Шевченко Катерина: другие произведения.

Свободные сердца. За гранью привычного. Часть 4.2

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Читай на КНИГОМАН

Читай и публикуй на Author.Today
 Ваша оценка:


   Натанэл, юго-западный сектор лондонского промышленного муниципального округа, 24 сентября, вечер
  
  
   Свернувшись калачиком, я лежала на кровати и смотрела в безграничный мрак, столь же непроглядный, как и моё будущее.
   Знобило. По виску ползла холодная капля пота, ладони, которые я зажала между коленями, подрагивали, голодный желудок урчал. Слабыми пальцами я едва натянула на себя старое покрывало, что уж говорить о том, чтобы встать и отправиться на поиски еды. Впрочем, даже будь у меня эта разнесчастная консерва, которой попрекала меня М-Шесть, я всё равно не знаю, как открывать крышку. Экономка всегда заказывала только свежие овощи и мясо, для людей нашего достатка питаться полуфабрикатами, рассчитанными на средний класс, - дурной тон.
   Да, я никогда не знала, что такое нужда и лишения. Вероятно, папа даже немного меня баловал, но и не удивительно, ведь вскоре после моего рождения мама умерла, и я осталась единственным его утешением. Денег на булавки (да еще плюс честно заслуженная академическая стипендия) всегда хватало на приятные мелочи: перчатки, серьги или шляпка к новому сезону. Мой отец - человек большого ума, - с отличием окончил университет, построил блестящую карьеру; моя мать - представительница одной из ветвей старинного, пусть и обнищавшего, дворянского рода из Италии - также по праву имела все привилегии. Воспитанные и культурные люди, образцовые подданные, пример для подражания. Мы самостоятельно всего достигли, политика разделения здесь совершенно не причём!
   Я прекрасно разбираюсь в новых и новейших хрониках Британской Империи, профессора, которые посещали наш дом для уроков, особое внимание уделяли истории. Начало девятнадцатого века открыло новую веху в покорении небесных просторов. После изобретения германскими военными новой модели парового двигателя - более мощного и грузоподъемного, - аэронавтика ушла в прошлое. Неповоротливые дирижабли и малоприменимые воздушные шары полностью уступили место в небе юрким полу-парусникам, быстроходным крейсерам и грозным дредноутам.
   Когда королева Виктория вступила на престол, мир уже был погружен в распри и политические разногласия. Радикальная перестановка сил была только вопросом времени. В ожидании неминуемых столкновений, правительство во главе с королевой бросило все ресурсы на развитие воздушного судостроения, стараясь укрепить флот и модернизировать его в соответствии с последними веяниями техники. На работу приглашались все желающие. Платили скромно, зато обучали, давали крышу над головой и кормили. Вокруг крупнейшего завода стремительно росло поселение, с каждым годом расползаясь в стороны. Расширенные уже в двадцатом веке лесные массивы (так называемый Зелёный пояс Лондона) были призваны не только защищать жителей столицы от последствий индустриализации, но и сдержать экспансию промышленного муниципального округа.
   По всей стране возводились новые фабрики, Академия Наук упорно трудилась над улучшением технологий, привлекались самые светлые умы. Строительство флота давало работу тысячам и тысячам граждан, в то же время удешевление производства позволяло зарабатывать на перепродаже воздушных кораблей и оружия союзным странам. Вырученное золото возвращалось в промышленность, создав, таким образом, беспрерывный цикл обогащения.
   Но в мирную жизнь ворвалась война, результаты которой позже войдут в учебники под названием Великий Колониальный Раздел.
   Во время постоянной внешней угрозы приходилось решать и внутренние трудности. Синие воротнички массово покидали рабочие места, создавая проблемы на производстве. В момент опасности, эти трусливые создания не желали содействовать победе и пытались дезертировать, якобы спасаясь от обстрела, которому подвергались промышленные постройки. В то время как сотни талантливых пилотов и храбрых офицеров погибали, защищая родину!
   Советом Министров было принято решение окружить промышленные округа охранными стенами и ввести в них военное положение.
   Шаг за шагом, титаническими усилиями, ценой многих жизней, мы одерживали победу за победой. Никто в мире не мог усомниться в могуществе Британской Империи, культура и образ жизни английского высшего света победно шествовали по миру.
   Боевые действия смещались всё дальше на восток, а новые земли отводились под ресурсные нужды, ведь многомиллионной армии требовалось оружие, продовольствие, одежда. Наша нация никогда не любила нахлебников, поддерживая политику "каждому воздается по заслугам". Королевским указом улицы городов следовало очистить от тех "кто не желал зарабатывать честным и достойным трудом". Их отправляли в закрытые комплексы, для того, чтобы даже низшие слои населения делали свой вклад в развитие прогресса.
   Лондон был очищен.
   Конечно, нельзя сказать, что проблемы исчезли, многое только предстоит сделать и наверстать, но когда я читала о годах до политики разделения, то приходила в ужас. Ни дня без убийств и насилия, по городам свободно разгуливали пьяницы, безумцы и нищие, источая смрад и распространяя болезни. Не хотелось бы мне жить в те времена!
   Я ни в чём не виновата, пусть и была излишне резка. Но зачем отрицать очевидное? В то время как в Лондоне развивается исключительно интеллигентное общество, в промышленном муниципальном округе рождаются потомки воров, предателей, бездельников, преступников. А научно доказано, что генетика ничего не забывает и не прощает. Ум и способности передаются от родителей к детям, как и склонность к лености, безумству, преступлениям. Люди, лишенные уважения друг к другу, чувства сострадания и взаимопомощи, годятся только для черной работы. Не вижу никакой несправедливости, меня не в чем упрекнуть. Истинная добродетель в том, чтобы открыто признавать собственные недостатки.
   Пусть М-Шесть, которая по своему разумению докатилась до такой жизни, продолжает нести чепуху. Уж я-то знаю, кто прав. Ведь пожелай она стать полноценным членом общества, то была бы избавлена от необходимости жить за стеной.
   Например, один из курсантов военного отделения, по слухам, был как раз выходцем из лондонского промышленного муниципального округа, и при этом едва ли не лучшим в потоке! Я поступила на первый курс Королевской Военно-Воздушной Академии, а все разговоры только и были о том, что курсант Найт по разрешению ректора заканчивает обучение экстерном. Говорили, что молодой человек совмещает учебу со службой Империи. Высокий, худощавый, но хорошо сложенный, с изысканной бледностью лица, резко контрастировавшей с черными волосами, - он был причиной тайных вздохов едва ли не каждой девушки Академии.
   Ох, как я одно время завидовала Мэган Грэй, однокурснице, которая не только видела его вблизи, но и разговаривала! Что же касается, мисс Грэй, мне она и до этого не сильно нравилась, особенно крайней педантичностью, а вскоре наша с ней взаимная неприязнь переросла в негласное противостояние...
   Утомленная переживаниями, я впала в полудрёму, вздрагивая от любого шороха и звука, так что щелчок замка подействовал на меня как сигнал тревоги. Я села на кровати, затаила дыхание и прислушалась. В соседней комнате, где стоял генератор, кто-то ходил, натыкаясь в темноте на препятствия. Захлопали дверцы шкафчиков, заскрипели выдвигаемые полки, зазвенели бутылки под аккомпанемент ругани. Я прислушалась к знакомым интонациям и расслабилась - хозяйка вернулась домой. Выдохнув, я выпустила судорожно смятое покрывало из рук.
   Шум и возня стихли, чиркнула-зашипела спичка, и в комнату робко заглянул поток тусклого света. Я с трудом поднялась с кровати и вышла из-за двери.
   М-Шесть, покачиваясь на нетвердых ногах, обернулась на звук, подняла повыше лампу. Я ожидала чего угодно: упрёков, оскорблений, нотаций, но хозяйка дома только прохрипела-прокаркала:
   - Двигай за мной.
   Мы вышли на улицу. Придерживая левую руку на весу, М-Шесть кое-как заперла дверь. От девицы разило спиртом, а руки тряслись, как у бывалого пьяницы.
   - Отведу тебя к Икс-Восемь-Один, ночуешь у неё сегодня, других вариантов нет. Будешь помогать по хозяйству, а в обмен она согласна тебя кормить. На улицу не выходишь, тебя никто не должен видеть и слышать. О проверке я толком ничего не смогла выяснить, так что, на всяк случай, показываю тебе самый короткий путь к моему квадранту. Если услышишь сигнал о начале проверки - дуй ко мне, чем бы ни занималась. Хоть посреди ночи, хоть с горшка, хоть полудохлой ползи. Ясно? С этим не шутят. Я дам тебе запасной ключ. Вставляешь его ровно наполовину и проворачиваешь один раз по часовой стрелке, потом задвигаешь до конца и три поворота против часовой стрелки.
   Я молчала, старательно запоминая дорогу. Не ради сомнительного плана М-Шесть, а на тот случай, если придется спасаться бегством. Я не верю ей. Сама говорила, что у неё нет причин меня прикрывать, сдаст при первой удобной возможности. Пока я не придумаю, как выбраться на свободу, придется смириться с обстоятельствами и жить у старухи с мальчишкой.
   Больше местная не сказала ни слова. Отдала ключ-пластину грубой отливки, привела к дому, кивнула на дверь и поторопилась уйти. Странное поведение. Мне казалось, М-Шесть не упускает случая поскакать наседкой вокруг мальчика-альбиноса и похвастаться своими незаконными делишками. Я оглянулась и пожала плечами. Ушла - и ладно, её дело.
   Не прошло и пары секунд, как, в ответ на стук, дверь распахнулась, обдавая теплом жилого дома и сытными запахами. Оуэн просиял, как начищенный соверен, и чересчур энергично взмахнул зажатой в руке лампой:
   - Нэл! Как я рад тебя видеть! Я заждался. А где М-Шесть? Вы разве не вместе?
   - И тебе доброго вечера. Она оставила меня здесь и ушла, - я не стала дожидаться приглашения войти и переступила порог, с раздражением отмечая до нелепости восторженную манеру речи. В таком возрасте пора бы перестать разговаривать, словно ребенок в Рождественское утро!
   Оуэн замолчал, сник.
   - Извини, ты устала за сегодня, а я набросился с вопросами. Пойдём, я покажу твою комнату, мы её специально приготовили.
   - Разве я буду спать не там, где раньше?
   - О, в той каморке живу я. Поверь, тебе намного уютней будет в комнате попросторней. Там и с потолка течёт в разы меньше!
   Оуэн подвёл меня к занавеске, призванной заменять дверь, отдернул ткань в мелкий цветочек и торжественно обвел комнату лампой. Колченогий табурет, достопамятная кастрюлька, гамак, подвешенный на вбитые в стены металлические штыри - вот и всё, чем меня одарили.
   - Это М-Шесть сегодня сделала. Нравится?
   - В восторге, - буркнула я, проверяя прочность креплений. Не хотелось бы посреди ночи оказаться на полу. - А где, та, что тоже здесь живет?
   - Ты спрашиваешь про тетю Икс-Восемь-Один? О, её пока нет, она в соседнем квадранте, отпевает покойника.
   - Что?!
   - На заводе сегодня взорвался котёл, и кипятком обожгло одного из рабочих. Его пару часов назад принесли. Хорошо, что не мучился долго, скончался почти сразу. Ну, не буду мешать, отдыхай.
   Оуэн бесшумно исчез вместе с лампой. Замечательно. Милая жизнеутверждающая история на ночь. Именно то, что мне надо.
   Я не стала раздеваться. Забралась в гамак, нащупала плед, укуталась в него и замерла, покачиваясь из стороны в сторону. Ночная тишина не была абсолютной: занавеска шуршала по полу от сквозняка, старый дом поскрипывал, ветер свистел за окном, где-то вдалеке раздавались женские рыдания. По спине пробежали мурашки, я зажмурилась и зажала уши ладонями.
  
  
   Мэган, Лондон, 24 сентября, поздний вечер
  
  
   Я стояла на одной из самых оживленных улиц города и всё же оставалась в одиночестве. Мимо полноводной рекой протекал поток разношерстой публики, но лица праздных зевак сливались в одно серое пятно.
   Сверившись с картой, я повернула у перекрестка, рассекая толпу и углубляясь в городские кварталы. Богатые дома, величественные соборы, элегантные витрины магазинов -- всё это мишура и театральные декорации. А за кулисами, где вертится подлинная машина Империи, притаился безобразный портрет* современного общества - кварталы Ист-Энда.
   "Если вы не бывали в Ист-Энде - вы не бывали в Лондоне. Если вы не посещали публичный дом в Ист-Энде - вы не жили вовсе". Именно так, слово в слово, было написано в путеводителе, который купила на столичном вокзале бедная, если не сказать нищая, девушка, вычеркнутая из списков семьи и лишенная наследства.
   С тех пор многое изменилось. Я изменилась. Не раз и не два мне приходилось посещать эти кварталы по поручениям редактора, чтобы раздобыть информацию, обменять или пустить слух. Такая работа помогала не только оставаться на плаву, но и заводить полезные знакомства. Настала пора подергать за нити и перестать довольствоваться неприметной ролью. Девушка по имени "Мэган Грэй" никому не известна, никого не интересует, ни для кого не представляет угрозы. И мне претит сама мысль, что я просто незначительный винтик в механизме коррумпированной Империи.
   Я сжала в кармане запечатанное письмо. Загадочный мистер М, поставлявший сведения на начальных этапах деятельности лорда Бофорта. Стоит ли прорабатывать этот вариант, тратить время и ресурсы? По неизвестным причинам связной оборвал переписку. Почему? Да, тогда сэр Чарльз не имел большого политического веса, да, из оружия у него были только пламенные речи... И всё-таки?
   Спустя много лет, лорд Бофорт сумел выяснить только то, что в тот самый год, когда мистер М прислал последнее письмо, муниципальные военные провели полномасштабное расследование. Им стало известно, что готовится вооруженный бунт. Едва ли есть гарантия, что связной жив, а группа сопротивления не стёрта с лица Земли, но даже в этом случае мне не остается ничего, кроме как разыграть эту карту в надежде на дополнительные очки. Меня отбросили на исходную позицию, придётся начинать с нуля.
   Потратив вечер на тщательное изучение заметок и документов, я с сожалением убедилась - лорд не оставил никакого упоминания адреса или имени связного. Лишь однажды в беседе прозвучало название "Империал". Заведение определённого толка. И, так уж вышло, что я знаю к кому там обратиться. Танцовщица и куртизанка Габриель, с которой мне довелось провести несколько месяцев под одной крышей, пока я не заселилась в общежитие Академии. Мы давно не поддерживали связь, но, надеюсь, с тех пор Габриель не сменила место работы.
   Пробило одиннадцать, когда я добралась до необходимого здания. "Империал" стоял на пересечении популярных улиц, что уже само по себе приносило немалую выгоду. Никаких вычурных светящихся вывесок, только над входом приколочена медная табличка с названием, да в каждом окне выставлено по лампе. И, хотя тяжелые портьеры надежно скрывали происходящее, любому прохожему сразу становилось ясно: работа в разгаре.
   Едва я открыла дверь, потайной механизм дал об этом знать, и ко мне слетелась стайка девиц в ярких пеньюарах и сверкающих побрякушках. Окружив и подхватив под руки, мне помогли снять верхнюю одежду, вместо которой, как по волшебству, в руках появился жетон-номерок. Никой магии, разумеется, в этом не было, только ловкость пальчиков и профессиональная выучка. В таких делах лоретки вполне могут дать фору уличным щипачам. Я позволила провести себя через вестибюль, не забывая следить за кошельком. Впрочем, зря. Девочки оказались вышколенные.
   Я переступила порог зала. Мелкие птахи, сыграв свою роль, прыснули в разные стороны, освобождая место смуглянке-метрдотелю:
   - Рады вас видеть в клубе "Империал", госпожа. Взнос в счет заведения?
   Я прикинула на глаз расценки и выложила столбик монет на подставленное блюдо.
   - Благодарю. Основной зал в вашем распоряжении, как и все местные напитки. У вас есть особые пожелания?
   - Нет.
   - Тогда приятного вечера. Надеюсь, вы останетесь довольны, - последнюю фразу смуглянка прошептала на ухо, на доли секунды прильнув пышной грудью к плечу, и оставила меня в компании собственных мыслей.
   Я оценила по достоинству приятную ненавязчивость персонала и без спешки прогулялась по залу, изучая публику. Много состоятельных джентльменов и зрелых дам в вечерних нарядах, но, то там, то сям сидели компании мужчин в униформах. Больше всего было "черных", "серых", но попадались и "синие" кители.
   Интерьер, оформленный в классическом стиле, больше всего напоминал театр. Два основных яруса: на первом - общий зал со столиками, сцена, две лестницы, уводящие к коридорам с мягкими коврами и звуконепроницаемыми стенами; на втором, поддерживаемом толстыми колонами, - персональные ложи с мягкими диванами и прямыми выходами к комнатам. В воздухе витал особый букет ароматов: сигар, алкоголя, духов, разгоряченных тел. Смех и разговоры скрадывали звуки пианолы, заполняющей паузы между основными выступлениями.
   Я выбрала столик у колонны и уже с большим вниманием осмотрела девушек. Одни фланировали по залу, другие сидели на столах, стульях или чужих коленях, третьи вливали игристое вино в глотки клиентов, четвертые с кокетливыми возгласами встречали звучные шлепки по ягодицам; и каждая из них, забросив яркий поплавок, выжидала свою крупную рыбку.
   Да, меню "Империала" впечатляло. Подобрать девочку на любой вкус не составит труда: разных мастей, возрастов, национальностей, параметров. Такое бы разнообразие да в мужские салоны.
   Жестом подозвав официантку, я взяла бокал вина, чтобы не отличаться от основной массы, и посмотрела на сцену. Там как раз началась основная часть шоу - старый добрый испытанный временем канкан. Я устроилась комфортней и приготовилась ждать: программа танцевальных номеров составлена плотно.
   В какой-то момент показалось, что среди посетителей мелькнули знакомые светлые кудри. Я подалась вперед, разглядывая фигуру в бирюзовом корсете, но быстро потеряла интерес: несмотря на схожую комплекцию, куртизанка была на десяток лет старше меня. Обозналась.
   Время шло, стрелки карманных часов приближались к полуночи, а Габриель не появлялась ни в зале, ни на сцене.
   Я побарабанила пальцами по столику, разглядывая программку вечера. Сейчас должен начаться вокальный номер. Пойти расспросить персонал, чтобы не ждать напрасно? Может, Габриель занята на всю ночь? Едва ли я просчиталась, если верить данным, моя бывшая соседка продолжает работать и выступать в "Империале".
   Я собиралась встать, но механики снизили давление пара в системе и приглушили свет.
   - Дамы и господа, встречайте звезду сегодняшней шоу-программы! ОЧ-ЧАРОВАТЕЛЬНАЯ! ОБВОРОЖИТЕЛЬНАЯ! ГАБРИЕЛЬ!
   Вспыхнули лампы-прожекторы. С потолка, прямо над зрительским залом, опустились качели с прелестницей в судейском парике и так легкомысленно наброшенной на плечи чёрной мантией, что желающие могли полюбоваться торчащими из-под неё кружевными панталонами. В руках миловидное создание беззаботно вертело судейский молоточек в форме мужского полового органа.
   В последний раз мы виделись до того, как Габриель устроилась в "Империал", но хватило пары секунд, чтобы понять - даже спустя четыре года она ничуть не изменилась. Тот же мягкий овал лица, те же широко распахнутые глаза и пухлые губы.
   Габриель запела фривольный романс о похождениях сладострастного судьи. И хотя исполнительнице явно не хватало техники, раскованность и актёрский талант искупали все шероховатости. Так что, не успела пианола доиграть мелодию до конца, зал уже взорвался аплодисментами.
   Декорации поползли вверх. Габриель легко перевернулась на планке, повисла вниз головой, со смехом придерживая спадающий парик, и послала воздушный поцелуй.
   Я усмехнулась и покачала головой, присоединяясь к овациям. Если бы я не была знакома с уловками артистов, то подумала бы, как и многие в зале, что исполнительница улыбается персонально для меня.
   Я перехватила официантку, которая так удачно проходила мимо с подносом опустошенных фужеров.
   - Не сочтите за труд передать это за кулисы. Для мисс Габриель.
   Монетка, сопровождавшая визитную карточку, исчезла в складках юбки, а вместе с ними так же быстро испарилась и официантка.
   Отлично. Теперь осталось проследить, чтобы какой-то нетерпеливый клиент не перехватил Габриель раньше меня. Но, как не старалась я держать весь зал в поле зрения, я всё равно увидела Габриель, когда она уже шла меж столиков, улыбаясь и протягивая ко мне руки. Я встала и с готовностью пожала тонкие пальчики. Пока я размышляла с чего начать разговор и как объяснить своё присутствие, Габриель села подле меня, взяла со стола бокал с недопитым вином, заглянула в него, понюхала, смешно сморщила нос и заговорила первой, рассудительно понизив голос:
   - Мэгги, что за чудесный сюрприз! Не рассчитывала увидеть тебя у нас. Какими ветрами? Развлекаешься? Работаешь? Или, может, наоборот, подыскиваешь работу? И где ты достала эту старомодную юбку? Такой крой вышел из моды два сезона назад, ты бы еще турнюр сверху прицепила.
   - Нет, Габ, три раза нет. А юбка действительно никуда не годится. Моё чувство стиля не выдерживает никакой критики, то ли дело салонные дамы в помпезных парашютах из рюшей.
   - Узнаю мою Мэгги. Твои шпильки всё такие же острые. Итак, я вся во внимании!
   Я ласково поправила завиток белокурых волос и прошептала на ухо:
   - Я здесь по личному делу. И, я надеюсь, ты сможешь мне помочь.
   Принимая правила игры, Габриель хихикнула в ладонь, словно я сказала что-то крайне неприличное. Умница.
   - Вот как. Заинтриговала. Что именно нужно сделать?
   - Передать записку в лондонский ПМО.** Внутрь, понимаешь?
   - Ого! Интересные у тебя знакомые.
   - Неважно. Скажи, это реально?
   - У нас много клиентов из муниципальных военных. Надо подумать... - она в задумчивости посмотрела на компанию поднабравшихся "чёрных мундиров", сидящих через два столика. - Записка с тобой?
   - Конечно.
   - Это хорошо. Тогда иди к гардеробной, забирай одежду. Встретимся у зеркала, за второй пальмой справа.
   Габриель потянулась ко мне, запечатлела на губах поцелуй, вскочила и озорно улыбнулась.
   - До встречи!
   Я проводила взглядом тоненькую фигурку до самых кулис и только тогда встала. Бросила на стол монету, и, поигрывая жетоном, отправилась к выходу.
   Обменяв жетон на пальто, я подошла к зеркальному панно во всю стену, чтобы поправить косу, забившуюся за воротник, когда одна из панелей дрогнула и приоткрылась. Габриель выглянула из потайного хода и поманила меня пальцем.
   - Добро пожаловать в кулуары "Империала", - Габ хихикнула и подняла фонарь повыше, а за моей спиной со щелчком встала на место скрытая дверь. - Сейчас гляди под ноги и не шуми. Нам запрещено приводить сюда посторонних.
   Пока мы шли, я с интересом разглядывала всё, что попадалось на пути, а вокруг то и дело раздавались скрипы, стоны, шлепки, возгласы, плеск воды, музыка, щелчки плётки. Мне и раньше приходилось бывать в борделях, но не такого уровня. Не удивительно, что слава "Империала" ушла далеко за пределы Лондона. На языке вертелась масса вопросов, но к делу они не имели никакого отношения, так что я благоразумно молчала.
   Пышный ковер, застилающий каждый дюйм тайного хода, скрадывал шаги и стук каблуков, но именно это сыграло злую шутку, когда навстречу нам полностью незамеченным вышел шестифутовый детина с лицом уголовника. Загромождая проход, он пугал одним своим видом.
   - Ах, Джонни! Познакомься, это моя давняя подруга Мэг. Я хочу показать ей мою комнату. Джонни, я могу на тебя рассчитывать? Ты ведь не расскажешь об этом гранд-маман?
   Джонни насупил лоб, хмуро оглядел меня, отрицательно покачал головой, посторонился и изобразил галантный жест, разрешая пройти.
   - Спасибо, Джонни! - она благодарно похлопала по могучему предплечью и потащила меня наверх по винтовой лестнице. - Обожаю этого малого. Он всегда покрывает наши невинные шалости.
   Этажом выше располагались апартаменты всех здешних девочек. Убедившись, что коридор пуст, Габриель юркнула в одну из комнат и круто развернулась, взмахивая руками, как птица крыльями.
   - Тадааам! Вот и мой будуар. Вернее, мой и двух соседок. Там спят Розалин и Дэйзи, здесь - я. Чувствуй себя как дома.
   Я окинула комнату взглядом. Кричащие цвета, в хаосе разбросанные по всем поверхностям страусиные боа, халаты и подвязки. Женское общежитие в миниатюре.
   - А как же клиенты?
   - Ммм? - Габ уже сидела за туалетным столиком и критически изучала своё отражение в круглом зеркале.
   - Разве ты не должна быть в зале?
   - А, ты об этом. Не волнуйся, всё хорошо. Я не в кондиции. К тому же, вот, - она убрала край мантии, закрывающий лодыжку. Из-под телесного чулка проглядывал бинт, незаметный с первого взгляда. - Подвернула ногу на репетиции. Так что никаких танцев и работы в зале, сегодня я только пела. Второй номер ты видела, а вот первый, судя по всему, пропустила, я не помню тебя в зале.
   - Погоди, погоди. Хочешь сказать, ты увидела и узнала меня сверху? Когда выступала?
   - Я не хочу, а говорю это, Мэгги. Тебя сложно не узнать. Наверное, во всем Лондоне только ты заплетаешь косу. И не стой столбом, присаживайся!
   Я покорно опустилась на кровать, утонув в перинах, покрывалах и кружевах, и провела рукой по идеально зачёсанным волосам. Никогда об этом не задумывалась.
   - Кхм... Что же, вижу, ты неплохо продвинулась. Устраивалась в качестве подтанцовки, а сейчас выступаешь с отдельными номерами.
   - Я тоже не теряла время зря эти годы. Большая мечта маленькой девочки, - Габриель щелкнула ноготком по старой театральной афише. Когда-то та украшала обветшалую стену возле кровати, а теперь висела на зеркале молчаливым напоминанием. - Ну, я тебя слушаю, Мэгги.
   - Я хочу...
   - Отправить записку в лондонский ПМО. Это я уяснила. А с чего ты решила, что кто-то здесь таким промышляет? - Габриель, не отрываясь от беседы, обновила помаду на губах и полюбовалась на результат. - Кроме того, не мы одни обслуживаем муниципалов.
   - Один человек уже делал это. И не раз. Я не знаю к кому он обращался за посредничеством, но знаю, что этот кто-то из "Империала".
   - Так вызнай у того, кто делал. К чему сложности?
   - Он мёртв. А я как-то не додумалась записаться на спиритический сеанс.
   Она перестала пудрить лицо, отложила пуховку и развернулась ко мне:
   - Мэгги, избавь меня от своего дурного характера. Мне-то откуда знать, если ты говоришь недомолвками. Кто-то, когда-то, с кем-то. А мне нужна информация. Почти каждая из нас обслуживает одного-двух, а то и больше, клиентов из "чёрных" мундиров. Если ты думаешь, что можно вот так легко угадать, кто из них способен под страхом суда нарушить устав охранного корпуса, то ты пришла не по адресу!
   Сбитая с толку этой вспышкой, я растерялась, но быстро взяла себя в руки, сгорбилась, опёрлась локтями о колени, сцепила пальцы в замок.
   - Прости. Я сама не своя последние дни, всё как-то навалилось. Мне необходимо найти способ отправить это проклятое письмо, но разве можно довериться в таком щекотливом деле незнакомцу? А ты одна из самых проницательных девушек, которых я когда-либо знала, поэтому я пришла сюда, ни секунды не сомневаясь - если ты соберешь воедино все слухи и сплетни "Империала", то без труда разгадаешь эту головоломку.
   Мгновение - и Габриель оттаяла. Вновь развернулась к зеркалу, взяла мягкую щётку для волос и принялась приглаживать кудряшки у лба.
   - Рассказывай. Мне и самой любопытно выяснить, кто из наших "левачит". И даже не вздумай на секунду предположить, что я не слушаю! Я предельно внимательна, просто мне намного лучше думается, когда я наношу макияж.
   - Хорошо. С чего бы начать. Так вышло, что в конце первого курса я познакомилась с одним известным и состоятельным человеком. Имя, уж прости, назвать не могу: не моя тайна. Но суть в том, что в тот день этот человек, назовем его "Мистер Икс", вновь отправил письмо, пытаясь связаться с неким "мистером М", проживающим в промышленном муниципальном округе. Из первых рук я узнала, что в прошлом они неоднократно обменивались письмами.
   - Когда всё началось?
   - Двенадцать, а то и тринадцать лет назад. "Мистер Икс" отправлял письма раз в месяц, иногда чаще, а сама переписка продолжалась год-полтора от силы. А потом "мистер М" решил оборвать связь, хотя мотивы не известны до сих пор. Была пара попыток связаться вновь, но ответа мой знакомый так и не дождался.
   - А этот, как ты сказала, "мистер М" получил ли послание по назначению? Была возможность подтвердить доставку письма?
   Я развела руками.
   - Ладно. В целом, это и не важно. Когда отправляли последнее письмо?
   - Два года назад.
   - И посредник в "Империале" не поменялся? За столько лет?
   - Насколько мне известно, нет.
   - Любопытно. Знаешь, Мэгги, тебе очень повезло. В нашем деле надолго не задерживаются, текучка, сама понимаешь, не так-то много человек работает здесь на протяжении стольких лет. Если то, что ты рассказала - правда, то я догадываюсь, кто тебе нужен. Впрочем, хочу сначала пошептаться кое с кем и проверить слухи. К этой дамочке лучше не лезть голыми руками. Жди меня здесь! Я скоро вернусь! - Габриель набросила на голые плечи золотистый халат и убежала из комнаты.
   Едва я осталась одна, как повалилась на кровать, зарываясь носом в покрывало. Как же я устала. Тишина убаюкивала, я зевнула до хруста в челюсти, потёрла глаза, но, заслышав шум, встрепенулась и села. Кто-то со смехом пробежал по коридору, хлопнула одна из соседних дверей. Ложная тревога. После секундного прилива бодрости, голова снова потяжелела, а веки так норовили сомкнуться.
   Нет, так не пойдёт.
   Я ухватилась за уши, массируя раковины и мочки пальцами, до тех пор, пока не взбодрилась, а потом выкарабкалась из западни мягких перин, села на туалетный столик и глянула в зеркало.
   Выспаться тебе надо, Мэг, а не впутываться в более чем сомнительную затею. Мешки под глазами тебя ничуть не красят. И уж тем более не внушают уважение. Эта неделя и вправду меня вымотала, уж если я перестала следить за эмоциями и словами. Счастье, что у моей знакомой лёгкий нрав и отходчивая натура, с кем-то другим фокус мог не пройти.
   Я взяла первую попавшуюся помаду и на пробу мазнула по губам. Н-да. Здравствуй, невеста Дракулы. Тыльной стороной ладони я стёрла макияж и отвернулась от зеркала. Сопротивляясь искушению "прилечь буквально на минутку", я шагала по комнате туда-сюда, то и дело поглядывая на карманные часы. Только через четверть часа вернулась Габриель, буксируя недовольную этим фактом невысокую рыжую женщину. Свободной рукой та придерживала халат, так и норовящий распахнуться на пышной груди.
   - Что ты делаешь? А вдруг он проснётся?
   - Не проснётся, он так нажрался, что улетел на встречу с фейри. Хватит шуметь, Милли!
   Куртизанка заметила, что в комнате посторонний, и прекратила упираться.
   - А это еще что за дамочка? Берешь работу на дом?
   - Фу, Милли! Какая же ты испорченная! Это моя подруга, она пришла по делу. И не простому, а которое обещает щедрое вознаграждение. Так что хватит ломаться.
   - Ну, если это дело касается хрустящих бумажек, то, так и быть, послушаю, - Милли без приглашения плюхнулась на кровать, картинно изогнулась, закинув ногу на ногу, пригладила взъерошенные волосы. - Сигаретки для дамы не найдется?
   - Не курю.
   - Пфф.
   Похоже, она только что уверилась в полном отсутствии у меня светских манер.
   - Что ж, Милли. Ты деловая женщина, это сразу видно, так что перейду к главному. Мне необходимо связаться с человеком из лондонского промышленного муниципального округа.
   - Промышленного муниципального округа? - куртизанка моментально напряглась, растеряв всю грацию, выпрямилась.
   - Да. Вот письмо. Сверху написан адрес, - я протянула запечатанный конверт. Милли машинально взяла его в руки, посмотрела на комбинацию букв с цифрами и побледнела. Да так, что тщательно припудренные веснушки заалели созвездиями.
   - Туда? Опять? Да ни за что!
   - Но если ты и раньше была посредником, то тебе не составит труда...
   - И не просите! Я отказываюсь! Всё это и раньше дурно попахивало, а уж теперь - тем более.
   - О чём ты?
   - Позавчера гранд-маман позвала меня к себе в кабинет и приказала начисто забыть о существовании тех писем. Вам надо - договаривайтесь с гранд-маман, а меня не втягивайте в ваши игры! Всё, я ухожу! - она вскочила с кровати и направилась к выходу.
   Всё сорвалось. Получается, она отнюдь не первая цепочка в звене. Если подумать, кто же еще работает в борделе дольше всех, как не сама хозяйка?
   - Дело твоё, Милли, но я бы сто раз подумала.
   Я с удивлением посмотрела на Габриель. Она совершенно не выглядела растерянной или разочарованной, скорее наоборот. Что она задумала?
   - С чего бы это?
   - Мы-то поговорим с гранд-маман, но ей будет крайне интересно узнать, где конкретно мистер-Банкир-с-пузом потерял именную булавку с галстука.
   - Что? Какие глупости. Ты ничего не докажешь.
   - Да неужели? - Габриель достала из кармана иглу, блеснувшую золотом и драгоценным камнем.
   - Ах ты, маленькая паскуда! Отдай!
   Среагировав на бросок, я вскочила со стула, шагнула наперерез взбешенной фурии, перехватила вытянутую руку и заломила за спину, заставляя Милли взвыть и упасть на колени. Габриель склонилась и издевательски покрутила булавкой перед носом куртизанки.
   - И что же ты можешь предложить мне в обмен? Как на счёт маааленькой услуги? И тогда, обещаю, я буду молчать как могила, гранд-маман никогда не узнает о твоих проделках. Во всяком случае, от меня. Ну, что скажешь?
   - Хорошо, хорошо. Я передам письмо. Передам, слышали? Отпустите меня!
   - Обещаешь быть хорошей девочкой?
   - Да, чтоб тебя!
   Габриель кивнула, и я разжала пальцы. Милли встала, потирая плечо, и с досадой поправила распахнувшийся халат. В голубых глазах бушевал огонь, но внешне она держалась с холодным достоинством.
   - Я знаю, с кем можно договориться. Но имейте в виду, тот, кто посылал письма, платил им. И весьма щедро.
   - Сколько? - я достала кошелёк и открыла.
   - Тридцать фунтов за письмо туда и еще сорок за ответ. За меньшую сумму посредники не возьмутся.
   Я в замешательстве заглянула внутрь кошелька. Не на такие расценки я рассчитывала.
   - Что, дороговато будет? - судя по злорадному тону, от Милли не укрылась заминка.
   - Нет, почему, - я моргнула, возвращая самообладание. - Просто такие суммы наличными я не ношу. Чек на предъявителя подойдет?
   - Сойдёт, отчего ж и нет.
   Я взяла свою чековую книжку, а Габриель догадливо протянула перьевую ручку. Пара росчерков и месячная зарплата хорошей камеристки исчезла с моего счёта.
   - Вот. Любое отделение Национального Банка Империи в любой стране к твоим услугам.
   Милли небрежно выхватила чек, внимательно осмотрела, сложила вчетверо и спрятала в рукав халата.
   - Имейте в виду, послание доставят не раньше чем через трое суток. Я на скорость не влияю, моё дело заплатить кому надо.
   - Хорошо, будем иметь в виду.
   - А как на счёт моих услуг?
   Лишившись за одну ночь едва ли не трети сбережений, я готова была махнуть на всё рукой, если бы Габриель не опередила меня, ответив:
   - Твоя незапятнанная репутация - достойная плата. Как и твоя безделушка. Получишь обратно, как только придёт ответ. Можешь идти, Милли. И советую поспешить, вдруг твой клиент очнулся, а тебя нет рядом.
   - Ну, попадись ты мне только потом, стерва белобрысая!
   Смерив нас таким взглядом, что сразу стало ясно - нам уготованы все муки ада за постигшее унижение, Милли круто развернулась на каблуках.
   Дверь захлопнулась, и я обернулась к безмятежно поигрывающей локоном Габриель.
   - Она тебе этого не простит.
   - Я знаю. Мы и раньше не ладили, едва ли что-то изменится. К тому же, у меня еще есть козыри в рукаве. Не переживай, Мэгги, я прослежу, что бы она не наделала глупостей. А теперь тебе пора. Скоро закончится основная часть представления, и некоторые девочки вернутся в комнаты. Пойдём, я попрошу Джонни провести тебя к черному выходу.
   - Я твоя должница.
   - Да что там, рада помочь.
   Прежде чем попрощаться, она обняла меня и прошептала:
   - Встретимся послезавтра, Мэгги. В три часа пополудни, у входа в Городской парк. Расскажу, как продвигается дело.
   Шагая вслед за Джонни, всё, о чём я могла думать, сколько часов удастся поспать до начала лекций. Дальше от меня мало что зависит. Если это всё еще возможно - письмо попадет к адресату.
  
   * Мэган проводит параллель с картиной из произведения Оскара Уайльда "Портрет Дориана Грея"
   ** ПМО - сокращение от Промышленный Муниципальный Округ
  

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  А.Анжело "Сандарская академия магии" (Любовное фэнтези) | | В.Роман "Вопреки всем запретам" (Современный любовный роман) | | М.Боталова "Леди с тенью дракона" (Любовное фэнтези) | | Н.Кофф "Колючка и богатырь " (Короткий любовный роман) | | Н.Кофф "Крохотное чудо " (Короткий любовный роман) | | Я.Логвин "Только ты" (Современный любовный роман) | | Н.Самсонова "Жена по жребию" (Любовное фэнтези) | | М.Боталова "Академия Равновесия. Охота на феникса" (Попаданцы в другие миры) | | Н.Романова "Опекун" (Короткий любовный роман) | | С.Вайнштейн "Печать твоего вероломства" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.
Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Е.Ершова "Неживая вода" С.Лысак "Дымы над Атлантикой" А.Сокол "На неведомых тропинках.Шаг в пустоту" А.Сычева "Час перед рассветом" А.Ирмата "Лорды гор.Огненная кровь" А.Лисина "Профессиональный некромант.Мэтр на учебе" В.Шихарева "Чертополох.Лесовичка" Д.Кузнецова "Песня Вуалей" И.Котова "Королевская кровь.Проклятый трон" В.Кучеренко, И.Ольховская "Бета-тестеры поневоле" Э.Бланк "Приманка для спуктума.Инструкция по выживанию на Зогге" А.Лис "Школа гейш"
Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"