Хан Рия : другие произведения.

Перерождённые

Самиздат: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:




   Влада Крапицкая.
   От автора: СПАСИБО ОГРОМНЕЙШЕЕ Наташе за помощь в вычитке текста и исправлении ошибок!!! Твоя помощь была бесценной, особенно на фоне того, в каких условиях ты всегда находила время для меня!
   Перерождённые.
  
  
   Глава 1.
  
   Пришедшие на поминки бабушки только что разошлись и мы с матерью остались вдвоём. После изматывающих похорон и хлопот, связанных с этим, я чувствовала себя выжатой и физически, и морально, и, наверное, в любой другой ситуации встала бы из-за стола и ушла к себе в комнату, но сейчас не могла этого сделать.
   Украдкой рассматривая мать, я отмечала все изменения за последние восемь лет, на протяжении которых мы не виделись. А мама нервно мяла в руках носовой платок и смотрела перед собой.
   "Опять такое же ощущение, как в детстве - она вроде и рядом, а как будто не видит меня. Но теперь я хоть знаю причину её поведения... Хотя от этого не легче. В чём я виновато-то?" - с грустью подумала я и, бросив взгляд в окно, вспомнила, как проводила возле него часы, ожидая, когда же мама приедет в гости.
   "Я всегда так готовилась. Когда была совсем маленькой - собирала все лучшие игрушки, чтобы показать ей. Рисовала рисунки. Просила бабулю одеть меня в самое красивое платье и старалась не помять его и не испачкать, хотя порой очень хотелось побегать по квартире, или с подружками погулять во дворе. Когда пошла в школу, училась на пятёрки, чтобы потом показать маме дневник и похвастать своими хорошими отметками. Занималась танцами и спортом, всеми силами стремясь победить в любом конкурсе или соревновании... Господи, да чего я только не делала, надеясь, что мои победы привлекут мамино внимание и она, наконец, полюбит меня. Но всё было напрасно. Приезжая, мать как будто не замечала меня. Дарила подарки, натянуто улыбалась и старалась к минимуму свести наше общение. Правда, иногда я ловила её взгляд, полный непонятных в тот момент для меня эмоций, или казалось, что она хочет сказать мне что-нибудь доброе или ласковое, похвались, обнять, но уже в следующий момент глаза наполнялись слезами, и она стремительно уходила, прячась или в ванной или в туалете, а после быстро уезжала... И эти её отъезды были самыми болезненными детскими воспоминаниями. Я ведь думала, что опять сделала что-то не так. Что недостаточно хорошо училась. Что не так хорошо танцевала, чтобы ей понравилось. Что не так высоко прыгнула или не быстро пробежала дистанцию в спортшколе... Всегда я обвиняла только себя и росла, чувствуя себя ребёнком, который во всём разочаровал свою мать. А уж когда она перестала приезжать, год ходила морально раздавленной... Так теперь больно всё вспоминать, и так жаль, что бабушка рассказала причины такого поведения только перед смертью. Сделай она это раньше, моя жизнь могла быть немного другой. Я бы отпустила мать не в одиннадцать лет из своего сердца, а раньше, и не переживала так мучительно больно её отношение ко мне", - вздохнув, я снова украдкой посмотрела на мать, и она наконец решилась спросить:
   --Бабушка сильно болела, да?... Меня она заверяла, что всё хорошо... а тут такое...
   --Нет. Она всегда держалась бодро, - устало ответила я. - Сердце прихватило неожиданно. Позже объяснили, что из-за жары. Скорая быстро приехала и отвезла её в больницу, а там сказали, что срочно требуется операция, но, как видишь, не успели.
   Говорить о смерти бабули, единственного родного для меня человека было неимоверно тяжело. Я как будто лишилась своего сердца или души, и пустота внутри причиняла страдание, но я заставляла себя пока держаться, понимая, что не имею права расклеиваться.
   "Позже... обязательно чуть позже я дам волю чувствам. Похороны прошли, поминки тоже, мать уедет, и вот тогда я позволю себе и плакать, и страдать. А сейчас нельзя. Нужно сдерживаться", - эти слова я говорила себе уже не раз за последние дни и снова повторила их.
   --Столько людей пришли на её поминки... И когда ты успела всё наготовить... - робко продолжила мать, посмотрев на стол. - Да и похороны организовала.
   --Мне тётя Рая помогала, и тётя Люда готовить всё. Да и остальные бабушкины подруги тоже, как могли, так и поддерживали. Тётя Ада через своего сына место на кладбище нашла, и машину помогла заказать. Тётя Таня со священником договорилась о заупокойной службе... В общем, кто чем мог, тем и помог, - тяжело вздохнув, выдавила я, стараясь не расплакаться от ужаса и ощущения беспомощности последних дней.
   --Понятно, - обронила она, теребя платочек, а затем, оправдываясь, добавила: - Прости, что сразу не прилетела. Артурчик заболел и мы в больнице лежали, а Вадим как раз в командировке был. Мне и Артура из больницы не позволяют выписать, и не с кем его там оставить... Пришлось ждать Вадима...
   --Всё нормально. Справились и своими силами, - произнесла я и прислушалась к себе.
   Когда я узнала, что мать вышла замуж и родила ребёнка, первой реакцией была дикая истерика, потом я начала ревновать её ко второму ребёнку. Эта ревность не давала мне долго ни нормально спать, ни есть, ни учиться, а потом на её смену пришла ненависть к матери, сводному брату, которого никогда не видела, и мужу матери. Но сейчас внутри ничего не шелохнулось. Как будто с бабушкой умерли и все чувства.
   В зале повисла тягостная тишина и сейчас, мне как никогда в жизни хотелось услышать, как бабушка хлопочет на кухни, или как ворчит на коммунальные службы, получив очередную квитанцию, или что-то возмущается на телевизор и диктора, рассказывающего об очередных успехах, которые видны только чиновникам.
   "Но этого уже никогда не будет", - с горечью подумала я и судорожно вздохнула, стараясь не расплакаться.
   --Бабушка говорила, что ты поступила в университет, - опять нерешительно подала голос мать.
   --Да. На бюджет. Так что не волнуйся, проживу сама. Мне восемнадцать и опека не требуется. В университете буду получать стипендию. Да и подработки в кинотеатре позволяют содержать себя...
   --Я всё равно буду тебе материально помогать, - запротестовала мать. - Как обычно высылать каждый месяц деньги, а если понадобится больше, ты только скажи...
   --Не понадобится, - упрямо ответила я.
   --Эля, пожалуйста, не отказывайся, - умоляюще прошептала она и впервые открыто заглянула мне в глаза. - Позволь хоть так помогать тебе... Ты молоденькая девушка и как любая другая, хочешь одеваться в красивую одежду, гулять с друзьями...
   --У меня нет столько свободного времени, чтобы гулять с друзьями, а вещей хватает. Я перестала расти такими темпами, как в детстве и предпочитаю покупать удобные и практичные вещи, а не гоняться за модой, - сухо ответила я. - Да и пора становиться самостоятельной.
   --Самостоятельной... - как эхо повторила мать. - Ты уже самостоятельная. И умная. И такая красавица стала, - последние слова она произнесла с болью, и лицо исказила гримаса отчаяния, после чего она отвернулась.
   Поняв, о чём она сейчас подумала, я решила сказать ей то, что узнала. "Не вижу смысла скрывать, что бабушка всё рассказала", - пронеслось в голове, и я спокойно произнесла:
   --Красивая, и похожая на них, да? И глаза у меня серые, а не голубые как у тебя. И волосы светло-каштановые, а не русые. И кожа не светлая, а более смуглая. И овал лица их, и губы, и нос. И ростом я выше, чем ты.
   Как только я начала всё это говорить, мать дёрнулась, как от удара, а затем снова посмотрела на меня, и в глазах отразился такой ужас, что я на секунду пожалела, что вообще затронула эту тему.
   --Она тебе всё рассказала, - обречённо прошептала она.
   --Да, - я кивнула, а потом угнетенно добавила: - Стоило это давно сделать. Это облегчило бы мою жизнь, и возможно твою. По крайней мере, я бы не мучилась, зная, за что ты меня не любишь...
   --Нет! Не говори так! Я тебя люблю! - горячо воскликнула она, но запал тут же пропал, и следующие слова она произнесла уже нерешительно: - Просто я не могу находиться рядом с тобой... Ты их копия, полная... Я сердцем тянусь к тебе, но даже спустя почти девятнадцать лет не могу забыть тот ужас... Тебе стоит лишь посмотреть на меня, и я как будто снова становлюсь той испуганной девчонкой... - мать тяжело задышала, а потом неожиданно сползла со стула на пол и, обняв мои колени, затараторила: - Эльга, девочка моя, прости за всё! Я так виновата! И одновременно не виновата! Я любила твоего отца... хотя может и не он отец... Но это не важно сейчас... Я любила его и жила от встречи к встрече, а он так поступил со мной! Я ведь даже не знала, что у него есть брат-близнец, и что они по очереди встречаются со мной! Когда он заманил меня тогда на дачу и с братом всю ночь издевались надо мной, после я вообще хотела умереть. Пыталась вены себе вскрыть, потому что в кошмарах снова и снова переживала всю ту боль, грязь и ужас... А после выяснилось, что я беременна... Поверь, мне предлагали сделать аборт, но я отказалась! Я хотела тебя родить и верила, что смогу любить, несмотря на то, что ты таким образом получилась... Но я никак не ожидала, что ты так будешь похожа на них... Ты всё подобрала, до единой крошечки... Ни капли моего нет... Два года после твоего рождения я заставляла себя смотреть в твои глаза, пыталась научиться не бояться, повторяла себе, что ты лишь моя дочь, а не кого-то из тех монстров братьев-близнецов... Но... не смогла... Ты слишком на них похожа... Это так страшно и больно... Ты не представляешь, как я мучилась... Любить своего ребёнка и одновременно бояться, это невероятно тяжело...
   --Поэтому ты уехала, - констатировала я, не зная, как реагировать на мать, которая впервые в жизни при мне проявила эмоции.
   --Да! Я же видела, что ты тянешься ко мне, и чувствуешь боль из-за моего поведения... Я думала, что так будет легче и тебе, и мне... Надеялась, что во время моих приездов будет важнее моя тоска по тебе и я смогу показать свою любовь, а значит перестану причинять и тебе боль своей холодностью... Но не вышло... Ты с каждым годом всё больше похожа на них... Это так страшно...
   --Поэтому ты перестала приезжать.
   --Прости! Не могла я видеть все их черты в тебе! - мать разрыдалась и уткнулась в мои колени, после чего глухо пробубнила: - Ты живое напоминание всех тех мерзостей, что со мной вытворяли той ночью... Только не подумай, что я виню тебя... Нет, ты ни в чём не виновата... Но я не могу забыть взгляд тех серых глаз... как губы растягиваются в гадкой, издевательской улыбке... как ко мне тянутся руки... А ты ведь на меня смотришь точно такими серыми глазами, улыбаешься их губами... и моё тело сразу пронзает боль, а потом охватывает оцепенение, и я как будто леденею вся...
   --Не надо это вспоминать, - пробормотала я, ощущая, как мать начала бить мелкая дрожь.
   --Мне ведь тогда исполнилось всего шестнадцать! Я была скромной, невинной девочкой, не знающей, что моя первая любовь обернётся таким ужасом... Что тот, кого я боготворила, так поступит со мной... Что он вообще способен на это... Лишь позже я узнала, что была не единственной, с кем они так поступили... Они любили найти такую глупую дурочку как я, из бедной семьи и очаровать её, заверить в своей любви, а потом проделать все те мерзости... Они упивались своей безнаказанностью... Знали, что их отец решит все проблемы... А самое ужасное, что я даже не знаю, кто из тех монстров твой отец... Они ведь похожи, как две капли воды... и постоянно менялись, не прекращая мою пытку...
   --Бабушка успела рассказать, почему я появилась на свет и почему ты так вела себя, но не успела ответить на вопросы, - нерешительно произнесла я. - Почему вы не подали заявление об изнасиловании? Почему не посадили тех уродов?
   --Заявление? - переспросила мама и, подняв голову, посмотрела на меня, а потом с горечью сказала: - Как я понимаю, бабушка не назвала тебе имена... С ними было бесполезно бороться и тогда, и сейчас... Деньги и связи могут замять любой скандал... Их отец сделал всё возможное, чтобы делу не дали ход... Меня чуть-ли не в проституции обещали обвинить... Что вроде как я сама хотела этого, и даже показали пятерых парней, которые готовы были дать показания, что я и раньше вела аморальный образ жизни, хотя я тогда и с мальчиками не целовалась... Слава был первый во всём.... А бабушке угрожали увольнением с работы, позором, что воспитала дочь проститутку. Даже грозили обвинить в сутенёрстве... Типа, это она мной торговала... Та семья уже тогда была влиятельной и могла многое, а сейчас вообще стала могущественной...
   --Да? А где они сейчас? - поинтересовалась я, почему-то внутренне чувствуя дрожь, что могу жить в одном городе с ними.
   --Как где? Здесь, до сих пор живут в Хабаровске. Ты даже про их семью не раз слышала и видела по телевизору, - с ненавистью ответила мать. - Это тоже послужило причиной моего переезда... Не могла я видеть, как их отец то детский центр открывает, хвалясь своей благотворительностью, то очередной торговый центр, а то участвует в программе помощи животным... Он бы сначала своих сыновей-животных научил хоть каким-нибудь людским качествам.
   --Здесь? - удивлённо спросила я и принялась в памяти перебирать известных людей города, у которых имеется два сына-близнеца.
   Но долго делать этого не пришлось. Я почти сразу поняла о ком речь и с ужасом посмотрела на маму.
   --Это что, Лагоровы?
   --Они самые, - мама с отвращением кивнула.
   --Ничего себе, - ошеломлённо пробормотала я. - Теперь поняла, почему бабуля, как только видела кого-нибудь из них в новостных программах нашего региона, моментально переключала программы. А когда четыре года назад один их сыновей Лагорова разбился по пьяни в аварии, сильно радовалась, приговаривая, что Бог шельму метит.
   --И я радовалась этому, - призналась мама. - Хотя разбился как раз Слава. Моя первая и такая ужасная любовь...
   --Так им и надо! - мстительно произнесла я. - А сейчас поговаривают, что сынок второго близнеца, наркоман конченный и семейство изо всех сил пытается его вылечить, но никак! Воспитал себе мой дедуля и сыновей, и внучка. Пусть теперь мучается!
   --Он тебе не дедуля! - отчеканила мама. - Они нам вообще никто! И даже не думай к ним обращаться! Их папаша как раз больше всех смешивал меня с грязью и угрожал и мне, и бабушке.
   --Не волнуйся, не буду я к ним обращаться, - ответила я. - Просто теперь буду радоваться любой неудаче этой семейки!
   --Лучше забудь про них.
   --Уже не получится, - сухо бросила я. - Ведь у тебя не получилось это сделать. Ты уехала, чтобы не видеть меня. А я и этого не могу сделать. Теперь, каждый раз глядя в зеркало, я буду видеть не себя, а черты тех уродов, благодаря которым я появилась на свет.
   --Вот поэтому я и не хотела, чтобы ты знала обо всём, - с болью пробормотала мать. - Бабушка обещала, что будет молчать...
   --Рассказывая это, бабуля надеялась, что таким образом сможет наладить наши с тобой отношения. Она не желала, чтобы я думала, что одна осталась на этом свете. Ведь после того, как ты перестала приезжать и я узнала, что ты вышла замуж, а потом и родила Артура, я отказалась от тебя и всем говорила, что моя мама умерла. Мне проще было думать, что тебя вообще нет, чем то, что я не нужна тебе.
   --Прости меня, умоляю... - глаза матери наполнились слезами, и она снова уткнулась мне в колени. - Я так тебя хотела любить, несмотря ни на что... и люблю сейчас... но мне так больно смотреть на тебя...
   --Понимаю, - ответила я, представив себя на месте матери. "Наверное, и мне было бы больно видеть в своём ребёнке черты насильников... Но я бы больше прикладывала усилий, чтобы хотя бы ребёнок не чувствовал себя так, как я в детстве... Впрочем, что уж сейчас говорить об этом или думать. Детство позади. Мать практически чужой человек. У неё своя семья и другой ребёнок, и живёт она далеко. А мне необходимо здесь и сейчас учиться жить одной и строить своё будущее", - подумала я, а вслух произнесла: - Ладно, нужно убрать со стола. А после хочу отдохнуть. Устала я за последние дни.
   --Конечно-конечно, - робко согласилась мать и, отодвинувшись, тоскливо посмотрела на меня. - Я всё понимаю.
   Встав, я натянуто улыбнулась ей, и начала убирать со стола, думая о своей жизни и в прошлом, и в будущем, а когда всё было сделано, убежала в свою комнату, чтобы побыть одной.
   Раздевшись, я упала на кровать и, уткнувшись в подушку, наконец, разрешила себе расплакаться, чтобы выплеснуть всю ту боль, что не давала мне нормально вздохнуть. Только теперь я плакала не только из-за смерти бабушки, а и из-за мамы тоже. Было безмерно жаль её, прошедшую через боль и ужас, её поломанную жизнь, её мучения в дальнейшем.
   "Господи, вот бы взять и отомстить тем гадам! Растоптать их за столько поломанных судеб! Мать страдает все эти годы. Я всё детство маялась, думая, что разочаровала её... Да и бабушка могла бы прожить намного дольше, не случись тогда беды. Ведь она всю жизнь переживала за маму и это отразилось на здоровье... Но ведь это невозможно. Я никто по сравнению с той семейкой... Мне охрана даже подойти к ним не даст, чтобы хотя бы в морду врезать... Эх, нет в этом мире справедливости... И нет больше любимой бабули", - последняя мысль особенно сильно отозвалась болью внутри и укрывшись ещё и одеялом, я зарыдала сильнее, не зная, как без неё жить.
  
  
   Глава 2.
  
   Разминаясь перед стартом чуть в стороне от остальной группы, я смотрела на дистанцию, надеясь, что не подведу тренера. "Сейчас мне необходимо хоть в чём-то почувствовать, что я могу контролировать свою жизнь... Что хоть что-то осталось в ней от того, что связывает с прошлым... Правда, теперь уже бабуля не сможет за меня порадоваться, если я приду первой... Не будет вкусных оладий со сгущёнкой в качестве награды... Не будет тёплых слов похвалы и искренней радости за мои успехи", - горло сдавило от этих мыслей, а на глаза навернулись слёзы, и я плотно сжала зубы, чтобы не расплакаться.
   С момента смерти бабушки прошло две недели, и с каждым днём мне становилось всё хуже. Если в первые дни я просто не осознавала всего и была занята подготовкой похорон и пребывала в шоке из-за причин своего рождения, то сейчас тоска по бабушке и ярость на насильников матери усилилась. Гнев и боль от потери всё больше захватывали меня, разрушая изнутри, и я ощущала, как становлюсь всё злее. Теперь я почему-то всех окружающих воспринимала в штыки и чуть что, начинала хамить. Хотя раньше так не вела себя. Даже мать, которая могла пожить со мной ещё десять дней после похорон, я попросила уехать раньше, ссылаясь на то, что хочу побыть одна. Я вообще никого не хотела видеть. Но при этом одиночество больше всего и пугало.
   Это было самое тяжёлое, потому что в глубине души я понимала, что хочу сейчас видеть лишь бабулю, которая всегда меня понимала и могла поддержать в любой ситуации.
   "Интересно, так ведут себя все, кто потерял самого родного и близкого человека, или лишь такие молодые люди, как я? Из-за молодости мы острее переживаем всё? Или возраст не имеет значения?" - ответов на эти вопросы у меня не было, да они и не очень интересовали, потому что они всё равно не могли облегчить мои страдания.
   --Эля, уверена, что хочешь это делать? - ко мне подошла девушка из нашей команды.
   --Уверена, - буркнула я и присела пару раз, чтобы больше разогреть мышцы, а затем потянулась вверх и после сделала два наклона вправо и два влево.
   --Ведь всего две недели прошло... - начала она, но я её грубо прервала, прекрасно понимая, что её волнует не моё душевное состояние:
   --И что теперь? Я должна год носить траур, посыпать голову пеплом и сидеть дома, закрывшись в ванне и рыдая? Бабушка как раз меньше всего этого хотела... Да и потом, не лезь ко мне со своим лживым сочувствием. Знаю я, что тебе нужно. Хочешь убрать меня, как конкурентку, на которую могут обратить внимание люди из школы Олимпийского резерва...
   --Но ведь ты всё равно не интересуешься этим, - девушка не стала отрицать основную цель и решила говорить прямо. - Спорт для тебя лишь развлечение, а я для меня шанс добиться всего в этой жизни...
   --Ой, вот только не надо мне сейчас рассказывать, что я стою у тебя на пути! - прервала я её. - Не я стою у тебя на пути, а твоя физическая форма. Хочешь и дальше посвятить себя спорту, усиленно тренируйся. Или думаешь, что будешь вести со всеми своими соперницами задушевные беседы, и они дадут тебе возможность попасть в сборную? Не смеши! Только хорошими результатами ты сможешь всего добиться. Так что вперёд, на дистанцию и там показывай свои результаты, а не убирай соперниц лживым состраданием.
   --Сука, - с ненавистью буркнула она и отошла, а я лишь покривилась в её сторону, не видя смысла отвечать таким же оскорблением.
   Опять присев пару раз, я посмотрела на стометровку и финиш, настраиваясь на победу, и сказала про себя: "Бабуля, это в твою честь победа. Я верю, что ты смотришь на меня с неба и всё видишь. Ты и там сможешь порадоваться за меня, а я здесь буду знать это".
   --Эльга, как настрой? Боевой? - ко мне подошёл тренер.
   --Да. Боевой, - спокойно ответила я.
   --Точно хочешь этого, или всё же...
   --Без "всё же", - сухо оборвала я, а потом, посмотрев на тренера, поняла, что ему действительно важно моё душевное состояние и умоляюще сказала: - Василий Николаевич, мне это нужно! Если вы меня сейчас снимите с соревнований и скажете не посещать тренировки, я с ума сойду! Мне необходимо хоть что-то, за что я могу зацепиться и ощутить, что моя жизнь такая же, как до смерти бабушки... Пусть я прихожу в пустую квартиру после, но я хоть могу заснуть после выматывающей тренировки, а не рыдать в подушку, думая о том, как мне её не хватает... Поймите, моя жизнь и так поменялась из-за окончания школы и смерти самого родного для меня человека, и тренировки с соревнованиями единственное, что не даёт мне пасть духом...
   --Всё-всё, я понял, - глухо сказал он, а потом, потоптавшись, раскрыл объятия, чтобы по-отечески пожалеть меня.
   От этого на глаза снова навернулись слёзы. "Ох, Васник, как мы его все называем, хоть и требует от нас невозможного, но всё же добрый и хороший. Любой из нашей команды может прийти к нему и рассказать о том, что на душе. Вот и сейчас он даже при всех готов показать, что понимает мои чувства, и готов пожалеть, хотя любой человек со стороны и предположить не в состоянии, что он может быть таким душевным... но нельзя этого делать", - подумала я и отрицательно замотав головой, пробормотала:
   --Не надо. Я знаю, что вы сопереживаете мне и пытаетесь поддержать, но будет только хуже... Нельзя меня жалеть. Относитесь, как и раньше. Ругайте меня в случае неудач или плохого результата. Кричите на меня, заставляя больше выкладываться... В общем, будьте таким, как и прежде. Не хочу к себе особого отношения.
   --Хорошо, - сказал он, опустив руки, а потом грозно прикрикнул: - Ну, и чего ждёшь, Зорина? Размялась? Или опять будешь сопли жевать, а потом со скоростью улитки плестись по дистанции? У тебя сегодня проверка на прочность. Последний раз защищаешь честь спортшколы. Потом будешь выступать за свой университет... Или хочешь меня опозорить, показав, что я воспитываю бездарностей? Готова к стометровке, прыжкам в длину и высоту?
   --Буду стараться изо всех сил! - отрапортовала я, зная, что тренер хочет именно этого. - Клянусь, буду стараться сегодня изо всех сил, а завтра напрягусь и в эстафете покажу себя на пределе сил!
   --Ты лучше в метании покажи хороший результат, - холодно вставил он, а потом посмотрел на мои руки и поморщился: - Нужно было заставлять тебя больше подтягиваться и отжиматься. Если бы не метание, в пятиборье тебе не было бы равных.
   --Ну, простите, - ехидно ответила я. - Ручки, как были у меня слабые, так и остались. Зато ножки сильные...
   --Вот и покажи, как ты этими ножками можешь бегать и отталкиваться от земли для прыжков.
   --Сделаю всё возможное! - клятвенно заверила я, чувствуя, как боль из-за смерти бабушки немного отступает и на первый план выходит воля к победе.
   Тренер отошёл, давая мне возможность сосредоточиться, и к моменту старта я полностью настроилась на соревнования, отодвигая вглубь все остальные мысли, не касающиеся спорта.
   Это дало свои результаты, и к концу первого дня, по очкам я вышла в лидеры, что грело сердце. Но лишь до того момента, когда состязания закончились и подбадривающий шум трибун стих.
   Переодеваясь после душа в раздевалке, я хмурилась и тянула до последнего, не желая ехать в пустую квартиру.
   "И что там делать? Пожевать что-нибудь на ужин и завалиться в кровать? Ведь некому рассказать, что я чувствовала перед стометровкой или прыжком в длину... Не поделиться мыслями о том, как настраивалась перед прыжком в высоту... Да и кому это интересно, что я повторяю себе, что лёгкая, как пёрышко, или гепард, вышедший на охоту... Ещё и за больную на всю голову примут, если расскажу о таком... Только бабуля понимала меня с полуслова и верила в мои силы и способности взять любую высоту или пробежать так дистанцию, чтобы все ахнули... Она даже поддерживала мою веру в приметы. И уважительно относилась к моим кроссовкам, которые я называю счастливыми... Даже подруги на меня сморят, как на дурочку, если я заикаюсь о таком... Хотя, их понять можно. Они ведь далеки от спорта и всё воспринимают со смехом... Да и из подруг тут осталась только Туся. Она единственная, кто поступил в местный институт, а все остальные разъехались сразу после выпускного - кто в Питер, а кто в Москву. Наверное и я, если бы бабушки не стало раньше, поступала бы в другой универ, но ведь хотелось быть рядом с ней... А сейчас и переводиться уже поздно. Всего три дня осталось до начала обучения", - думала, копаясь во время сбора вещей, а потом всё же заставила себя собраться и, повесив спортивную сумку на плечо, вышла из раздевалки.
   --Она, - неожиданно тихо раздалось за спиной. А потом громкий мужской голос спросил: - Зорина Эльга?
   Дёрнувшись в первое мгновение, я быстро взяла себя в руки и, оглянувшись, увидела девушку лет двадцати трёх, и мужчину лет тридцати пяти. Оба они моментально притягивали взгляд, и я обратила на них внимание ещё во время разминки, но не только из-за внешности, а из-за поведения. Слишком они внимательно всех рассматривали. А во время соревнований, они постоянно переходили из сектора в сектор, садясь на передних трибунах и никак не реагируя на успехи или неудачи спортсменов, лишь пристально наблюдали за нами. Хотя и сами они смотрелись весьма интересно. Темноволосая девушка была слишком высокой для своего спутника, но при этом имела мелкие черты лица. И глаза у неё были какие-то маленькие, и губы узкие, и нос заострённый, и вообще она вся была какой-то несуразной и непропорциональной. А вот мужчина выглядел совсем по-другому. С пепельными волосами, маленький, слегка полноватый, с большими глазами, с крючковатым носом, он постоянного сутулился, и что больше всего притягивало взгляд, часто моргал, из-за чего у меня почему-то моментально появилась ассоциация с птицей, а именно филином, и сама не желая этого, вместо подтверждения, я выдала:
   --У-гу, - отчасти копируя звук филина.
   --Очень оригинально! - с недовольством произнёс он, а потом прищурился и вопросительно посмотрел на свою спутницу.
   Девушка улыбнулась, когда услышала мой ответ, а затем стала серьёзной и, достав визитку, протянула её мне.
   --Эльга, мы представители природоохранного университета. Может, слышала о нас...
   --Да, - коротко сообщила я, взяв визитку, а сама подумала: "Слышала? Ха, да я мечтала там учиться, как и большинство школьников нашего региона! Несмотря на такое простое название и месторасположение на периферии, этот ВУЗ входит в пятёрку самых престижных в стране. Попасть учиться туда, это стопроцентная уверенность в хорошем будущем. Все выпускники ещё до окончания обучения устраиваются работать в престижные фирмы. За студентами работодатели со всей страны чуть ли не в очередь становятся, потому что знают, что получат высококлассных специалистов. Но туда такой конкурс и там такая плата за обучение, что я даже и не пыталась туда соваться. Они принимают студентов только с высшими баллами, а я не по всем предметам училась на отлично".
   --Замечательно, что слышала, - сказала девушка. - А ты не хотела бы у нас учиться?
   --Мне это не по карману, - ответила я и вздохнула. - Да и количеством баллов я не дотягиваю. У вас ведь золотых медалистов принимаю и то не факт, что каждый поступит...
   --У нас есть разные программы, для разных студентов, и совершенно не обязательно быть золотым медалистом, - уклончиво сказала девушка. - Баллы не совсем то, на что мы смотрим. Даже скажу так - первостепенную роль играет одарённость студента и в других сферах жизни. В тебе эта одарённость есть, и мы готовы предложить обучение в нашем университете.
   --В чём моя одарённость? Спорте, что ли? - с недоумением спросила я, потому что других талантов я в себе не замечала. - Хм, но зачем вам я? У вас и так команда самая сильная из всех существующих. Вас ведь вроде даже сняли с Универсиад, потому что в течение последних пяти лет только вы и выигрывали все медали.
   --Мы сами отказались от участия в Универсиадах, чтобы другие имели шансы выигрывать, - быстро пояснила девушка, а потом протянула ко мне руку и мягко произнесла: - А талант в тебе есть, только его нужно развивать. Мы очень заинтересованы в таких людях и даём возможность одарённым детям обучаться у нас бесплатно. И даже больше, выплачиваем им хорошую стипендию, чтобы студенты думали только об учёбе и полностью сосредотачивались на ней.
   --Да? - удивлённо переспросила я, не зная, что ещё сказать, а про себя подумала: "Что-то я не помню, чтобы у них на сайте университета упоминалось о специальных программах обучения, хотя перечитала там всё, когда выбирала себе ВУЗ... Хотя, может они их специально не афишируют, а предлагают сами. Напиши они и о бесплатных спецпрограммах, их бы завалили документами со всей страны".
   --Да, - подтвердила девушка. - Единственное, перед распределением на факультет у нас требуется пройти небольшие тесты и выбора не даётся, где учиться. Наши преподаватели определяют направление по результатам тестирования.
   --Хм, а если меня не устраивает специальность, которую мне предложат? - настороженно спросила я.
   --Такого у нас не бывает, - сухо вставил мужчина. - Абсолютно все студенты понимают, что для них выбрана оптимальная специализация и довольны результатами своего обучения.
   --Ну а если вдруг мне не понравится, - упрямо повторила я.
   --Вдруг у нас исключается, - так же упрямо ответил мужчина и два раза моргнул.
   --Филипп Юрьевич хотел сказать, что такого у нас ещё не было, но если случится, мы всегда найдём компромисс, чтобы одарённый студент продолжал и дальше у нас учиться, - вставила девушка и улыбнулась мне.
   "Филипп? Буквы в конце заменить, и будет филин! Интересно, это у родителей такое чувство юмора, или у природы? Он с детства был похож на птицу, или это матушка-природа так отыгралась за имя?" - подавляя улыбку, подумала я, а девушка тем временем полезла в свою сумочку и достала оттуда флешку.
   --Вот здесь есть специальный фильм для тех, кто желает учиться в нашем университете. Посмотри его сегодня вечером, подумай над нашим предложением, а если возникнут вопросы, звони мне. Номер телефона на визитке.
   --Хорошо, - взяв флешку, ответила я.
   --Кстати, забыла сказать, - девушка с извинением посмотрела на меня. - У нас есть одно неизменное условие для всех студентов - проживать они должны только в нашем кампусе, принадлежащем факультету, на котором они учатся. А родной дом могут посещать только на выходные...
   --Но у меня есть квартира, - пробормотала я.
   --Условие обязательное, независимо от того, имеет студент другую жилплощадь или нет, - в разговор опять вступил мужчина. - Программа предусматривает полное погружение в предметы обучения и расписание занятий не совсем стандартное, поэтому обучающийся обязан находиться на территории кампуса и днём, и ночью. Лишь на выходные мы даём возможность посещать отчий дом.
   --То есть - как... Подождите, что и выйти за территорию кампуса нельзя в обыкновенный день? - удивлённо поинтересовалась я.
   --Можно-можно! - поспешила заверить девушка и тихонько толкнула мужчину локтём в бок. - Филипп Юрьевич имеет в виду, что ночью все должны находиться на территории университета. Это просто для воспитания дисциплины и самостоятельности в студентах. Мы даём не только знания, а помогаем вырабатывать в себе и другие качества, которые помогут в дальнейшей жизни.
   --Ясно, - вымолвила я, хотя условие мне показалось странным и внутри шевельнулось нехорошее чувство, что мне врут.
   --Ладно, не будем тебя задерживать. Ты устала после соревнований и хочешь отдохнуть, - дружелюбно сказала девушка. - Но всё же найди в себе силы посмотреть фильм и подумай над нашим предложением. Желательно уже завтра дать ответ. Или крайний срок - послезавтра до обеда. Учебный год вот-вот начнётся, а ещё многое нужно сделать. Тесты пройти, соседку по комнате тебе подобрать, чтобы вы были психологически совместимы и комфортно уживались.
   --У вас и такое предусматривают? - удивлённо пробормотала я.
   --Эльга, у нас всё предусматривают, чтобы студент всем был доволен и полностью отдавался обучению. Даже рацион питания подбирается каждому индивидуально, - девушка подмигнула мне. - Вот ты, наверное, рыбу любишь и мясо, а так же молочные продукты. Но не очень любишь каши, зелень и фрукты. Да?
   --Да, - подтвердила я, всё больше удивляясь. - Но думаю, многие любят мясо...
   --Не скажи. У нас в университете много и вегетарианцев... Впрочем, об этом позже. Езжай домой и отдыхай. А заодно думай о нашем предложении.
   Послав мне ещё одну дружелюбную улыбку, она взяла мужчину за руку, и когда он кивнул на прощание, потянула его к выходу.
   Ошеломлённо глядя им вслед, я топталась на месте, пока не в состоянии понять, как относиться к такому и заманчивому, и одновременно не совсем обычному предложению. И тут до меня донеслось то, что, по-видимому, я не должна была слышать, но слух у меня всегда был чуткий:
   --Фил, ты идиот? Она же кошка! На них вообще давить нельзя! Ты же знаешь, насколько они своенравны и независимы. Фыркнет и не захочет приходить к нам. С ней нужно только ласково беседовать и просить, а не приказывать. Тем более, я тебе говорила, что она беспородная, а такие нам вообще редко попадаются. У неё огромные перспективы и упускать её нельзя!
   Что ответил мужчина, я уже не услышала, потому что парочка свернула за угол, но и без этого хватило поводов для ещё большего удивления. "Какая кошка? Ничего не понимаю!" - я нахмурилась, а потом оглянулась по сторонам, в поисках кошки, о которой могли говорить. Однако вокруг было пусто, и я пожала плечами. "Или они ненормальные, или я чего-то не понимаю... Ладно, обязательно во всём разберусь. А сейчас домой", - сказала я себе и тут же ощутила тоску, вспомнив, что там меня больше никто не ждёт.
  
  
   Глава 3.
  
   Добравшись домой, я зашла в квартиру и, бросив сумку на пол, привалилась к стене. Чувство одиночества накатило с ещё большей силой, потому что меня никто не вышел встречать с доброй улыбкой на лице, никто не хлопотал надо мной, требуя, чтобы я быстрее разувалась и бежала мыть руки, и при этом задорно не улыбался, намекая, что на кухне меня уже ждёт вкуснятина, а запах этой самой вкуснятины больше не разносился по квартире.
   "Бабули не стало, и впечатление, что умерла не только она. Она была душой всего того, что я так любила в этой жизни... Как всё это пережить? Когда мне хоть чуточку станет легче?" - спросила я себя и, сняв обувь, поплелась мыть руки, а затем прошла на кухню.
   Чашка с остатками утреннего чая так и стояла на столе, и сев я протянула к ней руку, вспоминая, какие бабуля накрывала столы, когда я возвращалась с соревнований. "И ведь дело было не в разносолах или необычных блюдах. Как раз наоборот, этого мы не могли себе позволить. Но приготовленные ею обыкновенные оладьи, сырники, блинчики с творогом и изюмом, пирожки с вареньем, пироги с яблоками или что-нибудь другое не менее аппетитное и доступное, казались вкуснее всяких там деликатесов, которые нам были не по карману... А душевное тепло, исходящее от бабули было лучшей наградой за победу, или утешением, в случае проигрыша... Всё это ушло в прошлое, а будущее кажется холодным и пустым... Никто больше не сможет дать мне то чувство защищённости, что я испытывала рядом с ней...", - не выдержав, я расплакалась и только спустя минут десять смогла остановить поток слёз. "Но ведь как-то надо учиться жить по-другому", - сказала я себе и, поднявшись, помыла чашку, а потом вышла из кухни, чтобы лишний раз не бередить душевную рану.
   Не заглядывая в зал, чтобы снова не расстраиваться, я прошла к себе и, плюхнувшись на тахту, угрюмо обвела взглядом комнату. "Кстати, по поводу учиться... Нужно фильм посмотреть. Может, хоть так отвлекусь", - сказала я себе, когда взгляд остановился на ноутбуке и, поднявшись, пошла за флешкой.
   Взяв её, я вернулась в комнату и, сев за стол, включила ноутбук, а пока он загружался, вертела в руках флешку, озадаченно вспоминая парочку. "Вот вроде и предложение такое, от которого глупо отказываться, а что-то настораживает... Что это за специальные программы для талантливых студентов? Почему об этом вообще ничего не пишут на тех же форумах студентов и абитуриентов? Кто-то ведь должен был похвастаться, что учится в таком университете бесплатно, по приглашению. А нигде и никто не упоминал такого. Я ведь внимательно перечитывала информацию не только на сайтах ВУЗов, но и отзывы студентов... Да и вообще как-то мало отзывов именно про этот универ. Необычно всё это... Да ещё этот филин с долговязой девушкой... Кстати, а как там её зовут?" - покопавшись в кармане спортивной кофты, я достала визитку и прочитала "Байдова Власта. Куратор факультета международных отношений".
   "Ого! Куратор такого престижного факультета в таком молодом возрасте? Неслабо! Да ещё и имечко такое необычное... Надо бы через поисковик пробить её имя в привязке к названию университета. А заодно посмотреть, кем является тот Филин Юрьевич. Может что-нибудь да и выясню таким образом. А то скользкие они какие-то... и странные. Какую-то кошку приплели в свой разговор".
   Ноутбук наконец загрузился и вставив флешку, я включила фильм. Приятный женский голос тут же начал вещать о том, какие преимущества есть у университета. А их оказалось немало.
   Первое, что заинтересовало меня, это обучающая база. Звания и достижения преподавателей производили впечатление, а съёмки в аудиториях только усиливали их. Разглядывая кадры, я удивлённо открыла рот, потому что помимо прочих новшеств, преподаватели использовали даже демонстрацию трёхмерных моделей, изучение которых требовалось по программе. А так же имелись аудитории, где студенты смотрели купольные фильмы специально снятые по заказу университета, что сейчас считалось покруче, чем 3D-графика. Да и сама 3D-графика в обучающих симуляторах использовалась у них повсеместно.
   "Хотя смешно вот так смотреть на студентов, стоящих на специальных платформах, в шлемах и очках. Но и самой интересно посмотреть на то, что они там у себя видят... Вот реально, полное погружение в изучаемые дисциплины... А спортзал какой! А бассейн! Да наша спортшкола по сравнению с университетским центром физической культуры - позапрошлый век!" - я во все глаза смотрела на тренажёры, которые показывали на экране.
   "А территория вокруг корпусов? Нереально красиво! Теперь я понимаю, почему университет построили на самой окраине города. Сразу за ограждением тайга, да и так деревья по всему университетскому городку. Там от свежего воздуха, наверное, голова кружится. Так сказать, обучение на природе, подальше от городского шума и смога".
   "Ух ты! Это их общежитие?!" - когда дело дошло до демонстрации кампуса, я на секунду растерялась. "Да так студенты живут только в какой-нибудь Англии, в закрытом университете, но не у нас... Или всё же и до нас докатилась цивилизация?" - ошеломлённо рассматривая одну из комнат, я не могла поверить, что кто-то обеспечивает студентам таким шикарные условия.
   Оказалось, что студенты живут в блоках, в который входит две комнаты, общая гостиная, ванная со стиральной машиной, туалет, и отдельная небольшая, оборудованная техникой кухня, на случай если захочется готовить иногда и самой. То есть, получалось, что у меня будет только одна соседка, и при этом у нас будут разные комнаты. "Причём, в которых, имеется всё, от большого телевизора и персонального компьютера, до беговой дорожки, на случай, если не хочется идти в спортзал!".
   "Ого, а ещё у них реально каждому студенту подбирается питание, и постоянно проводятся осмотры врачами, чтобы с нами драгоценными, ничего не случилось... Даже своя поликлиника есть на территории кампуса... И кафе... И продуктовые магазинчики...", - я уже недоверчиво смотрела на монитор ноутбука, не зная, что и думать, и отказываясь во всё это верить. Особенно с учётом того, что сейчас показывали столовую и столы раздачи, которым позавидовали бы лучшие отели мира со своими "всё включено".
   "И за это всё мне ещё и стипендию платить будут? И я при этом должна только одно - учиться?... Не, так не бывает... Должно же быть хоть какое-то каверзное условие! Слишком всё идеально", - почему-то от увиденного мне становилось всё страшнее. Но одновременно с этим внутри всё больше просыпалось любопытство, поэтому достав телефон, недолго думая я набрала номер Власты, указанный на визитки.
   "Я сейчас всё выясню!" - решительно подумала я, а когда мне ответили, сразу перешла к делу.
   --Здравствуйте, Власта... Простите, вашего отчества на визитке не указано. Это Эльга Зорина, вы сегодня со мной беседовали...
   --Рада тебя снова слышать, - с удовлетворением произнесла она. - Как я понимаю, ты посмотрела фильм.
   --Да, и у меня возникло пара вопросов.
   --С удовольствием отвечу на них, - мягко сказала она. - А отчество на визитке специально не указано. Со студентами мы поддерживаем дружеские отношения и свободное общение, как в кругу семьи.
   --Кхе, понятно, - пробормотала я. - Смотрю, у вас вообще необычный университет.
   --О да, - весело подтвердила она. - Тебе ведь понравилось, всё то, что ты увидела? И сразу скажу, эта лишь малая часть наших возможностей.
   --То, что увидела, несомненно понравилось. Но только слишком уж всё красиво и идеально. И лучшие профессора, и обучающая база с самыми последними технологическими разработками, и забота о быте, здоровье и питании студентов... В общем, всё, что только можно пожелать! И всё это бесплатно! Так не бывает. Должно же быть какое-нибудь условие, которое не очень просто выполнить. Может я потом должна буду где-нибудь отработать года три на мизерной зарплате?
   --Хочешь ложку дёгтя в бочке мёда? - девушка почему-то веселились. - Могу добавить. Ты должна будешь хорошо учиться. И требовать от тебя будут только самых лучших результатов. Поверь, это не просто. Да и потом, тебе ведь не понравилось, что направление у нас выбирают после тестирования, а не по твоему желанию. Чем ещё не капля дёгтя к повышенным требованиям хороших оценок? А насчёт платы за обучение - нам это тоже ничего не стоит. Видела, наверное, в фильме, что корпуса университета расположены в разных частях территории, и что кампусы у нас разделены между факультетами? Факультет международных отношений, куда мы приглашаем тебя, как и кампус, стоят особняком от всех остальных зданий, и доступ туда только для избранных.
   --Да, видела...
   --Так вот, за ваше обучение платят как раз те, кто не имеет туда доступа. Обыкновенные студенты, обучающиеся у нас за деньги. А, как ты должна знать, суммы у нас немаленькие. Грубо говоря, обычный студент платит и за себя, и ещё за двух таких, как ты. И ещё остаётся сумма для развития университета. Так что мы не в проигрыше, - заверила Власта. - Правда, отработка всё же будет, после окончания нашего университета. Но она не помешает основной работе, если ты не захочешь работать на кого-нибудь их тех, кого мы тебе предложим. Будешь изредка делиться своими наблюдениями по некоторым вопросам с куратором, который у тебя появится в процессе учёбы.
   "Что-то она темнит в очередной раз", - недовольно подумала я и спросила:
   --Вы не могли бы нормально объяснить по поводу отработки? Что значит - если не захочу работать на персон, предложенных вами? Вы что, и работодателя мне порекомендуете в конце обучения?
   --Вот именно, что лишь порекомендуем. Навязывать его никто не будет... Впрочем, сейчас трудно объяснить некоторые моменты. Ты не владеешь всей информацией о своих способностях, а без этого рассказать, что потребуется в будущем очень тяжело.
   --А какие у меня способности? - с интересом спросила я.
   --Приходи к нам учиться, и узнаешь, - хитро сказала девушка. - Поверь, за время существования нашего факультета, не было ещё ни одного человека, который пожалел, что пришёл к нам учиться. Мы открываем нашим студентам такие возможности и перспективы, о которых они и не мечтали. А взамен просим лишь одного - хорошо учиться, а в дальнейшем проявлять лояльность к нашему университету и небольшим, безобидным просьбам. Так что, поверь, плохого тебе не желают. Принимай наше приглашение и в будущем ты станешь очень влиятельной и богатой девушкой.
   --Влиятельной и богатой? - переспросила я и сразу подумала о насильнике матери и его семье. - Ладно, я подумаю об этом и перезвоню, когда приму решение.
   --Буду ждать, - задушевно сказала Власта и отключилась.
   Положив телефон на стол, я посмотрела перед собой, постукивая ногтём по столу. А внутри боролись два чувства, которые и раньше мешали мне жить. Любопытство и осторожность то и дело заставляли меня мучиться, когда я делала какой-нибудь выбор, и как раз это происходило сейчас.
   "Мутно всё с этим универом... Ох, мутно... Но с другой стороны - так необычно и притягательно! Какие-то загадочные способности, которые сделают моё будущее успешным... Не дура же я, чтобы отказываться от шанса стать влиятельной и богатой. Мне это особенно нужно! Я бы тогда могла наказать уродов, сломавших жизнь мамы и так рано приведших бабушку к могиле!... А обучение с проживанием в кампусе университета тоже, наверное, мне помогло бы... Так невыносимо больно возвращаться в эту пустую квартиру. Смена обстановки немного залечила бы мою рану. Да и на выходные я всегда могу сюда возвращаться, чтобы сильно не тосковать по родному дому", - подумала я и усмехнулась, осознавая, что в очередной раз побеждает моё любопытство, а не осторожность.
   "В конце концов, если уж совсем плохо будет, уйду из этого университета! Уже до первой сессии пойму, куда попала и стоит ли там учиться. Всегда можно перевестись в другой ВУЗ. Не будут же они меня там насильно держать, если я захочу уйти", - сказала я себе, и снова набрав номер Власты, произнесла:
   --Я принимаю ваше приглашение и хотела бы у вас учиться.
   --Вот и замечательно. Мы с радостью примем тебя в наши ряды, - ласково ответила она. - Тогда нужно подобрать время для тестирования, чтобы уже окончательно определиться с твоей программой обучения. Когда тебе удобно встретиться?
   --Завтра не получится, потому что завершающий этап соревнования. А вот послезавтра я могу подъехать к университету.
   --Добираться до окраины города не совсем удобно, поэтому давай я за тобой заеду часов в восемь утра. Подойдёт?
   --Подойдёт, - слегка обалдело выдавила я. "Меня ещё и на машине туда доставят? Хм, это что же я такого умею, что со мной так цацкаются?! Или так со всеми, кого приглашают на обучение?... Выяснить это я могу только в универе. Так что вперёд!".
   --Чудненько, - сказала девушка. - Тогда до послезавтра!
   В трубке раздались короткие гудки, и я даже не успела назвать домашний адрес. "Хм, значит, его уже знают?... Ох, становится всё интереснее и интереснее. Хоть бы дотерпеть до послезавтра. А пока пробью все поисковые системы и попробую больше узнать про универ", - решила я и, придвинувшись к столу, принялась рыскать в интернете, ища хоть какую-то дополнительную информацию.
  
  
   Глава 4.
  
   Слегка нервничая из-за незнания, в чём будет заключаться тестирование, я одевалась и поглядывала на часы. "Без пяти восемь. Мне на улицу выходить или ждать звонка?.. Лучше выйду. Заодно и воздухом подышу. Может, поможет успокоиться", - подумала я, и в этот момент зазвонил телефон.
   Увидев номер Власты, я тут же ответила на вызов и выдохнула в трубку:
   --Алло... Я уже выхожу.
   --Жду, - коротко ответила она и отключилась, а я быстро обулась и посмотрела на квартиру.
   "Если я действительно какая-нибудь особенная, с талантами, то уже послезавтра съеду отсюда и буду появляться только на выходные", - подумала я, и внутри появилось щемящее чувство тоски. "Но нельзя ему поддаваться. Такое, наверное, чувствуют все те, чья жизнь меняется, и приходится уезжать из места, где рос, делал свои первые шаги, учился жить, переживал свои первые невзгоды и удачи, а самое главное - где тебя любили. Страшно ведь ехать в новое место, где не знаешь, что тебя ждёт".
   Глубоко вздохнув, я зажмурилась, чтобы взять себя в руки, а потом схватила сумочку и выбежала из квартиры, говоря себе: "Рано или поздно все проходят через это, и ничего, привыкают, приспосабливаются и живут новой жизнью. И я смогу. Тем более, что у меня впереди нечто захватывающее и интересное. Так что - вперёд!".
   Закрыв квартиру, я сбежала по лестнице, а оказавшись на улице, сразу увидела серебристый внедорожник, поджидающий меня возле подъезда.
   --Эльга! Привет! - передняя пассажирская дверь открылась, и я увидела Власту, машущую мне рукой. - Садись!
   --Здравствуйте, - сказала я, подойдя и садясь в салон.
   --Пристёгивайся. И перестань мне выкать. Терпеть этого не могу, - весело произнесла девушка, заводя двигатель, а затем машина плавно тронулась.
   --Как-то неприлично общаться на "ты". Вы всё же куратор факультета... - нерешительно ответила я.
   --Ну и что? А ещё я одна из основательниц университета, так что теперь, все должны падать ниц, когда я появляюсь?
   --Основательниц университета? - ошеломлённо переспросила я.
   --Да, - она задорно мне подмигнула. - Не верится, правда? Ведь я слишком молода.
   --Ничего себе... Вы, наверное, гений в какой-нибудь сфере, раз в таком возрасте вам доверили открыть такое учебное заведение.
   --Эх, нет. И хотела бы сказать, что я гений, но, к сожалению, я едва закончила школу. Обучение мне всегда давалось тяжело, и я часто отвлекалась на уроках. Да и много пришлось ездить, - она скорчила смешную рожицу, а после добавила: - Но есть у меня кое-какие способности, которые сыграли важную роль. Да и скрывать не буду, без своего отца я не смогла бы это сделать. Он дал мне возможность проявить себя, и остальные поверили в мои таланты, а позже и доверили основание университета, и подбор особенных студентов.
   --Понятно, - ответила я, хотя как раз наоборот, ничего не поняла, поэтому решилась спросить: - А какие у вас способности?
   --Скоро обязательно узнаешь, - хитро ответила она. - Прояви каплю терпения. Ты ведь умеешь выжидать, хотя внутренне тебе даётся это тяжело.
   --Откуда вы знаете? - прищурившись, спросила я, потому что действительно, если требовалось, я могла долго ждать, и внешне казалось, что я спокойна и собрана, но внутри всё находилось в напряжении.
   --Это твоя натура. Видела ведь, наверное, не раз, как кошка замирает, готовясь к прыжку. Как она часами выжидает мышку возле норки и не двигается, - девушка улыбнулась. - Только не задавай больше вопросов! Знаю я ваши штучки. Крутитесь рядом, крутитесь, ходите кругами, ластитесь, задаёте вопросы, а человек и сам не замечает, как всё выбалтывает. Со мной это не пройдёт!
   --Я и не думала так делать, - пробормотала я, поджав губы и понимая, что Власту не провести. "А вот на других это действовало. Я ведь на самом деле, проявляя терпение и не особо наседая с расспросами по интересующей теме, могла разговорить кого угодно. Подруги доверяли мне все свои секреты и рассказывали то, о чём другим и заикнуться боялись".
   "И причём тут опять кошки?! Что значит - моя натура? И почему такая параллель?", - этот вопрос ещё больше поставил меня в тупик. "Ну да ладно, подожду ещё чуть-чуть. Осталось ведь недолго. Это вчера было тяжело, зная, что необходимо ждать".
   Всю остальную дорогу мы молчали, да и тяжело было бы говорить, потому что Власта громко включила музыку и, подпевая певцу, как будто забыла обо мне. Лишь когда мы подъехали к воротам студенческого городка, она выключила музыку.
   --Ну что, готова изменить свою жизнь? Любопытство ещё не замучило? - весело спросила она, при этом показывая пропуск охраннику.
   --Замучило, - призналась я.
   --Скоро получишь все ответы. Фил уже приготовил все тесты, а потом будет и беседа, где ты всё узнаешь.
   --А что в тестах? Они сложные? Вопросы по школьной программе? - поинтересовалась я.
   --Тесты не сложные. И не по школьной программе. Они скорее служат для подтверждения моих слов и расскажут о твоём характере... В общем, сама всё увидишь. И не волнуйся, бояться этого не стоит... - произнесла девушка, проезжая основную территорию городка и мы снова оказались у ворот с охраной, ведущих к другим корпусам, в которых я узнала те, что видела в фильме. - Вот мы почти и дома. Здесь ты будешь жить, если пожелаешь... Смотри, вон уже и твои будущие друзья съезжаются. Первое время не все тебе понравятся, но это нормально. Общий язык вы найдёте позже.
   Говоря это, она указала на трёхэтажное здание, возле которого толпились молодые люди. Часть из них при себе имела чемоданы, а вторая часть весело приветствовала прибывших. Некоторые обнимались, некоторые шутливо боролись друг с другом, некоторые хлопали друга по плечу, а некоторые, судя по улыбкам, рассказывали своим друзьям что-то смешное.
   --В общежитии живут сразу все курсы, потому что симбиоз очень важен в нашем обучении и общее проживание помогает наладить контакт. Порой, действуя сообща, наши студенты могут добиться больше, чем по одиночке. Позже ты поймёшь, о чём я говорю, - пояснила Власта, останавливаясь возле второго, пятиэтажного здания, стоящего неподалёку и в котором как раз и проходило обучение. А затем вышла из машины и, помахав рукой парням и девушкам, весело крикнула: - Привет всем! С прибытием! Надеюсь, отдохнули хорошо!
   --Да! - в разнобой закричали студенты, а потом один из них добавил: - Приходи завтра к нам на вечеринку! Обещает быть грандиозной! Большие хищники как раз вернутся из тайги!
   --Обязательно буду! - заверила девушка.
   --Новенькую привезла? - когда я вышла из машины, крикнул один из парней, внимательно посмотрев на меня.
   --Да! Она вам понравится, если вы понравитесь ей! - ответила Власта. - Ладно, потом поговорим! Нас филин ждёт!
   Студенты закивали головами, а потом снова стали переговариваться между собой, по-видимому, делясь впечатлениями о прошедшем лете, а я спросила:
   --Про каких хищников они говорили?
   --Завтра увидишь, - загадочно ответила девушка и, взяв меня за руку, потянула к зданию факультета. - Пошли быстрее, а то Фил не любит ждать. Пунктуальный, зараза. Будет потом хохлиться и недовольно зыркать на нас, моргая своими глазищами.
   --А кто этот филин? - спросила я и тут же себя поправила: - Ой, Филипп Юрьевич... Простите...
   --Всё нормально! Все студенты его и называют филином. То есть за глаза - филином, а в лицо - Филин Юрьевич. Он нормально к этому относится. Правда не особо любит, когда его подкалывают, как, например, ты сделала на соревнованиях. "У-гу", он почему-то не переносит, - затараторила Власта. - Кстати, а почему ты так сделала?
   --Не знаю, само вырвалось, - пожав плечами, ответила я. - Как увидела его, сразу возникла ассоциация с этой птицей.
   --А с другими людьми у тебя бывали такие ассоциации?
   --Не знаю... Не обращала на это внимание.
   --Ладно, потом об этом поговорим. А филин, чтоб ты знала, мой помощник. Так сказать - правая рука. Помогает мне с одарёнными студентами.
   --Ясно. Я почему-то думала, что наоборот вы ему помогаете... - ответила я и с восхищением оглянулась, когда мы вошли в здание.
   Я ожидала увидеть холл, как и во всех университетах - казённый и безликий, а оказалась чуть ли не в оранжерее. Везде стояли большие растения в кадках, а в кашпо висели горшки с разными видами растений, которые переплетались между собой, покрывая стены сплошным зелёным ковром, не касаясь лишь тех мест, где висели зеркала, фотографии, а также гравюры животных. А дополняли всю эту уютную картину кожаные диванчики и кресла, стоящие вдоль стен, или чуть дальше вглубь и в центре, вокруг журнальных столиков.
   --Нравится? - спросила Власта.
   --Да, очень уютно и по-домашнему, - восторженно произнесла я.
   --Как я уже говорила, мы всё стараемся сделать для своих студентов, чтобы они чувствовали себя, как дома! - улыбнувшись, девушка кивнула мужчине, сидящему у входа в небольшом отгороженном помещение со стеклянной стеной, и повела меня к лифту.
   --Всё больше в этом убеждаюсь, - пробормотала я, а затем спросила то, что заинтересовало меня ещё на улице. - А почему вы студентам сказали, что я им понравлюсь, если они понравятся мне? Мне кажется, это немного высокомерно... То есть они могут так подумать...
   --Эльга, плохого они не подумают, - успокоила Власта, заходя в кабинку лифта и нажимая кнопку пятого этажа, а когда створки закрылись, продолжила: - И потом, здесь мы не скрываем особенности своего характера, а наоборот приветствуем откровенность. А ты ведь такая и есть - если желаешь понравиться человеку, так и будет. А если он тебе не нравится, чтобы ни делал в дальнейшем, твоего расположения не заслужит. Правильно?
   --Правильно, - согласилась я и, вздохнув, добавила: - Хотя порой это мешает. Бабуля всегда говорила, что нельзя сразу выносить суждение о людях, а я иногда совсем не понимаю, почему при первом же знакомстве человек вызывает негативные эмоции, хотя все его характеризуют, как хорошего. А вот что абсолютно верно - если человек мне нравится, но ко мне относится настороженно, я быстро могу его расположить, если хочу этого.
   --Вот и я о том же, - девушка подмигнула и тихо пробормотала: - Кошачьи все такие своенравные и милые, если хотят... О, приехали! Пошли тестироваться!
   "Опять про кошек заговорила! Да что ж такое!", - с недоумением подумала я, но спрашивать уже ничего не стала, понимая, что услышу слова "позже узнаешь".
   Выйдя из лифта, мы оказались в коридоре, устланном толстым ковровым покрытием тёмно-зелёного цвета. С одной стороны была стена с большими окнами, занавешенными тюлем, а с другой стороны располагались двери, ведущие, как я поняла, в кабинеты. И опять всё кругом было уставлено и увешано растениями.
   --Это административный этаж. Здесь находится приёмная нашего ректора, бухгалтерия, центр планирования и комнаты для подготовки и осуществления важных операций... В общем, сюда попадают только по делу. А четыре нижние этажа полностью ваши, без ограничений.
   --Понятно, - ответила я, а на языке так и крутились вопросы о том, что планируют в их центре, и какие важные операции готовят и осуществляют.
   "Но спрашивать бесполезно. Опять скажут, что всё потом. И когда же это "потом" наступит? Внутри аж чешется всё, от желания узнать", - нетерпеливо подумала я.
   Власта тем временем подошла к одной из дверей и, открыв её, пропустила меня вперёд, а затем прошла следом.
   --Вот и мы, - жизнерадостно сказала она мужчине-филину.
   --Вы опоздали на пять минут, - с недовольством произнёс он, укоризненно глядя на меня.
   --Это я виновата. Ехала медленно. А потом ещё и поболтала с вернувшимися с каникул, - не обращая внимание на тон и взгляд, бесшабашно сказала девушка. - Всё, Эльга твоя, а я пока пойду к Степанычу.
   --Садитесь, - мужчина кивнул на стол со стулом, стоящие возле стены, а сам отошёл и что-то зашептал девушке.
   Настороженно оглянувшись, я подошла к столу и села за него, с недоумением оглядывая помещение.
   Здесь всё было в тёмно-серых тонах, а самое странное, что оббито тканевыми панелями от потолка до стен, а на полу лежало ковровое покрытие с таким длинным ворсом, что ноги утопали по щиколотку. "И почему-то окна плотно занавешены... На улице прекрасный солнечный день, а они сумрак тут устроили. И зачем тут кушетка?", - я покосилась на этот предмет мебели, который вписался бы ещё в кабинет какого-нибудь врача, но странно смотрелся здесь.
   --Вот здесь небольшой вопросник, - отвлекая от мыслей, сказал филин и положил передо мной листы формата А4. - Галочку ставить в графе "да" или "нет". Здесь, - он положил ещё пару листов, - Свободные ответы. Вы должны ознакомиться с предложенной ситуацией и расписать своё отношение к ней, а так же, как поступили бы. Ну а здесь - общие данные о вас, ваших привычках, родных, местах, где бывали и прочее. Советую отвечать правдиво и откровенно, даже если хочется показать себя в лучшем свете и схитрить. Чем искреннее вы будете, тем лучше это позволит нам понимать вас, а соответственно и выбрать оптимальную программу. Не бойтесь нас шокировать. Мы уже всякое видели. И если вы даже напишете, что в некоторых ситуациях хотели бы убить оппонента, чтобы решить проблему, нас это не испугает. Всё понятно?
   --Да, - ответила я, обескураженно рассматривая то мужчину, то листки с вопросами.
   "Убить? О чём он вообще? Даже уже страшно заглядывать в эти тесты", - пронеслось в голове, а мужчина добавил:
   --Свет включить, или и без него хорошо видите в полумраке?
   --Вообще-то на зрение не жалуюсь, - ответила я. - Да и зачем свет включать, если можно шторы раздвинуть.
   --Шторы раздвинуть, - тихо повторил мужчина, и что-то пометил в листках, которые остались у него в руке. - Это хорошо, что идёшь не только по предложенному пути, а выбираешь и альтернативу...
   --Меня, что, уже тестируют? - сухо спросила я.
   --Вы не задавайте вопросы, а отвечайте на них, - посоветовал мужчина и кивнул на бумаги.
   Промолчав, я полезла в сумочку и достала оттуда ручку, потому что её мне не дали, на что мужчина тут же отреагировал и снова что-то пометил у себя в записях, а как только я взяла первый листок, посмотрел на часы и что-то там нажал.
   --Тесты что, на время?
   --Отвечайте на вопросы, - повторил филин, и опять что-то у себя записал.
   "Похоже, что действительно тестируют. Интересно, что он там записывает? Что ручка есть, а значит, я готовилась и плюсом мне идёт собранность и желание всё предусмотреть? Ведь в наш век мобилок ручки уже мало кто носит. А вопрос насчёт тестирования на время означает, что я наблюдательна и сообразительна, потому что отметила его действия? И все вопросы вообще - что я любопытна?.. Да уж, серьёзно они подходят к отбору студентов. Ну что ж, надеюсь, я не ударю в грязь лицом", - подумала я и взяла первый листок.
   Пробежав его глазами, я принялась вписывать анкетные данные с именем, фамилией, датой рождения и прочим, но когда дело дошло до данных родителей, нахмурилась, не зная, что писать. Если вначале все вопросы были стандартными, то на другой странице требовалось уже указывать более личные вещи о семье, количестве родственников с которыми я общаюсь, и имена тех, с кем не поддерживаю отношения. Так же просили указать имена всех друзей и парня, с которым встречаюсь.
   "Хм, это уже не совсем стандартно... Зачем им мой круг общения? И даже те, с кем не желаю встречаться... Вот например, тут есть вопросы об отце. Что писать-то?" - я задумалась, не желая посвящать остальных в нашу семейную трагедию, и решила просто поставить прочерк.
   "В конце концов, в живых только один близнец, и вполне вероятно, что не он мой отец. Так что я совсем не вру, давая понять этим прочерком, что у меня нет отца. Да и какие отцы из тех уродов? Они животные... Так, дальше... Из родственников у меня только мама и больше вообще никого. Бабуля, к сожалению, тоже была единственной в семье, и нет у меня сонма тёть, дядей, племянников или двоюродных бабушек.... Парень... Кхе... Откуда ему взяться-то? И учись, и на тренировки бегай, да ещё и подрабатывай по вечерам в кинотеатре... Тут бы ноги до кровати дотянуть, а не по свиданкам бегать... Да и не видела ещё ни одного представителя мужского пола, с которым захотела бы по-настоящему встречаться. Через два-три свидания всем парням хотелось оплеухи отвешивать, а не поцелуйчики дарить, так что тоже ставим прочерки... Так, следующее - в какие регионы выезжала и где бывала... Ага, с такими ценами на билеты сильно не поездишь! Но всё же мама никогда не скупилась и присылала бабушке деньги, чтобы отправить меня в летний лагерь хотя бы в нашем регионе. А как вышла замуж, то три раза отправляла меня на море, чередуя отдых со здешними лагерями... Прикольно было. Одно лето у нас отдыхаю, другое на море, потом опять у нас... Эх, вот как бы мама ни избегала меня, а на деньги никогда не скупилась, чего уж врать-то себе. Дело было только во мне. Я наотрез отказывалась от её помощи и даже демонстративно устроилась на работу, чтобы на свои деньги покупать себе вещи... Только кому я вру-то?! И кушали мы на мамины деньги, и коммуналку платили, и на отдых я ездила, ведь с бабушкиной пенсией сильно не разгуляешься", - почему-то сейчас вспомнилась мама и то, что она для меня делала.
   --Вас что-то встревожило? - спросил мужчина, видя, что я задумалась.
   --Нет. Просто вопросы наталкивают на воспоминания, - буркнула я и, склонившись над листком, продолжила отвечать, уже не думая о прошлом.
   Написав всё, я отложила листок и взялась за другой, где требовалось отвечать лишь утвердительно, или отрицательно.
   Здесь вопросы озадачили меня ещё больше, и кое-где хотелось или соврать, или задать свой вопрос, поэтому я решилась спросить у мужчины:
   --Тут меня смущают некоторые моменты. Например, спрашивается - уважительно ли я отношусь к старшим. Так старшие ведь разные бывают. Кто-то и маразмом страдает, выковыривая козюльки из носа и жуя их, а кто-то просто склочный гад, не дающий жить всему дому. Таких я не уважаю, но это не значит, что так же отношусь и к остальным. Уважение ведь нужно и заслужить ещё...
   --У вас заслужить, да? - мужчина бесстрастно посмотрел на меня и после порекомендовал: - Всё же попробуйте определить, как, в общем, относитесь к людям с более богатым жизненным опытом, чем у вас. И выберите предложенные варианты ответа.
   Хмыкнув на ответ мужчины, который совсем не помог, я решила вписать, что не уважаю. "Пусть лучше покажусь невоспитанной девицей, чем совру, что уважаю абсолютно всех", - сказала я себе, и продолжила отвечать на остальные вопросы, некоторые из которых были не менее каверзными и не всегда можно было ответить однозначно чётко.
   Когда с этими вопросами тоже было покончено, я взялась за следующие листочки и, помня слова мужчины об убийстве, с тревогой начала читать вопросы с первого листка. Но быстро расслабилась, увидев, что они полностью посвящались моим привычкам. Хотя это казалось необычным, что люди интересуются таким у будущих студентов.
   "Вот спрашивается - зачем им знать, какой у меня любимый цвет? Сколько часов я люблю спать. Во сколько предпочитаю ложиться и вставать. Что люблю слушать из музыки или читать. Какой стиль в одежде предпочитаю, и какие животные вызывают у меня умиление, а какие отвращение. Как предпочитаю отдыхать - на природе, или в более цивилизованных местах, где-нибудь в городе. Что больше люблю - тишину, или когда вокруг меня бурлит жизнь. Как реагирую на запахи, и как быстро осознаю, что они могут означать... Боже, да тут столько всего... И зачем им такие подробности? Касающийся обучения тут только один вопрос, в самом конце - о моей памяти. Вот это реально важно, потому что от этого напрямую зависит обучение. Мне, например, нужно увидеть то, что я хочу запомнить. Вон, в школе на уроках - всё, что говорили учителя, в одно ухо влетало, из другого вылетало, а вот если читаю материал, то всё запоминаю быстро и без проблем", - написав, что память визуальная, я перевернула листок на другую сторону и поняла, что добралась до описания ситуаций, о решении которых мне нужно написать.
   "Охох, а вот и вопросы с подвохами", - прочитав первую ситуацию, я нахмурилась. "Это что, типа трусливая или нет?" - первое, что пришло в голову, потому что просили ответить, как я поступлю, если увижу, что на кого-то на улице напали хулиганы. "Как-как, да просто, в первую очередь позвоню в полицию, а потом буду смотреть по ситуации. Если напали амбалы и их много, то просто попробую закричать, чтобы отвлечь от объекта нападения. Если объект не идиот, воспользуется моментом и сбежит. Если хулиганов немного, то поищу подручные средства, чтобы настучать им по макушкам, что опять же отвлечёт их от основной цели. Ну а если хулиган один, навяляю ему. Думаю, с объектом нападения мы быстро справимся с одним хулиганом. А нет, всегда успею сбежать", - подумала я и, написав всё это на бумаге, с ехидством дописала, что чрезмерным героизмом не страдаю и в бой кидаться просто так, бездумно, не стану. Но уже через минуту задумалась, когда увидела, что следующий вопрос был о том же, только указывалось, что хулиганы напали на близких и дорогих мне людей. "Хм, а вот в этой ситуации кинулась бы без раздумий", - поняла я. "Правда, полицию всё же вызвала вначале, как и в первом случае". Написав всё, последующие ситуации я читала уже более внимательно и не спешила отвечать, поняв, что некоторые вопросы связаны с двумя, а то и с тремя последующими. А когда дошла до ситуации, где так и напрашивалось убийство, чтобы защитить близких, без раздумий написала, что убила бы.
   "Да уж, а вначале испугалась этих слов. Но ведь реально, когда дорогой для тебя человек в опасности, на всё пойдёшь. Вот, например, ради бабули, я бы даже не раздумывала", - констатировала я, а когда закончила писать ответы, ещё раз перечитала всё, в очередной раз удивляясь вопросам, ответы на которые вряд ли могли помочь мне в обучении.
   "А ладно, считают нужным задавать их - пожалуйста. Мне не сложно ответить, ради обучения в таком престижном ВУЗе", - решила я сказала вслух:
   --Всё, я ответила.
   --Хорошо, - довольно произнёс мужчина и, посмотрев на часы, нажал одну из кнопочек, а затем что-то себе записал. После чего поднялся из кресла и, забрав листки, произнёс: - А теперь необходимо пройти небольшие тесты на физическую нагрузку, и проверить ваши зрение, слух, обоняние и способность ориентироваться в пространстве. Прошу за мной.
   Подойдя к двери, он распахнул её, и я прищурилась от яркого солнечного света, а затем поднялась и, захватив сумку, направилась следом, радуясь, что додумалась одеться в удобные брюки и кофту с футболкой, а не юбку с блузкой, как планировала поначалу, надеясь, что это покажет мою серьёзность. "Но всё равно могли бы предупредить и о таких тестах. Я думала, что будет писанина, или беседа, а меня ещё и бегать, судя по всему, заставят".
   Насчёт бега я не ошиблась. Спустившись с филином на первый этаж и пройдя через длинный коридор, мы вышли к спортзалу, который я видела в фильме. Там нас уже ждал коренастый мужчина, плотного телосложения, с жиденькой шевелюрой на голове, маленькими глазами и приплюснутым носом.
   "Какой-то он весь квадратный. Не будь таким сбитым, наверное, казался бы повыше, и глаза бы не выглядели такими непропорционально маленькими. Из-за всего этого даже тяжело определить, сколько ему лет. Вроде и кожа не морщинистая, а не скажешь, что он молодой. Но при этом и не старый... ", - успела подумать я, а филин произнёс:
   --Каба... Яков, она твоя. Как всё сделаешь, веди её опять наверх.
   --Хорошо, - мужчина кивнул, пристально рассматривая меня, а я отвела взгляд, потому что стало смешно.
   "Каба - это случайно не кабан? Мужик реально напоминает кабанчика! При маленьких ножках, такое массивное тело. И глазки чуть-ли не поросячьи, и нос, почти пятачком... Слушайте, это университет или зоопарк? Филин, кабан... причём они так друг друга и величают", - пронеслось в голове, а мужчина сказал:
   --Здравствуй, Эльга. Я твой будущий тренер и куратор по одному из предметов, если ты, конечно, будешь у нас учиться. Пока можешь называть меня Яковом. Про твои успехи в лёгкой атлетике я уже знаю, так что не буду гонять тебя по залу. Хочу лишь выяснить твой сердечный ритм и пульс во время физических нагрузок. А потом проверим и остальные параметры. Снимай кофту, чтобы я мог прикрепить датчики и становись на беговую дорожку.
   Послушно выполнив всё, я дала надеть себе на руку пульсометр, а под футболку сама прикрепила датчики, на указанные места, после чего полотно беговой дорожки включили и я побежала.
   --Я бегун на короткие дистанции, - произнесла я, чтобы сразу предупредить о своих возможностях. - Шестьдесят метров, стометровки - бегаю с лучшим результатом в нашей спортшколе. Пятьсот метров уже так, - я неопределённо покачала головой. - Могу и хорошо пробежать, а иногда сбиваю темп. С тысячей пятьсот метров дела ещё похуже, но пробегаю без особого напряжения. Правда, результаты оставляют желать лучшего. Ну а марафонские дистанции от десяти километров и более, уже не для меня. С барьерами...
   --Я знаю, - ответил мужчина. - И про бег с барьерами тоже. В этом плане ты молодец. Всё что касается ног у тебя идеально. И скорость, и прыгучесть. А вот руки, твой тренер говорил, что слабые. Но это нормально.
   --Вы с моим тренером уже успели поговорить? - спросила я.
   --Да, и он характеризовал тебя только с лучшей стороны, - заверил мужчина. - Так что не волнуйся на этот счёт. И лучше не разговаривай. Мне необходимо знать настолько тебе хватает дыхания для бега, а разговоры, как ты понимаешь, в этом мешают.
   --Угу, - буркнула я и сама чувствуя, что из-за постепенно увеличивающегося темпа, говорить и бежать без отдышки сложнее, поэтому полностью сосредоточилась на тесте.
   Лишь когда я стала всё тяжелее дышать, а сердцебиение участилось, Яков выключил полотно и, посмотрев на показания приборов, что-то записал в своём блокноте.
   --Так, немного остынь, и проведём тест на зрение, слух и чувствительность к запахам, - подойдя, он, не отрывая взгляда, смотрел на показания пульсометра, а когда пульс нормализовался, с удовлетворением кивнул. - Снимай датчики, и пойдём в другое помещение.
   Выполнив и это, я быстро поправила футболку, и пошла следом за мужчиной, когда он указал направление, уже не особо удивляясь, что у меня проверят слух и зрение. "С этим всё понятно. А вот зачем чувствительность к запахам? И вопросы про это задавали".
   --Садись, - мужчина указал на стул, когда мы оказались к небольшом кабинете, примыкающем к спортзалу.
   Больше всего он походил на медпункт, потому что здесь имелся и шкафчик с медпрепаратами, и кушетка, и пахло тут соответственно. Но при всём этом, здесь же, в одном из углов стояли какие-то баллоны, похожие на снаряжение для погружения.
   --Это чистый кислород. В малых дозах очень полезен при нагрузках и усталости, - проследив мой взгляд, сказал мужчина, а затем отодвинул чёрную шторку на одной из стен и, вручив мне пластиковую штуку, которой в кабинете окулиста закрывают глаз, чтобы проверить зрение по отдельности, спросил: - Какую строчку видишь самой последней?
   --Все, - ответила я, без колебаний прочитав нижний ряд, а про себя подумала, что в поликлиниках эта доска с буквами имеет меньше строк.
   --Очень хорошо! А теперь давай отдельно проверим правый глаз, а потом левый.
   --Не проблема, - вымолвила я и сначала закрыла левый глаз, а потом правый, после чего ехидно добавила: - Только неправильный у вас тест. Я с первого раза запомнила порядок букв и могла бы назвать их по памяти, если бы не видела их.
   --Ты посмотри, и выносливая, и спортивная, и с зорким зрением, и хитрая, и при этом можешь быть честной, - мужчина рассмеялся. - Повезло нам. Давай-ка, теперь твой слух проверим.
   --Давайте, - согласилась я, чувствуя к мужчине всё большее расположение. Почему-то я уже испытывала твёрдую уверенность, что он хороший и добрый человек. "Мы с ним точно поладим. И плевать на его непрезентабельную внешность", - решила я, и услышала шипящий голос за спиной.
   --Сорок семь.
   --Что, сорок семь? - сначала ничего не поняв, переспросила я, и только оглянувшись и увидев, что мужчина отходит, протянула: - Аааа, уже... Дальше отходите! Бабуля всегда говорила, что слух у меня дай Бог каждому. Я могла и соседское бормотание разобрать из-за стены, если в нашей квартире стояла тишина.
   --Значит, ушки на макушке? - улыбнувшись, мужчина отошёл ещё дальше и тихо произнёс:
   --Кошка.
   --Кошка, - повторила я и насупилась, опять услышав про кошачьих.
   --А так? - в глазах Якова зажегся огонёк азарта и, выйдя из кабинета, он прикрыл дверь, после громко добавил: - Я буду называть слова, и первое, которое чётко разберёшь, повтори. Только с кресла не вставай!
   --Хорошо, - ответила я и прислушалась. Секунд тридцать я ничего не слышала, а потом донеслось "рыба" и я тут же выкрикнула: - Рыба!
   --Превосходно! Ты замечательное существо, сохранившее почти все особенности! - вернувшись, с сияющей улыбкой заявил мужчина. - А это такая редкость! Нас так портит цивилизация... Давай-ка ещё и обоняние проверим.
   Он протянул мне чёрную плотную маску для глаз, которую некоторые одевают, чтобы свет не мешал спать и, надев её, я недовольно подумала: "Почему существо? Я же человек!". Но вслух не стала акцентировать внимание, а вместо этого произнесла:
   --Только умоляю, не подносите какие-нибудь грязные носки к моему носу! Мне этого хватило и в школе. Некоторые парни в классе, считали, что нечего заморачиваться с их сменой, а я потом весь урок мучилась, ощущая, как аудитория наполняется ароматами.
   --Чувствительна к запахам, да?
   --Очень! Однажды даже дом спасла от пожара. У нас на втором этаже жил дедушка-пенсионер, и у него был старый электрический чайник, ещё советский, без автоотключения. Так вот, возвращаясь с тренировки, я услышала на площадке своеобразный запах. Такой, какой издаёт кипятильник, который забыли выключить... В общем, я быстро определила откуда пахнет и начала звонить в двери. Позже оказалось, что тот дед захотел чая и включил чайник, а пока тот закипит, прилёг отдохнуть и заснул. К моменту, когда я его своими звонками разбудила, вода уже вся выкипела и начал плавиться штекер.
   --Ты молодец, - похвалил мужчина.
   --Может и молодец, но иногда это раздражает. Когда осенью листья палят, мне хочется где-нибудь спрятаться, где запахов совсем нет.
   --Да уж, в хорошем нюхе и минусы есть. В этом я тебя полностью понимаю, - произнёс он. - Но не волнуйся. Сейчас ни запаха носков, ни прочих мерзостей не будет.
   Вслед за этим я услышала дребезжащий стук стекла, соприкасающегося друг с другом, а затем как будто открыли пробку и по комнате разнёсся тонкий запах.
   --Чувствуешь что-нибудь?
   --Да. Пахнет так, как будто разрезали огурец.
   --Правильно! А сейчас? - снова раздался звук открывающейся пробки и к огуречному запаху примешался аромат корицы.
   --Корица. Я этот запах чую за километр от каждой кондитерской.
   --И это верно! А теперь? - за креслом раздались шаги, и голос удалился, после чего снова открыли какую-то скляночку.
   --Ой, как приятно! Это же запах свежескошенной травы, - я с удовольствием вдохнула воздух, наполненный таким приятным ароматом природы, и перед глазами встал луг, с только что покошенной, сочной травой.
   --Умница! - похвалил он. - Всё, не буду больше испытывать твой нюх, этого достаточно. Осталось только пройти симулятор и посмотреть, как ты ориентируешься в пространстве. А затем пойдём наверх, к Оресту.
   --А кто такой Орест? - снимая маску и отдавая её, поинтересовалась я.
   --Орест Степанович наш ректор. Он принимает окончательное решение о зачислении абитуриента и вводит его в курс дела о том, на какие программы обучения делает упор наш университет.
   --То есть, он ответит на все мои вопросы?
   --Если ты устроишь нас своими способностями, то да, получишь ответы на все вопросы,- ответил мужчина. - Хотя тут могу сразу сказать - я однозначно за твоё обучение у нас и без теста на симуляторе. Тем более, что единицы проходят его с первого раза. Здесь требуется тренировка и умение воспринимать мир не совсем человеческими шаблонами.
   --Дааа? - протянула я и почувствовала ещё больший интерес из-за слов "не человеческие шаблоны". Да и азарт показать хороший результат там, где многие не могут, подстёгивал ещё больше.
   --Пошли, симуляторы у нас в другом помещении, - сказал Яков и кивнул, чтобы я следовала за ним.
   Выведя из медпункта, меня снова повели по коридору, а когда завели в нужное помещение, я чуть не ахнула, увидев те симуляторы, которые меня заинтересовали в фильме. "Хах, вчера думала, что было бы занимательно посмотреть на то, что видят студенты в своих шлемах и постоять на этих платформах, а сегодня уже стою возле них и буду проходить очередной тест", - подумала я, разглядывая чёрные матовые постаменты, по бокам которых вертикально крепились блестящие дуги, а спереди имелся какой-то блок, на высокой ножке, от которого отходили провода к шлему, висящему сбоку.
   --Это симуляторы, которые позволяют нам моделировать различные ситуации и готовить студентов к... В общем, просто готовить студентов, погружая их в условия, близкие к реальным. Всё, что от тебя требуется сейчас, это пройти из точки а, в точку б, - пояснил мужчина, остановившись возле одного из приборов и включая его, а потом двинулся дальше и, подойдя к столу с компьютером, запустил нужную программу. - Сейчас я покажу тебе план дома, в котором ты окажешься в программе. А также покажу место, где вначале будешь ты, и куда необходимо дойти. Для облегчения, на этом плане будет показано и расположение мебели, чтобы ты лучше ориентировалась в пространстве... Вот, запоминай где что стоит и смотри, как тебе удобнее пройти. Красная точка, твоё начальное место. Зелёная - то, куда ты должна попасть, - мужчина вывел на экран чертёж многокомнатного дома, наподобие тех, что рисуют в БТИ или планах эвакуации, и я приникла к экрану, пытаясь разобраться со всем и запечатлеть в памяти. - Основная мебель помечена буквами. Ш - шкаф. Д - диван. Ст - стол. Сл - стул. Кр - кровать. Просто К - кресло...
   --Ага, я поняла, - быстро ответила я, не желая, чтобы меня отвлекали разговорами, и мужчина сразу всё поняв, замолчал.
   "Вроде ничего сложного. Хотя побродить заставят. Чтобы дойти до зелёной точки, нужно пройти немало комнат, и не попасть в те, которые служат тупиками... Нужно сразу запомнить маршрут и стараться от него не отклоняться. И мебель как раз будет хорошим ориентиром", - сказала я себе, и мысленно три раза пройдя по дому, произнесла:
   --Думаю, я готова.
   --Хорошо, - Яков кивнул на симулятор. - Тогда становить на платформу.
   Выполнив его просьбу, я взошла на ту, которую перед этим запустили, и аккуратно потопталась, пытаясь определить материал, из которого она изготовлена. "Резина какая-то... Но странная. Чувствуется, что прочная, и при этом одновременно пружинит под ногами, создавая впечатление, что ступни проваливаются в неё".
   --Принцип такой - я надену на тебя шлем, где ты будешь видеть помещение программы не совсем так, как привыкла. То есть, там всё будет объёмным и реальным, таким, как и в обыкновенной жизни, а не на чертеже, который ты рассматривала. Но ракурс будет немного другой. Чтобы двигаться, достаточно просто имитировать ходьбу. То есть, по сути, здесь, ты стоишь на месте и просто поднимаешь ноги. А чтобы было легче, я закреплю тебя фиксаторами, а то первое время многие так и норовят в реальности сбежать с платформы.
   Яков протянул мне пояс, который с помощью карабина и металлической трубки был закреплён к одной из вертикальных дуг, а когда я надела его, от второй дуги протянул ещё один фиксатор с трубкой и пристегнул его ко второму креплению. Таким образом получалось, что я могла свободно стоять и шагать, но вперёд уже не могла уйти.
   --Удобно? - спросил он.
   --Да.
   --Тогда надевай шлем и я запущу программу. И сразу предупреждаю - время не имеет значения. Если захочется остановиться и осмотреться, или походить по комнатам - пожалуйста. А если поймёшь, что запуталась, выйдем из программы. Как я уже говорил, не все могут с первого раза сориентироваться и дойти до нужного места.
   --Надеюсь, у меня всё же получится, - настырно произнесла я, и когда мужчина протянул мне шлем, надела его на голову.
   Однако как только перед глазами появилась комната, я растерялась, потому что действительно увидела её с необычного ракурса. Повернув голову сначала вправо, а потом влево, я жалобно спросила:
   --Это страна великанов, поэтому я такая маленькая там? Почему стол имеет огромные размеры? Да и остальная мебель тоже... Я точно помню, что справа от меня должен стоять диван, а вижу только его боковую часть.
   --Я же говорил, что ракурс необычный. Тебе нужно уметь смотреть на мир и с другой позиции, не совсем человеческой, и это ещё облегчённый вариант... Впрочем, об этом позже. Попробуй всё же пройтись по дому, - порекомендовал Яков. - Это важно. Необходимо знать, как на тебя влияют вот такие переходы в более мелких существ, и как ты воспринимаешь окружающий мир в плане передвижений и действий.
   --Хорошо, - согласилась я и сделала первый шаг на месте, из-за чего картинка в шлеме поменялась так, как будто я прошла вперёд.
   "А вообще интересно... Да, необычно смотреть таким образом на мир, но и познавательно. Так, наверное, воспринимают окружающее нас собаки, кошки или другие домашние существа. Для нас журнальный столик маленький, а для них большой, и чтобы посмотреть, что на нём, необходимо подпрыгнуть", - подумала я и, подойдя к столику, прыгнула на месте, из-за чего на экране всё тоже подпрыгнуло, и я на секунду испытала головокружение.
   --Прыгать тебе ещё рано, - весело сказал мужчина. - Да и фиксаторы не дадут забраться на стол. Позже будешь этому учиться.
   --Просто хотелось попробовать, - ответила я и, отойдя от стола, развернулась и осмотрелась по сторонам.
   "Да уж, а ориентироваться то совсем не просто. Мало того, что мне показали просто чертёж, так тут я ещё маленькая и вижу всё с другой, более мелкой позиции. Наверное, придётся побегать по комнатам, привыкая к размерам мебели и сопоставляя её вид и расположение здесь, с тем чертежом в компьютере. Теперь понятно, почему не все с первого раза проходят симулятор. Но очень надеюсь, что я справлюсь!".
   И я справилась, правда не без труда и не так быстро, как мне хотелось бы. Перемещаясь по комнатам, я три раза попадала в тупики и подолгу кружила там, пытаясь вспомнить, где на чертеже стояла похожая мебель и как можно отсюда выбраться. Да и вообще смотреть на мир с позиции низкорослого существа было тяжело на протяжении всего эксперимента, и я постоянно становилась в реальности на носочки, если стояла на месте. Или вытягивала шею, надеясь, что таким образом увижу больше. Но это мало помогало, а закончилось тем, что шея начала болеть, а шлем стал казаться очень тяжелым.
   --Молодец! - воскликнул мужчина, когда в симуляции я, наконец добралась до нужной комнаты. - И времени ушло не так много! Так что результат замечательный!
   --Фух, а это тяжело, - пробормотала я, и когда в шлеме исчезло изображение, сняла его. - Ох, а теперь здесь нужно привыкать, что всё нормальных размеров, - встряхнув головой, я попыталась сосредоточиться, потому что перед глазами всё немного плыло и казалось ненормально большим.
   --Ничего, адаптируешься. Тренировки в этом здорово помогают. Потом будешь без проблем переходить из одного состояния в другое и даже не замечать смены, - пообещал Яков и, подойдя, начал отстёгивать один из фиксаторов.
   Чтобы быстрее сойти с платформы на твёрдую поверхность, я принялась снимать пояс, а когда сделала это, ступила на пол и слегка покачнулась.
   --Всё нормально? - тут же озабоченно спросил мужчина.
   --Да. Просто такое впечатление, что я долго каталась на карусели, а тут снова почувствовала землю под ногами. Нужно пару секунд, чтобы привыкнуть, - добродушно бросила я, и глубоко вздохнув и выдохнув, добавила: - Всё. Уже в норме.
   --Тогда пошли к Оресту, чтобы услышать окончательный вердикт о твоей дальнейшей судьбе.
   --Пойдёмте, - согласилась я, испытывая волнение.
   И это волнение всё больше нарастало, пока мы поднимались на пятый этаж и потом шли в конец коридора.
   --Не трусь, я уверен, что тебя зачислят, - остановившись перед массивной дверью, произнёс мужчина, а потом открыл её.
   "Меня волнует не столько зачисление, сколько то, зачем тут проводят такие тесты и за что все эти удобства студентам", - подумала я, но говорить этого не стала.
   Из коридора мы попали в приёмную, и я увидела миловидную женщину лет тридцати пяти, одетую в деловой костюм.
   --Вас уже ждут, - дружелюбно сказала она, бросив на меня беглый взгляд, а после потеряла к нам интерес и принялась что-то отстукивать на клавиатуре компьютера.
   Яков кивнул ей, пройдя через приёмную, и открыв вторую дверь, вошёл первым, а я двинулась следом, чувствуя, как сердце уже выскакивает из груди.
   --А вот и мы! - бодро произнёс Яков. - Власта, давно ты не находила таких, как Эльга.
   --Да, в последние полгода как-то всё не везло, а тут такое... Кто бы мог подумать, что у нас под боком живёт такая девушка, - весело ответила она и, посмотрев на меня, подмигнула.
   Настороженно улыбнувшись ей, я окинула взглядом кабинет, отделанный деревянными панелями песочного цвета. Здесь, в отличие от остальных помещений, растений и цветов вообще не было и всё казалось спартанским и аскетичным. Жалюзи на окнах, на полу ламинированное покрытие, чуть темнее по цвету, чем стены, стол, шесть стульев, небольшая тумбочка в углу и большая плазменная панель на одной из стен. Единственное, за что цеплялся взгляд - это большое количество фотографий на стенах, на которых везде изображался орёл, и потолок, выкрашенный в светло-голубой цвет.
   Но больше всего меня, конечно, интересовал хозяин этого кабинета. Власта, Филин и присоединившийся к ним Яков, сидели по бокам стола, держа в руках бумаги, а во главе сидел мужчина с необычной внешностью. Вернее, обычной, но очень запоминающейся. Всё в его лице привлекало взгляд - и густая, чёрная, слегка взъерошенная шевелюра, и тонкий, длинный нос, и продолговатое, худощавое лицо, и резко выступающие скулы, и тонкие губы. А больше всего поражал его взгляд. Карие глаза смотрели настолько пристально и цепко, что стало немного не по себе.
   "Есть в нём что-то хищное... или от птицы... от орлов, снимки которых развешаны по всему кабине... Бррр... такое чувство, что ещё секунда, и он, расправив крылья, камнем бросится вниз, на меня, чтобы растерзать".
   Однако к моему удивлению, голос мужчины зазвучал мягко, когда он обратился ко мне.
   --Садись, Эльга, - он указал на один из стульев за столом. - Я Орест Степанович, ректор. У тебя, наверное, много вопросов и ты хочешь получить ответы. Я обязательно всё расскажу, только кое-что узнаю у Якова... - он перевёл взгляд и посмотрел на мужчину. - Симулятор мы видели, и нам понравились результаты. А что с остальным?
   --Всё замечательно! - с воодушевлением произнёс он. - Физическая форма отличная. И все особенности сохранены! И слух, и нюх, и зрение не пострадали. Давно нам не попадался такой неиспорченный экземпляр! Думаю, она стопроцентная третья категория.
   --Я тоже так думаю, - подтвердил Филин, и Власта согласно закивала головой.
   А я, садясь рядом с Властой, с обидой подумала, что не хочу быть третьей категорией. "Это как-то унизительно. Как первый сорт, или второй... Хотя, судя по их лицам, третья категория считается лучшей. Но сам факт вот таких делений возмущает!".
   --Тогда очевидно, что необходимо принимать Эльгу в наш университет и развивать её способности, - резюмировал ректор и одарил меня доброжелательной улыбку. - Хочешь ведь у нас учиться?
   --Эээ... хочу... но сначала перед окончательным принятием решения всё же желаю получить ответы, - робко сказала я.
   --Это естественно. Ты ведь у нас девушка осторожная, независимая, и не любишь кидаться в омут с головой, - лукаво ответил он. - Поэтому я всё тебе расскажу. Да и не принято у нас студентов вводит в заблуждение. Всё основывается на добровольных желаниях и согласии. Так что располагайся поудобнее и не стесняйся, если во время беседы захочется попить или выйти.
   --Хорошо, - ответила я и, откинувшись на спинку стула, выжидающе посмотрела на мужчину, а внутри уже всё горело от нетерпения получить ответы на вопросы.
   --Начну немного издалека, чтобы тебе было понятно, с чем ты имеешь дело. Скажи, ты когда-нибудь слышала про реинкарнацию?
   --Да. Но в общих чертах. Вроде мы постоянно рождаемся на Земле, чтобы душа развивалась, или чтобы искупить свои грехи из прошлых жизней...
   --Верно, - перебил ректор. - Но это то, что касается людей. А вообще теория реинкарнации намного шире. Считается, что начинаем мы с самого простого - камешка в горах, песчинки на пляже, деревца в саду или лесу, а потом переселяемся в более сложных существ, становясь муравьями, бабочками, или другими мелкими букашками, потом переселяемся в более крупных животных. Каких-нибудь мышей, бурундуков, мелких птиц и прочее. Затем становимся уже большими животными или птицами. И лишь после этого переселяемся в тело человека. То есть получается, что сначала мы вообще не решаем для себя ничего, а просто существуем, знакомясь с новым миром. Затем нам даются уже лёгкие задачи, такие, как добыча пищи и сохранение жизни, и прививается навык жить или среди себе подобных, или бороться за своё существование. После этого идёт закрепление уроков прошлой жизни и даётся более высокое положение в природе. А когда считается, что мы достаточно развиты, то нам даётся тело человека.
   --Типа сначала выработайте основные инстинкты, а потом научитесь жить в социуме, как раз избавляясь от этих инстинктов? - с интересом спросила я.
   --Приблизительно так. Это и есть развитие души, - согласился мужчина-орёл. - По всем теориям реинкарнации, этот процесс достаточно долгий, и длится тысячелетиями. И песчинка не сразу становится букашкой, и бабочка не переселяется после в тело птички или мышки. Да и периоды между перерождениями в новые тела могут быть продолжительными. Ведь считается, что нужно не просто прожить одну жизнь, а после можно получить вторую, а требуется прожитое осмыслить. Разобрать свои ошибки с духовными учителями, подумать над их решением, обсудить всё... В общем процесс длительный. И какие-нибудь двести-триста лет назад в этом плане всё было хорошо, и можно было спокойно проходить все циклы. Но в двадцатом веке всё изменилось. Население Земли начало стремительно расти, а животный мир наоборот вымирать. Одним требовались души, у вторых слишком много освободилось... И полагаю, наверху, - мужчина многозначительно поднял брови и посмотрел в потолок, - Чтобы как-то решить проблему нехватки и излишка, решили сократить циклы перерождений и всё чаще в тела людей вселяют души бывших животных. Или же души сами вселяются, желая быстрее развиваться... В общем, нам это не известно, а вот фактически мы всё больше наблюдаем прибытие таких душ в наш мир. Мы их называем впервые перерождённые, или просто перерождённые. И ты, Эльга, одна из них, - сделав паузу, он внимательно посмотрел на меня и все остальные сделали то же самое, а я изумлённо уставилась на мужчину и выдавила:
   --Вы шутите? Это розыгрыш такой?.. Или ещё один тест на легковерность или склонность к мистицизму?
   --Нет, это не тест, - произнесла Власта. - Всё именно так, как говорит Орест... Помнишь, в машине я тебе сказала, что у меня есть некие способности?
   --Помню, - всё ещё не в состоянии нормально говорить и, не веря в услышанное, вымолвила я.
   --А заключаются они в том, что я вижу такие души. Вернее, не души, а предыдущие воплощения. Правда, это касается только людей, впервые перерождённых из животных. У обыкновенных животных я не умею отслеживать предыдущие воплощения, а у людей не вижу, каким людьми они были в прошлой жизни, - мягко сказала она. - Только такие, как ты, мне видны. Ты вот, например, в прошлой жизни была кошкой. Миленькой и пушистой, - она посмотрела мне за спину на пол и улыбнулась. - Хорошая киса.
   Повернувшись и посмотрев себе за спину, я естественно ничего не увидела и снова недоверчиво уставилась на присутствующих, а Власта продолжила:
   --Ты для нас вообще находка. Мы не так часто встречаем кошек, особенно беспородных... А может, просто не там ищем, - она с сожалением вздохнула. - Всё больше попадаются большие хищники, или парнокопытные. Да и с птицами напряг. Я не говорю уже про мелких грызунов, которые идеально нам подходили бы...
   --Власта, ты отвлекаешься, - подал голос Филин.
   --Ой, да! Я как обычно плачусь, что тяжело найти одарённого перерождённого, - она извиняющееся улыбнулась. - Давай лучше про тебя поговорим. Тем более есть о чём. Ты особенно ценная перерождённая по многим причинам. Видишь ли, не знаю с чем это связано, но не все перерождённые способны в новой жизни сохранить особенности тех животных, которыми были. Поэтому мы условно делим таких, как ты на категории. Первая считается самой слабой - они не могут вселяться в когда-то себе подобных, и практически не имеют особенностей этих животных. То есть, не могут похвастаться силой, слухом, нюхом, повадками этих животных и жить, например, в большой стае, то есть семье, или наоборот прибиваются к людям, хотя в прошлой жизни вели одинокий образ жизни. Они уже в большей степени люди и для нас не интересны. Их я определяю по фантому. Если он блеклый и прозрачный, на таких мы даже не обращаем внимание. У второй категории фантомы более чёткие. И они сохраняют часть своих способностей. Например, физически более выносливы. Или чуют запахи за версту. Или слышат то, что другие не могут. В общем, это всегда по-разному проявляется. Однако и в них мы видим свою ценность, потому что они могут самое важное - вселяться в тех, кем были. Правда, вторая категория в этом плане слабовата, потому что не умеет управлять животными, а остаётся как бы наблюдателем. Да и проблемы возникают из-за частичной потери предыдущих особенностей. Вот, например, человек в прошлой жизни был китом, а они способны слышать звуки в радиусе до восьмисот километров, и это очень важно. Но человек не смог сохранить при перерождении острый слух, и вселяясь, он становится глухим китом. Сама понимаешь, это сильно портит ситуацию, особенно если необходимо найти подводную лодку противника, а он даже не может кита заставить плыть в приблизительном направлении. Вот и получается, что перерождённый просто плавает, не слыша важного и полагаясь лишь на то, что этот кит проплывёт мимо нужного объекта. А вот третья категория - это элита. Они сохраняют все способности, и настолько в них сильна их прошлая сущность, что они в состоянии подавлять сознание тех, в кого вселяются и могут заставить животное исполнять нужное им. Хотя и среди третьей категории не всегда всё гладко. Есть у нас пара волков, у которых испорчен нюх, или сиамская кошка, которая не слышит, но главное, что они могут управлять. А ты у нас, совершенно точно полноценная третья категория, потому что сохранила и кошачий слух, и нюх, и зрение, и прыгучесть со способностью быстро бегать, да и черты характера у тебя от кошки. Плюс, у тебя очень яркий фантом, а значит, ты точно сможешь управлять кошками. И что самое важное - ты беспородная, а значит, можешь вселиться в любого кота...
   --А это для многих недоступно, - торжественно вставил Филин. - Мы ограничены своим подвидом или породой. Вот я, например, как ты догадалась, филин в прошлой жизни. Вроде и птица, и из семейства совообразных, а не могу вселиться даже в сову. Только в филина, то есть того, кем был в прошлой жизни. Яков был диким вепрем, и соответственно может вселяться только в них, а никак не в домашних свиней, или декоративных тайских свинок, которые в последнее время всё больше распространяются.
   --Да, Фил верно говорит, - слово опять взяла Власта. - Порода или вид сильно ограничивают вас. А ты как раз из тех, на кого эти ограничения не распространяются. Ты можешь вселиться в любую и породистую, и беспородную кошку, в отличие от той же сиамской кошки, которая у нас уже есть. Короче, ты универсал! Вернее, очень талантливый универсал. Вот!
   Закончив, Власта победно посмотрела на меня, и остальные одарили меня не менее радостными взглядами, как будто ожидая, что я сейчас вскочу и начну прыгать от радости и хлопать в ладоши. А я оцепенела, не зная до сих пор - верить во всё это, или принять за розыгрыш, и если верить - то, как вообще относиться к таким новостям. Да и многое пока вообще было непонятно.
   --Вы на самом деле всё это серьёзно рассказываете мне? - выдавила я, решив прояснить для начала хотя бы этот момент.
   --Очень серьёзно, - подтвердила Власта. - Хотя понимаю тебя. Ведь в такое поверить тяжело. Поэтому есть у нас один способ убедить на деле, что в прошлой жизни ты была кошкой. Для этого существует регрессивный гипноз. Фил поможет тебе войти в транс и заглянуть в прошлую жизнь. А заодно проверим и одну мою теорию.
   --Какую? - настороженно спросила я, не горя желанием служить подопытным кроликом, а вернее кошкой, и пугаясь самого слова транс.
   --Видишь ли, все наши представители третьей категории в прошлой жизни были свободными животными, то есть дикими и жили в природе. Ну, или на улице, если дело касается кошек или собак. Думаю, дело в этом. Поэтому вы и сохраняете свои способности. А вот те животные, которые жили дома, или в зоопарке, или заповеднике или центре защиты, утрачивают свои способности из-за заботы людей. И поэтому в следующей жизни попадают или в первую категорию, или максимум, во вторую, - задумчиво произнесла девушка. - В общем, если окажется, что и ты была бездомной кошкой, то я всё больше склонна верить, что мои выводы верны... Так что, хочешь пройти регрессивный гипноз?
   --Наверное, хочу, - немного поразмыслив, сказала я, а про себя подумала: "Нужно ведь убедиться, что они говорят правду. Пока на собственной шкурке не почувствую, что была кошкой, вряд ли поверю в рассказанное".
   --Тогда прошу за мной, - Филин поднялся и направился к двери, и то же самое сделали все остальные и я.
   Выйдя в коридор, мы вернулись к тому кабинету, где я проходила тестирование и, заведя нас туда, он сказал:
   --Ложись на кушетку.
   --А это не опасно? - сев на неё, с тревогой спросила я. - Как всё будет происходить, и что я могу увидеть?
   --В транс мы вводим поэтапно, чтобы быстрый переход из человеческой сущности в животную не шокировал. Но всё равно будь готова к тому, что кошачьи инстинкты немного собьют тебя с толку, - ответил Филин.
   --И всё будет идти в обратном порядке, - добавил Яков, усевшись со всеми остальными на стулья у стены. - А в прошлой жизни попадёшь на момент перед смертью, а это может быть страшно и больно. Меня вот, например, подстрелили на охоте, а потом добивали ножом...
   --Не пугай мне девушку! - строго оборвал Филин и, посмотрев на меня, мягко сказал: - После введения в транс, сначала мы вспомним твоё детство, а затем будем постепенно двигаться назад и дойдём до момента твоего рождения, а затем ты переместишься в белый туман. Не пугайся этого, а лучше приготовься к ещё большему откату назад, в прошлую жизнь.
   --А что за белый туман? - всё больше нервничая, спросила я. - Там не страшно?
   --Нет, там спокойно, - произнёс Орест Степанович. - А белый туман, это как раз место, где мы находимся между воплощениями на земле. Вообще, есть такие люди, которые могут рассказать и про существование между воплощениями, но нам это не под силу. Необходимо быть высокодуховным существом, чтобы вспомнить эти моменты, а наши животные сущности ещё далеки от этого.
   --В общем, в белом тумане подготовься к тому, что сначала ты увидишь неприятную картинку, а потом и промежуток из жизни кошки, - посоветовала Власта.
   --Постараюсь, - пробормотала я и легла на кушетку.
   --Во-первых, успокойся. У тебя сердце так стучит, что слышит, наверное, и Власта, - сказал Филин, пододвинув к кушетке кресло и усевшись в него. - Ты должна быть расслабленной, чтобы войти в транс.
   --Легко сказать, успокойся, - буркнула я.
   --Для начала закрой глаза и подумай о своём первом ярком детском, приятном воспоминании. Попробуй увидеть перед глазами картинку. Почувствуй запахи, или восстанови в памяти тактильные ощущения... Что ты видишь?
   --Бабушку, - ответила я, зажмурившись. - Все мои яркие и приятные воспоминания связаны с ней.
   --Что запомнилось больше всего из первых эпизодов. Только выбирай что-нибудь длинное, а не маленький фрагмент.
   --Длинное... - задумчиво повторила я и улыбнулась. - Как меня в четыре года впервые отвели в школу танцев. Бабушка всегда говорила, что я слишком резвая и необходимо направить мою энергию в мирное русло, а не просто давать носиться по квартире или игровой площадке. А танцевальный класс меня поразил. Всё в зеркалах, кругом красивые девочки в белых платьицах и чешках... Они так красиво двигались под музыку, что я не могла отвести взгляда и мечтала танцевать вместе с ними. А когда одна из преподавательниц попросила меня повторить пару движений, а потом сказала, что я подхожу, то не помнила себя от счастья. А затем бабушка повела меня в парк на карусели, после которых мы зашли в кафе-мороженное... Тот день я никогда не забуду...
   --Очень хорошо, - как будто издалека раздался мягкий голос Филина. - А теперь попробуй вспомнить этот же день, но годом ранее. Что ты видишь?
   --Этот же день в три года? - я нахмурилась, не представляя, как можно это вспомнить, но к моему удивлению перед глазами всплыла картинка, где я нахожусь в нашей квартире, а бабушка заботливо поит меня горячим молоком с мёдом, и ощутила, что мне больно глотать и дышится тяжело. - Я болею, - жалобно сказала я. - В горле всё дерёт, и в перерывах между глотками молока, почему-то раздаётся свист... Я такое делаю горлом... А бабушка переживает за меня и постоянно трогает лоб, приговаривая, что воспитательнице из детского сада руки повыдёргивает.
   --А теперь ещё вернись на год назад, - попросил мужчины и я без проблем это сделала.
   --Мы с бабушкой пришли с прогулки. В парке я насобирала красивые листочки и отдала их маме, а она поблагодарила меня и ушла к себе. Мне стало обидно, что она не похвалила меня, не рассмотрела каждый листочек... Ведь я не все подряд собирала, а только самые красивые... А сейчас мама с бабулей ругаются на кухне. Они не кричат, а стараются говорить тихо, но я ведь всё равно их слышу... Мама не может любить меня, так, как хотела бы... - говоря это, я чувствовала всю ту детскую боль, и страх, и непонимание такого отношения к себе, и горло начало сдавливать.
   --Эля, а теперь вернись ещё на год назад, - откуда-то издалека прошептал мужчина. - Что ты видишь?
   --Маму, - промямлила я. - Она кормит меня грудью и плачет... А ещё проводит пальцем по моей щёчке и я чувствую, что ей очень больно... там... в душе...но вместе с этим я ощущаю и её нежность... она как будто разрывается между двумя этими чувствами... И это я чувствую постоянно, и когда она купает меня, и когда кормит, и когда играет со мной... Так страшно от этого...
   --А теперь попробуй потихоньку прокручивать все воспоминания назад, - посоветовал мужчина. - Медленно возвращайся ко дню своего рождения, а как пройдёшь весь путь, скажи мне.
   Выполнив просьбу, я как будто пролистывала листки календаря в обратном порядке и видела некоторые кадры. То в поле моего зрения появлялась мама, то ещё молодая бабушка, то перед глазами трясли погремушкой, а то я видела что-то низкое и светлое надо мной, и мир наполнялся сотней необычных запахов и дуновением свежего ветерка. А потом в глаза ударил яркий свет, и появилось чувство тесноты, после чего на секунду всё потемнело и я оказалось в пространстве, наполненном белой дымкой. Она клубилась вокруг меня и была настолько плотной, что я не видела ни своих рук, ни ног, но это почему-то не пугало, а наоборот как-то успокаивало. Однако полного спокойствия я не ощущала, и дело было как раз в этом тумане. Я почему-то испытывала уверенность, что за ним есть что-то важное, что я обязательно должна знать, иначе жизнь без этого будет бессмысленной.
   --Не могу разогнать туман, - посетовала я. - Там ведь за ним что-то или кто-то есть.
   --Не трать на это силы, - над ухом прозвучал голос Филина. - Лучше приготовься и сделай мысленно ещё один шаг назад... Вернись в своё предыдущее тело... Представь, что делаешь шажок туда и не бойся, чтобы ты там ни увидела, тебе опасность не грозит.
   Испытывая лёгкое волнение, я представила, что делаю шаг назад и меня мгновенно как будто засосало в какую-то трубу и шумно выдохнув, я пробормотала:
   --Меня куда-то тянет... не могу остановиться... Страшно...
   --Не бойся, и не сопротивляйся, - уверенно произнёс мужской голос, а в следующее мгновение на меня обрушился вал звуков и запахов, а то, что я увидела, сбило с толку.
   Мир воспринимался совсем по-другому. Как и в симуляторе, я была маленькой и окружающее давило на меня, а самым странным было, что цветовая гамма отличалась от той, что я видела человеческими глазами, да и угол зрения был больше, чем у людей.
   --Эльга, где ты? - требовательно спросил мужчина.
   --Не знаю, - выдохнула я, пытаясь разобраться в тех эмоциях, что испытывало животное. - Какая-то дорога... но пустынная. А вот сильный шум доносится сзади... Там оживлённо... люди... машины... животные... Миллион запахов и звуков, а здесь намного тише... Справа высокая стена, а слева здание, возле двери которого мусорные баки... От запахов из них мутит... Так есть хочется... в животе аж урчит... ой, и что-то кусается... ах ты ж зараза! Я чувствую, как по мне ползёт блоха! Ой, да на мне много блох!.. Ох, а вот так лучше, - существо, которым я сейчас была, село и почесало задней лапой укушенное место, отчего неприятные ощущения уменьшились. - А сейчас я примеряюсь, чтобы прыгнуть на бак... Рррр... здесь ещё где-то кот... я чую его запах... боюсь, как бы он не отобрал у меня пищу или не опередил... У меня шерсть встаёт дыбом и хвостом я бью по асфальту, не зная к чему готовиться... Он сам уйдёт или придётся драться?.. А вот и он... я вижу его... большой. Но и я так просто не сдамся... - я говорила, что видела и пыталась словами передать свои чувства, но всё было настолько необычно, что я с трудом подбирала слова. Да и как можно описать ощущения от того, что шерсть встаёт дыбом, как хвост, дёргаясь из стороны в сторону, посылает вдоль позвоночника дрожь, как лапка сжимается и разжимается, и я чувствую, как кончиками коготков царапаю мостовую, готовая в любой момент броситься на кота, зашедшего на территорию, которую я считаю своей. - Кот приближается, не отводя от меня взгляда... Ой, нет! С шумной улицы свернула машина, и я её знаю! Нужно немедленно убегать! В ней ездит страшный человек, у которого есть собака. Он любит спускать эту тварь, и она рвёт, таких, как я... - сердце учащённо забилось, и я бросилась бежать от машины, забыв и про голод, и кота-конкурента, потому что важнее всего было сохранить жизнь и сбежать от злобного чудовища и его клыков.
   --Эльга, не молчи, - раздался певучий девичий голос. - Рассказывай, что видишь.
   --Я бегу... быстро... но нужно ещё быстрее... машина уже остановилась и я слышу, как открылась её дверь... земля вздрогнула и я ощущаю лапками вибрацию... клыкастое чудовище на свободе и бежит... ааааа... это ужасно... оно догнало того кота и я слышу, как он орёт от боли... страшно... - от ужаса и быстрого бега я уже задыхалась, но понимала, что нужно добраться до конца переулка и там есть лаз, в который я могу юркнуть и где собака меня не достанет. - О нееет, - жалобно простонала я. - В конце переулка тоже собаки... Стая, появившаяся в нашем районе недавно... Они тоже злые... Куда же мне бежать? Забор слишком высокий, а стена здания глухая, без окон и подоконников, куда я могла бы запрыгнуть, чтобы собаки не достали... Стая страшнее, чем одна собака... Я разворачиваюсь и бегу в другую сторону... Главное обхитрить чудовище из машины и выбраться на шумную улицу... Там много мест, куда я могу прошмыгнуть и спрятаться... Ещё чуть-чуть быстрее нужно... Вот она, та псина, которая убила многих... несётся на меня, а пасть в крови... страшно... но я смогу... ещё чуть-чуть и я прыгну через него, а потом пробегу под машиной и смогу спрятаться, - оттолкнувшись, в следующий момент я подпрыгнула и почувствовала, как шерсть на животе опалило жаром, потому что клыкастая тварь попробовала перехватить меня в воздухе. Но у него ничего не вышло и, приземлившись на лапки, я бросилась под машину, а потом выскочила из-под неё и метнулась в сторону улицы, уже видя едущие машины и спешащих по своим делам людей, среди которых для меня так и не нашёлся заботливый хозяин.
   --Эля?!
   --Я почти выбежала, уже близко... Мяяяааа, - я закричала, мешая человеческий язык с кошачьим, потому что ощутила боль. - Собака меня нагнала!.. Мой хвостик... Она тянет меня назад... но я не сдамся! - развернувшись и зашипев, в следующее мгновение я выпустила когти и вцепилась в нос твари. Она тут же заскулила и дёрнулась назад, отпустив мой хвостик, и этот отход назад причинил ей ещё больше боли, потому что я от всей души провела выпущенными коготками по носу, оставляя кровавые борозды. - Так тебе и надо!.. А теперь бежать... бежать как можно быстрее... раны на хвосте потом залижу... Ой, меня опять нагоняют! Надо прыгать... ещё одно усилие... и всё, - спасительная свобода уже была близка и, оттолкнувшись, я прыгнула, надеясь, что так окажусь на улице, но того, что случилось в следующий момент, я не ожидала. Когда я почти приземлилась, с шумной улицы на скорости повернула машина, и как только лапки коснулись земли, я почувствовала сильный удар и перед глазами всё закружилось, потом раздался визг тормозов и второй удар, после чего по округе разнеслось истошное собачье скуление и мужской крик издалека, а затем я ощутила вторую волну боли, упав на асфальт, и внутри всё вспыхнуло. - Меня сбили... я умираю... так страшно и больно... - прохрипела я.
   --Эля, на счёт три и хлопок возвращаешься назад! - приказал мужской голос. - Раз, два, три!
   Хлопок заставил меня дёрнуться и, открыв глаза, я шумно втянула воздух, всё ещё чувствуя ужас от погони, и предсмертную боль.
   --Всё-всё, успокойся, - ласково произнесла Власта, садясь на кушетку и беря меня за руку. - Ты жива и здорова. Это всего лишь прошлая жизнь.
   --Это ужасно, - выдохнула я, а потом всё же добавила: - Но радует, что та псина, которую натравливали на котов, отправилась следом за мной. Так ей и надо! - и лишь после этих слов осознала, что мне сказали правду, поэтому ошеломлённо произнесла: - Значит, я кошка?! Ничего себе!
  
  
   Глава 5.
  
   Лишь спустя полчаса я смогла прийти в себя и абстрагироваться от воспоминаний прошлой жизни.
   Ожидая, пока я приду в норму, Орест Степанович предложил всем сходить на обед и, выйдя из учебного здания, мы направились в столовую, здание которой находилось возле общежития.
   Уже издалека я увидела, как туда направляются студенты, а в самой столовой ощутила на себе взгляды многих присутствующих, потому что ректор обратил на нас внимание, когда мы вошли.
   --Други мои, приветствую вас! - громогласно произнёс он, войдя. - Как настроение? Готовы к новому семестру и новым испытаниям?
   --Здравствуйте!.. Готовы! - весело закричали присутствующие.
   --Ну что ж, хорошо! Тогда всем приятного аппетита! - сказал он и прошёл к раздаче, где полки с горячими блюдами и столы с холодными закусками ломились от разнообразия.
   Мы все прошли следом за ним, и я почувствовала себя немного не в своей тарелке, потому что многие студенты с интересом разглядывали меня. Но радовало то, что все взгляды были лишь заинтересованными, а не презрительными или холодными.
   Взяв, как и все, поднос и одну большую тарелку, я встала в очередь, а потом оглянулась, ища меню с прейскурантом, а, не увидев его, тихо спросила у Власты, стоящей впереди:
   --А какие тут цены?.. Я не рассчитывала, что задержусь здесь до обеда, и не брала много денег.
   --Расслабься и не думай о деньгах. Столовая у нас бесплатная. Выбирай, что пожелаешь, - ответила она и улыбнулась, увидев, что я недоверчиво смотрю на неё. - Я же говорила, что для своих студентов мы ничего не жалеем.
   --Понятно, - промямлила я, и окинула взглядом полки с горячими блюдами, которые то и дело подносили работники столовой.
   Чего тут только не было - и разные виды супов и бульонов, и пышные котлеты, и мясное рагу, и просто огромные стейки, и разные виды рыбы, начиная от жареной мойвы и заканчивая красной рыбой. И гарниры на выбор - от овощных, до трёх видов картофельных. Также имелась отдельная полка с горячим для вегетарианцев. А уж про салаты, десерты и напитки, стоящие чуть дальше, и говорить не стоило.
   От выбора, естественно, разбегались глаза, и я немного растерялась, да и набирать много постеснялась, поэтому взяла себе только уху, картофельное пюре и мясо в сливочном соусе, а на десерт выбрала лишь чай. И с изумлением провожала взглядом некоторых студентов, которые чуть ли не в два яруса заставляли свой поднос.
   --Это ещё нормально. Вот завтра с утра из тайги вернутся большие хищники, - проследив мой взгляд, сказала Власта. - Там парни по два подхода к раздаче делают. Поэтому все остальные стараются вперёд них прийти в столовую, чтобы долго не ждать порций. Наши хищники начисто выедают всю кухню.
   --А здесь что, все студенты бывшие животные? Все до единого? - полюбопытствовала я.
   --Да, все. И только третья категория, - ответил Яков, стоящий позади, и заставляющий свой поднос, как и многие, большим количеством блюд. - В наш университет мы отбираем только элиту, способную управлять бывшими сородичами. Вторая категория учится в центре страны. Так удобнее для всех.
   --Ясно, - ответила я и украдкой принялась рассматривать молодёжь, пытаясь определить - кто кем мог быть в прошлой жизни.
   Но многие студенты внешностью были абсолютно обыкновенными, без черт, связывающих с животными, и я снова обратилась к Власте.
   --Как я поняла, Орест Степанович был орлом...
   --Точнее, белоплечим орланом, - поправила девушка, когда мы направились всей компанией к столу.
   --Филипп Юрьевич - филином, Яков - диким вепрем, - продолжила я, кивнув на поправку. - А кем из животных была ты?
   --Никем, - с сожалением ответила Власта. - Я и в прошлой жизни была человеком. И перед этим тоже. Я уже далека от животных. Но во всех жизнях одинаково переживала за них и опекала. Может поэтому у меня и появился дар, что я вижу эти сущности, - она пожала плечами, и мы все сели за стол.
   --А можно ещё кое-что спросить? - нерешительно произнесла я, обведя всех взглядом.
   --Думаю, у тебя вопросов больше, чем "кое-что", - с улыбкой сказал ректор. - Не стесняйся. Спрашивай. Чем лучше ты будешь понимать, куда попала, и чем меньше останется неразъяснённого, тем качественнее будет твоё обучение и отдача.
   --Ну, тогда первый вопрос - я уже поняла, что все мы здесь животные, причём разные, а так же помню ваши слова об управлении теми, кем мы являлись в прошлой жизни... Так вот, для начала хотелось бы прояснить, что подразумевается под этим управлением?
   --То и подразумевается - ты можешь вселяться в себе подобных, то есть, в любую кошку, которую пожелаешь, - ответил Филин.
   --Как вселяться? - с недоумением спросила я. - Вот просто так захотела и вселилась?
   --Нет, конечно, всё совсем не просто так, и не совсем ты вселяешься, а твоё сознание, - пояснил Филин и, поняв, что я просто так не отстану, продолжил: - Для этого у нас существует специальное оборудование. Для первого раза необходимо подготовить твой мозг, так сказать, настроить его на нужную волну. После этого снимаются необходимые показания, и для тебя изготавливается специальный обруч, чтобы ты могла в дальнейшем без проблем сама вселяться в кошку, когда это потребуется...
   --Но у переноса тоже есть свои ограничения, - дополнил Яков. - Больше тридцати минут нельзя находиться в сознании животного, иначе потом не вернёшься. Так и останешься запертой в тело животного, а твоё тело умрёт от голода или никогда не придёт в себя.
   От этих слов стало страшно, и я испуганно посмотрела на мужчину, не донеся ложку с ухой до рта, а Власта недовольно цыкнула:
   --Кабан, можно её не пугать?! - а затем повернулась ко мне и дружелюбно сказала: - За это не волнуйся. Мой отец, когда разрабатывали эти обручи, приказал написать специальную программу для ограничения. Тебя просто выбросит в человеческое тело, когда время истечёт. А через пятнадцать-двадцать минут ты снова можешь замещать сознание животного и пользоваться его телом. Риска абсолютно нет.
   --Ммм, понятно... А при этом переселении всё воспринимается, как чувства животных? - вспомнилось, как чувствовала себя в теле кошки. - Просто во время гипноза я даже сформировать свои мысли нормально не могла. Всё было как-то примитивно, на уровне инстинктов... В общем, не знаю, как точно описать ощущения...
   --Не трудись и делать это, - слово взял ректор, добродушно посмотрев на меня. - Мы понимаем, о чём ты говоришь. Уровень развития у животных совсем другой, поэтому тебе тяжело рассказать об их чувствах человеческим языком. И сразу скажу - вселение по ощущениям совсем другое. Это не будет похоже на то, как ты была кошкой. Ты будешь человеком, со своим образом мысли, характером, взглядом на жизнь. Кошачья сущность тебя не коснётся в течение тридцати минут, а потом, как уже говорилось, тебя выбросит в твоё тело. Но вот слух, нюх, острота зрения у тебя будут от кошки... Ты ведь сохранила всё это в обострённом виде, а значит и в теле кошки не будешь глухой, или слепой... В общем, все ощущения, что присутствуют у кошки, ты будешь испытывать... И даже боль, если животное ранят. Так что вселяться всегда нужно аккуратно и беречь того, чьё тело используешь.
   --Ясно... А зачем вообще вселяться в тела животных? - я задала самый главный для меня вопрос. - Какой в этом смысл, и зачем обучать этому, создавая вот такие превосходные условия. Кто-то ведь должен за всем этим стоять.
   --Сразу решила прояснить цели? Похвально, - произнёс ректор и выразительно посмотрел на Власту.
   --За всем этим стоит государство, - сдержанно произнесла она, отложив в сторону вилку и отодвинув тарелку с недоеденным вторым. - Вернее, некоторые государственные структуры. Мы одно из подразделений разведки и про нас знают только в самых верхах. Пока считается, что мы экспериментальное подразделение, несмотря на то, что наши выпускники уже не первый год работают в разных сферах, начиная от экономической разведки до военной, или участвуют в антитеррористической борьбе.
   --Ого, - выдавила я, а про себя подумала: "А чего я собственно удивляюсь? Огромный университет, причём государственный, а значит, они за всем этим и стоят. Иначе как бы ВУЗ проходил аттестацию в министерстве образования, различные комиссии и прочее... Хотя может они как раз и не проходят. Сверху намекнули, чтобы универ не трогали, и поэтому никто из посторонних не знает, чему на самом деле здесь учат. Или эти проверки пускают только в ту часть университета, где учатся обыкновенные студенты, а сюда приказывают и не лезть".
   --Понимаю, что звучит несколько нереально, - снова заговорила Власта. - Но это на самом деле так. Мой отец не последний человек в правительстве, и курирует специальные секретные разработки. Наверное не раз слышала про различные эксперименты по созданию суперлюдей, управлению сознанием... Кстати, именно благодаря слиперам я смогла привлечь внимание к своим идеям...
   --Благодаря кому? - перебив, переспросила я.
   --Слиперам, - повторила она. - Это люди, способные вселяться в сознание других людей и считывать оттуда даже ту информацию, которые они считали забытой. Особенно сильные даже могут запрограммировать человека на определённое поведение или действия, а также навязать воспоминания, которых не было. В общем, они могут копаться в разуме любого. Но у них есть свои ограничения. Слиперам необходимо видеть фотографию того, в чью голову они должны проникнуть, а спецслужбы не всегда располагают снимками тех, чьи мысли необходимо узнать. Или даже не понимают, где искать нужную информацию. Да и существуют специальные люди, которые защищают от слиперов, что тоже не даёт простора действий. Я уже не говорю про то, что любой из слиперов живёт максимум до тридцати лет, и умирают они из-за того, что организм изнашивается в два раза быстрее, а рождаются такие люди крайне редко. А вот такие как вы, перерождённые, способны попасть туда, где порой другой пройти не сможет. Вот, например, ты кошка. А кошки живут везде, в чём как раз твоё самое большое преимущество. Даже на самой секретной военной базе держат таких, как ты, чтобы ловить мышей. Представь, что ты можешь увидеть или услышать... Или например, у нас есть девушка-дельфин и парень-кит. Эти могут заходить в любой район базирования флота противника, и тихо добывать любые сведения о количестве кораблей и их вооружении. Фил, или Орест могут с воздуха отслеживать перемещения противников на обширных территориях. Главное, чтобы их вид водился в той местности. Те же медведи или тигры очень хорошо охраняют границы и не дают проникать к нам нежелательным элементам... Как ты понимаешь, я имею в виду обычных нелегалов, в людей посерьёзнее, которые в нашу страну приходят не жить, а вредить ей. Да и на охотах порой обсуждаются такие вещи, о которых не станут говорить в кабинетах, а кто, как не какое-нибудь мелкое животное может подобраться к нужному домику или поляне, и послушать, что обсуждается. Домашние животные сейчас у многих экзотические, а это позволяет нам выявлять даже среди своих предателей, работающих на спецслужбы противника... Короче, для всех есть свои применения. Каждый вид по-своему полезен и нужен, - торжественно сказала она. - Так вот, так как мой отец курировал секретные разработки, плюс, данные из интернета... девочкой я всегда была слишком любознательной, и если приставала с вопросом, то вцеплялась, как клещ, - она улыбнулась. - Я знала о некоторых экспериментах, и когда, после небольшого происшествия и клинической смерти стала видеть бывшие воплощения, то решила отцу предложить попробовать использовать ваши способности... Вернее, не всё конечно было так, и прошёл не один год, пока я разобралась с тем, что вижу, и пока мы поняли, что это не моё воображение или галлюцинации... Ну, это не важно. В общем, мы нашли способ, как подселять вас в ваших бывших сородичей и доказали, что наши разработки полезны и нужны. После этого дело уже двинулось быстрее. А уж когда я нашла Ореста в одном из подразделений ФСБ, то решено было создать университет для таких, как вы, чтобы обучать различным, нужным дисциплинам, которые помогают с лучшей отдачей выполнять задания.
   --Мы работаем на благо Родины и порой приносим намного больше пользы, чем многие другие подразделения, - сказал Орест. - Вот собственно и единственная цель, для которой вас всех здесь собрали. А все эти превосходные условия жизни и забота, которые ты видишь, тоже необходимость. Как показало время и опыты, лишь находясь в гармонии с собой, вы без проблем вселяетесь в сознания животных. То есть, вас не должны волновать бытовые проблемы, вы обязаны хорошо питаться, вас не должно заботить, что порвалась единственная пара обуви, или нет денег для покупки ноутбука... В общем, любое неудобство может повлиять на ваши способности. Поэтому таких, как вы, мы окружаем заботой. И заботиться о тебе будут всю жизнь, пока ты сотрудничаешь с нами. Ну, а помогает нам в этом та часть университета, где учатся простые студенты...
   --Я уже говорила Эльге, что они за всё платят, - перебила Власта. - А ещё, благодаря им, вы получаете дипломы. У нас преподают лучшие профессора и существует договорённость, чтобы вам без зачётов выставляли оценки так, как будто вы посещаете все занятия... Впрочем, у нас есть те, кто действительно учится ещё и среди обычных студентов, ведь на нашем факультете график не совсем обычный и многие занятия проходят индивидуально, поэтому время для учёбы и там есть.
   --Подождите, это что получается, что я могу учиться либо только здесь, либо ещё и там, а диплом всё равно получу?.. А что программы так сильно отличаются?
   --Конечно, - подтвердила Власта. - Ведь должны мы выдать вам диплом, что вы учились. Но одновременно с этим вряд ли стоит вписывать в диплом такие дисциплины, как изучение карты звёздного неба, топография, геологоразведка, чертежи военной техники и различных видов вооружения, экономическая разведка, навыки и привычки других животных... Вот, например, попала ты на фазенду какого-нибудь наркобарона, а у него личный зоопарк, ты же должна знать, какие животные могут проявить к тебе агрессию, а кто спокойно относится к кошкам. Или ты должна уметь разобраться в особенностях чертежей, чтобы сразу сказать, чем отличаются наши разработки от других. Или по внешнему виду умела определять вид полезных ископаемых, добычу которых проводят в тех или иных местностях, которые закрыты от посторонних. Видишь ли, спутники и снимки с них не всегда могут дать нужную информацию. Поверь, у нас учат такому, о чём ты и не подозревала, а в диплом с указанием, что ты специалист по международным отношениям, не впишешь и половину дисциплин. Программа обучения сильно отличается. Мы делаем из вас универсалов в различных областях науки, но диплом выдаём с узконаправленной специализацией. Это даёт возможность таким, как вы, или полностью сосредоточиться на работе с разведкой, или же, пойти работать по своему выбору и лишь периодически помогать нам. В общем, всё будет зависеть, так сказать, от твоей жадности и желаний продвинуться дальше. Хочешь спокойной жизни - пожалуйста, живи, лишь изредка помогая нам, и получай деньги за единичные операции. Или же сосредоточься на работе с нами, и приготовься, что будешь ездить по всему свету. Естественно, с такой жизнью ты мало что будешь решать и по большей части выполнять приказы, но и оплата будет соответствующей. Мы не навязываем нашим студентам образ жизни и сами даём право выбирать. Правда, здесь тоже есть свои ограничения. Если человек выбирает свободный образ жизни, обручи, с помощью которых вы входите в сознание животных мы изымаем и отдаём тогда, когда это требуется для дела. А те, кто работает только с нами, постоянно держат обручи при себе.
   --Логично, - подумав, сказала я, осознавая, что ограничения будут в любом случае при такой работе. "Или исполняешь приказ и имеешь всё, или живёшь для себя, но и многого не требуй".
   "Однако это не самое тревожное в данной ситуации. Хоть я и не люблю подчиняться, но понимаю, что просто так ничего не даётся. Вопрос тут в другом. Есть некоторые вещи, которые волнуют посильнее, чем необходимость выполнять приказы... И лучше выяснить всё сейчас, чем потом, когда сильно завязну в этом", - я исподлобья посмотрела на Власту, и тихо поинтересовалась:
   --Вы вот упомянули слиперов и их срок жизни... А мы ведь в чём-то похожи... Перерождённые тоже недолго живут, поэтому к ним проявляется такая щедрость и великодушие?
   --Эльга, а разве мне на внешний вид меньше тридцати лет? - спросил ректор и улыбнулся.
   --Хм, нет, - ответила я, понимая, что сказала глупость. "А ведь на самом деле, и Орест, и Филин выглядят старше. Да и Яков, при всей невозможности точно определить его возраст, не выглядит зелёным юнцом".
   --На перерождённых не влияют их способности, - мягко сказала Власта. - У слиперов основная проблема в том, что они соприкасаются с сознанием других людей, и мысленно как бы живут на два тела. Их основная отличительная особенность, что у них учащённое сердцебиение и повышенная температура тела, вследствие чего идёт быстрый износ организма. Впрочем, это не самое страшное. У них сильно страдает психика из-за подселения к другим людям... Представь, что ты добрая и толерантная ко всем окружающим, а приходится копаться в сознании какого-нибудь религиозного фанатика или убийцы, а копаясь там, ты становишься как бы частью того человека, что отражается на тебе... В общем, они по большей части сходят с ума и умирают от износа организма, вкупе с психическими расстройствами... Хотя, недавно мы открыли очень интересные способности у аутистов. Есть среди них саванты, обладающие невероятными возможностями в определённой области, и которые настолько сосредоточенны на себе, что чужая психика не способна свести их с ума, да и вообще оказать какое-либо воздействие...
   --Власта! - требовательно перебил Орест, и я аж подпрыгнула от этого окрика, а девушка поморщилась и тяжело вздохнув, пробормотала, глядя на ректора:
   --Люблю кошек и с ними готова болтать обо всём. Они умеют хранить тайны, так что не волнуйся, - а затем посмотрела на меня и добавила: - В общем, вам бояться нечего. Вы не соприкасаетесь с чужим сознание, а замещаете его своим. Соответственно для организма нет сильной нагрузки и психологических травм. Единственное, что ваш организма требует - это усиленное, высококалорийное питание, которым мы вас обеспечиваем. Поэтому, кстати, все перерождённые многое едят, но не поправляются от начального веса.
   --Это точно! - поддакнул Яков, который съел уже порцию первого, уминал вторую порцию гарнира с мясом, а на подносе ещё стояло два салата и десерт. - Именно поэтому мы много едим, и что, кстати, важно для таких девушек, как ты, не поправляемся больше своей основной комплекции. В нас все калории перегорают, когда мы управляем телами животных.
   --Понятно, - пробормотала я, глядя на пустые тарелки и сомневаясь, что смогу столько есть и не поправляться, на что Филин, внимательно наблюдающий за мной, пояснил:
   --Не пугайся, столько, сколько Кабан или другие большие животные, ты есть не будешь. Всё зависит от комплекции твоей прошлой сущности. А кошки ведь небольшие. Поэтому в прожорливое существо ты не превратишься.
   --Это радует, - сказала я, а потом посмотрела на Власту и задала вопрос, который волновал меня не меньше, чем цели факультета, а особенно в свете последних её слов. - Вы сказали, что кошки умеют хранить тайны... А вдруг я не такая? Ведь рассказанное здесь, как я понимаю, тайна из разряда не просто "секретно", а "совершенно секретно"... Я ведь ещё не дала согласия учиться у вас и работать в дальнейшем, а вы так много мне рассказали. Не боитесь, что я разболтаю?
   --Эля, рада, что ты сама подняла этот вопрос, - Власта, к моему удивлению восприняла его не просто нормально, а с удовлетворением. - Эта часть беседы у меня самая не любимая, но она необходима... Многие воспринимают услышанное, как угрозу, а я не преследую целью пугать перерождённых, а просто рассказываю наши действия в случаи отказа от сотрудничества.
   --Да?! И каковы ваши действия? - осторожно спросила я.
   --Я не зря упомянула слиперов в нашем разговоре, потому что они помогают нам сохранять секретность, - миролюбиво произнесла она. - Если студент добровольно отказывается от сотрудничества и ставит нас в известность, с помощью слиперов мы затираем память и навязываем другие воспоминания. То есть, ты и не вспомнишь, что была у нас, и что слышала. Будешь, например, думать, что провела день на пляже, или в библиотеке, или просто спала. В общем, ничего плохого для тебя в этом не будет, и мы останемся в безопасности. А вот если ты решишь не сотрудничать, и при этом забудешь поставить нас в известность, то прости, последствия хуже. Мы найдём тебя с помощью тех же слиперов, где бы ты ни была, и поступим уже не так благородно. Можем приказать и совершить суицид, а можем и оставить жить, но отсечь прошлые жизни, а это пострашнее, чем обыкновенная потеря памяти. Такие отсечения полностью убивают личность, и всё, что ты после этого имеешь, это базовые инстинкты, такие как способность дышать и чувствовать голод. Человек даже не способен понимать, что нельзя мочиться под себя, или ходить обнажённым по улице... В общем, ты становишься этаким взрослым младенцем, которого необходимо учить абсолютно всему, даже ходить. Но ещё раз повторяю - на такое мы идём лишь в крайних случаях, когда с нами поступают нечестно и пытаются сбежать. И всегда говорим, что можно отказаться от сотрудничества на любом этапе. В таких случаях мы даже совместно можем разработать воспоминания. Захочешь ты, например, через два года уйти от нас, то можешь это сделать, и в память тебе запишут, что ты эти два года провела на райском острове с любовником, или училась в каком-нибудь университете. И диплом тебе с отметками ещё и предоставим... Так что, ничего особо страшного в твоём отказе от сотрудничества не будет, ни сейчас, ни позже. Главное, быть честной.
   --Понятно, - сказала я, точно уже зная, что врать таким людям не решусь.
   --Так что думай - хочешь у нас учиться или нет. Желательно завтра утром уже дать ответ.
   --Угу, - буркнула я и задумалась, вяло ковыряясь в тарелке со вторым.
   "На правительство всегда опасно работать. Примеров этому немало. Но с другой стороны - и возможности это даёт большие... Если так подумать, то я не буду секретным агентом в полном смысле этого слова. Я буду лишь кошкой, которая иногда что-нибудь подсматривает или подслушивает, тем более на благо той страны, в которой живу. Так что это не так уж и плохо. А если буду полезна, то заведу много знакомств среди власть держащих, что в дальнейшем позволит мне добраться до семейки своих папаш. И это лишь одна из возможностей. Диплом этого университета открывает огромные перспективы, и к концу обучения я могу выбрать и вольный образ жизни, с редким вовлечением в работу, а в остальном буду жить, как обыкновенный человек... Да и вообще, я всегда была любопытна, а тут такое предлагают... Только трусливая дурочка откажется, а я никогда такой не была. Да, осторожность мне присуща, но не трусость, и эта осторожность как раз поможет мне и в дальнейшем", - подумала я и сказала:
   --Ответ могу дать прямо сейчас. Я хочу у вас учиться.
   --Вот за что мне нравятся кошки, что они пусть и долго ходят кругами, но принимая окончательное решение, не колеблются, - дружелюбно сказал ректор и широко улыбнулся. - Ну что ж, Эльга, добро пожаловать в наш университет и сплочённую семью!
   --Спасибо, - стеснительно произнесла я, отвечая улыбкой ректору и всем остальным за столом.
   --Тогда завтра же с утра и переезжаешь к нам! А я помогу! - Власта искренне радовалась моему согласию, и это грело душу.
   "В моей жизни начинается новый, интересный этап. Детство позади и я вхожу в пору настоящего взросления. Может и к лучшему, что именно в этом университете я наберусь опыта и дам задел на всю будущую жизнь. А если действительно хоть чего-то стою, то буду работать не только на благо страны, а отомщу и тем, кто так поступил с моей матерью, тем самым сломав и моё детство".
  
  
   Глава 6.
  
   Сборы вещей дались очень тяжело. Осознание, что покидаю отчий дом, где было больше хорошего, чем плохого, больно било по душевному состоянию, и я подолгу сидела то в зале, где жила бабушка, или в своей комнате и вспоминала то, что казалось, уже забыла. Перед глазами мелькали маленькие фрагменты из жизни и я не раз всплакнула, понимая, что больше никогда не смогу ощутить ни тепло бабушкиных рук, не почувствую на себе взгляд её добрых глаз и не услышу ласкового голоса. Но я понимала, что необходимо жить и двигаться вперёд, поэтому не позволяла себе долго рыдать, а заставляла вставать и дальше собирать вещи.
   Когда всё было сделано, я сходила к одной из подруг бабули, тёте Рае, которая жила этажом ниже и договорилась, что она будет присматривать за квартирой и поливать цветы, а так же сообщила, что на выходные я всегда буду приезжать домой. Конечно же, тётя Рая просто так меня не отпустила и, напоив чаем с пирожками, долго выспрашивала куда я еду и где теперь буду учиться, а затем одобрила мой переезд, сказав, что сейчас мне необходима такая перемена в жизни. И в глубине души я понимала это, хотя уже и ощущала тоску по родному дому. Но тяжелее всего дались не сборы, а ночь. Улёгшись на тахту, я долго крутилась и не могла заснуть, снова поглощённая воспоминаниями и уже плакала от всей души, не сдерживая себя.
   Однако утром проснулась свежей и бодрой, потому что всё же выспалась. А самое главное - во сне я увидела бабушку, которая с улыбкой смотрела на меня и взглядом одобряла моё решение. Это придало сил, и когда приехала Власта, я уже не грустила, а с нетерпением ожидала переезда.
   --Это и всё? - она с удивлением посмотрела на три мои сумки с вещами. - А впрочем, теперь ты сможешь многое себе купить, если понадобится. Правильно, нечего тащить в новую жизнь старые пожитки.
   --Да мне вроде ничего и не нужно. Здесь одежда, которую я ношу, пара-тройка дорогих сердцу безделушек, некоторые фотографии бабушки, обувь, самые любимые книги, ноутбук... И потом, я ведь на выходные смогу приезжать домой и если что-то понадобится, всегда смогу взять.
   --Точно! - Власта подхватила две сумки и улыбнулась. - Забываю, что тебе не нужно далеко ездить... Это те, кого нахожу в других регионах, из дома чуть ли не контейнер с собой везут, а тебе ведь совсем близко от универа до дома. Не могу никак привыкнуть, что нашла тебя у нас под боком. И как я тебя чуть не пропустила? Нет мне прощения! - она задорно подмигнула, а затем добавив: - Ладно, я пошла вниз, а ты выходи следом, как будешь готова, - вышла из квартиры.
   Я с благодарностью посмотрела на девушку, что она даёт мне наедине попрощаться с родным домом, а когда дверь за ней закрылась, обошла ещё раз квартиру, проводя пальцами по мебели, обоям, по фотографиям, висящим на стенах, по шторам. Подержала в руках бабушкин свитер, всё ещё хранящий её запах, поставила ровно её тапочки в прихожей, которые так и не решилась спрятать в шкаф, проверила всё на кухне и только после этого вышла из квартиры, забрав последнюю сумку. "Ничего, через четыре дня суббота, и я смогу приехать домой... Точнее, я ведь уже в пятницу могу вернуться в квартиру, так что завтра и послезавтра нужно продержаться, а потом снова приеду сюда", - сказала я себе, внутренне ещё больше успокаиваясь, что не надолго покидаю родной дом и каждую неделю три ночи из семи смогу проводить здесь, если уж очень сильно буду тосковать по дому.
   А когда положила сумку в багажник и села в салон, чтобы окончательно отвлечься от грустных мыслей, спросила у Власты:
   --Ты сказала, что чуть меня не пропустила и как я понимаю, ты ищешь всех студентов, да?
   --Ага, - заводя двигатель, сказала она, а когда мы тронулись, пояснила: - Я единственная, кто видит ваши бывшие воплощения. Причём не только в нашей стране, а вообще в мире. Пока никто и не додумался до такого. Но сама понимаешь, перерождённых я могу набирать только у нас. В чужие страны я не суюсь, чтобы не засветиться. Да и у нас хватает таких, как вы. Правда, тебя вот чуть не упустила, потому что ищу вас где угодно, чтобы привезти сюда, а сам Хабаровск хорошо и не проверяла. Спасибо Филину, что предложил посетить соревнования, пока появилось свободное время и я здесь. Ведь большую часть времени я езжу по городам, посёлкам и даже деревням. Сюда возвращаюсь если кого-нибудь нахожу, и чтобы хоть немного отдохнуть.
   --Значит, ты здесь очень редко бываешь? - почему-то стало жаль, что буду нечасто видеть девушку.
   --Ну, как тебе сказать... Летом я всегда в дороге и ищу новых перерождённых на туристических базах, в различных спортивных лагерях. Осенью пару месяцев отдыхаю и снова отправляюсь по спортивным школам, чтобы посмотреть новые наборы. Бываю на различных конкурсах детского творчества, ведь способности прошлых жизней всегда по-разному проявляются. В общем, до Нового Года опять занимаюсь поисками. Сам праздник провожу или в Москве, если отец не занят, или здесь. А затем в феврале снова трогаюсь в путь и почти до мая езжу. Потом месяц отдыха и начинаю работу уже по привлечению студентов. Кого, как тебя зазываю в наш ВУЗ, кому предлагаю перевестись... Короче, собираю все таланты на следующий учебный год. Так что здесь я бываю лишь четыре, максимум пять месяцев в году.
   --Понятно... А сколько нас на факультете учится? - спросила я и быстро добавила: - Если это, конечно, не военная тайна.
   --Да какая тайна! Сама на вечеринке всех сможешь пересчитать, - она улыбнулась. - Сейчас восемьдесят два студента вместе с тобой... В этом году выпустили девятнадцать человек, поэтому сейчас вас меньше стало. А найти третью категорию очень непросто. В этом году вас всего четверо. Всё больше первая или вторая категория попадается. И тридцать один преподаватель имеется, чтобы вас обучать.
   --Ого, так много... Или это с учётом тех, что преподают и для обыкновенных студентов?
   --Нет, это только ваши. Как уже говорили - у нас по большей части индивидуальные занятия, поэтому и такое количество учителей.
   --А они все, как и Филин, и ректор, и Кабан - перерождённые?
   --Нет. Перерождённых только десять. Остальные обыкновенные люди... То есть, они не совсем обыкновенные, если сравнивать с простыми людьми, а все спецы в своём деле и сами когда-то были полевыми агентами, но до ваших возможностей им далеко. Они вас просто учат своим премудростям... В общем, сама всё увидишь! Думаю, тебе понравится!
   --И я на это надеюсь, - оптимистично сказала я. - Всё же как-никак первый курс университета, да ещё такого, а это так захватывает...
   --Кстати, у нас нет деления на курсы. Считаем по годам обучения. И чтобы ты знала, не позволяем тем, кто учится дольше, с превосходством относиться к новичкам, - вставила Власта. - Но в принципе, у нас такого и не встречается. Ты, кстати, будешь жить с девушкой, учащейся второй год. Она тебе первое время будет помогать, и рассказывать всё. Зовут её Алина.
   --Алина, - повторила я и ощутила капельку неуверенности и страха. - Надеюсь, мы найдём с ней общий язык.
   --Ооо, поверь, найдёте! Вы с Алиной психологически совместимы и она рада будет соседке. Тем более, кошке, - с энтузиазмом сказала Власта, и мы въехали на территорию кампуса.
   --А кем она была в прошлой жизни? - поинтересовалась я.
   --Она, как и ты, очень ценна. Алина была хорьком. Точнее помесью фретки и хорька, выросшей в дикой природе. Её мать, фретка, сбежала из дома одного преуспевающего бизнесмена и смогла выжить в дикой природе, где потом нашла себе пару в виде лесного хорька. Поэтому она может вселяться и в одомашненный вид хорьков, и в обыкновенных лесных.
   --Ой, хорьком? - я вспомнила фотографии этих животных, и одну из своих подруг, и улыбнулась. - У меня у одной из одноклассниц дома была фретка! Они такие милые и игривые! Если конечно не спят...
   --О да, Алина у нас мастак спать, - Власта рассмеялась. - Но когда бодрствует - милее девушки, чем она нет. Так что у тебя будет возможность и одной бывать, и с соседкой по блоку весело проводить время. Хорьки с кошками хорошо уживаются... Вот и приехали, - мы проследовали через вторые ворота и до общежития уже было рукой подать. - Сама с Алиной сейчас познакомишься, если она конечно проснулась. А нет, положим вещи и съездим тебе за котёнком.
   --За котёнком? - я удивилась.
   --Да. Тем, кто был в прошлой жизни кем-то маленьким, лучше держать при себе представителей своего прошлого воплощения. Точнее, всем было бы полезно держать при себе таких помощников, потому что это помогает намного быстрее научиться управлению. Но устраивать здесь огромный зоопарки и водный центр с дельфинами, китами и тюленями мы не можем. Поэтому для первого выхода вывозим студентов в заповедники или зоопарки. А потом они уже тренируются, мысленно выискивая себе животных в природе. Но таким, как ты, рекомендуем держать себе подобных... Или ты не хочешь?
   --Очень хочу! Всегда мечтала иметь кошку, но у бабули была аллергия на шерсть животных, поэтому мы никогда их не заводили, - ответила я, уже предвкушая у себя появление милого пушистого комочка. - Ой, так получается, что у Алины живёт хорёк?
   --Да, - Власта кивнула. - Очень игровое существо, как и его хозяйка.
   Машина подъехала к общежитию, и как только остановилась, я выскочила из салона, желая поскорее познакомиться и со своей соседкой, и с её питомцем, и уже испытывала твёрдую уверенность, что мы обязательно подружимся.
   Сегодня возле общежития было тихо и, доставая сумки, я удивлённо осмотрелась вокруг, на что Власта сказала:
   --Почти все уехали в город, покупать необходимое к учебному году и вернутся к обеду. Вечером уже со всеми познакомишься, на вечеринке, когда все будут в сборе. А сейчас пошли, покажу тебе твой блок.
   Взяв две сумки, я хотела было и третью повесить на плечо, чтобы не нагружать Власту. Но она настырно забрала у меня сумку и повела в здание общежития, а зайдя в холл, сказала:
   --Первый этаж совместный, здесь проводятся сборы, вечеринки, отмечаются дни рождения. Как видишь, здесь всё делится на минизоны. Там можно посидеть в зелени и тихо поболтать, - она указала направо, в самый конец холла, где виднелись пальмы в кадках, большие папоротники и прочая зелень, как бы отгораживая этот уголок с диванами, креслами и журнальными столиками, от всего остального холла. - А вот тут игровая зона, - она указала налево, и я увидела столы для пинг-понга, настольный хоккей и футбол, и ещё пару игровых автоматов, которые часто видела в парках развлечений, и где требовалась быстрая реакция для игры. - Ну а центр для танцев, общих сборов и прочего. Коридор слева ведёт в хозяйственный блок. Там у нас сушка для белья... В ваши ванные комнаты они не помещались и пришлось их сделать отдельно. Также комнаты, где хранится бельё, подушки и одеяла... Если что-то понадобится дополнительно, обращайся к завхозу. Её зовут Зинаида Семёновна и живёт она там же, возле своего добра...
   --Ага, понятно, - быстро ответила я, опять изумляясь уюту холла и продуманности всех нужд студентов.
   --Второй и третий этаж уже ваши. То есть, на втором живут только студенты, а на третьем ещё и преподаватели. Поэтому ты в любой момент можешь обратиться к кому-нибудь из них, если что-то будет непонятно.
   --Хорошо, - пробормотала я, а про себя подумала, что вряд ли решусь беспокоить кого-нибудь из них в неурочное время.
   Власта повела меня вглубь здания, к лестнице и через пять минут мы уже стояли возле одной из дверей, на втором этаже. Достав ключ с брелоком, на котором указывался номер блока, она открыла дверь, а затем вручила его мне:
   --На, это твой ключ, - после чего зашла в небольшой коридорчик.
   Оклеенный обоями персикового цвета, с большим зеркалом на одной из стен, со шкафом для верхней одежды и обуви, уже один только коридор мне понравился. Правда, большое количество дверей немного сбило с толку.
   --Там ваша общая гостиная, - Власта указала на комнату по центру, без дверей, где я увидела диван, столик и два кресла. - Тут ванная с туалетом, - она показала на две двери справа от входа. - Эта дверь ведёт на небольшую кухню, - в этот раз она кивнула на дверь слева от входа. - Здесь твоя комнаты, - она толкнула дверь слева, находящуюся возле входа в гостиную. - А там комната твоей соседки, - она указала на дверь справа и нараспев произнесла: - Алина! Встречай свою новую соседку! - но к нам никто не вышел, поэтому добавила: - Спят ещё. Тогда ставим сумки и поехали за киской для тебя.
   Кивнув и стараясь как можно меньше шуметь, я сняла обувь и прошла в комнату, на которую указала Власта, а она улыбнулась:
   --Не бойся разбудить Алину. Она спит очень крепко. Её тормошить нужно, чтобы разбудить.
   --Запомню, - ответила я и, остановившись на пороге, с удовлетворением окинула взглядом свою комнату.
   Здесь, как и в прихожей, на стенах были обои, только выкрашенные в приятный светло-сиреневый цвет. Возле окна стоял стол с компьютером и кресло, над которыми к стене крепились полки для книг, ближе к центру располагалась кровать, возле входа стоял небольшой шкаф-купе и мягкое кресло. Также на стене висел телевизор, и под ним стояла беговая дорожка. И, несмотря на то, что мебели хватало, оставалось ещё и много свободного пространства.
   --Красота! - воодушевлённо произнесла я. - У меня дома комната меньше, чем эта.
   --Надеюсь, тебе будет здесь удобно, - сказала Власта. - Ну что, ставь сумки и поехали на зоорынок, за котёнком.
   --Поехали! - согласилась я и, поставив всё в угол, вышла из комнаты.
   Снова вернувшись в машину и сев в неё, я спросила:
   --Власта, ты сказала "за котёнком", то есть обозначила мужской пол, а значит, это не играет роли? Я могу вселиться и в кошку, и в кота?
   --По идее, можешь, потому что душа не имеет пола, но всё же лучше вселяться в тот пол, которым была в прошлой жизни, особенно пока учишься это делать, - пояснила она. - Я неправильно выразилась. Тебе лучше взять кошечку и с ней налаживать контакт. А потом попробуешь вселяться и в других кошек и котов. Но управлять котом будет не просто. Вселение в противоположный пол не всегда даёт хороший результат. Можешь и нюх потерять, а может и вообще выбросить в своё тело. У всех это по-разному получается. Короче, потом посмотрим, насколько хорошо тебе даются такие вселения. А пока будешь учиться со своей личной кошечкой.
   --А ей вреда не будет? - настороженно спросила я.
   --Конечно, нет. Наоборот животные лучше понимают своих хозяев. Так что не волнуйся.
   --Тогда хорошо, - с удовлетворением отозвалась я.
   Пока мы беседовали, то успели выехать за территорию университета, и я уже с нетерпением ожидала, пока мы приедем на зоорынок, но потом вспомнила, как жила в теле бездомной кошки и нерешительно произнесла:
   --Власта, а может кошечку на улице подберём, а? На базаре ведь породистые или ухоженные. Их и так купят. А по улицам вон столько бездомных бегает... Я, кстати, возле одного супермаркета недавно видела кошку с котятами. Может, съездим туда?
   --Давай съездим туда, - без проблем согласилась она. - Бездомные кошки даже лучше. Они умнее. Говори, куда ехать?
   Назвав адрес неподалёку от своего дома, я улыбнулась и подумала: "Спасу хоть одну животину от того полуголодного существования, что было в прошлой жизни у меня. А возможно даже, от такой смерти".
   Однако возле супермаркета мы никого не нашли, хотя два раза обежали вокруг него, заглядывая даже за и в мусорные баки, чем вызвали удивление у прохожих.
   --Нет никого, - с обидой сказала я и растерянно оглянулась.
   --Вроде приличные девушки, а туда же, по мусоркам лазить, - проворчала старушка, проходящая мимо. - Как будто бомжей для этого не хватает.
   --Простите, - я решила обратиться к ней. - Вы тут неподалёку живёте? Я просто недавно тут видела кошку с котятами, и хотела бы одного взять себе, но они куда-то исчезли...
   Когда я заговорила, бабка чуть ли не отпрыгнула от меня, но потом расплылась в улыбке и шамкающе сказала:
   --Ааа, так это Муська, наверное, была. Она в нашем дворе обретается со своим выводком. Вон там, - бабулька указала на пятиэтажные дома, стоящие рядом. - А сюда только иногда ходит, чтобы мышей половить и деликатесами поживиться. Там ищите её, возле подвала вооон того дома, - в этот раз она уже ткнула пальцем на конкретный дом. Только котят её почти всех уже разобрали. Вроде только двое осталось.
   --Спасибо, - с благодарностью ответила я и двинулась в указанном направлении, а Власта пошла следом за мной.
   Во дворе дома, на старой обшарпанной детской площадке вовсю веселилась ребятня, матери и бабушки сидели чуть поодаль, обсуждая насущные проблемы, и на нас почти никто не обратил внимания, пока мы не стали звать кошку, стоя недалеко от входа в подвал.
   -Кис-кис-кис! Кис-кис-кис! - я вертелась, как флюгер на ветру, выискивая глазами кошку, и, наконец, увидела её, лениво выходящую из подвала, а следом за ней, выпрыгнуло чёрное, маленькое чудо, с белыми лапками и чего-то испугавшись, ощетинилось, а потом, поняв, что угроза была ложной, быстро понеслось вперёд, обгоняя мать и путаясь в коротких лапках.
   --О, вот они! - радостно сказала я и рассмеялась, увидев, что котёнок опять ощетинился и начал боком прыгать по тротуару, глядя на большую зелёную муху.
   --Хм, а где второй котёнок? - спросила Власта сама у себя.
   --Забрали уже, - возле нас появилась другая бабулька. - У Муськи котята хорошие. Умненькие, чистоплотные, поэтому их почти всегда разбирают. Может один-два не находят хозяев, и только кошечки, а котиков всегда первыми забирают. Вот и сейчас только кошечка осталась. Никто не хочет её брать.
   --Кошечка? Это хорошо! - Власта подмигнула мне и кивнула. - Как раз то, что нужно.
   --Заберёте, да? - бабка с надеждой посмотрела на нас и затараторила: - Вы не смотрите, что она блохастая. Без этого никак. Но Муська порядок знает. Даже в подъезде не гадит. Все в нашем дворе, кто брал от неё котят, довольны. Учатся быстро, за собой ухаживают, еду не клянчат, по столу не лазят. Это я точно могу сказать, потому что у меня уже трое котиков от неё живут. Взяла бы и эту кошечку, но некуда.
   --Заберём! - я кивнула и снова рассмеялась, когда мелкая хулиганка разогналась и, не успев затормозить, врезалась мне в ногу.
   --Вот и хорошо, - бабка расцвела. - А то жалко. Зима на носу. Да ещё и поселился у нас тут один. Котов не любит и всё грозится отравить их. Муська то умная, у кого попало еду не берёт, а эта кошечка и отравиться может, потому что не понимает ещё ничего.
   --Ну что, пойдёшь ко мне жить? - подхватив на руки пушистый, чёрный комок с белыми лапками, я заглянула киске в глаза и улыбнулась. Две пуговки цвета охра смотрели на меня с любопытством, чёрный носик подрагивал, обнюхивая меня, а хвостик махал из стороны в сторону.
   --Коль в хорошие руки, так чего не пойти-то? Вы же хорошие? - бабулька строго посмотрела на нас с Властой.
   --Хорошие, - заверила я.
   --Ну вот и чудненько! Забирайте её. Кошечке почти два месяца, и она всему быстро научится, а так же уже ест всё, что дают, - быстро сказала бабулька и засуетилась. - Ой, заболталась я с вами, а мне в магазин ещё нужно.
   --Спасибо за помощь и информацию, - ответила я и когда бабка отошла, заглянула кошечке под хвостик, чтобы точно убедиться, что это она.
   --Точно, кошка, - подтвердила Власта, посмотрев вместе со мной. - Ну что, забираем и поехали?
   --Да, только подожди. Хочу кое-что сказать, - не выпуская котёнка с рук, я присела и поднесла его к матери, тихо сказав: - Можно, я заберу её? Обещаю, что буду заботиться о ней, холить и лелеять, а так же не дам в обиду.
   Кошка, сидевшая до этого смирно и внимательно наблюдающая за своим котёнком, перевела на меня умный взгляд, и секунд десять смотрела в глаза, не отрываясь, а потом лизнула котёнка в носик и снова посмотрела на меня.
   --По-моему тебе дали добро, - Власта с интересом взглянула на нас.
   --И мне так кажется, - ответила я и, протянув руку, погладила кошку по голове, прошептав: - Спасибо, - после чего поднялась и, прижав к себе котёнка, добавила: - Ну что, поехали ко мне. У тебя, как и у меня начинается новая жизнь. Будем друг друга поддерживать.
   Киска опять одарила меня любопытным взглядом, и когда я почесала её за ушком, довольно муркнула и закрыла глаза, наслаждаясь лаской.
   Пока мы шли, я периодически оглядывалась и всё время сталкивалась взглядом с кошкой, но бежать за нами она не стала, и я лишний раз убедилась, что разрешение получено и мне доверяют.
   --Так, а сейчас едем в ветлечебницу и зоомагазин, - произнесла Власта, когда мы сели в машину. - Нужно чтобы кошечку осмотрели и сделали необходимые прививки, а потом закупим и всё остальное. А завтра уже поставлю кошку к нам на довольствие, и будешь получать весь необходимый корм.
   --Вы что, и кормом животных обеспечиваете? - изумлённо спросила я, гладя кошечку по животу и улыбаясь, видя, как она блаженно закатывает глаза.
   --Конечно, это ведь по сути один из инструментов обучения, а значит, наша забота. Все животные обеспечиваются едой, - ответила она. - Тебе может это не особо нужно, а есть ведь студенты, у которых корм для питомцев дороже стоит. Есть у нас парень Олег, так у него собака немаленьких размеров. Есть Фёдор и Марина, те лисы, а это тоже определённое питание. Есть Наташа, у которой белка. В общем, для всех нужен свой подход и рацион, чтобы животные хорошо себя чувствовали. Так и с твоей киской. Кстати, как назовёшь её?
   --Ой, не знаю, - ответила я, поглаживая кошечку и рассматривая её. - Нужно подумать.
   --Ну, подумай.
   --Может, Мася? Мать её Муська, так взять первую букву от её имени. Так ведь у породистых животных делается, - задумчиво ответила я.
   --Ну, какая же она Мася? - Власта скептично посмотрела на меня, а потом на кошечку и, улыбнувшись, сказала: - Может, Маха? Сокращённо от росомаха. Посмотри, как у неё шёрстка торчит во все стороны. И обратила внимание, как она пыжилась на улице, увидев что-нибудь необычное? Чуть что, в стойку, шерсть дыбом и давай скакать.
   --Точно! Вылитая Маха! Моя боевая, мелкая Маха! - радостно сказала я, и снова почесала кошечку за ушком.
   И уже в ветлечебнице Маха полностью подтвердила правильность выбранного имени. Не успели мы войти в помещение, как в приёмной, увидев собаку, она вся напряглась, ощетинилась и принялась фыркать в сторону пса, выпуская коготки и показывая, что очень грозное создание. А когда мы вошли в кабинет, и там показала свой нрав врачу, шипя на него и даже стараясь поцарапать, пока тот её осматривал.
   --Ты посмотри, какая своенравная! - смеясь, произнесла Власта, когда мы вышли от ветеринара. - Чуть что не так, сразу коготки выпускать и драться. Мелочь пузатая, ещё фыркать толком не научилась, а уже урчит на всех. Но тебя вот сразу приняла.
   --Мы с ней понимаем друг друга, - я прижала кошечку к себе, поглаживая пальцами место, куда ей сделали прививку, а она с немым укором смотрела на меня, но агрессии не проявляла. - Кошки вообще многое понимаю. Раньше я этого не знала, но после гипноза точно могу сказать. Они умные. Намного умнее, чем мы думаем. И Маха понимает, что я очень постараюсь быть ей заботливой хозяйкой. Правда ведь, хулиганка?
   Маха с секунду посмотрела на меня, а потом комично чихнула, по-видимому, недовольная запахом лекарств, а после попыталась вырваться и успокоилась только тогда, когда я посадила её себе на плечо.
   Так и мы вошли в зоомагазин, расположенный по соседству с ветклиникой. Придерживая котёнка, чтобы она не спрыгнула, я принялась рассматривать игрушки для кошек, домики, стойки с ошейниками и всё остальное, и захотелось купить сразу всё. А Власта тем временем деловито стала указывать девушке-продавцу, что нам необходимо.
   --Так, витамины взяли, от глистов таблетки тоже, от блох капли купили, ошейник тоже, - пройдясь по магазину, она сверилась со списком от ветеринара и внимательно глядя на растущую гору покупок, продолжила загибать пальцы: - Переноску и корзинку для сна взяли, стойку для коготков так же не забыли, туалет и наполнитель купили, корм на первое время взяли, миски тоже, шампунь... Ну что, остались игрушки. Идите, выберите несколько, чтобы обе не скучали.
   --Ага, - я кивнула и заставила себя отойти от аквариума с рыбками, к которому мы с Махой почти сразу приклеились, как увидели и, не отрываясь, обе следили, как там размеренно плавают разные виды рыбок. Правда, когда я начала отходить, киска чуть шею себе не свернула и попробовала спрыгнуть, но я её удержала. - Нет, дорогая, рыбки и мне нравятся, но давай оставим их в покое. Пошли, лучше купим тебе что-нибудь.
   Вернувшись к стойке с игрушками и ещё раз рассмотрев их, я взяла небольшой мягкий мячик, палочку с пёрышком на конце и плюшевую мышку, а для себе решила, что скоро опять наведаюсь в этот магазин, и тоже совершу парочку покупок, чтобы Маха обзавелась не только ошейником от блох, а и красивым, с медальончиком.
   --Вот, - положив всё на прилавок, я посмотрела, как кассир считает сумму, а потом испытала неудобство, услышав её. Но Власта спокойно расплатилась и, забрав чек, улыбнулась:
   --А его мы сохраним для отчёта. Ну что, забираем покупки и поехали в кампус?
   --Да, поехали, - согласилась, забирая часть пакетов, и направилась в машину, а сев в салон, стала строить планы на сегодняшний день, глядя на свой пушистый комочек. - Сейчас приедем домой, я тебя искупаю, чтобы твои милые белые лапки стали белоснежными. Потом потравим тебе мерзких блох, которые не вымоются водой... Я помню, как они кусаются и как неприятно, когда они бегают по шёрстке. Затем покормлю тебя и покажу, где твой туалет, а потом, думаю, ты заснёшь, а я уже разложу свои вещи.
   --Слушай, вы созданы друг для друга, - с умилением сказала Власта, видя, как я сюсюкаюсь с кошечкой, и как она внимательно и доверчиво смотрит на меня в ответ.
   --Это точно, - согласилась я. - Только вот я немного волнуюсь, как хорёк моей соседки воспримет эту проказницу, и как она ответит. Надеюсь, они подружатся.
   --Не переживай, подружатся. Капа, как и хозяйка, очень дружелюбная и игривая, а также умная. Так что даже если Маха первое время будет шипеть, нападать не станет.
   --Капа? Так зовут хорька?
   --Да. Она любит закопаться куда-нибудь в вещи и спать, или устроить там себе тайное лежбище. А на улице любить рыть ямы. Вот Алина и назвала её Капа.
   --Понятно, - ответила я, запомнив имя и настраиваясь на добродушный лад.
   К моменту приезда в кампус, Маху видать укачало, поэтому она заснула у меня на руках, и даже не пошевелилась, пока мы не поднялись на второй этаж общежития и не вошли в наш блок.
   --О, Алина уже встала, - произнесла Власта, когда мы вошли в коридор и ощутили запах кофе. - Алина, выходи! Буду знакомить вас с Эльгой и её питомцем.
   --Иду! - раздался мелодичный голос со стороны кухни, а потом дверь открылась и я увидела миниатюрную девушку с заспанными глазами.
   --Привет, - сказала я и искренне улыбнулась, подумав, что в чертах девушки точно много схожего с хорьком. "Только рост подводит. Невысокая она".
   Но в остальном сходство однозначно было. Чёрные, взъерошенные коротко стриженые волосы, с косой чёлкой до глаз, оттеняли сливочно-белый цвет лица, на котором все черты казались маленькими. И глазки-пуговки чёрного цвета, и небольшой, чуть вздёрнутый носик, и розовые губки - всё было мелким, но при этом не портило девушку, а скорее добавляло ей шарма. А пижама, с забавными гномиками, выдавала в ней особу, не боящуюся показаться смешной, и я ощутила расположение к девушке с первого взгляда. А уж когда она с улыбкой сделала шаг ко мне, и следом из кухни выскочил чёрно-палевого окраса хорёк и тут же по штанине пижамы забрался ей на плечо, я не выдержала и добавила:
   --Ой, какие вы милые обе!
   --Привет! - ответила Алина, тоже улыбнувшись, а потом посмотрела на хорька и церемонно сказала: - Капа, знакомься, это Эльга, о которой я вчера тебе рассказывала. Мы будем жить вместе с ней и... Ой, какое чудо! - взвизгнула она, наклонившись над спящей киской. - Как зовут?
   --Маха, - ответила я.
   --Так вот, Капа, это Эльга и Маха. Мы будем жить вместе. Поэтому веди себя хорошо. Малышку не обижай, с Эльгой дружи. Поняла? А то не буду давать вкусняшки, - продолжила девушка, пристально глядя в глаза своей питомице, а та, выслушав хозяйку, быстро по пижаме спустилась вниз и, подбежав ко мне, обнюхала ноги, а потом неожиданно зацепилась за джинсы и, проворно забравшись вверх, из-за моего плеча посмотрела на котёнка и что-то пискнула, после чего снова спустилась на пол и опять взобралась на плечо хозяйки.
   --Всё, знакомство состоялось и вас приняли! Рада, наконец, обрести соседку, - задорно произнесла девушка. - А то я немного переживала, потому что Капа не всех животных одинаково хорошо переносит. Но, вижу, кошки ей по душе.
   --Главное, чтобы теперь Маха её приняла хорошо, - ответила я.
   --Уверена, что они подружатся. Киска совсем маленькая, и значит игривая. А Капа тоже любит поноситься по комнате, поэтому найдут общий язык, - заверила Алина, а потом предложила: - Ну что, может по чашечке кофе? Поболтаем немного, а потом я помогу тебе разложиться. Заодно и твою киску искупаем вдвоём. Они ведь не очень любят воду.
   --От кофе не откажусь, - дружелюбно сказала я и посмотрела на Власту, но она отрицательно мотнула головой и, посмотрев на часы, произнесла:
   --Мне уже пора бежать, так что вы тут, девчонки, обустраивайтесь и знакомьтесь. Вечером встретимся, на вечеринке!
   --Хорошо! - в унисон ответили мы и прыснули от смеха.
   --Вы точно подружитесь, - Власта тоже рассмеялась. - Пять минут знакомы, а уже говорите одновременно и те же слова. Ладно, я побежала.
   Помахав нам, она вышла из комнаты, а Алина подхватила пакеты с покупками и сказала:
   --Давай я помогу.
   --Спасибо, - ответила я и, открыв дверь в свою комнату, вошла туда.
   Положив пока аккуратно Маху на кресло, я принялась стягивать с себя свитер и услышала шипение, а в следующее мгновение увидела, что моя киса уже не спит, а в боевой стойке настороженно смотрит на Капу, сидящую на плече у Алины.
   --Проснулась, значит, - весело сказала я, и снова взяв её на руки, ласково сказала: - Дурёха, не бойся. Это Капа и Алина. Ты должна с ними подружиться. Ты ведь любишь играть? Любишь. Будет тебе подруга по играм... Ой, блоха! - мне на руку действительно прыгнуло насекомое и я поморщилась, а потом обратилась к Алине: - Слушай, может, убери пока Капу отсюда, а то ещё блох нахватается. И давай сразу помоем эту шипучку, чтобы она нам тут не устроила рассадник блох. А потом уже и кофе попьём.
   --Давай, - сразу согласилась Алина. - Только Капу бесполезно убирать. Она уже заинтересовалась и теперь её не закрыть. Но ничего страшного даже если нахватается блох. Вытравим их позже, а сейчас пошли купать Маху.
   Кивнув, я вспомнила, в какую из сумок клала полотенца и, достав одно из них, произнесла, глядя на кошечку:
   --Теперь это будет твоё полотенце.
   Но Маха даже не взглянула на меня, продолжая рассматривать хорька. Правда, теперь она уже не шипела, а потягивала носиком воздух.
   --О, уже интерес проснулся, - констатировала я. - Тогда пошли быстрее мыться и будем вас знакомить ближе.
   Достав из пакета шампунь, мы вчетвером направились в ванную, где Алина посадила Капу на стиральную машину, а потом достала из-под ванны тазик и включила воду.
   --Боюсь, быть нам поцарапанным, - пробормотала я, почувствовав, как Маха моментально напряглась, а потом начала вырываться. - Пожалуйста, успокойся. Обещаю, ничего страшного в мытье нет.
   Но она, естественно, не успокоилась и, купая её, мы с Алиной порядком намучились, получив не одну царапину, а заодно узнали, что Маха умеет истошно орать, совсем как взрослая кошка. А самое интересное, что Капа грызнула меня за ногу, видать думая, что я убиваю свою кису и сильно переживала, то опять забираясь на стиральную машину, то к Алине на плечо, и выглядывая, что мы там делаем с котёнком в тазике.
   --Фух, всё, - с облегчением выдохнула я, когда мы закончили и, завернув Маху в полотенце, направилась в свою комнату.
   --Ага, - поддакнула Алина, идя следом с хорьком на плече. - Не скоро мы решимся такое повторить. И нужно будет это делать, пока Капа спит, а то эти двое подружатся и боюсь, Капа нас обеих сгрызёт за то, что обижаем её подружку.
   --Точно, - я улыбнулась и посмотрела на ногу, куда меня укусили. Но ранки не стоили внимания, и я принялась вытирать Маху, приговаривая: - Ну прости, пожалуйста. Это ведь для твоего блага. Сейчас ещё дополнительно потравим блох и всё, будешь очень красивая, чистая девочка.
   Однако, Маха, по-видимому, сильно на меня обиделась за такой подлый поступок, как купание, и как только я растёрла ей капли от блох по холке и спине, вырвалась и спрыгнула на пол. Ершась и с обидой посматривая на меня, она принялась вылизываться, а когда я пыталась погладить её, отбегала от меня.
   --Ладно, думаю минут двадцать она будет мыться и злиться, поэтому можно пока попить кофе, - сказала я.
   --Да, пошли, - согласилась Алина, и мы втроём двинулись на кухню, прикрыв дверь в мою комнату.
   Так как кухня была крохотной, сделав кофе, мы с Алиной перешли в гостиную и сев там в кресла, я поинтересовалась:
   --Власта сказала, что ты учишься уже второй год. Это сложно?
   --Зависит от предмета. Но это, как и в любом другом ВУЗе. Что-то даётся легче, а что-то тяжелее. У меня вот с языками проблема. Английский и французский ещё куда ни шло, немецкий - так себе, а вот испанский, итальянский, китайский и японский я никак не могу освоить...
   --Вы учите столько языков? - изумлённо спросила я.
   --Конечно, но требуют от нас в основном понимания речи, мы же должны знать, о чём говорят вокруг нас. Сама ведь осознаёшь, что наше главное поле деятельности не Россия. А тебя, наверное, будут ещё обучать и арабскому, и фарси, и хинди. Ареал распространения кошек велик, а значит, сегодня ты можешь быть в Германии, а завтра поехать в Саудовскую Аравию, или Индонезию. Вас ведь много где даже почитают. Знаешь, например, что кошка, единственное животное, которому открыт доступ в мечети?
   --Нет...
   --А вот в Китае, Корее и Вьетнаме тебе необходимо быть осторожнее, потому что там едят кошачье мясо... Впрочем, ты всё это будешь изучать, чтобы понимать, как к тебе могут относиться, и где можно вести себя спокойно и не прятаться, а где стоит поостеречься.
   --Чего поостеречься? - настороженно спросила я. - Ты хочешь сказать, что если кошке, в теле которой я буду, причинить вред, то и я умру?
   --Нет, не умрёшь, - успокоила девушка. - Но прочувствуешь всю предсмертную агонию. Видишь ли, наши обручи помогают нам настроиться на сознание животных, войти в него, но вот выйти по своей воле мы не можем. То есть, рассчитана программа на тридцать минут, и все тридцать минут мы там находимся. Только после их истечения нас снова выбрасывает в тело человека, или раньше, если животное умерло. Но пока оно не умрёт, ты испытаешь всё, что оно чувствует. А это, говорят, очень больно и после требуется некоторое время, чтобы прийти в себя. Поэтому мы очень бережём тела тех, кого используем.
   --А каково это - находиться в теле животного? - заинтересованно спросила я: - Как ощущения?
   --Это очень необычно, - с восторгом произнесла Алина. - Даже невероятно. Мир становится совсем другим. Но описать словами это тяжело. Нужно лично испытать. Я, например, когда в Капе, чувствую себя намного свободнее, подвижнее... столько запахов вокруг... Ох, нет, это не описать!
   --А её сознание? Ты соприкасаешься с ним? Оно как-то влияет на тебя? Слышишь их мысли? Или может её инстинкты берут верх? - столько всего хотелось узнать, что я сыпала вопросами и не могла остановиться.
   --Нет, ты не становишься животным, а продолжаешь мыслить, как человек. И с сознанием их не соприкасаешься, - пояснила девушка, погладив Капу и заглянув ей в глаза. - Они вообще никак не влияют на нас. Скорее мы влияем, оставляя отпечаток в сознании животных, и они становятся умнее. Лучше нас понимают, запоминают порядок действий, который им приносит пользу. Капа, например, любит пить воду из-под крана. Так она уже знает, что нужно зайти в ванную, мордочкой поднять кран, причём осознаёт, где горячее положение, а где холодное, напиться и закрыть лапками его. То есть она не просто запоминает, где эта вода, а то, как можно получить желаемое. Да и вообще она во многом стала копировать даже мои вкусы. Раньше она любила полакомиться мясом птицы, тех же кур или индеек, но я не люблю его, и Капе передалось моё неприятие. Единственное, что она ест - мясо кроликов. И так во многом. В детстве любила клянчить вафли и печенье, если кто-то из друзей ел, а как мы плотно стали работать с вселением, носик воротит от этих лакомств, потому что я тоже не особо жалую эти кондитерские изделия. В общем, они во многом перебирают наши привычки и начинают проявлять интеллект там, где не свойственно животным. Я даже с уверенностью могу сказать, она понимает всё, что я ей говорю. Иногда, ради смеха, я прошу её пощекотать кого-нибудь из студентов, и она точно выполняет мои слова. Или вот как с тобой - объяснила, что будем жить вместе, и она приняла тебя сразу. Правда, немного попереживала за Маху и проявила свою животную натуру, - Алина с извинением посмотрела на мою ногу.
   --Ничего страшного! - заверила я. - Ой, кстати, нужно посмотреть, как там моё сокровище. Простила она меня или нет.
   Поднявшись, и поставив чашку на столик, я прошла в свою комнату, а открыв дверь, расплылась в улыбке, потому что Маха бросилась ко мне, с громким "мяу" и когда я взяла её на руки, принялась ластиться.
   --Простила, - с удовлетворением сказала я, почёсывая её за ушком. - Ну что, может, желаешь покушать? Пошли, вкусненького тебе дам, чтобы окончательно загладить свою вину.
   Маха доверчиво ко мне прижалась, а когда я взяла купленные миски и на кухне поставила их на пол, а потом наложила туда кошачьи консервы, накинулась на еду так, как будто не ела дня три.
   --Моя маленькая обжора, - ласково сказала я и рассмеялась, увидев, как она заурчала из-за приближения Капы. - Не жадничай. Уверена, что она ничего не станет у тебя отбирать.
   --И даже больше, - пропела Алина. - Поделится с тобой молоком!
   Открыв небольшой холодильник, девушка достала оттуда пакет молока, и налив его во вторую миску, поставила рядом с Махой. Та потянула носиком воздух и, подойдя ближе, стала жадно его лакать.
   --Ну что, набила пузико? - спросила я, когда она, наконец, наелась, и сев, принялась мыть лапками мордочку, а потом снова взяла её на руки и начала поглаживать животик, на что тут же раздалось довольное мурчание. - Наверное, сейчас спать захочешь, да? Ведь столько уже всего было сегодня. И от мамы забрали, и в машине везли, а потом мыли, сейчас вот покормили... Или всё же попробуем тебе показать туалет?
   Однако Маху заинтересовал не её туалет, который я поставила от туалета Капы с другой стороны унитаза, а именно лоток хорька и она долго вынюхивала его и даже пошкребла там наполнитель, а потом, чихнув, вышла из туалета и встала в стойку, рассматривая Капу, которая, держась за штанину пижамы, висела близко к полу и с интересом наблюдала за котёнком.
   --Так, думаю, дамы решили познакомиться ближе, - улыбаясь, сказала я, и мы замерли с Алиной, ожидая развития событий.
   Первые пять минут Капа с Махой только принюхивались друг к другу, и если моя кошечка ходила кругами, не сводя взгляда с хорька, то Капа даже не спускалась на пол. Продолжая держаться за пижаму Алины, она то смотрела на котёнка, то на хозяйку и решилась спуститься только тогда, когда Алина начала уговаривать её познакомиться ближе.
   На это Маха моментально среагировала и, выгнувшись, зашипела, а шёрстка встала дыбом, но уже через мгновение в её глазах прочиталось явное недоумение и интерес, когда Капа встала на задние лапки.
   --Что, шипучка, не ожидала, что некоторые могут не только на четырёх лапах стоять, а и на двух? - весело спросила я. - С Капой лучше дружить. Видишь, какой большой она может стать, если захочет.
   --Давай, не бойся, понюхай её, - сказала Алина, чуть пододвигая хорька к котёнку.
   Маха снова восприняла это как угрозу и, фыркнув, бросилась наутёк, в мою комнату, а Капа юркнула следом за ней, но догонять не стала, а держалась на расстоянии.
   --Ничего, скоро ещё в обнимку спать будут, - смеясь, произнесла я, проследовав за животными в комнату, и решив им дать время на знакомство, добавила: - А я пока распакуюсь.
   --Давай помогу, - предложила Алина. - Командуй, чем мне заниматься.
   --Спасибо, - я с благодарностью посмотрела на соседку. - Если нетрудно, вон в той сумке книги, фотографии, разные безделушки, в общем, всякая мелочь. Книги поставь на полки, а всё остальное клади пока на стол. Буду потом разбираться, что и куда пристроить.
   Она с готовностью кивнула и, подтянув одну из сумок к столу, принялась выкладывать вещи. А как только дошла до книг и прочитала их названия, то мы уже разговорились окончательно, как близкие подруги, потому что оказалось, любим один жанр и у нас много одинаковых любимых авторов. Потом разговор перешёл на музыку, и опять наши вкусы во многом совпали, а затем мы как-то незаметно перешли на разговоры о жизни.
   Раскладывая вещи в шкафу, и следя краем глаза за животными, которые уже начали друг за дружкой бегать, но пока близко не подпускали к себе, я рассказала Алине и про смерть бабушки, и про маму, живущую с другой семьёй. Правда, говорить, как появилась на свет, и что этому предшествовало, не стала. А она рассказала про себя и как её нашла Власта.
   Оказалось, что Алина приехала из небольшого города Яранск, что расположен в Кировской области.
   --Власта нашла меня на региональном конкурсе самодеятельности в Кирове. Я последний раз выступала от нашей школы искусств... Обожаю танцевать, - она задорно улыбнулась. - Мы тогда всем коллективом как раз закончили выступление и нас снова отвезли в гостиницу, как в номер постучала Власта и предложила поговорить, а потом и учиться здесь. Ты не представляешь, как я ухватилась за этот шанс. Ведь что я там видела у себя? Мама с бабушкой работают на швейной фабрике, папашка мой сбежал к другой, когда я была ещё маленькой. Жили мы в доме, который знавал и лучшие времена. Удобства на улице, душ только летний. Я училась так себе, и не могла рассчитывать на бюджетное место в каком-нибудь институте, а о платном отделении и мечтать не стоило... Да что там платное обучение, мы и из вещей и продуктов не всё могли себе позволить... А тут такое! Год уже учусь и сама не верю в своё счастье. Всё, о чём могла мечтать, у меня есть. Комната со всеми удобствами, питание, которому позавидуют многие, стипендии такие платят, что я маме с бабушкой каждый месяц отправляю половину, и оставшегося мне с головой хватает. Друзей тут кучу приобрела. Преподы такие лапочки. Да ещё и три раза в прошлом году за границу слетала!
   --Значит, ты уже работала? И как? Действительно, всё как рассказывают? - сдержанно поинтересовалась я, а потом добавила: - Просто настолько всё идеально, что аж не верится. Если честно, в глубине души я всё ожидаю какого-нибудь подвоха.
   --Всё именно так, как рассказывали, - заверила Алина. - А идеально всё из-за Власты. Думаю, если бы не она, то всё было бы не так красиво и заманчиво. Она выбивает всё для нас. Хотя, не без помощи своего могущественного отца... Нам, конечно, этого не рассказывают, но мы же не дураки. Приезжал тут после Нового года один с проверкой. Всё ходил с недовольной рожей, кривился, говоря, что мы слишком хорошо живём, можно типа поэкономнее быть, - говоря это, Алина постоянно гримасничала, всем видом показывая, как относится к тем, про кого рассказывает. - Но Власта быстро поставила его на место. Она нам как мать родная, и не даёт в обиду... Вот знаешь, до встречи с ней, я думала, что все богатые - козлы, а она - нет. Деньги у неё явно есть и много, но она этим не кичится, нос не задирает, всегда нас выслушивает, идёт навстречу. И коллектив преподавателей такой же подобрала и отстаивает его. Говорят, ей как-то пробовали навязать пару преподов, и они такими уродами оказались, что студенты чуть не взвыли. Так она быстро убрала тех чинуш, даже не посмотрев на их звания. В общем, это благодаря Власте и её позитивному характеру мы так хорошо живём. И поверь, она всегда с нами честна. Вот, например, пришлось мне в прошлом году лететь на Балканы... Прости, в деталях не могу называть всё, потому что секретная информация, - девушка вздохнула и неловко посмотрела на меня, но я тут же заверила:
   --Всё понимаю. Так что не волнуйся.
   --Короче, пришлось лететь на Балканы, в страну, где идут боевые действия, - она снова затараторила, гримасничая. - Так меня проинструктировали насчёт всех опасностей, рассказали, что делать в том или ином случае, да ещё и охрану дали. Да и с остальными так же. Никого не подставляют. Ничего не скрывают и берегут нас.
   --Понятно, - произнесла я, ощутив успокоение. - А родителям ты рассказа, где на самом деле учишься?
   --Нет! Ты что?! Бабушка с мамой тогда бы инфаркт получили, а когда оклемались бы, отправили меня в психушку, - Алина округлила глаза, всем видам показывая, что это только малая часть того, что могло бы случиться. - Для них я учусь в университете по специальному благотворительному гранту, а деньги - это стипендия, плюс подработка в студенческом кафе. Пусть живут спокойно, думая таким образом!
   --Вообще, да, ты права, - подумав, сказала я и, понимая, что сама не стала бы бабушке рассказывать о том, какая на самом деле специализация у университета.
   --Ой, слушай, а где наши красавицы то? - всполошилась Алёна. - Что-то слишком тихо!
   --Точно! Где они? - я стала оглядываться по сторонам, боясь за Маху, но быстро успокоилась, увидев, что она свернулась клубком и спит в углу, между шкафом и креслом. - Вот ты где, моя маленькая. Устала.
   Аккуратно взяв малышку, я переложила её в корзинку для сна, чтобы она сразу привыкала там спать, а Алина нараспев позвала:
   --Капа, ты где? - на что тут же появилась она, с мордочкой, вымазанной в молоке. - А, дамочка, так вы кушали! Молодец! Иди ко мне!
   Капа послушна подбежала к своей хозяйке, но перед этим всё же сунула нос в корзинку, где спала Маха, а потом взобралась на руки с довольной моськой. В этот момент с улицы донесся шум автомобильных двигателей, а потом стих и начал нарастать галдёж.
   --Кто у нас там приехал? Хищники или те, кто в город укатил? - Алина выглянула в окно и радостно сказала: - Хищники вернулись! Ну всё, поставят общежитие на уши!
   --Хищники? - я подошла к окну, желая на них посмотреть, и увидела два небольших микроавтобуса, из которых выходили парни и девушки, все примерно двадцати-двадцати одного года.
   --Это у нас активный и беспокойный народ! Но весёлыййй! - смеясь, Алина закатила глаза.
   --Ой, там что, лисица? - увидев девушку, держащую на поводке лису, я не поверила своим глазами.
   --Да, это Марина. Она лиса-огнёвка. А рядом с ней Фёдор. Но они не пара, а просто хорошие друзья. Он американский лис, или серый, как их ещё называют. Но его лиса не стали здесь держать, потому что Олег спец и даже большие расстояния ему даются без проблем, - пояснила Алина, указав, на парня с тёмно-русыми волосами. - А вот то наше семейство волков, - она показала на девушку с парнем, стоящих в обнимку. - Им даже жить разрешили вдвоём, хотя у нас не очень приветствуются романы... Вернее, нам не запрещают их, но жить вместе не дают. Только Сергею и Ксении разрешили. А вон то Кира, она пантера, - Алина указала на невероятно красивую темноволосую девушку, грациозность которой ощущалась в каждом шаге. - Все наши ребята по ней с ума сходят. Но она никого к себе не подпускает, потому что у неё уже есть парень. Он моряк. И вообще, Кира самая классная из всех хищников. Спокойная, собранная, даже иногда кажется капельку ленивой... А вот тот парень с каштановыми волосами - это наш препод по осваиванию в дикой природе. Его зовут Игорь, он бурый медведь. А ещё, у него роман с Властой, - Алина подмигнула мне. - Мы все очень надеемся, что они однажды поженятся... Так, сейчас из машины вышел Петя, - девушка кивнула на мускулистого парня со светлыми волосами. - Он ирбис. А вот тот, с медными волосами, худощавый - это Никита. Он амурский леопард...
   --А вон те двое кто? - я указала на двух парней, которые сейчас шутливо боролись, выйдя из микроавтобусов, наверное, в числе первых.
   --Это Егор и Марат. Егор - уссурийский тигр, а Марат - гималайский медведь, или белогрудый, как их ещё называют, - ответила Алина, а потом поинтересовалась: - А чего ты ими заинтересовалась?
   --Не знаю, - пожав плечами, ответила я. - Как-то сразу привлекают внимания. Марат черноволосый, а Егор рыжий и контраст притягивает взгляд.
   --Ты смотри, аккуратно с этими двумя. Они у нас этакие ловеласы и не пропускают ни одной юбки. Но на что-то серьёзное не стоит рассчитывать, - предупредила девушка. - Хотя, и не могу сказать, что они совсем гады. Умеют с девчонками расставаться так, что те не обижаются. В общем, если не поддаваться их шарму, друзья они классные и весёлые.
   --Хорошо, не буду поддаваться, - ответила я и указала на девушку, с иссиня-чёрными волосами. - А это кто?
   --Это Динара, она ягуар. Тоже хорошая и спокойная, несмотря на то, что красавица, как и Кира... Ни тебе гордости от своей красоты, ни бахвальства, тем что такая хищница... Кстати, некоторые поговаривают, что она наметила себе в пару или Егора, или Марата, и сейчас обрабатывает парней... Хотя не совсем понятно, кого она обрабатывает, потому что эти двое постоянно вместе.
   --И зачем ей эти ловеласы? - я снова пожала плечами, скользнув по парням взглядом, а затем увидела парня с коротко стриженными волосами. - А это кто?
   --Это Денис, он гиена.
   --Слушайте, кого у вас только нет, - с изумлением произнесла я, видя, как вышло ещё две девушки и парень. - Я уже даже растерялась.
   --Ничего, постепенно всех запомнишь. И это у нас только сухопутные хищники. А ещё есть и тюлени, и моржи, и акула. А также дельфин, и даже кит! Не говорю уже про всякую мелочь типа нас, или енотов, ежей и прочую живность. Сегодня на вечеринке как раз начну тебя знакомить со всеми. А сейчас пошли, поздороваешься с приехавшими! - она взяла меня за руку и потянула в коридорчик, но я аккуратно высвободилась и сказала:
   --Ой, давай позже. Они ведь уставшие, наверное. Да и такая мелочь, как я, вряд ли их заинтересует, чтобы знакомиться.
   --Брось! У нас нет различий по видам или размерам! Все дружелюбные! Пошли! - она снова потянула меня, а из общего коридора уже доносился гул и смех.
   --Потом, - упёршись, пробормотала я. - Пожалуйста.
   --Ну хорошо, - Алина отпустила меня и вышла из комнаты, прикрыв дверь, а затем я услышала как открывается дверь в наш блок, и в следующий момент девушка весело взвизгнула, когда кто-то радостно выкрикнул:
   --Хоря, привет! Как лето прошло? Дай хоть обниму!
   --Ай, Петя, силу то рассчитывай! Раздавишь меня! - заливая смехом, звонко крикнула она.
   -- Ой, только не наваливайтесь все сразу! Егор, Марат, поставьте меня на пол! Немедленно! Капа ведь грызнуть может!
   Из прихожей раздалась возня, повизгивание и смех, и я улыбнулась, слыша всё это. Но в следующий момент напряглась, когда услышала её следующие слова.
   --А у меня соседка, наконец-то, появилась!
   --Да? Кто? - спросил мужской голос.
   --Кошка! Причём очень красивая! - радостно сказала она. - Сегодня вечером познакомлю с ней.
   --Ух ты, кошка? Да ещё и красивая? Хочу прямо сейчас с ней познакомиться, - произнёс другой мужской голос, дверь в комнату открылась и просунулась рыжая голова.
   --Привет, кошка! Я тоже из кошачьих! Только тигр. Егором зовут! - весело заявил симпатичный парень.
   --Его не зовут, он сам приходит, - хохотнул второй парень, тоже просовывая голову в комнату. - Как и я! Кстати, я Марат, гималайский медведь.
   --Ой, и мне покажите кошку! - дверь настежь открылась и я увидела худощавого парня. - Я ведь тоже из кошачьих! Амурский леопард. Никита или просто Ник.
   --Очень приятно, - пробормотала я, не испытывая счастья от такого вторжения. - А я Эльга. Или Эля.
   --Рады тебя приветствовать у нас! - слово снова взял Марат, но Алина не дала ему договорить, возмущённо заявив:
   --Эй, совсем уже одичали в своей тайге! Прётесь, не спрашивая разрешения. Лезете к девушке в комнату, когда она вас не звала! Снова вас нужно воспитывать! А ну, отошли и закрыли двери! А то сейчас Капу спущу, она вам быстро напомнит, как себя вести в приличном обществе! - неуклюже оттаскивая парней, девушка с извинением смотрела на меня, а когда я кивнула, давая понять, что всё нормально, закрыла дверь и продолжила шутливо вычитывать парней.
   "Ого, вот уж реально хищники. Прут, как танки и везде сунутся", - я села на кровать, чувствуя себя немного не в своей тарелке. "Но всё же дружелюбные, это чувствуется... Да уж, жизнь в универе обещает быть весёлой и насыщенной событиями!".
  
  
   Глава 7.
  
   Обведя взглядом комнату, я с удовлетворением констатировала, что здесь стало по-домашнему уютно, после того, как я расставила и разложила по полкам все свои вещи. А затем подошла к столу и, взяв фотографию бабушки, провела пальцами по её снимку и тихо сказала:
   --Надеюсь, тебе нравится моё новое местожительства. И студенты вроде на самом деле все хорошие.
   Сев в кресло, и продолжая держать снимок в руках, я задумалась о том, что мне действительно здесь всё больше нравится.
   После приезда хищников мы с Алиной сходили на обед, где я познакомилась со многими студентами. Причём больше всего подкупило то, что они подходили первыми и доброжелательно приветствовали меня. Так я ближе познакомилась с Мариной, которую видела с лисой. Затем с парой волков и девушкой дельфином. С парнем, который управлял моржом и с его другом-кенгуру, а также со многими другими, в том числе и двумя такими же новичками, как я, которых в столовую привели их соседи по блокам.
   А были и такие, которые садились с нами за стол. Так поступили Динара с Кирой, когда появились в столовой.
   В первый момент меня это немного напрягло, потому что девушки были невероятно красивы, а сложившийся стереотип, что все красавицы - редкостные стервы, подействовал и на меня. Однако уже через две минуты я поняла, что ошиблась.
   Кира вообще оказалась милейшей девушкой, даже скромной. Робко улыбаясь мне, она немного рассказала о себе, осторожно порасспрашивала о моей жизни и деликатно говорила обо всех входящих в столовую, когда я интересовалась какие они животные. Динара же оказалась более раскованной. Открыто улыбаясь и без бахвальства, она рассказала о себе и том, как её нашли, а когда я упомянула, что недавно потеряла бабушку, искренне мне сочувствовала. А уж когда Алина упомянула про Маху, девушки чуть ли не умоляли показать её, поэтому после обеда мы пошли в наш блок, где уже вчетвером болтали часа два и веселились, глядя на то, как Капа с Махой делают второй заход для знакомства и уже не боятся друг друга, а дразнят, чтобы побегать.
   За ужином мы снова все собрались, только в этот раз к нам присоединилась ещё и Наташа, которая была белкой, и её подруга, и соседка по блоку Варя, сиамская кошка. Правда, так как в детстве она перенесла отит с осложнениями, то утратила острый слух, и в теле кошки это отразилось глухотой, что очень во многом мешало ей. Из-за этого девушка теперь училась читать по губам, чтобы всё равно быть полезной, однако и сама понимала, что не все задания может выполнять.
   Наша пёстрая компания на ужине, конечно же, привлекала парней, и почти каждый вновь входящий подходил к нашему столику, чтобы поговорить и поинтересоваться, планируем ли мы идти на вечеринку. Благодаря этому я познакомилась с ещё большим количеством людей, и голова уже шла кругом от попыток запомнить новые имена и то, какими животными являются мои новые знакомые. Поэтому, вернувшись с ужина, я ощущала усталость и не очень хотела идти на вечеринку, понимая, что там придётся общаться с ещё большим количеством людей.
   "А завтра ведь и на учёбу уже идти... Может ну её, эту вечеринку?.. Или некрасиво не прийти? Ведь говорила, что буду там... А с другой стороны, я недавно потеряла самого дорогого для меня человека и не до веселья сейчас", - я с грустью посмотрела на снимок бабушки. Но тут же вспомнились её слова перед смертью, что она не желает моей скорби, и просит только помнить её, живя дальше и стараясь стать счастливой.
   --Душечка моя, Алюшечка, ты где? - раздалось со стороны входной двери, и я подпрыгнула от испуга, а Маха моментально кинулась ко мне, бросив свою плюшевую мышь.
   --Ромка! - спустя секунду донёсся счастливый вскрик Алины, и в прихожей послышалась возня, повизгивания, а потом звонкие поцелуи.
   --Иди ко мне, малышка, - пробормотала я, взяв на руки Маху, и поднявшись, замерла, не зная, что делать, а в следующий момент раздался стук в мою дверь и соседка радостно возвестила:
   --Эля, выходи! Хочу познакомить тебя со своим парнем!
   --Иду, - улыбнувшись, выкрикнула я, желая поскорее увидеть того, кто пленил сердце Алины.
   Поставив Маху на пол и подтолкнув снова к мышке, я вышла в прихожую и увидела невысоко парня, лет двадцати двух, чуть полноватой комплекции. Тёмно-русые волосы, заострённые черты лица и маленькие глаза, скажу прямо, не делали из него красавца, но всё это не очень привлекательное впечатление перекрывала доброжелательная, заразительная улыбка.
   --Привет! - первым сказал он. - Я Рома, енот, и парень вот этой мелкой балаболки и проказницы!
   --Я не мелкая! - запротестовала Алина и ущипнула парня за бок, а потом поцеловала и добавила, глядя на меня: - Представляешь, какая дискриминация! Ниже его на пять сантиметров, а уже считаюсь мелкой!
   --Так ты и когда в Капе мельче меня, так что смирись, и слушай старшего дядю, - с нежностью сказал он, и после обратился ко мне: - А ты кто у нас?
   --Кошка она! Красивая, беспородная киса! - Алина аж приплясывала от радости, обнимая парня за поясницу и смотря на всё это, я улыбалась, чувствуя, что девушка безмерно счастлива. - Ой, Эля, а покажи Маху Ромке!
   --Привет, я Эля, - успела вставить я и кивнула в сторону своей комнаты, как Алина снова затараторила, не давая вставить мне слово:
   --Ты не представляешь, какая у неё потешная кошечка! Они уже с Капой подружились и играют! Думаю, и с твоим Боссом они подружатся, когда Маха немного подрастёт!
   --Смешная кроха, - весело сказал Рома, когда мы вошли в мою комнату, и я указала на Маху, которая бросила мышь, как только мы вошли, и замерла, рассматривая нового гостя. - Обязательно приведу завтра своего Босса, чтобы они познакомились для начала. И вообще, надо его погонять, а то разжирел за лето и расслабился.
   --Да и ты тоже поправился! Но тут уже за дело возьмусь я и погоняю тебя, - она хитро посмотрела на него и облизала губы.
   --Жду не дождусь, - гортанно ответил он, и я поняла, что они имеют в виду, из-за чего ощутила неудобство. А парень тем временем продолжил: - Ладно, девчонки, я пойду приму душ, а то с дороги даже не умылся ещё, а прибежал сразу сюда. А потом зайду за вами, и пойдём на вечеринку. Лады?
   --Лады! - кивнула Алина. - Тогда мы собираемся и ждём тебя.
   Выведя парня из комнаты, она снова звонко поцеловала его, а когда он ушёл, вернулась ко мне и заискивающе сказала:
   --Слушай, ничего, если Ромка иногда будет оставаться у меня на ночь? Поверь, он классный, пусть и не такой симпатяга, как большинство наших парней. Но он очень весёлый и добродушный...
   --Алина, я не против, - перебив её, заверила я, подойдя к ней и взяв за руку. - Он мне понравился с первого взгляда, и поверь, я не испугаюсь его, если ночью столкнусь на кухне или в ванной. Видно, что он парень хороший.
   --Фух, спасибо! - с облегчением выдохнула она. - А то знаешь, некоторые девчонки против, чтобы их соседки приводили к себе парней. Клянусь, мы с Ромкой тихие и не будем мешать тебе...
   --Давно вы с ним встречаетесь? - спросила я, чтобы отвлечь Алёну и не дать ей дальше рассказывать о том, как они стараются быть тихими.
   --Как я приехала сюда, так и встречаемся, - довольно ответила она. - Можно сказать, любовь с первого взгляда. Стоило ему улыбнуться, и всё, я растаяла, как мёд на солнце. Даже сама не знаю, почему так. Ведь внешне первое время он мне совсем не нравился. Я мечтала о высоком, статном парне, а тут почти такой же коротышка, как и я. Но, как говорится, сердцу не прикажешь! - она подмигнула мне. - А может дело в том, что мой первый ухажёр был именно таким, как я мечтала, а на деле оказался сволочью. Как только добился своего, так сразу и потерял интерес. Хотя я и не жалею! С Ромкой всё совсем по-другому, и благодаря первому парню, я осознаю, как мне повезло встретить моего енота! Я чувствую себя полноценной, желанной девушкой, а не подопытным кроликом в руках неумелого пацана... Фу, как вспомню свой первый раз, так сплошное разочарование. А вот Ромка совсем другой...
   --Всё-всё, я поняла, - смущённо ответила я, опять чувствуя себя не в своей тарелке.
   Бабушка всегда обходила тему секса и говорила всё намёками и недомолвками, поэтому меня коробило, когда мои подруги-одноклассницы начинали обсуждать эти вопросы и делиться опытом и мнениями о тех, с кем переспали.
   --Слушай, а у тебя парень есть? - поняв, что мне неудобно, Алина не стала продолжать, а перевела разговор немного в другое русло. Но это ещё больше смутило, и я односложно ответила:
   --Нет, - надеясь, что на этом мы и остановимся.
   Но не тут то было. Алина прищурилась, внимательно посмотрела на меня, а потом спросила:
   --Нет сейчас, или вообще не было?
   --Не было, - бросила я. - То есть, встречалась иногда с парнями, но не больше раза-двух, и до логического конца в отношениях мы не доходили.
   --Ээээ... - она немного удивлённо посмотрела на меня. - Так ты что, ещё ни разу?.. Бережёшь себя ради одного-единственного?
   --Нет, конечно! - воскликнула я, а затем уныло добавила: - Да и не верю я в этих одних-единственных. Это в книжках всё у влюблённых гладко и живут они в мире и согласии до гроба, а реальность совсем другая... Поверь, я не ханжа и не борец за целомудрие... Просто все те, с кем я ходила на свидание, вызывали у меня одно желание - дать им пару-тройку пинков под зад... Да и не побегаешь особо на свиданки, потому что учёба в школе и тренировки в спортшколе занимали много времени.
   --Ого, если честно, первый раз вижу восемнадцатилетнюю девственницу, - она плюхнулась в кресло и обвела меня изумлённым взглядом. - Особенно такую красивую, как ты. У нас в классе даже крокодилицы на выпускном расстались с этим. Но с другой стороны, я тебя понимаю. Кошки они все независимые и себе на уме... Но знаешь, ты не затягивай с этим. Говорят, чем дольше тянешь, тем потом больнее. Да и для организма секс полезен.
   --Да знаю я это, - пробормотала я. - Хотя, физиологически, может я уже и не девственница... Видишь ли, у спортсменов с этим всё проще. Нагрузки и растяжки приводят к тому, что ммм... иногда плева рвётся сама, - я ощутила, как краснею, говоря всё это, но чувствовала, что с Алиной можно поговорить.
   --Так дело ведь не только в этом, - её разговор совсем не смущал. - Тебе хоть раз нужно с кем-нибудь переспать, чтобы легче всё перенести. Да и потом, это только в книжках парни прыгают до небес, узнав, что их избранница невинна, а в жизни относятся к этому с подозрением. Одни боятся, что их потащат под венец, если они переспят с девственницей, которая уже в брачном возрасте, а другие носом начинают крутить и думать, что если ты до такого возраста ни с кем не спала, значит, с тобой что-то не так. Или не хотят связываться с неопытными. Единицы мечтают о девственницах.
   --И это я тоже знаю, - тяжело вздохнув, сказала я. - Меня саму нереально раздражает, что так получается. Чувствую себя уже каким-то уродцем. Даже подруги на меня начали смотреть с подозрением. Но серьёзно, с кем бы я ни пробовала заводить отношения, меня воротит от одной мысли, что придётся встречаться с ним, лечь в постель...
   --Вот точно, в тебе говорит натура кошки. Они же лишь в определённый период подпускают к себе котов, - задумчиво произнесла Алина. - У тебя только два выхода. Или ждать такого периода... Хотя не уверена, что такое бывает у людей, - она извиняющееся посмотрела на меня. - Или переспать с кем-нибудь, не встречаясь. Просто, поддаться импульсу и всё.
   --Легко сказать - поддаться импульсу, - проворчала я. - Не было у меня таких импульсов. Для меня парень или друг, или придурок. С первым даже целоваться кажется диким, а вторые вызывают раздражение.
   --Да уж, не знаю, что в такой ситуации и посоветовать, - Алина жалобно посмотрела на меня.
   --Ничего тут не посоветуешь, - с досадой ответила я. - Ладно, давай собираться на вечеринку. Кстати, как они у вас проходят? Что-нибудь нужно нести с собой?
   --Не, не нужно, - она улыбнулась. - Всё факультет организовывает. Музыку наш Лёха выбирает. Он раньше ди-джеем в клубах работал, пока Власта не открыла в нём животное. Вот он нас теперь и развлекает. Правда, не очень любит, когда у него интересуются, кем он был в прошлой жизни или просят показать его капуцина...
   --Подожди, капуцин - это такая небольшая обезьянка?
   --Да. Прикольная, кстати! Но Леха смущается немного тем, что был таким приматом. Так что не задавай ему вопросов на эту тему, и я уверена, что вы подружитесь. Он очень общительный и весёлый. Заводит абсолютно всех, если берётся за дело.
   --Хорошо, буду молчать насчёт его бывшего воплощения, - пообещала я.
   --И столы накрываю за счёт факультета. Но они не как в столовой, а только лёгкие закуски. А самое главное, нам позволяют спиртное. На выбор - пиво или сидр, - продолжила Алина. - Так что, от нас требуется только прийти.
   --Только я недолго побуду, - сразу предупредила я. - Особо веселиться не хочется.
   --Понимаю. И остальные тоже тебя поймут, - девушка бросила взгляд на фотографию бабушки, а потом добавила: - Ладно, я побежала собираться, а то Ромка ждать не любит. Начинает потом дразниться и называет меня Капой-капушей, а Капу - Алюшечка-душечка, подразумевая, что она быстрее бы собиралась.
   --Хорошо, беги, - я улыбнулась, видя, как при упоминании парня у Алины лихорадочно заблестели глаза.
   Выбежав из комнаты, она понеслась в ванную, а я подошла к шкафу и, выбрав тёмно-синее платье, надела его, не желая ярким нарядом привлекать к себе внимание. А потом, так же придерживаясь принципа не обращать на себя много внимания, лишь освежила лёгкий макияж и собрала волосы в хвост.
   "Сойдёт. Зато липнуть никто из парней не будет. Платье модное, но не яркое, и ближе к деловому стилю. А макияж подчёркивает мои достоинства, но не кричит о них", - сказала я себе, посмотревшись в зеркало, и уселась снова в кресло, ожидая пока Алина соберётся.
   Маха тут же воспользовалась этим и, прыгнув мне на руки, принялась ластиться и мурчать.
   --Трактористка моя маленькая, - ласково сказала я, гладя её по животику, когда она улеглась и подставила его. - Скоро я уйду, а потом вернусь. Дверь в комнату я оставлю приоткрытой, чтобы ты могла ходить и на кухню, и в туалет. Так что веди себя хорошо и не скучай. А когда я вернусь, обещаю, что поиграю с тобой...
   --Девушки! - в дверь постучали и сразу открыли её, и на пороге появился Роман. - Вы готовы? Или я веду только Элю на вечеринку, а вместо своей душечки беру Капушу?
   --Готова, я! Готова! - возмущённо выкрикнула Алина, а выпорхнув в прихожую, проворчала: - Вот она любовь, чуть что и обзываться! - но тут же забыла об этом и, крутанувшись, задорно спросила: - Как я?
   В цветастом сарафане, загорелая, с взъерошенными на затылке волосами, с макияжем на лице, девушка смотрелась очень привлекательно, и я улыбнулась, показывая ей большой палец, а Роман с восхищением сказал:
   --Душечка моя, ты как всегда невероятна!.. Нет, однажды я точно закрою тебя под замком, чтобы не отбили...
   --Я согласна! Но только если под этим замком и ты будешь сидеть рядом! - ответила она, а потом посмотрела на меня и поджала губы, демонстрируя своё недовольство.
   --Эля, ты на вечеринку идёшь, или на деловую встречу? Хоть бы губы подкрасила или блеск нанесла. И зачем волосы в хвост собрала? Лучше распусти!
   --Да ну, неудобно с распущенными, - я махнула рукой и подошла к шкафу с обувью. - Привыкла на тренировках всегда волосы убирать, и все другие причёски теперь не нравятся. Да и сильно краситься не хочу. А в платье этом мне удобно.
   --Ладно, я позже возьмусь за твоё воспитание, - заявила она, и тоже достав туфли, обула их.
   --Ну что, дамы, значит, выходим? - галантно спросил Роман, взяв нас под руки, и в этот момент внизу включилась музыка. - Ооо, а вот и Лёха уже свою шарманку завёл. Так что, вперёд, веселиться!
   В коридоре музыка играла ещё громче и студенты, радостно переговариваясь и смеясь, направлялись к лестнице. Мы тоже влились в эту гурьбу, и я ощутила лёгкое возбуждение от царящей вокруг атмосферы. Правда, в пляс пускаться ещё не хотелось, но пообщаться с сокурсниками, поболтать о мелочах, посмеяться я уже была не прочь и решила, что немного задержусь на вечеринке.
   На первом этаже студентов толпилось ещё больше. Как только мы спустились, Рома поинтересовался, что мы с Алиной будем пить и ловко лавируя, пробрался к столу с напитками, принеся нам сидр в больших картонных стаканах, а себе взяв пиво.
   --Ммм... а вкусно, - попробовав напиток, громко сказала я из-за музыки.
   --Только смотри, осторожно! Сидр он такой - пьёшь его и вроде всё нормально, а потом бах, и пьяная в хлам, - в ответ крикнула Алина. - Кстати, а ты когда пьяная, какая? Не буйная? На приключения не тянет? Или сразу спать бежишь?
   --До хлама я ещё не напивалась. Максимум, что было, немного пьянела, - смеясь, ответила я. - Не люблю, когда плохо контролирую своё тело, поэтому с алкоголем осторожна. Да и тренер в спортшколе этого не терпел и требовал соблюдения режима. Так что за меня не волнуйся, бузить не буду. Если почувствую, что опьянела, перестану пить или пойду к себе.
   --Что сейчас хочешь - потанцевать или пока посидим, поболтаем? - спросила она.
   Понимая, что Алина желает, после каникул, пообщаться со своим парнем и, видя, какие жадные взгляды бросает на неё Роман, я указала на конец холла, где среди кадок с растениями стояли диванчики, и произнесла:
   --Я немного посижу там, а вы веселитесь! Я позже присоединюсь.
   --Точно не будешь скучать? - чувствовалось, что Алине хочется и со своим енотом провести время, и совесть не позволяет бросить меня.
   --Не буду! - заверила я и, улыбнувшись, направилась туда.
   Прихлёбывая сидр, я кивала тем, с кем уже успела познакомиться, а обогнув растения и подойдя к диванам, обнаружила, что там сидят девушки. Киру-пантеру и Наташу-белку я уже знала, а двух других видела впервые.
   --Привет, - дружелюбно сказала я.
   --О, Эля, присоединяйся к нам! Садись! - Кира похлопала рукой рядом с собой. - И знакомься. Это, - она указала на симпатичную блондинку, - Олеся, она у нас страшная хищница акула...
   --Но я не кусаюсь! - весело сказала блондинка.
   --А это Лиза, - Кира указала на слегка полноватую брюнетку. - Она аргали, горный баран.
   --Приятно познакомиться. Я Эля. Кошка, - я улыбнулась всем и села рядом с Кирой.
   --Чего не танцуешь? - спросила Лиза. - Даже оделась не для танцев. Не любишь их?
   --У Эли бабушка недавно умерла и сорока дней ещё не прошло, поэтому ей не до веселья, - печально ответила Кира и, взяв меня за руку, пожала ладонь.
   --Ой, сочувствуем! - хором сказали девушки и с сожалением посмотрели на меня.
   --Спасибо, - с благодарностью ответила я и тут же добавила: - Но давайте не будем об этом. Не хочу, чтобы вы грустили из-за меня. Лучше расскажите что-нибудь весёлое.
   --Я могу рассказать весёлое... То есть, начало, конечно, не весёлое, но потом обхохочетесь! - тут же нашлась Наташа. - Как я этим летом развлекалась по вечерам в своём городе, в городском парке и боролась с дебоширами.
   --Опять перегрызла кучу народу и разливала спиртное у молодёжи? - весело поинтересовалась Олеся. - Ох, смотри, всех белок в парке после твоих выходок перетравят!
   --Не перетравят! Обо мне даже в газете написали... Вернее, о белке, спасшей девушку от насильников! - с гордостью ответила девушка. - Так что весь город ринулся в парк, подкармливать их и восхищаться зверьками. В общем слушайте! Как обычно, вселившись в белку, я начала оббегать парк, ища этим дурёхам еду, а заодно инспектируя территорию на наличие всяких антисоциальных или безбашенных придурков... Терпеть не могу хулиганьё. Когда-то моего старшего брата побили в парке пьяные уроды, и теперь я слежу, чтобы с другими такого не приключилось, - пояснила Наташа мне. - Так вот бегу я значит, а поздно уже... В парке остались только развлекающиеся на дискотеке, да по кафешкам сидящие... И вижу, как девушка быстро идёт по одной из аллей парка... Позже оказалось, что она официантка, которая отпросилась с работы, потому что у неё сын заболел. В общем, спешит девушка, ощущается, что тревожится и волнуется. Я решила её проводить до выхода, чтобы ничего не приключилось. Как чувствовала, что беда будет... Короче, по веточкам скачу, по сторонам смотрю, и вижу, как по соседней аллее идут три парня. Пьяные, громко переговариваются, ржут, как кони и агрессией от них за версту несёт...
   --В теле животных мы чувствуем настроение людей, - вставила Лиза, посмотрев на меня. - Ты потом по запаху и сама научишься различать это...
   --Да-да, - подтвердила Кира. - Запах злобы и агрессии самый острый. Это связанно с физиологией людей. Тело, в зависимости от эмоций вырабатывает разные гормоны и ферменты, поэтому постепенно ты научишься определять настрой человека, ведь нюх у нас намного сильнее.
   --Угу, - кивнула Наташа и продолжила. - В общем, вижу и понимаю, что эти гады не пройдут мимо молодой девушки. А та настолько сосредоточена в себе, что ничего не замечает. И вот она сворачивает на другую аллею и оказывается в поле зрения той пьяни. Те, конечно же, увидев её, начинают отпускать скабрезные замечания, улюлюкать и всячески стараются обратить на себя внимания, на что девушка старается не реагировать, чтобы не провоцировать их ещё больше. И тут я ощущаю, как их настрой меняется. К агрессии примешивается похоть и они начинают её нагонять... Скажу честно, первый раз со мной такое было! Это тебе не в пьяниц шишками кидаться, не бутылки со спиртным сваливать, которые поставили на асфальт и не грызть за пальцы тех, кто белок пытается накормить какой-нибудь дрянью, а посерьёзнее... Скажу честно, в первые минуты я растерялась, не зная, что делать, - призналась девушка. - А эти сволочи уже нагнали её, и давай приставать. Девушка давай их умолять, говоря, что у неё сын заболел и очень нужно домой, то тем уже всё до лампочки, думают только об одном... От запаха похоти меня аж выворачивать стало... А потом один из парней, главный их, кидается на девушку, хватает её и тащит подальше в парк, где им никто не помешает. Девушка, естественно, стала кричать, да кто ж услышит. Время ещё такое, что все по кафешкам сидят и на танцульках дрыгаются, и музыка перекрывает все звуки... В общем, понимаю, что только я ей помогу. Но просто так в бой кидаться глупо. И тут один из гадов отбрасывает пивную бутылку, она бьётся об асфальт и меня осеняет, как действовать, - Наташа нам заговорчески подмигнула и я поняла, что начинается весёлая часть. - Я хватаю горлышко и тащу его следом за этими типчиками, а когда они выбрали место и остановившись, принялись с девушки стаскивать одежду, выбираю ближайшее дерево, залажу на него... Ох, блин, скажу я вам, горлышко от бутылки тащить на верх, это не орешек в дупло нести, - она закатила глаза, давая понять, что помучилась. - Так вот, залезла я на дерево, выбрала ветку поближе и приготовилась. А уроды эти девушку уже завалили, трусики с неё стянули, держат её двое, один и рот её прикрыл, а третий уже ширинку расстегнул и штаны спускает, приговаривая, что сейчас её расслабит. Но не судьба ему была испытать удовольствие! Только он опустился и собрался приступить к действиям, как я, издав громкий писк и прицелившись, прыгнула вниз, держа передними лапками горлышко от бутылки! Вы бы видели, как стекло раскромсало ему зад! От копчика до ноги! Кровища как хлынет! Он как заверещит! Друзья его нифига не понимают, а я давай действовать! Выбросила горлышко и по ним скакать, кусая то за руки, то за уши, то за щёки, то за нос! Придурки орут, отбиваются, но куда им до меня! Они же выпившие, реакции заторможены, а у меня с этим всё в порядке. Но самым фееричным был момент, когда я того насильника, которому задницу расписала, не побрезговала, за яйца грызану! Девчонки, вы бы видели, как он бежал! После моей атаки с бутылкой, он поднялся и, стоная и рассматривая свой зад, стоял на месте, забыв прикрыть своё хозяйство, а после моего укуса на такой высокой ноте заорал, что услышал, наверное, весь парк! А затем бросился бежать, забыв натянуть штаны и не зная, что первым прикрывать - зад или перед. Но мне же мало было просто испугать этих уродов и отвлечь от девушки! Я продолжила на них нападать и гнала до самого выхода с парка. Так они втроём и бежали, пытаясь отбиться от меня и периодически падали. Причём больше всего падал тот, кто первый хотел девушку изнасиловать. Ведь штаны то особо не натянешь на израненную задницу. А на выходе, видать кто-то услышал их крики, и вызвал наряд полиции, который как раз и принял этих гадов! Ребятки так верещали, что на них белка бешеная напала, что сначала даже им сочувствовали, но когда начали разбираться и нашли девушку, им мало не показалось!
   --Капец, я представляю эту картину! - сквозь смех произнесла Олеся, и я согласно закивала, вытирая выступившие слёзы и чувствуя, как у меня от смеха болит уже живот.
   --Надо было не за яйца грызть того гада, а в корень! - вставила Лиза.
   --Не волнуйся! По корню я лапками прошлась, когда приноравливалась укусить! Там тоже ран хватило! Им всем ран хватило! Красавцы были ещё те, когда их потом по телеку показывали! Всё в йоде, покусанные, опухшие! Я потом по полу каталась, когда смотрела на свой труд, - Наташа улыбалась, но на секунду нахмурилась. - Правда, было в этом всём пару неприятных моментов. Оказалось, что они за месяц до этого ещё одну девушку изнасиловали, но она сначала постеснялась подавать заявление. И только после репортажа пришла в полицию. А в парке неделю искали бешеную белку. Но когда поняли, что таковых нет, люди бросились подкармливать зверьков. Так что в родном городе я обеспечилась всех парковых белок едой на зиму, а эти гады больше пальцем никого не тронут!
   --А я этим летом тоже развлеклась, - отсмеявшись, сказала Кира. - Нашла браконьеров и устроила им веселье! Не привыкли ребята иметь дело с умными пантерами, а я им показала пару фокусов. Они так сквозь джунгли потом неслись, что забыли и про оружие, и про остальные вещи! А когда я одного таки поймала и принялась вылизывать ему лицо, показывая, что мы хорошие и убивать нас нельзя, так он уписался! Вообразите, детина под сто двадцать килограммов весом, а наделал себе в штаны!
   Представив себе чёрную, грациозную пантеру, которая держит в своих мощных лапах мужчину, я рассмеялась и сказала:
   --Слушайте, смотрю, вы любите развлекаться!
   --О да! - подтвердила Олеся. - Особенно с теми, кто убивает зверей. Им мы спуску не даём. Я в этом году китобоев недалеко от побережья Австралии знатно погоняла. Они теперь долго в море не выйдут!
   --Но главное, сильно не показывать, что у тебя в теле животного настолько развит интеллект, - добавила Лиза. - Нельзя сильно привлекать внимание людей. Тебе вообще с этим нужно быть осторожнее, ведь такие, как ты, живёте среди них. А мы больше в дикой природе и свидетелей наших проделок не так много.
   --Ага, - согласилась Кира. - Да и помалкивают они о таком, чтобы за идиотов не приняли...
   --Девчонки, так вот где вы спрятались! - ветки зелени неожиданно раздвинулись, и появилась рыжая голова Егора-тигра, но он тут же исчез, а спустя пару секунд уже обогнул зелёную стену и подошёл к нам, вместе с Маратом-медведем, Петром-ирбисом и Фёдором-лисом.
   --Мы не спрятались, а рассказываем друг другу, как развлеклись этим летом, - ответила Олеся. - Вы там, поди, в тайге сами повеселились!
   --А то! - весело сказал Марат, садясь рядом со мной. - Пару китайцев, которые пришли за моей шкурой, теперь долго не решаться заниматься незаконным промыслом медведей на территории России. И, наверное, всю жизнь будут теперь заикаться.
   --А я капканы портил, которые ставили на меня, - ответил Егор, садясь рядом с Лизой и Олесей на диван. - Правда, теперь нужно быть вдвойне аккуратным, ведь наставили по всей тайге фотоловушек, чтобы получить наши снимки и пришлось потрудиться, чтобы в них не попасть, когда занимаюсь делом.
   --А я как обычно развлекался и просто наслаждался свободой, - вставил Фёдор, присевший на подлокотник кресла, где сидела Наташа. - На меня не особо охотятся, и живу я в Америке тихо.
   --Ну а я наоборот, показался в объектив фотоловушки в Восточных Саянах, чтобы знали о моём существовании, - похвалился Пётр. - По телеку мою морду потом пару дней крутили...
   --Ой, а я видела эти репортажи! - воскликнула я, вспоминая новостные программы. - Так это ты был!? Ничего себе!
   --Пусть меня там теперь охраняют и защищают от браконьеров, - парень подмигнул мне, а потом обвёл всех взглядом и предложил: - Слушайте, пошли танцевать и веселиться! Поговорить всегда успеем.
   --Да, точно! - подхватила Олеся и, поднявшись, потянула за собой Лизу. - Завтра учёба начинается и нужно как следует оторваться!
   Следом за ней поднялась и Наташа, но мы с Кирой отказались от танцев и остались сидеть, а вместе с нами остался и Марат.
   По-хозяйски положив руку на спинку дивана, он обвёл меня взглядом и спросил:
   --Значит, кошка... Ты уже пробовала вселение?
   --Нет. Только в прошлой жизни побывала, - ответила я, сделав очередной глоток сидра, и села ровно, не касаясь спинки дивана, чтобы Марат не попытался потом чуть позже меня обнять.
   --А кошку себе уже взяла?
   --Да. Правда, она совсем маленькая ещё.
   --Но до коликов смешная, - добавила Кира. - Махой зовут. Нам Эля её уже показывала.
   --А мне покажешь? - парень понемногу всё ближе придвигался ко мне.
   --Не покажет! - за меня ответила Кира, а потом заговорчески обратилась ко мне: - Держись от этого медведя подальше! Он очаровашка и быстро втирается в доверие!
   --Я знаю. Меня уже Алина предупредила, - улыбнувшись, ответила я и бросила весёлый взгляд на парня, а он картинно тяжело вздохнул и с видом оскорблённой невинности, заявил:
   --Не верь им! Я хороший мишка. Чёрный, пушистый, с белым пятном на шее. И вообще, я очень добрый...
   --Ну да! И похотливый в придачу! - не унималась Кира, окидывая парня хитрым взглядом.
   --Но ведь никто не жалуется! - парень тоже не сдавался, проникновенно глядя мне в глаза. - Чего же нам молодым, сдерживать то себя? Согласна?.. Или у тебя тоже, как и у Киры, парень есть?
   --А что, тебя бы это остановило? - с добродушной небрежностью поинтересовалась я.
   --Нууу, как сказать, - неопределённо протянул он. - Всё бы зависело от тебя. Скажи ты твёрдое нет, не полез бы дальше, понимая, что ты по-настоящему любишь его. А прояви сомнения, значит, не особо увлечена и я не упустил бы свой шанс.
   --А ты откровенный, - рассмеявшись, сказала я.
   --Есть такое за мной, - Марат кивнул, обведя меня жадным взглядом. - Так как у нас дела с парнем обстоят? Имеется таковой?
   --Не имеется, - честно ответила я и тут же весело добавила: - Но это не значит, что тебе даётся зелёный свет. Меня больше заботит учёба, чем отношения с парнями. Так что давай задний ход и ищи себе другую животину.
   --Ммм, а у меня слабость к кошкам, - не отставал он, а потом внезапно наклонился и, потершись головой о мою руку, сказал: - Мурк... Видишь, я даже готов иногда мурлыкать...
   --А кошки не только мурлыкают, а умеют шипеть и царапаться. И я как раз из таких! - парень всё больше смешил меня, и я поняла, почему девушки поддавались его обаянию и не держали зла, расставаясь с ним.
   Ощущалось в нём что-то одновременное и бесшабашное, милое и лёгкое, что сразу настраивало на весёлый, фривольный лад, не подразумевающий серьёзных отношений, и при этом чувствовалась уверенность парня, но нормальная, так сказать здоровая, не переходящая в отталкивающую самоуверенность и превосходство. С ним было легко и просто общаться, и это подкупало. И ещё я поняла, что он не из тех, кто потребительски относится к девушкам, желая как можно больше уложить в свою постель, чтобы потом перед друзьями хвалиться, а просто живёт в своё удовольствие, и не прочь это удовольствие доставить другим.
   --Ты не злая кошка, - твёрдо ответил он. - А скорее немного грустная, и при этом самостоятельная. А будешь шипеть и царапаться, переживу, - подмигнув мне, он снова муркнул, бросил на меня игривый взгляд.
   В этот момент раздался звонок телефона и Кира, достав трубку и посмотрев на дисплей, радостно сказала:
   --Ох, наконец-то, Сашка звонит! - после чего посмотрела на нас с извинением и, встав, побежала в один из коридоров, где музыка была не так слышна.
   --Сашка, это парень Киры, - пояснил Марат. - Повезло ему с девушкой так, как немногим везёт. Верная она и хорошая.
   В голосе парня сквозила лёгкая тоска, и я с удивлением посмотрела на него, потому что создавалось впечатление, что он слегка завидует этому Сашке.
   --Так ведь в отношениях всё зависит от двоих, - произнесла я. - Если чувствуется, что парень любит по-настоящему, и девушка будет хранить ему верность. А если относится несерьёзно, то... сам понимаешь... Вот ты чувствуется, не умеешь так относиться к девушкам, и тебе платят тем же. Хотя, думаю, ты и сам не хочешь, чтобы тебе мешали развлекаться.
   --Точно! - он обаятельно улыбнулся. - Верность, это не про меня! По крайней мере, пока молодой. И пока молодой, хочу развлекаться. Пошли, потанцуем!
   Поднявшись, он быстро двумя руками взял меня за талию и поставил на ноги, а потом потащил в гущу танцующей молодёжи, даже не давая запротестовать.
   "Ай, ладно, станцую пару танцев с ним. Всё же прикольный парень и как друг очень даже интересный", - решила я, допивая сидр и выбрасывая стакан в урну.
   Однако парой танцев я не ограничилась. Не получилось, потому что потом к нам присоединились Алина с Романом, и не дали мне уйти, а позже меня увлёк Егор, потом перехватил Петя, а за ним и Ник, и через два часа я уже так натанцевалась, что ноги гудели. А от количества выпитого сидра начало немного подташнивать.
   --Я сейчас! - крикнула я Нику, чувствуя, что больше не хочу танцевать и пить, и отошла от парня, а потом юркнула в коридор и тяжело дыша, подумала: "Нет, нужно идти уже в комнату. Если Ник сейчас увлечётся другой, сразу ухожу. Ведь тогда он не пойдёт за мной, и никто и не заметит, что я ушла, не прощаясь, по-английски".
   Наблюдая из укрытия, через три минуты я с удовлетворением констатировала, что Ник уже принялся вытанцовывать рядом с другой девушкой, поэтому быстро перебежала к лестнице, чтобы меня снова не перехватили и только на втором этаже свободно выдохнула.
   "Всё, повеселилась. С ребятами пообщалась, теперь можно и с Махой поиграть, а потом спать. Да и бабуля, если смотрит на меня с неба, не сможет теперь упрекнуть, что я не живу так, как она просила", - подумала я и, подойдя к нашей двери, открыла её.
   В этот момент Маха протиснулась в щель и ринулась по коридору. Задрав хвостик трубой, и несясь на своих коротких лапках, она бежала к лестнице, и если в первые секунды я растерялась, то потом бросилась за ней.
   --Стой, бандитка! Ты куда! Тебя ведь на первом этаже раздавят в толпе! - прикрикнула я и испугалась ещё больше, увидев, что она действительно спускается вниз.
   --Так вот значит, какая эта Маха, - ещё через мгновение раздался весёлый мужской голос, и я увидела Марата, поднимающегося по лестнице с моей крохой на руках.
   --Ох, спасибо! - воскликнула я, протянув к ней руки. - Не ожидала, что она проскочит в щель и так чухнет по коридору.
   --Мелкая, а быстрая. И на самом деле смешная, - ответил он, подняв котёнка до уровня глаз и не спеша отдавать мне её. А потом перевёл взгляд на меня и хитро добавил: - И любит сбегать втихаря. Прямо, как её хозяйка. Да? Ты ведь сбежала от всех.
   --По-моему, там и без меня весело, - сказала я, пожав плечами и потребовала: - Давай сюда мою кису!
   --Хочу немного погладить её, - Марат стал чесать Маху за ушком, она блаженно закатила глазки и заурчала, а я ощутила укол ревности, потому что со всеми остальными сегодня она вела себя не так раскованно и не сразу давала себя гладить. - А заодно провожу вас до дверей.
   --Ладно, - пробормотала я, понимая, что парень так просто не отстанет и двинулась к своему блоку, а когда подошли к нему, сказала: - Всё, давай Маху!
   --Слушай, а чего ты сбежала? - прислонившись к косяку и продолжая держать кошку, поинтересовался он. - Я думал, что мы потанцуем ещё потом, а может, и дальше продолжим своё знакомство.
   --Я устала, а завтра на занятия, - ответив, я протянула руки, чтобы забрать Маху, но Марат прикрыл её от меня и промолвил:
   --Так всем завтра на занятия, и устали за день не меньше, но это не мешает расслабиться. Или ты не любишь расслабляться? - последние слова он произнёс таким тоном, что я сразу поняла - мы уже говорим не про танцы. А он тем временем продолжил: - Хотя в это я как раз не верю. Кошки очень игривы и любят ласку. Правда и здесь есть нюансы. Те, у кого есть хозяин, не подпускают к себе никого... Как например, Кира... А вот свободные кошки немного по-другому относятся к этому. Ты ведь у нас свободная?
   --Свободная, но обойдусь без твоей ласки, - хмыкнула я, а в следующий момент меня пронзила другая мысль и я замерла, взвешивая все "за" и "против".
   "Вот он мой шанс! Марат вполне симпатичный парень, проявляющий ко мне интерес. Но при этом он дамский угодник, не способный хранить верность. А это именно то, что нужно мне. Если с ним переспать, то он не станет разыгрывать ухажёра. Даже скорее, сбежит от меня, боясь, что я начну требовать постоянных отношений. Что только мне на руку. Впереди пять или шесть лет загруженной учёбы и мне будет не до амуров. Да и из наших парней так никто и не покорил моего сердца... Да что там! Даже сердце не ёкнуло, а значит, влюбиться всё равно не получится. Да и за пределы универа нас не так часто будут выпускать, соответственно я ещё надолго могу остаться девственницей. А тянуть до двадцати трёх или четырёх лет совсем глупо... Так что, нужно решаться и переспать с парнем сейчас... Да и потом это поможет. Не буду дёргаться и отбиваться от ухаживаний. Марат не единственный, кто, судя по сегодняшнему вечеру, положил на меня глаз, а если я пересплю с ним, то остальные отстанут... Хотя, тут ситуация двоякая. Могут ведь и подумать, что я распутная... Впрочем, всё зависит от меня. Быстро поставлю любого на место, кто даже мысль такую допустит", - пронеслось в голове и я, прищурившись, посмотрела на парня.
   "Выходит, нужно решаться сейчас... Как говорила Алина - поддаться импульсу... Кстати, вот он ещё один аргумент "за" - раньше я и не думала о парнях в таком ракурсе, не сходив с ними на пару-тройку свиданий. А тут сразу подумала о возможности переспать. Чем не импульс?.. Но с другой стороны - Алина ведь имела в виду, что я должна захотеть парня. Ощутить что-то внутри, а у меня только холодный расчёт... Ай, ладно, буду так рассуждать, и помру старой девой!" - в конце концов сказала я себе и подойдя вплотную к Марату, вызывающе добавила:
   --Нет, знаешь, беру свои слова назад! Хочу твоей ласки. Пошли! - взяв его рукав, я открыла дверь и потянула парня внутрь, на что он расплылся в улыбке и шагнул в прихожую.
   А там, дождавшись пока я закрою дверь и спустив Маху на пол, он резко развернул меня к себе лицом и, обняв, принялся целовать, в перерывах говоря:
   --Вот и правильно... терпеть не могу, когда девушки строят из себя недотрог, а сами хотят не меньше, чем я... ты мне всё больше нравишься, кошка... прямая, откровенная... желанная и красивая... и при этом независимая, знающая, чего хочешь... Где твоя комната?
   --Вон, - я указала пальцем, неохотно отвечая на поцелуи. А потом вывернулась и добавила: - Слушай, давай без этого. Терпеть не могу целоваться. Хочу просто секса.
   --Без проблем! Любое твоё желание - закон, - улыбнувшись, сказал он и, взяв меня за руку, завёл в комнату. - И сам предпочитаю короткие прелюдии. Лучше время потратить на дело.
   Посмотрев на кровать, он стянул с себя футболку, и в лунном свете я увидела, как мышцы под кожей напряглись и подрагивают, а парень, потянувшись к ширинке джинсов, пожирает меня взглядом.
   "Правильно я делаю?" - на секунду я испугалась и тут же ответила себе: "Правильно! Жалеть точно не буду! Кому нужна сейчас эта девственность. Двадцать первый век на дворе", а вслух произнесла:
   --Презерватив есть?
   --Конечно, за это не волнуйся. И сам не хочу потомством сейчас обзаводиться и за здоровьем слежу, - кивнул он и, отбросив джинсы, снял с себя и трусы.
   Смутившись, я быстро отвернулась и сдёрнула покрывало с кровати, а в следующий момент ощутила, как Марат обнял меня со спины и жарко зашептал на ухо:
   --Давай помогу раздеться, - после чего расстегнул молнию на платье и помог снять его, а спустя ещё мгновение, уложил меня в кровать и, проведя рукой по телу, сразу полез мне в трусики.
   Сердце мгновенно учащённо забилось от новых, приятных ощущений и я тяжело задышала, чувствуя, как низ живота резко потяжелел, и там разлилось тепло.
   "Ого, вот это да... Чёрт, а приятно", - я заёрзала, ощущая, как Марат умело ласкает меня, и спустя минуту до конца осознала, что опыт у парня большой, потому что и не поняла, когда он успел расстегнуть мой бюстгальтер.
   --Какая ты горячая, - ласково зашептал он и приник губами к моей груди, посылая ещё большую дрожь по моему телу, а затем проник в меня пальцем и перед глазами всё поплыло. - Хочу тебя прямо сейчас, - как сквозь вату донеслось до меня, и я нечленораздельно замычала, оглушённая теми чувствами, которые сейчас испытывала.
   Марат сел на кровати, и я услышала, как шелестит обертка, а затем он снял с меня трусики, и я моментально напряглась, понимая, что сейчас всё произойдёт.
   --Что такое? - нежно спросил он, нависнув надо мной. - Почему ты такая напряжённая?
   "Сказать или нет, что это у меня в первый раз?.. Нет, не буду", - решила я и, обняв его за шею, ответила:
   --Хочу тебя. Чего тянешь?
   --Кошечка ещё и нетерпелива, - задушевно пробормотал он и лёг на меня, а потом потёрся пахом, и я снова испытала, как тело мгновенно отзывается на движения, но уже в следующий момент вскрикнула от боли и впилась ногтями ему в спину, когда он резко вошёл в меня.
   --Твою ж мать... - выругался он, замерев. - Я что... первый?
   --Какая разница! - всхлипнув и глотая слёзы, выдавила я.
   --Разница большая, - ответил он, тяжело дыша. - Я хотя бы был поаккуратнее... а не прорывался таким образом... И прости... хотел бы сейчас остановиться... но не могу.
   --Так не останавливайся. Делай быстрее своё дело, - зашипела я, ощущая, как между ног всё пылает от боли и, желая сейчас только одного, чтобы Марат быстрее закончил и оставил меня в покое.
   Парень продолжал тяжело дышать и не двигался, и я чувствовала, как он рассматривает меня, отчего становилось ещё хуже, поэтому я требовательно подогнала:
   --Ну?! Так и будешь сверлить меня взглядом? Ты же хотел кошку, вот и получил её! Пользуйся и уходи отсюда!
   --Уже не хочу... Я не животное, чтобы пользоваться тобой и причинять боль, - глухо ответил он, а потом вышел из меня и, откатившись, сел на кровати. - Для девушки первый раз ведь важен, а ты дура, что не сказала об этом. Всё могло быть совсем по-другому.
   Слёзы, которые я до этого прятала и глотала, снова выступили на глаза, но только уже от обиды, и я дрожащим голосом процедила:
   --Замечательно! Первый раз и столько впечатлений! Мало было мне боли, так ещё и дурой обозвали!.. Знаешь что, пошёл вон! Видеть тебя больше не желаю! Тоже мне, медведь! Девственницы испугался!
   --Я ничего не пугаюсь, - сухо ответил он. - Дело совсем не в страхе. С тобой всё должно быть по-другому...
   --Ничего уже не будет! - зло огрызнулась я и пнула его ногами в спину. - Я сказала - пошёл вон! Выметайся!
   --Хорошо, я уйду, - встав, произнёс он и принялся быстро одеваться, а перед тем как выйти, тихо добавил: - Но я вернусь, и мы повторим всё, - после чего быстро вышел.
   --Ага, мечтай! Только подойди ко мне, без глаз оставлю! Нет, без всего! - выкрикнула я, а потом расплакалась и уткнулась в подушку, коря себя за глупость.
   "Вот точно, дура! Нет, ДУРА с большой буквы! Поддалась импульсу и что получила?.. Стоп, а что я получила? Именно то, что хотела", - слезы моментально высохли и я села на кровати. "Хотела избавиться от девственности? Пожалуйста, избавилась... Да, пусть получилось всё настолько глупо, но это ведь не страшно... Моя мать в намного худших условиях лишилась её, так что, не стоит зря лить слёзы. Ситуации и пострашнее бывают. А я теперь могу сосредоточиться на учёбе и не переживать, что ещё не всё в жизни попробовала. Напротив строки "секс", я могу поставить галочку и сказать, что да, был. Сделать пометку - не понравилось, и двигаться дальше, сосредоточившись на учёбе".
   Успокоив себя таким образом, кряхтя и морщась от боли, я встала с кровати и направилась в ванную, с долей гордости говоря себе, что теперь могу называться полноценной девушкой, а не девочкой.
  
  
   Глава 8.
  
   Первое сентября выдалось пасмурным днём, и настроение было соответствующим. Да и ночью я спала плохо и тревожно. А с утра еле собралась, морщась от боли внизу живота и чувствуя дискомфорт. Радовало во всей этой ситуации одно - Алина.
   Беззаботно воркуя на кухне, она заставила меня, перед выходом, не только выпить кофе, а и съесть пару бутербродов, и заодно рассказывала, что я вчера пропустила на вечеринке. Опять эмоционально жестикулируя и гримасничая, она добилась того, что рассмешила меня, поэтому из комнаты мы выходили уже обе в хорошем настроении.
   Однако длилось оно недолго. Зайдя за Ромой, мы вышли на улицу, и я сразу увидела Марата. Он явно поджидал меня, и как только я появилась, подошёл.
   --Привет, - сдержанно произнёс он.
   --Привет, - спокойно ответила я, решив вести себя, как будто между нами ничего не было.
   --Поговорить нужно.
   --Мы спешим... - начала я, но он прервал:
   --Не волнуйся, не опоздаете. У Ореста совещание и сбор будет чуть позже.
   --Что-то случилось? - тут же спросил Роман.
   --Дело одно появилось, - уклончиво ответил Марат и кивнул парню на Алину, а потом в мою сторону.
   Роман, по-видимому, понимая, в чём дело, взял Алину за руку и ласково вымолвил:
   --Душечка моя, пошли, хочу кое-что тебе сказать...
   --Эля? - девушка с подозрением посмотрела на Марата, а потом на меня и я стушевалась.
   "Ясно ведь, что он хочет поговорить о вчерашнем. Только вот откуда Роман может знать это?.. Иначе с чего бы он взялся уводить Алину? Неужели Марат уже разнёс весть о том, что побывал вчера у меня?.. Гад! Язык вырву!.. Только наедине, без свидетелей. А Алине спасибо, что так просто не бросает меня", - решила я, и с благодарностью посмотрев на соседку, сказала:
   --Всё нормально. Я догоню.
   --Хорошо. Буду ждать, - ответила она и, прищурившись, посмотрела на меня, а потом на парня и я поняла, что вопросов не избежать.
   --Что, уже всем разнёс новость, что мы переспали? - зло прошипела я, как только Алина и Роман отошли. - Язык слишком длинный?
   --И в мыслях не было трепать языком. Я не из таких. И не устраиваю стену почёта из тех, с кем спал...
   --Да?! А почему Роман так быстро согласился отвести Алину? - я не унималась.
   --Потому что понял по моему взгляду, что хочу поговорить с тобой наедине, - пояснил он, а потом взял меня за руку и, отведя в сторону от дверей, мрачно поинтересовался: - Давай, рассказывай, зачем ты это сделала вчера?
   --Что сделала? - я холодно посмотрела на него.
   --Эля, не разыгрывай дуру, - потребовал Марат, вплотную подойдя ко мне и я поняла, что от разговора не уйти, поэтому сдалась:
   --Ладно, не буду. И хочу сразу договориться - давай всё забудем...
   --Забудем? - вкрадчиво спросил он. - А говорят, что девушки всю жизнь помнят первого мужчину...
   --Говорят, что в Москве кур доят, а в Киеве будет свиней парад, - пробормотала я и поморщилась. - С чего тебя вдруг заботит, что ты был первым? Это только моё дело.
   --Ну почему же, только твоё? Я тоже был к этому причастен, - хмыкнул он, и холодно добавил: - Думаешь, я не понял, что ты использовала меня? Захотелось от девственности избавиться, да?
   --Это не твоё дело, - процедила я и, оглянувшись, увидела, что некоторые студенты, выходящие из общежития, с интересом посматривают на нас. - И вообще, обязательно об этом говорить? Что было, то прошло. Быльём поросло. И не смей из себя тут строить обиженного. Посмотри-ка, использовали его! Ты сам девушек используешь для своего удовлетворения, а другими словами, для своих целей. Вот и я использовала тебя. Побудь хоть раз на нашем месте.
   --Значит, я прав, - констатировал он и нахмурился. - И ничего у тебя внутри не шевельнулось? Симпатии не возникло ко мне? На моём месте мог быть любой?
   --Да, - откровенно ответила я и вызывающе посмотрела на него.
   --Плохо... очень плохо... Значит мне будет сложнее, - тихо сказал парень, а потом неожиданно улыбнулся и громче добавил: - Но ничего, трудности меня не пугают, а скорее наоборот. Кошку приручить всегда непросто...
   --Не меня ли ты собрался приручать? - иронично полюбопытствовала я. - Сразу скажу - оставь эту затею. Ты меня не интересуешь...
   --Это пока, - ласково ответил он, а затем резко протянул руку и, дёрнув на себя, прижал меня, поцеловав в губы, и не дав возмутиться, быстро сказал: - Ладно, моя кошечка, не кипятись. Я хотел сказать тебе совсем другое. Мне придётся уехать на неделю по работе, а вот когда вернусь, потом и поговорим нормально...
   --Да не надо со мной вообще говорить! - я попыталась отпихнуть парня, но он крепко держал меня, и я запыхтела, стараясь вырваться. - Пусти!
   --Ох, ты посмотри какая злючка и недотрога, - он опять рассмеялся.
   --Вот именно, злючка! И не советую со мной связываться! - огрызнулась я. - Вообще, гордость есть? Понимая, что мне всё равно с кем было переспать, ты продолжаешь лезть! Думаешь, что и второй раз получится? Ха-ха, даже не надейся! Лавочка закрыта!
   --Вот именно, что если было всё равно, значит никто до сих пор не запал в твоё сердце, а соответственно - у меня есть шанс, - нахально ответил Марат. - И у нас обязательно всё ещё не раз будет. Ради тебя я готов постараться.
   --Какой же ты гад! - выдавила я, чувствуя, как от злости уже кружится голова. - Ничего не будет! Ненавижу тебя!
   --Это пройдёт, - заверил он и, наклонившись, зашептал мне на ухо: - Ты просто меня ещё плохо знаешь. Настоящий я тебе понравлюсь. Причём, я имею в виду не того Марата, которого знают все, а того, которого я показываю только тем, кто мне дорог и сильно нравится.
   --Не хочу я вообще никаких Маратов!
   --Захочешь, моя кошечка, - снова прошептал он, а потом чуть отклонился и посмотрел мне в глаза, заботливо спросил: - Сильно болит там? Прости, что так нетерпеливо повёл себя. Просто очень тебя хотел. Обещаю, следующий раз я буду очень нежен и ласков...
   --Ты глухой?! Не понимаешь, что я тебе говорю? - злость всё больше охватывала меня, но теперь к ней примешался и стыд, и я покраснела.
   --Ты так мило покраснела, - тут же заметил он. - В душе ты, наверное, ещё долго будешь невинной девочкой. Хотя, может, и нет. Ведь я секс люблю и быстро научу тебя всему...
   --Да мне плевать, что ты там любишь и что задумал! - не выдержав, закричала я. - Пусти немедленно!
   --Ладно-ладно, не нервничай, - миролюбиво сказал он. - Сейчас отпущу. Хочу сказать напоследок лишь одно - я буду по тебе скучать. А сейчас беги в университет, - снова чмокнув в губы, Марат отпустил меня, и я резко сорвалась с места, проклиная себя за то, что выбрала именно его.
   "Свинство! И угораздило же с ним переспать! Могла бы кого-нибудь другого выбрать, не такого настырного! Хотела спокойной жизни в университете, и в первый же вечер нашла себе проблему, от которой так быстро не избавишься... И что медведю так припекло на меня обратить пристальное внимание? Захотелось самому себе доказать, что сможет меня приручить? Пусть обломается!.. Ох, а если хуже? Вдруг остепениться решил? Думает, что нашёл себе девственницу и я теперь буду век его? Ну уж нет! Не нужно мне такое счастье! Не до отношений сейчас, особенно с таким типом! Вернётся, отошью немедленно и навсегда!" - на бегу решила я, чувствуя себя неудобно из-за сцены, которая привлекла внимание многих студентов.
   Однако интерес студентов был ничто по сравнению с взглядом Алины. Дожидаясь возле входа в здание факультета, она помахала мне рукой, как только я приблизилась, а стоило мне подойти, вцепилась в руку и требовательно спросила:
   --Эля, что Марат от тебя хочет? Пристаёт?
   --Ну... так... есть немного, - уклончиво ответила я.
   --Чёрт! Так я и знала, что он положит на тебя глаз! Вчера, когда ты танцевала с другими, он взгляда с тебя не сводил! Парень на тебя запал!
   --Запал, - кисло согласилась я, не видя смысла это отрицать.
   --Но ты не подпускай его к себе! Он не для длительных отношений. И лучше не заблуждайся на его счёт, - предостерегающе сказала соседка. - Многие девчонки думали, что смогут его удержать, но ничего не выходило. Отделайся от него и поищи себе другого парня.
   --Легко сказать, отделайся. Он там что-то себе напридумывал и талдычит, что приручит кошку, - пробормотала я и, посмотрев исподлобья на соседку, решилась сказать, в чём дело: - Видишь-ли, я вчера поддалась импульсу и... в общем, переспала с ним... Я как раз рассчитывала на то, что он после этого потеряет ко мне интерес и кинется к другим девушкам, а я перестану волноваться за интимную сторону жизни... Но он давай рыцаря из себя изображать... Тоже мне, джентльмен, - фыркнула я. - Теперь вот не знаю, что с ним делать. Напрямую уже сказала, что на его месте мог быть любой, и что он мне не нравится, он всё равно не отстаёт.
   --Ого! - Алина с изумлением посмотрела на меня и недоверчиво уточнила: - Вчера вечером ты рассталась с девственностью, и помог тебе в этом Марат? Обалдеть! Слушай, и как тебе он? Девчонки поговаривают, что парень силён в этом плане и неутомим... А ещё говорят, что размер у него немаленький. Это так?
   --Боже, да я не рассматривала размеры, - покраснев, пробубнила я. - Да и не с кем мне сравнивать... Но если судить, как сегодня больно, и как вчера себя чувствовала, то возможно с размером и не врут...
   --А выносливость? Силён? Сколько раз у вас было? Ты хоть раз испытала удовольствие?- Алина начала сыпать вопросами и я уже пожалела, что рассказала всё, а девушка продолжала: - Хотя вряд ли ты удовольствие испытала. Первый раз - это маловероятно. Но не переживай, это нормально... И как он отреагировал, когда ты сказала, что это в первый раз?
   --Я не сказала, что это в первый раз, ведь всё же надеялась после всех тренировок в спортшколе, что физиологически не девственница, и он не заметит. Но он всё понял, - я поморщилась. - А после ничего и не было. Он меня дурой обозвал, и я его выгнала. Думала, что всё, теперь парень отвалит, а он давай ещё больше клеиться. Оборзел окончательно. Обниматься лезет, целует при всех, говорит, что будет скучать, - внутри опять всё стало закипать от злости. - Я его больше знать не хочу!
   --Ты не сказала, что это в первый раз? - Алина с осуждением посмотрела на меня. - Ты ненормальная? Кто же так делает?! Я уже представляю, как этот медведь заваливает тебя в кровать и резко действует, а ты корчишься от боли... Он ведь терпение не умеет проявлять и действует напористо... ну, по крайней мере, пока не удовлетворит первое желание. И только после этого хоть немного начинает считаться с желаниями девушки.
   --А ты откуда знаешь всё это? - я с подозрением посмотрела на соседку. - Неужели спала с ним?
   --Нет, конечно! - Алина даже немного обиделась, а потом пояснила: - До прошлого года училась у нас тут одна макака-резус. Яниной звали. Она секс любила и часто меняла парней, давая каждому из них потом подробную характеристику. Благодаря чему весь женский пол факультета знает, каково большинство наших парней в постели...
   --И куда она делась?
   --Всё, выпустилась и теперь где-то работает, - Алина пожала плечами, а затем заговорчески добавила: - Так вот, Янина говорила, что самые классные любовники у нас на факультете это Марат, Егор и Пётр. А про Марата в частности рассказывала, что первый раз он чуть ли не силу проявляет, так ему не терпится. А после он уже начинает играть и позволяет ласки, более нежно относясь к партнёрше. А вот Егор и Петя кошаки ещё те и любят довести партнёршу до умопомрачения, прежде чем начать. Поэтому лучше бы ты выбрала кого-то из этих двоих. Они ведь тоже возле тебя весь вечер крутились...
   --Да я вообще не собиралась вчера решать этот вопрос, - смутившись ещё больше, промямлила я. - Спонтанно всё получилось. Я пошла спать, а Марат двинулся следом. Потом Маха выбежала в коридор, он поймал её, и начал со мной заигрывать... Ну я и решилась... Выпила, осмелела... как-то так...
   --Ну да ладно, что ж теперь обсуждать свершившийся факт, - махнула рукой Алина и переключилась на другой вопрос. - Так значит, теперь привязался ещё больше? Хм... Пробрало парня не по-детски... Слушай, так может ты именно та, кто сможет охомутать нашего мишку? Он, в общем-то, парень классный. По нему многие девчонки сохнут и мечтают встречаться...
   --Вот и пусть встречаются! А мне он не нужен! - отрезала я. - Учиться необходимо, а не в амуры играть...
   --Так одно другому не мешает, - Алина улыбнулась. - А даже иногда и стимулирует.
   --Не нравится он мне. Слишком наглый. Я таких не люблю, - я привела последний и самый главный аргумент. - Дружила бы с удовольствием, потому что он смешит меня, но встречаться, увольте! Предпочитаю серьёзных, сдержанных и спокойных парней, а не таких шалопаев, постоянно ищущих себе приключений...
   --Ооо, у нас таких точно нет, - соседка заразительно рассмеялась. - Жизнь в звериной шкуре позволяем нам делать многие вещи, и мы все любим приключения. Ты сама потом поймёшь, о чём я. И убедишься, что парни у нас совсем не такие, какие тебя могут заинтересовать.
   --Меня сейчас две вещи интересуют - учёба и возможность побыстрее отделаться от Марата...
   --Девчонки, пошли! Орест спустился, - в разговор вклинился Роман, выглянувший из холла университета. - Сейчас начнётся официальная часть.
   --Ладно, потом поговорим, - произнесла Алина. - Пошли.
   Взяв за руку, она повела меня внутрь, но не успели мы дойти до дверей, ведущих в актовый зал, как возле лифта нас чуть не сбили с ног.
   Когда двери открылись, оттуда выскочили Егор и Никита, и с озабоченными лицами рванулись к выходу. Алина успела отскочить, а я запнулась и очень некстати оказалась на их пути. Меня почти одновременно пихнули в оба плеча, и я чуть не упала на пятую точку, но была вовремя подхвачена моими же обидчиками, не успев приземлиться, а только коснувшись джинсами пола.
   --Обалдели! Смотрите, куда прёте! - возмущённо выкрикнула Алина, бросившись ко мне.
   --Девчонки, времени нет, - с извинением сказал Никита, и посмотрел на меня: - Прости. Не ушиблась?
   --Извини! Давай помогу отряхнуться, - вторя ему, произнёс Егор и, не дав мне ответить, протянул руку и принялся сзади отряхивать мне джинсы.
   --Не надо, - жалобно застонала я, чувствуя, как после такого сотрясения низ живота заныл с новой силой, а действия Егора только добавляют неприятных ощущений.
   --Эх, руки убрали от кошки! Она моя! - за спиной раздался холодный окрик Марата, и мне захотелось провалиться сквозь землю, потому что многие студенты ещё находились в холле и не пропустили мимо ушей такое заявление.
   --Твоя? - парни удивлённо посмотрели на друга, а потом на меня и, подмигнув, Егор весело сказал: - Эх, кошка, а я не успел. Ну, ты если что, имей меня в виду, когда этот медведь надоест...
   --Обойдёшься, - Марат оказался уже рядом с нами и, притянув меня к себе, добавил: - Идите в машину. Все вещи уже там, - после чего обнял меня и ласково сказал: - Всё нормально?
   --Нет, не всё! - с яростью зашипела я и отпрыгнула от него. - И я не твоя! Я сама по себе!
   --Уже нет, - не согласился он и хотел ещё что-то добавить, как рядом появился Игорь, преподаватель, который вместе с ними ездил в тайгу и сухо сказал:
   --Марат, прощайся с девушкой. Времени в обрез, а нам ещё многое нужно подготовить.
   --Хорошо, - парень тут же стал серьёзным и, посмотрев на меня, произнёс: - Ладно, как уже говорил, позже обсудим эти вопросы. А сейчас пожелай мне удачи. Она нам очень понадобится.
   --Да иди ты! - выкрикнула я, и бросилась бежать в зал, распихивая студентов.
   Оказавшись в зале, я выбрала свободные кресла в углу и, забившись туда, нахмурилась, всё ещё пыхтя от злости. "Сволочь!.. Ну за что мне всё это?! Разве я прошу луну с неба? Любви неземной? Принца на белом коне? Нет! Ничего этого я не хочу! Я вообще пока не хочу связываться с парнями! А желаю сосредоточиться на учёбе!" - мысленно выговаривалась я, желая сейчас куда-нибудь спрятаться и побыть одна, но понимала, что первый учебный день пропустить никак не могу.
   --Огого! - найдя меня и сев рядом, выдала Алина. - Ты бы видела лицо нашего мишки, когда он увидел тебя в лапах кошаков! А Марат-то, похоже, серьёзно к тебе настроен. Аж перекосило бедолагу на пару секунд! Да ещё и во всеуслышание заявил, что ты его! Сколько его знаю, он всегда наоборот подчёркивал, что все его пассии свободны и вольны делать, что угодно и встречаться с кем хотят. Типа, он их не держит. Некоторые девчонки пыталась его на ревность взять, так он им сразу махал лапкой, а с тобой похоже не хочет такое проделывать.
   --Да? - я тут уже ухватилась за идею, пришедшую в голову, и злорадно сказала: - А придётся! Я ему махну лапкой! А вернее всеми четырьмя!
   --Что это значит? - Алина с интересом посмотрела на меня, и я хотела озвучить свою идею, то тут на сцену вышел Орест и, попросив тишины, начал толкать торжественную речь. - Ладно, в перерыве расскажешь, что задумала, - прошептала подруга и сосредоточилась на словах ректора.
   Кивнув, я тоже попыталась это сделать, но второе за утро столкновение с Маратом окончательно выбило меня из колеи, и я принялась продумывать свой план мести и шанс отделаться от ухаживаний, совсем не слушая Ореста.
   "Так, мишка уехал на неделю? Замечательно! Значит, за эту неделю я должна сойтись с кем-нибудь из парней и сделать вид, что встречаюсь с ним. Марат вернётся, а я скажу, что всё, поезд ушёл и мне нравится уже другой! Вот! Пусть обломится! А как только он переключит внимание на другую, расстанусь с тем парнем и всё. Вот так и решу все свои проблемы. Я даже готова сплетню пустить, что спала с тем парнем. Если Марата так взволновала моя девственность, то мнимая измена с другим охладит его пыл", - я улыбнулась, радуясь, что появилась возможность вернуть себе спокойную жизнь и начала осторожно оглядываться по сторонам, в поисках парня посимпатичнее и покрупнее, чтобы новый ухажёр не сбежал, когда снова появится Марат. Однако, осознав, что мало кого знаю, решила, что спрошу у Алины, кого она посоветует в претенденты. "Мало ли, выберу парня по незнанию, а у него зазноба какая-нибудь будет. Тогда получу месть от девушки, а это не ухаживания парня, а посерьёзнее".
   Разобравшись, что делать с Маратом, я еле дотерпела до конца торжественной части, так и не слушая Ореста, а как только он пожелал нам удачи в учёбе и сказал последние напутственные слова, потянула Алину в холл и произнесла:
   --Я решила, что заведу роман, пока Марат в отъезде. Он приедет, а я уже занята! Ему придётся отвалить!
   --Ты думаешь, его это остановит? - скептично спросила подруга. - Боюсь, что нет.
   --А я скажу, что у нас всё серьёзно, и мы даже спали...
   --Ты с ума сошла? Думаешь, что если прыгнешь в другую постель, то проблемы решатся?
   --Да не буду я прыгать! - скороговоркой сказала я. - Парни ведь любят иногда приписать себе такие заслуги, и я сыграю на этом. А на самом деле ничего не будет! Просто слова, чтобы спугнуть Марата. А когда он увлечётся другой, расстанусь с тем парнем и всё.
   --Нууу... не знаю, - нахмурившись, протянула Алина. - Как-то всё это слишком...
   --Да нормально! Ты мне лучше подскажи, кого из парней выбрать? Главное, чтобы у него девушки не было или той, кто по нему сохнет, и чтобы он крупный был, как Марат. Не хочу какого-нибудь чахлика, который сбежит при возвращении медведя.
   --Хм, дай подумать... Парней то у нас много, но по большей части мелкие... Кто-нибудь из крупных хищников подошёл бы, но те словами не кидаются. Скажешь, что спала с ним, и он реально потащит в постель, - задумчиво сказала соседка. - Нужен кто-то податливый, не слишком напористый и при этом крупный...
   --Да-да, именно так! Есть такие?!
   --Ммм... - девушка напряжённо искала варианты, а потом расплылась в улыбке и победно сказала: - Есть! Парня зовут Дима. Он мустанг! Достаточно рослый и мускулистый, не из пугливых и при этом не напористый.
   --Подойдёт! Он есть здесь? - я обвела взглядом холл. - Какой он?
   --Вон, видишь, парень с тёмно-каштановыми волосами, собранными в хвост? - она кивнула в сторону кучки парней, и я сразу поняла о ком речь. - И кстати, они с Ромкой дружат. Попросим моего енота познакомить вас...
   --Кого и с кем я должен знакомить? - Рома вынырнул непонятно откуда и, обняв Алину, с обожанием посмотрел на неё. - Только сразу предупреждаю, моя душечка, даже не думай от меня сбегать...
   --Я и не собиралась, - с нежностью ответила она, а потом хитро добавила: - Ты должен Элю познакомить с Димой.
   --Это ещё зачем? - парень удивлённо посмотрел на нас.
   --Эээ... просто у Эли тут проблема возникла с Маратом, и знакомство с другим парнем поможет отделаться от внимания медведя, - не вдаваясь в подробности, проворковала Алина и, прижавшись к любимому, мило продолжила: - Мой енотик ведь поможет моей подруге?
   --Енотик-то может и поможет, только дела с этого не будет, - Рома с извинением посмотрел сначала на Алину, а затем на меня.
   --Почему? - чувствуя недоброе, спросила я.
   --Никто не рискнёт переходить дорогу большому хищнику, особенно после заявлений, что ты его. А Марат именно это и сделал, - с сочувствием ответил парень. - Раньше он так не поступал, а это о многом говорит. Да и потом, вы собираетесь Димку использовать, а он не дурак и поймёт это. Но дело тут даже не в понимании, а в том, что сделает Марат, когда всё узнает. Он и раньше на раз раскусывал, когда у него пытались вызвать ревность и сильно осложнял жизнь парням, которые давали себя использовать для этого. Так что Дима не захочет себе проблем. Вообще никто не захочет себе проблем...
   --Вы что, боитесь этой кучки охламонов из тайги? - презрительно спросила я. - Марат же не страшен сам по себе! Подумаешь, иногда в шкуре медведя бегает где-то далеко в лесу!
   --Дело совсем не в страхе, - дипломатично пояснил Роман. - А в уважении чужой территории. Ты, для всех теперь территория Марата. У нас давно повелось, что парни соблюдают границы и не отбивают друг у друга девушек. Жизнь может сложиться так, что сегодня ты отбил у кого-то девушку, а завтра он будет прикрывать тебе спину. Поэтому серьёзные конфликты у нас не приветствуются и всячески избегаются. У нас, парней, есть своеобразный кодекс, и любой приходящий на факультет, чтит его. И сила тут ни причём... Хотя, я тебе могу сказать - не заблуждайся насчёт больших хищников, и не думай, что их работа заключается в беганье по тайге и охране границ, или ловле браконьеров. Они парни очень серьёзные, и тот, кто видел их в настоящей работе, уже за одно это их уважает.
   --Что за настоящая работа? - оторопев, поинтересовалась я.
   --Прости, не мне это обсуждать. Пусть Марат тебе сам расскажет, - уклончиво произнёс Рома.
   --А что за кодекс? - Алина прищурившись, посмотрела на любимого. - Ты никогда не говорил мне про такое! Так вот чем парни занимаются в первую субботу учебного года в спортзале, закрываясь там всей толпой? Вы что там, этот кодекс читаете и девчонок делите?
   --Ничего мы там не делим, - с улыбкой заверил её любимый. - А просто новичкам растолковываем порядки и принимаем в наши дружные ряды... Но это не особо интересно... Пошли лучше получим свои расписания на семестр и посмотрим, насколько они совпадают, и как часто мы сможем видеться. Меня, знаешь ли, напрягают ночные тренировки и то, что когда ты приходишь с них, мне нужно уходить. Надеюсь, в этом году нас будут ставить в одно время.
   --Да, точно, пошли, - Алина взяла меня за руку, и взглядом дав понять, что мы ещё вернёмся к теме, объяснила: - Сейчас необходимо получить расписание всех занятий. Так как они по большей части индивидуальные, каждому распечатывается его график, который выдают в начале каждого семестра. Заодно сегодня узнаешь, каким дисциплинам тебя буду учить.
   --Хорошо, пошли, - согласилась я, но пока меня всё же больше волновали не занятия, а сказанные Романом слова.
   "Значит, я уже территория Марата? Никто ко мне и не подойдёт, чтобы не наживать себе проблем? Парень объявил меня своей? Так он этим только проблем себе нажил! Он ещё не знает, с кем связался! Я и без помощи других парней поставлю медведя на место! Сама со всем разберусь! Пусть только он вернётся из тайги!".
  
  
   Глава 9.
  
   Получив на руки конверт с расписанием своих занятий и открыв его, я немного растерялась, увидев, что мне придётся изучать.
   --Ничего себе, - пробормотала я, пробежав глазами названия дисциплин. - Тут же чего только нет. А языков то сколько!
   --Сколько? - Алина заглянула в моё расписание. - Много? Но ведь у тебя и ареал распространения огромный.
   --Десять, - посчитав, с ужасом сказала я. - У меня вряд ли получится...
   --Не переживай, получится, - заверила она. - Я же говорила, от нас требуют не столько знания языков, сколько их понимания. Так что морочить с правилами написания и произношения тебя не будут. Главное, научиться бегло переводить за преподами.
   --А зачем астрономия? - теперь уже более внимательно посмотрев список, спросила я.
   --Там ты будешь изучать карты звёздного неба, чтобы всегда могла хоть приблизительно определить, где находишься, если промажешь с вселением.
   --Промажу? Что это значит?
   --Бывает, что слишком заносит и можно ошибиться в выборе, - пояснил Роман. - Когда попробуешь вселение, поймёшь о чём мы говорим.
   --Ясно... - пробормотала я, хотя всё было как раз наоборот. - А зачем биология и зоология?
   --Ну ты же должна понимать, как кошки контактируют с другими видами животных. Неизвестно куда тебя может занести. А важно не выдать себя... То есть, не вызвать подозрения своим поведением. А заодно будешь изучать повадки кошек и манеру поведения.
   --А всемирная история зачем? И мировая экономика?.. Боже, а причём ко всему этому анатомия и основы медицины?
   --По разному всегда бывает, и нужно уметь оказать помощь в экстремальной ситуации и себе, и своим возможным напарникам, - Роман снова неопределённо ответил на мой вопрос.
   --А что такое ПН? - углубившись в расписание и пропустив слова парня мимо ушей, спросила я.
   --ПН - это профилирующее направление, - сказала Алина. - По сути, вселения в кошку. Будешь учиться управлять ею...
   --Так у меня уже сегодня стоит в расписание это ПН... Я что, уже попробую сегодня?
   --Нет, сначала необходимо сделать обруч, чтобы ты могла настроиться на нужную волну, а для этого тебя снова введут в транс и снова погрузят в прошлую жизнь. Это нужно, чтобы снять какие-то показатели для изготовления обруча. А потом уже начнутся настоящие занятия. Ну а пока обруч будут делать, попробуешь тело кошки на симуляторе.
   --Ааа, понятно, - я кивнула, вспомнив свой первый опыт на тестах, и снова посмотрела на своё расписание, всё больше удивляясь. - Ох, а тут ещё и геология, и политическая и экономическая география зарубежных стран, и основы международной безопасности, и мировая политика, культурно-религиозные традиции в международных отношениях, и основы социологии, и культурология, и основы информационно-аналитической работы... Господи, а теорий то сколько! - мне уже стало страшно от количества предметов. - Теория международных отношений, теория государства и права, политология и политическая теория...
   --Так, не грузись! Это общие курсы, для развития. Нам просто начитывают лекции, чтобы мы разбирались в этих вопросах, но требовать доскональных знаний в этом не будут. И зачётов нет по этим дисциплинам. Поэтому не трусь, и не пугайся, - Алина выхватила у меня листы с расписанием и положила их в конверт. - Главное ПН и языки. Если хорошо себя покажешь в этих областях, то вообще волноваться не стоит...
   --Так, ребята! Новенькие! Подойдите ко мне! - перекрикивая галдёж студентов, произнесла Власта, встав в центре холла.
   --Иди, сейчас вас поведут снимать показания для обручей, - сказала Алина и ободряюще пожала мне ладонь. - Не бойся, это не страшно и не больно. Позже встретимся в столовой.
   --Хорошо, - я кивнула ей и Роману, и направилась к Власте.
   Вместе со мной подошли ещё две девушки, с которыми я вчера познакомилась в столовой и парень.
   "Эту вроде зовут Катя, а вторая - Лариса, и она морской котик. А парень интересно кто?" - я посмотрела на невысокого, полного парня с заострённым носом.
   --Вы уже познакомились? - тем временем спросила Власта и, не дожидаясь ответа, добавила, указывая на каждого из нас: - Это Катерина. Она у нас зайка. Это Эльга - она кошечка. Это Лариса - она морской котик. Ну а это Геннадий - он ёж. У вас всех будет много занятий вместе по общим темам, так что видеться вы будете часто. По сути, на всех предметах, кроме профилирующего и языков. Там занятия сугубо индивидуальные, потому что подбираются уже из-за ареала распространения и тренировок. А сейчас мы сделаем самое важное - снимем необходимые данные для обручей. Поэтому прошу за мной.
   Улыбнувшись нам, Власта развернулась и пошла к коридору, ведущему в левое крыло здания, где я проходила первые тесты, а мы двинулись следом.
   Пройдя мимо спортзала и комнаты с симуляторами, мы оказались в самом конце коридора и, открыв дверь, Власта произнесла:
   --Филин, мы пришли!
   --У нас всё готово, - ответил он, выйдя нам на встречу. - Проходите.
   Власта кивнула нам, и мы вошли в большую комнату и встали у входа, с интересом оглядываясь вокруг. Окно было плотно занавешено тяжёлыми портьерами, а приглушённый свет лился только из бра на стенах. Справа и слева у стен стояли две кушетки, а в изголовье каждой из них какие-то большие приборы с уже горящими индикаторами. И рядом с ними же располагались столы с включенными компьютерами, на мониторах которых виднелись графики. Помимо Филина здесь находился ещё один мужчина лет сорока, которого нам не представили.
   --Катя, ты ложись сюда, - Филин кивнул на кушетку справа. - А ты, Эля - сюда, - он кивнул на кушетку слева. Остальные пока присядьте в кресла, - он указал на них.
   Гена и Лариса тут же сели возле входа, а рядом с ними устроилась и Власта. Мы же с Катей подошли к кушеткам и сели на них.
   --Сейчас мы снимем нужные данные для обручей, - пояснил Филин. - Для этого мы снова применим регрессивный гипноз, и вы окажитесь в телах своих прошлых воплощений. Но не волнуйтесь. В этот раз мы выберем не ваш последний день, а другой. День обыкновенной жизни...
   --А в гипноз вы снова будете вводить нас через воспоминания этой жизни? - спросила Катя, и робко обведя всех присутствующих взглядом, добавила: - Некоторые воспоминания слишком личные и я не хотела бы, чтобы многие об этом знали.
   Так как меня и саму волновал этот момент, я кивнула Филину, давая понять, что тоже не хотела бы рассказывать про это, на что он сказал:
   --Не волнуйтесь. Сейчас мы применим немного другую технику гипноза, и вы почти сразу окажетесь в прошлой жизни. Ваши показатели помогут нам в будущем лучше настроить ваше сознание на жизнь в теле животных. И параллельно с этим ваша задача определить, где вы находитесь, и чем точнее это получится, тем лучше. Хотя, у тебя Эльга, с этим проблем не будет, а вот тебе, Катя, придётся постараться. Ты заяц и жила в лесу, а значит, придётся потрудиться, чтобы определить - где этот лес. Необходимо хоть что-то указывающее на регион. Поэтому придётся попутешествовать по твоей прошлой жизни. Ищи любое указание. Это может быть машина, проехавшая мимо тебя. Номер поможет нам понять в какой стране или регионе ты жила. Может, ты где-то перебегала трассу и видела указатели городов или хотя бы номер этой дороги. Или ты видела людей, тогда остановись на этом моменте и прислушайся, на каком языке они говорят. То есть, ищи хоть что-нибудь в своей прошлой жизни, что поможет определить твоё местоположение.
   --Это очень важно, - вставила Власта. - Дело в том, что любой перерождённый имеет ограничения по переносу сознания. И зависят эти ограничения от расстояния между тем, где вы жили в прошлой жизни, и где родились сейчас. То есть, если условно, вы жили где-нибудь под Тверью, а затем родились в Красноярске, то сейчас сможете переносить сознание в радиусе почти четырёх с половиной тысяч километров. И соответственно, чем больше это расстояние, тем лучше. Меньше придётся беспокоить вас переездами. Хотя и здесь есть исключения. Многое зависит ещё и от распространения вида. Но это уже больше касается тебя Эльга. Кошек слишком много и если потребуется вселение в определённую заранее кошку, лучше ехать поближе к месту. Иначе трудно найти именно оговоренное животное.
   --А как искать-то будем? - поинтересовалась я.
   --Давайте мы потом обсудим эти вопросы, - сказал Филин, с укором посмотрев на Власту. - Более подробно всё объяснится вам, когда начнётся практика. Сейчас не имеет смысла это обсуждать, пока вы хоть раз не выйдете на перенос сознания.
   --Да-да, верно, - согласилась Власта и с извинением посмотрела на мужчину. - Сейчас важны показатели и хоть что-нибудь указывающее на регион. А всё остальное в процессе обучения станет понятно.
   Филин кивнул и, посмотрев на своего помощника, подошёл к одному из приборов. Взяв что-то наподобие шапочки, всю опутанную проводами и датчиками, он протянул её мне и сказал:
   --Надевай.
   Выполнив его просьбу, я аккуратно натянула её и то же самое сделала Катя, которой помогал второй мужчина. После чего они поправили их нам, чтобы датчики оказалась на нужных местах, и Филин попросил нас лечь на кушетки.
   --Власта, приглуши немного свет, - попросил он, сев в кресло и что-то набрал на клавиатуре компьютера, а затем достал из стола что-то на цепочке и, откатившись на кресле ко мне, спросил:
   --Ну что, готова? Не волнуешься?
   --Вроде нет.
   --Замечательно. А теперь слушай мой голос и смотри на кристалл. Не отвлекайся и не думай о чём-нибудь другом. Только кристалл, - Филин поднял руку и разжал ладонь, высвобождая кристалл, который в неярком свете бра заиграл разными цветами.
   --Какая красивая огранка, - прошептала я, не отрывая взгляда от кристалла.
   Переливаясь разными оттенками, он завораживал, и чем дольше я на него смотрела, тем больше, казалось, меня затягивает в его слепящие грани. Тело становилось всё легче, мысли полностью исчезали из головы, и если бы не навязчивое желание и дальше смотреть на камень, я бы сказало, что мне эти ощущения нравятся. Так как я боялась даже моргнуть, чтобы на секунду выпустить кристалл из вида, то глаза постепенно начало резать, и в этот момент раздался мягкий голос Филина:
   --Эльга, на счёт три ты закроешь глаза и окажешься в белом тумане, а когда я досчитаю до пяти, ты переместишься в прошлую жизнь, за два дня до своей смерти... Раз... два... три...
   Глаза сами собой закрылись, и я испытала облегчение, а потом меня резко выбросило из тумана, когда я услышала "четыре, пять", и судорожно вздохнула, потому что снова, как и в первый раз, переход в тело животного ошеломил и сбил с толку навалившимися звуками и запахами.
   --Мяу, - неожиданно для самой себя выдавила я, а потом чихнула.
   --Эля, где ты? - требовательно спросил мужской голос. - Где и в прошлый раз, в переулке?
   --Это какое-то новое место. Так много людей и запахов... Все спешат, у многих сумки или чемоданы в руках... А кошка волнуется... Чужая территория и страшно... Тут много странного... - если первые слова я говорила, стараясь абстрагироваться от сознания кошки, то сейчас уже это не получалось, и я чувствовала себя ею и испытывала боязнь. -Запахи манят и можно быстрее найти еду, но все, кто сюда уходил, никогда не возвращались... Это пугает... тут опасно... Еды много, а котов нет... Так ведь не может быть... Я ощущаю, что место плохое... Злое... и пахнет страхом... Даже собак нет... А они не пропускают такие места...
   --Эля сосредоточься не на ощущениях кошки, а на том, что видишь вокруг, - попросил мужской голос. - Ты слышишь людей? На каком языке они говорят? Ты его понимаешь? Или может в поле твоего зрения попадают какие-нибудь вывески? На каком они языке?
   --Ммм, я не могу повернуть голову и вижу только асфальт, - жалобно сказала я. - Просто чёрный асфальт... нагретый солнцем и поэтому мягкий... и пахнет неприятно... резкий запах бензина и масла...фу... он сильно отвлекает...
   --Эля, сосредоточься на моих вопросах, - требовательно сказал мужчина. - И не пытайся управлять кошкой. Это твоя прошлая жизнь и ты лишь наблюдатель. Прислушайся тогда к словам вокруг.
   --Хорошо, - сделав то, что велели, я сразу же повторила услышанное от одной из бабулек, прошедшей мимо меня: - Кали ён убачыу гэта, то адмоувиуся размауляць... Хм... а две девушки, прошедшие следом, говорят уже на русском... Обсуждают какие-то туфли, которые видели на рынке... Ой, я слышу песню и знаю кто поёт! Это же "Ласковый май"!
   Кошка продолжала бежать дальше, держась ближе к забору, и людей становилось всё больше, а вокруг уже вплотную стояли ларьки, откуда неслись и другие песни, которые сейчас можно услышать только на ретро-дискотеках. Из некоторых ларьков пахло химией и мылом, а с другой стороны продавали кур-гриль и я могла поклясться, что чувствую запах тухлятины, который пробивался через запах специй и уксуса, в которых вымочили птицу.
   --Ой, я слышу поезд! Где-то рядом железная дорога, - земля под лапками ощутимо задрожала, и кошка испытала новую порцию страха. - Нужно бежать отсюда... Нет... не хочу здесь быть... Еды много, но и страха много... Ммм, как вкусно пахнет из салфетки... Быстренько поем и убегу отсюда... - возле мусорной урны валялся недоеденный беляш в салфетке и кошка набросилась на еду, а на меня накатила тошнота, хотя я ощущала, что кошка довольна найденным.
   "Господи, она есть брошенное на землю и кем-то недоеденное... Как бы меня не вырвало", - пронеслось в голове, но я тут же забыла об этом, когда в поле моего зрения попал обрывок газеты.
   --Я вижу газету! Дата оборвана, но месяц и год указаны. Июнь восемьдесят восьмого!
   --А ещё что-нибудь видишь?
   --Да! - кошка быстро съела остатки беляша и сев, принялась вымывать мордочку, что позволило мне рассмотреть вывеску с названием улицы: - Написано - улица Урицкого! А под ней стрелка! Направо указывает, что там автовокзал, а налево, что там Привокзальная площадь и железнодорожный вокзал... Вот почему мне пахло бензином! Я бежала со стороны автовокзала, и шум поездов слышен, потому что станция совсем рядом.
   --Молодец! - похвалил мужчина. - Думаю, этого хватит для определения местности. А теперь давай ещё на пару дней вернёмся назад. Нужно снять показатели, когда твоя кошка спокойна и расслаблена, а не напряжена и испугана. На счёт два ты перенесёшься в тот момент... Раз... два!
   Картинка резко поменялась, и я снова увидела тот же переулок, что в первый раз, с высоким забором и стену здания, а неподалёку мусорные баки и улыбнулась, чувствуя, что кошка очень довольна.
   --Эля?
   --Мммуррр, я греюсь на солнышке... Хороший день... В кафе сегодня работает добрая женщина, которая меня подкармливает вкусным... Я наелась так, что лень даже вылизать лапки и помыть мордочку... Вообще всё лень... Хочу просто лежать и наслаждаться...
   --Ну, это ты уже совсем ленивая, - со смешком сказал мужчина. - Вернись ещё на пару дней назад. Раз... два!
   И снова меня как бы отбросило назад, и я увидела, что бегу по переулку, стараясь оббегать лужи, ещё не высохшие после дождя.
   --Что сейчас видишь?
   --Прибежала с соседней улицы. Думала, что смогу там поживиться едой, но ничего не нашла. Посижу тут у себя, посторожу баки, может выкинут хоть что-нибудь съедобное, а не гнилую капусту или очистки от картошки. Но, в общем-то, есть я не сильно хочу. Скорее стараюсь набить пузо, чтобы хоть немного жирок завязался... Неизвестно, как оно там будет дальше... Не угадаешь ведь... Сегодня до отвала накормят, завтра найдёшь что-то и только перебьёшь голод, а послезавтра и поголодать придётся... Эх, нет пока вкусного, - кошка добежала до баков и потянув носиком воздух, решила улечься на асфальт неподалёку. - Буду ждать. Скоро вечер. А значит, люди пойдут и будут есть... Хорошо бы, чтобы они надкусывали еду, но не доедали... Тогда люди с кухни не забирают себе всё, а выбрасывают и я могу полакомиться... Правда, ругаются они страшно, что другие так делают, и я чувствую, что им жаль еды, но мне это только на пользу...
   --Всё, Эля, - с удовлетворением сказал мужчина. - На счёт три и хлопок, возвращаешься назад. Раз, два, три!
   Над ухом громко хлопнули и, дёрнувшись, я открыла глаза, в первые секунды ещё растерянно смотря вокруг, потому что сознание кошки так просто не отпускало. Но быстро пришла в норму и, сфокусировав взгляд на Филине, сказала:
   --Ох, интересно, а я когда-нибудь привыкну к этому? Или всегда будет так странно и необычно? Попадая туда, я первое время не могу сосредоточиться и не сразу привыкаю к кошачьей натуре, а затем возвращаясь, не сразу осознаю, что уже человек.
   --Эля, вселение в кошку и прошлая жизнь, это разные вещи. Там ты кошка с кошачьим сознанием. Точнее, наблюдатель за кошкой. А тут ты человек. И вселяясь в тело кошки будешь им оставаться. Так что ощущения будут совсем другие. Ты будешь видеть как кошка, чувствовать запахи, слышать её ушами, но сможешь управлять животным и сама решать, что делать, и при этом сознанием не будешь касаться их. Понадобиться только привыкнуть, что ты меньше и не сможешь делать многое, что делает человек. Однако при этом и то, что не доступно человеку, станет доступно тебе, как кошке, - поучительно сказал Филин. - А теперь снимай шапочку и уступай место Геннадию. Будем искать его ежа... И сдаётся мне, намучаемся, - он посмотрел на второго мужчину и Катю, лежащую на кушетке и я увидела, что девушка дрожит, бормоча при этом:
   --Она рядом... где-то совсем близко... боюсь...
   "Да уж, я в городе не сразу нашла указание на место, а им в лесах искать, переживая все трудности жизни диких животных", - подумала я, сняв шапочку с датчиками и передав её Филину.
   --Иди ко мне, - позвала Власта, когда я встала с кушетки, и указала на планшет в своих руках, а когда я села на освободившееся место парня, радостно добавила: - Итак, имея такие метки, как название улицы, близкое расположение железнодорожного и автовокзала, а также повторенные тобой слова с ярким оттенком языка, я посмотрела поисковики и думаю, ты жила в городе Жлобин, что в Белоруссии.
   --Да?! - я заглянула ей в планшет и совсем не узнала здание, снимок которого сейчас там был. - Но такого я там не видела... Кругом было грязно, асфальт кое-где в ямах, много ларьков... В общем, бардак кругом...
   --Конечно, не видела, ведь это новое здание, а ты жила там в восемьдесят восьмом и всё было совсем по-другому, - сказала Власта, листая альбом. - Время тогда было такое, что страны разваливались, и кругом был бардак. Появились кооператоры с ларьками, а коммунальные службы обеднели и дышали на ладан, из-за чего всё вокруг приходило в упадок... Так, вот смотри, это фото улицы Урицкого, восемьдесят девятого года. Как раз отрезок дороги между двумя вокзалами...
   --Ой, это точно она, улица, на которой я была! - я сразу узнала её, хотя по идее прошёл год, но изменилось там немногое. - Вот! Это тот указатель, который я видела! - я радостно указала на него в углу снимка.
   --Значит ты точно из Белоруссии, - пробормотала Власта, а потом присвистнула: - Шесть с половиной тысяч километров по прямой! Огромный радиус работы тебе доступен, хотя это и не рекорд. Есть студенты, которые могут работать и на одиннадцать, а то и тринадцать тысяч километров. Но в твоём случае расстояние не столь важно, ведь кошек слишком много. Однако всё же хорошо, что такой радиус, а не сотни или максимум тысяча километров, как у большинства студентов. Далеко же тебя занесло!
   --Да, далеко, - согласилась я, чувствуя гордость, что расстояние немаленькое, а значит, я могу больше, чем многие другие.
   --А что будет, если не найти хоть какие-нибудь указатели на то, где жил раньше? - спросила Лариса, сидящая по другую сторону от Власты.
   --В общем-то, ничего особо страшного не будет, - ответила она. - Всё равно вы не можете прыгнуть дальше, чем установлен, так сказать, лимит. Просто, после изготовления обруча вместо того, чтобы тренироваться в управлении телами животных, вы будете переноситься в сознание животных, чтобы увидеть границу своих перемещений. А это может занять время, ведь и те животные не всегда могут дать такую информацию. В общем, это замедляет обучение.
   --А зачем вообще знать точно эти расстояния? - поинтересовалась я. - Лимит ведь как-то обозначается, да? И если, да, то это самое важное...
   --Не совсем так, - перебила Власта. - Видишь-ли, чем дальше можешь переноситься, тем труднее управлять животным. А на границах этих расстояний вообще проблемно. А некоторые ситуации требуют как раз чёткого управления. Хорошо, если нужно что-нибудь подсмотреть или подслушать, а ведь ситуации бывают разные. Например, одному парню пришлось обезвреживать взрывное устройство боевиков, а так как он работал почти на границе своего переноса, то животное плохо его слушалось, и как следствие, погибло, потому что парень неверно ввёл код дезактивации. Парень-то, конечно, остался жив, потому что его сразу выбросило в тело и, по сути, он добился своего, потому что устройство сработала не в тот момент, когда проходили наши отряды, а раньше, и никто, кроме животного, не погиб. Но моменты перед смертью тянутся бесконечно долго и переживают их потом морально тяжело. Вспомните хотя бы, как сами умерли в прошлой жизни.
   --Ох, это я никогда не забуду, - пробормотала я, вспомнив, как меня сбила машина, и как тело пронзила боль, и как меня отбросило от удара и вокруг всё закружилось, а потом предсмертный хрип.
   --Это точно, - Лариса передёрнула плечами и на глаза навернулись слёзы. - Меня забивали по голове, ради шкурки, и я ощущала все эти удары, как кровь заливала глаза, боль страшную... Время, казалось, остановилось и между ударами я испытывала столько ужаса... - девушка понуро опустила голову.
   --Ну всё, всё, не переживай, - Власта с сочувствием посмотрела на неё и погладив руку, продолжила: - Так вот, чтобы не наносить вам лишних психологических травм на заданиях, и определяются расстояния, за счёт чего вы чётко управляете животными. Мы придерживаемся принципа, что лучше вас подвезти ближе к объекту, чтобы вы полностью контролировали его, чем приносить вам смертями боль. Но и здесь не всё так однозначно. Вот, например тебя, Эля, можно подвезти на две тысячи километров, если без разницы в какую кошку вселяться. А бывает такое, что радиус маленький, например, километров пятьсот, и приходиться везти агента в самую гущу событий, чтобы хотя бы его и объект разделяли километров двести. Но ведь нам точно нужно знать, сколько у нас в запасе, чтобы спланировать операцию, а только радиус действий и даёт нам понимание, как найти баланс. То есть, насколько близко вы должны быть к объекту, и при этом насколько мы можем обезопасить вас самих.
   --Хитрый у нас ёж! Держался поближе к людям, - весело воскликнул Филин, прервав наш разговор, и хлопнул в ладоши, а потом повернулся к нам и сказал: - Власта, у Гены место жительства окраины Чебаркуля.
   --Угу, хорошо, - с удовлетворением сказала Власта и что-то начала смотреть в планшете, а я взглянула на парня, только что вышедшего из транса и улыбнулась, потому что фыркал и сопел он сейчас точно, как ёж.
   А вот с Катей до сих пор работали, и Филина это заставило нахмуриться. Посмотрев на часы, он тихо сказал своему помощнику:
   --Выводи её из транса. Пусть отдохнёт немного, а после снова повторим, - после чего обратился уже к Ларисе: - Ну что, готовься и ты теперь.
   Девушка поднялась и заняла место парня на кушетке, а Гена сел с Властой и всё ещё сопя, то и дело проводил рукой по своим взъерошенным волосам.
   --Думаю, у нас это надолго, - Власта взглядом указала на девушек и обратилась ко мне: - Чтобы не терять время, сходи в библиотеку и получи свои учебники... Кстати, а что у тебя там следующее по расписанию?
   --Сейчас посмотрю, - открыв конверт и взглянув на нужный лист, я ответила: - Французский язык. Потом, как я понимаю, перерыв на обед, и всемирная история.
   "И сегодня ещё хорошо, что не стали нагружать. Всего три пары. А вот завтра уже четыре, а после них час ПН на симуляторе", - я ещё раз пробежала глазами расписание.
   --Как раз успеешь до французского занести все учебники в свою комнату и окончательно прийти в себя. Так что беги. Библиотека в правом крыле.
   --Хорошо, - я с благодарностью ей кивнула и тихонько вышла из помещения.
   В холле уже было пусто и все студенты разошлись по аудиториям, поэтому где точно библиотека пришлось искать самой. Найдя её, я назвала свою фамилию и тихо обалдела от количества учебников, которые библиотекарь принялась выдавать мне.
   --Да уж, нагрузят тебя не по-детски, - сочувственно раздалось за спиной и, повернувшись, я увидела Динару. - Поди, одних только языков штук семь будешь изучать?
   --Десять, - уныло ответила я.
   --В который раз понимаю, что мне повезло в прошлой жизни быть ягуаром. Ареал распространения Южная Америка и Мексика, и не так много языков нужно знать, чтобы следить за наркобаронами, находить плантации и выведывать пути отправки наркотиков. А у тебя полная жесть. Давай хоть помогу отнести учебники в общежитие. У меня сейчас окно и я как раз туда иду.
   --Спасибо огромное, - я с благодарностью посмотрела на девушку и передала часть учебников, а остальные взяла сама.
   --Для обручей уже сняли показатели? - поинтересовалась она, когда мы вышли из библиотеки.
   --Да, - я кивнула.
   --Значит, скоро попробуешь вселение, - произнесла она, а потом, немного подумав, смущённо спросила: - Слушай, ты ведь понимаешь, что весь факультет говорит о тебе и Марате? Его заявление в холле не пропустили мимо ушей.
   --Понимаю, - пробурчала я, мысленно застонав, что мне снова напомнили об этом медведе, а потом напряглась, вспомнив слова Алина о Динаре, что она положила глаз или на Марата, или на Егора.
   "Может её именно Марат интересует? Сейчас последует разборка? Или просто угрозы, чтобы я не морочила голову медведю? Хотя, Динара вроде не агрессивная, да и сейчас ведёт себя спокойно. Значит, будет умолять отдать ей Марата?.. Да ради бога, пусть забирает его!" - успела подумать я, как девушка сказала:
   --А ты можешь помочь мне?.. Марат ведь дружит с Егором, и они живут в одном блоке, и мы могли бы вчетвером встречаться... Ходить куда-нибудь, - нерешительно продолжила она. - Понимаешь-ли, у него мысли только о том, как бы затащить меня в кровать и он даже не трудится, чтобы узнать меня ближе. А я не хочу на этом строить отношения... А у Марата с тобой всё серьёзно, раз он заявил такое в холле. И значит, будут свидания, прогулки и прочее... В общем, всё то, что я хочу и с Егором... Поэтому я буду благодарна, если ты сведёшь нас с ним, и своим примером с Маратом, поможешь вбить в его рыжую голову, что в постоянных, длительных отношениях тоже есть преимущества.
   "Значит, это всё же Егор, а не Марат!" - пронеслось в голове, и я на секунду улыбнулась, но тут же нахмурилась и пробормотала:
   --Вряд ли я смогу тебе помочь. У меня с Маратом не будет отношений. Он сам себе там что-то напридумывал, и несёт теперь чушь. Как только он вернётся, то сразу получит от ворот поворот. Поэтому я никак не смогу свести тебя с Егором, хотя и очень бы хотела.
   --У тебя есть кто-то другой на примете?
   --Нет. Меня вообще парни пока мало интересуют, особенно в свете того, сколько придётся изучать, - я кивнула на учебники.
   --Ох, тогда тебе особенно тяжело будет сосредоточиться на учёбе. Марат очень упрям, нужно ему было ослом родиться. Уж если он что-то решает и ставит себе цель, то добивается своего. Поверь, я не раз видела его в работе, - девушка улыбнулась.
   --Я тоже не менее упряма, - ответила я и поджала губы, всем своим видом демонстрируя, что если сказала, так и будет.
   --Ладно, вы уж сами решайте, как вам быть. Но если вдруг с Маратом что-то будет, имей меня в виду и помоги с Егором.
   --Хорошо, - ответила я. - Но ничего не будет!
   --Ладно-ладно, как скажешь, - миролюбиво согласилась девушка, и мы вошли в здание общежития.
   Поднявшись на второй этаж, я открыла блок и, попросив Динару положить учебники на стул, поблагодарила за помощь, а когда она ушла, вошла в свою комнату и сразу же увидела небольшой бардак. Халат, брошенный утром на кресло, валялся на полу, а по кровати явно кто-то носился и слегка смял покрывало.
   -Кис-кис-кис! Маха, ты где? - я принялась звать свою маленькую красавицу и улыбнулась, обойдя кровать. - Вот вы где! Уже и спите вдвоём!
   Маха с Капой, обе свернувшись калачиком, спали в корзинке, нос к носику. Меня так и подмывало подойти и погладить их, но я решила не будить наших зверьков, а принялась тихо расставлять учебники на полке, с умилением поглядывая на хорька и котёнка.
   "Подружки уже! Поди игрались тут во всю. Нужно перед выходом наложить им ещё еды, и туалеты поменять, а то неизвестно, когда мы с Алиной вернёмся. У меня сейчас пара французского, потом обед, а потом пара всемирной истории... О, кстати, эти два учебника нужно взять".
   Отложив их в сторону, я прошла на кухню, а потом в туалет и, сделав всё, забрала учебники и тихо вышла.
   В здании факультета как раз прозвенел звонок, возвещающий, что окончилась первая пара, и я поспешила туда, чтобы до урока найти нужную аудиторию, и тут же ощутила, как многие смотрят на меня, о чём-то шушукаясь. Взгляды парней были заинтересованными и оценивающими, а вот девушки смотрели по-разному. Кто-то тоже с интересом, кто-то с недоумением, кто-то с завистью, а была и пара таких, в глазах которых читалась злость.
   "Чёрт! Марату скотчем надо рот заклеить, чтобы не говорил лишнего! Мало приятного вот так идти и знать, что меня сейчас обсуждают", - с недовольством подумала я и гордо вскинула голову, давая понять, что мне плевать на эти пересуды.
   А уже через пятнадцать минут забыла обо всём, занявшим изучением основных правил французского. Преподавательницей оказалась женщина лет сорока, полноватая, добродушная и с прекрасным, чарующим голосом. Представившись и кивнув, когда я сделала то же самое, она поставила меня в известность, что будет обучать меня четырём языкам, а потом сразу начала занятия, что полностью поглотило моё внимание и заставило забыть обо всём остальном.
   После пары, со слегка гудящей головой, я направилась в столовую, всё больше сомневаясь, что смогу выучить столько языков, потому что уже только один французский показался мне сложным.
   "Капец, я уже застряла на правилах. В частности, на формах глаголов прошлого времени", - уныло подумала я. "Импарфе, плю-что-то там-парфе... То прошедшее завершённое время, то незавершённое, то просто прошедшее время, то ближайшее прошедшее время... Про другое лучше вообще помолчать... А ведь в этом надо досконально разбираться. Что-то неправильно пойму и всё, сведения неверные".
   --Кошка, ты чего загрустила? - от мыслей меня оторвал голос Петра. - Тебя кто-то обидел?
   --Да. Бог - умом, - ответила я и тяжело вздохнула. - У меня десять языков по программе, и я уже на первом растерялась. Французский кажется абракадаброй, и боюсь даже представить, что будет, когда начну изучать какой-нибудь из арабский языков.
   --Да ладно, не грусти! Всё получится! - оптимистично сказал он и, обняв за плечо, подмигнул. - Это ведь только первое занятие.
   В любой другой момент я бы взбунтовалась против такого обращения и попыталась высвободиться, но тут же вспомнила свой утренний план и внимательно посмотрела на Петра. "Хм, парень вроде не боится ко мне приближаться, за плечи вон даже обнял, морально поддерживает. И он сам из хищников. Крупный... Может поговорить с ним и намекнуть на возможность наших встреч? Аккуратненько так, чтобы не давать лишней надежды и потом по-дружески с ним расстаться, но и чтобы сейчас заинтересовать... Пожалуй, стоит. А перед этим прощупаю почву", - подумала я и, кашлянув, осторожно спросила:
   --Смотрю, тебя не пугает, что Марат сегодня высказался в мой адрес...
   --А чего пугаться-то? - весело спросил Пётр. - Он сам меня попросил за тобой присмотреть, чтобы никто не обидел его кошку. Ты же у нас ещё маленькая и новенькая, вот я и согласился тебя по-дружески опекать и поддерживать, пока его нет...
   --Что?! - я возмущённо скинула его руку с плеча и прошипела: - Не надо меня опекать! И я не его кошка! Я сама по себе! - после чего рванулась и попробовала убежать, но парень ловко перехватил меня за руку и спокойно сказал:
   --Слушай, я сам из кошачьих, и прекрасно понимаю, что тебе не понравились заявки Марата. Мы ведь не любим, когда нам указывают и пытаются посягать на нашу свободу, а он именно это и сделал. И об этом, кстати, я сказал ему с утра, а также, что с нами лучше так не поступать. Что кошкам не во всех случаях нужно показывать силу, чтобы уважали, а порой стоит проявить и ласку. Но это ваши дела, и я не собираюсь в них лезть. И прошу, не отыгрывайся на мне за вину Марата. Ты мне нравишься, и скажу честно, если бы наш медведь не подсуетился, то я бы точно попробовал с тобой завязать отношения. Но сейчас это уже невозможно, и я желал хотя бы с тобой дружить. Именно поэтому я согласился присматривать за тобой, чтобы нечаянно не обидели. Так что мои слова и поддержка, это не лишнее доказательство того, что за тобой следят по просьбе Марата, а мой жест доброй воли и дружеского отношения.
   Слушая парня, я почувствовала себя капризной истеричкой, и виновато посмотрев на него, пробормотала:
   --Прости, что сорвалась... Просто меня уже достали с этим Маратом... Да и он сам всё утро мне испортил.
   --Это Марат может, - Пётр улыбнулся. - Не умеет он по-нашему, по-кошачьи, обхаживать и терпеливо выжидать. Но думаю, ты его научишь... Ну что, мир? Будем дружить?
   --Будем, - кивнув, согласилась я, и снова встав рядом с парнем, предложила: - Пошли тогда, поедим что ли. Хочу хоть немного отвлечься и от Марата, и от уроков. А то впереди ещё всемирная история, и если загрузят так же, как на французском, пусть это будет хоть не на голодный желудок.
   --Ну, пошли, Кошка, - снова весело сказал он.
   В столовой нас уже ждали Алина с Романом, и как только мы взяли еду и сели, соседка сразу спросила:
   --Как всё прошло? Сняли показатели?
   --Да. И узнали мой предел перемещений.
   --Сколько у тебя? - спросил Пётр, в перерывах между энергичной работой ложкой. - Где до этого жила?
   --В Белоруссии, в городе Жлобин, в восемьдесят восьмом, - ответила я, проглотив порцию вкусного, наваристого горохового супа. - Поэтому предел у меня шесть с половиной тысяч километров.
   --Ого! - он уважительно посмотрел на меня. - Приличное расстояние!
   --Власта сказала, что всё равно большим плюсом мне это не пойдёт, ведь кошек много...
   --Н-да, и это верно, - Пётр кивнул. - Ты не вымирающий вид, как большинство из нас. У меня вон иногда приходится долго выискивать ирбиса, а потом ещё дольше вести в нужное место.
   --Ага, - подтвердил Рома. - И делать это с перерывами. Тридцать минут ведёшь животное, потом выбрасывает в тело, а когда через двадцать минут делаешь второй заход, животное может успеть поменять направление, и начинаешь почти оттуда же, где нашёл его. Я один раз так вёл енота восемь часов.
   --Хм, восемь, - Пётр хмыкнул. - Я раз сутки вёл. Измучился и сам, и ирбиса вымотал, пока не оказался там, где нужно.
   --У тебя, наверное, весь фон будет оранжевым, когда пойдёшь на вселения, - добавила Алина.
   --Это как? - я с любопытством посмотрела на подругу. - Что значит, оранжевым? Как вообще происходит перенос?
   --Ммм, если честно, описать не так просто, - Алина на секунду задумалась. - В общем, как только надеваешь обруч и активируешь его, моментально оказываешься в каком-то серо-голубом пространстве... Орест считает, что это информационное поле Земли, или его ещё называют поле Акаши... Так вот, ты как бы зависаешь вверху, а под тобой видны все представители твоей породы. На фоне серо-голубого, они видятся оранжевыми с красным силуэтами. И ты можешь выбирать, в кого вселяться. Просто смотришь на нужный тебе силуэт и мысленно опускаешься в него. По крайней мере, у меня так. Но ведь хорьков и фреток не настолько много, как кошек, да и радиус у меня небольшой, всего шестьсот километров. А как у тебя будет идти выбор, даже не знаю.
   --У меня тоже приблизительно так, - вставил Рома. - А радиус ещё меньше, четыреста пятьдесят километров.
   --Ну а нас, ирбисов, не так много, хотя у меня радиус две с половиной тысячи километров, - дополнил Пётр. - Поэтому у меня скорее проблема вообще найти животное, чем выбрать в кого вселиться. Но ты не волнуйся, тебя обязательно научат и животное выбирать, и ориентироваться в пространстве. Кстати, кто у тебя препод по ПН?
   --Ммм, - я задумалась, вспоминая фамилию, которую видела в расписании напротив предмета. - Вроде Михеев Я.
   --Михелев Яков, - поправил Пётр. - Кабан. Классный спец. Так что ты в хороших руках, и он быстро всему научит.
   --Ой, Кабан? Так я его знаю!.. Вот я дурында! Я - это Яков, а я сразу и не поняла, - воскликнула я и улыбнулась, чувствуя удовлетворение, что преподавателем у меня будет именно Кабан, с которым я ещё при первой встрече нашла общий язык.
   --Так, ребята, нужно уже закругляться, - Алина посмотрела на часы. - Скоро третья пара, а мы с Ромкой ещё учебники не получали.
   --Я сегодня и не пойду туда, - сказал Пётр, быстро доедая свой обед. - Не хочу в очереди стоять. Завтра с утра уже получу. Да и бежать уже нужно, готовиться к работе на симуляторе.
   --А ты? Пойдёшь с нами? - Алина посмотрела на меня.
   --Я уже получила учебники и занесла их в комнату. А заодно положила еды нашим крохам, и туалеты поменяла, - с улыбкой ответила я, вспомнив, как они спали. - Девушки, как я поняла, всё утро бесились, наведя бардачок в моей комнате и, наверное, в твоей, а потом спать завалились, чуть ли не обнявшись, в корзинке Махи.
   --Капа хоть не скучает теперь в одиночестве, - Алина расплылась в улыбке. - А небольшие бардаки это как раз её профиль. Прости. Любит она покопаться в одежде и везде носик свой сунуть.
   --Ничего страшного, - заверила я, дожевав второе и быстро запив всё чаем. - Как говорится, чем бы дитя не тешилось, лишь бы не плакало. Да и Маха, думаю, поспособствовала в этом. Так что всё нормально. Ну что, пошли?
   --Пошли, - вразнобой сказали друзья и, поднявшись, мы отнесли подносы к столу с грязной посудой, после чего вышли и направились к зданию факультета. А там, в холле разошлись, после того, как я узнала, где нужный мне кабинет.
   Вошла я туда за пару минут до звонка и увидела всех тех, с кем утром проходила первые тесты.
   --Привет ещё раз! - добродушно сказала я и обратилась к девушкам: - Ну как, определили у всех расстояния? Кто, где жил?
   --У меня глухо, - расстроенно произнесла Катя. - Пока никаких зацепок. Филипп Юрьевич сказал, что после пар будем ещё пробовать. Но радует, что ареал распространения зайцев большой, поэтому всегда можно подъехать к нужному месту и не гнать животное издалека.
   --А я, судя по названиям кораблей, которые попадали в поле моего зрения, жила где-то здесь, на Дальнем Востоке, в районе Камчатки, - недовольно сказала Лариса. - Поэтому радиус работы у меня небольшой, ведь я родилась в Билибино. Расстояние по прямой полторы тысячи километров. Так что, работая, придётся много плавать, чтобы могла управлять своей ипостасью. Но Власта сказала, что и этого достаточно.
   --Ну а где я родился, ты знаешь, - откликнулся Гена. - У меня радиус будет в четыре с половиной тысячи километров, что тоже очень хорошо для ежа.
   --Здравствуйте! - в кабинет вошёл долговязый, худощавый мужчина лет пятидесяти. - Присаживайтесь. Будем знакомиться, и сразу начнём занятие.
   В каждом слове и движении преподавателя чувствовалось, что он мужчина энергичный, и я улыбнулась, вспомнив своего историка в школе. "Ну вот и всё, начались мои студенческие будни", - наконец-то осознала я. "Надеюсь, у меня всё получится и я смогу здесь учиться... Нет, не надеюсь, а очень постараюсь, чтобы не ударить в грязь лицом! Освою я и языки, и остальные предметы! Ведь другие учатся, а я не глупее их. Так что, вперёд, Эля, к учёбе, знаниям, и взрослой жизни!" - оптимистично сказала я себе и сосредоточилась на словах преподавателя.
  
  
   Глава 10.
  
   В пятницу, к третьему дню учёбы, я обрела ещё больше уверенности в своих силах, потому что оказалось, что всё не так страшно с языками, и способности к ним у меня есть. А преподаватель английского меня даже похвалил за знания и сказал, что у меня практически нет акцента, хотя после школьной программы ему зачастую многих приходится переучивать. Остальные предметы тоже оказались не такими страшными, как могло показаться из названия, а наоборот только вызывали у меня интерес, потому что на факультете была немного другая форма обучения, чем в школе. Если там нам давали урок и заставляли чуть ли не зубрить учебники, то здесь материал преподносился или на примерах, или в игровой форме, или же методом диалога. И последнее больше всего мне нравилось. Все преподы, с которыми я успела познакомиться, не требовали от нас молчания и внимания каждому их слову, а именно заставляли нас думать, высказывать свою точку зрения на то или иное событие или ситуацию, и я с большим удовольствием ходила на все пары. А вечером специально читала материал наперёд, чтобы обдумать его и потом пообщаться с преподавателем уже со знанием дела.
   Но больше всего мне нравились занятия на симуляторе. Они были обязательными каждый день, и я уже трижды побывала в теле виртуальной кошки, перемещаясь сначала по дому, потом во дворе, а затем и в лесу. И каждый раз это было очень непросто, потому что переход в двух ног на четыре лапы и совсем другой ракурс на предметы продолжал сбивать меня с толку. А особенно тяжело симуляция далась в лесу. Даже кусты казались большими, и я не сразу понимала, в какую сторону мне двигаться, чтобы дойти до финишной точки, а уж деревья вообще тянулись вверх, и сердце замирало от их размеров, и я подолгу застывала на месте, оглядываясь вокруг и привыкая смотреть на мир так. Однако Кабан не проявлял недовольства заминками, а наоборот приветствовал мою любознательность и осторожность, говоря, что именно так и ведут себя кошки в незнакомом месте, сначала осматривая всё, чтобы потом в случае опасности правильно действовать.
   А вечерами, перед тем как заснуть, я подолгу играла с Махой и, заглядывая ей в глаза, пыталась представить мир так, как видит она его. Или же мы с Алиной наблюдали, как они бесятся с Капой. Однако самым интересным для меня было, когда я впервые увидела вселение Алины в Капу.
   Вечером первого сентября, глядя на наших разбойниц и болтая с Алиной, я высказывала свои страхи о первом вселении, и она предложила посмотреть на него со стороны, на что я, конечно же, согласилась.
   Тут же сбегав в свою комнату, Алина принесла обруч, и я принялась с интересом его разглядывать, удивляясь, что он смотрится скорее как украшение, одеваемое на лоб, а не что-то высокотехнологичное и помогающее вселению в животных.
   По бокам и в центре обруча имелись, как объяснила Алина, специальные датчики, стилизованные под искусно вырезанные по металлу цветы, а пространство между ними соединялось металлическими полосками и завитками, в общем создающее впечатление сложных переплетений. Подруга пояснила, что обручи специально делают такими, чтобы непосвящённые не могли понять, что держат в своих руках. А также сказала, что у парней обручи выглядят попроще, и что только нам девушкам делают такую красоту.
   Аккуратно примерив обруч, я пришла к выводу, что мне он даже очень идёт, а потом передала его Алине и, дождавшись пока она ляжет на диван, принялась внимательно наблюдать за Капой, которая как будто уже знала чего ожидать и, перестав играть с Махой, прибежала к своей хозяйке и запрыгнула ей на грудь.
   А потом началось самое любопытное. Как только Алина одновременно нажала на датчики на висках, тело дёрнулось и застыло, а спустя пару секунд дёрнулась уже Капа, после чего осторожно спрыгнула на пол и, подойдя ко мне, подёргала лапкой штанину спортивок. Всё ещё немного не веря в происходящее, я произнесла имя соседки, и хорёк кивнул, а потом могу поклясться и подмигнул мне. После чего направился к Махе и, задирая её и бегая по всей гостиной, периодически показывая мне какие-нибудь фокусы, которые животные точно не могли бы делать.
   Эта демонстрация разожгла во мне ещё больший интерес, и мне уже не терпелось и самой вот так вселиться в свою кроху и поноситься по комнате в теле животного, и вот так резво поиграть.
   Правда, когда второго числа Рома привёл своего Босса для знакомства с Махой и попытался и так дать наладить контакт кошки с енотом и, вселившись в него, ничего не вышло. Моя трусишка забилась в спальне под кровать и даже не шипела на енота, а чихала, стоя не на лапках, а на их подушечках и всем своим видом давала понять, что знать не желает всяких там енотов. Да ещё и по носу дала животному, когда Рома в его теле попробовал подойти чуть ближе. Это немного огорчило нас, хотя насмеялись мы в тот вечер всё же больше, а потом решили, что Махе просто нужно подрасти, ведь она слишком мелкая, поэтому так реагирует на большого упитанного Босса. Я же долго тискала Босса, запуская пальцы в его мех и наслаждаясь его шелковистостью, на что енот блаженно сопел и подставлял то один бок, то другой, а то и пузико.
   "Нет, животные это всё-таки нечто!" - с улыбкой подумала я, вспоминая три дня учёбы и вечера после них. "А уж вселения это вообще полный капец! Скорее бы уже и я могла побегать в теле Махи. Было бы интересно и с Ромой побегать, и с Алиной, или просто с их животными".
   --Мы будем скучать, - жалобно сказала Алина, заглянув ко мне в комнату, а Капа подбежала ближе и проникновенно посмотрела на меня, а потом и на Маху, которая наигравшись и наевшись, уже заснула. - Может, завтра съездишь домой?
   --Нет, прости, хочу сегодня, - с извинением сказала я. - По дому всё же скучаю.
   --Тогда может, оставь хотя бы Маху. Чего её таскать через весь город. Обещаю, буду баловать её, и ухаживать лучше, чем за Капой.
   --Ммм... нет, я буду скучать по ней, - ответила я и, наклонившись над своим мохнатым чудом, провела пальцами по шёрстке, на что она тут же замурлыкала.
   --Вот, Капа, видишь, опять мы остаёмся с тобой вдвоём, - с обидой произнесла подруга. - А ведь так по вечерам нам было весело.
   --Не прибедняйся, - я улыбнулась, бросая в сумку пару учебников, которые хотела почитать на выходных. - Ромка с Боссом тебя развлекут и днём, и ночью. Блок полностью в вашем распоряжении будет.
   --Только в этом и радость, хотя ты нам и не мешала до этого, - Алина заразительно улыбнулась и спросила: - Когда вернёшься-то? В воскресенье или в понедельник утром?
   --Если честно, не знаю пока, - подумав, ответила я. - Если совсем тоскливо будет в квартире, то в воскресенье вечером. А если пойму, что уже более спокойно переношу пустоту квартиры, то в понедельник утром. Давай я запишу твой номер и наберу потом, чтобы точно сказать и не застать вас с Ромкой врасплох.
   --Записывай, - подруга кивнула, и когда я достала свой телефон, продиктовала номер.
   После этого, так как уже была готова к выходу, я ещё раз проверила свою сумочку и, убедившись, что всё нужное взяла, повесила её на плечо, а потом аккуратно переложила Маху в переноску и, помахав Алине, вышла из блока.
   Так как наш факультет стоял в самом конце университетской территории, то до основных ворот пешком мне требовалось пройти немало, а потом ещё и до остановки маршрутки дошагать тоже не близкий путь. Но я наслаждалась этой неспешной ходьбой и продумывала, что необходимо купить домой и мне, и Махе.
   "Холодильник дома пустой, а значит нужно зайти в супермаркет, чтобы было что пожевать и вечером, и на завтрак. Махе нужно корма купить. А так же туалет ей и наполнитель. Пусть дома тоже стоит, ведь всё равно буду каждый раз её с собой забирать. Заодно в зоомагазине куплю ей ошейник красивый и ещё пару игрушек", - перечисляла я про себя, когда сзади раздался шум автомобильного двигателя, а потом мне посигналили.
   --Эля?! Ты куда? Домой? - внедорожник остановился рядом со мной и из окна высунул голову Кабан.
   --Да. А что, нельзя? - я растерянно посмотрела на него.
   --Почему нельзя? - он удивился. - Конечно, можно. Давай подвезу.
   --Неудобно как-то, - смутившись, сказала я. - Вы же преподаватель, а я студентка.
   --Неудобно телефоном гвозди забивать, - весело бросил он. - И что, что ты студентка? Забудь про дебильную субординацию! Я этого в армии вот так наелся! - он провел ладонью над головой, давая понять, что ему это надоело. - Садись, подвезу в город, или могу прямо домой. Как сама пожелаешь.
   --Мне, в общем-то, не совсем домой, - улыбнувшись, сказала я и села в машину. - Нужно ещё в продуктовый зайти, а потом зоомагазин. Это если вам, конечно, по пути, - я назвала адрес, и Кабан заверил:
   --По пути, не волнуйся, - а потом кивнул на переноску. - Твоя ипостась?
   --Да. Моя Маха, - ласково сказала я, заглянув в корзинку, где она продолжала спать.
   --На следующей неделе уже попробуешь вселение в неё. Власта приказала для тебя сделать обруч в первую очередь. Так что будешь приходить ко мне на уроки уже с ней.
   --Ох, жду-не дождусь этого! - с воодушевлением сказала я. - Так хочется попробовать - каково это быть в теле кошки по-настоящему, а не на симуляторе.
   --Будет весело, - пообещал он, и мы выехали за ворота университета, направившись в город.
   --А вы, значит, в армии служили? - спросила я.
   --Да, в спецназе, - отрывисто сказала он. - С детства мечтал быть военным и видел себя только в этой профессии. И мне даже какое-то время это нравилось, но потом, чем в большем количестве операций участвовал, чем больше видел грязи и кр... нехорошего, тем больше понимал, что это не моё. А однажды Власта приехала в наше подразделение с инспекцией и разглядела моё прошлое воплощение. Вот так я оказался здесь. И скажу тебе - очень рад этому. Всё же моё призвание не совсем воевать, - он подмигнул мне. - С молодёжью мне больше нравится работать, особенно зная, что лично вам, во время операций опасность не грозит.
   --Власта всех ведь находит? И благодаря отцу попадает и в военные части? - поинтересовалась я. - Просто как-то до сих пор не верится, что она такая молодая, а уже столько сделала. Обычно ведь молодёжь воспринимают несерьёзно. А тут такой университет даже разрешили создать...
   --Власта с шестнадцати лет плотно работает на военных, и даже звание имеет повыше моего, - уважительно сказал Кабан. - И поверь, она девушка очень умная. А главное, душевная и справедливая. И что ещё немаловажно - не испытывает раболепства перед вышестоящими. Может такого прочухана дать некоторым, что будь здоров.
   --Понятно, - пробормотала я, чувствуя, что мужчина не очень хочет говорить на эту тему и отделывается общими фразами, поэтому спросила другое: - Вот вы сказали, что скоро начну вселяться в Маху, а друзья перед этим рассказывали, что я буду выходить в информационное поле и оттуда уже смотреть и выбирать чьё тело занимать...
   --Для начала ты будешь занимать тело только своей Махи, - перебил Кабан. - До выбора ещё нужно научиться своей кошкой управлять и пообвыкнуться в её теле. Это ведь тоже не пятиминутное дело. Тебя очень многое будет отвлекать, и сбивать с толку.
   --А как... - начала я, но Кабан весело перебил:
   --А так! На занятиях будешь задавать вопросы, и получать ответы! У тебя выходной, поэтому отдыхай!
   --Ой, простите, и у вас ведь выходной, - мне стало стыдно.
   --Ага, и у меня! - согласился он и вздохнул. - Единственные дни, когда я могу выбраться из университета. Есть тут у меня в городе женщина с маленьким мальчуганом, с которыми я бы хотел больше проводить времени и забрать к себе, но пока никак. Допуска у них нет к нам, поэтому так и мотаюсь... И слушай, перестань мне выкать. Я со своими подопечными предпочитаю нормальное общение на ты, так что привыкай.
   --Как-то неудобно, - с сомнением пробормотала я.
   --Я тебе уже сказал, что неудобно, - бросил он и попытался грозно посмотреть на меня, но взгляд выдал его добродушный характер.
   --Ладно, попробую, - ответила я и улыбнулась.
   --Как тебе вообще у нас? Нравится?
   --Очень! - с воодушевлением сказала я. - Даже не верится, что так может быть! И студенты хорошие, и преподаватели, да и остальное тоже.
   --Вот и замечательно. Это главное. Ведь чем лучше атмосфера, тем проще учиться. А в следующие два дня обязательно отдыхай! Вот, кстати, и приехали, - он кивнул на супермаркет, адрес которого я называла, и припарковал машину.
   --Спасибо огромное, что подвезли! - с улыбкой произнесла я, и быстро попрощавшись, видя, как ему не терпится попасть к своей женщине, вышла из машины, а потом помахала ему вслед, когда он посигналил.
   "Всё-таки с преподами мне везёт по полной!" - сказала я себе и первым делом направилась в зоомагазин, расположенный рядом.
   Задержалась я там надолго, потому что хотелось купить Махе чуть ли не всё, но уняла свои порывы, приобретя красивый ошейник с медальоном, пару игрушек и всё необходимое для туалета и питания. А затем побежала домой, чтобы оставить свою кису там и уже после идти в магазин для себя.
   Квартира встретила пустотой, и сердце тоскливо сжалось, вновь напоминая мне о потере самого любимого и близкого человека.
   Зайдя в прихожую и закрыв дверь, я прислонилась к стене и с грустью подумала: "Нет, эта печаль меня не скоро отпустит. За восемнадцать лет жизни я привыкла, что бабушка встречает меня, хлопочет вокруг, суетится и волнуется за меня, и сколько я буду здесь жить, всегда буду ощущать пустоту. Наверное, всё же хорошо, что я живу в университетском общежитии. Там легче и воспоминания не бередят рану...".
   --Мяу, - требовательно раздалось из переноски и Маха начала скрестись, оторвав меня от грустных мыслей.
   --Что, разбойница, выдрыхлась и теперь хочешь новую территорию осмотреть? - ласково сказала я, поставив переноску на пол, и достала своё чудо.
   Она тут же начала принюхиваться, осматриваясь вокруг, а когда я её отпустила, осторожно двинулась по коридору.
   --Ну, пошли, устрою тебе экскурсию по ещё одному твоему дому, - снова вслух сказала я, чтобы хоть как-то вернуть помещению ощущение обжитого и, следуя за Махой, принялась рассказывать где комната бабушки, где моя, где кухня, а где и ванна с туалетом.
   И этот разговор меня немного успокаивал, притупляя боль, хотя всё крутилось возле бабушки. В памяти начали всплывать подробности смешных историй, или просто воспоминания, которые греют сердце и минут через двадцать я почувствовала, что мне становится легче. Мне требовалось, по-настоящему, кому-то выговориться, рассказать, не скрывая чувств, насколько сильно я любила бабулю, и присутствие рядом живой души помогло в этом. Правда, в конце я всё же не выдержала и расплакалась.
   --Я скучаю по ней... очень сильно... понимаешь... - снова вернувшись в зал, я взяла Маху на руки и плача, прижала её к себе. - Без неё очень-очень пусто и в квартире, и в душе... Хорошо, что хоть ты у меня есть...
   А она, как будто понимания, что мне сейчас требуется моральная поддержка, ткнулась носиком мне в щёку и, замурлыкав, начала ластиться.
   --Ты всё понимаешь, - пробормотала я, гладя её.
   Неожиданно со стороны входной двери донеслась возня, а потом она открылась и настороженно спросили:
   --Эля?!.. Это ты?
   --Да, я! - ответила я, узнав тётю Раю, соседку снизу, которой оставляла ключи, и быстро вытерев слёзы, вышла к ней. - Приехала вот домой. Причём не одна.
   --Фух, хорошо, - она опустила скалку, которую держала в руках. - А то слышу, что кто-то ходит по квартире... Ой, кошечку себе завела? Вот и правильно! Вот и умница! Животинка тебе сейчас нужна. Всё не одна!
   Соседка подошла и погладила Маху, не став акцентировать внимание на моих заплаканных глазах, после чего деловито сказала:
   --Пошли-ка ко мне! Я как раз ужинать собралась. Потом посидим, расскажешь мне, как тебе учится.
   --Спасибо, - с теплотой сказала я. - Но давайте я завтра зайду. Хочу киску свою покормить и показать ей, где туалет, а потом в магазин сбегать. В холодильнике пусто и нужно купить что-нибудь и на завтрак, и на ужин. Да и вообще, не лениться готовить самой. Нас ведь в универе кормят, и я боюсь облениться вконец из-за всей этой заботы. Да и учебники почитать нужно.
   --Много задают, да? - тётя Рая с сочувствием посмотрела на меня.
   --Ну, не так чтобы, но всё же, - уклончиво ответила я и, придерживаясь рассказанного раньше, что буду учиться на факультете международных отношений, добавила: - Просто некоторые предметы тяжелее, чем я думала. Да и по истории нужно многое перечитать, а то позабывала уже.
   --Ну да - ну да, понимаю, - закивала она. - Хорошо, приходи завтра. Я как раз пирог испеку по рецепту твоей бабушки.
   --Спасибо, - ответила я, чувствуя сейчас потребность побыть одной в квартире, а не сидеть в обществе бабушкиной подруги.
   --Ой, забыла сказать! - она только собралась выйти, как остановилась. - Тут вчера приезжал мужчина. Бабушку твою спрашивал, а потом тебя.
   --Какой мужчина? - удивлённо спросила я.
   --Не назвался он. Лет так под сорок, хорошо одетый, ухоженный и рожа аж лоснилась от самодовольства. Я потом ещё посмотрела, на большой такой чёрной машине приехал... Джипе, вот! - тётя Рая поморщилась. - Звонил в двери, а когда я поднялась и спросила, чего он хочет, чуть ли не сквозь зубы со мной начал разговаривать. Сильно деловой он. И даже, сволочь, не посочувствовал, что Клавдия померла.
   --А что хотел, не сказал? - не зная даже приблизительно, кто мог искать бабушку, я нахмурилась.
   "Среди бабушкиных знакомых точно нет таких хамов и пижонов. Она только с интеллигентными людьми общалась. Да они все и на похоронах были, поэтому знают о её смерти", - подумала я.
   --Нет. Я пробовала спросить, но он даже не потрудился представиться. Всё выспрашивал, как тогда тебя найти. Но я ему не сказала! Даже не сказала, что ты в Хабаровске. А просто обмолвилась, что ты поступила и уехала в университет. Пусть культурному обращению учится и отвечает на вопросы, прежде чем мне допросы устраивать!
   --Правильно, и не говорите, - мне не понравилась эта новость. - Если приедет снова, не рассказывайте, что видели меня. Пусть лучше оставит номер телефона, и я ему потом перезвоню.
   --Хорошо, деточка, так и сделаю, - заверила тётя Рая. - Тогда пошла я. Если вдруг заскучаешь и сегодня, заходи.
   --Хорошо, - я кивнула, а когда она вышла, закрыла дверь и принялась распаковывать покупки Махи, чтобы покормить её, а в голове перебирала всех знакомых бабушки.
   Однако и сейчас никто не вспомнился, поэтому я плюнула на этого мужчину и стала кормить свою кроху и показывать где туалет.
   Сделав всё это, я побежала в супермаркет и, купив всё необходимое, вернулась домой и принялась готовить ужин. А когда поела и поиграла со своей малышкой, решила, наконец, ответить на письма подруг, которые разъехались по разным университетам.
   Судя по написанному, кто-то из них был очень доволен университетом и одногруппниками, а кто-то наоборот жаловался, что одни придурки, или же, что условия в общаге хуже некуда и жить невозможно из-за ужасных условий, на что я сочувственно отвечала. Но про свой факультет распространяться не стала, да и вообще решила не писать им, что перевелась в другой университет, потому что это повлекло бы только лишние вопросы.
   "А вот от вопросов Туси мне не отвертеться", - я вспомнила свою единственную оставшуюся здесь подругу, поступившую в педагогический. "Но она пока не отзывается, и я не буду её беспокоить. Видать накапливает впечатления и знакомится со всеми, а потом позвонит в одни из выходных и, вытащив меня гулять, будет рассказывать сразу всё", - я улыбнулась, представив, как она, жестикулируя и кривляясь, выдаёт всю информацию. "Бедными будут мои уши. А потом начнутся мучения и с расспросами. Туго мне придётся. Ведь нельзя рассказывать на кого я на самом деле учусь и с кем... Ну да ладно, что-нибудь потом придумаю".
   О переводе я не рассказала даже матери. Она написала первого числа и, поздравив с началом учебного года, поставила в известность, что в качестве подарка положила мне на карточку три с половиной тысячи рублей и просила купить себе какой-нибудь подарок от неё. Поблагодарив, я написала в ответ, что сейчас мне тем более не нужно высылать деньги, потому что в университете я попала в программу грантов для одарённых студентов и мне дополнительно выплачивают хорошую стипендию, и я вообще ни в чём не нуждаюсь.
   Разобравшись с почтой, я опять поигралась немного с Махой, а потом почитала один из учебников, после чего, под мурчание своей мелкой трактористки заснула. Причём, заснула с лёгким сердцем, не чувствуя уже себя одинокой и никому не нужной. Ведь у меня уже был маленький пушистый комочек, который требовал моей заботы и ласки, и платил мне ещё большей любовью.
   Однако утром я проснулась разбитой и, взглянув в окно, поняла, в чём дело. Я всегда была чувствительна к переменам погоды и бабуля часто подшучивала, говоря, что я её барометр. Если меня начинало клонить в сон, и я чувствовала апатию, а на небе не было ни одного облачка, я всё равно с уверенностью могла сказать, что скоро появятся тучи и пойдёт дождь, или что погода резко изменится. А сегодня как раз нагнало тучи и всё вокруг стало противно-серым и унылым.
   Маха, тоже чувствуя, что будет холодать, вела себя вяло и даже отказалась играть, лишь поев и сходив в туалет, после чего забралась ко мне на руки и снова заснула, пока я пила утренний чай. Эта кошачья лень, в конце концов, передалась и мне, и я целый день провалялась на тахте, то читая учебник, то слушая музыку или же глядя телевизор и говоря себе, что иногда можно полениться и ничего не делать, особенно в такой мерзлопакостный денёк.
   Лишь вечером, когда пришла тетя Рая, я заставила себя подняться и сходить к ней в гости. За чаем и пирогом, мы неспешно беседовали, и я рассказывала ей и про свою соседку по комнате, и про учёбу, и про быт, опуская многие подробности, а потом мы вспомнили бабулю, и я снова почувствовала, что на сердце появляется лёгкость. Ведь выходило, что не я одна грущу по ней и часто вспоминаю, а печаль разделённая на двоих всегда легче переносится.
   Это придало мне сил, и на следующий день я вела себя не так вяло, поэтому затеяла уборку, перетирая пыль и вымывая всё, чтобы квартира по-прежнему имела нормальный вид, как при жизни бабули. Моя суета растормошила и Маху, поэтому целый день мы крутились по дому, и она не раз рассмешила меня своими проделками, а заодно и показывала минусы моей уборки, когда залезши куда-нибудь, выбиралась назад уже в пыли или с паутиной на усах.
   Из-за всей этой беготни, к вечеру я порядком устала, однако всё же решила вернуться в университет, чтобы с утра не добираться в заполненном транспорте с переноской и, выслушивая в свой адрес нелестные слова, что только место занимаю своими корзинами. Поэтому собралась и, закрыв квартиру, поехала назад, предварительно позвонив Алине, чем обрадовала её и долго выслушивала её довольный писк в трубке.
  
  
   Глава 11.
  
   Началась вторая неделя моего обучения в университете, и я уже чувствовала себя, как дома. Точнее, это ощущение появилось ещё вечером в воскресенье, когда мы с Махой вернулись.
   Было так приятно, что Алина с Капой радостно встретили нас и обе попискивая, крутились вокруг - Алина с расспросами - как я провела выходные, а Капа - играя с Махой. И я поймала себя на мысли, что все мои прошлые переживания насчёт нового места оказались напрасными. Здесь, в университете, я не чувствовала себя одинокой и за первые три с половиной дня нашла и друзей, и внимание, и заботу. И я точно знала, что здесь на своём месте. Поэтому в понедельник приступила к занятиям с ещё большим рвением.
   Правда, после второй пары, когда мы собрались в столовой, немного утратила его и слегка хмурилась.
   --Эля, ты чего? - спросила Алина, жуя салат.
   --Сегодня у меня был первый урок немецкого. Если во французском я путалась с формами глаголов, то на немецком туплю с артиклями. Определённый, неопределённый, нулевой с двумя видами... Пока не понимаю этого.
   --Обязательно разберёшься. Я тоже на первом уроке смотрел на препода округлёнными глазами, - сказал Гена, севший обедать с нами.
   --Конечно, разберусь. Просто мне всё же тяжело вот так мысленно перескакивать с одного языка на другой. Хорошо, что хоть подряд пары не ставят, а разбавляют другими предметами. Но вот вечером-то повторять надо эти языки, и боюсь, буду путаться, - произнесла я, а потом удивлённо посмотрела на парня-ежа. - Подожди, так ты тоже учишь немецкий?
   --Да, - подтвердил он. - У меня шесть языков по программе и большая часть европейские.
   --Хм, а почему тогда у нас пары разные? - удивилась я. - Можно ведь, как и большинству предметов обучать нас всех вместе.
   --Это такая методика, - подал голос Рома. - Первый семестр вас обучают по отдельности, давая основные навыки владения языком. Во втором семестре начинают совместные уроки, чтобы вы могли практиковаться в разговорном. А со второго года обучения переводят в общие группы, где занимаются уже все. Это позволяет быстрее обучаться, это я могу точно сказать, потому что первый год у меня тоже часто возникали проблемы с некоторыми языками, но как только я попал в сборную группу, то быстро подтянулся. Понимаешь, слушая тех, кто хорошо знает язык, учишься у них, а если что-то непонятно, всегда можно спросить и никому в голову не придёт смеяться над твоими вопросами, потому что все через это прошли.
   --Да, кстати, я так подтянула английский, - сказала Алина. - В школе за восемь лет меня не могли нормально научить даже читать на нём, не то чтобы говорить, а тут я уже через год обучения начала бегло переводить за любым из студентов и могу вести беседы...
   --Фух, можете меня поздравить! - радостно сказала Катя, появившись в столовой и подойдя к нашему столу. - Нашли моё прежнее место жительства! Я жила в Карелии! Возле Ладожского озера! А учитывая, что родилась потом в Рязани, то могу примерно на семьсот-семьсот пятьдесят километров перемещаться. Вот!
   --Поздравляем! - почти хором ответили мы.
   --Так что теперь и мне смогут сделать обруч! - девушка аж приплясывала от радости. - Ладно, побегу есть, а то упарилась со своей зайчихой. Попала на период, когда у неё малыши были, и она пришла их кормить. Теперь такое ощущение, что сама это делала и жутко проголодалась!
   --Встретимся на четвёртой паре, - сказал Гена и проводил девушку взглядом, а мы моментально переглянулись, понимая, что ёж заинтересовался зайкой.
   В этот момент в столовой появился Кабан и тоже направился к нашему столу. Поздоровавшись со всеми и пожелав нам приятного аппетита, он хитро посмотрел на меня и сказал:
   --Ну что, Кошка, приходи сегодня ко мне на занятие со своей Махой. Привезли твой обруч.
   --Да?! - я одновременно и обрадовалась, и испытала толику страха. - Хорошо. Обязательно возьму её! - заверила я, и когда Кабан отошёл, обвела друзей взглядом. - Ох, и так интересно, и одновременно боязно. Как всё пройдёт, и как перенесёт Маха? Она ведь совсем маленькая ещё.
   --Нормально она перенесёт, - успокаивающе сказала Алина. - Я в Капу начала вселяться тоже когда она маленькой была. Да и Ромке Босса привезли совсем крохотным, и ты видела во что он вымахал.
   --Главное теперь дождаться ПН. Впереди ведь ещё две пары, - пробормотала я.
   --Дождёшься. Куда ж денешься-то, - добродушно сказал Гена. - А потом за ужином нам расскажешь, каково это было.
   Я кивнула, взглянув на часы, и время с этого момента как назло начало еле тянуться. Особенно тяжело далась четвёртая пара. Почти не слушая преподавателя по культурологии, я всё думала, как будет проходить вселение, и ёрзала на месте, а когда, наконец, прозвенел звонок, бросилась в общежитие.
   Маха, судя по всему, пребывала в самом благостном расположении духа. Растянувшись на моей кровати вместе Капой, они лениво касались друг друга лапами и слегка покусывали то за них, то за уши, при этом щурились от солнца.
   --Иди ко мне, малышка, - забежав в комнату и взяв Маху на руки, сказала я, после чего погладила Капу и добавила: - Ну что, девочки, начинается моя настоящая учёба по профилю. Так что, Капа, прости, забираю эту разбойницу. А ты, Маха, готовься делить со мной одно тело.
   На это моя киса только муркнула и без проблем дала засунуть себя в переноску. А пока я вернулась в здание факультета, даже успела заснуть.
   --Это хорошо, что она заснула, - сказал Кабан, когда я забежала в класс с симуляторами и открыла переноску. - Не трогай, пусть пока спит. Так даже лучше. Проведу небольшой инструктаж тебе. Только сразу пошли в класс для практических занятий. Теперь большую часть времени ты будешь проводить там, потому что твоё бывшее воплощение живёт с тобой.
   --Понятно, - я аккуратно закрыла переноску и, взяв её, двинулась за Кабаном.
   --Итак, рассказываю, как всё будет происходить. Я выдам тебе обруч... Тебе кто-нибудь уже показывал его? - спросил он, когда мы вышли в коридор.
   --Да. Моя соседка по комнате, - быстро ответила я. - И объяснила, что он активируется одновременным нажатием на два датчика на висках... Только я бы хотела спросить - а что будет, если я не одновременно нажму?
   --Ничего не будет. Останешься в теле, - пояснил он. - Так вот - как только ты оденешь обруч и активируешь его, обнаружишь себя в некоем пространстве. Это и есть информационное поле, где ты увидишь всех представителей своей породы...
   --Поле серо-голубое, а кошки - оранжевые, да? - вспоминая, что мне говорили, произнесла я.
   --Верно, - мужчина кивнул и завёл меня в комнату, в конце коридора, напротив той, где мы снимали показатели для обручей. - И вот тут уже главное в первый раз не растеряться. Мало того, что кошек очень много, так ещё и радиус работы у тебя большой, поэтому внизу всё будет казаться большим оранжевым пятном. И здесь главное в первые секунды не впасть в панику и не дёрнуться. Ты должна зависнуть на месте и не двигаться...
   --Почему? - перебив, спросила я.
   --Потому что мгновенно можешь переместиться в пространстве и не найдёшь своей Махи, - ответил он. - Просто зависни и не двигайся. Можешь вправо и влево повертеть головой, чтобы оценить свои масштабы, но не лети туда. И не пугайся, что проявятся животные то справа, а то слева... Некоторые путают диаметр с радиусом и думают, что увидят своих животных во все стороны. Но для этого необходимо выбирать направление. Смотришь прямо - видишь только тех, кто прямо, поворачиваешь голову влево и видишь всех, кто находится на шесть с половиной тысяч километров в том направлении...
   --Я поняла.
   --Но повторяю ещё раз, не лети в те стороны, не перемещайся, а просто зависни...
   --А если всё же полечу или дёрнусь? - осторожно поинтересовалась я.
   --Тут только два варианта - или проведёшь все тридцать минут в этом пространстве, или же спустишься вниз и попробуешь вселиться в какую-нибудь другую кошку, но оба из них будут означать, что ты не справилась с заданием, не сумев попасть в нужное животное. Вселение в других кошек и перемещения в другие регионы у нас позже по программе и сейчас важно только вселение в свою кошку, - пояснил он. - Так вот, если не дёрнешься и когда придёшь в себя, начинай медленно опускать вниз. Просто подумай об этом. В этот момент ты будешь как бы приближаться к земле, и чем ближе будешь, чем отчётливее будут становиться силуэты кошек... Это приблизительно, как рассматривать спутниковые снимки с увеличением. Сначала ты видишь как бы просто какой-то регион. А потом кликаешь по определённому участку снимка и он увеличивается, и ты видишь уже город, потом ещё клик, и ты видишь район, потом - улицу, а затем и дом. Будет почти так же, просто без кликов, а медленное увеличение, поняла?
   --Угу, - я кивнула, внимательно слушая.
   --Если не дернешься и не сдвинешься, в конце концов окажешься над нашим зданием...
   --А я смогу его видеть? Или вас? Или только животных?
   --Сможешь, но изображение будет очень зыбким и прозрачным, наподобие миража. Единственными яркими пятнами останутся представители твоего вида. Здесь в здании, специально для твоего первого раза, сейчас одна кошка, твоя Маха, а Варю с её сиамской кошкой я попросил не приближаться, поэтому она сидит в общежитии. Смотри, не попутай...
   --Ой, а что произойдёт, если я вселюсь в её кошку? - испуганно спросила я.
   --Будешь в Вариной кошке, - ответил Кабан с лёгким недовольством посмотрев на меня и я почувствовала себя дурой, неверно поставив вопрос, поэтому поправила себя:
   --То есть, а вдруг я вселюсь, когда там будет Варя? Что случится?
   --Ничего не случится. Ты не сможешь в неё вселиться. Чужое человеческое сознание не выкинуть из кошки. Если занято, то уже занято.
   --Ааа, ну тогда хорошо, - сказала я. - А что потом, если я сделаю всё правильно и найду Маху?
   --А потом просто опускайся в свою кошечку. Только не бойся этого. Вреда ты ей не причинишь. Ну а дальше уже посмотрим по ситуации, как справишься со своей кошкой. Ведь всё будет совсем не так, как во время регрессивного гипноза, или симулятора. Некоторые даже двинуться не могут и замирают, пытаясь привыкнуть к новым ощущениям. Но не волнуйся. Я буду рядом, и если впадёшь в ступор, просто выключу обруч, чем верну тебя в тело.
   --Договорились, - ответила я, чувствуя волнение.
   --Тогда вынимай свою кроху из переноски и буди её, а потом ложись вон на ту кушетку, - Кабан указал в угол комнаты, и я оглянулась вокруг.
   Помещение оказалось таким же большим, как и комната с симуляторами, но в центре было много места, а вот вдоль стен стояли разные приборы и тренажёры, предназначение которых я не понимала.
   "Ладно, думаю, потом мне объяснят, когда придёт время. Сейчас главное сосредоточиться на первом вселении", - сказала я себе и, присев, открыла переноску. "Бедная моя Маха, спит себе и не подозревает, что сейчас произойдёт", - достав её, я провела рукой по шёрстке, и она лениво зевнула, глядя на меня с укором, что её посмели разбудить.
   --Просыпайся, моя хорошая. Сейчас кое-что будет. Пока походи, погуляй тут, осмотрись, - ласково сказала я и поставила её на пол, а Кабан подошёл к столу возле большого окна и что-то достал из ящика, а затем вернулся ко мне и, протянув взятое, произнёс:
   --Держи, это твоё орудие труда. Обращайся с ним бережно. В воду не окунай, на пол с размаха не бросай. В этих выпуклостях, сделанных под цветы, сложные передатчики, настраивающие твой мозг на волну твоей ипостаси, и они чувствительны к воде и броскам. Чужим обруч не давай, и не рассказывай, что это на самом деле такое. Все наши, для родных, придерживаются версии, что это просто украшение такое.
   --Хорошо, - я с благоговейным трепетом взяла в руки обруч и посмотрела на него.
   Всё было точно так же, как и у Алины - и то же ажурное переплетение полосок и завитков, и три датчика - два по бокам и один в центре, только у меня они были стилизованы не под ромашку, как у соседки, а походили на раскрытый бутон розы.
   --Давай, примеряй его, а потом ложись на кушетку.
   --Маху брать? - поинтересовалась я и оглянулась в её поисках.
   --Не надо, бесполезно, - Кабан улыбнулся, увидев, что моя кошечка уже нашла себе игрушку в виде проводов, свисающих с одного из приборов, и сейчас то ударяла по ним лапкой, наблюдая, как они раскачиваются, а то - пытаясь дотянуться до них зубками, но быстро потеряла к этому интерес и двинулась дальше, настороженно обнюхивая всё новое, что попадало в поле её зрения. - Смотрю, она у тебя егоза и на месте сидеть не будет.
   --Что не будет, это точно, - с улыбкой согласилась я. - Ей везде нужно сунуться.
   --Тогда вперёд, в информационное поле, - сказал он.
   Кивнув, я подошла к кушетке и, сев на неё, надела обруч на лоб, чувствуя, как он немного сжимает виски.
   --Должен сидеть плотно, но при этом не сильно давить и не причинять дискомфорт, - пояснил мужчина.
   --Вроде именно так и сидит, - ответила я, а потом глубоко вздохнула и легла.
   --Как будешь готова, нажми на датчики на висках, и помни, не пугайся, что бы в первый момент ни испытала. Да и сейчас постарайся успокоиться.
   --Попробую, - пробубнила я и принялась размеренно дышать, как перед стартом на соревнованиях, чтобы взять себя в руки, а когда ощутила, что сердце не так учащённо бьётся, а волнение схлынуло, протянула руки и, закрыв глаза, одновременно нажала на цветы.
   Я себя готовила к чему угодно, но случившееся в первые секунды настолько испугало меня, что я мысленно закричала... По крайней мере, именно так я почувствовала. И было от чего. Казалось, что мною выстрелили из какой-то дальнобойной пушки, потому что меня резко выбросило вверх, да настолько, что дыхание от скорости перехватило, а желудок, казалось, переместился к горлу. Но уже через пару мгновение ощущения изменились, и я почувствовала себя невесомой. Это было так странно, что сначала я оцепенела, испугавшись, что не чувствую своего тела, а потом в голове проскочила шальная мысль, что я могу теперь и летать, раз ничего не вешу, и захотелось парить и носиться в пространстве.
   "Стоп! Не двигайся!" - мысленно прокричала я себе, вспомнив, что нельзя этого делать и замерла, а когда немного свыклась, решилась открыть глаза.
   "О Боже! Как красиво!" - первое, что мне захотелось произнести, когда я увидела представшую картину. И это действительно было очень красиво. Пространство вокруг оказалось не совсем таким, как я себе представляла. Вернее, оно было серо-голубым, но оттенки были чистыми и приятными взору, и казалось, что кристально-голубой цвет подёрнут дымкой светло-серого. "Как летним утром, перед рассветом. Момент, когда ночь и сумерки отступили, и вот-вот встанет солнце, и ты точно знаешь, что день будет ярким и солнечным... И от этого такое приятное ощущение на душе...", - я снова захотела парить и наслаждаться разлившимся в душе спокойствием, и в этот раз заставить себя не двигаться удалось с ещё большим трудом.
   "Потом, когда привыкну к переселениям, обязательно просто выйду в это поле и полетаю, наслаждаясь ощущениями", - пообещала я себе, и скомандовала: - "А сейчас нужно осмотреться, а потом и остальное сделать".
   Придерживаясь своих команд, я посмотрела прямо перед собой и медленно опустила голову вниз, и тут же увидела, как внизу как будто загорается оранжевый цвет, постепенно всё больше окрашивая уходящее вдаль пространство.
   "Это всё кошки? И так далеко я могу залетать?" - ошеломлённо подумала я, рассматривая всё внизу. "Многовато, конечно... Но и просветов между пятнами много... Наверное, там где очень яркие пятна - это города, где тускнее - это посёлки или деревни, а там, где обыкновенный цвет - кошек нет... Прикольно! Уже хоть какой-то ориентир... А внизу подо мной - это Хабаровск... Ух ты, а кошек у нас немало! Ярко светит город! Быстрее бы туда спуститься!.. Но всё же сначала осмотрюсь ещё", - решила я и повернула голову направо.
   Картинка мгновенно поменялась и я изумлённо охнула, увидев, что с правой стороны оранжевого ещё больше, а кое-где цвет сливается в гигантские пятна. "Это сколь же там кошек?.. Разберусь ли я, когда понадобится?" - я испытала неуверенность, что это получится. Однако решила пока не накручивать себя и повернула голову влево.
   И снова перед глазами всё изменилось, но в этот раз преобладал серо-голубой цвет, а не оранжевый. "Хм, здесь больше пространства, где котов совсем нет... И как-то странно расположены точки, где они есть... Что-то они напоминают...", - я на секунду задумалась, ища ответ и улыбнулась, всё поняв. "Ну конечно здесь не будет котов! Пустое пространство - это море и океан! А странное расположение точек, это очертания Японии и Сахалина!.. Ага, значит, когда я смотрела, впереди у меня была Монголия, Китай и прочие азиатские страны. Там кошек не так много. Когда я поворачивала голову вправо, то в поле зрения попадала в основном Россия с нашими большими городами, где кошек огромное количество, а слева у меня получается регион, где преобладают водные пространства, поэтому кошки видны только на островах...", - поняла я, и захотелось обернуться и посмотреть себе за спину, на Чукотку и Камчатку, но побоялась это делать. "Нет, лучше не дёргаться. Я слишком невесомая сейчас и могу так развернуться, что собьюсь. В другой раз осмотрюсь вокруг более подробно. А сейчас нужно попробовать спуститься вниз", - сказала я себе и, посмотрев под ноги, представила, что как будто медленно опускаюсь по канату.
   Внизу начало всё меняться, и большое пятно внизу постепенно приближалось. И чем ближе оно становилось, тем больше оранжевый цвет разделялся, становясь не сплошным пятном, а отдельными точками. А в какой-то из моментов я замерла, потому что увидела город с высоты птичьего полёта и открывшаяся картина была необыкновенной и сюрреалистичной.
   Я видела миражи домов, идущих по своим делам людей, движущиеся машины, даже видела летающих прозрачных птиц, и от этого становилось жутковато, потому что всё это происходило в абсолютной тишине.
   "Как будто я в другом измерении, где звуки не проходят... Это пугает и кажется ненормальным, потому что ведь там внизу жизнь бурлит, отзываясь миллионом звуков, на которые мы и не обращаем внимания. И только здесь начинаешь это понимать... Но миражи и прозрачные очертания рассматривать интересно", - подумала я и вспомнилась одна из статей, когда-то прочитанных в газете. Там писалось, что и люди, и любой предмет, созданный их руками, оставляет энергетический след в информационном поле Земли, и теперь я видела этот след. "Но я настроена только на кошек, поэтому их вижу отчётливо, а всё остальное призрачно и зыбко".
   А кошек я на самом деле видела очень хорошо. Теперь оранжевые пятна перестали быть точками, а превратились в отдельные силуэты, и я уже чётко разделяла их, видя, что некоторые кошки неподвижны, а некоторые не спеша прохаживаются, а кто-то из них бегает и прыгает. Единственное неудобство заключалось в том, что где стояли многоэтажные дома, некоторые силуэты накладывались друг на друга. Но я опустилась ещё ниже, и стала видеть кошек как бы расположенными по невидимым ярусам, и только после этого до меня дошло, что я всё-таки, наверное, немного сместилась в сторону от университета, потому что многоэтажные дома находились минутах в пяти езды от кампуса.
   "Блин, а куда же теперь двигаться дальше?" - я замерла, восстанавливая в памяти картинку, которую видела, ездивши со Властой и Кабаном в универ и из него.
   "Вроде влево стоит продвинуться... Или нет, попробую подняться немного вверх и посмотреть на панораму", - решила я и с лёгкостью немного поднялась от земли, а оглянувшись, увидела полупрозрачные знакомые очертания и своего факультета, и общежития, и столовой.
   "А ориентироваться, в принципе, просто, если знаешь, как выглядит здание сверху и что имеется рядом. Нужно это запомнить и, когда начну работать в незнакомых местах, необходимо просто смотреть спутниковые снимки зданий, чтобы затем точно попадать в них", - отметила я для себя и, пролетев в сторону, зависла над зданием факультета, где сейчас явно различалась лишь одна оранжевая точка.
   "Это моя Маха!" - поняла я и улыбнулась, видя, как силуэт медленно перемещается по комнате. "Ну что ж, тогда попробуем вселение", - сказала я себе и снова ощутила, как нарастает волнение за мою кроху и то, как всё пройдёт.
   Но помня слова своих друзей, что их животные нормально переносили вселения, я попробовала унять своё волнение, и когда это получилось, спустилась вниз, в саму комнату.
   Теперь силуэт Махи обрёл для меня привычные размеры, а рядом я увидела прозрачный мираж Кабана, который ходил следом за Махой. "Ждёт момента, когда я вселюсь в неё", - поняла я и глубоко вздохнув, решила не тянуть.
   Зависнув над Махой, которая как раз остановилась, чтобы что-то понюхать, я закрыла глаза и скомандовала себе опуститься в неё, а затем ощутила тепло, разливающееся по телу, и на меня как будто-то обрушился сразу весь мир. В нос ударил неприятный запах пластика и резины, к которым примешивался запах синтетического коврового покрытия и искусственной кожи, которой была обтянута кушетка. Во всём этом дополнительно улавливался аромат мужского дезодоранта, смешанный с каким-то то ли лосьоном после бритья, то ли одеколоном. А ещё пахло чем-то знакомым, похожим на то, как пахнет земля после дождя, и продуктами, которые здесь недавно употребляли в пищу. Но ощутимее всего были запахи животных, и самым странным являлось то, что я точно могла различить и сказать, где чувствую собаку, где лису, где кого-то из барсуковых, а где и кого-то из обезьян.
   "Боже! С ума сойти! Это что, Маха всё это чувствует!?.. Невероятно!", - пронеслось в голове, и я чихнула, испытывая раздражение от такого количества запахов.
   --Эля?! Ты, как я понимаю, уже здесь? - донеслось до меня, и я узнала голос Кабана, хотя звучал он не совсем так, как было привычно человеческому уху. Теперь, казалось, что я даже с закрытыми глазами могла точно определить как близко ко мне мужчина и даже слышала, как бьётся его сердце. Причём, каждый из звуков воспринимался по-разному, и это тоже давало информацию о расстоянии до говорившего.
   Однако не только эти звуки сейчас прорывались в моё сознание. Вместе с этим я слышала, как громко тикают часы на руке мужчины, гул какого-то работающего прибора в этой комнате, скрипы и щелчки с разных сторон, даже как под ногами Кабана хрустит подложка синтетического коврового покрытия. И всё это вкупе с запахами, сбивало меня с толку, и я никак не могла сосредоточиться на чём-то одном, поэтому встряхнула головой, пытаясь хоть как-то отфильтровать и избавиться от непонятных звуков.
   --Вижу, ты немного растерялась, - произнёс мужчина. - Но это нормально. Сам, когда первый раз попал в тело кабана, долго не мог разобраться со всем происходящим вокруг. Так что привыкни к запахам и звукам, а как будешь готова, открой глаза. Но сразу предупреждаю - кошачье зрение отличается от человеческого, поэтому восприятие мира будет немного другим. И я пока специально закрыл жалюзи, чтобы в помещении стоял полумрак. Вы ведь не особо любите солнце.
   "Спасибо", - хотелось сказать мне, и я открыла рот, чтобы это произнести, но вместо слов раздалось жалобное:
   --Мяу, - и я тут же замолчала, стараясь привыкнуть и к своему новому голосу и невозможности говорить.
   А Кабан, похоже, понял меня без слов, поэтому сказал:
   --Да, пожалуйста, - после чего провёл рукой по голове и почесал меня за ушком.
   "А это приятно!" - подумала я. "Нужно Маху почаще гладить... Так, стоп, что-то я отвлекаюсь. К звукам и запахам, вроде, немного привыкла, и теперь нужно посмотреть на мир глазами кошки", - сказала я и мысленно собравшись, открыла глаза.
   Увиденное слегка удивило меня, но как раз к этому я оказалась больше готова, чем к обострённому обонянию и слуху. Ещё при регрессивном гипнозе я поняла, что угол обзора у котов больше, чем у человека, поэтому не растерялась, осознав, что могу рассмотреть со своей позиции комнату больше, чем в обычном состоянии. А вот восприятие цветов оказалось совсем другим. Они были не такие яркие и контрастные, как мне запомнилось, а кое-какие цветовые пятна были вообще расплывчатыми, поэтому я снова встряхнула головой и попробовала навести резкость. Но ожидаемого эффекта не получилось. Ботинок Кабана, на который я смотрела, почему-то различался не очень чётко.
   "Хм, у Махи что, проблемы со зрением?" - испуганно подумала я и перевела взгляд в сторону, посмотрев на один из тренажёров. И в этот раз всё получилось - я идеально видела его, и даже мелкие трещинки на его краске. "А так вроде всё нормально. Вернее, даже очень чётко и хорошо".
   --Не знаю, читала ты или нет, поэтому немного поясню всё, - сказал Кабан. - У кошек зрение своеобразное. Во-первых, угол зрения в полтора раза больше, чем у человека и составляет сто восемьдесят пять градусов. Если же брать в расчёт и периферийное зрение, то прибавь ещё сто градусов. Поэтому ты будешь комнату видеть в большем объёме, чем в теле человека. Во-вторых, различать ты можешь шесть цветов, но они будут казаться тебе приглушенными, и ты не сможешь, например, сказать, где ярко-синий, а где просто синий цвет. Но это не касается серого цвета. Его оттенки ты различаешь намного лучше, чем человеческий глаз. Также ты должна учитывать, что острота твоего зрения - вещь относительная. Оно у тебя сейчас в шесть раз острее, чем у человека, и ты даже можешь рассмотреть небольшую букашку, ползущую в шести метрах от тебя. Однако есть и некоторые недостатки. На предметах, которые расположены слишком близко, тебе тяжело чётко сфокусироваться, поэтому если что-то хочешь рассмотреть, отойди минимум на пятьдесят - семьдесят сантиметров. Также немаловажно - в солнечную погоду острота зрения падает. Это связано со строением твоих глаз, а вот в сумерках или темноте, ты видишь лучше всего. Единственное, что в абсолютной тьме ты, как и человек ничего не сможешь рассмотреть. Нужен хоть какой-нибудь, даже самый слабый отблеск света.
   "Ага, понятно", - подумала я и испытала недовольство собой, что сама не удосужилась почитать про то, как кошки воспринимают мир. "Обязательно сделаю это сегодня вечером. Но Кабан меня хоть успокоил, что с моей Махой всё хорошо и это не проблема её глаз, а особенность виденья".
   --Так, а теперь самое главное - попробуй двинуться или вперёд, или назад, - попросил он. - По идее, должно получиться. Ведь головой ты уже встряхивала, а значит, владеешь телом кошки.
   "Ой, а точно, я встряхнула головой и даже не задумалась об этом!.. Получается, надо просто захотеть этого, как и в теле человека?" - подумала я и обрадовалась, потому что больше всего меня как раз беспокоило, как я буду управлять своей Махой.
   Однако, радость моя была недолгой. Я продолжала воспринимать себя двуногой и, сделав передней лапкой шажок, застопорилась, не понимая, какую лапу выставлять дальше - вторую переднюю или какую-то из задних.
   "Хм, проблема... На симуляторах я шла двумя ногами, а уже в программе отображалось, что на четырёх. А как здесь собой управлять?" - я снова замерла, а потом подняла голову и, посмотрев на Кабана, присевшего передо мной, снова жалобно мяукнула.
   --Что, не получается? Поди, не знаешь, куда задние лапы девать? - он улыбнулся. - Это мне знакомо. Значит так, когда делаешь шажок например передней правой лапой, одновременно нужно делать шаг и задней левой... Понимаешь, не двумя правыми, или двумя левыми, а вразнобой. Или же можешь попробовать для начала невысоко прыгнуть. Видела же, наверное, как твоя Маха не раз прыгала?
   "Конечно, видела", - подумала я и мысленно улыбнулась, вспомнив, насколько это комично выглядело. Из-за коротеньких лапок и уже прилично отъеденного животика, смотрелась она смешно, когда прыгала, особенно если ещё и хвостик трубой задирала.
   --Ну, давай, попробуй прыгнуть. Оттолкнись задними лапками, а потом перемещай вес тела вперёд и приземляйся на передние.
   Не раздумывая, и помня, как делала Маха, я присела и оттолкнулась от пола, и только в этот момент поняла, что опять срабатывают человеческие привычки и уж если я оттолкнулась ногами, то на них и должна приземлиться.
   "Ай-яй-яй", - пронеслось в голове, и я кубарем покатилась по полу, потому что не смогла выставить передние лапки и на них приземлиться, ведь для меня это было равносильно, как после прыжка коснуться земли не ногами, а руками.
   --И с этим у нас проблемы, - констатировал Кабан, а затем взял, поставил меня на лапы и, вздохнув, сказал: - Ладно. Мы пойдём другим путём. Есть у меня ещё два метода. Применим сначала игровой, а если не сработает, радикальный.
   "Игровой? Радикальный? Это как?" - я с интересом посмотрела на тренера, когда он отошёл к столу и что-то достал оттуда.
   --Попробуем надавить на твои кошачьи инстинкты, - сказал он, вернувшись ко мне, и взмахнул рукой.
   А в следующий момент что-то круглое ударилось о пол и покатилось, привлекая мой взгляд.
   "Мячик!" - поняла я, а Кабан сказал:
   --Кошки очень хорошо реагируют на перемещения в горизонтальной плоскости, и это мгновенно привлекает их внимание. Как, Эля, не хочется побегать за мячиком? Попробуй.
   Повинуясь его просьбе, я снова сделала шаг передней лапкой, а потом подтянула заднюю, после чего сделала шаг уже другой передней лапкой, и снова подумала, что нужно подтянуть вторую заднюю, и это получилось.
   "Ура!" - мысленно закричала я и попробовала идти чуть быстрее, но тут же потерпела фиаско. Одна из задних лап попала под переднюю и, не удержавшись, я уткнулось мордочкой в пол.
   "Фу! Чёрт! Как синтетика ужасно пахнет! Гадость какая! Да ещё и лапы не слушаются!" - с недовольством подумала я и сев, снова чихнула, желая, чтобы запах поскорее развеялся.
   --Прогресс уже есть, но если такими темпами будет осваивать только хождение, времени уйдёт уйма, - пробормотал Кабан, посмотрев на меня и попросил: - Посиди пока здесь, а я сейчас вернусь.
   "Ха, посиди! А я кроме этого пока ничего и не могу делать", - с обидой подумала я и оглянулась вокруг. "Ой, а вон же я лежу на кушетке!" - взгляд упал на моё тело, и было очень странным наблюдать за собой со стороны. "Да уж, ощущения необычные... Впрочем, и в теле кошки они такие же... Я-то боялась, что не смогу ориентироваться такой маленькой в нашем мире, а тут и ходить не могу", - я снова осмотрелась, глядя на комнату с этого ракурса и только сейчас до меня дошло, что я испытываю какое-то странное чувство вдоль позвоночника.
   "Ой, это же мой хвостик!.. Хм, а почему я им из стороны в сторону вожу? Я не думала об этом... Он сам по себе? Да? Так получается? Типа, я недовольна и поэтому он сейчас так двигается и подёргивается?" - спросила я себя, пытаясь разобраться. Но так и не получила ответа на этот вопрос, потому что дверь открылась, а в следующее мгновение раздался такой громкий звук, что меня на секунду оглушило. А от ужаса захотелось куда-нибудь сбежать и спрятаться. Поэтому, повинуясь своим инстинктам, я вскочила на ноги и рванулась под стол, а добежав туда, развернулась и, выгнув спину, зашипела, готовая защищать себя до последнего.
   --Подействовало, - донёсся голос Кабана, и я увидела, как приближаются его ботинки, а потом он присел и наклонился, выискивая меня, на что я, ещё не отошедшая от страха, снова зашипела и почувствовала, как выдвинулись коготки.
   "Гад! Так это он специально сделал? Это и есть радикальный метод? Так ведь и разрыв сердца можно получить!" - возмущённо подумала я, и когда он протянул ко мне руку, чуть не поцарапала его.
   --Ну всё, Эля, успокойся, - ласково попросил он, за холку достав меня из-под стола и погладил по голове. - Зато видишь, ты не только научилась ходить, а сразу бегать, да ещё к этому шипеть, выгибать спину и нервно дёргать хвостом.
   "Хвостом я и до этого могла дёргать!" - подумала я, и всё ещё чувствуя обиду на мужчину, грозно заурчала.
   --Злюка маленькая, - Кабан улыбнулся. - Ну, прости, пожалуйста. А теперь попробуй пройтись сама. Только не думай о том, что нужно переставлять ноги, а вспомни, как бежала, желая поскорее спрятаться. То есть, поставь себе цель, что дойти нужно туда-то, и не думай о том, как собственно будешь идти.
   Он ещё раз провёл рукой мне по голове и подтолкнул в направлении центра комнаты, на что я с укором посмотрела на него и только после этого попробовала снова пройтись. Следуя его совету, я старалась не акцентировать внимание на ногах и выбрала в качестве цели один из тренажёров и в этот раз всё получилось. Ноги как-то сами начали переставляться, без моих команд и тренажёр постепенно приближался ко мне, как неожиданно раздалось:
   --Приготовься! - и меня резко рвануло вверх, а потом бросило вниз и от таких ощущений, я вскрикнула и села, обнаружив, что уже в своём теле.
   --Ох, американские горки отдыхают, - промямлила я, восстанавливая сбившееся дыхание и резкость в глазах.
   --С возвращением и первым вселением! - торжественно произнёс Кабан, подойдя к кушетке.
   --Спасибо, - хрипло ответила я, не узнавая своего голоса, и ощупала себя, привыкая уже к человеческому телу, а потом встрепенулась и обеспокоенно спросила: - Где Маха? Как она?
   --Всё нормально с ней. Просто тоже требуется время, чтобы прийти в себя, - он сходил за ней, оставшейся стоять у тренажёра, и отдал мне. - Держи.
   --Маха, ты как? - встревоженно спросила я, видя, что моя крошка медленно мотает головой, а взгляд бессмысленный и она не реагирует на мой голос.
   --Это нормальное состояние. Ей нужно минут пять-десять, чтобы снова стать собой. Сознание животных, которое мы временно подавляем, не сразу возвращается в норму, в отличие от человеческого. Но со временем она привыкнет, и уже быстро будет приходить в себя.
   --Значит, мы их подавляем? А я думала, что может они выбрасываются в информационное поле...
   --Может быть и так, - подумав, мужчина кивнул. - Этого, к сожалению, мы отследить не можем, поэтому считаем, что оно просто уходит вглубь.
   --Моя маленькая, возвращайся скорее, - прошептала я ей на ушко и принялась гладить и чесать за ушком, помня, что это приятно.
   --Ты-то как? - поинтересовался Кабан.
   --Как? - я зыркнула на него исподлобья и с осуждением спросила: - А как вы думаете? Кстати, что это за ужасный звук был? Я думала, что у меня уши и голову разорвёт.
   --Это был обыкновенный свисток, - мужчина достал его из спортивной куртки и с извинением посмотрел на меня. - Прости ещё раз.
   --Больше так не делайте, - попросила я, и прижала к себе Маху.
   --Обещаю - не буду. Это был просто толчок, чтобы ты ощутила своё новое тело и научилась им управлять, - ответил он, а потом улыбнулся. - А как вообще впечатления?
   Не в состоянии долго злиться на тренера, и видя, что ему на самом деле неудобно за свой поступок, я решила больше не дуться и, подумав, восторженно сказала:
   --Очень необычно! Особенно там, в информационном поле!.. Хотя и здесь тоже невероятные ощущения... Ох, это даже тяжело сформулировать словами! Настолько всё разное, что затрудняюсь описать...Ой, кстати, я всё же наверное дёрнулась, когда оказалась наверху, потому что когда осмотрелась и опускалась вниз, оказалась над микрорайоном. Но быстро сориентировалась и нашла куда двинуться.
   --Да? Молодец! - мужчина уважительно посмотрел на меня.
   --А в теле вообще странно себя чувствовала! Но теперь я понимаю, что главное не зацикливаться на ногах, а думать о чём-нибудь другом... А когда мы снова попробуем вселение? Завтра? Или можно сегодня повторить всё? - из меня начали сыпаться вопросы, а эмоции били через край. - А одной мне можно это делать? Или только под вашим наблюдением? А вместе с другими животными я буду заниматься? Или пока одна? Тут столько запахов и я чувствую, что здесь многие бывают! Хочется и с ними познакомиться! А ещё хочу понять, для чего все эти тренажёры! Я попробую на них что-нибудь делать в теле Махи? А ещё мне интересно выйти на улицу! Такое разрешают делать? А ещё хочу знать - можно просто выходить в информационное поле?
   --Эля, расслабься, - смеясь, сказал Кабан и приложил палец к губам, а затем размеренно заговорил: - Спокойно. Дыши глубже. А я отвечу на твои вопросы. Следующее вселение завтра. Раньше этого лучше не делать. И тебе, и Махе нужно привыкнуть к этому, и в течение недели это будет практиковаться раз в день. А вот потом, когда обе привыкнете, хоть пять раз на день вселяйся. Одной тебе можно это будет делать, но позже, когда хорошо овладеешь кошачьим телом. И да, ты будешь заниматься с другими животными, но опять же, не сразу. И на тренажёрах попробуешь себя. Для этого они здесь и стоят. И на улице будут обязательные занятия, но и это позже. В информационное поле тоже можешь выходить без проблем.
   --Извините, что-то меня понесло, - пробормотала я, когда он ответил на вопросы.
   --Всё нормально. Это называется эмоциональный откат. Такое всегда бывает после вселения. Ведь там всё воспринимается более ярко, резко и сильнее, а говорить ты не можешь. Со временем ты научишься быстро успокаиваться.
   --Ясно, - ответила я и в этот момент по телу Махи прошла слабая дрожь, а потом она замурлыкала и стала ластиться, поворачивая голову то вправо, то влево и подставляя свои ушки.
   --Видишь, твоя мурлыка уже пришла в себя, - Кабан улыбнулся и тоже погладил её.
   Подняв Маху и заглянув ей в глаза, я с облегчением выдохнула, видя, что с ней действительно всё хорошо, и она даже довольна.
   --Ладно, бегите уже. У меня скоро следующий студент придёт и нужно ещё подготовиться.
   --Ага, хорошо, - я кивнула, и аккуратно сняла обруч с головы, а потом встала и положила его в переноску, а Маху решила нести на руках.
   Попрощавшись с преподавателем, я вышла в коридор и направилась к выходу, ласково шепча Махе, что она хорошая умная кошечка, которую я очень сильно люблю, а про себя подумала: "Всё-таки мы с ней молодцы. Получается у нас работать в тандеме. И думаю, дальше мы ещё больше сблизимся, и вообще всё будет идеально!".
  
  
   Глава 12.
  
   Как можно быстрее хотелось поделиться своими впечатлениями с Алиной, поэтому я побежала скорее в общежитие и на входе чуть не сбила Петра.
   --Ой, извини! - произнесла я и улыбнулась.
   --Нормально всё, - ответил он и тоже улыбнувшись, кивнул на Маху: - Твоя крошка?
   --Ага! - с гордостью кивнула я. - Сегодня у нас было первое вселение!
   --Да?! Поздравляю! И как тебе? - он протянул руку и погладил Маху, а та муркнула ему в ответ.
   --Очень захватывающе! Правда, не всё у меня получается, но определённо нравится, - восторженно сказала я.
   --А что не получается? Случайно не хождение на четырёх лапах? - поинтересовался он.
   --Да... А ты откуда знаешь? - я нахмурилась, не желая верить, что новости с такой скоростью могут разноситься по кампусу, и не хотя, чтобы мои неудачи или успехи обсуждались за спиной.
   --Так через это проходит каждый второй. И я не сразу смог пойти и путался в лапах ирбиса, - ответил он, а потом наклонился ко мне и заговорчески добавил: - Но знаешь, как я научился перестраивать своё сознание на хождение в теле животного?
   --Как?
   --Перед занятием ходил по комнате на четвереньках, вырабатывая в себе эту привычку, - поделился он и подмигнул мне. - Обязательно попробуй! Хотя в теле человека это не совсем удобно и кажется глупым, но результат того стоит.
   --Ой, спасибки тебе огромной за совет! Так и сделаю! - пообещала я.
   --Обращайся, если что, - добродушно ответил он. - Ладно, потом поговорим. Нужно бежать на свои занятия.
   --Ага, хорошо, - я кивнула. - Удачи тебе!
   --И тебе удачи, - он направился в сторону факультетского здания, но сделав пару шагов, остановился и окликнул меня: - Эля, кстати, завтра Марат возвращается. Звонил сегодня и интересовался - не обижают ли его кошку?
   --Фу, обязательно мне портить настроение напоминания о нём? - с недовольством спросила я, бросив неодобрительный взгляд на парня. - И я уже говорила - я не его кошка! Я сама по себе!
   --Время покажет, - Пётр широко улыбнулся и, помахав мне, побежал на занятие. А я зашла внутрь и стала подниматься на второй этаж.
   "Значит, завтра... Блин, мог бы ещё месяц лазить по своей тайге, я совсем не против. Будет опять доставать, и мешать мне учиться, а тут ведь столько интересного узнаю!" - я недовольно вздохнула. Однако злость на Марата уже прошла, и я скорее испытывала равнодушие к нему, поэтому подумав, решила: "А впрочем, раз испытываю равнодушие, нужно его просто показать. Буду стараться избегать парня и не реагировать на него. Глупо беситься и тратить душевные силы на это. Пусть что хочет, то и делает, а я просто буду непробиваемой. Вот! Ему это надоест и он сам отстанет".
   Чувствуя, что поступаю правильно, я улыбнулась и уже с лёгким сердцем добежала до комнаты, а открыв дверь, весело выкрикнула:
   --Алина, ты дома?
   В ответ из комнаты соседки выбежала только Капа, и я немного разочарованно констатировала:
   --Эх, нет. Ладно, подожду... А пока попробую ходить на четвереньках! - после чего поставила Маху на пол и посмотрев на животных, добавила: - Девчонки, наверное, сейчас я вас здорово удивлю!
   Зайдя в свою комнату, я достала обруч из переноски и положила его на стол, а саму корзинку поставила в шкаф, после чего включила музыку и ещё раз посмотрела на Маху и Капу, которые следом за мной забежали в комнату.
   "Впрочем, нет, сначала рассмотрю внимательно, как ходит моя малышка, а потом уже сама попробую", - решила я и, взяв палочку с пером, легла на пол, чтобы всё лучше видеть и начала водить игрушкой перед глазами Махи. Та моментально среагировала и начала бегать за пером, а я наблюдала за ней, отмечая, как она двигается, когда бежит, или когда разворачивается, или когда готовится к прыжку.
   "Ага, понятно!" - наконец сказала я себе и, встав с пола, глубоко вздохнула, после чего опустилась на четвереньки и попробовала идти в таком положении.
   Оказалось, что в человеческом теле это очень неудобно, потому что голова выходила опущенной вниз и уже через пару минут я ощутила, как кровь приливает в голову, и услышала шум в ушах. Но решила не сдаваться и продолжала пробовать, глядя на свои руки и ноги, и вырабатывая в себе привычку двигаться таким образом. Хотя давалось это не совсем легко ещё и потому, что Капа с Махой реально удивились моим действиям. Сев возле кровати, они с интересом наблюдали за мной и, смеясь, я спросила:
   --Эй, барышни, вам может ещё и попкорна с колой принести? Забавно, наверное, за мной наблюдать? - на что Капа подбежала ко мне и, встав на задние лапки, пискнула, заглядывая мне в глаза.
   --Учусь ходить, как вы, - пояснила я. - И это не так просто, как кажется со стороны.
   --Но зато очень смешно! - раздался весёлый голос Алины сзади, а Ромка не менее весело добавил:
   --Ага! Но одновременно с этим и очень сексуально! Ты, кошка, смотри, не особо часто в такую позу становись, особенно когда рядом будет мишка! Тогда уж точно не отобьёшься от его ухаживаний!
   --Ой, музыка играла, и я не слышала, как вы вошли, - я моментально села на пол и стыдливо посмотрела на них, стоящих в дверях.
   --Вот, даже Босс замер, разглядывая тебя, - продолжил Рома и кивнул на своего енота, который с не меньшим изумлением, чем Капа и Маха, смотрел на меня.
   --Значит, вселение прошло более-менее успешно, и теперь ты оттачиваешь навыки, - констатировала Алина, присев, чтобы взять на руки подбежавшую к ней Капу.
   --Да, с вселением всё прошло хорошо, а вот с хождением не очень, - ответила я. - Трудно даётся, и Петя посоветовал таким образом тренироваться.
   --Правильно посоветовал, - сказал Рома. - Научиться быстро ходить и бегать - это самое важное.
   --Не будем тебе мешать, - Алина улыбнулась мне. - Тренируйся и дальше, а мы пошли на ПН. Вечером обязательно расскажешь, как всё было! Встретимся за ужином.
   --Хорошо, - я кивнула, и когда мои друзья вместе со своими животными вышли, снова стала пробовать ходить.
   Минут через двадцать я почувствовала, что перед глазами уже всё плывёт, а уши закладывает от постоянно опущенной вниз головы и решила, что на сегодня занятий хватит.
   Взяв Маху на руки, я села за стол и выйдя в интернет, стала восполнять пробелы в знаниях относительно кошек. И чем больше читала, тем больше изумлялась способностям своей крохи, которая как раз решила помыться и старательно вылизывала себя.
   --Так, так, так... Теперь понятно, почему так тяжело было принять твой слух. Диапазон частот у тебя в три раза шире, чем у меня... Оказывается, ты своими двумя ушками можешь воспринимать одновременно разные звуки и анализировать их по отдельности и по направлениям... Прикольно... Выходит, левым ушком ты можешь слышать, как где-то скребётся мышка, и будешь знать расстояние до неё, и в это же время можешь слышать, что где-то с другой стороны пробежала собака или прошёл человек... - пробормотала я, уважительно посмотрев на Маху, когда прочитала про эту особенность и то, что каждое из ушей может поворачиваться на сто восемьдесят градусов независимо друг от друга, а также, что пространственный слух кошки позволяет ей даже с закрытыми глазами определять и расстояние до объекта, и высоту звука и его силу. - Особенно нужно быть осторожной с высотой звука... Ты особо чувствительна к такому... Теперь понятно почему мне чуть голову не разорвало от свистка... Высокие звуки сильно бьют по твоим ушкам, - я улыбнулась, прочитав, что то, что мы считаем талантом у певиц поющих сопрано, для котов - ужас и крик умирающего животного. - И не менее интересно, что ты умеешь отфильтровывать звуки! Значит, пусть и громкий, но знакомый звук тебя даже не разбудит. А даже малейший шорох, неизвестный тебе, моментально насторожит... И ещё ты быстро запоминаешь удобные для тебя звуки... Например, как открывают холодильник, или открывают твою консервную банку с кормом... А обоняние у тебя в четырнадцать раз сильнее, чем моё! Теперь понятно, почему я чувствовала так много запахов, о которых в человеческом теле и не подозревала!.. Ой, а это у тебя значит вибриссы? - я дотронулась до усиков Махи, а потом взяла её за лапку и начала рассматривать подушечки и волоски между ними. - С помощью них ты воспринимаешь тактильные ощущения. И эти осязательные волоски у тебя есть ещё и на кончиках ушек, и в них, и на хвостике, и на лапках... Да уж, кроха, думаю, ты меня ещё не раз удивишь, когда я буду в твоём теле!
   Я прижала Маху к себе, на что она замурчала, и я решила прочитать ещё и про это, а заодно посмотреть другую информацию, касающуюся котов.
   До самого вечера я сидела в интернете, узнав столько, что голова уже начала гудеть, но зато теперь я лучше понимала, чего мне ожидать в следующий раз.
   "Всё, на сегодня хватит!", - сказала я себе, ощущая голод и взглянув на часы, поняла, что можно уже бежать в столовую.
   Переложив давно заснувшую Маху на свою кровать и убедившись, что у неё есть корм, если она проснётся и проголодается, я побежала в столовую, чувствуя, что желудок уже прилипает к позвоночнику.
   "Похоже, сегодня я съем больше, чем обычно. Становлюсь прожорливой, как и большинство моих друзей. Вселения в животных всё-таки отображаются потерей сил, и сытная еда их восполняет", - с улыбкой подумала я и, прибежав в столовую, сразу взяла поднос, набрав на него помимо картошки с двумя большими стейками, ещё и два мясных салата, и десерт.
   --Эля, иди к нам! - позвал Гена, сидящий за столом вместе с Катей и Ларисой.
   Осмотревшись, и увидев, что Алины ещё нет, я решила присоединиться к ним и села рядом с Ларисой.
   --Говорят, у тебя сегодня было первое вселение, - произнесла Катя. - И как?
   --Похоже, удачное, - Гена кивнул на мой поднос. - Значит, правду говорят, что после вселения хочется сильно есть. Ведь в предыдущие дни ты столько на поднос не набирала.
   --Угу, вселение было, и насчёт еды говорят правду, - пробормотала я, накинувшись на еду и в промежутках между этим отвечая. - Хотя и странно это. Мы же не двигаемся в человеческом теле, и по идее расхода энергии нет, а есть всё равно хочется жутко.
   --Растрата эмоциональных сил вызывает не меньший голод, - подала голос Лариса. - Лучше расскажи - каково это! Мне тоже скоро привезут обруч и немного страшновато.
   --Не бойся! Тебе обязательно понравится... - начала восторженно говорить я, но запнулась, вспомнив, что девушка морской котик. - Хотя, я даже не знаю, как у тебя будет это происходить... Я-то под наблюдением всё время была, и тренер мне помогал, а вот как ты справишься одна...
   --Не, я не одна буду, - заверила Лариса. - Таких, как я, вывозят в специальные водные центры или исследовательские базы. Меня, например, вывезут на неделю-две на Камчатку. Там есть такой центр, и я тоже буду учиться под присмотром. Так что за это я не волнуюсь, а вот за само вселение переживаю.
   --Не бойся абсолютно ничего! Ощущения незабываемые! Главное, в самом начале не растеряться! Потому что момент выброса из тела специфический, - я на секунду задумалась, чтобы найти, с чем сравнить и продолжила: - Ведь все, наверное, летали на самолётах и попадали в воздушные ямы? Так вот, это приблизительно то же самое! Самолёт как будто проваливается вниз, а человек чувствует, что внутренности в этот момент как бы подбрасывает вверх, а потом возникает невероятное чувство лёгкости! Тут главное не сорваться и не начать летать... Мне, если честно, большого труда стоило зависнуть на месте...
   --А что там, в этом пространстве? - спросила Катя, поддевшая на вилку кусочек огурца в начале моего рассказа и сейчас забывшая про него.
   --Ооо, очень захватывающее зрелище! - я снова задумалась на секунду. - Знаете на что похоже? Это как картинки в интернете со снимками тех участков Земли, где ночь. Только у нас виден не свет городов, а представители нашего бывшего вида. А когда начинаешь к ним спускаться, они постепенно увеличиваются и становятся уже различимы по отдельности. А вот всё остальное вокруг как бы прозрачное и похоже на объёмные миражи... Кстати, перед тем как идти на вселение, обязательно посмотрите спутниковые карты, чтобы знать, как выглядит здание сверху. Я немного промазала и попала в соседний микрорайон, но в принципе, быстро сориентировалась и нашла здание факультета. А вот в будущем, при работе в других городах, это должно помочь. А ещё, почитайте про своих животных! Я, когда попала в свою Маху, не сразу пришла в себя... Ой, кстати, а вам уже привезли животных? - я посмотрела на Гену и Катю.
   --Мне завтра привезут, - ответил Гена. - Ежик уже в дороге.
   --А мне не раньше, чем через неделю, - сказала Катя. - В одном из зоопарков как раз зайчиха недавно разродилась, но нужно, чтобы хоть немного зайчата подросли.
   --А что в самой кошке-то испытывала? - спросила Лариса. - Это же, наверное, самое интересное.
   --О да! Это самое интересное, - с улыбкой сказала я и принялась подробно рассказывать про все свои ощущения.
   В какой-то из моментов к нам за стол присели Рома и Алина, пришедшие с занятий, а потом появилась и Кира, которая слушая меня, дала не один полезный совет как приспособиться в теле кошачьих, и в столовой мы просидели почти до самого закрытия, а потом ещё и пошли в холл общежития, где продолжили общаться и делиться своими ощущениями. Было очень интересно узнать, как другие видят мир в телах животных, и я заваливала вопросами то Алину с Ромой, то Киру, то присоединившуюся к нам Лизу-баран аргали, а больше всего вопросов задавала Олесе-акуле, потому что её восприятие подводного мира казалось самым необычным.
   Разошлись мы очень поздно и, засыпая, я уже с нетерпением ждала следующего утра, чтобы днём снова попробовать вселения в Маху.
   --Хорошая моя, завтра день будет ещё интереснее, чем сегодня, - пробормотала я и погладила свою киску, которая в последние дни всё чаще выбирала для сна мою подушку и чуть ли не в ухо мне сопела и мурлыкала. - А теперь спать...
   Утром, несмотря на то, что погода испортилась, и чувствовалось, что осень полностью вступила в свои права, я бодро вскочила с кровати и побежала готовить себе кофе. Алина же, и Маха с Капой моей бурной деятельности не оценили.
   Алина начала стонать и просить меня не мельтешить перед глазами, Капа - высунула носик в прихожую и сразу вернулась в комнату, а Маха, после того, как я её пару раз погладила и потискала, фыркнула и сбежала к Капе, где они вдвоём зарылись в одеяло Алины и заснули.
   --Раз ты так полна сил, готовь кофе и мне, - попросила Алина и помассировала себе виски. - Слушай, у тебя что, голова не болит?
   --Есть немного. Вообще, я тоже вялой становлюсь, когда атмосферное давление резко падает или поднимается, или перед дождём, но как подумаю, что сегодня снова вселюсь в Маху, так сразу забываю об этом, - весело сказала я, сделав кофе и ей.
   --Может, и не вселишься, - пробормотала Алина. - Мы все чувствительны к переменам погоды и тренеры не любят заниматься в такие дни, потому что и мы, и животные вялые. Нам даже занятия в такие дни сокращают, чтобы мы могли отоспаться и быстрее адаптироваться.
   --Что, серьёзно? - изумлённо спросила я.
   --Да, - она кивнула и поморщилась, снова помассировав один из висков. - Прислушайся хотя бы к шуму в общежитии... Слышишь, чтобы музыку кто-нибудь включил, или в коридоре смеялся?
   --Нет, - прислушавшись, ответила я.
   --Ты наверное единственная будешь, кто сегодня чувствует себя нормально... Хотя, думаю, и тебя не намного хватит. Эмоции не могут быть всё время на подъёме, и к обеду ты сдашься.
   --Посмотрим. Но я всё-таки буду стараться сохранить своё чудесное настроение! - бросила я и побежала одеваться, надеясь, что всё же моё занятие по вселению не отменят.
   Однако настроение мне испортили намного раньше. Не успела я выйти из общежития, как на плечо легла рука и меня резко развернули, а потом я оказалась в объятиях Марата.
   --А вот и моя кошка, - ласково сказал он, прижимая меня к себе, и прошептал на ухо: - Я сильно по тебе скучал. Здравствуй.
   --Отпусти немедленно! - взвизгнула я и дёрнулась назад, но Марат позволил сделать мне только шаг, а потом наклонился и попытался поцеловать в губы. Я успела увернуться, и он прикоснулся губами к щеке, после чего разочарованно сказал:
   --Ну вот, я вернулся с задания. Думал, что и ты соскучилась по мне...
   --Да, блин, дни и часы считала до твоего возвращения! - саркастично прошипела я, но вспомнив, что решила вести себя равнодушно, взяла себя в руки и холодно добавила: - Я даже не вспоминала о тебе. А когда вчера узнала, что ты возвращаешься, испытала недовольство этой новостью. И пожелала, чтобы ты ещё минимум месяц шарился по своей тайге. Так что быстро убрал руки и отпустил меня.
   --Моя кошка - маленькая злючка, - Марат улыбнулся, разглядывая меня, а потом спокойно добавил: - Прости, что разочаровал своим возвращением, но в тайге мне пока делать нечего. Требуется покой и забота, чтобы затянулись раны.
   --Какие раны? - я нахмурилась.
   --Моего медведя ранили, а когда я нашёл его, то поспешил оказать помощь, не убедившись, что транквилизатор подействовал, за что и получил лапой по левому плечу. Поэтому буду благодарен, если не станешь сильно дёргаться и причинять мне этим боль. Когти хоть не прошлись глубоко в плоть, потому что я успел отклониться, но задели хорошо.
   Я замерла, боясь двинуться, а потом недоверчиво спросила:
   --Врёшь, да? Чтобы я пожалела тебя?
   --Нет. Могу даже показать, - продолжая держать меня левой рукой, он расстегнул ворот рубашки и, отвернув ткань, указал на лейкопластырь: - Под ним у меня швы. Если не веришь, приходи ко мне в гости сегодня и покажу их, и заодно и сами раны.
   --Спасибо, я как-нибудь обойдусь, - пробормотала я, продолжая стоять, не двигаясь, потому что парень, несмотря на травму, держал меня левой рукой достаточно крепко и, пытаясь вырваться, я могла причинить ему боль. - Сочувствую, что так случилось. А теперь отпусти меня, пожалуйста.
   --Поцелуй, и отпущу, - вкрадчиво произнёс он. - Это будет лучшим лекарством, и я сразу забуду, что рана ноет.
   --Я тебе не аптека, и не врач, - сухо бросила я. - Если болит, обратись в медпункт... Или в больницу.
   --Обращался. Уколов столько сделали, что на пятой точке сидеть нормально не могу. Так что я дважды пострадавший. Мой доктор сказал, что теперь быстрота излечения зависит от моего эмоционального состояния. То есть от того, насколько я буду чувствовать себя хорошо и комфортно, рядом с теми, кто мне дорог. А ты самая дорогая для меня кошка.
   --Марат, ну как в твою голову вдолбить, что я не хочу быть твоей кошкой, - простонала я, начиная уже злиться из-за его упрямства. - Ну переспали раз и что? Ты же любишь менять девушек, так продолжай это делать. Вон, тут каждая третья смотрит на тебя с обожанием! Только помани их пальцем, и они окружат тебя такой любовью и заботой, что раны затянутся в рекордные сроки.
   --Не хочу каждую третью. Хочу тебя, - ласково ответил он и попробовал снова притянуть меня к себе.
   --Нет! - твёрдо ответила я и, выставив руку, упёрлась ему в правое плечо. - Я тебя не хочу, а значит, ничего не будет!
   --Эля, ты поаккуратнее с моим другом! - сказал Егор, вышедший в этот момент из общежития и улыбнулся, увидев нас. - Он у нас ранен.
   --Я уже знаю, - пробормотала я, бросив взгляд на парня. - И наоборот хочу, чтобы он отпустил меня, и лишний раз не напрягал руку.
   --Егор, я догоню тебя, - сказал Марат и кивнул парню, давая понять, чтобы он оставил нас вдвоём, а когда тот отошёл, тихо продолжил: - Ты не хочешь меня, потому что я причинил тебе боль. Но ведь это не только моя вина. Могла бы мне сказать, что это в первый раз, и я вёл бы себя совсем по-другому...
   --Я не хочу об этом говорить, - прошипела я, чувствуя, как щёки краснеют. - И мне чихать на боль. Всё прошло и никаких физических или душевных травм ты мне не причинил. Так что давай забудем про это. Мне интересно учиться здесь, а не проявлять чудеса акробатики в кровати ни с тобой, ни с кем-нибудь другим. Меня, в отличие от тебя, секс вообще не интересует, так что, ещё раз повторяю - отстань от меня!
   --Конечно, тебя секс не интересует, потому что ты не успела распробовать все его прелести, - Марат похоже не собирался сдаваться. - Но я уверен, что когда мы снова окажемся в постели, то я уже заставлю тебя вскрикивать не от боли, а от наслаждения. Могу даже рассказать, что буду с тобой делать...
   --Всё, достал! Какое-то время и ты забудешь про секс, - зло процедила я, чувствуя всё большее недовольство поднятой темой, самоуверенностью и упрямством парня, и коленом нанесла удар в пах, а когда он со стоном отпустил меня и начал приседать, бросилась бежать к зданию факультета. А там, сразу забежала в аудиторию и, заняв место подальше от входа, до звонка каждый раз вздрагивала, боясь, что медведь придёт со мной на разборку.
   "Чувствуется, что Марат не из тех, кто спокойно снесёт оскорбление. А этот удар ведь именно так будет восприниматься всеми... Многие видели, выходя из общежития, что я такое сделала и теперь будут болтать об этом", - к концу первого урока пары, я уже начала жалеть, что так поступила и не нашла другого способа вырваться.
   "А с другой стороны - сам виноват! Нечего ко мне приставать! Может хоть так поймёт, что ко мне лучше не приближаться", - успокаивала я себя, но в коридор выходить не стала на пятиминутной перемене. А когда потребовалось на вторую пару перейти в другую аудиторию, короткими перебежками, всё время оглядываясь, добежала туда, не желая случайно столкнуться с Маратом.
   Эти мои перемещения, а может уже и распространившаяся весть о моём поступке, не остались без внимания, и когда после второй пары пришло время идти в столовую, я ощутила, как многие студенты смотрят на меня с интересом и о чём-то переговариваются, всё время осматриваясь по сторонам.
   --Эля, это был не очень красивый поступок, - ко мне подошёл Роман, как только я спустил в холл здания.
   --Не понимает "нет", пусть приседает на пятках, - подбежавшая следом Алина, вступилась за меня и вызывающе посмотрела на своего парня, а потом подмигнула мне и добавила: - Ты молодец! Всем добавила сегодня бодрости!
   --Эля, привет, - ко мне подошли ещё и Кира с Динарой, и Олеся, по-видимому, ожидавшие именно меня.
   --Привет, девчонки, - я натянуто улыбнулась и осмотрелась по сторонам.
   --Нет его здесь, - сказала Динара, понявшая, кого я высматриваю. - Специально узнала на сегодня его расписание и у нашего мишки как раз сейчас окно. Так что не нервничай.
   --И не переживай, - добавила Олеся. - Пусть только попробует подойти к тебе, и мы устроим ему такую жизнь, что снова сбежит в тайгу!
   --Да-да, - согласилась Кира. - Только знаешь, ты пока одна не ходи.
   --Почему это? - нахмурившись, спросила я. - Что, он попробует мне отомстить и тоже даст в пах?
   --Нет, конечно, - Динара улыбнулась. - Мы, если честно, не знаем даже, как он может отреагировать, потому что ему ещё никто не отказывал и особенно таким ммм... болезненным способом. Поэтому мы пока тебя поохраняем от него.
   --Спасибо, но не нужно, - мягко ответила я, чтобы не обидеть девушек и, вскинув голову, показывая, что ничего не боюсь, пошла в столовую.
   Но подруги не бросили меня, и пошли следом. Однако, во время обеда я так и не увидела Марата и на третью пару попала без приключений.
   По расписанию у меня стоял английский, и я приготовилась уже к уроку, как зашёл преподаватель и произнёс:
   --Эльга, как я уже говорил, знания у тебя превосходные, поэтому не вижу смысла в индивидуальных занятиях. И в связи с этим, я перевожу тебя в общую группу, где будет другой преподаватель. К завтрашнему дню в твоё расписание внесут изменения. Получишь его в деканате.
   --Хорошо, - ответила я, вспомнив про методику, и ощутила гордость за себя, понимая, что перескочила почти год обучения, и теперь буду оттачивать разговорную речь и беглый перевод.
   --Пошли, провожу тебя в класс, к остальным студентам.
   Кивнув, я бросила учебник в сумку и направилась следом за мужчиной, а когда он открыл дверь в другую аудиторию, вошла туда в приподнятом настроении. Но уже в следующий момент нахмурилась, увидев там помимо многих знакомых мне студентов и Марата, сидящего рядом с Егором.
   --Ираида Карповна, вот ваша новая ученица, о которой я говорил, - произнёс мой преподаватель.
   --Хорошо, - худощавая женщина лет тридцати пяти благосклонно кивнула и обратилась ко мне: - Эльга, выбирай себе место и присаживайся.
   --Спасибо, - пробормотала я, а про себя подумала: "Замечательно! Мало мне проблем, так ещё и с Маратом буду в одной группе!", - после чего оглянулась, ища, куда бы присесть, чтобы быть дальше от него.
   А в этой аудитории это было не так просто, потому что вместо классических парт и столов, здесь стояло напротив друг друга два огромных полукруглых дивана и кресла. Но отдельные места были заняты, и выбор оставался только между диванами. "Сяду на тот, что справа, где как раз есть место, окажусь напротив Марата, и он всю пару будет на меня пялиться. Поэтому лучше сесть на левый диван, только подальше от него. Но там как раз мало места", - успела подумать я, как меня тихонько позвала Наташа-белка:
   --Эля, иди к нам, - и взглядом указала на место на диване, между ней и Варей, а та немного отодвинулась, освобождая пространство.
   Я сразу же воспользовалась приглашением и, сев между девушек, с благодарностью посмотрела на них. Но и это не решило моих проблем.
   --Ираида Карповна, а можно я пересяду! - подал голос Марат и весело продолжил: - Говорят, если сесть между двумя кошками, можно загадать желание! А Варя и Эльга как раз две кошки!
   --Не знала, что ты веришь в такие приметы, - с улыбкой произнесла женщина. - Повтори всё то же самое на английском и можешь пересесть, если девушки не против.
   Он тут же выполнил это на прекрасном, без акцента, английском языке, но следующей взяла слово Варя и точно также, без акцента, отказала ему, при этом пожав мне ладонь.
   --Прости, кошки не хотят, чтобы между ними сидел мишка, - произнесла преподавательница, а потом переключилась уже на сам урок, задав нам тему для общения.
   Но я-то понимала, что это лишь временная передышка, и Марат обязательно не упустит момента на пятиминутной перемене между двумя уроками пары, поэтому сидела, как на иголках, не принимая участия в беседе, и лишь краем уха прислушиваясь к теме обсуждения.
   --Мы тебя не бросим и не подпустим этого косолапого, - прошептала Варя, как только прозвенел звонок на перемену, а Наташа кивнула в поддержку, и мы остались сидеть.
   --Спасибо, - ответила я, и в этот момент подошёл Марат.
   --Девчонки, ну не будьте злюками! Дайте я разбавлю ваше кошачье общество, - веселясь, сказал он. - Очень хочется загадать одно желание!
   --Знаем мы твои желания! - хитро сказала Варя. - Обойдёшься!
   --Слушай, Марат, да оставь ты эту блохастую. Тоже мне, кошачья королева помоек, - подойдя следом, презрительно произнёс Егор, и я изумлённо уставилась на парня, не ожидая, что он так поведёт себя.
   Остальные, по-видимому, тоже не ожидая таких слов, удивлённо посмотрели на тигра, а тот уже потерял к нам интерес и, глядя на Марата, предложил:
   --Пошли лучше в коридоре разомнёмся.
   Марат, тоже не ожидавший такого выпада от Егора, в первые секунды также ошеломлённо смотрел на него, а потом прищурился и сухо сказал:
   --Попридержи язык и впредь не говори такого про Элю.
   --Она тебя идиотом будет выставлять перед всем факультетом, а я должен молчать? Ты мой лучший друг и я не дам этого делать какой-нибудь блохастой мелочи, которая и не стоит нашего внимания, - парень снова презрительно посмотрел на меня. - А ты именно мелочь, возомнившая себя непонятно кем.
   --Егор! - прикрикнул Марат и, взяв его за локоть, дёрнул на себя, после чего повёл в коридор, а я промямлила, всё ещё пребывая в ступоре от таких высказываний тигра:
   --Я не понимаю, чего он так взъелся на меня...
   --И я не понимаю, - придя немного в себя, сказала Наташа. - Он никогда себя так не вёл.
   --И всегда нормально общался со всеми девчонками, - с недоумением добавила Варя, а потом посмотрела на меня и предположила: - Может, он сам на тебя запал, и сейчас бесится, что Марат в открытую идёт в наступление?
   --Да нет, вроде, не западал, - пробормотала я. - Он и до этого знал, что Марат проявляет ко мне интерес, и вёл себя нормально... Даже сегодня утром добродушно поздоровался со мной... Наверное, его разозлило, что я потом ударила Марата в эээ... в общем, ударила.
   От продолжения разговора меня спас звонок на второй урок пары, но это не мешало мне думать о выпаде тигра, который сразу после звонка с Маратом зашёл в аудиторию и, не глядя на меня, занял своё место на диване.
   Однако на этом инцидент был не исчерпан. Когда пара закончилась, и мы с девчонками вышли из кабинета, Марат с хмурым лицом направился ко мне, подталкивая Егора в спину, и подойдя ближе, произнёс:
   --Эля, подожди, мой друг хочет тебе кое-что сказать, - после чего перевёл пристальный взгляд на Егора и кивнул.
   --Прости, кошка, что обозвал тебя блохастой и мелочью. На самом деле мне плевать, что за насекомые у тебя там водятся и каких ты размеров. И ваши отношения с моим другом меня совсем не интересуют, - нехотя сказал он.
   --Интересуют, - ответила я и, решив сменить гнев на милость, с пониманием сказала: - Марат твой друг и я отчасти понимаю твоё поведение. Ты считаешь, что я унизила твоего друга, но поверь, я не хотела этого делать... То есть сделала, не подумав, - после чего посмотрела на Марата и добавила: - Извини, что ударила тебя. Не следовало этого делать...
   --Переживу, - он улыбнулся и сделал шаг ко мне, но я его остановила, вытянув руку вперёд и продолжила:
   --И чтобы этого не повторялось в дальнейшем, держись от меня подальше. Мои извинения, это на самом деле извинения, а не зелёный свет для дальнейших действий. Надеюсь, между нами тремя всё теперь станет как прежде, и мы забудем о случившемся и утром, и на перемене.
   Я с надеждой посмотрела на парней и тут же осознала, что мои слова пустой звук, потому что Марат лишь ласково улыбнулся, как бы говоря, что отказа не примет, а Егор, бросив взгляд на друга и увидев это, холодно скользнул по мне взглядом и отвернулся. Это разозлило меня и, фыркнув, я развернулась и пошла догонять девчонок, накручивая себя ещё больше.
   "Марат не отстанет, это точно! И я отчасти готова к этому! Даже без рукоприкладства... вернее - ногоприкладства, найду, как отделаться от него! Но от Егора я такого не ожидала... А впрочем, какое мне дело, что там думает какой-то облезлый тигр?! Плевать! Ни он, ни его дружок косолапый меня не интересуют!" - решила я.
   --Что они хотели? - настороженно спросила Варя, когда я их с Наташей догнала.
   --Марат упросил своего друга передо мной извиниться, что и сделал Егор. Правда, прозвучало это фальшиво, - ответила я, чувствуя, как у меня уже начинает болеть голова от всех этих разговоров.
   --Это всё так странно, - озабоченно произнесла Наташа. - Я пришла в универ вместе с парнями, и много раз видела как, то Марат, то Егор западали на каких-нибудь девчонок, и как завязывали с ними отношения, и как порой ругались со своими пассиями или расставались. Но никогда ещё такого не было, чтобы Марат или Егор так вели себя с зазнобами друг друга, и так в открытую проявляли недовольство действиями. Даже когда Марат в первый год встречался с одной совой, заканчивающей обучение, и когда расстался с ней и вроде как страдал пару недель от этого, Егор не позволял себе так высказываться в её адрес. Просто старался не замечать её... А тут такое...
   --Может, всё же и Егор запал на Элю, - Варя повторила мысль, высказанную ещё в аудитории.
   --Вряд ли. И такое бывало, что обоим нравилась одна девчонка. Но они всегда как-то договаривались между собой. И чаще всего, вдвоём игнорировали барышню, переключаясь на других, чтобы, так сказать, не было обидно. Тут дело в чём-то другом... Слушай, а как Марат стал за тобой ухаживать? - Наташа с интересом посмотрела на меня. - Это ведь на вечеринке началось? Вы тогда поболтали, потанцевали, и что-то было? Давай, колись! С чего наш мишка так резко воспылал к тебе чувствами? Ведь не зря он во всеуслышание первого числа заявил, что ты его. Может, вы переспали, а?.. Хотя, если бы переспали, он бы сейчас так не вёл себя... Получив нужное, он быстро отваливает, а тут как раз всё наоборот...
   --Может потому что ему не терпится, он так ведёт себя? - Варя улыбнулась, подмигнув. - А Егор бесится, может быть чувствуя, что у Марата больше чем простой интерес к тебе, и не хочет, чтобы его друг с кем-то завязал плотные отношения. Ведь это разобьёт их чисто мужскую компанию.
   --Да ну их обоих! - не выдержав, процедила я, чувствую себя вором, на котором горит шапка, потому что Наташа уж слишком прозорливо высказывалась. А я ни с кем, кроме Алины, не собиралась делиться, что уже побывала в одной постели с медведем. - Дались они вам! И вообще, мне пора на ПН! Я побежала за Махой!
   Кивнув им на прощанье, я ринулась в общежитие и постаралась сосредоточиться на будущем вселении, а не на той хищной парочке, которая, по-видимому, собиралась мне устроить весёлую жизнь. Один - тем, что не оставит меня в покое и будет всячески стараться сломить моё сопротивление, а второй - будет демонстрировать ненависть ко мне.
   "Капец, приехали! Вот за что мне это! Причём, когда я сама не хочу никаких отношений! Один пытается меня склонить к ним, а второй ненавидит за то, чего нет... Хм, стоп! А ведь Егор может стать моим другом в этом деле! Раз они с Маратом настолько близки, это может мне помочь", - я аж затормозила от пришедшей в голову мысли. "Поговорю с парнем нормально. Объясню, что не претендую на медведя, не желаю рушить их дружбу и втираться в их компанию, а потом попрошу Егора оказать мне содействие. Пусть и дальше продолжает с презрением отзываться в мой адрес при Марате, указывает на мои недостатки и постепенно мишка поймёт, что ему не нужна какая-то там драная кошка... В итоге все только выиграют!.. Сегодня же постараюсь выловить Егора!" - улыбнувшись, я похвалила себя за возможный выход из ситуации и настроение немного улучшилось.
   А на ПН я прибежала уже в хорошем расположении духа и забежав в аудиторию, радостно произнесла:
   --Кабан, только не говорите, что сегодня занятия отменяются! Мы с Махой замечательно себя чувствуем и готовы к действиям! - после чего присела и достала свою киску из переноски.
   --Мне бы твоё самочувствие, - тяжело вздохнув, произнёс он и, поднявшись из кресла, направился ко мне. - Ты, вижу, действительно полна сил, а вот твоя малышка, кстати, не расположена к вселениям, - он указал на Маху, которая зевала и сонно смотрела перед собой. - Вряд ли от урока будет толк.
   --Ну так я же бодрая, а значит это передастся Махе, - настаивала я. - Ну, пожалуйста! Очень ведь интересно!
   --Поверь, ничего приятного во вселении не будет и твоя бодрость никак ей не передастся, - вяло ответил тренер. - Но если настаиваешь, не проблема, можешь попробовать, чтобы лучше понять, как себя чувствует твоя кошка в такие дни. Ставь её на пол, а сама ложись на кушетку.
   --Спасибо! - бодро сказала я и поставила Маху на пол, а она снова зевнула и жалобно мяукнув, пошла к переноске, по-видимому, опять собираясь спать.
   --Видишь, ей совсем не хочется, чтобы её трогали, - Кабан с сочувствием посмотрел на мою киску.
   --Но это всего на тридцать минут! Я хочу научиться нормально ходить в её теле, - с упорством произнесла я и, подняв переноску с пола, поставила её на один из тренажёров, а потом присела перед Махой и умоляюще добавила: - Маленькая моя, это ненадолго. А потом будешь отсыпаться. Потерпи капельку, - после чего быстро подбежала к кушетке и, улёгшись на неё, надела на голову обруч.
   --Передумаешь мучить себя, ложись на пол, и я отключу обруч, - сказал Кабан.
   --Угу, - откликнулась я и, закрыв глаза, глубоко вздохнула, чтобы приготовиться к выходу в информационное пространство, а потом нажала на датчики обруча.
   Как и в прошлый раз, меня мгновенно выкинуло в серо-голубое пространство и внутренности подскочили к горлу, но уже через секунду всё пришло в норму и я опять захотела парить.
   "А попробую-ка в этот раз немного полетать. Только сделаю это не здесь, а спустившись, над Хабаровском, чтобы не потеряться", - решила я и сразу стала опускаться вниз, а когда призрачный город раскинулся под ногами, принялась парить над ним, разглядывая миражи зданий и пытаясь угадать в них те, что видела в реальности. А когда узнала небольшой супермаркет и парк возле него, поняла, что нахожусь неподалёку от моего дома. Захотелось посмотреть на свою квартиру в таком виде, поэтому я направилась туда, а найдя дом и отсчитав нужный этаж, я залетела внутрь.
   Такой нашу с бабушкой квартиру я никогда и представить не могла. Зыбкие очертания мебели колыхались перед глазами, прозрачные стены открывали вид не только на нашу квартиру, а и на соседние, и я видела, как, опять же, прозрачные человеческие силуэты моих соседей то ходят, то сидят в креслах, то чем-то занимаются в своих комнатах. И опять всё происходило в абсолютной тишине.
   "Интересное виденье... Так ведь тоже можно подглядывать за людьми... Если например, нужно выяснить, сколько террористов или налётчиков в здании... Но при этом нужно точно знать число заложников, потому что лица людей распознать нельзя... В этом состоянии вообще многое приходится угадывать, потому что я не понимаю, что делают большинство людей, и тем более не слышу их. Да и на улице многое было непонятно. Я даже марки машин не могла разобрать", - отметила я для себя, понимая, что такое способ узнать информацию малопродуктивен.
   Полетав ещё немного по квартире и рассмотрев наши вещи в новом для меня ракурсе, я вылетела наружу и двинулась по маршруту, которому мы ехали с Властой в университет. А найдя нужное здание, увидела яркий силуэт своей Махи, которая, похоже, свернулась в клубочек и мирно спала на полу, у кушетки.
   "Да и Кабан умаялся меня ждать", - с улыбкой подумала я, увидев, что его силуэт опять сидит в кресле, у стола.
   Медленно спустившись, я зависла над Махой, а потом опустилась в неё, ощущая, как меня начинает затапливать тепло, но уже в следующую секунду мысленно застонала, ощутив, что на меня как будто давит несколько тонн, уши закладывает и жутко хочется спать.
   С трудом разлепив глаза, я мяукнула и посмотрела на тренера, а он нехотя поднялся и произнёс:
   --Что, неприятно? А я предупреждал. Смена погоды и давления на животных действует ещё сильнее, чем на нас, и поэтому они стараются спать. Ну, так что? Хочешь продолжить или предпочитаешь вернуться в своё тело?
   "Хочу", - упрямо подумала я. "Зря что ли и вчера, и сегодня перед занятием ходила на четвереньках".
   Поднявшись на лапки, я встряхнула головой, чтобы хоть немного прогнать сонливость и, опустив голову, посмотрела на свои лапки, а потом аккуратно сделала первые шаги. А когда поняла, что получается, уже пошла быстрее, не путаясь в лапах.
   "Ура! У меня получается!" - с радостью констатировала я и, прибавив скорость, попробовала пробежать. Однако это далось не так просто, потому что давящее чувство тяжести никуда не исчезло и перед глазами начало всё расплываться, а спать захотелось ещё больше. Но ещё некоторое время я всё же попробовала не сдаваться и решила хоть немного походить ещё, чтобы окончательно освоиться с ходьбой и закрепить навыки, а когда сонливость терпеть уже не было сил, сдалась и, зевнув, легла на пол.
   Кабан, всё это время наблюдающий за мной молча, понял, что я хочу вернуться, направился к кушетке, а я подумала: "Ладно, пусть отключает обруч. Не хочу больше мучить Маху".
   Только я закрыла глаза, как меня подбросило вверх, а потом с силой кинуло вниз, и я очутилась в своём теле. Чувство тяжести сразу же исчезло, а вот сонливость осталась и сев, я зевнула.
   --Ну и как ощущения? - поинтересовался тренер.
   --Неприятные, - ответила я. - А особенно сильно хочется спать. И даже сейчас.
   --Это у животных такой механизм защиты. Сон в их случаях лучшее лекарство. Так что в такие дни их лучше не трогать. Пользы от тренировок нет.
   --Я уже поняла, и больше не буду мучить её, - произнесла я и, встав с кушетки, взяла Маху на руки.
   Она, как и в прошлый раз смотрела на меня бессмысленно, но стоило её погладить, уже быстрее пришла в себя и замурчала, а когда я её положила в переноску, свернулась клубочком и моментально заснула, ещё до того, как я сняла обруч и, попрощавшись с тренером, вышла из помещения.
   А в коридоре, я столкнулась с тем, кого была пока не готова видеть, но одновременно и желала поговорить. Только я закрыла дверь, как увидела Егора, выходящего из класса с симуляторами.
   "Чёрт, я пока не продумала, что ему сказать... Что делать? Окликнуть его или сделать вид, что не увидела?" - пронеслось в голове, но ответа искать не пришлось, потому что он сам увидел меня и направился в мою сторону.
   --Эээ... Егор, я как раз хотела с тобой поговорить, - пробормотала я, решив импровизировать.
   --Да неужели? - пренебрежительно спросил он, подойдя ко мне. - О чём?
   --По поводу случившего сегодня, - ответила я и нахмурилась.
   --Слушай, блохастая, ты же поняла, что мои извинения, это только для Марата, да? - он наклонился ко мне, сверля злым взглядом. - По-хорошему тебя прошу, больше не пытайся выставить его идиотом. Он может по какой-то своей причине пока не желает тебя отпускать и терпит, но я тебя сразу предупреждаю - я не дам над своим лучшим другом издеваться, и могу так тебе осложнить жизнь, что не рада будешь учёбе здесь.
   --Ты что, мне угрожаешь? - всё желание нормально поговорить моментально испарилось, и я ощутила злость, вкрадчиво добавив: - Не нужно этого делать. Я тоже не домашняя кошечка и могу показать клыки и когти...
   --Ты? Клыки и когти? - он хмыкнул, обведя меня ироничным взглядом.
   --Ой, только не надо на меня смотреть, как на мелочь! - я ещё больше ощетинилась. - Ты понятия не имеешь, что я за человек...
   --Ты не человек, а кошка драная, - процедил он сквозь зубы.
   --А ты поц облезлый! Тоже мне, тигр недоросток!
   --Я тебя, мелочь, лапой раздавлю и не замечу, поняла?
   --На "поняла", своих блох будешь брать! Придурок! - я с ненавистью посмотрела на парня и с отвращением добавила: - Я, между прочим, хотела с тобой поговорить о Марате, и как раз попросить тебя помочь отделаться от его внимания, чтобы в дальнейшем избежать инцидентов! Но сейчас уже не хочу!
   --Ха, это типа я должен был рассказывать ему, что ты херовая? Ага, ищи дурака! Из-за какой-то блохастой сучки я не собираюсь ругаться со своим лучшим другом. Хочет он тебя, пусть добивается. И ты либо дашь ему, или он потеряет к тебе интерес. Но пока этого не случилось, заруби себе на носу - только попробуй его ещё раз прилюдно унизить, и я перестану быть добреньким тигром и покажу свою настоящую натуру...
   --Да ты что! А я потом из этой натуры вытряхну себе тигровую шкуру и, положив на пол, буду об неё ноги вытирать! - запальчиво процедила я.
   --Ноги вытирать? Даже не мечтай, - он зло рассмеялся, а потом припёр меня к стенке, и раздражённо спросил: - Слушай, ну чо ты тут недотрогу из себя разыгрываешь, а? Не хочешь внимания Марата - переспи с ним. Завёлся парень, увидев тебя, и хочет. От тебя, что убудет, если покувыркаешься с ним? Ты же явно давно уже не целка и с симпатичным парнем переспать не против. Это, между прочим, самый лучший способ отделаться от его внимания. Обещаю, будешь хорошей девочкой и дашь нужное Марату, мы снова станем добрыми друзьями...
   --Добрыми друзьями? - враждебно спросила я, всё больше ощущая ярость, что со мной так разговаривают, да ещё и припёрли к стенке, а потом издевательски выпалила: - А знаешь, не такой уж ты друг Марату, если он не сказал тебе, что мы уже спали! Спали! Понял! Именно после этого он не даёт мне прохода! - а потом подняла руку и нанесла парню удар по рёбрам, которому меня когда-то научили в спортшколе.
   Парень глухо застонал, а я, зная, что у меня всего пару секунд в запасе, оттолкнула его и понеслась по коридору так, как не бегала даже на соревнованиях.
   "Господи, какой же Егор моральный урод! Он что, на самом деле такая тварь?" - спросила я себя и поняла, что, несмотря на случившееся, не хочу в это верить. Где-то на уровне интуиции я понимала, что за этим выпадом кроется что-то большее, чем просто ненависть к девушке, посмевшей унизить его друга. "Егор чего-то боится... Но чего? Что меняет моё появление в жизни Марата?.. И откуда в глазах парня столько боли, когда я сказала, что мы переспали? Он понял, что друг перестал с ним делиться всем? Всё, доверие утрачено? Я что-то большее для мишки, чем любая другая девушка, и Егора это бесит? Он хочет и дальше быть Марату единственным другом?" - пока я не знала ответов на эти вопросы, но внутри уже проснулось любопытство и захотелось во всём разобраться.
  
  
   Глава 13.
  
   Общежитие встретило меня тишиной. Обычно в холле было немало народу. Кто-то сидел в зелёной зоне на диванах и общался с друзьями, кто-то играл в аэрохоккей или настольный теннис, но сегодня было пусто.
   "Все, наверное, легли отдыхать, чтобы скорее прийти в себя из-за смены погоды. Но это и к лучшему. Не могу сейчас фальшиво улыбаться друзьям и знакомым и делать вид, что у меня всё нормально", - подумала я, быстро взбегая по лестнице на второй этаж.
   После стычки с Егором настроение было хуже некуда, появилась боль в висках, а самое мерзкое, что хотелось плакать, потому что как бы я ни пыжилась, а слова тигра задели меня.
   Добравшись до нашей комнаты, я забежала в прихожую и, поняв, что Алина тоже спит, тихо сняла обувь и прошмыгнула к себе. А там, достав Маху из переноски, переложила её на кровать и сама, упав на матрас, расплакалась, уткнувшись в подушку.
   "Так хорошо всё было в первые дни! Хороший университет, замечательные друзья и преподаватели, интересное обучение и тут на тебе - мишка, а теперь ещё и тигр... Ну почему я такая дура! Зачем вообще переспала с Маратом?.. И на какую мозоль наступила тигру?" - обнимая подушку и всхлипывая, я не знала, как выбраться из этой ситуации.
   "Хочу простой, спокойной жизни! Не хочу дополнительных проблем! Мне и так плохо без бабули и я до сих пор не понимаю, как мне жить без неё!" - слезы полились ещё сильнее, и захотелось как в детстве, громко разрыдаться, топая при этом ногами и оглашая своим криком всю округу. "Только вот бабушка не прибежит, и не утрёт мне нос... и не скажет тёплые слова, которые меня успокоят", - от этой мысли стало ещё хуже.
   Но в следующую секунду я услышала мурчание над ухом, а потом меня лизнули в руку и, оторвавшись от подушки, я увидела Маху.
   Печально глядя на меня, она мяукнула и ткнулась носиком мне в щёку, а потом принялась ластиться, как будто стараясь меня успокоить.
   --Маленькая моя, спасибо, - погладив её, пробормотала я. - И я тебя люблю. Так хорошо, что ты у меня есть.
   Аккуратно прижав её к себе, я стала водить пальцами по шёрстке, а Маха вывернулась и, улёгшись на бок, начала пускать когти в подушку, продолжая при этом громко мурлыкать и пристально смотреть мне в глаза.
   --Всё ты у меня понимаешь, да? И что твоя хозяйка дура, и что поплакать иногда любит... Но всё равно ты меня любишь, мой маленький пушистый комочек, - сквозь слёзы продолжила говорить я, вслушиваясь в звуки, издаваемые моей малышкой, и ощутила, как меня постепенно начало клонить в сон.
   "Наверное, и я посплю", - решила я, всё больше чувствуя умиротворение от мурчания Махи, и закрыла глаза...
   --Шшш, крошка, не тарахти так громко, - совсем близко раздался тихий шепот и довольное мурлыканье моей кошечки, и я поняла, что кто-то ещё есть рядом.
   Открыв глаза, я увидела Марата, пристроившегося на краю кровати и между нами Маху, которая закатывала глаза, лёжа на спинке и подставляла живот для того, чтобы её гладили.
   --Что ты здесь делаешь? - испуганно спросила я и собралась вскочить с кровати, но Марат положил мне руку на плечо и, вжав в кровать, умоляюще попросил:
   --Не пугайся. Зашёл узнать, как ты себя чувствуешь. Дверь в блок оказалась открытой, и я воспользовался этим. А увидев, что ты спишь, решил не будить, - он убрал руку с плеча и, прикоснувшись к моей щеке, нахмурился. - Моя кошка плакала, да? Кто тебя обидел? Только скажи, и этот зверь пожалеет, что посмел довести тебя до слёз.
   "Чёрт, раззява, я забыла закрыть дверь на замок, когда засыпала!" - про себя выругалась я, но выставлять парня с криками почему-то не хотелось.
   А голос Марата звучал так ласково, и чувствовалось, что он за меня искренне переживает. И я поймала себя на мысли, что снова хочется расплакаться, только уткнувшись уже не в подушку, а в его плечо. Но ведь он был как раз одной из моих бед, а жаловаться парню на его же самого казалось глупым.
   "Да и про выходку Егора не хочется говорить... Это может поссорить парней, а я этого не хочу. Ведь они дружат уже не один год... Сама как-нибудь разберусь с Егором", - подумала я и неожиданно для себя произнесла другое:
   --Марат, скажи честно, почему ты не хочешь оставить меня в покое? Ты же видишь, что я не горю желанием общаться с тобой.
   --Вижу, - тяжело вздохнув, сказал он и на секунду задумался, а потом продолжил: - Если честно, я и сам не понимаю, почему так веду себя. Чем-то ты зацепила меня, кошка. И я не могу не думать о тебе. Хочется тебя видеть... А когда это случается, появляется такое странное чувство внутри, которое и описать-то не могу нормально. Просто чувствую, что ты мне нужна.
   --Только не говори, что ты в меня влюбился, - уныло попросила я.
   --Пока и не скажу, - ответил он и улыбнулся. - Хотя может это и любовь. Я ещё не разобрался в себе. Такого у меня ещё не было. Я могу с уверенностью сказать, что никого не любил... Но с тобой всё по-другому... Увидев тебя в первый раз, я ощутил, как сердце забилось быстрее, а потом на вечеринке мне понравилось с тобой разговаривать. Ты, в отличие от многих не смотрела на меня с обожанием, и не пыталась понравиться, а вела себя нормально... Даже можно сказать, по-хорошему смеялась надо мной. И это тоже подкупило...
   --Именно потому, что я не упала сразу к твоим ногам, то заинтересовала тебя? - нахмурившись, поинтересовалась я.
   --Нет, конечно, - он снова улыбнулся. - Половина нашего факультета тоже не падала к моим ногам, но это не вызывало желания изменить ситуацию, а вот с тобой всё по-другому... Думаю, даже если бы ты упала к моим ногам, я всё равно бы испытывал к тебе такие тёплые чувства... Я же говорю, есть в тебе что-то, что влечёт меня. Хочется просто быть рядом с тобой. Вслушиваться в голос, смотреть в глаза, прикасаться к тебе, рассказывать что-нибудь... А ещё - я до одури хочу тебя, особенно учитывая, что между нами произошло...
   --Марат, ничего между нами не произошло, кроме эээ... короткой физической близости, - говорить об этом было неудобно, но хотелось полностью прояснить ситуацию. - Я же тебе говорила, что на твоём месте мог оказаться любой...
   --Эльга, ты можешь сколько угодно врать мне, но не ври хотя бы себе, - ласково сказал он, и снова протянув ко мне руку, провёл пальцами по щеке. - Ты очень красивая девушка, и думаю не один парень, посмотрев в твои серые глаза, обратив внимание на маняще-розовые губы, видя нежный румянец на твоих щеках, вдыхая лёгкий яблочный аромат, исходящий от твоих каштановых волос, чувствовал, что пропадает и готов на многое. И эти парни старательно ухаживали за тобой. Но лишь меня ты подпустила к себе. Значит, всё же что-то ты ощутила, когда приняла решение расстаться со своей девственностью. Пусть ты не хочешь признаваться в этом, но не просто так выбор пал на меня. А я не такой уж идиот, чтобы упустить девушку, которая мало того, что заинтересовала меня и заставила чувствовать то, что не получалось у других, так ещё и оказала честь быть первым у неё.
   --Марат...
   --Тсс, не перебивай, - мягко попросил он, приложив палец к моим губам. - Знаю, что ты хочешь сказать. Что тебе не нужны отношения, что интересует сейчас другое или что не хочешь терять свободу или независимость, и это нормально. Расположение кошки нужно ещё заслужить, и даётся оно не так просто. Кошки они ведь такие - могут позволить себя гладить и ласкать, а чуть что, и коготками или зубками могут ответить. Лишь немногим удаётся по-настоящему вызвать симпатию у кошки, чтобы она полюбила...
   --Но ты ведь говорил на вечеринке, что пока молодой, нужно развлекаться и верность не входит в число твоих достоинств. А ведь чтобы кошка поверила тебе, верность в первую очередь стоит показывать, - пробормотала я.
   --Мало ли что я говорил на той вечеринке. Всё изменилось, - ответил он и поморщился, а потом притронулся к раненому плечу. - Слушай, а давай поменяемся местами, а? Рана до сих пор ноет и мне больно лежать на левом боку.
   --Думаю, будет лучше, если мы поднимемся...
   --Нет, пожалуйста, давай ещё полежим, - Марат снова надавил мне на плечо, не давая встать. - Если честно, у меня первый раз такое, чтобы я с девушкой лежал одетый в одной кровати и просто разговаривая, ловил кайф. Ради такого я даже готов потерпеть боль.
   --Ладно, давай полежим, - сдалась я, потому что и сама ощутила, что на душе после разговора с Маратом стало спокойнее и мне комфортно вот так лежать с ним и болтать. - И боль терпеть не нужно. Я согласна поменяться местами.
   --Тогда двигайся, - Марат улыбнулся и, привстав, начал аккуратно перелазить через меня, а я стала сдвигаться в сторону, стараясь не задеть заснувшую на подушке Маху, и в какой-то момент парень оказался надо мной.
   --Кошка, - прорычал он, плотно прижавшись ко мне и жадно посмотрев на губы, а в глазах появился похотливый огонёк. Я испугалась, что он сейчас что-нибудь предпримет, но Марат быстро взял себя в руки и лёг на кровать, снова повернувшись на бок, а потом как ни в чём не бывало, спросил: - Ты из Хабаровска ведь?
   --Да, - я кивнула, чувствуя, как по телу запоздало прошла дрожь от тона и слишком близкого нахождения к парню.
   --И на выходные ездишь домой?
   --Угу.
   --А родители как, не сильно удивились, узнав, что нужно переезжать в общежитие универа?
   --Удивляться больше некому, - пробормотала я. - Мать уехала, когда мне было два года. Воспитывала меня бабушка. Но она в середине августа умерла...
   --Мне жаль, - Марат сочувственно посмотрел на меня и ласково добавил: - Тогда понятно, почему в глубине твоих глаз тоска... Ты её сильно любила, да?
   --Очень, - промямлила я, и глаза наполнились слезами, потому что парень говорил от всего сердца, задевая те струнки души, которые я старательно прятала от всех. Но с ним мне хотелось поделиться своей болью. - Она была самым дорогим и любимым для меня человеком... Опорой и защитой во всём... И я до сих пор не могу привыкнуть, что её больше нет... - я замолчала, всхлипывая и глотая слёзы.
   --Хотел бы тебе сказать, что со временем тоска пройдёт, но не буду врать, - сказал он, погладив меня по плечу. - Когда мне было двенадцать я потерял мать... Десять лет прошло, а я до сих пор чувствую печаль из-за её смерти...Знаешь, кошка, а ты разговаривай со своей бабушкой. Поверь, от этого легче.
   --Я всегда стараюсь думать, что она смотрит на меня с неба, - ответила я, испытывая к Марату расположение, осознав, что он на самом деле понимает меня.
   --А твоя мать... как она могла тебя бросить? - в его голосе проявились стальные нотки и осуждение.
   --Так вышло. У неё были веские причины, - отрывисто сказала я. - Не стоит её осуждать за это.
   --Хорошо, не буду, - согласился он. - А отец тогда где?
   --Отца нет, и быть не может, - отчеканила я, и слёзы моментально высохли.
   --Хм... понятно, - протянул парень, пристально посмотрев на меня, но дальше спрашивать не стал и вместо этого с теплотой сказал: - А я из Минусинска. Там у меня остался отец и две младшие сестрёнки. Жутко не хотелось от них уезжать, когда Власта нашла меня и предложила обучение. Но отец как узнал, что меня зовут в престижный ВУЗ, чуть ли не взашей из дома вытолкнул.
   --Они что, знают на кого ты учишься? - я удивилась.
   --Нет, просто знают названия универа и факультета, а что я ещё и животное, они понятия не имеют, - он подмигнул мне и, улыбнувшись, продолжил: - Хотя, сёстры всё же подозревают, что я не просто их брат, а ещё и животное. Для младшей я пони, а для старшей - иногда осёл, иногда козёл, а иногда очень необычное животное - няшка пушистая. Осёл и козёл, когда гоняю её женихов, которые, на мой взгляд, не достойны моей красавицы сестры, а няшка - когда балую её и дарю подарки. Ты, кстати, не в курсе, что это за зверь такой? - он так забавно посмотрел на меня, что я прыснула от смеха.
   --Няшка пушистая? Ты что ли? Нет, ты стопроцентный мишка! - весело ответила я и, протянув руку, взъерошила его чёрные волосы. - Так особенно сильно похож!
   Марат ответил мне тёплым взглядом, а потом поймал руку и, поцеловав в запястье, бархатно-ласкающим тоном сказал:
   --А ты настоящая кошка... - после чего посмотрел мне в глаза и серьёзно добавил: - Кошка, дай мне шанс. Узнай ближе и не отталкивай. Не слушай всё то, что про меня говорят, а дай показать, какой я на самом деле. Я ведь могу быть не только весёлым пацаном, а и серьёзным парнем. Я многое видел в этой жизни и через многое прошёл. Я умею быть и надёжной опорой и защитой, которых тебе сейчас так не хватает, а могу быть и нежным, и понимающим... Для тебя я могу быть кем угодно... Одновременно и другом, и любовником, и советчиком, и утешителем...
   Я как заворожённая слушала Марата, чувствуя, как сердце всё быстрее бьётся в груди, и мысль, что этот парень может стать мне чем-то большим, чем просто однокурсником, уже не казалась неправильной.
   --Эля, давай, соглашайся, и обещаю, ты не пожалеешь, захотев узнать меня настоящего, - продолжил он, а потом приподнялся и облокотившись на руку, склонился ко мне и поцеловал в губы.
   Так меня ещё никто не целовал. Его губы касались моих губ то едва ощутимо, то нежно, то задерживаясь на пару секунд дольше, а то я чувствовала, как он проводит по ним кончиком языка и это будоражило во мне непонятные чувства. Замерев и не дыша, я прислушивалась к своим ощущениям и по телу уже начала разливаться горячая волна тепла, но в тот момент, когда Марат положил ладонь на грудь, меня как будто обдали ледяной водой и всё очарование момента мгновенно разрушилось.
   Резко оттолкнув его и вскочив с кровати, я зашипела:
   --Вот ты настоящий! Я даже ничего не ответила, а ты уже тянешь ко мне лапы и распускаешь их! Думаешь, что сказал пару ласковых слов и всё, я твоя?! Нет! Пошёл вон отсюда и не смей ко мне подходить со своими сладкими, льстивыми речами!
   Я указала на дверь, гневно сверля парня взглядом, а он тяжело вздохнул и пробормотал:
   --Вот точно кошка... с когтями и шипением, - а потом поднялся с кровати и с сожалением добавил: - Прости, я не собирался распускать руки, а хотел тебя лишь поцеловать... Остальное само получилось, потому что с тобой мне трудно сдерживаться... Но обещаю, следующий раз я и не шелохнусь, пока ты сама этого не разрешишь...
   --Не будет следующего раза! - выкрикнула я. - Тебе нельзя верить!
   --Можно, - хмуро ответил он, а потом неожиданно улыбнулся и добавил: - И следующий раз точно будет! Я тебе нравлюсь, иначе ты и поцеловать бы себя не разрешила. Да и потом, ты до этого тоже говорила, что не подпустишь меня к себе, а мы больше часа проболтали, лёжа в одной постели, а потом ещё и целовались! Так что и следующий раз обязательно будет! - последние слова он уже весело выкрикнул, а потом юркнул в дверь и выскочил из комнаты.
   --Гад! Теперь точно ничего не будет! Клянусь! Только подойди ко мне, и я тебе всё отобью не только ниже пояса, а и выше! Я всего тебя отобью, как отбивную! А потом буду кормить всё общежитие медвежатиной! - закричала я в закрытую дверь, а когда она начала приоткрываться, схватила сумку, первую попавшуюся мне под руки, и метнула её в дверь, думая, что Марат вернулся и хочет ещё что-нибудь добавить.
   Однако это был не медведь. Сумка ещё не долетела до двери, как я увидела взъерошенную голову Алины, просунувшуюся в щель, и испугалась, что сумка угодит ей в лоб. Но девушка быстро среагировала и, ойкнув, закрыла дверь, а потом из прихожей жалобно донеслось:
   --Эля? Войти можно, или ещё что-нибудь кинешь в меня? Или Капу послать вместо парламентёра?
   --Прости, - сама открыв дверь, с сожалением произнесла я. - Это не тебе предназначалось, а одному косолапому.
   --Так это Марат вылетел за дверь со скоростью света? - она улыбнулась, а потом хитро поинтересовалась: - А что он здесь делал, если не секрет?
   --Не секрет. Я забыла закрыть дверь, когда засыпала, а он пожаловал в гости... Гад! Прокрался сюда и лёг рядом со мной на кровать! Представляешь какой нахал! - возмущённо воскликнула я, не став рассказывать, что кричала совсем не из-за этого.
   Но Алину так просто было не провести, и она спросила:
   --А чего точно не будет? Он что-то сделал ещё, помимо того, что привалился рядом? Почему ты кричала, что точно следующего раза не будет? Вы опять... ну...
   --Нет, - поняв, о чём она, ответила я и, поморщившись, призналась: - Я была немного расстроена после занятий, и мы как-то незаметно разговорились, а потом... он полез целоваться, а я вроде как не дала сразу отпор... А он, конечно же, сразу решил, что всё, можно делать, что угодно и начал лапать меня... Сволочь он подлая!
   --Ааа, - глубокомысленно протянула Алина и задорно улыбнулась.
   --Ну чего ты смеёшься, - с обидой пробормотала я. - Это совсем не смешно... И вообще, всё, теперь двери замыкаем не только когда спать ложимся, а постоянно!
   --Хорошо, как скажешь, - с готовностью ответила она, а затем посмотрела на часы. - Ой, на ужин уже пора идти! Я пошла одеваться. Ты как, идёшь, или занимаешь глухую оборону в комнате и прячешься теперь от мишки?
   --Вот ещё! Чтобы я пряталась! Не дождётся, - фыркнула я и пошла к зеркалу, чтобы привести себя в порядок.
   Однако в столовой была настороже, и всё время оглядывалась, не желая с ним столкнуться, а быстро поев, не стала ждать Алину, которая ворковала с Ромой, а побежала назад в комнату.
   "Нужно сосредоточиться на уроках. Почитать материал. А то вчера из-за первого вселения забросила все учебники, и не повторила глаголы во французском", - по дороге в общежитие, думала я и не сразу услышала, как меня кто-то окликнул.
   --Эля, да постой же ты! - меня схватили за руку и потащили к кустам, растущим вдоль тротуара.
   --Эй, полегче! - зло процедила я, увидев Егора. - Чего ты ещё хочешь? Карой небесной мне пригрозить? Не сработает! Не боюсь ни тебя, ни твоих угроз!
   --Я хочу извиниться и всё объяснить, - кротко ответил тигр, и я моментально насторожилась, чувствуя подвох. А парень продолжил: - А ещё хочу сказать спасибо, что не рассказала Марату о нашем разговоре.
   --Я и без Марата найду, как поставить тебя на место, - презрительно ответила я.
   --А может, стоит попробовать меня понять? - он смиренно заглянул мне в глаза. - Ведь у моего поведения есть причина, и ты это понимаешь. Хочешь, расскажу, почему так сорвался на тебя?
   --Хочу, - сдержанно сказала я, испытывая любопытство.
   --Потому что ты мне нравишься... Точнее, я влюблён в тебя. Как увидел, сразу испытал это чувство, - нерешительно произнёс он. - А когда Марат заявил, что ты его, разозлился и не нашёл лучшего способа после возвращения, как наехать на тебя. Но сейчас мне очень стыдно и я бы хотел загладить свою вину.
   "Врёт!" - сразу поняла я, несмотря на то, что парень изо всех сил старался смотреть на меня влюблёнными глазами, но получалось это плохо, и я видела холодный расчёт в глубине глаз. "Только вот зачем врёт? То мерзавца передо мной разыгрывает, то влюблённого юнца... Ох, неспроста это... Ловушка какая-то", - пронеслось в голове, а Егор продолжил:
   --Ты ведь не желаешь быть с Маратом, правда?
   --Ну... - неопределённо протянула я, всё больше настораживаясь.
   --А я могу тебе помочь. Давай начнём встречаться, и он отстанет от тебя, а ты как раз поближе узнаешь меня и возможно ответишь на мои чувства.
   --Мне надо подумать, - уклончиво произнесла я, не понимая пока, зачем весь этот спектакль требуется Егору.
   --Конечно, подумай, - согласился он и улыбнулся. - Я понимаю, что огорошил тебя признанием и требуется время, чтобы прийти в себя.
   --Ага, огорошил, - поддакнула я и, высвободив руку, натянуто ему улыбнулась. - И прийти в себя нужно... Вот сейчас пойду в комнату и там буду приходить в себя. Хорошо?
   --Хорошо, кошечка, - ласково ответил он, но я уловила угрожающие нотки в голосе.
   --Тогда до завтра, - напоследок бросила я и, выйдя из кустов, побежала к общежитию, а оказавшись в комнате, шумно выдохнула, пытаясь распознать, что за игру затеял Егор.
   Но я пока мало знала парней и совсем не понимала, что заставило тигра поменять тактику, поэтому в голову лезли разные предположения, вплоть до извращённых или фантастических.
   "Так, ладно, нечего пока мозги над этим сушить. Самый лучший выход в этой ситуации - выждать и посмотреть, что будет дальше. А потом уже приму решение, как поступить", - в конце концов решила я. "А сейчас необходимо уделить время учёбе. И только ей!" - подойдя к столу, я открыла учебник и, выбросив все посторонние мысли из головы, погрузилась в осваивание языков.
  
  
   Глава 14.
  
   Утро вторника началось с того, что я поинтересовалась у Алины, где можно получить новое расписание и побежала к секретарю, а там встретила Власту.
   --Привет, Эля! - весело сказала она. - Ну как тебе у нас учится?
   --Замечательно, - искренне ответила я. - Так всё интересно! У меня уже даже вселения были! И я научилась управлять телом Махи! Правда, пока не во всём, но уже без проблем хожу!
   --Это хорошо. Молодец! - похвалила она и, взяв моё новое расписание из рук секретаря, мельком посмотрела на него. - О, вижу, тебя уже перевели на групповое изучение английского?
   --Да, преподаватель сказал, что нет смысла в индивидуальных занятиях и необходимо оттачивать беглый перевод и понимание всех нюансов речи.
   --Ты меня всё больше радуешь, - Власта подмигнула. - Значит, в скором времени тебя можно будет посылать на задания, и не только в русскоговорящие страны.
   --Я была бы рада помочь хоть чем-нибудь и оправдать своё нахождение на факультете! - я зажглась идеей проявить себя.
   --У тебя обязательно будет такой шанс, - заверила куратор. - Хотя обычно мы только месяцев через семь даём первое задание, но ты у нас кошка и будешь востребована намного чаще, чем другие. Так что упорно занимайся. Возможно даже, что в скором времени уже придётся поработать.
   --Хорошо, я буду стараться изо всех сил! - сказала я.
   --Наверное, я даже попрошу освободить тебя от участия в концерте и добавить занятий по ПН, - подумав, сказала Власта.
   --Каком концерте? - я удивилась.
   --А, значит, ты не задействована... Впрочем, это естественно. Ребята понимают, что из-за смерти бабушки тебе не до концертов и не стали беспокоить, - тихо сказала она, а затем уже громче добавила: - На следующей неделе исполнится восемь лет, как мы открыли наш факультет и приняли первых студентов. По этому случаю всегда проводится концерт и вечеринка.
   --Ух ты, а я и не знала, что уже восемь лет, как существует универ! Думала, что чуть меньше... Ого, так получается, вы организовали работу, когда вам было всего пятнадцать? - быстро подсчитав всё, я уважительно посмотрела на Власту.
   --Чисто технически, он существует семь лет, потому что первый год мы не трудились организовывать хорошее прикрытие и просто собрали одарённых студентов, подбирая нужные дисциплины и разрабатывая методику обучения. Но когда к нам стали проявлять слишком сильное внимание, пришлось подключать слиперов и затирать лишние воспоминания у интересующихся. Однако постоянно пользоваться услугами слиперов я не могла. Их ведь всего пять человек на весь мир, и лишь двое работают на нас. И задачи у них намного глобальнее, чем наши, соответственно было принято решение организовать прикрытие в виде университета с разными факультетами. Поэтому официально считается, что университету семь лет, но мы отмечаем настоящую дату организации, - она улыбнулась. - А насчёт моего возраста тогда... Знаешь, мой отец очень своеобразный человек и прислушиваться к моим суждениям начал намного раньше, поэтому верил в мои силы. Да и помогал первые три года во всём, так что не скажу, что я была полноправным куратором факультета. Решать всё сама я стала только в восемнадцать.
   --Ясно, - ответила я, всё равно восхищаясь Властой, потому что в свои восемнадцать не могла похвастаться и третью таких достижений.
   --Зорина, а почему вы до сих пор не получили свою карточку? - в разговор встряла секретарь, что-то посмотрев в компьютере.
   --Какую карточку? - удивлённо спросила я.
   --Банковскую. Со стипендией и деньгами на содержание своего животного.
   --Я не знала, что деньги авансом выдают, - ответила я, а Власта произнесла:
   --Это моя вина, что не предупредила тебя об этом, понадеявшись, что подруги тебе всё расскажут. Беги быстрее в бухгалтерию и возьми там карту.
   --Хорошо, - произнесла я и, попрощавшись, вышла из кабинета, сразу направившись на поиски бухгалтерии.
   Быстро найдя её и войдя в помещение, я представилась и назвала цель своего визита, на что одна из женщин кивнула и подозвала к своему столу, а потом достала из ящика конверт и, вручив его мне, попросила расписаться на листке.
   "Ого, это моя стипендия!" - изумлённо подумала я, увидев цифру, которую мне обязались выплачивать каждый месяц. "А это расходы на Маху?.. Обалдеть! Да я свою малышку могу кормить отборной мраморной говядиной каждый день, и ещё будет оставаться!" - ошалевши от сумм, я быстро расписалась и, забрав конверт с банковской карточкой, вышла из кабинета. И пока спускалась на первый этаж, всё повторяла про себя сумму стипендии, не зная, куда и девать такие деньги.
   Однако практичность быстро взяла верх. "А вообще-то если подумать, то и расходов у меня теперь немало. Да, стипендия намного больше тех денег, что я зарабатывала, продавая попкорн в кинотеатре. Но тогда я ведь жила с бабушкой, и она отказывалась брать у меня деньги, самостоятельно оплачивая коммунальные услуги и закупая продукты. Я не так часто покупала вкусняшки и собирала деньги на вещи, поэтому мне, в общем-то, хватало. Однако сейчас нужно уже самой думать об оплате коммуналки, и продукты я всё равно буду закупать, чтобы на выходные питаться. Так что если посчитать, немалая сумма будет уходить. Но с другой стороны и оставшаяся очень приличная. Так что мне будет хватать... Пожалуй, даже можно обновить себе зимние сапожки, а не нести их в ремонт, как в прошлом году. Да и на крайний случай у меня есть деньги, перечисленные матерью", - сказала я себе, хотя их не хотелось трогать. "Ладно, пробегусь в пятницу по обувным магазинам, и затем посмотрю, пользоваться подарком матери или нет", - решила я. "Да и потом, всегда можно сдать квартиру, чтобы оплачивать коммуналку и ещё будет оставаться", - пронеслось в голове, но я тут же отбросила эту мысль, поняв, что не смогу пустить чужих людей в родной дом и отказаться от приездов туда на выходные.
   "Ладно, что-то я уж совсем ударилась в бытовые вопросы. Нужно думать об учёбе", - одёрнула я себя и, открыв своё новое расписание, посмотрела его, в первую очередь интересуясь расписанием занятий по английскому, ведь эти уроки являлись совместными с Маратом, а после вчерашнего я пока не горела желанием встречаться с парнем. И очень обрадовалась, увидев, что их не так много. Получалось, что теперь этот язык я изучала не трижды в неделю, а дважды, по понедельникам и четвергам.
   "Значит, морально настраиваться на совместный урок нужно только к четвергу, а сегодня и завтра просто стараться избегать его... Ну что ж, думаю, у меня это получится!".
   Однако, оказалось, что не только я решила избегать парня, а и он меня. Правда, поняла я это только в среду, когда увидела, что Марат появился в холле факультета в тот момент, когда мы с подругами собрались идти на обед, а заметив меня, он тут же попытался затеряться в толпе, после чего скрылся в одном из коридоров.
   Сначала я этому обрадовалась и с удовлетворением подумала, что он осознал свою вину и боится показаться мне на глаза. Но уже в четверг ощутила неприятное удивление, не увидев Марата на совместном уроке английского.
   С этого момента меня начала грызть досадная мысль, что медведь всеми силами скрывается от меня и это оставляло неприятный осадок в душе. Особенно в свете того, что я мимо воли всё чаще начала вспоминать наш разговор в понедельник и всё больше чувствовала, что мне не хватает внимания парня.
   Не всё с учёбой получалось так, как я надеялась, и некоторые страхи всё больше мучили меня, особенно в свете того, что Власта намекнула на скорое задание, а мишка, учась четвёртый год в университете, многое знал и мог бы морально поддержать меня и рассказать полезные вещи.
   А вслед за этим я занялась самокопанием и разбором своего поведения. И с недовольством стала думать, что могла бы вести себя не так категорично и нервно. "Ну поцеловал он меня... Я ведь испытала приятные чувства? Да. Ну, положил ладонь на грудь... Могла просто убрать её и попросить так пока не делать. Мне же почему-то нужно было вскочить с кровати и шипеть, плюясь слюной в разные стороны... Блин, веду себя, как неуравновешенная книжная девственница, сразу встающая в позу!.. Да поздно уже вставать в эту позу! Я в первый же вечер знакомства легла с парнем в постель, а значит, не стоит строить из себя невинность... Естественно, что Марат прощупывает, как далеко можно зайти и не испугать меня. И потом, может он действительно забылся, испытывая приятные ощущения. Что, со мной такого не случалось?.. Ну, необязательно конечно в сексе, а вообще в жизни? Конечно, случалось. Вот и он привык действовать по накатанной схеме, поэтому и стал лапать меня... Нет, не стоило кричать и злиться на него", - всё чаще повторяла я себе, злясь уже не только на медведя, а и на себя, а так же на то, что во многом стала противоречить себе.
   Я как бы разделилась на две части - одну, следующую логике и правилам, а вторую - идущую на поводу у эмоций. И чем дальше, тем больше вторая часть перевешивала первую. И самым явным показателем этого являлось то, что я всё чаще думала, что Марат мог потерять ко мне интерес. По идее, это было как раз то, что я хотела в предыдущие дни, но после болтовни в постели и поцелуя, я начала задумываться, что может и не сильно этого хочу, а скорее наоборот желаю снова поговорить с ним, посмеяться и ощутить, что меня понимают. И всё чаще ловила себя на мысли, что теперь оглядываюсь по сторонам не ради того, чтобы сбежать, если в поле зрения появится медведь, а чтобы обратить на себя его внимание и уже точно понять, что он ко мне испытывает и почему прячется.
   А вот кто от меня не прятался, так это Егор. Парень наоборот осмелел, и только завидев меня, подходил и старательно разыгрывал влюблённого. Правда, делал это, когда рядом находились те, кто не входил в круг наших общих с Маратом знакомых.
   Это заставило меня задуматься ещё больше о мотивах поведения тигра. При том, что он предложил мне помощь в отпугивании Марата, он старательно скрывал при друзьях, которые как раз могли рассказать медведю о поведении парня, что он пытается ухаживать за мной. И я всё больше ощущала, что меня втягивают в игру, где я буду всего лишь пешкой, которой без сожаления пожертвуют для достижения цели. Причём, неизвестной и непонятной для меня цели. А это не добавляло мне положительных эмоций. Теперь хотелось спрятаться от Егора, и были противны игры, которые он затеял. И самое главное, что я уже не хотела отпугивать медведя.
   К пятнице я уже начала нервно дёргаться, видя Егора и не видя Марата, и тихо стала ненавидеть обоих парней, потому что вместо того, чтобы сосредоточиться на учёбе думала о них, и занималась беготнёй от тигра и выискиванием медведя, который продолжал скрываться.
   "Всё, всех к чёрту! Еду домой и попробую расслабиться, забыв об универе и животных, не дающих мне покоя ни морального, ни физического!" - в пятницу, после занятий, думала я, зло бросая в сумку учебники. "Пошли они оба в голубую даль! Достали! Один своей таинственностью, а второй - навязчивостью! Они не медведь и тигр, а оба - козлы! Не буду о них вообще больше думать! Вот сейчас приеду домой, оставлю там Маху и поеду по магазинам! И куплю себе не только обувь, а что-нибудь ещё! Можно же хоть раз в жизни шикануть, а не думать об экономии", - говорила я себе, чувствуя потребность хоть как-то себя порадовать и понимая, что единственное возможное в моей ситуации - это какие-нибудь приятные покупки.
   Попрощавшись с Алиной и пожелав ей хороших выходных, я поехала домой. А там, как и планировала, оставила Маху и направилась по магазинам, выискивая себе недорогие, но хорошие и красивые сапожки. А когда нашла то, что хотела, купила ещё и свитер, и юбку, хотя до этого придерживалась в повседневности спортивного стиля в одежде, предпочитая штаны, или брюки, или джинсы. Но уж больно красиво мои ножки смотрелись в сапожках и новой юбочке со свитерком.
   "Вот так и оденусь в понедельник на учёбу!" - сказала я себе, вернувшись домой и примерив все покупки вместе. "А ещё распущу волосы и подкрашусь, а потом с гордо поднятой головой пройдусь мимо Марата, если конечно увижу мишку, и обязательно сделаю вид, что не знаю его. И холодно отошью Егора! Нафиг всех парней!" - окончательно решила я для себя и испытала некоторое облегчение.
   После чего уже с лёгким сердцем пошла кормить Маху и готовить себе ужин, а потом засела за учебники и до глубокой ночи повторяла пройденный материал, закрепляя его в памяти.
   Эти ночные посиделки утром вылились в то, что я еле открыла глаза, когда услышала настойчивый звонок в дверь.
   "Господи, ну кого там принесло", - с недовольством подумала я, взглянув на часы. "Я понимаю, что уже девять утра, но сегодня выходные и нормальные люди отсыпаются, а не дожидаются гостей".
   Заставив себя подняться, я набросила халат и, пригладив волосы, поплелась открывать дверь. Но перед этим посмотрела в глазок и, увидев там незнакомого мужчину, подозрительно спросила:
   --Кто там?
   --Это Александр Пушкин. Эльга, мы с вами не знакомы, но я хотел бы обсудить некоторые вопросы, - раздалось из-за двери.
   --Александр Пушкин? - переспросила я. - Может вы ещё и Сергеевич? И какие вопросы вы хотите обсудить?
   --Да-да, очень смешная шутка насчёт Сергеевича. Вы первая, кому она пришла в голову, - саркастично бросил мужчина. - А вопросы я хочу обсудить личные и весьма полезные для вас. И не желал бы, чтобы их узнали все ваши соседи.
   Я на секунду задумалась - пускать мужчину в квартиру или нет, потому что его тон мне не понравился, но всё же решила узнать, зачем он пожаловал, и открыла дверь.
   В этот момент по лестнице поднялась тётя Рая и как только увидела меня, заявила:
   --Эля, этот тот деловой, что на прошлые выходные тебя искал!
   --Да? - я окатила мужчину презрительным взглядом и сразу прикрыла дверь, оставив открытой лишь щель. - Сомневаюсь, что с вами у меня есть общая тема для обсуждения, тем более из разряда личных.
   --Не сомневайтесь, она есть, - холодно ответил мужчина. - Фамилия Лагоровы вам о чём-нибудь говорит?
   Остатки сна тут же улетучились и меня бросило в жар, когда я услышала фамилию тех ублюдков, которые так ужасно поступили с моей матерью.
   --Говорит, - с ненавистью прошипела я. - Знать не хочу этих тварей и ничего общего с ними не имею. Разговор окончен! - после чего с силой хлопнула дверью у мужчины перед носом и отскочила от неё, как от ядовитой змеи.
   --Эльга, это в ваших же интересах выслушать меня! - раздалось из-за двери. - Откройте, и я всё объясню!
   --Пусть ваши Лагоровы горят в аду! Только это меня интересует! - выкрикнула я.
   --Ваш дедушка хочет с вами встретиться и искупить вину за прошедшее много лет назад. Вы только выиграете. Он очень богат и может многое вам дать.
   --Идите к чёрту и вы, и тот старикан! Он мне не дедушка! И пусть себе, своему сыночку и внуку даст хоть грамм совести и чести, а потом уже меня осыпает своими щедротами! Забудьте сюда дорогу! - меня всё больше бесил гость, и я ощутила, как от ярости уже задрожали руки.
   "Гады! И как посмели вообще прийти ко мне?! Как совести хватило?! Ненавижу!" - думала я, готовясь высказаться без прикрас, но следующим услышала голос тёти Раи:
   --Эля, это я. Этот деловой ушёл. Откроешь мне дверь?
   --Точно ушёл? - переспросила я, приоткрыв дверь и высунув голову на лестничную площадку. А увидев только соседку, уже широко распахнула её и добавила: - Проходите. Спасибо, что поднялись.
   --Не благодари, кто ж за тобой ещё присмотрит, как не я, - произнесла она, с кряхтением заходя в квартиру. - Вовремя я подоспела. Этот деловой тебя всю неделю тут сторожил, по утрам долбясь в дверь. Но я не успела тебя предупредить. Потому что вчера поехала к дочке и осталась у неё ночевать. Только вот приехала.
   --Значит, неделю, да? - мрачно спросила я.
   --Ну, не совсем неделю. Со среды.
   --Понятно, - выдавила я, ощущая брезгливость, что семейка моего отца так настырно выслеживает меня.
   --Лагоровы, это ведь те богачи, которых всё по телевизору показывают, да? И те, кто твою маму обидел? - тетя Рая с сожалением посмотрела на меня, и я кивнула.
   Соседка переехала в наш дом лет десять назад и не знала всех деталей истории, потому что бабушка посвятила её лишь в общих чертах, но тётя Рая быстро всё поняла.
   --Правильно! Гони их в шею! - продолжила она и погрозила кулаком на дверь. - Пусть только попробуют пристать к тебе! Я быстро найду на них управу и соберу такой пенсионный десант, что они пожалеют, что сунулись к тебе.
   --Не нужно. Я сама разберусь, - умоляюще сказала я, прекрасно помня, что у тети Раи, как и у бабушки, больное сердце и не желая втягивать её в конфликт. - Поверьте, я найду, что им ответить. Пойдёмте лучше чай пить. Я вчера пирожных вкусных купила. С настоящим кремом из взбитых сливок, а не той масляной дрянью, что продают в большинстве магазинов.
   --Да? - глаза бабульки тут же загорелись интересом, и я улыбнулась, прекрасно зная, что она жуткая сладкоежка. - Тогда пошли. Я как раз ещё сегодня не чаёвничала с толком и расстановкой.
   Чаёвничанием с толком и расстановкой - у тёти Раи назывались продолжительные посиделки, когда выпивается не меньше шести чашек чая и пересказываются все последние сплетни из округи. Я не особо любила это и всегда сбегала из кухни, когда они с бабушкой усаживались там, но сейчас именно это мне и требовалось, чтобы успокоиться и забыть об утреннем визитёре.
   И соседка с честью исполнила свою роль по отвлечению моего внимания. Спустя два часа я уже в подробностях знала обо всех мало-мальских происшествиях во дворе, забыла о госте и думала только об одном - как бы не лопнуть от большого количества чая.
   --Ой, ладно, детонька, я уже пойду, - засобиралась тётя Рая, съев последнее пирожное. - Обед нужно готовить. Приходи сегодня на него ко мне. Ещё посплетничаем.
   --Эээ... мне нужно ещё многое повторить, - пробормотала я, точно зная, что больше не вынесу лишней информации, особенно в ближайшие часы. - Может, ближе к ужину загляну. Хорошо?
   --Ну, хорошо. К ужину, так к ужину, - согласилась она и поднялась из-за стола. - Тогда я ещё успею напечь печенья с шоколадным кремом, как ты любишь. Побольше сделаю, чтобы и на вечер хватило, и завтра у тебя было к завтраку, и друзьям своим в университет отвезла.
   --Ой, не надо. Нас хорошо там кормят, - начала протестовать я, но соседка лишь улыбнулась, давая понять, что ещё помнит свои студенческие годы и не верит, что мы там не голодаем.
   Когда тётя Рая ушла, я побежала в туалет, а потом запоздало умываться и чистить зубы, а затем решила перетереть собравшуюся за неделю пыль.
   Маха не отставала от меня, бегая по квартире, а когда я бросила ей купленный вчера мячик с маленьким колокольчиком внутри, начала так уморительно с ним играться, чем окончательно подняла мне настроение.
   --Вот ты дурёха! Лапы же себе повыворачиваешь! - весело сказала я, когда она зацепилась за ковровое покрытие коготками и принялась дёргать лапкой, пытаясь освободиться, и при этом нервно виляла хвостиком, не спуская взгляда с мячика. - Дай отцеплю! И никуда твой мячик не убежит! - присев, я освободила лапку, и она моментально бросилась на мяч.
   Звон колокольчика тут же разнёсся по квартире, и она закувыркалась с игрушкой по полу. А я не сразу поняла, что звонят ещё и в дверь.
   "Наверное, тётя Рая решила всё же накормить меня обедом", - со вздохом подумала и пошла открывать дверь, приготовившись твёрдо отказаться.
   Но того, кто оказался за дверью, я хотела видеть ещё меньше. И хотя вот так лицом к лицу мы столкнулись впервые, я сразу узнала своего, так называемого деда, который не раз мелькал в новостях.
   Одетый как обычно в дорогой деловой костюм, с аккуратно зачёсанными назад седыми волосами, подтянутый, на других он, наверное, производил приятное впечатление красивого, уверенного в себе и много добившегося в жизни мужчины, но только не на меня.
   --Вы? - с ненавистью выплюнула я и попыталась захлопнуть дверь, но стоящий за мужчиной амбал не дал этого сделать. Выставив руку, он без усилий начал открывать дверь дальше, несмотря на моё сопротивление, и я предупредила: - Я сейчас закричу!
   --Если гора не идёт к Магомеду, то Магомед идёт к горе, - глубокомысленно произнёс дед. - Эльга, нам есть о чём поговорить, - сдержанно добавил он, когда дверь уже была открыта достаточно широко, и зашёл в прихожую. - Давай без этого ребячества и драматичных эмоций. Тебе восемнадцать лет и ты взрослая девушка, поэтому должна прислушиваться к голосу разума.
   --К голосу разума? - ядовито переспросила я. - Насколько я помню, вашим сыночкам тоже было восемнадцать, когда они насиловали мою мать. Почему их вы не призывали вести себя по взрослому и прислушиваться к голосу разума, или хотя бы не научили элементарным человеческим ценностям? Например тому, что нельзя вытворять такое с людьми?
   --Я за это понёс достаточное наказание и если бы мог вернуть всё назад, во многом повёл бы себя по-другому, - ответил он, а потом кивнул тому амбалу, который не дал закрыть дверь и указал на кухню. Он тут же зашёл в квартиру, взяв откуда-то пакет с логотипом дорогого супермаркета, а следом за ним прошёл ещё один здоровяк, несущий уже два пакета. А дед тем временем продолжил: - Но исправить прошлое не в моих силах, поэтому я желаю хотя бы тебе компенсировать тот вред, что нанёс твоей матери и бабушке...
   --Да неужели? - меня, как и утром, начало трясти от гнева. - Как вы компенсируете мне вред? Вернёте бабулю? Это ведь из-за вас она так рано умерла! Вы, упыри, попили ей крови, когда сотворили страшное с мамой! Своими угрозами вы трепали ей нервы, и после встреч с вами у неё начало болеть сердце! И как компенсируете отсутствие моей матери? Вернёте все дни рождения и праздники, в которые я ждала её, а потом рыдала в подушку, понимая, что мама не хочет ко мне ехать, потому что я слишком сильно похожа на ваших уродов-сынков? Сможете дать мне ту любовь и ласку, которой я страстно желала от матери? Как компенсируете то зло?!..
   --Благо из случившегося тоже получилось, - спокойно ответил мужчина, и снова кивнул амбалам на дверь, когда они вышли из кухни. Те моментально покинули квартиру и закрыли дверь, а он добавил: - И это благо - ты. Не поступи тогда мои сыновья так аморально, ты бы не родилась.
   --Ах, спасибо вам огромное! Я, значит, должна в ноги вам упасть, что появилась на свет! - саркастично бросила я. - Только вот не дождётесь! Единственное, что я хочу - послать вас и так далеко, чтобы вы больше не вернулись! И заберите свои вонючие подачки с моей кухни! - последние слова я уже выкрикивала, дёргая дверь и собираясь выставить мужчину из квартиры, а следом выбросить пакеты.
   --Дверь откроется, когда я скажу, поэтому не трать силы, - терпеливо порекомендовал мужчина, а потом умоляюще посмотрел на меня и ласково сказал: - Эля, девочка моя, давай спокойно поговорим.
   --Да я вообще с вами не собираюсь разговаривать! Видеть вас не хочу! Понимаете это? Я ненавижу вас! - уже захлёбываясь от ярости, кричала я. - И я не ваша девочка! У меня с вами нет ничего общего!
   --А знаешь, я уже жалею, что силой не забрал тебя у матери, когда ты родилась, - как ни в чём не бывало, сказал он, рассматривая меня. - И общее без сомнения есть. Даже больше, чем с моим вторым внуком. Ты наша копия. Как внешне, так и по характеру... Но, я пожалел твою мать и бабушку. И, кстати, предлагал немалые деньги на твоё содержание. Однако они оказались очень гордые...
   --Да засуньте вы свои деньги, знаете куда?!.. Могу даже показать! Наклоняйтесь! А потом и ускорительного пендаля вам выпишу, чтобы вы катились вместе со своими деньгами куда-подальше! И да, представьте, у моей мамы и бабушки была гордость, и они не стали бы брать грязные деньги у всяких моральных уродов! И меня бы не отдали, чтобы я не выросла такой же тварью, как ваши сынки!
   --Ох и язва моя внучка, - мужчина неожиданно улыбнулся, и от этого у меня аж задёргалась бровь, а потом я поняла, что он приготовился к моим крикам и высказываниям.
   "Бесполезно верещать. Если хочу его уколоть побольнее, нужно сменить тактику", - подумала я и взять себя в руки, холодно сказала:
   --Ещё раз повторяю, я не ваша внучка. Не была ей и в дальнейшем не желаю. И кстати, с чего вдруг у вас проснулись родственные чувства? И почему только у вас? Где мой предполагаемый папашка? Боится показаться мне на глаза?
   --Восхищаюсь твоим самообладанием. Быстро взяла себя в руки, поняв, что криком меня не пронять. Тоже моя черта, - с удовлетворением произнёс мужчина, а затем печально добавил: - Как я понимаю, ты знаешь, что один из моих близнецов, Слава, уже мёртв... - на что я тут же вставила саркастичное замечание:
   --Знаю. У нас дома праздник был, когда его хоронили.
   Лицо мужчины на секунду искривилось от ярости, но он быстро совладал с собой и, ничего на это не ответив, продолжил:
   --А Ярослав... он серьёзно болен и с трудом ходит. Поэтому я собственно и посылал к тебе своего секретаря, чтобы позвать к нам в гости и познакомить тебя с отцом... Ведь по сути, оба мои сына твои отцы. У близнецов невозможно определить отцовство, потому что ДНК одинаковая.
   --Ах, мой второй папочка оказывается болен? - злорадно спросила я, поняв, что ядовитыми шпильками могу уколоть мужчину и, улыбнувшись, продолжила: - И очень серьёзно? Мучается, наверное, да? А знаете, это карма. Тот ваш сынок, что был меньшим уродом, сдох быстрее, а тот, что конченая тварь - мучается перед смертью.
   --Не говори так, - едва сдерживаясь, попросил мужчина.
   --А что? Неприятно? Так вы же говорите, что я в вас. Значит, должны быть готовы, что я так же буду давить вас, как вы когда-то мою мать и бабушку, - я мстительно оскалилась.
   --Да, должен быть готов. Уже понял это, - пробормотал мужчина, а потом оглянулся и направился в сторону зала, где сел в одно из кресел.
   Нащупав больную точку родственничка и чувствуя себя мстительницей за всю семью, я решила пока не выставлять мужчину и побольше над ним поизмываться, поэтому прошла следом и встала в дверном проёме, скрестив руки на груди.
   --Знаешь в чём ирония, - он устало вздохнул. - У меня не получилось воспитать хороших сыновей. Они выросли мажорами без мозгов и тормозов. Упиваясь своей безнаказанностью, они творили, что хотели, и знали, что я их прикрою. Ведь они мои единственные дети...
   --Надо было их не прикрывать, а закрывать, желательно в места не столь отдалённые, или хотя бы в подвале, держа на цепи, чтобы они не калечили судьбы людей, - вставила я, но мужчина продолжил, не ответив на мой выпад:
   --Потом я понял, что совершил ошибку и надеялся хоть внука воспитать достойным себе наследником. Но он совсем не нашей породы. Ни внешностью, ни характером. Тюфяк и трус, как и его мамаша. Но она хоть была тихой алкоголичкой, а внук стал наркоманом... Сколько я его ни лечил, сколько ни пытался перевоспитать, всё бесполезно... Ты знаешь, что он младше тебя всего на три месяца?
   --Не знаю, и знать не хочу! - отрезала я.
   --И вот выходит, что ты единственная, кто из моих наследников стала нормальным человеком...
   --В чём как раз не ваша заслуга! Может поэтому я и стала нормальной, что не знала всю вашу семейку?!
   Но мужчина опять не ответил на выпад.
   --Я за эту неделю многое о тебе узнал. Ты целеустремлённая, хорошая девушка. И в школе училась хорошо, и в спортшколе показывала превосходные результаты. И находила время, чтобы подрабатывать. Даже поступила в университет без всякого блата и прошла на бюджет... Только вот в университете так и не появилась... Кстати, почему ты отказалась от учёбы и забрала документы? Поняла, что не потянешь одновременно учёбу и работу, чтобы прокормить себя? И где работаешь, если не секрет? - он, прищурившись, посмотрел на меня. - Тебя неделю не было дома, а это странно. Надеюсь, работа у тебя приличная? Ты же вроде не из таких, кто пойдёт лёгким путём и станет ммм... телом, а не головой, зарабатывать деньги.
   Я усмехнулась, поняв, о чём подумал родственничек, а про себя отметила: "Значит, разузнать, что я перешла в другой универ у дедульки не получилось. Не всё могут его деньги и связи. Наверное, списки нашего факультета охраняются, как военная тайна. Ведь нас силовики курируют, и они не дадут абы кому совать носы в их дела... И как же противно, что ему в голову может прийти только одно - раз неделю нет дома, то работаю шлюхой в каком-нибудь публичном доме".
   Поморщившись, я процедила:
   --А вам какое дело до моей работы? Боитесь, что пятно на репутации вашей семьи поставлю? Хах, если я и пятно, то белое, на вашем чёрном фоне!
   --Да, ты действительно единственное белое пятно, - спокойно согласился он. - И я хочу, чтобы ты такой же осталась. Поэтому готов на многое... Ты же знаешь, что я очень богат, и быть моей внучкой, это значит быть богатой девушкой и иметь большие связи. Я многое могу тебе дать, взамен на общение с тобой...
   --Да? - я снова злорадно усмехнулась. - А знаете, я могу ведь стать богатой девушкой и без общения с вами. Вы говорите, что мой предполагаемый папашка на ладан дышит? А внучок ваш наркот? Так кто мне мешает дождаться, пока ваш дражайший сыночек сдохнет, а потом однажды и вы, а затем взять и отсудить у вашего внучка половину состояния? А, как вам такой вариант? Подам потом в суд, заставлю у братика взять ДНК-анализ или потребую эксгумации папашки, и доказав родство, обдеру вашего внучка, как липку.
   Лицо мужчины тут же изменилось - серые глаза потемнели от ярости, скулы на лице проступили сильнее из-за плотно сжатых зубов, губы вытянулись в тонкую линию, лицо покраснело, а на шее сильно забилась жилка.
   --Вдохните и выдохните, - презрительно бросила я. - А то вас сейчас удар хватит... А впрочем, давайте, высказывайтесь. Кричите, орите, доводите себя до инфаркта. Быстрее в ящик сыграете, что мне только на руку.
   --Эльга, ты же не такая, - хрипло выдавил он, немного успокоившись. - Да, не все твои знакомые от тебя в восторге, потому что ты можешь быть жестковата и откровенно высказаться в лицо. Но ты не подлая, и не стерва. Ты не нападаешь первой, а только в случае нападения на тебя, не даёшь спуску. А твои друзья говорят, что ты вообще самый добрейший человек, что умеешь и выслушать, и поддержать и всегда поможешь...
   --Так это ведь для друзей я такая. А вы не входите в их число, - цинично произнесла я. - Даже скажу больше - вы мои заклятые враги. Мать с бабушкой не смогли вам отомстить, так отыграюсь я.
   --А стоит ли? - мужчина полностью взял себя в руки и умоляюще посмотрел на меня. - Поверь, месть не приносит удовлетворение. Она опустошает. Уж я то знаю... Да и злой рок уже отомстил всем нам за причинённые другим несчастья ... А ты из тех людей, кто ещё и жалеть будет, если причинит кому-то зло.
   --Не надо думать, что поговорив с моими знакомыми, вы уже знаете меня, - иронично ответила я.
   --Я и не думаю так, а просто хочу на самом деле узнать тебя, - сказал он. - Пообщаться ближе, помочь... И не я один... Ярослав хочет этого не меньше...
   --Да? - я презрительно хмыкнула. - Что, Ярославчику страшненько перед смертью за свои грехи? Думает, что попросив у меня прощения и отвалив бабла, попадёт в рай? Общение со мной и помощь, это типа его индульгенция? Ха-ха три раза! Я православная христианка, а не католичка, и индульгенциями не торгую. Я не продаюсь, и не собираюсь облегчать предсмертные муки вашему сынку-уроду! И уж тем более не собираюсь сидеть возле его постели и держать за руку, пока он ждёт отправки в ад.
   --Ладно, ты ненавидишь меня и Ярослава, - дед пошёл на попятную. - Но твой сводный брат ни в чём не виноват. Он даже можно сказать, жертва нашей семьи. Тоже считает, что мы сломали его жизнь. Не хочешь хотя бы с ним познакомиться?
   --Он считается мне сводным братом по отцу? Только вот незадача, я считаю, что у меня отца нет, а соответственно и братьев быть не может, - я расплылась в гадкой улыбке.
   --Так, ладно, - мужчина опустил голову и сжал кулаки, а потом снова посмотрел на меня. - Думаю, тебе нужно дать время, чтобы ты всё обдумала...
   --Ага, лет так сто-двести! Не меньше! И то вряд ли я что-то новое надумаю, кроме ненависти к вам!
   --Завтра в полдень я приеду снова и привезу твоего брата Богдана, - дед поднялся и направился к выходу.
   --Не трудитесь ехать! Дверь не открою! - бросила я, направившись следом.
   Промолчав, он подошёл к двери и, достав телефон, набрал чей-то номер, но быстро его сбросил, когда ручка повернулась и дверь распахнулась.
   --Эльга, я умею быть очень настойчивым, если чего-то хочу, - напоследок сказал он и быстро вышел, а я крикнула вслед:
   --Я, кстати, тоже! Так что посмотрим, чья возьмёт! - а потом с силой захлопнула дверь.
   И только после этого поняла, что всё это время находилась в сильнейшем напряжении. Разом навалилась слабость, и я еле доплелась до своей комнаты, а там, сев на тахту, ощутила головокружение.
   "Боже, да что ж такое-то? Бабушка умерла, в универе с тигром и медведем проблемы, так ещё и дедуля пожаловал, горя желанием наладить родственные связи... За что на меня сразу посыпалось столько проблем?" - тоскливо подумала я. "Такое впечатление, что моя жизнь - это карточный домик, и бабуля была его основой. Её не стало, и этот домик рушится... Даже страшно подумать, что может ждать меня впереди...", - по телу прошла дрожь и я испугалась, не зная, смогу выдержать ещё что-нибудь или нет.
   --Мяу, - в комнату настороженно оглядываясь, вошла Маха, которая где-то пряталась, пока я разговаривала с дедом.
   --Иди сюда, моя маленькая, - вяло позвала я. - Что, тебе тоже гость не понравился? И мне.
   Когда Маха подошла, я взяла её на руки и легла, прижимая малышку к себе, а она умиротворяюще замурчала, немного успокаивая меня.
   "Хм, а родственные связи ли решил налаживать Лагоров-старший? С чего вдруг именно сейчас? Ладно бы он не желал встречаться с моей бабушкой и поэтому все эти годы не появлялся и ничего не хотел, но ведь его гонец не знал, что она умерла, соответственно заинтересовались мной сейчас не по этой причине", - в какой-то из моментов подумала я и моментально насторожилась. "Скорее всего, ему что-то надо!" - поняла я и прищурилась, пытаясь разобраться что именно.
   "Но у него есть всё, кроме, действительно достойных наследников. Может дедулька окончательно разочаровался в своём внучке-наркомане и поэтому бросился ко мне?.. Но тогда почему он чуть не забился в истерике, когда я сказала, что могу претендовать на наследство? Боится, что я всё заберу у внука? Но ведь это невозможно. Наследство поделят наполовину... Или его волнует передача огромной империи, которую он строил годами, в хорошие руки, то есть - мои. Не хочется ему, чтобы всё развалилось и ушло на наркоту и гулянки...Или же он другое планирует? Думает, натаскает меня в бизнесе, познакомит с братцем, и когда и он, и его сынок покинут этот свет, я буду тянуть на себе всё, включая брата и не давая ему разбазарить деньги и опуститься на дно?.. Да сейчас! Я в няньки Лагоровым не нанималась! Знать их не хочу!" - я громко фыркнула, чем испугала Маху, и она удивлённо посмотрела на меня.
   --Прости, - пробормотала я и погладила её.
   "Пока это единственный вариант, который приходит в голову. И он точно не устраивает меня. Обойдусь и без слёз раскаяния умирающего отца, и без дедовского прозрения, и без братской любви! Вообще не собираюсь пускать в свою жизнь этих мразей и их отпрысков", - решила я. "А чтобы точно не достали, завтра до полудня уеду в общежитие, и не стану дома появляться недели две-три... Хотя, две-три не получится... Двадцать третьего числа сорок дней по бабуле и приехать я обязана. Но и до двадцать третьего - тоже срок нормальный. Может до Лагоровых дойдёт, что я не хочу их знать. А нет, пусть попробуют найти меня и потом прорваться в кампус! У нас там такая охрана на воротах, что не каждую военную базу так охраняют", - я улыбнулась, представляя, как Лагоров-старший разозлится, когда не получит желаемого.
   Настроение улучшилось и, поднявшись, я пошла на кухню, чтобы попить воды и заняться обедом, и только сейчас вспомнила про пакеты, которые притащили бодигарды.
   Они стояли на столе, и я поморщилась, горя желанием поскорее, не глядя внутрь, выкинуть их, поэтому взяла пакеты, но всё же не утерпела и сунула туда нос, а увидев деликатесы, решила поступить по-другому.
   "Зачем же продуктами разбрасываться? Лучше вынесу пакеты на лавку у подъезда и оставлю там. Вон, у нас половина подъезда - пенсионерки, которые и мясо-то видят по большим праздникам, а тут чего только нет. Пусть они побалуются!" - я выглянула в окно и, увидев, что на лавочках как раз собралась их компания, быстро обула шлёпки и побежала вниз.
   --Здравствуйте! - бодро произнесла я, выйдя на улицу.
   --Здравствуй, Элечка! - закивали бабульки, а тётя Рая, сидевшая справа, поинтересовалась: - Может, пообедаешь всё же? Я на тебя оставила. И тесто уже сделала на печенье...
   --Не, спасибо. Я, честно, не хочу есть, - соврала я.
   --Элечка, а это не к тебе приезжали на двух таких больших и чёрных машинах? - спросила тётя Люда, со второго этажа, которая тоже помогала мне с бабушкиными похоронами.
   --Каких машинах? - тётя Рая испуганно посмотрела на меня. - А где я была? В магазин, что ли ходила? Эля, всё хорошо?
   --Да, тетя Люда, приезжали ко мне, - быстро ответила я. - И не волнуйтесь тётя Рая, всё замечательно! Вот, хочу вас угостить! Разбирайте кто-что любит, или просто устройте себе банкет, чтобы каждая попробовала разные деликатесы.
   --Так ведь ещё не сорок дней по Клавдии, - подала голос тётя Таня, с интересом поглядывая на пакеты.
   --Это не по бабушке, - нахмурившись, ответила я. - Сорок дней будет в положенный срок, и мы помянем бабулю с теплотой, пусть и не с такими разносолами. А это... ну, типа, экспроприация у богатых и помощь тем, кому на самом деле это нужно... В общем, разбирайте, а я побежала, а то холодно здесь.
   Развернувшись, я бросилась назад в подъезд, чтобы избежать дальнейших расспросов, а оказавшись в квартире, пошла готовить себе обед из продуктов, пусть и не таких дорогих, но купленных на свои деньги.
   Пообедав сама и накормив Маху, оставшееся время я провела, грустно слоняясь по квартире и заглядывая то в ящики стенки, то копаясь на антресолях и переглядывая свои старые вещи и игрушки, то пересматривая фотографии и вспоминая своё детство, и отказавшись идти к тёте Рае, под предлогом, что нужно кое-что ещё подучить.
   "Бррр... Лагоров-старший сказал, что мог забрать меня к себе... Ужас! Я могла не знать бабушки и мамы, и вырасти такой же тварью, как вся семейка отца... Нет уж, лучше знать, что мама у меня есть, пусть где-то там далеко... И тем более, иметь такую бабулю, которая у меня была!" - мысль, что жизнь могла сложиться по-другому, совсем не радовала, несмотря на то, что я бы имела много денег.
   Ложась спать, я с сожалением подумала, что на следующие выходные не смогу сюда приехать, но всё же постаралась настроить себя позитивно, надеясь, что не придётся долго бегать от своих родственничков. А утром, проснувшись, и быстро приведя себя в порядок, даже не завтракая, прихватила Маху и поехала в университет, злорадно представляя себе лицо Лагорова, которому останется только поцеловать замок, когда он прикатит.
   --Ааа, Эля вернулась! - Алина встретила меня как обычно радостно, а Капа выбежала из комнаты и, взобравшись по штанам мне на плечо, ткнулась носиком в щёку, а потом по руке спустилась на переноску с Махой и поскребла её.
   --Соскучились? - улыбнувшись, спросила я и вручила Алине пакет с печеньем, которое тётя Рая всё же заставила меня вчера вечером взять. - Это тебе! Гостинцы от соседки! - а потом погладила Капу и, поставив переноску на пол, достала оттуда Маху. - Идите, барышни, резвитесь!
   Маха тут же встала в свою излюбленную стойку боком и, прыгая, начала наступать на Капу, а та давай носиться вокруг неё, притрагиваясь лапкой то к ушам, то к хвостику моей киски и задирая её.
   --Люблю гостинцы! - Алина тут же раскрыла пакет и, достав печеньку, принялась её жевать, а потом хитро кивнула на мою дверь и добавила: - А там тебя тоже ждёт гостинец!
   --Да? Какой? - удивлённо спросила я, снимая обувь.
   --Только не злись! Всё делалось под моим присмотром! Зашёл, поставил и вышел!
   --Что "зашёл, поставил и вышел"? - с недоумением спросила я и, войдя в комнату, замерла, увидев огромный букет роз, стоящий на столе в вазе, и благодаря которому пахло, как в розарии. - От кого это? - враждебно спросила я.
   --А что, непонятно? - весело спросила Алина и кивнула на статуэтку медведя, которую я не сразу заметила.
   Подойдя к столу, я взяла её в руки и принялась рассматривать. Вырезанный из дерева и покрашенный в чёрный цвет медведь, был сделан очень точно, и чувствовалась рука мастера, не поленившегося выделить каждую мышцу животного, покрытую шерстью, и придать морде милое, игривое выражение. Да и сам мишка как будто играл, всего на секунду припав передними лапами и мордой к земле, и казалось вот-вот поднимется и снова начнёт шаловливо играть.
   --Там и карточка для тебя есть, - хитро сказала подруга и кивнула на букет.
   Продолжая держать статуэтку, я достала карточку и прочитала: "Мишка от мишки, для кошки. Может, так привыкнешь к моей натуре, а потом разрешишь и мне быть рядом с тобой".
   "Марат не забыл про меня!" - улыбнувшись, подумала я, и внутри разлилось приятное тепло. "Не забыл!" - по слогам повторила я, и почему-то захотелось кружиться от счастья и напевать какую-нибудь глупенькую, весёлую песню, несмотря на то, что в жизни сейчас всё было не так гладко, как хотелось бы.
  
  
   Глава 15.
  
   Алина тактично оставила меня одну в комнате, видя по блаженному выражению лица, что я сейчас, как собеседница совсем не гожусь и вся в мечтах. А я села в кресло и долго вертела подарок в руках, скользя пальцами по статуэтке и разглядывая все нюансы. Очень хотелось пойти и поблагодарить Марата за такой подарок, но останавливало то, что я могу наткнуться на Егора, которого сейчас совсем не хотела видеть.
   "Ладно, подожду или обеда, или ужина. Думаю, Марат перестанет от меня прятаться. Ведь захочет получить благодарность за подарок, а я с большим удовольствием это сделаю... И даже не только на словах, а поцелую его... И не в щёку, а в губы... Вот!" - сердце от таких мыслей забилось быстрее, потому что я до сих пор помнила, что испытывала, когда парень целовал меня. Каждый раз после воспоминаний появлялось щекочущее чувство внутри и сейчас я снова испытала то же самое. "Тем более, я сделаю это при всех, а значит - Марат не станет распускать руки", - успокоила я себя, потому что всё же осознавала, что пока побаиваюсь его слишком активных действий. "А сейчас посмотрю-ка информацию на медведей. Очень интересно почитать про их повадки и примерить их на Марата", - решила я и, встав с кресла, пересела за стол.
   Поставив перед собой статуэтку, я включила компьютер и, выйдя в поисковик, написала "гималайский медведь". Тут же высветилась куча ссылок на информацию про них, но самой первой ссылкой стояла ведущая на новостной сайт, и жирным шрифтом было выделено: "Обнаружена третья в этом году жертва медведя".
   Внутри почему-то всё сжалось от нехорошего предчувствия, и интуиция подсказывала не отвлекаться на такие заголовки, но любопытство победило, и я прошла на новостной сайт и принялась читать статью.
   А статья была большой, с комментариями зоологов и биологов, а также размышлениями и показаниями человека, который обнаружил несчастного, и небольшим расследованием журналистов. В первую очередь там рассказывалось о егере, который нашёл труп и то, что он обнаружил возле него не только следы медведя, а и тигра. И судя по увиденному сделал вывод, что на человека оба зверя напали одновременно, потому что характер ран говорил именно о таком развитии событий. При этом же давался комментарий, что тигр и медведь в дикой природе считаются врагами и скорее нападут друг на друга, чем на человека. Дальше рассказывалось, что человек имел при себе оружие и не какое-то простое, а экипирован был до зубов. И судя по всему, активно оборонялся, потому что кровь и чёрные клоки шерсти указывали на то, что нападавший медведь относился к гималайским и был ранен в схватке, причём не тигром, иначе шерсть выдиралась бы с кожей и мясом, а человеком. А самое интересное заключалось в том, что журналисты провели расследование этого странного случая и по своим каналам выяснили личность мужчины. Им оказался гражданин США, любящий путешествовать по миру и даже написавший про это пару книг. По последним данным этот мужчина въезжал на территорию Китая и официально не пересекал границу с Россией. А то, что труп обнаружили именно у нас, позволяло журналистам выдвигать некоторые версии, указывающие на то, что путешественник незаконно перешёл границу и возможно цели у него были совсем не дружественного характера. А напоследок в статье писалось, что в тайге этим летом нашли ещё два трупа, которые так и не смогли опознать в виду их сильной изуродованности от клыков животных, которые устроили себе пир, и из-за разложения.
   Написанное здорово испугало меня и мимо воли я принялась сопоставлять данные. "Статья размещена три дня назад, а судя по написанному, мужчину убили приблизительно семь-десять дней назад... А Марат как раз в это время был в тайге, вместе с Егором... Тигр и медведь, действующие совместно... Медведя ранили, и Марата тоже... Но ведь раны животных на нас не влияют... Хотя Марат сказал, что рану получил оказывая помощь своему медведю. Вполне вероятно, что он нашёл его после схватки и хотел помочь... Или что-то забрать у медведя из того, что принадлежало убитому человеку? Но дело даже не в этом, а в том, что человека убили...", - я замерла от такой страшной мысли.
   "Или это всё же случайность? Ведь не раз по телевизору показывали, что те животные, которые считаются врагами, могут между собой и дружить. Вдруг это такой случай? Тигр и медведь дружат и вместе нападают. Тем более, что Алина рассказывала, что мы оставляем отпечатки в сознаниях животных. Может случиться так, что Марат и Егор часто вселялись в этих животных и бегали вместе по тайге, и это передалось им... Ареал распространения ведь небольшой, что у гималайского медведя, что у амурского тигра, а последний вообще относится к вымирающим видам, а значит, у Егора не так много животных для вселения... Вот и выходит, что парни оставили слишком сильные отпечатки в сознании животных, и те, сдружившись, начали совместно нападать", - подумала я, не желая верить в страшное.
   Однако этот случай так просто не отпускал меня. "Но при этом подозрительно, что убили не какого-нибудь там Васю Пупкина, вышедшего в тайгу, или браконьера из Китая, или нашего, а убили именно гражданина США, незаконно перешедшего границу... Ясно ведь, что он не за грибами вышел... Неужели тигр с медведем настолько поумнели, что сразу определили незаконный переход и убили нарушителя? Сомневаюсь", - я всё больше хмурилась. И хотелось поверить, что это случайность, а не получалось.
   "Но если бы Марат с Егором были к этому причастны, вряд ли бы они оставили труп на виду... Скорее попробовали бы его спрятать", - я как могла, убеждала себя в том, что парни непричастны к произошедшему. "Ведь если подумать, такая находка может здорово навредить. Если допустить, что парни социопаты, заигравшиеся в животных и любящие убивать, ведь трупов уже нашли три только в этом году и неизвестно, сколько их было ранее, то они должны осознать, что демонстрировать такое опасно. Не спрятать труп - косвенно признаться в своих наклонностях. Они же должны понимать, что их минимум - уберут из университета и сотрут память за последние годы, а максимум - вообще отсекут прошлые жизни, превратив их по уровню развития в младенцев, пускающих слюни и ходящих под себя. Парни должны оценивать эти риски и точно бы спрятали трупы. Из этого следует другой вывод - они убивают людей по указке", - я испуганно сжалась, прекрасно понимая, по чьей указке это может делаться, а соответственно не всё так чинно и хорошо в этом университете.
   "Однако, опять же и здесь возникает противоречие! Если по указке, то снова - почему хорошо не спрятали труп и позволили появиться статье?! Если допустить, что убитый гражданин США прикрывался репутацией путешественника, а на самом деле работал на какую-нибудь разведку, то вдвойне глупо рассказывать о его трупе, да ещё в ракурсе убийства двумя животными, которые должны враждовать между собой! В других спецслужбах тоже не дураки сидят, и случившееся может навести их на такие мысли, которые заставят присмотреться к нашему университету. Ведь не только у нас занимаются паранормальными исследованиями и те же слиперы, которые есть в других странах, могут получить приказ покопаться у кого-нибудь в мозгах, чтобы разузнать всё", - я вздрогнула и оглянулась по сторонам, как будто уже где-то рядом со мной находился такой вот слипер.
   "Так, спокойно! Без маний преследования!" - цыкнула я на себя и попыталась успокоиться. "Если допустить, что парни убивают по указанию сверху, и статье дали появится, то имеется ещё и такой вариант - это какая-то игра разведки. Всё сделано специально и противникам дают понять, что их соглядатай не достиг своей цели? Я слишком мало про это знаю, но всё равно осознаю, что порой нужно дать кому-то подсмотреть одно, чтобы потом самому выявить намного большее".
   "Ох, как же всё сложно и непонятно... Куча вопросов. Марат убивает людей или нет? Если да, то по приказу или ради развлечения?.. Как узнать о том, могут отдать такой приказ или нет? Спросить у Алины? Она всё же учится уже второй год и должна знать чуть больше, чем я, о целях и способах достижения нужного нашими кураторами... Но если предположить, что Марат убивает людей ради развлечения, я могу сильно подставить его... Имею-ли я право так поступать, не выяснив всё?" - я задалась этим вопросом и поняла, что не хочу вредить Марату даже намёками на то, что он может быть социопатом.
   "Только у него я могу всё узнать, а потом уже буду действовать исходя из ответов", - поняла я и ощутила, как сердце, которое всего полтора часа назад пело от удовольствия, что мишка испытывает ко мне тёплые чувства, сейчас сжалось от страха, что заинтересовавший меня парень может быть монстром.
   "А что если всё это правда? Что, если Марат убийца? Как поступить?.. Если социопат - рассказать о его наклонностях? А если по приказу - как отнестись к этому?" - вопросов возникало всё больше, и я почувствовала, что голова уже начала гудеть от предположений и страшных мыслей, а следом за этим появилось и ощущение тяжести и усталости от количества загадок и проблем в моей жизни.
   "Мне как будто складывают на плечи все возможные проблемы. А я тащу их на себе. Бабушка, родственники, теперь и парень, который нравится... И во всём требуется разобраться", - я тяжело вздохнула.
   --Эля, пошли обедать! Как раз мишке скажешь спасибо за подарок! - в комнату вошла Алина и улыбнулась, но увидев, что я сижу без настроения, нахмурилась. - Ты чего? Уже злишься, что я пустила его сюда?
   --Нет, - я устало мотнула головой и выдавила улыбку, после чего соврала: - Голова раскалывается сегодня. Дома спала плохо, зубрила лекции... В общем, как-то всё не очень хорошо.
   "Пока буду молчать про свои подозрения насчёт Марата. Да и про визит так называемого деда не расскажешь, иначе придётся говорить и обо всём остальном, касающемся меня и матери, а это слишком личное", - про себя подумала я и, выключив компьютер, встала из-за стола.
   --Пошли, пожуём что-нибудь, - вяло сказала я, хотя аппетита совсем не было, однако надежда встретить в столовой Марата заставляла туда идти.
   Но парня я там так и не увидела, хотя специально задержалась в столовой до последнего момента, пока не отобедают все студенты. А их сегодня было не так много, потому что большая часть уехали в город, чтобы пройтись по магазинам или развлечься.
   "Я с ума сойду от мыслей и предположений до ужина", - поняла я, чувствуя неудовольствие тем, что не могу прояснить ситуацию, и как меня уже мелко трясёт от мрачных мыслей. "Сама сейчас пойду к Марату. Может мы с Алиной пришли позже, и он уже пообедал, поэтому преспокойно сидит у себя в комнате. И плевать на Егора. Желание всё узнать сильнее, чем желание его избегать", - в конце концов сказала я себе и встав, направилась к общежитию.
   Номер комнаты, где живёт мишка, я узнала ещё в первую неделю жизни в общежитии и в тот конец коридора даже не ходила, чтобы не встретить парня, но сейчас туда чуть ли ни бежала.
   Однако и тут меня ждала неудача. На стук никто не открыл, и дверь оказалась запертой. От этого захотелось расплакаться, потому что напряжение росло всё больше, и мне хоть в чём-нибудь требовалась ясность.
   "Ну уж нет, хотя бы этот вопрос я сегодня проясню!" - упрямо подумала я и побежав в свою комнату, написала Марату записку, чтобы пришёл ко мне, как только появится, а затем воткнула её в щель двери и после чего опять вернувшись к себе, принялась мерять шагами комнату.
   Лишь спустя два часа в нашу дверь постучали, и к этому моменту я уже была как натянутая струна. Поэтому открыв дверь и увидев улыбающегося Марата, я схватила его за руку и потащила к себе в комнату, а там, как только закрыла свою дверь, выпалила:
   --Ты когда-нибудь убивал в шкуре медведя?
   Марат, до этого широко улыбающийся и судя по выражению глаз, ждущий от меня благодарностей за подарок, тут же стал серьёзным и осторожно спросил:
   --А что?
   --Отвечай на мои вопросы, - отчеканила я. - Так убивал или нет? Только не смей лгать! Потому что если я сейчас поверю тебе, а потом узнаю правду, то никогда не прощу!
   Секунд десять он пристально смотрел на меня, а потом подошёл к креслу и сев в него, глубоко вздохнул, после чего отрывисто бросил:
   --Да.
   Сердце пропустило удар, а голова закружилась, когда я это услышала, но заставив себя сосредоточиться, я хрипло спросила:
   --Животных или... людей?
   --Эльга, давай, говори начистоту, с чего вдруг возникли эти вопросы, - начал он, а потом как будто что-то вспомнил и продолжил: - Впрочем, как я понимаю, ты увидела статью в интернете про труп америкоса в тайге. Верно?
   --Да, - я кивнула, пока не понимая отношения Марата ко всему этому и его спокойствия.
   --И ты хочешь узнать - я ли это сделал?
   --Да, - снова подтвердила я.
   --Хорошо, я тебе всё расскажу, но сначала обещай, что выслушаешь меня до конца, прежде чем делать выводы, - сдержанно попросил он.
   --Я постараюсь, - уклончиво ответила я, не зная, что услышу.
   --Для начала сядь, - Марат кивнут на кровать, однако я выбрала стул у стола и села на него, а парень встал, и без усилий подняв кресло, перенёс его ко мне и поставил напротив, после чего снова опустился в него.
   Мне это не понравилось, потому что Марат как бы загнал меня в ловушку, и теперь я не могла подняться и выскочить из комнаты, если захочу этого. Но пока я решила молчать, успокаивая себя, что могу в любой момент закричать и позвать Алину на помощь.
   --Эля, ты же знаешь, кто курирует университет? - начал Марат.
   --Ну да, в общих чертах, - ответила я. - Разведка.
   --И понимаешь, что нас тут собрали, чтобы не куличики лепить в песочнице, а работать там, где люди не могут, или их работа будет не эффективной?
   --Понимаю.
   --И осознаёшь, что ведомство, на которое мы работаем, порой жёстко решает вопросы, особенно когда дело касается государственной безопасности, потому что по-другому здесь нельзя.
   --Осознаю, - тихо ответила я, всё отчётливее понимая, что Марат причастен к случаю в тайге и становилось жутковато от того, что парень, который может обаятельно улыбаться, веселиться, проявлять нежность и заботу, одновременно с этим может и, не раздумывая, жестоко убить.
   --По сути, идёт настоящая война, только без авиабомбардировок, танков и прочего. Война идёт тихая, а мы на этой волне солдаты. Просто одни из нас, это аналитики, шпионы и разведчики, а другие могут и силу показать в нужный момент, и обезвредить противника. Например, такие как ты, или твоя соседка, вы мелкие звери и годитесь только для разведки и шпионажа, а таких как я, называют бойцами, потому что мы можем применить силу, - голос парня дышал спокойствием, отчего становилось ещё страшнее.
   --И это ты её применил там, в тайге, - промямлила я слова, которые больше всего боялась услышать.
   --Не скажу, что мне нравятся все задачи, которые передо мной ставят, - ответил он, не подтвердив и не опровергнув моего высказывания. - Но я солдат и получаю приказы. Это всё равно, что я бы служил в настоящем спецназе и участвовал в боевых операциях, а там, как известно, без крови дело не обходится.
   --Но ведь это не открытые боевые действия, - робко вставила я. - На войне у обоих противников одинаковые условия... есть оружие и прочее.
   --Поверь, у моих противников тоже имеется оружие и порой такое, что запрещено применять, - ответил парень, проникновенно посмотрев мне в глаза. - Просто мы немного по-другому воюем, и могу сказать, что в этой войне вообще нет правил. Тот америкос, думаешь, пришёл к нам бабочек и жуков в тайге собирать? Совсем нет. Он пришёл передать кое-какие сведения, которые потом использовали бы, чтобы убить большое количество мирного населения. Пойми, он изначально пришёл к нам с плохими намерениями. Ведь ворвись в твой дом грабитель или убийца, ты бы защищала свой кров?
   --Защищала, - пробубнила я.
   --А такие как мы, защищаем не только свой дом, а и всю страну, где живут близкие и дорогие нам люди. Как, например, ты для меня, - ласково ответил он и протянул руку, чтобы взять меня за ладонь, но я убрала её, несмотря на то, что объяснения парня возымели действие.
   "Ведь на самом деле, будь Марат каким-нибудь спецназовцем и участвуй в боевых действиях, я бы тоже понимала, что он убивает людей и, наверное, меня бы не пугало. А просто заставляло переживать за его жизнь... Только вот всё равно кое-что неясно", - подумала я.
   --Марат, подожди, - попросила я. - Хочу уточнить - то есть, ты убиваешь только по приказу? Не по личному желанию?
   --Нет, конечно, - серьёзно ответил он. - Только когда это требуется, чтобы обезвредить противника. И делаю это только в шкуре медведя. На руках у меня крови нет. В человеческом обличии я никогда и никого не убивал. Да и сами убийства радости у меня не вызывают. Но ещё раз повторяю - это моя работа. Скажи честно, ведь и ты в глубине души понимала, что наш факультет не только сведения собирает.
   --Может и понимала, - вздохнув, ответила я, признавшись себе, что не особо верила, что все здесь милые и пушистые зверьки, бегающие иногда на разведывательные задания, а затем спросила: - Подожди, так что получается, тут все такие?.. Ну, убийцы?.. И меня однажды могут заставить это сделать?
   --Эля, мы не убийцы. Мы - солдаты на службе своей Родины, - настойчиво поправил он. - Нет, конечно, не все. И тебя никто заставлять не будет. Да и кого ты можешь убить? Ты же кошечка. Маленькая и миленькая, способная убить только мышь, а они к нашим врагам не относятся, - Марат подмигнул мне.
   --А остальные... ну, такие как я, понимают, что вы не только бегаете по тайге? - спросила я, чувствуя, что понемногу успокаиваюсь.
   --Думаю, да, но просто в открытую не поднимают этих тем, а некоторые и знают точно, потому что видели нас в работе.
   "Чёрт, вот что Ромка имел в виду тогда в холле, первого числа, когда говорил про настоящую работу хищников и возможное прикрытие спины в случае опасности!" - поняла я. "Выходит, он точно знал, что Марат не просто мишка, бегающий по тайге".
   --А как же та статья? - это остался последний вопрос, который не вписывался в логику. - Там слишком всё явно... Разве в ваших интересах выпускать такую информацию в интернет?
   --Так надо, - уклончиво ответил он. - Те, кто послал америкоса, должны были узнать, что он мёртв, и именно от лап животных, а не людей. И упоминание совместных действий медведя и тигра нам необходимы. Этой статьёй мы убиваем двух зайцев... Это всё, что я могу тебе сказать. С остальным, прости, у тебя ещё допуска нет. Да и за то, что я уже рассказал, меня по голове не погладят. Ты слишком мало ещё учишься, чтобы тебя вводили полностью в курс дела.
   Это заявление меня обидело и, насупившись, я сухо поинтересовалась:
   --Да? А чего тогда рассказывал?
   --Ну, ты же пригрозила, что не простишь мне лжи, вот я и испугался, и рассказал тебе правду, - Марат улыбнулся.
   --Это не смешно, - пробормотала я.
   "Вроде ведь понимаю, что не в детский сад пришла, а всё равно не по себе от узнанного. Наверное, мне нужно время, чтобы всё это переварить и понять точно, как относиться к тому, что Марат способен не только проявлять ласку и нежность, а и противоположные чувства", - подумала я.
   --Ну что, надеюсь, я уже не сильно пугаю? Если честно, рассчитывал, что эту статью ты не увидишь и планировал позже рассказать всё это. Представляю, что ты обо мне думала, пока читала и сопоставляла. По крайней мере, судя по лицу в начале разговора, можно было подумать, что ты боишься меня и ожидаешь нападения.
   --Мысли на самом деле были страшные, - призналась я. - Вплоть до того, что ты какой-нибудь маньяк, развлекающийся в теле медведя убийствами.
   --Не развлекаюсь, клянусь, - спокойно ответил он, а потом взял меня за руку и поцеловал в ладошку и пробормотал: - Если честно, после таких заданий мне всегда не по себе. Рвать человека когтями медведя тоже мало приятного... Впрочем, лучше об этом вообще не вспоминать и не говорить.
   --Да, подробности мне точно не нужны, - согласилась я, высвобождая руку, потому что по телу от лёгкого поцелуя побежали мурашки и, расслабившись, я ощутила, как на место напряжению приходит слабость. Поэтому попросила: - Не делай так. И если честно, мне нужно сейчас побыть одной. Хочу до конца разложить всё по полочкам для себя и принять то, что не всё до этого знала.
   --Ясно, - с сожалением сказал он и поднялся.
   --Подожди! - остановила я и сама поднялась, чувствуя неудобство, что вот так выставляю парня. Хотелось, чтобы он не обижался и как-то поддержать его морально, а когда в поле зрения попали цветы, поняла, как это можно сделать. - Я ведь не сказала самое важное, что хотела до того, как нашла ту статью, - повернувшись, я указала на цветы и статуэтку, а потом тепло добавила: - Спасибо тебе огромное за цветы и подарок. Так приятно было получить всё это, особенно после тяжёлых выходных. Мишка так вообще прелесть! Такой милый!
   --Рад, что тебе понравилось, - Марат расплылся в улыбке. - Для тебя ведь старался. Следующим знаешь, что вырежу? Кошку и медведя вместе.
   --Так это ещё и ты сам делал? - изумилась я и уважительно посмотрела на парня. - Тогда понятно, откуда такое знание мелких деталей. Потрясающая работа!
   --Спасибо, мне очень приятно услышать от тебя такие слова, - парень уже аж светился от гордости.
   --Но я не только на словах хочу поблагодарить, - добавила я и, подойдя к нему вплотную, встала на цыпочки, чтобы поцеловать, но перед этим предупредила: - Только без рук! - после чего нежно припала к его губам, ощущая, как по телу сразу пошла горячая волна.
   "Ух! Ничего себе! А раньше никогда такого не было!" - подумала я и отстранилась, испугавшись своих ощущений.
   --Всё, а теперь иди! - торопливо произнесла я, застывшему Марату. - Честно, мне нужно хоть немного прийти в себя.
   --Мне тоже, - хрипло ответил он, жадно посмотрев на мои губы, а потом добавил: - Кошка, - растягивая букву "ш", отчего снова по моему телу прошла дрожь.
   --Марат...
   --Всё-всё, убегаю, - мягко сказал он и, бросив на меня последний взгляд, вышел, а я устало опустилась на стул и задумалась, пытаясь окончательно понять, как ко всему этому относиться.
  
  
   Глава 16.
  
   К утру понедельника я полностью пришла в себя и нашла оправдания действиям Марата, потому что окончательно осознала, что учусь и буду работать на ту структуру, где нет места детским, наивным или идеалистическим взглядам на жизнь. Пока жива была бабушка, я могла прятать голову в песок и надеяться, что мир прекрасен и в нём нет страшных, грязных или несправедливых вещей, но её смерть, а также рассказ о причинах моего появления на свет, заставили трезво смотреть на мир. А больше всего успокаивало то, что мне не отдадут приказ убивать.
   Но было и кое-что удивившее меня, когда я поняла, что уже спокойно воспринимаю работу Марата. Каждый раз, когда я думала, что Марат способен на убийство, я почему-то испытывала лёгкое возбуждение. Это здорово меня испугало, и я занялась самокопанием, боясь, что может сама не совсем психически нормальная, раз так быстро перестала испытывать страх. Ведь было из-за чего нервничать. Мои отцы пошли на изнасилование и поступили так не только с мамой, а значит, они точно психически не здоровы, раз способны так издеваться над девушками. Да и мама во время беременности переживала массу негативных эмоций, что, несомненно, должно было отразиться на мне. И было вполне вероятно, что вот это моё принятие убийств тоже своего рода психическое отклонение. Правда, и здесь, подумав, я нашла объяснение. Как ни крути, а я в прошлой жизни я была кошкой, а значит, охотилась и убивала тех же мышей. То есть, убийства являлись для меня вполне обыденной вещью, и поэтому сейчас я не так остро реагировала на это, как должен был делать нормальный человек.
   Однако, подумав ещё над этим, я поняла, почему не испытываю отрицательных эмоций. Разобравшись в себе, я осознала, что лёгкое возбуждение испытываю не из-за убийств, а из-за того, что Марат способен в случае опасности или необходимости так поступить. Ведь это означало, что он может защищать то, что считает дорогим для себя. А что для девушки важно? Знать, что выбранный ею мужчина сильный и смелый не только на словах, а и в действиях, и за ним будешь себя чувствовать, как за каменной стеной.
   А вслед за этим пришлось и признаться самой себе, что мишка таки интересует меня и уже не хочется бегать от него, а наоборот есть желание узнать парня ближе. Поэтому в понедельник утром, надев все обновки, я уже не хотела холодно и презрительно смотреть на парня, а желала ему понравиться.
   И поэтому же выходя из комнаты и спускаясь в холл, я внимательно оглядывалась по сторонам, надеясь, что Марат будет поджидать меня.
   "Захочет же он узнать, как я отреагирую на него, после вчерашнего вечера размышлений. Ведь из комнаты я не выходила, и даже на ужин не захотела идти и мы больше не виделись", - думала я, выискивая глазами Марата, но вместо этого увидела Егора.
   "Ох, только не он!" - мысленно застонала я, увидев, что он направляется ко мне.
   --Привет, кошечка, - произнёс Егор и потянул меня в сторону зелёной зоны, а я поморщилась.
   "Когда Марат говорит "кошка" - это не обижает и даже ласкает слух, а когда Егор произносит "кошечка" - почему то бесит. То ли в интонации ощущается что-то презрительное, то ли само слово подразумевает что-то маленькое и слабое... Не знаю, но точно не хочу слышать этого, и прямо сейчас окончательно проясню всю ситуацию с парнем", - решила я и, когда мы отошли в сторону, сухо сказала:
   --Здравствуй, Егор. Буду благодарна, если впредь станешь называть меня по имени. Можно Эльга или Эля, но никак не кошечка.
   --Почему? Ты же и есть кошечка. И я совсем не против, чтобы ты называла меня тигр или тигрёнок... Тигрёнок, особенно с приставкой "мой" очень бы меня порадовал, - он улыбнулся и попробовал меня обнять за талию. - Кстати, потрясающе выглядишь сегодня. Юбки и платья идут тебе больше, чем брюки или джинсы. Я до сих пор помню, как на вечеринке заглядывался на твои ножки. И вот снова могу их лицезреть.
   Увернувшись от руки Егора, я нахмурилась, всё больше чувствуя отвращение к парню и пробормотала:
   --Спасибо за комплимент, но я не ставила себе цель привлечь твоё внимание к моим ногам. И уж точно не желаю тебя называть мой тигрёнок...
   --Ты меня до сих пор не можешь простить за то, что обозвал тебя тогда, да? - парень с сожалением посмотрел на меня, а потом умоляюще добавил: - Тогда хотя бы скажи, как мне загладить свою вину?
   --Егор, пожалуйста, перестань разыгрывать из себя влюблённого, - не выдержав, сказала я. - Лгать у тебя не очень хорошо выходит. Я же вижу, что ты что-то задумал.
   --Я кристально честен, как слеза младенца, - заверил он. - И в мыслях у меня только одно - ты!
   --Прекрати! Это неправда! И ты же сам видишь, что меня больше интересует Марат!
   --Это потому, что ты плохо ещё знаешь меня, - он схватил меня за руку и прижал к себе, а потом зашептал: - Давай, кошечка, не ломайся, уступи и мне. А я на деле докажу, что тигры не хуже медведей. Вы же, кошки, больше любите, когда вас ласкают, а я это умею делать... Или ты всё же предпочитаешь каплю грубости? Без проблем, могу проявить свою животную натуру и быть с тобой властным и настойчивым...
   --Отпусти, - процедила я, всё больше злясь, и попробовала отпихнуть парня.
   --Отпусти, это значит прижми покрепче? - дерзко спросил он, а потом схватил меня в кольцо рук, таким образом не давая отбиться от него. - Ну чего ты разыгрываешь недотрогу? Сама ведь сказала, что переспала с Маратом в первый же вечер знакомства, а значит, нет смысла строить тут из себя святую. Может ты у нас вообще мартовская кошечка, а?
   --Мразь! - выплюнула я. - Считаю до трёх и если не отпустишь, буду кричать! Раз, два...
   --Ладно, беги пока на занятия, позже поговорим, - отпустив меня, произнёс он и оскалился в мерзкой улыбке.
   --Не будет больше разговоров! - выкрикнула я и, размахнувшись, влепила ему звонкую пощёчину, а потом понеслась из зелёной зоны холла на улицу.
   --Эля, подожди! - донеслось сзади, когда я выскочила через дверь, чувствуя, как от ярости горят щёки, а ладонь аж чешется отвесить Егору ещё пару пощёчин. - Куда ты так несёшься? Занятия ведь только через пятнадцать минут начнутся!
   Я затормозила, узнав голос Марата, а потом остановилась и оглянулась.
   --Или ты бежишь от меня? - он подошёл ближе.
   --Нет, тебя я как раз больше всего хочу видеть, - отрывисто бросила я.
   --И?.. - он пытливо заглянул мне в глаза. - Надеюсь, чтобы сказать что-нибудь хорошее? Или всё же тебя испугали мои вчерашние откровения?
   --Не испугали, - уверенно ответила я.
   --Это хорошо, - с облегчением выдохнул он, а потом улыбнулся и обвёл меня взглядом. - Тебе почаще нужно надевать юбки. Ноги у тебя потрясающие... Впрочем, как и всё остальное. А румянец на щеках просто загляденье.
   --Да уж, с румянцем у меня проблем нет, - кисло сказала я.
   "Просветить Марата, благодаря кому такой румянец или нет?" - я на секунду задумалась. "Если скажу, Марат сразу побежит на разборку с Егором, и получится, что я стану причиной ссоры двух друзей... Хотя, похоже Егор не считает Марата своим другом, раз такое позволяет себе, и наверное Марат должен знать, что его друг пристаёт ко мне... Но с другой стороны, рассказать всё сейчас, это значит участвовать в ссоре, а я хочу просто пообщаться с ним, а не переругиваться на троих... Чуть позже это сделаю. Может Егор вообще успокоится, поняв, что я не желаю иметь с ним дело. Ведь как пить дать, сейчас стоит в холле и наблюдает за нами с Маратом... Кстати, хороший повод дать ему понять, что я уже остановила свой выбор на мишке", - решила я и улыбнувшись Марату, подставила щёку и сказала:
   --Кстати, буду совсем не против, если ты поцелуешь меня в этот румянец.
   --Даже так? - он расплылся в довольной улыбке и, наклонившись, поцеловал меня в одну щёку, потом во вторую, после чего посмотрел на мои губы и спросил: - А только в румянцы можно целовать? Или мне потихоньку открывают дорогу?
   --Ключевое слово потихоньку, - смутившись, ответила я и, вспомнив нелестные слова Егора, добавила: - Хотя, наверное, выглядит это странно, да? Сначала пригласила в свою постель, а потом строю из себя недотрогу.
   --Не странно. Тогда ты действовала из холодного расчёта, собираясь просто использовать меня, почему-то решив, что нужно срочно расстаться с девственностью, а сейчас готова посмотреть на меня и как на человека, а не только как на средство достижения цели, - ласково ответил он. - И я принимаю, что всё будет происходить потихоньку. С тобой больше спешить не хочу. Хватило и первой глупости. Я ведь чувствовал тогда, что ты напряжена и закрались кое-какие сомнения, но желание в тот момент победило. Да и потом, в прошлый понедельник я совершил ошибку. Теперь вот немного поумнел и буду более терпелив.
   --Спасибо, - я с благодарностью посмотрела на Марата, чувствуя, что мне импонирует его поведение и спокойствие, которое он излучает.
   --Всегда, пожалуйста, - весело ответил он и взял меня за руку. - Ну что, пошли тогда в универ?
   --Пошли, - согласилась я и сжала его ладонь, всё больше испытывая успокоение, и стычка с тигром казалось уже чем-то мелким и не стоящим внимания.
   --Кстати, ты вчера сказала одну фразу, которая не даёт мне покоя. Что значит - тяжёлые выходные? - серьёзно спросил Марат. - Дома кто-то тебя достаёт? Ты ведь даже раньше вернулась, да? Алина говорила, что приедешь только к вечеру, а ты приехала намного раньше. Может там у тебя есть какой-нибудь рьяный воздыхатель, не дающий покоя? Ты только скажи, и я быстро отобью у него желание портить тебе жизнь.
   --Воздыхателей нет, - я улыбнулась, чувствуя удовлетворение, что он готов меня защищать и судя по всему, даже немного ревнует, а потом уклончиво добавила: - Просто кое-какие мамины знакомые появились. Но думаю, они больше не приедут, потому что я чётко сказала, что им нет места в нашей жизни.
   "Или рассказать всё Марату?" - спросила я себя, но быстро отбросила эту мысль, не желая его пока посвящать в наши семейные тайны и то, как я появилась на свет. "Такие вещи рассказывают только близким людям, а я ещё мало знаю парня... Нет, я конечно уверена, что не шокирую его этим и он даже пожалеет меня, но как раз жалости я не хочу".
   --Ясно, - протянул он, внимательно посмотрев на меня. - Но если что, обращайся и я помогу непонятливым растолковать твои слова.
   --Так и сделаю, - заверила я и снова улыбнувшись, спросила: - А ты только мне готов помогать, или вообще по жизни любишь растолковывать другим, как нужно себя вести?
   --Вопрос с подтекстом? Типа, драчун я или нет? Быстро завожусь или готов проявить выдержку? - он хитро прищурился.
   --Эээ... подтекста не было, - растерявшись, ответила я, потому что на самом деле не вкладывала скрытого смысла в вопрос, но когда Марат спросил об этом, поняла, что мне это важно знать.
   --Но сейчас ты об этом задумалась, - произнёс он. - Тогда отвечу. Нет, я не драчун, и силой решаю проблемы, только если по-другому не доходит. То есть, я сначала попробую поговорить и убедить человека, что так делать нельзя. А вот если он не понимает меня и не хочет слышать, могу и вбить в голову нужные вещи. А насчёт выдержки вообще... даже не знаю, как и выразиться точно... Скажем так, с близкими и дорогими мне людьми я готов её проявлять... И с тобой в том числе. Но если тебя, или моих сестёр, или отца попробуют унизить или обидеть, дам только один шанс на то, чтобы не портить нам жизнь, а потом уже разговаривать и терпеть не стану.
   --Всё предельно ясно, - ответила я, радуясь, что Марат из тех парней, которые не решают всё силой.
   --Ясно и устраивает такое положение вещей? - мягко спросил он, когда мы вошли в холл университета и остановились.
   --Ты всё больше растёшь в моих глазах, - честно ответила я, ощущая, как щёки опять краснеют, но уже от удовольствия и близости парня.
   --Очень постараюсь усилить это впечатление в дальнейшем, - гортанно пообещал он, а потом подошёл вплотную и обнял меня за талию, привлекая к себе, после чего прошептал на ухо: - А главное, для начала не испортить то, чего уже добился... Ведь я уже кое-чего добился? Я прав, кошка?
   --Прав, - как загипнотизированная прошептала я, чувствуя, как от дыхания парня по моему телу распространяется тепло, а когда он неожиданно наклонился и поцеловал меня в шею, ощутила, как кожа покрылась мурашками.
   --Спасибо, - пробормотал он, а потом быстро отошёл от меня и ласково сказал: - Так, а теперь беги на свою пару, а то я всё испорчу. Встретимся на второй паре. Теперь я буду любить понедельники и четверги, потому что у нас совместный английский.
   --Угу, - кивнула я, до сих пор испытывая жар в теле, который казалось наоборот начал увеличиваться, когда Марат отошёл.
   --А затем и пообедаем вместе, правда?
   --Правда, - снова согласилась я, и ноги стали ватными, потому что я окончательно поняла, что сдалась парню и дальше буду только больше получать знаков внимания и его ласк, а это будоражило.
   Кое-как заставив себя развернуться, я направилась к лифту, хотя до этого всегда старалась подниматься и спускаться по лестнице, чтобы размяться после или перед парами. Но сегодня ноги слушались плохо, и хотелось прийти немного в себя после разговора.
   --Элька, смотрю, мишка пленил тебя? - в лифт успела, прежде чем двери закрылись, протиснуться Алина, взявшаяся непонятно откуда.
   --Ага, - всё ещё летая где-то в облаках, ответила я.
   --И он тебе нравится? - подруга аж приплясывала на месте.
   --Ага, - опять повторила я, чувствуя, как на лице расплывается идиотская улыбка, но ничего с собой поделать не могла.
   --Понятно! - задорно ответила она.
   --А что? - поведение соседки начало вызывать подозрение и я заставила себя спуститься на землю.
   --Да ничего, - она тут же состроила невинную гримасу, а потом, избегая взгляда мне в глаза, добавила: - Ой, слушай, мне же нужно было на второй этаж, а ты едешь на третий. Что-то я с утра сегодня туплю. Ну да ладно, сейчас спущусь по лестнице...
   --Алина, давай колись, что всё это значит? - я пристально посмотрела на неё и стала надвигаться, чтобы зажать её в угол и выведать всё, но лифт в этот момент остановился и она, выскочив из него, бросилась к лестнице, крикнув мне на прощание: - Прости, спешу!
   --Зараза, вырвалась, - пробормотала я.
   "Но ничего, вечером я душу из неё вытащу, а заставлю рассказать всё... Ведь неспроста она так ведёт себя!" - сказала я себе. "Наверное, Марат о чём-то там договорился с ней... Уже одно то, что она пустила его в мою комнату, о многом говорит", - подумала я и снова против воли расплылась в улыбке, вспомнив букет роз и статуэтку игрового мишки, которую Марат сделал лично для меня. "А всё-таки это чертовски приятно, когда вот так стараются!".
   В груди опять появилось щекочущее чувство, которое не давало покоя, и я вздохнула, не представляя, как сейчас отсижу пару. В таком состоянии душа требовала движения, а не спокойного сидения за столом, но выбирать не приходилось и я пошла на географию, которая стояла по расписанию.
   Пара тянулась бесконечно медленно, и я всё время украдкой посматривала на часы, ожидая второй пары. А когда, наконец, прозвенел звонок, вихрем вылетела в коридор, и чуть ли не сбивая всех на своём пути, понеслась на второй этаж, где находилась аудитория английского. А выскочив из-за угла, тут же заставила себя двигаться не спеша, увидев, что Марат уже поджидает меня возле кабинета.
   --Привет, - сдержанно произнесла я, подойдя к парню. - Вот и подошло время английского.
   --Да уж, подошло. Только очень медленно... Сколько здесь учусь, всегда спокойно сидел на парах, но видать пришло и моё время маяться, - пробурчал Марат и, притянув меня к себе, поцеловал в щёку, а потом взял за руку и повёл в кабинет.
   "Значит, не только я мучилась на первой паре", - с удовлетворением констатировала я, с готовностью идя рядом с парнем.
   --Но эту пару я точно готов растягивать до бесконечности, - добавил он, усадив меня в угол дивана и сев с другой стороны, как бы отгораживая меня собой от всех, после чего только улыбнулся и, придвинувшись ко мне, властно произнёс: - Всё, кошка, ты моя. Я загнал тебя в угол и не выпущу теперь.
   Я рассмеялась на такое заявление, а затем игриво сказала:
   --Не советую кошку загонять в угол. Она ведь не сдаётся, а наоборот выпускает когти. И шипя, начинает отбиваться, действуя по принципу - просто так свою жизнь не отдам, и хоть кому-то, но выцарапаю глаза.
   --А если у кошки не хотят забирать жизнь, а желают её сделать интереснее, что она тогда делает? - Марат просунул руку между диваном и спиной и, положив мне её на талию, ещё ближе привлёк к себе.
   --Всё зависит от того, как кошка относится к тому, кто хочет поменять её жизнь, - ответила я, чувствуя, как внутри снова всё загорается.
   --И судя по тому, что мои глаза пока на месте, ко мне кошка относится хорошо, - резюмировал Марат.
   --Ага, хорошо. Даже согласна иногда дать себя погладить сверху, но в шёрстку пока не рекомендую запускать руку, - промямлила я, чувствуя, как парень, нащупав область между свитером и юбкой, начал как бы невзначай поглаживать меня по коже.
   --Всё понял, - он тут же одёрнул мне свитер со спины и, придав лицу серьёзное выражение лица, спросил: - Кстати, хочу пригласить тебя к себе в гости. Посмотришь на мою комнату, и как я живу. Ведь я у тебя был уже два раза, а ты ко мне до сих пор так и не заглядывала.
   --Ммм... - только и успела выдавить я, не зная, как отказаться от приглашения, потому что всё же немного побаивалась оставаться с парнем наедине, как рядом нарисовался Егор и, усмехнувшись, вызывающе сказал:
   --Ребят, период размножения только по весне, а вы тут чуть ли ни друг на друге сидите. Киска, сейчас не март, а сентябрь... Или у тебя всегда март?
   --Для тебя в моём календаре марта вообще нет, - прошипела я, с ненавистью глядя на парня.
   --Да мне это и не нужно, - презрительно бросил он, а потом сдержанно обратился к Марату и добавил: - Вижу, тебе пока интереснее с кошкой, чем со мной. Оставлю пока вас, чтобы ты наигрался, - после чего отошёл от нас и, выбрав кресло у окна, сел в него, повернувшись к нам спиной.
   Марат удивлённо нахмурился, проводив друга взглядом, а затем посмотрел на меня и с недоумением произнёс:
   --Прости, с Егором в последнее время творится, чёрт знает что. Был нормальный парень. А сейчас иногда бесится на пустом месте...
   --Вот и пусть бесится, - язвительно ответила я, чувствуя, что меня так и подмывает сказать Марату, что его дружок что-то задумал.
   "Но в универе не стоит этого делать. Вот-вот начнётся урок, а если парни сейчас сцепятся, об этом будет знать весь факультет... Однако и молчать не стоит. Надоели эти шпильки от тигра. В ближайшие дни улучу момент и расскажу всё Марату", - решила я.
   В этот момент в аудиторию начали подтягиваться студенты, а следом и зашла Ираида Карповна.
   Как обычно поздоровавшись с нами, она добродушно поинтересовалась настроением, а когда прозвенел звонок, задала тему для общения.
   А я, как обычно, не могла сосредоточиться на уроке. Только если в прошлые разы меня сначала злило наличие Марата в группе, потом его пропуск урока, то сейчас я всецело была поглощена парнем. Переглядываясь с ним, ощущая тепло его бедра, которым он прижимался ко мне, жар ладони, обжигающий кожу через свитер, я плохо прислушивалась к беседе и дважды ответила невпопад, когда ко мне обратились, за что тут же получила неодобрительные взгляды от преподавателя.
   Поэтому на втором уроке пары я попробовала более внимательно относиться к словам, но Марат как будто специально решил тихо поиздеваться надо мной. Когда я убрала его руку с талии, он улучал моменты, когда Ираида отворачивалась, и полностью повернувшись ко мне, начинал бросать томные игривые взгляды, веселя меня, а то и смешно вытягивал губы, посылая мне воздушные поцелуи и мечтательно закатывая глаза. Это отвлекало ещё больше, и когда пара закончилась, я с обидой произнесла:
   --Будешь так вести себя, вот увидишь, Ираида скажет, что я ещё не готова для общих уроков английского и выгонит меня из группы.
   --Тогда я тоже полностью забуду английский, - пообещал Марат, уже по-хозяйски положив руку на талию и ведя меня в холл.
   --Марат, ну я же серьёзно! Ты отвлекаешь меня, а это плохо!
   --Кошка, ты впервые за всё время нашего знакомства не дёргаешься, не шипишь на меня, не дерёшься, и позволяешь к себе прикасаться, и думаешь, что я упущу этот момент? - он подмигнул мне.
   --Тьфу ты! Думай не только о себе! - я нахмурилась.
   --Прости, - став серьёзным, произнёс он, но не удержался и всё же добавил: - А мне так это понравилось. Игривая кошка мне ещё больше по душе, чем чуть что встающая в позу. Ну да ладно, предлагаю компромисс - я на парах веду себя хорошо, а после пар ты позволяешь мне чуть больше, чем могла бы. Это будет мне компенсацией за примерное поведение.
   --Что? Ты обалдел? Уже условия мне ставишь? - я изумилась такой наглости. - Да мы, можно сказать, первый день нормально с тобой общаемся, а ты уже компромиссы предлагаешь находить и подталкиваешь меня позволять тебе больше! А обещал ведь быть терпеливым!
   --Так я и терпеливый, - он хитро улыбнулся. - Иначе бы не словами, а действиями добивался нужного мне. Хочешь покажу как, чтобы было с чем сравнивать? - Марат подёргал бровями, давая понять, что готов прямо сейчас приступить к действиям и я, вместо того, чтобы напустить на себя неприступный вид и окатить наглеца холодным взглядом, как было бы раньше, прыснула от смеха.
   --Спасибо, не надо! Остановимся на словах, - ответила я.
   --Ну на словах, так на словах, - он манерно вздохнул, всем видом демонстрируя, что не рад этому, а потом снова повеселел и взяв меня под руку, спросил: - Тогда пошли, покормлю свою кошку. Что вы, мадмуазель, предпочитаете? Молоко, сливки? Может рыбки?
   --Мясо с кровью, - пошутила я и тут же нахмурилась своей неудачной шутке.
   Мысли вернулись ко вчерашнему разговору, и я решила узнать ещё кое-какие вещи, взволновавшие меня вчера.
   --Слушай, Марат, а можно ещё кое-что спросить насчёт вчерашнего? - робко поинтересовалась я, когда мы вошли в столовую и, набрав еды, сели за стол.
   --Можно, - по-настоящему серьёзно ответил он. - Спрашивай всё, что считаешь нужным. Хочу быть с тобой предельно откровенным.
   --Ты сказал, что мне не отдадут приказ убивать, потому что я маленькая, а другие большие хищники, вон например, даже Динара с Кирой, - я кивнула на девушек, сидящих у окна и помахавших нам, когда мы вошли. - Они что, тоже, как и ты?.. - я не смогла выдавить из себя "убивают", но Марат и так всё понял.
   --Кира - нет, она не способна убивать, - сдержанно ответил он. - А Динара - не знаю, но краем уха слышал слова нашего тренера Игоря, что по психологическим тестам она считается годной к исполнению заданий всех категорий.
   --Тестов? - переспросила я.
   --Да, нас всех, больших хищников, тестируют на это и сразу дают заключение. Но поговаривают, что это, в первую очередь зависит от условий, в которых мы жили в прошлой жизни. Мы ведь все, и даже ты, убивали, чтобы прокормиться, просто по-разному это воспринимали в теле животных, а это оставило отпечаток на нашей личности. Но больше влияло отношение людей к нам. Например, я был свирепым медведем, потому что молодым был ранен браконьерами и затаил злобу на людей, считая их своими лютыми врагами. У Динары люди убили всех котят из обоих приплодов, которые у неё были. Егор попал в капкан и вырвавшись, сильно повредил лапу из-за чего чуть не умер с голода... В общем, у нас всех произошла какая-нибудь печальная история столкновения с людьми и мы испытывали ненависть к ним, будучи животными, а так же хоть раз убили человека. Нас так и натаскивают на исполнение таких заданий - вводят в гипноз и погружают в прошлую жизнь, предлагая пережить в шкуре своего животного те убийства. Причём пережить не один раз, потому что решиться на убийство человека не так просто. А Никита, например, по тестам считается способным убить человека, но в шкуре своего амурского гепарда никогда это не делал, поэтому его не отправляют на такие задания, боясь, что он не выполнит его, - сухо ответил Марат.
   --А ты... скольких людей... ну, в этой жизни? - робко спросила я, одновременно и, ругая себя за любопытство, и всё же желая знать.
   --Двух, - отрывисто бросил он. - Первый раз это было в прошлом году. И вот совсем недавно второй раз это сделал. Но поверь, если бы ты знала, зачем он сюда шёл, не жалела бы его.
   --А я и не жалела, - честно ответила я и чтобы хоть как-то сгладить тяжёлое впечатление от разговора, вызывающе вставила: - Нечего к нам незаконно шастать через границу!
   --Ты потрясающая девушка, - он с благодарностью посмотрел на меня. - Я так боялся, что ты начнёшь закатывать глаза, падать в обморок, или рассуждать о вселенском добре и необходимости всех прощать, а ты спокойно всё восприняла и попыталась в первую очередь понять меня.
   --Ну, знаешь, я ведь тоже не образец добродетели и сама не всех людей прощаю, - пробормотала я, вспомнив семейку отца. - И совсем не верю во вселенское добро. Его нет, и мир полон таких тварей, что порой страшно жить.
   --Ты так говоришь, как будто лично знаешь таких тварей, - Марат пристально посмотрел на меня.
   --Да, имела честь сначала узнать о существовании таких скотов, а потом и познакомиться с их предком, - с сарказмом ответила я и, видя выжидающий взгляд парня, добавила: - Однажды я тебе расскажу про это, но не сейчас. Пока я не готова говорить, потому что это слишком личное.
   --Понимаю, - с расстановкой произнёс он, разглядывая меня, а потом улыбнулся и уже весело продолжил: - Кстати, ты так и не ответила на приглашение в мою комнату. Приходи, покажу тебе рисунок новой статуэтки, которую планирую вырезать.
   Радуясь, что Марат сменил тему, я тоже улыбнулась и, избегая ответа на приглашение, произнесла:
   --Рисунок? Ты и рисовать умеешь?
   --А то! У меня вообще талантов много. Скоро ещё один тебе продемонстрирую, - он игриво посмотрел на меня. - Ты главное приди на концерт посвящённый восьмилетию нашего факультета.
   --Ох, умеешь ты заинтриговать! Обязательно приду! - пообещала я. - Главное, чтобы на фоне твоих талантов у меня не развился комплекс неполноценности, а то ведь ни рисовать, ни вырезать, ни прочие интересные и полезные вещи не умею делать.
   --У тебя есть самый главный талант, - ласково сказал он. - Да такой, которым никто не обладает.
   --Да, это какой-же? Просвети-ка меня, - кокетливо попросила я.
   --Ты смогла понравиться мне и зацепить, а другим это не удавалось, - произнёс он, а потом снова повторил первый вопрос: - Ну, так как, зайдёшь ко мне в гости?
   --Я подумаю, - сдавшись, ответила я, хотя до этого хотела отказаться, аргументируя тем, что пока побаиваюсь оставаться с ним наедине, да ещё на его территории.
   --Подумай. Только недолго, хорошо? - весело бросил он и посмотрел на часы. - А сейчас пошли на третью пару... Эх, жаль, что сейчас снова не английский.
   --И мне жаль, - вздохнув, согласилась я и, поднявшись, взяла свой поднос с обедом, к которому едва притронулась, в отличие от Марата, который умудрился и плотно пообедать и рассказать мне многое.
   --Слушай, кошка, ты что-то совсем плохо ешь, - он кивнул на поднос. - Надеюсь, не на диете сидишь? Ты это прекращай!
   --Нет, точно не на диете! - заверила я.
   --Сегодня за ужином проверю, и не позволю лишь слегка поковыряться в еде. Надо будет, возьмусь из ложечки кормить, - он грозно посмотрел на меня, и я рассмеялась, веря, что он точно это может.
   Расстались мы с Маратом в холле университета, предварительно договорившись, что обязательно встретимся на ужине, если я конечно после ПН не струшу и не зайду к нему в гости. На что я в очередной раз ответила, что подумаю насчёт его приглашения, но уже заходя в аудиторию и готовясь к третьей паре, решила, что хочу посмотреть на комнату парня и узнать его ещё чуть ближе.
   "Мишка определённо мне нравится и с ним интересно так, как ни с кем другим. Да и зачем отрицать очевидное - он даже больше, чем нравится... Он влечёт меня. Всё же не зря я его выбрала своим первым мужчиной. Что-то ведь толкнуло меня к этому... Что-то на уровне интуиции, и сейчас я хочу точно это понять, разобравшись, что именно меня тогда привлекло. И судя по всему, открою для себя ещё немало его положительных черт", - с улыбкой подумала я, горя желанием, чтобы поскорее закончились занятия.
   И как назло, третья пара тянулась ещё медленнее, чем первая. Ёрзая на стуле, я совсем не слушала преподавателя и радовалась только тому, что предмет общий, на котором лишь начитывают лекции, а значит, не нужно отвечать на вопросы или участвовать в беседе.
   А вот на ПН меня порадовали по-настоящему. Когда я сбегала в общежитие за Махой и, вернувшись в здание факультета, пришла в кабинет для занятий, Кабан, как всегда добродушно поздоровался, а затем торжественно произнёс:
   --Ну что, Эля, официально заявляю, что ты делаешь успехи и с сегодняшнего дня можешь вселяться в свою киску не только под моим присмотром, но и самостоятельно.
   --Ой, да?! Спасибо! - я чуть не захлопала в ладоши и не начала прыгать на месте от такой хорошей новости.
   --Да пожалуйста, - он улыбнулся, но тут же строго добавил: - Только всё же постепенно увеличивай число вселений. Можешь попробовать второе сегодня вечером, а завтра уже два раза вселиться. Но пока промежутки между вселениями выдерживай минимум час, чтобы твоя кроха окончательно адаптировалась, - он кивнул на Маху, которую я успела вытащить из переноски и поставила на пол, а та уже привыкнув к помещению, с видом деловой хозяйки начала обнюхивать ковровое покрытие, а потом, задрав хвост трубой, как скаковая лошадка понеслась к тренажеру, где висящие провода всё не давали ей покоя. - И первое время не выходи за пределы своей комнаты. Ты ещё плохо внутренне отсчитываешь время, отведённое для вселения, поэтому не сможешь его рассчитывать. А то выведешь свою малышку на улицу, а покинув тело, будешь потом разыскивать её. Вот когда научишься понимать, сколько времени в запасе, тогда уже и гулять везде сможешь и вовремя возвращаться в комнату в теле своей кошки.
   --Хорошо, - я с готовностью кивнула, а про себя подумала: "Всё-таки пусть я и многому научилась за последнюю неделю, а некоторые моменты даже в голову пока не приходит учитывать. Ведь могла же на самом деле сегодня вселиться и пойти погулять по общежитию, а вернувшись в тело, бегала бы потом и искала Маху... Но всё равно, мне и гордиться есть чем. Хожу и бегаю в теле своей кошечки я уже хорошо. Даже через препятствия перепрыгиваю без проблем. Когти выпускаю по своему желанию. По горизонтальной поверхности тоже за предметами резво ношусь, и запахи научилась распознавать. На тесте с взрывчаткой уже к концу прошлой недели безошибочно распознавала, где пластит, где динамит, а где тротил. И наркотики безошибочно определяю, где спрятаны, хотя пока и путаюсь в синтетических, затрудняясь точно указать на карточку с правильным названием".
   --Так, а сегодня у нас будет новое задание, - тем временем продолжил Кабан, отвлекая меня от мыслей. - Обычно мы двигаемся постепенно, уча студентов сначала полностью овладеть повадками своих животных, привыкнуть к нюху, слуху и прочему, а потом только даём задания, которые требуют уже человеческого интеллекта. Но ты у нас кошка, и будешь востребована гораздо больше других, а значит, твоя программа будет ускоренной. И начнём мы сегодня. Задание будет необычным и потребует от тебя и смекалки, и кошачьей ловкости, и человеческого ума.
   --Я готова! - бодро ответила я, горя желание поскорее приступить к выполнению.
   --Замечательно, - Кабан улыбнулся. - Тогда смотри. Вон там, - он указал на стол, где сегодня было много бумаг, сложенных в стопки, - Есть один документ, в котором записано ключевое слово, выделенное зелёным цветом. Ты обязана сказать мне его, когда вернёшься в тело. То есть, ты должна запрыгнуть на стол, найти этот документ и запомнить слово. И при этом, я не буду облегчать тебе задачу. Как только ты вселишься в Маху, автоматически представляй, что я хозяин кошки, тело которой ты заняла. Пока я наблюдаю за тобой стоя у двери, считай, что меня нет, но как только я подойду ближе, считай что твою кошку застукали, и чтобы не вызвать подозрение, ты должна что-нибудь сделать.
   --Что сделать? - с недоумением спросила я.
   --Не знаю. Сама думай, - тренер хитро посмотрел на меня. - Что кошки могут делать на столе, где лежат какие-нибудь важные документы?
   --Обыкновенная кошка - ничего... - всё больше теряясь, пробормотала я, а потом до меня дошёл смысл задания и я улыбнулась. - Всё поняла! Только один вопрос - я маленькая Маха, или вы хозяин взрослой кошки?
   --Давай - взрослой, - подумав, весело сказал Кабан. - С котёнком ведь проще. Они только своим видом вызывают умиление, и вопросы сами собой отпадают.
   --Договорились, значит, я взрослая кошка, - согласилась я и посмотрела ещё раз на стол, продумывая, как в теле Махи заберусь на него.
   --Тогда иди на кушетку, - тренер кивнул на неё, а сам отошёл к двери и прислонился к стене.
   Кушетка уже была как родной, поэтому я сразу удобно улеглась на неё, одела на голову обруч, и как обычно, глубоко вздохнула перед выходом в информационное поле. А оказавшись там, принялась сразу спускаться вниз, не отвлекаясь на парение, как делала в предыдущие дни, балуя себя хотя бы пять минут, прежде чем занять тело Махи.
   Вселение стало для меня привычным и я без проблем сразу перестраивалась на тело своей кошки, но сегодня поняла, что такого ещё не чувствовала, и только после этого осознала, что меня беспокоит.
   "Ой-ёй! Кто-то напился молока и уже немного хочет в туалет! Выдержу я тридцать минут или нет? Очень надеюсь, что да", - подумала я и решила не тянуть с выполнением задания, поэтому сразу побежала к столу.
   Однако желания моей кошечки заставили задуматься о некоторых вещах. "Блин, а желание сходить в туалет это ерунда! Ведь однажды Маха и кота захочет... Я что, буду, как озабоченная бегать потом в её теле? Только не это!" - пронеслось в голове. "Обязательно нужно подумать над этим вопросом позже, чтобы не попасть затем в глупую ситуацию. А сейчас всё же сосредоточусь на задании".
   Оказавшись возле стола, я присела, а потом, оттолкнувшись задними лапками, прыгнула на стул. "Когти выпусти!" - скомандовала я себе, поняв, что не рассчитала силу толчка, из-за чего повисла на сиденьи стула и начала соскальзывать вниз. Острые коготки тут же впились в кусок дерматина и, подтянувшись, я бросила взгляд на Кабана, наблюдающего за мной.
   Его одобрительный кивок дал понять, что он доволен моими действиями, поэтому я снова присела и уже чуть сильнее оттолкнувшись, перепрыгнула на стол.
   "Так, ищем документ с выделенным кодовым словом", - я оглянулась, глядя на три стопки и решила начать с той, которая находилась ближе всего. "Только Кабана нужно держать в поле зрения, чтобы засечь момент, когда он выйдет из своего укрытия... Всё-таки то, что у кошки угол обзора больше, помогает", - сев напротив выбранной стопки, я ещё раз посмотрела на тренера, а затем на бумаги. И тут же столкнулась с проблемой как переворачивать листы. "В человеческом теле всё просто - взял рукой и всё, а тут ведь у меня лапы", - с недовольством подумала я, а потом всё же решила попробовать управиться ими. "Только буду листы не переворачивать, а сдвигать в сторону", - сказала я себе и, лизнув лапку, попробовала сдвинуть его в сторону. Получилось это лишь со второго раза, а когда пробежала быстро глазами по листу и не увидела выделенного слова, снова лизнула лапку и, сдвинув лист в сторону, поняла, что проще это делать ещё и помогая коготком.
   Приноровившись, следующие листы я сдвигала в сторону уже быстрее, но вместе с этим начала ощущать недовольство Кабана. Чем больше росла кипа пересмотренных бумаг, тем громче тренер сопел, стоя возле двери.
   "Чёрт, я точно туплю... Но ведь не могу быстрее пересматривать эти бумаги! Я же кошка! У меня лапы, а не руки", - оправдывала я себя, однако это не помогало, и я всё отчётливее ощущала, что где-то совершила ошибку. "Ведь если так подумать - я физически не смогла бы пересмотреть три стопки бумаг за тридцать минут. Слишком много документов. Даже человек бы едва справился... Значит, я в самом начале неправильно поступила... Но что же тогда от меня ждали?" - продолжая выискивать цветное пятно на бумаге, я как могла быстрее сдвигала лапками листы, помогая себе уже и мордочкой, и при этом всё больше ощущала, что мне сильнее хочется в туалет по-маленькому.
   "Но хоть что-то нужно сделать правильно. Хотя бы не пропустить приход воображаемого хозяина", - только сказала я себе, как Кабан отлепился от стены и сделал шаг к столу.
   Помня его слова, что я должна что-нибудь предпринять, чтобы не вызвать подозрение, я тут же упала на стол и перевернувшись на спину, принялась делать вид, что качаюсь на бумагах, а чтобы не заметили то, что одна из стопок разделена уже наполовину, задними лапками толкнула сначала одну кипу бумаг, а потом вторую и они, разрушившись, разлетелись по столу, а некоторые упали и на пол.
   --Что ты тут делаешь? - грозно спросил Кабан, разыгрывая роль хозяина.
   --Мурк, - я опять потянулась, разрушая и третью стопку, а потом задрала лапки вверх и подставила пузико, чтобы меня погладили.
   --Тоже мне нашла место качаться среди бумаг! Перепутала мне всё! А ну брысь отсюда! - прикрикнул он и я поняла, что хоть с одним заданием справилась правильно, не дав себя застукать за просмотром документов и грамотно замела следы.
   "Фух, хоть с этим повезло!" - подумала я, вскочив на лапки, и прыгнула сначала на стул, а потом на пол.
   "Охох, а в туалет-то всё больше хочется", - от прыжков я растрясла себя ещё больше, и будь в человеческом теле, то уже сейчас бы скрестив ноги, металась в поисках туалета.
   --Так, Эля, а теперь разбор твоих действий, - произнёс Кабан уже нормальным голосом и подобрал с пола упавшие листы. - Ты уже, наверное, поняла, что поступила неправильно, да? - он посмотрел на меня, и я кивнула. - Точнее, неправильно при просматривании бумаг.
   --Мяу, - как бы говоря, что понимаю, где ошибка, выдала я и села, поставив задние лапки вместе, надеясь, что хоть там меньше буду хотеть в туалет.
   --Вот именно, что мяу! - сказал он. - Ты мяу и должна в любой ситуации действовать, как кошка! Кто тебе мешал запрыгнуть на стол, разбросать все бумаги, а потом искать ключевое слово? Ты представляешь, сколько времени потратила только на аккуратное перекладывание бумаг?!
   "Ой, точно! Вот где я затупила!" - поняла я и закивала головой.
   --Ты не человек в этом теле, а кошка, - продолжил Кабан. - Поэтому не должна бояться, что тебя застукают за тем, что ты навела бардак и разбросала бумаги. А вот твоё поведение наоборот было очень подозрительным! Представь, что ты сама засекла свою Маху, аккуратно перелистывающую твои учебники!
   "Да поняла я уже, поняла", - подумала я, чувствуя, как меня всё больше поджимает.
   --В общем, тебе нужно работать над тем, чтобы быть натуральной в образе своего животного. Наблюдай за Махой, старайся в её теле в первую очередь думать не так, как поступила бы ты, а как бы сделала кошка, - резюмировал тренер.
   "Ага, так и буду думать", - я снова кивнула головой, ощущая, как животик уже начало резать и поняла, что больше не могу терпеть. "А вдруг у Махи сейчас мочевой пузырь лопнет?" - испуганно подумала я и, вскочив на лапки, заметалась по комнате, не зная, что делать.
   "Хоть бы туалет поставили, гадыыы", - пронеслось в голове, и я жалобно мяукнула, посмотрев на Кабана, а потом подбежала в угол и начала там скрести лапкой, надеясь, что он хоть так поймёт мои желания.
   --Эля, ты чего? - он нахмурился, а у меня аж перед глазами всё поплыло от очередного спазма в животе.
   "Господи, я точно сейчас обписаюсь! Стыдоба-то какая!" - я обернулась вокруг себя ещё раз и шкребанула угол, тоскливо посмотрев на тренера, и до него, наконец, дошло, чего я хочу.
   --Ты в туалет что ли хочешь? - спросил он, и когда я кивнула и мученически закатила глаза, подхватил меня на руки и произнёс: - Сейчас, потерпи ещё секунду!
   "Пооттееррппллюю, ннаавверннооее", - подумала я, трясясь на руках у бегущего по коридору Кабана и чувствуя уже себя аквариумом, в котором сейчас начнётся течь.
   --Сейчас я выведу тебя на улицу! Уже близко! - он стрелой вылетел из здания факультета, распихивая немногочисленных студентов, которые как раз выходили на улицу и, подбежав, поставил меня на газон, а я тут же присела и перестала сдерживать себя.
   Но мысли, которые крутились в голове, были далеки от счастья. "Вот она настоящая стыдоба! Я писаю на газоне, при своём тренере, а рядом проходят мои друзья! Господи, как я теперь всем им посмотрю в глаза?! Особенно Кабану!.. Маха, за что ты со мной так? Что я тебе плохого сделала?" - от стыда уже хотелось плакать, и чем большее физическое облегчение я испытывала, тем тяжелее мне было морально.
   "Хоть ты теперь вообще в своё тело не возвращайся!" - пронеслось в голове и как раз в этот момент мои тридцать минут истекли.
   Резкий подъём вверх, а потом не менее головокружительный бросок вниз, и я обнаружила себя на кушетке.
   --Капец... - простонала я и сев, едва подавила в себе желание вскочить с кушетки и сбежать куда-нибудь, чтобы больше не видеть Кабана.
   "Хотя думаю, не я одна такая нетерпеливая, но всё равно очень стыдно! Очень-очень!" - я ощутила, как не только щёки, а уши покраснели и начали гореть.
   --А вот и мы! Забирай свою малышку, - жизнерадостно произнёс тренер, вернувшись в кабинет, и поставил Маху на пол, а та, по-видимому, уже полностью пришедшая в себя и хорошо себя чувствующая, села на пол и начала вылизываться.
   --Кис-кис-кис, - позвала я свою негодяйку, старательно избегая взглядов на Кабана и надеясь, что он хотя бы не поднимет эту тему, но тренер и не думал молчать.
   --Вообще-то у нас всегда тут есть туалет, и стоит как раз в том углу, куда ты щемилась, но перед тобой у меня был барсук с расстройством желудка, и туалет пришлось мыть, - произнёс он, как ни в чём не бывало. - Прости, что поставил на просушку и забыл про него. Следующий раз буду внимательнее.
   --Всё нормально, - промямлила я, не зная, что ещё сказать, хотя всё было на самом деле очень плохо.
   --Эй, ты чего? - до мужчины дошло, что я стесняюсь на него посмотреть, поэтому он подошёл ко мне и присев на корточки, заглянул в глаза, а потом серьёзно сказал: - Эля, ты что, стесняешься, что сходила при мне в туалет? Так ведь это не ты была, а тело Махи...
   --Пожалуйста, не надо, - застонала я, отводя взгляд. - Всё понимаю. Просто стыдно...
   --Стыдно... - повторил он, а потом резко встал и прикрикнул: - Так, студентка Зорина, немедленно отставить стесняться! Ты мне ещё тут слёзы начни лить! Подумаешь, в туалет её припёрло! Тоже мне, трагедию придумала и повод, чтобы краснеть, как помидор! Я бывший снайпер, и мне иногда приходилось по два дня цель свою выжидать, а знаешь, что это обозначает? Что мне нельзя было покидать позицию! Я под себя и по большой, и по малой нужде ходил, и не в теле животного, а человека! Так что эти твои стеснения глупы!
   --Что, серьёзно под себя? - я тут же забыла о своём позоре и изумлённо посмотрела на Кабана.
   --Ага. Правда, такое было только один раз, но реально пришлось выжидать двое суток, чтобы снять одного очень нехорошего человека, - он поморщился. - Только не особо распространяйся об этом.
   --Буду молчать, как рыба! - клятвенно заверила я, осознавая, что Кабан специально поделился со мной таким, чтобы я перестала краснеть. - А мелкую перед занятиями не буду ни кормить, ни поить! У, бандитка! - я погрозила Махе кулаком, а она, перестав вылизываться, поднялась и побежала ко мне с довольной мордахой.
   --Я тебе дам не кормить животу! Заставлю тогда сырую рыбу есть или мясо, когда будешь в теле своей Махи, - весело пригрозил он.
   --Фу! - на меня сразу накатила тошнота.
   --Вот-вот, фу, а всё равно заставлю, - пообещал он, а потом посмотрел на часы. - Ладно, беги уже к себе. И не забудь понаблюдать за кошкой, и что сама должна в первую очередь в её теле думать и вести себя, как она, чтобы не было таких проколов с бумагами, как сегодня.
   --Хорошо! - заверила я и, подхватив свою малышку на руки, вышла из кабинета. А в коридоре строго на неё посмотрела. - Бесстыдница! Не могла сходить дома в туалет? Спасибо хоть, что по большому не припёрло!
   Но Махе, конечно же, было всё равно, что я возмущаюсь. С довольной мордочкой она осматривалась вокруг и, судя по всему, чувствовала себя замечательно. А дома сразу спрыгнула на пол и пошла в комнату Алины, чтобы подоставать Капу.
   "И я бы сейчас подоставала свою соседку! Пусть только придёт, и я заставлю её рассказать, что они там с Маратом задумали!" - прищурившись, сказала я себе и представила, как буду выпытывать правду у Алины.
   Но уже через пять минут забыла все свои коварные планы, и мысли перекинулись на Марата. Помня о его приглашении и словах, что в это время он будет уже у себя, я снова ощутила непреодолимое желание побывать у него в гостях.
   "И пойду! Уверена, что мне бояться нечего! Марат не дурак и осознаёт, что стоит только сделать одно неправильное движение и всё, я снова долго не подпущу его к себе... Только вот и дразнить парня зря не стоит, поэтому лучше переодеться, чтобы его внимание не отвлекалось на мои ноги... Да и не стоит ему знать, что я прямо с занятий побежала к нему. Поэтому выжду ещё минут десять", - решила я и, сняв одежду, принялась копаться в шкафу, выискивая, что бы такого надеть, чтобы выглядеть и не сильно торжественно, и не очень соблазнительно, но при этом и не затрапезно.
   Однако выбор между не очень соблазнительным и приличным, был невелик, и я остановилась на спортивном костюме, а к нему надела белую футболку и кофту полностью расстегнула.
   "Вот, так будет самый раз. Вроде как в гости просто забежала, между делом, и при этом выгляжу нормально. Сейчас только волосы соберу в хвост, и блеск сотру с губ. Вдруг Марат захочет меня не раз поцеловать... Нечего парню эту химию на губах пробовать", - я улыбнулась, понимая, что получу даже не один поцелуй, стоит мне только подставить губы как бы для приветствия, когда приду к нему.
   Внутри опять, как и днём, стало разливаться горячее тепло, и быстро убрав волосы и вытерев блеск, я пошла к парню, зная, что эти замечательные впечатления рядом с ним только усилятся.
   Подойдя к двери, я глубоко вздохнула, оправила футболку, а потом улыбнулась, представив, как Марат обрадуется моему визиту, и постучала.
   Однако улыбка моментально померкла, когда вместо Марата открыл дверь Егор. Я, конечно, понимала, что парень тоже может находиться дома, но надеялась, что ожидая меня, Марат сам будет открывать дверь.
   --Я к Марату, - холодно произнесла я, чтобы парень сразу понял это.
   --Заходи, - с усмешкой сказал Егор и, пропуская меня в прихожую, настежь открыл дверь, а как только я вошла, закрыл её и ехидно добавил: - Только его нет. Но я с удовольствием его заменю, - после чего не дал мне опомниться и, прижав к стене, попробовал поцеловать.
   --Нет! - выкрикнула я и принялась изо всех сил отпихивать парня, испытывая отвращение.
   Но от Егора отбиться было не так просто. Физическая сила была на его стороне, и он сразу подавил моё сопротивление. Обхватив мои ноги коленями, он сжал их, не давая и шелохнуться, а руки схватил за запястья и впечатал в стену, а потом и навалился на меня, не давая даже нормально вздохнуть.
   --Ну, чего ты пыхтишь, кошечка, ты ведь не хотела по нормальному? Так я проявляю силу и настойчивость... Покажу тебе и свою тигриную натуру... Знаешь, как тигры спариваются? Много и часто, когда у самки течка... А ведь у тебя явно такой период... Не успела приехать, а ноги раздвигаешь... Давай, чего ты разыгрываешь недотрогу... - бормотал он, целуя меня то в лицо, то в шею, то слегка покусывая, а я как могла уворачивалась от этих омерзительных поцелуев и испытывала тошноту.
   --Егор, отпусти! - потребовала я. - Иначе клянусь, закричу, а потом ещё и стану мстить, пока мы будем оба учиться в универе! Я тебе жизнь испорчу так, что пожалеешь о нашем знакомстве!
   --А наша мартовская кошка ещё и мстительная? - он издевательски рассмеялся, перестав целовать меня, и заглянул в глаза. - Но киска, твои жалкие потуги мести меня вряд ли испугают. Ты мелочь! Блохастая, похотливая мелочь!
   --А ты тварь! Не тигр, а козёл! - процедила я, а потом плюнула ему в лицо и опять попыталась вырваться, на что он только сильнее зажал меня и снова стал наклоняться, чтобы поцеловать.
   Осознав, что крик единственное, что осталось, я начала открывать рот и набирать воздуха, как дверь распахнулась, и в прихожую вошёл Марат, держащий в руках пакет сока.
   --Егор... - он, видать, что-то собирался громко спросить у друга, но осёкся, увидев нас и замер, а Егор тут же нацепил маску раскаяния и отскочив от меня, пробормотал:
   --Прости, Маратка. Застукал ты нас с кошкой. Думали, что успеем перепихнуться, пока ты побежал в столовую за соком... Я же тебя предупреждал, что она не стоит твоего внимания, просто не знал, как сказать, что ты не единственный, перед кем она раздвигает ноги в универе...
   --Что?! - изумлённо воскликнула я, а потом подлетела к парню, и с размаха ударила его в лицо. - Сволочь! Ты всё врёшь! Ты ко мне специально всё это время приставал, чтобы подставить вот так перед Маратом? Искал возможность и сейчас её использовал, когда я пришла к Марату?! Тварь! А я всё молчала, боясь, что поссорю тебя с другом!
   --Да ладно, кошечка, нечего уже разыгрывать невинность, - он оскалился в мерзкой улыбке, даже не поморщившись от моего удара и добавил: - Нас поймали, и больше не стоит скрывать, что мой друг не единственный, кто бывал в твоей постели в последнее время, - после чего опять с раскаянием посмотрел на Марата: - Даже полагаю, мне она дала первому на дискотеке. Мы там отлучались в туалет, где всё и случилось...
   --Врёшь! Ты всё врёшь! - прошипела я и только собралась снова броситься на парня, чтобы выцарапать ему глаза, как Марат схватил меня за руку и пихнул в сторону гостиной, а затем взял Егора за ворот футболки и толкнул в одну из комнат.
   --Ты, сиди здесь и не смей уходить, - сухо произнёс он, ткнув в меня пальцем, а потом посмотрел на Егора и процедил: - А с тобой я прямо сейчас всё выясню.
   Зайдя следом за парнем, он с решительным выражением лица закрыл дверь, а я сжалась, одновременно и кипя от ярости на Егора, и пугаясь такого Марата. Одного взгляда в его глаза хватило, чтобы понять - с такой стороны я его никогда не видела. Это был настоящий, злой хищник, который готов разорвать на куски кого угодно. И мне реально стало страшно, а по спине побежала холодная струйка противного липкого пота.
   --Значит, ты крутился возле моей кошки, да? - сдержанно донеслось из комнаты. - Даже спал с ней? И поэтому мне уши прожужжал, говоря, что она такая же, как все и не стоит тратить на неё силы?
   --Прости, друг, но я не знал, как сказать правду о том, что тоже успел её поиметь, - ответил Егор. - Она первая изъявила желание, и я естественно не отказался, а потом ты сказал, что она твоя и отвечаю, я хотел рассказать, что она из себя представляет, но...
   --Что - но? - зло спросил Марат. - Язык вдруг проглотил?
   --Не проглотил, а решил тебя немного проучить! Ты же мне не сказал, что трахал её, а когда мы вернулись, даже спокойно снёс унижение! И я понял, что эта шлюшка тебя чем-то зацепила, а значит, все мои разговоры ты пропустишь мимо ушей! Я надеялся, что она тебе быстро надоест! Что наиграешься и выкинешь эту блохастую сучку! - зло выкрикнул Егор. - И, между прочим, ты не хочешь узнать, откуда я знаю про вас? Она сама рассказала! Когда в очередной раз я поставил её раком! Даже сказала, прости, что ты не дотягиваешь до её вкусов.
   "Мразь! Какая же мразь и моральный урод!" - хотелось закричать мне и, ворвавшись в комнату показать парню всю свою ярость. Но я как будто заледенела, потому что Марат почему-то спокойно выслушивал своего друга и даже голос не повышал, в отличие от него. "Неужели он верит всему этому?" - это было самой ужасной мыслью и становилось дурно и противно.
   --Значит, проучить меня хотел? - голос Марата продолжал дышать спокойствием. - И раком ставил мою кошку, да? А сейчас, прекрасно зная, что я вот-вот вернусь, решил показать какая она шлюха и поиметь её прямо в нашей прихожей, чтобы я застал вас и, наконец, открыл глаза?
   --Да! - вызывающе подтвердил Егор. - Именно так! Чтобы ты собственными глазами увидел, что эта похотливая сука из себя представляет! Знаю, что жестоко, но лучше так, чем потом пережить то, что я пережил в своё время! Пока ты не завяз в этих отношениях, ты должен был узнать правду! Потом было бы больнее!
   --А теперь я хочу услышать правду, зачем тебе вся эта херня с враньём про Элю? - неожиданно громко заревел Марат и в соседней комнате что-то упало. - Говори! Раз только попрошу об этом, а потом...
   --Это правда! - Егор ещё больше повысил голос. - Она потаскуха, любящая раздвигать ноги! Весь универ скоро будет ржать над тобой! Пока ты тут строгаешь для неё подарки по ночам и на выходные, она хвостом метёт! И ещё неизвестно, сколько у неё любовничков дома! Может её уже весь Хабаровск переимел и...
   Дальше парень не договорил и вместо слов раздался глухой звук удара, а потом ещё более громкий грохот, и я поняла, что парни сцепились в драке.
   "Боже, это какой-то кошмар", - внутри всё похолодело, и по телу прошла дрожь. "Надо уходить... Не хочу всю эту грязь выслушивать", - подумала я, но не могла заставить себя пошевелиться. Я оцепенела и, втянув голову в плечи, ощутила, что хочется сжаться в комочек и вообще не двигаться, ничего не видя и не слыша.
   --Давай, ещё ударь! В жопу нашу дружбу, ради какой-то новой дырки, да?!.. Ни одна баба не стоит мужской дружбы! - из комнаты снова долетел злой голос Егора.
   --Баба может и не стоит! Но Эля не такая! - снова раздался рёв Марата и в этот раз в комнате сначала что-то с треском сломалось, а потом донесся и звон бьющегося чего-то стеклянного. - И если ты ещё раз, хоть одно плохое слово в её сторону скажешь, я тебе хребет сломаю!
   --Ломай! Потом поймёшь, что я был прав! Только когда убедишься, что она тварь, может быть поздно!.. Я ради тебя стараюсь! Не хочу, чтобы ты пережил то, что сделала со мной Диана!
   --Да не надо сравнивать ту суку со всеми остальными! Достало уже, что в каждой девчонке ты ищешь именно сравнение с ней! И не надо меня таким образом защищать! Я сам разберусь со своей жизнью!
   --Вот! Уже со своей! Ты выкидываешь меня из неё! Говоришь уже не мы, а - я! - резко выкрикнул Егор. - А как же наши планы, а? Всё ради этой шлюхи? Открой глаза! Поверь, она не стоит твоего внимания!
   --Стоит! - рявкнул Марат. - И знаешь почему? Я был первый у Эли! Первый! Понял?! А ты мне тут в глаза брешешь, что успел поиметь её ещё на дискотеке! Да она до сих пор дёргается, если я касаюсь её, а ты мне рассказываешь, что и позже имел её, как хотел! Да и видел я всё сейчас! Ты бы хоть плевок с рожи вытер, прежде чем рассказывать мне, как вы планировали устроить быстрый перепихон! Ты, ублюдок, доставал мою кошку!
   --Первый? - в голосе Егора послышалось изумление, и он на пару секунд замолчал, а потом снова агрессивно выкрикнул: - Это всё равно ничего не меняет! Все они одинаковые, и рано или поздно становятся блядьми! И эта такая же!
   --Всё, дружок мой, тебе настал пиз**ц, - зловеще процедил Марат, а затем что-то с силой бухнуло и Егор закричал:
   --Сука, ты мне нос сломал! Ради кого? Этой помойной кошки?! Всё, я сам тебе скажу - нахер все наши планы! Я уже прямо вижу, как ты, после окончания учёбы, бежишь к Оресту и просишь оставить тебя инструктором в универе, ради того, чтобы находиться ближе к этой блохастой! Давай, вперёд! Отсиживайся здесь, вместо того, чтобы делать настоящую работу! Бегай за своей облезлой кошкой и смотри ей в рот! Стань комнатным мишкой, а не настоящим боевым медведем!
   --Так вот в чём дело?! Да какие в задницу планы?! Открой, наконец, глаза и перестань витать в облаках! Мы не сможем стать полевыми агентами! Не сможем, как тебе хочется, ездить по всему миру! Пойми своей дурной рыжей башкой, что ты не Джеймс Бонд! Мы с тобой ограниченный территорией вид! А ты ещё и вымирающий!
   --Я вымирающий вид, как тигр, но и в теле человека я многое могу!
   --Можешь! Никто в этом не сомневается, но ты не учитываешь всех нюансов! Кто тебе даст уйти в другое ведомство, или в нашем пошлёт на задание в теле человека? Никто! Ты слишком ценен и именно больше, как тигр! А человеческого мяса для заданий им и так хватает! Пойми, ты всю жизнь будешь перемещаться по своему ареалу распространения! Не дальше и не ближе!
   --А это уже мне решать!
   --Бля, да что тебя заклинило...
   --Это тебя заклинило на кошке! Всё готов ради неё бросить и даже меня, своего лучшего друга! Увидел симпатичную мордаху и сразу забыл, что мы поклялись быть одиночками! И что бабы только для развлечения! Что для нас будет важна только работа!
   --Я ничего не забыл, а повзрослел, в отличие от тебя! И многое понял за время обучения здесь, а ты так и остался обиженным на всех пацаном, желающим доказать, что круче вареных яиц! Я надеялся, что ты поумнеешь и осознаешь всё сам, а ты мало того, что не понял ничего, так ещё и меня пытаешься превратить в такого же унылого урода! Какой ты мне нахер друг, раз ведёшь себя так? Когда ты уже переболеешь этой злобой на Диану? Думаешь, я не знаю, что ты там рисуешь в своих мечтах? Что однажды приедешь в свой город на крутой тачке, с карманами полными бабла и шикарной девкой и она, увидев всё это, раскается, что так поступила с тобой! Что бросила ради богатого и крутого! Так в чём дело, ты уже сейчас можешь так сделать! Ты заработал за эти годы немало, и хватит и на тачку, и на понты! А шикарных девчонок вокруг нас хоть пруд пруди! Возьми ту же Динару, и твоя Диана удавится от злобы, глядя на неё!
   --Дело не в этом! Ты предал нашу дружбу и клятву! - огрызнулся Егор.
   --Предал клятву? Ту, детскую? Что мы давали в восемнадцать лет? - Марат уже перестал реветь, как ненормальный и говорил презрительно. - Нет, дружок, я как раз её и не предал! Я всегда защищал тебя, прикрывал спину, поддерживал, помогал пережить сложные моменты! Я был тебе настоящим другом и хотел им быть до конца нашей жизни! И я не отказываюсь от работы, а как раз собираюсь её делать чётко, принося пользу нашей стране. И отношения с Элей этому никак не помешают! А вот ты всё делаешь в угоду своему самолюбию! И мы не клялись быть одиночками! Мы клялись, что нашей дружбе не помешает ни одна девушка! Что не встанет между нами!
   --Но ведь встала! Эта кошка встала между нами! - гаркнул Егор.
   --Встала или ты сам её поставил, а? Давай, хоть сейчас скажи правду! - потребовал Марат. - Ты приставал к ней, чтобы подставить, и даже наплёл мне с три короба, что спал с ней, чтобы я бросил её...
   --А что мне оставалось делать?! Ты прямо бредил ею! В тайге, как только начинал говорить о ней, сразу на роже расплывалась имбицильная улыбка! Тебе так не терпелось вернуться поскорее в универ, что ты утратил бдительность и тебя чуть не порвал медведь! А потом здесь! Она при всех дала тебе в пах, а ты только лыбился, вместо того, чтобы забить на неё! А уж когда я зажал эту сучку в угол и пригрозил, что поквитаюсь за твоё унижение, и она сказала, что уже спала с тобой, я всё понял окончательно! Ты запал на неё! Ведь даже не от тебя я узнал, что вы переспали, хотя раньше ты всегда говорил, на кого положил глаз и что уже было что-то или нет! И после этого меня аж тошнить стало от тебя! Бегаешь за ней, как собачонка! Я не мог допустить этого! Ты мой друг, и я не дам какой-то блохастой встать между нами и нашей дружбой! Окажись я на твоём месте, неужели ты бы поступил по-другому?
   --Да, именно по-другому! Я бы порадовался за друга, что ему повезло встретить ту, кто запал в сердце и делает его счастливым! А Эля именно таким меня и делает! - отчеканил Марат. - И запомни - не она встала между нами, а ты пытался встать между мной и ей. Так друзья не поступают! Они всегда ищут компромисс! Можно и втроём стать настоящими друзьями, но ты не способен на это, потому что эгоист. Ты готов быть настоящим другом только до того момента, пока я всё делаю так, как хочется тебе.
   Дверь в комнату открылась, и я услышала, как Егор произнёс:
   --Подожди, Марат! Я не всё сказал!
   --Хватит, наговорились уже, - сухо ответил он, а потом зашёл в общую гостиную и хмуро посмотрел на меня.
   Прижимаясь к стенке, я смотрела на него и не знала, что сказать. Теперь, услышав весь разговор, я поняла, чего так боялся Егор, а видя разбитые костяшки пальцев на правой руке и порванный ворот футболки, осознала, что выяснение отношений на самом деле было очень бурным.
   --Мне так жаль... - пробормотала я.
   --Чего жаль? Что Егор к тебе приставал, и ты молчала? - холодно спросил он, а потом присел на спинку дивана и резко добавил: - Значит, от меня ты требуешь откровенности и немедленных ответов на свои вопросы, а сама многое скрываешь? Тебе не кажется, что это нечестно?.. Или Егор отчасти прав? И ты не просто так молчала?
   --Что? - я моментально вскипела, поняв, в чём Марат меня обвиняет. - Да я не хотела вас ссорить! Надеялась, что смогу дать ему отпор! И что он поймёт, что мне нравишься ты!.. Но знаешь, если ты думаешь, что я не просто так молчала, то продолжай в том же духе! Я не собираюсь перед тобой оправдываться! Да можешь даже для собственного успокоения думать, что я именно такая, как говорит твой драгоценный Егор!
   Выкрикнув это, я одарила парня яростным взглядом, а потом стрелой вылетела из комнаты и понеслась по коридору в наш блок, чувствуя себя так, как будто меня окунули головой в унитаз. "Гад! Вот значит как? Ну и ладно! Плевать мне и на Марата, и на его дружка! Столько нервов мне уже потрепали! Ненавижу! Козлы оба!".
   Но сколько бы я не повторяла себе, что Марат плохой, однако сердце уже не хотело этого слушать, поэтому прибежав в комнату, я свалилась на кровать и разрыдалась, в очередной раз ощущая, что мой мир рушится. И что самое мерзкое - хочется именно Марату сейчас уткнуться в плечо и пожаловаться на несправедливость.
  
  
   Глава 17.
  
   Слёзы лились рекой минут двадцать, а потом наступила апатия. Не хотелось двигаться, что-нибудь делать, и даже думать. Перевернувшись на спину, я уставилась в потолок, пытаясь найти в себе силы, чтобы всё перенести, но получалось это плохо.
   --Эй, кто дома? Я пришла! - в прихожей открылась дверь, и раздался жизнерадостный голос Алины. - Привет, мои красавицы! Как дела? Шкодничали сегодня, или были благовоспитанными барышнями?
   Алина разговаривала с Капой и Махой, которые, наверное, вышли ей на встречу, а я продолжила лежать и не отзывалась. Сейчас меньше всего хотелось позитива, и он скорее раздражал, чем отвлекал от мыслей, но я понимала, что от соседки не спрячешься.
   --Ой, Эля, ты тоже дома? - Алина заглянула ко мне. - А чего валяешься?
   --Устала, спать хочу, - пробормотала я, отвернувшись, чтобы она не увидела заплаканных глаз.
   Однако её было не так просто обмануть.
   --Да? - Алина зашла в комнату и присела на кровать. - Или может что-нибудь случилось?
   --Так, по мелочам, - уклончиво бросила я и попросила: - Ты не обидишься, если я попрошу пока оставить меня одну?
   --Вообще-то не обиделась бы, но конкретно сейчас это не сделаю, - серьёзно ответила она. - Давай, рассказывай, что произошло? Всё общежитие гудит, что Марат сломал Егору нос и его повезли в больницу, а некоторые слышали до этого крики из их комнаты, а потом видели тебя, бегущую по коридору.
   --Не упоминай при мне имена этих двух козлов, - с ненависть выдавила я.
   --Ага, козлов... понятно, - пробормотала она, а затем положила мне руку на плечо и мягко сказала: - Эля, ты не расстраивайся... Не знаю, что там случилось, но обязательно всё наладится...
   --Не хочу я никаких налаживаний! Просто хочу спокойно учиться! И чтобы меня не трогали всякие уроды и их дружки! - прошипела я, а потом развернулась к подруге и, посмотрев на неё, предупредила: - И только посмей ещё пустить сюда Марата! Не знаю, о чём вы там договорились, но если хочешь со мной дружить дальше, забудь про те договорённости!
   --Ого, вот это ты наплакалась, - Алина с сожалением посмотрела на меня и тяжело вздохнула: - А договорённостей никаких не было. Просто я вижу, как парень на тебя смотрит, поэтому пустила его поставить цветы и статуэтку... А спрашивала, чтобы понять - можно это делать в дальнейшем или нет...
   --Нет! - отчеканила я. - Я и этот его веник выкину немедленно! И этого дебильного деревянного медведя!
   Апатию как рукой сняло, и я вскочила с кровати. Схватив букет, я понеслась с ним на нашу кухню и там запихала его в мусорку, ломая прекрасные цветы и колясь о шипы, а потом вернулась в комнату и схватила статуэтку.
   --И не жалко? Марат ведь старался... Никогда не видела, чтобы он так ухаживал за девушками, как за тобой, - подала голос Алина. - Мне даже кажется, что он в тебя влюбился...
   --Влюбился? Да неужели? - саркастично произнесла я. - Сомневаюсь! Знаешь, что он мне заявил сегодня?! Что я была не против интрижки с его дружком тигром! Представляешь?
   --С тигром?.. Хм... что за бред вообще? - Алина с изумлением посмотрела на меня. - С чего он такое взял?
   --Эээ... ну... - я замялась, не зная как всё объяснить, а потом решила рассказать всё и про угрозы Егора, и про резкую влюблённость и приставания, и про последний инцидент, и про приход Марата, и о разговоре с дракой. Единственное, что я опустила, это моменты про девушку Диану, которая разбила сердце тигра. - И вот когда он вышел из комнаты, то знаешь что спросил? А не просто ли так я молчала? Типа имела виды на Егора! - возмущённо закончила я.
   Алина слушала меня, широко раскрыв глаза, а когда я закончила, злорадно процедила:
   --Так вот почему Егору нос сломали? Это ему ещё мало! Ты посмотри, какая мразь! Так подставлять бесчестно!
   --Вот именно! - я закивала головой.
   --Но знаешь, я понимаю злость Марата на тебя, - осторожно произнесла девушка и, увидев, что я презрительно поджала губы, пояснила: - Ты должна была сразу правду ему сказать, а не бегать от Егора.
   --Я же объяснила тебе, почему молчала, - холодно ответила я. - Не хотела их ссорить между собой. Думала, что Егору надоест ломать комедию, и он отстанет. А когда поняла, что не могу справиться, всё удачное время не выпадало для разговора с Маратом...
   --Зато теперь у Марата разговоров будет выше крыши, - пробормотала она. - Как пить дать, его вызовут к Оресту и там по голове не погладят за драку... Нет, ты неправильно поступила, что промолчала. А слова Марата... ты же понимаешь, что он был зол, вот и ляпнул чушь.
   --Замечательно! Я ещё и во всём виновата, - сухо сказала я. - А Марат хороший!.. Спасибо за поддержку, подруга!
   --Эля, не злись, - она умоляюще посмотрела на меня. - Просто сейчас ты расстроена, но когда немного остынешь, попробуй поставить себя на место Марата. Представь, что к нему пристаю я, а он отбивается и ничего тебе не рассказывает.
   --Ага, так и сделаю! А потом ещё и Егора пожалею! - я всё больше закипала. - Ведь он тоже бедный и несчастный, хотел для друга лучшего и боялся, что я разобью ему сердце!
   --Егора я не оправдываю, - ответила Алина. - А Марата просто пытаюсь понять. И уверена, что ты поступишь точно так же.
   --Не хочу я никого понимать! - презрительно бросила я и, отойдя к окну, отвернулась, показывая, что разговор окончен.
   Алина сообразила, что лучше уйти и вышла, закрыв за собой дверь, а я плюхнулась в кресло, продолжая злиться. Но скоро гнев начал утихать, и я действительно задумалась о том, как бы себя чувствовала, окажись на месте Марата.
   "Разозлилась бы, и очень сильно", - осознала я. "Даже, наверное, покричала бы, а он ещё и спокойно со мной разговаривал... Но всё равно его слова причинили боль, и пока я не готова простить его. Может, завтра попробую с ним поговорить...", - подумала я.
   "А вот на Алину зря обиделась и так с ней разговаривала. Нужно пойти и помириться с ней", - решила я и, встав, вышла из комнаты.
   Услышав, что соседка возится на кухне, воркуя с нашими животными, я двинулась туда и произнесла:
   --Прости, что сорвалась. Ты права, что я поступила неправильно...
   --Да ладно, проехали, - весело сказала она и подмигнула мне.
   --Кстати, моей бандитке молока много не наливай, - сказала я, видя, что Алина на самом деле не обижается, поэтому решила рассказать о своём казусе на ПН, чтобы окончательно отвлечь от неприятной темы. - Она меня сегодня так подставила! Я чуть Кабана не описала на вселении.
   --Да? - она заулыбалась.
   --Ага! Вселилась и почувствовала, что хочу в туалет. Думала, что дотерплю, но не получилось. Так меня припёрло, что Кабану пришлось нести меня на улицу. Стыдно было до безумия!
   --Ну, таким наших тренеров не испугаешь и не смутишь! - задорно ответила она. - А вот что реально их вводит в ступор, это когда у наших зверьков начинается сезон размножения! Мы же в их теле ни о чём думать не можем!
   --Ой, я как раз и про это сегодня подумала! - я закивала. - У Капы уже было такое?
   --О да! - она, гримасничая, закатила глаза. - Это было нечто! По стенам хотелось бегать от ощущений. Да и вернувшись в тело некоторое время испытывается непреодолимое желание заняться размножением... А вот Ромка радовался!.. Получилось так, что сначала у него начался гон в феврале и он меня доставал, придя с ПН. А потом уже и Капа в марте устроила мне весёлую жизнь... В общем, весь март этого года, мы с моим енотом только и думали о том, как бы добраться друг до друга!
   --Ох, мне уже страшно... Может Маху стерилизовать?.. Но одновременно и жалко, - задумчиво произнесла я и решила пока отложить этот вопрос, а вместо этого поделилась другой новостью. - А ещё мне дали добро на самостоятельные вселения в Маху! Уже сегодня вечером разрешили это сделать.
   --Ух ты! Значит, можем сегодня побеситься в своих разбойницах? - Алина захлопала в ладоши.
   --Ммм, я хотела тебя сегодня попросить присмотреть за мной, когда вселюсь, - я с извинением посмотрела на подругу. - Пока немного страшновато оставаться без присмотра... Да и после сегодняшнего не особо хочется веселиться, - я тяжело вздохнула, вспоминая скандал. - Может, завтра уже побесимся?
   --Вообще-то да, лучше завтра, - согласилась подруга, с сожалением посмотрев на меня. - А сегодня я за тобой посмотрю, и ты пока привыкнешь к комнате. Может, с Капой немного повеселишься, а после будем смотреть, как поступить.
   --Договорились, - я с благодарностью посмотрела на Алину.
   --Когда начнём? - деловито осведомилась она.
   --А давай сейчас! - предложила я, надеясь, что это хоть как-нибудь отвлечёт от тяжёлых мыслей о Марате.
   --Ну давай! - добродушно произнесла она и посмотрела на Капу с Махой, которые только что перекусили и с довольными мордахами вылизывались. - Ну что, дамочки, сейчас будет что-то интересное! Маха станет Элей, и посмотрим, как ты Капочка, отреагируешь на такую кису.
   Подхватив Капу и Маху, последнюю она передала мне, и мы направились в мою комнату.
   --Давай, я сначала здесь осмотрюсь, чтобы понять, как моя крошка воспринимает комнату, а потом уже и в гостиную пойдём, - сказала я, доставая обруч.
   --Хорошо, - Алина кивнула, усаживаясь в кресло и посадив Капу к себе на колени.
   Поставив Маху на пол, я надела на голову обруч и улеглась на кровать, немного волнуясь из-за того, что буду первый раз вселяться без Кабана.
   "Но рядом Алина, и если вдруг что-то пойдёт не так, она снимет обруч", - успокоила я себя и, закрыв глаза, нажала на датчики.
   Оказавшись как обычно в информационном поле, я принялась спускаться вниз и в этот раз выбрала здание общежития, а не факультета.
   "Так-с... Точки две. Одна это Варина кошка и, похоже, что она спит. А вторая - моя Маха", - я мысленно улыбнулась, безошибочно узнав её оранжевый контур.
   Судя по всему, моя киса сейчас играла со своим хвостиком, потому что контур крутился на одном месте. "Вот и я сейчас попробую поиграть. Меня тоже иногда хвостик достаёт, когда начинает вилять из стороны в сторону и отвлекать", - я улыбнулась и, оказавшись в своей комнате, на секунду зависла, а потом опустилась в свою Маху.
   --Пчих! - сразу же чихнула я, потому что здесь пахло совсем по-другому.
   --Будь здорова! - произнесла Алина и внимательно посмотрела на меня. - Это ведь уже ты, да?
   Кивнув головой, я начала принюхиваться к запахам, заодно рассматривая свою комнату с позиции Махи.
   Неожиданно в этот момент кто-то постучал в двери, а потом она открылась, и раздались тяжёлые шаги в прихожей.
   --Кто там? - Алина встала и открыла дверь в мою комнату.
   "Чёрт! Марат!" - увидев парня, я не знала радоваться или злиться, а он, похоже, сразу понял, что происходит.
   --Ой, Марат, ты не вовремя, - прощебетала Алина, загораживая проход.
   --А я думаю, что как раз очень вовремя. Это даже лучше, чем я рассчитывал... - хмуро сказал он и, отодвинув Алину в сторону, вошёл внутрь.
   "Он что-то задумал... И вряд ли мне это понравится", - поняла я, не знаю, куда бросаться - самой убегать или защищать своё тело.
   --Эй, Марат, не наглей! - возмутилась подруга. - У Эли первое самостоятельное вселение! Потом поговорите! Она только вошла в тело Махи.
   --А я пока не собираюсь с ней разговаривать, - сухо ответил он и наклонился, чтобы взять меня на руки.
   Тон парня насторожил и, зашипев, я ударила лапой его по руке, а потом бросилась прятаться под кровать, но не тут-то было. Меня настигли уже через секунду и, оторвав от пола, подняли вверх.
   --Мяу! - злясь за самоуправство, выдала я и принялась энергично вырываться, помогая себе задними лапками, но меня крепко держали.
   --Значит так, за свои слова - прошу прощения. Я сказал лишнее, и совсем не думал, что ты можешь так подло себя вести. Я искренне верю, что ты пыталась сама разобраться с Егором, поэтому молчала, - произнёс он, держа меня на уровне своих глаз. - Но вместе с этим, за то, что скрыла от меня приставания Егора, я очень зол на тебя. Твоя скрытность мне совсем не нравится. Ты требуешь ответов от меня, а сама молчишь. Поэтому, неделю не буду с тобой разговаривать. Однако и не собираюсь отказываться от встреч с тобой. Ты своим вселением подала мне замечательную идею. Теперь, каждый вечер ты будешь вселяться в свою Маху и приходить ко мне в гости. Думаю, тебе это послужит достаточным наказанием за молчание... Впрочем, может и не наказанием. Ведь это опять позволит тебе молчать... В общем, начнём мы прямо сейчас!
   "Ага! Как же! Кто ты такой, чтобы меня наказывать! И никуда я ходить не собираюсь! Я сама буду решать, что мне делать в теле своей Махи!" - возмущённо подумала я, но так как высказать не могла, оставалось только шипеть, что я и сделала.
   --Ох-ох, какие мы злые и грозные! - Марат улыбнулся, а потом посмотрел на моё тело и добавил, взяв меня за лапку: - Помахай себе на прощание! - после чего прижал к себе.
   --Мяу! - пронзительно крикнула я, когда парень развернулся и направился к двери.
   --Марат, это плохая идея, - Алина снова преградила собой дверной проём.
   --Плохой идеей было молчать насчёт некоторых действий. Но раз Эле нравится молчать, пусть так и будет - сухо сказал он, пристально посмотрев на Алину. - Я не желаю кошке зла, а просто хочу дать чуть ближе узнать меня. Может хоть так она станет более открытой со мной. И лучше не стой у меня на пути. И не смей сейчас отключать её обруч. Иначе, отвечаю, поссоримся навсегда.
   --Но Эля тоже на меня обидится, - жалобно сказала она и я закивала головой, давая понять, что так и будет.
   --Кошка, есть два варианта моих поступков сейчас, - Марат посмотрел на меня. - Первый, я скручиваю твою соседку и запираю в туалете или в ванной, чтобы она не мешала мне, или ты дашь понять, что не обидишься на неё, за то, что она даст мне с тобой выйти. Если хочешь первый - кивнул раз, или если добрая киса - кивни два раза.
   "Гад! Так нечестно!", - я заурчала, давая понять, что недовольна.
   --Не нравится выбор? Ещё бы! - Марат хмыкнул, а потом вызывающе добавил: - Ну, так раз будешь раз кивать или два?
   Пытаясь вложить во взгляд побольше недовольства и не представляя, как могу выглядеть со стороны, я добавила ещё и шипение, а потом два раза кивнула.
   --Хорошая киса, - Марат попробовал погладить меня по голове, но я увернулась и снова заурчала, на что он, впрочем, не обратил внимания, и сказал Алине: - Видишь, Эля не против, чтобы ты нас выпустила.
   --С таким-то выбором? - она недовольно поджала губы. - Ну ладно. Только боюсь, ты наживаешь себе лишние проблемы.
   "Вот-вот", - подумала я и закивала головой.
   --Ничего, переживу, - произнёс он, и когда Алина отошла в сторону, направился к двери.
   "Это мы ещё посмотрим, как ты переживёшь!" - злорадно подумала я и, выпустив коготки, стала вонзать их в руку Марата, продумывая, какие пакости сделать ему, чтобы он и не думал в таком виде подлавливать меня и таскать к себе.
   --У тебя ещё маленькие коготки и мне не больно, - сказал парень, когда мы вышли в коридор и направились к его комнате. - Но уверен, сейчас ты продумываешь какие-нибудь другие гадости.
   "Правильно уверен!" - подумала я и, вонзив коготки поглубже в руку, с нажимом провела лапкой по коже, оставляя борозды, и с вызовом глядя в глаза Марату.
   Он слегка поморщился, но промолчал, а когда мы зашли в его комнату, плотно закрыл дверь и сразу подошёл к кровати, не давая мне осмотреться вокруг. Улёгшись, он прижал меня к себе и начал чесать за ушком, что только сильнее разозлило меня.
   Став вырываться, я выпустила коготки на всех лапках и принялась царапаться. "Пусти, гад!.. Не хочу, чтобы ты меня гладил и обнимал!" - зло подумала я, а потом ещё и грызанула за руку.
   --Эля, ну пожалуйста, полежи спокойно хоть две минуты, - умоляюще прошептал Марат, и я замерла, ощутив в его тоне надрыв. - Пойми, мне очень плохо... Я побил лучшего друга, сказал мерзость любимой девушке, и меня могут выкинуть из универа за драку... Но знаешь, что больше всего гнетёт сейчас? То, что мне сотрут все воспоминания... Дрожь пробирает, когда я думаю, что могу тебя забыть... Ты хоть представляешь, что мы можем видеться последний раз?.. Никогда и ничего не боялся, а сейчас... - он замолчал и тяжело вздохнув, уткнулся мне носом в шёрстку.
   "Что? Как исключить? Как затереть воспоминания?.. Это что, я могу больше никогда не увидеть Марата?" - эта мысль настолько испугала, что я вздрогнула. "Нет! Нет! Нет! Марата не могут исключить за драку! Егор во всём виноват... и я немножко... Марат ведь медведь и нужен! Кто будет бегать по тайге и выполнять щекотливые задания?!" - я опять стала вырываться, только уже, чтобы заглянуть Марату в глаза.
   --Мяу, - жалобно попросила я и он, наконец, отпустил меня.
   --Ладно, если тебе плевать на это, беги к себе, - тоскливо сказал он и развернул меня к двери, а сам отвернулся.
   "Очень умно! И как бы я вышла? Дверь-то закрыта... Впрочем, я не собираюсь уходить", - сказала я себе и, обойдя по подушке на другую сторону, села напротив лица парня и в этот раз уже требовательно мяукнула.
   --Тебе всё-таки не плевать, что меня могут исключить? - он с надеждой посмотрел на меня, и я с готовностью кивнула, а потом лапкой дотронулась до его руки, после чего сделала вид, что иду и замотала головой.
   "Блин, надо учиться пантомиме... Всё же говорить с Маратом намного удобнее, чем вот так изъясняться", - подумала я и снова отрицательно покачала головой, давая понять, что не верю в исключение.
   --Эээ... ты не веришь, что меня могут исключить? - неуверенно поинтересовался он, и в этот раз я уже согласно закивала. - Могут, и ещё как, - грустно ответил он. - Любого конфликтного студента всегда исключают. Это политика факультета. Необузданность и неумение сдерживать себя у нас не приветствуются... Даже ценного студента могут выбросить, а я ведь не вхожу в их число. Я даже не бурый медведь, который более распространён, а всего лишь гималайский. Да и других больших хищников помимо меня хватает. Так что, кошка, очень вероятно, что мы видимся в последний раз... Пожалуйста, побудь со мной. Хочу многое тебе сказать... - он замялся, видать, набираясь моральных сил перед разговором, а я тоскливо муркнула и легла рядом с ним, точно уверенная, не хочу терять медведя.
   "Если его исключат, я даже не знаю, как сама буду дальше учиться... Марат для меня уже больше, чем просто сокурсник... С ним так хорошо и интересно общаться... Он меня понимает, да и вообще..." - подумала я и, подтянувшись на лапках ближе, уткнулась ему в шею, с наслаждением вдыхая запах леса, идущий от Марата. Аромат древесного мха, смешанный с хвоей и листвой, с небольшими грибными нотками и запахом свежесорванной травы, очень подходили парню, и даже не зная, что он медведь, я бы точно сказала, что он часто бывает в тайге, и его кожа уже впитала этот аромат.
   --Вообще, если бы ситуация складывалась по-другому, я бы пока молчал, но боюсь, потом будет поздно, - произнёс Марат, снова прижав меня к себе и отрывисто продолжил: - Да и не уверен был, что на самом деле именно это чувство испытываю, но сейчас мне всё предельно ясно... Когда я увидел, что Егор тебя обнимает, ощутил такое, что чуть зубы себе не раскрошил от ярости... А уж когда он заикнулся, что спал с тобой, планка упала... Раньше такого не было, и я плевать хотел на тех, с кем девушка была до этого, или с кем могла быть после меня... Но с тобой всё иначе... Не могу даже думать, что кто-то другой может прикоснуться к тебе, поцеловать, обнять... Ты не безразлична мне, и это не просто страсть или желание, а более глубокое чувство... И у меня есть только одно объяснение - это любовь... И она меняет меня... Даже если мне сотрут воспоминания, я уверен, что это чувство останется внутри и не даст мне покоя. Я буду тосковать по тебе всю оставшуюся жизнь и самое страшное, что не буду помнить - по ком тоскую...
   -Мяу, - жалобно выдавила я, чувствуя, как внутри всё рвётся от боли и страха и за Марата, и за себя.
   "А я ведь тоже ощущаю то, чего раньше никогда не испытывала... Не хотелось вот так ни с одним парнем просто поговорить, почувствовать тепло его рук, заглянуть в глаза, просто слушать его голос", - пронеслось в голове, и я ещё ближе подвинулась к нему и вцепилась коготками в футболку.
   --Ты прости, что сказал ту глупость тогда... - продолжил он. - Я на самом деле и не думал, что ты можешь так себя вести... Просто злость взяла верх... Всё как-то сложилось по-идиотски... Друг, которому я во всём доверял, так подвёл меня и от этого так погано на душе... Как будто мне в душу залезли грязными сапогими, натоптали там и наплевали, а напоследок ещё и наср... Ну, ты понимаешь, - он тоскливо хмыкнул. - Девушка, которая запала в сердце, тоже не доверяет мне, а я даже не знаю, как заслужить это доверие... Ведь ради тебя я готов хоть вдребезги разбиться... Кошка, слышишь? Ради тебя я готов на всё! Почему ты не хочешь пускать меня в своё сердце? Я тебе так противен? - он наклонился надо мной и пристально посмотрел, а я взглянула на него и отрицательно замотала головой.
   "Нет!" - хотелось выкрикнуть мне. "Совсем наоборот!.. И это, наверное, немного пугает..." - поняла я. "Вероятно, это из-за смерти бабули... Я так любила её и потеряла... Очень больно терять любимых людей, и я снова боюсь испытать эти чувства, поэтому и стремлюсь к самостоятельности и независимости... Но сердцу ведь не прикажешь, и оно тянется к тебе... Вот и получается, что меня разрывают противоречивые чувства... Я осознаю, что хочу быть с тобой, но при этом цепляюсь за самостоятельность хоть в чём-то. Поэтому и молчала, желая проявить её и самой разобраться во всём, и опять же, не желая ссорить тебя с другом. Но кто же знал, что всё выйдет так! Я хотела, как лучше! А получилось как всегда", - подумала я и, наверное, если бы сейчас не была в теле кошки, обняла бы Марата за шею и расплакалась.
   --Эх, кошка... Как же это тяжело всё, - измученно произнёс он, и в этот момент в дверь постучали, а затем она открылась и кто-то вошёл в прихожую, после чего уже раздался стук в дверь комнаты, она начала открываться и одновременно с этим раздался мужской голос:
   --Марат, это Игорь. Тебя вызывают к Оресту.
   Инструктор прошёл в комнату, и Марат сразу поднялся с кровати, взяв меня на руки.
   --Хорошо. Я готов, - хмуро ответил он. - Только кошку занесём по дороге.
   --Ничего хорошего, - буркнул Игорь, неодобрительно глядя на Марата. - Выкинут, как щенка и за что? За глупость?.. От кого угодно ожидал такого, но не от тебя!
   --Поздно уже перетирать одно и то же. Дело сделано, - мрачно бросил Марат и направился к двери.
   "Нет! Только не это!" - стало до жути страшно, что больше могу не увидеть Марата, и я пронзительно мяукнула.
   --Шшш, не кричи, - попросил он, и мы вышли в коридор, где собралась куча народу.
   Студенты стояли каждый возле своего блока и с грустью смотрели на Марата и Игоря, а больше всего по нервам било то, что все молчали.
   "Не могут исключить моего мишку! Не могут! Это же просто потасовка! Марат ни в чём не виноват! Не смотрите на него так, как будто молча прощаетесь!" - хотелось кричать мне, а внутри всё замирало от ужаса.
   --Забери Элю. И не пускай её из комнаты. Не стоит её вмешивать в происходящее, - сдержанно произнёс Марат, когда мы дошли до нашего с Алиной блока, и он остановился перед моей подругой, которая тоже вышла.
   --Хорошо, - кивнула она и протянула ко мне руки, но я вцепилась в парня когтями и истошно замяукала, не желая отпускать его.
   "Никуда не пойду! Не желаю сидеть в комнате! Я тоже виновата во всём!" - думала я изо всех сих стараясь покрепче зацепиться за Марата, а он с таким же упорством пытался оцепить мои коготки и приговаривал:
   --Эля, ну пожалуйста, меня же ждут, а ты задерживаешь... И не надо так кричать. И так на душе мерзко... Ну отцепляйся же, малышка...
   --Мяяяяууу! - продолжала орать я и загонять когти поглубже, но Марат всё же победил.
   Практически отодрав меня, он передал Алине и ещё раз попросил:
   --Не выпускай её... Знаешь, даже обруч пока не снимай. Дай время дойти до Ореста, - после чего посмотрел на меня и ласково добавил: - Кошка, пожалуйста, не делай глупости и не усложняй всё. Одна встреча у нас в любом случае ещё будет. Ведь мне позволят взять кое-какие вещи из комнаты. И я обязательно зайду к тебе.
   -Мяууууу! - снова закричала я, начав вырываться из рук Алины и при этом энергично перебирать лапками в воздухе.
   "Чёрт! Да отпустите же меня! Блин, и дайте вернуться в человеческое тело! Я должна сейчас быть с Маратом! Защитить его! Сказать, что он мне дорог... Я так много должна ему сказать!" - билось в голове, и я зашипела, оглянувшись на подругу.
   --Эля, прости, но Марат прав - тебе лучше в это не вмешиваться, - сказала она, поудобнее взяв меня. - Пойми, если ещё и всплывёт, что это всё из-за девушки, будет только хуже. Это усугубит ситуацию. Кураторы терпеть не могут, если личные отношения мешают работе... Сейчас всё зависит от Егора. Он считается потерпевшей стороной, и если не проболтается, что случившееся из-за девушки, а придумает другую причину, например, что в чём-то не сошлись во взглядах, то может, Марата и не исключат... Нам остаётся только ждать.
   "Нет! Только не от Егора! Он же может из-за злобы и правду всю выложить! Причём, правду с его позиции!" - от ненависти к тигру перед глазами аж всё поплыло, но я заставила себя сосредоточиться и смотрела Марату в спину, пока он не скрылся из вида.
   Лишь после этого Алина занесла меня в комнату и поставила на пол, а я сразу бросилась к себе и ткнула носиком в обруч, показывая подруге, чтобы она меня отключила.
   --Эля, обещай, что не побежишь за Маратом, - Алина в нерешительности замерла, не спеша меня отключать. - Это на самом деле самый худший вариант будет.
   "Не побегу!" - мысленно выкрикнула я и энергично замотала головой.
   --Ладно, тогда отключу, - подруга сдалась и, подойдя к моему телу, нажала на датчики обруча.
   Так как меня ещё ни разу раньше времени не выключали, я приготовилась к чему-нибудь особенному, но возврат прошёл точно так же, как и всегда.
   --Наконец-то! - резко сев, выдохнула я и расплакалась от чувства бессилия и злости на себя.
   --Эля, успокойся, ведь ещё непонятно, как всё сложится, - Алина присела на кровать и обняла меня за плечи. - Думаю, Егор и сам понимает, что грозит Марату, и будет всячески его выгораживать. Они же не один год дружат...
   --Они дружили! А сейчас оба злы друг на друга! - воскликнула я, а потом сжала кулаки и процедила: - Клянусь, если Егор сдаст Марата, то я устрою ему ад! Если Марата исключат, а эта сволочь останется, обещаю - он пожалеет, что так произошло!
   --Думаю, не ты одна устроишь ему ад, - проворчала Алина. - Парни если узнают, из-за чего случилась драка и сами Егору плешь проедят... Но давай пока не будем делать выводов, а подождём...
   --Да, подождём... Только я не здесь буду ждать! А в здании факультета! - во мне проснулась жажда действий, потому что я понимала - сидеть в комнате я не смогу.
   Вскочив, я подняла Маху, которая уже начала приходить в себя, и посадила её на кровать, а потом метнулась к двери.
   --Эля, не глупи! Ты же обещала! - Алина бросилась за мной.
   --Я обещала, что не устрою сцен при Оресте, и сдержу своё слово. Но никто не может мне запретить ждать Марата в здании факультета, - заявила я и, натянув обувь, выскочила из комнаты и побежала по коридору.
   "И я действительно подожду спокойно в холле факультета, пока не спустится Марат. А там... Если его на самом деле решат исключить, выскажусь по полной! Пусть тогда и Егора выкидывают!.. Да пусть хоть и меня! Плевать! Не справедливо, если пострадает только Марат", - решила я и, добежав до здания, влетела в холл, а там, остановившись, замерла, глядя на лифты.
   Однако просто так стоять я не смогла. Внутри всё бурлило от эмоций - то я испытывала страх, то ненависть, то меня охватывала уже паника, то жажда хоть каких-нибудь действий, и я начала быстро ходить туда-сюда.
   "Сколько уже прошло? Пол часа? Сорок минут? Или вообще час? Почему так долго никто не выходит? А если Марату как раз сейчас стирают память? Вдруг, вниз он уже спустится, не помня меня?" - мысли становились всё страшнее, и в груди появилось неприятное щемящее чувство.
   К моменту, когда двери лифта наконец-то открылись, я была уже, как натянутая струна, поэтому увидев Марата, пустила слезу, а он, хмуро посмотрев на меня, подошёл и сказал:
   --Эля, не стоило сюда приходить...
   --Тебя исключили или нет? - требовательно спросила я.
   --Нет. Егор не стал рассказывать настоящую причину драки, и мы с ним отделались сравнительно легко, - он кивнул на парня, который вышел следом из лифта. - Нас на неопределённый срок отстранили от работы и приказали сдать обручи. А так же мы должны будем пройти немало психологических тестов, чтобы доказать, что эмоционально стабильны и не представляем угрозы.
   --Слава Богу, - с облегчением выдавила я и метнула неодобрительный взгляд на Егора за то, что вообще спровоцировал весь этот конфликт.
   "Красавец! Так тебе и надо!" - злорадно подумала я, увидев, что помимо сломанного носа у него ещё и синяк под левым глазом и на скуле, а также разбита губа.
   --Пошли отсюда, - сказал Марат, взяв меня за руку и кивнув Егору.
   Продолжая злиться на тигра и уцепившись в руку своего медведя, я вышла вместе с ним на улицу и направилась в сторону общежития, но меня так и подмывало сказать что-нибудь саркастичное Егору.
   Однако он первым начал разговор.
   --Слушайте, я понимаю, что выгляжу сейчас гадом и мне жаль, что так вышло, но я совсем не хотел, чтобы всё это дошло до Ореста, - сухо произнёс он. - Я как мог убеждал Филина, что сам во всём виноват, однако он меня не слушал...
   --Ты меня тоже не слушал, когда я просила отвалить! - прошипела я. - Не лез бы ко мне и проблем не возникло!
   --Эля, за это я хочу отдельно попросить прощения, - с раскаянием сказал он. - Ты, в общем-то, нормальная девчонка...
   --Ах, спасибо за такой лестный отзыв! Прости, не могу ответить такой же похвалой! - иронично бросила я, с ненавистью посмотрев на Егора.
   --Слушайте, ребят, давай не будем ругаться, - устало вставил Марат. - Может на сегодня хватит? Перенесём боевые действия на другой день, а ещё лучше - закроем пока эту тему...
   --Закроем?! - я с недоумением посмотрела на Марата. - После случившегося? Да тебя чуть ли не исключили и не затёрли память! Я не собираюсь прощать этого козла!
   --Я не говорю, что забуду Егору произошедшее. Просто не хочу опять ругаться. Думаю, нам стоит троим сесть и поговорить...
   --Я согласен, - Егор с готовностью кивнул.
   --Не буду я с ним разговаривать! - категорично заявила я, не понимая, как Марат может после такого ещё и желать нормально поговорить с Егором.
   --Но ты же осознаёшь, что лучше решить возникшую проблему и наладить взаимопонимание, - Марат продолжал гнуть свою линию и, остановившись, я изумлённо посмотрела на него, понимая, что он уже ищет оправдание для Егора.
   "Нормально?! Всё, рожу нашлифовал ему и всё готов забыть? Да тигру мало ещё досталось!" - возмущённо подумала я и, разозлившись, выдавила:
   --А знаешь, сам налаживай взаимопонимание со своим дражайшим Егором! Надоело, что он всё время присутствует в наших отношениях! То угрожает мне и требует, чтобы я с тобой переспала, то разыгрывает влюблённого... причём очень неубедительно! А то чуть ли не руки выламывает, пытаясь подставить меня перед тобой и изобразить шлюхой, которая спит со всеми подряд! Достали оба!
   Произнеся это, я выдернула ладонь из рук Марата и побежала к общежитию, чувствуя, как внутри снова всё закипает от ярости. "Не желала становиться между Маратом и Егором, но сейчас точно поставлю мишку перед выбором! Или я, или Егор! Третьего не дано! Пусть выбирает с кем общаться! Если действительно испытывает ко мне глубокие чувства, то выберет меня. А если так - болтовня одна, то пусть нянчится с Егором!" - решила я.
   Однако прибежав в свой блок и кинув Алине, что парней оставляют, я закрылась в своей комнате и сев в кресло нахмурилась, чувствуя, что поступаю неправильно. Интуиция подсказывала, что я уже рублю с плеча.
   "Капец, я благодаря этой тигрово-медвежьей паре превращаюсь в истеричку... Чуть что, сразу фыркаю и сбегаю... Как-то по-детски это. Аж самой противно... Я же не такая... Никогда так не поступала, а с Маратом всё по-другому... Может это потому, что реально испытываю к нему чувства? Всё, что касается его, воспринимаю остро и на то, что с другими бы не обратила внимание и просто хмыкнув, пожала плечами, с медведем воспринимаю, как конец света...Ведь если так подумать, будь на месте Егора и Марата другие парни, я бы попыталась если не простить, то понять их... Так что, попробовать это, или продолжать изображать обиженную невинность?" - я задумалась, и тяжело вздохнув, всё же решила не ставить Марата перед выбором. "Но и мириться с ним первой не пойду!".
   А этого делать и не понадобилось. Спустя полчаса в мою дверь постучали, и я услышала голос Марата:
   --Эля, открой, пожалуйста. Хочу с тобой поговорить.
   Открыв дверь, я пустила его, а потом прислонилась к стене и, скрестив на груди руки, угрюмо посмотрела на него.
   --Давай поговорим спокойно, - предложил он, сев в кресло и с надеждой посмотрев на меня.
   --Давай, - сухо ответила я.
   --Ты злишься из-за Егора. Ведь так?
   --Тоже мне открытие, - фыркнула я и поморщилась от своего тона, поэтому тут же сдержанно добавила: - Да, из-за него. Даже были мысли поставить тебя перед выбором - или общение со мной, или с ним. Но не хочу этого делать.
   --Спасибо, - Марат улыбнулся, но снова став серьёзным, добавил: - Понимаешь, я бы однозначно выбрал тебя, но при этом чувствовал вину перед Егором... Видишь ли, когда мы сюда приехали, то каждый по-своему был растерян и не знал, что нас ждёт впереди. И именно наша дружба, которая как-то сразу возникла, помогла нам. Мы поддерживали друг друга, в теле животных работали в паре, сообща переносили все мелкие и крупные невзгоды... В общем, наша дружба крепла. И сейчас я воспринимаю Егора как брата... И уверен, что он чувствует то же...
   --Как раз в этом я сомневаюсь, - вставила я.
   --А я нет. И сейчас попробую тебе объяснить почему, - мягко ответил он. - Но чтобы ты поняла меня, пожалуй начну не с момента нашего знакомства с ним, а с более раннего периода. Согласна выслушать?
   --Согласна, - буркнула я, на самом деле желая понять Егора, но предупредила: - Только не надейся, что я сразу распахну ему свои объятия и прощу все те гадости, что он говорил и делал.
   --Хорошо, - Марат кивнул. - Егор нормальный парень и друг... Да-да, не строй гримасы, слыша это. Он на самом деле умеет быть настоящим другом. Просто иногда он цепляется за старую жизнь и, исходя из неё, совершает неправильные поступки, опираясь на свой неудачный опыт. В нашем случае всё именно так... Во-первых, скажу тебе сразу - он мне предан по-настоящему. И корни этого в том образе жизни, который у него был до этого. Видишь ли, он жил без матери, с отцом военным... То есть, он не был настоящим военным, а служил в инженерных войсках и занимался проектированием мостов, переправ, понтонов и прочего, но суть это не меняет. В общем, парень постоянно переезжал из части в часть, из города в город. Это не давало ему возможности завести настоящих друзей. Да ещё и выгребал за свою рыжую шевелюру... Почему-то к рыжим всегда относятся предвзято... Но суть не в этом. Эти постоянные переезды, неприятие сверстников к рыжему новенькому, постоянное нахождение отца на работе - всё это делало парня одиноким, а он по натуре очень хороший и дружелюбный человек, правда, очень гордый и никогда не покажет своей обиды... Ему нужен был друг и он его искал...
   --Он тигр в прошлой жизни и одиночка, - вставила я, не совсем веря в слова Марата.
   --Эля, прошлая жизнь накладывает на наш характер отпечаток, но мы всё же люди, выросшие в других условиях, и нам вкладывали в голову другие ценности. Животные живут инстинктами, а мы нет, поэтому наши прошлые сущности не основополагающие в характере, а лишь оставляют некоторые черты, но как ни крути, а мы уже люди. Поэтому не корректно опираться в мышлении на привычки животных, а необходимо смотреть на человеческие качества, - терпеливо пояснил он, а когда я промолчала, понимая, что у меня самой не так много от кошки, он продолжил: - Так вот... Егору требовался друг, но из-за переездов он не мог найти того, кто по-настоящему поймёт его. И вот однажды, ему показалось, что он нашёл такого человека. И этим человеком оказалась девушка - его одноклассница, которую звали Диана. Ты ведь слышала наш разговор и приблизительно понимаешь, о чём я говорю?
   --Понимаю, - уныло ответила я. - Он влюбился, да? А она его бросила ради богатого, так?
   --Да, - Марат кивнул. - Они год встречались, и он уже строил планы на будущую жизнь после школы... А перед самым выпускным она заявила ему, что уже три месяца встречается с другим и даже привела его на сам выпускной... Это сильно подкосило его. Оказалось, что Диана бросила Егора ради мужика, который почти на двадцать лет старше её... Девушке хотелось сытой и богатой жизни, а Егор не мог этого дать. И вот тогда он поклялся, что обязательно станет обеспеченным и ещё утрёт Диане нос. Наш универ как нельзя кстати помог ему. Правда, я не сразу всё это узнал. Мы с ним попали сюда одновременно и нас поселили вместе, но приблизительно месяца три он вообще к себе никого не подпускал. Ходил злой и мрачный, ни с кем не общался, а я по натуре другой и не мог жить в такой обстановке... В общем, как говорит сам Егор, я приручил его. Нашёл подход и помог выбраться ему из депресняка. А взамен получил преданного друга, который ради меня готов на всё. И я отвечал ему тем же... Но появилась ты, - Марат тяжело вздохнул. - Он понял, что ты для меня не очередная девчонка для развлечений и это испугало его вдвойне. Понимаешь, Диана его сильно ранила, и после этого он перестал доверять всему женскому полу... Хотя думаю, тут ещё виновата и его мать. Ведь она бросила Егора и его отца, и уехала, когда наш тигр был ещё ребёнком... В общем, получается, веру в женщин начала ломать мать, а Диана завершила... Но это уже не суть важно, а просто показывает, почему парень стал таким... Так вот, я приблизительно понимаю, чего Егор испугался и почему так повёл себя с тобой... Он будет защищать меня до последней капли крови, и тебя воспринял как угрозу. Он боялся, что ты так же разобьёшь мне сердце, как когда-то ему...
   --Но нельзя ведь судить из-за двух женщин всех остальных! - воскликнула я. - Вообще глупость выносить суждение о человеке по половому признаку, национальности или месте проживания! Важен характер человека и его действия!
   --Я это понимаю, - согласился Марат. - А вот Егор зациклился на своей обиде и считает, что поступает правильно... Точнее, он не питает ненависти к девушкам, а просто воспринимает их, как особ, не способных хранить верность и быть честными... Вернее, воспринимал. Когда ты убежала, он признал свою ошибку и даже готов попросить у тебя прощения...
   --Не уверена, что это будет искренне, - сухо ответила я.
   --Зато я уверен, - сказал Марат и улыбнулся. - Дело в том, что Егор на самом деле не умеет врать и притворяться. Он искренний человек... И кстати, его неумелое разыгрывание влюблённого лучшее этому доказательство. Ведь ты сказала, что не верила ему?
   --Сказала, - мрачно согласилась я и поджала губы, но и сдаваться просто так не хотелось, поэтому добавила: - Я верю, что тебя он считает настоящим другом и предан и думаю, что все эти извинения, равно как и отмазывание перед Орестом лишь для того, чтобы не потерять тебя, как лучшего друга. Да и понимает он, что подставляет в этой ситуации тебя, что возможно, в дальнейшем, может отразиться на дружбе и с другими парнями с нашего факультета. Но я для него по-прежнему останусь врагом номер один. Он просто научится лучше притворяться.
   --Возможно и я так подумал, если бы не слышал то, что он сказал у Ореста, - терпеливо ответил Марат. - Но Егор, глядя мне в глаза, там не просто отмазал меня перед Орестом, а признал, что до сих, с упорством глупца, держался за мечту стать суперкрутым агентом... Ты ведь слышала мои слова о наших планах в самом начале?
   --Да, слышала, - подтвердила я.
   --И он мало того, что выставил себя недалёким мальчишкой перед Орестом, а и сказал, что стоило дать ему пару раз в голову, чтобы он, наконец, посмотрел на жизнь реально, а не через призму детских мечтаний. Понимаешь, он сделал всё, чтобы оправдать меня. Оресту не понравились мои методы, но он выразил удовлетворение тем, что Егор, наконец, осознал, что важно в нашей работе проявлять полную отдачу, а не лелеять надежды, что потом можно проявлять свой героизм в теле человека. Ведь всегда подчёркивалось, что нас учат и держат здесь именно из-за наших способностей в теле животных. А признать перед Орестом, что учишься здесь только ради другой работы, это всё равно признать, что желаешь попользоваться чем-то, а потом предать и уйти в другое ведомство. По сути, Егор нажил себе неслабые проблемы, и теперь ему долгое время не будут доверять. А ведь мог бы придумать какую-нибудь другую причину нашего конфликта и не признаваться в своей глупости. Но поступил честно.
   --Да? - я удивлённо посмотрела на парня, не особо веря в такое благородство Егора.
   --Да, - спокойно подтвердил он. - Поэтому, думаю, Егор на самом деле готов искренне перед тобой извиниться. И даже, надеюсь, своим поведением ты поможешь понять ему, что доверять женскому полу можно и нужно.
   --Ох, а вот сейчас ты пытаешь надавить уже на меня, - пробормотала я, чувствуя, как загораюсь идеей доказать Егору, что женский пол не повально испорчен и лжив, и что есть девушки, способные любить по-настоящему.
   --Признаюсь честно, я давлю на вас обоих, - он подмигнул мне.
   --И ещё имеешь наглость в этом признаваться, - неодобрительно ответила я.
   --Имею, - согласился он и задорно улыбнулся. - Точно так же, как и умею признаваться в своих ошибках. И сейчас хочу по-настоящему попросить прощение за свои слова, - он поднялся и направился ко мне, хитро глядя в глаза.
   --Я уже не злюсь, - промямлила я, поняв, как в этот раз он собирается загладить свою вину. - Двух раз было достаточно.
   --Нет, не достаточно, - настойчиво ответил он, приблизившись вплотную и взяв меня за руки. - Тогда ты была в теле кошки и это не совсем считается. Сейчас я у тебя настоящей попрошу прощения и подкреплю свои слова действиями.
   Произнеся это, он наклонился и нежно поцеловал меня в губы, а потом прижался всем телом и начал целовать уже с всё нарастающей страстью.
   После всей нервотрёпки и переживаний эти поцелуи были так желанны, и я поняла, что не хочу отталкивать Марата, и совсем не злюсь на него. А он, наверное, почувствовав, что я не против, осмелел ещё больше и, положив руку мне на затылок, а вторую на поясницу, тихо пробормотал:
   --Давай, ответь на мой поцелуй... по-настоящему... Ты ведь никогда меня так ещё не целовала...
   "Не целовала... да", - пронеслось в голове. "Я вообще так ещё никого не целовала, потому что это казалось мне отвратительным... А сейчас готова попробовать...", - поняла я и робко коснулась кончиком языка губ Марата. Он вздрогнул и на секунду замер, ожидая моих дальнейших действий, а потом впился в губы таким поцелуем, что закружилась голова. Но это было приятное головокружение и вызвано оно было невероятными ощущениями от того, что Марат начал посасывать кончик моего языка.
   "Ого, а это приятно...", - подумала я и обняла его за пояс, ощущая, как ноги почему-то немеют и становятся ватными.
   --А теперь попробуй ты, - на секунду оторвавшись от меня, сказал Марат и снова приник к губам.
   Проведя кончиком языка по моим губам, он проник им в рот и коснулся нёба, а потом дотронулся и до моего языка, отчего я чуть не застонала. "Чёрт, а это восхитительно", - подумала я, чувствуя, как по телу прокатилась волна тепла и щёки начали гореть, а дыхание сбилось и не хватает воздуха. Но хотелось и дальше испытывать эти приятные ощущения, поэтому я не отстранялась и ответила Марату такими же ласками. А он тяжело задышал и, опустив руку с поясницы на ягодицы, прижал меня животом к своему паху.
   "Ох, он хочет меня... Что делать?.. Я не готова пока идти дальше..." - испуганно подумала я, чувствуя возбуждение парня, и попробовала отодвинуться, но так как Марат держал меня крепко, получилось, что я трусь об него.
   --А вот так не надо делать... - отрывисто сказал он. - Только ещё больше возбуждаешь меня...
   --Я не хотела, - промямлила я. - Наоборот хотела немного отодвинуться...
   --И отодвигаться не нужно, - ответил он, а потом снова приник к моим губам.
   --Эля, ты ужинать идёшь? - в этот момент раздался голос Алины из прихожей, и она открыла дверь. - Ой, простите! - она тут же прикрыла её, а я стала отпихивать Марата, покраснев ещё больше из-за того, что нас поймали за таким занятием.
   --Да, иду, - пропищала я, а потом умоляюще посмотрела на парня, который продолжал меня обнимать и попросила: - Отпусти, пожалуйста...
   --Отпущу... через секунду, - ответил он и улыбнулся, а потом заговорчески добавил: - А давай после ужина продолжим. Обещаю, будут лишь поцелуи и ласки.
   --Я не могу... Завтра французский и нужно подготовиться, - ответила я, немного соврав насчёт этого, потому что, в общем-то, была готова к урокам и максимум, что требовалось, лишь повторить материал. Но я побаивалась пока заходить дальше, не совсем уверенная в сдержанности Марата. - Да и по остальным лекциям нужно почитать материал.
   --Ясно. Тогда в другой раз, - протянул он, а потом снова улыбнулся, после чего чмокнул меня в губы и отошёл. - Тогда беги в столовую. А пока пойду к себе и немного отойду, - он опустил глаза вниз, давая понять, что имеет в виду и я, наверное, стала пунцовой, потому что выпуклость в паху отчётливо просматривалась на спортивных штанах.
   --Угу, - выдавила я, а потом подошла к двери и открыла её, избегая взглядов на парня.
   Марат попрощался и вышел, а я, всё ещё чувствуя слабость, подошла к комнате соседки и постучала.
   --Алин, я готова. Пошли.
   --Пошли, - она тут же вышла из комнаты и рассмеялась, окинув меня взглядом. - Ты только расчешись, и ополосни лицо водой. Мишка смотрю, двигается семимильными шагами, да?
   --Боюсь, десятимильными, - пробубнила я, посмотрев на себя в зеркало, и пригладила волосы, а потом пошла в ванную и умылась холодной водой, чтобы хоть немного прийти в норму.
   Однако в себя я пришла ещё не скоро. Во время ужина меня то и дело бросало в жар, когда я вспоминала, как Марат целовал меня и прижимал к себе. А когда мы вернулись в наш блок, то и дело посматривала на стену, возле которой мы целовались. Из-за этого я постоянно отвлекалась от повторения, а затем окончательно сдалась и задумалась о том, как дальше вести себя с парнем.
   "Не могу я пока снова лечь в постель к Марату... Всё же страшновато... Да и хочется узнать его ближе. Ведь мы по сути уже встречаемся, а это серьёзнее, чем то подобие секса, что было между нами... Тогда я просто хотела избавиться от девственности, а сейчас собираюсь пустить парня в своё сердце и это разные вещи... Только как его узнать ближе? Ведь все наши разговоры обязательно заканчиваются поцелуями, и сдаётся мне, что чем дальше мы будем вот так видеться, тем меньше будем говорить... Нет, целоваться, конечно, очень приятно, но я хочу понять Марата, узнать что он любит, что нет... Какой он человек... Так как это сделать?" - нахмурившись, спросила я себя и тут же нашла ответ. "Так он же сам дал мне сегодня решение этого вопроса! Говорил, что я наказана за то, что молчала о приставаниях Егора, и поэтому будет общаться со мной в теле кошки?! Так и сделаем! Я узнаю Марата ближе именно так! Буду, как он просил, приходить к нему в теле Махи! И ничего страшного, что не смогу говорить сама! Зато буду слушать его!" - я улыбнулась. "Даже можно подколоть его! Вряд ли ему понравятся такие мои посещения, и в следующий раз он станет осторожнее со словами и наказаниями меня! Хотел кошку - пусть получит!" - весело решила я, уже представляя, как Марат хмурится из-за того, что я использовала против него его же слова.
   "Так, а теперь спать. День выдался неимоверно длинный и насыщенный событиями... Вот уж точно - понедельник, день тяжёлый... Ох, а ещё говорят, что как понедельник пройдёт, так и вся неделя сложится... Не, не дай Бог! Пусть остальные дни будут спокойными", - подумала я и, зевнув, закрыла глаза.
  
  
   Глава 18.
  
   На следующее утро Марат, не как обычно ждал меня возле общежития, а зашёл в комнату, чтобы проводить до здания факультета, и уже по-хозяйски обнимал за талию, пока мы шли по тротуару. Не протестуя, я шла рядом с ним и улыбалась, представляя, как сегодня вечером он удивится, когда я заявлюсь к нему в теле Махи.
   --Ты так хитро улыбаешься, - настороженно произнёс он. - Что-то задумала?
   --Нет. Ничего такого, чего бы ты сам не хотел, - ответила я и постаралась придать лицу простодушное выражение. - Хочу сегодня вечером к тебе в гости зайти. Ты же не против?
   --Я за обеими руками, - вкрадчиво ответил он. - Боялся, что после вчерашнего вечера ты побоишься это делать. Но обещаю, что буду вести себя воспитанно и сдержанно.
   --Ооо, я в этом уверена! - весело ответила я, а про себя подумала: "Надо будет Алину попросить, чтобы после вселения провела меня к Марату, а заодно и записочку мою отнесла, где я специально укажу, зачем пожаловала к нему в теле кошки".
   --Уже жду-не дождусь вечера, - ответил он. - Хотя нет, пока буду ждать обеда. Это намного ближе, чем вечер. Мы же пообедаем вместе?
   --Конечно, - заверила я.
   В здании факультета он поцеловал меня, и мы, распрощавшись, пошли на свои пары, где я то и дело глупо улыбалась, представляя лицо Марата, когда он поймёт, что я задумала. А так как руки прямо чесались написать записку, решила сделать это, чтобы потом не тратить время.
   После нескольких забракованных черновиков и пары замечаний от преподавателей, к концу второй пары записка была написана и гласила: "Марат, ты трижды попросил у меня прощения за высказанные сгоряча слова, а я так ни разу и не сказала, что тоже поступила неправильно, когда молчала о действиях Егора. Осознавая свою вину, я готова её признать, и соглашаюсь с тем видом наказания, которые ты озвучил мне вчера. Ровно неделю я буду появляться у тебя в теле своей Махи. И пожалуйста, не говори, что забираешь свои слова назад. Я считаю себя виноватой в конфликте и добровольно иду на это. Моего решения ничего не изменит. Лишь в университете мы будем общаться, и видеться в человеческом теле. P.S. Принеси Маху назад, когда я вернусь в своё тело, и отдай Алине".
   "Вот! И пусть что хочет теперь, то и делает!" - перечитав записку, я в очередной раз улыбнулась и, сложив её, положила в карман. А когда мы встретились в холле универа перед обедом, чуть ли не приплясывала от заготовленной на вечер хитрости.
   Марат чувствовал, что я что-то задумала, и пытался выведать всё, но я стойко держалась и невинно хлопала ресницами, говоря, что ему кажется. И мне удалось усыпить его бдительность, да и другие вещи волновали его, поэтому он переключился на тему предстоящего концерта.
   --Ты же придёшь? Не забудешь? - в очередной раз спросил он, быстро уминая второе и салат.
   --Не забуду! - тоже в очередной раз заверила я, а потом добавила: - Слушай, ешь помедленнее! Куда ты так спешишь? Так недолго и подавиться. Времени до третьей пары ещё вагон и две тележки!
   --У меня не так много времени на самом деле, - прожевав кусок мяса, ответил он. - Прости, поем и покину тебя. Нужно забрать из здания универа для обыкновенных студентов нашу аппаратуру. Мы давали её на празднование их семилетия и теперь нужно перенести всё назад. А после занятий уже будем подключать её в большом актовом зале... Кстати, во сколько ты планируешь прийти ко мне?
   "А вот это вопрос серьёзный... Если зайду рано, Марат потом может попробовать прорваться ко мне и все мои попытки узнать его ближе потерпят крах... Значит, нужно выбрать время попозже, чтобы я могла сослаться на усталость. Выходит, лучше идти после ужина. Как раз успею после ПН к завтрашним лекциям подготовиться, а перед сном и приятно себе сделаю", - подумала я, а вслух сказала:
   --После ужина зайду. Подойдёт?
   --После ужина идеальный вариант, - Марат расплылся в улыбке, а в глазах появился плотоядный огонёк.
   "Ох, но я тебя сильно разочарую! Знаю я, на что ты рассчитываешь, когда думаешь о моём визите. Но у нас будет всего тридцать минут в теле моей крохи!" - пронеслось в голове, и я с трудом заставила себя не улыбнуться, а вместо этого произнесла:
   --Слушай, так вы в те здания пойдёте? В основные?
   --Да.
   --А можно с вами? Очень интересно посмотреть, как у них там всё устроено, - попросила я и умоляюще посмотрела на Марата.
   --Пошли, если хочешь, - он моментально согласился. - Но сразу предупреждаю - те мажоры считают нас чуть ли не отбросами, потому что для них мы лишь бедные студенты, которые учатся на благотворительные гранты. Для них ведь рассказывается, что мы тут чуть ли не по десять человек согнаны в одну комнату и питаемся только перловой кашей... В общем, в них изначально воспитывается чувство брезгливости к нам и поэтому когда мы появляемся там, они чуть ли не плюются в нашу сторону, считая нас быдлом.
   --Да? Фу! - стало противно, но всё равно желание посмотреть на корпуса для обычных студентов не пропало.
   "Да и какая мне разница - кем они нас считают? Я-то знаю, что не они важны для нашего универа, а мы... А вообще прикольно. Те студенты считают нас быдлом и понятия не имеют, что по факту содержат нас на свои деньги в прекрасных условиях, да ещё и служат нам прикрытием. Мы по полной используем их, а они считают себя лучшими", - стало смешно от такого положения вещей.
   --Хотя, знаешь, может тебе лучше не ходить? - Марат пристально посмотрел на меня. - Ты у меня девушка красивая. Мало ли, начнут приставать или пытаться заговорить. А я тех мажоров не перевариваю и могу в морду дать... После вчерашнего, второго мордобоя мне не простят.
   --Обещаю, что буду скромно потупив взор держаться ближе к тебе и не провоцировать конфликтов! Только возьми меня с собой, пожалуйста! Очень интересно взглянуть на их корпуса! - я умоляюще посмотрела на Марата, понимая, что после его слов точно одна туда не пойду.
   --Ладно, пошли, - Марат не устоял передо мной и согласился. - Тем более, что и Кире будет компания. Её попросили забрать там кое-какие документы.
   --Вот и хорошо!
   Быстро доев обед и дождавшись пока остальные парни соберутся возле столовой, я с радостью отметила, что Кира повеселела, увидев меня.
   --Хорошо, что я не одна девушка туда иду, - произнесла она, подойдя ко мне, и состроила страдальческую гримасу. - Ненавижу ту часть универа. Девушки, как только видят меня, корчат такие рожицы, как будто только что тонну лимонной кислоты проглотили, и при этом нашим парням бросают зазывные взгляды. А их парни окидывают меня похотливыми взглядами, и отпускаю скабрёзные шутки, и при этом не переносят наших ребят.
   --Ну понятно, - я улыбнулась. - Они же белая кость и считают себя хозяевами здесь. А раз так, то все мы или холопы, или объекты сексуальных домогательств. Да и недовольство той части барышень понятно. Уверена, ты любую из них за пояс заткнёшь своей красотой.
   --Да ну их, - Кира отмахнулась, немного покраснев. - Хотя, там не все такие, наверное. И нормальных мы просто не знаем, потому что они не провоцируют нас и не высказываются...
   --Так, ребята, к вылазке на вражескую территорию готовы? Помним, что нужно проявлять сдержанность? - весело спросил Игорь, окинув собравшуюся толпу взглядом.
   --Готовы... Помним... - вразнобой произнесли собравшиеся, и без команды обступили нас с Кирой.
   "Прикольно. Прямо как охранники. Попробуй ещё к нам прорвись", - с улыбкой подумала я, взяв Марата за руку и глядя на остальных.
   Некоторых парней, таких как Никита-гепард и Пётр-ирбис, или Сергей-волк, вместе с тренером Игорем, и прочих больших хищников - я знала хорошо, но и были и те парни, которых я лишь раз или два видела мельком. Например, Фёдор-лис редко попадался мне на глаза. Или Дима-мустанг, которым я собиралась отпугивать Марата, или Лёха-капуцин, которого лишь раз видела на дискотеке, которую он вёл. А некоторые ребят мне вообще были не знакомы, поэтому я тихо спросила у Марата, указав на самую колоритную троицу парней, которые шли рядом, о чём-то разговаривая.
   --А это кто? Никогда их раньше не видела.
   --Это наши водяные... Ну, то есть водные представители, но мы их называем водяными, - улыбнувшись, ответил он. - Вон тот парень, - он указал на одного, самого высокого и я бы даже сказала, полного. - Это наш кит. Массой может задавить. А тот, что чуть ниже - это морж, - он кивнул на парня, который был чуть ниже ростом и тоже плотного телосложения. А после указал и на третьего, такого же телосложения, как второй. - А этот китовая акула. Парни уже на пятом курсе, и большую часть времени проводят на тренировочной базе на одном из островов, где уже во всю работают. Приезжают они сюда раз в месяц или два, или на праздники.
   --Понятно, - ответила я и потеряла интерес к парням, потому что мы уже прошли наши ворота с охраной, и двинулись по дороге, ведущей к основным зданиям университета.
   Так как сюда я никогда не заходила, а сразу от наших ворот двигалась по дороге к выходу с территории универа, идущей вдоль забора, то сейчас с интересом оглядывалась по сторонам, хотя ничего интересного пока и не видела. "Хм, всё, как и у нас. Те же тротуары, кусты. Тоже чисто и красиво всё... О, а вот и первые представители золотой молодёжи!" - поняла я, когда мы свернули за угол основного здания универа и оказались перед фасадом, во дворе основного корпуса, где кучками собрались студенты.
   Здесь, среди ухоженных цветочных клумб, аккуратно подрезанных кустов и высоких деревьев, стояли и просто лавочки, и резные беседки, и пара стеклянных павильонов, где сейчас прохаживались или, сидя, болтали студенты.
   "Да уж, картинка офигеть какая красивая! У нас внешне всё намного скромнее. Но это и правильно. Ведь мы же бедные студенты для всех остальных и нечего нам внешнюю красоту разводить, чтобы лишних вопросов не возникало у этих вот мажоров".
   А возле самого забора располагалась автостоянка. "Ничего себе! Это их автостоянка, или филиал элитного автосалона?", - я изумлённо уставилась на машины, полировка которых на солнце аж резала глаза. "Да уж, ребята тут небедные живут... И точно слишком высокомерные", - сразу поняла я, потому что как только мы толпой направились к ступеням, ведущим к основному входу, на нас сразу обратили внимание. И как предсказывала Кира, на парней эти мажоры смотрели высокомерно и презрительно, а нас с ней пытались рассмотреть повнимательнее. Ну а девушки действовали наоборот - нам всячески пытались выказать своё отвращение, а наших ребят рассматривали жадными взглядами.
   --Ты посмотри, быдло пригнали нам чистить туалеты? - развязно произнёс один из парней и его друзья заржали.
   --Я б ему почистил одно место, - пробормотал Петя, идущий рядом с Кирой. - Да так, чтобы он уже ходил только под себя... Как с нами кто-то из преподов, так они смелые, а когда мы сюда сами заявляемся, забиваются в комнаты, зная, что отхватят по полной, если хавало откроют.
   --Пожалуйста, не обращай внимания, - умоляюще сказала Кира, глядя себе только под ноги и не поднимая головы. - Они же идиоты.
   --Эй, красотки, бросайте этот сброд! - это уже было обращено к нам и выкрикнул другой парень. - Я вас покатаю, и не только на машине!
   "Ага, я тебя тоже покатаю! На асфальтном катке и ты чур, снизу!" - хотелось сказать мне, но я сдержалась, понимая, что только могу всё испортить, развязав никому не нужный конфликт.
   --Мля, совсем ох... оборзели... Ведь сами же никто, и только благодаря баблу предков учатся здесь, - процедил Никита, идущий впереди. - Отвечаю, когда закончу универ, выловлю каждого из этих уродов и долго буду гонять по тайге. Морды всем пораздираю, чтобы не вякали лишний раз.
   --Никита, не заводись, - опять произнесла Кира. - Ты же знаешь, кто мы для них. Пусть и дальше так думают.
   --Никитка! Привет! - в этот раз голос был женский и дружелюбный, и ему помахала одна девица, одетая на мой вкус слишком вычурно.
   --Привет, крошка, - он улыбнулся, окинув её взглядом, а потом тихо сказал нам: - А пока буду мстить этим мажором, имея их тёлок. Простите ребята, пойду, поворкую с этой красоткой, - после чего вышел из толпы и подошёл к девушке.
   --Вот поэтому эти мажоры и бесятся, что вы таскаете их сокурсниц, - вслед сказала Кира, на что Пётр ответил:
   --Так они сами виноваты. Посмотри, какие дохлые. Они же наркотой и всякой хернёй балуются, поэтому только трепать языками и могут. Или так сосредоточены на собственной значимости и эгоизме, что девчонки их не терпят, потому что сами такие же. А мы просто этим тёлкам даём то, что они хотят, да и сами снимаем напряжение. Чем плохо?
   --Маратик! Ты, наконец, явился к нам! - в этот момент раздалось с другой стороны, и мой мишка дёрнулся и что-то зло пробормотал себе под нос, а потом бросил на меня извиняющийся взгляд и, подтолкнув вперёд, быстро сказал:
   --Эля, иди, я сейчас тебя догоню. Пару слов всего скажу...
   --Не пойду я без тебя, - сразу поняв, в чём дело, угрюмо ответила я и оглянулась, ища хозяйку голоса.
   И сразу увидела её, стоящую как раз на ступенях, к которым мы подошли.
   --Не видела тебя с мая месяца, - томно произнесла шикарная, длинноногая блондинка, одетая в облегающие джинсы, свитер под горло, меховую жилетку и стильные сапожки.
   --Занят был, - отрывисто произнёс Марат, избегая взглядов и на меня, и на девушку, а потом бросил: - Ты прости, мы тут по делу. Нужно идти.
   --Что, и не поцелуешь меня? Неужели не скучал? - игриво спросила она, наверное, свято веря, что без неё жить невозможно, и подойдя сама к Марату, обняла его за шею, проворковав: - Скучал ведь, я знаю. И я скучала по тебе и нашим жарким ночам.
   --Лера, серьёзно, мне нужно идти, - Марат убрал её руки и сделал шаг назад, а девушка сразу прищурилась и перевела взгляд на меня.
   --Это кто? - требовательно спросила она, кивнув в мою сторону с таким выражением лица, как будто я кусок грязи под её ногами.
   --Я девушка Марата, а ты кто? - смерив её не менее презрительным взглядом, поинтересовалась я, хотя всё прекрасно поняла.
   --Девушка? Ты? Не смеши, - она снисходительно улыбнулась и, посмотрев снова на него, нагло произнесла: - Марат, у тебя же вкус намного лучше и ты никогда на это убожество не обратишь внимания...
   --Лера, ты выбирай выражения, - холодно посоветовал он и, взяв меня за руку, привлёк к себе. - Это у меня раньше вкус был плохой, а сейчас как раз исправился. Развлеклись с тобой и хватит. Ищи себе какого-нибудь папенькиного сынка с мошной побольше и с ним кувыркайся, устраивая себе жаркие ночи.
   --Даже так? - властно спросила она и ещё раз внимательно посмотрела на Марата, а потом на меня, после чего с ухмылкой бросила: - А впрочем, да, так лучше. Быдлу лучше держаться ближе к себе подобным. Вы как раз друг друга стоите.
   С миной отвращения она развернулась и начала спускаться с лестницы, а Марат сжал зубы, посмотрев ей вслед, но ничего говорить не стал и потянул меня нагонять нашу толпу.
   --Это твоя девушка? - сдержанно спросила я, стараясь не показать, что мне встреча очень неприятна.
   --Да какая девушка?! - резко ответил он, а затем осёкся и, поморщившись, уже спокойно продолжил: - Эля, послушай, ну ты же не маленькая и всё понимаешь. Мы все на факультете взрослые парни и нам требуется разрядка... А наши девчонки, за редким исключением, все как на подбор нормальные и хотят серьёзных отношений. А здесь.... С этими всё проще. Большая часть с детства разбалованы и развращены, и мы просто этим пользуемся, приходя по ночам в их кампус. Им хочется секса с нормальными, здоровыми парнями, а не с теми задротами, что их окружают... Это как бы взаимовыгодно. И причём безопасно для обеих сторон. Их папашки никогда не выдадут своих драгоценных дочурок за голытьбу, которой они нас считают, поэтому девицы и понимают, что возможен только секс. А нас как раз это устраивает... И я тоже не исключение и пользовался тем, что плыло в руки.
   --Нормально устроились... Помимо того, что они нас фактически содержат, вы ещё и публичный дом себе устроили под боком, пользуясь девушками? - цинично спросила я и рассмеялась, поняв, что не злюсь на Марата, и что девицы сами не против.
   "Да и эта сама сказала, что не видела его с мая. Значит, он больше к ней не приходил. Она бывшая по всем параметрам. А злиться на такое глупо. Не должен же он был хранить мне верность до встречи", - подумала я.
   --Точно, - Марат и сам улыбнулся.
   --Но надеюсь, больше у тебя не возникнет желание бегать сюда по ночам? - строго осведомилась я и пристально посмотрела на него.
   --Конечно, нет! - с готовностью заверил он, обняв меня за плечи, и чмокнув в щёку что-то ещё добавил, но я не расслышала, потому что случайно встретилась взглядом с худощавым, светловолосым парнем, имеющим какой-то неестественный цвет лица и вообще болезненный вид.
   Но не его вид привлёк внимание, а взгляд холодных голубых глаз. Парень, казалось, готов испепелить меня взглядом и смотрел с такой ненавистью, что по коже побежали мурашки.
   "Бррр, ненормальный какой-то", - подумала я, не понимая, чем могла вызвать такую ненависть у незнакомого человека.
   Однако долго решила не заморачиваться на этот счёт, осознавая, что может это просто проявление вражды, которая существует между факультетами, и опять сосредоточилась на словах Марата.
   --Сейчас быстро заберём аппаратуру и я сюда больше ни ногой, клянусь! - тем временем торжественно сказал он. - Сюда дорога забыта навсегда!
   --Спасибо, - веря ему, ответила я и улыбнулась. - И я тоже сюда больше ни ногой. Мне и в нашем кампусе всё нравится. Тем более, что ничего особенного тут нет, - добавила я, когда мы вошли в здание университета и, осмотревшись по сторонам, я поняла, что может внешне у них всё и красивее, но у нас по-настоящему уютно и хорошо.
   "Для нас просто не создают внешнюю красивую картинку, а в остальном у нас всё даже лучше, чем у них", - сказала я себе, и когда мы уже без приключений вернулись в нашу часть университета, с удовольствием побежала на третью пару, решив больше не обращать внимания на ту часть универа.
   А к концу третьей пары вообще забыла про поход в другой корпус и думала уже только о том, что Кабан придумает для меня на ПН, а также о вечере.
   Но на ПН ничего особо сложного не было. На смекалку меня снова решили не проверять, а дали задание открыть три разных сейфа, набрав определённую комбинацию. Хотя и это далось не совсем просто. Первый был спрятан в тумбу и имел цифровой кнопочный замок, а два других были вмонтированы в стены, и требовалось ещё прокрутить специальное колёсико с цифрами. И если с первым я справилась быстро, открыв лапкой дверь тумбы и нажав на нужные кнопки. То с двумя другими сейфами я помучалась, потому что требовалось кошачьими лапками делать человеческую работу.
   Второй сейф был как бы спрятан за картиной, а под ним к стене придвинуто высокое трюмо, которое позволяло добраться до сейфа без проблем, и трудность состояла только в одном - провернуть механический замок с цифрами то в одну сторону до щелчка, то в другую. Ну а открытие третьего сейфа стоило мне трудов, потому что под ним тумба стояла невысокая и чтобы добраться до механического замка, пришлось вытянувшись, стоять на задних лапках, а в теле кошки это оказалось тяжеловато. И когда я, наконец, открыла сейф и вытащила положенный для меня документ, от напряжения задние лапки тряслись.
   Однако Кабан был очень доволен результатом и похвалил меня за проделанную работу. После чего добавил, что в следующий раз уже попросит не только открыть сейф, а найти там нужный документ, но так, чтобы это не вызвало подозрения и не оставило следов. И это заставило меня усмехнуться. Ведь получалось, что в прошлый раз я должна была изображать кошку, чтобы не вызвать подозрений, а в следующий раз должна буду наоборот вообще не оставить следов.
   "Да уж, придётся мне в кошачьем теле повертеться на заданиях и проявлять находчивость, чтобы выполнять их. Но радует, что пока у меня больше положительных результатов, чем неудач. И буду надеяться, что и дальше обучение пойдёт хорошо", - идя с занятия, думала я и с умилением посматривала на Маху, которая с интересом оглядывалась вокруг и потягивала носом воздух.
   --Что, разбойница, помнишь, наверное, как днями бегала по улице, вместе со своей мамой? Хочешь, попробуй снова пройтись, - ласково произнесла я и поставила её на газон.
   Маха тут же чихнула, понюхав траву, а потом подпрыгнула от неожиданности, когда увидела какого-то жука и бросилась ко мне, по-видимому, предпочитая всё же сидеть на руках.
   --Или ты испугалась, что я тебя брошу? Маленькая моя, конечно нет! - подхватив её на руки, сказала я и, прижав к себе, пошла в общежитие, мысленно пообещав, что в ближайшее время выйду в её теле на улицу, чтобы ощутить, как она воспринимает всё здесь.
   В нашем блоке я наложила им с Капой еды, а затем пошла готовиться к завтрашним занятиям и с нетерпением поглядывала на часы, ожидая момента, когда пойду к Марату. И хихикала каждый раз, когда представляла лицо парня при моём появлении. А когда с занятий пришла Алина и я ей всё рассказала, хихикали мы уже вдвоём.
   --Правильно! Так ему и надо! А то ворвался сюда, забрал тебя и мне ещё угрожал. Будет теперь знать, как с тобой связываться! - весело сказала она, драконя Капу с Махой, которые разыгрались и носились сейчас по комнате, как угорелые.
   --Только ты как проведёшь меня и вручишь ему записку, сразу беги назад и баррикадируй дверь, чтобы не попробовал снять с меня обруч.
   --Хорошо, - она кивнула. - Только думаю, это не понадобится. Мишка поймёт, что действия против тебя вызывают противодействие и не захочет усугублять ситуацию, боясь, что ты что-нибудь ещё придумаешь. Да и в будущем поаккуратнее будет со словами!
   --Надеюсь на это, - ответила я и вручила Алине записку.
   --Ох, теперь бы дождаться вечера! - она с нетерпением посмотрела на меня и, спрятав записку, потёрла ладони.
   --Это точно, - согласилась я, и в очередной раз взглянув на часы, недовольно вздохнула, что время так медленно тянется.
   Но как бы выматывающе и долго оно не тянулось, а время ужина, наконец, пришло, и мы специально побежали в столовую рано, чтобы не столкнуться с Маратом, и чтобы он не перехватил меня и не повёл к себе сразу после ужина. А там мы быстро поели и снова вернулись в нашу комнату, чтобы подготовиться.
   --Во сколько ты обещала зайти к нему? - спросила Алина, когда я начала Маху чесать щёткой, потому что и в теле своей киски хотелось выглядеть хорошо.
   --После ужина, - ответила я, решив свою красавицу ещё и специальной пудрой посыпать, чтобы шёрстка блестела и вкусно пахла.
   --Это понятие расплывчатое, - она с укором посмотрела на меня, а потом лукаво добавила: - Но мы сейчас быстро решим этот вопрос! Наташа с Олесей, наверное, тоже уже поужинали и как обычно сидят внизу, болтая обо всём на свете. Их и попросим проследить за возвращением Марата!
   Сказав это, она достала свой телефон и, набрав нужный номер, заговорчески произнесла:
   --Белка, дело есть! Нужно проследить за Элькиным медведем! Просигнализируй, как он в столовую пойдёт... О, уже пошёл? Замечательно! Тогда звякни мне, как он вернётся, хорошо?.. Ага! Спасибо! Ждём! - сбросив вызов, она подмигнула мне. - Он уже пошёл в столовую, так что ждать недолго!
   --Надеюсь там он не задержится... Ой, слушай, а если он после столовой зайдёт за мной? - я озаботилась этим моментом, но быстро нашла выход. - Впрочем, откроешь ему дверь и скажешь, что я в ванной, после чего выпроводишь, пообещав, что я скоро приду.
   --Договорились, - согласилась она, а потом подхватила на руки Капу и тоже принялась её чесать, на что та начала с удовлетворением попискивать и крутиться, подставляя то бока, то животик.
   "Думаю, и я сегодня получу порцию такой вот ласки. Марату ничего другого не останется, как гладить меня и чесать за ушком!" - с улыбкой подумала я, слушая, как моя Маха мурчит, довольная тем, что я навожу на неё лоск. "О, и сама сегодня попробую так потарахтеть. Посмотрим, что из этого выйдет".
   Звонок от Наташи раздался через пятнадцать минут, а ещё через три минуты к нам в дверь постучали, и как мы договаривались - Алина выпроводила Марата, пообещав, что я скоро явлюсь к нему.
   --Ну что, всё, я вселяюсь! - сказала я, как только дверь за парнем закрылась. - Записка на месте?
   --Да! Вот! - Алина достала её из кармана.
   --Ты только не неси меня, и на руки не бери. Просто проводи до двери и передай записку, - попросила я и, надев обруч, легла на кровать.
   --Хорошо. Так даже будет интереснее наблюдать за его лицом, пока он прочитает её и до него дойдёт, что ты в Махе пришла.
   --Ага! На то и расчёт, - весело ответила я и, закрыв глаза, нажала на датчики.
   Информационное поле было уже привычным, да и впереди предстояло интересное событие, поэтому я сразу стала спускаться вниз, а очутившись в теле Махи, громко мяукнула, чтобы Алина вела меня.
   --Вселилась уже? - спросила она и, когда я кивнула, направилась к двери.
   Идя следом за ней, я вышла в коридор и в первые секунды растерялась от количества запахов животных, которые тут проходили, но решила не отвлекаться и, задрав хвостик, деловито побежала за Алиной.
   --Элю выгуливаешь? - весело спросила Наташа, которая вместе с Олесей, наверное, специально поднялись на второй этаж, чтобы узнать причину нашего интереса к возврату Марата из столовой.
   --Ага, - задорно бросила Алина. - И не только выгуливаю!
   --Какая же она милая кроха, - Олеся подхватила меня на руки и заглянула в глаза. - Элька, слышишь? Твоя киска просто чудо!
   --Мяу, - умоляюще пропищала я и увернулась от руки, когда она попыталась меня погладить.
   --Не порти красоту! - с наигранной суровостью попросила моя соседка.
   --Всё-всё, не буду! - Олеся рассмеялась, а потом не удержалась и, проведя мне пальцем по голове против шёрстки, добавила: - Вот так прикольнее! Такая прямо вся грозная, - после чего поставила меня на пол.
   "Ох, примяла мне шерсть на боках, на голове наоборот взлохматила... Пока до Марата дойдёшь, затискать могут, а у меня времени не так много!" - недовольно подумала я и отряхнулась, надеясь, что так приведу себя в первоначальный вид.
   --Девчонки, потом с Махой поиграетесь, а у Эли не так много времени, - произнесла Алина и, помахав им, пошла дальше, а я кинулась бежать, надеясь, что больше не встречу желающих поумиляться моей кошечкой.
   И с этим мне повезло, потому что большая часть студентов сейчас находились в столовой, и до комнаты Марата мы дошли спокойно.
   Сев возле ног Алины, я запрокинула голову вверх, хвостик обернула возле себя и мысленно улыбнувшись, кивнула подруге, и та, едва сдерживая смех, постучала в двери, а потом подмигнула мне и достала записку.
   Из-за двери раздались торопливые шаги, и она быстро открылась.
   --Эля након... - радостно начал Марат, но потом осёкся и, нахмурившись, посмотрел на Алину. - Что-то случилось?
   --Нет, всё замечательно, - тоненьким голоском пропела она и, сдерживая смех изо всех сил, протянула Марату записку. - Вот. Тебе.
   --Записка? - он нахмурился ещё больше и, раскрыв её начал читать, а я внимательно посмотрела на него и ощутила, как у меня подёргиваются уголки рта и нижняя губа от того, что хочется рассмеяться.
   Если в первые секунды чувствовалось, что он обеспокоен моим отсутствием, то чем дальше он читал, тем быстрее сменялись эмоции. На место обеспокоенности пришло сожаление, затем он на секунду растерялся, но тут же поморщился, потом прищурился, и когда, наконец, дочитал записку и посмотрел на пол, ища меня, на лице уже читалось недовольство.
   --Хм... Значит так, да? - он присел передом мной и заглянул в глаза. - Кошкой будешь... И твоего решения не изменить...
   --Мурк, - я кивнула и пошевелила носиком так, чтобы задвигались усики на мордочке.
   --Ну всё, я побежала! У меня дела! - в этот момент вставила Алина и, развернувшись, бросилась бежать по коридору.
   Марат тяжело вздохнул, посмотрев ей вслед, а потом снова на меня и пробормотал:
   --Я так понимаю, что если сейчас побегу за ней и попробую в комнате снять с тебя обруч, ты потом ещё что-нибудь придумаешь.
   "Можешь в этом не сомневаться!" - подумала я и снова кивнула.
   --Представляю, как ты там сейчас внутри своей Махи посмеиваешься. Глаза вон хитрющие, - с досадой сказал он. - Но что уж сделаешь... Пошли в комнату... Или тебя нести? - он подставил ладони, но я гордо вскинула голову и проигнорировав их, вошла в прихожую сама.
   --Ну понятно. Самостоятельная кошка, - снова недовольно пробормотал парень и тяжело вздохнул, закрывая за мной дверь. - Здесь желаешь осмотреться или сразу в мою комнату пойдём?
   "Прихожие стандартные везде. Разница лишь в цвете стен. Здесь они не персиковые, как у нас, а ближе к тёмно-бежевому. А мебель одинаковая. Так что смотреть тут нечего", - подумала я и, подойдя к двери Марата, поскребла по ней лапкой.
   --Тогда, добро пожаловать! - произнёс он и открыл свою дверь.
   В этот момент открылась дверь и в комнату Егора, и он появился на пороге, на что я тут же зашипела, показывая, что тигр вызывает у меня раздражение, и зашла к Марату.
   --А Егор хотел с тобой перекинуться парой слов, - сказал Марат, и я зарычала, показывая, что не собираюсь слушать парня. - Ну что ж ясно... Хорошо, тогда пока осматривайся и позже решим этот вопрос.
   "Не собираюсь я решать пока эти вопросы. Мне и так хорошо. Я пришла к тебе, а не к нему", - подумала я и начала осматриваться по сторонам, а первым делом принюхалась.
   Как и от Марата, комната пахла лесом, чем-то древесным и сухими листьями, а сильнее всего запах шёл с двух сторон - от шкафа и стола, на котором лежали деревянные заготовки. "Приятный запах. Мне нравится. Даже у нас так вкусно в комнате не пахнет, как у него. Да и сама комната мне нравится", - вынесла вердикт я, оглянувшись. "И обои приятные для глаз - зелёные со светло-коричневым орнаментом. Тёмно-зелёное ковровое покрытие и такого цвета шторы, что опять же создаёт ощущение, что находишься в лесу, в стихии медведя... Так, стол с креслом, кровать, шкаф, телевизор, мягкое кресло - всё как у меня, а вот тренажёр силовой, а не как в моей комнате, беговая дорожка, и рядом с ним перекладина прикреплена к стене... Пресс, наверное, качает и подтягивается на ней", - я подошла к тренажёру и, запрокинув голову, посмотрела на перекладину, ощущая лёгкий запах пота. "Да уж, теперь понятно, откуда у мишки такие мышцы. Это у него не для красоты. А я свой тренажёр ещё и не включала ни разу... Тоже мне, спортсменка", - поругала я себя и начала уже обходить комнату, рассматривая всё пристально и суя свой носик везде.
   "А Марат-то парень чистоплотный. Пыли почти нет и что самое хорошее - по углам не валяются носки и прочие вещи. Будем надеяться, что у него всегда так, а не ради моего прихода", - подумала я и подошла к самой интересной части комнаты - столу и висящим над ним полкам.
   --Подсадить, чтобы могла и здесь всё осмотреть? - с улыбкой спросил Марат, всё это время ходящий за мной.
   Презрительно фыркнув, что меня считают неспособной забраться, я запрыгнула на кресло, а потом на стол и в первую очередь подошла к деревянным заготовкам, обнюхивая их. Запах свежей древесины приятно щекотал нос, и я дважды обошла их вокруг, присматриваясь внимательнее.
   --Пока всё на стадии продумывания, - пояснил Марат, взяв одну из заготовок. - Но думаю, вот из этого получится кошка с мишкой. А выглядеть это будет вот так, - он выдвинул один из ящиков стола и, достав папку, вытащил оттуда листок с эскизом.
   "Красиво!" - подумала я, увидев нарисованную кошку, которая сидела между лап лежащего перед ней медведя. Мишка олицетворял силу и спокойствие, а кошка выглядела гордой и немного хитрой.
   --Нравится?
   --Мурк, - выдала я и кивнула, а про себя подумала: "Очень!" и хотела подойти к папке, чтобы посмотреть другие эскизы, но тут взгляд упал на фотографии в рамках, которые висели на стене, между столом и полкой и я направилась к ним.
   А было их тут немало. И больше всего - уже немного потерявших цвет, снимков женщины, где она - то ещё совсем молодая девушка, то с младенцами на руках и мужчиной рядом, который смотрел на них с любовью. А имелись и те, где ей уже лет двадцать пять - двадцать семь.
   --Мя? - с любопытством пропищала я, не зная, как ещё озвучить догадку, что это мама Марата.
   --Да, это мама, - с нежностью произнёс он, посмотрев на фотографии, а потом сел в кресло и указывая, начал пояснять: - Вот здесь ей восемнадцать. Они с отцом только поженились и это он её снимал.
   --Муррр, - произнесла я и приложила лапку к сердцу, давая понять, что девушка мне очень нравится. "Красивая. У Марата её тёмно-карие глаза и цвет волос".
   --А это уже со мной и с отцом, - он показал на следующую фотографию. - Он был на три года старше мамы и очень любил её. Но и ты сама это видишь.
   "Вижу, и ещё как! Отец прямо светится от счастья, как и мама", - согласно кивнула я. "Марат и от отца многое взял. Его крупное телосложение, овал лица, подбородок и нос".
   --А вот здесь мне год. Это мы в санатории, - он показал на следующую фотографию, где довольный крепенький карапуз идет по аллее парка, держась одной рукой за ладонь девушки, а второй - парня. И снова от фотографии исходило ощущение тепла и любви, и я почувствовала, как внутри что-то кольнуло от того, что в моей жизни этого не было.
   "Нет у меня таких фотографий, где я бы гуляла в парке с родителями и ощущала, что меня любят", - подумала я и угнетенно вздохнула. "И не будет. Мать так и осталась чужим человеком, а отца я знать не хочу".
   --А вот на этом снимке мы с отцом на рыбалке. Здесь мне пять. Видишь рыбу, лежащую передо мной? Так вот - это я выловил, - с гордостью сказал парень, указав на фото и большую рыбину, лежащую на траве, и улыбнулся. - Правда, вытащить сам не смог. Слишком тяжёлая для меня оказалась. Но всё же клюнула она на мою удочку, а значит - мой улов!
   Я мысленно тоже улыбнулась, глядя то на Марата, то на снимок и забыла про свои невесёлые мысли, вместо этого подумав, что парни всегда так комично гордятся такими вот достижениями.
   --А здесь мы забираем из роддома мою среднюю сестру Марику и маму. Мне тогда уже восемь исполнилось, - он указал на снимок, где отец поднял крепкого мальчика над землёй и держит так, чтобы он мог рассмотреть младенца на руках матери. - Знаешь, я не горел желанием обзавестись сестрой или братом и побаивался, что в семье будет ещё один ребёнок помимо меня. Но когда Марику привезли домой, распеленали и я увидел какая она маленькая, в душе появилось на тот момент странное для меня чувство. Захотелось её оберегать, как-то помогать... - он задумался на секунду. - Понимаешь, это как чувство ответственности за того, кто от тебя зависит. До этого ведь я считался маленьким и ни за кого не отвечал, а тут родилась она и отец с матерью торжественно объяснили, что Марика нуждается во мне. Правда, иногда сестричка всё же доводила меня, особенного когда начала ходить и порой расправлялась с моими игрушками или школьными учебниками, но тёплые чувства к ней меньше не становились... Вот, кстати, на этой фотографии ей уже полтора года. Она тогда, как хвостик бегала за мной, - он указал на снимок, где на диване сидел мальчик и маленькая симпатичная девочка с чёрными волосами, и они вдвоём рассматривали какую-то книгу, а затем показал на следующую фотографию, где повзрослевшие мальчик и девочка, сидели с мамой, которая снова была беременна. - Ну а тут Марике уже три, а мне одиннадцать и мы с нетерпением ждём на свет появления Регины. Младшую сестрёнку я уже ждал с нетерпением, как впрочем, и Марика. А когда её привезли домой, уже с Марикой хлопотали над ней и помогали маме.
   "Марат такой хороший", - с умилением подумала я, слушая его и рассматривая снимки. "Чувствуется, что искренне любит свою семью. А такое не так уж часто и встречается. Ведь у многих моих подруг были старшие братья, и большинство из них вызывало только раздражение, потому что они к сёстрам относились с пренебрежение и как к обузе".
   --А это последняя фотография мамы, - голос Марата изменился, став печальным, когда он показал на фото, где женщина в окружении трёх детей и мужа, выглядела уже измождённой, но всё равно улыбалась, с любовью глядя на маленького ребёнка на руках. - Врачи проявили халатность и после третьих родов у мамы начались осложнения... Она почти год боролась, но всё же болезнь победила... Так и получилось, что мы остались без матери.
   Ощущая, как Марату тяжело всё это вспоминать, я спрыгнула со стола к нему на руки и муркнув, потёрлась головой о его щёку, как бы проявляя сочувствие и жалея его.
   --Спасибо, - с нежностью сказал он, поняв меня, и погладил по голове, после чего продолжил: - Мне на тот момент было двенадцать, и я считал себя уже взрослым, поэтому ощутил двойную ответственность за сестёр... Особенно в свете того, что отец тогда сломался... Этого я ещё никому не рассказывал, - он тяжело вздохнул. - Ты будешь первой... В общем, отец стал угрюмым и запил. Но не вообще, а по-тихому. Он ходил на работу, продолжал зарабатывать деньги, обеспечивал нас, заботился, однако, как только считал, что мы уже спим, садился на кухне и напивался... А я не знал, что делать... Я боялся, что дальше будет хуже... У нас в классе имелось пару ребят из неблагополучных семей и я видел, как их забирали у родителей и переводили в интернаты, разлучая с братьями и сёстрами, и очень не хотел, чтобы и с нами так случилось, если отец окончательно сорвётся... Тогда ведь Марике было только четыре, а Регине едва годик исполнился, и их могли забрать в какой-нибудь дом малютки, а меня в другой интернат... Вот тогда я и повзрослел по-настоящему... Отец всё никак не мог прийти в себя и немалая часть проблем в то время легла мне на плечи. А больше всего я волновался за отца и как мог, пытался его поддержать.
   "Это ужасно. Бедный Марат. Сначала потерял мать. Потом испытывал страх, что отец сопьётся. Волновался, что семью разлучат", - подумала я и, ткнувшись носиком ему в щёку снова муркнула, а он улыбнулся и продолжил:
   --Два года всё это длилось, но отец нашёл в себе силы жить дальше ради нас. И хотя я до сих пор вижу боль в глубине его глаз, всё равно могу сказать, что он немного отошёл. Ну, а я за то время приобрёл хороший опыт, научившись - и есть готовить, и убирать, и за детьми смотреть. А заодно научился и терпению, и умению посмотреть на ситуацию с двух сторон. Ведь Марика с Региной иногда ругались, а любя их обоих, мне приходилось искать золотую середину... Хотя и наказывать их приходилось, что сложнее всего.
   "Ооо, ну теперь понятно, почему здесь чисто и Марат всегда опрятный! И почему он так терпеливо относится ко мне и к тому же Егору. А заодно и понятно с чего вдруг он решил и меня наказать. Наверное, испытывая ко мне тёплые чувства, как и к своим сёстрам, он идёт по тому же пути, считая, что это правильно и только так меня можно научить хорошему. Вот только у меня другое мнение на этот счёт... Впрочем, предложенное наказание я обернула на свою пользу и даже рада этому".
   --И вот это уже фотографии, когда отец нашёл в себе силы жить без мамы, - он указал на серию снимков, где они вчетвером.
   Марат уже был подростком лет четырнадцати-пятнадцати, одна из девочек выглядела лет на семь, а вторая годика на три-четыре, а рядом с ними находился мужчина с уже поседевшими волосами. А чуть дальше висели снимки, где и Марат, и девочки уже повзрослели и стали настоящими красавицами. "Да и Марат лапочка. Представляю, как за ним девчонки в школе бегали!".
   --Вот этот снимок сделали перед моим отъездом в универ, - он показал на фотографию, где все торжественно одеты и сидят за столом. - Как уже раньше говорил, я сомневался - ехать мне или нет, но отец настоял, заверив, что со всем справится. Да и девчонки на тот момент уже подросли. Марике исполнилось десять, а Регине семь и они во многом стали самостоятельными. Сейчас вот стараюсь приезжать домой на все каникулы и помогаю отцу деньгами, а заодно и с воспитанием девчонок. Марика совсем взрослой стала, и от женихов нет отбоя. Вот, это последний снимок, сделанный этим летом, - указав на самый крайний, он слегка нахмурился. - Ей четырнадцать и она стала очень красивой, поэтому я волнуюсь за неё. И самое мерзкое, даже не могу попросить кого-то из друзей присмотреть за ней, потому что они и так заглядываются на неё, когда я приезжаю и мы встречаемся старой компанией. Но всё же успокаивает то, что она у нас девушка умная, несмотря на не совсем покладистый характер.
   В голосе парня ощущалось неподдельное волнение за сестру, и я в очередной раз ощутила, что такое отношение Марата к семье мне очень нравится. А он тем временем посмотрел часы и с сожалением произнёс:
   --Скоро твоё время истечёт. Может, придёшь уже сама ко мне? - он с надеждой заглянул мне в глаза. - Пообщаемся нормально.
   "Ох, очень хочется. Но боюсь, закончится всё не только общением", - подумала я и отрицательно мотнула головой, а потом, чтобы смягчить отказ, лизнула его в щёку.
   --Упрямая кошка, - недовольно сказал он, а потом поднял меня на руки и, приблизив к глазам, предложил: - Тогда хотя бы вселись ещё раз в Маху. Ещё что-нибудь расскажу тебе.
   "А вот это с удовольствием!" - я закивала головой, и Марат рассмеялся, прижав мне к себе.
   --Спасибо на этом, - пробормотал он, после чего посадил к себе на колени и начал гладить по голове и чесать меня за ушком.
   "Мммм, классно как", - млея от удовольствия, я закрыла глаза, и в этот момент меня выкинуло из тела Махи.
   --Блин! Так нечестно! - в голос с обидой сказала я, сев на кровати.
   --Вернулась? - в дверях комнаты появилась Алина. - Ждать сейчас Марата с Махой?
   --Нет, я ещё раз буду вселяться.
   --Значит, мишка таки нашёл в себе силы не выговаривать тебе за такое появление? - подруга рассмеялась. - Умный парень. Хотя был момент, когда я думала, что он разозлится.
   --Ага, я тоже так думала, но он быстро взял себя в руки, и когда ты убежала, спокойно проводил меня в комнату, - ответила я и улыбнулась, испытывая щемящую нежность к парню.
   --Тогда жди минимум пятнадцать минут и снова пробуй вселиться, - посоветовала Алина.
   --Хорошо, - я кивнула и, посмотрев на часы, поднялась с кровати.
   Меня так и подмывало пойти самой к Марату, но я сдерживала себя и, ходя по комнате, то и дело смотрела на часы, а когда пришло время, снова улеглась и, надеясь, что Махе такие частые вселения не принесут вреда, нажала на датчики. А оказавшись в информационном поле, сразу спустилась вниз и перед вселением поняла, что Марат уже улёгся на кровать, а моя крошка лежит у него на груди и, судя по всему, наслаждается поглаживанием.
   "Я совсем не против полежать с ним рядышком. Мне это понравилось ещё когда он как-то зашёл ко мне в комнату", - пронеслось в голове и, вселившись в Маху, я муркнула, снова чувствуя, как от удовольствия закатываются глаза, потому что Марат на самом деле гладил кошечку, приговаривая:
   --Давай, малышка, уступай место хозяйке. Ты конечно тоже хорошая кошечка, но мне нужна Эля.
   --Мяу, - выдала я и, поднявшись, подошла ближе к лицу Марата, а потом поймала себя на мысли, что хочется постоять у него на груди, чувствуя лапками, как бьётся сердце, и потоптаться.
   --Эля? - ласково спросил он, и я кивнула, подставляя голову, чтобы меня снова погладили, на что он добавил: - Жучка ты, а не Эля! Ласковая же, а в настоящем теле не даёшься мне в руки.
   "Ну да, тебе дайся. Ты же поглаживаниями не обойдёшься, а пойдёшь дальше", - подумала я, хитро посмотрев на него, а потом улеглась на грудь, уткнулась носом ему в шею, наслаждаясь ощущениями. "Хорошо-то как... Так бы и лежала сутки напролёт. От Марата столько тепла исходит. И не физического, а именно душевного. Я прямо чувствую волны, и даже запах немного поменялся. Стал приятнее и добавилось какой-то сладости что ли, чем и пьянит... Аж голова немного кружится... Хм, а девчонки ведь говорили, что мы по запаху можем ощущать эмоции... Значит так человек пахнет, когда ему кто-то нравится?.. Очень приятно!" - я ещё сильнее прижалась к Марату и начала чаще вдыхать его аромат, а он продолжил меня гладить и чесать за ушком, отчего я всё больше испытывала, как по тельцу разливается нега.
   --Кошка, мне так хорошо с тобой... Как ни с кем другим. Даже когда ты в таком виде, всё равно приятно, что ты рядом, - как будто прочитав мои мысли, прошептал Марат. - Знаешь, отец как-то сказал мне, что ему с мамой даже было о чём помолчать. Тогда я не понял смысла этой фразы, а сейчас, кажется, дошло... С тобой мне и помолчать есть о чём.
   --Муррр, - согласилась я, и сама не понимая как, громко замурчала.
   --Ого, да ты у нас та ещё трактористка, - улыбнувшись, сказал он, а потом аккуратно переложил меня на кровать и лёг на бок. - А если животик почесать? Громче можешь?
   Протянув руку, он начал гладить меня по животу, под лапками и по самим подушечкам лап и я, перевернувшись на спину и вытягивая лапки, ощутила, что таю от удовольствия.
   "Всё же это я хорошо придумала воспользоваться наказанием Марата. И думается, одной неделей не ограничусь, и буду стараться как можно чаще захаживать в теле Махи к мишке", - с блаженством подумала я, подставляя ещё и бока, и шею.
  
  
   Глава 19.
  
   На следующий день я встала пораньше и с нетерпением ждала, когда Марат зайдёт за мной и очень хотела посмотреть на его реакцию от моего вчерашнего посещения. "Ведь в глаза именно мне он может проявить недовольство", - собираясь, думала я.
   Однако, мишка, когда пришёл, и словом не обмолвился насчёт вчерашнего вечера, а жадно приник к губам, целуя меня, после чего повёл в здание факультета, говоря на отвлечённые темы. И лишь в холле, перед тем как отпустить на занятия, шепнул, что снова вечером будет ждать меня в теле Махи, хотя совсем не против и прихода лично. А после предложил и альтернативу - сначала я к нему прихожу Махой, а потом он приносит её мне, и остальную часть вечера мы общаемся уже по-человечески. Ничего не пообещав, я полдня раздумывала, соглашаться или нет, но всё же решила придерживаться первоначального плана, потому что с каждой нашей встречей Марат всё крепче прижимал меня к себе и целовал с всё возрастающей страстью, а это немного пугало.
   Остальные же полдня, я ожидала вечера и постоянно посматривала на часы. Правда, был один момент, который вызвал у меня недовольство. Между второй и третьей парой мы столкнулись с Егором и, взяв за руку, он попытался отвести меня в сторону, чтобы что-то сказать, но я с яростью посмотрела на него, до сих пор помня, как он сначала угрожал мне, а потом и желал подставить перед Маратом. А затем вырвалась и, прошипев, что ненавижу его, предупредила, чтобы он не смел ко мне приближаться ближе, чем на пятнадцать метров. Сказать Егор ничего не успел и лишь посмотрел на меня с раскаянием, а вечером, когда Алина привела меня к Марату, снова появился в прихожей. Но я юркнула в комнату Марата и, запрыгнув на кровать, легла и лапками закрыла уши, когда Егор и Марат зашли в комнату вдвоём. Мишка понял, что если продолжать попытки поговорить со мной, то я могу обидеться и больше не прийти, поэтому выпроводил друга и тяжело вздохнув, взял меня на руки, начав рассказывать какую предпочитает музыку и фильмы, и какие книги вызывают больший интерес.
   Однако уже в четверг, когда я снова и уже сама прибежала к Марату, и Егор опять предпринял попытку со мной поговорить, он молчать не стал.
   --Кошка, Егор на самом деле раскаивается, что так вёл себя, - произнёс парень, сев в кресло и взяв меня на руки. - Дай ему шанс попросить у тебя прощение.
   "Не нужно мне его прощение", - презрительно подумала я и, фыркнув, замотала головой.
   --Ну ты же добрая и умеешь прощать. А самое главное - всё понимаешь. Егор испугался за меня и предвзято подумал о тебе, - умоляюще сказал Марат. - Пойми, я всё равно считаю его лучшим другом. Мы через многое с ним прошли, и могу заверить - он хороший парень. Просто иногда совершает ошибки. Произошедшее между вами - это огромная ошибка и он хочет загладить свою вину.
   "Ошибка? Замечательно! И я должна осознать это? А почему он не мог подумать, что прежде чем что-то делать, нужно точно убедиться, что человек именно такой, как хочется о нём считать? Кто мешал Егору узнать меня ближе, а не сразу выносить суждение, что я недостойна его друга и могу ему причинить боль?! Нет же, он сразу решил, что я дрянь, и начал действовать. А я, пострадавшая сторона, значит, должна ещё и понимание проявить? Нет уж, я не мать Тереза, чтобы всех прощать", - подумала я и угрожающе заурчала, давая понять, что не желаю вообще поднимать эту тему.
   --Кошка, ну ты же не злая, - Марат не сдавался. - Хотя бы один раз его выслушай, а потом уже решишь, что делать.
   "Нет!" - я замотала головой, а затем спрыгнула с коленей и пошла к столу, показывая, что не желаю больше разговаривать и хочу заняться другим. А там, запрыгнула на кресло, а потом на стол и, подойдя к деревянным заготовкам, кивнула на них и ножик для вырезания.
   --Эх, вот же упрямица, - пробормотал Марат, после чего встал и, подойдя, уже нормально спросил: - Что ты хочешь? Посмотреть, как я вырезаю статуэтки?
   "Ага!" - я энергично закивала головой и пододвинула к нему одну из заготовок.
   Марату ничего не оставалось, как сесть и, взяв её в руки, делать то, что я прошу. Поэтому взяв заготовку, он повертел её в руках и, начав мне объяснять, как лучше вырезать и какое дерево брать, принялся за работу.
   С интересом наблюдая за происходящим и видя, как постепенно дерево начинает обретать задуманную форму, а на столе всё больше появляется приятно пахнущих опилок, я потрогала их лапкой, затем зацепила коготком одну и поднесла её к носику, с удовольствием вдыхая аромат древесины. Но оказалась, что из-за обострённого кошачьего нюха не стоило так близко принюхиваться и запах уже слишком резкий, поэтому я чихнула и опилка, сорвавшись с коготка, упала на стол, а я почему-то поймала себя на мысли, что хочется с ней поиграть.
   "Это, наверное, во мне желания Махи проявляются", - мысленно улыбнувшись, подумала я и принялась лапкой передвигать её по столу.
   --Будь здорова! - весело сказал Марат и рассмеялся, наблюдая за мной. - Ты такая потешная в своей кошке. Хочется тебя обнять и сильно прижать к себе, больше не отпуская.
   Протянув руки, он взял меня и прижал к груди, а потом потёрся подбородком о голову и добавил:
   --Пушистая, помнишь ведь, что завтра концерт? Я очень жду тебя там. Даже согласился на то, что раньше отказывался делать.
   --Мяу, - протестующе выдавила я, став лапками отталкивать Марата, потому что он уж очень сильно прижал меня к себе, а когда он ослабил хватку, уже с интересом заглянула ему в глаза, и мяукнула протяжно, давая понять, что он всё больше разжигает во мне интерес словами о концерте.
   "Что же он задумал, а?" - так и не терпелось спросить мне.
   --Что, любопытство мучает? - хитро спросил он, на что я кивнула и как бы прося рассказать всё, передними лапками упёрлась ему в грудную клетку и стала не сильно выпускать коготки, умоляюще глядя на него. Но Марат снова лишь рассмеялся. - Нет, Кошка, не скажу. Сама всё увидишь.
   "Ну и не надо!" - обиженно подумала я и, спрыгнув на пол, демонстративно отвернулась от него, а потом почувствовала то, что озаботило больше концерта.
   "Ой, ну Маха, ты опять молока налакалась! Спасибо тебе огромное! Да ещё и Марат затискал", - с недовольством подумала я, чувствуя, как всё больше хочется в туалет по-маленькому. "Так, с этим нужно что-то срочно делать, чтобы не повторился казус, как на ПН... По моим ощущениям скоро закончится время в теле Махи и лучше всего быстро сбегать к себе, чтобы моя крошка сходила в туалет, как только я покину её тело, а потом снова вселюсь в неё и вернусь сюда", - решила я и подойдя к двери, поскребла по ней лапкой.
   --Ты что, на самом деле обиделась, что я не хочу говорить? - Марат нахмурился. - Но ведь я просто хочу сделать сюрприз.
   Я отрицательно замотала головой и снова кивнула на дверь, после чего на месте начала шагать, показывая, что мне нужно уйти. А затем указала лапкой на него и снова зашагала на месте.
   --Не понял... - он с недоумением посмотрел на меня, а потом предложил: - Давай по порядку твою пантомиму озвучим. Ты обиделась на меня? - я помотала головой, что нет. - Шаги - это хочешь уйти? - тут я согласна закивала. - А на меня зачем указала? С тобой идти? - снова отрицание и парень озадачился. - Хм... Уйти... лапой на меня, а потом снова шаги... Может ты хочешь уйти, а потом снова вернуться сюда?
   --Мяу! - громко согласилась я и закивала, ощущая, что желаю как можно скорее попасть в свою комнату.
   "Ммм, похоже, в туалет будет ходить не Маха, а я. Как-то всё быстро в кошачьем теле и терпеть долго не получается", - поняла я и снова поскребла по двери, давая понять, чтобы Марат поспешил.
   --Ну хорошо, - сказал он и поднявшись из кресла, подошёл к двери и открыл её для меня. - Правда не совсем понимаю, почему не хочешь остаться здесь, пока из тела выбросит. Маха вроде против меня ничего не имеет и вполне комфортно себя чувствует в моей комнате.
   "Если я оставлю её здесь, боюсь, ты не обрадуешься тому, что она сделает", - подумала я и выбежала в прихожую, но тут случилось то, что я ожидала меньше всего. Одновременно с дверью Марата открылась и дверь Егора, и тигр, с угрюмым выражением лица тоже вышел в прихожую.
   --Слушай, Марат, прости, но я предпочитаю сразу всё выяснить, - с извинением произнёс он, а потом присел напротив меня и добавил: - Эльга, ты злишься, и я понимаю почему, и готов попросить прощение. Понимаешь, я хочу исправить свою ошибку, которую осознал. Не выслушав тебя и не узнав ближе, я вынес неправильное суждение. А ты сейчас поступаешь так же, как поступал я. То есть, ты делаешь сейчас то, что ставишь мне в вину. Тебе не кажется, что это несправедливо?
   "Ох, нашёл время говорить со мной!" - с недовольством подумала я и, фыркнув на парня, попробовала его обойти. Но он не собирался меня отпускать. Перехватив, он снова поставил меня перед собой и продолжил:
   --Я на самом деле буду очень рад, если у вас с Маратом всё сложится хорошо, и хотел бы стать твоим другом. В конце концов, мы с тобой оба из семейства кошачьих и понимаем друг друга...
   --Мяу! - требовательно выкрикнула я и подумала: "Ничего ты не понимаешь, особенно сейчас! Я в туалет хочу!", а после опять попробовала прорваться к двери, но Егор и в этот раз перехватил меня.
   --Как же с вами девушками всё сложно, - пробормотал он, а затем снова обратился ко мне: - Слушай, ну не хочешь прощать, сделай мне какую-то гадость в ответ. Пусть хоть это послужит тебе компенсацией за мои поступки. Обещаю, спокойно приму это и не буду держать обиду.
   "Господи, не до гадостей мне сейчас! Выпустите меня!" - подумала я и нервно замотала хвостиком в разные стороны, чувствуя, как меня всё больше поджимает.
   "А впрочем... Гадость, говоришь? А это идея!" - мстительно прикинула я, обдумывая то, что пришло в голову. "Вот возьму, и написаю тебе сейчас в обувь! И плевать, что придётся ходить при парнях в туалет. Я же сейчас кошка. А Егор пусть потом радуется лужице от меня!".
   --Так как, согласна на такой вариант, а? Или может что-нибудь сделать для тебя, чтобы ты поняла, что я не так плох, как могло показаться, - предложил тигр.
   "О, тоже хорошее предложение!" - поняла я и мысленно усмехнулась от ещё одной идеи, пришедшей в голову. "Будет ему и гадость, и урок насчёт девушек!".
   Подняв правую переднюю лапку и помахав Егору, я кивнула, а потом выдержала паузу, снова подняла её и уже дважды махнула, опять кивнув.
   --Эээ, что это значит? - он с непониманием посмотрел на меня, а потом перевёл взгляд на Марата.
   --Полагаю, Эля имеет в виду, что ей нравится и твоя идея насчёт гадости. И предложение что-нибудь сделать для неё. Так?
   "Именно так", - я согласна закивала, и когда Егор тяжело вздохнул и сказал:
   --Хорошо, я согласен на оба варианта, - оглянулась вокруг, ища глазами его обувь.
   "О, класс! Вон кроссовки тигра! Он их постоянно носит и, наверное, любит. Вещь то фирменная и дорогая. Вот в них оставлю от себя гадость!" - меня так и распирало от злорадного смеха и чтобы хоть как-то проявить свои эмоции, я открыла рот и попробовала издать хоть какой-нибудь звук, похожий на смешки, но вместо этого получился что-то среднее между кашлем и фырчанием.
   "Ну и ладно! Главное ведь результат!" - решила я и, подойдя к кроссовкам, влезла в один из них, а потом присела и, глядя парню в глаза, начала писать.
   "Кайф какой", - с наслаждением подумала я, испытывая облегчение. "Но для полной радости необходимо сдержаться и перелезть во второй кроссовок, чтобы месть была полноценной", - сказала я себя и заставила остановиться, чтобы перебраться.
   Парни с недоумением смотрели на меня и не понимали, что я делаю, пока я не закончила своё грязное дело и не вылезла из второго кроссовка. "Вот! Получай!" - подумала я, потрусив сначала одной задней лапкой, а потом второй, после чего ещё и скребанула ими поочередно по ковровому покрытию, и только после этого с гордым видом потрусила к Марату, подняв хвостик трубой.
   --Хм, по-моему, тебе только что нагадили в кроссовки, - с сожалением произнёс мишка, а потом затрясся от смеха, который пытался сдержать.
   --Замечательно, - тигр скривился, с недовольством посмотрев на меня. - Причём, в любимые кроссовки.
   --Муркккк, - выдала я, а потом самодовольным видом направилась в комнату Марата.
   "Теперь можно расслабиться и не бежать к себе комнату, а оставить Маху здесь, чтобы потом второй раз вселиться. Ну а Егор пусть идёт мыть свои кроссовки. А завтра я ему ещё и условие поставлю - что он должен провести минимум семь вечеров в моём обществе и Динары. Она ведь просила помочь ей с тигром? Просила. Вот и сделаю двойное доброе дело. Она девушка хорошая и сможет показать Егору, что не все вертихвостки, как его бывшая Диана. А там уж как у них всё сложится, пусть сами решают. Да и я заодно перестану бегать к мишке в облике кошки. Мне это, конечно, нравится, но человеческого общения тоже хочется, правда, пока без слишком страстных поцелуев. А в обществе Динары Марат будет сдерживать себя", - подумала я и запрыгнула на кровать парня.
   --Ну что, маленькая шкодница, теперь довольна? - он зашёл следом за мной. - Но по взгляду вижу, что для Егора и просьба заготовлена не совсем простая.
   --Муррр, - кивнула я и лапкой постучала по кровати, приглашая Марата присоединиться.
   --Ох, и хитрая ты у меня. И ещё злопамятная, - он сел рядом и с осуждением посмотрел на меня, но я ощущала, что он на самом деле не злиться, поэтому подошла ближе и принялась ластиться, чтобы меня погладили.
   "Завтра сам же мне спасибо скажешь, когда я озвучу свою просьбу и скажу, что не только кошкой буду появляться у тебя в комнате", - подумала я и замурчала, когда Марат протянул руку и, улыбнувшись, стал гладить меня.
  
  
   Глава 20.
  
   Утром, собираясь на занятия, и ожидая Марата, я думала о своём условии Егору и уверенности насчёт правильности такого поступка поубавилось.
   "А вдруг я сделаю парню только хуже? Я ведь не настолько хорошо знаю Динару. И вполне возможно, что она только ещё больше причинит боли парню? А этого никак нельзя допустить, иначе он ещё больше озлобится... Да и Динара могла поменять свои планы насчёт Егора. Ведь конфликт с Маратом не добавил тигру популярности, и в столовой я уже пару раз замечала, что некоторые парни смотрят на него с осуждением. Так стоит ли Егору выставлять такое условие? Может сначала более правильно поговорить с Динарой. А потом уже действовать?.. Да, так и сделаю", - решила я.
   "И Марату пока не скажу насчёт условия. Он может по дружбе рассказать тигру, и я попаду впросак, если Динара потеряла интерес к парню. Да и не только это стоит выяснить. Необходимо, чтобы она сама понимала, на что идёт, если желает приручить Егора".
   В то, что тигр так быстро изменил своё отношение ко мне, я не верила. Здесь ситуация скорее была в том, что он осознал неизбежность наших отношений с Маратом, и чтобы не потерять лучшего друга, пошёл на уступки. И при всём том, что я до сих пор не верила Егору и злилась на него, причинять дополнительную боль не хотелось. Поэтому, когда Марат пришёл за мной и попытался выяснить условие, которое я поставлю Егору, я опять же решила использовать его слова насчёт сюрприза, и ушла от ответа.
   -Кошка, я скоро буду бояться вообще что-нибудь тебе говорить, - пробурчал Марат, ведя меня в здание факультета. - Погорячился с наказанием, и ты сразу его использовала. Вчера ведь явно уходила, чтобы сводить Маху в туалет, а отомстила Егору. Сегодня снова моими же словами отмазываешься от разговора.
   --Так не давай мне повода перевернуть все твои слова на выгодный мне лад, - ответила я и улыбнулась.
   --Легко сказать - не давай, - произнёс он и вздохнул. - Ладно, пообещай хотя бы одно - что Егору это не причинит вред. Он мне на самом деле дорог, как друг. И я бы хотел, чтобы и ты с ним подружилась.
   --И я бы хотела, чтобы ты испытывал спокойствие, поэтому клянусь, условие Егору будет не таким уж каверзным или гадким. Скорее наоборот, я буду действовать из лучших побуждений...
   --Вот только давай без лучших побуждений, - сказал он и поморщился. - Егор именно этим и оправдывал все свои действия.
   --Клянусь, я учитываю это, поэтому пока и не говорю, что задумала, - торжественно заверила я. - Сначала получу кое-какие ответы на вопросы, а потом озвучу условие, если точно пойму, что это не причинит ему вреда или душевных страданий.
   --Хорошо, тебе я верю, - он прижал меня к себе и поцеловал в щёку, а потом добавил: - Кстати, сегодня занятия сокращённые в честь празднования восьмилетия факультета и пара будет длиться всего час, а профилирующие предметы отменены, поэтому после обеда все освободятся и займутся подготовкой к концерту, который начнётся в пять. И в связи с этим у меня к тебе вопрос - ты будешь помогать с украшением зала или нет?
   --Конечно! Я хочу поучаствовать хоть в этом, - ответила я.
   --Понятно, - многозначительно протянул он и хитро улыбнулся.
   --А что? - интерес разгорелся с новой силой.
   --Ничего. Сюрприз. Потом узнаешь, - Марат ехидно рассмеялся.
   --Ну и ладно, - недовольно буркнула я.
   --И ещё, пообедать с тобой я сегодня не могу, - это он произнёс уже с сожалением.
   --И не надо. У меня на обед свои планы, - теперь уже я ответила с ехидством, рассчитывая, что как раз в это время поговорю с Динарой.
   --Мы всё же стоим друг друга, - он рассмеялся, а потом поцеловал меня уже в губы и только после этого отпустил на занятия.
   Однако занятий как таковых и не было. Предвкушая концерт, праздничный ужин и дискотеку, а затем и выходные, все студенты, впрочем, как и преподаватели, не особо горели желанием грызть гранит наук. Поэтому на занятиях мы просто беседовали на пройденные темы, а ничего нового не записывали и не изучали. А самое главное, между вторым и третьим занятием мне удалось выловить Динару и договориться, что мы вместе пообедаем, а заодно обсудим кое-какой вопрос. Девушка моментально согласилась, и когда после учёбы я спустилась вниз, уже ждала меня в холле.
   Решив не тянуть, я сразу взяла быка за рога, и когда мы отправились в столовую, напрямую спросила:
   --Ты ещё заинтересована в Егоре?
   --Да, - без раздумий ответила она.
   --Это хорошо. У меня есть возможность дать вам узнать друг друга лучше. Но есть некоторые нюансы, которые я хотела бы выяснить, прежде чем мы начнём действовать дальше, - осторожно сказала я. - Видишь ли, Егор должен мне одну услугу и я хочу использовать её, чтобы ближе вас познакомить. Но прежде хочу точно убедиться, что это не причинит тигру боль. У него был уже печальный опыт в отношениях, и второй раз может ещё больше озлобить его...
   --Печальный опыт? Какая-то девушка разбила ему сердце? - Динара нахмурилась и когда я кивнула, добавила: - Я так и знала, что тигр не просто так уклоняется от серьёзных отношений! Расскажи мне об этом.
   --Я поэтому тебя и позвала поговорить, - ответила я. - Только у меня пара условий - не используй узнанное против Егора ни при каких обстоятельствах. И чтобы не разочаровываться в дальнейшем, сразу пойми для себя - я не могу вас свести вместе, а лишь даю предпосылку, чтобы ты показала себя с хорошей стороны и заинтересовала парня, и чтобы вы узнали друг друга ближе. У тебя будет всего семь дней, и если он не ответит на твои чувства, не мсти Егору.
   --Не буду, - серьёзно ответила она. - И у меня была своя печальная история, которая оставила в сердце рану, поэтому я не стану Егору причинять дополнительную боль. Просто я чувствую, что мы подходим друг другу.
   --Хорошо, - я с облечением выдохнула, радуясь, что парень у Динары не вызвал отторжения после случая с Маратом.
   Однако чуть позже, когда в столовой мы взяли обед и я начала рассказывать о Диане и драке, то поняла, что случившееся не только не вызвало у неё отторжения, а она полностью на стороне тигра и осуждает моего медведя. В первые секунды меня это возмутило, и я была готова броситься на защиту Марата, но вовремя остановилась, осознав, что это свидетельствует лишь о том, что Егор для неё важен.
   "Да уж, любящую девушку вычислить просто. Она не раздумывает, когда слышит какую-то неприятную вещь о том, кто занял место в её сердце, а сразу бросается на его защиту. Вот и у нас с Динарой так - я оправдываю мишку, а она - тигра", - улыбнувшись, подумала я и попросила её лишь об одном - чтобы она не проявляла недовольства в отношении Марата. На что Динара меня заверила, что не станет этого делать, потому что осознаёт крепость их дружбы и даже когда-то сама пыталась использовать медведя, чтобы подобраться к тигру. А это позволило ей лучше узнать обоих, и сейчас ей просто тяжело сдерживаться, но на самом деле ненависти она к нему не питает.
   --Тогда, остаётся лишь определить дату, с какого дня начинаем отсчёт семи дней, - в конце концов, произнесла я и предложила: - Может сегодня и начнём? После концерта будет ужин и дискотека. Все немного выпьют и расслабятся, а это всегда способствует налаживанию контакта. А завтра вечером уже посидим вчетвером и поболтаем в их комнате.
   --Хороший вариант, - Динара с благодарностью улыбнулась.
   --Тогда я вылавливаю Егора и озвучиваю ему условие, - с улыбкой сказала я, но затем нахмурилась и предупредила: - Только, боюсь, он не очень обрадуется и будет вести себя холодно и отчуждённо.
   --Ну, это естественно. Но не волнуйся за меня, я как-нибудь справлюсь, - заверила она.
   --Тогда я пошла искать тигра, - ответила я, и быстро дожевав второе и выпив сок, выбежала из столовой.
   Однако найти Егора оказалось делом непростым и пришлось побегать между зданием факультета и общежитием, потому что одни говорили, что видели парня там, а другие - в жилом корпусе. Но к своему счастью я встретила Никиту, и он точно указал, где находится и тигр, и даже мой мишка.
   Оказалось, что они вместе с другими ребятами устроили себе генеральную репетицию в одном из помещений на третьем этаже, и я направилась туда. А когда поднялась по лестнице, поняла, где всех искать, как только услышала громкую музыку.
   "Ооо, думаю сюрприз Марата в том, что он принимает участие в концерте, играя в группе... Интересно, а на каком инструменте?" - подходя к двери из-за которой доносилась музыка, думала я и прислушивалась к мелодии, которую сейчас как раз исполняли. "Что-то знакомое очень... Причём, я слышала совсем недавно эту композицию", - пронеслось в голове, но название песни и имя исполнителя всё время ускользали из памяти. "Ладно, на концерте узнаю. Сейчас важнее поговорить с Егором", - решила я и, дождавшись перерыва в музыке, постучала в двери, не желая застать ребят врасплох и вызвать их неодобрение.
   Дверь почти сразу открылась, и я увидела Петра, просунувшего голову в образовавшуюся щель.
   --Кошка?! - громко воскликнул он. - Что ты здесь делаешь? Почему не внизу?
   --Мне нужен Егор, и сказали, что он здесь, - кротко ответила я и попробовала заглянуть внутрь, чтобы увидеть хоть что-нибудь, но Пётр тут же сделал шаг назад и прикрыл дверь, оставив маленькую щёлочку.
   --Егор? Тебе нужен Егор? - слегка удивлённо переспросил он, и когда я кивнула, произнёс в комнату: - Тигр, к тебе Кошка пришла, - после чего бросил мне: - Жди! - и прикрыл дверь.
   "Боже, какая конспирации!" - усмехнувшись, подумала я. "Как будто строят там планы, как захватить мир, а не выступление репетируют".
   А когда дверь снова открылась, я увидела не только тигра, а мишку.
   --Эля? И давно ты здесь? - с неодобрением спросил Марат.
   --Только пришла, - почти правду сказала я и решила сразу перейти к делу: - Хорошо, что вы вдвоём вышли, потому что сказанное будет касаться обоих. Я насчёт услуги, которую ты готов оказать мне, - я посмотрела на Егора. - Не передумал?
   --Я держу своё слово, - хладнокровно ответил он.
   --Замечательно! Тогда вот что ты должен сделать - провести семь вечеров в моём обществе и Динары...
   --В твоём? В кошачьем что ли? - он напрягся и посмотрел на свои ботинки, которые, наверное, пришлось обуть вместо кроссовок, ещё мокрых после мытья.
   --Нет, в человеческом, - ответила я. - То есть, будем вместе я, Марат, Динара и ты.
   --Динара? - до парня дошла моя задумка, и он скривил недовольную мину.
   --Ой, только вот без этих гримас! Я тебя не кактусы заставляю глотать, а просто предлагаю пообщаться, - вызывающе бросила я. - Ты же хотел показать, что нормальный парень? Вот тебе и карты в руки. Это позволит мне узнать тебя ближе, а тебе - меня...
   --И причём здесь Динара? - прервав, он не менее вызывающе посмотрел на меня.
   --А это чтобы потом ни у кого не возникло ощущение, что он пятое колесо в телеге, - сухо ответила я. - Приятно тебе будет сидеть напротив нас с Маратом, когда мы будем обниматься и проявлять знаки внимания или нежность...
   --Эля, я взрослый мальчик и прекрасно понимаю твои ухищрения насчёт Динары, - снова вставил он и поморщился.
   --Хм, понимаешь? Тогда и я буду откровенна - я тоже понимаю, что твои вчерашние слова продиктованы не желанием на самом деле передо мной извиниться, а сделать приятно Марату. А в реальности ты продолжаешь придерживаться мысли, что все девушки - зло, - иронично бросила я. - Так что, и дальше будем резать правду-матку в глаза, или всё же попробуем для общего блага найти положительные качества друг в друге?
   Егор нахмурился, выслушав меня, а Марат, стоящий у него за спиной улыбнулся, и поднял большой палец, как бы говоря, что я молодец.
   --Ладно, я готов провести семь вечеров в твоём обществе и Динары, - согласился он, скривившись так, как будто я заставляю его есть лимоны, приправленные перцем чили.
   --Ой, только не нужно делать такое лицо, - меня уже начала злить вся эта ситуация. - Провести семь вечером в нашем обществе, это не значит сделать одолжение. Так и вижу, все эти вечера! Тигрёнок забился в кресло, где-нибудь в углу гостиной и, минимум - обводит всех скучающим взглядом, а максимум - рычит, как недовольный ребёнок! Такого не надо! Ты должен нормально общаться со всеми нами, иначе я тоже буду действовать так же! И моя вчерашняя пакость в твои кроссовки станет лишь разминкой перед грандиозными гадостями!
   --Ты мне угрожаешь? - Егор посмотрел на меня исподлобья.
   --Эй, ребята, вы опять? - успел встать Марат, но я его перебила, сказав тигру:
   --Я тебе не угрожаю, а предупреждаю о своих действиях! Но в первую очередь, я стараюсь с тобой помириться ради Марата, а если ты, дундук, будешь и дальше кривиться, я оставлю эти планы и покажу свою настоящую натуру!
   Егор смерил меня тяжёлым взглядом, а потом неожиданно усмехнулся и произнёс:
   --Мы таки оба кошаки. И, несмотря на то, что ты мельче, гонору в тебе хватает... Ладно, я согласен на твоё условие. Динара хорошая кошка и против неё я ничего не имею.
   --И на том спасибо, - пробурчала я, осознавая, что как бы Егор не сопротивлялся сейчас, а вечерами будет вести себя корректно.
   --Да пожалуйста, - ответил он и, усмехнувшись, поинтересовался: - Всё, я могу идти?
   --Ага, - кивнула я.
   --Вот значит, какое условие ты придумала? - улыбаясь, спросил Марат, когда Егор скрылся в кабине. - Мне оно нравится. Это лишний раз подтверждает, что ты добрая кошка.
   --Хочется на это надеяться, - пожав плечами, ответила я.
   --Я это уже точно знаю, - ласково произнёс он и, подойдя, обнял меня, а затем прошептал на ушко: - А ещё твои слова дали мне понять, что из кошачье-человеческого общения мы переходим полностью на человеческое, да?
   --Да, - в ответ прошептала я, ощущая, как по коже побежали мурашки.
   --Вот это ещё больше радует, - произнёс он, а потом поцеловал меня в губы, но затем быстро отстранился и пробормотал: - Так, беги отсюда и не соблазняй меня лишний раз. Впереди ещё концерт и длинный вечер, и нужно думать не только о тебе.
   --Но ведь не получится, правда? - хитро спросила я, ощущая, что имею власть над медведем, а самое главное - что сама готова отдавать власть над собой в его руки, а на ум пришло одно высказывание, которые слышала давно, что в мужья себе нужно выбирать не того, кто смог покорить, а того, кому хочется покориться.
   --Правда, - подтвердил он и, развернув меня, подтолкнул в сторону лестницы. - Однако не советую лишний раз стимулировать мои мысли. Один раз мы уже поспешили, и не стоит второй раз делать так же.
   --Угу, не стоит, - согласилась я и послушно отправилась вниз, чтобы не провоцировать Марата.
   Но теперь и мои мысли были всецело поглощены вечером, и когда я пришла помогать с украшением зала, то делала всё на автопилоте, исполняя указания Власты, которая всем руководила. А потом так же пошла переодеваться и приводить себя в порядок. На полном автомате выбрала платье и подкрасилась, думая о том, к чему приведёт переход с Маратом на полностью человеческое общение.
   "Хотя и так понятно к чему. К тому, с чего начали. А именно - к кровати. И это естественно. Только вот когда это случится? Сегодня или чуть позже?.. Я бы предпочла немного позже. После произошедшего тогда, немного страшновато опять ложиться с парнем в постель, особенно после слов Алины о характеристике когда-то данной медведю, что он вначале слишком нетерпелив. И это нетерпение в первый раз вылезло мне боком", - думала я, собираясь и ощущая лёгкий мандраж. "Конечно, я понимаю, что тогда случилось основное, что причинило сильную боль, и вроде бояться уже нечего, а всё равно страшно... Значит, необходимо пока уклоняться от продолжения, а точнее, договориться с Маратом, что будем действовать медленно и пока ограничимся поцелуями... страстными. А потом уж посмотрим, как всё пойдёт", - решила я, почему-то сразу уверенная, что мишка согласится на моё предложение и будет сдерживать себя.
   --Эля, без десяти пять! - в комнату ворвалась сияющая Алина, одетая в облегающие штаны и симпатичную блузку. - Пошли быстрее! Нам ещё нужно места занять поближе к сцене! Не хочу сидеть где-нибудь на задворках!
   --Пошли, - согласилась я, проведя последний раз расчёской по волосам и бросив на себя взгляд в зеркало.
   Но оказалось, что места для нас уже заняли. Причём, в первом ряду. Как только мы вошли, нас окликнул Роман и позвал к себе, а когда мы подошли, указал на четыре свободных кресла в центре ряда.
   --Дамы, прошу, - галантно произнёс енот, усаживая нас, и я покосилась на свободное место. "Наверное, это для Марата".
   --Ромка, ты молодец! Люблю тебя! - прощебетала Алина и одарила его поцелуем, а сев, начала вертеться, переговариваясь с соседями.
   Я же окинула взглядом зал, который ещё три часа назад был казённым и безликим, как тысячи стандартных актовых залов, но сейчас торжественно преобразился из-за разноцветного серпантина, воздушных шаров и цветочных композиций.
   "А вообще, здесь всё классно продумано. Зал как бы поделён на части. По центру половина пустая, а на второй стоят ряды кресел, которые можно быстро убрать, чтобы освободить ещё больше пространства для той же дискотеки. А перед креслами возвышение со сценой. С противоположной же стороны возвышение, где поставили накрытые шведские столы с закусками и слабоалкогольными напитками, а также небольшие столики, за которыми можно поужинать. Сейчас удобно смотреть концерт. Потом будет удобно и ужинать, и танцевать, или же просто опять посидеть в креслах, болтая с друзьями. Всё же у нас тут продумывалась обстановка так, чтобы всегда было комфортно", - с удовлетворением подумала я и помахала Кире и Наташе с Олесей, которые только зашли в зал.
   В этот момент верхний свет в зале погас и остались гореть только настенные бра, а сцена осветилась ярче и на неё вышел Лёха-капуцин, одетый во фрак, но такой кричащей расцветки, а именно ядовито-салатовый, с орнаментом в такие же ядовито-розовые цветочки, что все сразу рассмеялись, а он церемонно поклонился и начал толкать торжественную речь. Но я вслушиваться не стала, потому что низко пригнувшись, к нам подошла Власта и, плюхнувшись в кресло рядом со мной, выдохнула:
   --Фух, теперь можно расслабиться, - прошептала она, а потом улыбнулась мне и спросила: - Ну что, готова к концерту? У гималайского мишки сегодня так сказать дебют в твою честь. Специально попросил усадить тебя в первый ряд.
   --Да? А что будет? - меня уже так и распирало от желания всё быстрее узнать, но Власта хитренько протянула:
   --Сама увидишь. Скажу только, что мой Игорь очень рад, что, наконец, всё получилось, - после чего поднесла палец к губам и кивнула на сцену.
   Ничего не оставалось, как и самой сосредоточиться на происходящем там, и уже через пять минут я забыла обо всём, с открытым ртом глядя на то, что демонстрируют наши студенты. А талантливых ребят у нас оказалось немало.
   Какие только номера они не показывали, но больше всего меня поразил танец с саблями под бой барабанов и парень, который показал высший класс в акробатике и завязывался чуть ли не в узел. А когда Алина шёпотом пояснила мне, что он в прошлом питон, я совсем не удивилась.
   Однако чем дальше шёл концерт, тем больше я испытывала недоумение. Время, отведённое на него, подходило к концу, а Марат всё не появлялся.
   --Они будут в самом конце, - произнесла Власта, увидев, что я в очередной раз посматриваю на часики. - Осталось буквально пара номеров. Потерпи.
   --Хорошо, - кротко ответила я и снова уставилась на сцену и улыбнулась, глядя на то, как Марина со своей лисичкой-огнёвкой показывают номера, демонстрирующие ум и находчивость её ипостаси.
   А через два номера на сцену действительно вышли парни и зал взорвался подбадривающими криками и улюлюканьем. Впереди шли Марат и Игорь с электрогитарами, следом вышел Пётр и ему сразу вынесли синтезатор, а последним шёл Егор, держа в руках барабанные палочки, и подошёл к ударной установке, стоящей в глубине сцены.
   --Привет всём! - громко выкрикнул Игорь в микрофон. - Ну что, звери, будем веселиться?
   --Да! - зал взорвался ещё большим криком.
   --Тогда начинаем! - он кивнул Егору и тот постучал палочкой о палочку, а потом ударил по барабанам и ребята, подхватив мелодию, начали играть зажигательную музыку, а после Игорь ещё и запел.
   "Класс!" - стукая ногой в такт музыки по полу, я не сводила взгляда с Марата, который играл на гитаре, и то и дело улыбался мне и подмигивал. "Ребята, судя по всему, не первый год играют вместе. Не хуже любой группы, выступающей профессионально на сцене".
   --А говорят, что у медведей слуха нет, - громко произнесла Власта, наклонившись ко мне. - Мой медведь полностью опровергает это высказывание!
   --Это точно! - согласилась я, вслушиваясь в приятный голос Игоря, а потом, видя, как Алина с Романом и многие другие поднялись и начали приплясывать чуть в стороне от кресел, предложила: - Пошли потанцуем! Музыка супер!
   --Нет, пока нельзя! Меня просили уговорить тебя посидеть пару песен на месте. Марат приготовил для тебя сюрприз! Точнее, сюрприз будет какой-то двойной - и для тебя, и для меня!
   --Да?! - я удивилась, полагая, что игра Марата на гитаре и есть тот самый сюрприз. - Тогда посижу.
   Однако делать это было очень непросто. Следующая песня ещё больше разожгла во мне желание танцевать, и большого труда стоило усидеть на месте. А на третьей песне, чтобы хоть как-то выплеснуть эмоции, я начала не только ногами отбивать такт, а и хлопать в ладоши и с завистью поглядывать на тех, кто уже вовсю веселился.
   --А сейчас, ребята, хочу сделать небольшое объявление, прежде чем исполнять следующую композицию, - произнёс Игорь, когда музыка стихла. - Не прошло и трёх лет, как я, наконец, уговорил нашего гималайского медведя не только играть на гитаре, а и спеть. Сегодня вы услышите дуэт двух медведей! Готовы?!
   --Готовы! Отожгите! Давай! - закричали из зала, а Игорь посмотрел на Власту, потом на меня и тише сказал:
   --Девчонки, для вас. Градусы. Я всегда помню о главном, - после чего бросил взгляд на Марата, подошедшего ко второму микрофону, и кивнул Егору.
   Тот вступил, а следом за ними заиграли оба медведя и Пётр, и я сразу узнала музыку, которую слышала днём. "Ну, конечно, это же группа "Градусы". И как я могла не узнать? Тем более, что эта песня мне нравится!" - желание вскочить и танцевать возросло и я чуть ли не вцепилась в подлокотники, чтобы заставить себя сидеть на месте.
   А Игорь тем временем запел, и я только сейчас досконально вслушалась в слова песни. Власта же заметно покраснела и погрозила Игорю кулаком, когда он пропел: "Я не могу, когда смотрю на нее. Когда не знаю, на ком еще сидит так белье. Когда во время взрыва - по телу дрожь бежит. Конечно, потому, что она рядом лежит". Но уже на следующих словах она немного нахмурилась, когда услышала: "Она бойцов и женщин находит. Она, не пригнувшись по окопам ходит. Она может даже лица штопать. Забыть ее невозможно!", но чувствовалось, что ей приятно. А уж на припеве: " Я всегда помню о главном, когда засыпаю плавно. Я не вернусь домой, если в моем городе пропал дом твой", она тепло улыбнулась и послала своему медведю воздушный поцелуй.
   "Так прикольно за ними наблюдать", - тоже улыбнувшись, подумала я, и не сразу поняла, что следующий куплет запел уже Марат. И запел таким приятным и ласкающим баритоном, что меня сразу бросило в жар.
   "Ну, положим, петь я не могу, и в кино меня не позовут, но что на уродов, моду и породу мне плевать это точно. И верно, что не считаю жизнь только гов... ммм, плохой", - подумала я, ощущая, как щёки заливает румянец. А уже в следующую секунду покраснела, наверное, от темечка до пальцев ног, потому что Марат пропел: "И я бы, наверно, все отдал, чтобы еще узнать: как руки ее обнимать умеют, и от голоса ее теплом повеет", при этом пристально глядя на меня.
   "Ох, кто бы сомневался, что ты хочешь это узнать... И думаю, сегодня вечером будут тебе и объятия от меня, и тепло в голосе, обещаю", - с нежностью подумала я, слушая, как он поёт припев.
   Третий же куплет, после проигрыша, они запели уже на пару с Игорем и когда Марат, продолжая в упор смотреть на меня, пропел: "Когда в радио пьяный басист. Когда кроет матом таксист. Когда я не совсем трезв. Я хочу тебя видеть без...", почувствовала, как внизу живота появилось тепло и начала постепенно разливать по телу.
   "Капец, я сейчас вспыхну... Хорошо, что между нами метр..." - я нетерпеливо заёрзала в кресле, стараясь взять себя в руки, но получилось это плохо, и не успели парни допеть песню, как я вскочила на ноги и захлопала в ладоши, пританцовывая на месте. А потом и подбадривающе выкрикнула "молодцы!", когда они закончили песню.
   --А теперь дадим нашим ребятам отдохнуть, вам поужинать и начнём дискотеку! - на сцену снова вышел Лёха-капуцин и по залу прошёл ропот недовольства, на что парень заверил: - Но обещаю, наши парни ещё не раз сегодня порадуют вас своим выступлением! - на что зал отреагировал уже позитивно.
   Пока всё это происходило, Марат успел спуститься со сцены вниз и, подойдя ко мне, немного неуверенно спросил:
   --Как тебе мой сюрприз? Понравился?
   --Шутишь? Я в шоке! Это нереально классно! Ты мало того, что играешь, ещё и так классно поёшь! - воодушевлённо произнесла я, а потом обняла его за шею, и прошептав: - А это тебе за песню, - нежно поцеловала в губы, не обращая внимания на то, что рядом весь факультет и преподаватели.
   Впрочем, и медведю было на это плевать, потому что, положив мне одну руку на затылок, а вторую на поясницу, он сильнее прижал меня к себе и впился в губы таким поцелуем, что у меня перехватило дыхание.
   --Строптивая кошка всё же сдалась. Уже не сама по себе, - над ухом раздался весёлый голос Петра, а затем он кашлянул и прежде чем отойти, добавил: - Но всё же держите себя в руках. Филин блюдёт и уже хмурится.
   --Плевать на Филина, - пробормотал Марат, оторвавшись от меня и давая вздохнуть, а после снова попробовал поцеловать, но я умоляюще попросила:
   --Пожалуйста, больше не нужно... По крайней мере здесь.
   --А если не здесь, то можно? - вкрадчиво спросил он, продолжая обнимать.
   --Можно, но только при условии, что пока будут одни поцелуи. Хорошо?
   --И маленькие ласки, да? - он хитро смотрел на меня.
   --Смотря что ты подразумеваешь под ласками, - пробормотала я.
   --Хм, после дискотеки выясним этот вопрос путём проб, - ответил он и улыбнулся.
   --Ээээ, так после дискотеки мы вчетвером будем, - напомнила я. - У Егора сегодня, так сказать, первый день наказания.
   --Чёрт, забыл, - Марат с недовольством поморщился. - А может, на завтра это перенесём?
   --Нет, не перенесём, - твёрдо ответила я. - И вообще-то, прямо сейчас найдём их обоих. Между прочим, благодаря этому наказанию Егору, сейчас с тобой я, а не моя Маха.
   --Эх, а я думал, что твоё сердце растает от песни, - он с наигранной обидой посмотрел на меня.
   --Так оно и растаяло, - мягко ответила я. - Разве поцелуй не об этом говорил?
   --Ладно, говорил, признаю, - согласился он и, обняв меня за талию, сказал: - Пошли искать тигра и Динару.
   --Кстати, а у меня вопрос возник - помимо рисования эскизов статуэток, вырезания, умения играть на гитаре и потрясающе красиво петь, ты ещё что-нибудь умеешь? - спросила я, когда мы начали обходить зал, но тут же добавила: - Впрочем, не уверена, что хочу знать... И так уже комплекс неполноценности по сравнению с тобой появился. Столько талантов...
   --Кошка, все мои таланты, это старания моей матери, - с теплом ответил он. - Они не природные, а приобретённые трудом... Ну, пожалуй кроме музыкального слуха. Мама у меня работала в детском доме творчества, и я бывал там каждый день, пока она преподавала. Да и потом, до рождения Регины продолжал посещать массу кружков и секций. Поэтому научился в своё время рисовать, и вырезать всякие фигуры, и выжигать по дереву. А так же играть на гитаре и ударных. И даже занимался авиамоделированием.
   --Ого, вот это списочек, - с восхищением сказала я.
   --Да, список не маленький, - согласился он. - Но пришлось всё это бросать... Слушай, а давай сегодня не будем на тему моих талантов и всего связанного с ними.
   --Давай, - поддержала я, понимая, что таким образом навеваю на него грустные мысли, и посильнее прижалась к своему медведю, гордясь его умениями. - Сосредоточимся на нас и тигре с ягуаром.
   Динару мы нашли почти сразу, потому что большая часть студентов, после концерта потянулась к столам, чтобы перекусить, и девушка как раз накладывала себе в тарелку еду, о чём-то весело переговариваясь с Кирой, но при этом всё время оглядывалась. "Меня ищет или Егора", - сразу поняла я и потянула к ней Марата. Но он хитро улыбнулся и произнёс:
   --Кошка, ты давай, иди и себе возьми поесть, и займите с Динарой столик, а я найду Егора и мы к вам присоединимся.
   --Хорошо, - ответила я и прищурилась, интуитивно ощущая какой-то подвох и понимая, что Марат кое-что задумал.
   "Неспроста у него блеск в глазах появился. Ох, неспроста!" - подумала я, но решила пока не спорить и посмотреть, что будет дальше.
   А уже через полчаса разгадала план Марата, когда он вернулся с тигром и тот, к моему удивлению, стал не хмуриться и отделываться общими фразами или вообще молчать, а принялся любезничать с Динарой, то и дело шепча ей что-то на ушко. А когда мы поели и начали не спеша потягивать сидр и пиво, извинился перед нами и увёл девушку танцевать.
   --Думаю, они найдут общий язык, и наше общество им не требуется, - проводив парочку взглядом, сказал Марат, вертя в руках бокал с пивом, и улыбнулся мне.
   --Так, всё ясно! - недовольно сказала я. - Ты договорился с Егором, чтобы он занялся Динарой и не мешал нам. Это нечестно!
   --Кошка, почему же нечестно? - вкрадчиво спросил он, взяв меня за руку и поцеловав в запястье. - Ты же хотела, чтобы они узнали друг друга лучше, и это как раз сейчас происходит.
   --Ну, это не совсем так происходит, как виделось мне, - нервно сказала я, пригубив сидр. - Мы должны были вчетвером общаться и узнавать друг друга лучше. А Егор сейчас действует по своей стандартной схеме и занимается соблазнением Динары! Пойми, я хотела другого - чтобы он понял, что есть и хорошие девушки, и что мы не только объект для удовлетворения... эээ... физиологических нужд.
   --Не волнуйся за это. Во-первых, Динара и сама ещё та хитрая кошка, и за своё будет бороться. У Егора, как и раньше, ничего не выгорит... Ты же в курсе, что он уже не раз к ней подкатывал?.. Так вот, думаю, и сейчас ему ничего не обломится. Во-вторых, помимо этого вечера будет ещё минимум шесть, чтобы мы четверо успели наговориться и узнать друг друга лучше, поэтому не стоит сейчас злиться. Этот вечер наш с тобой, - весело произнёс он. - Или может дело в другом? Динара была твоим прикрытием от меня? - он пристально посмотрел мне в глаза, и я поняла, что лучше сказать правду.
   --Нуууу, тут как бы всё выше тобой перечисленное, - с неохотой признала я. - И Егора хочется переубедить, и Динаре дать шанс, и твой пыл остудить её присутствием... Если честно, мне пока немного страшно... Нет, не так - для меня это всё слишком серьёзно и я хочу узнать тебя ближе... Ведь, как уже раньше ты сам говорил - одно дело использовать тебя, чтобы лишиться... ммм... некоторых неудобных вещей, и другое дело - решиться на отношения... - чем дальше я говорила, тем сложнее давались слова и попытки всё объяснить, но, похоже, Марат и так всё понял.
   --Эля, не нужно хитрить со мной. Просто скажите, что тебя беспокоит, - мягко попросил он. - И поверь, я не собираюсь на тебя набрасываться прямо сегодня вечером и укладывать в постель. Я ведь говорил уже, что согласен ждать и не желаю спешить. И всё, что мне хотелось сегодня вечером, продвинуться немного дальше, чем поцелуи.
   --Немного? Это насколько? - робко спросила я, сделав большой глоток сидра, испытывая сейчас в нём потребность.
   --Лёгкие и безвинные ласки. Не больше, - заверил он и улыбнулся.
   --Ладно, этого я не боюсь, - пробормотала я, хотя понятие "ласки" было растяжимым и всё равно немного пугало.
   --Вот и прекрасно, - весело ответил он. - А сейчас пошли веселиться! После чего я с парнями сыграю ещё пару-тройку композиций и уже буду полностью твой.
   --Угу, пошли, - ответила я и вместе с этим подумала: "Полностью мой? А что мне с этим делать?.. Ох, ладно, по ситуации будем смотреть".
   Однако вечер так быстро, как планировал Марат, не прошёл. Когда спустя минут сорок, они снова вышли на сцену, их так просто не отпустили, и им пришлось больше часа играть и петь. Хотя я как раз меньше всего испытывала от этого недовольства, и веселилась, потягивая сидр, и подпевала им, особенно когда они снова исполнили песню группы "Градусы".
   "По моему, и во мне всё больше поднимаются градусы. И не только от температуры тела, а и от сидра", - в какой-то из моментов позже подумала я, танцуя возле сцены и посылая Марату воздушные поцелуи. "Впрочем, наверное, это и хорошо. Зато не страшно и даже наоборот хочется почувствовать какие там ласки решил попробовать Марат", - я всё больше заводилась, ощущая, как расслабляюсь, и всё вокруг обретает радужные краски. А когда Марат наконец-то спустился со сцены, повисла у него на шее и проворковала:
   --Всё? Теперь ты полностью мой, и я могу делать, что захочу?
   --Можешь, - весело ответил он и, прижав меня, поцеловал, но потом отстранился и, заглянув в глаза, серьёзно спросил: - Кошка, ты что, пьяна?
   --Я? Конечно, нет! - с возмущением ответила я. - Просто весело!
   --Пьяна, - спокойно констатировал он.
   --Нууу, может самую капельку, - протянула я и рассмеялась, желая и дальше веселиться, поэтому снова сделала большой глоток сидра.
   --Тогда не станем усугублять эту капельку, - он забрал у меня стакан с напитком. - И этого хватит...
   --Не будь таким занудным и правильным, - с обидой сказала я и попробовала вернуть стакан, чтобы сделать ещё пару глоточков. - Дай! В горле пересохло. Я, между прочим, подпевала вам сейчас и танцевала. Мне нужно хоть немного жидкости...
   --Пушистая, жидкости в тебе уже достаточно, - произнёс он и не дал мне стакан. - Хотя, могу предложить воды, чтобы унять твою жажду...
   --Не хочу воды! - капризно ответила я. - Или дай сидр, или пошли проверять, какие ласки тебя там интересуют! Сколько можно уже ждать, а?
   --Ох, Кошка, не соблазняй меня второй раз воспользоваться ситуацией, - пробормотал он, рассматривая меня. - Ты же сейчас и дальше готова пойти, а я не сопливый пацан, чтобы жаться по углам, срывая стыдливые поцелуйчики, и хочу намного большего.
   --А то я не знаю, чего ты хочешь! - откровенно ответила я, а потом наклонилась к нему и, пошатнувшись, добавила: - Если девушка всего пару недель назад была девственницей, это не значит, что она ничего не смыслит в этой области.
   --И как это понимать? - он прищурился. - Ты всё знаешь и поэтому специально выпила, чтобы пойти дальше? Или настолько этого боишься, поэтому и напилась?
   --Не знаю, - нахмурившись, отчеканила я, и почувствовала, как почему-то начало немного подташнивать, а разговоры стали утомлять. - Слушай, а давай на деле проверим, чего я так повела себя...
   --Ага, давай, - неожиданно согласился он и, взяв меня за руку, повёл сначала в холл, а затем и на улицу.
   Свежий воздух немного отрезвил, когда мы вышли из здания факультета, и я осознала, что на самом деле немного перебрала с сидром. "Надо было на мясное налегать после концерта, а не в салатиках ковыряться и бутики жевать", - подумала я, но почему-то угрызений совести не ощущала, а вместо этого чувствовала лёгкость в теле и голове, которых давно не испытывала. Наверное, впервые за время после смерти бабули, мне было реально хорошо и комфортно.
   "А, чёрт, могу же я хоть расслабиться по-настоящему? Могу! Вот я и расслабилась!" - подумала я и чтобы продлить эти ощущения, тихонько запела:
   --Я всегда помню о главном, когда засыпаю плавно...
   --Класс, ты уже и песни затянула, - буркнул Марат и тяжело вздохнул.
   --А что такое? Мой медведь поёт, и я хочу с ним, - ответила я и рассмеялась, представив, как мы в телах своих животных выводим рулады, от которых у слушателей сворачиваются уши.
   --Да и я не против, чтобы ты спела со мной, только не на сцене и не обязательно словами, - вкрадчиво сказал он и подхватил меня на руки, когда я споткнулась у входа в общежитие. - Но, думаю, сегодня этого точно не будет.
   --Когда в радио пьяный басист, когда кроет матом таксист, когда я не совсем трезв, я хочу тебя видеть без... Ой, мне ведь нужно петь - когда я не совсем трезва, - снова начала завывать я и тут же поправила себя, обняв Марата за шею, а затем поинтересовалась, когда до меня дошли его слова: - А почему сегодня ты не хочешь со мной петь? И что значит не на сцене и не словами, а?
   --Кошка, я тебе позже покажу, как мужчина и женщина поют наедине и в кровати, - поднимаясь по лестнице, сказал он.
   --Договорились! - весело согласилась я и затянула дальше: - Между нами всего метр... Хотя нет, сейчас и миллиметра нет... Нам не нужен проспект и ветер... Не нужен же, правда?
   --Правда, - согласился он, открывая ногой дверь в свой блок, а потом и в комнату.
   --Кстати, всё забывала тебе сказать - мне нравится в твоей комнате... Чисто и опрятно... А ещё пахнет свежей древесиной... И ты пахнешь деревом... то есть лесом... Это так приятно, - проворковала я и уткнувшись носом в шею парня, с наслаждением вдохнула. - Ты лесной мишка... Сильный, красивый, уверенный в себе и ты мне очень нравишься...
   --Не могу ответить тебе тем же, - сказал он, поставив меня на ноги. - Потому что мне ты не просто нравишься. Я испытываю намного более глубокие чувства...
   --Ооо, глубокие? А насколько? - полюбопытствовала я и, прижавшись к Марату, обняла его за поясницу, испытывая какую-то непонятную лихорадочную тягу к действиям, которая подталкивала меня и заставляла делать то, что раньше и в голову не приходило.
   --Ох, Кошка, не буди во мне зверя, - прорычал он.
   --Почему? - невинно спросила я. - Хочу посмотреть на твоего зверя... очень!
   --Эля, ты же сама не понимаешь сейчас, чего просишь, - ответил он.
   --Не-а, не понимаю! - согласилась и расхохоталась. - И не хочу понимать! Мне просто хорошо здесь и сейчас! И я знаю, что ты можешь сделать лучше!
   --Такссс, всё ясно... Знаю я, что сейчас лучше, - протянул он, после чего прижал меня к себе и впился таким поцелуем в губы, что все мысли моментально испарились из головы, и я ощутила, как меня охватывает огонь.
   --Оооо, невероятно, - промямлила я, когда Марат на секунду оторвался и, уложив меня в кровать, снова начал целовать, а потом всё перед глазами поплыло, и появились разноцветные огни, а вслед за этим я начала падать в светящуюся бездну, но тело при этом стало почему-то лёгким и невесомым.
   "Непонятно... я падаю вниз или лечу вверх?", - последнее, что подумала я и сознание отключилось.
  
  
   Глава 21.
  
   Просыпалась я медленно, и ещё не открыв глаза, ощутила неприятное чувство, что сделала что-то неправильно, а когда услышала, как рядом кто-то шелохнулся, испытала панику.
   --Марат?! - открыв глаза и увидев парня, который лежал рядом и с улыбкой смотрел на меня, я моментально всё вспомнила и ощутила такой стыд, что захотелось провалиться сквозь землю.
   "Боже, я же вчера напилась!.. Кошмар! А потом цеплялась к медведю, висла у него на шее... Целовала его... Ох, а затем... Было что-то или нет?" - эти мысли пронеслись в голове и я залилась краской. "А самое отвратительное, что я всё это отчётливо помню до момента прихода в комнату и поцелуя! Ну почему?! Лучше бы вообще ничего не помнила!".
   --Марат, - весело подтвердил он. - А что, хотела увидеть кого-то другого?
   --Скорее надеялась, что не увижу вообще никого, - промямлила я и, оглянувшись, добавила: - И что проснусь в своей комнате, а не в твоей.
   --Не смог отказать себе в удовольствии провести с тобой ночь, - ехидно ответил он и подмигнул.
   --Оооо, - выдавила я, осипнув и, наверное, стала пунцовой, но всё-таки набралась смелости и спросила: - Что-то было?.. Ты прости... Не помню ничего после... эээ... захода сюда и ммм... поцелуя... - и одновременно с этим прислушивалась к своим ощущениям внизу живота.
   "Вроде ничего не болит и никакого дискомфорта не ощущаю... Значит ничего не произошло?.. Или уже боли не испытывала и, так сказать, полностью втянулась в процесс?" - с каждой новой мысль я всё больше корчилась от стыда.
   --Не помнишь? - с досадой протянул он. - А я так старался и надеялся, что нашу первую совместную ночь ты запомнишь... В соседних комнатах так точно надолго запомнят звуки, которые ты издавала.
   --Что? - внутри что-то оборвалось, и я почувствовала, как губы затряслись, а на глазах выступили слёзы.
   "Господи, да я же теперь не смогу смотреть в глаза сокурсникам... Оооо, какая же я дура!" - захотелось спрятаться куда-нибудь подальше, поэтому я накрылась одеялом с головой и сжалась, сдерживая слёзы, которые так и просились наружу.
   "Алкоголичка! Идиотка! Пьянь!" - ругала я себя, и чувство позора только усиливалось. "Получается пением песен я не ограничилась... Даже страшно представить, что я могла вчера творить!".
   --Голова, кстати, как? Болит? - спросил Марат, подлезший тоже под одеяло.
   --Не болиттт, - не выдержав, я расплакалась, потому что лучше бы болела голова, чем я испытывала такой стыд.
   --Да? Жаль. А я надеялся, что тебя нужно лечить и мы продолжим нашу ночь. Секс от похмелья хорошо помогает, - Марат в отличие от меня, похоже, наслаждался ситуацией.
   --Не хочу я никакого сексааа! - меня начало бесить его хорошее настроение. - Я сейчас хочу умереееть!
   --А может лучше думать не о смерти, а о том, чтобы больше не пить столько? - предложил он.
   --А может, ты заткнёшься? - я разозлилась. - Видел, что я пьяна и, потащив к себе, ещё и воспользовался. А теперь ещё и поучаешь? Как будто я и без тебя сейчас не жалею, что выпила лишнего!
   --О, уже и злишься, - весело сказал он, но тут же стал серьёзным и, обняв меня, сказал: - Кошка, не переживай. Ничего не было. Закончилось всё на приходе сюда и поцелуе, - а следующее уже сказал с лёгкой долей презрения: - И я не думал, что ты такого плохого мнения обо мне. Ведь не раз уже говорил, что спешить не буду, и тем более, никогда бы не воспользовался такой ситуацией...
   --Ничего не было? - недоверчиво и одновременно с надеждой спросила я. - Честно?
   --Честно, - заверил он. - Ты отключилась. Я тебя раздел и всё. Мы сразу заснули... Ну, по крайней мере, ты.
   --Оооо, - выдохнула я, чувствуя неимоверное облегчение, но в следующую секунду снова напряглась, осознав, наконец, что лежу в объятиях полуголого парня, и на мне самой только нижнее бельё. - Ой, отпусти, - взмолилась я, теперь уже испытывая стыд от этого и того, что Марату пришлось меня раздевать.
   --Почему? Разве тебе неприятно, что мы рядом?
   "Хм, вообще-то приятно", - поняла я, но, не зная, что может повлечь такой ответ, промолчала.
   --Что, трусиха, растеряла весь свой запал, и уже боишься сказать о своих ощущениях? - снова повеселев, поинтересовался он. - А вчера ведь радовалась, что можешь делать со мной что хочешь и рассказывала, как я тебе нравлюсь.
   --Я много выпила, - буркнула я.
   --Пела, что хочешь тоже меня "видеть без..." И зверя моего уже не хочешь посмотреть? - Марат уже вовсю веселился.
   --Замолчи, - застонала я, опять испытывая жгучий стыд.
   --И ты сказала "договорились", когда я пообещал тебе показать, как мужчина и женщина умеют петь в кровати, - мишка всё не успокаивался, и я снова захотела провалиться сквозь землю.
   --Умоляю, хватит... Иначе я сейчас сгорю, - промямлила я.
   --Боюсь, мы раньше задохнёмся под одеялом, - со смешком сказал он. - Может, уже выберемся на свет божий?
   --Мне стыдно... Встань, пожалуйста, и отвернись... Я быстро оденусь и побегу к себе, а потом забьюсь в комнате под кровать и больше никогда оттуда не выползу...
   --Ага, так я тебя и отпустил, - вкрадчиво произнёс он и, отдернув одеяло, сел и подтянул меня к себе. - И перестань стесняться или стыдиться. Ну, выпила лишнего, с кем не бывает. Ну, лежишь в кровати со мной в одном белье. Так я тебя уже и обнажённой видел...
   --Ооо, ну умоляю, замолчи. Ты только хуже делаешь, - пробубнила я, щурясь от солнечного света.
   --Замолчу, если пообещаешь, что больше не будешь налегать на спиртное. Ты совершенно не умеешь пить...
   --Не умею, - признала я. - Опыта в этом особого нет. Раньше ограничивалась парой бокалов вина или пива, или какими-нибудь коктейлями, а сейчас... Это ужасно... Дважды уже выпивала этот дурацкий сидр и вот такое... Сначала переспала с тобой, а теперь и ночь с тобой провела... Скажи, честно ничего не было? - я решилась первый раз посмотреть Марату в глаза.
   --Честно - не было, - ласково подтвердил он, а потом хитро добавил: - Хотя была мысль сказать тебе, что мы занимались сексом, чтобы на будущее ты уже не боялась этого.
   --Я не боюсь этого, просто пока не совсем готова...
   --Ладно, пусть будет - не готова, - согласился он и ехидно добавил: - Хотя мне-то грех жаловаться на твоё пьянство. Оба раза мне понравились. Давай тогда так договоримся - сидр ты можешь пить только когда я рядом.
   --Я вообще к нему больше не прикоснусь, - сухо заявила я. - Тем более, когда ты рядом. Думаю, проблема не только в сидре, а и в тебе тоже. Вкупе со спиртным ты на меня действуешь... эээ... - я запнулась, подбирая правильное слово, а Марат тут же нашёлся и вставил:
   --Возбуждающе?
   --Да ну тебя! Просто неправильно действуешь и всё! - насупившись, огрызнулась я.
   --Наоборот, Кошка, очень даже правильно я на тебя действую, а ты, кстати, на меня, - безмятежно произнёс он, а затем наклонился и поцеловал меня в щёку, при этом проведя пальцами по плечу, отчего кожа тут же покрылась мурашками.
   --Надо вставать, - моментально заявила я и Марат рассмеялся.
   --О, опять кошка-трусиха выползла. Боишься, что я решу нагнать вчерашнее?
   --Нет, - пропищала я. - Маху нужно кормить и вообще, посмотреть, как она там...
   --Всё хорошо с твоей Махой. Я ещё вчера вечером позвонил Алине и предупредил, что ты ночуешь у меня, а значит - твоя киса на её попечении, и она заверила, что всё с ней будет хорошо.
   --Всё равно нужно вставать, - чувствуя себя всё больше уязвимой, пробормотала я.
   --А вообще да, давай вставать. У нас сегодня насыщенная программа и нечего в кровати валяться, - Марат снова чмокнул меня в щёку и, встав, потянулся. - Впереди нас ждёт хороший день!
   "Он это специально делает... Знает ведь, что выглядит потрясающе... Ох, и таки да, возбуждающее. А главное, почти всё видно... даже то, что скрыто облегающими трусами в виде шорт, тоже чётко очерчено", - подумала я и смутилась, потому что взгляд остановился на приличной выпуклости в паху. "Значит, зверь всё же остался на ночь в клетке, то есть в трусах... И чем я вчера думала, когда требовала его показать? Явно не головой", - покраснев, я отвернулась, ища своё платье.
   --На, накинь пока мою рубашку, - Марат понял, что я ищу и вручил мне свою одёжку. - А я пока кофе сделаю. Тебе какой - черный или с молоком? Или чай предпочитаешь?
   --Я у себя кофе попью, - пробормотала я, прикрывшись рубашкой. - Где моё платье?
   --Платье своё после кофе получишь. И после того, как мы договоримся о культурной программе на день, - хитро ответил он, а как только я открыла рот, чтобы запротестовать, добавил: - Иначе и рубашку заберу, заставив ходить в одном белье. Ты мне так даже больше нравишься... Эх, зря я вчера с тебя и бюстгальтер не снял, а ведь думал об этом, чтобы тебе было удобнее спать.
   --Марат, отдай платье! - потребовала я, чувствуя себя голой.
   --Нет, Кошка, пока не отдам! - бросил он, а потом вышел из комнаты.
   --Гад! - вслед выкрикнула я, а потом всё же набросила на себя рубашку и поднялась с кровати.
   "Капец, допилась... Уже и с парнем ночь провела... Бабуля, наверное, в шоке на небесах... Хотя, Марат порядочный и ей бы точно понравился", - подумала я и тяжело вздохнув, подошла к окну. "В четверг уже сорок дней будет... Нужно поминки устроить, а перед этим отпроситься с учёбы... И домой придётся ехать... Надеюсь, мой разлюбимый дедуля уже потерял желание наладить со мной контакт... Может сегодня днём съездить к своему дому и посмотреть - не дежурит ли там какая-нибудь подозрительная машина?.. Ой, а что там Марат про планы говорил? Он собирается и день со мной провести?" - я задумалась хочу-ли этого и решила, что хочу. "Только при условии, что за пределами комнаты. А то мало-ли, чем всё может закончиться", - я покосилась на кровать.
   --Мадмуазель, ваш кофе, - Марат вернулся в комнату и расплылся в улыбке. - Ты в курсе, что сейчас очень сексуально выглядишь?
   --Да уж, даже страшно представить насколько, - пробурчала я, вспомнив, что легла спать накрашенной.
   "Наверное, тушь размазалась, тени скатались, а уж про волосы я вообще молчу", - как могла, я тут же постаралась их пригладить и поморщилась.
   --Правильно, и не представляй! Главное, что мне нравится! - ответил он и, поставив на стол поднос, на котором стояло две чашки с ароматным кофе, сахарница и бутылка молока, поинтересовался: - Так кофе какой - с молоком или без?
   --С молоком, - сказала я и потянулась к бутылке, но он отодвинул меня и настырно произнёс: - Я сам! Хочу за тобой поухаживать. А сахара сколько?
   --На эту чашку две ложечки без горки, - ответила я, поняв, что лучше не спорить.
   Сделав всё, Марат усадил меня в мягкое кресло и вручил чашку, а потом сам уселся на кровать и, сделав пару глотков напитка, сказал:
   --Сегодня выходной. И я официально тебе заявляю, что домой не отпущу. Но чтобы не выглядеть таким уж тираном, обещаю взамен интересную развлекательную программу. Итак, сейчас у нас время на сборы, а затем выезжаем с территории универа. В городе в первую очередь позавтракаем, потом прогуляемся и подышим свежим воздухом. Затем пообедаем и можно съездить в парк экстремальных развлечений... Хотя нет, после вчерашнего тебе лучше этого пока не делать... Сходим в кино, или боулинг, или каток, или на худой конец в какой-нибудь музей. Выбирай сама... Нет! Есть лучше вариант! Давай в аквапарк съездим! Покупаемся, на горках покатаемся. А к ужину вернёмся сюда, и уже будем претворять в жизнь твой план по перевоспитанию тигра. Согласна?
   --Аквапарк? - с интересом переспросила я.
   --Да. Тот, который помпезно открылся в прошлом году. Говорят, что там много интересного. И горки есть, и трамплины, и гейзеры, и искусственные течения, и водопады и джакузи... В общем, развлечений хватит на целый день.
   --Ммм, заманчиво, - пробормотала я, прихлёбывая кофе. - Надо подумать над этим.
   "Вообще-то, я давно интересовалась этим аквапарком и хотела там побывать. Но всё денег не было... Только вот опять, мы с Маратом будем почти без одежды. Мой купальник и его плавки - это малое прикрытие. Так парень ещё больше распалится".
   --Подумать над этим? - он усмехнулся и, по-видимому, разгадав мои мысли, продолжил: - Или над тем, что мы опять будем почти обнажёнными? Что, Кошка, снова трусишь, боясь, увидеть меня в одних плавках? Взгляд ведь так и притягивает к некоторым частям тела, да?
   --Что? Нет, конечно! - фыркнула я, но увидев, что мишка улыбается, решилась произнести: - Это скорее ты желаешь продемонстрировать лишний раз свои мускулы. Думаешь, я не понимаю, зачем ты потягивался передо мной, когда согласился подняться из кровати? Так и ты не забывай, что мне тоже есть что показать.
   --О да, тебе есть что показать, - вкрадчиво согласился он. - Но на самом деле я не столько желал продемонстрировать тебе своё тело, сколько потихоньку приучить к моему полуголому виду, чтобы ты перестала смущаться.
   --Да с чего ты вообще взял, что я смущаюсь? - высокомерно поинтересовалась я, разозлившись, что меня к чему-то пытаются приучить, как шкодливую кошку. - Я в спортшколе знаешь сколько раз видела полуобнажённых пацанов с более внушительными торсами? Кучу! Я не то чтобы не испытываю смущения, а скорее скуку, глядя на всё это!
   --Значит, скуку? - спросил он, прищурившись, и я поняла, что сболтнула глупость. - Знаешь, Кошка, будь на твоём месте любая другая, я бы сдёрнул с неё рубашку, оставив в белье... Даже нет, только в нижней части белья, чтобы не сбежала! Полностью разделся бы сам и всё время мелькал перед глазами, наблюдая какую скуку я вызываю... Но, с тобой такого делать не буду. Скажу лишь одно - не нужно такого говорить в адрес парня, который испытывает к тебе чувства. Плохо может закончиться...
   --Тогда и я молчать не буду, и скажу тебе кое-что - не нужно обращаться со мной, как с каким-нибудь животным и к чему-то приучать, - перебив его, процедила я. - Дрессировать будешь других, а не меня!
   --Дрессировать? - он удивлённо посмотрел на меня. - И в мыслях такого не было... Ты что, думаешь, что я хочу сломать твою волю, и заставить делать только то, что я хочу?
   --А что, разве нет? Что это за слова - приучать? Я сама себе хозяйка и учиться буду только тому, чего сама хочу! - вызывающе ответила я.
   --Хм, с понимание в человеческом теле у нас пока не очень, - пробормотал он, а потом отставил чашку и, подойдя ко мне, присел на корточки, после чего ласково добавил: - Эля, я желаю тебе только лучшего. А ты почему-то думаешь о худшем. Я ведь вижу, что тебе не по себе и видел, как ты смутилась, когда я поднялся, а затем покраснела, посмотрев на мои трусы... Пойми, я хочу тебе показать, что этого не стоит смущаться, и испытывать интерес к телу мужчины не страшно. Ведь и мне не терпится посмотреть на тебя... А ты всё воспринимаешь так, как будто этого нужно стыдиться, и ещё намекаешь, что я могу вызывать у тебя скуку...
   --Всё, я поняла, - пробормотала я, осознавая, что слишком остро отреагировала на его слова. - Просто для меня всё это в новинку и неудобно...
   --Кошка, я твой первый мужчина. Ты провела со мной ночь... В конце концов, ты при мне ходила в туалет, пусть и в теле своей Махи! - он улыбнулся. - Так что всё теперь удобно! Скажу тебе даже такое - ты сегодня пукнула, пока спала...
   --Чтоооо?! - от такого откровения захотелось расплакаться и все предыдущие слова тут же забылись.
   "Оооо, кошмар! Проклятый сидр!" - утренний стыд по сравнению с нынешним был совсем не сравним и, опустив глаза, я пожалела, что не могу испариться из комнаты.
   --Хм, по-моему, ты опять не так поняла мой посыл... - Марат с сожалением посмотрел на меня. - Дело не в том, что ты делала, а том, что всё это естественно. То есть, естественно просыпаться в объятиях любимого парня, интересоваться его телом, наслаждаться его близостью, желать его... Я только это хочу тебе показать, а совсем не дрессировать и навязывать то, чего ты не хочешь...
   --Марат, умоляю, хватит, - простонала я. - Утро и так самое худшее в моей жизни...
   --Неправда, это самое лучшее утро. Уверен, однажды мы со смехом вспомним его, - с улыбкой произнёс он. - Но я хочу вспоминать не только утро, а и день. И хочу, чтобы в аквапарке ты не дёргалась, когда мы в обнимку, полуобнажёнными, будем спускаться с горки, или когда я буду обнимать тебя под водопадом, или подныривать под тебя на искусственном течении и хватать за ноги или за талию...
   --Ага, или когда я буду пукать под шумок джакузи... - уныло добавила я, осознавая, что это мой самый большой позор в жизни, и я никогда этого не забуду.
   --Эм... родная, ты прости, но в джакузи буду пукать уже я, чтобы уравновесить твои поступки, - смеясь, сказал он. - Но для этого нужно туда доехать... Поверь, это пойдёт нам на пользу. Так как, ты готова к отдыху в аквапарке?
   --Да, - выдохнула я, хотя всё больше испытывала желание спрятаться в какую-нибудь раковину, как улитка, и никогда больше не вылезать.
   "Но при этом я не хочу терять мишку из-за неумения пить, и как следствия - несдержанности своего организма... Раз накосячила, нужно реабилитироваться... И в конце концов, Марат прав! Иначе я так и буду дёргаться из-за его обнажённого торса. А в авквапарке это будет естественным, если мы станем обниматься и прикасаться друг к другу, пока плаваем или веселимся".
   --Спасибо, - с нежностью ответил он и, встав, подошёл к своему шкафу. - Тогда допивай кофе, одевайся и беги к себе. Через тридцать минут я зайду, и поедем гулять. Договорились? - достав моё платье, он положил его на кровать и подмигнул мне.
   --Договорились, - согласилась я и, когда допила кофе и принялась одеваться, заставила снять с себя рубашку, не прося Марата отвернуться.
   "Мы через час-полтора в аквацентре будем плавать, а на купальнике у меня поменьше ткани, чем сейчас на белье", - сказала я себе для успокоения, но всё равно постаралась быстрее натянуть платье.
   --Давай застегну молнию, - предложил он и, подойдя со стороны спины, сделал это, а затем наклонился и поцеловал меня в шею, прошептав: - Кошка, мне очень понравилась проведённая с тобой ночь. Надеюсь, в скором времени будет ещё не одна такая же ночь, а может и в сто раз лучше... А теперь беги к себе и собирайся.
   Кивнув, я выскочила в прихожую, потому что тело моментально отреагировала на этот интимный шёпот и перед глазами появились картинки других ночей, что сейчас было совсем не к месту. "Так, прекрати! О ночах и шёпоте подумаешь, когда это случится. А сейчас нечего себя накручивать", - скомандовала я себе и, схватив туфли, вышла в коридор, молясь, чтобы никого не встретить.
   К счастью, все студенты после бурного вечера ещё отсыпались, и в свой блок я добралась без столкновений с сокурсниками. А там, зайдя в прихожую, поняла, что и Алина ещё спит, и в гостях у нас Роман.
   "Как пить дать, ребята легли поздно, поэтому лучше не шуметь. Соберусь, напишу им записку и уйду", - решила я и вошла к себе.
   Маха, с требовательным "мяу" спрыгнула с кровати, на которой спала вместе с Капой и я могла поклясться, что читаю в её глазах осуждение.
   --Что, ругаешься, что я дома не ночевала? - пробубнила я. - Ну, прости. Твоя хозяйка вчера напилась. Но как вижу, у тебя всё хорошо. Так что не возмущайся. Иди, лучше, продолжай спать, в обнимку со своей подружкой.
   Подхватив на руки, я прижала её к себе и почесала за ушком, а потом положила рядом со спящей Капой и принялась быстро собираться. А когда была готова, вышла в прихожую, чтобы перехватить Марата ещё до стука в дверь, и там уже навела на себя последний лоск.
   --Не шуми, - попросила я, открыв дверь, как только услышала шаги в коридоре и они остановились возле блока. - Алина и Ромка ещё спят.
   --Похоже, всё общежитие ещё спит. Видать хорошо вчера погуляли, - с улыбкой сказал он. - Ну что, готова?
   --Да, - я кивнула и, взяв пакет с купальником и полотенцем, вышла в коридор, тихонько прикрывая за собой дверь.
   --Тогда, поехали! - жизнерадостно произнёс он и, забрав у меня пакет, положил его в свою небольшую сумку, после чего повесил её себе на плечо и взял меня за руку. - За воротами универа нас уже ждёт такси и сначала, как уже говорил, едем перекусить...
   --Такси? Шикуешь? - весело полюбопытствовала я, когда мы спустились в холл.
   --Почему же шикую? Просто хочу, чтобы тебе было максимально комфортно, - в тон ответил он.
   --Кстати, давай сразу договоримся - я сама за себя плачу... - успела сказать я, как Марат резко остановился и сухо прервал:
   --Да? Можно узнать, чем это продиктовано? Тем, что считаешь меня неспособным заплатить за мою девушку или желаешь в очередной раз проявить самостоятельность?
   --Эээ, просто хочу сама за всё платить, - осторожно ответила я, осознав, что в очередной раз сказала не то, что нужно. - Чтобы не считать себя обязанной в дальнейшем... Да и билет в аквапарк стоит немалых денег... А ты ведь отцу помогаешь и сёстрам. Я же живу одна... А стипендии у нас хоть и большие, но...
   --Кошка, я работаю уже не первый год и стипендия для меня вообще не деньги, потому что я получаю намного больше после каждого задания. И этих заданий у меня более чем достаточно. Поэтому не стоит считать, что поход в кафе и аквапарк как-то повлияют на мои финансы. И если уж на то пошло, будь у меня проблемы с деньгами, я бы нашёл другой способ провести с тобой время. Так что давай прямо сейчас договоримся - если ты платишь сама, то и день проводишь сама, - холодно сказал он, сверля меня взглядом. - Так как - вдвоём мы сегодня или нет?
   --Знаешь, очень хочется тебе насолить за тон и, фыркнув, сказать, что и без тебя хорошо развлекусь, - не менее холодно ответила я. - Но...
   --Но ты всё же добрая кошка и пожалеешь мишку, - он резко поменял тон на ласковый, и обнял меня. - Ты разрешить платить за себя и в дальнейшем не станешь поднимать эти вопросы. За что я пообещаю вести себя очень прилично.
   --Именно так, хотя очень хочется проучить мишку за его авторитарное поведение и манеру говорить со мной, - я так быстро не могла сменить гнев на милость и осознала, что нужно медведя отучать от такого поведения, поэтому добавила: - Марат, давай сразу договоримся - я не одна из твоих сестёр, поэтому не нужно чуть что становиться отчуждённым и диктовать свои условия. Мы или равные партнёры, или вообще ограничиваемся - "здрасте-до свидания"...
   --Меньше всего я хочу, чтобы ты была моей сестрой, - он обаятельно улыбнулся. - Иначе я начну считать себя психически нездоровым из-за сексуальной тяги к тебе. И ты права - отношение к сёстрам влияет и на отношение к тебе. Обещаю, изо всех сил буду стараться сдерживать себя и не давить на тебя. Но всё же согласись - это нормально, когда парень платит за любимую девушку...
   --Нормально, - перебив, подтвердила я. - Просто и ты пойми меня. Я хочу как лучше и учитываю, что ты помогаешь родным...
   --Так, хватит, - он тоже перебил меня. - Сразу заверяю - у меня хватит денег и на сестёр, и на тебя... Вообще больше не хочу поднимать финансовые вопросы. Деньги - есть.
   --С чем тебя и поздравляю... - язвительно бросила я, потому что тон мишки снова начал раздражать.
   --Тогда едем развлекаться и перестаём ругаться...
   --Мы не ругаемся, а спорим, - поправила я.
   --Мы не спорим, а придираемся к словам, - ответил он, а потом заразительно рассмеялся и, прижав меня к себе, добавил: - Ох, Кошка, весёлая жизнь ждёт нас с тобой.
   --Да уж, обхохочешься, - снова язвительно сказала я, но не выдержала и сама улыбнувшись, подумала: "Прав Марат, что в человеческом теле общение нам пока даётся не совсем просто. Надеюсь, день не закончится грандиозным скандалом, и мы сможем нормально общаться".
   И мои надежды оправдались. В кафе, завтракая, мы мило болтали об учёбе, и Марат немало просветил меня насчёт нашего факультета и преподавателей, приправляя всё это весёлыми историями, случившимися в прошлые годы. А когда пошли гулять в парк, веселил меня вовсю, рассказывая, как сам учился управлять первым медведем и с какими трудностями столкнулся.
   Оказалось, что больших хищников тоже постепенно учат контролировать своих животных, и в зависимости от вида вывозят или в специальные питомники, или в ближайшие зоопарки, и там уже тренируют под видом исследовательских программ или ветеринарного осмотра.
   Марат, вместе с Егором, тренировались в специальном центре под Хабаровском, куда привозят найденный в тайге молодняк, оставшийся без своих мам, и я ухахатывалась, когда он рассказывал, как в теле маленького медведя он изучал этот мир. И даже обещал показать фото, где они вместе с Егором в телах маленького мишки и тигра играют, и заодно учатся.
   За этими разговорами часы летели незаметно, и я не успела оглянуться, как пришло время обеда. А затем мы поехали и в аквапарк.
   Там, поначалу, выйдя в купальнике к бассейнам, я чувствовала себя неуютно, увидев, как жадно Марат на меня смотрит, и отметила на будущее, что необходимо приобрести закрытый купальник, чтобы лишний раз не соблазнять парня. Ведь этот купальник, который купила летом, я стеснялась и бабуле показать, потому что он, в районе груди, больше походил на малюсенькие лоскуточки ткани с верёвочками. Да и низ купальника прикрывал не на много больше.
   "Хотя Марату явно нравится", - всё же отметила я и даже позже начала хихикать, когда после особенно сильных прижиманий ко мне, парень резко отплывал, а перед этим я чувствовала, как в районе паха у него начинала образовываться весьма недвусмысленная твёрдость.
   "Я однозначно завожу его и чем дальше, тем больше... Бедный мишка. Судя по словам Алины у него раньше была бурная сексуальная жизнь, и тут попалась я. Приходится воздерживаться теперь. Ведь даже то, что между нами произошло в канун начала учебного года и сексом-то назвать нельзя... Впрочем, и я ощущаю, как внутри всё загорается, когда он прижимает меня к себе", - в конце концов признала я, когда мы в очередной раз скатывались с горки, и он, сидя сзади, крепко держал меня за талию, а я восторженно пищала от острых впечатлений.
   "Но одно точно должна признать - чем больше мы в аквапарке, тем меньше неудобства я испытываю. Уже не дёргаюсь, когда Марат проводит рукой по животу или спине, когда обнимает меня и прижимается, когда игриво подныривает под меня и хватает то за ногу, то за руку, а то и легонько щиплет за ягодицы... С ним всё воспринимается естественно", - спустя три часа подумала я, окончательно расслабляясь и улыбнулась, осознавая правоту парня, что поездка в аквапарк пойдёт нам на пользу.
   --Как моя кошка себя чувствует? - спросил Марат, когда мы в очередной раз спустились с горки. - Что сейчас хочешь - водопад или гейзер?
   --Кошка чувствует себя дельфином и хочет водопад! - жизнерадостно заявила я и сама подплыв к парню, обняла его со спины за шею, а талию обхватила ногами.
   --В таком положении я дельфин, который спасает тебя, - рассмеялся он, поплыв. - А ты моя мелкая пиявочка.
   --Как хочешь меня обзывай, лишь бы рядом был, - великодушно изрекла я, наслаждаясь моментом.
   --А можно только обзывать, или буквально быть рядом, почти как сейчас, но только чтобы и я имел простор для действий? - хитро спросил он, подплыв вместо водопада к бортику бассейна, а потом резко извернулся, взяв меня за руку, и я непонятным образом оказалась перед ним. - Вот, например, как сейчас, - прижавшись ко мне, он заглянул в глаза, при этом начав гладить по спине, постепенно опуская руку всё ниже, а затем и вовсе просунул ладонь под бикини и принялся поглаживать меня пальцем между ягодицами.
   --Марат, тут же люди... и дети, - стушевавшись, пробормотала я и, чувствуя, как он всё ниже углубляется от копчика.
   --Люди есть везде... Их говорят, вообще семь миллиардов на Земле, так что остаться наедине можно либо в моей комнате, либо в твоей, - ласково ответил он и чтобы не смущать меня, вытащил руку из моих трусиков, но тут же опустил её ниже и провёл пальцами по внутренней стороне бедра, отчего у меня резко перехватило дыхание.
   "Ох, чёрт, а это ещё приятнее, и так близко... Нельзя этого делать", - пронеслось в голове и я прерывисто вздохнула, не зная, что ответить.
   --Эля, давай сегодня вечером нагоним то, что вчера упустили, - вкрадчиво предложил он. - Маленькие, невинные ласки наподобие этих... Нежные поцелуи.. Часик после ужина посидим с Егором и Динарой, а часик потом проведём наедине. Обещаю до логического конца мы не пойдём... если ты, конечно, сама этого не захочешь...
   --Хорошо, - сдалась я, ощущая, как низ живота сладко заныл, когда Марат скользнул пальцами между ног и провёл ими по моим трусикам в очень чувствительных местах. - Но давай сразу договоримся, без таких вот поглаживаний...
   --Именно без таких? Договорились, - быстро ответил он, убрав руку. - Только бы хотелось узнать, почему? Не приятно, или слишком приятно?
   --Вот что за привычка - задавать вопросы, на которые и так знаешь правильные ответы, - прошипела я, чувствуя подвох в первых словах Марата.
   "Он точно что-то задумал... Ударение на "именно без таких" говорит лишь об одном - у него в запасе масса интимных ласк и, дав слово не использовать одну, другие он точно попробует", - подумала я и сжала ноги, чтобы мишка прямо сейчас не начал действовать.
   --Просто хочу услышать, что тебе это нравится, - с улыбкой произнёс он. - Как уже говорил утром, подталкиваю тебя не стесняться ни своих желаний, ни разговоров на эти темы.
   --Ты меня не подталкиваешь, а прямо таки пихаешь вперёд, - с недовольством пробормотала я.
   --Опять придираешься к словам? - весело поинтересовался он. - Ох, Кошка, и острый же у тебя язычок временами... И я очень жду, когда ты решишься применить его не только для разговоров.
   --И опять придерусь к словам - ты не ждёшь, а действуешь, провоцируя меня, - долго на Марата злиться не получалось, и я улыбнулась.
   --Тогда давай и сейчас я буду действовать, - сказал он. - Предлагаю собираться и возвращаться уже в универ или всё же хочешь ещё поплескаться?
   --Не хочу, - подумав, ответила я, потому что столь длительное купание стало приедаться.
   --Вот и замечательно. Тогда переодеваемся сейчас, выходим из центра и берём такси...
   --Слушай, тут маршрутка прямая ходит. Давай на ней доедем. А от остановки всего минут семь - десять ходьбы... Хочу ещё раз подышать свежим воздухом, перед возвращением, - соврала я, на самом деле пытаясь хоть так выиграть время, чтобы унять свой страх перед вечерней встречей.
   --Ну, хорошо, - протянул Марат, кажется, поняв, зачем я это делаю, но озвучивать свои мысли не стал.
   А когда мы переоделись и вышли из здания аквапарка, постарался меня отвлечь от мыслей о предстоящем вечере и стал рассказывать, как они выезжают в тайгу группой хищников и как там развлекаются на природе, приводя к лагерю своих животных. Я тут же живо представила картину, как гималайский медведь позволяет себя гладить или прокатиться кому-нибудь из наших девчонок на спине, и самой захотелось посмотреть на Марата в личине его животного.
   --Ой, а с вами можно как-нибудь съездить? Очень хочу посмотреть на тебя в теле медведя! - восторженно произнесла я, когда мы доехали до нашей остановки и, выйдя, направились к университетской территории.
   --Нужно у Игоря спросить. Если разрешит, то обязательно возьму тебя с собой, - заверил он, ведя меня вдоль дороги и крепко держа за руку. - У нас там зверинец хороший собирается. Егор тигров приводит, Никита - гепардов. Сергей и Ксения - волков. А иногда и Петру удаётся привести ирбиса...
   --Слушай, а это для вас не опасно? - я нахмурилась. - Вдруг из тела выкинет, и животное взбесится, обнаружив себя среди людей...
   --Кошка, об этом мы думаем в первую очередь, - ответил он. - Поэтому ведём их к лагерю не с первого раза, а поэтапно. Да и в самом теле отслеживаем и рассчитываем время, чтобы сначала привести его, а потом и увести назад в тайгу, до момента выброса. А самое главное, у нас есть свои места стоянок, где мы всегда разбиваем лагеря и там давно сооружены клетки, куда можно на время определить животное. Так что всё продумано и опасности нет.
   --Понятно, - ответила я и запнулась, потому что на улице уже было темно, а уличные фонари горели через один, да и я под ноги себе не особо смотрела, всецело поглощённая рассказом Марата.
   --Осторожно, - не дав мне упасть, сказал он, и в этот момент сзади появилась какая-то машина, переключившись на свет дальних фар и хорошо освещая нам дорогу. - О, самый раз, - Марат оглянулся и я вместе с ним, и ощутила тревогу, потому что машина прибавила газу, и летела с большой скоростью, стремительно нагоняя нас.
   --Больной что ли так летать в черте города, - успела пробормотать я, как Марат резко пихнул меня к деревьям, растущим недалеко от обочины, и закричав:
   --Эля, с дороги! Беги! - сам бросившись следом за мной.
   --Аааа, - с ужасом успела выдохнуть я, осознав, что машина несётся как раз на нас и кинулась к деревьям, чтобы за ними спрятаться.
   "Или машина потеряла управление, или за рулём кто-то пьяный! Придурок!" - пронеслось в голове и в этом момент я споткнулась и уже упала, без поддержки Марата.
   А рёв двигателя всё приближался, и меня парализовало от страха, и оставалось только надеяться на то, что машина не съедет с дороги и промчится мимо. Но эта надежда тут же умерла, как только я снова увидела, как фары освещают землю передо мной и отчётливо поняла, что машина всё же управляема и повернула с дороги как раз на нас.
   Сжавшись, и не в силах подняться, я зажмурилась и в этом момент ощутила, как кто-то хватает меня за ворот куртки и тащит дальше от дороги.
   "Марат? Помог... Не бросил", - отрывистые мысли возникали в голове и тут же исчезали, а помощь придала сил и вывела из оцепенения, и на четвереньках, помогая себе руками и ногами, я стала двигаться к деревьям, осознавая, что там наше спасение. А затем случилось то, что заставило меня вскочить на ноги и, отцепившись от руки Марата, нестись быстрее ветра.
   Как только мы добрались к первым деревьям и оказались за ними, машина нас нагнала и врезалась в один из стволов. Скрежет металла, лопающие стёкла и мерзкий визг какого-то из агрегатов двигателя - всё это больно ударило по ушам и ещё больше - по нервам и, закричав, я побежала, боясь, что больной за рулём не остановится на этом.
   Однако, как всё неожиданно началось, также и закончилось. Автомобиль натужно заурчал и сдал назад, а потом задом же выехал на дорогу и, развернувшись, направился в сторону остановки.
   Пробежав по инерции ещё с десяток метров, и постоянно оглядываясь, я, наконец, остановилась и тяжело дыша, спросила у Марата, который бежал следом за мной:
   --Что... это... было?.. Нас что... хотели... убить?..
   --Боюсь... именно так, - подтвердил он, тоже тяжело дыша и не сводя взгляда с дороги. - И спасли нас только деревья... Здесь бы он не проехал...
   --Но за что? - я пока отказывалась верить в попытку убийства. - Мы же ничего и никому не сделали... Нужно полицию вызывать, чтобы этого больного поймали...
   --Никакой полиции, пока не доложим всё Оресту, - отчеканил Марат и, подойдя ко мне, обнял, сильно прижав к себе, после чего с болью добавил: - Я так испугался за тебя.
   --Я тоже, - промямлила я, внезапно ощутив слабость, и вцепилась в парня. - Спасибо, что не бросил там и помог добраться до деревьев...
   --Кошка, да я готов под колёса машины ради тебя лечь... и не только это, - ответил он, судорожно вздохнув, но быстро взял себя в руки и уже спокойнее произнёс: - Пошли быстрее к универу. Нужно рассказать всё. Чем меньше пройдёт времени, тем больше шансов, что поймают этого ублюдка.
   --Ага, пошли, - согласилась я, чувствуя, как ноги становятся ватными, а ладони саднит от мелких царапин, но промолчала об этом и, взяв Марата за ладонь, поплелась за ним, в то время как он, продолжая оглядываться по сторонам, достал из кармана куртки телефон и набрал чей-то номер.
   --Игорь, пошли кого-нибудь к главным воротам универа, - произнёс он, когда ему ответили на вызов. - Нас с Элей, по ходу, только что старались сбить машиной и это было целенаправленно... Нет, не пострадали. Успели спрятаться за деревьями... Нет, вроде уже уехал, но полной уверенности нет... Да, мы рядом и идём к ним... Хорошо, ждём.
   --Ты думаешь, машина вернётся? - испуганно спросила я, когда Марат нажал "отбой" и спрятал телефон в карман.
   --Не исключаю такой возможности, - откровенно ответил он, а потом остановился и обнял меня. - Но не волнуйся, тебя я в обиду не дам. Да и подмога уже спешит. Игорь сказал стоять на месте, держась ближе к деревьям и ждать его с ребятами.
   "Господи, да что же такое?! Мало что ли проблем в жизни?.. Такой прекрасный день сегодня был и вот... Попытка задавить нас... Или кого-то одного из нас... Но кого? Меня? Или Марата?" - подумала я и расплакалась, не желая умирать, и тем более терять своего медведя.
  
  
   Глава 22.
  
   Спустя пять минут, со стороны университетских ворот донёсся рокот мощных двигателей и мы увидели, как по дороге едет три внедорожника, из окон которых кто-то яркими фонарями освещает обочину. И мы поняли, что это наша подмога.
   Марат вышел из тени деревьев и помахал им, после чего внедорожники съехали с трассы. Когда они остановились возле нас, он быстро объяснил приехавшим ребятам в чём дело, и группа разделилась. Один из внедорожников поехал в сторону остановки. Парни из второго автомобиля остались на месте, принявшись его осматривать. А нас посадили в третью машину и повезли в универ.
   А ещё спустя пять минут, мы с Маратом уже сидели в кабинете Ореста и меня била мелкая дрожь, когда я слушала, как мой медведь в подробностях рассказывает о происшествии ректору и собравшимся здесь тренерам, среди которых были и Игорь, и Филин, и Кабан.
   --Шшш, терпи, - произнесла Власта, обрабатывая мне ладони, израненные в тот момент, когда Марат тащил меня к деревьям, и я помогала себе руками.
   --Ммне нне болльно, - заикаясь, тихо ответила я. - Просто тррясёт... Отххожу после стррресса.
   --Он специально свернул с дороги, в этом я могу поклясться, - тем временем продолжил рассказ Марат. - Но определить, кто цель я не могу. Мы с Эльгой держались всё время рядом.
   --Марку машины сказать можешь? Или хотя бы описать тип повреждений, чтобы мы точно могли указать, что искать, - мрачно произнёс Орест.
   --Порш Кайен. Или чёрный, или тёмно-синий, - быстро ответил Марат. - И ещё я успел рассмотреть букву и первую цифру номера - к-три.
   --Порш Кайен? Дорогая тачка, чтобы гонять простых студентов, - пробормотал Кабан
   --Молодец, - Орест похвалил Марата за наблюдательность и кивнул Филину.
   Тот сразу же выбежал из кабинета, а Кабан задумчиво произнёс:
   --Нам сейчас важно понять, откуда ветер дует, чтобы устранить угрозу. Но какое-то глупое нападение... Непрофессиональное. Поймать ребят на дороге и пытаться сбить... Не похоже на работу спеца.
   --И меня это смущает, - согласился Игорь. - Может попугать хотели?.. Но нас пугать себе дороже.
   --Не похоже на попытку испугать, - ответил Марат. - Нас реально пытались задавить... Мне кажется, я этот джип видел, когда мы вышли из маршрутки. Похоже, кто-то выжидал, пока мы появимся, а когда мы немного отошли, решили действовать. Даже машину не поскупились разбить...
   --Но Марат, ты же не маленький и понимаешь, что наши противники действую другими методами, - произнёс Орест. - Ты говорил, что вы гуляли в парке, завтракали и обедали в кафе, оставляли одежду в раздевалке аквапарка и, работай профессионал, он имел массу возможностей убрать вас, начиная от снайперского выстрела до отравления еды, или нанесения какого-нибудь яда на одежду.
   --Это я понимаю, - медведь поморщился. - И самого смущает метод нашего устранения. Детский какой-то. Даже не представляю, кто так может действовать... Нет у меня врагов и дорогу я никому не переходил из тех, кто будет так неумело мстить...
   --А может дело не в тебе? Нападение было в первую очередь на кошку? - Кабан вопросительно посмотрел на меня.
   --Эльга, у тебя есть враги, желающие убить? - Орест перевёл суровый взгляд на меня, но видя, как меня ещё больше затрясло, смягчился и пояснил: - Подумай хорошенько и ничего не скрывай. Это очень важно. Понимаешь, нам важно знать на кого могли покушаться - на кого-то из вас, как на студентов это университета, или просто как на людей. В первом случае это значит, что произошла утечка информации и её срочно нужно устранять, чтобы это не пошло дальше. Во втором случае - всё проще и проблема не так глобальна и серьёзна. И сразу хочу тебе сказать - мы своих студентов не бросаем и не умоем руки, оставив тебя одну разбираться с проблемой, если она не касается нашего факультета.
   --У меня тоже врагов нет, - пробормотала я и принялась перебирать в голове тех, кто мог бы желать мне зла. - Я ни с кем не конфликтовала...
   --Не обязательно сейчас. Может раньше? - предположил ректор. - Может в школе, или спортшколе? Соседи? Просто знакомые? Кто-то завидовал тебе, что ты поступила сюда? Дело может быть и в этом, судя по характеру нападения.
   --Хм, после школы достаточно времени прошло и почти все одноклассники разъехались. Осталась только одна подруга, но она точно этого делать не станет. Да и не общались мы с ней в последний месяц, - ответила я. - В спортшколе... Была одна девушка, которая считала, что я стою у неё на пути, но сейчас ей нет смысла устранять меня, ведь я ушла из спорта, а как раз этого она добивалась... Соседи и знакомые... Я со всеми дружила... Вернее, поддерживала дружеские отношения, но в свою жизнь никого и никогда не пускала... Да и вообще, никто не знает, что я учусь в этом университете. Я даже матери этого не сказала...
   --Кстати, а не месть ли это матери? - тут же вставил Кабан.
   --Вряд ли. Мы с ней практически не общаемся уже восемь лет. А бросила она меня ещё раньше, - подумав, сказала я. - Хотели бы ей насолить, думаю, ударили бы по её сыну или мужу.
   --Но всё равно стоит проверить, - настоял Орест. - А больше, значит, ничего не припоминается?
   --Вроде, нет, - я пожала плечами и нехотя добавила: - Правда, объявился тут недавно мой дед по отцовской линии. Но он не убивать меня хотел, а наоборот наладить отношения, с типа, потерянной внучкой. Всё горы золотые обещает, если я соглашусь с ним общаться... И хотя я отказываюсь, не думаю, что он бы стал меня за это убивать. Даже скорее боюсь, что так просто он не откажется от мысли наладить со мной общение и будет всячески задабривать...
   Прервал меня звонок на мобильный ректора, и я с облегчением вздохнула, боясь, что мне начнут задавать вопросы про деда и его семейку, а соответственно придётся на них отвечать и рассказывать то, что и самой было неприятно вспоминать.
   --Слушаю, - тут же ответил он и нахмурился, выслушивая собеседника, а потом отрывисто бросил: - Кому она принадлежит уже выяснили?.. Как? Чернова Валерия Фёдоровна? - записав данные на листок, он добавил: - Найдите мне её, - после чего сбросил вызов и сказал: - Машину нашли. Она сейчас горит недалеко от места происшествия. Теперь потрясём хозяйку.
   --Стопроцентный угон, - сухо сказал Кабан. - Вряд ли хозяйка в курсе.
   --Кхе, Чернова Валерия? - вставил Марат и виновато покосился на меня. - Это девица из той части университета, - он кивнул в бок и все поняли, о чём он говорит. - Мы какое-то время встречались в прошлом учебном году, а потом расстались...
   --Случайно не она тебя окликала, когда мы ходили за аппаратурой? - прищурившись, поинтересовался Игорь.
   --Она, - тяжело вздохнув, ответил он. - Но я не верю, что она на это пойдёт. Кишка у неё тонка. Да и глупо было бы использовать свою машину для такого.
   "Лера? Это та высокая блондинка?.. Она хотела нас убить?" - я изумлённо уставилась на Марата, чувствуя, как внутри всё закипает от злости.
   --Ну, женщины в ярости не всегда думают головой, а действуют на эмоциях, - многозначительно протянул Кабан. - Как она себя повела, когда вы расстались?.. Или ты забыл ей сказать об этом? И знает ли она, что ты крутишься сейчас возле кошки? - он перевёл взгляд на меня, и я покраснела, осознавая, что наш роман всем уже очевиден.
   --Элю она видела, - произнёс Игорь.
   --Да у нас ничего серьёзного с ней не было, и она всегда это понимала, - мрачно сказал Марат. - Встречались только... ну, по ночам...
   --Так, если окажется, что всё это затеяла эта Чернова, я буду очень сильно разочарован, - холодно произнёс Орест. - И не стоило мне сквозь пальцы смотреть на ваши ночные вылазки в ту часть университета... Развели мне тут дом свиданий под боком, - ректор всё больше хмурился. - Не имею я права из-за вашей молодецкой несдержанности и желания поразвлечься, терять полезных и уникальных студентов. А особенно беспородную кошку, которая очень ценна...
   Поток недовольства Ореста прервал вернувшийся в кабинет Филин и угрюмо сказал:
   --Автомобилей этой марки и с такими буквами и цифрами в номере, я нашёл пять, и что важно - один из них зарегистрирован на...
   --Чернову Валерию Фёдоровну, - перебив его, сказал ректор. - Прости, что не отзвонился тебе, но саму машину уже нашли и выяснили, что она принадлежит студентке из той части университета. Я уже приказал её найти.
   --Придётся эту барышню ждать. Я пробил её банковские карты на всякий случай и узнал, что вчера вечером она улетела к родителям во Владивосток. В аэропорту сказали, что девушка проходила регистрацию и села в самолёт, - продолжил Филин. - А это значит...
   --Это значит, что машину у девицы угнали, - опять вступил Орест и снова нахмурившись, посмотрел на Марата. - Ну, может, ты нам ответишь, кто западал на твою бывшую пассию и желал насолить и ей, и тебе одновременно?
   --Я не знаю, - растерянно ответил медведь. - Меня вообще её жизнь не интересовала и то, кто на неё имеет виды.
   --Думаю, это выяснить не проблема, - вступился Игорь, но ректор раздражённо его перебил:
   --Нет, это тоже проблема! Ты не хуже меня знаешь, какой там контингент, и как они будут возмущаться, когда мы начнём разбирательство! Ты представляешь, как слетится вся их родня, крича, что их безвинных, самых лучших и послушных деток мучают расспросами! Кто-то ведь угнал машину у этой Черновой? А значит, тоже учится в нашем университете.
   --Не обязательно на территории универа угнали тачку, - слово взял Кабан. - Может барышня на своей машине добиралась до аэропорта и там, на стоянке, бросила машину, собираясь забрать её, как вернётся...
   --Да без разницы, где угнали её машину! Важно, что по факту она вернулась сюда, и сидевший за рулём пытался сбить наших студентов! - воскликнул Орест и, вскочив из своего кресла, подошёл к окну. Замерев, он недолго постоял, а потом отрывисто бросил: - Так, значит, действуем быстро и аккуратно. Ты, Игорь, осторожно проверяешь окружение этой Черновой здесь. Ты, Кабан, трясёшь охрану на воротах и просматриваешь видеозаписи с камер на выезде. Я хочу знать - во сколько эта девица покинула территорию университета и как - на машине, или такси. Если на такси, то когда её машина выехала с нашей территории. Ну а ты Филин, и ты Власта, проверяете родителей этой Черновой. Марат и Эля - ни шагу за территорию университета, пока мы не выясним, кто покушался на вас... Пока попробуем своими силами расследовать происшествие, а не получится, подключим слипера, чтобы покопался в голове у этой Черновой и её окружения...
   --Орест, слишком много людей, - вставила Власта. - Мне не разрешат столь длительное использование слипера... Ты же знаешь, как их берегут... Да и происшествие не столь значимо, чтобы мне дали санкцию. Без фактов реальной угрозы никто и не почешется...
   --Поэтому я и не прошу сейчас подключать слипера, а желаю разобраться и сузить круг подозреваемых, - сказал он.
   --А это долго? - робко спросила я и пояснила: - У меня в четверг сорок дней, как бабушки не стало и нужно организовывать поминки...
   --Пусть кто-то другой их организует, - сухо порекомендовал Орест.
   --Но кроме меня некому, - я не сдавалась, потому что не могла пропустить эту дату.
   --Эля, давай позже обсудим этот вопрос, - дипломатично произнесла Власта и помогла мне подняться. - Будем надеяться, что до четверга всё выяснится, и ты сможешь опять свободно перемещаться. Время ещё есть. А если результатов не будет, решим проблему и с поминками.
   --Хорошо, - согласилась я, понимая, что лучше действительно пока молчать об этом и не напрягать обстановку.
   --Всё, приступайте, - отчеканил Орест и все находящиеся в кабинете потянулись к выходу.
   --Пошли в общежитие, - предложил Марат, подойдя и взяв меня за локоть. - Тебе нужно прийти в себя, а то до сих пор трясёт.
   --Уже постепенно успокаиваюсь, - пробормотала я и послушно пошла рядом с Маратом.
   Спускаясь в лифте, мы все молчали и только когда на улице все разошлись по своим делам, и мы остались с Маратом наедине, направившись к общежитию, я спросила:
   --Ты всерьёз думаешь, что нас хотели убить?
   --К сожалению, да, - откровенно ответил он и следом процедил: - Клянусь, найду этого мудака, такое сделаю, что хоронить будет нечего. И плевать, кем он там может быть!
   --А кем на твой взгляд он может быть? Думаешь, это действительно какой-нибудь воздыхатель той девушки, решивший отомстить вам обоим? Ей - за то, что не его выбрала, и поэтому взял её машину. А тебе - что ты оказался более успешным там, где он потерпел фиаско.
   --Кошка, я не знаю, кто это может быть, - нахмурившись, сказал он. - Но точно уверен, что предпочту такую месть, чем действительно серьёзные проблемы. Ведь, несмотря на такой простой способ убийства, я всё же не сбрасываю со счетов, что дело в нашей работе. Иногда лучше выбрать банальный и простой способ убийства, чтобы не привлекать излишнего внимания... Например, яд сразу даст понять, что это серьёзный заказ. Снайперские выстрелы - ещё и плюс к тому, наделают много шума. А если собьют парочку студентов вечером, максимум - в новостях объявят о несчастном случае. Если бы мы не сбежали, на факультете вполне могли подумать, что мы попали под колёса мажора или алкаша... В общем, если дело не в личной мести какого-нибудь обкуренного урода, то это реально плохо. Значит, мы попали в поле чьего зрения, и сейчас требуется быть вдвойне осторожными. Особенно тебе. Орест прав - ты слишком ценна из-за своего животного. И если цели нашего факультета раскрыли, то тебя в числе первых попробуют убрать. А если ещё и окажется, что машину той куклы угнали с территории универа, то это вдвойне плохо и может означать, что к нам подобрались ближе, чем мы думаем.
   --Но почему ты всё это не рассказал Оресту? - испуганно спросила я.
   --Да он и сам всё это понимает, как и остальные. Просто при нас не хотят говорить, чтобы излишне не нервировать. А отрабатывать будут всё. Даже самые простые и банальные версии, что Лера дура и сама дала машину для мести, считая, что отъездом к предкам обеспечит себе алиби.
   --Понятно, - промямлила я, чувствуя, как внутри всё сжимается от ужаса, хотя по-прежнему не особо верилось, что это была попытка убийства.
   --Пообещай, что без разрешения не будешь покидать территорию нашего факультета, даже ради поминок бабушки, - умоляюще попросил он.
   --Хорошо, - быстро кивнула я, но в следующий момент нахмурилась от пришедшей в голову мысли и сухо поинтересовалась: - А может, ты меня специально пугаешь своими словами, чтобы я сидела на месте? Так пытаешься мной манипулировать?
   --Я пытаюсь только одно - защитить тебя. И не пугаю, а высказываю свои соображения на этот счёт, - заверил он.
   В этот момент мы как раз подошли к общежитию и, открыв дверь, Марат завёл меня в холл, где мы увидели собравшихся студентов, которые разбились на кучки, что-то обсуждая. А при нашем появлении дружно обернулись и уставились на нас.
   --Это правда, что вас пытались сбить? - мрачно спросил тигр, кивнув на нас, и по холлу разнёсся ропот недовольства.
   --Да, - подтвердил Марат. - Но есть предположение, что это личная месть, а не проблема факультета. Сейчас как раз с этим разбираются. Машину уже нашли и знают, кто хозяйка. Думаю, скоро нас всех соберут и расскажут, как действовать. А пока ребята, простите, нам нужно немного отдохнуть и прийти в себя.
   Сказав это, он ещё крепче прижал меня к себе и повёл на второй этаж.
   --К себе, или ко мне хочешь? - ласково спросил он.
   --К себе, - ответила я, ощущая, как дрожь в теле проходит и наваливается слабость. - Хочу полежать немного. Только ты не уходи, ладно?
   --Конечно, не уйду, - пообещал он и улыбнулся.
   Заведя меня в блок, в прихожей он помог мне снять куртку, а потом усадил на стул и принялся снимать обувь, за что я испытала ещё большую благодарность к своему мишке.
   "Пусть он иногда воспитывает меня и перегибает с этим палку, но он так обо мне заботится...", - не протестуя, я позволяла за собой ухаживать и с нежностью смотрела на него, а потом произнесла:
   --Спасибо, что спас меня. Ведь если нас хотели убить, то я была лёгкой мишенью, когда растянулась на земле, - а когда в голову пришла более страшная мысль, я сжалась и пробормотала: - А ведь я могла быть одна... Хотела ведь съездить домой, чтобы кое-что проверить... И возвращаясь вечером в общежитие, погибла бы под колёсами...
   --Не говори такого, - попросил Марат. - Не могу думать об этом.
   Рывком подняв со стула, он прижал меня к себе и я уткнулась ему в грудь, ощущая, как от страха уже кружится голова.
   --А ведь возьми мы такси, как ты предлагал, этого бы не случилось... Какая же я дура, что не слушаю тебя, - не выдержав, я расплакалась.
   --Шшш, моя хорошая, не плачь... Может это и лучше, что мы сейчас узнали об опасности. В другом случае могли бы не уйти от смерти... - прерывисто сказал он. - Но действительно лучше меня слушать в дальнейшем...
   --Эля! - в прихожую влетела Алина и, бросившись к нам, обняла. - Я так испугалась, когда узнала! А Капа с Махой как с ума сошли! Начали метаться по комнатам, пища и жалобно мяукая!.. Я так рада, что всё обошлось!
   --Хоря, давай позже, - умоляюще произнёс Марат, высвободившись из объятий Алины и отодвигая меня от подруги. - Без обид, но Эле нужно прийти в себя...
   --Я всё понимаю! - отойдя на шаг назад, затараторила она. - Идите в комнату, а я постою на страже, чтобы никто вас не беспокоил.
   --Спасибо, - вяло промямлила я, и когда Марат развернул меня и повёл в комнату, послушно последовала за ним.
   Там, как только он открыл дверь, навстречу выбежали Маха и Капа, и моя киска требовательно замяукала, а Капа зацепилась за штанину джинсов, и проворно забравшись на плечо, ткнулась мне влажным носом в ухо, негромко попискивая.
   --Всё хорошо, - пробормотала я, погладив Капу, а потом взяла и Маху на руки и теперь уже сама уткнулась носом в её шёрстку. - С нами всё хорошо, не волнуйтесь, девочки...
   Продолжая держать Маху, и с Капой на плече, я двинулась к кровати, а там сев на неё, как будто впала в прострацию. Внутри всё замерло, по лицу катились слёзы и я, как робот, водила рукой по шерсти своей крохи, с ужасом представляя, что действительно могло быть и хуже.
   --Давай-ка я заберу этих красавиц, - предложил Марат и сначала снял Капу с плеча, а потом и Маху забрал из рук, и, поставив их на пол, подтолкнул к дверям, после чего сел рядом и обнял меня. - Иди ко мне.
   Снова прижавшись к своему мишке, я судорожно втянула воздух, и слёзы с новой силой покатились из глаз, но в этот же момент я как-то отстранённо и холодно подумала: "Это, наверное, начало истерики... после испуга и осознания, что всё не просто так... Нужно взять себя в руки, иначе начну голосить...".
   --Давай-ка, ты ляжешь, - ласково сказал Марат.
   --Одежда в грязи. Нужно снять, - отрывисто произнесла я, цепляясь сознанием за простые вещи, чтобы не думать о страшном. - Запачкаю постельное или покрывало.
   --А мы снимем эту одежду, - мягко сказал он, как будто разговаривая с малым ребёнком. - А потом ты ляжешь и успокоишься. А я тебе помогу.
   --Хорошо, - согласилась я, и когда Марат стянул с меня свитер, а потом и принялся снимать джинсы, безропотно помогала ему.
   Раздевшись до футболки и трусиков, я легла в кровать и сжалась, ощущая, что начинаю замерзать, хотя в комнате было очень тепло, поэтому когда Марат попробовал лечь, не раздеваясь поверх одеяла, пробормотала:
   --Мне холодно... Пожалуйста, ляг рядом, под одеялом.
   --Как скажешь, - ответил он, и тоже сняв верхнюю одежду, юркнул ко мне.
   Прижавшись к Марату, и чувствуя тепло его тела, я снова замерла, уткнувшись ему в грудь и зажмурилась, пытаясь отогнать из памяти страшные картинки того, как бежала от машины, которая пыталась нас убить.
   --Кошка, я люблю тебя, - неожиданно прошептал Марат. - Клянусь, я не дам тебя в обиду.
   "Любит...", - про себя повторила я и разрыдалась, теперь ещё больше боясь потерять Марата, потому что и сама поняла, что люблю его.
   Как я ни старалась сдержаться и не скатиться в истерику, а это не получилось, и я просто рыдала, прижимаясь к Марату, а он молча обнимал меня и гладил по спине, периодически целуя в макушку. И это молчаливое сочувствие, с пониманием, что мне нужно просто выплакаться, как ни странно, помогло постепенно успокоиться.
   Спустя минут двадцать поток слёз иссяк и я пробормотала:
   --Спасибо... наверное, именно это мне и требовалось - просто поплакать, не слыша "успокойся", "всё будет хорошо", "случившееся - ерунда" или "ты должна быть сильной"...
   --Пожалуйста, - ласково ответил он, и аккуратно уложив меня на спину, наклонился надо мной.
   --Не смотри на меня... я выгляжу ужасно из-за слёз, - буркнула я и попробовала отвернуться, но Марат не дал этого сделать.
   --Ты выглядишь замечательно всегда, и сейчас тоже, - с нежностью ответил он, заглянув мне в глаза и чего-то ожидая.
   "Надеется, что я отвечу на его признание", - поняла я и тяжело вздохнув, произнесла:
   --Я знаю, что ты хочешь сейчас услышать...
   --Можешь ничего пока и не говорить, если не хочешь, - сказал он.
   --Хочу, - твёрдо отчеканила я. - И даже больше - я хочу тебе рассказать то, что вообще никому не рассказывала... Ты должен знать с кем имеешь дело...
   Я на самом деле ощутила потребность абсолютно всё рассказать Марату о себе, потому что он ничего от меня не скрывал, а я так и не пустила его в свою жизнь. Но сейчас, после случившего и признания, осознала, что не желаю больше отталкивать парня и что-либо утаивать.
   --Какую-нибудь страшную семейную тайну? Думаешь, что она повлияет на мои чувства? - он попытался пошутить, чтобы развеселить меня, но увидев, что я наоборот нахмурилась, замолчал.
   --Именно семейную тайну, - я снова заговорила. - Но, не думаю, что она изменит отношение ко мне... Просто хочу, чтобы ты знал, с кем связываешься, и почему мне так тяжело к кому-то привязываться и раскрывать свои чувства.
   --Я внимательно слушаю, - Марат стал серьёзным.
   --Помнишь, когда ты впервые пришёл ко мне в комнату, мы заговорили о наших родных и я вскользь упомянула, что мама меня оставила.
   --Помню, - он кивнул. - До сих пор не понимаю, как можно добровольно бросить своего ребёнка. Моя мать до последнего цеплялась за жизнь, желая побыть с нами дольше, и на полгода пережила прогнозы врачей.
   --И я тогда не понимала, как мама могла так поступить со мной. И это во многом повлияло на мой характер... - тихо ответила я. - До двух лет она жила со мной и бабушкой здесь, в Хабаровске, и я боготворила её... Точнее, мне так кажется... Тех детских воспоминаний о первых годах жизни рядом с мамой, к сожалению, не сохранилось, но я помню свои ощущения и как старалась изо всех сил порадовать всегда грустную маму. А потом она уехала и приезжала лишь на праздники. И эти дни я ждала с таким нетерпением... заранее готовилась... надеялась, что в этот раз мама приедет и больше никогда не бросит меня...
   Но она всегда быстро уезжала и я мучилась, не понимая, чем не угодила ей... Потом я стала думать, что делаю что-то не так, что проблема во мне и я разочаровываю её, поэтому старалась во всём достичь лучших результатов. Если учиться - то на одни пятёрки. Если танцевать - то одной из солисток. Если участвовать в соревнованиях - то занимать первые места... В общем, думала, что увидев мои успехи, мама полюбит меня... И это было мучительно больно всё время жить в напряжении и стараться быть первой во всём, а ещё больнее было, когда мои достижения не производили впечатления на маму, и она по-прежнему не проявляла своей любви и старалась свести наше общение к минимуму во время нечастых приездов... Я получала от неё кучу подарков, а хотела настоящего тепла и любви... А потом, когда мне исполнилось десять, мать перестала приезжать... совсем... Тот год был самый страшный в моей жизни... Сначала я долго плакала, всё отчётливее понимая, что мама бросила меня навсегда. Потом я винила себя, что плохая дочь. А затем я начала злиться и ненавидеть за её бездушие. Тогда во мне что-то впервые сломалось и чтобы как-то справиться с болью, я начала повторять про себя, что у меня есть бабуля и она меня любит, а больше мне никто и не нужен, и что я не хочу никого любить, кроме неё... Какое-то время это помогало и я даже научилась быть счастливой, попросту стараюсь не думать о матери. Но однажды бабуля не спрятала письмо от матери и я случайно узнала, что она вышла замуж и у меня родился брат... Я увидела фотографию, где она с ребёнком и со своим мужем... И это был страшный удар, потому что на снимке, в её глазах, обращённых на брата, я увидела ту любовь, которой так жаждала от неё... - я всхлипнула, вспомнив тот день и как рыдала.
   --Эля... - с болью и сожалением начал Марат, но я быстро взяла себя в руки и прервала его:
   --Пожалуйста, не перебивай, - умоляюще вставила я. - И пока не осуждай мою мать. Я просто рассказываю о прошлом, чтобы ты понял меня.
   --Хорошо, не буду, - мягко заверил он.
   --Так вот, после нахождения того снимка, у меня началась страшная истерика и я неделю болела потом, и задавалась вопросом - почему же меня мама не полюбила так, как младшего сводного брата... И вот тогда во мне второй раз что-то сломалось... Мысли всякие были и страшные и причиняющие боль, но выздоровела я лишь тогда, когда сказала себе, что у меня нет больше матери, и что я действительно больше никого не хочу любить, кроме бабули... Но сейчас я даже думаю, что моё подсознание пошло дальше и я интуитивно отталкивала всех, кто имел шанс мне понравиться... Помня, как тяжело переживала холодность матери, я боялась снова испытать такое же и не позволяла себе влюбиться в кого-то, даже если человек хотел ответить мне взаимностью. Я не то чтобы бегала от парней, а как только чувствовала малейший интерес, начинала их отталкивать и искала в них недостатки, которые бы раздражали меня... И с тобой я хотела такое же сделать, но ты оказался крепким орешком и как-то незаметно сделал то, чего я, наверное, больше всего боюсь в жизни... - на секунду замолчала, набираясь сил, а потом произнесла: - Я с уверенностью могу сказать, что тоже тебя люблю. Но от этого мне страшно... А сейчас вдвойне, потому что случившееся сегодня заставляет бояться за твою жизнь...
   --Не нужно бояться любить, - тихо ответил Марат. - Да, порой это больно и причиняет страдания, но если не любить, то не узнаешь и обратную сторону любви, которая дарит счастье и радость, придаёт душевных сил и заставляет с оптимизмом смотреть в будущее, даже если на данный момент всё плохо. Обещаю, что изо всех сил буду беречь тебя и любить. И уж точно мою любовь не нужно заслуживать, как это было с твоей матерью...
   --Про мать я ещё не всё рассказала, - произнесла я, испытывая безграничную нежность к Марату, и сейчас хотелось не говорить, а попросить поцеловать меня, но я решила рассказать всё, чтобы больше никогда не возвращаться к этой теме. - Совсем недавно я, наконец, узнала причины её холодности со мной и попробовала её понять...
   --Не знаю, я бы такого не понял, - с осуждением вставил он. - Бросить ребёнка и забыть его...
   --Мать не совсем меня бросила, - перебила я. - Финансово она помогала мне и даже сейчас перечисляет деньги, так что сильно не осуждай её и выслушай меня до конца.
   --Хорошо, постараюсь, - пообещал он, но одновременно с этим поморщился, давая понять, что вряд ли что-то послужит оправданием таким поступкам.
   --Когда бабушка умирала, то успела рассказать - почему мама так со мной поступила и как я вообще появилась на свет, - продолжила я. - Оказалась, что маму совсем молодой изнасиловали и сделал этот тот, кого она любила... Но это было не просто насилие. А ночь извращённых издевательств. Насильник был не один, а со своим братом-близнецом, о существовании которого мама и не догадывалась до той страшной ночи... Как потом оказалось, это было их любимое развлечение - найти какую-нибудь простую, скромную девушку, из небогатой семьи, очаровать её, попеременно встречаясь, а потом заманить её на дачу и всю ночь издеваться...
   --Вот ублюдки! Таких кастрировать надо! - с отвращением процедил Марат. - Надеюсь их наказали за это?
   --Нет. Они уже в то время были влиятельной семьёй и маме с бабулей много крови попили... - я тяжело вздохнула. - Проще было не бороться вообще, чтобы не получить больших неприятностей. А потом оказалось, что мама забеременела... Она даже не знала, кто из двух братьев-близнецов мой отец... Впрочем, даже сейчас не представляется возможным это выяснить...Но это и не столь важно. В общем, мама приняла решение рожать, и я появилась на свет. Думаю, с этого момента и начались самые страшные муки моей матери. Я полностью пошла в тех уродов. И чем больше росла, тем больше напоминала ей о тех ужасах, что она пережила. Поэтому она и сбежала от меня...
   --Но ведь ты ни в чём не виновата... - возмущённо произнёс он.
   --И я себе это же говорила. Но не нашлось у мамы сил, чтобы преодолеть себя или она не захотела находить эти силы... Если честно, не хочу в это разбираться и думать, как сложилась бы моя жизнь, веди она себя по-другому. И не хочу винить её. Всё уже случилось и просто нужно жить дальше, - философски ответила я.
   --Может ты и права, - подумав, сказал Марат. - Жизнь всё расставит по своим местам... А ещё я надеюсь, что тем мразям-близнецам она отплатит за то, что разрушили и жизнь твоей матери, и тебя заставили пережить такое детство...
   --Ооо, поверь, она им отплатила, - я злорадно усмехнулась. - Даже деньги не помогли им.
   --Ты знаешь о судьбе своего отца... то есть своих отцов? - он удивился.
   --Да. Мама проболталась и я поняла, кто они. Естественно скрывать не было уже смысла. А разузнавать о них и не пришлось, потому что СМИ хорошо информируют нас о сильных мира сего. Так что я знаю, что один из близнецов уже умер. Разбился в аварии четыре года назад, а второй сейчас тяжело болен. Судьба отыгралась на их семействе. Даже единственный сын одного из моих предполагаемых папаш стал наркоманом.
   --Сильных мира сего? - Марат с любопытством посмотрел на меня. - Очень интересно... И кто же твои отцы, если не секрет?
   --Лагоровы, - я решила быть честной до конца.
   --Что?! - изумлённо выдавил он. - Лагоровы?! Это такой крепкий, подтянутый мужик, что в региональных новостях мелькает со всякими благотворительными акциями и инвестиционными проектами? Поговаривают, что он один из серых кардиналов нашего края.
   --Это дед мой, - поморщившись, подтвердила я.
   --Не слабо... Хм, а знаешь, ты реально похожа на него чертами лица...
   --Да-да, знаю, - с отвращением сказала я и саркастично добавила: - Имела честь недавно видеться со своим дедком и он даже сказал, что я полностью их порода не только внешне, а и по характеру... Меня, блин, чуть не вырвало на радостях от такой вести.
   --Ты что, поддерживаешь с ними отношения? - Марат нахмурился.
   --Счас! Бегу и падаю! - пренебрежительно процедила я. - Это дед вдруг вспомнил, что у него есть внучка и решил перед смертью последнего сыночка воссоединить семью. Прикатил ко мне в прошлые выходные и всё соловьём заливался, что хочет ближе со мной познакомиться, и брата с папашкой мне представить. Обещал, что отказа ни в чём не будет и завалит меня деньгами...
   --И что ты? - сухо поинтересовался Марат, и я напряглась от его тона.
   --Как что? Послала его, а в эти выходные и домой не собиралась ехать, чтобы он понял всю серьёзность моих слов и нежелание иметь с ними дело. Пусть свои попытки познакомиться ближе, вместе с деньгами, засунув в одно известное место, - язвительно произнесла я. - А что? Чего сразу тон изменился?
   --На секунду испугался, что ты можешь соблазниться деньгами, и стать как те куклы, в другой части универа. Но ты у меня девушка не меркантильная, - с облегчением сказал он.
   --Фу, как тебе могло в голову прийти, что я за деньги прощу им весь тот ужас, что пришлось пережить моей маме! - с обидой спросила я. - Пусть ими удавятся! Знать их семейку вообще не хочу!
   --Правильно, и не надо. У тебя скоро будет другая семья. На зимние каникулы хочу пригласить тебя к нам домой и познакомить с отцом и сёстрами. Уверен, вы подружитесь и ты станешь частью нашей семьи, - с улыбкой сказал Марат, и я замерла, понимая, что это очень серьёзно.
   --А не рано? - робко спросила я. - Мы же не так давно знакомы...
   --Так и не завтра же едем. До каникул ещё почти три с половиной месяца. Будет у тебя время, чтобы понять, что не рано. Ну а мне и так всё понятно...
   --Ох, Марат, если честно, страшно знакомиться с твоей семьёй, - пробормотала я. - Вдруг я им не понравлюсь... Знаешь ведь как бывает - сёстры могут приревновать, что теперь и мне уделяешь время, а не только им. А отец твой посчитает меня недостойной... Ты ведь практически идеальный... Если честно, я думала, что таких, как ты и не бывает в жизни...
   --Это я-то идеальный? - он рассмеялся. - Подожди, узнаешь меня ближе, совсем по-другому заговоришь...
   --Что, есть ещё какие-то недостатки помимо того, что ты любишь командовать? - я прищурилась.
   --Конечно, - весело подтвердил он. - Просто ты недолго меня знаешь, и я хочу казаться для тебя идеальным, что не трудно. Имея двух сестёр и некоторый опыт общения с девушками, я знаю, как себя вести с женским полом. Что говорить, как смотреть, что делать, но это вовсе не значит, что я идеальный. Однако есть одно существенное отличие между отношением к тебе, и к остальным. Тебя я люблю и соответственно - желаю показывать себя с лучшей стороны.
   --Ты меня пугаешь, - растеряно произнесла я. - А если однажды не захочешь показывать себя с лучшей стороны... что я тогда увижу?
   --Ну, думаю, тогда ты увидишь парня, который во всём любит порядок и организованность, - подумав, ответил он. - Например, я не переношу грязи и скажем, если моя девушка будет неопрятной, или в её комнате я увижу бардак, светлый образ немного померкнет. Но с этим у тебя всё нормально, - он оглянулся, а потом подмигнул мне. - Так же я не люблю, когда в означенный срок девушка или не приходит на свидание, или долго копается, когда мы куда-нибудь собираемся. В общем, непунктуальность меня раздражает. Со свидания я моментально ухожу или отменяю поход в то место, куда кто-то долго собирается. Ещё я терпеть не могу капризов или истерик по незначительным поводам, или когда девушка начинает жеманничать и кривляться, как пятилетний ребёнок. Особенно бесит, если совмещать, например, опоздание на свидание с кривлянием, - Марат смешно закатил глаза и произнёс тоненьким голоском: - Ой, пупсик, прости, я задержалась на часок. Но ведь девушка и должна опаздывать, правда? Ты же милашка и простишь мне это?.. Нет, не прощу и не понимаю, почему девушке позволительно быть не пунктуальной, - последние слова он сказал уже с презрением. - А ещё я не люблю, когда начинают юлить и говорить неправду. Такое я тоже не прощаю, потому что ложь, в первую очередь считаю оскорблением умственных способностей другого человека. Ведь тот, кто лжёт, надеется, что он умнее оппонента и его не поймают на вранье. Ещё, если кто-то накосячил, я не переношу отмазок - "ой, я не подумала, когда это делала". Сёстрам я в таком случае всегда задавал вопрос - у тебя голова на плечах, или пустая тыква? Так же не переношу, когда ни с того, ни с сего, девушка начинает дуться или обижаться, а когда её спрашиваешь, в чём дело - многозначительно вздыхает и задаёт глупый вопрос "а ты что, не понимаешь?". Конечно, не понимаю, раз спрашиваю, и лучше сразу высказать свою обиду, а не играть в угадайку. Особенно меня раздражает, если оказывается, что на меня обижаются из-за какого-нибудь пустякового взгляда, который им показался недостаточно влюблённым. Ну и самое главное - не переношу нарциссизма и желание нравиться всем парням вокруг. Не понимаю этого. Если любят меня - зачем толпы обожателей?.. В общем, от своей девушки я хочу опрятности, уважения, взрослого отношения к жизни, пунктуальности, честности и верности. Ну а остальное - это уже дело наживное и всегда можно найти компромисс, если возникает спор или какая-то непонятка. И если всё это в девушке есть - я во многом готов ей идти на встречу, - он улыбнулся и с нежностью добавил: - В тебе всё это есть. Или, по крайней мере, мне кажется, что есть и я не замечаю твоих недостатков... Так как, ещё кажусь я тебе идеальным, или и мой светлый образ уже померк в твоих глазах?
   --Не померк, - я тоже улыбнулась. - Всё выше тобой перечисленное я не считаю недостатками. Потому что и сама не люблю жантильничать, пунктуальна, люблю чистоту и не желаю нравиться всем подряд, ну и так далее. Наоборот, всё говорит о том, что ты самодостаточный парень, знающий, чего хочешь от жизни... Значит, единственный твой недостаток, как уже раньше говорила - ты любишь командовать.
   --Есть немного, - признался он. - Но это потому, что может, знаю - как лучше поступать? - хитро спросил он.
   Эти слова меня немного разозлили, и только я открыла рот, чтобы высказаться на этот счёт и рассказать, что он не может всё знать и слова попахивают самоуверенностью, как в дверь постучали, и раздался голос Алины:
   --Ребята, вы на ужин пойдёте, или вам принести сюда?
   --Пойдём на ужин?
   --Не хочу есть, - ответила я, решив не высказываться насчёт предыдущей беседы, чтобы случайно не поругаться. - А ты сходи. Ведь проголодался уже.
   --Мы не пойдём. Но принеси Эле салат и второе, а Егору скажи, чтобы он мне поесть принёс. Он знает, что брать, - громко сказал Марат, а потом тише добавил: - Ты обязательно должна поесть, хоть чуть-чуть...
   --Но я честно не хочу...
   --Капризничаешь? - Марат нахмурился, но чувствовалось, что он скорее разыгрывает недовольство, чем на самом деле испытывает его.
   --Да, каплизничаю. Я маленькая, каплизная, нелазумная дефачка, - коверкая слова, тоненьким голоском пропищала я и захлопала ресницами.
   --Ты моя красивая, грациозная, умная и любимая кошка, - с нежностью сказал он, а потом наклонился и поцеловал меня в губы.
   По телу тут же прошёл импульс, а следом кожа покрылась мурашками, и перехватило дыхание, потому что сейчас всё воспринималось как никогда остро.
   "Ох, как же приятно", - подумала я, чувствуя, как моё тело по-настоящему расслабляется. И захотелось продлить это ощущение, поэтому я обняла Марата за шею, притягивая его ближе к себе, и впилась поцелуем в его губы. Вспомнив, как когда он целовал меня и просил попробовать самой, я провела кончиком языка по его губам, и когда он поймал его и начал посасывать, заёрзала на кровати. А когда Марат сначала положил мне руку на талию, а потом просунул её под футболку и начал гладить по спине, еле слышно застонала, потому что каждое прикосновение отзывалось внутри нарастающим жаром.
   --Только невинные ласки... не больше, - непонятно кому пробормотал он в какой-то из моментов, на секунду оторвавшись от моих губ, а потом переместил ладонь на живот и стал двигать её вверх.
   --Ооо, - выдохнула я, когда спустя пару секунд он сжал мою грудь, и перед глазами всё поплыло, и одновременно с этим внутри что-то сладко заныло, а соски отвердели, и захотелось немедленно избавиться от верхней части одежды, чтобы чувствовать только руки Марата. Поэтому я отрывисто пробормотала: - Дай снять футболку.
   --Кошка, не уверен, что стоит это делать, - тяжело дыша, ответил он. - Могу и не остановиться... Ты слишком желанна... и ласки могут стать далеко не невинными...
   --И пусть, - выдавила я, испытывая, как внутри уже всё горит от желания быть ближе к парню, чувствовать его прикосновения и наслаждаться каждой секундой.
   Марат на секунду замер, как будто раздумывая, а потом приподнял меня и, стянув футболку, снова уложил в кровать, после чего с ещё большей страстью приник поцелуем к моим губам, а пальцами продолжил ласкать грудь, и невероятные ощущения охватили меня с новой силой.
   Но когда он начал постепенно спускаться вниз, целуя меня в шею, а потом приник губами к груди, я поняла, что ещё ничего и не знаю о настоящих ощущениях, которые парень может дарить девушке.
   Чувствуя, как Марат языком и губами играет с соском, то целуя его, то посасывая, а то и покусывая, я выгибалась навстречу ему и, сминая ладонями простыни, стонала всё громче. А в теле появилась уже какая-то необыкновенная лёгкость и жаркий, щекочущий комок от груди двигался к низу живота, заставляя меня изнывать от желания раствориться в своём медведе.
   Эта сладкая пытка уже полностью захватила меня и я думала, что лучше уже быть не может, пока Марат не опустил руку сначала на живот, вырисовывая пальцами на коже невидимые узоры, а потом и не переместил ниже и не стал поглаживать меня поверх трусиков.
   --Уффф, - только и смогла выдавить я, испытывая уже пьянящие ощущения и плохо соображая, но одно я знала точно - теперь я хочу избавиться и от трусиков, чтобы по-настоящему почувствовать прикосновения Марата, а не сквозь ткань. - Сними их, - выдохнула я.
   --Нет... Тогда меня точно ничего не остановит... А скоро наши вернутся из столовой... Не хочу так заниматься с тобой любовью... - со стоном ответил медведь, а потом неожиданно перекатился на спину, увлекая меня за собой и, когда я оказалась сверху, заставил меня обхватить его бедра ногами, после чего одной рукой притянул меня к себе, а вторую положил на ягодицы и прижал к своему паху. - Лучше пока так... Меньше мне простор для действий... Поцелуй меня.
   Испугавшись от силы его желания и того, что сейчас сильно упиралось мне между ног, я всё же наклонилась и поцеловала Марата, а спустя пару секунд забыла о своём страхе, когда почувствовала, как от такой близости, между ног у меня всё болезненно пульсирует и заёрзала, пытаясь избавиться от этих ощущений.
   --Кошка... прошу... не двигайся... иначе я сойду с ума, - умоляюще простонал Марат и, положив мне руки на бёдра, заставил замереть.
   Понимая, что если сейчас продолжу, то поцелуями мы не ограничимся, я оцепенела, прислушиваясь к себе и решая - действовать дальше или остановиться, как в этот момент двери в блок открылись, и донёсся голос Алины:
   --Ребята, мы с тигром есть принесли. Можно зайти?
   --На кухне поставьте! Я сейчас всё заберу, - громко крикнул Марат, с сожалением посмотрев на меня, а потом аккуратно уложил меня снова на спину и, поцеловав, поднялся.
   Натягивая джинсы, он обвёл меня жадным взглядом, а я вдруг покраснела, увидев, как топорщатся у него трусы в паху и насколько он возбуждён.
   "Ох, чёрт, лучше не смотреть, а то внутри всё сжимается... Но теперь понятно, почему мне в прошлый раз было так больно... Внушительная выпуклость...", - подумала я и отвернулась, ища свою футболку.
   А когда Марат вышел из комнаты, быстро поднялась и надела её, после чего снова забралась под одеяло, всё ещё ощущая, как тело горит после жарких ласк, и вместе с тем испытывая стыд, что так раскованно вела себя.
   "Хотя, наверное, так и должно быть... В тот момент мне казалось всё естественным и я сама была отчасти готова не только с себя стаскивать трусики, но и с него... Интересно, а продолжение после ужина будет?" - от этого вопроса сердце забилось быстрее. "И если будет, то, как поступить?" - я задумалась, точно зная только одно - ужин, который нас отвлёк, меня совсем не интересует.
   Однако, когда Марат вернулся в комнату минут через пять, по-видимому перед этим перекинувшись парой слов с друзьями, и занёс тарелки на подносе, я ощутила, как от аппетитных запахов рот наполняется слюной, а в желудке образовывается пустота и я хочу поесть.
   --Давай-ка, хоть немного перекуси, - решительно сказал он. - И сразу скажу - не будешь сама есть, примусь кормить силой.
   --Буду сама, - ответила я, садясь на кровати и протягивая руки к подносу. - Я всё-таки проголодалась.
   --Вот и молодец, - он улыбнулся, отдавая мне его, а потом снова вышел и вернулся уже с другим подносом, где стояли порции для него.
   Сев за стол, он принялся уплетать свою еду, и я не менее жадно набросилась на своё второе, надеясь, что это придаст мне сил после стресса с аварией и бурных ласк с Маратом. Но вместо бодрости я почему-то начала испытывать всё большую слабость, и каждый кусочек второго или салата, которые я проглатывала, не прибавляли сил, а наоборот отбирали их, и тело становилось всё тяжелее.
   "Странно как-то всё это... Ничего уже не хочу, даже есть", - подумала я, вяло ковыряясь вилкой в остатках салата, когда второе было съедено.
   --Всё, наелась? - спросил Марат, посмотрев на меня.
   --Да, - апатично ответила я. - Думала, наберусь сил, а получилось, наоборот раскисла...
   --Это нормально, - добродушно произнёс он. - День был насыщенным. Вечер страшным. Последние часы жаркими. А сейчас организм расслабился, получив пищу. Давай-ка поднос и ложись. Теперь тебе лучше поспать.
   --Не хочу спать, - пробормотала я и сама же себе противореча, зевнула.
   --Ага, вижу, как ты не хочешь спать, - он улыбнулся, забирая у меня поднос.
   --А ты уйдёшь, да? - робко спросила я, почему-то боясь засыпать одна и подумала: "Как пить дать, сегодня ночью буду мучиться от кошмаров".
   --Если ты не против, я бы хотел остаться, - с надеждой сказал он.
   --Не против и даже за двумя руками, - вымолвила я, испытывая облегчение, что Марат будет рядом.
   --Тогда укладывайся поудобнее, а я сейчас отнесу подносы на кухню, а потом вернусь.
   --Угу, - согласилась я и улеглась на кровать, накрываясь одеялом, а когда Марат вернулся и, выключив свет, лёг, придвинулась к нему и моментально заснула, испытывая чувство глубокого удовлетворения от того, что он рядом.
  
  
   Глава 23.
  
   Утро выдалось пасмурным, а то, что я проснулась без Марата, тем более не прибавило настроения.
   С обидой оглянувшись, я увидела только Маху, мирно спящую рядом со мной и, пододвинув её к себе, принялась гладить, думая о случившемся вчера.
   Сегодня, отдохнув после сна, я могла уже нормально мыслить и опять начала перебирать в голове имена тех, кто мог бы желать мне зла. Однако никого нового я не вспомнила и снова зашла в тупик, не зная, как относиться к случившемуся.
   Правда, в этот раз мелькнула мысль, что к этому могут быть причастны мои новоявленные родственнички, но поразмыслив, я отмела её. Ведь Лагоров-старший хотел со мной наладить отношения, а не убивать. По крайней мере, сейчас это было бессмысленно делать, потому что я не верила, что он сдастся после первого же визита и не попытается снова нормально поговорить со мной. "А вот в дальнейшем, возможно, он попробует меня убрать. Я же ляпнула, что могу отсудить часть состояния и, хотя не собираюсь брать их поганые деньги, но он-то этого не знает... Блин, зря сказала такое... Ладно, если ещё раз увидимся, твёрдо дам ему понять, что не хочу ни родственников, ни денег и думаю, вопрос на этом закроется".
   "Радует хотя бы одно в этой ситуации - Орест не отмахнулся от проблемы и думаю, они обязательно разберутся, в чём здесь дело. Нужно просто подождать", - сказала я себе и, перевернувшись на спину, положила Маху себе на грудь.
   --Что, говорят, ты за меня вчера переживала? - ласково спросила я. - Почувствовала, что мне угрожает опасность?
   Маха громче замурчала, глядя мне в глаза и стала пускать коготки, а потом поднялась и, подойдя к лицу, начала тереться мордочкой о мою щёку.
   --Ай, не надо, не щекочи меня своими усиками, - улыбнувшись, попросила я и попробовала увернуться, но моя кроха была настойчива и как обычно не отступала, пока не выплеснет всю предназначенную мне ласку.
   --А ты уже заметно подросла, - почёсывая её за ушком и давая делать, что она хочет, пробормотала я. - Скоро, наверное, станешь гордой и ленивой. Или нет? Капа не даст тебе это сделать? Вы с ней два вечных двигателя.
   Маха муркнула, и в этот момент дверь в прихожей открылась, а потом кто-то осторожно подошёл к моей двери и уже открыл её.
   --Проснулась, - констатировал Марат, увидев, что я бодрствую и зашёл в комнату.
   --Да, - ответила я, раздумывая - обижаться на парня или нет, что он ушёл.
   --Эх, а я надеялся, что успею сбегать к себе, чтобы принять душ и переодеться, до того, как ты проснёшься, - сказал он, и я решила не обижаться.
   --Не успел, но ничего страшного, - великодушно произнесла я.
   --Выспалась? Как себя чувствуешь? - поинтересовался он, подойдя к кровати, а потом улёгся поверх одеяла и тоже начал гладить Маху, отчего моя красавица разомлела, замурчав ещё громче.
   --Нормально всё. Пробовала сейчас на свежую голову ещё раз подумать о своих врагах, но всё равно никого не вспомнила, - ответила я, а затем с надеждой спросила: - А у преподавателей новости есть? Что-нибудь удалось выяснить? Или ещё неизвестно?
   --Новости-то есть, но они не дают ответов, - уныло сказал Марат. - Та кукла или действительно не причастна к произошедшему, или очень хорошая актриса. Но во втором, зная её, я сомневаюсь. Игорь сказал, что когда ей позвонили и рассказали про машину, она так верещала, что в телефоне динамики чуть не сломались. Ну и, конечно же, грозила всеми карами небесными, крича, что универ заплатить за её машину, которую она любила. Но не это самая большая проблема. Кабан выяснил, что она машину оставляла на университетской стоянке, а охрана на главных воротах проверяет машины только на въезде в универ, а на выезде не смотрит, поэтому свободно выпустила тачку, не поинтересовавшись кто в салоне за тонированными стёклами... Это только в нашей части универа контроль полный, а там такая лажа вышла... Да ещё и эта коза отчасти виновата. Уезжала с подругой на её машине в аэропорт и не поставила охрану в известность о своём отъезде. Она, видите ли, не обязана отчитываться о своих передвижениях, - парень поморщился. - В общем, по всему выходит, что тачку угоняли у нас. А это не радует и не снимает вопросы. По-прежнему непонятно - или это личная месть, или кто-то имеет доступ в ту часть универа, а значит, попробует пробраться и к нам, найдя лазейку в заборе или слепую зону в видеонаблюдении.
   --А что, на той стоянке нет камер видеонаблюдения?
   --Есть и видео уже посмотрели, вместе с записями с выходных дверей их общежития и университета. Даже синхронизировали всё. Но угонщика на записи рассмотреть нельзя. Трудно даже понять - то ли это девушка, то ли парень, потому что человек одет в спортивный костюм, на голове капюшон, а телосложение среднее, которое может быть, как и у девушки, так и у парня. У них там задохликов полно... Да и никто из общежития не выходил в такой одежде. Что опять же не позволяет понять - кто брал тачку. Или кто-то левый, не бывший в общежитии или универе тех студентов. Или же кто-то подготовился и, зная о камерах, из общежития вышел в одной одежде, а затем переоделся, чтобы его не смогли опознать. Да и машина выехала с территории в пятницу, когда движняк был в том общежитии и все разъезжались на выходные, что тоже не позволяет отследить перемещения студентов... В общем, пока результатов нет, - резюмировал Марат и тяжело вздохнул. - Одно понятно - к наезду готовились с пятницы, раз ещё вечером угнали машину. Да и сам угон вызывает массу вопросов. У той куклы сигнализация хорошая, а значит - или занимался спец, что заставляет предполагать самое неприятное. Или же кто-то украл у неё запасные ключи. Сейчас ждут её, чтобы осмотреть комнату. И заодно решили сосредоточиться на её окружении. Для начала проверят всех, кто желал бы её подставить или отомстить. А нет, будут думать самое плохое.
   --И что нам делать в этой ситуации?
   --Ждать результатов, - ответил он. - А пока не покидать территорию факультета. Но это будет касаться не только нас с тобой, а вообще всех. На десять утра назначили сбор для всех наших в холле и дадут инструкции как себя вести.
   --Понятно, - протянула я, снова ощущая, как возвращается вчерашний страх.
   --Слушай, а это не может быть связано с Лагоровыми? - осторожно спросил Марат. - Деньги ведь большие и ты можешь попробовать отхватить себе кусок их состояния. Может они этого боятся?
   --Я уже думала сегодня над этим. Но ему нет смысла меня убивать. По крайней мере, сейчас. Дед явно дал понять, что хочет присоединить меня к своему семейству и так просто не сдастся, - произнесла я. - Не думаю, что после первой встречи он поставит на этом крест. Минимум ещё раз постарается встретиться.
   --Тоже верно, - задумчиво пробормотал он. - Боялись бы материальных претензий, не пытались с тобой завязать родственные отношения, а убрали бы раньше... Ладно, будем надеяться, что хоть сегодня что-нибудь прояснится. А теперь-ка давай, поднимайся, пойдём завтракать. Или не хочешь пока вставать? - на последних словах он хитро прищурился. - Поваляемся в кровати, а?
   --Ммм, лучше вставать, - пробормотала я и смутилась, вспомнив, что вчера вечером вытворяла.
   "Ох, из-за пережитого крыша немного поехала и я почти готова была идти до конца... Но, с другой стороны - было очень приятно, и не против как-нибудь повторить вчерашний жаркий вечер", - подумала я, а Марат весело добавил:
   --С вставанием как раз не проблема... Впрочем, ты и сама вчера это и видела, и чувствовала.
   Осознав, что он имеет в виду, я густо покраснела. "Гад, специально подкалывает... Ладно, и я не лыком шита", - мстительно пронеслось в голове и томно вздохнув, ответила:
   --Ага, и видела, и чувствовала. И даже готова была идти дальше. Но кто-то этого не понял и как встал, так и лёг.
   --Кто-то как раз это понял, но не захотел пользоваться ситуацией, - сказал Марат, а потом серьёзно добавил: - Вчера ты была на взводе, и я знал, что могу добиться всего, чего пожелаю. Но я не хочу, чтобы ты после жалела о такой импульсивности. Между нами всё должно произойти в нормальной обстановке, не после стресса и не впопыхах.
   "Вот оно, ещё одно доказательство того, что Марат по-настоящему меня любит и заботится. Уже ведь не раз мог воспользоваться ситуацией, а терпеливо ждёт", - с нежностью подумала я и мягко произнесла:
   --Спасибо тебе за то, что так терпеливо относишься ко мне.
   --Стараюсь искупить своё первое нетерпение, - сдержанно ответил он. - Но буду рад, если всё же терпеть мне придётся недолго, - он выжидающе посмотрел на меня и я опять смутилась, в этот раз уже не зная, что сказать.
   "Ему что, дату назвать нужно? Или как?" - спросила я себя и чтобы как-то протянуть время, откинула одеяло, собираясь подняться, а в следующий момент тут же плотно накрылась и, наверное, стала пунцовой от того, что увидела и поняла, что это видел Марат, когда проследил за моими движениями.
   "Чёрт! Месячные! Будь они неладны... Стыдно-то как! Протекла, наверное, до матраса и буду сегодня оттирать его перекисью водорода... Блин, ну что за невезуха такая? То пукну во сне, то месячные пойдут при парне? Вот кто мешал подняться раньше, когда была одна?" - от стыда захотелось снова спрятаться куда-нибудь подальше. Но я взяла себя в руки и тихо сказала:
   --Марат, ты не мог бы пока оставить меня одну? Я к тебе сама позже зайду.
   --Хорошо, - сразу согласился он и, чмокнув меня в губы, встал с кровати.
   Его не изменившееся выражение лица дало мне надежду, что он всё же ничего не заметил, и я уже было расслабилась на этот счёт, как услышала:
   --И это, кстати, тоже естественно, поэтому не нужно сгорать от стыда. Я сестре за прокладками в магазин бегал и взрослый мальчик, знающий о физиологических процессах в организме девушек, так что перестань краснеть по каждому поводу, - сказал он у дверей, после чего вышел.
   --Ооо, - только и выдавила я, но уже в следующую секунду перестала проклинать свою невезучесть, поняв, что и в этом есть свой плюс.
   "Марат знает, что у меня начались месячные, а значит, о сексе в ближайшее время и не может быть речи. Это ведь своеобразный плюс и пока можно не поднимать эту тему", - подумала я и улыбнулась, а потом поднялась и, накинув халат, побежала в ванную.
   Спустя сорок минут, приведя себя в порядок и ликвидировав следы на матрасе, а также поменяв постельное бельё, я пошла к Марату, чтобы вместе с ним спуститься в холл, куда уже подтягивались все студенты.
   А там нас всех ожидал Орест вместе с инструкторами и преподавателями.
   Дождавшись, пока все соберутся и угомонятся, он рассказал о причине сбора, которую и так все знали, описал ситуацию с расследованием, которую утром я слышала из уст Марата, а затем попросил всех не покидать в ближайшие дни территории факультета. Но все и так понимали, чем чреваты выходы за пределы, поэтому отнеслись к этому со спокойствием и не выражали недовольства. А когда всё руководство разошлось, мы начали планировать, как себя развлечь в эти выходные и уже спустя полчаса разбились в кружки по интересам, чтобы приятно провести время сообща, а не сидя по комнатам.
   Решив тоже не отделяться от всех, мы с Маратом захватили Егора с Динарой, Алину с Ромой и присоединились к девчонкам и парням, сидящим в зелёной зоне, где я стала претворять свой план по сведению тигра с Динарой.
   Однако это оказалось делом очень непростым. Если на вечеринке после концерта тигр вёл себя хорошо и уделял время девушке, то сейчас вовсю демонстрировал своё нежелание вовлекаться в общий разговор, и отвечал вяло и односложно. Но радовало одно - Динара спокойно на это реагировала и продолжала раз за разом обращаться к парню, не давая ему уйти от ответов. Что через время дало свои результаты. Правда, для этого Динаре пришлось поменять тактику. Если в начале беседы она интересовалась жизнью Егора или его взглядом на какие-либо вопросы, то после принялась рассказывать о себе. И вот именно это вызвало интерес у парня.
   --По-моему, у тебя получается, - прошептала я, когда мы все направились в столовую на обед и я заставила её чуть отстать. - Он уже внимательно слушает тебя и бодрее отвечает на вопросы.
   --Да, хоть слушать себя заставила, - пробормотала Динара. - Думаю, я неправильно изначально себя повела, отталкиваясь от общепризнанного мнения, что мужчины любят говорить о себе и главное уметь их слушать. Но Егор как раз меньше всего хочет о себе рассказывать, и я решила, что тогда лучше попробовать рассказать для начала о себе, чтобы он понял, что у нас много общего в прошлом.
   --Ты молодец, что сменила тактику, - похвалила я, пожав её ладошку. - С Егором, по-видимому, так и нужно. Марат говорил, что он часто переезжал, и ему пришлось несладко из-за этого. Его не принимали сверстники, поэтому парень не очень общительный. А своими рассказами о себе ты показываешь свой характер, заставляешь посмотреть на тебя, как на человека, а не как на сексуальный объект. В общем, раскрываешься перед ним.
   --Надеюсь, что этот душевный стриптиз принесёт свои результаты, - ответила она. - Ведь и мне не просто рассказывать о себе.
   --Ох, как я тебя понимаю, - произнесла я, вспомнив, как вчера рассказала Марату про мать и причины своего появления на свет. - Не просто пускать людей в свою душу. Но знаешь, если чувствуешь, что человек этого стоит, лучше ничего не скрывать.
   --Мне кажется, он стоит того. Но главное, чтобы и он понял, что мне можно доверять, и что я не поступлю с ним подло, не оттолкнув и не предав.
   --Вот и будем делать всё возможное для этого, - с оптимизмом сказала я и, увлекая за собой девушку, пошла нагонять парней.
   Однако к вечеру мы не особо продвинулись в завоевании доверия Егора, и мало что изменилось, но мы с Динарой понимали, что день-два общения не принесут сразу нужных результатов. Но были и положительные подвижки - Егор после обеда не сбежал к себе в комнату и остался с нами. Да и после ужина тоже не сразу ушёл, а посидел ещё пару часов, продолжая слушать наши беседы и рассказы о случаях из жизни.
   А вот самых главных новостей о причинах нападения на нас с Маратом так и не последовало. Удалось выяснить только одно - осмотр комнаты девушки показал, что запасные ключи от машины были действительно украдены, но кто это мог сделать, выяснить не удалось, потому что и в том общежитии, как и в нашем, не особо утруждали себя закрыванием дверей, надеясь на то, что сама территория университета охраняется и чужие не бродят где попало. Однако и это же позволило надеяться, что случившееся лишь месть обиженного поклонника, поэтому упор в расследовании стали делать на окружение Леры и тех, кто мог попробовать ей отомстить таким образом.
   Это позволило мне немного успокоиться и, уходя спать, я не стала звать к себе Марата, да и он не сильно настаивал, наверное, понимая, что мне нужно время бывать и одной, особенно сейчас.
   А в понедельник снова началась обыкновенная студенческая жизнь с занятиями, заданиями и обычными заботами, но теперь я не только сидела за учебниками, а большую часть вечера проводила в блоке Марата и Егора, где мы уже лишь вчетвером болтали обо всё на свете - о понравившихся книгах, музыке, фильмах, последних новостях в мире и даже политике, и как-то само собой получилось, что разделились на два лагеря. Мы с Маратом были в одном, а Динара с Егором в другом и, споря, после мы с Маратом всё больше понимали, что Динара до последнего готова отстаивать точку зрения своего тигра. И больше всего радовало то, что он, видя поддержку девушки, становился всё общительнее. Это давало мне дополнительную надежду, что когда срок наказания тигра закончится, он не откажется от встреч с Динарой и продолжит общение с девушкой.
   Однако позитивные продвижения в общении с тигром не так сильно занимали меня, как продвижения в расследовании. А точнее, полное отсутствие новостей. К утру среды по прежнему было непонятно кто мог на нас напасть, хотя по словам Кабана всех знакомых Леры перетрясли полностью, и я начала нервничать, потому что мне требовалось покинуть университет, чтобы приготовиться к поминкам, а запрет на выход за территорию так и не сняли. Поэтому, в среду, после всех занятий я двинулась на поиски Власты, надеясь, что она поможет в этом вопросе.
   И к счастью, выслушав меня, она поняла, что я не могу пропустить такую дату и сама договорилась с Орестом, чтобы меня отпустили с занятий и выпустили с территории университета. Правда, перед этим поставили несколько условий. И самое главное из них было - что меня должна сопровождать охрана. Соглашаясь, я думала, что это будет кто-то из наших инструкторов или парней с факультета, и никак не предполагала, что приедут двухметровые, шкафообразные мужчины с бритыми головами и равнодушными лицами, которые в четверг утром подогнали два джипа к дверям общежития.
   --Боже, это кто? Терминаторы? - спросила я, выйдя утром, в назначенное время на улицу.
   --Что-то наподобие этого, - ответила Власта, которая вызвалась поехать вместе со мной, чтобы помочь с поминками. - Парни из антитеррористического подразделения. Спецы в своём деле и точно не пропустят угрозу.
   --Понятно, - пробормотала я, посмотрев на них и тяжело вздохнула.
   "Капец, я-то надеялась на нормальных парней или мужчин, которых вполне смогу выдать за своих новых друзей и сокурсников, а это... Мне никто не поверит. Сразу же видно - серьёзные бодигарды. Даже я, далёкая от охранных фирм и дел, вижу и понимаю, что у каждого из них под пиджаком кобура с оружием. Блин, ну точно, пришедшие на поминки будут не бабулю вспоминать, а подозрительно коситься на охрану, гадая с чего вдруг меня так оберегают... Да уж, потом буду долго отбиваться от каверзных вопросов соседей о том, с чего вдруг такая охрана... Но выбирать не приходится", - с сожалением подумала я.
   --Ну, ты то хоть успокоился? Устраивает такая охрана? - поинтересовалась Власта у Марата, которому не разрешили ехать со мной, чтобы не подвергать дополнительной опасности и его, хотя он сильно рвался и требовал, приводя аргументы, что лишние глаза никогда не помешают.
   --Я успокоюсь только, когда моя кошка снова будет здесь, на территории факультета, у меня под боком, - сухо ответил он, а затем обнял меня и прошептал: - Веди себя аккуратно. Звони мне каждый час и не задерживайся надолго, иначе я изведусь.
   --Хорошо, - послушно пробормотала я, а когда Марат попробовал меня поцеловать, стесняясь окружения, торопливо чмокнула его в щёку и села в машину.
   --Не нервничай, - посоветовала Власта, когда и все остальные заняли свои места, и мы поехали к воротам. - Всё будет хорошо. Я уверена в этом.
   --И я уверена. Только вот охрана меня смущает, - ответила я и тут меня осенило. - Ой, слушай, не хочу потом отбиваться от вопросов насчёт сопровождения. А их в любом случае будет много. Можно я скажу, что это тебя охраняют? Типа, мы с тобой сильно подружились, и ты была так любезна, что изъявила желание оказать помощь с поминками, а это твои телохранители, которых приставил к тебе богатый отец. А? Только скажи им, чтобы не ходили уж прямо по моим пятам...
   --Насчёт моей охраны я согласна, - подумав, произнесла Власта. - Но вот от хождения по пятам избавить не могу. Это необходимо в первую очередь для твоей безопасности. Но чтобы не сильно привлекать к этому внимание, я согласна ходить за тобой, а охрана как бы уже будет ходить за мной.
   --Договорились, - без оптимизма сказала я, осознавая, что на другие уступки Власта не пойдёт.
   --Вот и замечательно, - с удовлетворением вымолвила она. - А теперь командуй, куда в первую очередь ехать.
   --Сначала в супермаркет, чтобы закупить продукты, - ответила я, достав список, который составила вчера вечером. - Потом ко мне домой, чтобы накрыть стол. Там меня должны уже ждать бабушкины подруги. Затем съездим на кладбище, а после в церковь. Я заказала микроавтобус на двенадцать часов...
   --Эля, а мы успеем приготовить всё к двенадцати? - Власта скептично посмотрела на меня. - Сейчас половина девятого, а многое ещё нужно сделать... Ведь, как я понимаю, после церкви все сразу вернутся к вам в дом на поминальный обед.
   --Успеем, - заверила я и пояснила: - Я вчера вечером созвонилась с нашей соседкой и бабулиной подругой, тётей Раей, и она обещала мне помочь. А тётя Рая уже поговорила с остальными бабушкиными подругами, которые помогали мне ещё с похоронами. В общем, и в церкви уже службу заказали, и основные блюда приготовят. Мне нужно только сам стол накрыть, посуду расставить, закупить всякие там нарезки и овощи для салатов, и спиртное. Так что должны всё успеть.
   --У твоей бабушки были хорошие подруги, - уважительно сказала Власта.
   --Это потому что бабуля и сама была очень мягкой и доброй, - ответила я, чувствуя, как в горле образовывается комок.
   Накануне вечером, перед тем как заснуть, я долго настраивалась на сегодняшний день и говорила себе, что нужно быть сильной. Но сейчас понимала, что всё равно расклеюсь, если не дома, так на кладбище. А самую большую боль доставляли воспоминания. Я до сих пор помнила утро, перед тем как бабули не стало - завтрак, как она улыбалась мне, как потчевала меня блинчиками и как строила планы на день, несмотря на то, что у ней побаливало сердце.
   "Если бы я тогда не послушалась бабушку и настояла на вызове скорой, возможно сейчас она была бы жива", - в очередной раз подумала я и, жалея, что не поступила по-своему. "Привези я её с утра в больницу, её успели бы прооперировать", - эта мысль вот уже сорок дней выедала кислотой мозг и душу, доставляя боль, с которой я не могла справиться.
   --Эля, ты держись, - ласково произнесла Власта, по-видимому, прочитав по лицу мои эмоции. - Твоя бабушка вряд ли хотела, чтобы ты сильно грустила по ней. Ведь добрые люди всегда желают окружающим только хорошего.
   --Держусь, - пробормотала я. - Ничего другого не остаётся... А бабуля действительно просила не оплакивать её и стараться жить дальше по совести, и обязательно радоваться жизни.
   --А она, там, - Власта подняла глаза вверх, - Уверена, радуется за тебя и твои успехи.
   --Хочется так думать, - ответила я и снова тяжело вздохнула, вспоминая бабулю.
   До самого супермаркета тяжёлые мысли не отпускали, а Власта деликатно молчала, понимая, что мою боль не успокоят слова, а могут сделать только хуже. А в самом магазине насущные проблемы немного оттеснили на задний план мрачные мысли, и я сосредоточилась на закупках, ещё раз перебирая в голове нужные ингредиенты для салатов и вспоминая, что не всё внесла в список. Но наконец, всё было куплено, и мы направились ко мне домой.
   А там меня ждал сюрприз. Ещё поднимаясь по лестнице, я услышала ароматные запахи, и чем ближе мы подходили к квартире, тем отчётливее они становились.
   --Эля, ключи от твоей квартиры у кого-нибудь есть? - Власта насторожилась, когда мы остановились перед дверями, за которыми явно слышались звуки перемещений, а охрана тут же взяла нас в кольцо.
   --Есть, у тёти Раи. Она присматривает за квартирой, чтобы не ограбили и цветы поливает, - ответила я. - Но она сказала, что все у себя будут готовить еду, потому что на своих кухнях привычнее, а потом уже принесут к столу...
   --Отойдите от двери, - тут же скомандовал один из охранников и, оставшись с ещё одним, он кивнул остальным. Нас с Властой тут же повели на лестницу, и, перед тем как повернуть за угол и спустить на пару ступенек вниз, я успела увидеть, как оставшиеся достают из-под пиджаков оружие.
   --Я думаю, что всё-таки решили готовить у нас, и там, скорее всего, одни бабульки... Вы же их напугаете, - жалобно сказала я. - А они же все сердечницы, с давлением...
   --Ребят, действительно, не стоит сразу перед носом махать пистолетами, - поддержала Власта, а затем с удовлетворением кивнула, выглянув из-за угла, и, наверное, увидев, что они завели руки с пистолетами за спину.
   Но когда раздался звонок в дверь, а потом её открыли, я изумилась, услышав не старческий голос одной из бабушкиных подруг, а голос маленького мальчика.
   --Здравствуйте, - немного испуганно сказал он. - А вы к кому? - а потом громко выкрикнул: - Мама! Тут какие-то большие дяди пришли!
   "Мама? Она, что приехала?.. И не одна, а с Артуром?" - мне стало дурно и перед глазами всё поплыло, потому что день и так был печальным и страшным для меня, а тут ещё и предполагалась первая встреча с моим братом, к которому я когда-то так ревновала мать. Не зная, как перенесу всё, я привалилась к стене и тяжело задышала, боясь сейчас пошевелиться.
   --Здравствуйте, - в этот раз до меня донёсся голос матери. - Эээ, а вы простите кто? На поминки? - удивление в её голосе росло.
   --Кто в квартире помимо вас? - сухо поинтересовался один их охранников. - Нам требуется её осмотреть.
   --Эй, что за бесцеремонность? - в следующий момент выкрикнула мама. - Немедленно покиньте квартиру!.. Вадим! Вызывай полицию!
   --Наверное, пошли осматривать квартиру, - поняла я и добавила: - Мне нужно выйти, чтобы успокоить мать.
   --Это твоя мать? - Власта нахмурилась. - Но ты же говорила, что некому устроить поминки.
   --Я не знала, что она приедет... да ещё не одна, - до меня только сейчас дошло, что помимо сына, мать привезла и мужа.
   --Полиция не нужна. Сейчас вам всё объяснят, - пробасил один из охранников, а потом, по-видимому, выглянул на лестничную площадку и бросил: - Чисто!
   --Пошли, - Власта взяла меня за руку, но я как примёрзла к полу, не зная, как себя вести с семьёй матери.
   --Я не могу, - промямлила я. - Слишком больно встречаться с теми, кто получил всё то, чего я так жаждала в детстве.
   --Эля, не знаю в чём там у тебя дело, но ты в первую очередь приехала в свой дом, на поминки своей бабушки, так что не смей сбегать, - Власта принялась уговаривать меня. - Думай в первую очередь об этом. Сорок дней для покойного - это очень важная дата. По верованиям - сегодня её душа предстаёт перед всевышним, чтобы оценить все её деяния на земле. Неужели ты хочешь, чтобы ей в недостатки записали, что она воспитала трусливую девчонку, не способную проявить уважение к бабушке, и не умеющую прощать детские обиды. Ведь сейчас именно они не дают тебе встретиться с матерью, да? У тебя в деле было написано, что занималась воспитанием бабушка...
   --Всё намного сложнее, чем написанное в деле, - ответила я, ощущая уже слабость.
   --Пусть сложнее, но ты же сильная. Кошки всегда приземляются на лапы, и ты такая же, - твёрдо сказала она. - Что бы там ни было, посмотри своим страхам в лицо. Достойно проводи душу своей бабушки в тот мир. Постарайся именно ради неё.
   --Хорошо, - я кивнула, заставляя себя отлепиться от стены, и на негнущихся ногах поднялась по ступенькам. А повернув за угол и оказавшись на площадке, сипло произнесла: - Полиция действительно не нужна. Это со мной.
   --Эля?! - мать удивлённо посмотрела на меня и группу охранников. - Что происходит?.. Что это за люди?
   --Так нужно, - ответила я и замолчала, рассматривая мальчика лет шести-семи, стоящего рядом с матерью.
   "В отличие от меня, он полная её копия... Волосы русые, глаза голубые, даже нос мамин. А вот подбородок и губы от отца", - я перевела взгляд на мужчину, стоящего за её спиной с хмурым лицом. "Вот он, значит, какой, мой отчим. На том единственном фото, где я его видела, он стоял опустив голову, глядя на сына и жену, и лицо просматривалось не полностью... Ну что ж, мужчина вполне симпатичный...".
   --Простите, пожалуйста! Это моя вина с охраной! - слово взяла Власта, видя, что я впала в ступор. - Мы подруги с Эльгой. Я выразила желание ей помочь с поминками. А моя охрана иногда слишком яро берётся за дело. Ведь мы не думали, что кто-то будет в квартире.
   --Ваша охрана? - мама с подозрением посмотрела на неё.
   --Да, у моего папы пунктик, что меня нужно охранять. Ещё раз извините, - Власта умоляюще посмотрела на неё. - Меньше всего я хочу в такой день доставлять вам неудобства.
   --Ничего страшного, - ответила она, а потом опять перевела взгляд на меня и неуверенно спросила: - Эля, как я понимаю, ты не дома живёшь? Почему? Что вообще происходит? Тётя Рая сказала, что ты здесь появляешься только на выходные, причём в прошлые не приехала. Ты что, не учишься в университете, а где-то работаешь?
   --Учусь, но перевелась в другой. А там система обучения слегка нестандартная и график занятий плавающий, поэтому все студенты живут в кампусе, - пояснила я, а затем, злясь, что мать так поступила, сухо поинтересовалась: - А ты почему не предупредила меня, что приедешь?
   --Ммм, давай я тебе наедине объясню, - растерявшись, пробормотала она. - Чего на площадке стоять то... Заходите все, а мы с тобой поговорим.
   --Спасибо большое! - вставила Власта и подтолкнула меня к двери.
   В этот момент мальчик, всё это время рассматривающий меня с интересом, сделал шаг навстречу и с непонятным благоговением произнёс:
   --Ты моя сестра Эльга. Мама всё время рассказывает мне про тебя и говорит, что я должен брать с тебя пример, потому что ты очень хорошая. Я очень хотел с тобой познакомиться! Жаль только, что бабушку так и не увидел!
   Я замерла, не зная, что сказать мальчику и беспомощно посмотрела на мать, а та, поняв мою заминку, взяла сына за плечо и ласково сказала:
   --Артурчик, мальчик мой, идите с папой на кухню. Позже с сестрой поговоришь. Она немного удивлена и ей нужно время, чтобы прийти в себя.
   --Хорошо, мамочка, - послушно сказал он и, посмотрев на меня ещё раз, развернулся и подошёл к отцу, после чего они вдвоём направились на кухню.
   А Власта, забрав у меня пакеты с продуктами, подбадривающе мне подмигнула и пошла следом за ними.
   Мне ничего не оставалось, как войти в квартиру. Там, охранники сразу зашли за мной и закрыли входную дверь, а когда мама кивнула на мою комнату, ещё раз туда заглянули, прежде чем отпустить меня.
   --Эля, понимаю твою растерянность и недовольство моим таким внезапным приездом, - робко произнесла она, когда мы остались вдвоём в моей комнате. - Но я не решилась тебя предупреждать о нашем приезде... Боялась, что ты сбежишь, не захотев видеть Артура и Вадима. Но думаю, пришло время, наконец, наладить наши отношения... Я многое поняла за это время. Я всё нянчилась со своей болью и совсем не думала, что тебе ещё больнее... То есть я понимала, что и тебе больно, но не могла переступить через себя... Но мне уже тридцать пять и пора вести себя рассудительно... Смерть мамы, а для тебя бабушки, была болезненной для обоих и в эти дни я во многом пересмотрела свою жизнь... - мать начала нервно ходить из угла в угол, то сжимая ладони, то потирая пальцы. - Я подло сбежала от неё и тебя, желая забыть весь тот ужас, а сейчас понимаю, что из-за бегства так много важного упустила в своей жизни. Я не была с мамой все эти годы и так много ей не успела сказать. Не растила тебя, не воспитывала, не утешала в трудные минуты и не поддерживала... Я гордилась твоими успехами в учёбе и в спорте, радовалась твоим победам, но не могла показать эту гордость... Каждый раз, когда я сюда ехала, я надеялась, что смогу наконец преодолеть ту стену, что и сама же воздвигла между нами... но не получалось... И я снова сбегала в ту, другую жизнь, где не было страшных вещей... А потом я сдалась и перестала к тебе приезжать. Но лучше не стало... Даже хуже! Чувство вины от понимания, что ты тяжело всё это переживаешь, превратило мою жизнь в ад... Но я всё равно не могла приехать, потому что стала ещё больше бояться посмотреть тебе в глаза. Ведь ты думала, что я предала тебя ради другой семьи... А на самом деле всё не так. Каждый раз, обнимая Артура, прикладывая его к груди, уча его ходить, водя на прогулки в парк или читая на ночь сказки, я думала о тебе. О том, что этого тебе не дала, и это сводило меня с ума... - на последних словах мама расплакалась, а потом, подойдя ко мне, неожиданно упала на колени и, обхватив меня за ноги, сквозь слёзы умоляюще произнесла: - Так много ошибок в моей жизни... Я даже после похорон уехала, вместо того, чтобы остаться и поддержать тебя! Даже страшно представить, как ты тут горевала одна... Пожалуйста, не думай, что ты осталась одна в этом мире! Я люблю тебя, наверное, даже сильнее, чем Артура... Я знаю, что меня уже нельзя простить, но всё равно готова вымаливать у тебя прощение за каждый твой прожитый без меня день...
   --Мама, пожалуйста, не надо, - не выдержав, я сама расплакалась и, опустившись на пол, обняла её за плечи.
   Стало безмерно жаль и её, и себя. Я вдруг поняла, что для матери жизнь тоже была не сладкой и безоблачной, и что она страдала не меньше от чувства вины перед всеми родными. И все мои детские обиды вдруг отошли на второй план. "Она же моя мать... Да, я не чувствовала в детстве её любви и поддержки. Но ведь и ничего по-настоящему плохого я от неё не видела. Некоторые матери намного хуже поступают со своими детьми и те их прощают. Так неужели я выросла бессердечной? Ведь нет же? Я попробовала её понять и перестала осуждать. Так может сделать следующий шаг и простить её? " - подумала я и осознала, что, конечно же, прощу всё, хотя может и не сразу, и потребуется время.
   --Нет! Надо! Я должна всё сказать, - тем временем воскликнула она, а потом уткнулась мне в плечо и забубнила: - Ты же моя доченька... Моя девочка, которая мало хорошего видела от матери... Которую я бросила, вместо того, чтобы найти в тебе утешение... Которую я сделала несчастной...
   --Я была счастлива, - выдавила я, всхлипывая. - Бабуля меня любила...
   --Она всех любила... И тебя. И меня, свою горемычную, непутёвую дочь и всегда говорила, что я сильно пожалею, что не могу переступить через свои страхи... И вот этот день настал, только она до него не дожила, - мама с новой силой разрыдалась. - Мне так её не хватает...
   --И мне не хватает, - выдавила я и слёзы полностью застелили глаза, потому что так захотелось, чтобы сейчас в комнату зашла бабушка и мягким голосом пожурила нас за лужи слёз, нашу глупость, а потом бы пожалела и позвала пить чай с её фирменными, самыми вкусными на свете булочками. - Так без неё плохо и одиноко...
   --Но ты не одна! - мама оторвалась от моего плеча. - Теперь я тебя не брошу! Никогда! Слышишь?! Никогда не оставлю! И хоть нельзя ничего исправить в прошлом, в будущем я постараюсь стать для тебя самой лучшей матерью! Мы с Вадимом решили, что ты должна переехать к нам! И Артур этого хочет... Они давно говорили мне, что тебя нужно забрать, а я всё не решалась... Но сейчас я осознала всё и готова жить в первую очередь для тебя, а не оплакивать свою молодость, вспоминая все те ужасы, что пережила, - она взяла меня за плечи и заглянула в глаза. - Ты будешь жить с нами. Переведёшься в университет в нашем городе. Вадим всё узнал. У нас есть ВУЗы с такой же специальностью, на которую ты поступила, и договорился уже насчёт перевода. Мы даже комнату тебе уже приготовили... Знаю, что тебе будет тяжело первое время и всё покажется чужим, но мы обещаем, что станем для тебя семьёй...
   --Мама, я не могу переехать, - я отрицательно замотала головой и слёзы моментально высохли, когда я услышала о переезде.
   --Эля, доченька, не отказывайся вот так сразу, - с мольбой сказала она. - Знаю, что ты обижена, но нужно попробовать наладить наши жизни... Обещаю, мы сделаем для тебя всё... У нас тебе будет лучше...
   --Нет, мама, я не могу! - воскликнула я. - Да, мне больно из-за смерти бабушки, но моя жизнь с последней нашей встречи изменилась. Я перевелась в один из самых престижных ВУЗов страны, и поверь, такой программы обучения больше нигде нет. Я нашла кучу новых друзей, с которыми мне комфортно... А самое главное, я встретила парня, который меня любит, и которого люблю я! Я не брошу Марата ни при каких условиях, и продолжу учиться в своём университете!
   --Эля, пожалуйста, переезжай к нам... Я с ума схожу, думая о тебе и о том, как ты здесь одна живёшь, - мама задрожала, горестно глядя на меня и я отвернулась, чтобы ещё больше не рвать себе нервы. - Что мне сделать, чтобы ты переехала?
   --Мама, ничего, - прошептала я.
   --Ты меня так наказываешь, да? За то, что я все эти годы так себя вела... Наверное, это правильно... Но давай ты переедешь и у нас дома можешь продолжать это делать, - она не сдавалась.
   --Я не наказываю тебя... И в мыслях этого нет, - тоскливо произнесла я. - Признаюсь честно, скажи ты всё это на похоронах, да, я бы попробовала наказать тебя, высокомерно отказавшись от помощи, и заставила бы тебя умолять. И возможно согласилась бы на переезд... Но сейчас настолько всё изменилось...
   --Элечка, поверь, ни один мальчик, ни один друг, ни один университет не стоят того, чтобы отказываться от семьи! - с жаром воскликнула она. - Семья - это самое важное в жизни! Да, я виновата, что не дала когда-то тебе этой семьи, но ведь ещё не поздно всё исправить! Уедем из этого проклятого города! Там у тебя будут новые друзья, новый ВУЗ, новый парень...
   --Нет, мама, такого как Марат, как мои теперешние друзья, как мой факультет - нигде не будет. И я совершенно точно никуда не поеду, - решительно вымолвила я.
   --Я опоздала, - с отчаянием заключила она и снова зарыдала. - Опоздала и здесь... и ничего уже не исправить...
   --Мама, прошу, не плачь. Ты же меня не выслушала до конца, - с мольбой произнесла я. - Ты не опоздала, и я не вычёркиваю тебя из своей жизни. Я хочу предложить другое! Я могу иногда на каникулы приезжать к вам. Мы можем чаще созваниваться. Я познакомлю тебя с Маратом... Мы узнаем друг друга ближе, и возможно, у нас ещё получится наладить отношения и стать семьёй. Да, не такой, как тебе хотелось бы, но ведь и я уже не маленькая девочка. Учитывай и это.
   --Ты всегда будешь моей маленькой девочкой, - пробормотала она, снова уткнувшись мне в плечо. - И я никогда не прощу себе того малодушного бегства в молодости...
   --Пожалуйста, перестань себя корить, - попросила я. - Иначе и я снова расплачусь, а сегодня многое ещё нужно сделать...
   --Ох, да-да, - она встрепенулась и, вытирая слёзы, сказала: - Давай позже поговорим... А сейчас необходимо подумать о поминках... Тётя Рая рассказала мне с утра, что ты автобус для всех заказала, и что в церкви насчёт службы уже договорились... Ты молодец. И с приготовлением стола нам тоже помогают, хотя я заверяла, что всё сделаю сама... И почти всё готово. Осталось только кутью сварить, да на стол посуду расставить.
   --Я там в магазин сегодня заехала, и нарезок ещё всяких купила и для салатов овощи, - ответила я, поднимаясь с пола и помогая встать маме.
   --Вадим тоже, как прилетели с утра, ходил в магазин, поэтому продуктов полно, - мама заискивающе посмотрела на меня и добавила: - Пожалуйста, познакомься хотя бы с ним и Артурчиком... Я не прошу сразу их любить и принять с распростёртыми объятиями, но просто хотя бы не отталкивай... Поверь, и Вадим, и Артур давно хотели с тобой познакомиться, но я всё отказывала им, боясь, что только больше причиню тебе боль... Артур, если честно, почти бредит тобой, рассказывая всем с гордостью, что у него есть старшая сестра.
   --Я постараюсь, - робко ответила я, до сих пор не зная, как вести себя с братом и мужем матери, и зная только одно - что ненависти к ним я точно не испытываю.
   Но опасения оказались напрасными, и с младшим братом не так уж и трудно было разговаривать. Он оказался общительным мальчишкой, а самое главное душевным и ласковым. Не успели мы выйти с мамой из моей комнаты, как он тут же прибежал к нам и принялся всячески успокаивать, увидев, что у нас обеих заплаканы глаза. А когда мама заверила его, что всё хорошо, практически приклеился ко мне, рассказывая всё, что слышал обо мне от матери. И я в очередной раз убедилась, что она меня не забывала и мой брат знает обо всех моих победах на соревнованиях, успехах в школе и вообще всём том, что происходило в моей жизни.
   А спустя час я поймала себя на том, что улыбаюсь, видя, как он с гордым видом помогает мне расставлять на стол посуду и ловит каждый мой взгляд и движение, при этом уже рассказывая обо всех своих друзьях и как ему нравится ходить в школу.
   --У мальчика очень старая и мудрая душа, - прошептала Власта, раскладывающая рядом с тарелками вилки.
   --Ты её видишь? - я удивилась. - Но ты же говорила, что только впервые перерождённых можешь видеть.
   --Да, всё верно. Но я чувствую чужие души, - тихо ответила она. - Не все, но тех, кто много раз воплощался и через многое прошёл, я могу распознать. У них очень мощная энергетика. Рядом с такими людьми мне кожу как будто током пощипывает. А рядом с этим мальчиком меня прямо пробирает от разрядов.
   --А это хорошо или плохо, что у него такая душа? - осторожно поинтересовалась я.
   --Хорошо. Он будет нести людям добро и свет. И ты уже входишь в число тех, ради кого он на многое пойдёт. Не отталкивай мальчика, и он положительно повлияет на твою жизнь, - порекомендовала она.
   --Не буду, - заверила я и сама испытывая какое-то странное чувство умиротворения, когда смотрю на него и слушаю.
   А Артур, как будто почувствовав, что я что-то важное решила для себя, ещё более преданно стал заглядывать мне в глаза, и когда пришло время ехать на кладбище, взял меня за руку и повёл вниз. Правда, на улице вышла заминка, когда охрана ясно дала понять, что в автобус меня не пустят, и я могу ехать только на одном из джипов. Но с позволения матери я усадила брата с собой на заднее сиденье и там услышала то, что ещё больше растрогало меня.
   --Ты ещё лучше, чем рассказывала мама, - произнёс он, когда мы отъехали от дома. - Только ты, как и она, очень грустная там внутри, - он указал пальцем мне на грудную клетку. - Тебе, как и маме больно... Обещаю, очень буду стараться, чтобы вы стали веселее.
   --Спасибо, - с искренней благодарностью ответила я и, усадив его к себе на колени обняла, и поцеловала в макушку, испытывая уже сейчас к нему нежность.
   "Вот так-то... Я когда-то дико ревновала к нему мать, ненавидела этого малыша и завидовала ему, а встретившись и познакомившись, полностью поменяла точку зрения... Он прямо какое-то магическое воздействие имеет на меня... Но я совсем не против. С ним рядом спокойно", - подумала я.
   Однако с отцом братика мне оказалось общаться не так просто. Мужчина вроде и хотел показать себя с хорошей стороны, но его как будто что-то сдерживало, и одновременно с этим он бросал на меня выжидающие взгляды.
   "Наверное, боится, что я его не приму, как отчима. И возможно испытывает вину, что так и не уговорил мать забрать меня в их семью. Отсюда и так осторожен. Ждёт, пока я проявлю эмоции, чтобы уже понять, как со мной разговаривать", - решила я, но всё не могла себя заставить заговорить с ним.
   Только после возвращения домой я заставила себя обратиться к нему, потому что увидела, как он успокаивал маму у могилы бабули, как по-настоящему сопереживал ей и поддерживал, и это подкупило меня.
   --Эээ... Вадим... как вас по отчеству? - нерешительно начала я, пока он резал хлеб, я раскладывала нарезки по тарелкам, а мама с Властой, Артуром и с бабулиными подругами накрывала на стол.
   --Эля, просто Вадим, - мягко ответил он, но тут же поинтересовался: - Мне можно тебя называть Эля? Или лучше Эльга?
   --Эльга это официально, а мы ведь вроде как семья с вами, - я решила сделать первый шаг, чтобы показать своё позитивное отношение к нему. - Поэтому можете называть меня Эля.
   --Спасибо. Это очень важно для меня, что ты не испытываешь ко мне ненависти, - произнёс он. - Не испытываешь ведь, я прав?
   --Это вы насчёт того, что я должна думать, что вы украли у меня мать и счастливое детство? - откровенно спросила я. - Нет, вас я не виню. Всё началось задолго до встречи с вами.
   --Я рад, что ты так взвешенно и по-взрослому подходишь к этому вопросу, - сказал он и, подумав немного, сдержанно добавил: - Поверь, Соня... то есть твоя мама, она никогда о тебе не забывала и всегда любила... Просто ей всегда было нелегко из-за случившегося... А я, к сожалению, как ни старался, не смог залечить её душевные травмы.
   --Смогли, - уверенно ответила я. - И я благодарна вам за это. Мама постепенно меняется.
   --Мне приятно слышать от тебя такое, - произнёс он и, отложив нож, подошёл ближе ко мне и обратился тише: - Для меня душевное состояние Сони главный приоритет в жизни, и я рад тем изменениям, что случились за последнее время. И этот же приоритет заставляет меня задать тебе один вопрос, который в любой другой ситуации я не стал бы задать... Ты может и обманула всех, что эти квадратные ребята с пистолетами, охранники твоей подруги Власты, но я-то после армии ещё пару лет служил по контракту и вижу, что телохранители ходят за тобой. Скажи честно - ты попала в беду? - он нахмурился. - Я спрашиваю это не из праздного любопытства, а потому что на самом деле хочу помочь. Пойми, если что-то с тобой случится, Соня уже никогда не оправится. Да и тебе я зла не желаю, потому что вижу, что ты девушка хорошая и заслужила счастливой жизни... В общем, я сделаю всё, чтобы избавить тебя от проблем.
   --Ммм, спасибо, но всё хорошо. Проблем никаких нет, а охрана действительно Власты, а не моя, - соврала я и, схватив тарелку с мясной нарезкой, выбежала из кухни.
   "Блин, глазастый какой", - выругалась я про себя. "Но не могу я рассказать, в чём дело. Одно лишнее слово повлечёт вопросы, на которые я не имею права давать ответы", - сказала я себе, пробегая мимо входной двери, у которой стояли два бодигарда, и как раз в этот момент раздался звонок.
   --Входите, открыто, - сказала мама, выходя из зала, где находились уже первые гости, а подойдя к двери, открыла её, всё ещё кидая настороженные взгляды на охранников, которые пристально смотрели на каждого входящего, оценивая его на предмет опасности, чем пугали старичков, пришедших помянуть бабулю.
   Я продолжила движение, неся в зал тарелку и не посмотрев на новых визитёров, но уже в следующее мгновение чуть не выронила блюдо, когда услышала мамин вскрик полный боли и горя.
   Почти бросив тарелку на стол, и не понимая, что могло вызвать такую реакцию матери, я метнулась к двери и увидела там Лагорова-старшего с телохранителями и какого-то парня, который стоял за спиной у деда. Судя по тому, что одеты они были в чёрные костюмы, а в руках у моего дедка имелась большая корзина с продуктами, перевязанная чёрной лентой, я поняла, что они знают о поминках и это привело меня в ярость, поэтому я зашипела:
   --Да как вы посмели явиться в такой день к нам в дом! Совести совсем нет! - но высказаться до конца не успела, потому что мои бодигарды, увидев своих собратьев по ремеслу, тут же встали передо мной, закрывая и меня, и обзор, а возмущаться им в спины показалось глупо.
   --София, здравствуй. Не знал, что ты приехала, - с лёгким недовольством сказал дед, воспользовавшись паузой, пока я решала - орать из-за спин или попробовать прорваться вперёд, а после невозмутимо добавил: - Нельзя прогонять людей с поминок. Мы с Богданом хотели бы выразить вам соболезнования, в связи со смертью Клавдии...
   --Пошли вон! - чеканя каждое слово, произнесла мать. - Таких как вы, можно и нужно прогонять! Вы разрушили всю нашу жизнь! Вы мою мать доводили до истерик! Угрожали ей! Обещали испортить жизнь!..
   --София, смотрю, ты стала смелее. Раньше только плакала и вздрагивала каждый раз от ужаса, - прервал Лагоров-старший.
   --Да, я уже не та испуганная девчонка, боящаяся вас до дрожи в коленях! - выкрикнула мама.
   --Это похвально, - он снова перебил её. - Так может, и остальное прошлое забудем? Ты ведь могла взять деньги и каталась бы, как сыр в масле. Да и грех тебе жаловаться - дочь твоя и умна, и красива. И девушкой хорошей выросла, и учится отлично, и успехи во всём показывает...
   --Дочь? Разузнали уже всё про неё?! - маму затрясло, и она оглянулась на меня, а потом прищурилась и снова посмотрела на Лагорова. - Не смейте даже близко к ней приближаться! Вы же требовали, чтобы я сделала аборт!
   --Мои требования в прошлом - ошибка, и теперь я чётко это осознаю и хочу загладить свою вину, - сказал дед. - Я многое могу ей дать... То, чего ты не в состоянии.
   --Мне ничего не нужно! - снова зашипела я, пытаясь растолкать телохранителей, чтобы высказаться Лагорову в глаза, но они только немного раздвинулись, чтобы я видела собеседников, что, впрочем, устроило меня, поэтому я продолжила: - Вы что, совсем в маразм впали и с первого раза не поняли слов, что я вас знать не желаю?!
   --Он что, уже приходил к тебе? - с ужасом спросила мама и её затрясло ещё больше и, не подойди к ней Вадим и не поддержи её, наверное бы, упала, потому что у неё на мгновение подкосились ноги.
   --Да, но я его прогнала, - быстро бросила я, а затем снова выкрикнула Лагорову-старшему: - Я вас ненавижу, и копейки не возьму, и тем более, не желаю вас видеть или слышать! Вы для меня не существуете!
   --Слушай, дед, да плюнь ты на это быдло. Слишком много для них чести, чтобы мы с ними разговаривали. Пошли отсюда, - презрительно подал голос парень и, выйдя из-за спины Лагорова-старшего, обвёл нас высокомерным взглядом, после чего попробовал развернуть деда к лестнице.
   Поняв, что это мой сводный брат, я посмотрела на него и в тот момент, когда наши глаза встретились, почувствовала, как меня бросило в холодный пот. Я мгновенно вспомнила и этого парня, и ледяные, полные ненависти голубые глаза, а потом, не думая, выпалила:
   --Ты же учишься со мной в одном университете! Я тебя видела в основном корпусе! И ты тогда уже знал, кто я! Поэтому и смотрел с такой ненавистью?!.. Боже, так это ты пытался нас сбить в воскресенье?! - в голове моментально всё сложилось в общую картину.
   --Что за бред! Идиотка! - выкрикнул парень, сжавшись и тут же отведя взгляд.
   --Ты испугался, что состояние разделят между нами? Поэтому и решил меня убить? - с каждой секундой всё становилось яснее, и я даже не знала, как к этому относиться.
   Но вот остальные моментально отреагировали.
   --Что? Тебя пытались убить? - испуганно пролепетала мама.
   --Эля, почему ты раньше об этом молчала?! - требовательно спросила Власта, подбежав ко мне.
   А самая бурная реакция оказалась у Лагорова-старшего.
   --Что?! Она учится с тобой в одном университете? Ты всё это время знал, где она, и молчал? - заревел он, а потом лицо искривила гримаса ярости. - И ты пытался её убить?! Сучонок паршивый! Да я с тебя шкуру живьём сдеру! Отродье белобрысое! Ты только что лишился всего!
   --Дед, да подожди... - промямлил парень.
   --В машину его, немедленно! - багровея, закричал Лагоров своим охранникам и побежал к лестнице, а те подхватили парня под мышки, и спустя секунду мы остались одни.
   "Так вот кто хотел моей смерти... Братик по отцовской линии... Хм, вот я дура, что не подумала об этом сразу! Я сосредоточилась на Лагорове-старшем и совсем не учла, что другие члены семьи не обрадуются новому родственнику и возможному разделу имущества... Пареньку хотелось всех денег!" - поняла я и это, как ни странно, успокоило. "Но теперь-то они осознают, что мне ничего не нужно, и я их знать не хочу, а соответственно, можно больше не бояться".
  
  
   Глава 24.
  
   Эмоции схлынули не сразу, и понадобилось время, чтобы мы все успокоились. А первой пришла в себя Власта.
   Чтобы не смущать пришедших гостей и ещё больше не портить поминки бабули, девушка практически затолкнула в мою комнату маму с Вадимом, чтобы она там успокоилась с помощью мужа, а меня повела на кухню, где требовательно спросила:
   --Эльга, это же Лагоров! Ты что, с ним в родстве?
   --Кто-то из его сыновей-близнецов мой отец, - нехотя пробормотала я и опустилась на табуретку. - У этих уродов в молодости развлечение такое было - на пару насиловать девушек и моя мать одна из их жертв. Ну а я, так сказать, результат случившегося...
   --Пипец полный... - изумлённо выдавила она. - Но почему ты не указала в анкетах, что имеешь родство с этой семьёй?!
   --Во-первых, когда проводили анкетирование, они не проявляли ко мне интереса. Лагоров-старший впервые приехал полторы недели назад, а до этого никто из них не интересовался мной, поэтому я и не писала про родство, - угрюмо ответила я. - А во-вторых - я не считаю их своими родственниками. Кто-то из них послужил донором спермы, не больше.
   --Но некоторые так не считают, - ответила она и поморщилась. - Ладно, это дело второстепенное... Значит, ты уверена, что убить тебя пытался Лагоров... ммм... третий... В общем, внук этого перца?
   --Думаю, да, - поразмыслив ещё раз, сказала я. - Перед концертом мы с ребятами ходили за аппаратурой в ту часть университета и столкнулись с известной тебе Лерой, а затем я взглядом встретилась с парнем и тогда ещё удивилась, что уж слишком много в нём ненависти... Просто тогда я не знала, что он мой брат и не придала этому значения. По-видимому, услышав, как Марат беседовал с той барышней, он и решил так отвести от себя подозрения. Посуди сама - он мог и в комнату зайти, чтобы выкрасть ключи, и передвигаться по территории университета без проблем, и изучил расположение камер.
   --Верно, - без энтузиазма согласилась Власта. - Хотя и глупо...
   --Ну почему же глупо? - нахмурившись, спросила я. - Ведь по сути, что я его вычислила - это случайность. Не смотри он тогда с ненавистью или не встреться я с ним тогда глазами, то не запомнила бы парня. И сейчас увидевшись, максимум - мучилась бы, пытаясь вспомнить, где могла видеть его мельком, или вообще не вспомнила. Наверное, на это он и рассчитывал. Зацепок-то за последние дни не было, и мы не выяснили ничего нового...
   --Эля, если бы ты рассказала о визите Лагорова-старшего, то зацепки появились бы! - с недовольством бросила девушка. - Мы обязательно бы узнали, что твой сводный брат учится на соседнем факультете и это дало новое направление для расследования.
   --Ох, так казни меня теперь! - тоже с недовольством парировала я, а потом более спокойно добавила: - Если честно, я думала об этой семейке, но ошибка состояла в том, что я брала в расчёт только главу семьи... А Лагоров-старший не проявлял ко мне агрессии и желал познакомиться со мной ближе, а никак не убивать... Но теперь я понимаю, что братику моему не хотелось делить состояние, поэтому он и пошёл на такой шаг. Ну а дед, судя по реакции, был не в курсе происходящего.
   --Эля...Эля... - укоризненно произнесла Власта. - Ладно, сейчас нет смысла читать тебе нотации. Но на будущее давай договоримся - ты рассказываешь обо всём, чтобы не случалось вот таких инцидентов.
   --Хорошо, буду рассказывать, - насупившись, заверила я. - Но буду надеяться, что больше такого не произойдёт.
   --И я надеюсь... А сейчас пойду и позвоню Оресту, чтобы он предпринял необходимые шаги и чтобы наконец все успокоились, что это личная месть, а не проблемы факультета, - Власта достала телефон и только собралась выйти, как я вдогонку спросила:
   --А что теперь делать-то со всем этим? Накажут Лагорова-младшего или нет?
   --Если честно, не знаю. Полиция занимается угоном и мы, конечно же, подкинем им зацепку, но улик нет, чтобы привлечь парня к уголовной ответственности, - скептично ответила она. - Адвокаты на раз вытащат эту мразь... Хотя, если Лагоров-старший на самом деле зол, то тут может произойти что угодно. Но ты не волнуйся, к тебе этого скота мы не подпустим... В общем, сейчас будем смотреть, что сделает старший, и уже исходя из этого предпринимать свои меры, - сказав это она вышла, а я вспомнила, что из-за всей этой кутерьмы с поминками, приездом матери и последующими событиями ещё ни разу не позвонила Марату.
   "Наверное, злится уже там и на телефоне куча пропущенных звонков", - подумала я и устало поднялась, чтобы сходить в прихожую за сумкой, в которой лежал телефон. "Но думаю, всё поймёт, когда я расскажу о случившемся, а главное - о том, кто пытался нас сбить".
   Выйдя в прихожую, я увидела тётю Раю, которая с жалостью посмотрела на меня, как раз провожая к столу вновь пришедших на поминки. "Ох, хорошо, что она быстро сориентировалась и принимает гостей", - пронеслось в голове, и я беззвучно прошептала ей "спасибо". Она кивнула и пошла всех рассаживать, а я взяла сумку и, вернувшись на кухню, достала телефон.
   "Ох, утром Марат звонил каждые сорок пять минут, а во время обеда и после, почти через каждые пять минут... Блин, зачем я звук и виброзвонок выключила ещё утром, боясь, что телефон в самый неудобный момент зазвонит. Например на кладбище или в церкви...Сейчас, наверное, пока не выскажется на этот счёт, не даст мне и слова сказать", - я тяжело вздохнула и набрала номер парня, готовясь выслушивать претензии в свой адрес и не ошиблась.
   --Алло, Марат...
   --Эля, ты обо мне совсем не думаешь, не любишь меня, - холодно раздалось из трубки. - Я тут с ума схожу от волнения за тебя! Знаешь, какие поганые мысли в голову лезут?!
   --Подожди, дай я всё объясню... - успела вставить я, но он продолжил, не слушая меня:
   --Я уже два раза пытался выбраться за территорию университета, и меня дважды ловила охрана! Орест влепил мне второй строгий выговор! А всё потому, что я не знал о чём и думать из-за твоего молчания! Я уже собирался выкрасть свой обруч, чтобы медведя в город гнать и искать тебя!
   Представив гималайского медведя, бегущего по городу, я улыбнулась, но одновременно с этим испытала чувство стыда. "Бедный мой Маратка!", - подумала я и попробовала снова объяснить всё:
   --Прости, пожалуйста! Но тут столько всего произошло!
   --Что произошло? - он моментально насторожился. - Орест после выговора заверил меня, что с тобой всё в порядке... Он что, лгал?!
   --Нет, не лгал, - заверила я и затараторила, боясь, что он снова меня прервёт: - Физически всё хорошо. Просто приехала мама с семьёй, и у нас состоялся с ней очень непростой и эмоционально тяжёлый разговор. Затем я познакомилась со своим младшим братом и отчимом. А потом всё закрутилось с приготовлением еды. После нужно было ехать на кладбище, а там и служба в церкви... Я думала позвонить тебе, когда вернёмся домой и накроем столы! Но то, что случилось после приезда, выбило меня из колеи...
   --Что случилось после приезда? - требовательно спросил он.
   --Лагоров-старший пожаловал со своим внучком... то бишь, с ещё одним моим сводным братом...
   --Что? - изумлённо раздалось из трубки. - У него что, мозги совсем набекрень съехали в такой день к тебе являться?
   --Не думаю. Скорее, наоборот, он приехал специально, надеясь, что я не решусь устроить при гостях скандал. Да и, наверное, рассчитывал, что в такой день я буду полностью поглощена горем, а соответственно морально слаба, и он сможет втереться ко мне в доверие. Ну, или сделает первые шаги к этому...
   --Вот мразь! - зло процедил Марат.
   --Ооо, поверь, это ещё не самая главная новость, - с отвращением произнесла я. - Дедок здорово просчитался с визитом, потому что не предполагал увидеть здесь мою мать, которая, как я понимаю, впервые в жизни дала тому семейству отпор. А самое главное, он притащил с собой моего сводного брата по возможному отцу, и я узнала его! Хочешь узнать, кто на нас пытался наехать? - спросила я и, выдержав секундную паузу, выпалила: - Мой брат и пытался! Я узнала его! Помнишь, мы ходили в ту часть универа? Так вот, я тогда взглядами столкнулась с одним парнем, после разговора с Лерой, и ещё удивилась, прочитав в его глазах ненависть. А сегодня, когда мой братец решил открыть рот, узнала его и сразу всё поняла! Он слышал наш разговор с той девицей и специально использовал её, чтобы пустить всех по ложному следу! Он имел доступ в общежитие и на стоянку, знал расположение камер и свободно провернул всю эту операцию с угоном...
   --Ему пизд... крышка, - вкрадчиво произнёс Марат, и меня как будто обдало холодом из трубки.
   --Марат, не смей ввязываться в эту историю! - нервно попросила я. - Пусть полиция с этим разбирается...
   --Эля, полиция ничего делать не станет, и ты это понимаешь! - перебив меня, презрительно сказал он. - Никто не решится связываться с семьёй Лагоровых!
   --Ладно, возможно и не решится, - согласилась я. - Но Власта меня заверила, что к нам их не подпустят. Да и сдаётся мне, что дедок мой был не в курсе происходящего, и сильно разозлился. Так что братец мой пожалеет о наезде...
   --Поверь, он сильно пожалеет, уж я это обещаю, - снова угрожающе произнёс Марат, и я мученически закатила глаза, понимая, что мой мишка сильно зол.
   "Ладно, позже с ним на эту тему поговорю. Пусть немного остынет. Всё равно с территории пока никого не выпускают, а значит, он не ринется искать Лагорова-младшего прямо сегодня", - подумала я и чтобы хоть как-то отвлечь его сейчас, с нежностью произнесла:
   --Прости ещё раз, что не позвонила раньше. Честно, не было времени... Я очень соскучилась по тебе.
   --И я соскучился, - сухо сказал он, а потом хитро добавил: - А простить... Всё зависит только от тебя. Думаю мог бы, если бы сегодня ты пригласила меня на ночь к себе, или пришла ко мне...
   --Марат, но у меня же ещё... ты понимаешь, - я замялась, стесняя сказать "месячные", но он и так всё понял.
   --Ну и что. Я же не секс предлагаю, а просто провести вместе ночь. Когда-нибудь и в эти дни мы будем спать рядом. Так почему сейчас не начать?
   --Давай позже об этом поговорим, - предложила я и как раз в этот момент на кухню зашла мама, а за ней отчим, поэтому я добавила: - Тут мама пришла... Вечером встретимся и окончательно всё решим.
   --Хорошо. Люблю тебя, Кошка, - сказал он.
   --И я тебя люблю, - тихо сказала я в трубку, а потом нажала "сброс" и, посмотрев на мать, поняла, что расспросов не избежать.
   --Эля, так значит, тебя пытались убить и охрана твоя, а ты молчала? - осуждающе спросила она.
   --Не хотела тебя волновать, - дипломатично ответила я. - Да и непонятно было - кого хотят убить Марата или меня...
   --А что этот Марат такого сделал, что были такие подозрения? - мама мгновенно забеспокоилась.
   --Эээ, - протянула я, лихорадочно ища, что бы такого ответить, не раскрывая тайны университета и решила, как и от себя, отвести от него причины случившегося. - Марат ничего не делал. Просто его отец работает на каком-то секретном заводе, и была вероятность, что таким образом его хотели напугать и заставить впоследствии выдать какие-то сведения. Поэтому и не могли понять, кого хотели задавить.
   --Да?! - она недоверчиво посмотрела на меня. - А охрана откуда? Кто платит за это?
   "Блин, ну вот зачем маме во всём этом копаться?.. И что сказать? Я плачу? С каких денег? Она же знает, что мне это не по карману... Скажи я ей, что платит универ, она ещё больше встревожится, понимая, что о простых студентах так заботиться не будут", - с досадой подумала я и ляпнула первое, что пришло в голову:
   --Марат. Он за меня волновался, но сопровождать не смог, поэтому нанял телохранителей...
   --Марат? Он что, богат? - в голосе матери проскочили истеричные нотки, и я только сейчас осознала, что она может подумать. - Я должна с ним познакомиться! Богатые мальчики несут огромную угрозу! Мы для них не люди!
   --Мама, он не такой! Поверь, у него и в мыслях нет поиздеваться надо мной или причинить вред, - заверила она.
   --Я тоже когда-то не могла поверить в некоторые вещи и не хочу, чтобы и с тобой так случилось! - воскликнула она.
   --Не случится со мной такое! И Марат не богат. Просто у него имелись кое-какие сбережения, и он потратил их на мою охрану, - терпеливо сказала я, чувствуя всё большую усталость от предыдущих волнений и нынешних объяснений, да ещё в присутствии отчима. "Хорошо хоть, что он деликатно молчит и не лезет в разговор".
   --Но я всё равно хочу с ним познакомиться! - настаивала мама.
   --Хорошо, я обязательно вас познакомлю... позже, - пообещала я и нахмурилась, не зная, как мой медведь отнесётся к этой идее, и как будет себя вести с моей матерью, которую не очень-то и уважает, за то, что она меня бросила.
   --А почему про визит Лагорова не сказала? Когда он к тебе приходил? - мама продолжила сыпать вопросами.
   --Полторы недели назад появился тут, на выходные, но я его сразу отшила, сказав, что знать не желаю, - ответила я. - А не говорила, потому что не собиралась с ним общаться. Мне плевать на его проснувшиеся родственные чувства, что его внук наркоман, пришибленный на всю голову, а один из его сыновей подыхает. Приблизительно это он услышал от меня тогда, и я специально на прошлые выходные не приехала домой, на случай, если он снова прикатит. И я понятия не имела, что он заявится на поминки бабули... Кстати, думаю нам нужно взять себя в руки и посидеть с гостями за столом, а не выяснять тут отношения, - меня уже начала напрягать вся эта нервотрёпка.
   --Вадим, сходи к гостям и посиди за столом, а то Артурчик там один из представителей нашей семьи. А заодно узнай - может, что нужно ещё на стол поставить. А мы с Элей чуть позже присоединимся. Хорошо? - мама обратилась к мужу.
   --Хорошо, - нехотя ответил он.
   Когда мы остались с мамой, она присела на другую табуретку и, взяв меня за руку, тревожно произнесла:
   --Эля, девочка моя, пойми, я за тебя волнуюсь, и те новости, что я сегодня узнала, не добавляют мне спокойствия, а скорее наоборот. Лагоровы - это страшные люди... вернее, не люди, а звери, без чести и совести, и я не хочу, чтобы они к тебе приближались. Ты молоденькая девушка, которую можно обмануть и завлечь...
   --Мама, поверь, я не так наивна, как тебе кажется, и всегда очень осторожна. И я понимаю, что из себя представляют Лагоровы, поэтому у них нет шансов завлечь меня. Да и Марат в последнее время постоянно рядом со мной и любого из Лагоровых в бараний рог скрутит. Он очень заботится обо мне...
   --Опять Марат... - с недовольством перебила мама. - Скажи честно, ты только из-за него не хочешь переезжать? Учёба в университете это просто дополнительная отговорка?
   --Нет, на самом деле важен и Марат, и университет...
   --А что, кстати, за университет? Ты так и не сказала, куда перевелась.
   --В природоохранный университет.
   --Ого! - мама уважительно посмотрела на меня. - Но как тебе это удалось? Мой шеф пытался в этом году пристроить своего сына в этот университет и не потянул материально. Там ведь сумасшедшая плата за обучение!.. Эля, а это не Лагоров постарался, чтобы тебя туда перевели? - последние слова она произнесла уже испуганно.
   --Мама, нет, Лагоров точно к этому никак не причастен, - твёрдо ответила я. - А за обучение я не плачу. Помнишь, я тебе писала, что вхожу в специальную программу для одарённых студентов? Так помимо этого мне ещё и стипендию платят.
   --Одарённых... - мама с благоговеньем повторила это слово и с гордостью посмотрела на меня. - Я всегда знала, что ты у меня очень умная девочка.
   --Спасибо, - пробормотала я, и стало немного стыдно, что вся моя ценность для универа как раз не в уме, а в способностях управлять кошками, но матери этого я говорить, конечно же, не стала и вместо этого произнесла: - Поэтому важен и университет, и я не хочу переводиться. Тут у меня огромные перспективы, потому что диплом открывает большие возможности.
   --Это верно, - согласилась мама и тяжело вздохнула. - Но всё равно очень страшно за тебя, что ты живёшь в одном городе с этими монстрами... Даже не знаю, как теперь поступить. Ведь я была настроена любой ценой тебя увезти отсюда, а сейчас и не знаю, что делать... Не хочется и будущее твоё портить, и страшно, что Лагоров-старший тебя преследует.
   --Не будет он меня преследовать больше. Я в этом уверенна, - ответила я. - Думаю, он осознал, что его внучок окончательно поставил крест на сближении со мной.
   --Нужно подать заявление в полицию, чтобы его внука наказали! - выдала мама, но тут же поморщилась. - Хотя это глухой номер... Полиция здесь не поможет... Ох, что же делать то? Как тебя уберечь и при этом не лишить перспективного будущего?
   --Мама, думаю, волноваться сейчас уже не стоит. Лагоров-младший боялся раздела состояния и поэтому пытался меня убить, но старший, после случившегося понимает, что пытаться наладить со мной отношения бесполезно, а значит, и делить состояние не станут. Одно исключает в дальнейшем другое, а соответственно и убирает все проблемы.
   --Хотелось бы в это верить, - задумчиво сказала мама, а потом встрепенулась и спросила: - А Марат твой, он всё же богат, раз учится вместе с тобой?
   --Нет. Он, как и я, обучается по специальной программе для одарённых.
   --Я хочу как можно быстрее с ним познакомиться, - заявила она. - Давай в эти выходные приведёшь его к нам.
   --В выходные? - удивлённо и немного испуганно переспросила я, рассчитывая намного позже представить матери своего медведя. - Вы что, здесь пока останетесь?
   --Настраиваясь на твой переезд, мы с Вадимом всё распланировали. Он, вместе с Артуром пробудет здесь до воскресенья. А вечером у них самолёт. Я же взяла на работе неделю отпуска за свой счёт, чтобы помочь тебе собраться, - пояснила мама. - Теперь вот и не знаю, что делать... Если ты живёшь в студенческом общежитии и переезжать не хочешь, то не представляю, что мне здесь делать...
   --Так лети вместе с Вадимом и Артуром!
   --Не знаю... получается, что я снова тебя бросаю одну... - виновато пробормотала она.
   --Не бросаешь ты меня. Всё теперь наладится, я в этом уверена, - с оптимизмом произнесла я.
   --Хорошо, я подумаю насчёт отъезда. Но всё же с Маратом желаю познакомиться как можно скорее, - ответила она, а потом на секунду замялась, после чего робко поинтересовалась: - Эля, а у тебя с этим мальчиком всё серьёзно? Вы уже настоящая пара... или пока только платонические отношения... Ну, ты понимаешь о чём я... Ты вообще аккуратна в интимной сфере?
   "Капец, вот они минусы плотного общения с матерью. Теперь я вынуждена отвечать и на эти вопросы... И что сказать? Мы ведь вроде как с Маратом переспали, но и полноценного секса не было. А с другой стороны - он точно скоро будет", - пронеслось в голове, и я решилась ответить:
   --Отношения у нас серьёзные. И мы аккуратны, не волнуйся... Только умоляю, не осуждай меня за это. Я не распущенна. Марат мой первый мужчина.
   --Первый, - как эхо повторила мама и вздрогнула. - Нет, осуждать не буду. Главное, что ты сознательно на это шла и сама выбирала первого мужчину, а не...
   Она замолчала и, понимая, о чём мать сейчас думает, я обняла её за плечи. "Бедная мама... Думаю, что после произошедшего она долго не могла наладить свою жизнь, переживая не только за неумение проявить свою любовь ко мне, а и вообще боялась мужчин... Наверное Вадиму пришлось очень нелегко завоевать её доверие", - подумала я и тяжело вздохнула.
   --Мам, хлеб нужен! - на кухню забежал Артур. - И все ждут вас.
   --Пошли бабулю помянем, - предложила я, чтобы мама отвлеклась от мыслей о страшном прошлом.
   --Да-да, - согласилась она. - Пошли. А то всё не по-людски как-то получается.
   Поднявшись, я помогла встать ей и отправила в зал вместе с Артуром, после чего нарезала ещё хлеба и уже сама присоединилась ко всем.
   В остальном поминки бабушки прошли без эксцессов, и мы с мамой не раз пустили слезу, когда гости вспоминали бабулю и её доброту.
   Это оказалось самой тяжелой частью дня для меня, потому что я с ещё большей силой ощутила, что скучаю по бабуле, и мне очень не хватает её. А вместе со мной грустил и Артур, сожалея, что так и не познакомился со своей бабушкой, и это ещё больше расположило меня к нему.
   Когда же все гости стали расходиться, возникла новая проблема. Мама думала, что я останусь на вечер с ними и только с утра поеду в университет, а Власта ясно дала понять, что пока не поймут действий Лагорова-старшего в отношении внука, снятие ограничений на передвижение не будет, и я должна вернуться в университет.
   Это с новой силой пробудило в маме страх и пришлось больше двух часов, параллельно помогая убирать со стола, уговаривать её не нервничать, а также пообещать, что завтра вечером я снова приеду домой, чтобы провести с новообретённой семьёй выходные. А как раз в этом и заключалась проблема. Что и когда с внуком сделает Лагоров, я не знала, а соответственно и не понимала, когда свободно смогу передвигаться, и смогу ли выполнить своё обещание приехать. И одновременно с этим понимала, что Марату будут глубоко фиолетовы все действия Лагорова и уж он точно не отпустит меня одну на выходные, даже если ограничения снимут. Но, в конце концов, поняв, что сейчас планировать ничего не могу, я решила пока не заморачиваться и дождаться завтрашнего вечера. "А завтра посмотрим. Если что-нибудь узнаем, и руководство посчитает, что угрозы нет, приеду домой. Возьму такси, чтобы Марат не волновался. Проведу вечер с матерью и переночую здесь. А в субботу уже попрошу приехать Марата. Только предварительно проведу с ним беседу, чтобы он не проявлял недовольство поступками матери. Ну а вечером вернусь с ним в универ, аргументируя это тем, что не хочу стеснять маму с Вадимом и Артуром, и что им нужно выспаться перед дорогой. А в воскресенье приеду их уже провожать. Ну а если ограничения не снимут, придётся как-то выкручиваться. Ведь и с приездом ничего не получится, и Марата не выпустят... Блин, но тогда мама точно не уедет, догадавшись о проблемах... Ладно, поглядим ещё, как всё сложится", - сказала я себе, прощаясь с мамой, отчимом и Артуром.
   А направляясь в автомобиле в университет, продумывала, как и что сказать Марату, чтобы добиться нужного, и почему-то всё больше испытывала страх, не зная, как он отреагирует на желание матери познакомиться с ним.
   "Он-то меня за три с половиной месяца предупредил о поездке к его родне. А я сейчас прикачу и вывалю ему на голову, что мама желает с ним познакомиться... Захочет он этого или посчитает, что ещё рано?" - волновалась я и эти новые проблемы не добавляли мне спокойствия. "Капец какой-то... ну почему вечно что-то заставляет волноваться и переживать?.. Когда в последнее время у меня был нормальный день?.. Я уже и забыла!".
   Из-за всех этих мыслей, в университет я приехала слегка на взводе, а увидев Марата, встречающего меня у дверей общежития, почему-то насупилась, ожидая от медведя только худшего и ощущая, что сдерживаться в словах не буду, если он начнёт меня поучать.
   И, когда меня высадили из машины, случилось как раз то, чего я больше всего боялась.
   --Всё, Кошка, больше я тебя не выпущу одну за территорию университета, - мрачно произнёс он, одновременно с этим сжимая меня в объятиях. - Нарезал тут круги, как пьяный хомяк и готов был биться головой о стену, как бешеный дятел, думая, что с тобой случилось самое плохое. А ты ещё и обещаний своих не выполняешь. Сказала, что будешь звонить через каждый час, а сделала это всего раз.
   --Спасибо, что так беспокоишься за меня, но хочу напомнить, что я сама буду решать - выходить мне за территорию университета или нет, - сухо сказала я. - То, что мы с тобой встречаемся, не даёт тебе права командовать мной и контролировать во всём. Да и поминки - не развлекательная вечеринка в клубе. У меня были свои обязанности и более важные дела, чем болтовня с тобой по телефону. Я уже объяснила и про мать, и про визит Лагорова, и если ты посчитал, что случившееся не такая уж уважительная причина, то прости, я могу тоже поставить тебе в вину, что ты думаешь только о своём душевном спокойствии, и совсем не понимаешь, что я тоже сегодня мало радости испытывала.
   --Всё я понимаю, - Марат резко разжал объятия и сделал шаг назад. - Но я не просил со мной болтать по телефону. Можно ведь было выделить тридцать секунд, чтобы набрать мой номер и сказать: "не волнуйся, у меня всё хорошо".
   --Если не звонила - значит, не могла, - отчеканила я и угрюмо посмотрела на него.
   --Не "не могла", а скорее не хотела и не думала обо мне, - холодно сказал он.
   --А знаешь - да, не думала! - зло воскликнула я, ощущая, что нервы уже, как натянутая струна и вот-вот сорвусь. - Потому что думала о матери, и о том, как с ней наладить отношения, после того, как она покаялась сегодня! Как общаться с младшим братиком, которого в душе всегда ненавидела, а на самом деле он оказался чудесным малышом, и мне стыдно теперь за свои мысли! Пыталась понять - какой человек мой отчим! Потом была занята накрыванием стола и поездкой на кладбище и в церковь! Где опять же думала не о тебе, а о бабуле и том, как мне её не хватает! А потом думала, о том, что на меня напал мой же сводный брат и пытался убить! А после я думала о том, чтобы соврать моей матери, чтобы отказаться от переезда к ней! А затем, я сгорала от стыда перед гостями, что поминки бабушки, благодаря Лагоровым превратились в бардак! А потом я снова думала о бабушке, слушая пришедших, когда все успокоились! Вот о чём я думала! И прости, что сегодня ты был не на первом месте! Извини, что ты не пуп земли для меня! - последние слова я уже выкрикнула.
   --Конечно, не пуп земли. Для таких эгоисток, как ты, важны только они сами и их переживания, - начал Марат, но дослушивать я не стала, а бросилась бежать в общежитие, ощущая, как голова начала раскалываться от боли, а слёзы просятся из глаз.
   "Сейчас меня прорвёт. Всё то, что я сдерживала с утра, беседуя с матерью, потом на кладбище, а после и за столом, сейчас выплеснется наружу, и я буду выть в голос, потому что нет больше сил терпеть всё это", - поняла я, взбегая по лестнице на второй этаж. "Ох, только бы Алины не было в блоке... Не хочу я сейчас слышать утешения. Мне просто нужно побыть одной!".
   К счастью, моей соседки не было. Быстро открыв дверь и забежав в прихожую, я закрыла дверь на ключ, а потом сбросила обувь и метнулась к себе в комнату, а там уже свалилась на кровать и расплакалась в подушку, не понимая, за что мне все эти испытания.
   А когда, наконец, поток иссяк, перекатилась на спину и, глядя в потолок, апатично подумала: "Вот и с Маратом поругались впервые... Мало мне было сегодня испытаний... Так он ещё добавил... Значит, я эгоистка? Ну и ладно. Он не лучше. И пусть не думает, что я так просто прощу ему эти слова".
   Однако Марат не спешил бежать просить прощения. Спустя два часа, когда я немного успокоилась, некоторые вещи стали видеться немного в другом свете, и я попробовала поставить себя на место Марата, то даже готова была согласиться, что может где-то и поступила неправильно. Положа руку на сердце, я призналась себе, что таки могла выделить время для коротких звонков медведю. Но и мириться первой не собиралась, злясь, что он обозвал меня эгоисткой и не проявил понимания в такой день, как сегодня.
   Затем прибежала Алина с занятий по ПН, и с сочувствием глядя на меня, позвала ужинать, но я отказалась, потому что на поминках еды было достаточно, а последняя нервотрёпка отбила желание вообще показываться на людях, поэтому я осталась в комнате.
   "Лучше, наверное, вообще спать лечь, чтобы этот день закончился поскорее", - вяло подумала я, чувствуя, что сил нет даже на то, чтобы пойти умыться, и еле заставила себя подняться с кровати, сдёрнуть с неё покрывало и раздеться самой.
   --Кис-кис-кис... Маха, ты куда, бандитка, сбежала? - позвала я, когда легла в постель.
   Моя кроха тут же появилась в комнате с взъерошенной шерсткой, а следом за ней забежала Капа и я поняла, что спать эти девушки сейчас не расположены.
   --Всё с вами понятно, - с недовольством буркнула я. - Играетесь, значит. Ну, тогда бегите снова в гостиную, а я буду спать.
   Повернувшись на бок и свернувшись калачиком, я зевнула и закрыла глаза, надеясь, что завтра проснусь с новыми силами, и больше плохих новостей не будет, и почти сразу провалившись в сон.
   Однако новости появились задолго до рассвета. В какой-то из моментов я проснулась от того, что рядом есть кто-то и чуть не закричала, увидев в темноте силуэт, стоящий возле кровати.
   --Не пугайся, это я, - произнёс Марат.
   --Что ты здесь делаешь? - зло выдавила я.
   --Спать пришёл...
   --Ну уж нет!
   --Кошка, слушай, давай завтра поругаемся, а? Я устал за сегодняшний день. А ты ещё больше, - миролюбиво сказал он, раздевшись и ложась в постель. - Давай просто заснём вместе, а завтра поговорим о случившемся. А на ночь я тебе одну хорошую новость расскажу, про твоего братца.
   --Какую? - я моментально забыла про ссору, переключаясь на настоящих врагов. - Его арестовали?
   --Нет, потому что улик против него не нашли, - ответил Марат, пододвигаясь ко мне вплотную. - Но для твоего деда улики не нужны. Мы выяснили, что сегодня днём он купил два билета в Штаты и перевёл весьма внушительную сумму одному из лагерей. И лагерь это далеко не пионерский. Славится он тем, что туда богатые америкосы привозят своих зарвавшихся детей на перевоспитание. Там строжайшая дисциплина и контроль похлеще, чем в тюрьме. Воспитатели там, бывшие военные, а эти парни сюсюкать не любят, особенно с золотой молодёжью. Твой братела икнуть будет бояться без разрешения, не говоря уже про употребление наркоты, планы твоего убийства и прочую дурь. И судя по сумме взноса, проведёт он там, в отрыве от цивилизации не меньше, чем месяцев восемь.
   --И это, по-твоему, хорошая новость? Лагоров-старший просто таким образом избавляет своего внука от возможного судебного преследования...
   --Эля, поверь, в нашей тюрьме его внучку было бы намного комфортнее, а туда, куда он его посылает, не каждый дрессировщик животное своё отправит. Там лагерь очень серьёзный и кто хоть раз побывал, на всю жизнь запоминают урок, что вести себя плохо нельзя, - заверил Марат.
   --Да? Хм, если так, то конечно хорошо... А он не сбежит оттуда?
   --Даже я бы не сбежал. Вернее, не выжил бы в горах. Лагерь этот находится в Вайоминге, где мало населения, и очень много гор. Да и сам лагерь в глуши. Так что, о твоём братце можно если уж не навсегда, то на ближайшие восемь месяцев забыть.
   --Это радует, - ответила я и зевнула, одновременно с этим млея в объятиях своего медведя.
   --А теперь на этой радостной ноте засыпай, - сказал он. - Спокойной ночи.
   --И тебе спокойной, - пожелала я и, закрыв глаза, улыбнулась, подумав, что день не так уж и плохо закончился. "Мишка рядом, несмотря на ссору, а братец скоро будет очень далеко, а значит, самые главные проблемы разрешились".
  
  
   Глава 25.
  
   Утром, проснувшись, я увидела, что Марат уже не спит и пристально рассматривает меня.
   "И что его взгляд значит?.. Ни тебе доброго утра, ни улыбки... Типа ждёт, что я попрошу прощения? Нет, этого точно не будет! Пусть он просит прощения, что обозвал меня эгоисткой... Или вообще думает, что я всё простила и поэтому не сопротивлялась, когда он забрался ко мне в постель?" - подумала я и холодно ответила на его взгляд.
   --Вот знаешь, Кошка, лежу, смотрю на тебя и пытаюсь понять, чем же ты меня так зацепила, - сдержанно произнёс он. - Ради тебя я готов на всё, и логика порой отключается, заставляя меня совершать необдуманные поступки... Я три года здесь успешно проучился, всегда чётко выполняя задания, и вёл себя взвешенно, не вызывая нареканий со стороны руководства, а появилась ты и всё, голова отключилась... Чаще иду на поводу у эмоций, чем рассуждаю логически.
   --И ты ждёшь, что я тебе объясню, почему так происходит? - сухо поинтересовалась я.
   --Да нет, ответ и так очевиден. Потому что люблю тебя, - спокойно ответил он. - Просто немного странно и смешно... Раньше, глядя на парней, которые влюбляясь, начинали страдать ерундой, я всегда посмеивался и думал, что уж со мной-то такого не будет... Но, оказался неправ... И теперь интересует одно - за что же я тебя полюбил. Вот этого я понять не могу. Да, ты красивая девушка. Но ты далеко не единственная красавица в моей жизни. Может потому что я был первый у тебя?.. И это не сильно меня волновало прежде. Скорее, я не хотел быть первым у девушки, потому что это налагало некоторые обязательства... Хотя признаться, с тобой это действует возбуждающе. И однозначно идёт в плюс, заставляя меня пересмотреть взгляды на некоторые вещи... Может из-за твоего характера ты мне нравишься? Но он как раз и чаще всего меня раздражает...
   --Ну знаешь! Ты тоже не подарок! - буркнула я, но не разозлилась, потому что Марат не ставил в вину мой характер, а скорее констатировал факт.
   --Да, не подарок, - согласился он. - Но сейчас я не об этом. Лишь пытаюсь понять, за что люблю тебя и почему не в состоянии контролировать свои эмоции, когда дело касается тебя.
   --Если это поймёшь, думаю, многие будут благодарны, потому что и учёные, и философы, и обыкновенные люди давно ищут ответы насчёт любви, - ответила я. - Пока есть одна версия - это какой-то химически процесс, но как он запускается, не ясно.
   --Да, что химический, это точно, - ответил он. - И та химия отключает мозги, заставляя действовать и говорить так, как в другой бы ситуации не поступил...
   --Подожди, это ты так пытаешься попросить у меня прощения за вчерашнее? - с надеждой спросила я.
   --Возможно, - уклончиво ответил он. - Но думаю, что не только я должен просить прощения. Доля твоей вины тоже есть. Признай это...
   --Не буду я ничего признавать! - враждебно ответила я и упрямо поджала губы, демонстрируя, что не считаю себя виноватой, хотя вчера как раз думала об этом и пришла к другому выводу.
   --Ну вот, опять лишнее доказательство любви... Будь с любой другой такая ситуация - встал бы и ушёл, решив больше никогда не общаться, а с тобой... - пробормотал он, а потом громче добавил: - Хорошо, тогда я хотя бы признаю свою вину. Но перед этим хочу, чтобы ты поняла, каково мне вчера было, и почему я сорвался... Понимаешь, любя тебя, я волнуюсь и боюсь, что с тобой может что-нибудь произойти, а меня не будет рядом... Эта мысль мне вообще мозг выносит и я готов на стены лезть, представляя себе самое страшное. К сожалению, хорошее ведь в голову не приходит, а только всякие ужасы, хотя я пытаюсь не думать о них... Вот и вчера было также. Я умом понимал, что с тобой должно быть всё хорошо. Что рядом Власта и охрана, а всё равно страх потерять тебя перевешивал все доводы разума, и я начал беситься. Перед глазами мелькали картинки то того, что вы попали в какую-нибудь аварию, поэтому ты не берёшь трубку. То мне виделось, как вас всех расстреляли из автоматов и я постоянно проверял новостные ленты в интернете, чтобы убедиться, что в городе таких происшествий не было... В общем, много всякой дряни мелькало перед глазами и я чувствовал, как внутри всё сжимается от страха, что я тебя больше никогда не увижу, не смогу обнять или поцеловать, и это причиняло боль...
   --Прости, пожалуйста, - с раскаянием прошептала я, представив, что ощущал мой мишка. - Но честно из-за всей вчерашней нервотрёпки не до звонков было... Кстати, мог бы позвонить Власте...
   --А ты думаешь, я не просчитывал эту возможность? - уныло спросил он. - Только вот проблема - у меня нет её номера телефона, потому что она меняет их раз в три месяца. А так как раньше не было необходимости звонить ей, я не интересовался новыми номерами. Но вчера я всё-таки пытался выяснить её номер и задолбал всех. А в первую очередь Игоря. Только вот незадача - он был слишком занят, потому что тогда мы ещё не знали, что виноват в наезде твой братец, и Игорь как раз занимался проверкой очень щекотливой версии случившегося, и не мог со мной говорить... Вчера вообще день был дебильным, потому что как назло, кто имелся в зоне доступа - не мог дать нужные ответы. А те, кто могли мне помочь, не имели на это времени или возможностей, или я вообще не мог их найти... Если честно, я вчера такое сообщение Игорю отправил, когда он то тупо отмораживался и не брал трубку, то быстро говорил, что ему не до разговоров и отключался, что стыдно до сих пор смотреть ему в глаза, - Марат тяжело вздохнул, а потом обнял меня и добавил: - А когда ты позвонила, я был на взводе, потому что как раз только вышел от Ореста, получив второй выговор... Боюсь, меня теперь вообще посчитают полностью эмоционально нестабильным и долго не допустят к работе из-за всех этих выбрыков...
   --Мне жаль, прости, - снова с раскаянием пробормотала я.
   --И мне жаль, - ответил он. - Но беспокоит не это, а случившееся вечером. Точнее, наш с тобой разговор... И вот за это я хочу попросить прощения... Пойми, Кошка, я не хочу тебя контролировать и не желаю ограничивать твою свободу, а хочу лишь одного - знать, что с тобой всё хорошо. Именно это я вчера весьма неудачно пытался донести до тебя, но, как сейчас понимаю, изначально неправильно выразился, а ты сразу восприняла это в штыки. Ну а я тоже не стал молчать, и вылилось это в ссору... Я мужчина, и должен быть сдержаннее, поэтому прости, что сказал лишнее, и поверь, я не считаю, что ты эгоистка. Скорее, во вчерашней ситуации я эгоист и повёл себя неправильно, пойдя на поводу у страха потерять тебя.
   --Ладно, чего уж там, я тоже виновата немного, - ответила я и кротко посмотрела на парня. - Могла ведь и раньше позвонить, а всё откладывала, говоря себе, что вот сделаю то или это, а потом позвоню. А вечером... было ещё кое-что сильно нервирующее меня, поэтому я и сорвалась.
   --А что вечером нервировало? - Марат прищурился.
   --Эээ... так как мама, наконец, переступила через свои страхи, то ударилась в исполнение материнских обязанностей и начала задавать много вопросов, вместе с этим предложив мне переехать к ней... - начала я, не зная как подвести разговор к её просьбе о знакомстве.
   --К ней? А как же я и университет? Ты же не согласилась? - встревоженно перебил он.
   --Конечно же, не согласилась, - заверила я. - И привела аргументы против своего переезда. Одним из них как раз университет, а второй... ты... И теперь мама жаждет с тобой познакомиться, - робко добавила я. - И как можно скорее... а точнее на эти выходные.
   --Да? - Марат пристально посмотрел на меня. - А почему конкретно нервничала? Не хочешь меня с ней знакомить, считая это преждевременным?
   Поняв, о чём Марат подумал, я торопливо перебила:
   --Нет. Как раз наоборот! Боюсь, что ты посчитаешь это преждевременным...
   --Хм, со своей семьёй я не считаю это преждевременным, а с твоей должен не хотеть этого? - он нахмурился. - Ты какого-то неправильного мнения обо мне.
   --Так с твоей семьёй знакомство состоится аж в январе..
   --Ну, я планировал перед этим подготовить почву и уже рассказал родным о тебе. А в дальнейшем хотел вместе с тобой пообщаться с ними по Скайпу, чтобы к нашему личному приезду вы были заочно знакомы и уже без стеснения общались...
   --И когда ты хотел мне это рассказать? - сухо спросила я, чувствуя, как в душу снова закрадывается страх, что родные Марата меня не примут.
   --Вообще-то сегодня. Идея пришла в голову спонтанно, когда во вторник вечером общался с родными. Но тебе говорить не стал, чтобы не беспокоить перед поминками бабушки, - лаконично ответил он, а потом холодно поинтересовался: - Кошка, смотрю тебя вообще напрягает идея знакомства, что с моей роднёй, что с твоей. Так может ты считаешь наши отношения несерьёзными и поэтому не хочешь знакомиться?
   --Что? Нет! - воскликнула я и, поморщившись, тихо добавила: - Просто боюсь. С твоей семьёй, что не примут меня. А с моей, что сам не захочешь знакомиться, или что станешь моей матери демонстрировать неприятие из-за того, что она когда-то меня бросила. А я не хочу разрушать то хрупкое взаимопонимание, что вчера установилось между мной и мамой.
   --Кошка, ничего я не буду демонстрировать, кроме любви к тебе, - улыбнувшись, заверил он и, обняв меня, весело добавил: - Я что, дурак с будущей тёщей ругаться?
   --Тёщей? - переспросила я и дёрнулась.
   --Зря сказал, - буркнул он, крепко держа меня. - Ты у меня дикая и почему-то всё воспринимаешь, как ущемление твоей свободы и прав. А я просто привык всё продумывать наперёд, и надеюсь, что когда-нибудь уговорю выйти за меня замуж. Правда, очень нескоро. Ведь ты до последнего будешь упираться. Так?
   Представив, что Марат мой муж со всеми вытекающими из этого последствиями, я нахмурилась и ответила:
   --Однозначно буду упираться, если ты продолжишь вести себя, как вчера. Ещё раз напомню - мы с тобой равноправные партнёры, и я не должна во всём слушаться тебя...
   --И я ещё раз напомню, - добродушно перебил он. - Мне не нужно твоё послушание. Я лишь хочу знать, что с тобой всё в порядке. А теперь перестань шипеть и злиться, и лучше поцелуй меня.
   --Не буду я тебя целовать! На занятия пора, - ответила я, чувствуя, как мне в живот уже с минуты две упирается мужское достоинство Марата. - Тебе, наверное, ещё и в душ нужно, чтобы... эээ... прийти в норму.
   --А я и так в норме, - вкрадчиво ответил он. - Или ты думаешь, что испытывать возбуждение, лёжа рядом с желанной девушкой не нормально? По-моему, наоборот, было бы странно, если бы я не отреагировал на это.
   Сказав это, он положил руку мне на ягодицы и сильнее прижал к себе.
   --Марат, у меня же ещё... месячные, - испугавшись, пробормотала я.
   --Ага, знаю, - ответил он, а потом взял меня за руку и, поцеловав в ладошку, немного отодвинулся, после чего добавил: - Но вывешивание кумачовых флагов не мешает немного побаловаться... Давай, дотронься до меня... не бойся.
   Моей ладонью, притронувшись себе до груди, он дал мне почувствовать, как бьётся его сердце, а потом начал сдвигать её вниз и спросил:
   --Ты же никогда раньше не прикасалась так к мужчине. Разве тебе не интересно?
   --Откуда ты знаешь, что не прикасалась? - пробормотала я, поймав себя на мысли, что хоть и стыдно щупать Марата, но одновременно с этим любопытно.
   --Не прикасалась, это точно. Вон как краснеешь и отводишь взгляд, - весело сказал он, остановив мою ладонь у себя на животе. - А дальше сама.
   --А если я не хочу? - угрюмо спросила я, потому что мне не понравилось, как Марат веселится над моей неопытностью.
   --Хочешь, - уверенно произнёс он. - Разве тебе не интересно прикоснуться ко мне, посмотреть на мою реакцию. Понять, что каждое твоё касание заставляет меня вздрагивать от возбуждения. Что я готов на всё, чтобы ты продолжала. Что ты имеешь власть надо мной... Ты же хочешь, чтобы всё было по-твоему? Так вот это тот вариант, когда я всецело в твоих руках.
   Перспектива иметь власть над медведем подействовала возбуждающе, но всё равно было немного стыдно и чтобы сгладить момент, я решила отшутиться:
   --Сомневаюсь, что ты... а вернее некоторые части твоего тела, полностью поместятся в моих руках, - как можно раскованнее ответила я, прекрасно понимая, что Марат говорил в переносном смысле.
   --Спасибо за комплимент, - с улыбкой сказал он и выжидающе посмотрел на меня, а потом подбадривающе добавил: - Давай, не стесняйся своего любопытства и не бойся... Осталось буквально пара сантиметров. Сдвигай ладонь.
   "И сдвину", - сказала я себе и, отведя взгляд, продвинула руку ниже, и сразу упёрлась в твёрдость. Первым желанием было одёрнуть руку, но я заставила себя не дёргаться и замерла.
   --Угу, - прерывисто выдавил Марат. - А теперь просунь ладонь под резинку трусов... Впрочем, можешь пока попробовать прикоснуться через ткань.
   "Лучше пока через ткань", - подумала я и хихикнула, вспомнив один фильм.
   --Чего веселишься? - тут же поинтересовался медведь.
   --На память пришёлся один из фильмов и момент обсуждения... ммм... некоторых частей мужского тела... Так вот, там эту часть, - я кивнула головой вниз. - Называли одноглазым змеем.
   --Змеем? - Марат рассмеялся. - Боюсь, сейчас это точно не он. До гибкости и мягкости змеи мне сейчас далеко.
   --Это точно, - пробормотала я и решилась всё же сразу просунуть руку под резинку.
   Глубоко вздохнув, я сделала, это и Марат моментально вздрогнул, а потом тяжело задышал, когда я притронулась к его мужскому достоинству.
   "Да уж, что ничего общего с мягким змеем нет, это верно", - подумала я, ощущая стальную твёрдость и щёки запылали, но останавливаться я уже не хотела.
   --Да... - прошептал он и громко втянул воздух, а когда я сжала пальцы, тихо застонал. После чего положил мне ладонь на затылок и впился в губы требовательным поцелуем.
   "Ух, обалдеть... Так захватывающе и необычно чувствовать, как он подрагивает и отзывается на каждое касание и движение", - пронеслось в голове, и испытывая желание дальше продолжить исследование, я разжала пальцы и провела ими по всей длине, отчего Марат задрожал и стал меня покусывать за нижнюю губу.
   "А если так?" - подумала я, и снова сжав ладонь, провела ею вверх, а затем вниз. Марат мгновенно отреагировал и на это, опять застонав, но уже громче, а потом неожиданно схватил меня за запястье и пробормотал:
   --Хватит на сегодня...
   --Почему? - с любопытством спросила я. - Тебе неприятно?
   --Как раз наоборот, - глухо ответил он. - Слишком приятно... Оказывается силы воли у меня чуть меньше, чем я надеялся.
   --Боишься не сдержаться, да? - хитро спросила я и, войдя в азарт, снова двинула рукой, внимательно наблюдая за реакцией парня.
   Снова застонав, он откинулся на подушку и зажмурился, но уже через пару секунд взял себя в руки и, схватив меня за оба запястья, вплотную подтянул к себе.
   --Кошка, не нарывайся. Есть не один способ получить удовольствие даже в такие дни, как у тебя, - сдержанно произнёс он. - А у меня давно никого не было. Да и с тобой я на двойном взводе. Мозги могут полностью отключиться и всё, на занятия мы долго не пойдём. По крайней мере, пока я не сделаю с тобой всё то, что подсказывает мне сейчас фантазия. И мне будет глубоко плевать на твои критические дни.
   --Нам пора вставать, - промямлила я, испугавшись того плотоядного огонька, что промелькнул в глубине глаз Марата, и поняла, что лучше действительно не усердствовать в своих исследованиях мужского тела.
   "Но это однозначно круто! Я реально имела власть над медведем. Да ещё какую! Так захватывающе знать, что сильный парень вдруг становится зависимым от моих действий. Чувствую себя роковой и всесильной соблазнительницей, и мне это однозначно нравится", - подумала я, а Марат тем временем сказал:
   --Да, лучше подниматься из постели. И не стоит опаздывать на занятия. Думаю, перед ними организуют сбор, где расскажут о дальнейших действиях. Скорее всего снимут ограничения на передвижения.
   --Надеюсь на это, - сказала я, переключив внимание на повседневные дела. - А то я обещала маме сегодня вечером приехать домой.
   --Кстати, потом вернёмся в универ или у тебя останемся ночевать? - деловито поинтересовался медведь, встав и начав натягивать спортивки.
   --Ты сегодня не едешь. Завтра часам к одиннадцати-двенадцати приедешь. А уже вечером вдвоём вернёмся в кампус, - ответила я, тоже поднявшись и набрасывая халат.
   --Что значит - не еду? - Марат прищурился. - Кошка, я по любому довезу тебя до дома и не оставлю без присмотра. Твой братец может и свалил из страны, но мотивы, из-за которых твой дед захотел сближения, мне не известны. И пока я не буду уверен, что он не несёт угрозы, одну я тебя никуда не отпущу.
   --Да?! - холодно бросила я и собралась уже высказаться насчёт очередной попытки контроля со стороны медведя, но прикусила язык, решив не ругаться в этот раз и подумала: "Ладно, чтобы он не нервничал, можно поступить по-другому", а вслух сказала: - Хорошо. Возьмём такси и довезёшь меня домой, а потом на нём же вернёшься в универ. Ну, а завтра уже познакомлю со всеми. Такой вариант подойдёт? - а увидев, что он нахмурился, добавила: - Это я предлагаю компромисс. Или ты передумал искать его в наших отношениях и снова будем ругаться?
   --Не будем мы ругаться. Ты ведь тогда одна укатишь, - проворчал он, и когда я кивнула, продолжил: - Согласен поступить так, как ты предлагаешь. Это всё лучше, чем кидаться здесь на стены, волнуясь за тебя.
   --Хороший мишка, - с удовлетворением похвалила я и улыбнулась своей маленькой победе.
   --А ты злая кошка, - подойдя ко мне, мрачно сказал он. - Что, почувствовала свою власть надо мной?
   --Ага, - я расплылась в улыбке. - В моих руках ты становишься плюшевым и податливым.
   --Есть такое, - неожиданно согласился он, а потом обнял меня и, положив руки на ягодицы, прижал к себе, после чего прошептал на ухо: - Но это будет длиться до того момента, пока ты по-настоящему не попадёшь в мои руки, - а затем впился в губы таким поцелуем, что по телу прошёл разряд, а в ногах появилась слабость.
   --Не надо, - умоляюще выдавила я, когда Марат на секунду отстранился, чтобы перевести дыхание.
   --Да... пока не надо, - тут же согласился он. - Иначе займусь демонстрацией своих слов на деле... Ладно, ты собирайся, а я пойду к себе. Душ похолоднее приму, - он подмигнул мне. - Встретимся через полчаса.
   --Хорошо, - сказала я, когда он меня отпустил, а затем, когда он вышел из комнаты, подумала: "С Маратом действительно лучше быть аккуратнее. С каждым разом он становится всё напористей, и если я продолжу его подразнивать, то он быстро докажет, что не только я имею власть над ним... Хотя, чего уж скрывать - я всё больше хочу его и желаю сполна насладиться им... Только вот не хочу я заниматься с ним любовью здесь, в общежитии... По крайней мере в полноценный первый раз. Я хочу романтики, которой не было в первый раз... Приятной музыки, немного вина, чтобы не было страшно... Может даже свечи зажечь. А здесь это немного не к месту. Да и Алина, хоть без сомнения классная соседка, может в любой момент выйти в прихожую или на кухню, а неизвестно как я себя поведу... Не хочу потом краснеть, если буду громко стонать или что-то в этом роде. Поэтому будет лучше, если всё случится у меня дома, когда мама со своей семьёй уедет... Как раз в следующие выходные будет такой момент...".
   Обдумывая это и чувствуя, как внутри всё сжимается от предвкушения и страха, я направилась в ванную и там окончательно решила: "Да, так и поступлю. Приглашу Марата на следующие выходные к себе и стану по-настоящему его девушкой. Хватит баловаться и мучить парня... Только пока ничего говорить ему не стану. Сделаю сюрприз".
  
  
   Глава 26.
  
   Марат оказался прав. Только мы вошли в холл факультета, как Пётр, пробегающий мимо, бросил:
   --Всех собирают в актовом зале. Орест хочет что-то рассказать.
   --Пошли. Сейчас узнаем - сняли ограничения на передвижение или нет, - сказал мишка и повёл меня к актовому залу.
   Почти все студенты находились уже там, и только мы с Маратом присели в кресла, как появился наш ректор. Поприветствовав всех, он выразил благодарность, что все проявили терпение и понимание, и спокойно перенесли ограничения в передвижении, а потом объявил, что проблема решена и теперь все могут снова покидать территорию университета.
   Эта новость была встречена радостными восклицаниями, а я с облегчением вздохнула, понимая, что сегодня смогу поехать домой, а значит, не придётся искать отговорки для матери, и она спокойно уедет, не волнуясь за меня.
   Однако уже после первой пары спокойствие испарилось и стало волновать, как пройдёт знакомство Марата с мамой.
   "Он красивый парень, и мама точно подумает, что мой медведь дамский угодник и ловелас. И, в общем-то, будет права, потому что Марат таким и был. Поверит она, что он изменился? Или будет пытаться донести до меня, что с такими лучше не связываться?.. Ясно ведь, что, как и любая мать, она попробует оградить меня от парня, который на её взгляд может причинить мне душевную боль... Что тогда делать? Плюнуть на её высказывания? Но это снова отдалит нас", - рассуждала я, не зная, как себя вести. "И как поведёт себя сам Марат, если мама его не примет? Будет терпеливо пытаться показать себя с хорошей стороны? Или всё же сорвётся и выскажется на этот счёт, припомнив матери и то, что она не участвовала в моём воспитании, а тут одумалась и сейчас пытается нас разлучить?" - я всё больше хмурилась, боясь нового разлада или с матерью, или с медведем. И чем дальше я думала, тем мрачнее становились мысли и виделись уже всякие ужасы.
   Это естественно отразилось на моём настроении, и когда занятия закончились, и пришло время ехать домой, я была уже чернее тучи.
   --Кошка, что тебя опять беспокоит? - ласково спросил Марат, когда мы вдвоём вышли из общежития и направились к воротам, где нас должно было ожидать такси.
   --Ну... так... - уклончиво ответила я, поудобнее беря переноску с Махой, которую решила показать Артуру. А потом решила зайти издалека: - Скажи, как твоя семья отнеслась к вести обо мне? Что сказали сестры и отец?
   --Нормально отнеслась, - Марат улыбнулся. - Марика выразила надежду, что теперь я буду смотреть больше за тобой, чем за ней, а значит, появится послабление, и я перестану, как она выразилась - "приставать со своими нравоучительными проповедями". Отец порадовался, что я, наконец, решил остепениться и задумался о будущем. А соответственно в его глазах повзрослел, перестав быть шалопаем... Видишь-ли, его воспитывали с пониманием, что семья это самое важное, что может быть в жизни и он старательно прививает нам эти ценности. А до настоящего времени я расстраивал его, потому что не желал строить с кем-нибудь серьёзные отношения. Но тут ещё нужно знать, как они с мамой начали встречаться, чтобы до конца его понять.
   --А как они начали встречаться? - полюбопытствовала я.
   --Ооо, это была любовь с первого взгляда, - Марат улыбнулся ещё шире. - Отец говорил, что как только увидел маму, то сразу пропал. Они уже через месяц знакомства подали заявление в ЗАГС, несмотря на то, что все родные отговаривали их от этого шага. Все указывали им, что нужно друг друга лучше узнать, что они ещё мало знакомы и тому подобное. Но главное заключалось в том, что все считали их слишком молодыми, чтобы создавать семью. Маме тогда едва исполнилось восемнадцать, а папа только пришёл из армии, и типа считалось, что ему нужно нагуляться ещё, прежде чем жениться. Все пророчили, что брак будет недолгим, и они вскоре разведутся. Однако жизнь показала совсем другое. Именно те друзья отца, что отговаривали его и сами гуляли, женившись намного позже, потом же и разводились. А отец так и прожил с мамой до её смерти, продолжая её нежно любить. И сейчас отец как раз волновался, что я из разряда тех, кто любит погулять и впоследствии не смогу из-за своих пристрастий создать крепкую семью.
   --А ты считаешь уже себя готовым к женитьбе? - осторожно спросила я.
   --Я считаю, что уже нашёл ту девушку, на которой хочу жениться, а когда произойдёт само событие уже не столь важно. Главное, что есть та, с которой я хочу это сделать, - весело произнёс он и обнял меня за плечи.
   --Понятно, - покраснев, промямлила я, не зная, что на это сказать, потому что и не думала ещё о замужестве вообще.
   В этот момент мы подошли к основным воротам и пока отмечали пропуска и садились в такси, это дало мне короткую передышку в разговоре, поэтому я смогла немного собраться с мыслями и, назвав водителю адрес, решилась задать другой вопрос медведю.
   --Но ведь ты меня хорошо не знаешь, - тихо сказала я. - Как ты можешь быть уверен, что я именно та, кто тебе нужен. Тебе не кажется, что слишком уж всё быстро. Не факт, что у нас с тобой получится так же, как у твоих родителей. Мы с тобой даже ещё... ммм... сексом не занимались. Может у нас разные темпераменты, и в других вопросах мы не сможем найти общий язык. Вон, в последнее время мы даже ссоримся или близки к этому.
   --Кошка, то, что мы с тобой ссоримся или близки к этому - нормальное явление. Это говорит как раз о том, что мы ближе узнаём друг друга и притираемся. Любые отношения проходят через это. Поэтому наши ссоры меня не пугают, - ответил Марат. - И я уверен, что в других вопросах мы постепенно найдём общий язык. Я умею и прощать, и просить прощения. Корона с меня не падает от этого. А ты девушка справедливая и разумная, умеющая прислушиваться к доводам разума. Ты не из тех, кто или кричит сразу, или истерит. Вон, даже вчерашний случай подтверждает это. Когда я пришёл ночью, ты не стала разоряться, что я тебя недостоин, что я бесчувственная скотина и так далее. Поворчала немного и всё. А утром просто заняла выжидательную позицию и опять же, не стала скандалить, строя из себя оскорблённую невинность, не стала становиться в позу или надувать губы. Ты ждала моих слов и, исходя из этого уже действовала. Разве это не проявление разумности? В общем, ты не скандалистка, а это больше всего отталкивает меня в женщинах...
   --У тебя провалы в памяти. Когда мы познакомились, я именно скандалила с тобой, - ехидно напомнила я.
   --Это разные вещи - скандалить с тем, кто всего лишь пристаёт к тебе или с кем у тебя отношения. В первом случае это нормально и походит на отстаиваниие своей территории, и отпугивание всяких идиотов. А вот во втором случае уже важно уметь держать себя в руках и идти на компромисс - парировал он, подмигнув. - А насчёт остального... Не считаю, что у нас всё быстро. По-моему даже кое в каких областях медленно. Откуда знаю, что ты именно та? И сам не понимаю. Но когда представляю свою будущую жизнь, испытываю чуть ли не боль, если думаю, что тебя там нет. И я не собираюсь повторять жизнь моих родителей, а хочу построить свою. Главное испытывать счастье и знать ради кого живёшь, а уж будет у нас, как у моих родителей или нет, роли не играет. Ну а что касается секса, - тише сказал он и игриво поднял брови. - Это дело наживное. Да и сегодняшнее утро мне кое-что дало понять.
   --Да? И что же? - я снова покраснела.
   --Ты пока скованна, и это не способствует страстному развитию наших отношений, но при этом ты умеешь преодолевать свои страхи. А преодолев их, быстро входишь в азарт. И это очень сильный показатель того, чтобы ты у меня хоть и осторожная, но очень чувственная и темпераментная девушка. Уверен, однажды ты станешь мне такой любовницей из постели которой я никогда не захочу выбираться... Впрочем, я и без этого, уже сейчас не желаю оттуда выбираться, и дело не в том, что мне хочется как можно быстрее заняться с тобой любовью, а в том, что даже без этого, рядом с тобой мне хорошо. А потом станет ещё лучше.
   --Ясно, - пробормотала я, чувствуя, что щёки становятся пунцовыми, и чтобы сменить щекотливую тему, произнесла: - Ты сказал, как на сообщение обо мне отреагировал отец и старшая сестра... А Регина?
   --Регина, - медведь нахмурился. - Она пока никак не отреагировала. Хочет с тобой познакомиться, чтобы понять какой ты человек. А вот потом, думаю, уже выскажет свою точку зрения. Но Регина всегда себя так ведёт, с самого детства. Если Марика немного импульсивна, то Регина наоборот очень осторожна и долго всё взвешивает, прежде чем озвучить своё мнение. Иногда мне кажется, что она слишком серьёзна, особенно для своего возраста. И вероятно, связано это с тем, что она считает себя виноватой в смерти мамы.
   --Бедная девочка, - пробормотала я, представив какой это груз вины для маленького ребёнка.
   --Но мы всеми силами стараемся дать ей понять, что это не так, и виноваты врачи... Хотя, у неё на это свой аргумент - ведь из-за неё мама и попала к этим врачам, - Марат тяжело вздохнул.
   --Это, наверное, у вашей мамы судьба была такая, а с ней не поспоришь, - ответила я. - Знаешь, после того, как я узнала про наш факультет и реинкарнацию, я прочитала несколько книг на эту тему и стала немного по-другому смотреть на мир. Все испытания для чего-то даются, и возможно ваша мама выполнила свою программу и поэтому ушла с этого света так рано, а вы должны чему-то научиться из-за её ухода. Возможно, научиться совместно переживать горе и поддерживать друг друга... Ведь каждого из вас её смерть чему-то научила. Тебя, например, ответственности за сестёр. Вашего отца - умению, пусть и не сразу, преодолевать горе и душевную боль и радоваться хотя бы тому, что у него остались вы... Марику, возможно тоже более мягко относиться к той же Регине. Ведь ты говорил, что она любит её, а очень часто старшие сёстры не жалуют младшую...То, что вы потеряли маму объединило вас.
   --Хм, Кошка, а ты права, - Марат с интересом посмотрел на меня. - В таком контексте я ещё никогда не пытался смотреть на случившееся, и не пытался втолковать Регине, что её вины в смерти мамы нет... Стоит попробовать такой вариант, - он улыбнулся. - И обязательно скажу, что это твоя точка зрения. А ты с Региной сама потом поговоришь на эту тему и уверен, вы обязательно подружитесь. Ведь ваши истории в чём-то схожи. Ты же, наверное, не раз чувствовала вину, что мама тебя бросила и считала, что именно ты во всём виновата. И приблизительно это же испытывает Регина.
   --Ну, будем надеяться, что это хоть немного нас сблизит, - пробормотала я, не уверенная, что у меня получится наладить контакт с младшей сестрой медведя на такой болезненной для нас обоих теме.
   --А теперь скажешь, что на самом деле тебя волнует? - ласково спросил Марат. - Я же вижу, что ты чего-то боишься. Скажи, и может я смогу развеять твои страхи.
   --Ох, ладно, скажу, - сдалась я и глубоко вздохнув, вымолвила: - Я ужасно боюсь того, что моя мама может тебя не принять. И того, как ты можешь на это отреагировать... Ты прости, но ты парень симпатичный и у тебя на лице написано, что ты привык к вниманию девушек... Ты по натуре ловелас и дамский угодник, а матери всеми силами стараются ограждать своих дочерей от таких типов... Пожалуйста, прояви терпение с моей матерью, - я умоляюще посмотрела на него. - Не высказывайся негативно в её адрес, чтобы она ни сказала... Не хочу ругаться ни с ней, ни с тобой.
   --Тебе и не понадобится ругаться. И я не буду этого делать, - заверил он. - А просто объясню, что люблю тебя... Между прочим, из ловеласов получаются самые лучшие мужья. И знаешь почему?
   --Почему?
   --Слишком много общаясь с противоположным полом, мы встречаемся с разными типами женщин и быстрее начинаем понимать, что нам нужно, а что второстепенно или раздражает. Этот опыт нам помогает осознать, чего мы на самом деле хотим и, найдя девушку или женщину, которая нам подходит, мы прекращаем поиск. А те, кто не имеет большого опыта общения с женщинами, но по натуре слишком любвеобильны, всё время мечутся, ища что-то лучшее. Вот и получается, что из них выходят не совсем хорошие мужья. Они всё время внутренне сомневаются и думают: "А может я прогадал? Может, есть женщины лучше? Может вон та, или другая больше мне подойдёт". И это губит их семьи, - ответил Марат и на секунду задумавшись, добавил: - Знаешь, это как зайти в магазин заполненный сладостями... Скажем так, я перепробовал всё и точно определился что мне по душе, а есть те, кто попробовав всего пару десертов, выбрал один, боясь, что лучшего уже не попадётся, и только после этого задумался, что даже не попробовал другие...
   --Хм, прости, возможно, и так, но как тогда, например, твой отец вписывается в это объяснение? Он, как я понимаю, не пробовал много сладостей, а сразу выбрал одну и был этим счастлив, - вставила я.
   --Так мой отец просто не сладкоежка, - медведь рассмеялся. - Это уже совсем другой тип мужчин. Не ловелас, а семьянин. А тебя волнует именно то, что твоя мать распознает во мне ловеласа. На что я как раз скажу, что уже нагулялся и наелся всего, поэтому точно знаю, чего хочу и нашёл это.
   --Да? А мама точно спросит - не рано ли ты считаешь, что нагулялся? Ведь молодой ещё...
   --Ага, молодой, но и время у нас сейчас такое, когда уровень нравственности далёк от той, что был во времена её молодости, а это и позволило мне попробовать уже всё, что только можно. Жизнь стремительно развивается и нашему поколению доступно уже то, о чём они не могли мечтать или думать. Благодаря этому я считаю, что уже перепробовал всё и точно знаю, чего хочу.
   --В общем, ты объевшийся сладкоежка, - ехидно резюмировала я.
   --Это точно, - весело согласился он. - Только вот сладость, которую я выбрал, всё никак не тает в моих руках.
   --Возможно, скоро и растает, - уклончиво ответила я.
   --Дата уже назначена? - тут же спросил Марат и в глубине глаз зажегся огонёк. - Ты, наконец, решилась?
   --Да, - пробормотала я, понимая, что нет смысла это скрывать, и торопливо добавила: - Только больше ничего не спрашивай! Не скажу. Хочу, чтобы это был сюрприз.
   --Хорошо, буду терпеливо ждать, - вкрадчиво ответил он и, обняв меня за плечи, поцеловал в висок.
   "Какой же мишка всё-таки хороший. И ждать согласен, и страхи мои развеял, пообещав, что будет вести себя хорошо", - подумала я, но уже в следующую минуту испуганно сжалась, когда он произнёс:
   --А знаешь, думаю лучше сегодня мне познакомиться с твоей матерью и выяснить её отношение ко мне, чтобы ты опять чего-нибудь себе там не напридумывала за ночь и снова не начала переживать и трястись от страха.
   --Что?! - воскликнула я. - Нет! Пожалуйста! Дай я сначала подготовлю её и расскажу, какой ты хороший!
   --Чтобы ты не рассказала, она захочет лично вынести мнение обо мне, поэтому лучше не тянуть, - бесшабашно сказал Марат и обратился к таксисту: - Шеф, небольшие корректировки в маршруте. Нам необходимо купить букет цветов, поэтому нужно притормозить возле цветочного магазина. А также остановиться у супермаркета.
   --Будет сделано, - кивнул таксист.
   --Марат, пожалуйста, давай не сегодня! - взмолилась я.
   --Кошка, сделаем это сегодня. Немного посижу и уеду, а уже завтра снова приеду, и продолжим знакомство. Во-первых, не хочу, чтобы ты ночь себя накручивала, боясь, как там всё сложится потом. А во-вторых, думаю, и твоей матери понадобится время, чтобы переварить информацию обо мне и уже с лёгким сердцем отъезжать домой, зная, что её дочь в руках надёжного и любящего парня...
   --Ты слишком уверен в себе... Вдруг маму это и оттолкнёт, и она побоится уезжать, как раз такое решение приняв, после сегодняшнего знакомства и ночи раздумий над этим, - чуть ли не плача, сказала я.
   --Тогда завтра у меня будет время убедить её, что моя уверенность не перерастает в наглую самоуверенность, и мне можно доверять, - ответил он.
   --Цветочный, - сразу после вставил таксист и машина остановилась.
   --Любимые цветы матери знаешь? - деловито поинтересовался Марат.
   --Нннетт, - запинаясь, ответила я.
   --Тогда сам выберу, - сказал он и, поцеловав меня, бросил: - Посиди здесь, я быстро. А ещё лучше - позвони матери и скажи, чтобы мы едем вдвоём, - после чего вышел из салона.
   "Боже! Нужно было молчать насчёт моих сомнений! Вот попала из-за своей болтливости... Или действительно лучше сегодня их познакомить? Это или избавит меня от страха, если всё пройдёт хорошо, или я уже точно буду знать из-за чего переживать, если мама с Маратом не найдут общий язык", - подумала я и достав из сумки телефон, торопливо набрала её номер, решив, что лучше всё-таки уже сегодня точно всё узнать.
   --Алло, Элечка? Ты едешь? - раздался голос мамы из трубки, когда она приняла вызов.
   --Да, мам, еду. Только не одна. Везу кошечку, которая со мной живёт в общежитии в комнате и... - я глубоко вздохнула: - И Марата. Хочу вас сегодня познакомить.
   --Кошечку? Тебе разрешают держать животное в общежитии? - не сразу сообразив, спросила мама, а потом немного испуганно спросила: - Кого? Марата? Сегодня?
   --Да, сегодня. Ты же хотела с ним познакомиться? Вот и он хочет. Сегодня немного пообщаетесь, а завтра он снова приедет, и уже лучше узнаешь его, - волнуясь, произнесла я.
   --Эээ, ну хорошо... Через сколько вы приедете?
   --Минут через двадцать - тридцать, - ответила я, учитывая, что Марат хочет ещё заехать в супермаркет.
   --Тогда ждём вас, - заверила мама и нажала отбой.
   "Ох, как же страшно! Только бы всё сложилось хорошо! Только бы они понравились друг другу! Честно, я была бы счастлива!" - подумала я и, спрятав телефон в сумку, принялась нервно сжимать пальцы.
   --Вот и я! Поехали, шеф, - в салон автомобиля вернулся Марат, держа в руках большой букет, состоящий из белых, розовых и красных роз.
   --Ух ты, какая красота! - с восхищением вымолвила я, рассматривая цветочную композицию, и понимая, что стоит она дорого, и что Марат не пожалел денег, чтобы порадовать мою маму.
   --А сейчас ещё купим шампанского вам, нам с твоим отчимом коньяка, а брату твоему сока. Заодно конфет возьмём, тортик, фрукты и чего-нибудь мясного и сырного...
   --Мясного и сырного точно не нужно. Дома еды куча, - пояснила я. - А вот фрукты и сладкое не помешают.
   --Хорошо, пусть будет сладкое и фрукты, - подмигнув, согласился он и бросил водителю: - Теперь в супермаркет, а потом уже по адресу.
   --Маме я уже позвонила, - сказала я, когда машина тронулась с места. - Она нас ждёт... Ты точно уверен, что хочешь это сегодня сделать?
   --Кошка, перестань трястись, - Марат улыбнулся. - Я точно уверен, что хочу этого сегодня. И ещё больше убеждён, что всё пройдёт хорошо... Кстати, как твою маму зовут?
   --Твои слова, да Богу в уши... А маму зовут София Владимировна, - пробормотала я, испытывая всё большее волнение.
   А к тому моменту, когда мы подъехали к моему дому, я уже довела себя до такого состояния, что ноги отказывались подниматься по лестнице.
   --Не спеши так, - промямлила я, когда мишка резво начал перескакивать через ступеньки.
   --Ты у меня всё же иногда не просто осторожна, а и трусиха, - констатировал он, притормозив, а потом внимательно посмотрел на меня, и когда я догнала, сказал: - Подержи-ка букет.
   --Зачем? Ты ведь должен его вручить, - с недоумением сказала я, но букет всё же взяла в свободную руку.
   --А вот зачем, - произнёс он, наклонившись, и положив мне руку на затылок, принялся целовать в губы, шепча в перерывах: - Кошка, расслабься... Думай только о хорошем... О нас с тобой... Что всё сложится идеально... Что я люблю тебя... И что мы предназначены друг для друга...
   Этот шёпот, вкупе с нежными поцелуями, подействовал на меня опьяняюще и постепенно из головы вылетели все тревожные мысли, а по телу прошла горячая волна.
   --Вот так... молодец, - прошептал он. - А теперь пошли к тебе домой...
   --Пошли, - согласилась я, плохо соображая.
   Забрав у меня букет, Марат подтолкнул меня вверх по лестнице и, переставляя ноги, как робот, я дошла до своей квартиры и замерла в ступоре, забыв или позвонить в дверь, или достать свои ключи.
   Но медведя это не смутило и, встав рядом со мной, он нажал на звонок, а когда дверь открылась и на пороге появилась мама, дружелюбно произнёс:
   --Здравствуйте, София Владимировна! Я Марат. Рад с вами познакомиться, и прошу принять этот скромный букет, - он протянул его и обаятельно улыбнулся.
   --Здравствуйте, Марат, - пристально посмотрев на парня, настороженно ответила мама и перевела взгляд на меня.
   --Привет, мам, - сипло ответила я, сбрасывая оцепенение и чувствуя себя полной дурой из-за блаженной улыбки на лице после поцелуев. - Мы приехали.
   --Вижу, - ещё больше насторожившись, сказала она, а потом пригласила нас в квартиру.
   "По-моему Марат не вызвал у неё доверие", - подумала я и ощутила, как страх возвращается.
   Однако медведя настороженность мамы, похоже, не волновала. Войдя в прихожую, он забрал у меня переноску с Махой и поставив её на пол, помог мне снять куртку, а потом снял и свою верхнюю одежду, при этом добродушно говоря маме:
   --Эля очень волнуется - как пройдёт наше с вами знакомство. Она у нас немного трусиха и не понимает, что оба любя её, мы постараемся найти общий язык, чтобы она не расстраивалась.
   "Умно. Типа - ты или принимаешь меня, или не любишь свою дочь", - подумала я и нервно хихикнула, за что тут же получила недовольный взгляд матери, а Марату она ответила:
   --На некоторые вещи стоит смотреть шире, чем сиюминутное положение дел. Порой стоит в начале любимых расстроить, чтобы уберечь их от ещё большей боли и разочарования.
   --Совершенно с вами согласен, - улыбнувшись, ответил Марат. - И такие ситуации бывают. Но в данный момент это точно не наш случай.
   Мама нахмурилась и хотела ещё что-то сказать, но тут в прихожую выбежал Артур и, бросившись ко мне, обнял.
   --Эля приехала! - радостно воскликнул он, а потом поднял голову и, посмотрев мне в глаза, проникновенно добавил: - Я скучал.
   --Я тоже скучала, - ласково ответила я, погладив его по голове. - А у меня для тебя сюрприз. Привезла познакомиться с тобой своего парня и кошечку.
   --Ну, привет! Я - Марат, - медведь широко улыбнулся, глядя на Артура и протянул ему руку.
   --Здравствуйте, - немного скованно ответил Артур и, как и мама, внимательно посмотрел на Марата, но ему, по-видимому, понравился мой мишка, и уже через секунду он улыбнулся, и тоже протянув руку, пожал ему ладонь.
   --А ты я смотрю сильный парень. Спортом занимаешь? - уважительно произнёс Марат и подмигнул Артуру.
   --Немного. Мы с папой по утрам делаем зарядку. Всякие там упражнения с гантелями. А ещё отжимаемся и подтягиваемся. А позже папа обещал отдать меня в спортшколу, - с толикой гордости и удовлетворения ответил братик. - Хочу, как и Эля заниматься лёгкой атлетикой.
   --Правильно. В здоровом теле - здоровый дух, - похвалил Марат.
   --А ты тоже занимаешь, да? - Артурчик уже с долей обожания смотрел на моего медведя.
   --Да, - подтвердил тот. - Обязательно каждый день посвящаю этому не меньше часа. И вообще предпочитаю вести здоровый образ жизни. Правда, сегодня, предлагаю сделать исключение, - на последнем предложении он повернулся к матери и вручил ей пакет из супермаркета.
   Она опять нахмурилась, но пакет всё же взяла, а я решила достать из корзинки Маху, надеясь, что она смягчит ситуацию.
   --А вот здесь моя Маха, - наверное, излишне жизнерадостно сказала я, не в силах пока унять своё волнение. Присев, я открыла переноску и достала оттуда сонную Маху. - Давай, просыпайся моя красавица, - с улыбкой сказала я и поставила её на пол.
   Тут же сев, она широко зевнула и обвела всех взглядом, а потом поднялась и направилась к маме.
   --Ой, да она же совсем маленькая ещё! - мама с умилением посмотрела на мою кошечку и улыбнулась, после чего присела и погладила я, на что Маха довольно муркнула и закатила глаза, когда её почесали за ушком.
   --Какая киса! - восторженно заявил Артур и, подойдя к ней, тоже присел на корточки и принялся её гладить.
   Маха тут же переметнулась к нему и стала тереться об его руку, на что Артур рассмеялся и сказала:
   --Такая смешная. Как? Маха?
   --Да, Маха. От имени зверька - росомаха, потому что шёрстка вечно взъерошена и она очень боевая, - пояснила я. - Когда мы с Властой её нашли, она сразу проявила свой характер. На улице скакала боком и ершилась, что бы ни увидела, а в ветлечебнице потом успела на всех пошипеть и врача поцарапать, когда ей делали прививки. Да и вообще любит она показать свой норов, но и при этом всё же ласковая и игривая.
   --А, чёрт! - в этот момент из зала раздалось восклицание Вадима, а потом грохот.
   --Ой, папа там шкаф ремонтирует. Просил сказать, что сейчас выйдет, - произнёс Артур и испуганно посмотрел в сторону зала.
   --Со мной всё нормально! - донеслось оттуда. - Только нужно время, чтобы выбраться теперь отсюда.
   --Чемпион, пошли-ка, поможем твоему отцу, а наши дамы пусть пока своими делами займутся, - предложил Марат, без усилий подхватил Артура на руки и усадил к себе на плечо.
   --Пошли! - радостно согласился он.
   "С Артурчиком точно проблем не будет. Он уже очарован моим медведем. А вот мама пока больше хмурится", - подумала я, проводив парней взглядом, а потом посмотрев на неё.
   --Нужно Маху покормить, - пробормотала я, не зная, как начать разговор с матерью.
   --А заодно и поговорим, - сухо добавила она, и её тон мгновенно поднял внутри меня волну протеста.
   "Марат ей точно не понравился. Но главное, что мне он нравится. И я не позволю негативно высказываться в его адрес!" - решительно подумала я и направилась на кухню. Однако пока не стала ничего говорить, ожидая слов матери, а она и не заставила себя ждать.
   --Значит, Марат... Слишком уж он красивый парень, - начала она, когда зашла следом за мной и Махой на кухню, и прикрыла за собой дверь.
   --Да? А я значит уродина и не достойна такого парня? - прервав, холодно поинтересовалась я.
   --Нет, ну почему же... Просто такие парни не очень верны, - мама стала осторожнее подбирать слова, поняв, что я готова отстаивать наши отношения с медведем.
   --Неверны, пока не нагуляются, - парировала я. - А Марат уже созрел для серьёзных отношений.
   --Наверное, это его слова... Было бы странно, если бы он говорил обратное, - пробормотала она, специально так, как будто говорит сама себе, но при этом чтобы услышала и я.
   --Да, это его слова, и он не просто сказал их, а и объяснил, почему именно готов к таким отношениям, - ответила я, доставая из своей сумки корм Махе, и накладывая его в мисочку.
   --Объяснил? - скептично переспросила мама. - Хм, ну кто бы сомневался, что объяснил. Ведь любой знает - женщины любят ушами...
   Каждое замечание и сказанное слово, всё больше злили меня и, решив не обмениваться колкостями, я предпочла сразу высказаться на этот счёт, поэтому глубоко вздохнула и холодно произнесла:
   --Мама, а тебе не кажется, что неправильно вот так сразу выносить о парне нехорошее суждение, только потому, что он привлекательный? Может, стоит пообщаться с ним?
   --Эля, доченька, я не выношу пока никакое суждение, а констатирую лишь то, что увидела, - терпеливо вставила мама. - И дело не только в его внешности... Он ещё и излишне самоуверен...
   --Да где самоуверен то? - перебила я. - Поздоровался, вручил букет и нормально со всеми разговаривает. Или ты хочешь, чтобы он краснел, мялся в дверях и что-нибудь невпопад испуганно блеял? Так Марату пришлось рано повзрослеть, потому что в двенадцать лет он потерял мать, а на руках остались две маленьких сестры. Причём одной и года ещё не было! А отец запил с горя. Вот Марату и пришлось стать взрослым, уверенным в себе парнем, чтобы их не разлучили и не разбросали по разным интернатам. Потом-то отец нашёл в себе силы жить дальше, но Марат ответственный и, взяв на себя груз заботы и воспитания сестёр, не перестал это делать и по сей день, - горячась, затараторила я. - Не нужно путать уверенность с самоуверенностью и наглостью! Марат очень хороший, ответственный, чистоплотный и умный парень!
   --Да?.. Потерял мать?.. Бедный мальчик, - в голосе мамы ощущалось удивление, смешанное с сожалением. - Это, наверное, вас и объединило... Ну, то что вы оба росли без матерей...
   --Нет, мама, не это, а любовь. И ситуации с матерями у нас разные. Она у него была и любила его, а ты только сейчас начинаешь проявлять заботу обо мне, и я это ценю, но умоляю, не берись за это с фанатизмом и остервенением, - резко ответила я. - Не нужно сейчас пытаться оградить меня от всего, что может на твой взгляд причинить боль. Я уже не маленькая девочка и постепенно учусь разбираться в жизни. И точно уверена, что Марат из тех, кого не стоит отталкивать!
   --Но ведь я хочу лишь оградить тебя от негативного опыта, - тревожно сказала она. - Хоть чуть-чуть помочь тебе... У тебя сейчас такой возраст, что ошибки могут повлиять на всю жизнь...
   --Хочешь мне помочь - попробуй узнать его ближе и подружиться, - мрачно посоветовала я. - Если не ради меня, так хотя в благодарность за то, что я до сих пор жива. Ведь не окажись тогда рядом со мной Марата, то младший Лагоров размазал бы меня по капоту и дереву! Марат фактически тащил меня от дороги и из-под колёс того джипа, между прочим рискуя и своей жизнью. А мог бы бросить и спасать себя.
   --Ох, этот ужас с наездом до сих пор у меня перед глазами, как будто сама его видела, - мама вздрогнула и опустила голову, а потом робко добавила: - Хорошо, обещаю, что ради тебя постараюсь узнать его ближе...
   --И разговаривать с ним нормально, а не так, как будто ожидаешь, что уходя, он сворует шапку в прихожей, или вынесет ещё что-нибудь ценное, - ворчливо бросила я.
   --И разговаривать буду нормально, - согласилась она. - Но давай сразу договоримся - ты потом спокойно выслушаешь моё мнение о парне.
   --Выслушаю, - заверила я, а про себя подумала: "Но это не значит, что поменяю своё", после чего вслух собралась сказать что-нибудь не такое резкое, но тут в кухню ворвался Артур и требовательно произнёс:
   --Мам! Марату с папой нужна крестовая отвёртка! Они уже закрепили все полки в шкафу и сейчас хотят затянуть болты на дверцах, чтобы они хорошо закрывались! - а когда мама кивнула и вышла в прихожую, чтобы в кладовке достать инструмент, повернулся ко мне и восторженно добавил: - Он такой сильный! Они с папой так быстро всё делают!
   --Нравится Марат? - присев перед братиком, спросила я.
   --Да! Он классный! - Артур закивал головой, а когда мама вернулась и отдала отвёртку, понёсся обратно в зал.
   --Вон, Артурчик сразу понял, что медведь хороший, - сказала я и прикусила язык, поняв, что сболтнула лишнее, но мама уже зацепилась за слово и спросила:
   --Какой медведь?
   --То есть Марат... Это у него кличка среди друзей такая - медведь, - неуклюже начала оправдываться я.
   --Кличка? - мама снова насторожилась. - Что это за друзья, что кличками называют друг друга? Он случайно не судим?
   --Конечно, не судим! И не привлекался, - я мученически закатила глаза. - А кличка шутливая, потому что он большой и сильный. Хотя в некоторых областях он совсем её не оправдывает, - я улыбнулась, вспомнив концерт. - Например, он очень красиво поёт.
   --Поёт? - мама изумилась.
   --Да. У нас на факультете своя группа есть, и он там играет на гитаре, а ради меня и запел...
   --Похвально, - пробормотала мама и я ощутила, что её мнение немного изменилось в лучшую сторону, поэтому решила добавить:
   --А ещё, как я говорила - он очень умный! Знает пять языков!
   --Пять? Ничего себе, - удивлённо вымолвила она.
   --Не хочу хвалиться, но вообще-то, шесть, - в дверном проёме появился Марат, а следом за ним шёл Артур и Вадим.
   --Здравствуй, Эля, - произнёс отчим и, не дав мне ответить, сказал: - А вот я похвалю - не знаю про остальные таланты твоего парня, но точно, что у него золотые руки. Разбирается, что нужно делать, чтобы привести мебель в порядок, а в наше время большинство молодых людей и не знают, с какой стороны за отвёртку взяться.
   --Мы тоже жили не шикарно, поэтому пришлось в подростковом возрасте освоить немало навыков, чтобы сёстрам было на чём сидеть, за чем обедать и на чём спать, - улыбнувшись, ответил он и вручил маме инструменты, которые держал в руках.
   --Это хорошо, что вы обладаете такими талантами, - сдержанно похвалила мама и вышла из кухни.
   --Кстати, мою комнату хочешь посмотреть? - спросила я, с нежностью глядя на своего медведя.
   --Конечно! - он расплылся в улыбке.
   --Пошли тогда, - я кивнула.
   --Я с вами! - Артурчик аж подпрыгивал на месте от нетерпения, хотя видел уже комнату и как раз спал в ней.
   --Конечно же ты с нами, - Марат улыбнулся и протянул ему руку. - Нам с тобой обоим интересно узнать как можно больше о Эле. Да?
   --Ага! - Артур энергично закивал головой, и когда я вышла из кухни, они направились следом за мной.
   --Вот моя комната, - открыв дверь, я обвела её взглядом и добавила: - Но в принципе, здесь ничего особенного нет. Шкаф, тахта, стол со стулом, кресло, ковёр на полу... ну и так, по мелочи, всякая ерунда...
   --Неправда! Не ерунда! У Эли целая полка кубков и там ещё медали! - Артур сразу потянул Марата к полке, которую когда-то решила сделать бабушка, чтобы потом хвалиться перед соседками моими наградами.
   --Но она как всегда скромничает, - сказал он и, подмигнув мне, подошёл к полке.
   --Да там и хвалиться то нечем, - кротко ответила я. - Даже не везде первые места...
   --Ну и что! Всё равно ведь это твои награды! - сказал Артур, и с осторожностью взяв одну из медалей, показал её Марату. - Скажи, ведь это тоже почётно занять не только первое место, а и второе!
   --Согласен, - подтвердил он и, посмотрев одну медаль, взялся читать надписи на других.
   Артур с не меньшим интересом делала то же самое и, переговариваясь, они то с восхищением присвистывали, увидев в каком соревновании я вышла в призёры, а то и с гордостью посматривали на меня.
   "У Марата так просто получается общаться с Артурчиком... Это радует... И главное, он делает это искренне и непринуждённо, как будто давно его знает... Или секрет в том, что он с ним не сюсюкает, как с маленьким, и не говорит снисходительно... Да и с отчимом, как я понимаю, Марат уже нашёл общий язык... Ох, вот бы ещё и мама поняла, что мой медведь хороший", - подумала я, с улыбкой глядя на парней.
   --Пусть и скромно, но очень уютно. Мне очень нравится, - вынес вердикт Марат, посмотрев награды, а после обойдя комнату. - Правда, и здесь не хватает мужской руки. Розетка вон болтается у стола и карниз нужно хорошо закрепить. Но если ещё раз пригласишь меня к себе, я быстро всё исправлю.
   --Хозяин, - ехидно произнесла я и, улыбнувшись, заверила: - Конечно, приглашу. Причём в ближайшее время.
   --А вы значит, никогда ещё не бывали у нас в гостях? - спросила мама, появившись в дверях.
   --Не бывал. Эля пригласила меня впервые, - добродушно ответил он. - Она ведь тяжело сходится с людьми и требуется много времени, чтобы заслужить её доверие, а тем более приглашения туда, где она ощущает себя в безопасности.
   --Но вы очень терпеливы, да? Особенно когда желаете чего-нибудь добиться, - мама подозрительно прищурилась, но как только увидела, что я поджала губы и сверлю её взглядом, смягчила выражение лица.
   --Есть такое, - подтвердил Марат. - Сёстры научили терпению. Да и потом, не всё в жизни даётся просто, поэтому не грех и постараться, особенно когда знаешь, что результат стоит того...
   --Чего - того? - поинтересовалась мама.
   --В данном случае - счастья и любви, - искренне ответил он. - А чуть позже семьи и детей.
   --Полностью согласен, - подтвердил Вадим, подошедший к матери и, обняв её за талию, мягко добавил, глядя ей в глаза: - Если точно знаешь, что стоит добиваться чего-либо, то нужно это делать... Я ведь когда-то точно так и думал, и надеюсь, что ты не жалеешь об этом.
   --Нет, конечно, - тихо сказала мама и могу поклясться, на щеках появился лёгкий румянец, но она быстро взяла себя в руки и, кашлянув, сказала: - Давай поговорим на кухне. Заодно и поужинаем.
   --Да! Точно! А то я уже есть хочу! - жизнерадостно вставил Артур и потянул Марата сначала ко мне, а взяв за руку, повёл нас туда уже двоих.
   --Присаживайтесь за стол. А мы с Элей сейчас быстро накроем, - гостеприимно сказала мама, когда мы все вошли на кухню, а затем сразу обратилась к Марату: - Расскажите немного о своей семье.
   --С удовольствием, - произнёс он и принялся рассказывать всё то, что и мне когда-то говорил о сестрах, отце и матери.
   И чем дальше он говорил, тем больше я видела, что мама постепенно смягчается, осознавая, что парень по-настоящему любит свою семью и искренен в своих ответах. Вопросы она начала уже задавать более мягко, а не как следователь в прокуратуре, не цеплялась к словам, и чувствовалось, что уже не подозревает моего медведя во всех смертных грехах. Да и немаловажную роль сыграло шампанское и та лёгкая атмосфера уюта и тепла, которая ощущалась в непринуждённом разговоре, шуточках, которые порой вставлял Марат или Вадим, комментариях Артура, которые больше всего смешили нас всех. И в какой-то из моментов, я осознала, что чувствую себя как никогда хорошо и спокойно.
   "А ведь возможно, что такой вечер повторится ещё не раз... Это было бы замечательно", - положив голову Марату на плечо и закрыв глаза, подумала я, испытывая счастье и уже видя, как лет через десять-пятнадцать мы всё также сидим за столом, только рядом с нами уже наши с Маратом дети, выросший Артур со своей девушкой, и может даже ещё один братик или сестра, рождённые мамой.
   --По-моему я совсем заболтал и Элю, и Артура, - донёсся, как сквозь вату голос Марата, а потом его смешок, и я встрепенулась.
   --Ой, я замечталась, - открыв глаза, пробормотала я и встряхнула головой.
   --И Артурчик тоже, - весело сказал Вадим, кивнув на сына, который прикорнул к Марату с другой стороны и, держа на руках спящую Маху, сам уже спал. - Давайте-ка отнесу его спать.
   Встав, он попробовал забрать у него кошечку, но Артур моментально проснулся и, вцепившись в неё, пробубнил:
   --Буду спать с ней, - а затем посмотрел на моего медведя и умоляюще сказал: - Ведь ещё приедешь к нам до воскресенья?
   --Конечно, - мягко заверил он. - Завтра утром снова приеду, и целый день буду в твоём распоряжении. В парк сходим, мороженного поедим, в тире постреляем... В общем, будем развлекаться.
   --Я буду ждать, - сонно ответил Артур и только после этого позволил отцу взять себя на руки.
   --Думаю, мне уже пора. Почти десять уже, и все устали, - взглянув на часы, сказал Марат, когда Вадим вышел из кухни, а потом обратился к маме: - София Владимировна, спасибо вам за вечер и вкусную еду. Если честно, соскучился уже по таким вот семейным ужинам, а вы снова позволили окунуться мне в домашнюю обстановку.
   --Пожалуйста, - добродушно ответила мама и впервые за вечер улыбнулась парню. - Ждём вас завтра утром.
   --Обязательно приеду, - пообещал он и, поднявшись со стула, ласково сказал мне: - Я сейчас вызову такси, и мы попрощаемся здесь в прихожей. Не хочу, чтобы ты ходила одна по подъезду. Договорились?
   --Договорились, - ответила я и сама не горя желанием выходить сейчас на улицу, после того, как разомлела в тепле и комфорте.
   Достав телефон, он тут же вызвал такси, а потом предложил свою помощь в уборке со стола, но мама категорически отказалась, и поэтому я повела Марата в прихожую, чтобы получить пару поцелуев на ночь.
   --Ну, Кошка, не так ведь и страшно всё оказалось? - обняв меня, тихо спросил он, когда мы вышли. - Твоя мать пусть и не приняла меня с распростёртыми объятиями, но это нормально. Она волнуется за тебя и хочет убедиться, что я достоин её красавицы-дочери. И думаю, я могу убедить её в этом.
   --Ты молодец. Вёл себя идеально, - похвалила я. - Артурчик и Вадим сразу прониклись к тебе. И тоже думаю, что и мама недолго будет сопротивляться... Ты всё-таки самый лучший у меня, - добавила я и нежно поцеловала его в губы.
   --С хорошей девушкой рядом и самому хочется становиться только лучше, - произнёс он, ответив на поцелуй, а потом снова приник к губам и начал страстно целовать меня, водя рукой по телу.
   И так чувствуя счастье от того, как сложился вечер, я окончательно расслабилась и практически повисла на Марате, ощущая, как тело реагирует на каждую ласку и неизвестно чем бы всё это закончилось, если бы у медведя не зазвонил телефон.
   --Да? - хрипло ответил он в трубку, оторвавшись от меня. - Спасибо. Сейчас выхожу, - после чего с досадой посмотрел на меня и сказал: - Пора... А так не хочется с тобой расставаться.
   --И мне не хочется, - выдавила я, не в силах отойти от своего медведя.
   --Ну, ничего. Зато завтра с утра встретимся, и целый день будем вместе, - подбадривающе сказал он. - А теперь зови родных. Попрощаюсь с ними и поеду.
   --Хорошо, - послушно сказала я и поплелась на кухню за мамой, а позвав её, заглянула и в зал, чтобы Вадим вышел.
   Прощаясь, Марат ещё поблагодарил за ужин и атмосферу вечера, а потом целомудренно чмокнул меня в щёку и, помахав всем на прощание вышел, а я сразу повернулась к маме и с надеждой спросила:
   --Теперь ты видишь, что он хороший парень?
   --Я вижу, как он старается понравиться мне, - дипломатично ответила она. - Но своего окончательного решения я ещё не вынесла.
   --Мама, ну почему ты так упряма и не хочешь признавать очевидных вещей? - простонала я.
   --Девочки, а давайте завтра утром на свежую голову обсудим этот вопрос, - вставил Вадим. - Ты, Эля, иди спать, а то едва стоишь на ногах. Да и мы с Соней всё быстро уберём и тоже ляжем отдыхать, - сказав это, он подтолкнул меня к комнате и подмигнул.
   В первые секунду я собралась было запротестовать и сегодня выяснить всё, но тут до меня дошло, что он хочет с мамой обсудить её поведение. "Хм, он на стороне Марата, а значит, будет его защищать. Поэтому стоит прислушаться к его словам. Если уж после случившегося когда-то, он смог убедить её довериться ему и выйти замуж, то здесь он точно поможет мне", - решила я, и с благодарностью посмотрев на него, пожелала всем спокойной ночи, а потом юркнула к себе в комнату. Но дверь плотно закрывать не стала и уже через минуту услышала интересующий меня разговор.
   --Соня, по-моему, он хороший парень. Зря ты так настороженно к нему относишься. Он искренен и ему тоже нелегко пришлось в жизни, - произнёс отчим, позвякивая тарелками и бокалами. - Признайся, он тебе и самой понравился...
   --По характеру, да, - сказала мама. - Но для семейной жизни такие симпатичные парни не подходят. Они слишком ветрены. А я не хочу, чтобы Эльга потом страдала...
   --Вот далась тебе его внешность, - начал было раздражённо отчим, но осёкся и более мягко спросил: - Прости, подниму сейчас неприятную тему. Но похоже ты проводишь параллель между Лагоровыми и Маратом только потому, что и того... то есть тех, считала привлекательными, и этого парня. Верно?
   --Нуууу, возможно, - уклончиво произнесла мама. - Ты знаешь, как я после того отношусь ко всем, кто имеет красивую внешность... Я боюсь, что под ней, как и у тех... скрывается дьявольская сущность... Симпатичные парни знают себе цену и имеют власть над девушками, и Эля как раз во власти такого красавца, как и я когда-то...
   --Сонечка, да ты посмотри, как Марат смотрит на Элю! Он же глаз с неё не сводит и такое впечатление, что в любой момент готов вскочить и прикрыть её собой от любой опасности или помочь ей. Боюсь, это Марат во власти твоей дочери, - перебил Вадим. - Обрати внимание на это, а не на внешнюю картинку! И потом, даже Артур сразу расположился к нему. А ты знаешь, он у нас мальчик своеобразный и мы не раз уже убеждались, что плохих людей он чует за версту. Вспомни хотя бы случай с Ягулиными. Мы считали их своими друзьями, а он сразу распознал в них подлецов и близко не подпускал к себе.
   --Хорошо, завтра я постараюсь посмотреть на Марата по-другому и абстрагироваться от его внешности, - вздохнув, сдалась мама. - А сейчас пошли отдыхать. Посуду завтра уже с утра помою. Устала я что-то.
   --Пошли, - согласился отчим, и я отскочила от двери, плотно прикрыв её, чтобы меня не застукали за подслушиванием.
   "Можно сказать так - результат пятьдесят-на-пятьдесят", - резюмировала я, принявшись стелить бельё. "Сам Марат маме, судя по всему, нравится, но его внешность сбивает её с толку... Ну так что теперь ему делать? Не уродовать же себя", - я фыркнула, немного злясь на маму, что беда её молодости сейчас так влияет на мою жизнь.
   "Но всё же думаю, мы с Маратом и Вадимом, сможем убедить маму, что мой мишка может быть и добрым, и преданным, и любящим, и при этом иметь симпатичную мордаху", - сказала я себе, когда разделась и улеглась. "И потом, зато наши дети точно будут красивыми с такой-то наследственностью... Правда, обзаведёмся мы ими не скоро, но это уже дело второе", - прежде чем провалиться в сон, подумала я и улыбнулась, представляя их себе.
  
  
   Глава 27.
  
   Разбудили меня аппетитные запахи, и сквозь дрёму я улыбнулась и подумала, что бабуля с утра решила меня побаловать драниками. Но потом вспомнила, что бабушки нет больше на этом свете, и улыбка сошла с лица. Однако и с грустных мыслей не хотелось начинать утро, поэтому обняв подушку, я решила поискать и в сложившейся ситуации положительные стороны, и подумала: "Да, бабушки не стало и от этого больно, но зато это заставило маму пересмотреть свои взгляды на жизнь. Наверное, раньше ей не хватало силы воли переступить через свои страхи, потому что в глубине души она понимала - я не брошена, и не одинока. Что рядом со мной бабуля, которая и приласкает, и утешит, и пожурит, и подскажет верное решение, если возникнут проблемы. А бабушки не стало, и переживание за мою судьбу пересилили мамины страхи... Так что получается, и в смерти близких, как ни печально признавать, иногда имеются положительные стороны. Да, мне бы очень хотелось, чтобы и мама любила меня, и бабушка находилась рядом, но ведь не всегда всё бывает так, как нам хочется. Это было бы, наверное, слишком идеально, а такое редко встречается в жизни... Хотя, мне сейчас грех жаловаться. Идеальный человек всё же есть в моей жизни. Марат всё больше показывает себя с хорошей стороны и это привлекает всё сильнее. Он для меня, как валерьянка для кошек", - я хихикнула, понимая, что действительно всё больше привыкаю к нему и на многое готова, чтобы он был рядом. "А вообще, правильно говорят - у нас ничего просто так не забирают. Если закрывают одну дверь, то открывают другую, или хотя бы форточку. Но в моём случае открыли даже две двери. И медведь появился в жизни, и мама вернулась... Да и ещё неизвестно, как бы всё сложилось, если бы мать всегда жила рядом... Ведь если так подумать - живи она всегда с нами, после окончания школы я бы поступила не у нас в Хабаровске в универ, а выбрала бы более престижный ВУЗ в другом городе, поближе к столице, где много перспектив. Здесь я осталась только ради бабули, чтобы её не бросать, а потом переводиться было уже поздно... А поступи я в другом городе, то точно бы уехала раньше из Хабаровска и не участвовала в соревнованиях, на которых Власта нашла меня. Соответственно, и не встретила бы Марата", - сердце сжалось, когда я представила совсем другую жизнь, с матерью, но без него и осознала, что не хочу такого. "Уж лучше переживать трудности и боль от потери, но знать, что есть в моей жизни мишка, готовый ради меня на многое. Так что, он моя компенсация за страдания".
   В этот момент дверь осторожно приоткрыли, и раздался шёпот Артура:
   --Эля, ты проснулась?
   --Проснулась, - оторвавшись от подушки, весело сказала я и, похлопав по постели рядом с собой, предложила: - Иди ко мне, поваляемся вдвоём.
   Улыбнувшись, он открыл дверь настежь и, подбежав к тахте, улёгся рядом со мной, светясь от счастья.
   --Любишь понежиться в кровати с утра? - спросила я.
   --Ага, - кивнул он. - Только получается это в субботу и воскресенье, когда не нужно идти в школу.
   --И я люблю, но тоже, получается делать это только в выходные, и то, не всегда, - сказала я и рассмеялась, глядя на рисунок на пижаме братика. - Ой, ты посмотри, у тебя тут собраны все супер герои из мультиков и фильмов.
   --Да! Мама купила! Смотри, тут у меня и Бэтмэн, и Человек-паук, и Сорвиголова, - он начал перечислять всех, указывая на рисунки, а потом серьёзно сказал: - Когда вырасту, тоже буду защищать слабых и наказывать плохих людей.
   --Верю. Ты мальчик хороший, и будешь делать именно так, - ответила я, с умилением глядя на него.
   --Только я, конечно, не буду супер-героем, а простым человеком, - продолжил он. - Но папа говорит, что не обязательно обладать физической силой, а главное быть сильным духовно.
   --Правильно папа говорит. Он умный мужчина, а ты умный мальчик, - искренне сказала я и, обняв его, потрепала по волосам.
   --А ты самая лучшая сестра в мире... И я всегда знал это, - произнёс он, когда я его отпустила, и заглянул мне в глаза. - Чувствовал, глядя на твои фотографии.
   "Ох, а я вот чувствовала совсем другое, и теперь даже не вдвойне, а втройне стыдно, что когда-то плохо думала о брате и ненавидела его. А он оказался таким замечательным малышом", - подумала я и на глаза навернулись слёзы от собственной глупости. Но показывать их Артуру не хотелось и чтобы избежать вопросов насчёт появления слёз, я широко зевнула, а потом бесшабашно произнесла:
   --Ну, вообще-то я не самая лучшая сестра в мире. Самые лучшие сёстры по утрам включают приборы по добыванию смеха из братьев и помогают им набраться заряда бодрости на целый день.
   --Какие приборы? - Артур с любопытством посмотрел на меня. - Разве такие есть?
   --Конечно есть, - заверила я, а потом улыбнулась и протянув руки, начала щекотать брата, приговаривая при этом: - И сейчас я тебе их покажу! Пальцы мои как раз те самые приборы! Сейчас мы из тебя добудем побольше смеха!
   Артур взвизгнул и стал извиваться, заливисто смеясь, а я рассмеялась, глядя на то, какие гримасы он корчит, пытаясь увернуться.
   --Всё! Эля! Не надо! - звонко выкрикнул он. - Я уже набрался бодрости! Честно!
   --Разве? По-моему нужно ещё капельку добавить!
   --Нет! Нет! Перебор уже! Нужно с тобой делиться! - Артур не остался в долгу, и принялся щекотать меня, из-за чего уже взвизгнула я и начала крутиться, как юла.
   И мы бы, наверное, ещё долго могли делиться зарядами бодрости, если бы со стороны дверей не раздался всхлип. Одновременно повернувшись, мы увидели маму, стоящую в проёме и вытирающую слёзы.
   --Мам, ты чего? - с недоумением спросила я.
   --Мамочка, не плачь, пожалуйста! - умоляюще произнёс Артур. - Всё же хорошо...
   --Я плачу, потому что как раз всё хорошо, - ответила она и улыбнулась сквозь слёзы. - Я так боялась, что вы... А всё наоборот... Ох, так радостно смотреть на вас, что аж расплакалась.
   --Думаю, и маме нужен заряд бодрости и смеха, - за маминой спиной появился Вадим, и хитро подмигнув нам, принялся делать то же, что и мы с Артуром минуту назад.
   Не ожидая этого, она подпрыгнула и громко запищала, а потом выкрикнула:
   --Хватит! Умоляю! Ты же знаешь, как я боюсь щекотки!
   --Улыбнись! Немедленно! - Вадим не отпускал её, и мама, забыв о слезах, принялась отбиваться от мужа.
   --Пусти! У меня там драники! А ты как маленький! - но всё же не выдержала и начала хихикать и повизгивать.
   --Вроде уже нормально, - самодовольно сказал Вадим, решив отпустить жену. - Или ещё добавить?
   --Я тебе добавлю! - отскочив от него, она шутливо погрозила кулаком, а потом отдышалась и сказала: - Давайте, поднимайтесь. Завтракать будем.
   --Уже идём! - Артур встал и протянул мне руку, а когда я поднялась, с важным видом повёл на кухню.
   "Такое утро у меня впервые. И мне это определённо нравится. Чувствую себя частью большой и дружной семьи... Так приятно", - подумала я и улыбнулась.
   На кухне аромат драников вообще пьянил, и рот наполнился слюной, поэтому я не стала забегать в ванную, чтобы умыться, и не сменила пижаму на сарафан, а сразу села за стол рядом с Артуром, а когда мама поставила нам тарелки, набросилась на еду.
   "Только бабуля умела так готовить драники, чтобы корочка хрустела, и они были тоненькими... Боже, как хорошо... Прямо как в детстве, на выходные... Еда тает во рту, впереди замечательный день и ты знаешь, что тебя любят... Неужели эти ощущения вернулись?" - пронеслось в голове и я зажмурилась, жуя очередной драник и наслаждаясь моментом.
   --Ммм, мам, как вкусно, - пробормотала я.
   --Ага! Обожаю драники! - поддакнул Артур, не менее усердно макая их в сметану и пережёвывая.
   --Рада, что вам нравится, - она улыбнулась, стоя возле плиты и жаря очередную партию. -Только умоляю, не спешите, а ешьте спокойно! Тут ещё много получится.
   --Не волнуйся, мы всё съедим, - заверил Вадим, тоже севший с нами за стол и уплетающий еду. - Смотри, чтобы тебе осталось ещё!
   --За меня не волнуйтесь, - сказала мама и, отвернувшись, стала переворачивать драники, а когда спустя пару минут под наш дружный хрум принялась докладывать вновь пожаренные на тарелку, стоящую на столе, я снова увидела слёзы у неё на глазах.
   --Мам, ну что такое? Ты опять? - я умоляюще посмотрела на неё.
   --Ох, не обращайте на меня внимания, - попросила она. - Глаза сегодня на мокром месте из-за счастья... Просто не раз видела в мечтах вот такой завтрак и так приятно, что они сбылись... Всё, обещаю, что больше сегодня не буду плакать от умиления.
   --Попробуем тебе поверить, а иначе ты знаешь, что будет, - Вадим шутливо сдвинул брови и мама рассмеялась.
   В этот момент в прихожей раздалась телефонная трель и, узнав свой звонок, я ринулась туда, прекрасно понимая, что это звонит мой медведь.
   --Алло!
   --Моя Кошка, судя по тому, что быстро ответила, не спит? - раздался бархатный голос из трубки.
   --Не спит и ждёт тебя! - радостно прощебетала я. - Приезжай скорее! Мама, к завтраку, такие драники жарит, что пальчики оближешь!
   --Да, Марат, приезжай! - громко поддержал Артур, прибежавший следом за мной. - Тебе понравится!
   --Если и остальные не против, то я обязательно приеду, - несколько неуверенно сказал он.
   --Хм, а кто должен быть против твоего приезда? - спросила я, хотя прекрасно поняла, что он имеет в виду, и специально вернувшись на кухню, посмотрела на Вадима и маму.
   --Пусть быстрее едет! А то всё съедим, - весело сказал Вадим, продолжая уплетать еду, а потом громко добавил: - Лети к нам! Тут много вкусного.
   --Да-да, и я приглашаю, - пусть и скованно, но произнесла мама, поэтому я радостно сказала в трубку:
   --Слышишь? Все только - за! Так что собирайся быстрее!
   --Буду через двадцать минут. Жди! - с удовлетворением вымолвил он и отключился, а я улыбнулась, поняв, что так быстро можно доехать только, если уже собрался, дошёл до ворот и там ждёт такси.
   "Хитрюга! Наверное, не терпится меня увидеть... Впрочем, это обоюдное желание", - подумала я и вернулась за стол, решив не прихорашиваться, а насладиться едой. "Всё равно Марат видел меня не только в пижаме, а и без неё, и с нечёсаной головой, и спросонья".
   "Только вот жаль, что с мамой так и не успела поговорить. Но надеюсь, она выполнит данное вчера Вадиму обещание и рассмотрит таки в моём медведе положительные качества, а не только привлекательную внешность. А нет, буду решать вопрос по-другому... Хотя и не хочется ставить маме ультиматумы", - я нахмурилась, как раз не желая этого больше всего, но решила не портить утро мрачными мыслями и взяв новый драник, вновь присоединилась к хрустящим и жующим.
   А к моменту приезда Марата, наелась до такой степени, что едва заставила себя подняться из-за стола, когда позвонили в дверь.
   Выйдя в прихожую, я всё же взглянула в зеркало и немного пригладила волосы, а потом распахнула дверь и улыбнулась своему медведю, снова держащему цветы в руках.
   --Привет! Решил помочь цветочному бизнесу в отдельно взятом городе? - ехидно спросила я.
   --Да, - войдя, он расплылся в улыбке, вручая мне один из букетов. - Это тебе. А то как-то неправильно. Матери твоей уже второй буду дарить, а тебе всего один преподносил.
   --Спасибо, - ответила я и ощутила стыд, что первый букет Марата недолго у меня постоял, перед тем, как отправиться в мусорку.
   --Поцелуй заслужил? - хитро спросил он.
   --А то как же! - воскликнула я и, подойдя вплотную, приникла к его губам, испытывая счастье от того, что медведь снова рядом.
   --Я скучал, - прошептал он после, обняв меня за талию. - Уже не могу без тебя и спать нормально. Полночи крутился и не мог заснуть.
   --А выглядишь бодро, - пробормотала я, испытывая, как от такой близости к Марату, кожа покрывается мурашками, а потом улыбнулась и призналась: - А знаешь, я сегодня утром думала, что ты для меня как валерьянка для кошки. Попробовала чуть-чуть и уже не могу остановиться.
   --Да? Валерьянка говоришь? - он игриво посмотрел на меня. - Нужно-ка дозу увеличить, чтобы вообще от меня не отходила.
   --Марат! Ты, наконец, приехал! - в прихожую выбежал Артур, не дав мне ответить, а следом за ним вышли мама и Вадим.
   --Приехал, - подтвердил Марат и, достав что-то из кармана, протянул Артуру, присев перед ним на корточки. - Держи, это тебе.
   --Ух ты, как красиво! Это медведь с тигром? - братик стал вертеть в руках статуэтку из дерева.
   --Да, чтобы ты вырос таким же сильным, как медведь и таким же смелым, как тигр. А заодно не забывал и про меня.
   --Спасибо, - с благоговеньем ответил он, прижав поделку к груди, а потом обнял Марата за шею и заверил: - Не забуду! Ты хороший!
   --Это, кстати, Марат сам делает, - с гордостью сказала я, обведя всех взглядом.
   --Пап, смотри как красиво! - Артур метнулся к отцу и протянул ему статуэтку, а тот, взяв её и посмотрел, присвистнул:
   --Марат, ты даже больше, чем мастер на все руки! Такая доскональная работа! Ты как будто вблизи не раз имел возможность рассмотреть этих животных, чтобы потом так подробно вырезать детали.
   --Ну, мог иногда рассмотреть этих животных ближе, чем обычные люди, - стушевавшись, уклончиво ответил он, а затем обратился к маме: - София Владимировна, а это вам. Понимаю, что не очень оригинален, даря опять цветы, но...
   --Женщине всегда приятно получить букет. Спасибо! - перебила мама, улыбнувшись. - А теперь давайте-ка, снимайте верхнюю одежду и завтракать, а то драники остынут.
   --Спасибо, - в свою очередь поблагодарил он и, сняв одежду, направился в ванную, чтобы помыть руки, после чего присоединился уже к нам.
   Так как мы втроём уже поели и пили чай, завтракали теперь уже только мама с Маратом, и он непрестанно её нахваливал, жуя драники, из-за чего мама уже начала краснеть.
   --Я очень рада, что вам нравится. Но вы меня уже совсем захвалили, - в конце концов деликатно пробормотала она, а потом, чтобы сменить тему, произнесла обращаясь как бы ко всем: - Кстати, чем будем заниматься сегодня?
   --Как чем? Гулять пойдём, - слегка удивлённо ответил Артур. - Я хочу в тире пострелять. Марат вчера обещал!
   --Будет и прогулка, и тир, - пообещал Вадим, а потом перевёл взгляд на Марата. - Но сначала я хочу попросить тебя помочь мне по дому. Боюсь, один не успею. Вода в ванне подтекает и нужно прокладки на кранах поменять, петли смазать на межкомнатных дверях, а то туго закрываются, да и так по мелочам нужна мужская рука квартире.
   --Без проблем, - согласился он. - И сам не люблю, когда в доме какие-то неполадки. Заодно и в комнате Эли всё сделаю, а то неизвестно когда она меня ещё пригласит.
   "А мне вот известно!" - сказала я себе и покраснела, поняв, что через неделю, в субботу утром мы возможно будем так же сидеть на кухне с ним вдвоём и завтракать, набираясь сил после бурной ночи. "А то, что она будет бурной, я не сомневаюсь... Ох, лучше пока об этом не думать", - я почувствовала, как внизу живота появилось какое-то странное щекочущее ощущение, которое в последнее время всё чаще возникало, когда Марат находился рядом. "Впрочем, почему какое-то? Хочу его, вот и испытываю такое", - подумала я, решив быть откровенной с собой до конца.
   --А я буду помогать вам! - тем временем добавил Артур.
   Но маме эта идея, похоже, не понравилась, поэтому она нахмурилась, а потом произнесла:
   --Вадим, не стоит постоянно так эксплуатировать нашего гостя. Некрасиво это - приглашать в дом и вот так поступать. В конце концов, эти мелкие проблемы - это забота только нашей семьи.
   --София Владимировна, это совсем не эксплуатация, и я наоборот рад помочь, - сказал Марат и бесшабашно добавил: - Да и чего скрывать - я всё равно однажды стану частью вашей семьи, так что долю забот с удовольствием возьму в свои руки.
   --Как это - частью нашей семьи? - мама испуганно посмотрела на него, а потом на меня. - Вы что, уже думали и о женитьбе? Но вы же знакомы, как я понимаю, меньше месяца!
   --Мама, мы просто обговаривали, что однажды это может случиться, но совсем не значит, что мы в понедельник побежим подавать заявление в ЗАГС, - начала я, но она не дала мне толком объяснить всё и произнесла:
   --Я против такой скорой женитьбы! Ты должна сначала выучиться, встать на ноги, а потом уже думать об этом! Вы же даже не знаете друг друга хорошо!
   --Да?! - я прищурилась, чувствуя, как меня охватывает злость, и хотела было высказаться при всех, но сдержалась и процедила: - Давай выйдем. Хочу тебе кое-что сказать наедине, чтобы закрыть некоторые вопросы.
   Вскочив, я кивнула матери на дверь и, выбежав, направилась в зал, чтобы на кухне не слышали наш разговор, а там, дождавшись, когда мама зайдёт, плотно закрыла двери и нервно сказала:
   --Мама, я очень ценю твоё появление в моей жизни и рада этому. Скажу даже так - сегодня утром я испытывала счастье, когда играла с Артуром, когда завтракала, когда мы просто болтали о всякой ерунде. Я впервые в жизни чувствовала себя частью семьи и мне это ощущение очень понравилось. Но я тебя просила - не нужно после долгих лет отсутствия теперь с остервенением заниматься моим воспитанием и вмешиваться в жизнь. А ты именно это делаешь! Пойми, я выросла! Мне восемнадцать и поздно контролировать меня во всём и указывать, как поступать! Я не маленький Артур!
   --Но, Элечка, я же твоя мать и волнуюсь за тебя... - вставила она.
   --Да, мать! Не спорю. Но тебя не было со мной долгие годы и ты понятия не имеешь, что я за человек. Однако считаешь нужным указывать нам с Маратом, что мы плохо знаем друг друга! Из вас двоих - именно Марат лучше знает меня, чем ты. Да и Марата ты не знаешь, а сделала уже кучу выводов, опираясь на своё прошлое!
   --Но я хочу тебя защитить от боли и возможных ошибок...
   --Нет, мама, не так защищают от этого, а мягко и ненавязчиво! А ты действуешь категорично! И ты даже не постаралась узнать Марата! Это всё наталкивает на не очень хорошие мысли...
   --Я хочу только лучшего для тебя! - мама тоже начала горячиться.
   --А похоже на то, то ты стараешься наверстать упущенное и разговариваешь со мной, как с двухлетним ребёнком, которого когда-то оставила! Я взрослая уже и ты должна уважать моё мнение и выбор хотя бы потому, что я простила тебя за отсутствие в моей жизни! А ведь могла оттолкнуть тебя и, выплеснув все детские обиды заявить, что не желаю с тобой общаться! Я не держу зла и сейчас всеми силами стараюсь наладить отношения, а ты тут же, появившись в моей жизни, начинаешь командовать и указывать, что сделать!
   --Элечка, согласна, что кое-где ты проявляешь мудрость, как например, в отношении со мной. И я безмерно благодарна тебе, что ты нашла в себе силы общаться со мной, - мама стыдливо опустила голову, растеряв весь запал. - Но не во всех аспектах жизни ты пока разбираешься...
   --Мама, я не та испуганная восемнадцатилетняя девчонка, сбежавшая из города и боящаяся своей тени, как ты когда-то! Я совсем другая! И знаешь, если на то пошло, скажу откровенно - ты толкаешь меня к радикальным действиям! Я ведь могу поставить ультиматум! Ты или принимаешь меня с Маратом, или я отказываюсь с тобой общаться!
   --Доченька... что ты говоришь? - дрожащим голосом спросила мама, и глаза наполнились слезами. - Нельзя же так... Мы твоя семья...
   --Зачем мне такая семья, где мной командуют и указывают, как поступать, вместо того, чтобы попробовать понять и поддержать выбор? - холодно бросила я. - Лучше уж жить так, как жила без семьи.
   --Эля, умоляю...
   --Не нужно меня умолять. Я всего лишь просила непредвзято относиться к Марату, а ты и этого не сделала. А сейчас получается - я снова должна идти на уступки тебе, а ты опять будешь пользоваться этим.
   Войдя в раж, я уже собралась высказаться по полной, но тут в дверь постучали, а потом она открылась, и заглянул Марат.
   --Прошу прощения. Эля, можно тебя на пару слов? - дипломатично спросил он, а потом с нажимом добавил: - Срочно.
   --Можно, - с недовольством бросила я, злясь, что он мешает защищать его, но одновременно с этим понимала, что просто так он бы не заглянул. - Что? - выйдя в коридор, спросила я.
   --А то, - взяв за руку, он завёл меня в мою комнату и, закрыв дверь, тихо сказал: - Прости, но слух у меня хороший, да стены здесь картонные, поэтому твой разговор слышали все...
   ---Мне надоело, что она предвзято к тебе относится и молчать я не стану, - сухо вставила я.
   --Кошка, она твоя мать и волнуется за тебя, - добродушно сказал Марат. - И естественно переживает за то, кто с тобой рядом. Да, может где-то она и перегибает палку, но дай ей время. Она нащупает правильную линию поведения с тобой, узнает ближе меня и всё будет хорошо. Не нужно ей ставить ультиматумы.
   --Я же тебя защищаю! - воскликнула я и нахмурилась.
   --А она считает, что защищает тебя, - парировал он. - И все считают, что правы. Так ты не добьёшься взаимопонимания.
   --Да не нужно мне такое взаимопонимание! - я разозлилась уже и на медведя.
   --Ох, моя Кошка сейчас злится, шипит и царапается, - он улыбнулся, а потом обнял меня и мягко добавил: - Дай ей время. Не нагнетай обстановку и скоро твоя мать поймёт, что с тобой нужно обращаться только ласково и по-доброму... Цени хотя бы пока то, что она у тебя есть, и вернулась в твою жизнь, а остальное постепенно приложится.
   --Но она же против тебя, - жалобно сказала я, успокаиваясь в объятиях любимого.
   --Думаю, если бы она была уж совсем против, меня бы и на порог квартиры сегодня не пустили. Так что не наговаривай. Скорее, твоя мать проявляет пока излишнюю осторожность. Прости её за это и попытайся понять.
   --Ага, я всех должна понимать, а на моё мнение плевать, - проворчала я.
   --Мне на твоё мнение не плевать, - заверил он и, наклонившись, начал целовать меня в губы и отпустил лишь тогда, когда по телу уже разлилось жгущее тепло и мне стало нечем дышать. - Теперь пошли на кухню заканчивать завтрак и мириться.
   --Ладно, пошли, - согласилась я с недовольным видом.
   Когда мы вышли в коридор, со стороны зала донеслись всхлипы и бормотание мужского голоса, и мне стало стыдно, что я сорвалась, поэтому на секунду замерла, не зная - идти в зал, чтобы помириться с матерью, или дать ей время немного прийти в себя. Но Марат, поняв мои мысли, отрицательно качнул головой и повёл меня на кухню, где мы нашли Артура.
   Сидя за столом, он с несчастным видом прижимал к себе Маху, а когда мы вошли и сели, отвёл глаза.
   "Бедный Артурчик... Мы скандалим, он всё это переживает и не знает, чью сторону принять. Иначе бы был сейчас в зале с матерью и отцом", - подумала я и робко произнесла:
   --Прости, что так вышло.
   --Я люблю и маму, и тебя, - пробормотал он. - А сейчас... Вы ругаетесь. Это нехорошо.
   --Артур, понимаешь, так иногда бывает между близкими, - пояснил Марат, увидев, что я не знаю, что сказать. - У меня, как ты вчера узнал, есть две младшие сестры, и бывает, мы тоже с ними ссоримся. Это неправильно, конечно, но иногда так волнуешься за близких, и так переживаешь, что не в состоянии говорить спокойно. Вот у твоей мамы с Элей как раз такая ситуация. Но они обязательно помирятся.
   --Честно? - он доверчиво посмотрел на Марата, а потом на меня. - Я так не хочу, чтобы вы ругались. Ведь тогда ты не будешь приезжать в гости к нам, и мы сюда не сможем ездить. А я хочу с тобой часто видеться, и с Маратом тоже.
   --Мы обязательно будем часто видеться и приезжать друг к другу, - раздался голос мамы из-за спины, и она вошла в кухню, вместе с отчимом. А потом глубоко вздохнула и сказала: - Эля, я прошу прощения, что давила так на тебя. Постараюсь больше этого не делать. А у вас, Марат, прошу прощения, что с недоверием отнеслась к вам...
   --Всё хорошо, и извиняться не за что, - спокойно ответил он и, улыбнувшись, добавил: - И буду благодарен, если вы станете обращаться ко мне на "ты".
   --Хорошо... Марат, буду на "ты", - запнувшись, всё же договорила она.
   --Ну так что, может в честь примирения чая попьём? - оптимистично спросил Вадим, чтобы сгладить ситуацию.
   --Я помогу разлить, - вызвалась я, испытывая благодарность к отчиму, что он не стал смотреть на меня укоризненно или как-то вообще проявлять недовольство моим поведением.
   --Буду благодарен, - он улыбнулся.
   --А Махе хочется молока! - сказал Артурчик, подняв её на уровень своего лица и улыбнулся.
   То, как братик играет с моей кошечкой и как о ней заботится, натолкнуло на одну мысль, и я обратилась к маме:
   --А у вас дома есть животные?
   --Нет, - она покачала головой. - Всё собираемся завести, да никак руки не доходят. Тоже кстати, подумываем кошечку взять. Но теперь наверняка это сделаем. Ты же теперь не успокоишься, пока мы это не сделаем, - улыбнувшись, она потрепала по волосам сына, а потом погладила Маху. - Так ведь?
   --Так! - согласился Артур, светясь от счастья. - Хочу, чтобы, как и у Эли была такая же киса!
   "Будет тебе киса!" - с улыбкой подумала я. "Завтра же утром заеду в зоомагазин и куплю Артурчику кошечку. Там как раз они со всеми справками и прививками, поэтому в самолёт её пустят. И братику подарок сделаю, и сама потом смогу пользоваться кошкой, чтобы навещать родных и играть с братом хоть в животной личине", - решила я, и принялась помогать Вадиму разливать чай.
   Когда, наконец, наш бурный завтрак был закончен, мы все окончательно успокоились, и я сразу ощутила перелом в отношении матери к Марату. А когда они с Вадимом и Артуром вышли из кухни, чтобы заняться бытовыми вопросами, а мы с матерью остались, чтобы убрать со стола, она робко спросила:
   --Эля, я слышала, что Марат сказал Артурчику... Он всегда такой эээ... спокойный и понимающий?
   --Да, - ответила я, стараясь не поморщиться от вранья, ведь мишка мой и высказаться мог и даже друга хорошенько встряхнуть. "Но этого маме лучше не знать", - подумала я и добавила: - А ещё он весёлый и талантливый, и понимает меня, как никто другой. Умеет выслушать и успокоить, если я начинаю злиться. Помогает мне во всём. Очень терпелив и всегда умеет подобрать нужные слова... В общем, у него много положительных качеств.
   --И за это ты его любишь, - констатировала она.
   --Нет, мама, я просто его люблю, а его положительные качества лишь усиливают мои чувства.
   --И ты уверена, что он любит тебя? - осторожно спросила она.
   Я хотела было нахмуриться и ответить холодно, но решила этого не делать и сдержанно сказала:
   --Я не просто уверена, а не раз видела проявления его любви. Были некоторые моменты, когда он мог поступить совсем по-другому, но он проявлял выдержку, защищал меня всеми силами и не давал в обиду. Так что я уверена, что он любит меня.
   --А это твоя первая любовь, или были уже мальчики, которые вызывали такие же чувства?
   --До встречи с Маратом все мальчики вызывали у меня одно чувство - неприятие. Они меня бесили, казались идиотами и не раз хотелось дать им по голове. Так что, да, Марат моя первая любовь. Хотя не скажу, что я прямо сразу в него влюбилась... Скорее наоборот, он тоже вызывал у меня неприятие, - я решила не посвящать мать в то, откуда появилось это неприятие и каким образом у нас с медведем начались отношения. - И ему пришлось постараться, чтобы заслужить моё доверие и любовь.
   --Да? - мама удивлённо посмотрела на меня, а потом улыбнулась. - Слушаю тебя, и такое ощущение, что ты говоришь о Вадиме... Возможно поэтому они так быстро нашли общий язык, потому что по характерам похожи. Да и Артурчик тянется к твоему парню.
   --Если они так похожи с Вадимом, почему ты тогда упорно не принимаешь его? - напрямую спросила я.
   --Я обещаю, что доверюсь твоим словам и постараюсь принять парня, - тихо сказала мама. - Просто дай мне немного времени. И клянусь, я не стану больше стараться увидеть в нём плохое, а наоборот сосредоточусь на его хороших качествах.
   --Буду благодарна тебе, - ответила я, надеясь, что так и произойдёт.
   Мама сдержала своё обещание. Весь день она вела себя корректно в отношении Марата. Уже искренне выражала благодарность, когда они с Вадимом и Артуром занялись мелким ремонтом в квартире, где мужская рука требовалась давно. А когда мы все пообедали и пошли гулять, не сыпала каверзными вопросами, а добродушно - выслушивала медведя и улыбалась, глядя на то, как Артурчик всё больше подпадает под его обаяние, видя, как я счастливо смеюсь, рядом с ним, и как Вадим общается с ним на равных и так, как будто давно знакомы. И снова, как утром, я ощутила себя частью любящей семьи, и от этого на сердце становилось только радостней. Я даже не стеснялась ребячиться с братиком в парке и испытывала пьянящее ощущение свободы и позитива ко всем окружающим.
   А вечером, когда мы снова собрались у нас дома и сели ужинать, подумала, что если составить топ самых счастливых дней в моей жизни, то этот точно будет входить в первую тройку. Правда, кое-что всё же омрачало вечер.
   Сидя за столом, и поглощая вкусную тушёную картошку и жареную курицу, и слушая как Марат с Вадимом переговариваются о всяких мужских заморочках и своих интересах, я с грустью подумала, что завтра квартира снова опустеет. А когда повторится вот такой день или хотя бы вечер - неизвестно. И захотелось хоть как-то продлить и растянуть эти ощущения, поэтому отведя Марата в сторону после ужина, я робко произнесла:
   --Знаешь, я планировала с тобой вернуться сегодня в общежитие, но... Я хочу остаться с ними ещё на одну ночь. Хочу провести время с Артурчиком, с мамой и с Вадимом... А завтра утром снова проснуться на своей тахте под ароматные запахи, как в детстве... Поиграть с братиком, поболтать о чём-нибудь...
   --Кошка, не оправдывайся, - мягко прервал он. - Я не против, чтобы ты осталась и всё понимаю. И даже рад этому. Значит, есть уже прогресс в отношениях с матерью. Да и правильно это - желать проводить время с семьёй. Вадим классный мужик, а брат твой вообще выше всяких похвал, - он улыбнулся. - Даже немного смешно. Один твой брат моральный урод. А Артур полная противоположность... Знаешь, мне всегда было интересно - как бы вёл себя, если бы моя мать родила мне и брата, и сестру. Теперь вот знаю, что и с ним бы нашёл общий язык, даже возможно больше, чем с сёстрами.
   --И Артурчик успел привязаться к тебе, - я тоже улыбнулась, вспомнив, как они с Маратом общались. - А знаешь, что Власта про него сказала? Что у него старая и мудрая душа, и что он вырастет очень хорошим и добрым парнем.
   --Что он таким вырастет, я и без Власты могу сказать, - Марат подмигнул мне. - А вот насчёт души - знаешь, чувствуется уже сейчас, что паренёк проявит в жизни себя только с лучшей стороны.
   --А ещё я узнала, что его расположение завоевать не очень просто и он чувствует людей, плохих не подпуская к себе. Но с тобой ему нравится общаться, и Вадим сказал вчера маме, что это сильный показатель того, что ты хороший.
   --Приятно это знать, - добродушно ответил медведь и обнял меня. - Так что оставайся дома и наслаждайся общением с родными.
   --Спасибки за понимание. Люблю тебя, - ответила я и потёрлась щекой о его плечо.
   --А я завтра с утра снова приеду. Во сколько у них самолёт?
   --В четыре часа, а значит, в обед уже нужно выезжать из дома, - сказала я и встрепенулась, вспомнив одну вещь. - Ой, я ведь хочу им кошечку подарить! Нужно с утра обязательно попасть в зоомагазин!
   --Правильное решение, - похвалил он. - Сможешь бывать у них часто и с Артуром играть. Давай я завтра опять приеду пораньше и сходим вдвоём в магазин.
   --Давай! - кивнула я.
   --А сейчас я поеду уже в общежитие. Все устали, а перед дорогой нужно отдохнуть.
   --Угу, согласна, - я снова кивнула. - Да и я, если честно, после прогулки устала.
   В доказательство этого я зевнула, на самом деле ощущая усталость, особенно после сытного ужина. И когда через двадцать минут Марат со всеми попрощался и уехал, не возражала и отпустила его, напоследок получив пару сладких поцелуев.
   Так как матери с Вадимом нужно было собраться в дорогу, мы с Артуром решили им не мешать и, переодевшись в пижамы, закрылись в моей комнате. Вручив мне книгу, он попросил прочитать один из его любимых рассказов и, развалившись на тахте вдвоём, мы погрузились в мир детской фантастики, которая к моему удивлению оказалась очень интересной даже для меня. Но продержались мы недолго, и сначала заснул Артурчик, а потом и меня сморил сон. И в эту ночь я спала так сладко, как, наверное, спят только в детстве, после замечательного и весёлого дня, наполненного любовью и теплом.
   Правда, утром я проснулась одна. Оказалось, что братика забрали, когда мама с Вадимом укладывались спать. Однако нам это нисколько не помешало повеселиться с утра, и как в предыдущий день придать друг другу заряд бодрости, когда Артурчик прошмыгнул ко мне в комнату. А потом мы снова завтракали в семейном кругу, и мама потчевала нас сырниками, которые мы с братом наперебой нахваливали и, жуя их, запивали чаем, как можно громче сёрбая его и смеша друг друга.
   Но потом приехал Марат, позавтракал, и размеренное утро закончилось. Соврав, что нужно кое-что сделать, мы с медведем вырвались из дома и поехали в зоомагазин выбирать кошечку. А это оказалось делом непростым, потому что котята все выглядели милыми и вызывали симпатию, да и с породой было не так просто определиться. Однако всё это было до момента, пока я не увидела кошечку шоколадного окраса, к которой меня потянул как магнитом.
   Продавец объяснила, что она представительница породы Гавана Браун и обычно стоит недёшево, но конкретно эта кошечка была последней в помёте и не дотягивала до каких-то кошачьих чемпионских стандартов, поэтому просили за неё недорого. А затем принялась рассказывать про её характер и преданность хозяину, а также указывать, что кошечка уже приучена к туалету и уходу за собой. Но я и без этого чувствовала, что нашла именно ту кису, которая должна быть рядом с братиком, поэтому без раздумий купила её, а заодно и переноску и всё необходимое, чтобы родные могли без проблем её довезти домой. А больше всего повезло с тем, что, так как кошечка была породистой, ей, как и всем котятам из помёта, были сделаны и все необходимые прививки, и имелся паспорт. Нам с Маратом оставалось только съездить в ветлечебницу, чтобы взять справку, что мы и сделали.
   Домой мы возвращались немного волнуясь и надеясь, что кошечка понравится всем, а так же, что Маха спокойно отреагирует на появление своего сородича в квартире и не станет с ней драться.
   Но волнения оказались напрасными, если не считать того, что Маха сначала, видать, немного приревновала меня, когда мы вошли в квартиру и, учуяв другую кошку, грозно зашипела и первое время вообще не подходила к ней, а выглядывала из-за угла, пока Артурчик выражал восторги своей личной питомицей. Да и мама с Вадимом восприняли подарок нормально и, по-моему, не сильно удивились ему, наверное, ещё вчера поняв, что мои вопросы о домашних питомцах задавались не просто так.
   --Нам сказали, что кошки этой породы очень преданы и игривы, так что играй с ней почаще и надолго не бросай одну, - сказала я, улыбаясь и глядя на то, как Артур прижимает котёнка к себе, излучая счастье. - Она твоя.
   --Спасибо! - восторженно произнёс он.
   --В паспорте написано, что её зовут Венди - Белинда Амальтея, но ты можешь сам выбрать ей имя, - вставил Марат, доставая документы на кошку.
   --Она коричневая, как шоколадка, - улыбаясь, сказала мама. - А шёрстка у неё очень мягкая и приятная на ощупь. Может, назовём её именем какой-нибудь сладости?
   --Я хочу подумать над именем, - серьёзно сказал Артур. - Эля ведь Маху назвала так из-за характера. Наверное, и нам нужно сначала понять какой будет моя киса, чтобы правильно выбрать имя.
   --Мудрое решение, - поддакнул Вадим, погладив кошечку. - Как говорится - как корабль назовёшь, так он и поплывёт. Так и с кошкой - какое имя дашь, так и будет себя вести.
   Тем не менее, имя подобрали ещё до выезда в аэропорт, и прилепилось оно как-то само. Когда её все перегладили и отпустили походить по квартире, она сначала всё осторожно обнюхала, даже сходила в Махин туалет, доказав, что девушка чистоплотная, а потом принялась ко всем ластиться. И каждый из нас гладя её по очереди, отмечал, что она очень ласковая. Потом это как-то сократилось само собой и "ласковая" превратилась в "ласку". Поэтому подумав, Артур решил, что так кошечка и будет зваться - Ласка.
   А Ласка и рада была стараться подтвердить новое имя, и даже умудрилась подружиться с Махой и поиграть с ней. Благодаря чему, когда пришло время ехать в аэропорт, обе наши красавицы устали и без проблем дали себя положить в переноски, где сразу и заснули.
   Но если кошки чувствовали себя хорошо и спокойно, мы все, наоборот, стали всё больше хмуриться, потому что время расставания приближалось. А когда пришло время ехать в аэропорт, и мы сели в заказанный минивэн, настроение окончательно испортилось, и у меня на глаза навернулись слёзы. Обретя семью, я так не хотела сейчас расставаться с ними, и одновременно понимала, что другого выхода нет и, глотая слёзы, пыталась настроить себя на позитивный лад.
   Однако, как бы не уговаривала себя, в аэропорту не выдержала и расплакалась, увидев слёзы мамы. Обняв её, я тут же забыла, что в эти выходные, и вообще в жизни всё было далеко от идеала, и вспоминала только хорошее и сколько счастья мне это принесло.
   От слёз и волнения прощание прошло, как в тумане. Бормоча что-то невпопад, я то просила прощения, то заверяла в любви, то обещала приехать, то звала снова в Хабаровск и, то же самое слышала в ответ от мамы. Не выдержав этого зрелища, расплакался и Артурчик, и мы уже рыдали втроём.
   Единственные, кто держал себя в руках - это Вадим и Марат, и это позволило родным не опоздать на самолёт. Практически растянув нас в стороны, Марат принялся успокаивать меня, а Вадим - маму с сыном, а потом тепло попрощался со мной и повёл всех на регистрацию и посадку.
   Не видя ничего из-за слёз, а махала им рукой, пока силуэты не скрылись в посадочном терминале, а потом уткнулась медведю в плечо, и разрыдалась с новой силой.
   --Не плачь, Кошка, - ласково сказал он, обнимая меня и гладя по спине. - Понимаю, что тяжело расставаться с семьёй, которую недавно обрела, но вы скоро обязательно встретитесь. Первый шаг сделан, а это самое важное. Дальше вы будете становиться только ближе, и каждая встреча будет дарить тебе радость...
   --А потом и слёзы расставанияяяя, - протянула я.
   --Ну, сейчас не девятнадцатый век на дворе, а двадцать первый. Вадим оставил мне и координаты скайпа, и номера телефонов, и адрес почты, так что ты всегда сможешь общаться с родными. Да и потом, ты подарила им Ласку и как только пройдёшь тренировку по вселению в других кошек, сможешь каждый вечер бывать у них дома.
   "И я буду умолять Кабана как можно быстрее начать такие тренировки! В понедельник обязательно подниму этот вопрос, и не дам ему спокойно работать, пока он не даст на это разрешения!" - решительно подумала я, испытывая уже облегчение, что разлука будет не долгой.
  
  
   Глава 28.
  
   В понедельник утром я проснулась хоть и разбитой, но настроение уже было не такое катастрофически плохое, как в предыдущий вечер. И помогло в этом присутствие Марата, и вечерняя беседа с родными по Скайпу.
   --Проснулась? - тихо спросил Марат, когда я прижалась к нему и обняла.
   --Угу, - ответила я.
   --Плакать будешь или улыбнёшься?
   --Улыбаться не хочу, но и плакать тоже, - пробормотала я, а потом вздохнула и добавила: - Если честно, не понимаю что со мной происходит... Раньше так много я не плакала... ну, если, конечно не считать момента, когда мама перестала приезжать и я узнала про её новую семью. Но и до этого, и после, когда я смирилась, я всё стойко переносила, а сейчас превратилась в какую-то размазню... Аж от самой себя противно.
   --Кошка, это нормально так выражать свои эмоции. Твоя бабушка умерла, а это сильное потрясение. Потом я тебя соблазнил. А после и семья вернулась. Вот ты пока и чувствуешь себя немного растерянной, поэтому и проявляешь бурные эмоции.
   --Нууу, ещё большой вопрос - кто и кого соблазнил, - философски ответила я. - А в остальном ты, наверное, прав... И откуда в тебе столько понимания? Ведь внешне ты смотришься шалопаем, и даже в голову не придёт, что ты можешь быть таким мудрым и терпеливым.
   --Я же однажды говорил - тебе я покажу себя настоящего, я не маску, которую демонстрирую всем, - мягко ответил он, а потом весело бросил: - А насчёт большого вопроса... Кошка, ты можешь, что угодно говорить, но если бы я не проявил настойчивость, ты бы максимум раз пустила меня в свою кровать, и это не считается, потому что было холодным расчётом. А всё остальное моя заслуга, или точнее - соблазнение. Так что будь добра - не забирай у меня лавры соблазнителя.
   --Ладно, не буду, - согласилась я и таки улыбнулась.
   --А когда я дальше смогу действовать? - вкрадчиво поинтересовался он и, проведя рукой мне по спине, просунул пальцы под резинку штанов пижамы.
   --Ты пытаешься дату выведать, да? - недовольно спросила я, поняв, куда медведь клонит.
   --Каюсь, грешен. Пытаюсь, - расплывшись в улыбке, подтвердил он, но потом состроил умоляющую гримасу и добавил: - У меня уже мозги кипят от близости к тебе и всё труднее держать себя в руках. Честно, если бы ты знала какие мысли у меня перед сном и по утрам, когда ты лежишь рядом, то давно бы уже сама меня соблазнила.
   --Я и соблазню. Только хочу сделать это красиво. Романтишно, - весело ответила я, коверкая последнее слово. - А насчёт даты... Скажу пока так - она уже близко. Это намного меньше, чем мы знакомы.
   --Меньше? Намного? - у Марата в глазах появился лихорадочный блеск. - Так, а знакомы мы уже... эээ, дней двадцать пять - двадцать шесть.
   --Двадцать семь, - быстро посчитав, ответила я.
   --Ага, двадцать семь, - он кивнул, а потом сделал попытку точнее узнать дату: - А ждать осталось в два раза меньше, или в три, или почти в четыре?
   --Нет, ну ты посмотри какой настырный! - возмущённо ответила я. - Не скажу!
   Медведь хитро прищурился, и собрался было что-то сказать, как в прихожей открылась дверь, а спустя пару секунд постучали мне в комнату, и донёсся голос Егор:
   --Марат, тебя срочно Орест вызывает.
   --Сейчас выйду! - сразу став серьёзным, громко ответил и, вскочив с кровати, натянул спортивки и вышел из комнаты.
   Тоже поднявшись, я набросила халат, и собралась также выйти в коридор, но не успела подойти к двери, как он вернулся и стал быстро надевать футболку и спортивную кофту, говоря:
   --Кошка, нужно бежать. Встретимся позже.
   --Новое задание или что-то другое? - взволнованно спросила я.
   --Пока не знаю. Я тебя позже найду, - ответил он и, подойдя, поцеловал меня, а потом выбежал из комнаты.
   "Ох, только бы всё было хорошо. И если вдруг задание, то, чтобы медведю не пришлось убивать", - подумала я, принявшись собираться на занятия. А когда была готова, направилась в здание факультета, надеясь, что он ждёт меня уже в холле.
   Однако Марата там не оказалось и пришлось идти на занятие, так ничего и не узнав. Когда же пара закончилась, а медведь не появился, я начала волноваться, но пока решила подождать. А вот когда закончилась и вторая пара, мне уже стало не по себе из-за пропажи медведя.
   Спустившись в холл, чтобы идти в столовую и не найдя там любимого, я достала телефон и решила отправить ему сообщение, как ко мне подошла Динара.
   --Привет! - добродушно произнесла она.
   --Привет, - буркнула я, набирая сообщение с вопросом "где ты".
   --Идёшь в столовую? - спросила она, а потом заговорчески добавила: - Хочу тебе кое-чем похвастаться.
   --Чем? - слушая её в полуха, поинтересовалась я и ожидая ответа от Марата.
   --О том, как мы с Егором провели выходные.
   --Да? - я с любопытством посмотрела на девушку, и в этот момент пришёл ответ от медведя. Написав, что пока занят, он попросил не волноваться, и пожелал мне приятного аппетита, поэтому я решила сосредоточиться на Динаре и, взяв её под руку, предложила: - Пошли, пообедаем и расскажешь мне всё!
   Динара с радостью согласилась и когда мы пришли в столовую, поведала, что в эти выходные ездила с тигром гулять по городу, и эту инициативу проявил он. А затем принялась рассказывать, что он уже потихоньку начинает доверять ей и в выходные даже рассказал про отца и как жил с ним.
   Слушая всё это, я понимала, что Егор потихоньку оттаивает к девушке и, если рассказывает уже такие личные подробности, из этого обязательно что-нибудь получится.
   --В общем, дело двигается, - резюмировала я в конце рассказа и улыбнулась.
   --Да, - подтвердила она, но потом слегка нахмурилась и добавила: - Правда, теперь он перестал проявлять ко мне знаки внимания... То есть, он галантен и с удовольствием общается со мной, но больше не делает попыток поцеловать или обнять. И даже когда вчера вечером мы прощались, и я сама попробовала его поцеловать в губы, он уклонился и чмокнул меня в щёку, после чего практически сбежал. Как ты думаешь, почему?
   --Хм, я не знаю, - растерянно ответила я.
   --Может я ему разонравилась? - Динара пытливо посмотрела на меня. - Может, узнав меня ближе, он не желает уже отношений?
   --Или ему настолько нравится с тобой общаться, что он стал бояться тебя потерять, если вы завяжете отношения, а потом расстанетесь, - поразмыслив, сказала я. - Мне кажется, Егор по натуре консерватор и не сильно любит менять свою жизнь... Вернее, он так часто переезжал с отцом и пережил так много изменений в жизни, что сейчас ему хочется стабильности. Ему кажется, что жизнь наладилась и теперь он держится за неё, с трудом идя даже на мелкие изменения. Именно поэтому он усиленно выживал меня из жизни Марата. Потом с тобой с трудом начинал общение, а привыкнув к тебе и осознав, что с тобой легко и увлекательно, боится теперь потерять... Мне кажется, у него из-за консерватизма сложился уже в голове стереотип, что со всеми девушками он расстаётся после секса, а на тебя он не хочет переносить такой вид общения.
   --Замечательно, - Динара поморщилась. - Это что получается? Сначала он хотел секса, а теперь понял, что как друг я ему интереснее? И что теперь делать?
   --Не знаю, - честно ответила я. - Да и не факт, что я права.
   --А мне вот кажется, что права, - пробормотала она, а потом вздохнула и добавила: - Какие же эти парни всё же иногда нерешительные и сами не знают порой, чего хотят на самом деле. А нам, девчонкам, думай потом, что со всем этим делать.
   --В этой ситуации главное не затягивать, чтобы дружба не переросла в крепкую и пока у Егора, так сказать, свежи воспоминания, что он хочет тебя... Знаешь, нужно действовать или хитростью, или ревностью. У меня одни знакомые дружили пять лет, а потом однажды после вечеринки переспали и теперь встречаются. Можно так попробовать. Или намекнуть, что за тобой кто-то другой ухаживает. Тигр вряд ли потерпит соперничество. Он из-за Марата гадости начал делать, а уж не желая потерять тебя, может и на большее пойти и соблазнить тебя.
   --Ладно, буду смотреть по ситуации, как поступить дальше, - подумав, сказала Динара, а потом бросила взгляд на часы и испуганно добавила: - Ох, я же на симулятор опаздываю! Чёрт! А нужно ещё в общежитие забежать!
   Вскочив, она забрала свой поднос и отнеся его к столу с грязной посудой, стрелой вылетела из столовой, а я тоже решила не рассиживаться, и попробовать выловить Марата на факультете.
   Но вылавливать Марата не пришлось, потому что мы столкнулись у дверей здания.
   --Кошка, а я как раз бежал тебя искать, - торопливо сказал он, после того, как обнял и поцеловал меня. - Ты пообедала?
   --Да, - я кивнула. - Ты уже освободился или...
   --Нет. Меня возвращают в работу. Через два часа я улетаю. Дело одно в Иране появилось...
   --В Иране? - испуганно переспросила я. - Разве там есть медведи твоего вида? Это опасно?
   --Да нет, ерунда, - ответил он. - Да и не в сам Иран лечу, а в Казахстан. Оттуда буду действовать. Но это и ненадолго. Если не в среду вечером, то в четверг утром буду здесь. А ты за это время как раз подучишь географию и зоологию, и посмотришь ареал распространения медведей, где увидишь, что и там обитают мои ипостаси, - на последних словах он улыбнулся, а я поморщилась от досады на себя, что действительно имею пробелы в знаниях. - Не волнуйся за меня. Мы группой едем, вместе с волками и с лисицей, и будем друг друга прикрывать если что.
   --Ладно, буду смирно ждать, - ответила я, понимая, что другого выхода нет. - А заодно, как и планировала, попробую вселения в других котов.
   --Вот и умница, - он обаятельно улыбнулся. - А я буду тебе звонить. А сейчас поцелуй меня, и я побегу перекусить перед дорогой.
   Осознавая, что не увижусь с медведем два, а то и три дня, я отбросила стыдливость и, прижавшись к нему, стала страстно целовать, не обращая внимания на студентов, возвращающихся из столовой.
   --Чёрт, Кошка, ты что же делаешь-то? - пробормотал Марат, когда я начала задыхаться и отступила назад. - Мне сейчас уже не в столовую нужно бежать, а под холодный душ.
   --Прости, - я покраснела. - Но я, знаешь-ли, тоже буду мучиться, что тебя рядом нет. А теперь беги по делам и будь очень аккуратен на работе, чтобы не было, как в прошлый раз с медведем.
   --Я буду далеко от медведя, так что всё будет нормально, - заверил он, и целомудренно чмокнув меня в губы, развернулся и побежал в столовую.
   "Вот так-то... У медведя опять работа, а однажды и я начну ездить и неизвестно на сколько мы будет каждый раз расставаться", - я вздохнула, провожая его взглядом и затем пошла на занятия.
   Но оказалось, что моё "однажды" наступит намного раньше, чем я предполагала.
   Идя на ПН, я настраивала себя на разговоре с Кабаном, чтобы ускорить мою программу и отступать не собиралась, однако он огорошил меня новостью с самого порога.
   --Заходи, Кошка, - произнёс он. - Но Маху свою не вытаскивай из переноски. Сегодня у тебя тренировка не с ней, а с другим котом, - он кивнул головой в угол, где стояла клетка с большим серым котом. - Для тебя есть задание и необходимо ускорить курс обучения.
   --Задание? - в первые секунды я немного испугалась, но желание попробовать себя в деле и любопытство перевесили и я улыбнулась. - Ух ты, класс! А где? Не в Иране случайно?
   --Смотрю, медведь излишне болтлив, - с осуждением произнёс Кабан, и я прикусила язык, ругая себя, что так подставила Марата. Но через пару секунд с облегчением выдохнула, когда тренер добавил: - Ладно, расслабься. Ты своя, да и детали, судя по вопросу, он тебе не рассказал, а значит, ошибки не совершил.
   --Он честно мне больше ничего и не говорил, - заверила я.
   --Хорошо. А теперь давай сосредоточимся на твоей работе и тренировке. Задание будет не касающееся работы твоего медведя и совсем в другой части страны. Ты полетишь в Смоленск, а кошкой посетишь территорию Польши. Это пока оптимальный вариант, чтобы ты легче нашла нужное здание и хорошо выполнила задание. Ближе, пока подвозить тебя не будем и территория России - это область твоего передвижения в человеческом теле.
   --А я польского не знаю, - сказала я, нахмурившись.
   --И не нужно. Те, кто нас интересуют, будут говорить или на русском, или английском. А преподаватели сказали, что ты хорошо им владеешь. Да и сам разговор нас мало интересует. Главное передача одного пароля. Тебе потребуется подсмотреть восьмизначный пароль и запомнить его.
   --Без проблем, - ответила я, слегка разочарованная таким простым заданием.
   --Посмотрим, как это у тебя получится без проблем, - хмыкнул Кабан. - Впрочем, тебе главное туда добраться, а остальное уже проще. Так что прямо сейчас начинаем тренировки. К четвергу ты уже должна быть готова, поэтому настраивайся на длительные занятия.
   --К четвергу? - переспросила я и подумала: "Это получается - я улечу, а Марат только вернётся? Капец. Вот они трудовые будни". - А когда я вернусь?
   --Скорее всего, или в четверг же вечером, или в пятницу утром. Всё зависит от того, во сколько состоится встреча интересующих нас людей. Пока известна только дата.
   "Ну, это не проблема! Главное, что на выходные я уже вернусь!" - с оптимизмом сказала я себе, а вслух произнесла:
   --Я готова! Командуйте, что делать!
   --Итак, в первую очередь мы посмотрим, как ты чувствуешь себя в теле другого кота. Ты выйдешь в информационное пространство и вселишься вон в того серого драчуна, - он снова кивнул на клетку с котом, а потом потёр руки и я только сейчас заметила на них глубокие царапины. - А заодно проверим, как ты воспримешь смену пола у твоей ипостаси. Это важно, потому что в том доме, куда направишься на задание, живёт кот. Если всё пройдёт хорошо, я прерву вселение, и мы попробуем перенос на расстоянии. Тебя будут ждать в Тюмени, а если там всё пройдёт хорошо, то слетаешь ещё и в Нижний Новгород. Это необходимо, чтобы понять, как ты ориентируешься в пространстве. До первого города четыре тысячи шестьсот километров по прямой, а до второго - пять тысяч восемьсот... Впрочем, об этом чуть позже. Сначала вселение здесь.
   --Хорошо, я буду стараться, - ответила я, немного волнуясь и не зная, как справлюсь со всем.
   --Тогда ложись и надевай обруч, - скомандовал Кабан.
   Сделав, как он говорит, я глубоко вздохнула и, закрыв глаза, нажала на датчики, а оказавшись в информационном поле, оглянулась вокруг. "Так, когда вернусь сюда, необходимо будет лететь вправо. Только, блин, как же я найду там Тюмень? Столько городов... Ох, надеюсь, что всё получится", - подумала я и принялась спускаться вниз.
   Оказавшись над уже привычным и узнаваемым зданием факультета, я увидела две точки. Одна не двигалась, а вторая ходила, судя по движениям, по маленькому пространству и я сразу поняла, что это именно нужный кот, а моя Маха, скорее всего, снова заснула, поэтому и не проявляла активности.
   "Ну что ж, посмотрим, как я буду справляться с котами, а не только с кошками", - сказала я себе и, опустившись ниже, зависла над животным, а потом вселилась в него.
   Открыв глаза, я тут же чихнула, потому что кот, похоже, был дворовым и не раз активно метил территорию, попадая при этом и на шерсть.
   "Жесть. Ну и запашок. Лапы прямо провоняли помойкой, не говоря уже про остальное... Хорошо, что в прошлой жизни я была кошечкой, а не котом, иначе бы пришлось постоянно мириться с такими запахами", - пронеслось в голове.
   --Эля? Ты уже здесь? - перед клеткой присел Кабан, внимательно глядя на меня.
   --Мяу, - выдала я и кивнула.
   --Хорошо, тогда я открываю клетку, и проверим, как ты управляешься с телом, а заодно и остальные показатели, - произнёс он и открыл дверцу. - Выйди и пройдись. Проблемы с передвижением есть или всё даётся без проблем?
   "Да вроде без проблем. Как-то немного неуютно, потому что не в своей Махе и кот побольше, но в остальном никаких изменений. Кроме, естественно, одуряюще-неприятного запаха", - подумала я и, выйдя из клетки, прошлась по комнате взад-вперёд.
   --Нормально? - спросил тренер, пристально за мной наблюдая, а когда я снова кивнула, продолжил: - Теперь запрыгни на стул, затем на стол... В общем, проверь прыгучесть.
   Это тоже получилось без проблем, и Кабан с одобрением посмотрел на меня, когда я села на краю стола.
   --Попробуй ещё выпустить коготки и перевернуть листок книги, - посоветовал он.
   "И это не трудно", - выполнив всё, сказала я себе и тренер улыбнулся.
   --Замечательно! Я боялся, что у тебя с котами возникнут проблемы, потому что многие не сразу привыкают к смене пола и животного, а ты молодец, - похвалил Кабан. - Тогда последнее - проверим твой слух, чёткость зрения и обоняние. А то иногда при смене пола можно потерять какое-нибудь из этих чувств.
   "Ооо, с обонянием точно всё нормально, хотя я бы предпочла сейчас проблемы... Этот кот когда-нибудь моется? Аж глаза уже начинает разъедать от его амбре!" - от резкого запаха начало мутить, но я постаралась абстрагироваться от него, и когда Кабан отошёл в конец комнаты и, показав пару картинок, сразу начал давать варианты ответов, послушно, то кивала головой, то отрицательно вертела ею, чтобы он понял, что вижу я хорошо.
   --Так, зрение в норме, - произнёс он, а потом щёлкнул пальцами над одним ухом, а затем над вторым. - Как? Слышишь хорошо?
   "Да. Всё, как и в теле Махи", - я вновь закивала головой.
   --А запахи? Чувствуешь их? - поинтер