Шевлягина Ольга: другие произведения.

Мир после. Книга 1. Водный мир.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 7.39*11  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Первая книга из серии "Мир после".
    Истер, юноша-полукровка, попадает в самое страшное место в Водном мире - в Красный город, столицу мира Правящих, и приговорен к смерти. Спасением или проклятием станет для него жест скучающего во Дворце Принца, который решил спасти полукровку? Несмотря ни на что, Истер стремится к главному - к свободе, и в этом ему помогают и друзья, и враги. Путешествие героев через весь Водный мир практически до самого материка. И путь этот будет полон приключений, знакомств, встреч и открытий.

    Книга закончена.


   ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. КРАСНЫЙ ГОРОД.
   Глава 1. Полукровка
  
   ...Он родился в первый день дождей. Дождь считался плохой приметой, плохой кармой: с его приходом разливались реки, гибли урожаи и приходили Снабженцы. Дождь был спутником страха, боли и смерти.
   Мать рассказывала, что в тот год дождь был особенно сильным, вместе с ним пришёл голод, а затем многих из деревни увели в Красный город, и больше никто их никогда не видел.
   - Истер, бойся туч и кораблей, если они придут - беги, - каждый вечер повторяла ему мать вместо молитв, что возносили односельчане солнцу и ветру. Они с мамой не молились...
   - Молись, парень, пока у тебя есть время!
   Он вздрогнул и медленно поднял подбородок, посмотрев через решётку своей вонючей, влажной темницы на лохматого грязного человека, который был прикован к стене в недрах противоположного каземата. От вони, которая стояла в этих бесконечных подземельях, пропитанных страхом, испражнениями и страданием, у Истера болела голова, перед глазами прыгали пятна, и не было конца этому ужасу. Даже крысы и ожидание конца не были такими мучительными, как запахи их последнего пристанища.
   Пленник встретил взгляд парня и сильнее вжался в стену, звякнули его цепи, и звук буквально взорвался в больной голове Истера. Он сдержал стон и снова уткнулся лицом в колени, от которых тоже воняло, - грязью, кровью и тухлой водой, но всё-таки к этому запаху он уже успел привыкнуть за недели, потраченные на то, чтобы добраться до Красного города и найти отца.
   - Ты кто, детёныш? - почти с благоговейным ужасом, шёпотом, спросил пленник, видимо, когда оправился от первого испуга и понял, что парнишка, как и он, закован и заперт в клетке.
   Истер промолчал, даже не поднял головы, слушая то, что творилось в этом средоточии людских страданий, последних страданий. Истер знал, что будет потом, когда за ними придут: их отведут в бани и намоют, их оденут в чистые одежды и причешут, приведут в чистый зал - и там они все умрут. Всех их ждал один конец - Трапезная, в которой они станут самым обычным блюдом. Уже потом, когда им будет всё равно, их тела кинут волкодавам и львам, все такие же чистые и аккуратные. Истер это знал лучше, чем многие из тех, кто страдал в темницах вместе с ним.
   Он слушал казематы и коридоры, пытаясь отвлечься от головной боли, разрывавшей ему затылок. Совсем недалеко, в паре камер вправо, плакала девушка. Странно, что она оказалась среди приговорённых: обычно девушек берегли, пока они не становились ненужными, вот как две женщины, что шептались слева, иногда всхлипывая и вспоминая о своих детях. В основном тут были мужчины: кто-то плакал, как ребёнок, постанывая; старик в самом конце коридора молился уже почти час, словно это сможет облегчить его участь; молодой парень спал, вздыхая во сне, смирившийся и, кажется, уже ничего не боящийся.
   Где-то вдалеке по каменным ступеням простучали сапоги, отворилась дверь, принеся с собой небольшой глоток свежего воздуха и запах дождя. Опять дождь, плохая примета, как и звук шагов по коридору, который привёл в движение всех узников. Девушка вскрикнула, старик начал молиться громче, женщины зарыдали.
   - Заткни их, - голос был холодным, спокойным, словно удар топора по металлу.- Сколько раз говорил: еда не должна быть испуганной, у неё портится вкус.
   - Простите, мы не ждали вас этим утром, - кто-то подобострастно залепетал, забегал, и крики девушки смолкли. Шаги пяти визитёров приблизились, замерли возле камеры плачущей.
   - Почему она тут? Бесплодна? - резкий властный окрик.
   - Нет, Правитель Байрок, нет, она плодовита! Она убила своего младенца, когда за ним пришли Длани. Сильного здорового мальчика пяти месяцев, готового присоединиться к Правящим, - залепетал слуга, и Истера передёрнуло. Он знал, кто такой Байрок, это имя знали все жители этого жестокого мира, и все знали, что увидеть Байрока мог лишь тот, кому оставалось жить совсем немного.
   - На обед страже, - скучающе приказал Байрок, продолжая движение.- Или ты бы хотел её кому-то подарить, мой Принц?
   - Нет, отец, - голос такой же спокойный, ледяной, равнодушный, только юношеский.- Она слишком стара для моих друзей.
   - Конечно.
   Истер слушал, как группа визитёров идёт по коридорам, защищаться, если понадобится. Он был готов на всё: теперь, когда он выполнил свою миссию, он не боялся умереть.
   - А это что? - визитёры остановились напротив клетки, в которой почти сутки томился Истер.
   - Он убил Правящего, - почти шёпотом проговорил стражник.- Его схватили вчера во владениях Орака: мальчишка буквально разорвал на части сына Ораков.
   - Почему вы не кинули это ко львам?! - вознегодовал Байрок, и Истер чувствовал, как прожигают его взгляды Правящих, полные не только гнева, но и страха.- Вы знаете закон!
   - Да, Правитель, но мы хотели сначала, чтобы вы посмотрели на него. Это необычный человеческий детёныш.
   - Говори, - приказал Байрок.
   - В нём течёт кровь Правящего, - опять шёпотом произнёс стражник, и в ответ на его слова пронесся гул голосов.
   - Что?! Как это может быть?!
   - Мы не знаем, он не сказал ни слова с тех пор, как его схватили. Мы пытались узнать у него правду, но он словно не чувствует боли. Ни звука не издал, - извинялся за своё бессилие Страж.
   - Посмотри на меня, детёныш! - холодно приказал Байрок, и Истер поднял голову, встречаясь взглядом с глазами Правителя Красного города, властителя Правящих. Байрок был похож на человека, если не считать неестественной для его возраста молодости и светящегося взгляда алчных глаз. - Кто ты? Как получилось, что в тебе есть кровь великого народа?
   Мальчик молчал, только пристально смотрел на Байрока, чьего имени боится каждый мыслящий человек.
   - Как ты смеешь не отвечать на вопросы Правителя?! - страж схватил пику и ткнул ею в бедро Истера через решётку. Кровь пахла сладко и в то же время отвратительно, словно начала портиться ещё внутри его тела.- Говори!
   - У него странные глаза, - заметил кто-то из свиты Правителя.- Видите? Красная радужка.
   - Кто ты, в последний раз спрашиваю? - кажется, Байрок терял терпение: нечасто жертва Правителя осмеливалась гордо молчать.- Ладно. Отдайте львам. Пусть эта загадка умрёт вместе с этим существом.
   - Отец. Я хочу его себе.
   Истер перевёл тяжёлый взгляд на стоящего рядом с Байроком мальчика, обыкновенного человеческого мальчика, в глазах которого было лишь надменное равнодушие. Волосы цвета озерного льда, серые глаза, сжатые в линию губы - самый обыкновенный парень лет семнадцати, ровесник Истера, но при этом самый главный и страшный ребёнок во всем Водном мире.
   - Принц, он убил одного из нас, - напомнил ему Байрок, и свита закивала.
   - Он дик и неуправляем.
   - Он полукровка!
   - Я хочу его себе. У меня никогда не было такого ручного зверька, - скучающе откликнулся Принц.
   - Хорошо, - Байрок, кажется, никогда не отказывал своему наследнику.- Но если он что-то выкинет, ты будешь наказан.
   - Да, отец. Теперь мы можем идти? Мама хотела, чтобы я присутствовал на её званом обеде.
   - Идём, - кивнул Правитель.- Зверька отмойте и приведите в покои Принца.
   Истер в упор смотрел на парня, который скучающе и легко сделал из приговорённого пленника дворцовую игрушку. Смотрел и понимал, что жизнь предоставила ему удивительную возможность - отомстить не только за себя и за мать, что он уже сделал, но и за всех, кто когда-либо томился и ещё будет томиться в этой тюрьме смертников.
  
   Красный город стоял на Непотопляемой скале с самых древних времён, так гласили летописи Правящих. Обнесённый высокой крепостной стеной, которая круто обрывалась вниз, в море, город был неприступным оплотом власти тысячи лет, и никто уже не помнил, как и кем он был построен. Зато целые поколения помнили и знали: и жители ближних островов, и те, кто обитал в диких землях северного полушария - попав за стены Красного города, ты больше никогда оттуда не выйдешь.
   Город смерти, Кровавая крепость - так звали это место в родных местах Истера. Называли по-разному, но все сходились в одном: нужно держаться как можно дальше от этих стен и его обитателей. Именно это втолковывала ему мать каждый день до того момента, пока за ней не пришли. И это были не Снабженцы из округа, не Длани, собиравшие детей, не Каратели Байрока - это были воины Орака, близкого советника Правителя.
   - Шевели ногами, детёныш!
   Его больно ткнули под лопатку, но Истер даже не поморщился, медленно идя по ровной чистой мостовой, которая круто взбиралась вверх, вокруг улиц с домами, башенками, заборами, окрашенными в красные, коричневые, бордовые тона. Только теперь Истер до конца понял, почему этот город назван Красным.
   Он поднял глаза и высоко над головой увидел зубчатую башню и стену, за которой возвышался Дворец Кар-Альны, Дворец Вечной Власти. Говорили, что это самое прекрасное творение на всей планете, но при этом самое страшное для любого, в ком течёт человеческая кровь. Ужасы этого места описывались в десятках песен и сказаний свободных народов севера, и даже взрослый человек начинал оглядываться, когда кто-то заговаривал о дворце.
 []
   На улицах было тихо, в окнах горел неестественный свет - электрический, как говорили знающие люди. Для Истера это слово ничего не значило: он родился и вырос рядом с огнём, но в Красном городе огня не было. Правящие боялись огня.
   На город начали спускаться сумерки, когда конвоиры - двое крепких Правящих с плетями в руках - довели Истера до ворот и повернули направо, вдоль стены, к низкой, но крепкой дверце, в которую их тут же пропустили.
   - Что это? - с брезгливостью спросил тот, кто их впустил. Его глаза ярко горели в темноте - значит, он недавно поел. Истер тяжело втянул носом воздух, и голова снова нещадно заболела: пахло кровью.
   - Новая игрушка Принца Лектуса, - хмыкнул один из конвоиров, и Истер увидел, как он облизнулся.- Нам поесть оставили?
   - Выполняйте задание и возвращайтесь, сегодня нас хорошо кормят, говорят, на фабрике слишком много родилось особей, нужно было избавиться от излишков.
   Истер содрогнулся, слушая разговор, кулаки его непроизвольно сжались.
   - Шагай, детёныш! - его снова грубо толкнули, и мальчик впервые ступил во двор Дворца Кар-Альны, почувствовал под босыми ногами прохладу и гладкость белого камня мостовой и в лучах почти зашедшего солнца увидел красноватые стены вокруг белого, как снег в северных краях, дворца.
   Вправо и влево от главной дороги к большим дверям Дворца шли улицы, скрываясь за стенами дома Правителя, а также уходя вниз. И Истер знал, что за этими стенами скрыты не только Дворец, но и огромное хозяйство правящего дома, страшная фабрика по производству и уничтожению человеческих жизней. Как бы ни был он храбр, сколько бы всего он ни видел за свою короткую жизнь, но то, что он чувствовал, ступая на землю Байрока, в его кровавые владения, заставляло мальчишеское сердце лихорадочно биться; по спине бежали мурашки, и даже головная боль немного отступила.- Иди!
   Его повели вправо от главных арочных дверей Дворца, вокруг массивных мраморных стен со статуями и колоннами, которые он не мог и не хотел рассмотреть. Он с трудом сдерживал стон боли: от сладковатого запаха крови, который становился все более густым и навязчивым, голова почти разрывалась, перед глазами плясали круги, а рот наполнился вязкой слюной. Он давно ничего не ел, и инстинкты обострились, но Истер, как мог, давил в себе это.
   - Проведём через внутренний двор, так меньше шансов, что он попадётся на глаза кому-либо в таком виде, - поморщился конвоир, и его спутник кивнул. Они втолкнули Истера в какую-то низкую, незаметную на фоне стены дверь, затем сквозь узкий, похожий на трубу, коридор, и вот он снова на воздухе, в небольшом дворике, опоясанном стеной из белого мрамора, посреди которого была чаша. Спазмы буквально свели судорогой горло Истера, он пытался не дышать носом, глядя на чашу, в которой ровной гладью застыла кровь.
   - Иди, давай! - прикрикнул конвоир, пихая мальчика в плечо, и тут Истер не выдержал: он с силой толкнул от себя своего мучителя - тот отлетел на несколько шагов и ударился спиной о каменную стену дворика - и кинулся к резервуару, наклоняясь и делая глоток сладкой свежей крови, которая, словно эликсир, наполнила его силой и забрала с собой боль. Запахи перестали быть такими мучительными.
   Тут его схватили за волосы и потянули к земле, кто-то ногой ударил парня по рёбрам, и Истер упал, защищая руками голову.
   - Так-так, Стражи ломают мои игрушки, - раздался позади холодный голос, и избиение тут же прекратилось: Истер почувствовал, что его отпустили. Он поднялся на ноги, стирая рукавом грязной рубахи кровь со рта, и смело посмотрел в глаза Принца Лектуса. Наследник Байрока был в белой рубашке и брюках, которых Истер никогда не видел: они не были крестьянскими или солдатскими, прямые и светлые, они ровно спускались до самых сандалий Принца.
   - Простите, Принц, он пытался удрать, - виновато ответил конвоир, отступая.
   - Да, я видел: через чашу, - хмыкнул Лектус, засовывая руки в карманы брюк.- Почему он в таком виде?
   - Мы как раз вели его в бани.
   - Ну, так ведите, - равнодушно пожал плечами юноша.- И накормите его: хоть моей едой, хоть запасами отца, мне не нравится его голодный взгляд, - и Принц долго и пристально смотрел в глаза Истера: внутри красного ободка серебрилась радужка Правящего.
  
   Истера подташнивало от стерильной чистоты дворца, по которому его вели, самого почти стерильного, в чистой одежде после купания. Он вырос в деревне, на природе, среди травы и деревьев, на холмах вокруг Тёмного болота, а тут был только камень, белый камень враждебного ему Красного города.
   За арочными окнами коридоров, по которым Истера куда-то конвоировали, была тёмная беззвездная ночь. Не кричали птицы, не дул ветер, молчали деревья. Только гул волн где-то далеко внизу нарушал эту мёртвую тишину Города смерти.
   Вода. Истер в очередной раз вспомнил, как предостерегала его мать от воды, как учила прятаться и скрываться, но у самой не вышло. Он снова вспомнил тот день, низкие тучи после только закончившегося дождя, свежий ветер с побережья и радостные лица людей, вышедших из домов. Они были уверены, что беда миновала, что на этот раз ни Длани, ни Снабженцы не добрались до их отдалённого селения. Истер с другими мальчишками сразу же побежали на холм, чтобы оттуда посмотреть, как поднявшаяся в море вода отходит, оставляя небольшие островки, на которых в солнечное время рыбачили местные.
   Лодки подошли тихо, с другой стороны, поэтому Истер и его друзья не увидели знамён Орака, поднятых на мачтах кораблей, что застыли в Далёкой Бухте по ту сторону острова. Они не слышали крика и плача трубы, в которую успел перед своей смертью дунуть Староста, предупреждая все ближние села о беде, которая всё-таки к ним пришла вместе с водой.
   Истер узнал о случившемся, когда к ним на холм, обливаясь слезами, прибежала Аники, сестра одного из его друзей. Она ничего не могла толком сказать, только повторяла что-то про корабли, но ребятам большего и не нужно было...
   - Давай быстрее! Плетёшься, как гусеница!
   Истер чуть не упал, в очередной раз получив сильный толчок в плечо. Он оглянулся и зло посмотрел на своего конвоира, и тот прищурился, глядя на парня со светящимися в полумраке радужками глаз. Наверное, если бы захотел, то Истер мог бы даже убить этого щуплого Правящего, ведь он справился с собственным отцом, сыном Орака, сильным, полным жизни, наверное, верившим в свою безнаказанность, в своё долголетие. Но Истер лишь сжал зубы: не для того он позволил им привести его в этот дворец, чтобы размениваться на мелких прислужников. Он попадёт к Принцу, а оттуда - к самому Байроку, и тогда он отомстит за всех, кого уводили в этот город, кто томился здесь и умирал, так и не узнав свободы и счастья.
   - Пришли, - кажется, Правящий испытал облегчение, когда перед ними распахнулись высокие металлические двери в просторный зал. Истер без особого любопытства разглядывал ковёр на полу и гобелены на стенах, напряжённо ожидая того, что будет с ним дальше. К его удивлению, в зале было пусто, Принц не ждал с нетерпением своего нового питомца, зато в дальних дверях стоял низкий человечек, завёрнутый в странную белую тогу, без одной руки. Он пристально смотрел на Истера, пока конвоир подводил к нему парня. Затем старичок поджал губы и хмыкнул.
   - Как тебя зовут? - буркнул старичок, когда конвоир, почти бегом, покинул зал, захлопнув за собой двери.- Сколько ты прожил зим?
   Истер молчал, пристально глядя на человечка, ожидая, что будет дальше. Но, вопреки ожиданиям, старичок больше ничего у него не спросил, только махнул рукой, приглашая следовать за ним.
   - Ты будешь жить в нижних комнатах, как тебе и положено. Недавно освободилась одна после того, как один слишком умный гном решил, что может пробить лбом стену и сбежать...
   Истер не стал интересоваться судьбой гнома, вполне понимая, что вряд ли его съели: легенды гласили, что кровь подземного народа ядовита, да и было мало тех, кто ловил гномов и пробовал их на вкус.
   Он оказался в узком полумрачном коридоре, в который вели стеклянные двери. За дверями - небольшие полукруглые комнаты, неестественно освещённые.
   - Ты будешь жить тут, - старичок открыл стеклянную створку, приглашая нового питомца зайти в его клетку.- Будешь хорошо себя вести, Принц позволит тебе выходить на улицу.
   - Кто она? - Истер не двигался с места, глядя сквозь стеклянные двери комнаты, что находилась напротив. Там, на ковре, сидела золотоволосая девушка с очень тонкими чертами лица. Казалось, что кожа её прозрачная; руки перебирали бусинки, что она держала в руках. Закрытые веки немного подрагивали.
   - Нечего задавать вопросы, иди! - буркнул старичок, всей своей маленькой фигуркой пытаясь загородить девочку от взгляда новичка.- Иди! - и с силой, которую было сложно угадать в этом щуплом человечке, втолкнул Истера в комнату.
   Его новое жилище было во много раз лучше, чем все предыдущие: они с мамой жили небогато, и его комната была тёмной и скудно обставленной, а потом уже он жил, где попало, спал в канавах, на чердаках и в трюмах, а последнюю ночь он провёл в вонючей темнице.
   Теперь же его окружали чистота и стерильность: белые стены, белый потолок, коврик на полу, застеленный чистым покрывалом матрас в углу, низкий столик, в тёмной нише - сложенная ширма и кувшин с водой. Хоромы просто.
   Истер сел на постель и попытался сквозь стекло увидеть золотоволосую девушку, но двери с этой стороны не были прозрачными. Мальчик вздохнул и откинулся на спину, думая о том, что дальше.
   Ему трудно было смириться с тем, что он покорился и позволил сделать себя игрушкой байрокова отпрыска, но в голове продолжала биться мысль о том, что всё неслучайно. Возможно, именно он сможет сделать так, чтобы больше никого и никогда не уводили из домов и чтобы в городах Правящих больше не существовало фабрик и питомников, где рождались и росли люди, живые, но все обречённые.
   Ему нужно просто подождать, немного потерпеть, сделать вид, что он покорён и благодарен за спасение жизни - и тогда он ударит в самое сердце мира этих чудовищ, кровососов, продлявших себе жизнь, убивая людей...
  
   - Эй, проснись!
   Его кто-то сильно пихнул в плечо, и Истер вскочил, ещё не до конца проснувшись, но уже готовый защищаться. Видимо, он уснул, продумывая десятки коварных планов мести, а теперь стоял посреди своей новой комнаты и смотрел на двух ребят его возраста, может, младше, которые с интересом разглядывали постояльца.
   - Привет, - широко улыбнулся парень с чёрными волосами и ямочками на щеках. У него был чудаковатый вид и немного сумасшедший взгляд. Он был жутко худым, угловатым и неопрятным, но это не мешало ему как-то совсем радостно улыбаться, протягивая Истеру руку.- Ярик, - представился мальчишка.- Это Кристин, - кивнул он на девушку, которая появилась вместе с Яриком в комнате Истера.- Добро пожаловать, если конечно так можно сказать, но, с другой стороны, мы живы, помыты и накормлены, а значит, нам всё-таки сделали добро... Хотя, кто-то ещё не накормлен, - улыбнулся Ярик, услышав громкое урчание в желудке новичка.
   - Как тебя зовут? - тихо спросила Кристин, робко посмотрев на незнакомца. Истер обратил внимание, что у неё длинная шея, и девушка втягивает её, видимо, пытаясь спрятать. У неё были длинные каштановые волосы и светлые глаза со светлыми ресницами, чем очень напоминала его маму.
   - Истер, - буркнул мальчик.- Ты откуда?
   - Отсюда, - немного изумлённо ответила Кристин.
   - Нет, я не об этом. Где ты родилась? Где твоя родина?
   - Здесь. Я родилась здесь, и мои родители родились здесь, в этом городе, - покраснев, ответила Кристин и словно чуть спряталась за Ярика, который с наглым любопытством рассматривал Истера.
   - Ты похожа на людей с восточных островов, моя семья оттуда, - словно извинился за свои вопросы мальчик.
   - А по твоему виду не скажешь. Кто-то из твоих родителей был Правящим? - не сдержался Ярик, улыбаясь.- Поэтому ты попал в коллекцию к Лектусу?
   - Так вы его коллекция? - фыркнул Истер, оглядывая новых знакомых. Он не видел в них ничего уникального или выдающегося.
   - Лучше тебе пойти и позавтракать, а потом мы можем показать тебе дворец и окрестности, - предложила Кристин, уже смелее глядя на Истера.
   - Вы можете выходить?
   - Мы все можем, думаю, что тебе тоже разрешат, главное не забывать надеть накидку со знаком Лектуса, тогда тебя не тронут, - объяснила девочка, а Ярик продолжал с любопытством смотреть на новичка.
   - Просто сказка, - зло проворчал Истер, понимая, что они действительно оказались в каком-то зоопарке невиданных существ. Он потянулся, потом подошёл к кувшину и плеснул на лицо водой.- И чем вы заслужили такой рай? Читаете мысли? Превращаетесь в летучих мышей?
   Ярик фыркнул и вышел в стеклянные двери, Кристин последовала за ним, и Истеру ничего не оставалось, как тоже покинуть спальню. Он задержался у дверей, за которыми все так же сидела золотоволосая девушка, только теперь она читала книгу.
   - Это Ксения, - шепнула Кристин, увидев, куда смотрит Истер.- Лучше проходи мимо, иначе Смотритель, если заметит, рассердится.
   - Почему? Почему её не выпускают, как нас?
   - Причин много. Хотя главная из них состоит в том, что она сестра Лектуса, - округлив глаза, прошептал Ярик, оборачиваясь к подруге и Истеру.- Иногда вечером я слышу, как Принц к ней приходит и разговаривает.
   - Но почему он держит её здесь?
   - А почему ты тут? - фыркнул Ярик, а Кристин отвела глаза. Получается, что Лектус держит тут сестру как ещё одну зверушку? Мерзкий тип. Все они мерзкие, даже те, кто ещё не пьют кровь.
   - Эй, спокойнее, - Ярик положил руку на плечо Истера, и парень вздрогнул, отводя взгляд от серо-зелёных глаз. И ему на миг показалось, что это глаза не его ровесника, а старика, мудрого и очень много знающего, такой взгляд был у его деда. Но это лишь на миг, а потом Ярик снова широко улыбнулся:- Тут не так уж и плохо, вот увидишь.
   Истер криво усмехнулся: возможно, этот странный парнишка и считает, что быть рабом и ручным зверьком при дворе Байрока весело, но Истер был тут только для одного.
   - Будь осторожен, - тихо оборонил Ярик, толкая дверь, что была сразу у лестницы. Истер тут же зажмурился: прямо в глаза ударил солнечный свет, который после полумрака подземных комнат причинял боль. И только привыкнув к этому свету, он увидел ещё трёх ребят: девочку лет восьми и двух мальчишек-близнецов младше Истера года на два-три, - которые тоже были в этом солнечном зале и пили что-то из больших белых чашек.- Ну, вот ты и видел теперь всё наше небольшое поселение.
   Истер нахмурился, когда три пары глаз уставились на него. Кристин в сопровождении мальчиков прошла к столу, и все они в тишине стали пить чай, который молча разливал по чашкам вчерашний старик. Троица, чьи имена назвала Кристин (Истер их тут же благополучно забыл), благодарно улыбалась надзирателю и, судя по всему, прекрасно себя чувствовала. Если бы парень не знал всего, то подумал бы, что попал на завтрак в счастливую богатую семью из средних широт, которая откупалась от Снабженцев своими слугами, а дети в ней росли в неге и безопасности.
   Истер поморщился, отодвигая чашку, его тошнило. Он посмотрел на вполне довольного жизнью Ярика, хмурясь, потому что понимал, насколько ужасно это место, где за чистотой и внешней красотой скрываются жестокость и смерть, рабство, которому он сам никогда не покорится.
   - Они никогда не были за этими стенами и не знают ничего из того, за что ты готов биться до смерти.
   - Перестань это, - зло попросил Истер, которого настигло озарение: этот черноволосый чудаковатый парень знал, о чём он думает! Истер слышал о таких людях, но только в сказках, которые рассказывал ему в детстве дед.- Не лезь в мою голову.
   - Я не виноват, - пожал плечами Ярик и снова широко улыбнулся.- Мы все тут не виноваты в том, что умеем. И ты не виноват в том, что в тебе течёт кровь Чужих.
   - Что? - приподнял брови Истер. Все остальные в комнате примолкли и с лёгким испугом смотрели на мальчиков.
   - Предлагаю прогуляться, день сегодня замечательный, - Ярик, как ни в чём ни бывало, встал из-за стола.
   - Я схожу за накидками, - тут же вскочила со своего места Кристин, обрадованная тем, что минута напряжённости не затянулась.
   Истер не сомневался, что в разговоре с Яриком сможет узнать много интересного, возможно то, что в будущем ему поможет. Он не стал додумывать свою мысль. На всякий случай.
   - Я не шпионю для них, если ты об этом, - добродушно фыркнул Ярик, когда они вышли из комнаты в сумрачный коридор и направились к арочному выходу в дворик.
   - Ты можешь это прекратить?
   - Ты можешь.
   - И что это значит? - рассердился Истер, круто поворачиваясь к мальчишке. Его раздражала манера этого чудика быть всё время позитивным, улыбающимся - и при этом читать мысли всех вокруг, не скрывая этого и даже комментируя. Если бы такой жил в их деревне, его бы давно поколотили и научили сидеть в углу и не высовываться.
   - Ты наполовину Правящий, а значит, можешь закрыть от меня свои мысли.
   Истер даже не стал говорить вслух то, что он думает по поводу комментария Ярика, но тому этого и не нужно было. По его улыбающейся физиономии хотелось врезать.
   - Промахнешься, - пожал плечами парнишка.- Я не знаю, о чём думают Чужие, - последнее слово он произносил почти с лаской, - потому что я способен читать мысли только живых, то есть людей. А Правящие не живые.
   - Мертвяки? - не понял Истер, который всегда считал народ кровопийц самыми живыми из живых, долгожителями.
   Ярик ничего не ответил, и в этот момент из-за угла появилась Кристин с двумя красными накидками в руках. Третья была уже на ней, завязанная шнуровкой под шеей. Мальчики надели свои - Истер с отвращением, а Ярик с нежной тщательностью, и втроём они вышли во дворик, под солнце.
   Истер сразу же посмотрел на чашу, в которой накануне была кровь, сводившая его с ума своим ароматом. Но сейчас в чаше плескалась чистая вода, и от неё веяло прохладой.
   - Вчера у матери Лектуса была вечеринка, а какая вечеринка без угощений? - сказал Ярик, и Истеру показалось, что впервые в глазах мальчишки мелькнула тень отвращения.
   - Ярик, хватит, - попросила Кристин, идя между мальчиками. Она была немного грустна и, пока они шли через дворик к арочному выходу, смотрела себе под ноги. Стражники, прошедшие мимо них, даже не обратили внимания на троих детей, видимо, мантии позволяли им слиться с антуражем.
   - Прости, я не буду больше.
   Истер искоса взглянул на новых друзей - ему казалось, что он знает их уже лет сто, а не несколько часов - и увидел, как они безмолвно общаются.
   - Мы знакомы уже четыре месяца, - ответил на незаданный вопрос Ярик, - с тех пор как я сюда попал. А Кристин живёт тут больше года...
   - Меня подарили Лектусу на день рождения, - тихо, словно стыдилась этого, проговорила девочка, чуть прижавшись сбоку к Ярику.- Мой бывший хозяин хотел сделать приятное наследнику, и тут я подвернулась...
   - Она волшебница, - подсказал Ярик с такой гордостью, словно это благодаря ему девочка оказалась наделена силами магии, которые уже давно были крайне редки в их мире. Действительно, Лектус собирал у себя уникальные экземпляры.- А скольких ему никогда не получить, - широко улыбнулся телепат в ответ на мысли Истера.
   Они оказались на маленькой площади, со всех сторон окружённой зданиями, построенными из красных кирпичей, между домами вились дорожки. Кристин подошла и села на скамейке, подставляя лицо солнцу и прикрывая глаза.
   - Вся её семья была подана к ужину в тот день, когда её привели сюда, - тихо заметил Ярик, глядя на Кристин. Истер вздрогнул и внимательнее посмотрел на девочку.- Она устроила в зале настоящий пожар, когда её привели туда же, чтобы сделать десертом... Увидела родных - и всё вспыхнуло... Говорят, три Правящих сгорели прямо там. Пуф! - и нет их. И её не наказали - подарили Лектусу.
   - Я покончу с этим, со всем покончу, - с ненавистью проговорил Истер, сжимая кулаки.
   - Ты не сможешь.
   - Смогу! - категорично ответил парень, сверкая синими глазами с красной радужкой. Он тут же вспомнил, как по крышам пробрался за стену поместья Орака, на фабрику, и чуть не сошёл с ума от того, что там увидел. Вспомнил, как искал мать, выкрикивая её имя, как ему сказали, что её увели к Инэю, сыну Орака. И он снова бежал по крышам, кровь билась в висках вместе с именем его отца, именем из далёкого прошлого, когда мама рассказывала Истеру об отце. Он нашёл их по запаху крови, которая ещё оставалась на губах убийцы. И тело матери ещё лежало у ног кровопийцы. Истер помнил чуть виноватый взгляд светящихся после трапезы глаз отца, и ту ярость, которая охватила его, когда он понял, что опоздал...
   - Ты тоже маг, как и Кристин, - нарушил боль и гнев воспоминаний Ярик, который, видимо, очень внимательно следил за мыслями Истера.- Очень сильный маг, раз смог одной яростью разорвать на куски Правящего...
   - Поэтому я смогу уничтожить Байрока, - прошипел парень.
   - Ну, и что тебе это даст? Ему на смену придут другие, десятки других, и все будет, как прежде, - пожал плечами Ярик, и Истеру снова почудились целые века в глазах мальчишки.
   - Сколько тебе лет, Ярик?
   - Странный вопрос, - рассмеялся мальчик, ероша волосы.- Кристин, пойдём на берег?
   Девушка тут же открыла глаза и кивнула, улыбка стёрла с лица тень прошлого, и Истер даже обрадовался этому.
   Но дойти до берега они не успели: на полпути к стене их окликнул один из Стражей:
   - Возвращайтесь во дворец, Принц приказал вас привести.
   - Ну вот, пошли отрабатывать свой хлеб, - рассмеялся Ярик, кажется, никогда не терявший свой положительный настрой.- Только без глупостей, ладно? - посмотрел он на Истера.- Все планы мести нужно исполнять с ледяной сдержанностью и ясностью мыслей, а в тебе нет ни того, ни другого.
   Мальчик промолчал, позволяя Ярику прочесть все, что он мог сказать в ответ. Ярик только хмыкнул.
  
  
   Глава 2. Другие люди
  
   Лектус не хотел уходить, но при этом знал, что должен. Он стоял над бледной болезненной Ксенией, засунув руки в карманы брюк, и покачивался на носках.
   - В следующий раз промолчишь - и умрёшь, - холодно, как констатацию факта, произнёс Принц, глядя на тёмные круги под её глазами, белую кожу с проступившими жилками сосудов, дрожащие руки. Сидя в пятне солнечного света, что шёл через открытое сегодня под потолком окно, она зябко куталась в два одеяла.
   - Всё хорошо, Лектус, не переживай, - прошептали её губы, но он лишь скривился - и вышел из комнаты, кивнув стоявшему там Смотрителю.- Ещё раз такое случится - я оторву тебе ещё пару пальцев и отдам на десерт Стражам, - холодные глаза отражали свет, словно льдинки.
   Он развернулся на каблуках и направился в уже гостеприимно распахнутые перед ним двери, за которыми был залитый солнцем большой зал с высокими арочными окнами и потолком. Здесь сидели на скамейках у небольшого бассейна дети - больше десятка, с ними пара девушек-нене из питомника, сытых, красивых, с блестящими глазами и ласковыми руками, которые принимали и нянчили детей так же легко, как отправляли их во дворец к трапезе.
   У стены, отдельно от группы, что по его приказу наскоро собрали в питомнике отца, сидели шесть его "зверят", как отец снисходительно называл их, когда вспоминал о странной коллекции наследника. Среди них был и тот новенький из городской тюрьмы, который разорвал на куски сына Орака. Лектусу не было жалко того Правящего, как не жалеют в питомнике о мёртвом младенце - за ним всё равно появятся другие.
   Когда Лектус вошёл, его "зверюшки" встали, новенького подтолкнул чудик, самый интересный из всего выводка и самый странный, как считал Лектус в те редкие минуты, когда думал об этом мальчишке. Малыши вскочили как один, они были воспитаны в питомнике и знали правила с пелёнок.
   Наследник Байрока не задержал взгляд ни на одном из присутствующих, на самом деле, они были ему совершенно неинтересны, безразличны. Он уверенной походкой прошёл к своему диванчику, который стоял на возвышенности рядом с бассейном, и сел, расслабившись и глядя на то, как в бассейне резвятся цветные рыбки. Ему поднесли сок, и Лектус его взял, решив, что стоит освежиться. Он бы, наверное, и от еды не отказался, но все это можно сделать и позже. Он лениво махнул рукой, даже не поднимая взгляда, зная, что Стражи ждут его приказа.
   - Принц Лектус дарит вам сегодня мороженое, - громко и так же равнодушно, словно командовал солдатами, объявил один из Стражей. И даже Лектус почувствовал волну безудержной радости детей, для которых подобное - праздник.- Также для вас выступит волшебница с фокусами и чудесами.
   Пока дети получали из рук нянек по стаканчику мороженого, которое всегда в достатке хранилось на кухне Лектуса, девочка из коллекции Принца подошла к детворе. Но Принцу было уже неинтересно - он встал и направился прочь, он обещал отцу пойти вместе с ним на пристань, куда пришли корабли Снабженцев. Возможно, там будет что-то интересное.
  
   - Зачем она это делает? - прошипел Истер, глядя, как Кристин развлекает детвору мелкой магией. Вокруг летали большие мыльные пузыри, которые дети ловили, со смехом лопая.
   - Ей весело, - улыбнулся Ярик.- А тебе разве нет?
   Истер только скривился: он не понимал, зачем устроен весь этот цирк, зачем байроков мальчишка это делал? Веселил детей, чтобы завтра их кровь была вкуснее?! Истера затошнило от одной только мысли об этом.
   - Он устраивает подобное раз в две-три недели, - пожал плечами Ярик, следя за тем, как из рук Кристин вырывается и закручивается радуга.- Я немного размышлял на эту тему и заметил, что...
   - Мне плевать, я ненавижу это место, - прошипел Истер, сжимая кулаки. Он хотел схватить Кристин и не дать ей строить из себя дрессированную собачку, выполняющую трюки по велению хозяина.- Все это ненавижу!
   - Я тоже, но я же не ору об этом, - строго одёрнул его Ярик, на какой-то краткий миг став серьёзным.- Хочешь умереть? Тогда вперёд! Только один, у нас есть дела и поважнее, - и чудной мальчишка подбежал к Кристин, чтобы вместе с малышами ловить мыльные пузыри и радоваться радуге.
   Истер сжал зубы, чувствуя, как от гнева наливаются кровью глаза, он знал это за собой, ненавидя эту часть себя, ненавидя кровь отца в себе. Он отвернулся от тошнотворного зрелища резвящихся перед закланием овечек и увидел в тени, за незакрытой дверью, Ксению, которая стояла, поддерживаемая Смотрителем - и улыбалась.
   - Чокнутые! - прошипел Истер и бросился прочь, но никто из присутствующих не обратил на это внимания, поглощённые ярким и весёлым действом, от которого парня воротило. Все было наигранным, словно пир под виселицей.
   Он пришёл в себя от гнева только на улице, огляделся и не узнал это место. Возможно, он вышел через какой-то другой двор, но улица и крепостная стена не были ему знакомы ни по вчерашнему конвою, ни по утренней прогулке. Он по привычке прижался в тени к стене, оглядываясь и не зная, чего ждать. К тому же он был без плаща, которые с них сняли, когда ребята вернулись во дворец. Истер пытался найти взглядом вход либо способ забраться на стену - и сбежать, раз представилась такая возможность, но ни того, ни другого в поле зрения не попадало.
   Зато почти сразу он увидел группу кровопийц, которые поднимались по дорожке от дальних зданий и беседовали. Среди них выделялась очень красивая женщина с длинной светлой косой и изящной походкой. Среди кровососов вообще не было некрасивых экземпляров, об этом они позаботились, но женщина казалась ослепительной. И даже горящие на солнце глаза не портили её внешности, хотя красные радужки и внушали отвращение.
   Истер ещё сильнее вжался в стену, пытаясь с ней слиться, но белые одежды выдавали его. Его тут же заметили, и бежать было бы глупо, а главное - куда бежать? Когда кровопийцы приблизились, единственное, что ему оставалось - это опустить глаза, чтобы они не заметили его странных радужек и не начали задавать вопросы.
   - Почему это тут? Что ты тут делаешь, детёныш? - обратилась к нему прекрасная женщина спокойным голосом: так его мать разговаривала с забредшим к ним на двор чужим псом.- Почему оно не в питомнике? - видимо, она спрашивала у спутников, но ответа не получила.- Отведите его обратно и накажите тех, кто недоследил. Если окажется, что оно пропало из меню моего супруга, вы все за это ответите.
   Истера трясло, он словно врос в каменную стену, пока мать Лектуса - а кто ещё это мог быть? - распоряжалась его судьбой. Если поднять глаза, то питомник ему уже не будет грозить, но он очень хотел туда попасть, чтобы найти единомышленников, тех, кто ещё готов бороться за свободу и выживание человечества. Или хотя бы тех, кто бы хотел сбежать отсюда.
   - Иди, детёныш, - его подтолкнули в сторону, откуда пришла группа кровососов, и Истеру это напомнило вчерашний вечер, когда его только привели во дворец. Вчера. А ему казалось, что он здесь уже целую вечность...
  
   О питомнике он знал достаточно, чтобы быть готовым к тому, что увидит. Дед часто рассказывал ему об этом месте: месте, где он вырос, вскормленный молоком из бутылки. Долгими зимними вечерами дедушка развлекал внуков своими воспоминаниями о небольшом питомнике в поместье Правящего низкого ранга, не очень богатого, из-за чего на территории имения располагались деревянные постройки, вспыхнувшие во время грозы. Именно тогда дед Истера и оказался в воде, выброшенный кем-то из горящего питомника. Его спасли деревянные перекрытия, обвалившиеся с обрыва в море, на них шестилетний мальчишка смог много часов продержаться в открытой воде, пока его не подобрали рыбаки. Так дед попал в деревню, где Истер и родился, а руины сгоревшего Утеса до сих пор в хорошую погоду можно было увидеть с берега.
   - Иди в свой блок, детёныш, - Страж толкнул парня, заставив войти в каменный дом, и закрыл за ним двери, видимо, даже не подозревая, что Истер не имеет понятия, куда идти. В полутёмном коридоре, где было тихо и безлюдно, он тут же прижался к стене. Мальчик знал, что как только няньки его увидят, сразу поймут, что он чужак.
   Коридор уходил вперёд, по бокам - закрытые двери, наверное, тех самых блоков, по которым были распределены дети. Судя по размерам здания, питомник был огромным - но чего ожидать от владений Главы Правящих?
   Истер чувствовал, что в нём напряжена каждая мышца, он не хотел попасться и упустить единственный шанс найти среди этих угнетённых детей тех, кто мечтает, как и он, о свободе.
   Мальчик выдохнул и заставил себя продвинуться в глубь коридора к ближайшей двери. Она оказалась прикрыта, и внутри было абсолютно тихо. Истер, как тень, шмыгнул внутрь и замер, озираясь.
   Комната была полна солнечного света, что лился через большие окна. В ряд протянулись столы и стулья, на них лежали листы и остро заточенные палочки, на кончиках запачканные тёмной краской. На стене перед столами - большая доска, на которой написаны какие-то знаки, наверное, слова на общем языке, но Истер не был уверен, потому что не умел читать и писать - это была привилегия кровопийц.
   Он вздрогнул, когда из коридора до него донеслись поспешные шаги, а под самой дверью раздался голос девочки:
   - Я уверена, что оставила его в классе, больше негде.
   Спрятаться было некуда, а бежать в окно - поздно. В комнату вошли девочка и мальчик, примерно лет двенадцати, они были аккуратно одеты в одинаковой бело-красной гамме, у девочки были красиво заплетённые длинные волосы, а у мальчика - абсолютно правильные черты лица.
   Вошедшие уставились на Истера, но не испугались.
   - Вы кто? - вежливо спросил мальчик, а девочка зачем-то чуть присела, и Истер нахмурился.
   - Я пришёл из дворца.
   - Вы не похожи на Правителей, объяснитесь, - строго попросила девочка, чуть повернув на бок голову.
   - Я... меня подарил господин Орак, я вырос в его питомнике, теперь буду тут.
   - Странное воспитание у господина Орака, - неодобрительно отозвался мальчик.- Почему вы здесь, а не в вашем жилом блоке?
   - Почему я должен отчитываться перед тобой? - огрызнулся Истер. Эта пара ему нравилась ещё меньше, чем Ярик с его улыбчивым принятием судьбы.
   - Я кандидат в Правящие, вы обязаны приветствовать меня, как кандидата, более высокого, чем вы, по статусу, - заносчиво ответил мальчишка, вздернув подбородок.- Или вас и этому не учили?
   - Ты хочешь быть кровопийцей? - не сдержал удивлённого возгласа Истер, чувствуя прилив омерзения.
   - Кем? - не понял мальчишка.- Вы очень странный.
   - Думаю, нужно позвать Старшую Нене, - испуганно проговорила девочка, поворачиваясь к дверям, но Истер оказался проворнее, преградив им путь.
   - Только попробуй пискнуть, и я вас обоих поколочу и выкину в море, - прорычал парень.- Во мне течёт кровь кровопийц, так что поверьте - мне это не будет стоить никаких усилий.
   Девочка испуганно прижала к губам ладошку, мальчик заслонил её собой, гордо распрямив худые плечи.
   - Наверное, вы один из Диких, про которых нам рассказывали нене, - голос у будущего Правящего подрагивал, хоть он и старался справиться с собой.
   - И что же вам рассказывали ваши паразиты? - ехидно спросил Истер, почему-то чувствуя усталую безнадёжность. Если в питомнике все вот такие, как эти, то он зря будет тратить время.
   - Вы дикие и невоспитанные, живёте в грязи, необразованные, едите сырое мясо и спите на земле, - с отвращением сказал мальчик.- Мы несем вам красоту и спасение от нищеты и тьмы, но вы глупы, чтобы понять наше благо.
   - Благо? Быть съеденным на обед кровопийцей - это благо? - с холодной яростью ответил Истер.- Да ты сам-то там был, за стенами этой кровавой крепости?! Видел, что там живут свободные люди, которых не растят на убой этим паразитам? Ты даже не понимаешь, что ты всего лишь овца в отаре, выращенной на убой.
   - Я кандидат в Правящие, - снова с гордостью проговорил мальчик.- Я родился здесь, меня выбрали.
   - Тогда мне просто стоит свернуть тебе шею, тогда на одного кровопийцу в мире будет меньше!
   - Нет-нет, послушай, не надо, - девочка впервые выступила из-за спины наглого кандидата в Правящие, выставив вперёд руку.- Не нужно! Лучше оставайся у нас, тебе понравится! Ты станешь счастливее, чем там, у себя. Тебя будут хорошо кормить, у тебя будут друзья, чистая постель. Ты увидишь, как тут хорошо!
   - Что? Постель? Кому это всё нужно, если через неделю, месяц, год - меня съедят?!
   - Нет-нет, ты благородной крови, ты красивый, ты же можешь стать кандидатом, если докажешь, что предан династии Правителей! - тараторила девочка.- Ты же сам говоришь, что в тебе течёт кровь Правящих! Ты не станешь Отсеянным, в тебе нет изъянов! Вот увидишь - все будет замечательно, мы спасём тебя!
   - Спасёте? - гнев разлился по его телу, глаза стали красными, отражающими свет.- Спасёте?! Вы идиоты, которых тут растят на заклание! Они убивают людей, выводят, как кроликов - и едят! Женщин, мужчин, младенцев!
   - Что ты, младенцев никогда не отправляют на стол! - помотала головой девочка, и Истер поразился, какие невинные у неё голубые глаза.- Из них могут вырасти великие Правящие, матери наследников, общественные деятели!
   - Боже, - казалось, что Истер не может постичь того, как просто и без всякого отвращения эта девчонка говорит о детях, которых убивают в этом городе и в сотне других подобных городов.- Вы совершенно безмозглые! Вам не жаль тех малышей, которых не признают пригодными к превращению в кровопийц? Которые окажутся слишком некрасивыми, чтобы остаться жить?! Вы вообще нормальные?!
   - Но... но это же естественный отбор, круговорот в природе, - как малышу, попыталась втолковать Истеру девочка.- Если эти детёныши не станут пищей, мы не выживем, мы должны питаться!
   - Да ты же пока такая же, как эти детёныши! - закричал Истер в ярости.- Ты человек!
   - Я кандидат в Правящие! - гордо заявила девочка, сверкнув глазами.- А ты всего лишь дикий детёныш, пригодный только для блока меню! Глупый и злой...!
   - Что здесь за крики?!
   Они все вздрогнули, Истера откинуло прочь распахнувшейся дверью, в которую вошла Правящая в голубом платье. За ней в дверном проёме были видны малыши, построенные в две шеренги, - видимо, те самые, что недавно развлекались на "приёме" у Лектуса, а теперь вернувшиеся в питомник.
   - Нене, простите, мы нашли в классе чужака. Он дикий! - мальчик ткнул пальцем в Истера, который напрягся всем телом, готовый защищаться.
   - Как дикий детёныш попал сюда? - с холодной яростью спросила нянька. Она пыталась рассмотреть лицо мальчишки, но Истер старательно отворачивался, пряча свои глаза.
   - Он сказал, что его подарил Правителю дом Ораков, - заметил мальчик-кандидат.
   - Даже если так, диких детёнышей в возрасте от пяти лет сразу же отправляют на фабрику, здесь им не место! Чтобы жить в нашем благом доме, нужно родиться на фабрике или быть привезённым из диких мест в юном возрасте, вы это прекрасно знаете, - проговорила Правящая.- Возвращайтесь к себе и никому не говорите об этом детёныше.
   - Да, Нене, - двое воспитанников питомника с вызовом взглянули на чужака и выплыли из класса, тут же в коридоре защебетав с построенными малышами. Истер содрогнулся от отвращения.
   - Выходи, тебя отведут на фабрику, - жёстко проговорила Правящая, когда шаги детей смолкли в коридоре. Она вышла первая, тут же отворяя входную дверь и подзывая кого-то.- Это должно быть заперто на фабрике вместе с остальными дикими. Передай его смотрителю Нейди, он знает, куда его деть.
   И Истера снова повели, но парень мало что замечал, всё ещё поглощённый яростью и омерзением от того, что увидел. Он слышал от дедушки о питомнике, о том, что там живут только те малыши, что были с младенчества отняты от родителей, но не представлял, что на самом деле значило слово "отняты".
   Фабрика находилась в двухстах шагах от питомника и была обнесена высоким тёмным забором. У ворот стояла стража с клинками, а за забором виднелся высокий каменный дом с небольшими оконцами и покатой крышей.
   - Передай его смотрителю Нейди, - Истера толкнули в распахнувшуюся калитку, и грубые руки вцепились в плечи мальчика.- Он из диких.
   - Ещё один дикий, да ещё детёныш.
   Истер поднял глаза и увидел очередного своего конвоира - казалось, что тот облизнулся в полумраке комнаты привратника. Высокий, крепкий Правящий ощупал ему руки и ноги, не обращая внимания на то, что Истер отбрыкивался - смотрителю это было то же, что укол иголкой носорогу.
   - Сколько тебе зим, детёныш?
   Истер промолчал, только с холодной ненавистью смотрел в пол, не собираясь поднимать глаз.
   - Ладно, зим шестнадцать точно есть, так что пойдёшь в отсек для будущего размножения, думаю, присмотришь там себе самку, под стать тебе. Хотя ты вроде ничего, может, приглянёшься какой-нибудь даме для развлечений. Страж!
   В комнате тут же появился ещё один Правящий, совсем молодой, и замер.
   - Этого в блок "Б", и смотрите, чтобы не вырвался оттуда в блок "А", а то шкуру спущу! Завтра придёт мастер Глас, сразу же всю партию новеньких к нему и отправьте, и этого тоже.
   Страж взял Истера за руку и потянул за собой. Парень попытался вырвать руку, но это было бесполезно - Правящий был слишком силён. В доме его тут же потащили вверх по лестнице, по тёмному коридору, а затем втолкнули в двери, которые за ними закрылись с характерным щелчком.
   - У нас новенький, - хмыкнул кто-то, и Истер разглядел в полумраке несколько фигур, сидевших на подстилках по всей большой комнате, больше похожей на чистый барак.- Видимо, ещё один корабль пришёл . Ты откуда, парень?
   Истер пристально смотрел на двух мужчин, юношу и двух девушек. Они были людьми, самыми обычными, отмытыми и переодетыми в чистую одежду.
   - С Восточных островов, - буркнул Истер, радуясь, что здесь почти нет света, и ему не придётся прятать свои глаза. Он подошёл к свободной подстилке и сел.- Что нас ждёт?
   - Завтра нам обрежут голосовые связки - и отправят в поселение, где мы и будем жить, - тихо ответила девушка, что сидела в углу, поджав колени.
   - Зачем? - вопрос вырвался у Истера помимо его воли.- Зачем связки?
   - А сам не догадываешься? - зло откликнулся один из мужчин.- Они же всех взрослых вместе держат: и тех, что выведены тут, в неволе, и тех, кого привезли, как нас. А мы с тобой слишком много всего можем рассказать местным овечкам, сделать из покорного стада волчью стаю. А так - чик! - и мы молчаливые особи для размножения, - мужчина выругался, отворачиваясь.- Разделят нас на семьи, и будем плодиться и размножаться на радость кровопийцам.
   - Не будем! Не заставят! - Истер вскочил, начиная метаться по комнате, бросаясь к зарешёченным окнам и дверям, и не находя выхода. Впервые за эти дни он пожалел, что не был казнен там, в темнице.
   - Если откажешься - попадешь в отсек "С", оттуда прямо на стол к кровопийцам, - зло хмыкнул мужчина.- А найдёшь себе жену, детей начнёте плодить - появится шанс прожить пару десятков лет.
   - Это не жизнь! Лучше смерть! - крикнул Истер, а в углу, уткнувшись лицом в подушку, зарыдала девушка.- У этой хоть шанс есть: понравится кому-то из кровопийц, нарожает сыновей какому-нибудь наследнику рода - и станет одной из них, долгая богатая жизнь впереди.
   Девушка зарыдала ещё сильнее, и другая подсела к ней, поглаживая по плечам.
   - Замолчи лучше. У неё младенца забрали.
   В комнате повисла гнетущая тишина, Истер опустился на пол, уткнувшись лицом в колени. Его объял ужас: он в ловушке! Он оказался на фабрике Правящих, в самом страшном месте, откуда нет выхода, кроме как на смерть. Лучше бы он умер!
   Ночь тянулась бесконечно, словно каждую секунду растягивали, чтобы с щелчком отпустить и взять за следующую. Истер то ходил по почти пустой комнате, в которой кто-то спал, кто-то тихо молился, то ложился на пустую постель и глядел в потолок, вспоминая все то, что было в его прошлой жизни и, скорее всего, больше никогда не повторится.
   Мама была единственным человеком, для которой его происхождение было ясным и понятным, она любила его беззаветно, без оглядки на красные глаза, потребность в человеческой крови, приступы безудержной ярости. Она принимала его таким, каким родила - полукровкой, ребёнком с грани двух миров. Часто, когда он возвращался с улицы с очередными синяками и следами драки, она садилась рядом и рассказывала Истеру, что он плод огромной любви, которая вспыхнула между его отцом, Инеем Ораком, и совсем юной дочерью сельского старосты...
   - Как ты попал сюда, мальчик?
   Он вздрогнул, когда одна из девушек села рядом с ним и зашептала.
   - Как и все.
   - Неправда. Я хорошо вижу в темноте, я вижу твои глаза, ты же полукровка с восточных островов, убивший сына Орака.
   - С чего ты взяла?
   - На корабле, когда нас только везли сюда, я познакомилась с одним человеком, который рассказывал о мальчике, сыне Правящего и простой женщины, который отправился в Красный город, чтобы найти мать.
   - Кто был этот человек?
   - Он сказал, что тот мальчик его внук, вслед которому он отправился, чтобы остановить, но старика поймали.
   - Мой дед? - с горечью прошептал Истер.- Он здесь?
   - Нет, он бросился в море, когда услышал от стражника на пристани, что того мальчика схватили и отдали львам. Мне очень жаль, - девушка мягко коснулась руки Истера, принося соболезнования.- Ты действительно был сыном того Правящего? - он тихо кивнул в темноте, чувствуя, как горе снова заполняет его сердце. Он не был очень близок с дедом, но больно потерять последнего родного ему человека, который к тому же отправился его спасать.- Как это возможно?
   Истер некоторое время смотрел на незнакомую девушку, с которой завтра они отправятся на заклание, на фабрику, откуда никогда не выйдут живыми, где либо сгинут, став пищей чужого народа, либо станут послушным поголовьем крупного скота для размножения.
   - Он тогда не был Правящим, - Истер никогда и никому не рассказывал историю своего рождения, которую много раз слышал от мамы.- Он только превращался.
   - Никогда не слышала о таком, - задумчиво произнесла девушка.- Ты убил Правящего, но ты жив. Ты уникальный, понимаешь?
   - И что?
   Она пожала плечами, ничего не ответила, потом встала и отошла, уже больше не пыталась заговорить с ним, и Истер снова погрузился в свои невесёлые мысли, не зная, что делать: сразу же напасть на стражу, когда они придут, или подождать. Он помнил слова Ярика о том, что он, как и Кристин, обладает магическими способностями, но совершенно себе не представлял, что нужно сделать, чтобы начать колдовать.
   На задворках сознания теплилась мелочная надежда на то, что Ярик или Смотритель хватятся его, что его уже ищут по всему Красному городу, что ещё немного - и его отсюда заберут.
   - Встаём!
   Истер вздрогнул и проснулся. Он так устал и измучился, что отключился и даже не услышал, как за ними пришли Стражи фабрики. Люди зашевелились, вставая, медленно и неохотно собирая вещи, и, щурясь, выходили в неестественно освещённый коридор.
   - Ты! Детёныш! Вставай!
   - Не трогайте его, он и так немой, - вступилась за Истера девушка, которая вчера заговорила с ним.- Зачем резать связки тому, кто и так от рождения не говорит?
   Страж с сомнением посмотрел на Истера, потом на девушку.
   - Она правду говорит? - сурово спросил он у остальных пленников.
   - А разве вы слышали от него хоть слово за это время? - язвительно ответил Правящему мужчина, стоявший рядом с девушкой.- Парень нем, как рыба, оставьте его в покое.
   - Сейчас проверим, - стражник подошёл к Истеру, но парень сразу понял, что сейчас произойдёт, и смог приготовиться к боли. Ему в руку воткнулась острая пика, но Истер не издал ни звука, только сжал челюсти: и не такое ему приходилось терпеть в темнице, когда из него пытались вырвать признание, кто он и откуда. Нужно всего лишь молчать и смотреть в пол.- Ладно, - твёрдая рука ухватила его за подбородок и подняла лицо мальчика вверх, но Истер прикрыл глаза, жмурясь от света.- Ладно, других изъянов в нём нет, так что этого сразу в поселение, передашь в шестой общинный дом, пусть забирают.
   Истера кто-то схватил за руку и потянул прочь. Мальчик оглянулся на девушку, которая спасла его, но она не смотрела на него, впившись руками в мужчину, стоявшего рядом.
  
   Нет более мирного места, чем фабрика Правящих. Там нет насилия, нет болезней, убийств, жестокости, несправедливости. Нет грязи и нищеты.
   Так говорили Снабженцы, когда появлялись в деревне. Так было всегда: сначала они звали добровольцев, но таковых никогда в их селении не бывало, и тогда людей забирали насильно. Их селение находилось во владениях небольшой семьи Правящих, и Истер знал, что на фабрике Байрока никого из знакомых не встретит, но всё равно вглядывался в каждое лицо, встреченное им на коротком пути до "общинного дома номер шесть".
   Эти лица были красивы, такие же добрые и милые, как те люди, которых Истеру довелось встретить на фабрике Орака, пока он искал мать. Они так же останавливались, отрываясь от своих дел, и с такой же жалостью смотрели на худого озлобленного мальчишку, которого вели через чистый убранный двор с дорожками от ступеней аккуратных каменных домиков. Яркое солнце делало белые занавески в окнах ещё более белыми, а чистые стекла окон - ещё более блестящими.
   Истер шёл и все сильнее ненавидел это место, от которого так ярко разило искусственностью. Нет, конечно, все эти встреченные им кроткие люди жили здесь, убирали, обрабатывали поля, что виднелись за каменной оградой домов, женились и рожали детей. Но детей тут не было, ни одного ребёнка, который бы играл во дворике, копался в земле или гонялся за собакой. Здесь и собак не было, и деревьев. Только эти люди, чистые, красивые - и камень, из которого были сделаны ограды, скамейки, дома, даже кадки.
   - Стой, я позову главу общины, он подберёт тебе семью, - спокойно проговорил провожавший Истера Правящий. Парень скривил губы, увидев, как люди обступают Стража, словно дети - приезжего фокусника, а тот не обращал на них внимания, идя к распахнутым дверям большого дома.
   Истер из-под полуопущенных ресниц оглядывался, пытаясь найти среди этих убогих стадных существ хотя бы один осмысленный взгляд, хотя бы надежду на то, что здесь можно отыскать единомышленника, что не все эти люди настолько похожи на животных, что даже передвигаются кучками.
   Вот стоит парень лет семнадцати, высокий, крепкий, а рядом с ним девушка, беременная. Но глаза у обоих наивные-наивные, почти детские. Можно быть уверенным, что они просто мечтают отдать своего ребёнка на воспитание в питомник и видеть его раз в пятьдесят лун, пока к семи годам судьба малыша не определится: на корм, на размножение или, если совсем не повезёт, в паразиты, как та парочка, которых Истер встретил вчера. И можно было без сомнения утверждать, что и эта пара выросла в питомнике под надзором нене.
   Нет, ему нужно искать диких, тех, кто был привезён сюда, но лишен голоса и возможности что-то сделать. Истер был уверен, что дикие должны выделяться из общей массы, и он обязан их найти, если собирается отсюда выбраться. А если не выбраться - то поднять бунт, и будь что будет. Он не станет ещё одной коровой в стаде, не позволит превратить себя в пищу или биологический материал. Или зверюшку для опытов.
   - Мальчик, подойди сюда.
   Истер вздрогнул и поднял тяжёлый взгляд на мужчину лет сорока пяти, красивого, сильного. Видимо, это и был глава общины. Люди, стоявшие рядом и следившие за каждым движением новенького, нахмурились, заметив странные глаза Истера, но он был уверен, что радужки уже не светятся: с момента, как он глотнул крови, прошло уже достаточно времени.
   - Мы не знаем, как тебя зовут, так что имя тебе даст твоя приёмная мама, которая возьмет тебя к себе в дом и будет отвечать за твоё будущее, - мужчина говорил тихо, ровно, но при этом очень ласково, добродушно.- Ты должен быть ей благодарен и помнить, что она будет очень страдать, если ты что-то натворишь или решишь омрачить нашу жизнь жестокостью или уничтожением себя.
   Истер молчал, просто смотрел на этого человека, затем перевёл взгляд на девушку, - ей было около пятнадцати - которая выглядывала из-за ограды и внимательно смотрела на новичка. Её глаза были другими, не такими, как у окружавших Истера людей. Она была дикой.
   - Кивни, если ты меня понимаешь, мальчик, - осторожно попросил Глава, видимо, опасаясь, что новичок не говорит на общем языке. Истер кивнул, снова глядя на мужчину, который теперь на местном уровне решал его судьбу.- Хорошо.
   - Рауль, пора пожелать доброго пути нашим родичам, - у каменной ограды появилась высокая статная женщина с длинными чёрными волосами, за ней из дома вышли четверо мужчин разных возрастов, к ним тут же присоединилась та девушка с другим взглядом. Истер пристально на неё посмотрел и увидел слёзы отчаяния и мольбу в её глазах. И сразу догадался, куда провожают родичей эти люди.
   Истер подскочил к главе и начал тыкать пальцем в обречённую группу, а потом на себя, пытаясь без слов сказать, что он хочет с ними. Ему нужно было выйти отсюда вместе с этими людьми, тогда у него появится шанс бежать. Единственный, наверное, шанс.
   - Что? Нет-нет, тебе нельзя, твоя очередь ещё не пришла, ты всего лишь мальчик, ты ещё дашь нашему селению потомство, когда вырастешь, - покачал головой глава.- Пойти по белому пути и вознестись рядом с нашими хранителями могут лишь избранные, те, кто это заслужил, или те, кто не нужны общине и могут послужить величию хранителей, - он оглянулся на девушку, по щекам которой текли слёзы.- О, краса моя, не плачь, хранители оказали тебе огромную честь, выбрав. Ты станешь женой одного из хранителей, а потом, возможно, сама примкнешь к ним.
   Или станешь их пищей, подумал про себя Истер, вставая перед девушкой и упрямо глядя на главу.
   - Я сказал нет, - покачал головой мужчина и развернулся, чтобы попрощаться с уходящими, но Истер слишком хорошо понимал, что провести тут годы в ожидании он не может. Он схватил руку главы и впился в неё зубами, с наслаждением ощущая на языке вкус горячей человеческой крови.
   Мужчина закричал, отдергивая руку, и с первобытным страхом травоядного перед хищником отскочил в сторону, не понимая, что делать.
   - Отправь меня с ними, или я перегрызу все твоё племя, - прошипел Истер, вытирая рукавом со рта кровь. Глаза его стали блестеть на солнце. Наверное, именно это - яркие радужки, а вовсе не выпитая кровь - подействовало на окружавших его людей, ведь только у Правящих могли так гореть глаза, а про то, что Правящие - кровопийцы, вряд ли знает тут хоть одна живая душа.
   - Хранитель, хранитель, - благоговейно зашептали испуганные люди, а глава пал ниц, бессознательно зажимая рану.
   - Простите меня, хранитель, я не знал. Я никогда не видел таких юных хранителей...- растерянно лепетал мужчина, который мог бы одной рукой скрутить Истера, одолеть. Но глава был беспомощен в своей стадной психологии выведенного животного, которое никогда не нападет на пастуха.
   - Никто не должен знать, - чётко заметил мальчик, только теперь осознав, какую власть над этими людьми он имеет, всего лишь унаследовав глаза отца.- Я выйду вместе с вашими родичами, так нужно.
   - Конечно, хранитель, - закивал глава, и все остальные его поддержали.- Возможно, вы хотите выбрать себе кого-то?
   - Нет, - с отвращением ответил Истер.- Мы уходим, - и он кивнул четырем мужчинам и девушке, чтобы они шли.- Продолжайте церемонию прощания с родичами.
   Истера передергивало от омерзения: эти люди отправляли родных на смерть, но не знали об этом, они были уверены, что делают для них благо. Дед когда-то говорил, что в жизни питомцев нет даже понятия "смерть", они ничего о ней не знают, потому что у них нет убийств, никто не умирает естественной смертью, даже мёртвого младенца мать никогда не увидит, потому что родившегося ребёнка ей не отдадут, а сразу отнесут в питомник. Счастливый мир без страха, смерти и жестокости, но Истер бы всё отдал за то, чтобы его не существовало.
   Наконец, их повели к каменным воротам из селения, через которые мальчик вошёл каких-то полчаса назад. Высокий каменный забор не оставлял шанса перелезть и сбежать, и Истер в очередной раз уверился в том, что иного выхода для него не было. Сейчас он шёл прямиком на стол Правящих, но, по крайней мере, у него оставался шанс выбраться. В селении у него бы такого шанса не было. Об этом кричали глаза девушки, которая теперь шла рядом с ним и испуганно на него косилась.
   Они вышли на дорогу, которая связывала несколько селений, - фабрика Байрока огромна по своим масштабам - где их встретили Стражи. Истер тут же опустил глаза - эти товарищи уж точно знают, что Правящих такого юного возраста не существует. Мальчик успел только порадоваться, что среди конвоиров нет того, который привёл его в селение, иначе у него бы были проблемы.
   Кажется, всю обречённость их пути знали только Истер и девушка, мужчины радостно и бодро шагали по дороге к очередной ограде, за которой уже была мостовая, ведущая вверх к дворцу Байрока. Истер кинул взгляд влево, где виднелось здание питомника, потом оглядел улицу в надежде увидеть красные плащи товарищей по "зверинцу", но улица была пуста.
   - Ты предназначена для кого-то из кровососов? - тихо спросил Истер у девушки, когда Стражи, особо не охраняя ещё живую пищу, повели группу людей ко дворцу.
   Она осторожно кивнула, показав на горло, и мальчик сжал кулаки от злости - у незнакомки были обрезаны голосовые связки. Она не сможет закричать и позвать на помощь, хотя это и было бы бесполезно. Безмолвная игрушка для какого-то отпрыска паразитов, который в будущем убьёт её так же, как его отец убил его мать.
   Их ввели во дворец каким-то незнакомым Истеру путем, почти сразу они натолкнулись на женщину, живую женщину, которая на подносе несла фрукты и стакан с соком.
   - Завтрак принца Лектуса, - пролепетала покорная женщина, прошмыгнув мимо группы людей и скрываясь за дальней дверью.
   - Идём, девочка, тебя покормят, а потом отведут к господину Игнатусу, - Страж улыбнулся и взял девушку за руку, она только успела бросить на Истера затравленный взгляд - и исчезла за поворотом.
   - А вы сейчас по одному будете входить в эту дверь, чтобы принять оказанную вам хранителями честь, - спокойно проговорил второй Страж, подходя к дверям, за которыми скрылась служанка, кормившая Лектуса. И Истер впервые понял, что правильно поступил, присоединившись к этой группе: если там Лектус, то Принц его узнает, да и Байрок вряд ли не вспомнит узника с глазами кровососа.
   Истер с ужасом, который может испытать только семнадцатилетний мальчик, прошедший через все, через что он уже прошёл, смотрел, как радостно и спокойно входили в двери люди, как они шли к смерти, до последнего не осознавая, что это именно и, наверное, до последнего не испытывая страха, потому что они никогда в жизни ничего не боялись. Ведь страх портит кровь, она становится горькой, так говорил дед...
   - Странно, что сегодня на завтрак мы привели детёныша, - вернулся второй Страж, уже без девушки, и посмотрел на оставшегося последним в коридоре Истера.- Электра предпочитает их на званных обедах.
   Второй кровопийца лишь пожал плечами: видимо, не их делом было обсуждать меню жены Байрока.
   - Ну, иди, получай свою награду, - улыбнулся Страж, открывая перед Истером двери в самую страшную комнату всего Водного мира - в Трапезную Байрока. Мальчик вошёл и был ослеплён солнечным светом, лившимся с потолка и из окон. Комната была небольшой, уютной, с двумя скамьями и столом, на котором стояли кувшин и мраморная чаша, наполовину наполненная красноватой жидкостью.
   Они мыли тут руки, сразу же понял Истер, быстро обводя взглядом небольшую комнату и замечая за спиной, в полумрачной нише, аккуратно уложенные обескровленные тела четырёх мужчин.
   - Хм, кто заказывал детёныша? - раздался уже знакомый Истеру холодный голос, и он вскинул голову, с нескрываемой ненавистью глядя серебристыми глазами в такие же светящиеся глаза Правителя Красного города, главного кровопийцу. На нём была белая одежда, нигде не запачканная кровью убитых людей, впрочем, ни пятнышка и на белом платье его жены, которая с лёгким недоумением смотрела на странного мальчика. Тут же были ещё двое кровососов, мужчины, а у окна, допивая сок, расслабленно расположился Лектус, скучающе смотревший на Истера.- Мне кажется, что это твой зверёк, мой Принц? - обернулся к сыну Байрок.
   - Да, я просил его прийти, - Лектус спокойно подошёл к родителям, - чтобы мама на него посмотрела, но он совсем дикий и глупый, перепутал время.
   - Ты же говорил, что он пропал, разве нет? - уточнила его мать, уже с интересом рассматривая человеческого мальчика с горящими от выпитой крови глазами.
   - Он потерялся утром, Смотритель его нашёл,. Я же говорю: совсем дикий. Иди отсюда, - махнул Истеру Лектус, - иди к себе.
   - Подожди, я видела этого детёныша вчера, отправила его в питомник, - вспомнила Электра.- Кто он?
   - Понятия не имею, но мне нравится иметь его в коллекции, мама, - учтиво заметил Лектус.
   - Странный детёныш, - проговорила жена Байрока.- Он ведь убил Инея? - она обернулась к мужу.
   - Наш сын сам несёт ответственность за тех, кого забирает в свою коллекцию, так что не будем об этом, - но Правитель холодно и пристально смотрел на мальчишку. Истер дерзко поднял подбородок, не собираясь отводить взгляд.- Ты знаешь, как воспитывать непокорных диких, мой Принц?
   - Да, отец.
  
  
   Глава 3. Тайны Ярика
  
   Не впервые в своей жизни он очнулся, а не проснулся. Однажды в детстве на него напали волкодавы из соседней деревни, и от боли он потерял сознание. Но это было давно, кажется, в другой жизни. Несколько дней назад он очнулся в тюрьме, куда его без сознания притащили Стражи Орака. Тогда он открыл глаза в вонючей камере среди нечистот и обречённости.
   Сегодняшнее пробуждение после забытья было иным. Над Истером - светлый потолок, под ним - мягкая постель его комнаты в зверинце Лектуса, тёплое одеяло на ослабевшем измученном теле. Воздух казался чистым и свежим, но всё-таки было одно сходство с тем, предыдущим, пробуждением - у него адски болела голова, горло сводило судорогой, казалось, ещё чуть-чуть - и голова разорвётся на мелкие осколки.
   - Как ты, Истер?
   Он вздрогнул: никогда раньше никто не мог подойти к нему незамеченным, он прекрасно слышал и ощущал чужое присутствие. Но не сегодня.
   Рядом с постелью опустилась Кристин, её прохладная ладошка коснулась руки Истера.
   - Выглядишь плохо, - заметил откуда-то из угла комнаты Ярик, потом подошёл ближе.- Зато, как ни странно, мне с трудом удаётся разобрать твои мысли, есть над чем подумать.
   - Мне паршиво, а ты эксперименты ставишь? - с отвращением спросил Истер, поднимаясь с подушки, но перед глазами запрыгали круги. Он попытался вспомнить причину своего состояния, но голова болела так сильно, что он отказался от этой мысли.- Что со мной?
   - Вчера по указанию отца Лектус применил к тебе метод укрощения строптивых, ну, понимаешь, всегда в отаре бывает хотя бы одна овца, которая отказывается идти вместе со всеми, - объяснил Ярик, но, увидев уничижительный взгляд Истера, решил пояснить:- У Правящих есть метод, которым они пользуются, чтобы усмирить совсем уж непокорных диких. Если и это не помогает, то диких просто... Ну, ты понимаешь. Так вот к тебе вчера применили что-то подобное...
   - Подобное? - уточнил мальчик.
   - Ну, сначала они попытались сделать как обычно: Страж укусил тебя за руку, - Истер тут же увидел белую повязку на запястье.- Но странно, или закономерно: Стражу тут же стало плохо, говорят, его даже вырвало, видимо, они забыли, что не могут пить кровь друг друга, а в тебе, как мы все теперь точно знаем, есть кровь Правящего.
   - А до этого ты не знал? - язвительно уточнил Истер, пытаясь хоть что-то вспомнить, но туманная болезненность в голове мешала сосредоточиться.
   - В итоге, чтобы не огорчать отца, Лектус просто приказал пустить тебе кровь, так что некоторое время ты будешь слаб и вряд ли сможешь куда-то удрать, - закончил рассказ Ярик, на свой дурной манер совершенно довольный собой.
   - Ты хочешь что-нибудь съесть? - мягко спросила Кристин, которая на протяжении всего разговора молча сидела на краю постели Истера.- Воды?
   - Нет, - мальчик знал, что теперь ему поможет лишь одно лекарство, и не стоило говорить об этом кому-то ещё, а то эти двое решат, что он такой же, как их враги-кровососы.
   - Ничего мы такого не подумаем, - фыркнул Ярик.
   - Ты же сказал, что не можешь читать мои мысли! - возмутился Истер.
   - Я сказал, что мне с трудом удаётся их разобрать, но чём дольше ты в сознании, тем проще. Видимо, когда ты полностью в себе, ты запрещаешь себе быть Правящим, и тогда я могу проникнуть в твои размышления, а в полусознательном состоянии ты себя не контролируешь - и врождённые инстинкты работают, - пожал плечами Ярик.- Но это только теория. И мы возвращаемся к поднятой тобой теме. Тебе действительно для того, чтобы снять эту боль, нужна человеческая кровь?
   - Нет, это я так развлекаюсь, - снова огрызнулся Истер, отводя глаза, чтобы не видеть взгляда Кристин.
   - Ладно, - Ярик поднялся и вышел из комнаты, оставив подругу наедине с Истером.
   - Мне жаль, что с тобой так поступили, я бы очень хотела тебе помочь, - мягко проговорила Кристин, и парень всё же на неё посмотрел.- И то, что тебе нужна кровь... Это ведь ты не специально, ты не виноват. Тебе много нужно?
   - Нет, - он решил не вдаваться в подробности, потому что был противен сам себе.
   Ярик вернулся и принес с собой такой сладкий и манящий запах, что боль в голове начала сводить Истера с ума. Он вспомнил о чаше с кровью, которая ему встретилась во дворике, когда его впервые привели во дворец. Сейчас он бы выпил её всю.
   - Мы выйдем на пару минут, - тактично заметил Ярик, и Истер в очередной раз подумал о том, что этот мальчишка какой-то не такой, как все, неправильный, потому что слишком много всего знал и понимал. Наверное, это из-за чтения мыслей, но всё равно - неправильно.
   Когда он остался наедине с чашкой, где на дне плескалась такая сладкая на запах жидкость, то уже не смог с собой бороться. Рот наполнился горьковатой слюной, и Истер зажмурился, глотая кровь. В этот момент он ненавидел себя сильнее, чем когда-либо, ведь это была кровь Ярика, и за дверью стояли два человека, которые знали, что он сейчас делает.
   - Почему вы тут?
   Истер вздрогнул, услышав голос Смотрителя, и чуть не уронил чашку, он чувствовал себя, словно преступник, которого застали над трупом его жертвы.
   - К себе марш, сейчас тут будут гости!
   Истер поднялся (выпитая кровь почти мгновенно привела его в более или менее нормальное состояние) и подошёл к дверям, глядя через оставленную Яриком и Кристин щёлочку, как старик заходит в комнату Ксении, а затем выводит её. Девушка удивлённо подняла глаза и в упор посмотрела туда, где прятался Истер.
   - Что с тобой, деточка?
   - Что сделали с этим мальчиком?
   Истер впервые услышал голос Ксении - он был тихим, успокаивающим, словно обволакивающим. Её светло-голубые глаза пристально смотрели на Истера, и он уже не скрывался, открыв дверь.
   - Иди к себе! - рыкнул Смотритель на мальчишку.- Идём, деточка.
   - Это сделал Лектус?
   - Такого сотворить твоему брату не под силу, он родился таким. Ты дрожишь, тебе холодно? - в голосе старика была искренняя забота, так разговаривала с Истером мама.
   - Нет, - глаза Ксении в упор смотрели на полукровку; девушка застыла, обняв себя руками.
   Истер вздрогнул, услышав далёкие шаги, он знал, кто идёт сюда, но не стал прятаться: волна ненависти к Лектусу, который подверг его наказанию, всколыхнулась внутри. Он сжал кулаки и сузил глаза, когда наследник Байрока появился в коридоре.
   - Что вы тут до сих пор делаете? - холодный гнев Лектуса был направлен на Смотрителя.- Ксения, что с тобой?
   Истер только теперь заметил, что девушка побледнела и вцепилась в руку старика, чтобы удержаться на ногах.
   - Мальчик, - прошептали её бескровные губы, и она кивнула на Истера.
   - Я ничего не делал! - с вызовом сказал он, все с той же ненавистью глядя на Лектуса.
   - Уведи её, сейчас же! - приказал Принц Смотрителю, и тот подхватил Ксению за плечи и поспешно повёл к лестнице.
   Впервые они остались наедине: Истер и его враг, которого он сейчас ненавидел всей душой, каждой клеточкой своего ослабленного тела. В голове проносились мысли, одна безумнее другой, но все они вертелись вокруг одного - убить, отомстить им всем.
   - Если ты только попробуешь это сделать, вас всех убьют, - холодно и даже как-то равнодушно заметил Лектус, глядя на Истера глазами странного цвета: это не были глаза Правящего, но они казались серебряными, хотя и не светились. Словно там плавали льдинки.- Каждого из вас. А теперь успокойся и иди к себе, у меня сегодня гости.
   - Лучше бы ты меня убил, - сквозь зубы выплюнул Истер, который всё-таки держал над собой контроль, потому что подвергнуть опасности себя он был готов, но не Кристин или других ребят.
   - И убью, если захочу, - ответил мальчишка, демонстрируя всем своим видом власть над жизнью каждого в этом дворце.- Ты просто необычный зверёк, и не более того.
   - А она? Твоя сестра тоже просто зверёк? - прорычал парень, чувствуя, как волна гнева буквально рвётся наружу.
   - Иди к себе, детёныш, - все также равнодушно ответил Лектус. Кажется, у этого пока ещё человека не было сердца. Тем сильнее Истеру хотелось это проверить: бьётся ли что-то в его груди. Он уже делал стремительный шаг вперёд, когда что-то накинулось на него сзади и схватило за шею. Истер попытался вывернуться, но не смог: Ярик повис на его плечах и не давал пошевелиться: ему на руку играла слабость полукровки после кровопускания.
   - Ещё раз - и ты пойдёшь в расход, - кинул Лектус до того, как покинуть коридор.
   - Что ты творишь, черт возьми?! - воскликнул Ярик, спрыгивая со спины друга и отряхиваясь.
   - Да пошёл ты! Ты такой же, как эти, раз защищаешь их! - крикнул Истер, влетая в свою комнату, но глупо было бы надеяться, что Ярик так просто отстанет. Он вошёл следом и плотно закрыл дверь, качая головой.
   - И свалился ты на мою голову, - проворчал Ярик, вздыхая.- Успокойся и послушай меня, пожалуйста, пока ты все не испортил.
   - Что не испортил?! - заорал в гневе Истер.- Твоего поклонения этим тварям?!
   - Мать Природа, уйми этого припадочного, - простонал Ярик, закатив глаза.- Послушай меня!
   - Не хочу иметь с тобой ничего общего!
   Внезапно - Истер даже не успел понять, в какой момент, - он оказался подвешенным вверх ногами к потолку. Очередной гневный крик застрял в горле, и он посмотрел на весьма довольного собой Ярика, который всё ещё стоял у дверей.
   - Теперь ты готов поговорить? - благодушно спросил телепат, и Истер так же внезапно оказался на полу, больно ударившись плечом.
   - Как ты это делаешь? - обиженно спросил он, отползая на постель.
   - Я маг, как и ты, только, в отличие от тебя, меня этому учили, и я слушал более мудрых, - Ярик сел, скрестив ноги и улыбаясь.- Знаешь, когда ты злишься, я опять не могу читать твои мысли, видимо, моя теория про бесконтрольность твоей личности подтверждается.
   - Отстань от меня со своими теориями, - попросил Истер. Он чувствовал себя уставшим: слишком много всего было за последние дни. Питомник, фабрика, трапеза Правящих, наказание, а теперь ещё и это. Не удивительно, что его голова была готова взорваться.
   - Ты не должен трогать Лектуса, понял?
   - С чего бы это? - тут же взвился Истер.- Только потому, что ты готов целовать его руки?
   - Нет, потому что Лектус не такой, как другие Правящие или их потомки. Он другой, и он нам нужен.
   - Что значит "другой"? И кому это "нам"? Мне он не нужен!
   - В тебе слишком сильно развит эгоцентризм, - улыбнулся Ярик, - ты тут вообще ни при чём, и твоё появление здесь мне только мешает. Лектус нужен всем людям, потому что, скорее всего, именно он может стать спасителем человечества.
   Истер смотрел на Ярика и ничего не говорил, потому что знал, что тот все прочтёт и так.
   - Ты просто тёмный мстительный дикарь, ты ничего не знаешь о мире, где мы живем, и, если бы я не был уверен в том, что ты никогда ничего не расскажешь Правящим, - Ярик постучал пальцем по своему виску, - я бы никогда тебе ничего не сказал, проще было бы просто как-то тебя выжить отсюда.
   - Ты мне и так ничего не сказал.
   - Потому что ты мне не даёшь! - воскликнул телепат.- Я хочу тебе рассказать, чтобы ты понял и перестал мешать мне. Возможно, ты бы мог мне даже помочь, хотя я сомневаюсь, что с тебя будет толк, ты так ослеплён ненавистью, что даже бедную Ксению за пару минут из равновесия вывел.
   - При чем тут Ксения?
   - Тьфу, с тобой совершенно невозможно разговаривать! Помолчи десять минут - и ты, наконец, перестанешь быть диким полукровкой и, возможно, наконец, найдёшь себе цель в жизни - иную, чем убить побольше Правящих, что совершенно бессмысленно. Это как бить солью по муравейнику.
   - И это со мной невозможно разговаривать?!
   - Так, всё! - наверное, впервые за всё время их общения Ярик вспылил.- Не буду рассказывать!
   - Не очень-то и хотелось! - Истер сложил на груди руки, сузив глаза и всем своим видом показывая, что ему вообще плевать, хотя любопытство требовало удовлетворения.
   - Идём, я лучше тебе покажу, возможно, так с тобой будет проще, - вздохнул, наконец, Ярик.
   - Нам приказали сидеть по комнатам, - напомнил Истер, не для того, чтобы показать, что стал послушным, а просто из вредности.
   - Нас не увидят, - покачал головой Ярик и поманил товарища в коридор.- Я слышу мысли всех, кто находится поблизости.
   - Мысли кровососов ты не слышишь, - мстительно напомнил Истер, тихо передвигаясь по коридору вслед за новоявленным магом.
   - Да, но они тут и не появляются, у тебя очень короткая память, - не мог не поддеть его Ярик.- А теперь помолчи и не думай так громко.
   Истер имел ещё много чего сказать, но предпочёл послать это мысленно, чтобы услышал только этот заносчивый философ с завышенным самомнением. Ярик только хмыкнул себе под нос.
   У выхода во дворик они надели плащи, которые оказались спрятаны в глубокой тёмной нише за какой-то чашей, видимо, Ярик нередко выбирается из дворца.
   - Куда мы идём? - не выдержал Истер, когда они уже были на улице и направились в противоположную от фабрики и питомника сторону, туда, где маячили башни входных ворот.
   - Если я начну рассказывать, ты опять будешь меня перебивать, так что потерпи, - улыбнулся Ярик и вдруг резко свернул вправо, в тень каменной стены, откуда их было совершенно не видно от ворот и из дворца, потому что в этом месте стена изгибалась, словно очерчивая неровные контуры скалы, на котором стоял Красный город.- Фокус-покус! - рассмеялся Ярик и словно шагнул сквозь плотную каменную кладку, исчезая с улицы. Он только успел схватить Истера за плащ и увлечь за собой.
   Оказалось, что тут не было места волшебству: Истер заметил, как за ним тихо встала на место каменная дверь, которую он даже со своим прекрасным зрением не увидел снаружи.
   - Добро пожаловать в прошлое, - рассмеялся рядом Ярик, и Истер повернулся, чтобы в полной темноте разглядеть место, куда они попали. Это было небольшое помещение, похожее на погреб или кладовую, только пустую. Пахло тут затхлостью и ещё почему-то морем, словно ветер откуда-то доносил этот запах, но этого не может быть.
   - Очень даже может, - ответил Ярик на мысли Истера: мальчишка уже куда-то шёл, правда, на ощупь, видимо, отличное зрение в придачу к чтению мыслей не дается.- Каждому свои таланты.
   - Хватит это делать! - раздражённо попросил Истер, следуя за Яриком.- Рассказывай уже, куда ты меня затащил!
   - Немного терпения, друг мой.
   Истер с удивлением увидел в дальнем углу, у стены, дыру в полу, на деле - начало лестницы, которая исчезала в глубине скалы, далеко внизу.
   - Идём, - Ярик первым начал спуск. По мере того, как он исчезал во мраке, пропитанном морской солью, рядом с ним разгорался огонёк - живой огонь, настоящий.
   - Ты знаешь, что за это тебя могут утопить? - напомнил Ярику Истер, быстро нагнавший товарища на лестнице. В руках мага была палка, на кончике которой завёрнута тряпка, пылавшая ярким оранжевым пламенем.
   - Формально, мы сейчас не в городе, а под ним, так что я не нарушаю никаких законов, потому что не собираюсь выносить огонь отсюда, - пожал плечами Ярик, кажется, у него на все был готов ответ.
   - Что это за лестница? Мы идём за пределы города, на берег?
   - А ты становишься сообразительным, - ухмыльнулся Ярик и едва избежал подзатыльника, которым его хотел одарить раздражённый в очередной раз Истер.- Слишком громко думаешь, - заметил мальчишка, продолжая бесконечный спуск вниз.- Не знаю, что тебе известно из прошлого нашего мира, который большинство диких людей зовет Водным миром.
   - Я даже читать не умею, - напомнил Истер.
   - Ну, мало ли, может, в вашем селе были легенды, сохранившиеся с тех времён, когда в нашем мире было намного больше суши, целые материки, на которых стояли тысячи городов с домами, улицами, парками. Это был другой мир.
   - И там не было Правящих.
   - Как ты догадался? Ах, да, у Правящих нет парков, - рассмеялся Ярик, и его смех эхом отозвался из недр горы, куда они спускались.- Ты прав, в том мире не было Правящих, он имел долгую историю. Но мы не об этом.
   - А о чём?
   - Легенды гласят, что однажды на этот мир с неба упали два огромных пылающих камня, которые все изменили. Где-то наступила бесконечная зима, где-то растаяли льды, начавшие затоплять сушу. Горели леса, вода волнами обрушивалась на берега, скалы крошились и погребали под собой целые города. Мало кто из людей тогда выжил, единицы, - с грустью заключил Ярик.- Я видел картины, изображавшие этот Хаос, и не хотел бы такое пережить.
   - Зато там не было Правящих!
   - Да, их там не было, - согласился Ярик, кажется, он опять улыбался.- Легенды умалчивают, сколько времени длился Хаос, из которого родился Водный мир, в котором мы живем: почти всегда покрытый снегом небольшой материк на севере, Водный пояс и сотни разрозненных островов разных размеров среди воды, бесконечной воды.
   - То есть кровососы появились из воды? Поэтому они так боятся огня?
   - Огня они боятся, друг мой, потому что он единственный способен быстро и массово их убить, - вкрадчиво заметил Ярик, словно взрослый втолковывал малышу прописные истины.- И то, откуда появились Правящие, не тема нашего экскурса.
   - Чего?
   - Мы не о том говорим пока, - Ярик, кажется, наслаждался беседой, и Истер был готов снова его ударить, только ведь всё равно зря руками махать.- Здравое решение.
   - Куда мы идём, я так и не понял, - напомнил Истер, решив сосредоточиться на ступеньках.
   - Доподлинно известно, что Красный город построен на горе, где в прежнем мире стоял замок. Летописи Правящих, с которыми я ознакомился с разрешения Лектуса в местной библиотеке, гласят, что на месте дворца они нашли остатки мощных каменных стен, местами сохранившимися в высоту два человеческих роста, поэтому они достроили укрепления, чтобы оградить дворец. И этот ход в недра земли, несомненно, сохранился с тех самых пор, правда, мне пришлось потратить немного времени и сил, чтобы местами починить лестницу, она была частично разрушена.
   Истер внимательно слушал Ярика, хотя почти ни во что не верил: подобные сказки про мир без Правящих им рассказывал дед. Но мальчику было интересно, куда ведёт эта лестница и получится ли таким образом отсюда сбежать.
   - Ты можешь сбежать отсюда, но я надеюсь, что после того, что я тебе покажу и расскажу, ты не захочешь и останешься, тогда мы вместе завершим мою миссию и убежим отсюда, - Ярик опять прочел его мысли.
   - Тебе семнадцать, какая у тебя может быть миссия, кроме как развлекать сына Байрока? - фыркнул Истер, чувствуя, что бесконечный спуск подходит к концу, потому что запах моря стал более насыщенным и издалека доносились звуки прибоя.
   - Так вот эта лестница, скорее всего, служила запасным выходом из замка, что стоял тут в доисторические времена, - продолжил Ярик, словно его и не прерывали.- С её помощью я могу иногда отлучаться из дворца, чтобы побыть одному, к тому же именно так, когда придёт время, мы покинем город.
   - И чего же мы ждём?
   - Я знаю, что ты мне не веришь, но сейчас ты все увидишь, потерпи немного, - попросил Ярик, и через пару минут он потушил огонь на палке, чтобы увидеть тусклый свет, что пробивался между наваленных у основания лестницы камней.
   Они вышли на берег моря, волны разбивались об исполинские валуны, над головой нависали каменные зубья, защищавшие мальчиков от случайных взглядов со стен города. Ярик, а вслед за ним и Истер, скинули плащи, оставив у подножия лестницы.
   - Если бы у нас была лодка... - мечтательно заметил Истер, вставая у края обрыва и глядя на бесконечную воду, которая сулила свободу тому, кто выживет на её просторах. Впервые Истер поверил, что сможет отсюда выбраться, что когда-то он снова окажется дома или где-то, где не правили эти убийцы, выращивавшие расы безвольных людей для размножения и питания.
   - Сколько минут ты можешь не дышать под водой? - спросил Ярик, отвлекая Истера от мечты о побеге и возвращении домой.
   Мальчик пожал плечами, оборачиваясь:
   - Не знаю. Минут двадцать, может, полчаса, не пробовал дольше.
   - Правящие могут не вдыхать до часа, - прокомментировал юный маг, доставая откуда-то маленький полый шарик, который переливался в лучах солнца.- С его помощью я дышу под водой, у меня же нет крови Правящего, - пояснил он, услышав мысленный вопрос Истера.- Его мне подарил наставник, когда отправлял сюда, - Ярик не обращал внимания на то, что Истер не верит его рассказам, - внутри сжатый воздух, который при вдохе наполняет мои лёгкие, но это все неважно.
   - Мы куда-то поплывём? - Истер некоторое время смотрел, как Ярик раздевается, потом тоже снял одежду, радуясь, что с ними нет Кристин.
   - Тут, недалеко, а в основном мы будем нырять. Главное - не потеряйся.
   - Где я должен потеряться? - Истер сложил одежду между камней, как и Ярик.
   - Увидишь, - с предвкушением ответил маг и первым нырнул с камней, скрываясь между пенных бурунов.
   Когда чёрная голова показалась над водой, Истер последовал за ним. Вода была достаточно холодной для этих мест, но мальчику она показалась почти тёплой, ведь он вырос намного севернее Красного города, и там солнце было менее ласковым к людям.
   - Сейчас мы нырнем, плыви строго за мной, не выныривай, иначе нас могут увидеть со стен города, - предупредил Ярик, когда Истер сделал пару гребков, чтобы приблизиться в товарищу.- Ты сам всё увидишь, - и неугомонный маг, засунув в рот свой волшебный шарик, тут же скрылся в зеленоватых волнах, поэтому Истеру пришлось последовать за ним, чтобы не потерять. Он был уверен, что, что бы сейчас ни увидел, он не изменит решения: он сбежит, и теперь он знал, каким образом это сделать.
   Голые пятки Ярика мелькали впереди, и Истеру не составляло труда плыть за ним: в Водном мире не умели плавать только питомцы Правящих, потому что их просто не пускали к воде. А Истеру это давалось вдвойне легко, ведь ему не приходилось всё время всплывать, чтобы набрать воздух: как и многие другие, способность долго не дышать под водой досталась ему от рождения.
   Прошло минут семь или восемь, когда Истер увидел Ярика совсем близко: тот указывал пальцем вверх, и они осторожно всплыли. Чуть в стороне кровавой тенью над ними возвышался Красный город, отсюда уже было не разобрать, есть кто-то на стенах или нет.
   - Ныряем, - тихо сказал Ярик, держа свой шарик в руке.- Как только станет трудно дышать, сразу же дай знать, чтобы мы поднимались, ладно?
   - Что мы будем делать столько времени под водой? - так же тихо спросил Истер, качаясь на легких волнах и оглядываясь: он всё время боялся, что рядом покажется лодка или корабль Правящих.
   - Вниз, - скомандовал Ярик, и только его ноги на мгновение мелькнули над водой. Истер вздохнул, ему оставалось лишь подчиниться и, наконец, узнать, что там такого загадочного ему хотят показать.
   Они плыли вглубь и вправо, вода была достаточно прозрачной, чтобы рассмотреть редких рыб, что попадались им по пути. Косяки мальков синхронно меняли направление, почувствовав чужое присутствие.
   Истер увидел это внезапно, потому что странные очертания то ли гор, то ли башен словно выросли из толщи воды и замаячили впереди. Именно туда вёл их Ярик, иногда оглядываясь и показывая, чтобы он смотрел.
   Глубина была уже достаточной, чтобы причинять дискомфорт ушам, но Истеру было слишком любопытно, поэтому он нырнул ещё чуть глубже, всё быстрее приближаясь к странным башням, которых становилось вокруг всё больше, всё чаще. Некоторые из них были словно сломаны, обглоданы, но все они были огромными на фоне человека. Некоторые словно упали на бок, во всю длину растянувшись на морском дне. Только подплыв ближе к одной из этих странных башен, Истер смог разглядеть прямоугольные отверстия, по два-три в уровень, которые сверху донизу испещрили стену башни.
   Мальчик вертикально завис среди этих башен, заполнивших всё пространство вокруг, покрытых водорослями и известняком. Из отверстий вырывались косяки рыб: они сновали туда-сюда, совсем не пугаясь этих странных строений на дне моря.
   Истер нырнул глубже, к самому дну, - уши нещадно сдавило - и только тогда его осенило. Он увидел ещё одно отверстие, прямоугольной формы, возле которого были полуразрушенные ступени, покрытые илом и другими морскими отложениями, но это были ступени и отверстие для входа.
   Всё встало на свои места: рассказ Ярика о мире до Правящих, о двух камнях, упавших с неба, и воде, затопившей тысячи городов.   
 []
   - Это был город людей! - выпалил Истер в ту секунду, когда спустя минут тридцать их головы показались над поверхностью моря.- Город людей! Но дома... Они такие высокие! - он не мог оправиться от потрясения.- Как они это построили? И там дома упавшие, и разрушенные, и какие-то статуи...- казалось, что то, что он увидел на дне моря, его потрясло.
   Ярик только улыбался, потирая уши, казалось, что именно такой реакции он и ожидал.
   - Они утонули? Все утонули? Никто не спасся?
   - Я не знаю, - Ярик отфыркивался от воды, которая попала ему в рот и нос из-за усилившихся волн.- Никто уже никогда не узнает, что случилось с людьми, но да, это был город, какими они были тогда, очень давно.
   - И много ты знаешь таких мест? Где есть такое на дне?
   - Нет, немного. Но тут они повсюду, - маг показал рукой вокруг, - тут был большой город. Однажды я даже наткнулся на металлический каркас чего-то, что напоминает корабль, только огромный, другой... Там, на дне, много чего-то непонятного, о чём легенды не говорят...
   - Я хочу ещё нырнуть.
   - Ладно, только ненадолго, нам пора возвращаться.
  
   Была ночь, снаружи доносился только шум волн. Истер и Ярик сидели на постели последнего, уверенные, что их никто не услышит.
   - Как связаны Лектус и эти подводные руины? - шёпотом спросил Истер, оглядывая комнату, где жил его друг-маг. Повсюду какие-то книги, листки, перья, почти изгрызенные до основания.
   - Когда два камня упали с неба, все народы - люди, эльфы, гномы, волшебники, магические существа - помогали друг другу, чтобы спасти хоть кого-то. Они переселялись в горы.
   - А потом появились Правящие? - Истер говорил как можно тише, хотя понимал, что в случае их беседы он мог бы вообще молчать, но после увиденного под водой молчать он не мог, тем более, что ему пришлось это делать долгие часы после того, как они вернулись во дворец и ждали, чтобы всё успокоилось.
   - Говорят, что они появились, когда жизнь наладилась, на заре новой человеческой государственности, - Ярик перебирал страницы книги, которую держал в руках.- Они двигались с севера на юг, легко покоряя себе человеческие селенья, оседая на скалах, пленяя людей. Это было нашествие, так говорят историки.
   - Но где же были эти твои маги? - фыркнул Истер, представляя себе весь ужас произошедшего, ведь до сих пор по миру ходили рассказы, как на селенья ночью нападали Правящие, забирая всех с собой.
   - Спустя сорок лет после появления здесь нового народа, началась Магическая война, о которой сохранилось мало сведений, - прошептал Ярик.- Маги окружали город-скалу и жгли дотла. Кого из людей успевали вывести, выводили, но главным было истребить как можно больше врагов. Так погибли многие первые семьи Правящих.
   - Но маги проиграли?
   - Нет, они остановились, - к удивлению Истера ответил Ярик и тут же поднял руку, предвосхищая вопрос друга:- Все было бессмысленно: люди гибли сотнями, а на смену сгоревшим Правящим на севере появлялись новые. И никто не знал, откуда. И маги приняли решение остановиться и уйти, скрыться, пока они не выяснят, как убить их всех.
   - И выяснили? - с насмешкой спросил Истер, который никогда не был высокого мнения о магах. Он всегда представлял их старичками из сказок, с посохами, странствующими дурачками, умеющими показывать фокусы, не более, потому что, если бы эти люди действительно были волшебниками, они бы защитили остальных.
   - Защищая одного или двух, волшебники добивались большего, чем целой армией уничтожая города Правящих, - ответил Ярик на мысли Истера.- Маги - великий народ, но нас осталось мало, потому что, как ты понимаешь, Правящие долгие века ловили и истребляли нас за развязанную войну.
   - Но ты же тут, и Кристин тоже, - по спине мальчика прошла дрожь от новой волны ненависти к врагам.
   - Нас оставили в покое уже давно, ещё при прадедушке Байрока, когда Правящие юга решили, что магов в Водном мире не осталось. Страх перед нами по эту сторону Водного пояса ушёл вместе с поколениями, пережившими Магическую войну, да и нас в землях Правящих на самом деле осталось мало. Правда, в этом дворце нас собралось на удивление много, уже трое.
   - Я не маг, если ты на это намекаешь, - насупился Истер.
   - Ещё какой маг, только ведь ты всё время отталкиваешь свою сущность, как и кровь Правящего, - усмехнулся Ярик.
   - И всё-таки: как связаны Байроков отпрыск и подводные миры?
   - Связь тебе может показаться странной, но она есть. Я слышу это в нём, я читаю его мысли. Он другой, - почти благоговейно прошептал маг, откладывая книгу. Он не стал дожидаться вопроса или комментария друга:- У всех остальных детей, которые бывают тут, детей Правящих, в голове по-другому и почти одинаково. Они одинаково безразлично относятся к смерти людей, у них одна цель - вырасти, завести наследников и получить Посвящение. А у Лектуса по-другому, не знаю, почему, но он другой. У него есть Ксения, и это, я думаю, его сильно изменило.
   - При чем тут его сестра? - Истер начинал злиться: он пока не получил ни одного нормального ответа на свой вопрос.
   - Так ведь у Правящих нет братьев и сестер, - как малышу, объяснил Ярик.- Господи, ты такой тёмный!
   - Я не обязан разбираться в семейном укладе кровопийц! - огрызнулся Истер.
   - Привет, вы чего не спите? - в комнату тенью проскользнула Кристин в симпатичном синем платье, с распущенными волосами.
   - Я занимаюсь воспитанием нашего дикого друга, - улыбнулся ей Ярик, двигаясь, чтобы Кристин могла сесть рядом.- Представляешь, он даже не знает, что у Правящих нет братьев и сестер.
   - А ты не знаешь, как разжечь огонь без магии! - тут же ответил Истер, надувшись и поглядывая на Кристин, ожидая, что она тоже начнёт над ним насмехаться.
   - У Правящего к тому моменту, как он достигает состояния Посвящения, когда он ещё человек, должно быть, по крайней мере, трое сыновей. Из них он выберет своего наследника, когда младшему исполнится три года, - без всяких комментариев рассказала Кристин, натянув на коленки подол платья.- Затем выбранный сын становится единственным ребёнком, всех остальных детей...
   - Едят? - ужаснулся Истер, чуть громче, чем нужно.- А девочки? Дочерей сразу убивают?
   - Да, потому что дочь может выйти замуж, и муж может предъявить права на то, что принадлежит наследнику рода, даже убить его. Такие случаи были, давно, поэтому теперь дочерей у Правящих нет, чтобы не было скандалов и борьбы за наследство. И нет матерей у детей, чтобы они не начинали интриговать ради своих детей.
   - А у Лектуса есть мать и сестра, как? Байрок их пожалел? - с сомнением спросил Истер.
   - Лектус уникален. Во-первых, его отец, как это ни странно, сделал его мать Правящей, обычно матерей либо убивают вместе с детьми, либо всю жизнь просто держат при себе, пока не надоест.
   - Говорили, что Правитель очень привязан к Правительнице и потому сделал своей женой, - улыбнулась Кристин, наверное, как всякая девочка, мечтавшая о романтической истории любви и выросшая у Правящих. Что для неё может быть романтичнее, чем любовь к ней одного из паразитов, такая сильная, что он не захочет её убить?
   - Поэтому у Лектуса была мать, какая-никакая, но мать, которая, к тому же, скрыла, что родила двойняшек. Ксению спрятали, и теперь она живёт во дворце, как одна из "зверьков" Лектуса, - объяснил Ярик.- И я думаю, что именно это - знание, что такое забота, что такое близкий родной человек, сделало Лектуса другим.
   - Каким? Что в нём необычного? - фыркнул Истер.- Он такой же, как и другие. Противный, равнодушный, злой.
   - Он человечный, - заметила Кристин, робко посмотрев на Истера.- Он заботится о Ксении, он заботится о нас.
   - Он нас спасает, - поправил её Ярик, и тут уж их друг совсем вознегодовал, но маг не дал ему выплеснуть все это наружу.- Тебя бы казнили за смерть Правящего, но он взял тебя к себе. Тебя должны были убить за то, что твоя кровь едва не убила Стража во время наказания за дерзость. Ты угроза обществу Правящих, но ты жив, потому что Лектус спас тебя.
   - Они должны были убить меня, потому что я волшебница, я сожгла несколько Правящих, - дополнила рассказ Ярика Кристин.- Но Лектус забрал меня к себе, попросив подарить на именины.
   - И все ребята, которые тут находятся, просто спрятаны от Байрока, они живы потому, что Лектус их сюда забрал, неужели не понимаешь? - Ярик с вопросом смотрел на Истера.- Он уникален, потому что он мыслит по-другому, для него люди не пища, а законы Правящих не догма.
   - И что? Какой нам всем от этого толк? Он всего лишь мальчишка, пусть и наследник Байрока, - пожал плечами Истер.
   - Нет, он не просто мальчишка. Он тот, кого маги ждали и искали столетиями, он "один из двух, рождённых от Владыки мира на камне над мёртвым городом".
   - Чего? - брови Истера взлетели вверх.
   - Ты когда-нибудь слышал про Три пророчества гномов? - вкрадчиво спросил Ярик, и Истеру захотелось его ударить.- Ладно, кратко: в древние времена, до падения Двух камней, задолго до этого, гномами были записаны три пророчества. Одно из них утеряно, хотя говорят, что оно выбито на каком-то камне рядом со спящим драконом, - Ярик не обратил внимания на скепсис друга, чуть улыбаясь, - второе исполнилось, я не помню, как оно звучало дословно, но смысл теперь всем понятен: "народы объединятся, когда небо обрушит время и пространство, и мир поглотит океан". Это уже случилось.
   - А третье твоё пророчество?
   - Не моё, а гномов, - поправил Ярик.- А ради третьего пророчества десятки магов сейчас рискуют собой, находясь в городах и землях Правящих, потому что мы уверены: именно оно говорит нам о том, как победить и изгнать из нашего мира этот народ. Оно звучит на общем языке примерно так, - Ярик прочистил горло и с торжественным выражением лица прошептал: "Там, где сила и магия окажутся бессильными, нужен один из двух, рождённых от Владыки мира на камне над мёртвым городом, тот, кто найдёт исток кровавой реки".
   - То есть это Лектус? - с сомнением спросил Истер, скептически глядя на Ярика. Он явно был сумасшедшим, этот маг.
   - Ну, он подходит по многим приметам: он один из двойняшек, рождённых тут, в Каменном городе, сын Правителя этого мира, мёртвый город ты сам сегодня видел.
   - Вы плавали к мёртвому городу?! Я бы тоже хотела, - тихо вздохнула Кристин.- Жаль, что я не умею плавать.
   - И он знает про этот твой исток? - Истер всё ещё с сомнением смотрел на Ярика, всё это было похоже на бабушкины сказки.
   - Не знаю, - пожал плечами маг, - но вполне может знать, ведь он наследник Байрока.
   - Но, может быть, это Ксения? - предположил Истер, правда, больше из вредности и упрямства.
   - Может, - улыбнулся Ярик, - но тут не вижу проблемы: Лектус никогда не уйдёт один и не отпустит сестру. Нужно просто сделать так, чтобы Принц захотел отсюда уйти.
   - Уйти? Ты бредишь, что ли? - вот тут уж Истер не мог промолчать.- Он Принц! Куда он с тобой пойдёт?! Да и как? Вас тут же выловят и вернут, тебе откусят голову, а Лектусу вынут мозг.
   - Я тут эти месяцы не просто так кашу ел и компот пил, - фыркнул Ярик, - так что всё будет хорошо. Но мне нужна твоя помощь. Ты помогаешь мне вытащить отсюда двойняшек, доставить в одно безопасное место, а я помогаю тебе выбраться вместе с нами, потом ты будешь свободен идти, куда захочешь. Так что?
   - Ты правда в это веришь? - решил уточнить Истер.- Что твои сказки - правда, и эти двое могут помочь нам избавиться от кровопийц?
   - Мы никогда не узнаем, если не попробуем, мы никогда не победим, если не будем бороться, - пожал плечами Ярик, подмигнув Кристин, которая тихо сидела в уголке и смотрела на мальчиков.
   - И как ты собираешься нас всех вытащить, да ещё забрав с собой Принца? - фыркнул Истер, решив, что ему плевать на пророчества, главное - выбраться отсюда. Если для этого ему придётся засунуть в мешок самого отпрыска Байрока - он это сделает.
  
  
   Глава 4. Принц
  
   - Мастер Лектус.
   Он открыл глаза и посмотрел в белый потолок, без единой трещины в камне, за которую можно было бы зацепиться взглядом. По потолку плясали солнечные лучи, иногда над самой головой мальчика проскальзывали блики от далёкой воды. Вода. Он не любил воду.
   - Мастер Лектус, ваша матушка ждёт вас в малом зале.
   Принц потянулся, ощущая прохладу от ворвавшегося с порывами ветра воздуха, пропитанного морской солью и нагретой каменной крошкой.
   - Мастер Лектус...
   - Ещё раз - и я выпущу из тебя всю ту кровь, что в тебе осталась, - лениво пообещал он, садясь на постели и глядя на сгорбленного старика, который по прихоти матери оставался при Принце с младенчества.- Уйди.
   Смотритель двигался бесшумно, только согбенная его фигура мелькнула в дверях.
   Лектус встал, ощущая ногами мягкую прохладу ковра. За распахнутыми окнами шумел город, отсюда были видны красные крыши и далёкий горизонт неспокойного сегодня моря. Несколько кораблей медленно плыли на север, преследуя разлив рек. Время снабжения в разгаре.
   Юноша прошёл в заднюю комнату, которых во дворце было всего четыре. Правящим после Посвящения уборные были не нужны. Лектус некоторое время смотрел на своё отражение: снова бледнее, чем обычно. В последнее время ему снились странные сны, он плохо спал и просыпался с утра утомлённым.
   Когда он вернулся в комнату, на убранной кровати уже лежали свежие брюки и рубашка. Смотритель хорошо знал свои обязанности.
   Перехватив со столика яблоко, Лектус покинул спальню и прошёл по галерее к лестнице, что вела прочь от комнат Принца к главным помещениям, где жили его родители. Они не любили приходить в эти - человеческие - апартаменты сына, но Лектуса совсем это не расстраивало. Бросив быстрый взгляд на закрытую дверь вниз, юноша прошёл мимо, не задерживаясь. Он зайдёт туда позже.
   Навстречу стали попадаться Правящие и обслуга. Стражи куда-то вели двоих с фабрики, Старший советник склонил голову, пропуская Лектуса. Вряд ли он забыл о том, что Принц отказался выйти на прогулку с его дочерью. Не повезло управляющему: ни одного сына, придётся ему убедить кого-то из знатных отцов женить на ней сына. Лектус представил себе взгляд отца, когда тот узнает, что сын не был учтив с наследницей немалого поместья к западу от Красного города.
   - Доброе утро, мама, - Лектус вошёл в малый зал, где мама обычно проводила утро вместе со швеями и управляющими, которые отвечали за уборку, питание, стирку и прочие хозяйственные дела во дворце.
   - Входи. Ты заставил меня ждать, - мама была, как всегда, прекрасна. Она отошла от стола, на котором рассматривала ткани.- Ты вырос из своей одежды, нужно снять мерки и сшить новую.
   - Конечно, мама.
   Люди вокруг чуть отступили к стенам, Правящие склонили головы, сделав несколько шагов назад. Но если у кого-то и появилась иллюзия уединения, то уж это точно был не Лектус.
   Мама дёрнула уголком губ - Её прекрасное, но холодное лицо почти не изменилось от этого - и взмахом руки приказала всем удалиться. Словно дунул ветер - и двери закрылись, оставив её наедине с сыном.
   - Мама, ей тоже нужны новые платья, - спокойно заметил Лектус, подходя к столу и указывая на зелёный и розовый свертки с тканями.
   - Думаю, мы сошьем тебе несколько тёмных брюк, - она сделала вид, что ничего не слышит. Впрочем, как всегда.- И более строгие рубашки: отец считает, что ты выглядишь слишком просто, словно тот детёныш из питомника.
   - Он был наказан, - Лектус хорошо знал мать и часто был даже рад, что им не нужно говорить лишнего, чтобы понять друг друга. Они не были близки, но это не мешало им мыслить одинаково.- Страж отослан.
   - Отец пригласил Старшего советника к ужину.
   - Я прикажу, чтобы к трапезе подали любимые блюда Анны, - ответил Принц, внутренне сжав всю свою волю в кулак.- Отец считает, что если мы вместе с ней откусим от одного яблока, то ему будет легче получить в свои владения фабрику и питомник Советника? - дёрнул он уголком губ, повернувшись к матери и глядя в её глаза.
   - Ты упрямый мальчишка.
   - И лучше, чтобы об этом знали только мы с тобой, - пожал он плечами.
   - Ты ведёшь себя странно, Лектус.
   - Ты тоже, мама, и у тебя это началось намного раньше, чем у меня, - ухмыльнулся мальчик.- Но ты всё ещё тут.
   - Я не наследник Правителя.
   - Нет, ты всего лишь его жена, когда-то бывшая дикой, а потом влюбившая в себя наследника самого богатого рода Правящих, родившая ему нестандартно мыслящего Принца да ещё принцессу, которую уже семнадцать лет прячут от собственного отца. Обыкновенная Правящая, ничего необычного, - пожал он плечами, направляясь к дверям.- Тебе передадут наши мерки. Хорошего дня, мама, увидимся за ужином.
   Лектус вышел в коридор, вполне довольный разговором с матерью - ему нравилось с ней говорить, они хорошо друг друга понимали, уж лучше, чем опять пытаться угодить отцу. Он не умел и не хотел этого делать, и все могло закончиться очередной вспышкой недовольства со стороны властного родителя. К тому же обед с дочерью Советника - уж не подарок от папы, это точно. Интересно, за что отец решил наказать его?
   Лектус выглянул в окно и увидел солнце, высоко стоявшее над башней фабрики, значит, отец сейчас в зале совещаний. Мальчик неспешно пересёк дворец и спустился в прохладные полутёмные коридоры под его покоями. Смотритель тут же откуда-то выскочил, склоняясь, хотя при его годах спина давно не разгибалась. Только ведь от воспитанных в питомнике привычек избавиться было практически невозможно.
   - Если что, предупреди, - кинул Лектус, тихо стучась в комнату сестры.
   Ксения сидела на постели, читая очередную из книг, которые стопками ей носили из дворцовой библиотеки. На самом деле, Лектус не представлял, что ещё она могла бы делать здесь, спрятанная от всех.
   - Ксения, ты опять совершенно бледная, - Принц сел рядом с сестрой, заглядывая в серо-голубые глаза. Она была очень тоненькой, воздушной, совершенно не похожей на него. Золото её волос и серебро его - он не мог объяснить этой разницы, как не мог объяснить её дара, которым он не был наделён ни в коей мере. Возможно, именно дар спас её семнадцать лет назад, а возможно, это была просто их мать, которая не успела забыть своего дикого прошлого.
   - Всё хорошо. Кто-то тебя рассердил? - она отложила книгу и плотнее закуталась в тёплую шаль, с беспокойством глядя на Лектуса.
   - Не бери в голову, всё в порядке, - Ксения была бледна, но откуда взяться загару, если её днем во двор вывести нельзя. Она могла видеть солнце только через оконце, да иногда, когда Смотритель тайно приводил её в Зал, где веселилась малышня.- Мама заказывает нам новые наряды.
   - Спасибо.
   - Сегодня у меня будут гости, так что Смотритель закроет тебя, - он считал, что должен предупредить сестру.
   - Анна придёт? - Ксения улыбнулась, серо-голубые глаза тоже смеялись. Запертая всю свою жизнь, каждый день готовая к тому, что её обнаружат и убьют, сестра всё равно почему-то оставалась живой и счастливой. Лектусу было этого не понять.- Ты чем-то рассердил отца?
   - Мой "зверинец" его напрягает, - пожал плечами Принц, - но я разберусь. Тебя знобит, - заметил он и схватил руку сестры, ладонь была ледяной.- Почему? - он пристально смотрел на Ксению, требуя ответа.- Почему?!
   - Не сердись, - мягко попросила Ксения, и он почувствовал это: её тепло, которым она так охотно делилась.
   - Не смей! - он отдёрнул руку, вскакивая и отходя.- Ты умереть хочешь?! Я не успеваю приводить тебя в чувства, как ты тут же направо и налево растрачиваешь свои силы. Перестань. И объясни, что с тобой? Кто-то сюда заходил? Ты выходила?
   - Нет-нет, - поспешила оправдаться Ксения, - никого не было.
   - Это мальчишка-полукровка, - в комнате появился Смотритель, он не поднимал глаз, как и положено, но во всей его позе были преданность и покорность. Мать приставила старика к Лектусу, когда ему было три, с тех пор Принц привык к нему.- Не нужен он тут.
   - Ксения? - Лектус обернулся к сестре, вопросительно подняв бровь.
   - Не слушай его, - отмахнулась девушка, одним взглядом приказав старику выйти.- Истер тут ни при чём.
   - Ты даже знаешь, как его зовут? Интересно.
   - Мы здесь заперты все вместе, было бы странно, если бы я не знала о тех, кто живёт рядом, к тому же они часто болтают под моими дверями.
   - Так что имел ввиду старик? Полукровка плохо на тебя влияет?
   - Нет, - покачала головой Ксения, - я же говорю, не слушай Смотрителя. Просто...- сестра прикусила губу, явно подбирая слова.
   - Просто он полон ненависти ко всем, - договорил за неё Принц, не понимая, почему раньше не подумал об этом. Нельзя было брать мальчишку сюда, где жила Ксения. Ей и так сложно среди смерти и человеческого страдания последних минут.
   - Лектус, почему он так всех ненавидит? - шёпотом спросила сестра, поднимая глаза.- В нём столько боли! Не может в ребёнке быть столько Тёмного!
   - Ты никогда не встречала диких, - он потрепал её по плечу.- Сегодня же его тут не будет.
   - Нет! - она вцепилась в руку Лектуса.- Нет, пожалуйста, я прошу тебя! Пусть он останется, не отдавай его!
   - Да куда я его отдам? - усмехнулся Принц.- Да любой Правящий им отравится, только попробовав. Он пойдёт в утилизацию.
   - Нет! Лектус, нет! - он увидел слёзы в глазах сестры.- Не поступай так, брат, я прошу тебя. Он же человек, живой человек, как я. Пожалуйста, не делай этого.
   - Он дикий мальчишка-убийца, - холодно отозвался Лектус.- В любой момент он накинется на меня и попытается убить. Исход всё равно будет тот же. Ты же сама знаешь.
   - Исход будет тот же, но зато ты останешься собой. Я прошу тебя, пусть Истер останется.
   Лектус молчал некоторое время.
   - Я не понимаю, зачем тебе это, от его эмоций ты начинаешь болеть.
   - Он человек. Как я.
   - Я тоже человек.
   Ксения долго смотрела в его глаза:
   - Иногда мне кажется, что ты превращаешься в Правящего, и мне становится страшно.
   - Но рано или поздно я всё равно им стану, - пожал плечами Лектус.
   - Зачем? - в её глазах был страх.
   - Я Принц, - ответил он, - я наследник Водного мира.
   - По-твоему, это причина? - горько спросила Ксения, снова садясь на постель и беря книгу.- Иди, к тебе скоро придут гости.
   Лектус только вздохнул: иногда с ней невозможно было разговаривать, в последнее время всё сложнее.
   - Что с ней? - спросил он у Смотрителя, встретившего Принца у лестницы.
   - Она девушка, мастер, - прошелестел старик, - ей нужно общество, общение, движение вперёд.
   - Подружка, что ли? - фыркнул Лектус, поднимаясь наверх.
   - Конечно.
   - А эта? Волшебница?
   - Нет, сир, Кристин - воспитанница питомника, им не понять друг друга.
   - Ты-то откуда знаешь? - раздражённо спросил Принц.
   - Я же её нянчил. Ей нужен человек.
   Лектус лишь коротко кивнул, потом остановился.
   - Поменяй комнатами полукровку и того худого парня, чудного. Пусть будет подальше от Ксении, пока я не решу, что со всем этим делать, - Лектус поднял глаза на тихо подошедшего Стража.- Что тебе?
   - Мой Принц, ваш отец ждёт вас, чтобы вместе отправиться на пристань: пришли суда Снабженцев из северных земель, - Страж стоял прямо и гордо, ведь он был Правящим, но взгляд не поднимал.
   - Я иду, - кивнул Лектус.
  
   Пристань находилась на самом нижнем уровне скалы, за городскими стенами с северной стороны. Здесь разгружались корабли Байрока, пришедшие из рейдов по диким землям, принадлежавшим их семье. Здесь с надеждой продать в Красном городе свой товар останавливались свободные суда или торговые корабли других семей. На пристани было спокойно, каждый занимался своим делом, никакого шума и склок. Иногда где-то поднимался крик, но это, вероятнее всего, кричали дикие, привезённые на продажу или обмен.
   Лектус шёл справа, чуть позади отца, глядя на мостовую, где камни были чётко пригнаны друг к другу. Шум прибоя давил, ведь во дворце он ощущался по-другому.
   - Пришли два корабля снабженцев, Правитель, - к ним подошёл начальник пристани, с ним два Стража.- Ещё ведут торговлю челнок из земель Конрада и галера с запада, принадлежащая свободному торговцу Риви.
   - Хорошо, я хочу взглянуть на груз Снабженцев, - Байрок направился прямо к главному пирсу, возле которого качались на волнах корабли со спущенными парусами.
   Лектус смотрел на все это со скукой. Он слышал, что на севере у диких есть суда, которые передвигались с помощью огня и дыма, но подобные корабли запрещены законом Правящих, и вряд ли их осталось в Водном мире много. Хотя Принц не отказался бы взглянуть на такое чудо.
   Едва завидев Правителя, с палуб спустились капитаны. Одного Лектус знал: тот часто бывал со своим товаром во дворце. Снабженец возил не только диких, но и товары из дальних земель: драгоценные камни, ткани, оружие.
   - Приветствую вас, бравые служители Красного города, - улыбнулся Байрок.
   - Приветствуем тебя, Правитель мира, и сына твоего.
   Пока отец обменивался со своими капитанами любезностями, Лектус скучающе озирался. Все это глупо и долго.
   - Идём, мой Принц, посмотрим, что за товар нам привезли, - отец впервые за этот день обратился к Лектусу, и тот кивнул, следуя за Байроком. Юноше было совершенно не интересно, кого отец отберёт для питомника и фабрики, а кого сразу отправит на стол; все это он уже не раз проходил.
   На палубе выстроили диких, около тридцати человек, немного отмытых и немного приодетых, чтобы покупатель смог оценить породу, внешность и здоровье привезённых людей.
   Лектус остановился позади отца и оглядел этот строй затравленных людей с севера. Он много их уже видел, мог примерно предсказать судьбу каждого из этих мужчин, женщин и детей. И, ловя их взгляды, он понимал: дикие прекрасно знают правила и критерии отбора у Правящих.
   - Что-то скудеет север, - уронил Байрок, идя вдоль шеренги и равнодушно глядя на диких. Некоторые из них были связаны по рукам и ногам, двое мужчин прикованы к кольцам в палубе.
   - Так, этих двух и этих, - Байрок указал на двух молодых женщин и трёх подростков, - на фабрику, разбавят кровь. Мужчин отправьте на продажу в земли Пента-шаха, пусть работают в кузне и приносят пользу Водному миру. Остальных в трапезную, у меня сегодня гости. Младенца, - он указал на ребёнка в руках женщины, которая вскоре отправится на фабрику, - подадите на десерт, Старший советник оценит.
   Лектус отвернулся, скучающе оглядывая корабль, когда сзади кто-то неистово закричал. Он обернулся: женщина, державшая на руках младенца, кинулась к борту и прыгнула в воду вместе с ребёнком. Кто-то из команды кинулся ей вслед, а Байрок лишь недовольно нахмурился.
   - Простите, Правитель, не уследили. Позволите нам загладить вину? Мы припасли для вас с сыном удивительный подарок, - капитан махнул кому-то рукой, хотя по его взгляду, брошенному на воду, было заметно: он ещё надеется, что женщина и младенец выживут, и Байрок будет доволен и без подарков. Скорее всего, за этот свой дар Снабженец собирался взять отдельную плату.
   Лектус проявлял мало интереса: слишком часто ему в дар что-то привозили, у него уже скопилось столько всего ненужного, что можно было бы насыпать это все в одну гору - и с неё был бы виден северный край мира с его снегами и льдами.
   - Какой экземпляр, - сказал рядом отец, и Принц поднял взгляд: на палубу вывели кошку, серебристая шкура которой была покрыта чёрными крапинами. На северной кошке был ошейник, с двух сторон её за цепи держали охранники.
   - Это детёныш ирбиса, северной хищницы. Мать билась до последнего, но мы её одолели, - с гордостью заметил Снабженец.- А что вы скажете об экземпляре позади кошки?
   Зверёк рычал и сопротивлялся, рвался с цепей, именно поэтому присутствующие не сразу заметили прикованную к этим же цепям девочку. Лектус никогда в жизни не видел такого цвета волос у человека: огненная волна прикрывала плечи худого израненного тела. Большие карие глаза смотрели с тем же затравленным выражением, что и глаза ирбиса. С тем же вызовом, словно она тоже может впиться зубами и когтями в того, кто близко к ней подойдёт.
   - И зачем мне дикарка цвета огня? - с презрением спросил Байрок.- Кошку я возьму в качестве извинения, а девчонку увози отсюда, отдай в Дом Офелии, возможно, ценители острых ощущений на неё польстятся.
   - Отец, - Лектус вышел вперёд, глядя на Байрока.- Я хочу эту девочку.
   Правитель вздохнул, показывая, что в очередной раз не одобряет выбора сына.
   - Ты не можешь справиться уже с теми, кто у тебя есть, сын мой.
   - Не доказано. Я прекрасно справляюсь. К тому же я не хочу её в зверинец, я хочу её себе, - твёрдо ответил Лектус.
   - Сегодня у нас в гостях будет Анна, - напомнил Байрок. В его глазах мелькнула лёгкая угроза, на которые отец был горазд.
   - Не вижу связи, - холодно ответил Принц, делая шаг вперёд, чтобы забрать цепь, за которую держали девочку. Кот дёрнулся, пытаясь напасть на Лектуса, но он предполагал такой поворот событий, легко уворачиваясь, позволяя Снабженцам натянуть цепи на шее зверя.- И ирбиса я тоже беру, - он даже не посмотрел на отца, повернув голову в ту сторону, где в парусину заворачивали тела дикой утопленницы и её ребёнка.- Если нужна плата, сообщите во дворец.
   - Лектус! - одёрнул его отец.
   - Я же должен иметь стимул явиться на обед с Советником и его дочерью, - хмыкнул Принц, когда отец сделал к нему шаг. Глаза Байрока полыхали гневом, но он промолчал, и Лектус повернулся к нему спиной.- Кошку приведёте позже, детёныш пойдёт со мной, - и Принц сошёл с палубы на пристань. Он не собирался идти на второй корабль, на сегодня с него хватит.
   - Лектус.
   Он обернулся к отцу, который вместе со Стражей спустился на пирс.
   - Отец, я возвращаюсь во дворец, чтобы подготовиться к визиту Анны, - Принц не спрашивал.- Желаю тебе хорошей торговли, - он кивнул Байроку и отошёл, ожидая, когда к нему приведут дикую девочку.
   Снабженцы не заставили себя ждать. Вместе с ними пришёл капитан.
   - Принц мой, вы же понимаете, что кошка стоит дорого, - начал он, чуть смутившись.
   - Вы подарили кошку моему отцу, если я не забыл, - отрезал Лектус, - так что считайте, что торг окончен. За детёныша в Доме Офелии вам дали бы не больше трёх обменных камней, я дам четыре, - мальчик открыл кошель на поясе и бросил камни на доски пристани.- Стража ко мне!
   Тут же подошёл Страж из охраны Байрока.
   - Поведёшь дикарку, - кинул Лектус, приказывая одним взглядом передать цепь девочки в руки охранника, что Снабженцы поспешили сделать. Принц кивнул и двинулся к лестнице, которая вела к городским воротам. Он только один раз обернулся, чтобы посмотреть, как пленница справляется с подъёмом: та упрямо шла, морщась от боли.- Страж! Возьми её на руки и неси. Она нужна мне живой.
   Если Правящего этот приказ и смутил, то он не подал вида.
  
   Приёмный зал был полон гостей, которых отец собрал на ужин со Старшим Советником. Советник был вторым после Правителя человеком в Водном мире, вторым по состоянию и власти, следующим претендентом на верховную власть, если Байрок не оставит наследника или разорится. И то, и другое было сомнительным, да и Лектус хорошо знал Старшего Советника: он пальцем о палец не ударит, чтобы это случилось; его устраивало положение, на котором он находился.
   - Лектус, ты ничего не ешь.
   Он вежливо повернулся к Анне, сидевшей по левую руку за столом; здесь собрали наследников нескольких семей, живших либо в Красном городе, либо недалеко отсюда, на Многоликих островах. Анна была единственной девочкой и вовсю пользовалась этим. Благодаря Байроку, многие в Водном мире прочили Анну в жены Лектуса, и девочка прекрасно об этом знала.
   - Анна, вы великолепны сегодня, как, впрочем, и всегда, - через стол проговорил Эжен, сын Третьего советника. Девушка лишь дёрнула бровью и снова повернулась к Принцу.
   - Лектус, ты не заболел? Почему ты не ешь?
   Он глубоко вздохнул прежде, чем ответить:
   - Со мной всё хорошо, спасибо. Я не голоден, - он бросил взгляд на противоположный конец зала, где собрались Правящие. Их трапеза была в разгаре: служки разносили наполненные чаши. Среди взрослых выделялась мать Лектуса, как всегда прекрасная и яркая, оттягивавшая половину внимания на себя.
   - Ты бледен, тебе нужно хорошо питаться, - настаивала Анна. Лектус терпеливо переносил её внимание, глядя в хрустальные глаза, тёмные, такие же холодные, как его собственные. Иногда ему казалось, что именно эта девушка больше подошла бы на роль его сестры, чем Ксения.
   - С каких пор тебя беспокоит моё питание? - как можно вежливее спросил Лектус, видя негодование на лицах остальных наследников, деливших с ними трапезу. Ну, конечно, они были бессильны перед кукольно-мраморной красотой Анны. Правящие не бывают некрасивыми, и их дети всегда внешне идеальны, но Анна была вершиной творения этого мира: иссиня-чёрные блестящие волосы, большие глаза на идеальном лице с тонкими чёрными бровями и чёткой линией коралловых губ, тонкие руки, мраморная кожа, холодная красота девочки, которая однажды станет прекрасной женщиной и превратится в Правящую, затмив собой мать Лектуса. В такую легко влюбиться, будучи человеком.
   - Ты сегодня ведёшь себя по-хамски, - дёрнула плечиком Анна, и мальчишки закивали, поддерживая её слова.- Но я тебя прощаю.
   - Премного благодарен, - хмыкнул Лектус, у которого вообще пропал аппетит.
   - Я слышала, что сегодня отец подарил тебе какую-то дикую кошку, - Анна улыбнулась, показывая, что действительно не сердится.- Я бы хотела на неё посмотреть.
   - Конечно, если ты уже наелась, - Принц встал, подавая девушке руку.
   - Не пищей единой должен быть сыт наследник дома, - рассмеялась Анна, принимая руку Лектуса и тоже поднимаясь.- А вы ешьте, мальчики, мы скоро вернёмся.
   - Но мы тоже хотим посмотреть кошку!
   - Сидите, - твёрдо приказала девушка, поправила волосы и улыбнулась Принцу.- Я готова.
   Он кивнул и, держа её за руку, вывел из зала, радуясь, что смог под благовидным предлогом сбежать от этого пиршества.
   - Где ты держишь это животное?
   - В нижнем дворе, - Лектус вёл Анну по переплетению коридоров дворца, думая о том, через сколько минут будет прилично оставить её одну - и исчезнуть.- Это ирбис, снежный кот с севера. Говорят, что их по всему миру всего сотня, - он открыл двери на балкон, с которого был прекрасный вид вниз, на внутренний дворик с фонтаном, в котором в данный момент плескался ирбис. К тому же не один, а в компании других питомцев Лектуса.
   - Ой, а это твои зверюшки, - улыбнулась Анна, наверное, радуясь, что ей удалось увидеть тех, кого Принц собирал в своих нижних комнатах.- Я знаю этого детёныша, она волшебница! - она показала на девочку, которая в данный момент уворачивалась от брызг, создаваемых мальчиком-чудаком: он залез в фонтан вместе с ирбисом и расплескивал воду, смеясь.- А что они ещё умеют?
   - Не знаю, - пожал плечами Лектус, отмечая, что полукровка сидит в углу и хмуро созерцает происходящее. Если бы Ксения за него не заступилась, то дикаря бы уже утилизировали.
   - Но кот очень красивый. Он ручной? - Анна внимательно следила за тем, как ирбис выбирается из воды и отряхивается, вызывая новый смех у детёнышей во дворе.
   - Пока нет, - Принц засунул руки в карманы брюк, наблюдая, как кот подходит к полукровке и скалится на него, но мальчишка даже не пошевелился. Бесстрашный и злой.
   - А прикажи им сделать что-нибудь весёлое, - попросила Анна, улыбаясь. Видимо, их заметили внизу, потому что игры тут же прекратились - и питомцы поспешили скрыться с глаз. Остались только кот и полукровка, который медленно поднялся, не сводя глаз с Лектуса.- И как ты это терпишь? - прошептала девушка, пытаясь не показать, что испугалась, встретившись взглядом с диким мальчишкой.- Убей его.
   - Мне он не мешает, - пожал плечами Лектус, не собираясь отчитываться перед Анной.- У меня разболелась голова. Я пойду ненадолго к себе, а ты возвращайся в зал.
   - Давай я позову лекаря, - с тошнотворной заботой тут же откликнулась Анна, явно собиралась положить ему руку на лоб.
   - Не нужно, все само пройдёт, - Лектус закрыл двери на балкон, уходя от прикосновения.- Иди, я скоро вернусь.
   - Ладно, - девушка явно была недовольна, но Принц больше не мог находиться в её компании.- Увидимся?
   Он промолчал и направился к себе.
  
  
   Глава 5. Дитя Огня
  
   - Кристин, ты нашего дикаря не видела?
   Девушка оторвалась от листка, на котором выводила буквы, и улыбнулась Ярику, только улыбка, как всегда, вышла наивно-грустной.
   - У него болела голова, и он ушёл к себе. Посмотри, у меня получается уже написать несколько букв, - она протянула Ярику листок.- Что это? - она кивнула на бокал, который был в руке Ярика. Кристин поморщила нос.- Ужас, как пахнет.
   - Пойдём и найдём его, у меня тут есть интересные новости, - маг отдал девушке листок и направился по коридору к своей бывшей комнате, куда переселили Истера. У порога сердитым взглядом их встретил северный кот, облюбовавший угол возле лестницы. Его серебряные в темноте глаза сверкали, отражая падающий из дальних окон свет.- Есть у них что-то общее.
   - У кого? - тихо спросила Кристин, которая зверя побаивалась.
   - У Лектуса, Истера и этого кота, - хмыкнул Ярик, достаточно бесцеремонно открывая дверь и вторгаясь в тёмную комнату Истера.- Привет страждущим, я тут тебе кое-что принес.
   - Убери это, - простонал из угла полукровка, почти корчась от проникшего в комнату света и запаха из бокала.
   - Ну, это не свежая кровь, но должно тебе помочь, - Ярик сел рядом с Истером и протянул бокал.- Я тут поэкспериментировал, думаю, получилось, так что пей, станет легче.
   Истер взглянул на Кристин, и девушка ободряюще улыбнулась. Полукровка сел и одним залпом выпил жутко пахнущее зелье. Закашлялся, из глаз хлынули слёзы.
   - Боже, что это? - просипел Истер, понимая, что сжёг себе горло до самого желудка.
   - Ну, маленький эксперимент, - невинно пожал плечами Ярик, наблюдавший за другом так, словно собирался записывать итоги опыта.- Как чувствуешь себя? Голова? Жажда крови?
   - У меня желудок сворачивается в узел, - прошипел Истер, - и голова болит. Что ты со мной сделал?
   - Хм, странно. Ладно, я, наверное, не угадал с пропорциями, - задумчиво проговорил Ярик.
   - Ты что?! - вспыхнул Истер, вскакивая и тут же хватаясь за живот.- Я убью тебя.
   - Потом убьёшь, у меня тут есть очень интересное дело, думаю, это тебя отвлечёт от недуга, - улыбнулся Ярик.
   - Давай я оторву тебе руку, и потом мы пойдём на твоё дело, которое заодно и тебя отвлечёт от твоего недуга, - злобно откликнулся полукровка.
   - Не ворчи, идём, - юный маг, как ни в чём не бывало, вышел из комнаты.
   - Может, сейчас полегчает? - робко предположила Кристин, наблюдавшая, как тяжело передвигается Истер.
   - Может, я просто его сброшу со стены? - парень шёл следом за Яриком, буквально сверля взглядом дыру в спине мага.- Тогда мне точно полегчает.
   - Я хорошо плаваю, - снова улыбнулся Ярик, останавливаясь у дверей, в которые им было запрещено входить.
   - Ты с ума сошёл? - Кристин схватила друга за руку.- Если Принц узнает, мы все умрём. Нам нельзя заходить к Ксении! - зашептала она в ужасе.
   - Ничего, Принц сегодня полдня проведёт на корабле вместе с родителями и семьей Старшего Советника, прогулка, - спокойно ответил Ярик, постучав в дверь и сразу открывая её, словно боялся, что его не впустят.
   Ксения испуганно посмотрела на вошедших ребят. Истер плотно закрыл за собой двери, тяжёлым взглядом осматривая большую светлую комнату, наполненную девичьими мелочами, с широким ложем и яркими подушками. На ложе сидела Ксения, очень тонкая, почти прозрачная девушка. Но самым удивительным здесь была не сестра Лектуса.
   Забившись в угол и поджав к груди колени, сидела ещё одна девочка, младше Ксении. У неё были рассыпавшиеся яркие волосы и большие глаза, со страхом и вызовом смотревшие на вошедших. Во всем её внешнем облике читалось, что она из диких, причём её вырвали из внешнего мира совсем недавно.
   - Я же говорил, что сюда следует заглянуть, - словно все шло так, как и должно, заговорил Ярик.- Привет, я Ярик, это Кристин и Истер.
   - Я знаю, - тихо ответила Ксения, прикусывая губу.- Вы что-то хотите?
   - Я подумал, что тебе нужна помощь с новенькой, - пожал плечами маг, - к тому же пора уже познакомиться. Мне кажется, не очень весело сидеть тут одной.
   - Она не разговаривает, - сестра Лектуса кивнула на слова Ярика, - может, она не говорит на общем языке? Я пыталась хоть что-то у неё узнать, но она молчит, - Ксения закутала плечи в шаль, покосившись на Истера.
   - Мы это исправим, - улыбнулся Ярик, подходя ближе и садясь на корточки рядом с постелью.
   - Она северянка, из кочевников, - ворчливо заговорил Истер, вызвав удивление на лицах друзей.
   - Ты научился читать мысли? - удивилась Кристин.
   - Нет, просто я встречал людей из её племени, только у них такой цвет волос. Они называют себя Детьми Огня, северные дома кровопийц их остерегаются, так как мужчины их племени часто нападают на небольшие поместья Правящих и жгут их, - рассказал Истер, пристально глядя на дикую девочку, которая, кажется, даже дышать боялась.- Самое страшное для них - попасть в плен.
   - Не бойся, мы тебя не обидим, - улыбнулся Ярик, - мы не Правящие.
   - Я ей уже пыталась объяснить, но она молчит, - Ксения с надеждой посмотрела на Ярика.- И ничего не ест.
   - Она не говорит, потому что не хочет, чтобы ей обрезали голосовые связки. Это делают со всеми дикими перед тем, как отправить на фабрику, - пояснил Истер.
   - Её зовут Алексис, - сказал Ярик, видимо, решив, что настало время залезть в голову дикарки. Девочка вздрогнула, почти с ужасом посмотрев на мага. Ксения тоже была удивлена.
   - Он читает мысли, - пояснила Кристин, встретившись взглядом с Ксенией.- Но не бойся, он хороший.
   - Я очень хороший, - рассмеялся Ярик, снова поворачиваясь к девочке с севера.- Мы не причиним вреда. Думаю, Ксения тебе уже рассказала, где мы находимся и что тебе ничего не грозит. Тут нет никого, кто бы мог тебе навредить.
   Алексис метнула взгляд в угол, где стоял Истер, и все на него оглянулись: радужки мальчика светились серебристым пламенем.
   - Ты добавил крови в зелье? - тихо спросила Кристин, догадавшись.
   - Да, немного, - признался Ярик, а потом посмотрел на северянку:- Истер не Правящий, он полукровка, и, поверь мне, ненавидит Правящих больше всего на свете, даже в самом себе.
   - Заткнись, - попросил парень, скрестив на груди руки.
   - Алексис, поговори с нами, пожалуйста, - попросила Ксения, коснувшись руки девочки, и та снова вздрогнула.- Или хотя бы поешь.
   Ребята вздохнули, понимая, что не сдвинулись с мёртвой точки.
   - Ей пятнадцать лет, у неё есть старший брат Джим, по крайней мере, она верит, что он ещё жив, - Ярик говорил тихо и пристально смотрел на Алексис. Она упрямо молчала.- Они жили с родителями на одном из северных островов, несколько раз в год меняя лагерь, но их выследили. Алексис, мне очень жаль твоих родителей, - пробормотал Ярик, и Кристин прикусила губу, явно понимая, почему друг так говорит. От них не скрылись слёзы, появившиеся в больших карих глазах северянки, но она сдержалась.- Её родители погибли, защищаясь до последнего, чтобы Алексис и её брат могли сбежать. Они плыли на плоту на север, так им сказали родители.
   - Почему на север? - спросила Ксения, которая была очень бледна и дрожала, наверное, впервые в жизни слыша подобные истории.
   - На севере есть материк, покрытый снегом и льдом, где живут маги, - ответил Ярик, - я оттуда. Но добраться туда, не зная пути, сложно.
   - Джим найдёт путь.
   Ребята удивлённо замерли, когда Алексис заговорила, не пошевелившись, лишь разомкнув губы.
   - Его не схватили, когда Правящие нашли ваш плот? - уточнил Ярик, скорее для остальных, чем для себя, ведь он мог прочитать ответ в мыслях девочки.
   - Он ушёл. По крайней мере, я так думаю. И на корабле его не было, - голос у Алексис был тихим, сухим, и Ксения сразу же протянула ей бокал.
   - Пожалуйста, - попросила она, почти умоляя Алексис попить.- Поверь, ты в безопасности.
   Тонкая дрожащая рука сомкнулась на бокале, и ребята с облегчением вздохнули.
  
   Страх.
   Папа говорил, что страх - главный враг кочевника. В тот момент, когда ты начинаешь бояться, ты становишься зайцем, которого, в конце концов, затравят либо гончие псы, либо волки. Их с детства учили не бояться, но сейчас Алексис испытывала именно его. Страх.
   Она тихо, как умели только люди её племени, кралась по тёмному коридору спящего дворца в самом сердце враждебного города, враждебного мира. Одна, испуганная, разбитая, Алексис заставляла себя идти и бороться со страхом, потому что она не хотела быть зайцем, загнанным и сломленным. Если ей суждено погибнуть, она сделает это, как родители - сражаясь за свою свободу.
   Было так тихо, что девочка слышала своё дыхание. Даже море хранило молчание. Как бы она хотела иметь крылья, чтобы перелететь городскую стену и оказаться над водным простором. Вода была её стихией, там она не чувствовала страха.
   Алексис застыла у сводчатого окна, вдыхая соленый воздух. Её знобило, ведь Ксения отняла её одежду, и на девочке была лишь свободная тонкая рубашка до колен. Босые ноги стыли от холодного камня, но этим было сложно напугать дочь Племени Огня.
   Она вздрогнула, когда в дальнем конце коридора послышались шаги. Девочка метнулась за угол, всем телом прижавшись к стенам, смиряя бешено колотящееся сердце. Все тот же страх - холодящий, сводящий с ума, отнимающий волю - наводнил её тело, и было так сложно не поддаться ему, не вернуться в комнату, в тёплую постель.
   Если бы тут был Джим, все было бы по-другому. Брат - такой смелый, такой сильный - придумал бы, как выбраться отсюда, он бы никогда не отчаялся. Алексис была уверена, что Джим вырвался, что ему удалось сбежать - и он достиг пристанища магов. Скоро он найдёт способ, чтобы её спасти.
   Алексис выдохнула, когда шаги затихли. Она ждала брата, но не собиралась ждать, когда ей обрежут голосовые связки и отправят на фабрику, в этот инкубатор, где людей растили и спаривали, как скот у сельчан. Она ни за что не станет одной из безвольных самок, рожающих детей для того, чтобы кровососы могли жить и убивать.
   Она снова осмелилась выглянуть в коридор, там никого не было. Девочка скользнула вдоль стены: ей нужно выбраться из дворца к ограде, а там она найдёт способ её перелезть.
   Коридор упирался в винтовую лестницу, которая шла вниз, тонула во мраке. Если там кто-то и есть из охраны, Алексис не узнает о нём, пока не наткнется. Она хорошо видела в темноте, но не настолько, чтобы разглядеть кровососа. Но ей нужно рискнуть, возможно, именно так ей удастся проскользнуть во двор незамеченной.
   Босые ноги беззвучно ступали по холодным каменным плитам, свет остался над головой, и Алексис вцепилась в перила, сдерживая дыхание. Она не хотела попасться, ей нужно быть очень осторожной, чтобы сбежать.
   Ступени закончились очень резко, девочка была уверена, что не добралась ещё до нижнего уровня дворца. Но поручней и ступеней больше не было, лишь дверь. Возможно, это была дверь на свободу. Или в покои какого-нибудь кровопийцы.
   Девочка замерла, не зная, что делать, страх снова сковал её. Любой неверный шаг мог стоить ей жизни. Но какой у неё был выбор? Либо войти, либо вернуться. Найти другой путь этой ночью она вряд ли успеет.
   Джим никогда не отступал от задуманного, да и родители никогда не сворачивали с намеченного пути, если напрямую им ничто не угрожало.
   Алексис вздохнула и осторожно толкнула тяжёлую дверь, наверное, металлическую, ведь в городах Правящих не было дерева.
   Это была большая комната с высокими потолками, до которых от самого пола шли стеллажи с книгами и свитками. Из высоких окон падал лунный свет, обрисовывая контуры столов, кресел и книжных полок. На столах лежали палочки для письма, раскрытые книги, несколько ларцов. И никакого выхода.
   Окна были на уровне метров двух от земли, под ними - маленький дворик с фонтаном, окружённый каменной стеной. Алексис прикинула, что будет, если она прыгнет. Даже если не сломает ногу, её услышит половина города: у этих кровососов отличный слух.
   Она огляделась в поисках чего-то, что она могла бы использовать в качестве каната, но библиотека была полна лишь книг. Можно вернуться в спальню и завтра повторить этот путь, только прихватив с собой простынь. Ещё один день, вряд ли с ней что-то случится за это время, ведь те странные подростки уверяли её, что ей ничего не грозит, что её не отведут на фабрику.
   Девочка вздохнула - она приняла решение, и ей тут же стало легче. Она нашла выход, и страх отступил. В последний раз выглянув во дворик, направилась к двери, которая резко открылась. Комната заполнилась полыхнувшим под потолком искусственным светом, и Алексис отскочила, едва сдержав крик отчаяния.
   - Не знал, что дикие умеют читать.
   Девочка смотрела на серебряного парня, который забрал её с корабля и привёл к Ксении, сердце билось быстро и лихорадочно. Она не знала, чего ожидать; прижалась спиной к книжным полкам, ничего не отвечая.
   Лектус медленно подошёл к столу и открыл чёрный ларец, сделанный, наверное, из какого-то гладкого чёрного камня. Положил в ларец кинжал, или нож, и только потом повернулся к застывшей Алексис. Его холодный равнодушный взгляд, отражавший свет, словно прощупал девочку с макушки до пяток и остановился на её лице. Это не были глаза кровопийцы, но взгляд наследника Водного мира внушал ужас и леденил кровь.
   Страх. У страха, оказывается, может быть лицо. Лицо равнодушного подростка, покрытого серебром. Ледяное лицо.
   - Беглецов в Красном городе не любят, - скучающе заметил Принц, садясь в кресло и складывая руки на груди.- Впрочем, их здесь нет и не было. Последнего сожгли во дворе фабрики, ещё когда я не родился. Сами же обитатели фабрики и сожгли. Наверное, весёлое было зрелище.
   Он специально пугал её, ведь кровососы не терпят огня.
   - Да, конечно, огонь у нас запрещён, но для исключительных случаев во дворе фабрики его могут и разжечь. Выведут всех обитателей, оставят десяток палачей, приготовят воду - и спектакль готов. Думаю, все только обрадуются такому развлечению, а то стало скучновато.
   Девочка молчала, чувствуя, как холодный пот струится по спине. Ноги окоченели на каменном полу, зубы свело судорогой страха и напряжения.
   - Говорят, что вы зовете себя Детьми Огня. Получается, что вы пламени не боитесь. Давай проверим? - Лектус встал и подошёл к одной из полок, и в этот момент Алексис стрелой метнулась к столу и выхватила из ларца кинжал, как щит выставляя перед собой.- Ну, и что дальше? - Принц обернулся; в его руках была откуда-то взятая свеча. На лице - лёгкое удивление.
   Алексис сама не знала, что делать дальше. Этот сын кровопийцы не пытался броситься к ней, отобрать нож, не пытался вообще что-то сделать, стоял и ждал, что будет дальше. Было ощущение, что он развлекается.
   - Дай я расскажу тебе, что будет дальше, - наконец, скучающе заговорил Лектус, медленно подходя к креслу и расслабленно садясь в нём.- Я даю тебе выйти отсюда, раз уж ты угрожаешь мне ножом. Ты бежишь, сама не зная куда, потому что во дворце ты не ориентируешься. Как только ты выходишь отсюда, я одним криком поднимаю на ноги всю охрану, и уже через четверть часа ты поймана теми, кому не страшно твоё оружие. А затем мы возвращаемся к ранее описанному сценарию, и я всё-таки узнаю, правда ли то, что вы не боитесь огня.
   Он замолчал, и Алексис выше подняла кинжал, показывая, что он её не напугал.
   - Хорошо, давай рассмотрим другой вариант, - продолжил Лектус, наверное, осознав, что ответа не получит.- Ты кладешь кинжал на место, я делаю вид, что тебя тут не было, а завтра, зайдя к Ксении, я обнаруживаю тебя там, мирно сидящую в углу. Я забываю о том, что видел тебя тут. Никакой погони, никакого наказания. Как ты на это смотришь?
   Она всё равно молчала, хотя понимала, что оказалась в тупике. Он говорил правду - теперь ей отсюда не выбраться, не подняв шума. Её поймают и убьют. Осознав это, Алексис почувствовала, что страх снова отступил. Она больше не боялась, потому что знала, что будет дальше, неизвестность исчезла.
   - Видимо, правду говорят, что кочевники не разговаривают с теми, кого считают своими врагами. Жаль, я надеялся услышать твой план, что делать с этой ситуацией, - Лектус оглядел библиотеку.- Пока ты размышляешь, я возьму что-то почитать, именно за этим я сюда пришёл, так неожиданно помешав твоему гениальному плану побега, - Принц встал и подошёл к одной из дальних полок, разглядывая корешки толстых книг.
   Алексис чувствовала, как у неё затекают пальцы руки, сжимавшей кинжал, она была в тупике и не могла придумать, что делать. Мелькнула мысль броситься в окно - и будь что будет. Она пристально следила за Принцем, который стоял к ней боком, явно уверенный, что загнал девочку в ловушку, и тогда она решилась.
   Один бросок к двери - и она бы была снаружи. Один просчитанный беззвучный прыжок к выходу. Но она не добежала, сражённая болью: что-то острое впилось ей в плечо. Она закричала и упала, в глазах потемнело.
   - Как-то у нас завелся вор, решивший стянуть наиболее редкие книги, - над ней, почти теряющей сознание от боли, с книгой в руках стоял Лектус.- Отец установил ловушку: выдергиваешь книгу, отжимая пружину - и получаешь стрелу в лоб. Правда, тебе повезло, всего лишь плечо, - кажется, он говорил с удовлетворением. Потом он нагнулся и забрал из безвольной руки девочки кинжал, возвращая книгу и оружие на места.
   Алексис казалось, что её жжёт изнутри, боль была адская. Она сжала зубы, пытаясь не издать больше ни звука. Она не слышала ни шагов, ни открывающейся двери, и поняла, что кто-то появился в библиотеке только тогда, когда услышала голоса.
   - Что случилось?
   - Так, у нас в зверинце вечеринка? - Лектус явно веселился.
   - Алексис!
   Девочка открыла глаза и увидела над собой лицо Ярика.
   - Что вы тут делаете? - холодно спросил Принц.
   - Я услышал крик, - кажется, это был мальчик с глазами кровопийцы, Истер.
   - Жаль, барабанные перепонки нельзя подрезать, как голосовые связки, - откликнулся Лектус.- Я пошёл спать, через пять минут сюда заглянет Страж.
   Алексис застонала, когда её начали поднимать.
   - Оставь меня, - прошептала она Ярику.
   - Если Страж нас тут найдёт, у нас будут большие проблемы, и даже Лектус нам вряд ли поможет, - пробормотал мальчик-телепат.- Ист, помоги!
   Алексис до крови прикусила губу, в глазах потемнело, когда её начали ставить на ноги. Она цеплялась за сознание, не позволяя себе обмякнуть в руках мальчишек, и только одно чувство не позволяло ей отключиться - ненависть к Лектусу, сыну Байрока.
   продолжение книги http://andronum.com/product/shevlyagina-olga-mir-posle-vodniy-mir/.

Оценка: 7.39*11  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) Н.Князькова "Ядовитая субстанция"(Любовное фэнтези) С.Панченко "Ветер"(Постапокалипсис) И.Борн "Удар. Книга 4. Основной Лифт"(ЛитРПГ) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) А.Емельянов "Последняя петля 4"(ЛитРПГ) А.Черчень "Дом на двоих"(Любовное фэнтези) Б.лев "Призраки Эхо"(Антиутопия) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 2"(Антиутопия) М.Атаманов "Искажающие реальность-5"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"