Шевцова Елена: другие произведения.

Рабыня, книга вторая. Наследник

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 7.82*17  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Грядет ветер перемен... Только, как судьба разложит карты на этот раз? И найдет ли свой путь тот, кому предначертано уничтожить зло и править миром...обновлялось 09.12.2016

   Сарагассия, 28 лет спустя...
  
   - Господин, мы нашли его! - низкорослый джин в длинном халате, со встрепанными черными волосами, вбежал в комнату, спотыкаясь на ходу. Его маленькие черные глазки забегали и наконец, остановились на высокой статной фигуре мужчины, стоящего около шкафа с книгами. Мужчина замер на минуту, а затем, неторопливо поставив на место большую книгу в тесненном золотом переплете, обернулся.
  
   - Г-господин, мы нашли, нашли его.
  
   - Замечательно...и, где же? - Холодно улыбнувшись дрожащему от страха, и задыхающемуся от быстрого бега джину, он сделал шаг вперед.
  
   - Он на землях вампиров. В маленькой деревушке княжества Орой.
  
   - Вот как? И давно он там?
  
   - Н-несколько л-лет, - джин затрясся, видя как загорелись нехорошим огнем глаза стоящего перед ним человека.
  
   - Так почему же я только сейчас узнаю об этом?!
  
   Взметнувшийся огонь и вскинутая рука - были последним видением перед смертью ни в чем не повинного джина. Мицериус вздохнул и пригладил волосы. Возможно, теперь он даже сожалел о содеянном, но что поделаешь... вот уже двадцать восемь лет он с трудом контролировал вспышки собственной ярости.
   Уже столько лет он искал этого ребенка, но каждый раз его предприимчивая мамаша умудрялась увести его. Сколько бы ассасинов он не отправлял на их поиски, все заканчивалось ничем. Неужели, удача наконец-то улыбнулась ему? Нужно постараться и не делать резких движений, чтобы не спугнуть такую долгожданную добычу. Хм, а как быть с правителем? Все же он потратил немало усилий, чтобы заполучить его расположение и доверие. Да, ему нужно было все хорошо обдумать, дабы приступить к планам которые он вынашивал столько лет. И месть. Как он может отказаться от мести? Не-ет, он не станет торопиться... Ждал же он больше двадцати лет, так что значат для него несколько месяцев? Он усыпит их бдительность, а потом придет и разрушит их хрупкий мирок до основания!
  
  
   Глава 1
  
   Гарадарас, княжество Орой...
  
  
   - Эй, Тира, с ума сошла? - шепот раздался прямо у неё над ухом, заставив дернуться и удариться головой о крышку сундука.
  
   - Ай! Это ты сумасшедшая, разве можно так подкрадываться к человеку? Напугала меня до смерти, - стройная девушка с серебристыми кудряшками обиженно потирала ушибленное место.
  
   - Конечно, напугала. Зачем ты роешься в этом сундуке? А если князь узнает? - подошедшая к ней красивая вампирша оглянулась в сторону двери, ведущей в захламленную каморку.
  
   - Если Наяра не скажет, то как же он узнает? - Тира чихнула и принялась отмахиваться от пыли, которая, потревоженная девушкой, усиленно лезла ей в нос, мешая нормально дышать.
  
   - Глупенькая человечка, он вампир. Очень сильный и оч-чень умный к тому же. Неужели ты думаешь, что он не поймет? Да стоит ему принюхаться и тебе крышка!
  
   - Хм, но ведь ты со мной...ты же можешь сделать так, чтобы он не догадался? - Перепачканное грязью личико девушки было таким милым, что Наяра, обреченно вздохнув, приняла свое поражение. Чертова девчонка знает, как она любит её и вовсю этим пользуется. Ну почему, почему она не может заставить эту человечку трястись от страха?
  
   А Тира, быстро отряхивая одежду от пыли и грязи, продолжала чихать. Но все эти мучения стоили того, чтобы нарушить княжеский запрет. Она наконец-то нашла то что искала. Теперь её жизнь измениться.
  
   - Ты хотя бы понимаешь какой опасности подвергаешь нас обеих? Если мой дядя узнает, он оторвет мне голову. Про тебя я вообще молчу... когда-нибудь он точно выпьет всю твою кровь и ты...
  
   Но Наяра так и не договорила, потому что Тира тут же потащила её прочь, то и дело спотыкаясь о хлам и множество пыльных сундуков. Ей нужно было как можно скорее попасть в свою комнату, чтобы рассмотреть то сокровище что попало в её руки.
  
   Несколько минут спустя, обе девушки сидели в маленькой уютной комнате и пытались прочесть свиток на эльфийском.
  
   - Вот же, ну скажи мне, почему у этих эльфов все так сложно? Что это за язык такой? Тут же ничего не разобрать... - Разочарованию светловолосой девчушки не было предела. Вампирша усмехнулась и хищно провела языком по острым клыкам.
  
   - А ты думала...такие вещи не переводят на человеческий язык. И к тому же, что в этом артефакте такого, что тебе так приспичило его достать?
  
   - Это - цель моей жизни! Я с детства слышала столько удивительных историй о том, что случилось во время битвы в Забвении. Ведь фэйри, что тогда погибла - настоящая героиня! Мне безумно интересно! Я всю жизнь мечтала отыскать этот артефакт и подарить его ЕМУ! - Тира мечтательно улыбнулась и закатила глаза. - Это будет моей благодарностью за все что он для меня сделал. И тогда я смогу...
  
   - О, да понятно уже, что ты давно хочешь уйти отсюда. Только вот с чего ты взяла, что он согласиться променять тебя на этот глупый артефакт? - Наяра зевнула и повалилась на спину, утопая в ворохе мягких одеял.
  
   - Н-но, он же сам... столько лет ищет его. Ты думаешь я не знаю, что как только выдается свободная минута он, словно одержимый, мчится к драконам, а потом пропадает в Забвении?
  
   - Глупая! Дядюшка никогда и ни за что не расстанется с тобой. Забудь уже. И перестань грезить о возвращении домой. - Жестокие слова вампирши сильно ранили сердце Тиры, но надежда по-прежнему горела в её душе. Она хотя бы попытается. И с рвением, достойным самого отважного воина, девушка принесла книгу переводчик с эльфийского и принялась искать в ней схожие соответствия букв и знаков.
  
   Обреченно вздыхая, Наяра с грустной улыбкой взирала на подругу. "Когда же ты поймешь, что стала для него центром вселенной? Наивная девочка. Он никогда, никогда в жизни не отпустит тебя..."
  
   И когда сон сморил златовласку прямо за страницами книги, она не видела как в комнату вошел вампир, что был причиной её мучений и надежд. Хамир. Князь Орой. Глава вампирского дома Гарадараса и представитель союза Харатара. Черные глаза вампира охватили всю картину в целом, не упуская ни одной детали. Взгляд его остановился на хрупком создании, мирно сопящим за дубовым столом. Она даже во сне была прекрасна. Хрупкая, с нежным овалом лица и потрясающим запахом. Он чувствовал, как по её телу течет алая кровь, заставляя его сердце биться втрое сильнее. О боги, он столько лет ждал, когда она станет достаточно взрослой, чтобы сделать её своей. И как же ему горько было осознавать, что она воспринимает его лишь как хозяина, к которому испытывает благодарность, страх, и больше ничего. И как же так получилось, что он - сильнейший из вампиров, глава дома Орой, влюблен в простую человеческую девушку? Влюблен до безумия, до сумасшествия, до боли. Когда он впервые увидел её восемнадцать лет назад, она была всего лишь четырехлетним ребенком. Малышкой, что с фиалковыми глазами наполненными ужасом, смотрела на то как её отрывают от семьи и продают на корм вампирам. Худенькая, плачущая, зовущая свою маму. Она так жалобно хныкала, что он невольно обратил на неё внимание. А как только посмотрел, то понял, что пропал навсегда. Эта девочка была точной копией Маэль. И после первого взгляда на неё, он уже знал - что не отпустит и никому не отдаст свое сокровище. Свою девочку.
   Много лет он жил ради неё, не позволяя никому даже косо взглянуть в её сторону. Единственной его слабостью была безумная жажда. Тира боготворила его, но ровно до того момента, пока на её шестнадцатилетие он, впервые поддавшись страсти, не укусил её. Хамир и сам не мог бы объяснить что с ним тогда произошло, но он словно сошел с ума. Тогда он впервые причинил ей боль. Более того, почти убил. Её спасла Наяра, храбро кинувшись на защиту своей подруги. После он клялся что больше никогда не тронет её, но девушку словно подменили. Тира стала его избегать, стараясь никогда не оставаться с ним наедине. И хотя по меркам людей он был стар, он все же был молодым вампиром, в самом рассвете лет, к тому же безумно желал сделать её своей и при этом опасался навсегда потерять, в случае очередной ошибки. Поэтому князю Орой было тяжело сознавать, что любимая женщина его боится. Вот и сейчас, видя, чем именно была занята девушка - Хамир нахмурился. Вампир сузил свои раскосые глаза.
   Зрачки стремительно краснели, плотоядным взглядом лаская незащищенную девичью шею, лишь слегка прикрытую светлыми кудрями её волос. Да ведь он только что ел! И так было каждый раз, когда он видел или чувствовал её. Прерывисто вдохнув манящий аромат, Хамир сглотнул. Клыки удлинились, а в глазах полыхнул огонь желания.
  
   - А ну отойди! - грозный шипящий выкрик привел его в чувство. Он изумленно таращился на Наяру, стоящую в трех шагах от него и сжимавшую в руках осиновый кол. Колом убить вампира было нельзя, но вот ненадолго вывести из строя, вполне.
  
   - Спасибо тебе, Наяра. Если бы не ты... кто знает, остановился бы я на этот раз? Хамир отошел, с тоской глядя на спящую, безмятежно ,словно ангел ,Тиру.
  
   - Дядя, просто сделай её своей... и обрати. Тогда она перестанет так относиться к тебе, - Наяра ничуть не меньше князя хотела, чтобы её подруга оставалась рядом всегда.
  
  - Она должна сама этого желать. Должна захотеть со всей страстью, чтобы обращение прошло правильно. Она должна отдать всю себя, а Тира меня боится. Я сам, своими руками, шесть лет назад сломал наше возможное счастье. Теперь я уже никогда не стану для неё чем-то иным, кроме хозяина.
   " Глупышка, неужели ты не видишь, как сильно я тебя люблю?" - Горько усмехнувшись, Хамир вышел так же тихо, как и вошёл.
  
   Наяре было жаль дядю, но и подругу тоже было жаль. И что же теперь делать? Помочь Тире сбежать и отправиться вместе с ней в Забвение? Или рассказать Хамиру? Схватившись за волосы, Наяра напряженно думала... Через час вампирша почувствовала, что хочет есть, и чтобы не покуситься на собственную подругу ушла из комнаты.
   Как только за Наярой захлопнулась дверь, Тира открыла глаза.
   Нельзя оставаться здесь, нужно бежать. Даже любовь её подруги была эгоистична. Она слышала, как Наяра предложила Хамиру обратить её, сделать своей. Но ей вовсе не хотелось становиться вампиром, высасывающим кровь у живых людей. Тихонько отодвинув стул, девушка вышла из-за стола и отправилась к тайнику. Под широкой кроватью у Тиры была спрятана котомка с самым необходимым, для того, чтобы сбежать в удобный момент. Она так долго готовилась к этому, что продумала все до мелочей. Она обязательно выберется из княжества, и отправиться в Забвение. Она найдет этот проклятый артефакт, который так интересует Хамира, и отдаст его ему, в обмен на собственную свободу.
   Двигаясь тихо, словно мышка, Тира тихонько открыла дверь. По крикам разносящимся по коридору, она без труда поняла, что вампиры трапезничают.
   Несмотря на закон о добровольном кормлении, не все люди прибывающие в Орой были согласны терпеть адскую боль, чтобы вампиры могли питаться. Поэтому, добровольцев среди кормильцев всё ещё было ничтожно мало, и вампиры по-прежнему прибегали к силе, а во время обедов то тут, то там, слышался крик беспомощных жертв. Свежая кровь была необходимым условием жизни вампира, ведь без неё, они умирали или трансформировались от глода, теряя свой красивый аристократический облик и превращаясь в клыкастых, страшных монстров, с кожистыми крыльями.
   Она устала жить в постоянном страхе. Знать, что рано или поздно попадет в их когтистые лапы, и умрет, разорванная на части. В этом замке она видела столько страшных вещей, и здесь ей снилось столько кошмаров... поэтому, она мечтала поскорее оказаться там, где есть нормальные люди. Там, где ей не придется бояться за каждую минуту прожитой жизни.
   Двигаясь вдоль стен коридора, она прижимала к себе сумку и осторожно ступала мягкими башмаками, опасаясь издать лишний звук. Через несколько минут, Тира нащупала рычаг на каменной кладке, и слегка надавила. Стена отошла в сторону, пропуская её в сырой и холодный потайной ход. Этот ход был личным изобретением князя, и знали о нем только Наяра и сам Хамир, но подруга как-то проболталась ей, и даже показала как воспользоваться рычагом, чтобы открыть его.
   Тира ступила на холодные камни, и стена тут же закрылась за ней, оставляя её в кромешной темноте. Она не была вампиром, а потому не видела в темноте, но зато захватила с собой маленький фонарь, который нащупала в своей сумке. Девушка присела на корточки, чтобы зажечь его и как только свет пролился на стены хода, она чуть не завизжала от страха. На камнях потайного коридора, она увидела выбитые на камне лица трансформировавшихся вампиров. Множество лиц, страшных крыльев, острых клыков. А в их когтях кричали жертвы, дрожащие в агонии. Она двигалась быстро, в стремлении как можно скорее уйти, попасть на воздух, но знала, что там было в сотни раз опаснее...
  
  
   * * *
  
   Тариса вышла из дома, и направилась к небольшой кузне, которая стояла чуть в отдалении, в низине, тогда как их дом находился на холме. Поправив длинное платье, она с упоением вдохнула свежий воздух. Несмотря на то, что в княжестве Орой почти всегда было пасмурно и сумрачно, она смогла полюбить эти земли. Даже смирилась с устоявшимися здесь правилами и законами, хотя многие из них, ранее привели бы её в ярость.
   С годами, она научилась воспринимать мир по другому.
  Возможно, слишком долгое время провела она среди темных, что так изменила свои идеалы. Она по-прежнему ненавидела рабство, но уже не реагировала так остро, как в молодости.
  
  - Тариса! - громкий мужской голос прервал её мысли. Женщина обернулась, даря ласковую улыбку, поднимающемуся ей навстречу мужчине.
  
   Дамиан смотрел на жену, и не мог не восхищаться ей. Она оставила знакомый ей мир, чтобы жить вдали ото всех, разделив вместе с ним все тяготы простой жизни. Много лет они жили как простые крестьяне, как люди, избегая всего, что связанно с магией и никогда не контактируя ни с кем из тех, кого знали в прошлом. Исключение составлял лишь Хамир, да и то, только потому, что им пришлось покинуть прежнее место жительства, из-за опасности быть обнаруженными, а княжество Орой было особенной территорией.
   На земли вампиров было очень сложно попасть, точно так же, как и на земли всех магически одаренных рас, вот только магию использовать было нельзя. За это в княжестве жестоко наказывали. И свои способности Тариса использовала лишь несколько раз, чтобы спасти свою семью от преследователей, что охотились за ними, и чтобы обучить всему что знала сама своих детей. Когда через несколько лет ни один из подосланных убиц не появился, Тариса успокоилась. Напряжение отпустило её, и вот уже два года она жила спокойно, не опасаясь за своих родных.
  
   - Ты молодец, а я только что шла к тебе, чтобы позвать к ужину, - фэйри улыбнулась и обняла мужа за шею.
  
   - М-м, ты приятно пахнешь...что это? Яблочный пирог? - Дамиан уткнулся носом в её ключицу и потерся о неё щетиной.
  Тариса взвизгнула, и треснула его по светловолосой голове.
  
  - Балбес. Ты все такой же, генерал Дамиан, совсем не изменился.
  
  - Вообще-то... изменился, - Дамиан расстроенно взъерошил руками волосы, - я постарел.
  
  - Глупости. Ты хорошо выглядишь. Так хорошо, что местные дамочки кругами ходят.
  
   Дамин усмехнулся, и с грустью посмотрел вдаль.
  
  - Они ходят кругами не потому, что я их привлекаю как мужчина, а потому, что их зовет запах нашей крови.
  
   Взявшись за руки и болтая, они направились в дом. Зайдя на порог, Дамиан прищурился. Их домик был маленьким, но уютным. Высокая крыша, с широкой каминной трубой, беленые стены, маленькие окна с расшитыми цветами шторками, большие деревянные балки и несколько комнат и кухня. В небольшой гостиной, был выложен камин, перед которым они собирались вечерами и пили горячий чай. Из открытого окна кухни тянуло ароматом свежеиспеченного яблочного пирога, и он спешил скорее отведать то, что приготовила Тариса. Но зайдя на кухню, Дамиан остановился с открытым ртом. За столом сидели двое, и уплетали пирог, от которого осталось уже меньше половины.
  
  - Хулиганьё! - Дамиан остановил Тарису, которая, сняв фартук, приготовилась хорошенько огреть двух парней сидящих за столом, - Ну почему не дождались нас? Оставьте немного отцу, проглоты.
  
  - Мам, это так вкуфно, - один из парней ответил с набитым ртом, и вызвал смех у отца. Дамиан хохотал, схватившись за живот. А Тариса усмехнулась, и отложила в сторону фартук. Она не могла сердиться на своих мальчиков, слишком сильно любила их обоих.
  
  - Да, мамуль, мы не удержались, - старший из двух братьев улыбнулся, и у неё потеплело на душе.
  
  - Хорошо, что вам нравится. Я старалась.
  
   Вскоре, уже вся семья уплетала очередное кулинарное творение Тарисы, запивая все теплым коровьим молоком.
  
  - А где дядя Аксель? - светловолосый и зеленоглазый юноша, поднял взгляд на мать.
  
  - Думаю, у него дела. Скорее всего, он отправился ко двору князя. Хамир привез весточку от Ратхара, - вспомнив о прошлом, Тариса нахмурилась.
  
  - Ты все ещё боишься, мама? - теперь, уже темноволосый парень обеспокоенно смотрел на свою родительницу.
  
  - Пока этот монстр жив, я не успокоюсь.
  
  - Мы уже взрослые, мама, и сами можем тебя защитить, - после слов младшего сына, она улыбнулась, с гордостью глядя на своих детей. Несмотря на то, то у них были разные отцы, её мальчики очень любили друг друга.
  
  - Да. Точно. Папа, дядя Аксель, и мы, разве мы не мужчины? Женщина не должна беспокоиться о безопасности.
  
  - Просто вы ещё не сталкивались с тем, о ком я говорю. Поверьте мне, я никому и никогда не пожелаю встретиться с этой бездушной тварью. Поэтому, успокоюсь я только тогда, когда он сдохнет, - глаза фэйри сверкнули зеленым огнём, и её сыновья рассмеялись.
  
  - Да уж, похоже, наша мамуля переняла нравы вампиров?
  
   Смех и улыбки звенели, делая маленький домик ещё уютнее. В окнах зажегся свет, маня своей теплотой и приглашая согреться у камина. Но то был последний вечер любви и счастья в этой семье, потому что позже, пришла ночь. Темная, прохладная, и звенящая тишиной, прерываемой лишь уханьем ночных сов, и принесшая с собой нежданное зло.
  
   Они двигались практически бесшумно, и если бы Аксель был в доме, он возможно услышал бы их приближение... но его не было. Ассасины прятались в высокой траве, скрываясь за ароматом цветов, и безжалостно сминая их своими сапогами. А когда они подошли к дому, обнажив изогнутые клинки и ухмыляясь предстоящей расправе,их предводитель отдал приказ, и девять теней бесшумно скользнули внутрь.
  
   Она проснулась внезапно, будто потревоженная каким-то неясным шорохом. Дамиан вздрогнул от её резкого рывка, и открыл глаза.
  
  - Что с тобой? - он встревожился и потянулся за свечой, стоящей на комоде около кровати. Но он так и не успел её взять, резкий свист оружия, и генерал почувствовал обжигающую боль. А когда где-то в горле хлюпнула кровь, Дамиан уже знал, что умирает и ничем, совсем ничем не поможет своей семье.
  
   Тариса услышала звук, а после грохот упавшего с кровати тела мужа и закричала. Она кричала громко, чтобы её услышали Аерин и Карей. Похоже, на этот раз она проиграла. Фэйри могла сражаться, за столько лет она обучилась управляться с мечом, но судя по скрипящим половицам в темной спальне, врагов было несколько.
  Она не успеет, но может спасти сыновей. Тариса представила спальню мальчиков и приготовилась. Взмах руки, и портал вспыхнул, озарив спальню комнату, и раскидав в стороны убийц, но даже он не смог предотвратить полет летящего вслед за ней метательного креста.
   Она успела вовремя, боль уже пожирала её тело, а на счету была каждая секунда. Когда Тариса упала из портала в комнате сыновей, они сражались, освещённые огнем небольшой масляной лампы, которая горела в их комнате. Так они привыкли спать с детства. Она всегда оставляла в их комнате зажженную свечу или лампу. Так ей было спокойнее, и сейчас она была рада, что они могли увидеть противника. Судя по телам в комнате, её мальчишки действительно выросли, и когда последний из нападающих упал, сраженный рукой её старшего сына, она поднялась на колени. Аерин кинулся к матери, а Карей запер дверь.
  
  - Мама, что с тобой?! Мама,держись, - Аерин крепко прижимал к себе ослабевшее тело Тарисы. Карей присел на корточки рядом с братом и вглядывался в бледное лицо, с бисеринками пота на лбу и посиневшими губами.
  
  - Мама, как ты? А папа? Мы слышали крик, но на нас в этот момент уже напали и мы сражались.
  
  - Мертв. Ваш отец... кх-кх, - Тариса закашлялась, - его уже не спасти. Я тоже... тоже умираю. Карей, я отправлю вас подальше, не знаю куда, сил почти не осталось...
  
  - Нет, мама, ты выживешь, мы заберем тебя с собой, - Аерин быстро говорил, но мать покачала головой и слабо улыбнулась, превозмогая боль.
  
  - Карей, сынок, ты знаешь, тот дар о котором я тебе говорила, он теперь твой. Я отдала его тебе при рождении. Только ты можешь позаботиться о брате. Помни это, Карей. Вы - одна семья! Защищайте друг друга всегда, и доверяйте только друг другу. И дядя Аксель... он найдет вас, так что бегите. Бегите.
  
  - Мама! - Аерин последний раз сжал тело матери, и почувствовал рывок. Тариса напряглась, и развела руки в стороны, из последних сил открывая спасительный портал для своих детей. Проход вспыхнул, силы пилигрима стремительно таяли, и Тариса сделала знак рукой, побуждая их идти.
  
  Карей сжал зубы от ярости и душевной муки. Ему хотелось выть от горя, чтобы слезы текли рекой, но он не мог показать свою слабость сейчас. Ведь был ещё Аерин, его брат. Он должен быть сильным ради него. Ведь он старший. Портал сужался, а глаза матери уже почти закрылись когда послышался удар в дверь. Мощные дубовые доски затрещали, и Карей схватил брата за руку. Но Аерин не желал оставлять мать, и подняв на руки её тело, хотел взять с собой.
  
  - Оставь меня с отцом. Аксель...он похоронит меня с Дамианом, вместе...
  Аерин сглотнул слезы и тихонько положил дрожащее тело. Когда второй удар расколол верхнюю часть двери и щепки упали на пол, Карей, дернув брата за руку, быстро шагнул в портал.
  
   Этот полет был недолгим, видимо у их матери совсем не было сил. Они упали в лесу, судя по положению и цвету луны, это всё ещё были земли вампиров. Аерин больно ударился коленом, когда неудачно приземлился.
  
  - Мама, как же мама?! Разве мы можем оставить её, мы должны вернуться! - парень кричал, стиснув кулаки, и сверкая зелеными глазами. Карей, давай вернемся.
  
  - Нам нельзя, брат. Теперь, только мы вдвоем. Это ОН подослал убийц, ты же знаешь. Это все моя вина, если бы меня не было на свете, мама до сих пор была бы жива...
  
  - Карей, этот маг - сумасшедший убийца, желающий возродить бога смерти, неужели ты думаешь, что если бы тебя не было, он оставил бы нашу мать в покое? Я в это не верю, потому что он одержим.
  
  - Тогда, нам нужно уходить отсюда как можно быстрее, чем скорее мы покинем земли вампиров, тем сложнее им будет взять след, - Карей поднялся, - Давай, Аерин, соберись. Вспоминай все, чему учили нас родители.
  
   Аерин поднялся вслед за братом, игнорируя боль в ноге. То, что они были не простыми людьми, знали единицы. А для того, чтобы выжить без родителей, им больше не придется скрывать свои способности. Карей вздрогнул от порыва холодного ветра, и сосредоточился... Так... нужно лишь принять свою природу, и всё, так говорила его мама.
  Аерин уже знал, что сейчас будет. Их внешность... все изменится, и то, что они скрывали ото всех, обретет свои реальные черты.
   Полыхнувший магический световой шар, осветил пространство вокруг парней, разом превратив темную неизвестность, во вполне пригодный для ночевки лес. А Аерин смотрел, как наложенная на его брата личина медленно сползает, открывая его истинный облик. Он уже и забыл, как на самом деле выглядит Карей.
  Короткие кудрявые лохмы, быстро выпрямились, и стали длинной чуть ниже плеч. Их смолянистый черный цвет резко контрастировал с его собственным. Уши у брата чуть вытянулись и заострились, указывая на его истинное происхождение. Аерин улыбнулся, в детстве он часто таскал брата за его длинные эльфячьи ушки. А после проявилась отличительная черта их родства, то что пряталось под одеждой. Королевский узор, который непонятно как, но и на Аерине был таким же, как и на его брате, прямом потомке королевского рода темных эльфов. Даже его имя, в переводе означало - темный. По обнаженному торсу Карея двигалась королевская вязь, фиолетово - черного цвета, напоминающая своим узором змеиную кожу. И Аерин прекрасно знал, как эта вязь может в считанные минуты перевоплотиться, став смертельно опасной.
   Кроме этого, мать при рождении передала Карею свой дар бессмертия, а от отца эльфа - ему досталась способность к магии. За несколько лет в княжестве Орой, Хамир обучил Карея всему, что необходимо было знать настоящему темному эльфу. И хотя, внешне Карей был вовсе не похож на темного, но силы отца у него присутствовали в избытке. За время их спокойной жизни на землях вампиров, Карей прочел сотни книг, и свитков по магии. Сейчас, Аерин смотрел в глаза светлокожего зеленоглазого и темноволосого полуэльфа- полуфэйри. Который, мог бы сойти даже за светлого... если бы не синее магическое пламя, сверкнувшее вокруг него, и в полной мере отражающее его силу.
  
  - Ты готов? - Карей взглянул на брата.
  
  - Да. Приступай, - Аерин закрыл глаза, приготовившись к покалывающим ощущениям, что возникали в его теле всегда, когда брат снимал с него личину.
  Тело закололо так, будто оно затекло, от долгого пребывания в одном положении. Даже сквозь закрытые глаза он чувствовал свет, и тепло, окутывающее его фигуру. А когда почувствовал, как на теле зашевелилась вязь, понял, что личина полностью спала, открывая его настоящий внешний вид.
   Теперь уже Карей разглядывал младшенького. Их разница в возрасте была всего два года, да и внешне они были немного схожи, потому что обоим достались зеленые глаза Тарисы. Карей был высок и широк в плечах, тогда как Аерин был чуть ниже и более крепкого телосложения. А вот цвет волос у них был разным. Карей был темноволосым, а Аерину цвет волос достался от Дамиана. Кроме того, Аерин обладал даром пилигрима, но не таким сильным, как у его матери. Если Тариса была настолько сильной, что могла спокойно перемещаться на большие расстояния, то Аерин с трудом мог преодолеть расстояние в несколько лиг. Хотя, из одной комнаты в другую мог переместиться без труда. К тому же, кровь фэйри дала им и ряд других преимуществ, вот только изучить их хорошо у них не получилось, потому что магия была под запретом в княжестве вампиров. Именно из-за того, что они жили как простые люди, не используя свои силы, их и не могли найти в течении долгих пяти лет. Поэтому они перестали бояться, за что и поплатились этой ночью, потеряв родителей.
   Когда их внешний облик вернулся, оба брата решительно отправились в путь. И хотя сами не знали, куда их выведет дорога, но без устали шли в стремлении как можно скорее покинуть княжество Орой. Теперь, их путь лежал к драконам, вернее, к ещё одному члену тех избранных, что знали об их существовании.
  
   Продираясь сквозь лес, братья шли вперед. И ничего, что одежды на них почти не было... голые торсы освещал магический огонек плывущий впереди них, а руки - сжимали рукояти мечей. Опасная территория, ой, опасная... Вампирский край, где живые люди лишь разменная монета и пища, для могущественных на своей земле кровососов.
  
   - Смотри, аккуратнее, не вздумай пораниться. Мы и так идем в никуда, а если ещё и на вампиров нарвемся, неизвестно, выберемся ли, - Карей ступал осторожно, все же незнакомая территория. Интересно, куда мать их забросила? С её то силой?
  
   Аерин шёл за братом след в след, но ушибленная нога давала о себе знать, нестерпимо ноя, и заставляя при каждом шаге сжимать зубы, чтобы не охнуть.
  
   - Сильно болит? - Карей повернулся, чтобы посмотреть на брата. Сдвинутые брови, сжатые губы, затопленный душевной болью взгляд... ему тоже было тяжело, они даже не оплакали родителей. Так ещё приходится бороться за собственное существование, и копить силы для борьбы с монстром, открывшим на них охоту.
  
   Через несколько часов пути, братья выбились из сил и решили сделать небольшой привал. Бессонная ночь давала о себе знать, и они остановились.
   Карей привалился к дереву, а брат уселся рядом, потирая ноющую ногу. Ночь была темной и душной, уханье сов и далекий рев ночных хищников не успокаивал натянутые нервы, ни на минуту не позволяя им расслабиться.
   И все же... они задремали. Братья просыпались от каждого неясного шороха, и снова проваливались в беспокойный сон. Поэтому, когда позади Аерина хрустнула ветка, указывая на чьё-то приближение, они разом открыли глаза. Карей, сидящий рядом, приложил палец к губам призывая его не издавать лишнего шума. Полная луна, и темнота ночи пока скрывали их присутствие, но только лишь до того момента, пока нежданный гость не подошёл ближе.
  
   Шаги были торопливыми. Сбитое дыхание... это не вампир. Карей сразу понял, что на поляне человек. Наполовину эльф, он обладал более развитым обонянием, чем Аерин, и в темноте тоже видел лучше. Не так как вампиры, но гораздо лучше, чем люди и фэйри. И за приближением человека, он следил внимательно, стараясь подпустить того поближе. А как только незваный гость приблизился на расстояние, достаточное для смертельного броска, Карей за секунду "вспыхнул" синим пламенем, и припечатал человека к дереву. Аерин вскочил следом за братом, и сейчас стоял рядом с ним, приготовившись посмотреть в глаза тому, кто прервал их недолгий отдых.
  
   Тоненький вскрик, и братья поняли, что это не гость - а гостья. Ослабив хватку, Карей, нахмурившись, смотрел на молоденькую девушку. Спутанные светлые кудри, большие фиалковые глаза, и рот, исказившийся от ужаса и вот-вот готовый издать пронзительный визг.
   Аерин среагировал быстрее, он быстро зажал рот девчонки рукой, так, что та теперь при всем желании не могла кричать, а только невнятно мычала, пытаясь вырваться.
  
   - Да не ори ты так, мы ничего тебе не сделаем, - Аерин наклонился ближе, тихо шепча на ухо ночной незнакомке.
  
   И она кивнула. Испуганно распахнутые глаза чуть прикрылись трепещущими ресницами, и Карей отпустил её.
  
   - Что ты делаешь одна в лесу? - Карей не был так спокоен как Аерин, и подозрительная девица не нравилась ему.
  
   - К-кто в-вы? - дрожащим голосом, девушка задала вопрос, и братья увидели, что их ответа она боится не меньше, чем их самих.
  
   - А ты, кто? - Карей ответил вопросом на вопрос.
  
   - Я Тира, и... в-вы вампиры? - девушку сильно трясло, - это Хамир отправил вас за мной?
  
   Услышав имя князя, Карей нахмурился ещё сильнее, сведя свои брови на переносице. Похоже, девчонка сбежала из замка. А судя по тому, что называет князя Орой по имени, она знает его довольно хорошо. Скорее всего, она - кормилец. Карей перевел взгляд на шею девушки, но не заметил следов укуса. Тогда, он быстро дернул её за руки и принялся разглядывать запястья. Но и они были чистыми, с гладкой кожей, и без шрамов, которые оставляют острые зубы вампира. Странно... тогда, кто она, если говорит о князе столь фамильярно?
  
   Аерин хмыкнул. Девчонка от бесцеремонных действий Карея чуть не заорала снова, но вовремя поняла, что парень всего лишь осматривает её на предмет укусов. Облегченно вздохнув, она успокоилась. Видимо, они тоже люди... хотя, нет. Тот, что дернул её за руки и бесцеремонно вертит из стороны в сторону, наверное, не человек. Вокруг него будто пляшут языки синего пламени, освещая темноту слабым огоньком. Присмотревшись, она поняла к какой расе он принадлежит. Эльф. Их характерные уши ни с чем не спутаешь. А вот второй, похоже, человек. По крайней мере, уши у него нормальные. Оба парня были обнажены по пояс, и тела у обоих украшала странная татуировка.
  
   - Чего уставилась? Говори, кто ты и что забыла одна ночью в лесу? - Карей не отступал, надеясь запугать девушку, чтобы та от страха все выложила.
  
   - Не пугай меня, эльф. Я такого в своей жизни насмотрелась...и ещё знаю, что вы не едите людей. Так что, ты явно меньшее зло, чем то, от которого я сбежала.
  
   Смех Аерина немного разрядил обстановку, и Карей отпустил девушку. Та принялась тереть запястья, вполголоса сетуя на то, что теперь на её руках останутся синяки. Аерин улыбался, глядя на эту девчушку.
  
   - Откуда, знаешь имя князя Орой? - Карей не терял надежды выпытать у девушки подробности.
  
   - Он... мой покровитель, но... это неважно. Я не для того сбежала из замка, чтобы вы отправили меня назад. - Тира с вызовом глядела на эльфа.
  
   - Делать нам нечего... - Карей фыркнул, а Аерин задумался.
  
   - Получается, если ты сбежала из замка, то он находится в той стороне, - Аерин указал направление, откуда только что пришла девушка.
  
   - Да, и мне уже пора. А вы, куда направляетесь? Ну... если вы не собираетесь в сторону замка, то тогда куда? - Девушка с затаённой надеждой ждала ответа парней.
  
   - Подальше с вампирских земель, - Аерин с готовностью ей ответил, уже понимая, что последует за этим.
  
   - Можно, мне с вами? Я заплачу. Просто... вы с виду сильные, а я одна не справлюсь...
  
   - Нет, - твердый ответ Карея заставил поникнуть светловолосую голову.
  
   - Пожалуйста... - просительная интонация, и грустный взгляд больших глаз... и Аерин не устоял. Он принялся просить брата, и вдвоем, они вскоре сломили сопротивление строптивого эльфа.
  
   - Если идешь с нами, имей в виду, это может быть небезопасно, - Карея раздражала эта пигалица.
   А вот Аерин, напротив, с удовольствием улыбался девчушке, и она - вскоре, прониклась к нему симпатией. Через час пути эти двое уже мило болтали между собой, не обращая никакого внимания на него, и не заботясь о том, что их могут услышать. Аерин стараниями девчонки ненадолго забыл о своём горе. Странная из них вышла кампания...
  
  
  
   Глава 1
  
   Где-то в княжестве Орой...
  
  
   Таверна на которую они набрели через полтора суток пути - была тёмной, под стать её хозяину. Владелец заведения встретил их, смерив мрачным взглядом своих мутных стеклянных глаз. Но, проведя почти два дня в пути, они были голодны и безумно хотели отдохнуть. Тира так вообще валилась с ног от усталости. Голова девушки уже кружилась от голода, ведь по пути им удалось поесть только один раз, когда Карей поймал зайца. Но магию применять часто было нельзя, слишком много сил уходило на это в княжестве вампиров, и к тому же, по магии их легко нашёл бы любой вампирский патруль. А в том, что их ищут, никто из троицы не сомневался. Вот только, братьев искали ассасины, а Тиру - князь.
   Войдя в таверну, Карей отправился договариваться насчёт одежды, а Аерин и Тира уселись за стол. Тира блаженно вытянула ноги и вздохнула, опасливо оглядываясь по сторонам. Из тёмного угла напротив, сверкнули красные глаза и девушка прижалась к Аерину, вцепившись в его локоть. Парень напрягся и обернулся, мгновенно переместившись к ней, он встал рядом, вглядываясь в темноту. То, что в этом заведении будут вампиры никто и не сомневался. А как не быть, если это была их земля. Аерин уже дрался с вампиром однажды, и кроме того что это было малоприятное зрелище, так ещё и очень опасное. Тогда, ему крепко досталось от кровососа. А сейчас, один из них таращился своими красными глазюками из угла.
  
   - Постарайся пока не шевелиться, похоже, вампир голоден раз глаза светятся, ну или очень зол.
  
   - Надеюсь, что это не по мою душу, - Тира прошептала дрожащим голосом и её пальцы сжались, а ногти слегка впились в кожу парня стоящего рядом.
  
   Но нападения не последовало, красные огоньки потухли так же внезапно, как и вспыхнули. Тира и Аерин облегчённо вздохнули.
   Карей вернулся через несколько минут, неся в руках две просторные рубахи противного грязно серого цвета, а следом за ним, семенила измождённая и сильно худая женщина с затравленным взглядом карих глаз. Она несла поднос, на котором стояло три кружки, лежало несколько кусков хлеба, и громоздился котелок с чем-то горячим, потому что от него поднимался пар. Аерин обрадованно улыбнулся и тут же устроился на прежнем месте, оставив Тиру, и голодными глазами взирая на поднос в руках женщины.
  Подавальщица глядя на них тепло улыбнулась, и в её глазах загорелся живой огонёк, осветивший её глаза.
  
   - Так, налетайте! - Карей уселся рядом с братом и протянул тому рубаху. Аерин уже набил рот хлебом, но тут же принялся натягивать на себя одежду. Ему до смерти надоело топать по лесу полуголым, и к тому же, было жутко неприятно и холодно.
  
   Карей усмехнулся, глядя как его брат и девчонка уплетают горячее утиное жаркое, торопливо запивая всё это тёплым яблочным напитком. За эту нехитрую трапезу и одежду, ему пришлось отдать одно из своих колец. То, которое подарила ему его мать на шестнадцатилетие. Оно было не особо дорогим, но - это был подарок матери, и расставаться с ним было тяжело. Если в ближайшее время они не найдут деньги, то им придётся туго. Пока ели, он не отводил взгляда от Тиры. Девчонка потащилась с ними и теперь, кроме своей собственной безопасности, им нужно было заботиться ещё и о ней. Это безумно раздражало его, но сейчас, глядя на неё - грязную, и замученную долгой дорогой, ему стало её жаль. Совсем ещё молоденькая. Интересно, сколько ей? Присмотревшись к девушке, Карей впервые обратил внимание, как она хороша. Даже несмотря на свой усталый вид, она поражала необыкновенной красотой. Длинные волосы, свитые в тугие кольца и рассыпанные по плечам светлым водопадом, прямой носик, маленький рот сердечком и огромные глаза, странного фиалкового цвета, опушённые длинными чёрными ресницами. Что было весьма необычно, учитывая цвет её волос. Девушка торопливо ела, обжигаясь горячим бульоном, но тут же снова отправляла ложку в рот. Словно почувствовав его взгляд, она вскинула свои глаза и уставилась на него.
  
   - Што шмотришь? - с набитым ртом она говорила, забавно шепелявя, и вызвав улыбку на его лице.
  
   - Ничего. Ешь давай, неизвестно, когда нам ещё удастся снова нормально перекусить, - Карей смутился, и принялся за еду, заметив, как она пожала плечами и переглянулась с его братом. И что только Аерин в ней нашёл?
  
   Пока они ели в захудалой таверне, Хамир в это время выслушивал доклад от молодого вампира, с горящим взглядом красных глаз и обострившимися клыками.
  Он почти сразу узнал о том, что Тира сбежала. Он не спроста чувствовал девчонку и хотел вернуть её, но после передумал. Если бы он вернул её силой, она возненавидела бы его и не простила никогда. А если он всё же даст ей возможность отправиться на поиски "Сердца фэйри", то у него будет шанс изменить её мнение о нём. Возможно, она станет скучать по нему или вернётся сама. Решение Хамир принял неожиданное даже для самого себя. Он совершенно не представлял как справится с разлукой, но хотел, чтобы она принимала его как мужчину, а не как кровопийцу, решившего во что бы то ни стало выпить её кровь. Гораздо более неожиданным для него было узнать: в чьей компании она отправилась в путь. Как только Хамир узнал сыновей Тарисы, то понял, что приключилась беда. Фея никогда бы не отправила своих детей прочь из Ороя, зная, какая опасность может их подстерегать в пути.
  Интересно, Аксель уже покинул территорию замка? Ему тоже нужно отправляться обратно в замок. Если Тира сейчас в компании Карея и Аерина, значит, он может смело доверить им свою девочку. По крайней мере, пока, может. Карей хоть и молод, но обладает завидной силой, да и Аерин хорошо управляется с оружием, так что... Пусть его птичка полетает пока на свободе и подышит свежим воздухом, а после, он без труда сможет вернуть её обратно. Успокоившись и выслушав доклад, Хамир кивнул и засобирался в путь, дав чёткие указания относительно безопасности беспечной троицы. Никто не посмеет тронуть его принцессу, и он позаботиться об этом снарядив охрану, которая проводит их до самой границы княжества. Кроме этого, нужно будет отправить послание дракону, пусть подготовится к приезду гостей. Просто, Хамир даже не сомневался, куда именно отправятся братья. Сейчас у него есть дело важнее этой троицы, ему нужно найти Акселя и выяснить, что случилось с Тарисой.
  
   Замок клана Аррума
  
   Они провели в пути ещё несколько дней. За это время, карей расстался почти со всеми своими украшениями, чтобы нормально питаться. Аерин тоже не отставал от брата и продал свои кольца, чтобы прикупить нормальную одежду. Как ни странно вампиры их не трогали, и даже не пытались. Тира изумлялась этому сильнее всех, а вот Карей просто подумал, что это князь Хамир отпускает их. Иначе, как ещё объяснить такую странную неприкосновенность. Ассасинов на горизонте тоже пока не было... и они спокойно пересекли границы вампиров, с радостью выйдя в нормальные земли, где светило яркое солнце и не было постоянных сумерков. Чтобы добраться до гор, им пришлось нанять проводника. Один старик, убелённый сединами, за небольшую плату провёл их к перевалу, и через сутки пути, они вышли к горам Наргаси. Вот только горы были такими большими, что Карей и Аерин долго решали в какую сторону им идти, чтобы попасть к замку оборотных. Но драконы сами их нашли. Во время одной из ночёвок, они услышали рёв, и приготовившись обороняться, увидели в небе двух ящеров, летящих расправив широкие кожистые крылья. Их не только встретили, но и быстро перенесли на широких спинах прямо к замку. Тира визжала, вцепившись в Аерина двумя руками и зажмурив от страха глаза, когда на спине дракона они перелетали горный хребет. Карей сидел на втором драконе, и во время полёта любовался открывшимся видом суровых неприступных гор. Серые, они подпирали облака, укрытые словно толстой шубой,зеленью деревьев. Солнце отражалось и блестело в горных озерах, Карей насчитал их около трёх, пока они летели к замку. Так, их путь сократился, и братья были довольны, что не пришлось тащиться пешком.
  
   Руасар был рад. Искренне рад тому, что увидел детей Тарисы. Его брат недоумённо смотрел на него, не понимая, откуда такой ажиотаж от приезда в их замок тёмного эльфа и двух людей. Встречать их вышла вся семья. Карей впервые своими глазами увидел оборотных, а когда перед ним предстала истинная драконица, жена главы клана Инарум Аррума, то у него пропал дар речи. Огромный чёрный дракон парящий над шпилями замка и выпускающий в небо струи огня, вот какой показалась перед ними истинная. Охнув, он смотрел на ожившую легенду, открыв рот. И тем более, его разозлила реакция двух отпрысков Наргаси Инарум Аррума. Девушка и парень откровенно потешались над удивлением темного эльфа, во все глаза пялившегося на древнее существо.
   Что уж говорить о Тире,которая кроме изумления и страха, тут же обзавелась кучей поклонников. Девушка своей красотой тут же привлекла повышенное внимание со стороны почти всех мужских особей клана, включая наследника. Молодой дракон не отходил от неё ни на шаг, ухаживая, словно за королевой.
   От крови истинной и оборотного родились очень сильные драконы. В отличии от остальных членов клана им не нужна была магия, чтобы питаться. Они сами были пропитаны ей насквозь так, что Карей ощущал их непомерную силу, буквально пронизывающую всё пространство вокруг. Похоже, клан драконов процветал. Аерин, вцепившись в руку Тиры, пытался оттащить её от назойливого поклонника в лице сына главы клана. А вот дочь драконов вела себя немного настороженно, с опаской принимая незнакомцев. Их проводили в замок, и Руасар сразу повёл их в одну из комнат, уставленную мебелью из темного дерева, с развешанными по стенам гобеленами с изображением драконов. Здесь же был шкаф со свитками и книгами, и огромный стол с несколькими креслами стоящими около него. Кроме них троих и главы клана, следом вошли и его дети. Тёмному было немного не по себе, от странных взглядов, что бросали на него два молодых дракона, ведь мать рассказывала о страсти чешуйчатых пожирателей к магии.
  
   - Ты можешь не бояться, что тебя выпьют, - Руасар легко улыбнулся, и морщинки собрались в веер около его глаз, - мы больше не питаемся магией, ведь среди нас живёт множество живых её источников. После войны, несколько истинных пришли в горы Наргаси и нашему голоду пришёл конец. Теперь мы не нападаем на магов, и живём почти спокойно, пока кто-нибудь из людей, не совершает набег на наши земли.
  Тира вздрогнула, после слов главы, и Аерин крепко сжал её ладонь, чтобы успокоить девушку.
  
   - Нам нужно кое-что от вас, - Карей собрался с мыслями и с тревогой взглянул в глаза оборотного. - Мама говорила о маге, который охотится за нами, и ещё, о том, что у вас самая большая магическая библиотека и вы можете отыскать способ как нам убить его.
  
   - Это может быть не так просто, Карей, - Руасар вздохнул, - видишь ли, в нём прячется Бог смерти. Вернее его дух, а значит, Мицериус не умрёт. Сила Бога будет поддерживать его до конца. И даже если тело его уже износилось, бессмертный дух не позволит ему умереть, он будет питать его своей силой снова и снова. Но, чтобы обрести и бессмертную плоть, ему нужен ты. Насколько я знаю, в тебе уже есть его частичка. Мать наверняка говорила тебе об этом? Я много лет искал способ избавить вас от преследования, потому что чувствовал и свою вину за то, что произошло с Тарисой. Но ничего не нашёл. Даже лазейки, где бы говорилось, что может его убить. Единственное, что описывают пророчества, это то, что придёт великий маг, способный принести мир на землю. Но и это пророчество когда-то явила оракул Маэль.
  
   Тира тихонько ойкнула. Руасар повернул голову и с интересом посмотрел на неё. Девушка прокашлялась, и тихонько произнесла:
  
   - Я слышала о ней от князя Хамира. Говорят, я сильно похожа на неё.
  
   - Я никогда не встречал оракула, но я знаю, кто её убил, - Руасар всколыхнул воспоминания, заставившие его поморщиться.
  
   - Её убил мой отец, - Карей хмуро взглянул из-под насупленных чёрных бровей. Мама говорила, что он много рассказывал ей о том, что хотел бы всё изменить, тогда, когда они были в плену у Мицериуса. А ещё... она хотела, чтобы мы нашли "Сердце фэйри".
  
   - Что?! - возглас Тиры, невероятно звонкий, разнёсся по залу, и все снова устремили своё внимание на хрупкую человеческую девушку, - Ну... просто я тоже его ищу.
  
   - А?! - Аерин громко изумился, повернув её к себе, - Зачем тебе наш родовой кинжал?
  
   - Его искал Хамир, и я решила, что если верну его князю, то он отпустит меня домой, - Тихий голос Тиры почти перешёл на шёпот.
  
   - Хамир? Хамир искал "Сердце фэйри"? Для чего? - Руасар встал с кресла, - наверняка для того, чтобы вернуть его Тарисе.
  
   - Так у нас одна цель? - Тира даже улыбнулась, - Вот это совпадение!
  
   - Да уж! - Аерин переглянулся с братом, но Карей вовсе не улыбался, - почему же ты раньше не рассказала?
  
   - Я же не знала, что вы ищите именно его. И вообще я удивлена, что вы не бросили меня после того, как пересекли границу. и даже взяли с собой к драконам. Спасибо.
  
   Карей недовольным взглядом смерил двух болтунов и снова повернулся к Руасару.
  
   - Нам нужно найти кинжал, и отомстить за смерть матери и отца. Мицериус должен умереть.
  
   Дверь хлопнула, заставив присутствующих обернуться. В комнату вплыло прекрасное видение, окутанное золотым светом с поблёскивающими чещуйками на голове. Истинная драконица улыбнулась детям, и направилась прямиком к мужу, кивнув по пути Карею и Тире, и задержав свой взгляд на Аерине.
  
   - Мора убить нельзя. Он древний Бог, один из создателей Изначального и всего сущего. Богов Сотворения уничтожить не под силу никому. Но... способ не допустить разрушения мира есть, - мелодичный , почти мурлыкающий голос, странно подействовал на всех в этой комнате. Карей почувствовал жар, опаливший его щёки и лоб, Тира застыла, не в силах отвести от драконицы взгляда, загипнотизированная её видом, а Аерин почувствовал, как воздух вокруг него заколебался. Его будто окутали вихревые потоки, и он застыл, в отдалении от всех. Не в силах пошевелиться и даже моргнуть, - если Бог Мор обретёт бессмертную плоть на земле, то миру придёт конец. Его стремление к жизни вне мира Богов, приведёт к гибели всего Гарадараса. Как только нога Бога ступит на нашу землю, мир сгорит в пламени войны, голода и болезней. Возможно, он не понимает, но его божественная сущность не изменится, если он займёт живое тело. Энергия Богов Сотворения слишком велика. Так что он просто принесёт свой мир, в мир Гарадараса.
  
   - Откуда вам это известно? - Карей внимательно слушал истинную, боясь пропустить хоть слово.
  
   - Я кровь от крови первого истинного - созданного из огня Огора. Знание передаётся нам при рождении. А ты... дитя фэйри наделённой природной магией богов?
  
   Драконица подошла вплотную к Карею, и прикоснулась к его лицу своей полупрозрачной ладошкой. Как только ладонь истинной коснулась лица темного, на его коже тут же проступил узор.
  
   - Ты - истинный тёмный! В твоей душе горит пламя Бога смерти. А в твоих жилах течёт его кровь. Остерегайся своей силы, эльф. Не используй пламя чёрного огня, иначе оно спалит тебя изнутри.
  
   Опустив руку, королева драконов отошла, и повернулась к Аерину, который всё ещё стоял застывшим изваянием. Точно так же она дотронулась и до него, только при этом глаза её засверкали, приведя в ужас Тарису, что прислонилась к плечу парня, испуганно глазея на пожар в глазах драконицы.
  
   - "Ты. Это ты истинный наследник. Ты дитя пророчества, а вовсе не твой брат. Твой брат всего лишь сосуд, а ты - божественное благословение, способное изменить судьбу мира. Послушай, то, что я тебе сейчас говорю, не услышит ни один из тех, кто находится рядом. Послушай мои слова и реши, какую судьбу ты примешь".
  
   Аерин стоял не шевелясь, и ему показалось, что вокруг него разверзлась земля, и он словно воспарил в воздухе, опутанный странными нитями. Они тянули его вверх, и там, с высоты он видел пылающую землю. Стенания народов, их крики, он словно тонул в них и никак не мог выбраться. А когда отчаяние затопило его, он почувствовал прикосновение - ласку теплой руки, и обернулся. Перед ним была... Тира? Нет. Это была не она, а другая. Прозрачная, невесомая, окутанная лилово-розовым сиянием, с развевающимися длинными кудрями, и сверкающими аметистами глаз.
  
   - "Кто ты?" - Аерин говорил, но его голос походил на слабый шёпот.
  
   - " Я оракул Маэль", - Женщина улыбнулась.
  
   - " Где я?" - Аерину было спокойно и тепло от присутствия незнакомки.
  
   - "Ты в обители судьбы. Это место - моё заточение, временно. Боги даровали мне шанс, помочь тебе принять решение. То что ты видел, это судьба мира, если на землю ступит Мор. Но ты можешь это изменить".
  
   - "Я?" - Аерин всё ещё не верил, в то, что видит.
  
   - " Да, сын фэйри. Ты. Ты рождённый от любви по воле Богов. Предсказанный спаситель мира, способный повернуть время вспять. Я расскажу тебе кто ты, и для чего пришёл на эту землю. Когда-то давно, ещё до твоего рождения, бог Мор решил спуститься на землю, покинув обитель Сотворения. Чтобы не допустить этого, боги даровали мне видение о спасителе. Но... я ошиблась, неверно истолковала его и поплатилась за это смертью в будущем. Я решила, что могу доверить предсказание тому, кому говорить о нём не имела права. Если бы я не сказала Рангару, принцу тёмных о том, что от крови его и сильнейшей фэйри родится король мира, он не стал бы с таким упорством добиваться союза и твоя мать не попала бы в рабство. Судьба даёт нам несколько дорог и только мы сами решаем, куда нам свернуть и какой путь выбрать. Принц тёмных выбрал неправильный путь, и я способствовала этому. Но я могу всё исправить, если ты мне поможешь. Вмешательство богов остановило колесо судьбы мира, но ты можешь вернуть колесницу на путь, что был ей предначертан. Ты должен не допустить слияния души Мора с телом своего брата. Для этого тебе придётся пожертвовать кое-чем..."
  
   - " Что за жертва?" - Аерин всё ещё плохо понимал, к чему клонит оракул.
  
   - " У тебя есть возможность вернуть прошлое. Ты в своей крови таишь невероятную силу и магию, переданную тебе матерью. Дитя рождённое в любви специально для этого. Но, если ты последуешь по этой дороге судьбы, расплата для тебя будет слишком велика".
  
   - "О каком прошлом ты говоришь? Вернуть прошлое? А... моя мама, она тоже..."
  
   - " Да Аерин, твоя мать будет жива. Для того, чтобы вернуть мир до начала войны, тебе придётся отправиться в прошлое, и исправить ошибки. Тебе дана особая сила, просто верь в неё, открой свой дар крови, природную магию богов и сотвори чудо. Для этого ты должен будешь отправиться в Забвение и найти "Сердце фэйри". Как только найдёшь кинжал, ты должен соединить вместе три крови рождённых неправильной судьбой. Моё перерождение - Тира, кровь от крови тёмного - Карей, и ты сам. Соединив три реки на месте древней битвы, ты сможешь открыть портал и вернуться в прошлое. Согласен ли ты?"
  
   Аерин думал. Если он попадёт в прошлое, и изменит его... возможно сможет остановить Мицериуса и его мать проживёт счастливую жизнь. Но...что если она, что если...
  
   - " Да, сын фэйри, твои переживания верны. Именно это твоя плата за жизнь мира. Ну так что? Примешь ли ты свою судьбу, король мира Аерин?"
  
  - "Но почему вы считаете меня тем самым ребёнком?"
  
   - " В пророчестве сказано: только дитя сотворённое от любви, того кому отдаст своё сердце единственная из фэйри, станет править миром. И это ты- Аерин. Именно ты, а вовсе не твой брат. Ты согласен, истинный наследник?"
  
   - "Да. Я принимаю дар богов", - как только Аерин произнёс эти слова, улыбка оракула стала шире, а глаза заискрились волшебным светом. Он снова воспарил, ощущая лёгкость во всём теле.
  
   - " И ещё, сын фэйри, никому не говори о том, что видел и слышал сейчас.Особенно своему брату. В нём кровь Мора, и если он узнает об этом, ни у тебя ни у всей нашей земли не будет и шанса. Отправляйся в Забвение и найди кинжал. Только так ты сможешь защитить своего брата и весь мир Гарадараса. Помни об этом".
  
   Аерина будто выбросило на берег мощной волной. Тело обмякло, голова загудела. Драконица улыбаясь отошла, а он словно рыба хватал ртом воздух, пытаясь прийти в себя. Странный взгляд брата, заставил его покраснеть, и выпрямиться не взирая на слабость. Теперь, он знает, что нужно делать. Судьба сама поведёт его,и он сможет повернуть время вспять.
  
   - Что с тобой? Ты какой-то странный... - Карей рассматривал брата, отмечая его немного покрасневшие щёки и блуждающий задумчивый взгляд.
  
   - Ничего. Всё нормально. Просто, я немного растерялся. Не каждый день ко мне прикасается живая драконица, - Аерин слабо улыбнулся, пытаясь подавить подозрения брата.
  
   - Тогда сделаем так, сегодня передохнём...останемся здесь на ночь, а завтра отправимся на земли Забвения и будем искать кинжал.
  
   Услышав слова Карея, Руасар нахмурился.
  
   - Вам нельзя идти туда одним. В этих землях кишмя кишат гоблины, а вы не обладаете достаточной силой, чтобы с ними справиться. К тому же, кто вас туда отправит? Вы вообще в курсе, что на эти земли попасть можно только при помощи портала? Пешими вы туда вряд ли доберётесь, потому что это просто невозможно.
  
   - Я отведу их в проклятые земли, - жена главы клана улыбнулась. - Я с лёгкостью преодолею барьер и доставлю их туда без особых трудностей. Только насчёт гоблинов это чистая правда... сможете ли вы сами справиться?
  
   Карей стиснул кулаки. Неужели, эти чешуйчатые сомневаются в их силе? Да они с братом с детства тренировались и вполне способны завалить сотню гоблинов. Но у драконицы похоже было собственное мнение на этот счёт.
  
   - Всё же, вам следует взять с собой подмогу. Вам нужен дракон, а лучше два, чтобы вы могли защититься в случае нападения. Их там не сотня и не две, а гораздо больше. Целые колонии спрятанные под землёй. Эти твари до жути кровожадны и они не просто убьют вас, они вполне могут сожрать вас живьём.
   После того как истинная закончила говорить, на Тире лица не было от страха. Похоже, юная искательница приключений не знала, что на землях Забвения есть хоть кто-то живой.
  
   - Боишься? - Аерин крепко сжал руку Тиры, и улыбнулся ей.
  
   - Н-нет. Ничего я не боюсь. С чего ты это взял? - девушка попыталась казаться храбрее, чем есть на самом деле, но Аерин только ещё шире улыбнулся.
  
   - Да ладно, мы тебя защитим. С нами ты будешь в полной безопасности.
  
   - Хорошо, - Карей кивнул, соглашаясь взять с собой ещё и двух драконов, чтобы защитить хрупкую человеческую девушку, решившую отправиться с ними в путь.
  
   Юные оборотные наперебой заголосили, выпрашивая у родителей разрешения пойти на земли Забвения вместе с братьями и Тирой. И если Руасар был против, опасаясь за своих отпрысков, то истинная только усмехнулась, легко махнув рукой в знак согласия. Обрадованно зыркнув в сторону братьев, драконий принц расплылся в улыбке, а его сестра только сдержано кивнула. Но, далеко идущие планы было решено отложить на этот вечер. Молодёжь вместе со старшим поколением отправилась пировать, и наслаждаться отдыхом и танцами. Карей сердито сопел, глядя как Тира отплясывает сначала с его братом, а после, и с половиной клана оборотных. Спать темноволосый полуэльф отправился в мрачном настроении, хотя и сам не мог сказать точно, что его так разозлило. Аерин немного перебрал и долго вспоминал родителей,сидя за одним столом с Руасаром и его женой. Дорога была впереди и опасности тоже, а в данный момент оба брата наслаждались теплым приёмом оказанным им представителями чешуйчатой королевской династии.
  
  
   Сарагассия земля за морем...
  
  
   Мицериус так крепко сжал шар из хрусталя, что тот лопнул в его руках. Сизый дымок тут же засеребрился крохотными искорками, повествуя о том, что связь с главой ассасинов прервалась, а осколки от шара рассыпались по полу и его одежде. Брезгливо стряхнув с рукава капельки острого хрусталя, Мицериус тяжело поднялся. Хотя на вид он всё ещё был вполне молод, но отец живущий внутри него частицей своей божественной сути, быстро изнашивал тело изнутри. Кашель заставил Мицериуса согнуться пополам, и на ладони упали кровавые капли. Застонав, маг злобно пнул ногой стул на котором до этого сидел. Все летело в тартарары! Проклятая фэйри сдохла так и не дав ему возможности прикончить её самому, а её отродье сбежало. Мицериус скрипнул зубами... даже нанятые вампиры в отряде ассасинов не помогли ему добраться до сына эльфа и фэйри. Мальчишка удрал благодаря своей мамаше. Кроме того, стало известно, что всю дорогу до границы Ороя, их сопровождала охрана, состоящая из приближённых князя Хамира. Проклятье! А после этот кровосос умудрился доложить о них драконам. Как бы ни был силён Мицериус, местом куда он никогда не сунется, по прежнему были горы Наргаси. Зато, теперь он точно знает куда направляются мелкие засранцы. Он подождёт ещё немного, и сам поймает мальчишку на проклятых землях. Это будет даже символично. Место - откуда спаслась когда-то его мать, и где погиб его отец - станет последним прибежищем для его души, а её место в теле полуэльфа займёт Мор.
   Всё бы ничего, но как же не хотелось Мицериусу снова лезть на территории гоблинов... Эти кровожадные монстры... снова придётся их подчинять. И ещё драконы... а вдруг, сын Тарисы притащит с собой одного? Но больше ждать нет сил, иначе его тело не выдержит, а Мор и так слишком долго ожидал своего часа. На этот раз всё должно закончиться так, как он задумал.
  Успокоив себя, Мицериус отправился в путь. Он должен во что бы то ни стало успеть прибыть в Земли Забвения первым.
  Пока его асссасины добирались до проклятых земель самостоятельно, Мицериус постарался и через несколько часов тяжёлых заклинаний всё же открыл портал.
  
  
   Земли Забвения...
  
  
   Земли Забвения встретили его тем же пейзажем, что и двадцать восемь лет назад. Всё та же серо-бурая пыль, острые скалы, и серое безликое небо. Оглядев себя с ног до головы, Мицериус усмехнулся. Шитый золотом кафтан на его плечах, смотрелся дико и вычурно на этой совершенно пустой земле. Подняв голову к небу, он увидел клубящуюся воронку. На этот раз он будет готов ко всему. Даже к драконам! Он предусмотрел даже это. Если эти твари окажутся в Забвении, он отправит их назад, вышвырнув прочь через пространственный портал. Всё должно получиться. Парень и не подозревает, что та кровь, которая попала в его беременную мать в прошлый раз, отличное средство слежения. Он все эти годы следовал за мальчишкой именно благодаря этой крови. Мало того, что он потомок от потомков Мора, так ещё и носитель особой силы. Это тело уже давно созрело для духа Мора. Теперь препятствий больше нет, и мальчишка станет идеальным сосудом для его отца.
   Мицериус шагал к скале, где прежде было его убежище, так безжалостно разрушенное драконом в прошлый раз. Уже на подходе, он почувствовал магическое излучение. Странно, что там? Он точно знал, что сейчас кроме него самого на проклятых землях никого нет. Прислушавшись, он уловил скрежещущий голос внутри собственного сознания.
  
   - Что ты хочешь мне сказать, отец? - Мицериус на минуту застыл внимательно вслушиваясь в монотонные, медленно тянущиеся слова Бога Мора, - что?! "Сердце фэйри" - оно здесь? Так глупышка фея так и не нашла артефакт? И он всё это время провёл здесь, среди гоблинов?! Какой бесценный подарок! Осталось только отнять его у моих старых знакомых...
   Маг приблизился к пещере, что зияла темнотой и щерилась на него острыми камнями. Усмехнувшись, он шагнул внутрь, слыша отдалённый рокот тысяч рычащих глоток. Гоблины-ы-ы...
  
   Мицериус отводил душу. Он давно не убивал с таким удовольствием. Здесь, никто его не ограничивал. Копошащиеся грязные твари отлетали от него словно пушинки. Как же это приятно... не ограничивать свою силу. Он смеялся и убивал, убивал и смеялся, не зная, что и сам похож на чудовище, со своим запрокинутым лицом, злобным сумасшедшим смехом, и забрызганным кровью гоблинов - золотым кафтаном, сверкающим в отблесках магии освещающих темноту пещеры. Вскоре,некоторые твари подчинились, подползая к нему на четвереньках и издавая скулящие звуки. Они морщились и исходили слюной от запаха его живой плоти, но не трогали его, вынужденные терпеть голод и желая спасти свои жизни. Оставшиеся, растаскивали по своим норам останки своих же собратьев, и маг знал, что они сожрут их уже сегодня. Брезгливо сморщившись от вони стоящей в пещерах, он пошёл вперёд, туда, куда указывал ему Мор, ставший в этом мрачном мире его проводником. Всё было как и тогда, много лет назад.
   Магу нужно было всего лишь найти вождя. Если и есть в этом месте драгоценность, то скорее всего именно у вождя. И Мицериус, поставив перед собой цель, приступил к её выполнению. Оглядевшись, он пристально осматривал подземелье, изредка посылая небольшой заряд в какого-нибудь шустрого гоблина, мечтающего отхватить от него кусочек. Ну не понимали они по хорошему! Видимо, инстинкты заменяли им разум, если отдельные особи всё ещё делали попытки приблизиться к нему.
  Наконец, он достиг своей цели. Перед Мицериусом показалось жилище вождя.
   Гоблины были странным народом... они почти не подчинялись вождю, исключая лишь случаи болезни, рождения или войны. Тогда кровожадные твари объединялись, чтобы принести жертву и заправлял всем вождь, кроме того именно в его жилище всегда приносили самые "драгоценные" находки. Висящая над жилищем вождя связка черепов может и нагнала бы страху на кого-то другого, но Мицериус только ухмыльнулся. Сжав ладонь в кулак, маг лёгким касанием силы превратил жуткое украшательство в пыль и вошёл в логово вождя. Оно представляло собой одно из ответвлений пещеры, прикрытое сверху кучей камней, с чьей-то свисающей кожей вместо двери. Через несколько минут нахождения мага внутри этой "хижины", оттуда пулей вылетел гоблин, который клацал зубами от злости и прижимал к телу обрубок руки. Конечность злобного создания вылетела следом, а после показался и Мицериус.
  
   - Где кинжал?! - маг повысил голос и почти кричал. Он чувствовал присутствие артефакта, но не смог его найти. У вождя кинжала не оказалось, а ведь этот клинок был позарез ему нужен. Как же так?! Он не мог ошибиться! Отец ясно сказал ему, что кинжал у гоблинов, вот только где именно? Да и сами гоблины не пропустили бы такой находки, обязательно приволокли бы артефакт к вождю.
   Прищурившись, Мицериус стал кидать яркие световые всполохи в разные концы пещеры в надежде увидеть сверкающий зелёный ореол кинжала, но так ничего и не заметил. Размышляя о возможном местонахождении "Сердца фэйри", маг не замечал сотен алчных глаз направленных на него. А гоблины решались на атаку... Оскорблённый и покалеченный вождь оскаливший острые длинные зубы - издал рык, и все гоблины рванули вперёд. Он никогда бы не подумал, что они смогут решиться на такое. Напасть на него всем вместе?! Да как им такое только в голову пришло?! Мицериус был сильным магом, но и ему с таким количеством озлобленных тварей не совладать.
   А гоблины решились всерьёз отстоять свою свободу. Они не желали более становиться слепым и бесправным орудием простого человека, который к тому же так соблазнительно пах свежей плотью.
   Мицериус уловил угрожающий рык, но слишком поздно осознал масштаб опасности грозящей ему. Изумление мага быстро сменилось на ярость, и в наступающих на него гоблинов полетели огненные шары.
   Он не понимал... перед тем как войти в логово вождя, он сам видел их смирение. Или...они просто собирались с силами? Определённо, он не ожидал такого сопротивления и теперь просто отстаивал своё право на жизнь. Скрипнув зубами, Мицериус понял что ему придётся убраться из пещер, иначе он станет обедом для кровожадных тварей, без устали бросающихся на него снова и снова. Умирающих тут же растаскивали, но нападающих от этого меньше не становилось. А когда угрожающий рёв раздался сильнее и ему стали вторить тысячи глоток, Мицериус покрылся холодным потом...
  
  
   Где-то в горах Наргаси...
  
   Три летящих дракона рассекали облака. Взмахи мощных крыльев, заставляли воздух скручиваться в спирали позади ящеров. На двух драконах, вцепившись в специально сделанные для этого случая сёдла, сидели всадники. Первым летел громадный черный дракон, а позади него со всадниками на спинах следовали два дракона поменьше. Но, разница в габаритах была небольшой, а вот поведение ящеров при полёте резко отличалось. На одном из драконов сидело сразу два всадника, которые кричали во весь голос каждый раз, когда летящий дракон закидывал особенно крутой вираж. Как только небо и земля менялись местами, они вопили словно пара несмышлёных детей.
   На другом драконе, летящем достаточно быстро и вполне спокойно, если не считать резких рывков в стремлении вырваться чуть вперёд - сидел только один всадник. Спокойный дракон расправлял крылья и всем своим телом будто отталкивался от воздуха, стремительно выбрасывая своё чешуйчатое тело вперёд. На спине этого дракона, съёжившись от страха сидела хрупкая девушка. В отличии от остальных всадников она не кричала. Страх настолько парализовал её, что она могла только тихо сидеть, вцепившись белыми от напряжения пальцами в твёрдую луку седла. На большом драконе её хрупкая фигурка смотрелась маленькой точкой, а с земли её вовсе не было видно. Через несколько часов полёта, летящий впереди всех истинный дракон камнем рванул вниз. Он спускался почти вертикально, и лишь у самой земли легко расправил крылья и, спланировав, аккуратно сел. Его примеру последовали и остальные, столь же невероятным образом пикируя вниз, и выравниваясь лишь перед самой землёй. Место куда приземлились драконы, было плодородной долиной у подножья гор Наргаси.
   Эта долина была просто создана для того, чтобы строить тут дома и выращивать овец. К сожалению, никто не селился в этой местности... потому что слишком многие боялись драконьего клана.
   Зелёный заливной луг, и яркие жёлтые и синие цветы наполняли всё вокруг своим ароматом, смешанным с чистым горным воздухом. Сама долина с одной стороны была скрыта озером, а с другой: две горы будто зажали это место между собой, полностью скрыв его от чужих глаз. Идеальное местечко было бы неплохой защитой от врагов и именно оно соединяло королевство людей и драконьи горы. Как раз отсюда горы Наргаси начинали свой путь, возвышаясь, словно немые стражи, огромные и величественные. Хотя над долиной и светило солнце, видны были только подножия гор, остальное утопало в тяжёлых серых облаках, кусками наползающих друг на друга и скрывающих красоту и великолепие обиталища драконов. Из долины вверх, в горы, уходила тропа, теряющаяся за кустами и деревьями.
   Драконы приземлились, сложив крылья и ожидая, когда спустятся всадники. Как только это произошло, один из всадников тут же принялся перерезать широкие кожаные ремни, с помощью которых держались сёдла. Ему приходилось прикладывать значительные усилия, чтобы справиться с этим. Ремни были настолько прочными и толстыми, что сделать это было довольно трудно. А в то время пока один всадник перерезал ремни, второй помогал спуститься девушке, у которой от страха, во время полёта свело руки и ноги. Аерин, а это был именно он, терпеливо отцеплял палец за пальцем, пока девушка не оказалась в его руках. Крепко обняв Тиру, Аерин аккуратно стащил её с драконицы. Ноги Тиры совсем не шевелились, а колени позорно тряслись. Всё время полёта она молила Богов, чтобы долететь в целости и сохранности. Как только её ноги ступили на твёрдую землю, колени девушки подогнулись, и она осела в траву. Глубоко вдыхая, она ощутила запах луговых трав и пожалела, что онемевшие пальцы не позволят ей сорвать хотя бы один цветок. Подняв голову, она запрокинула к солнцу лицо и прищурилась, когда ласковые лучи умыли её теплом. Во время полёта Тира порядком продрогла, и поёжившись посмотрела на драконов, возле которых трудились Карей и Аерин уже вдвоём срезая ремни сёдел. Чешуйчатая семья откровенно возрадовалась свободе от ноши, так как считала весьма неприятным кого-либо катать на собственной спине.
   Как только Аерин и Карей закончили, черная истинная кивнула своей большой драконьей мордой и пророкотала что-то. Два дракона поменьше - снова взлетели, неспешно кружась над долиной. Карей приложил ладонь к глазам, стараясь избавиться от слепящего солнца и рассмотреть парящих в небе ящеров, которые нарезали круг за кругом над тем местом под которым стояли они. Пока все: Тира, Карей и Аерин глазели на молодых драконов, истинная перевоплотилась и плавно подошла к старшему из братьев.
  
   - Скоро, я открою портал. Как только мои дети проверят местность на наличие магии, я сделаю это для вас. А если поблизости есть маг, то мои детки в два счёта его обнаружат, ведь нам не нужны лишние лаза и уши...
   Карей кивнул, и терпеливо принялся ждать возвращения двух молодых драконов. Но драконица не позволила юноше отойти. Она взяла его за руку и настойчиво развернула к себе. Карей смотрел на истинную и не понимал ничего... но драконица улыбнулась ему и в её глазах вспыхнуло пламя. Огонь в её очах взвился, меняя цвет радужки на ярко-оранжевый, и её отпрыски ринулись вниз. Стремительное приближение к земле, яркий всполох, и дети истинной предстали перед ним в человеческом обличии. Это было незабываемым зрелищем, даже глаза эльфов не смогли бы уловить момент перевоплощения - настолько быстро это было.
  
   - Магов поблизости нет, - молодой дракон улыбнулся, - можно открывать портал.
  
   - Вначале, я помогу сыну тёмного, - истинная взяла обе руки Карея в свои, и приказала, - смотри на меня.
  
   Полуэльф подчинился, смело встречая расплавленную лаву взгляда драконицы. Взгляд истинной манил, окутывая его словно покрывалом. Магия соприкоснулась с магией, и Карей почувствовал лёгкую боль. Глаза закололо, а в ушах нарастал шум. Сглотнув, он пытался сосредоточиться, но истинная настолько ошеломляла своей силой, что ему было неимоверно трудно удерживать с ней связь.
  
   - Слуш-шай меня, запоминай. Как только сработает портал, не отпускай связь со мной и постарайся облечь нашу магию в щит. Собери её вот тут, - драконица прикоснулась к его груди, и Карей вновь испытал боль от вторжения чужой магии. С тела парня послышалось шипение и истинная усмехнулась. - Хорош-шо охраняй его. А ты, тёмный, собери наши силы, чтобы найти то, что хочешь найти. Когда найдёшь свет кинжала, не отпускай его. Пускай он тебя ведёт. А когда возьмёшь артефакт в руки, держи так крепко, как только можно. Но ты должен помнить, как только кинжал покориться, отдай его брату тот час же. "Сердце фэйри" должен принять и его тоже. В вас обоих течет кровь фэйри, так что сделай как я велю, и тогда всё будет хорошо. Но если ты не отдашь кинжал, может случиться непоправимое.
  Карей кивнул, и магия драконицы с такой силой ударила в него, что он упал в траву, оглушённый её бешеным рёвом. Аерин нахмурился и тут же попытался помочь ему, но был остановлен рукой драконьего принца.
  
   - Нет. Мать ставит на него щит против Мора. Если этого не сделать, Бог за секунду найдёт и вас и кинжал.
   Тира и молодая драконица тихонько стояли в стороне и ждали, когда Карей придёт в себя. Как только глаза тёмного распахнулись и полуэльф тяжело поднялся, девушки с облегчением выдохнули. Аерин расцвел в улыбке, но истинная не дала им и минуты отдыха. Через секунду перевоплотившись, теперь уже огромный дракон исторг из пасти столб огня и так пропитал его магией, что пространство заискрилось и разорвалось.
   Поднявшийся ветер сбился в воронку, которая уходила в небо и пронизывала открывшийся проход, подобно игле. Карей и Аерин впервые видели портал такой силы. Он был похож на огромный вертикальный зрачок, внутри которого темнели земли забвения. Первыми в портал полетели драконы. Два молодых оборотных сделав в небе круг над ним, словно тени друг друга решительно исчезли внутри "зрачка". От соприкосновения с магией драконов, портал вспыхнул ярко жёлтым светом, который волной разнесло на много лиг вокруг.
   Небо над порталом начало темнеть и драконица поторопила остальных. Карей, Аерин и Тира бежали, чтобы успеть пройти портал. Девушка вздрагивала от испуга, когда почти "наступая им на пятки", в землю били разряды синих молний, разрезая небо и сопровождаясь громким треском.
   Входить в портал было тяжело из-за сильного ураганного ветра, но они справились. Как только оба брата и Тира шагнули за черту, сила портала увлекла, вышиб из них дух. А с другой стороны, драконица втягивала в себя остатки магической волны, яркой вспышкой прочертившей всю долину. Зелёная трава пригнулась,словно приглаженная рукой великана, а цветы поникли прижатые к земле сильным магическим полем. Драконица пыталась впитать всё, не желая оставлять даже маленький след магического вмешательства в пространство. Мало ли кто может воспользоваться этим в своих корыстных целях...
  
   Попав в Забвение, Карей пришёл в себя первым и осмотревшись, выровнял дыхание. Аерин пытался дышать рядом с ним, а Тира полулежала а руках у дракона. Сестра ящера стояла рядом и скептически смотрела на унылый пейзаж. Карей и сам поспешил оглядеться.
   Небо было свинцово серым, а земля чёрно-бурой. Здесь было тихо и вокруг торчали острые пики скал, напоминая ему острие меча. Отряхнувшись от пыли, Карей попытался потянуть магию, что оставила на нём истинная, и когда ему это удалось, довольно улыбнулся.
   Этот щит сиял рядом с ним, и впервые Карей мог увидеть магию драконов воочию. Смешавшись с его магией, драконья сила сияла и переливалась на нём, словно радуга. И как паутина она опутывая его с ног до головы.Он пригляделся и увидел, как от его груди тянется тонкая нить, колыхаясь от лёгкого сухого ветра и исчезая где-то высоко в небе, там, где бушевала воронка. Но тут же вспомнив наказ истинной, Карей попытался почувствовать силу кинжала. Он закрыл глаза и представил себя центром большой чаши, которая впитывает в себя всё магическое. Так вот как оборотные пьют магию... она представляется им жизненной влагой, необходимой, самой вкусной, и он - Карей, чувствовал себя именно так. Как будто ему жизненно необходима была частичка особой магии. Он даже испытал дикую жажду и желание получить её. И как только он это испытал, тут же почувствовал присутствие этой магии, восхитительный, неповторимый вкус. Этот вкус был словно самый сладкий мёд, а возможно ещё слаще... и эта магия пахла.
  Карей принюхался... Она пахла влажным зелёным лесом и тёплым, нагретым солнцем камнем. И он двинулся туда, откуда доносился этот сводящий его с ума аромат. Аерин, оба дракона и Тира, наконец пришедшая в чувство - пошли следом.
  
   - Как это у него выходит? - Аерин удивленно топал за братом.
  
   Шедший рядом с ним дракон пояснил:
  
   - Истинная снабдила его чутьём оборотных, и к тому же выставила ему щит от чужого влияния. Он сейчас ощущает магию точно так же, как это видят и чувствуют оборотные драконы. На данный момент, магия для него обладает вкусом.
  
   - А ты откуда всё это знаешь? - Аерин удивлённо уставился на молодого парня, лишь немногим старше его самого.
  
   - А если открою секрет, отдашь мне малышку? - дракон даже облизнулся глядя на Тиру, но девушка шла рядом с его сестрой и они о чём-то говорили совсем не обращая внимания на парней. Единственное, за чем внимательно следили обе девушки, был идущий впереди них Карей.
  
   - Как я могу отдать тебе девушку? Это неправильно! К тому же, она свободна. Вернее, почти свободна. Но если ты не желаешь говорить, то и не надо. Пусть это и дальше остается вашим секретом.
  
   Дракон услышав такие речи проникся уважением к Аерину. Парень поразил его своим спокойствием и рассудительностью. Глядя на отпрыска пилигрима, дракон испытывал странное чувство. К тому же, тот случай с переговорами в их замке... мать не так часто скрывала от них что-либо, а в замке Аррума она скрыла себя и Аерина не только магически, но и ментально. Его мать так закрыла все ходы, что как бы он не пытался прорваться сквозь них, так и не смог этого сделать. И разговор Аерина с истинной остался для него тайной за семью печатями. Так что же за секрет знает этот паренёк? Драконье чутьё упорно твердило что дело стоит того, чтобы попытаться узнать. Но кроме этой тайны, его безумно волновала человеческая девушка. Она была слишком красива, а драконы всегда были неравнодушны к красоте. Причём, им было всё равно женская ли это красота или красота сверкающего алмаза. Дракон, восхищённый красотой, желал получить её себе. Все его частички так и жаждали прикоснуться к ней, а драконья сущность требовала немедленно схватить её и утащить в свой замок. Вздохнув от невозможности исполнить своё желание, дракон огляделся и резко остановился.
  Аерин напрягся, видя странную реакцию парня.
  
   - Что случилось? - фэйри оглядывался, в надежде увидеть то, что взволновало дракона, но не видел абсолютно ни каких изменений. А вот Карей сделал то же самое, он остановился подобно дракону. Видимо подаренная ему магическая связь, и щит истинной - реагировали на что-то.
  
   - Я чувствую сильные колебания магии. Такое ощущение, что где-то идёт бой. Словно маги сражаются... Слишком большой выброс агрессии и боевые всполохи, пока я их отчётливо не вижу, но чувствую очень хорошо. Кстати, твой брат тоже чувствует. Чтобы избежать неприятностей и неожиданностей, будет лучше если мы полетим.
   При слове лететь, остановилась Тира, разом сгорбившись и став белой, словно первый снег. Но драконы не шутили, и через несколько секунд над чёрной землёй Забвения воздух вспарывали своими крыльями два ящера. Сверкающие пластины их чешуи блестели бы в лучах солнца, но в Забвении оно не светило. Сумеречное серое небо превращало огромных драконов в страшных чудовищ, стремительно преодолевающих расстояние. Карей летел вместе с Аерином как и в горах Наргаси, но теперь совершенно не обращал внимания на брата, полностью сосредоточившись на чувствах. Полуэльфу хотелось поскорее найти кинжал.
  Рельеф местности, над которой они пролетали, был наполнен скалистыми выступами и обрывами, на дне которых - щерилось своими острыми "зубами" нутро скал. Карей тоже чувствовал это магическое колебание, заставившее его отвлечься от поиска артефакта. Только выбросы силы хоть и были,но видимо шли откуда-то из глубины пещер, потому что на поверхности никого не наблюдалось. И это было очень, очень странно.
  Оборотный ощущал боевую магию намного сильнее, и вскоре без труда определил силу исходящую из-под земли. Слишком осязаема она была и слишком сильным был запах смерти, разносившийся по округе. Карей, наделённый драконьим обонянием, сморщил нос, почувствовав страшный запах. А дракон в своей истинной ипостаси видел ещё и волны силы. Чёрной, нарастающей словно пожар, и опутывающей одну из скал. Наверняка именно там сейчас и был маг, столь умело пользующийся силой смерти. Силой - доступной только Мору. И тогда тело мощного дракона задрожало под всадниками, а через минуту они почувствовали как нагрелась его чешуя. Они уже догадывались что за этим последует, и когда яркое пламя вырвалось из клыкастой пасти и ударило в скалу, оба брата вцепились в костяные выступы на спине оборотного.
   Точно так же поступила и драконица, а девушка, сидящая на ней, пригнулась и завизжала.
   Пламя пробило камни, с лёгкостью ножа разрезающего мягкое масло.
   Карей закричал, махнув рукой в сторону, и дракон, развернувшись, снова выпустил огненный смерч.
   Тёмный чувствовал приближение силы артефакта, но кроме него отчётливо ощутил толчок чего-то чёрного, холодного, пробирающего до самых костей. Карей ощутил как его коснулась, и сжала за горло невидимая рука.
  
   - Это здесь, Аерин. Кинжал где-то здесь! - Карей говорил громко, чтобы перекрыть рёв пламени, изрыгаемого оборотным.
  
   - Ты должен позвать его, давай. Позови же, ну! - Аерин ответил брату, устремив взгляд на сыплющиеся камни, сметённые ударной волной от силы драконьего огня.
  И Карей, закрыв глаза, попытался сделать то чему учила его истинная. Он увидел как из его щита вырвались сотни и тысячи нитей силы. Они словно паутина цеплялись за скалы и рвали на поверхность яркий свет, вкусный и приятный. Он продолжал тянуть его к себе, а когда дракон, в очередной раз зависнув над скалой, выпустил пламя - Карей и Аерин увидели свечение. Яркий всполох изумрудно зелёного света, силу "Сердца фэйри".
  
   - Есть! Ёх-ху! - Аерин улыбался, глядя на этот свет. А дракон, вцепившись когтями в скалу, осторожно перебирал лапами приближаясь к свету и щурясь от его чистой магии, чувствуя при этом её неповторимый вкус. Остановившись в нескольких сотнях шагов огромный ящер позволил своим наездникам спуститься, и повернул голову к драконице, которая, следом за ним двигалась к месту находки.
   Аерин шёл рядом с братом, стараясь не отстать. Ему во что бы то ни стало нужно было исполнить волю Маэль.
   Драконица перевоплотилась и взялась поддерживать Тиру, полуживую от испытанного страха. Ну а дракон не спешил менять ипостась,потому что чувствовал смертельную природу силы Мора.
  
   Не только дракон чувствовал противника, Бог Мор тоже почуял их. Мицериус рвано дышал и сражался с неугомонными гоблинами. Он сразу почувствовал приближение драконов, потому что ещё не забыл их огонь. Но кроме магии дракона он чувствовал и приближение того, кого так долго искал. Мор шипел в его теле и разуме, призывая как можно быстрее расправиться с гоблинами и поспешить к мальчишке. Кровь и сила тёмного манили его, а тело Мицериуса реагировало на это приближение. Почти выдохнувшись, сейчас он словно стал сильнее, и заряды боевой магии полились рекой. Гоблины падали поверженные, но не смотря на это продолжали рваться в бой, словно обезумев от вида мага убивающего их сородичей. Хоть у этих тварей и не существовало родственных чувств, сегодня был день их великой битвы.
   Мицериус спешил. Маг прекрасно знал, для чего сюда явились сыновья и наследники Тарисы. А как же иначе? Наверняка, пришли за "Сердцем фэйри". Проклятье! Только бы успеть! Злоба Мора окрасила мир в чёрный цвет и Мицериус осознал на собственном опыте, что такое ярость Бога. Да, маг знал на что идёт и прекрасно понимал, что ему будет очень и очень больно после, но Мор уже впустил свои чёрные когти в его тело, в стремлении сделать сильнее.
   Бог Мор рассчитывал на то, что Мицериус сможет добраться до сына фэйри и тогда изношенное тело мага больше не понадобится ему. А как только Мор обретет плоть, он сможет вернуть своему сыну силу и молодость которые отнял у него за эти годы. Если бы такого Мицериуса увидел король Жуан, то сбежал бы в страхе. Ибо маг поистине был страшен. Как только капюшон упал с его головы, на минуту замерли даже гоблины. Прежде длинные и густые волосы Мицериуса - канули в лету, оставив голову мага лысой, исчерченной чёрными язвами и струпьями синюшно жёлтых цветов. Иллюзия наложенная на себя самого пала, и теперь его истинный облик был виден всем. Если в Сарагассии иллюзию не мог распознать ни один джин, то после того как он ослаб магически - из-за битвы с гоблинами, страшная реальность стала видна всему свету. Мицериус понял, что ещё долгое время ему придётся провести в таком неприглядном виде, если он не поторопится и не оживит отца. Сосредоточившись, маг создал круг смерти, вложив свои последние силы в этот оборонительный магический приём. Благодаря ему, он сможет уйти от гоблинов и попасть туда, где почувствовал силу драконов и кое-что ещё...
   А голины подбираясь к магу рассыпались на чёрные куски, попадая в смертельный круг горящий чёрным светом вокруг Мицериуса. Как только твари осознали объём опасности, маг заметил, что они перестали нападать и просто двигаются следом за ним, соблюдая расстояние, и стараясь не попасть во власть чёрного света. Полы плаща и мантии Мицериуса развевались при ходьбе, он почти бежал, зная о том, что скоро даже круг смерти погаснет. Ему просто жизненно необходимо было добраться до дракона, иначе его разорвут на куски. Отец останется жив, но сможет ли он без его - Мицериуса помощи и проведения ритуала завладеть телом мальчишки? Маг очень спешил, ощущая, как круг смерти становится всё уже, а гоблины подбираются всё ближе.
  
   А во время когда маг прикладывал усилия для того чтобы выжить, Карей протягивал руки к зелёному сиянию кинжала, прозванного "Сердцем фэйри". Рука темного слегка дрогнула, когда он попытался взять артефакт. Он был горячим, обжигал, защищая свою силу. Но Карей стиснул зубы, и сжал в руке маленькую часть лезвия торчащего из-под груды камней, ведь рукоять кинжала всё ещё находилась глубоко в каменной породе. Приглядевшись, Карей увидел, что некоторые камни расплавлены, словно их когда-то уже касалось пламя дракона. Но как только Карей обхватил торчащее лезвие крепче, то даже воздух вокруг взвыл. Свет стал настолько ослепительным, что был похож на сияние мощнейшего портала. А боль заставляла кусать губы в кровь. Родовая вязь на теле Карея заворочалась, словно потягиваясь, и спеша вырваться на свободу, чтобы защитить хозяина. Артефакт боролся с ним, отталкивал его, боясь принять. Карей и раньше слышал рассказы о том, что древние артефакты обладают душой. Он даже читал о том, что они прекрасно помнят: и своих прежних владельцев, и то, как они с ними обращались. Если и "Сердце фэйри" обладает подобной "душой", то тогда становится понятно, отчего кинжал так отчаянно сопротивляется его воле и силе.
  
   Аерин, дракон и девушки: во все глаза смотрели на небывалое чудо.
   Тира замерла не в силах даже дышать от восторга. Она слышала песнь ветра, которая взвилась, лишь только Карей взялся за клинок. Ощутила жар исходящий от артефакта, и могла только пожалеть красивого полуэльфа, который, должно быть, обжёг себе все руки в попытке вытянуть и укротить кинжал. И когда ему всё же это удалось, то все они синхронно выдохнули.
   Карей сжал в руках горячий клинок, любуясь рукоятью с искусной резьбой. Узоры переплетались между собой, а мелкие изумруды сверкали от света, источаемого лезвием клинка. Особенно поразило Карея, что "Сердце фэйри будто исторгал звон до того как он взял его в руки, а после, кинжал затих, отражая мягкий свет. Карей любовался им поворачивая из стороны в сторону, и поражаясь, как от этого простого движения по тонкому лезвию пробегали крохотные зелёные молнии. Но вспомнив слова драконицы, полуэльф повернулся к брату.
   Аерин смотрел на клинок так же как и все остальные, восхищенно раскрыв глаза. Усмехнувшись, Карей опёрся о камни левой рукой, и зажав кинжал в правой, шагнул к брату. Мелкая порода посыпалась вниз. Ускользая, камни издавали лёгкое шуршание и напоминали стоящим вокруг, что слишком опасно находиться на вершине чёрной скалы, которую только что потревожили драконьим огнём.
   Сам дракон, расправив одно из крыльев, позволил братьям подняться к нему на спину, и рыкнув в сторону девушек заскользил вниз по склону, цепляясь когтями и прижимая крылья вплотную к огромному телу, чтобы не поранить их об острые камни. Как только дракон спустился ниже, туда где не было слишком острых камней и стало возможным вместить размах его крыльев, ящер взлетел, зависнув над скалой на несколько минут. Оборотный должен был проследить за тем, как драконица справится со спуском.
  Но его сестра вела себя так, будто родилась в этих скалах. Она легко цеплялась за выступы чёрных камней, и скользила вниз, умело маневрируя так, что ни разу не оступилась. Её большое чешуйчатое тело изгибалось гораздо ловчее, чем до этого у него самого. Поэтому драконица спустилась гораздо быстрее, взмыв вверх и поднявшись чуть выше, чем это сделал драконий принц. Оба ящера застыли в воздухе, делая сильные взмахи кожистыми крыльями, а затем, отлетев на несколько лиг, приземлились на землю.
   Тира, Карей и Аерин быстро спустились со спин драконов. Но оба оборотных всё ещё оставались в образе огромных чудовищ. Драконица внимательно следила за братьями, а дракон постоянно поворачивал свою морду из стороны в сторону, вращая большими глазами с вертикальным зрачком. Он вдыхал воздух и его ноздри шумно шевелились, выдыхая горячий пар. Глаза и чутьё дракона уловили то, что не смог уловить взгляд братьев: чёрная сила, витающая над землёй Забвения, стремительно приближалась. Его мать - истинная, предупреждала его о возможном нападении и он приготовился сразиться с неведомым врагом. Кровь закипела в теле оборотного. Он никогда ещё не сражался в полную силу. Тренировочные бои со своими собратьями не шли в расчёт, и сейчас азарт предстоящей схватки пустил свои корни. Дракону не терпелось испробовать свои силы в реальном бою.
   У братьев Таманар тоже были небольшие сложности. Карей попытался отдать "Сердце фэйри" своему брату. Он протянул кинжал, но что-то внутри него протестовало, мешая вручить его Аерину.
   Аерин вопросительно посмотрел на него, ожидая, когда Карей отдаст артефакт, но полуэльф медлил, а промедление для них было подобно смерти.
   Аерин протянул навстречу брату руку, и Карей, вздохнув, всё же отдал ему драгоценную вещь. Аерин сжал кинжал в руке чувствуя тот же обжигающий огонь, что и его брат. Но кроме этого он чувствовал ещё и пульс артефакта. Кинжал не только был горячим на ощупь, в нём словно билось невидимое сердце. Зачарованно рассматривая "Сердце фэйри", Аерин не сразу вспомнил наказ оракула. Но, вовремя спохватившись,потряс головой чтобы сбросить чары, наведённые силой кинжала. Аерин помнил о том, что Маэль просила именно его отыскать кинжал. Но он сознательно отдал право первенства в поисках - собственному старшему брату. Аерин не мог объяснить почему, но он чувствовал, что так будет правильно. А теперь пришло время сделать то для чего он родился на свет. Обернувшись он увидел Тиру и поманил к себе.
   Как только Аерин, Карей и Тира встали рядом, произошло то чего так опасался дракон.
   Земля задрожала, чёрный столб дрожащей магии вырвался из неё и образовал кольцо, а следом за этим, из земли, словно полчище жуков - полезли гоблины.
   Дракон выдохнул струю горячего пара сильнее, чем предыдущие и повернулся в сторону гоблинов. Кровожадное полчище быстро сориентировалось и понеслось в сторону незваных гостей. Оборотный выпустил струю пламени и драконий огонь спалил дотла первых смельчаков, заставив горстки пепла остывать на чёрной земле. Жёлтые глаза дракона вспыхнули жаждой борьбы, и огромный ящер пошёл в атаку. Озверевшие от вида крови и гибели собратьев - твари, потеряли разум. Они бездумно выползали из-под земли и пытались добраться до стоящих под защитой дракона - Карея, Аеринна и Тиры. К тому же, гоблинов манил свет артефакта. Они и не подумали удрать обратно под землю. Никто из них не остановился даже перед видом огромного ящера. Осатаневшие жители Забвения решили биться до конца.
   Мицериус скрыл себя. Последние силы мага ушедшие на создание черного круга смерти, выкачали всю магию из его тела. Но была ещё способность сарагасских джинов, благодаря которой он скрылся. Урок с исчезновением Тарисы двадцать восемь лет назад - не прошёл для него впустую. Благодаря этому, после он научился поглощать силу джинов, и сейчас использовал её. Но состояние магического истощения после борьбы с гоблинами, и силы что черпал из него Мор, почти уничтожили его тело. Двигаясь бесшумно, Мицериус подбирался к братьям фэйри. Он увидел их сразу, но в первую очередь его внимание обратилось на старшего.
   Мальчишка очень походил на своего отца, лишь цвет глаз был от фэйри. Истинный тёмный! Мор внутри мага ликовал, увидев вожделенное тело. Но сам маг стремился заполучить ещё и артефакт, что сжимал в руках второй юноша.
   Оборотный дракон так вовремя отвлёкся на гоблинов, что Мицериус был им даже благодарен за устроенный бунт. Но тут полуэльф резко обернулся туда где он стоял и Мицериус насторожился.
  
   - Там кто-то есть! Я чувствую силу, словно там... отражение меня? - Карей изумлённо распахнул глаза, вглядываясь в пустоту. Тира и Аерин нахмурились и младший из братьев вскинулся, крепче сжав кинжал. Не думая ни секунды, он с силой рванул на себя Карея. Прижав брата к себе Аерин резко полоснул по его руке пульсирующим кинжалом.
  
   Мицериус, увидев что творит младший из сыновей фэйри, остановился. Маг пытался осмыслить его действия, и не находил ответа.
   Карей разозлился. Полуэльф рванулся из рук брата, но тот держал крепко.
  
   - Ты что творишь?! А ну отдай мне кинжал! - Карей взревел, а по телу непроизвольно разрасталась вязь, издавая угрожающее шипение. Кровь тёмного заструилась по его руке падая на землю и гоблины ,почуяв её запах усилили натиск. Драконица поспешила помочь оборотному, оставив троицу без надзора. Оба дракона исправно бились, так что гоблины даже на несколько лиг не могли подобраться к братьям и Тире.
  
   - Так надо Керей, просто доверься мне. Тира, дай мне свою руку, быстро! - Аерин прикринул на девушку и та беспрекословно исполнила его желание.
  Слегка вскрикнув от боли, она почувствовала как её кровь полилась вслед за кровью Карея.
  
   А до мага наконец дошло, что все действия младшего отпрыска фэйри затеяны не из ненависти к брату. Неужели, мальчишка проводит какой-то обряд? И чего же он хочет этим обрядом добиться? И Мицериус двинулся вперёд, а Аерин уже порезал и собственную руку.
   Три реки. Аерин поднял руку Тиры и приложил к своей, смешав её и свою кровь и выжидающе посмотрел на брата. Что-то внутри тела Карея вопило, чтобы он отошёл от брата.
  
   " Не-ет, не позволяй ему... нельзя... Не-ет"!
  
   Тряхнув головой, полуэльф стиснул зубы и всё же доверился брату. В конце- концов, они всегда были вместе и привыкли безоговорочно верить друг другу. Кому же ещё доверять, если не ему? И Карей сделал шаг, прижав свою окровавленную руку к рукам Тиры и собственного брата. Аерин сосредоточившись прикрыл глаза.
  Словно молитву он шептал про себя: " Я пилигрим. Нужно только верить. Только верить..."
  
   Мицериус протянул руку, и его глаза загорелись от предвкушения. Вот Он! Когтистые пальцы вцепились в рукав полуэльфа, и тот повернул голову. В этот момент Аерину удалось то, чего не смогла бы добиться даже его мать. Сын фэйри рожденный по воле Богов, оказался способен разорвать нити судьбы.
   Аерин представил себе маму. Её улыбку. Её глаза. Её добрый смех, и его тело отреагировало само. Он настолько погрузился в хорошие воспоминания, что сила пилигрима возросла.
   Саяна щедро одаривала своих потомков, пусть даже один из них был всего лишь полукровкой. Мощь родилась где-то внутри него, разрастаясь словно лесной пожар, отчего дыхание стало резким. Она вырывалась из его тела подобно волне, всё больше и сильнее. Карей не мог поверить своим глазам, когда рядом с братом разросся портал невиданной силы. Даже мама так не могла, так откуда же подобная сила у его брата?! Кинжал Аерин держал крепко, и именно он оказался способным даровать такой поток магии, что она прорвала пространство и время. Но знал об этом только младший из братьев, а Тира и Карей оставались в неведении.
   Сила портала сработала и остатки дара джинов, скрывающие Мицериуса, пали. Маг замер в полушаге от своей цели, и лишь рукав полуэльфа сжатый его когтистой скрюченной рукой всё ещё давал надежду на то, что он сможет достать мальчишку.
   Аерин уже чувствовал как его уносит куда-то, тянет к себе этот странный прозрачный поток. Этот поток наступал захватывая его и присутствие страшного существа, отдалённо напоминающего человека, только подстегнуло эту силу.
   Обжигающая волна хлёстко ударила по магу, и он, задохнувшись от боли, убрал свою длань от Карея. Мицериуса отбросило на несколько лиг, и Мор внутри него уже понял, что сотворил наследник фэйри...
  
   Оказывается, Богу нужны были сразу оба сына Тарисы. Один, чтобы стать сосудом для него, а второго нужно было просто убить. Мор теперь знал, что Мальчишка будет недосягаем для него. Но он тоже Бог! Он сможет исправить это. Сможет!
   Вспышка, и волна портала сбила даже драконов, которые судорожно работали крыльями пытаясь удержаться и не упасть на острые скалы.
   Гоблинов унесло так далеко, что они ещё не скоро найдут дорогу домой. И только троица, стоящая в центре пространственной воронки, была цела и невредима.
   Аерин снова закрыл глаза, а когда сделал это, услышал приятный голос оракула.
  
   - Иди же! Это единственный шанс. То существо, что стояло рядом с вами и есть Мицериус. Если не поторопишься, то ничего уже будет не изменить. Оставь его драконам, а сам, иди...
  
   И он пошёл. Вздохнув, Аерин решительно сделал шаг прямо туда, где пространство раскрыло ему свои объятия. Но стоящие рядом Тира и Карей не отпустили его руку и Аерин шагнул в портал вместе с ними.
  
  
   Глава 2
  
   Пустыня Варнам...
  
   Песок был везде: во рту, в одежде, в волосах. Отплёвываясь, Аерин уворачивался от миллионов песчинок, которые кидали в него Тира и Карей. После того как эти двое попали в пустыню, то засыпали его песком со всех сторон. Аерин и без их участия чувствовал себя неважно. Слабость в теле и головокружение - это была лишь малая толика того, что испытывал в данный момент его организм. А ведь предстояло ещё объяснение с братом. Как он расскажет ему о произошедшем? Оставалось только надеяться, что портал сработал правильно и Маэль его не обманула. Если они попали во времена похода принца Рангара на земли светлых, то что же им делать дальше? А ему? Как быть ему?!
   Карей и Тира не должны были перенестись вместе с ним, но силой портала втянуло и их тоже.
   Упав на спину, Аерин ощутил жар песка. Солнце пекло, поднимаясь высоко и слепя глаза ярким светом. Его брат, устав от бессмысленного сражения, стянул с себя тунику, оставшись обнажённым по пояс. Сильные плечи полуэльфа играли мускулами, привлекая внимание единственной девушки в их непутёвой компании. Жар и не думал спадать. Жутко захотелось пить.
  
   - Ну, и что ты сотворил, братец? Как тебя угораздило выстроить портал именно сюда? В пустыню?! Лучше уж к вампирам, чем сюда, - Карей застонал, обвязав вокруг лба собственную тунику. Вязь на его теле недовольно заворочалась, плавно переместившись на бок и даже уменьшилась, свернувшись в яркий клубок.
  
   - Хм, а змейка наша, оказывается, не любит тепло? - Аерин бесшабашно улыбнулся.
  
   - Дуралей! - Карей отвесил брату подзатыльник, и Аерин вновь повалился на песок, хохоча, и потирая ушибленное место.
  
   - Да ладно вам. Я всё объясню... - Аерин поднялся, подал руку Тире и выжидающе посмотрел на брата. Карей вздохнул.
  
   - Мы тебя слушаем, - Тира говорила и одновременно вытряхивала песок из своих спутанных волос. Выражение её лица было сердитым, а пухлые губы сжались в тонкую полоску, выражая недовольство девушки.
  
   Ситуация была, мягко говоря, невеселой. В такую жару и без воды им долго не протянуть. К тому же, драконы остались в Забвении... как они доберутся до земель тёмных? И вообще, в какой стороне хоть какие-нибудь земли? Куда идти? Аерин вздохнул, предчувствуя реакцию брата.
  
   - Вообще-то, это был не обычный пространственный портал. В драконьем замке мне явился оракул, и... в общем, она сказала, что я особенный. Что боги дают мне возможность изменить прошлое. Исправить судьбу. Уничтожить зло, которое принёс на землю Бог Мор. Только попав в прошлое я смог бы предотвратить гибель мира и изменить судьбу... мамы. И портал в который мы попали - был пространственно временной. - Последние слова Аерин почти прошептал, исподлобья глядя на брата.
  
   Карей почувствовал, что его сейчас хватит удар. А Тира просто застыла с открытым ртом.
  
   - То есть... ты сейчас утверждаешь, что мы попали в прошлое?! - Карей слегка ошалел от заявления брата. - Ты в своём уме?! Может ты бредишь?! Или ты на солнце перегрелся?! А может, тебя шандарахнуло чем-то, пока ты в портале был?
  
   - Не веришь? - Аерин грустно улыбнулся, - я и сам слабо верю во всё это. Оракул говорила, что портал в прошлое можно будет открыть, только если вы будете со мной рядом. Ни ты, брат, ни Тира не должны были попасть сюда вместе со мной. Я думаю, мы можем проверить: на самом ли деле находимся в прошлом. И если это правда, тогда... Карей, мы сможем увидеть маму.
  
   - Не-ет, ты точно сумасшедший, если поверил во всю эту чушь с оракулом. Такого просто не может быть! И кстати, где "Сердце фэйри"? - Карей принялся оглядываться в поисках кинжала. Он точно помнил, что артефакт был у брата в руках, тогда где же он? Пропал в портале?
  
   - Ты зря мне не веришь, брат. А если всё то ,что я говорю - на самом деле правда? Что ты будешь делать? А "Сердце фэйри" магический артефакт! Такие вещи не подвластны пространству и времени. А так как мы возможно находимся в прошлом, то кинжал, вполне возможно, у кого-то из прежних владельцев. Смотря в какой отрезок времени мы попали... - Аерин смотрел на лицо брата, на котором выражение неверия - сменилось осознанием.
  
   - Ты... не лжёшь? Ты и в самом деле веришь в то, что говоришь? - Карей глядя в чистые глаза брата, не находил в них и капли лжи. Он не врал. Аерин говорил серьёзно.
  
   В голове у Карея промелькнули сотни мыслей. Разум отказывался признать правоту Аерина , но сердце хотело поверить ему. Отвернувшись в сторону и глядя на горизонт, Карей решил, что позволит себе поверить ему. Да. Он поверит и сам сделает выводы. Но... если они и правда в прошлом, тогда у него будет возможность увидеть не только маму, но и собственного отца.
   Он всю жизнь называл своим отцом - Дамиана, но с самого детства знал, что это не так. И даже если человек любил его как родного и никогда не делал различия между ним и Аерином, Карею до безумия хотелось увидеть своего настоящего отца. Тарисе было жаль сына, но жестокая правда была страшнее вымысла. Фэйри в самом раннем возрасте рассказала сыну историю его родителя.
   Принц темных эльфов - Рангар. Его настоящий отец, погибший во время ритуала и отдавший свои силы Тарисе, вернее, своему не рождённому ребёнку. Карей знал, что очень силён. Всегда знал, что унаследовал эту силу от отца и никогда не мог понять, как столь сильный маг мог угодить в простую ловушку, расставленную всего лишь человеком, пусть и одержимым духом Бога. Неужели, Мицериус и раньше был настолько силён, что у его отца не хватило сил справиться с ним? Мать рассказывала: что человеческий маг использовал зачарованные цепи и гоблинов. Судя по тому, что они видели собственными глазами, перед тем как попасть в портал - гоблины больше не станут служить Мицериусу. Интересно, что стало с магом после их исчезновения? А с драконами? Множество мыслей, чувств, вопросов... и на все хотелось получить немедленный ответ. Но Карей знал, что сейчас не время и не место. Он склонен поверить брату, но сейчас им нужно выбираться из пустыни, иначе они погибнут. Умереть от жары в пустыне ему совершенно не хотелось, тем более, что его мечта детства могла осуществиться.
  
   Аерин наблюдал за братом, подмечая: и настороженность, и чувство растерянности, и надежду - слишком явно проступившую в его взгляде. Карей смирился. Свыкся с мыслью, что он действительно попал в прошлое, и только Тира до сих пор молчала, находясь в глубоком шоке, от услышанного. Девушка никак не могла осмыслить то, что произошло.
  
   ***
  
   Пустыня Варнам. Минувшее...
  
  
   Рангар подгонял своего сарга, чтобы оторваться от друзей. Эта схватка была особенно ожесточенной, потому что никто из них не желал проиграть. Глаза всех троих горели бешеным азартом. Животные под ними тяжело дышали от стремительного бега, но ни одна из кошек, подобно своим хозяевам, не хотела уступить первенство. На кону было всего лишь золото, но на этот раз, кроме драгоценного металла была и ещё одна причина, по которой они устроили это соревнование. Это был своего рода самый быстрый и надёжный способ справиться с раздражением и злостью. А злость и ярость не оставляли его с того самого момента, как свадьба с Лоэлией сорвалась. В очередной раз Рангар прошипел проклятье, и сарг, среагировав на гнев в его голосе, понёсся ещё быстрее.
   Хамир не желал отставать от тёмного эльфа. Кровь вампира горела, глаза вспыхивали алым светом, а кошка под ним фыркала. Мощные мускулы животных переливались на полуденном солнце, а по разгоряченным телам струился пот.
  Дарту казалось, что если они вдруг остановят своих саргов, то от тел кошек в палящей пустыне - пойдёт пар. Ему казалось, что он сидит на раскалённой сковороде: так от скачки разогрелось тело его сарга. Оно было горячее палящего пустынного зноя. Последний рывок, и показались остатки древних развалин, которые и были конечным пунктом соревнования.
   Хамир выиграл. Невзирая на то, что Рангар стремился победить, вампир оказался более опытным наездником. Принц темных эльфов продул на последних секундах скачки и его не порадовал проигрыш.
   Дарт пришёл третьим, и был зол. Дроу надоели бесконечные насмешки. Мало ему было собственной зависти и ненависти из-за прошлого Сарибы, теперь ещё и появление фэйри всё усугубило. Дарта не особо тянуло к фее, гораздо сильнее этого было желание причинить боль Рангару. Дроу отлично видел, как реагирует эльф на девчонку. Жаль, что Рангар не осознает очевидного. Но, ему ли не знать таких вещей... Дарт и сам не раз становился полным остолопом, из-за пары стройных ножек какой-нибудь красотки. Но Рангар умудрился переплюнуть даже его! Дарт усмехнулся. И куда только девалось всё хладнокровие Харатарского принца? Он даст своему "другу" последний шанс, и если Рангар не воспользуется им, тогда воспользуется он сам. Вдруг, это та самая возможность - которой ждали они с Сарибой. Месть сладка! А его месть будет обладать особенным вкусом...
  
   Хамир давно стал замечать странные взгляды Дарта, которые тот изредка бросал на Рангара. Странные, и оттого не поддающиеся пониманию. Дроу был их другом, и Хамир не хотел сомневаться в Дарте, но когда видел, как Дарт смотрит на Рангара, - вампир неосознанно чувствовал опасность.
   Они молчали. Хамир не спешил кричать о своей победе, он слишком хорошо знал Рангара, чтобы не понимать, что тот в бешенстве. Мало того, что вместо старшей наследницы получил младшую, так ещё пришлось оставить виновницу всех его несчастий, в живых. И если всё сказанное Маэль действительно является правдой, то скоро Рангар на себе испытает действие брачной вязи, которую поставил на фэйри. Очень жаль, что скоро ему придётся оставить Рангара, но нужно все выяснить у Маэль подробнее. Хамиру не хотелось оставлять Дарта и Рангара вдвоём. Но, Маэль была для Хамира дороже всех сокровищ, и его безумно тянуло к оракулу. Оставив сомнения, Хамир решился на путешествие. Раздумья вампира прервал удивлённый возглас Дарта. Хамир и Рангар одновременно повернулись на звук, и посмотрели в ту сторону, куда глядел дроу.
  
   Хамир уставился на три точки, появившиеся на горизонте. Далеко... Путники? В пустыне Варнам? Невозможно! Без сопровождения и каравана никто не выживет в такую жару. Оазисов в этой пустыне по пальцам можно пересчитать, к тому же, с одной стороны этих бескрайних песков врата Алгара, а с другой переход в Харатар. Скорее всего это или фэйри или светлые. Тёмные появляются в этом месте только в составе караванов и с магической поддержкой, а люди - лишь в качестве рабов. И Алгар и Харатар закрытые территории, так откуда в этом месте взяться путникам? Если это темные или фэйри, то проблем не будет, но если это светлые, то Рангар не упустит момента и попытается схватить. О том, что это могут быть люди, Хамир даже не думал. Ему было безумно любопытно. Он вглядывался, но даже своим вампирским зрением не видел пока ничего, кроме далеко идущих и очень медленно приближающихся силуэтов - периодически теряющихся в жарком мареве пустынного солнца. Клубящийся и плавящийся воздух, прозрачной стеной скрывал путников, словно играя с ними в прятки, а после, вновь являл их тела.
   Дарт и Рангар, спешившись с саргов, пристроились на песке, а Хамир всё ещё сидел на спине своей кошки. Вампир был уверен, что путешественники прекрасно их видят, если конечно Рангар не скрыл их присутствия. Оглянувшись, вампир посмотрел в сторону друга, но принц темных - развалившись на песке, прикрыл глаза и спокойно ждал. Рангар попросту знал, что путники никуда не денутся, и ледяное спокойствие лучше всего демонстрировало чрезмерную уверенность темного эльфа в собственных силах.
   Дарт же пытался увидеть больше. Дроу щурился, напрягал зрение, и после очередной неудачи пытался вновь и вновь.
  
   - Будем ждать? Или все же вернёмся в лагерь? - Хамир обратился к Рангару и тот открыл глаза.
  
   - Зачем ждать? Ещё немного прокатимся... - Рангар легко поднялся и свистнул, призывая своего сарга.
   Чёрная кошка вскинула морду, клацнула клыками и издав рычаще - мурчащий звук мягко прыгнула к хозяину.
   Вампир покачал головой, проверил оружие, и вскочил на своего сарга. Дарт поспешил сделать то же самое. И снова под ногами саргов проминался песок. Крохотные песчинки складывались в когтистые следы, когда сарги стремительно удалялись в сторону путников.
  
   * * *
  
   Аерин увидел их первым. Он повернулся к брату, толкнув того в бок, и указал на приближающиеся фигуры.
   Карей сглотнул. Странно было видеть приближающиеся силуэты, размытые от стремительного движения, и знать, что это может быть кто угодно и с самыми разными намерениями. Оружия у Карея и Аерина не было, за исключением собственных рук. Одежда на них была непрезентабельной и потрёпанной, так как пострадала при пространственно-временном переходе, хотя Карей не был точно уверен в том, что Аерин не ошибается. И всё же...он доверял брату. Но сейчас к ним быстро приближаются неизвестные, а они сосем безоружны. Что делать? Воспользоваться магией? В конце концов, они давно покинули Орой, а за пределами княжества вампиров магия не была под запретом.
   Тира словно чувствовала настороженность и неуверенность со стороны братьев и подошла ближе, практически прижавшись к Карею. Он приподнял бровь, недоумевая, почему девушка ищет защиты у него, а не у Аерина с которым гораздо быстрее нашла общий язык. Пожав плечами, Карей приготовился к встрече с незнакомцами. Он стянул с головы свою тунику и поспешил одеться. Аерин сделал то же самое.
  
   Прогулка получилась более длинной, чем они предполагали. Рангар, Дарт и Хамир не сговариваясь разделились, чтобы взять путников в кольцо и иметь преимущество, в случае, если это действительно светлые эльфы.
   Но их ожидал гораздо более приятный сюрприз...
   Их было трое: два парня и девушка. Рангар, не спешиваясь с сарга, рассматривал всех троих. Осмотр длился недолго. Хмыкнув, темный эльф спрыгнул со своей кошки и подошёл ближе. Наблюдая за троицей, он склонил голову набок. Ничего особенного в этих троих он не увидел. Двое из них вполне возможно были людьми, а один походил на полукровку. Скорее всего, отпрыск какого-нибудь светлого от хорошенькой человеческой девчонки. Потрёпанная одежда указывала на то, что у них не было денег. Возможно, они попали в беду? Или оказались жертвами разбойников? Жаль, но ещё большей неудачей для них, стала встреча с ним. Усмехнувшись, Рангар подошёл ещё ближе и, не мешкая ни секунды, задал вопрос темноволосому полукровке.
  
   - Кто вы такие и как оказались в пустыне? - темный эльф улыбался, только от улыбки повеяло холодом.
  
   Карей в этот момент, напротив, не мог произнести ни слова. Он во все глаза разглядывал трёх тёмных. Одного он узнал сразу. Хамир - князь Орой. Аерин стоял рядом с ним и был похож на изваяние. Его брат не моргая смотрел на вампира, но Хамир не проявлял никаких признаков того, что узнал их. Да и выглядел несколько иначе, чем Карей помнил его. Прокашлявшись, Карей вновь перевёл взгляд на оставшихся тёмных. Он смерил взглядом дроу, который нагло ухмылялся ему в лицо и поспешил ответить.
  
   - Я могу задать вам тот же вопрос. - Карей, не смотря на растерянность, почти овладел собой и его голос прозвучал на удивление твёрдо.
  
   Рангар вскипел. Последнее время он слишком часто видел неповиновение. Вначале неудача с женитьбой, после фэйри - отказавшаяся подчиниться даже тогда, когда он надел на неё рабские браслеты, а теперь эти трое... Как смеет какой-то полукровка задавать ему вопросы?! Похоже, его коллекция рабов сегодня пополнится ещё тремя. Но не успел Рангар и слова сказать, как его опередил Дарт. Дроу ринулся на темноволосого парня, намереваясь как минимум свернуть тому шею.
  
   - Да как ты смеешь?! Знай, с кем говоришь! Это правитель Харатара! Принц Рангар! - подлетев к троице, Дарт ударил темноволосого полукровку и парень отшатнулся. Но следующего удара не последовало, так как дальше на песок полетел уже дроу. Стоящий рядом светловолосый парень так приложил Дарта, что тот больше не ухмылялся, а сплёвывал кровь на горячий песок.
  
   - Теперь ты умрёш-шь, - из уст дроу раздалось шипение, его глаза сверкнули жаждой крови и Рангар поспешил встать перед ним, опасаясь, что Дарт убьёт их раньше времени, и он - Рангар, не успеет удовлетворить своё любопытство. К тому же, принца всерьёз увлекла перспектива получить себе ещё одного светлого, пусть и полукровку.
  
   А Карей в это время пытался прийти в себя. Нет, его свалил с ног вовсе не удар. Силой повергнувшей его, были слова сказанные дроу. Карей не мог осмыслить того что сейчас произошло. Получается, его брат был прав и они действительно попали в прошлое. Невероятно, но сейчас перед ним стоит его отец. Настоящий тёмный! Тот, кого он мечтал обнять и о ком грезил мальчишкой! Отец! Так вот каким он был...
   Аерин прекрасно понимал брата. Карей поверил ему. А в доказательство его слов, судьба столкнула Карея с отцом. Слишком рано. Возможно, его брат сейчас не в себе. Аерин подал брату руку, и тот ухватился за неё, быстро поднимаясь и не сводя взгляда со смуглого тёмного эльфа. У него были резкие, красивые черты лица с лёгким налётом надменности. Так вот какой он! Его отец!
   Стоящий перед ним тёмный был почти одного с ним возраста. Высокомерный взгляд, слишком гордый и слишком уверенный в собственной непогрешимости. Карей вдруг улыбнулся. Вот он - шанс, о котором он мечтал всё своё детство. Жаль только, что судьба имеет свойство переворачивать всё с ног на голову. Вот и его мечту исполнила, слегка исковеркав при этом. Теперь, вместо того чтобы самому быть воспитанным этим высокомерным эльфом, похоже, это Карею придётся перевоспитывать собственного папочку. И судя по рассказам мамы, ему не сладко придётся в воспитании этого остроухого.
  
   Рангар злился всё сильнее. Мало того, что эти трое так и не склонились когда узнали кто перед ними, так ещё и темноволосый спокойно стоит и улыбается глядя на него. Рангар решил немного усмирить его нрав, а заодно напугать блондина и девчонку, всё так же стоящих рядом с темноволосым полукровкой.
   Аерин примерно представлял что сейчас будет. Если он прав, то принц тёмных попробует показать свою власть. А сделать это он сможет, только применив магию. Аерин надеялся, что у Карея хватит сил противостоять собственному папочке.
   Тира, после того как Карея ударил дроу, повалилась на песок вместе с ним, но поднялась гораздо быстрее. Девушка поспешила встать и спрятаться за спину Аерина, не желая, чтобы на неё смотрели. Доверчиво вцепившись в руку Аерина, она пыталась спрятать своё лицо от ещё одного заинтересованного тёмного. От Хамира - князя вампиров. Ей повезло, и он пока даже не смотрел в её сторону, но она не сомневалась в том, что очень скоро он обратит на неё своё внимание. Она не меньше других была изумлена появлением этих троих, но ещё больше поражалась их странному поведению. Особенно её интересовал Хамир. Обычно, ему хватало нескольких секунд, чтобы понять что она рядом. Странно то, что сейчас он ведёт себя так, будто не знает её.
  
   В это самое время, вампир с интересом следил за развитием событий даже не пытаясь вмешаться. Хамир не видел какой-то особой ауры и точно знал, что среди них, как минимум в двоих течёт человеческая кровь. Он уловил её аромат, ни с чем несравнимый и сладкий. Хотя... на счёт третьего он был не уверен, а поэтому, не отрывал взгляда именно от него, оставляя практически без внимания двух оставшихся.
   Хамир смотрел на парня и не мог понять. Черные волосы, длинной чуть ниже плеч, бледная кожа, которая бывает только у вампиров, светлых эльфов и фэйри. Пронзительные зелёные глаза, в которых затаились искорки смеха. И Хамир понял, что парень совсем не боится. Возможно первой его реакцией был вовсе не страх, а что-то другое... Тем более, что запах страха исходит только от одного из троих путников, от девушки. И тут Хамир всё же перевёл взгляд на ту, что старалась спрятать от них своё лицо. Именно от этой малышки, доверчиво жавшейся к блондину, исходил запах страха. Животный запах, остро пахнущий и стирающий грани. Он заставлял Хамира реагировать помимо воли и похоже, что не только его. Дарт теперь всё больше косился в сторону девушки. И Хамира потянуло к ней. Инстинкт хищника сработал "на ура": его клыки удлинились, а в глазах загорелся красный огонь. Если так пойдёт и дальше, то сдержаться ему будет очень трудно. И хотя он в данный момент совсем не голоден, запах её страха гнал по телу волны кровожадного желания. Хамир втянул воздух и мысли о странном полукровке полностью покинули его голову, оставив лишь желание поближе познакомится с человеческой девчушкой.
  
   Рангар повернулся в его сторону, отметив то, как изменился вампир за считанные секунды.
  
   - Угомони вампира! - Карей грубил сознательно. Он желал вывести Рангара из себя и посмотреть: настолько ли силён был принц тёмных, как о нём рассказывала их мать. Хотя силы в нём видимо вполне достаточно , раз он способен поставить на тело вязь такого уровня. Жаль только, бороться ему придётся с собственной магией. Если вязь Тарисы подчинялась Рангару, то после того как он отпустил фэйри она обрела свободу подчинения только собственному носителю. И каково ему будет столкнуться с собственными силами? Карей почувствовал азарт, и его улыбка стала шире. В отличии от Тиры, он нисколько не боялся. Напротив, испытывал приятное возбуждение от мысли, что сможет побороться с собственным отцом...
  
   - А ты наглец. Обычно, мне нравятся такие как ты... но как раз сегодня у меня плохое настроение. Так что... тебе не повезло, полукровка. - Рангар усмехнулся, и вокруг эльфа заколыхалась магия.
  
   Дарт и Хамир отошли в стороны. Они были уверены в победе своего друга,не испытывая сомнений в его силе. Рангар приготовил заклинание и его губы зашевелились, произнося сложные витиеватые фразы на древнем языке. Волосы эльфа колыхались от магических волн, а в ухе сверкнула серьга.
   Карей приготовился.
   Когда искусно сплетённое заклинание полетело в него, он отчётливо увидел его. Это была ломаная спираль из черно фиолетового дыма, которая разрасталась в секунды, грозя ему полным уничтожением. Это будет большой сюрприз для его папочки, когда его силы не сработают. Карей расслабился и отпустил путы. Вязь тут же охватила всё его тело и быстро сползла с него, перевоплотившись в огромного змея и свернувшись темными кольцами вокруг. В кольцах этой змеи оказались и Тира с Аерином.
   Рангар остановился изумленно глядя на то, как его спираль подчинения поглотила охранка. Он определённо не светлый! Такая сила! И очень знакомая магия... точно такая же, как у него... Темная! Он присмотрелся к узору на спине охранки и его глаза расширились. Она не просто точно такая же! На ней печать королевского рода! И цвета - королевские! Кто этот мальчишка?! Рангар прекратил атаку и поднял руки вверх, показывая, что не собирается причинить вреда. Охранка шипела, обнажая длинные змеиные клыки и сверкая глазами. Карей, видя реакцию эльфа, повернулся к Аерину.
  
   - Что станем делать? Как ответим на его вопросы? Мы же не станем говорить им правду? Или все же станем?
  
   - Нет, этого ни в коем случае нельзя делать. Своим появлением мы уже меняем ход событий прошлого, и если расскажем всё как есть, кто знает, что может произойти? Нам придётся соврать и сделать это убедительно, чтобы никто ничего не заподозрил. А вобще... ты действительно можешь сказать ему правду. Скажи, что не знаешь своего отца и тебя воспитала мать. Скажи, что она умерла и перед смертью сказала найти своего родителя. А мы - твои друзья детства, отправившиеся вместе с тобой. Ты как, Тира, согласна? - Аерин сжал руку девушки, которая, скрывшись за завесой из собственных волос, быстро кивнула.
   Им повезло. Повезло, что Карей обладает магией, а не то они пропали бы. И в первую очередь она! Хамир даже в молодости был сущим дьяволом, у девушки мороз пошёл по коже от одного вида князя. Хорошо, что в прошлом он безумно любил другую...
  
   Карей свернул охранку и выжидательно уставился на трёх тёмных. Их лица выражали разную степень хмурости и непонимания. Дарт в уме прокручивал все возможные варианты, прикидывая: какую пользу он сможет получить от этого парнишки полукровки. Хамир не мог понять: откуда взялся в пустыне этот парень, обладающий силой королевского рода тёмных. А в том, что это сила именно императорской семейки, сомневаться не приходилось. Особые цвета, и мощь идентичная его собственной магии: все говорило о том, что этот парень отпрыск кого-то из королевской семьи Харатара. Тогда... что он делает в пустыне? Да ещё в обществе двух людей?
  
   Первым от изумления отошёл Рангар. Тёмный эльф успокоился и принял расслабленную позу. Ухмыльнувшись троице - всё ещё стоящей с явным напряжением на лицах, он подумал о том, что ему придётся решать дело мирным путём. Он узнает кто они такие, а после решит как поступить.
  
   - И всё же, кто вы? - Ранар поглаживал кольцо на пальце левой руки и ждал ответа. Пожалуй, его уже давненько не мучило столь сильное любопытство.
  
   Карей набрал воздуха в грудь и ответил, глядя принцу прямо в глаза.
  
   - Путешественники, - его ухмылка была идентична ухмылке тёмного эльфа.
  
   - Путешественники? Тогда ответьте мне, "путешественники", где ваш караван?
  
   - У нас нет каравана. Мы шли пешком. - Аерин подключился к разговору и тёмному очень это не понравилось.
  
   - И как же вы шли по пустыне без вещей и воды? - Рангар прищурился.
  
   - На своих ногах, - Карей улыбнулся, - а вещи у нас украли. Разбойники.
  
   - Разбойники? В пустыне? Что-то не встречал ни одного. А с какой целью вы отправились в путешествие?
  
   Карей начал злиться. Он понял, что Рангар просто так не отстанет.
  
   - Я ищу своего отца. А это, - он указал на Аерина и Тиру, - мои друзья. Росли вместе.
  
   - Хм, отца говоришь? - Рангар недобро усмехнулся. - А кто был твоим отцом?
  
   - Я не знаю. - Карей ненавидел врать, но сейчас у него не было иного выхода и он, сжав кулаки, сочинял на ходу. - Моя мать говорила, что он был тёмным эльфом а больше я не знаю ничего. Поэтому, мы направлялись в Харатар в надежде отыскать его там.
  
   - Вот как? - Рангар усмехнулся и повернулся к друзьям. - Интересно... как же вы шли в Харатар, если он в противоположной стороне? В той стороне куда вы направляетесь находятся врата Алгара, путь на территории светлых и фэйри.
  
   - Мы просто немного заблудились, вот и всё. Но... если вы согласитесь показать нам дорогу, то мы будем вам очень благодарны.
  
   Карей напрягся, когда услышал, как принц расхохотался. Рангар смеялся и переглядывался с друзьями, а после со смехом произнёс.
  
   - Благодарны? И в чём выразится ваша "благодарность"? Что вы можете предложить взамен, за то, что мы согласимся взять вас с собой?
  
   Аерин сжал руку Тиры и взглянул на брата. Карей напряжённо думал. Им нечего было предложить и заплатить тоже было нечем. Но к Рангару подошёл Хамир и о чём-то шепнул принцу тёмных. Эльф улыбнулся и кивнул головой. А Карей решил предложить то единственное, что мог.
  
   - Вы можете рассчитывать на нас как на воинов. Мы неплохо подготовлены и можем хорошо сражаться. Кроме того, я владею магией.
  
   - Я заметил, - Рангар повернулся к ним спиной и двинулся к саргу. Дарт стоял разглядывая новых попутчиков и не торопился за принцем. А Хамир стрелял глазами в сторону девушки. - Хорошо. Я согласен проводить вас в Харатар. И я даже возьму вас с собой в караван. Вот только... охраны у нас достаточно, а рабочих рук не хватает. Если согласитесь работать вместе с рабами пока мы не доберёмся до столицы, милости прошу.
  
   Рангар сделал приглашающий жест руками, при этом так издевательски ухмыляясь, что Карею захотелось ударить собственного папочку.
  
   Аерин кивнул брату и Карей согласился.
  
   - Ну что же, тогда вперёд! Только боюсь, что на своих двоих вы за нами не поспеете. - Хитрая улыбка исказила рот тёмного. - Придётся вам разделиться и сесть на саргов. Девчонка поедет с Хамиром, ты - эльф, сядешь рядом со мной, а человек поедет с Дартом.
  
   Тира затряслась словно лист на ветру. От перспективы совместного путешествия с князем ей стало плохо. Кто угодно, только не он! От страха девушка забыла, что всё это время прятала своё лицо за спутанными волосами и, вскинув голову, она умоляюще уставилась на Карея.
   Хамир ,внимательно следивший за ней, замер. И замер не только он. И Дарт и Рангар тоже остолбенели глядя на девушку. Вампир, не помня себя от изумления, шагнул к ней, но Аерин быстро задвинул Тиру обратно за спину.
   Это было словно наваждение. Словно из него разом выбили весь воздух. Те же волосы, те же глаза, те же черты лица. Она была точной копией Маэль. Рангар нахмурился.
  
   - Девочка, откуда ты родом?
  
   Тира тряслась, но понимала, что ответить придётся и умоляюще посмотрела на Карея.
  
   - Мы все родом из человеческого королевства. Жили в рыбацкой деревеньке, там, где начинается Бескрайнее море.
  
   Рангар нахмурился сильнее. Девчушка не ответила, за неё ответил темноволосый. По ощущениям, Рангар подумал о том, что девчонка просто не знает что сказать... К тому же, он точно знал: никто из правящей семьи Харатара никогда не был в тех краях. Тёмные вообще редко проникали на отдалённые людские территории. В тех краях было спокойно и тихо. Пока... Дарния подвергалась набегам только со стороны границ с землями тёмных, а Бескрайнее море было очень далеко. Там заканчивались Дарнийские земли начиналась пустошь и открывался переход в Сарагассию. Большое "морское зеркало" оставалось ещё одной мечтой принца, сразу после Эрроана и Дарнии. Кроме того, там был ещё один переход в Забвение. Покинутые земли Богов были словно обрыв, ведь дорогу к ним найти почти невозможно. Тем не менее, переходы были разбросаны практически по всем землям Гарадараса. Забвение - как незримый мир присутствовало везде, достаточно было лишь использовать подходящую силу чтобы открыть портал. Но такая сила была не у всех. Магам нужны были ресурсы и кристаллы, беспрепядственно переходить в Забвение могли лишь пилигримы и драконы. Рангара смутил слишком неправдоподобный рассказ этих троих. То, что они шли пешком... он не поверил ни одному их слову. Странная девушка, точная копия оракула, человек путешествующий с тёмным эльфом бок о бок и сам тёмный эль, прислушивающийся к словам простого смертного?!
  
   - Так вы из человеческого королевства? С берегов Бескрайнего? - Рангар спросил, уже точно зная, что они лгут. В тех краях, может, и побывали тёмные эльфы, но уж точно не правящая верхушка. Тогда вопрос: откуда у парня такая наследственность? Загадка. И эту загадку принц тёмных намеревался решить как можно скорее.
  
   - Рангар, время возвращаться в лагерь, - Хамир напряженно смотрел в сторону девушки.Он жаждал казаться с ней наедине, чтобы рассмотреть как следует и почувствовать её запах, что так манил к себе.
  
   - Да. Пора. - Рангар повернулся и свистом подозвал своего сарга.
  " Он получит ответы на свои вопросы сразу как только они прибудут в лагерь. К тому же, у него есть важное дело. Ему просто необходимо увидеть фэйри. Дочь лорда Ранимира должна быть наказана! Путешествие обещает быть интересным... он с удовольствием поставит на место свою новую рабыню, и заодно разберётся со своими новыми знакомыми. Даже Хамир передумал уезжать, решил остаться в лагере из-за человеческой девчонки. - Рангар усмехнулся.- Оракул недоступна для вампира, а тут такой шанс! Красивая и желанная копия Маэль, прямо под рукой. Просто протяни руку и возьми."
  
  
   Забвение. Покинутое будущее.
  
  
   Дракон опалил своим пламенем гоблинов и послышался страшный вой боли. Наследник клана Аррума повернул свою шипастую морду и увидел сестру, которая зависла в воздухе, делая большие взмахи крыльями и изрыгая из пасти огонь. Вдвоём им не составило труда справиться с гоблинами, хотя в первый момент они были потрясены их количеством. Но больше всего двух драконов интересовал вопрос: куда подевались Тира и два наследника фэйри?
   Сработавший портал был настолько сильным, что даже драконов снесло порывом магии. А уж то, что увидели они после исчезновения своих попутчиков и вовсе было за гранью привычного. Драконье зрение было отличной возможностью увидеть невидимое, а чутьё наполовину истинных давало им неограниченные возможности в восприятии, поэтому как только драконы справились с потоками магии от портала, то своими глазами смогли лицезреть астральное тело Бога. Это было жутко. Гоблины рвущиеся к цели, ослабевший маг похожий на чудовище и нечто страшное, заставляющее кровь холодеть в венах. Телесную оболочку мага разорвало на части от потока силы странного портала, а после, иссохшая кожа стремительно истаяла, и драконы увидели истинный лик того, кто скрывался под человеческой оболочкой. Это был Бог! Чёрное тело, пронизанное сизыми венами, огненные провалы глазниц, сверкающие тёмно-синим пламенем, большой рот искривлённый в жуткой гримасе, и ярость, волнами оседающая на проклятые земли и сметающая всё на своём пути. Но Бог был слишком слаб перед реальным миром, в котором не мог существовать без телесной оболочки. Аура смерти сгустилась, чернотой втягивая окружающий пейзаж, и драконы устремились выше, чтобы уйти от ярости Мора. Наследники Аррума увидели страшную силу смерти. Безмолвную, и оттого ещё более жуткую.
   Чёрный полупрозрачный монстр не кричал, он просто убивал. Убивал и так уже мёртвую землю. Как такое вообще могло быть?! Оказывается, могло. Драконы своими глазами видели: как тело Мора рассеивается в воздухе, наполняя проклятые земли тьмой. Тьма росла и вскоре, вместо буро-серых острых скал осталась только пустота. Небытие. Небытие, поглощённое беспросветной тьмой в которой пряталось нечто ужасное, неподвластное самой смерти, потому что это и была самая настоящая СМЕРТЬ.
   О том, как два дракона улепётывали через портал, они, скорее всего, никогда никому не расскажут. Потому что стыдно. Зато жизнь свою сохранили, как сообщила позже их мать истинная. Драконица помогла своим детям с открытием портала из проклятых земель. Истинная почувствовала ауру смерти даже через тысячи лиг, на другой стороне мира. Она спасла своих детей, точно зная что дети Тарисы уже вне опасности. Улыбаясь своим мыслям, драконица успокаивала своих детей, объясняя им природу силы Мора. Она гордилась своими детьми ведь сегодня они прошли настоящее боевое крещение и смогли увидеть то, что немногим дано в этой жизни. Смогли лицезреть ярость Бога.
  
   Мор растворился в воздухе, но его тёмная душа не исчезла. Горечь и боль от потери тела сына - от своего временного сосуда, питала его черную душу. Но эта ярость и боль были лишь недолгой отсрочкой. Кажется, в этом времени у него не будет другого шанса. Мор понимал, что проиграл эту битву, лишившись своего будущего сосуда и потеряв тот что имел. Без подходящего "тела" его божественная сущность слишком сильна.Если бы рядом были его братья... Если бы только Боги захотели того же чего хотел он! Но они не пожелали жить в хрупком мире! А он хотел жить в нём! Ему было слишком тоскливо и одиноко жить в небесных чертогах. Его душа желала жизни и власти, того, чего он был достоин. ОН - БОГ! Жаль что без поддержки братьев он может уничтожить этот слабый мирок, не способный принять его сущность. Именно поэтому ему нужно было ТЕЛО! Если он останется в этом созданном мире ещё ненадолго, то растворится без следа уничтожив и себя и его. Единственный путь сейчас: это вернуться туда, откуда начал. Нужно предупредить сына. Снова! Ещё попытка... последняя. То что предназначенный ему сосуд исчез в пространственно-временном портале это ещё полбеды, но если он вмешается в ход прошлого, то сможет полностью изменить и будущее. Нельзя этого допустить! Глупые создания! Богов нельзя уничтожить именно потому, что они могут преодолеть время и пространство чтобы вернуть себе утраченное. Именно Боги - колыбель этого мира, а не наоборот!
  Тьма тут же перестала расти. Вся чернота сгустилась в одном месте, собираясь в большую тёмную каплю и она упала на остатки бурой земли. По мёртвой земле пронёсся рёв. Громоподобный, такой, словно тысячи и тысячи мёртвых голосов вопили в её недрах от ужаса и боли. Земля забвения впитала весь мрак, позволяя Мору вернуться в забытый им мир. Мир снов и астрала, где он смог вновь раздвинуть грани времени.
  
  
   Минувшее... лагерь тёмных эльфов в пустыне Варнам
  
   Наконец-то эта поездка закончилась, и Карей смог перевести дух. Сарги оказались очень сильными и быстро донесли всех шестерых до лагеря тёмных. Особенно, полукровка фэйри переживал за Тиру. Бедной девочке всё же пришлось ехать вместе с вампиром, и сейчас её слегка потряхивало от перенапряжения.
   Аерин, спешившись, первым делом рванул к ней и был встречен с такой радостью, что Карей даже усмехнулся. Зато князь, похоже, совсем не собирался отпускать Тиру. Вампир вцепился в малышку своими сильными руками и удерживал её рядом с собой, не позволяя Аерину забрать девушку. Похоже, что назревал конфликт, а Рангар и Дарт вовсе не собирались вмешиваться, спокойно глядя, как светловолосый пытается говорить с вампиром по-хорошему. Карей поспешил вмешаться и спрыгнув с сарга пошёл в сторону князя. А Рангар и Дарт проехали дальше - в центр лагеря тёмных. Занявшись заботами о Тире, никто из братьев не обратил внимания на стоящую чуть в отдалении - хрупкую фигурку черноволосой фэйри, с кувшином в руках.
   Никто, кроме Рангара. Тот, не спешиваясь с сарга, тут же отыскал глазами свою новую рабыню и уставился на её красивое лицо с заметным налётом усталости. Он удовлетворённо отметил про себя, что девушка порядком вымотана.
  Дарт, отпустив своего сарга, присоединился к Рангару, а братья всё же вырвали Тиру из рук вампира, оставив Хамира злым как тысяча голодных псов.
   Хамир тоже спешился, сверкая глазищами в сторону Тиры, и решил обязательно добиться от Рангара согласия забрать девчонку себе. Даже свою поездку к Маэль он отложил до того времени, пока во всем не разберётся. Ему нужно обязательно узнать: откуда взялась эта девушка и кто она такая на самом деле. Не может быть настолько одинаковых женщин, только если они не близнецы. Но Хамир точно знал, что Маэль единственная в своём роде. Такое возможно только с помощью магии, а он не почувствовал в девушке ничего магического и это его сильно напрягало. Хамир вообще не любил неизвестности. Тут же была не просто неизвестность, а настоящая загадка.
  
   Пока Хамир размышлял, Рангар рассматривал свою черноволосую рабыню-фэйри.
  Эльф сделал знак рукой, чтобы подозвать Тарису,но Фэйри злобно сверкнула глазами в его сторону и отвернула лицо. Рангар нахмурился и чуть натянул "поводок". Вязь работала исправно и вскоре, фэйри уже делала первые шаги в его сторону. Ухмыльнувшись, темный эльф смотрел как Тариса идёт к нему. Что-то было в этой девчонке такого, что заставляло его злиться. Безумие, но ему хотелось причинить ей как можно больше боли, унизить так, как она унизила его. Он был благодарен оракулу за то, что Маэль остановила его и не позволила убить Тарису. Ведь сейчас, глядя на её измученное лицо и осознавая, что эта девушка находится в полной его власти, он испытывал почти болезненное удовлетворение. А ещё, злость на неё. Сильную, сжигающую его внутренности и заставляющую сжимать зубы. И ненависть, чёрную, обволакивающую его сердце. Дарт тоже смотрел на девушку, жадно, втягивая носом горячий воздух. Похоже, его привлекает запах фэйри... Не успел Рангар подумать об этом, как дроу принялся просить у него Тарису. Рангар отказал. Пока отказал... он еще не знал, что станет делать после того как они перейдут границу. Пока он говорил с дроу, подошла Тариса.
   Лёгкая перепалка с девушкой тут же зажгла его кровь, а самого Рангара слегка затрясло. Неизвестно чем бы закончилось их противостояние, если бы не его новые знакомые.
  
   Карей и Аерин как раз отошли от князя вампиров, ведя испуганную Тиру прочь от него, как младший из братьев застыл на месте, потрясённым взглядом глядя прямо перед собой. Карей перевёл свой взгляд туда же - куда смотрел брат, и без труда понял причину внезапной остановки.
  
   - Мама... - тихий шёпот полуэльфа заставил Аерина вздрогнуть и очнуться. Оба брата сейчас испытывали дикое желание кинуться вперёд и сжать в объятиях собственную мать, наплевав на то что подумают об этом остальные. Она была измучена, а её красивое лицо посерело от усталости. Юная! Такая юная, как девушка рядом с ними. В то время как они украдкой смотрели на неё, Тариса стояла рядом Рангаром и спорила с ним.
   Аерин и Карей постепенно отмерли. Обоих братьев терзало чувство тоски по родной крови, милому лицу и самым ласковым в мире рукам, которые укачивали их в далёком детстве. Тира изумлённо таращилась на братьев. Это не было шоком, это было ожидаемо. Они ждали этой встречи. Особенно Аерин. Просто вновь увидев её живой и невредимой, братья слишком сильно обрадовались.
  
   - Карей, не вздумай! Стой на месте! Не смей выдавать нас. Запомни, для всех остальных мы видим маму первый раз в жизни. Мы её не знаем... и ещё, твой отец даже не подозревает о том, что они связаны брачной вязью. Нужно устроить так, чтобы он сделал её своей. - Аерин дёрнул брата за руку, пытаясь остановить безотчётный порыв Карея кинуться к матери. Услышав слова Аерина, Карей вновь застыл.
  
   - Аерин, ты в своём уме?! Ты собираешься вмешаться в течение бытия в прошлом?! Ты хоть соображаешь, чем это может обернуться? - Карей изумлённо посмотрел на брата. - Нельзя изменять прошлое! Это может повлиять на то, как сложится будущее.
  
   - Мы здесь именно для того, чтобы всё изменить! Мы уже сделали это, попав сюда. - Аерин грустно встретил взгляд Тиры и брата.
  
   - Но... если отец узнает, что мама его жена... он никогда не отпустит её. Тогда Тариса не встретит Акселя, не познакомится с Юстасом и... Дамиан? Если мама не встретит Дамиана, то ты не родишься на свет. Аерин, нет. Нет! Мама бы не одобрила этого. И я ни за что... - Карей не договорил. Он испытал боль. Найти маму, обрести отца - он мечтал об этом всю свою жизнь. Но, чтобы ценой этого был его брат?!
   Тира вцепилась в ладонь Аерина, когда поняла к чему он клонит.
  
  - Это будет моей ценой за мир в будущем, Карей. Именно об этом говорила мне оракул. Только теперь я понял... Пусть будет так, как хотят Боги, - Аерин улыбнулся и Карей в шоке наблюдал за братом. Он совершенно не жалел. Аерин не жалел! Карей видел это по его взгляду. Его братишка всегда был таким: готовым отдать последнее. Вот и теперь, без колебаний поставил своё рождение и свою жизнь ради других. - Мы постараемся изменить будущее. Сделать его счастливым! нужно уничтожить Мора. Вернуть его туда, откуда он пришёл, а насчёт встречи с Акселем и остальными... я действительно не знаю...
  
   Хамир задержал дыхание. Он задохнулся. Поперхнулся воздухом. Подслушанный разговор братьев никак не укладывался в его голове. Троица говорила тихо, но они совершенно забыли о том, что вампиры обладают прекрасным слухом. Будущее?! Возможно ли это?! И что в будущем произошло такого, что Боги дали такую возможность этим троим?! И если всё что он услышал - правда, тогда происхождение сил полуэльфа... выходит, он сын Рангара?! А мать? Тариса?! Быть не может! Это... это же нереально! Хамир решил пока умолчать о том, что услышал. Единственное что он сейчас мог, это только отправиться к оракулу. Пусть Маэль объяснит ему всё. И если эти трое солгали, он сам лично порвёт их на куски. Исключая малышку. Её он оставит для себя... Хамир последовал за троицей в сторону Рангара, желая сообщить другу - что передумал и уезжает на некоторое время. Хотя, стоило ли так поступать? Как он может оставить Рангара наедине с этими... Что же ему делать? Как быть?
  
   Глава 3
  
   Карей, Аерин и Тира дошли до стоящих у палаток Тарисы, Рангара и Дарта. Карей молчал. Полуэльф до сих пор был оглушён осознанием того, чем может обернуться их путешествие в прошлое. Тира так же молчала, жадно впитывая в себя окружающую обстановку и с любопытством исследователя разглядывая присутствующих в караване темных эльфов и их рабов. Шутка ли, вернуться на много лет назад? Туда, где тебя ещё и в планах не было... Это было странно и волнующе. Девушка прекрасно понимала братьев, но ничего не могла поделать со своим природным любопытством. Поэтому она без стеснения уставилась на Тиру, с восторгом рассматривая красивый узор на лбу фэйри. Так вот откуда на теле братьев взялась похожая вязь... Она досталась им по наследству от матери.
   В то время как Тариса, не подозревая ни о чем, стала объектом пристального внимания Тиры, сама Фэйри сверкала глазами, пуская злые стрелы в стоящего перед ней принца Харатара. А тот в свою очередь, делал то же самое по отношению к ней.
  
   Карей вздрогнул от близкого присутствия матери. Рангар заметил. Такая реакция подошедшего к нему полуэльфа отвлекла его от перепалки с фэйри. Он внимательно посмотрел на темноволосого, и был поражён, когда увидел что оба парня не сводят взгляда с фэйри.
   Тариса держала в руках кувшин с водой и смотрела прямо на него, абсолютно игнорируя подошедших к ним мужчин и девушку. Рангар усмехнулся. Вот уж действительно, привычка аристократов. Даже головы не повернула, подчёркнуто сосредоточив своё внимание исключительно на нём. Это его порадовало. Правильно! Пусть смотрит только на него и ни на кого больше. Пусть только посмеет построить глазки темноволосому или блондину...
   Рангар тряхнул головой. Откуда у него такие мысли?! Ведь он никогда не думал о Тарисе, как о женщине. Да, красива, но никогда не привлекала его так, как в этот самый момент. И Рангар понял: все дело в соперниках! Это так просто! В нём всего лишь играет дух соперничества. И в фэйри сейчас его привлекает вовсе не красота, а просто наличие других самцов положивших глаз на его вещь. Это только ЕГО рабыня. Нахмурившись, Рангар с трудом поборол в себе желание дёрнуть фэйри на себя, чтобы блондин и полуэльф прекратили на неё пялиться.
  
   - Иди по своим делам, - Рангар отдал Тарисе приказ и та, фыркнув, резко повернулась, в стремлении как можно скорее покинуть тёмного.
  
   У Карея тряслись руки. Аерин стоял рядом с братом и оба не сводили взгляда с удаляющейся фигурки Тарисы.
  
   - Чего уставились? - Рангар спросил тихо, прищурив свои раскосые глаза и вперив подозрительный взгляд в странную троицу. - Идёмте, я покажу где спят работники.
  
   Принц Харатара привёл их в стан рабов. Это было оскорблением с его стороны, но Карей и Аерин были только рады такому расположению дел. Тира тоже обрадовалась. Здесь были женщины, и девушка улыбнулась разглядывая их. Ей стало немного стыдно за свой потрепанный внешний вид, но другой одежды пока не было. Тариса тоже была здесь и разговаривала с миловидной рыжеволосой девушкой.
   Аерин вцепился взглядом в мать и Карей не отставал от брата. А Рангар снова взбесился. Меньше всего ему хотелось оставлять эту троицу без присмотра. Принц тёмных задумался.
  
   - Эй, фэйри! - Рангар прикрикнул, а Тариса сделала вид что не слышит. - Эй, ты, девчонка!
  
   Повернулись все, кроме неё. Аерин, Карей и Тира спрятали улыбки. Карей гордился своей матерью. Молодец! Его мама - настоящий маленький воин. Аерин улыбался до тех пор, пока Рангар не натянул поводок. Вязь сработала, и девушка скорчилась от боли. Принц тёмных улыбнулся. Теперь ему было хорошо.
   Карей сделал шаг вперёд. Темноволосый полуэльф стиснул зубы, и приготовился отвесить собственному почтенному папочке парочку оплеух, но его остановил Аерин. Брат вцепился в его руку и Карей понял, что его порыв не укрылся от посторонних. Все замерли. Рабы, воины, и даже Дарт выйдя из своей палатки, с интересом наблюдал за тем что произошло. Рангару стало не до веселья.
  
   - Слушай, полукровка. И запоминай! Это МОЯ рабыня. Ты не имеешь права на неё смотреть, желать её, и заступаться тоже не имеешь никакого права. Я - её хозяин! Я! - Рангар видел, как при слове желать - полуэльф покраснел. Принц Харатара обернулся и посмотрел на девушку. Та сидела на песке, потирая ноги и ненавидящим взглядом пронзая его - Рангара. Да кто она такая, чтобы так на него смотреть?! Да ещё её новый воздыхатель! Как будто мало ему было одного Дарта! Чтоб их всех! Придётся, наглядно продемонстрировать всем: кто здесь хозяин!
   Рангар пошел к Тарисе. Карея держал Аерин, а Тира с беспокойством смотрела как тёмный эльф сгрёб фэйри в охапку, взвалил на своё плечо и унёс. Молча. Девушка висела на его плече головой вниз, слабо колотила по спине и тут же охала от боли, потому что вязь на её теле двигалась. Узор тут же реагировал на попытки Тиры причинить вред его создателю.
  
   Аерин усмехнулся.
  
   - Поздравляю, брат. Кажется, благодаря тебе, твой папочка гораздо раньше положенного срока проявил к нашей маме интерес. Это ведь хорошо?
  
   - Я готов убить его! Если он всегда был подобным монстром, то я ничуть не жалею о том, что она встретила Дамиана. - Карей возмущенно смотрел вслед тёмному.
   Аерин отвел взгляд. Он любил отца. Сильно. Так же как и маму. Самые близкие люди. Его семья. Мама, папа, брат... С тоской он смотрел вслед Рангару скрывшемуся в своей палатке вместе с непокорной ношей. Да. Он безумно хотел вытрясти из тёмнгого эльфа душу. Помешать ему. Но понимал, что это не возможно. Чтобы предотвратить гибель мира он пойдёт на любые жертвы. И ему и Карею придётся, стискивая зубы, наблюдать за мучениями мамы. А ведь у них сейчас несколько иная цель...
  
   - Карей, вспомни. Что наша мама рассказывала тебе о днях проведённых в пустыне? Кажется она говорила, что Рангар тогда обвинил её в краже "Сердца фэйри"? - Аерин повернулся к брату.
  
   - Точно! За несколько дней до перехода призрачной границы с Харатаром артефакт украли, и Рангар обвинил в этом маму. Если все так и артефакт сейчас в лагере, то нам нужно срочно его отыскать. Кинжал не должен исчезнуть, иначе в его пропаже обвинят Тарису и Рангар вновь отправит её в Урхар. Его ненависть утроилась именно после пропажи артефакта. - Карей задумался.
  
   - Послушайте! "Сердце фэйри" - уникальный кинжал! - Тира потерла переносицу. Я столько всего прочла об этом в свитках, что кажется, знаю о нём всё и даже больше. Так вот, эту вещицу не смог бы взять абы кто. Нужна чистая кровь фэйри или рука владельца... Больше никто не смог бы. Хотя... есть ещё и другой вариант. Сильный маг. Настолько сильный, что смог бы перетерпеть мучительную боль от живой магии артефакта.
  
   - Хм, а его и украл сильный маг. Мицериус! Если всё так, то этот червяк где-то поблизости. - Карей подозрительным взглядом обвел лагерь.
  Аерин сделал то же что и его брат, напряженно вглядываясь в окружающих рабов и воинов Харатара.
  
   - Всё верно! Мицериус. Этот гад умеет менять личины, а при поддержке Мора он практически неуязвим. Как мы вычислим среди них мага? - Аерин указывал на большое количество темных в караване.
  
   - Нам нужно время чтобы подумать. Если маг так хорош, он не только поменял личину, но и ауру тоже. - Карей сузил глаза, глядя на заходящее солнце пустыни.
  - У нас время только до ночи. Мама говорила, что Мицериус общался с Мором через астрал, и скорее всего, Бог не замедлит появиться чтобы помешать нашим планам. - Аерин размял кулаки.
  
   - Тогда нам нужно подготовиться к его приходу. Давайте украдем артефакт раньше мага. А после подкинем обратно, как только Рангар хватится. Тира, ты с нами? - Карей хитро улыбнулся.
  
   - А как же! Будет что рассказать внукам, - девушка улыбнулась, за задорной улыбкой спрятав собственную неуверенность и страх.
  
   Все то время что троица договаривалась, Хамир старался держаться в стороне. Он обрадовался, когда Рангар обратил свое внимание на Тарису. Наконец-то! Хамир все ждал, когда же тёмный своими глазами увидит брачную вязь. От того что Рангар в упор не видел очевидного, Хамир чувствовал себя странно. Почему?! Ведь и он сам, и Маэль почти сразу догадались о назначении узора... и только принц Харатара упорно не видел брачной связи. Это было более чем странно! Как и появление этой троицы якобы из будущего.
   Хамир все же принял решение. Единственно правильный выход для него и Рангара - это довериться оракулу. Маэль должна знать! Повернувшись в сторону, Хамир поспешил из лагеря. Подозвав своего сарга, вампир вскочил на него и даже не оглянувшись рванул в сторону призрачной границы, намереваясь добраться до оракула как можно скорее. Хамир надеялся, что успеет вернуться до перехода каравана. Зверь под ним, словно чувствуя нетерпение хозяина, летел стрелой.
  
   Пока Карей, Аерин и Тира обходили караван, пристально вглядываясь в каждого присутствующего темного, их враг был совсем рядом...
  
   Луна ещё не взошла. Рабы в спешке готовили лагерь ко сну. Тариса ещё не знала, что с приходом луны её судьба неотвратимо изменится.
  
   Рангар принёс фэйри в палатку и бросил на пол. Девушка охнула от боли и принялась тереть ушибленное место. Рангар и сам не понимал, почему его так задело внимание проявленное к Тарисе другими мужчинами. Но то, что задело, это он ощутил в полной мере.
   Фэйри ненавидящим взглядом упёрлась в его лицо и Рагар хмыкнул.
  
   - Когда ты так смотришь, мне хочется разозлить тебя ещё сильнее, - принц темных ухмыльнулся.
  
   Тариса потемнела в лице от злости.
  
   - Для чего ты меня сюда притащил?
  
   Рангар задумался. А действительно? Для чего? Что он станет с ней делать? Отвернувшись, темный эльф напряженно думал какую бы работу найти для фэйри, но у него ничего не выходило. Потому что придраться было не к чему и сделано было абсолютно все. Безмерно раздраженный, Рангар обернулся, да так и застыл.
   Фэйри сидела опустив плечи и голову, отчего шелковистые волосы скрыли её лицо. Черный водопад струился, опадая на дорогой ковёр под её босыми ногами. А слишком широкое рабское платье, противного серого цвета, сползло с одного из её плеч бесстыдно обнажив тонкие ключицы и полукружие левой груди. По коже рук фэйри змеился красивый узор. Рангар почувствовал, как в его груди стеснило, а дыхание участилось.
  
   - Для чего? - Принц темных уже знал ответ на свой вопрос и заранее представлял реакцию фэйри, когда она увидит ответ в его взгляде.
  
   Тариса подняла голову. Фэйри смотрела на него и её зрачки расширялись по мере осознания - выражения на лице тёмного.
  
   - Не-е-ет! - девушка попыталась встать, но запуталась в платье, отчего в глазах темного только сильнее разгорелся голодный огонь. - Ты не посмеешь! Я аристократка! Дочь лорда! Я не походная шлюха!
  
   - Ты - рабыня! Моя рабыня! А значит, я могу сделать с тобой все, что захочу. И ты станешь тем, кем я захочу чтобы ты была. - вкрадчивый голос принца Харатара наполнил её душу холодом. Такого просто не может быть!
  
   Рангар едва успел заметить, как Тариса сделала рывок в сторону выхода. Он поспешно сжал поводок, и девушка растянулась на полу около входа, так и не сумев выбраться наружу. На то чтобы поставить блокирующую магию у Рангара тоже не ушло много времени. Принц тёмных знал: что его пленница никуда не денется и желание в нём вспыхнуло с утроенной силой.
   Девушка поднялась, не собираясь сдаваться. Рангар предвкушающе улыбнулся. Тариса принялась искать пути отступления, но их не было. Затравленно оглядев палатку она увидела колченогий табурет, который тут же схватила.
  
   - Не подходи, темный, - девушка шипела словно кошка, даже не догадываясь, как ярко при этом сверкали её зелёные глаза. А Рангар наслаждался зрелищем. И как он раньше не разглядел: насколько прекрасна Тариса... Просто фурия! Ему нравились горячие девушки!
  
   В глазах темного разгоралось синее пламя. Рангар не торопясь стащил с себя тунику, наблюдая за девушкой у которой от страха тряслись руки. Вопреки страху перед мужчиной, Тариса сильнее сжала в руках табурет. И как только Рангар сделал первый шаг в её сторону, она размахнулась в надежде размозжить темному его пустую голову.
   Рангар прошептал заклинание, и проклятый табурет завис в воздухе. Тариса принялась дергать его, но потерпела неудачу. Ну и что, у неё ещё есть зубы, руки, ноги и ногти!
   Рангару ещё никогда так не сопротивлялись. Девушка не давала даже подойти к себе, но поводок быстро усмирил её. Жаль, ненадолго. Рангар смотрел на запыхавшуюся фэйри и удовлетворенно улыбался.
  
   - Попалась? Ты напрасно противишься, я всегда получаю то что хочу.
  
   - Ненавижу тебя! О, Боги! Отпусти! Одумайся, пока не поздно. - Тариса пыталась ослабить магические путы вязи, но та не позволяла даже шевелиться, с каждой попыткой сжимая её все сильнее.
  
   - Я уже подумал... - треск разорванного надвое платья, стал ответом для Тарисы. Девушка взвыла, словно раненый зверь.
   Рангар отпустил поводок и тут же получил ногтями по лицу. Капелька крови скользнула по смуглой коже эльфа. Обхватив запястья Тарисы, Рангар потянул её на себя. Вскоре, девушка уже лежала распятая на постели эльфа, а тот жадным взором рассматривал её тело.
  
   - Что это?! - Рангар отпустил руку девушки и прикоснулся к её животу, обводя контур живого узора. Тариса дёрнулась и начала извиваться, пытаясь столкнуть со своего обнаженного тела жадные руки эльфа. Она подняла ладонь, которую до этого отпустил Рангар, и упёрлась в его грудь в намерении оттолкнуть. Но как только её пальцы коснулись кожи эльфа в районе сердца, девушку порывом магии прижало к тёмному.
   Рангар замер. Его будто поразила молния, расчертив сильное тело и сосредоточив все желание и все блага мира только в той, что была сейчас рядом.
   Тарису обдало жаром. Только что она хотела прекратить позорные домогательства эльфа, но уже через секунду её тело объял пожар страсти. Она сама! Сама потянулась к нему!
   Стон. Желание, словно жидкая лава в крови! И Узор, сместившийся с её тела и огромной змеёй опутавший слившиеся тела. Это было похоже на дурман. На притяжение вопреки разуму и желанию сердца. Словно приворот. Мощный и оттого более сладкий. Тариса с удивлением увидела как на её теле загорелись синие руны. Как только Рангар сделал первый толчок, руны плавно переместились на его руки, связав их запястья магической синей цепью. А после, Тариса уже не помнила себя. Её тело сошло с ума, отдавшись тёмному до остатка. А Рангар слушая утихающие стоны страсти, не понимал одного. Как не мог не заметить на теле девушки брачного узора? Почему не обратил внимания? Что случилось с его магическим зрением? Но ещё больше ужаснулся от того, что вполне мог бы отдать Тарису - Дарту. Нахмурившись, Рангар пообещал себе что обязательно выяснит отчего не почувствовал и не увидел очевидного... Брачная вязь снова манила прикоснуться к той, что лежала без сил под ним. Откинув спутанные волосы со лба фэйри, Рангар поцеловал девушку и уловив огонёк сопротивления, улыбнулся. Снова и снова прикасаясь к губам фэйри, Рангар загорелся вновь.
  
   - Давай, прикоснись ко мне, - ласковый шёпот эльфа привёл её в неистовство, и Тариса вновь попыталась его оттолкнуть, чтобы уже через несколько секунд в очередной раз сгореть в пожаре страсти.
  
   На лагерь опустилась ночь. Она неслышно окутала темнотой и погрузила в сонм ночных звуков. Аерин, Карей и Тира сидели на берегу небольшого водоёма, в котором в данный момент купались рабы. Оба брата понурив голову соображали: как вычислить среди кучи тёмных одного мерзкого мага с сидящим внутри него Божеством. И если бы хоть что-то указывало на этого скрытного гада - было бы намного проще. Но нет, сдвигов в его поисках не было никаких. Все окружающие вели себя спокойно и ни один из них не выглядел подозрительно.
   Аерин приуныл, а Карей весь издергался переживая за Тарису. Пока братья цепкими взглядами осматривали лагерь, Тира чувствовала себя немного не в своей тарелке. Хамир куда-то исчез, и казалось бы можно было расслабиться, но девушку терзало странное чувство напряжения. Словно предчувствие беды. Как будто над головой навис меч, грозя обрушиться на них в любой момент. Тира поёжилась и поймала на себе заинтересованный взгляд. Охнув, девушка утонула в ярких глазах светлого эльфа. Красавец отжимал волосы и смотрел прямо на неё. Девушка покраснела, отвела взгляд от светлого и вздрогнула. Тёмный эльф в форме охранника стоял чуть поодаль, и она не обратила бы на него никакого внимания, если бы не его глаза сверкнувшие злобой направленной в сторону одного из братьев. Тело девушки тут же покрылось мурашками от ужаса. Да вот же он! Она была на сто процентов уверена, что этот тёмный тот, кого они ищут. И тут же получила подтверждение собственным догадкам, когда глаза подозрительного тёмного сверкнули синим светом а после их тут же заволокло непроницаемой чернотой. Ей повезло. Если бы не повышенное внимание светлого к её скромной персоне, то никто из них не заметил бы мимолетного взгляда отравленного ненавистью. Тира протянула руку и дёрнула Аерина за рукав. Она отвлеклась лишь на секунду, чтобы сообщить ему о странном мужчине, но даже за столь короткое время тёмный исчез. Девушка вскочила. Карей кинул на неё удивлённый взгляд.
  
   - Он был там! - шёпот получился слишком громким, но братья тут же поняли о ком говорит Тира и поспешили подняться.
   Девушка крутила головой из стороны в сторону, перебирая взглядом одного за другим - эльфов из охраны принца Харатара, пока не увидела, как в стороне мелькнула уже знакомая физиономия. - Вон он!
  Аерин и Карей почти мгновенно сорвались с места, Тира за ними. Оглянувшись напоследок, девушка увидела, как светлый эльф поспешно вышел из воды. Слишком яркая луна высветила скульптурное тело, и Тира на секунду забыла: как надо дышать... но Аерин слишком быстро тянул её за собой, вцепившись ей в запястье. Парень не желал её отпускать и девушка быстро отвернулась, прервав зрительный контакт со светлым. В конце-концов, какое ей дело до светловолосого красавчика эльфа, когда тут такое твориться... Им бы сейчас отловить злобного мага, который охотится за "Сердцем фэйри". А может, ей лишь показалось - что глаза того охранника светились? Может ей почудилось? Она ведь не вампир, чтобы видеть в темноте. Пока Тиру одолевали сомнения, братья даже не думали о том, что девушка могла ошибиться. Оба они: и Карей, и Аерин настолько привязались к ней, что Тира стала им словно родная. Именно поэтому ни у одного из них не возникло и капли сомнения. Доверившись словам девушки братья поспешили на поиски с новыми силами, невесть откуда взявшимися и буквально закипевшими в молодой крови полукровок.
  
   В то время как Аерин, Карей и Тира преследовали Мицериуса, Тариса проснулась.
  
   Тело фэйри ныло в самых неожиданных местах. Девушка осторожно выбралась из-под тяжелой руки Рангара. Тёмный эльф спал, но даже во сне не желал с ней расставаться. Глаза Тарисы тут же защипало от слёз стыда. Как же он посмел так обращаться с ней?! Принудил! А принудил ли? Тариса со стыдом вспомнила свою собственную реакцию на прикосновения тёмного и покраснела. Воспоминания живыми картинками мелькали в голове выдавая такие подробности, на которые даже сейчас её тело реагировало волнами сладкой дрожи. А Рангар спал как ни в чем не бывало крепко смежив веки, и даже ни разу не пошевелился. Тариса нахмурилась и приподняв свою руку помахала ею перед лицом темного эльфа. Спит? Удивленно потрясла его за плечо... та же реакция. Спит и даже не реагирует!? В очередной раз подняв руку, девушка вдруг замерла... Не может быть?!
  
   Тариса подняла запястья перед лицом и скользнув по ним взглядом, улыбнулась. Рабских браслетов не было! Они испарились! Исчезли, словно их и не бывало, а вместо них на коже рук красовался причудливый узор черно-фиолетового цвета. Откинув покрывало девушка с радостью отметила, что её тело больше не покрыто странной вязью. Хотя теперь вместо неё от бедра через живот, левую грудь и по плечам располагался рисунок напоминающий оскалившую пасть змею. Он весь был перевит странными рунами, листьями и увенчан короной. Соскользнув с кровати, Тариса встала перед зеркалом, с интересом разглядывая себя в нём. Рисунок странной змеи был не только на её руках и груди, он спускался на лопатку и шёл вдоль позвоночника так, словно бы змея на её теле небрежно свесила свой хвост. Отсутствие рабской вязи на её теле, повергло фэйри в состояние эйфории. Больше не сдерживаясь, она вытянула руки и попыталась создать портал. Осознание что она свободна, обрушилось на девушку подобно лавине. Маленький смерч тут же вспыхнул на её ладони, слегка осветив лицо магическим светом. Испуганно оглянувшись в сторону принца, Тариса увидела, что тот по-прежнему спит. Не проснулся даже от света портала? И от её магии пилигрима? Подойдя ближе, девушка склонилась над эльфом. Похоже, на красавца принца наслали сонные чары? Интересно, кто постарался? Не она это точно. Тогда кто? А, какая разница! Благодаря этим чарам она сейчас сбежит. Оказывается, от их совместно проведённой ночи есть свои плюсы... Больше она не рабыня! Тариса рассмеялась. Та-ак, а теперь бежать и как можно дальше!
  
   При мыслях о побеге, рисунок на теле заворочался и загорелся ярким светом, Тариса напряглась.
  
   - Далеко собралась? - ленивый голос прозвучал совсем близко и девушка испуганно обернулась. Ещё минуту назад спокойно спящий эльф сейчас сидел на постели едва прикрытый тонкой простынёй. Длинные волосы свесились вдоль лица, глаза зло сверкали, а губы сжались в тонкую полоску. Локтями Рангар упирался в широко расставленные колени, а тело чуть наклонил вперёд так, что под гладкой смуглой кожей отчетливо проступали напряженные мускулы сильных рук.
   Тариса сглотнула. Быстро согнувшись, она подняла с пола порванное рабское платье и закуталась в него.
  
   Рангар усмехнулся.
   - Поздновато стеснятся. Я уже все видел.
  
   Фэйри испуганно смотрела на него, а он рассматривал её. Он обводил взглядом сжатые точеные плечи, сверкающие - по-кошачьи зелёные глаза, подрагивающие пухлые губы. Он смотрел и желание вновь поднималось в его теле. Проклятая девчонка и эта брачная вязь, непонятно как оказавшаяся на ней - вместо рабской! Уже одно то, что на ней больше не было рабских оков - говорило о многом. После одной ночи с ней, брачная вязь сковала их прочными узами и сейчас перед ним стояла будущая императрица Харатара. Как хорошо, что она ещё не знает о возможностях брачной вязи и брака с тёмным вообще. Рангар стиснул зубы.
  
   - Хватит на меня таращиться! - Тариса вздернула подбородок и усилием воли подавила свой страх.
  
   - Ничего не выйдет, Тариса, - Рангар впервые назвал её по имени вслух. Тариса судорожно смяла ткань платья в руках, чувствуя, как вспотели ладони.
  
   - Почему? - голос фэйри был твердым и заставил эльфа нахмуриться, - Рабских браслетов больше нет. Я свободна! - Девушка продемонстрировала свои руки.
  - Ты сам подарил мне эту возможность, темный. Уж не знаю как так вышло, но мне есть за что тебя поблагодарить.
  
   - Не спеши с благодарностями, - Рангар усмехнулся и поднялся с кровати. Тариса тут же принялась смотреть куда угодно, только не на его тело. - Ты не просто лишилась браслетов, ты приобрела гораздо более надёжный способ оставаться рядом со мной всю жизнь.
  
   - Ты что, тёмный, не в себе? Какая жизнь?! Рядом с тобой?! Я даже смотреть на тебя не могу, так ненавижу. - Тариса сжала кулаки и встретила потемневший взгляд Рангара.
  
   - Да, да. Я заметил, КАК ты меня страстно ненавидела. Может, повторишь? А ты всегда выражаешь свою ненависть подобным образом? - Рангар не договорил... пощёчина обожгла его лицо. Отпечаток ладони Тарисы на лице эльфа налился красным цветом, и на скулах Рангара заходили желваки. Тариса не успела даже вдохнуть, как оказалась сжата сильными руками. Резко дернув девушку на себя, Рангар с удовольствием прошипел ей в лицо:
  
   - Поздравляю тебя, сладкая, теперь ты - моя жена. - Жесткий поцелуй обжёг губы - сминая их, а длинные пальцы темного скользнули в волосы фэйри, безжалостно сжимая их в кулак. От боли Тариса вскрикнула, и тут же боль сменилась удовольствием.
   В её голове роились мысли о несправедливости, о том, что она не желает этого. Не хочет тёмного! Но тело снова её предало, затуманивая разум и запуская древнюю магию слияния. Одно она поняла совершенно точно: эльф ей не солгал. Сейчас она чувствовала и воспринимала мир по-другому. Застонав от страсти и отчаяния, Тариса принимала эльфа и отдавала ему себя.
   Рангар улыбался ей улыбкой искусителя, а она кричала от страсти... и ненависти. Пока Рангар приручал Тарису к себе брачной вязью, Мицериус попал в руки братьев фэйри.
  
   Карей и Аерин настигли мага у выхода из оазиса. Лагерь темных остался позади и Мицериус собирался исчезнуть, укрывшись заклинанием отвода глаз. Одного маг не ожидал, что братья окажутся гораздо быстрее его.
   Карей сотворил прозрачную стену, и маг с размаху врезался в неё.
   Аерин усмехнулся. Он увидел распахнутые удивлённые глаза врага и прекрасно понял ошалевшего человеческого мага. Ещё бы, ожидать нападения, как минимум молний, мощной силы, готовиться отразить боевые заклинания и напороться на детскую магическую уловку. Тира радостно взвизгнула.
  
   - Сработало! - Аерин поспешил скрутить Мицериуса, но маг сопротивлялся, посылая в него боевые заклинания.Оглушённый ловушкой Карея, Мицериус хоть и обладал силой сравнимой с любым магическим народом населяющим Гарадарас и даже больше, но совершенно не был подготовлен физически. Маг вряд ли думал, что его вырубят ударом в челюсть.
   Карей хмыкнул, когда маг отключился.
  
   - Неужели все так просто? - Тира округлила глаза, а братья тем временем сноровисто заканчивали своё "тёмное" дело. Спутав Мицериуса верёвкой, они оттащили его от лагеря на достаточное расстояние: туда, где их не смогли бы увидеть. Карей на свой страх и риск поставил магические силки, чтобы в случае приближения чужаков успеть отреагировать. Ему вообще показалось несколько странным, что на колебание магического фона никак не отреагировал его одарённый папаша. Ноги старшего из братьев проваливались в песок, когда он волочил за собой бессознательное тело мага.
   Полубог в теле человека бешено сопротивлялся. Ему было тошно от того, что его нынешнее тело настолько слабое. Он выл от ярости внутри мага, стараясь как можно быстрее привести в сознание свою телесную оболочку. Мор кипел от осознания своего бессилия. Всё вышло не так как он планировал, и проклятые фэйри успели изменить существующую реальность до того, как он исправил собственный промах. Мор не сумел вовремя прорваться в сознание сына и не сумел предупредить Мицериуса о кознях Богов. Он явился в тело мага лишь сейчас, да и то потому, что тот был без сознания и Мор смог воспользоваться этим.
  
   Тем временем оба брата и Тира с тревогой наблюдали, как по магической личине солдата из Харатара - пошла лёгкая рябь. Лицо менялось, приобретая черты присущие полубогу.
   Карей ту же заворожил верёвку, вплетая в неё заклинание подчинения.
  
   - Он скоро очнётся, - Аерин нахмурился глядя как меняется маг. - Справишься, Карей?
  
   - Думаю, справлюсь. Если что, просто вырублю его снова. - Карей отпустил ноги мага, за которые только что волочил его по песку.
  
   - Что мы будем с ним делать? - Тира вопросительно посмотрела на братьев.
  
   - Для начала нужно обыскать этого чудика. А вдруг, он уже стащил кинжал? - Аерин усмехнулся.
  
   - Точно. Пока мы собирались поймать его, он вполне мог уже украсть "Сердце фэйри" - Карей склонился над магом и принялся шарить в карманах туники и жилета, но они оказались пусты.
  
   - Брат, ты не забыл, что на нём личина? - Аерин ткнул пальцем в рябь, проходящую по лицу мага. - Нужно подождать пока он примет собственный облик, тогда и одежда на нём примет естественный вид. Никакая магия сейчас не поможет проверить его карманы и сумки.
  
   - Да, нужно подождать. - Карей улыбнулся брату.
  - Я присутствовал на всех твоих занятиях и кое-что тоже запомнил.
  
   Тут послышался скрипучий кашель, и глаза мага раскрылись. Тира охнула и вцепилась в руку Аерина.
  
   - Ч-что с ним? - девушка испуганно смотрела на исказившееся лицо и полыхающие тьмой глаза связанного мага.
  
   - Да у нас тут и не маг вовсе, а сам МОР... - Аерин сделал шаг вперёд встав рядом с братом. Карей напрягся. Он не знал сможет ли сладить с первородной тьмой, что рвалась из очей мага. Сила Богов не подвластна силе их созданий слишком разная, слишком велика.
  
   - Развяжите меня, смертные! - Хриплый голос звучал словно скрежет, пробирая до мурашек. Чернота из глаз лилась тонким ручейком, тихонько сочась, и тянулась к связанным рукам.
  
   Карей увидел это первым и словно очнулся от транса. Не первый раз он чувствовал эту энергию. Смрадный дух самой смерти, ничем не прикрытый и такой холодный, что хотелось сжаться и укутаться под сотней одеял. Он встрепенулся и, щёлкнув пальцами, усилил заклинание пут на Мицериусе.
   Тьма лизнула верёвки. Взметнулась, словно обжегшись, и отправилась бродить по телу мага в поисках слабых мест в заклинании полуэльфа.
  
   Аерин посмотрел на брата. Карей храбрился, но ему было нелегко и Аерин это видел. Испарина на лбу полуэльфа лучше всего говорила о его усилиях. Губы Карея быстро двигались, когда он шептал заклинания.
  
   - Ты-ы... всего лиш-ш-шь ничтожный черв-вь, - Мор говорил, и слова Бога вырывались сквозь стиснутые зубы мага свистящими и шипящими звуками. - Неужели думаеш-ш-шь, что сможешь удержать меня?! Вы вс-с-се заплатите за то, что пошли на поводу у Богов и переш-ш-ли мне дорогу... Вес-с-сь ваш ничтожный мирок заплатит!
  
   Тьма с остервенением ринулась вверх, возносясь над головами братьев и лежащим на песке телом мага. Большой сгусток тьмы разверзся над головами и Карей почувствовал, как в лицо ударил ветер. Холодный, почти ледяной. Он исколол его кожу сотнями иголок.
   Песок пустыни Варнам поднимался стеной, и братья ошарашено смотрели, как он движется в их сторону грозя уничтожить все вокруг. А тьма все выходила из тела Мицериуса не прекращая взвиваться всё выше и выше, а после рухнула обратно. Она с силой врезалась в тело мага так, что его вначале подкинуло вверх, а после ударило об землю.
  
   Карей стиснул зубы. Тира расширившимися от страха глазами смотрела, как стена песка осыпается рухнув вниз точно так же, как только что падало тело мага. Личина спала полностью и перед троицей друзей теперь лежал молодой мужчина весьма приятной наружности. Ровный овал лица, красивые глаза.
  
   - Очухался? - Аерин слегка пнул его по сапогу. Фэйри больше не опасался Мицериуса, ведь Мор оставил тело своей жертвы ненадолго. Ровно до тех пор, пока маг не уснёт.
  
   - Отпустите меня, - человеческий маг дернул руками, но верёвка держала крепко.
  
   - Ну не-ет, вначале поговорим с тобой по душам и ты вернешь нам одну вещицу.
  
   - Какую ещё вещицу? - Мицериус скривился. Он не понимал, как мог оказаться в руках у невесть кого?! Он! Сильнейший маг среди людей?! Полубог?! Оказаться скрученным по рукам и ногам простым темным эльфом?! С его-то силищей?! Злость так и распирала Мицериуса, а внутри клокотала ещё и ярость его отца. Ярость столь сильная, что заставляла душу мага гореть.
   Пока Мицериус прожигал яростным взглядом братьев фэйри, Тира задумчиво разглядывала его.
   Злодей был молод и вовсе не походил на злобного монстра. Обычный молодой мужчина. А ведь этот маг предал своё королевство и сбежал к джинам в Сарагассию. Из-за него чуть не случилась катастрофа и ещё не понятно, что случится в будущем. Тира подумала о том, что на месте братьев просто прикончила бы чокнутого мага. Ужаснувшись собственным мыслям, девушка тут же поёжилась. Долгое нахождение среди вампиров сделало её кровожадной? Только не это...
  
   - Отдай "Сердце фэйри", маг. - Карей наклонился к Мицериусу и охранка полуэльфа тут же зашипела. Ага, оказывается, змейка обладает собственной памятью. Она запомнила страдания: что Тариса когда-то испытала от рук этого мага, и часть охранки - переданная Карею по наследству , реагировала на Мицериуса очень остро.
  
   - У меня его нет. Вы воришки? Неужели не слышали, что этот артефакт невозможно украсть? Откуда у меня будет подобная вещь? - Мицериус попытался потянуть время, чтобы освободиться и прикончить глупцов посмевших поднять на него руку.
  
   - Да ты что?! А мы уверены, что он у тебя... - Карей хорошенько тряхнул мага схватив того за грудки.
  
   Мицериус устал разыгрывать испуг, а Карей просто устал. Устал от всего, что произошло с ними за последнее время. Аерин видел, что его брат на пределе и поспешил на выручку. Он знал, что старший братец способен натворить дел, если сильно разозлится. Карей отбросил мага и брезгливо отвернулся. Как же надоело быть осмотрительным. Кто сказал, что он не может применить свою силу?
  
   - Аерин, я ведь могу слегка поджарить эту сволочь? - Карей посмотрел на брата.
  
   - Нет. Он нужен нам живым. Я передумал. Первоначальная наша идея никуда не годиться. Но у меня есть ещё одна: мы не станем отнимать у мага кинжал и тихо возвращать на место. Мы поступим иначе. Притащим его в лагерь и докажем, что этот гад- украл "Сердце фэйри". А кинжал - спрятанный у него за пазухой, станет лучшим доказательством вины. Как только Рангар собственными глазами увидит на что именно покусился этот маг, он сам докопается до правды. Эффекта неожиданности у Мицериуса не будет и он не сможет никому причинить зла.
  
   Тёмный эльф сильный маг! А если рядом будет ещё и князь Хамир, то у Мицериуса не так много шансов. Главное для нас теперь это не дать ему уснуть. Иначе дело плохо.
   Мицериус слушал и холодел. Они собираются отдать его Рангару?! Он не сможет закончить свою миссию? Маг принялся яростно вырываться, извиваясь словно змея, и скалясь. Аерин усмехнулся.
  
   - Кажется мы выбрали верное решение, а, брат?
  
   Карей кивнул. Он повернулся к Тире и увидел, как у девушки глаза распахнулись от ужаса. Она смотрела на попытки мага разорвать путы. Мицериус ругался, кричал и сыпал проклятиями, обещая все кары мира на их головы.
   Аерин покачал головой и закатил глаза. Слушать вопли мага ему просто надоело и парень, не долго думая, оторвал рукав его рубашки. Тот завопил ещё сильнее, но Аерин уже заткнул ему рот, скомкав оторванный рукав и пристроив его вместо кляпа. Теперь со стороны мага слышалось только мычание.
   Мицериус устал, у него не было сил, а сопротивление путам отняло последние. Путы все не поддавались. Он уже перепробовал все заклинания, и к тому же его пальцы онемели. Как он освободиться, если не может ими пошевелить?
  
   - Аерин, получается нам нельзя его бить? Как только мы вырубим мага, тут же явится его божественный папаша и оторвёт нам голову. Если с этим гадом я справлюсь, то с его папашкой - вряд-ли. - Карей задумчиво рассматривал связанного Мицериуса.
  
   - Ты прав, брат. Поэтому нужно как можно скорее принести его обратно в лагерь. Если честно я не понимаю. Почему артефакт столь легко пошёл в руки этому... Как так получилось? Даже если он полубог и обладает силой Мора... Что-то тут не сходится...
  
   Мицериус усмехнулся бы, если бы рот не был заткнут кляпом. Глупые! Тупые идиоты! Видимо эти олухи совершенно ничего не знают о "Сердце фэйри". Он внутренне возликовал.
  
   - Карей что ты слышал о кинжале? Что именно тебе рассказывала мама? Мне не дает покоя одна мысль... - Аерин взъерошил волосы.
  
   - Кинжал мощный артефакт. Чтобы им обладать и брать беспрепятственно в жилах Мицериуса должна течь кровь фэйри. Или он должен стать его законным владельцем. Для этого ему нужно подчинить артефакт себе. Но мы знаем, что у этой вещицы уже есть хозяин и это не Мицериус. - Карей внимательно смотрел на брата, а Аерин думал, перебирая в уме все варианты.
  
   - Но, если у кинжала есть владелец, пусть даже с частицей крови Бога Мора, которую, допустим, мог принять кинжал... чары должны были сработать всё равно. Нельзя взять его без позволения владельца. - Тира обернулась и вперила свой взгляд в мага. - Даже с личиной. Даже если ты великий маг, артефакт имеет собственную сущность. Тогда как?!
  
   - Точно! Сущность кинжала позволила собой завладеть и даже позволила позже провести ритуал на крови тёмного эльфа. Аерин, что это значит?
  
   - Если бы я знал?! - Аерин потер виски и вдруг уставился на брата. - Что с тобой?!
  
   Карей не мог видеть себя со стороны, зато его видели Тира и Аерин. Они изумленно таращились на Карея, а тот не понимал в чем дело. Зато понимал Мицериус. Вернее Мор в теле мага отлично понимал, что судьба пошла по новому витку и всё изменилось. Ничего уже не будет так, как было прежде.
   Аерин смотрел на брата и его глаза загорались восхищением. Прямо у них на глазах происходило самое настоящее чудо. Его брат менялся.
   Кожа на теле Карея загоралась синими рунами. На лице, на кистях рук. Новый рисунок уходил под рубашку, где светился даже сквозь ткань. Карей потер одну из рун и почувствовал силу. Иная. Не такая как прежде. Настолько могучая сила, какой никогда не было в его теле. Что-то дикое и неистовое. Сила древней магии эльфов - бурлящая под его кожей, и жаждущая обрести долгожданную свободу. Сила в теле Карея нарастала, а Мицериус становился слабее.
  
   - Карей, хватай мага. Нам нужно срочно донести его до лагеря, пока этот гад не сомлел.
  
   Тира, поглощённая зрелищем, встрепенулась и попыталась помочь Аерину оттащить Мицериуса. Втроём они быстро добрались до лагеря тёмных, волоча мага за собой. Этот гад по дороге снова сменил облик. И перед друзьями снова лежал один из охранников каравана. Истинный уроженец Харатара. Тёмный.
  
   В пустыне Варнам глубокой ночью, лагерь тёмных разбудил громкий свист. Аерин свистнул и охрана лагеря тут же среагировала. Стражники взяли троицу в кольцо. С хмурыми лицами темные смотрели на лежащего связанным "товарища". Первым из своей палатки появился Дарт. Дроу сощурил глаза и подозрительно оглядел троицу. Щёлкнув пальцами охране, Дарт сжал свой урд и шагнул в сторону братьев.
  
   - Что происходит? Вы подняли шум и связали одного из охранников принца? Не слишком ли много вы на себя берёте? Вы даже не гости, а всего лишь... даже не знаю: как вас назвать? - Дроу хмыкнул, но ухмылка тут же сменилась кровожадной миной.
  
   - Позови принца, дроу. Этот тёмный вовсе не охранник. Это человеческий маг нацепивший личину. - Карей не боялся Дарта, напротив, у фэйри просто руки чесались от желания пару раз приложить его чем-то тяжелым. Пока Дарт, охрана и троица друзей пытались выстроить диалог, рабы в лагере окончательно проснулись. Тира оглянулась в надежде отыскать хоть одно лицо, на котором не было бы враждебности. И она его нашла. Светлый эльф! Красавчик смотрел прямо на них. Его взгляд горел интересом. Зацепившись взглядом за зеленые глаза, Тира даже слегка успокоилась. Хоть кто-то нормальный среди этого царства тёмных. Ей даже стало страшно от количества злобных лиц. Хорошо хоть рядом Карей и Аерин.
  
   - Кто ты такой, чтобы указывать мне?! - Дарт взревел, жёлтые глаза дроу налились яростью.
  
  Пока все устремили свои лица на Карея и Дарта, Аерин следил за Мицериусом. Маг, уже в который раз закатил глаза. Аерин вновь слегка тряхнул его и с облегчением увидел, как маг с ненавистью уставился на него. А между тем назревала нешуточная потасовка...
  
   Рангар услышал свист и поспешил встать. Правитель Харатара поднялся и потянул за собой девушку. Тариса проснулась и попыталась вырваться, но Рангар стиснул её, и фэйри успокоилась.
  
   - Собирайся, что-то случилось. - Темный эльф швырнул фэйри свою рубашку, и девушка тут же натянула её на себя.
  
   Тарисе претило то, что Рангар командовал ею, но фэйри подчинилась. Скрипя зубами девушка решила, что спускает ему такое отношение к себе в последний раз. Она больше не рабыня! Браслетов и кандалов нет, а с тем что произошло между ней и Рангаром она позже разберется.
   Наплевав на излишне оголённую фигуру, девушка пошла вслед за Рангаром и даже приоткрыла рот от изумления, когда принц взял её за руку.
   Тариса улыбнулась. Забавно. В одной руке принц Харатара сжимал тонкий меч, а другой рукой крепко вцепился в её ладонь. Рангар потянул её за собой, словно боялся, что она тут же сбежит.
   Как только они вышли из палатки, Тарисе стало неуютно. Все кто был в караване тёмных, кругом обступили двух парней и девушку. Дроу стоял напротив них с обнажённым мечом.
   Тариса обратила внимание на двух парней. Девушка почувствовала, как в сердце что-то кольнуло. Душа так заныла, что ей стало больно. Прижав руку к сердцу, Тариса вглядывалась в их лица.
  
   - Что здесь твориться?! - Рангар свирепо оглядел собравшийся среди ночи лагерь. Рабы ждали расправы и Рангар готов был её предоставить. Перед принцем стоял Дарт окруженный охраной, а напротив него - загадочная троица, про которую Рангар совсем забыл в пылу страсти.
  
   - Мы поймали человеческого мага и думаем, что он что-то украл. - Карей указал пальцем на связанного Мицериуса. Рангар перевёл взгляд на темноволосого полукровку и застыл поражённый. На теле парня сверкали руны, которые не так давно Рангар видел на Тарисе. В груди принца родилось нехорошее чувство.
  
   - Это правда. - Тариса точно так же отреагировала на полуэльфа и теперь не сводила с него своих глаз. Она не знала что с ней, но ей вдруг захотелось ему помочь - Я не знаю почему, но уверена: что он говорит правду.
  
   Рангар готов был порвать на клочки проклятого полукровку, так его душила ревность, но вместо этого почувствовал отклик.
   Проклятая брачная вязь и "корона" на теле его императрицы обязывали его не только прислушаться к её словам, но и исполнить её волю. Хорошо, что фэйри ещё не в курсе: НАСКОЛЬКО они теперь связаны... Скрипнув зубами от досады, Рангар двинулся к пленнику полукровки и потащил Тарису за собой.
   Дарт опустил меч и ждал что будет дальше. Аерин же во все глаза смотрел на мать, точно так же как и Карей, чем ещё больше выводил принца из себя.
   Поравнявшись с магом, Рангар присел на корточки и провёл ладонью над его лицом. А пока принц тёмных эльфов обратил все свое внимание на пленника, Тариса подошла ближе к Карею. Фэйри не отрываясь смотрела в глаза полукровки, чувствуя при этом родное тепло. Ей было так хорошо и спокойно... Так, словно она находилась рядом с Таруком или мамой. Девушка недоумевала: как можно испытывать подобные чувства к незнакомцу. Ей хотелось прикоснуться к нему и эти руны... точь в точь как у неё!
  Пока фэйри размышляла, принц легко снял слепок силы мага и его личину.
  
   Карей присвистнул, отдав должное умению папочки. Аерин улыбнулся.
   Карей мог и не признаваться, но в его глазах горела гордость за отца. Возможно, он был немного зол на Рангара за отношение принца к Тарисе, но все же кровь брала своё, и сердце Карея тянулось к собственному отцу.
  Аерин вновь вернулся мыслями к магу. Что же будет после их вмешательства? Насколько они изменили будущее своим появлением здесь. И что предпримет Мор? Он увидел: как тело мага дёрнулось и замерло на песке, нелепо выгнувшись.
  
   Рангар нахмурился. Энергия - исходящая от этого мага была странной. Эльф напрягся и совершенно забыл о Тарисе, сосредоточив все своё внимание на странном пленнике. Вокруг стояло множество рабов, охрана и все они с напряжением ожидали развязки.
  
   Пока все вокруг наблюдали за пленником и действиями Рангара, Тира смотрела на светлого эльфа. Она так внимательно смотрела на него, что без труда уловила: как в глазах светлого мелькнуло выражение ужаса. Тот же самый ужас сейчас отражался и в глазах принца Харатара. Рангар поднялся. Он не знал, как поступить. В его руках находился не простой человек. Вернее даже совсем не человек. Полукровка. Но столь сильный магически, что Рангар вообще удивлялся: каким образом его удерживают слабые магические путы. На лице пленника красовалась внушительная опухоль, которая грозила в скором времени расцвести всеми цветами сине фиолетового. Рангар даже не сомневался, что этого мага приложил темноволосый. Но больше всего его пугала та сила, что находилась под хрупкой человеческой оболочкой мага. Рангар хорошо знал отголоски этой силы, они были в его крови. Из поколения в поколение эта сила передавалась в его роду. Сила - данная им Богом Мором. Неужели, маг - полубог?!
   Тариса почувствовала, как в её груди загорелось пламя. Её внутренности словно выжгло и в голове вспыхнуло озарением: ПОЛУБОГ!
   Фэйри испуганно обернулась к Рангару и непонимающе уставилась на него. И Рангар уже знал, что Тариса в курсе. Это была одна из особенностей связи. Они настолько сильно чувствовали друг друга, что практически могли делиться мыслями и чувствами.
  
   В это время Мицериус всё же сомлел. Аерин успел крикнуть : "Все назад!" и начался настоящий ад...
   Тело мага вскинуло вверх. Рангар отскочил от мага и дернул на себя Тарису, а братья встали рядом. Мицериус завис в воздухе в нескольких метрах над землёй. Из тела мага начала просачиваться тьма. Хрупкая человеческая оболочка не выдержала... Аерин и Карей - открыли рты. Такого просто не могло случиться. Получается, главный враг погиб ещё до начала войны? Или нет? Темнота черным сгустком зависла над поляной, лишь на мгновение оставшись неподвижной. А после разверзлась бездной.
   Всё смешалось. Крики рабов и тёмных. Они все пытались что-то сделать: кто магией, а кто силой повлиять на тьму. Тьма, рассыпавшись на множество кусков, раздирала на части души тёмных и приводила их к безумию. Проникая в тела, магия Бога смерти подчиняла их на некоторое время, а после безжалостно убивала душу и плоть.
   Аерин и Карей пытались защититься сами и защитить Тиру. Рангар прикрыл собой Тарису. Над ними засвистел холодный ветер, и зияла чернотой пустота. А перед ними далеко впереди все быстрее приближаясь и уходя глубоко под землю, осыпался песок пустыни. Только что вместе с этим песком под землю скользнула палатка Дарта. Порыв ветра сбил дроу с ног. Дарт едва успел подняться, как перед ним возник раб. Тут же в тело Раба вонзилась тьма и дроу стал свидетелем одержимости. Раба несколько раз перевернуло, а после на Дарта неслось одержимое чудовище. Дроу вступил с ним в битву, а одержимый тьмой нападал снова и снова. На глазах у Дарта он из обычного человека превращался в монстра. Его тело словно выжгло что-то изнутри, спалив в пепел внутренности, а лицо стремительно менялось: являя взгляду страшные провалы вместо носа и глаз и черные сети вен по всему телу. Обычная пустая оболочка, была сейчас сильнее Дарта в несколько раз. Дроу размахивал своим мечом, пытаясь сквозь ветер и летящий в глаза песок разглядеть хоть что-то, и пропустил удар. Его меч отлетел в сторону и дроу приготовился умереть, когда нападающего разорвали на части чьи-то острые когти.
  
   - Вставай, живее! - Дарт поднял глаза на спасителя и усмехнулся. Хамир. Вампир был в своей боевой форме.
  
   Беспорядочные крики, умирающие рабы, рычание саргов и лошадей: всё смешалось в один большой хаос.
  
   - Где Рангар?! - Хамир кричал, стараясь перекрыть вой ветра. И тут же взмахнул крыльями, поднимая друга в воздух. Ему было тяжело. Кругом было столько магии, что вампир еле сдерживался. Его трансформировавшееся тело ломило. Если они не уберутся из этого места как можно скорее, им всем грозит смерть. Но Хамир до сих пор не отыскал среди всего этого хаоса Рангара и ещё кое-кого... Он пытался учуять их, но чувствовал только сильный аромат крови и смрад смерти. Чудовищу, сидящему в нём, медленно но верно сносило весь самоконтроль от аромата крови. Наконец вампир увидел тех кого искал.
  
   Рангар сражался с тьмой,а рядом с ним плечом к плечу стоял полукровка. Оба они с помощью магии пытались сдержать одержимых. Позади принца стояла Тариса в обнимку со светловолосой девушкой так похожей на Маэль. Две хрупкие фигурки прижавшись друг к другу удерживали свои длинные волосы, которые грозил оторвать ветер. Тут же было и несколько рабов и кое-кто из охраны. Все они сбились в кучку. А с другой стороны за спинами девушек сияла своим ярким светом магия светлых эльфов. Хамир удивился. Неужели Рангар освободил пленного раба? Быть не может! По бокам от светлого рычали на тьму сарги Ранграра, Дарта и его собственный сарг. Небольшой островок оставшихся в живых. Слишком маленький для долгого сопротивления.
  
   Тарису трясло. Всё началось так внезапно. Сначала крик светловолосого парня, а после полный хаос. Она вместе со всеми смотрела на эту страшную тьму, которая изо всех сил пыталась их уничтожить. Разверзшаяся бездной, тьма поглотила столько темных и почти всех людей. Те кто был по близости тут же образовали круг. Они все стремились быть как можно ближе к повелителю Хааратара. Все надеялись на его силу.
   А Тариса словно застыла. Столько смертей перед её глазами... страх и паника не отпускающие ни на секунду. А ещё чувство. Странное чувство единения с тёмным эльфом, которое не позволяло даже на шаг покинуть его. Тариса продолжала стоять за его спиной. Она увидела невдалеке светловолосую девчушку. Девушка затравлено оглядывалась , а парень около неё ожесточенно бился с одержимым. Тариса потянулась к ней и дернула на себя. Она собрала нескольких рабов что были поблизости и всех подтолкнула под защиту сильных мужчин, что сейчас сражались вокруг них. Она могла бы создать портал, но только до врат Алгара. Но не факт, что в той стороне нет точно такой же тьмы, что буйствовала здесь и сейчас.
  Можно было бы открыть портал в Харатар, но она не сможет этого сделать. Для этого ей нужен кто-то, кто уже был в империи темных эльфов. Его чувства и воспоминания, чтобы она смогла выстроить переход. Несколько её попыток не увенчались успехом. К ним всё ближе и ближе подбирались одержимые.
   Когда Тариса услышала громкий окрик, она испугалась. Девушка резко повернулась в сторону готовая драться за свою жизнь, но увидела прекрасные зелёные глаза. Светлый?! Светлый эльф в рабских браслетах протягивал в её сторону свои руки.
  
   - Сними их! - Тариса непонимающе глядела на него. - Просто представь меня свободным! Дай своё разрешение, ну же! Скажи: " Даю тебе свободу"! Давай! Быстрее! Что ты медлишь?! Ну же!
  
   Тариса словно очнулась и кивнула . Девушка закрыла глаза . Сосредоточившись она постаралась исполнить просьбу светлого. У неё получилось! Когда глаза Тарисы раскрылись, она изумленно наблюдала, как светлый эльф с помощью магии раскидывает одержимых на право и налево. Со спины Рангара теперь была надежная защита. Тариса вновь попыталась создать портал. Рядом сжалась в комок испуганная блондинка.
   Когда девушка завизжала, Тариса обернулась. Рядом с блондинкой практически упали "с неба" ещё двое. Вампир в состоянии боевой трансформации и дроу. Оба тяжело и надрывно дышали. Вампир остался лежать на песке, медленно принимая свою обычную форму. Светловолосая девушка застыла, напряженно глядя на Хамира. Шаг, еще шаг и блондинка склонилась над ним.
  
   - Князь, - Тира осторожно погладила своего "мучителя" по лицу. - Хамир, очнись.
  Хамир сквозь забытье чувствовал только пульсацию крови. Он очень хотел пить. Магия вокруг почти уничтожила его. Это страшно: умирать и не иметь возможности отстоять свою жизнь. Это бесполезная смерть. Не такой должна быть его гибель. Рот вампира приоткрылся в агонии. И Тира сделала то, что поклялась не делать никогда. Она сунула свое запястье в приоткрытый рот Хамира. Вампир действовал сам по себе. Даже будучи при смерти его инстинкты хищника победили. Тире пришлось для этого самой слегка оцарапать запястье о клык, чтобы появилась маленькая капелька крови. А дальше: как только живительная влага коснулась языка вампира, остальное он сделал сам. Хамир впился в её руку и Тира почувствовала вначале сильную боль, а после уже знакомое ей тепло. Девушка позволила ему пить себя, на этот раз добровольно. Почему? Она и сама не смогла бы дать точный ответ.
  
   Мужчины бились. Карей и Рангар слаженно отражали заклинаниями нападки одержимых. Рангар забыл, что перед ним враг. Теперь он воспринимал этого полукровку как равного. Их совместный щит получился настолько прочным, что Рангар глазам своим поверить не мог. Этот парень просто находка и если им суждено выбраться из этой передряги живыми, он оставит его в Харатаре. К тому же Рангар чувствовал магию светлых за своей спиной. Кто его освободил?! Хорошо, со всем этим он разберётся позднее, когда выживет.
   Карей повернул голову и отыскал глазами мать, брата и Тиру. Он увидел что все они в безопасности и ему стало легче. Карей продолжал удерживать щит, а его отец в это время мастерски сжигал в воздухе одного из одержимых.
  Надолго этих созданий не хватало. Уже мертвые они рассыпались в прах, а тьма - что была внутри их тел, поднималась ввысь.
  
   Дарт немного пришел в себя. Он жалел сейчас только об одном, о потере своего меча. А ещё... то что открылась его взгляду - пугало дроу. Земля пустыни осыпалась в черную бездну, грозя поглотить их островок безопасности в любую минуту. Одержимых почти не осталось, но за выставленным щитом продолжала клубиться тьма. Дроу смотрел вперёд и поэтому когда его рук коснулись чьи-то ледяные пальцы, вздрогнул. Резко обернувшись, он наткнулся на взгляд фэйри. Решительный блеск красивых девичьих глаз и твердый голос вернули его из хаоса, в котором он потонул на несколько секунд.
  
   - Быстро, думай о доме! - Тариса сжимала руку дроу и заглядывала в его глаза. Дарт подчинился. Он и сам не понял, но в его голове даже не возникло и мысли о сопротивлении. Обычно отношение к женщинам у него сводилось совсем к другому. Он и слушать её не стал бы. А тут... подчинился. В мыслях дроу пронёсся Урхар. Крепость наместника, родной замок и площадь перед ним... а после ослепительно яркий свет заполнил все вокруг и у него сильно закружилась голова. Его словно тянуло куда-то с невероятной силой. Он летел и летел, пока тело не ощутило боль от удара о что-то твердое. Рядом раздались стоны. Глаза слегка слезились. Голова гудела. Дарт через силу повернулся и замер от неожиданности. Дом?! Его дом?! Урхар?!
Оценка: 7.82*17  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) Б.Ту "10.000 реинкарнаций спустя"(Уся (Wuxia)) Ю.Ларосса "Тихий ветер"(Антиутопия) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Священная война"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"