Шинкаренко Олег Игоревич: другие произведения.

Обездоленный лев. Роман. Главы 9-16

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Глава 9
  Такси по просьбе Мстиславлева включило на небольшой громкости медленную мелодию, а он тем временем снял плащ, затем - бронекомб, предварительно отцепив от него весь свой новоприобретённый арсенал, который вместе с боеприпасами отправился в большой пакет, также раздобытый у оборотня.
  Убрав все свои военные 'игрушки', наёмник немного расслабился, и выглянул в окно. Поначалу внизу виднелись лишь тусклые огни редких уличных фонарей, да не слишком праздничный свет из окон жителей окраинных районов, решивших встречать Новый год в домашней обстановке. Улицы были пустынны. Однако уже вскоре такси покинуло эту часть Москвы. Пространство вокруг начало быстро светлеть. Тьму разгоняло всё большее число уличных фонарей, светящихся вывесок и поздравлений с Новым годом, а также фейерверков и просто ярких огней из окон домов. Улицы наполнились толпами празднующих.
  В 'Резникофф-паласе' постояльцы и персонал тоже, навеpняка, вовсю отмечали новогоднее торжество. Впрочем, присоединяться к ним гость с юга не собирался. Его волновали заботы весьма далёкие от праздничных. События последних часов дали слишком обильную пищу для размышлений, чтобы предаваться веселью.
  Снова надев плащ, вернувшийся в состояние минимального объёма, и откинувшись на спинку пассажирского сиденья, Мстиславлев принялся обдумывать свои дальнейшие шаги. Сведения, почерпнутые из разговора с натурмутантом несколько минут назад, заставляли сделать вывод, что обострение противоборства голошинцев и Архангела почти неизбежно. Также как и втягивание в него союзников магистра - в том числе и Святоши. А значит, решая принять предложение последнего и вступая в ряды 'подвижников' Мстиславлев должен быть готов поучаствовать в весьма жесткой схватке. Что само по себе, конечно, не составляло проблемы, но всё же учитывать ближайшие перспективы, принимая решение по предлеженному контакту, было необходимо.
  И тут Мстиславлева едва ли не осенило. Его поступление на службу к Святоше может даже обострить конфликт с голошинцами! Во-первых, он активнейшим образом поучаствовал в только что завершившейся ночной схватке, и вступление его в спецподразделение 'пророка' будет означать полную поддержку его действий, предпринятых этой ночью, со стороны нанимателя. Во-вторых, - работа чужого силовика на территории, куда бойцы не из голошинских 'питомников' допускались в очень ограниченном количестве и лишь с согласия доминирующей профильной фирмы (то есть самих голошинцев) - ещё один вызов. АВЛ по каким-то причинам, видимо, всё же смирилась с самовольным приглашением нескольких иноземных силовиков Архангелом. Возможно, они рассчитывали, что тем самым они охладят интерес мага к натурмутантам из 'Полифонии'.
  Но теперь, когда только что приглашенный без их ведома чужак в первые же часы своего пребывания в Москве вступил в конфликт с их боевиками - терпеть новое явное нарушение своей гегемонии голошинцы наверняка не захотят. И это ещё сильнее обострит их противоречия со Святошей, Архангелом и прочими участниками конфликта!
  Таким образом, на чашах весов 'принимать или не принимать предложение Святоши' одним аргументом 'против' стало больше. И очень весомым аргументом. Но вместе с тем приобрёл актуальность поставленный Стеллой вопрос его собственной безопасности. Теперь Мстиславлев пришёл к выводу, что нельзя исключить вариант, при котором его местные коллеги настолько сильно возжелают избавиться от 'мелкого камешка в ботинке', помешавшего им поймать гемоглобинщицу, что рискнут своими отношениями с простыми и начнут открытую охоту на него прямо в центре мегаполиса в новогоднюю ночь. Если раньше само предположение такого развития событий показалось ему дикостью, то теперь он вынужден был изменить своё мнение.
  Занятый всеми этими мыслями Мстиславлев не заметил, как такси оказалось возле 'Резникофф-паласа'. Получив соответствующий приказ ещё в начале полёта, такси висело теперь возле балкона его номера. После того как машина услужливо приподняла дверцу, Мстиславлев обратился к интел-модулю своего номера и попросил открыть проход в ограде балкона. Его указание было исполнено и постоялец, расплатившись за проезд, перешёл на балкон двести пятьдесят четвёртого номера. Поставив пакет с покупками на пол, он осмотрел окна смежного с балконом зала. Задёрнутые им шторы оставались на месте, так что рассмотреть отсюда внутренние помещения номера не было никакой возможности. Позади с лёгким шорохом закрылась 'калитка' в ограждении балкона и слабое дуновение ветра сообщило обездоленному льву, что такси вернулось в уличный поток воздушного движения.
  Задерживаться снаружи не имело смысла, да и вообще торчание на открытом балконе могло привлечь к нему совсем ненужное внимание и создать угрозу безопасности.
  Мстиславлев подошёл к двери, ведшей во внутренние помещения номера. Прежде чем открыть её, он вытащил из внешнего кармана плаща свой личный пистолет. Это был многоцелевой автоматический 'Арагон-701'. Решив, на сей раз, не использовать голосовой приказ, он сам отодвинул дверную панель и наставил оружие на полутёмноую комнату.
  - Номер двести пятьдесят четыре, включить полное освещение в большом зале!
  Комната осветилась ярким светом. Она была пуста, по крайней мере, на первый взгляд. Не опуская пистолета, силовик вошёл внутрь. Медленно обходя помещение и осматривая все закутки, созданные размещённой в нём мебелью, он потребовал от интел-модуля отчёт о происшествиях в номере, случившихся за время его отсутствия. Тот сообщил, что в этот период в номер не было ни одного проникновения, либо попытки проникновения, не приходило также никаких сообщений ни по внутриотельной связи, ни извне.
  Поскольку возможность проникновения голошинцев в компьютерную сеть отеля нельзя было исключать, отчет интел-модуля мог оказаться подложным. Но и затевать сейчас проверку модуля на взлом не имело смысла. Голошинцы вполне вероятно располагали специалистами достаточно высокого уровня, чтобы обездоленный лев не смог распознать их вторжение.
  Мстиславлев тщательно обследовал остальные помещения номера. Они оказались пусты, а сколько-нибудь заметных следов проникновения не нашлось.
  Времени до утра оставалось довольно много, но вот времени до голошинской операции возмездия, вполне возможно, оставалось гораздо меньше. День первого января обещал быть очень трудным, а перед таким днём самое лучшее - хорошенько выспаться хотя бы несколько часов. А потому, так и не найдя ничего подозрительного в ванной комнате, наёмник посетил туалет и вернулся в свою жёлто-красную спальню. Там он вытащил из шкафа несколько более простой и более свободный костюм-двойку и разложил его на одном из стоявших в спальне стульев. На другом он разложил вытащенный из пакета с покупками бронекомб. Пакет Мстиславлев занёс в номер, сразу, как только убедился, что в номере, кроме него никого нет.
  Затем он снял и убрал в шкаф несколько примявшийся после боя и кувырков в небе новогодний выходной наряд и, сбросив с постели покрывало, расположился на золотистых простынях.
  После нескольких часов глубокого, но профессионально чуткого сна обездоленный лев проснулся, открыл глаза и посмотрел вполне бодрым взглядом вверх. Технологии выращивания силовиков во всех фирмах, занимающихся этим бизнесом, уже давно содержали чуткий сон и мгновенный переход от сна к бодрствованию в списке базовых характеристик, необходимых силовикам любого профиля. Поэтому, проснувшись, Мстиславлев мог с почти стопроцентной уверенностью сказать, что в течение времени, пока он укреплял свои силы сном, по крайней мере, в спальне никто посторонний не появлялся. Но утверждать того же обо всём номере силовик, конечно же, не мог и поинтересовался у интел-модуля своего номера о том, что происходило в его апартаментах, пока он спал.
  В ответ он услышал сообщение об отсутствии каких-либо визитёров, посланий или вызовов на видеосвязь. Полученный ответ, конечно, не мог являться гарантированно верным - по тем же причинам, что и несколько часов назад.
  Постоялец взглянул на большие круглые часы с золотой отделкой, висевшие на стене напротив изголовья его кровати. Почти восемь утра. Спутник М подтвердил эту информацию.
  После стычки в 'Сухаревской' забегаловке прошло достаточно времени, чтобы быть уверенным в том, что противник вполне оправился после чувствительного щелчка по носу, наметил план ответных действий и, возможно, уже приступил к его реализации.
  Мстиславлеву также следовало подумать над тем, как он поведёт себя в складывающихся обстоятельствах. Предполагать, что голошинцы придут к нему в номер или вызовут на видеосвязь и вежливо попросят убраться из Москвы подобру-поздорову пока цел, было бы чересчур наивно. Единственно реальный вариант, который они могли применить, - это силовой вариант. Но тут-то и начиналось самое интересное. Голошинцы не могли пустить в окно его номера боевую ракету или натравить на него десяток-другой своих боевиков посреди отеля. Ущерб от скандала с лихвой перекрыл бы любые выгоды от его устранения или выдворения из Москвы. То есть, все ходы в ответном ударе должны были быть максимально продуманными и осторожными. Действовать в отеле с мировой известностью иначе они просто не имели права. А значит, подготовка любого возмездия должна быть тщательной и долговременной.
  Исходя из всего этого, а также из голодного урчания в животе, дальнейшие действия наёмника вырисовывались вполне очевидно - ему надлежало посетить ресторан отеля!
  Ресторан находился на третьем этаже здания. Ниже его располагались лишь служебные и технические помещения, а также спецсейфы и камеры хранения. Выше - жилые номера. По соседству - видеозалы, бассейны, небольшое казино и прочие легальные увеселительные заведения, которые был рад предложить своим постояльцам отель. По пути туда и обратно Мстиславлев благодаря своему опыту и намётанному глазу мог выяснить, насколько активно сейчас действуют в отеле вражеские агенты. Не говоря уже о том, что безвылазное сидение в номере могло спровоцировать противника на попытку быстрого решения вопроса путём полной блокировки и последующего 'тихого' штурма его номера.
  Учитывая влияние и связи голошинцев, при наихудшем развитии событий взять под свой контроль на несколько минут один номер отеля - для них не составило бы труда (при наличии договорённости с администрацией, конечно же). И никто ничего даже не заметил бы. Достаточно напустить в номер нервно-паралитический газ - и дело сделано. Заходите, гости дорогие, и делайте с постояльцем, всё что вздумается. А чтобы избежать неприятных последствий газовой атаки Мстиславлеву пришлось бы весь день проходить в защитных очках и с фильтрами в носу, да ещё в полной боевой защите, ибо противник мог запустить отравляющий газ, воздействущий через кожные поры. Доводить ситуацию до такого положения было бы попросту глупо.
  Поэтому он встал, посетил туалет и ванную комнату (её он покинул гладко выбритым), затем нарядился в заранее приготовленный выходной костюм. Теперь Мстиславлев был готов отправиться вниз для получения пищи для ума и желудка. Но прежде чем сделать это, ему предстояло решить ещё одну проблему. Его ночные покупки. Оставлять их в номере, учитывая большую вероятность проникновения внутрь голошинцев, не имело смысла. Следовало найти другой вариант их хранения на ближайшее время. Единственной альтернативой были отельные камеры хранения. Выяснить их местоположение не представляло труда - спросить интел-модуль номера и он выдаст полную информацию о количестве и местах расположения камер хранения.
  Но, учитывая ту же самую опасность влезания голошинцев в информсистему отеля, такой способ кроме скорости не давал никаких преимуществ. Поэтому Мстиславлев поступил иначе: прихватив с собой пакет военными покупками, всё утро простоявший в спальне на полу у изголовья кровати, он покинул номер и, воспользовавшись лифтом, спустился в вестибюль 'Резникофф-паласа'.
  Прогулявшись по мягкому и слегка пружинящему ковровому покрытию сочно-зелёного цвета, закрывавшему пол вестибюля, постоялец оказался у регистрационной стойки. Он поинтересовался у дежурного, где находится ближайшая камера хранения со спецсейфами. Выяснив это, обездоленный лев направился обратно - к лифту, на котором поднялся сначала на второй этаж и оставил пакет в указанной регистратором камере хранения.
  Затем Мстиславлев поднялся на третий этаж и, посетив туалетную комнату, вошёл под своды местного храма гурмании. Он занимал очень большое помещение, освещённое множеством массивных люстр, несомненно, весьма дорогостоящих, чей яркий свет разливался среди почти антикварной ценности столов и стульев, выполненных из лучших пород дерева. Светлые стены, расписанные мягкими пастельными красками, и отсутствие колонн делали зал ещё больше. Пол скрывало мягчайшее ковровое покрытие с рисунками жизнерадостного содержания.
  Нового посетителя уже ждал один из распорядителей, указавший Мстиславлеву его столик. Разговаривая с метрдотелем, силовик принялся обшаривать взглядом зал в поисках подозрительных субъектов, которые могли представлять здесь мстительную руку Голошина. На протяжении всего пути от его номера до входа в ресторан, к большому удивлению наёмника, ему не попалось ни одной подозрительной личности, которую можно было идентифицировать как вражеского агента.
  Двигаясь к своей цели и лавируя между столиками, Мстиславлев продолжал также внимательно исследовать зал. В новогоднее утро здесь было не слишком людно. Тем не менее, двое посетителей привлекли его внимание. Он как раз приглядывался краем глаза к сухощавому человеку с баками и в чёрных очках через три столика слева, когда в правый бок что-то врезалось. Точнее это он в кого-то врезался. Раздал резкий женский вскрик, и поперёк его пути растянулась довольно высокая фигура блондинки в лимонно-жёлтом платье из дорогой материи. Ноги - в туфельках на высоком каблуке. Охватив всё это взором за какое-то мгновение, Мстиславлев опустился на одно колено и протянул руку, предлагая девушке помощь.
  - Прошу прощения... - произнёс он. В этот момент блондинка подняла голову и посмотрела на него.
  Её голубые глаза с недоумением и как будто даже испугом смотрели на него из под трепещущих ресниц, небольшой ротик с коралловыми губками был приоткрыт...
  - Что... - произнёсла она.
  - Прошу прощения, тут между столами маловато места, - с усмешкой заметил Мстиславлев, - а я двигался, наверно, как какой-нибудь древний линкор... очень сожалею, что сбил вас.
  Он улыбнулся.
  - Я могу вам помочь? - спросил он, по-прежнему протягивая ей руку.
  Наконец, похоже, придя в себя, девушка вяло улыбнулась, и, вложив в его ладонь свою маленькую ручку, стала подниматься с пола.
  Подобрав сумочку и приведя в порядок платье, она посмотрела на всё ещё стоявшего перед ней мужчину:
  - Спасибо за помощь... - в голосе её как будто проскользнула едва заметная нотка иронии.
  - Вам нужно ещё что-нибудь? - спросил он, внимательно глядя на неё.
  - Даже не знаю... - не уверенно произнесла она. - У меня тут встреча назначена. С подругой. Но её всё нет и нет. Я прождала её уже почти час... не знаю, появится она или нет...
  - А связаться с ней вы разве не можете?
  - В номере, где она вроде бы остановилась вчера, никого нет, спутник-ком не отвечает.
  Лицо силовика посерьёзнело:
  - Да это может оказаться что-то плохое... возможно, стоит обратиться к администрации отеля, чтобы они сообщили полиции?
  - Ох, я уже и сама об этом подумывала, - по лицу девушки пробежала тень страха.
  Она сплела пальцы рук. Каким-то очень нервным показался этот жест Мстиславлеву.
  - Я очень волнуюсь за Лену. А когда волнуюсь - у меня зверский аппетит. Мне указали вон на тот столик, - она показала в сторону дальней стены.
  - Что-то далековато они вас задвинули, - заметил обездоленный лев.
  - Да уж...
  - В таком случае, возможно, вы не будете возражать против приглашения к моему столу? - предложил Мстиславлев.
  Девушка снова удивлённо воззрилась на собеседника. А Мстиславлев залюбовался тем же видом трепещущих ресниц и полуоткрытых нежно-алых губок, за которыми виднелись маленькие зубки.
  - Да, почему бы нет. - Она улыбнулась, и они направились к его столику.
  - В таком случае, думаю, самое время познакомиться, - заметил он, подходя к своему столику. - Моя фамилия Мстиславлев.
  - Фомина, Евгения, - а ваше имя?
  - Моё? - силовик даже усмехнулся этому вопросу, отодвигая девушке стул. - Леонид.
  
  Глава 10
  Садясь за стол, обездоленный лев краем глаза заметил быстрый взгляд, брошенный на него девушкой, склонившейся над одним из экземпляров меню, предусмотрительно оставленных служителями ресторана на их столе.
  Мстиславлев подозвал официанта, и они c Женей сделали свои заказы.
  Выбранные блюда силовику и его новой знакомой подали почти одновременно. При виде трёх мясных блюд, принесённых мужчине, брови девушки резко поползли вверх.
  Заметив это, он пояснил с лёгкой усмешкой:
  - Спецдиета.
  Вслед за официантом, доставившим еду Мстиславлеву, свой поднос опустошил и его коллега, принёсший заказанные Фоминой небольшие порции двух салатов и сок.
  Раздалась едва слышная трель. Девушка отделила от своего кома микронаушник и вставила в левое ухо. Прослушав сообщение, она вытащила наушник и вернула его на место. По лицу её при этом пробежали одно за другой стразу несколько выражений: облегчения, удивления, раздражения и как будто сомнения.
  Когда Фомина, так ничего и не сказав, потянулась к ближайшему блюду с салатом, он спросил:
  - Ваша подруга?
  - А, да... нашлась, - несколько раздражённо ответила девушка, собираясь приступить к поглощению каких-то нарезанных и залитых соусом овощей.
  Прожевав сочный кусок баранины под сладким соусом и так, не дождавшись продолжения, силовик решил на всякий случай уточнить:
  - У неё всё в порядке?
  - Да, конечно, - последовала немного язвительная полуулыбка, - как всегда, она в полном порядке...
  Оба замолчали, на некоторое время сосредоточившись на еде.
  Разрывая зубами слегка недожаренный кусок мяса, именуемый 'стейком', в то время как его спутница приканчивала первый салат, с некоторым остервенением гоняясь по опустевшему блюду за кусочком, напоминавшим дольку гриба, лев Мстислав попытался выяснить, что же всё-таки произошло.
  - Но насколько я понимаю, что-то всё же не в порядке?
  - А? Что? - оторвавшись от еды, спросила девушка.
  Тут ему пришло на ум, что его сотрапезница, пожалуй, слишком усердно изображает увлечённость едой.
  - С вашей подругой, - напомнил молодой человек.
  - С ней всё хорошо... она улетела.
  Вилка с только что отрезанным куском яичницы в руке силовика застыла на полпути ко рту:
  - То есть?
  - Понимаете, - отложив вилку, начала, всё более распаляясь говорить девушка, - вся её жизнь - разъезды по миру туда-сюда. Она нигде не остаётся надолго. 'Дела Бизнеса', видите ли, гонят её вперёд и вперёд. Мы с ней не виделись 5 лет! И вот она звонит и говорит, что будет в Москве проездом сразу после Нового Года, и весь день первого января мы сможем провести вместе и сообщает место и время встречи. Я мчусь сюда. А сейчас она присылает мне сообщение, что ей пришлось срочно улететь! Может быть, - девушка выделила эти слова язвительным тоном, - нам удастся встретиться где-то в марте!
  - Нда, неудачно получилось, - протянул силовик, дожевав кусок зажаренного белка и принимаясь за паштет.
  Остальная часть завтрака прошла в полном молчании. Когда оба перешли к напиткам и десерту, молодой человек спросил:
  - Так вы теперь не знаете, что вам делать?
  - Ну, в общем да. - Уже спокойным голосом согласилась девушка. - Планы на первый день нового года у меня отсутствуют. - Она улыбнулась.
  - Но вы из Москвы? Извините за нескромный вопрос...
  - Всё нормально. Я живу в области.
  - Ясно. - Мстиславлев издал несколько напряжённый смешок.- Просто у меня на сегодня тоже нет особенных планов.
  - Да? - изобразила наигранное удивление девушка, одновременно состроив ему глазки. - И у вас есть идея как нам скоротать этот день?
  - Вы меня почти раскусили, - со смехом сообщил Мстиславлев.
  - Почти?
  - Ну, просто пока что вся идея сводится к тому, чтобы мы провели этот день вместе и больше никакой конкретики.
  Настал черёд рассмеяться девушке.
  - А почему никакой конкретики?
  - Во-первых, я не знаю, согласитесь ли вы на моё предложение, всего лишь, позавтракав со мной. Во-вторых, я в Москве впервые, и хотя наслышан, конечно, о местных достопримечательностях, не имею понятия, куда бы вас можно было пригласить. Так что, если вы согласитесь на мое предложение, инициатива за вами... но хочу предупредить - сегодня у меня нет желания покидать центральные районы...
  Девушка на несколько секунд задумалась.
  - Хорошо. Я буду вашим гидом по новогодней Москве... Леонид.
  - Отлично. А я могу звать вас 'Женя'?
  - Да, конечно. И перейдем на 'ты'!
  Мстиславлев кивнул, поглощая апельсиновый сок.
  Когда они уже стояли возле лифта, девушка поинтересовалась:
  - Насколько я понимаю, твоя верхняя одежда в - номере?
  - Конечно... я надеюсь, ты не поймёшь меня неправильно, если приглашу тебя к себе в номер. Как ты сама заметила, сейчас я одет слишком легко, чтобы выходить в город.
  Женя рассмеялась переливчатым и весьма зажигательным (с точки зрения мужчин оказавшихся в тот момент поблизости) смехом и, не обращая внимания на несколько посторонних заинтересованных взоров, сказала:
  - С удовольствием загляну к тебе в номер.
  В этот момент перед ним разъехались дверцы лифта, что несколько отвлекло обездоленного льва от волнующего ощущения, возникшего при смехе новой знакомой, и вернуло к текущим проблемам, а именно - насколько опасно его нынешнее положение.
  За исключением одного пистолета, лежавшего в кармане пиджака, у Мстиславлева не было сейчас с собой оружия. И день он проведёт без своих ночных приобретений. Так он решил, ещё перед тем, как сдать 'вещи' в камеру хранения. Также Мстиславлев полностью исключил для себя вариант проведения первого января 3137 года от Р. Х. в 'Резникофф-Паласе'. А разгуливать по городу с полным арсеналом - нечего было и думать.
  Именно необходимость провести день вне своего номера и подвигла его сделать своей новой знакомой столь неожиданное предложение о совместном времяпрепровождении. Вопрос теперь состоял в том, насколько безопасной будет него новогодняя экскурсия по центральным районам и что он может сделать, чтобы свести риск голошинской атаки к минимуму.
  Об этом он думал, нажимая кнопку лифта, когда в кабину заскочил высокий голубоглазый коротко стриженный блондин, в утёплённых брюках и куртке почти одинаковых оттенков тёмно-зелёного цвета и чёрных ботинках. Свободная рука силовика рефлекторно потянулась к карману с пистолетом, но замерла. Вновь вошедший пристроился в углу справа от раздвижных дверей - напротив 'льва' и его спутницы. Он сразу уставился на панель командную панель лифта, явно показывая отсутствие интереса к попутчикам и не сказал ни слова до тех, пор пока два других пассажира не вышли на нужном этаже. Ожидающих лифта там не было и, удаляясь от кабины, Мстиславлев услышал, как блондин довольно громко назвал номер на два этажа выше, того, где они находились.
  'Он ждал внизу до последнего, надеясь, что я тоже воспользуюсь голосом, и ему не придётся 'светиться', и поэтому вскочил внутрь в последний момент? Или это просто стечение обстоятельств?' - думал, подходя к дверям своего номера обездоленный лев.
  Войдя внутрь, он первым делом принялся незаметно обшаривать глазами обстановку. Никаких следов вторжения найти ему не удалось, хотя простой визуальный осмотр, конечно, не мог ничего гарантировать. Войдя в гостиную, он произнёс:
  - Номер двести пятьдесят четыре, сообщить обстановку за время моего отсутствия.
  Небольшой монитор внутренней связи рядом со стереовизифоном ожил и вновь подтвердил, что никаких событий в номере за время, пока постоялец завтракал, не случилось.
  Мстиславлев поблагодарил его и велел отключиться, предварительно сообщив, что на случай нового отсутствия, распоряжения, выданные при вселении, остаются действительны.
  Они с девушкой стояли посреди гостиной.
  - Пожалуйста, располагайся, - сказал он гостье и направился к дивану. - Тут где-то был пульт СВ... - Он приподнял подушку. - Вот он. Развлекайся, а я, пожалуй, переоденусь во что-нибудь более удобное для прогулки.
   Молодой человек отдал пульт девушке и направился в спальню. За его спиной раздались звуки из включаемого приёмника.
  Мстиславлев не собирался разгуливать по музеям или выставкам, поэтому решил сменить пиджак и брюки на спортивный костюм или что-нибудь столь же неофициальное. Причина такого выбора заключалась в том, что в музеях, галереях и выставках охрану наверняка составляли голошинцы. А встреча с ними никоим образом не входила в его планы.
  В то же время на охрану развлекательных мероприятий силовиков привлекали крайне редко.
  Кроме того, в случае возникновения экстремальной ситуации костюм-двойка был бы попросту неудобен.
  Зайдя в спальню, Мстиславлев снял костюм и, оставшись в белье, носках и рубашке принялся изучать приобретённые перед поездкой в Москву тёплые вещи. Учитывая, что к северу от Киева за всю жизнь ему удалось побывать считанное число раз, закупился он перед этой поездкой основательно. После нескольких минут копания в обновках он выбрал просторные утеплённые брюки тёмного цвета, вроде тех, что были на блондине из лифта и свитер жёлто-красного цвета.
  - Я готов, выйти на экскурсию, - сообщил он, стоя в дверях гостиной.
  Девушка, внимательно оглядела прогулочный наряд своего нового знакомого, встала с дивана и выключила СВ.
  - Хорошо выглядишь, - заметила она.
  - Спасибо, - усмехнулся силовик.
  Они вышли в прихожую. Мстиславлев надел куртку средней длины тёмно-бордового, почти чёрного цвета, а также мягкую круглую вязаную шапку темного цвета с орнаментом по краю. Обувью он воспользовался той же, в которой ездил в 'Санкт-Хелгус'.
  В карман куртки незаметно переместился 'Арагон-701'.
  Когда они шли по коридору к лифту, девушка спросила:
  - Ты наверняка, уже заказал себе билет в Кремлёвский Музей?
  Обездоленный лев удивлённо взглянул на неё, а она улыбнулась его недоумению и пояснила:
  - Большинство туристов считают его посещение необходимой частью туристической программы: всем интересно посмотреть на реликты древней Власти.
  - Значит, я нетипичный турист, - ответил её спутник, - хотя от похода в Музей Власти не откажусь. Но сегодня же первое января. Новый год. Я был бы не против начать экскурсию по Москве с зимних развлечений!
  - Отлично! Я тоже! - со смехом ответила девушка, нажимая кнопку лифта.
  - И что же намечено в городе на первое января из развлечений? - уже в лифте спросил Мстиславлев.
  - О, много чего! Целая куча самых разных новогодних шоу! На любой вкус!
  Обсуждая разные варианты времяпрепровождения, они спустились на первый этаж, и прошли к гардеробу посетителей. За это время силовику не удалось обнаружить вокруг ни одного подозрительного субъекта.
  По всему выходило, что голошинская операция возмездия по каким-то причинам задерживается. И демонстративное перемещение оружия в камеру хранения, устроенное им, в том числе, для того, чтобы показать, что в его номере нет ничего ценного, вероятно, не достигло своей цели.
  - Ты перечислила сразу три ледовых шоу, какое из них ближе всего к отелю? - спросил он, помогая спутнице надеть небольшую чёрно-белую шубку.
  - 'Фейерверк на льду', но они выступают под открытым небом...
  - Фейерверков мне пока не хочется. А как насчёт следующего по удалённости?
  - 'Ледовые тузы'. Выступают в ледовом дворце спорта.
  - Отлично, поедем туда.
  - Тогда я закажу нам билеты на ближайший сеанс?
  - Отлично. Для оплаты мой коммуникатор откроет твоему номер нужного счёта. Надеюсь, нам не придётся долго ждать.
  Ближайший сеанс шоу 'ледовых тузов', как выяснила Женя, начинался через полчаса. Билеты ещё были.
  - Они, похоже, не слишком популярны, - предположил Мстиславлев.
  - Днём первого января - у всех так, - с улыбкой ответила девушка.
  - Ах, да, - произнёс силовик и усмехнулся про себя, представив, что может подумать его спутница о том, как он встретил новый год, если даже забыл, что все нормальные люди первого января приходят в себя после праздника.
  Парочка направилась через вестибюль к выходу. В тот момент, когда до дверей оставалось два шага, они распахнулись, и в отель вошёл высокий очень крепкий человек в темных джинсах и куртке. На голове - ежик черных волос. На возможного постояльца отеля он не походил никоим образом, но направился к регистрационной стойке. Уже проходя в двери, обездоленный лев про себя крепко выругался, размышляя, что же теперь будет с его номером. Сомнений в том, что встречный был голошинцем и появился здесь с вполне конкретной целью, у него не было. Впрочем, не возвращаться же теперь в номер! Всё равно от всех возможных акций со стороны противника он застраховать себя не сможет.
  'Пусть лучше они проявят активность, покажут, на что готовы пойти', - подумал он.
  'А дальше - что будет - то будет...'
  
  Глава 11
  Как только Мстиславлев и Фомина вышли на большое крыльцо отеля, с расположенной поблизости стоянки ожидания тронулось одно из такси. Как только машина остановилась перед крыльцом, обе дверцы её пассажирского отделения, приподнялись, гостеприимно приглашая пассажиров в кабину. Искатели развлечений залезли внутрь, дверцы опустились. Интел-такси представился и попросил назвать адрес места назначения.
  Получив его, такси поднялось в воздух и направилось к указанной цели. Обездоленный лев и его спутница по традиции выслушали программу возможного времяпрепровождения в полёте, но дружно отказались воспользоваться хотя бы одним её пунктом.
  - Ты, наверное, издалека? И что тебя привело в Москву на новый год? - Поинтересовалась Женя, когда любезный интел-такси, наконец, заткнулся, - надеюсь, в этом нет ничего тайного? - с усмешкой добавила она, прежде чем её спутник успел ответить.
  - О, нет, я из Киева... ну, то есть, вообще с Юга, - поправил сам себя силовик, и по его лицу быстро пробежала тень от неприятного воспоминания. - Приехал сюда, получив... интересное деловое предложение.
  - А о роде твоих занятий можно поинтересоваться?
  - Да без проблем. Вот только родов этих много... занимаюсь самыми разными делами... - с усмешкой сообщил лев Мстислав.
  - На все руки мастер? - с неизменной улыбкой уточнила Фомина.
  - В некотором роде...
  На несколько секунд в такси наступила тишина. Оба пассажира рассматривали мелькавшие за окнами новогодние городские пейзажи.
  Паузу прервала девушка, заметив:
  - А знаешь, глядя на тебя, можно подумать, что ты из этих... накачанных силовиков... но ведь у нас почти всем охрану поставляют голошинцы...
  - Что ж, это верно, я силовик, хоть и не местный. Можно сказать, меня готовили по более широкой программе чем обычно... а чем ты занимаешься? - поинтересовался он.
  - В университете я училась по специальности 'социопсихология' и сейчас работаю в одном местном НИЦе.
  - И что же говорит наука 'социопсихология' о нашем брате-силовике?
  - Хм, тут много разных аспектов... - начала отвечать ему Фомина, но тут вновь включился интел-такси и сообщил, что они подлетают к цели. Разговор о социопсихологии силовиков пришлось отложить.
  Такси привезло их к огромному ангару. Расплатившись и покинув машину, 'экскурсант' и его 'гид' направились к парадному входу - громаде стекла и металлоконструкций, занимавшей всю узкую сторону ангара, обращённую к полупустой парковке автолётов. Помимо силовика и его новой знакомой к стеклянным дверям зимнего манежа с разных сторон направлялись ещё полтора десятка человек. Обездоленный лев, быстро оглядев всех почитателей ледового искусства, пришёл к выводу, что, по крайней мере, на первый взгляд, ни одной подозрительной персоны среди них нет.
  - А в Киеве тебе никогда не приходилось видеть что-нибудь подобное? - поинтересовалась Женя.
   Вопрос вызвал на посерьёзневшем лице Мстиславлева кривоватую улыбку:
  - Питомник Довганского воспитывал суперменов, а не развлекал детишек театрализованными представлениями.
  - Ах, да... грустное, наверное, было детство... - произнесла девушка, вроде как и не обращаясь к своему спутнику.
  - Не помню, - ответил её спутник, и перед ними разъехались работающие на фотоэлементах входные двери.
  Получив в вестибюле из специального автомата заказанные билеты, они направились вглубь сооружения и вскоре оказались у дверей, ведущих в главное помещение ЛДС, где находилась ледовая площадка, окружённая несколькими тысячами зрительских мест, расположенных на двух ярусах. Здесь сканеры проверили их билеты, двери отворились и, пройдя по узкому проходу, они вышли на небольшую площадку, располагавшуюся между секторами сидений. Затем, ориентируясь на звуковые сигналы, испускаемые билетами, они добрались до предназначенных им мест, по дороге купив у продавцов-разносчиков напитки и бутерброды.
   Не успели молодые люди разместиться на своих местах, как свет погас, загремела музыкальная заставка шоу, и на лёд высыпали актёры на коньках. Сначала по льду одна за другой двигались шеренги одетых в красное и зелёное конькобежцев, человек по десять в каждой. Затем появилась пара дедов морозов в окружении целой дюжины снегурочек. Впрочем, к этому моменту, внимание Мстиславлева почти полностью сосредоточилось на посетителях шоу, особенно тех, кто опоздал к началу. Никого, кто мог бы явно представлять угрозу, он не обнаружил, а вот начальную часть программы 'тузов' пропустил.
  Когда его внимание вновь переключилось на ледовую арену, на ней уже вовсю разыгрывалась картёжная партия: по льду скользили люди-валеты, люди-шестерки, и, конечно же, тузы. Колоды то и дело перетасовывались. Несуществующие игроки делали 'ходы', люди-карты вступали в шуточное противоборство, заканчивающееся, естественно, только в пользу 'старших' карт.
  Молодой человек уже почти увлёкся зрелищем, когда спутник-коммуникатор привлёк его внимание легкой вибрацией. Взглянув на микродисплей, обездоленный лев выяснил, что его вызывает на видеосвязь кто-то из 'Санкт-Хелгуса'.
  - Жень, ты не знаешь, у них тут где-нибудь есть салон видеосвязи? - обратился он к спутнице.
  Девушка была, видимо, увлечена зрелищем и поэтому ответила не сразу.
  - Не знаю, но в подтрибунном проходе я видела справочный монитор. Можешь через него выяснить.
  - Хорошо. Постараюсь, быстро вернуться. Представление очень неплохое, - махнул он в сторону ледовой площадки.
  Женя, улыбнувшись, кивнула и продолжила следить за схваткой очередной пары 'карт'.
  Поднявшись с сиденья, Мстиславлев двинулся к проходной лестнице, разделявшей сектора. Он миновал десяток сидений, из которых заняты были только три, когда заметил несколькими рядами выше подозрительного субъекта, выделявшегося теми же характерными чертами облика и одежды, что парни, с которыми пересекался путь силовика в 'Резникофф-паласе'. То же крепкое телосложение, коротко стриженная голова с угловатыми чертами, спортивная одежда тёмных тонов и чересчур напряжённая поза для человека, наблюдающего развлекательное шоу. Разумеется, в данный момент всё его внимание было сосредоточено на ледовом поле, но такая концентрация показалась обездоленному льву излишне нарочитой.
  Размышляя над тем, не является ли обнаруженная слежка плодом его профессиональной паранойи, или же голошинцы и впрямь отслеживают все его перемещения, возможно, выбирая подходящий момент или место для атаки, Мстиславлев вышел в подтрибунный проход и подошёл к справочному монитору. Активировав справочную систему, он узнал, что салон общей видеосвязи находится рядом с одним из кафе в противоположной части ангара. За дополнительную плату он получил распечатку кратчайшего пути к салону.
  Следуя указаниям распечатки, он вышел в длинный и широкий проход между стенами зала и внешней стеной сооружения. Он шёл по слегка пружинящему тёмно-синему ковровому покрытию, внимательно осматривая всё вокруг - слишком безлюдным был коридор сейчас, чтобы расслабляться. По обе стороны от него вдоль выкрашенных бледно-голубой краской стен во множестве стояли ларьки и автоматы, продающие самую различную продукцию пришедшим на отдых людям.
  Мстиславлев почти сразу заметил парочку почти близнецовых высоких крепышей в зимних куртках, свободных брюках и вполне форменных зимних ботинках (вся одежда и обувь - темных цветов), которые топтались в нескольких шагах от дверей вестибюля, о чём-то тихо переговариваясь.
  'Да что же это такое?' - мелькнула в голове силовика яростная мысль, и возникло страстное желание 'намылить шею' этой парочке верзил и пинками отправить их к хозяину с тёплым приветом.
  Впрочем, он сейчас же взял себя в руки и, даже не замедлив шага, продолжил идти к салону связи, раздумывая над странностями этого утра.
  Теперь у него не осталось сомнений: слежка действительно ведётся, но зачем голошинцы делают всё так нарочито, просто-таки мозоля ему глаза своими соглядатаями - забавный каламбур, отметил тут же Мстиславлев. Если бы он имел дело с каким-то другим противником, он просто решил бы, что вездесущие 'люди в чёрном' - обычная тактика контроля, лёгкость обнаружения которой лишь свидетельствует о низком профессиональном уровне врага. Но думать так о голошинцах он не стал бы ни в коем случае. Понять, в чём причина подобной демонстративности, он пока не мог.
  Открыв дверь с надписью 'Общая видеосвязь', он тут же упёрся взглядом в широкую спину мужчины крепкого телосложения в пёстром свитере, сидевшем у противоположной стены помещения. Перед ним был включённый монитор видеосвязи, и до слуха Мстиславлева донёсся неясный бубнёж. Широкие плечи и крупная голова закрывали почти весь экран МВС. Впрочем, новый посетитель не собирался подглядывать за другими, пусть и подозрительными клиентами салона, - его ждал собственный вызов. Войдя, он обнаружил, что кроме них двоих никого в комнате нет и все остальные МВС свободны.
  Обездоленный лев сел к третьему монитору слева и включил его. Затем, подсоединив к входному разъёму свой коммуникатор, переслал по исходному адресу вызова сигнал о готовности к разговору, а также электронный адрес салона видеосвязи и персональный номер монитора видеосвязи за которым он разместился. И то, и другое было указано на небольшой наклейке, размещённой на ободке МВС.
  Ждать, пока установится видеосвязь, пришлось с минуту. Наконец, экран осветился, и на нём появилось знакомое лицо и плечи господина Святоши, одетого в домашний халат фиолетового цвета.
  - Здравствуйте, господин Мстиславлев, - сказал он
  - Ещё раз с Новым Годом, господин... - собеседник изобразил поощрительную улыбку, - Святоша, - закончил обездоленный лев. - Вы меня удивили, вызвав на связь через открытый видеоканал...
  - Почему? - в свою очередь удивился (или только сделал вид, что удивлён) хозяин 'Санкт-Хелгуса'.
  - Хм, я полагал, что наши дела довольно-таки конфиденциальны, - на последнем слове Мстиславлев многозначительно приподнял брови.
  Потенциальный работодатель ответил ему тем же мимическим жестом:
  - Вы полагаете? Вообще-то приём на работу - вещь достаточно обыденная, - тут он усмехнулся, - да и что собственно нам скрывать... и от кого?
  - Вот тут вы не правы, господин Святоша, мне с самого возвращения в отель попадаются весьма подозрительные личности...
  - Да, понимаю, и, кажется одна из них сидит за вашей спиной у одного из мониторов связи?
  Мстиславлев быстро оглянулся на второго посетителя, тот по-прежнему перекрывал своим телом и головой большую часть экрана и что-то монотонно бубнил неизвестному собеседнику.
  - Возможно, - заметил Мстиславлев, возвращаясь к разговору. И это - уже шестой подозрительный субъект за очень короткое время! - слегка понизив голос, добавил он.
  - Вас это беспокоит? - с серьезным видом поинтересовался Святоша.
  Силовик усмехнулся:
  - Скорее, немного удивляет...
  - Что именно?
  - То, как странно ведётся наблюдение. Исключительно с помощью... тавгаев... Демонстративно до бессмысленности!
  - Как вы правильно подметили, тут главное - именно демонстративность, нарочитая назойливость, господин наёмник, - удивил его Святоша, - и как вы сами заметили, наш с вами теперешний разговор также отличается некоторой демонстративностью!
  - То есть это что-то вроде игры мускулами на публику? - Мстиславлев был озадачен. - Но в чём её смысл?
  - То есть как? Смысл вполне очевиден - надавить на вашу психику, заставить принять выгодное голошинцам решение!
  - Но это же несерьёзно! Голошинцы уже давно должны были узнать, кого вы собираетесь нанять на работу!
  - Они, наверняка, уже располагают полной информацией, и что с того? - с улыбкой поинтересовался Святоша.
  - Моё имя достаточно известно, у меня репутация, в конце концов! Они должны были понимать, что на меня такие глупости не подействуют!
  - В общем-то, вы, конечно, правы. Но тут дело опять-таки в нашей местной специфике. Голошины ведь выдавили или подмяли почти всех конкурентов на много кэмэ вокруг. Вряд ли им может показаться сложной задача выдворения с подконтрольной территории одинокого наёмника, пусть даже и с репутацией, как вы выразились. Кроме того, может быть, все эти крутые ребята - лишь отвлекающий манёвр? Такой вариант не приходил вам в голову?
  - Что ж, я обдумаю вашу идею после нашего разговора. Но я по-прежнему не понимаю, зачем противнику понадобилось вести столь демонстративную слежку!
  - Сейчас я всё объясню. Причина напрямую связана с целью нашего разговора.
  - Прекрасно! Так зачем, собственно, я вам понадобился?
  - Мне нужно поставить вас в известность о текущем положении дел... ну и, конечно, показать голошинцам кукиш, - с улыбкой добавил хозяин 'Санкт-Хелгуса'.
  - И как же обстоят дела после новогодней заварушки, начавшейся в том полуразвалившемся сарае?
  - Весьма стабильно, и на первый взгляд, как будто даже мирно.
  - Ну да, вампиры же спят. Так что все выяснения отношений отложены до вечера.
  - Дело не только в этом. Голошинцы поставили себя в довольно щекотливую ситуацию. Ведь изначально у них была претензия к Архангелу и его Страже. Теперь же, так и не захватив Стеллу, весьма сильную фигуру на нашей 'шахматной доске', они резко обострили свои отношения с гемоглобиновыми людьми, да и мой нейтралитет теперь рассеялся как дым...
  - И что же будет дальше?
  - Дальше голошинцы ждут, насколько жёсткой будет реакция Ратмира. Кстати, до его пробуждения осталось совсем немного.
  У Мстиславлева округлились глаза:
  - Вы это серьёзно? Ещё же и двенадцати часов дня нет, а он уже может вернуться к жизни?
  - Да, где-то около полудня, думаю, он и направится к своему холодильничку за первой порцией красной влаги...
  - Но как это возможно?! Я знаю, что ва... люди-Г на пике ночного полугодия* без проблем пробуждаются часам к трём или даже двум, но чтобы к полудню, пусть и зимой!
  Святоша рассмеялся:
  - Ещё один урок местной специфики для вас, молодой человек. Особенно важный, поскольку вам, если мы заключим контракт, придётся часто иметь дело с гемолюдьми Ратмира. Вообще-то всё куда проще, чем вам могло прийти в голову: Прародитель Стеллы - отнюдь не какой-то невероятный супервамп, он всего лишь не любит празднеств. Он их на дух не переносит. И потому всю прошедшую новогоднюю ночь дрых на своём высоком мраморном ложе без просыпу.
  - Класс! - только и мог ответить Мстиславлев, вообразив каменное сооружение с телом гнездового вождя вампиров посреди новогоднего хоровода.
  - Угу, - согласно кивнул его заэкранный собеседник. - Так вот, когда Ратмир позавтракает, он примет доклад Стеллы, и отправится в гости к Голошиным...
  - Вы хотите сказать, что Ратмир может устроить разборку с голошинским начальством прямо у них в штаб-квартире? Да ещё днём?
  - Нет-нет, молодой человек, вы меня не так поняли. Голошины ни за что не допустят такого. Они ведь уже сели в лужу, образно выражаясь, этой ночью, так что кровавая мясорубка с заранее проигранным финалом их никак не устроит. Ведь в лучшем случае, убив Ратмира, они начнут войну на уничтожение со всеми гемолюдьми Москвы, а в худшем (если в разборке верх возьмёт Ратмир) они покажут, что не могут справиться даже днём с одиночными гемоглобинщиками, пусть и высокого ранга. И всё: прощай, репутация, имидж, страх и уважение со стороны конкурентов. Здравствуйте новые войны за передел территории!
  - Но что же они будут делать?
  - Постараются замять эту ситуацию. Пойдут на уступки, предложат существенную компенсацию, пообещают наказать виновных... Мне казалось, что вы должны быть более сведущи в подобных вопросах...
  - Я вполне в них сведущ, но, судя по настроению Стеллы, в каком она пребывала после первой ракетной атаки прошедшей ночью, я бы предположил, что договориться будет крайне затруднительно, если не сказать 'невозможно'.
  - Я понимаю, но не забывайте, главный у них всё же Ратмир. И даже если бы у него возникло непреодолимое желание поквитаться с Голошиными всерьёз, ему пришлось бы учитывать мнение других гнездовых отцов. А война в подарок на новый год не нужна никому, при всей нелюбви между людьми-Г нашего города и голошинцами. К тому же частичная компенсация уже состоялась, когда прошлой ночью вы со Стеллой отправили на тот свет кучу голошинских боевиков, не говоря уже про два не подлежащих восстановлению истребителя...
  - Прекрасно. Итак, Голошины и Ратмир наверняка договорятся?
  - Угу.
  - И как всё это может повлиять на меня и мою ситуацию.
  - Когда голошинцы определят, наконец, чем готовы заплатить за неудачное покушение на Стеллу, им придётся подумать о компенсации для самих себя и своей подмоченной репутации. Хотя, если быть точным, они об этом уже сейчас усиленно думают...
  - Ага, и тут им на глаза попадается моя фигура!
  - Совершенно верно. Избавившись от вас, они покажут, что представителям других питомников по-прежнему нечего делать на их территории, по крайней мере, без соответствующего разрешения самих голошинцев.
  - Думаете, возможно, покушение на мою жизнь?
  - При подобных обстоятельствах - крайне маловероятно. Вы же действовали заодно со Стеллой этой ночью, а значит, покушение на вас - будет покушением на жизнь участника ночной заварушки. Причём именно в тот момент, когда её пытаются замять - на такую глупость они вряд ли решатся. Ведь покушение на одного напарника - есть заявка на покушение и на другого - на Стеллу. А за этим неизбежно последует прекращение переговоров и эскалация конфликта! И именно этим обусловлено давление на вашу психику открытой слежкой...
  - Да-да, теперь понимаю...
  - Чудненько! Но чтобы избежать каких-то поползновений со стороны голошинцев, и любых неприятных случайности, от которых никто никого не может застраховать, мне кажется, было бы неплохо, если бы вы переехали из отеля в 'Санкт-Хелгус', - заметил Святоша.
  - А, вот оно что... - силовик на секунду замолчал, - несколько часов назад я отверг подобное предложение Стеллы и вряд ли бы принял ваше, но, учитывая, насколько важной оказывается моя скромная персона для имиджа местных суперменов... - он вздохнул, - я, пожалуй, приму ваше приглашение...
  - Отлично, - сказал Святоша, но, заметив нерешительное выражение лица Мстиславлева, поинтересовался, - какие-то затрудения? Думаете, как быть с вещами в отеле? Я могу послать за ними.
  - Спасибо, но я не о том. Это... это вообще к делу не относится. Я разберусь, - твёрдо закончил он, и уже собирался попрощаться будущим работодателем, но тот прервал его:
  - Постойте! Вы, что, уже с кем-то познакомились в Москве? Так привозите в гости, милости просим!
  Силовик на несколько секунд застыл в онемении, но потом сообразил, что для прорицателя разгадать такую загадку, должно быть, плёвое дело. Он сказал, что попробует уговорить свою спутницу на экскурсию в вампирский район и, довольно сухо попрощавшись со Святошей, завершил разговор.
  'Ох уж мне эти ментальные игры!' - подумал он, покидая салон связи.
  
  Глава 12
  Вскоре Мстиславлев уже пробирался между креслами на своей трибуне ледового зала. На обратном пути с ним не случилось ничего примечательного: человек в салоне связи, когда он уходил оттуда, продолжал свой монотонный бубнёж. Парни, торчавшие возле вестибюля, испарились.
  Мысли наёмника были заняты тем, как начать с новой знакомой довольно странный разговор насчёт проехаться в гости к вампам, ну или почти к ним. Поэтому он не заметил, что первая часть ледового шоу уже почти завершилась. Не успел Мстиславлев дойти до своего места, как ему навстречу поднялась Женя, видимо, решившая размяться за время перерыва.
  - Ты куда? - спросил он, чуть не столкнувшись с девушкой в очередной раз.
  - Антракт начался, или может, перерыв, даже не знаю, что лучше тут подходит, - объяснила она.
  - А-а, уже...
  - Тебя долго не было, - заметила в ответ Женя.
  - Да, разговор затянулся...
  - Пойдём, поищем в справке какое-нибудь кафе, пожалуй, мне надо чуть-чуть согреться.
  - Пойдём...
  Они вышли, немного опередив других зрителей, сидевших на их ряду. Мельком взглянув наверх, молодой человек убедился, что замеченный им ранее подозрительный субъект с верхних рядов тоже исчез.
  Когда Фомина активировала справочную систему, чтобы найти кафе, он спросил, как бы невзначай:
  - Интересно, а что у них будет в остальных частях шоу?
  - Сейчас посмотрим, - отозвалась девушка, выводя на экран монитора программу сегодняшнего выступления 'ледовых тузов'. - Вот.
  Пробежавшись по экрану глазами и почти не обратив внимания на то, что там было написано, обездоленный лев, сделав кисловатую мину, заметил:
  - Как то не очень интересно... а знаешь, мне же сейчас звонил давнишний приятель, мы с ним сто лет не виделись. Так он приглашал меня к себе...
  - А-а, - несколько расстроено протянула девушка, - ты хочешь поехать к нему...
  - Вообще-то он сказал, что я могу подъехать и не один...
  Женя, казалось, удивилась ещё больше:
  - Ты хочешь пригласить меня с тобой за компанию в гости?
  - Я бы пригласил, но мой приятель живет в таком месте...
  - Не в Москве что ли?
  - Да нет, конечно, в Москве, но, понимаешь ли, - замялся силовик, - в не совсем обычном районе...
  Женя рассмеялась:
  - Неужели среди вампиров?
  Теперь уже удивился её новый приятель:
  - Хм, ну да, а как ты догадалась?
  - Не знаю как там у вас в Киеве, а здесь у нас в Москве, некоторые считают особым шиком жить среди гемолюдей. К тому же это неопасно, при соблюдении правил, конечно. Не то, что среди оборотней, многие из которых периодически не слишком хорошо себя контролируют, или иксов, у которых в Полифонии то и дело всякие аварии случаются.
  - А, понятно.
  'Ликбез продолжается', - подумал Мстиславлев.
  - Так ты приглашаешь меня на экскурсию в вампрайон. А в какой? - уточнила девушка.
  - Э-э, Юго-западный Мемориал...
  - Ого, как романтично!
  - Романтично?
  - Сейчас многие новобрачные любят устраивать поездки туда после свадьбы, а некоторые даже предложения там делают!
  - С какой стати?
  - Ну как же: там же сплошняком одни замки, а где замки - там храбрые рыцари, где храбрые рыцари - там прекрасные дамы. Широкое поле для романтических фантазий, одним словом. Кроме того, вампы - это же 'вечная жизнь', а когда женятся, клянутся в вечной любви или опять же в 'любви до гроба' - тоже параллель с так называемой 'нежитью', - рассмеялась Женя, и Мстиславлеву ничего не оставалось, как присоединиться - неожиданные параллели оказались и впрямь забавными.
  - Так ты поедешь? - уточнил он, чуть погодя.
  - Да, почему бы нет! Вот только выпью чего-нибудь горяченького, - ответила его спутница, возвращаясь к поискам ближайшего кафе в справочной системе.
  Кафе располагалось неподалёку, в пристройке к основному зданию.
  - Ага, всё ясно, - заметила Женя, выключив поиск, - идём!
  - Да-да, идём, - очнувшись от своих мыслей и вернувшись к реальности, обездоленный лев последовал за девушкой в сторону кафе.
  Его терзали сомнения по поводу предстоящей поездки в 'романтический район' Москвы. Он не мог отделаться от ощущения неуверенности в том, что поступает правильно. Может быть, следовало остаться в отеле? Впрочем, решение уже было принято, да и новая знакомая отнюдь не испытывала опасений по поводу предстоящей экскурсии...
  - ...ты чем-то расстроен, - услышал он окончание полувопроса-полуутверждения Жени.
  - Ничего особенного, не обращай внимания, - ответил он, оглядываясь по сторонам. - Немного неудачно получилось с этим шоу - но это неважно.
  Сейчас, во время антракта, в окружном коридоре множество народу сновало туда-сюда, все спешили сделать свои дела, чтобы вернуться в зал к началу второй части представления. Но возможных голошинских агентов среди них Мстиславлев не заметил.
  - Да, у тузов сегодня новые номера во второй части программы.
  - А карточную схватку ты уже видела?
  - Раза два, там есть несколько очень смешных моментов, но они её часто показывают, так что если задержишься в Москве, можешь посмотреть всё шоу целиком...
  - Да, возможно, я задержусь... - заметил силовик.
  Зайдя в кафе, он сразу обратил внимание на троицу, занимавшую столик в углу справа от входа. Двоих он видел, когда шёл в салон связи, а третий - был парень из зала, столь увлечённо наблюдавший за 'ледовыми поединками' людей-карт.
  Тем временем Фомина уже села за ближайший столик и знаком подозвала официанта. Мстиславлев присоединился к ней. Оба заказали по чашечке черного кофе без сахара, а обездоленный лев ещё и небольшое пирожное.
  Быстро прогрев внутренности ароматным напитком и расплатившись по счёту, молодые люди направилась к выходу. Мстиславлев, пока они с девушкой сидели в кафе, постоянно краем глаза следил за троицей крепких парней. Те всё время о чём-то оживлённо беседовали, казалось, вообще ничего не замечая вокруг.
  - Итак, ты точно решил ехать к твоему приятелю прямо сейчас? - спросила девушка, когда они уже шли по коридору в сторону главного входа.
  - Да, нечего откладывать, тем более - ты согласилась поехать со мной и говоришь, что вампирский район - это такое романтичное место, - с усмешкой добавил Мстиславлев.
  - Тогда закажем такси, - сказала Женя, показав на ближайший монитор справочной системы.
  Они заказали такси и направились к гардеробу. Никто из троицы наблюдателей, сидевших в кафе, поблизости не маячил, парня из салона связи тоже ни в коридоре, ни вестибюле не оказалось. Однако, поскольку вторая часть представления уже началась и все помещения ледового дворца, кроме главного зала, опустели, Мстиславлев предпочёл побыстрее покинуть здание - действия голошинцев были слишком странными, чтобы рисковать.
  На улице перед входом в ангар-дворец не было ни души, как и по всему пути к стоянке автолётов, где их уже поджидало заказанное такси.
  Заняв пассажирское сиденье машины и назвав адрес, обездоленный лев позволил себе слегка расслабиться и отвлечься от проблем болтовнёй с новой знакомой.
  - Насколько я понимаю, ты уже бывала раньше в вампирском районе? - спросил он, когда такси поднялось над стоянкой и взяло курс на Юго-Западный Мемориал.
  - Да, но не в Мемориале... Когда я училась в универе, наша группа трижды устраивала вечеринки на Выставке. Ты должен был слышать про этот район!
  - А, да припоминаю, это что-то вроде туристической Мекки для вампироманов в этом городе.
  - Да, это можно сказать, витрина местного сообщества гемолюдей. Там целая куча клубов, баров, кафе и ресторанов, работающих на туристической ниве. Там даже есть сеть специализированных отелей, которые называются ещё 'гостиницами кошмаров'. Они работают по принципу 'всё включено' с очень своеобразным перечнем включённых услуг. Ты просто селишься в номер, и тебя начинают посещать всякие страшные гости и случаются всякие разные ужасы. У них особенно большие сборы на Хэллоуин, как ты понимаешь, - добавила Женя.
  - Ага, и вы с группой небось всей толпой заваливались в такой отель, снимали несколько номеров и ночь напролёт помирали от ужаса... или смеха? - с улыбкой заметил молодой человек.
  - Нет. На это у нас было маловато денег, мы устраивали вечеринки в барах - дважды на Хэллоуин, а однажды на новый год...
  - Ну и как, весело проводили время?
  - Ещё бы...
  В этот момент в кабине раздалась трель звонка. Оба пассажира в изумлении уставились на дисплей, где отражались данные о движении машины, но нашли там лишь сведения о скорости передвижения и схему полёта. Причём, судя по тонкой синей линии, обозначавшей пройденный путь, такси двигалось в полном соответствии с этой схемой.
  Но оказалось, что только до сих пор.
  - Уважаемые пассажиры такси эр-эс-три-один-восемь, - 'голос' такси они услышали почти сразу после того, как смолкла трель звонка, - в связи с инцидентом, произошедшим в одном квартале впереди, мы вынуждены отклониться от кратчайшего маршрута полёта в целях безопасности пассажиров. Для справки наберите на клавиатуре код а-пять и нажмите 'ввод'.
  Мстиславлев последовал этой рекомендации и задал вопрос:
  - Какого рода инцидент имел место на нашем маршруте?
  - Взрыв по неустановленной причине произошёл три минуты назад.
  - На месте взрыва или около него располагались какие-нибудь средства наблюдения?
  - Таких данных нет.
  Отключив справку, силовик откинулся на спинку сиденья.
  - Такое в Москве бывает иногда, - заметила Женя, увидев недовольное и несколько обеспокоенное выражение на лице своего спутника.
  - Я понимаю, но всё же хотелось бы увидеть картинку с места инцидента...
  - При твоей профессии ты бы вряд ли увидел там что-то новое, - попыталась пошутить девушка.
  Обездоленный лев не мог, конечно же, объяснить ей причину своего беспокойства, ибо никак не планировал вовлекать её в проблемы, связанные с собственным трудоустройством, а потому ответил лишь легкой усмешкой. Затем он выглянул в окно автолёта, решив посмотреть, куда пришлось свернуть их машине из-за ЧП. Он увидел, что такси пролетает над каким-то спальным районом, состоявшим из самых разномастных зданий от трёх до полутора десятков этажей. Дома здесь, по крайней мере, внешне были далеки от элитных. Впрочем, до того захолустья, в котором пришлось побывать силовику прошедшей ночью, этому району долго ещё предстояло стареть и разваливаться. Местность выглядела вполне мирно, никаких явных признаков опасности Мстиславлеву обнаружить не удалось.
  Внезапная смена маршрута вновь заставила силовика сосредоточиться на происходящем вокруг, забыв на время о своей спутнице.
  - Мы ещё не достигли районов, где живут сверхлюди? - спросил он у Жени через несколько минут.
  Та на секунду выглянула в окно и тут отрицательно замотала головой:
  - Нет, похоже, такси пришлось сделать довольно большую петлю... даже не знаю зачем, - пояснила она.
  Вновь запустив с помощью того же кода справку экстренных ситуаций, силовик попросил машину объяснить причину столь большого крюка в маршруте. Оказалось, в воздухе неподалёку от места взрыва скопилось довольно много автолётов, и ЦУП таксопарка получил распоряжение направлять машины, приближающиеся к этому месту в дальний облёт.
  Не вполне довольный этим объяснением обездоленный лев всё же прекратил расспросы.
  Следующие несколько минут полёт, происходивший в основном над спальными районами обычных людей, продолжался без каких-либо неожиданностей. Только раз такси пролетело над краем какого-то лесопарка. Но безмятежность полёта оказалась обманчивой и прервалась самым неожиданным образом. Только что перед глазами Мстиславлева стояли многоэтажки очередного спального района, окружавшие какую-то промышленную громаду, как вдруг между стенами крайних высоток квартала он разглядел удивительно знакомое скопление разношёрстных зданий и сооружений. Они живо напомнили ему питомник Довганского, место, где он вырос: типичные административные здания военного типа, учебные и спальные блоки, тренировочные площадки, специализированные сооружения самого разного рода, но главное - защитный периметр!
  - Такси эр-эс-три-один-восемь, смена заказа. Новое задание - отель 'Резникофф-палас'.
  Изумлённая таким неожиданным поворотом девушка уставилась на своего спутника:
  - Что случилось?
  Не оборачиваясь, Мстиславлев бросил:
  - Нас завезли не туда!
  После этого он снова выглянул в окно. Голошинский тренировочный лагерь продолжал приближаться.
  - Эр-эс-три-один-восемь, в 'Резникофф-палас' немедленно! - крикнул он.
  Подождав секунд пять и, убедившись, что его команды не действуют, силовик решил вмешаться в управление полётом. Автолёт, на котором они летели, был машиной вполне стандартного образца от производителя известной марки, но все внешние рычаги управления отсутствовали. Для обездоленного льва, конечно, не составляло труда разобрать панель управления и перехватить контроль над машиной, но время таяло катастрофически быстро. Лагерь голошинцев приближался с каждой секундой, и автолёт, миновав последний двор, уже готов был пересечь улицу и пролететь над оградой 'питомника', когда, его пассажир, наконец, добрался до системы управления и смог развернуть и направить столь непослушное прежде средство передвижения прочь от опасности.
  Переводя дыхание, Мстиславлев приподнялся над разобранной полётной панелью и посмотрел в окно передней дверцы. Выдох облегчения в сразу же прекратился, а чуть не подавившийся воздухом человек зашёлся кашлем. Автолёт окружили сразу три патрульных машины голошинцев, и их оружие как раз в эту секунду наводилось на его кабину.
  Такси остановилось, повиснув в воздухе.
  
  Глава 13
  Позади раздалось тихое 'ох' - Женя тоже увидела сколько оружия направлено на их автолёт.
  Проигнорировав испуг своей спутницы, обездоленный лев осторожно выгнул шею, немного приблизившись к окну, и, скосив взгляд, посмотрел вниз. Под такси простирался обширный, покрытый сугробами двор, разделявший несколько многоэтажек.
  Услышанное только что охание напомнило силовику, что он не один влип в эту передрягу, и потому, не поворачивая головы и не делая каких-либо резких движений, едва двигая губами, он спросил:
  - Ты пристёгнута?
  - Что? - переспросила Женя.
  Мстиславлев повторил свой вопрос.
  - Нет...
  - Пристегнись. Быстрее, - жёстко прошипел её спутник.
  Фомина немедленно повиновалась.
  Краем глаза молодой человек уловил движение ремня. Одновременно сам он как бы невзначай протянул левую руку и упёрся ею в потолок. Обе его ноги изо всех сил упирались в пол. Едва Мстиславлев услышал щелчок пристёгивающегося ремня безопасности, как его правая рука, остававшаяся всё время внутри блока управления сделала едва заметное движение, и такси стремительно рухнуло вниз почти до самой земли.
  Машина прекратила свободное падение примерно в полуметре от мягкого пушистого сугроба и в ту же секунду рванула вперёд к ближайшему проходу между образующими двор домами.
  - Они нас расстреляют... - тихим от ужаса голосом произнесла Женя, едва придя в себя после внезапной потери веса и обратного приплющивания к сиденью.
  - Сомнева... - начал отвечать ей Мстиславлев, но в этот момент широкая полоса снега в нескольких метрах впереди машины буквально взорвалась от очереди крупнокалиберного автомата.
  - О боже, - воскликнула девушка.
  Поднятая пулями стена снега обрушилась на такси, но это лишь на несколько мгновений задержало машину и она вновь устремилась прочь от голошинской ловушки.
  Проход между домами приближался, противник нового огня пока не открывал и Мстиславлев, выглянув в окно, увидел, что позади над двором кружит только один патрульный автолёт.
  Беглец сразу понял, что в соседнем дворе ему уже приготовили тёплую встречу, и в следующее мгновение такси, крутанувшись так, что Женю растянуло по всему пассажирскому сиденью, развернулось и полетело резко вверх.
  - Хорошие машины закупают здешние таксопарки! - шлёпнувшись назад, прямо на ноги своей спутнице, с усмешкой произнёс её спутник. Затем он снова бросился к блоку управления. Машина, до этого летевшая прямо на одинокого противника, взяла чуть вверх.
  Благодаря этому предпринявший манёвр, чтобы уйти от столкновения, голошинский автолёт оказался прямо под угнанным такси. К этому времени Мстиславлев успел вытащить пистолет и открыл окно машины. Стекло как раз закончило свой бесшумный бег внутрь дверцы, когда он опять что-то сделал внутри блока управления и на крышу голошинцам упал один из баков с топливом, находившийся под брюхом такси. Затем обездоленный лев высунулся в окно и, выстрелив из пистолета, подорвал его. Мощный взрыв оттолкнул такси куда-то вперёд и вверх, голошинский автолёт, покрытый пылающей жидкостью, перевернувшись в воздухе, устремился к земле, а непроглядная дымовая завеса стала быстро заволакивать всё вокруг.
  Повернувшись к лобовому стеклу, Мстиславлев обнаружил ещё два автолёта, летевшие к месту схватки со стороны голошинского лагеря. Ему ничего не оставалось, кроме как тут же опять залезть внутрь блока управления и направить машину прочь от клацающей бронированными челюстями ловушки. База голошинцев и новые преследователи находились теперь спереди и слева, сзади наверняка подлетали ещё две патрульные машины, поэтому лететь такси могло только в правую сторону. Последовал новый резкий разворот, и машина понеслась, набирая скорость, унося Мстиславлева и его спутницу подальше от голошинцев.
  Впрочем, те и не думали отставать. Дымовая завеса не успела как следует расползтись, так что обе пары преследователей прекрасно видели куда направилось такси, и после краткой консультации с начальством все четыре автолёта ринулись в погоню.
  Технические характеристики такси уступали возможностям голошинских машин, так что всерьёз надеяться на отрыв от преследователей обездоленный лев не мог, однако в течение нескольких первых минут полёта ему всё же удавалось держать безопасную дистанцию между собой и преследователями. Этого оказалось вполне достаточно, чтобы покинуть подконтрольные противнику территории, на которых, будучи ни чем не стеснён, тот мог действовать по своему усмотрению, и достичь нейтральных районов с довольно интенсивным даже по первоянварским меркам движением, где голошинцы вынуждены были вести себя гораздо осторожнее. Никаких захватов или тем более стрельбы тут произойти не могло. Все пять машин продолжали полёт на высокой скорости. Поначалу они двигались в том направлении, которое изначально выбрал для бегства Мстиславлев.
  Однако техническое превосходство голошинских машин не могло не сказаться. Используя его, преследователи, превратившись в загонщиков, довольно быстро окружили такси и, не предпринимая явно агрессивных действий, постепенно стали поддавливать и прижимать свою жертву, то и дело устраивая предаварийные ситуации. Избегая столкновений, преследуемая машина вынуждена была постоянно менять курс. После двух или трёх на первый взгляд чудом не случившихся аварий, затаившаяся на пассажирском сиденье девушка робко поинтересовалась у своего спутника, что происходит.
  - Скорее всего, после того как, нам удалось выскользнуть из одной ловушки, они пытаются перенаправить нас в другую... - ответил он.
  - О боже, ещё одна засада? Неужели прямо посреди города? Они что, совсем сумасшедшие?
  Силовик усмехнулся:
  - Вообще-то я не местный, как ты знаешь, так что, рассуждать о здравомыслии моих здешних коллег не возьмусь, но, насколько я знаю, лагеря их разбросаны по разным районам и, скорее всего, нас попробуют направить к одному из них. Ты случайно не в курсе их месторасположения? - спросил он, повернувшись к Жене.
  Та вздохнула.
  - Нет, но, мне кажется, в архиве такси должны быть какие-то карты города. Наверняка там отмечены и голошинские лагеря.
  - Точно. Сейчас попробую что-нибудь найти.
  Мстиславлев соединил свой спутник-ком с входным отверстием на блоке управления и вскоре, отыскав в архиве нужную карту, вывел её на экран автолётного монитора.
  Догадка Мстиславлева подтвердилась: их машину старательно перенаправляли к ближайшему контролируемому голошинцами району, в центре которого располагался крупный лагерь подготовки АВЛ. И лететь до этого района оставалось не так уж далеко.
   До сих пор единственным положительным моментом, во всей этой ситуации было то, что голошинский 'загон' составляли переоборудованные автолёты, а не истребители. Конечно, в абсолютном большинстве населенных пунктов почти на всей территории планеты использование такой сугубо военной техники было строго запрещено. Но ведь использовали же прошедшей ночью голошинцы эту технику при охоте за Стеллой! Впрочем, мотивы такого рискованного шага объяснялись вполне очевидным образом: администратор 'Подвижников' представляла собой крайне опасную боевую единицу, обладающую помимо прочего ещё и выдающимися скорстными качествами и использовать против неё истребители с их высокой скоростью и значительно более мощным и разнообразным арсеналом - было в самый раз.
  Применение истребителей днём в большом мирном городе, конечно, стало бы со стороны голошинцев безумным шагом. Но, учитывая сложность положения, в котором они теперь оказались, Мстиславлев всё же не мог вполне исключить такую возможность, когда просчитывал варианты дальнейшего развития событий. И то, что голошинцы всё же не воспользовались сугубо боевыми машинами (по крайней мере, пока), он счёл хорошим знаком. Кроме того, в отличие от истребителей, военизированные автолёты могли использоваться как десантные транспорты. А значит, голошинцы действительно не стремятся уничтожить незванного гостя, а лишь хотят выдворить его из Москвы.
  В таких обстоятельствах, планируя свои дальнейшие действия, обездоленный лев решил сыграть в предлагаемую голошинцами игру, несколько изменив её условия в свою пользу. Его шанс состоял в том, что 'загонный отряд' голошинцев ещё не вполне достиг своей цели, и такси с Мстиславлевым и его спутницей летело не прямо в требуемом противнику направлении, а несколько в сторону.
  - Надо куда-нибудь сдёрнуться с этого крючка... - пробормотал наёмник, в очередной раз уворачиваясь от голошинского автолёта в сторону, выгодную преследователям.
  Затем он вернулся к просмотру карты и обнаружил, что через два квартала его курс пересечёт магистральную трассу над широким проспектом. На название проспекта он не обратил никакого внимания. Для него важнее было то, что эту трассу отмечали значки, свидетельствовавшие о высокой интенсивности движения. Мстиславлев понял, что именно там беглецов ожидает шанс свернуть с грозящего большими неприятностями пути. В этот самый момент их машина оставила позади один из двух отделявших её от магистрали кварталов, и, взглянув в лобовое окно, он увидел впереди, на некотором отдалении множество автолётов, проносящихся туда-сюда на разных уровнях высоты. В таком потоке голошинцы будут больше озабочены тем, чтобы не потерять их такси из вида, нежели корректировкой курса беглецов. А, значит, уже сам поток машин защитит их с Женей и поможет добраться до центра города, где голошинцы уже ничего не смогут предпринять.
  Но, видимо, подобные мысли посетили не только Мстиславлева, но и 'загонщиков', ибо несколько мгновений спустя, в тот момент, когда воздушное пространство на несколько десятков метров вокруг оказалось свободным, машины преследователей начали групповое сближение с такси. Обездоленный лев попытался вытянуть свой автолёт из воздушного окружения наверх, но летевшая позади машина голошинцев тут же подскочила ещё выше, и ему лишь чудом удалось избежать столкновения, которое могло отправить такси в пикирующий полёт прямиком к земле. В результате беглецы оказались в тесном кольце погони, каждую секунду рискуя столкнуться с куда более массивными летательными аппаратами противника. Теперь Мстиславлев попытался ускользнуть низом. Как только такси спустилось на один лётный уровень ближе к земле, над его крышей сомкнулись почти беспросветным стальным потолком брюха голошинских автолётов.
  Мстиславлев вновь посмотрел вперёд. До многоуровневого магистрального потока машин, рассекавших спасительный воздух проспекта, теперь было рукой подать - два дома и неширокий двор. Он уж собрался активировать максимальное ускорение, чтобы последним рывком преодолеть оставшуюся дистанцию, когда такси сотряслось от четырёх почти одновременных ударов, грянувших по его крыше.
  - О боже, что это? - взвизгнула от страха Женя, скорчившаяся на заднем сидении.
  И даже её спутник, инстинктивно вжался в пол, сгорбился и втянул голову в плечи, ожидая начала свободного падения. Прошла секунда, за ней другая. Падения не последовало. Машина миновала первый из двух домов, когда он сообразил, что произошло. Голошинцы в последней отчаянной попытке перехватить его прежде, чем он улизнёт от них в потоках одной из главных городских магистралей, решились на крайнюю меру: пойдя на невиданный риск, с помощью мощных канатов на присосках они слепили все четыре машины, участвовавшие в погоне, с такси и полностью подчинили себе его передвижение. Какие бы усилия не предпринимал двигатель такси он не смог бы оторвать себя от четверной привязки. Но такой спаренный полёт не мог продолжаться сколько-нибудь долго: любая несогласованность в работе двигателей четвёрки голошинских 'скакунов' или чересчур сильный рывок такси - и всех участников спарки постигла бы худшая судьба, нежели героев басни про рака, лебедя и щуку: машины просто-напросто рухнули бы на землю. Выжить в такой катастрофе для пассажиров такси было бы очень большим везением.
  Все эти мысли в мгновение ока пронеслись в голове Мстиславлева и он, не медля ни секунды, отключил двигатель такси. К этому времени связанная четырьмя канатами группа находилась уже почти на середине двора. Ещё немного - и это дикое сооружение перевалит за второй дом и окажется посреди кучи летящих туда-суда автолётов. Тогда катастрофа станет неминуемой!
  Но тут машины голошинцев одновременно резко затормозили и начали спуск к земле. Опасаясь жёсткой посадки, Мстиславлев отскочил от бесполезного блока управления, вернулся на пассажирское сиденье и пристегнулся. Выглянув в окно, он увидел, как за ним медленно проплывают этажи дома, над которым они только что пролетели.
  Очевидно, при спуске машину слегка развернуло...
  Ещё несколько секунд напряженного ожидания - и такси довольно-таки мягко плюхнулось в сугроб. Действуя, без всякой надежды на удачу, но лишь не желая упускать даже самый маленький шанс на спасение, молодой человек вновь отстегнул ремень безопасности и подсел к раскрытым внутренностям блока управления. Если только голошинцы сделают промашку и отсоединят свои тросы от такси раньше времени, он попытается удрать прямо земле - всё же колёса у автолёта имелись, и сейчас он стоял именно на них.
  Но тросы не отсоединили.
  Новоявленный пленник сидел, скорчившись, возле раскрытого блока управления и ждал чудесного шанса, когда по окну проползла тень от садящегося рядом автолёта голошинцев. Мягко шмякнулись о стенки кабины потерявшие натяжение, но всё ещё не отпускающие свою жертву, тросы. Мстиславлев поднял голову и огляделся. Все четыре 'загонщика' успели приземлиться. Они расположились со всех четырёх сторон - по одной машине спереди, сзади и обоих боков такси.
  Выдохнув, силовик вернулся на пассажирское сиденье. Только тут он обратил внимание, насколько бледной и испуганной выглядит его спутница.
  - Женя, ты в порядке? - поинтересовался он как можно более нейтральным тоном.
  - Что... что теперь будет? - повернув к нему побелевшее лицо, спросила Фомина.
  - Ничего страшного, - с ободряющей улыбкой сообщил её спутник. - Ни мне, ни тем более тебе ничего не угрожает.
  - Но они же стреляли в нас!
  - Всего лишь одна-единственная предупредительная очередь! Поверь моему обширному опыту - будь у них желание остановить нас любым способом - нам не удалось бы отлететь от расставленной ими ловушки и на десяток метров, а не то что почти на полгорода.
  - Ты хочешь сказать, они собирались взять нас исключительно живьём, как это называют в боевиках?
  - Угу, меня, они собирались взять живьем, ты же просто случайно оказалась в одном такси с их целью.
  - И ты знал, что такое может случиться?
  - Скорее, догадывался. Именно поэтому меня разбирали сомнения, можно ли тебя брать с собой в гости.
  - Ха, - усмехнулась Женя и бледность на её щеках стала быстро сменяться краской ярости, - а ты не мог предупредить заранее, КАКИЕ тебя подстерегают проблемы? Я бы ни за что не села в это чёртово такси, если бы знала...
  - Ну, я вообще-то тоже не знал точно, что они решат обязательно заполучить меня. Да ещё перехватят управление такси... я лишь подозревал возможность...
  Он не закончил, потому что в окно их машины постучали.
  Выглянув наружу, Мстиславлев увидел, что их автолёт окружили вооружённые люди в защитных комбинезонах, а тот человек, который стучал в стекло, теперь знаками показывал, что пассажирам такси пора выбираться на улицу. Их полёт окончен.
  - Что ты собираешься делать? - спросила вновь побледневшая и как будто вжавшаяся в сиденье девушка.
  - Хм, вылезать. Мне больше ничего не остаётся. Ты можешь пока посидеть тут. Я постараюсь убедить их немедленно отпустить тебя на все четыре стороны.
  - Спасибо, - вздохнув, тихо произнесла Женя, когда он уже открывал дверцу такси.
  
  Глава 14
  Нарочито покряхтывая, и держа руки на виду, Мстиславлев вылез наружу и принялся разминать якобы затекшие руки и ноги, одновременно оглядываясь по сторонам. Угнанную им машину со всех сторон окружали голошинцы. Их оружие находилось в полной боевой готовности. Пять машин и полтора десятков боевиков занимали большую часть не слишком обширного двора, окружённого с трёх сторон пятиэтажками, а с четвёртой, выходившей на проспект - девятиэтажным домом. Никого из жителей домов или прохожих во дворе не наблюдалось.
  Выяснив обстановку, обездоленный лев повернулся, наконец, к выстучавшему его из такси голошинцу. Это был крупный круглолицый мужчина. Защитный комбинезон не позволял определить, какого цвета его волосы, а вот глаза оказались бледно-голубыми. И сейчас эти глаза с усмешкой взирали на новоявленного пленника, а тонкогубый рот растянулся в ироничной улыбке.
  - Приветствую... наверное, вам для начала понадобится мой пистолет? - начал разговор Мстиславлев таким тоном, как будто они с голубоглазым были давними хоть и не близкими знакомцами и случайно встретились на улице, когда каждый шёл по своим делам.
  Несколько секунд голошинец продолжал посмеиваться, затем махнул рукой и сказал:
  - Оставь себе, только не вздумай пользоваться... знаешь, вовсе не нужно было убегать... хоть драпал ты, конечно, прытко, - заметил он после паузы. - Но всё равно зря. Твои шансы удрать оставались на нуле, хоть возле нашей базы, хоть посреди города!
  - Вовсе не нужно было расставлять ловушки, демонстрируя заодно свой контроль над некоторыми городскими службами, - с такой же ироничной улыбкой заметил пленник. - Я уж не говорю про ваших 'соглядатаев', больше напоминавших головорезов.
  Тут уж голошинец откровенно расхохотался, а когда слегка успокоился, ответил:
  - Да, мы посылали несколько качков. А что ещё нам оставалось делать? Мы хотели прозрачно намекнуть тебе, чтобы ты катился из Москвы куда подальше. И как можно скорее! Как это говорили в стародавние времена, когда Земле ещё было полно государств, 'ты здесь персона нон-гранта'...
  - 'Нон-грата', нежелательный человек, если я правильно помню, - поправил его Мстиславлев
  - Вот-вот. Оно самое. СОВСЕМ нежелательный, - внушительно и уже вполне серьёзно сказал голошинец.
  Теперь уже обездоленный лев решил добавить к разговору шутливости:
  - Неужто Москва отныне - закрытый город, - с притворным ужасом спросил он.
  - Для тебя - да. В мире много и других мест, где ты можешь запродать свои, признаю, нехилые таланты, но про Москву и округу - забудь. Так велело сказать тебе моё начальство. Это наша территория. И если сюда попадают чужие силовики - то только с нашего согласия!
  - Твоё начальство обладает чересчур высоким самомнением, на мой взгляд, - Мстиславлев тоже начал переходить на более жёсткий тон. - Мой потенциальный наниматель - лицо далеко не последнее в этом мире и обладает весомым влиянием, серьёзными связями и могущественными союзниками. И вы не опасаетесь его недовольства вашим влезанием в его дела?
  По лицу голошинца пробежала гримаса неудовольствия:
  - Я понимаю, о ком ты говоришь. Это, конечно, не простой человек, и ребята на него работают серьёзные, - к удивлению Мстиславлева, произнося последние слова, его собеседник несколько понизил голос. - Но всё это меня совершенно не касается. У меня приказ - выдворить тебя из города. И точка! - произнёс голошинец с прежней громкостью и жёсткостью.
  - Эх, не люблю я, когда мне таким образом на дверь указывают, - заметил южанин, расслабленным движением привалившись к дверце такси.
  - Тебе придётся умерить свои эмоции, парень, по крайней мере, - до тех пор, пока не вылетишь из аэропорта.
  - Ну-ну...
  - Не 'ну-ну', а марш в машину - голошинец показал рукой на автолёт позади себя, - тебя ожидает прямой рейс в один конец - до аэропорта. И приятельница твоя пусть вылазит. Она ведь, кажется, не пострадала во время погони?
  - Нет, она в порядке, только перенервничала слегка.
  - А, ну, это ты виноват. Сдался бы нам сразу - и никто бы не нервничал, и топливо бы не тратили зря. И скажи спасибо, что тебе ещё не предъявили счёт за ремонт изрядно обгоревшей патрульной машины!
  - Вообще-то, - с усмешкой ответил Мстиславлев, - потратить лишний литр горючего, не важно как, - моя любимая забава!
  Он уже наполовину открыл дверцу такси и вдруг замер.
  - Не смешно, - прокомментировал его слова старший голошинец, - чего встал - давай зови её наружу!
  - Подожди, - снова поворачиваясь к собеседнику, сказал Мстиславлев, - она же почти местная. Из Подмосковья. Зачем ей-то куда-то улетать? - удивился он.
  Голошинец вдруг загоготал:
  - И когда это ты в Подмосковье успел выбраться? У тебя ж на это времени не было!
  - Да она сама в Москву по делам приехала. Мы всего несколько часов как знакомы!
  - По делам говоришь? Это кто первого января по делам-то ездит? А? Не вешай мне лапшу на уши!
  - Да с какой стати мне насчёт неё врать-то?
  - А фиг тебя знает! В нашем деле всякие комбинации бывают. А ты калач тёртый, мало ли, что вы там придумать могли со своим Свя..., тьфу, падаль, это имя гадское чуть не произнёс...
  - Послушай, но это же смешно! У вас же такие связи с городскими властями...
  - Ну, не такие уж и связи... - поскромничал голошинец.
  - Да брось, вам запросто удалось захватить контроль над чужим такси. Что стоит навести справки о человеке-то?
  - Это, конечно, можно, только всё не так просто, как кажется. У твоих-то прозорливых и клыкастых приятелей там тоже связи, так что если надо, то нужные данные и подчистить могли.
  - То есть эта девушка должна сейчас ехать в аэропорт, лететь неизвестно куда, и потом ещё неизвестно как возвращаться?! Только потому, что тебе лень всё проверить за несколько минут!?
  - Так уж и неизвестно куда! В Киев мы вас отправим обоих и никуда больше.
  - Пусть в Киев, но она же к моим делам никакого отношения не имеет! И выяснить ты это можешь за несколько минут!
  На лице голошинца отразилась борьба между целесообразностью задержки и необходимостью немедленного исполнения приказа о высылке нежелательной персоны.
  - Ладно, посиди пока в такси, я попробую по-быстрому всё разузнать.
  - Хорошо, - ответил обездоленный лев, и вернулся на успевшее застыть от уличного ветра жёлтое сиденье из кожзама.
  Женя по-прежнему сидела в той же позе. Спина сгорблена, тело напряжено, взгляд упирается в пол такси.
  - Ну что? - спросила она.
  - А ты не слышала разве конец разговора? - удивился силовик.
  - С пятого на десятое...
  - А..., ну если вкратце, мне собираются дать пинка, чтобы я летел подальше от Москвы и не возвращался, а твою личность хорошенько проверят на лояльность, так сказать.
  - Зачем? - удивлённо спросила девушка, резко повернувшись к Мстиславлеву.
  - Что 'зачем'? Высылают или проверяют?
  - Ну... проверяют...
  Молодой человек усмехнулся:
  - Так это просто. Каждый, кто побывал в контакте со мной, для них - подозрительная личность. Сначала они вообще хотели засунуть тебя в один самолёт вместе со мной.
  - Они что, совсем идиоты?!
  - Скорее, перестраховщики...
  На некоторое время в кабине такси наступила тишина. Такая же тишина стояла и вокруг. Старший голошинец, усадив Мстиславлева в такси, сразу же вернулся в свою машину и закрыл дверцу. Все остальные бойцы оставались на своих местах. Они были отлично вымуштрованы и ни о каком расслаблении и переброске шутками или просто репликами не могло быть и речи.
  Винтики военной машины, они ждали приказа командира.
  Видя, что происходит во дворе, его жители, даже не пытались показаться из подъездов, а прохожие либо не имели нужды заходить во двор, либо где-то пережидали незваных гостей.
  Наконец, после нескольких минут ожидания, в оконное стекло снова постучали. Обездоленный лев выглянул наружу. Возле двери стоял всё тот голошинский командир. Знаками он показывал, что пора снова выходить на холод. Мстиславлев исполнил этот жестикулярный приказ и через несколько секунд опять стоял лицом к лицу с голубоглазым. Теперь на этом лице читалось явное раздражение.
  - Девушка тоже пусть выходит.
  - Жень, вылезай, - наклонившись к незакрытой дверце такси, сказал молодой человек.
  В этот момент он почти ожидал, что стоящий у него за спиной голошинец попытается ударить его по голове чем-нибудь тяжелым. Но ничего подобного не случилось.
  Мстиславлев вновь повернулся к голошинцу. Тот молчал, возможно, ожидая появления второй пассажирки захваченного такси.
  Когда Фомина встала рядом со своим спутником, боевик быстро оглядел её с головы до ног и заметил:
  - Ваше пребывание в бывшей первопрестольной немного затянется. Моё начальство решило, что одному из наших спецов по контрразведке, неплохо бы с вами пообщаться.
  Такой поворот изумил Мстиславлева. Кого эти придурки собрались проверять? Его? Так о нём им давно уже всё должно быть известно! Девушку? Он подумал, что за время, прошедшее после предыдущего разговора, голубоглазый или его соратники могли проверить её биографию вдоль и поперёк раза три, не меньше.
  Голос голошинского начальника вывел его из раздумий:
  - Ну, что встали-то?! Оба - марш в мою машину, - сказал тот, приподнимая дверцу своего транспорта.
  Женя неуверенно взглянула на своего спутника. Мстиславлев пожал плечами и показал рукой, чтобы она первой лезла в голошинский летающий броневик.
  Когда девушка скрылась в полутьме салона, он последовал за ней.
  Кабина голошинского автолёта, как он и ожидал, оказалась весьма просторной. Вместо обычных сидений здесь стояли вращающиеся кресла. На задней паре таких кресел и расположились пленники.
  Между тем, хозяин автолёта отдавал приказы своим подчинённым:
  - Иванцов, сюда, для конвоя. Лебедев - проконтролируй возвращение такси в таксопарк. Остальные - по машинам и на базу.
  Протиснувшийся в дверцу Иванцов оказался двухметровым бугаём с черной бородой и взлохмаченной копной волос на голове. Пробираясь вперёд по кабине автолёта он запнулся, на секунду потерял равновесие и одним взмахом левой руки едва не смахнул обоих пленников с только что занятых мест. Те сочли за лучшее промолчать.
  Когда конвоир взгромоздился на одно из кресел (они, очевидно, были сделаны из материалов первоклассной крепости, поскольку то, на которое сел верзила даже не скрипнуло), в кабину влез его начальник. Сев в водительское кресло, он быстро нажал несколько кнопок на панели управления и тут же повернулся к вынужденным гостям своего автолёта, откинувшись на спинку кресла, и повторив позу Иванцова.
  В руках у обоих голошинцев было по мультифункциональному автомату Кобзева. Но на пленников их пока не навели.
  Машина плавно поднялась в воздух и взяла курс на неизвестную цель.
  Голошинцы весь полёт продолжали сидеть в той же неизменной позе, немного расслабленные, но всё же готовые действовать в любую секунду.
  Женя украдкой несколько удивлённо посмотрела на своего спутника, намекая, видимо, на странность ситуации. Обездоленный лев лишь чуточку приподнял брови, пытаясь, сказать, что не стоит обращать внимание.
  Полёт над сменяющими друг друга массивами жилых районов, развлекательных парков, турнмэновских лесопарков и несколькими торговыми комплексами происходил в неизменной тишине. Чуть позже внизу проплыли кварталы невысоких жилых зданий менее презентабельного вида. Мстиславлев, догадался, что их автолёт вновь удаляется от центра города. Он подумал, до окраин, скорее всего, уже рукой подать.
  Наконец, голошинский транспорт приземлился на небольшом пустыре. С трёх сторон его окружали какие-то хозяйственные постройки, с четвёртой - дорога, давно неиспользованное полотно которой, как показалось пленнику, вплотную подступало к зарослям очередного лесопарка.
  Происходящее представлялось Мстиславлеву до крайности странным. Карту с месторасположением всех голошинских лагерей целиком он не запомнил - не до того было. Впрочем, он смутно припоминал значок их лагеря примерно в том районе, куда они прилетели, разумеется, если он правильно сориентировался в пространстве во время нынешнего полёта.
  Однако безлюдность места посадки автолёта и близкое соседство пустыря с глухим леском настораживали. Конечно, ликвидировать своих пленников у голошинцев причин не было. Вроде бы. Но ведь в их с Фоминой ситуации никто ничего не может гарантировать.
  - Вылезайте, - вывел его из раздумья своим повелительным тоном голошинский командир. - Иванцов, посторожи их снаружи, пока я получу новые указания.
  Он нажал кнопку на панели управления, и дверца автолёта приподнялась вверх. Женя, а следом за ней Мстиславлев с уткнувшимися в спину стволами иванцовского автомата и, наконец, сам обладатель этой прекрасной военной игрушки выбрались наружу. Затем они отошли на несколько метров от доставившегося их сюда автолёта.
  Обездоленный лев глубоко вздохнул и ещё раз осмотрелся. Ничего нового в окружающем пейзаже заметить ему не удалось. Территория вокруг по-прежнему оставалась безлюдной, и Мстиславлев был почти уверен, что это - её обычное состояние.
  Пленники и их конвоир продолжали упорно молчать. Из незакрытой дверцы автолёта доносился едва слышный бубнёж голошинского командира.
  Женя в двух шагах позади своего спутника поёжилась от холода, она тоже оглядывалась по сторонам, скорее всего в поисках какого-нибудь строения или забора: промозглый ветер, казалось исходивший из всех щелей, продувал небольшой пустырь насквозь. Не прошло и двух минут, как девушка начала шмыгать носом.
  Мстиславлев пытался прислушаться к разговору своего похитителя, однако порывы ветра исключали такую возможность полностью. Сложившаяся ситуация нравилась ему всё меньше и меньше. В этот момент налетел особенно сильный порыв прямо-таки ледяного ветра, заставивший поёжиться от холода даже его, у Жени, как показалось молодому человеку, застучали зубы, а Иванцов громоподобно чихнул. Дважды смачно вдохнув носом воздух, он уже собрался высморкаться. Но в защитную перчатку сморкаться боевику не захотелось, и он стащил её с руки.
  В этот момент пленник и принял решение не ждать, как повернётся дело дальше, а развернуть его в выгодную себе сторону.
  Дождавшись, когда Иванцов высморкается, он обратился к нему, похлопывая себя по карману:
  - О, приятель, слушай, твоё начальство забыло изъять моё оружие. Я, конечно, не против, сам понимаешь, но вдруг кто-нибудь решит, что я спрятал его специально, лелея какие-то там дурацкие планы...
  - И что? - подозрительно глядя на Мстиславлева, спросил верзила.
  - Я подумал, что чем быстрее избавлюсь это этого ствола - тем лучше. Ты же можешь эээ... взять его на хранение?
  - Ну... да, давай его сюда, - только поосторожнее, медленно вытаскивай, - сказал Иванцов увидев, как правая рука пленника скользнула в карман. - Держи за рукоятку двумя пальцами! - приказал он, одну руку протягивая за сдаваемым пистолётом, а другой - переводя автомат в предбоевой режим.
  Обездоленный лев улыбнулся и медленно со всем тщанием вытащил своё последнее оружие из кармана. Держа его, как и было велено, двумя пальцами за рукоять, он протянул его боевику. Девушка наблюдала за происходящим с нескрываемым удивлением, едва ли не выпученными глазами глядя на столь странный поступок своего спутника.
  Наконец, свободная от защитной перчатки рука боевика взялась за ствол, и в тот же момент его тело резко дернулось, обмякло и начало медленно оседать на землю.
  - Бери его автомат, быстрее! - шёпотом бросил Жене силовик, а сам, перехватив пистолет всей ладонью, ринулся к кабине автолёта. В тот момент, когда он вскакивал в неё, голошинский командир, видимо только что закончивший разговор, как раз повернулся в кресле к открытой двери. Его рука лежала на собственном автомате, но воспользоваться им он уже не мог: за те мгновения, что потребовались бы, чтобы навести оружие на Мстиславлева, тот несколько раз мог превратить мозги своего противника в кашу, поскольку забрало шлемной части комбинезона у голошинца было поднято.
  - Не двигаться, - почти крикнул ему экс-пленник.
  - А, чёрт... - вырвалось у голубоглазого.
  - Спокойнее, всё хорошо.
  - У вас что ли? Ты совсем свихнулся? Зачем тебе нужен этот дурацкий контрзахват? - поинтересовался голошинец.
  Его пальцы медленно и очень осторожно подбирались к кнопкам управления огнём автомата.
  - Нужен-нужен, не желаю больше торчать на холоде неизвестно где и ждать неизвестно чего! Не люблю таких ситуаций, знаешь ли... а ещё не люблю, чтоб мне зубы заговаривали. Прекрати двигать пальчики по автомату, а то отстрелю их сейчас же к чёртовой матери!
  Голошинец окончательно замер.
  
  Глава 15
  Убедившись, что, противник не предпринимает никаких действий и даже минимальных поползновений к ним, обездоленный лев обратился к девушке.
  - Жень, ты как?
  - Вроде нормально...
  - Автомат Иванцова с тобой?
  - Ага.
  - Что ты сделал с Иванцовым, идиот? - подал голос пленный голошинец.
  - С ним всё в порядке. Не кипятись. Он отдыхает на мягком пушистом снегу этого дивного пустыря после хорошей дозы ээ... одного нервно-паралитического средства. И будет отдыхать ещё несколько часов. Думаю, в защитном комбинезоне простуда ему не грозит, - с улыбкой заметил новый хозяин положения.
  - Жень, - снова обратился он к своей спутнице, - тебе придётся принять чуть более активное участие в нашей маленькой игре. Совсем немного, но придётся.
  - Ты хочешь, чтобы я что-то сделала этим оружием?
  Обездоленный лев даже улыбнулся её догадливости:
  - Верно...
  - Но я же не умею...
  - Там всё просто: нажимаешь кнопочки, и в автомате срабатывает то или иное устройство.
  - А... неужели так просто?
  - Угу... кнопки справа и слева над рукояткой...
  Под руководством опытного наставника девушка быстро разобралась с кнопками на панелях управления автомата Кобзева, а затем, чтобы при стрельбе удержать оружие в нужном направлении, с помощью зажимов закрепила его на спинке кресла в среднем ряду.
  Когда оружие было направлено на пленника, Мстиславлев приказал голошинцу медленно положить своей автомат на пол стволом к себе. Что и было проделано. Под прикрытием направленных прямо в незащищённое лицо голошинского командира стволов жениного автомата, Мстиславлев овладел новым трофеем, после чего таким же образом к нему перешли все прочие оружейные запасы пленника, а также личные средства связи.
  Большую часть оружия пришлось вывести из строя, поскольку унести их с собой, нынешняя одежда обездоленного льва не позволила бы. Будь на месте Фоминой кто-то более подготовленный, он попробовал бы примерить на себя иванцовский комбинезон. Прошлой ночью он убедился, что некоторые параметры голошинского обмундирования поддаются корректировке. Однако оставить Женю на несколько минут наедине с этим пленником - на такое Мстиславлев решиться не мог. Вероятность обратного отыгрыша ситуации в этом случае была бы слишком велика.
  Поэтому он ограничился сохранением трёх трофейных стволов: автомата и двух универсальных пистолетов.
  - Так, с этим делом разобрались, - заметил обездоленный лев, рассовав пистолеты по карманам куртки, наиболее подходящим для быстрого вытаскивания. - Теперь обсудим наши перспективы.
  Голошинец усмехнулся:
  - А тут и обсуждать нечего. Самое лучшее, что вы можете сделать, если конечно, желаете себе добра - это остаться здесь и ждать подхода вызванного мной подкрепления, точнее конвоя, который должен проводить вас на нашу ближайшую базу.
  - Не смеши меня. 'База'. Ты бы ещё заявил, что поблизости ваша штаб-квартира находится, уж не в этой ли чащобе она сокрыта? - с кривоватой усмешкой спросил его Лев Мстислав.
  - Нет, наша штаб-квартира в другом месте. А эта 'чащоба' - тренировочный участок, относящийся непосредственно к территории нашей базы. И минут через пять-десять из леса должны выйти... человека три, направленных сюда...
  Женя посмотрела на Мстиславлева. Тот оставался совершенно невозмутимым.
  - Не пори чушь, приятель, - спокойным тоном перебил он голошинца. - Была бы тут база - ты бы нас прямо туда и доставил.
  - Небо над базой сейчас закрыто. Из-за одной специализированной тренировки, - пояснил голошинец.
  - Хорошо, не будем спорить и тратить драгоценное время. Будем считать, что ты не врёшь. Однако я сдаваться никому не намерен. А девушка вообще никак ваших дел не касалась, так что к ней у вас вообще не должно быть претензий. Поэтому мы сейчас отсюда свалим по быстрому.
  - Кто это 'мы'? - уточнил пленник.
  - Мы - все, кто находится в автолёте.
  - Ты попытаешься отсюда улететь? - с нескрываемой насмешкой уточнил голошинец.
  - Нет, конечно, я не идиот, чтобы тратить время на взлом защиты полётной системы, да и девушку оставлять один на один с тобой мне не хочется.
  - Ты хочешь уйти пешком? - удивился пленный.
  - Мне ничего больше не остаётся. И ты пойдёшь с нами. Убивать тебя, у меня пока причин нет. Оставлять здесь - тем более. Так что поднимай свою задницу с кресла, но без глупостей!
  Голошинцу ничего не оставалось, как повиноваться.
  - Жень, выходи, и жди снаружи, направив автомат на дверцу.
  Девушка отцепила зажимы и медленно вышла наружу. За ней, пятясь, вышел её напарник. Он ни на полсекунды не упускал контроля над передвижением пленного голошинца. Дважды, прежде чем они оказались на улице, обездоленный лев вынужден был напоминать, чтобы тот двигался медленно, без дёрганий, не пытаясь предпринять что-либо против своего бывшего пленника.
  Наконец, все трое оказались на пустыре подле автолёта. Взглянув в сторону леса, Мстиславлев убедился, что он по-прежнему выглядит безжизненным. Затем он махнул свободной рукой в противоположную сторону.
  - Пошли!
  И вся троица направилась к окружавшим пустырь обшарпанным строениям.
  - Дурацкая затея - это ваше бегство, - бубнил голошинец. - Как только будет обнаружен пустой автолёт, за вами вышлют погоню. И как ты собираешься от неё укрыться, не зная города?
  - Не беспокойся, это не твоя проблема, - ответил Мстиславлев.
  Они как раз подошли к узкому проходу между двумя полуразвалившимися одноэтажными строениями. На том, что располагалось справа, кое-где ещё сохранились куски штукатурки, а то, что находилось слева, было склочено на скорую руку из обычных неструганных древесных досок.
  Внимательно следя за всеми действиями пленника, Мстиславлев поинтересовался у Жени, не появился ли кто-нибудь из леса.
  - Нет. Мы одни на пустыре, - услышал он в ответ.
  - Хорошо... эй, как тебя там, - обратился он к голошинцу
  - Алексей, - назвался тот.
  - Лёша, давай, - двигай первым в эту щель, - сказал, обездоленный лев, показывая на проход между развалюхами.
  Когда пленник приблизился к проходу, Мстиславлев оказался прямо у него за спиной, и стволы его автомата упёрлись голошинцу в спину.
  - Иди вперёд, и не отрывайся от автомата. Ты меня понял?
  - Ага.
  - Женя, ты идёшь следом за нами.
  Выстроившись таким образом в цепочку, они миновали один за другим сразу несколько проходов между ближайшими к пустырю сараями. В тот момент, когда троица выбралась из очередного прохода на более-менее обширную площадку разделявшую несколько построек, усиленный слух обездоленного льва уловил почти незаметные простому уху шумы, несомненно производимые автолётом, и доносившиеся со стороны леса.
  - Сюда кто-то летит, - произнёс он, оглядывая окружающие строения.
  Голошинец, по-прежнему не отрывавшийся от стволов 'кобзева', усмехнулся.
  Мстиславлев, не обращая на него внимания, попросил свою спутницу посторожить пленника, пока он откроет вход в одну из окружающих развалюх.
  Подойдя к выстроенному из кирпича относительно крепкому одноэтажному домику, он, нажав на пуск лучевого генератора, лазером срезал хлипкий замок и, отворив дверь, жестом пригласил своих спутников заходить внутрь. Первой туда вошла Женя.
  - Быстрее, быстрее - поторопил не слишком спешившего пленника Мстиславлев.
  Заметив, что девушка, зайдя в сарай, остановилась почти рядом со входом, он попросил её отойти вглубь и вообще держаться подальше от голошинца, который как раз в этот момент переступал порог домика.
  Закрывая за собой дверь, обездоленный лев заметил в небе неизвестный автолёт, летевший к сараям со стороны леса.
  В этот момент он краем глаза уловил какое-то движение позади и быстро развернулся, выставив вперед автомат. Самое длинное дуло его автомата упёрлось в грудь голошинцу.
  - Назад, - резко скомандовал Мстиславлев, - И чтоб это была последняя попытка сделать глупость! Иначе я применю оружие!
  Пленник тихо рассмеялся и громким шёпотом ответил:
  - И убьёшь сразу двух зайцев: прольёшь кровь и привлечёшь внимание наших автолётов. Представляю какой теплый приёмчик тебя будет ждать после этого, да и спутницу твою тоже... А ведь всего-то и требовали от тебя, что убраться из Москвы, а ты вон что затеял...
  Из дальнего угла помещения донёсся нервный вздох Жени.
  - Ну да, а какого дьявола тогда надо было тащить нас через полгорода на закрытую для полётов базу и разыгрывать спектакль на пустыре? А? - также понизив голос, поинтересовался обездоленный лев.
  - Этот вопрос не ко мне! Начальство приказало - я выполнил! - уже более громким голосом ответил голошинец.
  - Ну и заткнись, пока я тебя не заткнул свинцовой пробкой. И никуда не двигайся.
  Ответом ему было лишь сопение.
  Добившись тишины внутри, Мстиславлев вновь прислушался к звукам, доносящимся снаружи.
  Автолёт кружил уже непосредственно над сараями. Послушав их ещё чуть-чуть, наёмник уловил второй, аналогичный звук. Видимо, поиски вели сразу две машины.
  Происходящее по-прежнему не вселяло в южанина ни капли оптимизма. Если от одной поисковой машины ещё имелся теоретический шанс ускользнуть, то при двух ищейках избежать повторного пленения было почти нереально. Впрочем, нет, без 'почти'...
  - Наши следы заметны с воздуха? - услышал он тихий вопрос своей спутницы.
  - Они могут их заметить, но тут вокруг сильно натоптано, так что необязательно... тссс!
  Автолёты продолжали кружить над сараями.
  Голошинец, стоявший у стены справа от своего пленителя, переступил с ноги ногу.
  Мстиславлеву это действие показалось очень шумным, и он повернулся к голошинцу, но сам тишину нарушать не стал. Прошла ещё минута, автолёты не улетали, но и обнаружить беглецов, судя по отдалившимся звукам, пока не смогли.
  Пленник снова переступил ноги на ногу и промямлил:
  - Чёрт, какая всё-таки дурацкая затея...
  - Заткнись, - услышал он тут же совет Мстиславлева.
  - Кажется, они не смогут нас найти... - прошептала Женя.
  Её напарник передёрнул плечами и также шёпотом ответил:
  - Стоит им только применить тепловизоры, и нас найдут максимум за одну-две минуты.
  - О... - только и смогла вымолвишь девушка.
  - Нда, весь вопрос в том, когда они это сделают, - озлобленно прошипел пленник.
  - Что, не нравятся тупоголовые сослуживцы? - с легкой усмешкой поинтересовался Лев Мстислав
  - Да пошёл... - начал что-то говорить Алексей, когда сквозь щели к крыше в сарай проник отсвет резкой вспышки, произошедшей где-то впереди, как раз в той стороне, куда направлялись беглецы, прежде чем появление поисковых автолётов вынудило их укрыться в этом домике.
  - Что это? - спросила девушка.
  Никто ей не ответил. Оба силовика напряжённо ждали, что будет дальше. Дальше последовала ещё одна вспышка света, за ней третья, четвёртая. Автолёты голошинцев, ранее кружившие над сараями, ринулись вперёд, к месту боя. Стало очевидно, что вспышки являются результатом какого-то боя.
  - Жень, посторожи нашего приятеля, пока я выгляну наружу. И зажги подсветку на автомате. Это третья кнопка слева.
  - Ага, синенькая такая, - добавил пленник. Вероятно, он опасался, как бы неопытная девушка не убила его, случайно нажав не на ту кнопку.
  Обездоленный лев приоткрыл дверь и выглянул наружу. Разноцветные всполохи взметались к небу над местом, которое он не мог разглядеть из-за стоявших впереди жилых домов. В воздухе над ним повисли оба голошинских поисковых автолёта, обстреливая кого-то внизу. И происходило всё это довольно-таки близко.
  - Они улетели далеко? - спросила Женя, когда Мстиславлев закрыл дверь.
  - Нет, но они уже ввязались в бой, так что сейчас им не до нас.
  - Тогда нам надо попытаться ускользнуть?
  Пленный голошинец усмехнулся.
  Мстиславлев ответил:
  - Ни в коем случае. База слишком близко. И они наверняка вызвали подкрепление. Если мы сейчас отсюда вылезем, то как раз попадём на глаза голошинцам.
  Действительно, буквально через одну или две минуты над пустырём и сараями пронеслись ещё три патрульных машины.
  
  Глава 16
  Мстиславлев опять выглянул наружу и, убедившись в том, что все машины, прилетевшие с базы, заняты боем, велел своим спутникам выходить на улицу.
  - Надеюсь, у нас есть несколько минут, чтобы добраться до жилых домов, - заметил он.
  Никто не стал ему возражать, но пленного всё-таки пришлось поторопить, чтобы он перешёл с неторопливого шага на бег. Его боевой комбинезон на данный момент представлял самую большую опасность, так как голошинцы с неба легко могли обратить внимание на его передвижение. Будь у беглецов в запасе чуть больше времени, обездоленный лев заставил бы пленника снять всю защиту и оставить её в кирпичном домике.
  Тропинки вокруг сараев были хорошо утоптаны, так что рыхлый снег передвижению не мешал - все трое были обуты в утеплённые ботинки, включая Женю, которая, сменила обувь ещё перед выходом из отеля. Троице теперь уже в полном смысле слова 'беглецов' удалось относительно быстро проскочить мимо последних сараев, после чего корпус ближайшего жилого дома скрыл их от глаз голошинского воздушного патруля.
  - А теперь, Лёха, стой! - тут же крикнул пленнику Мстиславлев. Тот удивлённо обернулся. - Сейчас же снимай комбинезон. Да побыстрее!
  - Но...
  - Быстрее, я сказал, каждая секунда на счёту!
  Через полминуты голошинец стоял на холоде в одном нижнем белье. Впрочем, как и защитный комбинезон, оно было утеплено.
  - А теперь бегом направо в обход этого дома, - Мстиславлев показал на здание, скрывавшее их от голошинских автолётов, - к ближайшему подъезду.
  Теперь пленник бросился бежать с максимальной скоростью, а Мстиславлев с Фоминой последовали его примеру, не забыв, однако, подобрать со снега защитное обмундирование своего пленника.
  Они быстро добежали к торцу дома, после чего припустились ещё быстрее, и через несколько секунд все трое уже заскакивали в подъезд.
  Они пробежали первый этаж и поднялись до следующей межэтажной лестничной площадки.
  - Боже, как холодно, - процедил сквозь зубы пленник, приникая всем телом к панельной батарее на лестничном пролёте. На его удачу система обогрева в доме работала исправно.
  - Что это за бой там? - поинтересовалась у мужчин Женя, кивнув в сторону продолжающих вздыматься к небу огненных вспышек.
  - Вообще без понятия! - ответил обездоленный лев.
  - Ха, - а чего тут понимать-то, - усмехнулся уже начавший отогреваться голошинец. - Опять стража Архангела на наших лезет. Задиристые молокососы, мать их...
  - Ты это серьёзно? - спросил у него Мстиславлев.
  - Конечно, а что?
  - А с какой стати стража Архангела вообще сюда припёрлась? Практически на другой конец города? Да ещё затеяла бой, когда у начальства голова болит о перемирии...
  - Может, Архангелу не нужен мир между вампами и нами? - предположил пленник.
  Тут за окном что-то грохнуло, и стёкла резко задребезжали.
  Все трое разом выглянули наружу и едва успели заметить, как одна из патрульных машин падает вниз.
  - Ничего себе... - вырвалось у голошинца.
  - Вот тебе и молокососы... - произнёс также весьма удивлённый Мстиславлев. - Талантливые подмастерья у Архангела, как я погляжу. Чем это они его, никто не заметил?
  Женя пожала плечами, а пленный ответил отрицательно.
  Бой тем временем продолжался, и стража, по всей видимости, имела перевес. По крайней мере, манёвры уцелевших голошинских автолётов носили теперь явно оборонительный характер. Они куда больше были заняты уворачиванием от ударов магического оружия врага нежели атакующими заходами на цель. Однако не прошло и пяти минут как ещё одна патрульная машина, получив удар молнии явно волшебного происхождения, отправилась на незапланированное свидание с заснеженной землёй.
  - Чёрт, не повезло ребятам... - пробормотал голошинец.
  - А тем, что нас ловили возле вашего питомника, повезло, что ли? - удивлённо спросила Женя.
  Мстиславлев на это только усмехнулся, продолжая наблюдать бой, а пленник ответил:
  - Ты имеешь в виду парней, сидевших в облитой горючим машине?
  - Ну да!
  - А что им станется? Ну, приземлились они не слишком мягко, ну подышали не особо чистым воздухом. И что? Наши машины от такого 'горячего' душа не взрываются. Подремонтировать автолёт, конечно, придётся. Но людям в нём ничего не угрожало.
  - Чёрт, они... они улётают! Лёш, твои сослуживцы драпают на базу! - едва не покатываясь со смеху, закричал Мстиславлев.
  - Что? - голошинец повернулся к окну и увидел, как оставшиеся боевые автолёты летят в обратном направлении, - к лесу.
  - Это ж форменный разгром! - продолжал потешаться Мстиславлев. - У вас на базе всего два десятка бойцов было что ли?
  - Я ничего не понимаю... - промямлил ошарашенный пленник. - Они что, не могли прислать ещё подкрепление? - он растерянно посмотрел на своих похитителей.
  Женя удивилась не меньше остальных и посмотрела на Мстиславлева, ожидая, видимо, объяснения.
  А его лицо тем временем резко посерьёзнело.
  - Слушай, Лёш, а может, ты нам всё-таки наврал насчёт базы? А? Может, на самом деле за этим лесом вообще ничего нет!? А прислали сюда только человек двадцать и пяток машин для прикрытия, чтобы дельце обделать без свидетелей? Только для отражения массированной атаки такого количества оказалось маловато?!
  - Какое ещё дельце? - удивлённо спросила Женя.
  - А ликвидацию двух нежелательных персон, чтоб уже никогда никому глаза не мозолили!
  - Ты думаешь... - в ужасе произнесла Женя
  - Угу, - кивнул в ответ обездоленный лев.
  - Чушь, полная чушь, если не веришь, можешь сам отправляться вслед за этими трусами! - голошинец, видимо, от волнения сделал ударение на 'а' в слове 'трусами', что заставило двух его спутников улыбнуться. - Ты быстро поймешь, что база существует! - продолжал орать пленник.
  - Ладно, заткнись, в любом случае у нас времени в обрез. Так что пошевеливайся!
  - Куда?
  - Как куда? Вниз, конечно, на выход, так сказать.
  - Опять голым на мороз? Да зачем я вам нужен теперь? Ваши же приятели - в двух шагах отсюда, а у меня ни оружия, ни связи, так что навредить вам я никак не могу!
  - Прекрасно, но пока мы со стражниками не договоримся ты, на всякий случай, будешь при нас. Пошёл вниз! - Мстиславлев многозначительно положил руку на одну из панелей управления огнём автомата.
  Припёртый к стенке голошинец, вздохнул, пожал плечами и поплёлся вниз.
  - Быстрее, - велел ему спускающийся следом обездоленный лев.
  Когда они выскочили из подъезда и побежали к следующему дому, за которым, судя по всему, находились сейчас архангеловы стражники, Женя поинтересовалась у Мстиславлева - не напорются ли они на очередную группу голошинцев.
  - С какой стати? - Он даже обернулся к ней от удивления.
  - Но ведь бой начался ещё тогда, когда оба первых автолёта были в воздухе над сараями. Значит, стражники бились тут с другой группой голошинцев... - запыхавшимся голосом заметила она.
  -- Я не слышу звуков боя, так что, видимо, отступление воздушной поддержки означало его завершение.
  - Думаешь, все остальные голошинцы погибли?
  - Неет, думаю, они укрылись в подъезде дома, скорее всего, того, к которому мы сейчас... подбежали, - закончил молодой человек, опёршись рукой о бетонную стену, но тут же вынужден был предупредить своего пленника, который находился уже возле переднего угла здания, чтобы тот не делал глупостей, остановился и не пытался удрать.
  - Я ж замёрзну к чертовой матери! - огрызнулся тот, когда Мстиславлев и девушка его догнали.
  - Тише ты... и перестань давить на жалость! Можно подумать вас не закаляют для действий в экстремальных температурных режимах в ваших лагерях! Ни в жизнь не поверю! Да и бельё у тебя не летнее. Так что заткнись, - велел ему Мстиславлев.
  - Последи за нашим приятелем, - попросил он Фомину. - А я пока погляжу, во что превратили очередной мирный двор наши доблестные вояки.
  Голошинец издал негромкий звук, то ли фыркнув, то ли чихнув. Женя направила на него своё оружие.
  Не обращая больше на них внимания, Мстиславлев подобрался к углу и осторожно выглянул во двор. Метрах в десяти от него на почерневшем от гари снегу догорал корпус одного из патрульных автолётов. Второй лежал в противоположном конце двора. Там же находились восемь живых людей и как минимум четыре тела. На двух была голошинская униформа. Все восемь, оставшихся на ногах, конечно же, были стражниками, и при этом подмастерьями колдунов. Мстиславлева слишком долго натаскивали на обнаружение сверхъестественных сил, так что подмастерьев он мог различить без особых проблем, тем более что все они либо применяли свою силу недавно, либо пользовались ею прямо сейчас. Да и иных сверхсуществ поблизости вроде как не наблюдалось...
  Четверо стражников сбивали огонь с голошинских машин, ещё один творил заклинание, чтобы закупорить двери одного из подъездов. Видимо, там скрылись оставшиеся в живых 'пехотинцы' противника. Ещё один подмастерье внимательно вглядывался в окна дома. Догадавшись, что он пытается увидеть в окнах дома голошинцев, обездоленный лев едва не расхохотался.
  'Ну и зелень', - подумал он.
  Двое остальных подмастерьев осматривали тела (живые или мертвые, Мстиславлев, конечно, не знал) своих товарищей.
  - Ну что там? - спросил его дрожащим от холода голосом голошинец.
  - Ничего хорошего для тебя. Придётся подождать и потерпеть неудобства.
  - Какого дьявола?
  - Мне кажется не слишком разумным, прерывать процесс колдовства, особенно когда его осуществляет подмастерье. Это может привести к непредсказуемым последствиям! - ответил ему Мстиславлев, и пленник заткнулся.
  Спустя минуту заклинание было завершено и прижимавшийся к стене дома силовик почувствовал под руками лёгкую вибрацию. Исходя своего опыта, он оценил качество выполнения колдовства как среднее. Обычно для того, чтобы не выпустить людей за дверь магам хватало куда меньших усилий и времени.
  - Эй, - крикнул Мстиславлев, вытянув руку и помахав стражникам, по-прежнему прячась за стеной.
  - Кого там принесло? - Ответил ему юношеский голос.
  - Я силовик. Моя фамилия Мстиславлев. Меня нанял союзник вашего босса, Святоша. Но у меня, случились неприятности с голошинскими коллегами. Свяжитесь с командиром и проверьте мои слова, - не высовываясь, ответил ему обездоленный лев.
  Затем он повернулся к пленному и бросил ему его бронекомб:
  - Одевайся.
  Чуть больше чем через минуту он услышал ответ стражника:
  - Да, всё подтверждено. Ты один?
  - Со мной пленный голошинец и случайная попутчица, которой не повезло попасть вместе со мной в неприятности.
  - Ладно, можете выходить.
  - Сию секунду, только решим проблему с одеждой.
  Как только пленник натянул свой защитный комбинезон, все трое вышли во двор.
  Мстиславлев сразу ощутил резкие порывы однотипной энергии, исходящие от стражников. Теперь он точно знал, что всю группу составляют исключительно подмастерья. Они пока не слишком хорошо умели контролировать свой колдовской потенциал, а теперь, разнервничавшись в ходе отчаянной схватки, и вовсе с трудом сдерживали бурление силы. На 'льва' с разных сторон то и дело налетали 'приливы' их колдовской энергии. Несколько раз у него даже сбивалось дыхание. Встречал его темноволосый худощавый узколицый юноша в тёмном пальто и серой утепленной кожаной шапке с наушниками. Тот самый, что заклинал входы в дом, где спрятались голошинцы.
  Свою силу он контролировал, пожалуй, чуть лучше, чем некоторые его коллеги.
  После знакомства со старшиной, Мстиславлев тут же перешел к делу:
  - Насколько я понимаю, тут вскоре должно появиться голошинское подкрепление? Если наш пленник не солгал, поблизости находится лагерь подготовки? - спрашивал он главного стражника, но смотрел на пленника.
   - Да, верно, когда мы тут очутились, думали - туго нам придётся, а оно вон как получилось, - голос главного стражника, которого звали Игорь Серебров, под конец звучал даже несколько растерянно.
  Алексей пожал плечами, всем своим видом как будто говоря: 'ну вот, видите, я же вас не обманывал!'
  Однако Мстиславлеву сейчас было не до него. Ситуация становилось всё непонятнее и непонятнее. И непонятность эта раздражала и заставляла ожидать подвоха со всех сторон.
  Надеясь понять хоть что-нибудь, он решил выяснить, как стражники вообще оказались почти у самой голошинской базы.
  - Нас здесь две патрульные группы, - ответил на его прямой вопрос Серебров. - После обострения конфликта с голошинцами, босс отдал приказ вести патрулирование на более широком пространстве. Около получаса назад нам сообщили, что в квартале отсюда один маг попал в неприятную историю с группой голошинцев. Это было что-то вроде засады. Нашему коллеге удалось избежать ловушки, но голошинцы стали теснить его в сторону своей базы. К счастью, мы подоспели вовремя. Вот только он успел получить ранение, так что пришлось отправить его на одной из наших машин, а самим принять бой...
  - Ясно. И что вы намерены теперь делать?
  - Конечно же, отступать!
  - Но транспорта вам не хватает?
  - С вами может не хватить...
  - Пленника мы оставим тут. Он нам больше не пригодится, надеюсь. Тела ваших убитых - силовик уже успел разглядеть, что оба лежавших на земле стражника погибли - положите в багажник. А я так уж и быть - наверх.
  - Наверх? - в изумлении уставившись на него, произнёс стражник, а Мстиславлев мысленно обозвал его молокососом.
  - Именно, и давайте поторапливаться, пока наши голошинские друзья не решили, что пора мстить за погибших товарищей. Где ваш автолёт?
  - Там.
  Серебров жестом указал на проход в соседний двор.
  Обездоленный лев решительно двинулся в указанном направлении. Его примеру последовали ещё девять человек, и только бывший пленник остался стоять в одиночестве посреди двора, нерешительно оглядываясь по сторонам. Он явно не представлял, что ему теперь делать.
  - Когда вы поняли, что предстоит нешуточное дело, вы ведь вызвали подкрепление? - спросил Мстиславлев у юного старшины патруля, когда тот догнал его, чтобы показать, какая именно из четырёх машин, стоявших в соседнем дворе, принадлежит страже.
  - Точно, я и представить себе не мог, что всё так удачно обернётся, - парень даже развёл руками, показывая крайнее недоумение от лёгкости своей победы.
  - Угу, угу, - задумчиво промычал себе под нос обездоленный лев, - возможно, это всё объясняет...
  - Что объясняет? - стражник даже остановился и в недоумении посмотрел на силовика.
  - Что встал-то? Времени в обрез! Не отставай! - обернувшись, резко сказал ему Мстиславлев. - Объясняет, то, почему вас ещё не размазали по снегу голошинские молодчики в отместку за своих товарищей. Видимо, они перехватили ваш вызов помощи и сейчас заняты блокированием района.
  - Они могут отрезать нас от подкрепления? - голос Сереброва слегка дрогнул.
  Силовик на это только фыркнул и пробормотал себе под нос:
  - Увидим...
  Группа уже подходила к небольшой стоянке автолётов.
  Старший стражник махнул рукой и все четыре дверцы довольно большого, но вполне обычного без видимых наворотов, темно-синего мерседесовского минивэна раскрылись. Вслед за ними открылся багажник.
  Ожидая, пока подойдут остальные, силовик осмотрелся. Рядом с транспортом начинающих магов стояли машины поменьше. Скорее всего, они принадлежали местным жителям. Мстиславлев подумал, что ради спасения от голошинцев, можно бы их на время позаимствовать.
  - А почему ты не хочешь воспользоваться каким-нибудь из этих авто? Или босс вам такое запрещает?
  - Это, конечно, не поощряется, - как будто смутившись, ответил Серебров, наблюдавший в этот момент за погрузкой в багажник своих убитых товарищей, - но, в крайнем случае, мы могли бы это сделать... - он как-то странно замялся.
  - Ну и? Или сейчас не крайний случай? - обездоленный лев уже начинал злиться.
  - Да, конечно, но... - парень даже покраснел...
  - Всё погрузили, давайте улетать отсюда, - сказал высокий белобрысый стражник в темно-зелёной куртке и черной шапке. Он был чуть постарше своего начальника.
  Кроме них возле автолёта архангеловой стражи сейчас стояли ещё трое: два стражника, помогавших белобрысому грузить тела и Женя. Остальные уже заняли места в машине.
  - Да, конечно, залезайте, - велел им Мстиславлев. - Так почему ты не воспользуешься одной из этих машин, спросил он снова главного стражника.
  Парень ещё немного помялся, но всё же ответил:
  - Ну, они ведь незащищены, - всё ещё краснея, промямлил он, - а у нашей машины магическая броня...
  - Ясно, - догадавшись, в чем дело, сказал силовик. - Залезай. Когда я устроюсь наверху, я сообщу тройным стуком.
  Остальные уже сели в машину.
  Юноша уже собирался захлопнуть дверь, когда обездоленный лев уточнил:
  - Тебя ещё не научили ставить защиту на авто?
  - Нет, я могу, но это будет долго, а времени нет...
  - А защита вашего транспорта, надеюсь, меня прикроет?
  - Да, конечно. Она более широкого радиуса действия...
  - Ну-ну.
  Мстиславлев захлопнул за стражником дверцу автолёта, с помощью липучек закрепил на спине куртки автомат и полез на крышу машины.
  
  * - 'ночное полугодие' в послепеременную эпоху: с последней декады сентября до последней декады марта в северном полушарии и с последней декады марта до последней декады сентября - в южном.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"