Шевцова Инна Евгеньевна: другие произведения.

Ты и скрипка

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Этот рассказ мое первое творение. Пожалуйста не обращайте внимание на ошибки. Сразу могу сказать, что они есть. Выскажите свое мнение о сюжете и не судите строго. Зарание спасибо. Он не знает что такое нежность. Его очень редко кто обнимал. Даже в детстве. Он уверенно шел к своей цели и не обращал внимание на мешающие эмоции. Он научился их сдерживать, потому, что знал их влияние. Эмоции это смерть. Только в одном случае он мог себе позволить лишь маленькую привязанность. Иметь что то свое и беречь его от всех на свете. Хранить это в своем замерзшем серде в стеклянном колпаке. И никогда не открывать, что бы не испарилось. Иногда это чувство так печет в груди, и он что бы укротить этот огонь шепчет ему : Добрый доктор айболит Он под деревом сидит Приходи к нему личится....

  Пролог
  Я смотрю на тебя. Смотрю и не могу наглядется. Почти не осталось тебя моего. Ты их. Такой серьезный и взрослый. Хотя ты всегда был взрослым. И в десять,
  Когда тебя отправляли присмотреть за мной на детской площадке. И в пятнадцать, когда проверял мои уроки и собраный портфель.
  Ты научил меня играть в нарды, карты, домино. Не терпел мое упрямство. А когда, несясь во всю прыть по двору, вдруг ненароком упаду, сразу ищу тебя. Шипя от боли и скрывая слезы встаю отряхиваясь. Если тебя нет, могу и поплакать. Только тихо так. Чтоб никто не видел. Ты жуть как ненавидел плакс. И твоя фраза что девченки все плаксы и нюни меня стимулировала и сдерживала.
  Я даже свой метод придумала как не заплакать. Не всегда работало, но всеже помогало отвлечся.
  Всегда был ты. Вот иду я из кино с девочками, ты с мальчишками за углом куришь и даже не смотришь в мою сторону. Как только мы расходимся по домам, ты будто из воздуха появляешся и бурчишь, что снова без кофты вышла. Накидываешь мне на плечи свою куртку и я кутаюсь в нее ощущая тепло и твой запах. Незаметно я вдыхаю его кутая нос глубже в куртку. Ты же ругаешь меня за пустую голову. Твердишь что заболею. Хотя сам идешь в простой майке и пытаешся скрыть от меня дрожь. Зная что если замечу ее отдам куртку обратно.
  
  Когда это ушло? Где я так провинилась что ты выбросил меня из жизни. Ведь я даже уснуть без тебя не могла. Да что там уснуть я жить без тебя не могла. Вся моя жизнь состояла из тебя и скрипки...
  
   Глава 1
   Мой маленький мир состоял из стихов детских писателей, невыносимой многочасовой игре на скрипке и тебя.
   Старше меня всего на три года ты казался мне всезнающим и всемогущим. Ты был такой серьезный. С далеко идущими планами на будущее. Твердо шагая по гололеду не боясь упасть, тащил меня за руку из школы, вычитывая за подраные гамаши сбитый лоб. Он шел так уверенно будто по сухой дороге, когда я плелась за ним скользя своими сапожками и старалась не зареветь. Его теплая ладошка крепко держала мою саднящую от царапин руку иногда очень крепко сжимала ее. Было очень больно. Но плакать нельзя. Это закон. Я терпела. Старалась не шморгать носом и что бы отвлечся от боли шептала любимые стихи:
   Идет бычек качается
  Вздыхает на ходу ...
   Я читаю все стихи из любимой книжки, и это помогает. Я успокаиваюсь.
  - Вот растяпа. Как ты умудрилась растянутся на дороге. Если бы я не у видел тебя . Если бы я не вышел на улицу? Не знаешь? Зато я знаю. Ели бы мы пирожки с капустой на твоих похоронах. Дурочка. Кто тебя потянул через дорогу? Ведь видишь что на улице творится. Машины бьются как стаканы на свадьбе, а тут ты еще...
  И так всю дорогу. И с каждым шагом предположения моего будущего все мрачнее и мрачнее.
  Я не оправдываюсь, не огрызаюсь только киваю с виноватым взглядом на каждое его:
  - Поняла меня?
  Только так. Любые другие действия будут иметь печальные последствия. Только с ним я так себя веду. Слушаясь и повинуясь.
  Прекрастно зная что прийдя домой будет мазать мои боевые раны и на мое тихое* щиплет* он гроздно скажет:
  А задница у тебя не щиплет?
  Тут же подует на зеленое художество.
  - Вась? Там котенок был. Такой маленький. Рыжий. Я уго забрать хотела и подскользнулась. Я же по делу...
   Посмотрев на него из под отросшей челки виновато улыбнулась. Васька строго так смотрел на меня долго. Видно хотел своим молчанием наказать меня. Не было ничего хуже чем такое его молчание. Уж лучше бы орал на меня и ругал.
   Потом его взгляд смягчился и усмехаясь так спросил:
  - Ну и где он?
  Я лишь плечами пожала.
  
   Наши с Васькой квартиры находились в одном доме. Мы жили на первом этаже, а они на пятом. Наши отцы вместе работали на местном заводе. Моя мама преподавала в инстетуте. Его же была врачем. В итоге родителей мы видели не часто. У меня хоть бабушка была. А у них в этом месте- пробел. Васька частенько оставался у нас до поздна. Укутывал меня в одеяло и читал мне сказки. Так бабушка велела. Когда я засыпала, он шел домой. Вообще к нему все относились как к взрослому.В его тогда десять он был рослым и в силу образа безродительной жизни очень самостоятельным. Всегда аккуратный. В квартире чисто. На кухне даже чашки грязной нет. Он много знал. Хотел учится в столице. Мне кажется даже что он выучил всю нашу общественную библиотеку. Он приучил меня к книгам. И что бы не мешала, давал читать самые толстые и без картинок. Остров сокровищ, Приключения Тома Соера, Маугли и тому подобные книги были мною зачитанны до дыр. Наши семьи собирались по праздникам. Особенно на новый год. Было так весело и шумно. Бабушка хлопотала на кухне, папы наши обсуждали какие то проэкты а мамы... мамы они везде мамы. Разговоры были примерно одного и того же содержания: Ой к нам по скорой мужчину привезли... А у меня студентка хвосты хотела здать, весь семестр прогуляла... А у нас главврач развелся... А у нас... А у нас... А у нас в квартире газ, а у вас... Начинаю читать всем известное стихотворение. Громко так... что бы всем слышно было. И все хором не поворачивая голов вскрикивают... Кто как меня зовет. Все по разному. Но смысл один и тот же... -Варвара! -Варюшка! -Внученька! Я закрыв руками уши из вредности не остонавливаясь продолжаю. И только от резкого: -Бася! Поворачиваюсь в его сторону. И я смотрю в его голубые глаза с вызовом. Не отрывая взгляда понижаю голос но читать не перестаю. Смотрю как один уголок его губ медленно приподнимается превращая строгий холодный образ в нечто волшебное. Только нам ведомое. И чем тише я говорю, тем больше раскрывается его улыбка. Мне нравится его улыбка. Он становится теплым и уютным. Только моим. Когда шепчу последнее слово он беззвучно смеясь качает головой. Взрослые уже и забыли о нас снова перетирая свои новости. Я была весьма упрямым ребенком и твердо отстаивала свою точку зрения. Будь то штаны вместо платья или пионерский лагерь вместо музыкальной школы. Не знаю где родители увидели во мне талант к игре на скрипке. Или недавно нагрянувшие бабушкины подруги так нахваливающие своих внуков повлияли на мою дальнейшую судьбу но меня упирающуюся всеми ногами отдали в музыкальную школу. И пришлось согласится и добросовестно учится. Так как вошедший посреди спора Васька хмуро смотрел и слушал все приводимые доводы взрослых. Когда все их доводы закончились , родители уставшие ушли на кухню пить чай бросив на последок: - Ты подумай дочка. Я посмотрела на него самым жалобным взглядом в надежде что он придумает как избавится от музыкальной школы. Он молчал. И только уголок его губ вот вот поднимется в ироничной улыбке. Я же... Я же жду что он скажет и боюсь того что услышу. Какая скрипка. Это же для девченок. Он не будет со мной дружить больше... я так этого боялась. Вот как рассмеется сейчас, обзовет девченкой и убежит. И в сторону мою не посмотрит... Только не реви, Бася. Плакать нельзя... - Я вечером тебя забирать буду. Поняла меня? Родителям не до тебя сейчас. Вот так все и решилось. Вот так и жили. Взрослые сами по себе. Мы сами по себе. Время менялось и мы менялись. Становились взрослее. Уже не так сказочно выглядела наша жизнь. Глава 2 Проблемы, ранее проходившие мимо меня все чаще и чаще всплывали в разговорах. А на мое пятнадцатилетие вообще случился скандал. Причем изза ничего. Уже при распитии чая и сытом желудке завелся спор. Мы услышали его из моей спальни. Наши папы никогда не повышавшие голос кричали на кухне. - Ты ничено не сможешь поменять, Серега. Куплено все. И скоро будет продано. - Коля, мы с тобой столько работали над этим. Ты решил все бросить. Ради чего? - Ради чего? Да мне надоело каждую копейку считать. Васька работает с шестнадцати лет. Ему учится надо. Машину поменять надо. Сколько можно на тестевой тарантайке ездить. Жить хорошо хочу, понял? - Ты плохо жывешь, Коля! - спросил мой папа? - Не плохо. Но хочу еще лучше. Серый, лучше. Вот у тебя родители квартиру на свадьбу подарили. А мы с Машкой ее зубами выгрызали. Детдомовские мы. Ничего не имевшие. Так почему бы мне не хотеть лучшего. Разве много денег это плохо? - Нет не плохо. Но разве в них счастье. Ведь деньги они заканчиваются. А мечта? Ты же Коля мечтал городок наш возродить. И держались мы вместе для то го же. Ведь если ты уйдешь, проэкт закроют, завод разпустят и тю-тю. Представь что будет. Продаш проэкт деньньги закончатся что потом. Завод закрыт. Работы нет не только у тебя но и у половины городка. Дальше что Коля? В образовавшейся тишине было что то страшное. Сердце прыгало в унисон со стуком маятника на часах. Притихшие в комнате мамы кажется боялись шалохнутся. - Продам квартиру и уедем в столицу. Тихо сказал Васькин отец. Дальше я не слышала что они там говорили. В моей голове кружились снежинки из фразы его отца. Стараясь в очередной раз не зареветь автоматически начинаю читать стихи... Зайку бросила хозяйка Под дождем остался зайка Со скамейки слезть не смог Весь до ниточки промок. Зайка сидит в витрине он в серенькой шубке из плюша... Читаю читаю без перерыва. Уже идя на третий круг любимой книжки понимаю что реву. Катятся слезы и ничего не помогает. Даже дурацкие стихи. Если ты уедешь- я умру. Тихо шепчу ему. Почти без звука. Чтоб не слышал моей слабости. Что бы не узнал как сильно я его люблю. - Не умрешь. Только попробуй мне умереть. Поняла? Услышал. Так неловко стало. И так хорошо. Что я просто подошла к нему и прижалась. Будто клеем приклеялась. Никогда не обнимала его. Никогда не прикасалась. Кроме как за руку больше никак. Даже с днем рожденья поздравляла сухо кивая. Сдерживая себя в эмоциях. А тут подошла и обняла. Сама. Его. Не ожидав такого действия Васька неуверенно прижал меня к себе. Зарылся носом в мои накрученые по взрослому волосы молча сопел... И вдруг выдал: Еще ведь ничего не известно. Пьяный бред. Водка гуляет. Поняла? Ты чего шморгаешь. Реветь будешь? Тогда я пошел. А сам еще сильнее к себе прижимает. Поняла меня? Я лишь молча киваю. Не помню сколько мы так стояли. Может минуту может больше только его позвали домой. А я всю ночь проревела в подушку. И вроде бы все забылось. Перетерлось. Значит точно водка гуляла. Успокоилась. Мой день состоял из школы и скрипки. Ровно в семь вечера под окнами моего класса стояла переговариваясь кучка парней. Как и в семь лет так и в пятнадцать он приходил меня забирать. Иногда ему надоедало это. Он злился на мою медлительность. На мои опоздания. Стоило мне немного задержатся с учителем как в дверном проеме появлялась его голова и строго так приказывала: -Бася, домой. Даже учитель так привык к нему за столько лет, что лишь увидев его в огромном окне улыбался и говорил: Бася, вам пора. Бася. Это сокращенно от Барбары. Только он меня так называл. Иногда мы шли медленно. Он рассказывал что то увлекательное. И так забывался в своих рассуждениях что полностью забывал про свою суровость и сдержанность. Его лицо будто светилось. Глаза становились синими синими и легкая улыбка не сходила на протяжении всего рассказа. Мне было до фонаря его рассуждения. И частенько я даже не могла вспомнить о чем он говорит. Но я терпела их только потому, что бы снова и снова увидеть его настоящую,такую привлекалельную и ничем не омраченную улыбку. Сначала он приходил один. Со временем обзавелся компанией. Может мальчишки и дразнили его за это. Но он не подавал вида и с неким энтузиазмом приходил за мной каждый вечер. Может показывая свое отношение к мнению других, а может из вредности. Проводив меня домой Васька уходил гулять с теми же ребятами. Потом начал подрабатывать где то. Я не спрашивала. Да он бы и не сказал. А однажды он не пришел. Опаздывал что ли. Марк Игнатьич поинтересовался даже где это мой сопровождающий. Я нервно складывая скрипку в футляр и смотря приэтом в окно прищемила палец. Но по привычке даже не вскрикнула. Просебя пошипела и сунула палец в рот. Одевшись в легкий плащик, взяв инструмент вышла на порог. Погода , еще с утра так радовавшая нас бабьим летом ,окончательно испортилась. Холодным ветром и дождем хмурая осень поддерживала мое настроение. Где он есть. Уже час как должен быть. Не мог не прийти. Еще немножко подожду. Темно почти. Фонарь у забора освещает немно дороги. И я всматриваясь в темноту до рези в глазах жду его. Мои легкие туфли ничерта не грели. Тело сотрясала мелкая дрожь, а изо рта маленьким облачком выходил пар. Оторвали мишке лапу Уронили мишку на пол Все равно его не брошу Потому что он хороший... Вдруг увидев силуэт на дороге- обрадовалась. И разозлилась. И... Только походка не его. Да и не один вроде. Несколько их. И девушки смеются. Расстроившись продолжаю шептать Самолет построим сами Пронесемся над лесами Пронесемся над лесами, а потом.. - Это ты, Варвара? Вдруг кто то спросил меня.И я узнала одного из Васькиных друзей. - Ты чего домой не идешь? Уже подходя ближе, спросил Шпион. Не знаю почему именно Шпион. Вроде родственников розведчиков у него не водилось. И выглядел он полной противоположностью всеми известного агента. Самый обыкновенный человек. Только улыбка до ушей. Хоть завязочки пришей. Улыбался он или скалился -всегда. Но никогда не смеялся или хохотал. Эта улыбка показалась мне до того противной и приторной. Вот вроде ничего плохого не сказал еще, а уже мерзко как то стало. -Ты это... Ты Ваську не жди не прийдет он. - Почему это? - Так он к Маринке Пахомовой на днюху пошел. Банкет у них. -Ты то откуда знаешь? -Так я от него. Проверить тебя пришел. Дома ты или нет. Только не реви. Только не реви. Бася, реветь нельзя. - Я не Ваську жду. Нужен он мне ,как рыбе зонтик. Виталика Форсина жду. На свидание иду. - Ага, ну ладно. Я пошел тогда? Он уходил медленно ,все оглялывался и оглядывался. А я приказывала себе не плакать. Щипала сквозь карман ногу так больно, как только могли замерзшие пальци. Почему не сказал? Да и не сказал бы. Дела. Вот и все обьяснение. Господи как же плохо. Выть хочется. Иду домой одна. Никогда одна не ходила. Шла пешком. Бещ шапки и зонта. Никогда его не носила. Васька прийдет с зонтом если дождь. С шапкой-если забыла дома. С бутербродами- если не успела поесть. Казалось что он все про меня знал. Мог угадать что мне нужно и принесет, достанет или найдет. Холодно. Как холодно. Режет ,рвет в груди. В голове ни одной мысли. Будто тыква а не голова. Ноги онемели от долгого стояния. Ноя упрямая. Я иду домой. Иду так быстро как только могу. Становится жарко. Растегиваю плащь и кофту на змейке. Жарко. Не помню как пришла домой. Помню что жарко. Тяжело так. Будто на мне тысяча тонн. Холодно... Шпион еще приперся. Лыбится противно. Их много. Шесть или восемь. И они кружатся и смеются кружатся и смеются. Как больно. Давит что то. Душит. Я под водой. Я плыву ,плыву, а сил все нет и нет. Холодно. Господи, как холодно. Плакать нельзя. Нельзя... Я люблю свою лошадку Причешу ей шерстку гладко Гребешком приглажу хвостик А потом... Эх, где же слезы. Теперь можно плакать. Теперь ему все равно, плачу я или смеюсь... Он и так ушел. Варя пришла вся мокрая и тряслась как осиновый лист. Раздев девочку быстро отправили грется в ванную. Потом ее обтерли водкой и одев в теплую пижаму отправили в кровать. Все это время она была в сознании и читала свои стихи. Уже не считая, по какому кругу. Ее и книжки то уже не было. А стихи на память знает. Вот, уснула наверео. Замолчала. - Шпион Шпион уходи. ..Не жду я... Не жду...Больше не жду...Кот Чеширский рот закрой. Зубы выпадут. Я могу плакать. Могу... Зайку бросила хозяйка... Бабушка смотрела на внучку и не знала что делать. Позвонила Васильевым. Никто трубку не берет. В окне спальни сверкнули фары машины. Она скоро, как только могла, выскочила на лесницу, что бы перехватить соседей у лифта. -Машенька, с Варей что то. И со слезами вернулась в квартиру. Дочка с зятем работают до поздна. Мария Ивановна, как была в вечернем платье, так и пришла. На деревенской перине под тремя одеялами тряслась девочка. Ее лихорадило так что зубы торохтели. И она бредила, что ли. Наморщив лоб она молча смотрела на нее и что то обдумывала. А потом сказала. - В больницу ее надо, Вера Андреевна. Оглянувшись на хлопнувшую дверь, увидели Ваську с чемоданчиком. Взглянув на мать кивнул в Басину сторону. Та в ответ покачала головой и сказала: -Вызывай скорую. Тот кивнув, пошел в коридор к телефону. Пока ехала скорая, бабушка собирала вещи в больницу все причитая. Не уберегла. Не уберегла. Олег Васильев стоял прижавшись спиной к стене не мог смотреть на нее. Смелость и твердый характер в этот раз подкачал. Страшно было посмотреть на нее и признать свою вину. Хоть трусом никогда себя не считал. Да и не был им никогда. Набравшись храбрости и резко поднял голову. Она горела. Это видно было сразу. Укол анальгина с димедролом поставленный матерью не особо помагал. Губы шевелятся. Или это так ее трясет? Подошел ближе. Присел на кровать и услышал шепот: Горит на солнышке флажек Как будто я огонь зажег... Проклиная себя сто тысячь раз за то что пошел на день рожденья к Маринке. Но она же как пиявка. Уцепилась в него клещами. Вот и отец на них довольно так поглядывал. И намеки недвузначные делал. Что правильных друзей завожу. Может что и выгорит. Выгорит. Душа моя горит. Душит совевесть. Ведь не простит он себя. Слово дал и не сдержал. Приехали врачи. Покивали головой. Мать вышла к ним, о чем то говорила. Я не особо прислушивался. Подошла медсестра, потрогала лоб рукой и замерла. - Она что стихи читает? То ли удивилась то ли смеялась над ней. А за ответом повернулась в мою сторону. Я не отрывая взгляда от девченки тихо бьяснил: -Это она так плачет. Медсестра кивнув головой то ли не поверила то ли не поняла. Лишь за спиной услышал бабушкин всхлип. Трястись перестала. Видимо укол действует. Закутав Баську в одеяло сгреб в охапку и пошел за фельдшером. - Я с ней еду. Бросил идущему на встречу отцу. И не ожидая ответа вышел из подьезда. В карете скорой помощи я держу ее на руках и боюсь. Никогда ничего не боялся. Сейчас боюсь. Молоденькая медсестра с интересом поглядывает на нас. Вдруг спрашивает? - Сестренка твоя?
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"