Шихорин Александр: другие произведения.

Каменный дождь

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Читай на КНИГОМАН

Издавай на SelfPub

Читай и публикуй на Author.Today
  • Аннотация:
    Книга дописана! В связи с подачей романа на конкурс, на время его проведения большая часть книги (вместе с финалом) доступна только на Лит-Эре. Приношу свои извинения.

  Глава первая
  Каменный дождь
  
  20 августа 435 года со дня основания Империи Ирв.
  
  Широкий купеческий тракт уверенно вился сквозь Великий лес, раскинувшийся на многие десятки километров вокруг и предваряющий земли Виены, имперской столицы. Я жевал сушёные яблоки, купленные по случаю в попутной деревеньке и наслаждался прохладой. Могучие кроны толстых многовековых деревьев накрывали тракт густой тенью, спасая от гнева полуденного солнца. Гнедая лошадка размеренно трусила по пыльной дороге, спешить и ехать быстрее не было нужды. В Орване меня ждали лишь через две недели, так что я решил заехать в столицу на день-другой. Больше года дела не пускали меня туда, так что, когда подвернулся крайне удачный случай исправить это, я решил им воспользоваться.
  Тракт плавно начал забирать чуть вверх, ведя на вершину пологого холма. С него начинался спуск в долину, принявшую в себя сердце Ирва и окружающие его поселения земледелов, лесопилки и прочие хозяйства. Я потянулся в седле и отметил, что вдали стали слышны скрип пил и перестук топоров. Люди медленно, но уверенно наступали на лес и отвоёвывали себе всё больше земли. Триста лет назад он был смертельно опасным местом, пока император, правивший в то время, не приказал сформировать особый военный корпус. Его главной задачей являлось уничтожение всевозможной нечисти и особо опасных хищников вокруг новой, ещё только строящейся столицы. В течение двадцати лет отряды корпуса мелким гребнем вычёсывали лес от всех серьёзных угроз, уничтожая гнездовья местной жути, теряя людей и набираясь опыта. Когда зачистка была закончена, империя получила возможность проложить безопасные тракты на юг и ещё больше расширила своё влияние. А корпус продолжил работу, занявшись зачисткой самых опасных областей страны, получив за это в народе название Чёрных Егерей. Название крепко прижилось и спустя годы просочилось в официальные бумаги, где и застряло окончательно.
  Праздные размышления прервал тревожный топот копыт, нарастающий за спиной. Я обернулся и увидел небольшой конный отряд, стремительно мчащийся по тракту, не жалея лошадей. Они быстро нагоняли меня и вскоре расстояние стало достаточным, чтобы я смог разглядеть их в общих чертах. Четверо рослых угрюмых мужиков, короткие одноручные мечи за спиной, чёрные дублеты из толстой кожи с латными накладками на плечах, стальные набивки на носках дорожных сапог. Типичный отряд преследования, не обременённый лишним весом тяжёлого доспеха. А вот пятый всадник, скакавший внутри 'коробочки' хмурых бойцов, оказался невысокой девушкой в тёмно-коричневом охотничьем костюме. Тёмные волосы прикрывал берет с редким, вишнёвого цвета, пером, приколотым к околышу. Серебряная заколка на горле держала развевающийся за спиной походный плащ. Заметив, что я остановился по правой стороне тракта и любопытно пялюсь в их сторону, ведущий всадник выбросил вбок руку и показал какой-то знак, после чего девушка мгновенно сместилась левее, а правый охранник недвусмысленно протянул руку к рукояти меча, намекая не делать никаких подозрительных движений, взглядов и чихов.
  Странные ребята. Демонстрируют, что готовы рубануть, не считаясь с последствиями? Или просто предупреждают, чтобы держался подальше? Я уже восемь лет топтал дороги Эрта и успел повидать достаточно разного обезбашенного народа. Предпочитая не испытывать удачу, я отъехал на лошади немного в сторону от тракта и терпеливо ждал, пока отряд не пропылит мимо. Лишние конфликты мне ни к чему. Верно, лошадка? Лошадь фыркнула и качнула головой, словно соглашаясь с моими мыслями, а после начала деловито щипать траву. За ту неделю, что прошла со дня её покупки, я немного привык к странному поведению кобылы и уже списывал совпадения моих мыслей и её поведения на забавную случайность.
  Скучать пришлось недолго. Оставив после себя изрядные клубы пыли, отряд промчался мимо, в сторону имперской столицы, наградив меня внимательным взглядом одного из всадников. Я тронул скакуна и, меланхолично работая челюстью, неспеша поехал следом. Над таинственной пятёркой я особо не задумывался. Гонцы, разведчики, сбежавшие дочери, спешащие любовницы и чёрт знает кто ещё постоянно сновали по дорогам таким или похожим образом. Хотя не всегда можно увидеть отряд, намеренно загоняющий лошадей, случай был практически рядовой. Разве что поведение их было агрессивнее, чем обычно. Я уже выбросил бы их из головы, если бы не клубящаяся впереди пыль и эхо от копыт.
  Смирно вышагивающая лошадка вдруг запрядала ушами и нервно зафыркала, сбившись с шага и ещё больше замедлившись. Почуяла кого-то? Я насторожился, закрутив головой и, высматривая возможного хищника, потянулся к эфесу. Меч легко выскользнул из притороченных к седлу ножен. Но вокруг было пусто и, как я не силился, никакой угрозы увидеть не удалось. Однако коняшка была со мной не согласна, тревожно пофыркивала и не горела желанием идти вперёд. Тревога животного невольно передалась и мне. В душе тихонько, но настойчиво, заскребли кошки. Две кошки... Три кошки... Чёрт, да я же сам как кот, поглаженный против шерсти! Это было не душевное напряжение, а вполне осязаемое давление, заставляющее легонько шевелиться волосы на теле. Только сейчас я обратил внимание на затихший лес. Пропали голоса птиц, не стучат топоры и даже перестука копыт больше не слышно. Отряд замер на опушке, метрах в двухстах от меня, и по какой-то причине не спускался в долину. Всё это дурно пахло и я лихорадочно искал в памяти что-нибудь из многочисленных военных баек, описывающее похожий случай. Давление росло и вот уже волосы на голове обрели свою волю, шевелясь и изредка потрескивая. Воздух потяжелел, запах грозой и давил на грудную клетку, затрудняя дыхание. И я вспомнил. Тысячелетняя ведьма. Даже во времена моего детства легенды о ней мало кто помнил. Наставник рассказывал мне несколько историй об этой женщине, что из столетия в столетие появлялась в крупных конфликтах, преследуя одной ей известные цели. В последний раз о ней слышали больше шестисот лет, когда она одним движением руки почти полностью уничтожила армию короля Хорда, после чего ушла в сторону Мёртвых Земель. Как гласили истории, она жила ещё в те времена, когда миром правила сила магии. Сила, что обрушила мир в бездну.
  Рубашка мгновенно стала липкой от холодного пота. Мысли путались и впервые в жизни я растерялся настолько, что не мог продумать свой дальнейший шаг. Магия была древним мифом, покрывшимся пылью, отголоском ушедших времён. Но однозначно была крайне опасна и была не тем, от чего можно защититься щитом или что можно пронзить мечом. Напряжение росло, мысли скакали как олень от стаи бешеных ос. Я несколько раз глубоко вздохнул и собрался. Магия это или что-то ещё, я должен увидеть это сам. Даже не потому, что до конца своих дней буду корить себя за то, что так и не узнал, что происходило в этот день. А потому, что наставник мне голову открутит, когда узнает, что я был тут, но поддался голосу разума.
  Попытался припустить лошадь, однако та испуганно фыркнула и засопротивлялась. Эй, так дело не пойдёт! Извини, родная, мне надо туда. Я вогнал меч назад в ножны, сорвал с пояса ремень, чтобы использовать его как плётку, но тут лошадка обиженно заржала, словно поняв мои намерения, встала на дыбы, и бросилась вперёд, навстречу источнику давления. А давление, тем временем, стремительно росло по мере приближения к пятёрке всадников. Дышать становилось всё тяжелее, волосы на голове начали ощутимо потрескивать, вызывая неприятные ощущения. Словно в голову тыкали иголками. Наконец, лошадка вынесла меня из сочной тени леса и я, проморгавшись от яркого света, обомлел.
  Виены больше не существовало. Гордый и могучий город, стоявший тут больше трёх сотен лет, теперь был чудовищной кучей пыли, валунов, кирпича и дерева, сорванной с насиженного места и висевшей высоко над землёй. По исполинскому кому вывернутого наизнанку города плясали красно-фиолетовые молнии, окутывая его правильной сферой. А в глубине чудовищного шара пронзительно мерцало крохотное фиолетовое солнце, непрерывно порождающее новые красно-фиолетовые росчерки. Время от времени молнии срывались вниз и поджигали поля и строения, окружавшие несуществующие более стены. А на месте города зиял котлован ужасающих размеров и идеальной округлой формы, постепенно заполняющийся водой вскрытых подземных источников.
  Во все стороны разбегались немногочисленные выжившие. Пахари, внешние патрули, купцы, ждавшие очереди въехать в городские ворота. Лошади купеческих повозок в панике пытались убраться подальше, беспорядочно несли и переворачивали телеги. Из долины доносился лёгкий гул паникующей толпы, но кроме этого ничего не нарушало тишину застывшего леса. Молнии сверкали без грома. Не дрожала земля, извещая о смерти города, с мясом вырванного из земли. Ничего. Лишь нарастающее давление, испуганное фырканье чужих лошадей, стук копыт моей кобылы и грохот собственного сердца в ушах.
  И звук извлекаемого клинка. Знакомый шелест вывел меня из транса, заставив оглядеться вокруг.
  Пока я варился в собственных мыслях, лошадка, простая душа, по инерции пёрла вперёд, посчитав, что в компании с товарками будет безопаснее. И как итог подошла слишком близко к непонятному отряду. Охрана девушки среагировала мгновенно, словно вокруг не происходило ничего необычного, встав передо мной живой стеной. Ближайшие бойцы выхватили клинки и теперь мрачно сверлили меня подозрительными взглядами.
  - Ближе не подходить, - угрюмо бросил усатый здоровяк лет пятидесяти и с парой шрамов на лице. Видимо, командир отряда.
  - Без проблем, - дружелюбно кивнул я, останавливая глупое животное, - Тпру, глупая!
  Лошадь обернулась и посмотрела на меня странным взглядом. А может, мне показалось. С такой хренотенью вокруг мне даже воробей будет казаться странным.
  - Что за дрянь тут происходит, а?
  Охранник неопределённо повёл плечами, мол, знал бы, всё равно не сказал, подозрительная ты рожа. И кивнул взглядом куда-то чуть правее меня:
  - Подпоясался бы, штаны потеряешь. Кто таков?
  Я спохватился, поняв, что так и держу в руке свою импровизированную плётку.
  - Ларт, Артель Меча, - коротко ответил я и начал плавно заправлять ремень назад, чтобы хмурые парни, вновь рассосавшиеся вокруг девчонки, не сильно нервничали от резких движений. Воспользовавшись небольшой паузой, внимательно оглядел людей передо мной.
  Все охранники уже не молоды и явно видывали виды, не менее сороковника каждому. Цепкий тренированный взгляд, подмечающий каждый чих вокруг девушки, руки в мозолях и шрамах. Обмундирование явно казённое, но нашивки и знаки отличия срезаны. К кому приписаны сии бравы парни остаётся лишь догадываться. Девушка же при детальном рассмотрении резко выбивалась из колоритного строя матёрых вояк. Около двадцати лет, с небольшой грудью и стройной осанкой. Дорогой на вид костюм с элегантным серебряным шитьём, плотно облегающий стройную невысокую фигуру. Удобные сапоги из мягкой кожи отлично подходили для охоты и коротких путешествий, но не для долгого похода. Слегка бледноватая кожа человека, чаще бывающего в помещении, а не на улице, намекала на дворянский статус. Из оружия лишь длинный кинжал на поясе. Руки в тонких перчатках судорожно сжимали сорванный с головы берет, нещадно ломая редкое перо. Длинные чёрно-серебряные волосы жили своей жизнь, шевелясь от витающего вокруг напряжения, которое уже давило тяжёлым прессом. Стоп, чёрно-серебряные? Я вгляделся и с тихим 'Твоюжмать!' понял, что девушка стремительно седеет, остекленевшим взглядом голубых глаз пожирая картину развернувшейся в долине катастрофы.
  - Парни, приведите свою хозяйку в чувство, - бросил я охранникам, строго бдившим за периметром спиной к девчонке, и не видящим, что происходит с их подопечной. - Кажется, у неё шок.
  Командир всадников, не сводя с меня взгляда, коротко скомандовал и ближайший воин подъехал к ушедшей в себя девушке, начав её тормошить:
  - Госпожа, придите в себя, больше тут нечего делать!..
  Я повернулся к тому, что раньше было городом, а теперь облачилось в скорлупу из молний и дыма горящих полей. И после некоторого наблюдения тихо обронил:
  - Эй, командир, как думаешь, что произойдёт, когда та сфера, плюющаяся молниями, уменьшится ещё сильнее?..
  Мужчина бросил взгляд на сферу, которая мерцала всё быстрее и яростнее, сжимаясь с каждым тактом, и резко бросил лошадь к девушке, оттерев незадачливого подчинённого, который так и не смог её растормошить.
  - Простите, госпожа... - прошептал под нос командир и влепил ей звонкую пощёчину.
  - Что... А... Алкес?.. - в глаза девушки вернулась жизнь, а по лицу побежали первые ручейки неконтролируемых слёз. - Город... Там же...
  - Никому уже не помочь, госпожа! - мужчина встряхнул её за плечи. - Нам нужно бежать и немедленно!
  - Но!..
  - Никаких 'но'! - решительно оборвал её воин, грубо повернул лошадь девушки за уздцы в сторону леса, бросил ей в руки поводья. - Держитесь крепче!
  И отвесил скакуну смачного пинка. Лошадь яростно заржала и, закусив удила, сорвалась в галоп. А вслед за ней и четвёрка всадников. Я, бросив последний взгляд на долину, дёрнул следом за ними. Лошадь понукать не пришлось, животное было только радо ускакать как можно дальше от устрашающей чертовщины и стало быстро нагонять пятёрку невольных попутчиков. Их скакуны были измотаны, хрипели и начали ронять пену, но с шага не сбивались, упорно неся всадников от жуткого места, подгоняемые животным страхом.
  Неприятные ощущения стремительно усиливались, пространство вокруг звенело и вибрировало, словно натянутая до предела струна. Воздух гудел, напряжение было едва терпимым, в голову впивались тысячи игл и в моей душе заговорило знаменитое жопное чутьё наёмника, намекая, что побег бессмысленен и нужно срочно искать укрытие.
  - Алкес! - заорал я во всю глотку. - Всех в лес, живо!
  После чего бросил свою лошадку в сторону от тракта, чтобы укрыться среди толстенных стволов. Надеюсь, они услышали. Ещё больше надеюсь, что интуиция в этот раз ошибётся.
  Ветви жестоко хлестали и царапали, несмотря на все попытки уклоняться от них. Лошадь честно проскакала пару десятков метров вглубь сгущающегося леса и взмыла в воздух, перепрыгивая невидимое мне препятствие. За мой пояс зацепилась толстая ветка, которую я не смог обогнуть, и вырвала меня из седла. Едва успев среагировать и сгруппироваться, я кубарем полетел вперёд, отбивая себе всё, что можно и нельзя. Через пару метров инерция швырнула меня в стенку какого-то мелкого оврага и я рухнул вниз, окончательно отбив спину и не в силах подняться. Звуки галопа моей лошади звучали всё глуше. Где-то вдали звучали неясные крики. И пару мгновений спустя пространство лопнуло, начисто лишив меня слуха невыносимым хлопком исполинской пушки. С деревьев сорвало всю листву и унесло куда-то на юг. А секундой позже начался ад.
  Я лежал и, глядя вверх, беспомощно наблюдал, как тёмные смазанные росчерки камней насквозь прошивают стволы вековых деревьев, словно пергамент. В овраг полетели щепки и горы взрытой неподалёку земли. Слух не работал и лишь содрогания почвы сообщали телу о творящемся безумии.
  Каменный дождь длился всего несколько секунд, но невероятность происходящего растянула эти секунды в томительные минуты. Когда камнепад прекратился, земля ещё долго тряслась от веса падающих древесных стволов, подрубленных и перемолотых адской картечью. Один из них рухнул прямо на моё случайное убежище и я беспомощно смотрел на небо сквозь рваную рану дерева. Лоскут небосклона безмятежно голубел, словно и не произошло под ним загадочной катастрофы. Уничтоженный город превратился в жуткое оружие, выкашивающее всё живое вокруг. Несмотря на свои двадцать шесть лет, я прошёл уже через несколько войн и видел немало грязи, но ещё ни разу не видел ничего настолько же циничного, жестокого и беспощадного.
  Всё началось ровно после того, как отряд выехал на опушку леса, встав на вершине лесного холма, это я помню точно. Была ли та девушка виной всему происходящему? Или виной этому иная, крайне могущественная сила... Я не мог дать ответ. Перебирал варианты, строил теории, но информации попросту не было и я не мог ни от чего твёрдо оттолкнуться. Впрочем, сейчас и не время, деревья уже давно не падали, а это значит, что пора выбираться отсюда.
  С трудом заставив избитое тело встать, я начал вылезать из своего случайного укрытия. Мышцы стонали, отказываясь работать на полную и пару раз я срывался вниз. Спустя пару попыток я, наконец, смог выбраться из ямы. Зрелище на поверхности было грандиозным в своей жути. Сотни глубоких кратеров и траншей. Гордые деревья, насколько хватало взгляда, были подрублены и издырявлены, а особо неудачливые - перемолоты в труху и щепу. Но самое гнетущее впечатление оставляли разодранные в лохмотья останки жителей города, разбросанные взрывом вместе с камнями и кирпичом. Смерть собрала богатый урожай. Больше двухсот тысяч жителей, военные гарнизоны, купцы и путешественники. Где-то там, в этой грязи и ошмётках, нашли свой покой имперская чета с принцем и принцессой, хозяйка моего любимого трактира, знакомые по Артели Меча, жившие в городе, и много кто ещё. Глупая и невероятная смерть. Что же теперь ждёт могущественную империю после такого удара? В голову внезапно стукнула нелепая и неуместная мысль, что мне остаётся лишь радоваться тому, что блевать при виде трупов и кишок на камнях я отучился ещё во время своей первой военной кампании.
  Встряхнувшись и погнав всякий бред из головы, я устало побрёл в сторону тракта, поглядывая по сторонам в поисках знакомых лиц или скакунов. Отряд охранников я обнаружил недалеко от дороги, тела лежали за остатками весьма толстого дерева, не рухнувшего до конца и нависшего над ними своеобразным навесом. К сожалению, толщина не спасла людей. Шальной снаряд прошиб ствол аккурат на высоте укрывшихся. Войди камень в ствол чуть выше или по касательной, и все бы спаслись... Но что-то с этой кучей трупов было не так. Слишком уж она была высока для четырёх человек, и я начал откатывать в сторону измочаленные тела. Под ними обнаружились скромные седельные сумки с вещами, грубо срезанные с сёдел, и прикрывающие окровавленную девушку в измятом грязном костюме. По старой традиции, я прижал кулак правой руки к груди и молча отдал честь павшим, до конца пытавшимся выполнить свой долг. Потом устало опустился на колени к неподвижной девушке и для надёжности проверил пульс... И свой долг они выполнили, мать вашу! Сердце билось слабо, но уверенно. Я быстро проверил тело на наличие серьёзных травм. Несмотря на обилие крови, голова не пробита, рана на ней была пустяковой и явно случайной, несколько ушибов и порезов по всему телу, но в целом - ничего критически опасного. Девушка чудом уцелела в этой мясорубке. Хотя мне ли об этом говорить. Однако в душе вновь закопошились смутные подозрения.
  Я стянул с себя порядком пострадавшую рубашку, порвал её на лоскуты и перевязал раны, после чего обыскал вещмешки павших героев. Собрал скромные запасы еды, воды и денег, прихватил одеяла и пару плащей. Мечи с сожалением проигнорировал, железо имело вес, а мне, вероятно, предстоял непростой поход с тяжёлой поклажей в виде бесчувственной девушки, стоило поберечь силы. После этого я прошёлся по округе, пытаясь найти свою лошадь или то, что от ней осталось, но наткнулся лишь на пару ополовиненных трупов кобыл охраны. В качестве мрачной шутки Судьбы, одна половина была передняя, а другая задняя. Но ни следа моей лошадки или вещей. Все они исчезли в неизвестности. Как и десять серебряков! Я от души пнул ни в чём не повинный пень, если так можно было назвать огрызок ствола, возвышающийся надо мной на добрый метр, и побрёл назад.
  Девушка так и не приходила в сознание. Я сел возле неё и задумчиво вглядывался в тонкие черты лица, пытаясь решить, хочу ли я связываться с возможными последствиями. Я сильно сомневался в том, что Тысячелетняя ведьма существовала. Однако и в магию я до сегодняшнего дня не верил. Безусловно, я слышал, что клерики Святой Земли умели творить чудеса, но там, где есть слово 'религия' стоило пять раз подумать, прежде чем верить во что либо. А последствия магии - вот они. Кровавые, разрушительные и крайне наглядные. Я уже ни секунды не сомневался, что это именно она, древняя непреодолимая сила ушедшей эпохи. Но я не мог быть уверенным в том, причастна ли эта хрупкая девчонка к произошедшему или нет.
  В конце концов я решился. Разум кидался стальными аргументами и нежеланием влезать в хлопоты, с которых я ничего не поимею. Но авантюрное любопытство, взращенное книгами и историями наставника, показало разуму неприличный жест. Мне хотелось узнать, как эта девушка связана с произошедшим и связана ли вообще. А если она случайная фигура, равно как и я, то дорог в Эрте много и все ведут в разном направлении.
  Для начала, стоит попробовать привести её в чувство. Я начал трясти девушку, одновременно пытаясь дозваться до неё, побил по щекам, но разум был в глубокой отключке. Ненадолго призадумавшись, решил использовать последний довод полевой медицины - носки наёмника. Скинул сапог и стянул с ноги знаменитый предмет, приведший в чувство немало людей в безвыходной ситуации. Но... обморок был очень глубокий и я разочарованно обулся. Придётся нести, пока не оклемается сама.
  Я приладил к седельной сумке лямку из каких-то лохмотьев, закинул на плечо и снял с пояса девушки кинжал. Клинок оказался восхитительный, имел клеймо мастера и был явно недёшев. Хмыкнув, я прицепил его к своему ремню, потом снял с шеи незнакомки потрёпанный плащ и, свернув, отправил в заплечный мешок. В пути, когда ночевать приходится под открытым небом, одеял и одежды бывает только мало. Закончив приготовления, я взял на руки стройное тело и пробормотал под нос:
  - Наверное, я самый большой идиот среди всех наймитов Эрта, раз решился на такое. Очень надеюсь, что ты не подпалишь мне задницу как только очнёшься.
  И на этой жизнерадостной ноте я медленно побрёл в сторону деревни, где не так давно купил чудесные сушёные яблоки. Которые тоже пропали! Вот дерьмо!
  
  
  
  
  Глава вторая
  Контракт
  
  Мне пришлось прошагать порядочное расстояние, прежде чем искорёженный лес сменился на живой и тенистый. Слух постепенно возвращался и я уже мог расслышать как ветер шевелит листву в густых кронах. Тракт был подозрительно пуст, навстречу мне до сих пор не выехал ни один дозор. Я мог понять, почему на тракте нет ни одного путника или торговца - жахнуло на зависть любому военному сапёру и почти наверняка было видно издалека, никто в здравом уме не пойдёт в сторону такой херни. Но военные должны были обязательно среагировать и стекаться сейчас в сторону происшествия. Их отсутствие добавляло вопросов, но не давало ни одного ответа.
  Потрёпанный слух уловил в лесу неясный шум и я остановился, вслушиваясь. Похоже на журчание воды. То, что нужно! Приободрившись, я свернул с тракта в лес и пошёл на источник шума. Долго искать не пришлось, спустя несколько минут ходьбы и продирания сквозь густые ветви и кустарники я вышел к бурному лесному ручью. Уложив девушку на траву и сунув ей под голову мешок с вещами, я наклонился к поверхности и вволю напился. Холодная вода пустила по уставшему телу освежающую волну бодрости и я усилил эффект, смыв с тела кровь и грязь. После этого я снял с девушки импровизированные бинты и, намочив их, тщательно умыл незнакомку, очищая лицо от засохшей крови и промывая немногочисленные раны и порезы. После чего перевязал её последними лоскутами своей бедной рубашки. Закончив с обработкой ран, я и сам увалился на траву, дав себе пару минут отдыха. Ручей мерно бурлил и я незаметно для себя провалился в сон.
  
  * * *
  
  В голове кружились смутные образы. Ночной гонец со срочным письмом. Неприятные предчувствия. Отправка вперёд основного кортежа. Тревожный путь в сопровождении Алкеса и его ребят. Камни. Давление. Тысячи смертей. Снова безумная скачка. Темнота. Мерный шум, превращающийся в рёв и готовый разорвать голову изнутри.
  Я открыла глаза. Голова была словно из камня и отказывалась подниматься. Тело болело и едва подчинялось попыткам пошевелиться, заполненное предательской слабостью. Я лежала, смотрела на покачивающиеся кроны деревьев и постепенно приходила в чувство. Довольно быстро затылок почувствовал, что покоится на чём-то мягком, а нестерпимый рёв успокоился до обычного шума бегущей воды. Мои ладони начала щекотать нежная густая трава, а спустя ещё несколько секунд в нос ударили запахи растений и сырой земли. В конечности постепенно возвращалась сила и чувствительность, и через некоторое время мне удалось сесть.
  Осмотревшись, я увидела, что нахожусь в какой-то чащобе, на берегу ручья. Под головой обнаружилась тугая седельная сумка, набитая чем-то мягким. Плащ пропал, а мой любимый костюм был ужасающе грязен. Оглядевшись вокруг, я не увидела ни коней, ни Алкеса с верными подчинёнными, только лишь полуголого подозрительного парня, раскинувшегося неподалёку в густой траве и мерно сопящего во сне. Меня охватила паника. Простое грубоватое лицо было абсолютно незнакомым, чёрные волосы острижены коротко и грубо, а жилистое тело сплошь покрывали царапины, кровоподтёки серьёзных ушибов и застарелые шрамы, указывающие на непростую биографию. И в довершении всего, у него на поясе висел мой кинжал.
  Сильно ослабевшая, безоружная, без верных людей и наедине с непонятным типом в глубине леса - хуже пробуждения у меня ещё не было! Первой моей реакцией было желание бежать и как можно дальше отсюда, но я взяла себя в руки. А куда бежать? В какой стороне люди? Люди... Воспоминания о смерти Виены лавиной накрыли меня и из глаз потекли слёзы. Все, кого я знала и любила, были там. Алкес исчез. Я осталась одна, действительно одна... Я утёрла слёзы, пытаясь успокоиться, и решила, что единственный мой шанс узнать хоть какую-то информацию, спит сейчас неподалёку, присвоив мой любимый кинжал. Что ж, пора это исправить.
  Затёкшие конечности повиновались очень неохотно и встать вышло не сразу. Тело реагировало на движения тягучей тупой болью. Я помассировала ноги и, неуклюже встав, осторожно двинулась в сторону спящего, стараясь не шуметь. Подкравшись достаточно близко, выхватила клинок из ножен. И в нерешительности замерла, не зная, как поступить дальше. Друг это или враг? Нужно ли мне угрожать ему или же он сам готов рассказать всё, что знает?
  - Давай так, или ты, наконец, пробуешь меня убить, или мы спокойно поговорим, - внезапно раздавшийся голос напугал меня и я в панике отскочила.
  Парень перешёл в сидячее положение и теперь внимательно смотрел на меня цепким взглядом зелёных глаз.
  
  * * *
  
  Я наблюдал за девчонкой с некоторым облегчением. Когда меня разбудил рывок извлекаемого кинжала, стало не по себе. Но я сделал ставку и, подавив защитные рефлексы, сохранил спящий вид, ожидая дальнейшего. Дальнейшего не последовало. Хотя делать выводы рановато, меня не проткнули на месте и не превратили в угольки, что крайне радовало. Она в панике отступала шаг за шагом и бросала взгляд по сторонам, словно ища поддержки. Надо брать ситуацию под контроль, пока она не сорвалась и не дала дёру:
  - Успокойся, у меня была куча времени, чтобы сотворить с тобой что-нибудь, будь у меня такое желание, - произнёс я как можно дружелюбнее, подняв руки и продемонстрировав пустые ладони. - Так что давай расслабимся и просто поболтаем. У тебя в голове сейчас куча вопросов, верно?
  Незнакомка сверлила меня настороженным взглядом и нерешительно кивнула.
  - Меня зовут Ларт, я наёмник. Как зовут тебя?
  Девчонка на мгновение напряглась ещё больше, словно это был очень сложный вопрос.
  - Мира, - немного нерешительно произнесла она и потрогала повязку на голове. - Это ты сделал? Что произошло?
  Я в деталях рассказал ей всё, что мог. О долине, побеге, адском каменном дожде, случайном спасении и её спутниках. При их упоминании у девушки нервно дёрнулась щека, но она молча продолжала слушать, постепенно опуская кинжал, до этого направленный в мою сторону. Когда я закончил, Мира уже не обращала на меня особого внимания, погрузившись в раздумья и разглядывая свои волосы, намотав на палец чёрные и платиновые нити.
  - Болтовня нагоняет на меня голод. Не хочешь перекусить? - предложил я, но в ответ не получил даже взгляда.
  Пожав плечами, я достал из сумки лепёшку, несколько ломтей солонины и принялся жевать. Внутри я изнывал от любопытства и желания забросать девушку вопросами, но интуиция подсказывала, что стоит дать ей собраться с мыслями. В то, что именно она вызвала катастрофу, я уже практически не верил, её поведение было типичным для шокированного человека, плохо понимающего, что происходит. Спустя какое-то время ароматы мяса и хлеба достигли ноздрей Миры и её живот предательски заурчал. Очнувшись от раздумий, она густо покраснела и нерешительно покосилась на еду. Я молча протянул ей нехитрый обед, она смущённо буркнула: "Спасибо", опустилась на траву и, воткнув кинжал в землю, впилась зубами в угощение. Некоторое время мы провели, сосредоточившись на еде.
  - Ты ведь наёмник, верно?
  Я, удивлённый внезапным вопросом, кивнул:
  - Да, я сражаюсь за деньги.
  - Я хочу тебя нанять. Сколько ты стоишь? - она повернулась и стала смотреть мне прямо в глаза. Кажется, я полностью потерял инициативу в разговоре.
  Взвешивая слова, но стараясь быть максимально честным, объяснил:
  - Сумма всегда зависит от заказа и его сложности. Так же у меня есть личные принципы. Я не охочусь за головами, если только это не серийный убийца, не участвую в мародёрстве и грабежах. Кроме того, я не работаю втёмную. Предпочитаю знать подробности о том, кто меня нанимает.
  Последней фразой я одновременно и лукавил, и был честен. О будущем хозяине мне достаточно знать минимум необходимой информации, но пора было намекнуть девушке, что я тоже жду от неё небольшой истории. Свою я рассказал, теперь ваша очередь, милая леди.
  Мира задумчиво кивнула, соглашаясь со сказанным, потом расстегнула пуговицу костюма и достала из-за пазухи маленький мешочек. Кинула его мне и спросила:
  - Прежде чем я расскажу о себе, ответь мне на последний вопрос. Если я найму тебя, на какой срок этого хватит? Я плохо разбираюсь в таких вещах.
  Я развязал мешочек и, высыпав содержимое на ладонь, потерял дар речи. Мои бедные серебряки, пропавшие в неизвестности, сейчас определённо завистливо рыдают. На руке, сверкая гранями, лежал десяток крохотных синих лизоритов, каждый из которых стоил не менее сотни серебром. По золотой монете за камень! Я испытующе посмотрел на девушку, прикидывая, действительно ли она не понимает или же это банальная проверка. Мира вопросительно склонила голову на бок. Ссыпав богатство назад в мешочек, я кинул его хозяйке.
  - Ты правда не знаешь, что носишь? Этих камней хватит на год оплаты жалованья.
  Девушка с видимым облегчением откинулась на траву и, вытянув руку, крутила мешочек между пальцами.
  - Извини. Полагаю, я была наивна, пытаясь тебя проверить таким способом. Судя по взгляду, ты догадался, что я знаю цену этим камням и цену обычного жалованья наёмника. Родители учили меня не только наукам и этикету...
  Она опечаленно прикрыла глаза, потом резко села и тут же сморщилась от вспышки головной боли.
  - Хорошо. Ты не попытался меня обмануть или обокрасть, хотя имел все возможности для этого. Более того, ты спас меня из сложной ситуации и я крайне признательна за это. Теперь я тебе доверяю настолько, насколько возможно в таком положении. Для начала, позволь ещё раз представиться. Я не Мира. Меня зовут Изар Эленора Ирв и... - замялась она, словно подбирая слова. - Полагаю, с сегодняшнего дня я главный претендент на престол.
  
  * * *
  
  - Два дня назад отец поручил мне нанести неофициальный визит вежливости графу Сеару. Иначе говоря, тайно передать ему что-то, что нельзя поручить гонцам или шпионской службе. Для несведущих всё выглядело так, словно я собралась на охоту в дальних владениях и, захворав в пути, попросила графа оказать гостеприимство. Я передала пакет и, придерживаясь легенды, согласилась погостить у графа пару дней. За это время он должен был подготовить ответное послание. Однако, вчера ночью в имение графа прискакал гонец с депешей, в которой отец предписывал в срочном порядке вернуться во дворец. Но у меня зародились подозрения. Во первых, изначально отец просил меня остаться у графа столько, сколько понадобится для получения ответа. Я должна была привезти нечто важное и нужное отцу, он особо подчеркнул это. Во вторых, для экстренных депеш такого рода отец посылал только некоторых гонцов, их в семье знали наперечёт и конкретно этот - был не из их числа. И последним зерном сомнений стал сам текст. Хотя он и был написан, определённо, почерком отца, выражения были не характерны для него. Не показывая вида, я приказала слугам готовить спешный отъезд, а сама устроила быстрый тайный совет с Алкесом, моим начальником охраны, и графом Сеаром. Граф согласился, что ситуация слишком подозрительна и пообещал, что в крайнем случае, он привезёт ответ лично, несмотря на грозящие ему сложности, а мне нужно разобраться в произошедшем. Подумав над вариантами, мы решили отправить вперёд обычный кортеж, посадив в мою карету одну из служанок, переодев её в один из моих нарядов и опустив шторы. Никто не посмел бы проверить императорскую карету. Одного из своих проверенных людей Алкес отправил вместе с кортежем. Он должен был узнать ситуацию во дворце и, после, встретиться с нами в условленном месте и описать ситуацию. Я же, Алкес и трое его людей, благодаря графу, покинули имение через несколько часов с помощью тайного хода, где нам передали лошадей и припасы. Заезжать в город мы решили не через западные врата, как кортеж, а через южные, чтобы ещё больше отпустить кортеж вперёд и дать нашему человеку больше времени на выяснение ситуации. Эта задержка нас и спасла...
  Я замялась, перед глазами снова стояла безумная сцена. Но парень пытливо смотрел на меня и я продолжила:
  - Мы как раз выехали на опушку леса, когда увидели, что на город падает фиолетовая сфера. Она падала очень быстро, аккурат в центр Виены, и как только коснулась поверхности, по городу заметались беззвучные молнии, образовывая над ним купол. Воздух потяжелел, начал давить на грудь, а после этого Виена просто начала подниматься вверх. Строения, мостовые, городская стена - всё начало разваливаться на куски, перемешиваясь и заполняя сферу из молний. А потом... ты знаешь.
  Ларт кивнул, задумчиво пережёвывая последний кусок лепёшки. Мне же доедать свою порцию уже не хотелось. Хотелось лишь скорбеть и искать виновных в том, что произошло с моей семьёй и моим народом. Наказать ублюдков и не дать развалиться стране. И я посмотрела в глаза Ларта:
  - Мне не нужен головорез, мне не нужен убийца. В данную минуту мне больше некому довериться, кроме тебя. Мне нужен честный человек, который будет сопровождать меня и защищать, пока я не доберусь до союзников. А потом я найду виновных и накажу их за смерть сотен тысяч моих подданных, моей семьи и покушение на мою собственную жизнь. Не прошу тебя быть палачом, если возникнет нужда, я всё сделаю сама. В данный момент, как ты понимаешь, у меня с собой нет бумаги и печатей, но... Наёмник Ларт, я предлагаю тебе контракт императорского охранителя. Хотя это, - кинула я ему недавний мешочек. - Придётся пустить на дорожные нужды, ты получишь щедрую награду сразу как я доберусь до верных людей. Большую, чем стоят эти лизориты. Согласен ли ты?
  
  * * *
  
  Глаза Миры... нет, Изар, горели холодной рассудочной яростью. В девушке кипели кровь и гордость древней династии, требуя возмездия. Она не собиралась мстить, она собиралась наказывать. Что-то подсказывало мне, что банальной публичной казнью дело не обойдётся. Но она монарх, императрица этих земель, пусть пока и некоронованная, и её долг - отбить у наглецов всякое желание проливать кровь в её стране. Показать всем, что оскорбления такого уровня смываются лишь ответной кровью. Кровь за кровь. Всё справедливо. К ублюдкам, провернувшим это, у меня есть и свои счёты. В Виене было много моих друзей и добрых знакомых. Так что, в этом предложении у меня был и другой интерес помимо денег. Да и оплата воистину королевская, хотя это меня сейчас волновало в последнюю очередь. Несмотря на остатки различных сомнений, я решил, что возьмусь за этот заказ.
  - Я принимаю данный контракт, госпожа Изар, - выпрямился я и слегка поклонился, подтверждая сделку официальной формулировкой Артели. - Я обязуюсь, что буду защищать и сопровождать вас. Договор будет расторгнут лишь в случае, когда вам более не понадобятся мои услуги, либо если одна из сторон не сможет продолжать выполнять свои обязательства. С этой минуты можете считать контракт заключённым.
  С этими словами я протянул руку своей новой хозяйке. На её лице заиграло явное облегчение, полагаю, до этой секунды она серьёзно переживала за то, соглашусь ли я. Изар сжала мою ладонь, плавно встала на ноги и, не прерывая рукопожатия, неловко улыбнулась.
  - Мира. Нам ещё стоит подумать над легендой, но прошу, давай будем обходиться при личном общении без лишнего официоза. К тому же, я думаю, что принцессе Изар стоит некоторое время побыть мёртвой, чтобы не усложнять ситуацию, - тут она хитро прищурилась. - А теперь ответь мне на самый важный вопрос, который меня давно мучает. Почему ты полуголый?
  
  
  Глава третья
  Наёмник и его ученица
  
  Остаток дня мы провели на том же месте, обсуждая план дальнейших действий. В первую очередь, мы сошлись на том, что факт её чудесного спасения стоит на время скрыть. Мира не без оснований подозревала крупный заговор и хотела понаблюдать, кто начнёт свою игру за освободившийся трон. А также рассказала, кому из внешних сил было бы выгодно убрать правящую верхушку империи. Во первых, королевство Авенхарт на юге. Пограничные споры длились уже восемьдесят лет и были довольно острыми, Авенхарт крепко не любил своего соседа, вовремя пришедшего на богатые рудами земли и постоянно пытался урвать кусок. Во вторых, Святая Земля на западе. Триста лет назад Ирв крепко отдавил церковникам яйца, выставив их за порог и наложив запрет на любую религиозную деятельность внутри страны. Святой Престол, пытавшийся в тот момент отжать у императора часть власти и вытекающую из этого маржу, с тех пор точил на империю огромный зуб, официально объявив Ирв "тёмной страной еретиков, в мракобесии прозябающей". Лежащие на северо-западе несколько мелких княжеств особых претензий не имели, но находились под давлением клериков. Однако ни среди возможных предателей внутри страны, коих Мира сходу накидала с десяток персон не особо задумываясь, ни среди внешних угроз, она не знала никого, кто владел бы магией. Да и вообще ни разу в жизни не слышала о проявления магического таланта у кого-либо.
  Я поделился с ней своими соображениями по поводу Тысячелетней ведьмы и Мира крепко задумалась. Эта фигура отлично объясняла уровень силы, использованной при уничтожении города. Но с равным успехом могла выступать с любой из рассматриваемых сторон. Кроме того, мы понимали, что вести вдвоём поиски и преследование настолько могущественного существа прямо попахивает самоубийством. Подводя итог, Мира решила идти на север. Это сложный путь, но я был вынужден согласиться, что он единственно правильный. Не видя всей картины, принцесса подозревала всех и вся и резонно опасалась просить помощи пограничных гарнизонов. Кроме того, отправившись на юг или запад мы рисковали оказаться в самом центре военного конфликта, если соседние страны сделают свой ход. Восток империи был надёжно защищён горной грядой и войск на горных переходах находилось ровно столько, чтобы в случае опасности задержать врага в узких ущельях и дождаться подмоги. Оставались лишь Чёрные Егеря, которые несколько месяцев назад выдвинулись в северные земли, чтобы разобраться с местной вспышкой нечисти, атакующей рудники и поля. Кроме того, Егеря были серьёзной силой и опасными бойцами, всю свою историю подчинявшиеся лишь напрямую императору. Если они не признают в Мире императрицу и откажутся подчиняться, девушка могла смело идти и искать сук покрепче и повыше. Хотя, если я правильно понимаю её характер, она будет пробовать идти до самого конца.
  Несмотря на сложности, мы решили сначала идти в обход окрестных деревень. Мира мотивировала это тем, что на месте заговорщиков, она бы оставила там соглядатаев, чтобы точно не упустить никого нежелательного. Как наилучший вариант, я предложил двинуться лесом на восток и через несколько дней выйти на дорогу, ведущую в сторону Орвана. Там у меня были связи и проверенные люди, которые помогли бы разменять лизориты на нормальные деньги. Оттуда, закупившись едой, одеждой и оружием, можно было продвигаться на север.
  Солнце уже клонилось к горизонту, когда мы утвердили наш план, и я готовился развести костёр, строгая щепу для розжига переданным мне во временное пользование кинжалом. Мира отдавала его с явной неохотой и я пообещал вернуть его сразу же как куплю себе новое оружие. По некоторому размышлению, мы разделили лизориты пополам, на случай непредвиденного разделения.
  Немного повозившись с огнивом, я развёл огонь и, подкинув веток, обратил внимание, что Мира стоит возле ручья, над чем-то задумавшись. Вдруг она обернулась ко мне, посмотрела странным взглядом и, вновь отвернувшись, начала решительно скидывать с себя охотничий костюм. Ой-ой-ой! Я, конечно, далеко не ханжа, но пока как-то не готов, что передо мной будет обнажаться особа голубых кровей. Однако на девушке оказалось нижнее бельё и я мысленно сплюнул. Фантазёр хренов...
  Тем временем, Мира бросила одежду возле себя и принялась её стирать. Всё правильно, главный инстинкт девушки - быть чистой в любой ситуации. И где только стирать научилась, принцесса ведь. Закончив со стиркой, она подошла к костру и, краснея от смущения, стала развешивать мокрую одежду на ближайших к огню ветвях, то и дело косясь на меня. Я сделал вид, что происходящее мне совершенно не интересно, и сосредоточенно обстругивал длинную палку, делая примитивное копьё. Нам предстоит долгий путь, со временем она привыкнет к неудобствам походной жизни. Убедившись, что я интересуюсь только палкой, она вновь пошла к ручью и начала мыться сама. По вечерней поре вода стала ещё холоднее и уже скоро Мира вернулась к костру, обняв себя и стуча зубами. Я отложил палку в сторону и вытащил из мешка один из плащей, кинув его ей. Она спешно накинула его на плечи, присела возле костра, укутавшись плащом на манер палатки и, глядя в огонь, буркнула:
  - Подсматривал?
  - Ровно настолько, насколько было нужно для того, чтобы обеспечивать твою безопасность, - пожал я плечами. - Да и чего ты смущаешься, ты ведь не раздевалась до гола. Не хочу показаться грубым, но тебе придётся привыкать. Я должен тебя охранять, а это значит, что не могу надолго выпускать тебя из вида. А путь нам предстоит долгий и удобства будут далеко не всегда.
  - Извини. В голову всякая ерунда лезет. С трудом держусь, чтобы не сорваться и не зареветь.
  - Реви, если нужно. Потери нужно оплакивать, если это поможет двигаться дальше и снимет груз с сердца, - выдал я многомудрый житейский совет. - К тому же, у меня нет привычки болтать. Так что эти слезы останутся лишь между нашей троицей.
  - Троицей? - Мира непонимающе склонила голову.
  - Ну да. Ты, я и костёр, - девушка слегка прыснула и улыбнулась на мою корявую шутку. - Ну так что, ты голодна?
  Она кивнула и я начал готовить нехитрый суп, достав из сумки маленький и помятый походный котелок.
  Пока вода с солониной разогревались на огне, я собрал немного подходящих трав, чтобы сделать бульон менее пресным. Мира, воспользовавшись этим моментом, уткнулась головой в колени и закрылась руками. Какое-то время я провёл наедине с побулькиванием супа и редкими тихими всхлипами. Начинало темнеть и в кронах заухали первые совы.
  Внезапно девушка выпрямилась и, утерев слёзы, спросила как ни в чём ни бывало:
  - Скажи, наёмники заводят учеников?
  - Случается, - кивнул я. - Сироты, найдёныши, сбежавшие из дома. Я и сам прибился к одному бродячему мастеру Артели, когда мне было двенадцать. Это неплохая маскировка, если я правильно уловил ход твоих мыслей. Возраст у тебя, пожалуй, повыше будет, чем обычно у приблудного ученика, да только чего на свете не случается.
  - Отлично. А если ты и правда меня поучишь в дороге своему ремеслу, то будет просто превосходно.
  Наш разговор прервал птичий крик и хлопанье крыльев. Негодующе голося, пернатые улетали куда глаза глядят. Что-то массивное продвигалось в нашу сторону, ломая ветки и кустарники. Я напрягся от неприятного предчувствия и кинул Мире самодельное оружие.
  - Что же, вот и первый урок, хватай копьё и держись спиной к дереву, из света костра не выходи.
  Девушка не стала задавать лишних вопросов, вскочила на ноги и метнулась к ближайшему стволу. Плащ соскользнул с плеч и остался лежать возле костра. Зрелище было дикое, но завораживающее. Отсветы костра плясали на обнажённой коже, мерцали бликами разметавшиеся антрацитовые волосы, а взгляд остро и хищно метался по сторонам. Жаль, что любоваться нет времени. Я прижался к дереву на своей стороне и замер, выжидая.
  Из темноты раздался глухой, тягучий, утробный клёкот, больше напоминающий перемалываемые друг о друга камни. Неизвестное существо медленно продвигалось, не пытаясь скрыть присутствие, словно заявляя свои права на территорию. Так получилось, что большую часть времени я сражался только против людей и почти не сталкивался с монстрами, так что я не знал ни одной твари, способной издавать такие звуки. Среди обычных хищников таких точно не было. Егеря ведь давным давно вычистили эти леса, разве нет? Перехватив кинжал поудобнее, я вглядывался во тьму.
  На пределе видимости, даваемой костром, показалась корявая фигура, медленно шагающая на мощных коренастых ногах. Узловатые руки слепо шарили по сторонам, перебирая длинными пальцами. Белесые глаза слабо отсвечивали, лысая кожа висела многочисленными складками, а голова торчала сразу из крупных покатых плеч. Под моей ногой предательски хрустнула какая-то ветка и тварь, открыв пасть и вновь издав свой жуткий клёкот, уставилась на меня пустыми бельмами. Момент, когда она оттолкнулась, я не смог увидеть. Тяжёлый снаряд, мерзко воняющий сыростью и гноем, сбил меня с ног и, перекатившись, швырнул в темноту леса, торжествующе взревев. Из чащи ему ответил хор многоголосого клёкота.
  
  * * *
  
  Первобытный страх сковал моё тело. Ватные ноги едва держали и я с большим трудом удерживалась от падения, уперев копьё в землю как опору. До сих пор я видела пещерника лишь на рисунках в старых книгах, описывающих жуткий и жестокий бестиарий Эрта. Слепые твари, охотящиеся при помощи слуха и огромной мышечной силы, обитали в глубоких подземельях и пещерах. Никто толком не знал как они выживают в темноте туннелей и где добывают пропитание, однако на поверхность пещерники выходили редко. Что заставило их покинуть родные места и откуда они вышли? Здесь не должно быть пещер!
  Меня трясло, инстинкты били в набат и призывали бежать. Прости, наёмник, я не смогу тебе помочь. Твоя хозяйка слаба и труслива...
  Я влепила себе пощёчину.
  И как ты собралась идти на север одна, если у тебя уже сейчас колени трясутся, дура? Даже если сбегу и выберусь сейчас, сдохну на первом же перекрёстке, не зная местности и не имея навыков выживания. Кроме того, я ощущала за собой долг перед Лартом. Без него я могла просто задохнуться, оставшись лежать под телами. Сейчас это был единственный человек на сотни километров вокруг, которому я могла доверять. Я не могла бросить его вот так. В конце концов. Это. Мой! Наёмник!
  Практически выкрикнув вслух свою последнюю мысль, я взвела себя и, перебарывая страх, заставила ватное тело двигаться. Быстро натягивая сапоги, я перебирала в памяти всё, что помнила о пещерниках. Шансы были, хоть и призрачные. Они сейчас вне своей привычной среды обитания, органы чувств, на которые они полагаются, сейчас перегружены обилием звуков, запахов и открытым пространством внешнего мира. Если получится их запутать... Я выхватила из костра самую здоровую ветку и, перехватив копьё поудобнее, бросилась в клекочущую тьму.
  
  * * *
  
  Мой внезапный полёт прервало дерево, выбив из лёгких весь воздух. Из глаз посыпались искры, а в спине что-то хрустнуло. Да с какой же силой меня швырнула эта херовина?! Парализованный жёстким ударом и беспомощно хватая ртом воздух, я сползал вниз по стволу, а тварь, воспользовавшись моментом, с разгона влепилась головой мне в живот. В глазах поплыло, обжигающая боль разлилась по всему телу и изо рта хлынула горячая жижа. Мне оставалось лишь надеяться, что это рвота, а не кровь от внутренних повреждений. Меня вновь схватили и швырнули дальше. Врезавшись плечом в землю, я перекатился несколько раз и впечатался в очередной ствол.
  - Гадство... - прохрипел я и сплюнул кровью, наконец ощутив её железный привкус. - С людьми драться в разы проще...
  Глумливо громыхая глотками, меня окружили четыре твари. Я лишь каким-то чудом не обронил кинжал, но воспользоваться им уже не мог, валяясь на земле беспомощным кулем. Да и не уверен был, что мне позволят такую роскошь.
  За спинами уродцев раздался какой-то шум и в голову одной из тварей прилетела горящая ветка. Пылающий снаряд зацепился за складки кожи, огонь весело затрещал и в ноздри шибанул запах палёной кожи. Тварь пронзительно взвизгнула от боли и волчком закрутилась на месте, пытаясь дотянуться руками до неожиданного подарка. Другие растерянно заозирались, не понимая, что происходит, и я услышал голос Миры:
  - Не шевелись! Не дыши! Не иди за мной! Это приказ, наёмник!
  Дьявол, легко сказать! У меня тут кровь изо рта хлещет вообще-то! Но, несмотря на внутреннее ворчание, я приложил все силы, чтобы стать ветошью.
  Где-то в стороне кричала Мира, стуча копьём по деревьям и отманивая моих новых друзей. Что же ты делаешь, дура. Но, хотя я должен был беситься от того, что глупая принцесса не воспользовалась шансом для побега, пока меня швыряли по лесу, в глубине души я наконец-то полностью доверился новой хозяйке. И вообще, Ларт, какого хрена, тебя только наняли, а ты уже так лажаешь!
  Крики Миры и топот здоровяков удалялись всё дальше. Я решился вздохнуть и сплюнул скопившуюся во рту кровь, после чего с огромным трудом поднялся на ноги, что вызвало новую порцию крови. Голова жутко кружилась, спина отказывалась гнуться и, попытавшись сделать шаг, я снова упал. Чёрт! Я должен встать и помочь ей.
  Заскрипев зубами от ярости, попытался вновь подняться и услышал шум, раздающийся со стороны нашего лагеря. Дьяволова отрыжка, ещё одна тварь? Но тот, кто показался из кустарников, превзошёл все мои ожидания, подойдя ко мне и весело заржав. Лошадь?!
  
  * * *
  
  Больше всего на свете я сейчас была рада тому, что в детстве листала бестиарии в дворцовой библиотеке. У пещерников были слабости. Несмотря на впечатляющую силу, на поверхности они быстро уставали. Обитая в глубинах, пещерники больше зависели не от воздуха с поверхности, а от подземных газов. И сейчас, прокачивая лёгкими не привычные газы, а чистый воздух, твари постепенно слабели и теряли ориентацию в пространстве. Кроме того, они атаковали только когда были уверены, что достанут жертву. На открытой местности звуки, запахи и потоки воздуха распространяются по другому, так что, пока я держусь достаточно далеко, они не нападут, но будут идти вслед за звуком. План был прост как то копьё, что сделал Ларт. Увести их как можно дальше, пока они не выбьются из сил и, обойдя пещерников стороной, вернуться назад. Но если я упаду или натолкнусь ещё на какую-нибудь дрянь, мне конец.
  Ветви нещадно хлестали и царапали тело, цепляясь за повязки и бельё. У меня не было роскоши останавливаться и аккуратно отцеплять нежную ткань, так что вскоре из одежды остались лишь сапоги. Моё лицо пылало от стыда, если я выживу, об этом никто не должен узнать. Никто! Но ещё большее беспокойство вызывало то, что я начинала уставать, грудь тяжело вздымалась, с хрипом наполняясь воздухом. За шумом своей одышки я уже перестала различать где мой хрип, а где хрип шедших позади тварей. Сколько я уже бегу по Великому лесу? От стресса и вновь накатывающего страха я перестала воспринимать время и просто бежала вперёд. Первоначальный кураж спал, усталость накатывала тяжёлыми волнами. Наконец ноги подвели меня и я рухнула лицом в траву. Всё. Конец. Кровь барабанила в ушах. Измотанная, я захлёбывалась кашлем от перенапряжения и пыталась отдышаться, ожидая, что сейчас меня жестоко добьют. Но вместо этого позади раздавался странный шум, яростный рёв тварей и... ржание? Я заставила себя перекатиться на спину и, приподняв голову, увидела силуэт всадника, кружившего вокруг пещерников и, поджидая удобные моменты, рубившего их мечом. Клинок тускло блестел в редких лучах лунного света, чудом пробившихся сквозь густые кроны, и время от времени вскрывал головы и тела тварей с мерзким хлюпаньем. Шея быстро устала, голова вновь упала на траву. Вскоре звуки боя затихли и тихий звук копыт стал приближаться. Я осознала, что лежу абсолютно нагая, и попыталась сесть, чтобы хоть как-то прикрыться. Поднимаясь с травы я увидела, что всадником был Ларт. Что?! Где он достал меч и коня?! От шока я даже забыла, что хотела сделать. Наконец он подъехал достаточно близко и я разглядела, что парень был весь в крови. Тяжело хрипя, он скользнул мутным взглядом по моей фигуре.
  - Лучшее, что я видел в жизни...
  Меч выскользнул из его пальцев и Ларт, завалившись на бок, без чувств рухнул на землю.
  
  * * *
  
  Когда я открыл глаза, солнце уже светило вовсю, пробиваясь сквозь густую листву крон. Внутренности по прежнему адски болели, но я, к моему огромному удивлению, был жив и даже лежал возле потухшего костра, а голова покоилась на вещмешке. Повернув голову, я увидел Миру, спящую возле меня, привалившись к дереву. Девушка ужасно выглядела, волосы спутаны и всклокочены, а лицо, шея и руки сплошь покрыты глубокими царапинами, большая часть которых явно была скрыта под тканью охотничьего костюма. Моя ошибка. Из-за моей слабости она получила все эти раны. И кто тут кому должен платить в такой ситуации? Позор. Если бы не внезапное появление моей лошади... Кстати говоря, как она вообще выжила и нашла меня, скажите на милость?! Я покрутил головой и увидел её недалеко от лагеря, мирно щипавшей травку. Словно почувствовав взгляд, лошадь обернулась, некоторое время смотрела на меня, потом фыркнула и продолжила уничтожать зелень. Странное животное, теперь я был убеждён в этом до глубины души. Эй, теперь я буду звать тебя Лошадь. Самое подходящее имя для такой странности. С той стороны раздалось подозрительное тихое ржание.
  И тут в моей памяти всплыла сцена, которую я не должен был увидеть. По всему телу выступил холодный пот и я обречённо закрыл глаза. Когда она проснётся - мне конец. Но это зрелище того стоило.
  
  
  
  Глава четвёртая
  Орван
  
  27 августа 435 года.
  
  Двинуться в путь мы смогли лишь через день. Пещерники сильно потрепали Ларта и сутки он провалялся пластом, отказавшись даже от воды. Наёмник выглядел мрачным и молчал большую часть времени, что понемногу выводило меня из себя. К вечеру я взорвалась и потребовала объяснений.
  Как оказалось, парень корил себя за то, что в первый же день подверг меня опасности и лишь чудо в виде его неожиданно вернувшейся Лошади смогло исправить ситуацию. Почти весь его опыт касался лишь войн с людьми, так как он очень редко оказывался в местах, где ещё не уничтожили нечисть. Поняв его тревогу, я рассказала, что пещерники почти не встречаются на поверхности, даже среди специалистов по монстрам их знают не все. В Великом лесу твари оказались, как я подозревала, из-за разрушения Виены. Глубоко под городом лежали давным-давно запечатанные катакомбы и, когда город взмыл в воздух, в них хлынула вода, выгоняя тварей на поверхность. То, что они вышли именно на нас, не более, чем печальная случайность. Я ни в чём не винила Ларта, но, кажется, так и не смогла заставить его прекратить заниматься самобичеванием.
  Меня же беспокоило совсем другое. Когда Ларт рассказывал о своём воссоединении с Лошадью (кстати, что это за кличка такая, Лошадь?), он заявил, что после убийства последнего монстра ничего не помнит. Но у меня сложилось впечатление, что парень пытается просто замолчать неловкий для меня момент. И я не знала, что делать. Настоять на том, чтобы он признался? А если он и правда ничего не помнит? Я же буду выглядеть полной дурой! А если видел? Да это же ещё хуже, я просто сгорю от стыда! Что он мог подумать после такого позорного зрелища? Быть может, он теперь презирает меня, после того как я голая и беспомощная чуть не погибла в лапах тварей? Или, наоборот, вовсю предаётся пошлым фантазиям? Ааааа!!! Дура! Дура! Дура! О каких же глупостях я думаю.
  На следующее утро я уже немного успокоилась, да и Ларт оживился, перестав доводить меня отстранённостью. Переоделся в запасную одежду, которую достал из поклажи и, вытащив из сумки иголку с ниткой, предложил залатать мой костюм. Уже скоро самые крупные прорехи исчезли и я стала выглядеть немного приличнее. После обеда, когда мы готовились отправиться в путь, он внезапно извинился за своё поведение и попросил меня в пути рассказать ему всё, что я знаю о монстрах Эрта. Я с радостью согласилась.
  Следующие несколько дней мы неспешно двигались в сторону Орвана. Я рассказывала всё, что знала о нечисти, Ларт же наставлял меня как правильно общаться с людьми, чтобы не выдать своего происхождения, а также учил охоте и азам приготовления дичи. Ни разу с тех пор нас не тревожили монстры, лишь однажды, ночью, где-то далеко тоскливо провыли волки, да изредка встречались в пути пугливые лисы.
  Поначалу Ларт ехал на Лошади, восстанавливаясь от полученных травм. От предложения ехать верхом вместе с ним я вежливо отказалась, сославшись на то, что хочу стать выносливее и научиться переносить непривычные нагрузки. Хотя желание было настоящим, истинная причина заключалась в том, что я стеснялась целыми днями прижиматься к чужому телу. Отец и мать поддерживали во дворце кристальную чистоту нравов, не допуская разгула вольности, присущей некоторым другим странам, и меня тоже воспитывали соответствующе. Как итог, каждый вечер, когда мы заканчивали с ужином, я бревном падала на землю и немедленно засыпала от усталости.
  На пятый день пути лес уступил место полям. Страда сбора урожая уже прошла и мы шли по пустой земле, изредка встречая стоги сена и крестьян, готовящих почву под озимые. На тракт мы смогли выйти уже через несколько часов и зашагали в сторону Орвана, который уже был виден на горизонте. То и дело нас обгоняли телеги, гружёные сеном, луком и картошкой. Сновали в обе стороны вооружённые солдаты в доспехах, но на нас никто внимания не обращал. Поначалу я сильно беспокоилась, но Ларт был прав, когда заявил, что мне не нужно менять внешность. В лицо, за пределами дворца, меня знала лишь крохотная горстка людей. Так как я не была действующим монархом, нигде не висели мои портреты и всё, что нам нужно было делать, это избегать встречи с влиятельными аристократами, которые могли время от времени посещать дворец. Кроме того, моя внешность несколько изменилась в течение последних дней. И главный довод - я была мертва. Точнее, мертва была принцесса Изар, гордость и надежда все империи, а я просто Мира, ученица наёмника Ларта, по какой-то случайности отдалённо похожая на покинувшую нас принцессу. Вы не первый, кто делает мне, простой девушке, такой волнующий комплимент, почтенный маркиз... Тяжёлый раскат грома прервал мой воображаемый диалог.
  Мрачные тучи стремительно шли с востока и мы ускорились. До Орвана оставалось уже недалеко.
  
  * * *
  
  Проклятущий ливень всё же успел начаться до того, как мы подошли к городским воротам. Тугие струи воды хлестали по плащам, спешно вынутым из сумок, и стекали на землю обильными потоками. Лошадь, вышагивающая по грязи рядом с нами, недовольно фыркала и постоянно трясла гривой, то и дело косясь на нас. Тракт стремительно полнился лужами и мы с трудом уворачивались от грязных брызг, щедро раскидываемых колёсами телег. Наконец, мы добрались до массивной арки городских ворот, через которую раздражённые стражники спешно пропускали очередь из крестьян, торговцев и случайных путников. Выжидать пришлось почти четверть часа, плащи за это время перестали справляться с щедрым ливнем и набухли от воды, пропуская холодную влагу внутрь. Когда перед нами показался долгожданный стражник, я уже изнывал от желания как можно быстрее оказаться возле камина и навернуть чего-нибудь горячего. Каково было Мире я не брался представить, непривычная к такой погоде, она явно мёрзла и начинала нехорошо хлюпать носом. В отличие от меня, у неё под плащом был лишь костюм из обычной ткани, а не кожаная походная куртка, вернувшаяся ко мне вместе с Лошадью, так что девушка почти наверняка была насквозь мокрая.
  - Кто такие?! - проорал охрипший стражник, перекрикивая раскаты грома и шум льющейся с небес воды.
  - Наёмник Ларт из Артели Меча и моя ученица, Мира! - проорал я в ответ и откинул полу плаща, чтобы достать из внутреннего кармана куртки подорожную.
  - Чёрт с документами, проходите!
  Я кивнул и облегчённо вздохнул про себя. Подорожная была только на меня, Мира же не имела документов и в обычной ситуации мы рисковали надолго застрять на посту, улаживая формальности и оплачивая пошлину. Я вообще не уверен, что персона такого ранга когда либо озадачивала себя такой мелочью как ношение подорожной. Хотя было бы забавно увидеть лицо стражника, когда грязная вымокшая девчонка вдруг протянет ему бумаги на имя первой принцессы империи Ирв и прочая, и прочая, и прочая. С этими мыслями я шагал в сторону, где находился весьма приличный и, главное, относительно недорогой постоялый двор.
  Благодаря ливню, на улицах было очень мало народу и уже через пять минут мы оказались на небольшой площади. Каменный памятник одному из предыдущих императоров сейчас превратился во временное подобие фонтана, окутавшись потоками воды. Я высмотрел сквозь пелену дождя нужную мне вывеску и направился туда. "Жареный гусь" был скромным, но уважаемым заведением с трактиром на первом этаже, пользовавшимся спросом среди горожан средней руки, мелких купцов и прочего приличного, но не очень состоятельного люда. У входа, сидя под широким навесом, курил трубку крепкий молодчик, уже знакомый мне по прошлым визитам в это заведение. Он философски оглядел наши приближающиеся фигуры и встал со стула, вытащив мундштук изо рта.
  - Прошу вашего скакуна, уважаемые. Желаете заночевать? - дождавшись нашего кивка, продолжил. - Имеются свободные комнаты как на одного, так и на двух человек, в том числе одна комната с двуспальной кроватью. Как зайдёте, прошу оставить ваши плащи на вешалке подле камина. За ними присмотрят, можете не беспокоиться.
  Вежливо указав на дверь рукой, держащей трубку, а другой взяв поводья Лошади, он повернулся и повёл скакуна в конюшню, а я открыл тяжёлую дубовую дверь и, пропустив вперёд Миру, вошёл в таверну.
  Густая волна запахов табака и жареного мяса тут же окутала нас. Жарко натопленный зал гудел от разговоров посетителей, прячущихся от дождя, и азартных возгласов кучки ремесленников, сдвинувших массивные столы и азартно резавшихся в кости. Я поискал глазами камин, оказавшийся в правой части зала, и мы спешно отправились к нему. На каминной стене висела голова крупного зверя. Клиновидная морда была покрыта короткой бурой шерстью, жёсткой на вид, а из пасти торчали длинные мощные клыки, огибающие тупой нос. Когда-то давно, когда я пытался узнать, что это за зверь, смог получить от наставника лишь туманное объяснение, что это виер, загадочный родственник домашних свинок, теперь уже ставший реликтом прошлой эпохи, почти перестав встречаться. С обеих сторон от камина торчали длинные ряды крюков, часть из которых уже была занята сушащейся одеждой. Неподалёку сидел ещё один молодчик, почти точная копия первого, только с длинными усами. Он дремал вполглаза, лениво присматривая за залом и одеждой. Увидев нас он внимательно пробежался по нашей внешности, проследил, куда мы повесили свои плащи, и вновь задремал.
  Мира дрожала, то и дело шмыгая носом, и я оставил её греться у камина, а сам отправился к пожилой трактирщице, деловито протирающей стаканы. Даже те, кто попадал на этот постоялый двор впервые, сразу понимали, в кого пошли два здоровяка-брата.
  - Добрый вечер, хозяйка. Комнату на двоих, кровати раздельно. Горячего вина, супа, жареного мяса, зелёного лука, сыра и хлеба. Несколько полотенец в комнату и, - обернулся я на Миру, - есть ли сухая одежда на девушку?
  Сухая высокая дама, стоящая за стойкой, цепко оглядела фигуру Миры и кивнула.
  - Найдём. Один серебряк за всё. Одежду и полотенца сейчас принесут в комнату. Пятый номер на первом этаже ваш, - на стойку опустился ключ с деревянной номерной биркой, а хозяйка заговорщицки наклонилась ко мне. - Мы обычно не пускаем постояльцев в наше семейное крыло, но вашей спутнице горячая баня сейчас нужна как воздух. Она как раз растапливается, но будет готова не раньше, чем через час. Еду подавать сразу или после бани?
  - Сразу. И спасибо.
  Трактирщица кивнула и ушла отдавать указания. Я вернулся к Мире и повёл её в комнату, чтобы она переоделась в сухое.
  - В жизни так не мёрзла, - буркнула девушка.
  - Всё однажды бывает в первый раз. Нам ещё повезло, что сегодня ночевать приходится не в поле, а хозяйка сжалилась и пустит тебя помыться в свою баню.
  На лице принцессы заиграло явное предвкушение долгожданной горячей воды и отдыха.
  Комната встретила нас полумраком дождливого вечера. За небольшим окном по прежнему хлестала вода, мутными потоками стекая по стёклам. Прямо под окном находился небольшой стол в окружении пары стульев, на столе красовался пустой подсвечник. Возле стен стояла пара добротно сработанных деревянных кроватей, заправленных шерстяными одеялами. Зная репутацию заведения, я не сомневался, что клопов или вшей там не будет. В коридоре раздались шаги и, выглянув, я увидел служанку, державшую охапку полотенец и какую-то одежду. Приняв важный груз и передав его Мире я, взяв себе одно полотенце, вышел из комнаты, принявшись вытирать мокрую голову. Какое-то время из-за двери доносилось только шуршание ткани и я коротал время, наблюдая как выставляют на стол наш будущий ужин.
  Скрипнули петли и Мира вышла в коридор, одетая в длинное домотканое платье без рукавов. Кажется, я видел на служанке что-то похожее. Тёмно-серую, почти чёрную, ткань платья перехватывал на талии белый плоский пояс, шириной с ладонь, длинные концы которого свободно ниспадали по левому бедру. Под платье была поддета, опять же, белая свободная рубашка с укороченными рукавами и манжетами в виде колокольчика. Россыпь наспех расчёсанных чёрно-серебристых волос, блестевших влагой, подчёркивали наряд. Я и не предполагал, что случайно подобранная одежда даст такой эффект. Мира в платье значительно отличалась от Миры в костюме и это сбивало с толку.
  - Довольно удобная одежда, хоть и непривычная, - произнесла она с непонятным выражением на лице. - Вот только великовата в некоторых местах. Я не слишком странно выгляжу?
  И как прикажете понимать этот вопрос? Быть может, в иное время и ином месте я бы ответил менее сдержанно, но сейчас мне хотелось избегать неловких ситуаций. Я сделал неловкую попытку отшутиться.
  - Как самая обычная красивая девушка, - усмехнулся я. - То, что нужно в твоём положении.
  Мира ещё некоторое время сверлила меня взглядом, потом тихо устало вздохнула и, одёрнув платье, вопросительно махнула рукой в сторону зала.
  - Итак, где наша еда?
  Я провёл девушку к нашему столу и начался маленький праздник живота.
  Первым делом я влил в принцессу добрую кружку глювайна. Горячее крепкое вино с пряностями отлично помогало от начинающейся простуды, основательно прогревая остывшее тело. Опробовав незнакомый ранее напиток, Мира долго прислушивалась к внутренним ощущениям, пока волна жара из желудка не сделала своё дело. После этого мы принялись за еду. Горячий куриный суп с картошкой, сочный зелёный лук и всё прочее, стоявшее на столе, стремительно уменьшалось. Наконец, мы расслабленно откинулись на своих лавках, потягивая вино и наслаждаясь теплом камина.
  - Я всего один раз в жизни была в похожем заведении, - сказала Мира, глядя на пылающий камин. - Мы с матерью ехали навестить каких-то дальних родственников, живших в довольно отдалённом имении. Мне тогда было лет семь. Начался ливень, похожий на этот, дорогу стало размывать и кортеж свернул в небольшую деревню, пока экипаж не увяз в грязи. Дождь пережидали в местном трактире, маленьком и тесном, но я запомнила это место на всю жизнь. Для меня там всё было в новинку. Грубые деревянные лавки без спинок, запах табака, треск жира на сковородках, вязанки сушёных приправ на стене. До сих пор мне кажется, что простые сельские блюда, что я пробовала в том трактире, были вкуснее дворцовой кухни.
  Мира сделала очередной глоток и, закрыв глаза, задумчиво покатала вино во рту.
  - Впервые пробую такое вино. Кажется, оно крепче тех вин, что я пила до этого. Отец во время празднеств, входя во вкус, несколько раз пытался напоить меня чем-нибудь покрепче, пока мама не отбила ему всю охоту к таким забавам.
  - Она была строгой матерью? - спросил я.
  - Не сказала бы... Она была, как бы поточнее описать, справедливой? Да, пожалуй, что так. Никогда не баловала сверх меры, но и строгостью не отличалась. А вот папа у неё по струнке ходил. Пару раз даже останавливала его от опрометчивых решений в... делах вне семьи.
  Я оценил как изящно она прозвала государственные проблемы.
  - Сильная женщина... Насколько я знаю, твой отец был далеко не голубиного нрава.
  Мира кивнула и отхлебнула ещё немного. Какое-то время мы провели в собственных мыслях.
  - Итак, Ларт... Какие у нас планы на завтра?
  Я задумчиво болтал кружку с вином, прикидывая варианты.
  - Спим до упора. Потом идём в Артель Меча, мне нужно встретиться кое с кем, заодно зарегистрируем тебя и выправим нужные бумаги. Если повезёт, узнаем какую-нибудь полезную информацию. После пройдёмся по городу, заглянем в оружейную лавку и к доспешнику. Нужно подобрать тебе что-нибудь подходящее. Да и коня для тебя прикупить бы не помешало.
  - Как ты думаешь... Хотя нет. Не здесь, - она решительно осушила содержимое кружки, звонко припечатала её к столу и заявила. - Я мыться. Куда идти?
  - Хозяйка подскажет, - махнул я рукой в направлении стойки. - Будешь сидеть слишком долго, пойду вытаскивать тебя с боем.
  Мира хихикнула и отправилась к стойке. Кажется, её слегка покачивало. Или мне показалось? Благостно отмахнувшись от неясного беспокойства, я задумался над будущим. В тот день, когда мы обсуждали план действий, я не стал указывать принцессе на несколько огромных проблем, которые возникали перед нами. В тот момент это могло сломить её волю, а нам, так или иначе, нужно было выходить к Орвану. Тогда я решил, что серьёзно объясню перспективы, когда мы будем уже в городе и получим свежую информацию о происходящем. Действительно важные новости можно будет узнать лишь завтра, но уже сейчас я мог сделать некоторые выводы.
  Когда мы входили в город, по тракту, помимо обычных торговцев да крестьян, сновало слишком много военных. Видимо, за эти семь дней, новости успели распространиться в достаточной мере, чтобы зашевелились различные начальники и наместники всех мастей. Страна кипела, это было очевидно, но, скорее всего, до рядовых солдат и обычных горожан новости ещё не донесли, прикрывая сумятицу какими-нибудь учениями. Значит, до войны пока дело не дошло, да и возможные предатели внутри империи ещё опасаются делать громкие шаги. Впрочем, тут я спешу с выводами. Завтра картина станет яснее. Несмотря на всю мою симпатию к принцессе, оказавшейся в сложном положении, я не думал, что она сможет уберечь страну от раздрая. Путь на север займёт около месяца в седле, щадящим темпом. У нас нет возможности загонять лошадей и менять их на свежих на каждой почтовой станции. Плюс в пути возможна куча проблем, которые плохо сказываются на скорости передвижения. А это значит, что за месяц, который мы проведём в пути, неизвестные силы сделают свой ход и начнут передел территории или борьбу за трон. Или всё сразу. А потом... Пусть мы доберёмся до Егерей, пусть она сможет доказать свою личность... Армия двигается медленно. В сезон осенних дождей она двигается ещё медленнее. Обозы стрянут в грязи, людей мучают ночные холода и болезни. Боюсь, к тому времени как Егеря смогут выйти на позиции и закрепиться, страна уже утонет в крови и спасать будет нечего. Мне невольно представилась Мира в окружении солдат и генералов, тем самым пустым взглядом смотрящая на разложенную тактическую карту, на которой уже не за что бороться.
  Я махом проглотил остатки несчастного вина. К дьяволу такие расклады! Даже если мы дойдём до Егерей, это ничего не даст. Нужен иной план. С меньшими сроками, с большими шансами на успех. Да только я пока не вижу такого, чёрт возьми! Стоп, хватит пороть горячку. Нужно отдохнуть, дождаться завтра и разузнать в Артели столько, сколько получится. И потом уже ломать голову. Я взял себя в руки и успокоился, но воображаемый образ сломленной Миры упрямо не желал покидать голову. Грустно посмотрев в пустую кружку, а потом на давно опустевший графин, я досадливо махнул рукой и направился в комнату. Так или иначе, банально нажираться до беспамятства вообще не было выходом, да и противоречило всем моим принципам. У меня ещё была императрица, которую нужно было защищать. А защитить кого-то лёжа мордой в пол пока ни у кого не вышло, хотя многие пытались. Я зашёл в комнату и, сев на кровать, привалился к стене, дожидаясь возвращения Миры в темноте дождливого вечера. Идти к хозяйке за свечой уже не хотелось.
  Через какое-то время, когда меня уже почти сморил мерный шум дождя за окном, дверь скрипнула и в комнату нетвёрдым шагом зашла Мира, занося с собой запахи мыла и распаренной кожи.
  - Кажется, я слишком увлеклась, - слабо пошутила она. - Мне малость нехорошо.
  Я подскочил и помог девушке, которую ощутимо качало, дойти до кровати. Это что же, ей так из-за бани вино в голову ударило?! Мира, особо не задумываясь, распустила пояс и, немного помучившись, скинула платье с плеч себе под ноги, оставшись в одной длинной рубахе. Снимать её она, видимо не планировала, так что я облегчённо выдохнул. Сегодня моя, изрядно подмоченная, репутация не пострадает ещё больше. Девушка, тем временем, залезла под одеяло и теперь плотно и уютно укутывалась в него.
  - Теперь - спать, - сонно раздалось откуда-то из одеяла.
  Я покачал головой, поднял с пола небрежно упавшие платье и пояс, аккуратно повесив на спинку кровати. А после разделся сам, нырнув под тёплую шерсть.
  - Ларт? - в темноте раздался тихий голос девушки.
  - Да?
  - Север... Мы ведь не вернёмся вовремя, верно?
  Мира озвучила мои главные опасения, заставив вспомнить, что со мной путешествует не просто девушка, а нетитулованный правитель этих земель. Видимо, всё это время, пока мы были в пути, она перебирала все варианты и возможности, пока не поняла, что наш единственный надёжный план ведёт к краху и разрухе. Я был глуп и самонадеян, раз полагал, что лишь я один представляю положение вещей.
  - Нет... Когда мы вернёмся с войсками, тут уже будет война.
  - Как я и предполагала...
  Я не решился нарушить тишину после этих, наполненных тоской, слов и спустя пару минут с соседней кровати послышалось мерное дыхание уснувшей девушки. Оставившей меня наедине с шумом воды и ворохом мыслей.
  
  
  
  Глава пятая
  Смотритель Артели
  
  28 августа 435 года.
  
  Утренние новости, громко пронёсшиеся по городу и вытащившие нас из постелей, полностью перечеркнули идею поиска помощи у Егерей. На севере свирепствовала чума. Все дороги и тропы были перекрыты, не пуская никого дальше Айверских Озёр. Чёрная смерть ежедневно убивала сотни человек, выкашивая многочисленные северные поселения. Мира, узнав об этом, молча вернулась в комнату и теперь сидела на стуле, запрокинув голову и буравя взглядом потолок. Я опёрся спиной о закрытую дверь.
  - У тебя есть запасной план?
  - Ни одного, - девушка небрежно махнула рукой. - Людей, кому я могу безоговорочно доверять, можно пересчитать по пальцам одной руки. Трое находятся на севере, четвёртый является командором южной гарнизонной крепости и по уши застрял в грызне с Авенхартом. Сорвать его или его людей с места, значит дать возможность южанам перейти наши границы и ударить в спину. А пятый сейчас стоит в этой комнате и подпирает дверь. Так что, я в полном замешательстве. Мне больше не к кому идти.
  - Эм... - я смущённо почесал голову, её заявление мне слегка польстило. - Погоди, а как же молодые аристократы? Разве у тебя нет друзей среди знати? Или доверенные лица твоего отца? Тот же граф Сеар, к примеру?
  Мира презрительно скривилась.
  - Друзей? Ха! Большая часть этих "друзей" только и жила мыслью как залезть ко мне под юбку и пригреться под боком императорской дочки. Другая часть бесхребетные соплежуи, не решающиеся вылезти дальше собственного имения. Даже если я обращусь к ним, то, не имея за плечами крепкой опоры, в лучшем случае меня сделают коронованной шлюхой, в худшем - с потрохами сдадут тем мразям, что уничтожили Виену. Ведь одним из них вполне может оказаться какой-нибудь папочка этих похотливых уродов. Наша семья держала эти земли в кулаке больше четырёхсот лет и скопила достаточно врагов.
  Я ещё ни разу не видел девушку в таком состоянии. Её ненависть к окружающим её дворянам хорошо показывала, каким гадюшником на поверку был высший свет. Скорее всего, лишь суровый авторитет императора держал это кодло в узде. Да и дочь была воспитана в лучших традициях династии.
  - Что до Сеара... - немного остыв продолжила она. - Он стар, у него мало людей и он... опасен. Даже отец вёл дела с ним крайне осторожно. Он никогда не давал повода усомниться в своей лояльности, но был постоянно окружён сомнительными слухами и имел скользкую репутацию. Опять же таки, без надёжных людей за спиной идти к нему всё равно, что лезть в берлогу к голодному медведю. Я думала о том, чтобы подождать, пока не утвердят временное правительство, вычислить кукловодов. Только этого не сделать на одних лишь догадках, не имея в руках надёжных агентов и осведомителей. Удар по Виене обрубил всё. Армия лишена большей части главнокомандующих, тайная полиция, шпионские службы, казна, архивы и ещё куча всего исчезли вместе со столицей. Страна обезглавлена, понимаешь? Всё, что у меня есть, это жалкий мешочек лизоритов.
  - Иначе говоря, это тупик, - кивнул я. - Но что, если я скажу, что ты исчерпала ещё не все варианты?
  Мира резко выпрямилась и насторожилась.
  - Поподробнее. Тебе известно что-то, чего не знаю я?
  - Не совсем так. Я бы хотел познакомить тебя с одним человеком, который может посоветовать что-нибудь эффективное. У него богатый опыт и обширные знания. Но ради этого придётся посвятить его в твою тайну. Я знаю его очень давно и готов поручиться собственной головой. Что ты об этом думаешь?
  
  * * *
  
  Солнце весело играло в многочисленных лужах, оставшихся после вчерашнего ливня, мягко прогревая камни мостовых и домов Орвана. Город был заложен немногим позже Виены и являлся одним из ключевых городов, стоящих на большом купеческом тракте, который опоясывал всю страну, обеспечивая отлаженную и безопасную доставку товаров во все регионы. И если Виена как столица сосредотачивала в себе верхушку власти и гарнизоны регулярных войск, Орван облюбовали наёмники из Артели Меча.
  Пока мы шли по улице, Ларт рассказывал мне о своей организации. Артель была своеобразным местом. В её ряды нельзя было попасть просто так, лишь тех, кто имел определённую репутацию и поручителя внутри организации, принимали в ряды. Наёмников Артели с удовольствием брали в качестве охраны для важных персон и грузов или других задач, где требовалась железная уверенность в том, что наймита не перекупят недруги, устроив с его помощью покушение или диверсию. Артелисты, в свою очередь, с взаимным удовольствием драли за это втридорога. И сейчас Ларт вёл меня в здание управления делами Артели.
  Когда он выдвинул своё предложение, я опешила, но парень смог убедить меня в том, что это безопасно. Мастер Ольц был текущим Смотрителем Артели в моей стране и, что более важно, являлся учителем Ларта. Наёмник гарантировал, что наставник был человеком твёрдых принципов и с понятием о чести. А так же имел богатый военный опыт и обширные связи в самых неожиданных местах. Хотя и с тревогой, но я вняла его доводам. Реальность не оставляла мне особого выбора, кроме как попробовать ухватиться за этот призрачный шанс.
  Десяток улиц спустя мы вышли на центральную площадь, где, наряду с почтой, городской канцелярией и судом, размещалось и здание Артели. Наёмники отделали свою обитель со вкусом, выстроив её из красного кирпича и украсив гипсовой лепниной. Со слов Ларта, в Артели не было никакого правила, которое запрещало бы брать заказ и не ставить организацию в известность. Однако существовал прямой запрет пользоваться в таких заказах именем Артели. Это обуславливалось тем, что на заказы, которые поступали в организацию напрямую, Артель давала гарантию надёжности и ручалась за репутацию исполнителей. Если наёмники Артели по каким-то причинам не могли выполнить условия порученного контракта, заказчик получал компенсацию из казны организации. Казна существовала и пополнялась за счёт некоего процента, который Артель удерживала из оплаты за контракт. Так как услуги Артели были ощутимо дороги, но надёжны, в плюсе оставались все. А из-за того, что внутри организации была сложная система распределения контрактов между членами, Артель не запрещала наёмникам работать самим на себя в перерывах от основных заказов.
  Ларт толкнул массивные двустворчатые двери и мы попали в небольшой зал, украшенный зеленью и вымощенный полированным камнем. Горел небольшой камин, подле которого стояло несколько удобных кресел. А в глубине зала стоял за стойкой невысокий седой мужчина, аккуратно записывая что-то в толстый журнал. Услышав скрип двери и наши шаги, он отложил перо и, взглянув на нас, радостно улыбнулся.
  - Юный Ларт! Искренне рад тебя видеть. Как я слышал, в твой прошлый визит меня не было на месте.
  - Мастер Мосс! Я действительно не застал вас, когда был тут в начале февраля. Ольц говорил, что вы уехали проворачивать какую-то авантюру, помогая другому отделению Артели.
  Мосс сделал хитрое лицо и подмигнул Ларту.
  - Крайне проблемный заказ в Святой Земле, пришлось вмешаться. Как итог, у святош больше нет отделения Артели на своих землях. Пятьдесят семь клинков ушло на запад, к мореходам, ещё сорок разошлись по южным странам. Шестьдесят три теперь тут, в Ирве. Остальные остались. В основном те, кто из местных или излишне религиозных. Заходи как нибудь, расскажу тебе подробности за кружкой пива. Кстати говоря, кто эта симпатичная леди рядом с тобой? Неужели, наконец, нашёл себе невесту?
  Моё лицо непроизвольно вспыхнуло. Ларт, конечно, неплохой парень, но твои выводы слишком далеки от действительности, старик!
  - Это Мира, моя ученица. Жизнь её сильно потрепала и так вышло, что я не смог просто взять и пройти мимо.
  - Здравствуйте, мастер Мосс, - я неуверенно протянула руку. - Я Мира, приятно с вами познакомиться.
  Старик некоторое время оценивающе разглядывал меня и мой потрёпанный костюм, потом кивнул и пожал протянутую руку.
  - Добро пожаловать в Артель Меча, юная леди. Нас всех сюда привела непростая дорога и непростая судьба, так что у нас нет привычки выпытывать чужие тайны. Мне достаточно того, что за вас ручается юный Ларт. Как я понимаю, вы направляетесь к мастеру Ольцу?
  - Ага, - кивнул Ларт. - У меня есть дело к наставнику. Да и бумаги для Миры нужно оформить.
  - Что ж, смело поднимайтесь, он у себя в кабинете, разбирает почту. Тревожные вести стекаются отовсюду, юный Ларт.
  Старик помрачнел и вернулся за свою стойку.
  - Да, я слышал слухи... Доброго дня, мастер Мосс.
  - До встречи, юный Ларт, юная леди.
  Я улыбнулась на прощание и пошла вслед за Лартом в сторону лестницы, как вдруг Мосс аккуратно остановил меня, прижав палец к губам подождал, пока Ларт немного уйдёт вперёд, и тихо шепнул на ухо с хитрой улыбкой:
  - Отличный парень, прибирайте к рукам, пока не поздно.
  И с невозмутимым выражением на лице вновь повернулся к стойке. А я, жутко смутившись прямоте старика, бросилась к лестнице.
  
  * * *
  
  Мои кости оглушительно трещали и молили пощады или быстрой смерти. Я не мог даже толком вздохнуть. Если вы когда-нибудь решите пообниматься с Ольцем, потренируйтесь сначала с пещерным медведем. Это намного безопаснее.
  - Пусти, старый хрыч, хребет переломишь! - с трудом прохрипел я в косматую бороду.
  Чудовищные объятия разжались и я смог свободно вздохнуть. А чёрная борода перед моим лицом затряслась от зычного смеха. Мастер Ольц был родом с далёких островов на севере и попал на континент ещё мальчишкой, приплыв на корабле западных мореходов. На шхуну он забрался из чистого любопытства и, чудом не попавшись на глаза команде, забрёл в трюм и задремал среди ящиков. Когда его нашли, безмятежно посапывающего, корабль уже был в открытом море. Как он мне рассказывал, его размеры не были чем-то необычным на его родине, однако тут, в Ирве и окружающих его странах, он был человеком выдающихся габаритов и силы. Больше двух метров роста, с широченными плечами и каменными мускулами он наводил ужас на врагов и заслужил впечатляющую репутацию. Но мало кто знал, что жуткий гигант обожал книги. Ольц всё свободное время проводил в библиотеках разных стран, занимаясь самообразованием. Постепенно его интересы смещались в сторону мифов и в итоге он увлёкся поиском редких и забытых легенд. Примерно в этот жизненный период Ольц и подобрал меня. Спустя четыре года после этого момента, могучий мужик сломал колено, заживление прошло неудачно, и он был вынужден оставить работу наёмника. К счастью, кто-то из руководства Артели знал о его любви к книгам и остром уме, и Ольца назначили помощником Смотрителя в Ирве. И вот, два года назад, он сам стал Смотрителем Артели. Кабинетная работа и стабильный заработок позволили ему с головой окунуться в свою страсть и сейчас его кабинет напоминал склад редких книг, манускриптов и россыпи сомнительного хлама якобы из древних времён. Справедливости ради, иногда там попадались настоящие артефакты.
  - Пха! Я смотрю ты всё так же вежлив с наставником как и прежде, сопляк, - отсмеявшись поприветствовал меня Ольц и огладил свою огромную бороду. - Никакого почтения.
  - А ты всё так же не знаешь меры своей силе как и раньше, - беззлобно огрызнулся я, расправляя кости. - Жизнь тебя не учит.
  - Пхаха! Я не думал, что ты по прежнему такой хлюпик. Рад видеть тебя живым и на ногах, Ларт.
  - Я тоже рад снова видеть твою бороду, - пожал я протянутую мне лопату. Точнее, попытался пожать, как и всегда.
  Ольц повернулся в сторону Миры, в обалдении пялившуюся на гиганта, и удивлённо поднял вверх косматые брови.
  - А кто эта девушка, Ларт? Погоди-погоди, дай угадаю, это...
  - Стоп! Никаких преждевременных выводов! Старик Мосс и так её засмущал. Это мой нынешний наниматель, так что не придумывай себе ничего лишнего.
  - Ну вот, - расстроено пробасил гигант. - Я уж думал, пришёл, наконец, порадовать старика.
  - Тебе всего пятьдесят шесть, старый хрыч, не прибедняйся, - отмахнулся я.
  - Эй, сам себе не противоречь!
  Нашу обычную дружескую перепалку прервал взрыв звонкого хохота и мы с удивлением обернулись в сторону источника. Мира, привалившись к стеллажу с книгами, закрывала рот руками, усиленно стараясь подавить внезапный приступ смеха. Ещё ни разу до этого момента я не слышал, чтобы девушка, постоянно погружённая в тяжёлые размышления, смеялась от всей души. Мы с Ольцем глянули друг на друга и ухмыльнулись.
  - П-Простите... Ох... Я просто... очень давно не видела людей, которые были бы такими близкими друзьями. - Мира наконец отдышалась и, улыбаясь, объяснила своё настроение.
  - Кхым... - смущённо откашлялся Ольц. - Итак, кто вы, уважаемая и по какому делу Ларт привёл вас сюда?
  - Ты слышал, что случилось с Виеной?
  - Много слухов ходит, - пожал плечами гигант. - Но все как один мрачные. Люди разное говорят. А власти помалкивают. Я уж собирался послать кого-нибудь туда, чтобы посмотрел и рассказал как есть, без вранья и сказок. Ты намекаешь на то, что вы там побывали?
  - Лучше присядь, мастер, - серьёзно посоветовал я. - История предстоит длинная и... Кстати говоря, кто-нибудь может подслушать твой кабинет?
  - Исключено! Тут такая толщина деревянных стен, шкафов и бумаги, что я могу поселить здесь драколока и никто даже не узнает!
  Ольц плюхнулся в кресло, жалобно застонавшее под его весом, положил на колени огромную, больше похожую на дубину, трость и заявил:
  - Садитесь и начинайте!
  И мы начали. Для начала, я дважды представил Миру. Сначала её нынешним именем, потом истинным. Выражение лица наставника было неописуемым, однако он промолчал и не стал задавать лишних вопросов, ожидая деталей. Мы ёмко и подробно рассказали всю историю, начиная с событий в имении Сеара, заканчивая чумой и крушением нашего плана. На протяжении рассказа Ольц только и делал, что покрякивал, задумчиво чесал бороду и хмурил брови.
  - В итоге, Ларт предложил обратиться к вам за советом, мастер Ольц. - закончила Мира. - Он поручился, что вы сможете сохранить мою тайну и, возможно, поможете советом.
  - Мрррхм... Ваша тайна не выйдет за пределы этой комнаты, юная Мира. Бумаги для вас я оформлю сегодня же. Ученический патент к чертям собачьим, получите сертификат члена Артели, так будет меньше вопросов. Что касается вашей истории... Вы, ребята, крупно заблуждаетесь в одной вещи. Тысячелетняя ведьма не возвращалась из Мёртвых Земель, я не видел ни одного свидетельства её появления в наших землях после исхода. Такие приметные исторические фигуры не остаются незамеченными, обязательно остались бы следы. К тому же, история о армии короля Хорда - бред собачий. Не пользовалась она такой магией. Правда в том, что она просто напугала армию и его самого, уж не знаю каким образом. И Хорд, чтобы скрыть позор, приказал внести в летописи страны изменения. Благо я смог найти зацепки к истине в других источниках.
  - Но кто тогда мог провернуть такое? - в удивлении спросил я.
  - Года три назад прошли слухи, что клерики нашли какой-то храм древних. Деталей нет, возможно имперская разведка знает... знала больше. Но что более важно, вы ещё не в курсе новостей, которые пришли ночью. - Ольц перегнулся через стол. - В тот день, когда уничтожили Виену, Святой Престол перешёл наши границы. Западную крепость взяли за сутки, используя какое-то неизвестное оружие. Армия клериков идёт к руинам Виены. Авенхарт, узнав о манёврах соседей, усилил натиск на границе и вопрос времени, когда южный гарнизон, оставшись без поддержки и снабжения, падёт. И что удивительно, в тот же самый день, как по заказу, на севере вспыхивает чума. Клянусь бородой, если кто-то скажет мне, что это всё совпадения, я плюну ему в лицо. Святоши нашли что-то опасное в том храме и не побоялись этим воспользоваться.
  - Но зачем им Виена? - задумчиво спросила Мира. - Ведь не просто так они идут к уничтоженному городу.
  Ольц крепко задумался, откинувшись в кресле, и молчал довольно долгое время.
  - Знаете... Однажды я натыкался на любопытный слух о том, что Виену выстроили специально, чтобы скрыть что-то под городом. Это была жалкая пара строчек в сомнительной подлинности манускрипте времён основания Ирв. Но что, если автор был прав? В знаете что-нибудь об этом, юная леди?
  Мира отрицательно помотала головой.
  - Знаю лишь то, что все входы в городские катакомбы тщательно охранялись. Я лишь однажды спросила родителей на их счёт и мне сказали, что катакомбы опасны и это мера предосторожности, чтобы туда не лезли идиоты и любопытные дети.
  - В любом случае, - добавил я, - на месте города теперь котлован метров так сто глубиной. И когда я видел его в последний раз, он стремительно наполнялся водой из подземных источников. Если эти ублюдки хотели что-то откопать, они либо сами же это уничтожили, либо оно теперь покоится под толщей воды.
  Ольц тяжело вздохнул и взглянул на окно. Прошло довольно много времени с тех пор, как мы зашли в здание Артели и уже скоро на город должны были начать опускаться вечерние сумерки.
  - Вот что я вам скажу, дети мои. Как только информация просочится в народ, тут польётся кровь. Дворяне из тех, кто успел узнать про то, что империя обезглавлена, уже стягивают свои отряды к имениям, выкупают у ремесленников оружие, доспехи и коней. Скоро тут начнётся передел власти, каждый будет стараться отхватить кусок побольше, включая Авенхарт. Страну порвут на куски. Сейчас вы не сможете ничего сделать, юная леди. Это тяжело, но советую смириться и принять этот факт. Уходите за хребет, на восток. За Мёртвыми Землями территории дикой вольницы, полулюдей, у них уже лет семьсот огромный и кровавый счёт к клерикам, которые выдавили их с этих земель, заклеймив дьявольскими отродьями. Если завоюете их расположение, они помогут.
  - Погоди-погоди, Ольц, ты нас на смерть посылаешь что-ли? Это ж Мертвячка! Ещё никто не выживал, пробыв там хотя бы несколько часов.
  - Пха! Бабкины сказки, - отмахнулся бородач. - Точнее, раньше оно действительно так было. Но уже лет семь как там безопасно и даже растения начали расти. Лихой народ со сложной судьбой, порой, уходит туда скрываться от властей. Я лично знаю пару таких господ, которые от безвыходности сбежали в Мертвячку шесть лет назад. И вернулись живыми и румяными. А народ боится по старой памяти.
  Я недоверчиво покачал головой, но если старый хрыч что-то утверждал, значит оно действительно было так.
  - Как я понимаю, доспехи и всё остальное в городе уже не купить?
  - Точно. Если найдёте дырявый шлем, считайте, что уже повезло. Но я подключу Мосса и наших кладовщиков, что-нибудь подберём. Только с конями помочь не смогу.
  - С чего такая щедрость, старый хрыч? - насторожился я.
  - Пхаха! Я и не говорил, что это бесплатно, - ухмыльнулся бородач, - но и денег я пока не потребую.
  Он повернулся к Мире и сменил тон на серьёзный.
  - Юная леди, хочу чтобы вы понимали - прежде всего я пекусь о процветании моего отделения Артели в этой стране. И я заинтересован в том, чтобы эти земли вернулись к их прежним хозяевам. Власть вашей династии нас полностью устраивала всё это время. Так что моя материальная помощь не жест доброй воли, а сделка, вроде той, что вы заключили с Лартом. Моё наивное старческое сердце верит, что однажды вы наведёте порядок. Поэтому я делаю ставку на вас. Я снабжу вас картами, информацией, оружием и провизией, поручу Артели аккуратно собирать информацию. Если Егеря выживут, я свяжусь с ними. Взамен я рассчитываю, что вы не забудете помощь Артели, когда восстановите страну.
  - Даю вам слово, мастер Ольц, - серьёзно подтвердила девушка.
  - Пха! - бородач снова откинулся в своём кресле. - Кажется, в Ирве впервые за двести лет на трон вновь сядет императрица. Раз уж Ларт взялся вам помогать, всё получится. Это балбес хоть и дохляк с виду, но для человека очень силён и живуч. Немногие смогли снова ходить на своих двоих после того, как их попинали пещерники. Ну а про то, что он прошёл пару войн, сохранив в целости руки, ноги и голову, я уж вовсе молчу.
  - Не развивай эту тему, старик, - досадливо поморщился я. - То, что тогда произошло, чистой воды совпадение и удача.
  - Не слушай этого балбеса, Мира, - прямолинейный гигант и сам не заметил, как сменил тон общения. - Он вечно себя недооценивает и замалчивает свои заслуги. Ларт хорош и все в Артели это знают, можешь спросить любого.
  - Чёрт с тобой, болтай что хочешь, - сдался я и заметил, что Мира теперь косится на меня с некоторым удивлением и интересом. Тьфу ты! Замучает ведь вопросами теперь. Будь проклят твой длинный язык, старый хрыч.
  - Напоследок посоветую ещё кое что. Ищите следы Ведьмы. Она неспроста ушла прямо в Мертвячку, хотя в те времена та ещё была смертельно опасна. Не знаю, что она там искала и как намеревалась выжить, но у неё определённо были цель и план. Могли остаться следы и зацепки. Возможно даже, что она всё ещё жива. Если это так, попробуйте попросить помощи. Нельзя упускать шанс обрести такого союзника.
  - Но как мы поймём, что это она? - спросила Мира.
  - Источники разных эпох дают разные описания. В каких-то записях она была высокой черноволосой девой, в других ей приписывали низкий рост и волосы белоснежные, аки снег. Кто-то писал, что она была пышечкой с грубыми чертами лица, другие склонялись к тому, что она была стройна и нежна лицом. Однако во всех записях упоминаются ярко-алые нечеловеческие глаза. Считайте это главной и единственной приметой. А теперь...
  Ольц вытащил из кармана круглые очки с длинной верёвочкой, привязанной к дужкам, и неловко умостил их на кончике носа.
  - Катитесь отсюда, дети мои, мне ещё нужно приготовить бумаги на завтра и сделать кучу дел. И лучше бы мне сделать всё это до ночи. Так что выметайтесь и чтобы до завтрашнего обеда я вас не видел!
  
  
  
  Глава шестая
  Неспешный побег
  
  29 августа 435 года.
  
  Поболтав напоследок со стариком Моссом, мы вышли на улицу. К счастью, в этот раз Мосс воздержался от смущающих меня речей и, прощаясь, предложил как-нибудь заглянуть к нему вместе с Лартом. Артель оставила после себя двоякое ощущение. Это была огромная организация с внушающей репутацией. Я ни разу не слышала, чтобы за последние сто лет Артели приходилось выплачивать провальные деньги. Но мастер Ольц слишком выбивался из моих представлений о том, каким должен быть один из лидеров такой серьёзной гильдии. Впрочем, его прямота и честность, а также устрашающая осведомлённость о всём подряд, невольно внушали расположение к бородатому гиганту. Его план был разумен. Мне было больно думать о том, что придётся оставить страну на растерзание этим шакалам, но сделать что-либо изнутри уже не представлялось возможным. Оставалось лишь рискнуть, перейти восточный хребет и отправиться в неизведанные земли. Перспективы пугали. Смогу ли я договориться с вольницей? Что ещё я могу предложить им, кроме шанса утолить многовековую ненависть? Хотят ли они мстить спустя семь сотен лет? Сможем ли мы вообще общаться друг с другом? Насколько они отличаются от нас, обычных людей?
  От раздумий меня отвлекло зрелище загорающихся на площади фонарей. Фигуры фонарщиков, подсвеченные факелами, споро перебегали от фонаря к фонарю, приставляя свои лестницы и, ловко взлетая наверх, поджигая масляные лампы. Постепенно площадь охватила цепочка приятных огней и начала распространяться дальше по главным улицам города. Улицы заполнялись торговцами и ремесленниками, закрывшими свои лавки и теперь спешащими домой или в любимый кабачок, чтобы пропустить кружечку перед сном. Город бурлил, стража неспешно патрулировала улицы, тускло поблескивая шлемами и нагрудниками полудоспехов. Картина мирного города постепенно вытеснила тревогу из головы и я, незаметно для себя, расслабилась.
  Ларт шёл молча, засунув руки в карманы своей куртки и думая о чём-то своём, мимо нас проплывали то тусклые, то яркие окна домов, ясно намекающие об уровне достатка хозяев. Из домов порой доносились то звуки ругани, то шум застолья, то детский плач. В одном из окон на улицу лениво взирал толстенный рыжий кот, вальяжно развалившись на подоконнике. Моё внимание привлекла тихая потасовка в полумраке переулка. Немолодой усатый блондин в модном, но порванном белом камзоле прижимал рукой к стене своего оппонента, щуплого юнца в весьма дорогой одежде, методично его избивая. Меня удивило, что жертва не пыталась звать на помощь, хотя и пыталась сопротивляться. Патруль, проходивший мимо в тот момент, заглянул в переулок и, пожав плечами, отправился дальше, ничего не предприняв. Я остановила Ларта и спросила, что происходит. Он некоторое время вглядывался в темноту и объяснил:
  - Позолоченные эфесы. Разборки знати. Стража старается не влезать в такие дела, если их об этом не просят. В такой ситуации, помочь дворянину, даже мелкому, когда он об этом не просил - это посягательство на его гордость. Можно нарваться на серьёзные неприятности. К тому же, тут даже не дуэль, а примитивный мордобой. Видимо, сопляк чем-то насолил и теперь получает за это в челюсть.
  Переваривая эту информацию, я двинулась дальше. Несмотря на серьёзное образование и воспитание, большую часть времени я не покидала пределы дворца и знала о мире не так много, как мне хотелось бы. Даже такой обычный, для окружающих, момент, вызвал у меня вопросы. Мне нужно было ещё многое узнать, чтобы лучше понимать людей вокруг. Внезапно вспомнился разговор с Ольцем. А ведь я почти ничего не знаю о Ларте! Я прибавила шаг и поравнялась со своим молчаливым охранителем.
  - Ларт, я тут внезапно осознала, что почти ничего не знаю о человеке, который меня защищает. Расскажи мне о себе.
  На лице наёмника возникла сложноописуемая смесь эмоций, парень явно не очень любил эту тему. Я решила немного облегчить его замешательство:
  - Не нужно рассказывать всё, если есть вещи, которые тебе хочется замолчать. Но я чувствую несправедливость в том, что ты знаешь обо мне больше, чем я о тебе.
  Он задумчиво почесал голову и кивнул.
  - Справедливо. Я родился в крохотной рыбацкой деревеньке на юге Авенхарта. Обычная семья, обычная жизнь. Когда мне стукнуло десять, на деревню напали разбойники. До сих пор не понимаю, чем они хотели поживиться в нашей бедной деревне. У меня получилось сбежать. Два года я беспризорничал. Рыбачил, собирал грибы, спал в лесу, пока меня там чуть не сожрали какие-то твари. После этого стал спать поближе к людскому жилью. Когда рыба встала поперёк горла, начал воровать фрукты и овощи с огородов, хлеб с лотков в городках, дрался за еду и за жизнь, подрезал кошельки. Жил то там, то сям. А потом натолкнулся на Ольца.
  Ларт поднял голову и задумчиво посмотрел на узкий серп луны.
  - Он отдыхал на полянке, поджаривая кролика, и я засел в кустах, пытаясь улучить момент. Когда он отвлёкся, я попробовал украсть жаркое, но был пойман. И позорно отшлёпан. Ты представляешь, что это такое, быть отшлёпанным такой-то рукой?
  Я едва удержалась от хохота и, издавая странные похихикивающие звуки, помотала головой.
  - Даже не хочу узнавать, каково это.
  - А я вот узнал, - хмыкнул Ларт. - Потом он посадил меня рядом с собой и оторвал половину кроля, вручив её мне. Узнал имя. И спросил, не хочу ли я пожить нормальной жизнью, а не воруя и обманывая. Я согласился.
  Мы посторонились, пропуская катящуюся по улице небольшую карету.
  - Ольц научил меня читать и писать, обучил счёту. Тренировал до седьмого пота. Мы ездили из страны в страну, я смог узнать такие вещи, о которых даже не догадывался. А потом Ольц повредил колено и я стал путешествовать один. Постепенно заработал себе репутацию. И, как итог, получил контракт, из-за которого пришлось участвовать в войнах северных княжеств.
  Ларт надолго замолчал и какое-то время мы просто шли по улице, приближаясь к постоялому двору. Меня мучило любопытство, северный конфликт начался в 431 году и длился два с половиной года. И, насколько можно было судить из речи Ольца, Ларт отличился там дважды. Однако неловкое молчание наёмника подсказывало мне, что для него это непростая тема. Так что я не стала настаивать на развитии рассказа, хотя отдай я приказ, он, безусловно, рассказал бы всё в подробностях. Но этот вариант казался очень подлым по отношению к парню.
  Мы уже почти подошли к "Гусю", как Ларт вдруг резко остановился и повернулся ко мне. У него был мрачный взгляд и мне стало слегка не по себе.
  - Я не хочу, чтобы ты заблуждалась на мой счёт, Мира. Я неплох по меркам среднего наёмника, но не так хорош, как говорят старый хрыч и остальные. Дважды я допускал катастрофические ошибки, лишь каким-то чудом вытаскивая себя и задание с того света. Мои промахи привели к смерти других людей. И за это мне ещё и награды вручили. Бред собачий!
  Он перевёл дыхание и немного успокоился.
  - Просто не считай меня лучше, чем я есть. Чтобы не поставить себя в трудное положение, переоценив мои силы.
  С этими словами, он развернулся в сторону постоялого двора и направился к двери.
  
  * * *
  
  Следующий день начался сумбурнее, чем ожидалось. Мы с Мирой неспешно завтракали яичницей с жареным беконом, когда в зал зашёл вихрастый паренёк, со смутно знакомым лицом. Он был явно встревожен и торопливо оглядывал помещение, кого-то выискивая. Когда его взгляд остановился на нашем столике, он просветлел лицом и спешно направился в нашу сторону. Моё жопное чутьё скромно подало голос.
  - Мастер Ларт, мастер Мира! Я уж боялся, что не найду вас тут.
  Мастер Мира? Ах, да, Ольц же говорил, что выдаст ей бумаги полноценного артелиста. Чёрт, а Мира делает стремительную карьеру. Чуть больше недели назад она была обыкновенной принцессой империи... Правда, ведь это значит, что её карьера пошла в обратную сторону. Хотя нет, всё в порядке, принцессу ведь зовут Изар, а карьеру делает Мира, обычная девчонка. Так, стоп, это меня уже не туда несёт.
  Несмотря на лёгкую тревогу, в голову лезли дурацкие мысли, навеянные солнечным утром и горячим завтраком. Тем временем юнец подошёл к столу и я, наконец, вспомнил паренька. Черс был учеником одного из мастеров. Его наставника я видел крайне редко, да и имени не помнил, а вот пацан был живой и общительный, часто крутился в Артели, когда был в городе и частенько слушал байки старика Мосса.
  - Привет, Черс, - я лениво махнул ему рукой. - Что за встревоженный вид?
  - Беда, мастер Ларт, - шепотом начал он, наклонившись к нам. - Герцог Беорто собрал свои войска и идёт в Орван, смещать имперского наместника. Они уже где-то в полудне пути отсюда.
  Я успел заметить, как в глазах Миры промелькнула ярость, но она мгновенно взяла себя в руки и продолжила слушать, как ни в чём ни бывало.
  - Смотритель Ольц поручил мне вызвать вас в Артель и передать сообщение: "Всё готово".
  Я кивнул и отправил парня назад.
  - Приканчиваем завтрак и ходу, - бросил я Мире и стремительно набил рот остатками бекона и яиц.
  Кто знает, когда нам удастся снова поесть нормальной еды, так что оставлять яичницу недоеденной было просто кощунственно. Я взглянул на Миру, набившую щёки едой, и теперь забавно пытавшуюся всё это прожевать и невольно повеселел. Со стороны мы, наверное, сейчас смотримся очень дико с этими надутыми щеками. Наконец, мы проглотили свои порции и встали из-за стола.
  - Забери из комнаты наши плащи и то платье, - попросил я. - Всё таки деньги заплатили, жаль оставлять. А я заберу Лошадь из стойла, встретимся на улице, у входа.
  Мира кивнула и бросилась в комнату. А я, задумавшись на секунду, подошёл к хозяйке, которая чем-то гремела под стойкой и постучал по дереву, привлекая внимание.
  - В Орван идёт война, хозяйка. Собирайте домашних и бегите, если можете. В обед из города будет уже не выйти.
  Женщина нахмурилась и собралась что-то спросить, но передумала. Пожевала в раздумьях губами и, приняв решение, поблагодарила:
  - Спасибо, юный мастер. Если это заведение ещё будет стоять в следующий раз, когда вы тут окажетесь, с меня причитается.
  Я махнул на прощанье рукой и быстро выскочил на улицу, направившись к стойлу.
  Лошадь встретила меня радостным ржанием. Услышав шум, из подсобки вышел один из хозяйкиных сыновей, не расстававшийся со своей неизменной трубкой. Я кратко ввёл его в курс дел и он, долго не раздумывая, умчался внутрь постоялого двора.
  Спустя несколько минут мы уже скакали в сторону Артели. Лошадь, застоявшись в стойле, теперь довольно пофыркивала и весело грохотала копытами по мостовой, даже не обращая внимания на вес двух всадников. Учитывая, что нас подгоняли обстоятельства, я настоял на том, чтобы девушка села позади. Даже если у нас в запасе было ещё несколько часов, не стоило тратить драгоценные минуты попусту. Прохожие торопливо шарахались от радостно несущейся Лошади и сыпали нам вслед забористыми проклятьями. Мы быстро нагнали Черса и Мира помахала ему рукой, когда Лошадь обогнала парня. Уже скоро центральная площадь громыхала эхом от цокота копыт и мы подлетели к Артели.
  А Артель готовилась отстаивать свою независимость. Несколько хмурых наёмников собирали из тонких брёвен защитные укрепления, выставляя их на подступах к зданию. Ещё трое мужиков с копьями о чём-то горячо спорили, глядя на разложенную на бочке карту. Окна были заколочены листами жести, этой же жестью сейчас обивали дверь.
  - ...А я тебе говорю, дуболом ты эдакий, не будут они Орван штурмом брать! - надрывался один из спорщиков. - Встанут кольцом и устроят осаду, пока наместник с голодухи не сдастся.
  - Ага, а какой-нибудь граф Лорвак уничтожит герцогу подвозы с провиантом и тщательно поимеет его герцогский зад, зайдя с тыла, - скривился в ответ другой. - Не будет осады, лысину ставлю. Герцогу нужно взять взять город как можно быстрее и окопаться в нём, пока кто-нибудь ещё не понял, что началась делёжка пирога.
  Спорщики не обращали внимания на случайных прохожих, которые останавливались и тревожно вслушивались в лёгкое переругивание. Значит, горожане ещё не знают. Почему наместник тянет время? Он ещё ничего не знает? Или же...
  - Эй, Ларт! - лысый заметил наше приближение и прервался. - Шикарная погодка, правда?
  - Ага. Говорят, будет дождь из деревянных палок, - хмыкнул я. - Давно не виделись, Ирго. Видел Ольца?
  - Ждёт тебя на заднем дворе, - он махнул рукой и лукаво прищурился. - Ты что, опять ввязался во что-то невероятно дерьмовое?
  Я пожал плечами.
  - Как знать, Ирго. Как знать. Я пока ещё сам не в курсе. Береги лысину!
  И с этими словами я направил Лошадь в переулок. Да, как знать. Мира взвалила на себя слишком тяжёлую ношу. Перейти горы, пересечь Мёртвые Земли, договориться с вольницей. План был неприлично безумен и вряд ли выполним. Если б я был на месте девушки, скорее всего, просто смирился бы с положением и оставил затею. Наверное, это и отличает обычных людей от правителей. Готовность нести чересчур тяжёлую ответственность. Но и пусть так. Я наёмник, а Мира мой наниматель. Неважно, насколько был безумен план, предложенный Ольцем. Моя задача - защищать её и выполнять приказы, пока она пытается воплотить этот план в жизнь. У каждого своя работа.
  На заднем дворе кипела жизнь, из здания выносили тюки и ящики, загружая их в повозки. Ольц сидел на груде не погруженных ящиков и раздавал указания. Услышав цокот копыт, он обернулся и призывно махнул рукой.
  - Давайте быстрее, время не ждёт.
  - Что происходит, старик? Почему в городе до сих пор тишина?
  - Наместник, командир гарнизона и ещё несколько ключевых фигур были убиты сегодня ночью.
  - Что?!.. - опешившая Мира спрыгнула с Лошади и спохватилась. - Ох. Здравствуйте, мастер.
  Гигант приветливо кивнул и огладил бороду.
  - Вертикаль власти сломана, в верхах не могут понять, кто кому должен приказывать, попутно пытаются найти убийц. Никому нет дела до передвижений герцогских отрядов. Беорто возьмёт город без боя, если они там не разберутся между собой. Впрочем, мне кажется, так будет даже лучше. Мирное население не пострадает. Надеюсь.
  - А тут из-за чего сыр-бор? - я окинул взглядом суетливые сборы.
  - Артель уходит из Ирва. - Ольц был крайне мрачен. - Я уже разослал людей с инструкциями для закладки в беглых схронах. Все клинки, что сейчас в городе, стекаются сюда. Мы уйдём в старую крепость на Воловьем Пике и осядем, пока ситуация не уляжется. Не хочу, чтобы наши ребята оказались замешаны в интригах политиканов.
  - Беглых схронах? - Мира ещё не была знакома с терминами Артели и теперь просила объяснения.
  - Артель оставляет там шифровки для тех, кто был далеко от штаба в момент, когда с ним что-то случилось или случится в ближайшее время. Это могут быть как тайники, так и проверенные информаторы. Целая сеть оговоренных мест по всей стране, - рассказал я и вновь повернулся к Ольцу. - Ты считаешь, у Артели с её нейтральным статусом могут возникнуть проблемы?
  - Не просто считаю, они действительно возникнут. Прецедент уже был, в феврале. Совет Артели решил, что отделения должны исчезать из своей страны при первых намёках на попытки использовать наши ресурсы в действительно крупной междоусобной грызне. Я просто не собираюсь дожидаться этих намёков.
  Смысл его слов дошёл до меня не сразу. Это что получается, кто-то в Святой Земле пытался устроить переворот руками нашей Артели? Дьяволовы шлюхи, как Совет вообще решил спустить им это с рук? Так, минуточку. Я убедился, что лишние уши удалились в здание за новой партией груза и, подманив Миру поближе, тихо спросил у Ольца.
  - В жизни не поверю, что Артель так просто спустит это с рук святошам. Что-то затевается? Может ли Мира как-то использовать это в своих планах?
  Он долго смотрел на меня пристальным взглядом, что-то решая про себя.
  - Никаких конкретных обсуждений пока нет, - гигант, наконец, заговорил. - Но даже когда появятся примерные планы, нужны будут очень серьёзные аргументы, чтобы Совет решился допустить в свои планы постороннего. Как ни посмотри, это уже слабо походит на обычный военный найм. В этой части континента затевается что-то крупное и Совет не поднимет свою задницу с лавки, пока не будет абсолютно уверен в успехе.
  Я кивнул, услышав то, что хотел. Иначе говоря, нужно охренительное количество денег. Военные контракты всегда стоили непомерных сумм, но за возможность бросить Артель на святош в открытую, цена взлетит в небеса. Несмотря на личное оскорбление, Совет не захочет терять такой жирный шанс нажиться.
  - Так, детишки, - хлопнул бородач по коленям. - А теперь давайте отправим вас в путь.
  Он пригласительно махнул рукой в сторону здания и направился туда, постукивая тростью.
  
  * * *
  
  Ларт стоял и таращился на меня с абсолютно обалдевшим видом. Мастер Ольц жмурился, словно довольный кот, гладил бороду и, наконец, одобрительно заключил:
  - Эта штука словно специально ждала тебя тут, затерявшись на складе.
  Я смутилась. Доспех и правда был великолепен. Невероятно лёгкий, сработанный из чернёных пластин неизвестного мне материала, он сел точно по фигуре без лишней подгонки. Угловатый нагрудник почти не сковывал движения, не морозил обычным холодом металла, а накладная защита для рук и ног, выполненная из всё тех же пластин, была почти невесомой. Комплект дополняли походные сапоги и тонкие митенки из крепкой кожи, тоже обшитые пластинами.
  - Где ты это откопал, старик? - выдавил из себя парень.
  - Пха! Без понятия, он тут лежит уже лет тридцать. Кажется, прошлый Смотритель о нём даже не догадывался.
  - Это как?
  - А вот так. Артель несколько лет хотела найти покупателя на эту штуку, но так и не смогла. Доспех уникальный и за него заломили несусветные деньги. Никто не захотел покупать. Людей смущала огромная цена и то, что эта штука не из металла. Ну и последней преградой было то, что нагрудник был сделан под небольшую женскую фигуру.
  - Так это и правда не металл? - удивилась я, крутясь и пытаясь разглядеть себя без зеркала.
  - Пёс его знает, что это, - хмыкнул Ольц. - Какой-то материал древних. Жутко прочный, в меру гибкий и не боящийся огня. Без понятия, кому удалось создать такое, но тридцать лет назад так и не смогли найти кузнеца, который смог бы доспех переделать или перековать. Промучившись с ним кучу времени, доспех бросили на склад и забыли про его существование.
  - И почему же ты решил отдать Мире такой раритет? - поинтересовался Ларт. - И ты уверен, что он действительно надёжен?
  - Пха! Мы с Моссом вчера натянули его на доспешный манекен и испытали. Эти чёртовы пластины не боятся ни меча, ни копья, ни боевого молота. Лучшее, чего мы добились, это промяли ударом несколько пластин, а потом они выгнулись назад и приняли прежнюю форму.
  - Чертовщина какая-то... - пробормотал наёмник, продолжая на меня таращиться с глупым видом. Моё смущение усилилось.
  - Однако, - повернулся ко мне Ольц, - постарайся не переоценивать их, Мира. У тебя всё ещё остаётся масса уязвимых мест, да и от клинка промеж пластин он тоже не сможет защитить. Кроме того, он защитит тебя от ран, но не от силы самих ударов. Старайся не подставляться лишний раз, особенно под молоты, палицы и топоры.
  - Я понимаю, Мастер Ольц, - кивнула я.
  - Когда станешь сильнее и выносливее, надевай под эту броню кожаный доспех, - он кивнул головой в сторону массивного свёртка, лежащего на столе вместе с другими вещами.
  - И всё-таки, - очнулся от своего транса Ларт,- почему ты решил отдать Мире такую редкость, а, старик?
  - Пхаха! А на кой ляд мне хрень, которую даже продать нельзя? Или предлагаешь мне подождать другой девчонки-наёмницы? А если это будет бабища двух метров росту? Пха! К тому же, - Ольц немного умерил голос, - кто догадается об этой штуке, прочтя в записях, что члену Артели был выдан в безвременное пользование доспешный комплект за номером сто двадцать восемь?
  С этими словами Ольц хитро нам подмигнул. Кажется, мастер был немного добрее, чем пытался казаться.
  - А теперь перейдём к оружию. Учитывая прежний статус Миры, я подобрал кое-что из нашего арсенала, - Ольц прохромал к столу и раздвинул рукой большую охапку различных одноручных мечей, шпаг и рапир.
  Я потратила некоторое время, перебирая мечи, пока не остановилась на шпаге с серебряной гардой изящной ковки. Строго говоря, это была не классическая шпага, клинок был шире и короче, чем обычно, и заточен до самого основания. Словно кто-то хотел сделать универсальный клинок для фехтования и для обычной рубки. Баланс оказался слегка непривычным, но меч понравился мне своими пропорциями и весом.
  Следующий час мы провели, подбирая мелкую экипировку типа засапожных ножей и слушая подробные инструкции Ольца по поводу карт. Мастер приготовил их целый ворох. Большинство были вышиты на шёлке и не боялись воды и грязи. Они касались крепости на Воловьем Пике и проходам через восточный хребет. Ещё несколько карт были отрисованы на промасленной бумаге и описывали Мёртвую Землю на сотню километров вглубь. Насколько я могла понять, глубже никто из сомнительных знакомых Ольца заходить не пытался. Но у меня возник вопрос. Ольц упоминал, что в древности клерики выдавили вольницу с этих земель, как они тогда пережили переход сквозь Мертвячку? Мастер охотно пояснил:
  - В те времена Мёртвых Земель ещё не существовало. Там даже жили люди. Они возникли позже, незадолго до исхода Ведьмы. Но точных дат нигде не сохранилось.
  - А из-за чего это произошло?
  Ольц пожал плечами.
  - Никто не знает точно. Они просто возникли и всё. И в течение сотен лет оттуда никто не выходил и не возвращался. До недавнего времени.
  Новая информация не давала ответа на тайну Мёртвых Земель и я решила просто выкинуть эту загадку из головы, вернувшись к изучению карт. Когда Ольц закончил инструктаж, мы забили сумки приготовленным провиантом, запасом воды, фуража, связками тонких факелов, тёплыми плащами и одеждой. Учитывая, что шли мы на своих двоих, было решено навьючить Лошадь по полной, а самим идти налегке, чтобы экономить силы. Когда с этим было закончено, мы приторочили сумки к седлу. Немного подумав, Ларт захватил ещё маленький арбалет и пучок болтов к нему, чтобы было проще охотиться.
  Настало время прощаться. Смущённо помявшись, я протянула руку Смотрителю Артели:
  - Спасибо вам за помощь, мастер Ольц. Я постараюсь оправдать ваше доверие.
  Гигант аккуратно сжал мою ладонь, которая могла занять едва ли четверть его огромной лапищи.
  - Главное, вернитесь с Лартом целыми и невредимыми. Иначе моё стариковское сердце не выдержит такой потери.
  - Ты лучше сам не помри, пока нас не будет, старый хрыч, - хмуро пробормотал Ларт и пожал руку наставника. - И попрощайся за нас с Моссом.
  - Всё, идите с глаз моих, - замахал тот на нас руками, - мне ещё Артель из города выводить.
  Я не была уверена, но мне показалось, что у сурового гиганта заблестели глаза. Старый наёмник, как ни крути, был добрым человеком, которому пришлось освоить непростое ремесло, и я стала немного лучше понимать их с Лартом отношения. Меня невольно начала наполнять уверенность, разгоняя едкую тревогу за будущее путешествие. Пускай мастер Ольц, на бумаге, и не мой подданный, я должна сделать так, чтобы другие люди с таким же честным сердцем смогли вновь смотреть в будущее без страха и опасений. Я не вернусь сюда с пустыми руками. Я верну в Ирв закон и порядок. Это моя императорская клятва самой себе.
  Лишь через час, когда мы уже отдалились от города и шли полями на восток, мои раздумья прервались. В Орване, оставшемся за нашими спинами, забил тревожный набат.

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Д.Данберг "Элитная школа магии 2. Факультет Защитников" (Попаданцы в другие миры) | | О.Чекменёва "Доминика из Долины оборотней" (Любовное фэнтези) | | Н.Романова "Летняя история" (Современный любовный роман) | | E.Maze "Секретарь для дракона" (Приключенческий роман) | | С.Волкова "Жена навеки (И смерть не разлучит нас...)" (Приключенческое фэнтези) | | И.Арьяр "Тирра. Невеста на удачу, или Попаданка против! Интерактивный" (Любовное фэнтези) | | А.Хоуп "Тайна Чёрного дракона" (Любовная фантастика) | | М.Кистяева "Я всё снесу, милый" (Эротическая фантастика) | | О.Герр "История (не)любви" (Любовные романы) | | П.Роман "Игра богов" (Боевое фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.
Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
М.Эльденберт "Заклятые супруги.Золотая мгла" Г.Гончарова "Тайяна.Раскрыть крылья" И.Арьяр "Лорды гор.Белое пламя" В.Шихарева "Чертополох.Излом" М.Лазарева "Фрейлина королевской безопасности" С.Бакшеев "Похищение со многими неизвестными" Л.Каури "Золушка вне закона" А.Лисина "Профессиональный некромант.Мэтр на охоте" Б.Вонсович "Эрна Штерн и два ее брака" А.Лис "Маг и его кошка"
Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"