Шинкаренко Олег Игоревич: другие произведения.

Обездоленный лев. Роман. Главы 25-28

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Глава 25
  Прежде чем войти в лифт, чья кабина оставалась на крыше, силовик ещё раз осмотрел небо вокруг здания. Поблизости летели два автолёта, но оба явно направлялись не к беглецам, а в другую сторону. Хотя и в них могли находиться голошинцы.
  Обездоленный лев посмотрел на Сердюкова. Тот, как будто почувствовав его взгляд (может, так оно и было на самом деле) обернулся к своим подопечным и махнул рукой, показывая им, чтобы поскорее заходили в лифт, подальше от глаз возможных свидетелей.
  Спуск на нужный этаж прошёл без проблем, так же как и выход из лифта. Выкрашенные теми же белой и бледно-розовой красками, коридоры здания по-прежнему пустовали. Очевидно, всё население дома, или, по крайней мере, большая его часть традиционно бурно отмечали прошедший Новый год, а потому к настоящему моменту ещё не успели прийти в себя и как следует проспаться.
  Маячковый сигнал коммуникатора заработал, как только наёмник покинул лифт и ступил на желто-серый линолеум, покрывавший пол межквартирного коридора.
  Ориентируясь на его сигнал, они с Женей легко нашли дверь нужной квартиры. Здесь брелок спутник-кома был использован уже как электронная отмычка. Замок открылся совершенно бесшумно.
  - Отойди-ка в сторону, - едва слышным шёпотом попросил девушку Мстиславлев, ставя пакет с оружием и бронекомбом на пол рядом с дверью.
  Фомина выполнила его просьбу, отступив на несколько шагов влево (дверь открывалась в правую сторону). Мстиславлев ещё раз прислушался к звукам, доносящимся изнутри, а, вернее, к их полному отсутствию. Затем, он поднял пистолет, нацелив его на пространство за дверью, и слегка согнул ноги, приготовившись отпрыгнуть туда, где стоял пакет.
  Произведя все эти приготовления, он резким движением дёрнул дверь на себя.
  В открывшейся взгляду силовика прихожей было пусто. На полу смирно лежал линолеум голубоватого цвета со странными бессистемными разводами более темного оттенка. Стены покрывали старинные дешёвые обои в мелкий жёлтый цветочек. На стене слева располагалась прибитая гвоздями вешалка и небольшой экран переговорного видеофона. На стене справа ближе к двери висело простое и довольно громоздкое зеркало. Дальше стоял деревянный шкаф, такой же простой как зеркало, без малейшего намёка на отделку или украшательство: две дверцы в главном отделении и ещё одно небольшое независимо открывающееся отделение сверху.
  В прихожей стояла мертвая тишина.
  Переждав несколько секунд, но так и не обнаружив ничего подозрительного, силовик осторожно пододвинулся к порогу квартиры. Затем он медленно заглянул внутрь. Пистолет в его правой руке готов был открыть огонь в любой момент. Левая рука Мстиславлева со спутник-коммом нацелилась на видеофон. Почти незаметные глазу манипуляции большого пальца на брелоке привели к тому, что через несколько секунд над ним возникла голографическая схема размещения электрических проводов и электронных устройств в квартире.
  - Электронных мин нет... - проговорил наёмник и тут же услышал за спиной сдержанный смешок Жени.
  - С такими темпами проверки ты не доберёшься и до зала, когда за нами прилетит очередной транспорт Стражи, - тихим голосом заметила она, когда Лев Мстислав разогнулся и вновь весь оказался в коридоре.
  - А мне спешить некуда. Время идёт. Я обеспечиваю безопасность. Автолёт для Сердюкова уже должен быть на подлёте. Всё хорошо!
  - Но причём тут мины? Ты же сам говорил, что голошинцам крайне невыгодна твоя смерть, пока ты в штатской одежде! Даже если они здесь побывали - зачем им мины-то ставить, а?
  Силовик усмехнулся:
  - Видишь ли, взрыв встроенной в схему электронной мины можно представить как сбой в электросистеме!
  - То есть, как обычную аварию? - уточнила Женя.
  - Угу, - подтвердил её спутник, готовясь к следующему этапу проверки.
  Попросив девушку пока что оставаться на месте и присмотреть за пакетом, Мстиславлев в два не то шага, не то прыжка оказался у двери, ведшей из прихожей в ближайшую комнату. В течение следующий минуты он быстренько обследовал все помещения, составлявшие жилплощадь, и убедился, что кроме него здесь никого нет, а доступ из соседних квартир возможен лишь с применением значительной физической или магической силы. Впрочем, учитывая, что апартаменты принадлежали волшебникам, говорить определённо о количестве магии, необходимом для незаметного, да и вообще любого проникновения в квартиру было крайне затруднительно.
  Обездоленный лев вернулся к дверям.
  - Ну, как там? - спросила Женя.
  - Чисто... то есть, никого и ничего. Хотя нормальной проверки на присутствие 'жучков' я провести, конечно, не могу... Ладно. Заходи. И захвати пакет.
  Девушка вошла в прихожую, и силовик захлопнул входную дверь, предварительно мельком оглядев оба конца наружного коридора.
  - Там никто не появлялся, пока я осматривался внутри?
  - Нет...
  Женя, а за ней и Мстиславлев вошли в единственную комнату конспиративной квартиры. Осмотревшись, они окончательно убедились в крайней скудости и непрезентабельности этого 'владения' архангеловой стражи. На полу комнаты лежало истёртое ковровое покрытие, на котором среди белёсых и серых пятен почти совсем сошедшего от многолетнего употребления ворса едва угадывался рисунок, выполненный в коричнево-зелёной гамме. Стены покрывали бледно-зелёные выцветшие обои не дороже тех, что красовались в прихожей. Возле стен стояли диван, два кресла и стул, обтянутые одинаковой дешёвой материей бледных оттенков голубого и зелёного. Напротив дивана стоял шкаф, явно из того же набора, что и шкаф в прихожей, но несколько больший по размерам.
  Женя, расстегнув шубу, расположилась на диване, а обездоленный лев сразу же вызвал по спутник-кому номер сердюковского коммуникатора. Однако сигнала согласия на установку связи не последовало. Тогда силовик отправил одностороннее сообщение: 'Как дела?'
  Он ждал минуту. Ответ так и не пришёл. Мстиславлев повторил послание и подождал ещё тридцать секунд. Ответа всё также не поступало.
  - Хреново, - пробормотал себе под нос молодой человек, направляясь к окну.
  - Дариан не выходит на связь?
  - Угу, я сейчас кое-что проверю... - сказал обездоленный лев, открывая одну из оконных ставен.
  Оказавшись на сквозняке, Женя встала и отошла к шкафу.
  - Кстати, ты этот шкаф тоже проверил? - спросила она, с едва заметной усмешкой.
  - А, да, конечно, - ответил силовик и, приложив палец к губам, велел девушке помолчать. Несколько секунд он, высунув голову в окно, вслушивался в звуки, доносящиеся с улицы. Затем отодвинулся, прикрыл ставню и отошёл в середину комнаты.
  Увидев, что он достаёт из куртки пистолет, Женя спросила, не услышал, ли он сейчас чего-то подозрительного.
  - В том-то и дело, что нет... - ответил силовик, извлекая из заднего кармана брюк плоскую коробочку. Он нажал небольшую кнопку, и ему на ладонь выпала тонкая палочка с оперением. Убрав коробочку обратно в карман, Мстиславлев вставил палочку в небольшой разъём на стволе пистолета и снова вернулся к окну.
  Фомина наблюдала за действиями своего спутника, но после предыдущего сигнала помолчать, спрашивать не решилась.
  - Это видеофотодротик, - сообщил сам Мстиславлев, вновь распахивая ставню.
  - У тебя в карманах целый склад?
  Силовик усмехнулся:
  - Надо же где-то носить запасные патроны и прочую мелочёвку для пистолета. Без них оружие - всего лишь одноразовая игрушка узкого применения.
  Он вытянул руку с пистолетом наружу, направив ствол прямо вверх. На пистолете что-то шикнуло, и дротик улетел в сторону крыши. Обездоленный лев закрыл ставню и вернулся в кресло. Его коммуникатор уже получил все собранную аппаратурой дротика информацию, и теперь она поступила в распоряжение силовика. Тот не стал создавать голо-экран, а просмотрел всё отснятое на мини-дисплее брелока.
  - Ну что? - Нетерпеливо поинтересовалась Женя.
  - Пусто, - спокойным голосом сообщил ей Мстиславлев, выключая просмотр.
  - Где - пусто?
  - Везде пусто. Все крыши, все прилегающие улицы пусты.
  - Что, совсем? - удивлению девушки не было предела.
  - Ну, несколько пешеходов на улице, конечно, есть. Но это всё были мирные граждане...
  - А ты кого надеялся увидеть?
  - Голошинских боевиков, конечно. Если предположить, что между ними и Сердюковым произошла стычка, и даже допустить такой фантастический вариант, что схватка закончилась очень быстро, совершенно бесшумно и в пользу моих местных коллег, без раненых и убитых точно не обошлось бы.
  - Их могли погрузить в автолёты и увезти, разве нет?
  Силовик покачал головой.
  - Близлежащее небо чистое. Да и следов схватки на нашей крыше тоже нет. А ведь чтобы их убрать - тоже время нужно. Нет, нет. Никакой схватки тут не было!
  - Ты уверен?
  - Абсолютно!
  - А куда девался Сердюков?
  - Не имею понятия, - Мстиславлев пожал плечами.
  - И что всё это, по-твоему, может означать?
  Молодой человек невесело усмехнулся:
  - Продолжение игры...
  - Какой ещё игры?
  - Той, в которую мы играем с момента захвата голошинцами нашего такси, а может с ещё более раннего момента...
  - Что ты хочешь этим сказать?
  - Некто в голошинском руководстве решил не выкидывать меня из Москвы просто так, а провернуть с моей помощью какое-то дельце. Что это за дельце такое и почему этот долбанный кукловод предпринимал в отношении меня столь странные шаги - не имею понятия. Но факт - есть факт: меня пытаются нанизать на верёвочки, чтобы я исполнил некое па, выгодное кукловоду!
  - Я ничего не поняла из того, что ты сказал.
  - Неужели?
  - Конечно...
  Мстиславлев в ответ только пожал плечами.
  - Ладно, и что ты теперь собираешься делать? - спросила Женя.
  - Хм, поразмышляю, пока есть время, попытаюсь установить момент начала игры. Может, это даст хоть какую-то подсказку. Кстати, как тебе такой вариант: игра началась в тот момент, когда мы встретились в ресторане отеля 'Резникофф-палас'?
  Фомина, стоявшая в этот момент у окна, резко дёрнулась в его сторону:
  - Лёня, у тебя из-за всех этих неизвестных опасностей голова плохо работает?
  - Я лишь рассматриваю все возможные варианты!
  - Но это НЕВОЗМОЖНЫЙ вариант!
  - А откуда мне это известно? Только с твоих слов!
  - А ты мне уже не веришь?
  - Извини. Ситуация такая. Во всём приходится сомневаться!
  - Господи! Что за чушь ты говоришь! - всплеснула руками девушка.
  Мстиславлев промолчал, а Женя, так и не дождавшись ответа, вновь отошла к окну.
  Пока его спутница обдумывала сложившуюся ситуацию, обездоленный лев ещё раз обследовал квартирку. Теперь, когда у него внезапно появилось время, он решил поискать 'жучков', используя дополнительные возможности своего коммуникатора. Их было недостаточно, чтобы дать полную гарантию, но кое-какую аппаратуру коммуникатор выявить мог.
  Впрочем, найти ничего не удалось: либо квартира действительно была чиста, либо защита 'жучков' превосходила возможности спутника-М. Если предположить, что квартиру снимали всё-таки стражники, то первый вариант выглядел гораздо реальнее. Так или иначе, ничего не обнаружив, Мстиславлев взял кресло, в котором перед этим сидел и перенёс его к дальней стене комнаты, в угол, из которого он мог контролировать и вход в совмещённую с туалетом ванную комнату, и выход в прихожую.
  Фомина отвернулась от окна:
  - И что ты теперь собираешься делать? Или ты настолько мне не доверяешь, что отныне твои планы будут для меня тайной? - спросила она, видя, что силовик не торопиться отвечать.
  - Нет, ничего особо тайного я делать не собираюсь. Просто свяжусь с человеком, который может нас отсюда вытащить.
  - С кем это?
  - С тем, к которому мы ехали после ледового шоу.
  - Ясно. И исчезновение Сердюкова тебя больше не волнует?
  - Ещё как волнует, беспокоит, настораживает... - сказал Мстиславлев, активируя голосовую запись. - Святоша, приветствую. Вы наверняка знаете, в какую переделку я попал вместе с той девушкой, о которой вы так удачно догадались сегодня утром. Из-за преследований голошинцев мы изрядно помотались по Москве и сейчас находимся в очень сложной ситуации. Сопровождавший нас колдун-стражник исчез. Впрочем, вы наверняка знаете это, - он усмехнулся. - Район, в котором мы оказались, мне, конечно, не знаком, но высылаю вам с этим звуковым письмом фото и видеоматериалы. На них дом, в одной из квартир которого мы сейчас сидим. Надеюсь на скорейшую помощь, - поблизости могут находиться колдуны-заговорщики или голошинцы. До встречи.
  Отправив сообщение, Мстиславлев взглянул на Женю:
  - Если бы меня не беспокоило исчезновение стражника, я бы просто ничего не делал, и ждал, когда он вернётся.
  - А его не могли куда-нибудь срочно вызвать?
  - Нет, конечно. Это просто невозможно. Но, даже случись такое, он предупредил бы нас, что его куда-то вызвали.
  - Да, наверно так... - согласилась девушка. - Ты сказал, что поблизости могут находиться голошинцы? Но ведь на улице пусто. Никаких подозрительных личностей. Ты же сам говорил!
  - В том-то и дело, что быстрое и бесследное исчезновение Дариана свидетельствует о том, что всю эту ситуацию подстроили заранее. В таком случае голошинцы давно уже сидят в засаде и обнаружить их, пока они сами себя не раскроют, могут разве что чародеи.
  - Значит, помощь от твоего Святоши тоже может попасть в засаду?
  - Я предупредил их. Да и вообще Святоша как никак прорицатель...
  - И теперь ты будешь просто ждать помощи?
  - Если мне позволят это сделать...
  В этот момент из межквартирного коридора донёсся громкий топот ног.
  
  Глава 26
  Мстиславлев вскочил с кресла, одновременно левой рукой делая знак девушке сохранять тишину, а правой - доставая пистолет. Сделав два по-кошачьи мягких прыжка, он оказался возле выхода в прихожую. Там он замер и затаив дыхание, стал прислушиваться к происходящему в коридоре. Однако больше никаких звуков оттуда не доносилось. Некоторое время он силился уловить хоть какой-то шорох.
  В коридоре было тихо.
  Однако это ни на секунду не ввело в заблуждение Мстиславлева. Судя по сбивчивому и разнородному звуку, услышанному им недавно, по коридору пробежала целая группа, скорее всего, его коллег из АВЛ. И как бы тихо ни было сейчас за дверью, эти люди никуда не делись. Они стояли там, окружив вход в квартиру, держа оружие направленным на дверь, ожидая приказа выбить её... или сразу же открыть огонь? Исключить полностью второй вариант Мстиславлев всё же не мог. Зато он прекрасно знал алгоритм действий в подобных операциях. И теперь ждал грохота выбиваемой двери, или едва слышного звука, который предшествует открытию огня, или и того, и другого, чтобы отскочить назад вглубь комнаты.
  - Что... - услышал он позади начало жениного вопроса, но тут же поднял вверх указательный палец, веля девушке замолчать. Та не проронила больше ни слова.
  Несколько следующих секунд силовик опасался, что пропустил тот самый единственный жизненно важный звук, и сейчас московские коллеги изрешетят его из автоматов. Но из-за двери по-прежнему не доносилось ни звука.
  'Ну и? Что дальше?' - подумал Мстиславлев.
  Поведение противника вновь и вновь повергало его в недоумение. Все акции, предпринимаемые против него голошинцами, отличались какой-то странной половинчатостью. Вот и сейчас они заблокировали квартиру, но почему-то и пальцем не пошевелили, чтобы попытаться войти в неё, хотя наверняка знали, что он будет для них легчайшей добычей.
  За дверью по-прежнему стояла мертвая тишина. Ни малейшего шороха не доносилось до обострённого слуха Льва Мстислава.
  'А зачем они так сильно топали ногами, пока бежали по коридору?' - вдруг спросил он сам себя.
  Конечно, даже двигайся боевики гораздо тише, он почти наверняка расслышал бы их приближение, но голошинцы постарались известить его о своём прибытии чуть ли не громоподобной поступью. Зачем? Чтобы быть уверенными, что он обратит на них внимание? Ради чего? Самый простой и очевидный ответ состоял в том, это ни что иное, как отвлекающий манёвр, а в это время кто-то тайком крадётся, чтобы зайти суперагенту за спину...
  Мстиславлев едва удержался от смешка. Прекрасный ход, просто прекрасный! Но только для какого-нибудь криминального чтива. Не зря же, в конце концов, он осматривал квартиру, когда только попал сюда. Он точно выяснил, что способов бесшумно проникнуть в неё иначе, чем через входную дверь или окно не существует. А чтобы добраться до окна нужно либо медленно лезть по стене, либо на специальном канате прыгать с крыши. Но ведь и этого пока не происходит!
  И для чего тогда эта демонстрация силы без намёка на её применение?
  - Извини... - осторожно шёпотом произнесла девушка.
  - Да, что? - обернувшись к ней, также шёпотом спросил Мстиславлев.
  - Там за дверью голошинцы?
  'Вот и она их тоже слышала. Как, наверное, весь этаж... какого хрена...' - пронеслось в голове у силовика.
  - Да, я уверен, что это они.
  - И что они делают?
  - Как ни странно - ничего. Замерли и чего ждут.
  - Но ты всё равно уверен, что это они?
  Мстиславлев кивнул.
  - И что ты собираешься делать?
  - Учитывая наше абсолютно безвыходное положение, постараюсь договориться о сдаче.
  Девушка уставилась на него совершенно недоумённым взглядом:
  - Как это?
  - А что мне остаётся? Я тут один. Времени напяливать на себя бронекомб нету. Только услышав любой подозрительный шорох, они тут же ворвутся внутрь, и у меня не будет ни малейшего шанса отбиться! Я уже не говорю о той опасности, которая при этом будет угрожать тебе! А про то, как невыгодно голошинцам убивать меня, пока я в гражданском, мы уже говорили...
  - Ты собираешься начать переговоры?
  - Да попробую... - всё также шёпотом сказал Мстиславлев, вновь поворачиваясь к прихожей.
  - Подожди, - остановила его Женя.
  - Что такое?
  - Ты сказал, что они ведут себя так, как будто снаружи никого нет? - Он кивнул. - Тогда они вряд ли ответят тебе. Ведь не зря же они затаились! Наверняка, у них какой-то план...
  'План... конечно, есть у них какой-то план, чёрт бы их всех побрал', - подумал обездоленный лев.
  - Без плана такие операции не проводятся! - произнёс он вслух.
  - И в чём он может состоять?
  - Очевидно, в том, чтобы обеспечить достижение их главной цели: избавиться от меня тем или иным способом. Но я не понимаю, как они собираются решить эту задачу одной лишь блокировкой квартиры!
  - Может, они просчитали, что, оказавшись здесь без проводника и без знания Москвы, ты обратишься именно к своему знакомому, этому Святоше, и решили как-то этим воспользоваться?
  - Допустим, - разговор продолжался едва слышным шёпотом, - и как, по-твоему, они могут использовать моё обращение к Святоше? - Они ведь как раз пытаются заключить перемирие с ним. Затевать новую стычку в такой ситуации - полное безумие!
  - Но, что если они решили, что их репутация и престиж, о которых я так много наслышалась за сегодняшнее утро, - важнее, а перемирия можно добиться и потом?
  - Убив или захватив меня в плен на глазах у посланцев Святоши? Чушь. Если, как ты говоришь, голошинцы просчитали, к кому я обращусь, оказавшись в столь трудном положении, что, конечно, вполне реально, они уже давно должны были взять эту квартиру штурмом и к данному моменту либо вывезти нас отсюда, либо старательно напяливать на моё бездыханное тело заранее простреленный бронекомб в глупой надежде, что это кого-то обманет. Но они стоят там, за стеной... стоят не шелохнувшись, как фанатики какой-нибудь древней веры в ожидании мессии! - добавил он.
  - Вот именно в ожидании! - едва не закричала Женя. - В ожидании, когда прилетят святошины посланцы и начнётся бой! Конечно же!
  - И что тогда они предпримут, по-твоему? - удивился Мстиславлев.
  - Может, они надеются, что смогут застрелить тебя в этой квартире, как бы шальным выстрелом и будут чисты, по крайней мере, перед гемоглобинщиками! Как тебе такой вариант?
  - Хм, что ж, это вполне реально. Человек без защитной брони, случайное попадание, - да это имеет шанс пройти как отмазка, - задумчиво прошептал он. - И вообще вся здешняя игра слишком сложна и запутанна, так что вампы, возможно, и не будут активно настаивать на отмщении при подобных обстоятельствах...
  - Чтобы избежать 'случайной' смерти, мне кажется, тебе надо воспользоваться бронекомбом.
  - Тогда уж и оружейным арсеналом тоже, - усмехнулся обездоленный лев, тихонько отходя в середину комнаты.
  - Да, конечно. Тем более что, если наша догадка верна - голошинцы не сунутся в квартиру до начала боя со спасателями!
  - Пожалуй... но, думаю, всё же будет лучше мне переодеться в ванной комнате, чтобы уменьшить вероятность подслушивания - сказал силовик, осторожно поднимая пакет с оружием и доспехами.
  - А я пока побуду здесь. Послежу, не предпримут ли чего голошинцы, - заметила Женя.
  Ответом ей был короткий смешок.
  Когда за её спутником закрылась дверь ванной, девушка облегчённо выдохнула.
  'Прекрасно придумано. Вы так хотите повоевать - ладно', - подумал Мстиславлев, раскрывая пакет.
  Запертый в ловушке силовик, понимал, что до крайности ограничен во времени, и потому переодевание происходило в максимально быстром темпе. По его расчётам отряд, посланный Святошей, должен был появиться поблизости с минуты на минуту. Скорее всего, почти сразу после того, как спасатели вступят с бой с встречающими их голошинцами (а насчёт второй засады у него сомнений не было), та группа местных силовиков, что заблокировала эту квартиру, пойдёт на штурм в полной уверенности, что их жертва уже вполне готова встретить свой героический конец в бронекомбе и при полном вооружении. Но какие-то секунды между этими событиями, наверняка, пройдут.
  И нужно попытаться воспользоваться этой временной лазейкой...
  Через несколько минут Мстиславлев вернулся в комнату. Внешний вид его претерпел серьёзные изменения. Бронекомб покрыл его тело единой литой многослойной защитой, так что ни одного шва не было заметно. Вместо туфель на ногах красовались соединённые с остальной частью бронекомба и не уступающие ему по уровню защиты бронемокасины. На предплечьях обеих рук на скользящих держателях специальной наручной сбруи крепились автоматы Грейнджера. На каждом из них уже было установлено по паре мини-ракет. На оружейном поясе и на теле спереди были закреплены пистолеты и деструктор. По бокам и сзади крепились связки гранат и специальная упаковка с дополнительными мини-ракетами. Открытым оставалось только лицо силовика - из-за поднятого забрала.
   Окинув взглядом открывшееся ей зрелище вооружившегося до зубов спутника, девушка поинтересовалась:
  - Ты пойдёшь в атаку первый?
  - Я думаю, мне лучше всё же занять оборонительную позицию, - ответил он.
  - Где? - спросила Женя, с удивлением осматривая квартиру. Она стояла около двери, ведшей в прихожую, и с этого места ей была видна почти вся квартира кроме туалета, конечно.
  На первый взгляд никакой оборонительной позиции занять тут было просто невозможно.
  - Не беспокойся, я всё обдумал и просчитал.
  - Что делать мне?
  - Тебе надо будет просто спрятаться в небольшой нише возле ванны. Этого будет достаточно.
  - Ты уверен?
  - Вполне! - безапелляционно ответил обездоленный лев и подошёл к окну.
  - Там что-то происходит?
  - Сразу несколько машин влетают во двор. Думаю, это 'подвижники'.
  Фомина тоже подошла к окну и выглянула наружу. На её глазах четыре гражданских автолёта почти синхронно приземлились на автостоянке возле дома, в котором они с Мстиславлевым теперь находились.
  Затем из машин выскочило около двух десятков вооружённых людей. Все они направились как раз к этому дому.
  Из подъёзда и окон здания по ним тут же открыли огонь, но, похоже, штурмовики были готовы к такой 'горячей' встрече, поскольку все они без особых затруднений избежали попаданий. Манёвры, которые при этом предприняли почти все участники атаки, а также скорость их реакции, сразу выдали в них турнмэнов.
  - О боже, началось... - вырвалось у Жени.
  Посмотрев на неё, силовик согласился:
  - Да, верно, и скоро вторая группа, видя, что я не спешу наружу, сама перейдёт к активным действиям, - он отошёл от окна и оказался между Женей и дверью ванной.
  Фомина повернулась к нему, и в этот момент в ванной комнате прогремел мощный взрыв, а затем что-то с грохотом рухнуло куда-то вниз.
  Девушка мгновенно побелела как полотно, а её взгляд упёрся в затылок Мстиславлева, который обернулся на звук взрыва.
  - Похоже, я ошибся, - заметил он и, уже направляясь к ванной, велел девушке оставаться на месте.
  Поражённая произошедшим, Женя стояла столбом, даже не думая куда-то идти. Резко распахнув дверь, которая почти чудом осталась на своём месте, силовик зашёл в ванную.
  Он сразу обнаружил место взрыва, и, подойдя поближе, быстренько осмотрел дыру в полу. Взрыв заложенной им несколько минут назад мины дал именно тот результат, на который он и рассчитывал: наибольшие повреждения получил пол вокруг унитаза, из-за чего и произошло обрушение санузла вместе с куском пола, на котором он стоял.
  В мгновение ока оценив открывшуюся картину, Мстиславлев не стал терять время. Он опустил забрало шлема, спрыгнул вниз и, соскочив с образовавшегося на нижнем этаже нагромождения плитки, керамики и бетона, вышиб дверь в комнату.
  Людей, по счастью, в нижней квартире не оказалось. Обстановка здесь в точности повторяла меблирование квартиры сверху, так что никаких неожиданных препятствий на пути беглеца не обнаружилось ни в комнате, ни в прихожей. Одним ударом ноги во входную дверь обездоленный лев преодолел последнее препятствие, отделявшее его от межквартирного коридора. Выскочив туда, он сразу обратил внимание на доносившийся сверху громкий топот множества ног.
  Мстиславлев окинул взглядом коридор. До первой преграды в виде противопожарной панели с дверью, которая отделяла коридор от лестничной площадки и теоретически могла бы на время задержать преследователей, бежать было далековато. К тому же пока он доберётся к ней, голошинцы с других этажей, наверняка, уже успеют спуститься или подняться на этот этаж.
  Мстиславлев решил устроить засаду прямо у входа в квартиру и вжался в стену, справа от выбитой только что входной двери в ожидании первого преследователя, который решит гнаться за ним по наикратчайшему пути.
  
  Глава 27
  Прошло лишь несколько секунд, и из квартиры донесся шум: это голошинцы один за другим прыгали через дыру в потолке, кто-то из них, кажется, оступился и с размаху грохнулся на плитки пола ванной комнаты. Впрочем, южанину было не до того: первый из преследователей в эту самую секунду выскочил из комнаты в прихожую. Видимо, он был уверен, что незваный гость драпает со всех ног по коридору, а потому оказался совершенно не готов к внезапной атаке. Мстиславлев уже державший в правой руке автомат Грейнджера, выставил его в дверной проём и нажал на пуск одной мини-ракеты. Снаряд, со всего маху вонзился в грудь голошинца, а спустя мгновение в квартире прогремел мощный взрыв. Бренные останки боевика взрывная волна разбросала по комнате, а его товарищи, все как один, были сбиты с ног.
  Другая часть взрывной волны пронеслась через прихожую, повалив и обдав жаром стоявшую там мебель, а затем огненный шквал выдохнул из дверей квартиры как воздух изо рта и обжёг пространство на несколько метров вокруг, заодно подпалив дверь противоположной квартиры.
  Мстиславлев сразу после запуска ракеты отскочил назад и откатился метров на десять вправо от двери, через несколько мгновений превратившейся в жерло вулкана.
  Однако не успел ещё полностью схлынуть созданный ракетным взрывом огненный прибой, а наёмник со всех ног уже мчался назад, в квартиру - к контуженным голошинцам. Он хотел опередить их и, не дав времени прийти в себя, нанести решающий удар по этой группе преследователей. Нажимая кнопки на наручной сбруе, он прямо на бегу передвинул держатели грейнджера чуть выше, так что обе его руки теперь были свободны. В мгновение ока проскочив прихожую (поваленная, тлеющая, местами 'прожаренная' до угольной черноты мебель никоим образом не снизила скорость его передвижения), силовик прильнул к обожжённой стене возле входа в комнату. В обеих его руках уже находилось по паре гранат.
  Даже не попытавшись заглянуть внутрь и оценить обстановку, Мстиславлев отточенными, почти шулерскими движениями пальцев активировал первую пару взрывных устройств и запустил их одно за другим в комнату, а затем так же привёл в боевую готовность вторую пару гранат и бросил их вслед за первыми. Спустя мгновение в комнате загремели взрывы. Переждав всего несколько секунд, обездоленный лев бросился вперёд, прямо в пекло.
  Одного взгляда на изменившийся до неузнаваемости интерьер было достаточно, чтобы понять: тут прошёл настоящий огненный смерч. Обои на стенах горели, как и разлетевшиеся по всей комнате обрывки ковра и мебельной обшивки. Щепки от расколотой взрывами мебели валялись там и тут. Некоторые из них тоже горели или просто тлели. Четверых голошинцев, которые в результате ракетной атаки получили лишь лёгкие и средние кантузии, теперь разбросало по всей комнате. Тела их лежали в вывернутых или наоборот скрюченных, но одинаково неестественных позах, сверхпрочные бронекомбы имели теперь изрядное количество прорех. Повсюду виднелись пятна крови.
  Вся эта картина пронеслась перед глазами киевского силовика и была оценена им в мгновение ока. Фоном мелькнула мысль, что маги, прикупив здесь себе квартирку, позаботились укрепить прочность строительных конструкций магией. В противном случае комната, несомненно, получила бы куда большие повреждения после взрыва мини-ракеты и нескольких гранат.
  Не обращая внимания на покалеченных врагов, Мстиславлев бросился к распахнутой двери ванной комнаты - оттуда доносился шум, подсказавший ему, что очередной голошинец пытается спуститься на нижний этаж через дыру на месте унитаза. Один из грейнджеров вновь переместился вниз по правой руке, и пальцы Мстиславлева легли на его панель управления. Перескочив через одно из тел голошинцев и перекувыркнувшись через другое, он наставил автомат на вход в ванную: прямо перед ним восстанавливал равновесие после неудачного приземления ещё один противник. Не теряя даром и мгновения, обездоленный лев нажал на пуск второй закреплённой на стволе автомата мини-ракеты, и в следующую секунду тело его противника уже врезалось во внешнюю стену ванной комнаты, а затем разлетелось в разные стороны, разорванное мощным взрывом. В комнату с ревом хлынула очередная взрывная волна.
  Обездоленный лев вжался в пол. Защитное обмундирование уже давно создавалось с учётом возможности подобных ситуаций. Бронекомб южанина пока не получил ни одного попадания из мощного оружия противника, которое могло бы повредить его охладительную систему, да и эпицентр взрыва был далековато, так что особой опасности этот жар для него не представлял.
  Переждав лишь первый, самый мощный выплеск взрывной волны и наплевав на неизбежность поверхностного повреждения бронекомба под воздействием высоких температур, Мстиславлев вскочил на ноги и бросился в ванную. Закреплённый на левой руке грейнджер скользнул вниз, так что когда наёмник заскочил внутрь, в его руках было уже два автомата. Наверху навстречу ему к дыре тоже кто-то бежал. Оказавшись в ванной комнате, обездоленный лев крутанулся в воздухе и со всего маху шмякнулся спиной на кучу обломков и осколков керамики, бетона и плиток, образовавшуюся после обрушения унитаза из верхней квартиры. Они, конечно, не могли прорвать сверхпрочную ткань, но даже через неё крайне болезненно впились силовику в спину. Впрочем, ему было не до того. Его руки были направлены вверх. Дула автоматов нацелены на дыру в потолке. А в следующее мгновение в воздухе над этой дырой появились одна, две, три... гранаты. Время в голове Мстиславлева внезапно, но резко замедлилось. Он видел как неторопливо, очень неторопливо кувыркаются в воздухе шарики со взрывчаткой, собираясь упасть вниз дабы разорвать на части и его бронезащиту и его самого. Он чувствовал, как на удивление медленно нажимают его пальцы на пусковые кнопки панелей управления обоих автоматов, и как из всех стволов вверх начинают вылетать разнокалиберные пули, создавая сплошную огневую завесу и решетя потолок верхней ванной.
  Такой способ обороны, конечно, отличался крайней авантюрностью, но на этот раз он оказался вполне эффективным: ни одна граната не прошла через огненный шквал все они взорвались, ещё находясь в верхней ванной. Чтобы предотвратить падение взрывчатки вниз, как и предполагал обездоленный лев, оказалось достаточно одного точного попадания. Увидев, как разбухает наверху волна от взрыва одной из гранат, продолжая стрелять вверх, он дёрнулся вправо и откатился в сторону от дыры. Обстрел верхней ванной пришлось прекратить, но Мстиславлев уже расслышал два дополнительных взрыва, произошедших наверху, а потому не ожидал больше неприятных гостинцев.
  Их и не последовало. Зато сверху вниз обрушился шквал огня взрывной волны сразу трёх гранат. Мстиславлев лежал внизу, вновь крепко вжавшись в пол, так что воздействие на него этой волны свелось лишь к 'омовению' всего бронекомба сильнейшим жаром.
  Как только немного 'схлынула' взрывная волна, обездоленный лев, вскочил на ноги и забрался на изрядно оплавленное нагромождение обломков двух унитазов и межэтажной плиты. Грейнджеры вновь отодвинулись на предплечья. Подпрыгнув с возвышения, он ухватился руками за неровные края дыры. Острые выступы прямо через защитную ткань перчаток впились в кожу ладоней, но силовик не обратил на это никакого внимания. То, что он делал сейчас, было самым опасным и рискованным с момента начала боя. Он не сомневался, что пытавшийся забросать его гранатами голошинец - не единственный боевик, которого оставили сторожить верхнюю квартиру. А значит, он сам, его напарник или даже напарники могли в любую минуту ворваться в ванную комнату и...
  Подтянувшись на руках, Мстиславлев закинул на пол верхней квартиры левую ногу и почти без усилий перебросил своё тело через край дыры. Он тут же откатился к внутренней стене ванной, и, вжавшись в неё, замер. Из комнаты не доносилось ни звука. Очевидно, пиротехническое шоу со взрывом сразу трёх гранат, устроенное им, вкупе с легкостью расправы, учинённой над боевиками в нижней квартире, произвели на голошинцев сильное впечатление. Впрочем, им не было никакой нужды атаковать его сейчас же. Гораздо правильнее было подождать с полминуты, пока в нижней квартире появится подкрепление, которое перекроет пути отхода и незваный гость окажется в ловушке.
  Чертыхнувшись, Мстиславлев вскочил на ноги, отцепив от связки ещё одну гранату, он активировал максимально долгий замедлитель взрыва и подбросил её в комнату, а сам тут же отскочил к дырке в полу. Снизу доносился топот ног приближающегося голошинского подкрепления.
  - Ах ты, сука, получай гостинец! - услышал он выкрик из соседней комнаты.
  Лёгкое шипение приближающихся мини-ракет, сообщило Мстиславлеву, что его расчёт оказался верен. Он свесился вниз, держась ногой и двумя руками за края дыры, и тут же услышал топот ног, убегающих из верхней квартиры голошинцев. Одновременно в ванную комнату влетели сразу две мини-ракеты. И в эту же секунду сразу двое голошинцев ввалились в ванную нижней квартиры. Увидев беглеца в столь нелепой позе, они разразились громким хохотом, что, впрочем, не помешало им направить на противника своё оружие.
  Через мгновение в жилой комнате верхней квартиры взорвалась подброшенная южанином граната. Судя по отсутствия вскриков раненых, она не причинала противнику никакого вреда. Но Льву Мстиславу не было до неё никакого дела. Голошинские мини-ракеты приближались к цели сверху, боевики, подошедшие снизу, наводили оружие на раскоряченного противника, повисшего в нелепой позе между этажами.
  Одновременно со взрывом своей гранаты, в тот момент, когда голошинские мини-ракеты были уже заходили на цель, Мстиславлев резко дёрнулся вверх, уходя из-под голошинских пуль, летящих снизу. Он, проскользнул прямо 'под носом' у приближавшихся ракет и вновь оказался на полу ванной в верхней квартире, чуть больше чем в метре от двух смертоносных голошинских устройств. Зависшие над дырой в полу мини-ракеты стали разворачиваться, наводясь на новое местоположение цели, когда автоматная очередь из мстиславлевского грейнджера, вновь спустившегося вниз по его правой руке, полоснула их по задним частям, отсекая двигатели от корпусов ракет. Обездоленный лев уже вскакивал на ноги, когда обездвиженные боезаряды свалились в дыру. Он уже выбегал в дверь ванной, когда внизу прогремел мощнейший взрыв, сотрясший стены здания, и обе ванных комнаты уже в третий раз подряд 'окатила' пылающая взрывная волна.
  Мстиславлев едва не потерял равновесия на полу, заходившем ходуном в разные стороны. Кроме него сейчас в верхней квартире никого не было. Быстро промелькнула мысль про Женю. Вполне возможно, что как раз сейчас она покидала здание, улетая с парковки на крыше. 'Сделала дело, - гуляй смело', с усмешкой подумал силовик, прислоняясь к стене возле выхода в прихожую. Вытянув руку с одним из автоматов, он полоснул очередью по её стенам. Под градом пуль входная дверь квартиры раскололась надвое и обе части её распахнулись наружу так, что ещё несколько пуль полетели в межквартирный коридор.
  Столь бесцеремонный способ открытия дверей, оказался неожиданным для притаившихся снаружи голошинцев. Им пришлось поменять местоположение. Чуткий слух обездоленного льва засёк шорохи их не слишком осторожного передвижения. Получив нужную информацию, обездоленный лев вновь прибег к помощи гранат. В коридоре прогремели взрывы, сопровождаемые двумя воплями ранеными голошинцев. Впрочем, они сохранили боеспособность и сразу после провала своей засады открыли шквальный огонь по входной двери и прихожей.
  - Эй, полоумные идиоты! - заорал им из комнаты Мстиславлев. - Вам мало досталось? Сейчас же прекращайте стрельбу и сматывайтесь, пока я не прикончил вас! Не доводите меня! Считаю до трёх - если не прекратите стрельбу - размажу вас по стенке!
  - Пошёл к чёрту, урод! Недолго тебе осталось! Наши уже рядом и тебе не протянуть и минуты! - завопил один из голошинцев, но интенсивность стрельбы при этом несколько снизилась.
  Мстиславлев внимательно прослушал всё, что имел сообщить ему неизвестный противник. Теперь он точно знал, где расположились оба оставшихся в коридоре боевика. Находившиеся далеко от входной двери раненые голошинцы не могли вести прицельный огонь по прихожей, и он воспользовался этим. Подобравшись к выходу, он бросил ещё две гранаты в ту сторону, откуда несколько секунд назад доносился крик голошинца. После двух новых взрывов стрельба смолкла.
  Обездоленный лев ещё несколько секунд пережидал взрывную волну, когда услышал шорохи из ванной. Видимо, голошинцы внизу очухались, или же к ним уже подошло новое подкрепление, и они опять перешли в атаку. Значит, и ему самое время двигаться вперёд. Конечно, занять хорошую оборонительную позицию в коридоре, нечего было и думать, однако останься он в прихожей - и его неминуемо забросали бы гранатами, или запустили бы в него ещё парочку мини-ракет, от которых он не смог бы увернуться.
  Выглянув за расколотую дверь, он увидел как слева, от лифта, в его сторону бегут около десятка боевиков. На размышление не было и одного мгновения. На левом грейнджере оставались в целости обе мини-ракеты. Свободной правой рукой он нажал на кнопки переключения на обоих снарядах. Мстиславлев выскочил в коридор, и тут же оба самолётных снаряда отделились от пусковых устройств и понеслись к противнику. Поскольку, наёмник переключил взрыватели на сигнал датчика движения, то теперь любое зафиксированное им движение привело бы к взрыву ракет.
  - Попробуйте выстрелить - и они взорвутся! - крикнул голошинцам Мстиславлев.
  Только что собиравшиеся открыть огонь по столь соблазнительно одинокой и почти беззащитной мишени боевики в ужасе замерли, а их непоражённая цель бросилась бегом вслед за своими же ракетами с криком: 'Расступись!'
  Голошинцы повиновались окрику моментально, и секунду спустя перед киевским силовиком образовался коридор из живых, но совершенно неподвижных тел. Половина дела была сделана. Но только половина. Как только ракеты минуют голошинцев, те смогут открыть по нему огонь из всех видов оружия, причем практически в упор. Поэтому, бросившись в погоню за своими ракетами, Мстиславлев тут же принялся за вторую половину дела: отодвинув на плечо и второй автомат, он отцепил от связки ещё две гранаты, и нажал кнопки экстренной разгерметизации зарядов. Таким образом, за считанные мгновения воздух, проникнув внутрь гранаты и вступив в реакцию со взрывчаткой, превратил её в сыпучий порошок. Все дело заняло меньше пяти секунд. За это время обездоленный лев добежал до начала голошинского живого коридора.
  Здесь его встретили выглядывающие из-за прозрачных забрал выпученные от удивления глаза противников. Часть оболочек обеих гранат отделилась при разгерметизации, и теперь они выглядели в руках беглеца как два тёмных яйца со срезанными верхушками, из которых он тут же стал разбрасывать в обе стороны живого коридора порошок. Это вещество легко воспламенялось от любой искры и прожигало поверхность, на которой находилось, на очень большую глубину, а потому использование оружия ближе, чем в нескольких десятках метров от порошка грозило обсыпанным им голошинцам в самом лучшем случае - очень сильными ожогами.
  До дверей, ведших на лифтовую площадку, оставалось совсем немного. Они, конечно, были распахнуты настежь, но вот дальше - траектория полёта должна была привести мстиславлевские мини-ракеты прямо в закрытые двери противоположного коридора. А потому, едва обе они миновали живой голошинский коридор, как составлявшие его боевики стремглав бросились бежать в противоположную сторону, крича выскочившим из дверей стражниковской квартиры соратникам, чтобы те ни в коем случае не стреляли и не пускали ракет. Мстиславлеву с ними было не по пути, но и продолжать бег за двойной летящей смертью он тоже не мог. Впереди оставалась всего одна дверь квартиры - справа по коридору. Никакого другого выхода уже не было. Поэтому силовик резко прыгнул вправо и спиной вышиб входную дверь.
  Прихожая, в которой оказался Мстиславлев, почти не отличалась от двух предыдущих, только на полу лежал потёртый бордово-малиновый коврик, да зеркало на стене было другой формы. Из других помещений квартиры не доносилось ни звука, как будто и эти 'апартаменты' тоже пустовали. Но когда силовик ухватился за шкаф, чтобы подвинуть его к двери, в комнате послышался шорох. Вероятность, что там находятся голошинцы, почти равнялась нулю, но рисковать, поворачиваясь спиной к дверям в комнату, обездоленный лев всё же не стал.
  До взрыва мини-ракет оставались считанные мгновения. Удерживать руками дверь, в которую вот-вот ударит мощная взрывная волна, было бы безумием, а потому, бросив шкаф, и опять спустив вниз по рукам оба автомата, силовик заскочил в комнату. Два старых дивана и три кресла, большой шкаф с облупленной лакировкой, видеоприёмник старой модели, изрядно повытершийся ковер на полу, но ни одного человека. Комната оказалось проходной. В дальней стене её обнаружилась дверь, очевидно, в спальню.
   За спиной прогремел мощный взрыв. Мстиславлев в два прыжка пересёк зал и вжался в стену, разделяющую две комнаты. В тоже время у него за спиной пролетела обугленная и расщеплённая на полосы входная дверь квартиры. Она грохнулась об дверцы комнатного шкафа и окончательно распалась на части.
  Сразу после взрыва Мстиславлеву показалось, что он услышал испуганный вскрик из второй комнаты. Теперь оттуда доносилось едва слышное поскуливание, которое мог издавать и человек, и животное. Дверь в предполагаемую спальню была чуть-чуть приоткрыта. Заглянув в щель, силовик смог разглядеть лишь тёмный ковёр, да край кровати.
  Разыскивать перепуганных жильцов или их домашнего питомца Мстиславлев, конечно же, не стал. Его главная задача сейчас состояла в прорыве к посланцам Святоши - вниз. А потому сразу после того, как по коридору пронеслись первые - самые мощные - взрывные волны, он выскочил во внешний коридор, а затем - на лестничную площадку перед лифтом, точнее перед тем, что осталось от лифтового выхода на этом этаже. Внешнюю обшивку этого сооружения взрывом ракет покорёжило так, что о пользовании им нечего было и думать.
  
  Глава 28
  Не теряя ни секунды, Мстиславлев бросился дальше - к лестнице, уходящей вниз. Спускался он по ней прыжками, перескакивая сразу через две ступени. Его обувь, способная почти полностью скрадывать звуки, издаваемые при осторожном движении, не могла совсем обеззвучить подобный галоп, но в данный момент для обездоленного льва главной была максимальная скорость передвижения. Он не сомневался, что голошинцы в любом случае бросят все имеющиеся резервы на его перехват, ну а то, что их цель находится на лестнице, они выяснили бы достаточно быстро и сами.
  Первая группа 'встречающих' не доставила южанину никаких хлопот. Несколько боевиков, посланных, скорее всего, в качестве подкрепления наверх, стараясь побыстрее добраться на нужный этаж, воспользовались лифтом. При взрыве ракет покорёжило значительную часть лифтового колодца, и их кабина застряла за полтора этажа до цели. Они пытались открыть её дверцы, а также внешние двери лифта, и до некоторой степени преуспели в этом. На свою беду. Пробегая мимо приоткрытых створок, Мстиславлев закинул внутрь гранату. Не успел он сделать и двух прыжков по очередному лестничному пролёту, как рядом грохнул взрыв. Беглеца швырнуло влево и вниз, он кубарем скатился на межэтажную площадку. Из шахты лифта раздавались вопли. Обшивка шахты в нескольких метрах вверху была порвана на отдельные полосы, выгнутые наружу.
  Обездоленный лев уже готов подняться на ноги и бежать дальше, когда ему вдруг показалось, что не все крики долетают именно из разрушенного лифта. Похоже, ещё одну группу голошинцев взрыв застал на лестнице примерно этажом ниже. Вытащив из упаковки ещё две мини-ракеты и приведя их в боевое состояние, он закрепил их в пусковых устройствах левого автомата. Когда он закончил это дело, снизу доносились лишь слабые шорохи. Голошинцы, конечно, знали о его присутствии на лестнице и теперь пытались перехитрить, затаившись и выманив добычу на себя. Между тем, у Мстиславлева по-прежнему не было ни секунды лишнего времени.
  Действовать надо было немедленно, пока противник не выяснил обстановку и не атаковал его первым. Взрыв в лифте, несомненно, задержал верхнюю группу голошинцев, но сейчас они наверняка сообщали нижним, что выше по лестнице нет никого, кроме их главной цели, и они вполне могут пустить в него несколько мини-ракет, не опасаясь попасть в своих.
  Мстиславлев вновь настроил ракеты на взрыв по сигналу датчика движения, дважды нажал на пуск и бросился вниз, вслед за ракетами. Снизу ему навстречу летели сразу три мини-ракеты голошинцев. Он заметил их сквозь дыры в раскуроченной обшивке лифтовой шахты. Затем снизу донёсся топот ног спускающихся подальше от взрыва боевиков.
  В следующую секунду он уже находился на лестничной площадке. Направо и налево уходили межквартирные коридоры. Дверь в ближайший (левый) коридор оказалась открыта. Мстиславлев успел заскочить туда, и в этот момент позади прогремел чудовищный взрыв. Всё здание как будто встряхнулось. Звуки перестрелки 'подвижников' и голошинцев, до того постоянно доносившиеся снизу, утонули в страшном грохоте.
  Мстиславлев успел повернуться лицом к двери, когда мощная взрывная волна сорвала её с петель, впечатала в стоявшего позади человека и протащила обоих почти через весь коридор. К тому моменту, когда огненный шквал схлынул, и силовик вместе со своим импровизированным щитом распластался на полу, дверь полностью обуглилась, и тут же развалилась на куски, - прямо у него в руках. Перчатки, которыми он держался за своё случайное прикрытие, также сильно оплавились, хотя руки беглеца не пострадали.
  Мстиславлев тут же вскочил на ноги и бросился обратно - к лестнице. Прямо через пылающий межквартирный коридор. Охота на него продолжалась, и ничто не могло остановить голошинцев, кроме тотального уничтожения. А, судя по вновь доносившимся снизу звукам перестрелки с 'подвижниками', - до этого было очень далеко.
  Главной проблемой для беглеца теперь стало состояние лестницы. Взрыв сразу пяти мини-ракет не мог не нанести ближайшим лестничным пролётам серьёзного ущерба.
  'Можно ли теперь спуститься по лестнице хотя бы на один или два этажа вниз?' Этот вопрос занимал мысли обездоленного льва пока он бежал к лестничной площадке. Картина жестокого разгрома, представшая перед ним там, впечатляла: стены пол и потолок, а также оба примыкающих к площадке лестничных пролёта покрылись огромным количеством выбоин и трещин. На первый взгляд, стены и перекрытия здесь держались почти чудом. Участка лифтового колодца, ранее находившегося на этом этаже, попросту не существовало.
  Размышлять над тем, куда могли деться обломки конструкции, Мстиславлев не стал. Благодаря взрыву у него появилась небольшая фора - его противники просто не могли атаковать его, не пройдя сначала участок лестницы столь опасный для жизни. А применять здесь что-либо мощнее пуль теперь равнялось самоубийству. Судя по внешнему виду, стены, пол и потолок, могли начать рушиться от взрыва одной гранаты. А лестницы - вообще еле держались. Фору следовало использовать по максимуму, а потому Мстиславлев, не медля ни секунды, бросился вниз.
  Он снова прыгал через две ступени, каждый раз рискуя обвалить под собой лестницу, но скорость для него опять оказалась важнее всего, да и для верхней погони после его прыжков спуск должен был стать ещё опаснее. Безостановочными прыжками он преодолел более двух этажей, когда наверху обвалилась лестница.
  Под грохот падающих обломков и крики летящих вниз людей он спустился до следующего этажа и вжался в стену, прислушиваясь к происходящему выше. Почти тут же сверху на него обрушились клубы белой пыли. Дыхательные фильтры бронекомба защитили его дыхание. И как выяснилось почти тут же - очень удачно предотвратили обнаружение беглеца ещё одной группой боевиков, засевших на этом этаже.
  Старательно вслушиваясь во всё происходящее на верхних пролётах лестницы и на несколько секунд почти перестав дышать, Мстиславлев обнаружил едва слышную возню за дверью, которая вела в очередной межквартирный коридор. Сообразив, что это за звуки, он отделил от связки парочку гранат, и тут же соединил их тончайшей леской, предусмотренной при их создании как раз на этот случай.
  Мстиславлев осторожно закрепил взрывные устройства на двери и на противопожарной панели рядом, так, чтобы при открывании леска выдёргивала чеки из обеих гранат. В это время за дверью голошинские боевики были заняты переговорами со своими незадачливыми коллегами сверху.
  Установив мину, обездоленный лев тихонько пересёк лестничную площадку и продолжил спуск. Верхний пролёт лестницы (как раз над тем, по которому сейчас спускался южанин) выдержал упавшие на него куски бетона, свалившихся сверху людей и не провалился в свою очередь.
  Мстиславлев успел сделать два шага-прыжка, когда голошинские боевики, сидевшие в засаде, наконец, выяснили, что их цель не попала под завал. Они попытались выйти к лестнице и подорвали мину-ловушку. Никто из них, наверняка, не погиб, но сильные ранения и контузии помешали им включиться в погоню за беглецом.
  Несмотря на обширность включённых в операцию по поимке незваного гостя ресурсов, количество голошинцев, находящихся в доме, оказалось не бесконечным. А потому несколько следующих этажей обездоленный лев преодолел без каких-либо приключений и на максимальной скорости.
  Но всё же, какой бы высокой подвижностью не отличался южанин, связь его московских коллег была быстрее.
   Нижние этажи здания, где развернулись боевые действия между голошинцами и 'подвижниками', приближались с каждым лестничным пролётом. Мстиславлев прекрасно понимал это и нисколько не удивился, обнаружив, что снизу ему навстречу поднимается ещё с полдюжины боевиков. Сверху тоже раздавался топот ног - видимо, некоторые участники столкновений на верхних этажах счастливо избежали падения и травм при разрушении повреждённых лестничных пролётов и смогли спуститься ниже, чтобы возобновить погоню.
  Беглец приближался к третьему этажу здания. Нижняя группа перехвата, судя по громкости топота их ног, находилась почти на этаж ниже, а верхняя погоня отставала примерно на два этажа. Проскочив остававшиеся ступеньки, Мстиславлев бросился к дверям правого коридора - в ближайшем, левом, двери не оказалось вовсе. Заскочив в межквартирный коридор и захлопнув за собой дверь, он отделил от одной из связок ещё две пары гранат и сделал сразу две мины-ловушки, установив их точно также как и несколькими этажами выше. На лестничной площадке за дверью раздался топот ног.
  Мстиславлев побежал вглубь коридора. Вероятность того, что преследователи попытаются прорваться внутрь, была крайне мала - они всё же не идиоты, чтобы не обнаружить ловушки, особенно после того, как их соратники несколькими этажами выше уже поплатились за подобную ошибку своим здоровьем. Но всё же полностью исключить возможность такого шага обездоленный лев не мог. Кроме того, придуманный им способ прорыва из дома безопаснее всего было реализовать подальше от места схватки 'подвижников' с голошинцами. Он пробежал примерно две трети коридора и оглянулся. Мины-ловушки оставались на своих местах. Противник на время прекратил преследование.
  'Пора, наконец, выбираться наружу', - решил Мстиславлев, и ударом ноги распахнул дверь ближайшей квартиры справа. Её окна должны были выходить на заднюю сторону этого блока жилого комплекса. Как он и предполагал, квартира пустовала. Сразу после начала боя жильцы с нижних этажей, наверняка, быстренько переместились к соседям наверх - подальше от возможной зоны обстрела. Едва ли не пролетев через прихожую и комнату, он вскочил на сиденье дивана, являвшегося почти точной копией того, что стоял в первой посещённой им квартире этого дома.
  Правая рука обездоленного льва уже потянулась к задвижкам на окне, чтобы открыть их и распахнуть ставни, когда в окно ударили лучи холодного зимнего солнца и в этих лучах на оконном стекле заиграли разноцветными бликами отсветы тончайших контрольных линий, испускаемых стационарными датчиками движения. Мстиславлев замер. Очевидно, голошинцы учли, какой способ бегства будет самым простым для тренированного человека, очутившегося на третьем этаже здания, под стенами которого за зиму намело сугробы изрядной высоты. Стоило беглецу высунуть из окна голову или руку, как система контроля зафиксировала бы движение и отдала приказ поразить обнаруженную цель. Скорее всего, - боевым лазером большой мощности.
  Лев Мстислав соскочил с дивана и оглянулся по сторонам, отыскивая другие возможные ловушки. Квартира, чья обстановка, почти целиком (кроме другого цвета линолеума на полу, да двух картинок, висящих на противоположной стене), повторяла обстановку апартаментов с верхних этажей, была несомненно пуста и не содержала в себе никакой угрозы. У голошинцев просто не могло быть достаточно людей, чтобы рассовать их засадами по всем квартирам, пусть даже и на одном этаже.
  Мстиславлев выбежал обратно в межквартирный коридор и осмотрелся. Его мины-ловушки оставались на месте. Получается, что голошинцы удовлетворились тем, что загнали его на этот этаж, и теперь сосредоточились на отражении атаки 'подвижников', собираясь расправиться с ним позже? А может, они ждут подкрепления? Учитывая потери противника, такая догадка вполне могла соответствовать реальности.
  Обездоленный лев повернулся в обратную сторону и посмотрел в ближайший конец межквартирного коридора. Там тоже находилась дверь. Она наверняка вела в ещё одни жилые апартаменты. И как раз за ней действительно могла находиться засада! Ведь понятно, что беглец не полезет в окно, выходящее на поле боя - слишком велик риск, что спасателям не удастся прикрыть его от огня голошинцев. А значит, у беглеца, в случае, если он обнаружит датчики контроля движения и не попадёт под лучи лазера, будет только один путь отхода - через квартиру, примыкающую к боковой стене здания!
   Мстиславлев не стал задумываться, есть в этой квартире окна, выходящие на нужную ему сторону дома. Вероятность, что таких окон в ней нет, была слишком мала, а времени в распоряжении беглеца - ещё меньше. А потому он достал из упаковки ещё две мини-ракеты, привёл их в боевое состояние, и установил на пусковые устройства праворучного грейнджера. Оба автомата спустились по рукам вниз, чтобы он мог вести огонь одновременно из обоих, используя весь их боевой потенциал. Затем силовик осторожно двинулся к новой цели.
  Прежде чем обездоленный лев дошёл до её дверей, он успел дважды мельком осмотреть остававшуюся позади часть коридора. Мины-ловушки по-прежнему пребывали на своих местах, а коридор пустовал. Наконец, он подкрался ко входу в торцевую квартиру и, напрягая слух, почти минуту пытался расслышать за ней хоть какой-нибудь шорох. Ничего не услышав, он быстро отошёл назад по коридору. Полное отсутствие каких-либо звуков никак не могло гарантировать безопасный вход внутрь. Помимо засады, на двери могли оставить мину-ловушку. Однако на размышление по-прежнему не было времени - оставалось только действовать. Дверь квартиры открывалась внутрь, но прикасаться к её ручке Мстиславлев не собирался. Очередь крупнокалиберных пуль прорезала дверь так, что отделила большую часть полотна от того края, где располагался замок. В глубине квартиры раздался звон бьющегося стекла.
  Вернув на время правый грейнджер наверх, Мстиславлев достал гранату, и, не выдернув из неё чеку, бросил в дверь. Та распахнулась. Тяжёлый шарик взрывного устройства с грохотом упал на линолеум и укатился куда-то влево. Грейнджер вернулся на место. Из квартиры по-прежнему не доносилось ни звука и мини-ракеты, готовые сорваться со спусковых устройств на автомате силовика, остались на своих местах.
  Одним прыжком подскочив к входу в квартиру, обездоленный лев заглянул внутрь. Обширная прихожая, из которой двери вели сразу в три смежных помещения, оказалась пуста - не считая двух узких шкафчиков, небольшого зеркала с тумбой и, разумеется, переговорного видеофона. Один из шкафов был сильно повреждён: боковая стенка проломлена, полуоткрытая дверца висела на одной петле, и как заметил Мстиславлев, полки внутри тоже были разбиты.
  'Немое свидетельство посещения голошинцев', - подумал он.
  Изнутри всё также не доносилось ни звука.
  Вернув грейнджер с левой руки наверх, силовик вытащил из самого маленького кармашка бронекомба брелок спутник-комма. Затем он повторил процедуру проверки электросистемы квартиры, которую недавно уже проделывал несколькими этажами выше. На сей раз, он искал не встроенные в обычные приборы электронные мины, а всевозможные датчики, которые могли посылать минам сигналы о приближении цели. Появившаяся над брелоком голографическая схема, показала полное отсутствие каких-либо дополнительных электроприборов, не относящихся к электросистеме квартиры, впрочем, как и электронных мин.
  Как раз в этот момент Мстиславлеву показалось, что он что-то слышит. То ли сдерживаемый всхлип, то ли - вздох. Звук этот вроде бы донёсся из комнаты слева. Он снова передвинул вниз леворучный грейнджер и вошёл в квартиру.
  Двигаясь крайне осторожно, вглядываясь в пол в ожидании мины-ловушки, обездоленный лев подошёл к зеркалу, находившемуся у входа в левую комнату. Он ещё раз оглянулся на два входа в другие комнаты и выход в межквартирный коридор. Ничего нового силовик не обнаружил. Затем он поднял гранату, остановившуюся возле тумбы, и заглянул за зеркало. Стена там была чистой, на тумбе тоже не нашлось следов минирования.
  Мстиславлев осторожно заглянул в комнату и почти сразу выяснил источник звуков, теперь уже точно оказавшихся всхлипами: у дальней стены в закутке между диваном и небольшим столиком втиснулась миниатюрная девушка в тёмно-синем тренировочном костюме Она сидела, сложившись почти пополам, вжав лицо в коленки и тихонько вздрагивая всем телом. Длинные тёмные волосы, рассыпавшиеся по спине, закрывали и ту часть лица, которая не была втиснута между ног.
   Девушка сейчас явно не была готова давать какие-либо объяснения по поводу произошедшего в квартире. Да Мстиславлев в них и не нуждался. Все и так было ясно: голошинцы и впрямь хотели устроить тут засаду на случай худшего развития событий наверху. Но кто-то из начальства, видимо, решил, что помощь оставленной здесь группы требуется в каком-то другом месте, и отдал соответствующий приказ. Причина, почему об этом не знали боевики, заблокировавшие беглеца на третьем этаже, скорее всего, заключалась в быстром ранении или смерти отдавшего приказ.
  'И всё-таки они проявили должное уважение к моей персоне', - усмехнувшись, подумал Мстиславлев, проходя через комнату к ещё одной двери, соединявшей эту комнату с центральной, которая, очевидно, играла роль гостиной и столовой одновременно. В центре комнаты стоял большой стол, окружённый несколькими вполне добротного качества стульями, на стене слева висел видеоприёмник новой модели. На полу лежал мягкий ковёр с рисунком светлых тонов. И только стены были обклеены традиционно для этого дома - дешёвыми обоями.
  Ещё раз прислушавшись к происходящему в квартире, обездоленный лев окончательно убедился в полном отсутствии своих коллег-силовиков, а потому спокойно направился к окну. Даже если бы кто-то из голошинцев сидел в засаде в третьей комнате, он не смог бы подобраться к позиции, удобной для обстрела совсем бесшумно. Когда Мстиславлев подумал об этом, его сознание кольнул едва заметный сигнал тревоги.
  Однако окно находилось в двух шагах, квартира была почти пуста, а времени в - обрез. Голошинцы в любую секунду могли пойти на штурм заминированного межквартирного коридора, выяснив, что поставленную ранее засаду сняли. Даже простая тишина и отсутствие звуков перестрелки из-за заминированной двери могли привести к штурму, если, конечно, 'подвижники' не заставили противника задействовать в обороне дома все наличные силы.
  Осмотрев пространство за оконным стеклом, и убедившись, что за ним кроме сугробов, снега и морозного январского воздуха ничего нет, Мстиславлев отодвинул задвижку и взялся за ручку ставни, чтобы распахнуть окно.
   В этот самый момент самый краешек зрения отметил движение слева и позади.
  'Девушка? Что ей тут надо?' - начиная оборачиваться, подумал обездоленный лев, и в ту же секунду что-то полоснуло по левому боку его бронекомба. Он ещё даже не успел сообразить, что ткань защитного обмундирования распорота, когда в образовавшееся отверстие вошёл ствол пистолета и упёрся в его ничем не защищённые теперь рёбра.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"