Шевцова Елена: другие произведения.

История клана медведей.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 6.70*8  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Иногда дороги судьбы приводят туда, откуда нет возврата. И что же делать современной красавице попавшей в другую реальность? Изменить её? Или измениться самой? обновлено 22.01.17

   Глава 1
  
   Я ехала по этой дороге уже чертову тучу времени, но так и не увидела ни одного поселка и даже придорожной гостиницы вблизи не наблюдалось.
  
   - Что за?! Твою ж... Да что за пустырь такой?! Сколько уже? Час, два или четыре?- я посмотрела на часы, и съехала на обочину. Остановившись, осмотрелась по сторонам, но вокруг по-прежнему был только лес. Схватив с соседнего сиденья телефон, принялась искать нужный номер, а когда нашла, тут же набрала его, терпеливо ожидая, когда закончатся гудки, и знакомый голос весело пропоёт в трубку: "Алло". Дождалась. Трубку взяли.
  
   - Алло?
   Вдохнув глубже, чтобы не закричать от злости, я прикрыла глаза.
  
   - Привет, это я.
  
   - Привет, дорогая, ты где?
  
   - Вот и я хочу спросить тебя... где я? Ты дала мне адрес, и карту дала с обозначениями, но, видишь ли дорогая подруга, я еду, еду, и никак не нахожу этот грёбаный поселок, в который ты переехала! А уже, между прочим, поздно. Здесь даже заправок нет, и вокруг ни души... Что мне делать прикажешь? Ты точно хорошо все проверила? Куда ты меня отправила, я тебя спрашиваю?! - Голос сорвался. Рука со злостью сжала руль и пальцы тут же зарылись в яркий желтый мех оплётки.
  
   - Эм-м...
  
   - Что ещё за... эм-м? - мой грозный голос произвел нужное впечатление.
  
   - Прости... я... кажется, я перепутала карты, в общем, т-ты едешь в другую сторону .Я по ошибке дала тебе карту раскопок... Вот дурында! Ну как же я так?! - раскаяние в голосе подруги только разозлило сильнее. Захотелось выразиться исконно русским матом, что я и сделала, заставив Ульку быстро затараторить. - Ой, ты разворачивайся и езжай назад... потом повернёшь, я объяс...
  
   Не дослушав до конца, я отключилась.Да что же это?! Теперь назад пилить столько же, сколько я сюда ехала. Вот Улька! Бестолочь! А ведь я почти сутки без сна. Все это время в дороге, грязная, уже голодная, и злая как тысяча чертей. Эх, и зачем я согласилась вместо отдыха на море потащиться в деревню к подруге? Ну зачем?! Это оголтелая Улька уговорила меня. Сманила свежим воздухом и нетронутой природой. И что?! Вот она - природа! Получи! И такая нетронутая... что страшно становится.
   Темнело очень быстро я вздохнула и развернув машину, покатила в обратную сторону, молясь всем Богам чтобы топлива мне хватило до последней виденной мною заправки. Предусмотрительной я не была, и вместо запасной пятилитровой канистры с бензином в багажнике лежал огромный чемодан нарядов. Через полчаса езды мои глаза предательски слипались, а в желудке будто поселился какой-то монстр. Он утробно урчал и причинял мне боль. Хорошо, что бутылка воды с собой была, хоть от жажды я не умру точно. Прибавив скорость, я летела по пустой дороге ещё сильнее расходуя драгоценное топливо. Хотелось поскорее выехать туда, где будут привычные для взгляда фуры и куча легковых автомобилей. Проехав около сорока минут , я поняла, что больше просто физически не осилю. Слёзы закипели в уголках глаз и я шмыгнула носом, жалея себя. А когда ощущение собственного бессилия навалилось стопудовой гирей, я с удивлением узрела покосившийся указатель.
   Странно... я могла бы поклясться, что когда ехала в ту сторону ничего не видела, а тут... на тебе. Стоит. И даже название деревни накарябано черной краской. Притормозила, и прочла: " Соловки 2,5 км". Ну, надо же, Соловки! Это кто ж, живет в такой глухомани? А вдруг, вообще никто не живет? Но присмотревшись, поняла, что краска свежая. Если обновили недавно, значит, точно кто-то да живет. Заеду, напрошусь к какой-нибудь бабульке, заплачу и переночую. А что? Вот с утра на свежую голову и поеду. Все равно по этому пустырю ещё как минимум несколько часов пилить, а тут два километра и вот он - ночлег. Съезд по кочкам ещё раз заставил выругаться, и я покатила в "Соловки".
   И тут лес стоял непроглядной стеной. Да что же это? Ни полей тебе, ни сенокоса... Машина мягко раскачивалась, непривычная к такой ухабистой дороге, но я стоически терпела, хотя носом клевала так, что стала опасаться за собственный лоб. Включив звук громче, нашла любимую песню и потрясла головой, чтобы дотянуть до деревеньки и не уснуть по дороге.
   Окончательно стемнело. Огней не было видно, и когда я прокляла себя за дурацкую идею ехать до Соловков, появились огоньки, только какие-то совсем тусклые. Да вот же она - деревня! Оказывается, я уже приехала. Деревенька притулилась среди деревьев. Маленькие деревянные дома с некрашеными ставнями, были разбросаны в хаотичном порядке, словно какой-то художник стряхнул кисть, и брызги, попавшие на холст, виднелись то тут то там. Так было и в этом месте. Дома в Соловках были настроены - как попало. По всему видно, что улиц у них тут нет. Проехав немного вперёд, я остановилась у третьего по счёту дома, в котором увидела более яркий огонек. Заглушила мотор и вышла из машины. Как только мои ноги ступили землю, меня слегка качнуло. Привалившись к родной тойоте, услышала, как во дворе дома хрипло залаяла собака. Я смотрела на окна и понимала, почему огни показались мне слишком тусклыми. Это было не электричество, а скорее всего - масляная лампа.
   Занавеска на окнах отодвинулась... кто-то смотрит . Затем, послышался скрип открываемых ворот, и навстречу мне вышли мужчина и женщина. Посмотрев на их одежду, я удивленно раскрыла глаза. Они словно сошли со страниц учебника по истории славян: бородатый мужик в русской белой рубахе, и женщина, в длинном платье и с платком на голове. В начале первого курса на на родном историческом факультете, мы всей группой посетили одну похожую деревню. Там жили староверы и внешний вид у них был весьма и весьма похож на тот, что я сейчас наблюдала у пары стоящей передо мной. Да уж... приехала.
   Сжав в руках телефон и чувствуя себя немного неловко, я шагнула им навстречу и поздоровалась.
  
   - Здравствуйте, вы мне не поможете? - я переминалась с ноги на ногу опасаясь отказа.
  
   - И ты здорова будь. Отчего же не помочь? Мы все люди, - женщина покивала головой и натянуто улыбнулась, с подозрением оглядывая меня.
   Мужик молчал, исподлобья разглядывая мои узкие джинсы, разодранные на коленях, и серую толстовку с Мики Маусом. Кустистые брови нахмурились, и мне стало не по себе.
  
   - Понимаете, я заблудилась. Еду практически сутки, очень устала... не пустите... переночевать? Я заплачу. - Я со страхом ждала их ответ, надеясь ,что он будет положительным.
  
   - Заплатишь, говоришь? Ну, коль заплатишь, проходи.
   Они переглянулись и пригласили в дом.
  
   Захватив сумку, и поставив машину на сигнализацию, я потопала следом.
  
   В доме было всего две комнаты и кухня разделённые русской печью. На печи кто-то возился, по-видимому, спали. Но, мой приезд их разбудил и от этого я почувствовала себя ещё более неловко. В комнате, куда я вошла, стояло несколько лавок, прямоугольный деревянный стол, кровать и комод, а на окнах висели белые занавески в мелкий цветочек. Хозяйка, услышав жалобное бурчание в моём животе, покачала головой и поспешила открыть печную заслонку. Вскоре, я с удовольствием уплетала картошку тушёную с мясом, и запивала все это холодным молоком. Хорошо... После ужина мои глаза стали слипаться ещё сильнее, чем прежде. Увидев, как я зеваю во весь рот, хозяйка выела меня в сени, где стояла кровать с периной и марлевым пологом, и я, даже не раздеваясь, забралась на неё и уснула под мерный стрекот ночных насекомых.
  
   - Спит? - крепкий мужик сверкнул глазами, глядя как его хозяйка убирает со стола.
  
   - Спит. Умаялась бедная. Молоденькая ведь совсем... и как одна поехала? - женщина поохала, и зажгла свечу, поставив её рядом с кроватью на старый комод.
  
   - Пускай спит, пока может. Пойду я... к старосте. Скажу, что Аринку можно не отдавать. Замена сама пришла. - мужик недобро усмехнулся, и стрельнул взглядом в сторону двери, за которой скрылась гостья.
  
   - Бог с тобой, неужто, ты вздумал её... за место Аринки... - женщина прижала руки к груди, испуганно оглядываясь на двери, и словно опасаясь, что её могут услышать, - а мать, что скажет?
  
   - Скажу, шта... пущай Семен решит. Ежели он скажет - сделаем. А ежели нет - то и отпустим с миром. - С печи слезла старуха в теплом жилете, и такой же длинной юбке как и у хозяйки.
  
   - Сама же, небось слыхала, что девка заплутала. Такой шанс... сам Бог послал.
  Покачав головой, хозяйка с тревогой проводила мужа за дверь.
  
   - Ой, мама, боюсь я. Худое дело он задумал, ой, худое...
  
   - Это доброе дело. Или ты Аринку хочешь отдать? Таких как эта - шта тараканов, а Аринка такая одна.
  
   Старуха пошаркала назад к печи, а хозяйка заплакала, прижимая к глазам завязки от светлого платка, и вытирая узкой тканью горючие слёзы. Ей было жаль эту девочку, так не вовремя заблудившуюся и по воле судьбы попавшую к ним в деревню именно сейчас...
  
   Проснулась я от того, что мой бок немилосердно кололо чем-то острым. Открыла глаза, и обалдела. Я ,конечно, устала вчера, но чтобы настолько... Это как же я какой-то сарай, с сенями перепутала?! Быть не может. Отчётливо помню, что заснула в сенях на перине, почему же тогда лежу на ворохе сена? А кроме четырёх стен и маленького зарешеченного окошка ничего нет? Стоп. Зарешеченное? Что это? В голову полезли странные мысли. Сразу вспомнились фильмы ужасов, а под ложечкой неприятно засосало от беспокойства. Пришлось спешно подняться. Я деловито отряхнула одежду от налипших на неё сухих травинок и запустила руку в "воронье гнездо", потому что именно в это птичье сооружение и превратились мои волосы. Представля-я-ю как я сейчас выгляжу. Наверное, как общипанная курица. Волосы взлохмачены, глаза опухли, а ещё... пить хочется. Прямо "королева красоты".
  Чтобы поскорее покинуть это место я подошла к двери и дернула за деревянную ручку. Заперто. Дернула сильнее, ничего не вышло. И тогда я прочистила горло и заорала так, чтобы наверняка стало слышно и ко мне кто-нибудь пришёл.
  
   - Эй, есть кто живой?! Дверь откройте! Мне ехать нужно! Лю-ю-ди-и-и!
  
   Когда после нескольких криков послышались шаркающие шаги, я чуть отступила от двери и увидела, как к окошку приблизилась старушка. Бабуся пожевала немного сухими тонкими губами и довольно грубо высказалась.
  
   - Чего орёшь та? Вроде и духу то в тебе, а голосище вона какой знатный. Ты давай, девка, не ори. Никто тебя не выпустит. Ты таперича никуда не поедешь.
  
   - Что значит - не ори? В смысле не поеду? - У меня даже рот открылся от удивления. Возникло чувство лёгкой тошноты и нехорошее предчувствие завозилось в душе, разрастаясь словно снежная лавина. - Вы вообще в своём уме? Я - живой человек. Вы не имеете никакого права меня запирать и держать в этом сарае. Выпустите меня сейчас же! Слышите, сию же минуту!
  
   Я задохнулась от возмущения и злости, когда старуха хмыкнула и отрицательно качнула головой. Сразу вспомнился ужастик: "Поворот не туда" и меня слегка затрясло.
  
   - Ты теперь девица не ерепенься. Тебя нынче ночью замуж отдадут.Сиди тихо и отдыхай, а отсюда одно не выйдешь!
  
   После её слов, я просто села на пол. Сено зашуршало от моих движений и по сараю поплыл аромат луговых трав. Этот запах защекотал мне нос, и я чихнула.
  
   - Что за бред? Это шутка? Розыгрыш? Это точно розыгрыш! Улька, сволочь такая, входи! Твои шутки не смешные! - Увидев, как старуха скалиться глядя на мою дикую панику, я осознала, что это никакой не розыгрыш, а самая что ни на есть - жестокая правда. - Как замуж? За кого? Ерунда какая... Выпустите меня! - Облегчение от того, что меня не съедят живьем как в американском ужастике - сменилось абсолютной паникой. Меня затрясло сильнее... а бабулька как ни в чём не бывало продолжила вещать.
  
   - Медвежья ночь нынче. Последняя за несколько веков! Последнее подношение у нас... а они вон, Аринку захотели. Ироды проклятущие! И чего им именно её-то приспичило... А наш-то Прохор... неужто мы его девку могём отдать? А тут ты... Ты уж не обессудь милая, только о таких как ты и печалиться-то некому. Мы тебя ночью вместо Аринки приведём. И пока обряд идёт даст бог они не заметят. А уж после к нам и спросу не будет. А Прохор-то, Аринку любит! Так ты девонька... ты им счастье принесешь. Тебе-то нашто? Вон, ни кожи ни рожи толком нетука. А Аринка - красавица!
  
   Я заревела. Просто поняла, что попала к психам. Сумасшедшие! Они тут все помешанные! Какой обряд? Какая свадьба? Ещё неизвестно, может и впрямь сожрут меня! А когда услышала как заурчал мотор моей машины мне и вовсе стало дико страшно. Как это? Где они ключи взяли?
  Вскинула взгляд на старушку, но та смотрела куда-то сквозь меня.
   - Вещи мои где? - я немного поразилась тому, как хрипло словно скрежет прозвучал мой голос.
  
   - А они тебе нашто? Тебе сейчас девонька ничего не надобно. Машину твою мы спрячем, и вещи твои туда же уйдут.
  
   Кажется, эти гады следы заметают? Куда они мою машину? Мама! И зачем я попёрлась в эту глушь?! Ну что ж за дура такая?! Тишины захотелось?! Вот и получи, идиотка! Будет тебе тишина где-нибудь в болоте...
  
   Старуха прошаркала назад, и я осталась одна. Я решительно ничего не понимала, кроме того, что мне похоже полный кирдык.
  
   Кормить меня не кормили, а по нужде вывели связанную словно жертвенного барашка. Время тянулось медленно, наполняя меня ещё большим ужасом. Голодная, с соломой в волосах и даже не умытая, я представляла из себя жалкое зрелище. К вечеру в сарае стало холодно и мои зубы начали выбивать дробь. Кутаясь в толстовку, и обхватив себя руками, я шмыгала распухшим носом и с трудом смотрела такими же распухшими от слёз глазами. За этот день я переломала все свои ногти в попытке выбраться на волю, а сирена полицейской машины так и не взвыла. В общем, все мои надежды дружно утопились в моих же рыданиях. Почти сойдя с ума от страха и напряжения, я даже почувствовала облегчение, когда услышала мужские голоса. Сердце зашлось от страха и я принялась оглядываться в поисках чего-нибудь, чем можно будет хорошенько двинуть моим похитителям. Сдаваться без боя нас не учили, к тому же, я русская, а они, как известно, никогда не сдаются. Поэтому, когда в моих руках оказался тонкий прут, валявшийся на полу сарая, я не раздумывая схватила его и сжала в руке. Прутик, так прутик. Не ахти "оружие", но тоже сойдёт.
   Голоса всё приближались... и вскоре, перед дверью в сарай выросли фигуры трёх мужиков. Все как один - были бородаты. Косматые бороды, и такие же косматые брови выглядели настолько колоритно, что страх сам заполз в душу и прочно там обосновался. Но несмотря на угрозу очередной истерики со слезами, рука, вопреки здравому смыслу, крепче сжала прут.
  
   Замок щелкнул и дверь отворилась, впуская того самого хозяина у которого я попросилась на ночлег. Вот он первым и получит, подумала я. Мужик стоял с верёвкой в руках и видимо примеривался, как бы лучше меня скрутить. Пока он стоял осматривая меня, мои нервы сдали гораздо быстрее. Взмахнув рукой я так припечатала прутом прямо по его лицу, что мужик от неожиданности взревел. На мои бедные уши полился отборный русский мат, сдобренный весьма нелестными оборотами в мой адрес, а я тем временем рванула к выходу. Побежать-то я побежала, вот только выскользнуть мне за дверь так и не дали. Двое других мужиков вовсе не замерли от неожиданности, а напротив, активизировались слишком быстро. Не успела я и глазом моргнуть, как оказалась распростёртой на полу сарая, а в грудь мне упёрлась чья-то нога.
  
   - Больно! Пустите, гады! Помогите! - Я визжала и кричала, так, что даже сама чуть не оглохла, но на трёх мужчин мои вопли не произвели никакого впечатления. Они почти молча скрутили меня, лишь немного сыпля матом и обсуждая мою "тощую фигуру", заткнули мне рот кляпом и выволокли на улицу. Тащили они меня не особо вежливо, а мне оставалось только мычать сквозь слой толстой ткани во рту и лить слёзы, мечтая, чтобы моя смерть не была слишком страшной. Шанса сбежать мне так и не выдалось. Верёвки давили на запястья так, что скоро руки стало ломить от неприятных ощущений. Ногами тоже было не шевельнуть, ведь лодыжки крепко обвязаны той же самой верёвкой. А мужик похоже мастер, может на флоте служил? Вон как верёвки замотал, и не поймёшь как завязаны. Господи, тогда уж пусть не мучают... пусть, убьют быстро. От страха за собственную жизнь, все слова старухи о свадьбе - вылетели из головы. Я закрыла глаза, из-под которых по-прежнему вытекали слёзы, и открыла только тогда, когда наше движение прекратилось. Вернее, остановился тот, который меня тащил словно связанного порося.
  Сбросив меня на землю и не особо церемонясь при этом, так что пятая точка тут же откликнулась тупой ноющей болью, он отошёл в сторону. И вместо него, ко мне тут же подошли женщины.
   Я смотрела им в глаза и понимала, надеяться не на что... Одинаковые лица. Настороженные, и вместе с тем торжественные. Уроды! Чтоб вас! Бог вас накажет, обязательно накажет, изверги. Мама, мамочка, прости меня. Господи, помоги! Помоги! Я обещаю, я всё сделаю, я ... Поток моей мысленной мольбы прекратился, когда я увидела то место куда меня приволокли.
  Это была изба срубленная из круглых бревен, без окон, освещённая несколькими кострами, которые горели неподалёку от неё. Народу вокруг было довольно много. Молодые и старые, они все стояли и смотрели на меня. Кто-то показывал пальцем, а остальные просто молчали. Молодые девушки плакали, особенно одна. Крупная, с толстой светлой косой, покатыми плечами, с лицом и фигурой словно сошедшей с полотен Кустодиева. Она ревела, уткнувшись в сильное плечо молодого парня с жидкой бородёнкой. И апофеозом всего этого бреда, стала бабка разодетая словно шаман из сказки про индейцев. Она подошла ко мне и стала шептать что-то на непонятном языке, снабжая всё это взмахами рук и куриными прыжками. И я бы даже засмеялась, если бы не была так напугана. Когда этот "псевдоиндейский" танец закончился, она извлекла из-за пазухи бутыль и размазала мне по лицу какую-то мерзко воняющую гадость. Меня затошнило.
   Как только шаманка отошла, меня снова потащили, только на этот раз в избу без окон, перед которой и происходило всё действо. Оказалось, что избушка была баней, причём жарко истопленой. Весь холод вмиг покинул моё тело, сменившись невыносимым жаром. Скоро моя толстовка намокла от пота, а вонючая жижа на лице стала стекать мне на глаза и шею, скрываясь в ложбинке между грудями и вызывая неприятный зуд. Сидя на полу я боялась поднять глаза. В бане со мной вместе остались три женщины, которые ножами располосовали на мне одежду и выбросили за дверь. Бельё с меня тоже срезали и я осталась нагишом. Во рту по-прежнему был кляп, а руки и ноги всё так же были связанны. Когда женщины принялись меня мыть, я чуть не захлебнулась, пока одна из них не сообразила вынуть мокрую тряпку из моего рта.
  
   - Пожалуйста, помогите мне. Пожалуйста, не делайте этого, не берите на душу грех, - я молила, но на голову лилась вода и мне пришлось замолчать, чтобы повторно её не наглотаться. Втроём они отдраили меня мочалками, а затем окатили прохладной водой. Баню я любила, но не слишком ли это? Перед смертью мне предоставили возможность помыться? Я снова принялась просить и вскоре, мой рот опять закрыли очередным кляпом. После бани меня замотали в длинную красную ткань и одели её на голову так, что я не то что людей не видела... а вообще не видела ничего вокруг. В голове крутились слова молитвы и какие-то незначительные воспоминания. Почему-то вспомнился парень который мне понравился, и к которому я стеснялась подойти.
   Замотанную словно в кокон, меня снова куда-то несли. Было очень холодно и мои зубы выбивали дробь, а когда под грудью что-то сдавило я поняла, что меня привязали. К чему? К дереву? К столбу? Я ясно чувствовала спиной твёрдую шероховатую поверхность. Нет. Всё же к дереву, потому что запах леса, да... и шелест. Вот и всё... вот... и всё...
   Последнее что я слышала перед тем как вокруг меня наступила гнетущая тишина, было короткое слово: "Прощай".
  Я узнала голос. Это он, хозяин дома где я остановилась на ночлег. А после где-то вдалеке стихли его шаги, и весь лес как-то подозрительно затих. Эта тишина пугала ещё сильнее, но и давала мне надежду. Нужно только попытаться выбраться. Да, я голая и связанная, но можно ведь и попытаться. И я начала пытаться. Я вертела головой, чтобы скинуть с лица ткань которой она была замотана. Тряся ей из стороны в сторону, мне всё же это удалось. Красная ткань упала, и я застыла от шока.
   Лес. Кругом был лес. Но темнота? Куда подевалась темнота? Её не было. Это было совсем не похоже на темную ночь, но это был и не день вовсе. Сумерки. Розоватое небо над головой и яркие жёлтые огоньки, похожие на миллионы светлячков. Эти огоньки поднимались от травы, взмывая вверх, и двигаясь в каком-то странном ритме и по какой-то своей траектории. Верёвка под грудью действительно давила, от чего дышать было несколько тяжеловато, но всё же возможно. Я принялась тянуться и двигаться, чтобы ослабить верёвки и попробовать выбраться. Только моё внимание снова привлекли огоньки. Они взвились ввысь, все разом, и закружили над поляной прямо напротив меня. Естественно, я застыла перестав елозить в попытке избавиться от пут, и во все глаза вытаращилась на чудо. Вскоре, все огоньки слились в один сплошной круг света и светился этот круг так ярко, что мне пришлось зажмуриться. И лучше было бы вообще не открывать глаз, потому что следом за светом, раздался устрашающий рёв.
   Медведь! Точно медведь. Потому что я в своей жизни уже слышала однажды медвежий рёв. Страх заставил распахнуть глаза и я заорала. А как тут не заорать, если вместо светящихся огоньков и пустой полянки, передо мной стояло четыре медведя. Все животные были здоровенные, все на задних лапах и рычат, а кроме того, между ними вдруг началась схватка. Медведи рвущие когтями друг друга. Жуть! Мой крик перешёл на ультразвук. По телу от страха заструился пот. Я рвалась и красная ткань почти свалилась, открыв животным всё моё тело. Но звери не спешили нападать и я перестала кричать, просто безмолвно дёргая верёвки. Плевать что я голая! Лишь бы выбраться! Господи, помилуй! Я рвалась, а они дрались. Как понял мой бедный мозг дрались они за кусок мяса, а значит - за меня. Но как же не хотелось умирать... Когда первые два медведя упали на землю без движения, я судорожно сглотнула, понимая, что осталось чуть-чуть. Так вот о чём старуха говорила. Так вот о какой медвежьей свадьбе она талдычила... Жертва, невеста для медведя. Смертница. Определённо смертница. Раздался очередной рёв и третий медведь рухнул как подкошенный. Остался один. И эта махина попёрла на меня. Бурый. Большой. Темно коричневого окраса, с длинными загнутыми когтями, и зубами, оскаленными в рыке. Было чувство, что сердце моё от ужаса просто пробьёт грудную клетку. Крика не получилось, только шёпот.
  
   - Мамочка... - и я потеряла сознание...
  
  
   Никаких ангелов не было, и света в конце тоннеля тоже. Я точно знала что не могла остаться в живых. Тогда, где я? Темнота, тишина, и больше ничего... Хотя нет, где-то на грани сознания я отчётливо слышала голоса. Кто-то говорил, и звук этих голосов напоминал тихое журчание, и ещё запах... странный, приятный запах, похожий на аромат благовоний. Я пошевелилась, и голоса стихли мгновенно. Не открывая глаз, я шевелила руками и до меня наконец-то дошло, что я всё жива, потому что у человека попавшего на небеса, не может болеть всё тело. А у меня болело. Да ещё как ... Значит, меня спасли? Неужели, те люди одумались и спасли меня? Господи, спасибо тебе! Спасибо! И я открыла очи.
   Свет был тусклый, но у меня тут же заслезились глаза.
   Привыкнув к освещению я несколько раз моргнула и повернула голову вначале в одну сторону, а затем в другую. В первый раз взгляд наткнулся на стену, а во второй, наконец, зацепился за мужчину и женщину, стоящих неподалеку.
   Женщина стояла сразу напротив меня. Она была в полотняном светлом платье, подвязанном простой непритязательной лентой, её темно русые волосы выбивались из-под платка. Рядом с ней стоял молодой мужчина. Мои глаза выхватили его мощную фигуру и волосы до плеч. Парень был темноволосым, но приглядевшись, я поняла что волосы у него не чёрные, а тёмно-каштановые. Сильный подбородок, прямой нос, и широченные плечи. Он напомнил мне русского богатыря из мультфильма. Глаза были большими, а брови широкими и чётко выделяющиеся на волевом лице. Зелено-карий цвет его глаз подчёркивал чёрный ободок вокруг радужки, придавая его взгляду какую-то хищность. В общем, парень мне понравился, симпатичный был и сильный. Не мужик, а мечта! Такой на руки возьмёт и тяжести не почувствует.
   У нас в универе таких раз, два, и обчёлся. Все остальные худые какие-то, субтильные. Восхищение увиденным мной образчиком мужской красоты, отразилось в моих глазах. Однако, стоящего напротив мужчину это в восторг не привело. Сдвинув брови к переносице он зло зыркнул на меня, и ушёл куда-то, громко хлопнув дверью. Женщина постояла немного, рассматривая моё удивлённое лицо, и подошла ближе.Её шоколадные глаза остановились на моём лице.
  
   - Наконец-то очнулась. А мы и не чаяли уже, -она склонилась ко мне и положив руку на лоб, облегчённо улыбнулась.
  
   Её улыбка была доброй и я успокоилась. Тяжело вздохнув, попыталась подняться, а когда мне это удалось, прислонилась к толстым брёвнам. Откинув за спину спутанные волосы я натянула на грудь толстое одеяло, и только тогда спросила то, что волновало меня больше всего.
  
   - Где я? - Женщина закусила губу и снова улыбнулась.
  
   - Ты дома.
  
   Вот это ответ! Я нахмурилась, потрясла головой чтобы исключить возможность галлюцинаций, даже ущипнула себя за руку, но всё сталось в прежнем состоянии.
  
   - Что значит, дома? Насколько я вижу, это что угодно, но никак не мой дом. Да и вы - не моя мама...
  
   - Это не твой прежний дом, и даже не то место где ты жила. Но это место действительно теперь является твоим домом.
  
   Она закончила говорить, и я села. Выпрямилась, почувствовав лёгкое головокружение, и уставилась на незнакомку. Женщина заботливо погладила меня по голове и снова улыбнулась, только на этот раз улыбка у неё вышла грустная.
  
   - Я тебе всё объясню. Я ведь как и ты... из того же мира пришла.
  
   - Что значит, из того же мира? Вы о чём? - Я настороженно смотрела на неё и совершенно ничего не понимала. Похоже, массовое помешательство не прекратилось и я всё ещё нахожусь среди тех самых полоумных, возомнивших себя какой-то старославянской сектой.
  
   - Дело в том, что ты находишься в другом мире и он совершенно не похож на тот, откуда ты пришла, - она замолчала глядя на меня и ожидая какой-либо реакции, но я молчала и тогда она продолжила, - тебя принесли в жертву берендеям. Сосватали за одного из них. Да что это я... выйди за порог и сама всё поймёшь.
  
   И я безмолвно подчинилась. Женщина помогла мне подняться с постели и натянула на меня подобие того же простого платья, что было на ней. Придерживая за талию, она вывела меня на улицу. И как только я вышла за порог, то действительно поняла: что помешательство коллективное и я, сама того не желая, тоже сошла с ума. Наверное это случилось из-за страха испытанного мной. За порогом, вместо жаркого лета - была студёная зима. Тёплый полушубок накинутый на меня женщиной, тяжело лежал на моих плечах и давил на них непомерным грузом. Укутавшись в теплый тулуп , я стояла открыв рот и смотрела на окружающий меня пейзаж. Впору было бы заорать во весь голос, но я не смогла вымолвить ни слова, не то что закричать. Придерживая меня за плечи незнакомка обвела рукой широкий двор.
  
   - Это Мидград! Так зовётся здешний мир...
  
  
  
   Глава 2
  
   Странное место моего пребывания находилось в глухом лесу. Я огляделась, и взгляд остановился на мощных соснах и елях, в пушистых снеговых шапках. В голове мелькнула мысль о том, что здесь очень красиво. Снег кругом, глубокие сугробы, высокие хвойные деревья вперемешку с голыми ветвями берёз и кустарников: почти тот же пейзаж что был по дороге в "Соловки", только времена года разные. Всё ещё не веря своим глазам. вопросительно взглянула на стоящую рядом женщину, и она заговорила отвечая на мой невысказанный вопрос.
   - Мидград - особый мир, а это место - территория клана Маккула. Это лес берендеев, - она слегка поёжилась, выдыхая в морозный воздух облачко пара. Я промолчала и тогда она продолжила: Мидград - мир наполненный чудовищами...Берендеи - оборотни медведи, чудовища!
   Вздрогнув от того каким тоном она это сказала, я посмотрела на небо и не дослушав женщину, шагнула вперёд. Ноги тут же утонули в снегу. Обжигающий холод пробрал до костей, и я поняла, что всё же не сплю. Да как такое вообще возможно?! Бред! Полнейший бред! Наклонившись, схватила горсть снега и умыла лицо. Кожу закололо тысячей ледяных иголок. Не может быть! Не может такого быть! Жуть! Другой мир?!
   Оглянувшись по сторонам, взгляд выхватил деревянный частокол высотой в мой рост, а "мой дом" выглядел как грубо срубленная, ничем не украшенная изба, с одним лишь существенным отличием: размер моего теперешнего жилища был совсем не маленький. Скатная крыша до самой земли точно так же как и всё вокруг, утопала в снегу. Из трубы шёл дымок, оповещая о том, что в избе топилась печь. Кроме избы за моей спиной, в большом дворе было ещё около десяти или пятнадцати строений. Тоже избы и большие и маленькие. И несколько хозяйственных построек. Около избушек копошились вполне обычные люди, и даже играли дети. На меня никто не обратил ровным счетом никакого внимания. Это место было похоже на старинное городище, только не такое большое.
   Пока я стояла в снегу, замерзая и пытаясь осознать своё положение, открылись ворота, и во двор вошло несколько мужчин. Заметив меня, стоящую в сугробе, они остановились у ворот и тихо переговаривались между собой, не стесняясь глазея в мою сторону. Среди них был и тот мужчина которого я уже видела и который с первого взгляда привлек мое внимание. Только на данный момент, всю его красоту затмевало моё собственное ужасное положение. Я всё ещё не готова была поверить, что это не сон, а явь.
   - Они пришли, пойдём, - женщина подошла сзади, снег под её ногами скрипнул, и мне пришлось подчиниться её мягкой настойчивости, и позволить увести себя обратно в дом.
   Вот попала, так попала! В Мидград! К Берендеям! Клан Маккула,а может тут и вампиры существуют? А что? Вдруг где-то там, в соседнем лесу, граф Дракула проживает? Идиотизм! И чем больше я об этом думала тем больше склонялась к мысли, что всё же не совсем здорова... В жизни всякое случается, может у меня какая-то новая форма помешательства, где галлюцинации обретают не только необычные формы, но и позволяют испытывать ощущения идентичные реальности? Но моя новая знакомая быстро опровергла все мои теории, настаивая на том, что уже рассказала мне.
   Женщину звали Ольга, и она огорошила меня известием о том, что пришла из нашего мира. Ольга с удовольствием рассказала свою историю... Она попала в Мидград не так как я - в качестве жертвы, а совершенно случайно:
   " Ольга поведала о том, что собирала грибы и заблудилась в лесу. Долго не могла выйти и почти погибла от страха и голода, а потом очнулась уже здесь, в этом странном месте. Замуж её никто не взял, возраст не тот, а вот в качестве работницы она вполне сгодилась. Деревенская была, всю жизнь в деревне прожила, работать умела - вот и оставили. Только одного никак не могла принять эта женщина, того, что живет среди чудовищ...
   Кроме того, что это место другой мир я узнала и про то, что подношения медвежьему клану всегда были исключительно неодушевлёнными, и такая как я тут одна".
  
   И вот вопрос, если эти берендеи могут спокойно бывать в нашем мире, то как мне выбраться отсюда? Ведь должен же быть выход? Или нет? Запуталась совсем... голова загудела от обилия мыслей, а живот заболел от голода. Когда вообще я последний раз ела? И благодаря собственной физиологии все остальные проблемы отошли на второй план. Я подняла взгляд на Ольгу и попросила есть. Женщина радостно улыбнулась и шустро кинулась найти что-нибудь съестное. Уже через несколько минут она принесла мне большой ломоть белого хлеба, мёд и кружку кваса. Ну-у, обед так себе, но с голодухи я слопала всё что было и то что я съела, мне показалось дивно вкусным.
   А насытившись, решилась выспросить у Ольги ещё кое-что.
  
   - Скажи, Ольга, а этот клан... как они попадают в наш мир? - Я затаила дыхание в ожидании её ответа.
  
   - Я не могу тебе сказать. Но не потому, что мне нельзя этого делать, а просто потому, что не знаю. Когда попала сюда пыталась узнать и очень хотела вернуться домой, но они так и не сказали ничего, кроме того, что для меня назад дороги нет. - Ольга задумалась, и осторожно убрала посуду из которой я только что ела.
  
   А мне было до одури интересно всё, что было бы связано с моим возвращением домой. И пока я собиралась с мыслями, снова вошёл тот самый парень, которого я видела рядом с Ольгой когда проснулась. Мужчина всё ещё хмурился, и складка между его бровей стала глубже. Он подошёл к кровати на которой я сидела, и так меня оглядел, что мне стало неуютно.
  
   - Нужно поговорить, - отрывистый голос был глубоким и приятным. Несмотря на его недружелюбный вид, красота и стать этого мужчины производили на меня странное впечатление. Мне захотелось его коснуться. Сглотнув, я слегка отодвинулась от него, чтобы не поддаться искушению и всё не испортить.
  
   - Да, нужно. В общем-то, я только этого и жду, - мой энтузиазм не пропал зря, и теперь я могла наконец спросить обо всём, что меня интересовало.
  
   - Хорошо. Только скажи мне, как тебя звать? - парень замялся и оглядев меня, слегка поморщился.
  
   Это чего он? Не нравлюсь? Да быть не может! Я хоть не красавица, но уж внимание мужчин привлечь есть чем. Во первых, волосы - они у меня рыжие, длинные, и кудрявые. Да, возможно сейчас они и торчат в разные стороны, но это не повод недооценивать мои внешние данные. Фигура конечно не модельная, но тоже очень ничего. Худенькая, стройная, в детстве даже танцами занималась, так что и гибкость присутствует. Ростом правда не вышла, метр шестьдесят всего, но мне нравится. Зато любую шпильку надела - и королева! Веснушек вроде немного, да и цвет глаз красивый - серо-зелёный. Так что ему не нравится? Нашёлся тоже мне... ценитель красоты. От таких мыслей, настроение враз изменилось, и я сама не заметила что нахмурила брови, в точности уподобившись ему.
  
   - Светой меня зовут. Светлана Викторовна Порывай, - ну вот, сказала как отрезала. Пусть теперь и сам представится.
  
   - А я Ратмир из клана берендеев. Ты попала на нашу территорию, в наш лес. Мы оборотни. Колдуны, способные превращаться в медведей, - он перевёл дух и продолжил сквозь зубы, - и ты, Светлана, наше подношение.
  
   - Ах, подношение? А вы вообще в курсе, что меня силой в тот лес притащили. Я и подумать не могла, что так вляпаюсь. Это я, являюсь подношением?! Да я там чуть от страха не умерла, когда увидела медведей. Думала, они меня задерут. Откуда же мне было знать, что это не совсем медведи. В общем, произошла ошибка. Прошу вас, Ратмир, отправьте меня обратно домой, пожалуйста. - Я посмотрела на него глазами кота из Шрека, но это не помогло. Ратмир отвернулся, и каким-то уж совсем скрежещущим голосом выдал.
  
   - Я и сам не рад. В священном озере Черноводном, мы другую деву видели, не тебя. И другая нам по нраву пришлась, не ты. Только пока обряд шёл, мы не доглядели. А когда ход закрылся - поздно было. Другая дева должна была стать суженой нашей. Мы и подумать не могли, что обманут нас и вместо неё - тебя в подношение отдадут.
  
   А я злилась все сильнее. Ясно мне пока было только одно: то что я им вообще, ну вот совсем не понравилась. Ну и ладно! Хотя чего душой кривить, стало немного обидно за себя.
  
  - А не мог бы ты, нормально мне объяснить: каким образом, и зачем я тут оказалась? Ты уж постарайся, любезный, - я не удержалась и лёгкая нотка ехидства сама собой вплелась в произнесенную мной фразу.
  
   И он объяснил. Объяснил так, что мне стало плохо. Оказывается, этот Мидград существует параллельно нашему миру уже очень давно.И прежде ни один из миров не пересекался с другим. Лишь изредка всполохи энергии вызывали колебания на поверхности обоих миров, связанных тонкими нитями. Тогда особо чувствительные люди видят вещие сны или что-то ещё не подвластное другим. Таких людей на земле называют экстрасенсами. Но всё изменилось одной ночью - сотню лет назад, когда чёрный колдун сотворил проклятье. От силы этого проклятья, тонкие нити порвались и двери в оба мира приоткрылись.
  
   - Миры стали тянуть друг из друга энергию. - Ратмир внимательно следил за сменой выражений на моём лице и продолжил, - Существа из Мидграда хлынули на землю. Именно тогда один из берендеев попал в земной мир и умудрился спасти жизнь охотнику. Он спас его от волкодлаков, попавших на землю из Мидграда. И охотник, в благодарность за спасение, пообещал оплатить долг. Да только долг оплатить было не просто. Вначале нужно было закрыть дверь навсегда, а для этого понадобилось очень много сил и времени. Целых сто лет прошло, прежде чем берендеи и людские колдуны из Мидграда смогли это сделать. Все эти сто лет клан Маккула охранял врата в земной мир, чтобы больше ни одно создание нашего мира - не проникло в ваш. А на земле этим занимались избранные: потомки того самого спасённого охотника. Они платили нам дань за защиту земли. Пытаясь закрыть дверь один из колдунов вынес странное пророчество:
  
   "Из зеркала мира пусть дева придёт,
   что ликом мила и душою чиста,
   В тот час дверь закроется и свет снизойдёт,
   Чтоб тьму разрубить навсегда!
  
   Изрёкший пророчество умер в страшных муках, отравленный тьмой проклятья, и не смог поведать нам истинное его значение, а через несколько дней мы увидели в отражении вод Черноводного - лик девы. Колдуны долго искали её, пока не выяснили, что эта дева с земли. И как пришла моя очередь нести дозор, я своими глазами увидел её. Она пришла в лес и я смог рассмотреть её лучше, и больше взгляда не мог отвести. Земные охотники называли её Арина... И тогда, чтобы исполнить пророчество, глава клана повелел отдать Арину нам в качестве дани, а я попросил её в жёны. Но кроме меня в тот день её видели ещё несколько молодых берендеев и мне пришлось сражаться за неё в земном лесу прямо на границе двух миров. Но земные охотники обманули нас и нам досталось другое "последнее подношение".
   Парень сморщил нос и горько хмыкнул.
  
   Да уж, после подобных откровений не трудно догадаться, что по закону подлости, я - это самое "последнее подношение" и есть. Ведь именно вместо этой самой Арины, меня и отправили к берендеям. Но для подтверждения своих невесёлых мыслей я всё же спросила.
  
   - А... сколько там этих подношений ещё осталось? - и с надеждой распахнула глаза.
  
   - Ты - последнее подношение. Двери закрылись и больше связи с твоим родным миром у нас нет.
  
   Не-е-ет, только не это! Ну, пожалуйста, только не это! Пусть все это окажется глупой шуткой, сном, да чем угодно только не правдой! А Ратмир добил, отчеканив каждое слово твёрдым как сталь голосом.
  
   - Смирись. Ты никогда не вернёшься домой. Теперь Мидград - твой дом. Навсегда. - и все, больше он ничего мне не сказал, а меня словно обухом по голове ударили. НАВСЕГДА! Какое страшное слово...
  
   Я сидела словно оглушённая и не способная думать ни о чем кроме того, что никогда больше не увижу маму и папу, Ульку , друзей и знакомых. Никогда не приду в родной университет, не поболтаю с одногруппниками. Никогда не сяду за руль своей любимой машины, да что там... вообще не сяду больше за руль. А ещё вспомнился мой новенький планшет и куча всякой мелочи, о которой в обычной жизни даже думать некогда.
   Ратмир смотрел на меня и щурил свои красивые глаза, но даже этот мужчина не знал что сделать, когда я завыла. А завыла я так, что впору было уши заткнуть. Надрывно, со всхлипами и причитаниями о своей несчастной судьбе, которая вот так взяла и закинула меня - невесть куда.
   Проревела я дня так четыре, не меньше. За это время, хозяину надоела до чёртиков и даже Ольгу из себя вывела. Добрая женщина пригрозила мне физической расправой, если я не замолчу. Им легко говорить, это не они попали в Богом забытый мир, где существуют оборотни. Причем оборотни самых разных мастей. И Волки и Медведи... Кстати, а интересно даже, что ещё тут есть?
   Природное любопытство в первый раз сыграло мне на руку, и я успокоилась. Смириться - не смирилась, просто устала рыдать и жалеть себя. После нескольких дней невысыхающих слёз и хлюпающего носа, физиономия у меня была та ещё. И когда Ратмир снова поморщился глядя на меня, стало очень и очень обидно. Да что же он всё лицо своё кривит?
  
   - Что, так не нравлюсь? Смотреть противно? - прямой вопрос вовсе не смутил Ратмира, как я надеялась. Спокойно оглядев меня, он продолжил есть. И только Ольга - невольная свидетельница произошедшего, подавилась и закашлялась ,прижимая руку ко рту.
  
   - Нет, не противно. Просто думаю, что мне с тобой делать? Мы бились за подношение, которого был достоин сильнейший. Я выиграл, а подношение оказалось обманом. Дверь между мирами закрылась, и теперь у меня в доме живет бесполезная, рыдающая девица. Хорошо, что наш колдун обряд венчания без невесты не провёл, а не то быть бы мне женатым на тебе.
  
   Я задохнулась от возмущения. Этот индивид упорно уничтожал мою самооценку. Вначале высказался, что я не красива. Теперь говорит - что бесполезна, а дальше что? На улицу выгонит?
  
   - И что же ты будешь делать? Выбросишь меня на улицу? В мир, где я ничего не знаю и не умею? - Я отложила ложку которой только что ела наваристую похлёбку, и в гневе уставилась на мужчину. Ратмир не дрогнул. Неужели, и правда выгонит? Ой, мамочки! И куда я?
  
   - Нет. На улицу не выгоню, но отработать ночлег и еду - тебе придётся. Будешь как и Ольга, в моём доме по хозяйству помогать и в других домах клана, тоже. Шить, готовить, убирать... чем там ещё вы - женщины занимаетесь?
  
   Угрюмо насупившись, поняла, что согласиться придётся, а иначе останусь одна в чужом мире: без денег и крыши над головой. Учитывая, что у них тут зима - перспектива безрадостная.
  
   - То есть, я свободна? Никому ничего не должна? Не жена? Сама по себе? - и когда дождалась кивка со стороны Ратмира, облегчённо вздохнула. Хоть какая-то хорошая новость среди ада последних дней. Хотя... если бы он оказался моим мужем я была бы не против. Ведь чего греха таить, отпадный мужик! А уж когда я его без рубахи углядела, то пожалела втройне. Только Ратмир мною и не интересовался вовсе. Даже не смотрел в мою сторону, да и остальные внимания не обращали.
   Вот так и стала я жить в клане медведей, работницей. А за свою работу получала лишь кров да пищу. Дни потянулись, занятые делами с утра и до самого вечера. Я вспомнила, что умею неплохо готовить, чем завоевала толику симпатии со стороны некоторых членов клана. Убирала я всего в двух домах. Один из домов - был домом Ратмира, а другой - домом его сестры. А по ночам, на меня кроме усталости - наваливалась невыносимая тоска, заставляющая рыдать в подушку. По ночам в доме было холодно, и мы с Ольгой жарко топили печь, чтобы согреться. Зимними вечерами Ольга пела, а я сидела и слушала, вспоминая дом и родных. Было тяжело, но постепенно тоска отступила, оставив в сердце надежду. Я решила, что буду строить свою жизнь заново. Да, пусть и в чужом для меня мире, но жизнь продолжалась.
  
   Ратмир по-прежнему не обращал на меня внимания, да и другие мужчины тоже. Члены клана медведей часто собирались вместе по вечерам. Мне было интересно наблюдать за таким неспешным укладом жизни. Мужчины уходили на охоту, а женщины занимались воспитанием детей или вышивали. За зиму я узнала о клане много нового. Я наконец поняла куда попала, и кто живет рядом со мной. Несколько раз мне пришлось своими глазами увидеть обращение. Это было совсем не похоже на сериалы столь щедро производимые в современном мире. В них оборотни обращались только в полнолуние и всегда испытывали страшную боль. Здесь все было по другому. Чтобы перекинуться в медведя, они всего лишь надевали на себя медвежьи шкуры или амулеты с медвежьими зубами и когтями, и почти сразу обращались. Вначале меня это пугало, но увидев как спокойно берендеи ведут себя, я успокоилась.
   За время проведенное в клане я узнала и о своем положении. Оказывается, я была не простым подношением, а невестой, за которую боролись четверо членов клана, среди которых был и Ратмир. Но, оказавшись вовсе не той за кого они сражались, я сейчас находилась в положении обузы для берендея у которого жила. Он меня не хотел, я ему не нравилась, а значит и невестой считаться не могла. Ратмир отказался от меня, остальным я тоже не пришлась по нраву, вот и осталась сама по себе. Денег я не зарабатывала, уйти не могла, и клан оборотней этим воспользовался. Мне поручали самую грязную работу, не делая скидок на мое происхождение и прежнее место жительства. И я терпела, осознавая, что без них пропала бы Мидграде, или замерзла в чаще леса. Жены в дом Ратмир привести не мог до той поры - пока оттуда не уйду я, вот и было наше с ним положение одинаково безвыходным. Так мы и коротали долгие зимние вечера.
   В последнюю неделю из-за сильных холодов, члены клана Маккула почти не выходили из своих домов. Они предпочитали обществу друг друга, одинокие посиделки около жаркого огня. Ратмиру повезло, потому что он не остался один. Ведь кроме него в доме были ещё мы с Ольгой. Всю неделю в морозы я смотрела как сильный мужчина точит у огня ножи и топорик, и тихонько вздыхала. Ратмир, поймав мой взгляд, усмехался и снова отворачивался, продолжая заниматься своим делом. Да что же за мужик такой! Другой бы уже давно попытался поближе познакомиться, а этот... И ведь знает, что нравится, а ноль внимания! Зациклился на своей Арине. И почему такое откровенное пренебрежение моими женскими чарами, так задевало? Сама не знаю, но после того как Ратмир в очередной раз отводил свой взгляд, хотелось схватить лавку, на которой я сидела, и со всей силы треснуть его. Может хоть тогда внимание обратит!
   Мне было скучно. Ольга, видя моё состояние, взялась за дело, и вскоре скучать мне стало некогда. Она заняла меня рукоделием. Мне пришлось самой сшить собственный гардероб, учитывая все местные традиции. И хоть я упрямилась, желая сшить себе короткое платье, разумом отлично понимала, что выглядеть в современной одежде среди этого мира - буду крайне нелепо. Поэтому, стиснув зубы, я сшила себе длинные платья и рубахи, и даже украсила некоторые вышивкой. Ольга, скептически взглянув на творение рук моих, покачала головой, и мне стало стыдно за то, что я такая неумеха. Но в нашем мире такие умения всё чаще отходили на второй план. И хоть мне было тяжело, я была очень благодарна за то, что Ратмир помог мне с приобретением гардероба. И пусть шила я его сама, ткани на пошив он мне дал из своих личных запасов.
   Был и ещё один персонаж в эти недели морозов. Местный колдун, глава клана. Убеленный сединами старик с длинной бородой, такой же белой как снег на улице, и выцветшими слезящимися глазами небесной голубизны.
   Я слушала его истории и понемногу свыклась с мыслью о новом мире. Это была особая земля. Мидград - мир, словно сошедший со страниц сказок. Кроме волкодлаков и берендеев здесь проживало великое множество народов, духов, и созданий. О том что они существуют, точно знали лишь сами существа, да ещё, пожалуй, колдуны и ведьмы. Обычные люди, проживающие на этой земле, лишь верили в их существование. Я вздыхала, мечтая о том, что когда-нибудь своими глазами смогу увидеть хоть одно из существ. Даже не думала, что встреча с одним из них состоится уже совсем скоро.
  
   Морозы закончились и на улице заметно потеплело. В воздухе серебрились крохотные кристаллы снега, а с неба светило яркое слепящее солнце, заставляя снежный покров сверкать и переливаться подобно золотым горам. Настроение улучшилось. После вынужденного сидения в четырёх стенах, все высыпали на улицу. Кругом топились бани и мы с Ольгой таскали воду, мечтая как будем греться в жаркой баньке и какими чистыми выйдем оттуда. Я напевала себе под нос "Moscow Calling", когда услышала как меня зовут.
  
   - Светлана! - громкий окрик Ратмира заставил меня встрепенуться, и я поспешила на зов. Он стоял около двери, облачённый в шкуру. За плечами у него был мешок, а шкура так увеличивала и без того широкие плечи, что он походил на ожившую гору.
  
   - Ты что-то хотел? - Мой тихий голос приковал его внимание. Ратмир внимательно осмотрел меня и кивнул.
  
   - Да. Мы уходим к людям ненадолго, чтобы торговать. Вернёмся, скорее всего, к весне. Ты остаёшься с Ольгой, она будет за тебя в ответе. Оставшиеся члены клана присмотрят за вами и позаботятся о вашей безопасности. Когда вернусь, мы поговорим о твоей дальнейшей судьбе. Я решу, что с тобой делать дальше. Весной будет не так опасно, и я смогу увести тебя к людям.
  
   Я потупила взор, прикусив губу, и задумчиво посмотрела на Ратмира. Мне не хотелось думать о том, что скоро придётся оставить этот дом. За это время я привязалась не только к нему, но и к членам клана. Ратмир всё сильнее нравился мне, он привлекал своей силой и мощью, был надёжным и крепким как скала, и я мечтала хотя бы раз оказаться в его объятиях. Но... сам Ратмир относился ко мне как к досадной помехе. Как к простой работнице. А я страдала от недостатка внимания с его стороны, и ничего не могла поделать. Ратмир совершенно не воспринимал меня как женщину, и ещё больше меня бесило то, что предмет моих девичьих мечтаний отдал своё сердце другой. Арина, или как там звали ту девицу, вместо которой я оказалась невольной пленницей этого странного мира, жила себе спокойно в своих "Соловках", а я теперь обитала тут. Но что обиднее всего, так это то, что призрак этой девицы не позволял мне построить здесь своё счастье, потому что единственный приглянувшийся мне мужчина запал на неё. Замкнутый круг какой-то. И ведь жила себе, надеялась, так нет, оказывается придётся уходить! К людям он меня отведёт?! Животное! Выругавшись про себя, я обречённо кивнула Ратмиру.
   Проводив хозяина-берендея, я поплелась к дому. Настроение улетучилось, предстоящая помывка в бане больше не радовала и меня одолела лёгкая грусть одиночества.
   Ночью мне снова не спалось. Проворочавшись в кровати и вздыхая о своей нелепой судьбе, я встала и отправилась на кухню, чтобы выпить чаю. Хотя тот напиток, что звался здесь чаем - в принципе им не был. Это был сбор разных трав, пахнущий луговыми цветами и мёдом. Шагнув на порог кухни, я застыла с открытым ртом и чуть не уронила свечу зажатую в руке.
   Прямо передо мной, за дубовым столом сидел и распивал ароматный напиток - маленький старичок. Его длинная рубаха почти доставала до лаптей, и была подпоясана толстой пеньковой верёвкой. Из-под рубахи виднелись штаны из полосатого сукна. Он с аппетитом отправлял в рот пышную булочку и забавно пришвыркивал чаем из блюдца. Его гладко причёсанная борода блестела в свете свечи стоящей на столе.
  
   - Ну, чагой-то ты там стоишь? Иди давай, чай будем пить, - он поёрзал на лавке, покряхтел, и маленькая рука сжала очередную булку, вытащив её с большого блюда, прикрытого вышитым полотенцем.
  
   Я осторожно приближалась, ступая маленькими шагами, и беспрестанно хлопая глазами разглядывала сидящее передо мной чудо.
   Старичок внимательно посмотрел на меня и покачал головой.
  
   - Э-эх, а быстрей не могёшь?
  
   И я ускорила шаг. Плюхнувшись на лавку напротив маленького старичка я заглянула в удивительные глаза . Чёрные, словно смородина, поблёскивающие в сиянии свечи и манящие тайной.
  
   - В-вы кто? - мой шёпот ,наверное, был слышен в соседней комнате.
  Старичок слегка сморщил лицо и нахмурил кустистые брови.
  
   - Домовой я. Дед Егор. А ты милая, кто будешь?
  
   Я сглотнула, мозг отказывался принимать очевидное, хотя, прожив в клане берендеев половину зимы и наслушавшись разных рассказов о всевозможных существах, могла бы и не удивляться.
  
   - Я Света, - хотелось откусить себе язык, потому что дед Егор посмотрел на меня и, продолжив жевать, ненадолго замолчал.
  
   - Я знаю, милая, как тебя звать. Ты скажи мне вот что, кем ты Ратмирушке доводишься? Жена? Али кто?
  
   - Нет, не жена, - я скромно потупилась, а домовой усмехнулся.
  
   - В общем, так, милая. Дом этот я для Ратмирушки охраняю, да только каждый дом хозяйки требует. Ты уж тут давно, а всё ещё не хозяйка? Непорядок. И вроде девка ты красивая, а чего же Ратмирушке сердце не зажгла до сих пор?
  
   Мне стало неловко. Этот дедушка отчитывал меня за то, что я и сама с радостью бы привела в исполнение, да только как? Ратмир и не смотрит в мою сторону...
  
   - Я бы и сама с удовольствием ,как вы сказали, "зажгла", да только я ему не нужна. Он... другую любит. Сам признался. А я... наверное скоро уйду.
  
   Старичок отложил булку на стол и наклонившись ко мне выдал:
  
   - Да что за девки пошли?! Вроде всё при ней, а где ум-то? Где? Так ведь всё в твоих руках девица. Ратмир - он мужик, а мужики они ведь все ласку любят, да заботу. Ты... покажи ему, что он люб тебе. Очаруй. Глядишь, и я ещё дитятко понянчить успею. Тоскливо мне, девонька...
  
   Дед Егор подпёр кулаком бородатый подбородок, и печально смахнул слезу. Эх, у других вон, у соседей домовых, и дети и хозяйки есть. Они вместе чай пьют и по хозяйству тоже вместе... а я? Я всё один одинёшенек! Ольга вот боится меня, а ты и вовсе не замечала, пока я в открытую не показался. А ведь я, Светушка, уже давно за тобой наблюдаю... и лечить тебя помогал, когда ты болезная была. Надеялся я, что с твоим появлением Ратмирушка счастье найдёт. Ему ведь в жизни ох как не сладко пришлось.
  
   - Дедушка, расскажи мне. Научи как хозяйкой в доме стать. Он... нравится мне. - Я отвернулась, а сердце заколотилось как сумасшедшее от одной только мысли о Ратмире.
  
   Дед Егор враз оживился. Сощурившись, домовой оглядел меня с ног до головы своими чёрными глазами и вынес неутешительный вердикт.
  
   - Слишком ты тощая. Надо бы откормить тебя, а не то и детишек-то выносить не сможешь. А я научу. Помогу тебе, милая. А как Ратмирушка приедет, ты уж готова будь. Такой станешь, что глаз не оторвать.
  
   Сползая с лавки, дед Егор оправил рубаху и подошёл ближе. Вот с завтрего и начнём! А сейчас, поешь. Надо бы немного жирку на косточки, ох и худа...
  
   Я обрадовалась неожиданно предложенной помощи, и ещё половину ночи мечтала о том, как Ратмир влюбится в меня и я останусь с ним навсегда. Вот так ,сразу после отъезда Ратмира я познакомилась с дедом Егором - местным домовым, который уже на следующее утро плотно взялся за моё воспитание, намереваясь сделать из меня идеальную невесту для своего хозяина.
  
   Рассказывая Ольге о том, с кем виделась ночью, я заметила страх на её лице и очень удивилась, когда женщина перекрестилась несколько раз и прижала руку к губам.
  
   - Ничего не хочу слышать. Это же нечисть! Не хочу даже знать, не говори ничего.
  
   Я пожала плечами. Ольга, передёрнувшись от отвращения, ушла в горницу, а я осталась на кухне. И не успела я даже подумать о том, чтобы увидеть домового вновь, как позади меня раздалось кряхтение. Быстро обернувшись, я застыла с улыбкой на лице. Прямо на печи, хитро улыбаясь, сидел дед Егор. Он болтал своими ногами, обутыми в большие лапти. Глядя на него при свете дня, я с неудовольствием отметила, что одежда на нём рваная и грязная. Проследив взглядом за тем, как я гляжу на его одежду, домовой усмехнулся.
  
   - Одежонка моя не по нраву? Так это оттого, что хозяюшки в доме нет. Мы ведь домовые как устроены, ежели дом в полном порядке - и мы как цари-короли выглядим, а ежели в доме уюта нет, то и мы на оборванцев похожи. Я с Ратмирушкой давно, но он больше с охотой ладит, чем с домашним хозяйством. Э-эх, вот у главы клана: у Маккулы самого, так и дед Еремей што модник ходит. И штаны у него новые шелковые, и рубаха красная! Аж, зависть берёт! А я...
  
   Дед Егор махнул рукой, и я приняла решение: во что бы то ни стало добиться того, чтобы и у нашего домового непременно появилась и новая рубаха, и новые штаны, и даже сапоги вместо драных лаптей. Все для этого сделаю! Да он ещё гордиться будет, что этому дому - такая как я в хозяйки досталась. И началось...
   Дед Егор учил меня всему. И правильно мести, и готовить, и стирать , и пироги печь. В общем, через недели две дом сиял чистотой. Ольга занималась шитьём и вязанием половиков, а я усиленно приводила жилище Ратмира в уютное гнёздышко. Только бы оценил, только бы внимание обратил. Кроме уроков домоводства, дед Егор всерьёз взялся за моё питание. Но я толстеть не собиралась, и мужественно сопротивлялась ежедневным попыткам домового впихнуть в меня как можно больше сдобных булок.
   По вечерам я вспоминала свой мир, оставшийся где-то далеко, и плакала от тоски, свернувшись калачиком на большой кровати с мягкой периной.
   Ольга, на все мои попытки приспособиться, смотрела неодобрительно, но особенно ей не нравилось что я вожу дружбу с домовым. Как только женщина заставала нас за одним столом, тут же недовольно кривилась и уходила. В отношениях с землячкой появился разлад. Я видела: Ольга всё чаще сердится без особой на то причины, но старалась сдерживать свой нрав и никогда не грубила ей, ведь мне было стыдно ругаться с той, кто помог спасти мне жизнь и ухаживал за мной.
  
   Время летело незаметно. Дел прибавилось, и я начала испытывать удовольствие от домашней работы. К тому же, с дедом Егором мы теперь были словно два неразлучника. Домовой называл меня ласково: Светушка, и таскал мне разные гостинцы, когда возвращался от своих друзей. Вскоре, и в наш дом пожаловали первые гости.
   Пришли сразу двое: домовиха Матрона и её почтенный супруг. Долго раскланивались и разглядывали изменения, произошедшие в жилище Ратмира, а после ,лопали и нахваливали пирог с брусникой. После долгих душевных разговоров пара домовых ушла восвояси, а я повернулась к деду Егору и улыбнулась.
  
   - Ну как? Хорошо я справилась?
  
   - А то как же... Ох, батюшки, погляди-ка! - Дед Егор развел руками, и я с изумлением увидела как заплатки на его штанах испаряются. А полосатая ткань штанов меняется на яркий синий цвет. Домовой завороженно глядел на обновку, выставляя свои ноги и так, и эдак, улыбался, и его гладкая борода подрагивала. - Охо-хо, может статься, что и мне повезёт. Глядишь, свадебку сыграем так и у меня хозяйка появиться! А коли появиться? Как я её назову? Пригладив волосы, дед Егор откланялся и исчез, оставив меня с выражением лёгкого недоумения на лице.
   Интересно, что это значит? Неужели, вторая половинка у домовых появляется только тогда, когда хозяин дома женой обзаводится? Ну, время покажет так ли это на самом деле. На сей раз, ложась в постель, я почти не думала о своей прошлой жизни. Её заменили новые ожидания. Блага цивилизации стали благополучно забываться и в памяти всплывали только лица родителей и друзей. Мне стало казаться, что я всю жизнь жила в этом доме.
   Через месяц моих с домовым стараний, я превратилась в "завидную", по мнению деда Егора, невесту. Теперь я умела и делала руками практически всё. Кроме безвылазного сидения в четырёх стенах к моим теперешним обязанностям добавились новые.
   Закапала капель, солнце стало печь сильнее, и весна тихо вступала в свои законные права. Скучать мне было некогда, и о Ратмире я вспоминала разве что одинокими ночами. А как же? Мы - женщины, без мужской ласки и нежности долго не протянем. Неизменно зачахнем раньше времени. Тепла всем хочется, и я не исключение. Не хватало мне поклонения, и интереса мужского хотелось. Чтобы и комплименты, и цветы, и все что в таких случаях полагается. В общем, очень хотелось романтики. Отчего я вздыхала по ночам и томно пялила глаза в потолок, мечтая о любви.
  Дед Егор успокаивал меня, лелея мои матримониальные планы. Остаться одной в этом чужом мире мне хотелось меньше всего, а кандидатур - кроме Ратмира, на горизонте не маячило. Кроме того, разве не он ответственен за мою персону? Раз уж по вине его горячо любимой Арины мне приходится жить в этом странном мире, пусть он и отдувается.
  И вот, сама судьба решила мне помочь: завоевать сердце молодого берендея. В один из вечеров, нажарив пышных оладушек, мы вместе с домовым попивали чай и наслаждались обществом друг друга. Дед Егор стабильно выдавал очередную порцию нравоучений и следил за тем, чтобы мой в мой желудок попало как можно больше ароматных кругляшей. А я, подперев подбородок рукой, макала оладьи в рубиновую лужицу малинового варенья и щурилась от удовольствия. Но вечернее чаепитие неожиданно прервал звук рога, трубный и громкий. Мы с домовым разом подскочили и кинулись в сени. Особенно страшно стало, когда дед Егор объяснил что такой звук, использовали в случае опасности. Выбежав на улицу, мы стали свидетелями возвращения берендеев. ТОлько возвращение это было не радостным. Большие ворота открылись и двое мужчин внесли носилки. Весь клан быстро образовал кольцо возле прибывших, закрыв мне обзор. Но так как я уже давно считалась в клане берендеев "своей", то незамедлительно потопала вперёд чтобы посмотреть и утолить свое любопытство. Дед Егор не отставал. Домовой вцепился в мою юбку и семенил рядом, быстро перебирая маленькими ногами и бубня что-то себе под нос.
   Как только мы подошли, растолкав локтями членов клана, моим глазам предстало бледное лицо Ратмира. Потому, что именно мой долгожданный берендей лежал на носилках и не подавал никаких признаков жизни. Я почувствовала как по позвоночнику прошёл озноб. Ратмир лежал на животе, а из его могучей спины торчало несколько стрел. Такое я только в кино видела и не представляла, что когда-нибудь столкнусь с такой ситуацией. Спина берендея была похожа на ощетинившегося ежа. Наконечники стрел были отломлены и торчали неопрятными острыми краями. Несмотря на холод, Ратмир был только в тонкой рубашке, которая вся пропиталась от крови. Меня слегка замутило. Бледное лицо и закрытые глаза говорили о том, что мужчина без сознания.
   Дед Егор, видя такое положение своего хозяина, заохал и запричитал. А глава клана берендеев - седобородый старик Маккула, махнул рукой в сторону дома и приказал отнести Ратмира туда. Все разом засуетились, выполняя приказ главы, и я тоже поспешила в дом. Там, мы с домовым быстро нагрели воды и принесли чистые тряпки, чтобы перевязать Ратмира. Кроме нас явилась и старая бабуся. Эта сморщенная старушенция командовала двумя молодыми парнями. Абсолютно одинаковые молодцы ловко вытащили стрелы, и спина Ратмира теперь напоминала окровавленный кусок мяса. Поколдовав над бессознательным телом ещё немного, старушка остановила кровь, а после бережно смазала раны мазью с запахом хвои. Парни, приподнимая Ратмира, быстро перевязали его, и скоро берендей снова лежал на животе, свесив с кровати свои могучие руки.
   Старушка строго глянула на меня и, отдав мне распоряжение не спускать глаз с Ратмира и следить чтобы у него не было жара, спокойно ушла. Ольга ,убрала окровавленные тряпки и тоже вышла. Я осталась с раненым берендеем один на один. Присев на корточки рядом с кроватью, я нежно убрала каштановые пряди, бережно заправив их за ухо Ратмира. Даже в таком виде, берендей казался сильным. От него так и веяло мужественностью и моё сердце сжалось. Несмотря на состояние Ратмира я почему-то совсем не испытывала к нему жалости. Напротив, меня одолевал гнев на берендея, за то, что не смог дать отпор и позволил довести себя до подобного состояния. Кто же так поступил с тобой? За что?
   Послышалось шуршание, и я, повернув голову, вновь увидела домового. Дед Егор держал в своих руках маленький кувшин. Смахнув слезу, домовой подошёл ближе и водрузил свою ношу на широкий табурет, пристроенный рядом с кроватью.
  
   - Вот, Светушка. Коли у Ратмира жар начнётся, так ты его этой водицей оботри. Это вода не простая. Ведьмина вода это! Уж как она хороша... все болезни вылечит. Ратмирушка быстрее на ноги поднимется. Мне её знакомая ведьма пожаловала. Ты уж прими, Светушка. Только не побоишься ли? - дед Егор печальными глазами посмотрел мне в лицо, и я быстро схватила кувшин.
  
   - А чего тут бояться? Тем более, что это мой шанс, дедушка. Мужчины, когда беспомощные, из них же верёвки вить можно. Вот очнётся Ратмир и будет так мне благодарен за уход, что никуда не выгонит. А если повезёт, то и посмотрит на меня другим взглядом. А я постараюсь: такой заботой его окружу, что он меня сам отпустить не захочет.
  
   Дед Егор хитро улыбнулся.
  
   - Эх, хорошая ты девка! Гляди мне, Светушка, с Ратмира глаз не спускай, а я пойду и узнаю, что с ним приключилось.
  
  
  
   Глава 3
  
   Почти всю ночь Ратмир бредил и горел от жара. Он то рычал, то бессвязно бормотал что-то, а я старательно обтирала его лицо той самой водой, что дал мне дед Егор. Аккуратно прикладывая ко лбу и щекам берендея тряпицу, смоченную в волшебной воде, я как минимум ждала чуда чудного, но мои ожидания не оправдались. Вода оказалась самой обычной, и легче ему не становилось.
   Просидев у постели Ратмира всю ночь, к утру меня сморил сон. Я уснула рядом с его постелью прямо на полу и проспала до тех пор, пока не явился домовой.
   Дед Егор осторожно погладил меня по плечу, и я вскинулась, испуганно потирая глаза и пытаясь понять: где нахожусь. И только увидев перед собой знакомое лицо тут же успокоилась.
  
   - Это ты, дедушка? - я встала потирая спину, нещадно ноющую от неудобного положения и твёрдых досок пола.
  
   - Как ты, Светушка? А Ратмир? Вода помогла? - дед Егор был грустным и каким-то подавленным, и моё сердце сжалось от нехорошего предчувствия.
  
   - Нет. Не помогла. Хотя... - я взглянула на Ратмира и прикоснулась рукой к его щеке и лбу. Жар спал! Невероятно, но глядя на берендея сейчас, я понимала, что он уже не выглядит таким бледным и дыхание его выровнялось. Кровь, пропитавшая тканевую повязку, почернела и засохла.
   Переглянувшись с домовым, мы принялись за работу. Осторожно, слой за слоем, мы снимали старую повязку и пропитывали её водой, чтобы не причинить Ратмиру боли. А когда я увидела спину берендея, удивиться всё же пришлось. Ведьмина вода помогла и раны стали затягиваться! Пусть и не как в сказках, за считанные минуты, но прогресс был налицо. Я облегченно вздохнула и вновь промыла раны волшебной водой, а после намазала их той самой мазью которую использовала старуха, лечившая Ратмира вчера. По комнате поплыл слабый аромат хвои, и берендей заворочался.
  
   - Тш, тише, не двигайся. Тебе пока нельзя, - я прижала руки к плечам Ратмира и он успокоился, но глаз так и не открыл.
  
   - Он спит и будет спать пока раны не затянутся. Так Нахора сказала. - На мой вопросительный взгляд дед Егор тут же ответил, - та старуха, что вчера его лечила. Она ему сонный корень дала, чтобы от боли не мучился.
  
   Дед Егор взобрался на табурет и продолжил говорить.
  
   - Эх, девонька, это прошлое его возвернулось. Так и знал я, что Ратмирушке ещё аукнется старая его судьбинушка. Ох, знал...
  
   Я наложила последний слой повязки и повернулась к домовому.
  
   - Расскажи, дедушка.
  
   - Эх, давно это было... Когда наш клан ещё слыл одним из самых сильных среди берендеев. Маккула могуч был да и правил всегда справедливо и жилось всем в клане тогда сыто и довольно. Ратмир, почитай, ребёнком был. Мальцом, годов четырёх от роду. Отец его и мать среди членов клана в почёте были. Только одна напасть была: волкодлаки. Несметные полчища, тьма тьмущая волков. И воевали между собой берендеи да волкодлаки, а берендеи почти всегда верх над волками брали, всегда выходили победителями.
   В ту пору поселение наше далеко от этого места стояло, рядом с людскими княжествами. А волкодлаки не только с нами не ладили, а ещё и людской род донимали. Вот Маккула и взялся людских князей от набегов волчьих защищать.
   Мать и отец Ратмира при очередном волчьем набеге погибли, и он остался сиротой. В тот день волки напали на поселение людей ночью, и весь клан берендеев бросился на защиту. Оба его родителя погибли в когтях Свилена . Этот волкодлак тогда молодой был, сильный, он за одну ночь много наших подрал. Мне другие домовые сказывали, что прямо в глотку цеплялся и всё... никто после него не выжил. С той поры Ратмир один остался. Ну, не считая меня, я ведь в ту ночь тоже осиротел.
  
   Домовой вздохнул, утёр крупную слезу и продолжил.
  
   - Только и Свилен не всесилен был. В ту страшную ночь много и берендеев, и волкодлаков, и людей полегло. Свилена ранили, а волки когда отступали оставили его в лесу помирать. Видно думали, что он не выживет. Но ему повезло. Свилена нашла княжеская дочь и пригрела, втайне от родителей. В человечьем обличье он ей полюбился, и она прятала его и выхаживала. А как узнал он что его свои же бросили, рассвирепел. Ушёл в леса, собрал свою стаю и княжескую дочку прихватил.
  
   Долго затишье было: волкодлаки не нападали. Всё потому, что Свилен решил власть перехватить для себя. Пока у волков грызня была за право править, нам спокойнее жилось. Лишь изредка небольшие стаи пытались воду мутить. На нашу беду после войны с волкодлаками у нас потери были большие. Клан поредел сильно, да и детей у нас в клане родилось мало. Всё время пока Ратмир рос, он волкодлаков ненавидел сильнее всех в клане. И хоть сиротой он был не единственным, да держался всегда особняком. Вначале и не приметил никто, а после уже поздно было. Парень одиночкой стал. Сильным, но одиноким. Так и жил до сей поры всё один да один. И силищи в нём много, и тепло в сердце есть, а подарить его не подарил никому. Натерпелся он. Насытил душу свою холодом. Всё мечтал со Свиленом поквитаться.
   Тем временем, Свилен своего добился и стал вожаком. Только и на его землю недавно беда пришла. Стали пропадать молодые волчата. Уйдут в лес, и поминай как звали... А Ратмир в ту пору всё на охоту ходить повадился, вот и подумали на него. Маккула, чтобы Ратмира спасти, отправил его призрачную границу с вашим миром охранять. А Свилен всё искал того кто волчат убивает.
   Нынче, когда наши с людьми торговать пошли, Свилен Ратмира в лесу встретил. Слово за слово... в общем, ссора меж ними вышла. Пока друг с другом боролись, люди князя их стрелами угостили. Пришлось уходить. Теперь Свилен требует , чтобы Ратмира ему отдали за тех волчат, что пропали. Свирепствует, говорят, и слышать ничего не хочет. Не верит он, что Ратмирушка наш не виновен. Только берендеи ему Ратмира не отдали, сказали, чтобы в клан пришёл и сам с Маккулой говорил, а Ратмира раненого домой принесли.
  
   Я слушала и не могла понять, отчего на берендеев напали люди князя, если клан их всегда защищал?
  
   - А почему люди князя напали на Ратмира и стреляли в него?
  
   - Так, князь-то, узнал что один из его внуков пропал в лесу. Получил весть от своей дочери, что она потеряла сына. Ведь младшая княжна не просто выходила Свилена, она пошла за него замуж и родила трёх сыновей. После того как люди и волки породнились, Свилен запретил им нападать на княжество. Люди перестали просить у нас защиты и давно живут в мире с волками. Оттого мы и ушли в леса и выходят берендеи отсюда только чтобы торговать.
  
   - Но, я уверена, Ратмир не стал бы убивать молодых волчат. Он не такой. Я почти не знаю его, но верю в его невиновность, - я закусила губу задумчиво уставившись на спящего берендея. Я верила, что он не мог совершить ничего подобного. Ну не мог! Нет у Ратмира в глазах злобы. Наоборот, он притягивает к себе надёжностью.
  
   - То-то и оно... никто в клане не верит в россказни волков. Все знают Ратмира добрым и справедливым. Даже если он ненавидит волкодлаков, то никогда бы не стал охотиться на молодняк. Только Свилен упёрся так, что не свернёшь. Одно твердит, что он виноват и требует его выдать. Дескать, волки сами его судить будут. А у волкодлаков какой суд? Убьют его болезного и всё. Ох, бедный мой хозяин даже защититься не сможет. А ведь Свилен почти победил его там, в лесу. Может и хорошо, что люди напали... берендеи в это время успели Ратмира унести. А когда Свилен спохватился, уже поздно было. Нападать на весь клан он станет, не хочет новой войны между волкодлаками и берендеями. А сегодня в ночь Свилен гонцов прислал... требует отдать Ратмирушку. Ох, горе-то какое, горе-е-е. Мало мой хозяин намаялся? Ведь все один, сирота сиротинушка-а-а.
  
   Дед Егор протяжно взвыл. Мне было до слёз жаль и Ратмира, и домового. Ведь если Ратмира убьют, то и дед Егор исчезнет точно так же, как исчезли его родители - домовые после гибели матери и отца Ратмира. Что же делать? Как Ратмира спасти? Чтобы обвинения отвести, нужно истинного убийцу волков отыскать. Только как?
  
   - Надо настоящего преступника найти! - я воинственно сжала в руке мокрую тряпицу.
  
   - Чего?! Чего найти?! - дед Егор удивлённо вытаращил заплаканные черные глазищи.
  
   - Я говорю, настоящего злодея надо отыскать и тогда Ратмиру не будет грозить расправа, - я задумалась, а домовой слез с табурета и подошёл ближе.
  
   - Эх, Светушка, если бы только это... Клану теперь придётся Ратмира отдать. Волкодлаки сильнее сейчас, их больше, а Маккула одряхлел. Так теперь ещё и люди на нас ополчились! Всех пропащих - нам пеняют! Слухи поползли, не остановишь! Рты всем не заткнёшь, а наш клан поредел давно: ещё с прошлой войны. Где уж Маккуле сейчас защитить Ратмира? Он его Свилену отдаст. Мне Матрона рассказала. Вот нынче ночью и отдаст.
  
   - Но так нельзя! - я даже села от неожиданности. - Он не виноват! Как можно вот так: без суда и следствия ни в чём не повинного человека... ой, прости, берендея выдать. Дедушка Егорушка, нужно что-то придумать. Как же так?
  
   - Эх, девонька. Почитай последнюю ноченьку мы с тобой видимся, а уж опосля... не поминай лихом! - домовой будто не слышал того, что я говорила. Понурив голову, дед Егор растворился в воздухе как только ушёл за печь.
  
   Ну уж, нет! Если никто Ратмира не защищает, это сделаю я! Что я, столько времени зря азы домоводства заучивала? Чтобы мой шанс вот так взял и отобрал какой-то волкодлак? Ещё чего! Только на душе всё ещё было неспокойно, и страх невольно холодил сердце. Ладно, подождём прихода волкодлаков, а там и посмотрим... по обстоятельствам.
  
  
   Ночь пришла слишком быстро. На дворе зажгли огни и выставили охрану у ворот. Долго ждать не пришлось. Свилен явился, как и обещал, стоило только солнышку закатиться.
   Волкодлаки остановились у ворот и дозорные тут же доложили об их прибытии. И Маккула вышел встречать своих прежних врагов. Кроме него во дворе было много сильных берендеев,тех кто мог дать отпор в случае опасности. Все они стояли нахмурившись, и у всех на лицах застыли жуткие гримасы.
   Я тоже вышла во двор, кутаясь в тёплые одежды, и во все глаза смотрела на явившихся волков.
   Их было всего шестеро. Шесть сильных мужчин. Все как один с длинными волосами, со шкурами на плечах и в сапогах отороченных мехом.
   Одного взгляда на них было достаточно, чтобы вычислить Свилена. Он был гораздо выше и крепче остальных, шире в плечах, а на груди у него висела крупная металлическая пластина в форме головы волка. Маккула долго о чём-то говорил с ними, а после направился к дому Ратмира, и Свилен в сопровождении двух мужчин пошёл следом за ним. Я стояла рядом с крыльцом и когда волкодлаки двинулись в мою сторону, меня слегка затрясло. Когда они подошли ближе, мне представилась возможность гораздо лучше рассмотреть вожака стаи.
   Свилен был огромным, даже мощнее Ратмира, а взгляд волка был тяжёлым. Из-под кустистых бровей меня прожгли огнём серые глаза. Пристальный взгляд. Холодный, полный непримиримости, гордый и злой. Он был не брит, подбородок волка покрывала жёсткая щетина. Одежда на Свилене была добротной, тёплой, и вся покрыта странной вышивкой. Я смотрела, а он всё приближался. На вид вожаку стаи волкодлаков было около пятидесяти. Захотелось поёжиться от его взгляда, но я продолжала мужественно стоять у него на пути, не собираясь позволить ему наложить свои лапы на Ратмира.
   Когда Свилен подошёл к крыльцу, я встала перед входом.
  
   - Светлана? - Глава берендеев удивлённо посмотрел на меня и сделал знак рукой, предлагая мне отойти.
  
   Я набрала в грудь побольше воздуха и покачала головой.
  
   - Нет. Никто не заберёт Ратмира до тех пор, пока он не выздоровеет и не сможет сам отвечать за себя.
  
   Свилен остановился и с интересом уставился на меня. Взгляд волка повторно прожёг меня всю и я всё же поёжилась. Усмехнувшись, Свилен вновь сделал шаг в сторону крыльца, попутно отодвинув меня в сторону. Но он не знал, что я так просто не сдамся! Обежав мужчин, я загородила своим телом двери и развела в руки в стороны.
  
   - Нет. Не пущу! - сверкнув глазами и зло смотря на волкодлака, я с такой силой прижалась к двери, что лопатками почувствовала каждый её выступ.
  
   - Ты кто? - Свилен остановился передо мной и скрестил руки на могучей груди. А Маккула, опираясь на длинный посох, устало вздохнул.
  
   - Я ... - я не знала, что ответить и не придумала ничего лучше, чем ляпнуть: "Жена"!
  
   Маккула удивлённо уставился на меня, но промолчал, ожидая, что станет делать Свилен.
  
   - Жена? Впервые слышу о том, что у охотника есть жена, - Свилен вновь сделал попытку отодвинуть меня от двери, но я упиралась, не желая уходить. Волки стоящие рядом с предводителем занервничали. Мне даже показалось, что из груди одного из них донёсся слабый рык.
  
   - Не пущу! Сказала, не пущу! - я упрямо стояла на своём, прижимаясь к дверям дома.
  
   - Отойди, женщина! Пока не покалечил, - Свилен говорил спокойно, но видно было, что он очень зол.
  
   - Нет! - мой крик разнёсся по двору и члены клана берендеев притихли, напряжённо вслушиваясь в то, что происходило между мной и вожаком стаи волкодлаков.
  
   - Охотник убил моего сына и волков из моей стаи. Много волков, совсем ещё щенят. Уйди с дороги, говорю! - Свилен повысил голос и схватил меня за руки, оттаскивая от двери.
  
   - Он не убивал! Это был не он! Чем докажешь, что это сделал Ратмир? Нельзя его судить только из-за глупых совпадений и чьих-то слухов. Это был не он. Он не такой, понимаете?! Не такой! - я закричала, когда Свилен попросту отбросил меня в сторону и я, пролетев через все ступеньки, упала на снег. Больно оцарапала руки о корку снега, которая ещё днём была мягкой, а к вечеру застыла, превратившись в хрупкий и колкий лёд. Пришлось закусить губу, чтобы не разрыдаться, и я кинулась вслед за мужчинами, которые избавившись от меня спокойно вошли в дом. На пороге дома Ратмира остался только Маккула, который печально смотрел на меня своими выцветшими глазами.
  
   - Как вы можете?! Почему ничего не сделаете, чтобы остановить их?! - ответа я не получила и кинулась в двери. Распахнув её я рванула в дом, по пути наткнувшись на лавку и больно ударившись о неё. Чертыхнулась, и успела как раз вовремя, чтобы увидеть, как Свилен стоит над спящим Ратмиром, и внимательно смотрит на берендея сузив свои стальные глаза.
   Я побежала вперёд, но двое волков перегородили мне путь. Тёплый полушубок я сбросила и теперь стояла в одном платье, с растрёпанными рыжими волосами и сжатыми в тонкую полоску губами. Снова сделала попытку прошмыгнуть мимо них, но меня легко оттолкнули.
  
   - Лучше уйдите с дороги, - я шипела словно кошка.
  
   Свилен, стоя ко мне вполоборота, повернулся и снова уставился на меня. Один из молодых волкодлааков рыкнул. Причём рыкнул так, что у меня поджилки затряслись от страха, но полная решимости я продолжала попытки обойти двух стоящих передо мной мужчин.
  
   - Пропустите её, - голос Свилена заставил волков подчиниться и они расступились, дав мне возможность шагнуть к постели Ратмира.
  
   - Умоляю, выслушайте, - я смотрела на вожака волкодлаков полными мольбы глазами, - он не виноват! Не станет такой человек убивать невиновных. Если бы хотел отомстить, то убил бы вас.
  
   Я ожидала ответа от Свилена, но он рассмеялся. Низкий хрипловатый смех прервался так же резко, как и начался.
  
   - Человек? Это ты человек, а он всего лишь зверь. Такой как мы. Я его забираю, а как придёт в себя, буду судить по волчьему закону. Смерть - за смерть, это справедливая кара. Но... твоя отвага тронула меня, женщина. Жена ты ему или нет, мне всё равно... но если он и впрямь дорог тебе, тогда пойдёшь вместе с ним, а если нет... решать тебе.
  
   Дорог ли мне Ратмир? Да, нравится. Да, он единственный, исключая Ольгу и деда Егора, кто вызывает у меня доверие и чувство защищённости в этом странном мире. И да, он мне дорог. Я думала, но недолго и решение пришло само собой.
  
   - Я пойду с вами, - мой голос был на удивление твёрдым, - я пойду с вами и сделаю всё, чтобы сохранить ему жизнь.
  
   Свилен задумчиво смотрел на невысокую девушку . Как есть пигалица! Рыжая, в веснушках, одета просто, а сама больше напоминала ребёнка, чем женщину. Худенькая, со встрёпанными волосами и... странная. Он не понимал чем она расположила его к себе, но ему захотелось ей поверить. Слишком отчаянно она пыталась защитить берендея. Она напомнила ему его жену. Княжна Ярославна тоже была немного с придурью, а иначе как бы она спасла ему жизнь? Но, Свилен был вожаком и не имел права на ошибку. Слишком много молодых волков погибло, а в злодействе винили только одного - Ратмира. Его стая спросит с вожака, получил ли виновный по заслугам? И он обязан наказать берендея. В его сердце не должно быть жалости к врагам, иначе всё чего он достиг с таким трудом, пойдёт прахом. А девушка? В душе ему было жаль этого маленького воробушка, что же, пусть проведёт со своим милым ещё несколько деньков. Пусть попрощается...
  
   Собирайся, - Свилен кивнул двум сопровождающим и те, не особо церемонясь, подняли бессознательное тело берендея и вынесли его на улицу. Следом за ними вышел и сам Свилен.
  
   Я заторопилась, бездумно хватая вещи и стараясь не поддаваться панике. Дед Егор объявился сразу после ухода волкодлаков, причитая заунывным голосом и роняя крупные слёзы.
  
   - Дедушка, не реви, лучше помоги мне, - я металась по комнате стараясь одеться теплее и захватить все необходимое для Ратмира. Ведь его вынесли совсем без одежды. Не дай бог, заболеет ещё.
  
   - Светушка, ох, и что мне теперь делать горемычному-у-у? - дед Егор хоть и ревел, но зря времени не терял, сноровисто укладывая вещи в узел.
  Через несколько минут я уже стояла на пороге, обутая, одетая и с узлом в руках.
  
   Из дома выбежала Ольга, утирая слёзы землячка подала мне туесок.
  
   - Вот, там еда и вода, держи, пригодиться. - Женщина обняла меня и отступила. - Не понимаю я тебя. Осталась бы в клане и жила спокойно. Откуда ты знаешь, что это не Ратмир? А вдруг всё же он?
  
   Дед Егор, стоящий рядом со мной, резко обернулся и так ругнул женщину, что она от страха побелела и бросилась обратно в дом.
  
   - Дедушка, ты Ольгу не обижай, она не виновата. Прости меня, дедушка, если что... - Я с чувством обняла домового, наклонившись к нему, и даже чмокнула в мокрую щёку. В ответ домовой сунул мне в руки маленький свёрток.
  
   - Вот, Светушка. Оберег тебе смастерил. Носи у сердца, чай поможет в трудную минуту. Ты уж помоги хозяину моему, да о себе не забывай. А я ждать вас буду. Вот как есть буду ждать! Да на Маккулу не серчай, не может он по другому. Ему или одного своего побратима отдать, или всех сразу в бой отправить на верную смерть. Перевес на стороне волков сейчас, не на нашей. Ты уж прости его. Он и сам стоит белее снега, так его душа болит да разрывается. Ну а ежели помирать мне судьба, то уж помни меня, Светушка. Без хозяина и мой век короток будет. А ты иди, милая, иди.
  
   Домовой ещё долго махал мне рукой, пока волкодлаки укладывали Ратмира на сани, стоящие за воротами. Проводить нас вышел Маккула и несколько молодых членов клана.
  
   - Береги себя, девушка. И Ратмира... тоже, ну а если не выйдет ничего... ты можешь вернуться. В клане тебе будут рады. Ты не думай, что мы к тебе плохо относились. Просто не умеем мы по другому. К тому же, ты - человек, а люди нас не особо жаловали во все времена. Боятся нас люди... Прощай, не поминай лихом. Да если вернуться сумеешь, как родную тебя примем.
  
   Маккула отвернулся, понурив голову, и скрылся за воротами, а я принялась укутывать Ратмира, чтобы не замёрз. Дед Егор приволок тёплый тулуп, такой огромный, что в него смело завернулось бы несколько таких как я. Всё же ещё холодно. Весна только-только в пору вступает, да и снег ещё не стаял. Поёжившись от холода, я пошла в след за санями.И волкодлаки пошли следом за мной. Свилен сидел рядом с Ратмиром и даже не смотрел в мою сторону. Рядом со мной шёл один из волкодлаков, другой вёл в поводу коня и ещё трое шли впереди, словно прокладывая путь.
   Идти через тёмный лес было страшно. Это они, наверное, в темноте видят как кошки, а мне ничего не было видно. В очередной раз споткнувшись, я грохнулась на снег. Идущий рядом со мной мужчина, резко дёрнул меня за руку заставив подняться, и легко подтолкнул вперёд.
  
   - Я н-ничего не вижу, - протянув руку, я коснулась своего провожатого.
  
   - Эй, жена берендея, иди в сани. - Голос Свилена раздался чуть впереди. Крепче сжав узел с вещами я подошла к саням, увлекаемая одним из волков. - Садись. Если ты не будешь тащиться позади, мы будем двигаться быстрее.
   Как только я влезла в сани, опять же с помощью волкодлака, тут же принялась на ощупь искать Ратмира.
  
   - Почему вы не зажжёте огонь? Факел или головню, или фонарь? Так ведь светлее.-
  Я устроилась удобней, нащупав мягкие волосы Ратмира. И переложила его голову к себе на колени. И как он не замёрз только, бедный. Но вопреки всему, от берендея шло тепло, и я тут же подползла ещё ближе, прижимаясь к нему всем телом в стремлении согреться. Так и устроилась, полулёжа. Было немного неудобно, ведь голова берендея лежала на моих ногах, зато стало гораздо теплее. Вдвоём всегда теплее.
  
   Смех волкодлаков заставил обернуться, и я принялась напрягать своё зрение в попытке увидеть хоть что-то. Они смеялись, а после снова заговорил Свилен.
  
   - Мы не люди, нам свет ни к чему. А ради тебя разводить огонь и привлекать местную нечисть, не хочется.
  
   Я замерла, стараясь осознать сказанное вожаком.
  
   - Ты лучше держись крепче! Сейчас не пойдём, а полетим. - Волки снова захохотали, а я попыталась на ощупь найти точку опоры. Хорошо, что сани были глубокими, и я пыталась успокоить себя, что бояться мне нечего. Хотя на самом деле, мне было дико страшно. Одна в лесу. С волкодлаками. Даже дед Егор говорил о них со страхом в голосе. А мне - иномирке чего от них ждать? И я тихонечко молилась про себя, надеясь на то, что меня не съедят.
  
   А сани в это время, и правда, почти летели. Вернее, это конь понёсся с такой скоростью, что меня откинуло назад. Но рядом лежал Ратмир и я вцепилась в него. Стараясь прикрыть его и себя от ветра, я спрятала лицо за воротником тулупа.
  
  Рядом с санями бежало сразу шесть огромных волкодлаков. И даже хорошо, что я совсем не видела их, иначе, лежала бы сейчас точно в таком же состоянии, как и Ратмир. Зато я отчётливо слышала их рычание. Волки, обернувшись, заставили несчастное животное нестись вперёд, легко направляя его в нужную сторону. Конь шарахался от огромных зверей и бежал всё быстрее и быстрее. Оставалось надеяться что сани не перевернуться, и мы доберёмся живыми.
  Вскоре я привыкла к покачиванию саней и к непроглядной темноте. Страх отступил, и его место заняла усталость. Пригревшись рядом с берендеем, я сама не заметила как уснула.
  
  
   Как прибыли в стаю - не видела, так как было темно, и я элементарно проспала. Открыла глаза уже на территориях волкодлаков. Наш путь в стаю Свилена занял почти всю ночь, и сейчас на улице только-только занимался рассвет, слегка окрасив горизонт розово-лиловым цветом. Даже ночные тени ещё не отступили прочь, да и сама ночь пока не ушла.
   Сани в последний раз качнулись и остановились. Конь, запряженный в них,всхрапывал от быстрого бега и перебирал передними ногами, сбивая копытом мерзлую землю. Вход на земли волкодлаков скрывали большие ворота и дозорные вышки. Один из обернувшихся волков засвистел, и от его громкого свиста я проснулась. Пока Свилен помогал мне выбраться из саней, остальные волкодлаки принялись оборачиваться, и к тому моменту как мои ноги ступили на землю стаи, все оборотни уже приняли человеческий облик.
   Стоя около санок я сразу продрогла до костей, выбивая зубами барабанную дробь и трясясь всем телом. Но нужно было подумать не только о себе, но и о Ратмире, поэтому, слегка оттеснив вожака волкодлаков , я заглянула в сани и заботливо прикрыла берендея.
  
   - У тебя будет ещё один день и одна ночь, - вожак развернул меня в противоположную сторону от Ратмира, - успеешь и заботу проявить и попрощаться.
   Свилен хмыкнул и подтолкнул меня вперёд - к воротам, которые как раз открывали дозорные.
   Я следовала за оборотнями, беспрестанно оглядываясь по сторонам и стараясь не упустить из виду сани. Оглянувшись в очередной раз, вздрогнула всем телом когда увидела яркие светящиеся глаза в темноте. Приглядевшись, заметила большого косматого волка. Он выступил из тени и неспешно направился в нашу сторону. Всё бы ничего, и я даже не удивилась, но выражение его глаз и оскаленные клыки не вызвали во мне добрых чувств и не принесли ничего, кроме страха.
  
   - Если будешь так трястись, то на твой страх сбежится вся стая, - один из волкодлаков наклонился ко мне и дернул за руку, заставляя двигаться быстрее. Остальные волки захохотали, глядя на мои попытки вырваться.
  
   - Мне больно! - я вырвала руку из захвата волка. - Да, мне страшно! Только я не вижу в своём страхе ничего смешного и не понимаю, как вообще можно смеяться над этим. Куда вы меня ведёте? И почему Ратмир остался там? - Я повернулась назад и посмотрела туда, где в санях остался лежать мой берендей.
  
   - Его перенесут к тебе позднее.И не бойся, не обманем. Свилен сказал, что у тебя остался ровно один день и одна ночь, чтобы проститься с ним, значит так оно и есть. Иди, давай, - парень снова подтолкнул, вовсе не церемонясь, и я, сжав узел и туесок с едой, пошла, безропотно снося смешки волков, которые откровенно потешались над моим страхом.
  
   Им было смешно, а мне не до смеха. Волосы на затылке словно шевелились, а по спине шёл неприятный холодок. Острый взгляд волчьих горящих глаз, наполненный злобой, заставил трястись от страха, и страх этот был не только за мою собственную жизнь, но и за жизнь Ратмира. Да, главное для меня сейчас - это забота о берендее. Дед Егор просил меня позаботиться о Ратмире, и я собиралась исполнить просьбу домового. Увидев своими глазами и ощутив на себе злобный взгляд только что встреченного мною волкодлака, я поняла, насколько глубока ненависть здешних обитателей и только сейчас осознала всю степень риска.
   Волки привели меня к полуземляной избе. Проще говоря, к землянке. Я осторожно спустилась вниз по деревянным ступеням и осмотрела наше пристанище на ближайшее время. Здесь была только одна комната и небольшой очаг - жаровня, а в самой землянке сильно пахло дымом. Скорее всего, топили её по-чёрному. Прямо на полу стояли две широкие лавки, сдвинутые вместе и застеленные шкурами. Кроме лавок и жаровни здесь больше ничего не было.
  
   - Сиди и жди, скоро твоего берендея принесут. - Волкодлаки ушли, и я осталась одна. От углей, тлеющих в жаровне, шло тепло. Присев на край лавки я погладила мягкий мех, и зарылась в него пальцами. Но долго рассиживаться не стала. Распутала узел с вещами, собранный мне дедом Егором и, порывшись в нём ,нащупала толстую свечу.
  
   -Отлично, будет светлее. - И правда, от такого "освещения" даже глаза разболелись, а для человека привыкшего к благам цивилизации, подобные лишения и вовсе были смерти подобны.
   Быстро запалив свечу от угольков, я выпрямилась и с удовольствием обозрела дело рук своих, ведь в землянке сразу стало светлее. Теперь была только одна проблема: куда поставить свечу? Не на пол же? Лавки займёт Ратмир, а больше здесь ничего нет. Повертевшись из стороны в сторону, я так и стояла не зная куда пристроить свечку, когда услышала приближающиеся шаги, возню и ругань. Это волкодлаки несли Ратмира и громко сетовали на то, что берендей слишком тяжёлый.
  
   - Вместо того, чтобы тащить этого гада, лучше бы сразу его убить. Тяжеленный! - Первый голос снова грубо выругался и послышался стук удара.
   Я усмехнулась, поняв, что кто-то из волков хорошо приложился головой.
  
   - Хватит скулить! Свилен приказал, так что не ной и тащи молча! - Второй голос был более грубый и я тут же его узнала. Это был тот самый парень, что привёл меня сюда.
   Отойдя вглубь землянки и держа свечу перед собой, я стала ждать появления волков. Дождалась, и чуть не закричала от злости, потому что они тащили раненого кое-как. У берендея руки волочились по полу. Быстро сбросив его на лавки и не особо осторожничая при этом, оба волкодлака облегченно вздохнули и молча ушли. А я осталась одна с Ратмиром.
   Свечу всё же пришлось поставить на пол, потому как другого места просто не нашлось. С превеликим трудом я расположила берендея как следует, и решила осмотреть его раны. И, о чудо! Их не было! Даже шрама не осталось. Вот так ведьмина вода! Одно было странно, то что Ратмир всё ещё спал.
   Размышления о здоровье берендея прервало урчание в моём животе. Есть хочется... хорошо, что Ольга собрала нам перекусить. Порывшись в туеске, и предусмотрительно отложив в сторону половину снеди, я неспешно принялась за еду. Но не успела и кусочка проглотить, как со стороны берендея послышался стон. Неужели проснулся? Наконец-то!
  Резко повернув голову, я наткнулась на мутный взгляд Ратмира.
  
   - Где я? - хриплый голос берендея нарушил тягостную тишину землянки.
  
  Я дожевала кусочек хлеба и тяжело вздохнула.
  
   - Лучше скажи, как ты себя чувствуешь? А на твои вопросы я позже отвечу, - я смотрела в глаза берендея и видела, как после моих слов меняется его взгляд, как он становиться твёрже, упрямее. Скорее всего, он сейчас будет настаивать на своём. И я оказалась совершенно права, потому что Берендей тут же повторил свой вопрос, совершенно проигнорировав все мной сказанное.
  
   - Где я? - сухие губы Ратмира сжались, а я осторожно встала, опасаясь потушить единственный источник света. Слишком мало места было в этой землянке, где каждое движение заставляло колебаться маленький огонёк свечи.
  
   - В землянке ты. У волкодлаков. - Я говорила нарочито спокойно, даже слегка грубо. Хотела, чтобы он понял, что обидел меня своим отношением.
  
   - Выходит, я остался жив. Последнее что помню, как дрался со Свиленом. Он меня ранил, а потом вдруг тучи стрел со всех сторон... получается, в меня стреляли люди князя? И если я сейчас у Свилена в стае, значит, члены клана отдали меня ему? Маккула поступился мной ради мира или просто поверил Свилену? - Ратмир зашевелился и с трудом сел, опираясь руками на лавку. Теперь наши глаза были почти на одном уровне, я лишь чуть-чуть возвышалась над ним. Сжав ладонями голову, берендей слегка застонал.
  
   - Что? Голова? Кружится? Болит? Что? Да не молчи ты, скажи хоть что-нибудь. - Я засуетилась, пытаясь руками прощупать его лоб, и не замечая, как Ратмир уставился на меня. Ощупывая лицо берендея, я не почувствовала жара. Все было хорошо, и я вздохнула с облегчением.
  
   - Что ты делаешь? Света... - Ратмир смотрел на меня, прищурив свои глаза. - Что ты делаешь здесь, со мной? Почему ты со мной? И это... - берендей мягко отвёл мои руки от своего лица. - Что это Светлана?
  
   Я покраснела. Хорошо, что в землянке был полумрак.
  
   - Я пошла с тобой. Должна же я долг вернуть... ты... заботился обо мне, привел в свой дом. Я всего лишь отблагодарила тебя, ну, это моя благодарность. К тому же, я не верю в этот бред про то, что ты убийца. Я... хотела тебя защитить.
  
   Берендей нахмурился и отвернулся. Я снова протянула руку к нему, но Ратмир, резко обернувшись заставил меня опустить ладонь.
  
   - Что, уже все знаешь? Глупая. Думаешь, волкодлаки станут слушать кого-то и поверят на слово? Скорее всего, меня ждет смерть. И это отличная возможность для меня драться со Свиленом. Хоть так у меня будет возможность отомстить. Если умру сам, то хотя бы его постараюсь забрать с собой.
  
   Я сложила руки на груди и ждала продолжения.
  
   - Смотрю, ты вообще не удивлена и вопросов не задаёшь? Это домовой тебе всё рассказал? Эх, дед Егор, дед Егор. - Ратмир взъерошил волосы пятерней и прикрыл глаза. - Тебе нечего здесь делать. Ты должна уйти. Попроси жену Свилена и тебя отпустят.
  
   - Нет. Я никуда не пойду без тебя. Тебе нужна моя помощь. Ты ещё толком от ран не оправился и я никому не дам убить тебя. Что за варварство?! Без суда и следствия людей убивать. - Я сердито засопела и гневно посмотрела на берендея.
  Тот открыл глаза, удивлённо уставившись на меня и плохо понимая что происходит.
  
   - Ты мне перечишь?! -Во взгляде Ратмира сверкнули мятежные огоньки.
  
   - Да! Перечу! К тому же, будет странно, если я уйду. Ведь я сказала им что я - твоя жена.
  
   Берендей проглотил все слова, что хотел сказать, и несколько минут просто молчал. Сильно удивился, наверное. А потом понеслось... и откуда только у него столько здоровья взялось, на меня орать.
  
   - Жена?! Да как тебе только в голову такое пришло. Жена! Дурочка! Сама хоть понимаешь, куда попала?! Мне твоя помощь не нужна, собирайся, сам попрошу Свилена. Пусть исполнит моё последнее желание. - Ратмир перевёл дух, но и я в долгу не осталась.
  
   - А вот тебе! Никуда не пойду! - я скрутила фигу прямо перед лицом берендея, - помощь, говоришь, моя не нужна?! Ну - ну, а вот когда бездыханный лежал, кто за тобой ухаживал? Кто ночь не спал, ведьминой водой твои раны промывал? Я! Это я, единственная встала на твою защиту, ну и дед Егор ещё. Свилена он попросит?! Никого ты просить не будешь. Здесь все думают что я твоя жена и так будет до тех пор, пока мы отсюда не выберемся. Ясно тебе?!
  
   Обалдевший берендей смотрел как раскрасневшаяся от гнева девушка - фыркнула, и сев на пол спокойно принялась есть. Так с ним ещё никто не разговаривал. Особенно женщины. Бывало, конечно, торговки на базаре охают, но чтобы молодая девчонка?! Такое в первый раз. Ну, раз не понимает слов, тогда придётся напугать по-другому.
  
   - А не боишься? С оборотнем в одних стенах ночь ночевать? К тому же я мужчина... - тяжёлый взгляд Ратмира коснулся моего лица, а руки его дотронулись до моих волос. - Не боишься, честь свою девичью потерять?
  
   И вот тут я рассмеялась так, что чуть не подавилась. Прокашлявшись, я усмехнулась.
  
   - Это ты сейчас на себя намекаешь? Ну, что меня чести девичьей лишишь? Не смеши! Ты на меня и не смотрел даже, так с чего вдруг сейчас решил осчастливить? А насчёт того что оборотень... так я вас уже всяких насмотрелась. И вообще, чего я там не видела? Вот тебя, к примеру, вообще во всех видах видела: и как человека, и как берендея, и как мужчину кстати тоже...
  
   Руки Ратмира сжали мои волосы в кулак, и мне всё же стало слегка не по себе, но я знала, чувствовала, что берендей никогда не причинит мне боли.
  
   - Когда это ты меня ... хм, как мужчину видела? - а голос то у него хриплый. Ой-ей, а может и правда, стоит опасаться, а то мало ли чего ему в голову взбредет?
  
   - Неважно это, забудь. Сейчас важнее, чтобы ты поправился и жив остался, а всё остальное после. И я никуда не уйду, смирись уже. Придётся тебе потерпеть моё общество, - я хитро улыбнулась, и откинула голову на руки берендея, которые всё ещё сжимали мои волосы. - Знаю, я тебе не нравлюсь, но ты ведь не бросишь меня одну? Кто кроме тебя обо мне позаботиться? Ведь это даже не мой мир...
  
   Ратмир дернулся, выпустил мои волосы из своих рук и обреченно кивнул.
  
  - Хорошо.
  
   Эх, так я и знала! Он слишком совестливый и правильный. Да какой из него убийца? Это же ходячий богатырь из сказки: всех спасёт и защитит. Я мечтательно вздохнула.
  
   - Просто супермен!
  
   - Чего? - Ратмир удивлённо уставился на меня.
  
   - Ничего. Есть хочешь? - я протянула берендею хлеб, а сама принялась доедать свой. К нам никто не приходил, а дверь заперли снаружи. Так мы и сидели в полном молчании, чувствуя себя неловко от того что находимся наедине в тесном пространстве маленькой землянки. Хотелось умыться, но воды не было, кроме той что была предназначена для питья. Эти волкодлаки - точно звери! Оставить нас без средств гигиены в этой грязи... жуть! В результате сидения в полной темноте и тишине, меня сморил сон. Отключившись от реального мира я погрузилась в мир сонных грез и не видела, как берендей аккуратно уложил меня на лавку рядом с собой. И уж точно очень сильно удивилась бы, если бы узнала, что он меня крепко обнял, стараясь согреть в кольце своих рук.
  
   Разбудили меня уже знакомые голоса: это вчерашние волкодлаки явились по наши души.
   Ратмир осторожно дотронулся до моего плеча и я открыла глаза. Резко села на лавке и поёжилась, отмечая, что в землянке ощутимо похолодало. А ещё меня удивило то, что в ней было светло. Свет проникал снаружи - из распахнутой настежь двери, вместе с холодным воздухом. Но, ведь когда я спала мне не было холодно. Объяснение этому феномену пришло в голову неожиданно. Взглянув на покрасневшего берендея, который в своих руках держал мои ступни, я все поняла. Оказывается, этот неприступный мужчина меня грел?! Неожиданная приятность заставила улыбнуться и я подарила берендею благодарный взгляд. Хотя... моя улыбка тут же увяла, как только в поле зрения появились волки. Ратмир поднялся с лавки, аккуратно переложив на неё мои ноги, и мне тут же стало холодно. Глядя на то как берендей идет к выходу из землянки, я поспешила за ним и только на улице поняла, что теплой одежды на нём нет. Широкие плечи покрывала светлая рубаха, которую берендей достал из узла, что мне собрал дед Егор. Даже если на ногах мужчины и были тёплые штаны, зато совершенно не было сапог. Ратмир стоял босой.
   Волки не обратили на это никакого внимания и, толкая берендея в спину, повели на улицу. Я не отставала ни на шаг идя вслед за ними. Холодно... Сама так поспешила, что кроме платья и мехового жилета ничего не надела. Да и выглядела, мягко говоря, не очень хорошо: нечёсаная,неумытая, в мятом платье, коса давно расплелась, а щёки раскраснелись от быстрой ходьбы и холода.
   Ратмир шёл за волкодлаками по стылой земле и снегу, и даже не морщился от холода. Звери! Разве можно так с человеком? Даже если он не человек, так поступать всё равно нельзя! Жалость к берендею затмила мой страх перед стаей волкодлаков, и я огляделась по сторонам только перед высоким крыльцом большого терема - куда нас привели волки.
   Теперь я поняла почему Маккула отказался от противостояния с волкодлаками. Всё потому, что это было чревато полным уничтожением клана берендеев. Может они и сильнее физически, но волкодлаков было очень много. Их количество напомнило мне монгольские орды, когда-то нападавшие на Русь. Вот примерно так я их себе и представляла, когда изучала период нашествия татаро-монгольского ига. Волкодлаки своим количеством не просто пугали, они наводили откровенный ужас. Это же надо настолько расплодиться... Если стая Свилена так велика, это лишний раз доказывает насколько их вожак силён. Подчинить своему влиянию такое количество волков? Невероятно! Если место обитания берендеев находилось в глухом лесу, то волкодлаки видно совсем никого не боялись, потому что жили вполне открыто.
   Это был даже не городище, а целый огромный город! Здесь было множество изб, и настоящий терем, больше похожий на царские палаты из сказок. И вообще, само поселение волков больше напоминало княжескую вотчину. Но мои мысли о величии стаи волкодлаков испарились в небытие, когда я снова посмотрела на Ратмира.
   Хоть берендей и не показывал, но ему было холодно. Пальцы на его ногах покраснели от холода. Я бросилась к нему, бесцеремонно и без стеснения оттолкнув охранников , за что удостоилась злобного рыка от одного из них и убийственного взгляда от другого.
  
   - А вот и жёнушка охотника, - голос Свилена пронёсся над нашими головами, и я подняла взгляд на высокое крыльцо перед которым мы застыли. Но вожак стаи волкодлаков не привлек надолго моего взгляда, вместо этого я сделала шаг вперёд и стянула с себя теплый жилет. Склонившись к ногам Ратмира, попыталась укутать его замерзшие ноги. Конечно, это не защита от холода, но я надеялась что берендей сможет хоть чуть-чуть согреться.
  
   - Что ты делаешь? Перестань, сама замёрзнешь, - Ратмир сердито посмотрел на меня.
  
   - Так вот как вы относитесь к своим пленникам?! Не испытываете ни капли жалости?! - я перевела взгляд на Свилена и только сейчас заметила рядом с ним женщину. Она стояла с гордо поднятой головой и смотрела на меня и Ратмира. Её соболиные брови были изогнуты дугой, на голове красовалась шапка с меховой оторочкой, а на тонкий полушубок спускалась толстая длинная коса. Женщина была похожа на Снегурочку, такая же беленькая и голубоглазая. На ней было красивое расшитое по подолу платье и яркие сапожки, мелькнувшие, как только она начала спускаться с крыльца. Наверняка, это и есть княжна - жена Свилена.
  
   - Испытывать жалость к тому, кто расправился с твоим ребёнком? Не-ет, к нему мы испытываем только ненависть, - пока Свилен говорил, его жена быстро спустилась и встала прямо перед Ратмиром. Во взгляде женщины было столько холодной ненависти, что если бы она могла им убивать, то Ратмир уже был бы мёртв.
  
   - Так вот ты какой, охотник... Верни мне моего сына! - И я не успела глазом моргнуть, как светловолосая княжна выхватила из-за пазухи плеть и со всего размаху полоснула ею по лицу Ратмира.
  
   Я вскрикнула и тут же встала перед берендеем, загородив его собой. - Ратмир зарычал, но отодвинуть меня не мог из-за связанных рук. За спиной берендея послышался гул голосов и рык множества волкодлаков. Наверняка, им всем не терпелось разорвать его на кусочки.
  
   - Нет! Не трогайте его, он не виноват! - я смотрела в лицо княжне, а Ратмир выругался за моей спиной.
  
   Только я не обратила внимания на берендея, желая защитить его во что бы то ни стало. Пусть ругает. После пусть делает все что хочет, главное - спасти его. А стоящая передо мной женщина... такой же человек как и я, а значит поймёт. Должна понять!
  
   - Послушайте, то, что все вы слепо верите в его вину, не доказывает, что он виноват. Почему вы не слышите моих слов?! Вы - женщина, посмотрите на него! Разве похож он на убийцу?! Разве стал бы убийца добровольно приносить себя в жертву?! Вы посмотрите, посмотрите на него! Он не пытается сбежать! Он стоит перед вами и даже готов принять смерть только для того, чтобы защитить свой клан. Любой злодей, думающий только о мести, прежде всего, кинулся бы спасать свою шкуру. Ему было бы плевать на клан, да на всех вас! А он стоит и не говорит ни слова в свою защиту. Как думаете, почему? Да потому, что хочет защитить своих собратьев. Хочет оградить их от новой войны. Потому что он знает и помнит, чем она может обернуться! А вы, княжна, разве человек? Как можете бить безоружного и связанного?! - я не выдержала напряжения, голос дрогнул, и закончила говорить уже так тихо, что слышала меня только княжна, Ратмир, и охранники стоящие рядом с ним. - Или ,живя среди волкодлаков, вы позабыли о человечности?
  
   Княжна вздрогнула и в глазах женщины мелькнула беспомощность. Гнев и ненависть растаяли, уступив место боли. Я отвернулась от неё и вновь присела у ног берендея, стараясь растереть их своими руками. Его ноги были как лёд.
  
   - Не надо, Света, встань. - Ратмир попытался было поднять меня, но один из охранников дернул его назад. Рубаха на теле берендея затрещала, и кусок ткани остался в руках волкодлака.
  
   Княжна продолжала стоять рядом глядя на мои попытки отогреть берендея. Свилен задумчиво смотрел на жену, а стая притихла, ожидая слова вожака.
  
   - Принести ему сапоги! Скажи "спасибо" своей жене, охотник, она выторговала тебе ещё один день и ночь. Я обещал ей и сдержу обещание, проявлю к тебе милосердие дабы твоя женщина успокоилась, но завтра... ты умрёшь.
  
   - Я приму смерть. Но у меня есть одна последняя просьба... пусть это будет смерть от твоей руки, Свилен. Поступи со мной как с воином, не убивай словно скотину. Дай умереть с честью. Моей вины перед твоей стаей нет,Боги мне свидетели, но я приму смерть, чтобы очистить имя своего клана. И ещё... Светлана, отпустите её назад в клан.
  
   Свилен нахмурил брови. Берендей и впрямь вел себя слишком спокойно. Вожаку нужно было подумать . Он оглядел лица присутствующих волкодлаков и увидел те же сомнения, что терзали его самого. Его жена все ещё стояла около жены охотника и внимательно смотрела на девушку, не делая больше попыток причинить берендею вред.
   - Ну что же, пусть будет так. У тебя всего одна ночь, берендей. Попрощайся с женой, и приготовься к смерти. Черный всадник давно заждался тебя, охотник. Завтра тебе предстоит последняя битва. Я выполню твою просьбу. Ты умрёшь сражаясь со мной, умрёшь от моей руки, так же как твои отец и мать. Увести! - Свилен подал знак волкам и те, толкая Ратмира в спину, повели его назад в землянку. Я поспешила следом.
  
  
  
  
   Глава 4
  
  
   Как только мы пришли в землянку, я тут же принялась отогревать ноги Ратмира. Я растирала их своими руками, а после ещё и подолом своего платья. В то время как я пыталась отогреть РАтмира, он молчал, странно на меня смотрел и не сделал ни одной попытки завязать разговор. Так мы и сидели, он молчал, ая старалась поскорее его отогреть.
  Когда послышались шаги, мы синхронно повернули голову на звук. В наше "убежище" вошли двое: молодая девушка с длинной косой цвета черной ночи и уже знакомый мне волкодлак. Мужчина улыбнулся и вдруг уставился куда-то ниже моего лица. Я нахмурилась, и проследив за его взглядом всё поняла. Пока я грела Ратмиру ноги, потирая их мягкой тканью своего платья, последнее весьма фривольно задралось, открывая мои ноги чуть выше колена. Так вот почему Ратмир так смотрел, да и этот... Смутившись, тут же одёрнула платье под заинтересованным взглядом волкодлака и выжидающе уставилась на него.
  
   - Ты, - волкодлак перевёл свой взгляд с меня на Ратмира и кинул ему сапоги. Брендей поймал их и сжал в руках. - Обувайся, пойдёшь со мной. Наш вожак приказал. А твоя жена пусть идёт с Виреей.
  
   Я поднялась и посмотрела на берендея, тот молча мне кивнул.
   Одобрил, значит? Ну-ну.
   Девушка повела меня за собой. Каково же было моё удивление, когда я поняла, для чего меня увели. И я была очень благодарна за такое проявление заботы. Справив свои естественные нужды, почувствовала себя гораздо более уверенно, а когда молодая волчица отвела меня в баню, вообще поняла что жизнь прекрасна! Единственное что омрачало моё теперешнее состояние - это беспокойство о берендее. Но я верила обещанию Свилена. Да, вожак волкодлаков страшен, возможно - жесток, но он ведь не обманет? Так я успокаивала себя в тайне надеясь, что Свилен сдержит своё слово и не станет покушаться на жизнь Ратмира раньше времени.
   К берендею в землянку я пришла чистой и посвежевшей. Долго расчёсывала волосы деревянным гребнем, тихо ругая про себя непослушные кудри, которые не желали распрямляться, сбиваясь в колтуны. Ещё бы, столько времени провела без возможности поухаживать за собой и своими волосами. Как только закончила с волосами, поняла что дико голодна. После жаркой бани хотелось есть. Отложив гребень, кинула украдкой взгляд на берендея и покраснела. В то время как я сражалась со своими нечёсаными кудрями, мужчина смотрел на меня. Что это с ним? Снова проявляет интерес или просто смотрит без каких-либо притязаний? Берендей отвернулся, контакт глаз был потерян, и я пожала плечами. Наверное, уже привыкла что ему нет до меня никакого дела. Ну и ладно. На нет и суда нет. Я заплела косу и перекинула её за спину.
  
   - Есть хочу, - я обвела взглядом землянку и разочарованно вздохнула. Ничего съестного не было и в помине.
  
   - Не бойся, Свилен не станет морить тебя голодом. Обязательно прикажет принести что-нибудь. Кажется, ты понравилась ему, Светлана. - Ратмир усмехнулся.
  
   Я вновь встретилась с ним глазами. Ему тоже разрешили вымыться и даже снабдили чистой рубахой. И хоть рубаха была из грубого сукна, и не так хороша как та, что собрал ему дед Егор - выглядел он в ней хорошо. Словно на него шили. Берендей сидел на лавке чуть расставив ноги и наклонившись вперёд. Его локти покоились на коленях, а волосы падали на глаза, скрывая цепкий и проницательный взгляд Ратмира.
  
   - Ты не должен с ним драться, - я проговорила это тихо, осторожно прикоснувшись своей ладошкой к его рукам.
  
   Ратмир поднял на меня взгляд: усталый и вместе с тем решительный. В глубине его глаз вспыхнул упрямый огонёк.
  
   - Я ждал этого столько лет... Рос с одним желанием: убить этого волкодлака за то, что он лишил меня семьи. Ты не понимаешь, Света. Я был один! Долгие годы находился в одиночестве! В нашем клане не приняты задушевные беседы. Клан встанет на защиту, если потребуется, но никто, слышишь, никто и никогда не станет утешать. И мне - маленькому мальчишке, пришлось учиться жить одному. Привыкать просыпаться по утрам и не звать маму. Забыть отцовский смех, его руки, когда он подбрасывал меня высоко вверх так, что я мог бы достать солнце. Мне нужно было привыкнуть глотать слёзы ночами, стараясь, чтобы никто не догадался о том, как мне больно...
  
   Я слушала и понимала, что хочу забрать его боль себе. Просто для того, чтобы он не чувствовал себя так как сейчас. Но берендей продолжал выворачивать душу на изнанку. И себе, и мне. Я прекрасно знала , что для Ратмира это была своего рода исповедь. Страдания, что так долго копились в душе и вылились в эти тихие слова. Неужели, сильный молодой мужчина не собирается противостоять волкодлаку? Неужели решил, что это его последняя ночь, перед тем как...
  Я передернулась и отогнала плохие мысли. Ещё не хватало... "Надежда умирает последней!" А моя надежда - вообще умирать отказывается, поэтому будем верить в лучшее. Будем надеяться на чудо, если потребуется. Или сами это чудо придумаем. Да, характер у меня не сильно боевой, но и не мягкий это точно. "Так, Светка, сжала кулаки и вперёд! Прекращай распускать нюни, а там, глядя на тебя и Ратмир себя по-другому вести начнёт".
   Он замолчал. Взгляд застыл где-то выше моего плеча. Утешить? Думаю, не стоит. Слишком сильный характер у этого мужчины, не примет он мою жалость. Тогда я произнесла единственную фразу, способную немного разрядить обстановку.
  
   - Все будет хорошо, не переживай! Я не хотела чтобы ты дрался со Свиленом, но если нет другого выхода... тогда, не вздумай проиграть этому волчище, потому что без тебя я останусь совсем одна. - Я улыбнулась.
  
   Ратмир подвинулся, позволяя мне сесть рядом. Его рука легко сжала мою, посылая волну тепла куда-то в район сердца. Жаль, очень жаль, что берендей не чувствует ко мне и доли того, что чувствую к нему я. А ведь всё могло бы сложиться по-другому. Я могла бы спокойно доехать до дома подруги и сейчас отдыхала бы у неё. Ела бы ягоды с грядки и радовалась жизни, отплясывая в сельском клубе.
  Видимо, высшие силы всё же существуют! А иначе как назвать то, что попав в Мидград я встретила Ратмира? Впервые мне настолько понравился мужчина! С первого взгляда! Так, что глаз не смогла отвести. И почему не встретился мне такой мужчина в моём мире? Высшие силы хоть и существуют, но со справедливостью у них проблемы. Закинуть меня невесть куда, чтобы встретила единственного, кого смогла бы полюбить и оставить эти чувства безответными. Я вздохнула. Хорошо. Раз он не воспринимает меня как женщину, пусть хотя бы примет в качестве друга.
  
   - Я хочу стать тебе другом, Ратмир. Знай, что ты можешь доверять мне и надеяться на мою помощь. В общем, забудь о том что ты когда-то был один, потому что теперь у тебя есть я. - Я выдохнула, чувствуя лёгкое стеснение в груди.
  Берендей выпустил мою руку и удивлённо уставился в мои глаза.
  
   - Другом? - похоже, его сильно удивило моё "предложение".
  
   - Да.
  
   - Другом... - взгляд берендея плавно прошёлся по моему лицу, зацепившись за рыжие волосы, и полные губы. Он усмехнулся и отвёл взгляд, а я поднялась и посмотрела на дверь. Пока мы разговаривали послышался звук шагов, и в землянку вошёл волкодлак.
   Надо же, снова тот же волк что последний день всюду попадался мне на глаза. Тот же, что приходил уже не раз и не два. Повернувшись в сторону вошедшего, я удивлённо замерла на месте. Этот волкодлак смотрел на меня. В руках у мужчины был поднос с едой.
  
   - Это вам, - мужчина направился ко мне и осторожно передал свою ношу. При этом, взгляд волкодлака шарил по моему лицу и почти мгновенно скользнул в район груди и бедер. Стало интересно... Это что? Я ему приглянулась ? Решив проверить свои подозрения, я широко улыбнулась волку и душевно поблагодарила.
   Его глаза обрадованно сверкнули, и мне в ответ тут же досталась игривая улыбка. И пока мы с волкодлаком в течение нескольких секунд улыбались друг другу, Ратмир хмурился.
  
   Берендей стремительно встал и резко оттеснил волка в сторону, при этом словно случайно, полностью загородив меня своим телом. Сердце приятно ёкнуло. Может, ревнует? Но разум тут же задавил эту радость на корню, подкинув мысль о том, что Ратмир считает всех волкодлаков опасными вот и оберегает от всех и сразу. Я слегка поникла и отвернувшись от мужчин, снова уселась на лавку. Волкодлак ушёл, напоследок бросив вороватый взгляд в мою сторону. Так и есть, похоже, я ему понравилась. Женское тщеславие тут же задрало голову и на душе потеплело от осознания того, что я хоть кому-то нравлюсь.
   Мы поели, после убрали за собой и за всё это время берендей не проронил ни слова, откровений с его стороны больше не было. Я тоже молчала, не нарушая его покой. Когда пришло время укладываться спать, мы застыли рядом с лавками. Ночевать бок о бок мужчине и женщине - вот самое серьёзное испытание для дружбы. Особенно, если один из нас не против перевести отношения во что-то большее.
   Ночь получилась бессонная. Я не могла уснуть отодвигаясь от берендея, чтобы ненароком не коснуться его, а он тихо лежал рядом. И я знала, что он тоже не спит. Но за нас всё решил холод. Я замёрзла и тряслась, мелко вздрагивая и стуча зубами. Через несколько минут Ратмир, тяжело вздохнув, придвинул меня к себе, надёжно обхватив руками и уткнувшись в мои волосы. Я слышала как его дыхание слегка сбилось, а после уснула, наслаждаясь теплом его тела и крепкими объятиями. Снова согрел. Просто так, по-дружески. А утром легко разбудил.. Ни намека на романтические чувства. Вот так, Света! Просто друзья. И молчал, ни слова не проронил. Когда нас выводили из землянки - шел молча, глядя вперёд ни словом ни взглядом меня не коснулся.
  
   Мы в полном молчании дошли до открытого места с вкопанным в середину толстым столбом. Вокруг шумели волкодлаки - собравшиеся, чтобы поглазеть на бой своего вожака и берендея. Они образовали большое кольцо, в центр которого вытолкнули Ратмира. Берендей резко обернулся, и я поспешила было к нему рванувшись вперёд, но была легко оттеснена все тем же волкодлаком, столь часто являющимся перед моими глазами.
  
   - Тебе нельзя, - волкодлак встал передо мной, не позволив и шагу сделать в направлении Ратмира.
  
   Да что они, в самом деле?! Снова ?!
   Я устало вздохнула и спокойным голосом попросила:
   - Пропусти, пожалуйста. Только попрощаюсь. Обниму... в последний раз.
  
   - Хорошо. Только недолго.
  
   Я даже не надеялась, но он отступил. Дернувшись вперёд, со всей силы влетела в круг и кинулась на шею берендею. А он стоял, опустив руки вдоль своего тела, и пока ни сделал ни одной попытки, чтобы обнять в ответ. Но так было только в первые секунды, а потом я ощутила крепкие руки, сомкнувшиеся на своей талии. Ратмир уткнулся носом в мою шею и так крепко прижал к себе, что мне стало трудно дышать.
   Я зашептала, быстро, быстро, понимая, что у меня мало времени.
  
   - Послушай меня. Ты должен выжить, берендей, слышишь? Должен выжить. Потому что кроме тебя, нет у меня в этом мире опоры. Ты должен выжить, чтобы подарить мне новый мир. Если хочешь драться - дерись! Но дерись в полную силу, покажи на что ты способен. Не позволяй Свилену легко забрать свою жизнь. Ты ни в чем не виноват! Поэтому выживи! Выживи, чтобы вернуться ко мне. А я буду ждать тебя.
  
   - Хватит! Попрощались уже. - Волкодлак бесцеремонно отцепил мои руки и оттащил прочь от Ратмира. Берендей рыкнул и сделал шаг в нашу сторону, но был остановлен сильным голосом вожака стаи волкодлаков.
  
   - Надеюсь, ты попрощался со своей зазнобой?
  
   Ратмир, забыв обо мне, тут же обернулся на голос.
   В круг входил Свилен, на ходу скидывая теплую одежду. Оставшись в одной рубахе, вожак стаи развёл руки в стороны, так, будто хотел обнять весь мир. Жесткий взгляд Свилена нырнул в толпу, охватывая всех и каждого, и остановился на мне. Волкодлак начал говорить и его голос разнёсся на всю округу - зычный и громкий, такой, что птицы поднялись с деревьев. Свилен говорил, неспешно расхаживая вдоль круга и обводил взглядом всех без исключения волков. А мой берендей спокойно стоял, ожидая когда его враг закончит свою речь. Да, вожак стаи умел произвести впечатление. Вон как все разом подобрались. Тот волкодлак что держал меня за предплечье, тоже вытянулся по струнке, словно солдат перед генералом.
  
   - Стая, сегодня день нашей мести за неупокоенные души молодых волков, что погубил этот охотник. Но мы благородные волкодлаки, мы не просто звери - какими были наши предки, мы собрались в стаю, что живёт по законам чести, а поэтому уважаем даже наших врагов. Пусть вперёд выйдут те отцы, что потеряли по вине берендея своих сыновей.
  
   Я притихла, напрягшись глядя на толпу, из которой в круг выходили волкодлаки. Все они были сильными и одинаково злобными. На лицах волков застыли гримасы ненависти, направленные на Ратмира. Я задрожала, а Свилен продолжил.
  
   - Взгляни, берендей. Вот те, кто больше всего желают твоей смерти... и я в их числе. - Свилен махнул рукой, и мужчины встали по краям круга. - Мы будем биться в этом кругу. Каждый твой выход за черту... и любой из них сможет добраться до твоего горла раньше, чем я. Так будет справедливо. Каждый из них имеет право на месть. Но если удержишься в кругу, никто из них тебя не тронет.
  Ратмир кивнул, соглашаясь.
   Свилен подобрался, и уже через несколько секунд у меня перед глазами стоял огромный волкодлак. Мощные лапы, серая шерсть ,страшные звериные глаза, острые клыки. Зверь рыкнул, и стоящие по краю круга мужчины тут же обернулись вслед за вожаком. Со всех сторон послышалось улюлюканье.
   Ратмир вдохнул полной грудью и сунул руку за ворот рубахи. Шкуры на нём не было, а вот амулет с медвежьими когтями и зубами - был. Как только странное украшение легло в тёплую ладонь берендея, вместо него, тяжело ступая шоколадными лапами, встал медведь.
   Волк не тратил времени даром и тут же кинулся на Ратмира.
   Я все ещё не забыла той - первой схватки между берендеями. Той, что произошла перед тем как я попала в Мидград. Но сейчас было страшнее... В этот самый миг волкодлак обходил кругом неподвижно застывшего берендея. Медведь был огромен. Он лишь поворачивал свое большое тело по направлению движения волкодлака. Если бы такая битва происходила в моём мире, то для нападения понадобилось бы несколько волков. Но здесь - в Мидграде, волкодлаки маленьким размером не отличались и сейчас волчище, кружащий вокруг медведя, нисколько не уступал ему в росте и лишь немного уступал в весе. Ненормально здоровый волчара чуть пригнул голову перед броском и обнажил острые клыки. Прыжок, и большая медвежья лапа обрушилась на него.
   Я завизжала. Громко. Схватка продолжилась. Волкодлак норовил вцепиться в шею медведю, а тот раз за разом отбрасывал его, огрызаясь. Вскоре послышался первый рык. Вначале зарычал волкодлак, скаля клыки и снова кружа вокруг берендея, чтобы сбить его с толку. После, послышался рёв медведя. Я закрыла глаза. Громоподобный, страшный рёв, раздирающий душу на части. Это было кровавое месиво. Первая кровь, упавшая на промерзлую землю, и я услышала утробный рык держащего меня волка. Выходит, кровь была Свилена? Или нет? Ничего не видно... но и смотреть не хочется. Я боялась открыть глаза... Когда открыла, поняла что боялась не зря. Все было в крови. Берендей - его шкура зияла ранами, но и шкура волкодлака была вся покрыта алыми разводами крови.
   Волки стоящие по краям, нервно бродили вдоль него, иногда подвывая от желания вцепиться в глотку Ратмира и разорвать его на части. Если бы Свилен позволил, от медведя не осталось бы ничего. Их было слишком много.
  Свилен и Ратмир тяжело дышали, оба. Дыхание из пасти волка вырывалась хрипами, но и медведю было тяжело. Облачко пара расходилось каждый раз, когда он выдыхал. Последний бросок волкодлака, лёгкий хрип после удара лапой. Вновь бросок. Клочки шерсти - вырванные из бока берендея. Снова кровь, рёв, и я поняла, что просто не выдержу больше. Не могу! Я вновь рванулась из рук волкодлака, но была схвачена за волосы и со всей силы отброшена назад. Впечатавшись в крепкое тело, снова рвалась вперёд, вновь и вновь глядя на то, как волк вгрызается в плоть Ратмира. Надежду давало только одно: пока, поединок был честным. Но... глядя на волкодлаков я не могла быть уверенной на все сто процентов, что никто из них не кинется на Ратмира - невзирая на приказ Свилена.
   Оборотни боролись на грани жизни и смерти. Не щадя собственного тела старались погубить один другого.
   Волки, до этого настороженно двигающиеся вдоль круга, скалились на медведя обдавая его лавиной ненависти.
   Свилен вновь прыгнул на Ратмира. Я видела все словно в замедленной съемке. Огромный волкодлак взлетел и в прыжке свалил берендея, почти вцепившись клыками ему в шею. Два белоснежных острых зуба клацнули, Ратмир заревел и отбросил волка.
   Низкое рычание стаи, мой крик, рёв берендея - всё смешалось в один звук. А после, я уже ничего не могла разглядеть. Оборотни дрались слишком быстро, крепко сцепившись и образовав клубок. Меня в это время всё ещё держал за волосы волкодлак, не позволяя отойти даже на шаг. Я искусала губы в кровь, а горло саднило от криков.
   Вскоре, я почти потеряла надежду на благополучный исход боя. Как раз в этот момент несколько волкодлаков нетерпеливо прыгнули в круг к дерущимся... мне стало до озноба страшно за Ратмира. Мой испуг долго не продлился: за нашими спинами послышался громкий рёв. Волки напряглись, дружно оскалив пасти. Злобные звери рычали и вертели головами. Я в это время не отрывала взгляда от круга. Когда наконец, разглядела двух оборотней в круге - обеспокоенно охнула. Оба они были в крови. Если бой не прекратиться, я сойду с ума... Но Ратмир и Свилен не спешили продолжать битву. Они повернулись в сторону выхода с площадки. Я попыталась вместе со всеми полюбопытствовать:"что там?", но обзор мне загородил волк, который все ещё удерживал меня в своих руках. Он отрицательно покачал головой, не позволяя обернуться.
   Рёв послышался снова, и я узнала его. Меня тут же затопило облегчение. Не может быть! Неужели, они всё же решились?! В груди разлилось тепло, и в глазах заблестели слёзы. Я даже не надеялась на это, но сейчас отчётливо поняла: у Ратмира всё будет хорошо. Его клан пришел - чтобы помочь! Мне не пришлось оборачиваться, ведь берендеи спешили к кругу.
   Рычащие по бокам круга волкодлаки попытались помешать берендеям. Они встали в ряд и чуть пригнули свои хищные головы, угрожая . Берендеи остановились перед кругом напротив волкодлаков и, наконец-то, я смогла хорошо всех рассмотреть.
   Во главе стоял Маккула - большой бурый медведь. Его шкура была словно чуть припорошена снегом. Остальные берендеи так же поражали размерами. Здесь были и маленькие медвежата и небольшие медведи, и просто огромные. А цвет воинов клана пестрел от черного до светло коричневого и даже серого. Как только Маккула подошел ближе, тут же обернулся человеком и передо мной вновь стоял убелённый сединами старик. Маккула вошёл в круг и один из волкодлаков тут же попытался преградить ему дорогу, страшно оскалившись и прыгнув прямо под ноги старику, но глава клана даже не дрогнул.
   Со стороны стаи волкодлаков послышались гневные выкрики, а со стороны Свилена раздался рык. Как только вожак зарычал, вокруг установилась тишина. Свилен не спешил оборачиваться и стоял, ожидая, когда Маккула подойдет ближе. Волкодлаки пытавшиеся помешать Маккуле дружно разошлись, и как только дождались момента когда глава берендеев вошёл в круг - вновь сомкнули свои ряды.
   А я разглядывала берендеев. Один из медведей: тот что был почти черного цвета, заметив меня удерживаемую волкодлаком, двинулся в нашу сторону. В моей душе надежда не просто ожила: она высоко задрала голову и готовилась поднять флаг. Берендей подходил ближе, а волкодлак за моей спиной дрожал от ярости. Только мне было все равно, мой взгляд тут же вновь устремился к Ратмиру и впился в него словно клещ.
   И как это они так быстро обращаются? Ведь отвлеклась всего на несколько секунд, и на тебе! Вместо медведя и волка перед нами предстали два мужчины. Основательно потрепанные мужчины, в подтеках крови и с опухшими от ударов лицами. Я с беспокойством заметила несколько открытых ран на теле Ратмира, из которых капала кровь. Маккула что-то тихо говорил, а Свилен все больше хмурился. Ратмир же походил на бесчувственную статую, которую разом лишили всех эмоций.
   Интересно, о чем они говорят? Повезло волкодлакам и берендеям, уж они-то наверняка слышат разговор двух глав. А в то время пока я пыталась хоть что-то уловить, из-за моей скромной персоны разгорелся нешуточный спор. Берендей, подошедший мне на выручку, пытался забрать меня из рук воинственно настроенного волкодлака, но тот только сильнее стискивал меня и мои волосы, сжимая их в своем пудовом кулаке. Приятного было мало и я морщилась от боли, вцепившись в запястье волка и глядя на него осоловевшими глазами.
  
   - Отпусти девушку, - берендей говорил на удивление спокойно. Парень был коренастым, с коротким ёжиком черных волос и насупленными густыми бровями.
  
   Волкодлак усмехнулся и притянул меня ещё ближе, сгребая в свои ручищи так, что мне стало трудно дышать.
  
   - Отпущу только тогда, когда вожак велит.
  
   Берендей начал злиться, но перечить не решился и просто встал рядом, чем вывел волка из себя. Тот скрипнул зубами, но промолчал.
  
   - От-пусти-и , - я пропищала и закашлялась. От недостатка кислорода лицо покраснело . Волкодлак, словно опомнившись, разжал руки и я свалилась ему под ноги, жадно хватая ртом воздух. Волк тут же кинулся меня поднимать, но был легко оттеснен в сторону берендеем. А берендей, вцепившись в меня, поднял на руки словно пушинку. Теперь оба прожигали друг друга взглядами, а я стала опасаться, что от таких убийственных взоров сама скончаюсь, не дождавшись исхода дела.
  
   - Ты чего в неё вцепился? Не про твою честь девица, - берендей хмурым взглядом буравил стоящего напротив него волка.
  
   - Так и не про твою! - Волкодлак хмыкнул, не желая даже на шаг отойти от меня, а после удивлённо вскинул бровь и уставился на черноволосого. - Девица?!
  
   Я хорошо ругнулась матом - только про себя, чтобы не смущать местных граждан, а затем быстро сползла с рук берендея. Вот же длинный язык... и кто его просил?! Волкодлаки думают, что я жена Ратмира а этот...
  
   - Ну да, - молодой берендей хоть и хмурился, но откровенно не понимал: отчего у волкодлака на лице расцвела довольная улыбка.
  
   - Так значит, девица? Не жена? - волк прищурился, а меня пробрал озноб.
  
   Ой, дура-а-ак... только бы берендей догадался и промолчал. Но нет, он тут же сдал меня с потрохами, даже не почувствовав подвоха. Я попыталась отвлечь его, но парень видно был небольшого ума, так как не замечал очевидного. Берендей продолжил вещать о моей личной жизни и выглядел при этом так, словно он лично ответственен за мою судьбу. Олух царя небесного!
  
   - Чья жена? - берендей непонимающе смотрел на волкодлака.
  
   - Охотника. Вот его, - волкодлак мотнул головой в сторону Ратмира.
  
   - Ратмира?! Жена?! - парень очень удивился, а волк с ухмылкой мазнул по мне взглядом. - Не-ет, она ему не жена.
  
   - Тогда, может невеста? - вокодлак все допытывался, а я открывала и закрывала рот как рыба без воды. Это уже просто наглость какая-то!
  
   - Да не-е, не невеста, - паренёк счастливо улыбнулся.
  
   Идиот! Это же надо быть таким бестолковым! Я ему и подмигивала, и страшные глаза делала, а ему хоть бы хны.
  
   - Отлично, - и так волк это сказал, что мне страшно стало.
  
   Потихоньку начала пятиться назад. Оглянулась на Ратмира и только собралась шмыгнуть в сторону, как почувствовала на своём запястье железный захват. Оглянулась, и с облегчением выдохнула. За руку меня держал берендей, а не волкодлак. Волк стоял неподалёку, странно ухмыляясь и сложив руки на мощной груди.
  
   В это же время раздался голос вожака стаи и все притихли, не смея прервать его и желая послушать, что он скажет.
  
   - Стая! Клан берендеев желает доказать невиновность охотника. Мы не звери и готовы их выслушать! Если клан Маккулы сможет доказать нам невиновность охотника, то мы отпустим его. А если не сможет - убьём!
  
   Послышался недовольный ропот, который стих как только Свилен поднял вверх ладонь.
   Я затаила дыхание. Пусть всё получится! Только бы получилось! Тогда мой берендей будет свободен и жив. С той стороны где стояли берендеи, ведомая под руку одним из них, в круг вышла женщина.
   Волкодлаки вновь зароптали.
   Я смотрела на неё и моя душа свернулась от жалости. Женщина была похожа на живой труп. Серая кожа, измождённый вид, тени под глазами, тонкие руки, тусклый потерянный взгляд. Она испуганно озиралась по сторонам и вздрагивала каждый раз, как только кто-то из волкодлаков издавал недовольное рычание. На каждое их движение незнакомка реагировала словно дикая испуганная лань. Платье на женщине было изношенным и мятым, а сама она была грязной, такой, словно не мылась несколько недель кряду.
   Как только женщину подвели к Маккуле, он осторожно взял её за руку. Ратмир хмурился и придерживал рану на боку, из которой все сильнее капала кровь. А Свилен посмотрел на незнакомку, словно она была ни на что не годным червяком.
  
   - Вам всем знакома эта женщина. Когда-то она была членом вашей стаи. Волчица, которую вы изгнали несколько лет назад. Все эти годы она жила одна в лесу со своим волчонком. - Маккула с укоризной посмотрел на вожака волкодлаков. - Вчера вечером её сын пропал. Ушёл в лес охотится и не вернулся. Ещё один волчонок. Снова. Вы обвиняете Ратмира? Но Ратмир во время пропажи её сына был у вас. Пропал ещё один молодой волкодлак. Делай выводы, вожак.
   Свилен хмурым взглядом смерил дрожащую, перепуганную волчицу. Это был слабый довод и вожак волкодлаков злился на берендеев из-за того, что доказательства оказались слишком ненадёжными, а ещё из-за того, что их бой с охотником прервали.
  
   - Это правда, Ора? - Свилен говорил отрывисто и так смотрел на бедняжку, что та тряслась словно лист на ветру.
  
   - Мой сыно-о-ок, - волчица зарыдала. Женщина плакала горько подвывая. - Я видела и-их. Тех, кто забрал моего сына-а-а. Я шла за ними. На их запах. Они прятались. Их много. Там было много других волкодлаков. Ваши дети-и! Другие-е! Тьма у них в глазах! Кровь! Твой сын вожак, там твой сын... и мой тоже. И мой-й, сыноче-е-ек.
  
   Мне стало холодно. От того, как эта женщина говорила перемежая слова с рыданиями, и бросая их в лицо вожаку. А после, она упала на колени и испуганно сжалась в комок, раскачиваясь из стороны в сторону.
   Свилен сжал руки в кулаки. Попытался расспросить женщину ещё, но та истошно закричала, прикрывая руками уши и мотая головой словно умалишённая.
   Среди волкодлаков стояла мёртвая тишина. Ратмир опустил голову.
  
   - Где вы нашли Ору? - Свилен обратился к главе берендеев.
  
   - В лесу, неподалёку от нашего поселения. Она выла там... всю ночь. А когда мы вышли на неё вела себя так же как сейчас, словно сошла с ума... Но она рассказала ещё кое-что... - Маккула сделал небольшую паузу и вздохнув продолжил - сказала, что ваших детей забрали нечистики. Лихие. Плакала и говорила, что из её сына душу вынули. Из них из всех.
  
   Свилен сглотнул. Ратмир поднял голову и оглядел враз притихших волкодлаков. И только одна я ничего не понимала. Нечистики? Лихие? Кто это вообще? Ни разу за то время что я тут жила, никто из клана не упоминал при мне нечистиков. И почему эта женщина жила в лесу одна со своим сыном? Что нужно сотворить такого, чтобы тебя изгнали из стаи?
  
   - Кто это, нечистики? - я тихо обратилась к берендею, вцепившемуся в мою руку мёртвой хваткой. Рядом со мной испуганно охнула одна из волчиц, крепко прижимая к себе ребёнка.
  
   - Это злые духи. Иногда они выглядят как люди, иногда - нет. После того как уничтожили чёрного колдуна, открывшего проход между мирами, лихие будто Они ненавидят людей и легко могут вынуть душу, подселив вместо неё любую сущность. А сущностей среди них каких только нет. И вот когда эта тварь придёт к тебе в дом, она убьёт всех так тихо и быстро, что ты и пикнуть не успеешь.
  
   - Ты забыл сказать, как они любят непорочных девиц, - волкодлак, ещё недавно с таким пристрастием расспрашивающий берендея о моей личной жизни, нарисовался рядом с нами. Я оглянулась на волка, а он улыбнулся демонстрируя мне свои клыки.
  Мне же было не до веселья... Это куда я попала?! Если в этом мире существуют подобные твари, то я срочно хочу домой!
  
   - А зачем? Зачем им девицы нужны? - я спросила, хоть ответ услышать было страшновато. - Они их что, едят?
  
   Волкодлак захохотал, привлекая недовольные, осуждающие взгляды стоящих вокруг соплеменников.
  
   - Да нет, не едят... Они их сушат. Как только человеческая девица попадает в руки лихим нечистикам... В общем, после того через положенный срок она рожает проклятое дитя. А потом это дитятко питается своей матушкой, пока та не станет похожа на сушёную ягоду. Такие дети внешне почти как люди. Сами же лихие бывают разными: бесплотные, как духи, или похожие на чудовищ, а бывает ещё хуже, когда они спереди словно человек, а как повернутся спиной - то и внутренности видно. Есть и такие что пьют людскую кровь, а есть те, кто предпочитает пить жизнь или душу. Страшные существа. Обычно лихие крали только людей, да и то редко. Так только, когда случайный путник забредёт не в то место, да не в тот час. Зачем они позарились на волкодлаков? Молодые волки? Для чего?
   Пока мы задавали себе вопросы о загадочных нечистиках, Свилен и Ратмир разошлись в разные стороны. Причём Ратмир опирался на одного из соклановцев. Похоже, вожак стаи волкодлаков всё же поверил в невиновность Ратмира и отпустил его. Сам Ратмир такому исходу дела похоже был не сильно рад, на лице берендея застыла угрюмая гримаса. Все мысли о лихих тут же вылетели из моей головы и я потянула берендея к Ратмиру. Волкодлак нахмурился и пошёл следом. Когда протолкалась через волкодлаков спешащих к своему вожаку, увидела, как Ратмир оглядывается по сторонам. Сердце радостно ухнуло в груди. Наверняка, меня ищет!
   Быстрым шагом приблизилась к берендею, улыбнулась и с радостью отметила, как Ратмир облегчённо выдохнул. Беспокоится! Вырвала свою руку из стального захвата молодого берендея и сжала пальцами горячую ладонь Ратмира. Его пальцы чуть-чуть подрагивали от пережитого напряжения и схватки.
  
   - Я тебя потерял. Идём, - Ратмир осторожно ступал, одновременно опираясь на своего товарища и умудряясь аккуратно вести меня за собой. Волкодлак и болтливый берендей шествовали следом и молчали, а волк ещё и хмурился. Далеко мы не ушли, остановившись рядом с кругом. Моей руки Ратмир так и не выпустил из своей ладони, но держал невесомо, нежно , почти не сжимая. Я попыталась помочь ему, но он не позволил мне даже взглянуть на рану.
   Мы видели как главы берендеев и волкодлаков покинули боевой круг и пошли в сторону терема Свилена. Часть волкодлаков разошлась по своим домам, а часть осталась настороженно глядя на берендеев. В итоге волкам ,скрипя зубами, пришлось принимать у себя берендеев словно дорогих гостей. Маккула принял из рук вожака традиционное угощение и с достоинством кивнул на извинения высказанные ему Свиленом. Часть берендеев также поспешила вернуться в свой клан и покинула территорию волкодлаков, а часть осталась по велению своего предводителя. Ратмиру было тяжело смотреть на Свилена, хоть он не показывал своей боли и старался высоко держать голову.
   Место для отдыха нам предоставили в тереме вожака стаи. Княгиня приглашая нас в свой дом молчала. Она не сделала ни одной по попытки извиниться, лишь опускала глаза при появлении берендеев.
   Я усмехнулась. Сразу видно, что она человек. Большинству людей сложно признать свои ошибки, а уж покаяться и извиниться при всех и подавно. Давить на женщину никто не стал, предоставив ей самой право решать, что сделать дальше.
   Волк, по пятам бродивший за мной все эти дни и не спускавший с меня глаз - ушёл. Я вздохнула с облегчением. Его повышенное внимание немного напрягало. Да, как женщине мне было приятно мужское поклонение, но в этом мире среди оборотней - это был не тот случай когда следовало ему радоваться. Слишком легкомысленное поведение среди воинственных и сильных мужчин растущих и воспитанных при полном патриархате, могло привести к плачевным последствиям. Мне повезло что никто не заявил на меня прав и я была свободна. Всё-таки как хорошо, что я назвалась женой Ратмира... просто среди волкодлаков я чувствовала себя неуютно.
   Сильные, с цепким взглядом - они были привлекательны внешне, но слишком опасны.
  
   Когда мы с Ратмиром вошли в терем, нас разделили. Произошло то чего я так опасалась... Как только я собралась проскользнуть в опочивальню вслед за Ратмиром, меня бесцеремонно выдернули обратно в сени-переход. Я и охнуть не успела, а дверь за берендеем захлопнули прямо перед моим носом.
  Обернувшись, я удивлённо уставилась на дородную тетку, которую нам выделили в качестве сопровождающего. Она была одета в длинное платье, подпоясанное широким расшитым кушаком. Волосы её были спрятаны под платком, а глаза прожигали меня осуждающим взглядом.
  
   - Куда это ты собралась? Виданное ли дело, незамужней девице с мужиком в одной спальне ночевать? Негодно это.
  
   Тетка оттеснила меня от двери, а я как рыба открывала и закрывала рот, но так и не придумала что возразить. Это в моём мире давно не считается зазорным спать в одной комнате двум не связанным между собой браком молодым людям, а тут... Пока я думала что сказать, дверь открылась. Это Ратмир вернулся за мной.
  
   - Что случилось, почему не идёшь? - теплый голос вернул меня в реальный мир и я подняла на берендея беспомощный взгляд.
  
   Тетка не стала молчать и живо высказала все свои претензии Ратмиру.
  
   - Ишь, прыткий какой. Ты на ней женись, а уж потом и в постель с собой зови. Чего девицу позоришь, змий? - Женщина закрыла меня собой и отодвинула ещё дальше.
  
   А Ратмир покраснел! Скулы берендея окрасились в яркий цвет, и он что-то промычал невнятно. Тетушка хмыкнула и не слушая его, потащила меня прочь. Тут ко мне наконец вернулся дар речи.
  
   - Вы чего?! Я его жена. Отпустите, - я остановилась и заработала ещё один, на этот раз уничижительный взгляд.
  
   - Чего уж врать-то? Все давно знают, что ты ему не жена. И кто тебя такую замуж возьмёт? Ты же с ним без благословения Богов жила. Эх, и куда только у девок гордость девается? Срам какой! Скажи спасибо, что Арну приглянулась. Ох, парня-то жалко... видный такой и сколько за ним девиц ходит, а уж хозяйственный и воин сильный. Эх... и на что ему такая нужна? И ведь нечистая. С другим мужиком под одной крышей ночевала. А этот коль сразу не женился, то и не нужна ты ему вовсе.
  
   - Какой ещё Арн? - я впала в ступор. Ратмир отошёл от первого шока и устремился за нами.
  
   - Сын одного из старейшин. Красивый волкодлак, сильный. За ним как за каменной стеной будешь.
  
   Мне стало смешно. Ещё не так давно я мечтала именно о таком мужчине. Такого, чтобы за ним как за каменной стеной себя чувствовать и вот на тебе, Света, получи и распишись. Нарисовался мужчина, а я его и знать не знаю. Хотя нет, скорее подозреваю кто это. Шустрый оказался волк. Быстро действует. Понимая что отпираться бесполезно и волкодлаки уже всё знают о моём "позоре", тяжело вздохнула.
  
   - Хорошо. Да, я не замужем. Но я свободна. Мне отвечать не перед кем, могу ночевать там где мне хочется и с тем, с кем хочется. Так что останусь с ним, - я указала на Ратмира и захотела взять за руку, но берендей покачал головой.
  
   - Нет, Света, эта добрая женщина права. Это неправильно. Ты не можешь спать со мной в одной комнате. - Берендей был серьёзен. Сложив руки на груди он отвернулся от меня. - Иди с ней. Позже я тебя найду.
  
   "Это что сейчас было?! Отвернулся? Согласился с какой-то теткой вместо того, чтобы забрать с собой. Правильный слишком?! Ну и ладно! Хочешь неприступную девицу? Значит, её и получишь! Да что это я? Сама ведь решила оставить мысли о Ратмире и стать ему другом. Да уж, действительно дружба между мужчиной и женщиной - тяжелое дело, особенно когда один из "друзей" по другому сохнет. По крайней мере мне оставалось надеяться, что рано или поздно чувства у Ратмира ко мне всё же появятся. А пока меня раздирали сплошные эмоции, вызванные тем что он так легко согласился находиться вдали от меня."
   Я обижено поджала губы и покорно направилась вслед за почтенной дамой даже не оглянувшись на Ратмира. Поделом ему! Я к нему всей душой, а он?! Черствый медведь! Или снова про свою любовь вспомнил? При мыслях об Арине мне резко поплохело. Настроение скатилось ниже плинтуса и захотелось зарыдать, ну... или напиться с кем-нибудь и поговорить по душам. А компания вот она, сама нашлась. Как только мы вдвоём с женщиной миновали сени-переход и вошли в большую горницу с длинными лавками, мой взгляд выхватил одинокую фигуру сидящую за столом. Ух ты, мой старый знакомый. Тот самый волкодлак.
   Парень вскинул голову при моём приближении и в его глазах сверкнуло удовлетворение. Это он так рад меня видеть?! Но женщина, игнорируя его, направилась к двери в намерении вывести меня из горницы. Волкодлак был нетерпеливым и такое невнимание к собственной персоне не одобрил. Мужчина недовольно рыкнул, и дама остановилась испуганно тараща на него глаза. Я тоже смотрела прямо на него впервые, наверное, глядя с чисто женским интересом.
   А он ничего, симпатичный. Такой же сильный как Ратмир. Ростом немного повыше будет и более жилистый, а вот с возрастом неизвестно. У него были длинные светлые волосы, светлые глаза и черные аккуратные брови. Плавно поднявшись из-за стола он направился к нам, пожирая меня глазами. Стало неуютно. Отчего-то захотелось причесаться и переодеться, чтобы выглядеть хорошо под его оценивающим взглядом. Как назло на волкодлаке была чистая одежда и сам он выглядел так, словно только что из салона красоты вышел.
  
   - Куда ты её ведёшь? - Арн строго глянул на тетушку.
  
   - Так в опочивальню на женскую половину веду, - женщина сказала и замолчала, ожидая одобрения. Волк кивнул, и она облегчённо выдохнула.
  
   Ну ничего себе, порядочки. В клане Маккула такого отношения к женщинам я не наблюдала. Конечно я видела, что все важные решения принимают мужчины на совете клана, но чтобы вот так...
   Волкодлак обрадованный тем что сказала женщина, улыбнулся. И тут меня словно чёрт за язык дёрнул.
  
   - Чего скалишься? - Женщина испуганно охнула, а у волка улыбка слетела с лица словно её там и не было. Взгляд мужчины поменялся став из приветливого - почти ледяным.
  
   - Дикая, неприветливая, но мне такие по нраву. Сам тобой займусь. Станешь шелковая, - мужчина сказал это так, что мне отчетливо стало ясно - он не шутит.
  
   Мой подбородок сжали сильные пальцы, а мне вдруг стало так обидно, до боли в сердце.
   "Да что же это?! Один внимания почти не обращает, а если и обращает, то относится как младшей сестричке. Второй как неандерталец себя ведёт. С таким свяжешься, будешь всю жизнь по струнке ходить. Шаг влево, шаг вправо - уже за побег считается. Что же так не везёт-то? Дедушка Егорушка-а , где ты? Был бы здесь домовой, мы бы с ним поговорили и мне бы легче стало. Домой хочу! К деду Егору".
  
   - А ну не тронь, - моя ладонь шлёпнула по его запястью, и волкодлак отпустил усмехнувшись.
  
   - Вот теперь... точно моя будешь, - мужчина развернулся и пошёл прочь, оставив меня злой и расстроенной.
  
   Тетушка глядя на меня покачала головой.
  
   - Ох, девица, нашла кому перечить. С такими как он... ласковой да покорной нужно быть, а иначе нельзя. Он волкодлак. Хищник. Теперь и не спрашивая, сам возьмет.
  
   - Подавиться! - я развернулась и первой двинулась в сторону двери, а женщина быстро догнала и поспешила увести меня прочь.
  
   Она привела меня в маленькую теплую комнату. Здесь было уютно и красиво. В комнатушке были только кровать устланная периной с мягким одеялом и пуховыми подушками, лавка покрытая ковром, да небольшой резной столик с вышитой скатертью. Небольшая комната, но такая домашняя, что моя израненная за последнее время душа заныла. Захотелось нежности, тепла, уютных домашних вечеров... и к маме. Оттого что вспомнила о своих родных, стало еще горше. Родителей в этом чужом мире мне заменил дед Егор, к которому я привязалась. Но домового поблизости не было и я тихонько заплакала лелея собственную горечь и позволяя себе выплеснуть накопившееся напряжение. После того как наплакалась, прилегла на кровать и сама не заметила как погрузилась в сон.
   Разбудила меня Вирея. Кто-то позаботился о том, чтобы послать ко мне уже знакомую мне волчицу. Девушка показала мне отхожее место и принесла чистую одежду. Я взглянула на платье и восхищенно присвистнула. Какая красота! Белоснежное, плавно обрисовывающее все мои изгибы и при этом не облегающее. Круглый вырез скрывал грудь, лишь чуть-чуть открывая белизну шеи. Длинный рукав до запястья закрыл руки, а книзу подол платья расширялся и был похож на бутон колокольчика. Вся поверхность ткани спереди и по подолу была украшена красной вышивкой. Я переплела косу и глядя на себя в маленькое зеркальце сожалела, что не могу увидеть этот наряд на себе в полный рост. А Вирея тем временем даже заговорила со мной, чем очень удивила.
   Девушка рассказала, что Свилен и Маккула договорились и объединят силы для поисков волчат и борьбы с нечистиками. Лихих было решено выследить как можно скорее чтобы вернуть маленьких волкодлаков, если те ещё были живы. От берендеев на поиски вызвались несколько молодых мужчин и Ратмир в том числе.
  
   - Лихих мы вам поможем одолеть. Мои воины с вами вместе пойдут. Если уж нечистики лихие стали нападать на волков, то что им помешает в скором времени и на берендеев напасть? Не-ет, от них надо избавляться сразу. Да и стоит узнать, откуда их столько наплодилось. Может княгиня твоя поможет и с отцом своим поговорит по душам. Пусть князь ответ держит, сколько девиц из его краёв пропало. - Так сказал Маккула, а Вирея пересказал мне.
   У девушки был настоящий талант. Ей бы на сцене играть в театре, так натурально у неё получилось изобразить главу клана берендеев. После того как я привела себя в божеский вид, она отвела меня в теремую палату где проходил пир. Это было своего рода извинение вожака стаи волкодлаков, и заодно свидетельство примирения с берендеями.
   Народ гулял во всю... Я с удивлением отметила, что на лицах присутствующих нет и тени той ненависти, что была ещё недавно. Вместо этого присутствовала лишь лёгкая настороженность. К тому же волкодлаки заметно расслабились, ведь берендеев было мало. За главным столом сидел Маккула и Свилен со своей женой, а по краям от них по правую руку от одного и по левую от другого сидели остальные. Волкодлаки и берендеи поднимали чарки с медовухой и произносили тосты за здравие. Женщин было много. Молодых девушек почти не было.
   Я вошла в палаты и сразу поймала на себе взгляд Ратмира. Берендей замер, только что рот не открыл, и я поняла, что отлично выгляжу. На лице Ратмира не было и следа боли или усталости. Раны скрывала новая рубаха, а щеки сияли здоровым румянцем. Пока мы с Ратмиром смотрели друг на друга, навстречу мне поспешил Арн. Я расстроенно отвела взгляд. Мне было обидно, что ко мне шёл не тот кого я хотела видеть рядом с собой.
   Как только Арн подошёл ближе и взял меня за руку берендей нахмурился. Я позволила волкодлаку отвести себя к столу, хотя ещё днем решила не подпускать его к себе. Волк усадил меня рядом с собой и налил полную чарку мёду. А я залпом выпила. Волкодлак усмехнулся и налил ещё. Я посмотрела в сторону Ратмира и увидела, что берендей нахмурился сильнее. А... мне всё равно. Я отвела взгляд и снова осушила чарку. На душе потеплело... или это и не на душе потеплело, а просто я опьянела? Эх, ну и крепкая медовуха у Свилена! Такими темпами я из-за стола встать не смогу к концу пира.
   А народ всё гулял... Вскоре заиграли на дудках и гуслях и кое-кто пошёл в пляс. Волкодлак молчал, лишь снова и снова подливая мне выпивку и улыбаясь так загадочно, что хотелось поскорее разгадать.
   "Господи, что я несу?!"
  
   Ратмир сидел за противоположным концом стола и ему было не до веселья. Берендей злился. Сильно злился. Так, что готов был встать и хлопнуть кулаком по столу. Он забыл как дышать, когда Светлана вошла в теремную палату. Длинная рыжая коса была почти красной в свете свечей, а белое платье делало её похожей на лебёдушку. Да и шла она как лебедь, двигаясь плавно и текуче. Он впервые отметил как она красива. Не так как Арина, по-другому. Девушка напомнила ему тонкую веточку, стебелёк, который захотелось уберечь и сохранить. От всего. От любого ветерка. Когда он очнулся то с удивлением увидел, что Светлану под руку уводит волк.
   Не успел.
  Она как-то странно взглянула на него и отвернулась. Хитрый волк наливал ей чарку за чаркой, а он сидел и смотрел, как девушка с каждой минутой становиться всё пьянее и пьянее. Личико её загорелось румянцем, а глаза заблестели. И вот она уже улыбается волку. Почему?! Почему этому облезлому волчаре, а не ему?! Ратмир поднялся, но чья-то рука задержала его запястье не дав выйти из-а стола. Берендей оглянулся и увидел понимающий взгляд главы клана. Маккула покачал головой и Ратмир сел на место.
   Правильно. Не время сейчас ссориться. Позже он заберёт её из рук хитрого волка.
  
   Пока Ратмир хмурился, Арн принялся за комплименты. Рука волкодлака переместилась на талию Светланы и он ласково шептал ей на ухо что-то, а девушка краснела и хихикала. Ратмир злился. А после и вовсе рассвирепел, когда Арн потащил девушку танцевать. Светлана пошла. Споткнулась, чем волкодлак тут же воспользовался обняв её за хрупкую талию. Рука волка скользнула по белоснежной ткани платья и крепко прижала девушку к себе за тонкий стан. Всё. На большее выдержки берендея не хватило... Ратмир вскочил, и наплевав на все правила и приличия рванул в сторону Светланы и Арна.
  
  
   Глава 5
  
   Ох, как же раскалывается голова... Так болит, что кажется сейчас лопнет. Я села в кровати и попыталась сфокусироваться. Не вышло. Комната расплывалась перед моими глазами, раскачивалась словно маятник и не желала останавливаться. Как же мне плохо-о... Это же надо было так наклюкаться. Ну и выпивка здесь... вышибает на раз. Такое ощущение, что я пила несколько дней кряду. Так плохо мне не было ещё никогда. Всё же я встала и пошатываясь добрела до стола. Как хорошо! Какие заботливые и отзывчивые хозяева. Они оставили мне кувшин с водой! Я жадно принялась пить. Вода капала из кувшина и тонким ручейком скатывалась по подбородку вниз. Холодненькая... Господи, такое ощущение, что я пила не медовуху, а водку. Причем пила одна и по качеству похмелья, похоже, что выпила не меньше бочки. Вдоволь утолив жажду я вернулась в кровать и принялась вспоминать вчерашний вечер...
  
   Вчера мне было плохо от того, что Ратмир не встретил меня и не подошел, чтобы усадить рядом с собой. Вместо этого я весь вечер просидела в обществе Арна и именно волк постарался и споил меня.Хитрая морда! А он ничего: весёлый, симпатичный. Весь вечер шутил и говорил комплименты, даже повёл танцевать. Правда, я споткнулась по дороге, но Арн поддержал и подал руку. К сожалению, до танцев у нас дело так и не дошло, потому что берендей явился и начал кричать на волкодлака. О том, в чем он его обвинял, помнила я смутно, потому как позорно отключилась в самый неподходящий момент.
   Скрип двери вывел меня из состояния задумчивости. Я повернула голову и наткнулась на сердитый взгляд карих глаз. Ратмир. Покрепче стянув на груди одеяло - чтобы не смущать берендея, я вопросительно приподняла брови.
  
   - Что? Я что-то натворила вчера? - По взгляду Ратмира тут же поняла, что - да, натворила. Мужчина стоял прислонившись к двери и всё ещё молча созерцал сердитым взглядом моё опухшее лицо. - Говори уже.
  
   Тяжёлый вздох вырвался из моей груди, и я приготовилась услышать о себе страшную правду.
  
   - Собирайся, Светлана, у нас свадьба.
   И вот тут я открыла рот...
  
   - Э-э, чего? - я потрясла головой для верности, опасаясь, что перепила сильнее, чем мне думается и у меня начались слуховые галлюцинации.
  
   Ратмир удивленно уставился на меня и осознал, что я совершенно не соображаю: о чем он толкует.
  
   - Ты не помнишь?! - глаза берендея стали похожи на блюдца. Я со стоном покачала головой, подтверждая его догадку, и подняла на него глаза полные раскаяния.
  
   - Ты вспомнишь. А сейчас собирайся, потому что замуж тебе выйти всё же придётся. - Ратмир отошёл от двери, а я засуетилась. Собственно выйти замуж за Ратмира я была не против и на трезвую голову, так что не удивительно что согласилась, когда была пьяна. Свадьба? Да это же прекрасно! Кто лучше всех позаботиться обо мне как не Ратмир? А уж как дед Егор рад будет... Но радужные мысли тут же испарились, стоило мне подумать о том, что Ратмир напротив - никогда не горел желанием связать свою жизнь со мной. Всячески подчёркивая, что любит другую. Откуда тогда такое рвение жениться на мне? Не-ет надо вспомнить: как всё было, а уж после и решать.
  
   - Эм... Ратмир, послушай, - я подошла к нему и взяла берендея за руку. - Я не могу так поступить с тобой. Возможно, я вчера и согласилась выйти за тебя, но я даже не помню ничего. Это оттого, что такая безголовая была... вот и перебрала малость. Кто же знал, что местная медовуха... в общем так, я не могу за тебя выйти. Ты ведь сам говорил, что я тебе даже не нравлюсь как женщина. Как же тогда мы сможем вместе жить?
  
   Мои словесные метания прервал спокойный голос берендея.
  
   - Это не важно. Я никогда не смогу полюбить кого-то кроме Арины, а ей в этот мир нет ходу так что... я подумал и решил, что ты можешь стать моей женой. Так я смогу заботиться о тебе, и ты не пропадёшь в Мидграде.
  
   После его слов мне стало как-то совсем не весело. Это что же получается? Он на мне из жалости жениться?! И от того что его разлюбезной Арины нет в этом мире ему в сущности всё равно кто с ним рядом будет?! Вот теперь точно откажусь.
  
   - Я не согласна. Я передумала. Не выйду за тебя. - Сердито отвернувшись в сторону, я забралась на кровать и отвернулась к стене. И хорошо, что отвернулась, потому что не увидела как до сих пор добрый и спокойный берендей - на глазах превратился из лапушки - в сильно уязвлённого мужчину.
  
   - А тебя и не спрашивают особо. Ты или выходишь за меня и отправляешься в клан берендеев... или остаёшься в стае Свилена, потому что Арн тоже заявил свои права на тебя. Свилен не против и согласился оставить тебя в стае. Поверь мне, если мы не поженимся, то уже сегодня ты станешь женой Арна и останешься в стае навсегда. Теперь только тебе решать: чего ты хочешь больше. Я скоро вернусь, а ты пока подумай и прими правильное решение.
  
   Берендей вышел, обернувшись напоследок и смерив меня хмурым взглядом, а я сжала виски пытаясь восстановить в памяти вчерашний вечер. Просидев около получаса и не добившись абсолютно ничего, я изгрызла все свои ногти и искусала губы в попытке решить свою судьбу. Внутренний голос настойчиво попискивал согласиться и выйти замуж за берендея.
  
   " Я сама хотела его внимания. Он понравился мне с первого взгляда, ещё тогда, когда я не имела представления что он оборотень. Ратмир сильный, он защитит и никогда не даст в обиду. Но тут же я думала о том, что берендей никогда меня не полюбит. Каково мне будет прожить жизнь с мужчиной, который не чувствует ко мне ничего кроме жалости? Отвратно. Домой вернуться нельзя, а жить в стае с Арном... он совершенно чужой для меня. С другой стороны я давно привыкла к клану берендеев и к Ратмиру. Полюбила деда Егора. Но готова ли я променять жизнь в тепле и уюте на собственные чувства? А как же любовь? И если я дам согласие стать женой Ратмира, смогу ли растопить его сердце? Раньше я и не сомневалась в собственной привлекательности, считая, что совершенна. И только попав в Мидград осознала: насколько я была не права. Без родных, без умений, без денег, в чужом мире - я всего лишь былинка. Всё что я знала и умела, к чему стремилась, было потеряно мной. Всё осталось там - за чертой. И мне действительно нужен кто-то сильный рядом. Но смогу ли я изменить себя настолько, чтобы стать для Ратмира достойной женой? Смогу ли растопить его сердце? Смогу ли заставить его навсегда забыть об Арине. Прежде моя самоуверенность ни к чему не привела, а умение готовить не сделало меня в его глазах достойной любви. Смешно! Сейчас я это понимала... Да, внешняя красота, умение готовить и даже забота никак не повлияли на его чувства ко мне. Тогда... есть ли надежда?"
   Застонав от бессилия, я уткнулась в подушку.
  
   "Я соглашусь. Доверюсь собственным инстинктам и попробую. Я стану его женой, вернусь в клан берендеев и буду достойной парой для Ратмира. Ведь попытаться изменить свой путь и что-то сделать для этого лучше, чем просто плыть по течению смирившись с судьбой".
   Как только мысли в моей голове улеглись - я приняла решение. На душе тут же стало легче. Страх и сомнения отступили прочь.
  
   В дверь тихонько стукнули, и я вскинула голову, уставившись на дверной проём.
  
   - Кто там? - надеялась услышать голос Ратмира, но вместо него послышался нежный девичий голосок.
  
   - Я вам платье принесла. Свадебное. Главы ждут.
  
   Сердце сжалось в груди. Страшно. Мечтать и строить планы - одно, а сделать такой серьёзный шаг вот так... В течении часа решить свою судьбу... Это тяжело.
  
   - Заходи, - я обречённо вздохнула и поднялась с кровати.
  
   Двери отворились, и на порог комнаты шагнула уже знакомая мне девица. В руках у Виреи было длинное платье. Ничего особенного, обычное белое платье с широким рукавом и обережной вышивкой, исполненной синей тонкой нитью по краю подола, вороту и рукавам. Пока одевалась, расспрашивала Вирею о вчерашнем пире.
   Девушка была сильно удивлена, но всё же рассказала. По мере рассказа молодой волчицы, в моей памяти словно вспыхивали частички пазлов, складываясь воедино. Я вспомнила!
   Вспомнила: как Ратмир злился.Вспомнила: как отключилась и пришла в себя от криков. Вспомнила: как Ратмир с Арном подрались и как главы оборотней были недовольны их ссорой. Вспомнила: как меня назвали легкомысленной вертушкой, посмевшей обмануть вожака стаи волкодлаков, а ещё в какой ярости был Свилен . Вспомнила: как Арн заявил на меня права и сказал что желает сделать своей. И как после его слов, они с Ратмиром вцепившись друг в друга - чуть не разнесли к дьяволу всю пирушку. Мне стало особенно стыдно от того, когда я вспомнила, как радовалась: с пьяных глаз воображая, что этот "бой" в мою честь. Вспомнила: как главы пригрозили двум драчунам изгнанием и велели мне выбрать одного, чтобы навсегда лишить другого глупых надежд. Воспоминания принесли с собой картинку того, как Арн рычал подчиняясь жёсткой воле вожака и соглашаясь предоставить выбор мужа мне. Вот поэтому я сегодня и выхожу ЗАМУЖ.
   И ведь всегда знала, что алкоголь до добра не доводит, нет, всё равно напилась.... И пожалуйста: "получи и распишись", Света!
  
   Нарядившись, я справедливо рассудила, что решение принятое мной было наиболее правильным. Припоминая поведение Арна до пира, я пришла к выводу: с таким мужчиной жизнь мне мёдом не покажется и мы невзначай прибьём друг друга во время семейной ссоры. А в том, что эти ссоры будут - я даже не сомневалась. А Ратмир не такой! Он мягкий, нежный, сильный...
  
   Вирея смерила меня придирчивым взглядом, обозревая дело рук своих и милостиво кивнула, разрешая мой выход.
  И я пошла. Странно, вчерашнее платье отличалось большей изысканностью чем то, что сейчас было на мне. Интересно, почему? Ну да ладно. Какая разница, что на мне одето... я спокойно шествовала за Виреей.
  Когда вошли в теремную палату я увидела, что от вчерашнего пира не осталось и следа. Сегодня все лавки были расставлены вдоль стен, а посередине стоял высокий деревянный стул наподобие трона. Стул был резным, массивным, и своей массивностью напоминал хозяина этого места. Остальные присутствующие расселись по лавкам и лишь несколько волкодлаков из стаи стояли. Берендеи и волкодлаки ждали... Маккула хмурился. От этого его блёклые глаза вовсе не по-старчески сверкали, привлекая мой виноватый взгляд. Вожак стаи волков тоже был не в радужном настроении. Напротив вожака и лицом ко мне стояли оба претендента на мою скромную персону.
   Ратмир был сердит. Между бровей берендея пролегла глубокая складка. Оба они: и Арн, и Ратмир впились в меня взглядом и к "трону" я шла пунцовая от стыда и нервная от столь пристального внимания.
   Арн смотрел так, словно уже получил меня в свою полную собственность, и это слегка привело меня в чувство. Задрав подбородок вверх, я сердитым движением откинула за спину рыжую косу и вперила свой взгляд исключительно в Свилена и Маккулу.
   Скосив глаза на волкодлака, я злорадствовала глядя как он нахмурился. Рано радуешься, волчок, не к тебе иду и твоей никогда не буду. Как только дошла до Ратмира успокоилась. Берендей облегчённо выдохнул и даже улыбнулся. Маккула спрятал улыбку и глаза старого главы потеплели.
  
   - Я так понимаю, выбор сделан? - Свилен сурово глянул на меня и я кивнула подтверждая его догадку.
  
   Арн сжал кулаки. Когда повернулась в сторону волкодлака, он смерил меня гордым взглядом и попросту отвернулся. Неприятно. Такое ощущение, что я его предала. Но ведь и не обещала ему ничего, тогда что этот волчара на меня взъелся?!
  
   - Хорошо. Тогда обручим вас прямо сейчас. - Силен махнул рукой и в платы вошли несколько женщин. Все они были простоволосые, с блестящими ободками вокруг головы, и в руках каждая несла по прутику, украшенному разноцветными лентами. Женщины встали в круг , а Ратмир взял меня за руку. Началось... Берендей осторожно ввёл меня в круг, крепко сжал мою ладонь и повернул лицом к себе. Женщины запели, обходя нас кругом и постепенно сближаясь - взялись за руки.
   Их песня была странной и я почти ничего не поняла. Слова были мне незнакомы, и я различала только напевный мотив, мягкий и нежный, струящийся словно ручеёк. А когда песня закончилась, они принялись оглаживать нас прутами. Женщины осторожно обводили ими вокруг наших голов и сплетенных рук. Мимолётные касания, почти невесомые. Как только жрицы отошли, к нам приблизился Маккула. В руках глава клана держал красную ленту и нож.
   Маккула взял наши руки и развернул к себе ладонями вверх.
  
   - Солнце и боги Мидграда, примите эту пару! Дайте им кровь от крови их и продолжите славный род! Пусть род их не прервётся никогда, во веки вечные!
  
   Я подумала, что вот сейчас должен грянуть гром или ещё что-то, но всё осталось в том же виде. Никаких сверхъестественных вещей не произошло. Мои глупые мысли прервала боль. Я удивлённо взглянула на своё запястье и ойкнула.
   Маккула сделал на наших руках по два неглубоких пореза и тут же перевязал их красной лентой. Лента пропитывалась нашей кровью, и когда глава клана берендеев связал наши руки вместе, моя кровь и кровь Ратмира смешалась. Среди берендеев раздались довольные выкрики. Маккула улыбнулся и отошёл.
  
   - И всё?! - я повернула лицо к Ратмиру и он серьёзно мне кивнул.
  
   - Теперь ты - часть меня и часть нашего клана. Моя жена. Идём. - Берендей повел меня прочь .
  
   Я оглянулась и посмотрела на Арна, волкодлак стоял злой. Его лицо словно почернело, но он так и не сделал попытки помешать свадьбе. Силен усмехнулся, глядя нам в след.
  
   - Куда мы идём? - я держалась за руку Ратмира и наши руки были скользкими от крови.
  
   - В опочивальню, - берендей говорил тихо, а меня затрясло.
  
   - Как в опочивальню? Среди бела дня?! - мой голос дрогнул.
   Ратмир остановился, и я врезалась в него.
  
   - Мы только что обручились и теперь главы ждут доказательств. Или ты... против? Ты сделала свой выбор, теперь отступать уже поздно.
  
   Я сглотнула. Да, никто не спорит, Ратмир нравится мне. Сильно нравится. Но к такому развитию событий я пока не готова...
  
   - Я понимаю, но... всё слишком быстро. Мы с тобой почти не знаем друг друга и вот так...
  
   - Ты не хочешь? - берендей приподнял бровь глядя на меня, и я покраснела.
   Да что же это?!
  
   - Нет... хочу, но... - И вот как ему объяснить: что мне нужны признания, ласка, внимание, свидания, наконец - ну или как тут у них это называется, а уже потом в опочивальню!
  Я замялась, а Ратмир "припечатал":
   - Тогда, пошли.
  
   И я пошла. Вернее поплелась, совершенно не представляя как быть дальше. По дороге я искусала все губы и совершенно забыла про рану на запястье, которая саднила и болела. Неужели он готов вот так, просто взять и... Говорил, что другую любит. Как же тогда может со мной? Или ему вообще без разницы?! Ратмир же твёрдым шагом направлялся к своей цели, ведя меня за собой словно барашка на "заклание". По пути нам попалось несколько волкодлаков, которые понимающе ухмылялись, от чего мне стало только хуже. Но самой смущающей оказалась встреча с одним из берендеев. Этот олух не только ухмыльнулся, он похлопал Ратмира по плечу и отпустил пару сальных шуточек, а я стала краснее свёклы и захотела провалиться под землю от стыда.
  Берендей открыл перед нами дверь и когда мы с Ратмиром вошли в неё, захлопнул её за нами. Звук получился громким, и мне стало совсем уж неловко. Особенно не по себе стало при виде кровати. И чего я переживаю?! Ведь спали же мы вместе на одной постели и меня ничего не смущало. Так в чем же сейчас дело?! А дело было в том, что я точно знала ради ЧЕГО мы сюда пришли. Руки и ноги враз одеревенели.
  Ратмир подвёл меня к постели и развернул к себе.
  
   - Ты боишься меня? - в голосе берендея мне послышалась весёлость.
   Он что, смеётся надо мной?! "Я тут умираю от неловкости, а ему смешно?! И вот после этого стало как-то не страшно, а даже наоборот. Я разозлилась. Невеста в шоке, а этому увальню весело?! Сейчас тебе станет не до смеха, муженёк. Это у вас тут все девицы - красавицы поголовно скромные и с потупленным взором, а мы можем и по другому... Нацепив на лицо улыбку похотливой стервы, я подняла руку и смело погладила Ратмира по лицу. Берендей нахмурился. Искорки смеха в глазах потухли, уступив место другому огню. Ох, зря я решилась подразнить его. Но... отступать уже поздно. Взялась соблазнять - соблазняй до победного"!
   Моя рука скользнула к вороту рубахи и погладила напряжённую шею Ратмира. Берендей вспыхнул. На скулах загорелся яркий румянец, а складка меж бровей разгладилась. Он больше не улыбался, только смотрел на меня странным пылающим взглядом. А я пыталась соблазнить, хоть у самой поджилки тряслись от страха. А вдруг, оттолкнёт?
   Но берендей продолжал молча стоять, не делая даже попытки взять инициативу в свои руки. Эх, была - не была! Приподнявшись на цыпочки, я легко прикоснулась губами к его губам. Вздрогнул. Замечательно! Пусть тоже поволнуется! Пальцы связанных рук переплелись, и я тихонько погладила их.
  
   - Что ты делаешь? - Тихий голос берендея пустил строй мурашек по моему телу. Кажется, я зря так переволновалась и всё будет хорошо. Сердце забилось быстрее, моя улыбка стала шире и превратилась в нежную, зовущую.
  
   - Соблазняю тебя. - Я снова поцеловала тёплые губы берендея и потёрлась носом о его подбородок. И он улыбнулся. Несмело, влекуще, став таким красивым, что сердце защемило от непонятного чувства.
  
   - Это хорошо, кажется... мне нравится. - Ратмир обнял меня свободной рукой и крепко прижал к себе. А после сам склонился и поцеловал. Осторожно, бережно, едва прикасаясь, словно боялся спугнуть. Поцелуй все длился и длился. Словно снежный ком, разрастаясь и превращаясь в обжигающую лавину. Неловкость ушла, а на её место пришла страсть - огненная, испепеляющая. Как так вышло, что я растаяла в его руках? Растворилась без остатка, потеряв себя полностью. И только после я думала: а чувствовал ли Ратмир то же, что и я? Или я осталась одинока в своих чувствах?
  
   После того как наш брак признали состоявшимся, мы вернулись в клан. Я встретилась с дедом Егором, по которому так соскучилась. Домовой обнимал меня утопая в слезах радости. А когда восторг от встречи поутих, повел в дом за руку и познакомил со своей женой. Вот так новость! Я улыбалась, разглядывая низкорослую, пышнотелую домовиху. Та представилась Фёклой, и я с трудом сдержала смех. Интересно было бы посмотреть: как сие чудо появилось в доме Ратмира. Но дед Егор был так рад, что тут же поспешил поделиться и рассказал: как давеча ночью в его углу всё засветилось и затрещало, а потом и хозяйка у него объявилась и уж тут -то он узнал, что Светушка с Ратмиром поладили.
   Поладили! Необычное слово для того чтобы объяснить всё что между нами произошло. Не хотелось огорчать деда Егора, но после брачной ночи Ратмир почти не обращал на меня внимания. Словно стену глухую выстроил. Всё время молчал, а когда я приближалась - спешил уйти. Мне было грустно и тяжело смотреть, как берендей отдаляется от меня. Это было странно и нелогично.
   Прошла неделя этих странных молчаливых отношений. Мы спали на одной кровати и ночью берендей становился другим. Все начиналось одинаково. Я тушила свечи и ложилась в кровать, а мой муж приходил через несколько минут. Тихое шуршание вещей. Такой же тихий прерывистый вздох... а после меня обнимали сильные руки и наши разногласия растворялись в обоюдной страсти. А утром меня вновь встречала одинокая, холодная постель. Одно радовало: в физическом плане мы подошли друг другу идеально.
   Прошла ещё неделя и Ратмир вместе с другими воинами клана собрался на битву с лихими. Чтобы очистить леса от нечистиков, Свилен и Маккула собрали своих самых сильных оборотней. Людям запретили участвовать в походе, хоть князь и желал отправить дружину оборотням в помощь. Вместо дружины, князь в качестве помощи предоставил повозку с оружием. Людская сталь была весьма неплоха и пришлась как нельзя кстати. Я же как примерная жена осталась на хозяйстве. Вдвоем с Ольгой мы целыми днями приводили дом и двор в порядок. Работы было достаточно и без дела сидеть было некогда. Дни пролетали быстро, занятые повседневными делами. Мне было тяжело ждать. Никогда не думала, что ожидание может быть настолько болезненным. Мысли постоянно вращались вокруг берендея. Я снова и снова анализировала наши отношения и строила планы соблазнения собственного мужа. Вестей всё не было. Оставшиеся в клане берендеи стали проявлять беспокойство.
   Весну сменило лето. Оно окрасило деревья зелёной листвой, наполнило воздух ароматом трав. Природа в Мидграде была очень красивой. Пение птиц по утрам, яркое солнце согревающее теплом, запах выпечки из соседних домов. Гомон ребятишек играющих в лапту. Вскоре поспела лесная земляника и мы с Ольгой в сопровождении ещё нескольких молодых девушек с утра собирались и уходили в лес за ягодами. Дома в это время хозяйничал дед Егор, исправно неся свою службу, а его хозяйка пекла ароматные пироги с земляникой. Пироги мы уплетали с завидным аппетитом. Я подолгу сидела на крыльце по вечерам, слушала сказки Маккулы и пила парное молоко. Я Любовалась красивыми закатами и не могла надышаться необыкновенно чистым воздухом. После сбора земляники наступила пора вязать веники. Женщины клана с песнями и наговорами вязали заготовленные берёзовые веточки. Я смотрела и понимала: насколько чище стала моя душа после того как я попала в Мидград.
   Теперь я уже не вспоминала о новомодных гаджетах и стала гораздо спокойнее. Мои глаза увидели то, на что раньше из-за бесконечной городской суеты я не обратила бы внимания никогда. Чувства обострились. Мир воспринимался более ярким: насыщенным красками и звуками. Я услышала музыку леса, о которой столько говорил дед Егор. Почувствовала и стала воспринимать лес Мидграда живым. Словно он был зелёным великаном, который каждый день рассказывал мне новую историю. Умиротворённость для меня сменялась беспокойством и возвращалась вновь. Мой взгляд то и дело обращался в сторону, куда ушли берендеи.
   Вскоре пришла первая весть. В ворота клана вошел гонец. Это был один из волкодлаков.
   Они возвращаются! Радостная новость всколыхнула нашу небольшую общину. В клане начали готовить пир. Воины возвращались с победой! Все было хорошо. Но клан не миновали и беды. Победа никогда не бывает без потерь. Всегда находятся те, кто платит за радость и счастье других собственной жизнью. И у нас победа была сладкой, но со следами горечи смертей многих берендеев. несколько оборотней-медведей погибли в борьбе с лихими и навсегда ушли в мир мёртвых. Те семьи в дом которых пришла дурная весть, оплакивали своих сыновей, а я ждала... И дождалась.
  
   В день возвращения Ратмира лил дождь. Дома пахло свежим хлебом , а в печи томилось мясо. Дед Егор с раннего утра снарядил меня на готовку. Домовой не щадил мою нежную натуру: заставил вылезти из теплой постели и приняться за работу.
   Ольга ушла в дом главы, чтобы помочь приготовиться к празднеству. А я испекла хлеб, затопила баню и застелила стол скатертью. Дед Егор последний раз проинспектировал наши совместные усилия. Домовой остался доволен и милостиво кивнув на прощанье, отравился к своей зазнобе. Дед Егор так усердно оглаживал свою бороду загадочно улыбаясь в пышные усы, что я смеялась. Немного подшутив над домовым проводила его и присела на лавку в ожидании. На душе вопреки радости от предстоящей встречи - было тяжело. Я старалась отпустить это чувство, но оно не желало уходить. Оно поселилось где-то глубоко и по чуть-чуть пускало темные, страшные корни. Что это? Интуиция? Что-то не так? Нет! Все хорошо. Ратмир жив и здоров. Мне никто не принёс плохих вестей, а значит все в порядке. Сколько я так просидела, я не знаю... но когда прозвучал звук рога, поднялась и выбежала на улицу.
   Меня тут же окутал запах дождя и запах дыма от топившихся бань.
   Дождь лил не переставая. Я быстро промокла, но вместе со всеми терпеливо ждала у ворот. Когда стражи открыли их, я готова была бежать навстречу, но пришлось стоять.
   Воины входили в ворота поселения. Я нетерпеливо вглядывалась в лица мужчин, но пока не увидела среди них Ратмира. Их было много. Потрёпанные. Уставшие, но счастливые от того что видят своих родных.
   Кроме берендеев здесь были и волкодлаки. Похоже, клан Маккула решил приютить их у себя. Оно и понятно: ведь до стаи путь не близкий. Волкам гораздо дольше придётся добираться до своего дома, а значит на территории берендеев у них была возможность немного отдохнуть.
   Я внимательно разглядывала тех кто уже вошел, когда заметила как во двор вкатили телеги. Одновременно с этим прозвучал первый звук надрывного плача. От тяжёлых рыданий сжалось сердце. Стало стыдно за собственную радость и тяжесть на душе только возросла. Смотреть на чужое горе было невыносимо больно.
  
   - Светлана, - я обернулась на окрик и удивленно моргнула. На меня смотрел Арн. Волкодлак улыбнулся и поспешил ко мне, расталкивая всех стоящих на его пути. Приблизившись он радостно сжал меня в своих объятиях. Я молчала, а он разглядывал моё лицо. - Ты похорошела!
  
   - Отпусти меня. - Мне было неловко от того, как смотрели на нас окружающие. С осуждением. - Послушай волк, я замужем. Думала ты уже уяснил это с прошлого раза. Я конечно очень рада что ты вернулся живым, но пришла сюда для того чтобы мужа встретить. Кстати, ты не видел Ратмира?
  
   Волкодлак тут же разжал руки и поставил меня на землю. Вода в моих башмаках громко хлюпнула. Я ощутила насколько продрогла, стоя под дождём. После моих слов о Ратмире, глаза волка потемнели. Он насупился и отвернулся.
  
   - Жив твой... муж. - Мне показалось или Арн действительно чуть не сплюнул на землю, когда говорил о Ратмире. Я понимала, что особой любви между этими двумя никогда не было, но и брезгливости не наблюдалось. Тогда... что это за реакция?
   Волкодлак передернул плечами и сдвинулся в сторону, а я наконец-то увидела Ратмира. Он стоял ко мне спиной. Промокшая рубаха облепила сильное тело и обрисовала повязку на спине.
   Он ранен?! Я рванулась вперёд, но Арн удержал.
  
   - Ты... подожди немного. Только не переживай, хорошо? - я подняла взгляд на волкодлака и со злостью выдернула из захвата свою ладонь.
   О чём это он?! Совсем спятил?! Я побежала вперёд...
   Арн остался на месте. Волкодлак сложил руки на груди и смотрел мне вслед. Я подошла к Ратмиру со спины и крепко обняла его. Какой он холодный... замёрз под дождём?
  
   - Ратмир, - я улыбалась, не в силах поверить в то что дождалась. Радость атомила все мое существо. Радость от того, что мой берендей рядом и это не сон. Это его сильные плечи, его знакомый запах. Я ласково погладила Ратмира руками, но мой муж не спешил оборачиваться. Что это?!
  
   - Ратмир, кто это? - звонкий, капризный голос раздался из- за его широкой спины... и я застыла словно изваяние.
  
   Ратмир повернулся и без труда расцепил мои застывшие руки. Моё сердце словно рухнуло вниз. Какой холодный взгляд. Пустой, безжизненный, ледяной, словно северный ветер. Ни капли тепла в глазах, в которые я так мечтала заглянуть.
   С момента нашей разлуки прошло несколько месяцев, а он так изменился? Но ещё хуже мне стало, когда обладательница голоса встала рядом с берендеем и прислонилась к его плечу.
  
   -Арина?! - мне показалось, что я падаю. Возможно, я бы рухнула, но меня тут же поддержали чьи-то руки. Арн. Волкодлак встал позади меня и сейчас я была ему благодарна за эту поддержку.
  
   - Ты меня знаешь? - девица нахмурилась и в её глазах сверкнула злость, - Ратмир, кто она?
  
   Ратмир, будто очнувшись , приобнял её за талию и осторожно отодвинул от себя. А я все еще находилась в легком ступоре, не зная что сказать и как реагировать на эту ситуацию. Обида? Боль? Моя интуиция не подвела: от такой встречи я не испытала ни капли радости, только горечь.
  
   - Арина, это моя жена. - Ратмир обошёл меня и направился к дому. Арина поспешила следом, а я осталась стоять под дождём, глотая солёные капли. Солёный дождь? Нет. Просто слёзы, которые полились неудержимым потоком, разбивая моё сердце на тысячи осколков.
  
   - Я его убью, - Арн сказал это злым голосом и я очнулась.
  
   - Как давно? Когда она появилась? Как? - я обернулась к волкодлаку в надежде услышать от него хоть что-то.
  
   - Эта девка... он будто с ума сошёл, когда с ней встретился. Мы разбили лихих. Нашли их лагерь и сожгли там всё дотла. Каких только тварей там не было... Мой лучший друг был убит одним из них. Мы забрали оставшихся в живых волчат и шаман долго лечил их. Все они были одержимы. А через несколько дней пути, в дороге нашли её. Вернее, берендей её нашёл. В ту ночь охотник отправился в лес один. Сказал, что пойдёт искупаться в озере, а вернулся с этой. Она странная... Вцепилась в него и ни на шаг не отходила, а когда шаманы решили проверить её, то Ратмир налетел на них и не позволил. Всю дорогу её охранял, даже приблизиться к ней не дает. На одержимую она вроде не похожа. По словам Ратмира - она обычный человек. Ты её знаешь?
  
   - Д-Да. Одного я никак не пойму... как она оказалась в Мидграде? А в лесу? Что она делала там одна?! Это невозможно. - Последние слова я просто прошептала, ошарашенно глядя на волка.
  
   - Отчего же? Она говорит, что шла в поселение берендеев и наткнулась на разбойников. Её схватили, и некоторое время она была игрушкой их атамана. - Арн усмехнулся. - Внешне она красивая, я бы атамана понял. А после на них напали нечистики. Говорит: лихие убили почти всех, но ей и ещё нескольким пленникам удалось бежать.
   Арн говорил, а я стояла словно громом пораженная. Что теперь будет?! Арина здесь. Ратмир как айсберг холодный. Что делать?! Но одна мысль не давала мне покоя... Когда Арина увидела меня, то почему не узнала? Или просто не запомнила меня в ту ночь? Каким образом она вообще очутилась в Мидграде?
  
   - Идём в дом. Замерзла уже. Вон, губы все синие. Давай, Света, покажешь мне как ты живешь, - Арн улыбнулся и потащил меня в сторону дома где уже скрылись Ратмир и Арина. Но не успели мы подойти к крыльцу, как перед нами возникла семейка домовых.
   Дед Егор возмущенно пыхтел и ругался на чем свет стоит. Арн остановился с любопытством глядя на рассерженного домового.
  
   - Светушка, а чегой-то на белом свете делается?! Это что же за девицу Ратмирушка в дом приволок?! Это как же при живой жене да незамужнюю молодую девку привести можно? Это как же можно ей руки белы целовать?!
   После его слов о поцелуях в моей душе что-то умерло. Заледенело. Внутри закипело чувство ревности и злости.
   Как он мог?! Я так ждала. Надеялась. Верила: что у нас все будет хорошо. Он обещал, что будет заботиться обо мне... Я отвернулась, уставилась пустым взглядом на двор где встречали своих родных берендеи. Чужая радость. Чужое горе. Не моё... А есть ли вообще в этом новом мире место для такой как я? Опустошенность и обида поглотили мою душу. Злость на Ратмира росла. Лицо превратилось в маску, из-за того что я пыталась сдержать злые слёзы. Дед Егор замолчал, а Арн потемнел лицом. Отчего-то волкодлак очень остро воспринимал то что со мной произошло.
  
   - Я с ним сейчас сам поговорю. Ты дед не переживай, я сейчас быстро разберусь...
   - Арн поднялся на крыльцо и потянул ручку двери на себя. Но я не позволила.
   Дед Егор прав. Я - жена Ратмира. Я, а не Арина. Этой девице придётся пожить где-то в другом месте. Это мой дом! И Ратмир тоже мой!
   Решительно отодвинув в сторону Арна, я первой вошла в дом. Сейчас я чувствовала, что готова прибить не только берендея, но и выдернуть все косы у Арины. В самом-то деле! ЭТО МОЙ МУЖ! Пусть помнит о своих обещаниях и ведёт себя соответственно.
   Решимость на моём лице порадовала домового. Дед Егор отправился следом за мной. Арн тоже вошел в дом, но только после того как его пригласила домовиха.
  
   А в доме я увидела Арину и Ратмира. Они стояли в прихожей, тихо говорили и смотрели друг на друга. Арина слегка склонила голову и почти прислонилась к плечу Ратмира.
   Во мне словно бомба ворвалась. Я ускорила шаг. А когда поравнялась с наглой парочкой, резко рванула девицу на себя. Возможно это выглядело немного смешно, ведь я уступала Арине в комплекции, но ярость настолько затуманила мой мозг, что я почувствовала себя боксером на ринге. У меня даже кулаки зудели от желания врезать своему муженьку. Арина не ожидавшая от меня такого маневра отступила на несколько шагов, а Ратмир нахмурился.
  
   - Что ты делаешь? - Ратмир смотрел прямо на меня. Наконец-то мой муж впервые с момента приезда посмотрел на меня не избегая и не пряча вгляд.
  
   - Это я у тебя хочу спросить... Что делаешь ты?! - Я подступила ближе к мужу и сжала руки в кулаки. - Не забыл ещё, кем я тебе прихожусь? И как так случилось, что ты привел её в наш дом? Я долго терпела, Ратмир. Очень долго. Твое невнимание, то как ты относился ко мне. Мне было до слез обидно такое отношение. Ты женился на мне! Я не тащила тебя силой под венец. Ты захотел этого сам. Так почему только я страдала? Я слишком долго терпела твою холодность. Больше этого не будет! Ты обещал мне защиту, Ратмир. Придется выполнять обещания.Больше я не стану терпеть. С этого дня ты будешь вести себя как мой муж. Ты станешь спать и просыпаться вместе со мной. Я хочу видеть тебя рядом постоянно, а не только тогда, когда тебе приспичит. Другая?! Забудь об этом! Ты что, султан? А ты, -мой пылающий яростью взгляд обратился в сторону Арины, - жить здесь не будешь. Мне плевать, что там с тобой произошло. Ратмир МОЙ МУЖ! Ещё раз увижу как ты липнешь к нему и тебе не поздоровиться! Поняла? Если собираешься остаться в клане, придётся найти себе другого покровителя. Ясно?! А теперь будь так любезна уйти из моего дома. В клане есть кому о тебе позаботиться. Кажется, здесь полно холостяков. Так что, дерзай.
  
   Пока я говорила никто из присутствующих не произнёс ни слова. Арн с трудом сдерживал улыбку, а дед Егор торжественно кивал на каждую сказанную мной фразу. И только взгляд Ратмира темнел с каждой секундой, обещая мне бурю. Ну что же, посмотрим у кого она будет сильней.
  
  
  
  
Оценка: 6.70*8  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Василенко "Статус D"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) М.Ртуть "Попала, или Муж под кроватью"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) С.Нарватова "4. Рыцарь в сияющих доспехах"(Научная фантастика) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) О.Гринберга "Отбор без правил"(Любовное фэнтези) Н.Самсонова "Отбор не приговор"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"