голосами кандидатов для баллотирования, каковыми и назначены: настоящий Благочинный Г. Образцов, бывшие Благочинные: А. Попов, К. Мухин и священники К. Протасов, А. Орлов, С. Невзоров и Г. Попов; при этом священник А. Попов снова сказал к избирателям речь, призывая их к разумному и беспристрастному избранию, и началось баллотирование, результатом которого оказалось, что из числа 61 голоса получили избирательных: Благочинный Образцов 51, К. Протасов 44, А. Попов 23, К. Мухин 14, А. Орлов 28, С. Невзоров 19, Г. Попов 21. Выборы происходили в строгом порядке, и, как видно, все сознали всю важность дела. Много было при этом посторонних, интересовавшихся происходящим, (честь и слава духовенству! - оно не препятствовало этому). После окончания выборов, собрание постановлением определило жалование Благочинному 200 рублей в год, и в заключение составило Преосвященному (епископу Оренбургскому) адрес, выразивший глубокую благодарность за дарованное право".
       В 1872году, "по прослужении трехлетия, по выбору духовенством нового лица в должность благочинного, от этой должности уволен" священник Григорий Образцов. С 1872 по 1881г.г. благочинными по этому округу избирали других, не менее достойных священников. А с 1881 по 1898годы по ХVII благочинническому округу (а позже ХХIХ округ), вновь будет избираться благочинным Григорий Образцов. От обязанностей благочинного он будет освобождён в 1898 году по собственному прошению.
       19 апреля 1864 года Г.Образцов был награжден бархатной фиолетовой скуфьей. 15
       В этом же году второй сын Григория Образцова Михаил поступает в Уфимскую Духовную Семинарию. Но образование свое на этом не заканчивает: в 1886 году учится на филологическом факультете Казанского университета. По окончании университета Михаил Григорьевич Образцов работает учителем в Челябинском уезде: в селе Коровье, в деревне Речкалова. Из деревни Речкалова в 1898 году учитель школы Михаил Образцов переведен в село Мыркай в церковно-приходскую школу. 16 Впоследствии он переехал на постоянное место жительства в город Курган, где Михаил Григорьевич Образцов упоминается, как мещанин. М.Г. Образцов умер в 1904 году и похоронен в селе Введенском. Исповедовал его перед смертью священник единоверческой церкви Иоанн Инфантьев. Погребение совершали протоиерей Образцов и единоверческий священник Григорий Троицкий (Сладкокарасинская церковь).
       В 1867 году у Григория Образцова родился последний сын Николай. Всего детей у него было пятеро - 4 сына и дочь. Не сомневаюсь, что он был прекрасным, терпеливым отцом. Скорее всего, дочь Ольга тоже получила духовное образование. В те годы девочки из семей священников обучались в Епархиальных женских Духовных училищах городов Челябинска, Оренбурга или Уфы.17
       В 1868 году - награжден бархатной фиолетовой камилавкой. 18
       В 1869 году третий сын Григория Образцова - Степан поступает в Челябинское Духовное училище.
       В 1871 году Григорию Образцову была выражена Архипастырская благодарность за труды и усердие по благотворительному делу.
       С 1870 года наш сельский батюшка начинает организовывать у себя в селе Введенском сельское училище. Ближайшее начальное училище находилось в селе Таловском, которое действовало с 1845 года. На первых порах в селе Введенском Григорию Образцову приходилось организовывать школу у себя на дому, без оплаты. Осенью 1871 года, более 135 лет назад в ожидальном помещении волостной управы было открыто Введенское "одноклассное Министерства народного просвещения училище". Это дает мне право считать священника Григория Николаевича Образцова первым основателем школы в селе Введенском. Учителем сельского училища в этом селе был определен Петр Словцов, который тоже имел духовное звание. В 1868 году в селе Введенском грамотных мужчин насчитывалось 17 человек,
       женщин - 4. 19 Несколько лет работал учителем Иван Семенович Шаромазов, сын псаломщика маслейской церкви. Крестьяне не умели даже расписаться за себя. Но в церковь крестьяне ходили охотно, об этом говорит тот факт, что в двух Введенских церквях было израсходовано за один только 1881 год 20 пудов восковых свечей (320 килограммов!). 20
       В метрической книге за 1875 год от 14 февраля есть запись о бракосочетании: жених - "студент Уфимской Духовной Семинарии Михаил Федорович Троицкий", невеста - "села Введенского священника Григория Николаевича Образцова дочь девица Ольга". Поручители по жениху: "села Сладкокарасинского священник Петр Инфантьев, Троицкого прихода Сухтелинского отряда исполняющий дела псаломщика Николай Троицкий". По невесте - "Благочинный 18-го округа священник Павел Инфантьев и дьякон Иван Попов".
       В 1876 году умирает сын Григория Образцова - Федор, 24-х лет. Он не пошел по стопам отца, а находился на гражданской службе - работал почтальоном, перед смертью уволился, возможно, из-за болезни.21
       Несмотря на житейское горе, Григорий Образцов продолжал службу, и его труды увенчались успехом: в 1880 году, указом Александра II, священник Григорий Образцов удостоен высокой награды - ордена Святой Анны 3-ей степени.22
       В 1883 году во Введенской волости был голод, вызванный неурожаем. Григорий Образцов организует сборы в пользу бедных, за что опять-таки получает благодарность и архипастырское благословение от Епископа Уральского и Оренбургского Вениамина.23
       В 1883 году так же, как и во все остальные годы, Г.Н. Образцов присутствует на съезде духовенства по Челябинскому духовному училищу.24 На съездах священники и благочинные получают от Епархии пенсии для "бедных духовного звания" и раздают их своим прихожанам. В основном это вдовы священников, псаломщиков, дьяконов и их несовершеннолетние дети, оставшиеся без отца. Средний размер такого пособия составлял 8-10 рублей в год - достаточная сумма для сельских жителей.25
       С 1883 года наш ХVII благочиннический округ переименовывается в ХХIХ благочиннический округ26 по Челябинскому уезду и в ХХIV по Оренбургской губернии.27
       6 апреля 1885 года в нашем округе, в селах Столбовском, Введенском, Жирковском, Щучьем, Коровинском, с большим размахом празднуют тысячелетие Блаженной кончины Святителя Мефодия.28 По всей Российской империи проходил этот праздник пышно и торжественно. Во Введенской школе угощение предоставил ученикам попечитель этой школы (имя его осталось неизвестным). Мой прадед Аникин Федор Иванович как раз в это время мог бы быть учеником, шел ему в ту пору одиннадцатый год.
       Ко дню Святой Пасхи 1886 года Григорий Образцов снова награждается наперсным крестом.29
       Неурожаи 1884-85гг. уменьшили доходы церквей, и священники сельских приходов обращаются в Оренбургскую Епархию с просьбой уменьшить взнос с церквей на содержание Оренбургского Духовного училища30, так как денег на это не хватает и крестьяне в деревнях голодают.
       В 1886 году Григорий Образцов получает сан протоиерея.31
       В 1888 году по Оренбургской Духовной Консистории повсеместно открываются певческие хоры при сельских церквах, которые приходят на смену псаломщикам. 32 Во Введенском также был свой церковный хор, где регентом был крестьянин Василий Яковлевич Шабуров (1879-1934г.г.). За активное участие в подготовке праздника Пасхи 1933 года органами НКВД-ОГПУ он был арестован и вместе с семьей отправлен на стройки Урала. В.Я. Шабуров окончил Введенскую начальную школу. Солдатом участвовал в русско-японской войне. Женился на Татьяне Мельниковой. В его семье было 10 детей. После голодных лет 1921 и 1933 годов в живых осталось только пятеро.33
       В Куртамыше тоже был чудесный церковный хор, прославившийся на всю Оренбургскую Епархию.34
       Протоиерей Григорий Образцов в 1888 году продолжает свой пастырский труд, будучи благочинным по вверенному ему округу. Во время проверки деятельности подчиненного ему священника села Коровьего Максима Худоносова, Г. Образцов очень радовался, что этот молодой священник открыл церковно-приходскую школу в селе. Максим Худоносов не побоялся трудностей. Ведь в это время крестьяне с большой неохотой отдавали своих детей на учебу. Считалось, что грамота крестьянским детям ни к чему. Несмотря на то, что не было учебников и учительская работа не оплачивалась, молодой священник Максим Худоносов сумел добиться от своих воспитанников очень хороших успехов. Обо всем этом Григорий Образцов докладывает Епископу Оренбургскому и Уральскому. На рапорте протоиерея Григория Образцова поставлена резолюция Его Преосвященства: "Объявить похвалу священнику Худоносову и поставить в пример другим". Статья эта была опубликована на самом видном месте Оренбургских Епархиальных ведомостей - на первой странице и была пронизана гордостью и радостью протоиерея Григория Образцова. 35
       15 июля 1888 года в этих же ведомостях опубликована большая программа по празднованию 900-летия крещения Руси в Оренбургской Епархии: в селе Введенском пышно отпраздновалось это событие.
       В 1890 году все силы священников были брошены на борьбу с расколом. Православные не могут прийти к согласию друг с другом. Принимает участие в этой борьбе и Григорий Образцов. Он проводит беседы с раскольниками, проповедует в церкви.36
       В 1891 году, в январе месяце, Григорий Образцов вместе со вторым священником церкви села Введенское Яковом Ложкиным едут в Оренбург на съезд членов Оренбургского Православного Мессионерского общества.
       За 1891-92 учебный год при поддержке протоиерея Григория Образцова были открыты церковно-приходские школы в селах: Столбове, Птичьем, Мыркае, Малодюрягине. В церковно-приходской школе в слободе Птичанской даже была открыта столовая для учащихся из малообеспеченных семей. Школьный обед состоял из одного или двух блюд. Меню состояло из щей, каши, горошницы или похлебки, при этом детям выдавалось достаточно хлеба. Содержание одного ученика обходилось Оренбургскому попечительскому совету 1рубль 50 копеек в месяц. Отдельно стоящих школьных домов по Челябинскому уезду было очень мало, поэтому классы находились в наемных частных домах или в квартирах заведующих школами.37
       В 1901 году Григорий Образцов награждается орденом Святой Анны II-ой степени.
       В метрических книгах за 1904 год его рукой ведется запись родившихся и венчающихся, но почерк уже не тот - рука дрожит. В этом году Григорий Образцов освобождается от должности законоучителя в начальном училище с. Введенское, но продолжает службу в церкви. 38
       С 1902 по 1910 годы плотничал по благоустройству храмов Федор Иванович Аникин и избирался старостой села
       Введенского.39
       В клировой ведомости за 1904 год в доме протоиерея Образцова проживали его жена Наталья Яковлевна и их сноха - вдова Дарья Андреевна Образцова. Возможно, что она является женой умершего сына Михаила.
       6 апреля 1908 года протоиерей Григорий Образцов подал прошение об увольнении и его просьбу удовлетворили, так как ему исполнилось в это время 82 года.40
       6 мая 1908 года Государь - император "всемилостивейше соизволил удостоить" наградой - орденом Святого Владимира 4-й степени - церкви села Введенское Челябинского уезда протоиерея Григория Образцова.41
       15 мая 1908 года на должность церковного старосты назначается крестьянин села Введенского Фрол Мыльников.42 Старосты, в большинстве случаев, переизбирались ежегодно. На эту должность ставились серьезные непьющие мужики, пользующиеся авторитетом в селе, верующие.
       2 июля 1908 года в селе Введенское в единоверческой церкви был уволен псаломщик Федот Ивин за нетрезвость. По тем временам - небывалый случай.43
       В августе 1908 года крестьянину села Введенское Ивану Чиркову было преподано Архипастырское благословение за пожертвование в местную церковь святой иконы Божьей Матери, стоимостью 250 рублей - большие по тем временам деньги!44
       К 1908 году начинается сложное время для России. В газетах пишут об ослаблении веры среди прихожан. В Оренбургских Епархиальных ведомостях вышла статья, автор которой пожелал остаться неизвестным. Подпись: "Священник", статья под названьем "Одиночество".45 В ней сельский священник рассказывает о том, как трудно грамотному, культурному человеку оставаться в захолустье. "Ведь огонь огнем загорается. А ведь тут не с кем словом перекинуться.... Поневоле застынешь. Хочется единения, а его и нет". Далее автор статьи предполагает, что именно благочинные могли бы объединить вокруг себя образованных и жаждущих общения людей. И такие мотивы одиночества становятся преобладающими в прессе.
       Священники в селе Введенское часто меняются. Наконец, Дмитрий Ильин занимает место первого священника. Долгое время остается незанятым место второго священника.46 Вторыми священниками по селу Введенское были: Александр Правдухин 22-х лет, потом Павел Иванов 24-х лет.
       Родных во Введенском у Образцовых на сегодняшний день не осталось. Поиски родственников этого удивительного человека, гражданина, проповедника, учителя, основателя Введенской школы, протоиерея Григория Образцова результатов пока не дали. Известно лишь из Оренбургских Епархиальных ведомостей, что умер Г.Н. Образцов 20-го июля 1912 года. Некролог по поводу его смерти опубликован не был. Так был безвестно и незаслуженно забыт великий человек.
       Лица духовного звания после революции 1917 года расстреливались без суда и следствия. Молодое советское правительство направило свой главный удар на духовенство и дворянство. Потом добило крестьянство, да так сильно нокаутировало его, что деревня до сих пор опомниться не может.
      
      
       IV. ИСЧЕЗНОВЕНИЕ РОССИЙСКИХ ДЕРЕВЕНЬ.
      
       Умерла наша деревня Суханова.... Именно поэтому очень важно сохранить хотя бы память о ней. У казахов, киргизов, армян и других народов, существует традиция: каждый мальчик должен знать имена своих прямых предков из семи предшествующих поколений, чтобы в дальнейшем передать своему будущему сыну.47 У русских, к сожалению, такой традиции нет. Наш народ, возможно, потерял чувство самосохранения из-за своего количества и расселения по огромной территории. Сказалось и время репрессий. Под страхом смерти и ссылки в лагеря дети "врагов народа" боялись даже близким рассказывать о своих предках, часто вынуждены были скрываться под другими фамилиями. Девушки старались поскорее выйти замуж, чтобы изменить метрические данные.
       Особенно пострадал от советского строя крестьянин. Кампания массовых выселений шла с декабря 1929 по 1933 годы. Раскулачивание было действенным средством нагнетания массового энтузиазма. То же самое происходило и в промышленности . Смею утверждать, что истинным героем индустриализации был репрессированный деревенский мужик.48
       Притеснение русского крестьянства началось еще при царском режиме.49 В декабре 1916 года, по указу царского правительства, началась хлебная разверстка, по которой крестьяне должны были отдавать часть от своих трудов в пользу общества. Хлебная разверстка существовала и при Временном правительстве, и во времена военного коммунизма, и во времена коллективизации, и в послевоенные годы, когда крестьянин не имел паспорта и работал за трудодни.
       Постепенно в сознание нашего общества "въелась" психология продразверстничества. Но ведь крестьянин вправе претендовать на те же права, что и граждане из других сословий. Сельских тружеников попросту отучили работать, а ведь это был самый надежный, крепкий класс до революции. Гигантизм в колхозах, объединение земель обезличивают людей, их труд, нивелируют чувство индивидуальной ответственности.
       Ударом по деревням явилось деление их на перспективные и неперспективные. Молодежь в 1950 - 60-е годы массово выезжала из деревень.
       Взрыв в 1957 году на "Маяке" на реке Теча, что рядом с деревней Суханова, просто выкосил стариков, которых и без того оставалось мало.

    V. ОСТАНОВЛЕННОЕ МГНОВЕНИЕ.

    Деревня Суханова Таловской волости

    Челябинского уезда Уфимского наместничества

    в июле 1847 года.

      
       Челябинский художник Батуев Олег Юрьевич воспроизвел на холсте мои представления о деревне Суханова в середине ХIХ века, основанные на документах-подлинниках, и получилось... остановленное мгновение из прошлой жизни.
      
       ...Был чудесный воскресный день. С веслами к реке идет мой прапрадед Максим Аникин, ему восемнадцать лет. У него есть невеста Наташенька Чувашова - осенью свадьба. В 1848 году у них родится сын Ванечка, мой прапрадед.... Речка в то время была глубокая, широкая и чистая. Мост навесной летний через реку еще не был построен, и жители перебирались на другой берег на лодках, которые были в каждом доме. Максим идет из отцовского дома на берегу Юргамыша. За их домом стоит такой же небольшой дом старшего тридцатипятилетнего брата Максима - Луки. У Луки - жена Варя и шестеро детей: пять девочек и девятилетний сын Петя. За домом Луки стоит дом старика Аникина Михаила Петровича. Его сын Моисей "забрит" в рекруты в 1810 году, а сын Петр в 1812 году переселился в деревню Хохлы. За домом Михаила Петровича, ниже к реке, - баня, принадлежащая всем Аникиным. Самая главная достопримечательность - это родник возле бани, куда вся деревня ходит за водой для чаепития. Вода удивительная - холодная и чистая. Есть еще 2 больших родника на территории деревни, а сколько маленьких родничков и не перечесть!
       В 1850 году Максим переедет со своей семьей в дом Михаила Петровича. Много позже сын Максима Иван построит на этом месте, но чуть дальше от реки, большой дом с каменным подвалом, а рядом с домом - большой коровник и овчарню. На месте сосен посадят тополя, которые стоят и поныне.
       Всего Аникиных в деревне на ту пору было 11 человек. Улица, на которой жили Аникины, называлась Зарека.
       На противоположном берегу стоит большой дом Курбатова Семена Петровича. У дома стоят его будущие хозяева, а пока молодожены, - Андрей Курбатов и Матрена.
       Главное занятие семьи Курбатовых было хлебопашество.
       Богаты же были Курбатовы на детей! По переписям середины 19 века Курбатовых - 31 человек! Много детей - много помощников в хозяйстве. Есть возможность держать несколько коров и лошадей. С увеличением хозяйства появилась возможность продавать избыток на ярмарках во Введенке, Сладких Карасях и даже Шадринске.
       После пожара 1909 года Курбатовы начнут строить свои дома в конце Главной улицы и на Бызухе, где строились богатые крестьяне....
       Андрей Курбатов был другом Максима Аникина, и сейчас Максим направляется к нему.
       Рядом с домом Курбатовых живут их соседи Шабурниковы. У хозяина Ивана Игнатьевича два года назад умерла жена Фекла. Детей от этого брака не осталось, и Иван женился в 1845 году на Екатерине. У них только через три года родится дочь Анна. Екатерина в своем огороде из колодца набирает воду, а Иван относит ее в дом.
       В деревне в это время женщины умирали чаще своих мужей. От тяжелого труда, от родов. Поэтому мужчины, как правило, имели за свою жизнь по две жены. Шабурниковы были не так плодовиты, как Курбатовы. Их в деревне было всего 5 человек.
       Рядом с Шабурниковыми жили Коростины. Они занимали 2 дома. Детей у них было много, жили тесно. Коростиных насчитывалось 62 человека. Были у них дома и в других частях деревни.
       На месте бора будут строить свой дом Мокины, там же они посадят большой тополь, сохранившийся до сих пор.
       Самые дальние дома на улице Главной занимают Трясцины, Коротовские, Коростины. Главная улица в 1909 году вся выгорит. Деревня потом отстроится, но дома станут беднее, без наличников, построены будут на скорую руку. Дома уже не будут стоять так близко друг к другу, в целях пожарной безопасности. Некоторые жители деревни "горели" за свою жизнь по 2-3 раза.
       Девственного непроходимого леса за деревней не будет: крестьянам необходим лес на строительство и другие хозяйственные нужды. Часть полей будет распахана, а часть останется в виде больших клубничных полян, на которых клубники будет видимо- невидимо!
       С вырубкой лесов обмелеет Юргамыш. В годы советской власти будут распаханы и клубничные поляны, что принесет непоправимый вред Юргамышу. Ядохимикаты с полей нанесут значительный вред реке. Рыба в Юргамыше сейчас не водится.... У истока реки Юргамыш в Веренигино, рядом с посёлком Мишкино, сделают зону отдыха, создадут искусственное озеро. Это испортит реку. Исчезнет с лица земли и сама деревня Суханова....
       Но пока Максим Аникин ни о чем не догадывается. Он молод, счастлив, а впереди - большая жизнь...
      
      
       VI. П О С Л Е С Л О В И Е .
      
       N 213. ИЗ ПОСТАНОВЛЕНИЯ ПРЕЗИДИУМА
       УРАЛЬСКОГО ОБЛИСПОЛКОМА
       "О ходе выполнения плана реализации
       хлебного вина".
       29 мая 1931 года.
       С Е К Р Е Т Н О.
      
        -- Отметить совершенно неудовлетворительные итоги
       реализации хлебного вина за две декады мая (43,6% плана).
        -- Предложить Уральскому управлению союзспирта и
       и облсоюзу усилить реализацию спиртоводочных напитков,
       особенно в деревне.
        -- Отменить все постановления райисполкомов, относящихся к
       ограничению и задержке реализации спиртоводочных изделий на селе, и воспретить устанавливать какие бы то ни было ограничения в реализации хлебного вина.
        -- Предложить Уралоблпотребсоюзу дать директиву об
       обязательном выполнении плана реализации спиртоводочных
       изделий, привлекая к ответственности руководителей кооперативов, ограничивающих и тормозящих реализацию вина.50
        -- Обязать отделение союзспирта на Урале, облсоюз и
       райисполкомы обеспечить бесперебойную доставку
       спиртоводочных изделий, а также посуду.
        -- Предложить областному прокурору еще раз дать директиву
       районным прокурорам о привлечении к ответственности лиц,
       задерживающих и тормозящих реализацию спиртоводочных изделий. 51
       Зам. председателя Уральского облисполкома:
       В.Попов___________
       Зам. секретаря облисполкома:
       подпись неразборчива ___________
      
      
      
      
      
       Стало быть, русских людей, в том числе и крестьян, начали подпаивать с 1931 года. В застойные 70-е годы продуктов не было, но водка была в изобилии по доступной цене.
       Гибель деревни приводит к сбою алгоритма и разрушению слагаемых генеалогии, к разрыву главных компонентов экосистемы земля-человек-земля.
       В складывающихся исторических обстоятельствах генеалогия, на мой взгляд, неизбежно берет на себя нагрузку не только сугубо специфическую, но и нравственную, демографическую и экологическую. Ибо исчезновение русских деревень - это удар по жизнеспособности России!52
      
      
       VII. И С П О Л Ь З О В А Н Н А Я Л И Т Е Р А Т У Р А:
      
       1. Природа и население Шадринского округа Уральской области.
       Бирюков В.П., Шадринск. 1926-27гг.
       2. Там же.
       3. Оренбургские Епархиальные Ведомости 1890 год. С. 519.
       Малая Советская Энциклопедия. Том 6, г. Москва, 1937 год,
       С.546.
       4. Кондрашенков А.А.. Крестьяне Зауралья в ХVII-XVIII вв.,
       г.Челябинск, 1966г.
       5. ГУ ОГАЧО. Статистическая ведомость Челябинского уезда,
       1869 год.
       6.Воспоминания бывшей жительницы деревни Суханова Носковой
       А.И.(архив автора).
       7.Воспоминания жительницы села Введенское Чувашовой Е.Я.,
       (архив автора).
       - Год основания деревни Суханова остается до сих пор под
       вопросом. (1759(?) - 1992 гг). Годы основания с 1750 по 1760гг.
       8.ГГИАРБ. Оренбургская казенная палата, г. Уфа. Ревизские
       сказки за 1810, 1816, 1834, 1850 гг.
       9. А.Сычев, Е.Морозов. Село Введенское в прошлом.// "Искра",
       1996, N 19, 13 марта.
       10.Там же.
       11. Е.Н. Сухина, Челябинская старина, г.Челябинск, 2005г.
       Е.Н. Сухина, Челябинская старина, г.Челябинск, 2006г.
       12.Малая родина. Мишкинский район. Очерки истории. - 1998г.,
       Мишкино, С.21.
       13.ГУ ОГАЧО. Клировые ведомости 1843, 1872 гг.
       14.Оренбургские Епархиальные ведомости 1880г., N 23, 1 декабря,
       С. 955.
       15.Скуфья - у православного духовенства: остроконечная бархатная
       черная или фиолетовая шапочка. В Византии скуфьи и
       камилавки украшались драгоценными камнями и употреблялись
       для ношения императором или его придворными. Из уважения к
       священническому сану, греческие императоры предоставили
       права священникам на их ношение. С 1890 года Епархиальные
       епископы получили права награждать скуфьями и камилавками
       наиболее отличившихся на духовном поприще священников.
       (Оренбургские Епархиальные ведомости 1907 год. С. 267)
       16.Оренбургские Епархиальные ведомости 1898 год, С. 212.
       17.Оренбургские Епархиальные ведомости 1908 год, С.280,
       С.660.
       18.Камилавка - высокий цилиндрический с расширением кверху
       головной убор - почетная награда православных священников.
       19 А.Сычев, Е.Морозов. Село Введенское в прошлом. //"Искра",
       1996, N 19, 13 марта.
       20.Оренбургские Епархиальные ведомости 1881 год, С.377, С.379.
       21 А.Сычев, Е.Морозов. Село Введенское в прошлом. //"Искра",
       1996, N 19, 13 марта.
       22.Оренбургские Епархиальные ведомости. 1880 г., N13, 1 июля,
       С.480.
       23.Там же 1883 год, С. 90.
       24.Там же 1885 год, С. 760.
       25.Там же 1883 год, С. 485.
       26.Там же 1883 год, С. 853.
       27.Там же 1887 год, С. 131.
       28.Там же 1885 год, С. 774.
       29.Там же 1886 год, С. 264.
       30.Там же 1887 год, С. 604.
       31.Там же 1886 год, С. 264.
       32.Там же 1888 год, С. 108.
       33. А.Сычев, Е.Морозов. Село Введенское в прошлом. // "Искра"
       1996, N 19, 13 марта.
       34.Оренбургские Епархиальные ведомости 1888, С. 811.
       35.Там же 1888 год, 1 мая, С. 239.
       36.Там же 1890 год, С. 320.
       37.Там же 1894 год, С. 37, С.61-62.
       38.Там же 1900 год, С. 312.
       39.Там же 1907 год, С. 53, С. 337.
       40.Там же 1908 год, С. 145.
       41.Там же 1908 год, С. 160.
       42.Там же 1908 год, С. 172.
       43.Там же 1908 год, С. 218
       44.Там же 1908 год, С. 280.
       45.Там же 1908 год, С. 478.
       46.Там же 1908 год, С. 204.
       47.Ступников А.А. Генеалогия государственных крестьян.
       //Известия русского генеалогического общества.
       С.-П(б)., 20., N 9.
       48.Базаров А.А. Кулак и АгроГУЛаг. Челябинск, 1991.
       49.Ступников А.А.Генеалогия государственных крестьян.
       //Известия русского генеалогического общества.
       С.П(Б)., 20., N 9, С. 98-100.
       50.Постановлением президиума Челябинского облисполкома от 11
       июня 1935 года для выполнения плана продажи водки
       предусматривалось установить зависимость размера заработной
       платы работников торговли от количества проданной водки
       с сохранением гарантированного минимума зарплаты.
       ( ГУ ОГАЧО, Ф.274, О.3, Д. 351, Л. 31).
       51.( ГУ ОГАЧО, Ф. 88, О.1, Д. 63, Л. 87-87об.
       Подлинник. Челябинская область 1917-1945гг. Сборник.
       г.Челябинск 1999г., С. 148.
       52.Консультанты: Плотников С.В., Суханов М.В., Лазуко Н.А.,
       Щетков К.Д., Чувашов В.А., Носкова А.И. и бывшие жители
       деревни Суханова. Редактор Лазуко Н.А..
       С П А С И Б О В С Е М !
       Выписки из Оренбургских Епархиальных ведомостей и другие документы, использованные при подготовке книги, желающие могут найти в публичной библиотеке г. Челябинска, в музее и в библиотеке поселка Мишкино, в школе села Введенское Мишкинского района Курганской области.

    О нарезке земли, карта Мишкинского

района, об отце.

  
   О нарезке земли.
   Землю до революции давали только на мальчиков. На девочек не давали: девочка сегодня здесь, а завтра замуж вышла в другую деревню. Перемер земли был через десять лет. Если за это время родился мальчик и даже не один, он оставался безземельным до нового перемера. Если кто из взрослых уехал куда-то, на него его родственники получали надел: "А вдруг он вернется?"
   Пока народу в деревне было не так много, наделы были близко. Их так и называли: "Близь". В следующий передел, если есть мальчики, уже давали подальше. На эти цели был резервный государственный фонд. После революции стали давать надел и женскому полу, и тогда наделы ушли за 20 км.... Вот тогда и стали возникать выселки, чтобы быть поближе к земле. Из Сухановой: Сосновка, Логоушка, Поляковка, Покровка.... Всех и не перечесть.
   Как только стали организовываться колхозы, мелкие выселки прекратили свое существование. Крупные (Сосновка, Поляковка и Логоушка) держались долго. Особенно Поляковка. Сейчас уже нет ни одной выселки, и поля там зарастают лесом...
   Об обмене земли между деревнями.
   Эту историю я слышал от отца. Наш родственник, Алексей Матвеевич, взял замуж женщину с мальчиком из Карасей. У мальчика в Карасях был надел земли. И они туда несколько лет ездили сеять, пока какая-то другая женщина с мальчиком из Сухановой не вышла замуж в д. Караси. Вот тогда они и поменяли паи. Мальчика из Карасей звали Бахматов Иван Степанович. А кто из Сухановой - не помню.
   Об отце.
   Отец в Первую Германскую воевал в "Дикой дивизии", которой командовал Лавр Георгиевич Корнилов. "Дикой" дивизия называлась потому, что в ней служили чеченцы, ингуши, калмыки и православные кавказцы. Отец служил в артиллерии, и их полк был придан этой дивизии. Когда Корнилов сдал в плен дивизию, командир их артиллерийского полка с боем вышел из окружения и прорвался к своим. Дело было в Карпатах. Всех участников прорыва наградили Георгиевскими медалями, а командира полка -
   Георгиевским крестом.
   О Бахметьеве.
   Городничевка - Парфентьевское - Васильевка - была барской деревней. Петра Степановича Бахметьева. Все эти 12 тысяч десятин, а может быть и больше, были окопаны канавой, чтобы не было спора из-за земель. И шла эта канава от Малого Белого до деревни Таловка. Это в окружности около 100 километров! Все крестьяне его были крепостными, и привез он их из центральной России. Значит, у него там была земля, но мало.... Во Введенском жило потом несколько семей их потомков. Их наречие и говор и через много лет отличаются от местного произношения... Я видел этот барский дом и сад кругом - чуть в стороне от деревни. Вот бы спросить у Плотникова С.В.: "Что он об этом слышал".
   По мнению краеведов С.В. Плотникова и А.П. Сычева Городничевку основал полковник Леонтий Иванович Парфентьев. У Парфентьева было около 3 тысяч десятин земли, все эти земли крестьяне и окопали по приказу хозяина. Петр Степанович Бахметьев основал село Петровское и земли его не были окопаны, т.к. длина границ составляла около 30 верст. Такое большое расстояние физически невозможно окопать.
  
   О Сухановской нарезке.
   Редник - это огороженный участок редкого леса рядом с пашней, куда выпускали на ночь лошадей, чтобы их не искать. У отца редник был рядом с озером Горькое. Земли Курбатовой (Тузовой) были рядом с Кукуем, болото такое, как чаша. Это было "близь". У отца "близь" тоже недалеко от деревни была. А ещё есть местечко, которое до сих пор называется "Сухановка", - это были поля Суханова Никиты, деда Альбины...
   С.В. Плотников: "Хозяин огораживал свой редник, рубил в нем дрова, причем вырубал только деревья, которые начали засыхать. Лошади вытаптывали траву - лес становился редким, отсюда и название "редник". Некоторые крестьяне отпускали на ночь собак, чтобы никто не заходил в их редник и не собирал ягоды".
  
  
  

Родословие.

  
  
   На реку Юргамыш деревни Суханова приехали два брата Николай Петрович и Иван Петрович Чувашовы. Вот от Ивана-то и пошел наш род. Срубили дома на левом берегу реки, где по всему берегу росли сосны. Один угол дома пришелся на пенек сосны.
   Сычев А.П., мишкинский краевед, писал в своей статье, что на левом берегу была только одна улица, а улиц было две. Еще и сейчас видно, где стояли дома, а где были улицы.
  
   Чувашовы в большинстве своем жили на левом берегу. Вот дети нашего прапрадеда Ивана Петровича: Василий, Матвей, Капитон, Павел и Иван - наш прадед. У Ивана Ивановича были дети: Артемий, Данила и
   Степан - наш дед.
   У Степана Ивановича были дети: Иван, Пелагея, Максим и Антон (1889г.р.) - это мой отец. У отца было четверо детей: Алистарх(1912-1946), Александр(1924-2006), Екатерина(1932г.р.) и я - Василий(1934г.р.).
  
  
Отец с мамой поженились в 1909 году. Мама - Струнина Мария Агаповна (1891г.р.). Прожили они вместе 64 года. Правда, из этого надо убрать 4 года действительной службы и годы Германской и Гражданской войн: ушел он на службу в 1909 году, а вернулся в 1920! На Германской войне отец был награжден "Медалью за Храбрость 4-ой степени" за прорыв из окружения. Медаль до сих пор хранится у нас.
   В1921 был страшный голод и очень много людей умерло.
   Но понемногу, стали обживаться. Пошли дети. К 1930 году вроде все пошло хорошо... Да тут новая беда - раскулачивание. Отец с семьей оказался в Читинской области, в самых каторжных местах - рудник Белуха, где и родились мы с сестрой. Отец работал в шахте крепильщиком, а мама - на сортировке и охранником.
   Летом 1941 началась война, а осенью я пошел в школу. В школе не было почти ничего: писали на чем придется, а чернила делали из печной сажи.
  
  
   После 15 лет ссылки, после войны 1945 года, после японской войны, отцу разрешили вернуться на родину. <
   Поезда ходили очень плохо, и мы долго ехали. В Суханово жить было негде, и мы обосновались в совхозе им. "2-ой Пятилетки" в селе Краснознаменском Мишкинского района. Но как только в Суханово появилась свободная изба, отец купил ее, и мы переехали. Хотя жить в совхозе "2-ой Пятилетки" было легче, отец хотел жить только в Суханово. В 1946 году, еще в совхозе, я окончил 4 класса начальной школы.
   С этого времени и начался мой трудовой путь. Когда мне
   исполнилось 15 лет, я захотел поступать в ремесленное училище, но
   меня не приняли: нужны были документы, свидетельство на
   гербовой бумаге, а они у меня были каторжанские, на махорочной
   бумаге. Председатель сказал, что пошлет меня осенью на курсы
   трактористов. Я был маленький, худенький. Тут к нам приехал брат
   Александр и говорит: "Ну, какой из тебя тракторист? Поехали со
   мной на Белуху?" (Он после войны по вызову с рудника там
   работал). Так я второй раз оказался в каторжных местах. Там я
   выучился на токаря - профессия на всю жизнь!
   В 1953 году мне надо было идти в Армию, и я, решив
   повидаться с родителями, приехал в Суханово. Но в Армию меня не
   взяли: сказалось военное детство, и я устроился работать в Курган.
   В 1956 году началась электрификация железной дороги, и я вернулся в Суханово, устроился в строительно-монтажный поезд N 198 арматурщиком.
   В 1957 году участок "Челябинск-Курган" был сдан, и мы переехали за Новосибирск, ст. Ояш, а потом под Красноярск - ст. Кача.
   В 1959 году родители написали мне письмо: "МТС расформировали. Колхоз купил технику, станки. Приезжай, будет тебе работа дома!". С 1959 года я жил в Суханово, а работал в Введенском.
   В 1960 году женился на Кузнецовой Екатерине Яковлевне (1936г.р.). Наши дети: Ирина (1961г.р.), Степан (1963г.р.) и двойняшки Людмила и Галина (1967г.р.)
   Когда Суханово распалось, мы перебрались во Введенское, где построили дом, и живем до сих пор.
  
  
  
   Суханово вспоминаю с любовью. Какая красивая была деревня! Сколько было деревьев!
   Сейчас уже мало осталось.... А вдоль реки по всей деревне были кусты. А летом в них соловьиные трели... А знаменитый сухановский ключ? Вся деревня только на чай воду оттуда носила. Был еще один ключ у Старицы. Тоже хорош...
   Раскулачивание, коллективизация, война подорвали силы деревни, и только символический крест напоминает, что здесь была деревня, жили люди... Как реквием по былому звучат эти стихи:
  
   Была деревня полна народа...
   Все жили дружно, была работа
   И землепашцам и скотоводам.
   Доярки с песней коров доили.
   Веками жили и не тужили...
   Там, в кабинетах, пришло решение:
   "Сселить деревни в одно селенье!"
   И вот в деревне людей не стало:
   Где было шумно, там тихо стало.
   Позарастали стежки-дорожки,
   Где проходили людские ножки...
   Позарастали крапивой-травою,
   Где мы гуляли, подруга, с тобою...
  
  
  
    []
  

Чувашова Пелагея Никаноровна,

с. Введенское 2006год.

  
  
  
  
  
   Мое дерево и дерево Василия Антоновича Чувашова имеют одни исходящие корни: в деревню Суханова на реке Юргамыш приехали два брата Иван и Николай Петровичи Чувашовы. Об Иване Петровиче знаю только то, что он хорошо стряпал, жил в избушке на краю деревни и стряпал хлеб на всю деревню.
  
  
  
   Стоят: Апросинья, Степан, Дарья. Сидят: Осип, бабушка Прасковья,
   Ребенок - Александр, сын Степана.
  
  
  
   У Ивана Петровича было пятеро детей. Старший из них Василий - мой прапрадед, а младший Иван - прапрадед
   Чувашова В.А.. У Василия Ивановича был
один сын Александр - мой прадед. У прадеда было трое детей: Осип - мой дед, Иван и Георгий.
   У деда было шестеро детей: Никанор - мой отец, Апросинья, Таисия, Степан, Михаил и Дарья.
   . У отца Никанора Осиповича было трое детей: Пелагея - я, Анна и Александр.
   .
  
   У меня одна дочь Ольга в замужестве Силина.
   У Ольги трое сыновей: Александр, Константин и Владимир - это мои внуки.
   У Александра сын Илья, у Константина сын Тимофей, а у Владимира дочь Софья - это мои правнуки.
  
  
  
   Родилась я в 1925 году. Прабабушку свою, Татьяну, я не помню: мне 2 года было, когда она умерла. Но бабушка Василиса рассказывала, что она все время пряла из льна нитки, а потом из них полотно ткали, да штаны и рубахи шили.
   У бабушки Татьяны на печи был голбчик и окошечко, и она все время пряла. Бывало до того допрядет, что пальчик спрядет.
   Дедушку Никиту и бабушку Василису я помню хорошо. Я у них и лето-летинско и зиму-зименску бывала.
   Отца своего я не помню. Его рано увезли от нас: репрессии. Приехали ночью и забрали. Мы от него только одно письмо и получили перед самой войной. Он писал из города Котлас Архангельской области. Письмо было на четырех страничках: одна страничка маме, одна Анне, одна мне, а одна брату Саше. Писал-де " оставил я вас сиротами", просил выслать луку зубчатого: у них там цинга началась.... Мама пока посылку направляла, война началась. И так и ни слуху ни духу.
   Отец - Чувашов Никанор Осипович 1902 года рождения, умер примерно в 1941 году. Мама - Марфа Николаевна Чувашова 1903 года рождения, умерла в 1985 году. Мама работала в колхозе и свинаркой и везде, куда пошлют. Известно, какие в колхозе работы...
   Когда война началась, я уже работала. Мне 16 лет было. В школу я не пошла: отца-то как забрали, трудно стало. У нас с Анной были одни валенки на двоих. Пришлось идти работать. Пилила дрова для свинарников, работала няней в садике. Потом 3 месяца училась на шофера. Два раза съездила стажером в Мишкино, и водителя призвали в Армию. Два раза отвезла зерно и председателя в Мишкино. Потом машину, вместе со мной, призвали в Армию. Комиссию я не прошла по малолетству. Из Мишкино шла пешком домой. Это что! Я потом зимой из-под Златоуста пешком пришла...
   Меня отправили на лесозаготовки в Златоустовский район, недалеко от станции Вязовая. Жили мы в бараке, спали на соломенных матах. В центре барака буржуйка была. Толком ни согреться, ни валенки просушить. Голодно.
   Три километра мы поднимались в гору на лесозаготовки. Пилишь- пилишь сосну, а она упадет в снег,- ее и не видно. Разгребешь её, от веток очистишь и распиливаешь.... С горы-то едешь, то на пилу сядешь, то на берестину.
   А потом мы гурьбой сбежали. Нас поймали и вернули. Распределили жить по квартирам. Я у деда со старухой жила. Дед посмотрел на меня и говорит:
   -Пропадешь ты, девка, тут. Тебе домой надо.
   -А как?
   -Я тебя ночью до узкоколейки провожу. Доедешь до станции Вязовой. Там найдешь дом моей родственницы. Я тебе к ней записку дам. Она поможет.
   Я так и сделала. Записку отдала. Хозяйка меня на печь засадила: "Сиди до вечера на печи, не высовывайся". Она сходила на станцию, узнала, что в Челябинск пойдет поезд с ранеными, уговорила проводницу взять меня "Христа ради".
   Доехала я почти до Челябинска: за 3 километра поезд остановился воды набрать и меня высадили. Я до Челябинска дошла, весь Челябинск пешком протопала и направилась в Потанино. Там села в товарный поезд и доехала до Ванюшей. Дальше ехать не смогла: холодно. В Ванюшах была милиция на станции, но мне удалось уйти скрытно.
   Шла пешком от станции к станции. Где у дежурного выпрошусь ночевать, где на переезде в будочке. Как-то у стариков ночевала. Просила милостыню. Как больше-то?
   Из Щучьего шла, так на одной станции меня никто не пустил ночевать. Ночевала в стогу. А утром-то к стогу женщина пришла. Она дояркой работала. Она и говорит: "Полезай на печь, согрейся, а я тебе валенки высушу..."
   Потом я дошла до Шумихи. Там ночевала у дежурной за печкой. Она меня покормила, и я дальше пошла. Дошла до Варюшкино, переночевала у кого-то. От Варюшкино дошла до Мишкино. Чувствую: заболеваю. Думаю: " Если зайду к тете Феше (моего отца сродная сестра), не дойду до бабушки в Суханову!". Дошла до Введенки. Думаю: "Если зайду к бабушке Феоктисте, не дойду до бабушки в Суханову".
   Уже в потемочках дошла до бабушки Василисы в Суханово. Зашла в дом и села на скамеечку у печки. И сказать ничего не могу: так замерзла.
   Бабушкина сноха Катерина качала ребеночка, увидела меня и говорит: "Мама, к нам какая-то старуха нищиха пришла!" А та: "Ну, пусть погреется...". Потом бабушка за углем в сенки пошла да ко мне нагнулась: "А ты кто такая?". Да как закричит: "Катерина! Да это же наша Полинка!". Давай меня раздевать. Вещи с меня снимает да в сенки выбрасывает: вшей-то не мало было.
   Поставили ванну на печку, нагрели воды, вымыли меня. Бабушка меня моет да ревет. Покормили меня, и я уснула. А бабушка- старушка всю ночь возле меня просидела. А на другой день маме заказала: "Пусть Машуха придет: Панька пришла".
   Это в 1942 году было. С тех пор я больше в колхоз работать не пошла. Работала в совхозе "8-ое Марта". Дрова у коменданта пилила, конюхом работала. Потом пошла работать на железную дорогу.
   Как-то я дежурила на переезде. Там только что будочку поставили из шпал и без окошек. И едет мужчина из Сладкого, везет жену во Введенку рожать. Доехали до переезда, и у женщины роды начались. Он ее в будку ко мне занес, а сам поехал за врачом. Она мальчонку родила, мы его в мой платок завернули. А тут и из больницы приехали. Матрас привезли, пеленки, одеяло.
   На другой день я опять дежурила, а хозяин ехал жену свою проведывать. Да на обратном пути заехал в магазин: купил мне подшалок, конфет, пряников и печенья целый мешок. Я говорю: "Да зачем?". А он: "Ага! Ты роды приняла! У меня сын родился!".
   В войну-то волков много было... Мы как-то скирдовали, тогда ведь снопы вязали... Брат стоит на возу, а мы с Женькой, с сестрой двоюродной, подавали ему. Вдруг волки завыли. Женька не поняла и говорит: "Логовушенцы едут нам помогать!". А брат: "Ага! Помогать! Волки воют!". Мы больше не стали на полосе ночевать...
   Вот жизнь-то какая была...
  
    []
  

Галина Михайловна Манакова,

   с. Введенское 2006 год.

Родословие.

  
  
Родословие у нас с Пелагеей Никаноровной Чувашовой общее: моя мама Анна Никаноровна и Пелагея Никаноровна - сестры.
  
   Отец - Михаил Николаевич Коротовских, мама - Анна Никаноровна Чувашова. Отец с мамой расписаны не были, поэтому мы были на маминой фамилии.
  
  
  
  
  
  
   Нас у мамы двое было: брат Анатолий 1948 г.р. и я 1949 г.р.
   Учились мы во Введенке: там я закончила 8 классов и поехала в Курган. В Кургане поступила в ГПТУ N 5 и получила профессию штукатура-маляра. Работала в ПМК (строительная организация). Вышла замуж за Манакова Виктора Павловича (1942г.р.).
  
  
   Чувашова Анна Никаноровна.
  
   Потом перешла на работу в совхоз "Маяк". Работала дояркой, техником- осеменатором, последнее время перед пенсией работала в правлении уборщицей. Сейчас уже два года на пенсии.
  
С мужем у нас трое детей: Юрий 1968 г.р., Наталья 1972 г.р. и Татьяна 1979 г.р.. Юра с семьей живет здесь, во Введенке, а Наталья с Татьяной - в Челябинске.
  
   Г.М.Манакова (Чувашова).
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
    []
  

Екатерина Ивановна Тузова (Курбатова),

   железнодорожный переезд у села Введенского.
   2006год.
  
Прадеда моего звали Осип Курбатов, его сына, моего деда, - Феклист. У Феклиста Осиповича было четверо детей: Мария, Анна (1906 г.р.), Полина и Иван (1900г.р.) - мой отец. В 1919 году он женился на Татьяне Ивановне Рычаговой из Сладких Карасей. Воевал в Финскую войну.
   У Курбатовых Ивана и Татьяны было 11 детей: Наталья, Анна, Валентин, Григорий, Владимир и Александр - рано умерли.
   <
   Остальные выжили: Василий (1927-1997), Екатерина (1928г.р.) - я, Михаил (1931г.р.), Ольга (1933г.р.) и Мария (1938г.р.).
   Семья у нас была бедная. В войну мама осталась с пятерыми ребятишками.
   Мы в школу никто не пошли: книг не было, купить не на что, обуть-одеть нечего... Я пошла работать в ясли в колхоз. Зиму проводилась, а 12 июля 1943 года ушла в совхоз работать на разные работы: и на сеялках и на покосе, зимой дрова рубили... Деньги платили плохо, по три месяца задерживали. Как-то за 3 месяца мне начислили 600 рублей, а маме налогов принесли на 800! Как хошь так и живи... Хорошо, что воровства не было. Народ был сознательный, а сейчас увидят цветок в огороде, так пройдут несколько раз и все истопчут...
  
   Старшего Василия забрали на фронт после отца. Вскоре Михаила забрали в ФЗО в Магнитогорск. Сестра Оля в колхозе вкалывала за палочки. Сестра Маня училась, а потом уехала в Челябинск и поступила в ФЗО.
   Мамина сестра отдала нам телку, вырастили корову. Хотя пользы мало: план давали на корову 365 литров, а с жирами - все 500. Хорошо помогала картошка, овощи выращивали. Так и перебивались. 40 кг мяса и 100 яиц надо было сдавать. Где хошь там и бери. На облигации заставляли подписываться: не
  
  
   подпишешь - не уйдешь из правления. Народ все терпел, хоть досыта и не ел.
   В совхозе я проработала 11 лет, потом 40 лет на железной дороге...
   Как-то, пока еще работала в совхозе, шла с работы. Навстречу Дуня: "Пойдем лесом в Суханову? Ягод поберем?" Я: "Пойдем, у меня фляжка есть." Из лесу нам навстречу вышли 3 женщины, плачут - заблудились. Спрашивают дорогу в совхоз. Я их знала. Одна учительница. Мы посмеялись, что они заблудились, а они: "Может самим так придется".
   И правда. Поели ягод, покружились, пошли домой. Я Дусе говорю: "Мы не туда идем: места незнакомые. Пойдем железной дорогой?". Железной дорогой вышли на Сладкий Разъезд. Встретили женщин. Дуся спросила дорогу на Суханову. Они смеяться: "Да ты, Дуся, сколько лет здесь проработала, а все дороги не знаешь?". Она реветь. Идем дальше. Видим: трое сидят на завалинке. Дуся: "Иди дорогу спроси". Я: "Не пойду. Стыдно". Дуся спросила дорогу. Там бабушка из нашей деревни была: "Пойдемте, я вас выведу". И вывела. Дуня у меня идет плачет: у нее дома сын 4-х лет под замком закрыт. А места опять незнакомые: холмистые, неровные... Страшно... Вышли из леса, увидели Введенскую церковь... Засмеялись.
   С тех пор я это место обхожу - боюсь. Да и не только я, там и другие плутали.
  
В 1946 году как-то шла с работы из совхоза - до дома километров 5. Перешла лог, вышла на степь. Вижу, метрах в 10-ти от меня собака. Пригляделась. Это волк! Голова у него набок и спина пошире, чем у собаки. А за горой овца лежала. Иду дальше. Вижу женщина- пастух плачет, кричит: "Волк в стадо заскочил, овцу задавил, забросил её на спину и в лес ушел!.." Страшно! Я до этого волков-то и не видела, только вой их слышала...
   Мой муж - Сергей Инфантьевич Тузов (1930-2002). У нас двое детей: Александр (1956г.р.) и Галина ( 1959 г.р.). Когда Сашу-то рожала, так меня муж до роддома в Мишкино на велосипеде пять километров вёз!
   У Галины трое детей: Наталья и Александр с Сергеем - двойня. Живут в Челябинске.
  
  
  
    []
  
  
  
  
  
  
   Слева направо: Кичигина Галина, Наталья, Екатерина Ивановна и Кичигин Сергей.
  
  
  
  
  


  
   Кичигины Александр и Сергей.
  
  
  
  
   Слева направо: Галина Кичигина, Ирина Репьева, Тузов Александр, Тузова Е.И. и Татьяна Любченко, 2005 г.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Семья Кичигиных в 2007 году.
  
  
  
  
    []
    []
   Тузов Александр Сергеевич, 1956 г. р.
   Родился в с. Сладкое.
   Не женат, детей нет.
   В настоящее время проживает с матерью Тузовой (Курбатовой) Екатериной Ивановной в Курганской области, Мишкинском районе, ст. 2278 км.
  
   Кичигина (Тузова) Галина Сергеевна, 1959 г. р.
   Родилась в с. Сладкое. В 1976 году уехала в Челябинск и поступила в Машиностроительный техникум. В 1978 году вышла замуж за Кичигина Сергея Александровича. Имеет троих детей: Наталья, 1980 г. р., двойня - Сергей и Александр, 1984 г. р. В настоящее время проживает в Челябинске.
  
   Любченко (Курбатова) Татьяна Васильевна, 1955 г. р.
   Родилась в Челябинске.
   В 1973 уехала в Москву по распределению после Энерготехникума. В 1975 вышла замуж за Любченко Николая Григорьевича.
   Имеет сына Алексея, 1977.
   Проживает в г. Москва.
  
   Репьева (Курбатова) Ирина Васильевна, 1958 г. р.
   Родилась в Челябинске.
   В 1982 г вышла замуж за Репьева Алексея ... В 1986 году с семьей переехала в г. Озерск, Челябинской обл.
   Проживает в г. Озерске, Челябинской обл.
   Имеет дочь Елену, 1983.
  
   Иванова Марина Николаевна, 1963 г. р.
   Родилась в Северо-Казахстанской области, ст. Кайранкуль. Вместе с родителями (Ивановой (Курбатовой) Ольгой Ивановной, Ивановым Николаем Филипповичем и сестрой Ивановой Мариной Николаевной) вернулась в д. Суханова.
   В 1985 г. уехала в г. Донецк, Ростовской обл., где и проживает в настоящее время.
   Не замужем, детей нет.
  
   Иванова Наталья Николаевна, 1967 г. р.
   Родилась в Северо-Казахстанской области, ст. Кайранкуль. Вместе с родителями (Ивановой (Курбатовой) Ольгой Ивановной, Ивановым Николаем Филипповичем и сестрой Ивановой Мариной Николаевной) вернулась в д. Суханова. После смерти матери в 1987 г. уехала в Донецк к сестре, где и проживает в настоящее время.
   Не замужем, детей нет.
  
   Богучарская Наталья Павловна, 1963 г. р.
   Родилась в Челябинске. В 70 гг. с семьей переехала в Донецк, Ростовской обл.
   Первый брак - 1983.
   Второй брак 1992г. Имеет дочь от первого брака Александру, 1984.
   В настоящее время проживает в Ростове-на-Дону.
  
   Чучерова (Богучарская) Ольга Павловна, 1960
   Родилась в Челябинске. В 70 гг. с семьей переехала в Донецк, Ростовской обл.
   Вышла замуж за Чучерова Владимира...
   Имеет сына Дениса, 1988.
   В настоящее время проживает в Воронежской обл. г. Обоянь.
   (Записала Н.С.Кичигина).
  
  

А.Р.Ушаков. Введенское. 2006год

   О храме в с. Введенском
   Рассматриваем найденную В.А. Чувашовым. фотографию из газеты "Искра" за 1996 год. На ней - Введенский храм (см. приложения).
   А.Р.: -Что-то ограды не видно. Каменная кладка была у церкви примерно высотой 1,5 метра. Перемежалась она мраморными столбами, на которых были металлические пики фужерами сделанные... Общая высота столбов примерно 2,5 метра. Была проходная сторожка и каменные ворота из кирпича.
   До войны от сторожки вправо была "мертвушка" - там раньше покойников отпевали. Она высокая была, белая и с подвалом. В "мертвушке" столовая потом была... Мраморные плиты лежали там до наших дней. Надгробные плиты там были - их заровняли бульдозерами. Году в 72-74-ом церковь-то тракторами растаскивали. ЧТЗ-овскими. Её растаскивают, а она снова встает. Кладка-то крепкая была, на яичных белках.... А потом её рванули, она и рухнула.
   До войны-то церковь нормально стояла, а вот во время войны там спиртзавод разместили. Чаны надо было втаскивать, так стены рубили, лебедки ставили.
   Кресты-то раньше убрали, я еще мальчишкой был. Что им кресты помешали? Колокола сняли и в переплавку отправили. Колокола-то не очень большие были...
   Потом колокольню снесло. Ураган налетел, и она рухнула. Крышу железом покрыли и разместили спиртзавод. До 1948 года он работал.
   Потом здание передали колхозу, и там разместили котельную. Нужны были кирпичи, и стали ограду разбирать. Вместо нее поставили деревянный забор. А в левом крыле там, где самый большой купол был, надумали делать электростанцию. Все закупили, смонтировали, кучу денег истратили, а запустить ту электростанцию так и не смогли....
   Да.... По Мишкинскому району сел-то богатых много было. Храмов 15, я думаю, разрушили.... Жаль. Очень жаль...
  
   О деревне Суханово.
   Родители-то мои Введенские. В 30-х годах отец из Введенки уехал: мы жили на Разъезде - отец был железнодорожником. Отец - Родион Федорович Ушаков. Мать - в девичестве Серафима Степановна Маслакова. Померла в 1936 году. Мне 2 года было...
   В 1936 году, когда начались репрессии, отец тоже не уцелел. Его арестовали и приписали 58-ую статью. Он просидел 1,5 года в следственном, и потом его отпустили, но на железной дороге работать запретили. Брат у него старший был, на границе служил, так и его с границы убрали.... Пришлось отцу с разъезда уезжать.
   Он женился на жительнице деревни Сухановой - Вере Никитичне Сухановой. Разобрал свой дом в Сладком Разъезде и перевез его в Суханово. Да крышу покрыть не успел: война началась.
   С 1941 по 1945 год отец был на фронте. В 1943 году отец попал в госпиталь: он простыл, и его 2 года лечили от ревматизма в госпитале в Риге.
  
   Маму, Веру Никитичну, в начале войны забрали на лесозаготовки. Тогда ведь не разговаривали: есть разнарядка "отправить 5-7 человек на лесозаготовки" и отправляли... Нас с братом забрала к себе тетка на Сладкий разъезд. Её муж уже был демобилизован по инвалидности и работал в совхозе "8-ое Марта" механиком.
  
  
  
  
   Ушаков Родион Федорович. 1945 г.
  
   Отец вернулся с войны осенью 1945 и забрал нас в Суханово. В 1945 вернулась с лесозаготовок мать... С ними я пожил всего 2 года: с 1947 года, с 13-ти лет, я начал работать в совхозе "8-ое Марта" сначала учеником, а потом механиком. Год работал без оформления: оформлять-то можно было только с 14-ти лет...
   В пятидесятых годах в Суханово было домов 45-50. Но дома, надо сказать, были не очень: где пятистен на два хозяина, где дом под пластами...
   Н.Л.: -Что значит "пятистен на 2 хозяина"?
   А.Р.: - Обычный дом, разделенный на 2 хозяина. А это кухня с печкой да комната. Кровать негде поставить... Ребятишек-то много было...
   Н.Л.: -А что значит "под пластами"?
   А.Р.: -Дерн с травой на глубину примерно 7 см поднимали пластами (плугами пахали) примерно 30 на 30 см и укладывали на крышу. Помню, дождь идет, а бабушки клеенки на сундуки укладывают. Сами мокнут, а лишь бы последнее добро не пропало.
   Колхоз в Суханово был "Первомайка". Небольшой, надо сказать. Один трактор. Сеяли , в основном, на лошадях и коровах. Гектаров 100. Не больше. Зерно увозили в Мишкино: боялись разграбят с голодухи. Пока уборка идет, покормят работников кашами да калачиками и все! А весной на посевную опять из Мишкино везут...
   Денег не платили. Ремонтировать дома не на что было. Лес купи, распили, да к дому доставь.... Бесплатно-то это никто не будет делать. Вот и "усаживалась" деревня. Дома 4 было под железом - это старые постройки, раскулаченных, треть, примерно, была под досками, а остальные - под пластами.
   Где-то в конце 50-х пошла кампания по укрупнению хозяйств. Сто лет до этого каждый хозяин хотел селиться поближе к своей земле: делались выселки из деревень, а тут наоборот... Маленькие деревеньки считались неперспективными, и люди переселялись на центральные усадьбы. Сухановцев переселили во Введенское.
   После укрупнения крестьянину, конечно, полегче жить стало. Техники много стало. Механизатор получал зарплату от МТС и натуроплату от колхоза. В основном зерном. Деньгами-то мало платили.
   Строили только на центральной усадьбе. У деда Никиты дом в Суханово два раза горел. Один угол совсем обугленный был. Так отец только в конце 50-ых смог помочь ему перебрать дом и крышу перекрыть...
   Эх, раньше крестьяне сытно жили. Все впрок заготавливали. А при советской-то власти все выгребали до донышка.... Лошади были в каждом хозяйстве. Лошадь-то - первый помощник. Коровы, огороды. Лес кормил. Озера...
   К одежде относились бережно. В костюмах да в сапогах только в церковь ходили. А потом - в сундуки. У крестьянина же весь день в работе. Ходили в длинных самотканых рубахах изо льна, притянутых поясом, да в самотканых штанах. На ногах - обутки. Обутки шили из кожи. Они легонькие такие были, с перевязками. Перед выходом их мазали дегтем. Роса!
   Зимой носили полушубок, потом уже телогрейки ватные... Кто побогаче, носили дубленки. Коротенькие. Приталенные. Мало у кого были. Тоже легонькие.
  
   Дед Никита.


  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Суханов Никита Васильевич. 1948 г.
  
  
   Дед-то Никита могутный был.... Во время войны, ему лет 65 было, его призвали в трудармию и послали в Копейск на рудник. Он там конюшим был. Раньше-то вагонетки лошади водили. Писем он не писал. До 1948 года он лошадей своих в шахте гонял и не знал, что война-то кончилась. Тут его бабушки разыскивать стали.
   Да тоже не знали, что через военкомат надо искать. Пока доискались! Кто говорил: "Он там женился", а кто: "Помер!". Но военкомат его разыскал в 1948 году и домой вернул. Он у нас в деревне дольше всех свой долг Родине отдавал. Могутный был. Раньше-то у него лошади были, пашня. Жили своим укладом. Пить-есть ни у кого не просили.... Да.... Дом-то его два раза горел.... Под пластами был. Как дождик идет, так весь дом насквозь промывает...
  
   Как умирала деревня Суханово.
   Во время войны очень скудно тут было... Голодно. Приезжали вербовщики их Челябинска: пайки вам будут, общежитие и зарплата.... А ребятишки-то наголодавшиеся, да чтоб матерей освободить, и вербовались на челябинские заводы. Лет в 12-13. Уезжали и приживались там. Потом им там всем квартиры дали. В колхозе-то "Первомайка" остались только те, кто с войны вернулся. А их-то человек 25-30 было.... Так-то...
   Жизнь такая, видно, русскому человеку уготована.... Управление идет: ошибка за ошибкой. Ужас что. А для деревни ничего не делают. А без деревни-то как прожить? Думают ли?
   Как начали в 90-ых все рушить.... Все растащили, разграбили. И колхозы, и заводы, и фабрики.... Как же так? Ну, какой же здравый мужик будет рушить, не построив нового и лучшего? Сейчас пожинаем плоды.
   Колхоз наш банкротом стал.
   Коров раньше держали.... Все порушили. А корову держать - это же от матери к дочери, как хлеб печь!.. Как восстановить? Ведь корове сено нужно. Раньше-то литовку на плечи и 5-10 км - не проблема. А сейчас, скажи-ко это молодежи? Не пойдут.
   Косить-то - время не растянешь: косят-то в июле и никак не в октябре...
   Не знаю.... Будет ли хозяин у Русской земли...
   Душа-то за детей и внуков болит...
  


   Семья Ушаковых. Стоят: Таня, Люда, Нелли. Сидят: Анна Григорьевна, Юра,
   Анатолий Родионович.
    []
  
  
  
  
  
  

Носкова Альбина Ивановна,

с. Введенское 2006 год.

Родословие.

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Суханова Евдокия Васильевна, 105 лет.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   С кого начать? С прабабушки Авдотьи. Писалась она как Евдокия, но мы называли ее "бабушка Авдотья". В 1941 году бабушке Авдотье был уже 91 год. Евдокия Васильевна Суханова (1852-1959). Мама, Анна Никитична Суханова (1918-1992), родила меня в деревне Луговой (сейчас это Каргапольский район) 16 сентября 1941 года. Она работала учительницей там. Спустя две недели маме надо было выходить на работу в школу. Свекровь наотрез отказалась сидеть со мной: у нее в этот же год дочь родила... Мама завернула меня в пеленки и 36 километров несла из Луговой в
   Суханово к бабушке Авдотье пешком.
   И вот мы с бабушкой вдвоем всю
   войну вместе. На нас было и хозяйство, и огород и скотина.... Тогда ведь на все был план по сдаче: свеклу надо было сдать, табак. У нас никто не курил, табак выращивали для сдачи. Все надо было поливать. Мне сделали маленькие такие ведерочки с дужками из больших консервных банок, и вот мы с ней целыми днями то пололи, то поливали. Взрослые, как только начинало светать, уходили на работу, а возвращались уже потемну.
   Летом мы спали с бабушкой в амбарушке, там стояли жернова каменные. В деревне у нас одних такие были. Я утром сплю, а бабушка уже с утра муку мелет на весь колхоз.
   Мы всю войну жили вместе: я, мама, бабушка, прабабушка и баба Вера. Баба Вера - это Вера Никитична Суханова. Её потом забрали в трудармию на лесозаготовки. Вот Анатолию-то Родионовичу она и приходилась мачехой. Он ей двухгодовалым достался. Она его очень любила. Валентин - тот был проказник, а Анатолий хороший был, понятливый. Мама всегда говорила: "Вот если бы Анатолию дали учиться, то он был бы большим человеком!". Тетку отправили на лесозаготовки, а Анатолия с братом забрала к себе тетка по отцовской линии Ксения Федоровна Ивина.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Суханова Анна Никитична, 1954 г
  
  
   Мама работала в совхозе "8-ое Марта". Она развозила хлеб по отделениям и домой приезжала раз в неделю. Приедет на часок-другой, а потом верхом на лошадь и поехала! Она у меня шустрая была, бойкая.
   Бабушка была строгая, с характером. "Коня на скаку остановит, в горящую избу войдет". Помню, когда дед Никита пришел из Трудармии, надо было дом перестраивать, потому что он весь разваливался. А бабушка сидит на печи и говорит: "Не дам дом перестраивать! Эту печку ещё я выкладывала!".
   Бабушка Мария, Мария Алексеевна Суханова (1892 - 1975) - моя бабушка приходилась снохой бабушке Авдотье. Так вот она ее всегда называла "мамонькой" и никак иначе. И мамонька если на что рассердилась, не по ее сделали, сидит на печи и молчит. Баба Мария: "Мамонька, пойдем есть!". Молчит. "Мамонька, пойдем!". Молчит. Тогда бежит баба Вера к бабушке Степаниде (дочь бабушки Авдотьи): "Лелька, айда! У нас бабушка есть не садится!". Лелька (это значит крестная) приходит, нашу же чашку берет: "Мама, я тут приготовила. Есть будешь?"
   - "Давайте!".
   Мы вот с Сашкой, чтобы сели к столу и не перекрестились? "Ну-ко, крестите морды свои!". Вышли из-за стола: "Спасибо!". А ложились спать, всегда уж говорили: "Господи, благослови!". И молитвам она нас учила.... А как бабушки не стало, так и забыли, и как креститься и как молиться...
   Верить-то тогда запрещалось властями, а она у нас никого не боялась. "А кого мне бояться? Что они мне могут сделать?".
   Был такой случай. Еще в продразверстку. Зерно все выгребли, а бабушкам удалось где-то пшено купить (тогда его просо называли), и разложили они его на печке для просушки. Приходит к ним один наш коммунист ярый. Пшено с печки сгреб и унес. А наши-то рыбы наловили, муки кой-какой наскребли, чтобы корочка держалась, да и пирог испекли. Тут опять этот коммуняка приходит. Увидел пирог и руку тянет: "Дайте-ко мне пирожка-то!". А она его по руке: "Иди отсюда! Ты у нас все просо утащил, да еще и за пирогом тянешься?". Да... Никого не боялась.
  
Во время войны удалось выжить благодаря коровам. Бабушка Мария и бабушка Авдотья считались одной семьей, а мы с мамой - другой. И у них и у нас были коровы: это молоко, творог и прочее.... Бывало не из чего стряпать, мама пойдет в Мишкино, у нас там какая-то родственница на мельзаводе работала, так она нам то отрубей продаст, то пыли мучной даст.... Ешь, дак она аж на зубах скрипит. А отруби мама на сметане замешивала да лепешечки пекла. Бывало, ещё подсушит их, они как пышечки получаются. Уже после войны говорю как-то: "Мама, я хочу что-то отрубных лепешечек!".
  
  
  
  
  
   Сидят: Суханов Никита Васильевич, Суханов Тихон Васильевич.
   Стоят: Суханова Вера Никитична, Суханова Мария Алексеевна,
   Суханова Александра Сергеевна и Суханова Анастасия Никитична, 1973 г.
  
  
   А она: "Дак ты сейчас их и есть-то не будешь!..".
   В 1948 вернулся домой дед Никита. Никита Васильевич Суханов (1894 - 1979). Бабушка строгая была, а дед-то Никита не такой был.... Мама рассказывала, что раньше, до раскулачивания, дед ездил в Куртамыш за арбузами. Куртамыш южнее, и там росли арбузы. Он их полную телегу привозил: "Ешьте, девчошки!". Бабушка ругается: "Ну, да что ты? Сколько можно исть-то?" - "Да пусть едят сколько хочут!".
   Дед Никита до раскулачивания жил крепким хозяйством. Раскулачивания удалось избежать, потому что у него молотилка одна на два двора была, а то бы тоже раскулачили.... Зерно ему надо было сдать. Так он возил его, возил на колхозный склад, да потом и говорит: "Фу! И когда оно только кончится!".
   Как-то деда Никиту направили сопровождать раскулаченных до Мишкино на лошади. А он, пока их грузили, сумел умыкнуть мешочек с мукой, положил его в телегу, накрыл соломой и сел на него. А как довез, отдал им этот мешочек. А потом уж, после всего, когда им можно было вернуться домой, они приходили к нему и говорили: "Этот мешок нас от голодной смерти спас. Если б не он, так, может, и не выжили бы...".
  
Шутник он был. У меня подружка была Анна Панькова. Я одна была маленькая на всех взрослых, а у них наоборот: на одну работающую маму приходилось пятеро ребятишек и бабушка-старушка Феодосья Степановна Трясцина. Так они очень скудно жили.
  
  
  
  
  
  
  
  
   Анна Панькова и Альбина Стрельцова, 1956 г., д.Суханова.
  
  
  
   Матрасы у них были из соломы, а подушки из камышовых палок. А у нас все-таки овечьи кошмы были да подушки. Она потом вспоминала: "Мне всегда казалось, что вы так хорошо живете: у вас постель есть!..". Так вот Анне-то дедушка как-то и говорит:
   -Дак что ты , Нюрка, все у нас
   да у нас? Дак выходи давай за меня замуж! Иди проси у матери корову да фуфайку что ли...
   Она бежит домой:
   -Мамка! Дай мне корову да фуфайку!
   -Зачем тебе?
   -Я за дедушку Никиту замуж пойду!
   Мы смеялись всё потом, как вспоминали...
   В 1949 году я пошла в школу. В 1948 меня не взяли. Нас 1941 года рождения много было, а 1942 года только одна девочка была. Так вот нас, "осенних" - то, и не взяли. Миша Мокин родился 4 сентября, я - 16-го. Нас не взяли. Я так ревела! Я уже и читать и писать умела...
   Три класса закончила в Суханово, а потом стала ходить в Введенку. Дороги-то были плохие. Идешь, а на пути такая канавища! Мне купили сапоги "слипыши". Их один наш умелец из камер мастерил. А у подружки моей, Анны, сапог не было никаих, так я ее на закорках через лужи переносила. Она была взрослей и покрупнее...
   Потом жить стало получше. Стали появляться велосипеды. Дедушка Никита купил мне велосипед. Да дамский! Без рамы! И как? Я поеду, а Нюрка нет? Мы с ней на одном сидении ездили, пока ей не купили....
  
7 классов я закончила во Введенке. Мама к тому времени замуж вышла и жила в Мишкино. Я поехала туда и закончила там 10 классов. А тогда было такое постановление: после 10-го класса надо было два года отработать в колхозе. В 10-ом классе у всех учеников брали расписку: "Обязуюсь два года отработать в колхозе". Я расписку давать не стала: мама колхозницей не была, и я расписку давать не стала.... Но после школы без трудового стажа в институт документы не принимали. Я хотела стать врачом и поэтому пошла работать санитаркой в больницу.
  
  
  
  
  
  
  
  
   Носковы Елена Владимировна, Катя и
   Андрей Геннадьевич, 2002 г.
   А в больнице тогда санитарка должна была приходить в шесть часов утра. Надо было принести дров, растопить печь, натаскать воду, вымыть полы, прокипятить весь инструмент (я в хирургии работала) в металлических поддонах, и к приходу врача операционная должна быть готова... Домой приходила, падала и все... Думала: "Ой, Господи, лишь бы недельку отработать!". Потом: "Только бы месяц продержаться!". Так год и отработала.
   В Кургане как раз открылось зубоврачебное отделение, и мне дали направление. Я поступила в медучилище.
   Первое время трудно было: на первом курсе стипендия 14 рублей, на втором - 16, на третьем - 18.
   А сейчас я уже на пенсии. 38 лет отработала, но все еще работаю. Даже здесь, во Введенском. А куда стариков девать? В Мишкино же они не наездятся...
   Замуж вышла за Геннадия Ивановича Носкова. Сын у меня один - Андрей Геннадьевич Носков, сноха - Елена Владимировна, в девичестве Афонькина, внучка - Катенька...
  
  
  
  
  

Вера Никитична Суханова-

последняя жительница деревни Суханова.

  
   А.И.Носкова,
   Курган 2006г.
  
   В 1913 году 30 сентября с день святых Веры, Надежды, Любви и Софьи в деревне Суханова у Никиты Васильевича и Марии Алексеевны Сухановых родилась дочь и назвали ее Верой.
  
О детстве своем она всегда вспоминала хорошо. Жили они в достатке. В детстве Вера была очень смиренная. В школу не пошла: очень боялась учительницы. После училась в Ликбезе, так что с трудом могла читать и писать.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Стоит справа Суханова Вера Никитична, 1930 г.
  
  
  
  
   Когда началась коллективизация, Никиту Васильевича не раскулачили, потому что у него была одна молотилка на два хозяина.
   В 15 лет Вера пошла работать на железную дорогу. Работа была очень тяжелой, поэтому она в 17 лет согласилась выйти замуж за вдовца - Родиона Федоровича Ушакова. Родиону Федоровичу было 34 года, и у него было 3 сына. До войны Вера Никитична родила мальчика и девочку, но они умерли, не дожив до года.
   Когда началась война, мужа забрали в Армию, а Веру Никитичну, как не имеющую своих детей, - на лесозаготовки в г. Ашу.
   Годы трудармии она вспоминала со слезами на глазах: работа была тяжелая, а кормили очень плохо. Приходилось ходить по помойкам и собирать картофельные очистки. Собирала и думала: "Когда приеду домой, ни за что не буду чистить картошку!".
   С лесозаготовок из Челябинска ей пришлось вдвоем с подругой идти пешком: "Думали не дойдем!". Но дошли и дружили потом всю жизнь.
   После войны, когда вернулся муж, опять вся семья была в сборе. В это время Вера Никитична работала конюхом. Работа опять была не из легких: пасти приходилось ночами.
   В 1946 году Вера Никитична родила сына Александра. Младший Анатолий женился и переехал жить во Введенку, старший Валентин с женой и четырьмя детьми жили в семье отца и матери. Сноха Клава вспоминает о Вере Никитичне всегда хорошо, говорит, что очень многому у нее научилась.
   В 1962 году Валентин Родионович с семьей переехал во Введенку.
   В1964 году умер муж Родион Федорович.
   Сын Александр уехал в Курган в ремесленной училище, и баба Вера осталась одна. Но рядом жили отец и мать, которые были уже в преклонном возрасте, приходилось ухаживать за ними.
   Деревня Суханова в это время уже разваливалась...
  

В 1975 году умерла бабушка Мария. Пока она болела, всегда
   В.Н.Суханова с сыном Сашей. 1952 г.
  
  
   наказывала моей маме, Анне Никитичне, не оставлять Веру одну. После смерти бабушки мама жила в Сухановой с Верой Никитичной, хотя и имела благоустроенную квартиру в Мишкино...
   В 1979 году умер дед Никита. Сестры Анна и Вера остались одни. В это время они держали овец, кур и гусей. Сено и дрова заготавливали вручную и возили на тележке.
   Мой сын Андрей (1965 г.р.), можно сказать, вырос в деревне с бабушками Анной и Верой. В городе он часто болел, а у бабушек- никогда. За это я им очень была благодарна.
   Людей в деревне оставалось все меньше, и в 1989 году Вера Никитична с Анной Никитичной остались вдвоем на всю Суханову.
   В1991 году заболела мама, Анна Никитична, и я забрала ее в Мишкино, а Вера Никитична осталась совсем одна. Когда она навещала маму, та ей всегда говорила: "Твое место здесь. Вот умру, и переезжай!". В 1992 году умерла мама, но баба Вера никак не хотела ехать в Мишкино: "Как я поеду? Куда я все дену? Ведь все растащат, а оно было нажито...".
   В 1992 году баба Вера заболела, и мы перевезли её в Мишкино. Её подлечили, она выздоровела и прожила до 1995 года.
  
  
   Сухановы Вера и Анна чинят крышу. 1987 г.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Так что Сухановы приехали в деревню первыми и оставили ее последними.... Не зря деревня была названа Сухановой...

Долгожители

деревни Суханово

   А.И. Носкова
  
   Суханова Евдокия Васильевна (1852-1959) - 106 лет.
  
   Трясцина Феодосья Степановна (1875 - 1960) - 91 год.
  
   Чувашов Алексей Степанович (1885-1984) - 99 лет.
  
   Мокина Агафья Крысантьевна (1900-1990) - 90 лет.
  
   Трясцина Александра Кузьминична (1899-1993) - 94 года.
  
   Чувашов Василий Иванович (XIX век) - 104 года.
  
  
  

Из истории моего рождения.

Л.Ю. Иванова

г. Курган, 2006 г.

  
  
   Молодая семья Евреиновых: Юрий Андреевич и Степанида Григорьевна (в девичестве Еланцева) с дочкой Танечкой, приехала в деревню Речкалово Мишкинского района Курганской области в начале 1954 г. Из Челябинска.
   Там Юрий работал помощником машиниста паровоза ,а Степанида - на заводе "Теплоприбор". После окончания агрономического факультета Куртамышского сельскохозяйственного техникума Степаниду тяготила жизнь в городе: она мечтала о работе по специальности, о земле. Заветная мечта и деревенский характер сделали выбор. Попросила направление в Карасинскую МТС агрономом с местом жительства в деревне Речкалово (поближе к родной деревне Скоблино).
   Оказалось, что семья Евреиновых на сорок с лишним лет обосновалась в д. Речкалово, где родились еще трое детей.
   Юрий работал механизатором. А Степанида, как и мечтала, стала работать агрономом в колхозе.
   Подходил к завершению первый для молодых супругов-хлеборобов весенний сев. Посевная к завершению, а у агронома Степаниды срок близится к родам. Степанида с животом целыми днями на любимой лошадке Дамке "в дрожках" объезжает поля. Шаль в крупную клетку всегда берет с собой, на случай непогоды.
   Председатель колхоза, вскинув взгляд на живот агрономши, то ли в шутку, то ли всерьез, скажет: "Вот отсеемся, тогда и рожай!"
   И отсеялись...
   8 июня подвели итоги по севообороту, завтра - срочно надо отвезти отчет во Введенку. Утром Степанида привычно запрягла в "дрожки" лошадку Дамку, захватила свою неизменную спутницу - накидную шаль в клеточку и направилась знакомой дорогой во Введенку.
   Погодилась попутчица Нюрка - девчонка лет13-14. Вдвоем веселее восемь верст "лошадиным шагом".
   Проехали большую часть пути, почувствовала молодая Стеша, что пришло время рожать. Никак вторые роды, знает признаки.
   Вот уже длинную улицу по деревне Сухановой почти до конца проехали. Впереди, по правую сторону, остался один дом на краю. Оценив обстановку, Степанида приняла решение отправить Нюрку за акушеркой во Введенку, а самой зайти в этот самый крайний дом и ждать.
  
   Сени были не заперты. Степанида вошла в дверь. Изба оказалась на замке. Схватки усиливались, на стоны женщины никто не реагировал, видимо людей рядом нет.
  
  
  
  
  
  
   Суханова Соломея Федоровна.
  
   На полу лежала куча половиков, "выхлопать" их приготовили.
   Степанида от безысходности опустилась на половики, которые ей были предложены судьбой, вместо мягкой постели и белоснежных простыней. Но не тот характер у Степаниды, чтобы опускать руки перед трудностями.
   Оторвала она от накидной шали кисточку, приготовилась перевязать пуповину. Шаль послужила и пеленкой, и одеялом, и чепчиком для новорожденной дочурки.
   Время близилось к обеду.
   Хозяйка дома Суханова Соломея Федоровна (1895г.р.) в огороде у реки сажала рассаду капусты. Закончив посадку, вошла в сени. "Свят, Свят, Свят...", - повторяла она. Придя в себя от волнения, с трудом отыскала ключ, открыла избу.
   " Давай девку купать будем! " - настаивала пожилая женщина. Купать не стали, а акушерку, Косареву Елену Савельевну, дождались.
   Несколько лет приходила Соломея Федоровна из деревни Сухановой в Речкалово навестить свою "нареченную внучку".
   Прожила Соломея Федоровна Суханова 85 лет. Умерла в 1980 году в Далматово.
   "Нареченной внучке" Соломеи Федоровны Людмиле в 2006 году посчастливилось быть на "празднике деревни" Сухановой. Деревни, в которой нет ни одного дома, а только стоит "Памятник деревне", установленный по инициативе генерала Усманова. Собрались люди, которых связывает с этой деревней какая-то своя история, жизнь, быть может, не похожая на эту, но, безусловно, дорогая сердцу каждого.
  
   Неповторимы были встречи людей, трогательны были слова бывшей соседки Соломеи Федоровны - Чувашовой Пелагеи Никаноровны, обращенные к уже бабушке, а 52 года назад девочке Люде: "Я эту девку знаю! Ее мать, Стеша - агрономша, у бабушки Соломеи в сенках родила!"
  
  
  
  
   По воспоминаниям Евреиновой Степаниды Григорьевны (1928-2004), Иванова (в девичестве Евреинова) Людмила Юрьевна, г. Курган, 2006 год.
  
  
  
   Суханово [О.Щеткова]
  
  
   Суханово [О.Щеткова]
  
  
  Не стоит наша Суханова одна... Постоянно приходят ученики,приезжают бывшие жители и
  их потомки на место исчезнувшей деревеньки. Жива память.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"