Любимов Андрей: другие произведения.

Русский север, ретро-обзор

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    52-ой выпуск газеты "Союзная мысль", публикуемый на сайте http://www.uralgenealogy.ru/

Южно-Уральская Ассоциация генеалогов-любителей

Сборник летописей сел и деревень Урала и Зауралья.

Печатный орган Южно-Уральского Регионального Отделения Ассоциации генеалогов-любителей. Челябинск

   Газета "Союзная мысль" N 52 (287) от 24 сентября 2011 года.
  

Русский север. Современные впечатления

(на основе короткого ретро-обзора)

А.Г. Любимов

0x01 graphic

   Поездка на русский север представляет собой нечто особенное по массе вновь увиденного. От разного зависит полнота и сила впечатлений и эмоций. Если всё происходит на ровном фоне, то выстраивается постепенно ряд их, спокойно упаковываясь в коробку сознания и там обобщаясь... Слово "север" не совсем точно для нашего восприятия, т.к. привыкли понимать под этим льды, снега и тундру - здесь же небольшие горы и холмы, сплошь почти покрытые тайгой (если не считать следы современной деятельности, в т.ч. интенсивную рубку означенной тайги). Но всё же есть белые летние ночи, значит, всё же чуть ближе к "макушке" планеты. Начиная от северных районов Костромской области, понемногу начинают попадаться на глаза деревенские дома, заметно отличающиеся от обычных нам сельских домиков. Прежде всего, различие в их размере. Надо сразу оговориться, что речь идет только о старых домах, на вид которым около века или более того. Далее, на вологодщине, таких домов уже масса и они там являются самым обычным и типичным деревенским пейзажем. Гористая лесная местность очень красива, точнее сказать - даже эффектно красива. Удивляет также и наличие огромного числа старых церквей, причем каменных и внушительных по своим размерам. Излишне говорить, что большинством они, храмы, представляют собой полуразрушенные здания, однако и даже в таком виде, не теряющие своей красоты и величия. Весь край полон больших и малых деревень и небольших городов, как правило, очень старых по своему возрасту. Вельск, Тотьма, Устюг ... и много других мест, официальный свой возраст ведут от XII века (некоторые населенные пункты - много раньше). Старина однако... Уже тогда (точнее, от начала самой Руси) край был привлекательным и притягательным для большой массы русского населения. Властям тех времён просто физически невозможно было "зажать" и полностью проконтролировать живущих здесь людей, свободы здесь всегда было больше, что, несомненно, сказывалось на характере людей, живущих самостоятельно. Изобилие лесного края быстро, по историческим меркам, привело к довольно плотному заселению русского севера, торговле и торговым связям, большому в массе населения числу мастеровых и т.п. Сюда не дошло монголо-татарское нашествие и разрушение, о котором люди знали лишь понаслышке. В XV веке тотемский солепромышленник Лука Строганов, имевший огромное состояние, выкупил из ордынского плена великого князя Василия Васильевича Темного. Это один из тех узловых моментов, влияющих на весь дальнейший ход истории страны. С тех пор Строгановы имели небывалые привилегии для всего своего рода. Освоенный в XVI веке речной путь по рекам Сухоне, Вычегде, далее волоком до Камы привел к русскому заселению и освоению Перми Великой. Отсюда же пошло проникновение за Камень - Урал... На русский север не дошло и крепостничество, насажденное потом в России, а царь Петр, когда посещал проездом (точнее, наибольшую часть по рекам) сей край, многократно усиливал своё вооружённое сопровождение. С одной стороны - глухой и безмерный край, с другой стороны - масса людей, живущих в нём, которые при излишнем давлении могут просто забросить свою необходимую и полезную для государства деятельность и спрятаться, уйти куда подальше. Это всё же приходилось учитывать. В общем, при обязательном и необходимом присутствии государства, то был своеобразный край, с менталитетом свободных людей. Так уж получилось, что почти забыта за ненадобностью - заслуга местных жителей в открытии и основании русской Америки и островов северной части Тихого океана. Роль тотемских, устюжских, вологодских, каргопольских купцов, посадских людей и многих иже с ними, трудно переоценить. Они стали моряками - первопроходцами, проявив невероятную предприимчивость и жизнестойкость. Став постоянными жителями Аляски, можно сказать, преподнесли её в дар русской короне. Много сделали для России президент Российско-Американской компании Александр Баранов (бывший каргопольский купец), Иван Кусков (родом из Тотьмы) - основатель самого дальнего русского поселения Форт-Росс в Калифорнии и многие другие, менее известные (и совсем неизвестные) люди. Получилось так, что (как не раз бывало в российской истории) застой в умах высших представителей власти свёл на нет все усилия огромного пласта "простых" (но по-настоящему выдающихся) людей. Касательно Аляски - ситуация пришла в упадок в середине 19 века. Нехорошо, мягко говоря, когда человек думает про себя, как про отца народа... Если бы Николай 1-й за свой "застой в голове" отвечал лишь перед самим собой, но ведь бремя "должности" было куда как более... Именно в его правление открылись большие возможности для развития страны (связанные с техническим прогрессом). Ведь только представить - с того бы времени да понемногу, не спеша - начать тянуть ниточки железных дорог, ведь даже придумывать ничего не надо было, всего-то имеющийся лучший опыт учесть. Глядишь, и пришла бы дорога на Урал на пол века раньше... И русская Америка такой далекой бы уже не казалась... И было бы другое... Да простится такой уход от темы в сторону, но уж больно связь событий и последствий очевидна. Как заметно и участие в тех многих делах давно ушедших дней, упомянутого выше контингента свободных и способных людей - многие из которых до Америки конечно не дошли, а волею случая, так сказать, "задержались" где-то на пол пути: от Перми до Зауралья и Сибири...
   **
   Для очень и очень многих живущих здесь на Урале сейчас - русский север является своеобразной прародиной, т.е. местом выхода сюда на Урал (северный, средний и южный) кого-то из предков. Процесс тот был весьма обширным в XVII-XVIII в.в. Однако теперь, за массой прошедшего времени, даже специальным поиском (генеалогии) очень непросто установить родословную цепочку для конкретного человека. В далёких тех временах государственные институты были весьма не развиты, находились в примитивном состоянии. Да и фамилии тогда для основной массы русских людей, крестьянства, начинали только складываться, и опять же, в течении этого процесса, нередко потом еще менялись. Но у многих людей закрепились фамилии по месту выхода с прежней родины кого-то из прародителей, да так и остались. Важенин, Вяткин, Устьянцев, Белозеров, Усольцев, Вагин, Ваганов, Воложенин (с Вологды, а не с Волги, как может показаться), Устюгов, Вожегов, Кайгородов, Каргополов, Холмогорцев (Колмогорцев) и т.д. - названия мест, ставших фамилиями, говорят сами за себя. (Конечно, большинство фамилий молчат о географии, т. к. произошли всё же от имён, прозвищ да рода занятий.) К слову сказать, многие из местных, теперь уральских фамилий, с избытком встречаются до сих пор в северо-русских краях, даже после великого перемешивания и переселений советских времен...
  
...От знаменитой Тотьмы сократили путь, уйдя с асфальта на грунтовую дорогу, более короткую на полторы сотни вёрст. Расстояния российские велики, почти заброшенная дорога (всё же подровненная когда-то грейдером) вела сначала по лесам и заброшенным полям, а далее сплошь по тайге, добрую сотню километров. Каково же было удивление, когда вдруг среди этой дремучей лесной глуши возникали весьма не маленькие деревни, с красивыми названиями (Великодворское, например), с огромными брошенными домами, непременно с полуразрушенной каменной церковью на живописной возвышенности - и весь пейзаж тогда представлял - величественные руины.
  
  
   Когда-то здесь была большая жизнь... Впрочем, как видно, и сейчас здесь кто-то есть, повстречается кое-где пара-тройка человек. Как правило, это дачники, приезжающие летом, но кто-то видимо всё же живёт здесь и постоянно. Двери у заселенных домов не закрыты на замки, а просто символически подпёрты палкой (когда никого нет дома) - это тоже обычно здесь.
  

  
   О старых домах надо сказать особо. Непривычна их величина. Они в 3 - 4 раза больше привычных нам (на Урале) сельских домов. Снаружи торчит одна труба, но печей в таких домах всегда две или больше. Печи между собой соединены внутренними дымоходами. Понятно, что конструкция таких печей более сложная. Интересно, что печи с лицевой стороны декоративно обделаны деревом. Внутри домов - по два этажа, и больше, если считать подвальные хозяйственные помещения и очень высокие, просторные чердачные. Нижний хозяйственный этаж предназначался для размещения части скота, что было очень удобно, особенно зимой. /Рядом с домом обычно находится большой, также в два этажа (низ для скота, вверх для хранения сена, "дом" - конюшня). Язык не поворачивается назвать такое сооружение сараем./
  
  
   0x01 graphic

БЫВШИЙ ДОМ ДЛЯ СКОТА

   Семья человек в 15 - 20 легко размещалась в таком деревенском "дворце". Практически вся деревня из таких же "дворцов" состояла. Огромные брёвна, из которых были сложены подобные дома, шансов пробраться холоду в них почти не оставляли. Но такие огромные хозяйства, конечно, нужно было постоянно поддерживать, для чего требовалось много времени и хорошие руки. Судя по всему, и того, и другого когда-то хватало. Как хватало времени и на разные поделки, украшения (резные наличники, например) и т.п. дела - помимо необходимого хозяйствования. Далее же, как говорится, "всё изменила революция"... Постепенно людей подобной породы низвели до самой низкой планки, массово уничтожали, да и в итоге повывели совсем.
   ...Гуляя как то по одной такой опустевшей деревушке, встретили "дачника", который легко показал нам дом, где он когда-то очень давно жил, а сейчас бывает лишь наездом на пару летних месяцев. Дом оказался, всё равно, что готовый музей деревенского быта, века XIX и начала XX. Столько там предметов валялось по разным местам, чердаку и подвалу (необходимых и нужных в прежней жизни) - и не счесть, масса... Теперь этот хлам и запустение лишь напоминают о жизни. (Фотографии данной "экскурсии" по дому, и прочие по теме - прилагаются.) Радушие и простота человека, что положительно, не отрицала его материальную обеспеченность. На теперешнем его ПМЖ в Западной Сибири, у него хорошая работа и заработок, всё есть, он обеспеченный человек без материальных проблем. Однако, ностальгия (по родине и молодости), понятие, не отвлеченное. Дом, как сказано выше, типичный для этих мест.
   В как-то попавшейся старой книжке, автор XIX века сравнивал переселенцев из северных губерний с таковыми же из центра и юга России. Отмечал, что первые, всё же, по приложению своих усилий и результатам своего напряжённейшего труда, вряд ли сравнимы с другими. Северяне являлись титанами физического труда. Да и не только физического... Но, когда же всё это было (?) - по историческим меркам лишь вчера, а на самом деле - так давно, что и вспомнить мудрено. Забыто и разрушено так много, что не восстановить уже, и не вспомнить. Крапива ростом в полтора метра символично поглотила удобренные места и бесчисленные тысячи домов. ...Но так и стоят ещё их тысячи - по многим, многим (не только северным) местам, те, что не разобраны еще на дрова, завалившиеся и прогнутые, заколоченные и зияющие, простые избы и роскошные когда-то особняки, разные по виду, схожие по судьбе...
   Вообще же, немало таких брошенных домов в последнее время всё чаще занимают для летнего отдыха московские и питерские дачники.

   Люди, посмотревшие мир, много где побывавшие, всё чаще замечают прелесть относительно близких мест. На хорошей машине проехать 500 - 600 верст - не расстояние, вот и едут отдыхать люди самого разного плана, кто поохотиться - побраконьерить, кто попьянствовать, кто тихо пожить - на лоне дикой природы. В обратном же направлении (в обе столицы) идут бесчисленные лесовозы, везут, как говорится, народное богатство, но проданное кем-то. Здесь это пожалуй лучший бизнес. (По новому кодексу леса сдаются в аренду, контроль же возложен на местные власти.)
   ***
   ...Проехать удалось всего лишь мизерную часть великого края, но то и время, встречавшиеся названия деревень и посёлков вдруг нередко напоминали об Урале - Анфалово, Антипино, Вараксино, Ситниково, Потанино, Паново, Кадников, Красавино, Михалево, Симаново, Быково, Скородумово, Левинское, Логиново, Спицыно, Сычево, Харино... При этом всплывали порой в памяти фамилии XVIII века, сохранившаяся более или менее информация из тех переписей.
  
  
  
   К примеру, 1740 год, первопоселенцы Челябинской крепости:
  
   Харитон Усов, родом Вологодского города...; Игнат Панов - гор. Устюга; Дементий Калинин, родом Соли Вычегодской...; Никита Кондаков, родом отколь, сказать не знает, понеже с прежнего жилища свезен отцом в малых летах, токмо де отец его сказывал - с Тотемского уезду...; Пантелей Плешков, родом Вологодского уезда...; Ульян Тропин, родом с Устюга Великого...; Тимофей Чипышев - гор. Устюга; Филипп и Федор Воронины - с Устюга Великого; Лазарь Колбин, родом Вологодского уезда...; Иван Согрин, родом из города Устюга..., Осип Бухарин - с Устюга Великого, и т.д.
  
   Миасская крепость:
  
   Фома Трофимов - из Тотьмы; Петр Заслонов - Архангелогородской губ.; Осип Коптеев - из Тотьмы; Леонтий Пьянков - с Вологды; Михаил Анфалов - из Тотьмы; Марк Малков - с Устюга; Федор Соколов - Архангелогородской губ.; Федор Шадрин - из Тотьмы; Ульян Харин - из Тотьмы; Дмитрий Ильиных - из Тотьмы, Иван Таскаев - из Вологды; Василий Худяков - города Тотьмы, дер. Хариной... И т.д.
  
   Чебаркульская крепость:
  
   Дмитрий Портнягин, родом Архангелогородской губ., дер. Пестовой; Григорий Витязев - Устюжского уезда; Семен Ильиных - из Тотьмы; Федор Зеленин - сам Теченской слободы, а отец его был гор. Тотьмы дворцовый крестьянин; Афонасий Попов - города Тотьмы, дер. Климовской; Василий Башарин - Устюжской провинции; Иван Клыков - из Тотьмы; Иван Гординов - Вятской провинции... И т.д.
  
  
  
   Еткульская крепость:
  
   Елфим Печенкин - Устюжской провинции; Петр Попов - Важского уезда; Иван Смолин - города Тотьмы; Алексей Пономарев - гор. Тотьмы; Ананий Шатров - Устюжского уезда... Ну и т.д.
  
   Да и намного раньше еще, если вспомнить, примеров таких переселений много найти можно. Первый этап был - XVII век, переселение начиналось по царским указам, в основном служилых людей - "поморских городов казаков", "колмогорских стрельцов" и подобного же типа людей. Такие партии "служивых", за свой долгий путь до (Урала) Сибири, повергали нередко в ужас многие места, по которым проходили. Их проход можно сравнить с эпическими набегами татар на русские земли. Грабили, насиловали, когда и убивали... Сколько таких партий прошло за много лет? Или еще интересное упоминание: в 1630 году за Урал препровождено было 150 "девок" из Тотьмы, Устюга и Сольвычегодска. Предназначены они были в жёны русским поселенцам края, где был тогда (и долго еще) острейший женский дефицит. Однако, наряду с принудительной отправкой на новые места, практиковалась и вербовка невест-добровольниц. Наверняка тоже пример не единичный. Не говоря о ручейке перманентного переселения, так сказать - общественного, которое поначалу властями поощрялось, а потом испугало, стали запрещать... Но даже при противодействии процесс остановить не удалось. И, судя по переписи 1710 года, количество женского населения на Урале почти уже догнало мужское. Да и долго далее - уже в 19 веке, на всем его протяжении, а особенно в конце его - ручеёк этого переселения (наряду с большим потоком со всей страны) не иссякал. Можно просто, навскидку, открыть любую церковную книгу близлежащего к городу прихода, чтобы убедиться в этом. К примеру, 1873 год, Синеглазово: "Костромской губ и уезда крестьянин Алексей Коштанов и жена...", родилась дочь, восприемник у них - Сухомесовского пос. казак Николай Чудинов. Или - Баландинский приход: "Вологодской губ., Усть-сысойского уезда, Преображенской волости и села крестьянская девица Александра Савина" была крестной в семье дер. Прохоровой казака Семена Лепихина. Или, здесь же: "Костромской губ., Кологривского уезда, ...дер. Ревякиной крестьянин Ефим Бухалев и законная жена его...", родилась дочь, восприемники были их же земляки. И т.д. - не говоря уж о переселенцах с Вятской губернии, коих всегда было много.
   Вообще же - тема поморского переселения на Урал не нова и общеизвестна всем, кто интересуется подобным вопросом. Еще до т.н. революции эта тема была хорошо проработана. К примеру, кн. "Очерки по истории переселенческого движения в Сибирь" (М.1902): "Пашенных людей правительство переводило в Сибирь также по вызову и указу. Вербовались они главным образом в поморских городах (из нынешних - Вятской, Вологодской, Архангельской и Пермской губерний). Для некоторых местностей поставка определенного числа переселенцев была вменена даже в обязательную повинность". Жаль, что в советский период подобные книги практически исчезли из оборота, и многим потом пришлось долго "копать", чтобы заново открыть для себя, ранее давно известное. Пришедшая информационная эпоха дала новые возможности, в т.ч. в поисках забытых раритетов. В.П. Бирюков тоже занимался этим вопросом, и после - многие ещё... К примеру, книга - "Культура и быт рабочих горнозаводского Урала", где говорится, что "бегство крестьян из Поморья в Сибирь в XVII веке приняло огромные размеры", а Приуралье сделалось как бы перевалочной базой. В середине XVII века более половины всех жителей Кунгурского уезда составляли выходцы из Кайгородского, Сольвычегодского, также Важского и Устюжского уездов. И в книге "Приписные крестьяне 17 - нач. 19 в.в.", читаем - путь на Урал в XVII веке лежал через Вологду по северным рекам к верховьям Камы, ну и потом далее на восток. Большинство поселенцев - выходцы из черносошных северных волостей (Белоозера, Холмогор, Каргополя, Устюга Великого и других, вышеупомянутых). И т.д. Для многих людей Верхнее Прикамье стало новым местом жительства на много лет, кто-то осел там насовсем, но для многих, далее, всё же путь на восток был продолжен. Бывало по всякому, мы же говорим об общей тенденции тогда. Конечно, было бы глупо говорить, что сейчас это имеет какое-то значение, это просто историческая информация, к тому же более интересная именно уральским жителям, интересующимся генеалогией. Тем не менее, данный вопрос постоянно возникает и в современных исследованиях. К примеру, в работах А. Г. Мосина, Ю.В. Коновалова и т.д. На Уральском сайте Генеалогия можно найти немало интересного по этой тематике. Также интересна и примечательна в этом плане статья Е.Н. Сухиной - "Старообрядцы поморского согласия" (размещенная на Челябинском сайте http://www.uralgenealogy.ru/ На основе большой работы во многих архивах, сделана выборка выявленных документов по данной теме, выписаны многие фамилии, есть конкретные примеры и обобщения. Так что, любой интересующийся данной темой, может (не отходя от компьютера) узнать для себя много интересного. Положение здесь осложняет лишь полное отсутствие данных 3-й ревизии 1763 года, что не позволяет связать воедино многие имеющиеся данные. Однако, если вспомнить - ведь еще несколько лет назад не было и этого, так что прогресс налицо.
   ***
   ...Однако, всё же основное время на отдыхе, ему же, отдыху и уделялось, а многое проявившееся потом в сознании, тоже важное, делалось как-то между прочим, наспех. Так, незадолго до отправки в обратный путь, зашли в районный исторический музей. Глядя на стенды, бегло смотришь текст, и вновь привычно видишь много знакомых фамилий, указывающих на старо-древнюю связь с Уралом, точнее наоборот (не имея ввиду фамилий массовых и тех, по которым на вскидку нельзя сказать определенно). На стендах - история разных времен, композиции весьма насыщенные. ...На выходе из музея лежали для продажи пара небольших книжек - взяли одну в дорогу: В. Кондаков - "Хлеборобы и ратники", тираж 300 экземпляров. Мелкий шрифт, копеечная цена, даже книгой не назвать, так - брошюрка, возможно что и выпущенная на личные средства. Обобщая прочитанное, с сожалением приходится признать, что впечатления приезжего человека и автора данной краеведческой брошюры - оказались созвучны. Хотя, в принципе, такая же история как везде. Некоторые выдержки из "книжки". Про начало колхозных времен: "и все труды пропали даром, остались одни мозоли на руках, да боли в пояснице... рушили... выселяли...". Про начало войны (1941 год): "Получил повестку из сельсовета. Утром истопил печь, сварил чугунок картошки, разбудил детишек, сели завтракать. Хлеба не было. Потом помолился, оделся, взял походный мешок, расцеловал детей и вышел из дому". (Дети остались дома одни, т.к. мамы /жены/ к тому времени уже не было, умерла.) Вся книга, в общем, и состоит из таких вот "простеньких" воспоминаний и сюжетов, проще некуда. Военное и послевоенное время - "...постарели дома и вся деревня. Бабы и ребятишки оборванные. Родной брат... который из-за хромоты не воевал, до того исхудал на картошке и клеверных шишках, что... его сразу даже не узнал... Это так, к слову. Давно уже дер. Версеневская, а с ней и еще пять деревень из того "куста" в списках не значатся". И еще далее, через 30 лет: "до 1976 года колхозники паспортов не имели, их выдавали в исключительных случаях. Иначе многие, особенно молодежь, уехали бы в города, где жизнь была более легкой и справедливой... О тех, кто имел родственников в городах, говорить не приходилось. Многие в дальнейшем неплохо устраивали свою жизнь"... В общем-то, описаны стандартные судьбы, как и биографии бессчётных тысяч людей того времени - информации сейчас таковой с избытком. (Да только время для неё - уже прошло, т.к. эпоха сменилась.) Общее одно - началось то повальное бедствие с дикого потрясения Великого Октября и продолжалось большую часть советского времени, после чего и наступило благоденствие 1970-х г.г., короткое, как оказалось. Еще из "книжки", про современное уже время. Про лесные дела: "Подумай-ко, его уже рубят! А ведь лес незрелый, ему всего-то 60 лет. Что от него толку? Да, видно не зря лесорубы говорят, что нынче лес вызревает за одну ночь, стоит только вызвать лесников из Вологды". Просто мысли - рассуждения, в т.ч. - про затяжное пике сокращения русского населения. Также: "...Я рад тому обстоятельству, что этот умудренный жизнью крестьянин не дожил до нашего времени. Времени, когда школьники не понимают значения слова "хлебороб" применительно к нашему северному краю. Когда не только подросток, но и взрослый мужик с трудом различает колосья пшеницы и ржи. Которых, к слову, давно уже не сеют. Во многих полях вместо зерновых культур плодятся травы забвения... Поэтому я нисколько не удивился, когда летом прошлого года в Липках два бывших крестьянина, решив помочь родственнице обкосить траву внутри огороженного приусадебного участка, совершенно трезвые, по ошибке скосили несколько соток жита (ячменя). Смешно? ...".
   Хотя, конечно, могло быть и по-другому. Вот ещё - воспоминание о Соловецком монастыре, каким он был до т.н. "революции" - до того, как из него сделали СЛОНа. Работали здесь разные люди, не только монахи (но они тоже работали и руководили). "Различное оборудование мельниц, точилен, кузниц, пекарен и других мастерских (а их было множество) приводилось движение водой и лошадьми. Многочисленные монастырские здания, отстоявшие друг от друга на многие сотни метров, отапливались всего тремя печами. Дрова в них закладывали один раз в неделю и больше не открывали до следующей закладки. Тепло шло по обожженным глиняным трубам, зарытым в землю. А сколько делали квасу... Бочки были по 200 ведер. Глину для изготовления кирпичей квасили в траншеях по два - три года. Шили сапоги, одежду. Особенно поразило меня то, что в монастыре была своя гидроэлектростанция, на одном валу с которой работали еще несколько механизмов, в том числе, кажется, одна из мельниц. В море выходили свои рыболовецкие и пассажирские суда. Капитанами были монахи. Крупные, породистые коровы хорошо доили. Сливочного масла делали столько, что для продажи вывозили его пароходами в Англию. В отлично оборудованных, облицованных камнем погребах хранились многолетние запасы продуктов...". Простовата была сермяжная жизнь, однако основана была на чётких принципах, к тому же сытая, достойная и содержащая свободный потенциал к дальнейшему развитию. (Лично мне видится, в переносном смысле, образ России - до того, как из неё сделали такого же СЛОНа.) От управленцев зависит почти всё (то бишь от власти). Могло быть и по-другому в пресловутом 1917 году, всего-то будь верхушкой в России другая семья... А кто-то до сих пор верит в "неумолимый ход истории"... Ну, кому что больше нравится.
   Ну и в заключении может быть излишне длинного и отвлеченного цитирования: "...ходим по разоренному не столько временем, сколько людьми дому. Окна выбиты, все двери и ворота отворены настежь. Ветер шевелит обрывки обоев на стенах, гоняет различные бумаги, валяющиеся на полу избы...". Такое же впечатление производили и на нас, отдыхающих, подобные же, стоящие пока "избы". Всё же, брошенные вещи, не нужные в городе - это понятно. Но вот брошенные семейные фотографии производят еще более грустное впечатление. Подобное говорит лишь о печальном исходе-итоге когда-то большой семьи, в долгих трудах когда-то создававшей тот огромный дом и то, развалины чего остались в нём и вокруг. Жаль, что подобные примеры далеко не единичны...
   Сегодняшний русский север производит двойственное впечатление неопределенности своего настоящего состояния. С одной стороны, бросающаяся в глаза бедность значительной части населения, плохие дороги за редким исключением федеральных (в Вятском крае и федеральная трасса разбита, как после войны). Чувствуется, что финансовые реки здесь не текут. Мало производства (говоря мягко), и тому подобные, привычные "болячки", на которые обычно и внимания уже не обращаешь за столько-то лет - это общие проблемы для многих регионов. С другой стороны - всё равно, не смотря ни на что, кажутся более душевными и добрыми люди, бескрайними кажутся леса и земля - в общем, как говорится, простор природный. Что поначалу вызывает состояние некой эйфории от нахлынувшей свободы. Огромный край легко сохраняет свою таковую же притягательность и привлекательность. Стоит хотя бы лишь раз побывать в нём...
   Но это всё - только сиюминутные, сегодняшние впечатления. ...Настоящее будет меняться, как меняется всегда и сама жизнь. Вопрос в векторе изменений, хуже или лучше, или просто будет другое - возможно разное, и это покажет ближайшее будущее - ведь скорость жизни в новом веке растёт. Вполне может быть, что так называемый русский север в исторической перспективе будет не русским, а станет, скажем так, многонациональным (такими, как стали теперь Париж и Лондон...). Впрочем, подобные вопросы характерны уже не только для означенных северных мест, а для всей России в целом, а значит выходят за рамки этих путевых заметок.
   0x01 graphic
   ХРАМ В СЕЛЕ ВЕРХОВАЖЬЕ (ДО ЕГО РАЗРУШЕНИЯ)
  
  

ПО ДОРОГЕ В СЕЛО ШЕЛОТУ

0x01 graphic

ТИПИЧНЫЙ ДОМ ДЛЯ РАЙЦЕНТРА

  
  

ОЧЕНЬ СТАРАЯ ДЕРЕВЯННАЯ ЦЕРКОВЬ

0x01 graphic

ТЕПЕРЬ ЭТО ТОЛЬКО ДАЧА НА ЛЕТО...

0x01 graphic

РАЗРУШЕНИЯМ НЕТ ЧИСЛА...

ПРИГЛАШАЮ НА ЭКСКУРСИЮ ПО РУССКОМУ СЕВЕРУ:

0x01 graphic

0x01 graphic

   0x01 graphic
   0x08 graphic
  
   0x01 graphic

ТОТЬМА

0x01 graphic

0x01 graphic

ИЗ ДЕРЕВА ДЕЛАЛИ ДАЖЕ ДОЖДЕВЫЕ СТОКИ!

0x01 graphic

0x01 graphic

0x01 graphic

0x01 graphic

  
  
   0x08 graphic
0x01 graphic
  
  
   0x08 graphic
  
  
   0x08 graphic
  
   0x08 graphic
0x01 graphic
  
  
   0x08 graphic
  
  
   0x08 graphic
  
   0x01 graphic
   0x08 graphic
"ЭКСКУРСОВОД" ВОДИТ НАС ПО ДОМУ...
  
   0x01 graphic
   МЕДНЫЙ КОЛОКОЛЬЧИК, ПОДВЕШИВАЕМЫЙ КОРОВАМ
   0x01 graphic
   МУЗЕЙНЫЙ ЭКСПОНАТ: КАЗЕННЫЙ ЛЕСНОЙ ОБХОДЧИК
   0x01 graphic
   0x08 graphic
  
  
   0x01 graphic
   0x01 graphic

ДЕРЕВНЯ УРУСОВСКАЯ В XIX-XX ВЕКАХ, ДО ВЕЛИКИХ РАЗРУШЕНИЙ...

   0x01 graphic

ДАЛЬ ВЕЛИКАЯ, НЕРАЗУМНО ИСПОЛЬЗУЕМАЯ...

АВТОР: Андрей Григорьевич Любимов, Южно-Уральское Региональное Отделение Ассоциации генеалогов-любителей, город Челябинск.

Е-mail: al_an64@mail.ru

___________________________________________

Редактор газеты "Союзная мысль" - Щеткова Ольга Анатольевна. Южно-Уральское Региональное Отделение Ассоциации генеалогов-любителей, город Челябинск.

.

  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"