Kudesnik: другие произведения.

Ключ от Вселенной

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
  • Аннотация:
    Для участия в конкурсе "Мир Хроник Реликта".


Ключ от Вселенной

  
   "Невозможно решить проблему на том же
   уровне, на котором она возникла. Нужно
   стать выше этой проблемы, поднявшись на
   следующий уровень."

А. Эйнштейн.

  
  
   Эпизод один
  
   Каменистая планета-гантель, совершив очередной виток в пространстве, хаотично вращаясь, медленно приближалась к гигантскому бесформенному студню из звёздной плазмы - наиболее распространённой разновидности солнц в этой Вселенной. По мере её приближения к светилу, поток лучистой энергии, падающей на поверхность, увеличивался и замёрзшая атмосфера планеты, преимущественно состоявшая из углекислого газа, начала оттаивать, оживив заледенелый мёртвый мир паровыми грибами углекислотных гейзеров выстой в несколько сотен метров. Уже через несколько месяцев по земному времени плотный туман из взвеси мелких капелек углекислоты окутал пробуждающуюся космическую гантель белым клубящимся коконом. Когда до размытой границы раскалённого варева аморфного солнца оставалось порядка пяти световых минут, оттаявшая поверхность планеты уже была скрыта за непроницаемым слоем облаков, который в жёлто-оранжевых лучах светила напоминал струящийся тёмными разводами дымчато-золотистый панцирь.
   Поверхность и атмосфера неумолимо разогревались, подстёгиваемые парниковыми эффектами и сложным, почти хаотическим, вращением планеты. К моменту её выхода на субстабильную долговременную орбиту среднесуточная температура у поверхности достигла точки плавления серы и некоторых легкоплавких металлов. После более чем трёхсот лет космической зимы на планету пришли не менее долгие весна и лето: неспеша таяли "ледники" из серы, олова, селена и других элементов, заполняя собой озёра, которые объединяясь, разливались целыми морями и реками из серы и жидких металлов. Атмосфера бурлила мощными кислотными ураганами и ливнями, которые, изливаясь на металлические озёра, образовывали твёрдый покров из окислов. Взламываемый и относимый течениями, он скапливался у берегов, создавая причудливые разноцветные наносы, каньоны и гроты.
   Сквозь прошлогодние и новые наносы оксидных "грунтов" стали пробиваться первые ростки растений. Некоторые из них состояли из цепочек непрозрачных и полупрозрачных кристаллов, другие - из стеклоподобных стеблей и листьев, третьи были словно сплетены из множества металлических нитей... Погодные условия не оставляли местной флоре времени на долгую "раскачку" и уже через каких-то полгода вся поверхность планеты утопала в этой растительности, среди которой сновали не менее удивительные существа.
   На поверхности планеты особняком выделялись необычные массивные сооружения, издали напоминающие крупные пушистые муравейники. При беглом взгляде можно было подумать, что эти формы образовались в результате разрушения каменистых и оксидных горных вершин местными ветрами, кислотными дождями и большими перепадами температур. Но внутри них, по мере прогревания многометровой толщи стен, медленно просыпалась жизнь. Необычная, как и всё на этой планете. В её основе лежал кристаллический углерод - алмаз, одно из самых твёрдых веществ, известных человеку.
   Прошло ещё немного времени и пушистые холмы зашевелились, а затем распались, ссыпавшись вниз мириадами больших существ, похожих на волосатых гусениц длиной от четырёх до шести метров. Их кристаллические полупрозрачные тела блестели в лучах солнца, словно продолговатые друзы сросшихся мелких кристаллов горного хрусталя, усеянные огромным числом тонких гибких полупрозрачных "волосков".
   Будучи неорганическими существами, они обладали впечатляющими характеристиками в боевом плане. Против врагов или опасных существ, способных противостоять Караксиду - так впоследствии назвали этих существ - использовался направленный выброс гравитационной энергии. На ближней дистанции шёл в ход электрический разряд миллионов вольт, который накапливался на длинных иглах-"волосках" этих существ.
   Полёт одного Караксида, а тем более группы, сопровождавшийся сухим треском электрических разрядов, можно было увидеть издалека. Отражая и преломляя свет местного палящего солнца, они переливались всеми цветами радуги, погружая обширную поверхность вокруг себя в яркое чарующее многоцветье хаотичных световых переливов. Но насколько были красивы эти существа, настолько они были опасны и бесчеловечны по меркам человеческих представлений о добре и зле. Психология Караксидов - это психология агрессивного роя, который не останавливался ни перед чем для достижения своей цели. В этой и ближайших планетных системах Караксиды доминировали безоговорочно. Распространяясь по Вселенной, они меняли орбиты планет, поведение местных звёзд и даже само пространство для создания приемлемой для них среды обитания. И тут не идёт речь о каких либо переговорах, разделении среды обитания или порабощении, нет, это - террор гораздо более исконной природы - вид неорганического разумного мира, который просто течёт по планетным системам тысячами особей, рассматривая любой вид разумной жизни, способной им противостоять, как угрозу существования их колонии.
  
   Так продолжалось уже много миллионов лет. Растения и животные рождались, росли, боролись за существование с другими растениями и животными, умирали. Караксиды - вершина пищевой и разумной цепочки фауны этой планеты - организовывались для очередного регулирующего похода по своим владениям и расширения ареала своего обитания. Всё текло своим размеренным чередом. Но не в этот, злополучный для человека, очередной виток планеты-гантели вокруг светила - она на огромной скорости налетела на какую-то невидимую преграду, которой раньше здесь не было. Мощнейший удар разорвал космическую гантель на два деформированных сферических осколка, полностью разрушив её центральную часть. Один осколок на внушительной скорости устремился к поверхности солнца. Может быть Караксиды и сумели бы его остановить и даже предотвратить фатальное столкновение, но в тот момент их общественный разум только пробуждался после долгой спячки и испытывая информационный голод, не смог оперативно среагировать на быстро меняющуюся обстановку в планетной системе. Менее чем через час звезда безвозвратно поглотила падающую на неё часть планеты. Второму осколку повезло больше. Он получил противоположный импульс и довольно быстро начал уклоняться от своей первоначальной орбиты, устремляясь в свободный полёт по Вселенной.
   Какое-то новое явление так-же нанесло непоправимый вред центральному светилу. Всего через сутки оно начало съёживаться, быстро уменьшаясь в размерах. В его спектре стали преобладать красные составляющие. "Сдувшаяся" звезда уже не могла обеспечивать остатки планеты необходимой энергией.
   На этот остывающий осколок со всех уголков обжитой Караксидами части Вселенной прибывали всё новые и новые группы с одной и той-же информацией о гибели или сильной дестабилизации планетных систем. Так постепенно образовывался невиданный ранее гигантский и очень агрессивный рой с единым разумом, управляемый и движимый одной целью - выжить любой ценой.
  
   То же время. Соседняя Вселенная.
   "-- ...всем внимание! До столкновения осталось десять секунд, девять, восемь..." - каждый отсчёт, словно удар хлыста, отзывался в душах всех людей, собравшихся у мониторов, установленных в каютах, смотровых площадках, кают-компаниях и рубках временных космических убежищ, созданных людьми для своего спасения. Колыбель человечества, что так долго выхаживала, заботилась и терпела своих отпрысков, стала главным действующим лицом грандиозной драматической постановки, в которой земляне были зрителями или невольными участниками-статистами.
   Планета и всё живое, что осталось на ней, словно почувствовали скорый и ужасный финал. В минуту замолчали и затаились в гнёздах все птицы, пытаясь закрыть крыльями от невидимого врага своё потомство. Животные замерли в неподвижных напряжённых позах, ощущая надвигающуюся опасность и готовые в любой момент сорваться и убежать от неё. Насекомые попрятались в своих убежищах, щелях и норах. Только пчёлы, осы и шершни, кружа вокруг своих гнёзд, агрессивно гудели, проявляя готовность сразиться с любым врагом... На всей Земле воцарилась страшная тишина, кое-где нарушаемая последним отсчётом, доносившимся из мониторов, установленных в бункерах-убежищах для тех, кто не успел или не захотел покидать планету.
   "-- ...три, две, одна. Литосферный контакт!" -- Планетарный шар медленно приблизился к огромному скоплению наугалей, видимых только на грависканерах, и метр за метром начал сплющиваться. Удар пришёлся на южную часть Тихого океана в районе архипелага Туамоту. Острова Французской Полинезии посекло невидимыми лезвиями на мельчайшие куски. Затем дошла очередь до океанических и континентальных плит. Они ломались, словно скорлупа, ударяясь и наползая друг на друга. Колоссальные силы начали выворачивать Австралию и часть Южной Америки, пытаясь перевернуть их вертикально - словно гигантский ледокол ломал льдины, притапливая одну их сторону и приподнимая над водой другую. Магма многокилометровыми фонтанами вырывалась из чрева планеты, разбивалась о невидимое скопление наугалей и застывала, образуя причудливые пространственные структуры. Океаны сорвались со своих насиженных миллионы лет мест и ринулись в бессмысленную атаку на невидимого врага...
   Чуть больше месяца продолжался активный процесс столкновения. Бирюзовая планета, что не одно столетие удивляла космических исследователей своей красотой, перестала существовать и застыла деформированной полусферой, напоминающей мексиканскую шляпу, на прокрустовом ложе из наугалей.
   Ядро Земли начало остывать, на что указывало постепенное снижение её магнитного поля. Большая часть океанов исчезла навсегда. В атмосферу были выброшены миллиарды тонн пыли, ядовитых газов и водяных паров. Разрушительные ядовитые ураганы и смерчи стали частыми гостями на сохранившейся части планеты. Они сотнями бороздили воздушный океан планеты, водя хороводы смерти для любого выжившего существа, которое попадало в них. Некоторые торнадо сталкивались, объединяясь в более крупный смерч. Он замедлялся, но не разрушался, подпитываемый время от времени всё новыми и новыми атмосферными "водоворотами". Когда размер одного из таких атмосферных монстров достиг почти тысячи километров в диаметре, его масса перевалила за критическую и он перестал перемещаться. Так образовался "глаз стабильности" - небольшой круглый участок исковерканной, но относительно спокойной и пригодной для жизни поверхности суши, входившей некогда в единый евразийский континент. Внутри него воздух стал очищаться благодаря фильтрующим и блокирующим свойствам стенок смерча, а погодные условия становились более-менее пригодными для обитания живых существ.
   Поначалу земляне наблюдали с интересом за этой, будоражащей воображение, катастрофой и её последствиями с безопасной дистанции временных космических убежищ, которые человечество, объединив усилия, успело возвести для своего спасения. Однако со временем интерес стал пропадать, и этот новый причудливый мир, который можно было наблюдать на мониторах или со смотровых площадок, стал обыденным явлением. Новые поколения всё меньше обращали внимание на изуродованную планету, поглощённые решением своих текущих задач и проблем. Их уже не особо волновали проблемы, связанные с наугалями, космориумом и переселением на какие-то абстрактные планеты. Для них это была данность и основная масса людей не очень представляла, что могло или может быть иначе. Космос становился для них родным домом...
   Совсем по-другому обстояли дела у выживших или вернувшихся на искалеченную планету. Перед ними стал непростой выбор: найти планету, пригодную для жизни, переселиться сейчас и откатиться в своём развитии на сотни лет, превратившись в аграрное общество с преобладанием натурального хозяйства и сомнительным будущим или "прыгнуть выше головы", превратившись в расу людей, способных к развитию и выживанию даже в самых экстремальных и экзотических условиях и только затем искать себе новый дом.
   Люди избрали второй путь. Поначалу они делали очень много ошибок. Но со временем, благодаря компактной системе проживания и постоянной необходимости выживать, они выбрали оптимальную стратегию развития.
   Прошла не одна сотня лет, сменился не один десяток поколений тех, кто остался на Земле. Мозг и тело человека уже не требовали вмешательств. Каждое новое поколение укрепляло и улучшало способности, развиваемые предками синтетически. Всё, что не удалось культивировать в человеке, вобрали в себя кибернетические системы, ставшие его незаменимыми спутниками и партнёрами. Люди созрели в своём желании и возможностях к переселению в новый мир и полностью заслужили это право.
   На протяжении всей истории переселения людей к новым, пригодным для жизни планетам, они сталкивались с самыми различными неприятностями и опасностями. На первый взгляд гостеприимная планета оказывалась пристанищем на редкость негостеприимных местных существ, желания которых, подкреплённые ураганно развитыми способностями и возможностями в процессе жестоко усилившегося естественного отбора, представляли реальную опасность для человека. Изредка в Космориум проникали существа и даже целые колонии необычных жителей других измерений многомерного мира, которому принадлежала наша Вселенная. Они тоже искали для себя более-менее спокойный мир-пристанище. Уже осваиваемые планеты нередко оказывались лакомым куском для деградировавших потомков людей, промышлявших обыкновенным разбоем. И хотя переселенцы могли оказать достойное противодействие незваным агрессивным гостям, тратить энергию и время на оборону было слишком расточительно. Для реагирования на всякие непредвиденные ситуации, связанные с безопасностью поселений, было создано специальное подразделение ГРОМ, подчинявшееся Координационному Совету - верховному органу управления всеми структурами и поселениями людей.
  
  
   Эпизод два
  
   Лёгкий ветерок нежно гладил ветви деревьев, лениво тормошил насыщенно-зелёную листву, заставляя этих кряжистых великанов, возраст которых насчитывал не одну сотню лет, тихо шептаться друг с другом. Мелкие волны с лёгким плеском накатывали на берег, пытаясь загнать плавающую тёмно-зелёную водоросль на берег... Небольшие существа, вооружённые четырьмя плавниками и увенчанные чем-то наподобие гибких и вечно движущихся рожек, резвились на мелководье. Изредка один из них выпрыгивал из воды и неуклюже плюхался обратно, поднимая вокруг себя мелкие брызги и на мгновение распугивая стайку. Время от времени один из ложных пластунов, так называли этих существ, поднимал свои рожки, оканчивающиеся парой глаз приспособленных для видения в атмосфере, и внимательно осматривал окрестности.
   Вдруг стайка резко прекратила играть и бросилась врассыпную... Егор осмотрел слегка возмущённое зеркало реки и увидел источник опасности, который так напугал этих безобидных существ - небольшая чёрная головка, украшенная красным паутинообразным узором, рассекала воду, оставляя на ней кружевной след волн. Периодически она полностью исчезала под водой, позволяя в прозрачной толще воды рассмотреть изящное змеевидное тело азаруса, которое из-за рефракции на водной ряби казалось неестественно большим.
   Один из ложных пластунов нашёл прибежище на массивном стебле сцирпуса, отдалённо напоминающего крупный земной камыш. Он прижался к стеблю и буквально слился с ним, отобразив на коже своего сплющенного тельца даже рисунок волокон стебля. Лишь легкое движение рожек-глаз выдавало его местонахождение. Но и азарус был не так прост. Он, не обращая никакого внимания на Егора, приближался к ложному пластуну по зигзагообразной траектории, определяя местоположение своей жертвы по электромагнитным колебаниям, создаваемым её нервной системой. Близилась развязка... Егору очень хотелось спугнуть азаруса - он невольно начал переживать за пластуна - как вдруг в его голове тонкой струной запел сигнал запроса на мыслеконтакт. В этот момент азарус достиг места атаки и уже был готов атаковать свою жертву мощным пси-импульсом, который разрушал её нервную систему и обездвиживал, но неожиданно ложный пластун буквально взорвался, увеличившись в размерах в несколько раз. Он колыхался на стебле, отслеживая положение хищника, его глаза-антеннки мелко вибрировали. Пластун распахнул рот, усеянный сотней очень острых зубов и сделал выпад в сторону азаруса... Егор не ожидал такого поведения и буквально застыл, наблюдая удивительную картину боя. Однако повторный сигнал вывел его из этого состояния и заставил собраться. Тут же картина боя, которую Егор воспринял как реальную, изменилась - он увидел ложного пластуна, прижавшегося к стеблю, от которого с шипением и неподдельным неудовольствием уплывал азарус. Атакующий пыл его был сбит жёстким мыслеответом этого маленького существа, которое изо всех сил старалось поддерживать в мозгу врага образ своего довольно агрессивного родственника - представителя подвида хищных пластунов.
   Егор обрадовался столь неожиданной и удачной развязке поединка, невольным свидетелем которого он стал, и наконец-то ответил на вызов.
   -- Ты чего не отвечаешь!? -- в голове Егора возник недовольный образ его сослуживца и друга. -- Я чувствую твою мыслесферу, но ты меня игнорируешь!
   -- Ян, всё в порядке. Я внемлю! -- Егор послал ободряющий доброжелательный мыслеответ, приправив его долей ехидства.
   -- Завтра с утра нас ждут в управлении ГРОМа, - последовал ответ. - Есть не очень добрые вести... В системе Орла сканеры обнаружили трансформацию неупорядоченных наугалей в Кристалл. В пятой АПС "загорелась" звезда.
  
   Аномальные Планетные Системы, или, как их кратко называли - АПС, были примечательны тем, что наугали, по какому-то неизвестному стечению обстоятельств, не повредили их структуру, а сгруппировались у границ этих систем. Таких островков стабильности, свободных от наугалей, в пределах Космориума было крайне мало. Поэтому они представляли огромную ценность для человечества как потенциальные миры для переселения. На планетах АПС создавались посты контроля и наблюдения, снабжённые стационарными станциями струнного перехода и ретрансляторами мыслесвязи. С такой станции можно было мгновенно переместиться на любой космический объект, снабжённый аналогичным оборудованием. Для этого станции синхронизировали свои генераторы струн, что гарантировало прибытие в точку приёма без риска быть развеянным на элементарные частицы по всей Вселенной.
  
   -- Это плохо. -- Лицо Егора нахмурилось. -- Послали МАКСы для зачистки?
   -- Нет. Был послан стандартный СПАС отряд с группой учёных и специальным оборудованием. Они вчера подтвердили проникновение Караксидов. Сегодня не вышли на связь...
   -- Вашу мать!.. -- не сдержался Егор. -- Моя встреча с Караксидами ничему не научила Совет!? Им мало моего отряда?!
   -- Пока ты проходил реабилитацию на Земле II, учёные и аналитики выдвинули довольно смелую гипотезу о...
   -- Чепуха! -- прервал Егор Яна. -- Совет не считается с человеческими потерями. Они могли послать только киберов.
   -- Не могли. Ситуация нестандартная и нужно было присутствие людей. Всё. Не буду отбирать у тебя оставшиеся часы отдыха. Завтра всё узнаешь. До встречи.
   -- Да какой уж теперь отдых... -- подумал Егор, отключившись от собеседника.
   Он присел на небольшой пень у реки. Тяжёлые воспоминания о недавней спасательной экспедиции в систему Ската нахлынули с новой силой. Картины боя с Караксидами словно вплавились в его память...
   Ничто тогда не предвещало опасности. Сканеры в очередной раз зафиксировали трансформацию разрозненных наугалей в Кристалл на границе третьей АПС в звёздной системе Ската. Трансформации наугалей в Кристаллы на границах Аномальных Планетных Систем происходили и ранее и не были каким-то новым явлением. Кристаллы были нестабильными образованиями и по прошествии нескольких дней благополучно распадались, не влияя на структуру и стабильность АПС. Но не в этот раз. После образования Кристалла детекторы зафиксировали изменения в спектральном составе центрального светила АПС. Физические расчёты показывали, что так звезда может реагировать на появление очень мощного потребителя её энергетических ресурсов. Поведение Кристалла тоже не было обычным: он медленно дрейфовал по направлению к четвёртой от звезды планете. Структура его усложнялась: из неупорядоченной друзы лезвий наугалей он превращался в космических масштабов объект, формой напоминающий кристалл кальцита.
   Систему струнных переходов к третьей АПС начало лихорадить. Обеспечить стабильный резонанс с любой из станций в этой планетной системе не удавалось, несмотря на многочисленные попытки автоматических систем и обслуживающего персонала блокировать пространственное распыление струны.
   Ситуация становилась критической. На планете, к которой устремился Кристалл, находилась большая исследовательская группа и несколько колоний людей, начинавших осваивать новый мир. Лихорадка, охватившая центральную звезду, могла их всех погубить в считанные дни. Нужно было срочно восстановить стационарную станцию струнного перехода к этой планете.
  
   -- ...приказ - установить причину распыления струны в третьей Аномальной Планетной Системе, восстановить функционирование базовой станции перехода, спасти людей.
   -- Есть установить причину распыления струны в третьей Аномальной Планетной Системе, восстановить функционирование базовой станции перехода, спасти людей! -- подтвердил мыслеприказ Егор Ковалёв, командовавший СПАС отрядом и находившийся в тот момент на боевом дежурстве.
  
   Специализация отрядов быстрого реагирования СПАС, входивших в подразделение ГРОМ, была больше техническая, нежели боевая. В их состав входили двое "широких" специалистов, способных быстро решать разносторонние задачи технического плана, врач и пятеро военных. Но главной силовой и боевой составляющей этих отрядов были МАКСы - Многофункциональные Автономные Кибернетические Системы - венец технического творения человека. Компактный аннигиляционный реактор, антигравитационный движитель, нанокерамическая броня, полевая защита "Платан", гравитационные захваты и буры, лазерные и антипротонные пушки, сложнейший наномозг, анализирующий окружающую обстановку на основании нескольких десятков датчиков электромагнитного, гравитационного и акустического полей - вот что такое был МАКС.
  
   Воспользовавшись мобильным струнным телепортом одного из МАКСов, группа появилась на противоположной стороне планеты от точки размещения станции. Так как её работоспособность не была полностью нарушена, телепортация на более близкую дистанцию была невозможной из-за большой вероятности возникновения перекрёстного резонанса струнных генераторов. Это привело-бы к рассинхронизации струны и отправило отряд спасателей в путь, у которого нет конца.
   В небе пылал ослепительный голубой шар местного потревоженного светила. Атмосфера планеты болезненно отзывалась на многократно возросшую светимость звезды сполохами атмосферных сияний. Обрушившийся коктейль из высокоэнергетических заряженных частиц, ультрафиолетового и рентгеновского излучения разрушал верхние слои атмосферы угрожающими темпами, порождая атмосферные электрические разряды невиданной силы. Температура на поверхности росла угрожающими темпами, что предвещало скорую гибель всех экосистем и превращением планеты в обугленный шар.
   Сопровождаемый этой световой, электрической и тепловой феерией, отряд двинулся в путь к станции. Пара МАКСов создавали локальную пространственную струну, позволяющую отряду за один прыжок преодолевать от пятисот до тысячи километров. Большая часть пути от места прибытия к станции прошла без эксцессов. Однако каждый член команды чувствовал, как возрастала интенсивность необычного пси-излучения по мере приближения к станции - словно что-то огромное и враждебное почувствовало прибытие людей и внимательно наблюдало за их действиями. Это излучение не было похоже ни на одну из разновидностей пси-излучений живых существ, с которыми сталкивался человек в своих путешествиях по мирам. Спектр его был намного шире и сложнее, хотя отдельные его гармоники можно было приближённо спроецировать на эмоциональный состав пси-гармоник человеческой психики.
   Егор время от времени пытался определить источник этого враждебного излучения. Но как только он устремлялся по его градиенту, эмоциональная окраска пси-поля менялась и его интенсивность резко уменьшалась до уровня шумов.
   Километр до станции... Боевая киберобойма, сопровождающая отряд, сообщила о проникновении в периметр безопасности группы странных подвижных образований, выглядевшие на сканерах пушистыми гусеницами, сплошь облепленные миниатюрными отражателями. Однако эти существа были куда более проворны и передвигались над поверхностью, быстро приближаясь к спасателям. В зоне визуального контакта удалось рассмотреть этих существ. Они действительно напоминали гусениц семейства арктиид. Поверхность их тел, длиной от четырёх до пяти метров, была словно усыпана кристаллами горного хрусталя и покрыта веером тонких полупрозрачных игл. Время от времени иглы производили волнообразное движение от головы к хвосту, издавая потрескивающий звук. Этот звук производили мириады электрических разрядов, проскакивающих между концами игл.
   Отряд прекратил движение и рассредоточился, приняв выжидательную позицию. С Караксидами в первый огневой контакт вступил искусственный разум МАКСов. Три кибера сместились от границы периметра, сформировав "вилку" и преградив путь Караксидам.
   Егор и до этого ощущал незримую враждебность этих существ. Но манёвр киберов буквально всколыхнул пси-поле, расцветив его красками необузданной агрессии. В следующий момент ведущий Караксид вспыхнул вторым солнцем, залив все вокруг морем света и заставив сработать оптическую защиту шлемов. Это не позволило рассмотреть, что произошло между киберами и Караксидами в самом начале схватки.
   Все члены команды Егора были высококлассными мастерами своего дела. И невозможность оценивать обстановку визуально полностью компенсировалась их способностью "видеть", "общаться" и оценивать её без использования зрения и слуха, всецело полагаясь на гипертрофированно развитую способность мозга воспринимать малейшие возмущения различных физических полей в окружающем пространстве.
   Егор видел на пси-уровне ошеломительно быструю атаку Караксидов на киберобойму: мощнейший гравитационный импульс, способный разнести в пыль гору небольших размеров, посланный в направлении одного из киберов, оставил на своём пути расплавленный поток бурлящего кремнезёма и плазменный шлейф из раскалённых газов атмосферы. Силовой щит "Платан" атакуемого МАКСа вспыхнул ослепительным белым светом, пытаясь рассеять энергию столь мощного удара.
   Моментально ответили тяжёлые антипротонные и лазерные пушки двух других киберов, погрузив поле боя в океан лучистой энергии. Караксиды от попаданий лазерных орудий вспыхивали мириадами зелёных лучей, превращаясь в ощетинившихся световыми иглами дикообразов. Выстрелы антипротонных пушек выжигали на своём пути всю материю, создавая в атмосфере вакуумные каналы, которые незамедлительно схлопывались с резким сухим щелчком. Удачный триплет из двух лазерных и антипротонного импульсов уничтожал Караксида и тот эффектно взрывался грудой мелких кристаллов с характерным звонким звуком разбивающегося хрусталя.
   Однако оружие противника было не менее эффективным. Гравитационные разряды хотя и рассеивались силовыми щитами, но не полностью. Часть энергии проникала сквозь "Платан", разрушая и разогревая нанокерамическую броню. Защитные оболочки МАКСов уже светились вишнёвым светом, что было очень опасно для святая святых этих систем - их наномозга.
   Система охлаждения кибера, принявшего на себя первый удар Караксидов, после очередного попадания отказала и наномозг вышел из строя. Его реактор мгновенно перешёл в режим гашения реакции. Не получая необходимого количества энергии, МАКС резко прекратил маневрирование и неуправляемым многотонным болидом устремился к поверхности. Уже на излёте его настиг очередной гравитационный разряд. Сверхпрочная нанокерамика превратилась в шар серебристой пыли. Ничем не удерживаемая, остаточная энергия реактора вырвалась наружу. Через несколько секунд температура в зоне огневого контакта превысила температуру на поверхности звезды. Слепящее облако плазмы из раскалённых газов атмосферы, грунта, испарившихся базальтовых и гранитных выступов разрасталось угрожающими темпами.
   Нужно было уводить людей. Егор послал мыслеприказ команде уходить в сторону станции струнного перехода. Миновав вершину массивного каменистого холма, люди увидели защитные купола станции. До входа в безопасную зону оставалась какая-то пара сотен метров...
   Гравитационный удар одного из Караксидов прорвался сквозь полевую блокаду воюющих киберов. Четвёртый МАКС, прикрывавший отход людей, мгновенно развернул "Платан", пытаясь экранировать смертоносный поток энергии. Но как бы ни была высока реакция МАКСа, часть энергии, разрывающая даже внутриядерные связи, разметала людей по склону холма. Всем естеством люди почувствовали, как надрывно загудела наноброня спецкостюмов, отражая убийственный поток энергии, радиоактивного излучения и града камней.
   Через несколько секунд Егор уже был в состоянии оценивать окружающую обстановку на пси-уровне. Он разблокировал свою мыслесферу и увидел изумрудные источники пси-излучения четверых членов команды и голубоватые энергококоны трёх МАКСов, двое из которых приближались к холму.
   -- ...Четверо!? Где-же остальные? -- внутри у Егора всё похолодело. Многократно расширив радиус пси-восприятия, он увидел, как спешно покидают место огневого контакта оставшиеся Караксиды, как пульсирует, угасая, реактор одного из МАКСов и... слабый, на грани чувствительности, диффузный сигнал органики на месте срезанной, словно гигантским ножом, вершины холма. Он всё понял: трёх солдат и техника смело и разорвало на молекулы и атомы вместе с вершиной холма, спасшей жизнь оставшейся части отряда.
   При неусыпной поддержке МАКСов выжившие спасатели, собравшись, снова двинулись к станции. Приблизившись к куполу системы допуска, отряд, по команде Егора, остановился. Пси-зрением он не прекращал следить за оставшимися Караксидами. Отдалившись на довольно большое расстояние, они так же прекратили движение и сгруппировались в плотный кокон. Кокон засветился алым цветом - так он выглядел в ментальном поле - и в следующее мгновение исчез. Но от Егора не ускользнуло возмущение пространства и полей вблизи Кристалла - неорганические твари телепортировались к Кристаллу и судя по всему, скрылись внутри!
   Вокруг всё стало тихо и спокойно, словно не было никакого боя. Кристалл хранил холодное молчание, ничем не выдавая своё присутствие в пси-поле, оставаясь непроницаемым для зондирования. Лишь атмосферное зарево расплавленного грунта и раскалённого воздуха напоминало о недавнем жестоком бое. Но несмотря на эту тишину и кажущееся спокойствие, каждого члена команды не покидало чувство, словно кто-то или что-то подвёл команду к определённой черте и ожидал "нужных" действий с её стороны.
   -- Это ловушка, командир! -- подтвердил подозрения Егора сержант.
   -- Если Караксиды уничтожат станцию, мы потеряем "толстый" канал телепортации. -- подключился в разговор Техник. -- И не сможем эвакуировать местное население.
   -- Всем рассредоточиться и занять позиции по периметру станции. -- отдал мыслеприказ Егор. -- Мы не можем войти в неё. Станция будет атакована, как только мы снимем "Платан".
   Он понял, что сделал всё верно и команда не произвела так ожидаемых кем-то "нужных" действий по резко усилившемуся ментальному давлению на мозг. Снова возникло ощущение, будто кто-то огромный и агрессивный смотрел на них откуда-то с орбиты планеты. Преодолевая дикое желание закрыть мозг от ментального давления, Егор проследил его источник. Он находился в Кристалле. Что-то знакомое было в спектре этого пси-поля. Он его ощущал буквально минуты назад...
   "-- Это же ментальное излучение Караксидов. Но не одного, а целого роя! Вот почему он был такой сложный!..." - догадался Егор.
   Заняв позицию под громадным валуном, он увидел, как горизонт осветился ярким голубым всполохом - реактор разрушенного МАКСа окончательно вышел из под контроля и взорвался. План по проникновению в станцию созрел моментально.
   -- МАКС один и три, отойти от станции на сто километров. Систему телепортации перевести в режим передачи энерговспелеска. Точка выхода энергии - Кристалл.
   -- Маэстро один, -- это был условный позывной техника, -- быть готовыми по сигналу отключить "Платан" станции на десять секунд.
   -- МАКС четыре! Задача - блокировать любое воздействие на станцию, пока мы не проникнем внутрь.
   Удостоверившись, что все заняли нужные позиции, Егор дал сигнал технику к началу операции. Через три секунды силовой щит станции схлопнулся. Тут же структура Кристалла резко изменилась. Его неправильная кальцитоподобная форма приобрела правильные, даже изящные черты трехмерного кардиоида, острая часть которого смотрела в сторону станции. Егор почувствовал, что Кристалл начал создавать какие-то вибрации...
   -- Эта дрянь синхронизируется со станцией!!! -- сквозь рой сообщений пробилось до Егора сообщение Техника.
   -- МАКС один, три! "Платан" - ноль. Реакторы - максимум!
   Тераватты энергии, рожденные в аннигиляционном взрыве реакторов, ринулись в чрево Кристалла. В небе вспыхнуло второе солнце.
   -- Все в станцию!!! -- рявкнул Егор...
  
   Брызги воды, неожиданно попавшие на лицо, заставили Егора вернуться из воспоминаний в реальность. Один из ложных пластунов, выставив рожки с глазами над водой, с любопытством рассматривал человека. Егор посмотрел на него, хмыкнул и послал лёгкий пси-шлепок этому сорванцу. Пластун резво подпрыгнул над водой, неуклюже плюхнулся, подняв каскад брызг, и снова влился в резвящуюся стайку своих собратьев.
  
  
   Эпизод три
  
   "-- ...код узла SR2HX6C, код станции 6XX6VHZ", -- подтвердив координаты приёмной станции, Егор инициализировал двухступенчатый процесс струнного перехода на Землю I, где располагалось управление подразделения ГРОМ.
   Через мгновение наностена отсека транспортировки стала полупрозрачной. Это же служило сигналом окончания процесса телепортации.
   "-- Ян, я на месте", -- предупредил своего друга и сослуживца Егор, обнаружив его по знакомому спектру пси-излучения.
   С Яном, в помещении специнформатория, находился Шайдуров Владимир Викторович - руководитель подразделения ГРОМ и член Координационного Совета, Страхов Богдан Леонидович - начальник технического сектора ГРОМа и ещё несколько незнакомых людей, обладавших характерным для учёных спектром пси-излучения.
   "-- И впрямь что-то серьёзное затевается, раз сам Шайдуров почтил нас своим присутствием...", -- размышлял Егор, перемещаясь по коридорам управления.
   Через три минуты он подошёл к специнформаторию и приоткрыл свою пси-сферу для сканирования. Сопоставив пси-излучение мозга Егора со спектрограммами пси-излучения людей, которым в данный момент был разрешен доступ в это помещение, сканер деактивировал наностену, впустив Егора вовнутрь.
   Ян, который был по натуре очень эмоциональным человеком, не мог сдержать улыбки при виде своего друга. Обменявшись с ним целым спектром радостных эмоций от долгожданной встречи, Егору пришлось угомонить друга в попытке завалить его потоком сумбурной информации о том, что произошло за время его реабилитации.
   Обменявшись приветствиями со всеми остальными участниками брифинга, Егор разместился в свободном кресле рядом с начальником технического сектора.
   "-- Так, теперь все в сборе. Можем начинать вводить в курс дел наших первопроходцев", -- проинформировал всех руководитель ГРОМа.
   Мыслеслово "первопроходцы" заставило Егора немного насторожиться, так как среди всех присутствующих физически на эту роль могли претендовать только он и Ян. А если сопоставить это со срочным вызовом и с той информацией что он уже знал... Отвлечённый поток мыслей одного из своих подчинённых тут-же заметил Шайдуров - он был очень опытным и сильным телепатом - и немного одёрнул Егора, послав ему мыслепакет крайней важности происходящего.
   Убедившись, что его подчинённые внимательно слушают и не пытаются загрузить голову ненужным, на данный момент, анализом происходящего, он продолжил: "Сканеры возмущений пространства зафиксировали трансформацию наугалей в Кристаллы у Аномальных Планетных Систем один, два, четыре. Звезда в пятой АПС находится в нестабильном состоянии. Струнный переход с этой системой не функционирует. Посланный нами отряд, в состав которого входила дополнительно исследовательская группа, со вчерашнего дня не выходит на связь. В четвёртой АПС центральное светило приходит в норму благодаря самоотверженным действиям СПАС отряда под командованием Егора Станиславовича".
   Шайдуров сделал паузу с акцентированием внимания на персоне Егора. Все взгляды присутствующих, последовав за взглядом начальника ГРОМа, так же сошлись на Егоре, что ввело последнего в лёгкое замешательство.
   -- Синхронизация с планетарной станцией струнного перехода, на которой находятся переселенцы, стабильная. Хотя странная активность на её границе продолжается и по показаниям сканеров, даже усиливается. На данный момент все наши СПАС отряды, наряду с армейскими боевыми подразделениями, задействованы в операциях по ликвидации последствий или противодействию попыткам Караксидов по дестабилизации Аномальных Планетарных Систем...
   Тут он замолчал. Егор понял, Шайдуров сейчас принял какой-то важный мыслепакет и это известие было для него далеко не из приятных.
   -- Мы теряем первую АПС. Военные спецподразделения понесли большие потери. Действия против Караксидов не возымели эффекта. Они изменили тактику, окружив Кристаллы силовым полем, блокирующим формирование одностороннего струнного перехода для их дестабилизации...
   -- Так всё таки они разумны! -- Шайдурова неожиданно прервал один из присутствующих учёных.
   -- Коллега, это ещё ни о чём не говорит. Такое поведение может быть инстинктивным и представлять собой защитную реакцию роя на врага. Как у земных ос, например. Я полагаю, что появление и поведение этих существ нужно рассматривать как стихийное бедствие вроде урагана, наводнения или, на худой конец, охотящегося роя ос. Им можно или уступить, выделив пространство для обитания, или не пускать вовсе. Если же в основе их поведения лежит разум, тогда они не захотят довольствоваться только той территорией, что им выделили...
   -- Стоп, стоп, стоп... Я не хотел бы прерывать ваши прения, но вынужден. -- Шайдуров остановил начавшийся было спор между учёными мужами. -- Ситуация складывается критическая, поэтому сначала мы попытаемся решить проблему с их проникновением в Космориум, а потом уже разбираться, насекомые они или нет.
   -- Виктор Владимирович, -- Шайдуров обратился к сухощавому, невысокого роста мужчине, -- пожалуйста, вкратце, донесите до всех нас результаты работы сектора физических исследований.
   Учёный задумался на пару секунд собираясь с мыслями и начал говорить не спеша, с расстановкой:
   -- Как вы все, я надеюсь, знаете, что теория струнных переходов, которые успешно и активно используются нами, не полностью завершена. Существует разные подходы к описанию этого явления, но суть их всех сводится к тому, что струна - это складка пространства, прокалывая которую, мы можем перемещаться на огромные расстояния за очень малые промежутки времени. Собственно, сам процесс формирования складки пространства и является камнем преткновения всех существующих теорий. До недавнего времени главенствовала теория о том, что наше пространство многомерно, но все дополнительные измерения свёрнуты в очень маленькие пространства, которые нужно разворачивать для формирования складки. Эта "врождённая компактификация" естественным образом запрещает путешествия в другие измерения. Однако результаты исследований, проведенные исследовательской группой в пятой АПС, заставили нас в этом усомниться...
   Ян заёрзал в кресле. Он был технарём, и многое, о чём сейчас говорил физик, знал. Поэтому проявлял сдержанное нетерпение.
   Учёный прервал свой монолог, заметив телодвижения Яна, сделал паузу и невозмутимо продолжил: "Ещё в двадцатом веке разрабатывалась альтернативная теория "мира на бране". Эта модель предполагает, что обычное вещество находится на трёхмерном многообразии - бране, вложенном в многомерное пространство. В представлении мира на бране дополнительные измерения могут иметь большой или даже бесконечный размер и так или иначе проявляться в нашем трёхмерном мире. Простыми словами, если удастся выйти в брану и зафиксироваться в мире с измерениями конечных размеров, то вся наша Вселенная может оказаться не более нескольких сотен километров в поперечнике...".
   -- Это так-же означает, -- не сдержался Ян, -- что мы можем перемещаться в другие миры, сформированные измерениями, частично или полностью не принадлежащими нашей бране, но принадлежащие нашему многомерному пространству!...
   -- Не можем, а должны. И чем быстрее мы научимся, тем лучше. -- произнёс Шайдуров, ошарашив Яна.
   -- Спасибо вам, Виктор Владимирович, за понятное объяснение, -- поблагодарил физика Шайдуров, -- если всё обстоит именно так, то наши новые "друзья" - Караксиды, нашли способ перемещаться из своей браны в нашу первыми. Остаётся загадкой только их стремление к Аномальным Планетным Системам...
   -- Что касается появления Кристаллов у Аномальных Планетных Систем, то этому тоже есть своё объяснение. -- ответил учёный. -- Появление наугалей нарушило однородное распределение энергии вакуума по пространству, сделав его крайне неоднородным. Но закон сохранения энергии остался незыблем. Поэтому вакуум в районе Аномальных Планетных Систем имеет повышенную энергию. Это не даёт проникать в них наугалям, но создаёт удобный мостик для струнных переходов между соседними бранами в многомерном мире.
   -- Вот, собственно, мы и подошли к сути вашего задания, ребятки. -- обратился Шайдуров к Егору и Яну. -- Мы должны получить контроль над этими "мостиками" ещё до того момента, как Караксиды "раскочегарят" звёзды в Аномальных Планетных Системах и спалят планеты со всеми поселениями. Все технические аспекты предстоящего задания разъяснит вам Богдан Леонидович, в распоряжение которого вы поступаете. Всё. Встретимся после выполнения задания.
   Егор не сдвинулся с места.
   -- Как всё просто у вас выходит. -- произнёс он после того, как Шайдуров и Страхов обратили внимание на его демонстративное бездействие.
   -- Нас посадят в какую-то капсулу и каким-то мистическим способом отправят непонятно куда... И никого не смущает факт того, что мы вообще оттуда можем не вернуться... Может, правильнее будет туда послать киберов?
   -- Я тебя понимаю, Егор. -- произнёс Страхов. -- Мы могли-бы послать киберов. Но их нужно обучать. А на это времени у нас нет... Да ты же сам знаешь не хуже меня, что ни один кибермозг не может сравниться с человеческим мозгом в вопросе адаптации к заранее неизвестным или постоянно меняющимся условиям. Кроме того, мы уже успели провести несколько экспериментов по перемещению мелких объектов за брану и возвращению их обратно. Практически все они закончились успешно. Как только мы прекратим подачу энергии к струне, удерживающей вас за нашей браной, вы вывалитесь оттуда в наш мир...
   -- Что значит, ПРАКТИЧЕСКИ все? -- вмешался в разговор Ян.
   -- Это значит, что из шестнадцати экспериментов два пошли не совсем так, как мы предполагали. Малые киберразведчики после прекращения подачи энергии к струне не вернулись в наш мир...
  
   Средний космолёт времён исхода людей с Земли I рассекал пространство со всё возрастающей скоростью, разгоняясь по спирали вокруг звезды второй Аномальной Планетной Системы. С каждым оборотом он приближался к точке перехода - искусственно поддерживаемой воронкообразной пространственной структуре, уходящей своим вторым раструбом в другие браны, образованные дополнительными измерениями многомерного мира. Свет звёзд, звёздных скоплений, туманностей и галактик, проходивший сквозь область перехода, искажался словно в линзе, постоянно меняющей свою форму и фокусное расстояние. Иногда, вместо их искажённых образов, можно было увидеть феерические светящиеся структуры, заполняющие пространства различных экзотических бран: правильные многоцветные фракталы-снежинки удивительных звездообразных объектов сменялись аморфными, словно созданными из желе, вкраплениями плазмы в тёмно-вишнёвую ткань пространства. В один момент можно было увидеть, как выход пространственного канала заполнился ярким, словно твёрдым светом, который плавно сошёл на нет и превратился в миниатюрные световые спиральки, заполнявшие пространство очередной браны... Создавалось впечатление, будто смотришь в гигантский космический калейдоскоп. Удивительная по своей грандиозности и неповторимости картина.
   Но для Егора и Яна этот калейдоскоп был танцем смерти, следствием того, что выход из пространственного перехода в другие измерения был нестабилен - он хаотически пересекал одно измерение многомерного мира за другим, словно конец незакреплённого шланга из которого под большим давлением льётся вода.
   На борту космолёта учёные смонтировали фиксирующий генератор струны, который должен будет включиться в момент гиперперехода, создав те недостающие условия для стабилизации выхода пространственной воронки в расчётное компактное пространство соседней браны.
   До контакта с областью перехода осталось не более минуты. Система управления бортовым генератором струны включилась, о чём незамедлительно засвидетельствовали индикаторы энергосистемы космолёта. Силовой модуль генератора быстро перешёл в рабочий режим, загрузив работой энергопреобразователи в носовой части корабля. От них исходил низкий натужный монотонный гул, который мелкой дрожью отдавался в корпус космолёта.
   -- Переход через десять секунд, девять, восемь... -- кибермозг корабля начал вести отсчёт времени, оставшегося до момента пересечения космолётом границы пространственной воронки.
   Все, кто наблюдал или был причастен к этому рейду спасения, затаили дыхание.
   -- Три, две, одна...
   Последний взгляд, последний вздох, последний удар сердца... Космолёт, словно тяжёлая капля воды, упавшая в густое жидкое масло, ворвался в иную Вселенную, имеющую размер всего каких-то тысячу километров в поперечнике, всколыхнул всё пространство вокруг себя и... неспеша поплыл. Его реактор моментально вышел на максимальную мощность, удерживая от распада окружающий космолёт кокон родного пространства. Корпус засветился слабым светлозелёным светом, который, будто жидкость, стекал с корабля, оставляя необычный светящийся турбулентный след.
   -- Мы живы и это радует. -- сказал Ян, включая мониторы внешнего обзора.
   То, что они увидели в мониторах, их потрясло. Они находились на границе огромной полусферы, напоминавшей мыльный пузырь, который, опустившись на твёрдую гладкую поверхность не лопнул, а уменьшившись в размерах на половину, прилип к ней. Граница полусферы не была однотонной, по ней изредка пробегали разноцветные сполохи, создавая завораживающую цветовую симфонию. Этот свет частично отражался плоской границей полусферы, которая разительно контрастировала с остальной частью - она была очень тёмной, но не чёрной. Словно огромная стеклянная перегородка, далеко за пределами которой находился сгусток нагретого газа, испускающий очень слабый красный свет.
   -- Давай-ка подлетим поближе к этому "иллюминатору". -- предложил Егор, направляя космолёт к тёмной поверхности. -- Интуиция мне подсказывает, что мы прибыли именно оттуда.
   Но чем ближе Егор пытался подвести космолёт к тёмной границе этого мира, тем медленнее они летели, словно гигантская воздушная подушка мягко, но уверенно отталкивала их. Индикаторы нагрузки аннигиляционного реактора замигали, сообщая о перегрузке.
   -- Так, не получается приблизиться, давай-ка воспользуемся бортовым телескопом. -- предложил Ян.
   Изображение на мониторах тут же ожило и полетело навстречу, приближая это странное светящееся облако.
   -- Это... Это галактики! Это наша Вселенная! -- ликовал Ян.
   -- А это что такое?... -- повинуясь мыслеприказу, кибермозг корабля повернул телескоп на странное серебристое образование в виде куба.
   -- Это же наш мир... Космориум. -- тихо сказал Егор.
   Друзья завороженно смотрели на эту картину их Вселенной. Они не представляли раньше, насколько огромен, красив и удивителен их мир в первозданном виде, насколько он разнообразнее и интереснее Космориума, который они привыкли считать своим домом.
   -- А ты знаешь, я, по-моему, понял что это за мир. -- задумчиво сказал Ян, посмотрев на Егора. -- Это компактный полузамкнутый мир, открытый в нашу Вселенную...
   Истолковав задумчивый взгляд Егора за непонимание, Ян продолжил с двойным рвением: "Как бы тебе проще объяснить... Мир, в которую мы попали - своеобразный трёхмерный Демон Максвелла с сильной пространственной анизотропией. Он позволяет тем, кто движется из нашего трёхмерного мира, путешествовать в самом Демоне и довольно просто выходить в иные миры. Тем же, кто движется в обратном направлении, приходится прилагать существенно большие усилия, чтобы попасть в нашу Вселенную. Эдакая дверь, открыть которую существенно проще с одной стороны, нежели с другой...".
   -- Вот и отлично, -- прервал размышления Яна Егор. -- Мы здесь как раз для того, чтобы сделать ключ к этой двери. К тому же, ты теперь знаешь, в чём ошибались наши физики и сможешь внести коррективы в их планы. За работу!
   Космолёт вальяжно облетал маленький полузамкнутый мир, повинуясь его законам. В определённых точках вдоль границы Ян размещал трансформаторы пространства. Объединённые в кольцо, они должны будут создать замкнутую струну, поддерживаемую энергией подходящей звезды в их Вселенной. Изменяя энергию струны, люди смогут влиять на степень проницаемости этой удивительной космической мембраны и решать, кого пускать в их Вселенную, а кого - нет.
  
   -- Ну вот и всё! Все трансформаторы размещены. -- радостно сообщил Ян. -- Теперь полный вперёд домой!
   -- Пока ты размещал трансформаторы, я как раз пытался выяснить, как нам вернуться. -- умерил пыл своего друга Егор. -- Грависканеры не фиксируют ничего похожего на область пространственного перехода, которую мы видели перед стартом. Здесь нет выхода.
   -- Ну как это нет? -- Ян переключил управление грависканерами на себя. -- Я его прекрасно видел в момент нашего прибытия...
   -- Хм... Странно. Кроме каких-то непонятных цилиндрических уплотнений пространства, пересекающих этот карликовый мир, я тоже ничего не нахожу... И реактор работает на пределе мощности, хотя не должен... Уточнение - не на пределе, а за пределом..., -- ожившие индикаторы перегрузки реактора не предвещали ничего хорошего.
   -- Вижу, вижу. -- ответил Егор. -- Кибермозг молчит. Системы жизнеобеспечения в норме... Внешний обзор космолёта на мониторы!
   Тут же появилось объёмное изображение их корабля.
   -- Да мы прямо новогодняя игрушка! -- воскликнул Ян.
   Корпус светился значительно сильнее. От первоначального слабого светлозелёного свечения не осталось и следа - его сменил яркий голубой свет, который рваными лохмотьями срывался с задней части космолёта. Отлетая от него, они таяли как крупные куски сладкой ваты, попавшей в раскалённую струю воздуха.
   -- Не хочу тебя огорчать, но это разрушается наш пространственный кокон, -- подытожил для Егора Ян результаты своего общения с кибермозгом корабля, -- с трансформаторами, которые я установил, творится та-же петрушка. Встроенных в них источников не хватит на долго. У нас три, максимум четыре часа, чтобы запитать "кольцо" от внешнего источника.
  
   Квантовые эффекты, которые делают смертными даже чёрные дыры, проявили себя в полной мере. Слой пространства, который защищал космолёт и людей от разрушительного действия местного вакуума, испарялся. Реактор, от которого требовалось всё больше и больше энергии для поддержания равновесия, мог лишь замедлить этот процесс.
  
   -- Что-то наши физики не учли. -- размышлял вслух Егор. -- Судя по внутренним часам, они уже давно должны были "выдернуть" нас отсюда. Хотя как... Всё пошло не так, как предполагали учёные. Так... Значит мы должны выбираться отсюда сами. "Пробить" этот полупрозрачный барьер с нашим генератором струны не удастся - он слишком маломощен... А что ты говорил о каких-то колоннах?
   -- Не колоннах, а цилиндрических... -- начал было Ян.
   -- Не важно! -- прервал его Егор.
   Мониторы снова отображали результаты грависканирования окружающего пространства. На них чётко проступили пять тёмных цилиндрических образований. Временами по ним пробегали пульсации, словно что-то перемещалось внутри них.
   -- Сдаётся мне, -- сказал Егор, направляя космолёт к одной из колонн, -- это струнные переходы наших хороших знакомых - Караксидов. Для них ведь этот карликовый мир просто плоская мембрана, а для нас - нет. Вот мы и видим их как колонны. А протиснуться в одну из этих кротовых нор мы сможем.
   -- Но нас может выкинуть в их мир! -- запротестовал Ян. -- Тогда мы никогда не вернёмся!
   -- Если не попробуем, то точно не вернёмся. -- огрызнулся Егор. -- Пятьдесят на пятьдесят. Не такой уж плохой шанс вернуться и спасти людей.
   Пока Егор вёл корабль к колонне, Ян настраивал кибермозг корабля на определённую последовательность действий, которую тот должен будет осуществить для синхронизации корабельного генератора струны со струной Караксидов.
   Едва нос космолёта коснулся границы колонны, электронный разум начал процесс синхронизации струн, перенеся большую часть мощности реактора на корабельный генератор струны. Сверхпрочная нанокерамика, из которой состоял корпус космолёта, без защиты начала испаряться угрожающими темпами, словно сухой лёд, попавший под жаркие лучи Солнца.
   -- Ну давай, давай! -- Егор готов был помочь силой, взглядом, мыслью бортовому компьютеру, который делал титаническую работу, пытаясь проанализировать спектральный состав струны Караксидов.
   Преобразователи генератора на секунду взвыли, затем звук стал убывать и плавно перешёл в монотонное натужное гудение. Генератор синхронизировался.
   В следующее мгновение изображение цветовых сполохов на мониторах изрядно потрёпанного космолёта сменилось бездонной темнотой. И в этой бездонной темноте светились звёзды.
   -- Мы в третьей АПС на месте разрушенного тобой Кристалла! -- определив их местоположение, Ян еле сдерживался от нахлынувших эмоций.
   -- Да, повезло так повезло. -- загадочно произнёс Егор. -- Причём дважды. Можно сказать, мы с тобой оба в рубашке родились.
   Ян вопросительно взглянул на Егора.
   -- Первый раз - это когда я предположил, что колонны это проекция струн Караксидов в карликовом мире, второй - мы появились на месте разрушенного Кристалла, а не внутри целого в какой-нибудь другой АПС. Шанс остаться в живых составлял для нас всего десять процентов...
  
   Месяц спустя...
   Егор вышел из планетарной станции струнного перехода в третьей Аномальной Планетной Системе, неся с собой рюкзак с альпинистской амуницией. Он давно хотел побывать в удивительных горных отрогах Трёхглавого хребта, покрывавшего четверть планеты.
   Пройдя планетарный контроль, он на минуту остановился, посмотрел на заходящее успокоившееся светило, ощущая, как оно мягко одаривает своими лучами эту планету. Верхушки видневшихся вдали гор розовели в лучах заходящего солнца и этот, неправдоподобно нежный багрянец напомнил Егору краски, которые он видел в детстве в любимой книжке со сказками.
   Неожиданно его кто-то дёрнул за штанину брюк. Егор повернулся и увидел маленького светловолосого улыбающегося мальчика примерно двух лет отроду, который воспользовался моментом и убежал от родителей, стоявших неподалёку. Егор присел на корточки и улыбнувшись, спросил на мыслеязыке: "Здравствуй! Как тебя зовут?". Но мальчик, ещё не умевший чётко формулировать свои мысли, только ещё задорнее улыбнулся в ответ, а его глаза засветились нескрываемым любопытством. В этих голубых бездонных глазах Егор увидел всё то, ради чего стоило погибать, выживать, бороться, продолжать жить и любить. Он был счастлив...


Популярное на LitNet.com И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) В.Чернованова "Попала! или Жена для тирана"(Любовное фэнтези) В.Пек "Долина смертных теней"(Постапокалипсис) С.Панченко "Warm. Генезис"(Постапокалипсис) А.Григорьев "Проклятый.Начало пути"(Боевое фэнтези) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) Е.Кариди "Сопровождающий"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"