Юлька: другие произведения.

Императрица поневоле

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
Оценка: 9.64*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    ПРОДА от 22.03! "То ли сон, то ли явь" - так часто говорят про реалистичные сновидения. Вот только подобное нельзя сказать про мой еженощный кошмар, который преследует меня на протяжении нескольких ночей. Моё личное сумасшествие имеет чёткую последовательность, логичность и продуманных персонажей. Один из которых психопат и по совместительству император Клод, отправивший меня на гильотину...


ИМПЕРАТРИЦА ПОНЕВОЛЕ

  
  

Ничто не является ни хорошим, ни плохим.

Всё зависит от того, как мы смотрим на вещи.

/Уильям Шекспир/

  
  
   С недавних пор я панически боюсь наступления ночи, а уж если приходит время ложиться спать... Впору фенибутом и афобазолом откармливаться! Вот и сегодняшний сон принёс с собой продолжение кошмара из моего воспалённого подсознания.
   - Графиня де Венсан, Вы приговорены к смертной казни за измену короне! - стоящий рядом со мной глашатай, вывел из состояния ступора.
   Переведя очумелый взгляд с гильотины на мужика, разодетого в странный наряд с воланами и абстрактными узорами, несколько раз моргнула. Хотела потереть глаза - мало ли, вдруг дурман развеется, и перенесусь на побережье Тихого океана, где меня ждёт - не дождётся шезлонг и алкогольный коктейль, - но руки, скованные одной длинной цепью с ногами, не получилось поднять на необходимую высоту.
   - Ваше Величество, - глашатай, с удовольствием понаблюдав за моими нервными телодвижениями, повернулся лицом к ложе, которую я не заметила сразу, - прикажете привести приговор в исполнение?
   Отступив на шаг назад, в полной мере смогла насладиться видом царствующей семейки: высокого, темноволосого урода и его коронованной подстилки. Не знаю почему, но я была на все сто процентов уверена, что нынешнему королю двадцать семь лет, а его жёнушке - шестнадцать. (Да, в реальности такой союз вряд ли бы существовал - скорее всего, родители девчонки упекли бы молодца на четыре года по соответствующей статье в места не столь отдаленные, но вспомним о том, что это мой чокнутый сон и успокоимся на этом.)
   - Казнить! - монарх царственно кивнул и всего одним словом поставил крест на моей персоне.
   - Какой "казнить"? - от понимания, что адвоката ответчику не назначили, во мне включился конь Юлий из известного мульта. - А как же последнее желание... ну, или хотя бы слово? - взвыв не хуже бензопилы "Дружба", оттолкнула с пути глашатая и вперила требовательный взгляд в ошалелое лицо императора. - Не по закону, уважаемый, поступаете!
   - Что это с ней?.. - отовсюду послышались удивленные шепотки. - Она с ума сошла?..
   - Она же раньше рот боялась открыть, так почему сейчас раскричалась? - стражники, стоявшие в нескольких метрах от меня, даже не потрудились понизить голос, и я в полной мере смогла насладиться их недоумением. - За последние несколько дней она ведет себя странно: то тихоня, взгляд от пола оторвать боится, то словно фурия...
   - А вот вас на колени перед гильотиной поставят, посмотрим, как запоете! - огрызнувшись на расшумевшихся зевак, плотной толпой обступивших помост, снова посмотрела на царскую чету. - Ну, так как, будет мне последнее желание?
   - И чего же тебе хочется? - мужские губы искривились в змеиной улыбке. - О помиловании можешь даже не просить.
   Всего одной фразой этот скот похерил практически идеальный план по спасению. Ну, да где наша не пропадала?..
   - Вашество, да как Вы о таком подумать могли? - растянув губы в притворной улыбке, мысленно убила, расчленила и закопала под ближайшим кустом императора. - Мне всего лишь хочется знать, за что меня приказано казнить? - гордо вздёрнув подбородок, решила идти до конца - всё равно терять уже нечего. - За то, что была изнасилована Вами, Ваше Величество, и залетела... - поняв по вытянутым лицам общественности, что словечко им незнакомо, быстро поправилась: - понесла? Или за то, что когда Вы узнали о моей беременности, то приказали знахаркам напоить травками, из-за чего я потеряла ребёнка? Или, может быть, из-за того, что когда Вы казнили моего отца, я бросилась на Вас и поранила Вашу царственную рожу шпилькой для волос?
   Знать не знаю, было ли в действительности всё, что перечислила, но я свято верила в свои слова. Да и картинки, одна страшнее другой, всплывающие из подсознания, подкрепляли мою уверенность.
   - Сумасшедшая! - с видимым удовольствием выплюнул глашатай.
   - От психа слышу, - повернувшись в сторону индюка, смерила его уничижающим взглядом. - Хотя нет, от клоуна будет точнее! Ибо ни один уважающий себя мужик не будет носить шаровары, которые даже булки... пардон, толстую задницу не прикрывают!
   Простой люд грохнул раскатистым смехом, а вот чтец приказов пошёл красными пятнами. Того и гляди, свалится на помосте с сердечным приступом и тогда меня точно к праотцам отправят и пикнуть не успею.
   - Ну, будет тебе, будет, - подобравшись поближе к хрипящему дядьке, дружественно постучала его по руке. - Сядешь на строжайшую диетку, ну, там, капустные листочки, водичка, ничего сладкого-мучного-солёного-копчёного-жаренного-и-тому-подобного, и через два месяца от лёгкого порыва ветерка в открытый Космос улетать будешь!
   - Куда? - ещё больше выпучил глаза оппонент.
   - Туда, - тыкнув вверх указательным пальцем, с многозначительным видом покивала, мол, святую правду говорю, и все об этом знают, один ты, болезный, не в курсах.
   - И что же мне там делать? - активно поддержал диалог дядька.
   Чуть не ляпнув: "Белку и Стрелку искать", вовремя прикусила язык - мало ли, вдруг после моих слов в королевстве разгорятся святые костры инквизиции? И я вместо гильотины получу билет в один конец на собственное аутодафе.
   - Кто угодно может обвинить императора в том, что монарх, воспользовавшись своим положением, затащил хорошенькую девку в кровать и позабавился с ней, - видимо, устав слушать наш с распорядителем бессмысленный трёп, голос изволила молвить сама императрица. - Есть ли у Вас, Беатриса де Венсан, доказательства, которые бы послужили в пользу Ваших слов?
   Нет, конечно... Иначе бы я здесь не стояла, а танцевала джигу на могиле твоего мужа-изменника.
   - Матушка всея Империи, - у меня даже сомнения не возникло, как правильно назвать не только государственный строй страны, в которой сейчас находилась, но и заговорившую со мной девушку, - как я могу располагать уликами против императора? Вы же лично приказали казнить, как Вы выразились, всех "хорошеньких девок", обрюхаченных стараниями мужика, сидящего рядом с Вами.
   - Да как ты смеешь, так говорить об императоре Клоде!?! - дюжий стражник, стоявший ближе всех ко мне, размахнулся, чтобы отвесить зазнавшейся смертнице унизительную оплеуху.
   - Тронешь меня хоть пальцем, - одарив служивого взглядом из серии "я тебя уже четырежды прокляла", злобно проскрежетала: - с того света восстану и всю твою убогую жизнь буду рядом! Будешь на сеновале с крестьянкой развлекаться, а я рядышком процесс комментировать буду. Решишь посвататься к понравившейся служанке, и я тут, как тут - выскажу своё мнение относительно твоего выбора и распишу в красках ближайшее будущее. И даже когда решишь в сартире... пардон, в нужнике, - решив, что это слово уж точно поймут, быстро исправилась, - уединиться, я буду откровенно и в голос смеяться над крохотными размерами твоего дост...
   - Хватит! - властный крик из императорского ложа, прервал меня на полуслове, а бедный служивый, сбледнув с лица, бухнулся на колени и покаянно склонил голову перед озлобленным императором. - Графиня де Венсан, мы уже наслушались Вашего бреда, который Вы ранее назвали "последнее слово". И теперь я настойчиво прошу привести приговор графини в исполнение!
   - Вашество... - дёрнувшись по направлению к Клоду, была схвачена обгавканным мной стражником. Детина особо не напрягаясь, поднял меня над дощатым полом и поволок к гильотине. - Клод, мать твою, ты не можешь так со мной поступить! - Визжать и одновременно пытаться выскользнуть из стальной хватки караульного было очень сложно. - Я же не виновата в том, что ты родился и вырос законченным мудаком!!!
   - Мудак?.. - со всех сторон снова полетел шепоток люда, охочего до кровавого зрелища. - Кто это?..
   - КАЗНИТЬ!!! - во всю мощь тренированных лёгких заорал доведённый до белого калена молодой мужчина. (Видимо, он хоть и не знал значения, употреблённого мной слова, но понял, что оно ооооооочень далеко от лестного и уважительного.)
   Тащивший меня стражник гаркнул: "Есть, Ваше Величество!", и сгрузил брыкающуюся меня на скамейку. Попытавшись вскочить на ноги, была придавлена мужскими руками к горизонтальной поверхности, а в это же время палач умело фиксировал мои ноги и руки жесткими ремнями.
   - Выше подтяни, а то шея в выемку не попадает, - сухо, словно говорил о покупке пачки соли, проскрежетал живодёр.
   Служивый обхватил руками мою голову и с силой дёрнул в сторону специальных пазов. (В шейном отделе что-то хрустнуло, но меня это мало волновало.) Довольно кивнув, палач профессионально захлопнул верхнюю доску с выемкой над моей шеей и, судя по звукам, ещё и щеколду задвинул. Заворожено посмотрев вверх, увидела свою смерть - даже на вид тяжёлое косое лезвие, которое по идее свихнувшегося проектировщика должно было двигаться вдоль вертикальных направляющих. Аналог топора был поднят метра на два над моей шеей, и удерживался в этом положении верёвкой, зафиксированной на специальном крюке.
   - Беатриса де Венсан, - Клод, повинуясь традиции, в очередной раз открыл свою пасть, - да пусть будут милостивы к Вам боги после смерти.
   А мне же, прикованной к скамье гильотины, отчётливо слышалось другое напутствие - "Будь ты проклята, тварь!". Что же, императорская чета добилась, чего хотела: смещала с грязью мой род и честь моего отца - главнокомандующего первым рыцарским отрядом, опозорила меня как женщину и как претендентку в будущие императрицы, и убила моего не рождённого ребёнка. Ещё бы понять, почему моя скромная персона стала им костью в горле, то и помирать не жалко было бы!
   - Да, Ваше Превосходительство, - повернуть голову и посмотреть на своего мучителя, не было возможности, поэтому пришлось лицезреть лезвие гильотины, - боги будут ко мне благосклонны, не сомневайтесь, - не сумев подавить рвущийся истерический смех, издала несколько презрительных смешков. - Но я обещаю, Ваше Величество, мы ещё встретимся!
   Видимо правителю надоело волынку тянуть, и он дал отмашку палачу, который с радостью (я в этом и не сомневалась даже) отвязал верёвку, чем привёл лезвие в движение. Смотря, как остро заточенная сталь приближается ко мне, не смогла сдержать рвущийся из груди крик ужаса...
  
   Истошно завопив и в реальности, кубарем скатилась с кровати, позорно запутавшись в одеяле. Лежа на ковре, подтянула колени к животу и свернулась калачиком. В памяти всё ещё были свежи воспоминания о лезвии, отделившим голову от тела...
   "Интересно, это шизофрения или другое психологическое заболевание? И если да, то лечится ли оно?" - отдышавшись и хоть немного придя в себя, попыталась отвлечься от кошмара. - "И если я приму лошадиную дозу снотворного, мне же не должны будут присниться никакие сны? По идее, по крайне мере..."
   От печальных мыслей отвлёк мерзкий звук будильника.
   Семь утра - время подъема. Впереди очередной самый обычный день, наполненный офисной рутиной и вечерними домашними делами. А о том, что нужно записаться на приём к психиатру, я подумаю перед сном, когда в очередной раз с содроганием вспомню о Клоде и его ёб... кхм, ёпрст-какой антимилой жёнушке.
   Приняв соломоново решение, начала собираться на работу. У меня на сегодня было запланировано огромное количество дел, и самое важное из которых - встреча и помощь в освоении новому сотруднику. Хотя, думается, заместителю генерального директора вряд ли понадобится помощь обычного (попрошу заметить, вот ни разу не личного) секретаря. Но, чем чёрт не шутит?
   Прибежав в офис за сорок минут до начала рабочего дня, на автомате налила воду в кофемашину и досыпала кофейных зёрен в "бункер". Ткнув на кнопочку "Старт", включила компьютер и отправилась открывать окна - наш генеральный просто помешан на свежем воздухе (но почему-то совершенно не понимает, что при нынешнем состоянии окружающей среды и десяткам экологических проблем, мы не воздух нюхаем, а таблицу Менделеева).
   Распахнув все окна и, по пути прихватив пачку печенек из комнаты, отведённой под столовую, вернулась на рабочее место. И надо сказать вовремя! Чашка ароматного кофе уже ждала меня, а на рабочем столе компа высветилась всплывающее окошко, оповещавшее о тридцати семи непрочитанных письмах.
   Погрузившись в деловую переписку и корректировку сегодняшнего списка дел, не заметила, как пронеслись тридцать минут и офис начал постепенно наполняться людьми.
   - Женёк, доброе утро! - мимо пронеслась смешливая хохотушка Валентина, работавшая в отделе кадров.
   - Привет! - только и успела крикнуть в спину пробежавшей девушке, как была отвлечена важным дядькой. - Доброе утро, Семён Анатольевич!
   - Здравствуй, Евгения, - как всегда, скупо и без намёка на улыбку ответил архивариус. - Сделай мне, будь добра, кофейку.
   - Через пять минут принесу, Семён Анатольевич, - заучено улыбнувшись, двинулась к тумбе, на которой стояла кофемашина. - Вам с молоком или обычный американо?
   - Обычный чёрный кофе, - недовольно поджал губы дядька.
   Покладисто пожав плечами (не буду же объяснять старичку, что его "обычный чёрный" и есть тот самый мой "американо"), включила нужную программу и повернулась к вновь зашедшим коллегам. Бросив взгляд на высокого мужчину, одетого в строгий тёмно-синий костюм, почувствовала, как земля уходит из-под ног - передо мной собственной персоной стоял Клод.
   Оживший император из моих кошмаров, заметив на моём лице панику, удивлённо приподнял бровь, но никак не прокомментировал неподобающее для секретаря крупной компании поведение.
   - Евгения, отчего же ты не приветствуешь моего заместителя? - как и всегда, прежде чем показаться, шеф вначале подал голос, а уже потом и сам вкатился в холл.
   Да-да, наш гендир такой же кругленький, лысенький и с бульдожьей хваткой, как и во многих анекдотах, но мы все его очень-очень честно-пречестно любим (особенно, когда по итогам квартала он сотрудникам премию жалует).
   - Доброе утро, - отвесив мысленный подзатыльник, растянула рот в улыбке (ну, и пофиг, что губы дрожат, и вместо приветливой мины получился волчий оскал). - Меня зовут Евгения Бабушкина!
   Соболиная бровь удивленно приподнялась, но более никак новый сотрудник не выказал своего удивления. Привычно кивнув, мол, понял и попытаюсь осмыслить, молодой мужчина повернулся к генеральному директору и глубоким голосом поинтересовался, на какое время назначен сбор коллектива в актовом зале. Аристарх Николаевич крякнул, и бросил требовательный взгляд на меня.
   - Всем сотрудникам было заранее сообщено, что в десять часов Вы, Аристарх Николаевич, представите коллективу Вашего заместителя! - моментально пришла на выручку, старательно смотря исключительно на любимое начальство.
   - Хорошо, Женечка, - довольно разулыбался Черёмушкин. - А встреча учредителей?
   - На двенадцать часов, - даже не глядя в ежедневник, с лёгкостью смогла воссоздать в памяти расписание генерального. - В промежуток между 10:30 и 11:50 у Вас и Кирилла Петровича зарезервирован столик в "ArtЕ".
   - Женечка, ты, как всегда, умница, - откровенно польстило мне начальство. - Предусмотрела всё и даже больше, - это шеф так неуклюже намекнул на то, что мне удалось забронировать столик в самом пафосном ресторане города.
   - А чем сотрудники будут обмывать вливание нового человека в наш дружный коллектив? - на сцену вылезла местная гюрза (а согласно приказу о приёме на работу "главный бухгалтер").
   - Минеральной водой, Инга Вячеславовна, - поджала губы я, с ужасом понимая, какое негативное впечатление производит наша ГБ на неподготовленного человека. - У Вас через десять минут начинается вебинар по учёту основных средств.
   - Уже бегу, - мило прочирикала престарелая нимфетка, и, одарив всех коронным взглядом вдовствующей королевы, унеслась вглубь здания.
   Интересно, мне одной кажется, что Тетерина меня недолюбливает? Или это просто нервишки шалят... Особенно от присутствия Клода... Тьфу, ты, Кирилла Петровича!
   - Евгения, пока Валя подбирает Кириллу Петровича личного секретаря, вынужден просить тебя оказывать ему всяческую помощь и поддержку, - отвлёк меня от невесёлых мыслей басок начальника. - И первое, что необходимо, это оборудовать рабочее место моего заместителя.
   - Всё готово, - вернувшись в реальность, с головой ушла в работу. - Мебель и технику установили вчера, и я лично всё проконтролировала, - а это, поверьте, многого стоит - ибо я даже болтики и дюбеля пересчитала в упаковках, а на офисном кресле зама покаталась по огромному, в двадцать квадратов, кабинету, проверяя прочность колёсиков. - Ноутбук дожидается нового владельца на столе. На него уже установлено необходимое программное обеспечение и антивирусник, - да, я была горда собой, и пофиг, что накануне выползла из офиса в четверть двенадцатого, довольное лицо директора того стоило. - Канцелярией и бумагой на первое время Кирилл Петрович тоже обеспечен.
   - Ну, тогда вопрос, Кирилл, к тебе, - сурово сдвинул брови Аристарх Николаевич, - любимую кружку принёс или Евгеше нужно купить и её? - и, довольный своей шуткой, Черёмушкин басисто расхохотался.
   Дежурно улыбнувшись очередной совершенно не смешной шутке генерального, опасливо бросила взгляд на его заместителя. И просто охренела! Назаров смотрел на своего руководителя с жалостью, так обычно смотрят на слабоумного, и с умеренной толикой отвращения.
   Моргнув несколько раз (жаль, глаза потереть руками нельзя было - моветон, понимаешь ли, да и косметика моментально размажется), снова вперилась взглядом в мужчину. Но теперь на его губах царила приветливая улыбка, а в глазах плескалось уважение к Черёмушкину.
   От резкой смены масок Кирилла Петровича у меня моментально всплыли в памяти слова известной фрекен Бок из мультфильма "Малыш и Карлсон": "А-ля-ля-ля-ля-ля! А-ля-ля-ля-ля-ля! А я сошла с ума! Какая досада!".
   Слава всем нетерпеливым контрагентам, клиентам и субподрядчикам, на моём столе раздалась требовательная трель телефона и я, извинившись, приступила к своим непосредственным обязанностям. Вежливо сообщив директору, что хотел бы с ним обсудить несколько вопросов до встречи с коллективом, Назаров и Черёмушкин удалились в кабинет генерального.
   Старательно гоня от себя любые мысли на тему: "Почему Кирилл точная копия пришибленного на всю голову безумца Клода?", упорно и в большинстве случаев на автомате выполняла работу, согласно должностным инструкциям. И этот нехитрый способ в очередной раз помог: голова была забита рутинными проблемами, а не Кириллом Петровичем и гильотиной.
   Вот приду вечером домой, приму расслабляющую ванну, заточу бутербродик с чашечкой жасминового чая и лишь после этого соизволю почитать про реинкарнацию (хотя, такая сволочь, как Клод, просто обязан был переродиться навозным жуком!..) и про мистическую схожесть двух совершенно разных людей (один из которых реален, а второй же является частью моего больного воображения, но это так, мелочи!..). Ведь, как известно, ученые свято уверены, что у каждого из нас в мире есть как минимум семь двойников
   Утро и большая часть второй половины дня прошли вполне мирно и предсказуемо (зря я, что ли, заранее всё продумала, обсудила с директором и подготовила для встречи его правой руки?..). И даже брюзжание Инги Вячеславовны, что, мол, могли бы и лёгкий фуршет накрыть в честь грандиозного события, ни капли не испортило настроения. И, начиная часов с трёх, я уже вела мысленный отсчёт минутам, до того момента, как можно будет со всеми попрощаться и отчалить домой.
   Спасть хотелось неимоверно, а сильное снотворное, купленное утром по дороге на работу, внушало оптимизм по поводу моего мирного и глубокого сна. И, как обещал фармацевт, никакие кошмары мне не приснятся - сие таблеточки просто "выключают" человека, выпившего их.
   Не успела я налить себе третью кружку кофе, как на столе раздалась трель телефона. Чертыхнувшись, поспешно подняла трубку истерично верещащего аппарата и, не успела даже рта открыть, как была призвана глубоким голосом в кабинет Назарова. Причем немедленно!
   Добежав до кабинета заместителя директора, целомудренно одёрнула юбку (ну, в самом деле, не с саблезубыми же тиграми мужчина сражается сейчас, что не может потерпеть до моего приходи минуту-другую), и требовательно постучалась в филенку.
   - Войдите! - раздался властный приказ и я, ощущая себя сомнамбулой, вкатилась в комнату. - Евгения, раз вы назначены моим секретарём...
   - Временным, Кирилл Петрович, секретарём, - решив, что лучше сразу расставить все точки над "ё", осмелилась перебить руководство.
   - Хорошо, - с олимпийским спокойствием проглотил мою поправку Назаров, - пусть так. И всё же, вынужден попросить Вас сегодня задержаться. К сожалению, мне только сейчас прислали весь перечень документов, необходимых для завтрашней конференции, и в одиночку я просто физически не успею всё подготовить.
   - Как скажете, Кирилл Петрович, - я уже не первый год работаю секретарём, и каждый день подсознательно ожидаю такого рода приказов. - Перешлите, пожалуйста, список на корпоративную почту, и я сразу же приступлю к подбору всех необходимых бумаг.
   - Благодарю за понимание, - чопорно кивнул мужчина. - Но это ещё не всё, - и сказано последнее предложение было таким тоном, что я сразу поняла - приказ о внеплановой задержке был цветочком, а ягодки будут прямо сейчас. - Завтра Вы летите со мной на конференцию.
   Некультурно уронив челюсть, так и застыла соляным столбом. В голове крутились разнообразные вопросы, начиная с самого банального: "С Аристархом Николаевичем уже согласовали мою командировку?" и до совершенно бескультурного: "А сами что, не справитесь?". Но мне даже возможности озвучить хоть один из них не дали, банально опередив с ответами.
   - Директор уже удовлетворил просьбу, отправить Вас со мной на конференцию. Поэтому Вам, Евгения, необходимо созвониться с авиакомпанией и увеличить число забронированных билетов. Думаю, что мы успеем вернуться завтра обратно, так что бронировать гостиницу не имеет смысла, и, следовательно, тащить огромный чемодан со сменным бельём и косметикой тоже нет необходимости.
   Оскорбившись до глубины души (максимум, на что способна в период рабочей недели, так это накрасить ресницы и припудрить носик, и не надо мне тут заливать, что мужик не в состоянии оценить количество косметики на девичьей мордашке!..), чуть не ляпнула, что в саквояже я будут тащить не личные шмотки, а кипы деловых бумажек Назарова. Но, горжусь собой, всё же с превеликим трудом прикусила не в меру болтливый язык. Но, думается, рожу мою знатно перекосило, ибо Кирилл Петрович с самой участливой миной поинтересовался всё ли со мной в порядке и не напряжны ли мне его скромные просьбы. Заверив руководителя, что всё просто very well, ещё минут десять выслушивала ценные и не очень указания нового руководителя.
   Вывалившись из кабинета заместителя, почувствовала, как начала болеть голова.
   Вернувшись на рабочее место, нашла письмо от Назарова и, вздрогнув от нехорошего предчувствия, открыла его. Как я и боялась, документы, которые нужно была найти и отсканировать в формате .jpeg, были перечислены сто двадцатью одним пунктом.
   Тяжело вздохнув, отхлебнула остывший кофе и схватилась за телефонную трубку. Нужно было изменить бронь авиабилетов и позвонить в гостиницу, с которой мы уже давно и плодотворно сотрудничаем.
   Знаю я заверения, типа, "мы вернёмся в тот же день" - это уже не просто грабли, а любимый садовый инвентарь, обвязанный синтепоном. Почему-то ни один из командированных не задумался, что помимо наших личных планов, есть ещё и стихийные обстоятельства, например, пурга, гололедица, шквальный ветер и всё в том же не особо радостном духе. А с учётом того, что сейчас середина декабря и летим мы не в Сочи, а намного севернее, то лучше перестраховаться. Были уже прецеденты, когда юрисконсульт и переводчик, отправившиеся на международный слёт правоведов, не смогли улететь обратно из-за погодных условий. Так девчата потом ещё долго хвалу моей предусмотрительности возносили!
   Внеся корректировки в количество билетов и гостиничных номеров, принялась за подготовку документов.
   Время шло, список медленно, но верно, полз к концу. И всё благодаря моему терпению, трудолюбию и интересной аудиокниге, повествующей о приключениях Гарри Поттера (слава Всевышнему, Аристарх Николаевич никогда не запрещал включать радио или другую музыку, если это не мешало работе остальных членов коллектива).
   В начале восьмого распрощавшись с генеральным и заверив Черёмушкина, что завтра не дам в обиду его заместителя, с хрустом потянулась и осознала, что зверски голода. Бросив задумчивый взгляд в окно, поняла, что никуда, кроме как на автобусную остановку, одна не пойду, и полезла в интернет в поисках телефона доставки азиатской кухни.
   Полазив по сайту заведения и определившись с выбором, вспомнила о том, что я в офисе вообще-то не одна и, в отличие от меня, заместитель директора отобедал в районе одиннадцати. И сейчас, наверняка, голодный сидит.
   - Слушаю, - раздавшийся в трубке голос был уставшим.
   - Кирилл Петрович, Вы не голодны? - ну, не говорить же ему, что я уже определилась с сетом, а про него вспомнила в последнюю секунду. - Может Вам забронировать столик в ресторане или, если не против, могу заказать ужин в офис.
   В трубке повисла тишина, которая давила на плечи не хуже многотонного пресса. Нервно поёжившись (и на кой я вообще решила ему позвонить - сейчас бы уже роллы уплетала, а не сидела, покрываясь липким потом), несколько раз глубоко вздохнула. Дыхательные упражнения помогли и в этот раз и к тому времени, как Назаров отмер, я уже не сидела как на иголках.
   - Закажите мне тоже, что и себе, - коротко рубануло начальство и повесило трубку.
   Насмешливо отдав честь пустому коридору, сделала заказ и снова вернулась к работе. Ожидать доставку еды предстояло минут сорок (и всё из-за треклятых пробок), поэтому нужно было себя чем-нибудь занять, чтобы организм был озадачен не только голодным бурчанием.
   Не знаю, в какой именно момент я уснула, но факт остаётся фактом - впервые за свой пятилетний стаж меня вырубило на рабочем месте! Нонсенс, товарищи, нонсенс!
  
   Удивлённо воззрившись на высокого, статного и абсолютно седого мужчину, стоящего напротив меня, с ужасом поняла, что снова попала в кошмар. Вот только меня в прошлой "серии" казнили и теперь не совсем понятно в качестве кого я здесь: трупа, лежащего в гробу, зомби, способного переплюнуть "Обитель зла" или неупокоенной души, вернувшейся с того света ради кровавой мести.
   - Беатриса, ты меня слышишь? - мужчина недоумённо сдвинул тёмные, чётко очерченные брови. - Ты виделась сегодня с Его Высочеством?
   Уставившись на незнакомца, как на явление мракобесам святого отца, на чистом автопилоте отрицательно помотала головой, совершенно ничего не понимая.
   Так я что, не умерла?.. Или, может, моё подсознание каждую ночь будет преподносить новую сцену из жизни Беатрисы де Венсан? Хотя, если вспомнить, то предыдущие три ночи "сюжет" кошмара был до ужаса последователен и логичен. Тогда почему сейчас произошёл сбой? По идее, я должна была с небес полюбоваться на свои похороны, всплакнуть в самый трогательный момент и самоустраниться из этого ужаса! Но нет, он (ужас то есть) упорно продолжается!!!..
   - Его Величество желает, чтобы ты сблизилась с его сыном, - устало потерев переносицу, мужчина, зашёл с другой стороны интересующего его вопроса. - Ты же всю жизнь была влюблена в Клода, так почему сейчас смотришь на меня с таким удивлением и страхом?
   - Слышь, дядь, - услышав ненавистное имя, послала к чёрту знатное происхождение де Венсан, которое предполагало послушание, смирение и почтение во всех проявлениях и интерпретациях, вспомнила, что Евгения Бабушкина по своей натуре вспыльчивая девушка, и, как говорится, понеслось: - ты чё несешь?
   - Беатриса, ты как со мной разговариваешь? - предсмертный хрип мужика не произвёл на меня должного впечатления. - Я же твой отец!
   - И в каком месте Вы, дядя, мой отец? - ещё больше набычившись, поняла, что про стоп-сигналы можно счастливо забыть. - Любой нормальный и, попрошу заметить, любящий папаша, ни за что в жизни не позволит своей дочери даже близко подойти к такому деспоту и психопату, как Клод. А Вы её... - заметив, как синие (да-да, не фиалковые, не голубые, а именно насыщенного синего оттенка) глаза оппонента вылазят из орбит, поспешно поправилась: - То есть, меня чуть ли не в его кровать впихнули!
   И тут, словно повтор из прошлых серий, в памяти всплыло не самое приятное вспоминание. В котором Беатриса была прижата Клодом к стене в какой-то захламлённой комнате и этот скот, похабно улыбаясь, приказывает ей раздеться и удовлетворить все его плотские желания. Не дождавшись от девушки, впавшей в прострацию, моментального исполнения приказа, садист просто-напросто разорвал на графской дочке платье и, скрутив слабо сопротивляющуюся Беатрису, изнасиловал!
   От увиденного у меня аж руки затряслись, а инстинкт самосохранения поспешно капитулировал.
   - О, так всё было намного хуже! - победно расхохотавшись, вывали на сбледнувшего с лица родителя правду: - Этот, не побоюсь этого слова, мудак, проигнорировав конфетно-букетный период, даже не удосужился обесчестить Вашу доооо... - в который раз чуть не спалившись, оборвала себя на полуслове. - Короче, он отымел меня прямо на пыльном полу кладовки!
   - Беатриса, доченька, о чём ты говоришь? - отец пошатнулся, и, чтобы не упасть, мёртвой хваткой вцепился мне в плечо. - Мы же только что вернулись из Асерии, и ты больше десяти лет не виделась с Клодом!
   - Чегооооооо?!!? - теперь пришла моя очередь походить цветом лица на умертвие.
   - Ты же была до беспамятства влюблена в Его Высочество...
   - Прошла любовь, завяли помидоры, батенька, - вспомнилось распространённое выражение, вызвавшее у мужчины ещё больший шок.
   Похлопав дядьку, назвавшегося моим (то есть Беатрисы) отцом по руке, подпихнув ему под спину парочку подушек (не дай Бог, его сейчас Кондратий хватит, что я в таком случае делать-то буду?..), углубилась в размышления.
   Это что же получается, товарищи? Моё психическое заболевание прогрессирует, раз оно способно создавать настолько продуманный мир и такие долгие временные отрезки? Тогда, где привычные всем дурикам зелёные человечки, говорящие белки, летающие тарелки и прочая-прочая, с чем обычно связывают шизофрению?..
   - Доченька, что с тобой произошло? - заискивающий взгляд и тихий голос, которым обычно разговаривают с буйнопомешанными, не возымел на меня должного эффекта. - Триса, ты же знаешь, что можешь рассказать мне абсолютно всё!
   Может, Беатриса, Вам, отец, и доверяет, но вот Евгения - не очень. И вообще, что значит "абсолютно всё"? А вдруг мне захочется поговорить на извечные женские темы, например, стоит мне только стрессануть, как моментально сбивается цикл. Или, тоже многовековая проблема пышек и дам с выдающимися формами, не могу подобрать красивое нижнее бельё - либо ужасный старпёрский лифан без съёмных бретелей, либо модели, которые у меня уже есть. А ведь хочется увидеть в зеркале красивый кружевной бюстик, а не прабабушкину скромность!
   - Папенька, Вы о чём? - прикинувшись дурочкой, попыталась увести мужика на другую тему. - По всей видимости, мне кошмар приснился, - и ведь даже не вру. - И я, переволновавшись перед нашим возращением в столицу, - логично предположить, что козявка Клод не будет обитать в Зажопинске, - восприняла игру подсознания близко к сердцу!
   Синие глаза окинули меня недоверчивым взглядом, но, слава Богу, граф не решился настаивать на более подробном разговоре. И правильно сделал - я в состоянии аффекта такого наговорить могу, что и совковой лопатой потом не разгребу.
   Решив, что неплохо бы и осмотреться, украдкой бросала заинтересованные взгляды по сторонам. Как и ожидалось, цветовая гамма комнаты, обшитой деревянными панелями с витиеватым рисунком, была выдержана в спокойных золотисто-коричневых тонах, а мебель - сплошь и рядом резная, ажурная и антикварная. Огромные окна, больше похожие по размерам на балконные двери, завешаны тяжёлыми гардинами, и лишь только одна створка была приоткрыта и на ветру весело колыхалась белоснежная тюль.
   Мы с Вильямом сидели на низкой софе, обложенной огромны количеством думочек, и перед нами стоял чайный столик. На нём были выставлены две чашки, наполненные терпким кофе, и вазочка с печеньем. Чуть в стороне я успела увидеть каминную решётку и массивное кресло с высокой и немного выгнутой спинкой.
   - Ты, странно себя ведёшь, Тиса, - наконец вынесли мне вердикт, отвлекая от осмотра помещения.
   Заинтересованно поиграв бровями и поддавшись немного вперёд, приободрила мужика своим любопытством. И он, надо признать, меня не разочаровал!
   - До этого момента ты была тихой, слово боялась сказать, а уж о том, чтобы повысить голос и речи не могло идти. - Граф по совином наклонил голову и снова одарил меня пристальным взглядом. - А теперь же ты... Кричишь, - еле выдавил из себя оппонент, словно это было самое ужасное ругательство за всю его жизнь.
   "Ну, я бы сказала "орёшь, как полоумная" - некстати вылезло на сцену ехидство.
   - Используешь совершенно незнакомые мне, и, думается, всем остальным слова, - продолжил вещать мужик. - И даже аура вокруг тебя другая! Уверенная, сильная и огненная!
   Не успела я открыть рот, чтобы вякнуть нечто заумное про "позднее взросление", как мир вокруг словно замер! Было жуткое ощущение, что некто нажал на кнопочку "Стоп" и всё остановилось: больше не развевалась тюль - она просто замерла над полом причудливыми волнами, отец Беатрисы, взволнованно смотрящий на свою дочь, застыл с открытым ртом (и оттого неимоверно потешным выражением лица), а ветерок будто самоустранился из помещения.
   - Что за чёрт? - звук собственного голоса, прозвучавшего в давящей тишине, немного приободрил. - И как сие понимать? Очередной выкрутас двинувшегося сознания?
   - Евгения, боюсь тебя огорчить, но это всё реальность, - голос раздавался из глубокого кресла, стоящего возле камина. - И зря ты обидела Вильяма, - в мой адрес понесся укор. - Он хороший и любящий отец.
   - Когда и чем я успела его оскорбить? - как бы пристально не вглядывалась в ярко-алую обшивку мягкого стула, так и не смогла рассмотреть своего собеседника. - И вообще, вести диалог с "голосом из ниоткуда" верный признак шизофрении!
   - Да твоему здоровью, несносная девчонка, можно только позавидовать, - негодующе пробулькал голос и в кресле материализовался седовласый старичок с аккуратной, но довольно длинной бородёнкой, одетый в светлый и довольно просторный балахон. - Довольна, аферистка?
   - Более чем, - победоносно растянув губы в улыбке, ещё раз окинула оценивающим взглядом оппонента: негативных эмоций он не вызывал, даже наоборот, ему хотелось безоговорочно верить и по первой просьбе бежать на амбразуру с шашкой наголо. - Вы кто будете?
   - Можешь называть меня Сиятельный, - ничтоже сумняшеся молвил старик.
   - Ясно, - покладисто кивнув, с силой впилась ногтями в ладони - боль моментально отрезвила, и желание подчиняться нехотя отступило. - Значит, будете дедком.
   - Не богохульствуй, - аж подпрыгнул в кресле старичок. - Ты, смертная, между прочим, не с простым холопом разговариваешь!
   - Да поняла я, что вы местный божок, - закинув ногу на ногу (не рискнула этого делать перед графом, ибо помню, как венценосная бабушка поучала Миа из "Дневника принцессы", что сидеть в такой позе неприлично), попыталась не впадать в панику. - Но, уважаемый, я не верю в святых, божков и прочую паранормальную ахинею.
   - Тогда как ты собираешься объяснить своё присутствие в другом мире? - хитро прищурился дед.
   - Видимо, при падении неудачно приложилась головушкой, вот периодами и выпадаю из реальности, - ответ, в который я и сама свято верила. - И я сейчас не в мире меча и магии нахожусь, а валяюсь под капельницей в ближайшей дурке.
   - Тьфу, какая скептическая, - недовольно сплюнул старец. - Считай, как душе угодно, но факт от этого не изменится: Евгении Бабушкиной больше нет в её мире, так же как и Беатрисы де Венсан - в этом. Я вас поменял местами, уважаемые дамы.
   - На кой? - да, любопытства мне всегда было не занимать.
   - Я сильно задолжал графине де Весан, - сквозь зубы проскрежетал местный божок. - И в тот момент, когда её убили во имя моё, я поклялся, что выполню любую её просьбу.
   - Дай, уважаемый, угадаю, - теперь пришла моя очередь изображать провидца, - маманька захотела семейного счастья для любимой доченьки и решила свести её с императорским отпрыском? Вот только неувязочка вышла, - поцокав языком, решительно добила оппонента: - Клод оказался последним пи...аром, и обезглавил обожаемую родителями Трису. Поправь, если я ошиблась, - и растянула губы в такой улыбке, что аж за ушами затрещало.
   - Нет, Евгения, ты не ошиблась, - процедил дедок. - Союз Клода и Беатрисы был предрешён на небесах...
   - Но что-то пошло не так, - невежливо перебила божка, расхохотавшись.
   - Да, - снова вынужден был согласиться со мной местный вершитель судеб. - Трису подставила фаворитка императора, и бедную девочку казнили... И, чтобы сдержать обещание, данное умирающей прислужнице, мне пришлось связать твоё и Трисы сознания!
   - Не поняла...
   - А что тут непонятного? - пожал плечами кандидат в покойники. - Твоё тело, оставшись без души, впало в... Как же у вас это называется? - старичок сначала потёр лоб, а потом полез в карман за (вот чудо, так чудо!..) записной книжкой. - О, вспомнил! В кому ты впала, Евгения!
   - Уточню ещё раз, - мой голос был тихий и обманчиво спокойный, - так, на всякий случай. Вместо того чтобы готовиться к деловой поездке, Кирилл Петрович, возможно, сейчас вызванивает медиков, которые доставят моё тело в больницу и подключат к аппаратам искусственного жизнеобеспечения?
   - Всё именно так, - просиял от моей сообразительности старый пердун. - За исключением Кирилла Петровича - он сейчас увлечён докладом о коммерческих выгодах, если ваша компания выйдет на международный рынок. - Заметив, как сжались мои кулаки, дедок поспешно затараторил дальше: - Но не беспокойся, дочь моя, ты практически в любой момент можешь вернуться в своё тело.
   - Что значит "практически"? - говорить членораздельно удавалось с превеликим трудом.
   - Прежде чем покинуть наш мир, ты должна помочь глупенькой и наивной Беатрисе обрести счастье.
   - А морду вам всем вареньем не намазать?!?! - истошно заорала, в порыве неконтролируемой злости, молниеносно подскакивая к Сиятельному и хватая его за грудки. - Считай, урод, что ты мне жизнь похерил - никто не захочет иметь в сотрудниках припадочую истеричку, которая из-за переутомления впадает в кому!!!
   - Не переживай так, Евгения, - перепугавшийся дедушка, трясущейся рукой стёр с лица мои слюни (каюсь, когда драла глотку основательно обплевала оппонента). - Мы можем внеси корректировку в заклинание...
   - Вноси, уважаемый, свою корректировку, - встряхнув божка, с усилием разжала пальцы, отцепляясь от его светлого балахона. - Если через минуту не окажусь в своём теле, то тело милой и всеми лелеемой Беатрисы отправится прямиком к местным солдатам. Думаю, вояки будут не прочь порезвиться с графской дочкой.
   - Ты этого не сделаешь, - предсмертно прохрипел дедок.
   - Почему ты так решил?
   - Тебе же потом находиться в теле Трисы, пока она сладко спит в твоём, - паскудно ухмыльнулись мне. - Предлагаю сократить твоё пребывание в этом мире до двенадцати часов ежедневно.
   - Семь и ни минутой больше, - теперь я уже рычала, понимая, что старик прав. - Именно столько отводится мне на сон. И, как я успела, понять, меня затягивает в ваш двинутый мир, только когда сознание угасает.
   - Недочёт заклинания, - скромно потупился дедок.
   "В мозгах у тебя, полоумный, недочёт!" - хотела прорычать в ответ, но местное божество в очередной раз меня опередило.
   - И, чтобы не вызывать ненужных подозрений у Вильяма, я верну время вспять, - Сиятельный снова полез в карман (у меня создалось ощущение, что он у него был бездонный, но когда старичок вытащил на свет божий огромные песочные часы я в это уверовала). - И запомни, Евгения, только от тебя зависит, как быстро ты вернёшь контроль своего тела только себе.
   - Это сейчас был непрозрачный намёк на скорейшую свадьбу влюблённых Клода и Беатрисы? - одарив хмурым взглядом оппонента, поняла, что в скором времени превращусь в женскую версию Халка.
   - Не думаю, что Лауре - матери Беатрисы, интересно только бракосочетание её дочери, - заговаривая мне зубы, дедок выписывал руками замысловатые кренделя над часами. - Она и на внуков мечтает посмотреть, а это, сама понимаешь, дело не быстрое... но благородное и для молодых приятное!
   - Какое, нахрен, "приятное" и "благородное" к чертям собачим, - взвившись в очередной раз, уже готова была снова броситься на местного божка, но эта зараза волшебная неожиданно подмигнул и пропал из комнаты. Удивлённо озираясь по сторонам, не нашла ничего лучше, как позвать Сиятельного. - Эй, дед, ты где?
   Ответом, ясен пень, была звенящая тишина.
   Не успела толком испугаться (волшебник из сказки пропасть-то пропал, но вот кнопку "Старт", которая бы привела в движение реальность, не нажал), как меня с силой швырнуло на низкую софу, и свет на секунду померк. Нервно вцепившись в первое, что подвернулось под руку (как оказалось, это была изящная круглая думочка с бахромой), зажмурилась.
   - Беатриса, ты меня слышишь? - мужской голос и вопрос показались знакомыми, поэтому я поспешно распахнула глаза, проверяя свою догадку. Как и обещал Сиятельный, я перенеслась обратно к тому моменту, когда впервые увидела перед собой Вильяма де Венсан. - Ты виделась сегодня с Его Высочеством?
   - Нет ещё, - моргнув несколько раз, с силой ущипнула себя за запястье, проверяя, не сплю ли я. Ну, что могу сказать... было больно!
   - Его Величество желает, чтобы ты сблизилась с его сыном, - как и раньше, устало потерев переносицу, главнокомандующий пёр танком. - Ты же всю жизнь была влюблена в Клода, так почему сейчас смотришь на меня с таким удивлением и страхом?
   И как ответить на поставленный вопрос? Сказать правду не могу - чую, тогда Сиятельный моментально вернётся, и в очередной раз прочистит мне мозги. И, дай-то Бог, без применения своей магии, из-за которой приходится постоянно бороться с желанием ему угодить. Врать собственному отцу (и пофиг, что он родитель Беатрисы, ведь на данный момент я - это она) не хочу. Итак, вопрос дня: как ответить, но так, чтобы не спалиться?..
   - Я боюсь, батюшка, что не понравлюсь Клоду, - скромно потупив взор, проблеяла первое мало-мальски приличное оправдание.
   Обращение "батюшка", сорвавшееся с языка, гармонично вписалось в образ невинной (а я бы даже сказала "наивной") девушки. Благодаря чему, я сделала вполне логичный вывод: Беатриса именно так и обращалась к родителю. А фривольные "папа", "отец" или о, страх и ужас - словечко, позаимствованное из воровского жаргона "батя", графиней даже не рассматривались.
   - Триса, доченька, такого определённо не случится, - басисто расхохотался мужчина. От его искреннего смеха на душе почему-то стало тепло-тепло и губы сами собой растянулись в ответной улыбке. - Солнышко, позволь спросить, давно ли ты себя в зеркале видела?
   Кстати о птичках. А как выглядит графиня Беатриса де Венсан? То, что девушка является счастливой обладательницей изящных рук, бледной кожи и роскошной светлой гривы и без осмотра себя, любимой, в зеркале, можно определить. Но вот какого цвета у неё глаза, курносая ли она или нет, есть ли у неё веснушки или нет, и ещё с десяток подобного рода вопросов оставались открытыми.
   - Давно, батюшка, - в очередной раз потупилась, но теперь я опасалась выдать свою заинтересованность. - Не могли бы Вы напомнить, где у нас стоит зеркало? - Одарив озадаченного графа обворожительной улыбкой, следующей фразой буквально добила мужика: - И, желательно, в полный рост...
   Граф, стоит отдать ему должное, никак не прокомментировал ранний склероз своей кровиночки, а поднялся на ноги и галантно протянул руку - джентльменский набор приятно порадовал моё сердечко. Кокетливо взмахнув ресницами, приняла предложенную длань и, подобрав свободной рукой пышные юбки треклятого платья, мысленно взмолилась всем известным богам, чтобы не запутаться в кринолиновых подъюбниках и не вспахать носом лакированный паркет.
   - Триса, нас не было в этом поместье каких-то семь лет, а ты, глупенькая моя дочь, - незлобиво пожурил меня отец, - уже забыла расположение своих комнат!
   Нет, я, конечно, читала про то, что аристократы имели не одну и даже не две опочивальни в своём распоряжении (а особы с совсем уж завышенной самооценкой так и вообще являлись хозяевами целых этажей), но не думала, что графская семейка из таких же буржуев.
   Из памяти Беатрисы удалось выудить до обидного мало информации относительно её семьи (девчонка, походу, совсем своими корнями и роднёй не интересовалась), зато про задохлика Клода в моей головушке была целая энциклопедия, включающая в себя огромное количество фактов и сплетен, касающихся его жизни.
   Как я поняла ещё из прошлых своих перевоплощений во влюблённую идиотку, граф Вильям де Венсан был на хорошем счету у нынешнего императора - папахена Клода, и возглавлял первый рыцарский отряд. Вильям был не плохим человеком, добрым и бесконечно любящим отцом и бравым воякой, не раз и не два доказавшим право называться "первым мечом Империи".
   Матушка Беатрисы умерла, когда девочка только родилась (и фиг его знает, то ли роды были тяжёлыми, то ли местные акушерки попались необразованные и криворукие) и особых воспоминаний, а так же заинтересованности в сплетнях местных кумушек, как вы сами понимаете, у неблагодарной девицы не осталось. (Действительно, зачем занимать память какими-то россказнями о той, кто подарила тебе жизнь, если это место может быть занято информацией о цвете трусов Клода?..)
   Бабушки-дедушки и кузины-кузены, если и существовали у Беатрисы, то о них графиня ничего не знала и знать не желала.
   Вот и вся скромная инфа о семейке де Венсан.
   Теперь же поразмышляем о том, что мне известно об императорском отпрыске (чтоб его упырь в засос тёмной ночкой поцеловал!..).
   Клод, как был, так и остался (и, руку даю на отсечение, без применения розог в дальнейшем и просуществует) избалованным мальчишкой, которому многое позволялось и почти во всех прихотях и далеко не детских шалостях потакалось.
   Нет, конечно, к чести Его Величества, он приучил Клода к ведению государственных дел и умению экономить каждый медяк в казне (не зря же, эта шмакозявка с шестнадцати лет присутствовала на всех встречах императора и его верноподданных), но вот уважения к женскому полу в общем и к графской дочке де Венсан в частности, не было совершенно.
   Ах да, цесаревич рос без материнской заботы. Императрицу, после того, как она родила наследника, отправили в женский монастырь, ссылаясь на какое-то тайное донесение "добрых" людей. Ссылка оказалась для женщины фатальной - она занедужила и скончалась спустя три года. За это время (как поговаривали вездесущие служанки) мама и сын так ни разу и не встретились...
   Справедливо отмахнувшись от совершенно ненужной информации о соплях, кашле и диарее Клода, ещё глубже погрузилась в воспоминания Трисы о её прошлой жизни.
   Между молодыми людьми была разница в восемь лет, поэтому нет ничего удивительного в том, что юноша совершенно не заинтересовался десятилеткой, которую ему представил отец. Император, по каким-то загадочным причинам выбравший именно Беатрису в невесты сыну, совершенно не слушал никаких возражений ни от Вильяма, ни от придворных советников. А маленькая дурёха, увидав хорошенького (чего уж греха таить-то?..) мальчика моментально в него и втрескалась.
   Да, сначала это была детская привязанность, плавно переходящая в подростковую зависимость, но когда девушке исполнилось лет шестнадцать-семнадцать, она поняла, что быть императрицей - не только обжиматься с любимым в спальне, но и жить шоколадно! Вот только инфантильное дитя, не знающее суровой правды жизни, не учла фаворитку Его Высочества, которая устала греть постель Клода по особым дням и наметила себе цель в виде короны и величественного кресла, стоящего по правую руку от императорского трона.
   Активные действия Анабеллы по окольцеванию парня совпали с трагическими для всей Империи событиями - отца Клода подкосила неизвестная болезнь. Не только местные, но и выписанные из других государств-империй доктора лишь разводили руками, не в силах помочь императору. И, спустя, десять дней, промучившись в страшной агонии, самодержец отправился в мир иной.
   Естественно, на ошеломлённого Клода свалилось нежданное бремя власти, ответственности и горя - всё-таки ребёнок потерял единственного родителя, и остался совсем один. Воспользовавшись моментом, Анабелла опоила коронованного императора и подстроила всё так, что сунувшийся поутру камердинер, застал дивную картину - безмятежно спящих в нежных объятиях друг друга Клода и ушлую девицу. Оправдав расчет подстилки, по двору моментально понеслись сплетни и слухи, что Его Высочество, вопреки воли почившего отца, сам определился с кандидаткой в будущие императрицы.
   Исправно работающее сарафанное радио за пару дней донесло сплетни и до поместья де Венсан. Вильям, выслушав тихий шепоток своего помощника, побагровел и приказал срочно собирать чемоданы Беатрисы - девушка в спешном порядке переезжала на постоянное жительство к жениху.
   Думается, если бы папенька знал, к чему приведут его действия, то самолично отвёз бы дочку в женский монастырь и заточил бы там до её старости. Но, мужик даром провидца не обладал, поэтому и произошли не самые приятные события, но обо всём по порядку.
   Итак, Беатриса, гремя многочисленными саквояжами, приехала ко двору, чем заставила Анабеллу понервничать. Ибо сынок, чувствующий ответственность и давший умирающему отцу (всё же почивший император был дальновидным мужиком) клятву породниться с графской семейкой де Венсан, начал усиленно обхаживать Трису.
   Не знаю, что уж там и кому нашёптывала императорская подстилка, но спустя четыре месяца, после переезда графини, Клод почему-то решил, что она - аналог местной шлюхи и, затащив девушку в кладовую, обесчестил.
   Искренне надеюсь, что подонок сильно удивился, спешно покидая комнату, когда понял, что Триса ещё не делила ложе с мужчиной, но (увы и ах) воспоминания девушки не запечатлели его рожу - моя подопечная истерично рыдала, пытаясь кое-как прикрыться разодранным платьем. Да-да, помимо физического унижения, Клод на ней в порыве страсти и наряд испортил, поэтому пришлось девушке сидеть в пыльной и холодной комнате, пока нерасторопная дура-фрейлина не хватилась хозяйки.
   Хоть и была поздняя ночь, когда фрейлина привела де Венсан в её покои, но слухи, распускаемые прислугой, разлетелись по дворцу со скоростью света и на следующий день на Трису весь двор и даже большинство слуг смотрели с откровенным презрением.
   Император и Анабелла забыли о графской дочурке, но спустя три месяца доктор, заботившийся о здоровье будущей императрицы, сообщил, что девушка беременна. Беатриса была призвана пред светлые очи Клода и, клянясь именем Сиятельного, убеждала выродка, что носит под сердцем его ребёнка. Если верить воспоминаниям Трисы, то молодой мужчина ей поверил и даже попросил Анабеллу поддержать будущую мать наследника.
   Ясен пень, что эта змея подколодная, согласилась.
   Спустя три недели Беатриса потеряла ребёнка...
   Пока сердобольная старушка, приставленная к помутившейся рассудком Трисе, присматривала за девочкой, Вильям решился на измену короне. (Всё же мужик сильно любил свою дочку и никому не мог позволить обижать кровиночку... Хотя, как по мне, так лучше бы её домой забрал и выдал бы за соседского графа - чем не вариант?..)
   Прибыв во дворец со своим отрядом, главнокомандующий местными вооружёнными сила отправил ребят на тренировочное поле, а сам наведался к императору.
   По официальной версии граф де Венсан отправился поприветствовать Клода, но поскользнулся на мокрой лестнице и при падении сломал шею. (Ну да, ну да, так я и поверила, что Вильям настолько неуклюж.) По неофициальной же, нашёптываемой по углам придворными и слугами, отец Беатрисы таки добрался до тронного зала и, пожелав долгих лет в местном аду Клоду, бросился на сопляка, обесчестившего его дочь. Сами понимаете, что мужчина не смог убить ублюдка - стража венценосной особы сработала на "ура" и быстро скрутила агрессора, но зато умудрился метнуть в паршивца кинжал. Острое зазубренное лезвие нашло свою цель - вонзилось в руку императора, когда он прикрыл лицо от холодного оружия. Надеюсь, он испытал мнооооооооожество не самых приятных ощущений, пока лекари вытаскивали метательный нож из его плеча. И да, жаль, что предварительно батюшка не додумался намазать лезвие крысиным ядом, но, как известно, поздно пить "Боржоми", когда почки отказали.
   Граф Вильям де Венсан был казнён прямо в тронном зале - вышколенные секьюрити просто проткнули его своими мечами, не дожидаясь приказа императора. Тело главнокомандующего было в тайне вывезено слугами в неизвестном направлении, и захоронили ли они отца Бетарисы или нет, история умалчивает.
   Но вернёмся к несчастной девушке, которая не успела ещё свыкнуться с мыслью, что потерял ребёнка, как получила новый удар обухом по голове. Зашедшая тем же вечером, когда на императора было совершенно нападение, Анабелла, как бы невзначай перебрав алкоголя, с радостной лыбой поделилась с соперницей последними новостями. Услышав о смерти отца, Триса впервые в жизни хлопнулась в обморок.
   Через несколько дней Беатриса вновь была призвана в тронный зал, где присутствовал один только император - видимо, он совсем не боялся девушку и считал её не многим сильнее новорожденного котёнка.
   Клод с самой гадостной улыбочкой просветил бывшую невесту, что он, весь такой добрый и замечательный, замял дело о нападении Вильяма на монарха, но конфисковал все земли, принадлежавшие фамилии де Венсан, и лишил Беатрису графского титула. Девушка покорно кивала, но даже слезинки не проронила (уже только за такую выдержку её можно было начать уважать), и, когда раздосадованный император, решивший ещё больше унизить глупышку, приказал подойти к нему, с покорностью выполнила и это.
   Спасибо огромное Клоду за его вспыльчивый характер и языку без тормозов, ибо именно он был виноват в том, что Триса наконец озверела и набросилась на него.
   Подошедшую Беатрису молодой мужчина усадил к себе на колени. Не заботясь о том, что стражники, охранявшие вход в тронный зал, всё прекрасно слышали, полез шаловливыми ручонками (оторвала бы их и в одно интересное место ему засунула!..) ей под юбку. Девушка, продолжая исполнять роль сомнамбулы, безучастно слушала о том, что теперь ей суждено прислуживать во дворце, ибо податься-то сиротинушке больше не куда, и будет она, Триса то есть, горшки из-под императорских отпрысков, рождённых Анабеллой, выносить. А величественный и гордый род де Венсан, не одно поколение преданно служивший короне, оборвётся - ибо не позволит Клод кому-либо ещё притрагиваться к Беатрисе. Но и бастардов от дочери изменника он тоже не горит желанием иметь, поэтому после каждого раза, когда императору взбредёт в голову посетить ночью комнату девушки, она будет пить специальные травки, которые, в случае нежелательной беременности, приведут к выкидышу.
   Не знаю, то ли звёзды сложились в правильной последовательности, то ли свершилось чудо из чудес, но в мозгу Беатрисы что-то щёлкнуло, и она сложила воедино очевидные вещи! Триса с лёгкостью сопоставила такие слова, как "дети", "травки", "выкидыш", и для полноты картины подсознание вывело ещё одно словечко - "Анабелла".
   Сообразив, что Клод, не желавший иметь отпрысков от графини де Венсан, специально приставил к ней свою фаворитку, которая была прекрасно осведомлена о нужных настоях, Беатриса резко активизировалась.
   Вцепившись ногтями в холёную морду императора, девушка, опасаясь, что молодой мужчина начнёт орать благим матом и на его вопли сбегутся стражники, с любопытством косящиеся из коридора на предполагаемые ласки парочки, врезала коленом по мужскому достоинству, чем на время обезвредила Клода. Пока император корчился на троне, Триса выхватила из причёски длинную и довольно острую шпильку, которой заколола волосы на затылке, и, недрогнувшей рукой, вогнала своё грозное оружие под основание ключицы (хотя лучше бы в глаз всадила, ей-богу!..). Как же Клод тогда орааааал! Даже боль в причинном месте отошла на второй план!
   Естественно, Беатрису моментально схватила стража (эта дурёха даже не подумала о том, чтобы сбежать) и, не обращая внимания на яростные попытки лягнуть хоть кого-нибудь, без особых почестей отконвоировала в местные казематы. Там её сначала посетила Анабелла, поблагодарившая за освобождённое место императрицы, а спустя несколько часов явился и Клод в сопровождении цирюльника. (Насколько я поняла, в этом мире, как и в Древней Греции, не было большего позора для аристократа, чем остриженные волосы - всем сразу становилось понятно, что представитель голубой крови очень сильно опечалил власть имущего и его разжаловали до простого раба.)
   Не отходя от стражи, Клод с удовольствием наблюдал за процессом пострига налысо Беатрисы, и параллельно с этим сообщил о том, что девушку приговорили к казни.
   Моя же скромная персона, вовлечённая во всю эту историю Сиятельным, появилась в тот момент, когда графиню, покорно стоящую на коленях перед средневековым парикмахером, брили наголо.
   Сами понимаете, что, оклемавшись от первого шока и подумав, будто вижу очень реалистичный сон, я покорно... Ну, ладно, почти покорно (лёгкая контузия цирюльника, микроинфаркт Клода и пополненный матерный словарный запас стражи в расчет не беру) поплыла по течению... Ровно до того момента, пока меня не решили познакомить с гильотиной.
   Но вернёмся в настоящее, где я иду под ручку с пока ещё живым отцом.
   До описанных выше событий должно пройти не меньше года - насколько смогла понять, Беатрисе, когда её отправили на ПМЖ к будущему мужу, исполнилось семнадцать лет. Поэтому времени на то, чтобы предотвратить всё, что случилось в прошлый раз с Трисой, ещё есть... Пусть и не так много, как мне бы того хотелось.
   Спасибо Сиятельному, что оставил при мне все воспоминания де Венсан. (Руку даю на отсечение, что воспользоваться ими могу только я - ведь сейчас Трисе всего лишь шестнадцать лет, и девчонка ещё не пережила ничего из того, что случилось с ней в прошлом.) А я же, прекрасно помня о пословице "Предупреждён - значит, вооружён", уж позабочусь о том, чтобы стерва Анабелла неудачно с кобылы свалилась, а Клод импотентом стал.
   Пока я спокойно копалась в воспоминаниях Беатрисы, мы с Вильямом поднялись на второй этаж по длинной разветвлённой лестнице - их в старину ещё называли "лестницей поцелуев", ибо люди, идущие с разных сторон, могли случайно "поцеловаться" - столкнуться на общей площадке.
   Окинув в очередной раз своё временное жильё заинтересованным взором, с сожалением поняла, что скучаю по родным пенатам, обставленным в стиле минимализма. Сейчас же мои глаза постоянно натыкались на пасторальные пейзажи, в изобилии развешанные на стенах, небольшие резные столики, на которых стояли вазы с живыми цветами и, как апофеоз мещанства, длинную ковровую дорожку.
   Покорно минуя несколько дверей, ведущих в другие помещения усадьбы, следом за Вильямом зашла в третью комнату и буквально остолбенела. Это оказалось небольшое по размерам помещение с выходом на огромный балкон. Всё пространство было залито ярким дневным светом - благо здесь было достаточное количество окон, а из мебели (о, отрада очей моих) стояла пара глубоких светлых кресел, повёрнутых к огромному трёхстворчатому переносному зеркалу.
   Почувствовав мужские руки на плечах, с удивлением обернулась к графу, смотрящему на меня не только с любовью, но и с отеческой гордостью. Видимо батя кичился тем, что Беатриса выросла "студенткой, комсомолкой, спортсменкой, и, наконец, просто красавицей" (как и завещал всеми любимый товарищ Саахов из "Кавказской пленницы").
   Подтолкнув меня по направлению к напольному трюмо, Вильям сам стал поодаль и с интересом наблюдал за моей реакцией. И, думается, что моя отвисшая челюсть его не столько опечалила (ведь, как известно, это либо явный признак слабоумия, либо полное отсутствие манер), сколько позабавила - я краем глаза видела, что мужчина широко и довольно улыбался.
   - Ну, дочь моя, что скажешь? - граф де Венсан первым нарушил затянувшееся молчание. - Теперь-то, надеюсь, ты не сомневаешься, что сможешь покорить сердце Его Величества?
   - Нет, батюшка... - вместо внятного ответа получилось блеяние овечки, но это было простительно - Евгения Бабушкина пребывала в состоянии шока.
   Всю свою жизнь я привыкла видеть в зеркале невысокую, полненькую (попрошу заметить не толстую, а именно с большой грудью, хорошей попой и десятком лишних килограмм) девушку. От родителей мне достались карие глаза, тёмно-каштановые волосы (сами понимаете, в зависимости от возраста, настроения и моего материального благосостояния длина и цвет последних варьировались от нормального до "Охренеть можно! Дочь, что ты с собой сделала?!"), курносый нос и много-много веснушек, которые, вопреки логике большинства девиц, я очень любила. Но сейчас из зеркальной глади смотрело совершенно незнакомое, мать его, лицо нимфы, которая, к тому же, была счастливой обладательницей стройного тела!
   Как уже упомнила ранее, Беатриса де Венсан имела светлую шевелюру. А сейчас же я смогла воочию убедиться, что свои нереально светлые, словно выбеленные сединой волосы, девушка унаследовала от отца. Огромные серые глазищи в обрамлении густых и длинных чёрных ресниц могли свести с ума любого мужика, а уж стервозно изогнутые брови, словно подведённые грифельным карандашом, однозначно добили бы самых стойких представителей сильного пола. Картину "Нимфа небесная, одна штука" довершали острый носик и пухлые губки - да-да, именно той формы, о которой грезят красавицы, закачивая в себя ботекс (или какую хрень они там вкалывают?). Росточком моё новое тело было высокое - не меньше 180 сантиметров, и даже платье, состоявшее из кучи юбок и подъюбников, не могло скрыть всех изгибов стройного стана.
   "Расстрел через повешенье!" - тихо вздохнуло чувство собственного достоинства, когда офонаревший мозг всё же смог проанализировать картинку, увиденную в зеркале. - "Теперь точно обзаведусь полным набором комплексов..."
   - Ну, раз нет, - ещё веселее проговорил Вильям, снова подходя ко мне и приобнимая за плечи (смотрелись отец и дочь, надо признать, великолепно - оба статные, высокие и, сразу видно, аристократы), - значит, не побоишься вечером отправиться на приём к Его Высочеству?
   - О каком приёме речь идёт, батюшка?
   - Триса, император уже столько лет тебя не видел, - бархатно рассмеялся мужчина. И я, к своему ужасу поняла, что буквально плавлюсь от тембра его голоса, да и внешностью Вильям был... Короче, во вкусе Евгеши - рядом с ним я чувствовала себя защищённой маленькой девочкой. - И ему любопытно узнать, как ты жила всё это время и какой красавицей выросла. И поверь, это не пустые домыслы, а информация из надёжного источника, - граф неприкрыто намекнул на свою шпионскую сеть, но называть конкретного человека всё же не захотел. - Так что вечером, моя дорогая, нас ждёт скромный ужин с Его Высочеством и Его Величеством!
   Обрадовал, так обрадовал... И ведь даже расслабиться, глотнув бокальчик алкоголя, нельзя будет - мне, как особе несовершеннолетней (кстати, а в мире меча и магии какой возраст считается дееспособным в юридическом плане?..), да ещё и пришедшей с отцом, ничего крепче лимонада не нальют.
   Нервно передёрнув плечами, не знала, какими максимально доходчивыми словами донести до родителя Трисы, что в данный момент все знания по этикету, бальным танцам и виртуозным ведениям светского трёпа напрочь отсутствуют в светловолосой головке. Нет, конечно, я могу покопаться в памяти и даже найти нужные знания, а тело графской дочки, которая не один и даже не два раза отрепетировала вальс (или какие тут местные танцы), на автопилоте под музыку нужные па будет совершать, но, согласитесь, это будет всё равно не то... Словно вместо живого человека, все действия будет выполнять робот, у которого, ко всему прочему, ещё и замедленная реакция.
   - Батюшка, у меня красные дни...
   А что, женские дни в любом мире, Веселенной или Галактике являются ужаснейшим временем, когда милая представительница слабого пола становится злее Цербера, чувствует себя надутым шариком, у которого ещё и адски болит низ живота - чем не железная отговорка? Поэтому ни на какой светский раут в ближайшие пять дней Беатриса (то бишь я) не сможет пойти. (Искренне надеюсь, что этого времени мне с головой хватит, чтобы почитать книги по этикету и освежить в памяти бальные танцы, иначе Его Величество собственными руками освежует уже меня.)
   - Дочь моя, о чём ты говоришь? - свёл тёмные брови к переносице мужчина. - Я тебя, Триса, снова не понимаю.
   Подавив дикое желание выматериться в голос, уже собралась подробно объяснить смысл предыдущих слов, как почувствовала, что меня бесцеремонно трясут за плечо. Удивлённо нахмурившись, не поленилась обернуться, чтобы испепелить взглядом наглеца, посмевшего вмешаться в наш с Вильямом разговор. И, знаете, даже не удивилась тому, что позади меня никого не было... И ведь даже на Сиятельного не спихнёшь - он бы, появись у него желание со мной пообщаться, снова "заморозил" время и пространство, а не шалил втихомолку.
   Недоумевала (пугаться, кажется, разучилась с недавних пор) я ровно до того момента, пока не смогла разобрать напряжённый мужской голос. Звали меня по имени и ооооочень настойчиво.
   - Евгения, просыпайтесь! - и снова меня ощутимо потрясли за плечо. - Бабушкина, вам плохо? - теперь в ход пошли лёгкие похлопывания по щекам. - Женя, мать вашу, очнитесь! - и меня хорошенько тряхнули.
   - Всё-всё, я проснулась, - уперевшись руками в мужскую грудь, попыталась сфокусировать взгляд на лице заместителя гендира. - Кирилл Петрович, можете меня отпустить - впадать в беспамятство больше не собираюсь.
   - Бабушкина, не борзейте! - злобно гаркнуло новое начальство, отпуская мои многострадальные плечи (если на моей нежной коже останутся синяки - прокляну, ей-богу!..) и отступая на несколько шагов назад. - Я уже собирался в "Скорую" звонить.
   - Зачем? - мозг не успел ещё перестроиться от перехода из одного мира в другой, поэтому я сейчас тупила не по-детски. - Вы всегда докторов вызываете, когда видите спящего человека?
   - Ты хоть тогда храпи, чтобы было понятно, что спишь, - моментально окрысился оппонент, переходя на "ты". - Я, когда подошёл к твоему столу, думала, что ты коньки отбросила! Дыхание и пульс были очень слабыми, а на внешние раздражители вообще никак не реагировала. Что прикажешь делать в такой ситуации?
   Всё-таки Сиятельный, скотина недобитая, не подправил своё идиотское заклинание! И вместо того, чтобы выглядеть, как сладко спящий человек, я больше напоминала потенциального пациента реанимации. Ну, ничего, при следующей встрече обязательно это с ним обговорю!..
   Да, я искренне верила в то, что моя шебутная душонка покидает материальное тело, стоит только организму провалиться в сон. Ведь никакие галлюциногенные препараты и шизоидные видения не сравнятся с тем, что мне удалось увидеть и (а сейчас самый веский довод!..) почувствовать на собственной шкуре - я отчётливо распознавала тактильные и обонятельные ощущения. А тот факт, что утром я вымотана, словно всю ночь вагоны разгружала, говорит сам за себя - у меня уже давно не было полноценного семичасового отдыха, ибо вместо того, чтобы видеть сны, я играла роль Беатрисы де Венсан.
   - Дать человеку выспаться, - оторвавшись от мыслей, бросила взгляд на экран компьютера, и поняла, что проспала всего лишь тридцать минут.
   - Бабушкина... - в очередной раз прорычал начальник, то сжимая, то разжимая кулаки.
   - Кирилл Петрович, я уже двадцать восемь лет Евгения Александровна Бабушкина, и прекрасно об этом знаю, - решительно отмахнувшись от претензий Назарова, устало потёрла щёки - спать хотелось неимоверно.
   - Евгения Александровна, а Вам никто не сообщал, что грубить руководителю крайне не желательно? - мужчина скрестил руки на груди и всем своим видом показывал, что он крайне не доволен моим хамским поведением. - Хотел бы заметить, что на бирже труда с рабочей силой сейчас проблем нет - стоит только подать заявку и из квалифицированных секретарей, владеющих иностранными языками, очередь выстроится.
   - Угрожаете? - поднявшись на ноги, пожалела, что не могу испепелить упыря взглядом. - Так спешу расстроить - увольнение не тот способ, которым можно меня напугать!
   - Как интересно, - сарказм, источаемый заместителем Черёмушкина, можно было на хлеб намазывать. - Так расскажите мне, чего же Вы боитесь.
   "А пароль от Онлайн-банка и паспортные данные тебе не поведать, мудило?" - озлобленная на весь белый свет ведьма, до этого момента мирно почившая в моём подсознании, моментально проснулась и показала зубы. Правда, пока только мысленно, но если Кирилл Петрович не вспомнит о чувстве самосохранения, то реплики, произнесённые внутренним голосом, будут транслироваться вслух.
   - Я так же, как и все, Кирилл Петрович, боюсь смерти, - вспомнив о казне Беатрисы, нервно передёрнула плечами. - Особенно, если мне суждено умереть не от старости, а от рук какого-нибудь психопата.
   - Что Вы имеете в виду? - не уловил ход моих мыслей Назаров. - И вообще, вместо того, чтобы думать о всяких глупостях, лучше бы занялись работой - как я понял, Вы даже половину документов из списка не закончили сканировать!
   - Обижаете, начальник, - растянув губы в довольной улыбке, продемонстрировала лист с напечатанным реестром документов, на котором оставалось всего семь не вычеркнутых пунктов. - Ещё два, ну, от силы три часа, и я поеду домой.
   - Дополнительный билет забронировали? - мужик упорно искал к чему бы придраться. - И где заказанные час назад роллы?
   - О завтрашнем вылете можете не волноваться, - потыкав пальцем по сенсорному экрану, приложила трубку к уху. - И если бы Вы не отвлекали меня пустыми разговорами, то я бы уже давно позвонила в доставку!
   Полюбовавшись на вытянутое лицо заместителя Черёмушкина, вполне вежливо переговорила с оператором, ответившим на звонок. Девушка, постоянно извиняясь за доставленные неудобства, связалась с курьером и выяснила, что он уже поднимается в лифте на нужный этаж. Распрощавшись с сотрудницей службы доставки и пожелав ей хорошей смены, вышла из-за стола и распахнула дверь в фойе, под пристальным взглядом тёмно-карих глаз. И, надо сказать, вовремя - как раз в этот момент из лифта вышел молодой парнишка, облаченный в зелёную униформу и с огромным зелёным же рюкзаком-холодильником за плечами.
   - Добрый день, - заметив меня, парнишка радостно разулыбался, - это Вы заказывали еду из японского ресторана?
   - Мы-мы, - отодвинув меня с пути, навстречу курьеру вышел Назаров. Знаком показав парню, чтобы тот проходил в офис, всё же недовольно буркнул: - Почему так долго?
   - Так пробки, - совершенно не смутился парнишка.
   - Пробки... - в полголоса передразнил оппонента Кирилл Петрович, а мне стало смешно - после последнего посещения мира Беатрисы, я перестала ассоциировать Назарова с Клодом, и, соответственно, бояться заместителя директора. На закономерный вопрос: "Почему?" даже под пытками ответа не дам, ибо сама его не знаю пока. - Сколько с нас?
   - Заказ уже оплачен, - споро выгружая многочисленные пластиковые контейнеры и баночки, ответил молодой человек.
   - Евгения..? - заместитель генерального снова одарил меня пристальным взглядом.
   - Не волнуйтесь, Кирилл Петрович, заказ был оплачен с корпоративной карты.
   "И, если Вы боитесь вкушать пищу, купленную женщиной, то не нервничайте - сегодня Ваша гордость не пострадает!" - ведьма в очередной раз ввернула шпильку.
   Протянув улыбчивому курьеру чаевые, пожелала ему удачной смены и закрыла дверь. Подумав, всё же повернула щеколду замка - хоть бизнес-центр и охраняется бдительными секьюрити и находится под круглосуточным наблюдением видеокамер, но с замкнутой дверью мне всё же будет поспокойней. Тем более что первым, кого встретит на своём пути злоумышленник, будет несчастный секретарь (то бишь я), а уже потом Назаров и, надеюсь, бдительные охранники.
   - Кирилл Петрович, Вы у себя в кабинете будете ужинать? - посмотрев на еду с нескрываемым вожделением, всё же перво-наперво поинтересовалась мнением начальника.
   - Нет, я поем вместе с Вами, Женя. - Ослабив узел галстука, мужчина расстегнул первые пуговки на рубашке и закатал рукава. - Насколько знаю, в офисе есть кухня?
   - Скорее столовая, - подхватив часть лоточков, направилась в сторону нужной комнаты. - Если Вас не затруднит, не могли бы Вы тогда захватить оставшуюся еду?
   - Без проблем, - покладисто согласились со мной, подхватывая остальную провизию. - Давно здесь работаете?
   - Пять лет, - войдя в тёмное помещение, извернулась и смогла-таки локтём включить свет. - Почему вдруг такой интерес?
   - Нужно же налаживать дружеские отношения с моим секретарём, - весело и по-мальчишески открыто улыбнулся оппонент.
   - Временным секретарём, - в очередной раз поправила нового сотрудника. - Кстати, почему Вы не прислали отделу кадров требования, которым должен соответствовать Ваш будущий секретарь?- Поймав недоумевающий взгляд, милостиво пояснила: - Валентина пожаловалась, когда убегала домой, что так и не получила от Вас ничего.
   - Аристарх Николаевич заверил меня, что его компетентные сотрудники сами прекрасно найдут мне помощника, - сгрузив на стол провизию, Назаров уселся на свободный стул.
   - И он прав, - сдержано улыбнувшись заместителю, в удивлении вздёрнувшего брови, в очередной раз пояснила: - Есть у Вали на примере одна милая женщина, недавно разменявшая пятый десяток. Стажа и, следовательно, опыта Наталье Олеговне не занимать, а с учётом её возраста можно будет смело исключить интрижки на рабочем месте.
   - А что, - вооружившись палочками и забрав свою порцию васаби и соевого соуса, Назаров, кажется, не повёлся на мою издёвку, - меня такой вариант полностью устраивает. Как она относится к частым командировкам?
   - Положительно, - окунув ролл в соус, положила на него сверху имбирь. - У Натальи Олеговны двое непоседливых внуков, которые живут с ней. Но как только она выйдет на работу, пацанята вернутся к родителям, и Белкина сможет спокойно вздохнуть.
   Понятливо покивав, Кирилл Петрович на некоторое время замолчал, занятый поглощением вкусной пищи. Мне показалось, что он полностью ушёл в свои мысли (скорее всего, связанные с работой и предстоящей командировкой), поэтому и я позволила организму расслабиться.
   Да, я открыто дерзила Назарову, да, я до сих пор не могу внятно объяснить тот факт, что он, как две капли воды, похож на Клода, и да, рядом с ним, сидя в неформальной обстановке или оставаясь один на один, не чувствовала давления в стиле "крутой босс - подчинённая". Но это мои чувства и двинутое мировосприятие, странно же, как раз то, что заместитель генерального директора только угрожал увольнением (и то, это не звучало достаточно правдоподобно), и относительно нормально реагировал на мою гавкотню. Вопрос дня: в честь чего подобное отношение к самой обычной мне?..
   - Евгения, я Вам кого-то напомнил? - неожиданный вопрос, заданный заинтересованным тоном, чуть не довёл до кондрашки. - Вы, когда меня утром увидели, аж побледнели, - мужские губы тронула лёгкая улыбка. - Честно говоря, думал, что Вы в обморок хлопнитесь.
   - Что я, тургеневская барышня, что ли? - чуть не подавившись едой, раздражённо передёрнула плечами. - Да, Кирилл Петрович, вы напомнили мне одного не самого приятного человека.
   "Который, к тому же, существует в другой реальности," - мысленно дополнила, по понятным причинам не озвучивая эти слова.
   - Надеюсь, сейчас вы понимаете, что мы с ним абсолютно разные люди? - отложив палочки, мужчина открыл ещё одну баночку соевого соуса.
   - Кирилл Петрович, я адекватный человек, и поняла, что Вы не можете быть Клодом практически сразу, - обиженно надув губы, с ужасом сообразила, что проболталась.
   - Клодом? - как я того и боялась, оппонента заинтересовало странное имя моего знакомого. - Он иностранец?
   - Ага, - вяло промямлила, мысленно прикидывая тему, которая бы отвлекла начальство от расспросов. Как назло ничего достойного в сонном мозгу не появлялось.
   Слава и хвала чуткости Назарова, ибо мужчина не стал развивать явно неприятную для меня тему. Вместо этого он молча и по-армейски быстро схомячил свою порцию и, вежливо поблагодарив, как за вкусный ужин, так и за приятную компанию (честное слово, аж зарделась), покинул столовую.
   Решив, что делать два дела сразу (кушать и параллельно сканировать необходимые документы) с лёгкостью смогу, вернулась на рабочее место. Домой хотелось жутко, поэтому изворотливый мозг и искал способы наибыстрейшего завершения задания, подкинутого заместителем генерального директора.
   Как и планировала, с оставшимися семью пунктами справилась за час, и уже радостно щёлкнула на вкладку "Завершить работу", когда перед моими красными от недосыпа и переутомления очами появился Кирилл Петрович.
   - Закончили, Женя? - одарив меня задумчивым взглядом, молодой мужчина вскинул левую руку и посмотрел на наручные часы.
   - Так точно! - довольно оскалившись, отдала честь.
   - К пустой голове не прикладывают, - наигранно нахмурился оппонент, но быстро оттаял и разулыбался. Сердечко неожиданно пропустило удар... - Собирайтесь, я Вас подвезу.
   - Зачем? - глаза от удивления стали по форме как пятирублёвая монетка. - Автобусы ещё прекрасно ходят, и, на крайний случай, мне отлично известен номер телефона такси.
   - Мне вот интересно, - мужчина, в который раз за вечер, потёр подбородок, - я на суахили разговариваю? - и так требовательно посмотрел на меня, что пришлось отрицательно помотать гудящей головой. - Тогда почему Вы, Евгения, постоянно со мной спорите, пререкаетесь и не выполняете прямые приказы?
   - Ну, насчёт первой и второй претензии ничего сказать не могу, - смущённо потупив взор, мысленно посетовала на склочный характер. - А вот по поводу указаний... Про доставку меня до родных пенат, это что же, был приказ?
   - Самый взаправдашний, - вновь широко улыбнулся Кирилл Петрович. А я же, чувствуя, как принцесса внутри меня затрепетала от волнения (всё-таки Назаров был красивым, статным и сексуальным мужиком), воссоздала в памяти образ Вильяма, который с лёгкостью мог составить конкуренцию нашему новому сотруднику. - Правда, пока только отдан в устной форме, но, если продолжите кочевряжиться, то и на бумаге со всеми соответствующими подписями и печатями не поленюсь издать.
   Круглые от удивления глаза, решили перебраться на лоб, стоило их законной хозяйке испытать ещё больший шок. Выглядела я при этом уморительно, скорее всего.
   - Женечка, - поняв, что приказной тон не помогает, заместитель зашёл с другой стороны: - мы устали, а завтра нужно быть в аэропорту в семь часов. И да, кстати, утром заеду за Вами. Так что будьте готовы к пяти часам.
   - Я сама... - в очередной раз попытавшись сообщить шефу, что уже давно совершеннолетняя и глубоко самостоятельная личность, потерпела полное фиаско.
   - В пять часов буду у Вашего подъезда, - строго сообщили мне, бескультурно перебив. - И, чтобы утром не плутать по незнакомым улочкам, хочу сегодня изучить маршрут.
   - Ну, раз хотите, тогда не вижу причин отказываться, - сдавшись под натиском упёртого мужика, достала из тумбы сумочку. - Я готова.
   - Люблю оперативных людей, - Кирилл Петрович сделал мне комплимент и первым направился на выход.
   Закрыв офис и сдав объект под охрану, встала рядом с Назаровым. Мужчина вызвал лифт, и, переписываясь с кем-то по мессенджеру, совершенно не обращал на меня никакого внимания. Пока спускались на подземную парковку, мы так же не обмолвились ни словом. Зато я успела мысленно обругать себя последними словами за то, что, как малолетняя дурочка повелась на брутальную внешность, и добавить ещё один плюсик к карме графа де Венсана. Сто против одного, что благородно воспитанный мужчина никогда бы не допустил тягостного молчания между собой и дамой.
   Когда двери лифта открылись, выпуская нас в прохладу просторной парковки, мои мысли перескочили к другому вопросу. А именно: доверяю ли я Кириллу Петровичу или нет?
   Раз попёрлась с ним тёмной ночкой на безлюдную парковку и согласна с ветерком прокатиться тет-а-тет, то, наверное, определённая степень доверия имеет место быть... Хотя, как утверждал психиатр Бухановский, составлявший психологический портрет Чикатило, жертвы доверяли советскому Джеку-Потрошителю как раз из-за его внешности - он был самым обычным высоким и физически развитым мужиком.
   Да, Назаров иногда смотрит на своего непосредственного руководителя без должного уважения, но ведь все мы люди и бывают моменты, когда даже горячо любимого человека хочется пристукнуть... Хотя нет, за любимого гендира порву любого, как Тузик - грелку!..
   - Евгения, о чём задумались? - в мои мысли вклинился глубокий мужской голос. - Садитесь!
   Вернувшись в реальность, со стыдом осознала, что стою перед любезно открытой дверцей синего внедорожника. Щёки предательски заалели, когда поняла, что неосознанно задерживаю Назарова. Поэтому поспешно уселась на пассажирское место и, чтобы скрыть смущение, окинула заинтересованным взглядом салон иномарки, в котором всё так и кричало о достатке и роскоши.
   - Пристегнулись? - мужчина, занявший водительское кресло, бросил на меня быстрый взгляд. - Молодец! - Заметив, что я, как законопослушный гражданин, перво-наперво защёлкнула ремень безопасности, не поскупился на похвалу. - Адрес назовите.
   Покорно назвав улицу и номер дома, откинулась на спинку кожаного кресла и, выбросив из головы все мысли, бесцельно уставилась в окно.
   Всё-таки больше всего мне нравится ночной город, подсвеченный разнообразными вывесками, гирляндами, и расчерченный тысячами линий из фонарных столбов. И самый захватывающий вид для Евгении Бабушкиной - когда стоишь на мосту, а внизу раскинулся железнодорожный вокзал, где сотни огонёчков-фонарей рассекают тёмное пространство. И быстрые поезда стрелами мчатся сквозь освещённый участок и скрываются в темноте, и лишь по слабым отблескам, которые прорезают тьму из подсвеченных окошек, становится понятно, что состав не исчез, а движется дальше. Для меня, всю жизнь мечтавшей уехать из родного города, это своего рода чудо...
   Ни водитель, ни я, не были настроены на дружескую беседу, поэтому в салоне витала умиротворяющая атмосфера, разбавляемая ненавязчивой фоновой музыкой, которую включил Назаров. Несмотря на огромное количество выпитого за день кофе, в сон клонило с непреодолимой силой (всё-таки бодрствовать в двух мирах, отдуваясь за себя и за Беатрису - то ещё сомнительное удовольствие), и я, поддавшись искушению и понимая, что ехать нам ещё минут тридцать, прикрыла глаза.
   Не знаю, то ли Кирилл Петрович обладал глазами на ушах (могу поклясться, что он не отрываясь следил за дорогой, на которой, несмотря на поздний час, было довольно плотное движение), то ли я просто напросто храплю (Боже, вот стыдоба-то будет), но, спустя пять минут, когда из подсознания начали смутно проступать очертания комнаты, обставленной с буржуазным шиком, мужчина подал голос:
   - Женя, Вы любите ходить в кино?
   Осоловело моргнув, с горем пополам согнала разбегающиеся мысли в кучу, и согласно кивнула. Я совершенно не понимала мотивов, толкнувших заместителя генерального директора поинтересоваться тем, как я провожу своё личное (на минуточку!) время.
   - А какой жанр Ваш самый любимый? - всё не унимался оппонент.
   - Качественный хоррор, например, первая часть "Астрал" или "Паранормальное явление"... Я, после просмотра этих фильмов, дня три с включённым ночником засыпала!
   Ответив на заданный вопрос, скромно умолчала, что с недавних пор ещё и к "фэнтези" пристрастилась. Один Леголас (что во "Властелине колец", что в "Хоббите") чего стоит! Ну, а потом меня в этот жанр в прямом смысле затянуло...
   - Я почему-то думал, что Вы, как и большинство девушек, от романтических и слёзопробивательных романов балдеете, - искренне удивился мужчина.
   Никак не отреагировав на ехидное замечание, скорчила недовольную гримасу, увидев которую, Кирилл Петрович искренне расхохотался.
   - Женя, всё же Вы отличаетесь от девушек, которых я знаю, - сделал сомнительный комплимент новый коллега.
   Так и подмывало спросить, что же меня выдало - рога, копыта или хвост, но (горжусь собой!) титаническим усилием воли мне удалось сдержаться. Прекрасно помня о том, что нападение - лучшая защита, с самой милой улыбкой и приторно-подхалимским голоском, проблеяла:
   - А Вы, Кирилл Петрович, чем в свободное от работы время занимаетесь?
   - Спортзал, бассейн, - безразлично пожал плечами оппонент. - Сидячий образ жизни ещё никому красоты не добавлял, - и бросил на мою персону оценивающий взгляд.
   С достоинством выдержав осмотр, ехидно ухмыльнулась и якобы в недоумении приподняла бровь. Я уже давно и безоговорочно приняла тот факт, что Евгения Бабушкина - помпушка.
   Нет, конечно, в период подросткового максимализма и эгоцентризма и даже на первых курсах универа я старательно бегала на аэробику и жевала исключительно капустные листики без соли и перца, но, увы и ах, с генетикой не поспоришь, и на место ушедших кило пришёл гастрит.
   В один далеко не прекрасный день, попав в больницу от сильного приступа болячки, нарвалась на чудо-доктора, которая в доступных выражениях объяснила дурёхе малолетней, что не в стандартных 90-60-90 счастье. И если она, врачиха то есть, узнает о том, что пациентка Бабушкина снова загремела на койку с острым приступом гастрита, то меня незамедлительно отведут к психиатру, который в особо жестокой форме выбьет дурь, называемую "постоянные диеты, сбитый цикл и язва желудка". Клятвенно заверив женщину, что подобного больше не повторится, прошла курс лечения гастрита и теперь о диетах больше не думаю. Мне вполне достаточно того, что продолжаю ходить на стрейчинг, посещать сауну и, вместо плотного ужина хомячу витаминные салатики или азиатскую кухню, если уж совсем прижмёт. И уже много лет подряд мой вес прочно держится на отметке "80", что меня, честно говоря, полностью устраивает.
   Хотя, после проведения энного количества времени в идеальном теле Беатрисы, боюсь, что могу и пересмотреть свою точку зрения...
   - Что-то не так, Евгения? - зам генерального правильно расценил мою мимику. - Или Вас задели мои слова?
   - Почему Вы так решили? - сейчас я испытывала искреннее недоумение. - Это же прекрасно, что Вы занимаетесь спортом и не забываете накачивать кубики пресса. Кстати, у Вас сейчас четыре кубика или шесть?
   - Восемь, - моментально последовал ответ, а следом за ним и заманчивое предложение: - Продемонстрировать?
   - Что, прям в машине? - не ожидавшая я столь щедрого подарка судьбы (вот, что значит, давно мужика не было), аж воздухом подавилась.
   - Почему бы и нет, всё равно на светофоре стоим, - самым серьёзным тоном ответили мне. И вот тут я поняла, что надо мной открыто потешаются...
   "Тоже мне, нашёл клоунессу!" - злобно прошипела разобиженная мегера внутри меня. - "Ничего-ничего, посмотрю, как тебе, сволочь, придётся по вкусу кофе, в котором будут плавать мои бациллы!"
   - Кирилл Петрович, я предпочитаю не только зрительный, но и тактильный контакт, - невинно потупив хитрые глазки, самым скромным голосом проблеяла очевидное: - А за тридцать секунд, что будет ещё гореть красный, Вы максимум три пуговицы расстегнёте, а дальше Вам придётся снова за дорогой следить.
   - До следующего светофора, - всё не унимался Назаров.
   - Это вряд ли, - выдавив дежурную улыбку, кивком головы указала на поворот во дворы. - Мы почти на месте - следующий съезд мой. Поэтому поверю Вам на слово и милостиво разрешу не оголяться!
   - Евгения!.. - злобно прорычал заместитель Черёмушкина, плавно притормаживая возле моего подъезда.
   - Я уже двадцать восемь лет Евгения, - оперативно открывая дверь и выпрыгивая на улицу, прекрасно понимала, что своим алогичным поведением довожу мужчину до белого каления. - Ещё раз спасибо, Кирилл Петрович, за то, что подвезли и хорошо Вам добраться до дома!
   Подавив совершенно неуместное желание послать воздушный поцелуй водителю, захлопнула дверцу и стремительно зашагала к родному подъезду. Я была на сто процентов уверена, что хамоватое поведение мне ещё аукнется... Не зря же между лопатками свербело от тяжёлого взгляда Назарова.
   Поднявшись на лифте на семнадцатый этаж, столкнулась в автоматических дверях с соседом, который ночью решил вынести мусор. Вежливо кивнув мужчине, который не так давно переехал в наш дом, первой выскочила из лифта, и полезла в сумочку в поисках ключей.
   Найдя связку, неосознанно бросила взгляд на соседушку, так и продолжавшего стоять возле лифта, прижимая к груди синий пластиковый мешок с мусором.
   - Что-то не так? - мне откровенно не нравился ни сам мужик, ни текущая ситуация.
   - Нет, всё прекрасно, - широко улыбнулся оппонент и нырнул в подъёмник.
   Дождавшись, когда лифт начнёт опускаться, отпёрла дверь квартиры и быстро шмыгнула в тёмный коридор. Включив свет в маленьком коридорчике, служащем ещё и прихожей, заперлась на два замка, так ещё и цепочку накинула. Бережённого, как говорится, Бог бережёт.
   Поспешно приняв ванну - завтра предстоит ранний подъём, укуталась в одеяло (хоть на дворе и май месяц и днём солнышко нагревает температуру до двадцати градусов, но ночи всё ещё холодные), и задумалась о том, что сейчас происходит в мире Трисы.
   О том, что графиня де Венсан в данный момент самостоятельно управляет своим телом и, возможно, улыбается козявке Клоду, чинно восседая за столом на приёме, организованном Его Величеством, думать не хотелось. Эта влюблённая по самые уши дурында таких дров наломать может, что не Клод, а я её собственными руками удушу. Но будем верить словам Сиятельного, и надеяться на то, что девушка сейчас сладко почивает в своей постели. Ведь, как мне сообщил дедок, только одна из нас может бодрствовать (и, слава Богу, эта возможность отводится мне, как самой адекватной)... Или я что-то неправильно поняла?..
   Устало вздохнув, закрыла глаза, прекрасно понимая, что участи поменяться телами с Беатрисой на ближайшие шесть часов всё равно не избежать. Момент, когда провалилась в сон, благополучно пропустила. В прочем, как и всегда. Зато пробуждение было приятным - в кои-то веки нежусь на шикарной кровати с балдахином, и, что раздражает больше всего, уже привычным - передо мной вновь стояла совершенно незнакомая девушка, и ласково улыбалась.
   - Проснулись, графиня? - спросила очевидное горничная, поправляя идеально белый передник.
   Согласно кивнув (как будто у меня были другие варианты), прикрыла глаза, собираясь с мыслями. Я знала, что стоящую передо мной служанку, звали Лили, и она была личной горничной графини де Венсан. Судя по ощущениям, для Трисы девушка была сродни пустому месту - когда Лили была нужна, её звали, если в ней необходимость отпадала, гнали прочь.
   Откинув в сторону одеяло, спустила ноги с высокой кровати. Заметив мои телодвижения, девушка учтиво подтолкнула под мои ступни мягкие не то шлёпки, не то тапочки и выжидательно замерла рядом.
   Сказать, что чувствовала я себя неуютно, значило бы скромно промолчать. Усилием воли подавив дикое желание забраться обратно в постель и проснуться в своём мире, переместилась за туалетный столик, на котором высился строй из мало понятных баночек, пузырьков и флакончиков. Зато разномастные расчески, одна к одной лежавшие в ряд, приятно порадовали глаз.
   - Лили, ты же знаешь, что сегодня Его Величество пригласил нашу семью на ужин? - посмотрев на отражение служанки, дождалась её утвердительного кивка. - Думаю, ты уже подготовила соответствующий случаю наряд и придумала, как уложишь мои волосы, - снова бросила пристальный взгляд на зеркальный силуэт, дожидаясь согласного покачивания головы. - Тогда, пока будешь заниматься причёской, не могла бы ты вкратце рассказать, какие столовые приборы для каких блюд нужны?
   - Ч-чтоооо?! - аж начала заикаться Лили. - Графиня, что вы такое говорите?
   - Понимаю, звучит странно, - взяв в руки деревянный гребень, неспешно провела им по волосам, - но не могу вспомнить практически ничего из этикета...
   - Что вы имеете в виду? - подойдя ко мне, девушка аккуратно забрала из моих рук расчёску и сама взялась за расчёсывание волос. - Вас же, графиня, с малолетства учили этикету! А сейчас вы говорите о том, что забыли, в какой руке вилку держать!
   - Неправда, - надувшись, словно мышь на крупу, поджала губы: - прекрасно помню, что вилкой суп не хлебают, в скатерть не сморкаются и ножом в зубах не ковыряются.
   - Всё же вы, графинюшка, забыли о том, что локти на стол класть тоже неприлично, - незлобиво улыбнулась горничная.
   "Уела, ничего не скажешь!" - довольно причмокнула стервозность.
   - Спасибо, что напомнила, - не осталась в долгу и я. - Тебе что, трудно в двух словах рассказать о том, какой вилкой улиток жрут, а какой ложкой суп-пюре поглощают?!
   - Графиня... - удивление, недоверие, а затем и ужас, плавно сменявшие друг друга на миловидном личике Лили, говорили красочнее любых слов: девушка пребывала в глубоком культурном шоке.
   Тихий стук положил конец нервному стрессу горничной. Отложив гребень, Лили поспешила открыть дверь и, судя по её вмиг просиявшему лицу и по вежливо-почтительному "Ваше Сиятельство", ко мне принесло батюшку.
   Растянув губы в приветственной улыбке, поспешно поднялась с низкого пуфика и изобразила кособокий реверанс. Взгляд Вильяма, после того, как он увидел и оценил мои телодвижения, стал удивлённым, а Лили - испуганным.
   - Триса, доченька, ты себя хорошо чувствуешь?
   Граф бросил требовательный взгляд на горничную, словно ожидая, что та перескажет ему по памяти мою амбулаторную карту. Лили, и сама пребывающая в нервном шоке - ну, как же, графиня, которую с пелёнок приучали к этикету и оттачивали все движения до совершенства, неожиданно окосела, одеревенела и поглупела, держалась за косяк и, наверняка, мысленно прикидывала, кого лучше звать: врача, дьякона или сразу экзорциста.
   - Ты так неожиданно в обморок упала... - родитель нахмурился и, судя по его лицу, готов был пригласить местное светило медицины для моего лечения... Ну, или препарирования, если брать во внимание наш с Трисой обмен телами.
   "А что, прежде чем упасть в обморок об этом нужно заранее предупреждать?" - хихикнула стервозность, но была зверски затоптана чувством вины.
   Да, мне было стыдно, что из-за косячной волшбы Сиятельного бедный Вильям (заинька моя, иди Женечка тебя крепко-крепко обнимет и скажет, что всё обязательно будет хорошо!..) переживает и молниеносно теряет нервные клетки.
   - Чувствую себя прекрасно, - прочирикала в ответ, мысленно матерясь, как последний сапожник. - Во сне, батюшка, нога затекла, вот и не получилось красивого приветствия.
   Давать ответ на второй вопрос пока не буду, ибо мне просто нечего сказать взволнованному отцу. Ну, в самом деле, не блеять же, мол, в комнате было душно, вот я, болезная, и сомлела?..
   - Да?! - хором и совершенно недоверчиво уточнили Лили и Вильям. Переглянувшись, парочка с ещё большим подозрением посмотрела на меня.
   - Честное пионерское! - наплевав на то, что не являюсь юным ленинцем, приложила руку к сердцу. - Чувствую себя отлично - хоть сейчас в открытый Космос можно отправлять!
   Выражение крайнего удивления на лицах моих оппонентов говорило красноречивее любых слов: по их скромному мнению по мне не экзорцист, а местная дурка плакала крокодильими слезами. Испугавшись, как бы и правда в жёлтый дом не упекли, нервно кашлянула и с самым невинным видом рассказала о том, что недавно прочитала несколько книг пока ещё мало известного автора, и некоторые особо красочные словосочетания не только запомнила, но и совершенно неосознанно использую. Вот...
   - Беатриса, очень похвально, что у тебя такая тяга ко всему новому, - как мне показалось, граф де Венсан не особо поверил россказням дочери, - но, прошу тебя, не используй ничего подобного при императорской семье.
   - Как скажите, папа, - потупив хитрые глазки, скромно шаркнула ножкой по полу.
   Ну, вот скажите мне, пожалуйста, как я могу ручаться за свой язык без костей? Если козявка Клод выбесит меня, могу же и крепким словцом облагодетельствовать...
   - Лили, подмастерье мадам Анны привезли платье, - переведя взгляд на горничную, граф всё же вспомнил о цели своего визита. - Спустись, будь добра, в малую гостиную и проверь, всё ли в порядке с вечерним туалетом Беатрисы.
   - Как прикажете, Ваше Сиятельство! - вежливо поклонившись, девушка спешно ретировалась из моей спальни.
   Оставаться один на один с графом совершенно не хотелось (чуйка буквально вопила о том, что грядёт нечто малоприятное, после чего мои нервные клетки будут зверски убиты), но, увы и ах, Вильям вознамерился поговорить со своей дочерью.
   Ловко отослав горничную, батюшка подошёл к огромному окну, занавешенному ярко-синими с золотистым тиснением шторами, и одним движением сдвинул плотную ткань в сторону. Потянув на себя створку, впустил в комнату прохладный ветерок и яркие солнечные лучики.
   - Никогда не любил этот цвет, - недовольно поморщился мужчина.
   - Значит, надо поменять, - философски пожала плечами, забираясь с ногами на кровать. - Хотя нет, синий с золотым - цвета дома де Венсан, поэтому сменить колер занавесок не получится, - сообразив, что в очередной раз ляпнула глупость, поспешила перевести разговор: - Батюшка, о чём вы хотели поговорить?
   Вычленив из глубин памяти Беатрисы родовой герб семьи де Венсан, с трудом удержалась, чтобы с силой не хлопнуть себя по лбу. На нашем фамильном гербе было всего два колера: золотой (или, как его ещё называют, жёлтый) обод по периметру и ярко-синий основной цвет. По центру, повернув голову в правую геральдическую сторону, красовался огромный чёрный ворон с расправленными крыльями. Это древнее правило было установлено, чтобы животное, изображённое на гербе и на щитах, которые рыцари держат слева от себя, не казалось убегающим от противника.
   Если мне не изменяет память, то золотой цвет является символом знати, силы, могущества, надёжности, богатства и великодушия. А с точки зрения христианских ценностей, которые, думается, и Сиятельному придутся по душе, жёлтый колер сопоставляется с милосердием, справедливостью, верой и смирением. Синий же цвет олицетворяет собой верность, безупречность, правдолюбие, честность и великодушие.
   Да и ворон был не просто так изображён на фамильном гербе графа.
   Чёрный ворон - интеллектуал животного мира, который может быть предан не меньше собаки. Своего хозяина птица будет любить больше жизни, а в случае опасности - защищать до последнего. И ворон никогда не признает нового владельца - по словам орнитологов, "отказники" умирают от тоски в течение нескольких месяцев после разлуки с хозяином.
   Сопоставив герб и всю информацию, связанную с геральдикой, с лёгкостью можно сделать вывод: фамилия де Венсан предана императорской семье до мозга костей. И, если правящей чете будет грозить опасность, они первыми придут на помощь обожаемому сюзерену. В случае если трон будет захвачен узурпатором, бросятся на амбразуру с мечами наголо, но присягу верности новому самодержцу не принесут.
   Граф де Венсан повернулся ко мне лицом и одарил не самым одобрительным взглядом, заметив, что я снова закуталась в одеяло, но промолчал, хвала всему святому. Мужчина облокотился о подоконник, и устало потёр переносицу, из чего я сделала неутешительный вывод: разговор, может быть, и не будет долгим, но вот малоприятным - точно!
   - Беатриса, никто и никогда не скрывал, что тебя растили как будущую императрицу, - оправдал мои наихудшие ожидания Вильям. - Поэтому, моя дорогая Триса, как бы мне ни хотелось, я не могу разорвать твою помолвку с Его Высочеством!
   Вот вам и любящий папочка... Нет бы сказать, мол, если тебе, доченька, не хочется выходить замуж за Клода, то я в лепёшку расшибусь, но не допущу этого. Но нет, меня в очередной раз ткнули носом в тот факт, что наш с мудилой брак уже давно обговорён и в бюджет страны заложена специальная статья расходов, названная "Празднование бракосочетания по договорённости". Хотя, если вспомнить, как этот таракан обращался со своей наречённой, то это скорее будет брак по принуждению!..
   - Да, батюшка, я трезво оцениваю сложившуюся ситуацию, - хранить молчание и дальше было бы верхом неприличия. - И поверьте, отец, у меня даже мысли подобной не возникало, ведь я лю... лю... - вытолкнуть из горла нужное слово никак не удавалось.
   - Лю..? - Вильям поддавшись вперёд, одарил меня заинтересованным взглядом. - Что ты подразумеваешь под "лю", Триса?
   "Ну-ка, тряпка, соберись!" - мысленно отвесив себе пощёчину, попыталась подавить ненависть к императорскому отпрыску. - "В конце концов, представь на его месте Ченинга Татума, и признайся ему в пылких чувствах!"
   Сказано - сделано! Припомнив свои пошловастенькие сны, в которых Татум был в главной роли (а вот не надо было в "Супер Майкле" сниматься), поймала за хвост вдохновение и выпалила на одном дыхании:
   - Люблю я его, батюшка, очень люблю!
   - Слава Сиятельному! - облегчённо выдохнул граф, и устало спрятал лицо в ладонях. - Если бы ты сказала, что Клод тебе неприятен как мужчина, я бы, честно признаться, не знал, как поступить тогда. Но, спасибо Сиятельному, ты любишь будущего императора!
   "Ты ещё праздник с фейерверками в честь этого закати!" - злобно зашипела, практически булькая от злости. - "И вообще, может наплевать на запреты дедка, и в красках поведать отцу о том, как его любимая кровиночка не только чести, титула, но и жизни лишится в ближайшем будущем как раз из-за любви к Клоду?"
   "Я тебе, окаянная, поведаю!" - в мысли вклинился местный божок, чем чуть не довёл до нервного срыва.
   Воплю, который я издала, мог бы и сам Витас позавидовать с его коронным "Аа-ааааа...". А бедный Вильям, заслышав мои рулады, чуть в открытое окно не вывалился, но, слава и хвала военной выправке и умению брать себя в руки, быстро сориентировался и подскочил к кровати. Выдернув меня из кокона одеяла, быстро ощупал на предмет телесных увечий и, не найдя искомого, откровенно озадачился.
   - Беатриса, почему ты кричала? - и с такой тревогой в глаза заглянул, что я аж умилилась и рассказывать о том, что со мной заговорил Сиятельный, передумала.
   - Таракана, батюшка, увидела... - смущённо понурилась, радуясь тому, что Триса до одури боится насекомых и мелких грызунов.
   Вильям оторопело замер, а мне же в голову пришла просто замечательная идея, как не опозорить благородное имя де Венсан на званом ужине. Правда, для этого, нужно заручиться поддержкой местного божка, и пока отец топчется в моей комнате это сделать довольно проблематично. Следовательно, нужно выпроводить батюшку, и срочно решить насущные проблемы, пока Лили не вернулась с выходным платьем.
   "Эй, дед, ты ещё тут?" - решила вначале прощупать почву.
   "А где же мне ещё быть?" - моментально последовал ответ. - "Я - везде и лик мой проявляется во всём..."
   "Да-да-да," - бескультурно перебила оппонента. "Никуда не уходи - нам нужно поговорить!"
   - Батюшка, - переведя взгляд, полный слёз на отца, шмыгнула носом, - право, мне неудобно вас о таком просить, но Лили всё ещё не вернулась... А время-то поджимает: нужно же успеть принять ванну, нанести макияж, сделать маникюр-педикюр, причёску соорудить...
   - Доченька, я тебя понял, - сбледнул с лица родитель, видимо, опасался, что такими темпами я и до страшного слова "эпиляция" доберусь. - Я поищу твою горничную, а ты пока отдохни, - и меня со всеми почестями уложили на кровать, закутали в одеялко и даже в лобик поцеловали, - ибо вечер обещает быть трудным.
   Закончив с напутствиями, родитель поспешно выскочил за дверь, а меня, каюсь, пробрало на "ха-ха". Уткнувшись лицом в подушку, старательно пыталась подавить рвущийся на волю смех, отчего издаваемые мной звуки больше походили на предсмертный хрип хрюшки.
   "Трудный вечер"... Ну, что же, поживём - увидим!
   "Чего ржёшь, ненормальная?" - видимо, даже у божества есть предел терпения. - "О чём поговорить хотела-то?"
   Обрисовав Сиятельному сложившуюся ситуацию, практически в приказной форме потребовала помощи, мол, это же он, дедок в смысле, притянул меня в этот мир, вот пусть и восполняет пробелы в моих знаниях. Иначе двор, узнав о полном отсутствии манер у Беатрисы, может осудить её грядущую свадьбу и найти для императорского отпрыска более подходящую кандидатуру.
   К моей вящей радости, местный божок кочевряжиться не стал. Натужно крякнув, типа, как всё сложно, пообещал, что теперь проблем с этикетом и танцами у Евгении Бабушкиной более не будет.
   Удивлённо и недоверчиво хмыкнув, скептически изогнула бровь и на полном серьёзе поинтересовалась, где гром и молнии, искрящийся свет или, на худой конец, закадровая музыка, нагнетающая атмосферу. На что получила довольно-таки наглый ответ: "Перетопчешься!" (понабрался-таки, болезный, от меня всякой гадости) и на этом наше свидание с Сиятельным завершилось.
   И, надо сказать, вовремя!
   Открыв глаза, наткнулась взглядом на Лили, которая с трепетом расправляла складки на... Нет, у меня просто язык не поворачивается, сказать "платье"! Сей шедевр портняжного искусства размахом юбки напоминал трёхместную палатку, а жёсткий корсет и кринолин навевали безрадостные мысли о пыточных инструментах средневековья. Платье было настолько пышным, что я оооочень сильно сомневалась, что смогу с кем-либо потанцевать (хотя новый дар Сиятельного уж очень хотелось опробовать в действии). Если только расстояние между мной и партнёром будет на всю длину вытянутых рук и мы с молчелом будем отплясывать с оттопыренными попами. Так сказать, внесу скромную лепту в развитие бути-дэнса в мире меча и магии!
   И Бог бы с фасоном вечернего наряда! Меня убило наповал совершенно другое: цвет платья. Оно было кипельно белое, и навевало не самые приятные мысли о замужестве и бракосочетании! Иначе как "свадебное" назвать его было невозможно.
   Не спорю, платье было изумительное и чертовски соблазнительное. Нежный, обманчиво закрытый кружевом верх, превосходно сочетался с длинной пышной юбкой, оформленной ажурным фестоном. Как ни странно, перчаток, что так любили аристократки XV века, не наблюдалось, зато были довольно удобные лодочки на высоком, но устойчивом каблуке. Думается, что батюшка ради званого ужина достанет из сейфа полный комплект соответствующих случаю украшений, и буду я сверкать и переливаться в заходящих лучах солнца, что новогодняя ёлка. Зато всем и сразу будет понятно, что я, вырядившаяся в сей вычурный наряд, являюсь натурой не только романтической, но и любящей роскошь.
   - Госпожа, как Вам платье? - словно не замечая моего оторопелого взгляда, весело щебетала горничная. - Правда же, оно прекрасно?
   - Д-да, - с трудом выдавив из перехваченного спазмами горла утвердительный ответ, прокашлялась - мне просто жизненно необходимо уточнить парочку вопросов. - Лили, а кольца в кринолине какие?
   - Железные, конечно, - весело рассмеялась девушка, словно я ей лучшую шутку Петросяна рассказала.
   - Ага, понятно, - надежда на то, что в этом мире уже вовсю пользуются пластиком, издохла в муках. - И сколько их?
   - Семь, - улыбка на миловидном личике стала ещё шире. И, честно говоря, мне в голову закралась крамольная мысль, что служанка потешается над хозяйкой. - Начиная с малого, расположенного ниже талии, и заканчивая огромным, придающим красивую форму подолу.
   - И последний вопрос, - нервно сглотнув, силой воли отогнала от себя негативные думы, - вес сего чуда, я имею в виду, платье и украшения, можешь озвучить?
   - Так 247 унций, - словоохотливо сообщили мне.
   Угу, 247 унций, всего-то!.. Осталось только понять, чему эта самая унция эквивалентна в привычных мне тоннах/центнерах/килограммах/граммах, и жизнь тогда вообще раем покажется!..
   - Не желаете ли примерить платье, графиня? - всё не могла налюбоваться на наряд Лили.
   - Спасибо, пока не горю желанием, - брякнув, не подумав, заметила вытянувшееся лицо горничной и быстро внесла корректировку в ответ: - Вначале мне бы хотелось освежиться после сна, позавтракать...
   - Конечно, графиня, - моментально переключившись с темы шмоток на насущные проблемы, девушка шустро выудила из шкафа простенькое платье (и опять длиной до пят) и с готовностью подскочила ко мне. - Завтрак будет на столе через десять минут.
   Дождавшись, когда поднимусь на ноги, горничная уже потянулась к завязкам сорочки, как до меня дошло, что сейчас придётся оголяться перед совершенно посторонним человеком. И мне, честно говоря, срать с высокой колокольни, что Лили тоже девушка, и она вряд ли найдёт на теле Беатрисы что-то новенькое. Так же сильно сомневаюсь, что дурочка-графиня соизволила себе татушку набить, так что рабочий люд особо шокировать будет нечем. Но Евгения Бабушка не привыкла принимать ванну и переодеваться с посторонней помощью (хотя да, бывают вечера, когда мне помогают раздеться, но это, согласитесь, совершенно другая ситуация!), и начинать чувствовать себя барыней не планирую.е
   - Лили, не могла бы ты попросить повара поторопиться с завтраком? - отпрянув от девушки, что невинная монашка - от эксгибициониста, для надёжности ещё и руки на груди скрестила. - Уж больно кушать хочется! Да и ванну с горкой пены и душистыми маслами тоже бы неплохо организовать пораньше. Нужно же пяточки отпарить, иначе все чулки порву, а уж про свои несчастные локти скромно умолчу. Я ими что, землю капала?
   -Н-нет, - осоловело заморгала горничная.
   - Тогда почему они чёрные и шершавые, как наждачная бумага? - вошла я в раж, и нагло клеветала на идеальную и мягкую, словно попка у младенца, кожу Беатрисы. - Итак, не будем же терять время даром: сначала завтрак, а потом банька!
   - Так баню топить или воду для ванны греть? - совершенно потеряла нить беседы Лили.
   - Ванну.
   - Как прикажете, госпожа, - покорно согласились со мной, но от прямых обязанностей отлынивать не решились: - Но вначале я помогу Вам переодеться к трапезе.
   - Не нужно, - добавив в голос металла, с превеликим трудом сдерживалась, чтобы не вытолкать надоедливую горничную взашей. - Вначале выполни мою просьбу, а потом займёмся моим гардеробом и волосами, - каюсь, пошла ва-банк.
   - Как Вам будет угодно, - вежливо поклонилась в ответ Лили и поспешно ретировалась из комнаты.
   Кажется, девушка обиделась...
   Если подумать, то Беатриса всегда спокойно пользовалась помощью горничной (и, между прочим, правильно делала - негоже графской дочурке своими драгоценными ручками пуговки застёгивать-расстёгивать, да полотенчиком холёное тельце тереть). А сегодня почему-то решила взбрыкнуть... Вот Лили, считавшая Трису ожившим эталоном идеальной хозяйки, и надулась. Ну и фиг с этим! Я-то спокойно самостоятельно справлюсь с обслуживанием себя любимой, а уж настоящая графиня де Венсан найдёт способ подлизаться к сноровистой горничной. И тогда в тандеме "Беатриса - Лили" снова воцарится мир и покой.
   Воспользовавшись отсутствием прислуги, быстро переоделась в домашнее платье (благо, тут никакой шнуровки и особо хитрых завязочек не было), и пробкой вылетела из спальни. Путь мой лежал в обитель многочисленных калорий и невероятных вкусностей - то бишь в столовую.
   Без особого труда найдя нужное помещение (кажется, у меня с каждым разом всё лучше и лучше получается ковыряться в воспоминаниях дочки Вильяма), толкнула тяжелую дверь и чуть не захлебнулась слюной - до того вкусные запахи витали по комнате.
   Обстановка в столовый была выдержана в светлых тонах, никакой громоздкой мебели и много-много света, льющегося из огромных окон, занавешенных лёгкими шторами. (Как я успела заметить, графская семья отдавала предпочтение пастельной гамме и дневному освещению.)
   За небольшим круглым столом, сервированном на две персоны, уже сидел отец Беатрисы и был настолько поглощён газетной статьёй, что не сразу заметил моё присутствие.
   - Доброе утро, графиня, - передо мной учтиво склонился вышколенный слуга, облачённый в сине-золотой брючной костюм-двойку. Даже в такой мелочи, как одежда прислуги, аристократы были вынуждены использовать свои фамильные цвета. Мужчина вежливо отодвинул стул, и, после того, как я присела за стол, набросил мне на колени салфетку. - Чаю, графиня?
   - Нет, спасибо, - окинув стол голодным взглядом, потянулась за хрустящим тостом. - Кофе, пожалуйста, без молока и сахара.
   Вильям, сидевший напротив меня, аж замер, услышав мою просьбу. Граф де Венсан озадаченно свёл брови на переносице, отложил так заинтересовавшую его газету, и строго посмотрел на дочку.
   Нервно передёрнув плечами, с опозданием поняла, что в очередной раз совершила нечто такое, что было совершенно не свойственно Трисе. Осталось только понять, что именно.
   - Батюшка, приятного аппетита! - попытавшись отвлечь озадаченного мужчину от неприятных дум, включила дурочку. - Как думаете, мне стоит плотно позавтракать или лучше оставить побольше свободного места для вкусностей, которые приготовит императорской повар?
   Манёвр не удался. Вильям несколько раз моргнул, оставил мой вопрос без ответа и изумлённо пробормотал:
   - Триса, ты же не любишь кофе... Ты постоянно что-то твердила про нарушение сна и цвет кожи, кажется. Хотя нет... Как же ты говорила, о, Сиятельный?
   - Цвет зубов, Ваше Сиятельство, портится при употреблении напитков, содержащих кофеин - это слова молодой госпожи, - услужливо подсказал слуга, наливавший мне терпкий кофе из высокого медного кофейника.
   - Да, точно, - граф аж просиял, когда ему напомнили правильное высказывание дочери. - Спасибо, Лаврентий!
   Мужчина, названный Лаврентием, почтительно склонил голову.
   Закончив с разливом напитков, слуга отошёл на несколько шагов от стола, и замер каменным изваянием возле неприметных дверей, видимо, ведущих на кухню. Лаврентий зорко высматривал, не нужно ли любимым хозяевам чего-нибудь подложить, принести, унести или долить.
   Скрипнув зубами, лишь могла понадеяться, что это было не слишком заметно. Иначе нотаций на тему моего непристойного поведения наслушаюсь на десятилетия вперёд.
   Молодец, Триса! Не графиня, а невежественная деревенщина просто!..
   У неё в доме огромнейшая библиотека, в которой (готова биться об заклад) найдётся пара-тройка медицинских книжек, где будет описано такое химическое вещество как натуральный алкалоид, характеризующийся наркотическим эффектом - то есть непосредственно кофеин. Прочитав сие научные труды, написанные учёными умами, девушка бы узнала, что он повышает энергию, тонизирует, помогает при гипотонии, а также широко распространен и входит в состав множества продуктов питания, например, кофе, чая, напитков на основе какао, шоколада и даже мяса. Думаю, про то, что кофеин есть и в "Кока-коле" или "Пепси" или в тонизирующих коктейлях типа "Red bull" в мире меча и магии точно не знают... Так же, как и слыхом не слыхали о таких вещах, как "газировка" и "энергетик".
   Так вот, в небольшой чашечке объемом 85 миллилитров содержится порядка 55 миллиграмм кофеина. А уровень алкалоида в чёрном чае составляет порядка 60-65 миллиграмм на обыкновенную десертную чашку. Итак, вопрос на засыпку: в чём большее содержание кофеина - в чае или же в кофе?..
   - У меня регулярно наблюдается повышенное давление? - сделав первый глоток любимого напитка, довольно зажмурилась.
   - Нет...
   - Имеются заболевания сердечно-сосудистой системы? - никак не хотелось мне успокаиваться.
   - Нет, слава Сиятельному! - аж вздрогнул Вильям.
   - Имеются нервные или психические расстройства? - немного скорректировала следующий вопрос.
   Ибо спрашивать про обладание Трисой неустойчивой нервной системы не стала. Мало ли, вдруг батюшка ответит положительно (а если вспомнить мои последние закидоны и периодические провалы в памяти графини, то граф однозначно скажет "да"), и тогда вся моя просвещенческая миссия полетит коту под хвост.
   - Нет, конечно же! - аж подскочил на месте де Венсан. - Триса, у тебя всё в полном порядке со здоровьем, иначе бы твою кандидатуру в претендентки на будущую императрицу даже рассматривать не стали!
   - Вот и ладушки, - приговорив в процессе беседы первую кружку кофе, потянулась за кофейником, опередив расторопного Лаврентия. - Тогда не вижу смысла отказываться от вкусного напитка. А цвет лица и оттенок зубов можно скорректировать при помощи косметики, батюшка.
   И, главное, не забыть вежливо улыбнуться. Вильям - мужик не плохой и всем сердцем любящий свою дочурку. И негоже срывать плохое настроение на несчастном отце, который даже не догадывается, что в теле его обожаемой кровиночки сейчас находится совершенно посторонняя девица. С не самым приятным характером, между прочим.
   Дальнейший завтрак проходил в благословенной тишине: я не знала о чём можно говорить, чтобы не привлечь лишнего внимания, а граф де Венсан, видимо, окончательно и бесповоротно забраковал себя как отца, вот и молчал. Честно говоря, испытывала по этому поводу двоякие чувства. С одной стороны я безумно была рада, что не приходится судорожно искать ответы на задаваемые вопросы и ежеминутно контролировать свою речь. С другой же мне было стыдно, что подрываю столь тёплые и дружественные отношения между отцом и дочерью.
   - Батюшка, как долго мы будем добираться до дворца?
   Допив вторую кружку кофе и схомячив несколько бутеров, решила попытаться наладить контакт с ближайшим родственником.
   Игнорировать взгляд, которым на протяжении всего завтрака награждал меня Лаврентий, и который можно охарактеризовать как "офонаревший", было легко и привычно. Видимо, на его памяти ещё никто не сооружал пятислойные конструкции из тоста, мяса, помидорки, огурчика и листика салата и тихо бормотал себе под нос проклятия из-за отсутствия майонезика с лимонным соком или, на худой конец, кетчупа.
   - Думаю, час - полтора, - осторожно ответил мужчина.
   И взгляд синих глаз был печальный, словно, у собачули, которую пнул любимый хозяин. Вот, ей-богу, если бы могла, то сама себе подзатыльников навешала и крепко-крепко обняла Вильяма. Но, думаю, будет довольно странно, если я вдруг проявлю не дюжую гимнастическую растяжку или же, наоборот, прижму к груди мужчину, и тихо буду нашёптывать ему какие-нибудь пошленькие слова и романтические глупости. (И таки да, от одного только взгляда на графа, у меня подкашивались ноги, и мне было глубоко плевать, что он отец Трисы, а я же, в свою очередь, ей сейчас и являюсь.)
   - А чем вы будете заняты в дороге? - всё не унималась я.
   - Мне нужно просмотреть кое-какие бумаги, - отодвинув от себя пустую кружку и прочитанную газету, граф одарил меня пристальным взглядом. - Приношу свои извинения, что не смогу развлечь тебя беседой, Беатриса, - глубокий голос мужчины выдавал его искреннюю печаль. - Если хочешь, можем взять с собой Лили - сможете в дроге поболтать о нарядах или о чём ещё женщины любят посекретничать.
   Ну, начнём с того, что слово "посекретничать" не подразумевает наличие посторонних ушей, которые в любом случае будут повёрнуты в сторону шушукающихся. А во-вторых, общаться с Лили равносильно сидению на пороховой бочке. Ну, а подожжённым фитильком послужите Вы, батюшка. Ибо, стоит мне ляпнуть нечто несуразное, как вы уже вдвоём с горничной наброситесь на меня и буквально выудите правду. И искренне надеюсь, что обойдётся без пыток, поэтому...
   - Спасибо за Вашу заботу, но вынуждена отказаться, - взвесив все "За" и "Против", придумала другой способ скоротать время. - Я лучше книгу с собой возьму - приглянулся мне один фолиантик в библиотеке, да всё недосуг было почитать, а тут такая возможность выпадает!
   - Книгу? - удивлённо переспросил оппонент. - То есть, печатное издание без картинок?
   Кажется, я пропустила что-то важное ...
   - Да, батюшка, книгу, - скрипнув зубами, мысленно выматерилась.
   Я, конечно, подозревала, что Беатриса только модные журналы читала, а о беллетристике или о трудах учёных умов даже не слышала. Но не думала, что всё настолько плохо! И как её только претенденткой в будущие жёны императора выбрали? Ну, не за точёную же фигурку и не за смазливое личико, правда?!?!..
   Сказать, что на меня взглянули по-новому, значило бы тихо промолчать. И граф, и Лаврентий неприлично вылупились на скромную меня, что впору было краснеть и нервно хихикать, продумывая план спешного бегства. Но, горжусь собой, я даже бровью не повела!
   - И что же за книга привлекла твоё внимание, дочка? - поняв, что дырку взглядом во мне всё равно не прожечь, Вильям продолжил беседу.
   - "Свод законов Изгоротской империи" и "История становления Великой империи", - дала честный ответ, чем ввергла родителя в ещё больший ужас. - Прошу меня простить за столь дерзкие слова, батюшка, но я же будущая императрица. И, как особа, приближённая к императору, должна своего мужа не только поддерживать морально, и, при необходимости, словом и делом помогать!
   - Что ты имеешь в виду, говоря "словом и делом"? - моментально напрягся мужчина, и взмахом руки отослала Лаврентия из столовой.
   - Под "словом", отец, я подразумеваю дельный совет, а не восхищённые придыхания малолетней влюблённой дурочки, типа, "Да, государь, Вы, несомненно, правы!", - скривившись от приторного послевкусия фразы, налила себе стакан чистой воды. - А под "делом"... Отец, я же прекрасно знаю, что Вы никогда и ни при каких обстоятельствах не предадите Империю, и, следовательно, императора.
   - К чему ты клонишь? - первый меч Империи сидел прямо, словно палку проглотил.
   - Обучите меня военному искусству! - выпалила на одном дыхании и позорно зажмурилась. Да, мне было страшно смотреть на оппонента - я буквально кожей ощущала его негодование.
   - Беатриса, о чём ты говоришь? - как я и ожидала, страшным голосом взревел мужчина. - Ты - девушка! Будущая жена, мать и хранительница семейного очага...
   - Теперь ясно, откуда пошло "Kirche, Kinder, KЭche"! - во мне моментально проснулась озлобленная на весь мужской пол феминистка.
   Нет, я не против того, чтобы за меня носили тяжеленные сумки, передвигали или собирали мебель, и вообще проявляли любые признаки галантности, но вот слушать указания из серии "женщина должна молча повиноваться мужику" не буду!
   - Ч-что, прости?.. - в очередной раз ввергла в шок мужика, отчего он аж потерял весь боевой настрой.
   - "Босая, беременная и на кухне" говорю, - довольно вольно перевела немецкое устойчивое выражение. - Отец, это несправедливо! Я же не виновата в том, что родилась девочкой! Нужно было заранее высчитывать даты, чтобы зачать пацана!!!
   "Ой, кажется, сболтнула лишнего!" - как мысленно, так и в реальности закрыв болтливый рот ладошкой, сползла на краешек стула и приготовилась к низкому старту. - "Сильно сомневаюсь, что благородной деве пристало знать такого рода вещи... Да и говорить о подобном с отцом не есть хорошо."
   Несколько томительно долгих минут ничего не происходило. Звука швыряемых в стену столовых приборов и посуды не было, битья кулаком по столу и громогласного: "Да как ты, сопля малолетняя, с отцом разговариваешь?!!!" (каюсь, в подростковом возрасте подобный рык отчима был способен зарвавшуюся меня быстро на место поставить) тоже было не слышно. Да и сидеть с зажмуренными глазами быстро надоело.
   Приоткрыв глаза, с удивлением увидела массирующего виски Вильяма. Отец хранил скорбное молчание и делал дыхательные упражнения: вдох - выход, вдох - выдох... Так и подмывало спросить: "Ну, как, помогает?", но в таком случае я бы точно кулаком в лоб получила, поэтому вынуждена была молчать и ждать того момента, когда граф де Венсан возьмёт себя в руки.
   Спустя минут пять, когда я налила себе ещё одну кружку кофе и сгоношила очередной многоярусный бутер, батюшка отмер:
   - Триса, расскажи мне, что ты знаешь о военном искусстве?
   - Если вы думаете, что скажу про владение мечом и навыках рукопашного боя, то жестоко ошибаетесь, - надувшись, словно мышь на крупу, надкусила бутерброд. Вот не надо меня за ляльку неразумную принимать, не надо! - Военное искусство включает в себя стратегию, оперативное искусство и тактику, тесно связанные между собой. Его основные положения выражаются в принципах, которые являются общими для военных действий стратегических, оперативных и тактических масштабов, поскольку в них находят выражение пути практического применения объективных законов войны и вооружённых сил, - заученно оттарабанила, по праву гордясь хорошей памятью - не зря же целый час убила, выискивая на просторах интернета определения военных терминов.
   - Это всё слова, а мне нужны конкретные примеры, - сдвинул брови к переносице оппонент. - Представь себя в роли главнокомандующей армии. Представила? - получив мой согласный кивок, мужчина принялся фантазировать дальше. - Ночью тебе сообщают, что город будет оккупирован вражескими войсками на рассвете, и они же, агрессоры, перекроют все дороги. Твои действия?
   "Думаю, десятка два "Калашникова", парочка гранатомётов и ящик гранат с лёгкостью бы решили проблемы," - припомнив арсенал огнестрельного оружия моего мира, пожалела о том, что его нельзя использовать здесь. - "Но мы моделируем ситуацию на мир, развитие которого тянет на ХV - XVI века, значит, буду вспоминать военные ходы и тактики, описанные в истории!"
   - Разделила бы имеющиеся военные силы на несколько частей. Самую большую оставила бы в городе и демонстративно выставила бы на стены, чтобы противник был уверен, что я собралась сражаться. Оставшиеся взводы партизанскими тропами отправила бы в тыл врага...
   - О каких партизанских тропах ты, Триса, говоришь, если город окружён плотным кольцом агрессоров? - меня некультурно перебили, и с видимым удовольствием усложнили задачу.
   - Хорошо, - скрипнув зубами, теперь уже припомнила военный арсенал начала XX века. - Тогда "Коктейли Молотова" мне в помощь! - совершенно не фильтруя речь, фонтанировала идеями.
   - Чьи коктейли? - изумлённо распахнул глаза Вильям. - Дочь моя, ты что, на поле битвы собралась чайные церемонии разводить?
   - Нет, конечно, - оскорбившись до глубины души подобной оценкой моих умственных способностей, просветила отца на тему военных разработок: - Это обобщённое название простейших зажигательных гранат. Их конструкция максимально проста - стеклянная бутылка, содержащая горючую жидкость, и запал - на горлышке закрепляется смоченная горючим тряпка, которая перед броском поджигается. Если хорошо размахнуться и бросить такой снарядик в гущу вражеского войска, то военные потери в стане супостата будут приятно греть душу.
   Бросив настороженный взгляд на графа, по достоинству оценила шальной блеск в синих глазах и улыбку, полную предвкушения.
   И это, попрошу заметить, я только приподняла завесу над таинством, называемым "убей весь род человеческий, а потом сойди с ума от содеянного". Что же будет с первым мечом империи, если, не приведи Господь, безалаберная я обмолвлюсь о противотанковых минах, тяжёлой технике, системах ПВО, ракетных комплексах "Тополь М" или об атомных бомбах?..
   - И где же ты услышала про такие снаряды? - всё же проявил осторожность главнокомандующий первым рыцарским отрядом.
   Так и хотелось ответить в рифму про Караганду, но (горжусь собой!..) смогла удержаться. Говорить правду было нельзя, поэтому в очередной раз пришлось нести небылицу (искренне надеюсь, что граф не пошлёт слуг проверять мои слова):
   - Батюшка, у нас в библиотеке такое количество книг, что и не упомнишь, из какого манускрипта какую информацию почерпнула!
   - Хорошо, - погрузившись в свои мысли, главнокомандующий вернулся к поставленной ранее задаче, - ополченцы быстро поймут, что к стенам города лучше пробираться маленькими группами и разделятся на отряды по три-четыре человека. В такой ситуации "коктейли" будут мало эффективны. Итак, город окружён, что предпримешь дальше?
   - Выставлю обученных воинов на стены - арбалеты и луки прекрасно проредят строй противника. Моим бойцам будет проще прятаться от вражеского обстрела, нежели солдатам, пересекающим голую местность. - Подкорректировав первоначальный вариант, выжидательно уставилась на мужчину.
   - Приблизим задачу к реальным условиям, - оправдал мои наихудшие ожидания Вильям. - Войско, которое должно было охранять город, по твоему приказу отправилось на подмогу в другое селение. В твоём распоряжении старики, женщины и дети.
   - Значит все, кто будет способен держать автом... - запнувшись на полуслове, быстро исправилась: - меч, секиру, топор, косу, да хотя бы тот же дрын, возьмут в руки своё оружие и станут на защиту города! - Вспомнив описываемые в истории реалии Второй Мировой, где не было деления по возрасту и полу, перенесла их в этот мир. - К горючим снарядам добавим град из камней, раскалённое масло или смолу, выливаемые на голову захватчиков...
   - Хорошо, а если провизии и воды хватит только на три дня?
   - Тогда я вступлю в переговоры с главнокомандующим вражеских войск и попробую выторговать жизнь хотя бы детей. Хотя, сильно сомневаюсь, что агрессор пойдёт на уступку, - сжав кулаки от чувства безысходности (де Венсан с садистским удовольствием загонял свою ненаглядную кровиночку в угол), шумно выдохнула сквозь плотно сжатые зубы.
   При блокаде Ленинграда, длившейся 872 дня, всю четвероногую живность и птиц, которых смогли поймать, поели, чтобы выжить, так чем осада города в Изгороте отличается от того, что пришлось пережить советским людям?..
   - Еда и вода будут выдаваться по карточкам - 300 грамм хлеба и 50 грамм рыбы или мяса, литр воды на человека. Когда запасы истощатся, будем питаться домашней скотиной, собаками, котами, птицами... Дождевую воду будем собирать и отстаивать, так же как и растапливать снег. А когда буду понимать, что всё, конец, предложу жителям выйти на врага и первая подам пример!
   - Уж больно громкие заявления, - недовольно цыкнул батюшка. - Но идея, как не умереть от голода и жажды, достойна внимания, - приправили горькую пилюлю толикой похвалы. - Но, Беатриса, почему ты ни слова не сказала о магах? Военный маг смог бы задержать подход вражеской армии, пока часть твоих солдат покидала город, чтобы обойти с тыла противника, а всё небоеспособное население ушло бы через портал, открытый колдуном!
   Чуть не ляпнув: "Да потому, что не верю ни в колдунов, ни в экстрасенсов, ни в магию!", вовремя прикусила язык. Ибо человеку, оказавшемуся в чужом теле и в совершенно незнакомом мире, о таком говорить как минимум стыдно.
   - Я ни слова не сказала о маге потому, отец, что Вы не огласили в условиях задачи никакой информации о нём!
   - Но ведь всем известно, что во всех крупных городах живёт боевой колдун! - всплеснул мозолистыми руками родитель. - И он, наравне с армией, должен защищать горожан и жителей близлежащих деревень.
   - Я - не все! - сказала, как отрезала. - Поэтому и прошу Вас, батюшка, взяться за моё обучение, - промокнув губы салфеткой, поднялась из-за стола. - А сейчас прошу меня простить: у меня ещё много важных дел.
   Степенным шагом выйдя из комнаты, прислонилась спиной к закрытой двери и прижала трясущиеся руки к груди. Разговор с графом был не из самых лёгких, если честно. Решение напроситься в ученицы к батюшке пришло спонтанно, но было оно, как ни странно, вполне обоснованно - прежде чем отправлять на передовую любого военного, ему нужно не просто пройти, но и сдать нормы местной физподготовки.
   Не думаю, что меня заставят сдавать трёхкилометровый кросс за одиннадцать минут и отжимания от пола в количестве тридцати штук, но бицепсы-трицепсы и остальные мышцы точно поднакачать заставят. А уж если меня всё-таки обучат основам фехтования, то это вообще одной большой "плюшкой" будет! А с учётом моей ... То есть, прошлой жизни Беатрисы умение вырубить противника одним точным ударом обязательно понадобится!
   Пока я в голове так и эдак прокручивала своё желание занять вакантное место местного Рэмбо, несчастная Лили обыскалась нерадивую хозяйку.
   - Графинюшка, ну, что же Вы так долго! - возникнув передо мной, словно чёрт из табакерки, горничная непочтительно схватила меня за руку и куда-то поволокла. - Слуги уже замучились воду нагревать, а Вас всё нет и нет... Ой, - девушка наконец сообразила, что отчитывает аристократку, а не подружку. Упав передо мной на колени, бедняжка горничная голову боялась поднять: - Нижайше прошу меня простить, графиня!
   - Лили, дорогая моя, прекрати немедленно! - ощутив себя в шкуре рабовладельца, брезгливо передёрнулась и бросилась поднимать девушку. - Глупенькая, надо было сразу в столовую заглянуть и подмигнуть, мол, ванна готова. Я бы закруглилась и уже бы сидела искупанная!
   - Но Вы же, госпожа, с Его Сиятельством общались... - помертвевшими губами прошептала ошеломлённая горничная.
   - Ладно, проехали! - решив, что негоже доводить честных людей до нервного срыва, максимально мягким тоном приказала: - Пошли купаться!
   Лили, радостно подпрыгнув, услужливо провела меня в огромную комнату без окон, обложенную кафелем. В центре местной ванной стояла большущая лохань, полная горячей воды, от которой исходил ненавязчивый аромат жасмина. В дальнем углу стояла ширма, за которой, видимо, нужно было одеваться - раздеваться, а вдоль противоположной от входа стены тянулся длинный деревянный стеллаж. На нём в изобилии лежали разнообразные полотенца, мочалки, высилась шеренга баночек-скляночек, заполненных разнообразными по густоте и цвету субстанциями. Но апофеозом моего банного шока были три девушки, облачённые в светло-голубые панталоны и лифаны из серии "скромная селянка".
   - Кто это? - некультурно ткнув пальцем на почтительно поклонившихся служанок, попыталась спрятаться за спину Лили.
   Меня из укрытия быстро вытолкали и, совершенно не обращая никакого внимания на протесты и брыкания, принялись раздевать.
   - Это Ваши парильщицы, графиня, - споро расстегнув многочисленные застёжки на лифе моего платья, горничная профессионально заговаривала мне зубы. - Они отмоют Вас добела...
   - Да и так вроде не чернушка, - отвлёкшись на разговор, прозевала момент, когда осталась без наряда. Сообразив, что такими темпами скоро останусь, в чём мать родила, вцепилась в нижнюю сорочку мёртвой хваткой. - Лили, а можно мне как-нибудь самой помыться?
   - "Как-нибудь" нельзя, - строгим голосом отрезала девушка. - Вы сегодня, между прочим, едете не просто на званый ужин!
   - А на что? - заинтересованно повернувшись к горничной, выпустила из виду трёх дев... И как оказалось зря.
   Девицы, будто тати в ночи, неслышно подобрались ко мне и, облапав графиню за все выпирающие части тела, буквально отволокли к лохани. Пока пыталась сообразить, что происходит и в какой стороне спасительный выход, меня вытряхнули из скудных остатков одежды и силком усадили в воду.
   Нервно дёрнувшись, попыталась прикрыться руками, как вновь была схвачена всё теми же узурпаторшами. Две из них, стоя по бокам от лохани, намыленными мочалками принялись тереть мои руки, плавно побираясь к шее и груди, а третья занялась волосами.
   Каюсь, вначале хотела с матерным ором выставить нахалок за дверь и в тишине, а главное - спокойствии, принять ванну, но быстро передумала. Девицы знали своё дело: спустя несколько минут я, позабыв о стеснении, буквально плавилась под умелыми руками парильщиц. Пройдясь мыльными мочалками по моему телу, и вздыбив на голове шапку из обильной пены, дамы принялись за массаж стоп и плеч. И, если честно, наслаждение, которое я испытывала, было сродни экстазу...
   - Так вот, графиня, - Лили, до этого момента не мешавшая парильшицам, вернулась к прерванному разговору: - Вы сегодня не просто на званый ужин приглашены. Вы так же впервые за десять лет встретитесь с Его Высочеством!
   Заслышав про этого червяка бесхребетного, непроизвольно дёрнулась и ушла под воду. Парильщицы испуганно заохали-заахали и под белы рученьки вытащили меня из мыльной воды. Пока девушки споро растирали моё распаренное тело жёсткими полотенцами, я блаженно жмурилась и в упор старалась не замечать недоумевающего взгляда Лили. И, поверьте, с каждой минутой это делать становилось всё сложнее и сложнее!
   Закутав в огромное мягкое полотенце, а на голове соорудив тюрбан, меня, наконец, выпустили из цепких лап парильщиц. Но не успела я возрадоваться свободе, как была опущена жестоким пинком с небес на грешную землю.
   - С минуты на минуту подойдёт цирюльник, - подхватив меня под руку, горничная даже не дала шанса на побег. (Видимо, болезная, опасалась, что я тогда в своей комнате забаррикадируюсь, и высуну нос наружу за пять минут до отбытия на ужин). - Пока же, госпожа, я займусь вашими руками и ногами.
   - О, так маникюр и педикюр всё же имеют место быть! - радостно и довольно громко возликовав, готова была расцеловать девушку.
   - Что, простите?.. - тонкие рыжевато-коричневые брови удивлённо взметнулись вверх, а я же в какой раз прикусила болтливый язык.
   - Уход за пальчиками рук, чистка и полировка ноготков называется маникюр, - решив, что пора просвещать тёмные массы, пустилась в ликбез. - А педикюр - это уход за ногтями и срезание мозолей на ногах. Так в журналах написано, - испугавшись, как бы Лили не поинтересовалась, откуда мне сие известно, поспешно пояснила, предвосхищая вопрос.
   Горничная, задумчиво кивнула и (слава Сиятельному!..) всю дорогу до моей комнаты хранила молчание.
   Усадив хозяйку в глубокое кресло, подпихнула под мои ноги банкетку и принялась за полировку ногтей и пяточек. Господи, чего мне стоило не замурчать от удовольствия, пока девушка выполняла все манипуляции с маникюрными ножничками и пилочками. Зато теперь, кажется, я знаю, где расположены эрогенные зоны у Беатрисы.
   Закончив, Лили передала меня в руки местного парикмахера, коим оказался щуплый мужичок с мышиным колером волос и жиденькими усиками. Прародитель Сергея Зверева долго сушил, крутил, затем выпрямлял, делал начёс, снова выпрямлял и опять накручивал мои волосы на аналог плойки. На мои замечания из серии "А поосторожней никак нельзя?" и "Слышь, косорукий, ты мне волосы сейчас все выдерешь!", никто не реагировал, поэтому мне ничего не оставалось, как сцепить зубы и услаждать слух общественности не особо цензурными словечками. Искренне надеюсь, что ни один матюк не был расслышан достаточно хорошо, чтобы быть запомненным... Иначе, сгорю же от стыда!
   И вот, пережив полуторачасовое измывательство над своими волосами, морально была готова к самому страшному - к примерке платья и затягиванию корсета...
   - Госпожа, выдохните! - как я и опасалась, Лили со всей ответственностью подошла к вопросу "осиной талии" графини. - Если вы глубоко-глубоко выдохнете, то я смогу ещё на два пальца затянуть шнуровку.
   - Лили, - вцепившись обеими руками в столбик кровати, уже готова была Богу душу отдать, ибо воздуха в лёгких катастрофически не хватало, - безграмотная моя, запомни раз и до склероза... - почувствовав, что горничная умудрилась-таки ещё немного затянуть проклятый корсет в районе груди, лишь печально вздохнула. - Можно сделать глубокий вдох, но никак не выдох!
   - Ой, графинюшка, - с виду тощая Лили обладала поистине геркулесовой силой, иначе я более никак не могу объяснить тот факт, что она таки затянула ещё на два пальца шнуровку на тугом корсете, - Вы так смешно говорите!
   "Да я скоро синеть начну!" - дурниной провыл инстинкт самосохранения, и, слава Богу, меня, наконец, выпустили из цепких рук. - "Господи, а как я сидеть-то буду? И это что же, мне теперь только любоваться и давиться слюной от запаха умопомрачительных кушаний, которыми будут потчевать на приёме, осталось?.."
   - Лили, расстёгивай эту удавку! - повернувшись к горничной лицом, самым строгим тоном отдала приказ.
   - Госпожа, о чём Вы? - испуганно округлив глаза, расторопная девушка аккуратно снимала с манекена платье. - Его Высочество, когда увидит Вас, всенепременно должен быть покорён Вашей красотой.
   - Я его интеллектом в себя влюблять буду, - не пошла на компромисс, и попыталась извернуться, чтобы самостоятельно развязать тугую шнуровку. Но плутовка Лили, видимо предугадав мои действия, умудрилась так завязать шнурки, что и концов было не найти.
   - Вы очень умны, графиня, - проигнорировав моё нежелание облачаться в платье-палатку, девушка всё же умудрилась нацепить на меня ещё один пыточный инструмент. - Но всё же мужчина ценит в спутнице кротость и послушание, а затем уже красоту и ум.
   - Дорогая моя, - чувствуя, как ноги начинают подкашиваться под весом многослойного кринолина, не преминула прочитать очередную лекцию: - мужик при первой встрече оценивает размер твоей груди и жопы, длину ног и мордашку, а уже потом ему становится интересно, насколько спутница эрудированна или она только о шмотках и может разговор поддержать. И уж в самую последнюю очередь ему хочется видеть в девушке кроткую и послушную овечку, - чуть не ляпнув "особенно в кровати", поспешно захлопнула пасть. - Поверь мне.
   - Почему Вы так решили? - звонким колокольчиком рассмеялась Лили.
   - Жизнь научила, - горестно вздохнув (ну, не говорить же милой девушке о том, что Женёк не вчера на свет родилась, и многое успела послушать от мужиков и о многом пообщаться с другими барышнями, оказавшимися в схожей ситуации).
   Пока вела светскую беседу со служанкой, не заметила как та надела на меня массивные браслеты из белого золота, длинные и неимоверно тяжёлые серёжки и уже готовилась нацепить на голову диадему. На вид элегантное украшение весило килограмм пять, не меньше, поэтому вполне логично, что я опасалась сложиться пополам от веса моего наряда. А впереди ждало самое трудное - туфли на высоком каблуке и спуск в "железных башмаках" по лестнице.
   - Если навернусь с лестницы и сломаю шею, - приподняв тяжеленную юбку, позволила Лили надеть на меня пыточные колодки, - прошу не поминать всуе!
   - Что, графинюшка? - выпрямившись, девушка отряхнула подол платья.
   Уже открыв рот, намереваясь объяснить горничной значение сказанных мной слов, как в дверь спальни громко постучали. А затем приглушенным голосом испросили позволение войти. Сообразив, что никому, кроме Вильяма, не понадобится моя скромная персона, поспешила открыть дверь.
   Как я и предполагала, за ней оказался батюшка, облачённый в приталенный двубортный мундир с эполетами. Корешки и поля эполет были оформлены в синем колере, а подбой, шейка и толстая бахрома - золотисто-жёлтом. Вместо вензелей или номера дивизии на полях был выбит огромный чёрный ворон с расправленными крыльями. Штаны были заправлены в начищенные до зеркального блеска высокие сапоги, а на талии, вместо ремня, был повязан шарф, сплетённый из золотых нитей, и к его концам были прикреплены длинные кисти.
   - Батюшка, - попытавшись изобразить реверанс, чуть носом в пол не загремела. Спасибо расторопности отца, иначе вместо красивого макияжа, отсвечивать бы мне наливающимся синяком на пол-лица и свёрнутым носом.
   - Беатриса... - укоризненно посмотрел на меня мужчина, поддерживая свою непутёвую дочь под локоток.
   - Ваше Сиятельство, - Лили с лёгкой улыбкой на губах присела в глубоком реверансе (я, честно сказать, почувствовала болезненный укол зависти от созерцания сей идеальной картины), - графиня готова!
   Для меня, жительницы XXI века и самодостаточной женщины, слова горничной прозвучали сродни фразы продавца, который упаковал игрушку и милостиво разрешил покупателям забрать её. Но бросив настороженный взгляд на Вильяма, поняла, что подобные выражения были в порядке вещей и никоем образом не травмировали нежную психику аборигенов.
   - Беатриса, ты выглядишь... выглядишь... - то ли словарный запас военного мужлана оказался маловат, то ли мужчина растерялся, увидев красавицу-дочь при полном параде, но факт от этого не меняется - граф де Венсан позорно буксовал и не награждал свою кровиночку лестными и хвалебными эпитетами.
   - Прелестно? - пришла к нему на помощь Лили, сообразив, что дело пахнет керосином и взбалмошную графинюшку может прикрыть медным тазом в любой момент.
   Граф, не будь дураком, согласно покивал, но попыток найти слово, которое бы идеально характеризовало мой внешний вид, так и не бросил:
   - Ты выглядишь, как... как...
   - Как нимфа? - теперь пришла моя очередь играть в "угадайки".
   И снова согласный кивок и уже набившее оскомину: "Ты выглядишь...".
   - Как ангел? - Лили.
   - Как королева красоты? - естественно я.
   Вильям усиленно изображал китайского болванчика, утвердительно тряся головой, но заканчивать поиски верного эпитета не собирался.
   - Ради всего святого, - как и опасалась горничная, моё терпение лопнуло уж очень быстро, - как что или как кто я выгляжу?!?
   - Как Лаура, - наконец определился мужчина.
   Чуть не ляпнув: "А кто это?", вовремя прикусила болтливый язык. Лаура де Венсан - умершая во имя Сиятельного - графиня, жена Вильяма и женщина, подарившая жизнь Беатрисе... Причём, попрошу заметить, подарившая дважды! Первый раз - когда родила крошечное дитя, и второй - когда всеми правдами и неправдами уговорила дедка ниспослать Трисе ещё одну возможность прожить жизнь заново, поделив шикарное тело топ-модели с незнакомой бабой из другого мира.
   - Как матушка? - осоловело выпучив глаза, попыталась найти в воспоминаниях Трисы образ матери. Попытка с треском провалилась. - Благодарю, отец, - забив на реверанс, склонила голову в почтительном книксене, - Ваши слова - истинный комплимент для меня!
   Решив, что будет верхом наглости спрашивать, где я могла бы усладить взор портретом давно почившей матушки, подхватила находящегося в прострации Вильяма под локоть. Утолить своё любопытство я ещё успею: если не получится разжиться прототипом фотографии графини, попрошу Сиятельного познакомить меня с Лаурой, так сказать, лично. И, думается, последний вариант будет даже предпочтительней - есть у меня парочка интересных вопросов, на которые только дух матушки Трисы знает ответы.
   - Отец, - вцепившись мёртвой хваткой в мужскую руку, кокетливо поправила локон, - нам, наверное, уже пора выезжать. Точность - вежливость королей... то есть, императоров! - быстро поменяв государственный строй с монархии на империю, растянула накрашенные губы в вежливой улыбке.
   Согласно кивнув, мужчина, галантно придерживая меня за талию, помог спуститься с лестницы и таким же образом довёл до кареты.
   Заприметив наш с графом транспорт, с ужасом поняла, что в недра кэба влезу я, платье и ... И на этом всё! Вильяму, как военному человеку, привыкшему к продолжительной верховой езде, придётся плестись рядышком с экипажем на гнедом скакуне.
   Но моим опасениям не суждено было сбыться.
   Граф де Венсан, отработанным за годы движением, осторожно впихнул вначале меня в недра кареты, а уже потом и пышную юбку платья аккуратно утрамбовал. Окинув критическим взглядом результат мужской работы (мало ли, вдруг Вильям сработал на "абы как" и тогда весь подол будет в складках, способных вогнать благородную леди (меня то есть) в краску, а остальной бомонд довести до инсульта), осталась довольна - первый меч Империи был мастером в данном вопросе.
   Естественно, дольше всего провозились со мной и моим нарядом, а вот графу было достаточно трёх секунд, чтобы занять свободное место напротив дочери и стукнуть в стенку кареты кучеру, мол, "Музончик погромче, стёкла пониже - пооооехали!" (Баста, я люблю тебя!..).
   Карета, резко дёрнувшись, покатила в нужном направлении.
   Не упала я только потому, что имела богатый жизненный опыт в том, как держаться за воздух. Ибо водители маршруток и автобусов любят настолько резкие старты и торможения, что мечтаешь о дополнительной паре рук, чтобы цепляться за поручни и стальных когтях - особенно, когда приходится держаться за стекло во время движения.
   Бросив осторожный взгляд на спутника, с облегчением увидела, как он уткнулся в какие-то бумаги, вытащенные из папки. Значит, теперь и мне можно со спокойной совестью почитать, а не мучительно выискивать темы для разговора и фильтровать свои слова.
   Извернувшись, всё-таки смогла отыскать на сидении книги (и, попрошу заметить, я даже платье не помяла в процессе поиска), заранее принесённые расторопной Лили. Первым мне под руку попался "Свод законов Изгоротской империи". Ну, что же, юриспруденция, так юриспруденция!
   Спустя минут сорок, меня отчётливо перекосило, а руки начали мелко подрагивать. И нет, виной тому была вовсе не тряска на колдобинах и рытвинах просёлочной дороги. А на вопрос Вильяма, почему у его кровиночки такое бледное личико с горящими щёчками и крепко сжатые кулачки, пришлось в очередной раз прибегнуть ко вранью, и навешать ему лапши, мол, тряска, батюшка, всему виной да нервное напряжение из-за скорой встречи с Его Величеством и Его Высочеством. И, если жалобы на некачественное дорожное покрытие были откровенной ложью, то слова про рандеву с правящей династией - нет. Особенно после ознакомления с действующим сводом законов.
   Скромная книженция в пятьдесят несчастных листов (думается, находясь в теле Беатрисы, я не только понимать местный язык, танцевать, но и писать - читать тоже могу, спасибо Сиятельному) повествовала о том, что можно и чего нельзя делать в Изгоротской империи.
   Так вот, согласно местной Конституции представительницам слабого пола было совершенно ничего нельзя, и, если девочка, девушка, женщина или дама в летах посмеет открыть рот без дозволения при юноше, старше семнадцати лет (после празднования семнадцатого дня рождения человек считается совершеннолетним), то правонарушительницу нужно предать наказанию - порке.
   Если у мужика встал на девушку или женщину, у которой титул был ниже баронского или особа вообще была нетитулованной, то он имеет полное право овладеть ею и изнасилованием это считаться никак не будет. Ну, про династические браки, думаю, можно не упоминать...
   Ах, да, вот ещё один закон, от которого у меня изжога началась: если глава семейства проигрался в карты, разорился или задолжал крупную сумму денег заимодавцу, то он, естественно по обоюдному согласию сторон, может отдать в счёт погашения долга дочь, жену или даже мать.
   Каюсь, прочитав сей закон, аж книгу выронила. Вильям, галантно подавший печатное издание (я при всём своём желании не смогла бы наклониться за книженцией из-за тугого корсета, и пришлось бы сползать с сидения и на карачках шариться в ворохе ткани в поисках пропажи) и в очередной раз поинтересовался всё ли с его доченькой ненаглядной хорошо. Скрипнув зубами, с горем пополам проглотила вертевшийся на языке вопрос о том, как Лаура стала частью семьи де Венсан (по доброй ли воле али в уплату долга) и с максимально невинной улыбочкой (надеюсь, у меня оскал не как у Венома был) заверила батюшку, что всё really well.
   Вцепившись в "Свод законов", мысленно составила поправку (которую всенепременно введу, как только стану императрицей) к закону про возврат долга. "Для погашения долга заёмщик, согласовав всё с заимодавцем, может выбрать один из следующих способов: 1) отработать сумму задолженности (на поле, ферме, фабрике и т.д.); 2) расплатиться своим анусом". А что, гомосеков во все времена хватало, да и новые ощущения ни одной из сторон не помешают, чтобы в другой раз думали, прежде чем влезать в долги и принимать живых людей в качестве оплаты оного.
   Зато мужскому населению Империи позволялось если не всё, то оооочень многое!
   После прочтения "Свода законов" создалось впечатление, что этот мир был создан специально для них, а прекрасный пол нужен был лишь для продолжения рода. В Изгоротской империи даже Наполеона переплюнули, который в 1804 году в своём Кодексе особенно подчеркнул, что женщина не имеет гражданских прав и находится под опекой мужчины!
   Руководящая должность или военный чин получали мужчины, земли наследовали только сыновья и пофиг, что пацан мог родиться вторым или даже пятым (дочери, по идее местных правителей, должны были быть счастливы уже за то, что они имеют титул). Участие в политической, экономической, и военной областях предназначалось исключительно мужикам, а дамам отводились светская жизнь (читай: перешёптывания в будуарах), да культурная сфера.
   Ах, да, и если Российская империя могла похвастаться такими великими императрицами, как Екатерина I, Елизавета I и Елизавета II, то Изгоротская империя ничего подобного не имела. На троне восседали исключительно представители сильного пола. И да, императрица права голоса так же не имела, и если её о чём-нибудь спрашивали заграничные послы, например, "Матушка всея Империи, как Вам погодка? Правда же, превосходная? Солнышко яркое, травка зелёная, и птички звонкоголосые так мило щебечут!", то ответ императрицы должен звучать только так (прописано, кстати, в "Своде законов"): "Как скажет император!".
   И вот тут меня заклинило...
   Это что же, если самодуру-самодержцу приспичит повыкобениваться, и он заявит про вьюгу, морозную стужу и сугробы по полтора метра высотой, то весь двор и его жена должны будут облачиться в шубы, ушанки и валенки, что ли? И хоть подохните все от теплового удара, но раз монарху хочется, чтобы на дворе вместо жаркого августа был морозный декабрь, то так и должно быть!..
   - Беатриса, - граф де Венсан решил оторваться от своих архиважных бумаг, - смею ли я надеяться, что на званом ужине ты не будешь недовольно морщить носик и сводить бровки к переносице?
   Ну, как сказать... Если царственный папашка и его сынок, а так же все присутствующие не доведут бедную и несчастную Женечку до белого каления, то нет, не буду. Но как только стрелка моего терпениеметра перевалит за отметку "Ну, всё, это была последняя капля" или, не дай Боже, доберётся до шкалы "Ахтунг!", то я за себя не ручаюсь. И при первой же возможности всажу вилку в филей Клода, плюну в рожу императора и обсмею весь бомонд демоническим гоготом. Вот...
   - Триса?!?.. - видимо, Вильям уже начал понимать (и, надеюсь, привыкать к заскокам доченьки), поэтому, так и не дождавшись внятного ответа, запаниковал.
   - Папочка, ну, о чём Вы? - состряпав невинное выражение, попыталась укоренить его на своём личике, хотя так и тянуло злобно улыбаться, хамить и пакостить. - Я же графиня де Венсан и не позволю, чтобы наше благородное имя полоскали в каждой подворотне!
   И, заметьте, даже не соврала! Я действительно буду защищать Вильяма и дурынду Беатрису, и порву любого за неодобрительный взгляд или неосторожное слово, брошенное в сторону моей семьи. Но того, что буду пай-девочкой, а ещё лучше прикинусь ветошью, даже не обмолвилась.
   - Хорошо, - сложив листочки, испещренные мелким почерком с кучей клякс и помарок, обратно в папочку, Вильям откинулся на спинку мягкого диванчика.
   - Это шпионское донесение? - мои глаза загорелись интересом.
   - Беатриса, - укоризненный взгляд отца не произвёл на меня должного впечатления, - тебе не стоит задавать такие вопросы.
   - Почему? - невинно хлопнув ресничками, мысленно поклялась покусать Вильяма, если он сошлётся на местные законы.
   - Как я уже упоминал ранее, - оппонент скрестил на груди руки и весь его вид говорил о непоколебимой решительности, - ты - будущая мать, жена и хранительница семейного очага. Ты должна думать о том, как поддержать мужа, а не о том, как принести ему неприятностей.
   Окинув оценивающим взглядом Вильяма, нацелилась на нос - уж больно он был высоко поднят. Повторюсь, не моя вина, что родилась не пацаном, а девахой. И, как известно, женщина намного лучше мужчин одновременно справляется с несколькими задачами, быстрее оценивает ситуацию и способна найти нестандартное решение. Так что не надо строить из себя всемогущего и непобедимого, а то найдётся такая же на голову двинутая особа, которая опустит Ваше, батюшка, достоинство ниже плинтуса.
   - Как скажите, отец, - бросив быстрый взгляд в окно, с удивлением поняла, что мы въезжаем в огромные кованые ворота. - Продолжим этот разговор дома? - повернувшись вновь к графу, была удивлена, заметив тень печали на его лице. - Что-то не так?
   - О чём ты, дорогая? - Миг, и мужественное лицо отца Трисы вновь стало безмятежным. Вот только я теперь знала, что мужчину что-то гложет, и мне хотелось понять, что именно. - Вот мы и прибыли, - пояснил очевидное оппонент, явно стараясь перевести тему разговора.
   Не успела я открыть рот, чтобы в очередной раз поинтересоваться причиной отцовской печали, как карета резко дёрнулась. Повинуясь силе инерции, полетела вперёд и, если бы не расторопность де Венсана, то лежать бы мне, уткнувшись носом в пыльную обивку диванчика. Но батюшка успел подхватить меня и, вместо того, чтобы причитать об испорченном макияже и растрёпанной причёске, я постанывала из-за боли от корсета - любое резкое движение причиняло массу неудобств и мало приятных ощущений.
   Даже странно, почему корсаж в средних веках не использовали в качестве орудия пыток. Например, нацепили бы его на обвиняемого и заставили трёхкилометровый кросс с препятствиями бежать. Думается, на третьей минуте забега обвиняемый в сношениях с нечистой братией признался бы не только в своих грехах, но и в прегрешениях соседа, сестры/брата, свата и незнакомца, проходящего мимо.
   Но это всё лирика, а шок начался, когда дверца кареты распахнулась и в проёме появился... Нет, не вышколенный лакей, а Клод, сверкающий приветственной улыбкой, что новогодняя ёлка - гирляндой.
   - Ваше Сиятельство! - одарив Вильяма вежливым кивком, юноша галантно потянул мне руку. - Леди Беатриса, прошу... - и выжидательно замер, всем своим видом показывая, что он ни капельки не шокирован тем, что граф де Венсан крепко сжимает свою дщерь в объятиях.
   Философски пожав плечами (не знаю как другим, но мне откровенно чхать на мнение окружающих, особенно, если мы с ними живём в разных Вселенных), вложила свои пальчики в мужскую руку. И, нещадно эксплуатируя Клода и Вильяма, с горем пополам выбралась из недр экипажа и вдохнула свежий воздух, наполненный благоуханием роз.
   На дворе май месяц, вовсю припекает солнышко, поэтому нет ничего удивительно, что императорский сад, славящийся огромным количеством разнообразных сортов королевы цветов, источал дурманящий аромат.
   - Ваше Высочество, - припомнив, как вытянулось лицо Вильяма, когда он увидел мой реверанс, решила не шокировать общественность, поэтому ограничилась глубоким поклоном, - долгих лет жизни и процветания будущему императору!
   Вот хоть убейте, не знаю, почему именно такое приветствие пришло в голову, но, судя по довольным рожам отца и козявки, я попала в десяточку. Наверное, благородное воспитание Трисы и основы этикета, вбиваемые в белокурую головку с младенчества, дали о себе знать.
   Выпрямившись, смело посмотрела в лицо своего противника (ну, и пусть императорский сынок пока об этом не догадывается, главное, что сей факт знаю я!..)... И это было, каюсь, стратегической ошибкой.
   Это был первый раз, когда я лицом к лицу встретилась с Его Высочеством. Из воспоминаний Трисы удалось вычленить лишь то, что Клод высокий, поджарый, темноволосый молодой человек. И тот факт, что Назаров разительно похож на императорского сына, наверное, объясняется тем, что Кирилл Петрович тоже обладает физически развитым телом, ростом не меньше метра девяноста, и брюнетистой шевелюрой. А вот черты лица, мимика, движения... Совершенно ничего общего!
   Так же вспомним про состояние аффекта, когда меня больше волновал вопрос о сохранности собственной жизни, а не рассматривание императора, восседающего в императорской ложе. Сложим одно с другими и получим пресловутый эффект дежа вю.
   Благодаря баскетболистскому росту Беатрисы, впервые не чувствовала себя карликом, стоя рядом с Клодом (в отличие от аналогичной ситуации, но в которой фигурирует заместитель гендира и настоящая я). Наплевав на правила хорошего тона, во все глаза смотрела на девичью мечту графини де Венсан.
   Правильные черты лица, волевой подбородок, соболиные брови прямыми линиями разлетались от переносицы, тонкие губы, и нереальные сапфировые глаза.
   "Хорош, чертяка!" - довольно причмокнуло удовлетворённое чувство прекрасного. - "А Назаров, между прочим, является обладателем карих очей..."
   - Беатриса, перестань таращиться на Его Высочество, - почувствовав, лёгкое касание к руке, перевела взгляд на родителя. - И отпусти руку принца, - и виноватая улыбка, адресованная Клоду. - Приношу глубочайшие извинения, Ваше Высочество! Моя дочь давно не видела Вас, и сейчас, когда вы встретились вновь...
   - Всё в порядке, - прервав первый меч Империи на полуслове, козявка вновь повернулся ко мне. - Леди Беатриса, до приёма у Его Величества ещё есть время, - и взгляд, проникающий в самую душу, и заставляющий дрожать и подгибаться коленки. (Эх, вернусь в родное тело, срочно озабочусь поисками мужика - на лицо все признаки "недотраха", как говорит моя подруга.) - Не желаете ли прогуляться по саду вместе со мной?
   Изумлённо уставившись на императорского сыночка, только и смогла, что невнятно выразить свои опасения тем, что я, являясь обладательницей географического кретинизма, очень быстро потеряюсь во всех этих аллейках, беседках, фонтанчиках и клумбочках. Мягкий смех, раздавшийся в ответ на моё чистосердечное признание, вызвал волну приятных мурашек на коже.
   Господи, Беатриса, нельзя так откровенно реагировать на понравившегося парня, нельзя!..
   - Я провожу Его Сиятельство в малую гостиную, где его уже ожидает главнокомандующий вторым рыцарским отрядом, и сразу же присоединюсь к Вам.
   Подумав, что безопаснее смотреть на Вильяма (хотя, и этот мужчина у настоящей меня вызывал отнюдь не родственные чувства), перевела взор на батюшку. Взглядом поинтересовавшись, что отец думает о предложении Клода, решила пока послушно плыть по течению.
   - Думаю, это замечательная идея! - граф де Венсан, одобрительно кивнул. - Беатриса, обещаю надолго не задерживать Его Высочество, - и мужчины довольно разулыбались.
   Фыркнув, ещё раз поклонилась Клоду, собиравшемуся на время покинуть мою персону, и направилась ко входу в императорский сад.
   Прогуливаясь по цветнику, с нетерпением ждала появления Клода - каким бы мерзким принц не был в прошлой жизни, сейчас он разительно отличался (и это, согласитесь, главное) в лучшую сторону. (По крайней мере, мне не захотелось впиться ногтями в его холёную рожу при первой встрече.)
   Свернув с главной аллеи на узкую дорожку, обогнула раскидистый куст с мелкими цветочками, лепестки которых были окрашены в нежно-персиковый колер, и замерла памятником самой себе - до того я была ошеломлена красотой ажурной беседки и огромного фонтана, в окружении тёмно-красных бархатных роз.
   Тряхнув волосами, сделала несколько шагов по направлению к беседке, скрытой под лозами дикого винограда, и не столько услышала, сколько почувствовала какое-то движение позади себя. Резко обернувшись, успела лишь заметить высокую фигуру, облачённую в изумрудный балахон с накинутым на голову глубоким капюшоном, как получила сильный удар в челюсть и рухнула в полубессознательном состоянии на каменную дорожку. При падении больно ударилась затылком и локтями, отчего перед глазами всё померкло, и я глухо застонала.
   - Заткнись! - довольно грубо посоветовали мне и с силой пнули ногой в живот.
   Свернувшись в позу эмбриона, опасалась новых ударов, но их, к моему облегчению, не последовало. Вместо того чтобы окончательно вырубить жертву, мужик бесцеремонно схватил меня за волосы и, не обращая совершенно никакого внимания на матерные вопли (что само по себе странно: ибо кроме меня, никто больше в Изгороте русским народным не выражался и при первых звуках ругательных слов местные впадали в ступор), поволок к фонтану.
   Сопротивляться я была не в силах - перед глазами до сих пор всё плыло, а на губах чувствовался солоноватый привкус. Я прекрасно понимала, что должна как минимум выцарапать нападавшему глаза, а как максимум кастрировать садовыми ножницами, но как это воплотить в жизнь ни черта не понимала...
   - Беатриса де Венсан, ты приговариваешься к смерти за сношение с Его Высочеством, - дотащив моё безвольное тело до фонтана, верзила соизволил подать голос. - Приговор обжалованию не подлежит и будет приведён в исполнение незамедлительно!
   Где-то я уже нечто подобное не только слышала, но даже самолично участвовала в этом... И если в прошлый раз сукину сыну Клоду удалось меня обезглавить, то в этот раз ничего не выйдет!..
   - Какое к чертям собачьим "сношение"? - моментально придя в себя, заголосила иерихонской трубой, искренне надеясь, что на вопли сбегутся любопытствующие придворные или (в идеале) стражники. - Для особо тупорылых поясняю, - извернувшись, всё же смогла вцепиться ногтями в руку психопата, - сношение - это половой акт, а я, да будет тебе известно, имбецил хренов, девственница! Надеюсь, значение этого слова тебе известно или необходимо и его пояснить?
   - Ты - императорская шлюха, - выплюнул оппонент и, намотав мои волосы на кулак, резким движением вздёрнул меня на ноги.
   От боли из глаз моментально брызнули слёзы, а из горла вырвался всхлип.
   - От проститута слышу, - не осталась в долгу и сдёрнула с головы нападавшего капюшон.
   Стоящий напротив мужчина был мне совершенно незнаком. Но всматриваясь в его безразличные блеклые голубые глаза, в белёсые брови и ресницы, тонкий нос и сжатые в одну линию губы, понимала, что лицом к лицу столкнулась с собственной смертью... От чувства безысходности колени предательски подогнулись, а мозг капитулировал, оставив за главного инстинкт самосохранения. Который, к слову, сработал на "ура"!
   Оставшись без накидки и поняв, что жертва его рассекретила, психопат на несколько секунд замер в растерянности. Пока бугай решал, что же ему следует делать дальше, я, повинуясь совершенно нормальному желанию "вырваться и смотаться под защиту правоохранительных органов", совершила резкий рывок вперёд и вцепилась зубами в нос мужик (не успела подобного провернуть с Вильямом, так хоть на этом мудаке отыграюсь).
   Не ожидавший нападения детина, разжал руки, отчего я в очередной раз рухнула на землю, и зажал руками пострадавшую часть тела, на которой отчётливо выделялись глубокие следы от моих зубов.
   Пока нападавший лелеял покусанный нос, я, недолго думая, поднялась на четвереньки и, проклиная пышную юбку и совершенно не гнущиеся обручи, засеменила к ближайшим кустам. И срать я хотела, что моё нижнее бельё в такой позе доступно для всеобщего обозрения.
   Мой план был прост, словно валенок: скрыться в густой заросли декоративных растений и окольными путями доползти до дворца. А там уже до Клода, а ещё лучше до моего горячо любимого родителя, рукой подать будет. Но миссия по спасению себя любимой закончилась, не успев начаться!
   Психопат быстро оклемался от потрясения и в два шага нагнал улепётывающую на карачках меня. Схватив сзади за шею, бугай, особо не напрягаясь, доволок брыкающуюся жертву до приглянувшегося нам обеим фонтанчика и с силой приложил меня лбом об бортик. В глазах моментально потемнело, а из разбитого носа потекла кровь.
   - Беатриса де Венсан, ты приговариваешься к смерти за сношение с Его Высочеством, - пошёл на второй заход доморощенный палач. - Приговор обжалованию не подлежит и будет приведён в исполнение незамедлительно!
   Сейчас, честно говоря, даже хотелось, чтобы мужик уже добил меня - такой боли испытывать мне ещё не приходилось.
   Вяло кивнув на его слова, мол, принимаю все обвинения и покорно соглашаюсь с мерой наказания, устало прикрыла глаза.
   Нападавший поднял моё безвольное тело, а затем, прошептав себе под нос какие-то слова, опустил в фонтан. Холодная вода моментально намочила одежду и, слава Богу, немного привела в чувство. Желание отправиться к праотцам моментально пропало, а вот ярость, ярким пламенем разгоревшаяся в груди, придала сил. Но что может хрупкая девушка противопоставить мужику, который с маниакальным упорством желает её утопить? Правильно, ничего...
   Дёрнувшись несколько раз, лишь наглоталась воды. Лёгкие уже начинало жечь от нехватки кислорода и перед глазами расплывались цветные круги, а бугай же и не думал убирать руки - ему было совершенно не жаль молоденькую дурочку Беатрису, которая в очередной раз кому-то перешла дорожку.
   Неожиданно давление, оказываемое бугаем, пропало и чьи-то руки вытащили полубессознательную меня из воды.
   Закашлявшись, сквозь боль чувствовала, как меня бережно прижимают к груди и аккуратно поглаживают по дрожащей спине. Сообразив, что наконец-то пришла подмога (не прошло и года, блин!..), закрыла глаза и, прежде чем провалиться в беспамятство, тихо прошептала сорванным голосом: "Папочка, миленький, ты пришёл...". И благословенная темнота поглотила меня...
  
   Очнулась я в своей кровати (что, согласитесь, было ожидаемо) и почувствовала, как по подбородку стекает что-то тёплое. Нервно дотронувшись до лица, с ужасом уставилась на кровь... А ведь сегодня ещё с Назаровым лететь в грёбаную командировку!
   С тихим матерком стащив тело (странно, Беатрису в другом мире пиз... кхм, дубасили, а почему-то и у меня состояние, как будто всю ночь боксёрской грушей подрабатывала), доплелась до ванной комнаты. Говорю, как есть - мне понадобилось пять минут, чтобы набраться смелости и посмотреть в зеркало. Картина, представшая моему взору, вдохновляла мало...
   И Бог бы с красными от постоянного недосыпа глазами, и тёмными мешками под ними, так теперь я могла похвастаться шикарной шишкой на лбу, стёсанными локтями и ладонями, и сломанными ноготками. Ах, да, как я могла забыть про разбитую губу и отпечатки мужских пальцев на шее?..
   Тяжело вздохнув, потянулась за косметичкой - хочешь - не хочешь, а пугать природной красотой заместителя генерального директора, да и людей, которых мне сегодня суждено встретить как-то не хочется. Да и самой, если честно, совершенно не улыбается при каждом взгляде в любую зеркальную поверхность, орать от ужаса.
   Потратив час на косметические процедуры, в конце концов, осталась довольна своим внешним видом. Надев приталенный брючной костюм нежно-голубого колера и белую водолазку с высоким горлом, впихнула ноги в замшевые синие лодочки на невысокой танкетке, и бросила контрольный взгляд в зеркало. Из зазеркалья на меня смотрела миловидная брюнетка, готовая покорять всех своим профессионализмом и жизнелюбием.
   Подмигнув собственному отражению, потянулась к дверной ручке, как из сумочки раздалась трель мобильного. Чертыхнувшись (не люблю, когда что-то вынуждает меня задержаться на пороге), порылась в клатче и нашла орущий сотовый. Звонил, как ни странно, Назаров.
   - Кирилл Петрович, доброе утро! - Никогда не считала начало шестого таким уж чудесным временем суток, но зато лицемеркой всегда была отменной. - Вы уже приехали?
   - Доброе, Евгения, - и, судя по звуку, мужчина сцедил зевок в кулак (у меня аж на душе полегчало от осознания того, что не только я являюсь ярой представительницей семейства "сов"). - К сожалению, не смогу за Вами заехать - машина не захотела заводиться.
   - Ничего страшного, - порадовавшись, что предусмотрительно проснулась на сорок минут раньше запланированного времени, мысленно пообещала купить себе мороженку в качестве поощрения. - Сейчас такси вызову и...
   - Бабушкина, не перебивай, когда начальство разговаривает, - злобно рыкнули на меня, вновь переходя на "ты", и куда более спокойным тоном добавили: - Такси уже стоит возле твоего дома. И да, оно оплачено.
   - Как скажете, - философски пожав плечами, не стала лезть на рожон. - Тогда встретимся в аэропорту?
   - Да, я буду ждать тебя у стойки регистрации, - последовал краткий ответ и, Назаров не прощаясь, сбросил вызов.
   В очередной раз подивившись странному поведению мужчины и его фривольному "ты", подхватила небольшой саквояж и вышла из квартиры.
   День обещал быть долгим и в меру сложным. Но, что приятно меня порадовало, дорога до аэропорта не заняла много времени, а водитель попался молчаливый и любящий советский рок. Поэтому полтора часа, проведенные в пути, пролетели незаметно и под любимую музычку.
   Хоть Назаров и сказал, что всё оплачено, но я таки дала несколько розовых купюр милому дядечке и, прослушав хвалебную оду мне, любимой, потопала к стойке регистрации. Всматриваясь в толпу людей, гомонящую возле стоек, всё никак не могла отыскать Назарова. (И, поверьте, орясину в почти два метра ростом, не заметить довольно сложно.)
   Не успев запаниковать (мало ли что могло случиться: пробка, авария, поломка машины, внезапная диарея у Кирилла Петровича или же у водилы, да, в конце концов, заместитель гендира вспомнил, что оставил дома паспорт и приказал поворачивать обратно), почувствовала, как меня тронули за плечо. Подпрыгнув от неожиданности, с облегчением понял, что пропажа нашлась и, судя по внешнему виду, чувствовала себя довольно бодро.
   - Доброе утро, - забыв, что мы уже здоровались ранее, растянула губы в приветливой улыбке. - Как добрались?
   - Нормально, - подхватив меня под локоток, мужчина одарил мой саквояж недовольным взглядом (который, кстати, был мной жестоко проигнорирован) и ввинтился в толпу людей.
   Решив довериться прущему на таран Назарову, мёртвой хваткой вцепилась в его руку (да, я банально боялась отстать и потеряться). Благодаря напористости заместителя спустя двадцать минут мы уже шли по салону самолёта, выискивая наши места.
   Первой заметив нужные кресла, в красивом прыжке, достойного юниорской баскетбольной лиги НБА, преодолела оставшиеся два метра, и первая заняла место у окна. Подавив неуместное желание показать язык надувшемуся Кириллу Петровичу, повесила сумочку на подлокотник.
   - Делайте, что хотите, но не позволяйте мне спать, - дождавшись, когда мужчина сядет рядом, огорошила его.
   - С чего вдруг? - аж опешил оппонент. - Нам лететь час с лишним, и лично я собираюсь это время провести с пользой - просмотреть документы. А вы же, Евгения, если не хотите отдохнуть, можете посмотреть какой-нибудь фильм.
   - Хорошая идея, кстати! - подпрыгнув на месте, полезла в сумочку за планшетом. Порывшись в недрах ридикюля, горестно взвыла: - Вот чёрт, гаджет разрядился и power bank дома забыла.
   - О Господи, - простонал Кирилл Петрович и потянулся к чёрному портфелю. Достав из него ультратонкий ноутбук, включил умную машинку и протянул мне. - Наслаждайтесь, Женя, - и углубился в свои бумаги.
   Пожав плечами (буду я ещё на всякие вздохи-охи некоторых личностей реагировать), залезла в инет в поисках интересного фильма. Справедливо рассудив, что ужасов и всяческой фэнтезятины мне и во снах с головой хватает, нацелилась на комедию. Выбор пал на отечественный фильм. Ознакомившись с многочисленными отзывами, комментариями и рецензиями, осталась довольна. Поэтому воткнув наушники в уши, погрузилась в просмотр.
   Минут через двадцать, когда у меня уже не получалось сдерживать громкий и совершенно неприличный хохот, почувствовала, как меня снова тронули за плечо (вот далась Назарову эта часть моего тела!..). Шлёпнув на паузу, с самой заинтересованной миной повернулась к спутнику.
   - Что смотрите? - проявил любопытство мужчина, отложив свои важные бумажки.
   - "Килиманджара".
   - И как? - всё не унимался оппонент, наклоняясь ко мне и заглядывая через плечо.
   - Весело и интересно, - честно ответила. - Присоединитесь?
   На меня бросили задумчивый взгляд. Было видно, что сейчас в Назарове боролись два чувства: ответственность и желание расслабиться. Если честно, то болела я за тунеядство, но настаивать на своём предложении не стала.
   Проигнорировав замешательство соседа, скинула обувь и с ногами забралась в кресло. Укутавшись лёгким пледом, выданным приветливой стюардессой, когда мы заняли свои места, немного поёрзала, принимая удобную позу.
   Вновь вопросительно посмотрев на мужчину, так и не дождалась ответа, поэтому решила взять инициативу в свои хрупкие ручки. А именно протянула ему один из наушников, а второй вставила себе в ухо.
   - Сейчас на начало вернусь, чтобы вам было понятно, - потянувшись к тачпаду, чуть не уронила ноут, когда голова заместителя генерального директора опустилась мне на плечо. - Эй, Вы фильм собрались смотреть или дрыхнуть? - возмущённо дёрнула рукой.
   - Не буйствуйте, - вместе с ответом получила ещё и щипок за бок. - Всё, я готов к киносеансу!
   Мысленно возмутившись тем фактом, что мужчина без какой-либо логики обращается ко мне то на "ты", то на "вы", ткнула в треугольничек на экране и вновь погрузилась в мир кино.
   Киносеанс закончился аккурат к моменту приземления. Вернув ноут владельцу, быстро обулась, впихнула наушнику в сумочку и уже хотела с низкого старта ломануться к выходу из самолёта, как была остановлена крепкой рукой и строгим взглядом Назарова. Ничего не понимая, послушно упала обратно в кресло и прижала к груди сумку.
   - Что-то не так, Кирилл Петрович? - секретарь я или где?
   - Всё отлично, - лучезарно улыбнулись мне. - Просто не хочу толкаться в проходе. Пусть сначала другие пассажиры выйдут, а потом и мы. Всё равно встреча на два часа назначена.
   "Барин... Как есть барин с буржуазными замашками!" - скрипнув зубами, с трудом подавила едкое высказывание, что царей и холопов нет уже как сто три годика, и, согласно пунктам 1 и 2 статьи 19 Конституции РФ, все граждане нашей необъятной страны равны.
   - Так нам ещё добраться до места нужно, - резонно заметила, бросив взгляд на наручные часы. - И сейчас уже двадцать минут первого.
   - Такси возьмём, - никак не отреагировал на мои тревоги заместитель генерального.
   - Как скажите, - покладисто пожав плечами (я, как секретарь, сделала всё, что было в моих скромных силах: предупредила, на нервы покапала и на время указала).
   Дождавшись, когда в салоне не останется ни единой души, а бортпроводница с приклеенной к устам улыбкой, и искреннем пожеланием нашей скорейшей кончины в глазах, поинтересуется всё ли в порядке, Назаров таки оторвал свою царственную задницу от кресла. Заверив девушку, что всё прекрасно, поспешно засеменила за Кириллом Петровичем, который быстро шагал к выходу из терминала. (Видимо, зараза, почувствовал, что времени в обрез, а опаздывать на деловые встречи не только моветон, но и попахивает неуважением к партнёрам.)
   Быстро пройдя паспортный контроль и забрав мой саквояж на ленте, вылетела следом за мужчиной из здания аэропорта и понеслась к стоянке такси. Слава Богу, там стояли две свободные машины.
   Опередив меня ровно на три корпуса (а всё длинные ноги Назарова виноваты), мужчина открыл дверцу и пригласил меня садиться, а сам положил мой чемодан в багажник. У меня чуть сумочка из рук не выпала, когда поняла, что в Кирилле Петровиче проснулись замашки джентльмена. Честно!
   Назвав адрес, зам гендира посулил водиле двойную таксу, если тот довезёт нас в кратчайшие сроки до места назначения. Местный Шумахер довольно согласился и, словно в знаменитой комедийной франшизе Люка Бессона, посоветовал пристегнуться.
   Решив, что дельными советами не пренебрегают, поспешно огляделась в поисках ремня безопасности. Естественно, на заднем сиденье ничего подобного найти не удалось, зато нашёлся Назаров, который, ничтоже сумняшеся, заливисто расхохотался и довольно фривольно похлопал меня по коленке с поистине паскудным припевом: "Не дрейфь, Женёк, - всё будет пучком!".
   Не гавкнула в ответ "Могильным пяточком, блин!", лишь потому, что водитель заложил крутой вираж, выезжая с территории аэропорта. Повинуясь законам физики, почувствовала, как тело своевольно смещается в сторону... Хотя, кого я обманываю? Я буквально откатилась в сторону и, если бы справа от меня не сидел Назаров, то довольно болезненно припечаталась бы о дверь машины. А так отделалась испугом и чужими руками на талии.
   - Любезнейший, - с горем пополам приняв сидячее положением и вцепившись в руку заместителя хваткой бультерьера (теперь меня от мужчины можно было оторвать только с его ладонью), попыталась вразумить водителя: - если мы попадём в больничку или на тот свет, то никто Вам, естественно, не заплатит! - Заметив, что лихач вырулил на скоростное шоссе и мои слова не произвели на него никакого впечатления, утроила напор. - И скажу больше, в случае травм или смерти, я, любимым пеньюаром клянусь, с того света восстану и буду везде вас преследовать.
   Несчастный водитель, на секунду оторвав взгляд от дороги, быстро обернулся, словно желая воочию убедиться, что везёт клиентку клиники неврозов. Издав истеричный вопль совершенно неприличного содержания, посоветовала мужику смотреть вперёд, как и завещал дедушка Ленин, а не пялиться на пассажиров. Контуженный на всю голову таксист, послушно отвернулся от меня, а я же вспомнила о том, что не закончила запугивать благодатную публику.
   - Так вот, уважаемый, - вновь оседлала любимого конька, - как и говорилось ранее, я с того света восстану и всю Вашу убогую жизнь буду рядом! - Вспомнив, как мои скромные угрозы подействовали на бравого вояку, не стала отходить от канонов: - Будете в кровати с девкой резвиться, а я рядышком процесс комментировать буду. Решите посвататься к понравившейся женщине, и я тут, как тут - выскажу своё мнение относительно вашего выбора и распишу в красках ближайшее будущее. И даже когда решите в сартире уединиться, я буду откровенно и в голос смеяться над крохотными размерами вашего дост... - и вновь меня прервали на том же самом месте, что и несколько ночей назад.
   - Хватит! - властный окрик, словно пощёчина, ударил по нервам - до того голос Назаров был сейчас похож на голос ненавистного Клода. Да и слово, которым меня уже второй раз подряд затыкают, идентичное. - Евгения, мужчина уже Вас понял, оценил всю степень вашей серьёзности и сейчас сбавит скорость со ста сорока до разрешённых законом ста десяти километров в час.
   Боясь посмотреть на заместителя Черёмушкина (мало мне было, что козявка Клод и Кирюха внешне похожи - за исключением цвета глаз, конечно, так теперь и тембр голосов у обоих практически неотличим), уставилась невидящим взглядом в окно. Меня уже даже не пугали проносившиеся мимо с ужасной скоростью размытые пятна дорожных знаков, съездов и красно-сине-зелёных АЗС. Меня била крупная дрожь от осознания того, что я нахожусь в закрытом пространстве с чокнутым императорским отпрыском.
   - Женя, - наклонившись ко мне, Назаров тихо зашептал, опаляя горячим дыханием кожу щеки и шеи: - почему сразу не сказали, что боитесь скоростной езды?
   - Всё нормально, - бесцветным голосом тихо произнесла в ответ.
   - Нет, не нормально, - упёрся рогом этот остолоп. - Ты вся дрожишь!
   - Из-за недосыпа. Вчера, если вы, Кирилл Петрович, не забыли, я вернулась довольно поздно домой.
   - Не забыл, - не стал юлить мужчина. - И обещаю, что сегодня ты доберёшься до кровати одновременно с окончанием программы "Спокойной ночи, малыши!".
   - Ага, вот только наш самолёт приземлится глубокой ночью, и пока доберусь до дома, уже часа три будет, - недовольно пождав губы, попыталась унять предательскую дрожь в пальцах. - Кирилл Петрович, не могли бы Вы отодвинуться, а то люди неправильно понять могут?
   Если Назарова и задели мои слова, то он ни взглядом, ни мимикой, ни словом этого не показал. А послушно сместился на другой край сиденья, но мою руку всё равно не отпустил. Переплетя наши пальцы, мужчина свободной рукой достал бумаги из портфеля и вновь углубился в чтение. Не знаю, то ли он сам успокаивался от этого, то ли меня пытался утихомирить... И мне, чёрт побери, были приятны его прикосновения!
   Отвлёкшись на заигрывания заместителя (то он как бы невзначай покрепче сожмёт мою ладонь, то, наоборот, ласково погладит большим пальцем запястье), не заметила, как пролетела дорога. Пришла в себя лишь тогда, когда услышала довольный голос водителя, оповестившего, что мы прибыли к бизнес-центру "Орион" и озвучившего сумму, которая в четыре раза превышала заявленную изначально таксу.
   - За какие заслуги? - вцепившись мёртвой хваткой в корпоративную карту (вот, ей богу, как свои кровные отдавала), просверлила наглеца уничтожающим взглядом.
   - За попорченные нервы, - не растерялся этот гад. - И вообще, девушка, радуйтесь, что я вашу компашку не высадил посреди дороги.
   - Слышь, радующийся, - проскрипела сквозь зубы, понимая, что ещё секунда-другая и наброшусь с кулаками на водителя, - а рожа не треснет? И вообще, ты, когда в такси устраивался, должен был понимать, что клиентура разная бывает, следовательно, перед каждой сменой неплохо бы было и пачку "Тенатена" сожрать!
   - Не положено, - совершенно не смутился шофёр. И нагло посмотрел на Назарова: - Оплачивать будете?
   - Нет, - слаженным дуэтом гавкнули мы с Кириллом Петровичем.
   Водитель обиженно поджал губы и тихим голосом посетовал, что молодёжь в последнее время пошла довольно-таки наглая. Мало того, что платить отказываются (в этом месте я аж зарычала), так ещё и душевно больную на него, бедного Васильича, натравливают (если бы не расторопность Назарова, успевшего сжать меня в стальных объятиях, то, каюсь, приложила бы парочку раз шофёра башкой об баранку).
   - Уважаемый, - дождавшись, пока моё яростное сопение сменится спокойными вдохами-выдохами, Кирилл Петрович посмотрел на наручные часы, - я не отказываюсь заплатить оговоренную ранее сумму. И, впредь, прошу не оскорблять мою спутницу! - у меня аж челюсть отпала, после его слов. - Девушка указала вам на неподобающее поведение во время вождения автотранспорта. И в случае аварии Евгения так же расписала все краски дальнейшего взаимодействия с моим секретарём. Если вас что-то не устраивает, то прошу прислать претензии в письменном виде в трёх экземплярах по этому адресу, - и зам гендира протянул опешившему мужику деньги за проезд и визитную карточку.
   Сказать, что мы с водилой выпали в осадок, значило бы скромно промолчать. Не знаю, о чём думал таксист, а я же (к своему стыду и позору) начала восхищаться Назаровым. Да, это пока был маааахонький огонёк, грозившийся при должном умении и хорошей подпитки разрастись в костёр. И, не дай Боже, чтобы это пламя горело на алтаре моих пылких чувств к Кириллу Петровичу. Хотя, стоит признать, у него всё-таки были стальные яйца - вон, как заткнул скандального и ушлого таксиста, а то всё паинькой и заинькой прикидывался.
   - Евгения, пойдёмте! - выбравшись из машины, Назаров в очередной раз вверг меня в глубокий ступор всего одним и таким простым действием - он всего-навсего протянул даме руку! - Вы же сами говорили, что время поджимает.
   - А, да, - встрепенувшись, постаралась с кошачьей грацией выбраться из авто. Но, увы и ах, пухлику сие не удалось и я, скорее выкатилась, чем вылезла из недр такси. - Благодарю! - зардевшись под смешливым взглядом мужчины, поспешно засеменила к автоматическим дверям бизнес-центра.
   На стойке ресепшен получила заранее выписанные на меня с Назаровым пропуски и, дождавшись, пока мужчина, кативший мой чемодан, закончит разговор со знакомым, встреченным в холле, засеменила к лифту. К моему святому ужасу подъёмники в "Оракуле" были абсолютно стеклянные... А я, между прочим, панически боюсь высоты!
   У Евгении Бабушкиной не мертвецы, зомби, апокалипсис или другая ахинея снится в кошмарах, а крутая лестница без перил, ведущая на крышу высотки или другого нескончаемо высокого здания/сооружения, в которой к тому же, не хватает приличного количества ступенек. И, естественно, мне (просто кровь из носа как) нужно попасть на самый-самый верх... Одним словом, бррррррррр! Хотя, согласна, с гильотиной даже акрофобия не сравнится.
   Бледнея, синея, зеленея и седея прямо на глазах, всё же смогла заставить себя вступить в персональный ад, а именно в кабинку приехавшего лифта. Назаров последовал за мной, настороженно косясь на меня, но пока скромно молчал. Прислонившись мгновенно вспотевшей спиной к стенке, дрожащей рукой нажала на кнопочку с цифрой "27".
   - Двери закрываются! - ровным, механическим голосом оповестили нас, и лифт плавно двинулся вверх.
   "Меня сейчас стошнит!" - поняв, что булка и кофе, схомяченные во время перелёта, настойчиво простятся наружу, машинально зажала рот рукой и закрыла глаза.
   - Бабушкина, вы что, опять в кому впадать собираетесь? - пристально наблюдавший за моими действиями Кирилл Петрович, испуганно подпрыгнул и резко активизировался.
   - Можете меня некоторое время не трогать? - не столько спросила, сколько прошепелявила, старательно не разжимая губ. - Я высоты боюсь...
   - С вами всё не слава Богу, - моментально окрысился оппонент. - Почему сразу не сказали? Пошли бы, в таком случае, по лестнице.
   - Я что, реально на психа похожа, на своих двоих на двадцать седьмой этаж пилить? - тошнота была отодвинута в сторону возмущением. - Мне, знаете ли, и трёх посещений в неделю фитнес-центра хватает! - и злобно сверкнула глазами в сторону оппонента.
   - И что же Вы там делаете? - проявил любопытство мужчина. - Силовые тренировки? Йога? Пилатес?
   - Стрейчинг, - сказала, словно отрезала. - Ну, и сауна с бассейном - это святое, - а теперь мечтательно улыбнулась.
   - То есть на шпагат вы сесть способны? - и меня одарили скептическим взглядом.
   - Кирилл Петрович, - не знаю почему, но мне нестерпимо захотелось поддразнить мужчину, - мой шпагат Вы увидите только после того, как продемонстрируете десять кубиков идеальнейшего пресса.
   - Восемь, - на автомате ответили мне, пристально смотря в лицо.
   Облизав вмиг пересохшие губы (блин, блин и ещё раз блин!!! Докатилась - неосознанно пытаюсь соблазнить заместителя генерального директора! Трахаря мне надо и, причём, СРОЧНО!!!!..), мысленно отвесила себе затрещину и упёрлась рогом:
   - Восемь было вчера, и за ночь Вы, Кирилл Петрович, должны были ещё два кубика донакачать!
   - Не равноценная сделка получается, Женечка, - мужчина сделал шаг ко мне и резко наклонился. Теперь наши с ним лица были на одном уровне и мне, к своему стыду, так и не удалось отвести взгляда от иронично изогнутых губ треклятого соблазнителя. - Давай тогда ещё и танец на пилоне добавим?
   - Почему Вы со мной, словно с давней подружкой разговариваете? - В очередной раз вспомнив, что лучшая защита - это нападение, ринулась в атаку. - То на "ты", то на "вы", то "Евгения", то "Женя"... Вы вообще в курсе, что это, мало того, что выводит из себя, так ещё и с толку сбивает!
   - Мне с тобой комфортно, - невозмутимо пожали плечами в ответ. - Поэтому иногда и перехожу на панибратское "ты" и "Женя". Если Вас, Евгения, это не устраивает, прошу меня простить и в следующий раз жду Вашего замечания по поводу моего недостойного поведения, - высокопарно загнул Назаров.
   А меня в очередной раз пробила крупная дрожь, и дело было вовсе не в том, что лифт мягко дёрнулся и замер на нужном этаже. А в том, что на миг передо мной вновь появился вонючка Клод собственной императорской персоной.
   - Двери открываются! - такой родной механический голос привёл в чувство и я, отодвинув с пути Кирилла Петровича, пулей вылетела в длинный коридор, увешанный картинами.
   - Мне не неприятно, - решив быть честной, упорно смотрела куда угодно, но только не на мужчину. - Просто уж определитесь, как будете ко мне обращаться!
   Бросив быстрый взгляд на оппонента, успела заметить его задумчивый кивок.
   Остановившись перед нужным офисом, придирчиво осмотрела свой макияж в карманное зеркальце, одёрнула пиджак и провела расческой по волосам. Затем повернулась к Назарову, смахнула с его плеч невидимые соринки и поправила немного сбившийся в сторону галстук.
   - Ну, что же, - ещё раз окинув критическим взглядом дело рук своих, осталась довольна, - теперь Вы готовы к труду и обороне!
   - Благодарю, Евгения, - чинно кивнул мне зам генерального. - И, позвольте Вас заверить, что Вы всегда выглядите обворожительно, - и такая милая улыбочка, что впору растаять, словно кусочек мороженого на солнцепёке.
   Что я, собственно, и сделала - стыдливо залившись румянцем. А мужчина же, плавно обогнув меня, первым вошёл в кабинет. Встрепенувшись, порысила за руководителем и удачненько попала на начало приветственной фразы: "Добрый день, коллеги!..".
   Рабочий день потёк своим чередом и строго согласно заранее спланированному графику.
   С двух до семи у Назарова был запланирован ряд переговоров с различными компаниями. С семи до половины девятого - деловой ужин с одним из учредителей нашего общества с ограниченной ответственностью. Далее следовали час - полтора свободного времени, которое лично я планировала провести, шатаясь по местным магазинам. И на одиннадцать вечера у нас с мужчиной были забронированы билеты на обратный рейс.
   Но, как говорится, человек предполагает, а Господь располагает.
   До определённого момента всё шло просто прекрасно. Переговоры проходили великолепно, и заключённые договора сулили большой куш, как нашей компании, так и субподрядчикам. На ужин мы приехали, правда, с десятиминутным опозданием, но это совершенно не испортило настроения ни учредителю, ни Назарову. Лично я была уже настолько уставшая, что удивительно, как не уснула прямо за столом.
   Каюсь, к концу дня уже откровенно забила на обязанности временного личного секретаря заместителя генерального директора, поэтому тупо ковыряла вилкой в изумительнейшем овощном рагу, и мечтала о том, как приму полугоризонтальное положение в кресле самолёта.
   О том, чтобы пошопиться больше не было и речи - я боялась сломаться, и уснуть на одной из резных лавочек в изобилии расставленных в торговом центре. А для меня провалиться в сон равносильно переместиться в мир Беатрисы духовно, а физически практически впасть в кому. Поэтому делаем вывод, что нафиг мне такое счастье, как пробуждение в палате интенсивной терапии, не надо!
   К моему счастью, ужин занял гораздо больше времени, чем планировалось изначально. Благодаря чему никуда больше идти не пришлось и необходимость думать о том, чем занять себя, любимую, отпала сама собой.
   Выдув семь кружек кофе и с неизменной улыбочкой отвечая, мол, я кофеман до мозга костей и жизни не мыслю без ударной дозы кофеина, особенно на ночь глядя, всё-таки дождалась благословенного момента, когда заместитель поймал такси и мы отправились в аэропорт. Дорога до воздушного причала прошла как в тумане, в принципе, как и путь через терминал к табло рейсов. Но стоило сонному организму прочитать, а затем и осознать ужасное слово "Отменён", стоящее напротив нашего с Назаровым авиарейса, как я моментально проснулась.
   - Как "отменён"? - вцепившись помертвевшими пальцами в рукав мужского пиджака, с ужасом смотрела на абсолютно спокойного Кирилла Петровича. - Почему?
   - Евгения, не стоит так переживать, - меня осторожно отбуксировали в зону ожидания и усадили в одно из свободных кресел. После небольшого раздумья, мужчина снял пиджак и набросил его мне на плечи. - Я сейчас всё узнаю, а Вы, пока, подождите здесь.
   С этими словами руководство поспешило к стойке регистрации, а я тупо продолжала смотреть в одну точку и совершенно ничего не понимать. Обхватив себя руками за плечи, пыталась найти выход из сложившейся ситуации.
   Да, я забронировала две комнаты в хорошей гостинице, с которой у нас был заключён договор, так что о горячем душе и койко-месте на ночь можно не волноваться. Панику на меня наводит тот факт, что у нас с Назаровым будет совместный огромный номер, разбитый на две маленькие спальни, общую ванную комнату и зону отдыха. В принципе, я девушка уже взрослая и не боюсь чисто теоретических домогательств мужчины, ибо девственность потеряла ещё на первом курсе универа. Зато до дрожи в коленях опасаюсь, что в очередной раз проснусь от собственного вопля или с кровью на лице... Вот как тогда подобное объяснять Кириллу Петровичу?..
   Не подозревающий о моих безрадостных мыслях заместитель Черёмушкина вернулся довольно быстро. На его симпатичном лице таился отпечаток безрадостных мыслей, отчего моё сердечко пропустило удар - чувствовало, родное, неладное.
   - Рейс отменён в связи с погодными условиями, - сев рядом со мной, мужчина устало откинулся на низкую спинку кресла. - Я перебронировал билеты на завтрашний самолёт на двенадцать часов. Теперь осталось решить вопрос с гостиницей.
   - Уже, - повернувшись к оппоненту, мило улыбнулась.
   - Вы всё-таки вчера забронировали два номера, - одобрительно усмехнулся Кирилл Петрович. - А я, признаться, весь день подавлял в себе желание совершенно случайно "забыть" ваш чемодан в такси или в одной из переговорных комнат, - и заливисто расхохотался.
   - За подобное кощунство, уважаемый начальник, я бы Вас моментально прокляла, - наклонившись к уху мужчины, томно проворковала: - И, поверьте, ни одна бабка или экстрасенс не сняли бы порчу.
   - Страшная Вы, Евгения, женщина, - в притворном испуге округлил глаза оппонент. - А может, Вы и приворожить понравившегося мужика сумеете?
   - Смотря по настроению, - не стала расстраивать балбеса и клоуна в одном лице. - Так, сейчас в гостиницу едем?
   - Нет, по магазинам, - последовал незамедлительный ответ, но, заметив мою посиневшую от ужаса мину, быстро дополнили: - Женя, это же нечестно! Вы со сменой белья и с любимой пижамой, а у меня даже бритвенного станка с собой нет, не говоря уж о нижнем белье и чистых носках!
   - Хорошо, - скрипнув зубами, титаническим усилием воли подавила желание мерзко прокаркать: "А я Вас предупреждала, что может всякое случиться!" - а то ещё реально в колдовстве обвинят.
   Поднявшись на ноги, с ужасом почувствовала, как меня повело в сторону.
   - Евгения... - голос Назарова доносился до меня, словно сквозь плотный слой ваты. - Женя, может, тебя в больницу отвезти?
   - Не надо... - с трудом сфокусировав взгляд на руководителе, несколько раз моргнула. - Кирилл Петрович, может, Вы меня сначала до гостиницы подбросите, а потом сами за покупками сходите?
   - Но... - мужчина хотел что-то возразить, но наткнувшись на мой полный решимости взгляд, согласно кивнул. - Но обещайте, если станет плохо, сразу меня наберёте!
   Клятвенно заверив оппонента, что, как только, так сразу, с трудом забралась на заднее сиденье очередного такси. Всё, что я могла в данной ситуации, это молиться, чтобы Беатриса не очнулась раньше того момента, как я доползу до кровати.
   С чего я решила, что именно графиня де Венсан виновница моего плачевного состояния? Всё логично, господа хорошие! Как сказал Сиятельный, либо она, либо я можем бодрствовать, пока вторая из нас изображает коматозника. И, судя по моему полуобморочному состоянию, либо блонди надоело бревном лежать на перинах, либо некто очень настойчиво пытается привести в чувство Трису. И, когда я буду без сознания, то заклинание дедка с лёгкостью совершит рокировку графини на меня, вот оно и пытается добиться желаемого, не гнушаясь никакими методами (уродилось, блин, в своего создателя!..).
   Слава и хвала сильным, накачанным мужским рукам, которые с лёгкостью доволокли мои восемьдесят килограмм живого веса сначала до гостиницы, а затем и до выделенной кроватки. Нет, конечно, Назаров сделал остановку возле ресепшен, где и сгрузил моё совершенно аморфное тело на диванчик для гостей. И (голову даю на отсечение) выдохнул, разминая напряжённые мускулы.
   Хоть я и находилось уже практически в мире Трисы, но всё же смогла сообразить, что Кирюха непроизвольно прокачал свой скил в моих глазах. И из категории "тюфяк" со скоростью света переместился в "а может, стоит присмотреться?". (Как говорит моя любимая маменька: "Дочка, если мужик не может отнести тебя на руках в постель с порога квартиры, то меняй нафиг этого доходягу! Иначе ты его всю жизнь на горбу таскать будешь!" Думаю, зам генерального будет способен покатать меня на ручках...)
   Унюхав резкий запах перед своим носиком, протяжно взвыла и по инерции дёрнулась в сторону, стараясь спасти обонятельные органы от уничтожения. Навернувшись с низкого диванчика, немного пришла в чувство, отчего вполне отчётливо расслышала вопрос администратора о том, не пьяна ли спутница "такого видного мужчины" и не нужно ли вызвать скорую или, ещё лучше, ментов.
   Как только узнаю, кто такой умный, додумался нюхательную соль мне практически в нос засунуть, собственными руками в жопу через гланды этому доброхоту сию хрень запихну!..
   Ну, а сейчас необходимо срочно спасать свою честь и незапятнанное имя!
   - Коньяк с кофе мешать не надо было, - поднявшись на ноги, довольно злобно зыркнула на девушку. - Кирилл Петрович, вы уже ключи взяли? - Получив оторопелый, но согласный кивок в ответ, гавкнула: - Так чего ждём?
   Назаров был мужиком умным, поэтому быстро сообразил, что его спутница стремительно теряет терпение, а вместе с ним и хорошее воспитание. Поэтому, одарив администратора смущённой, но и вместе с тем многообещающей улыбочкой, подхватил меня под локоток, и двинулся к лестнице - комнатка нам досталась на втором этаже.
   В порыве злобы я, конечно, способна на многое (в том числе и коня на скаку остановить и горы свернуть), но не на всё. К сожалению, сию прописную истину я поняла где-то на подходе к нужному коридору, когда снова начала "проваливаться" в мир меча и магии. Спасибо Кириллу Петровичу - успел подхватить вовремя на руки и не позволил моему чудесному и горячо любимому личику встретиться со ступеньками.
   - Ничего, Бабушкина, - злобное пыхтение мужика до меня доносилось с трудом, но смысл фразы поняла отчётливо и, что самое главное, моментально, - помяни моё слово: капли кофеина больше не получишь, а за то, что весь вечер тягловой лошадью работаю, натурой расплатишься!
   Только хотела вякнуть, что я, между прочим, неудавшемуся бодибилдеру два недостающих кубика на прессе помогаю накачать, позволяя своё царское тело на руках тягать, уже даже рот открыла, с трудом преодолев дурман, как...
   - Очнулась! - справа от меня радостно взвыл мужской бас и, судя по звукам, владелец голоса принялся бить посуду. Видимо, на счастье.
   - Доченька!.. - теперь в поле моего зрения появился отец. Осунувшееся лицо и печальные глаза графа говорили красноречивее любых слов - он волновался о Беатрисе. - Как себя чувствуешь?
   - Нормально... - прислушавшись к ощущениям, даже рискнула руками-ногами пошевелить, но приступов боли не было. Что, согласитесь, несказанно радовало. Вот только голос не многим отличался от давешнего мужского баса - наоралась я всё же знатно, да и воды нахлебалась тоже. - Спасибо, папочка, что спас меня! - и приподнявшись, крепко его обняла.
   Каюсь, мне хотелось реветь навзрыд от осознания того, что жива, цела, невредима и не поехала крышей... Ну, а тварюгу, что вынесла мне смертный приговор я обязательно найду. И у меня с этим недочеловеком будет ооооооочень интересный (и далеко не факт, что долгий и не кровопролитный) разговор. Альбинос был всего лишь тупым исполнителем, пешкой в чьей-то игре, а мне нужен его идейный вдохновитель и предводитель.
   - Триса, кхм, - обняв меня в ответ, Вильям неожиданно смутился, - доченька, не меня ты должна благодарить за спасение.
   - А кого? - удивлённо хлопнув ресничками, снова повалилась в многочисленные подушки - всё же слабость давала о себе знать.
   - Его Высочество, - просиял, словно лампочка Ильича, батенька. - Клод, не найдя тебя возле входа в императорский сад, отправился на твои поиски. Опоздай он хоть на минуту и тебя бы, моя любимая доченька, могло бы и не быть... - граф де Венсан с нежностью провёл по моей щеке ладонью и, наклонившись, поцеловал в лоб.
   - В чело только покойников лобызают, - охренев от новости, что рыцарем в сияющих доспехах оказался не первый меч Империи, а букашка Клод, брякнула, не подумав.
   - Ч-что, прости?..
   - Говорю, что хотела бы отдохнуть и немного прийти в себя, - состроив самую невинную мордашку, растянула губы в ласковой улыбке. - Мне, право, очень жаль, но прошу позволить понежиться в кроватке ещё часик-полтора, - получив согласный кивок от родителя и такой же ответ от басовитого дядьки, который на поверку оказался придворным врачом, взглядом попросила всех присутствующих очистить помещение. Невербальных намёков никто не понял, поэтому пришлось намекать более "жирно": - Одна.
   - Да, конечно, - моментально засуетился врач и, споро покидав банчки-скляночки и какие-то инструменты в свой саквояж, поспешно ретировался.
   Вильям же, видимо привыкший к алогичному поведению дочери и смирившийся со странными перепадами моего настроения, бросил в мою сторону настороженный взгляд. Навесив на лицо самую беззаботную улыбку, для полноты картины ещё и локон на палец наматывать стала. А что? Раз родилась белокурой красоткой, грех не покосить под дурочку! Тем более, что мне жизненно необходимо остаться одной и переговорить со Сиятельным... И пусть только божок рискнёт проигнорировать мою просьбу о моментальной встрече!
   - Хорошо, Триса, отдохни ещё немного, - наконец родителю надоело со мной в гляделки играть и он, так же как и доктор, скрылся за дверью.
   Выждав для надёжности минут десять, поспешно соскочила с постели и моментально рухнула на пол. Ноги не просто подкашивались, они буквально отказывались повиноваться хозяйке и держать моё бренное тело в вертикальном положении. Чертыхнувшись сквозь зубы, встала на карачки и в очередной раз зашипела от боли - теперь о себе давали знать сбитые до крови колени и ладони.
   - Ну, попадись мне только, шваль, - опираясь на кровать, кое-как приняла вертикальное положение. - Кишки, сука, выпущу, и на них же повешу! - Сев на край постели, целомудренно одёрнула задравшийся подол. - Сиятельный! Ау!
   Повертев головой в разные стороны, надеялась наткнуться на дедка. Но комната была абсолютно пуста.
   Что ж, не хотел по-хорошему, тогда перейду к угрозам.
   - Эй, дед, - добавив децибел в голос, довольно оскалилась: - если не хочешь, чтобы Беатрису приняли за местную сумасшедшую, то спускайся на грешную землю и поговори со мной!
   И снова в ответ была только тишина, прерываемая моим злобным сопением.
   Лааааадненько......
   Потянувшись к шнуровке на груди просторной рубахи, выполнявшей у Трисы роль сорочки, специально для Сиятельного сопровождала свои действия ещё и словами. Вдруг божок тугодум от природы и до него, словно до утки, только на третьи сутки дойдёт, что к чему? А меня же в это время уже препарировать местный дядя Фрейд будет, чего мне, как Евгении Бабушкиной, нафиг не надо!
   - Ну, что же, - расшнуровав завязки, специально сделала декольте поглубже, - думаю, местная стража по достоинству оценить шикарный бюст Беатрисы. Сейчас найду, чем можно сделать разрезы на подоле - всё же такие ноги грех в длинных юкках прятать, и тогда вообще красотень будет. Шлюха шлюхой по местным меркам стану! При встрече с аборигенами буду говорить о себе в третьем лице, например, "Беатриса сделала..." или "Триса покакала...", и сыпать незнакомыми словечками и выражениями!
   - Остановись, умалишённая! - как и в прошлый раз Сиятельный восседал в кресле, стоящем в углу комнаты. - Чего надо-то?
   - У меня всего один вопрос, но он оооочень важный, - бросив недовольный взгляд на оппонента, недовольно насупившегося и скрестившего руки на груди, рявкнула: - Почему нормальные попаданцы получают либо супер-мега-крутую магическую силу, либо владеют всевозможными боевыми искусствами, либо держат в мозгах охринительные знания, либо собирают вокруг себя обратный гарем, который бабёнку боготворит и готов ради нее на небывалые свершения, а мне же фига, и та без масла?!?!
   Дедок, нервно вздрогнув, начал блеять нечто нечленораздельное. Что меня, признаться, окончательно добесило.
   - Что "бе-ме...", - бескультурно передразнила местного божка. - Харэ мямлить! Ты мужик или где?
   - Но ты получила титул... - мой скептический взгляд был красноречивее любых слов. - Земли... - каюсь, заржала в голос. - Идеальное тело!
   - Слабое, изнеженное графское тело, которое тяжелее столовых приборов отродясь ничего не держало! - К концу фразы уже шипела, а злость, придавшая как сил, так и прыти, позволила за секунду преодолеть расстояние до кресла и вцепиться в светлый балахон божества. И вновь Сиятельный был оплёван местной истеричкой. - По всем канонам попаданского жанра, главная героиня, - бросив предостерегающий взгляд на оппонента, чтобы не смел перебивать, попыталась донести прописные истинны до тугодума: - то бишь я, должна быть красивой, умной, доброй, образованной, служащей другим образцом для подражания, в меру наивной, серьёзной, адекватной и сильной.
   - С чего ты, дочка, решила, что в сказку попала? - отодвинувшись от моей злобной персоны, дедок, видимо, вспомнил, что является, вообще-то, богом и ему нет резона бояться какую-то там смертную. Вот и начал борзеть на глазах.
   - А с того, мил человек, - сцапав божка за плечи, хорошенько встряхнула (и пофиг, что у него зубы аж лязгнули - впредь вначале будет думать, а уже потом пасть раскрывать!..), - что согласно всё тем же треклятым канонам жанра, в семье ГГ женского пола обязательно должна присутствовать трагедия!
   - И..? - к сожалению Сиятельный не успевал за бешенным галопом моих мыслей.
   - Неужели сам до Лауры додуматься не смог? - скептически изогнув брови, довольно хмыкнула, заметив, как небожитель насупился и пождал губы. - Так, с драмой разобрались, теперь едем дальше! Согласно всё тем же классическим законам попаданства у главгероини должна быть соперница...
   - Анабелла! - с радостью, словно увидел чудо, взвизгнул дедок, а я чуть не спросила "Где?!?", но вовремя поняла, что Сиятельный просто уловил ход моих мыслей и теперь радуется этому. Хорошо, что рот вовремя успела закрыть, а то от стыда бы потом сгорела.
   - Бинго! - щёлкнув пальцами, сложила "пистолетики" и нацелила их на оппонента. - Итак, мы имеем драму и соперницу, так? - получив согласный кивок, довольно мурлыкнулы: - Так, где моя магическая сила, способная разрушать города или обращать неугодных в прах?
   - Н-нету...
   - Окей, - решив не расстраиваться раньше времени, зашла с другой стороны: - Каким видом оружия я владею или какие тайные знания прячутся в этой белокурой головке? - для надёжности сама себя по голове погладила.
   - Триса, ты же девушка, - всплеснул руками Сиятельный, вжимаясь в кресло - видимо, гадёныш, знал, что ответ мне ой, как не понравится. - Поэтому о боевых искусствах и владении холодным оружием можешь забыть...
   - Тогда где ты, сволочь, был, когда меня избивали, а потом пытались утопить? - каюсь, к концу фразы уже орала, не заботясь о том, что могу быть услышана любопытными слугами или стражниками.
   - На небе, - промямлил Сиятельный в ответ.
   - На небе, бе-бе-бе... - передразнила в ответ, и отошла на несколько шагов назад. - Родной, ты что-то перепутал, когда впутывал меня в эту историю, - обхватив себя за плечи, печально констатировала: - Я не Мата Харри и без посторонней помощи мы обе - Триса и я - сдохнем в ближайшее время. Если ты ещё не понял, то на дочку Вильяма ведётся охота.
   - Ой, дочка, скажешь тоже! - всплеснул руками Сиятельный и натянуто рассмеялся.
   Бросив на дедка пристальный взгляд, далёкий от уважительного, ехидно хмыкнула. Оппонент и сам не верил в то, что говорил, а вот мысли относительно сомнительной безопасности Трисы в голову ему приходили и, причём, не раз. Вот только любезное божество не знало, как помочь любимице...
   - Итак, - скрестив руки на груди, всем своим видом дала понять, что либо Сиятельный рассказывает мне правду, либо с живого дедка я не слезу, - что на самом деле происходит?
   - Ну, тут такое дело... - вновь включил "мямлю" местный божок. Но, наткнувшись на мой оценивающий взгляд (каюсь, уже мысленно примеряла к его голове тяжеленую вазу, стоящую на прикроватной тумбе - меня всегда раздражали букетные веники, а тут такой повод выкинуть хлам), быстро сменил режим на "подробное повествование". - Женя, ты не задумывалась, почему именно Триса была выбрана в будущие жёны для императорского сына?
   Нет, меня, конечно, в самом начале интересовал сей момент, и я даже планировала поговорить с Вильямом об этом (всё же странно, что первый меч Империи, преданный до мозга костей правящей семейке, был категорически против намечающегося брака). Но в связи с последними событиями и тем фактом, что вроде как Сиятельный дал установку "чтобы детки поженились", вопрос отпал сам собой. Ну, а смысл перегонять из пустого в порожнее, если от моих расспросов никому проще не станет: ни мне, ни графу де Венсан, ни Клоду (вот уж о ком до недавнего времени даже думать не хотелось)?..
   Но жизнь расставила всё по местам, и теперь мне просто необходимо узнать причину, по которой Сиятельный, прикрываясь матерью Беатрисы, мечтает свести молодых людей вместе!
   - Мне хватило и той информации, что ты выдал при первой нашей встречи, - не стала распространяться по поводу своих мыслей. - Желание давно почившей Лауры, помнишь?
   Тяжёлый вздох послужил мне лучшим ответом: сбрехал наш божок и, причём, сильно.
   - Дело в том, что не было никакого посмертного желания Лауры о счастливой семейной жизни Беатрисы и Клода, - смотря куда угодно, но только не на меня, Сиятельный принялся каяться. Согласно совету церкви, перед смертью нужно исповедаться, чтобы грехи не тянули ушлую душонку к персональному котлу с серой, а судя по моему состоянию, то смерть дедку гарантирована сегодня. - Всё дело в пророчестве! - и многозначительно замолчал.
   Скрипнув зубами, мысленно досчитала до десяти и обратно, чтобы успокоиться. Нехитрый способ помог, и я перестала представлять хладное тело Сиятельного с проломленной черепушкой у моих ног. Глубоко вздохнув, решила пойти на поводу у оппонента: хочет он внимания и много-много вопросов, будет ему это всё.
   - Окей, - растянув губы в лживой улыбке, проворковала: - Что за пророчество? Кто им разродился?
   - Ясно кто, - божок из-за моей недогадливости и кощунственного отношения к ситуации аж подпрыгнул, - пророчица!
   - И что же эта обкуренная напророчила?
   - Что Беатрисе судьбой предначертано восседать на троне и быть опорой Его Высочеству! - патетично возопил дедок и даже кулаками в воздухе потряс - видимо, от полноты чувств.
   Посмотрев с минуту на оппонента, не удержалась и совершенно бескультурно заржала в голос. Смеялась я громко и очень долго - под конец нескончаемого "хахахахааааааха..." у меня на глазах выступили слёзы, а в боку начало покалывать, как от долгого бега. Сделав несколько глубоких вдохов, попыталась успокоиться и настроиться на серьёзный лад.
   - Опора из Трисы, что из меня настоящей прима Большого, - не сдержав очередного смешка, аж икнула. - И вообще, сильно сомневаюсь, что местная пифия так и сказала: "Вижу Беатрису де Венсан восседающую по правую руку от императора Клода и нянькающую их совместных детишек!". Извини, дедок, не знаю дату рождения Трисы, но сильно сомневаюсь, что в это день родилась только она. Как минимум ещё человек пятнадцать, из которых процентов шестьдесят - девочки.
   - Неверующая! - выплюнул разобиженный Сиятельный. - Провидицы из моего храма во все времена славились своим даром!
   - И каков процент свершившихся предсказаний? - проявила закономерное любопытство, пристально наблюдая за оппонентом.
   - Из ста предсказаний девяносто сбывались! - с гордостью последовало в ответ.
   - Значит, Триса попала в оставшиеся десять, - не упустила возможности сцедить яд. - А если серьёзно, то почему император, Вильям и сам Клод свято уверены, что именно Беатриса - избранная?
   - Императорский отпрыск ни о чём даже не подозревает, - несказанно обрадовал меня Сиятельный. - Естественно родители Трисы были оповещены о том, какая судьба уготована их дочери, так же как и императору была донесена сия информация. Никто не вправе утаивать пророчества, связанные и с Империей и правящей семьей!
   Сколько пафоса-то!..
   - Дед, так и скажи, что у тебя в храме не только глаза, но и уши, назначенные папашей Клода, пасутся, - дружески хлопнув опечалившегося старичка по плечу, продолжила развивать мысль. - Как только "слухач" прознал про пророчество твоего оракула, он, недолго думая, ломанулся во дворец и рассказал обо всё императору, чтобы выслужиться и показать, что не зря зарплату получает.
   - Что получает? - совершенно не понял меня оппонент.
   - Жалование, говорю, получает, - быстро исправилась. - Но ты так и не сказал, по какой причине пророчество прочно связали с появлением Трисы на свет?
   - Так ты же сама сказала, что провидица назвала полное имя будущей невесты императорского сына!
   - Дед, это был сарказм, - испугавшись того, как чётко попала "пальцем в небо", нервно поёжилась. - Ты можешь внятно, логически последовательно и чётко рассказать о том, что произошло в тот день?
   - Не могу, - насупившись, Сиятельный о чём-то задумался. - Прошло уже шестнадцать лет... Вот ты много будешь помнить спустя столько лет?
   - Со смерти отца прошло восемнадцать лет, - пожав плечами, честно ответила на заданный вопрос. - Я прекрасно помню дату его смерти и как сильно он страдал от рака. Это событие было эмоционально окрашено, поэтому и помню его.
   - Хорошо, - оппонент принял решение и смирился с неизбежным. - Я покажу тебе тот вечер!
   - А что, и так можно? - округлив глаза, аж в ладоши захлопала, словно пятилетка. - Круто!
   Пока я восторгалась умениями Сиятельного и предвкушала очередное проявление магии (кто бы что ни говорил, а всё же душа упорно верила в то, что сказки про принцесс могут стать реальностью, и в то, что волшебство существует), дедок поднялся на ноги и положил руки мне на плечи. Правда, ему для этого пришлось стать на носочки, ну да это всё мелочи.
   Почувствовав всю ответственность момента, торжественно закрыла глаза (ей-богу, веду себя как на первом свидании, на котором впервые поцеловалась!..) и непроизвольно напряглась, готовая ко всему и сразу. Смешок старичка-боровичка вернул в суровую реальность.
   - Чего зажмурилась? - ехидно поинтересовался божок. - Как тогда планируешь смотреть мои воспоминания?
   - А?..
   Удивлённо распахнув глаза, поняла, что волшба свершилась, и я нахожусь не в комнате Беатрисы, а в просторном светлом помещении. Вдоль стен, выкрашенных в персиковый колер, стояли самые простые деревянные кровати, на противоположной стороне высился огромнейший платяной шкаф (при взгляде на сей предмет мебели, я непроизвольно оглянулась в поисках льва и колдуньи, но, естественно, никого не увидела). Узкие окна-бойницы, выдолбленные под потолком, выпускали в комнату стылый воздух, смешанный с запахом копоти от чадящих факелов, в изобилии развешанных по углам и над кроватями. На тёмно-сером каменном полу валялись окровавленные тряпки и элементы женского гардероба.
   Вместе с тем, как я осматривала комнату, помещение заполнялось запахами и звуками. К копоти теперь прибавился резкий металлический запах крови, а уши заполнили громкие женские стоны и строгие окрики: "Тужься!".
   - Ч-что здесь происходить? - вцепившись в руку Сиятельного, словно клещ, испуганно озиралась по сторонам.
   Только сейчас я удосужилась заметить, что на нескольких постелях лежали женщины. Некоторые из них были накрыты с головой серыми простынями, другие же были сильно окровавлены и, либо метались в лихорадочном бреду, либо стонали от боли.
   - Что-что, - сплюнул на пол дедок, и гневно насупился, - на мой храм напали. И женщины, которых ты сейчас видишь, - несчастные служительницы, которое пострадали во имя моё.
   - И кто же рискнул пойти против божества? - стараясь не пропустить ни одной детали, крутила головой в разные стороны.
   - Естественно, Тёмный бог, - на меня посмотрели, словно на идиотку.
   - Жалко, что не Винни-Пух, - буркнула под нос, поражаясь как в этом мире всё просто.
   Есть добрый, белый и пушистый божок Сиятельный, и имеется его полная противоположность - злой, чёрный и общипанный Тёмный бог. Действительно, как я сама до подобного не додумалась?..
   - Судя по тому, что тут всего одна роженица, - оценив обстановку, подобралась поближе к нужной кровати, - то это матушка Беатрисы?
   - Да, - Сиятельный с глухой тоской посмотрел на бледную рыжеволосую женщину. - Бедное дитя, она столько перенесла...
   - Так какого хрена ты её не спас? - вылупившись на дедка, чуть не подпрыгнула, когда повитуха грозно рявкнула: "Тужься, Лаура, тужься!".
   - Я не мог... да и сейчас не могу вмешиваться, если срок, отведённый человеку, закончился, - дедок склонился над роженицей и попытался погладить её по мокрому от испарины лбу, но рука Сиятельного прошла сквозь плоть.
   Жене Вильяма было действительно плохо... И дело было не столько в трудных родах (повивальщица сетовала на неправильное расположение плода), сколько в сломанном древке копья, торчавшего из груди женщины. Хоть я и далека от мира медицины, но даже мне стало понятно, что было пробито лёгкое и сломаны рёбра. Видимо, человек, метнувший копьё, целился в сердце, но промахнулся. И всё равно Лауре со столь серьёзными травмами и без должного лечения (и я сейчас не о средневековом магическом госпитале говорю, а о современных технологиях XXI века) не выжить.
   - Лаура, ты обязана дать этому ребёнку жизнь, - тихий шёпот, раздавшийся с соседней кровати, на которой лежала изуродованная страшными ожогами женщина, был едва слышен. - Я видела прекрасный сон... - голос говорившей с каждым словом становился всё тише, а вопли треклятой акушерки громче.
   - Что ты видела, Ясноокая? - потрескавшимися губами прошептала мать Беатрисы, а я же вся обратилась вслух и подошла к кровати прорицательницы поближе. - Не томи, милая!
   - Видела красивую белокурую девушку, восседающую на троне и держащую на руках темноволосого мальчишечку с синими, словно сапфиры, глазами, - тихо прошелестела та, кого Лаура назвала Ясноокой. - А в чреве её развивалась новая жизнь... Справа от белокурой красавицы восседает император Клод... Ох, Сиятельный, каким же красивым он вырастет! - женщина мечтательно улыбнулась и практически сразу закашлялась, сплёвывая тёмные сгустки крови на каменный пол.
   - Ясноокая, что ещё ты видела? - бедная Лаура, понимая, что ей не выжить, хотела как можно больше узнать о будущем своей дочки - думаю, тут и ежу понятно, что с минуты на минуту родится та самая белокурая девчушка, которую видела в своём видении местная пифия.
   - Позади твоей дочки, сестра, вижу другую деву... - тихий шелест на секунду прервался, но затем повествование возобновилось. - Она не из нашего мира, ибо она сильна духом и не привыкла подчиняться во всём мужчинам. Её рука покоится на плече твоей дочери, Лаура, и незнакомая дева ласково улыбается, смотря на твоего внука!
   Ещё бы мне не улыбаться, ведь именно мне посчастливится зачать с козявкой Клодом пацанёнка, о котором идёт речь! Так что я ему практически мамкой буду!..
   - Ещё, расскажи ещё, - отвлёкшись от боли, Лаура с трудом протянула руку в сторону Ясноокой. Провидица повторила жест своей названной сестры и их пальцы крепко переплелись. - Прошу, милая, поведай!..
   - Ох, Лаура... - печально вздохнула Ясноокая, крепче стискивая пальцы сотоварки. - В своём сне я словно уснула и видела ещё одно сновидение...
   - Сон во сне? - акушерка отвлеклась от роженицы и с удивлением посмотрела на прорицательницу. - Ох, и тяжёлая же жизнь будут у твоей дочки, Лаура!
   - Покаркай мне тут, - грозно зыркнув на повитуху, хотела отвесить той подзатыльник, но рука, как и у Сиятельного ранее, прошла сквозь человеческую плоть. - Что за чёрт?..
   - Мы с тобой, Триса, всего лишь духи, - приобняв меня за плечи, дедок всё никак не мог оторвать печального взора от любимицы.
   - Можно подумать, что эти женщины живее всех живых, - моментально окрысилась в ответ.
   - На тот момент да, - согласился со мной божок. - Не забывай, что мы находимся в моих воспоминаниях...
   - ...обезглавят её, Лаура, и, словно блудницу вздёрнут на позорном столбе изуродованное тело, - Ясноокая шептала пророческие слова, которые болью отдавались у меня в груди. - Сильный у твоей доченьки противник будет, ох, сильный... И если дева не придёт на помощь, то не избежать страшного конца твоей кровиночке!
   - Блин, половину трёпа пропустила, - волком уставившись на притихшего дедка, попыталась разобраться в ситуации: - Так, ну, про казнь, допустим, я уже знаю, - нервно поёжившись, непроизвольно обхватила ладонями шею, словно проверяя на месте ли она. - А вот про врага послушала бы подробнее! Кто это - Анабелла или тот, кому служит напавший на меня альбинос?
   - А вдруг Анабелла и есть госпожа, которой подчиняется неудавшийся убийца, - неожиданно выдал Сиятельный. - А что, всё сходится!
   - В каком месте оно сходится?
   - Смотри сама, - дедок принялся ходить по комнате, совершенно не замечая того, что проходит сквозь своих же прислужниц. - Как только ты появилась во дворце, Клод сам вышел встречать свою наречённую. Насколько помню, когда настоящая Беатриса прибыла во дворец с визитом, то Его Высочество не удостоил девушку даже мимолётного взгляда. Но ты смогла чем-то привлечь внимание императорского сына. Может быть это сплетни среди слуг подогрели интерес Клода к тебе?
   - Вот не надо "ля-ля", - насупившись, скрестила руки на груди. - Я всего лишь выбралась из кареты и смотрела немного дольше, чем допускается по правилам этикета, на Его Высочество. А насчёт сплетен... Скорее всего местная челядь меня этакой Медузой Горгоной с левой резьбой описала.
   - Кем?.. - удивлённо посмотрев на меня, божок неожиданно протестующе замахал руками. - Хотя, неважно! Лучше скажи, каким взглядом смотрела на своего наречённого? - иезуитски улыбнулся Сиятельный.
   - Самым обычным, - припомнив своё давешнее поведение, радостно просияла: - оценивающим! И это вполне логично: должна же невеста морду лица своего суженого рассмотреть.
   - Беатриса, ты на него откровенно раздевающим взглядом пялилась, - аж побагровел дедок от моей наглости. - За малым раздевать императорского отпрыска не полезла!
   - Сдался он мне, - непонятно почему, но мои щёки залил предательский румянец. Ведь, каюсь, прошмыгнула у меня при нашей первой встрече парочка пошловатеньких мыслей, в которых Клод и я были главными участниками. - И вообще, не отвлекай меня, дед, а то и вторую половину пророчества мимо ушей пропущу!
   - ...Много испытаний суждено пройти твоей доченьке, сестра, - вот не зря мне местная Ванга с самого начала не понравилась - ни одного же хорошего слова в мой адрес не сказала, овца! - Первого ребёночка, зачатого порочным путём, она потеряет... Но, не плачь, сестра, твоей девочке наш милостивый Сиятельный даст ещё один шанс и она, ведомая иноземной девой, понесёт. И родится у неё прекрасный сынишка. Красотой он пойдёт в родителей, а характером...
   - Лучше, чтобы характером пошёл в соседа, - не слушая о том, каким термоядерным нравом будет обладать отпрыск Беатрисы, обратилась к Сиятельному: - Слышь, дед, а "порочным путём" это как?
   - Когда над женщиной снасильничают, и не признают своим дитя, что во чреве её будет, тогда и говорят, что баба понесла порочным путём.
   - Ага, опять несчастная женщина во всём виновата, - набычившись, сжала кулаки - меня начали откровенно раздражать местные устои. - Ты ещё скажи, что дурная баба сама набросилась на мужика и, оседлав его, несчастного, изнасиловала!
   - Нет, я не это имел в виду, - поняв, что меня понесло, божок поднял вверх руки, словно сдаваясь. - Я только хотел ответить на твой вопрос, Триса.
   - Ладно, замяли, - скривившись от неприятных воспоминаний (меня, как Евгению Бабушкину, никто против воли и пальцем никогда не тронул, а вот Беатрису лишили чести в пыльной кладовке... причём сделали это грубо и по животному быстро, а потом так и вообще сбежали, когда оценили масштаб случившегося).
   - Ясноокая, что ты такое говоришь... - несчастная Лаура горько заплакала, размазывая свободной рукой кровь вместе с грязью по измождённому лицу. - У кого хватило наглости снасильничать над моей девочкой?
   - У императорского сына, сестра...
   - У пи...арса Клода, - одновременно с ясновидящей рявкнула и я.
   - И после этого, ты говоришь о том, что моя доченька, моя кровиночка будет не просто императрицей, но и разделит ложе с Клодом? - пришла в ужас женщина и непроизвольно сжалась в комочек.
   - Лаура, дурная баба, что ты творишь? - зычный ор повитухи привёл меня и рыжеволосую женщину в чувство. - Ты же так ребёночка искалечишь, дурная! Вон, уже и головка показалась... Ещё раз так сделаешь и я привяжу тебя к кровати!
   - Простите, сестра, - серые, словно грозовое небо, глаза, наполнились слезами. - Но вы же слышали, что боги уготовали моему ребёнку, слышали? - получив согласный кивок, Лаура срывающимся шёпотом вынесла на рассмотрение просто "гениальное" решение: - Так может было бы лучше, если бы моя Беатриса и не рождалась вовсе?
   - Охренела, мать?!?! - думаю, не стоит пояснять, кому принадлежал сей истеричный вопль.
   - Лаура, сестра, побойся Сиятельного и больше так не то, что не говори, даже думать не смей! - поддержали меня повитуха и Ясноокая.
   - Тебе же чётко сказали, что, пройдя все испытания и вкусив горечь утрат, твоя... Как ты её назвала, сестра? - Повивальщица, отвлекая измученную женщину разговорами, надавила на определённые точки на животе Лауры, и взялась за нож.
   С ужасом понимая, что сейчас на моих глазах будет проведено кесарево сечение, причём без соответствующего обучения или хотя бы практического руководства, с ужасом зажмурилась. Хотя, если рассуждать здраво, было понятно с самого начала, что Лаура сама не родит. Повитуха сразу предупредила о неправильном расположении плода и о том, что ранения роженицы не облегчат задачу "дарования жизни плоду".
   - Беатриса... Триса, - ласково проворковала рыжеволосая и погладила небольшой животик свободной рукой. - Ох, сёстры, боюсь я за свою доченьку!
   - А ты милости для неё у Сиятельного попроси! - дала дельный совет акушерка и по совместительству потрошитель, делая глубокий горизонтальный разрез внизу живота. Кровь, выступающую на ране, она даже не пыталась стирать. - Проси, сестра, в обмен на свою жизнь, проведённую в восхвалении и служении Сиятельному, счастья для Беатрисы! - Совершенно не заботясь о том, что работает в антисанитарных условиях, повитуха с силой раздвинула плоть на животе роженицы и голыми руками полезла в образовавшуюся рану. - Проси, чтобы наш милостивый бог привёл чужеземку, которой суждено спасти Трису...
   - Сестра Аглая права, - тихий шелест Ясноокой был елё различим - женщина умирала. - Помолись, сестра Лаура, перед смертью... И я помолюсь вместе с тобой за счастье нашей Беатрисы!
   Не в силах наблюдать за тем, как повитуха достаёт из брюшной полости окровавленного ребёночка и за ним тянется пуповина, резко отвернулась и прижалась лбом к груди дедка. Сиятельный видимо и не такие кровавые страсти видел, ибо ни один его мускул не дрогнул, пока он смотрел на то, как повивальщица орудует ножом, обрезая пуповину. Но, спасибо ему огромное, всё же обнял дрожащую меня за плечи и даже тихо прошептал, что всё непременно будет хорошо.
   Вместе с его словами, слуха коснулось тихое, мелодичное пение. Не в силах совладать с любопытством (куда там знаменитой Варваре и всем кискам вместе взятым до Евгении Бабушкиной), вновь повернулась к трём женщинам. Лаура, Ясноокая и Аглая тихо напевали.
   - Что они делают?
   - Молятся... - по одухотворённому лицу дедка нельзя было сказать, какие эмоции он сейчас испытывал. - Прислужницы просят о том, чтобы я даровал счастье не только маленькой Беатрисе, но и Вильяму, который в скором времени станет вдовцом.
   Мне было больно смотреть, как на страдания несчастных женщин, так и на мучения Сиятельного. Ясно было, что ничего уже не исправить: невозможно воскресить умерших, так же как никому не подвластно повернуть время вспять. И уже ничто и никогда не изменит того, что Триса росла без матери, и самое страшное пророчество Ясноокой сбылось - белокурой девушке не удалось избежать гильотины. Но ведь я, сумасбродная Женька, появилась в судьбе Беатрисы и Вильяма, так что, согласно уже известного пророчества, всё непременно должно наладиться!
   Не успела я открыть рот, чтобы осчастливить дедка сей радостной новостью, как деревянная дверь гулко ударилась о каменную кладку. Испугавшись, что агрессоры пробрались внутрь храма, приготовилась дать отпор врагу (о том, что не могу дотронуться до людей из воспоминаний Сиятельного, благополучно забыла), но моментально расслабилась, стоило увидеть вновь прибывшего. Им оказался Вильям. Граф де Венсан был бледен и испачкан в крови, но твёрдо стоял на ногах и падать в обморок из-за кровопотери не собирался.
   - Лаура, милая... - увидев измученную жену, лежащую на кровати, мужчина бросился к ней. Упав на колени перед постелью, осторожно взял тонкую кисть жены в руку и поднёс её губам. - Лаура, любимая...
   Вильяму было достаточного одного взгляда, чтобы оценить ситуацию. Большинство прислужниц уже были мертвы, а те, кто ещё оставались в сознании, либо были покалечены и метались в бреду, либо пытались облегчить участь пострадавших, оказывая первую помощь. Ясноокая к моменту появления сереброволосого мужчины испустила дух, а повитуха бережно прижимала к огромной груди пищащий свёрток.
   - Расскажи ему, сестра, всё, - Лаура с нежностью и болью смотрела на мужа. - Расскажи ему о пророчестве, поведанного Ясноокой. Расскажи о том, как спасла мою девочку... Мою милую Беатрису!
   - Беатриса... - словно пробуя имя на вкус, повторил Вильям. - Триса...
   - Да, Ваше Сиятельство, - сестра Аглая осторожно тронула за плечо закованного в латы Вильяма. - Позвольте представить Вам графиню Беатрису де Венсан, которой суждено стать будущей императрицей и матерью двух прекрасных детей!
   - Погодь, родная, - икнув от шока, замахала руками. - Ясноокая говорила только про мальчишку! Так откуда вторая лялька взялась-то?!?
   - Беатриса, ты непростительно невнимательна! - пожурил меня Сиятельный, но, заметив озлобленный взгляд, всё же пояснил: - Ясноокая так же обмолвилась о втором ребёнке, который находился под твоим сердцем.
   - Да ну нахрен! - испугавшись описываемой перспективы, проявила себя как истинная истеричка: - Второй раз перед Клодом ноги раздвигать не буду!
   - Ох, глупая, - по-доброму рассмеялся дедок. - А если влюбишься?
   - Это у Клода и Беатрисы должно быть "а если влюбишься", - зашипев, словно гюрза, с ужасом смотрела, как рука Лауры безвольно опустилась на кровать - женщин умерла. - А место "молодой человек Женечки" пока никем не занято, поэтому попрошу не смешивать жизнь Трисы и мою!
   Не успел Сиятельный хоть что-то возразить на мою патетичную речь, как стены храма ощутимо дрогнули и с потолка посыпались каменная крошка вместе с деревянной трухой. Испуганно ойкнув, по инерции присела и прикрыла голову руками. Но наблюдать за разыгрывающимися передо мной событиями не перестала.
   - Граф, скорее, - сестра Аглая безуспешно пыталась поднять с колен деморализованного Вильяма (я бы тоже выпала в прострацию, узнай, что стала вдовой, да ещё про тяжёлую жизнь своего ребёнка послушав), - Вам нужно уходить!!!
   - Лаура... Я никуда без своей жены не пойду! - упёрся рогом первый меч Империи.
   - Граф, - хорошенько встряхнув мужчину, повитуха его ещё и хлёсткой пощёчиной наградила - бессмертная баба, ничего не скажешь, - сестре Лауре уже ничем не помочь. Её душа сейчас в Небесных Чертогах вместе с Сиятельным гуляет, а Вам, Ваше Сиятельство, и Вашей дочурке нужно спасаться, пока приспешники Тёмного бога не ворвались в храм.
   - Я не боюсь их, - оправдал своё звание граф.
   - А Ваша новорожденная дочь боится, - сказала, словно отрезала женщина. - Вам сейчас в первую очередь нужно позаботиться о девочке, а не о тех, кто покинул этот мир!
   Не знаю, что уж повлияло на решение Вильяма (то ли слова сестры Аглаи, то ли очередное содрогание стен обители), но мужчина быстро поднялся на ноги, прижимая к себе дочурку. Беатриса словно понимала всю важность ситуации, поэтому даже не пищала... А может повитуха использовала какое-нибудь заклинание, повергшее девочку в пучину сна. Кто знает?
   - Спасибо сестра, - повинуясь порыву, Вильям крепко обнял опешившую повивальщиу, - я никогда не забуду того, что вы сделали для моей семьи!
   - Полно Вам, граф, - раскраснелась гром-баба, - Лаура была моей сестрой, и её дочка, не случись столь трагических обстоятельств, тоже бы стала одной из нас... Эх, да что толку сейчас об этом говорить?
   - Не беспокойтесь, я расскажу Трисе правду, когда придёт время, - дал опрометчивое обещание мужчина и метнулся к двери. - Не предлагаю спасаться со мной, знаю, что выберете смерть вместе с сёстрами в обители вашего бога, - получив согласный кивок от нескольких женщин и от повитухи, Вильям печально выдохнул: - Да прибудет с вами милость Сиятельного, - и поспешно скрылся в дверном проёме.
   - Ну, вот, - вздохнув не менее печально, чем граф де Венсан до этого, посетовала: - а я так на happy end рассчитывала!
   - На что? - не понял меня оппонент.
   - На счастливый конец, - шмыгнув носом, постаралась не разреветься - дочку и отца было жалко до слёз.
   - Беатриса, ты же росла без матери, так о каком счастливом конце можно говорить? - повернувшись ко мне, Сиятельный выглядел по-настоящему озадаченным.
   - Уже и помечтать нельзя, - буркнула в ответ, беря дедка за руку. - Ладно, давай возвращаться в реальность, а то батеньку инсульт хватит, если свою кровиночку в комнате не найдёт.
   Божок словно понял, что меня сейчас лучше не трогать, молча переместил нас в отведённую мне комнату. Так же молча обнял, чем вызвал моё искренне недоумение, и растворился в воздухе.
   Не успела я толком удивиться, как в дверь уверенно постучали и голос, который я бы предпочла не слышать, поинтересовался, будет ли его обладателю дозволено войти.

22.03

  
   Скривив недовольную рожу, ласточкой метнулась в кровать и поспешно натянула одеяло до самого подбородка. Навесив на лицо максимально предсмертное выражение, негромко откашлялась и буквально просипела, мол, буду рада видеть гостя дорого. А сама же мысленно думала о том, чтобы визитёр провалился в самые глубокие подземелья Ада.
   Дверь неслышно отварилась и в проёме показалась хрупкая девичья фигурка, облачённая в пышное нежно-бирюзовое платье. Мадам явно готовилась к светскому рауту - об этом ярко свидетельствовал не только наряд, украшения, макияж и причёска, но и чувство предвкушения, витавшее над её головкой.
   - Добрый день, Ваше Сиятельство, - отвесив мне идеальнейший (что б её!..) реверанс, девушка вплыла в комнату. - Как Ваше самочувствие?
   - Жить буду, - растянув губы в волчьем оскале, поёрзала, принимая полу лежачее положение. - Чем могу помочь... э, уважаемая? - Сообщать о том, что мне известно имя и социальный статус стоящей передо мной девушки совершенно не хотелось, поэтому я решила играть роль туповатенькой графинюшки до конца.
   - Ох, простите мне отсутствие манер, Ваше Сиятельство, - и меня в очередной раз добили выверенным до миллиметра реверансом. - Моё имя Анабелла Фонтен, Ваше Сиятельство! Если Вам будет угодно, можете обращаться ко мне Белла.
   "Дурелла ты!" - моментально передразнила оппонентку. - "Или даже Охренелла-Дурачелла!"
   - Ну, думаю, мне представляться не имеет смысла, - и нет, угрызения совести меня не замучают из-за подобного отношения к девушке... Ибо дальше будет хуже! - Вы из низших дворян?
   - Да, Ваше Сиятельство, - продолжая всё так же мило улыбаться, прочирикала моя практически кровная врагиня.
   - И чем занимаетесь при дворе? - поправив подушки, перекинула волосы за спину и уставилась на молчащую Анабеллу. - Простите, кажется из-за своей невнимательности, пропустила ответ, - теперь пришла моя очередь растягивать губы в приторно-сладкой улыбочке. - Не могли бы Вы, Анабелла, - последнее слово специально выделила голосом, давая понять, что лучшими подружками мы с ней никогда не станем, - повторить?
   - Я фрейлина будущей императрицы, - невинно потупив взор, проворковала девушка. - То есть Ваша, Ваше Сиятельство!
   - Благодарю за пояснения, - поджав губы, включила стервозность на полную. - Но не припомню, чтобы жаловалась на скудоумие или отсталость в развитии.
   Вот ей-богу не знаю, правильно ли поступаю, практически открыто хамя придворной даме. Но слова вырывались изо рта быстрее, чем я успевала подумать... И, что-то подсказывает мне, что вежливыми расшаркиваниями и завуалированными подколами, навязанными светскому обществу треклятым этикетом, тут и не пахнет.
   - И вообще это довольно странно, согласитесь, милочка! - слава и хвала родителям, что заставили в своё время вызубрить историю - даже спустя одиннадцать лет после окончания школы я всё ещё помнила годы правления власть имущих, и кто имел право стать фрейлиной при дворе. - Младшее придворное женское звание даётся представительницам знатных дворянских фамилий. - Окинув оцепеневшую Анабеллу скептическим взглядом, забила последний гвоздь в крышку гроба, где покоилось наше с ней мирное сосуществование. - Насколько помню, ранее мы выяснили, что дворянка Фонтен относится к низшему сословию. - В притворной задумчивости постучав указательным пальчиком по подбородку, вновь посмотрела на оппонентку. - Не объяснитесь, милочка, как так получилось?
   Налившееся свекольным цветом лицо Анабеллы надо было видеть! А зелёные глазёнки, так и пытавшиеся испепелить меня на месте, это вообще отдельная тема для разговора!
   Увы и ах, но, даже находясь в идеальном теле Беатрисы и каждый день любуясь на правильные черты лица графини (да, каюсь, грешна в нарциссизме!..), всё же вынуждена была признать, что Анабелла чертовски хороша собой. И если Триса обладала красотой Снежной Королевы (и пофиг, что де Венсан счастливая обладательница весеннего цветотипа внешности), то Фонтен обладательница колдовской красоты и ярко выраженного осеннего цветотипа.
   Девушки, соперничающие за сердце и руку Клода, были полными противоположностями. Высокая сероглазая блондинка и... Мать твою, натуральный расстрел через повешенье, а не Анабелла! Фонтен могла похвастаться хрупкой фигуркой, невысоким ростом и тонкими, но нежными чертами лица. Медные, завитые в тугие кудряшки, волосы завораживающе переливались в солнечных лучах, а зелёные большие глаза, в обрамлении тёмных пушистых ресниц, пленили с первого взгляда. И даже многочисленные светло-карие веснушки, что люто ненавидит большинство девушек, этой чертовке шли неимоверно!
   Знаете, по сравнению с любовницей Клода даже Беатриса казалась этаким танком, что уж говорить по настоящую Евгению Бабушкину. И да, мысленно сравнив наши с фрейлиной габариты, я почувствовала себя БТР-87... Блииин, так и до жутких комплексов и первых суицидальных попыток недалеко!..
   - Что же Вы молчите? - я всё ещё наделась морально уничтожить врага до того момента, как эта стерва предпримет первые попытки моего свержения.
   - Так поучилось, - ещё больше покраснела оппонента.
   Не знай я заранее о паскудном характере дворянки и о том, что эта девушка с лёгкостью пробежится по трупам врагов и тех, кто мешает ей заполучить власть и императорского сыночка в свои загребущие ручонки, то поверила бы, что передо мной стоит невинный агнец. Вот только я была прекрасно осведомлена о том, какой матёрый волчище прячется под белой и пушистой шкуркой, поэтому не поверила ни единому слову, ни единому жесту подхалимки.
   - Получииилось... - задумчиво протянула в ответ. - А с кем и в каких позах получилось-то?
   - В-ваше Сиятельство...- дрожащим голоском вскрикнула разобиженная в лучших чувствах девушка.
   - Что, до сих пор получается? - ещё больше округлила глаза и в притворном ужасе прижала руки к груди. - Мне нужно Вам, милочка, посочувствовать или позавидовать?
   - Г-графиня... - теперь заикания Фонтен были настоящими.
   Пожав плечами, невинно улыбнулась. Хоть и выгляжу как Беатриса, но по характеру кардинально отличаюсь от тихой и скромной дочери графа де Венсан. И если некоторые патлатые рыжеволосые гадины (не будем тыкать пальцем в Анабеллу - я ведь культурная девочка) не зарубят себе это на веснушчатом носу, то я эту самую сопелку быстро откушу и выплюну!
   - Милочка, а вы зачем ко мне, собственно, пришли?
   - Ах, точно! - изящно всплеснула руками моя врагиня. - Его Высочество приставил меня к Вам в услужение и прислал, чтобы я помогла Вам одеться на ужин.
   Вот же... Лютики-цветочки! Да же я, буду бабой с нормальной ориентацией, и то засмотрелась на Анабеллу! Девушка превосходно владела своим телом, и прекрасно осознавала насколько она красива и желанна в глазах мужчин. Индюшка общипанная, а не фрейлина!..
   - Ну, так помогай, - откинув в сторону одеяло, всем своим видом дала понять, что самостоятельно более ни на миллиметр не сдвинусь.
   Анабелла, стоит отдать ей должное, как горничная ничуть не уступала Лили. (Что меня, честно говоря, бесило до зелёных чёртиков перед глазами - я упорно искала, к чему бы придраться и, следовательно, устроить скандал или опустить на уровень плинтуса рыжеволосую дрянь. Нет, я не сужу предвзято, а просто хочу заранее обезопасить Трису и себя от общества сей антимилой леди.)
   Подав мне руку, девушка помогла подняться с постели и, не забывая мило улыбаться и сыпать комплементами, отвела к туалетному столику. Усадив за низкий столик, рыжеволосая взяла в руки гребень и с нескрываемым сомнением посмотрела на колтун, что красовался на моей голове. (Хотелось бы мне посмотреть какая бы пакля была у Клодовой подстилки, если бы её пытались утопить, а потом бы с мокрыми волосами отбуксировали в кровать. Ведь ни один из мужиков, крутившихся рядом, даже не подумал о том, чтобы вытащить многочисленные шпильки из моей причёски!)
   - Что-то не так? - навесив на лицо самое невинное выражение, на какое была способна, захлопала ресничками. - Неужели седой волос увидела? - А теперь прижать дрожащие ручки к груди.
   - Нет, что Вы, - с трудом оторвав взгляд от колтуна, Анабелла вновь принялась лебезить: - Просто у Вас такой богатый волос... Густой, - меня осторожно погладили по голове, словно грязную дворняжку. - И оттенок Вашего блонда так яр...
   - Хватит, - скрипнув зубами, решила, что пора прекращать театр одного актёра. - Анабелла, давай будем честны друг с другом, - поднявшись на ноги, почувствовала превосходство смотря сверху вниз на соперницу: - я прекрасно осведомлена о том, какую роль тебе отвели при дворе.
   - Не понимаю, о чём Вы, графиня, говорите, - сжав пухлые губы в тонкую линию, девушка бросила на меня быстрый взгляд. Видимо, пыталась оценить реальную степень моей осведомлённости... А, может быть, опасалась, что я, приревновав крокодила Клода, наброшусь на соперницу с кулаками.
   Фи, наивная! Хоть я и нахожусь в теле Беатрисы и вынуждена худо-бедно вести себя, как подобает дочери графа, но ведь внутри сногсшибательного тела находится душа совершенно другого человека! Который прекрасно знает, что не в физической силе залог победы над противником, а в остром язычке и прозорливости ума.
   - Милочка, - одарив нахалку нелицеприятным эпитетом, растянула губы в улыбке, - я, конечно, свечку не держала и на "горяченьком" тебя с Клодом не ловила, но, если уж пошла такая пьянка, могу в подробностях рассказать в каких позах вы с Его Высочеством предаётесь плотским утехам. - Полюбовавшись на покрасневшую моську рыжей бестолочи, решительно добила оппонент, проникновенно зашептав ей на ухо сведения, добытые настоящей Трисой: - И зря ты стесняешься родимого пятна на заднице - оно довольно милое, на мой скромный взгляд.
   Господи, скольких сил мне стоило не расхохотаться в голос из-за вытянувшейся рожи Анабеллы, кто бы знал!
   Осознав, что якобы тупоголовой графине не просто рассказали о том, что она прелюбодействует с чужим женихом, но и то, что мне откуда-то известна столь интимная подробность, как врождённый дефект кожи её филея, Фонтен с тихим всхлипом осела на пол. Её щёки ввалились, губы и кожа моментально посерели, а во взгляде промелькнули испуг и чувство безысходности. Дворянка вмиг растеряла весь свой лоск и теперь казалась бесцветной поганкой... с охрененной огненной гривой, чтоб её!
   Присев на корточки рядом с морально поверженной девушкой, с садистским удовольствием прошептала:
   - А твои сладострастные стоны просто "вах"! - Доверительно наклонившись к лицу Анабеллы, выдохнула ей в губы: - Вот как раз после них, я и поняла, какими "речами" и каким местом ты заработала себе должность фрейлины.
   - Г-графиня... - я жестоко ошибалась, когда думала, что сильнее покраснеть у Анабеллы не получится - она цветом фейса напоминала вареного рака. И, чёрт побери, сука внутри меня просто мурлыкала от удовольствия!!! - Откуда Вам это известно?
   - Слухами земля полнится, - ответила нахалке известным фразеологизмом. - И вообще, милочка, ты не первый год обитаешь во дворце, и должна бы знать, что здесь стены не только глаза, но и уши Дамбо имеют!
   - Какие уши? - нервно вздрогнув, на меня смотрели больными зелёными глазищами.
   - Слоновьи, - не стала вдаваться в подробности. - И поверь, не я одна видела, как ты с Его Высочеством предавались вульгарным забавам. Стыд и позор вам, развратники!
   Если уж совсем по чесноку, то, естественно, видела сцену порнографического характера не я, а Триса (даже чукотский валенок не так наивен по сравнению с дочкой Вильяма!..), и "прозреть" ей помогла одна из горничных, польстившаяся на шикарный набор украшений с сапфирами. Правда, служанка рассчитывала на то, что Клод приласкает свою невесту, а не на то, что эта самая невеста будет немым свидетелем порнофильма.
   Если не ошибаюсь во времяисчислении, то сие событие произошло уже после того, как Беатриса потеряла ребёнка, но точно до трагической смерти графа де Венсан.
   Меланхоличная графиня, потерявшая интерес к жизни и (вот же упырка малолетняя!..) не один и даже не два раза задумывающаяся о самоубийстве, сидела в кресле, стоящем напротив огромно распахнутого окна, и бессмысленным взглядом смотрела вдаль. Горничная, такая же безликая, как и остальные, занималась рутинными делами и с огромным любопытством смотрела на красивый и очень дорогой набор украшений, совершенно безалаберным образом оставленный на туалетном столике.
   Служанка, в отличие от впавшей в глубокую депрессию графини, прекрасно понимала, что в отличие от белокурой девушки, родившейся с золотой ложкой во рту, ей просто необходимо кормить семью. И, если ей каким-то чудом удастся заполучить сапфировый набор, то, продав его даже за четверть стоимости, она, её мать, муж-алкоголик и четверо деток смогут безбедно существовать как минимум пару-тройку лет! Вся проблема заключалась как раз в том, каким бы образом завладеть украшениями? О воровстве не могло идти и речи - в империи Изгорот строго каралось присвоение чужого имущества без согласия на то владельца (в лучшем случае на площади, привязав к позорному столбу, сорока ударами плетью наградят, в худшем - руки отрубят и как тогда работать?).
   Дилемма не давала покоя несчастной девушке уже не первый день, и она, совершенно не таясь, взяла в руки колье и подняла его вверх, любуясь игрой солнечных лучей на гранях сапфиров.
   - Нравится? - неожиданно подала голос графиня, с толикой живого интереса смотря на горничную.
   - О-очень, - вздрогнув от неожиданности, девушка поспешно вернула украшение на место, и густо покраснела. Она откровенно боялась того, что де Венсан сейчас поднимет крик и позовёт стражников, чтобы нахалку, посмевшую трогать без разрешения чужие вещи, строго наказали. Поэтому ей ничего не оставалось, как солгать: - Простите мою наглость, Ваше Сиятельство, просто мне показалась, что один из камней испачкан...
   - Не оправдывайся, - дёрнув точёным плечиком, графская дочка вновь отвернулась к окну. - Я дарю тебе этот набор.
   - Что, простите?!? - удивлённо вылупившись на транжиру, горничная боялась поверить в свалившееся на неё счастье.
   - Набор теперь твой, - перефразировала Триса свой предыдущий ответ, всё так же всматриваясь в горизонт.
   - Что Вы, - инстинкт самосохранения превозобладал над радостью поживы, - это очень дорогой подарок...
   - Тогда сделай что-нибудь для меня, и будем считать сапфировый набор платой за твою услугу, - умненькая Триса быстро нашла выход из затруднительного для служанки положения. - Например, удиви меня... Вытащи из этой пучины... - Горячие слёзы прочертили мокрые дорожки на бледных щеках аристократки.
   Не знаю, что уж имела в виду Триса, говоря о подобных вещах (в каше, что царила на тот момент в белокурой головке, даже сам чёрт не разобрался бы!..), но горничная, в меру своей ограниченности, переиначила всё на свой лад. Она, наивная простота, решила, будто Триса скучает по императору, который уже давно не проявляет интереса к девушке. Сложив "два и два", служанка радостно хлопнула в ладоши и, попросив Беатрису обождать в комнате, мини-тайфуном унеслась из комнаты.
   Ничего непонимающая графиня де Венсан, удивлённо пожала плечами и снова вернулась к меланхоличному созерцанию облаков.
   Но не прошло и десяти минут, как в комнату, громко топая, внеслась запыхавшаяся горничная и, сообщив, мол, для шоковой терапии всё готово, услужливо помогла подняться на ноги Её Светлости. Подхватив под руку Беатрису (нонсенс и грубое нарушение субординации, между прочим!..), девушка потянула аморфную блондинку в только ей известном направлении.
   Совершенно ничего не понимая, но (попрошу заметить) не сопротивляясь и не возмущаясь творимому произволу, графиня последовала за напористой служанкой, чьё имя Триса так и не удосужилась запомнить и, случись такая необходимость, из толпы других горничных не смогла бы узнать прикреплённую к ней служанку. (Правильно, зачем блонди запоминать лица прислуги - они же не относятся к касте "голубая кровь", и, следовательно, супер-мега-крутыми связями не обладают.)
   Путешествие по дворцу было относительно недолгим - всего-то каких-то сто десять поворотов налево-направо, преодоление пятёрки лестничных маршей и пробежка на километровую дистанцию по длинным коридорам. И вот, дамы были у цели - у входа в личную библиотеку Его Величества.
   Заговорщически подмигнув оторопевшей Беатрисе, которая в самую последнюю очередь хотела созерцать холёную рожу Клода, служанка бесшумно открыла дверь и первой шагнула в полутёмное помещение, вовлекая следом за собой и Трису. И вот сейчас бы де Венсан закричать, начать вырываться, но нет, она, словно агнец божий, ведомый на заклание, покорно последовала за девушкой.
   - Ваше Сиятельство, - наклонившись к самому ушку аристократки, горничная горячо зашептала: - если Вы пройдёте немного вперёд по этому проходу, - в этом месте она бескультурно указала пальцем на необходимый просвет между стеллажами, - то увидите нишу, занавешенную гобеленом. Спрячьтесь за тканью и обождите немного - в скорости сюда придёт Его Величество.
   - Но я не хочу... - начала было Триса, но её самым наглым образом перебили.
   - Ваше Сиятельство, я знаю, каково терять маленького, - печальным голосом разоткровенничалась девушка. - И, поверьте, нет ничего более целебного, чем крепкие объятия любимого мужчины и его жаркие поцелуи.
   На счастье Беатрисы в полумраке комнаты наглая служанка не смогла разглядеть алый румянец, выступивший на щеках де Венсан, когда горничная рассказывала о чудодейственной "панацеи". Хоть ругайся матом, хоть не ругайся, факт от этого не изменится - малолетняя графинюшка до сих пор по уши была влюблена в олуха Клода, и жаждала его касаний и внимания.
   Послушно спрятавшись за гобеленом, девушка услышала тихий щелчок - это прислуга покинула библиотеку, и приготовилась к долгому ожиданию (правильно, понятие "в скорости" у каждого разное и варьируется от десяти минут до двух часов), как чуть не подпрыгнула от громкого хлопка и последовавшим за этим цокотом каблучков. Как бы Трисе было не любопытно посмотреть, кто же посетил библиотеку Его Величества, она не рискнула высунуть нос из-за плотной ткани. Но уши, слава Сиятельному, развесила на "отлично".
   - Клод, - сладко прочирикал знакомый женский голос, - я соскуууучилась...
   - Прости, милая, - в диалог вступил мужской голос, принадлежавший молодому императору. - Ты же знаешь, что мне сейчас приходится решать вопросы не только по внешней, но и по внутренней экономике. Да ещё это восстание...
   - Сладенький, - женский голос лился сиропом, - повстанцы уже давно вылазят из своих нор, и провоцируют стражников на стычки.
   - Да, Белла, ты права, - тяжело вздохнув, Его Величество поделился толикой секретной информации: - Но им впервые за долгие годы удалось захватить обоз с продовольствием, отправленный гарнизону, патрулирующему наши северные границы.
   - Прикажи казнить нерадивых извозчиков и стражей, которые допустили подобное, - судя по тому, как голоса стало слышно немного хуже, парочка отошла от гобелена, за которым таилась Триса. - И сей поступок в дальнейшем послужит отличным примером и мотивацией для остальных!
   - Милая, я не могу казнить три сотни человек!
   - Почему? - вместе с вопросом послышался и тихий металлический звон. - Из-за треклятых повстанцев ты не уделяешь мне внимание... совершенно!
   - Потому, родная, что тогда Изгорот потеряет триста боевых единиц, что негативно отразится на защите города и, особенно, дворца. - Клод тихо застонал, и с трудом, дрожащим голосом, попробовал призвать собеседника к порядку: - Белла, что ты делаешь? Оооох...
   - Как что? - в голосе рыжеволосой сучки слышалось наигранное недоумение. - Помогаю тебе расслабиться!
   - Поверь, родная, там я не напряжён...
   - Ничего, скоро будешь! - многозначительно пообещала потаскуха и вернулась к прерванному занятию.
   Беатриса, изнывая от любопытств и разгоревшейся внутри ревности (для девушки было непостижимо, что император, предназначенный ей в мужья, встречается с рыжеволосой фрейлиной, которая ко всему прочему даже не принадлежит к высшему дворянству!), отодвинула немного в сторону тяжёлый гобелен и, холодея от своей наглости, выглянула из-за ткани.
   Картина, представшая её взору, разбила и без того измученное сердечко на тысячу осколков. А уж про растоптанные детские мечты о семейном благополучии и десятке ребятишек можно было даже не заикаться. Воскресить веру в пресловутое женское счастье теперь не смог бы не то, что ни один некромант, этого не удалось бы сделать даже всемогущему повелителю Мордора.
   Клод сидел в глубоком кресле напротив незажженного камина, а перед ним, преклонив колени, стояла Анабелла. Не трудно было догадаться, чем была увлечена девушка, плавно двигавшая головой вверх-вниз, отчего Клод, сжав рыже волосы в кулаке, громко стонал. Прелюбодеи не боялись быть пойманными на "горяченьком", поэтому даже не подумали о том, чтобы таиться или стонать не в полный голос (фу, таким быть, Клод, фу!..).
   - Стой... - властный голос императора, заставил замереть Анабеллу, а Трису так вообще чуть до инфаркта не довёл - дурёха подумала, что её разоблачили. - Иди ко мне...
   Молодой человек протянул руку Белле и, когда та поднялась на ноги, рывком дёрнул на себя. Особо не церемонясь с платьем фрейлины (видимо, у мужика фетишь такой - рвать шмотки на женщинах, которых он собирался трахнуть), двумя резкими движениями оторвал пышный подол от корсажного основания. Девушка задиристо рассмеялась и, ничтоже сумняшеся, уселась к мужчине на колени. Обхватив любовника за шею тонкими руками, совратительница прижалась к мужской груди и недвусмысленно приподнялась, позволяя Клоду расправиться и с прозрачной юбкой.
   Тонкая ткань нижнего платья полетела на пол, и Клод, подхватив под задницу Беллу, вошёл в неё. Анабелла, издав горловой стон, откинула голову назад и с лёгкостью подстроилась по темп, заданный любовником.
   Отшатнувшись назад, морально раздавленная графиня бесшумно сползла вниз по стене и, зажав рот ладошками, чтобы не закричать от боли, переполнявшей её сердечко, бесшумно зарыдала.
   Сколько времени прошло, пока Клод и Анабелла предавались плотским утехам (не император, блин, а племенной бык-осеменитель просто!..), Беатриса не знала. Зато девушка успела вдоволь наплакаться, успокоиться, проголодаться, замёрзнуть и снова впасть в меланхолию. Именно в таком состоянии её и нашла волновавшаяся горничная, которая чувствовала себя ответственной за дурочку-графиню.
   - Ваше Сиятельство... - резко отдёрнув гобелен в сторону, служанка с ужасом обозрела свернувшуюся на полу калачиком Беатрису. - Вы же так застудитесь! Поднимайтесь немедленно! - И сердобольная девушка бросилась поднимать Трису. - Да что случилось-то? Почему Вы не в спальне императора?!?
   - Потому, что он выбрал другую женщину в любовницы, - дочку Вильяма пробило на "поговорить". - Ты должна её знать - это рыжеволосая фрейлина... Как же он её называл? - блондинка наморщила лоб и потёрла виски ледяными пальцами. - Точно, Белла!
   - Анабелла, - в унисон с хозяйкой пробормотала опешившая горничная. - Ваше Сиятельство, поднимайтесь! Меня же выпорют, если Вы заболеете! - вновь принялась тянуть за руку Беатрису служанка. - Графинюшка, пожалуйста!..
  
  
  
  
   Very well (англ.) - очень хорошо
   Жёлтый дом (устар.) - психиатрическая больница
   Правая геральдическая сторона - левая сторона для смотрящего
   Кринолин - широкая нижняя юбка, сделанная из жесткой ткани, или юбка, в конструкции которой, присутствуют обручи
   Унция - английская мера веса, равная 28, 350 грамм
   Really well (англ.) - действительно хорошо
   Юниорская лига NBA - это официальная международная молодежная программа НБА, направленная на развитие и популяризацию баскетбола среди школьников, их родителей и тренеров, которая работает в 50 странах по всему миру
   Power bank (англ.) - внешний аккумулятор
   Акрофобия - это страх высоты
    Гарем наоборот / обратный гарем - это ситуация, когда девушка оказывается окружена парнями
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

65

  
  
  
  

Оценка: 9.64*5  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) С.Нарватова "Последние выборы сенатора"(Научная фантастика) О.Британчук "Да здравствует экология!"(Научная фантастика) А.Кочеровский "Баланс Темного"(ЛитРПГ) А.Минаева "Академия Алой короны-2. Приручение"(Боевое фэнтези) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров-3. Сила"(ЛитРПГ) Э.Дешо "Син, Кулак и Другие"(Киберпанк) А.Минаева "Академия Алой короны. Обучение"(Боевое фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"