Хан Рия: другие произведения.

Сновида

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa


   Влада Крапицкая.
   От автора: Не следует воспринимать рассказ, как пособие по изучению фаз сна, осознанным сновидениям и материализации предметов из снов. Всё написанное ниже, это вымысел. Практические советы и подкреплённые матчастью факты ищите в книгах Сильвы, Зеланда, Кастанеды, даосских практиках по осознанным сновидениям, или опытах Лабержа, а также у японских учёных, создавших машину "Юмеми Кобо". У меня же обыкновенный мистический любовный роман.
  
   Сновида.
   (без вычитки)
  
   Пролог.
   (за шесть месяцев до основных событий)
  
   Двое мужчин неприметной внешности стояли в тени огромного дуба и тихо переговариваясь, смотрели на высокий забор, за которым виднелся роскошный трёхэтажный особняк.
   -Всё, у меня больше нет вариантов, как достать эти браслеты, - с горечью произнёс один из них. - Салазар сделал всё возможное, чтобы мы не добралась до них. Даже если я приму его облик, мне не пройти сканирование сетчатки глаза и ДНК-анализ. Такое я скопировать не могу. Можно, конечно, попробовать обезвредить его охрану и вырвать ему глаз, а также попытаться добыть его кровь, но и это практически нереально. Да и только он знает, как снять второй, голосовой уровень защиты, чтобы попасть в саму клетку. Даже если мы убьём его и дойдём до клетки, многократных попыток подобрать голосовой код у нас не будет. Он всё предусмотрел. Две неудачные попытки или несанкционированная попытка вторжения, и включается самоуничтожение. Вариант один - он должен нас завести в хранилище сам и открыть клетку...
   -Чего, естественно, не будет. Этот ублюдок скорее сдохнет, чем добровольно отдаст нам браслеты, - зло выплюнул второй мужчина и, подумав, добавил: - Только сновида мог бы проникнуть внутрь и забрать...
   -Ты же знаешь, он всех убил, оставшись единственным сновидой в мире, - перебив, с сожалением ответил первый мужчин.
   Замолчав, мужчины задумались, но второй долгого молчания не выдержал и спросил:
   -Лука, а точно Салазар убил всех сновид? Может он не всех нашёл? Например, кто-то из пассивных остался? Если такого найти и обучить, может получится проникнуть в клетку?
   -Пассивные слабые и Салазар всё равно продолжит следить за своим хранилищем, - пробормотал первый мужчина. - Даже если мы найдём пассивного сновиду и научим его, при первом же столкновении он убьёт его.
   -Но и другого выхода нет. Подумай сам, сновиды наш единственный шанс. Если мы не остановим Аламана, люди рано или поздно выйдут на нас, и тогда мы вечность проведём в лабораториях, исполняя роль исследовательских крыс. Это тебе не инквизиция, а похуже. Я не хочу этого.
   -Думаешь, я этого хочу? - мужчина с ненавистью посмотрел на особняк, а затем тяжело вздохнул и вымолвил: - Ладно, попробуем найти хоть одного пассивного сновиду и обучить его. Умрёт при попытке проникновения, значит такова его судьба, а выживет, мы получим браслеты и, наконец, возьмём под контроль всех морфов Аламана. Третьего здесь не дано. Завтра же прикажу начать поиски через сомнологические центры. Человек с такими проблемами сна точно должен там отметиться.
   Мужчины ещё с минуту смотрели на особняк, а потом развернулись и направились к внедорожнику, стоящему вдалеке.
  
  
   Глава 1.
  
   Теребя прядь волос, я виновато смотрела на мужа, собирающего свои вещи в чемоданы, и не знала, что ещё сказать в своё оправдание.
   -Ира, не надо так на меня смотреть! - не выдержав, сказал он.
   -Миша, не уходи, - умоляюще попросила я. - Без тебя я вообще умру...
   -Прости, но я всё сказал до этого! Больше так не могу жить! - холодно ответил он. - Сегодняшняя ночь была последней каплей. Я устал от всего этого, понимаешь? Я хочу жить спокойно, и в том числе нормально спать по ночам! А ты... Ты не даёшь покоя ни днём, ни ночью. Да я вообще боюсь, что однажды ты меня прибьёшь во сне! И сегодня ночью это вполне могло случиться!
   -Прости, - в очередной раз выдавила я и сжалась от страха, понимая, что действительно могла сделать что-нибудь страшное, но всё же заставила себя произнести последний аргумент, который имелся: - Но ведь это всё из-за тебя. Если бы ты тогда справился с управлением, то сейчас я была бы здорова...
   -Ой, вот только не надо обвинять меня во всём! - он начал злиться. - Надоело жить с постоянным чувством вины! Не надо было отстёгивать ремень безопасности!
   -Но ты же сам попросил подать тебе...
   -Хватит! - рявкнул он и выбежал в другую комнату, не желая больше разговаривать со мной.
   Сжав кулаки, я закрыла глаза, стараясь не расплакаться, и в очередной раз прокляла свою судьбу. "А может действительно, пусть лучше уходит? Я ведь действительно становлюсь опасной и для него", - в следующий момент подумала я и тяжело вздохнула, вспоминая ночь и сон, который сейчас ломал мою жизнь.
   Вообще, яркие сны снились мне всегда. Причём они были логичны и последовательны. Да ещё и разбудить меня являлось проблемой. Я как будто проваливалась и мама ещё с детства говорила, что не раз пугалась, потому что я спала настолько тихо и крепко, что порой казалось, что я не дышу. А когда была совсем маленькой, по словам мамы, у меня во снах даже друзья имелись, про которых я с упоением рассказывала ей наяву. Я как будто жила второй жизнью в мире грёз. Всё было настолько реалистично, что я чувствовала запахи, порывы ветра, касания и всё то, что сопровождает нас в реальной жизни. И это приносило мне массу неудобств, потому что практически всегда, просыпаясь по утрам, я ощущала усталость. И с каждым годом становилось всё хуже. Эта вторая, ночная жизнь меня выматывала эмоционально, да настолько, что выросши и отучившись, а затем и устроившись на работу, я начала терять сознания и пришлось уволиться. Врачи, конечно, пытались разобраться с моими проблемами, но так и не смогли помочь.
   Но оказалось, что те мои сны - это мелочь. По настоящему проблемы возникли после автомобильной аварии. Муж тогда не справился с управлением и врезался в дерево, а я на тот момент была не пристёгнута, потому что Миша попросил достать ему с заднего сиденья бутылку охлаждённой воды. Всё, что осталось с того момента в памяти, это как я отстёгиваю ремень безопасности, потом тянусь к переносному холодильнику и, достав бутылку, передаю её мужа, а затем резкий толчок вперёд и провал в воспоминаниях.
   Очнулась я уже в больнице с жуткой болью во всём теле, вся в бинтах и гипсе. Оказалось, что я провела в коме три недели и врачи вообще думали, что я не выживу, потому что во время аварии удар пришёлся на пассажирскую сторону и, вылетев из салона, я переломала себе всё, что только можно, но больше всего пострадала голова. Открытые черепно-мозговые травмы были настолько серьёзны, что врачи даже после моего пробуждения давали неблагополучные прогнозы о моём состоянии в будущем. И они оказались правы, только не совсем в том плане, что они предполагали.
   Доктора говорили, что могут возникнуть проблемы с памятью, речью, восприятием окружающего мира или себя, с тактильными ощущениями или вкусовыми, со слухом или обонянием. Но они точно не готовили меня к тому, что я превращусь в сомнамбулу.
   Те четыре месяца, что я лежала в больнице и училась заново пользоваться своим телом, ничего не происходило, а вот после выписки, два месяца назад всё и началось.
   Миша, к счастью, практически не пострадал в той аварии. Ремень спас его от сильных травм и в больнице он провёл всего две недели. Первое время муж очень заботился обо мне, чувствую свою вину, но когда начались проблемы, стал отдаляться... "Хм, или это всё же началось ещё в больнице?" - нахмурившись, спросила я себя. "А вообще-то, действительно в больнице, где-то через два месяца после аварии. Только тогда это ещё не так чувствовалось, как потом дома".
   "А с другой стороны и его понять можно. Он мужчина в расцвете сил, а я... без слёз не посмотришь, особенно когда обнажённая. После всех тех операций, когда меня собирали по частям, тело в шрамах. А самое пугающее - моя голова... Вот она жизнь... В двадцать шесть уже стыдно показаться мужу на глаза. Да и ему неприятно ко мне прикасаться... Хорошо хоть, что лицо не пострадало... Но вряд ли это поможет в будущем снова стать счастливой... Да и какое счастье?" - я горько усмехнулась. "Я опасна для людей. Кто захочет с этим мириться? Вон, даже муж, с которым я прожила восемь лет и тот устал".
   Понимание того, что дальше всё будет только хуже, болью отозвалось внутри и захотелось где-нибудь спрятаться, чтобы хотя бы не видеть, как муж собирает чемоданы. Поэтому поднявшись, я прошла на кухню и сев там на стул, уставилась в одну точку.
   "Ненавижу свою жизнь! И сны!" - хотелось выкрикнуть громко-громко, но я подавила это желание, понимая, что это не решит моих проблем.
   "Да и, вообще, наверное, никто не может мне помочь. Столько всего уже перепробовали за эти два месяца и ничего... Только хуже становится", - откинувшись на спинку стулу, я снова закрыла глаза.
   Как только я вернулась домой из больницы всё и началось. Я стала бродить во сне по дому, а то по двору. Могла одеться или полностью раздеться. Даже бегала по двору и пробовала перебраться через забор. Или же на полу в зале изображала, что плаваю. А могла и, спрятавшись куда-нибудь, рыдать в три ручья. Всё зависело от того, что я видела во сне. Я как бы проецировала свой сон на реальность и повторяла в ней то, что делала во сне.
   Если раньше, после сна я просыпалась выжатой эмоционально, то сейчас прибавилась ещё и физическая усталость. Да и Миша теперь практически перестал спать. Врачи приказали следить за мной и аккуратно укладывать в кровать, если я начинала бродить, что естественно не давало ему полноценно отдохнуть после работы. Порой, за ночь, ему по четыре-пять раз приходилось возвращать меня в кровать.
   Доктора выдвигали много версий о причинах моей болезни, но, в конце концов, сошлись на одной - при черепно-мозговой травме я повредила область в мозге, отвечающей за сны. Вернее, за мышечный тонус во время сна. У обычных людей эта область отвечала за атонию во время сна, а проще говоря, полностью обездвиживала, а я, когда входила в самую яркую фазу снов, начинала их как бы демонстрировать.
   Многое перепробовали, чтобы помочь мне с этой проблемой, но ничего не помогло. Ни лекарства, ни мокрые тряпки и тазики с водой возле кровати, ни колокольчики, ни, даже привязывания. Медпрепараты дали прямо противоположный эффект и я стала видеть ещё более яркие и насыщенные сны. Мокрые тряпки и тазики с водой, которые по идее должны были меня разбудить в момент, когда я стану на них или в них, лишь изменяли направленность сна, и появлялось что-нибудь связанное с водой. Ну а узлы на лентах, привязывающих меня к кровати, я просто развязывала. Однажды мы даже попробовали воспользоваться наручниками, но после того ужаса, что последовал за ним, ни я, ни Миша больше не решались их применять.
   Той ночью я увидела кошмар, в котором меня приковали наручниками к стене и готовились убить, а я отчаянно боролась за свою жизнь и свободу. И как потом оказалось, не только во сне. Во-первых, я выломала деревянную перекладину на кровати, к которой крепился второй браслет. А во-вторых поставила мужу не один синяк, пока он пытался меня разбудить. Воспринимая его как мучителя из сна, я отбивалась, как могла.
   "Ха, до сегодняшней ночи я думала, что то было самое страшное. Оказалось, что бывает и хуже", - по телу прокатилась дрожь, когда я вспомнила сон, переполнивший чашу терпения мужа.
   Как правило, свои сны я делила на несколько видов. В одних я путешествовала в своём теле, при этом могла и плавать, и бегать, и даже летать. Второй тип я называла снами-катастрофами. В них я видела разные ужасы. Я могла умирать под снежной лавиной или после кораблекрушения, или убегала от преследователей, или наблюдала, как гибнет мир от бомбардировок или эпидемий. А был ещё и тип, который я называла "чужие сны". Они мне снились чаще всего и были самыми нелюбимыми после снов-катастроф. В них я ощущала себя марионеткой, находящейся в чужом теле. Одновременно я жила чужой жизнью, но при этом всё равно как бы наблюдала со стороны за происходящим, и не могла управлять телом, в которое попала. Я могла быть кем угодно - и женщиной, и мужчиной, и даже животным. Эти сны являлись самыми тяжёлыми в эмоциональном плане. Я как бы соприкасалась с чужой душу, и груз её проблем ложился на мои плечи. И всегда после таких снов я ощущала непонятное чувство брезгливости и злости на себя. Эти, как бы вторжения, в чужие жизни были очень неприятны и я полдня, а то и день, как будто не могла освободиться от впечатлений другого человека.
   Но сон этой ночи не подходил ни под один из типов. Он был уж слишком реалистичен. Началось всё с того, что я обнаружила себя стоящей на коленях возле кровати. Облокотившись на матрас, я подпёрла голову руками и смотрела на мужа, который лежал на постели, на боку, лицом ко мне, а спиной к входным дверям и что-то рассказывал, при этом хмурясь и злясь. Что он говорил, я не помнила, осталось только ощущение досады и обиды от его слов. Да и не это было важным. Потому что самое важное происходило за спиной у мужа, в комнате, ведущей в спальню.
   В один из моментов моё внимание привлекла белая мелькнувшая тень, и я уставилась в дверной проём, а спустя секунду увидела странное существо. Одетое в белый балахон, с лысой головой, без ресниц и бровей, с бледной кожей и бескровными губами, оно производило пугающее впечатление. От страха хотелось закричать, но, как часто в других снах, ничего не получалось. Я как будто полностью онемела и не могла выдавить ни звука. Я даже не могла заставить себя пошевелиться, чтобы указать мужу на существо и предупредить об опасности, которую ощущала. А затем услышала голос этого существа в голове. Оно поздоровалось со мной ласковым голосом и попросило успокоиться. Приятный мужской баритон действовал умиротворяющее, и даже появился интерес к визитёру и причинам его появления.
   Существо сказало, что хочет помочь мне, но взамен я должна помочь и ему. И эта помощь заключалось в подмене им моего мужа. Он начал вырисовывать передо мной перспективы такой жизни, вплоть до того, что может принять облик любого мужчины. Типа, стоит мне захотеть, и он может стать и Бредом Питом, и Джорджем Клуни, или любым другим мужчиной, внешность которого мне покажется привлекательной.
   Скажу честно, в первые минуты представив себе всё это, я заинтересовалась. Ещё бы, иметь в своём распоряжении любого красавчика очень занимательно. В подсознании даже проскочила шальная мысль, что можно согласиться на подмену. Но стоило мне бросить взгляд на мужа, не подозревающего, что за спиной у него такое творится, я испугалась и поняла, что не хочу никаких замен. Помню, я мысленно начала сбивчиво объяснять, что внешность не главное, что я мужа люблю за душевные качества, что он человек, внутренний мир которого мне близок. Что я не хочу жить с пустышкой, основное достоинство которой, внешность на мой вкус. Как могла я пыталась объяснить всё это и передать свои чувства, но тут в голове эхом раздалось "поздно" и муж на глазах начал меняться. Он стал принимать облик того существа, а визитёр становился моими мужем. После чего Миша в облике того существа растворился, а оно легко в кровать и улыбнулось. Сердце охватило чувство вины и потери самого дорогого, а затем появилась и ярость. Вскочив с пола, я бросилась на чужака и начала наносить ему удары по телу, трясти его, царапать и мысленно кричала, чтобы он вернул мне мужа, что я не хочу никого, кроме него. А следующее, что я помню, как в темноте сижу на Мише и молча его продолжаю избивать, только это уже не сон.
   "А ведь Миша прав. На самом деле могла во сне сбегать на кухню, и убить то существо, ставшее моими мужем. И если учесть, что я видела свой дом в малейших подробностях, то и в реальности взяла бы нож и...", - дальше думать я боялась и с шумом выдохнув, попыталась унять дрожь от воспоминаний. "Будь прокляты эти сны!".
   Со стороны прихожей донёсся переливистый звук колокольчиков, а потом входная дверь хлопнула и я поняла, что это ушёл Миша. "Даже не попрощался...".
   Поднявшись, я осмотрелась вокруг, после чего пошла обходить дом, ставший в одночасье пустым. "И в доме теперь пусто, и в душе", - окинув взглядом зал, в который как раз зашла, я остановилась в центре. "Больше здесь ничего хорошего не будет. Ни праздников в весёлых компаниях, ни вечеров вдвоём с любимым. Авария и сновидения перечеркнули всё. Жирненькой такой чертой перечеркнули, которая оставила отметины и на моём теле".
   Подойдя к зеркальной двери шкафа, я стянула парик, прикрывающий голову со шрамами, на которых волосы не росли, и уставилась на себя, а затем в порыве ярости ударила по зеркалу и начала оседать на пол, содрогаясь от боли и рыданий.
  
  
   Глава 2.
  
   Положив трубку телефона на столик, я поморщилась. Лгать матери, с которой была близка с детства, было неприятно, но и сказать о расставании с мужем я тоже не смогла. "Хватит её нагружать моими проблемами. Она и так, после аварии чуть с ума не сошла от переживаний. Да и три недели у моей кровати, пока я была в коме, чуть не стоили ей работы, которую она любит, и за которую так боролась".
   Мать родила меня рано, а мой папаша, её одноклассник, не готов был стать отцом и через год бросил нас, растворившись на просторах России. Но мама всегда была сильной личностью, и даже имея меня на руках, смогла выучиться в университете на лингвиста и найти себе хорошую работу после этого. А шесть лет назад, уже выдав меня замуж, смогла заключить контракт с преуспевающим издательством в Германии и уехала туда работать и жить, где в последствии и замуж вышла. Отчим мой оказался, в общем-то, неплохим человеком, но семьёй мы так и не стали. Приезжая к нам в гости, он сохранял дистанцию в общении, и мы вели себя, как культурные, малознакомые люди. Но меня это не беспокоило. Главным было, что он любит маму, а это чувствовалось в его отношении к ней.
   И благодаря же моей матери, врачи смогли вытащить меня с того света и поставить на ноги. Зарабатывала она, в отличие от моего мужа, прилично, и смогла оплатить и самые лучшие лекарства, и операции, и последующую реабилитацию, хотя мне было стыдно, что она потратила свои деньги, которые копила не один год.
   "Вот и сейчас она сказала, что перечислит мне на карточку пятьсот евро, чтобы я наняла массажиста и прошла курс укрепляющего массажа. В очередной раз помогает мне, и я уже не знаю, как вообще смогу отдать ей потраченные деньги. А отдать их очень хочется", - я нахмурилась.
   Вообще-то мама предлагала мне приехать лечиться в Германию, но я отказалась, понимая, что тогда сумма будет ещё больше, и старалась после выписки не брать у неё деньги, но сейчас они мне требовались. Миша ушёл, а значит и некому меня больше содержать и жить не на что.
   "Да и не могу я поехать в Германию, иначе мама узнает про мои хождения ночью, что добавит ей переживаний". Говорить маме, что начала страдать сомнамбулизмом, я не стала, понимая, что она опять всё бросит и примчится за мной ухаживать. И в этот раз работодатели уже не закроют глаза на её отсутствие. "Уволят, и наймут себе другого человека, у которого нет проблем, а мама останется без любимой работы. Большого труда стоило отправить её назад, когда я пришла в себя, а сейчас она точно бы плюнула на всё. Поэтому буду молчать до последнего".
   "На пятьсот евро я смогу протянуть долго, если экономить, и надеюсь, удастся найти какую-нибудь надомную работу, или спокойное место в каком-нибудь офисе. Мамина способность к языкам передалась мне, и возможно я смогу работать где-нибудь переводчицей. Сейчас, конечно, основное требование во всех компаниях, это знание иностранных языков и просто переводчики не особо нужны, но всё же стоит попробовать поискать такого плана работу. Главное, чтобы там не требовалось постоянно быть на ногах или много ездить. Общение с большим количеством людей и частые поездки влияют на моё эмоциональное состояние. И после сны становятся изматывающе яркими". Именно поэтому я старалась избегать лишних контактов с людьми, потому что внимание к кому-нибудь или чему-нибудь в жизни, во сне принимало причудливые формы и начинало сниться такое, чему я вообще не могла найти объяснение.
   "А ещё хорошо, что мне есть где жить. Сделай Миша, как я хотела, то имела бы сейчас кучу проблем ещё и с жильём".
   Встретились мы с мужем, когда я поступила в институт. Он учился на четвёртом курсе, я на первом и, поженившись, мы стали жить в нашем с мамой доме. А когда она уехала, стали уже полноправными хозяева жилища. Если честно, жизнь в частном доме меня не прельщала, и я всегда хотела переехать в квартиру, поэтому предложила мужу копить деньги, чтобы потом с доплатой или поменяться или, продав дом, купить себе двушку или трёшку. Но так вышло, что когда сумма уже была накоплена, муж, не советуясь со мной, купил машину, которая впоследствии принесла столько бед.
   "И хорошо! Дом до сих пор оформлен на маму, и Миша не может претендовать на размен, а живи мы сейчас в квартире, свободно мог бы потребовать раздела имущества, а в моём состоянии переезды не рекомендуются... Хотя, какое состояние? И так всё плохо. С момента ухода мужа прошло уже трое суток, и все три раза после ночи я просыпалась где угодно, но только не в кровати. Один раз я проснулась в зале возле шкафа, второй раз на кухне, а третий раз вообще во дворе, под кустом смородины. И вот этот третий раз пугает нереально. Сейчас конец лета, и по ночам тепло, а если я вот так зимой выйду во двор? Замёрзну ведь на смерть во сне", - такая перспектива пугала и я не знала, как обезопасить себя в дальнейшем. "Про остальное же пока думать вообще не хочу, а вернее, боюсь...".
   Эти дня я провела, как будто под гипнозом. Я старалась делать всё, как обычно. То есть, убирала в доме, готовила еду, стирала, и как могла, отгоняла страшные мысли об уходе мужа. Я понимала, что если позволю себе хоть на секунду думать об этом, то потом долго не смогу восстановить хрупкое душевное равновесие и окончательно провалюсь в депрессию. И эта установка не думать о предательстве любимого человека дала свои плоды. После срыва у зеркала, сразу после ухода Миши, я как будто внутренне застыла. Не было ни боли, не сожаления, ни страха. Требовалось начинать жизнь без него, и это было самым важным. Сейчас главным казалось найти хоть какое-то решение насущных проблем, способным физически навредить моей жизни.
   "Необходимо в первую очередь решить вопрос с моими хождениями во сне. Больше некому меня опекать. Только вот как решить эту проблему? Всё, что советовали врачи мы, то есть я, уже испробовали", - я задумалась, пытаясь найти выход. "А попробую-ка я то, что врачи не рекомендуют. Они говорили, что нужно исключить физические нагрузки. Но может в этом проблема? Я всегда была активна и раньше занималась спортом, поэтому даже сейчас мне тяжело сидеть на одном месте. А если наоборот попробовать себя изматывать физически. Если я начну сильно уставать, то может, и во сне перестану бродить? Стоит попробовать". Оглянувшись вокруг, я посмотрела на стены, окна, шторы и тюль и поняла, чем можно заняться в первую очередь. "А устрою-ка генеральную уборку, да такую, при которой всё ставлю с ног на голову, а потом назад. Буду сегодня убирать до тех пор, пока не свалюсь без сил, а наутро посмотрим - действует этот способ или нет".
   От новой идеи и надежды, что может хоть это поможет, стало чуть легче и, принеся в зал лестницу, я принялась снимать шторы и тюль. "Главное, не включать телевизор, чтобы в подсознании не уложилось хоть какая-то вещь. Телевизор и интересные книги мои самые большие враги, потому что увиденное или узнанное там, потом видится во снах. Лучше использовать музыку, чтобы веселее всё делалось", - решила я и, включив музыкальный центр, полностью отдалась уборке, заглядывая даже в те места, которые раньше не считала нужным особенно сильно убирать.
   К шести часам вечера натерев и начистив в зале всё до блеска, я стала гладить уже высохшую тюль, а следом и шторы, как со стороны входной двери донёсся какой-то звук.
   "Что это?" - испуганно подумала я, и сильнее сжав ручку утюга, замерла. "Если полезут воры, то они обнаглели... Лезть вечером в жилище, когда на улице светло, да ещё и громко играет музыка, давая понять, что хозяева дома, это уже слишком", - стало очень страшно.
   Но то, что я увидела в следующую минуту, изумило меня больше, чем возможное проникновение грабителей. Входная дверь в прихожей хлопнула, раздались шаги, а потом на пороге комнаты появился Миша с чемоданами.
   -Привет, - виновато произнёс он и криво улыбнулся.
   -Привет, - отставив утюг в сторону, ответила я и, не зная, как реагировать на возвращение супруга.
   В душе сейчас боролись два чувства - радость, что муж вернулся, и злость, что он всё же предал меня уходом из семьи, пусть и недолгим.
   -Примешь назад? - спросил он и, не дожидаясь ответа, поставил чемоданы на пол и, подойдя ко мне продолжил: - Понимаю, что обидел тебя, и ты вправе меня выгнать, но дай сначала сказать одну вещь. Видишь ли, я испугался тех проблем, что возникли в последнее время. Да ещё и осознание того, что всё это случилось из-за меня, вызывает чувство вины. Я скорее уходил от этого, чем от тебя. Но я понял, что не могу полноценно жить, если тебя нет рядом... Прости, что я так малодушно себя повёл. Обещаю, что такого больше не произойдёт. Я приложу все усилия, чтобы помочь тебе справиться со снами, - произнеся это, она аккуратно приложил ладони к моим щекам и поцеловал в губы.
   Тон, которым он говорил, я давно уже не слышала от мужа, да и за полгода отвыкла от нежных поцелуев, поэтому сердце тут же учащённо забилось в груди и по телу растеклось тепло, а Миша тем временем ласково добавил:
   -И предлагаю полностью поменять нашу жизнь. Давай начнём её с чистого листа. Никаких разговоров о прошлом и воспоминаний. А чтобы легче было это сделать, давай для начала уедем в другой город. Я тут просмотрел информацию в интернете и нашёл пару сомнологический центров, в которых тебе могут помочь...
   -Но ведь нам это не по карману, - пробормотала я.
   В нашем городе специализированных центров, занимающихся проблемами, как у меня, не было и врачи не раз рекомендовали мне лечение в других городах, но финансовое положение и работа мужа не позволяли нам уехать, поэтому такое предложение сейчас выглядело немного странно.
   -Да и твоя работа...
   -Ерунда всё это, ты важнее, - он обаятельно улыбнулся. - Я уже уволился, и мне выплатили неплохую премию напоследок, а также удалось продать то, что осталось от машины после аварии, причём очень удачно. Так что деньги на первое время есть. Переедем, и пока будешь проходить обследование, я постараюсь устроиться на новую работу. В большом городе перспектив больше, чем здесь.
   -Хм, даже не знаю, что сказать, - растерянно ответила я. - Так всё неожиданно... Раньше ты и говорить о таком не хотел, потому что работа...
   -Шшш, прошлого нет, а значит, и моей работы. Я же сказал - вся жизнь с чистого листа. Раньше я был другим человеком, - прервав меня, нежно сказал Миша. - Теперь ты мой приоритет. Твоё состояние важнее, чем всё остальное. А чтобы ты окончательно это поняла, скажу больше - я уже записал тебя на приём в самом лучшем сомнологическом центре и даже снял нам жильё, так что завтра же выезжаем туда...
   -Завтра? Как завтра? - я удивлённо посмотрела на мужа.
   -А вот так. Нечего тянуть. Нужно брать твои сны под контроль, чтобы больше ничего не случилось. Или ты опять хочешь поставить мою и свою жизнь под угрозу?
   -Нет, конечно! - с жаром сказала я, а по телу прошла дрожь от воспоминаний. - Не хочу...
   -Вот и умница. Значит, всё решено, - муж улыбнулся. - А сейчас я хочу тебе показать, как скучал эти дни.
   Сказав это, он подхватил меня на руки и направился в сторону спальни, чему я удивилась ещё больше. "Хм, странно всё это. И работу бросил, и деньги нашёл, да ещё и в кровать несёт явно не для сна. Неужели на самом деле настолько соскучился, что даже мои шрамы перестали вызывать брезгливость?... А впрочем, неважно. Миша рядом, а это главное!" - подумала я и, улыбнувшись, потёрлась щекой о его плечо.
  
  
   ********** ********** ********** ********** ********** ********** **********
   Темноволосый, подтянутый мужчина лежал на кровати и рассматривал молодую спящую женщину, лежащую рядом. И судя по выражению лицу, ему нравилось то, что он видел.
   -А мне повезло. Я не против иметь такую сновиду, - тихо пробормотал он и, протянув руку, провёл пальцами по изящному изгибу чёрных бровей, по нежной коже щеки, по чувственным губам, а затем опустил руку ниже и приподнял одеяло. - Да и тело красивое, несмотря на шрамы. А вот здесь проблема, - он брезгливо скривился, приподняв парик с длинными чёрными волосами и челкой до бровей. - Видок отталкивающий, но переживём.
   Ещё с минуту он смотрел на женщину, а потом поднялся, достал из кармана брюк мобильный телефон и, выйдя из спальни, направился к входной двери. Придержав колокольчики, висящие над ней, он вышел во двор и, найдя в телефоне нужный номер, нажал вызов. Ответили ему сразу.
   -Лука?! Ты где? Куда пропал? - взволнованно спросил мужской голос на другом конце.
   -Проверял кое-какую информацию, - сдержанно ответил звонивший. - В один из наших центров для консультации обратился врач из небольшого городка. Одна из его пациенток после аварии начала страдать сомнамбулизмом, да и перед аварией, судя по записям, видела яркие сновидения. Нужного оборудования и специалистов у них нет, и лечащий доктор хотел хоть как-нибудь облегчить жизнь пациентке, взявшись за вопросы не своего профиля. Вот я и решил проверить её...
   -И, как? - в голосе второго мужчины слышалась надежда.
   -Пока точно не знаю, как. Но надежда есть, что она именно та, кто нам нужен. Судя по записям в истории болезни и тому, что я успел увидеть, способности у неё есть. Но чтобы точно это понять, необходимо сделать полисомнографию. Так что приготовь всё необходимое оборудование. Думаю, мы много интересного узнаем.
   -А что ты уже видел? - заинтересованно спросил второй мужчина.
   -Похоже, что она уже через двадцать минут после засыпания переходит или в четвёртую фазу сна, а то и вообще на уровень РЕМ-сна...
   -Ого! - изумлённо ответил абонент.
   -Но и это ещё не всё. Судя по её активности, эти фазы у неё длятся намного дольше, чем у простых людей. Она минут сорок бродила по дому.
   -Сорок? - ошеломлённо переспросил второй мужчина. - Но это значит...
   -Вот именно, - подтвердил звонивший, не дав договорить. - Представляешь, что может такой сновида? Если я всё правильно понимаю, после обучения она может заткнуть даже Салазара за пояс. Тот специально повредил себе микрообласть синего пятна в мозге, чтобы избавиться от атонии на стадии РЕМ-сна, но против природы не попрёшь. Отведено на эту фазу пять-десять минут и он ничего не может сделать. А у нашей подопечной, судя по всему, эта фаза длится намного дольше, и соответственно, больше возможностей.
   -Но почему мы тогда ничего о ней слышали раньше?
   -Думаю, дело в аварии. Скорее всего, раньше она являлась пассивной сновидой. А они, как ты знаешь, очень редко обращаются в больницы. Снятся насыщенные сны, и пусть снятся. А здесь она попала в аварию. И поверь, судя по истории болезни, и шрамам на голове, удивительно, что она жива осталась после таких травм, особенно головы. И при этом не превратилась в "растение", способное только пускать слюни. А также боюсь, даже если мы сильно захотим, то не сможем определить, какая из черепно-мозговых травм оказала решающее воздействие на её способности. Но факт в том, что она стала ходить во сне и жалуется врачам на яркие сновидения.
   -Ох, сорок минут! Как заманчиво уже одно это, да ещё со способностью двигаться. И плевать мне, почему так вышло, - голос второго мужчины звучал нетерпеливо. - А физическую силу ты её не проверял, а? Представь, ещё она ещё и сильна! Да с такими способностями она что угодно вытащит нам из сна! Лука, скорее вези её к нам! Хочу всё проверить.
   -Я как раз для этого тебе и звонил. Ситуация складывается как нельзя удачно. Её бросил муж. Ушёл к медсестре, которая после аварии ухаживала за его женой в больнице, и я, приняв его облик, пришёл в ней. Она готова уже завтра выезжать в наш центр, и думаю, будет послушно себя вести. Сейчас важно две вещи - рассказать ей то, что нам удобно, и держать её мужа на расстоянии...
   -А может вообще его убить, чтобы не случилось накладок?
   -Я думал над этим, но чревато последствиями. Друзья, знакомые, соседи, или правоохранительные органы - с любой стороны могут возникнуть непредвиденные контакты, и смерть объекта может всплыть. Даже если он просто исчезнет, это может потом вылезти нам боком. Поэтому у меня идея лучше. Завтра я увезу её из этого города и под каким-нибудь предлогом поменяю номер телефона, а ты направь сюда кого-нибудь из наших. Да хотя бы Евлалию. Пусть она пока побудет для всех нашей подопечной. Даже если муж нашей сновиды попытается вступить в контакт, Евлалия решит все проблемы, приняв нужный облик.
   -Хм, да, это самый лучший вариант, - согласился второй мужчина.
   В этот момент входная дверь дома открылась и вышла Ирина. Плавно и не спеша двигаясь, она направилась по дорожке к беседке, но пройдя пару шагов нерешительно застыла, глядя в пространство.
   -Тимур, больше говорить не могу, - тихо произнёс в трубку мужчина. - Завтра увидимся. Подготовь всё оборудование и квартиру недалеко от центра. Только квартиру выбери поскромнее. Какую-нибудь однокомнатную и без роскошеств.
   -Всё будет сделано, - заверил мужчина на другом конце провода, но звонивший не стал его дослушивать и, сбросив вызов, подошёл к молодой женщине.
   Встав перед ней и пристально посмотрев в глаза, он с интересом спросил:
   -Что же тебе сейчас снится, Ирина? Очень бы я хотел знать. Жаль, что ты не говоришь во сне. Это нам помогло бы.
   Молодая женщина продолжала молчать, глядя перед собой, а потом нахмурилась и, обхватив себя руками, начала оседать на дорожку. Сев, она задрожала и сжалась, а потом перевернулась на живот и поползла в сторону дома.
   -Судя по всему, сейчас ты видишь что-то страшное, - констатировал мужчина, внимательно наблюдая за происходящим и маской ужаса на лице женщины.
  
  
   Глава 3.
  
   В очередной раз тяжело вздохнув, я продолжила смотреть на пейзажи, проносящиеся за окном поезда. Мы уже направлялись в один из подмосковных городов, где располагался хороший сомнологический центр, а я всё никак не могла отделаться от снов прошлой ночи.
   "Не помогла мне вчера генеральная уборка зала и физическая нагрузка", - резюмировала я. "Только хуже стало. Всю ночь кошмары снились. Устав днём, я во сне даже убежать от преследователей не могла. Максимум на что хватало сил, это пытаться уползти от них... Бедный Миша, поспал нормально три ночи, и опять вынужден нянчиться со мной, возвращая в кровать", - я виновато покосилась на мужа, а он, почувствовав мой взгляд, посмотрел глаза и тепло улыбнулся.
   -Только не смей опять извиняться, - попросил он, сжав мою ладонь. - Всё нормально.
   -Но ты почти не отдохнул...
   -Ничего страшного, - ласково заверил он.
   -И сегодня вряд ли получится, - тихо сказала я. - Сбор вещей, отъезд, дорога, это всё добавит мне впечатлений, и ночью я снова начну бродить.
   -Ириша, пару ночей без нормального сна я могу пережить. В конце концов, я же мужчина.
   -Угу, мужчина, - согласилась я и ощутила, как к щекам приливает кровь.
   То, какой мой супруг мужчина, сегодня ночью я убедилась не раз. После аварии мы не занимались любовью, и я уже забыла, что такое испытывать удовольствие, но сегодня в полной мере насладилась ощущениями. "Он был даже нежнее, чем обычно. Но при этом появился какой-то напор в действиях, чего раньше я не замечала... Мне это понравилось. Может и сегодня ночью что-нибудь будет", - я мечтательно вздохнула. "И вот почему мне не снятся эротические сны? Это куда приятнее, чем вся та гадость, что я вижу. А так, наверное, даже не подымалась бы с кровати и не ходила".
   -Судя по выражению лица, сейчас ты подумала о чём-то хорошем? - спросил Миша.
   -О хорошем. Он нас с тобой и предыдущей ночи, - решила честно признаться я. - Просто ты давно ко мне не прикасался, а вчера... В общем, я совсем не против и во снах видеть то, чем мы вчера занимались.
   -Так бери меня в свои сны, - он весело подмигнул.
   -Ох, я бы с удовольствием. Только не знаю как. Да и невозможно, наверное, такое...
   -Ириша, в этом мире многое возможно, о чём ты даже не догадываешься, - ответил он и, поднеся мою ладонь к губам, поцеловал её.
   По коже тут же прошла тёплая волна, и я улыбнулась мужу. "Миша как-то изменился за дни отсутствия. Смотрит на меня ласково и называет Иришей, как в первые годы совместной жизни. Да и той страсти, что я чувствовала сегодня, давно уже не исходило от него. Интересно, он так ведёт себя, чувствуя вину из-за ухода, или на самом деле понял, что не хочет без меня жить? Думаю, это станет понятно в ближайшие дни. Если это чувство вины, то он быстро от него устанет и опять будет прежним. Ну а если второе, то возможно меня ждёт ещё один медовый месяц", - по телу снова разлилось тепло, и щёки запылали с новой силой. "Очень надеюсь, что второе".
  
   Вечером мы, наконец, добрались до пункта назначения. Поужинав в кафе, мы направились к новому месту жительства. Хозяин съёмной квартиры встретил нас лично, и передал ключи, а потом и взялся показывать квартиру, при этом почему-то стараясь держаться ближе ко мне и рассматривая с интересом. Миша тоже это заметил, и постаралась как можно быстрее выпроводить его за дверь.
   -Спасибо, что избавился от него, - устало поблагодарила я и села в кресло, стоящее возле двери. - Странный он какой-то. Что тут показывать? Одна комната со стандартной мебелью, кухня и санузел, а он соловьём заливается, как будто пентхаус нам показывает.
   -Работа у него такая, - ответил муж, пожав плечами.
   -А ещё взгляд у него какой-то... липкий. Бррр, неприятный тип.
   -Забудь про него, - мягко попросил Миша, присев на корточки передо мной. - Обещаю, больше ты его не увидишь. А сейчас давай, прими душ, а потом в кровать. Я тебе массаж сделаю, ну а потом и супружеский долг не раз исполню.
   -Массаж? Ооо, это заманчиво, - я рассмеялась. - Да и остальное тоже...
   -Тогда беги, а я пока достану тебе полотенце и халат.
   Поцеловав любимого, я пошла в ванную комнату и первым делом сняла с головы парик. Кожа под ним зудела, и я начала её массировать.
   Зная, что Миша брезгливо относится к шрамам и неприглядному виду проплешин в волосах, когда он находился дома, я ходила в парике, а днём, когда он был на работе, снимала его. Сегодня же целый день он был рядом, и соответственно снять парик я не решалась. "И это хорошо, что мама прислала мне хороший парик. А была бы какая-нибудь синтетическая дрянь, вечно ходила бы, как чесоточная... Ой, надо маме не забыть позвонить и сообщить свой новый номер". Собираясь сегодня в поездку, Миша нечаянно уронил мой телефон, и карточка выпала, а он ещё и наступил на неё. Времени на восстановление, естественно уже было, и он возле вокзала купил мне новый номер. А заодно и себе, чтобы клиенты со старой работы не беспокоили звонками.
   "Только вот не знаю, говорить маме, что мы поехали в сомналогический центр или нет? Скажу это, придётся рассказывать и остальное, что вызовет у неё волнение", - я задумалась, и решила всё же пока не рассказывать о нашей поездке. "Нет, не стоит пока её беспокоить. А вдруг в центре не помогут? Мама ведь потом не сможет нормально спать, зная, что каждая ночь для меня, это чуть ли не хождение по краю бритвы. Вот если помогут, тогда и расскажу, а пока буду молчать", - окончательно определилась я и, сняв одежду, встала под горячие струи воды.
   К моменту, когда я вышла из душа, на вешалке уже висело полотенце и халат. Вытершись, я намотала полотенце на голову, а парик аккуратно сложила и положила в карман халата, надеясь, что смогу хоть немного без него походить, пока Миша будет в ванной.
   -С лёгким паром, - супруг улыбнулся, когда я вышла, и продолжил раскладывать наши вещи в шкаф. - Кстати, подставку для парика я тоже достал.
   -Угу, спасибо, - пробормотала я и, повесив парик, подошла к любимому. - Давай я дальше разложу. А ты иди в душ.
   -Да мне не трудно. Ты посиди, отдохни пока, - ответил он, и тут я обратила внимание, что почти все его вещи новые.
   -Ты поменял свой гардероб?
   -Ириш, видишь ли, я немного поправился и в старой одежде чувствовал себя некомфортно, вот и поменял всё, - смущённо ответил он и, присмотревшись к мужу, я понял, что действительно он слегка прибавил в весе.
   "Хм, не замечала этого", - удивлённо подумала я. "Килограмма три-четыре точно добавилось, только не лишнего веса, а мускулатуры... Совсем я невнимательная стала!" - испытав чувство вины от этого, я подошла к мужу и поцеловав его в щёку, проворковала:
   -Молодец, что купил новую одежду. А вес тебя нисколько не портит, даже наоборот добавляет внушительности. Я бы даже подумала, что ты ходишь в тренажёрный зал.
   Миша всегда был видным мужчиной. Высокий, темноволосый, с чётко очерченными чертами лица, с карими глазами и спортивным телосложением, что привлекало взгляды многих женщин. А сейчас, немного поправившись, он и вовсе стал похож на легкоатлета.
   "С мужем мне однозначно повезло", - прижавшись к его торсу, подумала я и потянулась к шее, чтобы поцеловать, как поняла ещё одну вещь.
   -Ой, а ты и немного выше стал, - растерянно произнесла я. - Или это я начала усыхать?
   -Не говори глупостей, - он улыбнулся. - Тебе кажется.
   -Не кажется, - неуверенно ответила я. - Раньше вот так обнимая я могла целовать тебя за ухом, как ты любишь. А сейчас достаю только до середины шеи...
   -Открою тебе небольшой секрет. Я специально немного приседал, чтобы ты могла меня там поцеловать. Просто ты этого не замечала, - ласково ответил он. - Вот смотри, совсем незаметно, - слегка согнув колени и присев, он стал такого же роста, как раньше.
   -Никогда не замечала этого...
   -Не это сейчас важно, а то, что ты захотела меня поцеловать, - игриво сказал он. - Не теряй настрой, я быстро в душ и потом хочу получить не только поцелуи!
   Чмокнув меня в губы, он развернулся и быстро пошёл в душ, а я проводила его жадным взглядам, чувствуя, как низ живота уже приятно ноет в предвкушении удовольствий. "У нас точно второй медовый месяц", - с радостью подумала я, забывая обо всём остальном.
  
   ********** ********** ********** ********** ********** ********** **********
   Тяжело дыша и закусывая нижнюю губу, молодая женщина спала с блаженным выражением лица и периодически тихо постанывала, а Лука с улыбкой смотрел на неё, водя пальцами по коже живота.
   -Что, сладкая, поняла, что сны сама можешь выбирать? Снюсь тебе? Вот и хорошо. А давай ещё добавим, - тихо сказав это, он опустил руку ниже и, начав ласкать Иру, припал ещё губами к её груди.
   Она тут же выгнулась и раздвинула ноги, застонав при этом громче, и мужчина хрипло рассмеялся.
   -Ты страстная. Мне это очень нравится, - добавил он и, приблизившись губами к её уху, зашептал: - Давай, отдавайся мне со всей страстью, желай меня, получай удовольствие,- а потом начал посасывать мочку уха и ещё глубже продвинув руку, начал интенсивнее ласкать женщину.
   Её дыхание сбилось и, двигая бёдрами навстречу его руке, она пальцами сминала простыни, уже непрерывно стоная, а мужчина в перерывах между поцелуями заглядывал в её лицо и довольно улыбался. В этот момент на прикроватной тумбочке зажужжал виброзвонок телефона и он, недовольно поморщившись, проворчал:
   -Что б вас... Не спится по ночам...
   Отвечать ему явно не хотелось, но и пропустить звонок он не мог. Поэтому с сожалением окинув женщину взглядом, он всё же поднялся и, взяв телефон, вышел на кухню.
   -Тимур, если звонишь не по делу, лучше сразу ложи трубку, - холодно произнёс он, ответив на звонок.
   -Звоню сказать, что ждём вас завтра в пять вечера. Сначала стандартные анализы и беседа, а потом и само исследование, - деловито сказал звонивший, а затем с интересом спросил: - А что, она что-то интересное там делает во сне? Или я вас побеспокоил в интимный момент?
   -Не твоё дело, - отрезал мужчина, но второй тоже не сдавался:
   -Слушай, а давай на пару ночей поменяемся? Она мне понравилась. Красивая деваха, и фигурка аппетитная, а грудь так и просится в руку, чтобы пощупать её... Я бы с такой пару ночей позажигал...
   -Даже не думай, - в голосе Луки стали проявляться угрожающие интонации, а потом с ухмылкой добавил: - Да и не потянешь ты на её мужа. Мелковат.
   -Да ладно, она и не заметит в кровати. Не до этого будет, - в голосе второго мужчины чётко обозначились похотливые нотки.
   -Заметит. Мне пришлось сегодня оправдывать появление нового гардероба тем, что я поправился, а она ещё и на рост обратила внимание, - чувствовалось, что Лука уже начинает злиться. - Законы физики мы не в состоянии нарушать. Свою массу мы можем распределять или на рост, или на вес. Чтобы стать по росту как её муж, ты должен вытянуться вверх, а значит, станешь не то что худощавым, а тощим...
   -Я найду, как не обращать её внимание на мой рост...
   -Я сказал нет, - отчеканил Лука. - Расслабься. Только я буду работать со сновидой.
   -Ооо, ну всё ясно. Запал на барышню, - весело произнёс Тимур. - Ладно, я подожду, пока ты потеряешь к ней интерес. Судя по всему, она этого стоит.
   -Это всё, что ты хотел сказать? - процедил мужчина.
   -В общем-то, всё, - второй уже откровенно веселился.
   -Тогда, пока. И кстати, ты Ире не понравился в облике владельца квартиры. Она назвала тебя неприятным типом с липким взглядом. Поэтому впредь, поменьше на неё пялься. Иначе вообще сниму с этой операции, - сказав это, мужчина сбросил вызов и снова вернулся в комнату. Положив телефон на место, он лёг в кровать и самодовольно спросил: - Ну что тут у нас? Я всё ещё тебе снюсь или стимул нужен? - после чего опять начал водить пальцами по коже своей подопечной, опуская их всё ниже.
  
  
   Глава 4.
  
   В теле до сих пор ощущалась истома после снов, хотя уже было два часа дня. За это время мы успели с мужем проснуться, принять душ, затем обойти окрестности, чтобы узнать, где ближайшие магазины и аптеки. Позавтракали в небольшом кафе и купили продукты домой, чтобы в дальнейшем уже самим готовить. И вот сейчас, обжаривая лук для супа, я всё ещё испытывала отголоски эмоции прошедшей ночи.
   "Ночка у меня выдалась жаркой во всех отношениях. Мало того что Миша не раз заставил меня кричать от удовольствия, выделывая такое, о чём я и не подозревала, а затем и утром не дал быстро подняться с кровати, так ещё и всю ночь снилось, что мы занимаемся с ним сексом", - от воспоминаний постоянно сбивалось дыхание, и казалось, что я становлюсь красной, как рак.
   "А вообще интересно получается. Вчера подумала об эротических снах, и сегодня всю ночь их видела... Или может дело в том, что после аварии муж ко мне не прикасался, а сейчас снова стал прежним, а вернее ещё более страстным, и это накладывает отпечаток на сны? Похоже, что всё именно так. Удовольствия от нашей близости оставляют сильные впечатления, и это влияет на сновидения", - с уверенностью подумала я. "Только вот бы ещё выяснить, как я вела себя наяву, пока спала. Миша почему-то молчит и с хитрой улыбкой рассматривает меня, а я стесняюсь спросить, что делала", - я покосилась на супруга, сидящего за столом и что-то просматривающего в ноутбуке.
   -Часто меня сегодня пришлось укладывать в кровать? - я решила зайти издалека.
   -Ты вообще не вставала с неё, - весело ответил он и подмигнул мне. - Да и как ходить во время занятий сексом. Тебе ведь это снилось?
   -Ну да, - поняв, что отпираться нет смысла, призналась я. - Продолжение видела. После бурной ночи.
   -И как? Я там был на высоте?
   -Угу, ещё как! - стыд моментально ушёл и я рассмеялась.
   -Очень на это надеялся, слушая твои стоны, - он широко улыбнулся. - Вот видишь, я же говорил, что ты можешь брать меня в свои сны. Это просто.
   -Наверное, такое снилось, потому что ты снова начал обращать на меня внимание, как на женщину.
   -Кстати, по поводу внимания. А тебе удобно постоянно ходить в парике? - Миша стал серьёзным.
   -Не очень, но тебе ведь не нравилось...
   -Ириша, забудь про то, что мне не нравилось, - попросил он. - Помнишь, начинаем жить с чистого листа. Так что перестань себя мучить. Кожа головы должна дышать. Меняй парик на какую-нибудь лёгкую косынку или бандану. Да и в центре всё равно попросят его снять, чтобы закрепить датчики.
   -Хорошо, сейчас сниму! - отодвинув сковородку с огня, радостно бросила я, потому что погода и так стояла жаркая, а готовка у плиты добавляла температуры на кухне, и я чувствовала, как лоб под чёлкой уже покрылся испариной, а по затылку и шее бежит пот.
   Выйдя из кухни, я нашла в шкафу светлую косынку и, сняв парик, повязала её на голову, чувствуя и физическое, и моральное облегчение. "Наверное, Миша привык уже к моим шрамам и поэтому легче их переносит. Или же, наконец, понял, что тезисы его матери, о том, что женщина всегда должна выглядеть так, как будто к ней в гости вот-вот пожалует королева Англии, в некоторых случаях глупы".
   Свою свекровь я откровенно ненавидела, а вернее, отвечала ей тем же отношением, что она демонстрировала мне. Невзлюбила она меня сразу, как только увидела. Не без оснований конечно, она считала своего сына самым лучшим мужчиной на свете и желала видеть рядом с ним более достойную и красивую девушку, чем я. А ещё не стеснялась говорить, что он мог бы найти себе жену среди состоятельных девушек. Всё это, естественно вносило напряжение в наше общение, и я радовалась, что встречались мы не часто, потому что жили в разных городах. Да и свекровь постоянно была занята посиделками с подругами, поисками новых дешёвых способов омолодиться и заигрываниями с новыми ухажёрами. Даже после аварии она приехала всего на две недели, лишь потому, что пострадал и Миша. Как только он выписался, она уехала, не став дожидаться моего выхода из комы.
   Миша просил не обращать внимания на слова его матери и поддерживал меня, когда та начинала делать выпады в мою сторону, но всё же в одном был полностью солидарен с ней. А именно в отношении внешнего вида. Постоянно намекая, что я должна выглядеть идеально, он приучил меня подкрашиваться даже если сижу дома и никуда не собираюсь выходить, с утра делать причёску и одеваться в красивые платья или сарафаны, ухаживать за маникюром и педикюром. В общем, постоянно выглядеть готовой ко всему, как его мать. И в принципе, я была не против этого. Но иногда это давалось тяжело. Стоять на той же кухне у плиты, когда всё парится и жарится, а за окном солнцепёк и духота, приятного мало.
   "Вот и сейчас, от жары кожа вся лоснится и видок не очень презентабельный. Надеюсь, без парика будет легче", - бросив взгляд в зеркало, я достала салфетку и, вытерев кожу, критично осмотрела себя. "Всё же мне нереально повезло, что лицо во время аварии не пострадало. Иначе боюсь представить, как бы жила сейчас. Всё остальное можно спрятать под париком и одеждой и уже не так страшно воспринимается. Особенно в свете того, что Миша перестал брезгливо отдёргивать руку, когда водит пальцами по коже и нащупывает шрам".
   Поправив косынку, я снова вернулась на кухню, и опять улыбнулась мужу.
   -Легче стало? - заботливо спросил он.
   -Угу, - я кивнула головой. - А то было ощущение, что стою в шапке-ушанке посреди пляжа на самом солнцепёке.
   -А знаешь, нужно у твоего парика немного чёлку срезать. Глаза у тебя красивые, насыщенно зелёного оттенка, а чёлка не даёт их нормально рассмотреть. На лбу ведь только один еле заметный шрам и прикрывать его не вижу смысла. Вот бы врачи все раны так аккуратно зашили, - подойдя, он пристально посмотрел на моё лицо.
   -Хм, Миш, ты чего? - с недоумением спросила я. - Это шрам с детства. Рассказывала же, что упала с качели и потом мама чуть всю больницу на уши не поставила, требуя исключить возможное сотрясение мозга и аккуратно зашить рану. Помнишь, ты ещё смеялся, когда я рассказывала про крики мамы в приёмном покое, и как я пыталась объяснить, что это всего лишь порез.
   -Ты неправильно меня поняла. Ту историю я помню. Имелось в виду, что если бы врачи постарались так же хорошо после аварии, сейчас большей части шрамов не было бы.
   -Ну, ты же знаешь, им не до этого было, - я вздохнула.
   -Ладно, ерунда всё это, - ободряюще сказал он и, обняв меня, прошептал на ухо: - Больше не мучай себя одеванием парика на ночь. Его отсутствие уже не отпугнёт меня, и я буду желать тебя и без него.
   -Спасибо, - почему-то кротко прошептала я и снова покраснела.
   "Чувствую себя пятнадцатилетней нимфеткой, попавшей в руки опытного мужчины. Как-то странно начала воспринимать Мишу", - подумала я, наслаждаясь объятиями, и тут в голову пришла другая мысль, от которой стало не по себе.
   -Ой, ты говорил, что возможно меня уже сегодня на ночь оставят в центре...
   -Ну да, - он кивнул. - Чем раньше начнутся исследования, тем лучше.
   -А если мне опять приснится сон с тобой? Начну стонать... Я же только стонала, или, так сказать, демонстрировала и остальной процесс? - робко спросила я, про себя молясь, чтобы только стонала.
   "Я же завтра от стыда в глаза не смогу посмотреть врачу, если окажется, что стоны только часть моего ночного "представления"! Он ведь подумает, что я какая-то озабоченная!" - с ужасом поняла я.
   -По-разному было, - уклончиво ответил он, и я чуть ли не отпрыгнула от мужа.
   -Тогда не трогай меня больше сегодня, - попросила я, стараясь сбросить приятные ощущения. - У меня появилась теория, что подсознание выбирает самые яркие впечатления, и потом я снова ощущаю их во сне. Не хочу, чтобы в сомнологическом центре подумали, что я какая-нибудь нимфоманка.
   -Значит, я твоё самое яркое впечатление за последние дни? - вкрадчиво спросил он, а потом улыбнулся и добавил: - Вряд ли ты удивишь кого-то там эротическими снами.
   -Может, и не удивлю, но буду чувствовать себя потом... эээ... не комфортно. И это ещё мягко выражаясь.
   -Ладно, не буду пока к тебе прикасаться, - пообещал он и, вернувшись к столу, снова сосредоточился на поисках работы через интернет сайты, а я вернулась к приготовлению обеда.
   До самого выезда из дома я, как могла, отгоняла воспоминания о прошлой ночи и старалась думать о чём-нибудь другом, а в самом центре было уже не до этого.
   Моим лечащим врачом оказалась приятная женщина лет сорока пяти, и я сразу почувствовала к ней расположение. Звали её Надежда Фёдоровна. А вот её помощник, Тихон Борисович, мужчина лет тридцати, вызвал лёгкое неприятие, причину которого я не могла себе объяснить. Вот не понравился он мне и всё тут.
   Первым делом нас с Мишей провели в кабинет врача и усадив там на стулья, начали задавать вопросы. Когда спрашивала Надежда Фёдоровна, я отвечала спокойно и обстоятельно объясняла всё про сны и до аварии, и после неё. А вот когда ко мне обращался её помощник, могла выдавить только односложные ответы и старалась вообще не смотреть в его сторону. А самым необычным было то, что мужчина казался знакомым. Вернее, я точно могла сказать, что никогда раньше его не видела, но взгляд, жестикуляции, даже манера говорить напоминали мне кто-то, оставившего после себя неприятные ощущения. Но сколько я не силилась хоть что-нибудь вспомнить, ничего не получалось.
   А после беседы помощник, отведя меня в процедурный кабинет, к моему удовлетворению, исчез. Правда, как оказалось, не надолго.
   В процедурном кабинете у меня взяли кровь и из вены, и из пальца, так же взяли слюну на анализ и попросили, как только я захочу в туалет, сказать об этом. После чего отвели в другой кабинет, где я увидела кучу приборов непонятного мне назначения. Помимо них здесь стоял ещё стол с монитором, имелась небольшая кушетка, а в одной из стен было вмонтировано большое зеркало.
   Мишу попросили выйти, чтобы я полностью сосредоточилась, а мне Надежда Фёдоровна пояснила:
   -А сейчас необходимо сделать электроэнцефалограмму мозга и измерить электрический потенциал мышц во время бодрствования, чтобы лучше понимать, что с вами происходит во сне. Снимите, пожалуйста, парик, чтобы мы могли прикрепить датчики и разденьтесь до нижнего белья. В вашем случае необходимо пройти чуть больше тестов, чем обычно, потому что вы страдаете не только от ярких снов, а и сомнамбулизмом.
   -Хорошо, - ответила я, испытывая дискомфорт от того, что нужно раздеваться, а в следующее мгновение он усилился, когда в комнату вошёл и помощник врача.
   "Его ещё здесь не хватало", - недовольно подумала я, снимая футболку, а затем и брюки, а потом зачем-то пробормотала, сняв парик и приглаживая свои волосы:
   -Хочу потом обратиться в центр пластической хирургии, как только появятся лишние деньги, чтобы хоть немного привести и тело, и голову в порядок.
   -Понимаю вас, - мягко сказала женщина. - Но голову лучше не трогать, пока мы не решим ваши проблемы со снами. Любые процедуры с волосяным покровом помешаю нам. Вам, скорее всего, назначат пересадку, а значит, будет хирургическое вмешательство и кожа станет чувствительна к любым соприкосновениям, и это я ещё не говорю про послеоперационные раны. Так что пока лучше повременить.
   -За это можете не волноваться. Денег всё равно пока нет, так что я в вашем полном распоряжении, - ответила я, складывая одежду и вместе с париком ложа её на другой стул.
   Сделав это, я поморщилась, чувствуя на себе брезгливый взгляд помощника доктора, а затем пришлось пережить неприятные минуты, пока на голову одевали шапочку с кучей датчиков и проводов, а к телу крепили датчики, провода которых вели к другому прибору.
   "Господи, ну почему это должен делать этот тип?" - с омерзением думала я, каждый раз, когда он прикасался ко мне, и подавляла в себе желание или пнуть мужчину, или вообще сбежать. С облегчением выдохнуть я смогла лишь, когда он всё сделал и вышел из комнаты.
   -Для начала мы покажем вам ряд картинок на мониторе компьютера, - усаживая меня на стул, произнесла Надежда Фёдоровна. - Делать ничего не надо, просто смотрите на них и всё, а во второй части исследований вам нужно будет походить по комнате, а так же полежать спокойно на кушетке. Но об этом чуть позже, хорошо?
   -Хорошо, - ответила я.
   -Ну что ж, тогда оставляю вас одну. Устраивайтесь поудобнее и старайтесь ни о чём не думать, кроме изображений на мониторе, - сказала она и вышла.
   Сделав, как просила врач, я попыталась расслабиться и уставилась в монитор, где уже через минуту начали появляться различные картинки. Чего там только не было - и красивые рассветы солнца, и красочные пейзажи, и животные с детёнышами, и фотографии еды, и просто изображения людей, причём лица выражали эмоции от позитивных, до глубоко отрицательных, и просто ужасы в виде трупов разлагающихся животных, или войн, или кадры масштабных катастроф. Всё это вызывало массу впечатлений и, рассматривая картинки, я испытывала то радость, то чувства нежности, то отвращение, то просто недоумение.
   Картинки постоянно менялись и за красивой могла следовать ужасная, и спустя некоторое время я начала ощущать усталость от этих мельканий и разносторонних эмоций. Поэтому когда в комнате раздался голос врача, попросивший меня подняться, я испытала облегчение.
   -Ирина, а теперь просто походите по комнате, - попросила женщина. - Как будто размышляете о чём-нибудь. О длине проводов не волнуйтесь.
   -Хорошо, - поднявшись со стула, я начала бродить туда-сюда, понимая, что за мной, по-видимому, наблюдают и, испытывая неудобство, что разгуливаю в одном нижнем белье.
   -Замечательно, - сказала женщина минут пять спустя. - А теперь лягте на кушетку.
   Исполнив эту просьбу, я легла, чувствую уже и физическую, и эмоциональную усталость. "Всё же новые места, впечатления, и знакомства меня выматывают. Я бы уже и поспать не прочь", - зевнув, подумала я. "Интересно, а который сейчас час? По моим ощущениям не меньше девяти, а то и половины десятого, и вроде ещё рано спать. Но слишком долго меня сначала опрашивали, а потом и картинки показывали, что добавило усталости", - я снова зевнула.
   -Ирина, вы хотите уже спать? - тут же спросила врач.
   -Да, - подтвердила я.
   В ответ мне ничего не сказали, а через минуту в комнату вошла она и её помощник, и с меня начали снимать все датчики.
   -Это хорошо, что хотите спать, - мягко произнесла женщина. - Тогда приступим к основной фазе исследований. Сейчас я провожу вас в другую комнату.
   Я кивнула, снова испытывая желание пнуть мужчину, снимающего с меня датчики, и когда мне притянули халат, чтобы прикрыться, ухватилась за него, как тонущий за спасательный круг. Только одевшись, я почувствовала себя лучше.
   Выйдя в коридор, я увидела Мишу, ожидающего меня.
   -Как самочувствие? - ласково спросил он.
   -Устала немного, - ответила я. - Ведут уже спать. А ты езжай домой. Хоть выспишься нормально.
   -Договорились. Завтра к утру постараюсь сюда вернуться до того, как ты проснёшься, - произнёс он и наклонился поцеловать меня в щёку, но я сделала шаг назад и отрицательно качнула головой, прошептала: - Яркие эмоции. Не хочу завтра краснеть.
   Миша тихо рассмеялся, поняв, что я имею в виду, а потом помахал мне вслед, когда врач с помощником повели меня по коридору.
   Комнату, в которую меня привели в этот раз, выглядела почти по-домашнему. Светлые обои с неброским рисунком, мягкое ковровое покрытие на полу, плотные шторы на большом окне, кровать, приготовленная для сна и тумбочка с ночником, стоящая рядом, создавали атмосферу уюта. Но приборы, находящиеся у кровати, опять же зеркало, вмонтированное в одну из стен и камера наблюдения под потолком, давали понять, что это исследовательская лаборатория.
   -Здесь вы будете спать, - сказала Надежда Фёдоровна. - Сейчас Тихон Борисович снова прикрепит к вам датчики, и можете ложиться. Не бойтесь крутиться и принимайте удобную позу для сна. Датчики прикреплены хорошо, а провода гибкие.
   -Я не запутаюсь в них? - с опаской поинтересовалась я, снова сняв халат и стараясь абстрагироваться от неприятных прикосновений помощника. - И коротковаты они. Если начну блуждать, могу что-нибудь повредить или снять...
   -Не волнуйтесь. За этим мы будем следить, - заверила врач.
   -Ну, тогда ладно, - пробормотала я, опять зевая.
   Когда, наконец, всё было сделано, я легла в кровать и, укрывшись одеялом, закрыла глаза. "Надеюсь, во сне не опозорюсь. Хотя после этого неприятного Тихона Борисовича и разных увиденных картинок, сомневаюсь, что мне приснится что-нибудь хорошее...", - подумала я, почти сразу засыпая.
  
   ********** ********** ********** ********** ********** ********* **********
  
   В комнату, выкрашенную в белый цвет и большую часть которой занимал огромный, длинный стол с мониторами и разнообразными приборами, вошёл мужчина лет тридцати и женщина. Здесь уже находился ещё один мужчина, и сидя в одном из кресел, смотрел в стекло в стене, сквозь которое виднелась комната с кроватью и пациентка, лежащая в ней.
   -Нет, Лука, вот честно, тебе памятник надо поставить, что взялся разыгрывать её мужа! - Тимур брезгливо посмотрел на Иру, лежащую на кровати. - Всё равно не понимаю, как ты можешь к ней прикасаться. Она же вся в шрамах. Её что, пропустили через мясорубку, а потом снова сшили? Отталкивающее зрелище.
   -Ты уже достал со своими высказываниями, - холодно ответил он.
   -Мне противно даже датчики к ней крепить. А ты ещё и спишь с ней...
   -Заткнись, - уже зло процедил мужчина. - Она человек, вылетевший на большой скорости через лобовое стекло, а потом кубарем слетевший в глубокий овраг, сквозь кусты и камни. Так что естественно, что у неё было много рваных ран. А врачи зашивали эти раны абы как, чтобы остановить сильные кровотечения и заняться более серьёзными ранами. Да и уверены были, что она умрёт, поэтому, наверное, не видели смысла стараться. Плюс, швы от операций по устранению внутренних кровотечений и открытых переломов тоже не добавили привлекательности. А позже в семье не было свободных денег, чтобы избавиться от рубцов, потому что всё уходило на лекарства и реабилитацию. Но со временем мы обязательно займёмся этим вопросом и приведём и её тело, и волосы в порядок. Всё поправимо. Так что хватит скулить и с отвращением морщиться, глядя на неё. Или возьми себя в руки, или вали отсюда, эстет долбанный.
   Тимур тут же прикусил язык, а Лука перевёл взгляд на лечащего доктора. Та как раз села в соседнее кресло и быстрыми привычными движениями принялась выводить на мониторы нужные данные и графики, говоря при этом:
   -В общем-то, в состоянии бодрствования она абсолютно обыкновенный человек. Электроэнцефалограмма ничем особым не отличается, эмоциональные реакции на внешние раздражители стандартные, мышечный тонус вполне соответствует её возрасту и состоянию организма. Развёрнутый анализ крови я ещё не получила, но общий тоже вполне стандартный, учитывая перенесённые травмы и лечение. Посмотрим теперь, как она ведёт себя во сне.
   В комнате повисла тишина и доктор, не сводя с мониторов глаз, ожидала первых результатов, а мужчины молчали, посматривая то на экраны компьютеров, то на молодую женщину в соседней комнате.
   -Сейчас она в первой стадии сна, уже дремлет, - прокомментировала Надежда Фёдоровна скорее, чтобы не молчать, потому что оба мужчины уже достаточно хорошо разбирались в состояниях испытуемых, ведь последние полгода практически жили в этом центре, привозя всё новых кандидатов для проверки. - А вот появились и сонные веретена, характерные для второй фазы. По идее, теперь минут двадцать придётся ждать третьей фазы.
   Мужчины кивнули и приготовились ждать, но уже через десять минут врач встрепенулась, и удивлённо посмотрев на Луку, произнесла:
   -Хм, странно. Появились высокоамплитудные дельта-волны. Похоже, она перешла в третью стадию... Слишком быстро.
   -Я же говорил, что у неё, судя по всему быстрые переходы, - ответил он. - Я засекал по времени. Один цикл сна у неё приблизительно восемьдесят минут, а активна она порядка сорока минут. То есть, практически, время медленного цикла и быстрого - пятьдесят на пятьдесят, хотя у нормальных людей соотношение семьдесят пять на двадцать пять. Теперь вот интересно узнать её параметры на стадии РЕМ-сна и сколько он у неё длится, чтобы уже точно понять - сновида она или нет.
   Произнеся это, Лука и двое присутствующих замерли, внимательно глядя на мониторы и ещё через десять минут одновременно улыбнулись.
   -А вот и четвёртая фаза. Да она прямо спринтер в прохождении всех уровней, - с восхищением сказала женщина. - Так, а с организмом всё в норме. Дыхание и сердечный ритм замедлились, температура тела и мозга снизилась...
   -Мне интересно, она сейчас встанет с кровати или нет? - перебил Лука и, вытянув шею, стал поглядывать то в мониторы, то через стекло.
   -Как правило, именно на этой стадии наступают приступы сомнамбулизма, - ответила женщина. - Но что-то я не вижу предпосылок. Мышечный тонус как у простого спящего человека. Подождём, что будет. Четвёртая фаза длится от двадцати до тридцати минут.
   Все опять замолчали, ожидая дальнейших событий, но в течение пятнадцати минут ничего не происходило. Тимур, всё это время молчавший, даже начал скучать и лишь периодически бросал взгляды на мониторы, всё больше уделяя внимание своим рукам, как неожиданно один из приборов громко запищал, а молодая женщина за стеклом рывком села на кровати.
   -Ого, вот это переход! - ошеломлённо заявила врач. - И сердечный, и дыхательный ритмы резко участились, а температура и давление поднялась... Ооо, и они растут, причём быстро... А вот это плохо!
   -Что плохо? - нервно спросил Тимур, дёрнувшийся от писка. - С ней что-то не то?
   -Температура мозга во время РЕМ-сна должна снижаться, чтобы не случилось перегрева, а она, как в бодрствующем состоянии. Но не это самое странное! - женщина уже аж приподнялась с кресла, не зная, куда интереснее смотреть - на мониторы, или на подопытную. - У неё сейчас активность мозга на двенадцать процентов выше, чем в обыкновенном состоянии.
   Тут уже все трое поднялись и, встав у стекла, принялись рассматривать спящую, которая хмурясь, тянула вперёд руку, как будто пытаясь ухватить что-то видимое только ей, а потом оглянулась и начала медленно отступать назад, как будто ища, куда спрятаться.
   -Думаю, она именно та, кто нам нужен, - произнёс Тимур.
   -Я в этом уверен, - согласился Лука. - Она точно сновида, причём сильная. И как я понимаю, перед нами открываются большие возможности. Если, как я предполагал, все сорок минут она проведёт в РЕМ-сне, то даже Салазар не сможет ей противостоять. Его жалкие десять минут не дадут ему возможности с ней бороться.
   Сказав это, мужчина самодовольно улыбнулся и, подойдя вплотную к стеклу, провёл по нему пальцами, как бы поглаживаю кожу молодой женщины, стоящую за ним.
  
  
   Глава 5.
  
   Пробуждение было тяжёлым. Мало того, что незнакомое место и странные сны снились, так меня ещё сразу принялись расспрашивать о том, что я видела. Радовало одно - Миша исполнил своё обещание и к моему пробуждению уже находился в центре.
   Сидя на кровати, я тёрла глаза, пытаясь навести резкость и стряхнуть остатки сна, муж сидел рядом, а Надежда Фёдоровна деловито сыпала вопросами.
   -Сон только один снился, или разные?
   -Один.
   -Логичный, или просто набор картинок?
   -Логичный.
   -Что-нибудь из увиденных вчера картинок или не связанное с этим?
   -Эээ... с картинками не связано, - несмело ответила я, не зная, рассказывать сон или нет, а потом всё же решилась, надеясь, что это лучше поможет разобраться с моей проблемой. - Снился ваш помощник...
   -Тихон Борисович? - она и Миша с интересом посмотрели на меня. - Что именно снились?
   -Даже не знаю, как правильно сформулировать, - ответила я, пытаясь восстановить в памяти сновидение и подбирая слова. - Он... как будто-то многоликим был... То есть, со множеством лиц или масок, но не одновременно... Я пыталась снять эти маски, но он ускользал от меня, а когда снова появлялся, лицо уже было другим. Но я точно знала, что это один и тот же человек...
   -Да? - женщина удивлённо посмотрела на меня, а потом на мужа, а он поинтересовался:
   -А он что-нибудь хотел от тебя во сне?
   -Нет, - уверенно ответила я. - Он просто как бы наблюдал за мной. Но я чувствовала опасность, исходящую от него и чтобы избавиться от его внимания, хотела спрятаться, - я смущённо посмотрела на врача. - Простите, но мне ваш помощник не понравился, и ещё вчера вечером хотелось отделаться от его внимания. Наверное, поэтому во снах это приобрело вот такие формы.
   -Возможно, - уклончиво ответила она. - А как вы прятались? Можете полностью рассказать сон?
   -Ну, сначала я оказалась в каком-то здании или это даже больше походило на склад. Вокруг всё было заставлено чем-то громоздким и проходы были узкими. Мужчина стоял у входа, когда я его увидела, и искал меня. Это я точно знала. Я сделала шаг к нему, пытаясь разобраться, зачем нужна, а он почему-то испугался и отвернулся. Но потом опять посмотрел на меня, и я увидела другое лицо. Не понимая, что происходит, я попыталась дотронуться до мужчины, до его лица, а он снова отвернулся, и я поняла, что сейчас последует ещё одна смена внешности. Это испугало... Понимаете, эта смена лиц напомнила один сон, который я видела недавно. Там тоже существо меняло лицо..., - я виновато посмотрела на Мишу и пробормотала: - Именно поэтому я на тебя тогда ночью напала... Просто ты не дал мне объяснить всё, а сон на самом деле был пугающим...
   -Расскажи о нём, - нахмурившись, попросил муж.
   Пытаясь передать весь тот ужас, что испытывала тогда из-за потери любимого человека, я рассказывала свой сон и чем дальше это делала, тем мрачнее ставился супруг, а врач наоборот всё с большим интересом рассматривала меня.
   -Именно из-за этого я тебя и била, - закончив, сказала я. - Прости ещё раз...
   -Всё хорошо, - немного отстранённо сказал он. - Это в прошлом.
   -Хм, и в этот раз вы тоже видели человека меняющего лица, - врач, похоже, чуть ли уже не веселилась от моих снов, что немного обижало.
   -Да, но по-другому. В сегодняшнем сне странных существ не было, - сухо ответила я.
   -Хорошо, давайте продолжим. Вы испугали и...?
   -Я попыталась скрыться от него. И мы долго кружила по этому складу. Я пряталась, а он искал... Неприятное ощущение, что мне дышат в затылок не оставляло и хотелось куда-нибудь вырваться, но до выхода я никак не могла добраться. А потом неожиданно всё изменилось, и я оказалась в лесу. Однако и там не могла отделаться от навязчивой мысли, что мужчина рядом. Я снова то бежала, то кралась, скрываясь с чаще леса, а то и затаивалась на месте. Затем я почему-то оказалась в городе. Стояла ночь и улица была пустынной, но это обманчивое впечатление. Я чувствовала, что преследователь где-то рядом. Тёмные переулки, подъезды в которых завывал ветер, тусклые фонари, почти не дающие света, а больше создающие пугающие тени - всё это придавало жуткую атмосферу. Ну а потом картинка снова сменилась, и я увидела себя стоящей в толпе людей на каком-то то ли концерте, то ли митинге. Там я уже почувствовала себя лучше, потому что смогла спрятаться и преследователь отстал. Вот, собственно и всё.
   -Понятно, - ответила женщина, бросив быстрый взгляд на Мишу и начала что-то записывать в своём блокноте.
   Терпеливо выждав несколько минут, я надеялась, что Надежда Фёдоровна хоть что-нибудь мне скажет более конкретно, но та молчала, и я решила прояснить ситуацию:
   -Хоть какие-нибудь результаты уже есть? Можно мне помочь или такое не лечится?
   -Пока сложно сказать, - подумав, произнесла она. - Нужно проделать ещё ряд тестов, чтобы дать дальнейшие рекомендации. Сейчас я отпускаю вас домой, а в восемь вечера снова жду вас здесь.
   -Спасибо. Буду в восемь, - не получив ответов, расстроенно пробормотала я.
   -Надежда Фёдоровна у меня к вам просьба, - с нажимом сказал Миша. - Не могли бы заметить своего помощника? Не хочу, чтобы он попадался моей жене на глаза.
   -Да-да, конечно, - тут же согласилась она. - Больше к вашей жене он не подойдёт.
   Кивнув, он потерял к ней интерес, и с улыбкой посмотрел на меня, а когда врач вышла, встал и подал мою одежду.
   Выйдя из центра, мы не спеша направились в квартиру, которая находилась недалеко от него и первое время шли молча, а потом супруг спросил:
   -Значит, в том, первом сне, тебя испугало, что рядом с тобой будет жить пустышка, а не я? А почему ты решила, что то существо пустышка? Что оно ничего не ощущает.
   -Не знаю, мне так кажется, - ответила я и, подумав, добавила: - Понимаешь, мы с тобой сложившаяся пара. Любим друг друга, прошли через трудности и такие страшные вещи, как авария и её последствия. А также в нашей жизни было много милых сердцу воспоминаний. Наше знакомство, первые свидания и поцелуи, первая близость, свадьба, планы на жизнь и просто тихие спокойные вечера, которые дарили сердцу умиротворение. У нас с тобой есть духовное родство, а то существо, оно чужое что ли... Возможно, что и оно способно испытывать чувства, но мне они чужды, потому что оно не ты... Даже не знаю, как это объяснить... Это всё равно, что привести с улицы человека и заставить играть роль близкого... Не хочу так. Мне нужен ты, а не болванчик с лицом под заказ.
   -То есть, тебя испугало, что у вас не будет духовной близости? Но ведь и у нас не сразу всё получилось, когда мы встретились. Воспоминания, тихие вечера, дарящие умиротворение, планы на жизнь - ведь не сразу появились. Так что может и не страшна была бы вот такая замена...
   -Миша, ты что, недоволен, что я не желала променять тебя на другого? - я недоверчиво посмотрела на него, а потом рассмеялась. - И потом, это ведь только один из моих дурацких снов. И не надо говорить, что эти вопросы гипотетические! Я люблю именно тебя, и другие и непонятные существа, и просто мужчины, мне не нужны!
   -Всё-всё, понял! - он тоже рассмеялся. - И я тебя люблю.
   Обняв за плечи, он прижал меня к себе и, шагая вот так в обнимку, я наслаждалась и тёплым августовским утром, и близостью мужа, и тем, что он поддерживает меня в этот непростой час. "И плевать, что был момент, когда он ушёл. То был срыв от усталости".
   Дома мы позавтракали, а потом я пошла в душ, потому что чувствовала себя немного неприятно после всех тех датчиков, которые крепили и к телу, и к голове. А когда вышла из ванной, увидела, что Миша поменял спортивный костюм на джинсы с рубашкой и куда-то собирается.
   -Вчера вечером написал резюме и разослал по компаниям, а сегодня уже позвонили, - пояснил он. - Необходимо ехать на собеседование.
   -Ой, так это же замечательно! - радостно сказала я. - Видишь, а ты когда-то переживал, что на новом месте могут возникнуть трудности с работой и не хотел увольняться.
   -Ну, я бы пока так не радовался. Ведь это просто собеседование, - ответил он. - Да и посмотреть ещё нужно, сколько они готовы платить. Но ты за эти моменты не переживай. Мы спокойно можем жить месяца два на те деньги, что у нас есть.
   -Ого!? Это же какую тебе премию выплатили перед увольнением, и за сколько ты продал оставшееся от машины?
   -И то, и то, вполне приемлемые суммы, - подойдя, он поцеловал меня в губы, при этом скользнув рукой в вырез халата и прошептал: - Не думай об этом. Отдыхай и набирайся сил. Постараюсь побыстрее вернуться к тебе, а потом сходим в парк погулять. Хочешь?
   -Хочу, - я кивнула, чувствуя, как от прикосновений по коже побежали мурашки.
   -Тогда я побежал, чтобы быстрее вернуться, - он ещё раз поцеловал меня и, захватив папку с документами, стремительно вышел из квартиры.
   -Я в тебя верю! Удачи! - вслед сказала я и проводила мужа мечтательным взглядом, а потом осмотрелась вокруг и решила заняться уборкой, чтобы более комфортно чувствовать себя на новом месте.
  
   ********** ********** ********** ********** ********** ********** **********
  
   Лука быстро взбежал по лестнице, ведущей в здание сомнологического центра и, дойдя до кабинета Надежды Фёдоровны, без стука вошёл в него. Там уже сидел Тимур с недовольным выражением лица и сама врач, просматривающая бумаги с графиками и цифрами.
   -Итак? - не здороваясь, Лука сидел в свободное кресло и нетерпеливо посмотрел на женщину.
   -Ну что могу сказать к уже сказанному ночью? - риторически спросила она. - Судя по рассказу, наша подопечная способна ко всему остальному ещё и сохранять в подсознании предыдущий сон, и пройдя один полный цикл, во втором может вернуться к персонажам старого сна и ощущениям от него. У неё этой ночью было четыре цикла с прохождением всех фаз, и каждый раз на РЕМ-фазе она демонстрировала нам то, что сейчас укладывается в её рассказ. Она и пряталась, и убегала, и затаивалась на месте, и пугливо осматривалась по сторонам, а в последней фазе как будто пыталась не попасться под ноги другим. Её действия соответствуют сну. Смена картинки и места действия, это очередная фаза РЕМ-сна...
   -То есть, она может начать что-то делать в первом цикле сна, потом перейти на второй и опять дойдя до РЕМ-сна, продолжает действие? - переспросил Лука.
   -Круто! - Тимур довольно потёр ладони. - Это типа если с первой попытки она что-то не сделает во сне, то всю ночь будет пытаться осуществить задуманное, да?
   -Да, - подтвердила женщина. - Только вот у обыкновенных людей к концу ночи продолжительность быстрого сна увеличивается, а у неё наоборот уменьшается, а глубина сна снижается. Да и мышечный тонус становится вялым. Организм как будто сдаётся и требует отдыха. Так что думаю, за ночь только в двух первых циклах её можно использовать. Чем дальше, тем слабее она становится. Вряд ли она даже пёрышко сможет вытащить в третьем или четвёртом цикле сна. У неё едва хватает сил, чтобы перемещаться по комнате.
   -Понятно, - Лука кивнул и задумался, а Тимур многозначительно посмотрел на него и, не выдержав, спросил:
   -А что с самими её снами? Тебя не волнует, что она во сне поняла мою сущность, а про твою подмену её мужа вообще узнала заранее?
   -Это меня волнует даже больше, чем её способности, - мрачно ответил он. - Похоже, она видит и вещие сны. Но что делать с этим, я не знаю. Пока остаётся только надеяться, что она не задумается о них. Хотя сегодня ночью, скорее всего, сыграла важную роль наблюдательность. Ира почувствовала схожесть, и подсознание выдало вот такую картинку во сне. Даже я заметил, что твоя манера говорить, взгляд и жесты смутно напоминали владельца нашей съёмной квартиры. Ты что, оба раза брал какие-то из старых образов?
   -Да, - Тимур недовольно скривился. - А воспоминания об этих людях затёрлись и уже наложился отпечаток моей личности и привычек. Сегодня же обновлюсь.
   -Только сделай это не в этом городе.
   -В Москву съезжу и проедусь в час пик в метро, - ответил он. - Больше таких накладок не будет.
   -Хорошо, - одобрил Лука, а потом перевёл взгляд на врача: - Теперь я хочу понять, какие всплески и кривые на энцефалограмме будут соответствовать её эмоциям во сне и наяву, чтобы в дальнейшем хоть немного понимать, что ей снится. Подготовьте на сегодня ряд только позитивных картинок. Начнём с них. А завтра продемонстрируем только ужасы и кровь. После чего подберём что-нибудь нейтральное. В общем, пока сосредотачиваемся на понимании её эмоций во время снов, а заодно посмотрим, как она принимает визуальный ряд. От этого напрямую зависит, сможет ли она самостоятельно выбирать нужное место для действий во сне, или требуется дополнительный стимул.
   -Всё сделаю, - заверила женщина и, включив компьютер, принялась там что-то просматривать, а мужчины поднялись и, выйдя, за пределами центра направились в разные стороны.
  
  
   Глава 6.
  
   Чувство недовольства и усталости копилось. Недовольство, что вот уже неделю я каждую ночь провожу в сомнологическом центре, а никаких результатов нет. А усталость - от слишком ярких снов.
   "Те картинки, что они мне демонстрируют каждый вечер, скоро сведут меня с ума", - подумала я, стоя у гладильной доски и гладя рубашку мужа. "И ладно бы, если показывали только что-то хорошее, а они всё время чередуют их. Особенно отвратительно, когда они что-нибудь ужасное показывают. Я потом во снах такие кошмарики вижу, что проснувшись, долго не могу прийти в себя", - я поморщилась, вспомнив сны этой ночи. "Нет, всё, сегодня же скажу Надежде Фёдоровне, что больше не могу смотреть на всякую гадость и что хочу знать хоть какие-нибудь результаты! Надоела эта неизвестность! Должны они были понять уже хоть что-то. Ведь столько тестов пройдено, столько анализов сдано, что можно хоть с чем-нибудь разобраться".
   Догладив рубашку Миши, я потянулась за вешалкой и снова поморщилась, но в этот раз от боли в теле. В последние два дня к основным тестам добавились ещё и физические нагрузки, поэтому мышцы рук и ног болели. "Этого я вообще не понимаю! Говорила же доктору, что физическая усталость не избавляет от сомнамбулизма, а она всё равно требует, чтобы я проводила некоторое время и за тренажёрами".
   "Во всей этой ситуации с центром приятна только одна вещь - убрали этого мерзкого Тихона Борисовича, и его место занял спокойный, неприметный, слегка полноватый мужчина лет сорока. И хотя к нему я тоже не испытываю расположения, но всё же он ведёт себя корректно и не лезет на глаза".
   "А вот что радует, так это отношение Миши. Он стал таким нежным и любящим, каким не был даже в медовый месяц!" - я улыбнулась, вспомнив предыдущие дни. Муж готов был носить меня на руках, предупреждал любые желания и всегда старался побыстрее отвлечь после ночных кошмаров. "Я даже не представляла, что он способен на такую нежность, и это ощущается, даже когда мы просто сидим в обнимку и молчим. Меня как будто накрывает теплом, исходящим от него", - сердце гулко забилось в груди от приятных ощущений, и я вздохнула.
   "Нужно поговорить с Надеждой Фёдоровной не только о результатах тестов, а попросить ещё и отдых хоть на одну ночь, чтобы провести её дома с Мишей", - решила я. Из-за боязни, что потом это отразится на снах, я боялась заниматься с мужем любовью, и давалось это тяжело. Особенно сейчас, когда он полностью изменился и, не стесняясь, проявлял самые тёплые чувства. "Думаю, она и сама не откажется от перерыва. Не может же она работать без выходных".
   Со стороны прихожей донёсся звук открывающего замка и, отключив утюг, я пошла встречать мужа, возвращающегося с очередного собеседования.
   С работой пока не везло. Из тех компаний, где его всё устраивало, не перезванивали, а в остальных или платили мало, или предупреждали о частых и длительных командировках, и Мише приходилось отказываться от работы, чтобы надолго не оставлять меня одну.
   "Ох, надеюсь, хоть в этот раз что-нибудь получилось. Он старается не показывать, но я чувствую, что его беспокоят проблемы с трудоустройством. Как бы он не держался, а ощущается его напряжение, и я не знаю, как помочь".
   Поправив косынку на голове, и одёрнув яркий сарафан с цветочным орнаментом, я улыбнулась, когда дверь открылась, и вошёл муж, и тут же улыбка погасла. Миша виновато посмотрел на меня, вздохнул и отрицательно качнул головой, давая понять, что собеседование прошло неудачно, а потом устало произнёс:
   -Глухой номер. Я им точно не подхожу. Там присутствовало ещё два соискателя и с ними даже беседовали дольше, чем со мной.
   -Не расстраивайся, - мягко попросила я, подойдя к любимому. - Сам ведь говорил, что деньги ещё есть, а значит, не стоит пока сильно беспокоиться о работе. Вот увидишь, всё решится, и ты найдёшь нормальную, высокооплачиваемую работу, которая будет тебе по душе.
   -Просто надоело каждый раз рассказывать о себе одно и то же, и отвечать на стандартные вопросы. Чувствую себя попугаем, - ответил он, бросая папку с документами на небольшой столик и снимая обувь, а затем прижал меня к себе и стал целовать в губы.
   Сердце тут же учащённо забилось, как только он прикоснулся ко мне, а страстный поцелуй вызвал в голове соблазнительные фантазии и я начала вырываться из объятий мужа, чувствуя, как внутри всё загорается от желания.
   -Миша, пожалуйста, не надо, - жалобно сказала я. - Ты же знаешь, как действуешь на меня...
   -Думаешь, ты на меня действуешь менее притягательно? - вкрадчиво спросил он, не отпуская меня, и принялся ещё водить пальцами по спине, добавляя приятных ощущений. - Я хочу тебя.
   -И я тебя хочу... Но потом ведь сны... В центр идти уже через три часа... Обещаю, сегодня же поговорю с врачом, чтобы она сделала перерыв и я хоть одну ночь провела дома, с тобой, - тяжело задышала, пробормотала я.
   -Ммм, не хочу ждать, да и исследования лучше не прерывать. Не волнуйся, тебе там опять покажут какую-нибудь мерзость, и она перекроет все впечатления от нашей близости, - ответил он, продолжая меня возбуждать лёгкими, порхающими поцелуями и ласковыми прикосновениями.
   -Миша, не делай этого, - взмолилась я. - Подожди ещё один денёк.
   -Хорошо, - сухо сказал он и резко отстранился, а лицо стало равнодушным. - Не везёт, так уж по полной. Кому же захочется заниматься любовью с неудачником, не способным даже работу найти.
   Произнеся это, он отвернулся, а я ощутила боль. "Ему нужна сейчас поддержка и возможность хоть немного расслабиться. Забыть о последних неудачах и ощутить себя по настоящему нужным и любимым, а не машиной для зарабатывания денег и уходом за мной", - поняла я. "Да и, в конце концов, он же здоровый, полный сил, любящий мужчина, а я веду себя, как трусиха и эгоистка, заботясь только о себе".
   -Не говори так! - с жаром произнесла я, и прижалась к мужу. - Я тебя люблю, и плевать на работу и всё остальное.
   Встав на цыпочки, я припала к его губам, а руку просунула под футболку и начала поглаживать его кожу, давая понять, что не против продолжения. Миша моментально всё понял и, ответив на поцелуй, подхватил меня на руки.
   -Любишь, значит? - хрипло спросил он, неся меня в комнату. - Такого, какой я сейчас?
   -Такого, как сейчас, люблю ещё больше, чем раньше, - проворковала я.
   -И тебе со мной комфортно и уютно? - поставив меня на ноги у кровати, он развязал бретельки на сарафане и тот упал на пол.
   -Да, - я кивнула, тоже помогая ему раздеться и сейчас расстёгивая пояс на джинсах.
   -Лучше, чем раньше? - муж жадно водил руками по моему телу и с интересом заглядывал в глаза.
   -Ты стал нежнее и заботливее, а какой женщине это не понравится, - улыбнувшись, ответила я. - Конечно же, лучше.
   -А духовную близость со мной по-прежнему чувствуешь? Или может она стала крепче? - вкрадчиво поинтересовался он, а потом легонько толкнул меня на кровать и быстро снял всю одежду с себя.
   -Крепче, - уверенно ответила я, обводя мужа взглядом и в очередной раз, восхищаясь его телосложением.
   Миша хитро улыбнулся, и лёг на кровать, после чего притянул меня к себе и начал страстно целовать, а потом без долгих прелюдий подмял под себя и рывком проникнув, стал медленно двигаться.
   -Чувствуешь меня? Нам ведь хорошо? Ощущаешь, что я именно тот, кто тебе нужен? - ласково прошептал он на ухо.
   -Угу, - выдавила я и застонала от блаженства, которое начало охватывать каждую клеточку тела.
   -Вот и замечательно, - ответил он, а затем увеличил темп и что-либо отвечать ему уже не хотелось.
   Сейчас я желала только одного, чтобы Миша не останавливался, и продолжал двигаться, даря нам обоим наслаждение, а всё остальное не имело значение...
  
   Наслаждение получилось долгим. Да настолько, что мы даже опоздали в центр.
   Одного раза мужу оказалось мало, и он захотел ещё, а потом ещё, и снова ещё, и в конечном итоге душ я принимала впопыхах, а в центр мы не шли, а почти бежали.
   "Ох, надеюсь, что картинки смогут перекрыть впечатления от двух с половиной часов бурных занятий любовью", - по дороге думала я, чувствуя истому и слабость в теле.
   Но когда мы прибежали в центр, то поняла, что все надежды тщетны и ситуация ещё хуже, чем я думала.
   -Сегодня не будет никаких визуальных или физических тестов, - произнесла Надежда Фёдоровна, как только мы вошли в кабинет и поздоровались. - Ирина, вы прямо сейчас пойдёте спать.
   -Что? - испуганно переспросила я, а потом промямлила: - Но я пока не хочу. Рано ещё.
   --Как раз это мне и нужно. Для чистоты эксперимента вы не должны испытывать сонливость, - деловито сказала она. - Сегодня мы протестируем, как на вас действует музыка мозга.
   -Что? - опять переспросила я, в этот раз ничего не понимая. - Хотите, чтобы я под музыку спала? Но она мне всегда мешала. Я могу спать только в тишине.
   -Это не та музыка, что вы думаете. Существует программа, которая по специальному алгоритму переводит снятую с мозга энцефалограмму в музыкальные звуки, помогающие человеку расслабиться и заснуть. Эти звуки и называют музыкой мозга. Для каждого человека она разрабатывается индивидуально. И вот, ваша готова. Сегодня мы протестируем её действие на вас и посмотрим, будут ли вам сниться сны и проявится ли сомнамбулизм.
   -Ой, а можно не сегодня? - умоляюще спросила я. - Или может, вообще сделаем сегодня выходной? Я, если честно, устала, да и вы, наверное, тоже, работая без выходных.
   Мне уже сейчас становилось неудобно от того, что могу всю ночь видеть эротические сны, и я готова была на что угодно, только чтобы меня отпустили домой.
   -Да, я устала, - сухо произнесла врач. - Но не могу брать выходные, потому что у меня расписано всё на два месяца вперёд, и другие люди ждут, когда я займусь их проблемами со снами. Вас, Ирина, я взяла без очереди, только потому, что у вас очень серьёзные проблемы и существует угроза для жизни из-за ваших хождений во сне. Поэтому, я очень надеюсь, что вы не будете саботировать исследования и станете делать всё, что я попрошу. Иначе я просто займусь другим пациентом, готовым во всём следовать моим рекомендациям, а вы ищите другого специалиста.
   Если первые слова врача вызвали улыбку и дали надежду, что меня отпустят домой, то к концу тирады я уже готова была провалиться сквозь землю от стыда, что веду себя как капризный ребёнок. "Мне ведь на самом деле пошли на встречу, а я тут отдыхать желаю... И этими своими желаниями я задерживаю врача, не давая помочь другим", - подумала я, а потом вздохнув, виновато сказала:
   -Простите. Я готова к любым исследованиям.
   -Замечательно, - ответила она и, поднявшись из кресла, жестом пригласила следовать за ней.
   -Извини, не знал, что так получится, - прошептал Миша, идя следом за мной.
   -Господи, я надеюсь только на одно, что эта музыка мозга повлияет на меня, и я не устрою представление, - нервно ответила я. - Иначе я не смогу больше показаться на глаза ни Надежде Фёдоровне, ни её помощнику.
   -Не думай сейчас об этом, - ласково сказал муж, пожав мне ладонь.
   "Да как же не думать, если ноги до сих пор дрожат, губы болят от поцелуев, а внизу живота до сих ощущается щекочущий комок?" - пронеслось в голове, и я покраснела, представив завтрашнее утро, если музыка не поможет.
  
   ********** ********** ********** ********** ********** ********** **********
  
   Двое мужчина и женщина с интересом смотрели на мониторы, следя за испытуемой и её состоянием.
   -Действует идеально, - довольно сказала женщина. - Спит уже.
   -Это значит, что мы можем в любой момент ввести её в сон, так ведь? - спросил Тимур.
   -Я бы не стал пока делать выводов, - ответил Лука. - Я её достаточно утомил, и это тоже могло сыграть свою роль. Но что точно понятно, музыка её мозга, при некоторой степени усталости, позволяет заставить её заснуть. Чуть позже посмотрим, как она подействует, если Ира бодра и полна сил.
   -Да, такой тест тоже необходимо провести, - подтвердила Надежда Фёдоровна. - Ну что, выключаем уже музыку, и смотрим, что будет на электроэнцефалограмме, когда она испытывает удовольствие?
   -Выключай, - разрешил Лука. - Подождём теперь РЕМ-сна.
   -Слушай, а ты уже думал, что дальше делать с ней? - поинтересовался Тимур, чтобы скрасить ожидание. - По идее нужно уже начинать обучение. Роман проявляет всё больше нетерпения и ждёт результатов. Как мы девице скажем, что она теперь для нас будет таскать каштаны из огня?
   -Очень просто. Скажем, что есть только один способ вылечить её - это научить управлять снами. А затем расскажем и про методику, как приносить из сна предметы. Она девушка любознательная, поэтому заинтересуется. Будем продвигаться не спеша. Сначала попросим принести её конфетку из соседней комнаты, потом усложним задачу, потом ещё раз усложним. И однажды оправим её к Салазару за браслетами. Она и не поймёт, что выкрала их. Будет считать это экспериментом.
   -Хороший вариант, - подумав, согласился Тимур. - А дальше? Ты же понимаешь, Роман не выпустит из рук сновиду, способную на многое, а она не согласится всю жизнь проводить эксперименты. Или вообще догадается, что это не эксперименты.
   -Ну, я ведь есть. Думаю, если пригрозить ей, что с любимым мужем что-нибудь случиться, она на всё пойдёт, - ответил Лука. - Хотя, думаю, позже лучше убить мужа, чтобы её запугать, а я найду, как подставить ей крепкое плечо и заставить довериться мне. Тут главное грамотно всё разыграть и она станет послушным инструментом в моих руках.
   -В твоих? - Тимур напрягся. - То есть, ты готов и дальше с ней жить, будучи уже собой?
   -Да, готов. Мне интересно попробовать, что такое семейная жизнь. Почему бы не с ней? - лаконично бросил он. - И мне приятно, и ей хорошо, и для дела польза.
   -Переходит на фазу РЕМ-сна, - в разговор вклинилась Надежда Фёдоровна и мужчины тут же замолчали. - Что-то не понимаю, что она сейчас может видеть...
   -Тогда пойду, стимул ей придам, чтобы сегодняшние данные были верны, - Лука поднялся и посмотрел на Ирину через стекло, а потом опустил жалюзи и приказал: - Не поднимайте их, пока я не вернусь. Камеры отключите. Микрофоны тоже...
   -Но..., - попробовал возразить Тимур, но Лука так на него посмотрел, что тот сразу притих.
   -Без "но", - холодно процедил он. - Нам важна только энцефалограмма, а что я будут делать, чтобы довести Иру до нужного состояния, вам видеть не нужно. Я понятно выражаюсь?
   -Понятно, - с недовольством пробормотал Тимур и отвёл глаза.
   Лука ещё раз в упор посмотрел на мужчину, потом еле заметно кивнул женщине, а затем вышел из комнаты и направился в соседнюю, уже мягко улыбаясь.
  
  
   Глава 7.
  
   Жизнь потихоньку стала налаживаться. С момента, когда впервые попробовали музыку мозга, я с каждым днём чувствовала себя всё лучше. "Ну, если конечно не считать первой ночи, когда я видела сны про нас с Мишей", - я до сих пор краснела, понимая, что, наверное, поставила весь центр на уши своими стонами. "До сих пор стыдно смотреть в глаза Надежде Фёдоровне и её помощнику, хотя они делаю вид, что ничего особенного не произошло. Спасибо им хоть за это, и за то, что не стали подробно расспрашивать о деталях, удовлетворившись объяснением, что сон был эротическим", - к покрасневшим щекам прибавились и уши, горящие огнём, поэтому я отогнала от себя эти мысли.
   "Главное, что музыка мозга стала, вроде, помогать. Во-первых, за эти восемь дней я начала физически лучше себя чувствовать. А во-вторых - после некоторых ночей не могла вспомнить своих снов. Врач говорила, что я продолжала бродить во сне, но я не могла вспомнить, что видела, а самое интересное, что после таких ночей просыпалась бодрой и полной сил, чего давно уже не было. Хотя и не могу сказать, что совсем избавилась от сновидений. Было пару ночей, когда сны снова становились яркими и насыщенными, а были и ночи, когда всё было как в тумане и нелогично. Виделся лишь набор картинок никак не связанный между собой. Ну, а если смотреть в общем, то результат несомненно есть. Если первые семь дней в центре добавляли мне усталости, по следующие восемь давали надежу, что в будущем я вообще могу избавиться от выматывающих снов", - с удовлетворением подумала я.
   Сегодняшняя ночь тоже выдалась спокойной и без сновидений, поэтому энергия из меня так и тёрла. Но вот чем себя занять, я не знала. Миша снова уехал на собеседование и предупредил, что задержится, потому что их планируется два, в разных компаниях. В квартире была чистота, еду уже приготовила, всё перестирала и перегладила, и теперь хотелось чего-нибудь для души.
   Оглянувшись вокруг, я остановила взгляд на телевизоре и решила его включить. Раньше я старательно избегала его, чтобы увиденное там не проявлялось во снах, но сейчас хотелось узнать, что происходит в мире. "Тяжело всё же жить вот так, когда ничего не знаешь о происходящем вокруг", - потянувшись за пультом, я включила ящик, но уже через пару минут его выключила, поняв, что почти по всем каналам идут сериалы, или какие-нибудь скучные ток-шоу.
   "Да уж, ничего особо не меняется", - с недовольством подумала я. "Разжижающие мозг сериалы, или дебильные обсасывания тем, наподобие - "мой муж (брат\сват\мать\отец\) нанёс мне моральную (физическую) травму, так давайте вместе залезем ко мне в душу и потопчемся там чистой или грязной обувью, а заодно поплюём в неё", - я поморщилась, не понимая людей, готовых рассказывать о себе сокровенной с экранов телевизора.
   Взгляд упал на ноутбук Миши, и я решала в интернете покопаться в новостных лентах, чтобы узнать последние события. "А заодно и почту проверю, а то не заходила уже месяц".
   Интернета, как и телевизора, я избегала, но сегодня хотелось или общения, или новостей, чтобы посмотреть, как это отразиться ночью во снах. "Если после прочитанного я смогу спокойно спать, то значит и в будущем нет необходимости быть затворницей, боящейся лишних впечатлений", - сказала я себе, включив ноутбук и как только он загрузился, вышла в интернет.
   Первым делом я решила выйти на почту и с удивлением поняла, что все мои сохранённые ранее пароли сбились, да и вообще ноутбук мужа выглядел пустым. "Раньше у него на рабочем столе чего только ни хранилось, а сейчас пусто. Лишь ярлыки стандартных программ висят. Странно... А впрочем, раньше ведь здесь хранилось всё касающееся работы, а уволившись, он всё удалил. Ну а мои пароли мог удалить, когда ушёл. Это наоборот ему плюс. А мог ведь этого не делать и копаться в моих немногочисленных письмах на почте".
   Порадовавшись дополнительным фактом порядочности мужа, я ввела адрес своего ящика и пароль, и удивлённо посмотрела на монитор, когда выскочила статистика. На почте висело двенадцать непрочтённых письма. "Наверное, спам. У кого-то из друзей вскрыли ящик и начали рассылать всякую муть по его адресной книге", - решила я, заходя в полученные письма. Адрес своего ящика я не светила на форумах или блогах, и нигде не регистрировалась с него, соответственно почти не получала спама, поэтому сейчас количество писем вызвало недоумение.
   Однако уже через секунду недоумение сменилось изумлением, когда я увидела, что все письма либо от моих одноклассников, либо от сокурсников, с которыми я общалась лишь раз в год, на встречах выпускников, или обменивалась только поздравлениями с праздниками, потому что они разъехались по разным городам, а то и странам. Да и вредны мне были лишние контакты с людьми, иначе потом вообще снилось такое, что спать боялась. Поэтому общение с людьми я свела к минимуму и большая часть друзей отдалилась.
   "Хм, странно. С чего это они решили мне все написать, да ещё и сегодня?" - посмотрев на дату, я увидела, что письма начали приходить с половины десятого утра.
   Открыв первое письмо, от однокурсницы Олеси, которая уже не первый год жила в Норвегии, я начала читать письмо и вот тут мне стало нереально плохо.
   "Что за ерунда?" - прочитав первые строки, подумала я. В письме Олеся почему-то соболезновала мне по поводу гибели мужа и писала, что не может приехать на похороны, а также выражала слова поддержки.
   "Это какая-то ошибка", - решила я, и открыла второе письмо, от одноклассницы Алёны, с которой виделась лет пять назад. Алёна тоже выражала соболезнования и у меня затряслись руки.
   "Бред! Это какой-то бред!", - сказала я себе и открыла третье письмо. Его написала Света, с который мы поддерживали хоть и не близкую, но довольно плотные дружбу, и которая не раз проведывала меня и в больнице, и после этого.
   Светино письмо отличалось от предыдущих, и было намного больше. Приникнув к экрану, я ошеломлённо читала его, и казалось, что попала в какую-то другую параллельную реальность.
   Почему-то она не только выражала соболезнование, а и весьма нелестно отзывалась о Мише, говоря, что это его наказали высшие силы за то, что он бросил меня, ради смазливой медсестрички. А также писала, что понимает моё нежелание разговаривать с ней о гибели неверного мужа, и отказ посетить его похороны. Ну а в конце написала, что она всегда готова меня поддержать и также не собирается на похороны, потому что отрицательно относится к тому, что Миша испугался трудностей и предал меня.
   "Ничего не понимаю", - растерянно подумала я. "Почему они все решили, что Миша умер? Он ушёл из дома в около десяти, за полчаса до того, как начали приходить письма! И почему Света пишет, что Миша ушёл от меня к какой-то медсестре? И с чего она решила, что я не хочу с ней разговаривать? Я вообще, как уехала на лечение, ни с кем, кроме мамы, не общалась, потому что было не до этого", - вопросов копилось всё больше и, желая хоть что-нибудь прояснить, я потянулась к телефону.
   Дрожащими руками я набрала номер мужа и шумно выдохнула, услышав его голос.
   -Ириша? - напряжённо произнёс он. - У тебя всё хорошо?
   -Да, всё замечательно, - соврала я, подумав, что не стоит расстраивать мужа глупыми шутками о его смерти. - Ты где?
   -Еду на второе собеседование, а что? - в голосе ощущалась подозрительность.
   -Ничего. Просто соскучилась и хочу пожелать тебе удачи, - как можно спокойнее ответила я. - Хочу, чтобы ты побыстрее вернулся.
   -Я очень постараюсь, - пообещал он. - Просто компании чуть ли не в противоположных районах Москвы, поэтому требуется время, чтобы добраться до них. Ну и конечно собеседование нужно учитывать. Я же тебе говорил сегодня, что задержусь надолго.
   -Всё понимаю! Удачи тебе! Люблю и целую, - жизнерадостно сказала я, испытывая облегчение, что с мужем всё хорошо.
   -И я тебя люблю, сладенькая моя Ириска, - с нежность произнёс он и отключился.
   Я улыбнулась словам мужа. Последнее время он стал называть меня или сладенькой ириской, или конфеткой и говорил это таким бархатным голосом, что у меня сердце начинало то замирать, то биться так, как будто сейчас выпрыгнет из груди.
   "Фух, всё с ним хорошо!" - с радостью сказала я себе, а потом прищурилась и посмотрела на монитор ноутбука и телефон в руке. "А вот с шутниками разобраться необходимо!".
   Поднявшись, я подошла к шкафу и достала оттуда старую, потрёпанную маленькую записную книжку. Однажды, как только мобильные телефоны стали доступны всем, у меня выкрали трубку в маршрутке, и после этого я взяла за правило дублировать запись все номеров, чтобы потом не сокрушаться о потери связи с кем-нибудь нужным. И вот в этой книжке хранились все нужные мне номера, в том числе и Светы, которой я решала позвонить в первую очередь, чтобы выяснить откуда такие идиотские сведения о гибели Миши. "А ещё нужно заново внести все номера в память телефона, а то руки всё не доходят после смены номера", - отметила я для себя, ища номер подруги.
   Найдя его и набрав, я дождалась, пока Света ответит, и сразу воинственно произнесла:
   -Света, что это за шутки про Мишу?
   -А кто это? - удивлённо спросила она.
   -Как кто? Ира Прокопченко, - я назвала свою девичью фамилию, потому что со Светой мы были знакомы ещё со школы, и даже после замужества, она всё равно величала по старой фамилии. - Якобы вдова, которой ты отписала сегодня письмо о смерти мужа, - холодно ответила я, а потом не выдержала и с укором добавила: - Уж от кого, а от тебя я таких жестоких шуток не ожидала! И что это за фантазии, что Миша ушёл от меня к какой-то медсестре?
   -Ира? - удивлённо спросила она. - А что это за номер?
   -Старую карточку нечаянно повредила, и пришлось купить новый номер, - быстро ответила я. - Так что, может, ты всё-таки скажешь, что за бред я читала на почте?
   -Ты уже и номер сменила?... А в принципе, правильно! Пусть та шлюшка больничная хоронит того урода! Тебе лишние напоминания о нём и соболезнования, не нужны, - злорадно ответила подруга. - Так ему и надо! И сразу скажу - я понимаю твоё нежелание разговаривать на эту тему, поэтому не обижаюсь, что ты бросаешь трубку.
   -Да ничего я не бросаю! - нервно ответила я, чуть ли крича потому что ничего не понимала. - Про какую больничную шлюшку ты говоришь?! Какие соболезнования?! Какие обиды?! Миша жив и здоров! У нас всё замечательно. Я разговаривала с ним пять минут назад!
   -Как пять минут назад? - ошеломлённо спросила Света. - Но ведь он умер... Даже на городском сайте уже вывесили список с именами жертв...
   -Каких жертв? - окончательно запутавшись, спросила я. - Что за сайт?
   -Ну... наш городской сайт, - осторожно произнесла Света. - Авария ведь была. Утром, в час пик, столкнулись две маршрутки, куча жертв... Весь город гудит... На фотки смотреть жутко...
   -Что за бред? Мы с Мишей сейчас в Подмосковье! Я лечение прохожу в одном из сомнологических центров! - сорвавшись, выкрикнула я.
   -Как в Подмосковье? - голос Светы звучал всё более растерянно. - А утром ты ничего мне не сказала...
   -Я и не могла сказать, потому что мы не разговаривали с тобой!
   -Слушай, Ир, а ты хорошо себя чувствуешь? - осторожно спросила подруга. - Может, давай, я к тебе приеду? Врача вызовем, чтобы он помог тебе.
   -Да что же такое! - ситуация уже начала выводить из себя. - Куда ты ко мне приедешь? За триста километров от дома? И врач мне не нужен. Потому что чувствую я себя хорошо! Меня наблюдают в сомнологическом центре и есть большие надежды, что смогут избавить от сомнамбулизма. Мы с Мишей уже больше двух недель, как уехали из нашего города!
   -Больше двух недель? - Света казалось вот-вот впадёт в ступор. - Но я ведь приезжала к тебе четыре дня назад, чтобы поддержать, после ухода Миши. Ты, конечно, вела себя, как... в общем, не очень хорошо и выставила меня за дверь, но я точно с тобой встречалась... И я видела этого урода в предыдущие выходные в парке с его новой пассией... Они там целовались и обнимались, гуляя по аллеям... Я даже подошла к ним и высказала всё, что думаю! Ничего не понимаю...
   -Вот и я не понимаю, что за ерунду ты говоришь! - меня уже начало трясти всю. - Да, Миша уходил от меня на три дня, но потом вернулся. Попросил прощения, уволился с работы и даже нашёл центр, где мне могут помочь! Мы уехали из города в другой, на лечение! У нас с ним сейчас вообще второй медовый месяц, и ты точно не встречалась со мной в последние недели, и не могла видеть Мишу в выходные в парке! Мы всё время вместе, не считая ночей и пару часов днём, когда он ездит на собеседования! Он физически не мог бы так быстро доехать до нашего города, чтобы провести время с какой-нибудь девицей, а потом вернуться назад!
   -Ира, подожди, у меня сейчас закипят мозги, - жалобно сказала подруга.
   -Это у меня они сейчас закипят, - ответила я.
   -А кто ж тогда погиб в аварии?
   -Понятия не имею, но обязательно со всем разберусь! - пообещала я. - Возможно, кто-то у Миши выкрал паспорт и погиб, поэтому и назвали имя мужа... Давай я тебе позже перезвоню!
   -Хорошо, - пролепетала она и сбросила вызов.
   Тупо посмотрев стену, я с минуту сидела не двигаясь и решая, что делать. Первым что пришло в голову, это снова набрать Мишу, чтобы он проверил наличие своего паспорта, но затем решила не звонить, чтобы не нервировать его перед собеседованием.
   "Блин! Матери его нужно позвонить! Если "сарафанное" радио и интернет донесли такую страшную новость до моих одноклассников и сокурсников, то и свекровь может узнать о смерти сына. Я её, конечно, не люблю, но и зла ей не желаю. Вдруг в больницу сляжет от таких новостей", - лихорадочно подумала я и, найдя номер свекрови, набрала его.
   Мне долго не отвечали, но я упорно ждала, понимая, что это важно. "А может она уже узнала о мнимой гибели сына?... Ох, только не это! Бери же трубку, чтобы узнать хорошую новость, что он жив и здоров!" - нервно выстукивая пальцами по столу, я ожидала ответа.
   -Алло, - наконец-то раздался голос в трубке, но это явно была не свекровь, потому что говорил незнакомый мужчина.
   -Пригласите, пожалуйста, Софью Антоновну, - попросила я.
   -Она не может подойти, - скорбно ответили мне, и сердце тут же ушло в пятки от плохих предчувствий.
   -Ей что, уже позвонили по поводу смерти сына?
   -Да.
   -Это её невестка, Ирина! Скажите ей, что Миша жив и здоров! - затараторила я. - С ним всё хорошо! Скорее всего, выкрали его паспорт, и вор погиб...
   -Девушка, что за шутки? - строго спросили меня. - Она уже опознала его в морге. И её сейчас врачи уколами успокаивают...
   -Как опознала? - выдавила я. - И как она успела так быстро доехать до морга из другого города?
   -Она в гостях у своего сына была уже неделю. И уж точно мать может определить, тело сына перед ней, или вора, - сухо выдали мне, а потом в трубке раздались короткие гудки.
   -Это как такое может быть? - вслух спросила я, изумлённо глядя на телефон. - Они что, все дружно сошли с ума?
   Минут пять я не могла собраться с мыслями, и не знала, что предпринять, а потом рука сама понялась к клавиатуре ноутбука и, задав поисковике название города и слово "новости", выбрала ссылку на основной городской сайт.
   То, что я увидела на главной странице, моментально вызвало тошноту, голова закружилась, а пальцы рук онемели. Помимо краткой новости о масштабной аварии с человеческими жертвами и снимками фоторепортёров, я обнаружила ещё и фотографии очевидцев, не стесняющихся фотографировать жуткие кадры с окровавленными людьми и трупами, которые извлекали из покорёженных маршруток и клали до приезда скорых на асфальт в ряд.
   "Ужас!" - пронеслось в голове, и тошнота подкатила к горлу, а уже в следующую минуту, более внимательно рассмотрев один из снимков, я сорвалась со стула и бросилась в туалет.
   Рвало меня долго, а тело как будто онемело, но это волновало меньше всего. Самым страшным было то, что я на самом деле узнала своего Мишу в одном из людей, лежащих в ряд и пока не накрытых.
   "А с кем же я тогда живу?" - в голове возникал только этот вопрос, и становилось до одури страшно.
  
   ********** ********** ********** ********** ********* ********** **********
  
   Дорогой чёрный внедорожник несся по трассе, а в его салоне сидело четверо мужчин. У всех на лицах, кроме водителя, застыло напряжение и чувствовалось, что они нервничают.
   -Твою ж мать! - не выдержав молчания, сказал полноватый мужчина лет сорока, сидящий на переднем сиденье. - Это же надо так попасть!... Нет, ну твою же разьедрит мать! Кто же знал, что так получится и этот лох разобьётся в маршрутке!
   -Тимур, заткнись, - с заднего сиденья холодно бросил импозантный мужчина лет пятидесяти, одетый в неброский, дорогой костюм. - Надоели твои причитания. Истеришь, как баба.
   -Роман, так если она узнает... Это же конец всему! - нервно ответил он.
   -Не узнает. Правда, ведь, Лука? - мужчина перевёл угрожающий взгляд на сидящего рядом, и вопросительно поднял бровь.
   -Не должна узнать, - спокойно ответил Лука. - Телевизор она не смотрит. К ноутбуку и интернету относится равнодушно. За время нашей жизни вместе, интереса к нему не проявляла и не просила зайти на какой-нибудь сайт. В социальных сетях не зарегистрирована. Почтового ящика на имя Маркиной Ирины я тоже не нашёл. Телефон я ей сменил. Все соболезнования принимает Евлалия и всех отшивает. По идее, ей неоткуда узнать, что муж погиб. Но думаю, в свете последних событий стоит пересмотреть наши планы...
   -Вот не вовремя он погиб! И не вовремя ты нас, Роман, к себе вызвал! Ох, как не вовремя! - донеслось с переднего сиденья, но те, что сидели сзади не обратили на это внимания.
   -Предлагаю разыграть и мою смерть, - продолжил Лука. - Но сначала провести подготовку, чтобы она спокойно приняла меня с новой внешностью.
   -Как именно ты это собираешь делать? - властно спросил Роман.
   -Вряд ли она знала всех одноклассников мужа, а значит можно сыграть на этом. Например, сегодня скажу, что случайно встретил своего одноклассника в компании, куда ездил на собеседование. Так же сообщу, что пригласил его к нам в гости, или в ресторан посидеть, а заодно намекну, чтобы она была с ним поласковее, потому что он обещал посодействовать с устройством на работу. Пусть вон даже Архип, - Лука кивнул на водителя, - Пока побудет мной. Масса у нас почти одинаковая, так что проблем не возникнет. Затем неделю повстречаемся все, чтобы она привыкла к парню. Ну а потом муж для неё умрёт, а я подставлю своё плечо. Если сделать всё правильно, учитывая лечение, которое ей так необходимо, она не уедет от нас, а я смогу её приручить и в новом виде.
   -Я буду разыгрывать тебя. Хочу познакомиться с девицей, - подумав, сказал Роман и тут же добавил: - А ещё лучше будет, если я возьму всё в руки. Я буду тем одноклассником, который примется утешать её после кончины мужа.
   Лицо Луки на секунду исказила гримаса ярости, а правая рука сжалась в кулак, но он быстро взял себя в руки и только собрался что-то сказать, как у него зазвонил телефон.
   Достав его, он скомандовал:
   -Всем тихо. Это она. Как раз поймём, знает она что-нибудь или нет, - после чего ответил на вызов: - Ириша? У тебя всё хорошо?
   В машине все замерли, прислушиваясь к словам, а Лука подозрительно спросил:
   -Еду на второе собеседование, а что? - а потом расслабился и, показав всем "ок", спокойно произнёс: - Я очень постараюсь. Просто компании чуть ли не в противоположных районах Москвы, поэтому требуется время, чтобы добраться до них. Ну и конечно собеседование нужно учитывать. Я же тебе говорил сегодня, что задержусь надолго... И я тебя люблю, сладенькая моя Ириска.
   Последние слова он произнёс таким нежным тоном, что Роман с интересом посмотрел на него. Лука спокойно выдержал взгляд и, спрятав телефон, произнёс:
   -Не думаю, что это удачная идея насчёт моей замены. Я успел её изучить, это поможет найти подход и в будущем...
   -Роман, поверь, ты не сможешь потом с ней спать! - вставил Тимур, обернувшись и посмотрев на мужчину. Поморщившись от омерзения, он продолжил: - В одежде и парике она бабёха аппетитная. Но стоит ей раздеться и снять парик, всё, у меня, например, сразу рвотный рефлекс обострялся.
   -Да? Так страшно всё? - он вопросительно посмотрел на Луку и когда тот кивнул, равнодушно сказал: - Ну, тогда просто хочу с ней познакомиться. Раз уж сорвался ехать с вами, сегодня заменю тебя, Тимур, в центре, чтобы лично понаблюдать за ней ночью. Что там, кстати, вы хотели рассказать перед звонком Евлалии?
   -Помнишь, я рассказывал про специальную программу, которая по спец алгоритму переводит снятую с мозга энцефалограмму в музыкальные звуки, и таким образом помогает человеку заснуть?
   -Помню, - подтвердил Роман.
   -Так вот, мы смогли подобрать необходимые звуки, чтобы погружать её в сон и даже пошли дальше, отчасти научившись контролировать её сновидения в эмоционально плане. За эти дни мы многое успели попробовать. Были ночи, когда мы включали ей музыку, настраивающую её мозг на яркие сновидения, причём смогли подобрать её таким образом, что она испытывала страх, а в другие ночи включали уже другую музыку, настраивающую её на умиротворение. А пару ночей она вообще спала без сновидений и даже не поднималась с кровати. Мы обрезали фазу РЕМ-сна, и мозг пропускал её...
   -Ей об этом хоть не сказали? - Роман напрягся.
   -Нет, конечно, - заверил Лука. - Она думает, что по-прежнему ходит во сне. Мы даже не говорили ей, что музыку мозга крутим всю ночь. Ира считает, что мы её сразу выключаем, как только она засыпает.
   -Вот и хорошо, - с удовлетворением сказал он. - Чем дольше наша сновида будет думать, что решение её проблем в наших руках, тем лучше. Будем дозированно сливать ей информацию и лечить медленно, чтобы результат был виден, а то ещё подумает, что ничего не помогает и откажется выполнять наши приказы.
   -Согласен, - ответил Лука, а потом прищурился и задумчиво добавил: - Кстати, думаю, случайная смерть её мужа нам даже поможет. Я всё никак не мог придумать, как объяснить Ирине свои познания о снах и помогать с обучением. Её муж ведь не мог знать об управлении снами, а познакомив её с мнимым одноклассником супруга, от его имени мы многое может сделать, и она не всполошится. Новый человек - новые знания, новые решения проблем.
   -Да, - бросил Роман, скорчив недовольную гримасу. - Вот ещё было бы хорошо, если вы с утра не ударились в панику, когда позвонила Евлалия, и не сорвали меня из дома, чтобы успокоить нашу сновиду и предупредить возможные последствия. А сразу спокойно рассудили обо всём и разобрались сами.
   -Я не поднимал паники, - сдержанно произнёс Лука. - А просто сказал, что лучше мне ехать домой, чтобы держать Иру под контролем. Ты послушал Тимур, а он...
   Договаривать мужчина не стал, натолкнувшись на колючий взгляд Романа и отвернувшись, с равнодушным выражением лица уставился в окно.
  
  
   Глава 8.
  
   Пошатываясь, я вышла из туалета, но сил хватило только на пару шагов. Прислонившись к стене в прихожей, я медленно сползла по ней и сев на пол, судорожно втянула воздух.
   -Так с кем я живу? - вслух спросила я и, нахмурившись, задумалась о нашей жизни с Мишей.
   "Вернее, получается не Мишей!" - испуганно поправила себя и снова громко вздохнула, чувствуя, как сердце бешено бьётся в груди. "Так когда, и как вышло, что место моего мужа занял двойник? Причём очень хороший двойник!".
   В голове всё мутилось, а перед глазами плыло, но я постаралась взять себя в руки и трезво посмотреть на ситуацию, и ответ тут же нашёлся.
   "Скорее всего, после ухода мужа... Господи, так получается, Миша на самом деле меня бросил ради другой женщины? По словам Светы, какой-то медсестры?" - сердце болезненно защемило в груди, а желудок сжался, и я ощутила боль. "Вот почему он отдалился после аварии и не желал меня. У него уже была другая! И возможно, я даже видела эту медсестру!".
   В памяти начали всплывать воспоминания о больнице и тех, кто окружал меня и я застонала. "Была одна девушка, лет двадцати, которую Мишу постоянно провожал взглядом, а она периодически поглядывала на него", - поняла я.
   "Боже, получается, муж крутил у меня роман под носом, а я не видела этого?... Или не хотела видеть?... Скорее, второе. Ведь тогда уже в голове звучали тревожные звоночки, но я боялась об этом думать, понимая, что мне необходимо душевное спокойствие, чтобы полностью выздороветь и встать на ноги. Я говорила себе, что это кажется. Что я сама себе всё это придумываю. А получается, была не права?" - по лицу потекли слёзы и всё увиделось совсем в другом свете. "Вот почему Миша перестал со мной заниматься любовью! Вот почему начал задерживаться на работе! Вот почему брезгливо морщился, глядя на меня в белье! У него уже тогда имелась другая, с нормальным, красивым телом и без уродливых шрамов на голове!".
   Не выдержав, я разрыдалась, чувствуя себя униженной. "И эта другая ещё и ухаживала за мной в больнице! Ужас! Она видела меня бессильной и больной, и воспользовалась этим!".
   Осознавать такое было неприятно и плача, я хватала ртом воздух, не в силах глубоко вздохнуть. "Какая же я дура! Трусливая, боящаяся посмотреть правде в глаза, слабохарактерная дура!" - ругала я себя, не в силах остановить поток слёз.
   Если раньше, когда Миша ушёл, всё было как в тумане, то сейчас я отчётливо поняла, что после аварии муж уже не любил меня. "А мои приступы сомнамбулизма были лишь поводом!" - поняла я, и захотелось громко закричать, чтобы хоть как-то унять боль. "Миша трус! Он бросил меня, воспользовавшись предлогом, а не сказал в лицо, что встретил другую! Сволочь! Ненавижу!".
   Но как только я это подумала, стало стыдно. "Он ведь умер, а я его ругаю... Нехорошо это...", - я постаралась взять себя в руки, и ужас накатил с новой силой, а слёзы моментально высохли.
   "Так кем является тот, с кем я живу, за кем ухаживаю, для кого готовлю еду и глажу одежду, с кем занимаюсь любовью? Ясно, что это он подменил Мишу, когда тот ушёл...", - интуиция не просто подсказывала, а уже кричала, что дело обстоит именно так.
   "И как так вышло, что я не замечала отличий? Да, этот человек всегда мягко уводил меня от разговоров о совместном прошлом, но при этом идеально копировал Мишины привычки и повадки. А разве такое может быть? Получается, он просто не знал подробностей о нашей жизни, но при этом хорошо изучил моего мужа?" - чувство страха усилилось, и я загнанно осмотрелась вокруг, боясь, что за мной и сейчас наблюдают.
   "А это хорошее объяснение! Только с помощью наблюдений можно узнать отличительные жесты и привычки Миши. Например, как он проводит ладонью по волосам, когда раздумывался над какой-нибудь проблемой. Как хмурился, когда испытывал недовольство. Как прикладывая ладони к моим щекам, заглядывал в глаза, когда хотел проявить нежность. Как любил почёсывать подбородок, когда его что-то беспокоило. Даже его манеру растягивать некоторые слова копировали идеально! Я уже не говорю про остальное, походку, например, или мимику. Только вот наблюдения, судя по всему, были не постоянные! Я же чувствовала в постели, что он изменился, просто списывала всё это на перерыв в интимной жизни...", - последние мысли вызвали ещё и отвращение, и я испытала новый приступ тошноты. "Кошмар, получается, я спала с вообще незнакомым человеком?... Только не это!" - по телу прошла дрожь и я ощутила себя так, как будто меня продолжительное время насиловали.
   Ощутив себя грязной, я вскочила на ноги и бросилась в ванную, но на полпути остановилась, поняв, что самый главный вопрос не в том, с кем я жила всё это время и почему не замечала подмены, а для чего требовался весь спектакль.
   "А действительно, зачем всё это разыгрывать? Просто так кто-то не будет делать двойника моего мужа, и подсовывать его мне. Это ведь дело непростое. Необходимо сначала найти похожего человека, сделать не одну пластическую операция, чтобы я не заметила разницу. Затем научить его привычкам и повадкам. А также найти удобный момент, чтобы он занял место моего мужа! Это не просто чей-то каприз, а давно спланированная операция. А такое не делается ради забавы... Стоп! А вот и первая неувязка! Если бы кого-то готовили на роль моего мужа, то этот человек должен был досконально изучить и наше прошлое! А этот... ммм... мужчина прокалывался пару раз!" - в памяти всплыли воспоминания о том, что он говорил насчёт моего шрама на лбу, да и других мелочей, на которые я просто не обращала внимания, потому что фразы можно было истолковать двусмысленно.
   "Хм, если бы человека готовили к внедрению в нашу семью, было бы логично, что его научат не только привычкам мужа, а ознакомят и с нашим прошлым... Странно всё это. Миша, то есть этот человек, не желал говорить о прошлом, судя по всему не зная его... И что же тогда думать, а?" - я растерялась, пытаясь хоть что-нибудь понять, и тут в голову пришла мысль о сне, который послужил причиной ссоры с мужем.
   "Я ведь там увидела существо, занявшее место моего мужа!" - я едва сдержала крик, но тут же цыкнула на себя: "Не паникуй! То был просто сон! Нет в мире таких существ, которые способны копировать внешности людей!".
   Однако помогло это мало. Закравшееся в душу чувство ужаса не давало адекватно мыслить, и проскакивали такие дикие мысли, что хотелось бежать оглядки.
   "А вообще-то бежать, это хорошая мысль! Для чего бы меня не пытались использовать (а это точно делается, чтобы подобраться ко мне, иначе вообще всё бессмысленно), я не хочу выяснять причины, находясь рядом с чужим человеком!" - поняла я и, метнувшись в комнату, подбежала к шкафу.
   "Нужно срочно уезжать и прятаться! А потом только разбираться - кто вошёл в мою жизнь и для чего! Хорошо, что я не сказала о высланных матерью пятисот евро, желая предъявить их позже, если бы Миша не нашёл работу, а деньги начали заканчиваться".
   Вытащив сумку, я принялась без разбора сгребать туда вещи с полок шкафа, и это лишний раз напомнило о нестыковках. "Вот и понятна причина смены якобы Мишиного гардероба! Из-за финансовых проблем мы не могли его часто обновлять, а тут всё новенькое! Не стал бы Миша настолько тратиться и покупать все вещи! Должен был оставить какие-нибудь рубашки, или носки, или те же трусы!... Вот точно, дура я! Из-за возврата любимого испытывала эйфорию, не замечая таких важных мелочей!" - я уже начала испытывать злость из-за своей невнимательности.
   "А впрочем, не совсем я была невнимательна... Рост и телосложение я заметила... Хм, тогда опять нестыковка! Подбирая двойника, эти параметры точно должны были учитывать, а тут... Ничего не понимаю! С одной стороны есть подготовка, а с другой - полная безалаберность? Надеялись, что я не замечу? Идиоты!" - подумала я и тут же поморщилась. "Не такие уж и идиоты! Ведь или закрывала на всё глаза, или сама для себя искала объяснения. Или вообще не видела!".
   "Но об этом позже. Поругать себя я всегда успею. Сейчас необходимо бежать!... Только вот куда? Насколько могущественны эти люди? Станут меня искать или нет?" - спросила я себя и поняла, что точно станут. "Как бы там ни было с накладками и знаниями о прошлом, только на одни пластические операции они потратили немало денег, а значит, я им нужна. Так куда же сбежать, чтобы они меня не нашли?" - я замерла, лихорадочно ища ответ и поняла, что делать.
   "В первую очередь необходимо обратиться в полицию. Они должны заинтересоваться таким. А когда двойника схватят, уеду к матери в Германию. Даже если со здешними органами правопорядка будут накладки, там с полицией они вряд ли договорятся".
   Бросившись к трюмо, я выдвинула один из ящиков, молясь, чтобы мои паспорта лежали здесь, и я могла без задержек уехать из страны. "Фух, здесь!" - увидев паспорта, радостно подумала я и, схватила их.
   Однако радость была недолгой. Паспортов внутри не было. В руках я держала лишь покупаемые отдельно твёрдые обложки, а сами паспорта отсутствовали.
   "Боже, только не это! Теперь мне придётся восстанавливать оба паспорта, а это займёт много времени, и может произойти, что угодно!" - испуганно поняла я, а затем ощутила и ярость. "Сволочи!... И что же теперь делать? Мне очень нужны документы! Хотя бы уже для того, чтобы обратиться в полицию", - в бессильной злобе я оглянулась по сторонам, не зная, как поступить. "Где они могут быть? Скорее всего, тот мужчина держит их при себе, а значит, есть только один вариант - выкрасть их тихо и незаметно. А для этого лучше всего притвориться, что пока ничего не знаю".
   Поняв, как лучше действовать, я задвинула ящик трюмо и, схватив валяющуюся рядом дорожную сумку с одеждой, принялась выкладывать вещи назад. "По идее, нет смысла пока заморачиваться с вещами. Как только тот мужчина приедет домой, отправлю его в душ, а сама покопаюсь в папке с документами. Паспорта, скорее всего, там. Как только заберу их, можно бежать", - решила я. "Здесь недалеко есть отделение полиции. Мне главное туда добраться. Расскажу всё полицейским, а в доказательство ещё и укажу на сайт, где написано, что мой настоящий муж погиб, или попрошу позвонить в морг или полицию нашего города! Пусть потом трясут того типа и разбираются - зачем он разгуливает с внешностью моего мужа и как вообще такое возможно. А я вернусь сюда, соберу вещи и спрячусь где-нибудь до вылета в Германию", - такое решение проблемы на данный момент казалось самым правильным.
   Разложив все вещи в шкафу, я подбежала к ноутбуку и, закрыв сайт, вышла из интернета, а затем и выключила ноутбук. И сделала это очень вовремя. В следующий момент из прихожей донёсся звук открывающейся двери.
   "Приехал! Быстро же он! Ох, главное не выдать себя! Хорошо, что передумала бежать прямо сейчас, а то не успела бы", - пронеслось в голове. Поправив сбившуюся на бок косынку, я спрятала за спину трясущиеся руки и улыбнулась, надеясь, что выгляжу естественно.
   -Привет, конфетка, - в комнату зашёл двойник мужа и тепло улыбнулся.
   -Привет, - выдавила я и постаралась изобразить радость.
   -Что такое? Ты, что, плакала? - подойдя вплотную ко мне, он пытливо посмотрел в глаза.
   -Нет... то есть да... Лук чистила для тушёной картошки, а он едкий какой-то попался, - соврала я, тоже внимательно глядя в лицо мужчины.
   "А врачи хорошо поработали! Сходство стопроцентное! И ни одного послеоперационного шва не видно. А вот небольшой шрам на подбородке скопировали тоже. Вот честно, ни за чтобы не догадалась, если бы Миша не погиб, что передо мной совсем другой человек", - про себя отметила я, а вслух продолжила:
   -Как собеседования?
   -Хорошо, - мужчина снова улыбнулся и, обняв меня за талию, привлёк к себе. - Представляешь, встретил одноклассника на втором собеседовании! Думаю, он поможет мне получить место в их компании. Я пригласил его в ресторан. Ты ведь поможешь мне произвести на него хорошее впечатление и возобновить нашу дружбу?
   -Помогу, - промямлила я, сжимаясь от омерзения из-за близости чужого мужчины, и едва сдержала порыв оттолкнуть его, когда она наклонился и припал к моим губам в нежном поцелуе.
   "Терпи! Терпи!" - уговаривала я себя, а вот заставить ответить на поцелуй уже не могла.
   -Ты напряжена. Что-то не так? - отстранившись, спросил двойник.
   -Всё так, - я опять заставила себя улыбнуться и предложила: - А давай ты сейчас примешь душ и мы по-настоящему отпразднуем хорошую новость о возможном устройстве на работу. Хочу показать свою радость по этому поводу на деле.
   -Очень хорошее предложение, сладкая моя, - он расплылся в довольной улыбке, а потом отпустил меня и подошёл к шкафу. - Сейчас возьму полотенце и быстро в душ, а ты не теряй настрой..., - продолжил он, но потом осёкся, открыв шкаф, после чего добавил: - Слушай, а сделай мне чай и пару бутербродов, хочу перекусить, чтобы после душа уже не отвлекаться. Не удалось сегодня поесть, поэтому голодный.
   -Хорошо, - ответила я и направилась на кухню, чтобы заодно и перевести дух.
   "Было бы дома снотворное, я бы тебе сделала чай! Да такой, что сутки бы спал!" - злорадно подумала я, но когда мы поняли, что оно на меня действует не так, как нужно, то избавились от таких лекарств.
   Включив на кухне чайник, я достала хлеб, сыр, зелень и колбасу и принялась делать бутерброды, изо всех сил стараясь унять дрожь в руках и успокоиться.
   -Ты ведь уже всё знаешь, - неожиданно раздалось за спиной, и от испуга я вскрикнула.
   -Чччто зззнаю? - повернувшись и запинаясь, спросила я.
   -Про своего мужа, - спокойно ответил мужчина. - Не умеешь ты, Ириша, заметать следы. В шкафу всё криво лежит, а значит, пыталась собирать свои вещи. А самое главное, не почистила в ноутбуке журнал посещений со ссылками на городской сайт, где рассказывается об аварии. И оказывается, у тебя всё же есть почтовый ящик. Дай угадаю, поди, на девичью фамилию его регистрировала?
   -Дда, - промямлила я, не зная, как себя вести. - Давно ещщё...
   -Понятно. Прокололся я с этим, - произнёс он, глядя мне в глаза. - А можно узнать, почему не попробовала сбежать? Поговорить хочешь? Или что-то другое задумала? - он сделал шаг ко мне, и я испуганно отступила к окну, сжимать нож в руке.
   -Не подходи! - угрожающе выкрикнула я. - Не побоюсь нож применить!
   -Не побоишься? - он улыбнулся. - А давай проверим!
   Сказав это, он бросился ко мне, и я завизжала, одновременно с этим выставляю руку с ножом вперёд. А затем ощутила то, что, наверное, никогда не забуду. Нож вошёл во что-то мягкое, и на руку брызнуло чем-то тёплым. "Я что, на самом деде попала в него и это кровь?" - с ужасом подумала я и, опустив глаза, поняла, что всё именно так.
   -Ты посмотри, точно не побоялась применить нож, - почему-то весело сказал мужчина, тоже посмотрев на рукоятку ножа, торчащую из живота, а затем спокойно разжал мои пальцы, вытащил нож и отбросил его в сторону. - Всегда знал, что ты смелая женщина.
   -Ты кто? - выдавила я, не понимая, почему мужчина так относится к своему ранению и даже веселится.
   -Я - метаморф, - ответил он, а в следующий момент его внешность потеряла чёткие очертания и стала меняться.
   Не веря своим глазам, я, замерев, наблюдала за изменениями, и когда спустя минуту всё снова обрело чёткость, передо мной стоя незнакомый человек.
   -Это как..., - успела произнести я, но затем перед глазами всё поплыло, дышать стало нечем и я начала оседать на пол, понимая, что теряю сознание из-за переживаний и увиденного...
  
   ********** ********** ********** ********** ********** ********** **********
  
   Как только молодая женщина стала падать на пол, Лука аккуратно подхватил её и, улыбнувшись, пробормотал:
   -Ничего, Ириска, ты ещё привыкнешь к этому. А вот оружие тебе в руки лучше пока не давать. На мне, конечно, моментально всё заживает, но такие эксперименты не очень нравятся.
   Направившись в комнату, он уложил женщину на кровать, а потом достал из кармана телефон и, набрав номер, сухо произнёс:
   -Роман, она всё знает. Пришли за мной машину.
   -Как знает?! - зло раздалось из трубки. - Она хоть не сбежала?
   -Нет, осталась. И мне очень интересно, почему она осталась и пыталась разыграть спектакль. Хотя мысли сбежать у неё явно были. В шкафу следы того, что собирала вещи, а потом впопыхах раскладывала их опять, - сказал Лука, оглядываясь по сторонам, а потом подошёл к трюмо и выдвинул один из ящиков. - О, ну понятно. Она обнаружила, что я забрал все документы. Скорее всего, надеялась их выкрасть.
   -Глаз с неё не спускай! - приказал Роман и подозрительно добавил: - А что у вас там так тихо? Она что, спокойно себя ведёт?
   -Нет. Она попробовала меня сначала обмануть, потом проткнула ножом, а затем потеряла сознание, когда я показал ей, как могу меняться, - со смешком ответил Лука. - Так что поторопись. Думаю, она, как оклемается, поднимет крик и лучше её вывезти в один из наших домов сейчас.
   -Мы уже почти под твоим домом. Так что ждать не придётся, - заверил второй мужчина. - Через пару минут выноси её... Чёрт, сейчас же день, куча народу вокруг! Тех же бабок, сидящих, будь они неладны, у подъезда!
   -Ерунда, - уверенно произнёс Лука. - Если кто-то спросит, скажу, что жене плохо стало и везу её в больницу, не дожидаясь скорой. Те же бабки постоянно видели нас с Ирой и шума не поднимут.
   -Будем надеяться. Тогда давай, спускайся вниз. Мы уже во двор въезжаем.
   -Хорошо. Только переоденусь, - ответил он и, сбросив вызов, стянул с себя окровавленную рубашку.
   Стерев ею кровь на животе, где даже не осталось шрама от ранения, он взял в шкафу футболку и, надев её, закрыл глаза. Внешность снова начала меняться и спустя несколько секунд мужчина опять стал похож на мужа Ирины.
   -Ну что, моя конфетка, начинаем новую жизнь с тобой. Хватит прятаться и жить в халупах, во всём себе отказывая, - ласково сказал он, беря женщину на руки и пошёл к входным дверям.
  
  
   Глава 9.
  
   Открыв глаза, я непонимающе осмотрелась вокруг, потому что высокого потолка с лепниной никак не могло быть в съёмной квартире. А когда увидела незнакомого мужчину, сидящего в кресле, моментально всё вспомнила. Рывком сев на кровати, я схватила одну из подушек и, забившись в противоположный от мужчины угол, выставила её впереди себя.
   -Думаю, ты понимаешь, что вряд ли защитишься от меня подушкой, - мужчина улыбнулся и, встав, подошёл к кровати.
   -Не приближайся ко мне! - выкрикнула я и снова осмотрелась вокруг, ища как сбежать.
   Я находилась в большой спальне с роскошной обстановкой. Стены были оклеены обоями приятных пастельных тонов, висевшие на них картины с изображениями пасторальных пейзажей, придавали уют. Светло-коричневая мебель выглядела дорогой и антикварная. А ковёр, лежащий на полу, был настолько пушистым и большим, что в моём старом доме, наверное, и не нашлось бы такой по размеру комнаты, где он бы вместился. Справа от огромной кровати, на которой я сидела, имелись два окна больших окна, сквозь которые я увидела верхушки деревьев. "Похоже, это какой-то дом и я нахожусь если не на третьем, то на втором этаже. А учитывая высоту потолков, прыгать через окно глупо", - отметила я. "Остаётся бежать только через дверь. Но этот тип явно не даст мне вырваться отсюда".
   Переведя взгляд на мужчину, я нахмурилась, рассматривая его. Высокий, не меньше метр девяносто, со спортивной фигурой, мужчина производил внушительное впечатление. "А если быть до конца честной, то ещё и привлекательное", - подумала я, рассматривая русые волосы, серые глаза, волевой подбородок и тонкие губы. "Только вот чувствуется в нём ещё что-то и страшное. Взгляд у него цепкий какой-то и решительность проскакивает в каждом движении... А это как раз и отпугивает. Нет, всё же не нравится он мне, несмотря на смазливую внешность", - решила я и сжалась, когда мужчина присел на край кровати.
   -Ириска, не бойся меня, - ласково произнёс он. - Я не причиню тебя зла. А точнее, наоборот хочу помочь.
   -Я тебе не ириска, - выдавила я, поняв, что передо мной тот мужчина, с которым я жила и стало ещё страшнее, потому что я вспомнила, как он у меня на глазах изменил внешность. - Кто ты?
   -Я уже говорил тебе, - спокойно ответил он. - Метаморф. Могу снова показать, как способен изменять внешность, если ты пообещаешь, что не потеряешь сознание. Знаешь ли, меня это испугало. Ты долго не приходила в себя.
   -И судя по всему, это время ты не только испытывал страх, а успел меня перевезти... Куда? Где я?
   -У меня дома. Это самое безопасное место для тебя.
   -А с чего вдруг мне стала грозить опасность? - осторожно спросила я, пока ничего не понимаю.
   -Она и раньше грозила, просто тебе везло. Судя по всему, ты и до аварии обладала способностями, но слабо выраженными, а вследствие травм обрела дополнительные возможности из-за которых тебя могут убить.
   -Что? - ошеломлённо спросила я, а потом встряхнула головой и требовательно произнесла: - Можно говорить нормально, а не загадками и общими фразами! Какими способностями? При чём тут авария? И что, чёрт побери, за метаморфы такие?
   -Шшш, не нервничай, - мягко попросил он. - Ты же знаешь, как это потом отражается на твоих снах. Я тебе обязательно расскажу про всё, и начну с объяснений о себе, чтобы ты меня не боялась.
   -Тогда для начала проясни вопрос - как ты мог принять внешность моего мужа! И не смей на меня шикать! - чем дальше, тем я больше злилась, потому что всё казалось нереальным, а это в свою очередь наталкивало на мысль, что я медленно схожу с ума.
   -За счёт этого и могу менять внешность, что метаморф, - ответил он и подмигнул. - Я могу принимать любое человеческое обличие. Копировать внешности других людей, или принимать облик, который сам придумал. Однако есть и некоторые законы природы, которые мы не можем преодолеть. Скажем, вот сейчас я метр девяносто два ростом и крепкого телосложения. Если же захочу стать, например, два метра, могу вытянуться ввысь, но при этом визуально похудею. А ещё, копируя людей, я перенимаю их манеру говорить, ходить и даже привычки, если контакт с человек был достаточно долгим.
   -В каком смысле достаточно долгим? - я непонимающе посмотрела на мужчину, и пока отказываясь верить в такие способности.
   -Давай я расскажу это на примере твоего мужа. Когда возникла необходимость заменить его, всё что мне потребовалось, проехать рядом с ним, бок о бок, в общественном транспорте. Чем дольше мы имеем соприкосновение с объектом, тем больше мы перенимаем его особенности. Только не спрашивай как, объяснить это невозможно. Я могу лишь сказать, что чувствую, как в меня перетекают знания о физиологических параметрах или особенностях человека. А когда я желаю принять его облик, всё узнанное используется. Так вот, чем больше этих контактов, тем лучше. А в твоём случае я ещё и наблюдал за ним четыре дня, чтобы досконально изучить его. Хотя и так было понятно, что он за тип, - мужчина брезгливо поморщился. - Самовлюблённый эгоист, живущий только ради себя и жаждущий, чтобы все вокруг им восхищались или завидовали.
   -Неправда, - зло ответила я. - Миша не такой!
   -Такой, - уверенно ответил метаморф. - Просто ты его любила, и не замечала, что он из себя представляет.
   -Четыре дня наблюдений, и ты уже всё про него знаешь? Не слишком-ли самоуверенно? - холодно спросила я, испытывая всё больше неприятие к своему собеседнику из-за того, что он так отзывает о моём, пусть и о неверном, но всё же муже.
   -Я вообще много чего знаю о людях такого, что они сами о себе не понимают, - вкрадчиво произнёс он. - А в случае с твоим мужем и доказательства есть. Ни он-ли тебя бросил, как только ты перестала вызывать у других мужчин восхищённые взгляды? Или ответь мне, почему у вас не было детей, хотя вы живёте достаточно долго?
   Тема детей была больная и я процедила:
   -Не твоё дело.
   -Не хочешь отвечать? И не надо. И так понятно, что твой благоверный, а точнее неверный супруг осознавал, что как только в семье появится ребёнок, он перестанет для тебя быть центром вселенной. Не хотелось ему ещё с кем-нибудь делить твоё восхищение и любовь. Поэтому он, скорее всего и просил тебя повременить с детьми. Типа, давай поживём в своё удовольствие. Ведь так?
   Слова больно ударили в сердце, потому что именно так всегда и говорил Миша, когда я пыталась завести разговор о детях. Но признаваться в этом я, естественно, не собиралась.
   -Это не твоё дело, - чеканя каждое слово, повторила я. - И впредь я не желаю слышать от тебя оценок моих родных или близких. Вообще-то мы разговариваем о тебе.
   -Ко мне мы ещё вернёмся. А про мужа твоего я заговорил лишь с одной целью - ты узнала, что он умер, и сдаётся мне, собираешься оплакивать эту мразь, что делать не стоит. Насколько я успел понять, он давно тебе изменял, и как только ушёл, побежал к своей медсестричке. Я три дня имел сомнительное удовольствие наблюдать, как они радуются воссоединению. И им обоим было плевать, что ты в этот момент осталась одна со своими проблемами.
   -А тебе значит не плевать? - дрожащим голосом спросила я, едва сдерживаясь, чтобы не расплакаться.
   Перед глазами чётко вырисовывалась картина, как Миша с той девушкой проводят время и это отзывалось в душе. Казалось, что мне пробили в ней дыру и через неё исчезали все тёплые чувства, которые я раньше могла испытывать.
   -Мне, не плевать, - уверенно ответил мужчина.
   -С чего вдруг? Какое тебе дело до меня, моих проблем и происходящего в моей жизни? - спросив это, я перестала дышать, понимая, что сейчас узнаю самую важную вещь.
   -Потому что ты не совсем обыкновенный человек. Ты обладаешь некоторыми способностями, которые могут стоить тебе жизни. А я очень заинтересован в твоих умениях, и взамен готов тебя защищать.
   От слов мужчины меня прошиб холодный пот, и я отчётливо вспомнила сон.
   -Ты хочешь мне помочь, и того же просишь взамен... Как во сне..., - прошептала я. - Я тебя видела тогда? Ты что, в натуральном виде то ужасное существо?
   -Нет, конечно, - он улыбнулся. - Я выгляжу, как обыкновенный человек. И тебе сейчас демонстрирую своё настоящее лицо. Как видишь, я не та бледнолицая страшилка из сна...
   -Ага, с твоими способностями мне можно сколько угодно вешать лапшу на уши, - пробормотала я.
   -Вообще-то, да, можно, - мягко согласился он. - Но я не хочу тебе лгать и желаю показать настоящее лицо. Можешь мне не верить, но это именно так. И это не я приходил к тебе в том сне. Да и не люблю я постоянно пользоваться чужими обликами. Я хоть и сильный метаморф, но и у меня есть пределы сил.
   -Что значит сильный? Ты можешь нормально говорить? Вас что, ещё и много? - вопросов возникало столько, что я не успевала на них сосредоточиться и спрашивала первое, пришедшее в голову.
   -Нас немало, - уклончиво ответил он. - И способность к метаморфизму у нас разная. Кто-то не может долго держать принятый облик. Например, стоит ему заснуть и проявляется настоящее лицо, или же накладываются личные привычки. Кто-то, как я, способен месяцами удерживать принятое лицо, хотя это и стоит огромных сил и сосредоточения. А есть и такие, кто способен даже копировать нематериальные объекты, такие, как одежда. То есть, меняя облик, я, например, меняю только внешность, а в одежде останусь прежней, а есть и те, кто способен сменить и её...
   -А зачем я тебе нужна? С твоим умением принимать любые облики, ты, наверное, можешь всё, - не дав договорить, сказала я. - И это, как я понимаю, не всё. Даже ранение на тебя не повлияло.
   Меня передёрнуло от воспоминания, как я ткнула мужчину ножом. Опустив глаза, я посмотрела на свою руку, сомневаюсь, что смогу забыть случившееся.
   -Нас практически невозможно убить обыкновенными способами, потому что мы обладаем сильными регенеративными способностями. И эта способность нам жизненна необходима. Ведь соприкасаясь с другими людьми и заимствуя их внешности, а также копируя их тела, мы копируем даже их болезни. Например, потребуется мне стать каким-то человеком, а он болеет раком четвёртой стадии. Не имей я способностей к регенерации, и я бы болел раком, что помешало бы мне сделать задуманное. А так, мой организм сразу излечивает болезнь. Однако, также за счёт этого мы не способны полностью повторить чужой генетический код, потому что сразу накладывается наш, со способностью к регенерации. Мы вообще не болеем, и так же не чувствительны к ядам. В регенерации наш плюс, и одновременно минус. Не все метаморфы готовы придерживаться правил нашего Кодекса, и наказать отступников из-за наших возможностей не всегда получается...
   -Только не говори, что я это могу, - испуганно произнесла я, точно зная, что вообще не желаю вмешиваться в дела этих странных существ.
   -Ты лично, не можешь. Но ты можешь достать одну вещь, которая поможет нам. Давай я расскажу о твоих способностях, чтобы ты всё поняла, - ответил мужчина.
   -Этого я хочу как раз больше всего, - буркнула я.
   -Ты обладаешь одной очень интересной способностью. Ты сновида, и можешь путешествовать во снах, считывать эмоции людей, узнавать их некоторые тайны. Ты даже можешь видеть вещие сны. Кстати, именно этот сон и показал тебе меня и мои способности.
   -Могу узнавать тайны и считывать эмоции? - я ошеломлённо посмотрела на метаморфа.
   -Да, - он кивнул. - Вспомни, что ты рассказывала врачу о своих снах и как ты их делишь. Твои "чужие сны" и есть соприкосновения с другими людьми. Но не это делает тебя особенной. На самом деле сновид в мире немало, однако все они пассивны. Максимум, что могут - заглянуть в чужой сон, даже не зная, с кем имеют дело и не могут потом найти этих людей. Их способностей хватает только на всё вышесказанное. Они даже не могут выбрать сон по своему желанию, чтобы снова встретить того человека. Это связанно с возможностями мозга и тела на стадии РЕМ-сна...
   -РЕМ-сна? - переспросила я. - Я, вроде, что-то слышала про это.
   -Максимум, что ты слышала, это медицинское обоснование, а я могу рассказать тебе намного больше. Итак, ты должна знать, что во время сна человек проходит несколько циклов, которые в свою очередь делятся на фазы. Первая фаза - это тот момент, когда ты только начинаешь дремать. Потом наступает вторая фаза, когда ты засыпаешь, и сознание отключается. Но ты ещё чувствительная к внешним раздражителям. Например, реагируешь на звуки и тебя легко разбудить. Затем идёт третья фаза - это уже называется глубоким сном. После неё наступает четвёртая фаза - ещё более глубокий сон, когда замедляется и сердцебиение, и дыхание, падает температура и тела, и мозга. Общее для третьей и четвёртой фазы то, что человека очень тяжело разбудить. Четвёртая фаза длится, как правило, двадцать-тридцать минут, и после начинается обратный ход, но человек не просыпается, а переходит в пятую фазу, которую и называют РЕМ-сон. Для нас это самое интересное. Во время такого сна, обыкновенный человек полностью утрачивает способность двигаться. Работают только крошечные мышцы слуховых косточек, глазодвигательные мышцы и диафрагма...
   -Это называется атония, - произнесла я, вспомнив слова одного из докторов. - Мне говорили, что с этим у меня как раз проблема. Одна из черепно-мозговых травм послужила причиной повреждения отдела мозга, который отвечает за атонию во время сна.
   -Да, так её называют врачи, - подтвердил мужчина. - Но не только это делает тебя особенной. Способность двигаться во сне лишь помогает тебе. Дело в самом РЕМ-сне. У обыкновенного человека на этой фазе сна активность мозга практически такая же, как в бодрствующем состоянии, а вот у тебя активность повышается...
   -Я, что, во сне умнее становлюсь? - недоверчиво спросила я.
   -Не столько умнее, сколько способна делать те вещи, что в реальности не можешь. Твой мозг открывает доступ к паранормальным способностям. Ведь не раз слышала уже, что люди используют только небольшой процент своего мозга. Остальные возможности как бы дремлют. А вот у тебя мозг во время сна наоборот просыпается... Понимаю, что звучит глупо, но другого слова подобрать не могу. В общем, на стадии РЕМ-сна ты можешь намного больше, чем в обычной жизни. Поэтому ты видишь такие яркие сновидения, в том числе и вещие. Ещё одна твоя особенность - ты способна как бы запоминать сон и продолжать его в следующем цикле...
   -Что-то я запуталась... Фазы, циклы... То есть фазы я уже поняла, а циклы?
   -Циклом называется объединение всех фаз. Ты заснула, прошла вторую фазу, третью, четвёртую, РЕМ-сон, и это называется циклом. После РЕМ-сна человек снова возвращаешься ко второй фазе, и опять всё повторяется. Таких циклов за ночь у человека может быть до шести, и каждый раз на фазе РЕМ-сна он видит разные сны. А вот ты способна запоминать их и снова возвращаться. Вспомни самую первую ночь в центре, когда ты пряталась во сне от помощника Надежды Фёдоровны...
   -Он что, тоже метаморф? - перебив, спросила я. - И врач?
   -Да, Тимур метаморф и ты сразу его раскусила, - мужчина улыбнулся. - Но он слабый метаморф. Не способен долго держать выбранный облик. Его характер и привычки быстро берут верх, и ему часто приходится обновлять образы. А врач стопроцентный человек, помогающий нам.
   -Боже... я поняла, что меня в нём смутило! - воскликнула я. - Хозяин квартиры и помощник - один и тот же человек, да? Им обоим была присуща суетливость, липкий, оценивающий взгляд... даже походка одинаковая, вразвалочку...
   -Точно! И ты интуитивно это отметила, а подсознание во сне выдало тебе ответ. Правда, в силу того, что ты не знала о метаморфах, то не смогла верно его истолковать...
   -А сейчас кто помощник? - подозрительно поинтересовалась я.
   -Он же, но образ свежий. А что?
   -Мне он тоже не нравится.
   -Тимур вообще мало кому нравится, - пренебрежительно проронил мужчина, а потом спокойно добавил: - Так вот, ты тогда пряталась и помнишь смену обстановки? То склад, то лес, то пустынная улица, то толпа людей? Это и были твои новые циклы. Но при этом сон один и тот же. На возврат в прежний сон вообще мало кто был способен. Да и не только в этом твоя уникальность. Самое главное, что фаза РЕМ-сна длится у тебя невероятно долго! Все сновиды, о которых мы слышали, или с которыми работали, могли максимум десять минут удерживаться на этой фазе сна, а значит, быть полезны. А вот ты по какой-то непонятно причине способна в РЕМ-сне задерживаться до сорока минут, а значит, можешь намного больше.
   -Хм, и что я могу? Залезть в головы большего количества людей, чем другие сновиды? Не совсем понимаю, как я могу вам помочь с метаморфами, которые ведут себя не по правилам. Я что, когда залажу головы, могу как-то влиять на события или их желания?
   -Нет, влиять на метаморфов во сне ты не можешь. Но способна найти того, кто нужен и покопаться в чужом сознании, чтобы определить, где он находится. А касательно людей твои способности ещё больше - ты можешь и убить обыкновенного человека во сне...
   -Что? Я не буду такого делать! - возмущённо воскликнула я.
   -Такое от тебя и не требуется, - успокаивающе сказал мужчина. - Да нас, в общем-то, и не это интересует. Помимо всего рассказанного, за счёт того, что способна двигаться на фазе РЕМ-сна, ты можешь приносить и предметы из своих сновидений. А такое могут вообще единицы. Вот это нам и нужно...
   -Предметы из сна? - сдержанно переспросила я, уже не в силах удивляться услышанному. - Вы что, хотите, чтобы я для вас воровала? Ничего себе заявочки...
   -То, что нам необходимо, и так принадлежало нам, - голос мужчины зазвучал холодно и отчуждённо. - Мы не собираемся заставлять тебя воровать, а лишь просим помощи, чтобы вернуть своё. Один сновида украл эти вещи у нас, чтобы использовать во зло. Он, как и ты, может двигаться во время РЕМ-сна, а это здорово помогает, чтобы принести нужную вещь. Во время сна в первую очередь необходимо суметь сконцентрироваться, чтобы сжать пальцы или ладонь и захватить необходимую вещь, а те, кто находятся в состоянии атонии, практически не способны на такое.
   -А что за вещи? Что он у вас украл? - с интересом спросила я.
   -Браслеты. Они уникальны. По легенды их создали ещё в начале прошлого тысячелетия. Один могущественный алхимик полюбил молоденькую девушку, но та ему отказала. Что он только не делал, чтобы она стала его, но ничего не помогало. Никакие средства не могли повлиять на её благосклонность, а он жаждал обладать ею. И вот однажды он узнал о метаморфах и наших способностях, а затем и нашёл девушку из наших, готовую хоть иногда становиться той, которую алхимик желал. Но ведь всегда хочется большего. Алхимик хотел не просто изредка встречаться, а иметь желанную девушку рядом, а та, что встречалась с ним, являлась слабым метаморфом, не способным долго удерживать выбранный образ. Поэтому алхимик создал браслет, помогающий метаморфу держать нужную внешность, чтобы всегда иметь рядом двойника любимой. Для слабого метаморфа браслет огромная помощь, потому что не нужно постоянно находиться в напряжении и предельной концентрации, чтобы поддерживать нужный внешний вид. Но за счёт этого браслета девушка не только могла принимать нужный вид, а даже смогла родить ребёнка... Видишь ли, у нас с этим тяжело. Каждый раз принимая чужую внешность мы меняемся и внутренне. В первые минуты обращения мы становимся как бы чужими людьми, и лишь позже организм находит баланс, поэтому если женщина-метаморф беременна, то происходит выкидыш плода...
   -Кошмар, - вставила я. - Так не меняли бы внешность и всё.
   -Но ведь зачастую, на первых днях или неделях беременности женщина и не подозревает о своём положении, - ответил мужчина. - Конечно, если пара решает создать семью и желает ребёнка, они принимаю решение не обращаться, пока женщина не выносит плод. Но всё равно это не всегда просто. Забеременеть нашим женщинам не так легко. И порой проходят года. А так долго без обращений мало кто готов жить. Ведь нам нравятся наши способности становиться кем угодно. Да и нюанс есть один - мы люди привередливые, любим всё красивой и привлекательное, но с настоящей внешностью не всем везёт. Бывает, встретишь красавицу, живёшь с ней, и она уверяет, что это её натуральная внешность, а как дело доходит до детей, оказывается, что это неправда. И иногда эта неправда выливается в ужасные последствия. Если женщина не дура, то сразу признается, что врала насчёт внешности. Но порой попадаются и полные идиотки, думающие, что смогут девять месяцев держать один лик, а затем, месяце на втором, или третьем, а если сильный метаморф, и на пятом, случается страшное. Сил на поддержание внешности уже нет, и она срывается, возвращаясь к своему настоящему виду, а это автоматически приводит к выкидышу. У меня друг именно так потерял своего первого ребёнка, - он тяжело вздохнул, и я воспользовалась паузой:
   -И вам нужны браслеты для этого? - осторожно спросила я. - Хотите увеличить популяцию метаморфов? Или подарить другу браслет, чтобы всё получилось?
   -Нет. Друг со своей девушкой справились с этой проблемой. Она поняла, что зря боялась показать свою настоящую внешность и теперь у них всё хорошо. Со вторым ребёнком всё получилось и они счастливые родители. Да и восстанавливать нашу популяцию не имеет смысла. Нас достаточное количество. Проблема в другом. Помимо хорошего, браслеты имеет и одно отрицательное свойство. Он лишает метаморфа способности к регенерации, и мы становимся уязвимы. Мы можем и заболеть, а также нас можно убить. Вот это и опасно. Когда алхимик умер, та девушка тоже приняла решение умереть. Их сын был уже взрослым и стал единоличным владельцев тех браслетов. Чуть позже он присоединился к нашему Совету, следящему за надлежащим исполнением Кодекса и эти браслеты стали применяться для разных нужд. Например, чтобы помочь уйти из жизни уставшему от неё метаморфу. Или чтобы наказать провинившегося, не соблюдающего Кодекс. Или чтобы удерживать нужный образ продолжительное время... В общем, для нас эти браслеты вещь нужная и полезная. Но когда они попадают не в те руки, это чревато ужасными последствиями. А в нашем случае это вообще чуть ли не катастрофа. Есть такой метаморф Аламан. Молодой, своевольный и не желающий подчиняться Совету и жить по Кодексу. Мы живём, не привлекая излишнего внимания людей, не наглеем и стараемся не причинять им физический вред. А вот Аламан совершенно не умеет держать себя в руках. Он возомнил себя высшим существом, сколотил себе команду единомышленников и развлекается. То направится в зону боевого конфликта и там во всю демонстрирует свои способности, то берётся исполнять роль киллера, убивая тех людей, до которых обычные убийцы не могут добраться, а то превращается в какую-нибудь знаменитую личность и начинает дебоширить. В общем, особо не скрывает наше существование. И дошло до того, что нами заинтересовались некоторые спецслужбы и учёные, работающие на них. Мы, как можем, сглаживаем этот интерес, но постоянно так продолжаться не должно. Однажды всё выплывет наружу, если Аламана не остановись. Совет уже вынес ему смертный приговор за нарушение Кодекса. Только вот исполнить его невозможно, потому что браслеты у нас выкрали. Тот сновида, что сделал это, ненавидит нас всех, и использует браслеты, чтобы убивать матаморфов, причём, всех подряд. А подобраться к нему мы не можем даже с нашими способностями. Он не выходит за территорию своего особняка, а всякий входящий проверяется на стольких уровнях, что это полностью исключает проникновение метаморфов в его дом. Только другому сновиде под силу вернуть браслеты. Так что, они изначально изготавливались для нас и принадлежали нам, а значит, это не воровство.
   -Понятно, - ответила я, обдумывая узнанное и чувствуя недоверие к словам. - Наверное, та девушка, для которой делались браслеты, сильно любила своего алхимика, если готова была принять чужую внешность, а потом и уйти из жизни... Ой, подожди, а если вы способны к регенерации, то и живёте... Как долго?
   -Этого ответа никто из нас не знает, - мужчина развёл руками. - Говорят, что мы можем умирать от переполнения памяти из-за прожитых столетий и образов, которые копируем. Но никто лично не видел такого метаморфа. Мы сами принимаем решение умереть. Где-то после тысячи лет мы просто устаём жить. Хотя встречаются и такие, кому уже около двух тысяч лет. Всё зависит от характера и целей.
   -Ясно, - пробормотала я и украдкой посмотрела на мужчину. Было очень интересно узнать сколько ему лет, но спрашивать почему-то было неудобно, поэтому я решила задать другой вопрос: - Только без обид, но кое-что меня смущает. Вот вы сказали, что тот сновида не выходит из дома, браслеты вроде как при нём, на метаморфов по-другому мы воздействовать не может, так как он их убивает, а?
   -Не доверяешь моему рассказу? - сразу понял мужчина, но судя по улыбке его это не обидело. Однако улыбка быстро сошла с его лица, и он нахмурился: - Вот и для нас это загадка, как он убивает. Но метаморфы гибнут.
   -А почему вы именно ко мне обратились за помощью? Вы хорошо знаете способности сновид и говорили, что работали уже с ними. Так почему не попросить помощи у них? - как можно спокойнее спросила я. - Может, я вообще не хочу вмешиваться в ваши дела? И желаю только одного - вылечиться и стать нормальным человеком.
   -Не считая Салазара, укравшего браслеты, ты единственная известная нам сновида. Салазар убил всех, чтобы его не обокрали. К сожалению, мы поздно поняли, почему сновиды умирают, и не смогли их защитить...
   -Ужас..., - прошептала я.
   -Ужас не в этом, а в том, что он может убить и тебя. Пока он не знает о твоём существовании, но однажды обязательно найдёт, и мы единственные, кто может тебя спасти...
   -Так может мне вообще не стоит лезть в это дело, чтобы он и дальше обо мне не знал? - сухо спросила я. - Как только я заберу для вас браслеты, если вообще способна на такое, он узнает о моём существовании, и вряд ли вы меня спасёте.
   -Ира, он по любому рано или поздно узнает о тебе, и только мы знаем, как тебя обезопасить. Есть одно средство, и мы даже пробовали его на тебе. Помнишь ночи, когда ты не видела снов, а на утро чувствовала себя бодрой? Так это и было твоё лекарство...
   -И что за лекарство? - я поддалась вперёд, потому что на самом деле стала чувствовать себя намного лучше, а это дорогого стоило.
   -Прости, пока сказать не могу, - произнёс он с извинением. - Принеси нам браслеты, и мы избавим тебя от снов и сомнамбулизма. Станешь, как желаешь, обыкновенным человеком и заживёшь своей жизнью. Мы тебя больше не побеспокоим, а Салазар не найдёт. И потом, он может вообще не понять, как выкрали браслеты. Во-первых, он думает, что других сильных сновид нет. В этом твоё преимущество. А во-вторых, помнишь, я говорил, что у тебя фаза РЕМ-сна порядка сорока минут, а у Салазара она длится всего десять. Это второе преимущество. Да и вообще, вероятность, что вы одновременно заснёте, и выйдите на РЕМ-сон минимальна. А мы ещё больше постараемся тебя обезопасить, и за браслетами ты пойдёшь днём, когда он не будет спать...
   -А откуда вы знаете, что он в этот момент не будет спать? Ведь вы сами говорите, что из дома он не выходит, и вы не можете туда проникнуть. Соответственно и не знаете его распорядок. Значит, всё же вероятность столкнуться с ним есть, - мне очень не нравилось, что вообще есть опасность.
   -Ириша, ещё раз повторю, вероятность есть, но очень маленькая. Ну посуди сама, цикл сна длится от восьмидесяти до сто минут, и за ночь их бывает от четырёх до шести, а фаза РЕМ-сна продолжается десять минут. Если брать всё по максимуму, за всю ночь только час есть вероятность столкнуться с Салазаром. И это при том, что вы одновременно войдёте в РЕМ-сон, что практически нереально. А ты ещё и днём пойдёшь, когда он точно не будет ожидать подвоха, потому что считает, что убил всех. Но даже если вы столкнётесь каким-то невероятным образом, я не дам причинить тебе вред. Сразу же разбужу, и Салазар не успеет причинить вред...
   -Ага, а потом он всё равно меня найдёт и убьёт. Не могу же я постоянно бодрствовать...
   -Да, не можешь, но мы способны сделать так, что ты больше не будешь входить в РЕМ-сон и Салазар не достанет тебя, и это в худшем случае. А в лучшем и самом вероятном, он продолжит думать, что один сновида в мире. Избавление от снов и есть наше лекарство. Мы единственные в мире, кто владеем им, - судя по тону, мужчина начал терять терпение. - Согласишься забрать браслеты, получишь лекарство и всю оставшуюся жизнь сможешь жить спокойно и полноценно. А нет, мы, конечно же, тебя отпустим. Только вот подумай сама, без лекарства ты продолжишь бродить во сне, а рядом с тобой уже нет человека, который проследит, чтобы ты не поранилась. И даже если ты найдёшь того, кто захочет с тобой жить, не факт, что он долго выдержит. Ещё у тебя есть возможность поехать к матери. Но подумай сама - хочешь ли ты стать ей обузой? И что будет, когда она постареет и умрёт? А мы можем решить все твои проблемы быстро, лишь за маленькую услугу.
   -Не знаю... как-то всё очень... странно и необычно..., - я поморщилась, интуитивно чувствуя, что не всё так просто.
   -Понимаю сейчас твою нерешительность и готов дать время на раздумья, - мягко сказал он, поднимаясь с кровати, а потом добавил: - И перестань обращаться ко мне на "вы". В конце концов, мы ведь знакомы уже не один день и нас связывают довольно плотные отношения.
   Как только мужчина это произнёс, я залилась краской стыда, а внутри всё забурлило от злости, поэтому я холодно спросила:
   -Кстати, а зачем вы разыгрывали весь тот спектакль с мужем? Почему сразу не пришли и не рассказали о себе и моих способностях? Сейчас это выглядит, как попытка использовать меня в тёмную, что не добавляет желания доверять вам.
   -За это прошу прощения, - с сожалением ответил он. - Но, во-первых, я не был уверен, что ты сновида и требовалась проверка. Сама понимаешь, лишний раз раскрываться нам не выгодно...
   -Возможно. А когда поняли, что сновида, почему не рассказали? - я исподлобья посмотрела на него. - Продолжили ведь врать и пользовались мной, как хотели.
   -Ну почему пользовались? - с обидой спросил он. - Просто я хотел дарить тебе позитивные эмоции. И мне кажется, справлялся с этим хорошо. И из этого следует вторая причина моего молчания - ты очень впечатлительна, и всё увиденное в реальности, потом обострённо переживаешь во сне, что могло нам помешать нормально провести исследования. Пойми, чтобы подобрать тебе лекарство, требовалось исследовать тебя в состоянии, приближённом к реальной жизни. И нам это удалось. А узнай ты о нас, исследования пришлось бы прекратить на длительный срок, чтобы ты привыкла к нам и взяла себя в руки. А вообще, мы как раз собирались со дня на день рассказать тебе всю правду. Поверь, я правду говорю... Ну, а если быть до конца откровенным, есть и третья причина моего молчания. Ты мне нравишься. Причём сильно. Понимая, что после ухода мужа ты перестанешь доверять мужчинам, я хотел тебе сначала показать, что не стоит ставить на себе крест, а потом уже рассказывать кто я. И если дашь шанс, то избавление от снов будет лишь малой частью того, что я могу тебе дать. Между нами уже есть духовная связь, и ты сама это признавала.
   Прекрасно понимая, что имеет в виду мужчина, я испытала ещё больший стыд и процедила:
   -Ничего я не признавала! Я думала, что общаюсь со своим мужем! А вы... вы даже..., - я не могла подобрать нужного слова и мужчина тут же вставил:
   -Не человек? Выродок? - спокойно спросил он. - Ириша, так и ты не обыкновенный человек. Простые люди не способны тебя понять. Много ли у тебя сейчас друзей? Сколькие после аварии тебя проведывали и поддерживали отношения? И как отнеслись, узнав, что ты начала страдать сомнамбулизмом? Не нацепили ли они ярлык "ненормальная" или "больная"? Разве не стали тебя избегать? Я даже могу сказать, что они думали, и вещи это очень неприятные. Например, что твои травмы головы могли повлиять и на психику. Тебя стали побаиваться, думая, что можешь и броситься на человека, если, как они выражались, тебя перемкнёт. Они считают твоё состояние болезнью и шарахаются от тебя. Люди всегда избегают больных людей, потому что либо боятся заразиться, либо чувствуют вину, что сами здоровы, либо устают испытывать жалость к больным...
   -Не правда! - выкрикнула я. - Они не считают меня ненормальной! И это я прекратила поддерживать с ними связь, чтобы минимизировать впечатления, которые потом влияют на сны...
   -А они и рады были этому. Ведь ты стала не такой, как они, а значит, общее для вас начало теряться. А представь, что было бы, скажи ты им, что ещё и сновида. Человек, способный перемещаться во снах, считывать чужие эмоции, приносить вещи... Да они бы испугались этого. Ты даже поговорить об этом с ними не можешь, а я тебя всегда пойму, - с нежностью сказал мужчина и сделал шаг ко мне.
   -Не надо мне ни понимая, ни чего-либо другого, - сжавшись, ответила я. - Не приближайтесь ко мне! Попользовались мной и хватит! Больше такого не будет!
   Мужчина замер, в упор глядя на меня и я перестала дышать, не понимая, что он сейчас испытывает. "Ох, надеюсь, он не разозлился! Я сейчас полностью в его власти и можно ожидать чего угодно", - испуганно подумала я, но уже спустя пару секунд с облегчением выдохнула, когда метаморф мягко сказал:
   -Ириша, я желаю тебе только лучшего, поэтому не стоит на меня смотреть со страхом и недоверием. А чтобы подтвердить это, оставляю выбор за тобой и даю время на размышление.
   Сказав это, он улыбнулся и вышел из комнаты, оставив меня одну.
  
   ********** ********** ********** ********** ********** ********** **********
  
   Выйдя в коридор, Лука направился к двери по соседству и, открыв её, зашёл в комнату, отделанную в тёмно-сиреневые тона. Здесь уже находились Тимур и Роман, сидящие возле большого монитора, на котором виднелось изображение комнаты, где находилась молодая женщина.
   -Ты идиот? - яростно прошипел Роман, поднимаясь с дивана. - Что ты там наплёл про выбор? У неё нет выбора! Она должна нам помогать и точка! И что это за обещания, что мы отпустим её, как только браслеты окажутся у нас?! Выпускать из своих рук сильную сновиду я не собираюсь!
   -Роман, ты же знаешь, когда людям кажется, что они могут выбирать, то лучше идут на контакт, - начал сдержанно говорить Лука, но его прервал Тимур:
   -А ещё лучше они идут на контакт, когда от их решения зависит жизнь близких для них людей! Сказал бы, что если она откажется, то её мамаша пострадает, и она бы молила тебя не трогать её и сразу бы согласилась на всё!
   -Не вижу смысла сейчас сыпать угрозами, - холодно ответил Лука. - Это мы всегда успеем. Да и глупо сейчас пугать её. Она очень впечатлительна, и если запугать её, это может отразиться на способностях и скорости обучения...
   -А если она сейчас откажется?! Что будешь делать, а? Всё равно ведь пугать придётся! - Роман едва сдерживал себя.
   -Она не откажется, - чеканя каждое слово, произнёс Лука. - Ира не дура, и понимая, что лекарство от её бед в наших руках, согласится сотрудничать. Она прекрасно осознаёт, что пока не вылечится, нормальной жизни не будет.
   -Да, а дальше? Как ты объяснишь ей, что мы не собираемся оставлять её в покое? - Роман не сдавался.
   -Для этого я и привёл ей третью причину нашей скрытности, что я не её муж. Пока она будет обучаться, я найду к ней подход, и она не захочет от нас уходить, а значит, станет послушным инструментом в наших руках.
   Роман прищурился, внимательно разглядывая Луку и криво усмехнувшись, сказал:
   -А может, Тимур прав? Ты запал на барышню и поэтому сейчас не хочешь давить на неё? И даже намекаешь ей на это.
   -С чего ты взял, что я запал? - Лука тоже посмотрел на него с усмешкой. - Это просто очередное дело. Ты поставил передо мной цель, и я иду к ней. А какими способами, это уже моё дело. Главное, чтобы сновида работала с нами, а остальное - детали, на которые не стоит обращать внимания.
   -Вот именно, главное, чтобы она работала и делала, как мы скажем, - согласился Роман. - Надеюсь, ты не просчитался насчёт свободного выбора. Иначе я возьму дело в свои руки, и выжму её, как лимон, применяя все доступные мне способы воздействия. И в этом случае действительно будет лучше, что ты не запал на неё. Мне не хотелось бы тебя снимать с операции и отсылать подальше от сновиды, чтобы ты не мешал мне.
   Лука промолчал, лишь равнодушно пожав плечами и обойдя мужчин, подошёл к монитору, чтобы проследить за подопечной. И сделал это вовремя, иначе загляни сейчас в его глаза Роман или Тимур, они бы поняли насколько он зол.
  
   ********** ********** ********** ********** ********** ********** **********
  
   Когда мужчина вышел из комнаты, ещё с минуту я посидела на кровати, а потом поднялась и первым делом подошла к окну. "Я была права - слишком высоко, чтобы прыгать", - посмотрев вниз, убедилась я. "Да и стоит ли прыгать?" - я задумалась, взвешивая узнанное.
   Открывшиеся способности не порадовали меня, но всё же на уровне интуиции я с самого детства знала, что не просто так мне снятся настолько яркие и насыщенные сны. И вот теперь этому нашлось объяснение. "Только вот оказалось, что не я одна такая и это опасно. Как там зовут второго сновиду? Салазар? Что-то знакомое... или нет?" - в голове крутилось это имя и казалось, что я его уже слышала, но воспоминание ускользало. "А может я просто с чем-то провела параллель? Например, Салазар рифмуется с Дон Сезар де Базан... Читала ведь и книгу в юности, и фильм видела... Ладно, без разницы. Главное, с этим Салазаром не встречаться. А судя по словам мужчины, вероятность этой встречи высока и не всегда мне будет так везти, если я продолжу видеть сны", - второй сновида меня пугал и быть в числе убитых им не хотелось.
   "Стоп! А насколько я вообще могу доверять словам мужчины? Может, и нет никаких сновид, а этот Салазар обыкновенный человек, у которого хранятся браслеты?" - спросила я себя. "Хотя нет, если бы не существовало сновид, метаморфы не знали бы о моих способностях. Если определение и знания о нас есть, то мы точно существуем. Тогда стоит понять - насколько правдиво остальное", - я начала вышагивать туда-сюда по ковру. Интуиция подсказывала, что рассказанная история о браслетах правдива, и я решила довериться ей. "Хорошо, допустим браслеты принадлежали метаморфам, и их выкрали, то было бы правильно вернуть их владельцам. Да и тот непокорный метаморф, Аламан вроде, вызывает неприятие. Мужчина сказал, что он людей убивает, а это отвратительно. С его способностями наши правоохранительные органы никогда его не поймают", - одно только это меня возмущало и уже являлось весомым аргументом, чтобы помочь. "Вот только светиться перед Салазаром совсем не хочется. Но ведь если откажусь сотрудничать, не получу лекарство. Метаморф прав, маме я навязываться не хочу, рядом никого нет, и даже нанять сиделку мне не по карману. Если не прекратить мои хождения во сне, я точно однажды или сверну себе шею, или поранюсь, или той же зимой умру от переохлаждения. Необходимо радикально решать мои проблемы. Официальная медицина мне не смогла помочь. Я перепробовала всё, начиная от советов врачей, написанного в интернете и народных способов. А у метаморфов есть лекарство. Если я получу его, то смогу и жить, как все... Только вот, оставят ли меня после этого в покое?" - это пугало больше всего. "Мои способности вполне могут открыть ещё большие возможности метаморфам, а такое вряд ли захотят выпускать из рук... А с другой стороны, метаморфы сами обладают такими умениями, что могут практически всё. Выходит, на самом деле меня могут оставить в покое?... Впрочем, я и сама могу их переиграть. Как только принесу браслеты и получу лекарство, уеду куда-нибудь далеко и поминай, как меня звали".
   "Значит, нужно соглашаться?" - я замерла, окончательно взвешивая "за" и "против", и с горечью усмехнулась. "А что тут взвешивать. На одной чаше весов жизнь без лекарства в вечном страхе, что или сама себе причиню вред, или убьёт Салазар, а на другой чаше - спокойная жизнь, но перед этим услуга метаморфам. Конечно же, лучше второе, хоть это и нагоняет страха", - я снова начала вышагивать по комнате.
   "Только сразу нужно сказать этому типу, который разыгрывал моего мужа, что от него мне ничего не надо, и на корню пресекать её попытки ещё больше сблизиться со мной. Не нравится он мне... Ох, Миша ведь умер", - в горле образовался комок и, хотя поступил он ужасно, смерти я ему точно не желала. "Всё же у нас с мужем был и счастливый период, поэтому я бы хотела отдать ему последнюю дань уважения. А заодно и проверим насколько метаморфы готовы идти мне на встречу и доверяют. Если откажут в поездке на похороны, значит, я пленница, а если разрешат, значит на самом деле не такие уж страшные существа и помочь им стоит... Только вот, если разрешат ехать на похороны, как быть с моей мамой? Рассказав ей о смерти Миши, мне придётся рассказывать и про всё остальное. И про то, что он бросил меня, и что после травмы появился сомнамбулизм, и про то, что есть только один способ его вылечить... Ох, да она же не поверит в такое, а метаморфы вряд ли согласятся демонстрировать ещё и ей свои возможности. Тут к бабке не ходи, и так понятно, что мама испугается и снова сорвётся, чтобы приехать ко мне. Или же попытается забрать меня с собой и в Германии лечить, что даже ей не по карману, особенно если учитывать, что лечения нет. Деньги только тянуть будут и всё. Да и Салазар в любой момент может меня найти и убить... Нет, лучше пока молчать о сложившейся ситуации. Вот как решу проблемы с сомнамбулизмом, тогда и расскажу ей всё", - решила я и направилась к двери, чтобы найти мужчину.
   -Эй, - крикнула я, выйдя в коридор и не спеша пошла по нему и в этот момент открылась дверь, располагающаяся рядом с моей.
   -Ира? - напряженно произнёс мужчина, выйдя в коридор.
   -Я согласна вам помогать, - решительно сказала я.
   -Спасибо! - мужчина, казалось, испытал облегчение. - Всегда чувствовал, что ты не из пугливых. И вдвойне рад, что ты быстро приняла решение, а не раздумывала сутками или неделями.
   -А что тут раздумывать? - скептично и с некоторой долей злости спросила я. - Вы дали мне понять, что лекарство я получу только в одном случае - если принесу нужное вам. И прекрасно знаете, что оно мне необходимо, хотя бы уже для того, чтобы Салазар меня не нашёл и не убил.
   -Прости, но не всё в этой жизни даётся просто так, - с извинением произнёс он. - В остальном тебе отказа не будет, поверь.
   -Да? Замечательно! Тогда я сразу озвучу свои условия... Кстати, а как тебя зовут? - поняв, что даже не знаю имени мужчины, я почему-то захотела улыбнуться. "Наверное, это уже нервное, от количества новостей и информации", - отметила я, сама уже пугаясь своего состояния и непонятного спокойствия, хотя впору было биться в истерике и рвать волосы на голове.
   -Меня зовут Лука, - мужчина тепло улыбнулся и сделал шаг ко мне.
   Тут же отступив, я вытянула руку, давая понять, что не желаю его приближения и холодно сказала:
   -Так вот, Лука, первое моё условие - ты держишься от меня как можно дальше. Хочу сразу прояснить этот момент. Прости, но ты мне не нравишься, и то, как ты использовал меня, вызывает отвращение. Ненавижу ложь. Второе условие - я хочу съездить на похороны мужа...
   -Ира, вот это точно лишнее, - прервав, сказал он, и я моментально прищурилась.
   -Значит, я здесь пленница?
   -Нет! Что ты! Ты абсолютно свободна, - заверил он. - Просто я хочу оградить тебя от грязи и переживаний, которые непременно будут, если ты поедешь на похороны. Не забывай, что там ведь появится и любовница твоего мужа, и свекровь...
   -Я всё это прекрасно понимаю, - сдержанно ответила я. - Но всё равно хочу попрощаться с мужем.
   -Ладно, свожу я тебя туда, - сдавшись, сказал Лука и тяжело вздохнул.
   -И третье условие - немедленно верни мои документы. Они всегда должны быть при мне, а также привези мой мобильный телефон и вещи.
   -С этим вообще проблем нет. Всё уже тут, - он снова улыбнулся. - Но, не зная, какую комнату ты выберешь, я пока приказал не распаковывать твои сумки. Давай сейчас обойдём дом, и сама выберешь, где хочешь жить, а потом туда принесут все твои вещи, - он протянул ко мне руку и кивнул головой в сторону дверей, находящихся справа и слева.
   -Позже, я устала, - буркнула я и вернулась к дверям в комнату, где находилась до этого. - Хочу побыть одна.
   -Хорошо, - дружелюбно сказал Лука и что-то ещё добавил, но я не расслышала, потому что громко хлопнула дверью, чтобы побыстрее избавиться от него.
   И для этого имелась веская причина. Что-то неуловимое и непонятное чувствовалось в жестах мужчины, в интонации, во взгляде, в улыбке и это напомнило, как счастлива я была, когда Миша вернулся. "Вот только это был не Миша, а этот Лука... И я теперь даже не могу понять, что испытываю, глядя на него... Сердце тоскливо щемит, а от чего, не знаю...".
  
  
   Глава 10.
  
   "Из-за того, что в последнее время редко носила парик, немного отвыкла от него и теперь кожа головы зудит, как в первые дни, когда только привыкала к нему. Да и мои волосы немного отросли и теперь жарко. Нужно опять постричься. Всё равно те клоки волос, что растут, не способны замаскировать проплешины со шрамами", - думала я, почёсывая голову и морщась.
   -Ира, ну зачем ты себя мучаешь. Сними пока парик, - повернувшись, мягко сказал Лука. - Оденешь его, как приедем.
   -Спасибо за совет, - саркастично буркнула я. - И потом там, при всех чесаться? Нет уж, я лучше сейчас постараюсь хоть немного привыкнуть.
   -Слушай, а может, всё же не поедем? - уже, наверное, раз в сотый спросил он. - Не стоит это делать...
   -Стоит, - холодно ответила я.
   Отвернувшись к окну, я уставилась в него и тяжело вздохнула. Мы ехали на похороны Миши, и я сильно нервничала.
   "Да ещё тут второй непонятный метаморф. Зачем его брали? Или Лука боится, что я сбегу? Так я и от него одного вряд ли способна сбежать", - я покосилась на водителя. "Вот поди, пойми, кто это - новый какой-то или тот, кого я уже знаю... С их способностями, я вообще не могу доверять теперь сама себе. Остаётся только надеяться, что водитель не Тимур, и не Роман", - меня в очередной раз пробрала дрожь, когда я вспомнила эту парочку.
   Познакомиться со вторым и продолжить знакомство с первым, мне пришлось в тот же день, когда я всё узнала. Вечером меня снова повезли в сомнологический центр и вот там всё произошло.
   Тимур и так производил гадкое впечатление, хотя в тот вечер предстал в виде симпатичного молодого человека лет двадцати, но я кожей чувствовала негатив исходящий от него. А вот Роман меня реально испугал. На вид ему было около пятидесяти. Чёрные волосы уже кое-где посеребрила седина, но это наоборот добавляло ему привлекательности. Высокий, подтянутый, в дорогом костюме, он производит бы благообразное впечатление, если бы не властный голос и холодный взгляд голубых глаз. Две последние черты вызывали отторжение, и я моментально насторожилась. Чувствовалось, что при необходимости он может пойти и по трупам, в числе которых может быть и мой. А Роман и не пытался произвести хорошее впечатление. Рассматривая меня, как лабораторную крысу, он холодно задавал Надежде Фёдоровне вопросы, да ещё так, как будто меня нет рядом.
   "И ведь придётся с этими двумя встречаться. Лука ясно дал понять, что я имела сомнительную честь познакомиться с его боссом, а Тимур вроде как близок к нему... Хотя странно другое, при всей близости, и Роман, и Лука относятся к Тимуру слегка пренебрежительно. Интересно, с чего бы это?" - меня так и подмывало задать вопрос, и я решила сделать это сейчас. "Вроде нет мерзких ощущений от водителя, а значит он не кто-то из ненавистной двойки. Может, хоть немного отвлекусь от переживаний насчёт похорон и перестану чесаться".
   -Лука, кто Роман, я понимаю. А кто Тимур? - поинтересовалась я и увидела в зеркале заднего вида, как водитель скорчил брезгливую гримасу.
   -Тимур, по отцу, сводный брат Романа, - нехотя ответил Лука. - Метаморфы довольно часто создают пары с людьми и хоть редко, но рождаются смески или, как ещё их называют, полукровки. Тимур один из них. За счёт того, что его мать была простым человеком, у него слабо проявляются наши способности. Он не в состоянии долго держать облик. Обычно, чистокровные метаморфы с превосходством относятся к смескам, но Тимур брат Романа, а тот ревностно оберегает родственников, поэтому не позволяет сильно унижать его. Хотя и реально понимает, что в нашей среде уважения тот не сможет завоевать. Однако здесь дело даже не в его слабых способностях, а в характере. Все видят, что Тимур сволочной тип, не стесняющийся пользоваться связами и властью брата. Будь Тимур не таким высокомерным и его бы уважали больше.
   -Ясно, - пробормотала я и задумалась.
   На следующий день после узнанного и посещения сомнологического центра, мы вернулись в дом Луки, и вместе с нами вернулся Тимур. Так как этот тип мне не нравился, я хотела попросить убрать его, потому что, даже находясь в комнате одна, всё время казалось, что я чувствую взгляд. Но сейчас в свете рассказанного получалось, что его могут оставить, несмотря на моё неприятие. "Однако, попробовать стоит", - всё же решила я и вслух произнесла:
   -А можно Тимура убрать из дома? Он мне не нравится.
   -Прости. Не могу, - с сожалением сказал Лука. - Роман очень занятой человек, и у него нет времени заниматься ещё и своим братом. А я правая рука Романа, и Тимур как бы отдан мне на воспитание, чтобы я вбил в его голову хоть немного ума-разума. Но обещаю, буду держать его подальше от тебя. Дом, как ты видела, большой и есть возможность не сталкиваться.
   -Хотелось бы, - буркнула я и смирилась, что придётся видеться с этим типом.
   -Кстати, чтобы не изматывать тебя постоянными поездками в сомнологический центр, я принял решение оборудовать лабораторию в своём доме. К моменту нашего возвращения завезут уже всё необходимое оборудование. Так что скоро тебе станет ещё комфортнее. Тебя ведь всё устраивает?
   -Устраивает, - ответила я, хотя на самом деле всё было не так.
   Дом производил гнетущее впечатление, и я чувствовала себя там маленькой и ничтожной. Судя по всему, особняк строился он ещё до революции, но после победы капитализма на постсоветском пространстве, его полностью отреставрировали. Однако делалось всё под старину. Массивные люстры в комнатах, гобелены на стенах, антикварная мебель, фрески в столовой, старинные картины на стенах, изразцовые камины в некоторых комнатах - и так на всех трёх этажах. Хотя имелись и новшества в виде бассейна и сауны в подвале.
   Вчера осматривая дом, я поняла, что чувствую себя в нём, как в музее. Всё это великолепие было чуждо мне, и я постоянно дёргалась, боясь что-нибудь сломать или повредить.
   "Блин, даже не могу заставить себя поесть нормально, когда подают такие блюда, о которых я и не слышала", - вспомнился вчерашний ужин за массивным резным столом, рассчитанным не меньше, чем человек пятьдесят. "И это называется малой столовой!".
   "Да ещё и горничные смущают... Нет, не привыкла я, что за мной ходят и во всём стараются предупредить мои желания. Дома человек должен себя чувствовать свободно, а у Луки всё церемонно, как на приёме. Не моё это", - в очередной раз поняла я и вздохнула, не представляя, как перенесу всё это, пока не принесу браслеты.
   "Хотя, может и легче всё переносилось, если бы не сны. Я опять ощущаю всё большую усталость от них, а это потом отражается на общем самочувствии и настроении... Слишком много всего я узнала, и такое стало сниться, что я перестала понимать происходящее во снах... Нет, нужно поскорее решить вопрос с браслетами, и бежать от этих метаморфов. Лука сказал, что требуется пройти обучение, и я хочу как можно скорее его начать", - подумала я и снова обратилась к мужчине.
   -А когда мы начнём обучение?
   -Ты хочешь поскорее к нему приступить? - Лука, сидящий на переднем сиденье, повернулся ко мне и внимательно посмотрел в глаза. - Уверена, что достаточно хорошо себя чувствуешь для этого и не требуется время, чтобы привыкнуть в нам?
   -Не горю желанием к вам привыкать, - сухо ответила я. - Чем быстрее я достану для вас браслеты, тем быстрее весь кошмар закончится.
   Он прищурился, разглядывая меня и я ощутила себя кроликом, сидящем перед удавом, но уже в следующую секунду выражение лица изменилось, и Лука мягко сказал:
   -Давай после похорон обсудим этот вопрос. Боюсь, там тебя ждёт несколько неприятных моментов, и ты всё же захочешь после этого отдохнуть.
   -Не думаю, - бросила я, а про себя добавила: "Вряд ли там что-то случится сверхнеординарное. После того, что я узнала за последние дни, меня даже не удивит, если на кладбище приземлится НЛО, и оттуда выйдут зелёные человечки".
   Однако, оказалась, что я неправа. На похороны НЛО, конечно же, не прилетело, но неприятностей было не меньше. И началось всё с первых минут нашего приезда.
   Так как в аварии пострадало немало людей, и случилась она по вине транспортной компании, все расходы они взяли на себя и хоронили всех в один день. На кладбище собрался чуть ли не весь наш городок, и не успела я выйти из внедорожника, как почувствовала на себе взгляды. Среди людей имелось немало знакомых мужа и, провожая меня осуждающими взглядами, они принялись шушукаться и брезгливо смотреть на меня, а некоторые демонстративно отворачивались, когда я им кивала.
   Ничего не понимая в первые секунды, я беспомощно смотрела то по сторонам, то оглядывалась на Луку, и лишь спустя пару минут до меня дошло, почему так происходит. Одна из женщин, сослуживица мужа, когда я проходила мимо, зло процедила вслед:
   -Ты посмотри какая бесстыжая! Мало того, что заявилась на кладбище, так ещё и любовника своего привезла! Совсем совести нет! Теперь всё ясно! Променяла Мишу на богатого и теперь будет жить припеваючи! Вон, даже охрана при ней! А может она и с обоими спит!
   Услышав это, я не поверила своим ушам и даже остановилась, чтобы выяснить откуда такие бредовые мысли. Но Лука крепко взял меня за руку и потянул дальше, а наш водитель встал по другую сторону, прикрывая меня от злобного шипения, которое начало нарастать.
   -Что происходит? - растерянно спросила я. - Почему она такое говорит?
   -Потому что твоя свекровь, чтобы выгородить своего сына, придумала историю, что это ты бросила мужа, а не он тебя. По её словам, ты выгнала его из дома, хотя он не полностью оправился после аварии, поэтому ему пришлось уйти в медсестре, которая самозабвенно за ним ухаживала, - зло ответил Лука. - Не хотел тебе это говорить. За неделю до аварии она прикатила в гости и начала рассказывать вот такие небылицы. А уж после смерти, твоего муженька чуть не святым сделали...
   -Что? Я бросила? Он не успел оправиться? - изумлённо спросила я. - Да это он меня оставил! И в аварии он почти не пострадал, не считая лёгкого сотрясения, удара грудной клеткой и пары царапин...
   -Я всё это знаю, - ответил Лука. - Только вот другим это объяснять бесполезно. Евлалии даже пришлось уехать, потому что в ночь после аварии на воротах твоего дома появилась надпись "шлюха", в самом доме разбили пару окон, да и так яиц с помидорами не пожалели.
   -Что за Евлалия? - ошеломлённо спросила я. - И как люди могут так поступать?
   -Люди и не на такое способны, - холодно произнёс Лука. - А Евлалия, это наш метаморф, которая играла твою роль, пока ты лечилась в центре. Прости, но так требовалось, чтобы оградить тебя от тех, кто мог проговориться, что я не твой муж...
   -То есть, для всех знакомых, я продолжила жить дома? - казалось, удивлять больше уже было некуда, и я ощущала себя участницей какой-то абсурдного трагикомического представления.
   -Да.
   -Кошмар, - пробормотала я. - Но почему ты мне об этом не сказал? Нужно тогда к дому срочно ехать...
   -За него волнуйся. Мои ребята присматривают за домом и всё уже отремонтировали. А насчёт остального... Я тебе предлагал не ехать. Ты не послушала меня... - начал говорить он и в этот момент из толпы выскочил подвыпивший мужчина и, схватив камень с земли, бросил его в меня, громко выкрикнув:
   -Потаскуха!
   Не ожидая такого, я споткнулась и чуть не упала, но Лука вовремя поддержал, а наш водитель метнулся вперёд, прикрывая меня, и скручивая мужчину. По толпе тут же прокатился ропот и все враждебно уставились на меня.
   -Если ещё хоть кто-нибудь двинется, жизнь превращу в ад, - угрожающе произнёс Лука, обводя взглядом людей, а потом тихо спросил у меня: - Уверена, что хочешь идти к месту похорон? Там будет ещё хуже. Может, вернёмся к машине?
   Идти туда сейчас меньше всего хотелось, но я понимала, что если не сделаю этого и сбегу, то автоматически в глазах людей признаю себя виноватой. "Нет уж! Я не виновата! Я не бросала мужа! И мне плевать, что думают остальные! Я пришла проводить в последний путь человека, с которым была счастлива. А то, как он поступил со мной впоследствии, и что говорит его мать - это их дело!" - подумала я и, вскинув голову, открыто на всех посмотрела, а потом громко сказала:
   -Я ни в чём не виновата. Я любила своего мужа и хочу ему отдать последнюю дань уважения за счастливые годы, которые у нас были, - а потом снова двинулась вперёд.
   Уж не знаю что - то ли сказанные слова, то ли присутствие возле меня двух мужчин, совсем немаленького роста и крепкого телосложения, но дойти до могил удалось уже без злобного шиканья и инцидентов.
   Однако я и предположить не могла, во что выльется моё нежелание сбежать с похорон, и что реакция людей у ворот на кладбище, это лишь малая часть моих испытаний.
   Только мы приблизились к толпе родственников, стоящих возле гробов, поставленных в ряд и я начала искать глазами свекровь, как она первая вылетела мне на встречу, и с лицом, перекошенным от ярости и горя, начала кричать:
   -Пошла вон отсюда! Шлюха! Мерзавка! Потаскуха! Это ты во всём виновата! Сидела у моего Мишеньки на шее и не работала, а он спины не разгибал! Да ещё и аварию спровоцировала, в которой он чуть не погиб! Ненавижу тебя! Всю жизнь моему сыночку сломала! Не отвлеки ты его тогда во время движения, он бы не разбил машину, а значит и не сел в маршрутку и был сейчас жив! Ведьма!
   -О чём вы говорите? - изумлённо спросила я. - Я не виновата в аварии...
   -Виновата! - завизжала свекровь. - Только ты во всём виновата! Измывалась над моим сыночком, да ещё и изменяла ему! Я всё видела и всё знаю! Мишеньку выгнала на улицу, и не успел он уйти, а ты уже другого начала привечать в доме! Даже соседи видели его во дворе! Тварь! Чтоб ты сдохла! Даже не надейся получить компенсацию за его смерть!
   -Мне ничего не надо, - пробормотала я, делая шаг назад, потому что свекровь начала наступать и размахивать руками. - Я хочу лишь Мишу проводить...
   -Знаю, я чего ты хочешь! Только денег! И приехала сюда, чтобы разыгрывать спектакль! Ничего ты не получишь! Я ещё и дом у тебя отсужу! - свекровь уже не контролировала себя и даже не визжала, а верещала нечеловеческим голосом, а потом вообще кинулась на меня.
   И в этот раз Лука пришёл мне на помощь. Заслонив собой, он перехватил обезумевшую свекровь и, оторвав её от земли, сильно встряхнул, а потом властно произнёс:
   -Заткнись! Ещё хоть раз двинешься в Ирину сторону, или рот откроешь, вырву руки и ноги, а вместе с ними язык, поняла? Не стоит меня злить, иначе у тебя даже похорон не будет. Закопаю в выгребной яме, как брехливую собаку.
   -Лука, не надо, отпусти её, - еле слышно выдавила я, но он меня расслышал, потому что, несмотря на большое количество людей, в воздухе повисла мёртвая тишина.
   -Ты меня поняла? - зло спросил он замершую свекровь, а потом поставил её на ноги и, посмотрев на толпу, презрительно добавил: - Жалкие людишки, жаждущие зрелищ. Половина из вас здесь лишь для того, чтобы своими глазами увидеть смерть или обсудить других, - после чего повернулся ко мне и, обняв за плечи, ласково сказал: - Пошли отсюда.
   Понимая, что своим присутствие делаю только хуже, я подчинилась ему, и как робот развернулась и пошла назад, не видя уже никого и ничего не чувствуя, а в голове была абсолютная пустота.
   Весь путь к машине прошёл как в тумане, а подойдя к дверям, я подняла голову и, посмотрев на Луку, спросила:
   -Она что, думает, что я только ради компенсации здесь? Да? Но я ведь на самом деле любила мужа... Неужели это непонятно?
   Но ответ я уже не услышала. Резко стало не хватать воздуха, голову как будто сдавило в тиски, сердце закололо, а потом перед глазами всё почернело, и я провалилась во мрак.
  
   ********** ********** ********** ********** ********** ********** **********
  
   Аккуратно устроив молодую женщину на заднее сидение автомобиля, Лука в последний раз пренебрежительно посмотрел на собравшихся, а потом и сам сел в салон. Там он прижал Иру к себе и бросил водителя:
   -Архип, поехали отсюда.
   Тот кивнул, завёл двигатель, а потом, презрительно усмехнувшись, выжал газ, и машина с визгом сорвалась с места, чуть не передав людей стоящих рядом.
   -Люди не меняются, - произнёс водитель. - Им всегда нужен тот, на ком можно согнать злобу, или обвинить в своих грехах, или просто посмотреть на что-нибудь необычное. Ты ведь знал, что так случится со сновидой.
   -Я не думал, что настолько плохо всё будет, - ответил Лука, пересаживая Иру к себе на колени и проводя по её щеке пальцем. - Надеялся, что она увидит медсестру, эту злобную гарпию - свекровь, и поймёт, что не стоит скорбеть по мужу. А также полагал, что осуждение людей только больше расположит её к нам. Но такого я точно не ожидал. И сдаётся мне, всё это не просто так.
   Сказав это, он достал телефон и, набрав номер, холодно процедил, когда ответили на вызов:
   -Евлалия, дорогуша, а ты не хочешь рассказать мне подробности твоей жизни в теле Ирины? Например, что "шлюха" на воротах написали не просто так, а? Ведь эти разговоры возникли не на пустом месте. Ты, случаем, не привезла ли с собой Семёна на задание?
   -Нет, что ты! - испуганно раздалось из трубки. - Я сидела тише воды, ниже травы, и всех отшивала...
   -Не лги! - гаркнул Лука. - Есть свидетели, что ты жила не одна. Лучше признайся сама, иначе потом пожалеешь.
   -Прости, - на другом конце провода послышались всхлипывания. - Мне скучно было... И не могу я долго без Семёна...
   -Ну ты и кретинка! Теперь, обещаю, я научу тебя переносить разлуку с любовниками, и в ближайшие лет десять тебе точно не придётся скучать. Будешь знать, как нарушать мои приказы! - зловеще произнёс он, а потом сбросил вызов.
   Но вся его злость и запал тут же испарились, как только он посмотрел на Ирину.
   -Ничего, дальше всё будет лучше, обещаю, - тихо сказал он и сильнее прижал её к себе.
  
  
   Глава 11.
  
   Создавалось впечатление, что во мне что-то сломалось. Так плохо мне ещё не было.
   Придя в себя в машине, я долго плакала, цепляясь за пиджак Луки, и никак не могла остановиться, а он просто молча гладил меня по голове и прижимал к себе. За это молчаливое сочувствие я была ему вдвойне благодарна, потому что говорить самой или выслушивать других совсем не хотелось.
   Да говорить было не о чем. Всё представало в предельном ясном свете. Свекровью двигали сугубо меркантильные цели. Понимая, что транспортная компания выплатит компенсацию, она желала получить её, а значит, требовалось полностью очернить меня. А делать это, судя по всему, она начала даже ещё раньше. Осознавая, что в глазах людей её сынок будет выглядеть мразью, бросившей больную жену, она начала говорить, что сделала это я, а после смерти это пригодилось.
   Но оплакивала я не только поступок свекрови. Это было просто последней каплей. Раньше я держалась, а сейчас меня прорвало. Рыдая, я оплакивала всё. И боль после аварии, когда учась заново ходить, каждый шаг и жест давались с трудом, но я держалась изо всех сил. И холодность мужа после выписки. И усталость от снов. И изувеченное тело, с которым мне придётся жить. И уход мужа. И его смерть. И встречу с метаморфами, которые, по сути, шантажировали меня лекарством. И унижение на кладбище... В общем всё, что накопилось за последние полгода я выплёскивала в слезах.
   А наплакавшись до такой степени, что глаза опухли, и полностью обессилив, я заснула. Причём по-настоящему - без снов и глубоко. И засыпая в объятиях Луки, я чувствовала облегчение. Я как будто избавилась от тяжёлого груза, который мешал мне двигаться дальше и жить нормально.
   Проснулась я уже в своей комнате, в доме Луки, когда за окном уже стояла тьма, и долго лежала, глядя в потолок и думая о своей жизни. И особенно о людях, которые меня в ней окружали. После сцены на кладбище становилось страшно, что вот так просто тебя могут обвинить в том, что ты не делал и чуть ли не закидать камнями.
   Однако, уже на следующий день я поняла, что с некоторыми мыслями ошиблась. А также узнала и другую сторону Луки.
   Выйдя утром из своей комнаты, чтобы прогуляться по свежему воздуху во дворе, я направилась вниз и нечаянно стала свидетелем одной сцены.
   Проходя мимо кабинета Луки, через приоткрытую дверь я сначала расслышала рыдания и умоляющий голос девушки, а когда заглянула в щель, увидела и её саму.
   Молоденькая красивая брюнетка, лет двадцати, она в тот момент рыдала, стоя на коленях перед Лукой, и руками цеплялась за его штаны, умоляя простить её. А он отрицательно качал головой и говорил, что она сама во всём виновата и должна нести определённое ей наказание. И вот такого Луку я точно никогда ещё не видела.
   В каждом его слове, жесте, даже в позе читалась властность, а холодность тона и безжалостность в глазах пугали до дрожи. В этот Луке не было ни капли сострадания. Наблюдая за тем, как девушка плачет, он казалось, ещё больше злится и всё больше испытывает брезгливость. И почему-то в этот момент я вспомнила, как сама вчера плакала, уткнувшись в его плечо, а реакция была совсем другой. Тот, вчерашний Лука был полон сострадания и нежности, а сегодняшний - злости и жестокости.
   Я хотела было вмешаться, потому что девушку было жаль, но одёрнула себя. Ведь я не знала в чём её вина и вполне возможно, что наказание заслужено. А больше всего успокаивало то, что её точно не могли убить, ведь браслетов у метаморфов не было, и значит, девушка точно физически не пострадает. Поэтому я тихонько ушла, раздумывая над увиденным.
   А ещё спустя полчаса я получила возможность узнать, почему девушка плакала, а заодно и получила мобильный телефон со своим старым номером.
   Я как раз сидела в беседке, наслаждаясь, наверное, последними солнечными днями в этом году, потому что уже чувствовалось наступление осени. Листья на деревьях начали желтеть, ветерок с каждым днём всё больше нёс прохладу, а солнце уже не пекло, а приятно грело. И я хотела захватить побольше этого последнего тепла. Поэтому подставив лицо под солнечные лучи, с наслаждением жмурилась, как рядом раздались шаги, а потом и голос Луки:
   -Надеюсь, сегодня тебе лучше? - мягко спросил он и сев на лавочку рядом, улыбнулся.
   -Да, спасибо, - коротко ответила я, чувствуя некоторую нервозность, потому что тот Лука из кабинета всё ещё ясно представал перед глазами.
   -Мне жаль, что вчера так вышло. Если честно, не думал, что всё будет настолько плохо.
   -И я не думала, - тяжело вздохнув, пробормотала я. - Но ведь уже ничего не поделаешь... Просто немного обидно, что всё получилось так ужасно. Не ожидала, что люди могут вот так себя повести... То есть, поведение свекрови ещё более-менее понятно, но остальные...
   Я замолчала, не зная, как точно и кратко выразить всё то, что испытывала, но слов не могла подобрать.
   -Знаешь, вообще-то не в моих правилах оправдывать людей, но сейчас хочу это сделать, - видя мою заминку, произнёс Лука, и достал из кармана брюк мобильный телефон. - Держи. Здесь стоит твоя старая карточка, с номером, который известен твоим друзьям. Просто посмотри на количество и историю вызовов, а также на сообщения, и ты поймёшь, что не все поверили россказням твоей свекрови. Телефон прямо таки разрывается со вчерашнего вечера. И думаю, на почте у тебя тоже немало писем. Захочешь проверить ящик, заходи ко мне в кабинет и пользуйся компьютером, когда тебе удобно.
   -Спасибо, - ответила я, забрав телефон и мельком посмотрев на экран, увидела больше полусотни непринятых вызовов, но пока разбираться с этим не хотелось.
   -И хочу, чтобы ты знала ещё кое-что, - добавил метаморф. - Твоя свекровь понесёт наказание за причиненное зло. И можешь не бояться, что она отсудит у тебя дом. А так же, твоё имя перестанут чернить...
   -Не надо её трогать. Она и так достаточно наказана смертью сына, - ответила я, понимая, что свекрови сейчас больно. - А моё имя... Плевать. Я всё равно не вернусь больше в родной город. Там я уже не смогу жить. Потому что слишком много воспоминаний. Вчера вечером я приняла решение полностью поменять свою жизнь.
   -Хорошее решение, - одобрительно сказал мужчина. - И я с удовольствием помогу тебе изменить жизнь, если ты, конечно, этого захочешь. А вот насчёт свекрови, прости, решение не изменю, потому что от её наказания зависит и наказание одной девушки.
   -В каком смысле? И что за наказание? - нервно поинтересовалась я.
   -Твоя свекровь отправится в небольшое трудовое путешествие, чтобы немного унять свою злобу и исправить характер, а её место займёт девушка, посмевшая нарушить мой приказ и плохо исполняющая твою роль. Она молода, не сдержанна и слишком любит нравиться окружающим, поэтому год в теле немолодой морщинистой женщины ей будет непросто, особенно, когда придётся испить чашу позора, прилюдно каясь в ошибках.
   -Что значит небольшое трудовое путешествие? - испуганно спросила я. - Не хочу мстить свекрови и тем более девушке...
   -Всё необходимое ты увидишь позже, а про остальное лучше тебе не знать, - прервав меня, произнёс Лука, а потом поднялся и вышел из беседки, чётко давая понять, что рассказывать ничего не будет и решение своё не изменит.
   Во время обеда я всё же постаралась снова заговорить об этом, но потерпела фиаско. Лука опять оборвал меня, и сколько я не пыталась что-нибудь узнать, или заявить, что не желаю наказаний, ничего не помогало. Я натыкалась на стену отчуждения и равнодушия, и это даже начало бесить меня.
   Правда, вечером всё моё недовольство с лихвой было перекрыто позитивом. Решив разобраться с телефоном, в первую очередь я занялась сообщениями и, прочитав их, поняла, что зря плохо думала о своих знакомых. Весть о происшествии на кладбище разнеслась быстро и сейчас многие слали слова сочувствия мне и порицания свекрови. А уж когда я набрала Свету, то узнала ещё больше.
   Нервничая на кладбище, я не особо смотрела по сторонам и видела только некоторых сослуживцев Миши, и почему-то автоматически подумала, что и остальные наши друзья где-то в толпе. Но оказалось, что большая часть из них вообще проигнорировали похороны и только вечером узнали, что я туда приезжала и о случившейся сцене. А те, кто находился там, просто не успели подойти ко мне возле могилы, потому что после высказывания свекрови я сразу уехала.
   Слушая рассказ Светы о том, что многие вслед за мной ушли с похорон, и как на высказывания свекрови реагировали те, кто там не появлялся, я ощущала, как в душе возрождается вера в людей. "Всё-таки, те, кто меня знают, не поверили свекрови", - с теплотой думала я.
   Но во всём этом присутствовал и огромный минус. Произошедшее на кладбище подлило масло в огонь, и интерес к моей персоне ещё больше возрос, и я понимала, что моё имя не трепет только ленивый. Да ещё и оказалось, что город чуть ли не разделился на тех, кто защищает меня, и тех, кто осуждает. А это ещё больше подогревало интерес ко мне, особенно в свете того, что на кладбище я приехала на дорогом внедорожнике, да ещё в сопровождении двух крепких мужчин весьма приятной наружности.
   Света естественно потребовала объяснений и насчёт мужчин, и насчёт того, как я могла до смерти Миши одновременно жить дома, и вместе с тем лечиться в сомнологическом центре. И вот тут мне пришлось попотеть, придумывая объяснения.
   Корчась от стыда за ложь и то, что приходится выставлять себя чуть ли не сошедшей с ума идиоткой, я рассказала ей, что мужчины - это врачи одной известной фармакологической компании, которые сейчас испытывают новое лекарство от сомнамбулизма. Так как лунатиков не очень много, а у лекарства имеются побочные эффекты, я постоянно должна находиться под их надзором. И этими же побочными эффектами я объяснила провалы в памяти и не всегда адекватное поведение. Типа, я на самом деле часто приезжала домой во время лечения, но из-за действия лекарств не всё помнила и могла вести себя замкнуто, или наоборот слишком импульсивно.
   Объяснение было конечно, так себе, но подруга удовлетворилась им, и казалось, ещё сильнее начала меня жалеть. Поняв, что она готова принять его, разговаривая и с другими знакомыми, которые звонили мне, я повторяла одно и то же, и заодно выражала благодарность за сопереживание, а внутренне уже испытывала ярость к свекрови, что она затеяла прилюдные разборки, которые привели ко всему этому.
   Однако, всё это было лишь малой часть случившегося. Через день мой телефон чуть ли раскалился от звонков, и я не сразу поняла, что происходит. Но благодаря одной моей сокурснице через пять минут уже была в курсе событий. Она сбросила мне две ссылки на сайты и, пройдя по ним, я увидела то, что меньше всего ожидала.
   Первая ссылка вела на наш городской сайт, где выложили самые скандальные отрывки одного нашего городского ток-шоу, где обсуждалась авария, приведшая к смертям людей. А самое интересное было в том, что моя свекровь вдруг раскаялась и проникновенно глядя в камеру, обращалась ко мне, умоляя простить её и объясняла, что специально поливала меня грязью, чтобы оправдать своего сына, а когда он умер, желала только одного - получить деньги за его смерть.
   Глядя на всё это, я сидела с открытым ртом и не понимала - с чего вдруг свекровь так разоткровенничалась, да ещё и прилюдно во всём призналась, терпеливо выслушивая крики и брань находящихся в студии.
   Но когда прошла по второй ссылке, всё поняла. Она привела меня на форум, где обсуждалось опять же авария, но там я уже нашла съёмку скрытой камерой моего подвыпивший мужа, где он рассуждает о здоровом эгоизме и желании жить в своё удовольствие. А так же нелестно отзывается и обо мне, и медсестре, которую по его признанию использует, чтобы "перекантоваться", пока не найдёт себе новую жену, да посостоятельнее.
   Всё было обставлено так, как будто Миша откровенничает перед своим другом, за бутылкой водки и, не стесняясь, признаётся во всех своих грехах и недостатках, но я осознавала, что он бы не стал такого делать. А значит, напрашивался только один вывод - это всё проделки метаморфов. И вслед за этим вспомнились слова Луки, что место моей свекрови пока займёт другая, поэтому и признания на ток-шоу тоже были липовые.
   Не зная, то ли плакать, то ли смеяться от всего этого, я ещё пару раз пересмотрела оба фрагмента, не понимая, как к ним относиться. А потом осознала, что не появись в моей жизни метаморфы, сейчас мне пришлось бы очень тяжело.
   "Не найди меня Лука, я бы до сих пор жила в городе. Свекровь точно также приехала бы к Мише, и распускала обо мне сплетни, что я выгнала его, желая выгородить своего сыночка. И авария всё равно бы случилась, в которой он погиб. Соответственно и вся та грязь, которая на меня вылилась ради денег, тоже бы была. А возможно она ещё и постаралась бы на самом деле отсудить у меня часть имущества. Ведь мы делали ремонт в доме, а по закону это называется улучшения, и имелись шансы содрать с меня компенсацию за них... Не уверена, что вынесла бы всю эту травлю и смогла противостоять таким нападкам, когда полгорода смотрит на меня с ненавистью... Так что получает, от метаморфов мне только польза? Сейчас они помогли полностью обелить моё имя, а в будущем я ещё и лекарство получу?" - я улыбнулась этим мыслям. "А впрочем, не в будущем. Скорее всего, я уже получаю лекарства. Ведь после похорон, я на удивление спокойно сплю. Да, сны мне снятся, но никаких ужастиков нет. Всё какое-то размыто и спокойно. А самое главное, я физически снова чувствую себя хорошо... Выходит, нет смысла сильно ненавидеть Луку, что он поначалу лгал мне и разыгрывал моего мужа. Как бы там ни было, а в общем, зла мне не желают, и даже стараются защищать. Ведь Лука мог вообще не вмешиваться в конфликт со свекровью и наказать ту девушку по-другому. А он сделал всё возможное, чтобы меня не поливали грязью", - в душе от этих мыслей росло чувство благодарности, и я решила, что не стоит Луку воспринимать в штыки и постоянно отталкивать его от себя, когда он просто хочет пообщаться со мной на темы, не касающиеся снов, браслетов или каких-то важных вопросов.
  
   ********** ********** ********** ********** ********** ********** **********
  
   Поставив машину в гараж, Лука зашёл в дом и к нему на встречу сразу же вышел Тимур. Довольно потирая ладони, он произнёс:
   -Она видела и ток-шоу, и запись с тобой, где ты прикидываешься её мужем! И думаю, всё поняла! Как посмотрела, сразу бросилась тебя искать. Судя по выражению лица, она хотела тебя отблагодарить и даже немного расстроилась, узнав, что ты уехал по делам.
   -Да? Это хорошо. Ну что ж, я с удовольствием предоставлю ей возможность поблагодарить меня, - Лука улыбнулся и направился к лестнице, но Тимур его остановил, добавив:
   -Она уже легла отдыхать, и крепко спит. Как ты и приказывал, сегодня мы полностью убрали фазу РЕМ-сна, чтобы узнанное за последние дни, а особенного сегодня, не пробилось в её подсознание и не обернулось кошмаром.
   -Тогда пусть спит, - произнёс мужчина и, развернувшись, направился в кабинет, по дороге поинтересовавшись: - А что там наша злобная гарпия - свекровь?
   -Филипп сказал, что за последние дни поутихла, после того, как он пересадил её на хлеб и воду. Перестала верещать, что обратится в полицию, и смирно принялась выполнять все его приказы. Правда, когда ей сегодня утром показали запись с ток-шоу, где Евлалия от её имени признаётся во всех грехах, опять долго голосила и билась в истерике.
   -Замечательно, - Лука рассмеялся, по-видимому, представляя какой спектакль устроила женщина. - Пусть её и дальше не жалеют, и нагружают работой по полной.
   -Слушай, Филипп побаивается, что она крышей может двинуться от таких новостей. Может того, убрать её вообще?
   -Нет, я хочу, чтобы она помучилась, - мстительно произнёс он, заходя в кабинет. - Убить её, это самое простое. Она хотела жизнь Иры превратить в ад, поэтому пусть теперь расплачивается за это. Да и не желаю возиться с трупом. Евлалия наказана и будет жить в теле той гарпии. То есть, без мужчин, которых она так любит, без красивых нарядов, без всеобщего восхищённого внимания. Будет ходить вместо неё на работу, и жить на копейки в обстановке, где все её ненавидят за злобный характер и признания в ток-шоу. Лишь ночью, и в одиночестве, она имеет права сбрасывать образ и становиться ненадолго собой. Только через пять лет я сниму наказание, и тогда нам понадобится настоящая свекровь...
   -Ты что, отпустишь её потом? - Тимур изумился. - Но это глупо! Пусть ей никто не поверит, что она пять лет находилась в рабстве, а в это время её жизнью жила другая, но всё же может подняться шум!
   -Ты дослушай меня, прежде чем перебивать, - холодно бросил Лука и недовольно посмотрел на Тимура. - Естественно никто её живой не отпустит. Я же сказал, не желаю возиться с трупом и хранить его, прежде чем сниму наказание с Евлалии...
   -А может, пожалеешь Евлалию? Её вины в случившемся не так много, - несмело попросил Тимур. - Она ведь и так сейчас мучается. Даже в магазин не может сходить нормально, чтобы хоть кто-то в неё не плюнул, или не высказался в глаза о том, какой она человек.
   -Я и так пошёл ей навстречу, снизив срок наказания с десяти на пять лет. Нам повезло, что слова об измене, Ира восприняла, как обыкновенную клевету и не начала допытываться, откуда они могли взяться. А вот если бы правда о поведении Евлалии выплыла, все наши старания по сближению со сновидой пошли бы прахом. Евлалия своей сексуальной несдержанностью подлила масла в огонь, чем могла надолго выбить нашу сновиду из колеи, а значит, и затормозить процесс обучения. Наказание справедливо и обсуждению не подлежит, - безапелляционно заявил Лука.
   Тимуру явно не понравились эти слова, но возражать он не решился и задал другой вопрос:
   -А Ирине что расскажешь насчёт бывшей свекрови? Правду?
   -Конечно, нет, - Лука усмехнулся, вальяжно развалившись в кресле. - Я её вообще не посвящаю в эти дела. Для неё свекровь годик побудет на перевоспитании, а потом вернётся к своей обыкновенной жизни, боясь что-нибудь рассказать. Даже если через год Ира захочет проверить это, Евлалия сыграет свою роль. Ну а через четыре года наша сновида полностью забудет про неё, и соответственно, даже если и узнает о её смерти от какого-нибудь сердечного приступа, то уже не свяжет с нами.
   -Понятно, - ответил Тимур, топчась на месте.
   -Если у тебя всё, можешь идти. У меня ещё много дел, - произнёс Лука. - И не вздумай выпрашивать помилование для Евлалии у Романа. Только лишний раз покажешь себя тряпкой, не способной принимать жёсткие и правильные решения.
   Тимур поморщился, услышав такое, но опять не стал возражать и, развернувшись, вышел из кабинета.
   Как только дверь за ним закрылась, Лука включил компьютер и, выведя на экран изображение из спальни Ирины, улыбнулся и мягко сказал:
   -Ну что, Ириска, поняла, что я не так плох? А дальше мы усилим эти впечатления.
  
  
   Глава 12.
  
   Стоя на пороге комнаты, выкрашенной в серый цвет, я пристально рассматривала её, хотя смотреть было не на что, кроме как на стены и небольшой резной постамент в центре. Но как раз он и являлся для меня самым значимым объектом.
   -Не спеши. Старайся запомнить мелкие детали. Что-то такое, за что твоё подсознание может потом зацепиться и поможет сосредоточиться, - советовал Лука, стоящий позади меня.
   -Угу, - пробубнила я, в очередной раз обводя комнату взглядом.
   Три дня назад началось моё обучение, но пока я не могла похвастаться успехами. Я даже не могла вызвать нужный сон, а это являлось самым важным.
   Вообще-то, в теории всё казалось предельно просто. Засыпая, мне следовало полностью расслабиться, выбросить из головы все посторонние мысли и представлять только одно - комнату, которую я сейчас рассматривала. И вроде я всё делала именно так, однако сны снились про что угодно, но комнаты я не видела. А ведь эта комната была ко всему ключом. Только попади сюда, я могла продолжить дальнейшее обучение. Для этого в центре и стоял постамент, на котором лежало пёрышко. Это пёрышко и являлось первым объектом, которое я должна была принести из сна.
   -Думай только об этой комнате. Даже пока не обращай внимания на перо. Главное, попасть сюда, а потом уже и остальное получится, - мягко и успокаивающе сказал Лука и, положив мне руки на талию, добавил: - Обрати внимание на небольшую картину, висящую в углу. Мы специально её повесили сегодня. Может, это поможет тебе. Подойди к ней, посмотри на детали ближе, а потом медленно отходи назад.
   -Хорошо, - отрывисто бросила я, радуясь возможности отойти от мужчины.
   С момента осознания, что метаморфы не так уж и плохи и что Лука принёс в мою жизнь больше добра, чем плохого, прошло пять дней, и кое-что изменилось в наших отношениях. Начав с ним нормально общаться, я всё чаще ловила себя на мысли, что мне интересно с ним.
   Теперь, когда я не обрывала его, говоря на отвлечённые темы, он открывался с другой стороны, и я ощущала всё больший интерес к его персоне. Лука оказался образованным мужчиной, умеющим общаться на разные темы и, беседуя с ним обо всём на свете, я не замечала, как летит время. Порой, после обеда выходя погулять с ним во двор, я настолько увлекалась, что не замечала ничего вокруг, пока не наступали сумерки.
   Но вместе с этим открытием я поняла ещё одну вещь, которая меня всё больше смущала. Находясь рядом с ним, глядя на его жесты и мимику, слыша интонации его голоса, я всё чаще вспоминала, как жила с ним, думая, что он мой муж. И вспоминала даже не саму жизнь, а общее впечатление тогдашнего счастья и душевного спокойствия, которое вновь появилось, когда я опять стала общаться с Лукой. А порой память подбрасывала и другие воспоминания, более интимного характера. И вот от этих воспоминаний с каждым днём всё труднее было отделаться.
   Глядя на его губы, я всё чаще ловила себя на мысли, что вспоминаю его поцелуи. Или слыша нежные интонации в голосе, вспоминала, какие слова он шептал мне во время близости. Ну а уж стоило Луке прикоснуться ко мне, и тело моментально реагировало или сбивчивым дыханием, или усиленным сердцебиением, или мурашками, бегающими по коже. И самое необычное во всём этом было то, что я почему-то стала видеть именно Луку в воспоминаниях, а не своего мужа.
   И чем дальше это продолжалось, тем больше я злилась на себя. Рациональная часть меня кричала, что этому мужчине нельзя верить, потому что однажды он уже лгал, и неизвестно насколько откровенен сейчас. Эмоциональная же часть нашёптывала, что он всё объяснил, и что так требовалось поступить, а сейчас он уже от себя проявляет знаки внимания. И эта двойственность в мышлении казалось порой сводит с ума.
   "Вполне возможно, что из-за этого сейчас и тяжело научиться видеть осознанные сны", - подумала я, отходя от Луки. "Вот какого рожна класть мне руки на талию? В такие моменты меня меньше всего интересует комната, картина или сны, и я начинаю думать о том, что происходило между нами перед сном", - я встряхнула головой, чтобы отогнать картинки из прошлого, которые тут же возникли в голове, и пристально посмотрела на полотно.
   На нём изображался шикарный букет красных роз, и каждый цветок был прописан настолько детально, что казался чуть ли ни живым.
   -Разглядывай розы. Смотри на бутоны. На цветы, которые уже раскрылись. На листья и стебли, - тихо сказал Лука, прошедший вслед за мной. - А запах, витающий по комнате, чувствуешь? Мы решили добавить и его, чтобы во сне стимулировать твоё подсознание. Ощущаешь тонкий аромат?
   -Нет, - жалобно сказала я, принюхиваясь, а потом решила признаться: - После аварии я перестала чувствовать лёгкие ароматы. Какие-нибудь резкие запахи или насыщенные я ощущаю, а вот лёгкие напрочь перестала воспринимать. Поэтому если хочешь вызвать ассоциации по запаху, нужно распылять в воздухе концентрат. Я даже запах духов чувствую только сразу после их применения, а потом перестаю ощущать его.
   -Да? А почему ты сразу не сказала об этом? - с лёгким недовольством спросил Лука. - И в записях врачей этого нет.
   -Ну, я же не совсем утратила чувствительность к запахам, вот и не говорила об этом врачам. Да и не сразу поняла, что это случилось. В больнице запах лекарств чувствовала, и думала, что он перебивает все остальные ароматы. Только попав домой и, варя молочный суп мужу, я осознала, что ничего не ощущаю. Обычно запах кипячёного молока вызывал у меня отвращение, а, не ощутив его, даже порадовалась. Да и если честно, я не особо расстроилась из-за частичной утраты обоняния. Большая часть городских запахов не особо радует.
   -Ясно. Тогда посмотри пока на картину, а я принесу флакон с ароматизатором, - произнёс Лука и быстро вышел из комнаты.
   Вернулся он через пару минут и вручил мне небольшую бутылочку с розовой маслянистой жидкостью.
   -Держи. Вдыхай аромат и смотри на картину, - попросил он, и я снова принялась разглядывать её, вдыхая концентрированный запах роз.
   Сделав, как он просит, я минуты две стояла на одном месте, и только после стала отходить назад, чувствуя уже лёгкое головокружение от сильного запаха, а в глазах уже начало рябить от обилия красного.
   -Не спеши. Иди медленно, - рекомендовал Лука, дыша мне в затылок. - Старайся запечатлевать каждое изменение. Во сне это тебе поможет. По идее, ты точно также должна начать сон с картины и будешь двигаться к постаменту.
   -Понятно, - ответила я, старательно выполняя всё, что он говорит.
   -А теперь отдай мне флакон и медленно осмотри комнату. После чего сконцентрируйся на постаменте. Он для тебя главное.
   Опять делая, как говорит Лука, я отдала ему ароматизатор и обвела комнату взглядом, а потом только посмотрела на постамент.
   -Теперь подойди к нему. Посмотри на пёрышко и поставь перед собой чёткую задачу взять его. Но перед этим обязательно посмотри на свои руки. Очень важно именно сконцентрировать взгляд сначала на руках. Попробуй сжать кулак. Сымитируй захват предмета, представь его в своей руке. Только не спеши. Когда отчётливо всё это представишь, только после этого протяни руку и возьми перо. А затем сравни свои ощущения от имитации и реальности.
   -Хорошо, - ответила я.
   Эти советы я слышала в предыдущие дни, как только начала обучение, поэтому здесь действовала уже более уверенно.
   Проделывая всё это, я концентрировалась изо всех сил, и рука уже помнила и мизерный вес пера, и щекочущие ощущения от него.
   -Умница, - с одобрением произнёс Лука, когда я всё проделала. - А теперь пошли в соседнюю комнату спать. Не отвлекайся ни на что.
   Стараясь держать в голове образ комнаты и ощущения от пёрышка, я быстро прошла в другую комнату и дав закрепить на себе датчики, улеглась там на кровать, устраиваясь поудобнее.
   -Помнишь что делать? - спросил Лука. - Или ещё раз повторить?
   -Нет, не нужно, - закрывая глаза, ответила я. - Лучше выйди и не мешай.
   Как только дверь за ним закрылась, я глубоко вздохнула и попыталась расслабиться, хотя это было не совсем просто.
   Я привыкла спать или на боку, или на животе, а для сновид самая лучшей позой для сна считалась засыпание на спине.
   "Возможно, что эта ломка привычки тоже отражается на моих способностях и отвлекает от основной цели", - подумала я, чувствуя, как понемногу расслабляюсь. "А главное, не хмурится. Почему-то я вечно нахожусь в напряжении и только недавно это заметила".
   "Так, вроде получилось. Тело расслабленно. Руки вытянуты вдоль туловища. Ничего не мешает и не отвлекает. Теперь попробуем представить комнату", - скомандовала я себе и тут же поймала на мысли, что начинаю сильнее зажмуривать глаза, чтобы лучше её представить, а делать этого не следовало. "Нужно быть полностью расслабленной!" - напомнила я себе.
   -Ира, я включаю звук, - раздался голос Надежды Фёдоровны, которая работала со мной и дома у Луки. - Если ещё рано, пошевели рукой. А нет, сосредоточься на образе комнаты.
   Так как я была полностью расслаблена и готова, то лежала не двигаясь, а спустя пару секунд услышала своеобразные звуки, которые помогали мне засыпать.
   "Надеюсь, сегодня всё получится... Комната, главное увидеть её. Или даже картину, а там разберусь, что делать дальше", - последнее, что подумала я, уже начав дремать...
   И мои надежды оправдались. В какой-то момент я обнаружила себя стоящей перед картиной, только в этот раз она была необычной. Я видела и кусочек серой стены, и раму, и саму картину, но если первые вещи казались обыкновенными, то сама картина была живой. Розы как будто росли из неё. Они были настоящими, и я ощущала их аромат.
   Разглядывая их с изумлением и восхищением, я долго стояла перед картиной, пытаясь понять как такое возможно, и не сразу уловила мысль, которая вызывала какое-то смутное беспокойство. А когда сконцентрировалась, поняла, что это сон и вспомнила, что нахожусь здесь не просто так.
   Медленно обернувшись, я увидела постамент с пером, и радостно улыбнулась, поняв, что вышло попасть туда, куда следовало.
   Однако радость быстро испарилась, когда я подошла к постаменту, и как учили, сначала посмотрела на свои руки, а затем протянула правую и попробовала схватить перо. Вот это и оказалось самым трудным, а вернее нереальным.
   Сколько не пыталась, а рука всё время проходила сквозь постамент и я ничего не ощущала. И чем больше я старалась, тем меньше оставалось сил. А закончилось всё тем, что я даже не могла заставить себя сжать кулак.
   Когда я проснулась, Лука и Надежда Фёдоровна как могли, успокаивали меня и даже хвалили, говоря, что это большой прорыв, но слышала я их как сквозь вату, потому что поняла - та усталость из сна, которая появилась в конце, перенеслась и в реальность. И вот это меня здорово испугало. Голова раскалывалась, тело болело, а правая рука вообще онемела, и на ладони виднелись следы от ногтей, появившиеся от постоянного сжимания кулака.
   -Ира, что-то не так? - спросил Лука, видя, что я сижу, как оглушённая и не реагирую на их слова.
   -Я устала, - пробормотала я. - Голова болит сильно, рука онемела и...
   Докончить я не успела, потому что резко накатила тошнота, и я успела только нагнуться к полу, как желудок схватил спазм, и меня вырвало всем тем, что съела на ужин.
   -Ириша? - голос Луки звучал встревоженно.
   -Прости, - выдавила я. - Наверное, это от напряжения во сне... Я уберу...
   -Тут уборщиков и без тебя хватает, - взволнованно сказал он, а потом быстро снял с меня датчики и, подхватив на руки, вынес из комнаты. - На сегодня хватит экспериментов...
   -А ведь я попала в комнату, и даже к постаменту подошла, а взять перо не получилось, - вяло сказала я, положив голову на плечо мужчины. - Наверное, я какая-то неправильная сновида, раз не могу такое сделать.
   -Правильная ты, - мягко сказал он. - Просто ещё неопытная. Да и я виноват. Нужно было сказать, чтобы ты не зацикливалась на поставленной задаче, а давала себе передышку и расслаблялась хоть на время. А ты все тридцать минут, пока находилась в фазе РЕМ-сна, стояла неподвижно и пыталась, как я понимаю, взять перо. Кстати, а скажи, ты понимала, что это сон, или всё казалось реальным?
   -Понимала. Правда не с самого начала. Меня изумили цветы на картине, и после этого я осознала, что нахожусь во сне, - ответила я.
   -Это самое главное. Понимание, что спишь, основное для сновид. Ну, ничего, в следующий раз всё получится. А сейчас ты отдохнёшь.
   Мы как раз вошли в мою спальню, и Лука двинулся к кровати, но я запротестовала:
   -Мне нужно в ванну... Горечь во рту...
   -Без проблем, - он направился к санузлу и там усадил меня на край ванны, а когда я прополоскала рот, отнёс меня в кровать. - Всё, а теперь спи.
   -Побудь со мной, поддержи за руку, - неожиданно для самой себя попросила я, и стало неудобно, но Луке моя просьба, похоже, понравилось и, улыбнувшись, он сел на край кровати.
   -С удовольствием, - нежно прошептал он, взяв меня за ладонь.
   Ощутив тепло его руки, я почувствовала, как моя онемевшая ладонь стала согреваться и тепло пошло дальше по телу, а вместе с этим меня начало клонить в сон и почти сразу я заснула.
  
   ********** ********** ********** ********** ********** ********** **********
  
   Глядя на спящую женщину, Лука сидел, не двигаясь, и о чём-то размышлял и, наверное, просидел так ещё долго, если бы дверь в комнату не распахнулась, и на пороге не появился Тимур. Кивнув головой в сторону коридора, он только открыл рот, чтобы произнести слова, как Лука нахмурился и зло указал ему на дверь, давая понять, чтобы тот вышел. Но Тимур не послушался и прошептал:
   -Роман... телефон...
   -Что б вас, - еле слышно буркнул метаморф, и осторожно высвободив руку, поднялся с кровати. А волю эмоциям он дал только в коридоре, когда они отошли от спальни: - Ты что, идиот, не мог подождать до утра? Зачем трезвонить ему без повода?
   -Так повод же есть, - начал Тимур, но второй мужчина его с яростью прервал:
   -Какой повод? Что Ира попала во сне в нужную комнату? И что? Больше никаких результатов нет! Точнее есть, но они отрицательные! Она прошла всего один цикл сна, а физически выжата так, как будто сутки занималась на тренажёрах! У неё мышечный тонус почти на ноле, после всего лишь одного цикла! Плюс, её рвёт от напряжения! Она вон белая, как полотно! Ты в этом видишь поводы для звонка Роману? Или захотелось выслужиться перед братом? Тогда вперёд, объясняй ему всё сам.
   -Но я думал, что плохой результат, это всё рано лучше, чем вообще никакого результата, - заискивающе вымолвил Тимур.
   -Знаю я, о чём ты думал, - холодно сказал Лука, взяв себя в руки и окинув мужчину презрительным взглядом, прибавил шаг, оставляя Тимура позади.
   Зайдя в свой кабинет, он сел за стол, а потом взял телефон и набрал номер. Как только там ответили, он поздоровался и сразу перешёл к делу:
   -Пока особо порадовать нечем. Единственное, что получилось, это оказаться в комнате. Взять перо не вышло.
   -А она понимала, где и для чего находится? - из трубки донёсся голос Романа.
   -Толком расспросить Ирину я не успел, потому что ей очень плохо и физически она истощенна, но точно могу сказать, что сновидение было осознанным.
   -Но всё же в комнату она попала и всё понимала... Это хорошо.
   -Да не сказал бы, что уж очень хорошо, - сухо сказал Лука. - Мы применили ассоциативный стимулятор. Поставили ей якорь на картину и дали понюхать ароматизатор, а когда она заснула и ещё была способна реагировать на запахи, снова поднесли к носу флакон с ним. Только так она попала в нужное место. Но как заставить её сосредоточиться и взять перо, я не понимаю. Я думал, что здесь важно их желание, а получается, что одного желания мало. Сновиды ведь не делились с нами своими секретами, а лишь рассказывали всё в общих чертах.
   -Но если получилось заставить её прийти в комнату, значит, ассоциации работают. Попытайся использовать их, чтобы она взяла предмет, - с недовольством произнёс Роман. - Примените какой-нибудь другой стимулятор. Или новый запах, или звук. Собаки Павлова ведь реагировали на звоночек...
   -Ира не собака, - холодно вставил Лука. - И вряд ли этот метод пройдёт, чтобы заставить взять предмет.
   -А ты всё же попробуй, - вкрадчиво посоветовал Роман. - Иначе за дело возьмусь я. Существует ещё один очень действенный стимулятор, который называется боль.
   Услышав такое, Лука сжал левую ладонь в кулак до такой степени, что костяшки пальцев побелели, а в глазах вспыхнул недобрый огонёк, но в голосе, когда он ответил, не чувствовалось ярости.
   -Не волнуйся, я постараюсь. Вполне возможно, что я сам виноват в сегодняшнем провале. Я не объяснил Ирине возможности во время сна, и не сказал, чтобы она периодически отвлекалась при неудачных попытках. При следующей попытке, возможно, всё получится. Хотя и не могу обещать. Есть некоторые моменты которые меня смущают. У Ирины при попытках взять перо сильно подскочила температура и тела, и мозга. Да и давление резко рвануло вверх. Если сильно её нагрузить, то она может и спечься.
   -Ну и что? - пренебрежительно бросил Роман. - Если спечётся, значит плохая сновида. Туда ей и дорога. Будем искать новую.
   -Я бы так не разбрасывался сновидами. Иру удалось найти с огромным трудом, - мрачно ответил метаморф. - Да и такое отношение один раз нам это уже дорогого стоило. До сих пор не может разобраться с проблемами...
   -Ну, у Иры-то нет Салазара. Он, скорее, сам её убьёт, чем бросится защищать. Так что невеликая она ценность, если даже не может принести перо, - раздражённо раздалось из трубки. - В общем, я всё тебе сказал. Срок тебе неделя, иначе потом я попробую свои методы стимуляции. Понятно?
   -Понятно, - процедил Лука и когда в трубке раздались гудки, с яростью метнул её в стену, а затем поднялся и, подойдя к окну, замер, с тоской вглядываясь в ночную тьму.
  
  
   Глава 13.
  
   Проснувшись утром, я поняла, что силы практически восстановились и чувствую себя хорошо, но возможно повалялась бы ещё в кровати, если бы не начались месячные.
   После аварии с циклом творилась свистопляска, и месячные могли не идти по два месяца, а потом начиналось такое обильное кровотечение, что я пугалась. Однако гинеколог заверила меня, что после аварии и такого количества лекарств, которые мне кололи, сбои с месячными не редкость и необходимо время, чтобы организм вернулся к нормальной работе.
   Подскочив с кровати, я в первую очередь побежала в ванную, а потом уже озаботилась отсутствием прокладок. Так как сборы дома были стремительными, то я многое забыла взять, а после приезда в сомнологический центр месячных не шло, и я совсем не думала о средствах гигиены. Но теперь они срочно требовались.
   Выход виделся только в одном - позаимствовать прокладки у одной из горничных, а потом уже съездить в аптеку, поэтому я вышла в коридор и, найдя одну из девушек, озвучила свою просьбу. Кивнув, она попросила меня подождать, и пошла вниз, а я вернулась к себе, ожидая, когда мне принесут требуемое, но оказалось, что не всё получается так быстро.
   Вместо горничной на пороге появился Лука и, пройдя в комнату, произнёс:
   -За прокладками поехали. Скоро их привезут.
   -Спасибо, - покраснев, пробормотала я.
   -Как я уже говорил, у наших женщин проблемы с детородными функциями, а соответственно и с менструальными циклами. Из-за смен внешности и постоянных перестроек организма они редко сталкиваются с проблемами обыкновенных женщин, поэтому и со средствами гигиены туго. Об их наличии думают лишь, когда готовятся стать матерью и перестают меняться, но не получается сразу забеременеть, - зачем-то начал объяснять он, чем ещё больше вогнал меня в краску. Обсуждать с Лукой свой цикл, или циклы женщин-метаморфов совсем не хотелось. Но он и сам, похоже, не горел этим желанием, поэтому тут же поинтересовался: - А как в остальном самочувствие? Слабость есть? Или усталость? Что-нибудь болит, как вчера после сеанса?
   -Нет. На удивление нормально себя чувствую. Хотя вчера казалось, что умру, - ответила я.
   -Расскажешь всё в подробностях?
   -Да, - я кивнула и принялась расписывать в деталях сон и свои ощущения.
   Лука внимательно слушал меня, иногда задавая вопросы, а когда я закончила рассказ, произнёс:
   -Это моя вина. Я не объяснил тебе самого главного. Во-первых, не стоит бросать все свои силы на попытку взять предмет и материализовать его. Чувствуешь, что не получается, отвлекись на что-нибудь другое. Попробуй расслабиться хоть на несколько минут. Во-вторых, и в главных, запомни, что во сне не действуют наши законы физики. Твой сон, это твой мир, в котором ты делаешь, что пожелаешь. Попытайся поиграть с этим. Для начала пойми, что ты хозяйка положения и тебе всё под силу. Можешь хоть летать, хоть бегать, хоть прыгать на сто метров ввысь. Сломай свои стереотипы и сделай во сне что-нибудь такое, чего нельзя в реальной жизни.
   -Хорошо, я попробую, - пообещала я.
   -Тогда, если сегодня вечером будешь чувствовать себя хорошо, попробуем просто осознанный сон. Снова придёшь в комнату, но перо не станешь трогать, а попробуешь свои силы в чём-нибудь другом.
   Не успел Лука договорить, как раздался стук в дверь, а потом вошла одна из девушек и протянула мне пакет с логотипом аптечной сети.
   -Оставляю тебя одну, - тут же сказал мужчина. - Отдыхай и набирайся сил. Завтрак прикажу принести тебе в комнату. А если вечером будет плохо в виду... эээ... особенностей женского организма, не стесняйся и скажи об этом. Тогда отменим сеанс.
   -Угу, - пробубнила я, опять корчась от стыда.
   Однако сеанс не пришлось отменять. Организм повёл себя странно и уже к обеду месячные закончились. Я приготовилась бегать в санузел каждый час, но этого не потребовалось, поэтому вечером я согласилась на новый сеанс. Уж больно интересно было попробовать что-нибудь неординарное, что в реальности было невозможно.
   Опять побывав в серой комнате и рассматривая картину, я вдыхала аромат роз, а затем пошла в другую комнату, и там заснув, попала в нужное сновидение. Но ломать стереотипы оказалось не так просто. Я твердила себе, что здесь могу абсолютно всё, но на уровне подсознания никак не могла отделаться от мысли, что многие вещи невозможны.
   Получалось, что осознанный сон мешает мне. Раньше во снах со мной могло происходить что угодно. Я и летала, и мгновенно переносилась в другие места, или наоборот могла замедлить происходящее, чтобы подробнее всё рассмотреть, и всё потому, что я не понимала, что сплю. Всё казалось реальным, и законы физики не довлели на меня, потому что я просто не помнила о них, а может там и не знала о них. Однако теперь, рациональная часть даже осознавая, что спит, не давала забыть обо всём и ничего не получалось.
   Прошло ещё три ночи, прежде чем я поняла, как действовать.
   На четвёртый вечер, побывав в серой комнате, я ожидала, пока Лука закрепит на мне датчики и настраивала себя на сон, в котором могу всё.
   -Ириша, постарайся преодолеть себя, - попросил он. - Это очень важно.
   -Я попробую, - пообещала я и внимательно посмотрела на мужчину. С каждым днём он становился всё мрачнее и меня это беспокоило. Всё чаще я видела его глазах тоску и безысходность, но когда старалась узнать причину, он уходил от ответа.
   -Попробуй начать с чего-то малого, что возможно и в реальности. А потом добавь те элементы, что не могла бы сделать в ней. Но при этом, если почувствуешь хоть каплю напряжения или усталости, немедленно останавливайся.
   -Так и поступлю, - заверила я, а потом предприняла ещё одну попытку допытаться правду. - Лука, тебя что-то беспокоит, я же вижу. Расскажи мне.
   -Всё хорошо, - натянуто улыбнувшись, сказал он и, подняв руку, провёл пальцами по моей щеке. - Просто волнуюсь за тебя.
   В этом жесте ощущалось столько нежности, что у меня моментально перехватило дыхание, но выражение глаз продолжало пугать. "Такое впечатление, что он как будто чего-то боится... Хм, я его конечно не очень хорошо знаю, но точно могу сказать, что таким ещё не видела. Не похоже это ни на спокойного, уверенного, умеющего проявлять сострадание и ласку Луку, которого знаю я, ни на того жёсткого и холодного типа, который наводит трепетный страх на прислугу и своих подчинённых. Я думала, что испугать его нельзя", - подумала я, а он тем временем добавил:
   -Я верю, что ты можешь делать во снах, что угодно, поверь и ты, - после чего неожиданно склонился ко мне и поцеловал в губы, а потом стремительно вышел.
   Сердце тут же пустилось вскачь от поцелуя, и я проводила мужчину ошарашенным взглядом, не зная злиться или радоваться. После того, как правда всплыла и я заявила, что между нами ничего не может быть, Лука не пытался форсировать события, и не намекал на отношения между нами. Да, он проявлял нежность. Спокойно, ласкового или мягко общался со мной, выполнял всё просьбы, но непременно держал дистанцию, как бы подчёркивая, что заинтересован в дальнейших отношениях, но готов ждать моего решения. А вот сегодня сам сделал первый шаг и поцеловал меня.
   Прислушавшись к себе, я поняла, что мне это понравилось, а разлившаяся в теле лёгкость напомнила, сколько приятных моментов было между нами.
   А самым интересным оказалась то, что эта лёгкость передалась и в сон.
   Снова обнаружив себя в комнате перед картиной, я уже сразу поняла, что это сон. Оглянувшись, я посмотрела на перо, к которому за эти ночи подходила не больше восьми раз и решила его пока не трогать.
   "Позже попробую", - сказала я себе и с недовольством посмотрела на серые стены. Приятные ощущения после лёгкого поцелуя Луки всё ещё будоражили, и хотелось чего-то яркого и красочного, а не этой унылой комнаты. "Вот бы раскрасить её в какой-нибудь яркий цвет! Например, небесно-голубой!... Нет, не только небесно-голубой. Хочу ещё чего-нибудь изумрудно-зелёного, как молодая трава на лугу, и ярко-красного вперемешку с белым, как дикий мак растущий рядом с ромашками! Чтобы от палитры дух захватывало!" - подумала я и только представила себе такое буйство красок, как неожиданно очертания комнаты потеряли чёткость и уже в следующую секунду она начала меняться.
   Потолок прямо на глазах выкрасился в голубой цвет, а пол стал зелёным, и я рассмеялась, поняв, что только действительно сделала из комнаты островок луга.
   "Красота!" - я закружилась, глядя на небо-потолок, а потом подпрыгнула и зависла в воздухе, чувствуя себя пушинкой. "Ого!" - ощущения были необыкновенные. "А получится сюда добавить капельку ветерка? Лёгкого такого, чтобы я могла парить?" - спросила я себя, и подсознание тут же выдало ответ: "Не получится. Ты в закрытом помещении. Откуда тут взяться ветру". Однако я уже не хотела ограничивать себе. "Конечно, получится! Ведь впихнула же я в комнату кусочек луга, значит, могу и ветер заказать! Давай, подуй!" - мысленно крикнула я, и в лицо тут же пахнуло ароматом трав, полевых цветов и свежескошенного сена. "Ой, я даже все нюансы запахов чувствую! А ведь в реальности этого нет. Значит, здесь я действительно другая!".
   Этот фокус придал мне ещё больше уверенности в силах и, повторяя "я лёгкая пушинка, которую носит ветер", я ощутила, как меня медленно понесло тёплым воздушным потоком.
   "Это изумительно! Я всё могу! Я даже могу раздвинуть стены комнаты", - поняла я и взмыв вверх, не наткнулась на преграду.
   Было так приятно и восхитительно парить, и я так упивалась своими новыми возможностями, что забыла обо всём, пока в один момент в голове не проскочила мысль: "Интересно, а как я веду себя в реальности? Ведь там я точно не могу летать". Но тут же отбросила этот вопрос, потому что вспомнила о более важном моменте.
   Посмотрев вниз, я увидела постамент, который в центре луга явно был лишним, и спустилась к нему. К удивлению, пёрышко, лежащее на нём, не двигалось, хотя ветерок я заказала приличный.
   "Хм, получается, перо не подчиняется моим законам?" - стало немного обидно, и появился азарт всё же заставить его сдвинуться с места. Поэтому зависнув перед постаментом, я легонько подула на перо, а когда ничего не произошло, принялась ещё и рукой водить вокруг него, как будто закручивая воздух по спирали и создавая мини-смерч. И тут к моей радости пёрышко шелохнулось и медленно поднялось в воздух.
   "Есть! У меня вышло его поднять!" - я захлопала в ладоши, а потом снова подула на перо, и когда оно полетело, подхваченное ветерком, бросилась вдогонку.
   Наверное, так я не резвилась даже в детстве. Чувство свободы, вседозволенности и подчинение всего вокруг моим желаниям настолько захватывали, что носясь за пёрышком по комнате-лугу, я смеялась, испытывая от всего этого уже опьянение. И могла бы носиться ещё долго, но в один миг пёрышко, по-видимому, вынесло из воздушного потока и оно начало плавно спускаться вниз, а я, желая и дальше продолжить развлечение с погоней, протянула к нему руку и, схватив, опять чуть не выпустила его в воздух. И вот в это мгновение меня как током ударило, а потом я с изумлением посмотрела на перо в руке и спросила себя: "Это что, у меня получилось схватить перо? Да?".
  
   ********** ********** ********** ********** ********** ********** **********
  
   В небольшой комнате перед мониторами сидели двое мужчин и женщина, а третий мужчина стоял позади кресел и переминался с ноги на ногу. Все они наблюдали, как в комнате, где спала молодая женщина, одна из горничных подносит к носу сновиды флакон с ароматизатором. Сделав это, девушка вышла, а все присутствующие принялись ждать результата.
   -Тимур, перестань топтаться, как скаковой конь, - не выдержав, бросил Роман, посмотрев на брата. - Раздражает.
   -Надоело стоять, - ответил тот.
   -Так сходи за стулом и не виси надо мной.
   -Или мог бы стул раньше принести, - процедил Лука. - Ведь знал о приезде...
   -А ты против? - прервав его, высокомерно спросил Роман и, посмотрев в упор, прищурился.
   -Не против, - равнодушно ответил он. - Просто хочу напомнить, что отведённый срок ещё не вышел.
   -Да, не вышел, но результатов всё равно нет. И думаю, не будет. Поэтому хочу изучить твои методы, чтобы самому уже действовать безошибочно. Думаю, нашей сновиде нужна жёсткая дрессировка, а не твои уговоры и сюсюканья.
   Лука дёрнулся, услышав это, и только собрался что-то ответить, как в разговор вклинилась Надежда Фёдоровна:
   -Начинается. Она вошла в фазу РЕМ-сна.
   Ира в этот момент рывком села, а потом спустила ноги с кровати и, встав, подошла к одной из стен.
   -Это она картину, наверное, опять рассматривает, - прокомментировал Тимур. Но никто не обратил на него внимания.
   Все продолжили всматриваться в экран одного из мониторов, периодически бросая взгляды и на второй монитор, где виднелось изображение серой комнаты с постаментом в центре.
   -Ну стоит она и что? - спустя минуту, недовольно спросил Роман, видя, что ничего не происходит.
   Как будто услышав его, Ирина медленно оглянулась и на что-то посмотрела у себя за спиной. А потом осмотрелась вокруг, подняла лицо к потолку, недолго постояла и улыбнулась, а следом за этим сновида расставила руки в стороны и закружилась.
   -Такого ещё не было, - произнёс Тимур, вместе со всеми прильнув к мониторам.
   -Она видит что-то необычное, - быстро сказала врач. - Такого на её электроэнцефалограмме ещё не было.
   Неожиданно сновида подпрыгнула и, опустившись вниз, начала плавно перемещаться по комнате с блаженным выражениям лица.
   -Что она делает? - требовательно спросил Роман.
   -Откуда мне знать. Но точно что-то интересное и приятное для неё, - бросил Лука, внимательно наблюдая за происходящим. - Давай просто посмотрим, а потом будем разбираться.
   Роману явно не понравилось сказанное, но отвечать он не стал и тоже принялся пристально смотреть на монитор.
   Держась ближе к центру комнаты, Ира ходила по кругу, то уменьшая его размер, то увеличивая, при этом ловко избегала столкновения с кроватью, и продолжалось это минут пятнадцать.
   -У меня уже голова кружится от её беготни, - не выдержав, сказал Тимур. - Она по кругу носится, и больше ничего не делает.
   -Согласен, - поддержал Роман. - Толку от её беготни нет.
   -Дайте ей время. Не всё же сразу, - Луку, похоже, всё больше злило присутствие этой парочки. - Вероятно, она научилась управлять там реальностью и пробует свои силы. Если это так, то ей сейчас не до постамента с пером.
   Только он это сказал, как женщина замерла и посмотрела себе под ноги. На лице отразилась обида, а следом за этим она повела плечами и хитро прищурилась, что-то рассматривая.
   Происходящее дальше вызвало ещё больше недоумение у присутствующих, когда сновида на что-то подула, а затем начала по кругу водить пальцем, постепенно поднимая руку всё выше.
   -Бред какой-то..., - начал было Тимур, как Надежда Фёдоровна изумлённо воскликнула:
   -Посмотрите на перо!
   Все мгновенно приникли ко второму монитору, и на лицах отразилось ошеломление. И было от чего.
   Перо медленно поднялось вверх, как будто увлекаемое небольшим смерчем и начало кружиться, а затем полетело и по комнате.
   -Это как такое может быть? - выдавил Роман, а потом полуутвердительно и одновременно с этим полувопросительно добавил: - Там же нет сквозняка...
   -Нет! Это Ира заставила перо летать! - победно произнёс Лука и с облегчением выдохнул: - Это всё её заслуга. Она научилась управлять своими снами. Это огромный прорыв!
   -Прорыв будет, если она принесёт перо, а не заставит его летать, - буркнул Тимур, явно не особо радуясь успехам сновиды.
   Но других не интересовали его слова. Всё чуть ли не прилипли к мониторам, глядя то на один, то на второй.
   А смотреть было на что. Перо в серой комнате летало так, как будто его носило в потоках ветра. То, спускаясь чуть ниже, то поднимаясь, оно кружилось по комнате, а в это время в другой комнате сновида опять начала плавно двигаться по кругу. Улыбаясь, она не сводила взгляд с чего-то видимого только ей, и чувствовалось, что молодую женщину захватывает эта игра.
   А в следующий момент произошло то, что вызвало у всех ещё большее изумление.
   Перо начало опускаться вниз, Ира в другой комнате протянула руку вперёд, и неожиданно в серой комнате воздух задрожал и появился прозрачный силуэт сновиды, причём она парила в воздухе, высоко от пола. Ловко поймав перо, силуэт тут же вместе с ним растворился, а сновида в своей комнате замерла на месте, рассматривая свою сжатую ладонь.
   -Вы видели? Вы ЭТО видели? - Роман вскочил с кресла и ткнул пальцем в монитор, а потом обвёл всех ошарашенным взглядом. - Мы записывали это? Я хочу ещё раз посмотреть! Она забрала перо, а перед этим появилась в комнате, да?
   Казалось, он говорит и сам не верит в это, а другие вообще впали в ступор и только пытались осознать увиденное.
   -Невероятно, - выдохнул Лука, придя в себя.
   -Ты тоже видел, что она появилась в комнате, или у меня галлюцинации? - требовательно спросил Роман, у которого от возбуждения уже начали трястись руки, и он всё не переставая тыкал пальцами в монитор.
   -Видел... Ира как марево была... или привидение... Я и не знал, что сновиды так достают предметы..., - растеряно ответил Лука, а потом нахмурился. - Чёрт! Теперь мне многое понятно... Я всё не мог взять в толк, как Салазар охраняет браслеты. Ведь не может же он постоянно спать... А тут вот в чём дело... И вот почему браслеты держат в большом хранилище, а не в каком-нибудь закрытом сейфе. Он знает, что сновиды частично материализуются перед тем как забрать предмет, поэтому не желает упустить этот момент и не хочет терять время на открытие сейфа... Думаю, рядом с браслетами постоянно находится какой-нибудь человек и наблюдает за ними...
   -И если сновида материализуется, охранник может схватить браслеты и не отдать их..., - зло продолжил Роман, поняв ход мыслей своего помощника.
   -Да. И теперь главный вопрос - если всё так, может ли сновида вырвать из рук охранника браслеты, или на такое сил уже не хватит? - он вопросительно посмотрел на Романа, а затем на врача.
   -Я не знаю, - ответила женщина, по-видимому, ещё не пришедшая в себя от случившегося. - Нужно посмотреть показатели мышечного тонуса на момент переноса, и то не уверена, что получу ответ... Это всё так необычно... Ира из сна влияла на предмет в нашем мире, а это уже нонсенс... Она не просто забрала перо из комнаты, а заставила его долгое время парить...
   Все замолчали, озабоченно разглядывая друг друга и ожидая хоть каких-нибудь ответов, а потом Лука сказал врачу:
   -Нужно будить Иру, чтобы узнать её ощущения. Запускай переход в состояние бодрствования.
   -Хорошо, - кивнув, она что-то набрала на клавиатуре, подключённой к компьютеру, а Лука поднялся и, выйдя из комнаты, направился к сновиде.
  
   ********** ********** ********** ********** ********** ********* **********
  
   Разбудили меня ласковые прикосновения к щеке и нежный шёпот.
   -Ириска, просыпайся.
   Открыв глаза, я сонно посмотрела на стену перед собой, а потом всё вспомнила, и резко поднявшись, взволнованно посмотрела на свою руку со сжатым кулаком.
   -Всё получилось, - радостно сказал Лука, сидящий на краю кровати, а потом сгрёб меня в охапку и, прижав к себе, повторил: - Всё получилось! Ты смогла!
   -Точно? - пропищала я, пытаясь нормально вдохнуть воздух. - Дай посмотрю на перо... и вздохнуть хочу...
   -Прости, это я на радостях! - отпустив меня, он улыбнулся и кивнул головой на мою руку. - Хватка у тебя нереально сильная. Я не смог разжать ладонь, пока ты просыпалась. Но кончик пера виднеется! Покажи мне его.
   -Ох, аж самой не верится, что всё вышло, - ошеломлённо пробормотала я и, вытянув руку вперёд, разжала ладонь, до конца ещё не осознавая сделанного.
   Однако перо было свидетельством успеха, и я до сих пор помнила, что испытывала, гоняясь за ним по комнате, и та лёгкость до сих пор ощущалась в теле.
   Подув на ладонь, я рассмеялась, вспомнив, как оно летало, и пробормотала:
   -Мы с ним парили... Это было так чудесно, что словами не передать... Невероятная лёгкость и воздушность...
   -Расскажешь мне всё?
   -Угу, - я кивнула.
   -Но сначала скажи, как чувствуешь себя? Устала? Рука болит? Боль в мышцах, тошнота есть? - став серьёзным, он пристально всматривался мне в лицо.
   -Нет! Ничего не болит! Скажу даже больше - так замечательно я себя давно не чувствовала! - восторженно ответила я и снова рассмеялась.
   "Сказать Луке, что его поцелуй послужил толчком или нет?" - в этом момент пронеслось в голове. "Если скажу, поцелуи, и, скорее всего, не только они, точно мне обеспечены, а это... ммм... очень заманчиво. Но с другой стороны - если между нами что-то будет, не хочу развития отношений только ради моих способностей. Хочу, чтобы именно я интересовала... Значит, не стоит говорить. По крайней мере, пока", - решила я, и принялась рассказывать всё, что ощущала и видела во сне, а также как удалось поймать перо.
   Лука внимательно слушал мне, держа за руку, а когда я закончила, удивлённо спросил:
   -Получается, ты вообще не прикладывала усилий, чтобы взять его?
   -В том-то и дело! - торжествующе сказала я. - Даже не сразу поняла, когда схватила его и чуть не выпустила из руки! Я просто играла с пером, носясь по комнате-лугу... Ой, кстати, а как это выглядело в реале?
   -Выглядело это очень интересно. Можешь потом сама посмотреть, как кружила по комнате, - весело заверил он. - Однако самое интересное произошло в серой комнате. Ты материализовалась там, перед тем как схватить перо.
   -Да? - удивлённо спросила я. - Как это? Перенеслась туда, а потом назад? Или вообще застряла там, а ты принёс меня уже в спальню? - такой вариант испугал, ведь однажды я могла перенестись и к чёрту на рога, откуда не буду знать, как выбраться.
   -Нет, ты не полностью перенеслась, - успокаивающе сказал он, видя, что я испугалась. - Появился твой образ, похожий на мираж. Или так ещё привидений описывают. Ты была прозрачным силуэтом, зависшим в воздухе... Впрочем, чего я рассказываю. Сама потом посмотришь запись и увидишь своими глазами, что делала в спальне, и что произошло в серой комнате.
   -Ой, так ещё лучше! Пошли смотреть! - попросила я и только собралась встать с кровати, как Лука удержал меня и мягко сказал:
   -Нет. Не сейчас. Ты поспала всего час, причём из него тридцать минут была физически активна. Теперь я хочу, чтобы ты полноценно выспалась. А запись завтра посмотришь, и обсудим её...
   -Но я не хочу спать, - упрямо сказала я. - Наоборот, у меня сейчас невероятный душевный подъём и сил хоть отбавляй!
   -Это сейчас, а минут через двадцать может начаться откат и стать плохо, - Лука не собирался сдаваться и настойчиво укладывал меня в кровать. - Твоё здоровье важнее, а запись никуда не денется. Давай я сниму датчики, чтобы тебе было удобнее засыпать. А мы поможем тебе музыкой.
   Поняв, что спорить бесполезно, я хотела было обидеться и демонстративно фыркнуть, но вместе этого улыбнулась пришедшей в голову мысли. "А действительно, завтра ведь могу всё посмотреть. Сейчас нужно пользоваться моментом и попытаться вернуться в тот сон. Ощущения до сих пор будоражат, и может получиться снова полетать".
   -Ладно, буду спать, - согласилась я. - А вернее попробую вернуться в сон.
   -Ну, если чувствуешь, что силы для этого есть, то попробуй, но старайся себя не истощать, - подумав, сказал Лука.
   -Хорошо, не буду, - заверила я, ложась в кровать и укрывшись одеялом, попыталась усилить свои впечатления от сна, надеясь, что всё получится.
  
  
   Глава 14.
  
   И у меня получилось вернуться в свой сон, причём быстро. Я наслаждалась новыми ощущениями и возможностями, пробуя там всё, что взбредёт в голову. А утром, просмотрев запись и сопоставляя её со своим сном, точно могла сказать, что делала там и видела, как это выглядело здесь.
   Было интересно посмотреть на себя со стороны и немного смешно. Но лишь до момента, когда я материализовалась в серой комнате. Вот это меня реально удивило. Разглядывая свой прозрачный силуэт, висящий в воздухе, я вспоминала, что чувствовала в тот момент и поняла одну важную вещь - чтобы сделать желаемое, важно подходить к этому с лёгкостью. Да, необходимо хотеть этого, но не напрягаться, зацикливаясь только на одном. А также важно подходить к решению вопроса нестандартно, отбрасывая все физические законы, ограничивающие нас в реальном мире.
   Осознав это, следующей ночью я уже без проблем принесла перо, а затем перешла и к материализации других предметов, вес которых был чуть больше. Сначала я принесла листочек бумаги, потом небольшой цветочек фиалки, затем лёгкую древесную щепку. И делала всё это играючи, с лёгкость. Но потом поняла, что не стоит сразу же нестись к предмету и выносить его из сна, потому что меня сразу же будили, не дав насладиться новыми возможностями и ощущениями.
   А возможности во сне у меня открывались невероятные. Там у меня не было ограничений, и небольшую серую комнату я могла превратить во что угодно, раздвинув его границы бесконечно далеко. В следующие три ночи я превращала комнату не только в луг, а делала и цветущим садом, и горной вершиной с потрясающим видом на зелёную долину, и небольшой лесной поляной с кристально чистым озером. Причём могла заказать себе и сиреневое небо, и деверья заставить цвести синими цветами, и озеро населить такими яркими рыбами, которых в природе не существовало. И это настолько захватывало, что я готова была проводить во снах сутки напролёт.
   Желая использовать время не только с пользой, а и ради удовольствия, я стала идти на хитрость и не сразу приносила предмет, а сначала сполна наслаждалась новыми способностями. А чтобы знать, отчего отталкиваться, теперь каждый вечер заходила в кабинет Луки и, находя в интернете красивые пейзажи, запоминала их, чтобы во сне сделать увиденное, добавив от себя что-нибудь необычное.
   "Попробую-ка сегодня сделать себе тропический островок, с буйной зеленью, водопадом, пальмами на берегу океана и белым песком!" - решила я, с нетерпением ожидая ночи и планируя, куда отправиться во сне.
   -Ириша, ты здесь? - в кабинет вошёл Лука и улыбнулся. - Ищешь куда направиться?
   -Ага, - я кивнула головой.
   -И что сегодня будет? - подойдя к креслу, в котором я сидела, он наклонился ко мне, и я ощутила его дыхание на коже, отчего тут же по спине побежали мурашки.
   -Тропический остров, - внезапно осипнув, ответила я и, кашлянув, добавила: - Хочу попробовать пройтись по берегу океана или искупаться в водопаде. Ты, наверное, будешь ухахатываться, если у меня это получится, и я примусь изображать плавание по полу в комнате.
   -Я буду тебе завидовать, - мягко сказал он, наклонившись к самому уху, и меня моментально бросило в жар.
   Позволив себе однажды вспомнить, что чувствовала рядом с Лукой, пока считала его своим мужем, я всё чаще в мыслях возвращалась к тому времени и всё больше скучала по нему. Хотелось снова ощутить вкус его губ, силу рук и одновременно с этим нежность, исходящую от него, услышать ласковый шёпот и таять от наслаждения. Но после того раза, он больше не целовал меня и всё проявление заинтересованности заключалось лишь в таких вот приближениях и ласковом голосе.
   "Чувствую себя как мышка, с которой играет взрослая, опытная кошка. Это уже начинает раздражать. Или бы однозначно дал понять, что хочет большего, или вообще не трогал меня. В конце концов, мы взрослые люди, которые провели не одну ночь вместе. Вот честно, наберусь смелости и поставлю вопрос ребром", - с недовольством подумала я. стараясь восстановить сбившееся дыхание. "Но только не сегодня", - тут же малодушно решила я, боясь услышать ответ, который мне не понравится. "Всё же я могу путать бережное отношение ко мне, как к сновиде, с флиртом. Правда ведь такова, что Лука красивый мужчина, наделённый немалой властью, а уже на одно это женщины слетаются, как мотыльки на свет. Да и все женщины-метаморфы нереально красивы. Вон, хотя бы посмотреть на девушек из прислуги. Им бы по подиуму ходить и на обложки журналов сниматься, а не пыль вытирать и обед подавать. Я со своими клоками волос на голове и шрамами на теле, на красавицу точно не тяну", - я тяжело вздохнула, осознавая, что это может отталкивать. "Но, с другой стороны, Лука ни к одной из них не проявляет интереса. А мужчина ведь, если ему нравится женщина, хотя бы взглядом её проводит, а он вообще относится к ним, как предметам интерьера".
   "Однако, может дело и в другом. Лука ясно дал понять, когда впервые рассказывал о себе, что я ему нравлюсь... Может, он просто ждёт от меня первого шага? Ведь я тогда категорично заявила, что продолжения не будет... Но делать этот шаг без полной уверенности, что он проявляет ко мне интерес как к женщине, не хочется. В сновиде они отчаянно нуждаются, и возможно дело лишь в этом... Блин, как же всё тяжело!" - я начала нервно постукивать пальцами по столу, не зная какое из предположений верное, а предмет моих грёз продолжал стоять рядом, не давая сосредоточиться.
   -Ириша, что-то не так? - с нежностью поинтересовался он и положил мне руку на плечо.
   -Всё так, - пробормотала я и вскочила из кресла, ещё больше запутываясь в мыслях от таких прикосновений. Поэтому решила задать отвлекающий вопрос: - Садись и расскажи, что сегодня буду тащить из сна.
   -Сегодня усложним задачу, - ответил он с лёгким разочарованием в голосе, но когда я заняла другое кресло, уже деловито произнёс: - Все предметы, что ты приносила до этого, были лёгкими, а браслеты достаточно тяжёлые. Необходимо учиться приносить те вещи, которые ветерком не сдвинешь и не заставишь парить в воздухе. Для начала возьмём вот этот болтик, - он достал из кармана небольшой металлический болтик и положил его стол. - Попробуй на вес и продумай сейчас варианты, как можно его взять.
   -Хорошо, - ответила я, взяв его в руки и взвешивая в ладони. - Тяжёленький.
   -Да. Если с ним всё получится, думаю, и с остальным не возникнет проблем. Тогда продолжим дальнейшие тренировки и попробуем другой выход в осознанный сон. Все эти ночи ты входила в него в одной комнате и там уже играла с обстановкой, а необходимо уметь и перемещаться. То есть не просто создавать желаемое в одном месте, а уметь дойти до этого места. Ведь мы точно не знаем, как выглядит хранилище Салазара, а общее описание не походит. Поэтому мы будем тебя выводить к его дому, фотография которого у нас есть. А затем до хранилища ты уже будешь двигаться самостоятельно... Впрочем, об этом ещё рано говорить. Сначала ты потренируешься здесь. Попробуешь достать предмет из дома другого метаморфа, и сама будешь прокладывать себе путь. Но, опять же повторюсь, это попробуем только после того, как научишься приносить тяжёлые предметы.
   -Надеюсь, что получится, - задумчиво ответила я, прикидывая как во сне взять этот болтик, не особо напрягаясь.
   -А я верю, что у тебя всё выйдет, - Лука обаятельно улыбнулся. - Думаю, ты сильная сновида.
   -А другие сновиды, которых ты знал, какими они были? - поинтересовалась я.
   -Разными, - уклончиво ответил мужчина. - Могу только в общем сказать, чем ты отличаешься от них всех. Как я уже говорил, у тебя выше активность мозга, чем у них, а значит, ты способна создавать невероятные вещи во снах и лучше управлять ими. Так же ты не подвержена атонии, а это огромный плюс. Большая часть сновид, которых я знал, не способны были принести из сна тяжёлые вещи, потому что не хватало на это сил. Единицы могли вынести что-нибудь объёмное. А в основном это были два-три листа бумаги, флешка или что-то лёгкое...
   -То есть золото, и бриллианты вам не таскали? - бесшабашно спросила я, хотя меня давно волновал этот вопрос, ведь от него зависело - получу я свободу или нет.
   "Если им требовалось и это, значит, точно придётся быть осторожной в будущем. Никто не захочет выпускать из рук курицу, несущую золотые яйца", - пронеслось в голове, и я замерла, ожидая ответа.
   -Золота и бриллиантов у нас достаточно. Я могу тебя ими осыпать с ног до головы, - Лука рассмеялся и подмигнул мне, а потом добавил: - А вообще это мелочь. На самом деле сейчас ценится не это, а информация. Не всегда метаморф может добраться до сейфа, где лежит что-то важное, а вот сновидам это под силу. Или мы можем пробраться на какой-нибудь объект и скопировать информацию, но не получается её вынести. А сновидам, опять же, вытащить из сна ту же флешку или листок с кодами доступами, не составит больших проблем. Но мы мало использовали их для такого. Как правило, нас интересовал эмоциональный настрой человека, его тайны, или возможные варианты принятых решений. Например, мы кому-нибудь предлагали на нас работать и давали время человеку подумать. Если чувствовали, что человек может отказаться или наделать другие глупости, сновиды за ними следили во снах, чтобы понять, чего приблизительно ожидать. Ведь сны, это работа подсознания и разбираясь в них, можно многое спрогнозировать.
   -То есть, материализация предметов была не на первом месте?
   -Скажем так - пятьдесят на пятьдесят. Важно и умение приносить предметы из сна, и способность заглядывать в сны других, чтобы считать нужную информацию. Если захочешь, попробуем научить тебя и этому...
   -Нет, в головы других я точно не хочу залазить, - меня передёрнуло от такой перспективы. - Чужие сны всегда очень тяжело эмоционально переживать. Как будто не владеешь собой, и замкнут в чужом пространстве.
   -Но ведь уже и не хочется полностью избавиться от снов? - хитро спросил мужчина.
   -Не хочется, - честно ответила я. - Там много интересного и необычного можно сделать... Кстати, за ночь я стала видеть один, максимум два сна. Это связанно с вашим вмешательством?
   -Да, - коротко ответил он и нахмурился.
   -Я получаю лекарство? - уточнила я, хотя Луке явно не нравились последние вопросы.
   -Да.
   -Лекарство - это те звуки, которые вы мне включаете?
   -Ира, ты хочешь знать, что из себя представляет твоё лекарство? - напрямую спросил метаморф. - И делаешь это, чтобы понять могут ли его сделать другие?
   -Нет, просто интересно, - соврала я.
   На самом деле я давно задумалась над этим вопросом и сейчас внимательно следила за всем, особенно во время экспериментов. Но пока не могла понять, как на меня влияют. Больше всего под лекарство подходили те необычные звуки, которые включали, когда я ложилась спать. Однако, при одинаковом звучании, эффекты всегда получались разные. Слыша одно и то же, я могла заснуть и без сновидений, а могла видеть и яркий сон. "А есть и ещё вариант - в пищу или воду мне могут добавлять какой-нибудь препарат", - услужливо вставила интуиция. "И вычислить это проблематично".
   -Ну, раз просто интересно, я попрошу, и просто довериться мне. Поверь, я не обману и лекарство ты получишь. А захочешь, и намного больше будешь иметь, - сказал Лука и так многообещающе посмотрел на меня, что я опять покраснела.
   "Вот опять! Ну нафига так на меня смотреть, как будто готов на всё, и при этом выражаться такими туманными фразами. Сказал бы прямо что я его по-прежнему интересую... А может сейчас напрямую спросить его?" - я исподлобья бросила взгляд на мужчину и снова струсила, тушуясь под его пристальным взором, а чтобы не молчать, спросила:
   -А расскажи мне про Салазара. Кто он, насколько сильный? Фото его имеется?
   -Хочешь знать про Салазара? А зачем? - Луке не понравился и этот вопрос.
   -Ну должна же я хоть что-то знать о человеке, который возможно попытается меня убить, - ответила я. - Например, если кто-то появится в моём сне, я хотела бы понимать, что нужно бежать, а не ждать, пока человек проявит свои намерения.
   -Узнать, опасаться тебе человека или нет, ты можешь и проще. Если он подчиняется твоим желаниям, ничего не бойся, а если действует от себя, то лучше пожелать переместиться в другое место, - ответил мужчина, давая понять, что не хочет говорить о Салазаре. - Думаю, ты даже не встретишься с ним, поэтому не нужно забивать себе голову.
   -Всё же я хотела бы знать, кто мой противник, - настояла я, не собираясь отступать. - И будет лучше, если ты расскажешь. Ты же сам говоришь, что я впечатлительна и это влияет на мои сновидения. Иначе я себе такого напридумываю, что могу во сне не туда попасть.
   -Ладно, расскажу, - немного подумав, недовольно сказал Лука. - Только обещай, что не будешь о нём думать и не попытаешься приблизиться к нему во снах.
   -Я и не умею пока по заказу приближаться во снах к другим. Так что бояться нечего.
   -Хорошо, - буркнул он и, набрав что-то на клавиатуре компьютера, развернул ко мне монитор. - Это и есть Салазар.
   "Ого, какой милашка!" - подумала я, увидев фото. Со снимка на меня смотрел подтянутый мужчина лет тридцати, одетый в деловой костюм. Аристократичное лицо, тёмно-русые волосы зачёсанные назад, пронзительно голубые глаза, аккуратная, ухоженная бородка, прямая осанка - всё это вкупе смотрелось очень привлекательно. "Никогда бы не подумала, что этот мужчина может быть убийцей. Скорее какой-то богатый бизнесмен и мужчина, знающий себе цену".
   -Салазар потомок русских аристократов, сбежавших из России во Францию, во время революции. Причём сбежали они удачно, успев захватить своё состояние. А после ещё и приумножили его, как путём выгодных замужеств и женитьб, так и удачным вкладыванием денег. Умён, образован, владеет пятью языками, раньше любил конный спорт и коллекционировал предметы искусства. Может позволить себе всё... Хотя думаю, большая часть их состояния появилась благодаря их способностям. У них этот дар наследственный. Владела вся семейка, и пользовалась им без зазрения совести. Я ведь уже говорил, что информация дороже всего, а они её всегда могли доставать без проблем...
   -Подожди, что значит наследственный дар? - удивлённо спросила я. - Наши способности что, передаются детям? Но как же тогда я? Мама у меня точно не сновида...
   -А отец? Что ты, кстати, о нём знаешь? - с интересом спросил Лука.
   -Да ничего особенного. Мама училась с ним в одном классе и влюбилась. Но как потом рассказывала, он не готов был стать отцом... Всё бредил художественной школой, пытался рисовать какие-то сумасшедшие картины... В общем, мало интересовался семьёй и витал в облаках... О Боже! - я замерла, вспомнив один из рассказов матери. - А ведь он всегда говорил, что видит свои картины во снах!
   -Скорее всего, он был пассивным сновидой. Таких много, - задумчиво пробормотал Лука. - Да и уровень у всех разный. Кто-то сильный, а кто-то слабо проявляет способности... Думаю, твой отец был сильным пассивным сновидой и это передалось тебе. Ну а травмы лишь усилили твои способности, прибавив и сомнамбулизм, который сейчас помогает носить предметы из снов.
   -Возможно, - согласилась я, но раздумывать о причинах появления дара у меня не очень хотелось, и больше интересовал противник. - Так что там Салазар? Если дар наследственный, и был у родственников, то почему он единственный сновида? Неужели он и родных убил?
   -Нет. Бабушки и дедушки давно покинули этот мир. Родители погибли в автокатастрофе, и из семьи Салазара оставались только он и его сестра-двойняшка Миа. Она считалась даже сильнее Салазара и могла делать такое, что другим не по силу. Она, кстати, тоже страдала сомнамбулизмом и умела двигаться во сне, а это огромное преимущество, ведь помогает взять предмет и сжать его в руке. Но и она умерла из-за несчастного случая. После этого Салазар и слетел с катушек. Сделал себе операцию, чтобы избавиться от атонии и начал обделывать свои чёрные делишки. Так что, если увидишь этого типа во сне, беги без оглядки. Прыгай в другой сон. Чем больше прыжков, тем меньше вероятность, что он тебя найдёт...
   -А как прыгать-то? Я не умею такого, - озабоченно произнесла я.
   -Умеешь, просто ещё осознанно не пробовала. Это называется прыжком, а на самом деле мгновенный перенос сознания. Насколько я знаю, достаточно просто закрыть глаза и представить другое место. То есть не с открытыми глазами смотреть вокруг и менять всё, а мысленно сразу увидеть себя в новой обстановке...
   -Сегодня обязательно попробую, - начала я, чувствуя интерес к новому.
   -Нет! Ни в коем случае! - Лука испугался. - Не покидай комнату. Пока не закрепишь все навыки, лучше не прыгать куда попало. Это опасно.
   -А если Салазар придёт сюда?
   -Не придёт. Чем меньше ты путешествуешь, тем дольше он не будет о тебе знать.
   -Ну а если всё же придёт? - я не сдавалась, желая знать, как меня защитят в случае опасности.
   -Я всегда рядом. Тебе достаточно испугаться и я сразу тебя разбужу, а потом увезу и спрячу в другом месте.
   -Понятно. Надеюсь, этого не случится, - пробормотала я, а потом поднялась из кресла. - Ладно, пойду готовиться к сегодняшней ночи и подумаю, что там делать.
   -Хочешь, давай вместе попробуем подумать, - предложил Лука. - Может, чем-нибудь помогу тебе.
   -Эээ... не надо, - нервно ответила я, а сама подумала: "В твоём присутствии у меня мысли всё больше не о снах, а совсем других вещах. Начнёшь говорить, буду пялиться на твои губы. Начнёшь ходить по комнате, стану неотступно следить взглядом. А подойдёшь ко мне и присядешь рядом, начну мечтать и о большем сближении. Так что лучше побыть одной, а не пускать на тебя слюни".
   -Ну, тогда зови, если понадоблюсь, - ответил он, проводив меня взглядом, в котором сквозило разочарование.
   "Нет, всё же наберусь смелости и поговорю с ним начистоту. Вот завтра это и сделаю, если удастся принести из сна болт", - решила я и направилась в свою комнату.
  
  
   Глава 15.
  
   Кружа вокруг постамента, стоящего на берегу океана в тени пальм, я уже начинала раздражаться, потому что ничего не получалось. Я перепробовала все продуманные варианты, но не смогла и на миллиметр сдвинуть болт.
   "Свинство! Ну почему так!?" - разозлившись, я пнула постамент ногой, но она прошла сквозь него. "И рука вот так же проходит! Не чувствую я этот болтик, будь он неладен!".
   Однако злилась я не на своё бессилие в данный момент, а на то, что дала себе зарок - в случае успеха поговорю напрямую с Лукой. Теперь же получалось, что разговор нужно отложить.
   "А может ну его, эти зароки? Я надеялась, что принеся болтик, Лука меня похвалит, а потом поцелует, чем я и воспользуюсь, чтобы или ответить на поцелуй, или задать важный вопрос. Но может пойти от обратного? Взять, например, и расстроиться. Выжать слезу и пускай Лука меня жалеет. В конце концов, я же женщина и мне простительны слабости в виде слёз. Он ведь явно хитрит и играет со мной, так почему я не могу добиться своего маленькой хитростью?" - подумала я и тут же поморщилась. Такое поведение претило и стало противно от самой себя. "Такое простительно лет в пятнадцать, а не в двадцать шесть. А раз поставила себе цель то иди к ней. Или просто поговори спокойно и обстоятельно", - сказала я себе и отошла от постамента, чтобы немного расслабиться.
   Встав на берегу океана, я посмотрела на горизонт, где синяя гладь воды сливалась с голубым небом и глубоко вдохнула морской воздух. "Как же здесь красиво!... Вот почему так? Я же чувствую песок под ногами, дуновение бриза, ароматы тропических цветов, которые он доносит из густых зарослей за спиной, и даже ощущаю, как прибой омывает ноги, но при этом не могу взять предмет? Всё остальное реально и можно потрогать, понюхать и почувствовать, а вот с болтом тяжело...", - склонив голову, я начала бродить по берегу, пытаясь восстановить силы, потраченный на неудачную материализацию предмета.
   "Что же ещё попробовать, а? Нужно думать быстрее. Я здесь уже давно и судя по всему, скоро закончится фаза РЕМ-сна, или Лука меня разбудит... Хотя может это и к лучшему. Я делала пять подходов к постаменту, а в перерывах между этим плавала в океане с дельфинами и поэтому потратила немало сил", - я вздохнула, и сжала ладонь, чувствуя, как мышцы уже ноют от неудачных проб захватить болт.
   "Хм, а может перенести постамент ближе к воде, вернее, воду придвинуть к нему и дать волной смыть болтик? А когда он начнёт опускаться на дно, попробовать его подхватить? У меня и в прошлые разы не получалось взять предмет, а вот подхватить его из воздуха выходило", - новая идея показалась стоящей внимание и я вернулась назад.
   "Так-с, устраиваем быстрый и сильный прилив", - скомандовала я себе и посмотрела на берег, представляя, как прибывает вода. Это тут же начало происходить, причём быстро и я осадила свою фантазию: "Эй, не так стремительно! Помедленнее, пожалуйста, и пока без волн! Не хочу, чтобы болтик смыло раньше времени".
   Вода тут же перестала накатывать волнами, а просто прибывала, постепенно поднимаясь выше, и я уже стояла по пояс в ней. А когда ещё спустя минуту поднялась уже до груди и накрыла верхушку постамента, я остановила прилив и глубоко вздохнула, настраивая себя.
   "Так, через минуту придёт небольшая волна и смоет болтик в воду. Он начнёт медленно опускаться на дно, и я подставлю руку и поймаю его. Причём сделаю это просто", - наставляла я себя, надеясь, что получится.
   Но первая волна даже не смогла смыть предмет в воду, поэтому пришлось заказать вторую, более сильную. Однако и она максимум, что сделала, это слегка шелохнула болтик.
   "Да что же такое!" - неудачи злили всё больше, и я в сердцах подумала: "Я сейчас тут цунами с восьмиметровыми волнами подниму, если не сдвинешься с места". И мгновенно пожалела об этом.
   Со стороны океана донёсся рокот, и вся воды схлынула назад, оголяя не только пляж, а и существенную часть дна лагуны. "Ой, это что, реальное цунами?" - испуганно пронеслось в голове, когда я посмотрела на океан и увидела высокую стену из воды. "Меня же саму сейчас смоет, а не только болтик", - ужас от зрелища накатил с такой силой, что сердце ушло в пятки.
   "Не хочу здесь быть! Немедленно в комнату!" - приказала я себе и, сжавшись в ожидании удара, закрыла глаза, надеясь, что всё получится. А когда открыла их и увидела комнату, с облегчением выдохнула. "Фух, получилось", - я готова была расцеловать серые стены и постамент с болтиком.
   Сердце бешено билось в груди и, приложив к ней руку, я глубоко вдохнула и выдохнула воздух, пытаясь успокоиться. "Нет, со своими желаниями во снах нужно быть аккуратнее. Ну его нафиг цунами устраивать... Хотя, наверное, я могла бы его остановить, но когда видишь такое, возникает только одно желание - бежать без оглядки".
   Немного успокоившись, я посмотрела на постамент и решила сегодня больше не играть со снами, а потом удивлённо подумала: "Хм, а почему меня не будят? Я ведь реально испугалась, и на приборах должны были отобразиться и учащённый и пульс, и сердцебиение... Они что там, не видят этого? Или ждут новых попыток?... Ой, а можно ведь попробовать заглянуть в лабораторию. Заодно и проверю - получается ли у меня медленно перемещаться в нужную точку. Как я понимаю, сбегая от цунами, я сделала прыжок, о котором рассказывал Лука. А значит можно попробовать и дойти до нужной точки", - решила я.
   Посмотрев на дверь, я закрыла глаза и сосредоточилась, а затем медленно двинулась к ней, по пути думаю, как выйти в коридор. "Интересно, необходимо дверь открыть или можно пройти сквозь неё?" - подумала я и когда оказалась рядом, протянула руку. Ладонь прошла сквозь дерево, и я улыбнулась. "Точно как призрак могу ходить сквозь стены! Прикольно!".
   Сделав следующий шаг, я очутилась в коридоре и не спеша двинулась по нему в сторону комнаты, где находилась моя спальня, и рядом с которой располагалась лаборатория с оборудованием.
   "Хм, а интересно, что я делаю в реальности? Неужели тоже подошла к двери и попыталась выйти? Тогда я там сейчас стою перед дверью и, пытаясь просочиться в коридор, и при этом шагаю на месте", - возможная картина моих действий в реальности развеселила, и я захотела взглянуть и на себя.
   "Надеюсь, в реальности я не расшибла лоб об дверь", - с улыбкой подумала я и, остановившись у неё, аккуратно заглянула внутрь, готовая в любой момент к столкновению с собой.
   Но оказалось, что я стою немного вправо от центра комнаты и, повернув голову, на что-то смотрю.
   "Интересненько. Подойду-ка поближе", - решила я и полностью проскользнула в комнату, а затем сделала шаг к себе. Реальная я тоже сделала небольшой шажок и на что-то внимательно уставилась.
   Было так необычно смотреть на себя со стороны, что в первые секунды я просто рассматривала себя, оценивая. "Да уж, зрелище не очень", - с прискорбием констатировала я. "Эта шапочка с датчиками на голове делает меня похожей на ежиху. А датчики на теле не добавляют привлекательности... Хотя, всё же мне грех жаловаться на фигуру. В топике и шортах я смотрю очень даже ничего... Но опять же, шрамы перечёркивают все плюсы хорошей фигуры", - я с недовольством вздохнула и моя реальная часть сделала тоже самое.
   "А если руку поднять?" - спросила я себя и рассмеялась, увидев, что делаю это же в реальности. "Ой, да я и в реальности улыбаюсь! А теперь шаг в сторону!... Ага! Делаешь то же самое? А присесть?... Тогда ещё и попрыгаем!" - я всё больше веселилась, наблюдая за собой. "Я как будто имею сестру-близняшку, которая делает всё, что я хочу".
   "Прикольно! Буду заглядывать к себе почаще, когда сплю", - сказала я себе и припрыжку пробежалась по комнате, желая посмотреть, как себя поведёт моя вторая половина в это ситуации.
   В этот раз абсолютного повторения в действиях не было и, наконец, я поняла, почему, в довольно небольшом пространстве комнаты не набиваю шишки. Во снах я не раз тормозила себя, боясь, например, с разбегу прыгать с горы, чтобы полететь. Ведь существовала вероятность, что наяву я тоже разбегусь и могу удариться о стену. Однако наяву, как сейчас оказалось, никакого бега не было. Я лишь чуть больше ускорилась, но продолжала плавно двигаться, несущественно продвигаясь вперёд.
   "Наверное, сомнамбул, как и детей, берегут высшие силы, чтобы мы не убились. А может просто чутьё и инстинкт самосохранения. Или же мышечный тонус у нас всё же не такой большой, как во время бодрствования, и я не могу сильно ускориться... Кстати, по поводу мышечного тонуса - я ведь в лабораторию шла. Посмотрю теперь, что там происходит, когда я сплю".
   Помахав себе рукой и получив такие же жесты в ответ, я прошла сквозь дверь и снова оказалась в коридоре. А когда нырнула во вторую комнату, остолбенела.
   В комнате находились трое - врач, Лука и незнакомый мужчина лет двадцати пяти, в котором я безошибочно узнала Тимура. Надежда Фёдоровна с испуганным выражением лица смотрела на двоих мужчин, которые стояли рядом с её креслом и ругались.
   -Не смей будить её! - шипел Тимур. - Роман чётко дал приказ, чтобы она принесла болт! И она это сделает!
   -Ты идиот! Посмотри на её показатели! Она стресс пережила! - Лука с перекошенным от ярости лицом, нависал над Тимуром. - Её что-то сильно испугало, и температура мозга поднялась! Иру нужно срочно выводить из сна...
   -Да она вон прыгает по комнате, как коза по пастбищу! Ничего с ней не станется! Пусть выполняет приказ! Роман дал указание не прерывать эксперименты, пока она всё не выполнит!
   -Мне насрать на приказы Романа! Я не собираюсь гробить Иру ради какого-то болта! Как сможет, так и принесёт его! - зло процедил Лука, а потом посмотрел на врача и скомандовал: - Буди её!
   -Только дотронься до кнопки, и я обещаю, завтра твой сын будет сидеть у Романа в подвале, - угрожающе произнёс Тимур и, побледнев, женщина отдёрнула руку от клавиатуры компьютера. А он тем временем ухмыльнулся и, посмотрев на Луку, спросил: - Значит, насрать на приказы Романа? На юбку запал и хочешь дело запороть?!
   -Идиот! Если её сейчас не разбудить, она спечётся! - Лука уже едва сдерживал себя.
   -И фаза длится уже сорок пять минут, а это ненормально, - робко вставила Надежда Фёдоровна.
   -Ничего, раз ещё двигается, значит, силы есть, - Тимур кивнул на монитор, где виднелась спальня и я, стоящее в её центре.
   Все посмотрели туда, а я ощутила злость. "Вот же гнида! Значит, Лука хочет меня разбудить, а эта скотина не даёт, пока я болт не принесу?! Ну, я тебе сейчас такое принесу, что мало не покажется!" - меня начала затапливать ярость, и я оглянулась по сторонам, ища что бы такое взять с собой, чтобы Тимур узнал о моём присутствии здесь.
   В этот момент один из приборов пронзительно запищал и женщина торопливо произнесла:
   -Пульс подскочил, давление, и температура всего тела. Это плохо! Её необходимо срочно будить! Что-то не так! Я никогда не видела таких показателей у Иры...
   -Вот и посмотрим, что это значит, - Тимур не сдавался, и наклонился, закрывая собой врача от Луки.
   -Ты идиот? - не выдержав закричал тот. - Совсем все извилины выпрямились, и не соображаешь, что делаешь? Отвали с дороги!
   Лука протянул руку, чтобы нажать что-то на клавиатуре, но Тимур перехватил её и злорадно усмехнулся:
   -Позволю разбудить, если признаешься, что она для тебя не просто сновида! Давай, скажи это! Очень хочу услышать, что наш холодный, стойкий Лука тоже теперь имеет слабое место!
   -Руку убери от меня, - вместо этого выплюнул Лука, но даже я поняла, что Тимур прав.
   "Я важна для Луки, как женщина, а не только как сновида! И это хотят использовать против него!" - сердце забилось ещё быстрее от осознания этого, а приборы уже непрерывно запищали, на что брат Романа ещё гадливее улыбнулся и добавил:
   -Давай, говори, или её мозг сварится, а маленькое сердечко остановится.
   "Ну какая же мразь! Я сейчас с твоим сердечком поработаю, и посмотрим, что выйдет!" - пронеслось в голове и, действуя импульсивно, я бросилась к Тимуру. Горя желанием наказать его, я протянула руку и когда она прошла в его тело со стороны спины, закрыла глаза и, представляя его сердце в своей ладони, сжала её.
   Не знаю, чего точно я ожидала, но поняла, что месть свершилась, когда ощутила что-то тёплое и бьющееся в моей руке. А Тимур в этот момент дёрнулся и, схватившись за грудь, захрипел:
   -Чёртттт, как больноооо...
   "Как тебе такой вариант с сердцем! Нравится?" - зло подумала я, продолжая сжимать сердце.
   Тимур ещё сильнее захрипел, а потом начал оседать на пол и только сейчас я обратила внимание, что Лука и врач с изумлением и ужасом смотрят то на меня, то на Тимура. "Они меня видят. Я же проявляюсь, когда делаю задуманное", - осознала я и, испугавшись, разжала ладонь. А потом, стоило мне расслабиться, мгновенно лишилась всех сил и упала на пол. "Что-то мне совсем плохо. Похоже, я перенапряглась... Неужели в состоянии сна можно потерять сознание, или я просто отключусь и проснусь...", - успела подумать я и перед глазами всё почернело.
  
  
   Глава 16.
  
   Открыв глаза, первое, что я ощутила - головную боль, перед глазами всё плыло, а потом накатила тошнота и я застонала, пытаясь справиться с собой.
   -Ириша? - рядом раздался ласковый голос Луки. - Плохо, да? Не двигайся пока.
   -У меня в голове поселилось семейство дятлов, - жалобно пробормотала я. - А в желудке зверь-тошнот...
   -Это обязательно пройдёт, - сказал он, и матрас подо мной прогнулся.
   Повернув голову на голос, я навела резкость и увидела рядом прилёгшего Луку, а потом и, осмотревшись вокруг, поняла, что нахожусь в незнакомой комнате.
   Эта спальня была явно мужской. Отделанная в насыщенно синем цвете вперемешку с белым и серебристым, с минимумом мебели, она всё же производила приятное впечатление уюта, несмотря на холодные тона.
   -Твоя комната? - вяло спросила я.
   -Да, - ответил Лука.
   -Тебе походит. Холодные и одновременно притягательные цвета. И много свободного места...
   -Люблю простор, - быстро ответил он, а потом прижал меня к себе и с нежностью добавил: - Рад, что моя спальня нравится. Но меня сейчас больше интересует твоё самочувствие. Помимо головной боли и тошноты ещё что-нибудь беспокоит?
   -Слабость и перед глазами всё плывёт, - пробормотала я, наслаждаясь крепкими объятиями, а потом глубоко вздохнула и решилась задать вопрос, который больше всего волновал: - А Тимур... как он? Мне теперь конец за то, что я сделала, да?
   -Тимур жив и отлёживается сейчас, - голос метаморфа наполнился презрением, но следующее он сказал уже с добротой: - А тебя я в обиду не дам. Не волнуйся. Мы с Надеждой всё подчистили, и никто даже не поймёт, что случилось. Ты правильно сделала, что подошла к Тимуру со спины. Он тебя не видел и думает, что у него что-то со здоровьем. Запись с видеокамер мы уже смонтировали так, что к тебе след не ведёт. А прежде чем выносить из комнаты, я закутал тебя в одеяло, чтобы никто не видел крови на твоей руке. Только обязательно нужно обрезать ногти и хорошо вымыть руки, потому что кровавая каёмка под ними может выдать тебя. Я как мог, пытался вытереть руку, но...
   -Что? Кровь? - испуганно выдавила я, и тошнота накатила с новой силой. - Меня сейчас вырвет... Где туалет?
   -Я тебя донесу, - Лука моментально поднялся с кровати и, подхватив меня на руки, бросился к одной из дверей слева от большой кровати.
   И сделал это очень вовремя. Едва он опустил меня на пол перед унитазом, я сложилась пополам над ним и меня начало тошнить.
   Судорожно цепляясь руками за края унитаза и сжимаясь от спазмов в животе, я с ужасом поглядывала на свою правую руку, где под ногтями действительно виднелась запёкшаяся кровь.
   "Боже, это какой-то кошмар... Я засуну руку в живое тело и чуть не забрала жизнь", - в голове была только эта мысль, и становилось страшно от собственных способностей.
   Но Луку, похоже, нисколько не смущало, что я чуть не стала убийцей. Поддерживая одной рукой за плечи, второй он успокаивающе гладил меня по спине, а когда желудок полностью освободился, подал стакан воды, чтобы я прополоскала рот, а затем намочил полотенце и стал аккуратно обтирать мне лицо.
   Привалившись спиной к бортику ванны, я закрыла глаза, наслаждаясь прохладой и тихо сказала:
   -Так приятно... Легче становится... Намочи ещё раз полотенце, хочу положить его себе на лоб.
   -Хорошо, только давай сначала отнесу тебя в постель, - ответил он и снова подхватил меня на руки.
   Устроив меня на кровати, он опять сходил в ванную и принёс мне влажное полотенце, а когда положил его на лоб, вновь прилёг рядом и, склонившись надо мной, принялся водить пальцами по щеке, пристально вглядываясь в глаза.
   Чувствуя одновременно и наслаждение, и беспокойство, я нерешительно спросила:
   -Тебя не смущает, что я так поступила с Тимуром? - а потом сбивчиво добавила: - Понимаешь, он меня разозлил... Я действовала импульсивно и не думала... Он давил на тебя и... Это гадко, вот так шантажировать... Я просто хотела его напугать и не думала, что могу такое!
   -Всё хорошо, - Лука улыбнулся. - И меня ничего не смущает. Тимура давно стоило проучить. Единственное, я хотел бы знать - как ты это сделала... То есть, я видел, что ты стоишь у Тимура за спиной и твоя рука в его теле, а дальше? И заодно проясни, что ты вообще делала в комнате и почему перед этим испытала стресс. Что вообще произошло? Можешь рассказать или хочешь отдохнуть?
   -Могу. Вроде легче стало. Уже не тошнит и прохлада от полотенца помогает, - ответила я, прислушавшись к своим ощущениям, а потом не спеша принялась рассказывать про сон с океаном, как пыталась сдвинуть болтик при помощи воды и как устроила цунами, и как затем прыгнула назад в комнату и принялась бродить по коридору.
   Лука внимательно слушал меня то хмурясь, то улыбаясь, а когда я дошла к моменту попадания в лабораторию, его лицо застыло, не выражая никаких эмоций. Поэтому я стушевал, и последний эпизод рассказывала с трудом, боясь спросить про два самых важных для меня момента.
   -Вот и всё, - пробормотала я, рассказав, как почувствовала себя плохо и отключилась. - А что со мной в реальности было? И с Тимуром?
   -Твой призрак исчез, ты реальная упала на пол в комнате, и Тимур тоже свалился. Стонал и валялся на полу, ноя, что сердце колет, - отрывисто сказал он, а затем не выдержал и зло добавил: - Нет, не могу молчать! Ира, не смей больше так напрягаться! Это очень вредно для тебя! Ты вообще понимаешь, что происходит с твоим организмом, когда ты во сне? Материализация - это огромная нагрузка и в первую очередь на мозг! Температура поднимается, вслед за этим учащается сердцебиение, пульс и давление! А ты на этого ублюдка столько сил потратила! В этот раз повезло, что ты в реальности потеряла сознание, а некоторые сновиды просто спекались от таких вот экспериментов! У них сосуда лопались, и они умирали от инсультов! И это были не самые худшие варианты!
   Оторопев от такой выволочки, я смотрела на Луку и всё больше сжималась, а когда он замолчал, виновато прошептала:
   -Прости. Я хотела тебе помочь...
   -Не надо мне помогать такой ценой! - резко бросил он, а потом тяжело вздохнул и уже спокойно произнёс: - Поверь, я и сам могу справиться.
   После чего привлёк меня к себе и крепко обнял.
   "Он за меня испугался. Причём сильно", - поняла я. "Поэтому и накричал... Ладно, это простительно за такие вот объятия", - подумала я, ощущая, как внутри разливается тепло. "А может ещё и поцелует сейчас", - мечтательно пронеслось в голове, и я улыбнулась.
   Но поцелуя не последовало. Вместо этого спустя пару минут он задумчиво произнёс:
   -За одно только могу тебя поблагодарить в данной ситуации - теперь понятно, как Салазар нас убивает без единого внешнего ранения. Скорее всего, он так же подлавливает нас, как ты Тимура. Мы делали вскрытие всем погибшим, и картина везде была одинаковой - разрывы сосудов в районе сердца или повреждение дыхательных путей, но при этом внешних травм не имелось. Получается, та тварь просто держит нас мёртвой хваткой. Сердце не способно перекачивать кровь или кислород не поступает, а значит наша способность к регенерации слабеет из-за приостановления жизненно-важных функций... Хотя нет, Салазар поступает ещё умнее. Так просто нас тоже не убьёшь. Думаю, он приходит с браслетом. Найдя метаморфа, материализует браслет, защёлкивает его на руке и после этого перекрывает кровообращение или дыхательные пути, и всё... Десяти минут РЕМ-сна хватает на такое. И ведь как удобно. Мы можем сколько угодно махать руками, пытаться отбиться, но на призрак это не влияет.
   -Ну да, - уныло согласилась я, понимая, что такой вариант возможен и пугаясь его. "Ведь однажды Салазар так же может прийти к Луке", - вздрогнув, подумала я и сильнее прижалась к нему, а вслух добавила, вспомнив свои ощущения: - Он, наверное, совсем безэмоциональный тип. Ощущения, если честно, ужасные. Я чувствовала тепло и как сердце бьётся в моей руке... Бррр... Хорошо, что я потеряла сознание и не видела свою руку в крови из-за этих манипуляций...
   -Обещай, что больше не будешь так делать, - попросил Лука. - Только не подумай, что это из-за Тимура. Я в первую очередь переживаю за тебя. Не хочу, чтобы ты перенапрягалась. Да и опасно это. В этот раз повезло, что видели твои действия только я и Надежда. А будь в комнате кто-то ещё, последствия могли быть ужасными. Роман за вред брату может и убить...
   -А Надежда Фёдоровна не проговорится? - робко спросила я, вспомнив слова о её сыне. - Тимур пригрозил ей ребёнком, и может впоследствии использовать это.
   -Не волнуйся. Надежда тёртый калач и мой человек. За свои сто восемь лет и живя среди метаморфов, она научилась выпутываться и не из таких ситуаций...
   -Сколько ей?! - прервав, изумлённо спросила я. - Сто восемь? Но ведь ты говорил, что она человек... Нереально выглядеть в таком возрасте на сорок пять!
   -Реально, если родить ребёнка от метаморфа, - спокойно ответил Лука. - В организме матери, во время беременности происходит генетическая мутация, и они частично получают наши способности к регенерации. Вернее, перестаю так стремительно стареть, как обыкновенные люди. Срок их жизни увеличивается. Одна женщина дожила до трёхсот восьми лет. А вообще всё зависит от того, во сколько они рожают таких детей. Надежда сделала это поздно, в тридцать восемь, поэтому за прошедшие семьдесят лет постарела чуть быстрее, чем те, кто родил в двадцать.
   -Ничего себе, - ошеломлённо пробормотала я, а потом в душе шевельнулось нехорошее чувство ревности и, запинаясь, я спросила: - Ты сказал, что она твой человек... значит, ребёнок от тебя?
   -Нет, - Лука улыбнулся. - У меня нет детей, да и не горю желанием ими пока обзаводиться. Дети, это ответственность и лишний рычаг давления.
   -Понятно, - выдавила я, не зная, как относиться к таким словам.
   -Да и потом, человеку от метаморфа очень тяжело забеременеть. Вон, тот же отец Романа, у него чуть ли не пять человеческих любовниц было одновременно, а всего один полукровка родился за последние пятьсот лет.
   -Ясно, - ещё тише ответила я и почувствовала лёгкое разочарование. "Вот не то чтобы я горела желанием и мечтала о ребёнке от Луки, но всё же неприятно осознавать, что если захочу этого, то шансы забеременеть мизерные", - подумала я и тяжело вздохнула. А чтобы отвлечься от этих мыслей, спросила: - Ты же ненавидишь Тимура, да? Но из-за того, что Роман твой босс, не можешь отказаться от его присутствия... Кстати, а какая у вас иерархия? Над Романом ещё кто-то есть, и он царь и Бог для вас?
   -Ириша, ну зачем тебе это? - уклончиво спросил он, а потом более мягко добавил: - Неужели тебя больше интересует наша иерархия, чем например то, что услышала в комнате, перед тем, как занялась Тимуром. Ведь у тебя должны были возникнуть вопросы. Не хочешь их озвучить?
   -Хочу, - робко ответила я. - А ты готов на них ответить честно и прямо, без увода разговора в другое русло?
   -Готов.
   -Ну тогда..., - я глубоко вздохнула и поинтересовалась, правда пока не тем, что сильнее всего волновало: - Как я понимаю, меня не отпустят после того, как я принесу браслеты, да? Вы и в дальнейшем захотите меня использовать в своих целях?
   -Ты решила этот вопрос задать первым? - слегка недовольно спросил Лука. - Неужели свобода тебя больше интересует, чем мои чувства? Или на это тебе плевать?
   -Мне не плевать. Однако пока я не уверена, что могу вызывать у тебя какие-то сильные чувства, - честно ответила я. - Точнее, мне хочется в это верить, но когда я даже просто оглядываюсь по сторонам, и вижу хотя бы девушек из прислуги, то понимаю - по сравнению с ними я и так проигрываю, а уж если брать в расчёт последствия аварии, то... В общем, сам понимаешь...
   -Убил бы твоего мужа, будь он жив. Это ведь он поселил в твоей душе сомнение в привлекательность и заставил думать, что внешний вид самое важное, - презрительно бросил Лука. - А насчёт прислуги, могу тебя сразу успокоить - я прекрасно знаю, зачем вокруг меня столько красавиц крутится. Будь моя воля, я бы давно их убрал, хотя не факт, что новые несли бы меньшую угрозу.
   -В каком смысле - угрозу? - не поняла я. - И что значит, будь твоя воля?
   -Скажем так, в нашем обществе постоянно идёт скрытая борьба, - нехотя ответил он. - И в этой борьбе используют все методы. В частности, надо мной, некоторые очень бы хотели иметь контроль, чтобы я послушно выполнял все приказы и не смел проявлять свои амбиции. А самый простой вариант управлять - это страх. Например, угрожать, что с дорогими мне людьми или метаморфами, может что-нибудь случиться. Только вот проблема - таковых не было. Соответственно, необходимо мне помочь обзавестись близкими, например, любимой женщиной. А ещё лучше, если и эта женщина будет послушным оружием в руках моих недоброжелателей. Вот для этого в мой дом присылают красоток. Они, якобы, наказаны за провинности и обязаны определённый срок отработать на какой-нибудь унизительной работе, а я, как один из высокопоставленных метаморфов, обязан проследить за выполнением наказания. Однако я-то осознаю - некоторые очень надеяться, что на какую-нибудь из девушек я клюну. Но ошибаются. Совершенство и красота вызывает уже тошноту, и хочется другого, а не только красивую пустышку.
   -И кто эти некоторые? - настороженно спросила я. - Роман?
   -Роман, меньшее из бед. Всё намного сложнее... - Лука пренебрежительно усмехнулся, а затем уже мягко продолжил: - Не стоит тебе голову этим забивать... Так что, не смотри на красавиц из прислуги.
   -Попробую, - пробормотала я, испытывая тревогу за Луку, да и за свою жизнь.
   "Я уже разменная монета в борьбе метаморфов. Тимур ведь именно этого хотел - признания от Луки, что я большее для него, чем сновида... И действия Луки явно свидетельствуют, что я его слабое место... Только вот хочу ли я этого, зная сейчас, что у метаморфов идёт такая борьба?" - я задумалась, понимая, меня и саму теперь могут использовать, чтобы добиться нужного. "Например, пригрози кто-нибудь, что навредят Луке, и я как миленькая буду таскать из снов всё, что прикажут... Хм, а на меня вообще-то есть и другие методы воздействия! Мама! Уже ради её одной я пойду на многое", - стало ещё страшнее от такой перспективы. "Так что же тогда? Даже если я принесу браслеты и сбегу, придётся и маму во всё это впутывать и обрекать на бегство, а потом всю жизнь оглядываться в страхе по сторонам? Да и хочу ли я бежать от Луки?" - спросила я себя и нахмурилась.
   "Нет, не хочу! Нравится он мне, причём сильно. И потом, рядом с ним у меня больше шансов контролировать свою жизнь, а не прятаться по углам, боясь, что меня найдут метаморфы. Чем ближе враг, тем легче противостоять ему. По крайней мере, в моём случае. Я всегда могу подслушать или что-нибудь подсмотреть во сне, чтобы потом нанести упредительный удар. Ну и, конечно же, не стоит сбрасывать со счетов Салазара. Если я сбегу, то не получу лекарства, соответственно - не долго буду бегать. Этот тип сможет меня найти... Так что же в итоге? Если я останусь здесь, то получу двойную выгоду - рядом будет мужчина, который мне очень симпатичен и с которым, возможно, получится построить отношения. А второе преимущество - мы можем с Лукой объединиться, чтобы отбивать все атаки недоброжелателей. Метаморф и сновида - это сильная пара... Стоп! А вдруг именно ради этого Лука сейчас и действует!? Кто сказал, что Лука так переживает за меня, а не за то, что рушатся его планы. Ведь и он осознаёт, что в паре со мной может намного больше", - я замерла, потому что такой вариант тоже был вероятен. "Я-то уверена в своих чувствах и знаю, что они для моего решения остаться основополагающие, а как у Луки? Важна я для него или нет? И если важна, то насколько?... Чёрт, ну вот опять я в тупике, в котором была!" - в душу начали закрадываться сомнения о намерениях Луки.
   -Как я понимаю, главный вопрос ты всё не решаешься задать. А мне, скажу честно, уже надоело ходить вокруг да около, - прервав мои мысли, тихо сказал мужчина, а затем резко уложил на спину, и нависнув надо мной, продолжил: - Давай будем откровенными. Ты мне нравишься, а я тебе тоже... Только не отрицай это. Я же вижу, как ты бросаешь на меня взгляды, как краснеешь, стоит мне сказать что-нибудь двусмысленное, как у тебя сбивается дыхание, стоит мне подойти близко, как ты вздрагиваешь, когда я к тебе прикасаюсь...
   -И в мыслях не было это отрицать, - прервав поток слов с констатацией моих проколов, ответила я и ощутила, как снова предательски заливаюсь краской, а потом зачем-то ещё добавила: - Только это не все твои воздействия на меня. Хочешь знать, как я перо принесла? Из-за твоего поцелуя.
   -Даже так? - Лука расплылся в хитрой улыбке. - А почему не сказала об этом? Я бы тебя постоянно целовал перед сном...
   -Не сомневаюсь, - хмыкнула я, а потом серьёзно добавила: - Вот только я одного пока не знаю - причины твоего интереса ко мне. Как кто я тебе нужна в первую очередь, как женщина, или как сновида. Ведь с моей помощью ты многого можешь добиться. Может всё дело только в моих способностях.
   -Ты совсем в себя не веришь, да? Думаешь, что только ради способностей тобой могут интересоваться? - он прищурился и пристально посмотрел мне в глаза. - Кажется мне, чтобы я сейчас не сказал, это всё равно поставится под сомнения...
   -А ты всё же попробуй, - попросила я, испытывая уже трудности с дыханием от такого близкого нахождения Луки.
   -Не думаю, что поможет, - мрачно ответил он, а затем отодвинулся и, приподняв меня, быстро стянул топик.
   -Эй! - запротестовала я, пытаясь выхватить его, но топик уже улетел на пол.
   -Молчи, - отрывисто бросил метаморф, снова укладывая меня на кровать. - Предпочитаю на деле доказывать свою заинтересованность. Слова - это ветер, лишь действия могут убедить, - после чего протянул руку к шортам и рывком стянул их вниз.
   Я взвизгнула от неожиданности и только собралась возмутиться, как Лука вжал меня в кровать и приник поцелуем к губам.
   По телу тут же прошла жаркая волна и перед глазами поплыли радужные круги. "Оказывается я и забыла уже, как приятно целоваться с ним", - пронеслось в голове и все сомнения тут же испарились, оставив лишь желание.
   Однако он, похоже, всё же лучше владел собой. Заставив меня ответить и насладившись поцелуем, Лука отстранился и пробормотал:
   -Ты в курсе, что мы эстеты? Любим всё красивое и поэтому стараемся принимать красивые облики, если это не касается каких-нибудь дел? Надеюсь, мои следующие действия дадут понять, что в тебе я готов принять всё, даже твои шрамы и рубцы. Ведь они в первую очередь мешают поверить в мою заинтересованность именно тобой, как женщиной, - а затем наклонился ниже и припал поцелуем к одному из шрамов.
   -Не надо, - умоляюще попросила я, сжимаясь от стеснения, и попыталась отодвинуться.
   -Надо, - отчеканил он, а чтобы я не сопротивлялась, сел мне на ноги и сжал их коленями, а руки схватил за запястья, таким образом, полностью обездвижив меня.
   -Лука, я верю и так, - прохныкала я, когда он снова наклонился и лизнул один из рубцов, отчего по телу пробежали мурашки, а внизу живота начал расти щекочущий комок.
   Но он уже не реагировал на мои слова. Не пропуская и миллиметра кожи, он ласкал меня губами и языком, отчего я начала медленно сходить с ума. Такого нежного Луку я ещё не видела. Он боготворил моё тело и заставлял испытывать такие ощущения, которых раньше в моей жизни не было.
   Перед глазами всё уже не просто плыло радужными кругами, а носилось миллиардами разноцветных точек и увлекало за собой куда-то вверх, даря необыкновенную лёгкость. Да такую, какую я не испытывала даже во сне, паря в потоках воздуха. Эта лёгкость воспринималась по-другому. Она была соткана из тепла, желания и страсти, которая всё больше охватывала меня тонкими нитями и побрасывала то вверх, то плавно опускала вниз, чтобы я могла со стоном выдохнуть воздух и снова взмыть на пике наслаждения.
   Время исчезло, потеряло значение абсолютно всё, кроме того, кто был сейчас рядом и приносил мне такое блаженство. А то томление, что сейчас охватывало каждую клеточку, заставляло всё более остро реагировать на каждое касание.
   -Ира, открой глаза и посмотри на меня, - неожиданно раздалось над ухом, и я подчинилась, понимая, что скоро испытаю ещё большее наслаждение. - Я хочу тебя.
   -И я тебя хочу, - тяжело дыша, вымолвила я.
   -Именно меня? - хрипло спросил Лука. - И больше никого другого не хочешь видеть рядом? Не попросишь принять другой облик? Не назовёшь другим именем?
   -Нет, - отрывисто произнесла я, чувствуя уже дискомфорт от неудовлетворённого желания, поэтому обняла его за шею и притянула к себе. - Хочу видеть только тебя. Хочу называть мой Лука. И хочу чувствовать твои руки на своём теле, а не какого-то внешне другого мужчины, даже если буду знать, что там внутри ты...
   -Так и будет, - прошептал он, а потом медленно проник в меня и начал двигаться, заставляя стонать от каждого толчка...
  
   ********** ********** ********** ********** ********** ********** **********
  
   Посмотрев на часы, Лука с отвращением скривился, а потом перевёл взгляд на молодую женщину, спящую рядом, и улыбнулся.
   -Ириска... Конфетка моя, я скучал по тебе, - с нежность прошептал он и, наклонившись, поцеловал её в лоб, после чего с сожалением вздохнул и, поднявшись с кровати, оделся.
   Тихо выйдя в коридор, он спустился на первый этаж и, зайдя в свой кабинет, подошёл к окну. Замерев возле него, он невидящим взглядом смотрел во мрак, размышляя о чём то, и встрепенулся лишь когда ночную мглу прорезал свет фар, и спустя минуту во двор въехала машина.
   Проводив её презрительным взглядом, он дождался, пока она остановится у подъезда, а затем развернулся и направился к своему креслу. Сев, он придал своему лицу скучающее выражение и взял один из документов, лежащих на столе. А когда дверь открылась, и вошёл Роман, отбросил лист и сдержанно произнёс:
   -Здравствуй. Как перелёт с Дальнего Востока?
   -В жопу перелёт! - зло ответил тот. - Что с Тимуром?
   -Всё нормально. Сердце прихватило. Сейчас он спит...
   -А с чего это у него сердце прихватило? - Роман прищурился, сверля Луку взглядом. - Ты случайно не приложил к этому руку?
   -И как бы я мог к этому приложить руку? - спокойно спросил тот, а потом угрожающе продолжил: - А вообще, я бы очень хотел быть причастным к этому. Ты в курсе, что он цирк устроил и чуть не угробил сновиду, запрещая её вывести из сна, пока я не скажу кое-какие слова? Уж больно твоему братцу хотелось знать, как я лично отношусь к сновиде и это его интересовало больше, чем её самочувствие.
   -И как же ты относишься? - голос Романа стал приторно-слащавым.
   -Нормально отношусь, как и к любому другому заданию. И делаю всё возможное, чтобы она и дальше добровольно оставалась с нами. Например, сегодня, я снова уложил её в свою постель. Теперь она согласится принести не только браслеты, а всё, что угодно. Стоит мне только попросить и она исполнит.
   -А может ты и до этого просил кое-что? - холодно спросил Роман. - С чего вдруг у Тимура проблемы со здоровьем?
   -Тимур полукровка и может большей частью человек...
   -Не мели ерунды! Наши гены доминанты в плане здоровья! - Роман начал выходить из себя. - Все полукровки обладают отменным здоровьем! В этом они такие же, как и мы!
   -А может всё же Тимур уникальный? - спокойно произнёс Лука. - И он больше человек, чем метаморф... Разнерничался парень, желая удовлетворить свой интерес, вот и получил проблему с сердцем...
   -Это типа ты сейчас с издёвкой разговариваешь? - зашипел мужчина. - Где записи? Я хочу их посмотреть!
   -В лаборатории. Мы их даже не трогали, потому что пришлось заниматься и Тимуром, и сновидой, которая потеряла сознание по вине твоего брата.
   -Прикажи принести их сюда, - отрывисто бросил Роман и кивком дал понять, чтобы Лука освободит ему кресло, а когда тот поднялся и уступил, с яростью добавил: - Если окажется что всё это проделки сновиды, завтра же прибью её к воротам!
   -Сновида даже болт не смогла принести, а ты подозреваешь её в причастности к плохому самочувствию Тимура. Она слишком слаба для этого и думаю, даже не понимает, как такое можно было бы сделать, - равнодушно ответил Лука и, подойдя к двери, подозвал одну из девушек, маячившую в коридоре.
   Отдав ей распоряжение принести запись, он сел в другое кресло.
   -Знаю я, какие они слабые! - процедил Роман. - Как я сейчас понимаю, нам многое не рассказывалось. За время работы с этой девицей, мы узнали больше, чем за все предыдущие столетия. И я обязательно вытрясу из неё всё, если хоть на секунду подумаю, что она имела отношение к случившемуся.
   -Как знаешь, - Лука безразлично пожал плечами. - Тебе перед Советом оправдываться за браслеты, и смерть единственной сновиды, которая у нас есть.
   Лицо Романа исказила гримаса ярости, и он только открыл рот, чтобы ответить, как в комнату вошла девушка и протянула диск. Взяв его, метаморф загрузил носитель в дисковод и, включив компьютер, принялся внимательно смотреть запись.
   В комнате повисла тишина, и пока видео не закончилось, мужчины не разговаривали.
   -Значит, с болтом лажа? - презрительно поинтересовался Роман.
   -Да.
   -А с чего она тогда почти одновременно с Тимуром потеряла сознание, а не позже или раньше? - требовательно спросил мужчина.
   -Она умудрилась устроить цунами во сне и чуть не утонула. Все эти её прыжки, подскоки, махания рукой - это попытки сбежать от высокой волны и уклонение от препятствий, а сознание она потеряла, пытаясь выбраться. Могу дать распечатки с её показателями. Она чуть не спеклась от ужаса. Если бы Тимур ещё минуту продержал её во сне, мы готовили бы сновиду к похоронам, - сказал Лука и, выждав пару секунд, добавил: - Роман, убери его с этого задания. Следующий раз его глупые вопросы и приказы могут нам дорогого стоить.
   -Я подумаю, - холодно ответил тот и поднялся из кресла. - А сейчас хочу услышать версию брата.
   Сказав это, мужчина вышел. Лука выждал ещё пару минут, после чего снова занял своё кресло и вывел на монитор изображение комнаты, где спал полный, низкорослый мужчина.
   -Ну, подумай, Роман, пока есть чем, - процедил он и весь обратился во внимание, когда его босс зашёл в комнату, где спал Тимур.
  
  
   Глава 17.
  
   Утро выдалось замечательным уже просто от того, что открыв глаза, я увидела рядом спящего Луку.
   Повернувшись на бок, я опёрлась на локоть и с улыбкой принялась рассматривать мужчину. "Спящим он выглядит намного добрее и мягче. Обычно у него или равнодушное лицо, или плотно сжаты губы, что указывает на его недовольство, или серые глаза смотрят выжидающе или холодно, а сейчас он воспринимается по другому... Всё же интересно, сколько ему лет на самом деле...", - подумала я и протянув руку, осторожно провела пальцами по прямому носу, очертила брови, а потом легонько прикоснулась к губам, обводя их, а в следующий момент вскрикнула от неожиданности, когда Лука резко схватил мою руку и поцеловал кончики пальцев.
   -Фух, напугал! - выдохнула я. - Думала, что ты спишь...
   -Я и спал, но ты меня разбудила, - весело сказал он, притягивая меня к себе.
   -Прости...
   -Не за что извиняться. Мне понравилось, как ты меня разбудила, - ласково ответил он и поцеловал в губы. - Как себя чувствуешь? Голова не болит? С тошнотой как? Слабость есть?
   -Голова не болит, а слабость... есть! От занятий любовью! - игриво ответила я, опустив ответ о лёгкой тошноте, которая вновь ощущалась. - И я такую слабость готова испытывать после каждой ночи.
   -Почему только после ночи? - хитро спросил Лука, начав возбуждающе водить пальцами по моей спине. - Мне и в другое время нравится заниматься с тобой любовью. Например, вот сейчас я хочу тебя даже больше, чем сегодня ночью.
   -Я чувствую, - ответила я, заёрзав на кровати и ощущая, как мне в живот упирается доказательство желания.
   -Не, ещё не чувствуешь, но это дело быстро поправимое, - лукаво ответил он и перекатившись на спину, поднял меня и усадил сверху, а когда я пропустила его в себя, положил руки на бёдра и помогая мне двигаться, добавил: - Вот так надо чувствовать меня.
   -Угу, - выдавила я, тут же загораясь от желания и наслаждаясь чувством наполненности.
   Быть сверху мне понравилось. Раньше, когда Лука изображал моего мужа, то действовал с напором и всегда главенствовал, не давая мне в полной мере проявить свои желания, и порой я чувствовала себя в его руках пусть и желанной, но всё же игрушкой. А сейчас всё изменилось, и я ощущала себя равноправным партнёром, желания которого не просто учитываются, а порой и ставятся выше своих.
   То медленно двигаясь, то увеличивая темп, я наблюдала за Лукой и испытывала ещё большее удовольствие, понимая, что ему нравится заниматься со мной любовью. Правда, это "нравится" в конце вылилось во взрыв эмоций, когда Лука не выдержал моих не всегда умелых движений и, уложив на спину, чуть ли не грубо взял, доводя до исступления от блаженства.
   -Ты изменился, - отдышавшись и нежась в его объятиях, сказала я. - Раньше был этаким мягким диктатором, а сейчас более уступчив. Мне это понравилось.
   -Просто раньше я не мог быть собой. Видишь ли, когда мы принимаем другие образы, то меняемся не только внешне, а и внутренне, на уровне характера и привычек, - пояснил Лука. - С одной стороны это хорошо. Позволяет нам без проколов заменять других людей, копировать их вкусы, походку, манеру говорить и прочее. Но с другой стороны - мы как бы теряем часть своих чувств. Порой это неприятно и складывается впечатление, что в тебе живут два человека, причём верх одерживает тот, чью внешность мы принимаем. А у сильных метаморфов это иногда оборачивается ещё и кардинальными сменами характера. Владея способностью долго держать один облик, мы перенимаем и многие черты характера. Бывало такое, спокойный метаморф долго ходит в одном обличии, например, какого-нибудь вздорного человека и меняется навсегда, и сам становясь злым и раздражительным.
   -Наверное, это тяжело, - представив такое, произнесла я. - Приблизительно понимаю тебя. Когда я вижу "чужие" сны, то перебираю на себя чувства этих людей, и очень тяжело становится. Как бы раздваиваешься и настоящее "я" оказывается запертым. Не люблю эти сны.
   -Ну, у нас нет другого выхода, и приходится меняться ради дел. Да и свыкаемся мы с этим, пока в юности учимся, - философски отозвался он.
   -Слушай, а ты когда-нибудь принимал женские облики? - с интересом спросила я.
   -Вообще-то, у нас не практикуется смена полов. Но однажды я принял облик девушки, - Лука улыбнулся. - Как-то в молодости проиграл один спор другу и вынужден был две недели ходить в образе девушки. Это было незабываемо! Особенно если учесть, что у выбранной для копирования девушки эээ... наступили женские дни через три дня, как я принял её образ. Наш организм ведь считывает всю информацию и лечит болезни, а месячные к болезням не относятся, вот я и испытал все ваши "радости".
   Представив, как Лука мучается и пользуется прокладками, я не выдержала и громко рассмеялась, а потом виновато сказала:
   -Прости, как представлю тебя...
   -Не напоминай! - он мученически закатил глаза. - Первый день пластом валялся в кровати и стонал. Мало того, что грудь так болела, что хотелось отрезать её, так ещё и живот! Проклинал всё в те дни! Как вы это переносите, не понимаю!
   -Вообще-то считается, что женщины более выносливы в плане боли. Да, мы можем поплакаться, чтобы нас пожалели, но вынести способны многое, - всё ещё посмеиваясь над Лукой, сказала я.
   -Возможно, - согласился он, и став серьёзным, протянул руку и провёл пальцами по одному из моих шрамов. - Может поэтому ты выжила после аварии. Я видел твою медкарту и если честно до сих пор не понимаю, как ты выжила или не превратилась в овощ из-за травм головы.
   -И я не понимаю, - вздохнув, пробормотала я, а затем призналась: - Если честно, месяца два после выхода из комы жалела, что выжила. Тяжело было заново научиться ходить, свыкнуться со своим внешним видом ... Всё было тяжело...
   -Твои рубцы и шрамы мы чуть позже обязательно уберём. И волосы нарастим, - поняв, что я имею в виду, заверил Лука. - Но не сейчас, хорошо?
   -Хорошо, - я кивнула, и кротко добавила: - Рядом с тобой я забываю про всё это. Особенно после вчерашнего. Ты действуешь на меня магнетически... Ой! - в голову неожиданно пришла мысль, и я замерла на секунду, а затем рассмеялась: - В очередной раз убеждаюсь, что твоя близость во всём положительно на меня влияет! Я знаю, как достать болтик из сна!
   -И как? - с любопытством спросил он.
   -Магнит! Нужно просто представить магнит и болтик сам притянется в мою руку! - торжествующе сказала я и, наклонившись, чмокнула Луку в губы.
   -Хорошая идея, - прижав меня сильнее, согласился он, но потом нахмурился. - Кстати, вчера ночью Роман прикатил и думаю, устроит тебе допрос по поводу случившегося. Прости, и хотел бы тебя оградить от этого, но не могу.
   -Ничего страшного, - спокойно ответила я, хотя сердце дрогнуло.
   -Смонтированную запись он уже посмотрел и я сказал, что ты пыталась спастись от цунами, отсюда и твои прыжки, и наклоны, и приседания, когда ты смотрела на себя в спальне. Но от него можно ожидать любого вопроса, так что будь готова. И лучше всего веди себя скромно и тихо. Роман слишком властный и не терпит даже косых взглядов. Я его буду осаждать, если что, однако...
   -Не волнуйся, я придумаю, как выпутаться, если он начнёт меня расспрашивать. Вот только руку нужно хорошо вымыть, - перебив, серьёзно ответила я, бросив взгляд на кровавую каёмку под ногтями, и снова ощутила лёгкую тошноту от того, что сделала. - Старая зубная щётка спасёт ситуацию.
   -Пошли тогда в ванную, а потом и позавтракаем, - предложил Лука и, поднявшись с кровати, протянул мне руку.
  
   Завтрак получился тяжёлым. Как только мы спустились вниз и вошли в столовую, туда сразу же заявились Роман с Тимуром, и начался мой допрос. Роман заваливал меня каверзными вопросами и пару раз я чуть не попалась на вранье, но смогла выкрутиться. А вот Тимур смотрел на меня недоверчиво и с опаской, при этом всё время помалкивая, что немного веселило. А это в свою очередь вызывало желание поддеть его какой-нибудь фразой наподобие - "ну что, может ещё пару раз пощекотать тебе сердечко?" или же вытянуть руку вперёд и, копируя звуки удара сердца, постепенно сжимать ладонь. Однако я понимала, что такое с головой выдаст меня, поэтому держалась и даже, следуя советам Луки, разыгрывала из себя испуганную дурочку и при этом заискивающе заглядывала в глаза Роману.
   Спектакль убедил Романа, что я тут ни при чём, и к концу завтрака чувствовалось, что он расслабился. А мои заискивания и показной страх сыграли дополнительную роль и он начал разговаривать со мной уже не зло, а покровительственно-презрительно. Это конечно раздражало и злило, но я успокаивала себя тем, что чем глупее меня считают, тем лучше.
   "Ничего, я потерплю. Пусть лучше считает меня простодушной дурой. Не ожидая подвоха, не станут пристально следить за мной и требовать объяснений обо всём, происходящем со мной во снах. А мне необходимо теперь быть очень осторожной и если что-то незапланированное буду делать во снах, нужно следить за собой и заранее обдумывать, как объясню это в реальности", - говорила я себе, поглядывая то на Тимура, то на Романа.
   -Ладно, теперь обрисую дальнейший план твоих действий, - отодвинув от себя пустую чашку, холодно произнёс Роман, закончив с допросом. - Ты обязана как можно скорее научиться приносить тяжёлые предметы. Я недоволен, что ты не смогла принести болт.
   -Я сегодня постараюсь это сделать, - покорно вставила я. - Есть одна идея, которая должна дать положительный результат.
   -Надеюсь на это, - презрительно бросил он. - И думаю, стоит уже параллельно учиться доставать предметы не только из комнаты в этом доме, а и другие места посещать. Сегодня попробуешь с болтом разобраться, а завтра обязана побывать в доме, который я укажу и оттуда принести предмет.
   -Но я не уверена, что могу такое, - ответила я, боясь, что меня заставят воровать.
   -Научишься. Для начала побываешь в одном из моих домов, в определённой комнате, а чтобы ты туда попала, снова применим ассоциативный стимулятор. А затем будешь учиться и сама добираться до нужных комнат и искать предмет, - вальяжно развалившись на стуле, сказал он. - Нет времени цацкаться с тобой и учить всему постепенно.
   -Как скажите, - бесстрастно ответила я, с трудом сдерживаясь, чтобы не высказаться насчёт моего обучения, и тона, в котором со мной разговаривают.
   "Он разговаривает со мной, как с прислугой и уже считает своей собственностью. Вот точно, отпускать меня не собираются. Ну, подожди, Ромочка, я ведь могу и до тебя добраться. Буду у тебя в печени сидеть, в прямом смысле этого слова", - со злорадством подумала я, уже с трудом сдерживая себя.
   -Думаю, планы позже обсудим, - в разговор вмешался Лука, наверное, увидев, что я закипаю. - Хочу, чтобы Ирина сдала пару анализов. Необходимо понять, как вчерашнее отразилось на её здоровье.
   Сказав это, он поднялся из-за стола и кивнул мне, поэтому я тоже поднялась, с благодарностью глядя на него. А когда мы вышли из столовой, пожала его ладонь и проворковала:
   -Спасибо, что спас меня. Вот честно, под конец с трудом сдерживалась.
   -Я видел, поэтому и забрал тебя. Но ты молодец, хорошо держалась, - Лука мягко улыбнулся, а когда мы повернули к лаборатории, привлек меня к себе и, заглянув в глаза, добавил: - Умеешь ты так посмотреть своими зелёными глазищами, что сразу хочется тебе верить. Несмотря на всё случившееся в жизни, ты сумела сохранить в глазах что-то такое ранимое и беззащитное.
   -Не верь моим глазам, - прошептала я, как загипнотизированная.
   -Я и не верю, доверяю лишь своим чувствам, - ответил он и, наклонившись, поцеловал меня, а после нехотя отпустил. - Ладно, пошли, сдашь кровь на случай, если Роман поинтересуется анализами.
   -Хорошо, - послушно пробормотала я, чувствуя, как после поцелуя по телу прошла жалкая волна, забирающая у меня способность нормально думать.
   "Эх, меня прямо засасывает в отношения с Лукой. И чем дальше, тем больше. Надеюсь не пожалею об этом никогда, а он не использует мои чувства мне же во вред", - подумала я от всей души желая, чтобы всё было именно так.
  
   ********** ********** ********* ********** ********** ********** **********
   Уложив сновиду спать, Лука вошёл в лабораторию и, прищурившись, посмотрел на группу людей, окружающих Романа и Тимура. А также на испуганного врача, которая чуть ли не забилась в угол, а рядом с ней стояла девушка лет двадцати пяти и, положив руку на плечо, судя по всему, снимала информацию, необходимую для перевоплощения.
   -И как это понимать? - холодно спросил он. - Роман, зачем тебе свита здесь?
   -Это не моя свита, а твоя, - с мерзкой улыбкой ответил тот. - Ты немедленно вылетаешь на Дальний Восток, вместе с ними и с Надеждой. Там объявилась ещё одна возможная сновида, и ты займёшься ею. Ну, а я буду заниматься этой.
   -Это плохая идея, - процедил Лука. - Ира привыкла ко мне, слушается во всём, и если я сейчас уеду, могут возникнуть проблемы с дальнейшим обучением...
   -Во-первых, это не идея, а приказ, - властно произнёс Роман. - А во-вторых, для Иры ты останешься здесь, равно как и Надежда. Я возьму всё в свои руки.
   -Я против! - зло отчеканил Лука.
   -Против и...? - Роман выжидающе посмотрел на него. - Что дальше? Ослушаешься приказа и не поедешь? И попытаешься созвать Совет, чтобы отменить мой приказ?
   -Роман, что происходит? - Лука быстро взял себя в руки. - Ту сновиду может проверить кто угодно.
   -Может, но я приказываю тебе...
   -Послушай, у нас с Ирой отношения и если ты меня заменишь, то она почувствует это...
   -Не волнуйся, и я могу с ней сюсюкать, - заверил Роман. - Я постараюсь, и она ничего не поймёт. Уж я-то тебя знаю как облупленного, так что не проколюсь, - последние слова он произнёс угрожающе, сверля своего помощника тяжёлым взглядом.
   -В замене был бы смысл, если мы снова не начали с Ирой спать, - чувствовалось, что мужчина изо всех сил сдерживает себя. - Но сейчас глупо такое делать... Ты же не сможешь спать с такой женщиной. Она всё поймёт, как только увидит твоё брезгливое выражение лица! Ты хоть представляешь, что будет, если Ира почувствует рядом другого мужчину? Она может разозлиться и откажется нам помогать!
   -Да ничего, потерплю, - Роман бросил взгляд на монитор, где виднелась кровать с женщиной. - Ты ведь переборол себя и спишь с ней. Причём хочешь этого сам, а значит, что-то в ней есть... Вот я и проверю, чем она тебя зацепила. Я ведь, как босс, должен заботиться о тех, кто находится в моём подчинении? Хочу убедиться, что она достойна моего помощника.
   -Роман, не делай этого, - в голосе Луки проскользнули нотки отчаяния. - Я поеду на Дальний Восток, но не трогай Ирину. Скажи, что я срочно уехал...
   -Нет, - с ухмылкой сказал он. - Ты же сам две минуты назад сказал, что если она узнает о твоём отъезде, то возникнут проблемы с обучением, а мне это не нужно.
   -Давай я завтра сам ей всё объясню насчёт своего отъезда, и проблем не возникнет...
   -Нет, ты должен вылетать немедленно, - прервав, сказал Роман, а потом вкрадчиво добавил: - Или ослушаешься приказа?
   -Не ослушаюсь, - подумав пару секунд, рявкнул Лука, после чего бросил тоскливый взгляд на монитор с изображением спальни и, развернувшись, стремительно вышел в коридор.
   -За ним, - метаморф кивнул пятерым мужчинам. - Глаз с него не спускать, особенно здесь в доме. Необходимо исключить любую возможность передать сновиде сообщение о его отъезде. И эту с собой прихватите, - он указал на врача.
   Двое мужчин из пятерых тут же подхватили женщину под руки, и вышли из комнаты, оставив в ней Романа, Тимура и молодую женщина.
   -Лола? - Роман посмотрел на женщину, и она сразу поняла, чего он хочет.
   На глазах сменив облик и став, как две капли воды, похожей на врача, она села в кресло напротив мониторов и принялась выводить на них данные с необходимыми показателями. А Тимур разочарованно произнёс:
   -Вот же гад! А я надеялся, что он ослушается приказа и мы спокойно определим его в камеру.
   -И я надеялся, - зло ответил Роман. - Но этот сучонок понимает, что если проявит непокорство, я имею права арестовать его, а потом ещё и тянуть со сбором Совета, где будут разбирать его дело. А без его отказа и у меня руки связаны... Я так надеялся, что его выведет из себя то, что я попользуюсь сновидой, а он сдержался...
   -Слушай, а может, он не так сильно привязан к этой сновиде, как мы думаем? - предположил Тимур. - Лука не из тех, кто делится своими женщинами, а тут развернулся и убежал.
   -Вот и мне это непонятно, - задумчиво ответил он. - Даже мне кажется, что он заинтересован в ней, а тут такой быстрый отказ... Или же, он попытается противодействовать мне как-то по-другому.
   -Ну, охрана нам доложит, если что.
   -Да, и это тоже нам на руку. Если он попытается связаться с кем-нибудь из Совета, мы сразу узнаем и, наконец, вычислим того, кто так хлопочет за него и помогает во всём. Одни только эти сведения стоят немало. Ну а пока займёмся сновидой. Завтра побеседую с ней. Если Лука хоть словом обмолвился ей о своих планах, я точно всё узнаю...
   -А если она не скажет? - осторожно спросил Тимур. - Вдруг на самом деле почувствует что-нибудь? И как потом с ней быть? Лука ведь однажды вернётся, а он её уже приручил. Она послушно выполнит все его просьбы. Нельзя отдавать её.
   -Не скажет, ей же хуже, - равнодушно ответил Роман. - Почувствует, не сильно расстроюсь. Опять же - ей же хуже. Да и отдавать её назад я не собираюсь. Её тяга к Луке может сильно изменить расклад не в мою пользу, так что она однозначно умрёт.
   -Это сыграет против нас. Совет не простит смерти сновиды, - Тимура испугали планы брата. - И как тогда быть с браслетами?
   -Мне сейчас выгоднее упустить шанс достать браслеты, чем дать Луке козырь в руки, в виде сновиды, которая во всём подчиняется ему. Если сновида останется жива и принесёт их, на Совете обязательно выплывет их связь, и Старцы предпочтут его, - Роман скривил гримасу отвращения. - Эти старые козлы учитывают только выгоду... А насчёт её смерти не волнуйся. Нас в ней даже не заподозрят. Достаточно Салазару подбросить информацию про новую сновиду, и рассказать где она будет, и всё, девица сыграет в ящик.
   -Точно! Салазар не упустит шанс убрать конкурентку, угрожающую ему! А это снимет с нас подозрения. Типа деваха сама виновата, что столкнулась с Салазаром, - Тимур расплылся в довольной улыбке.
   -Вот и я про то же, - Роман усмехнулся. - Так что ситуация сейчас не так плоха, как ты думал. Если девица поймёт, что я не Лука и не сможем действовать через неё, так узнаем, кто прикрывает Луку в Совете. Хотя я бы предпочёл, чтобы она сначала принесла мне браслеты, а потом уже пускать её в расход.
   -Начинается, - подала голос женщина, с личиной врача. - Она входит в РЕМ-сон.
   Братья тут же сосредоточились на экране монитора и замолчали, наблюдая, как молодая женщина в комнате встала с кровати и принялась что-то рассматривать.
  
  
   Глава 18.
  
   "С болтиком всё вышло даже быстрее, чем я думала, только вот, похоже, Луку это не сильно обрадовало. Вон, даже гулять со мной не захотел и сослался на дела. Впечатление, что он сильно разочарован", - подумала я, провожая его взглядом. "Да и вообще мерзкое ощущение внутри, что я упускаю какую-то важную вещь... И это ощущение усиливается с каждой минутой".
   Сев в беседке, я посмотрела на тяжёлые свинцовые тучи в небе и нахмурилась. "Даже в дом не хочется идти, хотя погода отвратительная".
   Надев капюшон на голову, я тяжело вздохнула и начала перебирать все сегодняшние события, чтобы разобраться с чего всё началось.
   "Да с утра и началось... Вернее, с ночи. Как только я взяла болтик, меня разбудили и забрали его, а потом снова погрузили в спокойный сон. Но Лука был какой-то чужой... Затем утром, как обычно, первым я увидела его, рассказала всё и получила за это поцелуй, а когда мы пошли в его комнату, вот тогда всё начало расти, как снежный ком. Он вёл себя странно... Вернее, во взгляде читалось не прежняя нежность и мягкость, а похоть... По другому и назвать не могу. То, как он смотрел на меня, когда я раздевалась, чтобы принять душ, вызывало не желание, а отвращение", - меня передёрнуло от воспоминаний. "А когда я вышла, первым делом он протянул мне парик! Раньше такого не было! Он наоборот всегда настаивал, чтобы я не мучилась и ходила в косынке и по дому, если стесняюсь своих шрамов и клоков волос. А вчера, в спальне, после того, как мы восстановили свои отношения, и косынку стягивал с головы, чтобы я чувствовала себя комфортно... Ничего не понимаю! То он хочет, чтобы я не носила парик, перемещаясь и по дому, а то уже и в спальне, наедине с ним, желает, чтобы я носила его...", - я поморщилась, не зная, как относиться к такой резкой смене вкусов.
   "И в остальном как-то всё немного необычно... Поцелуй после душа был... каким-то странным... Не таким, как всегда... и то, как он водил пальцами по коже, тоже необычно... Раньше он просто вёл рукой и не избегал шрамов, а сегодня водил очень аккуратно, избегая касаний к рубцам... Как-то гадко от всего этого. Да настолько, что я наврала и сказала, что у меня начались месячные, чтобы избежать продолжения".
   "А потом за завтраком! Он заботливо пихал мне в руки бутерброд с чёрной икрой, хотя я давно сказала, что вообще не люблю рыбные продукты и предпочитаю съесть бутерброд с сыром и маслом, а не какой-нибудь деликатес... Да и сейчас, когда мы вышли прогуляться по двору, завёл странный разговор. Сказал, что Роман уехал, и начал поносить его разными словами. Раньше Лука вообще избегал разговоров о нём и не высказывал своего отношения к боссу, а сейчас его как прорвало. И мне задавал необычные наводящие вопросы... Вообще всё как-то не так. Вот вроде и Лука, по привычкам, манере ходить, по тону, которым со мной говорит, а всё равно не вяжется многое... Удивительно всё это и такая резкая смена... Если только...", - в голову пришла страшная мысль и я замерла, боясь самой себе признаться в такой подлости со стороны Луки. Но всё же заставила продолжить мысль: "Если это вообще Лука!".
   Закрыв глаза, я глубоко вдохнула воздух, не желая верить, что он вот так мог со мной поступить и отдать другому метаморфу. Однако слишком многое вызвало тревогу, и отбросить эту мысль не позволяла интуиция.
   "Если на самом деле произошла замена, то это всё объясняет! Да, внешне это Лука, но проколы с моими привычками и в некоторых деталях вызывают нехорошие мысли", - подумала я, и стало нечем дышать. "Раньше я не знала о существовании метаморфов и так попалась с мужем, а сейчас знаю, и уже не удивлюсь... Только вот, как мог Лука так сделать?!" - меня бросило в краску захотелось расплакаться от такого поступка того, кто уже занял место в моём сердце.
   "Получается, все его чувства - игра? Я нужна ему только как сновида? Ради этого он меня так обхаживал, а чтобы я не теряла интерес, даже на время уехав, решил заменить себя другим? Сволочь!" - по щеке потекла слеза и внутри образовалась пустота. "Ведь если бы я была на самом деле дорога ему, он бы всё объяснил и не стал заменять себя копией!".
   Каждая из мыслей болью отзывалась в сердце, и захотелось рыдать в голос, но я заставила себя собраться, прекрасно зная, что за мной могут наблюдать. "Что ж, по крайней мере, я выяснила настоящее отношение Луки ко мне", - отстранённо сказала я себе, стараясь подальше задвинуть свои чувства. "Только вот что делать в этой ситуации?" - я задумалась, не зная, как поступить.
   "Вариантов несколько. Первый и самый желаемый - сбежать!... Но этот вариант и менее всего осуществимый. Дом хорошо охраняется, и я не выйду даже за ворота, не говоря уже про всё остальное. Да, Лука отдал мне документы, но денег-то у меня нет! А без них я беспомощна... Выходит, бежать бесполезно. Что же тогда остаётся? Заявить во всеуслышание, что я всё поняла и отказываюсь помогать? Во что это потом обернётся? Мамой начнут шантажировать? Значит, нужно ей позвонить, признаться во всём и попросить спрятаться, а пока она это сделает, молчать, что я всё поняла?... Да, так лучше всего, но что дальше? Маму спрячу и как только я выскажусь, меня вообще могут запереть в каком-нибудь подвале и будут голодом морить, чтобы сделала нужное... Стоп! Во сне я могу много гадостей наделать, хотя... Я-то рядом и меня могут в любой момент разбудить, если я попытаюсь напасть. У того же Салазара преимущество. Его тело находится далеко, а призрак может проявиться где угодно и сделать что желает, а мне такого не позволят... Тупик", - во мне начала расти злоба.
   "А вообще, я хочу посмотреть Луке в глаза! Ему высказаться, что думаю насчёт замены! Он уехал и заменил себя, а значит, однажды вернётся и, кстати, в моих силах ускорить этот приезд. Например, если я начну саботировать обучение и перестану приносить предметы из снов! Приедет как миленький, чтобы разобраться в происходящем, и вот тогда я устрою ему демонстрацию моего характера и показательные выступления сновиды!" - в душе всё больше росла потребность наказать Луку за то, что он вот так просто играет моими чувствами. Но внутри тут же шевельнулся червячок сомнения. "Или всё же я не права? Может мне лишь кажется, что Лука изменился? Вдруг вся его невнимательность к моим вкусам и смена его настроения, следствие какого-нибудь происшествия? Вдруг Роман что-то заподозрил и устроил Луке выволочку, а тот молчит и не хочет меня расстраивать, самостоятельно решая проблему?" - пронеслось в голове и я начала нервно сжимать пальцы.
   "И такое может быть... Так как понять - что вокруг меня творится?" - я задумалась и сразу же нашла ответ. "А спрошу-ка у Луки какую-нибудь вещь, которую могли знать только мы двое. Причём, какую-нибудь малозначительную вещь. Например, о свекрови! Когда мы разговаривали о ней после похорон, то я просила её не наказывать, а он тогда сказал, что решения не изменит. Вот на этом можно и проверить того, кто сейчас возле меня трётся!" - поняла и, вскочив на ноги, быстро пошла к дому.
   Пройдя через холл, я направилась к кабинету Луки. Постучав и не дожидаясь ответа, я открыла дверь и увидела Тимура, стоящего рядом с креслом, в котором сидел Лука. Это отдалось дополнительным тревожным звоночком в голове, потому что в последнее время я стала замечать, что он старается держать этого типа как можно дальше и от меня, и от себя, а сейчас создавалось впечатление, что я прервала какой-то доверительный разговор.
   -Ириска! - Лука тут же вскочил, когда я вошла и, подойдя ко мне, заглянул в глаза. - Ты обеспокоена? Что-то случилось?
   -Нет, просто хотела кое-что спросить, - как можно спокойнее ответила я и выдавила улыбку. - В последнее время столько всего случилось, и я забывала об этом.
   -О чём моя конфетка забыла? - обняв меня за плечи, спросил он, и я напряглась ещё больше.
   "Лука настолько сильно не сюсюкал со мной, особенно при Тимуре", - отметила я, а вслух спросила:
   -Помнишь, после похорон, ты обещал, что накажешь мою свекровь, и мы ещё выбирали ей наказание пострашнее.? Хотела узнать - его выполнили?
   -Конечно, выполнили, - Лука расплылся в улыбке. - Я своё слово держу...
   -Она всё поняла, - неожиданно раздался голос Тимура, и Лука дернувшись, посмотрел в его сторону. А тот продолжил: - Она понятия не имела, как накажут свекровь. Лука её не посвящал в это, и уж точно, вдвоём они не выбирали наказание.
   -Да? - мужчина, разыгрывающий Луку, прищурился и презрительно усмехнулся: - Проверить меня решила, сучка?
   От его слов и тона душа моментально ушла в пятки, и я поняла, что передо мной Роман, а он, осознавая, что в спектакле нет больше смысла, на глазах изменился, вновь став мужчиной в возрасте.
   "Боже, получается, Лука обсуждал с Тимуром наказание моей свекрови?" - пронеслось в голове. "А что ещё? Чего не знаю я, а знает Тимур? И сколько вообще Тимур знает о наших разговорах с Лукой?".
   Вскрикнув, я отскочила от Романа и затравленно осмотрелась по сторонам, а потом спросила:
   -Где настоящий Лука? Что вы с ним сделали?
   -Ничего мы с ним не делали. Тебя он приручил, а сейчас поехал на Дальний Восток, где обнаружена ещё одна возможная сновида, - насмешливо ответил он, и я едва удержалась на ногах от такой новости. А Роман продолжил: - Или ты думала, что он к тебе что-то испытывает? Да у него в каждом городе по бабе, да такой, до которой тебе далеко! Ты ему надоела, поэтому он уехал, а тебя передал мне.
   -Не правда, - прошептала я, отказываясь верить в такую циничность Луки.
   -Хочешь с ним поговорить? Не проблема, сейчас наберу его номер, и он лично тебе всё скажет...
   -Она не поверит, - вставит Тимур, мерзко улыбаясь. - Скажет, что не с ним разговаривала, а с другим метаморфом. Лука хорошо ей мозги запудрил, и она до последнего будет надеяться, что мы лжём.
   -Вообще-то да, он же у нас мастер баб обхаживать и они дуры, до последнего верят в него, - согласился Роман и двинулся меня.
   От всех этих высказываний стало тошно, а от наступления Романа - страшно и, пятясь назад, я чувствовала себя кроликом, попавшим в клетку к голодным львам. В горле образовался ком, голова закружилась, а сердце болезненно защемило в груди, да настолько, что перед глазами всё поплыло.
   -Не подходи, - пропищала я, но Роман не послушал и, протянув руку, схватил меня за куртку.
   -В общем так, меня сейчас интересует одно - ты будешь добровольно с нами работать? Браслеты принесёшь или станешь в позу обиженной дуры?
   Такая нелестная оценка моей персоны взбесила и, не выдержав навалившихся новостей, я крикнула:
   -Не смей со мной так разговаривать! Я не твоя прислуга! Мне...
   Однако закончить я не успела, потому что получила увесистую пощёчину и, наверное, упала на пол от неё, если бы Роман меня не держал за куртку, а он тем временем процедил:
   -Всё понятно. Ты, деточка, только что подписала себе смертный приговор, - после чего повернулся к Тимуру и, пихнув меня в его сторону добавил: - Брось её в камеру, в подвале.
   Едва успевая передвигать ногами от такого ускорения и ещё не придя в себя после пощёчины, я оказалась возле Тимура, а тот не менее грубо подхватил меня под руку, и потащил к выходу из кабинета.
   "О Господи, что же делать? Кричать? Попробовать сбежать?" - я лихорадочно искала выход из ситуации, но понимала, что ни крик, ни бегство мне не поможет. Потому что встреченная в коридоре девушка никак не отреагировала на то, что меня практически волокут, а значило, что и другие не вступятся за меня. А бегство вообще было утопией в моей ситуации. И тут в голову пришла мысль, от которой меня передёрнуло, но она одновременно дала и надежду на спасение. "Необходимо заснуть! И как можно быстрее! А затем попасть в этот дом и найти Романа. Он сказал, что я подписала себе смертный приговор? Значит, подпишу и ему. Вырву сердце и всё. А может, успею ещё и Тимура на тот свет отправить! Вдруг, это дезориентирует метаморфов и у меня появится шанс на спасение?... Или же я умру".
   Мысль о моей смерти или метаморфов, почему-то не испугала и я сама себе удивилась. "А с другой стороны, меня загнали в угол, и я обязана защищаться. Как бы я не поступила, меня уже собираются убить. Так почему я должна спокойно ожидать смерти?" - оправдываясь сама перед собой, подумала я. "Сейчас, всё действия хороши! Они меня разозлили и пусть тебе выгребают по полной! Даже самого спокойного человека можно довести до точки!" - я всё больше накручивала себя, а тычки в спину от Тимура, когда мы спускались по лестнице в подвал, ещё больше злили.
   -Здесь посидишь, - открыв металлическую дверь, ехидно произнёс он. - Подумаешь о своём поведении. Может, смирной станешь.
   -Или тебя усмирю, - с яростью процедила я, когда он толкнул меня в камеру.
   -Ты такая наивная дурочка, - он рассмеялся. - Ещё на что-то надеешься? Да тебя все, кому не лень, обводили вокруг пальца. Знаешь, как Лука смеялся, рассказывая о тебе? Даже кличку придумал - лохушка простодушная. И вообще он тебя терпеть не мог! Ненавидел! Поняла?! А перед тобой разыгрывал спектакль, чтобы ты стала послушной!
   Последние слова Тимур чуть ли не выкрикивал, и от этого становилось ещё больнее. Меня как будто снова ударяли наотмашь, только уже не по лицу, а в сердце, и когда дверь с грохотом закрылась, я не выдержала и разрыдалась от боли.
   "Ненавижу всех... Ненавижу... За что мне это?" - про себя повторяла я и, прислонившись к стене, сползла на пол. "Господи, ну почему я не умерла в той страшной аварии? Сколько можно испытывать мою стойкость? Я больше не в силах выносить то физическую боль, то моральную! Мало было искалечить меня, потом пережить предательство и уход мужа, так нужно было ещё и вот так наказать меня верой в чувства Луки, а потом узнать, что всё это ложь?" - от рыданий уже начало не хватать воздуха и судорожно втягивая его, я испытывала сильное головокружение.
   "Нет сил больше... не могу так... Хочу заснуть и больше никогда не проснуться, но перед этим всё же наведаться к Роману с Тимуром", - только успела подумать я, как из-за двери донёсся шорох, а потом музыка, которой меня вводили в сон.
   "Вот и хорошо, что они её включили. Сами же роют себе могилу. Я как раз планировала заснуть, а это мне поможет", - с горечью подумала я, вслушиваясь в звуки и чувствуя, как меня охватывает дрёма.
  
   ********* ********** ********** ********** ********** ********** **********
  
   В тот момент, когда Тимур вошёл в кабинет Луки, Роман как раз отрывисто произнёс в трубку телефона:
   -Хорошо, я понял, - и, сбросив вызов, нахмурился.
   -Роман, слушай, давай всё же попробуем её подержать в подвале. Пригрозим матерью, и она как миленькая притащит браслеты, а только после убьём её с помощью Салазара, - предложил Тимур. - Совету ведь важны браслеты. Когда они будут у нас, а сновида умрёт, чаша весов существенно качнётся в нашу сторону. Лука без сновиды и без браслетов теряет шансы...
   -Нехер уже раскачивать чаши весов и шантажировать сновиду. Её так быстро не сломаешь, - процедил брат. - От сновиды необходимо немедленно избавляться! Мне только что звонил отец. Совет собирается через два дня и нас туда вызывают со сновидой, а также Луку...
   -Что? Но как? - перебив, изумлённо спросил Тимур. - Ведь за ним следят, телефон прослушивают, и если бы он инициировал сбор Совета, мы бы узнали об этом первые! А наши соглядатаи молчат!
   -Думаю, у Луки имелся запасной план. Он понимал, что мы может так поступить и продумал дополнительный план... Мать твою, и мы снова не узнали, через кого он действует! - Роман с силой ударил кулаком по столу. - Отец сказал, что сбор инициировал Скифос...
   -Неужели он на его стороне? - Тимур поменялся в лице и вздрогнул.
   -Нет, ты же знаешь, что Скифос, как Глава, абсолютно одинаково ко всем относится. За всю историю Совета он никому не выказывал покровительства. И думаю, сейчас также пытается лишь разобраться в ситуации. Есть кто-то, донёсший ему о нашей ситуации... И мы до сих пор не можем его вычислить!
   -Но я всё равно не понимаю, как Лука это сделал, - Тимур плюхнулся в кресло у стола и вытер ладонью вспотевший лоб. - Может позвонить нашим, и ещё раз проверить телефон Луки, или почту...
   -Да бесполезно это! - зло бросил Роман. - Думаю, дело было в другом. Скольких людей Луки мы отправили из дома, чтобы они не вмешались и не рассказали сновиде об его отъезде?
   -Шестерых, - быстро ответил Тимур.
   -Так вот, кто-то из этих шестерых и связался с метаморфом Луки в Совете! Мы-то их отправили, боясь одного, а удара следовало ждать с другой стороны!
   -И что нам теперь делать? - Тимур, похоже, всё больше пугался сложившейся ситуации.
   -Что - что... сновиду немедленно убивать! Чего ты тупишь, придурок! - закричал Роман. - Она ключ ко всему! Если останется жива, может ведь не поверить нашим сказкам о Луке и снова встать на его сторону, когда на Совете он ей всё объяснит. Она ведь тогда расскажет и про наши действия, что может сгубить нас. А если сдохнет, мы можем придумать любую историю!
   -Но нас ведь могут вычислить... Например, спросить, почему мы ничего не предприняли, когда убивали сновиду?
   -А мы не видели, - голос Романа стал елейным и, наклонившись к брату, он произнёс: - Легенда такая - мы отправили Луку на Дальний Восток, чтобы он проверил возможную сновиду, а я решил в это время его подменить, чтобы девица не впадала в уныние от разлуки с любимым и продолжала своё обучение. Но вот не судьба, эта идиотка прилегла днём отдохнуть в комнате Луки, а там, как известно, камер нет, и мы, занятые своими делами, не знали о происходящем. А чтобы всё прошло хорошо, сегодня же вечером наши люди должны подбросить Салазару сведения о точном месте нахождении сновиды, и сказать, что завтра днём она выйдет в РЕМ-сон, чтобы потренироваться. Он обязательно придёт, чтобы проверить это и убьёт её. Внутренние повреждения, характерные нападению Салазара снимут с нас все подозрения...
   -Слушай, а может без её РЕМ-сна обойдёмся? - Тимур поёжился и оглянулся вокруг. - Я, если честно, побаиваюсь её в этом состоянии. Хоть доказательств нет, но мне кажется, что всё же она причастна к моему плохому самочувствию. Вдруг, я всё же прав и она устроила мне проблемы с сердцем? Кто знает, что она сделает, если снова войдёт в РЕМ-сон. Вырвет мне сердце, и ты до подвала не успеешь добежать, чтобы разбудить её... Салазар-то действовал осторожно и старался оставить минимум следов, а эта чокнутая в крайности может броситься... А может и тебе успеть сердце вырвать.
   Судя по выражению лица, Роман тоже испугался такого развития событий и приказным тоном произнёс:
   -Кстати, про это! Прикажи вниз спустить колонки, и включите ей музыку мозга без РЕМ-фазы. Хочу быть уверенным, что до нужного момента она в неё не войдёт. Пусть просто спит.
   -Хорошо, - Тимур вскочил с кресла и выбежал в коридор, а когда вернулся, предложил: - Слушай, а может и завтра не будем вводить её в РЕМ-фазу? Пусть Салазар грохнет её спокойно во сне и всё...
   -Ага, умный какой! Может, ещё с Салазором об этом договоришься? - едко поинтересовался Роман. - Во-первых, он должен точно убедиться, что перед ним сновида, а просто спящую девицу он вряд ли возьмётся убивать. А во-вторых, если и решит её убить, это дело двух секунд. Он ведь может после этого захотеть прогуляться по дому и ещё пару метаморфов отправить на тот свет. А вот если сновида будет в РЕМ-сне, он займётся только ей...
   -Да, - тут же согласился Тимур. - Но знаешь, а может и нам уехать? Долго эта идиотка не продержится, и Салазар точно воспользуется возможность добраться ещё до кого-нибудь. И есть вероятность попасть в число этих метаморфов.
   -Вообще-то ты прав, - подумав, кивнул Роман. - Тогда действуем так - сейчас ты отправляешь гонца к дому Салазара. Пусть тот подбросит ему сведения, что завтра в два часа дня новая сновида будет тренироваться в этом доме. А мы, завтра, приведём её в лабораторию, введём в РЕМ-сон, и сами уедем подальше. Происходящее потом посмотрим на записи с камер. А как вернёмся, перенесём её труп в спальню Луки и скажем, что нашли его там. Наш отъезд даже на руку. Нас дома не было, а значит, и обвинить нас не смогут. Всё понятно?
   -Да! - Тимур расплылся в довольной улыбке.
   -Тогда, выполняй, - приказал Роман, а когда брат выбежал из комнаты, пробормотал: - Так просто власть я не отдам. Подставлял других предшественников и Луку обыграю...
  
  
   Глава 19.
  
   Оглянувшись по сторонам и увидев, что попала в серую комнату, я замерла на месте. "Неспроста я здесь! Что-то должно случиться", - подсказывала интуиция. "То они меня не пускали в РЕМ-сон, а сейчас насильно засунули в лабораторию и погрузили в сновидение".
   Как я поняла, в подвале я просидела сутки. Дважды проваливалась в сон, но без сновидений, а в перерывах между этим металась по небольшой камере между деревянными нарами, крошечной раковиной и унитазом, и бессильно проклинала всё на свете, понимая, что мне специально не дают заснуть с РЕМ-фазой, чтобы я не могла добраться до Романа и Тимура.
   "Так почему сейчас разрешили заснуть и вернуться в эту комнату? Или это какой-то сбой и они не знаю, что я здесь... Хотя нет, должны знать. Когда Тимур, меня брыкающуюся, тащил по лестнице вверх, а потом в лабораторию, он мерзко улыбался и говорил, что мой сон, пусть и не долгий, будет очень захватывающим. Выходит, они специально меня сюда направились. Но зачем?".
   Я опять оглянулась, ожидая в любой момент подвоха и не понимая, чего бояться. Всё было, как и прежде, с той ли разницей, что на постаменте не лежало предмета, который я должна была принести. "Странные. Им ничего не надо. Днём спать уложили... Блин, хоть бы покормили!" - желудок даже во сне скручивало от сосущей боли, потому что за последние сутки я не ела, а лишь пила воду.
   "Ладно, раз мне выпал шанс, нужно им пользоваться. Пойду тогда к этим уродам и устрою им проверку внутренних органов!" - за время сидения в подвале я укрепилась в мысли мстить за себя и сейчас готова была действовать с холодной решимостью.
   Подбежав к двери, я прошмыгнула сквозь неё в коридор и понеслась к лаборатории, готовая прямо с ходу наброситься на своих обидчиков. "Первый - Роман! Эта мразь отдаёт все приказы! Я в него двумя руками залезу и вырву не только сердце, а и печень! Посмотрим, как его метаморфовское здоровье справится с потерей двух жизненно-важных органов! А потом и Тимурчика, если успею, лишу некоторых органов!" - внутри всё кипело от ярости, и я чувствовала, как у меня аж горят ладони, желая поскорее добраться до братьев.
   Но в лаборатории меня ждало огорчение. Ни Романа, ни Тимура там не было. Сидел лишь какой-то рыжий мужчина лет двадцати восьми и Надежда Фёдоровна.
   "Вот тварь! И она с ними заодно! Значит, всё правда насчёт Луки! Он ведь говорил, что она его человек, а раз она здесь, значит и он знает, что со мной делают!" - я окинула её враждебным взглядом, раздумывая убивать или нет, а потом поняла, что не смогу это сделать. "Нет, она не виновата. Ей отдают приказы, и она вынуждена работать на метаморфов, чтобы обезопасить своего сына", - подумала я и перевела взгляд на рыжего. "А может это Тимур или Роман? Просто облик сменил, чтобы меня запутать?" - подплыв к нему и заглянув в глаза, я пыталась определить насколько это вероятно, а мужчина тем временем сказал:
   -Слушай, а тебе не кажется странным, что Роман с Тимуром свалили, а эту уложили спать?
   -Я не обсуждаю приказы босса, - холодно произнесла Надежда Фёдоровна. - И тебе не советую.
   Мужчина скривился от таких слов и опять уставился в монитор, на котором виднелась я, стоящая в спальне.
   "Облом! Так эти козлы уехали?! Гады! Ненавижу!" - я топнула ногой, а не почувствовав эффекта, как в реальной жизни, разозлилась ещё больше и пнула ногой кресло, в котором сидел мужчина.
   Кресло тут же сдвинулось и рыжий вскочив, заорал:
   -Что происходит?
   -Она здесь, - Надежда Фёдоровна вскочила из кресла, смотря по сторонам, а затем покосилась на мониторы. - У неё показатель мышечного тонуса резко подскочили в верх... но она должна материализоваться, прежде чем что-то сделать.
   "Ого... я что, пнула кресло и при этом не проявилась? Что-то новенькое... Хотя, может ради малых проявлений силы и не происходит материализации", - с интересом подумала я.
   -Нужно вызвать охрану... и... позвонить боссу, - испуганно сказал мужчина, тоже внимательно оглядывая комнату, после чего осторожно двинулся к выходу из комнаты, бросив напоследок: - Я вернусь.
   -Трус! - прошипела врач, прижавшись спиной к стене и глядя на моё изображение в спальне, периодически бросала быстрые взгляды на комнату.
   "Хм, а может, как-то использовать мои открывшиеся возможно для освобождения меня реальной?" - прикидывая, что сделать, я направилась в спальню и, подлетев к себе, принялась со всех сторон рассматривать.
   -Значит, правда, что метаморфы обзавелись очередной сновидой, - за спиной раздался презрительный голос, и я обомлела, не ожидая такого. А когда резко развернулась, вскрикнула от ужаса.
   В спальне появился симпатичный, подтянутый мужчина в чёрном спортивном костюме и с ненавистью рассматривал меня.
   -Салазар..., - еле слышно выдавила я.
   -Знаешь про меня? Замечательно, - самодовольно произнёс он и оскалился в издевательской улыбке. - Тогда знаешь и зачем я пришёл!
   "Так вот почему меня заставили спать! Рассказали Салазару где я и отдали на растерзание!" - поняла я, а мужчина в этот момент бросился на меня.
   -Не убивай! - закричала я и бросилась на него, чтобы закрыть себя реальную, а в следующий момент столкнулась с мужчиной и отлетела в сторону, ничего не понимая.
   "Как это? Почему я ощутила удар? Он что, реальный? И получается, я могу общаться во сне?" - вскочив, я с изумлением уставилась на него, а мужчина рассмеялся и насмешливо сказал:
   -Да ты совсем дурочка! Молодая, глупая сновида, не понимающая даже своих способностей! Тебя и убивать-то жалко...
   -Не убивай, - умоляюще повторила я. - Спаси от метаморфов. Они держат меня силой.
   -Да-да-да, все вы так говорите, когда я прихожу! - мужчина расхохотался, а потом резко зло выплюнул: - А потом пытаетесь проникнуть в мой дом и вытащить браслеты, а то и нож в спину всадить! Хватит, научен! Пощады не будет!
   -Я не лгу! - с отчаянием заявила я, но Салазар не слушал, а вновь бросился на меня и потянул руки к шее.
   -Нет, - взвизгнула я и принялась отбиваться изо всех сил, при этом анализируя ситуацию: "Он бросился именно на меня, а не моё спящее тело. Значит, нужна я... Хотя не факт... Нужно уводить его отсюда, чтобы он не переключился на тело... РЕМ-сон у него десять минут. Нужно продержаться это время, а потом я что-нибудь придумаю!... Только как уводить его отсюда? Прыгать? А я смогу вместе с ним? Или прыгну только я, а он останется?" - не зная всех тонкостей, я не понимала, что делать, но всё же решила рискнуть. "Была-не была!" - подумала я и, перестав молотить Салазара, ухватилась за его запястья. Зажмурившись, я представила нас в океане, а через секунду ощутила себя в воде и, открыв глаза, чуть победно не вскрикнула, увидев, что действительно переместилась, причём вместе с Салазаром, и он с изумлением рассматривает меня.
   "Теперь отплывай! И снова представляй какое-нибудь другое место! Беги, пока он не опомнился!" - скомандовала я себе и, развернувшись, поплыла в сторону от мужчины. Но не тут то было. Он быстро справился с собой, и я почувствовала, как меня сначала схватили за щиколотку, а потом я оказалась в каком-то холодном месте, лёжа лицом вниз, причём кожу щипало нещадно.
   "Снег?" - открыв глаза, удивилась я, увидев, что нахожусь в небольшом сугробе, а насколько хватает взгляда, вокруг виднеются горы.
   -Девочка умеет прыгать? Да так мастерски? Не ты одна такое можешь! - с яростью сказал мужчина, пытаясь сесть сверху на меня, но я тут же откатилась в сторону и, схватив небольшой камень, попробовала ударить Салазара по голове.
   Это разозлило его ещё больше, и лицо уже превратилось в отталкивающую гримасу. Отбив мою руку, он снова попробовал схватить меня и вжать в сугроб, но я изловчилась и, взяв его за руку, не менее зло бросила:
   -Не люблю холод! Давай проведаем какой-нибудь действующий вулкан! - а затем вновь зажмурилась и представила нас на островке, среди текущей лавы.
   Мгновенно в лицо пахнуло жаром и, открыв глаза, я сама испугалась, увидев ярко-оранжевые реки, клокочущие вокруг. Салазар, похоже, испугался не меньше, и я злорадно улыбнулась.
   -Смотри, может ведь и на тебя плюхнуть раскалённой лавой! - издевательски бросила я и мгновенно рядом начал надуваться пузырь, а когда он лопнул, красные капли разлетелись в стороны, часть которых особенно кучно упала в то место, где секунду назад стоял Салазар, успевший вовремя исчезнуть.
   "Ну, конечно! Чего я туплю! Это же сон! Я могу представить здесь что угодно! Ведь я в комнате умудрялась луг или горы создавать и сейчас могу делать это же! Даже драться с Салазаром не нужно, стоит лишь представить какую-нибудь угрожающую для него ситуацию!" - поняла я и победно вскрикнула, но тут же внутренне собралась. "Он исчез и вполне возможно направился к моему телу, чтобы убить меня там! Немедленно туда и буду выбрасывать его в какую-нибудь фантазию каждый раз, когда он появляется!".
   Закрыв глаза, я представила комнату, и очень вовремя, потому что Салазар оказался здесь, и уже стоял возле моего тела.
   -Вулкан не понравился!? - схватив его за плечо, выкрикнула я. - А как тебе посещение голодных львов?
   Представив себе саванну и прайд львов, я выбросила туда Салазара, а потом быстро вернулась назад, продумывая, куда бы ещё отправить своего убийцу. "Ооо, вариантов много! Речка с пираньями, море с акулами! Да я хоть драконов на него могу наслать!" - защищая свою жизнь, я уже больше не сдерживалась и даже с нетерпением ожидала Салазара.
   "Следующими пусть будут пираньи! А чтобы веселее было, пущу этому типу кровь", - решила я и представила нож в своей руке.
   Когда он испуганный и оглядывающий появился в комнате, не дав ему опомниться, я бросилась и резанула мужчину по ладони, после чего прыгнула в реку, кишащую зубастыми тварями. Как только ощутила воду, я отпустила его руку и снова прыгнула в комнату, охраняя своё тело.
   "А Салазар растерял уверенность! Он, конечно, почти сразу прыгает в другое место, после моего выброса, но фактор неожиданности играет свою роль! Первые секунду он дезориентирован и пугается подготовленных сюрпризов! Будет знать, как дёргать меня!" - от ярости и переполнявших меня сил, тело уже било мелкой дрожью.
   "Ну, что теперь попробуем? Драконов? Ахах, или войско злобных гоблинов вообразить?" - фантазия уже разыгралась во всю и, вспомнив кадры из одного фэнтези-фильма, я представила себе кучу этих уродов, как только в комнате появился Салазар.
   Моментально по ушам ударил дикий рёв, и я увидела две огромные орды массивных, страшных существ, которые неслись друг на друга, а мы как раз стояла посередине поля боя.
   -Развлекайся! - успела бросить я и снова оказалась в комнате, довольно потирая руки.
   "Интересно, а сколько уже времени прошло? Сколько раз мне нужно выбросить Салазара, прежде чем у него закончится РЕМ-фаза?" - ощущение времени из-за резких перескоков в другие реальности пропало, и я не знала, сколько ещё ужасов нужно создать для своего убийцы.
   "Ладно, по ходу разберёмся! А следующим пусть будет...", - додумать я не успела, потому что в комнате снова появился Салазар и первое что произнёс:
   -Подожди!
   -Чего ждать? Пока ты меня убьёшь? - с ненавистью спросила я.
   -Нет, не этого, - ответил он, внимательно вглядываясь мне в лицо, а потом удивлённо спросил: - Риша? Это ведь ты? Я знал только двух людей, способных так менять реальности в снах.
   -Какая ещё Риша? - резко спросила я, понимая, что это какая-то уловка и пригнулась, готовая в любой момент броситься на него.
   -Это ты! Глаза не изменились! - он казалось, обрадовался. - Но как? Ты же была хоть и сильной, но пассивной сновидой? Как ты набрала такую силу?
   -Не заговаривай мне зубы! - выкрикнула я, не желая слушать мужчину.
   -Ты забыла нас с Мией, - с сожалением сказал он. - А ведь мы три года провели вместе. Вспомни, ты совсем крохой была, четырёхлетней девочкой, когда мы тебя нашли в одном из твоих снов. Ты тогда ещё шепелявила немного, и сначала сказала, что тебя зовут Риша, а мы не поняли, что это Ириша. Так к тебе это имя и прицепилось. Вы с Мией такое выдумывали и фантазировали, что и описать невозможно! Вспоминай же! Нам втроём было очень весело!
   -Бред какой-то, - недоверчиво пробормотала я и замерла от проскользнувшего детского воспоминания.
   "Риша... А ведь действительно что-то знакомое... Из детства", - я нахмурилась, а Салазар встрепенулся и посмотрел на часы на запястье, а потом затараторил:
   -Чёрт, у меня время выходит... Слушай меня внимательно! Информацию о тебе, с точными координатами, мне подбросили, а значит, кто-то из окружения пытается тебя убить моими руками. Не рассказывай, что мы знакомы, иначе они будут искать другой способ убийства. Скажи, что я просто исчез, а перед этим кричал, что всё равно убью. А я отобью тебя. Сегодня же соберу отряд и приеду в Россию. Верь мне, тебя убить не дам...
   Не договорив, мужчина растворился в воздухе, а я изумлённо хлопала ресницами, не зная, что и думать.
   "Я какая-то Риша? Мы были знакомы с Салазаром? Он знал, что я была пассивной сновидой?... Ничего себе... Вот это поворот", - я всё ещё не могла прийти в себя, а на уровне подсознания крутилось какое-то воспоминание.
   Чтобы восстановить его, я зажмурилась, а когда открыла глаза, обомлела. Я находилась в заводи, окружённой буйной зеленью, цветущей огромными, невероятно красивыми цветами, а рядом находился небольшой водопад, над которым виднелась огромная, яркая радуга. И я здесь была не одна. Трое детей, играя, заливались смехом.
   Маленькая девочка, лет четырёх, с тёмными, чуть вьющимися волосами, подпрыгнула вверх, и позвала двух детей - мальчика и девочку, лет девяти, покататься на радуге, а потом, звонко смеясь, скатилась в воду и зафыркала. Старшие дети тут же следом съехали по радужной дуге вниз и начали брызгать водой на малышку, чем вызывали у неё ещё больший восторг.
   "Это же я... маленькая... А это Ми и её брат Азар... Боже, как я могла их забыть!?" - воспоминания из детства навалились одним махом. "А Ми и Азар я их называла, потому что ещё плохо говорила и не могла полностью выговорить некоторые слова или имена!".
   "Вот это да!" - от такого открытия голова пошла кругом и я пошатнулась, чувствуя, что уже не владею собой и начала проваливаться в какую-то бездонную пропасть, разверзнувшуюся под ногами.
  
   ********** ********** ********** ********** ********** ********* **********
  
   Роман с Тимуров вышли из остановившейся у подъезда машины и бросились к женщине, стоящей на ступеньках.
   -Лола, что случилось? - требовательно спросил Роман.
   -Тут такое было! Даже не знаю, с чего и начать, - сбивчиво произнесла женщина в обличии врача. - Влас вам дозвонился?
   -Да, - кивнул Роман, и братья между собой переглянулись. - Надеюсь, эксперимент не прерывали из-за этого? Кресло могло и по другой причине сдвинуться...
   -Кресло - это ерунда! - быстро ответила женщина. - И как было приказано, сон не прерывали, чтобы не случилось. А там такое было!... Впрочем, на это лучше смотреть, чем рассказывать!
   Женщина развернулась и пошла в дом, а мужчины молча за ней, продолжая переглядываться, но когда они вошли в лабораторию и увидели на мониторе, что сновида лежит в кровати, Тимур не выдержал и разочарованно спросил:
   -Она что, живая? Просто спит?
   -Твою мать... выкрутилась сучка, - под нос зло пробормотал Роман.
   -Скорее, без сознания. Мозг перегрелся из-за происходящего во сне, и физически обессилив, она отключилась, - ответила врач, не расслышав слова босса и, набрав что-то на клавиатуре, вывела на монитор видеозапись. - Посмотрите сами, что она выделывала! Я такого никогда не видела! А уж что творилось с показателями! Активность мозга у сновиды была даже выше, чем обычно! Мышечный тонус при некоторых моментах настолько подскакивал, что в реале она могла бы и паровоз сдвинуть с места!
   Мужчины приникли взглядами к экрану и молча принялись смотреть запись, а дойдя до определённого момента, одновременно изумлённо выдохнули, когда в спальне, рядом со сновидой проявился её призрак, держащий второй призрак, судя по контурам, принадлежащий мужчине.
   -Что это? Останови и верни запись назад, а потом включи её в замедленном режиме! - приказал Роман.
   -Вот про это я и говорила! - сказала врач, выполняя указание. - Именно на этих моментах мышечный тонус невероятно возрастал и одновременно с ним шёл всплеск мозговой активности.
   -Это же Салазар..., - ошеломлённо выдавил Тимур, вглядевшись в кадры замедленного показа. - Она что, частично материализовывала его здесь, а потом...
   -Лола, выйди! - отрывисто бросил Роман, прервав брата, а когда женщина удалилась, с яростью прошипел: - Получается, это сука такая сильная? Да настолько, что другого сновиду может частично перенести в реальность?
   -Нне ззнаю, - запинаясь, пробормотал Тимур и поёжился.
   В комнате повисла тишина и пока братья не просмотрели всю запись, не вымолвили и слова, а затем оба задумались, поглядывая на монитор, где было изображение лежащей без сознания сновиды.
   -Роман, что делать? - наконец произнёс Тимур. - Она такое может, что страшно... Да ещё и жива осталась! А нам уже завтра выезжать на Совет вместе с ней...
   -Не истери. Дай подумать, - холодно ответил Роман, а поразмыслив, добавил: - Вполне возможно, что Салазар не ожидал такого сопротивления, и оно его разозлит ещё больше. Да и потом, он может вернуться в любой момент, чтобы прикончить её. Может прямо сейчас он готовится к этому. Или же, она не придёт в себя. Есть шанс, что она уже спеклась от нагрузки и сдохнет через час-два.
   -А может ей помочь? Подушку к лицу приложить и она задохнётся, - предложил Тимур.
   -Ты идиот!? - Роман бросил на него гневный взгляд. - Да Лука первым что потребует, когда узнает о смерти сновиды, это сделать вскрытие, причём детальное, с учётом всех анализов! А удушение наши эксперты на раз выявят, и тогда Совет нас на кол посадит! Хочешь год-другой жить с болью в заднице, истекать кровью и дёргаться, как вошь на палочке? А то и все пять лет! Умышленную смерть сновиды нам просто так не простят и отец не поможет!
   -Ннне хххоччу, - Тимур побледнел и ещё больше стал заикаться.
   -Так не говори глупости! - вскипел Роман, но быстро взял себя в руки. - Ладно, у нас сейчас есть два варианта развития событий. Первый, самый удачный - или Салазар вернётся и добьёт её, или она сама сдохнет. Или второй - Салазар испугался и не придёт, а эта сучка очухается. В этом случае нам необходимо подстраховаться, прежде чем везти её на Совет. Тут ей прикроет рот только страх. И я знаю, чем можно его вызвать - это угроза жизни её матери. Так что немедленно нужно послать наших людей и схватить мамашу сновиды. Пригрозив, что убьём её, мы может приказать сновиде говорить то, что нам удобно...
   -Точно! - Тимур ухмыльнулся. - Сейчас же прикажу взять её мамашу! Как раз наши гонцы к Салазару ещё трутся в Лионе, а оттуда до Мюнхена полтора часа лёту на самолёте. Так что к вечеру она будет в наших руках.
   -Действуй, - бросил Роман. - И ещё, прикажи, чтобы в грелки набрали горячую воду и обложили голову сновиде. Может это поможет ей сдохнуть. Только осторожно, не переборщите с температурой грелок, чтобы на её полулысой башке не осталось ожогов от высокой температуры.
   -Хорошо, - Тимур ещё гаже улыбнулся и вышел, а Роман остался в лаборатории, пересматривая раз за разом запись и всё больше хмурясь.
   А через три часа его настроение испортилось ещё больше, когда в лабораторию вошёл Тимур и несмело сказал:
   -Роман, эта тварь не хочет сдыхать...
   -Да я вижу, - резко ответил он. - Живучая, сука! Мы ей голову греем, а температура тела падает! Она как будто назло нам сопротивляется! Что вообще за хрень!? Уже тридцать шесть градусов!
   -Это ещё не всё... - произнёс Тимур и замялся, но потом всё же продолжил: - С мамашей ничего не вышло... Она исчезла вместе с мужем. На работе сказали, что вчера утром она приехала и написала заявление об увольнении, и всё, пропала...
   -Что? Как пропала!? - заревел Роман, а потом смёл рукой всё, что находилось на столе перед ним. - Значит, вчера утром?... Лука, мразь! Его метаморфы работали! Знал, ублюдок, что я так могу на сновиду надавить!
   -Да, - Тимур сжался и виновато посмотрел на брата. - И самое плохое, что мы даже не может скопировать мамашу сновиды... Фотографии не помогут... Нужно знать её точные параметры, иначе проколемся на росте, или тех же родинках, или тембре голоса и манере говорить...
   Вскочив на ноги, Роман начал метаться по комнате, пыхтя, как паровоз и бросая яростные взгляды на брата, а потом скомандовал:
   -В горячую ванну сновиду и до утра держать в воде! Если не сдохнет и не появится Салазар, лично придушу её и плевать на последствия!
   -Всё будет сделано, - ответил Тимур и выскочил из комнаты, зная, что в гневе брата лучше не трогать.
  
  
   Глава 20.
  
   Складывалось впечатление, что меня варят живьём. Жар поглощал полностью, и сил для сопротивления оставалось всё меньше, а вернее, я уже не могла противостоять своим мучителям. Сильные руки давили на грудь, и я не могла подняться из воды, в которую меня окунули.
   -Пожалуйста, не надо, - в очередной раз умоляюще прошептала я. - Мне плохо...
   Но Надежда Фёдоровна, казалось, не слышит меня. Продолжая давить на грудную клетку, она пустыми глазами смотрела на меня и не реагировала на мольбы.
   Казалось, эта пытка длится бесконечно долго. Придя в себя в горячей ванне, я сначала пыталась сопротивляться, но силы быстро покидали, и то снова теряла сознание, то приходила в себя и, преодолевая боль, я уже лишь просила, чтобы меня отпустили, потому что теперь не могла даже сбросить руки, держащие меня.
   "Ещё чуть-чуть, и я даже не смогу говорить", - вяло подумала я, чувствуя, как меня всё больше охватывает апатия, а боль в висках уже настолько сильная, что я не могу сосредоточиться, и всё вокруг теряет чёткость.
   -Сдохни, и будет хорошо, - сбоку раздался мужской голос и я узнала Тимура.
   -Мразь, - собрав последние силы в кулак, пробормотала я и застонала, потому что новая вспышка боли отдалась в затылке.
   "Смерти моей хотят", - поняла я. "Так взяли бы и утопили, или шею свернули. Зачем вот так мучить?" - подумала я и, повернув голову на голос, хотела задать этот вопрос, но от удивления не смогла вымолвить и слова.
   "Салазар?!" - за спиной Тимура явно проступил призрак мужчины и, приложив палец ко рту, усмехнулся, а затем протянул руку к его голове, и я пожалела, что сейчас нахожусь в сознании.
   Как только рука Салазара проникла в голову Тимура, тот побледнел, из ушей брызнула кровь и, захрипев, он начал заваливаться вперёд, при этом уже и глаза налились кровью, и зрелище это было настолько ужасное, что меня, наверное бы, вырвало, если было чем.
   Врач моментально среагировала на хрип и обернулась, а увидев весь этот ужас, отскочила от меня и бросилась к двери, но не тут то было. Не успел Тимур упасть на пол, как Салазар метнутся к женщине, и провёл рукой сквозь её туловище, после чего я увидела, как в его окровавленной руке оказалось сердце.
   "Кошмар!" - успела подумать я, а потом перед глазами всё потемнело, и я отключилась...
  
   -Риша, держись. Я уже рядом, - прошептал кто-то ласково на ухо, и я ощутила, как меня куда-то несут, а тело и голова больше не охватывает тот изматывающий и лишающий сил жар, что я чувствовала до этого.
   А затем на меня пахнуло прохладой и уличной сыростью, и я с благодарностью прошептала:
   -Спасибо, - после чего меня снова поглотил мрак, но это мрак уже не пугал, а приносил облегчение...
  
   Кто-то водил прохладными пальцами по лицу, и я открыла глаза.
   -Наконец-то, - с облегчением выдохнул Салазар, и в первые секунды я испугалась, но потом, вспомнив последние события, расслабилась, а мужчина улыбнулся и спросил: - Как ты себя чувствуешь?
   -Нормально, - хрипло ответила я, с удивлением поняв, что это так. - Только слабость...
   -Ты сильная не только во снах, а и в реальности. После такого обычно не выживают, а ты сумела продержаться и справилась, - добродушно ответил он. - Я очень рад, что вовремя нашёл тебя... Вот мы и познакомились в обычной жизни, как когда-то мечтали в детстве.
   -Пить хочу..., - пробормотала я и робко улыбнулась мужчине, не совсем понимая, зачем он меня спас.
   -А ещё ты хочешь и есть, - он подмигнул мне. - У тебя такая революция в животе была, что мне аж страшно становилась, пока ты находилась без сознания.
   -Меня не кормили последние... хм, даже не знаю, сколько я уже не ела, - ответила я и попыталась сесть, но Салазар мягко уложил меня назад.
   -Лучше пока не напрягайся и лежи, - произнёс он и нахмурился: - Эти ублюдки чуть тебя не убили. Хорошо что я после нашей встречи ещё в одной РЕМ-фазе зашёл к тебе и увидев состояние, не стал тянуть со сбором... Правда жаль, не до всех метаморфов успел добраться. Многие ушли, когда мы ворвались в дом... Но об этом потом, а сейчас подожди, прикажу принести тебе сытный завтрак.
   Наклонившись, мужчина поцеловал меня в лоб, а затем встал и быстро вышел, а я проводила его растерянным взглядом, не зная, что и думать. "У Салазара на меня какие-то планы, или всё это благодаря нашим встречам в детстве?" - спросила я себя, и очень захотелось поверить, что именно те наши совместные путешествия по снам сейчас так помогли мне. "Только вот доверие для меня сейчас роскошь, и пока не стоит полностью доверять ему. Хотя... раньше я была привязана к нему и сестре, считая их своими лучшими друзьями", - воспоминания унесли меня в детство, и я улыбнулась.
   "И как я могла забыть про них? Ведь на самом деле мы так весело и интересно проводили время. Во снах мы могли воссоздавать любые фантазии и чего только не делали, а потом всё это резко как-то прекратилось. Интересно, почему? И почему я не помнила всего этого, до встречи с Салазаром?".
   Дверь в комнату открылась, и вошёл мой спаситель, держа в руках большой поднос.
   -Сейчас хорошо позавтракаешь, а потом тебя осмотрит мой врач, - произнёс мужчина.
   -Врач не нужен, я на самом деле хорошо себя чувствуют. А вот завтрак это то, что нужно, - заверила я и робко добавила: - Сейчас слюной удавлюсь, аж голова кружится.
   -Начнём с куриного бульона, а потом уже и остальное поешь, - Салазар поставил на прикроватную тумбочку поднос и взял глубокую тарелку. - Давай покормлю тебя...
   -Не надо, - стеснительно ответила я и села. - Я и сама могу.
   -Ну, хорошо, - Салазар внимательно посмотрел на меня и протянул тарелку, а когда я её взяла и принялась энергично работать ложкой, удивлённо спросил: - Ты на самом деле настолько хорошо себя чувствуешь? Способна держать тарелку, нет дрожи в руках, голова от боли не раскалывается?
   -Только слабость, - быстро ответила я. - Наверное, от голода... Но она уже проходит. Бульон это нечто восхитительное! - чем больше я ела, тем больше хотелось, и я с наслаждением даже ложку облизывала после каждой порции.
   -Хм, странно, - пробормотал мужчина, а когда я на него вопросительно посмотрела, продолжил: - Видишь ли, насколько бы сильным сновида не являлся, такие нагрузки, что ты пережила во сне, и особенно после него, выдержать никто не может. Миа и та не перенесла их, а ведь считалась самой сильной... А тебя ещё и специально подогревали...
   -Что делали? Подогревали? - переспросила я и нахмурилась, вспомнив, как меня держали в воде. - Ооо, я помню ванну и как чуть не сошла с ума от жара...
   -Тебя точно хотели убить, - с ненавистью отчеканил он. - И когда не получилось сделать это моими руками, решили использовать слабые стороны сновид. А самое уязвимое место у нас, это голова. Вернее, мозг. Понимаешь, у обыкновенных людей во время РЕМ-сна снижается температура тела и мозга, а мы во время прыжков или создания реальностей начинаем греться. Кто-то больше, кто-то меньше, но всё же греемся. А уж прыжки с кем-то, или материализация, для нас вообще самое тяжёлое... Меня, например, после материализаций сутки лихорадит и помогает только ледяная ванна или иглотерапия. Миа была сильнее, но и она тяжёлые переносила материализацию. А потом её сгубил один большой предмет... Но ты... это вообще что-то непонятное. Ты меня не раз забрасывала в свои фантазии, и должна была нагреться до полного отключения уже разе на третьем, но ты пять раз забросила меня и готова была действовать дальше. А затем тебя и горячая ванна не сгубила, хотя любой другой сновида умер бы от таких перегревов головы и мозга. А ты мало того, что перенесла это нормально, так ещё и сейчас чувствуешь себя хорошо. Как ты это делаешь? - он с любопытством посмотрел на меня. - И как вообще стала активной сновидой? - протянув руку к моей голове, он провёл пальцем по одному из шрамов, и я съёжилась от касания и стыда, что сижу без косынки. - Это они с тобой сделали, чтобы активировать способности?
   -Ммм, нет, - оставив ложку в тарелке, я провела рукой по голове, стараясь пригладить остатки волос. - Авария. Вылетела через лобовое стекло и три недели провалялась в коме, а когда выписали из больницы, начала бродить во снах. Метаморфы нашли меня спустя полгода после автокатастрофы... А как сейчас делаю, не знаю, если честно... Но точно могу сказать, что было очень плохо и я думала, что умру. Слабость была нереальной и я даже бороться не могла, когда меня в ванну засунули.
   -То, что бороться не могла, это нормально. На тот момент, когда я пришёл, у тебя, несмотря на горячую ванну, температура тела составляла тридцать пять и шесть градусов. А при таком человек как раз испытывает слабость и упадок сил... Может ты ещё и процессами в своём организме можешь управлять? Снижение температуры тела было оптимальным в твоей ситуации.
   -Вряд ли могу такое. Я и мыслить связно в тот момент не могла, - подумав, ответила я и снова принялась за завтрак. - Наверное, это чудо.
   -Ладно, потом разберёмся что к чему, - ответил Салазар и улыбнулся. - Самое главное сейчас, что больше опасность не грозит и я очень рад, что нашёл тебя и в реальности. Мы с Мией не забывали о тебе.
   -Когда ты ушёл, я всё вспомнила, - ответила я и, доев бульон, поставила тарелку на поднос, а затем, взяв чай и бутерброды с бужениной, продолжила: - Странно, что я вообще забыла о вас. Наверное, потому что маленькой была... Я вообще свои сны до десяти лет плохо помню. Всё размыто.
   -Дело не в том, что маленькой была, а в твоих способностях. Ты была пассивной сновидой, поэтому не помнила свои сны, или максимум, что могла, вспомнить обрывки, - пояснил мужчина. - А потом ещё и травму получила. Она хоть и не сильной была, но после удара, скорее всего, произошло микроизлияние, повлёкшее за собой нарушение нейронных связей, поэтому ты утратила способность воссоздавать свои фантазии. Мы когда поняли это, очень жалели, что так вышло, и решили больше тебя не трогать, потому что наши прыжки с тобой могли усугубить ситуацию. Но я всё равно хотел надеяться, что хоть что-то осталось из воспоминаний о нас...
   -Хм, о какой травме ты говоришь? - удивлённо перебила я, жуя бутерброд.
   -Как мы поняли, ты с качели упала, а когда попробовала подняться, тебя же ей и ударило по лбу...
   -Точно! Было у меня в детстве такое! - воскликнула я и ошеломлённо посмотрела на Салазара. - А откуда ты знаешь?
   -Ты нам рассказала, когда мы виделись последний раз. Ты ещё тогда сильно плакала, что больше не получается управлять в снах фантазиями, а мы, как могли, успокаивали тебя и даже попробовали пару раз прыгнуть, но у тебя ничего не выходило. И даже плохо стало. Поэтому мы и ушли, боясь причинить вред и думая, что ты навсегда утратила свои способности. Но вышло всё иначе. Ты стала ещё сильнее. Расскажи мне всё. А для начала скажи - после аварии всё началось со снами, или ты как-то по-другому восстановила свои способности, а после и развила их?
   -Подожди, ответь мне сначала на один вопрос, - попросила я. - Не совсем понимаю, чем пассивные сновиды отличается от активных.
   -Здесь всё просто, - с готовностью произнёс Салазар. - Если брать в общем, то пассивные сновиды не помнят своих снов досконально, не способны находить нужных людей, также не могут выбирать сон по заказу, то есть выйти в точку, задуманную изначально и не могут материализовывать предметы. То есть, вы не совсем контролируете свои сны. Но среди пассивных сновид попадаются и сильные, например, как ты была в детстве. Сильная пассивная сновида способна запоминать большую часть снов, и даже может управлять некоторыми из них. Ты могла создать, что угодно и разукрасить любое место, в которое попадала. Это нас однажды и привлекло с Мией. Мы, путешествуя по снам людей, случайно заглянули к тебе маленькой и провели с тобой три незабываемых года, - мужчина улыбнулся. - Ты была необыкновенной девочкой, а самое главное, свободной и без рамок. На такое способны не многие. Ты могла нарисовать сиреневое небо и синюю траву, или заставить котов летать, а собак показывать фокусы... Понимаешь, ты не ограничивала себя и отпуская фантазию на волю, такие вещи придумывала, что мы с Мией порой долго приходили в себя, после посещений. Для тебя в сновидениях всё было возможно, и реальность не довлела правилами или уже виденным. Помню, ты всегда говорила: "А я хочу так!", и комично надувала губки, глядя на нас своими зелёными глазёнками, когда мы первое время пытались говорить тебе, что трава не синяя, а коты летать не могут, - мужчина тихо рассмеялся. - Благодаря тебе и мы многому научились. Видишь ли, нас с детства учили пользоваться нашими способностями, но при этом направляли в полезное русло, строго ограничивая наши фантазии. Например, синее небо в реальности над головой, значит и во сне оно должно быть синим. Не может собака разговаривать, значит и во сне не должно быть такого. Потому что любая фантазия, это затрата энергии, которая может срочно понадобиться. К тому же нас учили, что десять минут РЕМ-сна слишком драгоценны, чтобы их трать на фантазии. Для нас сон, это было второй реальностью, а для тебя мир, в котором ты делаешь что пожелаешь. Тебя никто не ограничивал и, пуская нас к себе, ты помогла нам лучше понять вообще наши способности.
   -Теперь я помню все те свои сны, - с улыбкой сказала я. - Столько всего интересного там происходило, и помню, как всегда ждала вас с нетерпением и грустила, когда вы уходили.
   -Скорее всего РЕМ-сон у тебя чуть длиннее, чем у нас.
   -Не знаю как тогда, а сейчас говорят, я до сорока минут способна в нём находиться. Возможно, и в детстве он был дольше, чем у вас и поэтому я могла столько фантазировать...
   -Сколько? Сорок минут? - Салазар изумлённо посмотрел на меня. - О таком я первый раз слышу... Ну тогда это многое объясняет. Вполне вероятно, что и раньше ты могла долго находиться во снах, потому что когда мы тебя находили, ты уже была во сне, и всегда уходили раньше, чем ты... А расскажи-ка как ты жила до аварии и какие сны видела.
   -Сны разные бывали, но если в общем, то имелось несколько типов - одни сны я называла своими, а вторые - чужими. Чужие сны всегда были неприятны, потому что там я всегда находилась в чужом теле, без права действий и голоса, а свои - разными. То я видела что-то хорошее, а то и не раз попадала в экстремальные ситуации, где часто умирала...
   -Сны катастрофы - это нормально, - вставил Салазар. - Работа подсознания. А то, что ты называешь чужими снами, на самом деле принадлежат другим людям. Ты пробовала по заказу прыгнуть в чужой сон?
   -Хм, нет. У меня даже сейчас не получается прыгать куда-то, кроме своих фантазий. Метаморфы применяли запахи, чтобы я попала в нужное место.
   -Этим и отличались пассивные сновиды от активных. Вы не можете самостоятельно выбирать к кому придёте во сне, и не выбираете определённую точку, - задумчиво произнёс мужчина. - Получается, в чужих снах ты не сторонний наблюдатель?
   -Ммм... это по-разному, - ответила я, вспоминая свои ощущения. - Иногда я в чужом теле, а иногда как бы вижу себя со стороны... то есть не себя, а другого человека, но я как бы привязана к нему... Даже не знаю, как точно объяснить... Я, как часть того человека и это неприятно...
   -Ладно, не мучайся с этим. Я понимаю, о чём ты говоришь. У тебя и в детстве были с этим проблемы. Ты не умела самостоятельно прыгать в чужие сны, хотя мы с Мией пытались научить тебя этому. В свои фантазии ты переносилась без проблем, или в наши, а вот с чужими сновидениями у тебя были проблемы. Ты всё время терялась, попадая не туда, куда нужно и менялась, вбирая в себя черты характера другого человека. Единственный вариант, который хоть как-то помогал - это перетаскивание тебя. Мы с Мией брали тебя за руки и переносили в задуманную точку..., - мягко сказал он, а потом на секунду задумался и, улыбнувшись, добавил: - Хотя думаю, наше обучение зря не прошло, раз ты продолжала попадать в чужие сны. Ты на уровне подсознания помнила, чему тебя учили, и просто наугад прыгала... Ладно, это уже не столь важно. Расскажи лучше, как всё складывалось после аварии?
   -После аварии сны стали ярче и я начала страдать сомнамбулизмом, - поморщившись, я тяжело вздохнула. - Врачи говорили, что сыграли роль многочисленные травмы головы. Мне пытались помочь, но не вышло...
   -А потом тебя нашли метаморфы, - холодно продолжил Салазар, когда я замялась. - И, наверное, наплели с три короба обо мне, а себя представили борцами за справедливость и самыми лучшими существами на земле.
   -Что-то наподобие этого, - я кивнула. - Они рассказали о тебе, а также о браслетах, и сказали, что как только я их принесу, мне дадут лекарство от сомнамбулизма и отпустят...
   -Да конечно, отпустят они! Сновиды для них люди на побегушках, - в голосе Салазара появлялось всё больше стальных ноток. - Мы расходный материал, который ради своих целей они готовы бросить в любое пекло, а если в процессе переноса сновида спеклась, могут закопать где-нибудь в лесу, - последние слова он процедил сквозь зубы и отвернувшись, замолчал.
   -Так было с Мией? - робко спросила я и, протянув руку, взяла его за ладонь, чтобы хоть как-то поддержать.
   -Да, - сдержанно ответил он, но я поняла, что эта сдержанность даётся ему с трудом.
   -Расскажи мне о ней, - попросила я. - Какой она стала, когда выросла? Была всё такая же весёлая и озорная? Помню, как легко и просто с ней было общаться, и как она умела поднять настроение... А уж как заразительно смеялась.
   Перед глазами ясно встала красивая темноволосая девочка, похожая с маленьким Салазаром и я улыбнулась, вспоминая, какая Миа была общительная и добродушная. "Именно она очаровала меня при первой встрече и с ней первой я подружилась".
   -Миа была чистой душой и уж если кто-то нравился ей, защищала до последнего, не желая верить в плохое, - тихо сказал Салазар. - И это её сгубило. Мы иногда работали с метаморфами, и к несчастью, в одного из них она влюбилась. Я чувствовал, что ничего хорошего из этого не выйдет, а Миа не верила мне... Она буквально жила им и повторяла, что Климент не такой, как все остальные и что он любит её... А этот ублюдок взял и отдал Мию другому. Наигрался, удовлетворил свою похоть и без жалости и мук совести бросил её, а второй метаморф, прикрывающийся личиной Климента убил её, попросив в музее заменить один экспонат. Ему видите-ли хотелось иметь в своей коллекции оригинал и только Миа могла добраться до него, положив на место подделку. А она... не знаю, чем думала... наверное, надеялась, что выдержит двойной перенос тяжёлой вещи. Ведь сначала требовалось захватить с собой в сон подделку, а потом прыгнуть с ней музей, где произвести замену, после чего прыгнуть назад... Однако, не выдержала...точнее перенос оригинала и убил её...
   Мужчине всё тяжелее давался рассказ, а потом он вообще замолчал и судорожно вздохнул, а я почувствовала, как у меня наворачиваются слёзы. "Бедная Миа, она всегда была такой живой, задорной, поддерживала меня во всех шалостях и откликалась на любое предложение. Для неё не было невозможного, и фантазировала она не меньше меня. Порой мы создавали такие фантастические реальности, которые даже трудно было описать словами".
   Пожав Салазару ладонь, я прошептала:
   -Мне так жаль... Миа была невероятной...
   -И мне жаль, - вдруг холодно произнёс Салазар. - И вдвойне стало её жаль, когда я узнал всю правду. Метаморфы обошлись с ней бесчеловечно... Хотя слово "человечно" к ним вообще не применимо... Знаешь, что с ней сделал тот, второй метаморф? Закопал в лесу, как бродячую собаку! А мне лгали, издали показывая копию Мии! А когда я пытался с ней поговорить, слышал лишь одно - что она не хочет со мной общаться, потому что я не верю метаморфам и пытаюсь настроить её против любимого... И ведь я, как полный идиот, верил в это! Но знал, что она соскучится по мне и однажды не выдержав, попытался найти её в сновидениях, а когда не смог, заглянул в дом метаморфа и тогда узнал правду... Представляешь, им было плевать на её смерть, на случившееся, абсолютно на всё и вот тогда я начал следить за ними и многое узнал! - Салазар вскочил со стула и начал ходить по комнате, а я сидела, боясь даже вздохнуть, потому что только сейчас до меня дошло, что со мной чуть не поступили также.
   -Ты сказал, что один метаморф заменил её любимого, - всё же переспросила я, и мужчина тут зло бросил:
   -У них это стандартная практика! Если человек им нужен, они его не бросают, когда теряют интерес, а передают другому метаморфу, чтобы тот разыгрывал чувства...
   -О Боже, - я приложила руку к груди, чувствуя, что мне не хватает воздуха, а мужчина остановился и внимательно посмотрел на меня, а затем с горечью спросил:
   -Они с тобой сделали так же?
   -Да, только я сразу распознала подмену, - пробормотала я, чувствуя, как дыра в сердце разрастается ещё больше. "Если раньше кусочек души отказывался верить в то, что Лука мог так со мной поступить, то сейчас сомнений уже нет... Значит, стандартная практика", - по щеке потекла одна слеза, потом вторая и не выдержав, я расплакалась.
   -Риша, не плачь, - попросил Салазар, подойдя к кровати и сев на неё, после чего обнял меня за плечи. - Ты хоть распознала подмену, а ведь многие сновиды до последнего верили, что их любят искренне и всем сердцем.
   -И я верила. Даже представить не могла, что Лука способен так предать меня, - сквозь слёзы выдавила я, уткнувшись ему в плечо. - Он с такой нежностью ко мне относился, заботился, защищал...
   -Риша... Риша... Эти уроды вообще не умеют любить, - мрачно вымолвил он. - Для них любой человек, это как для тебя любимая сумочка, кофточка или машина. Ты пользуешься этими вещами, возможно даже любишь их и следишь, чтобы они не ломались и не изнашивались, но потом, когда мода проходит, ты выбрасываешь сумку или кофту, и покупаешь себе новую... Мы для них ничто. Я привёл в пример машину, и могу провести аналогию дальше. За тобой будут следить, менять масло, заливать бензин, но при этом на трассе нещадно выжимать педаль газа до упора, а если вдруг ты разобьёшься, просто пойдут и купят новую, периодически вспоминая, что когда была и другая машина. Понимаешь? Поэтому постарайся побыстрее забыть того метаморфа, что так с тобой поступил.
   -Но ты ведь не забыл и мстишь им, - оторвавшись от плеча, произнесла я. - Ты убиваешь метаморфов и даже сновид... Мне рассказали... Это правда?
   -Правда, - глухо ответил он. - Но я не желаю, чтобы и ты мстила. Это чёрное чувство и облегчения оно не приносит. Метаморфов я убиваю лишь тех, кто виноват в смерти Мии. Климент, тот кто разыгрывал его после, те, кто знали о подмене и молчали, хотя Миа считала их друзьями - все они понесли наказание за её смерть. Не достал я пока лишь двоих, но обязательно это сделаю, как только вычислю хотя бы их приблизительное местонахождение, или личину, которую они носят, или родовое имя. Без одного из этих факторов я не могу их найти, а они прекрасно это знают и прячутся...
   -Да? А мне говорили, что сновиды могут найти кого угодно, - всхлипывая, пробормотала я.
   -Просто так, без имени или, не зная внешности, невозможно отыскать спящего среди миллионов таких же, - с сожалением сказал Салазар.
   -А сновиды? Тоже правда, что ты их убивал? - робко спросила я и поёжилась.
   -Сновиды сами виноваты. Я предупредил каждого из них, что метаморфы вытворяют и говорил, чтобы они были осторожнее, и если уж хотят дальше с ними работать, не пытались забрать браслеты, но они не пожелали слушать меня, - мужчина напрягся. - Знаю, что ты сейчас думаешь обо мне, как о безжалостном убийце, но у меня не было особого выбора. Сначала я убивал лишь тех, кто пытался забрать браслеты, но когда метаморфы сменили тактику и принялись посылать ко мне сновид, чтобы сначала убить, перестал церемониться и действовал на опережение. Знаешь ли, неприятно, когда тебе два раза ножом в спину ударяют, или пытаются задушить... В общем, я предупредил, меня не послушали, и сами стали нарываться, вот и я действовал соответственно.
   -Если бы я знала, что так поступили с твоей сестрой, ни за что бы ни стала помогать, - сказала я. - Думаю, и многие сновиды не знали на что идут... О тебе такие гадости рассказывали...
   -Представляю, - мрачно ответил он. - Да и вину с себя не снимаю. Я ведь действительно убил всех сновид. Но пока не найду всех виновных в смерти Мии, не успокоюсь.
   "Наверное, и Салазара можно понять", - подумала я. "Его гложет жажда мести. Тем более, что Лука говорил о потере всех родных. А тут получилось, что метаморфы забрали единственную родную душу, что у него оставалась. Возможно, и я бы мстила за смерть близкого человека... хотя, может не так радикально... Ох, как же тяжело всё это... С одной стороны я его понимаю, а с другой - нет... Наверное, лучше вообще не затрагивать эту тему. Для меня он навсегда останется добрым мальчиком из детских снов, который и сейчас меня спас. Уже за одно это я ему всегда буду благодарна", - решила я, и поинтересовалась другим:
   -А браслеты, зачем они тебе? Мне говорили, что они помогают метаморфам наказывать провинившихся, легко уходить из жизни тем, кто устал и помогают держать облики, если метаморф слабый.
   -Хм, легко уходить из жизни тем, кто устал? - мужчина презрительно хмыкнул. - Что за бред? Метаморфы не так и живучи, как рассказывают. Без сердца или головы никто не выживает. Если кто-то из них устал, им просто отрубают головы. У браслетов две цели, одна созидательная, вторая разрушительная. Насчёт созидательной они тебе не наврали. Браслеты реально помогают держать нужный облик. А вот разрушительное применение относится к разряду пыток. Надев метаморфу браслет, его можно бесконечно долго мучить, причиняя сильную боль и при этом, не давая заживить раны, а если тот начинает сдаваться, можно снять браслет и дать ранам зажить, после начав всё по новой. Эти уроды своих провинившихся соплеменников предпочитают убивать долго. Особенно если что-то нужно выпытать.
   В горле тут же образовался ком, и я громко сглотнула, с ужасом представляя, как можно мучить, имея такие способности организма и браслеты под рукой. "А ещё эти сведения дополнительное свидетельство лжи Луки. Он-то мне говорил, что без браслетов их не убить, а получается можно. Зачем спрашивается врал? Боялся, что я на него нападу? Выходит, сам врал и мне не доверял", - стало ещё омерзительнее от такого открытия. Но через секунду я позабыла об этом, потому что перед глазами мелькнула размытая картина того момента, когда появился Салазар и я ошеломлённо замерла, но потом взяла себя в руки и выдавила:
   -Ты убил Тимура, когда приходил за мной? И Надежду Фёдоровну? Это правда, или мне привиделось?
   -Это те двое в ванной комнате? Женщина тебе не давала подняться, а мужчина наблюдал. Их ты имеешь в виду?
   -Да, - прошептала я и вздрогнула, вспомнив боль от происходящего и ужас от увиденного.
   -Я пришёл на разведку перед нападением и обошёл весь дом, чтобы знать сколько противников и где они приблизительно, а увидев, что с тобой делают, решил убить их сразу, чтобы тебе не успели причинить ещё больший вред, - Салазар сильнее прижал меня к себе. - Хотя потом это и сыграло против меня. Пока я выходил из РЕМ-фазы и просыпался, метаморфы в доме успели поднять тревогу и двое всё же ушли. Устраивать погоню я не мог, потому что твоё спасение было приоритетом, а не смерть большего количества метаморфов.
   -Понятно, - ответила я, не зная, радоваться смерти Тимура и врача, или нет.
   "Смерти Тимура я, наверное, всё же рада, а вот Надежду Фёдоровну жаль. Она исполняла приказ... Но что уж сделаешь", - я тяжело вздохнула и спросила о том, что послужило началом всей истории со мной.
   -А зачем ты тогда забрал браслеты, если можешь убивать и без них? Ведь метаморфам только они и нужны. И ради них они на многое пойдут. Вон, даже меня нашли и начали обучать.
   -С браслетами отдельная история. Вначале я и не думал их использовать. Первое время я пытался действовать правильно и обратился к Совету метаморфов, требуя наказания для виновников в смерти Мии... Тогда я ещё верил в справедливость и надеялся, что смогу добиться кары без развязывания войны, - с горечью произнёс он. - Однако, оказалось, что и Совет мне не желает помогать. А чуть позже я выяснил почему. Те двое, которых я не могу достать, приближенны к членом Совета и наказывать их, за смерть какой-то ничтожной для них сновиды, никто не собирается. Вот тогда-то я и выкрал браслеты, чтобы вынудить Совет либо отдать мне тех метаморфов, либо узнать их имена. Но и это не помогло. Метаморфы предпочли силой решать проблему, а не переговорами, хотя моё предложение до сих пор в силе...
   -Что?! - я возмущённо дёрнулась. - Они в любой момент могут прекратить убийства сновид и метаморфов, если пойдут на твои условия? Какие же они сволочи! Сами развязали войну и не желают наказывать виноватых, предпочитая, таких как я, посылать на смерть?
   -Да, - Салазар кивнул, а потом внимательно посмотрел на меня и спросил: - Ты на самом деле так считаешь? Не хочешь меня обвинить в жестокости или бездушии?
   -Нет. Не ты причина всех бед сновид и моих в том числе, а метаморфы. Их действия повлекли за собой такие последствия. Пойди они тебе на встречу и выдай виновников, всё давно бы прекратилось, - твёрдо ответила я, но потом стушевалась и уже не так уверенно произнесла: - Хотя сновид всё же жалко... Ну, я имею в виду тех, кто шёл на задание не зная причин твоей мести. А возможно у них и выбора не было. Например, их могли шантажировать... О Боже! - я замерла от пришедшей в голову мысли, а потом схватила Салазара за руку и сбивчиво произнесла: - Мне нужно позвонить матери! Немедленно! Вдруг метаморфы и до неё доберутся, чтобы шантажировать меня!
   -Чёрт, точно! - Салазар вскочил на ноги и, метнувшись к двери, выбежал в коридор, а когда вернулся с телефоном, вручил его мне и добавил: - Звони ей, но сначала скажи адрес, чтобы я послал своих людей туда прямо сейчас, не теряя времени.
   Набирая номер трясущимися руками, я быстро продиктовала ему адрес в Мюнхене, а потом, оцепенев от плохих предчувствий, стала ждать ответа на звонок. Но трубку не брали, и чем дольше я слушала гудки, тем страшнее мне становилось.
   "Господи, только не это... Умоляю! Если с мамой что-нибудь случится, я не переживу!" - пронеслось в голове, а вслед за этим пришла другая мстительная мысль. "Если к ней хоть пальцем притронулись, метаморфы сильно пожалеют! Я им такое устрою, что Салазар покажется белым и пушистым!".
   -Попробуй набрать домашний номер, - посоветовал он, снова вернувшись в комнату. - И пожалуйста, не волнуйся так. Может, твоя мать просто не может сейчас ответить на звонок. То, что она в Мюнхене очень хорошо. Мои ребята будут там через полтора часа.
   -А вдруг её уже захватили? - на глаза навернулись слёзы и, набирая домашний, я несколько раз нажимала не на ту кнопку, поэтому приходилось сбрасывать номер, а это ещё больше нервировало. - Мама единственный близкий мне человек в мире. Если с ней что-нибудь сделают...
   -Шшш, не думай о плохом, - Салазар снова присел на кровать и обнял меня за плечи. - Я не позволю, чтобы ты страдала. Я уверен, что с ней всё хорошо, просто она сейчас занята.
   -Надеюсь, - пробормотала я, раз за разом набирая то домашний, то мобильный матери, но мне не отвечали, а когда набрала отчима и так же услышала гудки без ответа, то поняла, что произошло самое страшное. - Метаморфы добрались и до них, - надтреснутым голосом выдавила я.
   -Не обязательно, - мужчина продолжал гнуть свою линию, успокаивающе гладя меня по спине. - Может всё не так страшно. Давай дождёмся, пока проверят дом.
   -Хорошо, - ответила я и вновь уткнулась в плечо Салазара, чувствуя, как мир опять рушится, только в этот раз я теряю не мужа или привычную жизнь, а самого дорогого для меня человека.
   "Убью любого за маму!" - повторяла я, цепляясь за своего спасителя, а потом мимо воли подумала: "Вот так то, всего час назад не знала, как точно относиться к мести Салазара, а сейчас готова на всё, чтобы вернуть мать, или отомстить за неё... Как же порой жизнь иронична и зла!".
  
  
   Глава 21.
  
   "Фух, получилось!" - с удовлетворением подумала я, поняв, что стою в серой комнате, а в нос до сих пор бьёт приторно сладкий аромат роз, с помощью которого врач Салазара вводила меня в нужный сон. "Теперь нужно дождаться его самого, а потом пойдём за документами. Только бы поскорее он появился!".
   "И ещё повезло, что смогла заснуть, несмотря на всю эту нервотрёпку", - я тяжело вздохнула, потому что волнение за маму не оставляло и во сне.
   То, что она проживает с Мюнхене, Салазар посчитал более удобным для нас и предложил ехать к нему в Лион, чтобы оттуда уже вести её поиск, но возникла проблема с моим загранпаспортом, а вернее его отсутствием. Так как все мои документы остались в доме, пришлось за ними идти во сне.
   "Хорошо, что уговорила взять с собой, а то мой спаситель напрочь отказывался меня брать, чтобы я лишний раз не напрягалась. А какое тут напряжение, если просто переместилась и ничего не делаю. Даже пришлось пообещать, что не буду фантазировать или преследовать метаморфов", - стоя на месте, я принялась постукивать ногой по полу.
   Однако минут через десять просто стоять стало скучно. "Наверное, у нас с Салазаром разное время прохождение всех фаз сна. Лука ведь что-то говорил про то, что у меня какая-то аномалия с этим. Вроде общий цикл сна такой же продолжительности как у всех, но фазы проходят быстрее и поэтому у меня такой долгий РЕМ-сон. Получается, я тут минут пятнадцать ещё буду стоять? Хм, так не интересно. Может пройтись по дому и разведать обстановку? Что-то слишком тихо здесь, а ведь день в разгаре", - помявшись немного, я решила так и сделать, поэтому подошла к двери и, выйдя сквозь неё в коридор, пошла к лестнице.
   -Здесь пусто. Роман всё подчистил, - раздался знакомый голос, и я увидела, как вверх по ступенькам взбегает молодой человек, в котором я узнала Архипа, возившего нас на похороны. Хмурясь, он с кем-то разговаривал по телефону. - Да... Вообще никого нет! И следы нападения ликвидированы. Не знаю, то ли он увёз всех выживших, то ли убил. Зацепиться не за что. Надежда на одно - компьютеры в лаборатории. Попробую проверить жёсткие диски. Может он не додумался почистить их и у нас будет хоть какое-то доказательство его вины... Да, если что, сразу наберу.
   Сбросив вызов, он направился в лабораторию, а я следом за ним, гадая, с кем он разговаривал и для чего. "Доказательство вины Романа? Хм, это интересно. Кому нужно подставлять этого урода?... Может Луке? Ведь когда мы ехали на похороны, Лука не побоялся говорить при Архипе о своём боссе и его брате, значит, Архип его метаморф? Или я ошибаюсь?... Лука уехал, не предупредив меня, и отдал Роману. Соответственно он на его стороне... Или же, он не хотел меня оставлять... А может, Луке вообще плевать на меня и оставив, он таким образом пытался на чём-то подловить Романа. Вполне вероятно, что я лишь пешка во всей этой игре... Разменная монета, которой готовы пожертвовать ради других целей", - мыслей на этот счёт имелось много, и я не знала, какая из них верная. "Ладно, попробую понаблюдать за Архипом, пока Салазара нет", - решила я.
   Тем временем метаморф прошёл в лабораторию и, усевшись в одно из кресел, включил компьютеры и принялся быстро пересматривать все папки и файлы, которые там хранились. Для меня нашлось немало интересного, и я бы с огромным интересом пересмотрела все записи в нормальном, а не ускоренном режиме, но парень, похоже, был не удовлетворён увиденным, поэтому минут через десять он снова достал телефон и, набрав номер, недовольно произнёс:
   -Лука, пусто. Кроме наших записей, ничего нет. Роман хорошо подготовился. Нет ни одной улики, что он пытался убить Ирину... Хорошо, я выезжаю в Лион. Может получится перехватить Салазара и узнать судьбу сновиды... Да, буду держать в курсе! Обещаю, если поймаю его, душу вытрясу, но выясню, что он сделал с Ирой... Хорошо, как скажешь, привезу его тебе, чтобы сам занялся.
   Закончив разговор, он выключил компьютеры и вышел из лаборатории, а я окончательно растерялась. "И как всё это понимать? Опять же двусмысленная ситуация. Лука волнуется обо мне, или о том, что нет улик для подстав Романа?... И теперь над Салазаром нависла дополнительная угроза из-за меня... Господи, как же выяснить всё?" - проследовав за Архипом, я подошло к окну и когда он вышел из дома, и сел в машину, топнула ногой, не зная, как поступить.
   -Кто это был? - за спиной раздался голос Салазара, и я вскрикнула от неожиданности, а повернувшись, увидела, как он недобрым взглядом провожает отъезжающую машину.
   -Это Архип... по крайней мере так выглядел метаморф, которого я знала под этим именем, - пояснила я. - Он приходил искать какие-нибудь улики против Романа, босса метаморфов, которого я знала... И боюсь, сейчас он направился на твои поиски, чтобы выяснить мою судьбу.
   -На мои поиски? - Салазар рассмеялся. - Метаморфы, несмотря на возраст порой так наивны... Ну, пусть ищут меня.
   -Тебя это не волнует? - я с недоумением посмотрела на мужчину. - По-моему они настроены решительно. Только вот понять не могу, на что именно. Пока тебя не было, я подслушала разговор, и то ли Лука переживает за меня, то ли просто хочет использовать, чтобы отомстить...
   -Скорее второе. Метаморфы мастера по части пользоваться сновидами, - презрительно ответил он, а потом мягко улыбнулся и добавил: - Но я не дам тебя в обиду. Закончилось время, когда эти ублюдки делали с нами, что хотели.
   -Спасибо... Я так рада, что встретила тебя, - пробормотала я, а затем встрепенулась: - Подожди, а как мы теперь поедем к тебе? Ведь метаморфы знают, где ты живёшь, и могут устроить там засаду. Мне говорили, что твой дом охраняется, но ведь нужно ещё туда как-то попасть.
   -Риша, мой особняк строился чуть больше двухсот лет назад, и поверь, в то время люди знали толк и в строительстве, и возможных опасностях для владельцев домов, - Салазар улыбнулся. - Метаморфы думают, что я живу в одном доме, а на самом деле совсем в другом. Он находится в паре кварталов от основного дома. Из основного особняка ведёт подземный ход, поэтому я в любой момент могу, как незаметно выйти из дома, так и войти в него. А чтобы метаморфы и дальше думали, что я живу в особняке, я раз в день появляюсь там во дворе и маячу у них на глазах. Так что, попасть в дом будет совсем не проблемой.
   -Ого! А я всё думала, как может человек вынести заточение и не покидать дом. А ты оказывается хитрый! - я рассмеялась, но тут же нахмурилась. - Подожди, если мы появимся в доме, они поймут, что где-то есть ход и могут начать искать его. Или же если мы не появимся, могут напасть, чтобы попробовать забрать браслеты. Там охрана в доме хорошая?
   -Браслеты они не полезут забирать, потому что знают о системе безопасности, - ответил он и, подмигнув мне, добавил: - Да и браслетов в том доме давно нет. Там копии, а настоящие браслеты давно спрятаны в другом месте. Так что не волнуйся. Пошли лучше за документами. Показывай, куда ты их положила.
   -Да, пошли. Я всё время забываю, что у тебя РЕМ-фаза десять минут, поэтому лучше поторопиться, - согласилась я и, отойдя от окна, направилась к лестнице.
   На третьем этаже я зашла в свою спальню и, осмотрев её, тяжело вздохнула. "Тут моя жизнь как не раз ломалась, так и давалась надежда на лучшее... Сначала я узнала про метаморфов и кто я на самом деле, потом переживала смерть мужа и ужасные похороны, а затем и много думала о Луке, не зная, как относиться к его чувствам... Здесь было и плохое и хорошее... Но как всё началось плохо, так и заканчивается. Теперь я бегу отсюда. Хорошо хоть, что не успела перенести все свои вещи в спальню Луки. Там было бы тяжелее на всё смотреть".
   -Документы в шкафу, - пробормотала я, указав на него. - На третьей полке, в дальнем правом углу, под футболками.
   -Хорошо, - Салазар сразу двинулся к шкафу и, открыв его, начал выбрасывать оттуда одежду, а я встала рядом, наблюдая за ним.
   -Хм, ты делаешь это без проблем, а у меня не получается вот так просто взять нужную вещь. Всё время приходится что-то выдумывать, - с огорчением сказала я. - То ветерком подуть, то магнит представить, то водой смыть предмет, или же приходится выдумывать клей и мазать им руку... Хотя последнее я ещё не пробовала...
   -Это у меня уже в крови, да и годы тренировок помогли. Просто умею сосредоточиться, - он улыбнулся. - Да и вариантов действий в такой ситуации несколько. Я мог бы не открывать шкаф, а проникнуть в него и там отодвигать вещи, но в таком случаи всегда можно захватить и лишний предмет, а при материализации его в другом месте, это лишнее напряжение.
   -Понятно, - посмотрев на кучу одежды на полу, а потом в шкаф, я с недовольством подумала, что много любимых вещей оставляю здесь.
   -Слушай, а ты только с использованием запахов можешь попадать в нужные места? - продолжая искать паспорт, поинтересовался Салазар.
   -Да, - я кивнула. - Мне пару раз пробовали не давать ароматизатор, и я оказывалась чёрте где. Наверное, я какая-то неправильная сновида, раз не могу оказываться в нужных местах, и не могу просто так взять нужную вещь.
   -Думаю, дело в другом, ты всё же была пассивной сновидой, и новые способности открылись только после аварии, а это тоже немаловажный фактор, что не родилась такой. Но всё равно хорошо, что хотя бы при помощи стимуляторов можешь перемещаться в нужные места... О, а вот и документы!
   -Да, они, - заглянув в шкаф, ответила я.
   -Тогда всё, можно уходить. Готова? - Салазар внимательно посмотрел на меня, и я растерялась.
   -А как уходить? Меня всегда будили...
   -Просто представь комнату, где осталось твоё тело и прыгай туда.
   -Хорошо, попробую.
   Закрыв глаза, я попыталась восстановить в памяти тот дом, которую Салазар снял перед тем, как отбить меня, но он был казённым и безликой и не за что было зацепиться, чтобы вернуться назад.
   -Не могу, - жалобно пробормотала я, открыв глаза и поняв, что стою в своей бывшей спальне.
   -Ладно, стой здесь, а я прыгну к телу. Если не я тебя разбужу, так РЕМ-фаза закончится. Во сне тебе ничего не грозит.
   -Угу. Лучше действительно уходи с документами, а то мало ли кто вернётся, - сказала я. - Подожду или окончания РЕМ-фазы, или пока разбудишь.
   -Риша, только у меня к тебе просьба - ничего не делай, и никуда не лезь, - серьёзно посмотрев на меня, сказал Салазар.
   -Хорошо, - я проникновенно посмотрела на него, хотя в голове уже созрел план, как сделать вылазку вдвойне полезной и забрать не только документы.
   -Тогда я пошёл, - произнёс он и, взяв документы, растворился вместе с ними.
   Как только он исчез, я бросилась к двери и вышла в коридор, а там, остановившись у дверей спальни Луки, секунду помедлила. "Хоть и не хочу сюда заходить, а нужно. Без парика не очень хочется показываться людям на глаза. Как раз и опробую новый способ брать предметы. Главное, не ударяться в воспоминания, а сосредоточиться на деле", - скомандовала я себе и, прошмыгнув в спальню Луки, направилась к небольшому столику у окна.
   Парик висел на специальной подставке, и я попыталась сконцентрироваться на том, чтобы взять его, как вспомнила, что не вешала его сюда. "В последний раз его с меня стягивали в лаборатории, перед тем, как погрузить в сон и отдать Салазару на растерзание... Почему его не оставили в лаборатории, а принесли в спальню и одели на подставку?... Хм, получается, кто-то очень хотел создать видимость обыкновенной жизни? Кто? Роман? А для кого? Совета? Вряд ли они бы стали таким интересоваться. Получается для Луки? Тогда зачем его обманывать, если он по своей воле меня оставил?... Выходит, не по своей?... Ох, да что же такое! Ничего не понимаю!" - я всё больше запутывалась.
   "Ладно, не время сейчас об этом думать! Нужно брать парик, потому что РЕМ-фаза вот-вот закончится".
   Сосредоточившись, я представила себе тюбик клея, а когда он появился, намазала ладонь и поднесла её к парику. "Надеюсь, что получится. Иначе, если парик не прилипнет, не знаю, как по-другому его взять", - пронеслось в голове, и я задержала дыхание. А уже через секунду улыбнулась, почувствовав прикосновение волос к руке, и крепко сжала ладонь. "Есть! Получилось!" - радостно подумала я и в этот момент дверь за моей спиной распахнулась и я вновь услышала голос Архипа.
   -Где её документы искать-то? - озабоченно спросил он, а потом осёкся и ошеломлённо вскрикнул, когда я резко развернулась: - Ира?... Лука, она здесь! То есть не она, а её мираж!
   "Боже, что сделать?" - я испуганно оглянулась по сторонам, понимая, что схватив парик, проявилась в комнате. "Нужно немедленно или прыгать, или отпускать парик!" - поняла я и зажмурилась, представляя съёмный дом, но из-за страха не могла сконцентрироваться.
   "Значит, необходимо избавиться от парика, чтобы снова стать невидимой!" - я принялась энергично трясти рукой, чтобы парик отклеился, но ничего не получалось. "Да что же такое, а!? Представила себе клей, молодец!... Блин, да отклеивайся ты!".
   Сердце уже настолько сильно билось, что его стук гулко отдавался в ушах, и перед глазами всё поплыло, а Архип тем временем произнёс:
   -Включаю громкую связь! - и через секунду я услышала встревоженный голос Луки: - Ириша, ты жива! Слава Богу! Значит, Салазар тебя не убил! Мне многое нужно тебе сказать...
   Дослушать я не успела, потому что комната начала расплываться, а потом исчезла и, я ощутила, как кто-то меня тормошит.
   -Риша! Да просыпайся же! - обеспокоенно говорил Салазар, а когда я открыла глаза, с осуждением добавил: - Ты с ума сошла! Зачем ты притащила парик! Просил ведь не напрягаться и ждать меня спокойно!
   -У неё пульс зашкаливает, - приложив мне палец к запястью, холодно произнесла Мари, врач Салазара.
   -Нельзя тебе носить предметы из снов, пока не восстановишься! - мужчина похоже начал злиться.
   -Это от сстраха... Ппарик, ерунда, - запинаясь, ответила я. - Просто когда я его брала, вернулся тот метаморф Архип и похоже, за моими документами... А я как раз взяла парик и испугалась, когда поняла, что не могу его бросить и переместиться... Это от страха пульс такой, а не от переноса.
   -Вот же везде найдёшь себе приключение, - Салазар смягчился и присев на край кровати, забрал у меня парик, который я до сих пор сжимала, а после сказал: - Запомни, бояться нечего. Во сне тебе может причинить вред только другой сновида. А люди, максимум, что могут сделать, отобрать предмет. Ты же лишь в виде призрака проявляешься. Мираж, который и поймать-то нельзя.
   -Ох, буду знать, - выдохнула я, стараясь успокоиться и унять сердцебиение. - Растерялась от неожиданности, вот и испугалась.
   -Во снах тебе просто необходимо привыкнуть мыслить по-другому, а не как обыкновенный человек, - он улыбнулся и уже добродушно добавил: - Ну что, документы у нас, а значит, можно вылетать в Лион.
   -Угу, - я кивнула, садясь в кровати, но мысли были далеко от Франции и перелёта.
   "Интересно, а что хотел сказать Лука? Голос у него был встревоженный, но вместе с этим ощущалось облегчение, что я жива... Неужели на самом деле волнуется о моей судьбе? Тогда за что именно волнуется? За то, что я свидетель безжалостных действий Романа и могу помочь его наказать, или как за любимую женщину?" - я тяжело вздохнула, в очередной раз не зная, что думать.
  
  
   Глава 22.
  
   Сидя в салоне небольшого арендованного самолёта, я наблюдала за Мари. Вообще-то нас здесь было шестнадцать человек, но та группа крепких мужчин, что помогала отбить меня, пройдя в салон и разместившись в креслах, сразу заснула. А вот врач сейчас массажировала плечи Салазара, прося его расслабиться, и делала вид, что меня здесь нет.
   "Почему-то она сразу восприняла меня в штыки, хотя я ничего плохого ей не делала", - с обидой подумала я. "Такое впечатление, что она меня еле терпит, а ведь мы могли бы подружиться. На вид её лет двадцать семь - двадцать восемь, красивая шатенка с изумительной фигурой, со вкусом и явно хорошо образована... Но при виде меня лицо аж искажается от ненависти".
   Вспомнив, как мы собирались, я поморщилась. Салазар забрал меня из дома Луки в майке и шортах, поэтому перед выездом в аэропорт попросил Мари одолжить мне одежду, благо, что мы оказались одной комплекции. А она сразу одарила меня недовольным взглядом и, достав из чемодана джинсы и свитер, даже не потрудилась отдать мне их в руки, а просто кинула, как бродячей собаке кость.
   "Да и потом вела себя не лучше. Пока ехали в машине, всё время кривилась, сверля меня взглядом... Она что, недовольна, что Салазар меня спас? А какое ей до этого дело? Она же врач, а не сновида...".
   -Мари, спасибо. Я уже хорошо себя чувствую и полностью восстановился, - мягко произнёс Салазар на французском. - Лучше помоги Рише расслабиться. После всего случившегося, ей больше твоя помощь нужна, чем мне.
   -Не буду я ей помогать, - тоже по-французски процедила она. - Эта гадина чуть не убила тебя, кидая в разные реальности. А потом ты напрягался, чтобы спасти её из дома, а она ещё и не слушает тебя. Нечего было тащить этот идиотский парик. Он её всё равно красивее не делает. Сама пусть набирается сил, как хочет...
   -Мари! - Салазар строго посмотрел на неё. - А уже тебе объяснял, что Риша друг моего детства и не стоит к ней относиться, как к врагу...
   -Мне плевать кто она, - перебила Мари, бросив на меня презрительный взгляд. - Я ей не доверяю. Не нравится она мне.
   -Мари, мне жаль, что я вам не нравлюсь, - спокойно произнесла я, чтобы сразу дать понять, что тоже говорю по-французски. - И вдвойне жаль, что вы не доверяете мне, но я на самом деле вам не враг.
   -Ооо, ты владеешь языками? - Салазар улыбнулся.
   -Да, тремя. Мама у меня лингвист и с детства учила и французскому, и немецкому, и английскому, - ответила я и тоже улыбнулась в ответ, но тут же испугано вжалась в кресло, когда Мари двинулась ко мне, с ненависть произнося:
   -Ты не враг? Ты чуть не убила Салазара! Знаешь, каким он вернулся из сна?! Полностью обессилившим! Он даже стоять нормально не мог! А потом ещё и кинулся в другую страну, чтобы вытащить тебя! И снова подвергал себя опасности!
   -Я же просто защищалась, - пробормотала я. - Не хотела, чтобы меня убили, и не знала каков Салазар на самом деле...
   -Не путалась бы с метаморфами, не получала бы проблем! - выкрикнула она и я прищурилась, ощущая злость.
   "Да кто она такая, чтобы меня обсуждать!" - подумала я и только собралась озвучить эту мысль, как Салазар холодно вставил:
   -Мари, сядь и успокойся. Наши отношения с Ришей мы сами выясним. И я тебя уже не единожды просил за последние сутки, чтобы ты не вмешивалась в мои дела. Ты мой врач, вот и занимайся моим самочувствием.
   -Вот именно, что врач! - бросила она, а потом развернулась и побежала в хвост самолёта, в туалетную кабинку.
   -Прости её. Мари на самом деле хорошая и доброжелательная, но очень темперамента, и любого, кто мне причинил хоть какой-то вред, готова стереть в порошок. Пройдёт немного времени, и она привыкнет к тебе, - произнёс Салазар, проводив врача взглядом. - А сейчас ей нелегко. Все, кто общался с метаморфами, для неё враги.
   -Метаморфы и с ней когда-то плохо обошлись? - спросила я, понимая, что такая ненависть не может появиться на пустом месте.
   -Нет, она с метаморфами лично не сталкивалась, - с грустью ответил он. - Дело в Мии. Они были лучшими подругами... Ты, наверное, знаешь, что когда-то мои предки жили в России и перед революцией уехали...
   -Да, мне говорили, - подтвердила я. - Даже сказали, что ты принадлежишь к какому-то аристократичному роду.
   -Верно, - он кивнул. - Но это уже детали... Так вот, уехавшие когда-то эмигранты давно образовали что-то вроде благотворительной организации, где собирались такие же, как они. Там давали кров тем, кто остался без денег, помогали встать на ноги, снабжали всем необходимым на первое время и прочее. Позже эта организация стало клубом, где собирались эмигранты и их отпрыски, и существует он до сих пор. А так как мои предки являлись одними из основателей, то Миа продолжала там часто появляться. И вот однажды там она и повстречала Мари. Та приехала в Лион, чтобы побывать на могиле своего прадеда и появилась в клубе, где рассказала о себе. Оказалась, что её прабабка помнила о нашей организации и рассказывала своим внукам, что только благодаря этому выжила. Позже она уехала в Париж, оттуда её дети уехали в Америку, а уже их дети по работе оказались на Востоке, но продолжали помнить свои корни. Кстати, поэтому Мари так хорошо говорит по-русски... Впрочем, это неважно. В общем, Мари с Мией познакомились и сдружились, и это оказалось как нельзя кстати. Я однажды сильно напрягся во сне и наверняка бы умер, если не помощь Мари. Оказалось, что она дипломированный врач, да ещё увлекающийся восточной медициной и нетрадиционными способами лечения, благодаря которым меня и вытащила с того света. Естественно, поняв, что её умения нам помогут, мы рассказали ей, кем являемся и предложили работу, на которую она с удовольствием согласилась. А спустя четыре месяца Миа погибла, и это сильно ударило не только по мне, но и по Мари, потому что та любила её и была предана. С тех пор Мари ненавидит метаморфов и всех, кто им пытается помогать. А ты пока входишь в число таких людей... Правда, так она ещё себя не вела. Обычно Мари холодна, а с тобой... - договаривать он не стал, а лишь тяжело вздохнул.
   -Понятно, - ответила я, как раз в тот момент, когда врач снова появилась в салоне.
   Скользнув по ней взглядом, я отвернулась, чтобы лишний раз не нервировать её и тут меня пронзила другая мысль, потому что я успела заметить брошенный на Салазара взгляд. В нём было масса чувств и эмоций - и тоска, и как будто страх, что она теряет самого дорогого ей человека, и боль, и капелька надежды, и нежность.
   "Да она любит его! Отсюда и ненависть, что я чуть не убила Салазара во сне!... Или тут что-то большее?" - я принялась осторожно наблюдать за молодой женщиной и, увидев, как она тоже покосилась на меня, покраснела, прочитав во взгляде ещё и ревность. "Так смотрят на соперниц, которые протянули руки к тому, что женщина считает своим", - поняла я. "Выходит, она боится, что Салазар проявит ко мне интерес как к женщине, а не только как к сновиде и другу детства?... Ого! Она вообще в своём уме? Нашла к кому ревновать! Видела же меня и без парика, и в одной майке с шортами. С моими тремя перьями на голове, шрамами и рубцами, такой мужчина, как Салазар и не светит... Хотя должна признать, что и сама бы ревновала его к другим, будь он моим. В реальности он ещё более симпатичный, чем на фотографии, а уж глаза-то какие голубые", - я оценивающе посмотрела на своего спасителя, а потом снова на врача и лишний раз убедилась, что та к нему питает чувства, потому что, увидев мой взгляд, она зло прищурилась и поджала губы. "Похоже, ждут меня нелёгкие времена с этой Мари", - констатировала я и отвернулась к иллюминатору, не зная, то ли радоваться, что во мне, несмотря на увечья, всё же видят соперницу, то ли плакать от понимания, что теперь придётся как-то мириться с ревнивой женщиной.
  
   ********** ********** ********** ********** ********** ********** **********
   В большом, изыскано отделанном кабине, находились двое мужчин. Сидя в кресле, Лука вертел в руках телефон и задумчиво смотрел в сторону окна, а второй мужчина, сидящий напротив, насупившись, наблюдал за ним.
   -Ну и что теперь планируешь делать? - наконец спросил он. - Сбор Совета через два часа, а у тебя пусто. Ни сновиды, ни браслетов, ни доказательств вины Романа. Максимум что ты можешь - заявить протест на то, что он попытался подменить тебя собой. Скифос разозлится, что Совет срочно собрали по такой малозначительной причине.
   -Будь мы простыми морфами, да, сбор Совета был бы ошибкой, - произнёс Лука. - Но Роман глава нашей общины, я его правая рука и соответственно заявить протест я могу только Совету, потому что внутри общины наш вопрос не разберёшь. Как причина для сбора - это подойдёт.
   -Но чтобы заявить протест, необходимо сновиду объявить своей женщиной. Ты готов к этому? Ведь тогда тот же Роман или Бреслав попытаются использовать это как дополнительный рычаг давления. Да и ситуацию это всё равно не спасёт. Тебя просто снимут с поста, и мы вообще останемся ни с чем, - мужчина с недовольством посмотрел на Луку. - Ты понимаешь, что этим пустишь коту под хвост девяносто восемь лет нашей работы? Роман убирал всех конкурентов, и ты единственный, кто продержался почти весь срок в его помощниках. Да при этом он не знал, кто ты. Больше такого шанса нам больше не представится, а мы обязаны отомстить за отца. Если сейчас мы хоть что-нибудь не предпримем, Роман останется на следующий срок и продолжит держаться за власть. Бреслав уж постарается, чтобы его сыночек как можно дольше оставался главой чуть ли не самой большой общины в мире. А потом ведь может вообще постараться протолкнуть его в Совет, и эта парочка будет править ещё не одно столетие, только уже всеми морфами.
   -Я всё понимаю, но Роман уже мне не доверяет, поэтому так поступил со сновидой. Заявлю я на неё свои права или нет, роли не играет. Ирина уже рычаг давления на меня, и они это знают. Как только я созвал Совет, это стало понятно, - Лука поднялся и, подойдя к окну, замер возле него. - Ира ключ ко всему. Она может вырыть могилу Роману, как только всё расскажет. Тут ведь ясно, как божий день, что Роман действовал сугубо в своих интересах, предпочтя их интересам всех морфов вообще, а такое Совет не прощает. Как глава общины, он обязан заботиться об общем благе, а сновида, которая могла принести браслеты и есть общее благо...
   -Но мы не знаем, как Роман поступал со сновидой, - вставил мужчина. - Доказательств нет, что он пытался её убить или как-то по-другому причинить вред.
   -Да, у нас доказательств нет, но если Ира всё расскажет, этого будет достаточно.
   -Так может она и сама ничего не знает. Ты этого не допускаешь? Может Роман использовал её в тёмную и сновида считает, что это был ты.
   -Миляй, то, что Иру отбивал лично Салазар, уже говорит о многом. Как-то ведь он узнал о новой сновиде, - Лука нахмурился. - Думаю, Роман слил информацию об Ирине, когда понял, что ничего не добьётся. Вероятно, она раскусила его уловку с превращением в меня.
   -Это кстати тоже странно! С чего вдруг Салазар бросился её отбивать, а не убил?
   -Не знаю, но очень хочу это выяснить... Вообще всё как-то странно складывается. Я надеялся на одно, а тут вышло такое...
   -А ещё твоя сновида может думать чёрте что о тебе. Роман мог наговорить что угодно. Смотри, чтобы она не пожаловала к тебе и не убила.
   -Знаю, - Лука тяжело вздохнул и, отойдя от окна, принялся мерять шагами кабинет. - Допускаю и такой вариант. Раз Архип застукал её в моём доме, значит, она может свободно перемещаться. Но это одновременно и радует. Я хоть узнал, что Ирины жива. Это для меня самое главное.
   Оба мужчины задумались, и тишина длилась минут десять, а потом Миляй снова заговорил:
   -Так что всё-таки с Советом будешь делать? Заявишь протест, тебя снимут с поста, а дальше?
   -Попытаюсь встретиться с Ирой и объяснить ей происходящее. Надеюсь, всё узнав, она встанет на нашу сторону и согласится рассказать о случившемся. Только с её помощью мы может убрать Романа. Пришло время действовать в открытую, - вкрадчиво произнёс Лука. - Забрав у меня Иру, Роман объявил войну и теперь пожалеет об этом. Не хотел бескровно отдавать власть, так теперь я утоплю его в крови, как когда-то Бреслав утопил в крови нашего отца.
   -Но ты же понимаешь, что Роман не будет сидеть сложа руки. То, что за сновидой пришёл Салазар не на шутку его встревожило. Его дом могут взять чуть ли не в тройное кольцо, если уже не взяли. Роман очень хочет выяснить, что со сновидой. Ведь ты и сам думал, что Салазар забрал Иру, чтобы что-нибудь выпытать, а потом лично убить. И Роман сейчас на это надеется. А как только ты отправишься на встречу с ней, он поймёт, что она выжила. Да и сама встреча под большим вопросом. Мы не знаем, какую информацию преподнесли сновиде. Тут дело не только в Романе. Салазар тоже молчать не станет, и это ещё больше может настроить Ирину против всех нас, - обеспокоенно сказал Миляй. - Например, она может взяться планомерно уничтожать всех, кого знала. В такой ситуации Роман может пойти на что угодно, чтобы убить и девушку, и Салазара. Он предпочтёт взорвать дом и таким образом уничтожить и обоих сновид, и браслеты, чем потерять власть. Да и не забывай, что он сейчас зол за смерть брата. Возможно даже, что на сегодняшнем Совете он потребует решить вопрос с Салазаром. Раньше-то у нас не было прямых свидетельств его вины в смертях морфов, а сейчас на руках могут быть съёмки с камер наблюдения, где видно нападение на дом и лица боевиков во главе с этим ненормальным Салазаром. Представляешь, если Совет официально санкционирует штурм дома? Мы даже потом не сможем Романа обвинить в противоправных действиях.
   -Совет не даст на это разрешение, - уверенно ответил Лука. - Салазар покинул дом, и штурмовать его бесполезно. Сработает система защиты и браслеты уничтожатся, а на это никто не пойдёт. Да и Роман не станет уничтожать дом без Салазара. В этом нет смысла. Он кинется его искать, а моя задача - не дать поймать и Салазара, и Ирину.
   -Да, верно, но вот тут меня как раз кое-что беспокоит, - озабоченно произнёс Миляй. - Как Салазар покинул дом, чтобы приехать в Россию? Он выехал с большим отрядом, и никто этого не заметил. Получается, из дома есть выход, о котором мы не знаем. И Салазар, в качестве издёвки над нами, может так же появится в доме, как покинул его и показаться на глаза морфам Романа. Тогда тот отдаст приказ или на штурм, или на полное уничтожение и плевать ему на браслеты.
   -Да и такое может быть, - процедил Лука и зло сжал кулаки. - Значит, мне необходимо собрать своих морфов на случай, если Роман решится действовать и поставить их наблюдать за домом, а в случае чего и помешать Роману.
   -Помешать они могут, если Совет не даст разрешения на штурм. А если даст, ты автоматически перейдёшь в разряд нарушителей, и последствия будут плачевны.
   -Значит, я обязан не дать Совету выдать такое разрешение, - твёрдо ответил метаморф. - Предложу свою помощь в улаживании конфликта. Ира, как союзница Салазара может мне в этом помочь. Совет обязательно ухватится за возможность договориться. То, что я объявлю её своей, тоже во многом поможет.
   -Ладно, тогда другой вопрос - как ты встретишься с самой Ирой? И будет ли она говорить с тобой, если вы встретитесь?
   -Будет. У меня её мать...
   -Да? Ну ты жук, и это предусмотрел? Молодец, - Миляй расплылся в довольной улыбке. - Если так, то да, сновида на что хочешь пойдёт, чтобы освободить её. Даже можно заставить её говорить всё, что нам нужно...
   -Этого не будет, - Лука холодно посмотрел на брата. - Я отдам Ирине мать без всяких условий. До шантажа опускать не желаю. Нашим отношениям это не добавит доверия. Хватит и того, что многое ей не договаривал и сейчас это встанет между нами.
   -Это глупо, - недовольно ответил он. - Она может попросить бойцов Салазара забрать мать, и вы не встретитесь.
   -Миляй, я знаю Ирину. Она обязательно захочет со мной поговорить. Если не сразу, так после. Она не из тех, кто чуть что обрубает все концы. Я уже думал над этим и решил, как поступить. Напишу ей письмо и передам с матерью.
   -Ладно, возможно она встретиться с тобой, - согласился метаморф. - Тогда главный вопрос - если сновиды пустятся в бега, как их найти. Это будет самой большой проблемой.
   -Как раз это и не проблема, - Лука улыбнулся. - Когда выплыла вся правда о нас, я не сказал Роману, что у Иры есть ящик на электронной почте. О нём никто, кроме меня не знает, а значит, отслеживать не станут. Я попрошу её мать написать письмо и договориться о встрече. Думаю, где бы Ирина ни оказалась, она озаботится безопасностью матери, а узнав, что та пропала, примется её искать или ждать хоть каких-нибудь вестей, а значит, будет заглядывать и на почту. Письмо со знакомого адреса она точно прочтёт.
   -Может и не поверить, что это мать вышла на связь...
   -Она точно в это не поверит сначала, поэтому захочет проверить, и мы дадим ей такую возможность. Так что в любом случае мы найдём Иришу, где бы она ни была, - Лука с нежностью произнёс имя сновиды, и Миляй не упустил это из вида.
   -Послушай, я вижу, что тебя чем-то зацепила эта сновида, - нерешительно произнёс он, а потом кашлянул и более уверенно добавил: - Допустим, вы встретись, поговорите, она поверит тебе и поможет убрать Романа, а дальше?... Ты же понимаешь, что это ненадолго. Четыре-пять, максимум шесть образов и всё, чувства уйдут. Что потом будешь делать? Салазар наверняка уже рассказал историю своей сестры, и ты не сможешь обмануть девушку, передав её другому заинтересованному морфу. Будешь претворяться?
   -Ты не хуже меня знаешь, что есть способ обойти потерю чувств, - сдержанно ответил Лука.
   -Что?! - мужчина с изумлением посмотрел на брата. - Ты пойдёшь ради неё на это? Думаешь, выдержишь? Не захочешь хоть раз использовать свои способности?
   -Выдержу...
   -Стоп, а как же работа? Если получится убрать Романа, ты станешь главой общины, значит, будешь обязан многое контролировать и здесь уже не обойтись...
   -Обойдусь, - холодно прервал Лука.
   Миляй замолчал, пристально вглядываясь в лицо брата, а затем сдержанно обронил:
   -Она же человек. Ты хоть понимаешь, на что обрекаешь себя? Без смен тебя затянут чувства и когда она умрёт, ты не сможешь жить. А их срок жизни очень недолог...
   -И со сроком жизни есть варианты, - невозмутимо ответил он. - Я уже высчитал, что если Ира будет рожать мне детей хотя бы каждые двадцать-тридцать лет, то проживёт лет до четырёхсот, а то и пятисот...
   -Детей? Ты точно идиот! - не выдержав, закричал Миляй и вскочил из кресла. - Ты хоть понимаешь, что это значит для тебя? Она сновида и всегда будет на виду! Её и детей от тебя, не спрячешь! Ты не сможешь поступить так, как делал наш отец! Все будут знать, что они твои отпрыски и это повлечёт для тебя последствия!
   -Не кричи, - презрительно процедил Лука. - Последствия будут лишь в одном случае - если я пожелаю и дальше карабкаться по иерархической лестнице, а мне это не особо интересно. Я давно не желторотый юнец, жаждущий власти и самоутверждения. Да и никогда не был им. И я достаточно прожил, чтобы понять - помимо власти есть и более важные вещи. Ты не хуже меня знаешь, что во всю эту борьбу с Романом и Бреславом я ввязался только по одной причине - чтобы отомстить за смерть отца, и вообще не горел желанием бороться за место главы общины. Имелся бы другой способ наказать Романа и его папашу, использовал бы его.
   -Я иногда сомневаюсь, что у нас один отец, - сухо заявил Миляй, но потом вздохнул и уже снисходительно добавил: - Ладно, это твоё личное дело, как испортить себе жизнь. Главное, достать Романа.
   -И мы это сделаем, - пообещал Лука и бросил взгляд на часы. - Всё, пора разъезжаться. Я выхожу первым, чтобы отвлечь на себя слежку.
   -Хорошо. Встретимся на Совете и удачи тебе там, - бросил Миляй, и снова опустившись в кресло, проводил брата недовольным взглядом.
  
  
   Глава 23.
  
   Оба дома Салазара мне понравились. Они находились в одном из предместьев Леона, в спокойном, зажиточном районе и располагались на больших участках. Построенные ещё в девятнадцатом веке, они имели присущую тому времени архитектуру и интерьер. Поэтому, бродя по комнатам, я чувствовала себя путешественницей во времени. И мне это определённо нравилось. В этих особняках чувствовалась душа, они как будто сами жили своей жизнью и в отличие от дома Луки были какими-то уютными и тёплыми. Здесь каждая деталь, казалась, дышит историей и любовью, потому что подбиралась для жизни и удобства, а не для показной роскоши.
   Один из особняков, тот, который метаморфы считали резиденцией Салазара, был трёхэтажным, а тот, где он проводил большую часть времени - двухэтажной, но оба были привлекательны по-своему.
   Прилетев в Лион, мы приехали в дом, о котором возможные преследователи не знали, а поев и осмотрев его, направились через подземный ход в основной особняк, чтобы разведать обстановку и понять, как метаморфы отреагировали на моё похищение.
   -Ну, как тебе здесь? - Салазар улыбнулся, видя, как я с открытым ртом рассматриваю сводчатый потолок большой комнаты, украшенный красивыми фресками и позолотой.
   -И это ты называешь своей лабораторией? - изумлённо спросила я. - Здесь приёмы нужно устраивать, светские рауты или какие-нибудь литературные вечера с чтением стихов. Атмосфера комнаты идеально подходит для этого, а не для оборудования.
   Оглянувшись по сторонам, я вздохнула, потому что в комнате, отделанной дорогими породами дерева, с таким потолком, картинами на стенах, большими французскими окнами - небольшая софа, стол с компьютером и оборудование, как в лаборатории Луки, смотрелись нелепо и чуждо.
   -Даже как-то сразу хочется надеть на себя платье с корсетом и кучей оборочек, шляпку с цветами и чинно прогуливаться по коридорам, ведя беседы о возвышенном, - добавила я.
   -Некоторым всё бы гулять, - пробормотала Мари.
   -Мари, да что с тобой такое!? - Салазар с досадой посмотрел на неё. - Сколько можно?
   Молодая женщина промолчала, сделав вид, что не понимает ничего, а я нахмурилась. С момента столкновения в самолёте её ещё больше понесло, и теперь она комментировала чуть ли не каждое моё слово. "Да уж, будет непросто с ней договориться", - в очередной раз констатировала я. Но чтобы не заострять на этом внимание спросила о другом у Салазара:
   -Ты говорил, что лучше пока не показываться метаморфам на глаза и не давать понять, что мы приехали. Так может глупо здесь появляться. Вдруг кто-нибудь увидит, что свет включили и поймёт, что мы здесь.
   -Эти окна выходят в сад, а за ним забор. Матаморфы слежку ведут с другой стороны и не видят окна лаборатории, - пояснил Салазар. - Но ты права, лучше отсюда уйти. Дом посмотрела, а остальное потом увидишь. Сейчас вернёмся в малый особняк, а оттуда я уже схожу на разведку и осмотрю окрестности, чтобы понимать взяли ли нас в кольцо и насколько оно плотное.
   -Хорошо, - согласилась я, и ещё раз бегло осмотрев комнату, вышла за мужчиной и врачом.
   Спустившись в подвал, мы прошли через потайную дверь, а там, идя по тоннелю, мой спаситель спросил:
   -Как метаморфы вводили тебя в сон? Ждали, пока сама захочешь спать или использовали музыку мозга?
   -Ты знаешь про музыку мозга? - удивилась я.
   -Конечно, знаю, - ответил он. - Все сновиды про это знают. Это позволяет нам заснуть, когда необходимо или не видеть сны, если пожелаем...
   -Вот сволочи! - с ненавистью процедила я. - А мне метаморфы говорили, что лишь они владеют этой технологией.
   -Этой технологии почти десять лет. Просто людям она не очень нужна и не афишируется. А мы отслеживаем все исследования учёных о сне и сновидениях, и благодаря им расширяем свои возможности, - произнёс Салазар и добавил: - Значит, тебя вводили в сон с помощью музыки мозга. Тогда давай после разведки снимем показатели твоих ритмов и запишем необходимые звуки, чтобы ты могла нормально спать или засыпать по желанию.
   -Хорошо, - я кивнула, поняв в очередной раз, что меня обманывали, и от этого испытала ещё большую злость.
   "Метаморфы ставили на мне эксперименты и специально врали, чтобы я послушно исполняла все их команды. Будь я умнее, посмотрела бы в интернете исследования на эту тему и давно поняла, что меня используют", - недовольство своей глупостью и доверчивостью росло всё больше.
   -А потом я займусь твоим обучением во снах и попробую для начала научить прыгать в чужие сны, - продолжил Салазар. - Попытаемся таким способом отыскать твою мать. Имя есть, а значит, возможно её найти.
   -Может, уже сегодня это сделаем? - умоляюще спросила я. - То, что мама так резко исчезла, мне не нравится.
   -Ну да, давай кинем все силы на поиски твоей мамаши, и плевать, что Салазар за последние двое суток нормально не спал и не успел восстановиться и после твоих забросов, и после твоего спасения, - прошипела Мари, идущая впереди. - Главное ведь твои желания, а не физическое состояние других.
   Услышав это, я покраснела, осознавая, что Салазару действительно нужна хоть небольшая передышка, а он не выдержал и зло прикрикнул:
   -Мари, ещё раз услышу высказывания такого рода, и можешь быть свободна.
   -Я сама решу, когда мне быть свободной, - огрызнулась она, бросив взгляд через плечо. - Я обещала Мии, что буду с тобой и с места не сдвинусь, пока нужна тебе! А я тебе очень нужна...
   -Подождите, не ругайтесь, - вставила я, а потом взяла Салазара за руку и виновато произнесла: - На самом деле, отдохни хоть одну ночь. Я почему-то уверена, что мама в безопасности и можно завтра заняться её поисками.
   Откуда была уверенность я и сама не могла сказать, но точно была убеждена, что маме ничего не грозит. "Будь она у метаморфов, меня сразу бы поставили в известность и шантажировали этим... Или это ещё впереди?" - сердце от такой мысли сжалось, и я постаралась её отогнать. "Сама попробую её отыскать", - решила я.
   В малом особняке мы прошли во вторую лабораторию, которая была чуть меньших размеров, где Салазар сразу улёгся на кушетку, а Мари включила компьютер и выбрала один из файлов в нём, после чего я услышала льющиеся из динамиков знакомые мне звуки, но при этом тональность была другой.
   -Это твоя музыка? - с интересом спросила я, глядя, как Салазар начал зевать.
   -Да, - он кивнул. - Здорово помогает засыпать, когда это необходимо. Через час вернусь, и поработаем с тобой. Надеюсь, к тому времени и ты захочешь спать.
   -Удачи тебе в разведке, - пожелала я, а потом испуганно добавила: - Надеюсь, ты никого там не собираешь убивать?
   -В этом нет смысла, - сонно пробормотал он. - Если начну убивать, метаморфы пришлют других, а то и попробуют уничтожить меня. Да и не желаю пачкать руки в крови тех, кто лишь исполняет приказы.
   "Вот ещё одно доказательство того, что Салазар не такой кровожадный, как мне рассказывали. Будь он тем безжалостным убийцей, убивал бы всех подряд, а он хочет лишь наказать виновных в смерти своей сестры", - подумала я и отошла от кушетки, чтобы не мешать ему.
   Встав возле окна, я посмотрела на часы, чтобы засечь сколько времени ему требуется для прохождения всех фаз сна, а когда спустя час пятнадцать он встал с кушетки, с интересом принялась наблюдать за его движениями.
   Судя по всему, сначала он куда-то шёл по прямой, а потом замедлился и начал петлять на одном месте, как будто кого-то высматривая, после чего снова куда-то направился.
   Глядя на всё это, я испытывала тревогу, потому что сновида хмурился, соответственно увидел что-то для нас не очень хорошее. Да и судя по лицу Мари, хороших новостей не стоило ожидать.
   -Думаешь, что всё не очень хорошо? - спросила я, чтобы завязать разговор и попробовать наладить отношения.
   -Да, видишь, как он насторожен. Значит возле дома больше метаморфов, чем обычно, - нехотя ответила она, не спуская глаз с Салазара, а потом резко бросилась к нему и аккуратно повернула в сторону, чтобы он не столкнулся со стеной.
   -А ты давно с ним?
   -Давно, - отрывисто бросила она, давая понять, что не хочет говорить, но я всё продолжила:
   -И ты всегда вот так ему помогаешь? Во сне оберегаешь, а наяву восстанавливаешь после тяжёлых сновидений? Молодец, - начала хвалить я, но Мари презрительно меня прервала:
   -Только не надейся, что я и тебе буду помогать. Ты хоть лоб себе расшиби, я пальцем не шелохну.
   -Лоб во сне ещё ни разу не расшибала, - ответила я, испытывая недовольство от такого тона, а потом напрямую сказала: - Мари, я хочу с тобой подружиться...
   -А я этого не хочу, - пренебрежительно отрезала она. - Пожалуй, ради Салазара буду молчать, но это не значит, что мне нравится твоё присутствие.
   -И на том спасибо, а то ведь и я могла бы кое-какие действия предпринять, - бросила я и ответила ей холодным взглядом, когда она зло прищурилась, глядя мне в глаза. - Да-да, и не смотри на меня так. Я с тобой ругаться не хочу, но и не стану терпеть презрительный тон или высокомерие. Не хочешь со мной общаться, не надо, хотя я могла бы помочь тебе. Думаешь, я не понимаю, почему ты так ведёшь себя? Салазара считаешь своим и давно его любишь, а во мне видишь соперницу...
   -В тебе? - она смерила меня снисходительным взглядом и рассмеялась. - Ты в зеркало себя видела? Да к тебе ни один мужчина не подойдёт по доброй воле...
   -Всё ясно, - сухо прервала я. - Можешь дальше не трудиться продолжать. Твоя позиция и чувства предельно понятны.
   Сказав это, я развернулась к окну и только после этого позволила себе вздохнуть, украдкой вытирая слезинку, потому что последние слова Мари больно ударили в сердце. "Да уж, по доброй воле ко мне, наверное, уже никто не подойдёт. А ведь три дня назад я думала, что всё же нашла того, кто готов принять меня любой".
   До возвращения Салазара из сна мы больше не проронили ни слова, а потом стало не этого.
   Сев и встряхнув головой, и продолжая хмуриться, он произнёс:
   -Странное что-то происходит. Число метаморфов вокруг дома возросло раза в четыре, но вот что непонятно - их как будто две группы. Одна наблюдает за домом, а вторая скрыто присматривает за ними. Не случалось ещё такого. Метаморфы всегда идут на дело сплошным фронтом, а здесь... Неужели и в их общинах началось разделение?... Вот бы это выяснить. Знал бы хоть одно родовое имя высокопоставленного метаморфа, обязательно бы попробовал всё выяснить.
   -Что? Родовое имя? А что это такое? - спросила я.
   -Это что-то вроде фамилии у них. Я уже говорил тебе, что нам нужно или внешность знать, или точное местоположения, или имя. Но они его скрывают, а с внешностью вообще не вариант, - с досадой ответил он. - Кстати, а тот метаморф, который тебя нашёл, не называл своё имя?
   -Его звали Лука, - быстро ответила я.
   -Это просто имя. Его мало. Больше он ничего не говорил?
   -Нет, - с сожалением пробормотала я, осознав, что на самом деле практически ничего не знаю о том, кого неосторожно пустила в своё сердце.
   -Ну конечно, сновидам они такие вещи тем более не рассказывают, - бросил Салазар, а потом встал с кушетки. - Ладно, посмотрим, что будет дальше. Пока придерживаемся разработанного плана. Живём в этом доме, чтобы нас не вычислили. Пытаемся выяснить, где твоя мать сами и заодно ждём результатов от посланных на поиски людей, и параллельно занимаемся твоими способностями. А прямо сейчас снимем электроэнцефалограмму твоего мозга, чтобы потом перевести её в музыку. Готова поспать?
   -Да, наверное, - неуверенно ответила я. - Попробую заснуть, раз нужно.
   -Снимай тогда парик и верхнюю одежду. Заодно проверим твой мышечный тонус, чтобы понять, что с тобой происходит во сне.
   "Эх, и опять всё, как у метаморфов - датчики, опыты, проверка способностей", - подумала я и принялась раздеваться. "Но, по крайней мере, здесь это требуется, чтобы помочь мне, а не использовать вслепую".
   Когда вся верхняя одежда была снята, я стянула парик и замерла, давая возможность Салазару закрепить на мне датчики.
   -Риша, а можно вопрос? - нерешительно спросил он.
   -Можно, - я вздохнула, приблизительно понимая, о чём он спросит.
   -А почему ты не избавишься от шрамов, и с волосами не решишь проблему? - тихо поинтересовался он. - Ведь ты молодая, красивая девушка, а эти шрамы... В общем, не красят тебя.
   -Денег не было на это, - отрывисто сказала я. - А потом Лука просил подождать. Да и опыты всё время ставили.
   -Ну конечно, как всегда на первом месте их интересы, - недовольно процедил он, а потом улыбнулся. - Но ничего, теперь ты можешь решить эти проблемы. Завтра же съездим в косметический центр и запишем тебя на осмотр, а потом и пройдёшь все необходимые процедуры.
   -Спасибо, но не надо, - стеснительно пробормотала я.
   -Волнуешь за деньги? Даже не думай, - мягко попросил он. - Поверь, у меня их более чем достаточно. Когда есть возможность проникнуть на любую встречу или совещание, и узнать информацию раньше, чем все остальные, можно столько зарабатывать, что и за три жизни не потратишь. Так что отказов не принимается, - он шутливо подмигнул мне и, закрепив последний датчик, отошёл, а я направилась к кушетке, чувствуя на себе взгляд Мари, полный ненависти.
   "Да уж, её не радует, что Салазар готов оплатить мои процедуры. Шрамы и рубцы дают ей хоть какую-то надежду, что я не заинтересую её любимого, а тут он ещё и сам предложил от них избавиться. Я бы тоже насторожилась от такого... Эх, ладно, сейчас чувства Мари не столь важны. Нужно сосредоточиться на сне и попробовать поискать маму. Может, выйдет", - с надеждой подумала я и, улёгшись, закрыла глаза, после чего начала её представлять.
   Однако, ничего не вышло. Всю ночь мне снились кошмары, и я постоянно от кого-то убегала, но сны были путанными и лишёнными логики, потому что постоянно прерывались. А утром я проснулась не в лаборатории на кушетке, а в комнате, которую Салазар мне выделил в качестве спальни. И, наверное бы, расстроилась, что ничего не вышло, но потом вспомнила, что сегодня поедем в косметический центр и улыбнулась.
   "Сейчас мне необходимо хоть что-нибудь изменить в своей жизни и почувствовать, что контролирую хоть некоторые аспекты в ней. Да и самооценку повысить не мешает. Что там обычно женщины делают, если проблемы в личной, и не только, жизни? Правильно, садятся на диету, бегут в парикмахерскую, чтобы сделать новую причёску или перекраситься, или на худой конец увлекаются шопингом. А я тоже женщина... Ну, правда не совсем нормальная. Мне хотя бы обзавестись волосами, чтобы было что потом стричь и красить, и возможно, скоро это произойдёт. А пока постараюсь избавиться от шрамов", - бодро вскочив с кровати, я направилась в ванную комнату.
   Решив немного понежиться с утра, я включила воду и, отрегулировав температуру, оставила ванну наполняться, а сама подошла к зеркалу и, сняв майку и шоты, критично осмотрела себя. "Да уж, фронт работ огромный. Даже боюсь представить в какую сумму обойдётся убрать все шрамы... Пожалуй попрошу сразу выставить счёт и если он будет большим, ограничусь только самыми страшными и уродливыми рубцами на видных местах. Обязательно уберу вот этот на ключице... и эти два на правой руке... и вот этот возле левого локтя... и на ногах обязательно...", - осматривая себя, я ощупывала и отмечала самые большие рубцы, пока в один из моментов не замерла, поняв, что все они стали не настолько яркими и выпуклыми, как было до этого.
   "Хм, это как такое может быть? Не могут же они сами рассасываться. Врачи ясно давали понять, что на это не стоит надеяться... Или мне кажется?" - я принялась более скрупулёзно осматривать себя и подошла ближе к зеркалу, что посмотреть и на спину. И тут меня ждал ещё один сюрприз. На голове возле шрамов явно различались чёрные точки, указывающие, что кое-где начали расти новые волосы. "Да и сами шрамы, как и на теле, вроде не такие выпуклые, как раньше", - не зная, что и думать, я рассматривала себя. "Может, организм восстановился наконец после аварии и поэтому такой эффект пошёл?... Но всё же в центр лучше съездить. Поговорю с врачом. Да и вряд ли большие рубцы рассосутся до конца", - подумала я и, отойдя от зеркала, подошла к ванне, чувствуя воодушевление от того, что есть хоть какие-то позитивные сдвиги.
   Приняв ванну, я надела вещи одолженные Мари и ругая себя, что не захватила банковскую карту, когда была в доме Луки, спустилась вниз. "Сегодня ночью попрошу Салазара опять дать мне ароматизатор с запахом розы и схожу за своей карточкой. Мне необходимо хоть что-нибудь купить из вещей", - подумала я и тут же обругала себя. "Да, а ещё билборд закажи, что ты в Лионе! Метаморфы на всё пойдут, чтобы найти нас и точно возьмутся отслеживать мои счета. Даже если заберу карточку, воспользоваться ей не смогу, чтобы не выдать наше местоположение. Лучше уж попытаюсь таким образом поискать маму. Интересно, если нюхать какой-нибудь другой аромат и смотреть на её фотографию - это сработает или нет?... Спрошу-ка Салазара насчёт этого", - решила я и быстрее побежала по лестнице вниз, но потом остановилась, услышав голоса.
   -Зачем ты её везёшь в центр? - донёсся недовольный голос Мари. - Какое нам дело до её шрамов!
   -Потому что Рише сейчас нужны хоть какие-то положительные эмоции.
   -Ты о ней так заботишься, как будто она тебе дорога! - процедила врач.
   -Конечно, она мне дорога. У нас общие воспоминания, детство. Мы оба были знакомы с Мией и путешествовали по снам, - сдержанно ответил Салазар.
   -Опять сны! Надоело! Не там реальная жизнь, а здесь! И она давно не та маленькая зеленоглазая девочка Риша! Она спуталась с метаморфами по своей воле. А ты рискуешь за неё своей жизнью и здоровьем! - голос Мари становился всё громче, и в конце она перешла на крик.
   -Я буду рисковать за жизнь любого дорогого мне человека, - Салазар тоже начал выходить из себя. - А то, что Риша связалась с метаморфами не её вина!
   -Она тебе нравится, да? Скажи прямо! Как только ты её встретил во сне, разговоры только об этом! - Мари говорила уже с надрывом и болью.
   -Она единственная, кто понимает меня и знает, каково это быть сновидой...
   -Я тебя тоже понимаю, но тебе на это плевать!
   -Мари, мне не плевать, - устало произнёс Салазар и с пару секунд помолчав, добавил: - Риша частичкой той счастливой жизни, что у меня была. Она - это её олицетворение. Это мои родители, моя сестра, моя единомышленница... Она всё то прошлое, что я так любил и потерял. Нравится она тебе или нет, но она будет рядом со мной, и я помогу ей.
   -Помогай, только не надейся, что я тоже буду ей помогать! - выкрикнула Мари, а затем я услышала удаляющиеся шаги и громкий хлопок дверью.
   Внутри тёплой волной растеклось чувство благодарности к моему спасителю от того, что он так относится ко мне. "Но, ситуация накаляется. Мари действительно темпераментная штучка. Только бы она направила этот темперамент на обольщение Салазара, а не на разборки с ним. Вот тогда был бы смысл... Эх, нужно с этим что-то делать. Только что? Согласись она со мной говорить, было бы легче, а я для неё враг. Ладно, что-нибудь да придумаю", - сказала я себе и, помедлив ещё с пару минут, чтобы не поняли, что я слышала разговор, спустилась на первый этаж и вошла в большую, светлую гостиную, отделанную в прованском стиле и уставленную старинной мебелью.
   -Привет! - жизнерадостно произнесла я и подошла к Салазару, сидящему в одном из кресел.
   -Привет, - тоже с жизнерадостностью, но наигранной, ответил он и, поднявшись, поцеловал меня в щёку, а потом взял за руки и уже по-настоящему добродушно улыбнулся. - Ну что, готова ехать в косметический центр? Я уже позвонил и записал тебя на приём. Нас там ждут.
   -Спасибо тебе, что спас и сейчас заботишься обо мне, - мягко произнесла я и пожала его ладони. - Для меня это очень важно...
   -И для меня важно, - скованно ответил он. - Тебе спасибо, что нашлась.
   Почувствовав, что Салазару, как и большинству мужчин, тяжело даются слова о чувствах, я сменила тему и спросила:
   -А центр далеко?
   -В часе езды отсюда.
   -Это хорошо. Только у меня просьба. После осмотра я хочу, чтобы сразу выставили счёт, потому что желаю посмотреть на общую сумму...
   -Риша, это из-за денег? - Салазар тут же напрягся, бросил на меня недовольный взгляд, а потом строго сказал: - Чтобы я этого больше не слышал!
   -А ты оказывается можешь быть злым, - я рассмеялась, видя, как он недовольно сдвинул брови.
   -Могу, - сухо ответил он, а затем и сам рассмеялся и, притянув меня к себе, обнял и тихо сказал: - Как я скучал по этой беззаботности. Теперь я понимаю, что меня и Мию всегда так привлекало в тебе. Вы с ней очень похожи, потому что умеете моментально улучшать мне настроение в любой ситуации... Мне очень не хватало этой лёгкости в общении...
   -И мне этого не хватало. Рядом с тобой жизнь кажется проще и ярче, - ответила я и ни капли не лукавила в этот момент, потому что ощущала, что в моей жизни появился наконец тот, кому я могу безгранично доверять и кто поддержит, и защитит меня в любой ситуации.
   Но спустя два с половиной часа вся радость и спокойствие испарились, и мне стало по-настоящему страшно.
   Приехав в центр, мы прошли к специалисту на консультацию и, осмотрев меня, он вызвал свою помощницу, чтобы она взяла у меня анализ крови, после чего принялся рассказывать о том, какие у меня рубцы и какие существуют методики по их удалению. Не разбираясь в этом, я внимательно слушала врача, уже осознавая, что избавиться от шрамов будет не так просто в виду того, что часть из них относилась к гипертрофическим, а часть к атрофическим, и требовалось применять различные технологии.
   -Понимаете, у вас рубцы и шрамы разные, - продолжал говорить врач после небольшой лекции о разновидностях травм. - Часть, как я вижу, когда-то образовались из-за рваных ран зашитых неаккуратно, а другая часть - это последствия хирургических вмешательств. Также имеет немаловажную роль то, что структура кожи везде неодинаковая и соответственно заживление происходило по-разному. Там где кожа нежнее, рубцы получились более глубокие и большие, а где грубее - заживали быстрее. Поэтому придётся применять и различные технологии удаления. Кое-где мы обойдёмся обыкновенной лазерной шлифовкой рубцов, кое-где придётся применять уже фракционное лазерное ремоделирование, чтобы эффект от процедуры был лучше. А в некоторых местах не обойтись без криодеструкии или хирургического вмешательства, потому что рубцы очень глубокие. К каждому из них придётся подходить индивидуально.
   -Ясно, - пробормотала я, хотя наоборот ничего не понимала. - А можно уже сейчас определить какие рубцы удалять по каким технологиям и расписать план лечения, а так же выставить общий счёт, чтобы я понимала, на что рассчитывать?
   -Риша! - Салазар, сидящий рядом, мученически закатил глаза, а потом выразительно посмотрел на врача, давая понять, чтобы он не слушал меня.
   Однако я твёрдо решила, что буду стоять на своём, и сначала хочу получить счёт и только открыла рот, чтобы это сказать, как в кабинет вошла медсестра, бравшая у меня кровь на анализ, и положила на стол врачу бумагу, на что-то в ней указав. Тот, внимательно посмотрев на какую-то из сточек в анализах, на секунду нахмурился, а потом улыбнулся и с извинением произнёс:
   -Мадмуазель, простите, но с процедурой удаления рубцов придётся повременить. Вы беременны, а в таком положении противопоказаны наши процедуры. Примите мои поздравления, - он благодушно посмотрел на нас с Салазаром, так, как будто мы пара.
   -Что? Беременна? - испуганно выдавила я, и оцепенела, не зная, как относиться к такой новости.
  
  
   Глава 24.
  
   Всё ещё растерянная, я сидела в своей спальне в доме Салазара и нервно мяла пальцами окантовку свитера. "Боже, что же делать? Как поступить? Я беременна от Луки!" - как к этому относиться я до сих пор не понимала.
   Как только в центре мне сообщили эту новость, я впала в прострацию и лишь отрывками помнила, как Салазар увозил меня домой, как мы ехали, и как я подымалась в свою спальню. Попросив меня пока оставить одну, я уже больше часа сидела в комнате и смотрела в стену, не зная, как воспринимать свою беременность.
   С одной стороны я уже давно хотела ребёнка и не раз пыталась завести разговор с мужем на эту тему, хотя Миша просил подождать с этим. А тут получалось, что беременна вообще от того, кого плохо знала и кто лишь использовал меня. "Да и сам Лука говорил, что дети ему не нужны, потому что лишний рычаг давления", - услужливо подсказал внутренний голос.
   "Ох, а ещё непонятно, что вообще за ребёнок может родиться!" - испуганно подумала я. "По всему выходит, что забеременела я, когда Лука разыгрывал моего мужа, ведь последняя близость у нас была меньше недели назад, а перед этим мы долгое время сохраняли дистанцию, и такой маленький срок беременности в несколько дней вряд ли бы определился... И что же это получается? Я сновида, беременна от метаморфа, который в тот момент разыгрывал моего мужа... Чисто технически это вообще чей ребёнок? Луки или Миши, а? Генетически Лука в тот момент был Мишей, но ведь он говорил, что всё равно полностью они не копируют людей, и в ДНК код получается смешанный - часть от людей, а часть от метаморфов... Господи, так что же со всем этим делать? Как быть?" - внутри всё сжималось от того, что я не имею ответов даже на самые элементарные вопросы.
   В дверь раздался стук, а потом она открылась, и вошёл Салазар.
   -Как ты? - озабоченно спросил он и, подойдя, присел на небольшую софу, стоящую недалеко от кресла, в котором я сидела. - Пришла хоть немного в себя?
   -Не знаю, - растерянно ответила я. - Всё так странно... И столько вопросов...
   -Представляю, - он с жалостью посмотрел на меня. - Но с другой стороны, теперь понятно, как ты выжила после первой встречи со мной, и почему у метаморфов не получилось тебя убить. Скорее всего, ребёнок уже достаточно хорошо сформировался и регулирует большую часть процессов в твоём организме. Именно благодаря ему температура тела понижалась, и ты не спеклась. Метаморфы ведь обладают сильными регенеративными способностями...
   -Да, по-видимому, всё так, - тоскливо пробормотала я. - Но почему же я ничего не чувствовала? Срок беременности не меньше полутора, а то и двух месяцев, а у меня ведь даже месячные один раз шли, правда всего полдня, и тошнило лишь пару раз, после сильных напряжений во сне, а в остальном, всё как обычно... Но я считала, что тошнота это нормально после того, как я попыталась навредить Роману, а месячные были после первой попытки материализовать перо... Хм, а знаешь, что я ещё сегодня с утра заметила? Шрамы и рубцы стали не такими яркими и выпуклыми, а на голове кое-где начали расти волосы, но тогда я подумала, что мне или показалось, или организм начал восстанавливаться!
   -Я слышал, что дети метаморфов даже в утробе матери на многое способны. Вероятно, с тобой всё было бы хуже и раньше, не будь ты беременна. Благодаря этому организм вынес нагрузки, а сейчас и шрамы рассасываются, - ответил он, а потом несмело спросил: - Уже определилась, что будешь делать с этим? Если пожелаешь, я быстро найду врача, который сделает аборт...
   -Что? Аборт?! - возмутилась я и гневно добавила: - О таком я даже не думала!
   -Прости, - Салазар моментально пошёл на попятную. - Просто я подумал, что ты не захочешь рожать от существа, которое тебя обманывало и воспользовалось твоим незнанием. Ведь судя по тому, что ты рассказывала и тому, что с тобой происходит, забеременела ты, когда метаморф притворялся твоим мужем...
   -Да, и я так думаю, но ведь это и мой ребёнок! - нервно бросила я. - От кого бы он ни был, но он уже частичка меня и я не желаю убивать его!
   -Я просто предложил и такой вариант, на случай, если ты желаешь избавиться от ребёнка, - дружелюбно произнёс он. - А не хочешь, и примешь решение рожать, спокойно приму и его. Места здесь всем хватит, и я могу обеспечить его. Только твою беременность необходимо сохранять в тайне. Видишь-ли, хоть у метаморфов и отсутствует отцовский или материнский инстинкты, в виду того, что они постоянно меняют внешности и каждый раз обращаясь, становятся другими людьми, у них всё равно очень сильны родственные связи. Они считают это своим долгом и своих детей никогда не бросают, заботясь о них, поэтому в любом случае попытаются выкрасть младенца. Для них он в большей степени метаморф, а значит должен воспитываться у них. А тут ещё и ребёнок от сновиды. Представляешь, насколько он будет ценен для них...
   -Я никому не отдам своего малыша! - чеканя каждое слово, произнесла я, а потом нахмурилась и спросила: - Подожди, что означают твои слова об отсутствии у них родительских инстинктов. Как это связано со сменами внешности?
   Салазар замялся, а затем прокашлялся и сдержанно сказал:
   -Не хотел тебя сильно расстраивать на этот счёт... Помнишь, я говорил, что метаморфы не умеют любить по-настоящему? Что у них больше преобладают собственнические чувства, как к своей вещи, и то, в общем-то, недолго.
   -Помню, - ответила я, чувствуя, как меня охватывают нехорошие предчувствия.
   -Я узнал это позже, когда Мии не стало, иначе сразу пресёк её роман с метаморфом, - с грустью вымолвил он. - Получается, что когда они меняются, беря новую внешность от человека, то вбирают в себя привычки, взгляды, вкусы и со временем остывают к тому, кто был им дорог. Они становятся новыми людьми, и частые смены убивают в них все привязанности, которые имелись до этого. У метаморфов нет даже семей. Они максимум, что делают - это на время сходятся, если желают получить потомство, а потом разбегаются. Они даже к детям своим не чувствую привязанности, хотя растят их до совершеннолетия и заботятся об их комфортной жизни...
   -Не понимаю, как такое может быть, - пробормотала я, не представляя, как можно не любить своего ребёнка. - Хотя бы детей своих они должны любить.
   -Да ничего они не любят, - зло бросил Салазар. - Сегодня метаморф любит чай, а через месяц не может жить без кофе, а ещё через два месяца начинает своё утро только с пива или вина. И так во всём. Они так же меняют свои привычки, привязанности и вкусы, как и внешности. Для них вообще не существует слова "люблю", а только "хочу" и "должен". Поэтому я и говорю, что беременность необходимо сохранить в секрете. Иначе папаша твоего ребёнка заберёт его, прикрываясь своим долгом, а затем вырастит его таким же бездушным монстром, как все остальные метаморфы.
   -Не отдам, - испуганно выдавила я и приложила ладони к животу, уже сейчас готовая защищать своего малыша.
   -Но и ты должна быть готова к тому, что не ощутишь любви от ребёнка. Он не будет чувствовать той связи, что возникает между матерью и ребёнком. Ты будешь любить его, а он тебя нет, - уныло добавил Салазар. - Ты носишь метаморфа в себе, а значит, он так же будет меняться, как и они все. Необходимо уже сейчас понимать какой станет твоя жизнь. Насколько я знаю, они своих детей первое время вообще держат подальше от людей, потому что маленькие ещё не умеют контролировать свои обращения, поэтому их держат в изолированных местах, чтобы избежать вопросов. Да и потом всю жизнь будет непросто. В детский сад ребёнка не отдашь, в школу тоже, иначе хоть где-нибудь, да проколешься... Ребёнка придётся скрывать и от людей, и от метаморфов.
   -Понимаю, - с болью прошептала я, представляю жизнь своего ребёнка, где он изолирован от всех.
   "Малыш будет расти без сверстников, а такое детство навряд ли назовёшь счастливым. А я всё время буду трястись, что Лука узнает о нём и заберёт, причём даже не из-за отцовского долга, а из-за того, что ребёнок помесь сновиды и метаморфа. Для моего малыша вообще не будет преград ни в реальности, ни во снах... Или всё же он не будет сновидой? То есть, способности может и будут, но пассивные, как у меня раньше? Или уже всё, я стала активной сновидой и ребёнку передадутся мои способности?... Ох, количество вопросов растёт в геометрической прогрессии, а я ведь ещё и не родила. Дальше будет ещё больше вопросов и трудностей. Но самое страшное, что малыш или малышка не испытает любви ко мне и не сможет оценить моей", - мысли становились всё мрачнее и на глаза навернулись слёзы.
   -Тебе необходимо всё очень хорошо взвесить, - снова подал голос Салазар. - Я даже склонен думать, что твоя беременность сейчас, это благо. Ты получаешь, своего рода прививку от всех болезней и даже излечиваешься от последствий травм, но будущее очень туманно и нужно очень хорошо подумать о том, как поступить потом. Ты можешь принять решение оставить ребёнка и воспитывать его, а он, подросши, решит, что хочет жить с метаморфами, а не с тобой, и это причинит дополнительную боль...
   -Пожалуйста, не нагоняй на меня страху ещё больше, - жалобно сказала я.
   -Всё-всё, прости. Не буду тебя больше пугать, - с раскаянием сказал он, а затем добавил: - Просто хочу сказать тебе одно - какое бы ты решение не приняла, я его поддержу и помогу тебе. Будешь рожать - хорошо, всё же не решишься - найду врача. Захочешь ребёнка отдать метаморфам, чтобы он рос среди своих - осуждать не буду и пойму мотивы, которые двигали тобой. Ну, а если пожелаешь оставить его и воспитывать - окажу любую помощь, как материальную, так и моральную.
   -Спасибо, - робко выдавила я и отвернулась к окну, а Салазар поднялся и вышел из комнаты, понимая, что мне необходимо всё обдумать.
   "Он чётко обрисовал все перспективы и назвал возможные выходы из ситуации", - когда за ним закрылась дверь, подумала я. "И теперь всё зависит только от меня... Итак, первые два варианта даже не стоит обдумывать. Рожать буду в любом случае. Не могу я убить своего ребёнка, да и не хочу. Я уже люблю его", - снова приложив руки к животу, я ощутила, как в груди появилось щекочущее тепло и начала расти нежность к тому, кто сейчас рос у меня под сердцем.
   "Но вот что делать с остальным?" - спросила я себя и тут же осознала, что задаюсь глупыми вопросами. "Да ничего не делать! Ребёнок будет не такой, как все? Ерунда! В мире тысячи детей, у которых есть какие-нибудь особенности, и не всегда хорошие. Вон, те же дети со страшными заболеваниями - ДЦП, синдром Дауна, аутизм, и что, матери от них отказываются, хотя понимают, что будет масса трудностей? Нет, большая часть заботится о своих детках. Так неужели и я не смогу? Тем более, что мой ребёнок будет стопроцентно здоров и за многое можно не волноваться. Ну, подумаешь, будет обращаться и что в этом такого? Ничего особо страшного нет!" - оптимистично подумала я. "Прятаться придётся? А мне и так придётся это делать! Я сновида и будет у меня ребёнок или нет, метаморфы всё равно не откажутся от мысли найти меня и использовать в своих целях. Так что одной скрываться или с ребёнком уже не столь важно. Малыш меня не будет любить? Переживу! Моей любви хватит на двоих!" - с каждой секундой в душе росла уверенность, что я со всем справлюсь, и становилось легче.
   "Всё, решено! Ребёнок мой и я буду его рожать, а потом и воспитывать!" - окончательно сказала я себе и, встав, направилась к двери, чтобы рассказать Салазару о своём решении и поставить точку в этом вопросе. "И вообще, нужно сосредоточиться на поисках мамы. А ещё я не поинтересовалась, что там узнали, пока я спала".
   Бегая вниз по лестнице, я, наконец, в полной мере испытывала счастье от своей беременности, и теперь хотелось, чтобы эту радость хоть кто-нибудь разделил со мной. Но судя по тому, что услышала, вести о моём положении не особо доставляли положительные эмоции другим.
   Заглянув в большую гостиную и никого там не найдя, я принялась обходить дом, чтобы найти своего спасителя, а подойдя к одной из дверей, услышала недовольный голос Мари:
   -И что, ты вот так спокойно будешь вести себя? - спросила она. - А если твоя ненаглядная Риша примет решение рожать и захочет оставить ребёнка себе? - моё имя она процедила с ненавистью. - Ты хоть представляешь, что её выродок от метаморфа будет постоянно маячить у нас на глазах! Ты готов терпеть в своём доме эту тварь?
   -Мари, успокойся! Надоело уже выслушать твои претензии и ремарки, - судя по всему, разговор уже длился некоторое время, поэтому оба говорили на слегка повышенных тонах. - Это ребёнок Риши и только она будет решать, как поступать. Я не собираюсь давить на неё. А понадобится, буду и ребёнка терпеть...
   -Салазар, да очнись же ты! Эта Риша не твоя сестра Миа, и никогда ей не будет! - закричала врач. - Миа ни за чтобы не согласилась рожать ребёнка от того, кто её обманул!
   -Ты, как я вижу, не так хорошо знала мою сестру. И Миа родила бы ребёнка...
   -Ладно, пусть она бы родила, но эта... Она не Миа! Она чужой человек тебе! Никто! Пассивная сновида, случайно ставшая активной из-за травм! А ты уже готов раскрыть ей свои объятия, во всём поддерживать и содержать! Не понимаю я тебя! - голос звучал уже настолько враждебно, что мне становилось не по себе.
   -Не понимаешь? - раздражённо спросил Салазар. - А знаешь, после революции в России, когда все бежали оттуда, многие тоже не понимали, почему мы создали фонд и помогали беженцам! Они все были нам чужими! В том числе и твоя прабабушка! Но мы помогали, потому что это правильно, это нужно и мы не могли бросить в беде тех, кому не повезло так, как нам. И Риша сейчас в такой же ситуации! Она испуганна, потому что её обыкновенная жизнь разрушена. Растеряна, потому что не умеет управлять своими способностями. Испытывает боль из-за того, что её просто использовали. У неё мать пропала! А впереди ещё и неизвестность и возможно тяжёлая жизнь с ребёнком, которого она во многом не будет понимать и который не сможет ответить ей настоящей любовью! Так кому помогать, как не ей?! И поверь, я осознаю, что она не Миа. Но всё равно она мне не чужой человек!
   "Так, Мари всё не успокоится", - констатировала я. "Хотя я бы на её месте прыгала от радости, что возможная соперница беременна от другого. Да и Салазар чётко даёт понять, что я ему скорее как сестра. Вот чего она бесится? Боится, что однажды он захочет большего, несмотря на мою беременность? Нет, всё же поговорить с ней надо с глазу на глаз. А сейчас расставлю точки в другом вопросе, и даже не буду скрывать, что многое услышала из разговора", - решила я и, постучав в дверь, не дожидаясь ответа, вошла.
   -Вижу, тут ломают копья по поводу моей беременности, - спокойно произнесла я, войдя в просторный кабинет, который больше походил на небольшую библиотеку за счёт того, что стены от потолка до пола представляли собой полки с массой книг. - И делаете это вы достаточно громко. Считаю, что необходимо прекратить всё это и расставить точки на "i". Итак, первое - я буду рожать, и воспитывать своего ребёнка сама. Второе, Мари, это больше для твоего спокойствия - не волнуйся, мой выродок от метаморфа не будет маячить у тебя перед глазами. Потому что, как только я хоть немного разберусь со своими способностями и найду мать, то покину этот дом, чтобы не злоупотреблять гостеприимством хозяина и не провоцировать между вами конфликтов...
   -Что? И речи быть не может об этом! Одна, без помощи и финансов ты не сможешь прятаться от метаморфов. Я просто не отпущу тебя! Тем более с ребёнком на руках! - Салазар вскочил из кресла, а потом с яростью посмотрел на Мари и процедил: - Ты видишь, к чему привело твоё недовольство! Клянусь, если Риша уедет, ты и двух секунд не пробудешь в моём доме! Или ты немедленно просишь у неё прощение, или собирай вещи..., - договорить он не успел, потому что раздался телефонный звонок и, достав трубку, он посмотрел на дисплей, а потом холодно добавил: - Мне необходимо ответить, так что оставлю вас на несколько минут, а когда вернусь, желаю услышать от тебя извинения, - он ткнул пальцем в Мари, - А от тебя слова, что ты остаёшься! - это уже обращалось ко мне. После чего он вышел, оставив нас в комнате.
   Проводив его взглядами, мы посмотрели друг на друга, и я в очередной раз увидела в глубине глаз Мари боль. "Наверное, в любой другой ситуации я бы не смолчала и попыталась поставить её на место, но сейчас... Это всё равно, что бить собаку, которую хозяин и так вот-вот выгонит из дома", - подумала я и вздохнула, не зная, как объяснить Мари, что я не несу для неё угрозы. "Ладно, попробую ещё раз поговорить".
   -Я не буду перед тобой извиняться, - с ненавистью произнесла она.
   -И не надо, - дружелюбно ответила я и, пройдя, села в кресло, стоящее возле окна. - Извинения всё равно не исправят ситуацию и тем более не уменьшат твои страхи и боль...
   -Я ничего не боюсь! И тем более тебя! - враждебно процедила она.
   -Боишься, - не согласилась я. - И именно меня. И этот страх толкает тебя на глупые поступки. Например, такие, как высказывание мнения обо мне в нелицеприятных словах, чем ты только отталкиваешь Салазара. А это глупо...
   -Меня не интересует твоё мнение, - начала Мари, но тут уже я её перебила:
   -А зря не интересует. Но хочешь ты или нет, я выскажусь прямо сейчас и сделаю это потому, что не считаю тебя плохим человеком. Ты просто влюблённая женщина, которая думает, что теряет мужчину и вследствие этого всеми способами пытается убрать соперницу с дороги... Не надо меня перебивать, - холодно бросила я, увидев, что Мари собирается что-то сказать, а когда она промолчала, продолжила: - Только вот я соперница тебе только в твоей голове. Салазар ведь ясно дал понять, что я ему, как сестра, а ты не хочешь это учитывать. Можно узнать почему? Ты не доверяешь словам Салазара? Он тебя уже обманывал? Или ты просто упряма, и придумав себе что-то, не желаешь слушать других?
   -Салазар честный человек! - воинственно заявила она, а потом стушевалась и тише добавила: - И я не упряма, - после чего замолчала, тоскливо глядя перед собой.
   -Мари, давай нормально поговорим, - миролюбиво предложила я, видя, насколько ей тяжело. - Хотя бы попытаемся сделать это ради Салазара. Он сейчас меж двух огней и это ещё больше усложняет его жизнь, а ему и так нелегко. Можешь и дальше ненавидеть меня, но хотя бы не дёргай его. Ты как любящая женщина должна приносить своему мужчине успокоение, а не лишние проблемы. Даже я, зная его совсем мало, вижу насколько он порядочный и заботливый, а значит, он не бросит меня в беде. Боюсь, даже может случиться такое, что он скорее откажется от тебя, чем от меня, а я совсем этого не хочу.
   -Так уезжай, - сказала она и умоляюще посмотрела на меня. - Попроси дать тебе денег и уезжай. Салазар сколько ты захочешь, столько и даст тебе денег. Чтобы он не говорил, всё равно отпустит, если ты пожелаешь. Пойми, ты в нашей жизни лишняя. Лишь бередишь его раны. Он только-только начал успокаиваться насчёт Мии и стал хоть немного приходить в себя, а тут появилась ты... И опять разговоры только об одной мести. Он должен отпустить сестру и попытаться наладить свою жизнь, а ты для него живое напоминание того, как втроём вам было весело и интересно. Он как будто заново переживает те трагические события...
   Она замолчала, с надеждой посмотрев на меня, и я ощутила себя действительно виноватой во всём. "Она, наверное, права. Я ведь тоже только и слышу о том, как нам было хорошо втроём в детстве. Салазар постоянно об этом говорит и вспоминает Мию. Да ещё и ситуации у нас схожи".
   -Мне жаль, что так получается, - пробормотала я, не зная, что ещё сказать.
   -Жаль ей, - грубо бросила Мари, но быстро взяла себя в руки и, подойдя ко второму креслу, стоящему напротив, села в него и посмотрела мне в глаза. - Салазар действительно очень порядочный и хороший человек, и да, признаюсь - я люблю его, причём давно. Я помню, какой он был до всего этого. Лучшего мужчины не существовало на свете. Весёлый, галантный, понимающий и умеющий поддержать, он излучал силу, добро и уверенность. Знаешь, как на него смотрели все женщины? Сколькие пытались его завоевать? И совсем не потому, что он ещё и красив, и богат. Думаешь, он хоть раз позволил себе неджентельменский поступок? Воспользовался внимание? Нет! Он всегда был предельно честен со всеми. Его любили все друзья и знакомые, потому что он был благородным человеком, с которым даже пять минут разговора были приятны и незабываемы... а потом, когда случилось несчастье с Миа, он полностью изменился. Закрылся в себе и не никого не подпускал. Его интересовала только месть, и это разъедало его душу. Он даже стал убийцей, хотя это не свойственно его настоящему характеру. А мне пришлось за всем этим бессильно наблюдать и вытаскивать его раз за разом с того света, когда он наказывал виновных в ущерб своему здоровью... Ты хоть представляешь каково это наблюдать за душевными и физическими муками человека, которого любишь больше жизни? Смотреть, как он засыпает и бояться, что не вернётся после сна? Это самое страшное для меня. Я каждый раз боюсь, что не вытащу его после столкновений во сне. И вот так я прожила три года. А в последний год Салазар начал потихоньку приходить в себя и интересоваться не только метаморфами. Он снова начал хоть изредка улыбаться. Покидать дом не только для того, чтобы узнать хоть что-нибудь о метаморфах и все разговоры перестали крутиться возле них. У меня даже появилась надежда, что он ответит на мои чувства, а не будет повторять одно и то же, что он опасен для простых людей и от него нужно держаться подальше... И тут появилась ты. Сновида, как и он, с которой много общего - детство, ненависть к метаморфам, желание наказать их и всё вернулось... Я снова вижу в его глазах только жажду мести, а к остальному интерес утерян, - она тяжело вздохнула и лицо исказила гримаса боли. - Пока ты рядом, он не успокоится.
   Слушая всё это, я стала осознавать, что двигает ею и ощущала всё большую жалость к молодой женщине, желающей только добра и счастливой жизни для любимого, но всё равно не понимала, как помочь ей. "Да и смогу ли я в такой ситуации? Вряд ли", - подумала я, а вслух произнесла:
   -Мари, боюсь, даже мой отъезд уже не поможет. Ведь Салазар знает о моём существовании и положении, и если он настолько добр и ответственен, как ты говорила, он продолжит за меня волноваться. Он испытывает вину за смерть Мии и, относясь ко мне, как к ней, будет стараться обезопасить. Думаю, если уеду, сделаю только хуже. Ты же понимаешь, он не перестанет за мной следить и переживать о моей судьбе. А если что-нибудь со мной случится, начнёт мстить и за меня, и тогда нормальной жизни даже в отдалённом будущем не предвидится...
   -Да понимаю я и это! Но если ты хорошо спрячешься, то метаморфы тебя не найдут, а значит и Салазар будет спокойно жить и постепенно всё забудет! - горестно воскликнула Мари, перебив меня, а потом с отчаянием добавила: - И зачем ты вообще появилась в нашей жизни!
   -Я меньше всего желала создавать кому-либо проблемы, - сухо ответила я. - Но так вышло и я ничего не могу сделать...
   -Ты просто не хочешь! Думаешь только о себе!
   -А почему ты не рассматриваешь вариант, что я могу помочь Салазару отомстить за Мию? - я решила зайти с другой стороны, потому что отъезд из этого дома был невозможен хотя бы пока я не найду маму. - Я жила в доме метаморфа и знаю про них больше, чем вы, а значит, могу найти хоть кого-то из них во сне и узнать что-то новое. Вдруг я, таким образом, выясню и имена тех, кто виновен в смерти Мии и, наказав их, Салазар, наконец, обретёт душевное спокойствие.
   -Вдруг - слишком неоднозначное слово, - резко бросила Мари. - Вдруг узнаю или вдруг не узнаю, вдруг увижу или вдруг пропущу что-то важное, вдруг захочу от Салазара больше, поняв насколько он хороший мужчина, или вдруг всё же решу остаться лишь его другом...
   -Так вот что тебя ещё волнует, - вставила я. - Боишься, что я заинтересуюсь им, если останусь. Но это зря. Особенно в свете последних новостей. Я беременна от другого...
   -И это должно меня успокоить? - она смерила меня презрительным взглядом. - Салазар помимо прочего ещё и очень настырным может быть, если пожелает. А если к этому добавить его благородство, может предложить и руку с сердцем, чтобы ребёнок рос в нормальной семье...
   -Мари, ты уже фантазируешь сверх меры! - обескураженно ответила я, прерывая этот поток фантазий. - Ты хоть сама понимаешь, насколько сказочные предположения выдвигаешь?
   -Сказочные? - прошипела она. - Да как только он о тебе узнал, всё, другие разговоры закончились! Есть только ты! Я устала слушать, каким милым ребёнком ты являлась в детстве. Как ты умела фантазировать и веселила их с Миа. Как он скучал все эти годы и не забывал тебя. Как тебе не повезло с мужем. Какая ты несчастная, что попала в страшную аварию. Как плохо с тобой поступили метаморфы... И прочее! В его жизни сейчас главная только ты, а я... я просто врач, который следит за самочувствием и всё..., - под конец Мари начала запинаться, а потом вообще разрыдалась и уже сквозь слёзы добавила: - Ты его единомышленница, и ближе ему, чем я... Даже если сейчас ты ничего к нему не чувствуешь, не факт, что и потом всё останется так же. Вы будете сближаться после каждого сновидения. Обсуждать всё то, что там делали и видели, и я потеряю Салазара навсегда... Пока ты рядом, я не смогу завоевать его любовь, а ты... ты ведь не будешь любить его так, как я, по-настоящему. Только я понимаю Салазара и смогу сделать его счастливым...
   -Ох, Мари... Мари..., - пробормотала я, чувствуя насколько ей больно. А затем встала, пересела на подлокотник её кресла и, обняв за плечи, прижала к себе плачущую женщину, не зная, как убедить её, что Салазар может быть мне только другом.
   "Чтобы я не сказала, она продолжить талдычить, что я для неё угроза. И возможно, кое в чём она права... Нет, мы, конечно, вряд ли станем больше чем друзьями, потому что я не хочу больше любви. Хватило и того, что сначала муж обманывал, а потом и Лука использовал, но ведь для Мари это всего лишь слова. Но вот то, что между мной и Салазаром появится единство и большее понимание, чем с Мари, это точно. Как сновиды мы будем лучше понимать друг друга... Так что же делать? Может действительно уехать?... Если рассудить, то это даже более правильный вариант. Салазар находится под присмотром метаморфов и если я останусь, то однажды Лука может узнать о ребёнке, а если скроюсь, то есть шанс, что у меня не отберут малыша... Да и вообще, не могу же я сидеть всю жизнь у него на шее. Неправильно это... Только вот куда ехать? Да ещё сейчас, когда я не знаю судьбу мамы", - я задумалась, а Мари в этот момент громко всхлипнула и, уцепившись мне в ладонь, уныло произнесла:
   -Чтобы я не говорила о тебе раньше, поверь, я не такая тварь, как может показаться. Скажу честно, ты мне даже нравишься... Я восхищаюсь твоим спокойствием и сдержанностью, хотя ситуация у тебя тоже далека от идеальной, и любая другая доводила бы своими истериками окружающих, а ты пытаешься всё стойко выносить. Импонирует твоя доброта... Будь я на твоём месте, а ты на моём, я бы уже давно сломала тебе нос или выбила челюсть, а ты пытаешься понять меня... Нравится, что ты не кичишься своими способностями и не пытаешься угрожать мне, хотя могла бы во сне что-нибудь сделать... В общем, в любой другой ситуации я была бы рада возможности с тобой подружиться, но не сейчас... Салазар мне слишком дорог и я боюсь потерять его, а твои положительная качества видны и ему... Уж лучше смерть, чем жизнь без него...
   -Не потеряешь ты своего Салазара, - ласково ответила я, пожав её ладонь. - И я не буду вставать между вами. Обещаю, что уеду. Только дай мне время хоть немного прийти в себя, овладеть своими способностями и найти маму. А потом вы снова заживёте своей жизнью.
   -Честно? - недоверчиво спросила она и пытливо заглянула мне в глаза.
   -Честно, - подтвердила я и добродушно улыбнулась. - Так что переставай дёргаться на мой счёт и снова становись любящей женщиной, а не мегерой, пилящей всех вокруг. Лучше покажи Салазару все свои положительные качества. От этого будет больше толку, чем от проявлений недовольства.
   -Если бы это было так просто, - горестно сказала она, вытирая слезинки и постепенно успокаиваясь. - Он напрочь отказывается от отношений, аргументируя это тем, что может в любой момент умереть, и не хочет, чтобы кто-то из-за этого страдал. Вот только не понимает он, что я в любом случае уже буду страдать, если с ним что-нибудь случится...
   -Так Салазар знает о твоих чувствах? - удивленно спросила я.
   -Конечно, знает, - Мари шмыгнула носом и кивнула. - И скажу даже больше - когда-то начал отвечать мне на них, но Миа умерла, и он стал жить только местью. Чего я только не делала, чтобы вернуть всё, но... Закончилось всё тем, что он чуть не выгнал меня, однако тут уж я упёрлась и отказалась покидать его, притворившись, что остыла к нему... Правда, последнее время он всё чаще начал смотреть на меня заинтересованно и снова появилась надежда, а тут ты... Вот как ему доказать, что нужно не отталкивать тех, кто тебя любит, а пользоваться каждым мигом счастья?
   -Не знаю, - с жалостью ответила я. - Но в любом случае твоя позиция мне больше нравится, чем его. Я тоже считаю, что лучше наслаждаться тем, что есть сейчас, чем бояться того, что может случиться в будущем. Поэтому пока буду здесь, постараюсь тебе помочь убедить в этом Салазара.
   -Спасибо, - она с благодарностью посмотрела на меня.
   -Пожалуйста, - добродушно ответила я, и этот момент дверь открылась, и в кабинет вернулся Салазар.
   Удивлённо уставившись на нас, сидящих чуть ли не в обнимку, он в первые секунды растерялся.
   -Кхе, а что тут происходит? - подозрительно спросил он, а затем обратился к Мари: - Милая, почему ты плачешь?
   -И поплакать подруге в жилетку уже нельзя, - проворчала она.
   -Подруге? - Салазар уже смотрел на нас с изумлением.
   -Ну, ты же хотел, чтобы мы нашли с Ришей общий язык и вот, получи это, - ответила она и вызывающе добавила: - Или и это тебе не нравится?
   -Это мне очень нравится. Я всегда знал, что ты, если хочешь, можешь найти общий язык с кем угодно, и показать себя с той хорошей стороны, с какой я тебя знаю, - заверил он и широко улыбнулся, а затем перевёл взгляд на меня и сдержанно добавил: - Кстати, Риша, звонок был от одного из следопытов. Проверили все пункты выезда, и уже точно можно сказать, что твоя мать не покидала пределов Еврозоны. Нам это на руку. А чтобы сузить круг поисков, сегодня отправимся к ней и попробуем узнать, где она. Только ты мне её в подробностях опишешь.
   -Хорошо, - я кивнула, а в душе начала расти надежда, что возможно сегодня я уже буду хоть что-нибудь знать о судьбе мамы. - Кстати, а что удалось выяснить этой ночью обо мне?
   -Много довольно интересных вещей, - вставила Мари. - Если сравнивать тебя с Салазаром, я бы сказала, что ты сильнее его в некоторых моментах, но кое в чём проигрываешь. Например, он активен во всех циклах, а ты только в двух первых. В четвёртом-пятом цикле сна толку от тебя, как от сновиды уже нет, потому что ты чуть не падаешь от усталости, а вот Салазар может и в них действовать. Зато в первых двух циклах ты кого хочешь за пояс заткнёшь.
   -Да, - подтвердил мужчина. - Ты даже сильнее Мии, но вот греешься ты очень сильно, а это плохо. Необходимо быть очень аккуратной и стараться использовать твои способности только в случаях, когда это действительно необходимо. А также, чтобы не источать твои силы, лучше всего вообще, при помощи музыки мозга, убирать из твоих снов РЕМ-фазы. То есть делать так, чтобы ты просто спала без сновидений.
   -Когда я жила у метаморфов, бывали ночи, когда я не видела сны, или максимум один за ночь, - задумчиво произнесла я. - Вообще, после того, как я приносила предмет, то засыпала без снов... Хм, почему я раньше не обращала на это внимание? Получается, они контролировали не только процесс засыпания, а и мои сны?
   -Скорее всего, да, - сказал Салазар.
   -Меня использовали, как лабораторную мышь, и при этом мало что рассказывали, а я и не знала, что спрашивать, потому что мало понимаю свои способности, - в очередной раз констатировала я и поморщилась.
   -Не расстраивайся, - мягко попросил сновида. - Это в прошлом. Я научу тебя всему. И в первую очередь займёмся твоими прыжками, а вернее посмотрим, как ты попадаешь в нужные места при помощи запахов. Пожалуй, даже сейчас можно начать. Пошли в лабораторию. Опробуем ту музыку мозга, которую мы записали.
   -Да, давай, - с энтузиазмом согласилась я и поднялась с подлокотника кресла, а вслед за мной встала и Мари.
   Пройдя в комнату, оборудованную для сна, я увидела, что рядом с кушеткой Салазара появилась изящная софа.
   -Это для тебя, - мужчина улыбнулся. - Будешь засыпать на ней. Но это временно. Думаю, необходимо вообще переносить лабораторию в другую комнату.
   -Согласна, - поддержала Мари, включая компьютеры. - Когда будете вдвоём уходить в сновидения и приметесь бродить по комнате, можете и не разминуться. Да и давно пора было это сделать, а то вечно Салазар норовит со стенкой встретиться. Сам понимаешь, дорогой, если из вас двоих придётся выбирать, я Ришу возьмусь уводить от столкновения, чем тебя. В её положении это важнее.
   -Понимаю, - Салазар расплылся в ещё большей улыбке, а я с благодарностью посмотрела на Мари, она же, немного смутившись, с показным недовольством сказала:
   -Так и будете стоять, смотря на меня с улыбками или делом займётесь?
   -Делом, - одновременно ответили мы и рассмеялись, а потом я спросила: - Только что делать-то точно будем?
   -Попробуем найти твою мать сейчас, во время бодрствования. В данный момент это даст нам больше полезной информации, чем копание в её сновидениях.
   -Кстати, я если честно не совсем понимаю необходимость подглядывать чьи-то сны. Мне кажется больше информации получается от наблюдения за человеком в реальности.
   -Не скажи. В сновидениях можно узнать то, что человек планирует, - произнёс Салазар. - Видишь ли, в реальности ты лишь наблюдаешь за человеком, но что у него на уме не ведаешь. А вот сон - это работа подсознания. Люди этого попросту не помнят, потому что позже это перекрывается снами, но когда они засыпают, строя планы на следующий день, их подсознание как бы прокручивает возможное развитие событий... Кстати, так порой возникает состояние дежавю. Это значит, что реальный вариант совпал с тем, что планировало их подсознание. Благодаря этому сновиды способны узнавать все планы на будущее. Но в случае с твоей матерью более правильно понаблюдать за ней в состояния бодрствования. Найдя место её пребывания, мы узнаем и название местности, и точный адрес.
   -Понятно. А можно ещё мне и проявиться, и сказать, что я её скоро спасу! - выдала я, радуясь такой идее.
   -Прости, Риша, но сказать ты ничего не можешь, - с сожалением сказал Салазар. - Точнее ты сможешь, но тебя не услышат. Мы точно не знаем почему, но звуки не передаются, даже если мы проявляемся. Возможно из-за того, что в этом состоянии мы похожи на привидений и не материализуемся полностью, а значит, находимся как бы в другом измерении. Боюсь, ты только испугаешь свою мать, если проявишься и начнёшь просто открывать рот.
   -А когда я во сне говорю, моё тело может говорить в реальности?
   -Нет, максимум, что происходит здесь, это шевеление губами и нечленораздельные звуки, которые практически невозможно понять.
   -Жаль, - разочарованно пробормотала я, и тут в голову пришла другая идея. - А записку написать и перенести её к матери мы ведь можем?
   -А вот такой вариант подойдёт. Молодец, что додумалась до этого! - похвалил Салазар. - Тогда давай, пиши записку.
   Мари тут же достала ручку и блокнот из ящика стола и протянула мне, а Салазар добавил:
   -Подожди, а скажи мне, у твоей матери есть фотографии в какой-нибудь социальной сети? Так найти её будет ещё проще.
   -Нет. Странички есть, но личных фотографий она не выкладывает в такие места. Там разные виды городов, где она бывала, природа, животные. В общем, всё то, что понравилось, - с сожалением ответила я.
   -Ладно. Фамилия есть, а это уже зацепка. Опишешь её ещё на словах, и думаю, этого хватит, - с оптимизмом заявил он и кивнул на письменные принадлежности в моих руках. - Пиши.
   Сев за стол, я задумалась, не зная с чего начать. "Тут ведь и маму хочется успокоить, и предупредить её о возможной опасности, и при этом лишнего нельзя сболтнуть. Вдруг она всё же в плену у метаморфов и моя записка обострит ситуацию", - подумала я и принялась грызть кончик ручки, не зная, что написать. "Блин, вот не побоялась бы ей рассказать, что брожу во сне и про всё остальное, сейчас было бы проще, а так она даже понятия не имеет кто такие метаморфы. А словами "мама у меня всё хорошо" не обойдёшься. Ладно, всё же попробую вкратце написать, что происходит", - решила я и принялась выводить на листе бумаги:
   "Мамуля, не знаю точно, как передам тебе это письмо, но ты главное не пугайся, когда начнёшь читать его. Возможно, я подложу его под подушку в кровати, или в карман одежды, или же появлюсь перед тобой в виде миража, но это не значит, что я умерла. Я жива и здорова. И даже больше того, проблемы, возникшие после аварии, о которых я не желала тебе рассказывать, боясь лишний раз беспокоить, нашли объяснения. Оказалось, что я обладаю способностью перемещаться во снах. Тот призрак, который ты, возможно, увидишь - это я, находящаяся в другом месте. Я в полной безопасности, у человека, с которым знакома ещё с детства, так что за меня не волнуйся.
   Я очень озабоченна твоей пропажей и волнуюсь за тебя. Ситуация такова, что вначале из-за своих способностей я попала к существам, которым доверять нельзя. И возможно именно они сейчас возле тебя. Не верь им! Но виду не показывай, что получала от меня письмо и сразу уничтожь его. Я уже тебя нашла, а значит скоро и в реальности спасу, после чего всё объясню. Люблю тебя! Твоя Ириша".
   Написав это и перечитав, я вздохнула, понимая, что вторым абзацем могу нагнать на маму страха или подтолкнуть к ненужным поступкам. "Она у меня боевая и может, с кого хочешь душу вытрясти. Только бы она не начала действовать... Хотя, нужно для начала узнать где её держат. Если, как и меня используют в тёмную, и она ничего не подозревает - это одно дело. А ведь могут закрыть в каком-нибудь подвале и держать на хлебе и воде", - от последней мысли внутри всё сжалось и стало страшно. "Ох, надеюсь, что всё хорошо... А лучше и самой убедиться в этом. Чем быстрее засну, тем быстрее всё выясню".
   -Я - всё, - произнесла я, вырвал лист из блокнота и, складывая его на четыре части, чтобы в случае чего можно было подложить в карман маминой одежды.
   -Тогда опиши мне свою мать, - сказал Салазар и внимательно выслушал меня, когда рассказывала про цвет глаз и волос, причёску, рост, телосложение, родинки на лице и форму носа и губ, а затем назвала ему и фамилию мамы по мужу, на что ответил: - Мне нужна её девичья фамилия, которая давалась при рождении. Это главное, а не то, кем она стала впоследствии.
   -В девичестве она была Титова, - с готовностью произнесла я. - А позже, когда развелась с моими отцом не стала возвращать свою фамилию, чтобы было меньше мороки с моими документами и осталась с фамилией Прокопченко.
   -Значит, ищем Титову...
   -Наталью Игоревну, - подсказала я.
   -Хорошо, - Салазар кивнул. - А теперь следующее. Тебе необходимо попасть в эту комнату, когда ты заснёшь. Для этого Мари сейчас принесёт какие-нибудь свои духи, чтобы было с чем ассоциировать комнату. А затем уже я возьму тебя, и прыгнет в нужное место...
   -Как прыгнем-то? - с любопытством спросила я.
   -Попробуешь представить лицо своей матери, а не выйдет, я тебя пока перетащу, - пояснил он. - Но в другой раз уже попробуешь прыгнуть сама при помощи другого ароматизатора. Сегодня не стоит нагружать тебя и запоминать два запаха, один из которых для комнаты, а второй будет предназначаться для матери.
   -Но для начала необходимо синхронизировать ваши фазы сна, - подала голос Мари, посмотрев на Салазара.- Не забывай, что Риша быстрее проходит все фазы. Поэтому ты должен заснуть раньше её минут на пятнадцать-двадцать, чтобы Риша долго не бродила тут по дому неприкаянным духом.
   -Да, верно, - согласился сновида. - Тогда я ложусь спать, а Мари даст тебе духи.
   Девушка кивнула и вышла из комнаты, а Салазар улегся на кушетку и взял в руки наушники, после чего тихо обратился ко мне:
   -Риша, а что там в кабинете произошло между тобой и Мари?
   -Поговорили с ней по-женски, и нашли общий язык, - уклончиво ответила я.
   -Надеюсь, ты её не обидела? - суховато спросил он, а потом тут же добавил, не дожидаясь моего ответа: - Хотя уж если думать о разговоре, я предполагал, что скорее Мари может довести тебя до слёз... Увиденному я удивился.
   -Не волнуйся, не обижала я Мари, - мягко заверила я. - И поверь, она меня тоже не обижала. Она хорошая девушка и нравится мне.
   -Я рад этому, - довольно произнёс сновида. - И смею тебя заверить, когда ты узнаешь её ближе, твоё мнение о ней станет ещё лучше. Она невероятно понимающая, умная и умеющая, как никто другой сострадать, а уж о её преданности нужно легенды слагать для будущих поколений.
   -Верю, - успела ответила я, как Мари вернулась в комнату.
   -Вот, держи, - она протянула мне флакон с духами. - Пусть этот запах у тебя всегда ассоциируется с этим домом. Марка известная и её долго не снимут с продажи, а значит, ты всегда сможешь попасть в этот дом, где бы ни была, и дать о себе знать, стоит только купить эти духи.
   Я улыбнулась Мари, взяв флакон и открыв его, стала ходить по комнате, вдыхая тонкий аромат и рассматривая детали интерьера, а Салазар тем временем надел наушники и закрыл глаза.
   Спустя пятнадцать минут от запаха уже начала кружиться голова и я отдала духи Мари, а потом легла на софу, и удобно устроившись, тоже надела наушники, чтобы слышать свою музыку мозга.
   Знакомые звуки убаюкивали и быстро нагнали на меня дрёму, а затем я обнаружила стоящей себя в комнате рядом с софой, на которой спала. А рядом с моим телом стояла Мари, держа у носа флакон с духами.
   -Риша?! - позвала Мари. - Ты уже здесь или не вышло?
   "Здесь", хотелось сказать мне, но поняв, что это бесполезно, я сделала шаг в сторону и моё тело резко село на софе, а потом я кивнула головой и моя реальная половина сделала то же самое.
   Мари рассмеялась, увидев это, а потом оглянулась по сторонам и игриво добавила:
   -Слушай, мне всегда были интересны кое-какие глупости, но у Салазара я не решалась узнать. Например, во сне ты боишься щекотки? - хихикнув, она протянула руки к моему телу и принялась щекотать бока, на что тело немного дёрнулось, но я никого дискомфорта не ощущала. - Чувствуешь что-нибудь? - спросила она, и я отрицательно качнула головой. - А это чувствуешь? - она одной рукой взяла меня за ладошку, а второй провела по щеке.
   Почувствовав в этот раз тепло от её прикосновений, я подняла свободную руку и покрутила её, как бы давая понять, что что-то ощутила, но не совсем так, как это в реальности.
   -Ммм, чувствуешь, но воспринимается по-другому? - Мари сразу поняла меня и я кивнула.
   -А что здесь происходит? - сзади внезапно раздался голос Салазара, и я от неожиданности отпрыгнула в сторону, что тут же сделало и моё тело.
   -Ой, я сделала что-то не то? - испуганно спросила Мари.
   Отрицательно покачав головой, я указала ей на тело Салазара, которое село на кушетке, и рассмеялась, а потом выжидающе посмотрела на него и показала пальцами, что нужно идти.
   -Риша, со мной ты можешь говорить, - он тоже рассмеялся.
   -Чёрт! Забыла про это! Ох, нелегко осознавать, что с одними можно общаться только знаками, а с тобой можно разговаривать. Нужно к этому привыкать, - ответила я. - А с Мари мы проверяли, как воздействие на тело воспринимаются мной в этом состоянии. У тебя она стеснялась спросить.
   -Стеснялась? - в голосе Салазара проявились нотки обиды. - Зря.
   Он подошёл к ней и улыбнулся, а потом закрыл глаза и, протянув руку, нежно коснулся её щёки, отчего девушка изумлённо замерла, а потом громко воскликнула:
   -Ой, я вижу тебя! Это так необычно! Ты никогда раньше не проявлялся в комнате!
   Салазар на это улыбнулся, а потом пожал ей руку и показал, что нам нужно идти и повернулся уже ко мне.
   -Ну что, пошли к твоей матери? Закрывай глаза и представляй в деталях её лицо, а также повторяй имя и представляй, что переносишься к ней.
   -Я попробую, - пробормотала я, и в точности выполнив все слова Салазара, изо всех сил попробовала представить, что стою возле неё.
   "Получилось или нет?" - зажмурившись, спросила я себя, через несколько секунд и разочарованно вздохнула, когда услышала голос Салазара:
   -Судя по всему, прыжки к реальным людям тебе до сих пор не желают даваться, - сказал он. - Но ничего страшного. В следующий раз попробуем это же, но с привязкой к запаху.
   -Я неправильная сновида, - в очередной раз с досадой резюмировала я.
   -Риша, во-первых, как не крути, ты была изначально пассивной сновида, а это немаловажный фактор, поэтому многие вещи у тебя могут не получаться и это нормально. Во-вторых, даже для приобретённых способностей, ты можешь многое. Некоторые активные сновиды не могут того, что делаешь ты. Я, например, тоже не обошёлся без операции. Не мог преодолеть своё состояние атонии во время РЕМ-фазы, и редко мог материализовать предмет из сна. Но даже после хирургического вмешательства не так силён, как ты в некоторых моментах. Ну а в третьих, в данный момент твои способности могут претерпевать изменения. Ты беременна метаморфом и он уже лечит твои рубцы и шрамы. Вполне возможно, что и остальные травмы, приведшие к активизации способностей сновиды, он тоже исправит, и ты можешь вернуться или к состоянию до аварии, или же вообще до травмы от качелей...
   -Что? Я могу потерять все способности? - переспросила я, не зная как к этому относиться.
   "Хм, пока я не понимала, что со мной происходит, а я бы с удовольствие избавилась от снов и сомнамбулизма, но сейчас-то, когда я только начала осваивать способности, я не желаю их терять", - подумала я, а Салазар, увидев несчастное выражение моего лица произнёс:
   -Подожди расстраиваться. Мы не знаем, что точно происходит в твоём организме на данный момент. Может ребёнок лишь исправит то, что воспринимает, как угрозу для своей матери или приносит ей огорчение. Я точно не знаю, как вообще беременность метаморфом отражается на организме обыкновенной женщины.
   -Не хочу я терять свои новые возможности, - пробормотала я и, приложив руки к животу, с жаром произнесла про себя: "Солнышко, не надо мамочку лишать возможности перемещаться во снах. Эта хорошая способность и я не хочу её терять, так что не исправляй ничего у меня в голове. А вот за новые волосы я буду очень благодарна тебе, а так же за избавление от шрамов!".
   -Так, ладно, об этом можем и позже поговорить, - сказала Салазар. - Сейчас необходимо найти твою мать. Закрывай глаза, расслабься, представляй её лицо и крепче держи меня за руку...
   -Подожди, а письмо?
   -За письмом я могу вернуться в любой момент. Сначала разведаем обстановку и посмотри где твоя мать, а затем и выберем момент, как передать ей весточку. Нам ведь нужно сделать это незаметно от метаморфов, которые могут быть рядом с ней, а проявившись во время переноса такого физического объекта, как письмо, мы можем выдать себя.
   -Точно. Не подумала, - недовольная собой, ответила я, а потом показала на пальцах Мари, что мы уходим и, помахав ей рукой, подошла к Салазару и взяла его за руку, зажмурилась.
   -Представляй маму, - напомнил он, тоже взяв меня за руку, и в следующую секунду я ощутила, как дыхание перехватило и меня бросило куда-то вперёд.
   "Наверное, это и был прыжок", - решила я. "Когда бросала Салазара в свои фантазии, всё воспринималось по-другому. Но, наверное, одно дело придумывать, и совсем другое перемещаться в реальное место".
   Восстановив дыхание, я открыла глаза и чуть не расплакалась от счастья, увидев маму, стоящую на кухне, у плиты и что-то жарящую. А справа от неё, за столом сидел отчим и Архип, и с надеждой смотрели на неё, ожидая, пока она приготовит блюдо.
   -Наталья Игоревна, запах божественный, - произнёс метаморф, принюхиваясь к запахам, а отчим с готовностью закивал головой.
   -Но за вкус я пока не ручаюсь, - с улыбкой сказала мама. - Раньше не пробовала готовить такие сложные блюда из итальянской кухни, но глупо быть в Италии и не научиться таким вещам.
   -Значит, они в Италии, - сказал Салазар, всё ещё держащий меня за руку.
   -И с ними метаморф Луки. Это Архип. Тот, который уезжал из дома, когда мы туда пришли за паспортом, - прошипела я. - Значит, это всё-таки они захватили маму и отчима... Хотя, судя по всему не захватили, а наврали им. Мама с врагом так разговаривать бы не стала, и тем более готовить для них! Они просто используют её, чтобы добраться до меня, и придумали какую-нибудь сказочку.
   -Я уверен, что вкус будет не менее изумительным, - сказал Архип, а отчим добавил на ломаном русском:
   -Наташа, за что бы ты ни бралась, всегда всё выходит идеально. Так что и блюдо у тебя получится. Корми нас уже поскорее!
   -Пять минут подождите. Вот же нетерпеливые мужчины! - мама хитро посмотрела на них, а потом добавила то, что ввело меня в лёгкий ступор. - Причём, оказывается, что одинаковы и обыкновенный мужчина, и долгожитель метамофр!
   -Она сказала метаморф? - немного придя в себя, переспросила я. - Выходит, что ей рассказали о таком?
   -Хм, выходит, что да, - тоже с долей удивления отозвался Салазар.
   -Ну, мы же мужчины независимо от сущности и вида, - тем временем весело сказал Архип и подмигнул отчиму. - Кстати, а после вкусного обеда я планирую вас отвезти в собор Святого Марка, или можно посетить Дворец Дожей. Ну а завтра или послезавтра можно съездить на остров Мурано. Погода для ноября хорошая и стоит пользоваться моментом, чтобы осмотреть остальные достопримечательности.
   -Они в Венеции! Или где-то неподалёку, - воскликнул Салазар, а потом подошёл к окну и выглянул в него. - Нет, однозначно это Венеция.
   -А может сегодня стоит провести день дома? - предложила мама. - Вдруг именно сегодня Ирочка заглянет на почту и ответит на письмо.
   -На вашем новом телефоне стоит функция оповещения о письмах. Если Ирина ответит, мы сразу узнаем об этом...
   -Ох, скорее бы она уже написала, - мама тяжело вздохнула и пригорюнилась. - Волнуюсь я за неё.
   -Наталья Игоревна, не переживайте. Я ведь лично видел Иру. Если она пришла в дом, значит, может свободно перемещаться и опасность ей не грозит. Салазар по какой-то причине спас её и опекает, а значит и дальше всё будет хорошо. Она обязательно выйдет с вами на связь. А Лука защитит её от всего остального, - заверил Архип, и это окончательно поставило меня в тупик.
   -Салазар, я ничего не понимаю, - жалобно пробормотала я. - Мама знает, что рядом с ней метаморф, знает про тебя и, похоже, про то, что я могу перемещаться во снах...
   -И я ничего не понимаю, - ответил он, нахмурившись. - Мне кажется, что лучше вернуться домой и проверить почту. Как я понимаю, речь идёт об электронном ящике. А после уже решим, как реагировать на письмо - то ли там ответим, то ли сами его принесём. Согласна?
   -Да, так будет лучше всего, - подумав, ответила я.
   -Тогда закрывай глаза, я перенесу тебя назад, а после и разбужу. Проверим твою почту и выработаем дальнейший план действий.
   Кивнув, я снова взяла Салазара за руку и представила комнату в его особняке, но мысли крутились возле мамы и Луки. "Выходит, ей с отчимом рассказали всё и о метаморфах, и о моих способностях. Но почему?... Есть только два объяснения - или маме уже подписали смертный приговор и уверены, что она не выболтает сведения об этих существах. Или же, от неё ничего не хотят скрывать, потому что у метаморфов, а вернее у Луки, далеко идущие планы, связанные со мной, и он готов поведать правду о себе моим близким, чтобы показать свою искренность и доверие к ним", - какое из предположений было верным, я пока не знала, но очень хотелось разобраться во всём.
  
  
   Глава 25.
  
   Сидя втроём перед компьютером, мы недоверчиво смотрели то друг на друга, то в монитор, и пока переваривали прочитанное.
   -Может, твою мать заставили это написать? - первой заговорила Мари. - Что-то мне не верится, что метаморфы такие благородные, как здесь написано.
   -Мы ясно видели, что мать Риши нормально общается с одним из метаморфов. Это был не спектакль, - задумчиво ответил Салазар. - Что мы рядом, они знать не могли, а постоянно разыгрывать такое представление невозможно. Скорее всего, мать и отчим на самом деле считают метаморфов друзьями. Но совсем не обязательно, что они таковыми являются. Перед ними самими могли разыграть спектакль, чтобы втереться в доверие.
   -Согласна, - я кивнула. - По части введения в заблуждение метаморфы кому угодно могут дать фору. Я тоже всего неделю назад считала, что мне желают только добра. Но зачем метаморфам дружить с моей матерью? Неужели Лука думает, что таким образом может воздействовать на меня? Он должен понимать, что не поверю уже его словам, после всего случившегося... Хотя с другой стороны, он ничего и не требует, а готов добровольно отдать маму, без всяких условий... Нет, я всё равно ничего не понимаю! - нахмурившись, я задумалась о прочитанном.
   А подумать было о чём. Из маминого письма следовало, что рано утром, в тот день, когда я узнала о предательстве Луки, к ним приехал Архип с ещё одним метаморфом и сказал, что я попала в беду. А также рассказал, что теперь и им может грозить опасность, поэтому необходимо на время уехать и спрятаться, чтобы не усугублять ситуацию со мной. "И вот здесь первая загвоздка, которая заставляет задуматься. Я узнала о подмене ближе к обеду, а к маме явились рано утром. То есть, ещё до того, как я всё узнала... Выходит, Лука уже тогда понимал, что я вычислю Романа и просчитал, что можно шантажировать меня матерью... Или это просто подстраховка? Но почему тогда не шантажирует, а наоборот пишет, что готов привезти её в любой момент ко мне? Или он защищал маму от Романа, чтобы тот не имел лишний рычаг давления на меня? Тогда выходит, что Лука уехал не по доброй воле?" - я всё отчётливее осознавала, что с его отъездом не всё так просто, как хотел представить Роман.
   Далее мама писала, как ей рассказывали о моих способностях, и как они с отчимом уезжали, и не забыла при этом высказаться с обидой, что я молчала о происходящем со мной и моим здоровьем. "И она теперь долго не успокоится, считая, что я ей не доверяю. А ведь я просто не желала её беспокоить и планировала позже всё рассказать, после того, как получу лекарство от сомнамбулизма. Но теперь придётся долго оправдываться", - я тяжело вздохнула.
   А вот то, что писалось дальше, ставило меня в тупик, и я не понимала, чему верить, а что лишь подстроено. Мама писала, что вначале ей не рассказали о том, что я оказалась в руках метаморфов и она считала, что и с ней рядом обыкновенные люди. Но спустя два дня их выследили и напали, пытаясь отбить мать, и вот тогда она осознала, что имеет дело не с людьми. "Тут уже стоит хорошо подумать о происходящем. На самом деле на них напали, или же это был спектакль? Если спектакль - то для чего? Она пишет, что с изумлением смотрела на то, как метаморфы дерутся и не понимала, почему раны, которые были бы смертельны для людей, им не причиняют особого вреда, и долго после этого приходила в себя, услышав с кем имеет дело. Но ей как бы и до этого намекали, что они не совсем обыкновенные люди. Поэтому она отчасти была готова к такому повороту событий. Окончательно всё прояснил Лука, приехавший на третий день их бегства. Так что же получается? Если ей намекали, значит, собирались рассказать правду? Лука сам хотел поговорить с мамой, но не сразу мог приехать? А нападение? Это демонстрация силы, или на самом деле случайность? Вернее, не случайность, а действия Романа, чтобы вернуть меня? Тогда однозначно становится понятно, что Лука всеми силами пытается защитить мою маму. И стоит пересмотреть взгляд на ситуацию. Но если это демонстрация силы, чтобы намекнуть - не дёргайтесь, потому что мы многое можем?! Или же всё проще - это срежиссированное нападение, лишь способ расположить к себе? Типа, видите, мы ваши друзья и защищаем вас... Ох, сколько же вариантов! Однако даже не это здесь главное. Нападали на маму или нет, но по факту она уже доверяет метаморфам. В конце вон вовсю расхваливает их, рассказывая, как они заботятся о ней, охраняют, чуть ли не во всём потакают. А особенно много дифирамбов в сторону Луки. Он прямо очаровал маму. Она чуть ли не умоляет дать ему шанс поговорить со мной и объяснить всё то, что случилось до этого. Вообще, такое впечатление, что ей уже всё рассказали, и только я одна не знаю, что происходило в моей жизни, пока жила среди метаморфов!".
   -Риша, думаю, это какая-то ловушка, - подал голос Салазар. - Слишком уж всё гладко. Метаморфы спасают твою мать, затем на них нападают другие метаморфы, потом приезжает тот, который всё время лгал тебе и рассказывает обо всём, что с тобой случилось, а так же открывают тайну кто они на самом деле. Откровенность у этих существ не в чести. Они слишком лживы и изворотливы. Всё это задумано, чтобы добраться до тебя...
   -Это ясно и без письма, - уныло ответила я и кивнула на монитор. - Вон и в постскриптуме от Луки написано, что он готов передать маму мне в любой момент, и просит выделить ему хоть десять минут, чтобы всё объяснить...
   -А как только ты явишься на встречу, тебя схватят, - сказала Мари.
   -Думаю, скорее всего, это разыгрывалось не для захвата, - рассеяно вставил Салазар. - Метаморфы хотят большего, чем получить сновиду. Они хотят, чтобы Риша пришла добровольно и помогала в делах. Они ведь понимают, что я многое ей расскажу и научу противостоять им. Захватить сновиду и заставить работать на себя даже с помощью шантажа очень непросто. Можно ведь в любой момент взбунтоваться и перебить метаморфов. Даже если тело держать в одной части дома, а родственников в другой, сновида способен за короткий промежуток времени уничтожить многих врагов, пока его не разбудят... Подумайте сами - зачем им сновида, которую они будут бояться ввести в сон... Нет, я думаю, метаморфы ведут более тонкую игру. Они снова хотят, чтобы ты воспринимала их как друзей. Поэтому и разыграли спектакль со спасением твоей матери, нападением на неё, и так обхаживают сейчас. Тебя постараются убедить, что то происшествие с Романом, это только его инициатива, а все остальные метаморфы хорошие...
   -А вдруг это вообще не мама писала, и не её мы видели, а какого-нибудь метаморфа, играющего её роль, - в голову пришла новая мысль и я тут же её озвучила, но Салазар отрицательно качнул головой и сказал:
   -Исключено, что это не твоя мать. Тогда бы не сработало перемещение к ней. Называя фамилию и представляя человека, сновиды попадают к истинным людям, а не тем, кто берёт их личину. Даже если бы какой-то из метаморфов прикидывался твоей матерью, мы бы всё равно попал только к ней...
   -А если бы её не было в живых, куда бы мы попали? - тихо спросила я, преодолевая страх, что мамы может уже и не быть на этом свете.
   -Никуда. Ведь мы шли не только по внешности, а в большей части по фамилии и имени. Так что не волнуйся - твоя мать жива и это именно её мы видели, - заверил Салазар и ободряюще мне улыбнулся.
   -Ну, хоть это радует, - пробормотала я, а в остальном всё по-прежнему представало в туманном свете. - Так что делать-то? Понятно, что метаморфы пытаются заполучить меня... Хм, или не метаморфы, а один Лука... Я всё больше склоняюсь к мысли, что он уехал не по своему желанию. У него с Романом возник какой-то конфликт или же это обыкновенная борьба за власть, и меня хотят в ней использовать, чтобы либо убрать Романа, либо за что-то ему отомстить.
   "Или же Лука действительно что-то ко мне испытывал", - ещё один вариант подсказала интуиция, но я быстро отогнала эту мысль. "Испытывал бы, так не уехал и не бросил меня в лапах этого чудовища Романа и его братца. Нашёл способ хотя бы предупредить, если не мог забрать. А маму забрал к себе, потому что и в дальнейшем рассчитывал на мою помощь в борьбе с Романом. Опять хочет казаться добреньким и заботливым. Но не выйдет!".
   -Значит так, раз метаморф согласен в любой момент выдать тебе мать без всяких условий, заберём её. Точнее, её заберут мои люди, - произнёс Салазар. - Выдвинем такое условие, и посмотрим, насколько нам говорят правду о благих намерениях. Только у меня сразу условие - в течение месяца ты не сможешь видеть мать. Прости, но это необходимо, чтобы проверить есть слежка или нет. А так же если на самом деле было нападение - понять, кто это мог сделать. Тут тоже двоякая ситуация. Если кто-то нападал, то и он может отслеживать передвижения твоей матери, чтобы найти тебя. Не зря ведь возле основного дома два кольца метаморфов. Тут что-то не чисто, поэтому тебе с матерью пока лучше держать дистанцию, - он с извинением посмотрел на меня. - В остальном обещаю - твоя мать ни в чём не будет знать отказа. А после уже привезём её сюда...
   -Или я к ней поеду, - добавила я и бросила ободряющий взгляд на Мари.
   -Там видно будет, - рассеяно ответил Салазар, думая о чём-то другом. - Ну а если не захотят её отдавать, будем действовать жёстко. Где она, мы знаем и запросто можем организовать нападение и отбить её так же, как тебя. В общем, необходимо ответить на письмо, а затем я его отошлю одному другу, и он уже отправит его по адресу, чтобы в случае чего наше местоположение не могли выследить.
   -Хорошо, сейчас я напишу ответ. Только скажи, где встречу назначать, чтобы забрать маму?
   -Давай в Турине. Это приблизительно посередине между нами, - подумав немного, сказал сновида. - Скажи, что её заберут мои люди. А потом я прикажу отвезти твою мать на один из Средиземноморских островов. Есть у меня одно место на примете, где все чужаки будут как на ладони. Там невозможно незаметно подобраться ни с воздуха, ни с воды. А также мы сделаем ещё одну вещь, чтобы обезопасить себя. Проверим твою мать во сне, а так же того метаморфа, который рядом с ней...
   -И было бы неплохо прощупать самого Луку или Романа, - добавила я.
   -Это был бы идеальный вариант, но ты же не знаешь родового имени этих метаморфов и внешности, которую они сейчас носят, - уныло сказал Салазар. - Хотя всё же попробовать можно. Может кто-нибудь из них сейчас носит ту личину, которую ты видела. Ладно, пиши письмо и будем ожидать ночи. Только не говори матери в письме, что мы знаем о месте её нахождения.
   Кивнув, я придвинулась к столу с компьютером и, создав новый файл, принялась писать маме письмо. Однако так как понимала, что его будут читать и метаморфы, обращалась в большей степени к ним и делала это в холодном тоне. "Но как же хочется высказать Луке, всё, что я о нём думаю! Причём в самых жёстких и нелицеприятных словах! Чтобы он понял, насколько я ненавижу его за ложь, попытку использовать меня, за предательство и манипуляцию мамой!" - подумала я, изо всех сил сдерживаясь, чтобы не вставить в послание пару едких, злых словечек. "Тем не менее, делать этого не стоит, пока мама у метаморфов, иначе могу испортить всю ситуацию".
   Когда письмо было написано, я дала его почитать Салазару и Мари и, внеся несколько правок, встала из-за стола, уступая место Салазару, чтобы он отправил письмо своему доверенному лицу.
   -Вот и всё, - произнёс он, когда это было сделано. - Минут через десять-пятнадцать письмо будет у них, и возможно мы ещё дождёмся сегодня ответа, перед тем, как пойдём в сны.
   -Надеюсь, что ответят быстро, - откликнулась я. - Очень хочется понять - на самом деле готовы отдать маму или это лишь блеф и сейчас начнутся отговорки. Пока я склоняюсь к мысли, что будет второй вариант.
   Однако спустя сорок минут я поняла, что неправа. А так же мы выяснили немаловажную деталь. В пришедшем письме, написанном от имени Луки, не было и намёка на шантаж, и даже недовольства, что маму будут забирать люди Салазара, и что я на встречу не приеду. Он лишь попросил указать точное место, куда привезти маму и отчима и заверил, что сделает всё возможное, чтобы обезопасить их до передачи нашим людям. Так же он просил пока не возвращаться в Лион, потому что метаморфы Романа следили за домом Салазара и имелась вероятность, что они пойдут на штурм или уничтожение дома, чтобы убить меня, потому что сделанное Романом считается преступлением, и его могут жестоко наказать, если я начну говорить. А последние слова в письме вообще растрогали меня до глубины души.
   В конце Лука писал о том, что многое хочет мне сказать, но не доверяет электронной почте, поэтому напишет письмо и передаст его с мамой, и там уже объяснит, почему ему пришлось уехать и как его заставили это сделать. А также выражал надежду, что я всё же дам ему шанс исправить ситуацию и однажды лично встречусь с ним. И всё это писалось с такой нежностью и теплом, что на глаза навернулись слёзы.
   -Не верь ему! - раздражённо бросил Салазар, тоже прочитав письмо и увидев, что я едва сдерживаюсь, чтобы не заплакать. - Он пытается манипулировать тобой. Давит на чувства, называя тебе Ириской. А предупреждение о слежке за домом написал специально, чтобы расположить тебя ещё больше к себе. Он ведь понимает, что об этом мы узнаем в первую очередь, а вернее уже знаем и поэтому не возвращаемся. Это лишь игра, как и всё остальное до этого.
   -Да понимаю я всё это! - тоскливо выдавила я, а потом, не в силах больше сдерживаться, пробормотала: - Мне нужно побыть одной, - и выбежала из комнаты.
   Прибежав в свою спальню, я упала на кровать и разрыдалась, чувствуя, как меня всё больше раздираю сомнения. Разум кричал, что верить Луке нельзя, что его нужно вычеркнуть из моей жизни, потому что он сначала лгал, притворяясь мужем, а потом и использовал, желая получить сновиду в своё личное распоряжение. Но сердце тихо шептало, что возможно не всё так, как показалось изначально и требовало лично встретиться с ним, чтобы выслушать его, заглянуть в глаза и наконец, окончательно определиться с тем, как относиться к тому, от кого я беременна. И этот тихий шёпот перекрывал крик разума, сводя меня с ума внутренним спором и трактовкой событий то в пользу холодного расчёта со стороны Луки, то в пользу проявления его чувств и заботы обо мне.
   То плача, то успокаиваясь, я даже не могла определиться со своими чувствами. Я понимала, что должна ненавидеть Луку за всё то, что со мной случилось, но не ощущала этой жгучей ненависти, а наоборот внутри всё больше росло чувство, что всё ещё может наладиться, если я этого захочу.
   "Нет, нужно что-то конкретно решать, а не слёзы лить", - после очередного потока сказала я себе и, встав, пошла в ванную комнату. "И решать нужно как можно скорее, иначе превращусь в вечно ревущую истеричку, которая и сама понять не может - любит она или ненавидит того, чьего ребёнка носит под сердцем. В конце концов, нужно о малыше думать, а с таким моральным состоянием я не только себе треплю нервы, а и ему. Поэтому сейчас умоюсь и спокойно, бесстрастно всё обдумаю, а потом буду чётко следовать принятому решению!" - твёрдо сказала я себе и, открыв холодную воду, принялась ополаскивать лицо. А когда более-менее привела себя в порядок, вернулась в спальню и сев в кресло, сдержанно спросила себя: "Итак, если у меня все основания думать, что Лука не испытывал ко мне тёплых чувств? Нет. Все его поступки в доме говорили о том, что я ему небезразлична. Но с другой стороны - это может быть игрой. Или, как говорил Салазар, краткосрочной привязанностью. Дальше - стоит ли верить, что Лука спокойно бросил меня в беде? Нет. Сейчас многое указывает на то, что ему пришлось уехать. Могу ли я точно утверждать, что он всё время лгал мне и всё это разыгрывал только, чтобы использовать?" - этот вопрос был самым тяжёлым и, получив на него ответ, я бы сразу избавилась от всех сомнений, но ответа как раз и не было.
   Покусывая нижнюю губу, я уже ощущала, как начала болеть голова от этих душевных метаний. "Нет, тут однозначно необходимо встречаться с Лукой лично, чтобы всё выяснить. Иначе я точно сведу себя с ума. Да и нужно быть откровенной с собой - даже если откажусь от встречи с Лукой и получится ненавидеть его, я всё равно буду задаваться вопросом: "А что он хотел мне рассказать? Правильно ли я сделала, вычеркнув его из своей жизни?" И эта душевная пытка никогда не закончится. А ведь я даже не могу сказать, что ненавижу его... Значит, лучше встретиться с ним и лично поговорить, чтобы всё выяснить. И сделать это необходимо быстрее, пока беременность незаметна, иначе потом не смогу показаться ему на глаза и пытка сомнениями и вопросами продолжится", - решила я и, встав, направилась к выходу, чтобы немедленно поговорить с Салазаром.
   Нашла я его в кабинете. Сидя за компьютером, он рассматривал какие-то графики, а увидев меня, нахмурился и, выключив монитор, с тревогой спросил:
   -Ты плакала?
   -Было чуть-чуть, - нехотя призналась я. - И эти слёзы могут быть не последними, если я не встречусь с Лукой и не поговорю. Поэтому я хочу лично участвовать при передаче мамы и прошу отправить меня в Турин...
   -Риша, нет! Об этом не может быть и речи! - отрезал Салазар. - Метаморфам верить нельзя и тем более встречаться с ними!
   -Мне это нужно, понимаешь, - я умоляюще посмотрела на него. - Хочу разобраться в ситуации, чтобы уже дальше жить нормально...
   -В чём здесь разбираться? В том, что тебе всё время врали? Что использовали тебя и дрессировали как ручную зверюшку, чтобы ты потом тягала им нужные предметы? Что наградили ребёнком, который способен думать только о своих интересах? Что выкрали твою мать? Что, в конце концов, пытались тебя убить?! Ты что, уже забыла, как тебя держали в горячей воде, а перед этим натравили меня? И после всего этого ты хочешь ещё в чём-то разбираться?
   -Да, хочу. Не всё так однозначно, как ты говоришь, - решительно ответила я. - Некоторые действия Луки вызывают противоречивые мысли, и я хочу знать, насколько правдива была моя жизнь у метаморфов. Только Лука может ответить на некоторые вопросы...
   -Риша, да и так всё понятно - тебя использовали и продолжали бы это делать дальше, пока ты не спеклась бы! Поэтому нет смысла присутствовать при передаче твоей матери и тем более встречаться с тем, кто виноват во всех твоих бедах! - Салазар всё больше распалялся и повышал голос.
   -Нет, не понятно! - я тоже повысила голос. - По крайней мере, мне!
   Салазар внимательно посмотрел на меня, а потом указал на диван, а когда я села, присел рядом и ласково сказал:
   -Послушай, я понимаю, что сейчас ты растеряна. Слишком многое в твоей жизни произошло за последнее время, да ещё и эта беременность. Ты лишний раз задумываешься об отце своего ребёнка, и сегодняшнее письмо поспособствовало этому. Я даже предполагаю, что у тебя к нему остались какие-нибудь чувства, и ты надеешься, что возможно, и он что-нибудь испытывает на самом деле. Но поверь, это не так. Метаморфы не умеют любить. Этот Лука вскружил голову и не забери я тебя, возможно, потерял бы уже интерес и передал другому, готовому разыгрывать его роль, чтобы удовлетворить свои потребности. Но он-то, конечно, в таком не признается и будет уверять тебя в вечной любви, чтобы заполучить твои способности.
   -Не исключаю и такого, - пробурчала я. - Но хочу посмотреть ему в глаза и услышать лично всё то, что он хочет мне рассказать. Я считаю, что так будет правильнее всего. Иначе я не смогу обрести душевного спокойствия...
   -Риша, сможешь, - мягко произнёс он. - Время постепенно вылечит все твои раны, и ты забудешь о том метаморфе, который так поступил.
   -Время вылечит? - скептично переспросила я. - Но ведь тебя не вылечило. Сколько ты уже мстишь за Мию? Из слов Мари я поняла, что четвёртый год. Я столько не выдержу тех мыслей, которые мучают меня...
   -Моя месть и твои чувства это разные вещи, - сухо вымолвил Салазар. - Он ведь тебя даже по-настоящему не любил. А я для Мии был самым родным человеком.
   -Ну а я вскоре получу того, кто станет мне самым родным, - я указала на свой живот. - Так что мне необходимо выяснить отношения с его отцом. Поверь, мне проще узнать, что меня не любили, чем вообще ничего толком не знать...
   -Да в том-то всё и дело, что правды ты не узнаешь! - Салазар опять начал выходить из себя. - Услышишь очередную ложь! Я уже видел, как Миа когда-то поддалась сладким речам одного матаморфа, и не позволю поступить с тобой так же!
   -Со мной так же не получится уже по той простой причине, что у нас разные ситуации. И потом, я не какая-то простодушная дурочка, которую поманят пальчиком, а она побежит. Я хочу всего лишь поговорить с Лукой, а ты думаешь, что я брошу всё и пойду за ним на край света. Это просто разговор! - воскликнула я, начав терять терпение. - Так же необходимо проверить отдают ли мне маму с отчимом, или их копию. Ведь и здесь нас могут обмануть. Продолжат держать их у себя, а нам подсунут метаморфов, чтобы те разузнали, где мы. А задав маме какие-нибудь личные вопросы, я быстро выясню - она это или нет. Ну а для подстраховки, чтобы ты не волновался, будешь где-нибудь поблизости, в фазе РЕМ-сна. Если что-то пойдёт не так, убьёшь Луку, - голос на этих словах дрогнул, сердце пропустило удар от мысли, что он может умереть, и я замолчала.
   -Проверить отдают твою семью или метаморфов можно и по телефону, - упрямо ответил Салазар. - А моя фаза РЕМ-сна не поможет. За десять минут ты, вряд ли выяснишь всё и с матерью и с Лукой, и они прекрасно это знают! Сначала специально затянут время, а когда убедятся, что меня рядом быть не может, перебьют моих людей и заберут тебя! Так что, о встрече не может быть и речи!
   -А даже если и заберут меня? Что в этом такого? Ты же в любой момент можешь меня найти и перебить всех метаморфов, которые будут рядом! Они это должны понимать и не станут так рисковать!
   Салазар с недовольством посмотрел на меня, понимая, что ответить на такое нечего, а потом снова упрямо повторил:
   -Всё равно я против этой встречи!
   -Я не спрашиваю твоего разрешения, а прошу отвезти меня туда, и плевать против ты или нет! - раздражённо выкрикнула я и, разойдясь, добавила: - Не хочу, как и ты, всю жизнь быть несчастной! Посмотри, во что ты превратил свою жизнь! Ты только и думаешь, что о мести, не замечая ничего вокруг или отталкивая всех, кто тебя любит! Не хочу мучиться и дальше! Я желаю понять, что происходило в моей жизни, а потом спокойно дальше растить ребёнка, когда он появится на свет, а не плакать, глядя на него и думать о Луке, не зная точно, что он испытывал ко мне! А если сейчас не выясню всё это, буду отравлять жизнь не только себе, а и своему малышу!
   -Значит, так ты обо мне думаешь? - сновида прищурился, холодно рассматривая меня. - Думаешь, что я живу только местью?! Отравляю кому-то жизнь?!
   -Да, отравляешь! Мари! Она тебя любит, а ты желаешь только одного - отомстить за Мию! Открой, наконец, глаза и оглянись вокруг! В жизни помимо мести есть масса других стимулов...
   -Не надо втягивать в наш разговор Мари! Мы говорим сейчас о другом!
   -Да не совсем о другом! Если я сейчас тебя послушаю, то получу в итоге то же, что и ты! Рана, причинённая Лукой, всю жизнь будет болеть, и я больше никогда не буду прежней Ирой! А если я всё выясню, то смогу нормально жить! Какой бы ни была правда, она поможет мне! Я хочу растить своего ребёнка зная, каков был его отец, а не думать о том, что он хотел мне сказать! - вскочив, я уже не стесняясь кричала. - Понимаешь, я хочу жить не только болью от предательства, а двигаться и дальше, ища в жизни другие положительные стороны! А ты как раз этого не делаешь! Зациклился на мести и живёшь только ею! Разве нет? Ты не видишь и не понимаешь, что Мари тебя любит и может придать твоей жизни больший смысл, чем месть? Даже я это вижу! А ещё я понимаю, что ты сам испытываешь к ней чувства, но трусливо прикрываешься тем, что можешь умереть в любой момент и поэтому желаешь избавить её от боли! Что это за жизнь такая, когда живёшь лишь прошлыми воспоминаниями или страхами, или местью?!
   -Не смей на меня кричать! - Салазар тоже вскочил с дивана. - По-твоему что, я должен забыть о смерти сестры и жить в своё удовольствие?!
   -Нет! Никто не говорит, что нужно забыть обо всём! Нужно для начала научиться хотя бы жить нормально! Я никогда не забуду, как со мной поступили метаморфы, но не буду эту злость и обиду ставить во главу своей жизни, а ты делаешь именно так! И сделаю всё возможное, чтобы унять эту обиду! Например, сейчас, я хочу просто поговорить с Лукой, чтобы хоть в чём-то разобраться! И чтобы я там ни узнала, я продолжу нормально жить хотя бы ради своей матери и ребёнка! А ты... Ты живёшь только одним - местью! Так нельзя! Ищи и дальше способы наказать виновных метаморфов, но не плюй на всю остальную жизнь..., - произнесла я, а потом осеклась, когда до меня дошли последние слова Салазара. Поэтому следующее я уже сказала сдержанно: - Подожди, ты что, чувствуешь вину, что остался жить, а не умер, как Миа?! Но это же глупо! Твоя сестра в первую очередь была бы против такой жизни. Представь, что умер ты, а не она. Ты бы хотел, чтобы Миа всю жизнь потратила на месть, или желал, чтобы она была счастлива и прожила полную, прекрасную жизнь за вас двоих?
   -Для неё мести я не желал бы, - глухо ответил он и тут же уверенно добавил: - Но я - мужчина и должен отомстить за свою сестру.
   -Что ты мужчина, факт, конечно, неоспоримый, - согласилась я. - Причём такой мужчина, от которого женщины теряют голову и готовы на всё. Но не стоит всё возводить до степени абсолюта. Можно и мстить, и при этом нормально жить.
   -Я не могу... Дело не только в мести, - Салазар как-то весь сжался, плечи поникли и он устало опустился на диван, а затем тихо сказал: - Я вижу, что Мари меня любит и хотел бы ответить ей взаимность... Видит Бог, очень хочу, но не могу... Я боюсь, что позволив себе любить, забуду о Миа и перестану мстить. И одновременно с этим боюсь, что если не забуду, то однажды умру, а Мари придётся переживать мою смерть. А ведь у нас к тому моменту могут родиться дети... Что с ними будет? Она человек и не сможет защитить наших детей-сновид от метаморфов. Её убьют, а детей заставят работать до смерти на тех, кого я ненавижу... Столько мыслей на этот счёт, что я порой не нахожу себе места... Если бы ты знала, как мне иногда хочется подойти к ней и сжав в объятиях, никогда не отпускать, но этим я могу превратить её жизнь в ад, или вообще убить своей любовью... И при этом не могу отпустить её совсем из своей жизни... Я пытался, но как представлю, что больше её никогда не увижу, дыхание перехватывает..., - каждое слово ему давалось с таким трудом и ощущалось столько горечи и безысходной тоски, что у меня на глаза навернулись слёзы, а Салазар неожиданно схватил меня за руку и с жаром произнёс: - Риша, помоги, у меня есть пару знакомых, которые могут понравиться Мари. Убеди её не отталкивать их. Я уверен, что кто-то из них сможет дать ей счастье, и при этом я не потеряю её. Она останется при мне как врач, и я смогу видеть её каждый день, но она будет счастлива в личной жизни и перестанет думать обо мне.
   -Ты готов отдать любимую женщину другому, и смотреть на её счастье? - изумлённо спросила я.
   -Я на всё готов, только чтобы Мари не пострадала. Пусть это будет другой. Она важнее, чем моя боль от невозможности быть с ней.
   -Ну уж нет! Не нужен мне другой! - дверь в кабинет открылась и ворвалась Мари. - Как там в России говорят - волка бояться, в лес не ходить? Не буду я знакомиться с другими и не собираюсь уходить от тебя! Сколько суждено прожить, буду рядом с тобой! Не позволю тебе умереть! И детей наших не отдам никому! Думаешь, что если я обыкновенный человек, то беспомощна?! Да я любому метаморфу горло перегрызу за тебя и наших детей! Позвоночник вытрясу! Вырву все жизненно важные органы!
   Мари кричала, размахивая руками, а мы с Салазаром оцепенели, глядя на неё и не знали, что сказать.
   -И не надо так на меня смотреть! Да, я подслушивала ваш разговор и у меня тоже есть своё мнение! И теперь я точно не отступлю и не позволю тебе больше мучить и меня, и себя! - она в упор посмотрела на Салазара, а затем бросила на меня мимолётный взгляд и указала на дверь, давая понять, чтобы я оставила их вдвоём.
   Кивнув, я попятилась к выходу, осознавая, что при их разговоре мне лучше не присутствовать, а про себя подумала: "Но если Мари его не убедит и он продолжит сопротивляться, тогда помогу его дожать".
   Однако, судя по тому, как сначала из кабинета раздавались крики Мари, а потом наступила тишина, и никто не вышел, я поняла, что дожимать Салазара не нужно и он сам сдался. А когда спустя два часа в мою спальню влетела раскрасневшаяся Мари, со слегка припухшими губами и, пряча взгляд, попросила спуститься меня вниз, я поняла, что у них, наконец, наступило взаимопонимание.
   -После выяснения отношения занялись деланием маленьких сновид? - с улыбкой спросила я, когда мы спускались по лестнице.
   -Что, так заметно? - Мари покраснела, оправляя свою одежду, а потом проводя рукой по волосам.
   -Угу. Припухшие от поцелуев губы тебя выдают. Блеск в глазах. Но я только рада этому, - мягко ответила я и пожала ей ладонь. - Салазар действительно тебя сильно любит, раз готов был отдать тебя другому ради твоего же счастья.
   -Только я не хочу никому отдаваться, кроме него и он, наконец, это понял, - стеснительно ответила она. - Конечно, многое ещё стоит с ним обсудить и многое вбить в его голову, однако первый шаг уже сделан, и я не отступлю и не позволю ему жертвовать собой.
   -Молодец! За своё счастье нужно бороться, - оптимистично произнесла я.
   -Спасибо тебе, что завела об этом разговор, - Мари на секунду остановилась и проникновенно посмотрела мне в глаза. - Поверь, я никогда этого не забуду и всегда помогу тебе. И отдельное спасибо, что не разозлилась на меня, когда я... ну в общем, вела себя, как стерва... Теперь и за тебя я из кого угодно вытрясу все кости. Я рада, что ты появилась в нашей жизни.
   -И я рада, что встретила вас, - пробормотала я и, прижав к себе Мари, похлопала её по спине.
   -Ох, не нужно, а то я сейчас расчувствуюсь окончательно и начну лить слёзы от счастья и благодарности, - проворчала она, высвобождаясь. - Лучше потом, когда сделаем всё задуманное, мы с тобой посплетничаем, и я счастливо поплачусь в твоё плечо, в сотый раз благодаря за сделанное.
   -Договорились, - я рассмеялась, отпуская молодую женщину.
   -А сейчас нам нужно сосредоточиться. Салазар сдался не только мне, а готов пойти и тебе навстречу. Только сначала хочет убедиться, что опасности в этом нет. Так что вы скоро отправитесь в сны.
   -Спасибо, - добродушно ответила я.
   -Только не задерживайтесь там сильно, - кротко попросила она. - Я, можно сказать, слегка изнасиловала Салазара, и сил у него поубавилось. А хочется ведь ещё и нормальной ночи, в кровати... кхм... ну, в общем, ты поняла, о чём я.
   -Поняла, - весело ответила я, представляя, как Салазар сдаётся под напором Мари. - Не волнуйся. Один цикл сна и он весь твой.
   Салазар ожидал нас в лаборатории. Стоя возле окна, он сцепил ладони на затылке, глядя во тьму и чувствовалось, что он сейчас испытывает удовлетворение, а то, каким жадным взглядом он посмотрел на Мари, когда мы вошли, говорило о том, что она причина его хорошего настроения.
   -В общем так, сейчас ты описываешь мне своего метаморфа и пытаемся найти его, - воодушевлённо произнёс он. - Но сразу предупреждаю, может и не выйти. Где он, его родовое имя и какую внешность сейчас носит, мы не знаем, а значит, результата может и не быть. Если не выйдет, покопаемся в снах того метаморфа, который с твоей матерью и прощупаем её заодно. А потом, если всё хорошо, уже примем окончательное решение насчёт твоей поездки и встречи. Согласна?
   -Согласна, - подтвердила я и, улыбнувшись, подумала: "Салазару и самому не терпится побыстрее разобраться со снами, чтобы вернуться в реальность и насладиться взаимоотношениями с Мари. Ну что ж, не будем затягивать с этим".
   Как можно подробнее я описала ему Луку, а потом дождалась своего погружения в сон и, засыпая, надеялась, что смогу заглянуть в подсознание отца своего ребёнка. Но к моему большому разочарованию ничего не вышло. Салазар три раза перетаскивал меня в сны, но это были чужие люди, лишь внешне похожие на Луку, а его мы так и не нашли.
   "Эх, неправильная я сновида", - в очередной раз посетовала я, злясь на своё неумение прыгать по заказу. "Попрошу при встрече незаметно сфотографировать Луку и всё равно покопаюсь в его сознании, чтобы окончательно со всем разобраться. Имея его снимок и применяя ароматизатор, я большего добьюсь, чем действия наугад", - решила я.
   -Возможно, он сменил внешность, а может я плохо представляю себе того метаморфа, поэтому и не получается прыгнуть, - сказал Салазар, видя, что я расстроилась. - Пошли тогда к твоей матери. Может, хоть там узнаем что-нибудь важное.
   -Пошли, - согласилась я и, закрыв глаза, попыталась представить её, чтобы облегчить Салазару прыжок.
   Однако и там ничего интересного мы не узнали, кроме того, что маме рассказали о моём письме, и она уже в подсознании видела, как обнимает меня. А Архип проигрывал процесс передачи и старался предусмотреть все возможные препятствия.
   "Судя по всему, нам действительно собираются передать маму и отчима без козней", - поняла я, глядя со стороны на вариант событий который представлял Архип. "Или же ему не говорят о задуманном. Метаморфы ведь в курсе наших способностей и осознают, что мою мать мы найдём быстро, а значит, прощупаем и всех тех, кто рядом с ней".
   "Ну что ж, рискну встретиться лично с Лукой, чтобы расставить все точки над "i" в своей жизни. А там уже буду смотреть, как жить дальше. Тем более, что скоро в моей жизни прибавится ещё один человечек, или правильнее полуметаморф-полусновида, ради которого стоит побороться".
  
  
   Глава 26.
  
   Чем ближе мы подъезжали к месту встречи, тем больше я волновалась. Сердце уже билось настолько сильно, что его гул отдавался в ушах, а ладошки вспотели и, вытирая их о брюки, я изо всех старалась успокоиться.
   -Риша, а может, всё же не пойдёшь? - спросил Салазар.
   -Пойду, - упрямо ответила я.
   -Ну ты же сама этого боишься...
   -Не боюсь, - буркнула я, а про себя подумала: "Не понимает он, что я волнуюсь вовсе не из-за встречи с возможными врагами, а из-за Луки. А вот Мари, как женщина, осознаёт, что меня волнует", - я поймала её понимающий взгляд и вздохнула.
   "Нет, вот я точно дура, раз сейчас так переживаю, и чего уж греха таить, жду этой встречи с Лукой... Не зря, наверное, говорят, что мы, женщины, нелогичные существа. Вот я, например, при том, что злюсь на Луку, зачем-то подкрасилась и из обновок, купленных с Мари, выбрала элегантный брючный костюм и симпатичную курточку, вместо того, чтобы поехать в обыкновенных джинсах и свитере, и при этом совсем не накрашенной. Вот зачем одеваться так, чтобы понравиться Луке? Ведь именно на это я в глубине души надеюсь, что увидев меня в таком виде, он пожалеет, что так поступил со мной. Но при этом готова проклясть его за обман и использование моих способностей... Тьфу ты, мы жалуемся, что мужчины нас не понимают, а как нас понять, если мы и сами не может этого?".
   -Не волнуйся, ребята тебя в обиду не дадут, а я подстрахую, - опять подал голос Салазар и кивнул в сторону крепких парней, едущих вместе с нами в микроавтобусе.
   -Знаю, - бросила я и в очередной раз задумалась о том, как себя вести с Лукой.
   "Главное, не показывать свои чувства. Да, он меня использовал и хочется высказаться на этой счёт без обиняков, но это только унизит меня. Высказывая обиду, я покажу свою слабость и уязвимость, а этого точно не желаю. А если Лука думает, что я паду к его ногам, благодаря за спасение мамы, то он сильно ошибается. Буду вести себя холодно и сухо", - окончательно решила я и, поправив парик, пригладила волосы.
   -Уже подъезжаем к площади Кастелло, - произнёс водитель, и Салазар деловито сказал, обращаясь к моим телохранителям:
   -Значит так, действуем по разработанному плану. Вы двое сейчас направляетесь в ресторан. Вы двое спустя двадцать минут. Вы - ещё через двадцать минут. Ну а вы пятеро идёте вместе с Ришей и ни на шаг от неё не отходите. Если с её головы хоть волосок упадёт, спрошу по полной. Как только передают её мать и отчима, вы двое сразу уходите. Где машина для вас, вы знаете и куда направляться, тоже, - он обвёл властным взглядом всех мужчин, и они ему кивнули, а потом посмотрел на меня и уже мягче продолжил: - Не волнуйся. Только в одном ресторане с тобой останется девять наших ребят. Плюс на улице десяток тех, кто занял позиции ещё с утра...
   -Салазар, не думаю, что метаморфы устроят разборку в общественном месте, где много туристов...
   -Меры предосторожности не помешают, - нравоучительно ответил он. - Мне, например, плевать бы было - общественное место или нет. Максимум, что случится, если произойдёт разборка, это увидевшие её или побоятся говорить о необычных вещах, чтобы их не назвали ненормальными, или и начнут говорить, да никто не поверит. Думаешь, все описываемые встречи с привидениями это они и есть? Большая часть людей встречала именно сновид, и это ровным счётом ничего не меняет ни в нашей жизни, ни у окружающих. А метаморфы в этом плане вообще ничего не стесняются, потому что могут скрыться за две секунды. Смена внешности с высокого брюнета на маленького полного блондина и всё, они вне подозрений и просто мимо проходили.
   -Да понимаю я всё это. Но мне кажется, Лука хочет именно поговорить...
   -Я буду только рад, если всё закончится хорошо, - перебив, сказал он. - Позже всё увидим, а сейчас мне пора засыпать. Я войду в фазу РЕМ-сна через пять минут, после встречи. К этому моменту уже станет ясно - твою мать привезли или нет, и буду постоянно рядом, пока это возможно. И не забудь проверить отчим с матерью или нет.
   -Хорошо, - ответила я и снова вытерла вспотевшие ладони о брюки.
   Микроавтобус с затемнёнными стёклами и шторками на них, припарковался на одной из улиц и его сразу покинули двое парней, выглядевшие, как туристы, а Салазар удобнее устроился в кресле и, надев наушники, почти сразу заснул.
   "Ох, я уже как натянутая струна, а ещё столько ждать. Как же я этого не люблю", - подумала я и, наклонившись вперёд, стала рассматривать виднеющийся вдалеке ресторан, где мы назначили встречу. "Может, увижу Луку, и как привезут маму с отчимом. Заодно станет понятно сколько метаморфов он с собой притащит... Хотя он ведь может прийти один или с тем же Архипом, а все остальные будут сидеть в засаде, как и наши люди. Вон, любой из туристов, прогуливающийся рядом может оказаться метаморфом. Наши парни так же обвешаны фотоаппаратами и камерами, а под куртками припасены не туристические острые мачете".
   -Риша, не волнуйся так, - добродушно сказала Мари и пожала мне руку. - Выглядишь ты потрясающе, и тот метаморф пожалеет, что так обращался с тобой. Только побольше холода в общение, чтобы ему даже в голову не пришло, что ты переживаешь из-за него.
   -На это себя и настраиваю, - тихо ответила я.
   -И не забывай, что каждое его слово необходимо ставить под сомнение. Метаморфы самые лживые существа.
   -Угу, - я нервно начала накручивать на палец пряди волос и тут же получила по рукам.
   -Не порти укладку парика, - строго сказала она, а потом кивнула второй паре парней и они покинули машину.
   -Ох, я с ума сойду... Ещё сорок минут ждать, - простонала я, посмотрев на часы, а потом встрепенулась и испуганно сказала: - А если Лука ко мне притронется, то поймёт, что я беременна? Он говорил, что они при помощи прикосновений считываю всю информацию о людях...
   -Риша, ты беременна не первую неделю и если он раньше не понял, что ты беременна, значит и сейчас не узнает. Да и думаю, что они не анализируют полученную информацию, по крайней мере, на сознательном уровне. Скорее всего у них какая-то из разновидностей тактильной памяти, которую они просто запускают по своему желанию, чтобы измениться. Ведь они не раздумывают, что хочу стать таким-то и таким-то, с таким расположением органов или группой крови. Они, насколько я знаю, даже не осознают, прикасаясь к человеку, чем он болен. Так что и беременность твою не определит.
   -Тогда, хорошо, - ответила я и замерла, снова глядя на ресторан.
   Спустя положенное время вышла третья пара телохранителей, и я внутренне заставила себя собраться, готовясь и сама выйти через пятнадцать минут, чтобы ровно в оговоренное время войти в ресторан. А когда время пришло, почувствовала неладное, потому что мамы так и не увидела.
   "Неужели это действительно ловушка и мамы здесь не будет? Тогда идти не стоит... А с другой стороны - может договорились и её уже завели через чёрный ход? Ведь Лука просил проявлять осторожность, потому что Роман охотится за мной. Вот что делать? Идти или нет?" - задумалась я и решила рискнуть. "Если не пойду, изведусь вся".
   Посмотрев на пятерых парней, я поднялась и двинулась к выходу, и они сделали то же самое.
   -Ни пуха, ни пера, - искренне произнесла Мари.
   -К чёрту и с Богом, - ответила я и глубоко вздохнув, вышла на улицу.
   Эти мои телохранители, уже одетые, как настоящие бодигарды и с угрюмыми лицами, совсем не походили на туристов, поэтому смотрелись мы, наверное, очень колоритно. Идя по площади в их окружении, я видела, как люди с интересом рассматривают нас, некоторые даже шарахаются, а ещё парочка туристов и сфотографировала.
   "Вдруг это были метаморфы? Вот зачем этим гуляющим фото неизвестной девушки в окружении пятерых парней? Странно...", - я подозрительно покосилась на тех, кто нас сфотографировал, и тут же одёрнула себя, увидев, что они уже потеряли к нам интерес. "Нельзя так! У меня уже паранойя начинается! Думать нужно о маме и Луке, а не трястись, глядя на окружающих", - успела подумать я и в это время увидела, что возле ресторана остановился мощный чёрный внедорожник, а затем дверь открылась и вышли отчим с Лукой.
   "Мама, наверное, с другой стороны выходит!" - поняла я и огромным усилием воли заставила себя не бежать к ресторану, желая поскорее обнять её. "И так пялятся все, а если сейчас побегу, точно привлеку ненужное внимание".
   К моменту, когда я подошла к дверям ресторана, внедорожник уже отъехал, а отчим с Лукой скрылись в помещении, но я так и не увидела маму. Однако радовало то, что отчим был здесь.
   Прежде чем открыть дверь, я на секунду остановилась и, вдохнув-выдохнув воздух, кивнула одному из парней, давая понять, что готова войти внутрь, а оказавшись в холле, чуть ли сорвала с себя курточку, желая поскорее пройти в зал.
   "Мама...", - в груди сразу разлилось тепло, когда я ступила в зал и увидела её, сидящую за одним из столиков, вместе с отчимом, Архипом и Лукой.
   Отчим тронул её за руку и что-то тихо сказал, но мне уже было плевать на посетителей, поэтому я сорвалась с места и бросилась к ней, а когда оказалась в её объятиях, расплакалась.
   -Мамочка, я так скучала! - пропищала я, тоже обнимая её, и ощутила себя так, как будто не видела её долгие годы.
   "Ведь столько всего произошло за это время. Я и измену мужа пережила, и его похороны, и якобы лечение, и жизнь у метаморфов. А потом и борьбу вообще за свою жизнь, и встречу с Салазаром... Ох, так много всего случилось, что некоторые и за всю жизнь столько приключений и несчастий не переживают...", - пронеслось в голове.
   -Доченька... Ириша моя... - с нежностью произнесла мама, тоже расплакавшись. - И я скучала...
   -Прости меня за всё... Я так виновата перед тобой, что во всё это втянула, - плача и шмыгая носом, бормотала я и никак не могла себя заставить оторваться от матери.
   -Всё хорошо, - мягко заверила она и потом сделала шаг назад и улыбнулась сквозь слёзы, заглядывая мне в глаза. - Главное, что сейчас ты рядом.
   -Больше никогда такой глупости не сделаю и не буду ничего от тебя скрывать, - пообещала я, снова обнимая маму, но тут за спиной раздалось лёгкое покашливание одного из тех, кто должен был забрать маму, и пришлось отпустить её. - Прости, время ограничено. Мне нужно проверить ты ли это на самом деле, а затем вам придётся уехать. Как только я разберусь здесь, вот тогда поговорим. Хорошо?
   -Я всё понимаю, - ласково сказала мама и, кивнув на Луку, пояснила: - Мне всё рассказали, и Лука предупреждал, что ты, скорее всего, так поступишь. Поэтому понимаю твоё недоверие и невозможность сейчас поговорить.
   -Эээ... ясно, - пробормотала я, всё ещё избегая встречи взглядом с Лукой, хотя кожей чувствовала, что он пристально смотрит на меня.
   -Спрашивай.
   Так вопросы я давно приготовила, то не раздумывая спросила:
   -Кем я хотела быть на новогоднем утреннике в первом классе?
   -Пиратом, - без запинки ответила она и рассмеялась. - Но я купила тебе платье принцессы, и уже не было времени искать или шить другой костюм. И едва уговорила тебе не брать у соседского мальчика игрушечную шпагу и не делать себе повязку на глаз, аргументируя тем, что принцесс с одним глазом и шпагой не бывает. Хотя ты тогда не менее уверенно говорила, что и такие принцессы должны быть.
   -Точно, - я улыбнулась, вспомнив, как плакала, не желая быть принцессой, как и все остальные девочки. - А помнишь, как ты впервые повезла меня на юг, и я искупалась в море. Что я тогда сказала?
   -Что море тебе не нравится, потому что солёное и речка лучше. Ты даже не хотела больше купаться. Но когда я свозила тебя в дельфинарий и ты впервые увидела дельфинов и узнала, что их можно встретить в море, то пришлось уже чуть ли не силком вытаскивать из воды, потому что ты всё ждала, когда приплывут дельфины.
   -Да, - подтвердила я, убеждаясь, что это точно мама, потому что никто другой не мог знать этих подробностей. Но всё же задала третий заготовленный вопрос: - Где мы похоронили мою первую кошечку Брыську?
   -Нигде. Она ушла однажды и не вернулась домой. Мы долго ждали и даже ходили по району, ища её, но так не смогли найти, - с лёгкой грустью ответила мама. - Ты тогда не одну неделю плакала.
   -И долго отказывалась от твоего предложения брать новую кошечку, - тоже с грустью добавила я, а потом кивнула одному из телохранителей, и снова обняв маму, прошептала: - Задай какие-нибудь личные вопросы Вернеру, чтобы быть уверенными, что и его не подменили.
   -Хорошо, - высвободившись из объятий, мама повернулась к отчиму, всё ещё сидящему за столом и спросила: - Дорогой, когда мы ездили с тобой на Сицилию, какое место меня там больше всего поразило?
   -Озеро смерти с серной кислотой, - тут же ответил он. - Ты сказала, что это ирония судьбы, что на острове, считающимся родиной мафии находится озеро, которое может идеально скрывать все следы преступлений.
   -А когда ты впервые пригласил меня в ресторан, что я сделала там?
   -Пожалела меня, - отчим расплылся в улыбке. - Я тогда сильно волновался и неуклюже вёл себя, поэтому на светлые брюки капнул томатным соусом. А ты вместо того, чтобы ахать и охать, взяла и посадили такое же пятно на платье. А потом с гордым видом потянула меня пройтись по парку. И вот тогда я понял, что ты лёгкая, весёлая, общительная женщина, способная полностью изменить мою жизнь и уже тогда знал, что не отпущу тебя.
   -Да? - мама удивилась, а потом с обидой сказала: - А я думала, что ты долго ко мне приглядывался, и я тем пятном испортила начало наших отношений. Почему ты мне никогда этого не говорил?
   -Хотел быть уверен, что ты меня любишь, а не только жалеешь, - добродушно сказал отчим. - Хотел показать тебе, что меня есть за что любить.
   -И показал, - мама подошла к нему и нежно поцеловала, а потом посмотрела на меня и, кивнув, сказала: - Это мой Вернер.
   -Прекрасно, - произнесла я, а потом с извинением посмотрела на отчима, на что он ободряюще улыбнулся мне. - Тогда вы сейчас уходите с этими парнями, а позже мы встретимся.
   -Договорились, - ответила мама, а потом посмотрела на Луку и мягко сказала: - Надеюсь, у тебя всё получится. И я очень рада, что познакомилась с тобой. А так же спасибо, что обеспечил нашу безопасность.
   -Наталья, и я рад, что познакомился с тобой, и ты поняла меня. Очень надеюсь, что эта наша встреча не последняя, и мы будем видеться постоянно, - сказал он и, встав, галантно поцеловал ей руку, а потом повернулся к Вернеру и, пожав его ладонь, добавил: - А с тобой мы ещё не раз сходим в кегельбан.
   "Спелись уже. Общаются на "ты", общие интересы имеют и, судя по всему, точно знают больше, чем когда-то рассказывалось мне", - с недовольством подумала я. И тут же получила этому подтверждение. Подойдя ко мне, мама опять обняла меня и прошептала на ухо:
   -Ириша, не все поступки Луки мне понравились, но у них всех есть объяснение. Просто выслушай его. Дай шанс всё объяснить тебе. Мне кажется, он хороший и искренне любит тебя.
   -Посмотрим, - пробурчала я и украдкой посмотрела на Луку, а затем отвела взгляд и, отойдя от мамы, кивнула парням.
   Те сразу встали по бокам от мамы с отчимом и двинулись к выходу, уводя их в безопасное место. Провожая их глазами, я, как могла, оттягивала момент разговора с Лукой, но потом всё же заставила себя повернуться к нему и одарила враждебным взглядом.
   -Ну, что ты хотел сказать? - холодно поинтересовалась я.
   -Архип, - тихо сказал Лука, и парень мгновенно поднялся из-за стола и пересел за другой, после чего Лука спокойно и открыто посмотрел мне в глаза и спросил: - Может, присядешь?
   Ничего не ответив, я села, стараясь придать своему лицу безразличное выражение, а Лука кашлянул и сказал:
   -Выглядишь потрясающе. Жизнь в доме Салазара пошла тебе на пользу. Кстати, он сейчас где-то рядом?
   -Хочешь выяснить в РЕМ-фазе он сейчас или нет, чтобы потом рассчитать когда напасть на меня? - сухо спросила я.
   -Ириска, я не собираюсь на тебя нападать, а того, кто это захочет сделать, разору на куски, - первые слова он произнёс с нежностью, отчего на сердце сразу потеплело, но вот окончание предложения вызвало испуг, потому что тон был настолько угрожающий, что меня бросило в холод.
   Но я быстро взяла себя в руки и скептично спросила:
   -Да? Разорвёшь? Сомневаюсь. Иначе не оставил бы меня Роману и не уехал, не предупредив. Где было твоё желание защищать меня, когда Роман с Тимуром сначала отдали меня на растерзание Салазару, а когда не вышло убить меня с помощью другого сновиды, прилагали все силы, чтобы я спеклась. Что-то я не помню твоей защиты, когда мне грели голову и всю ночь держали в горячей ванне, надеясь, что я не перенесу дополнительного перегрева после борьбы с Салазаром? Да ещё и помогала им во всём Надежда Фёдоровна! Та, которую ты называл своим человеком!
   -Что?... Что они делали? - процедил Лука и лицо исказила гримаса ярости, а кулак сжался настолько сильно, что я услышала, как затрещали его кости, а потом он угрожающе прошипел: - Убью... Но сначала посажу на кол и заставлю кровью истекать месяцами.
   Таким я Луку ещё не видела, поэтому в ужасе отшатнулась, а дыхание перехватило. "Или он действительно переживает за меня, или актёр, каких свет не видывал ещё", - пронеслось в голове. А Лука, увидев, что я испуганно смотрю на него, быстро взял себя в руки и сдержанно сказал:
   -Поверь, я понятия не имел, что так произойдёт. Да и не Надежда то была. Она уехала вместе со мной. Меня поставили в такие условия, что я обязан был уехать... Наверное, стоит рассказать тебе всё подробнее, - он глубоко вздохнул, а потом с извинением сказал: - Это давно стоило сделать, но я не желал вываливать на тебя свои проблемы. Надеялся, что и своего добьюсь, и твоё спокойствие сберегу. В общем, в ту ночь, когда пришлось уехать, мне пришлось выбирать. Роман приказал, а я не имел права ослушаться, иначе меня сразу бы бросили в камеру. У нас с этим строго и любое неповиновение карается. А Роман ещё и специально провоцировал меня на непослушание. Он хотел именно этого, чтобы навсегда убрать меня с дороги. Время выборов всё ближе, а ему не удалось ни дискредитировать меня, ни найти слабое место... Вернее, до встречи с тобой этих слабых мест не было. Но ты не только моё слабое место, а и сновида, способная на многое, и наше сближение пугало Романа. Он понимал, что если о наших отношениях дойдёт слава до Совета, а ты ещё и браслеты принесёшь, то это даст мне приоритет на выборах нового главы общины...
   -Ну да, понимаю, - иронично ответила я. - Ручная сновида - это козырь. Ты хорошо постарался, чтобы приручить меня.
   -Ира, твои способности для меня - это не козырь, а лишь часть твоих умений, которые для меня не самые главные. Знаешь, сейчас я бы даже хотел, чтобы способности исчезли. Тогда легче было бы всё объяснить и доказать тебе, что не они важны для меня, - сказав это он протянул руку, чтобы взять меня за ладонь, но я тут же отдёрнула её и в глазах метаморфа отразилась боль.
   В этот момент к столику подошла официантка и поставила на него блюда и напитки, а Лука пояснил:
   -Взял на себя смелость, ещё до твоего прихода заказать нам пасту и вино...
   -Спасибо, я не голодна.
   -Вина?
   -Нет. Пить я с тобой не собираюсь. И вообще долго здесь находиться не хочу, - резко бросила я. - Ещё что-нибудь хочешь мне сказать, помимо того, что не мог ослушаться приказа?
   -Ира, я не просто не мог ослушаться приказа, а понимал, что нельзя этого делать, - спокойно ответил Лука. - Начни я прорываться к тебе, или откажись уезжать, я бы развязал Роману руки. Тогда о тебе или вообще могли не узнать, или узнали то, что выгодно Роману. Хочешь расскажу, как бы всё было, прояви я героизм и нежелание уезжать от тебя? Меня бы бросили в камеру за неисполнение приказа, причём ты и не знала бы этого. Роман принял бы мой облик и попытался использовать твои способности, чтобы достать браслеты. Он бы выжимал тебя до последнего и добился нужного, если не разыгрывая меня, так посредствам шантажа матерью. А потом убрал тебя. Например, сказал бы, что ты спеклась. И я ничего не мог бы с этим поделать, потому что сидел бы в каком-нибудь сыром подвале под многочисленной охраной в ожидании нескорого сбора Совета, потому что и с этим бы Роман тянул до последнего. Ты бы хотела такого героизма от меня и такого конца для себя?
   -Нет, - нехотя ответила я, понимая, что порой лучше отступить на шаг назад и приготовившись, сделать рывок вперёд, чем прорываться сразу, ломая себе ноги. - Но ты мог бы меня предупредить о том, что уехал!
   -Как только мне озвучили приказ, то дали десять минут на сборы и делал я это под присмотром. Никакой весточки я не мог тебе отправить, а попытался бы это сделать, мою записку уничтожили бы после. У меня надежда была на одно - что мои морфы предупредят тебя об отъезде. Но и их убрали из дома. Хотя не скажу, что я уж слишком сильно этому удивился... Когда я понял, что ты дорога мне и я не желаю тебя терять, то разработал несколько планов на экстренный случай. К сожалению, случился самый неприятный вариант, в котором я ещё и не учёл очень важный фактор. А если быть точнее, твои действия, - Лука мрачно посмотрел на меня. - Ира, вот чего ты добивалась, когда рассказывала Роману, что раскусила его? Не могла подождать пару дней? Ведь когда ты поняла, что я не твой муж, то не стала об этом говорить, вот я и подумал, что ты будешь молчать, чтобы понять происходящее. А я бы как раз тебя вытянул. Я на это бросил все силы и чуть не раскрыл имя своего помощника в Совете. А за это имя Роман готов был на любые жертвы...
   -Это ты сейчас меня ещё и виноватой делаешь во всём? - возмущённо поинтересовалась я. - Да как ты...
   -Ириска, я не говорю, что ты виновата! Прости, если это так выглядит! - примирительно ответил он. - Но я на самом деле не думал, что ты поступишь так опрометчиво. И поверь, я не сидел сложа руки. Как только меня убрали из дома, я тут же начал действовать. По моим расчётам через два, максимум три дня, я снова был рядом с тобой. Для этого я почти сразу потребовал созвать Совет, где объявил бы тебя своей женщиной, а это автоматически ведёт к тому, что Роман вынужден был бы тебя отдать.
   -Своей, отдать, - презрительно пробормотала я. - Как вещь какую-нибудь. И я не поступала опрометчиво. Просто решила проверить свою теорию о твоей подмене, а Тимур сразу понял, что это проверка. Я же не знала, что ты передаёшь ему все наши разговоры! - едко бросила я с ненавистью посмотрела на Луку. - Интересно, а в каких позах мы занимались сексом, ты тоже ему описывал, а?
   -Ира, мои разговоры с Тимуром всегда велись только ради одной цели - поддерживать доверие ко мне. О личном я никогда с ним не общался, - хладнокровно ответил Лука. - И тем более я никогда бы не унизил так тебя. По-видимому, ты спросила что-то не совсем связанное лично с тобой.
   -О свекрови я спросила, - призналась я и Лука поморщился.
   -Но ведь это не личное. Наказание свекрови шло в связке с наказанием Евлалии, которая разыгрывала тебя. Естественно Тимур знал об этом, потому что хлопотал за девушку и тогда же мы обсудили, что будет со свекровью.
   -Ладно, может я и натупила с вопросом, - снисходительно согласилась я. - А можно тогда узнать, как, по-твоему, я должна была бы поступить, когда Роман рьяно бросился бы исполнять твою роль во всём? Например, в постели? Представь, что я догадалась обо всём и молчу, а он начинает соблазнять меня? Об это ты вообще думал?!
   -Думал, - с горечью ответил он и судорожно вздохнул. - Но и здесь у меня была надежда, что он не станет трогать тебя. Ведь мы, как я уже говорил, эстеты и любим красивое. А ты со своими шрамами и рубцами не привлекала никого, кроме меня. Прости, что приходится это говорить...
   -Плохо ты знаешь Романа, - зло сказала я. - Видать и его потянула к таким уродцам, как я...
   -Что? - Лука тяжело задышал и снова сжал кулак, только в этот раз, к несчастью, в руке у него был бокал, который он, чтобы занять руки, то и дела передвигал по столу. Стекло моментально лопнуло, и часть осколков разлетелось в стороны, а часть впилось Луке в руку. Стряхнув их, он с болью посмотрел на меня и с раскаянием прошептал: - Прости, что тебе пришлось через это пройти.
   -У тебя кровь, - ответила я и кивнула на руку, а потом злорадно добавила: - А проходить ни через что не пришлось. Твой ненаглядный Роман плохой актёр. Не смог пересилить себя и притронуться к шрамам, да и похоть в глазах мне неприятно видеть, поэтому я пошла на одну уловку и избежала близости.
   Лука явно с облегчением выдохнул и несмело улыбнулся мне, но я ответила равнодушным взглядом. А затем к столику подошла официантка, чтобы оказать помощь Луке и собрать осколки. Тот отрицательно кивнул головой, давая понять, что помощь не нужна и с гордость рассматривал меня, на что я сказала, когда девушка отошла:
   -Всё равно стратег из тебя так себе. Зная, что Роман мразь и понимая, что как только ты соберёшь Совет, он постарается меня убрать, ты ничего не предусмотрел на это счёт...
   -Самый простой и удобный способ, не бросающий на него тень, был только один - сообщить Салазару о тебе, - перебив, сказал Лука. - И его я учитывал в первую очередь. Но снова вышла накладка с твоим поведением... Только не подумай, что я снова ставлю тебе это в вину. Наоборот, очень хорошо, что ты наблюдательна и вычислила Романа. Просто, опять же, я рассчитывал, что это случится не в первый день. По моим расчётам Салазара натравили бы на тебя на второй или третий день, а точнее, после того, как Совет даст добро на сбор. А я собирался послать своих людей к Салазару, чтобы заключить с ним соглашение - он не нападает на тебя, а взамен я обещаю, что ты не предпримешь попытки забрать у него браслеты, а так же готов был дать имя одного из тех, кто виновен в смерти его сестры. Но твои действия заставили и Романа действовать быстрее, а я не успевал. Точнее, за мной и моими морфами велась слежка, и мне не хватало доверенных лиц, чтобы и твою мать перевезти в безопасное место и выйти на связь с Салазаром. Надеясь, что ты не сразу раскусишь Романа, я предпочёл сначала спасти твою мать. А потом уже посылать парламентёра к Салазару. И как сейчас понимаю, не успел всего на каких-то десять-двенадцать часов. Если не секрет, как ты договорилась с Салазаром, и почему он бросился тебя спасть? - Лука с любопытством заглянул мне в глаза. - Вас что-то связывает, да? Ну, помимо того, что вы оба сновиды.
   -Связывает, - бросила я, и он моментально прищурился, а когда я дальше не стала объяснять, холодно спросил:
   -Можно узнать, что именно?
   -Не твоё дело, - пренебрежительно ответила я.
   -Почему же не моё. Я, как мужчина, любящий тебя, очень бы хотел знать, что может женщина уже и не моя, - сухо сказал он. - Сейчас ты можешь признаться в этом. Твоя мать уже у тебя, а нападать я не собираюсь. Просто желаю знать правду. Давай, говори. Может у вас там любовь с первого взгляда? Я же видел, что Салазар тебе понравился. Не зря ты им интересовалась.
   -Хм... любящий ..., - фыркнула я, хотя всё больше верила Луке, а потом вместо ответа спросила: - Кстати, вот ещё одно доказательство твоей лживости. Ты выставлял Салазара монстром, убивающим сновид просто так. А ведь на самом деле это не прихоть Салазара, а защита. Вы виновны в его поведении и первым начали эту вражду. Ты и здесь мне солгал!
   -И продолжал бы лгать до последнего, - вместо того, чтобы оправдываться, ответил он. - И для этого у меня были веские основания. Представь, что я рассказываю тебе причину такого поведения Салазара. Чтобы ты попыталась сделать? Встретиться с ним. Или не испытала бы страха увидев его и попробовала поговорить. А Салазар перестал разговаривать со сновидами два года назад. И пока ты пыталась наладить с ним контакт, он бы тебя убил. Поэтому я бы до последнего пугал тебя Салазаром.
   Я снова фыркнула, а про себя подумала: "Вообще-то он прав. Расскажи мне правду о Салазаре, я бы не убегала при встрече и не пыталась защититься, а попробовала бы поговорить, и он спокойно мог меня убить, до того, как узнал. Именно мой страх и позволил настолько оттянуть время, что при встрече он вспомнил меня".
   -Ну, так скажешь мне правду о своих отношениях с Салазаром? - мрачно спросил Лука. - Обещаю, что приму всё с честью, отойдя в сторону.
   -Вот так просто отойдёшь, да? - небрежно спросила я.
   -Не совсем просто, но отойду, - ответил он и тут же добавил. - Вернее, попрошу одну услугу, а затем, пожелав счастья, исчезну из твоей жизни.
   -Ага, как я понимаю, ключевое слово - попрошу услугу, - процедила я, всё больше злясь. - И после этого ты говоришь, что любишь меня? Впрочем, можешь и не стараться это говорить. Меня уже просветили насчёт вашей любви. Четыре-пять смен образов и всё, любовь закончилась, даже если и была.
   -Услуга мне требуется одна - в наказании Романа. Только твои свидетельства могут утопить его. Твой рассказ на Совете развяжет мне руки, а уж я своего не упущу и накажу его так за отношение к тебе, что это запомнят навсегда. Неужели не хочешь его наказать за попытку тебя убить?
   -Наказать? - я хмыкнула. - Не надо рассказывать сказки. Вашему Совету плевать на сновид. Мы расходный материал.
   -Не плевать. По крайней мере, сейчас. Ты была единственной, кто мог принести браслеты, а значит, послужить во благо всем метаморфам. Поставив тебя под удар ради сохранения своей власти, Роман пренебрёг общими интересами. А за такое у нас строго карают.
   -В общем, я нужна тебе только ради того, чтобы наказать Романа, - резюмировала я.
   -Нет, ты не права. Наказание Романа - это не самое важное для меня. Намного важнее вернуть тебя, но если ты уже забыла обо мне и счастлива с Салазаром, я отступлю. У нас сейчас ситуация - если любишь, отпустишь, - хладнокровно сказал он, а потом всё же не сдержался и резко сказал: - Да и если ты так быстро забыла меня, значит, не очень-то и любила.
   "Лука ревнует", - поняла я и задумалась. "Конечно, чтобы уколоть его, хочется наплести с три короба и сказать, что у нас с Салазаром любовь неземная, но ведь позже я об этом пожалею. Со свету себя сживу, задаваясь вопросом - а чтобы было бы, скажи я правду. Так что лучше отодвинуть в сторону желание отомстить и вести себя по-взрослому", - подумала я и глубоко вздохнув, сказала:
   -Нет у нас с Салазаром никаких любовных отношений. Когда он напал на меня по наводке Романа, то во время борьбы мы вспомнили друг друга. Оказалось, что в детстве мы три года провели во снах втроём. Поэтому он меня и не убил, а потом и спас. И вообще, у него есть девушка. Я ему скорее как потерянная сестра.
   То, с каким облегчением Лука выдохнул и как улыбнулся, заставило моё сердце учащённо биться, но я изо всех сил старалась не показать это, потому что многое в рассказе Луки всё ещё смущало меня.
   -Ириска моя, я знал, что ты так просто не бросишь меня, - с нежность сказал он.
   -Так уверен в себе? Зря! - цинично бросила я, и стоило это большого труда, потому что я ощущала, что всё больше хочу верить Луке.
   -Дело не в моей уверенности, - с улыбкой ответил он. - Я просто чувствую, что ты моя женщина, а я твой мужчина. С этим не поспоришь.
   -А никто спорить и не собирается. Меня вообще эти моменты мало волнуют. Ты сам когда-то сказал, что слова - ветер. Твоя я женщина, или нет, не столь важно, потому что ты врал мне. Сейчас ты можешь попытаться найти объяснения для всего, но твои действия до этого говорят намного больше...
   -Конфетка моя, не соблазняй такими словами. А то ведь я могу и на деле показать прямо тут, как я на самом деле отношусь к тебе, - вкрадчиво сказал Лука. - Думаешь, мне так просто сидеть и разговаривать с тобой, когда хочется обнять тебя, поцеловать, или вообще забрать отсюда, а потом в машине показать насколько сильно я по тебе соскучился. И это самый скромный вариант развития событий. Мелькают мысли и не тащить тебя в машину. Я достаточно быстро могу расправиться и с твоими телохранителями и с теми шестерыми, которые изображают туристов, а настоящие туристы сам разбегутся... А после этого я прямо тут на столе покажу тебе насколько сильно и страстно люблю тебя. Я ведь метаморф, живущий уже достаточно долго, чтобы не обращать внимания на мнение людей, окружающих меня. Важнее всего ты и твои сомнения. Очень хочется развеять их. Только я готов учитывать и твоё мнение. Или ты всё же хочешь доказательств прямо сейчас?
   -Ннне ххочу, - запинаясь, пробормотала я и покраснела, представляя, как Лука доказывает свои чувства прямо здесь. - И вообще, мне пора...
   -Понимаю, - он кивнул. - Тебе многое необходимо обдумать. Ты приучала себя к мысли, что меня нужно ненавидеть, а тут снова хочется верить мне. И я готов дать тебе время. Пока же хочу добавить ещё одну вещь - я никогда не врал тебе, а лишь недоговаривал некоторые вещи, чтобы не сильно нагружать своими проблемами. Поверь, и со мной не всё просто. У меня тоже есть своя история, заставившая встать на этот путь. Но сейчас я рад этому, иначе не встретил бы тебя. И ради тебя я готов на многое. Дай мне только шанс доказать это. И не смей думать, что я тебя не люблю. Тебе уже рассказали, как и почему мы теряем чувства, но мало кто знает, что мы умеем их и сохранять. Помнишь, когда ты стала моей, уже зная, кто я такой, и что я сказал тебе? Я спросил тебя - готова ли ты принять меня таким, как я есть. Не захочешь ли, чтобы я принял другой облик? Не пожелаешь этого хоть на одну ночь? Это были не пустые слова.
   -Что это значит? - с замиранием сердца спросила я.
   -Давай ты сначала узнанное сегодня обдумаешь, а потом я расскажу тебе и всё остальное. Да и времени у нас немного, судя по тому, как один из соглядатаев уже нервничает. Вон, телефон из рук не выпускает и сверлит нас взглядом, - хитро произнёс он и, кивнув сторону столика, где сидела пара телохранителей, вышедших в ресторан вторыми.
   "Да уж, Луку не проведёшь", - вздохнув, подумала я. "Ну, а с рассказом всё ясно. Специально не говорит всего, оставляет повод для следующей встречи. Не зря его так назвали. Лука - это от лукавого, хитрого. И сейчас он на это меня берёт, понимая, что я захочу узнать всё до конца".
   -Это мой номер, по которому в любой момент можно со мной связаться, - тем временем продолжил он и положил на столик листок с номером телефона. - Как обдумаешь всё, позвони мне, и узнаешь историю до конца.
   -А если не позвоню? Может мне это не интересно! - вызывающе заявила я.
   -Мне будет очень больно, - ответил он. - И я никогда себе не прощу того, что произошло из-за моего желания уберечь тебя.
   -Ах, посмотрите какой я хороший. Пострадал из-за своих благих намерений, - пробормотала я, стараясь вложить в слова побольше сарказма, но вышло это неуверенно и с сомнением.
   Лука промолчал, пододвинув листок ближе ко мне и немного поколебавшись, я всё же взяла его, а затем поднялась, понимая, что больше мне ничего не расскажут. Как только я это сделала, он тоже встал, а потом обошёл столик, и быстро обняв меня, прошептал:
   -Ириска, ты не представляешь, как я скучаю, и как мне не хватает тебя. Не тяни долго со звонком, - и тут же отпустил меня и поднял руки, давая понять бодигардам, которые метнулись к нам, что он не представляет угрозы.
   Ощущаю, как всё больше поддаюсь его обаянию, а внутри уже всё больше растекается жар и желание верить ему, я сделала шаг назад, а потом развернулась и чуть ли не бегом бросилась к выходу.
   "Ох, действительно, нужно всё обдумать, а то на эмоциях могу наворотить такого, о чём потом буду жалеть!" - подумала я, несясь через площадь к машине.
  
  
   Глава 27.
  
   Так как маму увозили одним путём, а мы ехали другим, то вернувшись в микроавтобус, я попала в руки тех, кто ненавидит метаморфов и не доверяет им.
   Когда я прибежала туда, Салазар уже не спал, и только я вошла в салон, моментально произнёс:
   -Риша, не верь ему!
   А вот Мари предпочла сначала узнать происходящее, поэтому спросила:
   -Что тебе рассказали?
   -Много чего, - с досадой, ответила я и подумала: "Ведь как всё просто было с утра. Лука подлец, а все метаморфы сволочи. А сейчас? Так хочется верить Луке и это ещё больше сбивает с толку... Господи, мне не угодишь! То правду хочу знать, а то не понимаю, что с ней делать".
   -Может ты объяснишь, что подразумевается в "много чего"? - с недовольством сказала Мари, когда все телохранители, прибежавшие следом за мной уселись и машину двинулась. - Мы же волнуемся за тебя!
   -Нашлось объяснение многим поступкам, которые я ставила Луке в вину, - пояснила я и тяжело вздохнув, пересказала Мари и Салазару весь разговор, понимая, что сновида не мог всего слышать.
   Во время этого рассказа Мари слушала всё с интересом, а вот Салазар всем своим видом демонстрировал, что не верит ни единому слову. Правда, комментировать не стал услышанное. А когда я сказала, что Лука готов был дать ему имя одного из виновников смерти, встрепенулся и с мрачным выражением лица задумался. И я осознавала, что его сейчас мучит. С одной стороны ему хотелось пресечь моё общение с Лукой, потому что он видел, что я начала уже сомневаться. А с другой стороны он понимал - не общаясь с Лукой, я не помогу ему узнать имя одного из виновников смерти Мии.
   -Ммм, даже не знаю, что сказать, - произнесла Мари, когда я закончила рассказ, опустив некоторые моменты, которые посчитала личными. - Если так подумать, то да, он правильно сделал, что оставил тебя. Сидя в камере, он бы вообще ничего не мог сделать. А с остальным... Не телепат же он, чтобы всё предусмотреть. В первую очередь пострадала бы твоя мать, если бы он бросился тебя защищать. Тебя-то Салазар может потом и спас, когда Роман захотел убить с нашей помощью, а вот с матерью спорный вопрос... Но и безоговорочно верить метаморфу я бы не стала...
   -Я сомневаюсь, что его, как правую руку главы общины могли посадить в камеру, - вставил Салазар. - Он же не обыкновенный морф. Тех, да, держат на коротком поводке.
   -Ты сейчас предполагаешь или точно знаешь порядки у метаморфов? - поинтересовалась я, чувствуя, как внутри всё холодеет. "Если к Луке такое наказание не применимо, то всё остальное ложь".
   -Предполагаю, - нехотя пробормотал он.
   -Меня не этот вопрос волнует, а другой и более важный, - в разговор снова вступила Мари. - Может я и поверила бы ему, что он не желал тебя бросать, и потом действовал во благо, но, самое главное - если он предполагал и готовился к самому худшему развитию событий, почему тебе и словом не обмолвился, а?
   -Да-да! Мари права! Он лгал тебе в самом важном! - согласился Салазар.
   -На этот вопрос я так и не получила ответа, хотя и говорила об этом, - ответила я и опустила голову, пряча выступившие слёзы.
   Я всё больше понимала, что очень скучала по Луке, и сейчас отъезжая всё дальше, чувствовала, что как будто сильнее натягивается струнка, соединяющая меня с ним, и это причиняет боль. "А тут ещё и сомнения насчёт разговора. Каждый неполученный ответ, а особенно на этот вопрос, заставляет снова мучиться. Вот почему он не ответил? Нечего? Или есть что сказать, но он специально не дал ответ, чтобы снова увидеть меня?".
   -Но даже не это играет сейчас против метаморфа, а другое, - продолжила Мари. - Даже если он тебя любил, и сейчас любит, будущего у вас нет.
   -Лука сказал, что я не всё знаю на этот счёт...
   -Да он тебе сейчас что угодно скажет! - перебив меня, вставил Салазар, но тут уже я не дала ему сказать дальше и спросила:
   -А ради чего ему врать сейчас, а? Он прекрасно понимает, что я не стану воровать у тебя браслеты, а значит, бесполезна, как сновида. Чтобы я помогла отомстить Роману? Так я в числе первых жажду это сделать! Я никогда не забуду, как он со мной обращался!
   -Риша, может, для приноса браслетов ты уже и не подойдёшь, но ты всё равно сновида, способная на многое. Не забывай этого, - ответил Салазар, а затем рассеяно добавил: - Я даже всё больше склоняюсь к мысли, что не так уж метаморфы и дорожат этими браслетами, раз столько времени не желаю договариваться... Хотя, возможно, те метаморфы которые мне нужны, входят в их элиту, и поэтому мне не называют их имена.
   На это мне нечего было ответить и, вздохнув, я невидящим взглядом посмотрела в окно. "Салазар прав. Как ни крути, а я сновида. Не всё у меня получается, но тоже есть свои сильные стороны. Даже такие мои способности многое позволяют сделать. Да и не только в этом вопрос. Судя по словам Луки, он хочет наказать Романа не только за обращение со мной, а имеется и другая причина. А наказать как раз получится, если я расскажу всю правду. Выходит, Лука в любом случае получит нужное, да ещё со мной в придачу, если я решусь поверить ему. И тогда снова возникает вопрос - а из любви ли он действует? Месть и мои способности хороший стимул для разыгрываний влюблённости. И браслеты уже не столь важны".
   "Выход только один, чтобы узнать правду - сказать, что я теряю способности. Врачи ведь говорили, что возможно я без всякого лечения избавлюсь от сомнамбулизма. Тогда мне что-то объясняли, что травмы головы привели к нарушению нейронных связей мозга, и природа в этом случае поступает мудро, создавая другие нейронные связи, а это ведёт к разным последствиям. Например, открытию необычных способностей. Но со временем, если не тренировать эти способности, человек их теряет. Мне говорили, что это происходит в промежутке от шести месяцев, до двух-трёх лет. Так может сказать Луке, что я слабею? И посмотреть на его реакцию. Если он начнёт настаивать на тренировках, то явно ему важнее, чтобы я была сновидой. А если не расстроится, то правду говорил, заявляя, что ему было бы легче без моих талантов".
   -А вообще, сначала я хочу поговорить с твоей матерью и отчимом, - отрывая меня от мыслей, сказала Мари. - Интересно услышать её версию событий и отношение к происходящему.
   -Поддерживаю, - кивнул Салазар. - Третья точка зрения, особенно того человека, которому ты доверяешь, поможет и тебе посмотреть на ситуацию под другим углом, и нам. О, кстати, мы приехали к первому пункту пересадки, - как только он это сказал, машина въехала в большой ангар и ворота за нами закрылись.
   Отъезд из Турина, Салазар с телохранителями прорабатывали особенно тщательно, чтобы избавиться от возможной слежки, и я знала, что необходимо делать.
   "Сейчас мы садимся в одну из четырёх машин, и одновременно выезжаем отсюда. Телохранители на трёх машинах едут в разные стороны, а мы своей дорогой. Потом будет ещё две такие же пересадки, где так же ждут люди, служащие для отвлечения от нашей машины. После перелёт на вертолёте, а затем только, ближе к утру, сделав огромный крюк, мы выедем к аэропорту, где ожидает самолёт до Лиона. То же самое и у мамы с отчимом, но везут их другим путём, и встретимся мы только в особняке Салазара", - прокручивая в голове план ухода от возможной слежки, я вышла из микроавтобуса и села в одну из машин, вместе с Салазаром и Мари. А телохранители заняли места в других машинах, после чего ворота снова открыли и мы двинулись в путь.
  
   В Лион мы прибыли ближе к полудню и хотя в дороге я толком не спала, всё равно решила дожидаться матери.
   Сняв верхнюю одежду, я поднялась к себе и, усевшись в кресло, достала телефон. Один из телохранителей выполнил мою просьбу, и теперь у меня имелось фото Луки. Найдя снимок в одной из папок, я открыла его и задумалась. "Как же мне понять чего ты от меня хочешь? Я очень хочу верить, что нужна именно я, но ты так много скрывал от меня, что сейчас сложно довериться тебе", - сомнения и вопросы, не дающие мне покоя всю дорогу, снова вернулись, и я ощутила, что голова уже гудит от всего этого.
   "Хоть бы мама скорее приехала. У неё взгляд цепкий, и она точно скажет мне что-нибудь полезное и даст совет", - подумала я и чтобы как-то занять время до её приезда и заодно освежиться, решила принять душ.
   Раздевшись до белья, я направилась в ванную комнату и, встав там у зеркала, принялась рассматривать себя.
   "Животика пока нет. Но тот, кто там живёт, действует уже сейчас. Рубцы и шрамы становятся всё меньше. И заметно это уже сильно. Вон, длинный шрам на ноге, оставшийся после операции уже еле виден... Хм, а тот, что был с детства на лбу, вообще исчез!" - с изумлением констатировала я, а потом улыбнулась и вслух спросила:
   -Что, мой маленький эстет, уже сейчас преображаешь мамочку и хочешь, чтобы она встретила тебя в этом мире без последствий травм? Спасибо тебе большое!
   Но больше всего меня порадовала голова. Уже везде, где волосы не росли, появился короткий ёжик, а шрамы стали плоскими. "Ещё чуть-чуть и я совсем избавлюсь от них, а потом смогу забыть и о парике!" - с удовлетворением поняла я и, приложив руку к животу с нежностью подумала: "Но и без всего этого обещаю, что буду любить тебя всем сердцем".
   Приняв душ, я ощутила себя лучше, и головная боль прошла, а пока я одевалась, как раз приехала мама.
   Услышав, что во двор въезжает машина, я быстро завязала пояс халата и побежала вниз, чтобы её встретить.
   -Добрались! Наконец-то! - радостно вскрикнула я, увидев её и отчима, входящих в холл.
   -Добрались, - счастливо согласилась мама и обняла меня.
   -Добро пожаловать в мой дом, - справа, со стороны кабинета вышел Салазар, а следом за ним и Мари.
   -Спасибо, - немного скованно ответила мама, отпустив меня.
   -Мама, Вернер, знакомьтесь. Это Салазар и его девушка Мари. Благодаря им я..., - осёкшись, я на секунду замолчала, поняв, что говорить "жива", значит волновать маму, поэтому продолжила уже более расплывчато: - В добром здравии и свободна.
   -Здравствуйте, - произнесла мама, пристально разглядывая хозяина дома, а Вернер кивнул и растянул губы в лёгкой улыбке.
   -Чувствуйте себя как дома. Надеюсь, добрались с комфортом? - поинтересовался Салазар.
   -О да, с комфортом, - мама улыбнулась. - Никогда раньше не летала на частных самолётах.
   -Тогда сейчас Мари покажет вам вашу комнату, - он посмотрел на неё и она, с готовностью кивнув, сказала:
   -Да, пройдёмте за мной. А как устроитесь, перекусите с дороги. А через два часа и нормальный обед будет готов.
   -Нас в самолёте хорошо покормили, так что подождём обеда, - ответила мама, улыбнувшись врачу. - А за комнату и возможность освежиться будем благодарны. Правда, дорогой? - она подмигнула отчиму, и тот закивал головой.
   Мари развернулась и направилась к лестнице, и мама с отчимом двинулись следом за ней, а я подошла к Салазару и благодарностью посмотрела на него.
   -Спасибо тебе огромное, что заботишься не только обо мне, но и о моей семье...
   -Риша, брось благодарить, - ответил он, и устало улыбнулся. - Этот дом хоть стал оживать. Только боюсь, твоя мать пока не доверяет мне. Наверное, считает монстром и убийцей, которым меня так любят изображать метаморфы.
   -Нет, скорее она просто пока не знает, как к тебе относиться. Поверь, пообщавшись с ней, ты поймёшь, что мама предпочитает свою точку зрения и мало прислушивается к науськиваниям других.
   -Ладно, там видно будет, как всё сложится. Но как бы ни было, это не изменит моего доброго отношения к твоим родным, и я по-прежнему буду помогать вам.
   -Спасибо, - ответила я, а потом чмокнула его в щёку. - Тогда побегу к ним! Хорошо?
   -Хорошо, - добродушно ответил он и, развернувшись, пошёл в свой кабинет.
   Несясь по лестнице через ступеньку, я так спешила снова к матери, что чуть не сбила Мари с ног.
   -Ой, прости! - виновато воскликнула я.
   -Всё нормально, - она рассмеялась, глядя на меня. - Беги уже к матери. Их спальня справа от твоей.
   -Угу, спасибо, - быстро бросила я и побежала туда, но возле двери остановилась, и только отдышавшись и поправив полотенце на голове, которое не успела снять, постучала.
   -Входи, моя ласточка! - крикнула мама, а когда я открыла дверь, она уже стояла возле неё. - Иди сюда. Я хоть по-настоящему тебя обниму и почувствую, что ты в безопасности. А то эти дни не находила себе места...
   -Прости, что так вышло, - пробормотала я, тоже обнимаю маму. - Так стыдно теперь и перед тобой, и перед Вернером. Из-за меня вам пришлось бросить дом, работу, скрываться и подвергаться опасности...
   -Ничего страшного, переживём, - успокаивающе сказала мама, но потом всё же строго добавила: - Однако, по голове я тебя не поглажу за то, что скрывала от меня свои проблемы со здоровьем и не рассказала про поступок Михаила. Вот честно, был бы он жив, устроила бы ему чистку мозгов по полной программе. Ну да ладно, пусть земля ему будет пухом. На том свете его накажут за поступок с тобой... А теперь давай присядем, и ты чётко, обстоятельно и подробно расскажешь мне всё, что случилось.
   -Хорошо, - согласилась я.
   -Вы, девочки, секретничайте тут, а я в душ, - произнёс отчим, доставая из небольшой сумки сменную одежду.
   -Договорились, - мама улыбнулась ему, а я с благодарностью посмотрела на него за то, что он оставил нас вдвоём.
   -Итак? - спросила мама, когда отчим скрылся в ванной комнате, и так посмотрела на меня, что я сразу почувствовала себя нашкодившим ребёнком.
   "Блин, и сама уже скоро стану матерью, а каждый раз, когда она так смотрит на меня, ощущаю себя маленькой девочкой. Интересно, это у всех так? Боюсь, и в пятьдесят буду чувствовать такое же... Или может тем и ценна материнская любовь и внимание, что хоть на пару секунд можно снова стать маленькой девочкой и ощутить себя защищённой и любимой. Пусть мама хмурится, но рассказывая ей о своих проблемах, становится легче", - подумала я и глубоко вздохнув, стала рассказывать всю историю с самого начала.
   Слушая меня, она то хмурилась, то в её глазах читалась боль, то она судорожно втягивала воздух, переживая, что мне такое пришлось вынести, а то мягко улыбалась и ободряюще пожимала мне ладони. Уже и Вернер вышел из ванной, и сев у окна, тоже прислушивался к моему рассказу, а я всё рассказывала и рассказывала, вновь переживая и страх, и ужас, и боль, и недоумение, а когда закончила, громко выдохнула и, наконец, по-настоящему расслабилась.
   "Уф, как будто тяжёлый груз сбросила с плеч", - подумала я и заглянула маме в глаза, а она с грустью посмотрела на меня и вымолвила:
   -Бедная моя девочка. Тебе столько пришлось перенести. Это всё так ужасно... Если бы ты мне позвонила, может всё сложилось и не так печально... Хотя тут уже не поймёшь к чему могли привести меня знания ситуации.
   -Я думала, что получу лекарство. А потом уже всё расскажу. Не понимала я сначала, что лекарство и не светит, и меня так захотят использовать, - виновато выдавила я, а потом покосилась на отчима и шёпотом спросила: - Он сильно злится, что я вас втянула в это?
   -Нет, совсем не злится, - заверила мама. - Лука нам всё объяснил и Вернер понимает сложность ситуации, а так же осознаёт, что тебя могли мной шантажировать, а значит, выкрали бы и держали в ужасных условиях. Или я бы сама попала в ловушку, если бы ты изначально рассказала правду. Ведь я бы приехала к тебе. Ну, или в третьем варианте нам бы вдвоём с ним пришлось скрываться, и нет уверенности, что у нас бы это получилось. Так что сложившаяся ситуация его не раздражает, а может даже немного и захватывает. Мужчины ведь любят тайны, погони, схватки, и Вернер всё это получил, - она подмигнула мне, а я уважительно посмотрела на отчима, потому что именно от него в первую очередь ожидала претензий.
   -А что у вас происходило? - поинтересовалась я. - Расскажешь?
   -Да, - только произнесла мама, как в дверь постучали и мы услышали голос Мари:
   -Стол накрыт. Прошу всех к обеду.
   -Спасибо! Сейчас спустимся, - крикнула я, а потом с сожалением сказала: - Я тебя заболтала, и ты даже душ не приняла.
   -Ничего, потом это сделаю. Меня ведь из-за стола не выгонят? Лука говорил, что Салазар потомственный аристократ... Какие у него тут порядки?
   -Да нормальные у него порядки, - я улыбнулась, видя, как мама гримасничает. - И вообще, он очень добрый, радушный и заботливый. Не знаю, что там тебе рассказывали, но я от Салазара видела только хорошее.
   -Тогда пошли обедать и знакомиться ближе с этим хорошим, - мама поднялась с диванчика, на котором мы сидели во время разговора и, подойдя к отчиму, добавила, глядя на меня: - Показывай куда идти.
   Спустившись вниз, мы вошли в столовую, где нас ожидали Мари и Салазар, и первое время обед проходил в напряжённой обстановке и все молчали, не решаясь задавать друг другу вопросов. Но когда подали второе, я решила нарушить тишину и спросила:
   -Кстати, а что ты готовила в Венеции, в тот день, когда вы планировали посетить собор Святого Марка? Вкусное получилось блюдо?
   -Что? - мама с изумлением посмотрела на меня. - Откуда ты знаешь про собор и мою готовку?
   -Мы с Салазаром были рядом. Пошли тебя искать, чтобы потом знать, где забрать и здорово удивились, увидев, что всё хорошо, ты знаешь про метаморфов, да ещё и готовишь для них и посещаешь разные достопримечательности.
   -Это вы уже попали, когда мы с Вернером отошли от шока, - мама улыбнулась. - Можно сказать, первый день нормального общения. А сначала мы вообще не знали, с кем имеем дело. Рано утрам к нам в дом постучали парни и один из них, Архип, рассказал, что ты попала в беду, а нам нужно бежать, чтобы не ухудшить положение. И уже по дороге из Мюнхена просветили насчёт твоих способностей. Лишь когда на нас напали другие метаморфы, мы поняли, что и окружающие нас не люди. Поверь, первое время мы с Вернером вообще не понимали, как относиться к таким существам. Но затем приехал Лука и, поговорив с ним, мы осознали, что зла нам не желают, а наоборот, готовы защищать до последнего. Да и интересно было. Вернер вон вообще около сотни фотографий сделал с разными знаменитостями... То есть, Архип принимал внешности этих знаменитостей, а мы этим пользовались.
   -Значит вы там, по полной развлекались с метаморфами, - с лёгкой обидой констатировала я.
   -Было немного и развлечений, - с кроткой улыбкой ответила мама, но затем стала серьёзной. - Однако это не мешало мне переживать за тебя и с нетерпением ждать встречи. И ещё, Салазар, - она посмотрела на него, - Огромное вам спасибо, что вырвали Ирину из лап того мерзавца, который желал нам всем зла. Я ваша должница и в любой ситуации можете рассчитывать на мою помощь.
   -И вам спасибо, что вырастили такую прекрасную дочь, - с достоинством ответил он и впервые им улыбнулся.
   -Ой, кстати, я забыла тебе рассказать! - я встрепенулась. - Мы ведь с Салазаром давно знакомы! С детства!
   -Как это? - мама с непониманием посмотрела на меня, а затем на Салазара. - Хм, вы что, жили где-то недалеко от нас?
   -Нет, - Салазар снова улыбнулся. - Мы были знакомы по снам. Нашли Ришу, когда ей было четыре года и следующие три года приходили в её сны, а потом она потеряла способности...
   -Четыре года?... - озабоченно переспросила мама, а потом изумлённо выдавила: - Так вы Азар? Тот Азар, у которого есть сестра Ми? Ничего себе! Ириша в детстве только про вас и говорила! До встречи с вами её тяжело было уложить спать, а после она чуть ли не в сурка превратилась!... Вот это да! А я тогда не верила ей, что можно во снах найти друзей и как могла убеждала, что стоит забыть о таких выдумках.
   -Я и забыла, - с сожалением ответила я. - Помнишь, с качелей упала, получила по голове, и что-то там перемкнуло, поэтому потеряла большую часть способностей.
   -Так это что получается, после аварии ты их вернула? - мама удивилась ещё больше.
   -Боюсь, не только вернула, а и усилила.
   -Похоже на то, - согласилась мама, а потом обратилась к Салазару: - Так вот почему вы не стали убивать Иру...
   -Мама, всё не так, как тебе рассказывали, - перебила я, чувствуя, что мы становимся в разговоре на скользкую дорожку. - Салазар не причина всех несчастий, а следствие. Метаморфы убили его сестру, и все его действия, это защита и жажда справедливости. Не знаю, что там тебе рассказывал Лука, но метаморфы, если бы хотели, давно могли договориться с ним и прекратить вражду. Не он плохой, а метаморфы. Они использовали таких, как мы и подсылали их к Салазару, вместо того, чтобы выдать виновных в смерти Мии.
   -Не волнуйся, я это знаю, - спокойно заверила она. - И не обвиняю Салазара, а просто констатирую факт, почему ты выжила. Лука рассказал мне историю его сестры. И кстати, у меня послание от него. Лука желает наказать Романа, так поступившего с Ириной, и чем больше будет доказательств, тем лучше. Поэтому он предлагает вам выступить на Совете метаморфов и рассказать, как вы узнали об Ирине, а взамен готов дать имена тех, кто косвенно послужил причиной смерти вашей сестры.
   -Об этом не может быть и речи, - сухо произнесла Мари. - Метаморфы лживы и стоит Салазару приехать на Совет, живым он не уйдёт.
   -Лука это понимает, поэтому предлагает не являться лично, а в виде фантома. Он обещал так сформулировать вопросы, чтобы на них требовалось или утвердительно кивнуть, или отрицательно замотать головой. Как только вы дадите согласие, он готов авансом назвать вам имена до Совета.
   Как только мама это сказала, в столовой повисла тишина. Мама с интересом смотрела на Салазара. Мари хмурилась, не зная, как реагировать на такое предложение. А Салазар вообще оцепенел, по-видимому, продумывая риски.
   "Нелегко им сейчас. Мари и боится потерять любимого, и одновременно желает, чтобы тот, наконец, обрёл спокойствие. А это спокойствие зависит от мести. Если он получит имена, то отомстит и сможет наладить жизнь. Во главу всего станет не желание мстить за Мию, а счастье и любовь. Салазару же ещё тяжелее. Он ненавидит метаморфов. А сейчас выходит, что как раз один из них ставит ему условие и предлагает помочь, взамен на свидетельство на Совете. Так что победит? Наступит Салазар себе на горло и пойдёт на условия Луки или попытается по-другому узнать имена?" - я внимательно смотрела на лица парочки и ждала ответа.
   "А Лука, в очередной раз убеждаюсь - хитрец. Ведь если хорошенько подумать, то моё слово перед Советом не особо весомо. Роман тут же прикроется нашими отношениями и обвинит нас в сговоре. Типа Лука специально уговорил меня оболгать Романа, чтобы занять его место. А на самом деле он белый и пушистый. И Совет может так посчитать. А вот если выступит Салазар, ненавидящий всех метаморфов, это сыграет решающую роль. Его уже не обвинишь в желание продвинуть Луку вверх по иерархической лестнице. Хотя и тут могут возникнуть сомнения. Не думаю, что в Совете сидят идиоты. Они могут понять, что Лука заручился поддержкой Салазара взамен на имена и попросил сказать выгодное ему, чтобы убрать Романа. Так что ситуация тут выходит двоякая... Но вот в части доверия со стороны Салазара, Лука действует умно. Он прекрасно понимает, что я прислушиваюсь к нему, и возможно именно так старается снизить сопротивление Салазара. Лука осознаёт, что после такого предложения тот задумается и не будет сильно давить на меня, постоянно говоря, что верить метаморфам нельзя".
   -Так значит, вы верите метаморфам, раз передаёте мне его слова? - наконец произнёс Салазар.
   -Не метаморфам, а Луке, - ответила мама.
   -А я не верю! - вставила Мари. - Где гарантия того, что он назовёт имена действительно виновных, а не тех, кого, скажем, хочет убрать со своего пути? Этот Лука, судя по всему, рвётся вверх и сейчас может использовать нас для этого...
   -Он не рвётся вверх, а так же, как и вы мстит, - тихо произнёс Вернер и все с интересом посмотрели на него. - У вас, Салазар, схожая с Лукой ситуация, так почему бы не воспользоваться этим? Вы получите то, что так жаждали. Да и врать ему не выгодно. У Луки серьёзные планы на Ирину, а она сновида, как и вы. Соответственно вы продолжите общаться и после всего этого. Если же он соврёт, правда однажды выплывет. Подумайте сами - вы ведь убьёте тех, чьи имена он назовёт?
   -Да, - без раздумий подтвердил Салазар.
   -Это метаморфы не оставят без внимания. Но если умрут виновные, большого шума не будет. А вот если невиновные - обязательно найдётся тот, кто обвинит в их смерти Луку. Ира, будучи рядом с ним, узнает об этом. И первая обвинит в нечестной игре, что может привести к плачевным последствиям. Так что Лука прекрасно осознаёт, чем грозит ему ложь и не станет называть имена невиновных. Поэтому, будь я на вашем месте, то ухватился бы за такую возможность. Ненавидеть метаморфов можно и после этого, а сейчас стоит пользоваться общностью интересов.
   -Всё это сошло бы за правду в одном случае, если бы метаморфы умели любить, - подумав, ответил Салазар. - По-вашему, сейчас всё держится на чувствах Луки к Ирине, но может и они розыгрыш, а всё происходящее хорошо продуманная комбинация как раз для продвижения по иерархической лестнице. А если ещё и учитывать ваши слова о мести, всё больше возникает мыслей на этот счёт.
   Услышав такое, я ощутила нехватку воздуха, и снова почувствовала себя пешкой в большой игре, но тут же отогнала от себя эти мысли и сказала вслух:
   -Салазар, ты уже ищешь подвох там, где его не может быть. Посуди сам, чтобы просчитать такое развитие событий, необходимо знать, что мы с тобой общались в детстве. Ведь ему важно было, чтобы я попала к тебе и при этом ты меня не убил. А даже я не знала, что была с тобой знакома. Никто этого не знал кроме тебя и Миа. Да и забыли вы обо мне. Если отталкиваться от твоих слов, то Лука должен был следить и за мной, и за тобой, и за Мией долгие годы и обладать телепатическими способностями, чтобы предвидеть такую ситуацию. Только так можно было узнать и про аварию, и что мои способности опять откроются, и при этом усилятся... В общем, слишком многое пришлось бы просчитать и учитывать, а я что-то не заметила у него телепатических способностей. Думаешь, Лука способен на такую комбинацию?
   -Если подумать, то не способен, - задумчиво согласился Салазар. - Действительно в нашей ситуации слишком много случайных факторов.
   -Я считаю, что Лука просто использует все шансы для мести, и даёт такой же шанс вам, - сказала мама.
   -А может ты ещё и знаешь, за что он мстит? - полюбопытствовала я.
   -Знаю, - сказала она и тут же с извинением добавила: - Но, прости, сказать не могу. Лука просил этого не делать и хочет тебе сам всё объяснить.
   -Наталья Игоревна, создаётся такое впечатление, что вы сами толкаете свою дочь к метаморфу, - с осуждением бросила Мари. - Вы же не всё про них знаете...
   -Я не толкаю свою дочь, а делаю всё возможное, чтобы она разобралась в ситуации и себе. Окончательное решение, как поступить, будет принимать Ирина. И чтобы она не решила, я приму это. Для меня важно счастье моей дочери, а если я сейчас буду давать ей советы, например, верить или не верить Луке, она может и послушается, но позже обязательно задастся вопросом "а что если?". Так вот, я не хочу, чтобы потом этот вопрос мучил её, и желаю, чтобы она сейчас ответила себе на все вопросы, - сдержанно ответила мама. - И поверьте, Мари, про метаморфов я уже знаю больше вас.
   -И эти знания, и уверенность вы вынесли из недолгого пребывания рядом с ними? - Мари фыркнула. - Вам и в голову не приходит, что вы слышали ложь?
   -Первое, что я делала, это как раз ставила под сомнения всё услышанное. Но действия говорят больше, чем слова. Поэтому в данной ситуации я доверяю Луке... Ещё раз подчёркиваю, именно Луке, а не метаморфам вообще. Мне рассказали как об отрицательных сторонах этих существ, так и положительных, а так же просили передать предложение Салазару, что я и сделала. Теперь дело за вами, и за Ириной.
   "Мама верит Луке. Что же он такого ей рассказал, а?" - от любопытства уже хотелось грызть ногти. "Надо-ка попробовать её немного повыспрашивать на этот счёт наедине".
   -Ладно, думаю, мы всё выяснили, - произнёс Салазар. - Ваша позиция ясна, сообщение передано и теперь я хочу обдумать его.
   -Надеюсь, что хоть чем-то вам помогла, - ответила мама. - И очень сочувствую вам из-за смерти Мии. А так же понимаю ваше желание отомстить.
   -Спасибо, - сказал Салазар, и устало вздохнул, а потом поднялся из-за стола. - Покидаю вас, а вечером, за ужином обсудим, как поступать дальше.
   -Да, не мешало бы нам всем отдохнуть, - вставила Мари и тоже поднялась.
   Они вышли из столовой, а мы быстро допили чай и тоже поднялись на второй этаж. Не зная, как подступиться к маме с расспросами, я хотела было поговорить откровенно, но увидев, что она старательно скрывает зевоту, решила её не трогать. "Потом, вечером поговорю с ней. Ведь я ещё не сказала ей самого важного - о беременности. А новость это шокирующая. Пусть отдохнёт, прежде чем такое узнать. Да и мне требуется выспаться", - решила я и, пожелав им спокойного отдыха, пошла к себе.
   Раздевшись в комнате, я легла в кровать и, достав телефон, снова нашла там фото Луки. "Ох, чем больше узнаю, тем больше запутываюсь. Кому верить? Маме с Вернером? Салазару с Мари? Луке? Своим чувствам?" - глядя на фото, я искала ответы и не находила их. "И так хочется снова его увидеть", - призналась я себе и, вздохнув, закрыла глаза. А засыпая, держала в голове образ метаморфа.
  
   "Где это я?" - первое, что пришло в голову, когда я обнаружила себя стоящую посреди просторной гостиной, отделанной в современном стиле. А через секунду поняла куда попала.
   За спиной раздался недовольный женский голос:
   -Миляй, как видишь, и я для него не авторитет.
   Развернувшись, я увидела статного светловолосого мужчину лет сорока, одетого в деловой костюм, красивую темноволосую девушку лет двадцати, сидящую рядом с мужчиной, а чуть поодаль, опёршись на каминную полку локтём, со скучающим видом стоял Лука.
   "Я попала туда, куда пожелала!" - с изумлением и радостью поняла я. "Хотела увидеть Луку и вот, пожалуйста! Впервые у меня получилось прыгнуть по своему желанию. И судя по всему, удачно это сделала, попав на какой-то разговор".
   -Гаяна, ты, несомненно, для меня авторитет, но всё же окончательное решение за мной, - сухо произнёс Лука.
   -Ты хоть понимаешь, что собираешься сделать! Это немыслимо!
   -Что немыслимо? Что я хочу нормально жить?
   -Да разве это нормальная жизнь? - презрительно сказал мужчина. - Ты хочешь отказаться вообще от всего!
   -Миляй, ну ты же сам мне говорил, что невозможно руководить общиной и не перевоплощаться, - с усмешкой ответил Лука. - Я подумал хорошо и понял, что ты прав. Работа потребует перевоплощений, а значит, это ударит по нашим с Ириной отношениям. Поэтому я принял решение вообще отказаться от поста...
   -Это идиотизм! Мы так долго шли к своей цели, а сейчас ты на всём ставишь крест!
   -На чём я ставлю крест? Романа и Бреслава мы накажем...
   -Как накажем? - перебивая, воскликнул мужчина.- Где твоя сновида с показаниями? Она забрала мать и снова сбежала. Только заняв пост Романа, ты сможешь добраться и до его отца.
   -Ира ещё позвонит, я уверен в этом, - спокойно ответил Лука. - А Бреслав... Ты знаешь в каком пушку у него рыльце и кто хочет с ним поквитаться...
   -Лука, не делай этого! Совет не простит выдачу этих сведений! - испугано произнесла девушка.
   -Как главе общины не простит, а как обыкновенному метаморфу, это сойдёт мне с рук. Да и потом, вы оба знаете, что в Совете уже давно идут разговоры, что лучше с Салазаром договориться. Сейчас вся загвоздка в том, что и Роман держит в своих руках власть в самой большой общине. Бреслав, как его отец из-за этого обладает немалым влиянием, в том числе и на Скифоса. Но как только глава узнает, что Роман действовал в своих личных интересах, его сразу уберут. Соответственно и Бреслав запятнает свою репутацию, а следом потеряет и влияние. Поэтому его смерть уже не вызовет резонанса. Ну пожурят меня немного и всё. А потом сами же и придут за помощью, чтобы я помог наладить связь с Салазаром через Ирину.
   -Возможно, так и будет, но зачем же тогда отказываться от власти! Ты много можешь добиться! Тебе ведь действительно могут простить смерть Бреслава, если сновида будет с тобой! И такие перспективы открываются, а ты от всего отказываешься! - мужчина с негодованием смотрел на Луку.
   -Почему от всего? - казалось, Луку веселит вся эта ситуация. - Я получу самое главное. А именно - любимую женщину и семью...
   -Ну, так возьми от этой Ирины всё что хочешь и не отказывайся от власти! - вставила девушка.
   -Да, а мы будем помогать, как можем! - поддакнул мужчину. - Будем исполнять любые поручения, где требуется перевоплощение. У тебя ведь впереди такое будущее! Ты в Совет можешь войти!
   -Так значит, тебе всегда именно этого хотелось? - прищурившись, холодно спросил Лука, глядя на мужчину. - Хочешь, с моей помощью, быть этаким серым кардиналом, да?
   -А что в этом плохого? - нагло поинтересовался мужчина. - Ты прирождённый лидер, я лоббист интересов...
   -Плохое в этом только одно - ты изначально врал мне. Прикрываясь местью за отца, ты пытался использовать меня, чтобы получить большее влияние. Но, братец, прости, я сразу тебе говорил, что власть меня уже не интересует. Или ты думал, что я снова войду во вкус? Ошибся! Она вызвала ещё большее неприятие, - цинично бросил Лука. - У меня другие интересы.
   -Вот, это твоё воспитание! - мужчина с осуждением посмотрел на девушку.
   -Не нужно меня попрекать! - тут же огрызнулась она. - Не моя вина, что Лука вырос таким! Он жил со мной всего до девяти лет, а потом отец забрал его и прятал по сиротским приютам, чтобы враги не нашли его! Вот там и сформировалась эта тяга к семье, которая сейчас так проявилась! И я тоже не испытываю восторга, что мой единственный ребёнок вот так ведёт себя!
   -Слушайте, а вот объясните мне, что вы все так рвётесь к этой власти? - перебив, спросил Лука. - Что она даёт? Ты вот, Гаяна, разве не имела в своё время власть и положение? Ты же у нас кем только ни была! И участвовала в сопротивлении и разных войнах, возглавляла огромные предприятия, была известной голливудской дивой, даже в своё время пожила при дворе французского короля и в течение двадцати лет влияла на политику целой страны. Неужели не надоело вся эта борьба?
   -Так эта борьба и делает мою жизнь занимательной, - ехидно ответила девушка. - Так приятно добиваться своего и торжествовать победу, раздавив своих врагов. Тебе ведь и самому это нравилось!
   -Нравилось, - согласился он. - Но только первые лет двести, а сейчас это даже не скуку навевает, а вызывает злость. Для чего вся эта власть? Самоутвердиться? Лишний раз сказать самому себе, что значим? А дальше? Враги раздавлены, ты у власти и чтобы как-то разнообразить свою жизнь ищешь новых врагов? И опять бег по кругу. А ты никогда не чувствовала себя одинокой? Если хоть кто-нибудь в твоей жизни, кто разделит твою радость от победы, или в твоей? - он посмотрел на мужчину и тот раздражённо бросил:
   -Мою радость всегда есть с кем разделить. И ты, если бы носом не воротил, нашёл себе таких же морфов...
   -Миляй, ну ты же не идиот, чтобы считать своих любовниц искренними и преданными, по-настоящему радующимися за тебя и переживающими, - снисходительно ответил Лука. - Все твои любовницы так же рвутся к власти. Ты для каждой из них лишь ступенька. Зная кто ты, они понимают, что, будучи с тобой получат от других и обожание, и лесть, и благоговение. Это всё ложь и лживые чувства. Ты используешь их, а они тебя.
   -Лука, мы одиночки по своей сути, - в разговор снова вступила девушка. - Наша изменчивость, это наша суть. И ничего с этим не поделать. Да, мы лживы. Да используем других. И да, используют нас. Только кто-то способен с умом применять наши возможности, а кто-то нет. Ты способен на многое.
   -Я не разделяю твоей точки зрения, - произнёс Лука. - Мы все прекрасно знаем, что можем любить преданно и навсегда, а значит, у нас есть выбор как жить. Лживо и использовать всех вокруг, или найти для себя что-то более ценное. Первого в моей жизни хватило, поэтому сейчас я желаю только второго. Всё, это не обсуждается.
   -Нет, это обсуждается! Я, как твоя мать, запрещаю тебе совершать такую глупость! - девушка взвизгнула и, вскочив на ноги, стала энергично жестикулировать, крича: - Ты же понимаешь, на что обрекаешь себя! И думаешь, я буду спокойно смотреть на то, как ты сначала наплевательски относишься к своим способностям, а точнее изменяешь своей сути, а потом и умираешь без этой девицы, когда её не станет?! Я против! Я выносила тебя в себе девять месяцев, я рыдала, когда тебя забрали, переживала все твои неудачи, как свои личные, и радовалась, когда ты добивался успеха! Разве этого тебе мало? Тебе не ценна моя материнская любовь?
   -Мама, ценна, - мрачно выдавил Лука, с болью глядя на девушку. - Но и ты пойми меня. Ира может мне дать и другую любовь. Ту, которую ты не можешь и ни одна девушка из морфов. Именно этого мне и не хватает. А если плата моя жизнь - я готов заплатить. На этом свете я достаточно пожил и дальше такая жизнь, как была, меня не устраивает. Хочу хоть немного пожить по-настоящему. Любить и быть любимым...
   -Ты хоть представляешь, на что себя обрекаешь? Тебе придётся жить в одном теле, проявлять осторожность...
   -Миллиарды людей так живут. При этом ещё и стареют, подвержены болезням, старости и прочим неприятным вещам, и чувствуют себя нормально.
   -Так на то они и люди! А мы метаморфы! Лука, умоляю, выбрось эти мысли из головы! Ты же можешь забыть эту сновиду в два счёта! - с отчаяние крикнула девушка, а потом расплакалась.
   -Могу, но не хочу, - тихо, но уверенно произнёс Лука, а потом подошёл к ней и обнял.
   "Господи, я попала на какую-то семейную разборку, где как раз обсуждается и моя персона! Как я понимаю, Миляй - этот брат Луки, а эта девушка... хм, мать. Типа, моя свекровь. Которая, против наших отношений с её сыном... А вот с остальным как-то всё мутно... Неужели Лука хочет отказаться от власти ради меня? Если да, то он однозначно меня любит. Тут других доказательств не нужно... Но что значат его слова "плата жизнью"?".
   -Ира, как ты сюда попала? - над ухом раздался голос Салазара, и от неожиданности я вскрикнула и отскочила от него.
   -Ох, нельзя же так подкрадываться! - возмущённо зашипела я, чувствуя, как сердце в груди бешено стучит.
   -Прости, не хотел тебя пугать, - извинился он и повторил вопрос: - Так как ты сюда попала?
   -И сама толком не знаю. Когда засыпала, смотрела на фото Луки и думала о нём, а затем оказалась здесь. Видать, не совсем я пропащая сновида, раз смогла прыгнуть без стимулятора, - быстро ответила я. - А тут такое! Это, как я поняла, Миляй, брат Луки, - я указала на мужчину, продолжающего с мрачным видом рассматривать своего брата, а потом на девушку: - Это, мать Луки... Даже как то не по себе, что моя возможная свекровь выглядит младше, чем я...
   -Возможная свекровь? - тут же с недовольством переспросил Салазар. - Значит, ты уже допускаешь мысли о соединении своей судьбы с метаморфом...
   -Ох, Салазар, тут такое происходит, что я уже и не знаю, какие мысли допускать! Лука собирается отказаться от власти и на самом деле готов назвать тебе имена виновных в смерти Мии! Выходит, он искренне любит меня! Выгоды от союза со мной он не получит, а наоборот многое потеряет.
   -Что-то в такое верится с трудом, - пробормотал он.
   -Послушай их сам и убедись!
   -Слушать пока нечего. Одни рыдания...
   -Ой, подожди, а что ты здесь делаешь, - перебила я и прищурилась. - Надеюсь, пришёл не для убийства Луки? Даже не думай о таком!
   -Убить я его всегда успею. Хотел выяснить, насколько он честен со мной.
   -Правильно. Надеюсь, происходящее здесь убедит тебя в хороших намерениях Луки! - сказала я и ощутила, как перед глазами всё поплыло, а после комната постепенно растворилась.
   "Наверное, прошла моя РЕМ-фаза, а жаль", - последнее, что я успела подумать.
  
  
   Глава 28.
  
   Проснувшись, я рывком села на кровати и прижала руку к сердцу, до сих пор чувствуя, как оно учащённо бьётся.
   "Лука...", - с нежностью подумала я и покосилась на телефон, лежащий рядом. Руки так и чесались набрать его номер, но я остановила себя. "Нет, пока рано звонить. Нужно с мамой поговорить. Да и есть один момент, который меня смущает. На вопрос - почему он не рассказал мне всё раньше, я так и не получила ответ. Хотя ответ как раз у Луки и только при встрече я всё узнаю. Выходит, только разговор с мамой меня сейчас удерживает от звонка. Пойду, посмотрю, может она проснулась", - решила я и, встав с кровати, пошла в ванну, чтобы умыться.
   "Даст Бог, она обрадуется новости о беременности. Она ведь давно намекала на внуков и желание поскорее обзавестись ими... Хотя, тогда я была замужем, а сейчас отец моего ребёнка даже не человек... Ох, надеюсь, новость её не сильно шокирует и не вызовет неприятия. Но как бы ни было, я хочу этого ребёнка и рожу его!".
   Приведя там себя в порядок и надев парик, я переоделась и вышла в коридор. А подойдя к дверям соседней комнаты, тихонько постучала. "Если мама не спит, то услышит. А если спит, не разбужу".
   К счастью, мама уже проснулась. Почти сразу открыв дверь, она приложила палец к губам, давая понять, что Вернер ещё отдыхает и, выйдя из комнаты, сказала:
   -А я как раз собиралась идти к тебе.
   -Пошли, мне многое нужно тебе сказать, - ответила я, чувствуя лёгкий мандраж от предстоящего разговора.
   -Ты уже приняла решение, - сразу поняла мама, и мы вошли в мою спальню.
   Расположившись у окна, я глубоко вздохнула и только после этого произнесла:
   -В общем-то, да, приняла. Вернее, я хочу получить у Луки ответ на один вопрос, а потом уже окончательно определюсь, как быть.
   -И что за вопрос?
   -Почему он сразу не сказал мне правду. Ведь мог предупредить о своих опасения, планах и прочем.
   -Хороший вопрос, - деловито сказала мама. - Я его тоже задавала...
   -И что Лука ответил? - с любопытством перебила я.
   -Ириша, девочка моя, помнишь, я всегда тебе говорила, что не особо сильно прислушивайся к информации из третьих уст? - добродушно спросила она. - А тем более сейчас, когда ты решаешь свою дальнейшую судьбу. Давай Лука сам тебе всё расскажет...
   -Мама! У нас другая ситуация и я тебе доверяю, потому что знаю - ты не будешь искажать факты, - нервно воскликнула я. - Так что давай, всё рассказывай!
   -Прости. Не могу. Я дала обещание, что позволю Луке самому всё тебе объяснить, - она виновато отвела глаза. - Могу лишь сказать, что мне не понравились его объяснения насчёт молчания. Я, конечно же, за опеку и оберегание любимых, но чрезмерная забота вызывает у меня неприятие и порой наталкивает на нехорошие мысли о недоверии. Я так прямо ему и сказала...
   -Что это значит? - требовательно спросила я. - Он что, молчал, боясь, что я выдам его планы или сболтну лишнее? Думал, что так защитит меня?
   -Вот ты у меня настырная, - мама рассмеялась. - Думаешь, что так вытянешь все ответы? Я же сказала, что пообещала молчать...
   -Так значит? Молчать пообещала? Ну ладно, тогда и я тебе не скажу одну очень важную вещь! - раздражённо бросила я, а затем поднялась и начала молча прохаживаться по комнате.
   Поглядывая на маму, в ожидании, когда она сдастся, я принялась гримасничать, давая понять, что новость очень интересная и важная, но мама лишь с улыбкой смотрела на меня.
   "Ох, а меня ведь так и распирает от новости, что она скоро станет бабушкой... Ха, распирает... Вот уж точно, как в переносном, так и в прямом смысле меня скоро начнёт распирать, когда малыш вырастет больше", - подумала я и улыбнулась, представив, как хожу в перевалку с большим животом. "Папочка-то у него высокий и атлетичный, и если учесть, что говорил Лука о доминантных генах метаморфов, то выходит, малыш пойдёт полностью в него. Так что большой живот мне обеспечен!".
   -Ириша, ну не могу я сказать. Это ведь не моя тайна, а Луки, - мама уже жалобно посмотрела на меня. - А ты знаешь, что чужие тайны я уважаю.
   -Знаю, - буркнула я, а потом не выдержала и сказала: - Ладно, вижу, что вы с Лукой уже спелись и пытать тебя бесполезно. В общем, недавно я узнала, что, - глубоко вздохнув, как перед заныриванием, я выпалила: - Беременна!
   В первые секунды мама сидела не двигаясь, и как будто не поняла услышанного, а потом ошеломлённо переспросила:
   -Что? Беременна?!
   -Угу, - я кивнула, пристально глядя на неё, а после призналась: - Правда, какой точно срок, не знаю пока, но не меньше двух месяцев. А в больницу никак не выберусь, да и страшновато. Малыш ведь наполовину метаморф, а значит с особенностями. Вдруг у меня возьмут анализы и выявят это. Потом ведь проблем не оберусь...
   -Ох, подожди, дай прийти в себя, - попросила мама, прервав меня, а когда это получилось, счастливо улыбнулась и добавила: - Значит, я буду бабушкой?
   -Да! - ответила я, радуясь, что маме новость понравилась.
   -А как ты себя чувствуешь? - она тут же озабоченно посмотрела на меня, а потом в район живота. - Всё хорошо? Не тошнит?
   -Мама, всё просто замечательно! И скажу даже больше! Так как метаморфы обладают сильными регенеративными способностями, то уже сейчас малыш избавляет меня от шрамов и рубцов. Вот, смотри! - стянув парик, а потом свитер, я подошла к матери ближе и дала себя рассмотреть.
   -Невероятно, - изумлённо прошептала она. - Шрамы на голове намного меньше и волосы растут!... Ой, а вот этот шрам на плече у тебя так долго гноился и плохо заживал, и такой уродливый рубец был, а сейчас он почти плоский...
   -Верно! И так по всему телу! - подтвердила я. - Малыш лечит меня!
   -Ай да Лука! Везде успел, - мама рассмеялась и приложила руку моему животу. - Я уже с нетерпение жду появления на свет своего внука или внучки. Не шевелится ещё? Может у метаморфов всё быстрее, чем у людей?
   -Ох, а вот этого не знаю, - с сожалением ответила я. - И спросить не у кого. Да и вряд ли кто-то может точно ответить, что за ребёнок будет у метаморфа и сновиды.
   -Да уж, даже немного не по себе от его возможных способностей, - задумчиво сказала мама, а потом снова улыбнулась и спросила: - Может, Луке позвоним, обрадуем его?
   -Нет! - испуганно запротестовала я. - Ему пока о моей беременности лучше не знать!
   -Почему? - она нахмурилась.
   -Ну, во-первых, пока я не получу все ответы от него, ничего рассказывать не буду. Во-вторых, Лука когда-то говорил, что не горит желанием обзаводиться детьми, потому что это лишний рычаг давления. А в третьих..., - я осеклась, а потом всё же договорила: - Хочу быть точно уверена, что нужна ему даже без способностей. Поэтому о ребёнке пока следует молчать.
   -Ириша, ты нужна ему, - ласково сказала мама, обняв меня. - Он любит тебя. Если бы только слышала, каким тоном он о тебе говорит, и видела, как меняется его взгляд, то все сомнения отпали бы сразу. И думаю, ребёнку очень обрадуется.
   -Хм, слова и взгляды это одно, а действия другое, - хмыкнула я.
   -А моё спасение это не действие? - тут же нашлась мама. - Впрочем, я тебе понимаю. Ты хочешь точно быть уверенной, что нужна Луке любой - и со способностями, и без. И с ребёнком, и одна.
   -Да, - подтвердила я.
   -Ну что ж, а всё это выяснить можно только одним способом - ещё раз поговорив с ним, - констатировала она.
   -Верно. И хочу это сделать как можно скорее. Поэтому сегодня за ужином поговорю с Салазаром и скажу о второй встрече. А потом уже позвоню Луке.
   -Правильно. А я как раз поговорю с Салазаром о нас с Вернером. Как-то неудобно сидеть у него на шее. Он только на одну нашу перевозку потратил много средств.
   Кивнув, я тяжело вздохнула, потому что и самой было стыдно, что Салазар обеспечивает нас всех.
   Однако, когда за ужином мы с мамой подняли этот вопрос, Салазар даже не дал нам толком продолжить свои объяснения.
   -Наталья Игоревна, Вернер, Риша, я не желаю, чтобы финансовый вопрос вообще поднимался, - твёрдо сказал он, обведя нас строгим взглядом. - Вы для меня не обуза, и как я уже говорил Рише, денег у меня достаточно, чтобы обеспечивать не только себя, а и тех, кто оказался в затруднительном положении. Вы все именно в таком положении, и пока мы не разрешим все проблемы, я вообще не хочу ничего слышать на этот счёт. Поймите, что если вы сейчас захотите уехать, то можете подставить других под удар. Особенно это касается вас, Наталья Игоревна и Вернер. Здесь вы в безопасности и мы можем не волноваться о вашей судьбе. Если что-то произойдёт, это отразится на Рише. Её могут шантажировать вами. А спасая вас, она может пострадать, что уже отобразится на нас с Мари. Поэтому избавьтесь о своей излишней стыдливости и нежелания пользоваться моим покровительством. Даже можете пока считать себя пленниками в моём доме. А вот как только мы определимся со всеми аспектами проблем, тогда и сможете уехать, и продолжить свою жизнь так, как вам заблагорассудится.
   -А если вам что-то нужно, говорите и всё купим, - добавила Мари.
   -Единственный вариант, который ещё может быть - если хотите, оправлю вас на один из островов, где вы будете в безопасности.
   -Нет, мы тогда лучше здесь останемся, рядом с вами. Так спокойнее, чем сидеть вдали и не знать толком, что происходит. Правда, Вернер? - сказала мама и вопросительно посмотрела на него, а он тут же кивнул головой в знак согласия.
   -Хорошо, раз этот вопрос решили, хочу озвучить свои мысли насчёт предложения метаморфа, - произнёс Салазар. - Я согласен его принять...
   -Молодец! - воскликнула я.
   -Но это совсем не значит, что я доверяю ему, и впредь буду выполнять все просьбы, - продолжил Салазар. - Всё наше сотрудничество закончится в тот момент, когда я узнаю имена и появлюсь на Совете. На большее он пусть и не рассчитывает.
   -Думаю, Лука это понимает, - с улыбкой ответила я. - И, кстати, когда я была в том доме, то услышала одну важную вещь. Оказывается, в Совете давно шли разговоры насчёт того, чтобы договориться с тобой. Но всё упиралось в то, что один из виновных - влиятельный метаморф. А если ещё точнее, похоже, что это отец Романа, против которого ты будешь давать показания. Сейчас его не выдавали, потому что Роман глава общины и имеет немалую власть. Но как только все остальные поймут, что он больше заботится о себе, чем о метаморфах, его уберут, а соответственно и отец потеряет влияние. А зовут эту сволочь Бреслав.
   -Бреслав... - презрительно повторил Салазар. - Думаю это тот, кого Миа знала, как Борислав.
   -Наверное, - ответила я. - А ты что-нибудь полезное узнал, когда я ушла?
   -К сожалению, нет. Девушка поплакала немного, а потом снова принялась уговаривать метаморфа оставить тебя...
   -И что Лука? - робко поинтересовалась я, боясь, что он поменял решение.
   -Ничего. Повторял, что решение принято и говорил, что не оставит тебя, - сдержанно ответил он. - Правда, одну фразу я не понял. Он сказал, что мать рано его хоронит. И впереди ещё лет четыреста-пятьсот жизни...
   -Хм, и при мне он сказал одну вещь - что если плата за счастье его жизнь, то он готов заплатить, - задумчиво ответила я.
   -Что-то мутит этот Лука, - встревоженно вставила Мари. - Метаморфы ведь бессмертны. Никогда не слышала, чтобы они платили за счастье своей жизнью. И почему тогда четыреста-пятьсот лет, а не двести или семьсот? Что это значит, не понимаю...
   -Что за разговор? - поинтересовалась мама, в упор глядя на меня. - Про это ты не рассказала.
   "Да что рассказывать-то?! Что, судя по всему, моя будущая свекровь не рада моему появлению? Что брат Луки злится на меня, что его надежды не оправдаются и Лука ради меня готов бросить всё? Такое пока лучше не говорить. А то мама устроит "адские" деньки всем метаморфам за любимую, единственную, и очень беременную дочь", - подумала я, а вслух сказала:
   -Заснув, я смогла прыгнуть к Луке и увидела небольшой семейный сбор, где обсуждались некоторые вопросы, но многое в разговоре непонятно, - уклончиво ответила я, после чего обратилась к Мари: - И я не понимаю, поэтому хочу встретиться с Лукой ещё раз, чтобы окончательно всё выяснить. А заодно передам твоё согласие, - я в упор посмотрела на Салазара, готовая к тому, что он сейчас начнёт сопротивляться встрече, но он лишь тяжело вздохнул и недовольно сказал:
   -Я так и знал, что ты сегодня поднимешь этот вопрос... Значит, всё же хочешь ещё раз встретиться с метаморфом?
   -Да, - без раздумий ответила я. - Необходимо до конца прояснить некоторые моменты. Да и очень хочу наказать Романа за отношение ко мне.
   -Хорошо. Но при условии, что, как и при первой встрече с тобой поедут телохранители. И встреча будет в общественном месте.
   -Без проблем, - согласилась я и улыбнулась, радуясь, что Салазар не стал чинить мне препоны.
   Однако, радость была недолгой. Сразу после ужина я набрала Луку и когда озвучила предложение о новой встрече, он мягко, но безапелляционно произнёс:
   -Конфетка моя, лучше не рисковать, и встретиться в месте, где нас не увидят рядом. Роман и его клевреты землю роют, чтобы вас найти. А особенно тебя. Мы и в прошлый раз рисковали, но сейчас я на такое не пойду. Встреча должна быть в каком-то тихом и уединённом месте. У меня есть дом в Монако, Палермо и Афинах. Выбирай любое из этих мест. Там я могу обеспечить твою стопроцентную безопасность. Если желаешь, для спокойствия, можешь с собой взять хоть взвод охраны.
   -Об этом не может быть и речи, - холодно сказал Салазар, услышав предложение Луки через громкую связь. - Наше местоположения Роман не знает, а ты, если заинтересован во встрече, должен оторваться от возможной слежки. Так что или встречаешь там, где мы скажем, или вообще встречи не будет!
   -Ладно, как скажешь Салазар, - согласился Лука, не удивившись тому, что он встрял в разговор. А я даже не успела высказать свои претензии сновиде, что он так ведёт себя. - Так где желаешь провести встречу?
   -Я с тобой точно не буду встречаться. Поедет лишь Ирина. Но если хоть что-то вызовет её секундное недовольство или страх, ты сразу умрёшь!
   -Салазар! Не смей угр..., - успела с недовольством пробурчать я, но меня прервал Лука:
   -Иришу я точно не собираюсь обижать, - сказал он. - Сейчас я неподалёку от Сараево и хочу как можно быстрее встретиться с Ирой, так что говори название города, куда мне приехать. Время встречи - естественно, чем раньше, тем лучше.
   -Ну что ж, тогда завтра к утру она будет в Испании, в городе Сантандер, - сухо сказал Салазар. - Тебе хватит времени, чтобы долететь до Бильбао, а там уже доехать на машине или воспользоваться вертолётом...
   -Хватит, - деловито подтвердил Лука. - Где конкретно в Сантандере встреча?
   -Об этом я позже сообщу, утром, - ответил Салазар и, усмехнувшись, отключил телефон, после чего мягко обратился ко мне: - Недалеко от порта есть отель с вертолётной площадкой, и если что, можно без проблем уйти как по воздуху, так и морем. Я буду рядом к моменту встречи и прикрою тебя. Ты будешь в полной безопасности.
   Не так представляя себе разговор с Лукой, я неодобрительно посмотрела на Салазара, но быстро переключилась на другое и с замиранием сердца подумала: "Завтра я снова встречусь с Лукой, и возможно, уже в это время, наконец, решу в какое русло повернуть свою жизнь. Буду я доверять отцу своего ребёнка, или он навсегда отобьёт у меня желание верить мужчинам. И будет ли у моего ребёнка отец, или лишь мать и бабушка...".
  
  
   Глава 29.
  
   Подъезжая к городу, где назначена встреча с Лукой, я волновалась ещё больше, чем в первый раз. "Тогда ведь я особо ничего не ждала от него, кроме возврата матери и душила надежды на возможность чувств с его стороны, а сейчас уже многое знаю, и ещё больше хочу. Сегодня решится моя судьба, а не просто произойдёт разговор", - нервно постукивая ногой по полу, думала я и старалась унять дрожь.
   Зазвонивший в кармане куртки телефон заставил меня чуть ли не подпрыгнуть, а увидев номер абонента, я мученически закатила глаза. "Ох, Салазар с ума сведёт своей подозрительностью и желанием предусмотреть всё. Ну что ему ещё нужно? Весь этаж в отеле выкупил, вертолёт для отхода стоит на площадке со вчерашнего вечера, со мной едет двадцать крепких парней, и сюда меня доставляли с такими предосторожностями, что даже Джеймс Бонд обзавидовался бы всем мерам безопасности!".
   -Алло, - проворчала я, ответив на вызов. - Звонишь, чтобы сказать о дополнительно нанятой подводной лодке, ожидающей меня в порту?
   -Риша, твоя ирония неуместна, - недовольно произнёс Салазар. - Звоню, чтобы сказать, что ухожу в сновидения. И пожелать тебе удачи. А также сообщить, что метаморф прибыл в отель.
   -Спасибо. И тебе удачи, - смягчившись, ответила я. - Не волнуйся, я уверена, что всё будет хорошо.
   -Надеюсь, - сказал он и отключился, а я, спрятав телефон, глубоко вздохнула.
   "Лука уже там и ждёт. Скорей бы его увидеть! И надеюсь, встреча пройдёт хорошо", - подумала я, и тут меня озадачил вопрос, всплывший в голове.
   "Я вот всё повторяю, что хочу узнать, почему Лука молчал, и понять, как он воспримет ослабление или потерю моих способностей. А что, если ответ мне не понравится? Лука действительно скажет, что боялся моей болтливости. Что делать? Обидеться, фыркнуть и распрощаться с ним навсегда? Такое поведение логично, если ему не понравится потеря способностей сновиды. Это явно укажет, что ему больше необходимы мои возможности, чем я, а вот с вероятным ответом засада... Хм, вот и думай теперь, что делать. Да, тогда будет получаться, что он мне не доверял, а с другой стороны, его осторожность понятна. Ведь мы знакомы не так давно. Главное, чтобы в дальнейшем он делился со мной планами и проблемами", - раздумывая, как поступить, я хмурилась, а потом всё же улыбнулась и сказала себе: "Да ладно, понимаешь ведь, что простишь это недоверие. Главное, чтобы в дальнейшем всё складывалось хорошо, и нужна была я, как человек, а не как сновида".
   Решив всё для себя, я испытала некоторое облегчение и оставшуюся дорогу не так нервничала, а когда мы подъехали к отелю, настроилась на позитив и спокойно вышла из микроавтобуса.
   Так как стояла уже глубокая осень, и туристический сезон закончился, постояльцев в отеле было немного, а в холле к нашему приезду сидело только четверо мужчин.
   По договорённости с Лукой, я сразу пошла к лифту, чтобы подняться на снятый Салазаром этаж, а главный группы, занимающийся моей охраной, принялся расставлять людей. Часть из них должна была остаться в холле, часть контролировать крышу с вертолётом, часть лестницы, часть снятый этаж и, конечно же, пятеро должны были не отходить от меня.
   С этими пятью я и вошла в лифт, а остальные разошлись по своим позициям. Поднимаясь вверх, я ещё раз одёрнула одежду, поправила парик и напустила на себя скучающий, равнодушный вид, хотя первое, что хотелось сделать - это от радости броситься Луке на шею.
   "Но нельзя, пока не выясню всё насчёт своих способностей и молчания Луки. Нужно, чтобы он раз и навсегда усвоил урок - нельзя скрывать от меня важные вещи!" - сказала я себе в тот момент, когда двери лифта открылись на нужном этаже, и чуть не сделала желаемое, потому что Лука уже ожидал меня.
   Стоя перед лифтом в чёрных брюках и светлой рубашке, со слегка взъерошенными волосами, он смотрелся настолько сексапильно и притягательно, что я едва сдержала себя и заставила безразлично бросить:
   -Тут сторожишь уже? Не стоило.
   -Ириска, стоило, - вкрадчиво ответил он и так улыбнулся, что у меня перехватило дыхание.
   "Поганец! Вот зачем так говорить и так смотреть на меня?" - с замиранием сердца подумала я.
   -Пошли в номер, - продолжил он и, взяв меня за руку, повёл по коридору, а я послушно идя рядом подумала, что готова идти куда угодно за такую улыбку, но тут же обругала себя за мягкотелость.
   "Нет, Ира, не сдавайся! Держись! Нужно проявить характер и твёрдость!" - наставляла я себя, а когда мы вместе с охраной вошли в номер, высвободила ладонь и отошла от Луки.
   Номер был очень приличный и, судя по всему двухкомнатный, потому что в этой части не было кровати, а только диван, два кресла, стол и большой телевизор.
   Специально выбрав кресло, чтобы сидеть пока подальше от Луки, я опустилась в него и холодно посмотрела на метаморфа. Однако его это не смутило. Не замечая охрану, он присел на корточки перед моим креслом и, взяв меня за руки, с нежностью сказал:
   -Я скучал, и особенно сильно в последние дни.
   -Да неужели? - саркастично бросила я, а самой хотелось повиснуть у Луки на шее и не отпускать его.
   -Как там Наталья Игоревна и Вернер? - не обращая внимания на мой тон, поинтересовался метаморф.
   -Замечательно. В добром здравии и безопасности, - процедила я.
   -Они и со мной были в безопасности, - с улыбкой ответил он. - Мать у тебя очень хорошая. Замечательная, понимающая и мудрая женщина. А Вернер души в ней не чает.
   -Поговорим о моей маме и отчиме? - иронично спросила я. - Или ведёшь разговор к тому, что они поняли тебя и поверили, и я должна поступить так же? Думаешь, мама проехалась мне по мозгам, и я растекусь тут лужицей, увидев тебя? Обломись. Мама и не думала давить на меня, превознося тебя до небес. Она прекрасно понимает, что это моя жизнь, и только я буду выбирать, как мне поступить...
   -И как же ты поступишь? - поинтересовался Лука.
   -Прежде чем озвучить своё решение, я хочу знать, почему ты молчал и не рассказывал мне о происходящем? По сути, за то короткое время, что мы знакомы, ты дважды меня обманул, - холодно произнесла я. - Первый раз притворился моим мужем, а потом не рассказывал, что ведёшь какую-то игру. Ты ведь с моей помощью старался сдвинуть Романа и просто использовал меня.
   -Ириска, всё намного сложнее, чем ты думаешь, - серьёзно ответил он.
   -Да? И я своим убогим умишком не смогу это понять? - презрительно поинтересовалась я.
   -Ум у тебя нормальный и понять сможешь, - сказал он. - Если дашь мне время, то всё объясню.
   -Валяй. Слушаю тебя. Времени у нас навалом.
   -Хорошо, - Лука глубоко вздохнул и, поднявшись, сел на подлокотник кресла, после чего обнял меня за плечи и произнёс:
   -Пожалуй, начну не с себя, а со своего отца и вообще уклада жизни у нас, чтобы ты понимала какая у нас, метаморфов, жизнь.
   Сначала хотелось вскочить из кресла, чтобы быть как можно дальше от Луки, но потом я передумала и решила хоть некоторое время понежиться в его объятиях. "Пусть пока сидит рядом. Фыркнуть и отбежать я всегда успею".
   -Итак, мой отец всегда был амбициозен, рвался к власти, а затем и правил твёрдой рукой. Для нас власть вообще главное в жизни и ничего кроме неё не интересует. Но добиться её нужно в нашем сообществе, а не вашем. У вас как раз всё просто, потому что продаётся и покупается, и ваше общество мы используем, так сказать для тренировок и получения навыков борьбы, чтобы потом у нас идти к власти, - начал Лука. - Так вот, мой отец был очень успешен в этом плане и, поставив себе цель, шёл к ней. Но чем дальше он шёл, тем больше наживал себе врагов. И весьма могущественных, а значит, необходимо быть готовым к тому, что чем больше власть, тем сильнее будут бить по тебе и тому, чем ты дорожишь. Причём, у нас не считается зазорным идти к своей цели любым путём. Главное, чтобы не поймали на нарушении наших законов...
   -То есть, можно подсиживать, убивать, использовать шантаж? И важно не оставлять улик и доказательств? - обескураженно спросила я.
   -Да, - подтвердил Лука.
   -Ужас. Гадко-то как.
   -Ириска, у нас нет понятия гадко. Это вы отягощены множеством моральных ценностей, принципов и жаждой справедливости. Хотя и в вашем мире всё стремительно меняется... В общем, мы мало задумываемся о способах достижения цели. В нашем мире кто сильнее и умнее, тот и прав. Пойми, мы живём дольше и поэтому по-другому на всё смотрим, - сдержанно пояснил Лука.
   -Подожди, значит и ты так же шёл к власти? - мрачно выдавила я.
   -Очень бы хотел сказать, что нет. Что я образчик честности, доброты и справедливости, но нет. Буду с тобой честным - я почти такой же, как и все, - сказал метаморф, в упор глядя на меня. - Только у меня целью была не власть, а месть. Поэтому я и начал объяснения с отца. Дело только в нём. Здесь тоже придётся сделать небольшое отступление от рассказа, чтобы дальше лучше понять мои мотивы. Видишь ли, у нас существует строгая иерархия. На вершине всего стоит Совет, в котором есть глава и пятнадцать Старцев. Это высшая ступень в нашем сообществе. Совет контролирует абсолютно всех метаморфов и его решения обсуждению не подлежат. Решения эти принимают голосованием, точно так же, как выбираются Старцы и глава. То есть, в идеале считается, что мы как бы сами выбираем себе вожаков. Эти выборы проходят раз в сто лет. Затем чуть ниже идут главы общин. Этих общин всего десять на весь мир и территории огромны. Роман как раз и есть глава одной из общин, а я - его правая рука. Таких, как Роман и я, выбирают раз в пятьдесят лет. Общины в свою очередь делятся на регионы, где тоже есть свои главы, которые подчиняются главам общин. Их выбирают раз в двадцать пять лет. Ещё ниже стоят...
   -Если не существенно важно, то можешь не продолжать, - перебила я. - Приблизительно я понимаю, как идёт деление. Это как у нас президент, губернаторы, мэры и так далее. Да?
   -Верно. И чем ниже должность, тем меньше срок у власти, - Лука кивнул. - Но борьба на всех ступенях идёт одинаково жёстко. Мой отец начинал с самых низов и, борясь за власть, не гнушался любыми средствами, но при этом реально оценивал риски, и когда-то потеряв одного из сыновей, больше такую ошибку не совершал. Хотя у нас это распространённое явление, когда пробиваясь к власти, отец тянет за собой и сыновей. Мой же, потеряв первого ребёнка, решил остальных не подставлять под удар и даже больше, скрывал, что у него есть дети. И это же в последствие сыграло против него самого. Всех, кто у него рождался, он прятал. И чем выше забирался, тем скрытнее становился. Меня, например, даже у матери забрали и отдали в детский приют, к людям... Впрочем, об этом позже. Так вот, он оберегал нас, как мог, чтобы убрать все рычаги давления на себя, и это получалось. Только вот не учёл он одного, что, не имея родни, подставляет себя по-другому. У нас остерегаются убивать других морфов, зная, что отпрыски обязательно отомстят, а так как считалась, что у отца родных нет, его без раздумий пустили в расход...
   -И сделал это Роман, - вставила я.
   -Именно так, - подтвердил Лука. - Роман на тот момент был его правой рукой и успел хорошо себя зарекомендовать. А грамотно и вовремя убрав моего отца, он занял его место. У нас такое, как я уже говорил, без внимания не оставляется и мы, дети, должны были отомстить за отца. Правда, убить просто так Романа мы посчитали слишком незамысловатым вариантом и решили сделать с ним то, что он проделал с нашим отцом. Для этого пришлось разработать сложный план мести и постепенно идти к его исполнению. В виду того, что мне никто не покровительствовал, требовалось начинать путь с самых низших ступеней и двигаться вверх не одно столетие. И вот представь, что ты долгое время идёшь к своей цели, ведёшь скрытую борьбу, лжёшь на каждом шагу, уходишь от ловушек того же Романа... Что ты так на меня смотришь? Думаешь, Роман жаждал меня видеть рядом? - метаморф хмыкнул, увидев, что я с недоверием смотрю на него. - Этот ублюдок не первый срок стоит во главе общины и планировал там остаться, пока в Совете не освободится для него местечко. А чтобы остаться, необходимо убирать всех конкурентов, то есть своих помощников. Он такое уже не раз проделывал. Когда до очередных выборов оставалось совсем чуть-чуть, он дискредитировал свою правую руку и таким образом оставался единственным сильным и достойным претендентом на место главы общины. И со мной он пытался сделать то же самое, потому что выборы через три месяца. Но я хорошо изучил и его, и методы, которым убирались другие помощники, а чтобы получить карт-бланш на выборах и убрать Романа, знал, что лучший вариант - это достать браслеты...
   -Поэтому ты нашёл меня, - сухо продолжила я. - И сейчас фактически признаёшься, что использовал меня.
   -Ириша, я использовал тебя лишь первое время... Вернее, да, мне хотелось, чтобы ты достала браслеты, но постепенно не это стало самым важным.
   -Ладно, это я понимаю. Браслеты вам нужны и вы на многое пойдёте ради них...
   -Ну, если быть до конца откровенным, браслеты не так уж и нужны. За время, пока они у Салазара, метаморфы нашли, как без них обходиться. Тут важно было их вернуть, чтобы заработать дополнительные очки на выборах. Причём важно как мне, так и Роману, - прервал Лука. - И понимая, что Роман в любом случае попытается меня убрать, пришлось проявлять дополнительную осторожность, особенно с тобой... Ты, если честно, вообще разрушила все мои планы и заставила их сильно поменять... нет, даже не сильно, а кардинально, - он улыбнулся. - Но я нисколько об этом не жалею. Однако даже с этими изменениями я не мог позволить себе рассказать всё. Если бы Роман хоть на секунду подумал, что ты что-нибудь знаешь, я ни за что бы тебя не уберёг. Одного твоего взгляда бы хватило, чтобы он всё понял и тогда любым способом старался бы вытянуть из тебя знания моих планов... Нет, конечно, если бы я знал, что он сорвётся и начнёт действовать, я бы всё тебе рассказал, чтобы избежать проблем, которые сейчас возникли. Но я надеялся, что всё же переиграю его, хотя приготовился на все случаи. А самое важное во всём этом, что я не желал отягощать своими проблемами и желал для тебя жизни в любви и спокойствии. Ты ведь и так многое перенесла. Сначала авария, сомнамбулизм, уход мужа, потом узнала о подмене и нас, после смерть мужа и его похороны, столкновение со свекровью, обучение, как сновиды... Слишком многое в твоей жизни случилось за короткий период и я не хотел тебя волновать ещё и происходящим вокруг.
   -Скажи уже прямо - боялся, что я не выдержу и начну истерить, и таким образом выдам тебя, - презрительно вставила я.
   -Не истерить, а скорее допустить какую-нибудь оплошность, которая выдаст мои планы и ещё больше насторожит Романа, - мягко поправил он. - Поверь, он бы и пытками не погнушался, чтобы узнать всё. Так что недомолвками я, как мог, старался тебя обезопасить.
   Лука замолчал, с надеждой глядя на меня, а я задумалась. "Знай я всё сначала, смогла бы вести себя так, как будто ничего не ведаю?... Боюсь, что нет. Роман меня всегда бесил и уж точно однажды бы я посмотрела на него со злорадством, или даже ляпнула что-нибудь двусмысленное. Или даже хуже, когда Роман принял облик Луки, начала бы с ним обсуждать месть и раскрыла все планы. Так что Лука, с точки зрения логики, поступил правильно, что молчал. Но всё равно, меня злит его недоверие! Нужно проучить его, чтобы впредь так не делал!".
   -Твои слова насчёт молчания, не убедили меня. Это, конечно, хорошо, что ты желал меня защитить, но по факту, всё выглядит так, как будто ты использовал меня втёмную, - недовольно сказала я.
   -Ира, я осознаю, как всё выглядит с твоей точки зрения, - виновато произнёс он. - Но ничего уже изменить нельзя. Как случилось, так случилось. Могу пообещать лишь одно - больше я так поступать не стану.
   -Точно? Не будешь? - строго спросила я.
   -Не буду, - он улыбнулся и, наклонившись ко мне прошептал: - По глазам вижу, что простила меня, так что скажи своим церберам, чтобы оставили нас вдвоём, и я покажу тебе на деле, как сожалею о случившемся, а заодно ещё не раз попрошу прощения.
   Поняв, что Лука имеет в виду, я ощутила, как меня моментально бросило в краску и стало очень жарко, когда я представила, как он просит прощения наедине. "Но не выйдет. Салазар ясно дал понять охране, чтобы они меня не оставляли. Даже если я начну на коленях ползать и умолять их, они не уйдут. Так что и не стоит пытаться", - с сожалением подумала я, а вслух холодно сказала, чтобы ещё немного помучить Луку:
   -Не нужны мне просьбы о прощении, тем более такие. Сексом доверие не заслужишь. Да и мало он меня сейчас интересует.
   -Нужны, - хитро протянул он. - А насчёт интереса - твоё тело говорит обратное. Дыхание сбилось, щёки порозовели и ты начала облизывать губы, а это говорит как раз о том, что ты хочешь меня. Да и не сексом мы будем заниматься, а любовь, - добавил он, а потом громко крикнул: - Архип!
   То, что случилось в следующее мгновение, испугало меня. Неожиданно одна из дверей в номере, и входная, открылись, и в комнату ворвалось пять метаморфов. В две секунды они скрутили мою охрану и быстро вывели их из номера, оставив нас с Лукой.
   -Что это значит? - вскочив, выкрикнула я, а потом рванулась к дверям.
   Однако Лука в два счёта настиг меня и, прижав к себе, страстно шепнул:
   -Куда?! Не пущу!
   -Лука, ты делаешь глупость! Пусти! И не трогай охрану! - пытаясь вырваться, выкрикнула я.
   -С охраной ничего не случится. Посидят смирно, пока мы с тобой общаемся, а потом их отпустят, - ответил он и, положив руку мне на ягодицы, сильнее прижал к себе. - Хотя я мог бы и при них на деле просить у тебя прощения, но тебе ведь такое не понравится.
   -Ты дурак! Салазар воспримет это как угрозу и может напасть на тебя прямо сейчас!
   -Ну, думаю, пока мы разговаривали, он вышел из РЕМ-фазы, а даже если нет, я готов рискнуть, - пробормотал Лука, начав одной рукой водить по моему телу, а второй продолжая крепко держать меня.
   -Не нужно у меня так просить прощение! Не хочу тебя! - нервно отчеканила я, хотя внутри уже начало всё пылать и тело отзывалось на каждое касание.
   -Хочешь, моя конфетка, - вкрадчиво выдал он, а потом наклонился и в перерывах между поцелуями шеи, добавил: - И я тебя хочу. Никогда ещё такого не чувствовал. Не отдам тебя никому.
   -Да? А всего несколько дней назад говорил, что если любишь, то всегда готов отпустить. Так отпусти сейчас! - всё ещё не оставляя попытки вырваться, огрызнулась я, а сама подумала: "Боже, нужно немедленно освободиться, иначе сдамся через пять минут, и забуду про всё!".
   -Ириска, не готов я тебя отпустить. Не хочу. Да и не из тех, кто отпускает. Я борюсь до последнего, - ласково ответил он, а потом подхватил на руки и двинулся к одной из дверей.
   -Не смей! - взвизгнула я, поняв, что мы направляемся к спальне. - Я тебе всё равно не доверяю! Не будет между нами секса...
   -Угу, секса не будет, - согласился он. - А вот любовь - да...
   -Отпусти! - я стала извиваться, пытаясь освободиться, а сама уже изнывала от охватившего желания.
   -Нет уж, теперь не отпущу. Хватит от меня прятаться и бегать, - лукаво ответил он. - Пора раз и навсегда определиться в наших отношениях. Ты моя и сейчас я это тебе докажу.
   "Полный капец! Хочу его так, что аж дышать не могу, а внутри всё горит так, что сама готова на него броситься... Если он сейчас не остановится, я навсегда отдам ему своё сердце, а ведь я не уверена, что нужна ему не как сновида... И я желаю это выяснять прямо сейчас!" - подумала я и вслух выпалила:
   -Лука, если думаешь, что получишь таким образом ручную сновиду, то разочарую! Я теряю способности! Врачи говорили, что я постепенно могу избавиться от сомнамбулизма, а значит и всего, что он влечёт! И как раз это сейчас происходит! Салазар тестировал меня и возможно скоро я вообще перестану видеть сны, а не то что бы перемещаться в них и приносить предметы! Я слабею с каждой ночью! Скоро я стану обыкновенным человеком!
   -Да? - Лука остановился, пристально посмотрев на меня и внутри всё оборвалось, но в следующую секунду он расплылся в улыбке и мягко добавил: - Перестанешь быть сновидой? Вот и хорошо. Значит, нас не будут трогать и дадут спокойно жить. Это даже к лучшему.
   Сказав это, он открыл ногой одну из дверей, а я испытала радость. "Похоже, он не огорчился из-за этой новости!... Значит, ему точно нужна я!".
   Внутри разлился такой океан нежности, и дыхание от этого перехватило, но я тут же вспомнила о ребёнке и радость испарилась. "Только вот имеется ещё две проблемы. Лука говорил, что не горит желаем обзаводиться детьми, и возможно будет против, а я готова на всё ради своего малыша... Так как быть? Прямо сейчас выяснить и этот момент, или всё же повременить? И я до сих пор не уверена, что метаморфы могут по-настоящему любить... Что значили слова Луки, сказанные матери?" - пронеслось в голове и, попытавшись в очередной раз вырваться, я взмолилась:
   -Да отпусти же ты! Думаешь, таким образом ты показываешь любовь? Это похоть, страсть, желание... да что угодно, но не любовь! Вы же не умеете любить!
   -Ириска, мы умеем любить... да так... как никто другой, - отрывисто ответил он и, поставив на ноги, протянул руки к блузке. - Просто боимся этого...
   -Что это значит? - озадаченно поинтересовалась я и отскочила от него.
   -Помнишь, когда я рассказывал тебе легенду о браслетах, то сказал, что девушка-метаморф выбрала смерть после того, как умер алхимик? - спросил Лука, хищно глядя на меня, а потом попытался приблизиться.
   -Помню. И что? - я начала отступать, чтобы снова не попасться в его руки.
   -Она не смогла жить без своего любимого..., - ответил он, а в следующий момент бросился на меня и, поймав, прижал к стене. - Если мы долго не меняем образ, то нас полностью увлекают чувства к одному человеку... Мы как будто растворяемся в нём. Он становится для нас центром вселенной... смыслом жизни... единственным, кто нам нужен... Без своих любимых мы погибаем... Говорят, тоска настолько сильна, что невозможно дышать, ходить, думать о чём-нибудь другом...
   -Не может быть такого, - выдавила я, оцепенев и перестав сопротивляться.
   -Может и ещё как, - пробормотал он. - У нас одно из двух - или меняться и жить без чувств, или позволить их себе, но забыть о своей сущности, а в случае смерти любимых умирать следом.
   -Не бывает такой любви. Со временем боль должна притупляться, - промямлила я и судорожно вздохнула, потому что Лука прижался ко мне всем телом и, проведя руками по бёдрам, а потом ногам, нырнул рукой под юбку.
   -Возможно, со временем так и происходит, только мы не доживаем до этого времени, - ответил он и, склонившись, снова начал осыпать мою шею поцелуями. - Даже перевоплощения не помогают. Чувство любви врастает в нас, и мы не можем без своей половины.
   -И ты что, готов ради меня на такое? Откажешься от своего бессмертия? - с недоверием прошептала я.
   -Не велика радость в бессмертии, если одинок и ничего не чувствуешь, - ответил он и добравшись до моих трусиков, начал ласкать через них, отчего я застонала, а по телу прокатилась дрожь.
   "Вот чего боялась мать Луки! Она понимает, что выбрав меня, он умрёт... Готова я принять такую жертву? Не знаю... Но и сама уже не хочу отказываться от него...", - подумала я, всё больше окунаясь в пелену нежности, исходящей от Луки.
   А он тем временем вовсю пользовался моей покорностью и, продолжая возбуждать, вторую руку положил мне на затылок и припал к губам поцелуем, не давая отстраниться. Впрочем, и я меньше всего этого хотела. Ответив на поцелуй, я обняла его за шею и, закрыв глаза, снова тихо застонала, испытывая эйфорию уже от одной близости любимого.
   -Сладкая моя, как же я скучал без тебя, - оторвавшись, сказал Лука и с нежностью посмотрел на меня. - Чуть не рехнулся, боясь за тебя. А потом ревновал, когда понял, что ты у Салазара. А хуже всего было после встречи в Турине. Клял себя, как мог за то, что позволил тебе уехать. Но больше не отпущу никогда. Поняла?
   -Поняла, - кротко выдавила я, и он моментально подхватил меня на руки и понёс к кровати.
   "Ох, надеюсь, Салазар не войдёт в очередную фазу РЕМ-сна в ближайшее время. Меньше всего я хочу, чтобы он видел, как мы с Лукой занимаемся любовью и тем более, как-нибудь помешал этому!" - мысленно взмолилась я, понимая, что не буду останавливать Луку и хочу его сейчас настолько сильно, что внутри аж всё ноет от желания.
   А Луку, похоже, вообще ничего сейчас не заботило. Поставив меня возле кровати, он принялся быстро стягивать с себя одежду и меньше чем через минуту стоял уже обнажённый. А после стал помогать мне избавиться от юбки и блузки, и всего остального.
   -Иди сюда, моя конфетка, хочу получить огромную порцию сладости, - сказал он, на мгновение прижав меня к себе, а потом подтолкнул к кровати и соблазнительно улыбнулся, обводя меня жадным взглядом.
   -Главное, чтобы диатез не начался, - ехидно сказала я, ложась на постель, и сама не менее жадным взглядом обвела метаморфа.
   -Не начнётся. У меня способности к регенерации, - лихорадочно ответил он и, устроившись рядом, опять стал меня целовать, а потом подмял под себя, и рывком войдя, стал двигаться, что только ещё больше доставило мне удовольствия, потому что хотелось как можно быстрее получить наслаждение.
   Стоная и двигаясь навстречу, я цеплялась за плечи Луки и отдавалась ему с упоением, чувствуя, как по телу растекается огонь и жажда ещё больших ласк.
   -Как же мне тебя не хватало, - прошептала я, уже не видя ничего вокруг, кроме дымки, а пьянящее блаженство всё больше охватывало и уносило меня в какую-то другую реальность, где существовали только мы с Лукой.
   -И мне... не хватало... тебя... Больше не позволю... тебя отнять у меня..., - тяжело дыша, ответил он, а потом громко застонал и стал двигаться быстрее, доводя меня до пика наслаждения и казалось, я полностью растворяюсь в своём метаморфе...
   Тело было одновременно и лёгким, как пушинка, и тяжёлым, как бетонная плита, а в груди и низу живота не проходило щекочущее чувство тепла после бурного оргазма. И хотелось как можно дольше сохранить эти ощущения, поэтому я лежала не двигаясь. Однако Лука не дал мне спокойно наслаждаться. Улёгшись на спину, он без усилий поднял меня и, положил сверху на себя.
   -Ну дай побалдеть, - плаксиво проскулила я. - Так хорошо лежала, а ты меня перекладываешь с места на место...
   -Балдей сколько угодно, но ближе ко мне, - весело сказал он и, стянув с моей головы парик, добавил: - А так тебе будет ещё комфортнее.
   -Ой, отдай! - испугано выкрикнула я, понимая, что Лука обязательно заметит отросшие волосы. - Мне и в парике пока удобно!
   -Не отдам, - начал он, а потом осёкся и удивлённо уставился на мою голову, после чего прищурился и, поддерживая меня, сел на кровати, усаживая заодно и меня.
   "Он заметил", - обречённо подумала я и поняла, что сейчас последуют вопросы. А Лука тем временем принялся рассматривать и мои шрамы, водя по ним пальцами, и наконец, сухо поинтересовался:
   -Как я понимаю, Салазар оплатил процедуры по удалению шрамов. Можно узнать, откуда такая щедрость в отношении сновиды, которую он мало знает? У него точно есть девушка, а на тебя нет видов?
   -Ревнуешь? - поинтересовалась я, не зная, как сказать, что всё это из-за беременности.
   -Ревную, - сдержанно признался он. - И сразу предупреждаю, камня на камне не оставлю в Лионе, что от первого дома, что от второго, если он потянет к тебе руки.
   -Откуда ты знаешь про второй дом в Лионе? - с тревогой спросила я.
   -Ириска, ну ты же не думала, что я так просто оставлю тебя без присмотра. Я должен был знать, что ты в безопасности и Роман тебя не достанет. А чтобы быть в этом уверенным, требовалось знать не только его месторасположение, но и твоё. Поэтому в сумку твоей матери приказал вшить маячок...
   -Что?! Так нечестно! - возмутилась я.
   -Нечестно, но зато мне спокойнее, - ответил он. - Кстати, умно жить в квартале от основного дома. Сейчас многие морфы землю роют, ища вас по всей Европе, и сторожат особняк Салазара, совсем не думая, что вы где-то рядом.
   -Ты этим своим желанием знать, только хуже делаешь, - проворчала я. - После такого Салазар ещё с большим подозрением будет к тебе относиться. Охрану обезвредил, маячок вшил.
   -Это с какой стороны посмотреть, - Лука улыбнулся. - Салазару может это и не понравится, а вот для нас удобно. Иначе как бы я, не зная где и что планируете, подготовился к встрече здесь? А то так бы до сих и пор и сидели в соседней комнате и болтали, вместо того, чтобы так приятно проводить время...
   -Подготовиться? - я нахмурилась. - В каком смысле?
   -В прямом. Узнав где вы, я организовал и прослушку. Таким образом я выведал в каком отеле вы планируете встречу и полностью снял его, чтобы нам никто не мешал и всю охрану без проблем обезвредили...
   -Ты абсолютно бесчестный, беспринципный и лживый человек! - с негодованием сказала я.
   -Начнём с того, что я не человек, - Лука всё больше веселился. - А лживость, бесчестность и беспринципность - основные черты метаморфов, от которых, я надеюсь, ты очень скоро меня избавишь, и я стану паинькой.
   -Ой, паинькой?! Не смеши! - фыркнула я, мрачно глядя на него. - Тебя, наверное, ничего не исправит.
   -Исправит, - став серьёзным, сказал он. - Клянусь, тебе больше лгать не буду, и даже то, что я рассказал о маячке, как раз служит дополнительным свидетельством моей честности в отношении тебя. Ведь согласись, мог бы и промолчать об этом.
   -Вообще-то да, мог бы, - подумав, согласилась я и вздохнула.
   -Ну, так просветишь меня об удалении шрамов? - полюбопытствовал он. - Чья это была идея? Салазара? Или всё же твоя?
   -Эээ, вообще как бы совместная, - начала я и снова ощутила толику страха, осознавая, что как бы ни было страшно, необходимо сейчас рассказать правду. - Но всё пошло не совсем так, как планировалось... Врачи... ммм... кое-что обнаружили... ммм..., - чем дальше, тем невнятнее я бормотала, а Лука всё больше хмурился. - Ну и... процедура не понадобилась... точнее они отказались... эээ... а потом всё само начало проходить...
   -Ириска, я всё меньше понимаю тебя, - не выдержав, сказал он. - Нормально объяснить можешь? Что врачи обнаружили? От чего отказались?
   "О, Господи, мне просто нужно это сказать и всё", - подумала я и, боясь, что если хоть на секунду задумаюсь, то опять начну мямлить, выпалила:
   -Я беременна! А так как ребёнок наполовину метаморф, шрамы сами начали рассасываться, а волосы расти. Вот! А теперь можешь сколько угодно возмущаться этой новости! Если не нравится, и боишься, что из-за малыша на тебя найдут новый рычаг давления, можешь быть свободен!
   Заканчивала тираду я уже воинственно и угрожающе смотрела на Луку, готовая в любой момент вскочить с кровати и дать любой отпор, если он начнёт негативно высказываться на мой счёт. Но Лука, похоже, на несколько секунд впал в прострацию и, не дыша, и не моргая, смотрел на меня.
   -Что? - наконец хрипло спросил он. - Беременна?
   -Да, - отчеканила я, внимательно глядя на него и пока не понимая, как он относится к такой вести.
   -Беременна, - повторил он, а потом на лице начала расплываться счастливая улыбка и в глазах появилось столько нежности и тепла, сколько я ещё никогда не видела. А потом он осторожно притронулся к моему животу и добавил: - Это самая лучшая новость в моей жизни. Спасибо тебе! - и уже в следующее мгновение прижал к себе и с такой силой обнял, что мне нечем стало дышать.
   -Пожалуйста, - пропищала я, пока отказываясь до конца осознавать, что Лука позитивно отнёсся к новости. - А ты точно рад? Ты ведь говорил, что не хочешь детей...
   -Глупышка моя, от тебя я очень хочу детей, и как можно больше. А то, что я говорил, относилось к другим женщинам, - мягко ответил он и, отстранившись, снова положил руку на живот, а потом стал меня нежно целовать в губы.
   "Ох, он рад... На самом деле рад, а я так боялась! Зря! Будет у моего малыша не только мама с бабушкой, а и отец!".
  
  
   Глава 30.
  
   Лёжа лицом к лицу с Лукой, я жмурилась от счастья и удовольствия, а он нежно прикасался то к животу, то проводил пальцами по лицу, то по моему плечу, то по изгибу талии.
   -А можно кое-что узнать? - спросила я.
   -Всё, что угодно, - тихо ответил он.
   -Меня волнует, что я забеременела, когда ты был в облике Михаила, - робко произнесла я. - И не совсем понимаю, чей фактически будет ребёнок - твой или его... Ты ведь генетически был им в тот момент.
   -Мой это ребёнок, - ласково сказал Лука и, прижавшись ко мне, поцеловал. - Кем я был в тот момент, не имеет значения. Я метаморф и мои гены важнее, чем того, в кого я перевоплощался.
   -А правда, что вы не испытываете чувств к своим матерям и не способны их любить?
   -Это очередное откровение от Салазара? - недовольно поинтересовался Лука и хмыкнул: - Тоже мне знаток метаморфов...
   -Но ведь это логично. Ребёнок будет пользоваться способностями, а значит, не будет чувствовать любви ни к кому, - я тяжело вздохнула.
   -Ириска, если боишься, что ребёнок не сможет оценить твои материнские чувства, то зря. С матерями у нас крепкая связь. Они ведь нас вынашивают. Пожалуй, мать, это единственная женщина, которую любой метаморф любит всю жизнь, - ответил он. - А вот с отцами тяжело. Такой связи нет, и всё держится на долге и уважении. Так что не переживай, наши дети будут любить тебя искренне и по-настоящему.
   -А тебя?
   -А меня нет, - с сожалением ответил Лука. - Но ведь я их буду любить не меньше, чем тебя, и это достаточно.
   -Мне жаль, - пробормотала я, а потом всё же с надеждой сказала: - А может, и тебя будут любить? Ведь они лишь наполовину метаморфы.
   -Не имеет значения насколько они метаморфы. Наши гены в любом случае доминанты. И лучшее доказательство этому твоё излечение от шрамов и рубцов и рост новых волос. Ребёнок растёт и перестраивает твой организм.
   -Ну да, перестраивает, - согласилась я, а потом вспомнила про врача и замерла от пришедшей в голову мысли.
   -Что? - Лука мгновенно насторожился, увидев выражение моего лица.
   -Подожди, а я что теперь, буду, как и Надежда Фёдоровна? Срок моей жизни увеличится?
   -Да, - с удовлетворением подтвердил он. - И даже скажу больше, на одном ребёнке мы не остановимся. Я подсчитал, что если ты хотя бы раз в двадцать-тридцать лет будешь рожать мне малыша, то мы протянем ещё минимум лет четыреста-пятьсот, а может и дольше. По крайней мере, я на это надеюсь. Все человеческие женщины, которых я знал, имели по одному ребёнку, а это существенно удлиняло срок их жизни, а у нас с тобой будем много детей, а значит, каждая беременность окажет на тебя влияние.
   -Много детей? - переспросила я, а потом прикинула количество и открыла рот от удивления, представив себе ораву. - Хм, это очень много... Если рожать буду каждые двадцать лет в течение пяти столетий, то это двадцать пять малышей... Боже, а как мы их всех воспитаем и обеспечим?
   -Нашла о чём волноваться, - снисходительно бросил Лука. - Об этом я буду заботиться, и поверь, ни в чём не будете знать отказа.
   -Ой, не это ведь главное! Дети ведь наполовину будут метаморфы, а наполовину сновиды! - испуганно сказала я. - За ним ведь будут охотиться! С такими способностями они слишком многим понадобятся...
   -Не будет никакой охоты. Максимум на что решится Совет, это просьбы, уж я позабочусь об этом... - отчеканил Лука и, запнувшись, настороженно спросил: - Подожди, а как дети будут наполовину сновидами, если ты теряешь способности?
   -Ммм... прости, я соврала насчёт этого, - скорчив гримасу раскаяния, ответила я. - Хотела убедиться, что нужна тебе, как женщина, а не как сновида.
   -Хм, и после этого ты меня обвиняешь во лжи? - ехидно отозвался он. - Вот же хитрюга!
   -Есть немного. Как говорится, с кем поведёшься, от того и наберёшься. Я вот набираюсь у тебя, - беззаботно сказала я и подмигнула Луке.
   -Нет уж, давай лучше я у тебя буду набираться хорошему! - смеясь, вымолвил он и, обняв меня, поцеловал в макушку, а потом пробормотал: - Как же хорошо вот так с тобой беседовать, зная, что не нужно бояться сболтнуть лишнее и скрывать от тебя многое.
   -Угу, хорошо, - откликнулась я, чувствуя укол совести.
   "А я ведь сейчас скрываю, что, например, присутствовала при разговоре с братом и матерью. Сказать или нет?" - я на секунду задумалась и решила сказать, но Лука опередил меня, произнеся:
   -А знаешь, никто не мешает нам сказать Совету то, что ты соврала мне насчёт утраты способностей. Это вполне впишется в твоё выздоровление. Если малыш избавляет тебя от шрамов, то может лишить и способностей. Таким образом мы дополнительно обезопасим себя и наших детей. Для всех они будут лишь полукровками, а способности сновиды будут держать в тайне... Хотя здесь всё же стоит подумать... Полуметаморф-полусновида, это очень могущественное существо, с которым никто не решится связываться. И наши дети будут очень могущественны.
   -Это при условии, что я действительно смогу передать им способности, и они не исчезнут. Я ведь тоже думала, что малыш может излечить меня и от этого.
   -Вряд ли исчезнут. Думаю, наш малыш воспринимает это как часть тебя, и понимает, что твои таланты не причиняют вреда, или даже понимает, что не огорчают тебя. Вот шрамы тебя беспокоят, и он убирает их... Или есть предпосылки думать, что слабеешь? Салазар на самом деле тебя тестировал?
   -Тестировал. Но ничего особо нового не рассказал. Просто более подробно объяснил про способности, и мы выяснили, в чём мои минусы и плюсы.
   -И в чём же?
   -Плюс в том, что фаза длинная, и я без труда могу создавать такие фантазии, о которых Салазар и не слышал. Но как только дело касается полезного применения моих талантов, похвастать особо нечем. Я не умею искать людей, не могу по желанию прыгать к ним в сновидения... То есть, могу, но только со стимулятором, а просто так сказать, что хочу быть там-то и перенестись не получается, - с досадой сказала я.
   -У тебя и раньше это не получалось, так что ничего страшного, - заверил Лука. - В мире миллионы запахов, которые помогут тебе очутиться в нужном месте.
   -Хотя должна кое в чём признаться, - добавила я. - Недавно у меня получилось прыгнуть без запаха, а по наводке фотографии... Правда, я и сама не понимаю, как это получилось... - стало стыдно, потому что я собиралась признаться в подслушивании, но решила уже не молчать. - А прыгнула я к тебе, в тот момент, когда ты разговаривал с Миляем и матерью.
   Услышав это, Лука нахмурился, а я затараторила:
   -Честно, я не думала, что так получится! И не собиралась подслушивать! Да и поняла в тот момент не так много...
   -Не нужно оправдываться, - прервал меня он. - Всё нормально. Мне жаль лишь, что ты стала свидетелем той сцены и, наверное, сейчас негативно относишься к моей родне.
   -Твою маму я понимаю. Кто же захочет, чтобы сын умер, - грустно сказала я. - Ведь ей жить с этим, когда тебя не станет...
   -Ну, думаю, моя мать найдёт утешение в наших детях. Пусть она и не будет чувствовать себя полноценной бабушкой в человеческом понимании, но родственные связи у нас чтятся, и детей или внуков никогда не бросают, - он улыбнулся. - Когда я озвучил ей приблизительное количество моих отпрысков, она задумалась. Да и понимание, что я не завтра, и не через сто лет умру, немного успокоило её. Так что, Гаяна уже намного легче воспринимает мой уход за тобой, когда придёт время.
   -А ты... на самом деле не боишься этого? - запнувшись, недоверчиво спросила я. - Смерть это ведь страшно...
   -Ириша, смерть это нормально, - философски изрёк Лука. - Пойми, она заставляет двигаться вперёд, добиваться чего-нибудь важного, ценить жизнь. А когда знаешь, что впереди бесконечная жизнь, то это расслабляет. Если бы ты знала, сколько метаморфов живут, не ценя то, что имеют. У них даже смысла в жизни нет. Они как будто всё откладывают на потом, а это "потом" не наступает. Это жалкое зрелище. Они ведь даже не живут, а бесцельно существуют. Меня это всегда раздражало и, пообещав себе, что никогда так не поведу себя, я постоянно двигался вперёд. И поэтому сейчас спокойно выбираю смерть. Я долго прожил, многое видел, многого добился, а сейчас получу самое важное - любимую женщину и семью. То, что многим метаморфам не хватает духу выбрать, чтобы хоть как-то оправдать наше существование.
   -Жестоко это и неправильно, ставить вас перед таким выбором - или жизнь, или семья и чувства, - пробормотала я.
   -Неправильно бесконечно и бессмысленно жить, - ответил он и улыбнулся. - И перестань, как и Гаяна убиваться, что я умру. Мы с тобой ещё проживём долго и рано думать о смерти.
   -Лука, а сколько тебе лет? - несмело спросила я.
   -Много, - уклончиво ответил он.
   -А если точнее? - не унималась я.
   -Если точнее, то не одно столетие...
   -Ты нормально сказать можешь? Точную цифру? - не выдержав, воскликнула я.
   -Ириска, ну зачем тебе это? Не хочу, чтобы ты смущалась, зная точную цифру. Давай сразу решим, что мне столько, насколько я выгляжу.
   Я хотела было и дальше настаивать на своём, но подумав, что у меня ещё не одно столетие впереди, чтобы всё разузнать, поинтересовалась другим:
   -А Миляй? Как я поняла, он твой брат, но не сын Гаяны?
   -Да, - подтвердил он. - Он сводный брат по отцу. У нас это норма. Как я уже говорил, мы не испытываем долгосрочных привязанности, а значит не создаём семьи... Вернее, создаём их на короткий период, если принимаем решение обзавестись потомством. И здесь возникает много нюансов. Если помнишь, женщинам нельзя во время беременности менять облики, а мужчины это могут, поэтому любовь с их стороны проходит быстро. Однако пока не родится ребёнок, мать не бросают. Да и потом ребёнка воспитывают оба родителя, но это не мешает жить с другими женщинами...
   -Подожди, а женщины? Если она девять месяцев не меняется, то должна влюбляться в мужчину...
   -Девять месяцев не тот срок, чтобы навсегда попасть в зависимость от любимого. Для этого требуется не менее двух-трёх лет, поэтому наши женщины не рискуют. Сразу после рождения ребёнка они снова меняют образы и живут своей жизнью. А эта смена партнёров приводит к тому, что любой из нас обзаводится братьями и сестрами или от разных отцов, или матерей. Миляй - мой брат по отцовской линии. Был и ещё один, но как я уже говорил, его убили, когда они с отцом карабкались по иерархической лестнице. Поэтому отец неохотно обзаводился детьми, понимая, что их может постигнуть такая участь. А мама пока не хочет рожать второго ребёнка. Хотя возможно, боясь, что потеряет меня, решится и второй раз на девять месяцев вернуться в своё тело, чтобы потом не так страдать, когда меня не станет.
   -Понятно, - пролепетала я, испугавшись тому, что услышала, но потом всё же решила озвучить свой страх. - Ты сказал, что необходимо два-три года, чтобы окончательно влюбиться раз и навсегда... Так значит, ты ещё не попал в зависимость от меня?
   -Не попал, - признался он. - Но понимаю, что люблю тебя, а это достаточно, чтобы захотеть прожить с тобой жизнь и добровольно решиться на зависимость.
   -Ох, надеюсь, что я не разочарую тебя за эти два-три года, - тревожно произнесла я.
   -Не разочаруешь, - мягко ответил он. - Наоборот, с каждым днём моя любовь будет становиться сильнее. Если уж ты покорила меня, пока я был в теле твоего мужа, и это чувство стало только сильнее, когда я стал собой, то и дальше бояться нечего.
   -Надеюсь, - я вздохнула и решила поменять тему. - Гаяна, как ты сказал, смирилась с твоим решением. А Миляй? У него, насколько я поняла, какие-то планы на тебя и я мешаю...
   -Мой братец чистокровный метаморф, жаждущий только одного - власти. И эту власть он мог получить с моей помощью, - Лука ухмыльнулся. - Он из всего любит извлекать выгоду. Даже из смерти отца. Видишь ли, он старше меня и рос среди метаморфов, впитывая все их принципы. А пока отец был жив, то и учился у него. Несмотря на то, что отец скрывал, что Миляй его сын, он, будучи уже сам не последним метаморфом в общине, потихоньку его двигал, прививая вкус к власти. И перед братом открывались большие перспективы. Но когда Роман убрал отца, то постарался удалить от власти и всех остальных конкурентов. Миляй был в их числе. Хотя в будущем это только сыграло нам на руку. Дело в том, что его успел приметить один из членов Совета и взял к себе в помощники. Вообще-то, быть помощником одно из Старцев - это уже огромная власть. Но Миляю этого мало, он хочет лично решать судьбы, а не только советовать, как поступить. Однако его должность закрывает для него эти возможности. Чтобы войти в Совет, необходимо пройти путь от рядового метаморфа до главы общины. Помощников же Старцев никто и никогда не выставляет на выборы, потому что они мало значимы и известны рядовым членам нашего общества. А вернуться в какую-нибудь общину и продолжить своё продвижение он не может. Точнее, ему просто уже не дадут это сделать. Любой мало-мальский морф, обладающий власть, не захочет иметь у себя под боком такого сильного конкурента, который оброс связами в Совете. Миляю не дадут показать свои ум и способности рядовым морфам, чтобы получить их поддержку на выборах. Да и уйдя на понижение, он может многого лишиться.
   -И вот тут пригодился ты, - вставила я, понемногу начиная понимать, что происходит в жизни Луки. - Предлагая отомстить за отца, он тебе помогал подниматься всё выше, да?
   -Да. Только делал это очень аккуратно, чтобы никто не знал, и тем более Роман. Хотя и помогать то особо не требовалось. Я успел набраться немалого опыта в людском обществе, и борьба за власть давалась мне легко...
   -Но подожди, даже если бы однажды ты занял место Романа, а потом вошёл в Совет, Миляй бы не получил фактической власти, а стал бы твоим помощником...
   -Ириска, быть помощников брата или стороннего метаморфа - это разные вещи. Не забывай, что у нас родственные связи очень важны и Миляй прекрасно понимает, что я так легко не отмахнусь от его совета или желаний, как это сделает тот же Старец, которому он сейчас служит.
   -Согласна, - подумав, кивнула я.
   -А как ты уже слышала во время нашего разговора, я собираюсь удалиться от всех дел, чтобы насладиться жизнью с тобой, а не карабкаться вверх. Вот Миляй и бесится, что не получит всего, что планировал.
   -А он не будет ммм... строить нам козни? - осторожно спросила я.
   -Нет. На такое он точно не пойдёт, - уверенно ответил Лука. - Это будет означать предательство семьи. При всех амбициях, это не в духе Миляя, как впрочем, и любого метаморфа. Да и потом, уверен, что Миляй найдёт другой выход, чтобы добиться своего. Не в его духе сдаваться. Это наша семейная черта... Хотя Миляй думает, что я сдался и пока отказывается понимать, что я поменял приоритеты, выбрав для себя не менее важную вещь.
   -А знаешь, чем может успокоиться Миляй? Надеждой, что наши дети, благодаря нашим способностям, будут намного могущественнее и соответственно с их помощью он добьётся желаемого, - прищурившись, сказала я, а потом заявила: - Но пусть на такое и не надеется! Я не отдам своих детей в эти грязные игры за власть!
   -Поверь, и я против этого, - заверил он. - Но думаю, они и сами не захотят такой жизни. Лучшее доказательство этому я и моё воспитание. Меня ведь, по сути, не метаморфы воспитывали, а люди, и прививали свои ценности, которые сейчас помогли мне выбрать семью, а не власть. Хотя первое время я тяжело привыкал к их методам воспитания, ценностям и послушанию, - Лука поморщился. - До сих пор ненавижу некоторых представителей церкви, помня их уроки.
   -Это ты имеешь в виду приют? А при чём здесь представители церкви? - с недоумением спросила я.
   -В то время, когда отец отдавал меня в приют, чтобы спрятать, не было ещё детских домов в том понимании, что сейчас. Раньше приюты открывались при монастырях, и воспитание там давалось соответствующее, и дисциплина требовалась строжайшая. Однако я смог приспособиться и не выдать себя. Хотя порой давалось это очень тяжело. Но всё равно сейчас я благодарен за тот опыт. Меня ведь сначала воспитывали мать и отец, прививая ценности метаморфов, а когда я попал в приют, то первое время был ошеломлён тем, что люди живут совсем по-другому, - Лука задумался на минуту, а потом продолжил: - Мать с отцом учили меня добиваться своего, просчитывать свои действия наперёд, не сдаваться в любых ситуациях, а в приюте всё было по-другому. Там говорили, что всё промысел божий, что получив удар по одной щеке, подставь другую, что нужно жить по правилам... В общем, совсем другие принципы. Схожесть была только в одном - уважении к старшим. У нас она прививалась именно к родителям, а у людей, ко всем старшим. Но на меня не это оказало сильное влияние, а сами человеческие дети. Они так желали обрести семью. Те, у кого были родители, но погибли, с таким теплом их вспоминали, что я невольно стал задумываться о ценности самой семьи. У нас ведь и понятия такого не было. Метаморфы лишь на время сходятся, чтобы обзавестись потомством, а затем живут своей жизнью. А у людей тогда всё было по-другому. Разводы не приветствовались, и дети росли в других условиях. В семьях, где мать с отцом всегда находились рядом и поддерживали их... И чем больше я жил в приюте, тем отчётливее понимал, что жизнь людей мне кажется более правильной. А это в дальнейшем оказало влияние и на мою жизнь. Поэтому я не хотел детей от других метаморфов, потому что не желал жизни, где я иду своей дорогой, а мать моего ребёнка своей. Где главное борьба за власть, а не за личное счастье. Где нет понимания и тепла, а лишь расчёт и временная привязанность... Так что, всё зависит от воспитания и того, какие жизненные взгляды мы вложим в головы наших детей. Да и наш пример многому их научит, и вряд ли они захотят жить, как метаморфы.
   -Подожди, так ты изначально собирался создать семью с человеческой женщиной? - изумлённо спросила я.
   -Да. Только вот ни одна женщина до тебя меня не привлекала. Не возникало желания прожить всю жизнь с теми, кого я знал, а ты покорила меня практически сразу, - с нежностью произнёс он. - Хотя даже не могу сказать чем. Просто когда ты рядом, внутри возникало чувство тепла, спокойствия, и уюта что ли... Это невозможно описать... Я просто однажды понял, что ты именно та, кто может дать мне то, чего так не хватало в жизни. Одним словом, ты моя женщина, от которой я хочу иметь детей, постоянно жить и однажды уйти следом за тобой.
   -Спасибо, - с умилением прошептала я. - Жаль, что ты раньше об этом не говорил... Если бы я всё это знала раньше, то легче бы перенесла всё случившееся, а так - пришлось мучиться от незнания и сомнений...
   -Прости, но было не время всё тебе рассказывать. Пока Роман был рядом, я боялся, что он использует мои чувства против нас и вынужден был молчать...
   -Ладно, это всё в прошлом. Главное, что сейчас мы, наконец, можем не скрывать это, - начала я, и в этот момент воздух у кровати сгустился, и в нём проступило какое-то зыбкое очертание человека.
   Впервые видя материализацию, я не сразу узнала Салазара, а когда до меня дошло что это он и сейчас тянет руки к Луке, я истерично закричала:
   -Не смей! Не трогай его! - а потом, чтобы прикрыть Луку собой, толкнула его на спину и легла сверху. И только после этого вспомнила, что мы обнажены, поэтому натянула одеяло, не переставая говорить: - Салазар, я сейчас всё объясню! Зла мне не желают! И охране угрозы нет! И вообще, тебе здесь не место! Выйти немедленно из РЕМ-фазы, и я тебе перезвоню!
   Однако Салазар и не подумал уходить. Проявившись полностью, он с яростью обвёл нас взглядом, а затем начал эмоционально махать руками и, судя по движению губ, выражать свою злость и на словах.
   -Я всё равно тебя не слышу! - заявила я. - Потом выскажешься! Уйди отсюда!
   -Ира, немедленно слезь с меня. Мы сами разберёмся, - с недовольством произнёс Лука и попытался сдвинуть меня, но я вцепилась в него как клещ и прошипела:
   -Только двинься, и я год с тобой разговаривать не буду! Да и не время сейчас с Салазаром разговаривать. Ты видишь, что он зол, а в таком состоянии может у тебя и в голове покопаться, и в других внутренних органах! Он Тимуру мозг раздавил в две секунды. И в тот момент не сильно злился, а сейчас, поди, знает про охрану. Так что не дергайся! - затараторила я, а потом снова повернула голову к Салазару и добавила: - Даже не думай причинять вред Луке! Это наше с ним личное дело, чем мы здесь занимаемся! Я тебе говорила, что охрана мне не нужна! Ты настоял на этом, вот они голубчики и сидят сейчас под присмотром! Или ты хотел, чтобы я при них занималась любовью с Лукой?
   Салазар, судя по мимике, что-то с негодованием закричал, уже не сдерживаясь, и меня это разозлило:
   -Не смей кричать! Знаю я твои доводы, что метаморфам верить нельзя! Надоело слушать одно и то же! Я сама буду решать, что делать со своей жизнью! Всё, достал! Я сейчас же звоню Мари, чтобы она тебя будила! - воскликнув это, я оглянулась в поисках своей одежды, а потом поморщилась от недовольства, вспомнив, что телефон остался в куртке, а она в соседней комнате. - Свинство! Где твой телефон? - спросила я у Луки, и он кивнул в сторону брюк, валяющихся у кровати.
   -Давай я встану и дам тебе телефон, - с улыбкой предложил он.
   -Тебе смешно? - недовольно спросила я. - А зря! Салазар вон в РЕМ-фазе орёт, как оглашенный, и если я хоть на секунду от тебя отлеплюсь, может какую-нибудь гадость сделать. Убить он, конечно, не решится, но найдёт какой-нибудь болезненный способ отомстить за то, что его провели.
   -Ну, пусть выпустит пар, - весело сказал Лука, а потом всё же стянул меня с себя и, поднявшись, встал перед Салазаром. - Хочешь и дальше беззвучно для нас выражать недовольство, или, наконец, нормально поговорим? Прости, не моя вина, что ты не продумал некоторые моменты. Ты сам подставил свою охрану, и безответственно относя к тем, кто попал в твой дом. На будущее - будешь умнее.
   Сновиду аж перекосило от ярости, и я испуганно взвизгнула, когда он потянул руку к Луке, и собралось было вскочить, но Салазар неожиданно исчез.
   "Ушёл, чтобы проснуться, или сейчас нападёт?" - с замиранием сердца подумала я, оглядываясь по сторонам, а Лука повернулся ко мне и спросил:
   -Если не секрет, Салазар приехал с тобой или остался в Лионе? Не подумай, что спрашиваю, чтобы захватить его. Хочу лишь узнать - готовиться к личной встрече с ним, или к разговору по телефону?
   -А что, ты не успел установить слежку за домом в Лионе и не знаешь, где сейчас Салазар? - буркнула я, слегка нервничая из-за будущего разговора со сновидой.
   -Не было времени и не хватило людей, чтобы и здесь всё устроить, и тебя вести от самого дома. Тебя перехватили уже в тот момент, когда ты пересекала границу. Вполне возможно, что Салазар выехал другим путём, - спокойно ответил Лука и, подняв мою одежду, положил на кровать, а после начал одеваться и сам. - Так к чему готовиться?
   -К разговору по телефону. Он не поехал со мной, - ответила я, одеваясь и всё ещё настороженно оглядываясь, а потом услышала, как в соседней комнате звонит мой телефон. - А вот наверное и он... Сейчас будет орать, что я поступаю глупо и безрассудно, поверив в твои чувства...
   -Никто на тебя орать не будет, - мягко заверил Лука. - Не позволю трепать нервы моей любимой, беременной женщине. Одевайся спокойно, а я поговорю.
   -Ох, нет, лучше мне начать, - произнесла я, но Лука отрицательно качнул головой и стремительно вышел из спальни, а через пару мгновений я услышала, как он холодно произнёс:
   -Слушаю... Спокойно говори! Я тебе не Ира, которая покорно будет сносить твоё недовольство... Да, посмел. В следующий раз будешь продумывать операции лучше... А что ты думал? Что эта охрана встанет у меня на пути? Не смеши, они просто люди... Захотел бы их перебить, они бы уже начали остывать... Не надо мне говорить про добрую волю. Я тоже её проявил, не убив твоих клевретов и не напав на твой второй особняк. Мог бы прийти и силой забрать Иру, сравняв твой дом с землёй... Да, это показатель моей лояльности и готовности сотрудничать. Если бы я не желал этого, поверь, для тебя сложилось бы всё намного хуже... Не нужно иронизировать, а то ведь и я могу проявить свой сарказм и недовольство, а это выразится не в криках и жёстких высказываниях, - голос Луки стал уже вкрадчивым и я поняла, что пора вмешаться, поэтому выбежала из спальни и вырвала телефон у Луки.
   -Салазар, давай жить дружно! - успела в трубку произнести я и тут же услышала в ответ:
   -Риша, он посмел нарушить договорённость! Он фактически напал, - Салазар цедил каждое слово с яростью. - Так не ведут себя те, кто желает заслужить доверие...
   -Я тебе не собачка, чтобы что-то заслуживать, - слыша всё, громко вставил Лука. - И это тебе наука на будущее! Не все метаморфы так будут вести себя! Некоторые твои проколы могут использовать и во зло. А у нас впереди серьёзное дело, и если будешь так тупить, и себя сгубишь, и Иру подставишь! Так что скажи спасибо, что хоть чему-то тебя научил!
   -В учителя мне набиваешься? Не стоит! А то и я быстро научу тебя некоторым тонкостям! - Салазар не унимался. - Думаешь, я не предусмотрел такого развития событий? Отель тоже в кольце охраны и там парни уже вооружены до зубов! Без боя ты не выйдешь!
   -Салазар, если бы я хотел боя, то меня не остановила бы кучка людей, - угрожающе сказал Лука и хотел что-то ещё добавить, но я снова вмешалась и уже зло рявкнула, обращаясь к обоим:
   -Заткнулись немедленно! Поиграть мускулами захотелось? Так это проще всего! Лучше бы попробовали договориться, учтя свои ошибки!
   -По-моему, моё согласие выдать имена виноватых в смерти сестры и так хороший показатель того, что я хочу договориться, - раздражённо бросил Лука. - А то, что случилось здесь, наше личное дело. А Салазар воспринимает всё так, как будто я плюнул ему в морду. Если он и дальше так будет вести себя, не получит имён, а на Совете я обойдусь и без него.
   -Личное дело? - вскипел Салазар. - Риша под моей защитой и всё, что происходит с ней, напрямую касается меня! А без имён я могу и обойтись! Ты же повезёшь Ришу на Совет? Повезёшь, а я её безошибочно найду! Перебью половину, а то и весь ваш Совет и посмотрим, что ты потом скажешь! Морфы сами ко мне приползут, чтобы я пощадил их.
   -Салазар, не делай этого! Ты подставишь не только себя, но и её, - с тревогой вымолвил Лука, а затем угрожающе добавил: - На тебя объявят такую охоту, что никто и ничего не спасёт. А Иру казнят там же, и я не уберегу её! И знаешь, что потом будет? Если я найду тебя первым, то умирать ты будешь очень мучительно, не один месяц. Понял?
   -Всё, хватит! Поговорили! - закричала я, уже не на шутку пугаясь тона разговора. - Остыньте оба! Позже поговорите!
   Сбросив вызов, я с недовольством посмотрела на Луку и сухо сказала:
   -И зачем угрожать ему? Он и так зол, что ты провёл его, а ты ещё и указываешь на его ошибки!
   -Нечего мне угрожать, - властно произнёс он. - Я ему не мальчик, чтобы меня пугать. А если он не умеет признавать свои ошибки, не моя вина. Лучше нужно продумывать ходы и возможные ответы противника. Особенно сейчас. То, во что мы собираемся влезть, не игра в прятки или поддавки. Роман и Бреслав могут не только особняк Салазара сравнять с землёй, а и весь Лион, и такие вот проколы с твоей охраной или маячками будут стоит жизни, а не уязвлённого самолюбия. Так что пусть поумерит свой пыл и высказывания в мой адрес. Мне плевать насколько я пошатнул его доверие. А если быть до конца откровенным - мне плевать и на самого Салазара. Мне важна только твоя безопасность. Так что если он хочет сотрудничества и имён, пусть не кричит на меня, а внимательно слушает и делает, как я скажу. Всё же я поумнее, и прожил намного дольше!
   -Да умнее ты, умнее, - согласилась я, видя, что Лука закипает, а потом улыбнулась и, подойдя к нему, поцеловала. - Но вот упрямства в вас двоих одинаково много. Два барана.
   -Не нужно мне так улыбаться и целовать, - сухо ответил он, а потом не выдержал и сам улыбнувшись, добавил: - На барана согласен, есть у меня такая черта. Главное, чтобы у меня рога не отрасли...
   -Фу-фу-фу! Даже думать не смей о таком! - с обидой вымолвила я и, поджав губы, неодобрительно посмотрела на него.
   -Приходится и о таком думать, - серьёзно произнёс он, прижав меня к себе. - Ты же человек, а значит, в любой момент можешь разлюбить меня. И такие прецеденты были в истории метаморфов. Мужчины или женщины отдавали любимым своим сердца, а те к ним остывали и бросали...
   -Я не брошу тебя, - клятвенно заверила я. - Лучше умру!
   -Спасибо, - мягко поблагодарил он. - Ну а я в свою очередь обещаю, что буду делать всё возможное, чтобы ты не разлюбила меня.
   Вновь зазвонивший телефон не дал мне снова поцеловать Луку, и тяжело вздохнув, я ответила на вызов, прекрасно понимая, что это может быть только Салазар.
   -Да? Только без криков, сразу предупреждаю! - резко бросила я.
   -Я еду к вам, - Салазар ответил не менее резко. - Буду через три часа, и тогда поговорим с метаморфом. Но сразу предупреждаю, если мне что-нибудь не понравится, сотрудничеству не бывать.
   -Вот именно, не бывать, - вставил Лука, услышав слова из трубки. - И для начала начни говорить нормально, а иначе и не приезжай сюда.
   Салазар ничего не ответил и, попыхтев немного, нажал сброс, а я нахмурилась, глядя на любимого, а потом сказала:
   -И ты уж будь добр, веди себя прилично и не задирай его. Он хороший, и я собираюсь с ним дружить и в дальнейшем.
   -Ириска, всё в руках Салазара. Он не станет возмущаться, и я буду нормально разговаривать, - с невинным видом заявил он, а потом хитро улыбнулся и сказал: - А вообще, всё в твоих руках. Три часа можно провести с пользой. Смотришь, и я ещё добрее стану, а вернее у меня не будет сил злиться...
   -Всё поняла! - рассмеявшись, проворковала я и, прижавшись к Луке, прильнула к его губам и начала водить по спине, чувствуя, как меня снова охватывает возбуждение...
  
  
   Глава 31.
  
   Салазар прибыл точно в срок и, войдя в номер, обвёл нас с Лукой недовольным взглядом, а следом за ним прошла Мари, настороженно оглядываясь по сторонам.
   -Привет. С прибытием, - сдержанно произнесла я, не совсем понимая, к чему готовиться - конструктивному разговору или крикам и саркастичным высказываниям.
   -Привет, Риша, - первой заговорила Мари, подмигнув мне, а затем едва заметно кивнула головой Луке.
   "Так-с, Мари вроде не так враждебно настроена", - сразу поняла я и, подойдя к ней обняла.
   -Я немного его по дороге успокоила, но он всё равно рвёт и мечет, - торопливо прошептала она. - А твой морфик с виду милашка.
   -Спасибо, - тоже быстро прошептала я и, отойдя, улыбнулась ей, после чего громко сказала: - Может, вы пообедать желаете?
   -Давай ещё приём устроим, чтобы ближе познакомиться, - иронично сказал Салазар, и сев на диван, поморщился, а затем уже холодно добавил: - Обойдёмся без обедов. И вообще, не собираюсь расшаркиваться в любезностях. Для начала я хочу знать - где мои люди?
   -Твои люди в ресторанном зале, - ответил Лука и, не удержавшись, презрительно бросил: - А твои любезности меня и самого не интересуют. Главное, чтобы ты поступал разумно...
   -Разумно? - Салазар враждебно посмотрел на Луку. - Кто бы говорил про это?! Где была твоя разумность, когда ты охрану снимал?
   -А на что ты надеялся? - Лука зловеще прищурился. - Что я опять с Ириной поговорю и всё? Хватит, в Турине наговорились!
   -Соблазнение - не лучший способ решать проблемы! - сновида не унимался.
   -Мы сами с Ирой будем решать, как и когда разбираться с проблемами! Твоего разрешения и благословения нам не требуется! - процедил Лука. - Думаешь, я не понял, зачем ты охрану приставил? Чтобы помешать мне! Тебя уже не столько её безопасность интересовала, иначе вообще не отпустил бы её на встречу!
   -Что?! - я нахмурилась и с осуждением посмотрела на Салазара, а когда он отвёл глаза, поняла, что Лука прав. - Вот значит как?
   -Риша, послушай, секс не лучший способ узнать челов... существо, с которым ты собираешься провести жизнь, - мрачно сказал он. - Я лишь хотел, чтобы ты чётко определилась со своими чувствами, а для этого стоит познать находящегося рядом ближе, и вовсе не в библейском смысле. Секс здесь скорее помеха...
   -Так думаешь, что я головой совсем не соображаю и ведусь только на секс? Ну, спасибо, Салазар! От всей души! - возмущённо воскликнула я.
   -Прошу, не горячись! - умоляюще вставил он. - Я желаю тебе только добра и хочу, чтобы ты имела возможность всё обдумать...
   -Салазар, да я только что и делала в последнее время, так это обдумывала - чего я хочу от жизни, с кем её провести и куда двигаться дальше, а также растить ребёнка одной или с его отцом!
   -Ты и про ребёнка уже сказала, - недовольно пробормотал он.
   -Да, конечно, сказала...
   -Уж не после ли этого этот морф начал клясться тебе в любви? - он с ненавистью кивнул на Луку. - А не думала, что его больше интересует ребёнок полуметаморф-полусновида, чем... - договорить он не успел, потому что Лука оказался возле Салазара и, схватив его за одежду, оторвал от дивана, после чего сильно встряхнул и гневно прорычал:
   -Слушай ты, сурок спящий, я за такие слова шкуру с тебя спущу! Я за неё кому угодно горло перегрызу, независимо от того будут у нас дети или нет! - а затем с издёвкой поинтересовался: - А может ты Иру специально хотел держать подальше от меня, чтобы самому получить такого ребёнка?
   Испугавшись этого броска, мы с Мари в первые секунды замерли, а после одновременно кинулись к мужчинам. Но Салазар успел среагировать первым. Ударив Луку по рукам и освободившись от его хватки, он, подойдя к нему вплотную и яростно сверля его взглядом, не менее грозно парировал:
   -Если бы моей целью был ребёнок, я бы Иру даже не пустил к тебе! И всячески препятствовал выяснению ваших отношений! Я хочу лишь, чтобы она была счастлива и её не постигла судьба Мии!
   -Я не Климент, чтобы так поступать с Ирой! Не нужно грести всех под одну гребёнку! Метаморфы, как и люди, разные!
   -Может вы и разные, но любить не умеете одинаково! И лучшее тому доказательство - твоё поведение сейчас!
   -Что тебе не нравится в моём поведении? По-твоему, если я признался Ире в своих чувствах, то вслед за этим у меня должно произойти стремительное разжижение мозгов, я должен начать сюсюкать со всеми подряд, лучиться счастьем и с умилением смотреть на мир через розовые очки? Чувства я испытываю только к Ире, и только она будет видеть их проявление! А что думают такие, как ты, мне плевать!
   -Ребята, не надо ругаться, - взмолилась я, встряв в разговор, а Мари поддержала:
   -Салазар, пожалуйста, успокойся. Ира всё же старше сейчас, чем была Миа, и больше разбирается в людях... то есть в окружающих. Ты же обещал, что не будешь рьяно указывать ей, как жить. Лука, судя по всему, всецело на её стороне и возможно даже любит...
   -Любовь не доказывают, соблазняя и затаскивая в постель! - выкрикнул Салазар.
   -Да?! А этой ночью ты так не считал! - ехидно заявила она. - Так и рвался доказывать любовь на деле!
   Сновида с недовольством зыркнул на Мари, но она фыркнула, показывая, что взгляды её не беспокоят и добавила:
   -И вообще, мы здесь собрались не для обсуждений личной жизни присутствующих, а чтобы решить вопросы сотрудничества. Так что брейк, бойцовые петухи, и разошлись по разным углам ринга! А иначе мы с Ирой устроим вам обоим такое, что век не забудете!
   -Вот-вот! - угрожающе подтвердила я.
   -Я как раз больше всего желаю обсуждать сотрудничество, а не выслушивать недовольство всяких сопливых сновид, - процедил метаморф.
   -Лука! Сопливость, возраст и ум мы тоже обсуждать не будем! - решительно перебила я, а потом подошла к нему и, взяв за руку, потянула на себя. - Хватит. Поерепенились и будет! Вы друг друга стоите и одинаково настойчивы, желая показать свой характер. А теперь давайте вы его покажете не только нам, а нашим врагам!
   -Да. Сядьте и подумайте лучше об этом, чем раздуваться друг перед другом, - поддержала Мари и, потянув Салазара за одежду, заставила его снова сесть на диван.
   -Каков план? - оттянув Луку и тоже усадив в одно из кресел, деловито спросила я, чтобы направить разговор в нужное русло.
   -Прежде чем обсуждать сам план, я хочу узнать, как этот... стало известно про местонахождения Ирины, - холодно произнёс Лука, судя по всему едва удержавшись от очередного оскорбления Салазара. - На словах передали её координаты? На почту сбросили письмо, или так подбросили?
   -В почтовый ящик бросили конверт с фотографией Риши, адресом, где она находилась в тот момент и припиской, что она будет в РЕМ-фазе в определённое время, - сухо ответил сновида. - Внешние камеры видеонаблюдения зафиксировали лицо бросавшего письмо. Но вряд ли это имеет значение, вы ведь по двадцать раз на день меняете рожи...
   -Могу и тебе поспособствовать с изменением рожи. Правда, побочный эффект будет в виде синюшного оттенка лица и большого количества опухолей, - тут же ответил Лука.
   -Хватит! - одновременно с Мари выкрикнули мы и мученически закатили глаза, устав слушать такие ремарки. - Нормально разговаривайте!
   -Ладно, - снисходительно произнёс Салазар с недовольной миной. - В общем, сьёмка с камеры есть, но думаю, это не улика...
   -Да, это не убедит Совет. Однако, уже то, что Ирину специально вводили в РЕМ-фазу, в определённое время, которое сообщили тебе, многое значит. Сложить все сведения и картина ясна, что только Роман мог сделать такое. Плюс, показания Иры, как с ней обращались, и твои, как ты её спасал, явно укажут на планы Романа.
   -А поверят нам? - с сомнением поинтересовался Салазар. - Не скажут, что она в угоду тебе оговаривает того морфа? Или, например, что это делаю я, чтобы получить имена?
   -Должны поверить. Многие в Совете давно недолюбливают Романа, зная его сволочную натуру. Его методы действий так же многим известны. И стоит рассказать правду о вас, как его быстро сбросят с Олимпа. Сомнений Старцев насчёт действий Романа хватит, чтобы вынести ему приговор. У нас предательство интересов общины - самое страшное преступление, - ответил Лука, а немного подумав, добавил: - Есть и ещё один вариант вывести Романа на чистую воду, и он стопроцентный, но ты на это не пойдёшь.
   -И что за способ? - сухо спросил Салазар. - Что в нём такого неприятного для меня, но даёт гарантию, что это утопит Романа?
   -Лично для тебя ничего неприятного нет, но ты не согласишься, потому что это касается браслетов. Есть у них один побочный вид действия, про который знает только Совет и высокопоставленные морфы, - пояснил Лука. - Когда браслет на руке, мы не только становимся уязвимы, и теряем способность изменяться, но не можем и лгать. Они, как детектор лжи. Если Роману надеть браслет, он не сможет соврать насчёт своих действий и планов.
   -Да?! - сновида недоверчиво посмотрел на Луку. - Или это уловка, чтобы получить браслеты?
   -Слушай, Салазар, ну вот что ты хочешь услышать, задавая этот вопрос? Да, уловка! Я всё тебе вру! Или заверения в моей кристальной честности? - метаморф усмехнулся, а потом устало добавил: - Мне нет смысла говорить неправду. Браслеты на самом деле так действуют на нас. В этом их самая большая ценность и одновременно опасность. И потом, я не заставляю тебя отдавать мне браслеты, или приносить их на Совет, а рассказываю, как просто и быстро добиться наказания Романа, в том случае, если Старцы вам не поверят. А я не сомневаюсь, что всё пройдёт гладко. Особенно в свете того, что я уже во всеуслышание объявил, что удаляюсь от борьбы за власть. Это автоматически убирает все предположения, что оговаривая Романа, вы освобождаете мне его место.
   -Ого! А мне ты не говорил про такое свойство браслетов! - с обидой сказала я.
   -Когда я рассказывал про браслеты, было ещё не время откровенничать. Но теперь ты это знаешь, - мягко сказала он, а потом подмигнул мне. - Захочешь меня проверить, всегда можешь взять у Салазара браслет...
   -А зачем тянуть с этим? - непринуждённо бросил Салазар и кивнул Мари, а та, достав из сумочки небольшой футляр, передала его сновиде. - Скажу честно, привёз сюда браслет, чтобы в случае чего убить тебя, но раз уж ты про такое свойство рассказал, можно тебя проверить...
   -Можно, - согласился Лука. - Только вот интересно, как ты поймёшь, вру я тебе или говорю правду? Мы нигде и никогда не соприкасались...
   -Ничего, думаю, Риша найдёт, что спросить. Она ведь хочет знать всю правду, - сновида с превосходством посмотрел на Луку, а затем протянул мне футляр.
   -Тогда у меня тоже условие. Так как Ира будет спрашивать о личном, мы с ней уединимся в соседней комнате, чтобы ответы знала только она, - заявил метаморф.
   -Не обязательно уединяться. Можете просто пошептаться и здесь. Браслет должен быть у меня на виду, - категорично ответил Салазар.
   -Согласен, - немного подумав, сказал Лука.
   "Ох, а о чём спрашивать то? Любит меня или нет? Если браслеты не действует, соврёт и глазом не моргнёт... Каким вопросом проверить действие браслетов? Нужно спросить что-то такое, что вызывало у меня сомнение... О, знаю, что спросить! Мне не нравилось, как Лука вёл себя, когда рассказывал о наказании моей бывшей свекрови. Что-то в этом было нечисто. Вот и попробую начать выяснения с этого!" - подумала я и взяв футляр, открыла его, ожидая, что увижу что-нибудь необыкновенно красивое.
   Но к моему разочарованию, браслет оказался вещицей, на которую я бы и не обратила внимания, увидев где-нибудь в другом месте. Тоненький, из серебристого металла, с простеньким замком-застёжкой, он выглядел слишком незамысловатым и блеклым. И только присмотревшись к нему, я увидела мелкую гравировку в виде каких-то знаков.
   -Это мужской браслет, - пояснил Салазар, видя выражение моего лица. - Его носил сын алхимика. А вот тот, который он делал для своей жены, поверь, выглядит совсем по-другому. Он из золота, с драгоценными камнями и очень изысканной работы. Общее у них только одно - гравировка.
   -Значит, в ней дело? - предположила я. - А почему не попробовать сделать много таких браслетов?
   -Пробовали, но ничего не выходит, - Лука усмехнулся. - И не один раз. Даже химический анализ металлов делали, точь-в-точь повторяли руны, но потерпели фиаско. Скорее всего, дело не только в этом, а и в особенных заговорах, о которых алхимик не рассказал.
   -Понятно, - протянула я и, взяв браслет, выжидающе посмотрела на Луку. - Отойдём к окну?
   -Давай, - согласился он.
   Возле окна я пытливо посмотрела на метаморфа, чтобы понять, как он относится к данной затее, а увидев, что он спокоен и без сомнений и страха протянул руку, одела ему браслет.
   -Так что хочешь знать? - с улыбкой спросил он.
   -Про мою бывшую свекровь, - ответила я, и Лука мгновенно нахмурился.
   -Ира, не трогай эту тему. Правда тебе не понравится, - пробормотал он. - Лучше спроси что-нибудь другое.
   -Не хочу другое. Свекровь как раз самое то, чтобы проверить твои слова, - упрямо заявила я.
   -Значит, ты мне до сих пор не веришь? - Лука пристально посмотрел мне в глаза, и я испытала стыд.
   -Верю, но капелька сомнений всё же есть...Прости...- промямлила я.
   -Понятно, - сухо произнёс он и отвёл взгляд.
   -Так что там со свекровью? - помолчав немного, робко спросила я. - Ты правду сказал насчёт её наказания?
   -Нет, - процедил он, и на лице отразилась гримаса отвращения.
   -А подробнее? - не унималась я. - В чём именно соврал?
   -Определённое ей наказание рабством будет длиться не год, а пять лет, после чего она умрёт...
   -Что?! Умрёт? - ошеломлённо выдавила я.
   -Да. Я же предупреждал, что не стоит об этом спрашивать, - угрюмо выдавил он и добавил: - И сразу скажу - ничего уже поделать не могу. Сейчас я простой морф и мои приказы силы не имеют.
   -А Миша... Это тоже был твой приказ? - с замиранием сердца спросила я, испугавшись, что бывшему мужу метаморфы тоже подписали смертный приговор.
   -Нет. Аварию я не планировал, и моей вины в его смерти нет, - быстро ответил Лука. - А вот сцена на похоронах получилась отчасти из-за нас. Я вёз тебя туда, зная, что многие настроены против тебя, и делал это специально, чтобы скорее втереться в доверие. Единственное, чего я не знал, так это того, что Евлалия, исполняющая твою роль, привезла с собой и любовника. Поэтому тебя обвинили в распутстве.
   -Ясно, - судорожно выдохнула я и отвернулась, чувствуя омерзение.
   "И ведь на самом деле после похорон я изменила отношение к Луке. Считала его своим спасителем... А это всё было задумано, чтобы приручить меня...", - с горечью подумала я.
   -Ириска, прости, но тогда я ещё плохо понимал свои чувства и шёл только к одной цели - мести, - с сожалением произнёс Лука и притронулся к моей руке. - Поверь, сейчас всё по-другому. Ты для меня самое важное в жизни. Я от всего отказываюсь, чтобы быть с тобой, а потом и умереть.
   -Понимаю. Просто... как-то неприятно осознавать, что была такой легковерной дурой и позволяла обводить себя вокруг пальца, - мрачно отозвалась я.
   -У нас натура такая, что мы всем врём и используем окружающих, - философски ответил он. - А у людей нет шансов узнать правду, если мы сами этого не захотим... или вот так, с помощью браслетов.
   -Как я понимаю, браслет на самом деле заставляет сказать правду, - с удовлетворением резюмировал Салазар, глядя на нас. - Риша, я бы на твоём месте воспользовался этим! Поспрашивай его ещё, глядишь, лучше узнаешь метаморфов и задумаешься!
   -Ты меня на самом деле любишь? - спросила я, желая знать только это.
   -Да, - без запинки ответил Лука. - Люблю. Хочу прожить с тобой до конца. Растить наших детей. А потом и умереть, когда тебя не станет.
   -И мои способности не играют в наших отношениях большой роли?
   -Не играют. Они вообще теперь мало меня интересуют. Хотя если Совет попросит что-нибудь, я не буду им отказывать и передам просьбу тебе, - сказал он и снова поморщился.
   -Ну, это и так ясно, - фыркнула я.
   -Это при условии, что мы им вообще расскажем про твои способности. Ведь мы, как уже говорилось до этого, можем сказать, что ты их потеряла. Правда, тогда браслеты нужно спрятать, иначе я могу разболтать всё, - торопливо вставил Лука, а потом стянул с руки браслет и, передав его мне, добавил: - Чёрт! Это страшное оружие! Убери его от меня!
   Забрав браслет, и снова положив его в футляр, я подошла к Салазару и, отдав коробочку, нахмурилась, понимая, что врать Лука не может. "А он прав. Для морфов браслеты опасны. Луку могут и самого вывести на чистую воду с их помощью", - с испугом подумала я и посмотрела на любимого, а он похоже и сам задумался об этом. Подойдя ближе, он с недовольством сказал, обращаясь к Салазару:
   -Совет захочет с тобой договориться. И одним из условий будет возврат браслетов. На твоём месте я бы отдал лишь один из них, а второй оставил себе. Если так поступишь, и вопрос поднимется на этом Совете, дождись, пока мы с Ириной покинем пределы города. Не хочу, чтобы Старцы узнали, что Ирина остаётся сновидой. Нам тогда не дадут покоя...
   -Нет. Лука, лучше сказать правду сразу, чтобы потом не расхлёбывать последствия, - прервала я. - Удобнее, конечно, сказать, что я больше не сновида, но если один из браслетов вернётся к вам, тебя в любой момент могут проверить, или позже - наших детей. Ложь насторожит Старцев и непонятно как это отразится в будущем.
   -Но тогда ведь к нам будут обращаться за помощью, а ты этого, чувствую, не хочешь.
   -Не хочу, - подтвердила я. - Но эти ваши правдивые браслеты многое меняют.
   -Пока я не собираюсь отдавать браслеты, а если такое случится, воспользуюсь твоей рекомендацией, - задумчиво ответил сновида, а передав футляр Мари, продолжил: - Ладно, это думаю, потом обсудим. Сейчас необходимо обговорить действия в ближайшее время.
   -Согласен, - кивнул Лука и, отойдя от окна, вернулся в кресло. - Я тут разработал небольшой план, как быстро и эффективно поставить Романа на колени, - добавил он, а затем с хитрой улыбкой начал его излагать...
  
   Сидя на переднем сиденье автомобиля, я смотрела на открывающуюся панораму, но восхищения не испытывала, а только волнение и страх. Ладони опять неприятно потели и, вытирая их о джинсы, я то и дело вздыхала.
   -Ириска, ну не волнуйся, - в очередной раз попросил Лука и, протянув руку, пожал мне ладошку. - Вот увидишь, всё будет хорошо. Посмотри лучше какая красота вокруг. Это же окрестности Аргоса, одного из древнейших городов Греции. Бывала здесь когда-нибудь?
   -Нет. Я вообще мало где была, - нервно ответила я. - По крайней мере, раньше. Хотя всегда мечтала посмотреть мир... Вот же ирония! За последний месяц я объездила чуть ли не пол Европы, а радости это не принесло.
   -Посмотрим мы ещё мир, - заверил он и улыбнулся. - Разберёмся быстренько с Советом и хоть завтра можем махнуть куда угодно. Выбирай любой континент и город.
   -Вот когда разберёмся, тогда и выберу, - буркнула я. - Рано ещё планы строить...
   -Не рано. Перестань трусить. Всё ведь продумано до деталей, - перебив, уверенно произнёс он.
   -Ох, я надеюсь, что мы всё предусмотрели. Но всё равно страшно! Мало того, что не знаю какого финта ждать от Романа, так ещё и Совет ваш пугает. Мало ли что вашим Старцам в голову придёт.
   -Ира, ничего им в голову не придёт. Скифос не дурак и, думаю, желает прекратить вражду со сновидами. И лучшее тому подтверждение, что он сам предложил нам скорее приехать. На такое он раньше не шёл, а значит, сильно заинтересован в мирных переговорах.
   -Возможно, - уклончиво ответила я и задумалась о случившемся за последние сутки.
   После встречи в Сантандере и тщательного продумывания операции, нам казалось, что мы готовы ко всему, но когда Лука позвонил помощнику Главы Совета и попросил созвать его, а через двадцать минут сам Глава перезвонил нам, пришлось полностью менять весь план. Скифос сказал Луке, что наслышан о сложившейся ситуации и хочет досконально во всём разобраться, поэтому ждёт нас на вилле, неподалёку от города Аргос, где соберутся и остальные члены Совета.
   Лука явно обрадовался, считая, что всё складывается в нашу пользу, а вот нас с Салазаром насторожило это предложение. Сновида даже предлагал и мне отказаться от поездки, а явиться в виде фантома, но тут уже Лука настоял, аргументируя тем, что отказом я не только поставлю крест на наказании Романа, но проявлю неуважение к Совету. Споры разгорелись с новой силой, но я всё же рискнула поехать лично, а Салазар пообещал, что подстрахует меня.
   "Чёрт! Вот почему Скифос так повёл себя? Лука ведь говорил, что он всегда придерживается нейтралитета и пока вина не доказана, относится одинаково к обеим сторонам конфликтующих. А тут сам изъявил желание выслушать нас как можно быстрее и познакомиться со мной... Может действительно дело в том, что Роман допёк их уже, а снять его не могут без уважительной причины... Или же дело в Салазаре и браслетах. Все уже знают, что он отбил меня, а не убил, как остальных сновид, а значит я дорога ему и имею влияние, чем в последствии помогу вернуть браслеты... Или дело во мне? Я сновида, ради которой Лука отказался от всего и это заинтересовало Совет? Хотя, полагаю, тут интерес в более глубокой плоскости. Они понимаю, что у нас с Лукой будут дети, а полуметаморфов-полусновид ещё никогда не рождалось, и Совет осознаёт, что лучше таких врагов не наживать... Однако имеется и другой вариант развития событий. Таких детей полукровок не было, и Совет не хочет их появления, и мы сейчас едем в ловушку. Нас попросту убьют, чтобы ликвидировать возможные проблемы в будущем, и не побоятся мести Салазара", - все эти предположения мы обсуждали ещё вчетвером, и я снова вернулась к ним, не зная, чего ожидать.
   -Ладно, скажу тебе одну вещь, которая должна успокоить, - прервав мои мысли, сказал Лука, видя, что я напряжена до предела. - Но только ты должна будешь сделать вид, что не знала этого, если всплывёт этот момент. Ведь и я не должен этого знать.
   -Что именно? - настороженно спросила я.
   -Скифос даже обеспечил нам прикрытие, чтобы мы доехали без проблем до виллы, а это говорит о многом. Он заинтересован в твоих показаниях и нас точно не убьют. Тебя ведь это больше всего пугает?
   -Да, - призналась я, а затем поинтересовалась: - А что значит - прикрытие?
   -Всему Совету и помощникам объявлено, что мы летим на самолёте, а так же сказано, откуда мы летим. Даже якобы один из морфов видел, как ты садилась в самолёт, - он улыбнулся. - Миляй, бедолага, испугался и сразу сбросил мне сообщение сажать самолёт и выбирать другой транспорт.
   -Как на самолёте? Зачем всё это?
   -Возможно, чтобы просто отвлечь. А возможно, чтобы взять Романа на горячем, - уклончиво ответил Лука. - Позже поймём, для чего Скифос так поступил. Но нам это только на руку. Всё внимание сосредоточено на том самолёте и дороге, ведущей из аэропорта к вилле, а мы подъезжаем вообще с другой стороны. Только не забудь удивиться, если услышишь про этот манёвр Скифоса и не выдай нас, а то сдадим Миляя. А нам свой морф в Совете не помешает.
   -Хм, я всё больше не понимаю вашего Скифоса... Может Салазар что-нибудь узнает? Почему он не звонит? Ведь место встречи есть и он должен был давно проверить виллу...
   -Вряд ли Салазару удастся узнать что-нибудь действительно важное, - снисходительно бросил Лука. - Мы ведь знаем кое-что про ваши способности, и никто из Совета не появится на вилле до означенного времени, чтобы не попасть на глаза Салазару, который точно бросится на проверку. А даже если кто-то и будет на вилле, болтать не станет, как раз боясь того, что Салазар рядом. Да и вообще, думаю, Старцы сейчас сами испытывают страх, что Салазар может проявиться и убить многих. Так что они не меньше тебя боятся.
   -Лука, ты честно думаешь, что нам ничего не сделают? Ведь ты сам говорил, что вы лживы и действуете только в своих интересах...
   -Вот именно, что в интересах, - перебив, сказал он. - Подумай сама, ну какой интерес в нашем убийстве? Во-первых, я схожу с дистанции в борьбе за власть. Соответственно все те, кто мог желать моего ухода только рады. Я для них теперь не конкурент. Во-вторых, думаю, многие хотят посмотреть на плоды нашего союза, то есть детей. И осознают, что с нами лучше дружить...
   -А вдруг как раз наоборот? - робко вставила я. - Вдруг они боятся наших будущих детей и предпочитают ликвидировать проблему сейчас...
   -Нет, мы не такие. Любопытство наш второй самый большой недостаток после лживости, - Лука улыбнулся. - Чем дольше мы живём, тем меньше способны удивляться, а соответственно цепляемся за каждую возможность испытать яркие чувства. Наши будущие дети сейчас сильно занимают Старцев. Возможно, многие из них уже сейчас думают, как бы получить их себе в союзники. Так что в том, что нас не собираются убивать, я уверен полностью. Да и потом, третья причина, почему нас не станут трогать, это Салазар. Он тебя спас, а значит, считает своим другом. Старцы не захотят развивать новый конфликт с ним, потому что хватило проблем после смерти сестры. Потери были немаленькие. И это я ещё не упоминаю браслеты. Наши смерти поставят крест на возможности с ним договориться. Поэтому я спокоен и уверен, что опасность нам не грозит.
   -Ох, очень надеюсь, что ты прав!
   -Конфетка моя, я всегда прав, - Лука хитро подмигнул и снова сосредоточился на ведении автомобиля, давая мне возможность ещё раз всё обдумать и успокоиться.
   Однако всё моё шаткое спокойствие мгновенно испарилось, как только мы подъехали к вилле. Не знаю, что я ожидала увидеть, но точно не большой отряд метаморфов, одетый как для боевой спецоперации и ещё с десятка три мужчин, облачённых в деловые костюмы. Те, кто был по виду, как солдаты, стояли молча и не двигались, а вот одетые по-граждански сбились в кучки и что-то обсуждали.
   Въехав в открытые настежь ворота и бросив взгляд на двухэтажную виллу, а также на толпу, стоящую возле ступенек и машин, я схватила Луку за руку и испуганно выдавила:
   -Зачем им столько бойцов? Это по нашу душу, да? Значит, нас всё-таки убьют!
   -Нет, не похоже, - окинув всех взглядом, ответил Лука. - Вероятно, что-то произошло или настолько сильно боятся нас... Надеюсь, Салазар не сделал глупость и не кинулся убивать морфов, чтобы размяться.
   -Так как он до сих пор не позвонил, то значит до сих пор во сне, и как раз сейчас в очередной РЕМ-фазе, но его нигде не видно. Значит, дело не в нём, - пробормотала я, посмотрев на часы, а потом поинтересовалась: - А ты точно уверен, что ваша схема работает и удастся растянуть РЕМ-фазу, а остальные сократить? Если не вышло, то мы останемся без прикрытия.
   -На тебе точно схема работала. Мы переписывали музыку твоего мозга как хотели. Могли и сократить любую фазу, а могли и увеличить, или вообще убрать. Безотказно действовало, поэтому и Салазара можно принудительно заставить спать по нужному нам графику. Мы поработали над его музыкой и если бы что-то пошло не так, Мари бы уже позвонила. Но, полагаю, нельзя часто практиковать такое. Однако разок ему точно не повредит, - сказал Лука и тоже посмотрел на часы. - Так, через пять минут у Салазара заканчивается фаза, и он переходит в обыкновенный сон на двадцать минут. А потом снова будет поблизости.
   А собравшиеся тем временем выжидающе уставились на нашу машину и замолчали, не делая попыток напасть, что слегка меня успокоило.
   -Сиди здесь. Первым лучше пойду я... - сказал Лука, заглушив двигатель, и в этот момент из дома вышел привлекательный мужчина лет двадцати пяти, одетый в светлые штаны и льняную рубашку.
   Не обращая внимания на собравшихся, он направился к машине и Лука тихо сказал:
   -А вот и Скифос.
   -Это ваш Глава? - удивлённо спросила я, потому что он меньше всего походил на метаморфа, который правит всеми и решает судьбы.
   "Хм, больше смахивает на какого-нибудь актёра или манекенщика на отдыхе. Светлые волосы, убранные в хвостик, утончённые черты лица, лёгкая щетина на щеках, свободная одежда, худощавый... Совсем не похож на Главу, а скорее на какого-нибудь шалопая, не слишком обременённого умом и больше думающего о развлечениях, а не о чём-нибудь глобальном", - успела подумать я, но когда мужчина открыл дверь с моей стороны и, наклонившись, заглянул в салон и дружелюбно сказал:
   -Ирина?! Рад, наконец, вас видеть, - я поменяла свою точку зрения, потому что цепкий, холодный взгляд голубых глаз, давал понять, что с этим мужчиной лучше не шутить.
   -Здравствуйте, - сипло пробормотала я, а потом кашлянула и добавила: - И я рада вас видеть.
   Протянув руку, он едва заметно улыбнулся и сказал:
   -Радости в вашем голосе совсем не ощущается. А вот напряжения хоть отбавляй. Но можете не волноваться, здесь вам зла не желают.
   -Хотелось бы верить, - скептично ответила я и, вложив свою ладонь в руку Скифоса, вышла из машины, а затем посмотрела в сторону крепких парней в чёрной форме.
   -Ах, вы об этом? - Скифос бросил на них ленивый взгляд. - Они для вас не угроза. У нас тут случилось небольшое происшествие, и они помогли ликвидировать его последствия.
   -Происшествие? - настороженно спросила я и посмотрела на Луку, который тоже вышел из машины и сейчас пристально смотрел на Скифоса.
   -Да. Один из метаморфов оказался слишком болтлив, и пришлось укоротить ему язык, что естественно его не порадовало, - ответил Глава, как будто не замечая Луки, а затем махнул рукой, и всё пришло в движение.
   Парни в форме разделились на две группы и часть из них села в чёрный джипы, стоящие во дворе, а вторая направилась в дом, а вслед на ними потянулись и мужчины в костюмах. И только после этого Скифос посмотрел на Луку и, кивнув ему, снова обратился ко мне:
   -Давайте пройдём в дом и там всё обсудим... Кстати, а ваш друг Салазар к нам присоединится или будет тайно наблюдать за всем?
   -Не знаю, Салазар мне не отчитывается о своих действиях, - сказала я, недовольная тем, что Скифос так относится к Луке, как будто он ничего не значит, а потом высвободила ладонь и, подойдя к любимому, соврала: - Он больше с Лукой общается, чем со мной.
   -Да?! - Глава с интересом посмотрел на Луку, а я злорадно подумала: "Что, выкусил? Игнорируешь его и думаешь, что сможешь обаять меня? Не получится!".
   -Ирина преувеличивает степень нашего общения, - подал голос Лука. - А Салазар будет смотреть по ситуации появляться ему или нет. Всё зависит от того, насколько Совет готов поверить показаниям Ирины.
   -В показаниях больше нет нужны, - произнёс Скифос и, сделав приглашающий жест, двинулся в дом.
   Ничего не понимая, мы с Лукой переглянулись и пошли следом, а когда оказались в холле, я не выдержала и тихо прошептала:
   -Ты что-нибудь понимаешь? Почему наши показания больше не требуются?
   -Думаю, скоро узнаем. Прояви каплю терпения, - порекомендовал Лука, ведя меня вследом Скифосом.
   -Хорошо, - пробормотала я, но потом не выдержала и добавила: - А Скифос мог бы вести себя и подружелюбнее с тобой.
   -Ира, он Глава всех метаморфов, а я никто. Один из морфов, не имеющих теперь ни власти, ни влияния, ни положения. Уже одно то, что мне кивнули и пригласили на Совет большое одолжение...
   -Да?! А если я скажу, что уже беременна от тебя, насколько быстро твоя персона опять привлечёт их внимание? - презрительно спросила я, всё больше злясь.
   -Вы уже беременны? - Скифос неожиданно остановился и, обернувшись, заинтересованно посмотрел на меня.
   "Блин! Вот же слух!" - с досадой подумала я, а потом вскинула голову и только собралась высказаться, как Глава сделал останавливающий жест рукой и сухо сказал:
   -Ирина, давайте не будет нагнетать обстановку лишними разговорами и упрёками. А по поводу отношения к Луке, могу сразу ответить - дружелюбие не входит в число моих достоинств. И тем более я не проявляю его к тем, кто, имея шансы достичь больших высот, всё бросает ради личных интересов. А Лука как раз это и делает, в угоду личному счастью. Это заставляет меня думать, что и в дальнейшем он будет ставить приоритетом не интересы общины, а свои.
   -Но ко мне вы проявили больше уважения, - сдержанно сказала я, хотя Лука сжал мою ладонь, давая понять, чтобы я вообще молчала.
   -К вам, да. Во-первых, вы женщина. Во-вторых, человек, а значит, у вас другие понятия о благе, а свои интересы люди всегда ставят на первое место. В-третьих, вы сновида и в дружеских отношениях с тем, кто нам доставил немало неприятностей и держит в своих руках вещи, которые мы бы хотели получить назад. В-четвёртых, ваши отпрыски обещают быть интересными существами, а нас это занимает, - Скифос говорил это всё спокойно, но чувствовалось, что ему не нравится то, в каком ключе мы начали общаться. - Впрочем, если желаете, мы можем отбросить в сторону манеры и разговаривать сугубо по делу, без всяких излишних сантиментов.
   -Я желаю только одного - утрясти все вопросы и в дальнейшем поддерживать миролюбивые отношения, - дипломатично сказала я, понимая, что лучше попридержать язык.
   -Значит, у нас одинаковые желания и цели, - Скифос снова стал доброжелательным и, развернувшись, опять пошёл вперёд.
   Корча недовольные гримасы, я искоса поглядывала на Луку, а он лишь пожал плечами, давая понять, что ничего другого и не ожидал.
   Следуя по длинной галерее, мы оказались возле стеклянных дверей и, пройдя сквозь них, вошли в большой зимний сад. Здесь всё утопало в зелени, а откуда-то справа доносилось журчание воды, и немного дальше я увидела фонтан с небольшим бассейном, где плавали разноцветные рыбки.
   "А вилла намного больше, чем кажется снаружи. Фасад небольшой и скромный, а в длину она приличная и судя по увиденному, роскошная", - продумала я, а Скифос произнёс:
   -Присаживайтесь. Хочу для начала поговорить с вами в непринуждённой обстановке, пока Старцы и их помощники придут в себя от последних новостей, - он указал на плетёные кресла и сам сел в одно из них.
   -Спасибо, - с достоинством ответил Лука, усадив меня и опустившись в кресло рядом. - Можем мы узнать, какие новости так встревожили Старцев?
   -Можете, - благосклонно кивнул Скифос. - Они касаются непосредственно вас. А именно - мы уличили Романа и его отца Бреслава в предательстве интересов общины. Поэтому-то и не требуются ваши показания. Их вина полностью доказана.
   -И как она была доказана? - полюбопытствовала я.
   -Зная в основных деталях сложившуюся ситуацию и желая во всём разобраться, а также предвидя возможные проблемы, я взял на себя труд предпринять некоторые шаги по отвлечению внимания от вас. Поэтому через помощника выдал информацию, что вы летите на самолёте, - с ленцой в голосе отозвался Глава. - А вместе с этим приставил к Бреславу и Роману морфов, который отслеживали каждый их шаг и даже чих. Это позволило мне получить доказательства их вины в умышленном уничтожении самолёта, на борту которого вы якобы летели. Причём, перед этим я доходчиво дал всем понять, что желаю через вас, Ирина, наладить отношения со сновидами ради интересов всей общины...
   -Ччто?! - запинаясь, спросила я. - Уничтожение самолёта?!
   -Да, он упал и разбился, - равнодушно бросил он. - Хотя я больше склонялся к мысли, что они будут действовать на земле. Но детали не имеют значения в нашей ситуации. Главное, что доказательства получены.
   -И вы вот так спокойно об этом говорите? - возмущённо воскликнула я. - Наверное, кто-то ведь пострадал от этого!
   -Конечно, пострадал, - Скифос безразлично пожал плечами. - Но если бы Роман с Бреславом и дальше продолжали двигаться по иерархической лестнице вверх, пострадало бы ещё большее количество морфов. Вряд ли бы они изменили своё отношение к обязанностям и поставили во главу всего интересы общины, а не свои... Впрочем, я не удивлён. Они и раньше вызывали у меня сомнения, но доказательств не было.
   -То есть, вы нас просто использовали, - с недовольством вставила я.
   -Ирина, думаю, общаясь с Лукой, вы уже поняли, каковы мы на самом деле, поэтому перестаньте выражать мне своё недовольство или осуждение, - снисходительно ответил он, а затем миролюбиво добавил: - Давайте я дам вам совет, который существенно облегчит вашу жизнь в дальнейшем - вы входите в сообщество, где совершенно другие понятия о жизни, и соответственно должны подстраиваться под наши правила, а не перекраивать нас под себя... Или вы у нас бунтарка? - он вопросительно поднял бровь, внимательно разглядывая меня.
   -Нет, не бунтарка, но и молчать не..., - начала я, но взглядом давая понять, что могу перейти границы, Лука прервал меня и сказал:
   -Прости, Скифос, Ирине пока тяжело перестроиться, но она уже во многом понимает нас...
   -Понимать, не значит одобрять, - упрямо произнесла я, давая понять, что так просто не замолчу.
   -Сколько задора и экспрессии! - Скифос неожиданно рассмеялся, а потом, как у малого дитя, насмешливо спросил: - Ирочка, детка, а вы думаете, что нам нужно ваше одобрение? Не хочу вас разочаровывать, но поверьте, оно нас нисколько не интересует.
   Нахмурившись, я исподлобья посмотрела Главу Совета и хотела уже ответить что-нибудь язвительное, но тут подумала: "А чего я собственно завелась? Скифос не очень дружественно разговаривает с Лукой? Но если у них строгая иерархия, то это, наверное, нормально. У нас, например, в армии, какие-нибудь маршалы вряд ли сюсюкают с лейтенантами, или капитанами. Разбился самолёт? Но ведь Скифос понимал, что может быть и такое, а значит, посадил в этот самолёт морфов, которых не боялся потерять. Может они сволочи похуже Романа были! Использовали нас, для того, чтобы вывести Романа на чистую воду? Так главное ведь, что вывели. Мы получили то, что хотели и теперь не требуется доказывать, что Роман пытался меня убить. Так что, в общем-то, не всё так плохо, и не стоит спорить с главным метаморфом. Но вот на будущее лучше держаться от него как можно дальше", - решила я, а вслух сказала:
   -Ладно, это ваше дело, как поступать и что делать. Мне главное, чтобы Роман заплатил за причинённое зло.
   -И он заплатит, - вкрадчиво ответил Скифос. - Они с Бреславом три года проведут, сидя на колу, а потом их убьют...
   -На чём сидя? - переспросила я.
   -На колу, - повторил Глава и усмехнулся. - Это древний способ наказания. Он не убивает, а доставляет невероятные мучения. Приговорённых к такому наказанию с утра садят на кол, а вечером снимают, чтобы внутренние органы восстановились, а с утра опять садят...
   -Я поняла, - быстро выдавила я, испытывая тошноту от вставшей перед глазами картинки.
   -Устроит вас такое наказание за вред? - деловито осведомился Скифос.
   -Эээ... - протянула я, не зная, что сказать, потому что с одной стороны очень хотелось наказать Романа, но осознание, что наказание настолько страшное, остужало чувство мести.
   -Впрочем, не трудитесь отвечать. Решение уже принято и менять его не стану, - сказал Глава, видя моё замешательство. - Поговорим лучше о другом. Вы же понимаете, что моё толерантное отношение к вам и быстрый созыв Совета, а также помощь в мести Роману, не благотворительный жест, и в ответ я попрошу ответную услугу?
   "Хах, как же, благотворительный жест! Сам заинтересован в сотрудничестве, а ведёт себя так, как будто сделал нам огромное одолжение", - подумала я, а Лука сказал:
   -Мы понимаем это.
   -Замечательно, - Скифос с удовлетворением кивнул. - Во-первых, я желаю, Ирина, чтобы вы периодически выполняли мои поручения или просьбы...
   -Подождите, должна сначала вас предупредить, что я слабая сновида, - торопливо вставила я, боясь, что меня заставят делать какие-нибудь мерзости.
   -Не скромничайте, - задушевно перебил он, а в глазах отразилась угроза. - Я уже наслышан, насколько вы слабая сновида, и даже запись видел, где вы боролись с Салазаром. Вы ведь вначале с ним не поладили, да? И Салазар вышел из того поединка побеждённым, чего не случалось ранее... Или всё же ваши враги были правы, говоря мне, что вы не пожелаете сотрудничать и вас лучше уничтожить, чтобы не наживать лишних проблем?
   "Враги? Это Роман с Бреславом уже постарались, выставляя меня в таком свете, чтобы убрать с позволения Скифоса?", - подумала я и ощутила, как меня всё больше охватывает ненависть к этой парочке.
   -Та борьба, это лишь частное явление и действует оно только на сновид, - ответила я, чувствуя, как по спине побежала холодная струйка пота. - Я создавала фантазии, а в реально существующее место мне прыгнуть не так легко. Да и людей я не умею искать. Нужен стимул в виде запаха и визуального образа...
   -Не переживайте, я обязательно буду учитывать особенности вашего дара, - снова прервав меня, пообещал Скифос. - И не волнуйтесь, для меня не понадобится убивать, или материализовывать предметы. Вы всего лишь будете иногда добывать нужную мне информацию.
   -На такое Ира согласна, - заверил Лука, и я с недовольством посмотрела на него, но подумав, поняла, что это не так уж и плохо.
   "Скифосу лучше пойти на встречу. Мало ли какое там у них есть наказание за отказ приносить благо общине и как это отразится на Луке и наших детях. И тем более ничего особо страшного не придётся делать", - подумала я и кивнула, подтверждая своё согласие.
   -Хорошо. Я в свою очередь даю слово, что буду придерживаться данного обещания и перед Советом объявлю, что только я имею право отдавать вам приказы. Таким образом больше никто не станет вас беспокоить.
   Слово "приказы" вызвало у меня отторжение, и я поморщилась, а Скифос тем временем продолжил:
   -Но это было во-первых. А теперь, во-вторых. Я хочу, чтобы вы выступили посредниками в переговорах между Салазаром и мной. Мы решили пойти ему на встречу и дадим возможность отомстить за смерть его сестры... Правда, в виду того, что Бреслав повинен ещё и в предательстве морфов и ему определенно наказание, тут Салазару придётся выждать три года, прежде чем убить Бреслава, а вот Платона можем выдать в любой момент. Но взамен мы требуем возврата браслетов...
   -На такое Салазар не пойдёт. По крайней мере, в ближайшее время, - дипломатично вымолвил Лука. - Максимум на что он согласится, это передать один браслет. Сложившаяся ситуация в предыдущие годы настроила его против всех метаморфов и второй браслет он захочет оставить у себя для подстраховки и как гарантию его безопасности на будущее.
   -Ну что ж, это вполне прогнозируемо, - подумав, ответил Скифос. - Хорошо, я согласен пока на возврат одного браслета, а со вторым мы потом решим вопрос. А по поводу его безопасности - передайте, что это всецело в его руках. Если он прекратит выносить приговоры метаморфам и выслеживать их, ему ничего не будет угрожать.
   "Да уж, видать хорошо Салазар допёк морфов, если с ним уже хотят договориться и на условиях возврата одного браслета. Но сдаётся мне, что Скифос хочет большего, чем браслеты и будет всячески стараться наладить контакт и с самим сновидой, чтобы использовать его способности. И даже готов медленно двигаться в этом направлении, чтобы постепенно добиться своего. Ну что ж, это даже к лучшему, что не требуется сейчас давать ответы. Хотя и такие авансы от Скифоса потом могут боком вылезти. Он ведь уже ясно дал понять, что добродушие и склонность к широким жестам ему несвойственны", - поняла я и искоса посмотрела на Луку, а тот сказал:
   -Хорошо, мы всё передадим и постараемся организовать ваш разговор в ближайшее время, чтобы окончательно обсудить все вопросы...
   Однако договорить он не успел, потому что в зимний сад стремительно вошёл мужчина лет тридцати и, подойдя к Скифосу, наклонился и что-то прошептал ему на ухо.
   "Что-то случилось", - поняла я. "Господи, только бы это не проделки Салазара", - взмолилась я, украдкой посмотрев на часы и поняла, что он как раз опять в РЕМ-фазе. А лицо Скифоса в этот момент исказила гримаса ярости и он, оттолкнув от себя мужчину, гневно процедил:
   -Что?! Вы идиоты! Как можно было его упустить?! Всех на кол посажу!
   -Скифос, он вошёл в свой особняк и не выходил... Когда команда получила приказ и ворвалась туда, внутри нашли только прислугу. Дом сейчас тщательно обыскивают. Наверное, где-то есть другой выход... - начал испуганно лепетать мужчина.
   -Наверное?! - ласково перебил Глава, и меня моментально пробрала дрожь, потому что эта ласковость таила в себе столько угрозы, сколько не передать и криком.
   -Старший группы заверил, что если понадобится, они дом до основания разберут и всё выяснят, - голос мужчины всё больше наполнялся ужасом.
   -А зачем мне знать, каким образом мою группу обвели вокруг пальца, как детей малых? - резко поинтересовался Скифос, а потом вскочил на ноги: - Мне важнее, чтобы виновного доставили!
   "Ох, кто-то важный сбежал... Только кто? А вдруг это на Салазара открыли охоту? Дом, тайный выход... Много совпадений. Получается, мы всё же в ловушке? Или рано делать такие выводы?" - пронеслось в голове.
   -Что случилось? - преодолевая страх и не зная, что думать, спросила я, но Скифос не обратил на меня внимания, а Лука едва заметно отрицательно покачал головой, давая понять, чтобы я сейчас не лезла.
   Тем временем Глава направился к выходу из сада, но успел сделать только пару шагов, как воздух перед ним сгустился и стал проявляться Салазар. Скифос моментально отпрыгнул от него и властно произнёс:
   -Лука, убери отсюда этого сурка! Иначе твоя сновида через секунду отправится с ближайшей скалы в полёт без парашюта!
   -Салазар, не делай этого! - Лука осторожно поднялся из кресла и встал между сновидой и Главой, но Салазар на такое лишь усмехнулся, всем видом показывая, что если он пожелает, его это не остановит, а затем указал на меня и нарисовал в воздухе знак вопроса.
   -Он хочет, чтобы вы ответили на мой вопрос, - поняла я и с облегчением выдохнула, радуясь, что с Салазаром всё в порядке, раз он здесь.
   -Хм, ну что ж, хорошо, - недовольно бросил Скифос, а потом обратился к своему помощнику и язвительно сказал: - Объясни нашим гостям, что меня так разозлило.
   -Роман сбежал, - испуганно произнёс мужчина, глядя то на мираж Салазара, то на меня. - Мы следили за ним, чтобы, как только он попытается убрать вашу копию, взять его, но пришлось выжидать до момента действий. А он после приказа на ваше уничтожение вернулся в один из своих домов... Но, по-видимому, что-то узнав или заподозрив, пустился в бега, до того, как самолёт упал.
   -И что теперь делать? - спросила я и тут же нашла выход, поэтому требовательно сказала Главе: - Скажите Салазару родовое имя Романа, и он его быстро найдёт!
   Фантом Салазара одобрительно кивнул мне, но сразу после этого, вместо того, чтобы выслушать Скифоса, растворился в воздухе.
   -Эй, ты куда? - с недоумением спросила я в пустоту, и одновременно с этим раздался звонок на телефон Луки.
   Достав трубку, он нахмурился, а потом ответил на вызов:
   -Архип? Что-то случилось? - а уже в следующее мгновение и его лицо исказила ярость и он чуть не прокричал: - Забирай Наталью и Вернера и уходите оттуда! Немедленно! Как действовать, ты знаешь! - после чего посмотрел на меня, и с гневом сказал: - На основной особняк Салазара напали. Дом только взлетел на воздух. Но не волнуйся. Архип присматривал за вторым домом Салазара, и вывезет твою мать и отчима в безопасное место. Даже если найдут потайной ход, им ничего не угрожает.
   Сердце от ужаса сжалось, и я почувствовала головокружение, но заставила себя сосредоточиться и сказала:
   -Набери Мари. Она должна знать это. И нужно выяснить, почему Салазар ушёл, не узнав важной информации.
   Но Лука и без меня знал, что делать, поэтому стал набирать нужный номер телефона до того, как я закончила говорить. А я решила ещё раз позвать сновиду и громко сказала:
   -Салазар! Если ты здесь, дай знать! Ты слышал, что случилось и имя Романа тебе нужно? - после чего начала оглядываться по сторонам.
   Однако он нигде не проявлялся, а судя по молчанию Луки, и Мари на звонок не отвечала, из-за чего внутри начало растекаться неприятное чувство огромной беды, которая нависла над нами.
   -Где последний раз был Роман? - властно спросил Лука у помощника Главы, продолжая ждать ответа на звонок.
   -Город Смолян. Болгария, - быстро ответил он, и меня бросило в жар.
   -Болгария?! Но ведь и Салазар там же, только...
   -Только он в Златограде. А расстояние между городами около шестидесяти километров, - продолжил Лука, зло цедя каждое слово. - Скорее всего, он выследил Салазара... Сколько времени прошло между входом Романа в дом и моментом нападения, чтобы его схватить? - он снова обратился к помощнику.
   -Он вошёл в дом, до того, как копия села в самолёт, - затараторил тот. - Мы не могли напасть без чётких доказательств вины... Тридцать минут прошло, прежде чем самолёт упал...
   -Роман... мразь... начал претворят свой план в жизнь..., - прошипел Скифос и пояснил нам: - Недавно они с Бреславам попросили меня о встрече и принесли записи с видеокамер, где Ирина борется с Салазаром, а после и с тем, как он пришёл спасать её. Они усиленно предлагали мне плюнуть на браслеты и пожертвовать их уничтожением, ради того, чтобы убрать сновид. Намекали, что лучше потерять браслеты и убрать таких сильных противников, чем дать тебе и Салазару объединиться. Я отказал, предпочитая получить браслеты назад и наладить сотрудничество, потому что мы всё меньше имеем шансы попасть на нужные объекты из-за анализов ДНК. А он всё же решил сделать по-своему!
   -Думаю, дело даже не в этом. Уничтожение дома Салазара, это тебе, Скифос, месть, чтобы ты не получил браслеты. Роман понял твою игру и знает, что ему подписали смертный приговор и теперь не остановится. А вот выслеживание Салазара, это прикрытие тылов, чтобы потом он мог сбежать и его никто не нашёл! - произнёс Лука. - Он знает, что Ира не сильна в поиске противников и рассчитывает - максимум, позже добраться и до неё, а минимум - убить Салазара, чтобы тот его не выследил!
   -Скажи точный адрес в Златограде. Мои морфы сразу направятся туда, - потребовал Скифос и Лука назвал отель и номер, где остановился сновида, а его помощник, выслушав всё, выбежал из сада.
   -Только вот он просчитался! - злорадно воскликнула я. - Браслетов в основном особняке давно нет! А Романа я может, и не могу найти из-за смены внешности, а вот Салазара запросто! Фотография его ведь есть? - я вопросительно посмотрела на Скифоса и тот утвердительно кивнул.
   -Конечно, есть!
   -Тогда мне немедленно нужно заснуть! - лихорадочно сказала я и, вскочив на ноги, посмотрела на Луку: - Боюсь, Салазар с Мари сейчас в опасности и нужно действовать!
   -Согласен, - подтвердил он, а потом обратился к Скифосу: - Ире нужно где-то прилечь.
   -Без проблем! Идите за мной, - ответил он и, махнув рукой, чуть ли не побежал к выходу из зимнего сада.
   -Хорошо, что ты додумался мою музыку мозга записать на свой телефон в разных вариантах, - сказала я Луке, направляясь вслед за Главой Совета. - Только выбери сразу короткий вариант, где фазы проходят быстрее. То, что Мари не взяла трубку, говорит об опасности. Боюсь, Роман выследил их и, схватив Мари, разбудил Салазара. В этом положении они не смогут противостоять ему...
   -Не волнуйся, - уверенно сказал он и улыбнулся. - Я же говорил, что всё стараюсь предусмотреть заранее, поэтому записывал музыку мозга с быстрым переходом в разные фазы не только для Салазара, а и для тебя тоже. Хотя и надеялся, что события будут развиваться по-другому... На каждую фазу у тебя уйдёт по пять минут, и соответственно через двадцать минут ты будешь уже в номере, где сейчас Салазар с Мари.
   -Надеюсь, к тому моменту ничего страшного не случится, - пробормотала я, стараясь внутренне успокоиться, чтобы быстрее заснуть.
   -Не случится. Роман попробует допросить Салазара. Он захочет знать наши действия. А мы с Салазаром договорились, что он станет тянуть время, если случится что-нибудь неординарное.
   -Когда это вы договорились? - с недоумением спросила я, восстанавливая в памяти встречу и обсуждение возможных проблем.
   -После разговора в общем. Когда ходили смотреть на телохранителей Салазара. Тогда заодно обсудили, как действовать, если на кого-то из нас нападут. Просто молчали об этом, чтобы вас не нервировать.
   -Замечательно! А нам с Мари нельзя было это сказать?! - вспылила я, а потом всё же с удовлетворением добавила: - Ага! Значит, когда хотите, вы можете договориться!
   -Конечно, можем. Ведь от нас зависит ваша безопасность. А ради этого любящие мужчины на многое способны, - лукаво ответил любимый и тут же сдержанно добавил: - Только не рекомендую этим знанием пользоваться!
   -Ох, ох, ох! Буду пользоваться этим, когда посчитаю нужным, - с притворной холодностью огрызнулась я, а потом стала серьёзной и спросила: - Значит, Салазар будет тянуть время, если попал в переплёт? А что мне делать, если они с Мари на самом деле в беде?
   Лука нахмурился и с жалостью посмотрел на меня, но ответить не успел, потому что Скифос завёл нас в комнату, декорированную в светлых тонах, и указал на кровать под бежевым балдахином:
   -Пусть здесь ложится.
   Понимая, что дорога каждая секунда, я лишь сняла обувь и сразу улеглась на кровать, а потом тяжело вздохнула, осознавая, что придётся действовать жёстко, если Роман на самом деле нашёл Салазара.
   -Необходимо фото сновиды и какой-нибудь сильный одеколон или другой ароматизатор, - отрывисто произнёс Лука, посмотрев на Скифоса, и тот выбежал из спальни, а сам в телефоне принялся искать нужный файл с музыкой, говоря: - Ириска, ты же и сама понимаешь, что жалости в нашем случае проявлять нельзя. Учитывая, что Скифос послал своих людей из Смоляна, и что на дорогу уйдёт от тридцати минут до сорока пяти, на месте ты будешь первой. Однако, если Салазар уже в ловушке, так долго он тянуть не сможет, а значит, ты его единственное спасение и должна действовать соответственно.
   -Понимаю, - выдавила я.
   -Только, моя сладкая, просчитывай свои действия, - наклонившись, он поцеловал меня и, подключив маленькие наушники к телефону, протянул их мне. - Наноси удар по тем, кто реально угрожает, а стоящих в стороне убирай позже...
   -Да понимаю, понимаю! - вставила я, чувствуя, что мне уже нехорошо от того, что придётся предпринять, если у Салазара с Мари всё плохо.
   -Это твои друзья. Они важнее, чем страх причинить вред. Не проявляй жалости, - продолжал наставлять Лука, с сожалением глядя на меня.
   -Я знаю! - мрачно воскликнула я. - Можешь не нервировать меня ещё больше?!
   -Могу, - мягко ответил он и ещё раз поцеловал меня. - Я верю, что ты примешь правильное решение и поступишь так, чтобы обезопасить своих друзей.
   -Угу, - я кивнула, вставив в ухо наушники и, как раз в этот момент в комнату вернулся Скифос, неся флакон с одеколоном и планшет.
   -Вот, это сойдёт за ароматизатор, а на экране фото сновиды, - произнёс он, вручая мне всё, а потом отошёл и с интересом уставился на нас с Лукой.
   -Всё, моя конфетка, сосредоточься, - посоветовал Лука и кивнул на планшет.
   Держа его в руках, я стала разглядывать не самое лучшее фото Салазара, и вместе с этим вдыхала запах одеколона, а когда от аромата уже начала подташнивать, отдала планшет и флакон Луке, и закрыла глаза. Тут же в наушниках заиграла знакомая музыка, и я постаралась расслабиться, чтобы быстрее заснуть...
  
   -Давай, ублюдок, колись, где браслеты?! - кто-то зло кричал рядом и в первые секунды я удивилась этому, а потом всё вспомнила и, открыв глаза, увидела, что нахожусь в отельном номере, со стандартной обстановкой.
   А уже в следующее мгновение меня затопила такая жаркая волна ярости, что дыхание сбилось. И причиной этому был внешний вид Мари с Салазаром и Роман, которого я безошибочно узнала, хотя сейчас он был в личине рыжеволосого мужчины лет сорока. Пленники сидели привязанными скотчем к стульям и, судя по крови на их лицах, получили уже не один удар.
   -Я сказал, как только отпустишь Мари, тогда и скажу где браслеты, - сквозь разбитые губы процедил Салазар, с ненавистью глядя на Романа.
   -Я никуда не пойду! - выкрикнула она.
   -Видишь, твоя шлюшка сама хочет сдохнуть здесь! - цинично бросил Роман. - Так что тебе необходимо выбрать только одно - как быстро она отправится на тот свет и насколько болезненным будет её уход. Не скажешь где браслеты - она помучается, а будешь сговорчивым, она умрёт за две секунды.
   "Так, понятно. Салазар, чтобы потянуть время, сказал, что браслеты не уничтожены, как, наверное, надеялся Роман, и тот сейчас очень хочет узнать, где они, чтобы не дать мне ими завладеть. Ну что ж, у Салазара всё вышло. Теперь моё время действовать", - подумала я и посмотрела на трёх метаморфов, стоящих у дверей. "И действовать придётся жестоко и быстро, чтобы Салазар с Мари не пострадали. Необходимо в первую очередь убрать подручных Романа, а потом уже и его... Придётся запустить руки в головы присутствующих... Ох, я надеюсь, что у меня всё получится", - я содрогнулась от мысли, что снова почувствую, как руки обагряются кровью, но заставила себя не думать об этом. "Не время сейчас церемониться с врагами и корчиться от омерзения. Запущу руки в головы помощников и представлю, что давлю спелую сливу или абрикос", - скомандовала я себе, и плавно переместившись к помощникам Романа, встала у них за спиной.
   Двое из них были громилы под два метра ростом, поэтому я выбрала их первыми, надеясь, что успею потом и третьего быстро убить, а Романа уже оставила напоследок.
   "Так, спелая слива... спелая слива... я давлю спелую сливу", - принялась повторять я, протянув руки так, чтобы они оказались в головах громил и, закрыв глаза, представила, что стою где-то в саду. Изо всех сил концентрируясь, я глубоко вздохнула и в этот момент ощутила, как пальцы касаются чего-то тёплого и мокрого, и чтобы не испортить всё и не испугаться, изо всех сил сжала кулаки, мысленно выкрикивая: "Это сливы!".
   Рядом мгновенно раздался звук похожий на что-то среднее между тихим скулением и стоном и, открыв глаза, я увидела, как метаморфы оседают на пол, а у них из ушей струиться кровь. "Нет! Сливовый сок!" - упрямо сказала я себе, но эти попытки внушить себе не столь страшные вещи, как в действительности, мало помогали и меня всё больше тошнило.
   -Не смей пугаться! Делом занимайся! - выкрикнула я вслух, и не узнала свой голос, а потом посмотрела на третьего метаморфа и поняла, что медлить нельзя.
   В немом ужасе он смотрел то на упавших подельников, то на меня, и пытался что-то сказать, но от испуга не мог, а я, испугавшись не меньше, что Роман обратит внимание на звуки за его спиной, протянула руку и когда она оказалась в голове метаморфа, опять сжала кулак.
   "Боже, это какой-то кошмар!" - внутри всё протестовало, но жизнь друзей была важнее, поэтому я закрыла глаза, а когда рука ощутила прохладу, открыла их и увидела, что и третий морф лежит на полу. "Вот и всё, остался Роман", - сказала я себе, и в этот момент раздался издевателький голос Салазара:
   -Кстати, Роман, тебе один метаморф, а именно - Лука, просил передать весть перед смертью! Привет, от его отца Касьяна! Помнишь, как убил его? А зря! Не делал бы этого, жил и дальше спокойно!
   -Что? - изумлённо спросил Роман, опешив от тона и слов сновиды.
   -Оглох что ли?! - Салазар уже издевался во всю. - Говорю, что Лука, это сын Касьяна, убиенного тобой босса! Ты, придурок, под боком держал у себя морфа, который рыл тебе могилу!
   -А за спиной у тебя стоит его будущая жена, с которой ты повёл себя тоже не очень красиво! Правда, Ирочка?! - язвительно добавила Мари и рассмеялась Роману в лицо.
   -Правда! - ответила я и, но понимая, что меня не слышат, дождалась пока он обернётся, ещё и кивнула.
   -Сука, - прошипел он, увидев мой фантом и тела своих помощников, а потом выхватил из-за пазухи нож и замахнулся на Салазара.
   В этот раз я уже без сомнений бросилась к противнику и, сосредоточившись, перехватила его руку с ножом, а вторую просунула в его грудь и сжала сердце.
   -Жизнями чужими любишь играть?! - с ненавистью выдавила я. - А теперь почувствуй себя на месте своих жертв... Ох, и многое бы я тебе сказала сейчас, если бы ты слышал меня.
   Но Роману уже было не до моих шевелений губами и неслышимых слов. Хрипя, он изо всех сил старался вырваться и свободной рукой махал, пытаясь меня отогнать, но я лишь улыбалась, чувствуя, как его сердце трепыхается в моей ладони, а потом он хрюкнул на высокой ноте, глаза закатились, и он стал оседать на пол. Одновременно с этим нож выпал из его руки и глухо ударился о ковровое покрытие, а вслед за этим раздался громкий треск и сквозь меня полетели щепки из выбитой двери.
   "Ещё морфы?!" - с ужасом подумала я и, встав в стойку, с ненавистью зыркнула на ворвавшихся в номер, готовая и дальше защищать Салазара и Мари. Но мужчины в чёрной экипировке, увидев тела убитых, Салазара и Мари, а заодно и меня, готовую ко всему, к моему удивлению не бросились нас убивать, а остановились в дверях.
   -Всё понятно, - сухо сказал один из них и, достав из кармана штанов телефон, набрал номер, а когда ему ответили, отрывисто сказал: - Сновида в номере всех уничтожила. Здесь четыре трупа, а второй сновида и его барышня, хоть и помяты малёха, но вполне нормально выглядят... Угу, всё сделаем, - ещё успела услышать я, а затем перед глазами всё расплылось и начало исчезать...
  
   -Нет! - выкрикнула я и рывком села в кровати.
   -Тихо, тихо, моя сладкая, - ласково сказал Лука, прижав меня к себе. - Всё позади. Ты справилась...
   -Нет, пусти! Там ещё пришли метаморфы, и они могут схватить Салазара! - умоляюще пробормотала я, стараясь отпихнуть Луку.
   -Это мои морфы. Заверяю вас, они не причинят вреда Салазару и не станут пленять их. Они их вывезут из отеля и отпустят. Не забывайте, я хочу с вами сотрудничества, а не вражды, - сдержанно сказал Скифос, подойдя к кровати, а потом перевёл взгляд на мои руки и поморщился.
   Проследив его взгляд, я содрогнулась, увидев, что они в крови и серой массе, а потом изо всех сил оттолкнув Луку и вскочив, бросилась к окну, понимая, что сейчас меня точно вырвет.
   Свисая с подоконника, я освобождала желудок от съеденного на завтрак, и казалось, что меня всю выворачивает наизнанку, а когда всё было законченно, бессильно сползла на пол и, прислонившись плечом к стене, пробормотала:
   -В жизни больше такого делать не буду... А ещё есть сливы...
   -Не будешь, обещаю, - подойдя и аккуратно подняв меня, пообещал Лука, бросив выразительный взгляд на Скифоса, а затем поинтересовался: - Где ванная?
   -Там, - метаморф указал на неприметную дверь и дёрнул плечами, снова посмотрев на мои руки.
   "Не нравится? Мне тоже. Но зато будешь знать, на что я способна, и подумаешь пять раз, прежде чем перейти мне дорогу. Со сновидами лучше дружить. И очень хорошо, что ты это понимаешь", - вяло подумала я, идя в ванную.
   Лишь спустя час я стала приходить в себя. За это время Лука тщательно вымыл мне руки, как мог успокоил, а заодно успел пообщаться с Салазаром, которого вместе с Мари приведя в божеский вид, действительно вывели из отеля и отпустили на все четыре стороны без всяких условий.
   Апатично наблюдая за всем этим, я не могла даже порадоваться за друзей, потому что пребывала как будто в тумане. И даже не испытала облегчения, когда Скифос сказал, что нет нужды в моём выступлении перед Советом.
   -Вы можете быть свободны. С Бреславом мы уже сами разберёмся, - произнёс он. - Или всё же желаете посмотреть, как будет выноситься приговор?
   -Нет, - выдавила я.
   -Тогда можете уезжать. Я свяжусь с вами где-то через неделю, чтобы договориться о разговоре с Салазаром.
   -Хорошо. А я как раз за это время постараюсь его убедить в ваших добрых намерениях. Думаю, поступок в отеле, а также ваше согласие на месть второму морфу, виновному в смерти его сестры, смягчит его отношение ко всем нам, - сказал Лука, а затем, немного подумав, добавил: - Единственное, я бы хотел попросить об одном - небольшой встрече с Бреславом. Хочу сказать ему пару слов.
   -Это можно устроить, - благосклонно ответил Скифос и посмотрел на меня. - Для этого необходимо спуститься вниз, в подвал. Может пусть девушка пока тут посидит?
   -Нет! - я вцепилась в руку Луки, не желая и на секунду расставаться с ним, а Скифос закатил глаза, а затем равнодушно пожал плечами и, развернувшись, вышел из комнаты, напоследок бросив:
   -Сейчас я пришлю к вам помощника, и он проведёт вас к Бреславу. На этом раскланиваюсь и надеюсь на плодотворное сотрудничество в дальнейшем, - после чего закрыл дверь, и мы остались вдвоём.
   -Вот и всё. Сейчас передам Бреславу весточку из прошлого, и уедем отсюда, - заботливо сказал Лука и улыбнулся мне.
   -А весточка это от твоего отца Касьяна? - деловито осведомилась я. - Кстати, Салазар Роману тоже передал привет от него.
   -Даааа? - довольно протянул Лука и ещё шире улыбнулся. - Жаль только, что я не видел его лица в этот момент.
   -Зато я видела. Поверь, он сильно удивился! - злорадно вымолвила я, а затем тяжело вздохнула и добавила: - Правда, по времени недолго... Мне пришлось действовать.
   -Ну, главное, что передали. А ты постарайся побыстрее забыть те ужасы. Хорошо?
   -Хорошо, - я кивнула, старательно отгоняя всплывающие в голове картинки.
   В этот момент двери открылись, и на пороге появился темноволосый парень лет двадцати.
   -Скифос просил проводить вас к пленнику, а чтобы девушку не утруждать походом в подвал, его привели в комнату ожидания, - церемонно произнёс он. - Прошу следовать за мной.
   "Ого, Скифос даже позаботился обо мне? И на том спасибо", - подумала я и, поднявшись вслед за Лукой, направилась за парнем.
   В этот раз нас вели другим путём, через другую галерею, уставленную рыцарскими доспехами и, крутя головой, я рассматривала их, не представляя, как можно сражаться закованным полностью в железо. Но тут же выбросила эти мысли из головы, когда проходя мимо одной из открытых дверей, увидела большую комнату с массивным столом, за которым сидели мужчины, а во главе всего Скифос.
   "Старцы... Хм, а на вид им от двадцати пяти до тридцати. Но эти хоть выглядят из-за деловых костюмов, как менеджеры или офисные клерки, а Скифос так и пришёл на Совет в льняных штанах и белой рубашке", - пронеслось в голове, когда я окинула всех взглядом, а мужчины как по команде повернулись ко мне и пристально уставились.
   -Нас только что показали Совету, а твоё фото уже у всех в телефонах, планшетах и ноутбуках, - тихо сказал Лука.
   -Ну и пусть, - пробормотала я.
   -Прошу сюда, - подал голос наш провожатый и, открыв дверь, рядом с ведущей в зал заседаний, пропустил нас в небольшую комнату.
   Если в галерее и той комнате, где я уходила в сон, каменные стены были выбелены в светлые тона, то здесь всё было серым, а из мебели стоял лишь металлический стул, к которому сейчас был прикован мужчина лет тридцати пяти.
   Как и все те, кого я видела до этого, он был одет в строгий костюм, только одежда была помята, а кое-где на рубашке виднелись пятна крови. Да и сам мужчина выглядел не лучшим образом - взъерошенные каштановые волосы, запёкшаяся кровь под носом и точно такие же кровоподтёки на подбородке, хотя ран уже не было. А за его спиной с ничего не выражающими лицами стояло два амбала.
   -Подождите снаружи, - приказал им провожатый, а потом обратился к нам: - Скифос дал вам пять минут, а потом приказал вывести из дома.
   -Нам хватит этого времени, - ответил Лука и с усмешкой посмотрел на плененного мужчину. - Правда, ведь Бреслав?
   А тот яростным взглядом сверлил меня, и когда дверь закрылась, прошипел:
   -Жива, тварь...
   -Конечно, жива, - самодовольно произнёс Лука, подходя ближе к мужчине. - Но я пришёл сюда, чтобы не Ирину показать, а сказать тебе кое-что другое... Помнишь своего друга Касьяна? Того, кто по твоей просьбе продвигал твоего сыночка Романа, и которого ты потом без раздумий убрал, не захотев ждать, пока Касьян войдёт в Совет и освободит место Роману? Так вот, это всё из-за него. Не нужно было убивать моего отца...
   -Отца?! - удивлённо переспросил метаморф.
   -Да-да, отца, - Лука наслаждался выражением лица противника.
   -Но мы тебя проверяли, как только ты начал подниматься по иерархической лестнице вверх, - недоверчиво выдавил он. - Ты сын Магнуса, обыкновенно морфа...
   -Вынужден тебя огорчить. Магнус лишь признал меня, как сына, за что получил хорошее вознаграждение, но на самом деле мой отец Касьян. Просто он нас скрывал, чтобы такие уроды как ты, не убрали нас.
   -Нас? - мужчина прищурился.
   -Да. Я ведь не единственный живой отпрыск Касьяна. Есть и ещё. А всё случившееся, лишь возмездие. Мы разработали план и претворили его в жизнь. Мы вели вас к краху и всё вышло. Тимур мертв, Роман тоже... Кстати, Ирина лично его прикончила. А вот ты долго будешь мучиться. И пока это будет происходить, вспоминай Касьяна. Да и умрёшь ты болезненно. За тобой потом придёт Салазар.
   -Роман мёртв? - ошеломлённо спросил Бреслав, а затем его лицо судорожно искривилось и начали проступать совсем другие черты лица, а морф закричал: - Ненавижу, суки! Чтоб вам в аду гореть за это! Сдохнуть вам в канаве...
   -Всё, пошли. Негоже беременным такое слушать, - ласково произнёс Лука, уже не обращая внимания на мужчину и взяв меня за руку, вывел из комнаты в галерею, где нас ждал провожатый. Там Лука усмехнулся и сказал ему: - Боюсь, Бреслав немного тронулся умом от новостей, - после чего повёл меня к выходу.
   Во дворе, усадив меня в машину и заняв место водителя, он завёл двигатель и выехал на дорогу, а когда мы немного отъехали от виллы, бесшабашно сказал:
   -Видишь, мы не так уж и плохи. Даже с нами можно договориться. Скифос во всём пошёл навстречу и предпочитает мирное сосуществование, а не войну.
   -Лука, мы же оба понимаем, что он отдал предпочтение сновидам ради выгоды, - дипломатично ответила я. - Да и Роман с Бреславом, судя по всему, достали его...
   -Но для нас ведь важнее результат, а не причины поступков, - парировал любимый и подмигнул мне. - Главное, что мы в безопасности, и Салазар может больше не прятаться. Так что всё будет хорошо.
   -Хочется в это верить, - ответила я и, оглянувшись, посмотрела на виллу. - Надеюсь, я сюда не скоро наведаюсь.
   -Поверь, сюда ты больше не попадёшь. Скифос тебя испугался и съедет из этого дома если не сегодня, то завтра, чтобы ты не заглянула к нему на огонёк, - Лука усмехнулся. - Думается мне, он никогда не видел, как сновиды убивают, и то, как ты действовала, нагнало на него страха. Я следил за ним, пока ты находилась во сне и могу точно это утверждать. А ещё - что он тебя не только боится, но и уважает. А уважения Скифоса ой как не легко добиться. Он понял, что если требуется, ты не впадаешь в истерики, не мечешься растерянно, а действуешь чётко и быстро. Так что, моя конфетка, с тобой Скифос точно будет дружить.
   -Ладно, посмотрим, как оно ещё всё сложится, - философски сказала я, а про себя подумала: "Главное, что сейчас, после всех ужасов, я могу, наконец, насладиться жизнью. Друзья живы, любимый рядом, с мамой и отчимом всё хорошо. А скоро я и сама стану матерью", - внутри прошла горячая волна счастья и, приложив руки к животу, я мечтательно улыбнулась, представляя нашего малыша.
  
  
   Эпилог.
   (приблизительно три года спустя)
  
   -Глеб, немедленно прекрати! - жалобно попросила мама, а потом умоляюще добавила: - Ну, мой маленький, не расстраивай бабушку! Я же знаю, что тебе по размеру эти штаны и футболка. Ты сейчас специально вытянулся, чтобы штанишки стали короткими, а футболка не дотягивала и до пупка... Прими, пожалуйста, свой нормальный рост и комплекцию.
   Однако светловолосый, сероглазый малыш и не думал это делать. Залившись смехом, он посмотрел на свою бабушку, а потом на меня, после чего сорвался с места и побежал в другую комнату.
   -Бесполезно сейчас просить его об этом, - с притворным недовольством проворчала я, провожая сына любящим взглядом. - Пока он не покажет всем, как комично выглядит в этой одёжке, не успокоится. Лука говорит, что это нормально, и он пробует свои силы.
   Из соседней комнаты в этот момент раздался смех Луки, а через пару мгновений он и сам появился, неся на руках сына.
   -Что, карапуз, опять издеваешься над мамой и бабушкой? - весело спросил он у сына. - Нехорошо...
   -Мне не нравится мой рост! Хочу быть выше! Как ты! - произнёс малыш и серьёзно посмотрел на отца.
   -Обязательно будешь с меня ростом в своё время, а может и выше, - ответил Лука и улыбнулся. - Не зря ведь тебя назвали Глеб, что расшифровывается, как мощный. Ты уже родился у нас маленьким богатырём, и очень быстро растёшь.
   -Хочу сейчас быть большим! Надо ведь сестрёнку защищать, - малыш указал на мой необъятный живот и добавил: - А ещё дядя Салазар сказал, что и за Идой скоро придётся присматривать!
   -Ааа, ну раз дядя Салазар сказал, то да, нужно тебе быстрее расти, чтобы присматривать за дамами, - согласился Лука и взъерошил волосы сына, а потом свои, и в этот момент со двора донёсся звук въезжающей машины. - Пошли, посмотрим, кто там приехал?
   -Ага! Пошли! - поддакнул малыш и рассмеялся, дополнительно взъерошив отцу волосы.
   Помахав нам, они вышли, а мама проводила их нежным взглядом и, переведя его на мой живот, произнесла:
   -Пусть нас и пугали, что метаморфы не способны испытывать тёплых чувств, но Глебушка любит как тебя, так и Луку, и ещё не рождённую сестрёнку. Да и Салазара с Мари, и Идой, боготворит. Даже Гаяну он не обходит своей любовью, хоть и реже всего её видит... Кстати, а она сегодня будет?
   -Да, приедет, - я кивнула. - Со своим новым бойфрендом. Она даже намекнула мне, что возможно от него захочет родить второго ребёнка. Глебушка своим примером заставил её снова захотеть детей. Так что у Луки возможно будет ещё один брат или сестра.
   -Вот и хорошо, - дружелюбно вымолвила она, а потом добавила: - Вот только всё равно не могу привыкнуть, что моя сватья выглядит младше, чем ты.
   -Мам, поверь, мне тоже нелегко было первое время. Особенно в свете того, что Гаяна ненавидела меня из-за решения Луки.
   -Ну, её ведь тоже можно понять, - уклончиво ответила мама: - Ни одна мать не хочет пережить своего ребёнка, а у неё так будет. Да и главное, что сейчас она изменила своё мнение, глядя на Луку и видя, что он счастлив.
   -Да, сейчас она изменилась, - согласилась я и задумалась, вспоминая всё случившееся за последние три года.
   Нам всем пришлось приспосабливаться и привыкать жить немного по другим правилам. Луке пришлось научиться жить спокойнее, чем до этого. Для него осталась в прошлом яростная борьба за власть и влияние. Хотя и полностью его не оставили в покое. Многие Старцы обращались к нему за советом или со своими проблемами, но мы понимали, что всё это делается, чтобы попасть к нам в дом и наладить уже сейчас контакт с маленьким Глебом, который действительно владел и всеми способностями метаморфов, и умел контролировать свои сны и перемещения в них.
   В моей же жизни наоборот добавилось событий, потому что Скифос периодически обращался с просьбой подсмотреть или подслушать важную информацию, которая требовалась метаморфам. Но Глава делал это нечасто и не нагружал меня, поэтому я относилась к этому спокойно, говоря себе, что так просто счастье не даётся. Да и самой было интересно порой оказаться на каком-нибудь закрытом совещании, где обсуждаются глобальные вопросы. Это во многом заставило по-другому посмотреть на окружающий мир, и я поняла, что метаморфы, при всех их недостатках, не самые плохие существа на земле. Сильные мира сего, порой намного больше меня шокировали, чем Старцы или Скифос, и я понемногу начала понимать, что живущие вечно больше приносят людям пользы, чем те, кто думает только в масштабах коротких человеческих жизней.
   А вот в жизни Мари и Салазара произошли самые сильные изменения. Привыкнув жить скрываясь и редко покидая свои особняки, после нашей встречи со Скифосом и столкновением с Романом, Салазар с Мари поняли, что теперь никто не посмеет им угрожать. А постепенно Салазар нашёл общий язык и с Главой метаморфов, и даже вернул ему один из браслетов. А также стал выполнять некоторые его просьбы, чтобы реже беспокоить меня. Да и вообще Салазар здорово изменился по характеру. Жажда мести, и боль за потерянную сестру отпустила его, и он наконец-то выглядел счастливым и дарил Мари такое же долгожданное и настоящее счастье. Но я считала, что дело не только в мести или личном счастье, а и в том, что Салазар обрёл новых друзей и уверенность в будущем.
   Конечно же, лучшим другом стал Лука, пусть и не сразу. На это ушло ещё некоторое время, но окончательно стену отчуждения между ними сломало рождение Глеба. Увидев, с какой любовью и нежность Лука обращается со мной и нашим малышом, Салазар признал, что метаморфы не такие уж и плохие существа. А потом, когда у них самих с Мари родилась девочка, которую назвали Идой в честь матери Салазара, он окончательно растаял, видя, что Лука одинаково хорошо относится, как и к нашему сыну, так и к их дочери. Мари же просто по-женски, наслаждалась счастьем и покоем, царившем теперь, как в её душе, так и в душе любимого.
   А вот с Гаяной пришлось тяжелее всего. Она долгое время не желала сближаться со мной и всем своим видом показывала, что относится ко мне презрительно. И не помогали даже беседы с Лукой, где он старательно объяснял матери, что ему мы дороги одинаково, но если так дело пойдёт и дальше, с ней он перестанет общаться. Я же со своей стороны как могла успокаивала Луку и старалась просто избегать встреч с Гаяной, чтобы не провоцировать конфликты. Однако тут уже сыграл свою роль наш сын. Как только Глеб научился говорить и вымолвил первое "баба", она перестала фыркать в мою сторону, а постепенно начала и многим интересоваться в нашей жизни, чем я, конечно же, воспользовалась и подружилась со своей свекровью. А она в свою очередь подружилась и с моей матерью и отчимом.
   С Вернером тоже отношения резко изменились. Оказалось, что помимо большой любви к маме, он обладает ещё и огромным любопытством. Как он сам говорил, его размеренную жизнь немецкого бюргера изменили эти неугомонные русские, и сильно радовался этому. Если раньше он лишь раз в год выезжал с мамой ко мне в гости, то теперь старался делать это чаще и, беседуя вечерами с Лукой, нянчил Глеба, как родного внука. А я, наконец, почувствовала, что у меня есть настоящая, любящая семья, а не только мама.
   -Салазар! - из холла донёсся радостный крик сына, а потом бурные восклицания и, отбросив мысли о предыдущих годах, я поспешила туда, чтобы поприветствовать первых гостей, приехавших на мой день рождения.
   -Где там наша именинница?! - донёсся весёлый голос Мари, а когда мы с мамой вышли в холл, она бросилась ко мне и, обняв, расцеловала в щёки, а затем, отойдя на два шага, обвела меня взглядом и глубокомысленно сказала:
   -Слушай, дорогая, тебе по идее двадцать девять, а ты всё молодеешь. Вы там с Лукой поосторожнее! Если такими темпами будешь плодить наследников, лет через двадцать станешь подростком!
   -Ох, я же уже сто раз говорила - это незапланированная беременность, - я указала на свой живот и скорчила невиноватую гримасу. - Лука ведь всё повторял, что человеку от морфа забеременеть тяжело, но я, видать, исключение...
   -Или я сильно стараюсь, - ехидно вставил любимый, присаживаясь на корточки перед дочкой Салазара и Мари, которая только научилась уверенно ходить. Указав на мой живот, он игриво попросил: - Привет, кроха! Смотри, там для тебя подружка растёт. Договорись-ка со своей крёстной мамой, чтобы она побыстрее её родила, а то уж больно хочется иметь такую же красавицу, как и ты.
   Малышка залилась смехом, глядя на Луку, но быстро потеряла к нему интерес, как только увидела Глеба и, вцепившись в его руку, настырно потянула его в сторону гостиной, указывая на игрушки, которые он специально разбросал на полу, чтобы Иде было, чем заняться.
   -Всё, парня заарканили! - вынесла вердикт Мари.
   -Боюсь, тут всё намного глубже, чем желание поиграть и посмотреть игрушки, - изрёк Салазар, проводив детей взглядом. - Впрочем, дальше будет видно... Ну что, Риша, потягать тебя за уши?
   -Не надо! - с притворным ужасом взмолилась я и заглянула в глаза Салазара с немым вопросом о судьбе Бреслава.
   Вынесенный приговор отцу Романа получился по сроку не ровно три года, а чуть дольше, чем говорил Скифос, и истёк сегодня. По договорённости, Салазар должен был наведаться к Бреславу, но спрашивать об этом напрямую не хотелось. Однако сновида и так всё понял, поэтому слегка кивнул мне головой, давая понять, что Миа полностью отомщена, а в глазах отразилось удовлетворение, и он с облегчением выдохнул.
   "Вот и всё. Над Салазаром перестало довлеть прошлое, и он смотрит только в будущее, которое обещает быть интересным и радостным... Как и наше будущее с Лукой. Как бы там всё ни сложилось в начале, и как бы ни казалось плохо и беспросветно, в конечном итоге мы все получили счастье, а это самое важное", - подумала я и счастливо улыбнулась, зная, что теперь мне ничего не страшно, пока рядом те, кто меня любят и поддерживают.
  
   (7 мая- 7августа 2013)
  
   Конец.
  
  


Популярное на LitNet.com В.Соколов "Фаэтон: Планета аномалий"(Боевик) Н.Любимка "Пятый факультет"(Боевое фэнтези) А.Калинин "Игры Воды"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-5"(ЛитРПГ) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) О.Рыбаченко "Трудно ли быть роботом? "(Киберпанк) М.Тайгер "Выжившие"(Постапокалипсис) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) Н.Жарова "Выжить в Антарктиде"(Научная фантастика) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия)
Хиты на ProdaMan.ru Невеста на уикенд. Цыпленкова ЮлияДурная кровь. Виктория НевскаяНочи графини Алуан (). Михайлова ЕлизаветаПроклятье княжества Райохан, или Чужая невеста. Ируна БеликВ дни Бородина. Александр МихайловскийВ плену монстра. Ольга ЛавинКому что нравится, тот тем и давится 2. Анабель Ли (Anabelle Leigh)Академия волшебства. Часть 2: Наследница клана Теней. Гринь АннаВедьма на пенсии. Каплуненко НаталияОсенняя мазурка. Ольга Зима
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"