Шинкаренко Олег Игоревич: другие произведения.

Лабиринт-3000. Роман. Окончание

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Приключения в Лабиринте продолжаются. Дело раскручивается всё быстрее. Всё ближе развязка и скоро герой узнает, что собой представляет тайник, где он находится и какую цену придётся заплатить за его находку.

  ГЛАВА 28
  Он застал капитана Надя за просмотром видеоматериалов, посвящённых новоовернским достопримечательностям.
  - Прошу прощения, Дьордь, но вынужден прервать ваши полезные развлечения.
  - Разумеется, говорите, я слушаю, господин Огненович, - не поворачивая головы, сказал капитан.
  - Я только что имел контакт со своим начальством и получил весьма неприятные известия.
  - Они упустили ещё кого-то из союзников Фрэнклина?
  - Гораздо хуже. Две группы боевиков, косвенно связанных с Фрэнклином проникли в Лабиринт. Причём союзные разведки, а, следовательно, и владельцы Лабиринта знали, что это за люди. И, тем не менее, они их пропустили. Они просто не смогли им помешать!
  - Невероятно! Просто невероятно! - капитан Надь сразу забыл про Овернь и её достопримечательности и отключил видеофон. - И как они это объясняют?
  - Никак.
  - Странно, что об этом мне сообщаете вы, а не моё начальство,- заметил капитан.
  - Не беспокойтесь, скоро вас тоже "порадуют", - саркастически усмехнувшись, заверил его югослав. - Наши разведки, хоть и союзники - но всё же не единая организация, так что решения у нас принимаются по-разному.
  - Нда... и что же теперь делать?
  - Нашу задачу никто не отменял. По крайней мере, пока. Следовательно, мы будем продолжать поиск. Главное, что вы, - он сделал на последнем слове ударение, - капитан Надь, можете сделать - это обеспечить необходимый уровень боеготовности своих людей. Мы проехали вместе уже почти сотню планет. И всё это время они только и делали, что развлекались и прохлаждались. Их надо как следует встряхнуть, чтобы они были готовы любым неожиданностям.
  - Прошу прощения, господин Огненович, - обиженно возразил Дьордь Надь. - Мы, мои люди и я, их командир - профессионалы прошедшие отличную подготовку. Охрана - наша специальность. Я лично могу гарантировать вам, что при всех обстоятельствах мы всегда готовы к отражению любой опасности.
  - Да-да, я понимаю, - примирительным тоном ответил Радивое, - я ни в коем случае не хотел вас обидеть. Но всё же я считаю, что путешествие по Лабиринту - не самый лучший способ для поддержания боевого духа. В этом вся проблема. Поэтому я и обратился к вам с такой просьбой. К тому же, - помолчав, добавил он, - после того, как эти олухи пропустили сюда аж две группы боевиков, мне кажется сомнительным всё, что исходит от наших союзников. Прошу прощения, но я хочу быть откровенным до конца.
  - Что ж, понимаю вас. Я и сам нахожу эту ситуацию невероятно странной. Но могу лишь ещё раз заверить вас, что вашу безопасность, и безопасность мисс Боуринг мы обеспечим на сто процентов.
  Последнее он произнёс максимально официальным тоном. Огненовичу ничего не оставалось, как поблагодарить капитана и уйти. После разговора у него остался несколько неприятный осадок.
  "Пожалуй, я перегнул палку с этим парнем!" - подумал югослав, направляясь в спальню своего номера, где отдыхала после очередной экскурсии его спутница.
  Когда он вошёл, Кейт слегка дремала, полулёжа на подушках кровати. Постояв с минуту, не решаясь прервать её сон, Раде всё же направился к кровати. Он не собрался будить девушку, но когда он подошёл поближе, она приоткрыла глаза и спросила, как дела. Огненович ответил, что неплохо. Она поинтересовалась, сколько времени проспала. Он ответил, что не более получаса. Кэтрин, заметив некоторую озабоченность в лице Радивое, приподнялась и внимательно посмотрела на него.
  - Что случилось? - спросила она, - мне показалось, или ты что-то хотел мне сообщить?
  - Тебе не показалось, - слегка усмехнувшись, ответил Огненович. - У нас возникли некоторые проблемы. В перспективе они могут оказаться очень серьёзными.
  - Что ты имеешь в виду? - сонность Кэтрин прошла совершенно и она села на кровати.
  - Боюсь, нашим охранникам в ближайшее время придётся продемонстрировать все свои профессиональные навыки...
  - На нас опять могут напасть бандиты, как на Уилсоне и Сааре?
  - К сожалению, да... но тебе не нужно беспокоиться по этому поводу. Конечно, это крайне неприятное обстоятельство. Но мы теперь находимся под защитой профессионалов. Я уверен, они отлично знают своё дело. Я лишь хотел предупредить тебя о некоторых возможных неудобствах...
  Последние слова были явно не к месту. Он понял это сразу, но, как говорили на Большом Валдае: "Слово - не воробей, вылетит - не поймаешь!" Его неудачная фраза вызвала у Кейт весьма бурную реакцию:
  - НЕУДОБСТВА! - повторила она с явной издёвкой и рассмеялась. - Объясни мне, пожалуйста, как можно назвать неудобствами ту чудовищную бойню на Уилсоне?
  - Прошу прощения, я неудачно выразился. Но о повторении Уилсона не может быть и речи, уверяю тебя!
  Она встала с кровати, подошла к нему и с горечью в голосе спросила:
  - Ты меня уверяешь? Как я могу верить твоим уверениям после всего, что с нами произошло в этом чёртовом Лабиринте?
  - Но что я должен сделать, чтобы ты мне поверила? Что я могу сделать?
  Она несколько секунд смотрела на него глазами, в которых пылала ярость, как будто собираясь сказать что-то очень резкое, но затем пламя внезапно потухло, Кейт отошла от Радивое на несколько шагов и, глядя куда-то в сторону, тихо произнесла:
  - Ничего! К сожалению, ничего ты не можешь сделать!
  Затем она снова взглянула на югослава и пояснила:
  - Я чувствую, что сама должна вновь понять тебя, вновь научиться доверять тебе. И ты тут не причём. Воспоминания обо всех этих ужасах давят на меня... порой, я как будто начинаю забывать, но всё возвращается: все эти смерти, крики, кровь... более-менее громкий звук любой техники возвращает меня к ним за секунду. Да и без того они регулярно появляются у меня перед глазами... мне нужно время... понимаешь...
  Огненович хотел сказать, что понимает её, но счёл за лучшее промолчать. Он уже наговорил сегодня лишнего, а потому решил на время заткнуться.
  Несколько следующих минут прошли в молчании.
  Походив по комнате, девушка направилась к выходу. Кода входная дверь уже отъехала в сторону, открыв проход, Кейт повернулась и сказала:
  - А знаешь, я всё же рада, что ты стал откровенен со мной и ничего не скрываешь. Надеюсь, так будет и впредь. Что же до опасности, то после Саара я чувствовала, что пока мы будем находиться в Лабиринте, нам будет угрожать опасность. Поэтому внутренне я была готова к такому развитию событий.
  - Я понимаю, но нам действительно не стоит прежде времени нервничать и беспокоиться. Опасность ещё не столь близка и очевидна. По крайней мере, насколько мне известно. К тому же при таких обстоятельствах, может быть, мне всё же удастся решить вопрос о твоем выходе из Лабиринта, пока эта опасность не стала явной?
  - Нет. Не нужно...
  - Но почему?
  - Об этом надо было думать раньше, а теперь, после всего, что случилось, я уже... ничего не боюсь... - последние слова она произнесла так, как будто хотела сказать что-то другое, но передумала.
  Возражать ей Радивое не стал.
  После этого мисс Боуринг немного позагорала на открытом балконе их номера, а потом они с Раде вместе "отправились" в развлекательные шоу местных информсетей. Ничего особо интересного они там не нашли, но смогли немного отвлечься от надвигающихся проблем.
  После Оверни путешественники успели побывать на дюжине планет. За это время ни в Лабиринте, ни за его пределами ничего особенного не произошло. Операция против Фрэнклина по-прежнему развивалась с трудом. Поиск диверсионных групп, направленных его союзниками в аттракцион Густавссона не давал результата. В отношениях спецслужб и владельцев Лабиринта назревал скандал. Его итогом мог стать полный разрыв отношений.
  Что в свою очередь обещало большие неприятности владельцам Лабиринта. Но те в силу специфики бизнеса обладали весьма обширными связями с очень богатыми (а, значит, и влиятельными) людьми почти со всей заселённой людьми Вселенной. Так что при наступлении кризиса в дело могли вмешаться посторонние силы. Что в свою очередь было крайне нежелательно для союзных разведок, ведших дело Фрэнклина. Они по-прежнему категорически не желали вмешательства "сильных мира сего" особенно с планет Центрального Совета НС. То есть, преследователи Фрэнклина не меньше владельцев Лабиринта хотели избежать огласки. Поэтому они так легко пошли на сделку после событий на Уилсоне.
  Такое двойственное положение крайне осложняло ситуацию и некоторые руководители операции против Фрэнклина (в том числе кое-кто из начальников Радивое Огненовича) уже начали подумывать, не явилось ли "неконтролируемое проникновение" групп боевиков в Лабиринт результатом вмешательства этих самых посторонних сил. Возможно, они пообещали владельцам Лабиринта полную защиту от любых неприятностей со стороны союзных разведок в обмен на пропуск боевых групп Фрэнклина.
  Целью новых игроков в этом случае, скорее всего, было не спасение самого Фрэнклина, а прощупывание возможностей его преследователей, их готовности пойти на жёсткие меры в случае продолжения неудачного развития расследуемого дела.
  А в условиях, когда ситуация могла окончательно выйти из-под контроля, без жёстких мер спецслужбы союзников обойтись уже не могли. Радивое был в этом убеждён. Однако пока что все дополнительные защитные меры свелись к присылке небольшого подкрепления и перемещению Огненовича, мисс Боуринг и их вновь расширенной группы бодигардов по относительно безопасным планетам. Никаких жёстких мер против управителей аттракциона союзные разведки пока не предпринимали.
  В результате, как и следовало ожидать, избежать очередного кровавого обострения не удалось. Впрочём, сначала произошёл прорыв в поисках других тайников. Почти одновременно агенты союзных разведок обнаружили пять тайников и три базы партнёров Фрэнклина. На то, чтобы блокировать и захватить их пришлось бросить почти все силы.
  Но одновременно кто-то внёс изменения в программу перемещений по Лабиринту. В результате Огненович и его люди оказались на необитаемом острове Тайтус посреди океана Женевьевы Ла Руж на планете Фернандо Гордона.
  Разумеется, сами путешественники не имели понятия о том, что кто-то влез в управляющую систему Лабиринта. После очередного перемещения Радивое как обычно обратился к коммуникатору за справкой. Ответ состоял в следующем. Им предстояло провести экскурсию по громадному вулкану Тайтус, расположенному в центре острова. Также в справке были привёдены некоторые данные по самой планете и территории, выбранной Густавссоном для участка Лабиринта. Изначально планета относилась к типу планет, приспособленных для жизни. Она начала осваиваться первопоселенцами более двух тысячелетий назад. С тех пор уровень приспособленности был поднят до минимального уровня оземеленности. В частности, на исследуемом острове созданы вполне сносные условия для нормальной жизни в открытой атмосфере без специальных защитных устройств.
  Населена планета в основном колониями "европейцев" - выходцев с различных французских, немецких, латинских и скандинавских или таких же "европейских" планет.
  Остров, куда они попали, известен своим вулканом, расположенным на высоте пяти километров с диаметром кратера в те же пять километров. Причём, в нижней части вулканической горы расположено большое количество огромных пещер со множеством внутренних переходов, залов, выходов на поверхность и тупиков. В изучении их, как предполагалось, путешественники и проведут то время, что отведено им для пребывания на этой планете управляющей системой Лабиринта.
  Прослушав справку, Огненович подумал, что их группа может оказаться в ловушке. За всё предыдущее путешествие после Саара они очень редко попадали в подобные изолированные места. И в каждом случае он имел полную гарантию безопасности от своего начальства. Но с учётом последних событий даже эти заверения уже не казались ему вполне достоверными.
  Вся путешествующая компания собралась в большой комнате дома, куда они попали, перенесясь на Гордон. Поскольку никакой опасности застрять в подземелье не существовало, то все быстро пришли к мнению, что прогуляться по внутренностям острова будет неплохим вариантом времяпрепровождения. Правда, причины у туристов были разные. Охранники хотели посмотреть на естественное подземелье. Кэтрин просто хотелось размяться, а Огненович, осмотревшись вокруг, решил, что безопаснее им будет спуститься под землю, нежели оставаться в этом доме, который открыт любой атаке.
  
  ГЛАВА 29
  Приняв это решение, туристы разошлись собирать вещи. Радивое подошёл к капитану Надю и сообщил о своих опасениях. Тот ответил, что определённая опасность на Тайтусе, конечно, существует, но...
  Что он хотел сказать дальше, Огненовичу выяснить так и не удалось. Сначала он услышал резкий сигнал коммуникатора. Именно так звучал сигнал о вторжении в зону Лабиринта. Радивое, быстро извинившись, бросился в соседнюю комнату к ближайшему окну. Дом стоял на некотором возвышении между побережьем и скалами, загромождавшими центральную часть острова. Окно выходило на пологий спуск, ведший от холма к морскому берегу.
  Поглядев в окно, югослав ничего не обнаружил за ним. Но когда он уже готов был отвернуться, то случайно заметил тень, упавшую на берег и тут же исчезнувшую. В тот же миг раздался мощный взрыв, потрясший весь дом. За ним последовали ещё несколько взрывов.
  Радивое почувствовал запах дыма и гари. Пригнувшись и прикрыв лицо защитно-фильтрующей маской, которую он последнее время носил с собой, югослав бросился вон из комнаты. Коридор на его глазах за несколько секунд заволокло чёрным дымом, так что увидеть что-либо в нём не представлялось возможным. Но вот раздался один хлопок, затем другой - темнота стала рассеиваться.
  "Пустили в ход аннигиляторы газов, - значит, кто-то из охранников точно остался жив. Тогда у нас ещё есть шанс!" - подумал Огненович. О том, что могло случиться с Кэтрин, он старался не думать.
  Югослав добрался до центрального зала, где за несколько минут до того происходило совещание. Здесь он нашёл троих охранников. У одного как раз и был аннигилятор.
  - Вы не знаете, откуда нас атаковали? - спросил югослав.
  - Не имею ни малейшего понятия, - ответил старший из присутствовавших спецагент Рейн Хардстоун.
  - Вы находились здесь ещё до атаки?
  - Точно.
  В этот момент в комнату вбежал ещё один охранник.
  - Вы здесь?! - воскликнул он. - Отлично. Меня послал за вами капитан Надь. У него контузия. Наш дом атакован со стороны гор. Часть стены разрушена. Трое наших убиты, ещё четверо, не считая командира, ранены.
  - Они атакуют дом? - спросил Огненович.
  - Да. Там с десяток наших отбиваются.
  - А мисс Боуринг? Где она?
  - Перед взрывами она, кажется, была где-то в одной из центральных комнат...
  В это время через другую дверь в зал вошла Кейт в сопровождении двух охранников, мужчины и женщины. Радивое тут же бросился к ней:
  - Дорогая, ты в порядке?
  - Да, конечно. На нас опять напали?
  - Да, но теперь мы под защитой... Послушайте, - обратился югослав к охранникам, - наверняка они попытаются атаковать нас с разных сторон. Так что вам лучше занять оборону там - он показал на коридор, ведущий в ту часть дома, откуда пришёл сам, и которая располагалась ближе к морю.
  Почти в тот же самый момент все присутствующие охранники через коммуникаторы получили приказ командира - отразить атаку с берега моря. Поэтому, ничего не говоря, все они отправились в коридор.
  Радивое, схватив Кэтрин за руку, бросился в противоположном направлении. В одной из соседних комнат он нашёл капитана Надя и ещё несколько агентов. За стеной слышалась негромкая, но очень интенсивная перестрелка. Командир охраны, видимо, уже более-менее пришёл в себя и командовал своими людьми с помощью командирского диспетчера.
  - А, вы живы, я рад, - заметил он, когда Раде и Кейт появились на пороге. - А то защищать было бы некого!
  - Как дела? - спросил Огненович.
  - Неплохо, - могло быть и хуже!
  - То есть, как? - удивлённо спросила Кэтрин.
  - Ну, они могли успеть расстрелять не одну стену, а весь дом, поубивать больше половины моих людей, и вас в придачу. Но они этого не сделали. Так что теперь мы отстреливаемся и не даём им войти в дом.
  - А что-нибудь ещё вы может сделать?
  - У них мощное оружие. Аналогичное нашему. Так что мы на равных: ни они нас, ни мы их сейчас перебороть не сможем.
  - Но почему они не уничтожили нас сразу? - спросила Кэтрин. - У них же был этот... эффект неожиданности!
  - Ну, мисс, мы же тоже профессионалы, несмотря на сомнения некоторых присутствующих. - Надь посмотрел на Огненовича. - как только мы здесь оказались, несколько человек с мощным вооружением заняли оборону по периметру дома. Именно они и помешали противнику. Ярослав, - обратился он к стоявшему неподалёку агенту Норману, - расскажите им вкратце, как вы действовали.
  - Я как раз собирал переносную многоцелевую установку Джойса, стоя перед окном, когда они появились. Ну, я быстренько бросился его заряжать. К сожалению, до первого залпа я не успел. Зато потом подорвал две их боевых установки. Они были у меня как на ладони, - почти извиняющимся тоном сказал он.
  - Превосходно. Но наше положение по-прежнему очень тяжёлое. У вас есть план, что нам делать, чтобы уцелеть? - спросил Огненович.
  - Пока нет. Кстати, наш дом атакован уже со всех сторон. Людей едва хватает.
  - Значит, мы здесь недолго сможем продержаться, - сказал Радивое. - Нам остаётся только прорываться в горы.
  - Да, конечно, мне это тоже приходило в голову, но именно со стороны гор они сосредоточили больше всего людей. Чтобы прорываться, надо сконцентрировать силы. А мне пока что приходиться их распылять!
  В это время в приморской части дома прозвучал мощный взрыв, потрясший его до основания.
  - Держу пари, они взорвали часть стены и сейчас ворвутся внутрь, - заметил один из агентов.
  Тем временем его командир уже отправил своим людям приказ отходить.
  - Что ж, ничего не остаётся, как только немедленно прорываться в пещеры, - сказал он югославу.
  Тут в комнате появился ещё одна агентесса. Она принёсла защитные комбинезоны Раде и Кейт. Не медля ни секунды, путешественники облачились в них. Когда они закончили переодевание, у первого пролома уже собралось шестнадцить бойцов Надя. Ещё четверо или пятеро прикрывали тыл от противников, ворвавшихся в дом с побережья. Бой шёл уже в центральном зале. Тем не менее, для прорыва к горе отряд был почти готов. Ещё минут пять нужно было для того, чтобы собрать всех для решающего удара, за которым последует прорыв. А пока что охрана путешественников вела интенсивную перестрелку с противником. Самое тяжёлое вооружение, видимо, было переброшено им на другую сторону, поскольку в этой перестрелке обе стороны использовали лишь лёгкое и среднее оружие.
  Но вот, наконец, все наличные силы были собраны. Времени оставалось в обрез, так как с тыла в любой момент мог ударить враг. Несколько человек с самым мощным оружием заняли позиции перед проломом и по сигналу своего командира нанесли один за другим три сокрушительных удара по позициям боевиков Фрэнклина.
  Удары получились и впрямь чрезвычайно мощными, - Кейт показалось, что на небольшом пятачке, по которому били бойцы Надя, разверзся ад. Мощные заряды в мгновение ока вспахали землю и, казалось, расплавили сам воздух. Если бы она заранее не надела защитные очки, то, наверное, её глаза не выдержали бы безумных огненных всполохов, в течение нескольких десятков секунд гулявших над землёй.
  Нападавшие получили весьма чувствительный удар. Но за спиной находился не менее сильный противник, и он мог в любой момент ответить тем же. Поэтому Надь, немедля ни секунды, стал выводить людей из дома.
  Они шли прямо через отряд противника. Вернее, через то, что от него осталось. Люди Фрэнклина пытались помешать им. Но защитные костюмы оказались достаточно прочными, чтобы выдержать небольшое количество попаданий из оружия небольшой мощности. Так что за те несколько минут пока отряд Надя проходил самый опасный участок пути, лишь трое его людей получили незначительные ранения, и только один был ранен серьёзно.
  Отряд быстро достиг предгорья. Времени у беглецов по-прежнему оставалось в обрез. Ещё минута-другая на относительно открытом пространстве - и на них обрушилась бы вся мощь, отряда противников, штурмовавшего остатки дома с моря. Теперь же Надь рассредоточил своих людей по укрытиям, роль которых с успехом сыграли каменные нагромождения у подножья вулкана, и начал новую перестрелку с нападавшими. Он не пошёл сразу в пещеры из предосторожности - не хотел, чтобы прямо вслед за его людьми туда ворвались преследователи.
  Поэтому сначала его люди силой огня установили надлежащую дистанцию между собой и противником, так, чтобы те не смогли сесть им на шею при переходе в пещеры. Тем временем Радивое разбирался с данными своего коммуникатора. Он обнаружил, что из верхней части горы - почти от самого кратера к пещерам внизу ведёт замысловатый по траектории тоннель. По нему вполне могут передвигаться люди. А от того места, где они находились теперь, к верхнему концу тоннеля вела тропа. В связи с этим у него возникла мысль, которой он поспешил поделиться с начальником своей охраны.
  Надь как раз отдавал приказ свои бойцам на левом фланге обороны. Огненович подождал, пока он закончит, и сказал:
  - Господин капитан, у меня возникла идея насчёт наших дальнейших действий, - и рассказал о данных, полученных из справочника коммуникатора. Затем он предложил разделить их отряд - одним пойти через ближайшие входы в пещеры, а другим по тропе подняться к кратеру и уже оттуда спуститься вниз.
  - Насколько я понимаю, главная цель такого манёвра - отвлечь преследователей от той группы, которая будет подниматься по тропе? - спросил капитан Надь.
  - Видимо да, хотя не вижу проблемы, если часть противников пойдёт в гору за второй нашей группой.
  - Господин Огненович, задачу расчленения отряда противника мы спокойно решим в пещерах, - чтобы поймать нас в этом природном лабиринте им в любом случае придётся разделиться. Поэтому, на мой взгляд, уж если идти кому-то на гору, то только для того, чтобы гарантированно вывести себя из-под удара. Таким образом, это будете вы с мисс Боуринг и двое-трое моих людей. Кстати сможет ли она это сделать?
  - Сейчас спрошу.
  Радивое позвал Кэтрин, прятавшуюся за соседним валуном, и изложил ей их совместное с Надем предложение. Она ответила, что вполне готова пройти по тропе, которую, как указано в справке, легко преодолевали обычные туристы. Теперь, оставалось отобрать людей для сопровождения и выбрать место, откуда они могли незаметно начать восхождение на вулкан Тайтус. Через несколько минут такое место было определено.
  Между тем, время уже поджимало Надя. Напор врага всё возрастал, и держать его на прежней дистанции становилось всё труднее. Поэтому, не теряя ни минуты, все пятеро - Радивое Огненович, Кейт Боуринг, а также выбранные капитаном для их сопровождения агенты Мирослава Атанас, Адальберто Конте и Иоланта Грейсон начали осторожно пробираться к тропе, ведущей в гору. Напоследок капитан Надь напомнил, что верхолазам нельзя будет выходить на связь с ним и его людьми, чтобы противник не отследил их местонахождение.
  Участники "верхнего" отряда, особенно на начальной стадии своего пути, вынуждены были двигаться с максимальной осторожностью. Они старались передвигаться по местам, скрытым от моря большими валунами. Это, конечно, не могло не отразиться на скорости подъёма и усиливало нагрузку на оставшихся внизу бойцов охраны, увеличивая шансы противника на успех в преследовании и противоборстве с ними. В течение десяти минут, до тех пор, пока "верхний" отряд не отошёл достаточно далеко и достаточно высоко от позиций отряда, Надь удерживал позиции, а затем отдал приказ начать отступление в подземелье. За ними туда ринулся и десант Фрэнклина.
  
  ГЛАВА 30
  К этому моменту "верхний" отряд находился уже вне поля зрения наступавших, скрывшись среди многочисленных каменных нагромождений на склоне вулкана. Однако, чтобы исключить всякую вероятность обнаружения, Огненович приказал прекратить продвижение, чтобы переждать, пока последний боевик Фрэнклина не скроется в пещерах. В итоге верхний отряд благополучно избежал обнаружения. Хамелеоновое покрытие формы и масок тоже сыграло свою роль, так что тела беглецов почти слились с окружающим их пространством.
  Внимательно осмотрев всю территорию внизу через спецокуляры защитного комбинезона, и не обнаружив ничего подозрительного, Радивое отдал приказ двигаться дальше, а точнее выше. Тропинка действительно оказалась вполне пригодной для прохождения туристических групп, хотя, судя по всему, ею пользовались редко. Подъём не отличался большой сложностью или крутизной. Вокруг громоздилось множество каменных валунов разных форм и размеров, но дорожку для туристов проложили так искусно, что их движению это обстоятельство нисколько не помешало.
  В результате, когда беглецы, спустя несколько часов, поднялись к вершине кратера, то они чувствовали усталость не из-за сложности, а лишь из-за длительности своего восхождения.
  Вопрос, спускаться ли по тоннелю в гору даже не поднимался. На вершине горы они находились в полной безопасности. Спускаться вниз, туда, где шёл бой, чтобы окончательно выбиться из сил, да ещё подвергнуться опасности, не имело никакого смысла. К тому же большая часть времени, отведённого на пребывание на этой планете, уже прошла, и, начав спуск, они могли и вовсе не дойти до цели. Им оставалось лишь сидеть на вершине, разглядывать внутренности огромной чаши кратера и волноваться о том, как идёт бой в подземелье.
  Если бы беглецы не были так сильно заняты своими проблемами, то вполне могли бы оценить красоты открывшегося перед ними зрелища. Вулкан Тайтус был и впрямь бесподобен в своих исполинских размерах, и люди на его краю чувствовали себя мелкими букашками.
  Не только дно, но средняя и большая часть верха кратера были скрыты от любопытных взоров, не оснащённых специальной техникой, клубами газов. Они постоянно поднимались из его огромного жерла, наполняя пространство вокруг довольно специфическими запахами, от которых, впрочем, люди были защищены дыхательными фильтрами боевых комбинезонов.
  Однако мысли людей на вершине горы в течение всех полутора часов, что они пребывали у края бездны, были обращены вниз, в подземелья, где шёл жестокий бой. Югослав, естественно, не составлял в этом исключение. Хотя он всё же не забыл проверить наличие на этой планете тайника. Вероятность его нахождения здесь, учитывая нападение, представлялась ему крайне высокой.
  Впрочем, он понимал также и то, что, о захвате тайника силами их отряда сейчас даже думать нечего. Если только он не припрятан как раз где-нибудь на вершине Тайтуса. А между тем, если тайник оставили именно на этом участке Лабиринта, то он находился здесь и сейчас. Ведь в противном случае их отряд никто бы не атаковал. Следовательно, как только они перенесутся на другую планету, их враги беспрепятственно смогут овладеть тайником. А из этого вытекал очень неприятный вывод, - что тайник для его начальства и их союзников в этом случае будет потерян. Поэтому Огненович весьма обрадовался, узнав, что тайника на Гордоне не оказалось.
  Успокоившись на сей счёт, Радивое вернулся к тому, чем он отвлекал себя от размышлений о бое в подземелье. А именно - к периодическому осмотру предгорья и нижней части вулканического склона. Довольно долго там не наблюдалось никакого движения. Однако через некоторое время он обнаружил внизу, примерно на том месте, где были расположены позиции их охранников до ухода в подземелье, движущиеся фигуры.
  Он стал внимательно наблюдать за ними. Некоторое время они изучали местность. Затем один из них что-то обнаружил. В спецокуляры было видно, как он кричал и указывал на что-то своим соратникам. То, что это люди Фрэнклина, Огненович не сомневался. Люди внизу недолго посовещались, после чего двинулись к месту, где начиналась та самая тропа, по которой беглецы достигли вершины вулкана. Преследователи начали взбираться по ней вверх. Югославу стало ясно, что ему и его спутникам надо ждать атаки.
  Радивое ещё некоторое время понаблюдал за противником. Он насчитал лишь пять боевиков, штурмовавших гору. К тому же у них было только лёгкое вооружение. С ними вполне можно было справиться своими силами.
  Впрочем, сражаться ему на этой планете так и не пришлось. Он уже собрался сообщить о надвигающейся опасности Кэтрин и трём охранникам, как вдруг мир вокруг резко изменился. Они, все пятеро, стояли посередине шикарного салона. Под ногами лежали не грубые скалы в основном разных оттенков бурового цвета, а огромный мягкий ковёр, расписанный яркими жизнерадостными рисунками. Вокруг была расставлена мебель явно антикварной ценности. Чуть поодаль в разных, довольно странных на первый взгляд позах застыли с удивлёнными выражениями лица примерно дюжины спецагентов их охраны, - их перенесло сюда одновременно с отрядом югослава прямо с поля боя.
  Первым среди них, как и положено командиру, пришёл в себя капитан Надь. Судя по внешнему виду защитного комбинезона, под землёй его сильно потрепало, впрочем, как и всех его людей. Тем не менее, он вежливо поприветствовал Огненовича, осведомился как дела, и добрались ли они до вершины. Радивое сказал, что подъём прошёл как нельзя лучше. После этого все, кто был на вершине горы, бросились с расспросами к отряду, воевавшему в подземелье.
  Но рассказы пришлось отложить на потом, - появившийся метрдотель пригласил дорогих посетителей Лабиринта к столу. Кажется, вообще не обратив внимания на внешний вид гостей, он заявил, что просто счастлив видеть их в самом шикарном ресторане самого шикарного отеля во Вселенной под названием "Грейт Уорлд Эн Эл Эй" в самом центре лучшего города Вселенной - Нью-Лос-Анджелеса на планете Новая Калифорния - самой лучшей планете во Вселенной. Он надеется, что они смогут по достоинству оценить уровень жизни, обеспечиваемый постояльцам отеля.
  Но до еды путешественникам пришлось, разумеется, принять душ и переодеться. Большинству, к тому же понадобилась медицинская помощь. Происходило всё в отведённых им номерах - безумно шикарных и невероятно комфортабельных, ничуть не уступавших в роскоши номерам стартового комплекса Лабиринта. А предоставленная в распоряжение путешественников одежда оказалась, пожалуй, самой дорогой из тех, что приходилось одевать Радивое Огненовичу за всю его жизнь.
  Усаживаясь за фантастически шикарный, невероятно богато сервированный стол, он подумал, что и его начальство и их союзники, конечно, расстроятся, когда узнают о сражении, произошедшем на Гордоне. Но не меньшим, если не большим расстройством для них будет узнать, куда попали их агенты сразу после боя. Ведь именно вмешательство представителей планет Центрального Совета и в том числе, Новой Калифорнии, было крайне невыгодно и нежелательно для них. А, кроме того, перемещение туристов и группы охраны после боя на Гордоне прямиком в Нью-Лос-Анджелес являлось косвенным подтверждением подозрений начальников Огненовича насчёт тайного вмешательства в дело Фрэнклина со стороны планет Центрального Совета НС.
  "Даже смешно, - подумал Огненович, думая о своём начальстве и их союзниках, - они приложили столько усилий, чтобы предотвратить утечку информации. Шли на невероятные уступки и договоры с владельцами Лабиринта. Подвергали опасности жизнь ни в чём не повинных людей. И так глупо провалились!"
  Он не сомневался, что даже если догадка про более раннее вмешательство местных спецслужб и прочих влиятельных сил в дело Фрэнклина была неверна, уж теперь-то новокалифорнийцы наверняка заинтересуются событиями, происходящими в Лабиринте. Они слишком тщательно контролируют свой участок аттракциона, чтобы пропустить мимо такую занимательную картину, как почти два десятка вынырнувших из ниоткуда израненных людей в боевых комбинезонах, которые совершенно точно только что побывали жестокой переделке.
  "Да уж, теперь им придётся шустрить по-настоящему, - с усмешкой подумал Радивое о своих союзниках. - Как это, интересно они умудрились допустить такой поворот дела?! - и тут же ответил сам себе. - А в чём, собственно, вопрос? Если уж они не смогли предотвратить проникновение в Лабиринт двух многочисленных отрядов боевиков с массой оружия, то где уж им отследить простое перемещение с одной планеты на другую! А обещать они могут всё что угодно. Как видно, к реальности их посулы имеют небольшое отношение!"
  Югослав никак не мог отвлечься от мыслей о событиях, произошедших на Гордоне и их возможных последствиях. Вспомнив про второй отряд преследователей, он стал размышлять над тем, были ли задействованы в прошедшей схватке оба отряда или только один. Посчитав примерно ударные силы нападавших, он решил, что, скорее всего, их атаковали оба отряда.
  Теперь перед ним встал другой вопрос, - куда боевики противника отправится сейчас? С одной стороны они могли и дальше путешествовать в Лабиринте по мирам, ожидая удобного случая, чтобы вновь сойтись с Радивое его подругой и их охраной в одной точке и ликвидировать-таки поисковую группу. С другой стороны, им правильнее было бы сразу отправиться за тайником.
  Однако, судя по тому, как развивались события до сих пор, первый вариант более вероятен. Фрэнклин, забирая сейчас свой клад из тайника, очень рисковал бы окончательным и бесповоротным крахом. Ведь тот, кто запустил его наёмников в Лабиринт, мог без проблем отследить их движение, перехватить после опустошения тайника и завладеть тем, что там лежало. А Фрэнклина - просто сдать союзникам югославской разведки, чтобы те не поднимали лишнего, заодно избавляясь от предыдущего обладателя секретов.
  Главное, чего Радивое Огненович никак не мог узнать, это когда произойдёт решающая схватка с уцелевшими бандитами Фрэнклина. Именно вопрос времени теперь вышел на первый план. Время требовалось, чтобы связаться с начальством - с Новой Калифорнии сделать это было категорически невозможно по причине того же тотального контроля, дающего чужому агенту стопроцентную гарантию провала при попытке связи по любым каналам, даже на самых верхних уровнях Глобального Пространства. Он даже не запустил на Новой Калифорнии программу поиска, чтобы не привлекать внимания местной службы слежения, полагая, что Фрэнклин не настолько безумен, чтобы фактически подарить столь ценную для него вещь новокалифорнийским спецслужбам.
  Время требовалось, чтобы более точно разобраться в сложившейся ситуации. Наконец, время требовалось, чтобы провести смену охраны - то, что от неё осталось после Гордона никак не смогло бы защитить их с Кэтрин от новой атаки. И именно о времени, имеющемся у него в распоряжении, Раде не знал ничего.
  Оставалось лишь ждать и... есть. Нет, впрочем, есть он больше не будет. Внезапно очнувшись от своих мыслей, Радивое вдруг обнаружил, что за время глубоких размышлений невероятным образом поглотил целую кучу разнообразных блюд, при этом даже не почувствовав их вкуса и запаха. Зато теперь он чувствовал, - чувствовал себя набитым до отказа мешком, в который уже ничего не лезет, как ни запихивай.
  Обведя глазами стол, он заметил, что остальные ели явно умереннее его, а некоторые встречали его взгляд с нескрываемой усмешкой. Обратившись к сидевшей слева Кэтрин, он сказал:
  - Ну вот, я, кажется, наелся... После того, что произошло, мне нужно было сильно подкрепиться! - как бы поясняя, добавил он. - А ты как?
  - Я? Да, я тоже закончила. Обед был великолепный. Теперь, я думаю, самое время отдохнуть. Вернёмся в номер?
  - Пойдём, пойдём, - опустошив последний стакан с соком, - согласился югослав.
  
  ГЛАВА 31
  Они с Кейт пожелали оставшимся за столом приятного аппетита и отправились в свои апартаменты. По дороге Огненович попытался поговорить с Кейт о сражении на Гордоне.
  - Послушай, то, что с нами сегодня произошло... Ну, я тебе говорил, что это возможно...
  - Разумеется!
  - Я понимаю, это глупо, но я надеюсь, эта наша очередная переделка тебя не слишком...
  - Нет, что ты! Я уже привыкла! - в её голосе звучал явный сарказм. - И, к тому же, ты действительно меня предупреждал.
  - Я всё же думаю, может тебе стоит выйти из Лабиринта!
  В это время они уже находились перед дверями своего номера. Его спутница ничего не ответила. Они вошли. Обоим хотелось спать. Готовились ко сну они молча. Наконец, Огненович не выдержал.
  - Ты помнишь, я говорил, что, может быть, тебе уйти из Лабиринта? Ты не ответила!
  Она посмотрела на него и усталым голосом сказала:
  - Не знаю. Я сейчас ничего не знаю. После всего, что с нами было, я как будто что-то потеряла, я не могу ничего решить, потому что не могу разобраться в себе и своих чувствах... я устала. Давай спать!
  Радивое понял, что больше ничего от неё не добьётся. По крайней мере, сейчас. Он и сам чувствовал, что в отношениях между ними надломилось нечто важное. Он понимал, что причина в потере доверие к нему со стороны Кейт.
  "Ничего удивительного после этих чертовых обманов", - подумал он, закрывая глаза.
  Но сейчас путешественники пребывали в состоянии полнейшей неопределенности, и Огненович ничего не мог ничего сделать для изменения этой ситуации. Даже предложенный им единоличный выход Кейт из Лабиринта прошлось бы долго выбивать у начальства - настолько долго, что ситуация в Лабиринте могла за это время развернутся в совершенно неожиданную сторону. Так что теперь ему оставалось лишь спать.
  Однако, ночь в отеле "Грейт Уорлд" прошла для Радивое не самым лучшим образом, и далеко не так, как позволяли роскошные условия самого дорогого и комфортабельного отеля во Вселенной. Но к утру ему стало гораздо лучше, - аптечка и здесь дала максимальный по скорости и эффекту результат.
  С утра, сразу после легкого завтрака, Радивое встретился с начальником своей охраны. После первых приветствий и обоюдного выяснения самочувствия они перешли к главному. Югослав выяснил, что по поводу событий на Гордоне охранники до сих пор соблюдали обет молчания. Поскольку их группа всё ещё находилась на Новой Калифорнии, разведчик и его главный бодигард решили не вести никаких разговоров на сей счёт до тех пор, пока путешественники не покинут эту прекрасную планету.
  Против обыкновения, их группа провела на Новой Калифорнии около шестнадцати часов вместо обычных пяти-семи, отводимых на изучение планеты. Зато все путешественники уже ни в коем случае не сомневались, что "Грейт Уорлд Эн Эл Эй" - самый роскошный и комфортабельный отель во Вселенной. В этом их совершенно убедила устроенная для них администрацией отеля экскурсия по всему комплексу развлечений, удовольствий и всевозможных видов отдыха, предоставляемых отелем.
  Радивое много слышал о достижениях отелей сети "Грейт Уорлд", а его мысли были заняты размышлениями о дальнейших действиях всех участников дела Фрэнклина, поэтому экскурсия не поразила его так, как некоторых его спутников из группы охраны.
  Шпион-сыщик вздохнул с явным облегчением, когда управляющая система Лабиринта отправила их на следующую планету.
  Всех проблем перемещение, к сожалению, не решило, поскольку с исламской планеты под названием Гюлистан, связаться с начальством Огненовичу было по-прежнему крайне затруднительно, а значит, он продолжал терять столь драгоценное время. Перед ним вновь возник вопрос о степени влияния союзных спецслужб на движение их группы по Лабиринту. На Гюлистан путешественников могли забросить новые покровители владельцев Лабиринта, чтобы затруднить контакты с руководством, а могло это сделать и собственное начальство - чтобы отложить на время очередные разговоры о выходе из Лабиринта, которые Радивое вполне мог возобновить после боя на Гордоне.
  Единственный плюс от пребывания на Гюлистане для Раде и Кейт заключался в том, что теперь они и трое охранников, входивших в "верхнюю" группу могли спокойно выяснить всё, что произошло в подземелье Тайтуса. К этому же располагала и обстановка - на корабле на воздушной подушке они бороздили необъятное по размерам рисовое поле и слушали музыку и песни в ориентальном стиле. Страсти со вчерашнего дня поулеглись, впечатления потеряли некоторую остроту, и охранники, воевавшие в подземелье, могли более или менее спокойно рассказывать о происшедшем с ними.
  Итак, оставшиеся у подножья Тайтуса бойцы охраны проникли в подземелье. Ходы там почти сразу стали ветвиться, расходясь в разные стороны, и капитан приказал своим людям рассредоточиться. Затем они мелкими группами в течение более чем трёх часов бродили по подземелью, а преследователи лишь изредка пересекались с ними. Но после того как противнику удалось, видимо, разобраться с планом подземных ходов, стычки стали происходить всё чаще и чаще.
  Боевики действовали достаточно целенаправленно, атакуя охранников с разных сторон и, заставляя отходить, как потом выяснилось, в одну точку. Несмотря на жестокое противодействие, противнику, в конце концов, удалось добиться своего. Надь и более десятка его бойцов оказались в одной пещере, окружённые со всех сторон напавшими боевиками.
  Естественно, тем скоро стало ясно, что главная дичь от них ускользнула. Возможно, именно это и спасло охранников, - ожесточённый бой перешёл в легкую перестрелку, поскольку часть боевиков отправилась искать Раде и Кейт по подземельям и предгорью. А потом произошёл сколь внезапный, столь и своевременный переход на Новую Калифорнию.
  Рассказ Радивое об их восхождении на Тайтус и их пребывании на верхней кромке кратера получился гораздо короче. Всё остальное время туристы провели, слушая оригинальную местную музыку и вкушая не менее оригинальные местные сладости. Даже Огненович, и тот немного расслабился. Да и что, собственно, он мог сейчас сделать! Ничего! Как и следовало ожидать, на Гюлистане тайника тоже не нашлось. Югославу оставалось только наслаждаться немногими минутами покоя на странном плавучем средстве передвижения посреди странного моря будущей пищи под странные музыкальные звукосочетания на странной абсолютно ориентальной планете, где по существу не было даже информсетей в обычном смысле этого слова.
  Затем путешественники переместились на Новую Саксонию - одну из союзниц Триединого Союза Югославии в текущей операции. За всё время путешествия по Лабиринту это был лишь второй такой случай. И теперь это перемещение оказалось в самый раз. Огненович немедленно напрямую связался с главным штабом, руководившим антифрэнклиновской операцией, и сообщил обо всём, что случилось на Гордоне. К докладу тут же подключили начальство Огненовича из Т.С.Ю.
  Сообщение югослава не явилось неожиданностью для руководства операции. Хотя оно и не располагало подробностями произошедшего боя. Как только стало известно об очередном военном столкновении в Лабиринте, штаб операции вновь вмешался в работу управляющей системы аттракциона, направив странников на Новую Саксонию.
  Одновременно с этим владельцам Лабиринта предъявили ультиматум о начале немедленного тщательнейшего поиска банды, столь бесцеремонно путешествующей по участкам Лабиринта. В противном случае им пригрозили немедленным разглашением сложившейся ситуации со всеми подробностями, что неизбежно привело бы к полному финансовому краху Лабиринта.
  Разумеется, то, что отряд Огненовича сразу после Гордона оказался на Новой Калифорнии, в определённом смысле развязало руки координаторам операции против Фрэнклина, - теперь им нечего было терять, и какие-либо переговоры с владельцами аттракциона потеряли всякий смысл, поскольку информация о происходящем гарантированно дошла до тех, от кого её пытались скрыть союзные спецслужбы.
  Владельцы Лабиринта подчинились требованиям ультиматума. Но проблемы пока ещё оставались - управляющая система почему-то не смогла сразу найти посланцев Фрэнклина среди прочих клиентов.
  Одновременно с направлением югослава, мисс Боуринг и их охранников на Новую Саксонию, здесь начался сбор группы спецагентов, призванных сменить отряд Надя. Им предстояло сменить первую группу охраны в ближайшее время - сразу по прибытии всех членов нового подразделения в столицу планеты, город Новый Дрезден.
  Теперь, когда в Лабиринте по всем направлениям шёл активный поиск боевиков Фрэнклина союзный штаб дал Огненовичу железные гарантии, что с бандой будет покончено в течение суток, поскольку боевиков должны были обнаружить в ближайшие часы, если не минуты.
  Радивое, в свою очередь заявил о необходимости немедленно вывести из игры Кэтрин Боуринг. Он передал, что имеющаяся опасность по-прежнему велика, а никаких причин, препятствующих её выходу из Лабиринта, не осталось. На сей раз, он получил разрешение начальства. Оставалось только договориться с Кейт.
  Этим вопросом Огненович собирался заняться немедленно. Однако тут ему на коммуникатор пришло сообщение, что капитан Надь и его отряд, получившие приказ о снятии с задания, уже собрались. Их с Кейт просили подойти, чтобы попрощаться.
  Туристы и их бывшие охранники в последний раз встретились в вестибюле гостиничного крыла. За время, почти равное стандартным суткам, которое прошли после боя на Гордоне, состояние раненых уже несколько улучшилось. Хотя на полное излечение, разумеется, требовалось ещё много времени. Прощание получилось довольно сентиментальным, Кэтрин чуть не расплакалась. Долго вспоминали разные смешные или просто забавные эпизоды путешествия, погибших товарищей. О бое на Тайтусе практически не говорили.
  Воспоминания ещё продолжались, когда представительница администрации отеля по видеофону внутренней связи передала сообщение о прибытии сменной группы бодигардов. Вскоре весь отряд появился в вестибюле. Командир вновь прибывших капитан Кляйн передал свои данные. Все подтвердилось. После этого Надь и его люди, окончательно попрощавшись, покинули отель, - их браслеты уже были отключены от управляющей системы.
  Затем почти час ушёл на знакомство с новыми охранниками и их послужным списком. Кроме того, Огненовичу пришлось рассказывать некоторые подробности и обстоятельства дела, так как новые боевики имели лишь самое общее представление о задачах, стоящих перед ними.
  Но вот, наконец, все проблемы предстоящей работы были рассмотрены и оговорены, и Радивое смог-таки уединиться в номере с Кэтрин, дабы обсудить её немедленный уход из Лабиринта.
  
  ГЛАВА 32
  Они стояли посреди гостиной их номера, когда югослав, наконец, начал тяжёлый разговор:
  - Кейт, ты слышала мой инструктаж для новой охраны и понимаешь, что впереди нас ждёт опасность, возможно, превосходящая все опасности, встречавшиеся на нашем пути до сих пор... мы всё ближе к нашей цели... не буду сейчас говорить, в чём она заключается. Да это и не имеет значения. Важно другое. Подстерегающая нас опасность чрезвычайно возрастает... - он запнулся, - как бы это сказать... от твоего присутствия. Понимаешь, я хочу сказать, что мы все так или иначе, должны будем думать о том, чтобы защищать тебя...
  - Я поняла. Можешь не продолжать. Что ты от меня хочешь?
  На несколько секунд он замолчал. Затем быстро продолжил:
  - Я хочу, чтобы ты последовала примеру Надя и его людей и покинула Лабиринт, причём немедленно!
  Он сказал это. Хотя и понимал, что сейчас уход Кэтрин из Лабиринта запросто может стать и уходом её из его жизни. Но он не мог позволить продолжаться тому совершенно идиотскому состоянию раздвоенности, в котором пребывал в течение почти всего путешествия по вселенскому аттракциону кровавого безумия, каким стал для него Лабиринт-3000. Он должен перестать быть одновременно профессиональным агентом-сыщиком на задании и праздным туристом, закатившимся с подружкой в веселёнькое путешествие. Иначе это плохо кончится. Для всех.
  Наступило тягостное молчание. Огненович стоял и смотрел на Кэтрин. Она же в раздумье прохаживалась по комнате. Несколько минут она ничего не говорила, а он не торопил её. Все, что было нужно сказать, уже было сказано. А разные сантименты и уверения в своей любви и преданности можно оставить на потом. В надежде, что это "потом" действительно настанет. Но сейчас он должен убедить её покинуть Лабиринт.
  Наконец Кэтрин ответила:
  - Хорошо! - сказала она. - Я сделаю то, о чём ты меня просишь. Я покину Лабиринт. И тебя... не перебивай! - воскликнула она, заметив, что он хочет что-то сказать. - Если я сейчас уйду отсюда, я уйду и из твой жизни!
  Его худшие опасения оправдались, но единственное, что он смог произнести:
  - Почему?!
  - А нам ничего другого и не остаётся, как только, расстаться! Неужели ты не видишь, до какого состояния дошли наши отношения за время безумной гонки по этому дурацкому аттракциону? Ты никогда мне ничего не рассказывал, всё время врал или скрытничал. Обо всём, что происходит, мне приходилось догадываться! С того самого момента, когда ты заявил о своём внезапном желании прогуляться по Лабиринту-3000, в наших отношениях воцарились ложь и недомолвки. Даже тогда, когда ты обязан был говорить всё, ты молчал или попросту увиливал от прямого ответа. Неужели, ты не понимаешь, что у нас уже просто нет нормальных отношений, какие бывают между любящими друг друга, доверяющими друг другу людьми? Всё, всё уничтожено! Мы просто движемся по одной траектории. Да и то, исключительно по инерции. И как только я сойду с этой траектории, мы разделимся окончательно!
  Последние фразы она выкрикивала ему в лицо. Слушая её, он вдруг почувствовал сильную слабость и сел на диван. С каждой её новой фразой его охватывал всё больший ужас от сознания её правоты. Он не мог даже взглянуть на неё. Поэтому, когда Кэтрин произносила последние слова своей речи, он сидел, закрыв лицо руками. А она стояла над ним.
  Он ничего не мог ответить ей. Он был раздавлен. Он ничего не мог предпринять: у него не было ни сил, ни возможности. Оправдываться не имело смысла. Он мог только отпустить её. Собственно даже не отпустить, а просто наблюдать, как она сделает тот шаг, который, как теперь было очевидно, неизбежно следовал из сложившейся ситуации.
  Они оба молчали, поскольку высказали всё, что могли и хотели. И могли бы молчать ещё долго, если бы по видеофону внутренней связи им не сообщили об обеде. Принятие пищи на несколько коротких минут вновь объединило их, - за столом они сидели рядом - возможно, в последний раз.
  Обедать пришлось вместе с новой охраной. Обстановка в выделенном туристам небольшом обеденном зале получилась довольно напряжённой. Раде и Кейт пребывали в дурном настроении. Люди из новой охраны понимали, что предстоит очень сложная работа. Так что им тоже было не до веселья. Поев, они один за другим быстро покинули столовую комнату. Вскоре югослав и его спутница остались одни.
  Некоторое время они сидели молча. Раде доедал своё любимое желе из акернанской сливы, не замечая, что он ест. Кэтрин медленно потягивала вино из бокала. Наконец, вино кончилось. Она встала.
  - Пойду собирать вещи, - тихо сказала она и ушла.
  Радивое продолжал есть желе. Прошла минута.
  - Чёрт побери! - воскликнул он и, бросив ложку, тоже ушёл.
  Он не знал, что ему теперь делать. Ему никогда и в голову не приходило, это путешествие по Лабиринту может привести к таким результатам. Он понимал, что Кэтрин абсолютно права: то, что произошло, тяжёлым бременем легло на отношения между ними. И избавиться от этой тяжести будет очень трудно, если вообще возможно.
  "Хотя, если бы сейчас мы оба сбежали из этого Лабиринта, возможно, у нас был бы пусть мизерный, но шанс!" - внезапно подумал Радивое.
  Да, бесспорно, если он хочет сохранить отношения с мисс Боуринг - такой шаг является единственно возможным выходом. Он понял это сразу. Он наплюёт на этот чёртов тайник, - его наверняка вообще не существует, - от такой новой мысли он даже расхохотался. А что, вдруг и в самом деле всё это полная чушь и бессмыслица. Они побывали на такой куче планет и не обнаружили его. Ну, точно! Его просто нет!
  Итак, решение принято: он покидает операцию. Да, собственно, он теперь и не нужен. Даже если тайник есть. Найти его гораздо легче, следя за бандой Фрэнклина. Уж они-то наверняка знают, где тайник и прямиком приведут к нему спецслужбы союзников!
  Значит так, первым делом надо пойти к Кэтрин! Затем он известит своё руководство. Вот именно - только известит - и больше ничего. Затем сообщит начальнику новой охраны, что в связи с внезапным изменением ситуации они с Кейт в срочном порядке покидают Лабиринт. И прикажет дожидаться новых указаний из штаба.
  Принятое решение гнало его вперёд. Он весь загорелся им. К себе в номер он вернулся едва ли не бегом и сразу прошёл в спальню. Кейт сидела на кровати и смотрела перед собой. Когда он вошёл, она повернулась к нему и сказала:
  - А, это ты. Как странно. Я сказала тебе, что пошла собирать вещи. Пришла сюда и только тут сообразила - собирать-то нечего! Мы ведь всё это время путешествовали налегке. Денег у меня достаточно. Так что я могу заказать всё, что нужно, в любом магазине, - её голос слегка дрожал.
  - Но ты до сих пор не ушла?
  - Да, ты знаешь, такая странность, меня не покидает ощущение, что я что-то здесь забыла. А найти никак не могу! - её наполненные слезами глазами умоляюще смотрели на него.
  Он подошёл к кровати. Опустился на колени и взял её за руки. По лицу девушки потекли слёзы.
  - Может быть, ты забыла меня? - тихо спросил Радивое.
  - Может быть. Но я не могу забрать тебя с собой. Ты останешься здесь!
  - Отнюдь! Я - вещь просто необходимая в хозяйстве. Ты не можешь оставить меня здесь. Это будет крайне расточительно с твоей стороны! Ничего подобного ты не найдёшь ни в одном магазине!
  - Что ты хочешь сказать? - спросила она, удивлённо глядя на него.
  Он рассмеялся.
  - Только то, что из Лабиринта мы уйдём вместе!
  - Но ты же не закончил поиски!
  - Ну и что! Теперь их закончат другие. Им и делать-то ничего не придётся. Враг сам приведёт их на место.
  - А как же ты?
  - Я? Я как и ты сниму этот чёртов браслет, и мы покинём отель и Лабиринт. Вот и всё!
  - Не может быть!
  Теперь её глаза, по-прежнему наполненные слезами, сияли радостью. Она была в восторге. Она не могла выразить это словами, а лишь бросилась Раде на шею, прижавшись к нему всем телом. Её сотрясали рыдания, а он предпринимал тщетные усилия успокоить её. Впрочем, ему самому требовалось сначала успокоиться, ибо чувства захлестнули его в не меньшей степени, чем его возлюбленную.
  Лишь через некоторое время они пришли в себя и смогли более или менее спокойно обсудить принятое Огненовичем решение. Он убедил Кэтрин в том, что всё продумал, и что иного выхода у него нет. Также как нет ничего страшного и в самом его решении. Никакие санкции со стороны руководства ему не угрожают: ведь львиную долю работы в Лабиринте выполнил именно он.
  Его начальству теперь оставалось лишь взять нечто, что они искали, ибо оно лежит на блюдечке с голубой каёмочкой. Правда, он не упомянул, что было ещё неизвестно, где оно находится, это блюдечко. Впрочем, как показали дальнейшие события, проблемы тут и впрямь никакой не было.
  Договорившись с Кейт, теперь Радивое должен был "объясниться" со своим начальством. Для этого он направил в консультативную группу по экстренному каналу связи звуковое сообщение. Естественно, послание он сопроводил всеми пришедшими на ум обоснованиями принятого решения. Всё это он сделал в присутствии Кэтрин.
  Теперь оставалось передать последние инструкции начальнику охраны. Югослав решил сделать это лично, поскольку столь внезапная перемена планов могла повлечь град вопросов, которые излишне затянули бы переписку, или сам капитан попытался бы получить дополнительные пояснения лично и задержал их уход из Лабиринта. К нему Раде и Кейт тоже пошли вместе, так как сразу после этого они собирались покинуть Лабиринт.
  Когда они подошли к дверям апартаментов капитана Кляйна, Радивое получил от коммуникатора сигнал тревоги, Ему передавали срочное сообщение. Он его прослушал. Это оказался приказ от главного штаба союзников, руководившего всей операцией. Ему и всей его группе предписывалось в пятиминутный срок подготовиться к переброске на другую планету в полностью боеготовом состоянии. Также в сообщении было сказано, что аналогичный приказ на свой коммуникатор получил капитан Кляйн, и что он должен передать его всем своим подчинённым.
  Не совсем поняв, что происходит, Огненович растерянно оглянулся на Кэтрин. Затем он транслировал ей через её коммуникатор полученное сообщение.
  - Иди, собирайся! - сказала она совершенно спокойно.
  - Но ведь мы хотели...
  - Я понимаю, но теперь тебе не отвертеться. Времени слишком мало. Так что иди, собирай своё оружие.
  - А как же ты? - спросил югослав.
  - Никак. Выйти я теперь не успею. Наша группа перемещается с планеты на планету единым блоком. Так что я пойду туда же, куда и ты!
  - Но это невозможно!
  - Отнюдь, очень даже возможно, - с усмешкой заметила Кэтрин. - И я тоже пойду, переоденусь.
  
  ГЛАВА 33
  Они повернули обратно.
  Оружия у Огненовича было немного. На то, чтобы облачиться в боевой комбинезон много времени тоже не потребовалось. Времени оставалось чуть больше минуты и, воспользовавшись этим, Радивое послал в штаб запрос о причинах срочной переброски, попросив одновременно не перебрасывать с остальным отрядом мисс Боуринг. Он не успел получить ответ до перехода.
  В первую же секунду после перемещения Радивое понял, что начальство не выполнило даже просьбу отключить браслет его спутницы. Девушка по-прежнему находилась рядом с ним. Однако времени на новые переговоры с начальством не было - требовалось срочно сориентироваться в окружающей обстановке. Не зря же их заставили заранее напялить на себя боевые комбинезоны. Югослав оглянулся по сторонам. Они с Кэтрин стояли на дне какого-то пересохшего ручья, а вокруг громоздились скалы. Первым звуком, который они услышали на этой неизвестной планете, были звуки перестрелки. Поэтому Радивое, схватив свою спутницу за руку, увлёк её под защиту ближайшего крупного каменного валуна.
  Устроившись за ним в относительной безопасности, Огненович принялся изучать местность. Ему сразу стало ясно, что они попали в какое-то горное ущелье. В том месте, куда их перекинула управсистема Лабиринта, оно было довольно узким, а в нескольких десятках метров впереди за валуном ущелье расширялось. Именно там, справа от своих подопечных расположились бойцы Кляйна. Они вели перестрелку с кем-то, кто находился на противоположном склоне. То и дело на обеих сторонах ущелья раздавались взрывы. Яркие красные и жёлтые всполохи заставляли действовать в полную силу светофильтры комбинезонных окуляров. Поминутно вниз с грохотом падали обломки скал, разбитых ударами мощного оружия, которым пользовались обе противоборствующие стороны.
  Перестрелка была интенсивной, и вступать в неё Радивое Огненовичу с его относительно слабым оружием (легким автоматом и двумя пистолетами), не было ни какого смысла. Поэтому он стал изучать местность в ожидании ответа из штаба. Но чем больше он осматривался, тем сильнее чувствовал, что место ему чем-то знакомо.
  - Мы здесь, кажется, уже были? - высказала вслух его мысли Кэтрин.
  - Да, пожалуй, но всё же, куда мы попали?
  Тут Радивое вспомнил про справочник коммуникатора.
  - Запрошу-ка я справочник! Ответ из штаба всё равно ещё не пришёл... Сейчас узнаем, где мы очутились!
  Он сделал запрос. Через секунду коммуникатор стал передавать справку, но Радивое, не дослушав даже первой фразы, прервал её.
  - Невероятно! Фантастика! Ты не поверишь!
  - Что случилось? Где мы? - спросила его удивлённая Кэтрин.
  Слегка успокоившись, он ответил:
  - Ты никогда не догадаешься! Ха-ха! Это просто невероятно! - и, наконец, произнёс - МЕДИНА И КАМПОС! Как тебе это нравиться?!
  - Не может быть! - только и могла ответить ошарашенная Кэтрин.
  - Может! Может!.. А вот и ответ из штаба союзников. Так, послушаем.
  Ответ, однако, пришёл не из штаба, а от начальника охраны - капитана Кляйна. Он одновременно передавался на оба коммуникатора, поэтому сообщение они услышали одновременно. В нем говорилось, что экстренная переброска на планету Адмирал Медина и Кампос стала следствием обнаружения тайника.
  Всё произошло именно так, как предполагал Радивое. Людей Фрэнклина вычислили, и все их действия стали полностью подконтрольны. Но на противника, разумеется, тоже работали профессионалы. Они, конечно, понимали, что быстро окажутся на крючке после Гордона. Поэтому им ничего не оставалось, как перейти к решительным действиям, то есть к изъятию тайника. В управляющую информсистему Лабиринта было произведено очередное вторжение, и наёмники Фрэнклина переместились на Медину.
  Впрочем, эти их действия уже полностью контролировались штабом союзников. И как только стало известно, куда отправились люди Фрэнклина, было принято решение о немедленной переброске туда же и отряда Огненовича. Так получилось, что обе группы прибыли на место почти одновременно и оказались в совершенно равных условиях. Оставалось лишь подождать, чем завершиться бой.
  - Что нам теперь делать? - спросила Кейт.
  - Ничего особенного! Сидеть и ждать, чем, закончиться схватка. Правда, этот валун - не лучшая защита. Но менять позицию сейчас еще опаснее.
  - А мы ничего не можем предпринять, чтобы помочь Кляйну?
  - Нет. Мы ничего не можем сделать. Было бы полным безумием мне с моим оружием вмешиваться в эту камнедробилку. К тому же могу повторить то, что сказал уже раньше. Сейчас операция находится на такой стадии, что моя помощь, думаю, уже не понадобится. Команда Кляйна - профессионалы. Им вполне по силам без моей помощи разгромить эту банду. А затем моя поисковая программа легко определит, где находится то, что мы ищем.
  Кэтрин хотела что-то сказать, но в этот момент сверху в сторону валуна, за которым они прятались, полетел град камней, отколотых от могучей скалы попаданием какого-то мощного заряда. Туристам поневоле пришлось немного переместиться. Пока что угрозу им создавали лишь такие внезапные камнепады, Раде и Кейт продолжали наблюдать за схваткой. Она проходила очень ожесточённо. Стороны явно несли потери, но никто не мог завладеть инициативой и перейти в наступление.
  Так прошло около получаса. И тут удачное попадание мощного заряда фрэнклиновцев в скалу, возвышающуюся над позицией отряда Кляйна, вызвало сильнейший камнепад, обрушившийся на охранников Огненовича. Сразу за каменным обвалом на их позиции обрушился настоящий шквал огня. Не выдерживая его и неся потери, люди Кляйна стали перемещаться вправо от противника - в сторону валуна, за которым прятались югослав и его спутница.
  В результате, положение Раде и Кейт чрезвычайно ухудшилось, так как их укрытие оказалось едва ли не между позициями противоборствующих сторон. Но капитан Кляйн тоже не бездействовал. Воспользовавшись вынужденной сменой позиции, он сконцентрировал ударную группу. Через несколько минут после смещения поля боя этот отряд нанёс сильнейший контрудар по позициям боевиков Фрэнклина.
  Воспользовавшись возникшим после этого замешательством противника, несколько агентов Кляйна спустились на дно ручья и повели огонь по противнику отсюда. Их появление внизу оказалось как нельзя кстати. Оставаться здесь дальше их подопечные не имели никакой возможности, а охранники своим огнём могли прикрыть их перемещение в более безопасное место. Поэтому Огненович и его подруга покинули своё укрытие и мелкими перебежками стали уходить из-под огня.
  Югослав сначала хотел отойти под защиту главных сил Кляйна. Однако достичь цели оказалось нелегко. Боевики Фрэнклина, возможно, только сейчас заметили новых гостей ущёлья, но тут же открыли по ним огонь. Нижняя часть ущелья подверглась массированному удару. За ним последовал второй и третий. Радивое и его подруга почти чудом не получили серьёзных ранений от попаданий разлетающихся во все стороны каменных осколков, отделавшись мелкими повреждениями защитной ткани комбинезонов. На время им пришлось укрыться за другим большим валуном.
  Попытка присоединиться к Кляйну не удалась. Поняв это, Раде решил отходить на ту сторону ущелья, где располагались боевики Фрэнклина. Из своего нового укрытия он смог разглядеть на противоположном склоне несколько мест более или менее защищённых от огня с позиций фрэнклиновцев. Путь к ним был очень опасным. Но оставаясь в гуще схватки они с Кейт рисковали ещё больше, а никакого другого способа выйти с поля боя не найти он не мог.
  Однако прежде чем произвести этот манёвр, Радивое связался с Кляйном и передал ему просьбу создать огневой заслон, чтобы помешать боевикам Фрэнклина обстреливать их с Кейт во время новой смены позиции. Через несколько минут Кляйн смог выполнить просьбу, и Огненович с девушкой стали перебираться на левую сторону ущелья, ставшую теперь для них правой. Сделать это даже под прикрытием со стороны охраны оказалось очень нелегко, - склон горы в этом месте был сильно загромождён обломками скал. Пробираться через эти каменные завалы, одновременно прячась от боевиков Фрэнклина оказалось очень сложным и, что немаловажно, медленным делом. Потратив кучу времени и сил, Кейт и Радивое всё же забрались на гору, хотя и не слишком высоко. Они расположились на небольшом, довольно ровном пятачке под прикрытием нагромождения мощных каменных глыб.
  Но и здесь им не удалось отдохнуть: их почти сразу попытались атаковать несколько агентов Фрэнклина. Атака, впрочём, не удалась: продвинуться вправо по склону бандитам помешал огонь с противоположной стороны ущелья, да и Радивое воспользовался своим оружием. Пока всё обошлось. Однако происходящее серьёзно беспокоило югослава. Соперничающие группировки по-прежнему оставались на противоположных сторонах ущелья, огневое противоборство пока продолжалось, но отряд Кляйна явно слабел. Опасность для них с Кейт нарастала.
  Видимо, это понимал и начальник отряда охраны. Поэтому, предотвратив захват подопечных, он отдал своим людям, остававшимся наверху, приказ сконцентрировать огонь на главных силах боевиков. Под этим прикрытием отряд, ранее спустившийся на дно ущелья, атаковал позиции фрэнклиновцев с фланга. Впрочем, первая попытка массированного удара снизу не удалась, как и вторая. Противник успевал открыть упреждающий огонь. Лишь с третьей попытки потерявший половину людей и без того маленький отряд более-менее слаженно ударил во фланг боевикам.
  Удар этот, однако, получился слабым, ведь огонь вели лишь трое бойцов Кляйна. Люди Фрэнклина легко отбили их нападение, и сами стали наращивать огневое давление на противника. Решив, видимо, что он достаточно ослаблен, они атаковали противоположный склон ущелья. Люди Кляйна пытались остановить их, но лишь замедлили продвижение и нанесли некоторый урон. Охрана Огненовича была явно не в состоянии в полной мере справиться с контрударом боевиков.
  Видя, как развиваются события, Радивое понял, что ещё несколько минут - и их горе-защитники будут перебиты боевиками. Он выругался. В этой операции ему постоянно не везло. С самого начала. И вот теперь невезение, кажется, готово было достичь апогея. Судьба отряда охраны его мало волновала. Профессионалы оказались не в состоянии справиться с поставленной задачей и разбить боевиков - это их проблема. Но вот то, что они подставляли его с Кэтрин, - это ему было крайне неприятно. Теперь ничего не оставалось, как действовать самому и немедленно.
  Прежде всего, он попытался вызвать штаб союзников. У него ничего не получилось. Только теперь он окончательно вспомнил, в каком захолустье они все очутились. Затем он связался с начальником своей охраны. Боевики Фрэнклина продвинулись уже довольно близко к позициям отряда Кляйна, поэтому разговор получился очень коротким.
  Капитан Кляйн сообщил, что постарается сковать все силы боевиков. И если повезёт, даже победить их. Воспользовавшись этим, его подопечные должны постараться уйти с места боя как можно дальше. Насчёт связи с командованием он сообщил, что у него её тоже нет. На этом разговор прервался.
  
  ГЛАВА 34
  Радивое сидел, опершись спиной на камень. Рядом сидела встревоженная происходящим Кейт и с нетерпением ждала его объяснений, но он ничего не говорил, видимо погрузившись в размышления о бое и его последствиях.
  - Что происходит? - спросила она.
  - Что происходит? - очнувшись от своих мыслей, переспросил Огненович, - ничего хорошего! Если мы сейчас же отсюда не уберёмся, то нас быстро прибьют.
  - Так давай быстрее уходить!
  - Да-да, сейчас. Только вот решу, куда нам пойти, чтобы нас подольше не поймали и - вперёд.
  - Что значит "подольше не поймали"? Что ты хочешь этим сказать?
  - Только то, что у нас на этом островке почти нет шансов на спасение, если, конечно, нам не повезёт, как повезло на Уилсоне!
  - Но почему?
  - Потому, что как только фрэнклиновцы разделаются с нашей охраной, они примутся за нас.
  - Что? Ты хочешь сказать, что наши охранники обречены?!
  - Я этого не утверждаю. Но до сих пор бой развивался так, что положение капитана Кляйна и его бойцов только ухудшалось. Сейчас его отряд чрезвычайно ослаблен.
  - И мы ничего не можем сделать?
  - Для них? Ничего.
  Разговаривая с Кейт, Радивое, одновременно не переставал крутить головой, осматривая окружающие их горы. Ответив на последний вопрос, он остановил свой взгляд на едва различимой тропе, пролегающей справа от них среди очередного навала камней. Он взглядом проследил её путь и быстро принял решение.
  - Пойдём! - сказал он своей спутнице, поднимаясь с земли.
  Она последовала его примеру.
  Вставать во весь рост было бы опасно. Поэтому они двинулись к тропе, пригнувшись и прячась за крупными камнями. На сей раз, их перемещение осталось незамеченным, - противник слишком увлёкся боем, развернувшимся на противоположном склоне ущелья. Да и камуфляж сделал своё дело.
  Тропа сильно петляла. В некоторых местах её перекрывали мелкие и средние камни. Беглецам приходилось по долгу пробираться через эти завалы или вокруг них, постоянно рискуя свалиться вниз и что-нибудь себе повредить. Тем не менее, тропа уводила их всё дальше от места схватки. Сначала она спускалась вниз, как будто к дну ущелья. Но затем резко повернула вверх. Теперь Раде и Кейт приходилось почти карабкаться. Зато в этой части горы тропа была скрыта от посторонних взоров несколькими мощными скальными выступами и валунами. Поэтому главной опасности - огня фрэнклиновцев - здесь можно было не опасаться. По крайней мере, до тех пор, пока охранники будут отвлекать на себя наиболее мощное вооружение противника.
  Спустя некоторое время подъём стал более пологим и лёгким. Камни стали гораздо мельче, и они уже не загромождали весь путь, затрудняя каждый шаг. Окружающее пространство постепенно целиком охватили могучие скалы. Теперь путники двигались между почти отвесных стен. Из-за закрытости пространства, многочисленных поворотов и смен направления движения определить, в какую именно сторону они шли, более-менее быстро югослав не мог. Беглецы не заметили, как очутились в каменном лабиринте.
  Судя по состоянию, в котором находилась пролегающая здесь тропа, даже не тропа, а дорожка, ею часто пользовались туристы Лабиринта-3000. Радивое подумал, что выбрать это место для участка аттракциона Густавссона было вполне логично.
  "Лабиринт в лабиринте", - подумал он.
  Но где-то этот внутренний лабиринт ущелья должен кончиться. И тогда они неизбежно окажутся на относительно открытом пространстве.
  Где находится выход из лабиринта, к которому они приближаются, Раде не знал. Что происходит снаружи, определить не было никакой возможности. Все звуки извне гасились мощными каменными стенами. Огненович подумал, что отряд Кляйна сейчас, наверное, уже разгромлен и вскоре фрэнклиновцы примутся за их поиски. Если уже не занялись этим.
  Почти на час затянулось путешествие по проходу меж каменных стен. Но, в конце концов, Радивое и Кэтрин подошли к выходу. Первым признаком приближения к нему стало постепенное расширение коридора, по которому они шли. Горы начали расступаться перед беглецами. Неба над их головами становилось всё больше. Вскоре они вышли на широкую каменную площадку, по-прежнему окружённую со всех сторон горами. Но в одной из стен обнаружился туннель явно искусственного происхождения. Он имел вполне достаточную ширину и высоту, чтобы по нему могла без стеснения прошествовать многочисленная туристическая группа.
  - Так, насколько я понимаю, это выход, за которым нас ожидает открытое пространство, - заметил Огненович, осторожно осмотрев туннель.
  Продвигаясь по каменному лабиринту, они с Кейт лишь изредка обменивались негромкими репликами. И теперь его голос гулким эхом отозвался в стенах этого природного зала.
  - Ты не можешь определить, куда мы выйдем?
  - У меня слишком мало информации. Но я попробую воспользоваться справочником моего коммуникатора.
  Однако обращение к справочнику мало что дало. Кроме того, Огненович попытался получить информацию со спутника Медины, висевшего над этим местом, но ему удалось выяснить лишь то, что бой в ущелье Маркеса ещё продолжался (это его несколько обнадёжило) и происходил в некотором отдалении от того места, где они находились. Какой интенсивности был этот бой, каково было расстояние до него, - ничего этого выяснить не удалось.
  Всю информацию Радивое пересказал своей спутнице.
  - Ты понимаешь, мы должны быть крайне осторожны. Поэтому я пойду вперёд. А ты следуй за мной. В нескольких шагах позади. И при первом же моём сигнале отскакивай ещё дальше назад и не шевелись. Ты поняла?
  - Да, конечно, я буду осторожна.
  - Отлично, пошли.
  Они за несколько минут прошли через мини-туннель. Но перед тем как выйти наружу, Раде, притаившись у стены, внимательно осмотрел расстилающееся перед ним ущелье. Оно было как на ладони, но не всё, а лишь его часть. Слева от выхода выше уровня, на котором находился туннель, громоздились горы. Правее лежало дно ущелья. Подъём от него к ближайшей горной вершине при первом осмотре показался югославу знакомым. Далее опять-таки стояли горы. На осмотренной территории ни одного человека не оказалось.
  Огненович позвал Кейт и сообщил ей результаты осмотра.
  - Теперь мы можем выйти наружу? - спросила она.
  - Да, пожалуй, но всё равно, будь начеку!
  - Хорошо!
  Беглецы медленно и осторожно покинули своё укрытие. Спускаться на дно Радивое не захотел, и они двинулись к ближайшей горной вершине. С которой, по расчётам Огненовича, открывался ещё более обширный вид на ущелье. Он очень осторожно выбрал маршрут передвижения. Хотя местность была открытой, но всё же они передвигались по более или менее ровному подъёму, где находились несколько довольно крупных валунов, за которыми, при необходимости, туристам-беглецам можно было бы спрятаться.
  Югослав то и дело осматривался, изучая местность и ожидая появления преследователей. Его ожидания оправдались очень быстро и в самый неподходящий момент. Они с Кэтрин находились как раз на полпути между двумя крупными валунами, когда, оглядывая в очередной раз дно ущелья, Огненович заметил позади в дальнем его конце несколько фигурок людей. Югослав сразу бросился на землю, девушка без промедления последовала его примеру. Взглядом она спросила у своего спутника, что случилось, а он тем способом показал её в ту сторону ущелья, где заметил людей. Ничего больше не объясняя, Раде стал внимательно рассматривать незваных соседей. При более подробном изучении через окуляры защитного комбинезона они оказались людьми Фрэнклина. Их было трое. Они явно что-то искали.
  Сначала Радивое подумал, что ищут их с Кейт. Однако, понаблюдав за действиями боевиков несколько минут, он понял, что ошибся. Их передвижение было слишком целенаправленным для поисков людей, которые находятся неизвестно где. Они искали...
  "Ну, конечно! Они же появились здесь, чтобы забрать тайник!" - осенило югослава.
  Однако, то, что искали не их, не отменяло угрозу жизни беглецов. Ведь тайник мог быть чем угодно и находиться где угодно. И боевики в своём походе легко могли наткнуться на них с Кейт. Радивое решил воспользоваться программой поиска. Она быстро дала ответ, - тайник находился среди камней на склоне той самой горы, на которой сейчас залегли путешественники.
  "Превосходно! Чёрт возьми! Лучше не придумаешь!" - пронеслось в голове югослава.
  Однако у него просто не осталось времени, чтобы долго негодовать на судьбу. Надо было действовать. Двигаться. Оставаясь на месте, беглецы имели почти стопроцентную гарантию, что их обнаружат боевики Фрэнклина, когда будут искать тайник. Им с Кэтрин необходимо разделиться, решил он и обратился к девушке:
  - Послушай, я думаю, тебе лучше потихоньку вернуться к коридору!
  - Почему, вдруг они пройдут мимо и не заметят нас? А если я буду ползти к ущелью, они сто раз могут услышать посторонний шум! - возразила девушка.
  - Хорошо, ты права, - подумав, ответил он. - Оставайся здесь, но ничего не предпринимай! Ни при каких обстоятельствах. Я всё беру на себя.
  Кэтрин что-то ещё хотела спросить, но её друг уже отвернулся, чтобы дальше следить за действиями боевиков. Они явно спешили. Внимательно осмотрев их, Радивое отметил, что, по крайней мере, у одного защита сильно повреждена. А значит, есть возможность быстро вывести его из игры.
  "Что ж, это шанс!.. Но до этого шанса ещё надо дожить!", - подумал югослав.
  Тем временем троица приближалась. Вскоре стало ясно, что цель их движения достаточно близка к тому месту, где залегли Раде и Кейт, чтобы угроза их обнаружения стала реальной. Но всё же не настолько, чтобы у тех не осталось шансов скрыть своё пребывание здесь. Поэтому оба беглеца замерли, затаив дыхание и ожидая дальнейшего развития событий.
  
  ГЛАВА 35
  Фрэнклиновцы начали подниматься по склону. Напряжение возрастало. Лазерно-волновые пистолеты последней модели с нетерпением ждали своего часа в руках югослава. Легкий автомат он отдал спутнице, позаимствовав у неё "стерокс". Радивое сосредоточился на противнике, сконцентрировался, приготовившись действовать молниеносно.
  Боевики сначала замедлили шаг, а затем и вовсе остановились, пройдя не более трети подъёма к вершине. Место было более или менее ровное, и на нём задерживалось много камней, скатывавшихся с верхней части горы. Поэтому весь этот участок склона был завален целой россыпью самых разных камней. Боевики стали внимательно осматривать эту кучу, что-то в ней выискивая.
  Все действия их были ясно видны Огненовичу, - он расположился всего на десяток метров выше. Поиск продолжался уже несколько минут, когда один из боевиков, - тот, у которого была повреждена защитная амуниция, случайно поднял глаза и посмотрел вокруг себя. Наверное, пока он искал тайник, у него зарябило в глазах, так как некоторые камни отсвечивали, а с неба на них падал яркий свет местной звезды, стоявшей почти в зените.
  Его глаза встретились с глазами Радивое. Несколько секунд они пронзали друг друга взорами. Затем боевик отвёл взгляд и стал медленно поворачивать голову к товарищам, желая предупредить их. Точнее, поворачивал он голову довольно быстро, но всё же гораздо медленнее, чем действовали мускулы рук и ног югославского агента.
  В одно мгновение, выбросив вперёд правую руку с пистолетом и одновременно слегка приподнявшись на другой руке, он сделал выстрел. Его противник к этому моменту не успел сделать головой и пол оборота. Впрочем, первый удар его защита выдержала. Но он, едва сохранив равновесие, полностью подставился под следующий удар, который не заставил себя ждать.
  Огненович нанёс его, стреляя уже с двух рук, и одновременно вставая на ноги. Защита боевого костюма была окончательно выведена из строя первым попаданием. Поэтому, на сей раз, удвоенная сила удара достигла своей цели. Боевик в выжженном сзади комбинезоне и со спиной превратившейся в кровавое месиво замертво пал на камни.
  К этому моменту Радивое уже не только поднялся на ноги, но и успел сделать два шага вдоль склона - подальше от места, где залегла Кейт. Только теперь соратники убитого открыли по нему беспорядочный огонь. Защитный комбинезон Огненовича легко выдержал первые попадания. Затем югослав скрылся за большим валуном.
  Его противники отступили и залегли чуть пониже той площадки, на которой они искали тайник, и где лежал их убитый товарищ. Оттуда они стали обстреливать укрытие югослава. Он отвечал им тем же. Впрочем, такая перестрелка не могла продолжаться долго. Одинокий валун был слабым и недолговременным укрытием для Радивое, крошившимся и плавившимся под ударами оружия противников, которые в свою очередь вообще лежали на открытом месте, и их бронекомбы быстро теряли защитные свойства под огнём югослава.
  Так что через две или три минуты фрэнклиновцы вынуждены были пойти в атаку. Когда они вновь выскочили на площадку, оба успели получить ещё по два прямых попадания и их защита начала выходить из строя.
  От камня, за которым прятался Раде, тоже почти ничего не осталось. Так что ему пришлось спасаться бегством вверх по склону, получая при этом удар за ударом. На сей раз, противник располагал более мощным оружием, чем Уилслне, так что всерьёз рассчитывать на защитное поле лабиринтного браслета не приходилось, а защита боевого комбинезона начала сдавать.
   Огненович взбирался всё выше и выше, стараясь при этом продвигаться по склону в правую сторону - подальше, от места, где спряталась Кейт. Но долго так продолжаться не могло. Уже скоро под шквальным огнём преследователей защита его боевого комбинезона тоже начала сдавать. Отстреливаться почти не удавалось. Ближайший противник находился уже метрах в десяти. Каждое следующее попадание могло стать роковым.
  Тут Огненович наткнулся на довольно крупный, но не плотно лежащий камень. Югослав ухватился за него, затем упал и подтянулся к камню - тот лежал на подъёме несколько выше места, куда успел добраться Радивое. Когда он обернулся, ближайший боевик стоял в четырёх-пяти метрах и наводил на него автомат. Ещё секунда - и грянет залп.
  "Оружие слишком мощное, и с такого расстояния защита наверняка не выдержит удара", - мелькнула мысль в голове Радивое.
  Но залпа не последовало, - резким движением Огненович в последнее мгновение успел столкнуть под ноги противнику камень. Боевик обладал хорошей реакцией. Поэтому успел отскочить. Но при этом он подставился под выстрел в упор из лазерно-волнового пистолета. Защита не выдержала и через несколько секунд убитый или потерявший сознание боевик распластался на склону горы.
  Последний оставшийся противник югослава, отставший от первого на несколько метров немедленно открыл огонь. Защита боевого комбинезона не выдержала, и Огненович получил три сильных ранения - два в грудь и одно - руку. То, что ранения в грудь не стали смертельными можно объяснить либо чудом, либо тем, что защитное поле лабиринтного браслета всё-таки сработало и отвело удары от жизненно важных органов. На минуту или две Радивое потерял сознание. За это время, последний боевик уничтожил его пистолеты и подобрал оружие своего напарника.
  Добивать Огненовича он не стал. Видимо, тот итак выглядел, как покойник. А, кроме того, боевику надо было исполнить главное задание своей группы - отыскать тайник. Поэтому, удовлетворившись казалось бы гарантированной нейтрализацией противника, он поспешил вниз, где среди кучи камней ему предстояло найти то, зачем его сюда послали.
  Придя в себя и полежав минуты две, Радивое на четвереньках медленно двинулся следом. Он понимал, что должен вернуться. И вовсе не из-за тайника. Он должен был защитить Кейт. К счастью у него оставался ещё "стерокс". Доставать его пришлось раненой рукой. Это заняло довольно много времени. Спуститься вниз, не упав и не сломав себе шею, в его состоянии также оказалось большой проблемой. То и дело приходилось останавливаться. Половина спуска была преодолена на четвереньках, половина ползком. Из-за проблем с дыхательной системой боевого комбинезона ему даже пришлось снять лицевую защиту.
  Наконец, Огненович достиг места, где начинался его бой с фрэнклиновцами. Тут он зачем-то встал на ноги и даже кое-как выпрямился. Соображал он довольно плохо. Помимо ранений, приведших к большой потере крови, на него сильно действовала полуденная жара. Охладители его комбинезона вышли из строя, и он вполне ощутил её удушающее влияние. В голове мелькнула мысль, что приближается тепловой удар.
  Радивое стоял открыто, буквально подставляясь под огонь противника, у края пологого участка склона, где боевик Фрэнклина искал тайник, не замечая присутствия врага. Он сосредоточенно разглядывал отдельную кучку камней на противоположной стороне площадки. Затем, издав радостное восклицание, нагнулся и поднял какой-то камень. Какой именно, югослав не рассмотрел. У него едва хватило сил направить на противника "стерокс" и привести его в действие. Продержав палец на огневой кнопке секунд десять, югослав послал в голову боевика почти весь аккумулированный заряд. Только что поднятый с земли камень выпал у него из рук. Затем на землю свалился и сам убитый фрэнклиновец.
  Радивое стоял и тупо смотрел на поверженного врага. Затем сквозь пелену надвигающегося забытья в его сознание пробилась мысль о тайнике. Наверняка, то, что его враг держал в руке, и было этим тайником.
  "Надо пойти посмотреть!"
  Огненович с трудом двинулся с места и сделал несколько шагов к убитому. Но его последние силы ушли на то, чтобы обойти труп первого убитого здесь боевика. Поэтому, не дойдя до цели двух метров, он рухнул на землю. Точнее почти рухнул. В последний момент его подхватили под руки.
  Это была Кейт. Она, естественно, видела, как его друг атаковал фрэнклиновцев, вёл с ним позиционную перестрелку, как потом он стал убегать наверх, отстреливаясь. Когда за ним побежали боевики, она слегка переместилась, укрывшись за ближайшей каменной глыбой. Затем Радивое увел погоню вправо и вверх по горе, так что девушка не могла больше видеть бой. Она слышала звуки, издаваемые дробящимися камнями, в которые попадали участники перестрелки. Затем эти звуки прекратились. Когда она увидела возвращающегося боевика, она поняла, что Раде погиб. Осознание этого факта повергло девушку в шок. В последнее время ей пришлось перенести тяжелейшие испытания, и смерть любимого человека окончательно подорвала её истощённые силы. Её нервы, бывшие на пределе, не выдержали. Она уткнулась лицом в землю и беззвучно зарыдала от боли тяжёлой утраты и страха перед будущим.
  Поэтому Кейт не видела, как Огненович спустился вниз. Но к моменту его выстрела в последнего боевика она немного пришла в себя и поэтому услышала звук падающего тела. Смысл этого звука она поняла не сразу. Лишь чуть позже, выглянув из своего укрытия, она сумела рассмотреть сквозь слезы югослава. Сначала она не поверила своим глазам, думая, что это призрак или дух, и он вот-вот исчезнет. Однако он и не думал никуда исчезать. Тогда она встала и окликнула его. Он не ответил ей. Она позвала его снова. Он снова не услышал её.
  Затем он двинулся в сторону убитых боевиков, а она бросилась к нему. И успела в самый нужный момент - чтобы успеть подхватить Огненовича, когда он потерял сознание.
  Однако она была слишком слаба, чтобы удержать его. Поэтому ей с огромным трудом удалось медленно опустить его на землю. Кэтрин находилась в ужасном состоянии, однако Радивое было гораздо хуже. Поняв это, она снова зарыдала. Но ему срочно требовалась её помощь. Поэтому ей пришлось приложить все свои силы, чтобы взять себя в руки и сосредоточиться. Ей это удалось, хотя её глаза по-прежнему заливали слёзы. Тем не менее, дрожащими руками девушка достала свою аптечку. Затем она стащила перчатку с правой руки югослава, приложила к ладони аптечку и привела в действие программу диагностики и лечения.
  На то, чтобы сделать всё необходимое ушло почти пять минут. Ещё минут через пять Радивое стал приходить в себя. Сознание возвращалось медленно, пробиваясь через пелену мрака. Ещё не открыв глаз, он увидел яркую картинку - третий боевик, сражённый зарядом его "стерокса", падает на камни. Всё, Кэтрин больше ничего не угрожает. Можно отдохнуть!.. Нет! Он ещё что-то должен сделать. Но что? Что-то посмотреть? Или взять? Он не мог вспомнить...
  Затем его мысль снова переключилась на Кейт. Где она? Надо осмотреться, позвать, сказать, что ей пока ничего не угрожает. Вот именно пока. Чёрт побери! Скоро здесь будут другие боевики Фрэнклина! Они уже наверняка покончили с их охраной и теперь рыщут по ущелью. Надо предупредить её, чтобы уходила, иначе она тоже погибнет... жаль, теперь он не сможет её защитить. Он очень, очень слаб...
  Но всё же надо действовать. Надо приподняться и осмотреться. Пытаясь сделать это, Огненович повернул руку. И сразу резкая боль пронзила всё его тело. Он подумал, что подняться самому не получится. И всё же он должен как-то осмотреться. Он уже достаточно очухался, чтобы заставить себя разлепить веки. Через несколько мгновений он открыл глаза. Сперва Радивое не мог ничего разглядеть, но скоро взгляд прояснился, сфокусировался и он увидел над собой заплаканное лицо Кэтрин.
  - Как дела? - с огромным трудом ворочая язык, произнёс Огненович.
  Она ничего не ответила, а лишь помотала головой. В горле у неё стоял ком, а из глаз с новой силой хлынули слёзы. Радивое хотел ей что-то сказать, но она не дала. Обхватив его голову руками, она принялась целовать его, заливая лицо своими слезами. Так продолжалось несколько минут. Затем она подняла голову, чтобы ещё раз посмотреть на него, как будто не веря в его спасение. Он снова пытался что-то сказать, но она помешала, двумя пальцами прикрыв его губы.
  - Всё-всё. Тебе не надо разговаривать! Всё будет хорошо! Лекарства уже действуют, успокойся! Лежи и не двигайся, - добавила она, увидев, что он снова сделал движение рукой.
  Но он не мог успокоиться. Угрожавшая им опасность возрастала. Он должен был предупредить её. Она мешала сказать ей самое главное. А тут ещё этот неприятный звук в голове.
  "Чёрт! Когда же это кончиться!"
  Но он никак не мог избавиться от этого звука. И - странное дело - он показался ему знакомым. Радивое никак не мог сообразить, почему. И тут его осенило: этот же сигнал коммуникатора, о том, что его кто-то вызывает.
  Такой же сигнал получала от своего коммуникатора его спутница, но она заранее немного приглушила звук, считая, что он может отвлечь её внимание в момент опасности, и к тому же она была слишком занята Огненовичем, чтобы вслушиваться в посторонние звуки.
   Наконец, Раде отреагировал на сигнал и активировал звуковой контакт по обычной внутриотрядной связи, вмонтированной в комбинезон. Поскольку боевики в основном стреляли в корпус, головная часть боевого комбинезона и находившаяся там система связи не пострадали.
  Оказалось, югослава вызывал капитан Кляйн. Это было совершенно невероятно! Начальник охраны сообщил, что примерно после четверти часа ближнего боя, когда силы его отряда уже сильно истощились, отряд получил столь необходимое подкрепление. Штаб операции успел собрать в экстренном порядке вторую штурмовую группу. Совместными усилиями они нанесли полное поражение боевикам Фрэнклина и теперь искали их с Кэтрин и тайник.
  Югослав попытался рассмеяться, но вновь почувствовал резкую боль. Однако он всё же был несказанно рад. Они победили! И Кейт больше ничего не угрожает. Он хотел хоть что-то сказать капитану Кляйну, но лишь промычал нечто нечленораздельное. Во рту пересохло, Радивое едва мог пошевелить губами и языком. С трудом он выговорил "Сгнал кома... ищи по нем", имея ввиду, что искать их с Кейт нужно по сигналу его коммуникатора. Соответственно когда разговор завершился, Огненович не стал отключать связь со своей стороны.
  
  ГЛАВА 36
  Радивое вновь открыл глаза и встретился взглядом с Кейт. Она с недоумением смотрела на него, не понимая, что происходит. Он улыбнулся ей и попросил пить. Промочив горло из фляги, входившей в обязательный набор снаряжения боевого комбинезона, он смог-таки выговорить несколько слов:
  - Всё хорошо! - с трудом произнёс он. - Теперь точно всё хорошо.
  - Что... что ты хочешь сказать? - удивлённо спросила Кэтрин.
  Из-за ранений в грудь Огненовичу тяжело было говорить, поэтому он показал ей на свой коммуникатор и, закрыв глаза, шёпотом продиктовал тому сообщение для своей подруги:
  "Кляйну успели прислать подкрепление, и они разобрались-таки с боевиками Фрэнклина. Нам ничего больше не угрожает".
  Послание с этим текстом отправилось на коммуникатор девушки, и она, сообразив, что Раде хотел рассказать ей что-то важное, прочитала его
  Только теперь, узнав о том, что произошло в ущелье, Кейт вспомнила, в какой передряге они с Радивое оказались на Медине, и поняла, какой страшной опасности они подвергались всё это время. Девушка с немым ужасом посмотрела на него.
  Югослав снова чуть-чуть не рассмеялся.
  "Ну вот. Теперь, когда всё закончилось, ты, наконец, поняла, что я хотел тебе сказать! Но сейчас это уже не важно", - подумал он.
  - Отлично! Я очень рада, что всё так закончилось, - оправившись от шока, ответила Кейт. - Но тебе лучше лежать и не двигаться. Наши охранники, думаю, скоро доберутся сюда. Я пойду, посмотрю. Когда они появятся, я покажу им, куда надо идти.
  Радивое закрыл глаза в знак согласия. Он слышал, как его спутница поднялась и пошла к краю площадки.
  "Ну вот, теперь уже совсем скоро это чудовищное безумие, наконец, закончится!" - подумал он.
  Прошло несколько минут и вдруг сквозь полузабытьё, в которое успел погрузиться Радивое, он услышал приближающиеся быстрые шаги.
  "Уже подоспела охрана? Или я заснул?" - удивлённо подумал он.
  Югослав открыл глаза и посмотрел. Рядом стояла только Кейт.
  - Они уже идут? - тихо спросил он.
  - Нет! Они ещё не показывались, - смеясь, ответила Кэтрин.
  - Что же случилось?
  - Никогда не догадаешься, на что я наткнулась! - торжествующе радостным голосом ответила она.
  Он слабо улыбнулся. И пересиливая себя, слабым голосом произнёс:
  - Извини, я не в том состоянии, чтобы разгадывать загадки. Рассказывай, что ты там нашла?
  - Ты помнишь, как мы первый раз оказались в этом ущелье? В конце экскурсии, перед тем как нас срочно вызвал президент Алвес, мы поднялись на небольшую гору - эту самую гору. Ты помнишь?
  - Да-да, помню, возможно, именно на эту. - Он даже слегка кивнул головой.
  - Тогда мы поднялись на площадку. Вон ту - повыше, - она показала рукой наверх. - Я ещё нашла там странный камень и показывала его тебе, а потом выронила. Так вот, только что этот камень попал мне прямо под ногу. Представляешь, какое совпадение!
  Присмотревшись, Радивое увидел, что она держит в руке какой-то предмет, действительно напоминающий камень. Местная звезда светила югославу прямо в глаза, так что рассмотреть более точно, что нашла девушка, он не мог.
  - Дай-ка мне его посмотреть, - попросил он.
  Она отдала ему камень. Огненович взял его здоровой рукой и стал рассматривать. Камень был действительно довольно странный, как будто искусственный. Радивое ещё не успел ни о чём подумать, когда снова услышал сигнал коммуникатора. На сей раз, ему поступило сообщение от поисковой программы. До сих пор он лишь раз за всё время нахождения на Кампосе обращался к ней, так как твёрдо решил не искать больше тайник. Да и то - исключительно ради безопасности Кейт.
  Но сейчас, когда опасность осталась позади, не откликнуться на сигнал самой программы было бы глупо. Сообщение оказалось кратким:
  "Поисковая программа выполнила работу. Тайник найдён и распознан. В данный момент он находится в вашей руке".
  Радивое вновь осмотрел камень. Теперь он смотрел на него уже совсем по-другому. Ведь с его обнаружением его миссия в Лабиринте полностью завершилась.
  "Ну, вот и всё! А как по-дурацки всё получилось! В самом деле: Кэтрин держала его в руках! Я мог закончить эту операцию, даже не начиная её! Невероятно!"
  В этот момент югослав окончательно понял, насколько глупым, несуразным, неправильным было его последнее дело. Он потерял уйму времени, здоровья и сил. Из-за него погибло множество людей. А сам он по большому счёту ничего не делал: с одной планеты на другую его перемещала управляющая система Лабиринта, от фрэнклиновцев его почти всё время защищала охрана. Тайник, причём дважды, нашла Кэтрин.
  Но делать нечего. Поиски подошли к логическому завершению, а с ними и его участие в операции против Фрэнклина и его союзников Он посмотрел на свою спутницу. Та, не дождавшись его реакции на свою находку, снова высматривала охранников. Радивое позвал её. Когда она подошла, он сказал, что совпадение действительно замечательное. И попросил подарить ему её находку на память о тех приключениях, которые они пережили между двумя обретениями этого странного камня. Она не возражала, а даже как будто обрадовалась. Сразу после этого Огненович послал сообщение капитану Кляйну о том, что поиск тайника можно прекратить, так как он уже обнаружен.
  Вскоре у подножия горы появились их охранники. Двигаясь по сигналу коммуникатора, найти Раде и его спутницу было легко даже среди мощных каменных скал, затруднявших ориентировку.
  Пока Огненовича готовили к транспортировке, лейтенант Бенни Хорват сообщил ему и мисс Боуринг некоторые подробности происшедшей схватки. Положение их нового отряда охраны перед появлением подкрепления стало критическим. В живых оставалось менее половины состава, многие имели серьёзные ранения. Полный разгром был почти неизбежен.
  Но, появившееся подкрепление быстро изменило соотношение сил: на боевиков Фрэнклина обрушился шквал ударов из всех видов вооружения, которым только можно было снабдить полевых спецагентов. Под этим огненным ливнем противник начал отступать, неся при этом большие потери. Затем фрэнклиновцев стали окружать. Агентам союзных разведок удалось уничтожить почти всех боевиков. Ещё трое лежали на скале у ног Раде, а двоих разыскивали по ущелью. Но опасаться их нападения туристам-следопытам не стоило - они бежали в противоположную сторону.
  Отдохнув и обсудив бой, вся группа двинулась на соединение с отрядом Кляйна. Состояние Огненовича понемногу улучшалось, и транспортировка не доставила ему особо неприятных ощущений. К месту соединения с остальными бойцами союзного десанта они добрались примерно за два часа. Впрочем, ещё до этого они узнали, что два остававшихся не пойманными боевика уже ликвидированы.
  Вскоре после этого, когда отряд собрался в полном составе, произошёл переход на другую планету. В своём роде он был уникальным, - ведь они вернулись на Новую Саксонию, откуда их отправили на захват тайника. Там же все участники дела распростились с браслетами Лабиринта. Боевые группы были тут же передислоцированы для продолжения боевых действий против Фрэнклина, а Радивое и Кейт получили, наконец, полную свободу.
  После произошедшего на Медине Радивое первым делом пришлось заняться восстановлением здоровья. Поэтому они с Кейт заказали места в самом лучшем оздоровительном центре Новой Саксонии неподалёку от Фолькерсберга - крупнейшего курорта этой планеты. Там Огненович прошёл углублённый курс восстановительной терапии с применением самых лучших видов лечения боевых ранений.
  Всё это время югослав находился в курсе того, как развивалась операция против Фрэнклина и его партнёров. Тайник, захваченный на Медине, помимо украденной технологии содержал ещё массу полезной информации. Фактически там находилась полная база данных по всем делам разветвлённой преступной сети, а также много просто важных сведений о деловых партнёрах Фрэнклина.
  Благодаря этому за самое короткое время союзникам удалось захватить практически все прочие тайники с похищенными техносекретами. Были обнаружены все базы боевиков, разгромлены почти все их отряды. Фрэнклина арестовали. Незадолго до этого он попытался скрыться, но ему это не удалось: все его средства передвижения были захвачены, а ТПК в его домах отключены. Ему предъявили обвинение в информационном шпионаже и участии в создании межпланетной преступной сети, представлявшей опасность для мирного существования многих планет. Помимо него были арестованы ещё несколько десятков ключевых участников этой сети. Некоторые оказали вооружённое сопротивление, а трое при этом погибли.
  Таким образом, к моменту, когда Раде и Кейт покинули восстановительный центр, оставалось найти один тайник, разгромить три группы боевиков и поймать полдюжины криминальных бизнес-партнёров Фрэнклина. Впрочем, это уже не касалось бывших исследователей Лабиринта. Радивое Огненович так и ответил на предложение со стороны новосаксонского штаба принять участие в завершении операции. Он сказал, что полностью выполнил поставленную перед ним задачу и больше в этом деле не участвует.
  Кроме того, югослав и его подруга кое-что узнали о положении дел на планете Медина и Кампос. Президент Алвес был свергнут в результате двухмесячного конфликта с мятежниками, которые и получили власть на планете. Один из воздушных боёв происходил как раз над ущельем Маркеса, и случайное попадание снаряда снёсло то нагромождение камней, которое привлекло внимание югослава во время мирной экскурсии по ущелью. Поэтому он и не узнал сразу гору, на которой затем произошла его схватка с тремя боевиками.
  Впрочем, Медина и её политическое будущее не особо интересовали Раде и Кейт. У них было достаточно других дел. В космопорте Нового Дрездена их ожидала яхта мисс Боуринг. Её уже давно перегнали сюда от "входа" в Лабиринт-3000 по просьбе владелицы. Корабль был загружен всем необходимым и готов к старту. Они поднялись на борт и, пройдя в каюту управления полётом, заняли свои кресла.
  - Кэтрин, скажи, куда нам теперь отправиться, как ты думаешь? - спросил Раде. - Честно говоря, побывав на целой куче всевозможных миров, я сейчас просто не могу ничего предложить - в голове пустота. Силы есть, а куда их направить - не знаю! - Он рассмеялся.
  - Я думаю, нам надо вернуться в открытый космос. Мне так надоел этот Лабиринт с его массой новых впечатлений, что хочется покоя и уединения. Ты со мной согласен?
  - Абсолютно! Ты совершенно права!
  - Разумеется, я права. Если бы ты чаще обращал на это внимание, то, возможно, мы не попадали бы в такие ситуации!
  - Ого-го! - воскликнул Радивое. - Ничего себе! Можно подумать, что если бы я сказал тебе сразу о настоящей причине нашего путешествия по Лабиринту...
  - Если бы ты это сделал, то тот камень попал бы к твоим начальникам гораздо быстрее!
  - Что? - удивлённо спросил Огненович.
  Но Кэтрин, насмешливо улыбаясь, стала отсылать запрос в ЦУП космопорта о возможности старта. Она ничего не ответила на его восклицание. Ей передали, что коридор для выхода в космос будет предоставлен в течение пяти минут. Получив это сообщение, Кейт занялась последними приготовлениями к старту. На это у неё ушло время как раз до получения от ЦУП разрешения на взлёт.
  Мисс Боуринг передала бортовому компьютеру приказ об отлёте. Корабль взмыл в воздух и, преодолев притяжение планеты, вышел в открытый космос. Когда спало напряжение от перегрузок, оба путешественника прильнули к МВО, чтобы ещё раз взглянуть на Новую Саксонию. Затем они вместе выбрали тот регион Космоса, куда отправятся для отдыха, заранее выяснив, какие планеты и межпланетные станции расположены поблизости. Кэтрин дала задание борту, и они ринулись в очередной прыжок через гиперпространство.
  
  ЭПИЛОГ
  Радивое Огненович проснулся. Да, теперь точно проснулся. Открыв глаза, он обнаружил над собой потолок туристического домика. Из-за стены слышался лёгкий шум волн, набегающих на пологий берег бухты Младича. А рядом спала Йованка.
  "Интересно, - подумал Раде, - во сне я называл имя Кейт?"
  Если он делал это, то его могло ждать небольшое разбирательство. Впрочем, вид у его спящей супруги был вполне безмятежный, спала она спокойно. Вряд ли так было бы, услышь она что-нибудь подозрительное из его уст этой ночью.
  "Ладно, посмотрим, что будет дальше! Надеюсь, она не будет меня терзать по поводу Кейт", - подумал Огненович.
  Радивое полежал несколько минут, глядя в потолок и окончательно просыпаясь. Да, после того, что снилось, а точнее даже вспоминалось ему этой ночью, понадобится много времени, чтобы он полностью пришёл в себя. Слишком большой отпечаток наложили на его жизнь те события. Именно операцию в Лабиринте вполне можно считать отправной точкой, после которой он начал двигаться к своей отставке. Она последовала примерно через три года его личного времени после этих событий. К тому моменту с Кэтрин Боуринг они уже расстались. Но это не имело никакого отношения к его уходу из разведслужбы Т.С.Ю. Он просто выдохся, прежде всего, психологически.
  Спустя ещё несколько лет он перебрался на Югово. Затем встретил Йованку. Он искал здесь покой. Пожалуй, он нашёл то, что искал. Хотя и здесь полного покоя достичь не удалось. Порой случались авралы с приёмом информации со спутника, и ему вновь приходилось работать вовсю. Но это были лишь эпизоды. В основном, время здесь текло легко и просто. Гораздо проще и легче чем в той, его прежней жизни.
  Он посмотрел в окно. День уже вполне вступил в свои права, и местное солнце заливало бухту своим мягким светом. Радивое встал с кровати и подошёл к окну. На него повеяло свежим воздухом, напитанным морскими ароматами.
  Раде услышал позади шорох. Обернувшись, он увидел, что это Йованка. Во сне она лениво потягивалась. Простыня почти сползла с неё, открыв Огненовичу весьма соблазнительные участки тела. Скоро она проснётся, а пока он понаблюдает за ней. Она так прекрасна по утрам. Впрочем, она прекрасна всегда...
  Огненович несколько минут смотрел на жену. Затем, прежде чем вернуться в постель, он бросил ещё один взгляд в окно. За ним лежал пологий берег бухты Младича, а дальше расстилалось море, сверкавшее и искрившееся под лучами местного солнца.
  "Да, для отставного спецагента нет места во всей Вселенной лучше, чем Югово", - подумал Раде, возвращаясь в кровать.
  
  КОНЕЦ
  2003, посл. ред. 2009
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"